Три руки для Скорпиона (fb2)


Настройки текста:



Андрэ Нортон «Три руки для Скорпиона»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Писано это рукой Тамары, дочери Скорпи, графа Версетского. Ее милосерднейшее величество, королева Шарлитта Алсонийская, повелевает нам описать наши странные и удивительные приключения в Гурлионе, северной стране, которая всегда была для нашего народа вроде шипа под конской попоной для всадника на плохо объезженном коне. Повелительница полагает, что наша история может помочь тем, кто последует за нами, и предостеречь их. Поэтому нас троих наделили в изобилии перьями и бумагой и позволили трудиться в бдительно охраняемой дворцовой библиотеке.

Мы из рода Скорпи. Вряд ли это имя вдохновит бардов и они начнут перебирать струны арфы. Это имя не смазано медом, и его не захочется повторять вновь и вновь. Однако, как говаривала, надменно фыркая, верная служанка нашей матери Дьюти, доброе имя достойно чести.

Мы родились тройней, и, говорят, в ту пору это вызвало немало изумления и разговоров. Нас назвали Тамара, Сабина и Друсилла — в честь двух гранд-дам и нашей двоюродной бабки, влиятельных женщин того времени.

Следует также отметить, что мы родились в день Эрсуэйской битвы, в которой наш отец и повелитель Десмонд Скорпи сыграл героическую роль. Об этом эпизоде все дети Алсонии узнают от своих учителей истории, если таковые у них имеются.

Та схватка имела целью усмирить гурлионцев, народ Севера, и верно — ненадолго они притихли. Притихли, но сами в это время перевооружались и собирали дрова для сторожевых костров вдоль границы. Стоит ли говорить, что наши приграничные дозорные, издревле привычные к набегам гурлионцев, также были начеку.

Спорные участки границы были упомянуты в не слишком четко прописанном документе, именуемом «Пограничным законом». Соблюдение пунктов закона обязаны были осуществлять смотрители, назначенные нашим владыкой, Лайбертом II, а также королем Гурлиона Лотаром. Эти правители отвечали за защиту своих соотечественников, а также за предотвращение набегов с Севера и Юга.

Однако эти старания были подобны попыткам сдержать горный поток песчаной плотиной. Процветал подкуп, а стоило вождю гурлионского клана или алчному алсонийскому барону увидеть малейшую возможность украсть скот, лошадей и всякое добро у заграничного соседа, происходили набеги. Такой разбой творился много лет, и ни с той ни с другой стороны не было достаточно могущественного правителя, который положил бы конец этому безобразию.

Миновало шесть лет после битвы, и король Лотар внезапно умер. Это случилось после пиршества, затеянного в честь иноземных купцов, которых Лотар мечтал уговорить торговать с Гурлионом. Прямым наследником короля был Геррит, мальчик всего семи лет от роду. Безвременная кончина короля породила кровавые распри между кланами. Они дрались за то, какой из них имеет право на опеку юного короля. Эта короткая война завершилась исчезновением Геррита. Многие думали, что он стал жертвой Мервенов или Рагнеллов, другие говорили, что его похитили враги, увезли на юг и тайно держат там в плену.

Однако костры призыва не были зажжены, и, хотя южане собрали войско, воины оставались по нашу сторону границы до тех пор, пока полководец мог их прокормить. Когда же припасы кончились, войско было распущено. Никто из воинов так и не обнажил меча.

Может показаться, что мы, три сестры, слишком пространно излагаем исторические события, которые почти наверняка хорошо известны читающему, по в этом прошлом лежат корни нашей собственной истории.

Мы, женщины из рода Скорпи, наделены неким даром. Дар — это что-то вроде большого мешка с деньгами, в котором лежат монеты различного достоинства, но все это — подарки богов Света, означающие, что через наделенного даром проходит божественная сила. Мы получили дар от нашей матери, происходящей из побочной линии рода Скорпи. В раннем возрасте, под бдительным присмотром матери и ворожеи Дьюти, приставленной к нам в качестве няньки, мы были обучены использованию целебных трав и оттачиванию дарованных нам искусств. Мы, сестры, делили друг с другом не только кровь и одинаковую внешность, но также и мысли, поэтому, когда это было необходимо, мы могли общаться безмолвно, словно имели один общий разум на троих. И теперь, когда нам пошел восемнадцатый год, порой похоже, будто мы втроем мыслим и действуем как одна.

Рассказывать о нашем детстве почти нечего. Хотя мы перенесли немало хворей, наша матушка была весьма искусна в целительстве и быстро избавляла нас от болезней.

Что сказать о нашем поведении? Мы вели себя дерзко, то стеснялись, то были упрямы — как все дети нашего возраста, Меньше всего наша матушка поощряла капризы и хмыканье. Она была строгой, но при этом всегда справедливой и любящей — и эти ее добродетели мы чувствовали и высоко ценили, даже будучи совсем малютками.

Внешне мы походим друг на друга, как полагается близнецам-тройняшкам. Мы довольно рано поняли, что наше внешнее сходство можно ловко использовать, чтобы обманывать других обитателей дома, кроме отца, матушки и Дьюти. С ними мы таких фокусов никогда не проделывали. Хотя и не очень приятно об этом рассказывать, мы обязаны упомянуть об этой нашей способности подменять друг дружку при необходимости, ибо это сыграло большую роль в наших грядущих приключениях.

Цвет волос у нас отцовский. При обычном освещении, в зале замка, наши волосы кажутся очень темными, почти черными, но на ярком солнце видно, что в наших волосах черные пряди чередуются с огненно-рыжими. Пышные волосы обрамляют наши лица с кожей цвета слоновой кости, а глаза у нас зеленые, как у нашей матушки.

В Гроспере обитало не так много людей нашего круга; чаще всего такие люди являлись только с визитами, и всегда ненадолго. Поскольку мы мало с кем имели возможность себя сравнить, мы, пожалуй, были слишком высокого мнения о собственных персонах. Однако во время наших приключений каждой из нас не раз довелось горько разочароваться в себе.

Наш отец, на долю которого выпали нелегкие испытания, поскольку повелитель назначил его верховным смотрителем и ему приходилось иметь дело с дерзкими соседями, владел замком, который был гораздо меньше того, что полагался ему по чину. На протяжении года он то и дело переезжал из одной крепости в другую, за исключением тех месяцев, когда отмечалась смена года и середина зимы.

Не имея сына, который, как говорится в крестьянской поговорке, «прикрывал бы его спину», отец придал нашему обучению новые черты, как только мы прибыли в замок Гроспер девяти лет от роду. Он был прекрасным наездником и нас обучил верховой езде, ибо такое умение отнюдь не лишнее в наших краях, где так мало дорог, да и те правильнее назвать тропками. Кроме того, мы научились владеть самыми распространенными видами оружия. Время от времени мы бунтовали против отцовской муштры.

«Почему, — думали мы все трое, — мы должны так немилосердно истязать себя, упражняясь с мечом или мушкетом, когда наш дар может сослужить нам славную службу в схватке с любым соперником?»

Однако отец сурово отчитывал нас, если мы, упражняясь с оружием, пытались прибегнуть к своему дару. Он знал: гурлионцы истово ненавидят то, что именуют черным ремеслом, поэтому лучше, чтобы никто из членов северных кланов не догадывался о нашем умении колдовать. Среди северян ходили слухи, что почти все южане искусны в черном ремесле. Даже намек на графа Версетского и его семейство, родню ее милосерднейшего величества, был чреват большими бедами.

После поражения гурлионцев при Эрсуэе, когда северяне были вынуждены слушаться приказов южан, появился один странный, наделенный необычайной притягательностью человек, которого гурлионцы сочли могущественным святым. Он спустился с Иакинских гор, куда почти не ступала нога людей, обитавших в низинах. У него появились последователи среди простолюдинов, вождей кланов и королевских придворных. Все они прислушивались к нему и вскоре стали насаждать его учение.

Исчезнувшего (или похищенного) мальчика-короля заменили другим ребенком — Арвором из клана Мервенов. В ту пору, о которой пойдет наш рассказ, Арвор уже стал взрослым и, как правитель, мог противостоять набегам иноземных захватчиков, но он все еще явно повиновался приказам Йората из клана Мервенов, и, скорее всего, так должно было остаться всегда. Как бы то ни было, юный король стал привечать новоявленного жреца при дворе и сам появлялся на всех публичных церемониях, устраиваемых Избранными.

Вот какие события произошли до десятого дня месяца Нона шестого года Горгаста, когда наш мир тряхнуло, а потом тряхнуло опять — так добрая хозяйка встряхивает свежевыстиранную скатерть, чтобы та быстрее высохла. В тот день после полудня мы сидели между огромным, похожим на пещеру камином, в котором еще не погасли угли, и окном. Окно не было закрыто, чтобы в комнату понемногу проникал свежий вечерний воздух. Мы вместе работали над новой вышивкой, а это требовало большой сосредоточенности.

Хотя между нами существует глубокое единство, каждая наделена особым талантом. Бина лучше всех нас обращается с целебными травами и в своих познаниях превосходит многих, кто ее старше. Мне ничто не доставляет большей радости, чем хорошая охота, когда подо мной добрый конь, рядом с конем бежит гончая с острым чутьем, а в моей руке — славное оружие. Силла же необычайно хороша в вышивании. Стоит ей приглядеться к канве — и она сразу находит место, куда воткнуть иголку, чтобы получился красивый рисунок.

В тот день мы трудились над одним из рисунков, подготовленных Силлой. Канва было туго натянута на раме. Рядом лежала подушечка, утыканная иглами с вдетыми нитками.

— Этот рисунок, — отметила Бина в поисках иглы с шерстью нужного цвета, — сильно отличается от прежних, Силла, — Она не сразу воткнула иглу в канву, но, нахмурив брови, стала разглядывать уже сделанный ею небольшой участок вышивки, — Разве это вправду башня Рафта? Разве отец описывал ее такой? В ней есть кое-что… — Бина провела пальцем по краю прорисованной зубчатой стены, — что тревожит меня.

Я сидела рядом с Биной. Моя игла была готова к работе, но я не стала делать очередной стежок. Я тоже рассматривала участок рисунка, расположенный ближе к моему краю рамы.

— Гмм… — задумчиво протянула я, — что именно мы здесь видим перед собой?

Я провела кончиком иглы по участку извилистой линии.

Силла повернула голову и стала смотреть на угли в камине.

— Мне приснился сон, — ответила она, немного помолчав, — и рисунок, который я видела во сне, не потускнел после пробуждения. У меня возникло… искушение. Чувство было такое, будто я должна как можно скорее воплотить этот рисунок в вышивку.

Бина попыталась прикоснуться к моему сознанию и сознанию Силлы, но обнаружила, что мы закрыты для нее. Она, как и я, легонько постукивая рукой по раме, пристально уставилась на Силлу.

— Ты это показывала кому-нибудь еще?

Силла, как правило, делала набросок на бумаге, прежде чем разметить рисунок на канве и подготовить раму, и всегда показывала нашей матушке, чтобы та одобрила ее работу.

— Ты тоже чувствуешь это, сестрица? — негромко отозвалась Силла, отвела взгляд и стала смотреть на рисунок.

Свет нескольких ламп над нами вдруг словно бы немного потускнел. Бина воткнула иглу в ткань и прикоснулась кончиками пальцев к небольшому участку, который я уже успела вышить. Она не призвала нас к единению, но в это мгновение мы открыли наши сознания друг для друга. Силла отшатнулась от вышивки.

— Что… что это? — проговорила она дрожащим голосом и таким тоном, будто приподняла камень в саду и увидела под ним нечто отвратительное.

Я встала.

«Я бы сказала, — мелькнула у меня мысль, — что здесь присутствует нечто, с чем нам неразумно иметь дело. И чем внимательнее мы вглядываемся, тем ближе это к нам».

«Проявление Силы? Это забота матушки!» — мысленно заявила Бина.

«Нет!» — дружно отозвались мы с Силлой.

«Либо, — предположила Силла, — возможно, это так и есть, но до этого еще не дошло».

Она наклонилась, чтобы выдернуть иглу из канвы, и мы последовали ее примеру — вынули иглы и воткнули в подушечку. Стараясь не прикасаться к рисунку, мы осторожно сняли канву с рамы, и Силла скомкала ткань. В этот самый момент дверь комнаты неожиданно открылась.

Вошла наша матушка — единственная, кто мог входить во все покои без стука. Мы приветствовали ее реверансом. Переступив порог, матушка сделала всего два шага и резко остановилась, запрокинула голову и принюхалась. Казалось, она уловила какой-то запах — чужой и пугающий.

Мы знали, что дар матушки значительно сильнее дара любой из нас, и нам стало не по себе. Матушка прищурилась и решительно шагнула к нам. Я поспешила убрать раму с ее пути. С каждым шагом морщинка между бровями матушки залегала все глубже.

Матушка протянула руку к брошенной Силлой на пол скомканной канве и пошевелила пальцами. Ткань невесомо поднялась в воздух, дрогнула и развернулась. Она парила в воздухе, и нам стал ясно виден необычный рисунок. Наша матушка на миг задержала взгляд на помятой канве и перевела взгляд на нас, а точнее — на Силлу.

— Это твой рисунок, дерзкая девчонка?

Силла, горделиво запрокинув голову, смело посмотрела на матушку.

— Он мне приснился, а когда я проснулась, он не пожелал покинуть мой разум.

Рука нашей матушки, могущественной волшебницы, взметнулась и легла на плечо Силлы.

— Ты — играешь — с — опасными — вещами!

Произнося каждое слово, она хорошенько встряхивала Силлу.

— Теперь я это понимаю, — еле слышно и жалобно ответила наша сестра. Мы шагнули к ней в непроизвольном порыве, желая защитить, но матушка уже отпустила ее.

— Ты должна отречься от своего рисунка, Силла, ибо в каком-то смысле ты попыталась породить Тьму.

Ткань все еще парила в воздухе. Наша сестра шагнула вперед и сплюнула капельку слюны. Капелька попала на участок рисунка, вышитый яркой шерстью. Мы последовали примеру Силлы и символически отреклись от дурного деяния.

«Изыди! — произнесли мы в унисон. — Наши руки не дадут тебе ожить. Во имя Великой, мы отрицаем тебя!»

— Следует ли нам отправить эту вещь в огонь? — спросила Силла после того, как мы плюнули на вышивку и произнесли подобающие слова.

Наша матушка снова взглянула на парящую в воздухе ткань.

— Каковы были твои намерения? — спросила она медленно, словно пыталась собраться с мыслями. — Как бы ты поступила с этой вышивкой, когда она была бы завершена, когда бы ты воплотила в жизнь то, что было тобою замыслено?

— Я собиралась повесить этот гобелен в Зале Собраний.

— Вот как, — кивнула матушка. — Эта мысль также явилась тебе во сне?

Силла довольно долго молчала, и мы ощутили ее нежданное изумление.

— Нет! А впрочем, пожалуй, что так.

Матушка резко хлопнула в ладоши. Ткань снова свернулась в комок, набросок пугающего рисунка скрылся из глаз. Скомканная ткань упала на пол, и в это же мгновение кто-то тихо поскребся в дверь.

Услышав этот звук, матушка крикнула:

— Входи, Дьюти! Тут как раз дело для тебя.

Из-за медленно приоткрывающейся двери появилась голова в чепчике. Сухонькая, в своем извечном сером, как мышиная шкурка, платье, Дьюти была напряжена, будто высохший осенью стебелек. Она тоже явно что-то почувствовала. Она посмотрела на матушку и перевела взгляд на лежавшую на полу скомканную вышивку.

Ворожея щелкнула пальцами с таким видом, будто подзывала одну из ищеек нашего отца, и комок ткани повел себя в точности как послушная собака: он приподнялся и направился к Дьюти. Дьюти повернулась к двери, а комок последовал за ней и выкатился в коридор.

— Более эта вещь нас не потревожит, — сказала наша матушка. — В подобных случаях не стоит полагаться только на огонь. Похоже, дочери мои, вам пока недостает благоразумия и предусмотрительности. Но не будем долее об этом, нам надо поговорить о другом.

Она вытащила маленький квадратик бумаги из-за корсажа.

— К нам едут гости, и прибудут они очень скоро.

Мы сумели услышать тревогу в голосе матушки.

— На призыв вашего отца о всеобщем примирении, — продолжала матушка, — наконец откликнулся гурлионский лорд Старкаддер. Через три дня он и его свита прибудут сюда и проведут здесь два дня, а затем мы вместе с ним отправимся в Лосстрейт, где встретимся с другими кланами и оговорим условия перемирия.

— И быть может, проедемся на паре-тройке лошадей, — заметила я. — Хотя называть этих приграничных пони лошадьми — оскорбление благородных животных.

— Смотрите держите подобные слова и мысли при себе! — резко проговорила матушка. — То, что вы умеете держаться в седле не хуже любого мужчины, еще ничего не значит; девушки из благородных кланов не должны похваляться своими успехами в верховой езде…

— Не должны, это верно, — вмешалась Силла, — потому что мужчины не допустят честного состязания.

Она расправила подол платья, прикоснулась кончиками пальцев к подбородку и изобразила кокетливую улыбку.

Хотя между мужчинами и женщинами в кланах существовало равенство, семейства, претендовавшие на наследование престола, на людях вели себя, соблюдая особые манеры. Мы знали, что одно дело — как ты ведешь себя среди своих и совсем иное — в присутствии посторонних. Дамы из родовитых кланов одевались в платья, расшитые лентами и кружевами, обмахивались веерами и носили украшения из добытых в горах каменьев не слишком тонкой огранки, оправленных в золото и серебро. Мы, любившие верховую езду, предпочитали носить широкие юбки, превращенные в штаны, и это вызывало у добропорядочных дам отвращение, а их напыщенные манеры вызывали усмешки у нас. Мы побывали в северных замках с квадратными башнями и при алсонийском королевском дворе и пришли к заключению, что служанки нашей милосердной королевы более утонченны и умны, чем многие из заносчивых гранд-дам в Гурлионе.

Матушка одарила нас строгим взором, и мы, поняв, что вновь перешли границы дозволенного, присмирели и дружно сделали реверанс. Матушка не стала отчитывать нас. Она заговорила о других делах.

— Ты, — сказала она Силле, — пойдешь в кладовую и возьмешь там одну из подушечек с сушеным хмелем, изготовленных Биной. Клади эту подушечку в изголовье своей постели, пока я не скажу, что это более не нужно. Думаю, это поможет тебе спать без сновидений. Хватит с нас и других тревог.

Матушка пошла к двери. Подол ее шелкового платья цвета темного вина негромко шуршал.

«О каких „других тревогах“ она говорит?» — коснулся моего сознания и сознания Бины мысленный вопрос Силлы.

— Быть может, отец рассказал ей больше новостей, чем она нам, — ответила я вслух, а Бина добавила:

— Не может ли быть так, что на границе снова начнутся столкновения?

ГЛАВА ВТОРАЯ

ТАМАРА

Наша матушка была известна как превосходная домоправительница. Мы, конечно, сильно ей уступали, однако она сумела обучить нас и наших служанок делать все, что в наших силах, чтобы создать уют для гостей и оказать им любезность. Поэтому последующие два дня мы были очень заняты.

Большую уборку в той части замка Гроспер, которая служила для размещения гостей, этой весной затеяли на несколько недель раньше обычного. Сложенные в стопки простыни, пахнущие лавандой и лепестками роз, встряхнули и застелили ими большие кровати с балдахинами. Пауков, которым удалось пережить холодную зиму, безжалостно изгнали, на полы положили толстые ковры.

Мы помогали горничной Луси приводить в порядок самые большие покои, отведенные лорду Старкаддеру, когда вошла Дьюти с корзинкой.

— Под подушки, — распорядилась Дьюти.

Она не любила лишних слов. Поставив корзинку на резной комод, Дьюти быстро проверила, хорошо ли мы застелили постель, ткнула пальцем в складочки на вышитом покрывале и ушла.

Ближе всех к корзинке стояла Бина. Она наклонилась и рассмотрела ее содержимое.

— Лаванда и хмель, — сообщила она. — Похоже, мы желаем нашему гостю крепкого сна. — Она наклонилась и принюхалась снова. — Что-то еще? — немного озадаченно проговорила она и протянула корзинку с пучками трав мне.

Я принюхивалась намного дольше, но покачала головой и передала корзинку Силле.

Но наша третья сестра ничего не смогла добавить.

— Есть еще какой-то аромат, ловко замаскированный хмелем. Но какой — не пойму. Луси, — позвала Силла горничную, взбивавшую пышные, чуть ли не выше ее роста подушки, — а ты что скажешь?

Луси прижала корзинку к груди и несколько раз шумно втянула ноздрями воздух.

— Не могу сказать, миледи, но никакого вреда не будет, уж это точно. Путь у этих гурлионцев долгий, и хозяйка хочет, чтобы они хорошо отдохнули.

В каждой комнате, какую мы приводили в порядок, под подушки был положен пучок трав, перевязанный ленточкой, — как велела Дьюти.

Нам было сказано, что на закате приезжает не только сам вождь Старкаддер, но что его будет сопровождать второй из его сыновей, а также трое высокопоставленных родственников, их сквайры и целая свита воинов и слуг. Размещением воинов должен был заняться бейлиф. Кроме того, ехали к нам и люди короля, и стало известно, что среди них будет некто, про кого наш отец сказал, что это не воин, а королевский наблюдатель. Этому человеку следовало предоставить богатые покои, но пока мы не знали ни его имени, ни чина.

Мы успели почти закончить свою работу, когда прибыл предварявший гостей сквайр отца Рогер Хельмнский и нас позвали в комнату матушки на верхнем этаже замка, чтобы мы все послушали, какие вести привез сквайр.

Рогер был серьезным молодым человеком, исключительно старательно исполняющим свою службу. Из-за своей редкостной серьезности он вел себя скованно с женщинами. Мы полагали, что он побаивается нашего отца, на самом же деле он испытывал истинный страх, когда должен был встречаться с матушкой.

— Тот, кто прислан от королевского двора — проговорил Рогер, повинуясь жесту матушки, — на самом деле не человек короля. Его прислали Избранные.

Сквайр растерялся, и наша матушка решила помочь ему:

— Стало быть, наш гость — один из новых проповедников?

— Именно так, миледи.

— Прежде никто из них не бывал на Юге. Каков он?

— Это мужчина средних лет, миледи, серьезный, и он одет весьма скромно, как слуга. Своими манерами он не похож на вельможу и говорит очень мало. У него всегда при себе молитвенник в металлическом переплете, и он то что-то бормочет, то что-то читает из этого молитвенника. Пока мы находились в Хэмлистеде, он проводил службы на рассвете и на закате, но неверующих на эти службы не звал и не пускал.

— Странно, — заметила наша матушка. — Если он хочет обращать других в свою веру, разве не следует ему прежде всего привечать и знакомить со своим учением тех, кто с ним еще не знаком?

— Миледи, кто же может угадать, что на уме у такого человека? На пути сюда, — проговорил сквайр дрогнувшим голосом, — он ударил плетью крестьянскую девушку только за то, что она не слишком быстро уступила ему дорогу. Ударил, а еще он кричал, что она будет проклята за то, что смазлива и тем ввергает в пучину греховного соблазна невинных мужчин.

— Что?! — Матушка порывисто поднялась.

Рогер поспешил унять гнев нашей матушки хотя бы ради того, чтобы отвести его от себя.

— Милорд подскакал к нему, вырвал у него плеть, сломал и крикнул, что мужчина не смеет бить женщину, и велел ему следить за своими манерами. А затем лорд Версет велел Элину Лонгбоу ехать рядом с ним, и мы продолжили путь.

Тут Рогер умолк, и мы почувствовали, что он растерян. Похоже, он не решался сообщить другие вести. Но вот он затараторил поспешно, словно боялся, что его прервут:

— Миледи, до нас дошли слухи о том, что при дворе происходит нечто странное. Там творятся непонятные перемены, и эти перемены затронули высшие кланы. Дамам отказано в том, что подобает им по чину; их усаживают за отдельные столы, им подают самую простую еду. Некоторых наследниц лишили права наследования, эти права переданы мужчинам из их кланов, и… — Рогер облизнул пересохшие губы, — мужчины из кланов берут к себе на ложе любых девушек, которые ниже их по роду, и не слушают никаких возражений.

Он покраснел и потупился.

Однако матушка ответила сдержанно:

— Благодарю тебя, Рогер, за это предупреждение, ибо эти вести говорят о больших бедах. Что же, в клане Старкаддера люди придерживаются этих новых верований?

— Об этом я не могу судить, миледи. Но милорд тайком сказал мне, что я должен передать вам эти вести.

Матушка кивнула и изящным жестом разрешила сквайру уйти. Как только за ним закрылась дверь, матушка посмотрела на нас.

— Что может крыться за этим? — спросила я.

— Можно только гадать, — сказала матушка. — Пока мы не поймем, что к чему, будьте любезны помалкивать, когда приедут гости. Ваш отец полгода трудился, дабы созвать этих людей для заключения перемирия. Ничто не должно помешать этой встрече, ибо сейчас достаточно одной искры, чтобы вспыхнул пожар.

Завершив приготовления к приему гостей, мы поспешили в свои покои, где нас поджидали Луси и Ханна. На широкой кровати были разложены наши парадные платья, а за ширмой стояла ванна и несколько ведер с горячей водой. Судя по всему, Старкаддера ожидал прием с самыми высокими почестями, потому что платья были те самые, в которых мы год назад ездили к нашему королю. Рядом с платьями стояла открытая шкатулка с драгоценностями.

А у нас было такое чувство, что нам надо наряжаться не в шелка и атлас, а в стальные доспехи. Вести, которые принес Рогер, оставили нехороший осадок. Этот странный жрец, неслыханное новое отношение к женщинам…

— Возможно, гурлионские женщины отчасти сами открыли путь к этим переменам, — заметила я. — Они, похоже, всегда старались польстить своим мужчинам, кривлялись перед ними.

— Верно. — Бина расправила отороченную кружевом нижнюю юбку. Луси стояла рядом, готовая подать ей следующую, — Однако это были любовные игры, и это понимали и мужчины, и женщины. Но если Рогер прав, дело зашло намного дальше игр. Да, Ханна, — отвлеклась Бина от разговора со мной, чтобы дать распоряжение служанке, — мне понадобится только серебряная шейная цепочка и сережки. Так и быть, мы появимся перед гостями в атласных платьях, но не более того.

Платья были сшиты одинаково — по моде, принятой в прошлом году при нашем дворе. За это время фасон мог устареть. Но хотя платья имели одинаковый покрой, они отличались по цвету. У меня — темно-бордовое, с открытыми плечами и корсажем, отороченным широкими кружевами работы мастериц, которые обшивали саму королеву. Бина стояла перед высоким зеркалом и, медленно поворачиваясь, осматривала свой наряд. Ткань ее атласного платья меняла цвет от розового к серебристо-серому. Силла выбрала ярко-синее платье.

Наконец ловкими руками Ханны и Луси были застегнуты шейные цепочки, заколоты последние шпильки в мои волосы и в волосы моих сестер, и они легли тремя темными волнами. Щелкнули замочки на браслетах, скользнули на пальцы массивные перстни. Завершив туалет, мы присели друг перед другом в учтивом реверансе и поблагодарили служанок за помощь.

Ханна ушла, посмеиваясь над одним из высказываний Силлы, а Луси растерялась, но все же решилась заговорить.

— Госпожа, — проговорила она, взяв веер и протянув его Бине, — что за люди в этом клане, которые едут к вам погостить?

Мы все сразу заметили, как странно звучит голос Луси, но первой отозвалась Силла.

— Это гурлионцы из благородного клана, Луси. Если они пожелают, то могут часто появляться при гурлионском дворе. Некоторые их обычаи могут отличаться от наших, но не слишком сильно. Многие из них — правда, пожалуй, не такие высокородные особы — за многие годы бывали здесь не раз. Ты их видела. Почему же ты думаешь, что эти чем-то могут отличаться?

Щеки Луси порозовели, она потупилась.

— Два месяца назад, леди Силла, приходил торговец, разносчик. Он бывал в Снарлихоу, и он рассказывал, что тамошний лорд порой велит водить женщин по улицам и хлестать плетью.

— Кто бы ни был этот лорд из Снарлихоу, — сердито проговорила я, — здесь правит не он! Луси, торговцы разносят не только свой товар, но и сплетни. А ты служишь только нам, поэтому можешь оставаться в башне, в этих покоях, пока не решишь, что тебе нечего бояться. А теперь нам пора…

Мы спускались по винтовой лестнице. Я остановилась.

«Что же на самом деле стряслось в Гурлионе?» — мысленно вопросила я.

«Нужно рассказать матушке то, о чем говорила Луси, — отозвалась Бина. — Гурлионцы обожают крепкий эль, и к тому же на пиршестве наверняка будет подано вино. Думаю, девушки не должны прислуживать за столом».

Мы дружно кивнули. По обычаю, все женщины, обитающие в замке, к концу пира удалялись, оставляя мужчин бражничать. Наш отец был трезвенником, как и большинство мужчин в этом замке, но гурлионцы, ведущие суровую жизнь, связанную с дальними походами, были совсем иными.

Спустившись к подножию лестницы, мы услышали гулкий барабанный бой и звук фанфар. Это означало, что наших гостей заметили со сторожевой башни. Прихватив руками подолы платьев, мы ускорили шаг.

Мы торопливо вышли из больших ворот на парадный двор и заняли подобающие нам места за спиной у матушки. Наша прислуга смотрелась очень красиво: все мужчины — в зеленых ливреях, а все женщины поверх платьев надели жилеты с вышитыми золотом гербами рода Скорпи. Вышивка сверкала и переливалась под лучами солнца.

Во двор въехала многочисленная кавалькада. Она тоже представляла собой впечатляющее зрелище. Во главе колонны гордо вышагивал конь. Но это был не низкорослый северный пони, а мощный вороной боевой скакун под стать лучшим лошадям из конюшен нашего отца. Конем легко и изящно правил мужчина в стальном шлеме. Такие шлемы носили все приграничные разбойники. Из тонкой прорези на верхушке шлема торчали два орлиных пера — символ вождя клана.

Лицо у вождя было загорелое и обветренное. Его борода походила на косматый серый куст с седыми проблесками и выглядела дико и неприбранно в сравнении с аккуратно подстриженной, острой бородкой нашего отца. Поверх плаща из воловьей кожи на спине и груди были надеты стальные пластины. Слева на нагруднике красовался герб — атакующая алая гадюка на тускло-желтом фоне. В высокие, почти до колена, сапоги были заправлены светло-желтые штаны. С вождем поравнялся мой отец. Гость натянул поводья своего коня, и они с отцом вместе проехали через расступившиеся ряды встречающих. За Старкаддером последовав его сын, исполнявший роль оруженосца. Он проворно соскочил на землю и поймал поводья отцовского коня.

Мой отец подошел, поклонился матушке и представил ей самого высокого гостя. Мы все присели в реверансе. Однако Старкаддер приветствовал нашу матушку крайне небрежно. Он просто смотрел на нее в упор несколько мгновений, а потом лишь едва заметно кивнул.

«Рогер был прав, — мысленно обратилась я к сестрам. — Этот человек не привык к любезным манерам».

Старкаддер, похоже, был не готов следовать правилам этикета, однако его сын этим правилам был обучен еще меньше. Его одежды и доспехи были так же богаты, как у отца, но при этом он осмотрел нас троих, будто кобыл на рынке.

Наверняка по меркам своего клана он считался красавцем. Высокий, широкоплечий. Его ярко-рыжие волосы ниспадали до плеч из-под шлема. Черты лица у сына Старкаддера были правильные, но кожа не слишком загорелая, и потому были хорошо заметны веснушки. Казалось, на его щеки попали брызги конского навоза.

Мы украдкой разглядывали его, но избегали встречаться с ним взглядом. Мы пришли к единодушному безмолвному решению: он нам не понравился. Однако наше знакомство с сыном вождя было прервано появлением еще одного мужчины. Он подъехал к вождю и его сыну на пони, крепком и широкогрудом, неухоженном, забрызганном дорожной грязью. Шея у этой лошади была слишком коротка для поводьев.

На голове у этого человека не было шлема, а капюшон его плаща был немного отодвинут назад, поэтому мы могли хорошо разглядеть его. Его кожа не отличалась смуглостью, присущей вождю и его сыну. Этот человек был болезненно бледен, как узник, долго просидевший в темнице. Волос под капюшоном видно не было, не было у него и бороды.

Тонкий, как лезвие кинжала, нос, темные, близко посаженные глаза. Узкие, презрительно поджатые губы, острый подбородок. Короче говоря, ни с первого, ни, пожалуй, даже с десятого взгляда лицо этого человека не вызывало доверия.

Как только этот человек подъехал к вождю, Старкаддер едва заметно пожал плечами и бросил взгляд на моего отца. Мы обменялись мыслью о том, что вождь, по-видимому, ждет: лорд-смотритель Юга сделает первый шаг.

Последовавшая пауза явно не вызвала одобрения у бледного пугала. Он еще сильнее поджал губы, натянутые, словно тетива лука, — хотя, казалось бы, сильнее невозможно. Тогда гурлионский вождь обратился к нашему отцу:

— Его величество просит тебя, лорд Версет, оказать почести этому последователю веры Избранных. Его имя — Удо Избранный.

Наш отец, словно бы не обратив никакого внимания на столь необычное представление, устремил взгляд на незнакомца.

— Добро пожаловать, будь моим гостем, — сказал он, однако не присовокупил к этому сдержанному приветствию более ничего. Он не стал представлять Избранному нашу матушку и нас.

— Здесь все неверные? — требовательно вопросил Удо Избранный.

Мой отец на миг прикоснулся к краю широкополой шляпы — по всего на миг. Это было минимальное проявление любезности, далекое от той, с какой он обычно приветствовал добропорядочных людей.

— Под этим кровом, — резко выговорил он, — все мы — последователи господствующей церкви, преподобным главой которой является ее величество.

Худая физиономия Удо Избранного, казалось, разбухла. Похоже, он готов был возмущенно взреветь. Однако Старкаддер взял дело в свои руки, точнее говоря, в ноги. Он решительно шагнул вперед и встал перед нашим отцом, заслонив собой Удо Избранного.

— Прими приветствие от моего клана, лорд Версет, а также заверения в доброй воле его величества.

Старкаддер прикоснулся к рукояти своего меча, и мы заметили, что рукоять туго обвязана сплетенными в косичку золотыми, синими и зелеными ленточками, обозначающими объявление перемирия.

Наша матушка сошла с нижней ступени лестницы и присела в поклоне. Отец протянул ей руку, она снова поклонилась и положила пальцы на его запястье.

— Да послужит этот дом добрым кровом для вас, милорд, — сказала матушка. — Позвольте проводить вас в покои, отведенные для вас и ваших родственников.

Таким образом, подобающий ритуал встречи был восстановлен, и матушка с отцом повели гурлионцев в замок. Мы с сестрами были немало поражены дерзким поведением Удо Избранного, который, как было сказано, является представителем короля.

Коня лорда Старкаддера увел стражник. Вождь и его сын последовали за моими родителями. За ними устремились еще несколько мужчин. Судя по одежде, то были особы высокого положения. Однако жрец спрыгнул со своего пони и обогнал этих людей. К нашему изумлению, они даже не подумали его одернуть, хотя на лицах некоторых из них явно читался гнев.

Поравнявшись с нами, жрец остановился и уставился на нас с противной гримасой. Цепко прижимая левой рукой к груди книгу в металлическом переплете, упомянутую Рогером, правую он сжал в кулак и выставил большой и указательный пальцы. Затем он указал на нас.

— Вы должны стыдиться того, как выставляете свои тела на обозрение для искушения верных. Шлюхи вы, разодетые в шелка!

Словно бы швырнув эти слова к нашим ногам, как перчатку, Избранный поспешил вслед за Старкаддером.

«Нет! — Силла поспешно передала нам с Биной мысленный приказ. — Мы не должны никак на это отвечать! Этот человек — настоящий безумец!»

Согласившись с ее оценкой, мы ничем не выдали своего возмущения, и стороннему человеку могло бы показаться, что жрец одарил нас комплиментом.

Хотя мы очень хотели, чтобы матушка посоветовала нам, как вести себя после столь наглого оскорбления, мы не могли к ней обратиться, поскольку она, исполнив обязанности хозяйки, удалилась с отцом в покои для разговора с глазу на глаз. Мы понимали, что глупо ссориться с кем бы то ни было из гурлионцев. Однако не мешало вспомнить старую поговорку о том, что яда у гадюки хватает не на один укус. Не успели мы опомниться, как прозвучали фанфары, призывающие всех на пиршество.

Перед второй переменой блюд гадюка нанесла новый укус. В пиршественном зале горело столько свечей и масляных ламп, что мы могли хорошо видеть всех гостей. Столы были накрыты самой лучшей фамильной посудой. Согласно обычаю нашей страны, особы благородной крови сидели за главным столом, а за боковыми — гости более низкого происхождения. Кроме того, по обыкновению, женщины и мужчины за столы садились, чередуясь друг с другом.

В дальнем конце зала поспешно накрыли еще один стол. За него усадили возмутителя спокойствия — загадочного жреца. Один из наших сквайров поспешно собирал с пола посуду и еду — Удо все это скинул на пол, громогласно заявив, что такая роскошная утварь и такие изысканные яства оскорбительны, ибо правоверные не едят на серебре, и что ему нужен лишь черствый хлеб и похлебка.

Наши родители явно решили никак не отвечать на выходки Удо. Они позволили слугам принести жрецу то, чего он пожелал. Но мы понимали, что возмутительное поведение этого гостя вызывает гнев и у отца, и у матушки. Мы обменивались сердитыми мыслями, но при этом все трое улыбались и делали вид, что не слышим оскорбительных высказываний.

За столом вперемежку с нами сидели младший Старкаддер и двое его молодых сородичей. Все они, похоже, не желали поддерживать беседу, хотя мы старались найти темы, которые бы их заинтересовали. К тому же их застольные манеры оказались настолько грубыми, что Бина не удержалась и стала мысленно повторять наставления Дьюти, которые мы слышали в ту пору, когда она учила нас вести себя за столом. Мы с трудом удержи вались от смеха. Только Бина успела завершить мысленную фразу насчет того, что следует пользоваться салфеткой, а не вытирать жирные пальцы о скатерть, как еще более грубая выходка прервала наше оживленное безмолвное общение.

Сын Старкаддера наклонился ко мне, волею случайности ставшей его соседкой за столом.

— Ваш господин знает, как украсить свой зал красивыми цветочками, милашка. А ну-ка, поцелуй мой кубок поскорее. — Он протянул мне свой кубок. — Ведь ты же готова оказать гостю любезность? — продолжал он, нагло пялясь на глубокий вырез моего платья. — Такая лакомая грелка для постели! И верно, ваш господин знает, как оказать подобающее гостеприимство.

Я не позволила ему долее оскорблять меня. Я встала, оттолкнула свой стул от стола, чтобы посмотреть наглецу прямо в глаза. За пиршественным столом мгновенно воцарилась тишина. Только еще два стула скрипнули. Мои сестры встали рядом со мной.

Отпрыск Старкаддера вытаращил глаза. Его усыпанная веснушками физиономия зарделась.

Стоя рядом с наглым гурлионцем, я перевела взгляд на отца, а затем на матушку и, поклонившись им обоим, объяснила свое поведение.

— Поскольку этот человек, которого приняли с миром, нанес величайшее оскорбление вашей дочери, лорд Версет… и леди Альта… я вынуждена просить у вас разрешения удалиться. Я не грелка для постели, как меня только что изволили назвать, а Скорпи по крови и духу, и для меня подобающе обнажить оружие, дабы потребовать крови в ответ на оскорбление.

При этих словах моя рука метнулась к груди, и я извлекла из-за корсажа стилет. Такие всегда носили благородные дамы.

Сын вождя поднялся. Он тяжело дышал и явно разозлился сверх меры. Сжав руки в кулаки, он был готов к драке.

— Я не назову тебя зверем, — продолжала я все тем же спокойным голосом, — ибо большинство зверей ведут себя любезно со своими самками. Ни в полях, ни в лесной чаще никто не говорит о «грелках для постели». Но я советую тебе попридержать язык, северянин. Это оружие может в конце концов обратиться против тебя.

Я придвинула стул к столу и направилась к дверям. Вина и Силла последовали за мной. Мы втроем молча покинули пиршество. Наш гнев раскалился добела, и нам пришлось объединить силы, чтобы сдержать его.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ТАМАРА

С мрачными лицами, сжав кулаки, мы поднялись наверх по винтовой лестнице. Казалось, Гроспер обезлюдел. Мы не встретили никого по пути к своим покоям. Луси и Ханна, на счастье, не погасили две лампы. Обе заспанные служанки поднялись со своих раскладных кроватей и изумленно поклонились нам.

Я махнула рукой, призывая их ложиться, а мы с сестрами подошли к окну, возле которого стояли три табурета. Днем, когда это окно не было закрыто ставнями, из него открывался прекрасный вид на окрестности.

— Мы сделали именно то, против чего нас предостерегала матушка, — проговорила Бина, расправив складки шелковой юбки на коленях. — Возможно, мы положили конец всему, чего пытался добиться отец.

Каждая из нас некоторое время была охвачена собственными мыслями. По обычаям нашей страны, наглого гурлионца следовало вызвать на поединок. Как ни странно, нас утешало то, что этого не произошло.

«Я не думаю, — мысленно произнесла Силла, — что наша матушка молча бы снесла такое оскорбление. Чтобы гурлионец себе такое позволил!..»

— Вспомните, — произнесла Бина вслух, словно хотела придать своим словам большее значение, — что говорил Рогер об этой новой вере, а также о деяниях так называемого посланника короля Арвора. Возможно, эти Старкаддеры и путешествующий вместе с ними жрец намеренно пытаются накликать беду.

— Если так, — печально проговорила я, — им это удалось, а повод и средства для этого им предоставили мы.

Мои сестры не стали спорить со мной. Мы все еще пылали гневом, однако все же успели остыть настолько, что ощущали себя виноватыми. Мы слишком хорошо осознавали, что вину не загладить никакими извинениями. Гурлионцы запросто обиделись бы и на более легкий выпад.

Дверь наших покоев открылась. Вошла Дьюти. Наша бывшая нянька сделала всего пару шагов, остановилась и устремила на нас суровый взгляд, которого мы до сих пор побаивались.

— Ну и завязали же вы узелок! — заметила Дьюти.

— И ты сейчас скажешь, что это мы виноваты, — фыркнула я.

— А за меня говорить не надо, миледи Тамара.

Мы долго смотрели друг на друга. Наконец Дьюти продолжила:

— Миледи, ваша матушка, да пожалуй, и милорд захотят поговорить с вами. Если у вас есть хоть капелька ума, вы хорошенько подумаете до того, как они к вам придут. Пиршество почти закончилось — чего и следовало ожидать после того, как тупоголовый северянин нанес оскорбление, а вы, леди Тамара, оскорбились. Вам всем следует оставаться здесь и ждать прихода миледи.

И мы стали ждать. Вслух мы больше на разговаривали, чтобы нас никто не подслушал. Луси и Ханна, лежащие на своих раскладных кроватях у дальней стены покоев, молчали как мышки.

«Я вот о чем подумала, — мысленно произнесла я. — А вдруг то, что случилось, было замыслено заранее? Власть короля Арвора ограничена — высокопоставленные кланы держат его на коротком поводке. Возможно, он решил использовать этого Избранного и его учение для того, чтобы добиться чего-то для себя. Быть может, он решил поссорить Старкаддера с нашим отцом и этого Удо выбрал нарочно за его злой язык и именно для этого послал его с гурлионцами к нам».

«Верно! — кивнула Бина, охваченная собственными тревожными мыслями. — Похоже, кому-то нужно поссорить Старкаддера и верховного смотрителя Алсонии».

Стоило нам выразить эту мысль в словах, и она показалась нам весьма вероятной. И тут Силла произнесла то, что сначала показалось нам далеким от наших рассуждений о придворных интригах, но мы почти сразу поняли, что ее предположение придает случившемуся более глубокий и зловещий характер.

— Мой сон… — очень тихо проговорила она вслух.

— Да — тот сон, в котором ей был подсказан рисунок для вышивки. Теперь мы знали, что этот рисунок был порождением Тьмы.

— Однако никто не слышал о том, что король Арвор имеет дело с тонкими материями, — медленно выговорила Бина. — Если у него при дворе есть кто-то, наделенный даром, об этом никогда не упоминалось.

Неожиданно мы услышали, как кто-то поворачивает ключ в двери наших покоев. Этот звук так напугал нас, что мы вскочили. Нас решили запереть?

Однако дверь отпирали, а не запирали («Значит, — была наша общая мысль, — Дьюти явилась к нам для того, чтобы убедиться, что мы здесь, и сделать так, чтобы мы не ушли?»). В следующее мгновение в покои вошла матушка в обличье придворной дамы. Обычно, когда мы были наедине, она не прибегала к такой маскировке. Лишь время от времени она окружала себя такой аурой власти, чтобы припугнуть тех, с кем ей приходилось иметь дело.

Мы поклонились матушке. Силла поспешно поставила стул так, чтобы матушка могла сесть лицом к нам. Мы не решались снова сесть, пока она не указала сложенным веером на комод у кровати. Мы встали у комода и прижались друг к дружке, словно трое нашкодивших детишек в ожидании наказания за провинность.

— Вы знаете, что натворили, — начала матушка. — Планы вашего отца теперь так спутались, что, возможно, ему не удастся развязать образовавшиеся узлы. Эти гурлионцы — горячие головы. По природе ли своей, по собственному ли выбору, но они обожают затевать интриги. Старкаддер не созвал своих людей и не уехал, потребовав подобающего ответа за оскорбление, — во всяком случае, пока, — но кто может сказать, что случится в ближайшие дни и даже часы?

Бина, самая здравомыслящая из нас троих, проговорила:

— Миледи матушка, разве вы позволили бы, чтобы девицу из рода Скорпи так безвинно оговорили и чтобы она не ответила на оскорбление как подобает?

Как ни странно, матушка покачала головой.

— Да, прежде всего виноват этот грубиян. Буду с вами откровенна: он достоин того, чтобы его проткнули ножом, как кусок мяса. И, — добавила она, чуть помедлив, — никто из нашего рода никогда не смирялся с оскорблениями.

— Но не могло ли быть так, — сказала я, немного наклонившись вперед, дабы привлечь к себе внимание матушки, — что ему приказали так повести себя?

К нашему изумлению, матушка едва заметно улыбнулась.

— Ты выказываешь похвальную догадливость, Тамара. Права ли я, полагая, что и ты, Друсилла, и ты, Сабина, разделяете с сестрой эту мысль?

Мы кивнули, и на душе у нас немного полегчало. Наверняка нас должны были наказать, потому что мы нарушили родительский наказ. Однако свой последний вопрос матушка задала таким тоном, каким всегда говорила с нами, давая нам уроки и чувствуя, что мы хорошо усвоили то или иное объяснение. Но не успели мы сказать и слова, как вошел наш отец. Мы встретили его низким поклоном.

Он в ответ слегка склонил голову, придвинул стул и сел рядом с матушкой. Видимо, он должен был стать судьей в том, что произошло.

— Тамара, — распорядилась матушка, — скажи нам еще раз о своих подозрениях.

Я повторила все, что говорила матушке.

— Итак, — заключил отец, выслушав меня, — вы взяли на себя заботу поискать причины за очевидными деяниями. Воистину это в духе Скорпи — проявлять интерес ко всему необычному, что может уходить корнями во Тьму. Во-первых, — продолжал отец, сжав пальцы правой руки и выставив только большой, — лорд Старкаддер остается под этим кровом. Двое-трое его ближайших родственников поспорили с ним, и он сказал им, что если они желают, то могут уехать, но не попросил седлать своего коня. Во-вторых, — отец поднял указательный палец, — дурно воспитанный сын Старкаддера позвал с собой королевского посланника Удо Избранного, но тот не явился к нему под звуки фанфар и барабанов. Сам Старкаддер тоже явно не одобрил поведение своего наследника. За сыном он послал одного из людей своей свиты с приказом, и этот приказ, будто удар хлыста, вскорости вернул дерзкого мальчишку к отцу. В-третьих, — добавив средний палец к первым двум, продолжал отец, — высказанные вами только что опасения, дочери мои, подтверждаются тем, что я слышал в последние месяцы, всеми силами стараясь создать Пограничный Совет. Ходят разные слухи, и одни из них просто немыслимы, а другие вполне можно соединить с тем, что произошло здесь. В-четвертых, — распрямив безымянный палец, проговорил отец, — Старкаддер не отказался от участия в Совете. Ради того, чтобы спасти положение, я высказался в том смысле, что его сын, вероятно, выпил слишком много нашего крепкого южного вина и потому забылся. Вождь спокойно принял это предположение. Ни в коем случае, дочери мои, не думайте, что эти вожди кланов — тупицы. Тупицы встречаются среди их приближенных и родичей, но Старкаддер, властвующий над самым многочисленным кланом Гурлиона уже почти тридцать лет, так же умен и хитер, как наш канцлер Ян Коркский. Поэтому я сильно сомневаюсь, что случившееся было задумано им. Уж слишком это было грубо и несвоевременно. Нет, я предполагаю, что либо Старкаддера оставил в неведении кто-то из его окружения, либо, — отец немного помедлил, и во время этой паузы нам всем пришло на ум имя человека, явно склонного затевать интриги, — кто-то, кто не понимает, насколько на самом деле умен его соотечественник.

Верно, — еще немного помолчав, продолжал отец, — что король Арвор не желает, чтобы за его троном стоял кто-то из Мервенов и нашептывал приказы. Он оценил вкус войны, когда два года назад одолел Гарсореанский флот, и с тех пор вел себя как подобает истинному правителю. В скором времени после его победы с гор пришел Избранный. Думаю, это не случайно.

Отец разогнул мизинец и опустил руку. Его золотой родовой перстень с печаткой сверкнул алым камнем в лучах лампы.

— Мне не по нраву, — проговорил он негромко, но более сурово, чем прежде, — этот намек на то, что некие высшие силы управляют нами и обвиняют мужчин и женщин в так называемых грехах. Однако говорят, что король прислушался к этому «голосу с гор», и, вероятно, так оно и есть. Если так, то я предвижу войну — такое противостояние, которое может уничтожить эту несчастную страну. Немногие гурлионцы посещали Алсонию — они могут лишь гадать о том, какие силы мы способны собрать. То, что случилось в год Нар, когда наше войско не стало переходить границу, могло заставить легковерных посчитать, что мы не в состоянии защитить Юг от вторжения. Люди по обе стороны от границы привыкли к набегам. Повсеместно бытуют поборы, и землевладельцу приходится платить двойную дань — первую, по закону, верховному правителю страны, а вторую, грабительскую, соседу, который сильнее него. Северяне глядят на лакомые богатства Юга и алчно облизываются. Пока они не могут собрать достаточно сильное войско для вторжения — слишком еще свежа память об Эрсуэе. Но если король решит созвать всю свою рать…

Отец поджал губы.

— Война? — спросила наша матушка.

— Кто знает… Однако теперь нам известно, что гурлионцы готовы вовлечь нас, Дом Скорпиона, в свои интриги. Быть может, они даже попытаются очернить наше имя в глазах королевы. Ее величество — горячая противница войны, но ей не чужды мысли о достойной обороне.

В одном я уверен; вы не должны позволять, чтобы ваши личные заботы возобладали над тем приказом, который я вам сейчас дам. Вы не поедете с нами на ритуал заключения перемирия — на самом деле остальным будет сказано, что вы оставлены дома в качестве наказания. — Он умолк и одарил нас теплой улыбкой; он всегда так улыбался, чтобы утешить нас. — В качестве наказания, — повторил он, — за вашу несдержанность. Надеюсь, когда вы появитесь на людях, вы сумеете повести себя как девушки, устыдившиеся своего проступка.

Затем взгляд отца вновь стал серьезен. Он на пару мгновений встретился глазами с каждой из нас.

— Не забывайте также о том, что каждая из вас может стать рычагом для того, чтобы подтолкнуть наше семейство — а может быть, даже ее величество — к какому-то неверному шагу. С этих пор вы должны быть крайне осторожны в своих речах. Дважды или трижды думайте, прежде чем что-либо сказать. Если бы я только мог, я бы оставил при вас Тведера, но на подписании перемирия непременно должен присутствовать мой начальник стражи. Ваша матушка также будет сопровождать меня, поскольку так было всегда. Ни в коем случае никуда не выезжайте из замка — вы не будете в безопасности за его пределами, а в Гроспере я оставляю столько стражников, сколько могу. На ночь запирайте дверь ваших покоев и смотрите, чтобы ваши стилеты и мушкеты всегда были при вас.

Отец встал и отсалютовал нам, словно перед ним стоял отряд под его командованием, и не просто отряд, а воины, которым предстояло сыграть стратегически самую важную роль в бою. Мы отдали честь. Нам согрела сердце мысль о том, что отец считает нас достойными доверия.

Мы не показывались в нижних залах замка, пока у нас гостили гурлионцы. А нам передали книги и кое-какие документы. Мы погрузились в изучение этих книг и бумаг, понимая, что полученные знания помогут понять те хитросплетения человеческих отношений и движущих сил, из-за которых отец столько лет пытается принести мир на пропитанные кровью приграничные земли.

Я вынула из тонкого деревянного тубуса карту и разложила ее на кровати. Прикрепленная к холстяной основе карта была очень старая и наполовину выцвела. Я улеглась на живот, подперла подбородок кулаками и стала разглядывать карту, чуть ли не уткнувшись в нее носом.

— «Иакинские горы», — прочла я. — Вы только посмотрите сюда…

Мои сестры отложили свои книги. Карта настолько выцвела и истерлась, что на ней с трудом можно было разглядеть хоть что-то.

Я села и левой рукой указала на три пятнышка, расположенных близко одно к другому.

— Что вы видите? — вопросила я.

— Ничего, — ответили мои сестры.

— В том-то и дело — нет никаких пометок! И вот сюда посмотрите… и сюда… и сюда…

Я быстро провела указательным пальцем по карте.

Нет, конечно, кое-что на этой карте все же было обозначено. Тут — тропы, там — сторожевая башня. Но в том месте, на которое я указала с самого начала, не было обозначено ровным счетом ничего. Только пятна и царапинки.

Бина, сидя на кровати, отодвинулась подальше от карты.

— Шерсть овец с высокогорных пастбищ высоко ценится. Помните, зимой королеве в подарок к наступлению Нового года послали плащ из такой шерсти? С этой областью ведется оживленная торговля. Но конечно, простые пастбища могут быть и не обозначены на карте объездчика…

Я перевела взгляд на Силлу. Словно бы в ответ на безмолвную просьбу, она снова склонилась над картой. Настала ее очередь рассказать о том, что она видит.

— Вот охотничьи угодья короля. А вот крепость под названием «Лангрун», а вот еще одна — «Слагенфорт». Но смотрите-ка: дальше лежит Проклятая земля — логово Бальтивайта!

— Много нехороших рассказов ходит про это место, — добавила Бина. — Правда, нет никаких доказательств того, что эти рассказы верны, — по крайней мере, со времен Отвратительного короля, ставшего демоном былого Гурлиона. Он правил пять столетий назад, и, хотя его прегрешения могут быть сильно преувеличены в преданиях, известно, что правил он долго и жестоко. Вполне возможно, что народ Гурлиона питает нелюбовь к местности, запятнанной подобной историей.

— В Иакинских горах жил отшельником Избранный, — заметила я.

Сестры сразу снова склонились над картой. Они отодвинулись подальше от меня, чтобы лучше рассмотреть ее. Однако в это мгновение запели фанфары. Мы соскользнули с кровати и подбежали к окну. Внизу мы увидели, как со двора выезжают вождь клана и верховный смотритель со своими свитами. С родителями мы попрощались раньше. А то, что мы не появились на людях, дабы пожелать отцу и матери счастливого пути, служило подтверждением: мы в немилости.

Я стукнула кулаком по подоконнику. Бина и Силла разделяли мой гнев, мне не нужно было облекать его в слова. Это чувство было порождено не разочарованием и не унижением, а обидой на то, что нас лишили свободы действий.

Но теперь, когда уехали гости, мы по крайней мере могли свободно передвигаться в нашей части замка. Книги и документы благополучно возвратились в библиотеку, и вопрос о Проклятой земле был на время забыт.

Однако занимались мы не только внимательным изучением древних манускриптов. Каждое утро мы отправлялись в зал, отведенный для нашего обучения боевым искусствам в ту пору, когда отец получил ключи от Гроспера. Там мы упражнялись во владении мечом и шпагой, стреляли из мушкетов в круглую мишень, нарисованную на каменной стене, оттачивали умение обращаться с копьем. Пусть пока мы не могли выезжать верхом, но совсем терять форму не стоило.

От упражнений с оружием мы переходили к другому искусству самозащиты. Его можно было назвать борьбой с хворобами. Этим даром в полной мере владела наша матушка.

Мы готовили настои и смешивали между собой различные отвары лечебных трав, предназначенные для лечения лихорадки, для борьбы с заражением крови, для обработки ран. Все это был о нужно для того, чтобы помогать людям страны, постоянно пребывающей на грани войны.

На седьмой день после того, как замок покинули отец, матушка и вождь гурлионцев, направившиеся на встречу для заключения перемирия, к нам пришла Луси.

— Пришел торговец с Севера, миледи, — сообщила она.

Я вставила шпагу в скобу на стене. Мы фехтовали с Силлой — я никак не могла пробить ее идеальную оборону. Бина отложила в сторону кинжал.

— Ну что? — спросила я у сестер. — Да или нет?

У торговцев можно было не только купить редкие и полезные товары. По давней традиции они также приносили вести, а порой — послания на словах или предупреждения.

Бина и Силла покачали головой. Я обратилась к Луси: — Слушай меня хорошенько. — Я выпрямилась в полный рост, надеясь, что, если буду глядеть на служанку сверху вниз, это придаст моим словам дополнительный вес. — Мы не станем встречаться с этим торговцем. А ты позови Ханну и приведи ее поскорее сюда.

По всей видимости, Ханна поджидала за дверью, потому что Луси очень быстро вернулась с ней.

— Так вот, — взяв бразды правления в свои руки, сказала служанкам Бина, — вы скажете, что мы заперты в башне, как повелел отец. Можете даже сказать, что он нами крайне недоволен. Вам известно, что принес на продажу этот торговец?

— Да, — не замедлила с ответом горничная. — У него есть помада и ленты, стилеты, которые можно прятать за рукав и за корсаж, гребни для волос, кружева и прочие мелочи.

— Короче, побрякушки, — заключила Силла. — Однако все нарочно подобрано для того, чтобы привлечь интерес женщины.

Для упражнений в боевых искусствах мы ради свободы движений одевались в рубахи и штаны. Я набросила плащ, чтобы скрыть под ним мужской наряд. По коридорам замка мы, соблюдая скромность, в штанах не разгуливали. Из внутреннего кармана плаща я вынула кошель.

Несколько недель назад, на последнем дне рождения, нас одарили деньгами — как говорится, «на булавки», и до сих пор у нас не было повода эти деньги потратить. Я вытрясла из кошеля на ладонь несколько монет.

— Вот, возьми и выбери для себя все, что пожелаешь. А для нас постарайтесь узнать ответы на несколько вопросов. Почему этот торговец явился в Гроспер, когда мог бы продать куда больше своих товаров там, где вожди собрались для заключения перемирия? Откуда он явился? Торгует ли он сам по себе или служит богатому купцу и исполняет его поручения?

— И еще, — добавила Бина, — хорошенько запоминайте все вопросы, какие он будет задавать вам. Если он попросит о ночлеге, отправьте его к… Хеддрику.

В паузе Бина быстро прикоснулась к нашим сознаниям. Мы безмолвно согласились.

Последнее предложение исходило от Силлы, и оно удивило служанок, но не нас с Биной.

— Будет просто замечательно, если вы притворитесь дурочками.

Луси усмехнулась, а Ханна сделала большие глаза, всплеснула пухлыми руками и громко проговорила, нарочито копируя говор простолюдинов:

— Ой, матушки мои! Сроду такой красы не видывала!

Она повернулась на месте, раскрыв рот. Ощущение было такое, словно перед нами нищая бродяжка, впервые оказавшаяся в приличном доме.

Мы не смогли удержаться от смеха — настолько эта девушка оказалась непохожей на обычно тихую и смиренную Ханну. Луси тоже не осталась в долгу и изобразила безмолвный восторг крестьянки, ослепленной невиданной роскошью.

— У вас отлично получается, — похвалила я служанок. — Доброй охоты вам, гончие.

Выйдя в коридор, мы расстались с горничными. Луси и Ханна почти бегом устремились на поиски торговца, а мы направились в матушкины покои на верхнем этаже башни.

— Хеддрик? — проговорила Бина.

Мы с Силлой кивнули. Бина подошла к стене, взялась за широкую вышитую ленту, к которой был подвешен колокольчик, и сильно потянула. Колокольчик зазвенел гораздо громче, чем обычно звонила матушка. Вскоре в дверь негромко постучали.

На наш зов явился высокий широкоплечий мужчина. Даже внутри замка он носил шлем и зашнурованный кожаный дублет — то есть был готов в любое мгновение вскочить на коня и помчаться куда угодно по приказу господ. Хеддрик поступил на службу к нашему отцу еще до нашего рождения и был готов служить роду Скорпи до своего последнего вздоха. Приказ остаться в Гроспере стал для него тяжелым ударом. У него не было никакого желания слоняться по коридорам и залам, в то время как наш отец был в отъезде. Но у старого ветерана правая нога была отнята по колено, он ходил на пристегнутой ремнями деревяшке, и именно из-за этого увечья отец оставил Хеддрика в замке, что тот воспринял как ссылку. Однако при всем том Хеддрик располагал немалыми полномочиями: ни один бейлиф в отсутствие отца не мог ничего предпринять без дозволения Хеддрика — и не предпринял бы, пока Десмонд Скорпи у власти.

Как и Дьюти, воин-калека был немногословен. Он вошел и остановился в ожидании наших приказов — как ждал бы приказов своего господина. Первой, по обыкновению, взяла слово я.

— Пришел торговец, — сказала я.

Хеддрик едва заметно кивнул.

— Мы хотели бы узнать о нем побольше. Луси и Ханна вступили в игру, но нужны еще игроки. Нет ничего ценнее правды, — процитировала я слова, которые не раз повторял отец.

Хеддрик ответил без промедления:

— Миледи, я с этого разбойника глаз не спущу. Вышвырнуть его сей же час за ворота?

— Пока не нужно, — ответила я. — Торговцы многое знают. Они приносят вести и уносят их. Разве можно принести вещь, а унести дым?

— Можно и так рассудить, пожалуй.

Хеддрик отдал нам честь — пусть не так торжественно, как отцу, но все же в его жесте чувствовалось решительное согласие.

Мы не стали приниматься ни за какое занятие, чтобы скоротать ожидание вестей. Впервые в жизни мы включились в нечто такое, что прежде было предметом заботы старших. Наверное, у каждой из нас сердце забилось чаще, однако мы не стали соединять наши сознания.

Молчание нарушила Бина. Ни с того ни с сего она начала читать вслух названия.

— «Скала убийц», «Адский котел», «Обрыв мертвого оленя», «Роща изменника»… Какие в этой стране неприятные названия. Неужели нет ни одного места, названного в честь доброго дела или веселой шалости? Послушав этот невеселый перечень, иноземец может решить, что там ничего нет, кроме грехов и печали.

Настроение у Бины было мрачное, а Силла, напротив, выстукивала кончиками пальцев бодрый ритм на подлокотнике кресла. Мечтательно полуприкрыв глаза, она словно бы удалилась в иное время и в иное место.

Я недовольно фыркнула.

— Хватит танцевать, милая сестрица. Теперь ты спляшешь под эту мелодию не раньше чем через год.

Бина кивнула.

«Если только…»

Ее мысль прозвучала яснее всяких слов.

Мы все насторожились как по команде. Уже ко времени нашего последнего дня рождения мы были на два года старше возраста, в каком девушки обычно обручались со своими избранниками. Однако, находясь в Гроспере, мы пребывали вдали от светской жизни, другим знакомой чуть не от рождения. Кроме того, мы хорошо знали, что мужчины редко просят руки девушек из рода Скорпи: по обычаю, женившись на даме из нашего рода, мужчина оставался в нашем клане, а не увозил жену к себе.

Мы никогда не затрагивали эту тему даже между собой. Что бы ни хотела сказать Бина, это осталось при ней. Послышался тихий стук в дверь, вошли Луси и Ханна. Они присели в низком реверансе, как перед хозяйкой замка. На каштановых волосах Луси красовался необычный головной убор — сеточка, поблескивающая при каждом движении. Над ушами с обеих сторон висели нити разной длины, и каждая заканчивалась бусиной из блестящего металла. Чепчик, который Луси носила раньше, она держала в руке. Чистенькое, но не новое синее домотканое платье Ханны приятно оживлял надетый на шею и завязанный спереди широкий кружевной палантин.

Силла прикрыла глаза рукой.

— Гляньте-ка! — изображая простолюдинку, восхитилась она. — Ну, не красота ли?

Луси хихикнула и отодвинула в сторону нити с бусинами, касающиеся ее щеки, а Ханна не без гордости расправила палантин, Бина почему-то нахмурилась.

— Не сказала бы, что это обычные штучки.

Луси кивнула.

— Я так думаю, миледи, что торговец хотел, чтобы вы увидели эти вещицы и захотели поглядеть, что у него еще имеется. У него даже есть одна шкатулка, которую он при нас не открыл, но все время под рукой держал.

Я почувствовала, что пора переходить к делу.

— Что вам удалось узнать? Сядьте и расскажите нам.

Я указала на табуреты. Служанки сели.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ТАМАРА

— Он говорит, что его имя Халь Шоан, миледи, — начала свой рассказ Луси. — И он хвастает, будто бы он сам по себе, а родом, говорит, из Кингзбурке. К границе он отправился торговать впервые и рассказывает, как тут идет торговля. Это все он нам сказал сам, мы у него не выпытывали.

Луси намотала на палец одну из нитей от плетеного чепчика.

— Наверняка он слыхал о том, что вожди соберутся для заключения мира, — сказала Бина. — Уж там у него торговля пошла бы бойчее.

— Он сказал, леди Сабина, — нервно разглаживая на груди кружевной палантин, проговорила Ханна, — что он про это услыхал уже тогда, когда проделал немалый путь в эту сторону. А теперь, как узнал, так прямо туда и пойдет. Говорит он очень даже складно, миледи, и сильно расстроился, что вы не желаете его принять.

— Верно, — подхватила Луси. — Он не как эти хамы с границы. Больше похож на королевского слугу. Роста он высокого, бородка у него клинышком, как лорды носят, плащ и штаны не рваные — пыльные, правда, так ведь он же с дороги.

Мы быстро обменивались мыслями. Чем больше черт к портрету Шоана добавляли наши служанки, тем более становилось ясно, что он не похож на тех торговцев, каких мы видели прежде.

— Он задавал вам вопросы? — спросила я немного резковато.

— Нет, миледи. Мимо проходил господин Хеддрик и услыхал наш разговор. Он сказал Шоану, что тот может поесть с теми из стражников, что остались в замке, и что ему приготовлен матрас, набитый соломой, в караульной. И посоветовал поспешить, если он хочет, чтобы ужин не остыл. Потом улыбнулся нам и ушел.

— Но сначала торговец нам еще кое-что сказал, миледи, — добавила Ханна. — Он сказал, чтобы мы показали госпожам то, что купили у него, И еще он сказал, что берет заказы на самые лучшие вещи, какие только можно раздобыть в Кингзбурке, и, если вы чего пожелаете, он теперь так и будет ходить сюда из этого города.

— Прекрасно поработали, — похвалила я служанок. — Лучших разведчиц нам было не найти. Теперь ступайте на кухню и поужинайте. Нам ужин можете принести сюда попозже.

После того как они вышли и закрыли за собой дверь, мы открыли друг для друга наши мысли, как делали всегда, когда речь шла о чем-то очень важном.

— Из Кингзбурке… — задумчиво проговорила Бина.

— Он, наверное, нас дурами считает! — горячо воскликнула Силла. — В Кингзбурке все до единого знают о встрече для заключения мира, потому что обо всех подобных встречах сообщают королю.

— Верно, — согласилась Бина. — И никому не под силу заткнуть рот торговцам вразнос и купцам, когда дело доходит до вестей — о таком они узнают сами.

— Торговец слишком уж учтивый и любезный для человека такого рода занятий, — стала я размышлять вслух. — Сначала появляется этот Избранный — ну просто камешек в башмаке, а теперь еще этот торговец — лощеный, как слуга при дворе, и оба из Кингзбурке — значит, оба от короля. Что за игра затеяна?

— Игра, которая не сулит нам ничего доброго, — заключила Бина. — Говорю вам, сестрицы: это все равно как если бы тебе дали конец нитки, торчащий из спутанного клубка. Поглядим, что нам расскажет Хеддрик. Луси и Ханна отлично разбираются в делах домашних, а Хеддрик мыслит шире, и он никогда не принимает вещи такими, какими они кажутся на первый взгляд.

Служанки принесли нам простую еду — сыр и свежий сдобный хлеб с сушеными вишнями. Это лакомство наш повар Матти придумал не так давно.

К легкому ужину была подана бутылка вина и кувшин молока. Как обычно, молока мы выпили гораздо больше, чем вина. Луси, подавая нам ужин, сообщила, что торговец унес свои товары в караульную, но что, как она слышала, он собирался попозже сыграть в кости с Хеддриком и конюхом.

Мы исчерпали все догадки насчет того, кто такой этот Шоан. Поэтому время, оставшееся до отхода ко сну, мы посвятили разговорам о том, что может случиться на встрече вождей. Когда Силла пару раз зевнула, мы наконец взяли свечи и пошли в опочивальню в башне.

— Как тихо, — почти шепотом проговорила Силла, глядя на ступени уходящей вверх, в темноту, винтовой лестницы. Она заслонила рукой пламя свечи, словно боялась, что кто-то его задует. Сестра была права, мы все разделяли ее чувство. Нас словно бы замуровали здесь, в мрачной каменной глыбе.

Держась поближе друг к другу, мы стали подниматься по лестнице. В нишах вдоль стен горели ночные светильники, но почему-то они светили более тускло, чем обычно. Казалось, они догорали, хотя слуги зажгли их не так давно.

Войдя в опочивальню, мы увидели там ожидавших нас Луси и Ханну. Мы закрыли дверь и задвинули засов. Но Силла не отошла от двери. Стоя к ней лицом, она медленно подняла правую руку и начертала указательным пальцем в воздухе знак. Семейные покои всегда следует оберегать. Эти порожденные даром преграды против Зла были твердо установлены нашей матушкой и вошли в плоть и кровь нашего единения с тех самых пор, как мы поселились в этом замке. Ритуал совершался при каждом окончании года и обещал нам безопасность на последующие двенадцать месяцев.

Почему ты изобразила знак изгнания страха? — спросила я, когда Силла опустила руку. Она так и стояла, не отворачиваясь от двери.

— Я… я не знаю, — призналась Силла. — Мне показалось, что я должна это сделать. Мне словно бы матушка подсказала.

Бина, стоящая у кровати, медленно обернулась и обвела взглядом наши любимые покои. Сначала она посмотрела на привычную мебель, затем — на стены, каждый камень которых был знаком нам с детства. Я поочередно закрыла ставни на каждом из окон.


Ваше величество, до сих пор повествование вела Тамара. Но теперь каждая из нас в свой черед будет рассказывать свою часть истории, ибо с этого момента наших приключений все мы начинаем играть свою роль в разыгравшейся драме и действовать согласно тому дару Света, который нам дан. Я, Сабина Скорпи, дочь графа Версетского, верного слуги вашего величества, и леди Альты, волшебницы, графини Версетской, теперь поведу рассказ.

САБИНА

У каждой из нас были собственные мысли и вопросы, но мы не стремились делиться друг с другом размышлениями, как поступали обычно, когда были озадачены. Это само по себе казалось странным. Когда мы наконец улеглись на большой кровати в обычном порядке (Там — справа от меня, Силла — слева), мы нарушили молчание, только чтобы пожелать друг другу доброй ночи под охраной Защитника.

В изножье кровати тускло мерцал фитилек зажженного на ночь светильника. Я протерла рукой усталые глаза и закрыла их — как мне показалось, только на минуту. Но когда я вновь открыла глаза, фитилек почти догорел.

Наши простыни, которые мы натянули до подбородка, теперь пахли не только лавандой, но и другими травами, аромат которых примешивался к любимому запаху. Я решила дать названия этим едва уловимым запахам, но, прежде чем успела решить эту задачу, снова заснула.

Чаще всего сны снились Силле, но на этот раз сон пригрезился мне. Мне приснилось, что я в комнате на верхнем этаже башни — сижу с иглой в руке. Рядом со мной лежали клубки разноцветной шерсти, и я должна была выбрать из них самый подходящий по оттенку. Это было настолько сложно и важно, что я ощутила страх, который давил на меня с почти осязаемой силой. Я попыталась отложить иглу, но мои движения были до безумия медленными, словно я была зачарована — или заколдована?

Даже мой разум, казалось, был затуманен, но я держалась за мысль о том, что я не должна повиноваться этому иллюзорному приказу, не должна…

Укрепленная последним всплеском решимости, я открыла глаза — и поняла, что лежу на кровати. Было совершенно темно — теперь за шторами балдахина не был виден даже огонек светильника. И что еще хуже, рядом со мной слева была пустота. Не было слышно даже звуков ровного дыхания, не чувствовалось тепла, исходящего от тела, лежащего рядом со мной.

«Силла!» — сама не понимая почему, мысленно окликнула я сестру.

Но между нами словно бы возник невидимый щит. Такого прежде никогда не случалось. Ужас пронзил меня, словно острие копья.

Наверняка то был страшный сон. С огромным трудом я попыталась приподняться, но тело отказывалось мне повиноваться, а когда я попробовала позвать сестру вслух, язык тоже не пожелал меня слушаться.

Вдруг я услышала какие-то звуки за балдахином. Затем грубый хриплый голос произнес громко, как будто нужды говорить шепотом не было:

— И этих двух потаскушек заберем?

— Да нет, не трогай их!

— А они лакомые кусочки. Не стоит отказываться от такого угощения.

— Ты давай свое дело делай, Толстопузый, хватит трепаться.

Я не могла повернуть голову и посмотреть, что происходит за балдахином. Кто-то резко раздвинул шторы справа от меня. Тьма была непроницаемая, светильник давно погас, но я почувствовала, как злодеи стаскивают с кровати Там.

— Эти две связаны как следует, — сообщил Толстопузый.

Я снова всеми силами попыталась шевельнуться, но снова без толку. Меня словно бы сковали цепями по рукам и ногам, как висельника.

Затем я опять услышала, как злодеи ходят по комнате.

— И эта связана крепко, Лопоухий. Позови, пусть заберут, — послышался голос второго злодея.

И снова звук шагов. Потом — скрип двери. А потом кто-то, по-видимому, налетел в темноте на спинку кровати. Послышалось сердитое ругательство.

— Эти глазки что-то неважно работают, — обиженно пожаловался Лопоухий.

— Лопоухий, — процедил сквозь зубы второй злодей, — похоже, ты еще и Тупоголовый. Никто не говорил, что чары будут работать вечно. И дверь не все время будет нараспашку — не стоит так уж доверять волшбе лесной ведьмы. Ты что, хочешь, чтобы смотритель погнался за нами и запалил костры мщения, призывая других на помощь? Поторопись, говорю тебе, пока они не очнулись. Стражник здешний сразу поймет, что надо скакать к границе.

С меня сорвали простыни. Грубые руки схватили меня. Беспомощная, одурманенная не то чарами, не то колдовским зельем, я ничего не могла поделать. Меня стащили с кровати, держа за плечи и лодыжки, и швырнули на пол.

Затем меня накрыли какой-то плотной тканью, но это была не простыня. Грубые лапищи подняли меня, чтобы обернуть меня этой тканью по шею. Затем меня снова подхватили и вынесли из покоев.

За дверью было не темно, но мое тело осталось скованным. Здоровенный верзила, от которого несло конским потом, грязью и пивным перегаром, уложил меня на плечо. Я увидела только край стального доспеха, надетого поверх кожаной куртки. Второго злодея, который, похоже, был главным, видно не было, слышался только его голос.

Тот, что нес меня, был очень силен. Во всяком случае, по лестнице он спускался без особого усилия. Наконец он вынес меня во внутренний двор. Я услышала топот конских копыт. В следующее мгновение злодей перебросил меня через спину лошади лицом вниз, привязал — и скрылся с моих глаз.

Было слишком тихо. Лежа на спине лошади, плохо соображая, я все же осознавала эту необычную тишину. Лошадь пошла вперед. Я услышала топот копыт других коней, но взявшие меня в плен молчали. Если я не ошибалась, в плен взяли не только меня, но и Силлу, и Там.

Похищения людей были не такой уж редкостью. В былые годы этот промысел процветал по обе стороны границы, но с тех пор, как мой отец стал смотрителем, попытки раздобыть выкуп у врагов таким путем стали не такими частыми. Правда, чаще людей похищали на открытой местности. Проникновение в замок, в самое сердце вражеской земли, с целью нашего похищения было неслыханно дерзким маневром.

Однако все указывало на то, что разбойники сумели без труда осуществить свой злокозненный замысел. Что сталось с Хеддриком, с привратниками, с нашими оберегами? Почему злодеи смогли осуществить свой дерзкий план? Я вновь попыталась мысленно обратиться к сестрам, но опять наткнулась на непроницаемую стену.

Дорога пошла на спуск с холма, на котором возвышался Гроспер. Я была завернута в толстую грубую мешковину, но все равно веревки, стягивавшие мои запястья и лодыжки, больно терли кожу, врезались в нее, будто пилы. Вскоре мучительная боль окутала меня туманом. Натертые веревками руки и ноги саднило, меня пугало неприятное покалывание в глазах, усиливавшееся при каждом шаге лошади. Я бы застонала, но я не могла не только мысленно соединиться с сестрами, но и подать голос.

Время ничего не значило. Чем дальше, тем сильнее сгущалась дымка боли, и только быстрый бег лошади время от времени возвращал мне сознание. Всякий раз, когда я могла мыслить, я пыталась обратиться к сестрам.

Когда я в очередной раз очнулась, я обнаружила, что соображаю яснее, чем прежде. Занимался рассвет. Лошадь остановилась. Она стояла, тяжело дыша. Наверное, устала после быстрого бега.

— Снимайте их, олухи. Снимайте и заносите.

Чьи-то руки распустили на мне веревки, но мешковину с меня не сняли и снова взвалили на плечо, чтобы куда-то унести. Новый носильщик пронес меня в предутренних сумерках под крышу. Я увидела свет факела, почувствовала жар очага — и только тут поняла, как замерзла.

Я рухнула вниз. Видимо, мой носильщик меня попросту бросил. Упав, я ударилась спиной о пол хижины. Не сказать, чтобы поведение злодеев, пленивших меня, меня так уж радовало, но теперь я могла хотя бы выпрямиться после долгого мучительного пути.

С того места, где я лежала, мне был виден стоящий рядом со мной человек в плаще с капюшоном и высоко поднятым воротником. Лица его видно не было, он словно бы был в маске. Обнаружив, что могу шевелить головой, я повернула ее едва заметно, не желая привлекать к себе внимание, и смогла разглядеть еще одного мужчину — высокого, широкоплечего, с головой массивной, как у быка. Он смотрел на меня. Заметил ли он, что глаза у меня приоткрыты?

— За эту телку можно получить хорошие денежки, — заметил быкоголовый. — С какой из них он желает покувыркаться?

Мужчина с высоко поднятым воротником пожал плечами.

— Не нам выбирать. Он сказал: они все на одно лицо, потому что родились вместе, как щенята. Так что возьмем всех троих.

Неожиданно он резко развернулся ко мне и опустился на одно колено. Рукой, затянутой в перчатку, он больно схватил меня за волосы и, рванув к себе, рассмотрел оценивающим взглядом. Потом негромко присвистнул.

— Ну-ну… Стало быть, Избранный не так уж хорош, как про себя думает. Ты не спишь, потаскушка! Хочешь увидеть, кто уволок тебя из Гроспера, как горошину из кастрюли супа?

Другой рукой мужчина опустил края воротника, чтобы я могла увидеть его лицо — длинное и худое. Бороду он носил такую же, как мой отец, — острую, аккуратно подстриженную, но волосы у него были светлые. Пряди посверкивали золотом в лучах факела.

Поперек правого глаза — вернее, не глаза, а пустой искореженной глазницы — по щеке протянулся уродливый шрам. Уцелевший глаз горел почти лихорадочным блеском. Незнакомец сверлил меня взглядом, продолжая сжимать в руке прядь моих волос. Наверное, для того, чтобы убедиться, что я его слушаю, он снова больно дернул меня за волосы.

— Хорошенькая мордашка, — скривился он. — Я тоже был красавцем, пока этот мерзкий гончий пес, твой папаша, не изуродовал меня. Он бы меня посадил в сырую каменную темницу, да только Маклан — не кролик.

Маклан… Сырые камни! Теперь я наконец поняла, к кому мы попали в руки. Но и глазом не моргнула. Тогда, впервые с момента, как меня захватили в плен, ко мне вернулся голос.

— То было честное сражение, ты не можешь это отрицать…

Он еще раз больно дернул меня за волосы и отпустил. Я ударилась головой о пол, а он поднялся и пнул меня сапогом в плечо. Я покатилась по полу, совершенно беспомощная, и остановилась, уткнувшись во что-то мягкое, завернутое в грубую мешковину, как и я.

«Силла? Бина?»

Мысленный контакт — слабый, но настоящий! Это меня позвала Там. Я торопливо ответила ей и добавила предупреждение.

ГЛАВА ПЯТАЯ

ТАМАРА

Я лежала в темноте. Судя по всему, я была завернута в какую — то грубую ткань вроде мешковины. Край тяжелой мешковины лежал у меня на лице, и я едва не задыхалась от запаха конского пота. Я определенно находилась не в знакомых безопасных покоях замка, где заснула. Испуганная, ошеломленная, я инстинктивно мысленно окликнула сестер — и получила ответ.

«Там… Это Бина. Нас похитили».

Я с трудом поняла смысл ее слов. Казалось, они были произнесены на каком-то иноземном наречии. Похитили? Из опочивальни? С кровати, на которой мы спали? Да, видимо, оттуда, потому что я ничего не помнила, кроме того, как мы улеглись на кровать, как я почувствовала странную слабость и усталость. Но как нас могли увезти из Гроспера?

Мы были не одни. Я услышала, как кто-то громко кашлянул и сплюнул.

— Так и оставим?

— Никуда они не денутся. Ты этого болтуна Клайда не видал?

Два голоса. Но ни того ни другого я не узнала. Второй голос, судя по всему, принадлежал человеку благородного происхождения — если можно было считать благородными особами знатных гурлионцев. На самом деле эти двое были родом из северных кланов. Они говорили на своем грубом наречии, а не на языке Приграничья, общем для Гурлиона и Алсонии. Этому наречию нас обучил отец, как только мы поселились в Гроспере.

Мне хотелось пошевелить головой и хоть немного ослабить веревки, которыми я была связана. Несколько минут я пыталась сделать это, и наконец мне удалось сбросить с лица уголок мешковины.

«Бина, где мы?» — мысленно спросила я, надеясь, что сестра лучше меня видит место, где мы находимся.

«Это хижина, — ответила Бина. — Но где мы, я не знаю. Я видела двоих из тех, кто взял нас в плен, но ни того ни другого в лицо не узнала».

Она быстро рассказала мне о том, как нас увезли из Гроспера.

«Как это было проделано, я не понимаю. В замке словно бы не осталось никого, кроме нас и наших врагов. Что могло произойти? Где были стражники? Где был Хеддрик? Почему подвели наши обереги?»

Я облизнула губы кончиком языка, хотя и не собиралась разговаривать вслух. Неужели в то время, когда нас увозили из замка, все остальные обитатели Гроспера были мертвы? Мой разум не мог смириться с такой кровожадной жестокостью. Неужели кто-то сумел пронести пылающий трут, привязанный к наконечнику копья, через всю страну в поисках мести — и нас? Но еще быстрее нужно было найти ответы на вопросы, касающиеся нас троих. Почему, к примеру, у Бины сохранилась способность хоть что-то осознавать, в то время как мы с Силлой лишились чувств? Да с нами ли Силла?

Я замерла. Рядом с моей головой протопали сапоги. В следующее мгновение кто-то сдернул с моего лица край мешковины. Передо мной предстало лицо человека, которого я однажды видела. Оно принадлежало тому злобному Избранному, что побывал в Гроспере. Но ведь жрец уехал вместе с теми, кто отправился на встречу для заключения перемирия! Жрец пристально уставился на меня. Ни разу в жизни я не видела глаз, в которых было бы столько злобы. Не мог ли он излучать взглядом свою волю? Казалось, эти вытаращенные глаза сами по себе способны навлечь на человека проклятие.

— Она добыча Витана Старкаддера, а не новенькая для твоих проповедей, Избранный.

Я не видела говорящего, но голос слышала ясно.

— Это… злобное… отребье. — Избранный скрипел зубами, произнося каждое слово. Он шевелил губами так, словно хотел сплюнуть. — Хочешь, чтобы род Старкаддеров себя изничтожил? Нет, его нужно спасти от такого осквернения! Все потаскухи с Юга якшаются с исчадиями Тьмы и, когда желают, призывают демонов к себе на ложе.

— Если демоны повинуются таким женщинам, Избранный, — рассудительно проговорил человек знатного рода, — почему же они не защитили их, когда мы их забирали? Ну да, у нас были мешочки с порошком, и мы этот порошок рассыпали, как ты велел, и последний мешочек открыли перед дверью их покоев. Замок открылся сам по себе. И Проспар взял с собой окровавленную руку, как ты велел. Но только все же лучше доверять оружию, и оружие мы тоже прихватили. И эти три девицы попадут к молодому Старкаддеру, как мы поклялись.

Пока второй говорил, Удо не спускал с меня злобного взгляда. В одной руке он сжимал молитвенник в металлическом переплете. Сунув книгу за веревочный пояс, он порылся в притороченной к этому поясу торбочке. Немного наклонившись вперед, он резко взметнул руку, сжатую в кулак, растопырил пальцы, и с их кончиков посыпались искры. Я перестала видеть и его, и все, что меня окружало.

ДРУСИЛЛА

Это пишет Друсилла, третья дочь Версета. Когда я очнулась, от жажды у меня пересохло горло. Я не чувствовала ни рук, ни ног, но боль волнами прокатывалась по моей спине. Сначала мне показалось, что я вижу сон — один из тех, что мучили меня с детства. В этих сновидениях привычный мир исчезал, и по ночам я странствовала туда, где царили опасность и страх.

Теперь я заставила себя прогнать этот сон и кое-чего добилась. Мир вокруг меня стал виден более отчетливо. К несчастью, чем больше я приходила в себя, тем сильнее становилась боль. Я обнаружила, что лежу на спине лошади, и ощутила тряску и запах конского пота. Я не могла пошевелиться. Я была туго связана, как узел с товарами торговца.

— Этот крысомордый не должен нам приказывать. Будем делать, как нам велел Красный Аспид, — мы ему слово давали, а не какому-то Избранному.

— От двух быков на одном поле сроду ничего хорошего не бывало. А этот кусок дерьма появился как раз тогда, когда Маклан ему стал перечить! А Старкаддеров телок почему не тут? Ведь обещался. Я-то думал, все так и замыслено.

— Никогда не угадаешь наверняка, как все обернется, Краснонос. Крысомордый говорит, будто эти девки знаются с демонами. А Старая Бек, она не дура, уж это точно. Я вот как думаю: погодим до утра, а ежели Красный Аспид не объявится, мы их в Потемки скинем.

Красноносый сначала хмыкнул, а чуть погодя проговорил:

— Лучше бы снять этих потаскушек с пони. Притомились лошадки.

— Может, ты и прав. Скинем их.

В следующее мгновение меня сбросили с лошади — проворно и грубо. Но мне было бы хуже, если бы последние слова злодеев не подсказали мне, что я не одна, что в плен попали и мои сестры. Я упала на спину. Хотя я была завернута в толстую мешковину, моя голова не была покрыта, и я ударилась ею о камень. Я поморгала слезящимися глазами и увидела, что меня сняли с пони, больше похожего на мешок костей, обтянутый грязной клочковатой шерстью. Кто-то ухватился за край мешковины и поволок меня по земле. Видимо, меня тащили вниз по склону — голова и плечи у меня были выше ног. Будучи в таком положении, я могла лучше разглядеть еще двоих пленниц, завернутых в куски мешковины и туго обвязанных веревками. Лица моих сестер — Там и Бины — были бледны и перемазаны грязью. Их глаза были закрыты, они дышали медленно, но глубоко. Я видела, как поднимается и опускается грубая ткань у них на груди.

«Бина, Там», — мысленно позвала я сестер.

Но ответом мне была пустота, и это очень напугало меня.

Ближе к моим ногам на мешковине, ставшей моей тюрьмой, лежало пятно солнечного света. Значит, наступил день и всю ночь мы провели во тьме зловещих сновидений. Мужчина в грубых одеждах гурлионского крестьянина повел прочь лошадь. Он повернулся ко мне спиной, и я не видела его лица, но разглядела выцветшую грязную ленту, повязанную поверх его шапки. Это были цвета какого-то клана: тускло-красный, выгоревший на солнце желтый и почти совсем выцветший черный. Красный, желтый и черный — иакинские цвета! Это был один из горцев, которых очень редко видели так далеко к югу от границы.

— Сэр!

Лежавшая со мной рядом сестра, опутанная мешковиной, пошевелилась. Я услышала знакомый, но надтреснутый голос. Горец обернулся. Я увидела косматую рыжую бороду, длинную и такую густую, что она почти закрывала широкий курносый нос. Под лохматыми бровями, такими же густыми, как борода и жесткие длинные усы, сверкали маленькие голубые глаза.

Горец оставил пони и пошел к нам. Подойдя, он небрежно пнул пленницу, лежащую рядом со мной. Он ничего не ответил Там, но крикнул:

— Эта девка хочет поговорить!

И встал, подбоченившись.

Позади него появился другой мужчина. На плечи этого разбойника был наброшен плащ, между полами которого был виден мятый стальной нагрудник, но шлема на голове у мужчины не было. Я ясно видела его лицо, изуродованное огромным шрамом.

Он шагнул ближе и окинул взглядом нас троих. Там заговорила снова. На этот раз ее голос прозвучал громче.

— Сэр, вы хотите умертвить своих пленниц? Нам нужно попить!

Злодей в доспехах запрокинул голову и расхохотался.

— А Избранный, похоже, прав! Я так хотел, чтобы Версет ползал передо мной на коленях, и вот мое желание почти сбылось. Начну с его дорогих дочурок. А теперь попроси как полагается.

— Пожалуйста, дайте нам воды.

Там меньше всех из нас троих любила о чем-то смиренно просить.

— Так вот, Версетово отродье, можешь попросить и полюбезнее.

Мужчина со шрамом присел на корточки. Горец куда-то ушел. Злодей ухмыльнулся.

Иакинец вернулся с седельной флягой и издевательски покачал ею, чтобы мы услышали, как булькает вода.

Взяв у горца флягу, злодей со шрамом осклабился еще шире. Из-за того что его лицо было таким уродливым, усмешка получилась зловещей.

— Я — Маклан, — сказал он. — И Версет решил превратить меня в отверженного. Меня, Маклана! А теперь попроси меня вежливо, как будто ты — придворная дамочка.

Маклан Мервен! Если бы я не была так туго связана, я бы поежилась. Это имя считалось проклятием границы уже более пяти лет, с тех пор как Маклана приговорили к повешению. Когда веревку обрезали, сказали, что он мертв, но почему-то после того, как его унесли, он ожил. Повсеместно было известно о том, что он объявил о кровной мести нашему отцу.

Маклан вынул пробку из горлышка фляги и плеснул несколько капель воды на лицо Там.

— Будьте так добры, сэр, — прохрипела Там, — не угостите ли нас водой?

Маклан помахал флягой перед носом Там.

— Водичка имеет цену, понимаешь? Тут, в глуши, ее мало, и она нужна нам самим и нашим лошадкам. Ты готова уплатить?

— Никто не торгуется, пока цена не названа, — спокойно проговорила Там.

— Цена? Ну что ж… — Отверженный потеребил аккуратно подстриженную бородку, поигрывая сжатой в другой руке флягой. Из фляги снова выплеснулась вода. Он явно делал это только для того, чтобы еще помучить мою сестру. — Гм… Я бы сказал, что цена для вас троих — хорошенько вас поиметь. Но я человек слова. Вы будете сохранены для того, кто заплатил за вас. — Словно его вдруг внезапно озарило, Маклан уселся на землю и уставился на свои заляпанные грязью сапоги. — Пора бы их почистить, да и другую работу можно найти для девки. И для троих работенка найдется.

— Нет! — прозвенел голос Бины.

Взгляд Маклана метнулся в сторону от Там, затем он склонился ко мне.

— Все еще, значит, нос задираете, да? Ну ладно.

Он закрыл флягу пробкой и встал.

Там хрипло закашлялась. У меня тоже так пересохло в горле, что я не выдержала и кашлянула. Где кончается храбрость и начинается глупость? Возможно, вскоре нам предстояло это узнать. Оба мужчины ушли вправо от нас. Бородатый горец увел пони, на котором везли меня. Вскоре они скрылись из виду.

«Тебе обязательно надо было вмешаться?» — обратилась я с гневной мыслью к Бине.

«Да, обязательно! Дай этому висельнику только шанс, хоть самый маленький, и твоя слабость приведет тебя к смерти! — тут же последовал ответ сестры. — Это он и другие разбойники из Ламмерсайда захватили башню Немана!»

При упоминании об этой кровавой бойне пропало желание разговаривать даже мысленно, но я, как и Бина, почувствовала гнев Там. Она помогала выхаживать двоих раненых детей, оставшихся в живых после атаки злодеев.

Однако мне не дали много времени гадать о том, верно мы поступили или нет. От скалистого кряжа, под которым был разбит лагерь, потянулись тени, и мы поняли, что недалеко до заката. Через пару минут после того, как ушли разбойники, мы услышали вой лесной кошки. Затем послышался ответ — с той стороны, куда удалились Маклан и горец. Затем раздался топот конских копыт и несколько громких голосов.

— …псов по следу… — уловила я обрывок фразы.

Значит, кто-то пустил в погоню ищеек! Эти собаки не зря славились в приграничных землях. Все они были обучены идти по следу, и в каждой своре всегда было несколько собак, готовых по команде напасть на врагов.

— Говорю тебе, так и есть, Маклан. — Один из горцев стоял ближе к тому месту, где мы лежали, и его речь я слышала ясно. — Этот задавака Рыжий не придет. Отец его страсть как отделал за то, что он смылся один посреди ночи. Поколотил, как малолетку сопливого. Так врезал ему по морде, что у него пара зубов вылетела, а рожу так разнесло, что он языком ворочать не мог, только хрипел. Пару-тройку дней он никуда носа не высунет, а то и с неделю. У вождя кулаки железные.

Появились люди, которые кричали голосами лесных кошек.

Оказалось, что тех, кто взял нас в плен, возглавляет юнец, почти мальчишка. На широкой ленте, к которой был подвешен его меч, красовался герб клана Старкаддеров.

— Рыжий? — спросил Маклан. — Он велел что-то передать?

— Нет. Но тебе надо кое-что знать. Когда я уезжал, войско еще не было готово выступить в поход. Но все поднялись. И еще я заметил, что гурлионцы собрались присоединиться к южанам. Три клана подняли флаги.

Маклан остановился и сердито топнул ногой. Поднялось облачко пыли.

— Ну, спасибо тебе за добрые вести, Джебб. Стало быть, теперь нам надо самим выкручиваться.

К нам подвели пони, и нас снова уложили на них в жутко неудобном положении. С места тронулись в сумерках. Ночь я помню плохо. Сны мне не снились. Я словно бы погрузилась в темную полость, где меня ожидала только пульсирующая боль, отдающаяся в голове.

САБИНА

Я так измучалась, что вскрикнула от боли, но с моих пересохших губ сорвался только хрип. Пряди моих волос, распущенных Макланом, трепались по ветру, и одна прядь зацепилась за куст. Мужчина, который вел под уздцы пони, грубо дернул зацепившуюся прядь.

Наши похитители молчали, но шли вперед быстрее, чем прежде. Мы двигались вверх по горному склону. Время от времени налетали порывы холодного ветра. Я не помню, как долго мы странствовали во тьме. Мое лицо снова было накрыто краем мешковины, и я не могла бы ничего видеть, даже если бы кто-то освещал дорогу факелом.

Я, как за последнюю соломинку, держалась за надежду, кратко вспыхнувшую от вести о том, что на границе народ поднялся и готов броситься нам на выручку. Лошади, на которых скакали всадники, сопровождавшие моего отца, были куда резвее гурлионских пони, а ищейки редко теряли след. Но эти разбойники, эти отверженные, не присягавшие на верность ни одному клану, знали тайные тропы ко многим укрытиям. Сам Маклан ухитрялся уходить от вымуштрованных воинов моего отца. За последние несколько лет он совершал дерзкие набеги и ловко уходил от любой погони. В некотором роде он стал легендой.

Вскоре все мысли и ощущения прогнала дикая жажда. Никогда, за все годы, пока я оттачивала свой дар, мне не доводилось так сражаться с собственным телом, я ни разу так не пыталась отречься от его нужд, не испытывала таких нетерпимых желаний. Сильнее всего меня терзала жажда, но вскоре к ней присоединился голод, и оба зверя избрали меня своей жертвой и поедали меня изнутри.

Я не пыталась мысленно обращаться к сестрам, потому что знала: они испытывают такие же муки. В этот час единение, к которому мы привыкли за годы, ничего бы нам не дало. Каждая из нас должна была сохранять рассудок и собственную жизнь. Но всякий раз, когда я пыталась заставить себя вспомнить одну из мудрых поговорок, которым нас научила Дьюти, у меня ничего не получалось.

Голова болела так, что, как я ни старалась, я не могла соединить одно слово с другим. Да и что пользы было бы от поговорок старой ведуньи? Меня поглотил мрак, который был чернее ночи.

А потом я услышала журчание. Я уловила этот звук не слухом, а сознанием. Мои глаза были закрыты, но почему-то я могла видеть. Во мраке возник просвет, и лившееся из него сияние с каждым мигом, с каждым моим измученным жаждой вздохом становилось все ярче и яснее, и наконец я ощутила себя погруженной в ванну, наполненную живительным солнечным светом. А потом — о, какой жестокий мираж породило мое истерзанное жаждой сознание! — золото превратилось в серебро, и я оказалась в потоке медленно текущей воды! Я непроизвольно открыла рот, и вода, благословенная вода поднялась в объявшем меня потоке и омыла мои потрескавшиеся, кровоточащие губы. Я пила и пила.

ДРУСИЛЛА

Вода! Там лежала рядом со мной. Ее руки были развязаны, и с каждого пальца стекали струйки воды. Это казалось невероятным, но это было так. Я сделала большой глоток. Почему-то, утолив жажду, я ощутила другую потребность — не свою, а своей сестры. Я мысленно ответила на ее безмолвную просьбу и снова зачерпнула ладонями и выпила благословенного напитка.

САБИНА

Мое лицо было омыто. Омыто? Но как? Откуда взялась эта вода, которая не только уняла всю боль в моем теле, но словно стала целительным бальзамом для моей души?

«Глотни, — приказала я себе, — а потом попытайся мысленно обратиться к сестрам».

Однако ни та ни другая не ответили на мой зов. Немного встревоженная их молчанием, поскольку каждой из нас было трудно распознать другую, не назвав себя, я непроизвольно мысленно произнесла: «Я — Сабина из рода Скорпи».

ТАМАРА

Как долго еще мы были в пути после нашего странного общего сновидения, я не могу судить. Однако, когда оно закончилось, мой дух словно бы отделился от тела, которое звалось Тамарой, обрел покой в месте, которое укрепило и поддержало меня, будто любящие руки.

Увы, этот заботливый кров рухнул, как только мое тело грубо швырнули наземь. На этот раз я упала на мелкие камни. Удар и боль возвратили меня в мое тело, в то безумие, в которое превратился мой мир.

«Бина! Силла!» — позвала я.

«Я здесь», — ответили каждая из сестер.

Тут меня схватили за ноги и поволокли по земле. При свете дня, наступившего после ночи, наполненной столь невероятными событиями, я увидела Маклана, стоящего возле нас. Он держал в руке нож. Маклан наклонился и сжал другой рукой прядь моих волос. Казалось, он хочет снять с меня скальп. Но он всего лишь срезал прядь и при этом засвистал.

Я узнала напев. Эту песню распевали повсеместно. Не только ее мелодия звучала издевательски. Ее слова могли вызвать гнев у каждого семейства, обитавшего вблизи от границы.

На башню Найнен змей напал,
Там ни один не устоял.
С ним сила какая сравниться могла бы?
Наелись железа и детки, и бабы.
Не змей это был, а из древних времен
Бессмертный и неуязвимый дракон!

— Не стоит ли мне взять арфу, как подобает барду, миледи? — Разбойник провел срезанной прядью по моему лицу. Издеваясь надо мной, он ухмыльнулся. — Погоди, вот услышишь следующий куплет, который я только что сочинил! Мы вас не повесим, нет, — так не поступают Мервены. Твой папаша заточил меня в темницу, сложенную из сырого камня, и я добывал себе воду, облизывая стены. Прижимал язык к голому холодному камню. Не думаю, что там, куда вы скоро отправитесь, у вас будет даже это. Мы вас в Потемки отправим. Пусть за нами охотятся с гончими псами, пусть пускают в ход все свое колдовство — ничего у них не выйдет.

Я гадала над его словами, а он снова позвал своих подручных.

Дальше наши мучители действовали быстро. Нас поволокли по земле и уложили на что-то плоское. Затем этот помост подняли в воздух. Мы не могли пошевелиться и видели только туго натянутый канат над нами. Помост слегка качнулся, и я испугалась, что мы свалимся с него.

Вниз… Нас начали спускать куда-то вниз, и мы могли быть уверены: то, что нас ждет, ничуть не лучше оставшегося позади.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ТАМАРА

Опора, на которой мы лежали, раскачивалась из стороны в сторону. На нее словно бы налетал порывистый ветер. Мы не были ничем прикреплены к помосту и запросто могли свалиться вниз до того, как оказались бы там, куда нас замыслили опустить разбойники.

Как я ни силилась избежать такой судьбы, она все же постигла меня. Я покатилась по помосту и упала. Я падала, пока, окутанная толстой мешковиной, не рухнула на какую-то поверхность с такой силой, что из меня едва не вышибло дух. Я хрипло вскрикнула, а в следующее мгновение на меня что-то свалилось сверху. Потом меня объяла тьма.

САБИНА

Мы раскачивались из стороны в сторону. Но как? Почему? И — кто я? Наконец осознание вернулось ко мне: я Сабина. А потом я упала на что-то, и это «что-то» пошевелилось подо мной. Я услышала сдавленный крик, донесшийся словно бы издалека. Я снова лежала неподвижно. На этот раз — на боку. Собрав все силы, какие у меня остались, я мысленно окликнула сестер:

«Там… Силла!»

«Да».

Это была Силла. Я узнала ее, потому что мысленные «голоса» так же разнятся, как голоса обычные.

«Там!» — снова позвала я. Она всегда была самой сильной, самой уверенной из нас троих. Но именно над ней больше издевался Маклан…

Я не успела еще раз позвать сестру. Кто-то грубо поднял меня вверх ногами и тряхнул, потом рванул к себе. Еще раз… и еще. Я поняла, что запуталась в веревке, к которой был привязан помост.

Еще один рывок — и я освободилась и полетела вниз. Мою щеку оцарапала грубая ткань… мешковина?

«Силла? Там… Там?» — в отчаянии звала я.

«Да, — вновь сразу откликнулась Силла. — Там рядом с тобой… я ее вижу. Но… это кровь у нее на лице? Там!»

Я не могла ни приподнять голову, ни изменить положение, поэтому не видела ничего, кроме полоски начавшего темнеть неба над головой. Но вот на фоне неба мелькнуло что-то квадратное, раскачивающееся на веревке. Помост, с которого мы свалились, время от времени то замирал на месте, то качался из стороны в сторону. Но его явно тянули вверх.

Проводив взглядом помост, я попыталась, будто слепой червяк, перевернуться на спину, надеясь, что найду камень, о который смогу опереться и хоть немного приподняться, чтобы оглядеться по сторонам.

Словно какие-то силы угадали мое желание и ответили на мою безмолвную мольбу. Я наткнулась на что-то твердое, шириной с мои плечи, и смогла чуть-чуть приподняться.

«Быть может, — думала я, — если я буду тереться спиной об этот камень, я сумею хоть капельку сдвинуть вниз ненавистный кокон из мешковины, перевязанный веревками».

На счастье, поверхность камня имела уклон. Наконец мои плечи и голова оказались достаточно высоко, и я смогла оглядеться по сторонам.

Там лежала дальше всех от скальной стены, вдоль которой нас спускали на помосте. Ее глаза были закрыты, к ее правой щеке и лбу запекшейся кровью приклеилась срезанная прядь волос. Дальше меня лежала Силла. Мешковина сползла с ее головы.

— Это… — Силла зашевелила губами. — Это… Потемки.

Она делала паузы между словами. Казалось, она произнесла их с невероятным усилием.

Потемки — что это значило? Темное состояние духа, до которого нас низвели?

Неожиданно моя память обострилась. В бумагах, которые мы изучали, оставшись одни в Гроспере, упоминалась местность внутри страны, где обитали жуткие существа: возможно, это было то самое место, куда днем возвращались все ужасы, наполнявшие ночные кошмары. Но конечно же, это было суеверие, вроде воображаемых чудищ, которыми няньки пугают разбаловавшихся детишек. «Будешь так гадко себя вести — попадешь в Потемки».

Край, лежащий ниже поверхности мира, известного человеку, анклав, куда можно спуститься только по веревке, хотя, конечно, никто в здравом рассудке не стал бы этого делать. Потемки, расположенные где-то в Иакинских горах, не случайно были населены слугами Тьмы. Никто не знал, далеко ли простираются Потемки, потому что оттуда никто не возвращался.

Там вздохнула, открыла глаза и повернула голову к Силле.

— Что же делать? — произнесла она почти шепотом.

Но прежде чем кто-то из нас успел ей ответить, позади меня посыпались мелкие камешки. И Там, и Силла сразу посмотрели на меня — вернее, за меня. Я не решалась пошевелиться, боясь, что потеряю положение, которого добилась с таким трудом.

Однако я все же повернула голову — как раз вовремя, чтобы заметить поток рыжей шерсти, который скользил к нам, будто живой огонь. Обладатель огненной шерсти подобрался к моим ногам и сел по-кошачьи. Но это существо не было кошкой. Оно не было похоже ни на одно из животных, каких я когда-либо видела даже в зверинце королевы — одной из главных достопримечательностей столицы.

Тем не менее мысленно я именовала этого зверя котом. Его голова по форме была похожа на кошачью, кроме ушей — торчащих, но округлых. И конечно, зверь был крупнее любого из домашних питомцев. Тело и лапы у него были неестественно удлиненные, но самым удивительным был хвост — его длина равнялась длине туловища зверя.

Чудище открыло пасть и показало зубы — острые, явно способные разорвать добычу в клочья. Затем оно провело лапой по топорщившимся усикам, встало и лениво пошло к Там.

— Нет! — вскрикнула я, безнадежно беспомощная, неспособная помочь сестре. Зверь, похожий на кошку, явно был хищным и на мою сестру смотрел как на угощение, за которым нет нужды красться.

Крик Силлы присоединился к моему. Там, широко раскрыв глаза, обреченно смотрела на зверя. Голова с клыкастой пастью склонилась к ней, высунулся длинный язык и лизнул лицо моей сестры. Вкус свежей крови наверняка мог усилить аппетит рыжей твари.

Силла попыталась приподняться и сесть, но, как ни старалась, только раскачивалась вперед и назад. Я попробовала сесть повыше. Неожиданно я почувствовала, что одна из веревок у меня на груди ослабла. Я употребила все силы, чтобы высвободить руки, но они онемели. Видимо, из-за того, что я так долго была связана, жизнь ушла из мышц, они обессилели.

Рыжее чудище закончило закусывать кровью Там. Я уловила обрывок того, что пыталась в последней отчаянной попытке сделать моя сестра. Она попробовала мысленно обратиться — не к нам, а к чудищу, сидящему перед ней. Неужели это было возможно?

Я прекратила пытаться сеть повыше и направила силу своего духа в помощь Там. Мы проделывали такое пару раз, пытались играть с передачей Силы, но особой причины для этого у нас никогда не было. А теперь была!

Сначала соединения не произошло. В первое мгновение я даже испугалась, что ослабила дар Там своим вмешательством. Но в то самое время, как я пыталась напитать силой Там, я сама ощущала подпитку — это делала Силла! Мы были крепко соединены с ней и направили наш общий посыл к Там. Наше единение получилось настолько прочным, что, когда неожиданно с нашей волной столкнулась волна Силы другого вида, мы втроем почувствовали наплыв чужеродной энергии. А потом, будто поток воды, чистый и сильный, вытекающий из родника высоко в горах, чужой дар полностью слился с нашими!

Я все же успела немного приподняться и теперь видела Там лучше. Зверь опять уселся по-кошачьи и словно бы внимательно разглядывал нашу сестру. Казалось, все наши усилия оказались тщетными, потому что чудище не собиралось удаляться.

Снова опустилась к Там страшная голова с зубастой пастью. Но на этот раз зверь нацелился не на лицо Там, а на грудь. Я увидела, как рыжее чудище рванулось вперед, и замерла в ожидании крика сестры. Мой посыл дрогнул и почти нарушился, но новая Сила поддержала его, она снова слилась с нашей. Страх начал покидать меня. Быть может, та мощь, которую я призвала, теперь питалась моим страхом?

Зверь с трудом поднял голову. В зубах он сжимал клочок ткани. Наверное, предпочитал поедать свою добычу обнаженной.

Я продолжала тереться спиной о камень, не смея, правда, слишком сильно сосредоточиваться на этих усилиях, потому что страшилась порвать свою часть сплетенной мыслительной нити. Но я уже знала: бояться этого не стоит — я чувствовала себя сильной, как никогда. Никто из нас троих не был наделен даром такого могущества, хотя свои дары мы оттачивали годами. Кто — или что — придало мощи созданной нами Силе, мы не могли понять.

Там и Силла всегда утверждали, что я не доверяю ничему новому и вечно пытаюсь найти объяснение тому, почему получилось то или иное незнакомое действие. Только свой дар целительства я принимала, не требуя никаких доказательств. Но в тот час я осознавала, что не смею задавать никаких вопросов, а должна просто отдавать все силы, какие у меня были, для поддержания мысленной связи.

Зверь продолжал откусывать клочок за клочком мешковину, которой была обернута Там. Мои путы постепенно ослабевали, но не так быстро, как мне хотелось. В зубах зверя появилась полоска белой ткани. Прорвав мешковину, он добрался до ночной сорочки Там.

Острые, как иглы, зубы вновь впились в ткань. Я услышала, как она рвется. Неподвижное тело Там немного приподнялось и тут же опустилось снова. Зверь выплюнул очередную порцию оторванной ткани.

Однако сразу после этого зверь не запустил зубы в обнаженную грудь моей сестры. Он принялся вылизывать ее, как чуть раньше вылизывал лицо. Мой страх немного унялся: ведь чудище до сих пор не растерзало Там. Правда, возможно, дело было в том, что мы уже так долго пребывали в страхе, что успели немного свыкнуться с ним. Я читала в книгах о том, что в стародавние времена, когда моей страной правила династия тиранов и пытки были разрешены законом, у жертвы, на долю которой выпадали самые страшные страдания, какие только могло вынести тело, пропадало ощущение боли. Не это ли происходило с нами?

ТАМАРА

Дыхание этого обитателя Потемок было горячим и несвежим, как у любого хищника. Но пока он таращился на меня зелеными глазами, переставая атаковать окутывавшую меня мешковину, я начала понимать, что он не желает мне зла. Я не прерывала мысленной связи с сестрами. Наоборот: укрепленная Силой, присоединившейся к нам, я продолжала пытаться обратиться к зверю. Я могла только верить в то, что я прикоснулась к его сознанию, хотя я даже не догадывалась о том, как это могло произойти.

Темнота сгустилась вокруг нас, однако мы видели все так же, как видели бы в пасмурный день. Я смотрела только на зверя, выгнувшего спину и склонившегося ко мне. Неожиданно одна из веревок, которыми я была связана — похоже, самая главная, — лопнула. Зверь, похожий на большущего кота, перестал рвать зубами мешковину и начал трогать меня лапой. Очень скоро он смог освободить меня от кокона, внутри которого я так долго томилась.

Я попыталась сесть, но руки у меня словно бы налились свинцом. Но все же я собрала все силы, какие только у меня остались, и выпростала правую руку из лохмотьев мешковины, вытянула ее и прикоснулась к моему спасителю. Мы снова встретились взглядами. Похоже, наша мысленная оборона была не лишней. Вероятно, я вызвала у зверя только любопытство, а не желание съесть меня.

В это мгновение, хотя я этого вовсе не желала, связь прервалась и исчезла. Единение со мной поддерживали Силла и Бина, но явно был кто-то еще, четвертый. Связь оказалась такой же мощной и яркой, как то странствие в неизведанное, когда в момент наших страданий от жажды на нас излилась живительная духовная влага. Мне оставалось только принять свою догадку.

— Он не желает мне зла, — хрипло произнесла я.

ДРУСИЛЛА

Я лежала изможденная попытками обрести свободу. Белокожее тело Там лежало поверх обрывков мешковины, но моя сестра все еще не шевелилась. Я сделала глубокий вдох. Может быть, теперь спаситель нашей сестры подойдет ко мне или к Бине и примется за нас?

Однако зверь не отходил от Там. Он улегся, вытянувшись во всю длину, по-кошачьи, и выпрямил длиннющий хвост.

Перестав страшиться того, что меня очень скоро растерзают и съедят, я дерзнула послать мысленный приказ. Зеленые глаза моргнули, зверь поднял голову и устремил взгляд на Бину. Проворно поднявшись, он подошел к моей сестре. Я крепко сжала зубы и из последних сил попыталась заставить руки и ноги слушаться меня. Меня порадовала боль, означавшая возвращение чувств, хотя ощущение было такое, словно меня хлещут плетью. Я села прямее и обхватила плечи руками, в которые возвращалась жизнь.

САБИНА

Вот так мы обрели свободу. Пока нам не грозило ничего из того, что могло ожидать нас в этом краю, описанном в мрачных преданиях. Поднялся ветер, но мы все еще не пытались накрыться валяющимися на земле клочьями мешковины. Там всегда руководила нами, и мы с Силлой полагались на нее.

Там устроилась на большом валуне. Перед ней сидел ее и наш спаситель. На глазах у меня зверь опустил лапу на колено Там, где черными тенями лежали кровоподтеки. Ни я, ни Силла не пытались словом или жестом отвлечь сестру, не пробовали обращаться к ней мысленно, поскольку было ясно: она каким-то образом общается со зверем.

Силла села ближе ко мне. Мы прижались друг к дружке. Нам так хотелось надеяться, что наша сестра находит ответы, которые послужат нам в будущем.

— Смотри!

Силла отвела взгляд от Там и зверя. Она вытянула руку и указала назад.

Поверхность земли в том месте, куда мы упали, была усыпана крупными и мелкими камнями, ударившись о которые мы получили немало синяков и ссадин. А теперь вокруг некоторых камней появились маленькие кольца света. Их мягкое свечение рассеивало мрак ночи и позволяло нам хоть что-то видеть.

Трудно было противиться любопытству. Я сняла руку с плеча Силлы и, превозмогая боль, наклонилась к ближайшему странно светящемуся камню. Я взяла его и от неожиданности чуть не выронила, потому что камень оказался теплым! Я стала поворачивать камень в руке. Его шершавая поверхность была похожей на грани кристалла. Прозрачный минерал светился сам собой. Мы с Силлой стали разглядывать мою находку. Силла наклонилась ближе, чтобы лучше рассмотреть камень, но тут Там вдруг резко встала и поманила нас к себе.

— Пойдем!

Слово прозвучало как приказ. Мы не стали задавать вопросов и пошли за сестрой.

ТАМАРА

Почему-то я не удивилась, когда получила мысленный ответ от рыжего зверя. Связь получилась не такой отчетливой, как с Биной и Силлой; я словно бы слышала гул — или мурлыканье. Но в этом звуке была Сила, полностью прогоняющая страх, и я поняла, что между нами хотя бы отчасти установилась связь.

В том, что исходило от зверя, не было ни слов, ни образов, хотя я догадывалась, что зверь пытается показать мне какие-то картины. Предо мной на краткий миг предстало странное место. Я увидела его смутно, словно сквозь вуаль. Чуть позже я поняла. Этот непростой зверь хотел, чтобы мы пошли за ним. Поскольку теперь между ним и мной возникло доверие, я позвала сестер и приготовилась идти туда, куда нас поведет странное существо.

Некоторое время дорогу нам озаряли светящиеся камни. Высокие растения — кусты или даже деревья — шуршали вокруг нас. Мы шли следом за рыжим зверем, шерсть которого отливала янтарем, и я поймала себя на том, что мне хочется узнать его имя. Это было не животное, и неверно было считать его таковым.

«Четвероногий, говорящий с двуногими, как ты зовешься?» — передала я мысль со всей силой, на какую только была способна.

И получила ответ! Перед моим мысленным взором возникла картина: дерево с таким толстым стволом, какого я никогда в жизни не видела. Вверх по этому могучему стволу проворно взлетела полоска рыжего меха…

«Древолаз?» — предположила я.

В ответ прозвучало одобрительное мурлыканье.

— Его зовут Древолаз, — сказала я Силле и Бине.

Древолаз продолжал идти вперед, а мы некоторое время шли за ним довольно уверенно. Но вдруг земля словно бы ушла из-под ног. Мы втроем покатились вниз по склону, задевая комья глины. Наш проводник катился вместе с нами, почти улегшись на спину. Я уловила импульс его изумления. Похоже, его удивило наше общее негодование. Наконец он шлепнулся в воду, а в следующее мгновение в воде оказались все мы. Речка была не слишком широкая, а глубиной — всего по колено. Она текла по глинистому руслу, усеянному небольшими голышами, излучающими легкое сияние.

Древолаз поднял длинный хвост и прикоснулся им к моему бедру чуть выше поверхности воды. Я приняла предложение зверя и сжала в пальцах мокрый хвост. Держась за него, я зашлепала вперед.

ДРУСИЛЛА

Реки редко текут прямо. И эта тоже несколько раз делала повороты, так что через некоторое время мы брели уже не к стене нашей тюрьмы, а скорее, вдоль обрыва. По крайней мере, мне так казалось. Свет, исходящий от камней, достигал краев неглубокой речки, но дальше почти ничего видно не было. Ради безопасности и из страха перед ожидающей нас неизвестностью мы с Биной шли взявшись за руки.

Вдоль берегов местами росли кусты, а в воде кто-то обитал. У многих из этих странных существ некоторые части тела, как и галька на дне, светились. Нам на глаза попадались то ухмыляющиеся головы с белыми зубами, то мелькающие в воде передние или задние лапки, озаренные сиянием. К счастью, обитатели реки уплывали и убегали из-под наших ног в заросли прибрежной растительности. Над поверхностью воды парили крылатые существа, и их тельца тоже были тускло освещены.

Неожиданно я осознала кое-что еще: вода была теплой, подогретой! Я словно бы ступила в ушат, приготовленный для принятия ванны. Я непроизвольно остановилась и, высвободив руку из руки сестры, сложила ладони ковшиком, зачерпнула воды и вылила на натертую веревками кожу. Бина последовала моему примеру, а потом нам пришлось поторопиться, чтобы нагнать Там и существо по имени Древолаз.

Неожиданно прямо перед нами возникла каменная стена. Видимо, я совсем перестала следить за тем, куда мы двигались. Речка протекала через каменную арку. С дальней стороны этого прохода свет словно бы горел ярче.

Там не стала останавливаться, и мы, не растерявшись, последовали за ней. Сияние теперь исходило не только от дна реки. Вода бежала под аркой. С правой стороны на стене были видны кристаллические жилы. Я не сразу заметила, что из переплетений этих линий складывается определенный рисунок.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

САБИНА

У меня перехватило дух. Я узнала этот изгиб линии, эти переплетающиеся, а затем расходящиеся завитки, образующие лабиринт кружков. Этот орнамент так зачаровал меня, что я застыла в неподвижности. Мое сердце часто билось.

«Пойдемте!» — повернувшись к нам, мысленно произнесла Там.

«Нет!» — Я отказалась исполнить приказ с такой же резкостью, с какой он был послан.

Я даже не стала задерживать взгляд на сестре, чтобы увидеть, какое впечатление на нее произвел мой отказ. Вместо этого я с силой прижала пальцы к вискам, не обращая внимания на то, какой болью отозвались ссадины на лице.

Я закрыла свое сознание от требований внешней жизни — от всего, кроме поисков в глубинах памяти. Найденные слова я произнесла вслух:

Чтобы не был мой путь одинок,
Я готова твердить непрестанно:
Рядом с ними неведом мне страх.
Справа — та, у которой в руках
Вечный светоч и звездный клинок,
Слева — брат ее с Книгой Зортана.

Неужели эти слова действительно были видны в воздухе так, как видела их я? Внезапно что-то полетело к стене — или попыталось полететь, но исчезло так же стремительно, как появилось. Орнамент продолжал извиваться, его хитросплетения все сильнее вовлекали взгляд в свой мистический танец… но… нет! Эти линии, которые были так резко очерчены, теперь смягчились. Казалось, вещество, излучающее свет, тускнеет.

Но я не двигалась с места.

Строки Книги Зортана гласят:
Свет превыше и больше, чем мрак.
Свет низринет гнетущую Тьму.
Величайшею сказано так.
И — быть посему!

Я протянула руку. Насколько я знала, даже у нашей матери, могущественнейшей волшебницы, ни разу не было причины осуществить этот ритуал. А осуществлять его, плохо владея Силой, было страшно. И я имела все основания страшиться.

Водой и камнем,
Небом и землей,
Йи, Йяром —
Сутью всех вещей
И тем, чем только кажутся они…

Меня поймали чьи-то руки, потащили назад. Я пошатнулась. Рука протянулась из-за моей спины и закрыла мне рот.

— Молчи!

Еще ни разу в жизни я не слышала в голосе Там такого гнева. Ее ладонь соскользнула с моих губ, а потом ее пальцы впились в мои обнаженные плечи.

— Чувствуй, дура ты этакая, чувствуй! — приказала Там, не отпуская меня.

Часть силы, вызванной заклятием, вытекла из меня. А потом… да, я почувствовала. Нечто мерзкое, отвратительное ползало вокруг меня, и я поежилась от отвращения и страха. Мне казалось, что вокруг меня обвился змей, покрытый шершавыми чешуйками. По всей видимости, чары спали, а это были остатки удара Силы — такой мощи, какой я никогда не видывала.

— Пойдем…

Там убрала руку с моего левого плеча. Силла встала по другую сторону от меня. Они вместе повели меня в сторону от стены и вперед. Впереди нас в воде стоял Древолаз, оскалив зубы в ухмылке и помахивая хвостом. Зверь тут же развернулся и пошел дальше.

Я все еще дрожала от проникшего внутрь холода. Казалось, вода, по которой я ступаю, теплее меня. Через несколько мгновений я нашла в себе силы заговорить.

— Этот орнамент — из Тьмы. Может быть, мы шагаем прямо в пасть Зла!

— Не здесь, — отозвалась Там. — Этот орнамент очень древний. В свое время он был наделен смыслом, который теперь не мог нас коснуться. Это была не западня.

Как Там могла быть настолько уверена? Мне хотелось прокричать этот вопрос, но слова протеста не слетели с моих губ, они умерли у меня в горле.

Мы шли все дальше, шлепая по воде. Речка снова изменила направление. Впереди было светлее. Я брела вперед, сестры вели меня под руки, а наш четвероногий проводник шлепал впереди. Наконец меня вывели из воды, и все мы оказались в огромной пещере.

Зверь, похожий на кота, остановился. Он снова призывно махнул хвостом, и Там ухватилась за его мокрый пушистый хвост. Теперь я была связана с Древолазом через Там и чувствовала прилив чужеродной, но не звериной Силы. Эта Сила протекала сквозь меня — и вдруг я освободилась от Тьмы, которая овладела мной там, в туннеле.

ДРУСИЛЛА

Я схватила Бину за руку и не отпускала. Ее напряженность и сопротивление мало-помалу угасали. Там и рыжий зверь ушли вперед. Мы шли медленнее их, потому что Бина нетвердо держалась на ногах. Нас окружало много интересного, и я то и дело оглядывалась по сторонам.

Пещера все больше расширялась. Постепенно стало ясно, что речка, словно тропа, бежит по краю пещеры к тому месту, где с середины каменной стены срывается водопад. В этом месте она и берет свое начало. По обе стороны от водопада свисали зеленые гирлянды каких-то вьющихся растений, похожие на раздвинутые портьеры.

Мы пошли дальше следом за Там, и растительность вскоре исчезла. От главной пещеры в разные стороны отходили туннели, заканчивающиеся маленькими пещерками. Один из таких альковов, находившийся слева от нас, был отгорожен от главной пещеры ширмой высотой нам до плеч.

Там остановилась прямо перед ширмой, лицом к уступу, протянувшемуся напротив алькова. Тут мы присоединились к ней.

ТАМАРА

Древолаз вынудил меня остановиться. Я смирилась с его решением. Я уже понимала, что мы с ним способны каким — то образом общаться. К тому времени я знала не только что Древолаз — мужского пола и что он — не животное. Еще я знала то, что привести нас сюда его заставило нечто важное.

Оттуда, где мы остановились, был хорошо виден уступ каменной стены. Этот уступ был обитаем. В первое мгновение я испугалась, что мы стоим лицом к лицу с другими обитателями Потемок. Но тут же поняла, что перед нами не нечто из плоти и крови, а предметы, изготовленные руками людей.

Там стояла низкая скамья из обожженной глины, в которую были вставлены светящиеся кристаллы. На этой скамье сидели две маленькие статуи. Они изображали людей явно не таких, как мы. У статуй были руки, ноги и туловища, похожие на наши, но головы на широких плечах совсем не были похожи на человеческие. Голова одной статуи представляла собой голый шар, черты лица на котором не были обозначены, но материал, из которого была сделана голова, в некоторых местах был сформован так, что это походило на шрамы. Вторая статуя была немного выше. Ее голова имела форму застывшей капли, вытянутой вверх. У этой статуи тоже не было лица.

Однако, продолжая разглядывать эту странную парочку, я не испытывала отвращения; скорее, у меня возникала уверенность, что здесь, в этом месте, они служат символом покоя. Я чувствовала это потому, что при нашем внезапном появлении не сработали никакие охранные заклятия.

Та Сила, что привела нас сюда, неожиданно исчезла. Теперь мы, как некогда страшную жажду, ощутили голод. Наше желание сразу же получило милосердный ответ. Ниже уступа, на котором расположились изображения не то чужеродных существ, не то неведомых божеств, располагались вырезанные в камне полки. На них лежала еда. Мы, не сговариваясь, поспешили к этим полкам.

Мы увидели глиняные горшочки, кувшины, накрытые тряпицами корзинки. Усевшись рядом с каменными полками, мы принялись за еду. Сушеные фрукты мы узнали, но не смогли понять, вяленое мясо какого животного запасено в пещере и из какого зерна смолота мука, из которой испечены пышные булки. Еду мы запили фруктовым соком из кувшина. Сок оказался очень вкусным.

ДРУСИЛЛА

Все мы неплохо разбираемся в растениях, однако я не смогла дать название ни одному из запахов и ни одному из вкусов пищи, найденной нами в пещере. Однако наши обереги не предупредили на с о том, что пища может быть отравленной, поэтому я с радостью ела и пила. Я аккуратно облизывала кончики пальцев, измазанных чем-то похожим на варенье, когда Бина проговорила:

— Там, Силла… Где мы?

Я ответила первой — спокойно, сдержанно, помня о том, как мы помешали Бине прогнать Силу, которую она сочла чужой.

— В Потемках.

Мой ответ был краток, но больше я ничего не могла сказать.

Там в очередной раз угостила Древолаза кусочком вяленого мяса и дала Бине ответ, совершенно отличный от моего.

— Это нам предстоит выяснить. Но сначала… — Она покачала головой и зевнула. Грубо обрезанная прядь упала ей на глаза. — Сначала мы можем отдохнуть здесь.

Ее голос звучал так уверенно, что мы не могли спорить. В следующее мгновение Древолаз устремил взгляд на Там; затем, вероятно почувствовав ее усталость, зверь пошел по каменному полу пещеры и указал носом на ширму, закрывавшую альков. Мы настолько изнемогли, что даже не попытались подняться на ноги. Просто бросили остатки трапезы — и поползли вдоль уступа.

В расположенной за ним комнатке стояла кровать, похожая на те, что ставят для прислуги или детей. На кровати было несколько простыней и одеял, но она явно предназначалась только для одного человека. По обычаю, которому мы следовали с детства, мы решили бросить жребий. Удача улыбнулась Там.

Правда, рядом с кроватью стоял сплетенный из лозы сундук, и внутри мы обнаружили много постельных принадлежностей. Из них мы устроили две лежанки и разместили их по обе стороны от кровати. Лежать было вполне удобно. Наконец наши тела, покрытые синяками и ссадинами, обрели отдых. Мы заснули.

ТАМАРА

Мое пробуждение было не резким, но полным. Тусклый свет в комнатке не стал ярче, но я ясно видела все вокруг. Я села на кровати, доставшейся мне по жребию. То, что я увидела, заставило меня сжать в руках край одеяла и натянуть его до подбородка.

Рядом с Древолазом в изножье кровати стоял человек и смотрел на меня так, словно я — одно из чудищ, которые, согласно преданиям, населяют Потемки.

Незнакомец был чуть выше ростом, чем мой отец. Одежды на нем было совсем немного — то ли из-за теплой погоды, то ли потому, что недоставало ткани. Безрукавка, подпоясанная ремнем, и облегающие легинсы. Ни плаща из буйволовой кожи, ни полудоспехов, какие носят все мужчины Севера.

Куртка и штаны были изготовлены из какой-то темной ткани, поблескивающей мириадами крошечных искорок, но эти искорки не были выстроены в какой-либо рисунок. Пояс из блестящей сетки, к которому были приторочены торбочки и чехлы, обвивал тонкую талию широкоплечего незнакомца.

Я не смела посмотреть ему в глаза — скорее, не от страха, а от смущения. Оказаться обнаженной (ведь я сбросила с себя лохмотья, оставшиеся после того, как Древолаз избавил меня от кокона из мешковины) перед мужчиной, на чьей постели я спала!.. В таком положении следовало вести себя дипломатично, а я и в лучших обстоятельствах не блистала такой способностью. Однако я понимала, что мне следует хотя бы попытаться; я могла только надеяться, что у меня хоть что-то получится. И я решилась поднять глаза и посмотреть на незнакомца.

Кожа у него была светлее, чем у любого из мужчин, проводивших много времени под открытым небом, и бороду он не носил. Все знакомые мне мужчины имели хоть какую-то растительность на лице. Волосы у него были густые, темно — рыжие; они лежали крупными волнами, были зачесаны назад ото лба и, по всей видимости, схвачены лентой. По левой щеке незнакомца тянулся старый шрам.

Задумчиво глядящие глаза были зеленые, как у меня. Тревожило не то, что незнакомец не отрывает от меня взгляда, а то, что его взгляд словно отстранен. По всей видимости, этого человека охраняли мощные личные обереги.

Я еще выше натянула одеяло. Я бы предпочла укрыться с головой, но понимала, что должна представиться.

Следовало назвать свое имя? Возможно, моих сестер и меня просто-напросто подвели к тому, чтобы мы себя выдали? Но я — Тамара — ни за что бы не выдала ту Силу, которая кроется в звуках, именующих не только мое тело, но и душу, если бы только меня не принудили.

— Если это ваши покои, — наконец нарушила я молчание, — то мы вправду вошли сюда без спроса. Древолаз нашел нас тогда, когда нам было очень трудно, и привел нас сюда после того, как Зло взяло нас в плен без какой-либо нашей вины.

Древолаз встал на задние лапы, передними уперся в бедро незнакомца — и кивнул головой словно бы в подтверждение моих слов.

— Кто… — проговорил незнакомец, но больше ничего сказать не успел. Его прервал сдавленный крик.

Бина села, неловко поднялась на ноги и поспешно закуталась в одеяло. В следующее мгновение рядом с ней встала Силла.

Незнакомец стал внимательно разглядывать моих сестер. Силла поприветствовала его реверансом и плотнее завернулась в одеяло. Бина шагнула к кровати и встала, как на страже.

— Кто вы такие, — повторил незнакомец, окинув взглядом нас троих, — так похожие одна на другую и ищущие здесь приюта?

Ни о чем не догадывающийся хозяин действительно спрашивал имена своих непрошеных гостий. А я даже не смела попытаться выяснить (если мои подозрения были верны), не наделен ли этот человек даром, способным сравниться с нашими.

Его одеяние, как я уже упомянула, было совершенно не похоже на те наряды, которые носили обычные северяне. Но тут я заметила, что в чехле, предназначенном для кинжала, нет ни кинжала, ни даже охотничьего ножа.

Но то, что в чехле не было костяного или стального клинка, не означало, что он пуст.

За годы обучения волшебству я ни разу не встречалась ни с одним из адептов этого искусства, кроме женщин нашего рода. Но я давно поняла, что в большом мире, за пределами островного континента, где мы родились, живут другие люди, имеющие дело со Светом и Тьмой и даже с различными Силами.

Чужак — но нет, это мы были здесь чужими, это мы вторглись в его жилище — нахмурился и уставился на меня изумрудными глазами. Да, этот мужчина был наделен даром, но его дар для меня был неизмерим, он не был похож на те дары, которыми славился и гордился Дом Скорпиона.

Силла и Бина рискнули одновременно мысленно обратиться ко мне: «Там, ты должна назвать свое и наши имена или как-то иначе объясниться, иначе этот человек узнает то, что ему нужно, применив Силу».

Я неохотно уступила.

— Мы из рода Скорпи, мы дочери графа Версета, алсонийского лорда-смотрителя Приграничных земель, и мы находимся под покровительством королевы.

— Вы довольно далеко к северу от границы, — заметил незнакомец. — Кто — или что — привело вас сюда в таком виде?

Я не собиралась говорить лишнего.

— Под чьим знаменем мы пребываем теперь?

Незнакомец, похоже, слегка задумался над моим вопросом. Он снова обвел взглядом нас троих и наконец улыбнулся.

— Знамя моего рода более не развевается, миледи, — со времен Эрсуэя. Я человек без рода и без имени.

— У всех существ есть имена, — возразила я, указав на Древолаза, — даже у зверей. Поэтому и вас должны как-то звать.

Я заметила, как незнакомец вдруг напрягся. А Древолаз глянул на меня и оскалился.

— Битва при Эрсуэе произошла в тот день, когда мы вошли в мир, — добавила я. — Судя по вашей внешности, вы в ту пору были слишком юны, чтобы держать в руке меч.

Незнакомец промолчал. В разговор вступила Силла.

— Война давно завершилась, но земли по-прежнему страдают от набегов и грабежей вдоль границы. Наш отец договорился о встрече для заключения перемирия. Он находился на Совете вождей, когда нас похитили.

— Теперь перемирие, на которое возлагались такие надежды, наверняка не состоится, — добавила я. — Я слышала, что по следу тех, кто нас похитил, пущена погоня и впереди всадников бегут гончие-ищейки. Старкаддерам придется за многое ответить перед своим королем в Кингзбурке.

И вновь хозяин пещерных покоев некоторое время помолчал, но наконец сказал:

— Думаю, было бы лучше, если бы вы поведали мне всю историю, дамы. Мне очень интересно об этом узнать.

Я была не в лучшем настроении для того, чтобы рассказывать подобные истории, и потому сказала, предварительно облизнув губы:

— Господин, нас оставили без подобающей одежды…

Он не рассмеялся, как я отчасти ожидала. Он проявлял только интерес.

— Быть может, у меня кое-что для вас найдется.

Я не успела ничего сказать, а он отвернулся и исчез за ширмой, оставив нас гадать, каков будет его следующий шаг.

Вскоре мы узнали об этом. Из пещеры за ширмой донеслись звуки. Вскоре человек, чьими незваными гостьями мы стали, возвратился, прижимая к груди узел. Он бросил этот узел на кровать, и я вздрогнула от испуга.

— Возьмите то, что вам подойдет. Я не кроил одежду ни для кого, кроме себя. — Затем он снял с пояса туго набитую торбочку и бросил ее на кровать. Торбочка приземлилась рядом с узлом. Послышалось звяканье. — Когда оденетесь, — сказал незнакомец, — расскажете мне свою историю.

Мы не успели поблагодарить его. Он снова исчез за ширмой.

Мы занялись тем, что он принес. Мы понимали: чем скорее оденемся, тем быстрее сможем встретиться с ним и узнать, что нас ждет.

Я развязала узел с одеждой и разложила вещи на кровати. Оказалось, что незнакомец принес нам три пары штанов, три куртки и три пары мягкой обуви, сшитой из четырех слоев шкуры какого-то зверя. Шкура была покрыта коротким мехом.

Силлу одежда не обрадовала. Из нас троих она больше всех любила красиво и модно одеваться.

— Уж это точно не придворные наряды, — печально проговорила она. — Но они все же лучше того, во что мы теперь одеты.

Она брезгливо фыркнула и, раздевшись, бросила на пол изодранную ночную сорочку и лохмотья мешковины.

Бина взяла штаны, лежащие ближе ко мне, и встряхнула. Оказалось, что они сшиты из двух слоев кожи. Швы были снаружи. Бина неплохо разбиралась в шитье. Я тоже умела сортировать шерсть, отбирать лен и даже знала цены на заморские шелка лучше многих торговцев, но эти вещи были скроены из материала, которого я никогда прежде не держала в руках.

Во-первых, изнутри кожа была мягкой, а снаружи ее покрывали чешуйки. Цвет кожи был серым, однако она казалась почти голубой — за счет окраски краев чешуек.

Такая кожа могла быть снята с одного крупного существа либо — в Верхнем мире (я уже непроизвольно начала именовать наш мир «Верхним») — со многих помельче. Но все это были змеи. Однако, когда я более внимательно осмотрела штаны изнутри, я обнаружила всего два шва, а не столько, сколько ожидала. Нигде не обитает змея, с которой можно было сиять такую кожу! И все же это была змеиная кожа, иначе я никак не могла назвать этот материал.

— Змея, — проговорила я и протянула штаны Бине.

Она помяла штаны в руках и почувствовала, что кожа тонкая, как плотный шелк.

— Нет! — Силла успела потянуться за чешуйчатыми штанами, но от испуга поспешно отдернула руку. Бина между тем внимательно рассматривала штаны изнутри.

— Быть может, когда-то в древности жила змея такого огромного размера, и она сбросила кожу, и эта кожа сохранилась…

Бина прервала меня.

— Хочешь сказать, что это дракон, Там? Но драконов не существует…

Она скомкала штаны в руках, но они не помялись, совсем как прочная ткань.

Я больше не стала гадать, из чего сделаны эти штаны. Я взяла их и натянула. Конечно, они были скроены не на меня и не сели на меня так плотно, как легинсы, в которые был одет хозяин пещеры. Да и пояс пришелся почти на середину груди. Как их закрепить? Чем подпоясаться? Но тут Бина вспомнила про торбочку, которую оставил Безымянный.

Она развязала шнурок на горловине и вытряхнула содержимое торбочки на кровать. Мы ахнули. Золотой поток сверкал драгоценными каменьями. Это было похоже на речку, по которой мы шли прошлой ночью, — речку со светящейся галькой на дне. Казалось, каким-то волшебством речка превратилась в золото.

— Сокровища! — Силла шагнула ближе. — Значит, предания все же не лгут!

Она взяла большую брошку, посередине которой красовалось кольцо из драгоценных камней. На первый взгляд они показались черными, но стоило немного наклонить брошку, и каждый камень показывал в своих глубинах тоненькую полоску ало-золотого свечения.

Я взяла скрученный из золотой, переплетенной с еще каким-то металлом нити поясок. Это украшение тоже поблескивало огненными искорками, лежащими у самой поверхности. Пояском я подвязала чешуйчатые штаны.

Мы поспешили воспользоваться невероятной щедростью человека, который нас приютил.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

САБИНА

В торбочке оказалось достаточно разных брошек, с помощью которых мы могли заколоть одежду в нужных местах. Окончательно удостоверившись, что одежда с нас не спадет, мы придирчиво осмотрели друг друга. Там взяла цепочку с крошечными звеньями, каждое из которых было украшено маленьким драгоценным камешком, и закрепила этой цепочкой обрезанную прядь.

Конечно, мы выглядели странно.

— Да, не придворные наряды, — сказала я. — А вы хорошо рассмотрели эти украшения? — спросила я и указала на три брошки, которыми закрепила края куртки на груди.

— Если их изготовил какой-то алсонийский золотых дел мастер, — заметила Там, — то это было давным-давно.

— Они с буквами, — сказала я. Я была уверена, что некоторые странные завитки и дуги имеют определенное значение.

Я заметила, что Силла, прищурившись, разглядывает отобранные ею украшения. Она нахмурилась, и я почувствовала, что ей не хочется, чтобы моя догадка оказалась верной. Наверное, ей казалось, что чем меньше она станет задумываться над надетыми украшениями, тем лучше.

На кровати осталась кучка сверкающих драгоценностей. Я собрала их, уложила в торбочку и завязала шнурок на горловине.

— Готовы? — спросила я, чувствуя, что сама-то вряд ли буду когда-нибудь готова.

— Готовы, — одновременно ответили мои сестры.

Мы обошли ширму и вышли в пещеру.

Я была уверена, что безымянный гость будет ждать нас. Но ни его, ни Древолаза нигде не было видно. Все, что случилось до сих пор, казалось многослойным сном. Как дети, неуверенно чувствующие себя в новой обстановке, мы взялись за руки.

Нас встретил запах — более приятный, чем любой иноземный аромат. Это был запах жарящегося мяса. Я взглянула туда, где мы трапезничали ночью, ожидая увидеть ужасный беспорядок, оставленный нами ночью. Но все было прибрано. А дальше, в глубине пещеры, куда мы еще не ходили, по полу расстилались красноватые отсветы.

Мы направились туда — и увидели очаг. Над ним на цепи был подвешен кусок мяса. Цепь сама поворачивалась то в одну, то в другую сторону, и мясо поджаривалось равномерно. Время от времени слышалось шипение капель жира, стекающего на огонь.

Очаг был устроен совсем рядом со стеной пещеры, а неподалеку от него в стене были вырезаны полки. На них лежали ножи и две вилки с длинными рукоятками. Я протянула руку к ножу, который лежал ближе всех, подумав, что не помешает хоть какая-то защита. Хотя Безымянный не дал нам повода бояться его, а пока только поражал нас своей щедростью, мне было бы спокойнее иметь под рукой хоть какое-то оружие. Но вот я взяла нож и рассмотрела его более внимательно.

— Каменный!

Нож был явно изготовлен из какого-то минерала, хотя и потерял изначальный цвет из-за частого использования. Он оказался тяжелым и не отличался хорошим балансом.

— И вилка тоже! — воскликнула Силла, взяв одну из вилок. Два длинных зубца были высечены из какого-то камня.

— Каменные они или нет, — высказалась я, — но сделаны очень искусно.

Там взяла другой нож и осторожно прикоснулась к его острию кончиком пальца.

— Готова поставить на что угодно, это не грубая работа, — сказала она.

— Что же, это Безымянный все сделал? — спросила Силла.

Я подошла поближе к очагу и ткнула кусок мяса ножом, словно наносила смертельный удар. Каменное лезвие легко пронзило мясо насквозь. Я вынула нож и стала еще более внимательно рассматривать его.

Там восхищенно ахнула и, подойдя ближе к полке, сняла с нее чашу такого размера, в которую вполне поместился бы большой кусок мяса, жарящийся над очагом.

— Давайте поедим, — предложила я и снова проткнула кусок мяса ножом.

— Можешь отрезать кусочек? — спросила Там, поднеся чашу к очагу.

— Посмотрим, — отозвалась я.

Как всех нас, меня наставляли в кулинарном искусстве, но снимать мясо с огня… Эту работу обычно выполнял помощник повара.

Все же мне удалось отрезать кусок мяса каменным ножом — он оказался на удивление острым. Мы отнесли чашу с мясом к тем полкам, около которых ели ночью, — туда, где стояли странные слепые статуи. Мы сели и поели мяса, к которому добавили кое-что из припасов, хранящихся на полках. Ели мы в основном руками.

На этот раз мы не забыли о хороших манерах и отнесли пустые миски и всю прочую посуду к речке, чтобы помыть. Мы обнаружили, что чем ближе к водопаду, тем вода теплее. Поставив вымытую посуду на полки, мы устроились на полу и сели, скрестив ноги. Хозяин пещеры так и не появился, и Древолаза нигде не было видно. Какое сейчас время суток в Верхнем мире, мы понятия не имели и могли только гадать, давно ли нас увезли из Гроспера.

Силла неожиданно заговорила о Безымянном.

— Не может ли этот незнакомец быть тем, о ком мы слышали, — Потерянным королем? Этот мальчик — ему ведь было семь или восемь лет. Некоторые клялись, что он убит и его тело где-то спрятали, Маклан и для нас готовил такую судьбу под конец, не сомневаюсь. Так часто поступают с пленниками, когда за разбойниками отправлена погоня. Мы бы не выжили, если бы нас не разыскал и не освободил Древолаз.

— Дитя семи лет от роду? — проговорила я задумчиво. Возможно, догадка Силлы была верна. Я провела рукой по колену, обтянутому чешуйчатой штаниной. — Хотя… Нижний мир явно использовали разбойники в прошлом, чтобы избавиться от тех, кого им нужно было спрятать. Пусть они не получат выкупа, пусть жертва погибнет — можно ли найти более удачное место? И главное, существуют предания о Потемках. Но разве известно хоть об одном человеке, который бы попал сюда и остался в живых?

Там, против обыкновения, долго молчала и, как я заметила, то и дело поглядывала вправо, будто ожидала, что хозяин пещеры может вот-вот вернуться. Похоже, мой вопрос ее смутил.

— Наверное, — проговорила она, — вы читали летопись клана Дэкнер — ту, которая сохранилась с пятого года правления королевы Марозы. В этой летописи сказано: некий разбойник клялся, что в Потемках обитают чудовища, пожирающие людей. Когда после сожжения башни Макитон был схвачен Черный Бурн, он утверждал, что одержал бы победу, если бы почти половина его людей не соблазнилась слухами о сокровищах. Он говорил, что они спустились в Потемки, куда не по своей воле попали мы, и что никто из них не вернулся.

— Это место, — медленно произнесла Силла, — не на Юге и не на Севере… А что нам известно о Потемках и Безымянном?

Там негромко проговорила:

— Он наделен Силой. Это не такая Сила, какой владеем мы, — но тем не менее это Сила.

— Значит… вы верите, что это так?

Он появился позади нас, будто вызвал свое тело из тени, чтобы оно служило ему. Словно бы прочитав мои мысли, он повернулся ко мне.

Его посыл был мощен, словно резкий укол меча.

Жар… боль! Я непроизвольно зажала уши ладонями, крепко прижала их к вискам, словно боялась, что у меня расколется череп. Такой передачей мысли можно было убить.

От моего личного оберега, которому я доверяла всю свою жизнь, не было никакого толку. Этот удар застиг меня врасплох. Но он не завладел мной и не убил меня. Быть может, от немедленной капитуляции меня спасло то, что мой дар был не таким, как его дар. Невзирая на то что под действием его Силы моя защита слабела, позвать на помощь Там и Силлу я еще смогла.

Они быстро почувствовали, что меня атакуют, и присоединились ко мне. Затем в наступление пошла Там, которая всегда была самой сильной из нас троих и в таких делах, и во владении обычным оружием.

Я перестала воспринимать что бы то ни было, кроме Силы — объединенной Силы. Она предстала перед моим мысленным взором в виде извивающейся, словно змея, светящейся во мраке ленты. Красно-золотой скорпион из нашего родового герба поднял хвост, готовясь нанести удар другому существу, более крупному и похожему на зелено-черную ящерицу.

Только это я и успела увидеть, а затем видение исчезло. Мне казалось, что разум мой уничтожен.

ТАМАРА

Его атака была внезапной, но нас, обладающих даром, не так просто застигнуть врасплох. Наши обереги подействовали, но защита Бины, похоже, рухнула. Однако устояло основание этой защиты — за счет того, что мы с Силлой оборонялись в полную мощь. Бина жалобно вскрикнула и покачнулась. Силла успела подхватить ее. Я вскочила на ноги и повернулась лицом к Безымянному.

«И вправду для таких, как ты, нет имени, — в ярости подумала я, — и путь твой — во Тьму».

Наша триада распалась. На месте Бины возникла пустота. Но в тот миг у нас не было времени заботиться о сестре. Мы должны были вложить в посыл весь свой страх и гнев, всю Силу, какую только могли собрать.

Обычное мое зрение затуманилось от этих усилий, но все же я заметила, как Безымянный пошатнулся. Значит, мы все же сумели дотянуться до него! К счастью, нам нужно было направлять наше оружие только на него, других недругов поблизости не было.

«Сила… Только не подведи!»

Безымянный пошатнулся сильнее. Его атакующая Сила исчезла, словно кто-то дунул на свечу и она погасла. Сила пропала настолько внезапно, что я едва удержалась на ногах и качнулась вперед, будто пыталась выбить плечом дверь, а она неожиданно распахнулась. Моя правая нога уперлась в бок упавшего Безымянного. Я пыталась овладеть своим даром, укротить его, угасить.

Безымянный лежал на спине. Его зеленые глаза сверкали, но в них не было жизни. Неужто мы вправду прикончили его?

Я упала на колени и прижала пальцы к шее Безымянного. Его сердце еще билось.

— Там! О, Там! — позвала меня Силла. Бина лежала на полу пещеры рядом с ней. Возвращаясь к сестрам, я попробовала слегка коснуться сознания Бины, но ответа не получила. Ее сознание не было закрыто силой воли или с помощью оберега. Она словно перестала существовать!

Так что же… она умерла? Мы не убили напавшего на нас Безымянного, но не мог ли он убить Бину — нашу хладнокровную, упрямую сестру, которую я всегда считала якорем для себя и Силлы? Неужели Безымянный по какой-то причине теперь посчитал нас врагами?

Правая рука Силлы скользнула за край куртки Бины. Она устремила на меня взгляд, наполненный облегчением.

— Она жива?

Я поспешно опустилась на колени рядом с ними и попыталась обнять обеих.

— Да. А он?

Силла с нескрываемой ненавистью воззрилась на неподвижно лежащего Безымянного.

— Он жив. По крайней мере, его тело живо.

Более всего такие, как мы, страшились использовать Силу, перейдя порог собственной защиты, боясь погубить дух человека, от которого тогда осталась бы только пустая оболочка. Неужели мы действительно обрекли Безымянного на такую судьбу?

Силла сняла с плеча мою руку, оставила Бину на меня и бросилась за ширму. Я смотрела на Безымянного. Почему он напал на нас только теперь? Он без труда мог бы прикончить нас, когда мы спали, — в этом я не сомневалась. Если только он не захотел для начала изучить нас получше…

Дар, подобный нашему, редко можно отыскать на Севере. Здесь дар никогда не лелеяли и не чтили, как в наших краях, где, за редким исключением, он был привилегией женщин — так же как воинский талант чаще даровался мужчинам.

Я была уверена в том, что Сила, источаемая Безымянным, иного вида, чем наша, и дар его вовсе не был схож с нашим. Напавший на нас был жив, но не опустошенное ли тело лежало перед нами? Однако сейчас прежде всего мы должны были спасти Бину.

«О Великая Сила, — безмолвно взмолилась я, — пусть наша сестра вернется к нам целая и невредимая!»

Возвратилась Силла, принесла одеяла. Мы сложили их и уложили на них Бину, как могли, удобно.

— Бина лучше нас с тобой знает целебные травы, — проговорила Силла, гладя волосы сестры. — А главный зов ведом только матушке.

Я согласно кивнула. Нас еще не считали готовыми к этой науке. К главному зову прибегали редко — да и то только для того, чтобы возродить дар у волшебницы, которая применила Силу и при этом вышла за пределы своих способностей.

— Если мы не можем этого сделать, нам остается только наблюдать и ждать.

Я встала, Силла тоже. Она, не говоря ни слова, направилась к полкам с припасами. Взяв лишнее одеяло, я сложила его в несколько раз. Я подошла к неподвижно лежащему Безымянному, приподняла его голову и подложила под нее сложенное одеяло.

Его кожа на ощупь была теплой, но теперь он лежал с закрытыми глазами. Должна я поверить, приходит ли он в себя? Может быть, стоит связать его, пока он беспомощен? Но если оружие Безымянного — дар, связав его, мы бы ничего не добились.

Силла возвратилась с сетчатой торбочкой, висящей на согнутой в локте руке. В другой руке она крепко сжимала два маленьких кувшинчика и бутылочку. Она наклонилась, поставила все это на пол и села рядом с Биной.

— Травы?

Каждая из нас была особо искушена в чем-то одном. Силла же не только была мастерицей-вышивальщицей, но и умела составлять различные отвары и настои трав. Мази и притирания, которыми мы пользовались для своих нужд, всегда готовила она. Бина тоже хорошо знала травы, но больше пользовалась ими для целительства. Порой в своем искусстве она превосходила Дьюти, славившуюся удивительными познаниями.

Силла не смотрела на меня. Она изучала взглядом то, что принесла.

— Выбор очень скудный, но это — лучшее, что здесь есть. Мне пришлось выбирать по запаху, а стало быть — почти наугад, но другого способа нет. Бина всегда предпочитает, чтобы при выходе в свет от нее исходил аромат красных лилий. Вот, понюхай…

Она вынула пробку из горлышка одного из глиняных кувшинчиков и протянула его мне. Я послушно наклонила голову и втянула носом воздух.

— Эссенция из красных солнечных лилий, — сказала я.

— Не совсем так. Смотри!

Я посмотрела. Жидкость внутри кувшинчика не была похожа на водянистый сок, который можно выжать из лепестков лилий; я сама не раз это делала. Это было густое маслянистое вещество. Но когда я принюхалась снова, я уловила запах красной солнечной лилии.

— А что в других флаконах?

Силла указала на второй кувшинчик, закрытый пробкой.

— Похоже, гаскальские палочки — но я не уверена. Затем она открыла сетчатую торбочку. В ней оказалось пять кусочков какого-то вещества с маслянистым налетом.

— Корни раззела, я так думаю. В этом я больше уверена, А еще вот это. — Она положила торбочку на пол и взяла бутылочку. — Ворфейское вино — или что-то очень на него похожее.

— Ты хочешь сделать смесь?

— Если получится, — отозвалась Силла. — Можно только попытаться.

Она снова сходила к полкам и нашла там пустую чашу с носиком, с помощью которого можно было выливать содержимое. Затем она принялась за работу. Я решила, что пора посмотреть на Безымянного.

Он лежал в той же позе, как я оставила его, но теперь его глаза были открыты. Однако взгляд его был совершенно безжизненным. Я поежилась. Не покинул ли дух тело Безымянного? Но мы сражались за собственную жизнь, и я успокоила этим свою совесть. И все же обречь человека на худшую из судеб, в сравнении с которой смерть выглядела бы желанной, — это для любого волшебника тяжкая ноша, тень на всей его дальнейшей жизни.

Могли ли мы повоевать за него, как Силла собиралась воевать за Бину? Одна рука Безымянного неподвижно лежала вдоль тела. Я опустилась на колени и сжала его руку. Она была теплая, какой могла быть только у живого человека; между тем Безымянный лежал совершенно неподвижно.

И тут в моем сознании с такой силой, с какой я услышала бы приказ, произнесенный вслух, возникла мысль, порожденная странно измененной картиной чужого разума. Понять смысл этой фразы — это было все равно что пытаться уловить значение того, что сказано на замысловатом иноземном наречии.

Некая часть меня повиновалась этому приказу. Держа Безымянного за руку, я наклонилась к самому его лицу. Мои губы соприкоснулись с его губами, и я начала втягивать губами воздух, словно высасывала яд из раны. Почему я делала это — этого я и сама не могла бы объяснить. Я только понимала, что именно это следует делать. Я обязана была исправить то, что мы натворили, пустив в ход наш дар.

Ничего материального я не снимала с губ Безымянного, но все же что-то выходило из него и перетекало в меня. Острая боль кольнула мой лоб. Ко мне словно бы прикоснулись каленым железом.

Я услышала позади себя звуки едва различимые, далекие, но я не могла обращать на них внимание, потому что весь мир для меня сосредоточился в том, что я обязана была сделать. Мучительная боль мешала мне, и я не могла привлечь себе на помощь больше Силы. Подняв голову, я снова взглянула в глаза Безымянного. К ним возвращалась жизнь.

— Там! Там!

Медленно, превозмогая страшную слабость, я положила руку на грудь Безымянного. У меня совсем не осталось сил, я не могла даже помыслить о том, чтобы подняться на ноги.

«Там!»

Я не могла пошевелиться, но при этом я не лишилась духа. Я оставалась Тамарой Скорпи, дочерью великой волшебницы.

Силла стояла на коленях рядом со мной. Она наклонилась ко мне, ее глаза были наполнены страхом. С огромным усилием я потянулась к ней и обняла ее, чтобы не упасть на каменный пол пещеры.

Она взглянула на Безымянного. Он по-прежнему не шевелился, его глаза были закрыты.

— Он… он опустошен? — обреченно спросила Силла.

— Нет. Я думаю, нет. А Бина… как она?

— Она вновь с нами, — поспешно заверила меня Силла. — Пойдем…

Она решительно потянула меня к себе, помогла подняться и повела к лежанке, которую мы устроили для Бины.

Наша сестра начала плакать. Тяжкие рыдания сотрясали все ее тело. Она протянула ко мне руки, и я поцеловала ее и крепко обняла, смутно понимая, что мы все могли потерять.

Силла взяла за руки нас обеих, и нас окутал сильный аромат. Мы словно бы оказались посередине цветочной клумбы. Наша сестра начала нараспев произносить названия цветов, известные нам с тех пор, когда мы еще не умели ходить. Тогда мы ползали по матушкиному саду и рвали цветы.

Клянусь фиалки лепестком
И розою благоуханной,
Жасмином, астрами, вьюнком
И лилией багряной:
О Величайшая, твой сад
Ухожен будет и богат
И здесь, в краю чужом.

Казалось, окутывавший нас аромат распространился вокруг, но при этом стал еще сильнее и богаче. Я безмолвно произнесла слова благодарности Величайшей из Сил.

И тут я услышала кашель. Бина обернулась. Безымянный сидел, прижав руку к губам, к которым я прикасалась своими губами. Он снова кашлянул.

Заговорила не я, а Бина. Глаза Силлы были зажмурены, она медленно раскачивалась в такт какой-то мелодии, слышимой только ей одной.

— Мир? — громко вопросила Бина.

Безымянный сидел, опершись руками о пол. На его лице застыло странное выражение, непонятное для меня. Но он решительно ответил:

— Мир!

Бина высвободила руки и встала.

— Сложим оружие?

Тут Безымянный улыбнулся, и с его лица словно бы спала маска.

— Воистину сложим оружие, госпожа. Я, Золан, клянусь в этом.

Вот как его звали, хотя это имя было необычно для Севера. И он назвал его добровольно, тем самым разрушив свой оберег.

— Я — Сабина из рода Скорпи, — отозвалась наша сестра.

Я тоже была вынуждена выказать доверие.

— А я — Тамара из рода Скорпи.

Силла поднялась и проговорила:

— Я — Друсилла из этого рода.

Вот так, хотя на многие вопросы мы тогда еще не знали ответов, мы почувствовали, что теперь мы — полноправные гостьи в этой странной твердыне посреди Потемок.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ДРУСИЛЛА

— Вот как все случилось.

Я облизнула пересохшие губы, закончив повествование. Нашу историю Бина и Там предоставили поведать мне. Ни они, ни Золан ни разу не прервали меня.

— Какая подлость!

Золан повернул голову и устремил взгляд на сидящие изваяния неизвестных существ.

— Мы должны быть начеку, — проговорила Бина. — Если отец пройдет по нашему следу досюда…

— Видимо, — сказала Там, глядя на Золана, — другого выхода из Потемок нет?

— Нет! — резко ответил Золан.

— Ты долго тут прожил? — спросила я. — Тебя тоже взяли в плен и бросили сюда, в это проклятое место?

— У меня, — медленно и внятно выговорил Золан, — нет других воспоминаний.

Он обвел рукой то, что нас окружало.

— А еще кого-то бросали сюда, как нас?

— Да. Пятерых. Но все они были жестоко избиты и прожили недолго, — откровенно признался Золан.

У него за спиной возникло рыжее пятно. Появился Древолаз, встал на задние лапы, передние поставил Золану на плечи и, запрокинув голову, заглянул в глаза друга. Довольно долго они смотрели друг на друга, не шевелясь, а затем зверь опустился на четыре лапы.

Золан встал.

— Мне пора, дела, — сказал он. — Но сначала позвольте кое о чем попросить вас — ради вашей же безопасности. Здесь немало опасностей. Много лет я искал путь наверх, но так и не нашел, однако я вновь попытаюсь отыскать его для вас, обещаю. Пока же сами не рискуйте. Мне пора идти.

Это было сказано таким тоном, что мы не решились задать хоть один вопрос. Золан ушел, оставив нас в почти полном неведении.

— Если отец идет по следам разбойников, — сказала я, — то впереди бегут гончие с тонким нюхом. Мы кормили Колокольчика и Быстроногого с тех пор, как они были щенками, и они хорошо помнят наш запах. Стоять в дозоре в том месте, где нас сбросили в Потемки, — вот единственный разумный выход.

Я встала, наклонилась и подняла неглубокую чашу, от которой все еще исходил благоуханный аромат.

Опустив палец в слегка маслянистую жидкость, я приложила его к животу, груди, коленям и лбу. С помощью такого ритуала я не могла восстановить обереги, да и настой был не слишком крепок, но должен был хоть немного подействовать. Разве это снадобье не доказало свою силу, вернув нам Бину?

Я передала чашу Там и Бине, и они последовали моему примеру.

— Нас предупредили, — сказала Бина, — и у нас нет оружия.

— Нас предупредили, — вторя ей, словно эхо, проговорила Там, но добавила: — И у нас нет оружия, изготовленного людьми.

Их замысел был так ясен, словно его начертали на бумаге: они были готовы вернуться к скалистому обрыву, откуда нас сбросили разбойники. Привести нас туда могла речка, вытекающая из пещеры.

Я думала кое о чем еще. Золан дважды появлялся беззвучно, он словно бы возникал из тени. Мне захотелось побольше узнать о его жилище, начиная с сидящих фигур. Я была уверена: они что-то значат для Золана. Кроме того, почему он обратил против нас свою Силу?

Там кивнула.

— Думаю, ты права.

Мне не пришлось облекать свою мысль в слова, но сестры со мной согласились, Я пошла к вырубленным в стене полкам — на этот раз не за припасами, а для того, чтобы как можно ближе подойти к странным дозорным.

Теперь, разглядывая неподвижные фигуры более внимательно, я стала подмечать намного больше странного. Хотя тела фигур были похожи на человеческие, на них не было ничего хотя бы смутно напоминающего одежду. При этом припухлости — что-то вроде орнамента из шрамов — пересекали их плечи и грудь, струились по рукам и ногам.

Рисунки. Рисунки с детства всегда подсказывали мне многое. Я принялась рассматривать орнамент из шрамов на предплечье фигуры, сидевшей ближе ко мне. Вот эта линия — нет, не совсем… она должна была бы сделать поворот в этом месте… но не делала. Я вновь увидела рисунок, чем-то похожий на привидевшийся мне во сне. И еще я видела его совсем недавно в другом месте. Я сжала в руке массивную брошь, которой из скромности сколола на груди края куртки. И точно: на брошке в точности повторялся орнамент, застывший в глине.

«Мы видим», — пришел ко мне посыл Там.

Я почувствовала резкость и остроту, с которой она проверяла скульптуры. Но ни один отголосок Зла не прозвучал в ответ в отличие от того дня, когда мы сидели за вышивкой.

— Кафтхаули…

Там поднесла руку к статуе, но не прикоснулась к глиняной руке, покрытой рисунком шрамов.

— Кто? — требовательно переспросила я. Я никогда не слыхала такого имени — если это было имя.

Не отрывая пристального взгляда от статуи и словно не слыша меня, моя сестра неожиданно подняла руки, прижала кончики пальцев к вискам и склонила голову.

— Кафтхаули санис вартон. Во, Во, Во!

Я догадалась, что слышу заклинание, и, схватив Там за руку, притянула ее к себе.

— Повелитель Света! — вскричала я, обратив взор к сводам пещеры. — Пощади ее!

Я почувствовала, как напряглось тело Там. А в следующее мгновение она ахнула. Она словно бы пошла опасным путем и только теперь увидела приготовленный для нее капкан.

К нам поспешила Бина. Она нахмурилась.

— Что ты собралась делать, Там? — сердито вопросила она.

Там покачала головой.

— Не знаю, — почти шепотом отозвалась она. — Что я взяла на себя? — Она прижала ладони к губам. — От Золана я получила… не то чтобы посыл, знакомый нам, но все же некое мысленное послание, и я повиновалась ему. Я… я взяла от него Силу, хотя просила только нашей Силы. Но если она смешалась с его сутью, то теперь внутри меня Сила, которой я не умею управлять. Но одно я знаю. — Она посмотрела на меня, перевела взгляд на Бину и стала похожа на ребенка, ищущего утешения. — Этот странный дар не несет в себе Зла. И еще вот в чем я уверена: мы находимся в очень древнем месте, и те, кто изваял эти фигуры, не были людьми, какими считаем себя мы. Они были наделены Силой настолько же иной, как были иными они сами. Возможно, мы не сумеем точно рассудить, Свет это или Тьма, потому что наши мерки тут не годятся.

— Я… я могла бы послать призыв.

Я вздрогнула. Сегодня мы и так уже чуть было не истощили свой запас Силы, и я боялась, что нам не устоять.

Бина отпустила Там и встала прямо перед скульптурами. Она подняла правую руку и сложила пальцы так, что их кончики указывали на сидящую пару.

Сердцем, рукою, духом и телом
Истину я призываю!
Тьма вы иль Свет?
Перед взором Великой
Дайте ответ, заклинаю!

От кончиков ее пальцев к скульптурам устремились тонкие, как иглы, лучи света. Они ударили по сидящим фигурам. Вспыхнул огонь, озарил скульптуры — и исчез. Напряжение спало. Эти существа не несли в себе угрозы. Даже если некогда они имели дело с Силой (возможно, по приказам живых существ), то здесь и сейчас они были совершенно безвредны.

Бина провела ладонью по покрывшемуся испариной лбу.

— Эти скульптуры — не одна из тех страшных опасностей, о которых нас предостерегал Золан, — тихо проговорила она. — Там, если ты опасаешься осквернения, мы проведем очищение, но такой обряд нельзя проводить здесь, в древней твердыне, в хранилище непонятного дара.

Вот так мы оставили позади еще одну загадку и начали путь к выходу из пещеры. Мы подошли к речке. Там села и расшнуровала кожаные туфли с меховой подкладкой, закатала штаны из чешуйчатой кожи. Бина же неожиданно покинула нас, но вскоре вернулась и принесла вилку с длинной рукояткой и два каменных ножа.

Там, сунув туфли за пояс, взяла один из ножей и, осторожно прикоснувшись к его лезвию, проверила, насколько оно острое.

— Не слишком, — заключила она, — но это лучшее, что дарует нам судьба.

Вооружившись таким образом и приготовившись к странствию по руслу речки, мы вошли в воду. Мы твердо решили добраться до подножия обрыва.

Дойдя до выхода из пещеры, мы увидели, что зелень покрыта пятнами бледного солнечного света — только такой свет проникал вниз сквозь густую листву. Я с сомнением смотрела вперед. Стена темной зелени была очень плотной. Ее пересекала только река, а в таких густых зарослях могли таиться любые опасности. Мое воображение рисовало разные ужасы, хотя, на счастье, не в подробностях.

Там без слов возглавила наш строй, как и раньше. Мы пошлепали по воде за ней. Мы шли, вспугивая насекомых с радужными крыльями. Неожиданно воздух рассек пронзительный вопль, и мы резко остановились. Вопль прозвучал снова, и обвитые лианами деревья слева от нас содрогнулись. Крики раздались вновь, в них явно слышались муки агонии. Из-за занавеса листвы возник темный силуэт. Какое-то существо тщетно попыталось удержаться за лиану, но сорвалось, упало, ударилось оземь — и скрылось из глаз.

Из-за деревьев вылетело нечто огромное, похожее на зеленое бревно. Оно взмыло ввысь на тонких крыльях и снова рухнуло вниз, ломая ветки и обрывая плети лиан своим весом. Затем похожее на зеленое бревно создание припало к стволу дерева и замерло. Мы видели, как трудно ему удержаться. По всему его телу прошла волна дрожи. Оно было покрыто… шерстью! Второе такое «бревно» носилось в воздухе между обрывками лиан. Мы отступили под своды входа в пещеру, но продолжали наблюдать за происходящим.

Первое летучее существо сумело ухватиться за две толстые лианы, крепко держащиеся на ветвях дерева. Видимо, удовольствовавшись крепостью лиан, существо попыталось подтянуться. Сначала ему мешали нижние ветки, но затем оно сумело рвануть лианы к себе с новой силой. Снова послышался треск сучьев, раздался новый крик, наполненный болью. На открытый берег речки шлепнулось нечто, похожее на туго набитый мешок, покрытый зелеными колючками. «Мешок» стоял вертикально, кожа его в некоторых местах порвалась и повисла клочьями. Четыре лохматых «бревна» расставили лапы и принялись колотить ими искалеченное туловище своего сородича, а два существа все еще держались за сучья деревьев и лианы.

Отбивающийся от атаки «бревен» «мешок» повернулся на месте, и стала видна его голова, похожая на шар. Шесть огромных глаз — выпученные, зеленые, как и шерсть существа, — смотрели прямо на нас, но я не была уверена, что они нас видят.

Плохо понимая, что вижу, я выставила перед собой двузубую вилку, будто рогатину. Между сжатыми челюстями раненого существа выступила красно-белая пена. Правда, я сомневалась, что у этой твари есть челюсти. Наверняка она хватала пищу чем-то другим.

— Паук! — прокричала Там.

Существо, видимо, услышало ее голос — и еще пуще забилось в предсмертных судорогах.

Конечно, это был вовсе не такой паук, какого можно обнаружить в темных уголках Гроспера. Существо превышало размером гончую собаку, а этих псов специально откармливают, чтобы они были крупнее. Колючки, которыми оно было покрыто, напоминали грубую шерсть и хорошо подходили для жизни среди деревьев.

— Назад! — крикнула Там.

ТАМАРА

Мы стояли под защитой арочного входа в пещеру. Я поняла, что нужно велеть Бине и Силле отойти назад, как только услышала жужжание над раненым пауком. Многие люди — пожалуй, большинство — недолюбливают членистоногих. С некоторыми из них мы ведем непрекращающуюся борьбу, но они довольно малы: их можно легко уничтожить смертельными для них смесями. Но этот паук, все еще бьющийся на земле, мог бы встретиться с любым воином на равных.

Существо, повисшее на лианах, рухнуло вниз. К его туловищу были прижаты длинные передние лапы, покрытые шипами, похожими на зубья. Голова с громадными выпученными глазами вызвала у меня не только страх, но и отвращение. Тварь уселась на дальнем берегу речки и распустила крылья, слишком маленькие для существа такого размера. Верхняя часть длинного тела запрокинулась, колючие лапы метнулись вперед, одна за другой, к беспомощно бьющемуся на земле пауку. Перед нами предстала картина страшной и зловещей жестокости.

Силла в испуге вскрикнула и поспешно ступила в речку. Бина последовала за ней. Крылатый хищник пересек воду и метко нацелил шипастые лапы на свою жертву. Намерения его не оставляли сомнений, и он, похоже, не замечал ничего, кроме бьющегося в агонии паука.

«Узнай своего врага как можно лучше», — всплыли в памяти слова отца.

Золан сказал правду: в Потемках существовало много разных опасностей, каких мы и представить себе не могли. Я уловила запах крови, но продолжала следить за жертвой и охотником.

Видимо, на паука напали посреди деревьев. Но другое чудище было крылатым. Как же оно могло охотиться там, где крылья не подспорье, а, скорее, помеха? Спикировав сверху, эта тварь могла легко напасть на нас. Какой толк был бы тогда от кухонной вилки и каменных ножей?

Много ли подобных существ в Нижнем мире? Мы были бы величайшими дурами, если бы не поняли, что мы — легкая добыча для таких чудовищ. Но все же мы прошли какое-то расстояние с Древолазом, пока он не довел нас до речки, и мне не помнилось, чтобы рыжий зверь вел себя настороженно, опасаясь атаки.

Мне не хотелось долее наблюдать отвратительное пиршество, и я была готова отступить вслед за сестрами, когда мое внимание вдруг привлекло какое-то движение позади чудища, напавшего на раненого паука. Крылатый монстр ничего не замечал, между тем стена деревьев сотрясалась все сильнее.

В воздухе мелькнула вспышка — так стремительно, что я заметила только рыжую полоску. Челюсти пришельца сомкнулись на одной из передних лап крылатой твари. Гигантское насекомое вскочило и так пронзительно взвизгнуло от боли, что в мои уши словно вонзились иглы.

«Древолаз — или кто-то из его сородичей!»

Новая кровь добавилась к той, что уже обрызгала листву и землю на берегу речки. Однако монстру не так легко было отбиться от того, кто на него напал. Насекомое-великан размахивало лапами, в стороны летели клочья рыжей шерсти. Но челюсти, сжавшиеся крепко, словно капкан, не отпускали лапу летучего чудища, хотя тут и там на теле рыжего зверя появлялись темные пятна обнаженной плоти. Движимая желанием помочь тому, кто спас нам жизнь, я снова ступила в речку.

Я понимала, что сжатый в моей руке каменный нож — почти бесполезное оружие. Одна из тонких лап паука дрогнула и приподнялась. Трудно было поверить, что это существо еще живо — после того, как его так истерзали, но даже если это была предсмертная судорога, она случилась очень вовремя. Словно булава, измазанная кровью лапа резко опустилась вниз и угодила по одной из передних лап летучей твари.

И вновь раздался душераздирающий вопль, способный, казалось, убить. Тело летучего монстра качнулось, он поднял переднюю лапу, ударил ею по лапе паука и без особого труда сломал ее пополам. Но перед тем как нанести этот удар, тварь развернулась мордой ко мне.

Не осознавая того, я оказалась на открытом пространстве. Выпученные глаза уставились на меня. Древолаз по-прежнему не отпускал одну из лап твари, но тварь все же рванулась вперед и взметнула одну из окровавленных шипастых передних лап. Я держала нож наготове. В этот момент я действовала бессознательно, надеясь только на опыт владения оружием. Но удар лапы оказался настолько силен, что нож вылетел из моих пальцев.

Владение собой, сосредоточенность. Я не призывала себе на помощь эту Силу — она просто пришла, и в моей скованной болью руке словно бы появилось оружие из стали. Не осталось ничего, кроме этих глаз, но они не принадлежали человеку, поэтому в них трудно было прочесть злость или страх.

«Я сумею! Сумею!»

Для заклинаний не было времени, да я и не знала, какие слова Силы годятся для такого случая. Нечто новое возникло во мне, и я полностью владела своим телом в то мгновение.

Моя рука взметнулась вверх, хотя в ней не было ножа. С кончиков моих пальцев сорвались лучи голубого пламени, похожие на дротики, и понеслись по воздуху прямо к выпученным глазам твари.

Чудище попятилось, но даже при том, что одну из его лап по-прежнему сжимал в зубах Древолаз, оно попыталось расправить крылья. Внезапно воздух наполнился жуткой, удушливой вонью. В то же мгновение голову чудища объял огонь. Я бросилась назад. Тварь качнулась вперед и упала на растерзанное тело паука.

Моя дрожащая рука обессилено опустилась и погрузилась в воду. Я не могла понять, что сделала пару мгновений назад. Когда Бина прибегла к Силе, она не имела намерения убивать, — на самом деле мы никогда не помышляли о том, чтобы использовать свой дар для чего бы то ни было, кроме борьбы с Тьмой. Но чтобы дар мог убивать!..

В смятении качая головой, я не отводила глаз от двух мертвых существ. Но тут я вспомнила: Древолаз! Шипастая лапа, с помощью которой летучая тварь пыталась оттолкнуть его, наверняка оставила на нем ужасные раны, и эти раны следовало исцелить.

Но я нигде не видела Древолаза. Неужели летучему монстру все же удалось отшвырнуть существо, похожее на большого рыжего кота? Вода в речке у моих ног окрасилась кровью, издающей зловонный запах, и я не без труда заставила себя шагнуть вперед.

Но вот я уловила еле различимую мысленную мольбу о помощи и пошла в ту сторону, откуда она доносилась. И точно; Древолаз был отброшен довольно далеко. Добравшись до другого берега, я сделала несколько шагов по скользкой земле и увидела, как ветви стаявших плотной стеной кустов зашевелились и из-за них появилась голова Древолаза. Он полз навстречу ко мне на брюхе. В зубах он сжимал часть лапы летучей твари. Жуткому насекомому, видимо, удалось отбросить Древолаза, но тот унес с собой боевой трофей.

Древолаз действительно был ранен — тварь оставила на его боках глубокие порезы. Я осторожно прикоснулась рукой к голове рыжего зверя. Вряд ли мы с ним могли передать друг другу что-то, кроме чувств, но я все же отправила ему как можно более внятное мысленное послание, в котором прославила его героический подвиг. В следующее мгновение я отправила посыл Бине и сказала ей о том, что нужна ее помощь целительницы. Стараясь не сделать Древолазу больно, я уложила его голову к себе на колени. Он выплюнул мерзкую лапу летучей твари и тяжело вздохнул. Я попыталась утешить его прикосновением к его сознанию.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ТАМАРА

Мы еще не избавились от опасности. В то время как я пыталась делать все, что было в моих силах, для Древолаза, мои сестры собрали в пещере все снадобья, какие только смогли разыскать. Вдруг я услышала шуршание листвы на другом берегу речки, неподалеку от недавнего поля битвы.

Древолаз чуть-чуть приподнял голову и посмотрел на меня. Я смутно поняла его предупреждение. Но теперь у меня не было даже ножа, и бежать куда-то в поисках укрытия я не могла.

Из зарослей появились головы существ, покрытых темно-коричневой шерстью. Головы находились так близко к земле, что их обладатели, по всей видимости, передвигались ползком. Густая шерсть покрывала даже остроконечные макушки зверей, под ней прятались лапы — если они вообще были. За слоем жесткого меха не было видно глаз. Но вот три странных существа выбрались из кустов и направились к трупам гигантских насекомых.

Древолаз разжал зубы, но не произнес ни звука. Ему и не нужно было этого делать: я и так уловила его страх. Одной мне его было не поднять. Настолько ли появившиеся из леса твари увлеклись поеданием падали, что не заметят нас? Но Бина и Силла… Нельзя было допустить, чтобы они попали на это пиршество падальшиков!

Я поспешно отправила посыл, но совершила ошибку.

Одна из тварей, взобравшихся на истерзанный труп паука, повернулась ко мне и подняла голову так высоко, как только могла при отсутствии шеи.

Я все еще не могла разглядеть глаза твари, но не сомневалась, что она заметила нас с Древолазом. Лохматое существо, похожее на гусеницу, оторвалось от залитого кровью тела паука и развернулось вниз по течению. Древолаз попытался сесть. Неподалеку от нас, ниже, на берегу валялись камни, но я не могла до них дотянуться. А тварей было четыре. Остальные тоже прервали свою кровавую трапезу и повернулись к нам.

Мои руки… Ведь у меня получилось в прошлый раз. Я сумела Силой сразить летучую тварь. Но теперь, когда я стала искать внутри себя ключ к этому оружию, у меня ничего не вышло. Использование дара истощило меня; никогда прежде я так глубоко не погружалась в поисках Силы, как тогда, когда убила летучее чудище. Чтобы мой дар обрел полную силу, должно было пройти некоторое время.

САБИНА

Мы с Силлой вышли из пещеры. Я крепко сжимала в одной руке нож, а в другой держала мешочек со всем тем, что удалось разыскать Силле. В мешочке лежало то, что я собиралась использовать для лечения ран Древолаза, но ничего из привычных для меня снадобий в пещере не нашлось.

Речка в этом месте текла ровно, и мы смогли увидеть Там и Древолаза, ярко-рыжая шерсть которого была похожа на пламя маяка. Между нами лежали два жутких трупа, настолько изуродованных, что несколько кусков плоти скатились в воду. От отвратительной груды исходила такая вонь, что мы закашлялись.

Вокруг истерзанных трупов что-то шевелилось. Казалось, какие-то шары, подпрыгивая, собираются на противоположном берегу напротив Там и Древолаза.

Мою сестру и недавно появившихся тварей разделяла вода, но речка была неглубока. Возможно, похожие на шары существа могли перепрыгнуть речку или переплыть на другой берег.

Силла встала плечом к плечу со мной, сжав рукоятку двузубой вилки.

С этим оружием в руке она побежала впереди меня к противоположному берегу, где сидела Там и лежал Древолаз. Но когда я была готова последовать за сестрой, то поскользнулась на липкой глине и упала, прижимая к груди мешочек с целебными снадобьями.

На середине пути до Там Силла остановилась в позе охотника, готового метнуть копье, но, к сожалению, рукоятка вилки была коротковата, и бросок не мог получиться сильным. И все же Силла метнула вилку, и та попала в цель. Одно из шарообразных существ, направившихся к воде, испустило протяжный заунывный крик и укатилось в тростники у берега речки. Как оно ни старалось, ему не удалось избавиться от воткнувшейся в него вилки.

Силла одолела одного зверя, но при этом утратила свое оружие. Я догнала ее, и в это же мгновение до меня дошел ее посыл:

«Добавь мне Силы!»

Она прижалась ко мне плечом.

Я преобразила посыл в Силу, и Силла стала впитывать ее. Порой мы проделывали такое раньше, когда требовалось увеличить нашу общую мощь, но еще никогда потребность не была столь насущной. Сила начала утекать от меня, и я покачнулась.

Силла стояла, высоко подняв правую руку, но теперь она не держала в ней оружие. Каждый ее палец озарился голубоватым пламенем и стал похож на зажженную свечу. У меня на глазах сестра нацелила лучи этого пламени на каждое из шарообразных существ.

Огонь подпалил густую шерсть, послышался пронзительный визг. Все больше моей Силы уходило к сестре. Пришлось ухватиться за ствол молодого деревца, стоящего на границе прибрежного леса. Мои пальцы разжались, мешочек со снадобьями упал на землю. Я сосредоточилась только на том, чтобы отдать Силле то, что ей было нужно.

У меня закружилась голова. Я отчаянно держалась за деревце. Рука Силлы тяжело опустилась. Визг прекратился. Тут и там горели небольшие островки пламени, от которого в стороны расходился тошнотворный дым.

Я не могу вспомнить, как мы доплелись до Там и Древолаза, но как-то доплелись, и я принялась за лечение ран рыжего зверя. Там не была ранена, но ее лицо осунулось и побледнело, она сидела с полуприкрытыми глазами. Коснувшись ее сознания, я поняла, что ее запас Силы истощен, так же как у нас с Силлой.

Отрывочно, делая паузы для восстановления сил, она рассказала нам о своем бое с тварями. Силла вытянула руку и пошевелила по очереди каждым пальцем, а потом растопырила их.

— Как это?..

Скорее, она задала этот вопрос самой себе, а не нам.

Я закончила втирать в раны Древолаза травяную мазь, подняла руки и уставилась на них. Я подумала о заклинании, к которому никогда не прибегала прежде, о своих непроизвольных жестах перед статуями в пещере. Хотя в тот момент я использовала свой дар безотчетно, я, по всей вероятности, пробудила те же самые силы, которые Там и Силла только что применили против живых врагов.

Я посмотрела на Там и перевела взгляд на Силлу.

— Что мы сделали? — спросила я.

Я никогда не забывала о наставлениях нашей матушки и Дьюти: не пытаться прибегать к дару в противозаконных и не до конца понятных целях. Использовать Силу бессознательно, неуправляемо — это может быть равносильно обращению к Тьме.

Но все же мы это сделали — и поплатились. Мы, все трое, едва могли пошевелиться, каждое движение давалось нам с трудом.

СИЛЛА

В то время как Бина трудилась над ранами Древолаза, а Там помогала ей, я походила поблизости от них и подобрала две довольно прочные ветки, упавшие с прибрежных деревьев. Затем я сорвала несколько лиан. Они, конечно, были жестковаты, но все же из них можно было сплести некое подобие сетки между двумя палками. Это оказалось непростым делом. Правая рука (время от времени я прерывала работу и осматривала ее, не в силах избавиться от волнения из-за того, что я совершила) плохо меня слушалась.

Удушливая вонь исходила от мертвых чудищ, было трудно дышать, а вода в речке, на берегу которой мы сидели, загрязнилась до такой степени, что кое-какая мелкая живность всплыла брюхом вверх.

Бина сидела на корточках. Древолаз не шевелился. Его голова лежала на коленях Там, она поддерживала его, пока Бина обрабатывала раны. Глаза зверя были закрыты.

— Как он? — спросила я.

Бина, не оборачиваясь, ответила:

— Я сделала все, что могла, не имея нужных трав.

Там села прямее.

— Нам бы лучше перенести его в безопасное место. Вероятно, могут сбежаться другие падальщики.

К этому времени я успела закончить свою работу, носилки были готовы. Мы уложили Древолаза на них. Там и я понесли его. Бина подняла вверх покрытые мазью руки. Вымыть их в мутной от зловонной крови реке она не могла. Мы услышали шуршание листвы — и ускорили шаг. Наверняка к месту побоища спешили другие, возможно, более опасные обитатели леса.

В речку мы не вошли, пока вода хоть немного не очистилась, но мерзкая вонь все еще сохранялась. Однако ничто не помешало нам добраться до входа в пещеру.

Древолаз все еще не двигался. Мы осторожно переложили его на подстилку, а сами, изможденные, как после долгого трудного странствия, обессилено опустились на каменный пол рядом с ним. Моя рука болела и дрожала. Там вытянула обе руки перед собой, принялась сгибать и разгибать трясущиеся пальцы. Бина смотрела на нас с тревогой. Она старательно отмыла руки в теплой воде у водопада и взяла с полок пару горшочков и склянку. Словно бы для того, чтобы окончательно удостовериться, она вынула пробку из склянки, поднесла к носу и решительно кивнула.

— Позвольте…

Это была не просьба, а приказ.

Там протянула Бине руки, и та вылила на ее ладони каплю густой маслянистой жидкости из склянки, затем добавила еще каплю. Отставив склянку, она принялась втирать жидкость в кожу Там.

Там вздохнула и зажмурилась. Она не открывала глаза до тех пор, пока Бина не закончила работу, а жидкость не впиталась в кожу. По знаку Бины я села ближе к ней и протянула руку, готовая к такому же лечению.

Там поднялась с таким видом, будто только что проснулась. Выражение блаженства покинуло ее лицо.

— Довольно грубо он доказывает нам свою правоту, — проговорила она, нахмурившись.

Я испуганно спросила:

— Думаешь, это все каким-то образом подстроил Золан?

— А как лучше, — ответила Там, — узнать о пределе его способностей? Несомненно, он понимал, что мы не усидим здесь, когда он уйдет, а постараемся добраться до обрыва, с которого нас опустили в Потемки. Разные бывают западни, но некоторые раскрывают свою суть. Как могла летучая тварь напасть на жертву, обитающую в кронах деревьев, где крыльями не воспользуешься?

— А если бы тебе не удалось остановить эту тварь?

Там неприязненно скривилась.

— Наверное, он ожидал, что мы бросимся наутек. Ведь мы были так недалеко от пещеры, которая и ему служит убежищем.

— Если только… — медленно произнесла я, в то время как Бина втирала густой бальзам в кожу между моими пальцами. — Он что же, был тут и наблюдал за происходящим?

Там пожала плечами.

— Вполне возможно.

— Но ведь Древолаз… его друг, — возразила я. Но теперь, после того как Там высказала свои догадки, я уже и в этом не была уверена.

— Древолаз… — проговорила Там и провела рукой по круглой макушке рыжего зверя, который, как мы надеялись, теперь просто спал. — Возможно, этот злобный летун — естественный враг Древолаза и его сородичей. И он, увидев своего заклятого недруга на земле, когда тот был увлечен трапезой, просто не сумел удержаться и напал на него.

Бина закончила работу и села, обхватив руками колени. Ее взгляд был очень серьезен.

— В какую игру нас втянули? Здесь присутствует Сила, но не такая, какая ведома нам. Эта Сила сосредоточена в Золане — или есть кто-то еще, кто желает испытать нас?

От моей руки исходил едва уловимый аромат какого-то растения, названия которого я не знала. Этот аромат прогнал последние остатки запаха мерзкой крови. Я хорошо понимала, к чему клонит Там. Разве мы не знали, что ничто нельзя принимать на веру, — мы, обученные прежде всего самосохранению и тому, чтобы не стать игрушками Тьмы?

— Записки лорда Кварка, — сказала я. Я читала их в последний день, когда мы корпели над книгами и бумагами, оставленными нам отцом. — Там сказано о колдовстве. О злобных заклятиях.

Эта мысль была чужда нам, обученным пользоваться даром только для добрых дел. Те, кто учил нас, настаивали на том, что Сила, использованная во зло, портит волшебника, разрушая его дух, и в итоге он становится опустошенным и готов наполниться всем тем, что отвратительно для таких, как мы.

Лорд Кварк взял в жены гурлионку. Случилось так, что она неожиданно потеряла рассудок и набросилась на свою сестру с кинжалом. Потом она клялась, что услышала голоса духов, побудивших ее повести себя таким образом. Из-за предрассудков, порожденных учением жреца-отшельника, ее сожгли на костре, как ту, что пошла по Левой тропе.

Разум — драгоценная вещь. Существуют очень строгие правила для любого дара, который, как наши дары, зиждется в сознании. У меня разболелась голова. Все это пока были только догадки. Что, если Там ошибается? Вдруг все это произошло случайно? Однако и точку зрения Там нельзя было отбрасывать.

Древолаз открыл глаза и заскулил. Там сходила к речке, набрала в небольшую миску воды и поднесла к морде рыжего зверя. Он стал пить.

Сделав всего пару глотков, Древолаз поднял голову. В следующее мгновение из темного угла пещеры, где водопад служил устьем речки, вышел Золан.

Не спуская глаз с Древолаза, он пошел прямо к нам. Устремив взгляд на нас троих, он поджал губы, сдвинул брови и гневно произнес:

— Как это случилось?

Там встала и, сложив руки на груди, посмотрела на Золана в упор. Хорошо, что она взяла на себя разговор с Золаном, потому что сражение завершила она.

— И ты еще спрашиваешь?

Золан нахмурился сильнее.

— Я спрашиваю о том, чего не знаю.

Моя сестра смело смотрела ему в глаза.

— Ты сказал, что дорог тут немного и что они опасны. Если ты пришел по речной тропе, то прекрасно знаешь, с чем нам довелось столкнуться. Если же ты пришел другой дорогой, значит, ты утаил ее от нас. Мы хотели разыскать тот обрыв, с которого нас сбросили. У нас есть все причины верить, что наш отец доберется до этого места. И нет никакого желания задерживаться в Потемках — мы и так уже увидели здесь гораздо больше, чем хотели бы.

Щеки Золана зарделись, глаза заблестели.

— Вам было сказано — нет, — сказал он. — Вы свободны искать то, что не открыто перед вами. Но, как я понимаю, вы все же вышли из пещеры и встретились с опасностью. Но как вы добились того, что Древолаз присоединился к вам и поучаствовал в вашем глупом поступке?

Сохраняя осторожность и не приближаясь к Там и Бине, Золан встал на колени рядом с Древолазом, обеими руками бережно приподнял голову рыжего зверя и заглянул в его большие золотистые глаза.

Я ощутила, что между ними идет мысленное общение. Бина отнесла использованные ею снадобья на полки и поставила их в стороне от других припасов. Там, не спускавшая глаз с Древолаза и Золана, отошла и села рядом со мной. Мы продолжали терпеливо наблюдать.

Немного погодя Золан уложил голову Древолаза на подстилку и, не спуская глаз со зверя, поднялся.

Наконец он удостоил нас своим вниманием.

— Кто вы такие и что собой представляете?

Там была готова ответить. Она заговорила таким тоном, словно пыталась что-то растолковать маленькому ребенку:

— Мы, как тебе уже было сказано, три дочери графа Версетского. Что же до того, что мы собой представляем, — мы из рода Скорпи, мы родились наделенными даром и обучены пользоваться им — но то, что приключилось с нами сегодня, не укладывается в наши познания. А теперь скажи — кто ты такой и что собой представляешь?

Выражение лица Золана стало странным. Он поднял левую руку и провел кончиками пальцев по шраму, оставшемуся от старой раны.

— Я — Защитник, — медленно проговорил он. — Это — моя страна, и я обязан знать обо всем, что здесь происходит и кто здесь обитает. Сюда попадали другие жертвы из мира людей — однажды здесь оказалась даже женщина с младенцем. Но никто из них не прожил долго, и никто из них не утверждал, как вы, что наделен каким-либо даром. Вы думаете, что я натравил на вас ургла?

Наверное, он имел в виду летучую тварь.

Свой недружелюбный вопрос он задал, глядя на Там, затем перевел взгляд на меня и Бину. Немного помедлив, он продолжал:

— Зря вы так думаете: если бы я был тем, кем вы меня считаете, разве я не испытал бы вас открыто, разве не обратил бы против вас мои внутренние силы?

Там ему не ответила, но продолжала смотреть ему прямо в глаза, слегка запрокинув голову. Ответила Золану Бина.

— Сейчас не время играть в вопросы, Защитник. Мы отправились туда, где могли встретиться с теми, кому мы небезразличны. Но дорогу нам преградили смертельно опасные твари, между которыми шла драка. Там прикончила их. Силла убила падальщиков. Тебе должно быть ясно, что мы поступили так, спасая собственную жизнь. — Она провела рукой по куртке из чешуйчатой кожи. — Судя по тому, из чего сшита эта одежда, я могу догадаться: не все твари в Потемках — насекомые таких размеров, что могут драться на равных с людьми. Кто еще здесь обитает, Золан?

— Много разных существ, не понятных для тебя, госпожа из рода Скорпи. Что же до встречи с вашим отцом и его воинами — на это нет никакой надежды.

— Почему же? — спросила я, прижимая руку к груди. После целительства Бины я до сих пор чувствовала, как по руке растекается тепло.

— Потому что искавшие вас приходили — и ушли.

Я отшатнулась. Было ли это правдой, или Золан солгал, чтобы отбить у нас желание встретиться с отцом и его людьми?

— Вы пробыли здесь, — продолжал Золан, — около четырех дней. Когда вы пришли сюда, вы были так измождены, что долго спали. На второй день к краю обрыва явился отряд всадников. Те, кто сбросил вас в Потемки, не оставили веревок ни для спуска с обрыва, ни для подъема. Этот отряд пробыл у обрыва целый день, а ночью люди зажгли костры. Вечером второго дня они ускакали прочь. А вы, случайно, не поговорили с ними с помощью своего дара? — спросил он. — Они уехали быстро.

— Чтобы вернуться, — процедила сквозь зубы Там, — вернуться с тем, что нужно для помощи нам! Скорпи своих в беде не бросают. Или твоя цель в том, Золан-Защитник, чтобы натравить на наших родичей и друзей чудищ этого мрачного мира, если они попытаются спасти нас?

Я снова поежилась. Слова Там вызвали в моем воображении картину, от которой мне стало худо.

Золан пожал плечами.

— Мне известно лишь то, что эти люди ушли. Вы пока даже не начинаете догадываться о том, что собой представляют Потемки. В сравнении с той жизнью, какой вы жили прежде, это странный и опасный мир. Но вы должны смириться с тем, что вы здесь. И что здесь вы останетесь…

Там подняла руку и показала ее Золану.

— Наверное, твой зверь рассказал тебе, что мы сделали с двумя из здешних тварей. Наше оружие не сделано руками человека. Оно порождено нашей женской сутью, оно отточено и готово к бою. И мы не станем обещать, что останемся здесь дольше, чем это необходимо, чтобы отыскать выход.

Золан снова пожал плечами.

— Пусть будет так. Однако, если вы отправитесь на поиски выхода, я должен быть рядом с вами, как мне велит мой долг.

— Без сомнения, — язвительно проговорила Бина, — ты позаботишься о том, чтобы показать нам, какая страшная судьба нас может ожидать.

К моему величайшему изумлению, Золан расхохотался.

— Госпожа Скорпи, вы все — большие мастерицы приписывать мне разные пакости. Нет, об этом я вам скажу заранее. — Он повернулся лицом к глиняным скульптурам. — Я всеми силами постараюсь, чтобы на вас не налетели урглы и чтобы кранчеры не затащили вас в свои сети.

Что-то в его голосе заставило меня ему поверить, и из — за этого у меня возник еще один вопрос. Он назвал себя Защитником, но человек, взявший на себя такую обязанность, всегда служит какому-то господину, исполняет чьи-то приказы. Чьи же приказы действовали здесь?

Нам было не по себе, однако мы вынуждены были пока принять его слова на веру. Мы не понимали, как далеко простираются Потемки, но я, даже не говоря об этом с Там и Биной, чувствовала, что на изучение этой страны понадобится немалое время. Даже если наш отец вернется со всем, что необходимо для спуска сюда…

Хозяин пещеры, видимо, уловил мои мысли, поскольку я не закрывалась ни от кого. Золан посмотрел прямо на меня.

— Им было продемонстрировано доказательство, что искать вас бесполезно.

Я вызвала одно из самых ярких воспоминаний, соединила его с даром — и представила себе то место, куда нас выбросили, словно мусор. Под обрывом лежала ровная земля, усыпанная щебнем. Поблизости не росло ни деревьев, ни кустов.

— Мешковина! — воскликнула Там, вскочив на ноги.

— Вот именно, мешковина, — согласно кивнул Золан. — Древолаз порвал зубами то, во что вы были закутаны. А сверху мешковина выглядит так, словно ее изодрали в клочья звери, затем не преминувшие сожрать вас троих.

Это было такое разумное предположение, что мы были вынуждены принять его. Однако была и еще одна правда, но о ней мы не стали говорить Золану: матушка и Дьюти должны были знать, что мы живы. Если бы наше телесное существование прекратилось, они бы сразу ощутили наш уход из жизни, ибо дары родственников составляют единое целое. Нет, они непременно должны чувствовать, что мы не мертвы.

С двух сторон меня коснулся посыл. Сестры разделяли мою надежду.

Впереди нас ожидали неуверенность, опасности и необходимость непоколебимо держаться вместе в странной земле, где нас окружало неведомое.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ТАМАРА

Мы думали, что Золан, по обыкновению, быстро исчезнет. Но он этого не сделал. Он сел рядом с Древолазом, наклонился к зверю и несколько раз глубоко вдохнул.

— Ягоды ворекера, гросерное масло… А вы еще и целительницы вдобавок. — Это, скорее, был не вопрос, а утверждение или признание. — У вас разные дары.

— Поэтому каждая из нас особенно сильна в чем-то, — ответила я.

Золан вел себя так, что вызывал у нас большие раздумья. Я была уверена: благоразумнее всего вести себя с ним сдержанно.

— Моя сестра Сабина — опытная целительница, — сказала я, кивком указав на Бину. Я говорила спокойно, будто забыла о своей вспышке гнева. — А моя сестра Друсилла делает такие вышивки, что люди порой считают ее работы волшебством. Также она может взять в руки предмет и рассказать и о том, кто сотворил этот предмет, и о тех, кто им пользовался.

Заинтриговать Золана — вот что сейчас было лучше всего. Он, пожалуй, мог счесть мои слова беспочвенным хвастовством и недооценить меня.

— А ты?

— Будь у нас мечи или мушкеты, я бы тебе показала.

Я не солгала и не перехвалила себя.

Золан снова улыбнулся.

— Вряд ли бы я пожелал встретиться с любой из вас в гневе, как с оружием, так и без него.

Я немного успокоилась. Нужно было вынуждать его говорить, объяснять, даже наставлять. Лишних знаний быть не могло, и чем больше мы могли выведать о Потемках и их обитателях, тем лучше.

— А эти существа… — начала я первый из множества собственных вопросов, чтобы проверить, будет ли Золан и далее откровенен. — В Верхнем мире встречаются похожие на них, но они так малы, что их можно накрыть рукой. У зеленой твари, похожей на мешок, есть мелкое подобие. Эти существа плетут сети в темных углах наших башен. Мы называем их пауками, и, если захотеть, их можно раздавить двумя пальцами. Как же получается, что в знакомом нам мире такие существа малы и их не стоит опасаться, а здесь это чудища, без труда способные убить человека?

— Этого я не знаю, — медленно покачав головой, проговорил Золан. — Ваша жизнь наверху так же странна для меня, как для вас — Потемки. Как я уже говорил, тут много опасностей и всегда нужно быть начеку.

Бина встала, подошла к Древолазу и легонько прикоснулась к его носу кончиком пальца.

— У него жар. Скажи мне вот что, Золан. Этот летун — он только ранит когтями или они еще и ядовиты? Если яд все же есть, какое мы можем использовать противоядие? Я твоими припасами пользовалась, отбирая их по запаху и по наитию. Не следовало ли сделать иной выбор?

— У некоторых здешних тварей ядовиты зубы и когти, — ответил Золан. — Но ургл, которого ты называешь летуном, не таков. Будь я на твоем месте, то использовал бы те самые травы, что ты отобрала.

Наверное, слова Золана приободрили Бину, но она задала еще один вопрос.

— Божества, древние правители, изображения добродетелей — или духи Тьмы? — спросила она, указав на сидящие скульптуры.

Золан ответил ей не сразу. Похоже, он подбирал подходящие слова.

— Леди Сабина из рода Скорпи, есть некоторые вещи, о которых не говорят. Скажу так: в какой-то мере они — часть жизни Потемок, даже при том, что они изготовлены из обожженной глины.

— Если я чем-то обидела тебя, — поспешно проговорила Бина, — прошу простить меня.

Да, когда путь к истине внезапно перекрывают, то лишь потому, что впереди какая-то тайна. Видимо, пока не стоило допытываться.

— Какова жизнь наверху? — сменив тему разговора, спросил Золан.

Мог ли он совершенно ничего не знать о том, что происходит в Гурлионе?

Мы начали с истории, рассказали о войнах, о правителях — слабых и могущественных, поведали о беспрерывных страданиях приграничных земель. Мы не прерывали друг друга, каждая взяла на себя часть рассказа. У нас не было причин утаивать от Золана подробности бурной жизни в Верхнем мире. Похоже, каждая из нас решила: «Пусть лучше он узнает о том, что наверху живут вооруженные мужчины, готовые к любой опасности».

Наконец Золан встал и отправился к полкам с припасами. Он вернулся с кувшином, закрытым пробкой, четырьмя чашками и коробочкой с сушеными фруктами. Раздав нам чашки, он налил в них вина из кувшина и сел.

— Вот как… — задумчиво проговорил он, пригубив вино. — Похоже, живущие наверху ведают не больше покоя, чем мы здесь, А тот отшельник, который, как вы сказали, явился к королю: какова его роль?

Мы рассказали. Силла поведала о правилах, установленных Избранным для его последователей, и о том, как эти правила касались женщин, Бина прибавила к этому доказательство и рассказала об Удо, который попрал все приличия. А я рассказала, как Удо потребовал, чтобы похитители отдали нас ему для каких-то его целей.

— Говорят, отшельник явился из этих горных краев, — сказала я и тем самым поделилась с Золаном одним из самых стойких слухов. При этом я не спускала глаз с обитателя пещеры. Но если Золан что-то и знал об отшельнике, нам он не сказал ничего и не подал виду. Также он ни словом не обмолвился об Удо Избранном. Он сидел тихо и смотрел не на нас, а вдаль. Казалось, он погружен в раздумья.

Когда наконец вопросы с обеих сторон закончились, Золан поднялся.

— Вы хотите вернуться в свою страну, хотя она истерзана сражениями?

— Это наша страна, — ответила я. — Мы знаем ее обычаи и можем предвидеть многие из тамошних опасностей, как ты, живя здесь. Там у нас есть цель — как у тебя есть некие обязанности в этой стране, которую мы зовем Проклятой.

Золан повернул голову и устремил взгляд на сидящие скульптуры.

— Если вам предначертано вернуться, то путь будет открыт.

Хотя прежде Золан утверждал, что выхода из Потемок не существует, теперь он ясно дал понять: выход все же есть. Я не стала приставать к нему с расспросами, так как убедилась, что он понял наше положение и это его тронуло. Пока на этом следовало успокоиться.

Бина опять сходила за родниковой водой для Древолаза и поднесла миску к его морде. Зверь снова сделал несколько глотков.

САБИНА

Мне и раньше приходилось выхаживать животных. И хотя этот рыжий зверь не был похож на гончую собаку, он все же, похоже, неплохо откликался на ту же заботу, какую я проявила бы к собаке, будь она ранена. Золан согласился с моим выбором целебных снадобий и теперь явно запасал эти снадобья впрок. Если бы он согласился обучить меня, я могла бы узнать от него что-то новое. В самых странных обстоятельствах можно приобрести познания.

С такими мыслями я ухаживала за Древолазом.

— Тебе знакомы варка и торбл, квант, сиззаль?

Я посмотрела на Золана и покачала головой.

— Возможно, я знаю эти растения, но называю их иначе.

Я была почти уверена в том, что чуть раньше он прочел мои мысли. Следовало мне отправить ему посыл, чтобы убедиться в этом окончательно? Нет, решила я. Нет причин дать ему возможность узнать о нас больше, чем то, о чем он и так догадывается. Напротив, от него я решила узнать как можно больше.

Вот так началось наше зыбкое союзничество с этим Повелителем Потемок. Мы втроем решили по возможности сохранять с ним мир.

ДРУСИЛЛА

Древолаз быстро поправлялся. В пещере трудно было вести счет времени, но мы трижды ложились спать до тех пор, когда Древолаз наконец поднялся на ноги, пошатываясь подошел ко мне и положил голову мне на плечо. Я произнесла слово, какое никогда бы не решилась выговорить в покоях нашей матушки, выронила иглу и вынуждена была наклониться, чтобы найти ее на каменном полу.

Обнаружив, что у Золана имеется запас обработанных кож, я, с его согласия, принялась за кройку и шитье, дабы пополнить наш гардероб более подходящей одеждой. Шила я то же самое, во что мы были одеты теперь, — длинные штаны и куртки на шнуровке. Однако мне доставляло удовольствие работать с кожей разных видов и подбирать цвета.

Занимаясь шитьем, я время от времени отрывала глаза от работы и посматривала на сидящие скульптуры. Золан так нам ничего и не рассказал о них. Но мне приснился сон; во сне я кричала, и Там разбудила меня.

Там, во сне, я стояла в другой пещере, где пол был усыпан множеством осколков обожженной глины. Всюду стояли разбитые сиденья, валялись треснувшие фигурки, отколовшиеся головы и туловища, похожие на бочонки. Из этих туловищ-кувшинов вывалились обугленные кости и светло-серый пепел. Когда-то это было местом погребения, а теперь стало средоточием ужаса и тьмы. Зло наполняло воздух и жаждало пожрать меня; нечто, обитающее среди теней, было готово убивать, чтобы утолить свой алчный голод.

В это мгновение Там почувствовала, что мне грозит потусторонняя опасность. Она воспользовалась Силой и пробудила меня.

Были ли фигуры на каменной полке просто сосудами, наполненными прахом обитателей Потемок? Ведь мы, жители Юга, укладывали своих умерших в гробы — правда, мы не ставили их вот так, чтобы они надзирали за жизнью живых людей.

Очень многого здесь мы пока не знали и не понимали. Я почти злобно проткнула иглой кусок голубоватой чешуйчатой кожи, который выбрала, чтобы сшить из него плащ.

Как и кожа змеи, эта кожа не должна была пропускать воду. Такая одежда очень пригодилась бы нам для будущих вылазок, потому что теперь за пределами пещеры то и дело шел проливной дождь. Каждый день мы подходили к выходу из пещеры — двери в мир. Уже трижды нас встречал ливень. Однако дождь не удерживал Золана от его каждодневных походов. Правда, он надевал длинный широкий плащ из той самой кожи, с которой теперь работала я.

И вот Золан вошел в пещеру, шлепая по дну речки. Он с трудом сиял с плеч лямки мешка. К нему медленно подошел Древолаз и тут же сунул нос в горловину мешка.

— Леди Сабина! — поприветствовал меня Золан.

Я покачала головой. Мне казалось странным, что он до сих пор не научился различать нас. Однако он не предпринял ни единой попытки прикоснуться к сознанию каждой из нас. Вероятно, не имел желания узнать нас ближе.

— Она не так давно стирала простыни. Ты найдешь ее и Там у очага, они сушат белье.

— Значит, позже.

Золан сунул руку в мешок, вытащил что-то, завернутое в сетку, и отложил в сторону. Затем последовало что-то более крупное, обернутое большим листом. Древолаз понюхал лист и мурлыкнул.

— Потом, — пообещал зверю Золан, вытащил из мешка что-то вроде свернутого в рулон куска ткани и подошел ко мне. — Что скажешь? — спросил он с оттенком мальчишеской гордости.

Точно так говорил младший оруженосец моего отца в славный день Вильтсонской охоты, когда ему улыбнулась удача и он заколол копьем дикого кабана. Развернув тряпицу, Золан вынул то, что было в ней завернуто, поднял руку, и я увидела нечто, похожее на кружева.

В воздухе трепетало кружево, которого хватило бы на скатерть для большого стола. Я отложила в сторонку кожу, встала и подошла поближе, чтобы лучше рассмотреть и пощупать странное кружево. Но как только я прикоснулась к нему, то тут же отдернула руку.

— Сеть… Это паутина!

Золан гордо кивнул.

— Такую большую, — с нескрываемым удовлетворением проговорил он, — редко можно отыскать!

Я посмотрела на его руки. Он держал квадратную сеть за уголки, но паутина не прилипала к его пальцам. Если это была ловчая сеть гигантского паука, то она должна была служить ловушкой, как любая паутина, и ее нити непременно должны были быть липкими, чтобы задерживать любое существо, попавшее в есть. Наверняка эту паутину сплела жуткая тварь, похожая на большой зеленый мешок, или кто-то еще из ее сородичей!

— Она что же, не липкая? — спросила я, указав на руки Золана. Но он начал сворачивать паутину в рулон — нет, паутина к его рукам не липла, не слипались нити и между собой.

— Нет, не липкая — после того, как завернешь ее на ночь в мокрые от дождя листья сорчти. Вот. Посмотри сама.

Он бросил мне сетчатый рулон.

Не слишком того желая, я поймала его и обнаружила, что паутина мягкая и нежная, как самые тонкие заморские фаллиганские кружева, которые привозили из порта Иски. Я встряхнула паутину и попыталась порвать одну из нитей. Нить не поддалась, волокна не растягивались.

Что бы отдали придворные дамы — и даже ее величество — за такую вуаль! Я, обожавшая новые ткани, была потрясена. На секунду я представила себе, как торговец на ярмарке показывает это кружево собравшейся возле его прилавка толпе.

— Что верно, то верно — из-за такого кружева может вспыхнуть новая война! — воскликнул Золан. Он вновь ответил на мою невысказанную мысль. — Мне случалось находить куски такой паутины, и я их сберегал, но еще ни разу мне не попадалась целая сеть. Такие ловушки в кронах деревьев сооружает горм — то существо, похожее на мешок, которое у вас на глазах погибло на берегу реки. Гормы способны ловить в свои сети существо величиной с Древолаза. Сети плетут самки, и в эти сети попадают и самцы, они значительно меньшего размера.

Я не стала спрашивать, зачем самкам ловить себе подобных, потому что, кажется, сама поняла. Некоторые из знакомых нам пауков поступали не лучшим образом: после спаривания самка поедала самца.

Бережно держа паутину, я положила ее рядом со своим шитьем и взяла в руки лоскут голубоватой чешуйчатой кожи.

— Это не паутина, не звериная шкура, не мех — как ты добыл эту кожу?

Золан вынимал из мешка еще какие-то свертки, но повернул голову и посмотрел на то, что я ему показала. Он выпрямился и устремил взгляд на чешуйчатый лоскут.

— Это кожа с брюха гарса — молодого. Гарс… — Он посмотрел на меня так, словно ему очень хотелось узнать, как я поведу себя, услышав то, что он скажет. — Гарс днем живет в воде, а по ночам охотится на берегу, у него есть лапы, чтобы передвигаться по земле. Взрослый гарс длиной вот с эту полку.

Золан указал на вырубленную в стене полку, где хранились припасы. И вправду в Потемках жили настоящие чудовища! Видимо, этого зверя Золан тоже убил. Или, как в случае с паутиной, он наткнулся на разодранное каким-то хищником мертвое тело гарса? Мне вдруг расхотелось возвращаться к шитью.

Золан подошел ко мне ближе.

— Это тоже гарс, — сказал он, взяв кусок похожей чешуйчатой кожи. Но только этот лоскут был не серебристо — голубой, а ярко-лиловый, похожий на цвет платья придворной дамы. — Эта кожа взята с более взрослого самца.

Бросив этот лоскут, он потянулся за другим.

— Погоди-ка! — вдруг воскликнул он и сел на корточки. — Ты такая мастерица, так, может, ты сумеешь найти применение и для еще одного сокровища!

С этими словами Золан ушел от меня и направился в другой конец пещеры, но, поравнявшись с очагом, стал ощупывать стену. Что он делал руками, я видела не слишком ясно. И тут он вытащил из стены камень, за которым оказалось отверстие. Из него Золан извлек какой-то предмет, завернутый в темные листья. Вещь была большая, и обращался с ней Золан намного бережнее, чем с паутиной.

Старательно поддерживая сверток, чтобы его края не волочились по полу, Золан подошел ко мне и развернул его. Я взглянула… и была зачарована увиденным. Так меня не могли зачаровать даже самые прекрасные заморские шелка.

На поверхности ткани играли краски — местами приглушенные, местами поразительно яркие. Я опустилась на колени и пробежалась кончиками пальцев по нежной, необычно окрашенной поверхности ткани. Не кожа, не перья, не чешуйки… Это больше походило на тонкий мех с коротким пушистым ворсом. Главным цветом был лиловато-серый — краска неба перед грозой. На этом фоне отливали металлическим блеском серебристые пятна, похожие на глазки. Поверхность ткани хотелось гладить и гладить. Не отрывая руку, я устремила на Золана вопросительный взгляд.

— Это часть крыла квиллиана, — ответил он. — На него можно охотиться только ночью.

Что бы ни представлял собой неведомый квиллиан, я понимала, что это не птица, потому что ткань крыла не была похожа на перья. Еще одно гигантское насекомое?

Повелитель Потемок подарил мне подлинные чудеса. Я сразу же начала соображать, как лучше использовать каждую из диковинок в шитье. Но чуть позже настал черед дивиться Сабине, которой Золан принес семена, цветы, корни, куски древесной смолы и прочие дары здешнего леса. Он рассказывал о том, от какого растения взяты те или иные семена и цветы и для чего они годятся. Сабина внимательно слушала, мы с Там — тоже.

— Этот цветок ты называешь болотной лилией, — проговорила Бина, рассматривая широкие, белые с зелеными прожилками лепестки помятого цветка, лежащего у нее на ладони.

— Да. Намочи пальцы и возьми лепесток вот так.

Золан сжал в пальцах основание лепестка и оторвал его.

Затем он обмакнул лепесток в миску Древолаза, зажал в ладонях и стал тереть их друг о друга. Вскоре появилась пена и распространился приятный аромат. Что-то вроде мыла! Мне уже не терпелось как можно скорее им воспользоваться.

ТАМАРА

Золан старался обучать и развлекать нас. Чем больше мы сможем узнать, тем лучше, думала я. Я хорошо понимала: ему удалось зачаровать Бину и Силлу тем, что более всего соответствовало дару каждой из них.

Но не крылась ли за этими любезными подношениями какая-то горечь? Он говорил о том, что поведет нас на поиски выхода. Конечно, дождь служил оправданием для отсрочки исполнения обещания. Не намеревался ли Золан — либо тот, кто стоял за ним, — я была уверена, что какая-то сила за ним стоит, — убаюкать нас таким образом, чтобы мы смирились со своей участью хотя бы на время?

Мне вспомнился сон, от которого я пробудила вскрикивающую Силлу. За несколько мгновений я привела ее в чувство, и в эти мгновения я разделила с ней ее страхи. Та пещера, полная костей потревоженных мертвецов, — наверняка она находилась где-то у стены обрыва. Какой-то народ, вероятно, был оскорблен тем, что там случилось, ибо к смерти подобает относиться с торжественным почтением.

Не разбойники ли, подобные Маклану, в поисках сокровищ сотворили эту мерзость, приняв урны с прахом за сосуды с драгоценностями? Так это было или нет, но получалось, что мы с сестрами — из рода осквернителей. Заложницы или заблудшие овечки — на этот вопрос нам предстояло ответить в будущем.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ТАМАРА

Дождь наконец прекратился, но к этому времени речка, бегущая через пещеру, переполнилась и выплеснулась за берега. Мы побрели по дну. Холодная вода доходила нам до колен, а местами и до пояса. Спасала одежда из чешуйчатой кожи, не пропускающая воду. Заплечные мешки, которыми нас снабдил Золан, были сшиты из того же материала. В мешках лежали припасы, назначение которых Золан объяснил нам, когда собирал свой мешок.

Мы вышли из пещеры и увидели, как и раньше, бледный солнечный свет. Воздух пропитался влагой, чувствовались странные запахи. Древолаз все еще немного прихрамывал, но наотрез отказался остаться в пещере.

По дну речки мы шли недолго, а затем наш проводник свернул налево и, упираясь в землю посохом, взобрался вверх по берегу. Вода стояла высоко, над ней торчали верхушки прибрежных тростников.

Я привыкла к нелегким переходам, поскольку порой исполняла роль оруженосца отца. Глядя вперед, я не видела ни единой бреши в зеленой стене леса. Во влажном воздухе вокруг нас порхали насекомые — не такие чудища, каких нам довелось увидеть раньше, но все же они были гораздо крупнее тех, что были нам знакомы по Верхнему миру. Однако мы намазали кожу и волосы настоями трав, которые дал нам Золан, и насекомые хоть и подлетали к нам, но не присасывались и не кусали.

Золан снова воспользовался посохом и отодвинул в сторону плотный занавес переплетающихся лиан. Открылась узкая тропинка, уходящая в глубь леса. Мы пошли по ней друг за другом.

Древолаз замыкал нашу процессию, он шел за мной. Я оказалась в роли арьергарда. Глядя по сторонам и прислушиваясь, я старалась запоминать все, что может оказаться важным. Золан дважды останавливался, чтобы указать нам на опасности. Первой из них оказалось скопление алых цветов в форме фанфар — настолько ярких, что в сердцевине каждого цветка словно бы пылал огонь. Каждый цветок рос на самом конце лианы, а выше она до самого конца была голой.

Как только Золан поднес к цветам посох, цветы сомкнули лепестки, словно губы, и тут же опали, а лиана начала бешено мотаться из стороны в сторону. На посохе выступили влажные маслянистые пятна, древесина пожелтела. Золан стряхнул цветы и несколько раз ткнул посохом в густую листву, чтобы очистить его.

Второй враг поджидал на краю тропинки, делавшей поворот вокруг большущего нароста на стволе гигантского дерева. На гнилых корнях росло нечто, похожее на толстые пальцы множества рук. Мы снова остановились. Золан дал нам знак держаться чуть поодаль, чтобы мы могли видеть, что он будет делать посохом.

Под ударами, которые Золан обрушил на ближайшие заросли «пальцев», в стороны полетела желтая пыль. Видимо, она быстро оседала из-за высокой влажности. Небольшое облачко не распространилось далеко, пыль легла на корни и быстро превратилась в желтую слизь. Мы почувствовали сильную вонь.

С этого момента мы шли, еще более внимательно глядя по сторонам, но больше нам не встретилось ничего страшного. Тропа постепенно пошла на подъем. По обе стороны с деревьев свисали лианы.

Подошва моего мягкого кожаного сапожка вдруг скользнула по земле. Я быстро восстановила равновесие и остановилась. Я стояла на чем-то очень прочном, только это и спасло меня от падения. Расчистив это место от опавшей листвы, я увидела плоский камень, Вскоре после того, как мы отошли от реки, я тоже, как Золан, вооружилась крепкой палкой. Расчистив землю около камня, я обнаружила, что к нему примыкает еще один, а ко второму — третий.

Ко мне подошел Древолаз и принюхался, сунув нос в выкопанную мной ямку. Затем он подтолкнул меня вперед. Он явно давал мне понять, что задерживаться нежелательно.

Но я еще немного постояла и, поработав палкой, убедилась в том, что у меня под ногами — мостовая. Мощенные камнями дороги были известны на Юге, и их сохраняли с большой заботой. А по другую сторону границы, у северян, дороги были только проселочные, изобилующие буграми и рытвинами. Путешествовать по ним было не слишком приятно.

Еще одна загадка. Мне хотелось поделиться ею со своими спутниками, но я вскоре забыла обо всем, потому что мы вышли из лесного туннеля на открытое пространство.

Перед нами предстало нагромождение камней — от мелких, вроде щебня, до валунов размером с крестьянскую хижину. Земля была почти ровная. Я зажмурилась и снова открыла глаза. Мне хотелось увериться в том, что я вижу перед собой именно то, что вижу. Что-то подсказывало мне, что здесь когда-то либо стояла крепость, либо располагалось небольшое поселение. На некоторых из более крупных камней сверкали блики. Солнце здесь светило ярче, и казалось, будто в камни вставлены осколки стекла.

Мои сестры и Золан остановились и оглянулись. Они нетерпеливо смотрели на меня. Я ткнула в одно из «стекол» посохом и поняла, что оно не является составной частью породы.

— Что это была за твердыня, Золан? — спросила я, догнав остальных. — Кто ею правил?

— Кто знает? — Он пожал плечами. — Это место очень древнее. Видимо, это лишь часть более крупного поселения. Я копал тут, — признался он. — Из любопытства. Но уцелели только камни.

— Вот как?

Я опустилась на колено и поддела лезвием каменного ножа что-то блестящее. Из земли я извлекла нечто размером с плод южной сливы. С одного края камень был немного сколот, но в остальном походил на старательно отполированный кабошон — так шлифуют драгоценные камни перед тем, как вставить их в оправу.

Как только я отряхнула с камня землю, он тут же заиграл на солнце теплым золотистым, но не металлическим блеском. Я видела немало королевских драгоценностей, а некоторые даже держала в руках, но этот камень был для меня нов.

— Солнечный камень! — воскликнул Золан, глядя на мою находку.

— Тут встречаются такие? — спросила я и подумала о том, что рассказы о поисках сокровищ становятся все более и более правдоподобными.

Золан сдвинул брови и, опустившись рядом со мной на колени, стал более внимательно разглядывать камень.

— Я не видел ни следа от старых копей, не попадались мне и необработанные камни.

— Но ты узнал этот камень — и назвал его.

— Я находил три похожих на этот — а имя им я придумал сам.

Как и мои сестры, я очень увлекалась камнями. В детстве, бывало, глядя, как матушка наряжается перед поездкой ко двору и сидит перед раскрытой шкатулкой с драгоценностями, я любовалась разноцветными каменьями. Камни зачаровывали меня не своей ценностью, а формой и цветом. А когда отец как-то раз сказал, что некоторые минералы используются для усиления дара, мое желание узнать о камнях больше превратилось в потребность.

Этот камень — если это был камень — на ощупь казался теплым. Он лежал у меня на ладони, словно чистая капля солнечного света, и я ощущала странное покалывание. Значит, это и вправду был камень Силы, и я понимала, что мне как можно скорее нужно научиться пользоваться им.

В то же мгновение я почувствовала, что кто-то словно бы слушает мои мысли. Я инстинктивно напряглась и сжала в руке свою находку. Снова этот обитатель Потемок прочел мои мысли так, словно я отправила их ему. Я подняла голову и встретилась взглядом с Золаном. Он отправил мне посыл странный и новый — но эта мысленная речь была не похожа на ту, которую я знала и на которую отвечала всю свою жизнь.

— Камень Силы, — подтвердил Золан мою догадку. — Он сам пришел к тебе, леди Тамара. Пользуйся им правильно.

Наш поход вызывал у меня сомнения, однако я была уверена в том, что каким-то образом я получила подарок, предназначенный лично мне. Но почему? Получила ли я его от этого человека, на которого сейчас смотрела с опаской, — или от кого-то другого?

САБИНА

Там не пришлось мысленно убеждать нас в том, что ее находка — нечто вроде подарка. И тот факт, что камень нашла она, для меня и Силлы означал, что он предназначен именно для нее. Мы обе ощутили легкую зависть, но, зная природу такой Силы, понимали, что ни Силла, ни я не дождались бы ответа от этого сокровища. Да и Золан не заявлял права на владение камнем. Он пошел вперед, не сказав больше ни слова. Следовало ли понять это как знак того, что он все же был бы не прочь завладеть находкой?

Мы пробирались между грудами камней. Вскоре мы поняли, что площадь былых построек значительно больше, чем нам показалось вначале. Когда наш проводник велел нам остановиться, мы увидели скалу, обозначающую границу этой области Потемок.

На ровном месте, где сохранился небольшой участок мостовой, мы устроились на привал и перекусили жестким копченым мясом, тонкие кусочки которого мы окунали в кисло — сладкую подливку. Еду мы запили несколькими глотками воды из глиняных фляжек. Воду мы старались расходовать бережно.

Я обернулась и посмотрела назад. Я была уверена: если рассматривать руины долго и внимательно, можно уловить общую картину. Наконец мое внимание привлекли блестящие прожилки в лежащем неподалеку камне.

В детстве я наблюдала за облаками и смотрела, как образуются и пропадают разные фигуры. И вот теперь нечто подобное предстало передо мной в виде этой инкрустации на сером камне.

Сначала я различила узкий треугольник, и в моем сознании мелькнуло слово «гадюка». Но нет, прожилка не сохранила этот силуэт, она сместилась по камню, и стал лучше виден конец линии, обращенный к земле.

Я зажмурилась — отраженный от камня свет больно бил в глаза. Я знала стекло в самых разных формах, но никогда не видела ничего подобного. На Юге аристократы и богатые купцы вставляли стекла в окна своих жилищ и других зданий. Искусные мастера выдували из стекла изящные сосуды для королевских пиршеств. Когда стекло вставляли в раму и подкладывали под него лист серебра, оно становилось зеркалом. Кроме того, из стекла изготавливали бусы и орнаменты, и порой стеклянные изделия выглядели чуть ли не красивее драгоценных каменьев. И женщины, и мужчины высоко ценили изящные изделия из стекла…

Неожиданно меня объяла волна жара — такого сильного, какой мог бы исходить из печи, где плавилось стекло. Мне стало дурно. Жар нарастал, и я охнула. Мне казалось, что моя кожа вот-вот потрескается в таком пекле.

— Бина!

Я попыталась сбросить руку, сжавшую мое плечо, потому что мне и без того было худо.

«Бина!»

Тьма распалась, жар исчез. Я открыла глаза и увидела всего лишь серовато-белую извилину на камне.

— Стекло, — проговорила я.

Там оторвала глаза от меня и посмотрела на камень с кристаллической линией.

— Что-то вроде стекла, — согласилась она. — Но кто знает, как оно получилось.

Она подошла к камню и прикоснулась к светлой извилине кончиками пальцев. Силла, стоявшая рядом со мной, с тревогой смотрела на меня.

— Что случилось, Бина? Я сдавленно рассмеялась.

— Наверное, я перегрелась на солнце — либо здесь просто слишком много загадок. А мне хочется отгадок.

— Как и всем нам, — проговорила Там немного напряженно.

Я огляделась по сторонам. Похоже, Золан нас покинул. Но, прежде чем я успела сказать об отсутствии нашего проводника, впереди, словно из-под земли, вынырнула голова Древолаза — в том месте, где стоял особенно большой валун. А потом появился Золан и дал нам знак следовать за ним.

Сделав несколько шагов, я почувствовала, что у меня кружится голова. Казалось, верхняя часть моего тела стала слишком тяжелой. Я боялась потерять равновесие. Когда Силла попыталась помочь мне, я покачала головой и отстранила руку сестры, стыдясь своей слабости. Я продолжала ступать осторожно. Слишком часто мне приходилось лечить людей от вывихов и переломов, а здесь было полным-полно ловушек для беспечных ходоков.

Солнце успело порядком склониться к западу, когда мы покинули развалины и подошли к высокой скалистой гряде. Здесь, без какой-либо команды Золана, вперед пошел Древолаз.

Он опустил голову к самой земле и уложил свой длинный хвост на спину. Я чувствовала его нарастающее волнение — наш четвероногий друг, похоже, вышел на охоту. Там рассказала нам с Силлой о том, что Древолаз вступил в схватку с летучей тварью, намного превосходившей его размерами. Было немного не по себе от того, что рыжий зверь наделен такой силой.

Через некоторое время мы подошли к сухому дереву. Внизу его ствол был довольно толстым, но затем сужался, и верхушка дерева уходила в дыру с неровными краями в скале. На дереве сохранились короткие сучья, но когда мы пригляделись получше, то поняли, что в ствол вбиты небольшие палки, и вместе с сучьями они образовывают что-то наподобие ступеней.

ТАМАРА

По приказу Золана мы сняли с плеч дорожные мешки и связали их между собой веревкой, которую он достал из своего мешка. Не в первый раз я порадовалась тому, что мы одеты не в привычные для нас пышные юбки, поскольку предстоял подъем.

Я сопровождала отца в походах, поэтому была более готова к такому, чем Силла и Бина. Время от времени я поглядывала на Бину, и у меня сложилось впечатление, что ей не по себе. Однако, когда мы приблизились к грубо сработанной лестнице, я убедилась, что ступени выглядят довольно безопасно, хотя и стоят под острым углом. Золан полез вверх первым с ловкостью человека, не раз проделывавшего этот путь. Как только он подтянулся и влез в расселину, оставив позади себя веревку, к которой были привязаны мешки, я последовала за ним.

Золан прижался спиной к правой стене расселины и втащил меня. Щель была узкая, и я оцарапала левую руку.

Я сделала несколько шагов вперед, чтобы освободить место для сестер. В расселине было темно, и я не решилась уходить далеко от входа. Возможно, наш проводник хорошо знал дорогу и мог бы идти без света, но мне было страшновато.

Наконец все были в сборе. Золан втащил наверх веревку с мешками, и мы надели их. Последним взобрался Древолаз и снова пошел замыкающим, а Золан возглавил строй. Держась за веревку, мы углубились во тьму, целиком полагаясь на то, какой путь изберет Золан.

Когда свет, проникавший от входа, окончательно померк, мне стало не по себе. Мое доверие к Золану начало угасать. Ведь он ничего не сказал нам о цели странствия. Вероятно, теперь он хотел показать нам, что говорил правду: этот туннель, возможно, мог вывести в Верхний мир. А мог и не вывести.

Я безотчетно разжала пальцы и взглянула на камень, найденный в руинах. Камень на ощупь оставался теплым, но не светился. Но тепло то нарастало, то вовсе пропадало, то появлялось вновь. И всякий раз, когда камень становился теплее, часть этого тепла сохранялась. Этот ритм был схож с биением сердца.

Веревка, за которую мы держались, неожиданно дернулась вправо и вниз.

— Идите осторожнее! — гулко прозвучал голос Золана в темноте.

Веревка ослабла.

Мало-помалу тропа пошла на спуск. Вскоре я почувствовала движение воздуха над головой. У меня возникло такое чувство, будто я вышла из-под крыши на открытое пространство.

С этим чувством пришло и другое: тьма немного рассеялась, хотя поначалу свет был едва заметным. Он исходил снизу и справа. Теперь я поняла: мы шли по уступу, а справа от нас был крутой обрыв.

Мы продолжали спускаться, а свет разгорался все ярче. Однако Золан перешел на еще более медленный шаг. Он больше ни о чем не предупреждал нас: в этом не было нужды. Место явно было опасное.

Камень, зажатый в моей руке, теперь быстро пульсировал. Я гадала, не соединен ли он и вправду каким-то образом с моим сердцем; между тем Сила, исходящая от него, как ни странно, вселяла в меня чувство защищенности. Мы продвигались вперед очень медленно. Наш проводник то и дело останавливался.

Плоская наклонная тропа на уступе превратилась в ступени — узкие и неровные. Наверняка эти ступени предназначались не для наших ног. Стена слева от нас была покрыта тусклыми, словно усыпанными пеплом маленькими листьями каких-то приземистых растений. Листья сидели на коротких красноватых черенках. Как только нам встретилась эта растительность, Золан сделал остановку и кивком указал на листья.

— Держитесь от них подальше.

Мы уже были свидетельницами непредсказуемости поведения растений за пределами этого горного царства, поэтому без малейших возражений последовали приказу нашего проводника. Но не только на стенах росла трава. Какие-то растения поднимались и справа от уступа. Это были незнакомые нам деревья. Черные стволы толщиной в две сложенные друг с другом руки, а ветви — в виде лент, покрытых густой слизью.

В воздухе появился запах гнили — такой мог бы исходить от заросшего пруда. Внезапно одно из унылых «деревьев» затряслось. Золан, махнув рукой, дал нам знак отступить влево. Откуда ни возьмись возникла змеиная голова. Раскрылась пасть, зубы вонзились в слизистые ленты. Тварь не обращала на нас внимания, но нам не следовало привлекать ее ни единым движением.

В то время как голова твари на длинной шее поднималась все выше, я провела рукой, в которой был зажат камень, по бедру. Чешуйчатая кожа, которой была покрыта тварь, очень походила на ту, из которой были сшиты штаны. Меня вдруг замутило.

Через какое-то время все «дерево» исчезло. Наш проводник вновь очень медленно пошел вниз по слишком узким ступеням. У него имелся большой запас такой кожи — значит, он, по всей видимости, знал, что делает, и про эту тварь, наверное, знал достаточно и мог с ней в случае чего сразиться.

Пожалуй, теперь я догадалась о том, зачем Золан предпринял это путешествие. Сначала он заверял нас в том, что выхода из Потемок не существует. Сегодня он намеренно показывал нам местные опасности — от кровожадного соцветия до зарослей хищных грибов. И вот теперь мы увидели чудище-рептилию.

Ступени закончились. Послышался треск — видимо, сломалось одно из «деревьев». Запах гнили усилился, и я очень даже пожалела о том, что с нами нет ароматических шариков, которые так чудесно готовила Силла, чтобы отбивать неприятные запахи.

Перед нами предстало нечто вроде огромного окна, за которым клубился туман, образовывающий облачную завесу. Отсюда были видны спина и хвост твари, похожей на змею. Тонкая голова на длинной шее сидела на толстом туловище. Если у чудища и имелись лапы, они прятались под отвратительными желто-зелеными выростами.

Неожиданно раздался громкий звук, похожий на карканье. Золан дернул к себе веревку и поторопил нас. Теперь он шагал значительно быстрее. Я оглянулась и увидела, что змееголов разворачивается. Туман начал развеиваться, стала видна еще одна чудовищная голова — широкая, лупоглазая. Большую ее часть занимала громадная пасть с острыми зубами.

Веревка дернулась снова, опять донеслось хриплое карканье — настолько громкое, что нам захотелось зажать уши ладонями. Мы снова направлялись в непроницаемую тьму. Я ожидала, что наш проводник, попугав нас в очередной раз, дабы предостеречь от самостоятельных вылазок, решил вернуться назад, но нет: он шел дальше во мрак.

Я ощутила посыл, и мы с сестрами объединились.

Бина мысленно проговорила: «Та… вторая тварь… Это была лягушка!»

Я была вынуждена с ней согласиться. Я была почти готова поклясться в том, что колдовство Черной тропы — предание, которым пугали детишек, — оживало здесь: существа, знакомые нам как совершенно безвредные, в Потемках были огромными кровожадными чудовищами.

«Нужно уходить отсюда, — подумала я. — Золан добился того, чего хотел».

Я уже просто не могла здесь находиться.

Однако наше странствие во тьме продолжалось. Мрак сгущался по мере того, как мы уходили все дальше от отверстия в скале, из которого открывался вид на сумеречное болото. Запах гнили исчезал медленнее, чем пропадал свет. Неужели мы провели здесь целый день? Ноги у меня разболелись так, что можно было подумать именно это.

На нашем пути вновь встретились ступени, тропа пошла на подъем. Для того чтобы ступать осторожно, приходилось то и дело ощупывать ногами пол. Мешок казался все более тяжелым. Однако через некоторое время впереди вновь забрезжил свет.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

ТАМАРА

Ступени снова стали уже. Мы поднялись наверх и, протиснувшись через небольшое отверстие, оказались в другой пещере. Здесь каменные стены были покрыты узором кристаллических жил, отражающих свет, и мы увидели, что находимся как бы внутри большого пузыря.

На стенах не было ни полок, ни каких-либо отметин — никаких признаков того, что тут кто-то постоянно обитает. Прямо напротив входа в стене находилось отверстие — слишком ровное, чтобы его можно было принять за естественное. За этой аркой был выход наружу, где уже сгустились сумерки.

Золан сиял с плеч мешок и молча зашагал к выходу. За ним устремился Древолаз, и вскоре они оба скрылись из виду. Я вознамерилась последовать за ними, но прямо в арке наткнулась на препятствие. Я ощупала воздух руками — и обнаружила невидимый заслон. Золана и его рыжего спутника эта преграда не остановила. Ко мне подошли Бина и Силла, и мы все убедились в том, что невидимая стена существует. Пробиться через нее можно было с таким же успехом, как через обитую железом дверь.

«Мы в ловушке!» — дружно подумали мы.

Мы могли бы попробовать вернуться назад тем путем, каким пришли, если бы не то ужасное болото. Я распрямила пальцы правой руки. В левой я по-прежнему сжимала камень Силы.

Сила… объединенная, подкрепленная нашими стараниями…

Я отправила посыл, ахнула и отшатнулась. Нечто, мощь которого я не могла ни увидеть, ни измерить, прижало меня к изгибу стены.

Я ударилась о стену и упала на каменный пол.

САБИНА

Когда Там упала, мы с Силлой ощутили на себе потоки той самой Силы, которая сразила нашу сестру. Свет от кристаллических прожилок в камнях ослепил меня, я пошатнулась, но удержалась на ногах. Наша Сила — при том, что ни одна из нас не ведала мощи своего дара, — была использована для поддержки Там. Удар, похоже, был направлен в первую очередь против нее.

Постепенно ко мне вернулось зрение. Силла схватила меня за руку. Я сжала ее пальцы, и мы вместе, пошатываясь и чувствуя себя совершенно опустошенными, побрели к Там.

В тот момент, когда Золан снял свой мешок, я не последовала его примеру и, только почти упав на пол рядом с сестрой, наконец потянула мешок за лямки и освободилась от ноши. Я не знала, помогут ли те снадобья, которые я взяла в дорогу, моей сестре — я могла только попытаться ей помочь.

Силла отпустила меня и попробовала приподнять Там. Глаза Там были широко открыты, но ее взгляд блуждал. Вялая, обессиленная, она лежала головой на коленях у Силлы. К счастью, мои худшие опасения не подтвердились: она была жива.

Я вытащила из мешка скудный запас снадобий.

— Она такая холодная… — проговорила Силла, крепче обняв Там. — Когда огонь гаснет… ему на смену приходит леденящий холод.

— Нет! — крикнула я.

С помощью Силлы мне удалось немного разжать губы Там и влить ей в рот несколько капель жидкости, составленной из разных травяных настоев. Мне так хотелось надеяться, что это поможет сестре восстановить силы. Там проглотила питье. Даже это меня утешило.

Однако ее нужно было согреть. Мы с Силлой тоже дрожали, у меня от холода немели руки. Силла бережно уложила голову Там на дорожный мешок. Левая рука Там скользнула и легла вдоль тела. Пальцы были сжаты в кулак. Я поняла, что именно сжимает в руке моя сестра.

Силла встала и снова подошла к арке. Она подняла и опустила руки. По этому жесту я поняла, что преграда на месте.

Я попыталась разжать скрюченные пальцы Там. И точно: она держала в руке камень, который нашла на развалинах. Я не знала, поможет ли ей то, что я собиралась сделать. Я могла только надеяться.

Сжав странный талисман и обрадовавшись его теплу, я махнула рукой Силле, призывая ее вернуться.

— Обними ее, мы согреем друг друга, — сказала я. — Я воспользуюсь этим…

Я показала Силле камень.

— И что получится?

— Не знаю, — честно ответила я. — Но он как-то связан с Там… — я взяла камень двумя руками, — и он содержит Силу. Она опустошена — но может быть, мы сумеем помочь ей восстановиться.

Я начала с головы Там. Я поднесла камень ко лбу сестры и стала водить им из стороны в сторону. Я прикоснулась к ее глазам и губам, затем повела камнем вдоль шеи. Не говоря ни слова, Силла наклонилась и развязала шнурок на куртке Там.

Я провела камнем вдоль плеч и груди Там и приложила в том месте, где ощутила медленное слабое биение сердца. Я была готова вскрикнуть, когда почувствовала, как от талисмана распространяется жар, согревающий холодную кожу моей сестры.

— Она согревается, — неожиданно сообщила Силла, и в это самое мгновение Там вздохнула и закрыла глаза.

Теперь казалось, что Там спит, но мы не оставили ее. Мы сели ближе к ней, чтобы согреть ее своим теплом. Я оставила камень у нее на груди, чтобы исходящая от него Сила проникала в ее сердце — средоточие жизни.

Теперь, когда наши худшие страхи немного улеглись, у нас появилось время обдумать положение. Мы оказались в ловушке, но зачем это было сделано? За выходом, занавешенным невидимой преградой, сумерки сменились ночной тьмой. Эта дверь явно вела наружу, а может быть, за ней открывался путь по скале, в Верхний мир?

Я дышала медленно и глубоко, как меня учили в детстве, — чтобы побороть страх. Уверившись, что прогнала сомнения, я попыталась заострить свой дар, как ни был он ослаблен.

Сделав это, я ощутила прикосновение Силы — иной, чужеродной. Золан, который так ловко завел нас в ловушку, был наделен даром, непохожим на наш. Вдобавок через этот дар им управлял кто-то еще — но я не могла сказать, откуда у меня такая уверенность.

— Погляди…

Силла указала на изгиб стены над непроходимой аркой. Ее палец вычертил в воздухе извилистую линию.

Казалось, это она вызвала голубое пламя, очертившее точно такую же линию. Кристаллическая прожилка, на которую указала Силла, была слишком мне знакома. Она поразительно напоминала тот рисунок, который мы, по глупости, пытались вышить в Гроспере, — да, было очень похоже, но все же были и отличия. Я попробовала испытать Силу, которую ощущала здесь, — нет ли в ней хотя бы намека на Тьму. В ответ не последовало никакого предупреждения. Силла, похоже, утратила интерес к рисунку на камне. Она опустила руку и больше ничего не рисовала в воздухе.

— В этом камне нет угрозы, — сказала я.

— Нет, — согласилась моя сестра. — Но пожалуй, было бы безопаснее, если бы угроза была. Скрытая опасность гораздо хуже той, которую видишь ясно. Я вот о чем подумала…

Силла растерялась. Впечатление было такое, что собственные мысли держали ее в плену, как эта пещера — нас троих.

ДРУСИЛЛА

Я посмотрела на Бину и перевела взгляд на лицо Там, на котором словно бы лежала маска, таким оно стало безжизненным. Стоило ли нам рискнуть и обратиться к ней мысленно, или это еще сильнее опустошит ее? Да и вообще — прибегать к мысленному общению здесь… Я покачала головой. Бина посмотрела на меня и нахмурилась.

— О чем ты думаешь? — резко спросила она.

— Не могло ли случиться так, что мы оказались здесь по какой-то важной причине? Если так, что это может быть за причина? Сначала мне приснился рисунок… — Я вытянула руку и принялась загибать пальцы.

— Потом этот мерзавец, младший Старкаддер, — язвительно проговорила Бина. — Маклан ясно сказал, что он стоит за нашим похищением. А нас сюда сбросил Маклан. Это весьма на него похоже. Ссора с нашим отцом может быть причиной кровной мести — ты же знаешь, она очень распространена у северян. — Но это… — Она повела рукой. — Тут что — то другое.

— Если, — медленно начала я, — Золан — потерянный король, то наше присутствие здесь может служить иной цели. Ты, как опытная швея, назвала бы это «вдеванием нитки в иголку». Получается, что мы — мотки пряжи, а рисунок вышила чья-то рука! Наш отец — лорд-смотритель приграничных земель. Его уважают при дворе королевы, порой просят у него совета. Допустим, потерянный король вернулся бы в Гурлион. Многие из его подданных поклонились бы ему?

Высокопоставленные кланы готовы вцепиться друг другу в глотку со времен войны. Управлять истинным королем — это дало бы любому вождю мощную позицию. Но если предположить, что истинный правитель страны появился бы, спасенный дочерьми графа Версетского, то наш отец вполне мог бы объявить, что он желал этого переворота, — он даже смог бы поддержать этого короля при нашем дворе, где к его голосу прислушиваются.

Бина нахмурилась сильнее.

— Ты думаешь, что Золан способен на такой изощренный замысел?

— Нет, — ответила я, нисколько не сомневаясь в своей правоте. — Не он. Кто-то другой. Отшельник, из-за которого все так перевернулось на Севере, пришел с этих гор. Его учение вбило клин между высокопоставленными кланами. Если еще один человек придет отсюда же…

Я не договорила. Мне всегда недоставало воображения, всегда трудно было что-то добавить к очевидным фактам. И теперь меня легко было обвинить в этом, тем более что фактов, способных поколебать воздушный замок моих умозаключений, недоставало.

— Не стоит ли за все этим Великая — повелительница глубинной Силы?

Мы обе вздрогнули. Там открыла глаза и пошевелилась. Она не пыталась приподняться, она только смотрела то на одну из нас, то на другую. Затем ее рука потянулась к камню-талисману.

— Да будет вам наградой великое добро, сестры. Вы снова вывели меня из Тьмы на Свет. Истина, как я готова поклясться на мече перед самой королевой и дать слово жрицам Святилища, такова: здесь кроются разум и воля, и их цель сулит беду всему, что дорого для нас.

Это было сказано таким тоном, словно Там зачитывала строки из Священной книги Сарты. Ее слова были пропитаны верой и поклонением.

Я облизнула пересохшие от волнения губы. Быть может, теперь Там могла бы ответить на некоторые вопросы.

— Золан сам делает все это?

Произнося этот вопрос, я была почти уверена в том, что ответ отрицательный.

На лице Там по-прежнему словно лежала маска.

— Нет.

Она ничего не добавила к этому короткому отрицанию.

Паузу прервала Бина.

— Если так, то мы по-прежнему не знаем нашего врага, и его нападения можно ждать откуда угодно.

Одна ее рука лежала на плече Там, а другую она сжала в кулак.

Там не отвечала. Вероятно, ее молчание означало, что она согласна с утверждением Бины. Затем она отодвинула наши руки и села, придерживая камень-талисман под подбородком. От камня исходило сияние и подсвечивало лицо Там, ее губы.

— Одно справедливо, — с горечью произнесла Бина, — то, что мы должны выбраться отсюда.

Голос ее звучал хрипло — от отчаяния. Это чувство охватило нас с такой силой, с какой мы обычно разделяли между собой посыл.

Я вновь взглянула на линии на стене. Наброски, рисунки… я моргнула. На мгновение передо мной предстал пугающий меня рисунок — предстал так отчетливо, будто был запечатлен на листе бумаги, разложенном на вышивальном столе. Мешок Бины… она взяла с собой все целительные снадобья, какие смогла собрать в пещере Золана.

Я протянула руку, подтащила к себе плотно набитый мешок, развязала тесемки. То, что я искала, к счастью, лежало сверху. Бина сама искала это, думая, что это поможет Там.

Я нащупала маленькую тряпицу из сплетенных между собой волокон. Не отрывая глаз от мешка, я запустила руку глубже.

— У тебя есть настой наподобие растворяющей воды? — спросила я, достав из мешка пузатый кувшинчик, закупоренный пробкой.

— Ты держишь то, что ищешь, — ответила Бина. — Что собираешься делать?

— Этот настой может помочь, — сказала я, хотя не имела понятия о том, станет нам от этого лучше или я навлеку на нас новую беду. Однако одна мысль никак не желала выходить у меня из головы.

Держа в одной руке тряпицу, а в другой — кувшинчик, я подошла к стене справа от арки, Как я и надеялась, невидимая преграда не мешала двигаться в этом месте; она только загораживала выход из пещеры.

Я смочила тряпицу жидкостью из кувшинчика и принялась за работу. Стекловидные прожилки немного выступали над поверхностью камня. Я начала осторожно протирать их; жидкости в кувшинчике было немного, и я не могла позволить себе тратить ее попусту. Я не пыталась протереть блестящую линию от одного конца до другого, для этого мне бы не хватило жидкости. Пришлось удовольствоваться тем, что я прикасалась к блестящей прожилке лишь местами.

Здесь не горел огонь, и все же распространился запах гари с примесью каких-то специй — будто что-то поджаривали на огне. Мне было радостно видеть, что в те мгновения, когда я отводила руку, в очередной раз смазав камень жидкостью, стекловидная жилка трескалась, исчезала.

За работой я еле слышно напевала. Но прежде чем я прикоснулась к рисунку на камне в третий раз, к моему пению присоединились голоса Там и Бины.

Сначала рисунок на камне тускнел в тех местах, где я прикасалась к нему, а потом стекло начало отпадать чешуйками. Работая над рисунком, покрывающим стену справа от двери, я старалась держаться подальше от невидимой преграды. Затем я точно так же обработала стену слева от арки.

Теперь мне приходилось встряхивать кувшинчик, чтобы вылить из него хоть несколько капель. Я боялась, что мне не хватит жидкости для окончания работы. Удастся ли мне разрушить не только рисунок на стене, я не знала и не могла узнать до тех пор, пока не закончу работу.

Я видела, что свечение, исходящее от кристаллических жилок, гаснет — даже в тех местах, где я не прикасалась к камню. Чувствовалось, что в пещере становится все темнее.

И тут рядом со мной встала Там, и я лучше услышала ее негромкое пение. Она сложила руки ковшиком и вытянула их перед собой, чтобы свет, исходящий от камня-талисмана, помог мне закончить работу. Я опасалась нового удара — такого, какой чуть раньше сбил с ног Там, но этого не случилось, и я могла думать только об одном: похоже, мне ничего не удалось сделать.

Мы втроем встали плечом к плечу перед аркой. Отсюда были видны только потускневшие кристаллические прожилки. Но сохранилась ли внутри них Сила — этого мы не знали.

Если теперь нам и грозила какая-то опасность, виновата в этом была я одна. Я бросила на пол тряпицу и пустой кувшинчик и, решительно шагнув вперед, вытянула руку.

Шаг, еще шаг… Мои пальцы ничего не чувствовали. А потом моя рука проникла сквозь арку. Мы были свободны!

— Да! — воскликнула я и, обернувшись, устремила взгляд на Там и Бину. Потом я отвернулась от них, протянула вперед обе руки и опустила их. На этот раз я тоже не встретила никакой преграды.

Я устала после использования дара, но мне совершенно не хотелось хоть на секунду задерживаться в этой каменной клетке. К тому же я не знала, надолго ли удалось снять охранное заклятие с выхода. Быть может, сейчас где-то в Потемках звучит набат, призывающий того, кто устроил эту ловушку?

Мы взяли наши дорожные мешки. Там резко остановилась около мешка, оставленного Золаном тогда, когда он так неожиданно покинул нас. Бина тут же протянула Там руку, и они вдвоем подтащили мешок к выходу и вытолкнули его наружу.

Мы вышли в ночь. Перед нами тянулся широкий каменный уступ. Здесь не росли деревья, и нас освещал лунный свет. Продолжал ярко гореть и талисман Там, он разгонял окружающую тьму.

Сначала мы не увидели никакой дороги. Осторожно осмотрев уступ, мы нашли только крутой обрыв, с которого нас сбросили разбойники. К тому же мы находились не на самой вершине скалы. Вершина возвышалась над нами, она была зловеще наклонена назад, и нигде не было видно никаких выбоин, за которые можно было зацепиться рукой и на которые можно было ступить ногами. Неужели мы обрели возможность выйти из пещеры-ловушки только для того, чтобы угодить в другую тюрьму?

— Веревка…

Там обернулась и посмотрела на мешок Золана.

ТАМАРА

Я потянула за конец толстой веревки, которая была привязана к горловине мешка, когда мы с Биной протаскивали его через арку. Какой прок от веревки мог быть теперь, я еще не понимала, но лучшего приспособления придумать не могла.

— Вряд ли она достаточно длинная, — возразила Бина, а Силла молча села, подложив свой мешок под спину.

Я знала, как она устала, снимая с выхода колдовскую преграду. Я и сама еще не до конца оправилась после того, как волна Силы отбросила меня от арки. Тем не менее я была уверена, что времени у нас крайне мало. О нашем побеге могло стать известно тому, кто создал эту преграду, — разрушение подобных заклятий всегда настораживает тех, кто их накладывает. Без сомнения, нас должны были начать разыскивать. Если мы не уйдем так далеко, как только сможем, нашей с таким трудом завоеванной свободе может очень скоро прийти конец.

Мы с Биной видели, что глаза Силлы закрыты. Если ее сейчас разбудить, толку от нее будет мало. Я сжала кулаки, чтоб хоть немного унять дрожь в руках.

Золан и Древолаз ушли этой дорогой, и этот кусок веревки был оставлен так, словно не был нужен Золану. Ни он, ни рыжий зверь нас не ждали. Значит, должен существовать какой-то путь вниз или наверх.

Я пошатнулась. Тьма — эта Ночь Пустоты, из которой меня вытянули сестры, — словно бы заплескивалась через край уступа и грозила мне. Я была вынуждена последовать примеру Силлы и села на холодный камень.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

САБИНА

Там и Силла лежали без чувств на уступе, Теперь сделать что-то могла только я. Первым делом я села рядом с сестрами и посмотрела, что у меня осталось из съестных припасов. Нашла несколько кусочков сушеного мяса и принялась жевать его, как корова жвачку. Затем я встала и принялась осматривать место, в котором мы оказались.

Я снова ползком подобралась к краю уступа и, лежа на животе, посмотрела вниз. Хотя при луне точно определить было трудновато, мне показалось, что мы находимся высоко над землей.

Внизу росло несколько лиан. Некоторые из них забрались по скале высоко от земли. Золан показал нам, какие опасности таятся в лесу, протянувшемся зеленым языком у подножия скал. Каких неприятных сюрпризов можно было ожидать от этих растений — кто знал…

Ближайшая лиана, похоже, крепко цеплялась за камни. Рассмотреть ее лучше можно было бы только при более ярком свете. Я встала и пошла по уступу влево от выхода из пещеры.

Отсюда скальная вершина была видна лучше, однако выступ, нависающий над каменной полкой, отбил у меня всякую охоту забираться наверх. Если Золан взобрался туда, то он сделал это так, как у нас теперь не могло получиться. Если бы только я знала больше! Если бы только обнаруженная нами здесь Сила проявилась тогда, когда мы могли попросить о помощи матушку или Дьюти!

Тайну раскрыл запах. Острота обоняния — одно из самых ценных качеств целителя, ведь зачастую понять, какой хворью страдает человек, можно по его запаху. Целебные снадобья тоже порой подбирают по запаху. Конечно, в тех местах, где пахнет неприятно, острое обоняние порой приносит мучения. Поэтому опытные целители стараются проводить как можно меньше времени там, где запахи слишком сильны, чтобы не утратить эту способность.

Когда я лечила Древолаза, я запомнила его запах, хотя он и был заглушен запахом крови, исходящим от его ран, и еще одним, не слишком сильным, — по всей видимости, так пахло от чудища, которое ранило рыжего зверя. Но за то время, пока я ухаживала за Древолазом, я все же хорошо узнала его собственный запах, пробивавшийся сквозь ароматы целебных мазей.

Я подошла ближе к скале. Ощущение было такое, словно я случайно перевернула склянку с каким-то пахучим настоем. Животные могут оставлять такие метки во время своих странствий. Зверь словно бы сообщает о том, что он тут прошел, каков его пол. Порой метка представляет собой вызов для врагов. Запахи от меток исходят гораздо более крепкие, чем от самого зверя.

Древолаз! Конечно, я не могла быть полностью уверена в том, что на камнях оставил метку именно он, но все же чувствовала, что моя догадка верна. Спутник Золана не так давно зачем-то помочился на скалу.

Но почему именно здесь? Тому могло быть много причин, в том числе — непонятных для людей. Однако некоторые вещи становятся более понятными на ощупь, чем на взгляд, особенно ночью. Подняв руку вверх так высоко, как только могла, я ощупала кончиками пальцев поверхность скалы. Шершавый камень, и больше ничего. Если тут и находилась дверь или лестница, спрятанная с помощью охранного заклятия, я ничего не почувствовала.

Но вот я нащупала влажное пятно. Несомненно, моя догадка была верна — камень был помечен, притом очень обильно. Я передвинулась немного влево. Зачем понадобилось зверю оставлять тут метку, если это не тропа или граница его обитания?

Луна скрылась за тучами. Стало темнее. Прежде чем сгустилась тьма, я успела заметить черную тень у меня под ногами. Я наклонилась и ощупала это место рукой.

То, за что я схватилась, не было ни веревкой, ни лианой — у лиан не бывает чешуек. Только заступничество Великой спасло меня, когда «лиана» вдруг дернулась у меня в руке. Я инстинктивно ударила то, что сжимала в руке, о камень и отбросила прочь обмякшую тварь. Я с трудом могла поверить, что повела себя так легкомысленно. Наверное, это была змея, цветом подобная лиане — чтобы обманывать жертву. Я шагнула назад, но оступилась, потеряла равновесие, и уступ словно бы ушел из-под моих ног.

Я упала на спину и тут же стала беспомощной, как перевернутый жук. Луна окончательно ушла за тучу. Я не осмеливалась приподняться и сесть — так близко я была от обрыва.

Ни одна из моих спящих сестер не пошевелилась до тех пор, пока снизу, из недр океана лесных теней, не донесся вопль. Только тогда одна из них очнулась. Из глубины густой листвы появился свет и начал, виляя из стороны в сторону, подниматься к нам. Это не мог быть Древолаз или Золан — ни один из них не умел перемещаться по воздуху.

Я приподнялась и ползком вернулась к месту нашего привала. Я отправила сестрам взволнованный посыл. Послышалось жужжание — гораздо более громкое, чем могло бы издавать обычное насекомое. Темнота только усиливала чувство опасности.

— Что это? — наполненным страхом голосом спросила Там.

— Летун?.. — растерянно отозвалась Силла.

Это точно было какое-то летучее существо, но явно не такое, какое напало на «паука». Я только понимала, что передо нами нечто вроде насекомого, и принялась шарить рукой по поверхности уступа в поисках камня. Если бы нам пришлось применить свой дар сейчас, притом что мы были так измождены, мы могли стать совершенно безоружными.

Однако тварь направилась не прямо к нам, как я ожидала. Силла и Там вскочили, и мы втроем стали пятиться к скале. Светящееся летучее существо метнулось вправо, замедлило полет и поднялось чуть выше. Насколько я могла понять, оно уселось на скалу неподалеку от того места, где Древолаз оставил метку. Все стало иначе: в сгущающейся темноте я увидела яркое созвездие светящихся точек.

Вниз уходил узкий туннель — щель в скале, как раз на уровне уступа. Наш нежданный гость слетел с камня и, трепеща крыльями, устремился к щели. При этом большущее насекомое покачивало головой вверх и вниз, словно старалось не промахнуться мимо цели. Затем послышался шелест и стук. Похоже, вниз полетели мелкие камешки. Наконец летун довольно неуклюже пристроился на скале.

Двумя передними лапами он уперся в края расселины. Грушевидная голова, увенчанная покачивающимися усиками, прижалась к метке, оставленной Древолазом. Голова двигалась так, что мне показалось, будто насекомое лижет — если оно было способно лизать — метку. Чем бы оно ни занималось, запах, который я уловила раньше, стал сильнее. До нас летуну не было никакого дела, все его внимание было приковано к скале.

Мы встали рядом. С помощью посыла я быстро рассказала сестрам о том, как обследовала уступ. Отверстие в скале притягивало нас к себе, но мы должны были сохранять терпение до тех пор, пока насекомое со странными пристрастиями не улетит прочь.

Время тянулось медленно. Первый бледный свет зари появился на небе. Наш гость стал виден четче. Его туловище представляло собой два пухлых шара, разделенных тонкой перемычкой. Нижний шар был поменьше, из него торчали похожие на тростинки лапы, а ниже них — еще одна пара лап, потолще. Лапы были суставчатыми, насекомое ходило, сильно согнув их, — так, что они высоко поднимались над туловищем. Голова насекомого была очень маленькой в сравнении с туловищем и лапами, ни рта, ни глаз на ней заметно не было. Между тем насекомое непрестанно постукивало по скале мохнатыми усиками.

Свет дня разгорался все ярче, и теперь мы ясно видели отверстие прямо над уступом. Почему мы не заметили его раньше, когда осматривали все по ту и другую сторону от выхода из пещеры, я могла только гадать. Может быть, здесь действовало охранное заклятие и оно было снято с появлением летуна? Или я сама наложила заклятие своим прикосновением, не заметив этого? Но теперь это не имело значения. Главное, что отверстие существовало.

Я пробралась мимо Силлы к скале. Когда это огромное насекомое прекратит облизывать камень? Я прижалась к скале и принялась разминать пальцы правой руки. Удар Силы, который помог нам раньше, мог бы расчистить нам путь. Я разжала пальцы и усилием воли сжала их. Все происходило как во сне — таком, какой, как я давно боялась, мог бы стать ключом, способным открыть часть сознания. Ту часть, которой лучше бы уметь управлять.

Теперь, когда я увидела большущее насекомое более ясно, мое любопытство возросло. Летун не пытался напасть на нас, а убивать того, кто ничем не угрожает, было против всего, чему мы были обучены. Жестокое применение Силы — шаг по Черной тропе.

Я снова разжала пальцы. Меня охватило чувство волнения, не отпускавшее нас с тех пор, как нас покинул Золан. Я почти слышала — или все же ощущала? — как резкий голос повторяет: «Бина, Бина!» Так меня часто окликали, если я слишком глубоко и надолго уходила в раздумья.

Наконец насекомое, которое так долго не то лизало, не то кусало камень, подняло голову и принялось ощупывать усиками края расселины. Спустившись на уступ, оно повернулось спиной к скале. Теперь стало заметно, что нижняя часть туловища сильно раздута. Затем летун попятился к отверстию.

Нижний шар туловища, тускло поблескивающий при свете зари, несколько раз сжался и надулся. Из него выкатился зеленый шарик размером с клубок шерсти. Затем насекомое шевельнуло задней лапой, и шарик подкатился к краю расселины и упал вниз. За ним последовали еще шесть шариков. Я решила, что это яйца. Исполнив таким образом свой долг перед сородичами, насекомое расправило крылья, изящно поднялось в воздух и полетело к лесу.

Быть может, это было не слишком благоразумно, но мы решили, что нам предложен путь. Мы вытащили все из мешка Золана и разделили между собой. Я взяла небольшой каменный нож и нарезала лямки мешка на тонкие полоски. Вскоре у меня в руках была длинная лента хорошо выделанной кожи. Я смотала ленту в клубок и положила поверх остальных вещей в моем дорожном мешке. Подходящего орудия у меня не было, поэтому я решила: ничто не должно пропадать даром.

Солнце взошло уже довольно высоко, когда мы решили, что готовы тронуться в путь. Мы подошли к краю расселины, в которую укатились отложенные насекомым яйца. Почему-то мы почти не удивились, увидев, что вдоль одной стены уходят вниз грубо сработанные ступени. Я вытянула руку, чтобы проверить, нет ли на пути охранных заклятий. В этом я была не одинока. То же самое сделали Там и Силла. Мы не встретили никаких преград. Там спустила ноги в расселину и ступила на первую ступень. Она не стала брать свой дорожный мешок. Она оставила его наверху. Силла связала наши мешки веревкой, которая нам не пригодилась прежде.

Она махнула мне рукой, дав знак следовать за Там, когда та сообщила, что успешно спустилась. Я приготовилась к медленному спуску. Каждый уступ, каждую выбоину в камне я старательно проверяла, прежде чем ею воспользоваться. Я всегда побаивалась высоты.

Силла спустила нам мешки. Стало светлее, и я осмотрелась, чтобы увидеть, где лежат отложенные насекомым яйца. Я увидела их примерно на уровне моей макушки. Теперь они были не идеально круглыми и словно припечатались к камню.

— Это место, — медленно проговорила я, — не было видно, когда мы осматривали уступ в первый раз. Быть может, оно было закрыто охранными заклятиями? Если так, что их разрушило?

Силла поднесла к свету правую руку и посмотрела на нее.

«Быть может, — подумала я, — если такие преграды и существовали, они пропали, когда я нашла метку Древолаза? Кто знает? Сурово ли охраняются Потемки — и кто их стережет?»

На эти вопросы у нас не было ответа.

Неподалеку, между двумя каменными глыбами, журчал ручеек. Мы поспешили к нему, только теперь осознав, как давно не пили. Напившись, мы наполнили водой кожаные бурдючки, уселись и стали осматриваться в поисках тропы.

Вскоре мы оказались снаружи перед плотной стеной деревьев и ковром высокой пружинистой травы. Почему-то здесь мне расхотелось идти вперед. Я сказала об этом сестрам. Там и Силла разделили со мной чувство облегчения. Однако мы не стали расслабляться, помня о том, какие опасности могут таиться в дебрях леса.

Вскоре Там обнаружила примету, которая, как мы все согласились, могла быть оставлена для обозначения тропы. Это был камень, лежащий у подножия скалы. От него вдаль уводила тропа, не заросшая деревьями, кустами и лианами, не заваленная другими камнями. Камень стоял вертикально и кверху сужался. Одну его сторону покрывали выбоины, местами полустершиеся. Они напоминали вмятины, которые мы видели кое-где на стенах в пещере Золана.

Мы уселись и перекусили нашими скудными припасами. Вкус пересоленного мяса был сильнее сладости кусочков каких-то сушеных плодов. Все тяжелее и тяжелее становилось думать о том, чтобы забросить за спину мешки, встать и продолжить путь. Я сидела и смотрела, как течет ручей. Под водой мелькали тени. Значит, в ручье водилась какая — то живность.

ТАМАРА

Позже я поняла, что прогнало всякое желание продолжить странствие. Мы были убаюканы, как испуганные дети, которых укачала нянька. Вот только…

Притороченный к моему поясу мешочек, в котором лежал светящийся камень, внезапно прогнал приятную дремоту взрывом тепла. Правда, проснулась я легко. Солнце миновало зенит. К месту нашего отдыха тянулись тени от деревьев.

На пару мгновений мое внимание привлекли странные силуэты, отбрасываемые деревьями. А потом я, наверное, вскрикнула, сжав в руке мешочек с камнем и отстранив его подальше, чтобы он не прикасался к моему телу. Правда, мои руки все же затронула эта тепловая волна. Из мешочка с камнем полилось пламя — но не такое, каким горят дрова, не утешающее, не приходящее на помощь. Это пламя было подобно звуку боевого рога, призывающего на войну. Я вскочила на ноги. Бина и Силла смотрели на меня, озадаченно моргая спросонья.

У меня не было времени предупредить их. Это и не получалось: они словно бы были защищены Силой, на какую способны были только наша матушка и Дьюти, если трудились вдвоем.

Чувство умиротворения окончательно покинуло меня. Я повернулась к каменному столбу. Меня словно призывали, моим телом управляла чья-то воля. В это мгновение у меня не было сил противиться этой воле.

Я миновала камень, покрытый зарубками, и, как только это произошло, Бина и Силла… исчезли! Я осталась одна. Неожиданно мой разум наполнился приливом воспоминаний, старательно отобранных и вынутых из кладовых памяти.

Страшно? Да, я, Тамара из рода Скорпи, была напугана. Однако чувство страха не полностью овладело мной. Я видела все, что меня окружало, но ощущение было такое, словно я просматриваю картинки и вижу то, что не является частью моей настоящей жизни. С шага я почти перешла на бег. Чужая воля все сильнее давила на меня.

Чрезмерно яркие цвета, резкость очертаний листьев и деревьев постепенно начали смягчаться. Потускневшие камни справа от меня словно бы заслоняли мне дорогу. Но вот что странно: все, мимо чего я проходила, сразу тускнело, но при этом у меня словно бы обострялось иное зрение. «Видела» ли я то, чего на самом деле не существовало? Я не могла ни подтвердить, ни опровергнуть это. Однако я все же видела фигуры, встающие из-под земли, словно растения, и другие, образующиеся словно бы прямо из воздуха.

Это были существа, похожие на людей, но ниже меня ростом, с короткими, крепкими, мускулистыми руками и ногами. Широкоплечие, с толстыми туловищами. И… у них не было лиц! Отсветы на их коже, видимо, были порождены драгоценными каменьями, украшающими тенеподобные одежды. Это были не животные и не люди — какие-то особые существа.

На Севере ходило много рассказов о существах, которых никто в наши дни не видел, — об обитателях гор и холмов, частенько терзавших людей ради своего удовольствия. И вот сейчас я, хорошо видя тех, кто шагал по тропе рядом со мной, думала, что это персонажи одной из таких историй.

Сейчас я ясно видела только то, что находилось вокруг на расстоянии не более десяти шагов. Но почему-то страх почти оставил меня, ему на смену пришло нетерпение. Я продвигалась к какой-то необычайно важной цели. Движимая поселившимся внутри меня чувством, я хотела как можно скорее добраться до этой цели. Это желание уподобилось плети, подгоняющей меня вперед. Я побежала, забыв о том, что оставляю позади себя, не думая о том, какие меня могут ожидать впереди тяготы и опасности.

САБИНА

Силла до боли сжала мою руку в тот момент, когда нас покинула Там. Сначала фигуру нашей сестры окутало едва заметное сияние, но с каждым шагом оно разгоралось все ярче. Та Сила, что завладела ею, дотянулась и до нас. Мы ощущали ее прикосновение к нашей коже, чувствовали ее вкус и даже слышали едва различимый гул, какой ушами не расслышишь.

Этот гул, почти похожий на музыку, не предупреждал нас, не отговаривал идеи вслед за сестрой, он побуждал нас к действию — а значит, нам следовало тронуться в путь. Взяв свои мешки и поклажу Там, мы поспешили в ту сторону, куда ушла сестра. Ее мешок мы несли по очереди; это было нелегко, и мы не могли нагнать ее. Вскоре она скрылась из виду. Однако нить, связывавшая нас с рождения, была крепка. Мы знали, что Там впереди, и спешили вслед за ней.

Чуть позже мы увидели — но что? Там? Могли ли мы быть уверены в том, что несущийся вперед столп света — это она? Могли. Время утратило свой привычный ход. Наша сестра все быстрее и быстрее уходила от нас. Мы всеми силами старались поспеть за ней.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

САБИНА

Мы пытались — сначала поодиночке, а потом вдвоем — связаться с Там с помощью посыла. Всякий раз мы наталкивались на барьер, но его установила не Там. Мы давно обнаружили, что важное мысленное послание, отправленное одной из нас, не может быть отклонено другими. Однако я начала думать, не появились ли у Там после того, как она нашла камень-талисман, какие-то новые способности.

Край леса находился на некотором отдалении от скальной гряды, и это могло только радовать нас, хотя любой хищник, затаившийся в густой листве, мог легко заметить нас на открытом пространстве. Кроме того, порой нам с Силлой приходилось замедлять шаг и искать безопасную дорогу среди россыпей упавших сверху крупных и мелких камней. Правда, эти препятствия, по-видимому, нисколько не мешали Там. Она ушла так далеко вперед, что вскоре скрылась из виду, свернув налево.

— Она… — с дрожью в голосе проговорила Силла. — Не может ли быть, что она одержима?

Сестра облекла в слова мой собственный нарастающий страх. Мы считали, что защищены личными оберегами, которые постоянно обновляли с тех пор, как началось наше странствие на Север. Однако это не спасло от разбойников, опоивших нас сонным зельем, не помогло освободиться от Маклана и противостоять всему, что стряслось с нами в Верхнем и Нижнем мирах. На самом деле мы слишком мало знали обо всем, что нам могло грозить здесь, и узнавали лишь тогда, когда сталкивались с опасностью лицом к лицу.

— Да, это возможно.

У меня не было иного ответа на вопрос Силлы. Затем я принялась обшаривать память в поисках всего, что знала о признаках одержимости.

В прошлом было известно, что один человек способен изменить душу другого. За несколько столетий семейства, наделенные даром, дважды обвинялись в его использовании для такого злого дела. С тех пор как наша семья поселилась на Севере, нас сурово предостерегали насчет того, чтобы мы не проявляли свой дар открыто, ибо в этих краях тех, кто — пусть по неведению или из страха — преступно применил Силу, порой карали смертью.

Но то, что было нам известно, в лучшем случае лишь граничило с истиной. Кроме того, в Потемках явно действовали иные законы. Золан?.. Нет. Почему-то я цеплялась за веру в то, что он, пусть и наделенный высочайшим даром, не стоит за всем происходящим. Некто неведомый и могущественный правил здесь и вселял ужас.

— Смотри!

Мы остановились, я забрала у Силлы мешок Там. Сестра схватила меня за руку, повернула и указала вперед.

Там убавила шаг. Мы увидели, как светящийся столп, который мы теперь считали своей сестрой, остановился перед скалами. Позади нее возвышалось нечто странное — какая-то постройка, но разглядеть подробности было трудно. Воздух между нами и этим… зданием? — стал мутным, он словно бы наполнился туманом.

Я призналась себе в том, что не хочу идти дальше. Но те, кто способен призвать на помощь Силу, не должны поддаваться страху. Слабость, даже самая малая, всегда открывает дорогу для Тьмы, а Тьма воцаряется и сеет разрушения. Этому нас учили с тех самых пор, когда в нас только проснулись первые искорки дара.

Я зашагала вперед. Силла пошла рядом со мной. Там не двигалась с места. Наши сапожки порядком поизносились, хоть и были сшиты из нескольких слоев кожи. Шаг, еще шаг — я наступила на острый камешек и оступилась. Пытаясь удержаться на ногах, я качнулась вбок и упала на еще более острый камень. Я не смогла сдержаться и вскрикнула от боли, но Силла закричала громче меня.

— Нет! Нет! — воскликнула она. — Там… Там… Мы идем!

Я приподнялась и села. Свет, который был Там… но этого не могло случиться! Сила… Да, Сила собралась здесь, огромная мысленная мощь, не принадлежащая нам. Кроме того, я не ощущала даже следа дара моей сестры. Я не знала, вступила ли она в единоборство с чужеродной Силой. Там словно бы поглощала вставшая перед ней скала. В стене не было видно ни единого отверстия — Там будто втягивало в камень. Секунда, еще секунда — и наша сестра исчезла. Силла опустилась рядом со мной и стукнула кулаками по земле.

— Посыл! — выкрикнула она приказ. — Сливайся со мной и отправляй посыл!

Мы соединили наши сознания и всеми известными нам способами попытались мысленно прокричать вслед Там, употребив всю мощь своего дара. Но наше послание рикошетом вернулось к нам. Мы ощутили такой же удар Силы, какой поразил Там, когда она пыталась проникнуть через невидимую преграду на выходе из пещеры. Мы не могли пробиться к нашей сестре.

Мы встали, бросили мешки и опрометью помчались по тропе к тому месту, где только что стояла Там. Мы стали биться о скальную стену, стучать по ней кулаками. Но через некоторое время к нам вернулся разум — и мы поняли, что должны признать свое поражение. Одно проигранное сражение не означает, что проиграна война.

ТАМАРА

Свита теней, сопровождавшая меня, исчезла. Их исчезновение было подобно тому, как если бы мое лицо омыли холодной водой. Я очнулась. Передо мной возвышалась каменная стена, но теперь я не владела собственным телом. Еще два шага — и я ударилась бы об эту преграду. Когда мы пытались покинуть пещеру-ловушку, действовало охранное заклятие, которое, как и преграда, не было ощутимо. Здесь все было наоборот. Я не ударилась о скалу, как ожидала. Я просто прошла сквозь нее, осознав при этом, что преодолела еще один невидимый барьер. Но не моя воля, не мое желание провели меня через эту преграду. Тело по-прежнему отказывалось выполнять любые мои приказы. Меня вела чужая воля.

Быстрыми шагами меня провели посередине не то коридора, не то туннеля. Свечение, исходящее от камня, помогало мне видеть, что с обеих сторон — глухие стены. Эти стены также испускали свет, и я благодаря этому вовремя увидела около одной из них помятые ржавые доспехи и горку костей, покрытых слоем обугленной плоти. Управляй я собой, я бы шарахнулась в сторону от такой жуткой находки. Как бы то ни было, она послужила для меня предупреждением о том, что может ожидать впереди.

Однако, к моему величайшему изумлению, доспехи и кости вызвали у меня смех. Оружие, которое я несла внутри себя, не было ни куском старательно выкованной стали, ни мушкетом. Я все больше уверялась в том, что таким же оружием владеет мой неведомый недруг.

Он это был или она — это существо могло овладевать моим телом и понуждать меня к действию, это верно; однако мое сознание оставалось моим. Правда, я не осмеливалась проверить, насколько я свободна призвать на помощь Силу — и какую именно. Было лучше выжидать, поскольку я не сомневалась: нельзя тратить ни капли дара, пока не придется рискнуть всем.

Казавшийся бесконечным туннель резко повернул влево, начался плавный подъем. Вскоре впереди появилось нечто вроде дверного проема в стене, перегораживающей туннель. У двери, словно на страже, стоял скелет. Пол в туннеле вымели, похоже, не позже часа назад. На нем не было пыли, которая должна была тут скопиться за века.

Однако картина сразу же изменилась. За дверным проемом пол был усыпан всевозможным мусором. Казалось, я попала на берег моря после шторма. Я увидела разбитые глиняные горшки. Черепки были перемешаны с толстым слоем пыли, но пыль эта была голубая. Я обошла вокруг большого черепка, лежавшего на свету. Я бы остановилась, чтобы лучше рассмотреть этот обломок, но чужая воля, влекущая меня вперед, не позволила мне сделать это. Однако я успела увидеть, что этот черепок представлял собой половинку остроконечной головы такой же фигуры, как те, что сидели на каменной полке в пещере Золана.

Мелкие черепки хрустели у меня под ногами. Я миновала дверной проем и прижала руки к груди. Тепло, излучаемое светящимся камнем, прогоняло нахлынувший со всех сторон холод.

Есть места, где когда-то произошло нечто ужасное. Если в таком месте оказывается человек, наделенный даром, он слышит эхо чувств, некогда принадлежавших людям, а теперь лежащих в груде обломков и пыли, как эти разбитые фигуры вокруг меня. Боль, утрата и гнев — гнев яркий, словно горящий факел, который поднесли к самому твоему лицу… Отчаянная ярость беспомощных, пытавшихся обороняться.

Эти чувства оказались такими сильными, что я пошатнулась. С трудом держась на ногах, я миновала эту комнату, высеченную в горе. Скамьи были сломаны. Те, кто когда-то сидел на них, превратились в разбросанные по полу осколки. Обломки фигур и… что-то еще! На боку лежала одна из статуй, чудом почти уцелевшая. Она оказалась полой — а внутри ее лежали сломанные кости и немного голубой пыли.

Место упокоения! Мы хороним своих мертвых в склепах или гробах, опускаемых в землю, а здесь представители другой расы погребали покойников, подвергнутых очистительному огню, внутри этих глиняных фигур.

Когда-то расставленные тут с великим почтением, они пережили какую-то страшную катастрофу и в результате превратились в презренный прах. Быть может, это святотатство совершили разбойники, отверженные из Верхнего мира, охотившиеся здесь за сокровищами?

Тенеподобные силуэты, сопровождавшие меня раньше, не появлялись. Однако я твердо верила: они как-то причастны к этой страшной беде. Впереди я увидела новый дверной проем, но он был занавешен нитями… Нитями Света! Сила, владевшая мной, ослабела, и наконец я смогла устоять на месте и оказать сопротивление той воле, что по-прежнему влекла меня вперед, но теперь — гораздо менее заметно.

Я была вынуждена остановиться в этом странном месте и решила облечь мое противление в слова.

— Я здесь по твоему желанию, — громко произнесла я. Я говорила решительно и твердо, словно отвечала на некое обвинение перед судом самой королевы. — Я — Тамара из рода Скорпи.

Я назвала свое истинное имя; теперь по законам Силы я могла требовать такой же откровенности от Иного.

Я ждала, но ответа не последовало — ни звуком, ни посылом. Тогда я перешла к ритуалу. Пусть наши дары не были одинаковы, однако законы Света правят всеми Силами.

Землей и небом,
Звездами и Солнцем,
Огнем, водою,
Сердцем и рукой,
Всевышние, я к вам теперь взываю:
Меня храните Клинками истины
И добрых дел щитами,
Благодаря которым я жива.
Меня узрите, о Великие,
Ашлот, Браку и Мори,
И будьте мне защитой и опорой!

Затем у меня возникло безотчетное желание сжать камень-талисман и поднять руку. В ответ нити Света, закрывавшие дверной проем, порвались. Желание идти вперед сразу пропало. Я понимала, что могу развернуться и уйти той дорогой, какой пришла. Но я добровольно отправилась в это странствие — и теперь могла идти только вперед. Держа в руке камень, словно светильник, я продолжила путь.

САБИНА

Мы не видели и не чувствовали никакого отверстия в скале. Мы уверились в том, что Там стала одержимой и ее увели… Но — куда? Нам случалось странствовать по кругам Великого Света только в сопровождении нашей матушки, и ходили мы этими кругами лишь внутри Святилища.

Обессиленные отчаянием, полные страха, мы опустились на землю. Силла негромко заплакала — но не от страха, а от чувства утраты, из-за неспособности хоть что-то увидеть впереди.

Она наклонилась и подобрала с земли острый обломок камня. Повертев камень в руках, она воткнула его острым концом в клочок земли шириной в ладонь.

Землей и небом,
Звездами и Солнцем,
Огнем, водою,
Сердцем и рукой…

Силла произносила эти строки и при этом рисовала на земле древние символы, вызывая каждый из них к жизни.

Камень был воткнут в землю. Силла могла получить ответ, но могла и не получить. Так всегда бывало, ибо великие труды происходят в другое время и в другом месте, а такие деяния всегда уходят корнями в наш мир. Только Силой мог ответить тот, кому мы были небезразличны, если такое существо сочло бы нас достойными его стараний.

Наше время и время, текущее в ином измерении, — не одно и то же. Мы могли ждать ответа всего лишь на протяжении одного едва заметного движения часовой стрелки — а могли и дни напролет. Наша мольба могла и вовсе остаться без ответа.

Силла закрыла глаза, но оставалась начеку и держала наготове каменное острие. Неожиданно камень задвигался. Это были не слова, не древние рисунки. Я подсела как можно ближе к ровному клочку земли.

— Ягарги! — воскликнула я, узнав очертания листика растения, вычерченного камнем.

Силла в изнеможении опустила руку. Казалось, все ее силы ушли в эти извилистые линии. Она открыла глаза и посмотрела.

— Ягарги, — эхом отозвалась она. — Сила играет с нами.

В голосе Силлы прозвучала горечь. Я сглотнула подступивший к горлу ком и ощутила вкус желчи. Ягарги — это растение было оружием темных. Оно брало того, кто им пользуется, в плен, освободиться из которого было невозможно. Если это растение находили в наших родных краях, его уничтожали огнем, и всякого, кто все же предпочитал воспользоваться ягарги, считали мертвым при жизни. Преступника сажали в клетку, выставляли на всеобщее обозрение и не давали ему ни пищи, ни воды. А когда этот человек умирал, его выкидывали как мерзкий мусор.

Это наказание считалось самым суровым в нашей стране, но подвергали ему людей не без причины. Порабощенные ягарги становились существами Тьмы. Некоторые говорили, что они и вправду мертвы. Хотя эти несчастные продолжали ходить и разговаривать, их внутренняя сущность исчезала.

Каждый травник хорошо знал этот яд, знал и признаки одержимости ягарги. Последним словом при обвинении человека в пристрастии к ягарги всегда было свидетельство травника. Дело было в том, что у того, кто начинал пить сок ягарги, жевать листья этого растения или измельченный в порошок корень, внезапно пробуждался дар — дар и необузданная жажда Силы.

— Я не призывала Тьму… — в отчаянии проговорила Силла и воткнула заостренный камень в самую середину нарисованного на земле листика. — Это проклятое место!

Она повела головой из стороны в сторону, словно хотела увидеть, где же то Зло, с которым она должна была столкнуться лицом к лицу.

Но ведь она произнесла верные слова зова. Разве я не вторила ей эхом? Приверженцы Света не могут вызвать ничего темного, произнося строки, обращенные к Свету. Следовательно, в том, чему мы обе стали свидетельницами, крылся более глубокий смысл. Там… нет! Я не могла в это поверить! Мы бы с самого начала поняли, что наша сестра запятнана пристрастием к ягарги, потому что тогда бы и наш с Силлой дар пострадал — ведь мы трое были едины.

Я порывисто поднялась. Мешок, в котором лежали целебные снадобья, валялся на том месте, где я оступилась и упала. Мою ногу от ступни до бедра пронзила жгучая боль. Ступать было трудно, но это не остановило меня.

Я потащила мешок за собой по земле. Время от времени мне приходилось яростно дергать за лямку, когда мешок цеплялся за камни. Силла встала и принялась топтать землю в том месте, где появился злосчастный рисунок. Она словно боялась, что проклятое растение в любое мгновение прорастет в этом месте.

Силла посмотрела на мой мешок. Я устроилась около скалы.

— От ягарги нет противоядия, ты отлично это знаешь.

Она печально усмехнулась. В ее глазах полыхал праведный гнев.

У меня не было с собой невинных целебных трав, знакомых с детства. Золан говорил, что в торбочках, уложенных в мой дорожный мешок, лежат полезные снадобья. Но об их свойствах он говорил немного и поверхностно — на подробные беседы у нас было слишком мало времени. И все же некоторые из растений были, на мой взгляд, родственны тем, что росли в обычном мире, за пределами Потемок. Пришлось удовольствоваться теми скудными разъяснениями, которыми меня одарил Золан.

Разложив перед собой торбочки с травами, я стала брать каждую из них по очереди. Я слегка сжимала торбочку и нюхала ее содержимое. При этом я старательно вспоминала немногочисленные слова Золана, сказанные о том или ином растении. Я сделала небольшой перерыв — сняла сапожок и нанесла целебную мазь на ушибленное место на ступне.

Силла некоторое время молча наблюдала за мной, закрыв свое сознание от мысленных посылов. Затем она взяла кусок веревки, который мы вынули из мешка Золана.

Я закончила проверку целебных припасов и отложила в сторону порошки и мази, бесполезные для того, что я намеревалась сделать. Мой разум отторгал это деяние, но воля была крепка.

Сгущались сумерки. Мы с Сиплой перекусили и попили воды из бурдючков. Я достала из мешка последние торбочки с травами, а Силла, не теряя времени даром, пришивала заплатки на мои сапожки. Иначе мне нечего было и думать о том, чтобы продолжить путь.

Открыв последнюю торбочку, я понюхала ее содержимое. Редко встретишь приятные ароматы. Некоторые из них рождены цветами, другие испускают прессованная кора или смятые листья. Бывает, что чудесно пахнут семена и высушенные плоды. Я сделала глубокий вдох, еще один…

— Бина! — окликнула меня Силла. Ее окрик вернул меня туда, где я сидела — между скалами и лесом.

Я озадаченно заморгала. За час между сумерками и темнотой обычно ложатся тени. Но я видела все вокруг так ясно, словно был полдень.

Силла, сидевшая рядом, наклонилась так близко ко мне, что я чувствовала ее дыхание на щеке. В следующее мгновение она, похоже, ощутила аромат. Силла подняла руку и ударила меня по щеке. В ее глазах застыл ужас.

— Ягарги!

Она потянулась к торбочке, но я резко отдернула руку. Силла не попыталась встать. Она отползла назад, не спуская с меня глаз.

Нет! — крикнула я. — Слушай!

Я попыталась что-то объяснить сестре с помощью посыла, но наткнулась на закрытое сознание. Рука Силлы сжала камень с зазубренными краями, и я поняла: если я не смогу ничего втолковать ей, она воспользуется этим камнем как оружием.

— Силла… Да, это очень похоже на ягарги, но все же это не то растение, которое знакомо нам. Золан поклялся мне, когда я нашла эту торбочку, что оно здесь используется для привлечения Силы, но все зависит от того, как ты потом используешь эту Силу. Сейчас у нас нет иного выбора. Если Там поистине стала одержимой, ее можно освободить только с помощью могущества, к какому мы прежде не прибегали.

Ты призывала Свет, — продолжала я, подняв торбочку с измельченной травой. — Тебе был дан такой ответ. Я не уловила зловония Тьмы, наш с тобой дар не поколебался. Та Сила Света, которой мы принесли клятву с рождения, ответила…

Силла нахмурилась.

— Бина, Зло уже берет власть над тобой!

Я вздохнула. Следовало сделать то, что я должна была сделать, — и притом немедленно.

— О Великая, — проговорила я, обратив взор к небу. Еще ни разу в жизни я так ясно не видела звезды.

Я положила торбочку на землю — в то место, где рука Силлы вычертила рисунок, который она потом затоптала.

— О Великая! — повторила я вновь. — Царица Дня и Ночи, Повелительница рождения и смерти, скажи: что я делаю сейчас — наполняю горечью конец своих дней или беру в руки праведное оружие, служа тебе?

Я не смотрела на сестру. Мой взгляд был прикован к торбочке с травой. Великая может все, но снизойдет ли Она до ответа?

Миновало мучительно долгое мгновение, и вдруг кожаная торбочка зашевелилась. Я увидела, как из ее горловины появился красный стебель, покрытый семенами и черешками оборванных листьев. Стебель тянулся вверх, пока не поднялся на высоту ладони. Затем он стал толще, и из него выросли тонкие, как нити, веточки. Каждая из них, в свою очередь, начала подрастать. Веточки покрылись свежими листьями и ярко-красными цветами. Теперь растение напоминало уменьшенную копию ягарги — растение, которое нам доводилось видеть только на картинках. А потом…

Цветы, похожие на капли свежей крови, не увядали и не роняли лепестков; они вдруг начали блекнуть. Они становились все белее и белее. Воздух наполнился ароматом.

Рыдания сдавили мне горло. Я не стала медлить ни мгновения и протянула руку.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

ТАМАРА

Тремя шагами я преодолела дверной проем, несколько мгновений назад закрытый охранным заклятием. Меня плотной дымкой окутывало сияние, исходящее от камня-талисмана. Сначала я мало что видела за пределами этой дымки — только догадывалась, что теперь стою не в туннеле, а в довольно просторном зале. В моем сердце шевельнулся гнев, испытанный в поруганной погребальной комнате. Я чувствовала, что неведомая Сила пыталась унизить меня. Какие бы испытания я ни преодолевала, за ними следовали новые испытания.

Я остановилась, окутанная коконом света, и стала ждать.

— Леди Тамара…

Это был не посыл, а голос. Причем — знакомый. Неужели эту игру все же затеял Золан?

Я не ответила, не попыталась отыскать его с помощью дара. Однако почти сразу же я уверилась, что он здесь не один. Я ждала.

— Волшебница…

Вновь прозвучал его голос, но этим голосом говорил другой.

Не подавая виду, что слышу их, я поднесла к губам светящийся камень и произнесла слова так, словно они предназначались камню и больше никому.

Сердце мое и рука моя
Послушны Твоему приказу,
Да поднимется меч мой,
Меч слов, а не стали.
В Твоем Святилище я преклоняю колени.

Я произносила эти слова почти шепотом, но мое песнопение звучало так ясно, словно я стояла на вершине горы. Дымка, окутавшая меня, начала рассеиваться. Она двигалась, как пелена тумана под ветром, отлетала все дальше — и наконец совсем исчезла.

Передо мной возникло каменное возвышение, в середине которого стояли две скамьи — точно такие же, на каких в пещере Золана сидели глиняные фигуры. На левой скамье сидела как раз такая фигура, в которой не было заметно признаков жизни, однако, как ни странно, она была жива. Справа стоял Золан.

Я не произнесла приветственных слов, я только смотрела не отрывая глаз на глиняную гробницу на скамье.

Древолаз, рыжая шерсть которого сверкала, будто драгоценные камни (правда, я не видела иного источника света, кроме своего талисмана), плавно перепрыгнул через возвышение и, встав рядом с Защитником, устремил на меня взгляд своих больших золотистых глаз.

«Волшебница».

Это был посыл, но он исходил не от Золана.

На миг мне показалось, что на шарообразной голове глиняной фигуры начали проступать черты лица.

— Я не волшебница, — ответила я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно более хладнокровно. — Я из рода Скорпи и так же одарена, как все женщины в этом роду.

Глиняная фигура словно бы задумалась над моим ответом, после чего изумила меня новым мысленным посланием:

«Во имя Варкха, Хранителя Врат, — изыди!»

В этом приказе для меня не содержалось никакого смысла, хотя произнесенное имя укололо меня, словно острие клинка Тьмы. Золан переступил с ноги на ногу и посмотрел на глиняную фигуру так, словно готов был возразить.

Я не стала возражать и атаковать в ответ, ибо прежде всего мне нужно было узнать, что стало причиной моего странного плена.

Последовала пауза, затем — новый посыл. Я была начеку. Это послание было совершенно не похоже на все, что я знала и во что верила. Оно не было облечено в слова, но я чувствовала, что меня снова пожелали унизить.

Я поднесла камень-талисман ко лбу. Всю жизнь я знала, какие части моей сути я должна защищать оберегами. Моя защита была сильно разрушена тем зельем, которым меня опоил Маклан, чтобы похитить, но все же часть ее сохранилась. И вот теперь она укрепилась, и я почувствовала себя так, словно надела боевые доспехи.

Посыл завершился. В следующее мгновение Золан отошел на пару шагов от возвышения и, повернувшись ко мне лицом, чуть приподнял руки.

— Фарсали не желает зла, — проговорил он мягко и ласково, словно говорил с ребенком. — Здесь свершилось великое зло. Люди из твоего народа грабили, крушили, убивали. А до этого… — Он обернулся и посмотрел на глиняную фигуру — словно спросил разрешения продолжать. — А до этого, — повторил он, — Иной заключил союз с Тьмой, которая угрожает не только Ожидающим, но и твоим сородичам.

Он умолк в ожидании ответа.

— Я слушаю, — напряженно отозвалась я.

Значит, сейчас он служил голосом безликой глиняной фигуры. Я стала слушать.

То, что я затем услышала, оказалось загадочным, словно история, переведенная с неведомого языка. В этой истории описывалась жизнь, которую человеку было трудно вообразить. Однако я понимала, что Золан и Фарсали верят в истинность этой истории.

В незапамятные времена, когда мой народ еще не пришел в эти края, — так давно, когда здесь не жили даже маленькие темные создания, обитавшие на свете прежде людей, — этот народ, бережно хранящий останки предков в глиняных сосудах, прибыл сюда каким-то необъяснимым образом. Узнав об этом, я стала гадать, не могли ли эти существа переместиться из какого-то иного измерения. Мы, наделенные Силой, знаем об этих измерениях, но не пытаемся посещать их.

Глиняный народ бежал от своих недругов-сородичей, ибо они верили в то, что многие народы (включая и тех, кто стал обитать в Потемках) считали злом. После смерти тела их сущность могла продолжать существовать. Но среди них зародилось учение, согласно которому при желании каждый из них мог взять себе другое тело. Нужно было только покорить другие разумные существа и использовать их как новые вместилища жизни.

Из-за этого возникли распри, и многие кланы рассеялись по миру. О том, как именно эти существа оказались в Потемках, мне сказано не было.

Оказавшись в Нижнем мире, этот народ обнаружил, что сделал плохой выбор. Начались повальные хвори. Появились Сидящие. Однако отчасти их живая сущность сохранилась. Они пытались взрастить свою Силу и научились странствовать в духе, изучать, познавать. Большинство удовлетворилось таким существованием. Шли века, и глиняный народ с интересом наблюдал за тем, как менялась жизнь в Верхнем мире. Сами же они продолжали жить согласно своим заповедям — только наблюдали, а сами ни во что не вмешивались.

До тех нор, пока…

Золан поморщился, словно ему стало больно от чувства вины.

До тех пор, пока не появился он, чего он сам не помнил. Его воспоминания начинались с пещеры, где его нянчила Фарсали, где она учила его выживать, потому что тогда он был маленьким ребенком.

Весь глиняный народ учил и наставлял его. Особенно женщины. Но Тарн… Золан кивком указал на пустую скамью, стоящую рядом с той, на которой сидела круглоголовая фигура. Он умолк и сжал пальцы в кулаки, но тут же разжал.

Тарн, который был одним из вождей глиняного народа, совершил ужасный выбор. Когда Золан стал юношей, Тарн решил покинуть Потемки и посетить Верхний мир. Он попытался вселиться в тело юноши, но получил отпор. Однако Тарна нельзя было уничтожить, и его народ не мог управлять им, на него только были наложены новые охранные заклятия. Его воля была крепка, он ждал своего часа.

А потом этот неугомонный дух нашел другого жителя Верхнего мира — полубезумного отшельника. Насылая ему сновидения, Тарн привлек его к себе и превратил в сосуд своего духа, прежде чем остальные сумели этому помешать.

В то время Фарсали на время соединилась с Золаном, чтобы посмотреть, что за неприятные происшествия происходят в дальних пределах Потемок, где мог существовать вход — им для спуска в Нижний мир могли воспользоваться люди из Верхнего мира. Глиняный народ давно опасался этого, ибо они наблюдал и за жизнью людей. Однако, путешествуя в духе, они могли увидеть далеко не все. Фарсали, чье могущество равнялось могуществу Тарна, могла уйти не дальше остальных. То тело, в которое вселился дух Тарна, вскоре ушло далеко от Потемок.

Но прежде чем вождь-изменник, вселившийся в тело отшельника, покинул Потемки, он уничтожил тех, кто обитал в пещере, чтобы впоследствии не бояться, что ему помешают. Лишившись «тел», глиняные люди не могли противостоять Тарну.

Вот так Золан стал единственной надеждой Фарсали на то, чтобы уберечь обитателей Верхнего мира от злосчастной судьбы. Те разбитые сосуды, которые я видела в комнате скорби, содержали духи лишь части тех глиняных людей, которые переселились в наш мир. Некоторые из них разделяли желание Тарна заполучить новое тело и жить в Верхнем мире. И хотя Золан был способнейшим учеником Фарсали, даже он не мог отправиться наверх и последовать за темным магом, поскольку Тарн превосходил его Силой и без труда выследил бы.

Мои мысли пробились к Фарсали, и я почувствовала прикосновение этой странной женщины к моему сознанию. В прикосновении не было угрозы.

— Этот отшельник — Тарн, как вы называете его, — завоевал расположение короля и стал его придворным. Он пользуется не только колдовской Силой.

Защитник и Фарсали некоторое время молчали. Наконец последовал посыл от глиняной женщины, к которому Золан не добавил слов от себя.

«Мы почувствовали вас сразу, как только вас привезли сюда пленницами. Мы поняли, что вы не из тех, кто ищет здесь сокровища. Тарн отправил сюда один отряд, чтобы удовлетворить свою алчность, но сама земля встала на защиту».

«Значит, — прервала я Фарсали своим посылом, — мы оказались здесь по твоей воле! И это ты позаботилась о том, чтобы нас не нашли те, кто искал нас, чтобы спасти!»

— Вы бы погибли! — пылко вмешался Золан. — Это отродье гадюки, этот мерзавец перерезал бы глотку каждой из вас, если бы ему Силой не дана была мысль о том, чтобы он вместо этого отдал вас… этой стране.

Я облизнула пересохшие губы. Стало быть, мы все время были частью чьих-то замыслов. Я больше не сомневалась, что наша судьба целиком зависела от Круглоголовой. Но не могла я отрицать и то, что Маклану гораздо легче было прикончить нас, чем куда-то везти. Однако существовала участь и пострашнее смерти. Похоже, я догадывалась о том, что будет дальше.

— Вам нужно мое тело, что бы вы смогли выследить этого вашего изменника!

Круглоголовая молчала, но мои слова заставили Золана сделать шаг вперед. Он встал между мной и Фарсали, словно желал защитить ее от меня. Так же, как я ощутила гнев в пещере скорби, так и теперь я чувствовала, как закипает в сердце Золана ярость. Она полыхала уже в его глазах.

И я вновь ощутила, что эта ярость принадлежит глиняной женщине. Она словно была готова натравить на меня рассвирепевшую гончую.

«Это не так!»

В посыле не было злости, но я все же испытала чувство вины и поспешила усилить собственный гнев, вспомнив обо всем, что нам довелось пережить с тех пор, как мы оказались в Потемках. Мне больше не нужны были никакие доказательства — я все понимала. Нас испытывали, как воин испытывает новый меч перед тем, как отправиться на битву, как всадник пускает нового коня разными аллюрами, прежде чем купить его и дать ему стойло в свой конюшне.

«У нас есть выбор?» — облекла я свои мысли в последний вопрос.

«Потерпи — и ты увидишь, о чем мы вас попросим. Вы объявили, что вы — трое дочерей человека, который наделен властью в Верхнем мире. Не следует ли предупредить его?»

Фарсали очень умно играла на нашем чувстве долга. Если все, что я услышат, было правдой — а дар подсказывал мне, что все так и есть, — тогда лорд-смотритель действительно должен узнать о том, чем грозит Тьма.

— Вы сможете открыть для нас выход в наш мир?

Круглоголовая не кивнула, хотя мне показалось, что она сделала это.

«Для вас — и для него».

Она не указала на Золана, но мне стало ясно, что речь идет о нем.

Золан повернулся к Фарсали лицом. Было видно, как он напряжен. Я чувствовала, что он не горит желанием совершить такое странствие.

Не обращая внимания на Золана, глиняная женщина продолжала: «Наш приемыш теперь нуждается в тех, кто позаботится о нем в вашем мире, как мы заботились о нем здесь. Вы станете его проводниками, как он был проводником вам здесь, в месте нашей ссылки».

Она говорила чистую правду. Если бы Золан появился в Верхнем мире без спутников, без чьей-либо поддержки, его бы сочли умалишенным, а возможно, даже одержимым демонами — в тех краях, где Тарн жил внутри похищенного им тела.

«Я должна повидаться с сестрами, — мысленно ответила я Фарсали. — Я не стану говорить одна».

Однако при этом я уже лихорадочно обдумывала, что может ожидать нас в Верхнем мире.

ДРУСИЛЛА

Бина собиралась сделать это! Кусая костяшки пальцев, я наблюдала за сестрой. Сколько раз я смотрела на нее за работой с травами, готовая подать то, что ей было нужно. Но это… эта смесь красного и зеленого, выросшая из земли, на которой моя рука начертала рисунок… Это было растение смерти, к которому не должен прикасаться ни один целитель.

Я отвела взгляд от Бины и посмотрела на серую скалу, озаренную лунным светом. Там… Там миновала эту преграду, словно никакой преграды не существовало.

«Там?» — мысленно окликнула я сестру, но ответом мне было безмолвие, на которое Там была неспособна.

Там — одержимая, Там — удерживаемая заклятием неведомого Иного! Я осознавала, что наибольшее из зол, которые сулит нам грядущее, — утрата сестры. Легче было бы лишиться руки или ноги.

Бина выпрямилась. Она держала в руках влажную массу, получившуюся из смятого стебля и цветков. Мгновение она просто смотрела на скалу, а потом подняла правую руку и сняла с ладони губами маленький комочек. Затем она протянула мне руку.

Я содрогнулась при мысли о том, что мне предстояло сделать. Но без Там, без Бины я стала бы потерянной и безжизненной, как листок, сорванный с ветки порывом осеннего ветра.

Подцепив кончиком пальца комочек красно-зеленой массы, я отправила ее в рот и принялась растерянно жевать. Вкус оказался острым. Он немного напоминал приправу, которую добавляют к мясу посреди зимы, чтобы было не так заметно, что оно не первой свежести. Но неприятным вкус изготовленной Биной травяной массы назвать было нельзя. Я проглотила ее.

Не спуская глаз со скалы, мы с Биной принялись сплетать нити Силы. Это никогда не получалось без усилий. У меня слегка закружилась голова… Почему я так растеряна? Эта Сила… Удержать ее… заставить ее служить моей цели… так должно быть всегда!

Неожиданно мы оказались перед самой скалой — а я даже не заметила, как встала. Сила… Бина была единым целым со мной, и я перестала сдерживаться. Сплетенная нить нашего дара пульсировала в такт с моим сердцем, она устремилась к скале, стала похожей на светящуюся прожилку на камне.

Вот в чем было мое предназначение. Почему я прежде была лишена такой внутренней мощи? Эта скала… Только что она была целой и невредимой… а в следующее мгновение исчезла. Перед нами возник вход, наполненный непроницаемым мраком, и мы шагнули в туннель.

Здесь было совсем темно. Взявшись за руки, мы шли вперед, ощупывая стены свободными руками. Еле заметный свет от входа пропал, стоило нам сделать всего шагов пять. Ни один звук не нарушал тишину.

— Нет.

Бина остановилась. Я была вынуждена последовать ее примеру, Я чувствовала каждое ее движение по малейшему перемещению воздуха. Наши чувства стали острее и яснее.

В следующий миг Бина подняла руку, и кончики ее пальцев озарились голубоватым сиянием. Она словно бы держала в руке пять коротких свечек.

САБИНА

Я была вынуждена истратить часть Силы, потому что мы не могли продвигаться по темному туннелю вслепую. Однако призванная мной Сила не была предназначена для убийства, поэтому я постаралась, чтобы она была не слишком велика. Свет помог нам, когда мы оказались в том месте, где у нас под ногами лежала смерть. Мы обошли стороной скорбные останки. Затем на нашем пути попалась комната, где повсюду валялись глиняные черепки и кости. Мы шли, стараясь не наступать на них, но здесь идти было очень трудно: мы словно бы боролись с сильным встречным течением, То и дело пошатываясь, мы с трудом отвоевывали каждый шаг.

Страх. И гнев, который был еще сильнее страха. Эти чувства набрасывались на нас и будто были готовы растерзать наши тела. Мы ощущали, как колеблются наши обереги, — они не были предназначены для защиты от таких могучих сил.

Мы увидели впереди еще одну дверь — и направились к ней. Я почувствовала новый удар Силы. Решив не тратить собственную Силу попусту, я пригасила свет, исходивший от моих пальцев. Однако впереди мерцало сияние — не голубоватое, а желтое, напоминающее тусклый солнечный свет.

Итак, мы пошли вперед и вошли в следующую комнату — просторную, как зал. В этом зале стояла Там — целая и невредимая. Она выглядела так, как всегда перед серьезным испытанием. Лицом к ней стоял Золан, рядом с ним — Древолаз. За спиной Золана возвышался каменный помост, а на нем стояли две знакомые скамьи. Но круглоголовая глиняная фигура восседала только на одной из них, а вторая была пуста.

Мы не успели отправить посыл. Его опередило мысленно послание — не от Там, державшей перед собой камень — талисман, и не от Золана. Посыл был чужеродным, как свиток на иноземном наречии, прочитать который мог только великий мудрец.

«Приветствую вас, леди Сабина и леди Друсилла. Как и леди Тамара, вы доказали свой дар».

«Разве я не говорила, — тут же последовал посыл от Там, — что мы трое — как одна? Несомненно, если я оказалась здесь, они бы обязательно пришли. Теперь их черед услышать, чего вы хотите от нас».

И снова этот посыл, становившийся тем яснее и понятнее, чем дольше мы получали его… Нам была поведана история глиняного народа (мы стали так называть эти существа, потому что имя, которым они сами себя звали, нам не было открыто). В то же время нам было дано узнать, чего желает от нас Фарсали. Когда мы сравнили ее рассказ с тем, что нам уже было известно, мы решили, что все сказанное ею — правда.

Нам было предложено покинуть Потемки, поскольку выход из этой страны все же существовал, хотя Золан раньше утверждал обратное. Затем мы должны были оказаться в Гурлионе. Я не стала прибегать к посылу и предпочла словами выразить свои возражения.

— Когда мы окажемся в Верхнем мире, мы попадем на земли, много раз становившиеся причиной распрей. А мы безоружны, да и одеяния наши сразу навлекут на нас беду, кто бы нас ни увидел.

Здесь, в Потемках, кожаная куртка и штаны стали для меня привычной одеждой, но я прекрасно осознавала: стоит нам встретиться с любым всадником — будь то разбойник или воин, присягнувший на верность какому-нибудь господину, искушенному в набегах, — нас тут же возьмут в плен. Но может быть, подмогой нам станет новообретенная Сила? Нет. Давным-давно мы поклялись не прибегать к Силе для таких целей. Меч, боевая цепь, любое другое оружие, изготовленное руками людей, — только не Сила. Единственное исключение — борьба с темными.

Там и Силла присоединились ко мне посылом и направили свои мысли Золану и Круглоголовой. Где мы могли бы найти то, что нам нужно: одежду и оружие, которые бы не вызвали нежелательного интереса у людей в Верхнем мире?

«Те, кто спускался в наш мир, чтобы грабить и разрушать, — прозвучал инородный посыл, наполненный чувствами, которые мы испытали в комнате, усыпанной черепками, — провели здесь некоторое время. Они явились не с пустыми руками, ибо наверху занимались грабежом. Все, что они принесли с собой, по-прежнему лежит там, где они разбили свой лагерь. Это может помочь вам».

Я была удивлена. Если мы вправду оказались в Потемках по воле Круглоголовой, возможно, таким же образом сюда могли быть затянуты другие люди? Но как и зачем нужно было звать сюда разбойников, которые умели только крушить и грабить? Если Фарсали и умела читать чужие мысли — а я была уверена, что она способна на это, потому что стоило мне только задуматься о чем-то, как я сразу же ощущала прикосновение к моему внутреннему щиту, — она не стала никак отвечать на мои подозрения.

Уговор был такой: Золан будет послан в Верхний мир, мы должны сопровождать и оберегать его. Мало нам разбойников и приграничных набегов… Я смотрела на такое странствие без особой уверенности. Я не знала, много ли нам удастся сделать, и не могла предположить, какое впечатление произведет на Золана Гурлион.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

САБИНА

Те, что явились в Потемки за «сокровищами», даже не подумали скрыть найденный ими вход. Но когда они вернулись на это место, то обнаружили, что выхода нет. У подножия скал лежала свернутая кольцами сгнившая веревка. Каким именно образом обитателям Потемок удалось одурачить искателей сокровищ, сказать было трудно.

Рядом со сгнившей веревкой валялись кости, груда ржавых железных нагрудников и несколько дырявых стальных шлемов. Все эти жалкие трофеи были сложены вокруг странного предмета — длинной палки со скрюченным верхним концом. Формой эта палка напоминала руку — но это не была рука человека. По-видимому, она обозначала место, где разбойники потерпели поражение. Мы трое, как одна, повернулись к Золану. Нам было обещано место бывшего лагеря, где мы могли что-то найти для себя, но здесь не было ничего, что представляло бы для нас ценность.

Неожиданно Там отошла от меня и направилась к куче ржавых доспехов. Она резко наклонилась — совсем как ястреб, выследивший добычу и совершающий бросок, — и выпрямилась, держа в руке меч. Лезвие меча потускнело, но было целым.

За Там последовал Золан. Он нашел мушкет, но тот оказался бесполезным: ствол целиком съела ржавчина. Отшвырнув мушкет в сторону, Золан принялся рыться в куче железа. Он нашел еще один меч, но от этого оружия тоже не было толку: лезвие было сломано чуть ниже рукояти.

Хотя все во мне противилось этому занятию, я все же присоединилась к Там и Золану. Силла последней подошла к нам. Она не скрывала отвращения.

В конце концов нам удалось разыскать три целых меча и четыре кинжала. Там выпрямилась и испробовала баланс меча, сделав несколько выпадов. Наверное, она вспоминала о Гроспере, о нашей жизни под родным кровом.

Мне захотелось вонзить кинжал в моток веревки. Оружие выглядело зловеще. Оба острия были намеренно зазубрены, чтобы клинок мог наносить ужасные раны. Рукоять была вырезана из рога. Видимо, этим кинжалом пользовались часто: рукоять стала необычайно гладкой. К ней была прикреплена кожаная петля, позеленевшая от плесени.

Но мы пришли сюда не только для того, чтобы найти оружие. Я посмотрела в ту сторону, где стоял Золан, неловко размахивающий мечом. Судя по его движениям, он не был искушен в боевых искусствах.

— Это не лагерь, — решительно объявила я.

Золан вогнал кончик лезвия меча между двумя камнями, и рукоятка выскользнула из его пальцев. Звон железа привлек внимание Там и Силлы. Словно не расслышав моего упрека, Золан взял меч и обернулся.

— Вон там… — Он запрокинул голову и кивком указал на скалу, держа оружие обеими руками. Видимо, боялся снова выронить меч. — Там дорога.

Он склонил голову влево.

Прямо перед нами скала стояла отвесно, но в нескольких шагах она густо поросла лианами. Сквозь прорехи в листве тут и там были видны толстенные стебли. Однако пришельцы-разбойники предпочли спуститься сюда по веревкам, сброшенным поверх лиан, что их в итоге почему-то подвело.

Я обошла вокруг стебля ближайшей лианы и оказалась у подножия лестницы, созданной самой природой. Но у меня не было желания испытывать эту лестницу на прочность: уж слишком много опасностей мы встретили в Нижнем мире, чтобы поспешно начинать подъем.

Однако среди нас был тот, кто не привык долго размышлять. Древолаз, ожидавший в сторонке, пока мы рылись в куче железа, промелькнул мимо меня и подпрыгнул. Наполовину скрывшись за густой листвой, он крепко ухватился за стебель передними лапами и принялся проворно взбираться наверх.

Очень скоро рыжий зверь вынырнул посреди верхних ветвей, ухватился за камень, без труда подтянулся и сел на скале. Но он еще не попал в Верхний мир, а остановился на уступе. Этот уступ был достаточно широк, так что Древолаз, пройдя вглубь, через мгновение скрылся из виду, но тут же появился снова и посмотрел на нас сверху вниз.

Я почувствовала его мысленное обращение, в котором зверь торопил нас следовать за ним.

Я с отвращением сунула кинжал за пояс, чувствуя, что ко мне прикоснулось Зло, и стала искать ветки, за которые удобнее было ухватиться для подъема.

Взбиралась я медленно и неловко, хотя скоро поняла, что опасаться нечего: все ветки были прочными, и в густой листве лиан не было никакой опасной живности. Следуя примеру верного спутника Золана, я ухватилась за край уступа и подтянулась на руках. Несколько секунд я неподвижно лежала на камне. К моей щеке прикоснулся влажный язык Древолаза.

Лиана зашелестела. Кто-то последовал за мной. Я отползла от края уступа на четвереньках и только тогда заметила, что это место очень похоже на то, где мы уже побывали. Правда, уступ оказался намного шире, чем можно было представить, глядя на него снизу.

Неподалеку от меня лежал почерневший от сажи камень. Тут и там на уступе валялись мешки и узлы. Видимо, это и был тот лагерь, который мы разыскивали.

Я не стала приступать к поискам одна. В следующее мгновение ко мне присоединялась Там. За ней на уступ взобрался Золан, последней — Силла. Я пыталась понять, почему разбойники выбрали это место для своего лагеря.

ТАМАРА

Приятно было снова подобающим образом вооружиться. Рукоять найденного меча удобно лежала в руке. Я сделала глубокий вдох. Я даже не догадывалась, насколько удручает отсутствие привычного оружия, и поняла это только теперь. Золан явно не имел опыта в обращении с таким оружием. Пробел предстояло устранить, но с этим можно было пока подождать.

Почти одновременно мы втроем повернулись к вещам, разбросанным по уступу. Не представляя, с чем нам предстоит столкнуться в будущем, мы не стали перерезать тесемки на горловине мешков и узлов, а принялись терпеливо развязывать их.

И вправду, разбойники неплохо поживились! До того как они спустились в Потемки, они явно напали не на крепость, а, скорее всего, на беспомощного купца. У него они отобрали немало товаров — в том числе одежду. Платье было неярких цветов, простое, без особых украшений, зато из чистой шерсти и довольно новое. Будь мы в таких нарядах, на нас никто из встречных не стал бы пялить глаза.

— Совсем новый, — отметила Силла, разглаживая складки темно-серого плаща.

— Купец вез товары на продажу, — уверенно подтвердила я. — Судьба благосклонна к нам! Торговцы порой путешествуют с охраной, так что, быть может, мы не привлечем к себе излишнего внимания.

Бина покачала головой.

— Но как нам быть без лошадей, без пони? Что же, тащить эти богатства волоком по земле?

Я рассмеялась.

— Бина, ты всегда была благоразумна! Да, лошади нам не помешали бы…

Сверху вдруг послышалось резкое шипение. Запрокинув голову, мы увидели, что Древолаз добрался до вершины скалы. Мы недоуменно воззрились на Золана. Он осторожно положил меч на уступ и подготовился к новому нелегкому подъему. Будь он наделен когтистыми лапами своего спутника, наверняка забрался бы наверх более ловко. Мы наблюдали за ним, а он проверял каждую выбоину, каждую трещину в камне, прежде чем ухватиться за нее рукой или ступить на нее.

Мы пока не торопились следом за ним, но все же прервали изучение содержимого мешков и узлов и, до боли запрокинув головы, стали наблюдать за Золаном. Я набрала пригоршню песка, наметенного ветром между двумя мешками, и принялась оттирать им тусклое лезвие меча.

Я и не представляла, как сильно я истосковалась по оружию, пока в моих руках вновь не оказался меч. Да, я не раз призывала на помощь Силу, но я всегда осознавала, что истинное управление Силой — дар случая. А вот сталь была для меня оружием, в котором я могла быть уверена.

Но я чуть было не выронила меч, ощутив посыл, теперь ставший мне знакомым, хотя его и отличало нечто чужеродное.

«Вверх!» — мысленно произнес Золан, и в его мысли был оттенок приказа.

Мы не бросились опрометью исполнять его команду. Мы немного задержались, намереваясь получше спрятать остатки вещей, награбленных разбойниками.

«Вверх!» — повторил Золан свой приказ.

На этот раз он прозвучал сердито.

Золан обычно скрывал испытываемые им чувства — он открыто проявлял их только тогда, когда был ранен Древолаз. Но на этот раз его спутник был цел и невредим. Что же стряслось? Нам грозит какая-то опасность?

Зверь, похожий на кота, снова появился. Он начал спускаться с той же ловкостью, с какой взбирался наверх. Мы подошли к подножию скалы. Я попыталась разглядеть выступы и выбоины, благодаря которым можно было бы подняться на вершину. Но наш рыжий спутник даже не взглянул в нашу сторону. Он решительно направился к куче награбленного разбойниками добра, нашел длинную веревку, сжал ее конец в зубах, подбежал к подножию скалы и начал снова взбираться вверх, держа веревку в пасти. Вскоре он достиг вершины и исчез.

Веревка, повисшая вдоль отвесной каменной стенки, немного покачалась, дернулась вверх и замерла.

«Веревка!»

Таков был следующий посыл Золана. Его легко было понять. Нам не стоило взбираться вверх, полагаясь только на крошечные выбоинки и выступы шириной не больше пальца, благодаря которым путь наверх преодолели Золан и Древолаз. К нашим услугам была веревка.

Толстый канат все еще немного подрагивал. Я догадалась, что Золан к чему-то привязывает верхний конец. Я взглянула на Силлу и Бину, постаралась понадежнее укрепить на поясе меч без ножен и, как только веревка перестала качаться, ухватилась за нее.

Взбираясь наверх, я гадала, как же Золану удалось подняться без веревки. Я считала себя весьма искушенной в боевых искусствах и давно и отчаянно старалась избавиться от страха высоты, и все же у меня было такое чувство, будто, поднимаясь вверх, я сражаюсь с каким-то сопротивлением, давящим на меня. Почти разрушившееся охранное заклятие? Поборов страх в зачатке, я, держась двумя руками за веревку и подыскивая удобные упоры для ног, продолжала подъем.

Золан протянул мне руку. Крепче цепи его пальцы сомкнулись на моем запястье. Вдох, выдох — и Золан перетащил меня через острые камни на краю обрыва. Было больно, я чувствовала, как рвется на мне одежда.

Затем Золан обеими руками подхватил меня под мышки и потащил по земле. В глазах у меня потемнело. Неожиданно я ощутила такую страшную слабость, что осталась лежать в том месте, где меня оставил Золан. Я сумела только повернуть голову, чтобы не уткнуться лицом в камень.

Я лежала, тяжело дыша.

Вскоре я расслышала поблизости шум, означавший, что подъем одолела одна из моих сестер. Я попыталась мысленно обратиться к ней, но ответом мне было полное смятение.

Слабость все более овладевала мной. Я попыталась призвать на помощь Силу, но не только не получила никакого ответа — у меня еще сильнее помутилось в глазах. Казалось, попав на вершину, я испытала новое сопротивление неведомой Силы, пытавшейся оттолкнуть меня назад. Но я не сдавалась до тех пор, пока меня не окутал мрак — быть может, навсегда.

ДРУСИЛЛА

Веревка, висевшая вдоль скалы… Я не могла более сопротивляться этой мысли. Там и Бина поднялись и скрылись из глаз. Я подергала за веревку и убедилась в том, что она держится крепко.

Взбираясь наверх, я ощущала странное сопротивление извне. Это был вызов не столько для моего тела, сколько для моего дара. Дело явно было в охранном заклятии, и, хотя оно было не так сильно, как в других местах Потемок, где нам довелось столкнуться с подобными препонами, все же оно пыталось оттолкнуть меня назад, поэтому мне приходилось тратить на подъем вдвое больше сил, чем если бы ничто не мешало. Я принялась негромко просить о помощи.

Миновало несколько дней с тех пор, как мы встретились с глиняной женщиной. Я не думала, что Фарсали хотела, чтобы мы испугались того, чем нам приходилось заниматься сейчас. Возможно, с прошествием времени охранные заклятия слабели, и это заклятие по человеческим меркам было старым, однако оно могло быть связано с той бойней, которая некогда произошла под этими скалами.

Чем выше я поднималась, тем дольше мне приходилось искать опору. Без веревки у меня бы и вовсе ничего не получилось. Я овладела собой только тогда, когда Золан протянул мне руки. Наверху было намного холоднее. Мне стало зябко, и я пожалела о том, что оставила внизу теплый плащ. С помощью Золана я смогла перебраться через край обрыва. С трудом передвигая ноги, я рухнула на камень рядом с сестрами.

Там приподнялась и села. Она странно моргала и словно бы не узнавала меня. Бина металась из стороны в сторону, пытаясь сесть.

Убедившись, что мы целы и невредимы, Золан встал чуть поодаль от нас на плоскогорье, протянувшемся, похоже, на многие лиги до возвышавшихся вдалеке гор. Я не видела, что привлекло внимание Золана, но он неожиданно пошел в сторону от того места, где сидели мы.

Мы провожали взглядом Золана. Он уходил все дальше и казался все меньше. Судя по солнцу, полдень давно миновал. Вокруг не было видно ни пещеры, ни какого бы то ни было укрытия, а ветер крепчал. Однако никто из нас не предложил вернуться вниз и поискать теплую одежду в бывшем лагере разбойников.

Там встала. Древолаз поднял голову. Там не попыталась пройти мимо зверя. Она добрела до веревки, которая лежала на камнях и запекшейся на солнце земле, наклонилась, взялась за веревку и потянула. Дальний конец веревки не освободился. Похоже, она была надежно закреплена.

Видимо, Там была слишком слаба. Хотя ее отделяло от нас всего несколько шагов, она села около веревки. Ее куртка и штаны спереди были поцарапаны и порваны, но она и не думала рассматривать свою одежду. Золана видно не было. Мы могли бы пойти за ним, но ни у одной из нас не было на это сил.

Бина не вставала. Она повернулась к нам и нахмурилась.

— Другая сторона… — произнесла она задумчиво, словно пыталась уверить себя в точности своих воспоминаний. — Маклан сбросил нас с другой стороны. Неужели нам придется обойти Потемки по кругу?

Это предположение так поразило меня, что я не смогла сразу ответить сестре. Она была права: наши враги двигались с востока, а не с запада. Но почему-то сейчас это меня вовсе не заботило. Все равно сил не было ни на что. Казалось, я никогда не смогу пошевелиться. Мысль о том, что предстоит преодолеть неведомое число лиг, при том что единственным ориентиром будет край ущелья… Нет, ни о чем таком я сейчас не могла думать.

Это охранное заклятие, это препятствие на нашем пути наверх все еще было наделено достаточной Силой. Я замерзла, проголодалась, меня мучила жажда. То, с помощью чего можно было бы удовлетворить все желания, осталось внизу. Возможно, это был не тот путь, который обещала нам Фарсали. Мы выбрались из Потемок, но при этом были сейчас почти так же беспомощны, как тогда, когда попали в Нижний мир. Золан ушел. Если он не лгал нам, он ничего не знал об этих краях, как мы ничего не ведали о его мире.

Там устремила взгляд в ту сторону, где исчез наш спутник. Она снова ухватилась за веревку и резко потянула. Но и на этот раз веревка не поддалась. Она была накрепко зажата между двумя тесно сдвинутыми большими камнями.

— Мы не можем спуститься вниз! — возразила я. — Охранное заклятие еще сильно, а у нас нет сил.

Бина согласно кивнула.

— Это верно.

Там обернулась и сердито посмотрела на нас.

— Сейчас нам не стоит пытаться сделать это, но позже придется. Без припасов и теплой одежды бесполезно…

Она не договорила. Мы тоже ощутили это… Нечто вроде притягательного зова. Как ни странно, этот зов не принес нам страха, скорее, чувство ожидания, лишенное каких бы то ни было примесей чувство добра.

Мы сели ближе друг к другу, прижались плечом к плечу, взялись за руки и стали ждать…

Ничего подобного ни я, ни кто-то из моих сестер не испытывали прежде. Я попыталась впитать это чувство, думая, что оно предназначено не мне. От него исходило тепло — но не для тела, а для разума. Кто-то — или что-то желало мне добра и при этом хотело моего присутствия. Я посмотрела на Бину, на Там. Они обводили взглядом окрестности, унылое однообразие которых прерывали только редкие купы деревьев.

Древолаз встал и, запрокинув голову, издал звук — не мурлыканье, но и не боевой клич.

— Золан!

Я была уверена, что не ошибаюсь, и вскоре заметила, как что-то движется вдалеке. Мы сидели, держась за руки, и ждали. Посреди редких деревьев и жухлой травы перемещались тени. Нет, не тени — силуэты. Они двигались довольно быстро и вырастали у нас на глазах.

— Лошади! — воскликнула я.

Впереди небольшого табуна кто-то ехал верхом. Золан… Человек из Потемок… Но как?..

Притягивающий к себе зов сосредоточился на всаднике и животных, следовавших за ним. Эти лошади не были похожи на тех, какие были знакомы мне, но вскоре я все поняла. Среди лошадей были три-четыре повыше ростом, а Золан сидел верхом на одном из нескольких маленьких крепких пони, которых жители Гурлиона разводили уже не одно столетие из-за их выносливости.

Еще пара мгновений — и они поравнялись с нами. Золан спрыгнул на землю, погладил нос своего скакуна, а уж потом повернулся к нам.

Хотя ни одно из животных не выглядело усталым, лошади не попятились назад, а неуверенно встали перед нами полукругом.

Золан молчал. Он устремил взгляд на Древолаза, и я ощутила касание инородного посыла. Рыжий зверь медленно пошел к своему спутнику. Некоторые из пони зафыркали и отошли немного назад, но ни один из них не встал на дыбы. Древолаз подошел к той лошади, верхом на которой сидел Золан, держась за косматую гриву, в которой запутались листья и веточки лиан.

Дар! Это был подлинный дар, но не такой, как у нас. Я слышала о тех, кто умел разговаривать с лошадьми, о таких людях, которые могли подойти даже к разволновавшемуся скакуну или коню, бежавшему с поля боя, и за несколько мгновений успокоить его. Возможно, именно поэтому такой изначально свирепый хищник, каким был Древолаз, стал верным спутником Золана.

Я встала и направилась к Золану. Этот маленький табун явно не был угнан из конюшни какого-то господина. Чем ближе я подходила, тем сильнее убеждалась в этом. Это были дикие лошади, никогда не ведавшие скребницы и седла.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

САБИНА

Вот так Золан применил Силу для того, чтобы решить самую насущную для нас задачу. Найденный и околдованный им табун разбрелся вокруг нас. Лошади принялись пастись, они жевали сухую зимнюю траву и пытались отыскать свежую, которая пока едва отросла. Похоже, та преграда, что так измучила нас на подъеме, никак не сказалась на Золане, но с другой стороны, он точно так же легко вышел из пещеры, выход из которой перекрывала невидимая преграда, для нас уподобившаяся железной стене. Когда Там заговорила о трудностях подъема, Золан только пожал плечами. Он не потрудился объяснить, где раздобыл пони и лошадей. Теперь же он без труда удерживал их поблизости от нас, а на уме у него было другое: как поднять наверх оставленное внизу награбленное разбойниками добро.

Мы, хотя и без большой охоты, выразили готовность поучаствовать в этом, но Золан только отмахнулся и принялся готовиться к спуску, который был ничуть не менее опасным, чем подъем. Древолаз с неимоверной скоростью спустился вниз — намного проворнее Золана, хотя тот явно был готов к задуманному. По его сигналу мы сбросили вниз свободный конец веревки и стали ждать. Через некоторое время веревка дрогнула, и мы принялись тянуть ее наверх. Нам пришлось делать это втроем, потому что привязанные к ее концу Золаном два узла с одеждой оказались очень тяжелыми.

Несмотря на то что весной дни становятся длиннее, уже начали сгущаться сумерки, а заниматься этой работой в темноте мы не могли. После того как мы вытянули наверх веревку с поклажей в четвертый раз, сигналов больше не последовало. Вскоре к нам выбрался Древолаз. К его спине был привязан небольшой узелок. С ним он подошел ко мне, сел и посмотрел мне в глаза.

На миг перед моим мысленным взором возник водопад в пещере Золана. Все оказалось так просто. Жажда измучила меня настолько, что я даже губы облизнуть не могла. Руки у меня были заняты, я держала то, что мне принес рыжий зверь, — четыре пустых бурдюка.

Древолаз высунул язык. Заметив, что я смотрю на него, он поднялся и отвернулся, но тут же обернулся и снова посмотрел на меня. Я поняла его намек.

Там и Силла стояли у края обрыва и наблюдали, как наверх взбирается Золан. Я кивнула Древолазу, и он затрусил прочь. Я, устало передвигая ноги, последовала за ним. Похоже, мы двигались на север. Вскоре я услышала крики птиц, а в следующее мгновение сообразила, что к чему. Несколько месяцев назад, когда надвигалась жестокая гурлионская зима, я слышала точно такие птичьи крики. Тогда стаи птиц летели на юг, и их было так много, что и не сосчитать. Наверное, они улетали куда-то на зиму.

Мог ли человек, остротой обоняния так сильно уступавший зверям, уловить запах воды? Но я чувствовала, что приближаюсь к живительному источнику влаги, и невольно ускорила шаг. Жажда заставила меня забыть об усталости. Мы успели довольно далеко уйти от обрыва, и дорога пошла на спуск, но плавно, так что мне не приходилось долго искать удобный путь. Внизу стояли деревья — из тех, что круглый год сохраняют темную хвою. Они неровным кольцом окружали довольно обширное озеро.

Чуть погодя я поднесла к губам сложенные ковшиком ладони, чтобы сделать глоток холодной воды. Я жадно пила, и струйки текли по моему подбородку и шее. Но тут я вдруг вспомнила предостережение отца: «Если не пила давно, поначалу много не пей». Я села на берегу, опустила руки в воду и стала смотреть на перелетных птиц, кружащих вдали. Порой я позволяла себе сделать глоток-другой. В этом было такое блаженство, что я на время забыла обо всем остальном.

Подошел Древолаз, ткнул меня носом в бок, сжал в зубах один из бурдюков и потащил его к воде. Я встала и принялась наполнять бурдюки водой. Было уже почти темно, и мне стало стыдно, что я так забылась. Когда бурдюки были наполнены, я забросила их лямки на плечи. Древолаз нетерпеливо ждал меня, отойдя немного вперед.

ДРУСИЛЛА

Казалось, запас сил у Золана неисчерпаем. Пожалуй, наш спутник лучше нас умел распоряжаться своим даром. Он оттащил самые большие узлы, поднятые снизу, от края обрыва и разложил их неровным кругом. Плащ, о котором я так мечтала, покрывал мои плечи. Бина дала мне какие-то смятые листья, чтобы я приложила их к мозолям, образовавшимся на ладонях, натертых веревкой.

Бина вернулась перед тем, как окончательно стемнело, и рассказала нам о том, что нашла поблизости воду. Она принесла четыре тяжелых бурдюка. Запасы провизии, оставленные незадачливым купцом и ограбившими его разбойниками, уже не годились в пищу. Но Древолаз принес в зубах кролика, а Золан раздобыл кореньев, которые мы запекли в углях. Над костром на заостренных палочках жарилось мясо.

У Там руки были изранены не меньше, чем у меня, но она по-прежнему была занята работой. Она отрезала мечом толстую прядь своих волос и теперь пыталась сплести из этих волос маленькую торбочку. Время от времени она приглушенно ругалась или в отчаянии восклицала, но продолжала трудиться, склонившись к огню костра, чтобы лучше видеть свою работу.

Золан наконец сел по другую сторону от костра и стал смотреть на пламя с таким видом, будто читал в его языках какое-то важное послание. Свои длинные волосы он стянул в хвост и перевязал пучком травы. Кроме свежих царапин на оголенных руках я увидела длинный порез на его левой щеке.

Мы устроили стоянку. Но куда мы тронемся отсюда? Я зажмурилась и попыталась представить отметки на картах, которые я без особого тщания просматривала в Гроспере. Гроспер! Посыл… Не можем ли мы связаться отсюда с нашей матушкой — теперь, когда мы благополучно миновали все охранные заклятия Потемок?

И много ли Силы нам могло потребоваться для этого? Я помнила, как сильно мы бывали истощены, прибегая к помощи Силы совсем недавно. Я открыла глаза и уставилась на пламя костра. И тут я вспомнила о камне, найденном Там посреди руин. Такой талисман мог вполне оказаться способным усилить наш зов. Я безмолвно передала свои мысли сестрам.

«Да», — первой отозвалась Там.

Возможно, она размышляла о том же, о чем и я.

Согласие выразила и Бина.

Там сунула руку под куртку, а когда вытащила, между ее пальцами струилось золотое сияние.

— Кого вы вызываете? — спросил Золан вслух.

Не означал ли его вопрос того, что, оказавшись в Верхнем мире, его Сила несколько ослабела?

— Мы разыскиваем нашу матушку, — ответила я.

Словно хрупкую драгоценность, Там положила светящийся камень на землю. Мы сели поближе друг к другу, образовали круг и взялись за руки.

Я закрыла глаза. Вот тьме перед собой я начала рисовать образ матушки — такой, какой часто видела ее: сидящей за работой за столом, заваленным бумагами. Да, именно так… Она сидела на любимом стуле с высокой спинкой и пышной обивкой, на ней было платье с широкой атласной юбкой, складки которой были аккуратно расправлены (матушка терпеть не могла беспорядка в одежде). Мало-помалу ее лицо стало словно бы приближаться ко мне.

Я сумела ощутить, как наполняет меня Сила, исходящая от Там и Бины. Возможно, потому что я первой предложила позвать на выручку матушку, мне первой удалось установить с ней связь. Ко мне прихлынуло тепло — не обжигающее, а ласкающее, Казалось, матушка нежно обняла нас троих.

Я… пробилась к ней! Боясь потерять хоть мгновение этого зыбкого общения, я поспешно повела мысленную речь. Не теряя времени на мелочи, я рассказала о самом главном: о том, что мы теперь свободны, что мы снова находимся в Верхнем мире (вот только точно не знаем, в каком месте) и что мы несем необычайно важные вести. Словами я пользовалась будто нитями и сплетала из них нечто вроде хоругви, с которой воины вот-вот поскачут на битву.

Я тяжело выдохнула. Чувство у меня было такое, будто все эти слова я прокричала во всю глотку. И тут последовал ответ: «Если сумеете, отправляйтесь на Юг. Идет война. В Гурлионе междоусобная брань. Мы придем…»

Это было твердое обещание, близкое к клятве. До конца мысленного разговора с матушкой я не представляла себе, какой груз ответственности лежит на мне. Я вздохнула, посмотрела на Там и Бину. Обе кивнули. Пусть мы были отделены от матушки телесно, зато воссоединились с ней духом и потому могли полагаться на эту связь как на помощь. У меня вдруг начали слипаться глаза. Мы с сестрами улеглись рядышком. Там подняла светящийся камень и убрала его под одежду. Мы укрылись теплыми плащами. Находясь в знакомом мире, пусть и неспокойном, мы все же обрели хоть толику покоя. И в эти мгновения блаженной дремоты Золан перестал быть частью нашего мира.

ТАМАРА

Внезапно у меня засосало под ложечкой от голода, и я проснулась. Костер угас, но нас окружал свет, исходящий не от пламени и не от сияющего камня. Я безотчетно протянула руку к груди, чтобы взять драгоценность, найденную в Нижнем мире, испугавшись, что камень куда-то пропал ночью. Мои пальцы прикоснулись к камню, и я, откинув плащ, сжала в руке свою странную находку. Камень не светился, он представлял собой всего лишь тусклое вытянутое яйцо. Неужели он погиб? Неужели я использовала его так, что разрушила живущую внутри него Силу? Или камень не мог долго прожить за пределами Потемок?

Неподалеку от костра на небольшом клочке кожи лежали кусочки поджаренного мяса, нанизанные на палочки. Рядом с мясом лежали запеченные коренья, шкурка которых местами потрескалась. Увидев еду, я отвлеклась от раздумий о камне.

Еда… Не могла ли я мысленно передать это слово? Как бы то ни было, мои сестры зашевелились. Силла и Бина сели, протирая заспанные глаза. Я посмотрела туда, где сидел Золан, и не увидела ни его, ни Древолаза. Оглядевшись по сторонам, я окончательно убедилась в том, что мы остались одни.

Бина потянулась за бурдюком, поднесла его к губам. Силла взяла печеный корешок.

Откусив кусочек, она поморщилась.

— Холодный, — сообщила она, недовольно глядя на корешок, но жевать не перестала.

Впервые после возвращения в наш мир мы принялись за еду. Ощущение свободы и справедливости не покидало меня все время, пока я ела остывшее мясо и безвкусные коренья. Золан и Древолаз не появлялись. Может быть, они спустились вниз с обрыва? Повинуясь безотчетному порыву, я встала и посмотрела в сторону горных равнин.

Если Золан и покинул нас, он не увел с собой лошадей. Конь и несколько пони по-прежнему паслись невдалеке.

— Он ушел.

Рядом со мной встала Бина.

— Что будем делать? Ждать? Искать? Или тронемся в путь без него?

Моя сестра хорошо поставила вопросы, ответы на которые мы должны были выбрать. Я посмотрела в ту сторону, где пасся наш небольшой табун. Хотя я умела неплохо обращаться с лошадьми, я не была уверена в том, что сумею так же хорошо, как Золан, усмирить их. Судя по косматым гривам, вряд ли это были прирученные, вышколенные кони, родившиеся на скотном дворе. Да и как бы они могли выжить так долго, если бы это были те животные, которых когда-то бросили грабители? Судя по тому, как выглядело оставшееся внизу оружие, могло пройти несколько лет с тех пор, как разбойники спустились в Потемки в поисках сокровищ. Быть может, животные, на которых я смотрела сейчас, были потомками тех скакунов и вьючных пони, которые были брошены на произвол судьбы после битвы? Однако теперь это не имело большого значения.

— Давайте поищем Золана, — предложила Силла.

Нам удалось с помощью мысленного посыла разыскать матушку, но наш дар отличался от дара Золана. Как бы то ни было, лучшего ответа ни одна из нас сейчас предложить не могла. Мы снова собрались вокруг моего камня-талисмана. Однако как только мы сели, Силла покачала головой.

— Матушка уже была соединена с нами. А Золан — нет.

Силла встала, обошла кострище, остановилась на том месте, где мы в последний раз видели Золана, и пристально уставилась на землю.

ДРУСИЛЛА

Если один человек не связан с другим узами крови, то, чтобы достичь его мысленной речью, другой человек, наделенный даром, должен иметь какой-то предмет, к которому искомый недавно прикасался. Я опустилась на колени и стала внимательно осматривать землю — каждый камешек, каждую крупинку. Судя по всему, Золан недавно лежал здесь — на земле остались вмятины; но эти следы содержали слишком мало Силы, необходимой для той задачи, которую я себе поставила. Я наклонилась и подобрала крошечный пыльный клочок рыжей шерсти. По всей видимости, это была шерсть Древолаза. Но можно ли обратиться к человеку через зверя?

Верно, этот зверь из Потемок умел мысленно говорить с Золаном, но его посыл всегда был не то слишком тих, не то чересчур чужероден, и мы не слышали его ясно, а только смутно ощущали. Тем не менее я бережно сжала в руке свою находку и продолжала поиски. Наконец я была вынуждена признать, что больше ничего не найду на том месте, где лежал Золан.

Показав сестрам клочок шерсти, я ожидала, что они будут разочарованы, но, к моему изумлению, это оказалось не так. Там указала на лежащий на земле камень-талисман. Осторожно, стараясь не потерять ни одного волоска, я разложила их вокруг камня. Мы сели кругом, как прошлым вечером, и приготовились.

Использование дара имеет много правил. Поскольку шерсть нашла я, я и должна была начать посыл — как было тогда, когда мы отправились на мысленные поиски нашей матушки. Образ Древолаза легко возник на темной завесе сознания.

Мы понятия не имели о том, в какую форму следует облечь посыл, направленный зверю; вполне могло быть так, что на нашем пути возникнет непреодолимая преграда — неумение Древолаза говорить. Я пристально глядела на созданный мной образ.

«Вернись… Приведи Золана. — Слова… Совсем простая фраза и чувство необходимости — вот и все, что я могла послать. — Вернись… Приведи Золана».

Ответом мне был посыл такой мощи, что я ощутила его будто удар.

«Я идти!»

Это был не Древолаз! — воскликнула Бина.

Несмотря на то что фраза была произнесена с ошибкой, будто говорил иноземец, мысленное послание явно пришло от Золана.

Мы не стали пытаться еще раз связаться с ним или Древолазом, а принялись опять рассматривать содержимое узлов с добром, награбленным разбойниками.

— Такое впечатление, что эти мерзавцы напали на купеческий караван, — заметила Там.

Она была права. Все найденные нами вещи — штаны, рубахи, кафтаны, хоть и простые, были сшиты из прочных, доброкачественных тканей. Развязав второй узел, я обнаружила в нем женскую одежду неплохого качества. Вещи были шерстяные, а не из атласа и тафты, какие носят благородные дамы с Юга. Между тем на двух платьях горловина была отделана вышивкой — простой, но аккуратной. Третье платье, без вышивки, вероятно, предназначалось для служанки.

Кроме платьев, в узле нашлись две нижние юбки и четыре длинные рубашки, отделанные по краю узкой полоской кружева. Я подняла одну из рубашек и обнаружила, что ограбленный купец, по всей видимости, вез свои товары покупательницам, которые были ниже ростом и полнее нас.

Мы примерили свои находки и решили, что не станем снимать свои штаны и куртки из змеиной кожи, а наденем женскую одежду поверх них. В этих нарядах мы становились похожими на бездомных нищенок, бредущих по дорогам в поисках милостыни. Такие бродяжки часто наведывались в Гроспер с тех пор, как мы там поселились.

Мы все еще рылись в узлах, когда услышали конское ржание. Быстро обернувшись, мы увидели Золана, скачущего галопом верхом на лошади, и Древолаза, бегущего рядом с ним. Неподалеку от стоянки Золан придержал коня и устремил на нас такой взгляд, словно увидел нас впервые в жизни.

Плохо сидящие платья явно сделали нас неузнаваемыми. Я вспомнила, как при первой встрече с Золаном мы оказались полураздетыми, и краска прихлынула к моим щекам. Но в следующий миг Золан улыбнулся. Я не могла понять, действительно ли мы показались ему смешными в наших новых нарядах.

— Дамы, — проговорил Золан и отвесил нам поклон, сидя верхом на коне. Конь запрокинул голову. На нем появилось некое подобие уздечки и поводьев. — Как вижу, вы собрались в дорогу.

— Мы получили весть о помощи с Юга, — ответила Там — Чем скорее мы тронемся в путь, тем короче он будет.

Золан перестал улыбаться. Его лицо стало бесстрастным.

— Так тому и быть.

Он спрыгнул с коня и бросил поводья Древолазу так легко и ловко, словно они с рыжим зверем давно этим занимались.

Мы снова принялись за работу и оторвались от нее только для того, чтобы перекусить. Золан привез немного кореньев. Горячими они оказались вкуснее, но все же уступали той еде, какой можно было угоститься даже в самом скромном из трактиров Алсонии.

Уложив дорожные мешки и выбрав, что взять с собой, мы обнаружили, что уже слишком поздно. Мы старались выглядеть бродячими торговцами, а у нас даже не было никаких мелочей, никаких побрякушек, способных открыть нам дорогу в чей-то дом.

Мне понравился один предмет, который для меня был настоящим сокровищем, — деревянная шкатулка в форме желудя, внутри которой лежали несколько больших игл и пара-тройка грубых лоскутов. Все мы оделись в плащи с высокими воротниками и шерстяные капоры, под которыми спрятали длинные волосы.

— Нет! — воскликнула Там, взмахнув подолом платья. Она нахмурилась, глядя на не прикрытые юбкой штанины из змеиной кожи. Наряды мы выбирали по жребию, и ей досталось платье еще короче тех, что получили мы с Биной. — Нет! — еще громче повторила Там.

Она принялась оттягивать подол вниз, но ткань, из которой было сшито платье, вовсе не желала растягиваться. Там сняла платье и взяла шерстяные штаны, которые легко наделись поверх кожаных легинсов. Затем она выбрала себе рубаху и шерстяную куртку. Но что было делать с длинными волосами, сплетенными в косу? Там положила косу на ладонь и словно бы взвесила ее.

Обернувшись, она указала на мой кинжал. Он все еще был при мне, хотя мне совсем не хотелось носить такое оружие. Там взялась за кончик косы и сильно натянула ее.

— Режь! — приказала она громко и таким тоном, что любые возражения были бесполезны.

Я все же медлила. Тогда Там отпустила косу и схватилась за рукоять меча, хотя, конечно, знала, что таким тупым лезвием она свои волосы не перережет.

Я неохотно исполнила ее приказ. Когда я отрезала кинжалом ее сплетенные в косу густые вьющиеся локоны, она выхватила их у меня и спрятала за ворот рубахи.

— Вот так! — процедила она сквозь зубы. — Вперед!

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

ТАМАРА

В путь мы тронулись только на заре. Золан и Древолаз подвели к кострищу лошадей и пони. Золан снабдил седлами и упряжью еще трех лошадей. Седла были сделаны из тканей, найденных в мешках с награбленным добром, а уздечки и поводья Золан сплел из кожи. Наверняка все это он изготовил за время своего отсутствия.

Он поочередно подвел нас к лошадям и, видимо, что-то мысленно сказал им, после чего познакомил нас с ними. Каждой лошади он дал имя.

Я была рада тому, что отказалась от юбки, поскольку предстояло ехать верхом на незнакомом и необъезженном скакуне. Будь я в юбке, мне было бы труднее сжимать бока лошади коленями. Мне досталась кобыла явно не благородных кровей, к тому же одичавшая. Жесткошерстная, серая, с запутавшимися в лохматой гриве репьями.

Мы заранее перевязали поклажу и уложили ее на пони. Вьючных животных связали друг с другом длинной веревкой.

Первым делом мы направились к найденному Биной озерцу. Там мы наполнили водой бурдюки и напоили лошадей. Еды у нас совсем не осталось, и мы понимали, что должны как можно скорее пополнить наши припасы.

Выдалось погожее утро — теплее, чем обычно бывало с тех пор, как мы покинули Потемки. Наш путь к югу лежал не напрямую к горам, а чуть правее, но первое время мы ехали вдоль скал. А потом Древолаз куда-то скрылся. В это время мы проезжали мимо рощи — и оставили ее далеко позади, когда зверь вернулся. В зубах он держал пойманную им птицу, каких часто добывали на охоте и потом зажаривали в Гроспере. Конечно, наесться досыта четверым одной птицей было невозможно, но Золан спешился и торжественно принял у Древолаза подношение, после чего привязал тушку птицы за ноги к поклаже на спине первого пони. Он поблагодарил Древолаза, ласково погладив его за ушами и по спине.

Не знаю, каким образом Золан определял время, но порой он останавливал наш караван, и мы спешивались и давали животным отдохнуть. Каждым таким привалом я пользовалась, чтобы продолжить начатую работу. Из пряди отрезанных волос я наконец сплела маленькую ладанку, чтобы положить в нее камень, найденный посреди развалин в Потемках. К этой ладанке я привязала сплетенную из волос косичку и надела ее на шею, как цепочку. Камень по-прежнему оставался тусклым; наверное, заложенная в нем Сила иссякла. Но все равно это было настоящее сокровище — его непременно должна была увидеть и оценить матушка.

Еще не начало смеркаться, когда Золан объявил, что на сегодня наше путешествие закончено. Мы еще сильнее отклонились от гор, но местность здесь была не слишком ровной. Под вечер Древолаз принес еще одну птицу и кролика, убежавшего слишком далеко от норки.

Мы не стали стреноживать лошадей. Сняв с пони поклажу, мы отпустили их пастись.

Неподалеку от места, выбранного для привала, мы нашли воду — широкий неглубокий ручей. Лошади вошли в воду и стали пить. Мы умылись и отмыли руки листьями прибрежных растений. Бина радостно воскликнула и собрала немного кресс-салата — листья его она раздала всем нам.

Мы поели — пусть не досыта, но все же эта пища была лучше вчерашней. Мы были не такими усталыми, как предыдущим вечером, и собрались у костра, разведенного Золаном. Огонь он запалил, потирая палочку маленьким камешком, — или, быть может, так он хотел скрыть то, что прибегнул к своему дару?

Вскоре стало ясно, что наш спутник хочет кое-что у нас разузнать. Он начал задавать вопросы; по всей видимости, он уже некоторое время их обдумывал.

Он хотел больше узнать о Верхнем мире, о жизни здесь. Мы по очереди старательно отвечали ему, пытаясь рассказать как можно больше. Поведать о неспокойном положении вдоль границы было несложно; в конце концов, мы не первый год жили, чувствуя на себе результаты всех этих распрей. Мы рассказали о трудах нашего отца, о его влиянии на Севере и в родной стране. Наконец, мы постарались как можно более понятно описать Золану взбудораженную жизнь Гурлиона. Рассказ мы закончили историей о пропавшем юном короле.

Когда прозвучали последние слова нашего рассказа, Бина посмотрела на Золана в упор и задала вопрос, который давно не давал покоя всем нам:

— Ты — Геррит?

В первый миг Золан ничего не ответил. Он молча смотрел на нас, сидя по другую сторону от костра.

— Ну, так да или нет? — не выдержала Силла.

Не опуская глаз, Золан резко отозвался:

— Нет!

Тут в игру вступила я.

— Если все же ты Геррит, то имей в виду: впереди тебя ожидают вдвое большие опасности. Тот, кто теперь восседает на престоле, жаждет избавиться от покровительства вождей кланов. Это он принял при дворе отшельника с Иакинских гор, о котором ты говоришь, что он не несет Свет, а является порождением Зла. Матушка предупредила нас о том, что в Гурлионе идет война, но на этот раз жители этой страны воюют не с южанами, а друг с другом. Клан пошел против клана, как в стародавние времена Мунстратера, когда Лассеран и Боркли заключили союз и поставили на колени весь Гурлион. С тех пор королевский род прерывался дважды, и всякий раз от этого Гурлиону и народу этой страны было одно только горе.

Лицо Золана уподобилось маске. Мы видели его таким прежде. Так бывало, когда он не хотел делиться с нами своими мыслями. Чуть погодя он встал, и его не слишком нарядные одежды вдруг стали похожи на королевскую мантию, когда он отвесил нам почтительный поклон.

— Благодарю вас, дамы. Теперь у меня есть хотя бы какие-то сведения, над которыми я могу поразмышлять. Вероятно, все это поможет мне в будущем. Желаю вам хорошо отдохнуть, а я пойду погляжу, как там лошади.

Он снова поклонился и покинул нас.

— Он — пропавший король или нет? — задумчиво проговорила Бина.

— Манеры у него вполне королевские, — заметила Силла.

— Манерам он мог научиться где угодно, — сказала я. — Возможно, он был слишком мал, когда попал в Потемки, и забыл свою жизнь в Верхнем мире, но Фарсали сумела обучить его всему, что нужно, чтобы он мог стать королем Гурлиона.

Вскоре я улеглась на подстилку из травы, укрылась плащом и стала гадать, как же распутается эта сеть, сплетенная Всемирными Ткачами, когда мы доберемся до конца наших странствий. Я была уверена, что мне что-нибудь приснится, но, проснувшись, ничего не смогла вспомнить.

Я села, зевая, и увидела Золана неподалеку от стоянки. Он держал в руке меч и пытался изображать атаку. По крайней мере, я подумала, что он пытается атаковать. Было видно, что он совершенно не умеет владеть оружием.

Золан вряд ли желал, чтобы я давала ему советы, но уж если кто-то взял в руки меч, то должен быть готов воспользоваться им. Гурлионцы, которых в военном деле начинали муштровать с детства, как только они могли стоять на ногах и крепко сжимать рукоять, не все становились великими мастерами боевых искусств, но все же самое плохое обучение лучше, чем никакое. Не обязана ли была я сейчас предложить этому большому ребенку освоить азы? Любого из моих соотечественников такое предложение оскорбило бы, но с другой стороны, никому из них мне бы и не пришлось такого предлагать. А я не могла позволить, чтобы Золана изрубили на куски только из-за того, что его гордость была бы уязвлена моим предложением.

Радуясь тому, что я не в юбке и что мои движения ничем не стеснены, я направилась к Золану, держа в руке меч. Как я и ожидала, он прекратил свои упражнения и остановился, тяжело дыша и не слишком дружелюбно глядя на меня.

Воткнув кончик меча в землю, я положила обе руки на рукоять. Это позу я переняла от Марканда, моего учителя фехтования. Когда он так вставал, мне становилось боязно, потому что это означало, что он станет с жаром говорить о какой-то моей ошибке. Возможно, я начала играть свою роль слишком хорошо, поскольку Золан отступил и был готов убрать свой меч в кожаные ножны, которые сшил сам. Но я понимала, что обязана предупредить его, что дурное владение мечом чревато для него быстрой гибелью, если, конечно, он не обратится в своему дару. Однако из-за такого сразу мог подняться крик о колдовстве, и тогда не миновать ему смерти на костре.

— Меня учили с детства, — сказала я. — Мой отец приказал, чтобы всех нас обучали пользоваться оружием, когда мы еще были детьми. Те люди, с которыми тебе предстоит встречаться, чтобы выполнить обещание, данное тобой Фарсали, — и благородные господа, и все прочие — оружием владеют прекрасно. Гурлионцы пылки и обидчивы, особенно когда пьяны, а многие из них бывают пьяными частенько. Когда «живая вода» течет рекой, между ними вспыхивают ссоры и нередко эти ссоры заканчиваются кровопролитием.

Я умолкла. Золан не стал убирать меч в ножны. Похоже, он меня внимательно слушал. Меня коснулся посыл.

«Показывай, а не говори, сестрица».

Рядом со мной встала Силла.

Она никогда не была особой любительницей фехтования, но сейчас сделала то, чего я от нее никак не ожидала, — сняла неудобное платье, бросила на землю и перешагнула через него. Мне не нужно было мысленно соединяться с ней, чтобы понять, что она задумала.

— Будь так добр, — осторожно проговорила я, — дай свой меч Силле. Давай мы покажем тебе, как это делается.

Золан явно растерялся, но моя тревога за него все же сделала свое дело. Он шагнул вперед, взял меч за лезвие и протянул рукоять Силле. Я сняла громоздкий кафтан…

Мы с Силлой поприветствовали друг друга, как подобает тем, кто решил скрестить клинки, и приступили к поединку. Одежда из Потемок очень походила на ту, которую мы надевали для ежедневных упражнений в фехтовании. Через несколько мгновений мы уже сражались по-настоящему.

Эта игра в войну для меня стала подобной возвращению в любимое, немного забытое место. Звон клинков звучал слаще самой лучшей придворной музыки, а двигалась я словно в танце.

Силла сражалась хорошо — иначе и быть не могло после того, какую она прошла науку. Однако умение фехтовать никогда не было у нее настолько в крови, как у меня. Через некоторое время я попробовала сделать выпад, который освоила незадолго до начала наших странных приключений и очень этим гордилась. В следующее мгновение меч выпал из руки Силлы.

— Славно!

Я обернулась и посмотрела на Золана. Он взглянул на меня, перевел взгляд на меч Силлы, валяющийся на земле, затем снова посмотрел на меня — и сказал:

— Чтобы обрести такое мастерство, нужно время.

— Верно. Но если ты собираешься носить меч, тебе очень скоро придется им воспользоваться.

Честно говоря, в это мгновение я и представить себе не могла, как ему помочь. Даже если нам была суждена встреча с теми, кто спешил, по словам матушки, нам на выручку, это могло произойти не раньше чем через несколько дней. Еще больше бед сулило желание Золана появиться при дворе короля. Гурлионский властитель гордился своим знанием боевых искусств, и всякому, кто желал искать его благосклонности, требовалось ловко владеть мечом. Если случится так, что Золан привлечет внимание короля, тот непременно обратит внимание на то, сколько промашек допускает этот невесть откуда взявшийся человек. Почему-то я не предвидела всех этих сложностей, когда столь поспешно согласилась исполнить поручение глиняной женщины.

Золан прошел мимо меня и поднял брошенное Силлой оружие. Он стоял, глядя на тусклое лезвие так, словно хотел запечатлеть его в своей памяти. Когда он убирал меч в самодельные ножны, он так крепко сжал губы, что они превратились в тонкую линию. Наконец он снова посмотрел на меня.

— Я так невежествен, так что же мне остается? — В его вопросе не было жалости к себе, а только смирение перед очевидным. — Это? — Золан вытянул руку и растопырил пальцы. Так мы обычно готовились призывать на помощь Силу.

Я покачала головой, но с ответом меня опередила Бина.

— Такая Сила тоже опасна, — сказала она, помогая Силле надеть платье. — Темное колдовство приводит того, кто к нему прибегает, на костер. А гурлионцы в большинстве своем боятся всех, кто наделен даром. Тебя очень быстро нарекут темным, и против тебя ополчится вся страна.

Золан скрестил руки на груди.

— Значит, вы хотите сказать мне, что предпринятое мной странствие напрасно? Зря я дал клятву?

— Нет. Разве мы не поклялись в том же? Скорпи не нарушают данного слова, — сказала я, и это была чистая правда. Все опасности, грозящие Золану, грозили и нам.

— Мы, — медленно выговорила Силла таким тоном, словно не была уверена в том, какое слово произнести дальше, — должны устроить маскарад.

Золан ее явно не понял, и это было неудивительно, а вот мы с Биной сразу ухватили суть. В Алсонии в день зимнего солнцестояния всегда бывало шумное празднество, в этот день забывали о любых правилах, чинах и происхождении. Одна из горничных становилась королевой, обнаруживая серебряное колечко в булочке за завтраком, слуги до наступления ночи превращались в господ. Все изо всех сил старались нарядиться как можно забавнее. Один выбирал облик зверя, другой — персонажа какой-нибудь истории, но в любом костюме его владелец обязан был вести себя так, словно он и вправду тот, кем нарядился. Порой кто-то переигрывал и случались неприятности; однако наша добрая королева с тех пор, как села на престол, неустанно пеклась о том, чтобы празднующие вели себя благопристойно.

— Кем ты представишься? — Бина посмотрела на Силлу, которая всегда была сильнее нас на выдумки. Она несколько раз получала награды за костюмы на празднествах в честь зимнего солнцестояния.

Утерев рукавом пот со лба, Силла сделала несколько шагов, встала прямо напротив Золана и внимательно осмотрела его с ног до головы.

— Ты можешь замаскироваться?

— Замаскироваться? — непонимающе переспросил Золан.

— Вот так.

И снова проще было показать, чем объяснить.

Силла словно бы набросила на лицо плотную вуаль. Пару мгновений дымка оставалась непроницаемой, затем начала таять. Черты лица Силлы остались как будто прежними, но это уже была не наша сестра — вместо нее перед Золаном стояла наша двоюродная бабка Друсилла, явно довольная собой.

Золан вытаращил глаза от изумления.

— Двоюродная бабушка Друсилла, — представилась Силла. — Вот видишь, мальчик мой, не так уж это и трудно. Просто обратись к дару, которым ты наделен. Выбери кого-нибудь, кого хорошо знаешь, призови образ этого человека и покрепче держи появившуюся маску. Время от времени ее потребуется обновлять, но только тогда, когда это будет крайне необходимо. Понимаешь?

— Да.

Но если Золан и понял, ответ его прозвучал не совсем уверенно. Слабое место в нашем замысле обнаружила Бина.

— Золан, много ли ты знаешь таких, как ты и как мы?

Неожиданно Золан улыбнулся, словно нашел ключ к тому, что мы ему предложили. Его лицо стало бесстрастным. Ниже его подбородка появилось туманное облачко и медленно поплыло вверх по лицу. Все выглядело в точности так, как тогда, когда маскировалась Силла. Значит, Золан все-таки был способен добиваться того же, чего добивались мы, хотя наши дары не были одинаковы. Но мы слышали вопрос Бины, и нам не терпелось узнать, чей облик появится, когда рассеется дымка.

Дымка рассеялась. Мы замерли от изумления, хотя такого исхода вполне можно было ожидать. Силла стояла напротив себя самой — правда, в исполнении Золана она была немного выше ростом, да и фигура ее выглядела немного странно, зато черты лица совпадали полностью.

— Вот так? — подозрительно робко поинтересовался Золан.

Брови нашей двоюродной бабки Друсиллы поползли на лоб, на лбу залегли новые морщинки.

— Не надо со мной шутки шутить, мальчик мой. Если умеешь это делать, почему сразу не сказать?

Наша «сестра» исчезла. Золан нахмурился.

— Больше мне не под кого замаскироваться.

— Но у тебя получилось, — сказала Силла, и маска нашей двоюродной бабки спала с ее лица. — Значит, при желании ты сможешь замаскироваться.

Золан пожал плечами.

— Если мы сейчас же не тронемся в путь, мне подобное притворство не понадобится. Скоро полдень.

ДРУСИЛЛА

Мы продолжили путь. Все было точно так же, как днем раньше. Между нами воцарилось безмолвие. Мы с сестрами все еще пытались сообразить, как быть с Золаном. Мы-то к нему привыкли, но, конечно, любому гурлионцу он бы показался весьма и весьма странным. Про встречу с таким чудаком любой честный человек сразу же поведал бы своим приятелям.

Мои сестры всегда считали, что я умею прекрасно придумывать необычные наряды для празднеств. Но сейчас нам нужен был кто-то другой, какой-то человек, под которого Золан мог бы замаскироваться.

Что касается наряда, то я все же придумала, как Золана лучше одеть. Нарядившись в вещи, которые мы нашли в узлах незадачливого купца, Золан стал выглядеть полнее, но с его горделивой осанкой ничего нельзя было поделать. И кожа у Золана была слишком бледная, чтобы он мог сойти за странника. Но это было поправимо, и волосы ему можно было подстричь, как Там, чтобы они стали более приемлемой для мужчины длины. Нет, безопаснее всего было бы чужое обличье, но для этого нужно было встретить кого-нибудь и хорошо с этим человеком познакомиться. Только тогда можно было бы надежно замаскироваться.

Мы выехали поздно и путь продолжали неторопливо. На привал остановились через пару часов после полудня, а перекусить было нечем. Древолаз снова добыл несколько кроликов. Золан приторочил их к поклаже на спине одного из пони, но костер разводить не стал. Мы не стали обижаться на него за это, потому что вскоре заметили свежие следы. Похоже, их оставили какие-то мелкие копытные животные.

Внимательно рассмотрев следы, мы обратили внимание, что среди них есть и отпечатки копыт неподкованных лошадей. Возможно, не так давно тут проехали угонщики скота. Гурлионцы не только совершали набеги через границу, они не брезговали нападать и на горцев. По слухам, в этих краях обитали древние варварские кланы.

Меньше всего нам хотелось встретиться здесь с разбойниками. Когда мы поделились своими опасениями с Золаном, он согласился с нами и взял еще левее, поскольку следы уводили на запад.

Наши лошади чувствовали себя лучше, чем мы. Если бы нам в ближайшее время не улыбнулась удача, очень скоро мы могли ослабеть настолько, что уже не смогли бы даже спешиться.

Неожиданно мы увидели Древолаза, быстро бегущего нам навстречу. Его рыжая шерсть пылала, как пламя. Золан дал нам знак придержать лошадей и стал ждать, когда с нами поравняется его верный спутник. Обменявшись со зверем посылом, смысла которого мы, как обычно, не уловили, Золан рассказал нам о том, что ему поведал Древолаз.

— Впереди какие-то постройки. Некоторые из них разрушены огнем. Живых людей Древолаз там не нашел. Давайте попробуем разведать, что там и как.

«Разбойники» — такова была моя невысказанная мысль.

Если на какую-то твердыню напали разбойники, то там вполне могло не остаться ничего живого. Правда, была ничтожная надежда найти на месте побоища какие-то припасы. Золан обошел всех лошадей и пони и каждому животному заглянул в глаза. Затем он развязал веревку, которой пони были связаны между собой, но поклажу с них снял только тогда, когда его конь привел нас к лощине. Там Золан пустил лошадей пастись.

Мы втроем, дружно трудясь, огородили лошадей оберегами, чтобы эти охранные заклятия уберегли их от разбойников, — как знать, может быть, эти конокрады еще бродили где-то поблизости. Как только мы закончили эту работу, то присоединились к Золану и Древолазу.

Местность была неровная, но холмы оказались не слишком высокими. Мы пользовались любым возможным укрытием и всеми силами старались уловить присутствие других людей. Прежде мы часто проделывали такое из чистого любопытства, но без особого успеха. И все же мы решили попытать счастья. Древолазу же была отведена роль разведчика.

Я принюхалась. Не так давно — всего несколько часов назад — поблизости что-то горело. Порыв ветра принес запах гари. Мы ползком добрались до вершины ближайшего холма, чтобы посмотреть, что находится за ним.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

ДРУСИЛЛА

Об изощренной жестокости разбойников, совершающих набеги на мирных людей, ходит немало рассказов. Мне случалось выхаживать тех, кто уцелел после таких нападений. Этих несчастных привозили в Гроспер. Однако никакой прежний опыт не мог приготовить меня к такому ужасу. Это не могло привидеться даже в самом страшном сне.

Перед нами предстала не хижина пастуха, а довольно большая башня, В небо тянулись сонные струйки темного дыма. Тут и там валялись трупы. Наверняка это были обитатели твердыни, ибо своих погибших разбойники увезли бы с собой. Представшее перед нами зрелище яснее всяких слов говорило о том, что битва не закончилась победой защитников крепости.

Я увидела Древолаза, подбирающегося к месту трагедии. Хотя мы не замечали нигде никаких признаков жизни, рыжий зверь из Потемок передвигался осторожно, тут и там прячась за кусты и втягивая ноздрями воздух, наполненный запахом гари. Наконец он добрался до ровного места, на котором стояли развалины домов, и остановился. Казалось, он больше доверяет ушам и носу, чем глазам.

Золан молча покинул вершину холма. Сделав пару шагов, он перешел на быстрый бег и резко остановился на полоске земли, взрыхленной конскими копытами. Только тут он оглянулся и махнул нам рукой.

Первой к Золану побежала Там, за ней проворно последовала Бина. А мне хотелось повернуть в другую сторону. Какой смысл осматривать этот кровавый хаос? Хотя от голода у всех сводило животы, наверняка грабители увезли с собой или испоганили все съестные припасы. Мне ничего не оставалось, как последовать за Золаном и сестрами, но я спустилась с холма не так стремительно, как они.

ТАМАРА

Сжимая рукоять меча, я первой подошла к Золану. От дыма и прочих запахов, которые я лучше не стану называть, я закашлялась. Мы стояли на колее, которую трудно было назвать дорогой. Эта колея вела прямо к крепости. По обе стороны от нее дымились развалины двух домов.

Рядом с одним из них на земле лежала на спине обнаженная женщина. Ее руки были заброшены за голову и привязаны к сломанному древку короткого копья. Под ней темнела недавно вспаханная земля. Рядом с мертвой женщиной лежал мальчик, тоже обнаженный, со множеством колотых ран.

Я изобразила символ призыва в свидетельницы Величайшей — не только потому, что желала упокоения в мире погибшим, но и потому, что хотела, чтобы мерзавцев, убивших этих людей, постигло справедливое возмездие.

Как только к нам с Золаном присоединились Силла и Бина, мы пошли дальше. Бина только бросила взгляд на убитых и тоже знаком призвала Величайшую. Силла изобразила этот знак, не глядя на трупы.

Эти двое несчастных оказались первыми, кто попался нам на глаза, но не единственными. Вскоре мы перестали пугаться — так много было трупов, лежащих вдоль дороги по обе стороны. Здесь правило Зло.

Ворота в крепостной стене, окружающей башню, были выломаны так, что от них не осталось даже петель, — словно никаких ворот и не было. Так странно мне было видеть этот пустой проем в стене, что я невольно сжала руку Золана. Он остановился рядом со мной.

Неужели здесь кто-то прибегнул к помощи дара? Я внимательно осмотрела обе стороны проема ворот. По краям были видны полоски грязно-желтого цвета. Новый едкий запах примешался к наполняющей воздух вони. Я отпустила руку Золана и шагнула вперед. Это… Я слышала слухи о таком использовании Силы, но никогда не видела подобного своими глазами.

Здесь словно бы ожило предание. Неподалеку валялось сломанное копье. Я подобрала древко и пошла к стене. Держа перед собой древко расщепленным концом вперед, я провела им вдоль проема ворот, стараясь не прикасаться к желтым полоскам.

— Что ты собралась делать? — спросил Золан.

Я указала древком на ближайшую желтую полосу.

Когда злодеи совершают набег, они могут выломать ворота или поджечь, если защитникам не удается уложить нападающих стрелами. В данном случае такого не произошло, В Древней истории сказано, что в стародавние времена у некоторых Одаренных имелось оружие, нам неведомое. Думаю, Сила была здесь использована как осадное орудие. Когда мы будем входить, нам следует держаться подальше от этих желтых полос.

На самом деле мне уже не очень хотелось входить в крепость. Я чувствовала, что Бина и Силла считают: это очень опасно. Но Золан явно не собирался отказываться. Он задержал на мне пытливый взгляд, после чего прошел через проем ворот. Чувство долга заставило меня последовать за ним. Да, он был одарен, но то, что стряслось здесь, было делом рук колдунов из Верхнего мира, а их Сила отличалась от той, которой владел Золан.

Мы ожидали, что за воротами вся земля вокруг башни будет усеяна трупами, но это оказалась не так. Несколько мертвых тел лежало напротив ворот, и эти несчастные были убиты не мечом и не боевой цепью. Трупы выглядели так, словно эти люди погибали в страшных муках, но при этом ни на одном теле не было заметно ран.

Дверь, ведущая в башню, была выломана с помощью бревна, которое валялось рядом. Возможно, то орудие, которое было наделено Силой, утратило ее после взлома ворот.

Мы осмотрели башню. Повсюду царила смерть. Мы увидели трупы двух гончих собак, которые должны были защитить хозяев, а потом — мертвого младенца в колыбели в большом зале. Рядом с ним лежала обнаженная молодая женщина — видимо, его мать. Ее тело покрывали ужасные раны. Мы вновь жестами призвали Величайшую и попросили Ее об упокоении в мире и Вечном Свете для всех, кто погиб в стенах этой башни.

Стараясь не думать о страшном побоище, мы пробрались туда, где должны были находиться кладовые. Зима миновала не так давно, первые всходы только-только появились кое-где, поэтому многого ожидать не приходилось, и мы были почти уверены, что грабители унесли с собой все, что нашли в башне. Однако удача, как ни странно, улыбнулась нам, и мы нашли сушеные фрукты и немного зерна. Мы уложили все это в кожаные мешки, сваленные в кладовой.

Бина зашла в комнатушку, примыкавшую к кухне, где пол был усеян черепками и помятыми сковородками и кастрюльками. Она тоже набрала в мешок припасов.

Именно ей было суждено совершить еще одно удивительное открытие.

САБИНА

Запасы, хранившиеся в холодной кладовой, оказались почти нетронутыми, на полках даже стояли запечатанные воском кувшины. Я быстро выбрала то, что нам могло понадобиться. Меня очень обрадовало то, что я оказалась посреди запасов знакомых трав.

Я как раз взяла с полки последний из небольших горшочков (на горшочках висели ярлычки с названием содержимого, что было очень удобно), когда заметила, что в одном месте край полок отходит от стены, словно их отодвинули. Сняв несколько кувшинов, я попыталась выдвинуть полки вперед. Они держались довольно крепко, но я потянула сильнее, и полки сдвинулись с места.

За ними лежала непроницаемая тьма, чернее ночи. Я попятилась назад и ухватилась за стояк полки. На меня нахлынула волна неприкрытого Зла. Казалось, кто-то желал набросить на меня сеть. Я закашлялась, мне с трудом удалось сделать вдох.

Я смутно слышала голос Там, но в это мгновение я не была способна даже отправить ей посыл. Но вот кто-то обнял меня и оттащил назад. Я отпустила руку, которой держалась за полки, и стояла только с помощью того, кто поддерживал меня. В следующий миг я обернулась. Рядом со мной стояла Силла.

Неожиданно вспыхнул свет, и тьма рассеялась. В руках Там пылал ее камень-талисман. Золан протянул руку, чтобы задержать ее, но она уже обнаружила потайную дверь и, подняв над головой руку со светящимся камнем, шагнула вперед.

Кладовую словно озарило ярчайшее солнце. Пространство, которое заслоняли полки, было невелико, не глубже буфета. Однако в нише кто-то находился. К стене было прислонено мертвое тело жутко исхудавшего человека — что называется, кожа да кости. Этот несчастный был одет точно так же, как жрец Удо Избранный. Я услышала крик Силлы, она привалилась ко мне. Свет заколебался. Там негромко выкрикнула нечленораздельное ругательство.

Скелет сжимал руками собственное горло. От лица остались только обугленные клочки кожи. И…

Силла положила голову мне на плечо. Поддерживая ее, я мысленно выкрикнула: «Там… Дай Силу, Там!»

Мы соединились, разыскали Там и снова соединились. Но Золан уже отстранил нашу сестру. Встав прямо перед скелетом, он поднял руку.

Он держал руку тыльной стороной ко мне, но я разглядела, что он что-то сжимает в кулаке. Он не произнес никакого ритуального слова, никакого приказа, но от его руки к скелету рванулся луч света. Застоявшийся воздух за полками заходил едва заметными волнами. Зеленый свет рассекал клубящуюся тьму.

Давящее присутствие Зла, так истощившее мои силы, исчезло. Силла тоже явно ощутила это. Похоже, то же самое испытала Там, хотя она, не колеблясь, встала перед Тьмой. Наверное, сил ей придал талисман. А я чувствовала себя словно после ночи крепкого, целительного сна.

Скелет в балахоне Избранного все еще стоял у стены, но в следующее мгновение начал оползать на пол. Мы наблюдали за ним. Как только скелет лег на пол, к нему подошел Золан.

Он пнул скелет сапогом, наклонился и что-то подобрал с пола. Чем бы он ни воспользовался для того, чтобы изгнать Тьму, — его орудие исчезло. Если он и сотворил какой-то предмет, наполненный Силой, сейчас он держал палочку не длиннее руки от локтя до запястья. Взяв ее двумя руками, Золан сломал ее пополам и бросил обломки на скелет. Затем он сделал несколько шагов назад и, не говоря ни слова, принялся толкать полки на прежнее место. Наконец они встали впритирку к стене. Никто не догадался бы, какая тайна прячется за ними. Только закончив работу, Золан заговорил:

— Хорошо, что я пошел с вами. Эту войну начал Злодей.

— Этот… в балахоне… Он — отступник, предатель из Потемок? — спросила Там.

— Нет, но здесь было использовано оружие, наделенное Силой Потемок. Однако, похоже, этот человек не сумел им верно управлять, и призванное им обрушилось на него всей своей мощью.

Мы знали о том, что такой рикошет Силы возможен. Одаренных с младых ногтей обучают тому, что, выпуская на волю Силу, которой они не в состоянии управлять в полной мере, они обрекают себя на возможную гибель от собственных рук.

— Те, кто напал на эту крепость, — медленно проговорила Там, — тоже имели колдовское оружие, но то, что мы увидели сейчас, похоже, случилось давным-давно. Это один из наших…

— А это означает, — мрачно прервал ее Золан, — что Тарн связался с кем-то или чем-то из этой страны. То ли привлек на свою сторону Одаренного гурлионца, то ли похитил какие-то познания из прошлого.

Мне хотелось кричать, возражать — уж слишком все выходило просто. Но Силла, которая все еще с трудом держалась на ногах, вдруг поддержала предположение Золана, добавив к нему больше рассудительности.

— Те, кто убил обитателей крепости, сумел захватить ее. И если они до сих пор владеют орудием, которым воспользовались, чтобы разрушить ворота…

На слове «ворота» Силла закашлялась, словно оно внушало ей болезненный страх.

ТАМАРА

Я убрала в плетеный мешочек мой камень-талисман, теплый, как солнце. Возможно, мы стали вести себя слишком самонадеянно из-за того, что в Потемках к нашему врожденному дару и способностям добавлялась тамошняя Сила. Об источнике той Силы, которой пользовались разбойники, почти наверняка можно было бы узнать в таких библиотеках, какими обладали гранд-дамы и наша двоюродная бабка Друсилла. Я, например, ничего бы не вспомнила о воротах, если бы не читала о чем-то подобном. Однако истинная природа этого явления и то, каким образом лучше обойтись с ним, — это оставалось неизвестным.

Но отец и матушка спешили нам на выручку…

«Матушка!» Я мгновенно ухватилась за эту мысль, как за соломинку. Почти в этот же миг Силла и Бина соединились со мной мысленно и телесно. Но прежде чем я успела сказать Золану, что следует сделать, в кладовую вбежал Древолаз, встал на задние лапы, а передними уперся в грудь своего спутника. Золан качнулся назад, ударился спиной о полки. С них посыпались горшки и кувшины.

Золан опустился на колени, чтобы встретиться взглядом с Древолазом. Их безмолвный разговор длился всего одно мгновение, затем Золан вскочил и, выбежав из кладовой, направился в кухню.

— Там кто-то живой! — крикнул он на бегу.

Услышав эту удивительную новость, мы поспешили за ним.

Древолаз бежал первым, следом — Золан. Рыжий зверь миновал кухню, лавируя между пыльными черепками, и промчался мимо лестницы, ведущей наверх. Вскоре он остановился и стал ожесточенно скрести лапами каменный пол. Было слишком темно, плохо видно, но я сразу подумала о потайном люке. За такими люками часто находились подземелья, где держали узников. Неужели какой-то несчастный томился там в то время, когда главную башню крепости заняли враги?

— Свечка… светильник…

Бина бегом бросилась обратно в кухню, но я проворно вынула из мешочка свой талисман, который теперь едва светился. Положив камень на ладонь, я передала ему Силу. Камень загорелся ярче, словно пламя, на которое подули.

Золан стоял на коленях перед квадратной плитой. И вправду, она очень походила на люк. Как только стало светлее, Золан выбил из скоб засов и потянул за железную ручку.

— Что такое? — послышался голос из глубины подземелья. — Старик Воронов Глаз одумался? Ох, как бы я был рад взглянуть на знамя Ихона…

Вернулась Бина, принесла моток веревки и зажженный фонарь. Золан взял у нее веревку и отошел назад, чтобы привязать один конец к перилам лестницы. Я наклонилась к краю отверстия в полу, чтобы разглядеть томящегося в темнице узника.

Передо мной предстало лицо мужчины с длинной густой бородой.

— Ты кто такая, красотка? Или Ихон теперь всех в набеги берет — и мужиков, и баб?

Я сделала глубокий вдох.

— Крепость была захвачена. А мы ехали в обозе с торговцем, только мы и уцелели. А мы уж решили, что тут всех поубивали…

Бородач немного помолчал, а потом в сердцах стукнул кулаком по стене темницы, и с его губ сорвалось множество самых грязных ругательств. Но тут Золан отстранил меня и сбросил в подземелье веревку. Конец веревки угодил узнику по лицу, и это его утихомирило.

Вот так мы познакомились с Лолартом Вепрем, который когда-то был сержантом гвардии Фросмора. Как только узник обрел свободу, он отшвырнул в сторону веревку и заехал Золану могучим кулаком по лицу, отчего тот зашатался и едва удержался на ногах. Затем Лоларт пустился бегом вверх по лестнице.

Мы, не теряя времени, устремились следом за ним. Только Бина задержалась, потому что несла мешок с собранной провизией. Добравшись до большого зала, мы услышали такие яростные вопли, что удивительно, как стены не рухнули.

Сержант-гвардеец вернулся в зал, шатаясь, словно тяжелораненый. Мертвенно побледнев, он устремил на нас такой взгляд, словно у него помутился рассудок.

— Все… все до единого… и госпожа… и малыш… — Он посмотрел в тот угол, где у колыбели с младенцем лежала мертвая женщина. — А где Ихон?

Похоже, он задал этот вопрос не нам. Он отвернулся и бросился к возвышению у дальней стены комнаты, представлявшей собой жалкое подобие большого зала в замке.

Мы впервые увидели — потому что старались не рассматривать мертвых, — что кто-то сидит там. Наверное, этот человек первым увидел побоище.

Лоларт бросился к возвышению, остановился в шаге от него, воздел руки, сжатые в кулаки, и стал бить ими по воздуху, страшно крича, словно до сих пор томился в подземелье.

Мы догадывались, что нас ожидает еще одно свидетельство жестокости злодеев, но все же потянулись следом за Лолартом, будто в этом состоял наш неизбежный долг.

САБИНА

Левую руку я протянула Силле, правую — Там. Я шла вперед, лишенная всякой воли. Я не могла повернуть назад, хотя мне очень этого хотелось. Мне случалось прежде видеть смерть, даже жестокую смерть, но теперь перед нами предстало нечто, переполненное таким Злом, какого я не ощущала с того мгновения, как Золан открыл нишу в стене.

Мужчина, привязанный к стулу, — а это был мужчина, хотя он был так жутко изуродован, что трудно было понять, кто перед нами, — был высок и широкоплеч. Прядь его волос, приклеенная к спинке стула запекшейся кровью, была седой, хотя с виду мужчина был не старше моего отца. Кто-то прикрыл несчастного плащом, но плащ плохо скрывал то, что сотворили злодеи с этим человеком.

Силла вырвала руку и побежала прочь. Я слышала, что ее тошнит, хотя ее желудок был пуст. А я все сглатывала подступающий к горлу ком и зажимала рот ладонями.

Наш род много поколений славился своими воинами. Но это была не война — это была немыслимая, извращенная жестокость. Есть мерзавцы, которым доставляет радость видеть мучения себе подобных. Если кто-то из тех, кто служил под началом нашего отца, проявлял хоть каплю ненужной жестокости, он таких незамедлительно увольнял либо отправлял под стражей на Черный остров, где они жили и умирали среди таких же преступников.

Если бы в руки нашего отца попались те, кто учинил кровавое побоище в этой крепости, он бы приказал убить их на месте. Злодеев вроде Маклана судили и обрекали на казнь, и они умирали в течение часа после того, как попадали в плен, однако то, что случилось здесь, было страшнее любого преступления, в котором когда-либо обвиняли разбойников.

Золан положил руку на плечо Лоларта. Бородач-великан размахнулся, но Золан увернулся и ушел от удара. Выпрямившись, он беззлобно посмотрел на Лоларта.

— Он был, — спросил человек из Потемок, указав на несчастного, привязанного к стулу, — твоим господином?

Гвардеец вдруг задрожал, словно на него налетел порыв ледяного ветра. Он несколько раз сглотнул и только потом заговорил.

— Это Ихон по прозвищу Воронов Глаз, из рода Маршуров, родной брат вождя Хаджеса. Один из самых великих господ в Гурлионе. Те, кто учинил это… они жестоко поплатятся…

Неожиданно Лоларт протянул руку, и, прежде чем Золан успел понять, что происходит, гвардеец выхватил его меч из кожаных ножен, повернулся лицом к мертвецу и упал на колени.

— Клянусь, что под солнцем, луной и звездами я буду искать злодеев, господин мой. И ты увидишь отрубленные головы и сосчитаешь руки тех, кто обнажил оружие против тебя. Они расплатятся своей кровью.

Мы, стоящие рядом, понимали, что, пока сержант жив, он будет стараться исполнить свою клятву.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

САБИНА

Мы принялись за скорбный труд, когда солнце уже клонилось к закату. Для того чтобы собрать всех мертвых и подобающе похоронить их, понадобилась бы целая рота воинов, но здесь не хватало ни времени, ни рабочих рук. Трупов разбойников мы нашли не много. Наверное, большинство погибших они увезли с собой. Мы постарались воздать защитникам крепости все подобающие почести. Их оказалось не так много: крепость явно охранял не полный гарнизон. К тому времени, когда мы уложили все найденные тела рядами в большом зале, было уже совсем темно.

Тела господина и госпожи завернули в самые богатые ткани, какие мы только смогли разыскать, но ткани эти были ветхие и рваные. Хозяев башни уложили рядом на возвышении, между ними поставили колыбельку с младенцем.

Лоларт трудился чуть в стороне от нас. Он то и дело что-то негромко бормотал. Судя по всему, обращался к некоторым из погибших. Из его бормотания мы улавливали только отдельные слова, и я гадала, уж не повредился ли он умом после всего, что стряслось здесь. Пока мы не знали, почему обнаружили его в темнице, да и имя свое он нам тогда еще не назвал.

Стало так темно, что мы больше не могли задерживаться тут, где все было так пропитано Злом. Мы с сестрами все время мысленно переговаривались — но не друг с другом. Мы то и дело обращались к невидимым Силам, царящим в нездешних краях. Наша одежда и руки были перепачканы кровью. Я обшарила свой мешок с целебными травами и раздала сестрам пригоршни сушеных листьев. Мы жевали эти листья, пока у нас не разболелись челюсти. Это растение помогало немного разлучить разум с уставшим телом. Там достала свой камень. Он не только излучал тихий свет, но помогал нам ощутить некую завесу Силы, отделившую нас от мертвых.

Лоларт прислонился к стене; было ясно, что даже закаленного в боях воина утомили тяжкие труды. Золан опустил руку на плечо великана и заговорил с ним. В голосе Золана было не просто сочувствие.

— Это место теперь не годится для живых, гвардеец. Пойдем с нами — наша стоянка неподалеку отсюда.

Казалось, Лоларт его не слышит, но когда Золан крепко взял его за руку, бородач без возражений побрел рядом с ним. Я подняла мешок с целебными снадобьями. Там и Силла взяли другой мешок, с провизией. Остальную поклажу Золан взвалил себе на плечи. Древолаз куда-то делся. Наверное, отправился на охоту.

Мы вернулись в лощину, где оставили лошадей и вьючных пони, и устроились на ночлег.

ДРУСИЛЛА

Мы развели небольшой костер между двумя валунами, надеясь, что огонь не будет заметен издалека. Несколько раз мы выкупались в ручье, но я никак не могла избавиться от ощущения, что мои руки пахнут кровью. Я то и дело распрямляла пальцы, терла руки.

«Их надо предупредить», — отправила я мысленное послание сестрам.

Мы не говорили о матушке и отце, но мои мысли все чаще обращались к ним.

Бина жарила кроликов, пойманных Древолазом. Я думала, что больше никогда не смогу прикоснуться к еде, но когда с жарящегося мяса начал с шипением капать жир, готова была вцепиться в крольчатину зубами.

Рядом со мной остановилась Там. Она снова извлекла из волосяного мешочка волшебный камень.

— Да, — произнесла она вслух.

Бина отвернулась от костра и подошла к нам. Золан сидел в стороне, рядом с молчаливым ошарашенным гвардейцем. Похоже, Лоларт не видел нас, он был погружен в прошлое.

На ладони Там лежал светящийся камень. Я прикоснулась рукой к ее запястью, Бина взяла сестру за другую руку. Мы закрыли глаза. Золан понимал, чем мы заняты, но мы не могли попросить его о помощи, потому что его Сила отличалась от нашей.

Мы начали поиски. Наша объединенная мысль умчалась в дальние дали. Меня неожиданно подхватила мощь, зародившаяся внутри. Эта мощь была так велика, что я выгнулась и запрокинула голову. Я знала, что это чувство со мной разделяют сестры. Воистину, с тех пор как мы в последний раз так объединяли нашу Силу, наш дар окреп.

Наш посыл летел подобно стреле, пущенной в избранную цель. Но вдруг эта стрела наткнулась на преграду. Однако мы не отступили и не расслабились, а продолжали пробиваться вперед. Каждая из нас словно бы кричала вслух: «Вперед! Вперед!»

Преграда неожиданно поддалась, и мы преодолели ее. Теперь мы ощущали только защищающий нашу матушку оберег. Мгновение — и его не стало. Мы поспешно объединились вокруг Там, которая как можно более кратко поведала нашу историю и закончила рассказ предупреждением о том, что Зло способно переместиться куда угодно. В ответ мы получили описание ритуала и совет о том, как его проводить. Затем наступило безмолвие.

Там сидела неподвижно, но камень она поднесла ко лбу. Я встала и подошла к Золану и гвардейцу.

— Нам нужно еще надежнее защитить себя охранными заклятиями, — сказала я, — поскольку с теми, кто скачет нам на помощь из Гроспера, мы встретимся не раньше чем через два дня. Наша матушка сказала также о том, что последователи Избранного поднялись и что король то ли стал одним из них, то ли его держат в плену.

Я заметила, что воин-бородач оторопело заморгал. Он словно очнулся от тревожного сна. Вскоре он устремил взгляд на меня.

— Дьявол… настоящий дьявол! — выкрикнул он. — Вот из-за такого колдовства…

— Обличать нас будешь потом, — прервала я его. — Но охранные заклятия нам нужны немедленно.

— Охранные… заклятия? — повторил бородач.

Золан взял его за руку.

— Успокойся. Это нужно сделать — и как можно скорее!

Лоларт позволил Золану отвести его туда, где нас ждали мои сестры. Золан и бородач встали с нами в круг. От камня Там исходил нужный нам свет. Там обратилась к воину:

— То, что мы сделаем, — для того, чтобы уберечь себя. Те, кто учинил кровавую бойню в крепости, сражаются не только мечом, копьем и цепью.

Лоларт, похоже, не слишком охотно принял слова Там и повернул голову к Золану.

— Вот и он мне так сказал.

— Скажи, как твое имя, — распорядилась Там, — ибо сейчас должны быть названы истинные имена.

— Я — Лоларт по прозвищу Вепрь, родственник Ихона. Неужто ты хочешь призвать простого гвардейца к тому, чего не увидишь глазами?

— Именно так, Лоларт. А теперь давайте встанем в круг.

Золан неожиданно вытянул перед собой руку, которую до того держал под потрепанной рубахой. Медлен но расправив пальцы, он посмотрел на Там.

— Есть разные дары, — сказал он. — Пусть они не одинаковы, но если они проистекают от Света, то могут соединяться друг с другом, точно так же как Зло, проникшее в ваш мир, способно взывать к Тьме, чтобы соединять злодеев между собой. Поэтому давайте произнесем нашу речь вместе.

У него на ладони лежал странный предмет, похожий на топкую трубчатую косточку. Трубочка не светилась, как камень Там, но была наделена странной особенностью: она притягивала к себе взгляд, потому что, казалось, в любое мгновение может изменить форму.

Рука Там со светящимся камнем потянулась к руке Золана. Я вздрогнула. Внутри меня шевельнулась такая мощь, что я едва устояла на ногах. А потом это чувство пропало. Угрозы не осталось — осталось обещание.

— Давайте сделаем это, — быстро проговорила Там. — Возьмемся за руки…

Хотя Там и Золан не держались за руки, между всеми нами быстро установилось единение. Старый воин сидел между Биной и Золаном, я держала за руку Бину, а Там сжимала мою руку. Там начала произносить слова ритуала, мы с Биной вторили ей; Золан и Лоларт произносили те же слова с небольшим опозданием, их голоса звучали словно эхо.

— Я, Тамара из рода Скорпи, вместе со всеми остальными прошу милости, прошу оберега. Мы идем на битву с Тьмой и Ночью, с могуществом Зла. Да укроет нас после этих слов щит, обещанный тем, кто верит в Свет.

Я произнесла те же слова, назвав свое имя. Затем то же самое сделала Бина, за ней — Лоларт и наконец — Золан. Ритуал завершился быстро, но что могло последовать затем, никто из нас не знал.

От ладони Там взметнулся ослепительный луч света и встретился с таким же лучом от ладони Золана. Один луч был зеленым, другой — золотым. Они столкнулись, сплелись и образовали кольцо, которое начало увеличиваться в размерах, пока не стало шире нашего круга. Кольцо замкнулось и стало опускаться, ушло из воздуха в землю и исчезло. Пока это происходило, передо мной предстало видение: стена из мечей, отделившая нас от ночи. Я прошептала слова благодарности дарующей.

Мы опустили руки. Всем хотелось есть, и запах жарящегося мяса только усиливал голод. Мы молча перекусили жареной крольчатиной. На этот раз мясо получилось более вкусным, поскольку Бина приправила его специями, найденными в кладовой. Лоларт снял восковую крышку с небольшого горшочка. В нем оказалось варенье из каких-то ягод, которые мы вылавливали руками. Варенье было немного кисловатое, но все равно вкусное.

Когда мы поели, Золан заговорил с гвардейцем.

— Тебе наверняка есть что рассказать, друг. Какие у вас были враги, что обратило их ярость против вашей крепости?

Лоларт повел свой рассказ, глядя на угасающий костер.

— Лорд Ихон был моим молочным братом — моя матушка выкормила нас обоих. Мы родились в один день, а леди Пентея хворала. Ихон всегда был умен не по годам, и со временем Маршур избрал его первым кровным юного Геррита — пропавшего короля. Король отправился к святыне Хранителей, чтобы получить последнее благословение матери, а Ихон остался, потому что упал с лошади, которую на охоте поранил вепрь.

Лоларт поднял руку и рассеянно погладил бороду. Казалось, собственные слова пробудили в нем какие-то воспоминания.

— Вот так и вышло, — продолжал он, — что Ихона не было рядом с королем, когда на того напали и захватили. Но поднялся крик, и Ихона стали обвинять — дескать, он знает, где может быть король. Ихон поклялся на мече перед тремя вождями и сразился с ними. Правда стала его щитом, и он всех одолел.

Однако жить при дворе он больше не смог, ибо думал, что есть те, кто и вправду знает, куда подевался король. Вот он и отправился сюда, в эту крепость-форпост и служил Гурлиону верой и правдой. Пока он был лордом Форсмором, он отбил три вторжения горцев.

Помрачнев, честный воин продолжал свой рассказ:

— Некоторое время назад мы прослышали про это отродье демонов — жреца, явившегося с гор. Только дурное слышали мы о нем. Лорда Ихона позвали в Кингзбурке к королю, когда стало ясно, что темный уже в чести у короля Арвора, что тот к нему прислушивается. Когда лорд Ихон вернулся, он собрал свой совет и сказал, что король вроде как замыслил сделать этого лжежреца орудием против лордов, от которых он мечтает избавиться. Ихон в этом участвовать не желал, ибо получалось, что брат восстанет против брата. И тогда он приказал, чтобы наш клан держался в стороне от всего этого.

Пять или шесть дней назад, — Лоларт опустил глаза и посмотрел на свои руки — наверное, хотел сосчитать по пальцам, — явился этот…

Он разразился ругательствами. Золан легко прикоснулся к его руке, и Лоларт встрепенулся.

— Прошу прощения, госпожи ведуньи! Ну, так вот… Явился этот… вестник демона. — Лоларт сунул руку за ворот кожаного камзола и вытащил медальон, висевший на веревочке. — Этот талисман мне дала одна женщина, вроде вас — ведунья Озира, что живет возле Столпов Богини неподалеку от Редмонта. Она мне велела никогда с ним не расставаться и сказала, что он убережет меня.

Там протянула к талисману Лоларта руку со своим светящимся камнем. На пару мгновений его золотистое сияние стало бледно-голубым. Мы приветствовали этот новый символ Величайшей почтительными жестами.

— Ну так вот… — Гвардеец бросил взгляд на медальон. Он не стал прятать его. — Права она оказалась, — с горечью произнес он. — Из-за этого талисмана я не изменился.

Он умолк.

— Не изменился? — поторопил его Золан.

— Народ во Фросморе — все начали меняться, как только вестник явился к Ихону. Все этому отродью демона кланялись — даже стража! — и говорили с ним учтиво. Ихон велел принести ему выпивку. А тот потом объявил, что его, дескать, сам Арвор прислал. И еще сказал, что Старкаддер и Риффлер оказались изменниками и что Старкаддер себе на подмогу южан позвал. И было у него с собой послание с печатью, в котором про все это написано было.

Но Ихон — его этот вестник еще не околдовал. Он созвал совет, и все главы семейств клана решили, что нужно послать воинство на подмогу королю. Я говорил последним. Я жуть как разозлился на них за то, что они вот так все наизнанку вывернули, и сказал — давайте, дескать, хотя бы еще поговорим про все про это. И тогда…

Голое Лоларта дрогнул, он нервно поскреб бороду.

— Тогда он… братец мой молочный… обезумел. Велел бросить меня в темницу, чтобы я там сидел, пока в разум не приду. Так и сделали со мной. А вы вытащили меня оттуда, и я увидел кровь и смерть — и гибель всего нашего клана. Теперь я отступник. Если бы промолчал тогда на совете, я еще мог бы оправдаться. А ведь среди погибших была только треть из тех, кто мог бы оборонять Фросмор, — остальные ушли!

Золан протянул руку, в которой сжимал свой талисман, и прикоснулся к руке Лоларта. Плечи старого воина сотрясались от рыданий, но как только Золан заговорил, Лоларт затих.

— Ты сделал выбор, достойный любого честного человека. Не кори себя. Твой господин и все остальные во Фросморе и вправду были околдованы. Однако каким-то образом это заклятие было снято, иначе они не стали бы в конце концов сражаться.

Когда умолк Золан, Там добавила слова сочувствия с нашей стороны.

— Не называй себя отступником, Лоларт Вепрь, ибо разве ты не поклялся кровью отомстить убийцам своего господина? Быть может, мы сумеем помочь тебе исполнить эту клятву. Те, кто спешит нам навстречу, так же, как и ты, полны желания избавить эту страну от Зла, хотя мы и не отсюда. Поедем с нами.

Когда старый воин поднял голову, я увидела, что его глаза и борода мокры от слез.

— Хорошо вы сказали, миледи, — проговорил он. — Я воин, вот только оружия у меня теперь нет. Но уж если я встану на дорогу, то не сверну, будьте уверены.

Вот так в нашем войске нас стало пятеро.

Спать мы улеглись поздно. Но, хотя впереди нас ожидали ужасы, мне не снились страшные сны. Да, я видела сон, но он был наполнен чувством долга и обещаниями. Я стояла в зале замка, однако это был не Фросмор. Меня объяло многоцветное облако, и я чувствовала, что вокруг ходят люди, но я не видела никого из них. Однако я была уверена, что они мне не знакомы.

А потом многоцветная пелена расступилась и передо мной появилась женщина. Она не была красавицей по меркам знакомого мне мира, однако я не могла оторвать от нее глаз.

В руках, сжатых перед грудью, женщина держала тонкую палочку. Выше и ниже этого жезла мерцала радуга, из которой рождалась многоцветная дымка. За одно мгновение я осознала, кто передо мной. Эта женщина уже не была жива, но ее сознание было волей связано с глиняной фигурой в далекой пещере.

«Изменник нашего народа набирает силу, — достиг меня мысленный посыл Фарсали. — Скоро он пожелает сменить тело. Будьте готовы помешать ему».

Дымка скрыла от меня глиняную женщину. Ее место заняли темнота и покой. Мне стало зябко — и не только от ночного холода. Я почувствовала, что почти проснулась. Рядом со мной кто-то беспокойно заворочался, но затем я укрылась теплее, и лежащая рядом сестра успокоилась.

САБИНА

Когда мы вскоре после рассвета проснулись, Силла еще спала. У нас осталось чувство защищенности, дарованное матушкиным оберегом. Я осторожно разбудила сестру. Наконец она открыла глаза и посмотрела так, словно на моем месте ожидала увидеть кого-то другого. Силла пошла со мной к ручью, чтобы умыться. К нам присоединилась Там.

— Мне приснился сон, — неожиданно сказала Силла.

— Как же иначе? — пожала плечами я.

Силле часто снились сны, и ее видения порой сбывались в будущем.

Не ответив мне, она принялась пересказывать свой сон. Там, пытавшаяся привести в порядок свои стриженые волосы, остановилась и стала слушать.

— «Сменить тело»… — медленно повторила она. — Но разве такое можно сделать без дозволения законного владельца тела?

Все мы содрогнулись при мысли об этом. Если Тарн каким-то образом увеличил свое могущество, не мог ли он стать способен на такое насилие над чужим духом? И чьим телом он задумал обзавестись? Гурлионцы не прибегали к помощи оберегов. Ихон и его люди сами пошли навстречу своей смерти — услышав рассказ Лоларта, мы в этом не сомневались. Старый воин был умнее, чем казался.

— Быть может, речь идет о короле Арворе, — сказала Там. Это было худшее, что могло прийти в голову. Ее рука судорожно сжала волосяной мешочек с камнем-талисманом. — Мы должны поспешить!

Завтракать нам было почти нечем. Мы размочили в воде ячменные зерна и сжевали эту жесткую смесь. Я вновь приправила еду целебными травами, снимающими усталость, но долго пользоваться ими было нельзя, ибо нам нужно было мыслить ясно.

На пятерых всадников у нас было всего четыре лошади. Однако Лоларт отказался от того, что предложила Там. А она предложила ехать верхом попеременно. При такой езде сберегались силы ездоков и лошадей. Один всадник выезжал вперед и привязывал коня, а другой шел пешком, затем садился верхом, ехал вперед и снова привязывал лошадь и давал ей отдохнуть. Золан, чьим даром говорить с лошадьми мы восхищались все больше, предложил Лоларту то же самое, но старый воин вновь отказался. Он взял под уздцы первого из наших вьючных пони, резво зашагал вперед и быстро оставил нас позади.

Потянулся день. Перед выездом мы наполнили водой бурдюки и перекусили. Однако из-за того, что мы уже несколько раз жевали листья целебной травы, у меня немного кружилась голова, и, чтобы держаться на лошади, мне приходилось крепко сжимать край сложенного в несколько раз одеяла, служившего седлом. К счастью, лошади шли шагом.

Если поблизости и стояли другие крепости, нам они на глаза не попадались. Древолаз больше не бежал впереди и в этот день не охотился. Довольно скоро он возвратился с прогулки, прихрамывая на одну лапу. Золан извлек из этой лапы длинную зазубренную колючку, застрявшую между двумя пальцами зверя, и смазал ранку мазью, которую и я бы изготовила для того, чтобы вытянуть яд. Затем Золан уложил своего верного спутника поперек седла и дальше поехал с ним. Когда оказалось, что это не слишком удобно, Золан проскакал назад, уложил Древолаза на спину одного из пони вместо поклажи и вернулся к нам.

Мы по очереди выезжали вперед на разведку. Во время своей третьей разведки я заметила птиц-падальщиков. Они хрипло кричали, кружа в небе. Я легко смогла догадаться, что привлекло этих птиц, и более пристально вгляделась вперед, употребив не только обычное зрение. Будущую жертву падальщиков я заметила без особого труда. Этот человек еще двигался. Кто-то — не то мужчина, не то женщина — брел недалеко впереди и явно с трудом переставлял ноги. Я бы поскакала вперед, чтобы помочь бедолаге, но, хотя я и не была любительницей драться, мой отец обучил нас не только фехтованию, но и военной тактике. Я понимала, что этот несчастный человек вполне может служить приманкой.

Однако я не могла просто взять и повернуть назад, потому что, если бы этот человек, все еще боровшийся за жизнь, упал, злобные падальщики сразу же бы набросились на него. Пока я размышляла, как поступить, ворон — известный враг всех слабых и раненых — камнем упал вниз к своей добыче. Я увидела, как человек вяло поднял руку и тут же уронил.

Птица легко уклонилась от удара, сделала круг и вернулась. Я услышала слабый крик, наполненный страхом и болью, и поторопила свою лошадь.

Поравнявшись с вороном и его жертвой, я развязала тесемки плаща и сбросила его. Еще двое воронов набросились на жертву. Моя кобыла запрокинула голову, встала на дыбы и сердито заржала, но падальщики и не подумали взлететь. Я взмахнула плащом, словно птицелов сетью. Птицы, низко кружа, отлетели прочь.

Я проворно спешилась рядом с человеком, лежавшим ничком. Ворон, раскрыв клюв, сидел на голове несчастного, отвернувшись от меня. Птица была готова клюнуть бедолагу. Я снова взмахнула плащом, и черный падальщик неохотно взлетел. Еще двух птиц, которых я спугнула, поблизости видно не было.

Я накрыла лежащего на земле человека плащом, чтобы уберечь его от воронов. Мне было жаль, что у меня нет при себе мушкета. Если бы я была уверена в том, что поблизости никто не прячется в засаде, я бы закричала и позвала на помощь своих, но вместо этого я отправила мысленное послание и сразу же получила ответ. До прибытия моих спутников я осталась в дозоре около лежащего человека.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

САБИНА

Разрастающаяся туча птиц начала меняться. Теперь надо мной кружило не так много воронов, больше стало хищников покрупнее — это были коршуны-ягнятники, обычно убивающие самых слабых овец в стаде. Среди них я заметила падальщиков, которых прежде ни разу в жизни не видела, — с красными кожистыми головами, лишенными перьев. Птицы опускались все ниже, становились все наглее. У меня мелькнула мысль, что ими движет не только голод.

Вдруг я ощутила резкую боль в плече, чуть пониже шеи. Я, не раздумывая, подняла руку, чтобы прикоснуться к больному месту, и что-то тут же кольнуло меня в палец. Я вскрикнула и, отдернув руку, посмотрела на нее. На меня напала какая-то небольшая хищная птица. Она сидела у меня на руке, крепко впившись в кожу когтями, и остервенело колотила клювом между моими пальцами.

Я снова закричала. Мой крик нисколько не испугал хищницу. Она подняла головку, роняя с клюва мою кровь, и устремила на меня взгляд, обещавший мне еще более страшные мучения. Я размахнулась свободной рукой, ударила птицу и схватила ее за шею. Попытавшись отцепить тварь от своей руки, я почувствовала, как она отрывает когтями куски моей плоти.

Над моей головой засвистели крылья, когти другой птицы зацепились за мою шапку, но, на счастье, она высвободилась и полетела дальше. Пойманная мной злодейка не пыталась освободиться, она продолжала атаковать мою руку. Я отчаянно работала обеими руками и наконец почувствовала, как сломалась шея злобной хищницы. Отшвырнув маленький трупик, я споткнулась об лежавшего на земле человека, укрытого моим плащом, и упала поперек него. Вторая падальщица пыталась рвать когтями и клювом плотную шерсть. Она подняла голову и сердито крикнула.

Человек, на которого я упала, приглушенно застонал. Я поспешно скатилась с него. Он зашевелился, а я быстро поднялась на ноги. Ко мне по спирали опускались еще трое пернатых хищников.

Не имея оружия, я не могла и надеяться, что сумею защититься. Оставалось только уповать на то, что мои спутники вскоре нагонят меня. А пока я легла поближе к незнакомцу и укрыла плащом нас обоих.

Незнакомец повернулся на бок. Это был мужчина. Но как ни было залито кровью его лицо, как ни изранено, я сразу же узнала его.

— Рогер?!

Это был оруженосец моего отца.

ТАМАРА

Посыл Бины заставил нас поторопиться. Мы быстро перевалили через один из многочисленных холмов и услышали крики, похожие на такие звуки, будто одним ржавым клинком проводят по другому. Мы увидели клубящуюся тучу птиц, остервенело бросающихся на лежащую на земле шевелящуюся горку.

Увидев этот ужас, Золан пришпорил коня, догнал меня и схватил поводья моей лошади. А я была готова галопом скакать вниз по склону.

— Нет!

Я размахнулась, чтобы оттолкнуть его. Под плащом лежала Бина, и ее боль и страх терзали меня. В эти мгновения я разделяла с ней ее страдания.

Но Золан крепко держал поводья и не отпускал меня. В то же самое время он ответил на птичий клекот. Свободной рукой он поднес к губам свою костяную трубочку и дунул в нее, как в свистульку.

Второй звук получился еще пронзительнее первого. Крики птиц неожиданно утихли. По две, по три, а потом по четыре и пять они начали взмывать в воздух. Наконец корчащийся на земле холмик под плащом освободился. Все мучители взлетели.

Но, образовав тучу в небе, они устремились к нам. Моя кобыла в страхе заржала и попыталась встать на дыбы. Я с трудом удерживалась в седле. Золан в третий раз дунул в свой свисток. Поразительно — но черная туча миновала нас. Птицы пролетели мимо. Стая направилась на запад.

Как только я удостоверилась в том, что птицы не замышляют напасть на нас с другой стороны, я погнала свою лошадь вниз по склону. Золан больше не пытался удерживать меня, он поспешил за мной. Я не стала окликать Бину, я отправила ей посыл.

Плащ, превратившийся в лохмотья, отлетел в сторону. Моя сестра не могла встать. На ее щеке была ссадина, из раны текла кровь. Бина сидела на земле, у нее на коленях лежала голова несчастного странника.

Я быстро спешилась и бросилась к сестре. Ее лошади нигде не было видно. Видимо, она испугалась и убежала. Бина шевельнулась, я села рядом с ней и вгляделась в лицо человека, которого поддерживала сестра. Меня объял ужас. Такие падальщики считали глаза деликатесом. Если они клевали этого несчастного в голову…

Рогер был одет в кожаный камзол. Камзол был порван и испачкан землей. Казалось, Рогер добрался сюда ползком. Под одним глазом кровоточила резаная рана — но сам глаз оказался цел, хвала Величайшей! Одна нога Рогера неестественно выгнулась. Бина снова пошевелилась, и Рогер застонал.

Он открыл глаза и посмотрел на Бину.

— Леди Сабина…

Он немного повернул голову, увидел меня и озадаченно нахмурился. Стриженые волосы, мужское платье — он не сразу признал меня. А потом вдруг улыбнулся.

— Леди Тамара… Какую игру вы затеяли?

Напряжение немного спало.

— Рогер… А отец, матушка?..

— Они позади меня… Отстают на полдня, наверное. Я выехал вперед… на разведку. Мой конь…

Он попытался сесть, но не сумел.

— Он… оступился, — продолжал Рогер срывающимся голосом. — Упал, будто его подстрелили.

— А потом налетели птицы?

Я вздрогнула.

Золан бесшумно появился рядом со мной. Это он задал вопрос.

— Да. — Оруженосец нахмурился. Казалось, он не верит собственным воспоминаниям. — Они… посыпались на меня градом, будто из черной тучи. А мой Мэллорд…

Конь был его любимцем, другом. Рогеру он достался жеребенком, он вырастил и воспитал его, он дважды выигрывал скачки верхом на Мэллорде.

— Эти треклятые твари первым делом накинулись на него. А я… я уполз к большим валунам, где они не могли достать меня.

Золан отвязал от седла бурдюк с водой и принес осторожно, стараясь не пролить ни капли. Бина усадила Рогера поудобнее. Пока верный слуга нашего отца маленькими глотками пил воду, с нами поравнялись Силла и Лоларт.

Старый воин устремил взгляд на оруженосца.

— Так не бывает, — сказал он.

— Ты про птиц? — спросила я, догадавшись, о чем он хочет сказать.

— Да. Там были вороны, а с ними их заклятые враги — лысоголовые, а также прочие падальщики. Они вместе не летают, это всякому известно.

Золан тем временем отошел к лошади Бины. Кобыла вернулась взмыленная. Золан прикоснулся руками к ее опущенной голове, и я заметила, как лошадь мало-помалу перестала вздрагивать. Затем Золан взял мешок со снадобьями и принес его к нам. Мы с Силлой принялись за работу, которую обычно выполняла Бина, и стали ухаживать за ней и за Рогером. Золан посмотрел на Лоларта.

— Говоришь, эти птицы вместе не летают? Значит, неспроста они собрались в одну стаю и принялись нападать на людей и животных.

Лоларт быстро догадался, к чему клонит Золан. Его лицо исказила гримаса ненависти.

— Кто-то орудует темными Силами.

Золан кивнул.

— Без сомнения.

Он обратился ко мне:

— Получается, что охранное заклятие не уберегло леди Сабину?

Бина подняла голову. Я оторвала полоску ветхой ткани от старой простыни, взятой в крепости, и принялась перевязывать руку сестры.

— Нет… Не уберегло! — с нескрываемым страхом воскликнула Бина.

Я села на корточки и стала размышлять о новой опасности. Но тут Бина заговорила более спокойным голосом.

— Или все же уберегло? — Она протянула здоровую руку и прикоснулась к изодранному в клочья плащу. — Я ведь убила эту птицу, мы с Рогером уцелели. Быть может, оберег все же помешал крылатым тварям попировать. Заклятие сильно, это верно, но то, чему оно противостояло, было… еще мощнее.

Скорее, она обращала свои слова к Золану, а не ко мне, а он смотрел в небо.

— Могли ли эти хищники быть вызваны из Потемок? — требовательно вопросила я.

— Да, — коротко отозвался Золан.

Лоларт оторопело уставился на нас. Он ни о чем не спросил, но я восприняла краткость Золана как предупреждение и больше ни о чем не стала его расспрашивать.

Нужно было принять решение. Рогер не только пострадал от укусов птиц, но, видимо, сломал ногу — наверное, когда упал его конь. С нашей помощью Бина соединила сломанные кости. К счастью, перелом оказался закрытым. Затем Бина привязала к сломанной ноге Рогера две дощечки, которые Лоларт вырезал из ствола молодого деревца. Но когда сестра предложила оруженосцу нашего отца выпить настой травы, который смягчил бы боль, тот наотрез отказался.

— Мы знаем, что будет дальше, — сказал он. — И я не желаю быть одурманенным, если на нас опять нападут.

Я взяла кинжал Бины. Следовало совершить небольшой ритуал, чтобы Рогер, как и мы, оказался под защитой оберега. Убережет ли нас эта преграда — после нападения птиц на Бину я уже не была в этом уверена. Я сильно уколола палец острием старого клинка. Выступила капелька крови.

Приложив палец к губам Рогера, я велела ему слизнуть и проглотить кровь. Он давно привык доверять нам, поэтому повиновался. На время Сила должна была соединить его с нами, он тоже должен был попасть под действие оберега.

Теперь нам снова недоставало лошадей, но Рогер не мог ни ехать верхом, ни идти пешком. Поэтому мы решили встать лагерем неподалеку. Оруженосец был уверен, что отряд, выехавший из Гроспера, уже недалеко от нас. Я знала, что матушка сумеет разыскать нас и без мысленного общения. Если бы она отправила нам посыл, наше присутствие тут же было бы выдано той темной Силе, которая призвала птиц — падальщиков.

Силла приготовила грубую кашу из смеси зерна и трав на небольшом костерке, а Лоларт подбил метко брошенным камнем кролика, Древолаз, не слишком ловко передвигающийся на трех лапах, сумел-таки поймать еще одного незадачливого зверька.

Когда мы поели, старый воин заявил;

— Поеду на разведку.

Это было утверждение, а не вопрос. Он встал и посмотрел в ту сторону, где паслись наши лошади.

— Нет… — Я встала на его пути. — Неужели ты готов дать той Силе, которая ополчилась против нас, еще одну возможность?

— Вы сказали, что мы теперь под защитой Света, леди Тамара.

Он почесал заросшую бородой щеку. Казалось, он нащупал старый шрам.

— Да, если мы будем держаться вместе, — ответила я и спросила у Золана: — Ты не согласен со мной?

Человек из Потемок кивнул. Он никак не объяснил, каким образом ему удалось прогнать хищных птиц — если это вправду были просто птицы, — а я не имела права спрашивать его об этом, раз он не хотел рассказывать.

Лоларт беспокойно переступил с ноги на ногу. Я понимала: он хочет поступить так, как считал нужным, будучи опытным воином, вместо того чтобы сидеть на месте и ждать, что еще может приключиться с ним и со всеми нами.

Золан повел себя тактично. Он дал бывшему гвардейцу лорда Ихона задание, к которому был готов подключиться сам.

— Мы приведем пони, — сказал он. — Давайте поглядим, что из того, что мы везем, нам действительно пригодится. Вряд ли нам теперь удастся сыграть роль бродячих торговцев, а мы не должны излишне нагружать животных.

Я села рядом с Рогером, а остальные развязали мешки и принялись разбирать добычу, доставшуюся разбойникам, напавшим на купца. Золан объяснил Лоларту, откуда взялось все это добро. В глазах старого оруженосца все еще не угасла боль. Рогер вдруг порывисто заговорил и рассказал обо всем, что произошло с тех пор, как стало известно, что нас выкрали из Гроспера.

— Мой господин — он просто похолодел от гнева. Он сказал вождям кланов, что, если они не станут помогать искать вас, он решит, что они это и замыслили.

Вождь Старкаддер… он заставил своего сына рассказать все как было, а потом изгнал прочь Удо Избранного. Он сказал, что этот жрец — слуга демонов, что это он повинен в том, что натворил его сынок. А еще сильнее мой господин разгневался, когда стало ясно, что Удо подбил Маклана похитить вас.

Люди из Гроспера отправились в погоню, взяв с собой ищеек. Мы пошли по следам разбойников, но только чуть раньше мой господин послал весточку королю Арвору и предупредил его: дескать, тот, кто вот так грозит лорду-смотрителю, вынудит нашу королеву не сидеть сложа руки. А потом наш господин вернулся. Человек он не болтливый, мало с кем своими мыслями делится. Наша госпожа послала одного гонца к ближайшим дозорным, а другого — в Зеленую рощу. Целый день ее не было видно, а когда она вернулась, то сказала, что все вы живы, но что некая Сила, ей неведомая, держит вас за какой-то преградой.

А потом к нам пришли вести из Кингзбурке про то, что там разразилась распря. Избранные взяли верх, и их предводитель сделал короля Арвора своим пленником. Большинство кланов выступили против Избранных. Люди стали говорить насчет чудищ и всякого такого, и мы никак не могли в толк взять, что тут правда, а что брехня. Но и господин и госпожа говорили, что мы должны исполнить свой долг, потому мы и отправились искать вас.

Он умолк, тяжело дыша и покраснев. Я поднесла к его губам бурдюк с водой. Судя по солнцу, миновал полдень, когда у Рогера началась горячка. Пришлось его связать. Он бредил и все твердил, что наш отец зовет его, что ему надо поспешить навстречу своему господину. Лоларт применил всю свою силу, чтобы удержать бьющегося в судорогах оруженосца. Мы боялись, что он сбросит повязки и лубки, наложенные Биной на сломанную ногу. Бина приложила к лицу Рогера влажные листья. Наконец он погрузился в забытье.

Мы постарались соорудить из торфа и земли что-то наподобие стен. Затем Золан изготовил из ткани, взятой из купеческого добра, навес над Рогером. Птиц видно не было. Пропали даже коршуны, которые должны были водиться в этих краях. Древолаз долго вылизывал раненую лапу, но в конце концов присоединился к Золану, который время от времени наведывался к пасущимся лошадям и пони.

Ожидание оказалось куда труднее странствия. Мы ждали посыла от матушки, но он все не приходил, и мы уверились в том, что это для нас — предупреждение. Мы не должны были сами искать общения с теми, кто скакал к нам из Гроспера. Лоларт тем временем занялся куском кожи, в который он превратил один из вьючных мешков. Работать ему было непросто, ведь мы могли предложить ему только свои ржавые кинжалы. Наконец он все-таки ухитрился нарезать кожу на полоски, походил вокруг лагеря и подобрал пять небольших камешков. Мы увидели, что он вооружился пращой, какими порой пользуются пастухи, и решил сразу же опробовать свое оружие. Раскрутив рукой пращу, он метнул все пять камешков, затем собрал их и попытался снова. С каждым броском он швырял камешки все более метко. Его оружие произвело на меня такое впечатление, что я тоже разыскала кусок кожи и вырезала из него несколько полосок. Праща была для меня новым оружием, но так или иначе это было оружие.

САБИНА

Я снова приложила к лицу Рогера влажные листья. Другая моя рука, покрытая толстой повязкой, плохо слушалась. Я даже пальцами толком пошевелить не могла. Эта странная утрата чувствительности навела меня на нехорошие подозрения. Верно, птица клевала меня и рвала мою плоть когтями. Прежде мне не случалось получать таких ран. Однако никакие травы из моих походных запасов, как их ни смешивай, не могли унять боль. А когда я в последний раз видела лицо Рогера, я заметила, что припухлость вокруг раны на его лице увеличилась.

Может быть, в наши раны попал какой-то яд? Как горько я сожалела о том, что у меня нет доступа к собственному хранилищу трав и к книгам, в которых были собраны познания лекарей многих поколений! Прижимая к груди раненую руку, я поняла, что мне следует сделать. Я посмотрела на Силлу, и она по моему жесту догадалась, чего я хочу. Она немедленно подошла и села рядом со мной.

— Я должна уйти в Глубину, — шепотом сказала я сестре.

— Чтобы показать себя… им?

— Да. И я должна уйти совсем одна, — добавила я. Один раз в жизни я пыталась предпринять такое путешествие, но тогда матушка и Дьюти вдвоем поддерживали меня Силой.

Силла, сжав губы, не отрывала глаз от меня. Она положила руку мне на колено, но я покачала головой. Нет, никто не должен был меня сопровождать. Я не могла рисковать, действовать нужно было с великой осторожностью. Возможно, мы не были так надежно защищены оберегом, как думали. Разве боль сейчас не поедает меня?

Силла медленно покачала головой, но руку с моего колена убрала. Она поняла, что такова моя воля, что я верю: это необходимо.

Я закрыла глаза, представила, как стучит мое сердце, и стала замедлять его слишком частое биение. Затем, переключившись на внутреннее зрение, я воздвигла по обе стороны от себя стены и отправилась в странствие по тропе между ними. Теперь мое «я» освободилось от тела.

Я оказалась на обширном пространстве. Вокруг меня стояло множество шкатулок. Одни — узкие и плоские, другие — широкие и глубокие, но каждая из них была снабжена выдвижной крышкой. Все шкатулки были помечены цветными значками. Я шла мимо них, не понимая смысла этих знаков. Я думала: если то, что я ищу, хранится здесь, я его узнаю.

Я миновала первый проход, и передо мной предстал другой, идущий вдоль первого. То, что служило мне здесь зрением, начало тускнеть. Но я шла и шла вперед. Давно ли я начала свои поиски? Я не могла ответить на этот вопрос, потому что в Глубине время течет иначе.

Но вот один цветной значок вспыхнул передо мной ярче остальных, и я устремилась к нему. Зеленый — цвет растений, цвет жизни природы в моем месте и времени. Крышка шкатулки сама скользнула в сторону, мне даже не понадобилось к ней прикасаться. Шкатулка была древняя, очень древняя. А внутри ее…

Мне не дано было увидеть содержимого шкатулки целиком, потому что в это мгновение перед моим внутренним взором все качнулось, расплылось и…

ДРУСИЛЛА

Я наблюдала за Биной, ушедшей в Глубину. Это было похоже на смерть тела. Она и так уже была слаба, и мне пришлось поддержать ее, когда она вдруг начала падать на спину. Я позаботилась о том, чтобы уложить ее поудобнее. Ее кожа, успевшая покрыться легким загаром, стала бледной. Я взяла ее за здоровую руку. Рука оказалась вялой и холодной.

— Что она делает? — спросила Там, оторвавшись от своей работы. Она остановилась рядом с нами, в ужасе вскинула руки и рухнула на колени. — Она ушла от нас!

— Она отправилась на поиски знаний, которые ей нужны, — сдавленным голосом ответила я. — Она ищет эти знания в Глубине.

Я понимала, почему так напугана Там, но не решалась облечь в слова свои мысли. Бина теперь была почти неживая.

— Мы должны поддержать ее на этом пути!

Там потянулась к Бине, но я резко отодвинула ее руку.

— Ты не посмеешь идти за ней. Ее Глубина — не твоя.

Хотя мы с рождения были едины, так все и было на самом деле. Есть многое (например, воспоминания), что принадлежит безраздельно одному человеку — больше никому. Чтобы разыскать познания, хранящиеся в воспоминаниях, ищущий должен обратиться к Всемирной Памяти, а это память духа, но не тела. Однако это чрезвычайно опасно, ибо ищущему могут грозить страшные события в его прошлом. Эти ужасы могут так затянуть его, что он не освободится. Если нет никого, кто мог бы помочь нырнувшему в Глубину вернуться на поверхность, тогда…

ТАМАРА

Я сжала руку Бины в своих руках. Она оказалась холодной — такой холодной! Неужели то, что она разыскивала, находилось так близко к смерти? Все во мне противилось этой мысли. В то же мгновение, хотя я никогда не пробовала уходить в Глубину, я опрометью бросилась внутрь своей памяти. Я непроизвольно склонила голову, и мой взгляд упал на камень, найденный в Потемках. Бережно опустив руку Бины, я вынула камень из волосяного мешочка и заглянула в самую его сердцевину.

Свечение камня изменилось; я почувствовала, что он стал теплее. Силла пристально наблюдала за мной. Она отбросила в сторону остатки изодранного платья Бины и расшнуровала жилет из змеиной кожи. Я положила теплый камень на грудь Бины. Билось ли еще ее сердце — средоточие жизни? Оно могло биться — ведь милосердие Величайшей безгранично. И все же я не была в этом уверена.

САБИНА

Внезапно я ощутила жар и тепло, но и то и другое словно бы напало на меня — эти силы не были целебны, они представляли собой оружие. Я была Сабиной из рода Скорпи — я пыталась удержаться за свою суть, хотя осознавала, что нахожусь в месте и времени, которых не помню. Здесь страх держал меня в плену.

Я снова оказалась на открытом пространстве — это было мне понятно; кроме того, я стала пленницей. Я продержалась долго — слишком долго, и это не устраивало тех, кто взял меня в плен. Мое зрение становилось все четче и четче. Я словно бы стояла намного выше тех, кто окружал меня. Я смотрела сверху вниз на скопище фигур. Все они были одеты в тусклые балахоны, их лица прятались под капюшонами.

От них исходило заунывное пение, но я не могла различить ни единого слова. Я ощущала, что мои запястья скованы настоящими цепями, хотя не опускала глаза и не смотрела на свои руки. Чем-то подобным была окована и моя талия: я не могла пошевелиться.

А потом стоящая внизу толпа распалась, и в проходе появилась…

Снова пала тьма. Я обрадовалась этой возможности ухода и позволила мраку объять меня.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ДРУСИЛЛА

Сгустились сумерки. Бина лежала без сознания. Она была жива — но едва жива. Я верила, что камень-талисман Там хрупкой нитью держал Бину рядом с нами. Время от времени мы пытались мысленно обращаться к ней, пользуясь новыми способностями, приобретенными в Потемках, — но тщетно. Порой мы подходили к Рогеру. Он чувствовал себя немногим лучше, чем наша сестра. Кожа оруженосца покраснела, он пылал в горячке. Возможно, когти птиц-падальщиков были ядовиты.

Мы могли только продолжать лечить Рогера так, как начала Бина, и меняли примочки из листьев на его лице. Через некоторое время мы сняли повязку с руки Бины и увидели, что ее рука распухла. Кожа натянулась и стала блестящей. Мы с Там изготовили такую же примочку, как для Рогера, и наложили на руку сестры.

Лоларт и Золан появлялись и снова исчезали. Они присматривали за лошадьми и пони, принесли свежей воды, но далеко не уходили. Мы поели размоченного в воде зерна, взятого из Фросмора, но мужчинам даже этой постной комковатой каши мы предложить не могли.

Дважды Золан подходил и смотрел на Бину и Рогера, но ничего не говорил. Когда он подошел в третий раз, Там передала Бину моим заботам и стала разминать затекшие пальцы той руки, в которой она сжимала камень-талисман.

Она посмотрела на Золана.

— Тебе случалось видеть такое раньше? — хриплым голосом спросила она, кивком указав на Бину и Рогера.

— Да. В их раны попал какой-то яд, — медленно, словно собственные слова его пугали, выговорил Золан.

Я прикусила губу. Неужто из Потемок было вызвано что-то страшное и это вселилось в стаю хищных птиц?

— Для некоторых ядов есть противоядия, — заявила Там, с трудом поднявшись на ноги.

Я крепче обняла Бину. Да, некоторые яды можно побороть, но другие…

Я вдруг ощутила знакомое прикосновение посыла. Впервые за много часов я почувствовала прилив надежды. Те, кого мы так ждали, были близко.

Я обнимала Бину, а Там поравнялась с невысокой стенкой, которую мы воздвигли, перепрыгнула через нее. За ней побежал Древолаз. Тут и я услышала в ночной тишине топот копыт и звуки голосов. Они пришли!

Все смешалось — цвета, крики. Сильные надежные руки легли на мои плечи, и блаженное чувство защищенности, которое я всегда испытывала в присутствии отца, окутало меня, словно теплый плащ. А потом Дьюти и матушка склонились над Биной.

С моих плеч словно спала тяжкая ноша, ее взяли на себя другие. Мне хотелось смотреть, что будут делать матушка и Дьюти, чтобы спасти Бину, но со мной обошлись как с ребенком. Отец взял меня на руки, понес и уложил на разложенную на земле подстилку. Лежа на ней, я увидела, как точно так же отец взял на руки Там и уложил ее рядом со мной. Потом он наклонился, прикоснулся ладонью к моему лбу и ко лбу Там и ласково велел нам спать.

ТАМАРА

Мне редко снятся сны, гораздо чаще иные миры сознания посещает Силла. И все же я увидела себя перед дверью и поняла, что именно я должна миновать эту дверь и продолжить поиски. Я вошла в странное место — в такое, которое никогда не ведало мира. Обитавшую здесь Силу нельзя было назвать действенной; скорее, она проявляла себя в бурном чувстве отрицания. В этом царстве не было жизни, знакомой мне. От облетевших деревьев исходила гневная безнадежность. Мне не был виден источник страшноватого, болезненно-желтого света. У меня под ногами лежала слизь, от которой исходило зловоние, похожее на то, что я чувствовала в Потемках, когда неподалеку от меня происходило сражение чудовищ. Откуда-то доносились горькие стоны боли и тоски — еле слышные, словно свист ветра, хотя воздух был неподвижен.

Я понимала, что это — место гибели. И еще я понимала, что, оставаясь здесь, я погружаюсь в смерть при жизни, которая гораздо хуже бесповоротной смерти. И все же я не могла уйти.

Одно из корявых деревьев — совсем тоненькое — наклонилось, затряслось. Казалось, оно не то хочет вырвать из земли корни, не то собралось еще сильнее изогнуть и потерзать свои искореженные ветки. Мне стало больно. Это был призыв к действию. Это дерево и его муки наполнили меня чувством необходимости разрушить заклятие смертельного сна, сковавшего эту тоскливую страну.

Я прикоснулась рукой к ветвям дерева, попыталась удержать их, помочь им противостоять Силе, которая их терзала. Мои пальцы увязли в слизи. Пахнуло зловонием. Что-то прикоснулось к моим ногам. Я опустила глаза и увидела лиану. Она ползла словно змея и пыталась обвить мои лодыжки.

Лиана была неприятно скользкой. У меня возникло такое отвращение, что я громко вскрикнула, но все же продолжала бороться с тем Злом, что истязало дерево. Еще крепче сжав в пальцах ветки, я резко дернула за них. Я ощутила сильнейшее сопротивление. Ветка, за которую я держалась, выпрямилась. Высохшие, пожелтевшие листья зашевелились. Неожиданно, вглядевшись в эти оживающие ветки, я увидела перед собой… лицо Бины! Ее глаза были закрыты, лоб болезненно наморщен. Я поспешно потянула к себе еще одну ветку… и еще одну. Мои лодыжки цепко обвила непрерывно удлиняющаяся лиана, но я не смела тратить время на то, чтобы освободиться от нее. Лицо моей сестры посреди ветвей дерева исчезло, но дерево продолжало раскачиваться и протягивать ветки ко мне.

В следующее мгновение молодое деревце пропало. На его месте оказалась Бина. Ее глаза все еще были закрыты. Она прижимала здоровой рукой больную к груди. Вокруг нас с ней начал разрастаться жуткий лес, ветви и лианы потянулись к нам. Я закашлялась, у меня начали слезиться глаза. Воздух становился все более едким. Он разъедал кожу, будто кислота, обжигал горло.

Ветки заметались еще сильнее. На фоне сухой желтой листвы и серых стеблей лиан сверкнула красная вспышка, похожая на язык пламени. Древолаз! Он впился острыми зубами в ветки, вцепился когтями в лианы, пытавшиеся задушить нас в своих объятиях.

Я шагнула к Бине, а Древолаз все пытался прорваться ко мне через густые заросли. Я ожидала, что обхвачу руками воздух, что передо мной всего лишь дух моей сестры. Но — о счастье! — мои пальцы прикоснулись к ее коже. Она была из плоти и крови. И тогда я, пытаясь, как и Бина, стряхнуть с себя оковы темной Силы, мешавшей нашему дару в этой мрачной стране, прокричала:

— Во имя Величайшей!

Я крепко обнимала Бину левой рукой. Потом мне удалось высвободить правую. Я подняла ее, нацелила на то, что обитало среди деревьев, выставила указательный палец и крикнула:

Землей, водою,
Небом и огнем,
Бессмертным Духом,
Бренным телом,
Пространством, временем
Я заклинаю: пусть
В руке моей появится оружие!

Этих слов не было ни в одном из известных мне ритуалов, но я не удивилась, когда от моей ладони протянулся луч света в форме меча. Мои пальцы сомкнулись, и я ощутила, что сжимаю в них рукоять клинка. Мое тело тут же ответило на это, и я сделала выпад — так, как если бы в моей руке был стальной меч.

На мою атаку последовал ответ! Клинок, схлестнувшийся с моим, светился не так ярко, как оружие, врученное мне даром. Вражеский меч горел ржаво-красным светом. Вдоль краев лезвия пульсировали тонкие полоски кровавой дымки.

Я оттолкнула Бину назад, заслонила ее собой. Вновь появился Древолаз, прижался к ногам Бины. Он явно был готов защитить ее. Я увидела, что окровавленный клинок движется вперед и назад. Искал ли меня мой невидимый противник, или эти жесты были предупреждением, попыткой запутать меня?

Это не имело значения. Я снова сделала выпад и решительно скрестила свой меч с клинком недруга. Теперь я думала только о поединке. Весь мир для меня сосредоточился в нем. Весь мой опыт фехтовальщицы наполнил мое тело — плечо, руку. Вот так… теперь так… а теперь — так…

Казалось, мой соперник не ведает устали, но пока и я была полна сил. Я работала мечом легко, словно проверяла умение соперника.

Я попробовала применить несколько финтов, но это не принесло мне успеха. Я поняла: враг искушен в искусстве фехтования. Порой мне казалось, что я вижу, как передо мной мелькает туманный силуэт, но всякий раз, стоило мне попытаться достать мечом эту призрачную фигуру, я промахивалась.

Искушен в фехтовании? Нет, это было слабо сказано. Со мной сражался мастер, воин, который мог стать достойным соперником даже моему отцу!

Я отступила, чувствуя, что начинаю уставать. Пляшущее в воздухе лезвие меча соперника выгнало меня на открытое пространство, расчищенное Древолазом. Меч прыгал в воздухе, хотя я не видела держащую его руку.

Неужели я повела себя слишком самоуверенно? Но, бросив вызов, я должна довести поединок до конца. Призрачный меч продолжал теснить меня… но так ли это было? На протяжении одного долгого мгновения я перестала видеть светящийся клинок. Его место заняла ветка — голая, без сучьев и листвы. Если природа оружия моего противника такова… Как же так? Опытный воин не стал бы драться веткой с тем, кто вооружен мечом…

И вдруг мой меч качнулся в сторону и взметнулся, словно топор. Я нанесла рубящий удар по тому месту, где находилась бы рукоять меча моего соперника.

Мглистый воздух наполнился пронзительным воплем. Мой клинок рассек окровавленный луч. Я не видела, добилась ли я хоть чего-то своим ударом, но уверилась, что действовать нужно именно так.

Я немного отступила назад и нанесла новый удар — на этот раз снизу вверх. Оружие моего врага неуклюже дрогнуло, он не смог полностью уклониться от удара. Я снова ударила снизу вверх. Один луч света явно проник внутрь другого, пронзил его насквозь.

Клинок моего соперника задрожал, запульсировал. Я поспешно ударила снизу слева, чтобы попасть по кровавому клинку. Снова последовал захлебывающийся вопль, а потом алый клинок метнулся ко мне, но это был не выпад, а бросок.

Я не успела увернуться, и клинок пролетел над моим плечом, Боль пронзила мою щеку и с такой силой растеклась по всему телу, что я качнулась вперед. Но все же я не отступалась от своей цели и держала свой светящийся меч, готовясь пронзить темное существо, чей голос я слышала, но его самого не видела.

Мой невидимый враг снова вскрикнул, затем его вопль сменился хрипом. Передо мной захлопала крыльями обезглавленная черная птица. В то же самое мгновение ее и меня вместе с ней словно порывом ветра унесло из этого адского царства. Кажется, я крикнула: «Бина!» — но не услышала ответа.

ДРУСИЛЛА

Там заметалась во сне. Я проснулась. Отец и матушка наклонились к ней и бережно уложили на подстилку. Нас окружал мрак ночи, но поблизости пылал костер. Пламя весело плясало. Видимо, люди, прибывшие из Гроспера, подбросили в него дров.

Тело Там вдруг обмякло. Она тяжело и хрипло дышала, как после долгих занятий фехтованием.

Матушка посмотрела на отца.

— Ты видел это?

— Да. Но я не видел, с кем или с чем она сражалась.

— Это была гарпия! С чем мы столкнулись, Десмонд? Пробуждаются древние темные твари — или их кто-то призывает!

Там вздохнула и открыла глаза.

— Бина! — негромко вскрикнула она и попыталась приподняться.

— С леди Сабиной теперь все хорошо, — проговорила Дьюти, появившаяся в свете костра. — Ваш талисман, леди Тамара, наделен необычайным могуществом. Мы пока не понимаем, как он действует, но им можно пользоваться для того, чтобы скорее достичь поставленной цели.

Она разжала пальцы. На ее ладони лежал камень Там, испускающий золотистое сияние.

Рогер спал легким сном выздоравливающего человека. Там и я окончательно проснулись и сели. Затем позвали Золана — его попросили рассказать об истории Потемок, о том, кто и что там обитает, что может вырваться оттуда и пробудить древнее Зло в Гурлионе.

Почти до зари мы рассказывали о своих приключениях и отвечали на вопросы отца и матушки. Я заметила, что отец пристально смотрит на Золана. Лорд Версет, которого все хорошо помнили из-за победы при Эрсуэе, мог видеть юного короля после битвы. Версет командовал частью оккупационного войска, но они не так долго пробыли в Кингзбурке. Не пришла ли отцу в голову та же мысль, которая порой посещала нас? Не решил ли он, что вместе с нами из Потемок вышел Геррит? Однако отец ни словом не обмолвился о пропавшем короле и не спросил у Золана, не зовут ли того на самом деле иначе.

В путь мы тронулись не с самого утра. Люди из Гроспера привезли с собой провизию, и мы сытно позавтракали, чтобы набраться сил. Матушка и Дьюти захватили для нас и платья. Наконец мы оделись подобающим образом. Дьюти неодобрительно пощелкала языком, увидев стриженые волосы Там; другие перемены не так сильно бросались в глаза, но мы сами о них хорошо знали. В это странствие мы отправились не малыми детьми, и длилось оно не так уж долго, хотя казалось, что миновал целый год. Однако опыта мы набрались больше, чем за один солнцеворот. На смену последним дням юности пришло взросление.

Я думала об этом, поглаживая мягкую ткань широкой юбки с разрезом, предназначенной для верховой езды. Так приятно было вдыхать аромат чистоты. Мы выкупались в пруду под наблюдением Дьюти. Она вела себя с нами так, словно мы еще маленькие. Несколько раз мы вымыли тело и волосы цветочным мылом моего собственного изготовления — а я уж и забыла о такой роскоши. Там повязала платком свои мокрые волосы.

Дьюти внимательно осмотрела одежду из чешуйчатой кожи, в которой мы пришли из Потемок. Она покачала головой и неодобрительно поджала губы. Думаю, не помешай мы ей, она бы сняла с этих штанов и курток драгоценные украшения, а сами вещи швырнула бы в кучу мусора.

Матушка разглядела эту одежду с большим интересом. Она пощупала снятый мной жилет.

— Змея? — спросила она.

— Может быть, я не уверена, — ответила я. — Эту одежду сшил Золан и дал нам. Кое-что я сама выкроила из такой кожи. В этой стране живут очень странные звери — среди них есть существа из нашего мира, разросшиеся до чудовищных размеров.

— Похоже на то… — рассеянно и задумчиво проговорила матушка.

Неожиданно она подняла руку, и ее пальцы словно превратились в горящие свечи. Однако сияние на концах ее пальцев быстро уменьшилось, сменилось едва заметным голубоватым свечением.

Я не раздумывая повторила ее жест. На кончиках моих пальцев вспыхнули огоньки — но тут же угасли.

— Вот, значит, как, — проговорила матушка. — И тебе случалось убивать зверя — или человека?

Я яростно замотала головой и опустила выдавшую меня руку на колено.

— Смотри не обманывай меня, — предупредила матушка. Она по-прежнему держала руку высоко. Краешки ее ногтей были обрамлены искрами. — Если употреблять Силу безрассудно, дар притупится.

Я снова покачала головой.

— Я пользовалась своим даром только для того, чтобы снимать охранные заклятия других людей, больше ни для чего.

— А этот Золан — он хотя бы раз говорил о своем прошлом?

— Он сказал нам только, что его бросили в Потемки те, кто желал от него избавиться, и что его приютили глиняные люди.

— Короля Арвора околдовал злобный жрец. Старкаддер и вождь любого другого клана, поднявшегося против Избранных, с радостью назвал бы этого незнакомца своим пропавшим королем. Ведь тогда под их знамя встали бы многие невоинствующие кланы.

Все так. Но станет ли Золан ввязываться в такую игру? Он дал клятву противостоять Злу; мог ли он поверить, что победа будет обеспечена, если он станет сражаться в противостоящем Злу лагере?

Словно ответив на мои невысказанные мысли, к нам подошел Золан. За ним, все еще немного прихрамывая, приблизился Древолаз. Древолаз… Неужели это похожее на большого кота существо тоже видело свой собственный сон? Иначе почему бы он оказался рядом с Там в ее мрачном видении, в котором она вела борьбу за жизнь Бины?

Рыжий зверь отошел от Золана и направился прямиком к матушке. Он не сводил с нее взгляда своих больших золотистых глаз. Некоторое время они неотрывно глядели друг на друга. Казалось, они не замечают, что к нам присоединился Золан.

А потом матушка сделала нечто, что изумило меня: она сложила руки на коленях и склонила голову. Так она приветствовала бы волшебника, который выше ее мастерством и, быть может, наделен даром, отличающимся от ее собственного, но наверняка светлым.

Тут я ощутила посыл, хотя и не смогла прочесть его смысл. Золан шагнул вперед и положил руку на голову Древолаза, Он явно лучше меня и Там понимал, что происходит.

Густая рыжая шерсть Древолаза зашевелилась, встала дыбом и окутала его тело светящейся дымкой. Я ощутила волну величайшего усилия. Затем мягкое сияние немного угасло, но взлетело вверх, и перед нами предстал туманный столп.

Матушка, не поворачиваясь к Там, протянула к ней руку.

— Камень…

Там на миг растерялась, но поспешно вынула свой талисман из волосяного мешочка и положила на ладонь матушки.

Некоторое время матушка сидела, сжав камень в руке. А потом она начала быстро водить рукой — так, словно держала в ней перо или кисть. Каждое ее движение порождало в воздухе золотые линии. Матушка встала. Из линий сложился рисунок. Я не сразу поняла, что он собой представляет, хотя и была искушена в рисовании.

Часто моргая, я смотрела на рисунок матушки — а в следующий миг он был закончен. На фоне красноватой дымки возникли очертания тела, круглая голова склонилась вперед. Матушка бросила светящийся камень в направлении шарообразной головы. Камень прикоснулся к туманному силуэту, и дымка поглотила его.

Мгновение назад было четверо людей и зверь из Потемок, и вдруг нас стало пятеро. Существо, стоящее перед матушкой, немного походило на женщину маленького роста. Она была одета в платье, цвет которого походил на цвет шерсти Древолаза. Ее грудь была обнажена, но прикрыта множеством золотых цепочек. Короткую шею обнимал тугой воротник из сверкающих драгоценных камней. Затылок шарообразной головы покрывали короткие рыжие шелковистые волосы, очень похожие на шерсть. Глаза женщины были золотистыми, немного выпуклыми. Как только она стала видна целиком, зашевелились ее пальцы, унизанные перстнями.

Я затаила дыхание. Я знала два из жестов, изображенных женщиной. Матушка повторила их.

— Добро пожаловать, сестра по духу, — приветствовала женщину наша матушка.

— Ты родила редкостных дочерей, сестра, — ответила ей женщина. — Они показали мне, что в этой стране, хоть она и варварская, можно встретить подлинную мудрость.

— Есть мудрость, но есть и ее противоположность, — проговорила матушка. — Похоже, кто-то из твоих сородичей повернул Зерцало Жизни к Тьме.

— На каком дереве, каким бы крепким оно ни было, не вырастает ветвей, изъеденных червями? Однако свершившееся зло теперь следует изничтожить. Золан…

Услышав свое имя, человек из Потемок подошел ближе.

— Он отрубит гнилую ветвь — он поклялся сделать это, сестра. Отведите его туда, где король собирает совет, и оставьте его там. Скажу еще, что Зло призвало к себе Зло, ибо темные Силы вашего мира были призваны и ответили на зов. Тем из вашего народа, кто теперь склонил голову перед Тенями из древнего прошлого, должны противостоять только наделенные даром, порожденным этим временем, в этом месте. Только так можно сразить это Зло.

Матушка ответила на эти слова молчаливым согласием. Волшебный силуэт постепенно растаял, дымка сгустилась и испарилась. Перед нами сидел Древолаз, глядящий вдаль, словно зачарованный. Но кто знает — может быть, он и был зачарован.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ТАМАРА

Древолаз все еще сидел напротив нашей матушки. А нам так не терпелось задать свои вопросы. Правда, ответить на них могла только матушка — в свое время и по своему выбору.

Она посмотрела на Древолаза и улыбнулась.

— Очень хорошо, — тихо проговорила она таким тоном, каким прежде, бывало, хвалила нас, когда мы удачно использовали свой дар.

Матушка наклонилась, погладила голову Древолаза, почесала за ушами. Зверь лизнул ее запястье длинным красным языком, встал и похромал прочь. Не сказав ни слова, Золан пошел за ним.

Матушка опустила глаза и посмотрела на камень, лежащий на ладони. Золотое сияние немного потускнело, словно часть чужеродной жизни покинула камень. Матушка протянулась камень мне, и я взяла его. Камень оказался теплым, хоть и светился не слишком ярко. Я быстро убрала его в волосяной мешочек.

— Так тому и быть, — негромко произнесла матушка, словно клятву. — Так и будет. — Она посмотрела на меня, перевела взгляд на Силлу, снова вернулась глазами ко мне — и проговорила таким тоном, какого я никогда прежде от нее не слышала: — Нам предстоят тяжкие и горькие труды. Когда возникает нужда, Одаренным приходится давать ответ.

Казалось бы, следовало радоваться, потому что мы наконец обрели свободу и воссоединились с теми, кого так любили. Но я сглотнула ком горечи, подступивший к горлу. Я словно бы наелась незрелых ягод саубуна.

Матушка устремила взгляд вдаль. Я посмотрела в ту же сторону. Почему эти поля и холмы лишились всякой жизни? Ответ сам пришел ко мне, и я была вынуждена его принять. Наша любимая родина стала проклятым местом и останется таким, если мы не употребим все силы, чтобы очистить ее от этого проклятия.

— Все хорошо?

Мы вздрогнули. Перед нами, подбоченившись, стоял отец. Он чуть запрокинул голову и сделал глубокий вдох. Казалось, он пытается уловить какой-то запах, принесенный поднимающимся ветром.

— Нет, — ответила матушка. — Древние дары вырвались на волю. Вновь теневые гончие побегут впереди безликого охотника и зеленые пойдут по лесам. В Гурлионе разрушены обереги, и ни один смотритель не сумеет легко восстановить их; древний народ не приемлет никаких границ, установленных людьми, ибо им принадлежит вся земля. А злодеи среди наших сородичей — те, чьи руки в крови, кому по нраву деяния Тьмы, — также собираются вместе. Нет, для нас наступают плохие времена, Десмонд.

— Но разве Свет не пробудит свои дары? — негромко спросил отец. — Ведь должно существовать равновесие. А против тех, кто готов служить демонам, мы можем драться и сталью.

И верно, сталью. Его рука взметнулась, и в слабом свете зари мы увидели, как блеснул его обнаженный меч. Я почувствовала, что мое оружие тоже наготове.

Теперь мы не могли свернуть с дороги, ведущей на Кингзбурке, не могли выслать вперед много разведчиков, чтобы не ослаблять наш и без того малочисленный отряд. Нам пришлось взять с собой еще не оправившегося от ран Рогера. Дьюти решительно поджала губы — и взяла заботы об оруженосце на себя.

До конца дня и всю ночь мы исполняли ее распоряжения. Мы готовили отвары из трав, и Рогер послушно пил их под пристальным взором Дьюти. Они с матушкой сняли повязку с его сломанной ноги и стали ее разминать, не убирая примочки и лубки. За работой они напевали что-то на древнем наречии, которое звучало на этом острове еще до того, как наш народ высадился на его берегах.

Бина сама сняла повязку со своей руки, пока мы рассказывали ей о метаморфозе Древолаза. Кожа все еще была красная, но припухлость спала. С помощью камня я ускорила заживление раны. Поводив им над рукой Бины, я велела ей поднять руку вверх, а потом мы втроем попытались представить, как заживает израненная плоть, как снова начинают шевелиться пальцы.

В тот день мы не видели ни Золана, ни Лоларта, и Древолаз не пришел к костру, когда стемнело. Мы старались гнать от себя все дурные мысли и сосредоточились на помощи Дьюти и лечении Бины. Мы знали о том, что Дьюти и матушка обновили охранное заклятие, окружающее наш лагерь.

— Смотри… — Бина протянула ко мне руку, разжала пальцы.

Я взяла с ее ладони камень. Она повернула руку ладонью вниз. Я чуть не ахнула. И верно: зловещая краснота, означающая присутствие яда, пропала. Но конечно, розоватые шрамы на месте ран и рубцы между пальцами не могли рассосаться сразу. Еще несколько дней рука Бины будет изуродованной.

Улыбаясь, она провела пальцами здоровой руки по неровной, шершавой коже. Ее глаза были полны слез.

— Кое-чего мы все же добились, сестрицы. Пусть мои раны станут проклятием для всех, кто еще попытается напасть на нас.

К рассвету стало лучше Рогеру. Лубки укоротили, теперь он мог ехать верхом. Рана у него на лице затянулась, образовался небольшой шрам. Однако в отличие от нашей сестры он явно не собирался прятать этот знак встречи с врагом. Шрамы, как известно, украшают мужчин.

В путь мы тронулись только после полудня. Кто с кем рядом, кто за кем — это решил наш отец. Лошадей хватило на всех, поскольку наши спасители привели с собой запасных коней. Но и наши лошади пригодились.

Никто не был против того, что я поеду следом за отцом. Его оруженосец остался на попечении Дьюти, рядом с ними поехали Бина, Силла и матушка. Наш отряд встал кругом, и снова повторился ритуал призывания охранного заклятия. Воины были хорошо вооружены. Ни один из них не надел мирную белую повязку, как это делалось обычно при пересечении границы независимой страны.

Окрестности по-прежнему выглядели пустынно и безлюдно, но я думала о том, что это только видимость. Я постоянно смотрела по сторонам, ибо меня не покидало чувство, что за нами следят.

Теперь мы ушли довольно далеко от границы Потемок, и, когда повернули к западу, не осталось и следа от этого странного разлома в земле. Золан держался либо сам по себе, либо рядом с Древолазом. Однако отец довольно часто нарушал его одиночество и задавал ему вопросы. Правда, он спрашивал Золана не о глиняных людях, а о других обитателях Потемок.

Золан не мог отказаться от разговора: тем самым он проявил бы неучтивость. Через какое-то время он стал рассказывать нашему отцу о гигантских тварях — насекомых, животных, рептилиях, с которыми ему самому приходилось расправляться.

Я заметила, что у Золана нет того меча, который он взял на поле боя в Потемках. Казалось, он безоружен. К счастью, никому из отряда под командованием отца не пришло в голову проверить боевое мастерство новичка.

Вскоре я заметила новые перемены в окружавшем нас мире. Из-за кустов не выскакивали кролики, не парили в вышине ястребы. Казалось, здесь нет никого, кроме нас. Начали сгущаться сумерки. Высланные вперед разведчики ждали нас. Они выбрали место для ночевки.

Разведчики сообщили, что не так далеко впереди находится крепость, а рядом с ней на свежевспаханных полях трудятся люди. Отец позвал к себе Лоларта и расспросил у него о здешних краях. Лоларт сказал, что гурлионцы называют эту крепость Россард, и заверил, что тамошний господин был другом тех, кто обитал во Фросморе. В сопровождении главного сержанта Горфунда бывший гвардеец поскакал к крепости, чтобы рассказать там, какая страшная беда приключилась во Фросморе, и узнать, что может нас ожидать впереди.

Мы встали лагерем. Сгустилась ночь. Мне было не по себе. Выбранное нами для ночевки место были защищено дозорными и самым мощным охранным заклятием, какое только можно было установить. А меня все не покидало чувство, что нас заметили и поджидают.

САБИНА

Я ничего не могла с собой поделать — то и дело потирала заживающую руку. Между пальцами кожа оставалась немного припухшей. Мне так хотелось избавиться от этих противных шрамов! Я вовсе не собиралась носить их как памятные кольца. Для того чтобы вспомнить о случившемся, мне не нужны были никакие украшения. Рогер с трудом держался в седле. Двое воинов отца сняли его с коня и уложили на приготовленную подстилку.

Оруженосец отца посмотрел на меня.

— Пусть ветры Каллона всегда будут попутными для вас, леди Сабина.

Он поднял руку и прикоснулся к шраму, натянувшему кожу на его щеке.

— И для тебя, Рогер, — отозвалась я. — В грядущие дни нам понадобится вся возможная помощь.

Ветры Каллона — дыхание цветов, полной и щедрой жизни, обещания — да, нам всем следовало искать те силы, чьи дары эти ветры могли принести всем нам.

Благословение Рогера заставило меня задуматься. Каллон означал мир, будущий дом — так утверждали жрицы Святилища, а их учение никогда не оспаривалось. В стенах Святилища Там, Силла и я получили наши имена.

Каллон был местом обитания посланцев Света. Но в некотором роде это также был форпост, ибо там можно было ощутить или увидеть во сне предупреждения. Сны… Я быстро и решительно прогнала прочь мысль о ночных видениях. Я слышала рассказ Там о том, как она нашла меня в ином измерении, и долго размышляла о ее рассказе. Судя по тем ужасам, которые описывала моя сестра, это был один из самых низших уровней Тьмы. Но о том, как мой дух обрел свободу, я не помнила ничего.

Часть моих воспоминаний была украдена… От этой мысли я зябко поежилась. Одаренные во все времена страшились вмешательств, способных ослабить внутренний мир. Ослабела ли я после того, как внутрь меня попал вражеский яд?

Я отошла чуть в сторону от Рогера и костра, который, как обычно, развели посередине лагеря. Наши разведчики выбрали место, окруженное несколькими высокими монолитными камнями. Такие сооружения кое-где стояли и в Алсонии. Чаще всего их считали местами встречи древних. Наша матушка и Дьюти проверили чистоту этих камней, прежде чем мы встали посреди них на ночлег, и объявили, что темных заклятий на них нет.

Я прижалась спиной к одному из шершавых каменных столпов. Мой дар не предупреждал меня о каких бы то ни было опасностях, но для пущей уверенности я порылась в торбочке, притороченной к поясу, и вытащила оттуда сложенную во много раз тряпицу. От нее исходил аромат травяной смеси, изготовленной Дьюти для нашей защиты. Я прикоснулась тряпицей к щекам и носу. Теперь я могла не бояться страшных снов.

Затем я потеплее завернулась в дорожный плащ, улеглась, опершись головой о камень, и закрыла глаза. Обычно я была готова делать любую работу в лагере, но сегодня у меня не было на это сил.

Не припомню, в какой именно момент я расслышала непривычный звук. Я повернула голову и чуть не до боли прижалась ухом к шершавой поверхности камня. Едва различимый, очень далекий — вправду ли это стучал барабан в такт с биением моего сердца? Не поворачивая голову, я попыталась нащупать рукой небольшой камень. Но пальцы прикасались только к старой и новой, только начавшей пробиваться траве. Трава… земля… все это совершенно не годилось.

Нам привезли из Гроспера не только привычную одежду, но и стилеты. Я вынула из-за пояса стилет и негромко постучала его рукояткой по каменному столпу, стараясь повторить услышанный ритм. Если это слабый, мимолетный отголосок чего-то происшедшего в далеком прошлом — ученые в Алсонии пользовались этим методом для изучения истории, — то я не должна получить ответ. Но если это зов…

Дары древних пробудились после долгого сна. Не могла ли я сейчас быть вовлечена в призывание древней Силы, забытой людьми? Встревоженная этой мыслью, я обнаружила, что только с большим трудом могу оторвать рукоятку моего кинжала от камня. Как только мне это удалось, ко мне подошла Силла.

Она проворно опустилась на колени и сжала мою руку обеими руками. Затем она наклонилась и тоже прижалась ухом к каменному столпу. Я была уверена, что звук становится все громче. Он уже не совпадал с моим сердцебиением, стал медленнее и тяжелее.

— Матушка… Дьюти…

Я поняла, о чем говорит Силла. Мы должны были предупредить остальных. Но когда я попыталась оторваться от камня, который сочла всего лишь удобной опорой для головы, и попыталась подняться на ноги, я обнаружила, что не могу этого сделать. Я попробовала крикнуть, но с моих губ не сорвалось ни звука. Темные чары! Они пленили меня в наказание за мою глупость.

ДРУСИЛЛА

Неожиданно костер разгорелся ярче, и я увидела, с каким трудом Бина пытается оторваться от камня. Я оттащила ее подальше от него, боясь, что тоже попаду в плен. К счастью, этого не произошло. Но когда я отпустила руку сестры, она снова принялась стучать рукояткой стилета по каменному столпу, хотя ее тело билось в судорогах. Она изогнулась, впилась зубами в запястье, но никак не могла отодвинуться от камня.

Я должна была позвать на помощь — отправить посыл матушке, Дьюти… но когда я попыталась облечь свою мысль в слова, я обнаружила, что мой внутренний голос не слушается меня, как Бину не слушается ее рука. Что взяло нас в плен? Это создание находилось внутри круга, очерченного нашим охранным заклятием. Но оно не разрушило эту преграду. Оберег включил его внутрь круга.

Рядом с нами появился кто-то… Золан! Я в отчаянии взмолилась, едва шевеля губами, взмолилась о помощи.

Человек из Потемок отвел меня в сторону от Бины. Он не стал прикасаться к ней, а опустился на колени и крепко прижал обе ладони к каменному столпу.

Послышался звук — тихий-тихий, еле слышный. То ли мычание, то ли песнопение, слова которого были мне непонятны. Стилет выпал из пальцев сестры. Ее губы скривились в болезненной гримасе. Она обхватила больную руку здоровой и прижала к груди.

Золан медленно отнял руки от камня, развел в стороны, провел ими вниз вдоль поверхности камня. Он словно бы что-то очерчивал. Подошла матушка, понаблюдала за Золаном несколько мгновений, сокрушенно покачала головой. С ней рядом встала Дьюти. Я забыла об остальных. В этом ночном мире существовали теперь только мы пятеро и каменный столп.

Нарисованные Золаном на камне линии проступили так ясно, будто он нарисовал их углем на белой стене. Мы увидели приземистое, мощное существо, стоящее на двух ногах и имеющее две руки. Золан отпрянул от камня, он перестал рисовать, но существо становилось все более и более настоящим, проявлялось все четче.

Мне было знакомо это создание. Золан словно бы срисовал изображение с пергаментного листа одной из древних летописей рода Скорпи. Голова существа была неестественно большой, если вообще можно было говорить о чем-то естественном, описывая это карикатурное подобие человека. Под косматыми бровями сверкали громадные, вытаращенные глаза. Между бровями разместился острый крючковатый нос. Губ под носом видно почти не было, а подбородок был квадратный, тяжелый. Волосы существа были такими жесткими, что топорщились на макушке, словно колючки.

Это был фраш — подземный обитатель, воришка и обманшик, убивавший рыцарей, зашедших в его владения. Волшебники древних времен пытались заключить сделку с фрашем, если он объявлялся около какой-нибудь хижины, чтобы не сохли сады, у коров не пропадало молоко, не погибали заезженные за ночь пони и лошади. В древних хрониках существовало более сотни преданий о фрашах, и в большей части этих преданий было написано о том, как эти существа пугали людей и издевались над ними. Они не состояли в союзе ни со Светом, ни с Тьмой и по своей воле не служили никаким Силам.

Фраш устремил взгляд на Золана, его вытаращенные глаза сверкнули. Он разлепил толстые губы, которых едва не касался кончик носа, и зарычал.

Вагар, Ларш, Седер, Сим,
Ландор, Трие, Магар, Рин,
Снопл, Япл, Виндер, Дот,
Рагур, Папах, Анли, Мот!

Это была белиберда, бессмыслица, детская считалочка. Но похоже, для фраша в ней был какой-то смысл. Он присел на корточки. Было такое впечатление, что он готов выпрыгнуть из камня и броситься на Золана. Но высвободиться ему не удалось.

Золан провел рукой по траве, не отрывая глаз от фраша. Возможно, своим пристальным взглядом он и удерживал его. Он нашел и сжал обеими руками стилет Бины. Быстрое движение — и на одном из пальцев другой руки Золана заалела капля крови.

Фраш извивался и пытался выбраться из камня, но Золан сумел подцепить каплю крови кончиком стилета и метнуть прямо во фраша. Я увидела, как между бровями фраша появилось красное пятнышко. Он открыл рот и взревел, но мы не услышали ни звука.

Не оборачиваясь, Золан обратился к нашей матушке:

— Госпожа волшебница, какое дело мне поручить этому существу?

Матушка быстро ответила:

— Следить и ждать, служить глазами при свете и во тьме.

— Быть посему. — Золан поднял стилет и прикоснулся его кончиком к выпяченным губам фраша. — Как твое имя, фраш?

Существо силилось вырваться, свирепо сверкало глазами. Но вот его губы изрекли одно-единственное слово. Оно прозвучало очень тихо, как бы издалека, но все же мы расслышали его.

— Титу.

— Титу, я держу тебя твоим именем. Ты будешь следить и ждать, ты будешь служить нам своими глазами до того часа, пока я не верну тебе имя.

Фраш снова взвыл, но на этот раз мы услышали его голос. Он прозвучал оглушительно. Сила крика фраша была настолько велика, что казалось, камень, внутри которого было заточено существо, задрожал. А потом фраш словно бы померк — и исчез.

Послышался топот. Видимо, последнее деяние Силы пробудило весь лагерь. Золан подал стилет Бине и прижал к губам окровавленный палец. Перед ним остановилась тяжело дышащая Дьюти. Много раз в детстве мы видели у нее такое выражение лица.

— Кто ты такой? — строго вопросила Дьюти. — Ты смеешь пленять кровью древних? Ничего хорошего от этого не будет!

— Есть разные дары и разные Силы, ведунья. Твои взращены в этом мире, мои укрепились в ином. Я имею дело с землей и с порождениями ее.

Я услышала, как Дьюти ахнула. Впервые в моей жизни наша нянька чему-то удивилась, а когда к ней вернулся дар речи, она произнесла совсем другим голосом:

— Будь по-твоему, чародей.

Золан покачал головой.

— Я не чародей. Я не пляшу под мелодию, которая способна увести меня на Левую тропу. Мне не нужно ничего, кроме того, что принадлежит мне.

Золан отвернулся и оказался лицом к лицу с нашей матушкой.

— Не притягивай, — строго проговорила она, но это было предупреждение, а не приказ, — к себе Силу, с которой ты не готов встретиться.

Золан учтиво поклонился ей.

— Госпожа, в этой войне я новичок. Я сделаю все, что в моих силах, ради нашего общего дела, но напрасно рисковать не стану.

Вот так Золан ненадолго раскрылся, словно приоткрыл раковину, внутри которой прятался, и заставил нас изменить мнение о нем.

ТАМАРА

Сопровождая отца, отправившегося в дозор вокруг нашего лагеря, я не видела, как Золан встретился с фрашем, но мне сразу же рассказали о случившемся. Для того чтобы иметь дело с такой Силой, нужно было либо сильно рисковать, либо действовать безошибочно и уверенно. О древней магии мы знали мало, хотя она, по всей видимости, дается при рождении, как дар. Я слышала о том, что время от времени рождаются люди, способные к древней магии. В отличие от волшебства ей нельзя обучиться — она просто есть. И насколько известно роду Скорпи, границы этой магии неизмеримы, она уходит корнями в далекое прошлое.

У вечернего очага, у походных костров часто рассказывают истории про единорогов, домовых, о болотных огоньках, оборотнях, дриадах и сокровищах прочих духов природы. Среди них есть и более темные носители древней магии — боуги, воули и гроссмиты. Все они — из зимних сказок. Но… если фраши способны оживать, если их может зачаровать смертный, то получается, что все эти существа, которыми пугают детишек, существуют на самом деле и способны предстать перед человеком и сразиться с ним.

Я принялась обшаривать свою память в поисках всего, что мне было известно из старинных преданий о возможной защите от таких существ. Одним из орудий защиты была холодная сталь. Большинство наших спутников были в доспехах — стальных шлемах, нагрудниках. Все были вооружены мечами. Но одной из самых сильных сторон древнего народца было то, что они могли без труда невидимо сопровождать нас и легко менять свое обличье. Вернее, их можно было обнаружить при наличии особого дара, но когда имеешь дело с древними, ни в коем случае нельзя полагаться на внешний облик. Помогали обороняться от них и некоторые травы. Бина специально растила рябину, плющ, падуб и ракиту. Неожиданно я слегка вздрогнула. Послышалось или нет? Моя память ответила мне звонким смехом! Я решительно зажмурилась. Если Золан знал толк в древней магии, то и мы должны были это уметь. Или я снова переоценивала таланты рода Скорпи?

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

ДРУСИЛЛА

Я проснулась утром и ощутила рядом что-то мягкое и теплое. К моему удивлению, какую-то часть ночи со мной рядом проспал Древолаз. Наверное, хотя я и понятия не имела об этом, это спасло меня от дурных снов.

Солнце не стало глашатаем начавшегося дня. Большую часть лагеря за пределами очерченного высокими камнями круга, внутри которого мы спали, окутал печально известный густой гурлионский туман. Я увидела, что матушка расчесала волосы, заплела косу и покрыла ее сеткой, а Дьюти крепко завязала под подбородком ленточки чепчика.

Древолаз широко зевнул и ткнул меня носом. Я почесала его за ушами. Он потерся о мой бок плечом, и я поняла его еле различимый посыл. Настала пора позавтракать.

Прежде Древолаз так не ласкался ни к одной из нас. Его другом был Золан. Что же означало то, что он пришел ко мне?

Я была готова тронуться в путь только после того, как расчесала волосы, заплела их в тугую косу, повязала платком и накинула плащ. Я покинула круг из высоких камней. Мои сестры тоже собрались в дорогу.

К нам подошел отец. Его взгляд был невеселым. Он не приветствовал нас обычным пожеланием доброго дня и счастливого пути. Мы не удивились, поскольку понимали, что сейчас эти слова были бы пустыми. Он заговорил с нами так, словно мы не расставались всю ночь.

— Ваш друг, — проговорил отец, обращаясь ко мне (наверное, он видел возле меня Древолаза), — исчез.

Я не только удивилась. Мне стало немного страшно. Золан прибегнул к древней магии, он зачаровал фраша, а такие деяния могли привести к непредсказуемым последствиям. Возможно, человек из Потемок заигрался с Силой, которой был не в состоянии управлять. Однако я не могла быть в этом уверена, поскольку мы с Золаном были по-разному обучены пользоваться даром. Его наставницей почти наверняка была глиняная женщина.

Но Древолаз… Конечно, рыжий зверь может разыскать Золана, если его еще можно найти. Я была готова сказать об этом, но осеклась, неожиданно получив посыл. Отец тоже ощутил это мысленное послание. Он резко обернулся и вытащил из поясной сумки походный свисток. Стоило дунуть в него один раз — и этот пронзительный звук сразу же бы насторожил всех, несмотря на густой туман.

Зло могло прорваться к нам ночью, и теперь оно ощущалось в туманном воздухе. Темная Сила могла не только окутать наш лагерь, но и бросить свою сеть на ту крепость, к которой мы так опасались приближаться. Лорд-смотритель ответил на посыл, но сам ответа не получил.

— Древолаз! Сосредоточься на Древолазе! — крикнула я.

Зверя звать не пришлось. Он сам стремительно подбежал к отцу.

Положив руку на голову Древолаза, отец последовал моему совету. Его мысленное послание было кратким и выразительным, словно боевой клич.

«Где Золан? — мысленно прокричал отец, — Сколько разбойников скачут сюда?»

Когда последовал ответ, он казался невероятным, словно нас пытались обмануть.

«Один, — услышала я, как и отец, — в сером балахоне» Мне больше ничего не нужно было слышать.

— Он имеет в виду Избранного, Точно так же было во Фросморе — человек в сером балахоне был гонцом, принесшим злые чары.

Фросмор, где хозяин крепости, вождь клана, приютил Избранного и где в конце концов собственное колдовство погубило жреца. Могло ли быть так, что кто-то вновь прибегнул к такому же умыслу? Но ведь Лоларт отправился вперед, чтобы предупредить народ в ближайшей крепости! Однако силы Зла могли заткнуть ему рот.

Наверное, мои мысли были заряжены Силой, потому что я даже не пыталась никому отправлять посыл, а ответ получила: «На этот раз приманка распознана. Я веду его, защитите себя понадежнее».

Отец кивнул, словно Золан стоял перед ним. Он прикоснулся к голове Древолаза.

— Оберегай его хорошенько, славный зверь.

Древолаз тут же сорвался с места и исчез в тумане. Мы занялись приготовлениями. Все остались в лагере, потому что отряд не хотел заблудиться в тумане. Лучше было не трогаться с места и ждать Золана. Принесли побольше дров, развели костер пожарче. Затем, следуя указаниям Горфунда, большинство воинов спрятались, чтобы на виду была только их малая часть.

Мы приготовились разыграть небольшой спектакль. Матушка и Дьюти уменьшили силу наших оберегов, ибо эти духовные щиты в их полной силе сразу бы заметил Избранный. В этом у нас не было никаких сомнений. Как только он окажется здесь, нашу защиту можно будет восстановить в полной мере, но было бы лучше, если бы этот приверженец Левой тропы поверил, что мы одарены не более, чем простые деревенские ведуньи.

Нам не пришлось долго ждать. Стена тумана зашевелилась, мы услышали колокольчик — это было предупреждение от одного из дозорных. Отец смело встал впереди, у него за спиной выстроились шестеро вооруженных гвардейцев. А потом в одном месте туман словно бы сгустился. Мы легко почувствовали, что приближается к нам, — трудно было спрятать это холодное зловоние. То ли этот слуга глиняного демона не научился маскироваться, то ли с презрением относился к нашей обороне.

Золан ехал вторым, а впереди него верхом на лошади ехал человек в балахоне. Его руки были связаны за спиной, а лица не было видно под капюшоном, но Золан быстро поравнялся с ним и резким движением сорвал капюшон с его головы.

Мы знали этого человека. Это был Удо, первый из Избранных, с кем нас свела судьба. Его лицо побелело от гнева. Брызжа слюной, он выкрикнул несколько слов на непонятном языке, но Золан поднял руку и с силой ударил его по губам.

— Ссссссс! — по-змеиному зашипел Удо и тем самым показал, что дара речи не лишился. А потом на его месте вдруг возникло существо, покрытое чешуей и длинной жесткой щетиной, с множеством лапок и пылающими глазами.

Но удивительнее этой метаморфозы был негромкий смех нашей матушки. А в следующее мгновение к ней присоединился отец.

Не догадываясь о наших дарах, Удо решил произвести на нас впечатление и припугнуть нас. Матушка кивнула Там. Там подняла руку и щелкнула пальцами. Вновь появился Удо в своем истинном обличье. Из-за неудачи он разозлился еще пуще.

Первым заговорил отец.

— Сейчас не время для игр. Что ты здесь делаешь. Избранный?

Удо молчал. В его глазах плясали маленькие желтые огоньки, словно тусклые лампы горели в окнах его души.

— Я задал тебе вопрос, жрец. Какое кровопролитие ты замыслил?

Удо позволил себе ухмыльнуться.

— Лорд-смотритель, нечего тебе тут командовать. Будь ты умнее, ты бы поспешил к границе вместе со своими шлюхами и ведьмами.

Он бросил взгляд на нас и снова уставился на отца. А потом возвел глаза к небу, словно мог различить солнце за пеленой тумана.

— Его величество король сей же час объявит вас всех вне закона. И тогда все ополчатся против тебя.

Я ощутила смятение в сердцах воинов. Если Удо не лгал, если нас и вправду объявят вне закона, мы не сумеем беспрепятственно добраться до Кингзбурке — придется пробиваться туда с боями, и тогда мы уподобимся мышам, пытающимся пробраться в мышеловку.

— Положите его наземь и обыщите, — приказал отец. Видимо, он вспомнил, что другой Избранный во Фросморе использовал не только собственный дар, но и какие — то странные вещества.

Горфунд сделал шаг вперед, но Золан уже успел отчасти выполнить приказ нашего отца. Он ловко спешился и довольно грубо стащил Удо с лошади. Темный жрец лягался и пытался освободиться, но скоро понял, что это бесполезно.

— Игрушка Фарсали! — прошипел Удо и плюнул в лицо Золана. — Я знаю, откуда ты пришел и куда скоро вернешься. Не думай, что можешь превзойти господина Тарна!

Но тут послышалось свирепое рычание, и Удо взвизгнул от боли. Из клубящегося тумана выскочил Древолаз и вонзил в лодыжку Удо острые зубы.

В следующее мгновение около Избранного уже стоял сержант Горфунд. Золан передал ему Удо. Рыжий зверь чуть разжал зубы, но ногу Удо не отпустил. Туман вокруг нас продолжал сгущаться. Там вынула из волосяного мешочка камень-талисман и положила на ладонь.

Камень испустил золотой луч, луч прорезал сети тумана, пытавшегося ослепить нас. Удо вскрикнул в изумлении и страхе, но в следующий миг обмяк, повис в крепких руках сержанта. Он, не спуская глаз с камня, разжал губы.

Горфунд обыскал его. Удо не сопротивлялся, его внимание было приковано к камню, который держала Там. Она сделала шаг в сторону Удо. Он бы отполз, но его успели надежно связать воины, призванные сержантом. Горфунд принес отцу то, что нашел на поясе и под балахоном мнимого жреца.

Когда сержант проходил мимо Там, от камня в ее руке метнулся луч и коснулся края тонкой трубочки, которую жрец прятал под балахоном. Горфунд вскрикнул. Трубочка упала, подкатилась к ногам нашего отца и воспламенилась. Удо взвыл, припал к земле и замер в неподвижности.

Сержант хотел затоптать горящую трубочку, но подметки его сапог загорелись. Он снова вскрикнул, отбежал назад и принялся топать ногами по сырой земле.

Золан отвязал от седла котелок и быстро полил пламя его содержимым. Появился маслянистый зеленоватый дым, от которого исходил запах, какой стоял бы на поле сражения, случившегося неделю назад.

САБИНА

Я смотрела на неподвижно лежащего на земле Избранного и гадала, не наделен ли камень, найденный Там в Потемках, убийственной Силой. Отец держал в руках торбу, которую сержант забрал у Удо. Крепко связанный жрец не оказывал никакого сопротивления.

Мы перешли под навес из толстого полотна. Туман сменился дождем. Мы сели на циновки. Один из воинов принес жаровню с углями, чтобы мы могли немного согреться. В угли были подброшены ароматные травы. Пряный запах помог немного разогнать мерзкую вонь от угасшей трубочки.

Там продолжала держать на виду свой талисман. Удо, ставший похожим на свернутую в рулон ткань, лежал на земле перед матушкой и отцом. Избранный был жив. Он смотрел на наших родителей широко раскрытыми глазами, его губы скривила гримаса ненависти.

Матушка немного наклонилась вперед и изобразила в воздухе знак. Удо поморщился, попытался отползти, но Золан пинком вернул его на место. Если только Избранный не был защищен Силой более могущественной, чем известная нам, теперь он должен был говорить только правду — насколько она была ему ведома.

— Ты направлялся в Россард, — резко проговорил отец, и это прозвучало не как вопрос, а как утверждение.

Удо повел головой из стороны в сторону, скрипнул зубами, впился ими в нижнюю губу; из нее потекла кровь. И все же он был вынужден ответить:

— Приказ…

— Чей? — сурово вопросил отец.

— Голоса Тарна, — вымученно признался Удо.

— Вислаф си рорбле… — проговорил Золан и поднял руку.

Я увидела, что в его руке свисток. Эти слова озадачили Избранного. Похоже, он, как и мы, не понял их смысла.

— Стар!

Это слово прозвучало как приказ.

Удо все еще был готов сопротивляться, но Золан облегченно вздохнул и сделал шаг назад.

— Этот человек — подчиненный, лорд-смотритель, — сказал он.

— А ты кем его считал? — спросила матушка.

Человек из Потемок отозвался не сразу. Он словно бы обдумывал свой ответ. Но видимо, его тоже коснулось заклятие матушки, и он должен был ответить правдиво.

— Я считал его истинным порождением Зла, — скорбно проговорил Золан и, повернув голову к нашему отцу, добавил: — Простите, что прервал допрос, лорд-смотритель, но в том была потребность. Я должен был узнать, каково место этого человека среди наших неведомых врагов.

— Хорошо, — кивнул отец. — И вот что, Золан: если ты услышишь от этого так называемого Избранного нечто, что нуждается в объяснении, говори свободно. Так какие же, — вопросил он, снова устремив взгляд на Удо, — это были приказы?

— Мне следовало позаботиться о том, чтобы Россард без труда захватили разбойники.

— Так же, как было с Фросмором?

— Да…

Стоило ему произнести это слово, и я вдруг напряглась. Воины натянули полог, защищавший нас от дождя, так, что один его край лежал на двух высоких камнях. Я сидела около одного из этих камней. Неожиданно я уловила пульсирующий ритм, который уже слышала раньше. Пробудилась древняя Сила! Золан вскочил и пригнулся, чтобы не задеть навес.

Быть может, Удо призвал кого-то на помощь, хотя мы ничего не слышали и не почувствовали никаких проявлений дара. Избранный явно никому не отправлял мысленного послания.

Золан, пригнувшись, быстро прошел мимо меня к каменному столпу и махнул мне рукой, призывая отодвинуться подальше.

Ухмылка Удо сменилась гримасой изумления. То, что Золан распознал источник надвигающейся Силы, явно стало для Избранного ударом.

При новой встрече с древней Силой человек из Потемок не стал выполнять никаких ритуалов, чтобы вызвать фраша или какое-то иное существо. Он лишь прикоснулся к камню кончиками пальцев и выстучал четкий ритм. На этот раз на камне появилась только голова фраша. Фраш осклабился, скривил пухлые губы. Смотреть на него было противно. Но если он и злился на Золана, сейчас он был способен разве что напугать ребенка.

Удо задергался и попытался лечь поудобнее, чтобы разглядеть подземного обитателя. А фраш, похоже, сразу заметил мнимого жреца и зашевелил губами, словно стал просить того о помощи.

Золан немного отошел в сторону, чтобы эти двое лучше видели друг друга. Послышался отчаянный вопль. Удо припал головой к земле и закрыл глаза.

Макушка жреца была гладко выбрита, по краям от нее торчали жидкие волосенки. Золан шагнул к Удо, схватил его за растрепанные пряди и поднял на ноги.

— Сарэй и Сал! — прокричал жрец приказ.

Фраш скривил губы и плюнул. К ногам Золана упало что-то, вовсе не похожее на слюну. Зашевелились суставчатые лапки, расправились крылышки. Но прежде чем насекомое успело взлететь, Золан растоптал его, снова уложил Удо на землю, при этом продолжая держать его за волосы.

Другой рукой Золан вычертил в воздухе знак. В ответ на это изо рта фраша вылетело еще одно насекомое, но и ему не суждено было долететь до цели. Но ведь Золан прошлой ночью зачаровал и пленил фраша, он должен был надежно управлять этим подземным жителем. Почему же чары так ослабли?

— Соз!

Удо уже не пытался освободиться. Он не мотал головой. Он ухмылялся.

Я услышала, как сидящая рядом со мной Дьюти бормочет слова охранного заклятия.

Взгляд Золана вдруг стал отстраненным, он отпустил Удо, и тот уткнулся лицом в землю. Человек из Потемок отвернулся от Избранного и обратил все свое внимание к камню. Подняв руку, как он делал прежде, чтобы заставить Удо умолкнуть, он ударил фраша — но к камню не прикоснулся.

— Сссссар… — прошипел Золан на манер одной из огромных рептилий Потемок.

Возможно, фраш был готов выплюнуть еще одно насекомое, но это у него не получилось. Он вытянул губы и причмокнул, а потом заговорил, словно бы плевался словами:

— Доберусь до тебя… доберусь… клянусь, я доберусь до тебя!

Проклятие было произнесено так ясно и четко, словно говорил человек. Фраш так выпучил глаза, что казалось, они вот-вот вывалятся из глазниц.

Золан вытянул руку и наставил на глаза фраша указательный палец — тот самый, который прошлой ночью проколол стилетом. Фраш попытался высвободиться — да с такой силой, что каменный столп закачался. Золан стоял неподвижно и молчал. Наконец фраш чуть заметно склонил голову и хрипло выдохнул. Судя по этому звуку, он прекратил борьбу. Золан немного успокоился и вернулся к Удо.

— Сар! — выкрикнул он то же самое слово, которое чуть раньше обратил к фрашу.

Удо, невзирая на путы, начал биться и извиваться на земле, пытаясь отползти подальше от Золана. Его лицо стало землисто-серым, в уголке рта запенилась слюна.

Золан снова произнес одно-единственное слово:

— Говори!

И Избранный заговорил.

ДРУСИЛЛА

Теперь разница стала очевидной. Тот Золан, которого мы знали в Потемках, исчез, и на его месте возник человек, наделенный Силой. Быть может, предводительница глиняного народа каким-то образом усилила его врожденный дар? Или, быть может, он укрепился так же, как укрепились мы: чем чаще он взывал к своему внутреннему могуществу, тем сильнее становился?

Бина взяла меня за руку, наши дары соединились. Мы стали искать соединения с Там, но наткнулись на оберег! Это настолько противоречило нашей тройственной природе, что мы не на шутку испугались. Камень-талисман в ее руке — не мог ли он окружить нашу сестру преградой? Но нет, мы, Тамара, Сабина и Друсилла из рода Скорпи, были едины, и никакая преграда не могла отделить нас друг от друга — никогда!

Несколько мгновений мы не предпринимали новых попыток мысленно соединиться с сестрой. Я задела рукой камень, внутри которого томился фраш, ощутила его ярость… И — все поняла! Вот чего оно хотело, это чудище, плененное внутри камня: оно желало разлучить нас. Возможно, оно явилось вовсе не по зову Удо, а стремилось к нам именно для того, чтобы разрушить наше единство.

«Бина!» — в страхе мысленно позвала я сестру и вновь наткнулась на оберег.

Я дернула Бину за руку. На нас никто не смотрел. Внимание всех окружающих было приковано к Удо. Он рассказывал о многом, что нам следовало знать. Но случившееся в последние минуты для меня было намного важнее. Древняя магия… нас всегда предупреждали о том, чтобы мы не имели дела с Силой, приручить которую не способен ни один смертный. Люди слишком сильно отдалились от древнего народца, от природы связанного с землей, и потому слишком мало о нем знали.

«Бина! Там! — вновь попыталась я позвать сестер, а потом, хотя я и понимала, как важно матушке слушать все, что выбалтывает Удо, я безмолвно крикнула: — Матушка!»

Она не ответила мне, но повернула голову и посмотрела в мою сторону. Быть может, она действительно услышала мой отчаянный призыв о помощи, но никак этого не выказала.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

САБИНА

Силла стояла, широко раскрыв глаза и часто дыша. Страх почти видимым облаком окутал ее. Она схватила меня за руку и сжала с такой силой, что я почувствовала, как впиваются мне в кожу краешки ее ногтей. Казалось, вся ее надежда на спасение — я.

Остальные настолько сосредоточились на допросе Удо, что на нас внимания не обращали. Силла заговорила сдавленным шепотом, и я расслышала ее только потому, что не отрывала от нее глаз.

— У меня… не получается посыл!

Я тут же собрала все свои внутренние силы и попыталась отправить сестре мысленное послание, но наткнулась на непроницаемый барьер. Мое сознание не могло встретиться с сознанием Силлы. Я встревожено обратилась к Там, но и здесь ответом мне было глухое безмолвие.

Мы, не раздумывая, отошли чуть в сторону от тех, кто собрался около лежавшего на земле жреца, но камень, внутри которого томился плененный фраш, был близко, на расстоянии вытянутой руки.

Голова страшилища все еще была склонена. Возможно, Золан полностью подчинил его своей воле, но я видела, что левый глаз, огромный и выпученный, повернулся в нашу сторону. Я не сомневалась: фраш знает, что с нами происходит.

Силла выпрямилась. Она по-прежнему крепко держала меня за руку. Она тоже смотрела на торчащую из камня голову фраша.

— Это он делает, — прошептала она.

Неспособность отправить посыл стала для нас чем-то вроде потери глаза, уха, руки — но это оказалось страшнее любой раны.

«Матушка!» — мысленно прокричала я, вложив в посыл всю свою силу. Я хорошо видела матушку, она стояла между отцом и Золаном и смотрела на Удо.

Ничего… Молчание… Чувство потери…

«Там!»

Не могло же совсем ничего не остаться от крепчайшей связи, дарованной нам при рождении! Но нет, вновь пустота.

«Дьюти…» — предприняла я последнюю отчаянную попытку.

Когда-то Дьюти казалась мне всезнающей, именно она старалась, чтобы мы всегда познавали и оттачивали свой дар.

«Дьюти!»

Если бы было можно, я бы крикнула вслух.

Старушка ворожея стояла чуть поодаль. Похоже, допрос Избранного интересовал ее меньше остальных. Она устремила взгляд на торчащую из каменного столпа голову. Она непрерывно шевелила губами. Я не сомневалась: она всеми силами старается наложить заклятие на фраша.

Силла отпустила мою руку и решительно шагнула к камню. Фраш поднял голову и уставился на мою сестру. Его пухлые губы разъехались в ехидной ухмылке.

Силла меньше всех нас любила спорить. Ее лицо превратилось в застывшую маску. Она подняла правую руку, в пальцах которой сжимала рукоять кинжала. Клинок — для такого непростого дела? С колдовством не сражаются обычным оружием! И тут я вспомнила: у древней магии свои законы. Порой довольно прикосновения холодной стали. Я выхватила собственный стилет. Его клинок был не просто выкован одним из лучших отцовских кузнецов, но и отчасти наделен Силой.

Напрочь забыв о нашем пленнике-жреце и о тех, кто находился рядом с ним, я поравнялась с Силлой. Она встала перед головой фраша. Тот перестал скалиться. Я не могла узнать мою сестру. Она, не меняясь в лице, выше подняла кинжал.

— Сталь, холодная сталь, — произнесла она нараспев, словно вспомнила строчку из песни какого-то барда.

Если голова может вздрогнуть, не имея шеи и плеч, то именно это произошло с головой фраша.

— Глаза, чтобы видеть, — продолжала Силла бесстрастным голосом и ближе придвинула кинжал к камню. Голова фраша задергалась из стороны в сторону, но деваться ему было некуда.

И тут меня кто-то схватил за плечо и так грубо оттолкнул, что я чуть не упала, если бы Силла не поддержала меня. Золан схватил ее за руку в то самое мгновение, когда она была готова вонзить свой клинок в правый глаз фраша.

Силла зарычала, как собака, и зашипела не хуже Древолаза, не глядя на того, кто пытался удержать ее. Она проворно, с помощью обманного движения, которому нас научили давным-давно, перебросила стилет в левую руку.

Но Золан оказался быстрее. Он ударил ребром ладони по запястью сестры с такой силой, что я услышала стук. Силла выронила стилет, яростно вскрикнула и развернулась, готовая обрушить свою злость на Золана, но тот держал ее крепко.

Я разгневалась не меньше сестры, но вдруг услышала, как фраш фыркнул и захихикал.

— Что здесь происходит? — вопросила матушка, встав рядом с Золаном.

Ей ответила Силла. Ее бледность сменилась жарким румянцем. Еще ни разу в жизни я не видела ее такой разъяренной.

— Эта тварь из земных глубин, — Силла кивком указала на фраша, — решила пошутить над нами. Нас поразила мысленная немота! — Она ударила Золана локтем в живот. Тот охнул и отшатнулся. — Они боятся стали, эти древние, — разве об этом не говорится во всех старинных преданиях? Так пусть он поцелуется со сталью, пока не решит, стоит ли играть с нами в дурацкие игры!

Золан обхватил руками ее плечи и встряхнул ее.

— Ты хочешь, чтобы мы все погибли?

Неожиданно я почувствовала, что мою голову словно обручем сдавило. Ощущение было настолько болезненным, что я выронила стилет, сжала виски ладонями и стиснула зубы, чтобы не вскрикнуть. Неужели это сокрушительное давление было посылом? Если да…

— Я же сказала… — визгливо прокричала Силла. — Я словно взаперти! И Бина, и Там, наверное, тоже…

— Так и есть, — резко выговорила Там, вставшая у меня за спиной.

— Что тут за игры? — с хрипотцой в голосе осведомился наш отец.

— Это не игры, — ответила ему матушка. — Это правда. Наши дочери не могут посылать и слышать мысли.

Отец устремил взгляд на Золана.

— Ты подчинил себе это существо — по крайней мере, всем нам так показалось. Как же фраш сумел выстроить такую преграду?

Лицо отца стало словно каменное. Он смотрел на человека из Потемок так, будто они остались в мире одни. Но матушка встала рядом с отцом.

— Сталь, — проговорила она. — Дьюти…

— Миледи, — немедленно отозвалась Дьюти.

— Что сказано о стали в «Малихор Сум Магниа»?

— Что древние ее не переносят, — торопливо ответила ведунья. — Когда мы, обитатели Верхнего мира, впервые изготовили этот металл и стали ковать из него оружие, существа, обитавшие в лесных чащобах и внешнем мире, обратились в бегство.

Силла неотрывно смотрела на фраша.

— Похоже, — произнесла она со стиснутыми зубами, — они убежали недостаточно далеко!

Матушка посмотрела в глаза Золану, но ничего не сказала. Правда, возможно, они что-то сказали друг другу мысленно. Отец кивнул и так проворно шагнул к Золану, что тот и моргнуть не успел, а отец уже схватил его за руки и вывернул их за спину.

Золан стал беспомощен и почти сразу перестал бороться. Однако он предупредил всех:

— Хорошенько подумайте о том, что вы собрались сделать! Госпожа волшебница, лорд-смотритель, неужто вы готовы открыть врата для Силы, которую даже не можете надеяться покорить?

Я снова заметила гадкую ухмылку на губах фраша.

Я заглянула внутрь себя и попыталась призвать на помощь Силу так, как я это делала в Потемках, — расставила руки в стороны, растопырила пальцы. Я почувствовала, как руки согреваются, но это чувство получилось гораздо более слабым, нежели прежде. Я словно возвратилась в раннее детство, когда впервые ощутила, что наделена Силой, и должна была научиться тому, как ею управлять.

— Этот фраш, — сказала матушка, — кровью подчинен или был подчинен твоей воле. Так что же, по твоей воле наши дочери не могут мысленно говорить одна с другой?

— Вы слышали, миледи, — отвечал человек из Потемок, — что сказал этот Удо. Заклятие кровью, каким бы могущественным оно ни было, не может целиком подчинить себе великую Силу Тьмы. Этот древний, — Золан кивком указал на фраша, — наверняка был уже покорен тем изменником глиняного народа, которого я послан разыскать. Когда сюда явился Удо, он, не ведая о том, что мы взяли в плен этого древнего, призвал его к себе, полагая, что тот все еще пребывает во власти его господина. И древний явился, чтобы послужить Удо в меру своих сил.

— И, — звонко выговорила матушка, — его услуга, похоже, состоит в том, чтобы нанести удар, способный вернее всего ослабить нас.

Отец отпустил Золана.

— Дьюти, — позвал он ведунью.

Старушка встала перед камнем, в котором был заточен фраш, наклонилась и подобрала с земли выроненный Силлой стилет. Затем она высоко воздела руку с клинком. Фраш поднял голову. Его огромные желтые глаза следили за движением клинка. Золан был готов помешать Дьюти, но отец положил руку на его плечо и удержал его.

Дьюти не стала нацеливать острие стилета на физиономию фраша, как Силла. Она постучала им по камню под подбородком чудища. Тот взвизгнул и злобно оскалил зеленые зубы.

— Ты, древний, — обратилась Дьюти к фрашу, — сделай что должно — сними заклятие!

Она наклонилась ниже и вонзила клинок в камень.

— Йа-а-а-а-ау! — завизжал фраш.

Камень закачался, но не упал.

— Нет! — почти так же громко прокричал Золан. — Он — всего лишь орудие! Только орудие!

Дьюти не обернулась, но опустила руку, в которой сжимала клинок.

Земля и море,
Ложь и правда,
Луна и солнце,
Огонь, вода.

Произнося каждое из этих слов, Дьюти рисовала в воздухе символ Силы. Стилет упал на землю. Дьюти подняла руки к груди, выставила пальцы вперед. Ее губы беззвучно зашевелились. Те Силы, которые она теперь призывала, нельзя было называть вслух.

От верхушки каменного столпа отделился тонкий голубой луч, свился в кольцо, и это светящееся кольцо, в середине которого стоял камень, начало опускаться. Фраш прижался затылком к камню и, вытаращив глаза, пытался увидеть светящийся круг. Но свет не прикоснулся к нему. Кольцо трижды облетело вокруг камня прямо над головой фраша и замерло в виде голубого обруча чуть ниже вершины столпа. Голова фраша еще какое-то время дергалась и моталась из стороны в сторону. Из глаз чудища по волосатым щекам потекли зеленые слезы.

Наконец Дьюти обернулась и устремила взгляд на отца и матушку.

— Это правда. Фраш — всего лишь лук, с помощью которого другой хочет пускать стрелы.

Силла снова шагнула к камню, сжав правую руку в кулак. Она судорожно рыдала. Я разделяла ее чувство. Пусть теперь наш разум не мог соприкасаться, но сердца могли.

На этот раз Силлу остановила Дьюти. Она повернула голову и провела по воздуху пальцем. Голубой круг превратился в облачко. Облачко опустилось к земле.

— Ступай на свое место! — приказала ведунья.

Облачко исчезло, исчезла и голова фраша.

ТАМАРА

Сжав в руке волосяной мешочек с камнем-талисманом, я следила за тем, как Дьюти изгоняет фраша. Силла горько плакала. Хотя мы больше не могли говорить мысленно, я чувствовала, что ее слезы вызваны не жалостью к себе и не страхом, а гневом. Мне тоже, как и ей, было нестерпимо находиться в мире, лишенном наших привычных мысленных разговоров. Неужели мы не сумеем разрушить преграды, разлучившие нас?

Дьюти отошла от камня и поманила меня к себе. Мы вместе вернулись туда, где лежал на земле Удо. Оставшись один, он принялся отчаянно метаться и пытаться освободиться от пут. Он поднял голову, увидел нас. Гримаса злобы и ужаса покинула его лицо, он дико расхохотался.

— Ну что, старая карга, — прокричал он между приступами хохота, — ты встретилась с господином!

— Что за господин? — осмелилась спросить я.

Удо повернул голову в мою сторону, но ответить не успел: с ним рядом оказался Золан.

— Тарн, — ответил за жреца человек из Потемок.

Удо свирепо мотнул головой, уставился на Золана и прищурился. Он был вынужден ответить на все вопросы, какие ему задали отец и матушка, но теперь к нему, похоже, возвратился мятежный дух.

— Если знаешь, отродье Фарсали, зачем спрашиваешь?

Но Дьюти решительно взяла разговор в свои руки. Она наклонилась к Избранному, и тот не смог отвести глаза.

Даже через преграду, закрывшую мой мысленный слух, я смогла ощутить Силу, использованную Дьюти, и поняла, что ей помогает матушка. Неожиданно лицо мнимого жреца изменилось: губы разжались, глаза закатились. Его голова ударилась о землю, Не оборачиваясь, Дьюти дала мне знак.

— Камень из Проклятой земли, — приказала она.

Я встала рядом с ней. Она посмотрела на меня.

— Грядет битва…

Она так сказала или это была моя собственная мысль? Я устремила взгляд на пленника. Он весь сморщился, его землистая кожа приобрела теплый цвет обожженной глины. В мгновение ока он превратился в ту, которая жила внутри глиняной скульптуры в пещере за много лиг от места, где мы теперь находились.

«Впусти меня!» — ее безмолвный приказ был подобен удару.

Я повиновалась. В этот миг я не могла поступить иначе. Однако она не заняла место моего духа в моем теле, как, по ее словам, поступил Тарн с отшельником. Чувствуя, как прикасается к коже волосяной мешочек, я вынула из него камень. Я привыкла к его теплу, а теперь он раскалился.

Движимая чужой волей, моя рука застыла над головой Удо. Внезапно камень в моих пальцах, которыми я очертила кружок в воздухе, превратился в маленький шарик с заостренной верхушкой, похожий на головы некоторых уцелевших глиняных фигур, которые я видела в пещере.

Я тут же встретила сопротивление, мои пальцы дрогнули. Я попыталась призвать Силу, но не смогла. Моя рука сама по себе начала двигаться в противоположную сторону, я словно бы раскручивала спираль, которую успела нарисовать в воздухе. Ниоткуда появилось невесомое копье, сотканное из… дыма?., тени? Похожее на длинный черный палец, оно прикоснулось к тыльной стороне моей ладони. Напряжение ослабело, я смогла снова начать вычерчивать круги.

Смутно ощущая прикосновение пальцев Фарсали, я чувствовала боль, будто эти призрачные пальцы заканчивались когтями. Но я продолжала начатое дело.

Все кончилось внезапно. Казалось, треснул и сломался сухой сучок. Вспыхнул свет, золотое сияние. Я пошатнулась, ослабевшая, словно была долго связана и наконец с меня сняли путы.

Когда я вновь обрела зрение, моя рука, сжимавшая камень, покоилась у меня на колене. На тыльной стороне ладони лежала тонкая трубочка, похожая на ту, которую я видела у Золана, но у меня на глазах это орудие Силы бесследно испарилось.

Теперь никто — ни живой, ни бесплотный — не давал мне приказов; однако я знала, что следовало делать. Я подняла камень и, прижав его к переносице, долго держала. Я понимала, что он послужит ключом, который отопрет мою темницу. Я быстро встала.

Затем я приложила камень ко лбу Силлы, потом и Бины. Я думала только о сестрах, и мы словно бы остались одни на целом свете.

«Свободны!» — беззвучно воскликнули мои сестры, и их посыл соединил нас.

Мы крепко обнялись. Но в то самое время, когда мы из смертельного холода переместились в мир тепла, другой человек погрузился в Бесконечную Ночь.

— Он мертв, — сказала Дьюти, стоявшая около Удо.

— Он был одержим пожирающей Силой.

Рука Золана была пуста. Свой талисман он спрятал.

— А мы, — проговорила матушка, — бросили перчатку. Быть может, слишком рано.

Последовав совету Дьюти, воины отнесли тело Удо подальше от круга камней и там захоронили. Мы собирались тронуться в путь как можно раньше, но только после полудни позавтракали и тогда уж покинули место ночлега.

Древолаз, которого, как я только теперь осознала, не было с нами все это время, появился, когда мы выступили в дорогу. Стараясь держаться подальше от Дьюти, рыжий зверь побежал рядом с лошадью Золана.

Ехали неспешно, приноравливаясь к шагу лошади, на которой ехал Рогер. Немного оправившись после лечения, оруженосец смог при помощи воинов сесть в седло. Издалека послышался звук свистка разведчика. Отец приказал всем остановиться, и мы стали ждать вестей.

Разведчик доложил, что нам предстоит встреча с людьми из крепости, предупредить которых был послан Лоларт. Старый воин прибыл в Россард почти сразу после того, как туда вернулся отряд охотников, которые стали случайными свидетелями трагедии Фросмора. Хорошо, что Лоларт был знаком с хозяином крепости, иначе его могли бы убить на месте. Нам не пришлось зажигать костер и тем самым призывать к себе народ из Россарда. Узнав о приближении отряда под командованием нашего отца, обитатели крепости с радостью решили присоединиться к нам, чтобы свести счеты с теми, кто погубил их соседей.

Так что не успело солнце еще опуститься к горизонту, как к нам присоединился пестрый отряд всадников, выглядевших особенно нелепо в сравнении с нашими воинами, одетыми в одинаковые доспехи. Отец благодарно приветствовал этих людей. Они рассказали вести из Кингзбурке. Большей частью речь шла о том, что Старкаддеры и Рагнеллы бились друг с другом на улицах этого города, где теперь по ночам появлялись все новые чудовища и нападали и на тех и на других. Словом, случилось кровавое побоище. Уже несколько дней никто ничего не слыхал о короле. Некоторые считали, что он мертв.

Получив такие вести, мы продолжили свой путь на северо-запад. Мы снова встали лагерем в сумерках и вместе с матушкой и Дьюти произнесли охранное заклятие. Гурлионцы, присоединившиеся к нам, поглядывали на нас с любопытством, но помалкивали. Золан держался от нас в стороне, он даже не пытался показать, что знает, чем мы занимаемся. Я чувствовала, что ему не по себе.

Наш оберег на этот раз предназначался для защиты от любого Зла, мы ни на кого и ни на что не указали особо. Верно, человек из Потемок выказал некую способность управляться с древней магией, но не так давно мы убедились в том, что обереги, которым мы всегда так доверяли, оказывались не слишком надежными при встрече с неведомой и чужеродной для нас Силой. На самом деле матушка и Дьюти даже немного изменили привычный ритуал. Я, где только можно было усилить защитные преграды, пользовалась своим камнем-талисманом.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

САБИНА

Золан подошел к костру, когда Дьюти подавала завтрак, но сел в стороне от круга, включавшего наше семейство и гурлионского вождя с двумя главными приближенными. Я внимательно наблюдала за человеком из Потемок, не обращая особого внимания на разговор, представлявший собой по большей части пересказ слухов о хаосе, воцарившемся в Гурлионе. Может быть, из-за того что я почти не отрывала глаз от Золана, я и заметила, что за ним украдкой следит один человек из Россарда.

Незнакомец был на вид ровесником Золана, но явно являлся опытным воином. За спиной у него висели ножны, из которых торчала рукоять старинного длинного меча, украшенная необычной резьбой. Его широкие плечи покрывала столь же старинная кольчуга, в кольцах которой то и дело застревали кончики длинных волос песочного цвета. Эта кольчуга казалась неудобной даже для защиты.

Я попыталась вспомнить имя молодого человека — ведь вождь клана представил его нам. Фергал? Фергус? Точно я вспомнить не могла. Черты лица у него были грубоватые, но приятные. Он, как и Золан, был чисто выбрит. Безбородый… Я устремила взгляд на человека, с которым мы странствовали несколько месяцев. За все это время я ни разу не замечала, чтобы Золан брился, однако щетина у него не отрастала. Почему-то до сих пор это мне не бросалось в глаза.

В Гроспере Силла часто обращалась к моим запасам целебных трав, смешивала их между собой, готовила снадобья и настои. Несколько лет назад она изготовила мазь с приятным запахом, с помощью которой можно было удалять волосы на руках. Я не могла понять, почему именно теперь я обратила внимание на гладкие щеки Золана, почему это произвело на меня такое впечатление — ведь это было так далеко от наших теперешних бед, Разве что потому, что сейчас нас окружали бородатые мужчины. И еще я знала, что молодые люди предпочитают не бриться.

— Так и порешим, — проговорил отец и кивнул гурлионскому вождю. — Пустим вперед разведчиков.

Громкий голос отца отвлек меня от странных размышлений, но любопытство не давало мне покоя и тогда, когда мы с Там и Силлой устроились на ночлег. Однако почему-то я не поделилась с ними своими вопросами.

Сон не шел ко мне, хотя я даже попробовала призвать его, управляя своим сознанием, как была обучена с детства. Слишком многое случилось за день. Я погрузилась в раздумья. Мы двигались навстречу невидимой опасности, природу которой понимали не до конца, и я все гадала, зачем мои отец и матушка решили отправиться в раздираемый войной Кингзбурке. Мы думали, что они выехали из Гроспера для того, чтобы разыскать нас, — что ж, теперь единство нашего семейства было восстановлено. Тем не менее мы все дальше уходили в глубь Гурлиона. Только ли из-за того, что Золан должен был сразиться с Тьмой? Или…

Я лежала очень тихо, глядя на полог шатра. Невольно я поежилась. Я ни за что не смогла забыть ужас, испытанный в те мгновения, когда мы с сестрами стали словно бы глухонемыми. Вдруг мы угодили в какие-то неведомые сети, стали пешками в чьей-то хитрой игре?

Я услышала легкий шум. Кто-то заворочался во сне. Мы втроем лежали ближе к выходу из-под полога. У меня вдруг мелькнула мысль: посплю ли я еще хоть раз на настоящей кровати, за крепкими стенами, где надежные обереги будут охранять меня от множества опасностей внешнего мира?

Я чуть было не вскрикнула. Издалека послышался негромкий голос — смутно, но различимо. Что это было? Посыл, смысла которого я не могла понять? Древолаз! Он подобрался ко мне едва заметной тенью и лег рядом. Я ощутила странный запах его шерсти — сильный, как бы исходящий от свежих, смятых в руке листьев, и острый, как его зубы. Затем моего лица коснулось дыхание Древолаза. Запах тоже был сильным, но так и должно пахнуть от хищного зверя.

Я не сомневалась: спутник Золана пришел ко мне не просто так. К сожалению, я не разбиралась в языке животных. Сделав усилие, я попыталась отправить зверю мысленное послание. Я уловила смысл ответа. Я должна была куда-то пойти — и притом немедленно.

Там и Силла ровно дышали во сне. Я чувствовала, что они крепко и сладко спят. Я с необычайной осторожностью встала с нашей общей подстилки. Я не могла объяснить, почему так старалась не разбудить их, почему мне не хотелось, чтобы они узнали о том, что я делаю, но что-то подсказывало мне: это необходимо.

Пытаясь не шуметь, я выползла из-под полога. Древолаз, пятясь и не спуская с меня глаз, отошел чуть назад. Я заметила дозорного и помедлила. Мне казалось, что каждое мое движение сопровождается ужасным шумом, но дозорный меня явно не замечал.

Золан никогда не ложился спать под пологом — ни с краю, где укладывали Рогера, ни с той стороны, где ложились наши родители. Он облюбовал место чуть поодаль от полога, где рядом с ним всегда находился Древолаз. К этой ложбине меня сейчас и вел рыжий зверь. Неожиданно он резко замер и тихо зашипел, призывая меня остановиться.

Я расслышала голоса. Двое разговаривали почти шепотом.

— Повелитель мой, король, — вы не узнаете меня? Моя мать была вашей кормилицей, мы были молочными братьями…

— Ты ошибаешься!

— Король Геррит, разве вы не носите на плече знак орла? Я заметил этот знак, когда мы вечером купались в озере, и я видел этот знак тогда, когда ведунья Нолуэн наложила его на вашу кожу. Только такой знак и подобал родному сыну короля.

— Я не тот, кого ты ищешь! — К гневу в голосе Золана примешался страх. — Я Золан, я из Потемок. Не возвеличивай меня! Предупреждаю тебя, Фергал по прозвищу Барс!

Послышался кашель, потом снова зазвучал голос Фергала.

— Что вы сделали? Вы отняли у меня дыхание!

— Так же легко я могу отнять у тебя речь! — Было заметно, что Золан разозлился не на шутку. — Я не король, и ты не станешь распространять эту ложь. Я человек, наделенный Силой, — и более никто, и я должен сделать свое дело. Только это правда, и больше ничто.

— Что ж, живите со своей «правдой». — В голосе Барса тоже прозвучал гнев. — Без сомнения, вы слишком долго прожили среди этих южан, и теперь они вас используют ради своих целей. Часто рассказывают, что они похитили вас. Наконец стало ясно, что это предание правдиво. Не бойтесь — кому нужен правитель-перевертыш? Я был молочным братом Геррита, когда он знал правду и был честен, — и он знал, какая страна его родина.

Внезапно я ощутила сильнейший удар чужеродной Силы, не принадлежавшей ни Свету, ни Тьме. Этот удар задел меня только краешком, но я согнулась словно под порывом зимнего шквала.

Что сделал Золан? Я была уверена: он прибегнул к помощи Силы. Мы считали, что наш спутник — приверженец Света, но могли ли мы быть хоть в чем-то уверены насчет него? Фергал не сомневался, что перед ним — Геррит, и я без труда могла понять его, несмотря на то что Золан сейчас сопровождал лорда-смотрителя с Юга. По слухам, в которые твердо верили гурлионцы, их короля в детстве похитили алсонийцы и с тех пор держали в плену — и вот теперь, казалось, слухи подтвердились. Возвращения давно потерянного законного правителя было более чем достаточно для того, чтобы гурлионские кланы объединились и ополчились против южан.

Возле сложенной рядом с пологом поклажи промелькнула тень. Луна пряталась за тучами, но я сумела разглядеть рукоять меча, торчащую из ножен за спиной. Фергал возвращался туда, где спали воины. Древолаз прижался к моей ноге. Я наклонилась и провела рукой по густой шерсти на его голове. В следующее мгновение зверь убежал. Зачем он позвал меня? Чтобы я услышала, как Золан наотрез отказывается признать, что он — Геррит?

Я должна была как можно скорее поделиться всем услышанным с отцом. Прежде, когда возникала срочная необходимость, мы могли мысленно соединиться с ним. Его дар уступал нашему, но за годы союза с матушкой он сумел его отточить.

Я отправила отцу мысленное послание — и почувствовала, как оно проникает в его сознание. На миг я словно бы оказалась на склоне холма, и передо мной предстала долина, озаренная солнцем и наполненная миром и покоем. А потом это видение распалось и исчезло. Я поняла, что отец проснулся.

Я быстро рассказала ему о подслушанном мной разговоре. Мне не было нужды предупреждать отца о том, что могло произойти, если Фергал с кем-то пооткровенничает. Это отец и сам прекрасно понимал.

«Очень хорошо, умница», — последовал мысленный ответ отца — ясный и четкий, словно мне ответила Там или Силла.

Он был скуп на похвалы, и потому его слова были для меня особенно драгоценны.

ТАМАРА

Мы проснулись, когда лагерь окутали предрассветные сумерки. Все поспешно готовились к тому, чтобы тронуться в путь.

— Что-то стряслось? — спросила я у Бины, которая заплетала волосы в тугую косу.

— Беда, — коротко ответила она.

А потом последовал посыл. Узнав от сестры о том, что приключилось ночью, я изумилась. Вопрос, который особенно не давал нам покоя, Бине задала Силла:

— Почему ты нас не разбудила?

И правда, почему? До последнего времени всегда бывало так: то, что привлекло внимание одной из нас, сразу становилось известно остальным. Бина посмотрела на меня, перевела взгляд на Силлу.

— Не знаю, — медленно проговорила она. Видимо, она не задумалась над тем, насколько странно себя повела.

Разрыв нашего единения — глухота, немота! Страх, посеянный фрашем, пробудился вновь. Я поспешно мысленно обратилась к Силле и Бине, а потом — к Дьюти, которая укладывала вещи матушки.

Все, к кому я обратилась, откликнулись. Дьюти обернулась и дополнила взглядом свой безмолвный ответ. Значит, мы не беспомощны — по крайней мере, пока.

Бина говорила о том, что встреча Золана с Фергалом закончилась могущественной волной Силы, и о том, как эта волна нахлынула на нее. Не из-за того ли, что на нее налетела эта волна, она умолчала о происшедшем? Не смогла обратиться к нам? Но нет, она ведь сразу мысленно поведала обо всем отцу. Но то, что теперь нам то и дело приходилось сталкиваться с Силой, которую мы не знали и не понимали, стало новой бедой, которая, словно бусина, нанизалась на нитку, где и без того было немало напастей.

Я мельком увидела Золана на другом краю лагеря. Он седлал коня. Рядом с ним ярким пятном двигался Древолаз. Казалось, Золан не знает, что мы собираемся в поход: он не взял ни сухарей из походных запасов, ни бурдюков, которые с вечера наполнили водой. Когда мы тронулись в путь, он предпочел держаться подальше от меня и Силлы. Бина поехала рядом с Рогером, чтобы помочь Дьюти ухаживать за ним в дороге. Отец, матушка и Горфунд вели какой-то серьезный разговор, а вождь гурлионцев и его люди ехали чуть дальше. Сегодня, однако, они старались держаться ближе друг к другу, чем вчера. Наши разведчики, как и подобает, выехали раньше основного отряда.

Повинуясь безотчетному порыву, я поторопила свою лошадь и поравнялась с Золаном.

— Еще день, — сказала я, — и мы прибудем в Кингзбурке. Это второй по величине город в Гурлионе — только порт Варбурке больше его.

Я говорила с ним словно с гостем, ничего не знающем о стране. Ведь Золан делал вид, что все так и есть.

— А ты бывала тут прежде, леди Тамара?

— Однажды, несколько лет тому назад, когда мы только перебрались на Север и наш отец должен был нанести визит королю Арвору. Кингзбурке был для нас совершенно новым, незнакомым. Нам было интересно, потому что там все так непохоже на столицу Алсонии.

— Арвор — что он за человек?

Я заметила, что Золан не употребил слов «его величество», спрашивая меня о короле. Такое пренебрежение к титулам могло сильно подвести его, если бы он задал такой вопрос уроженцу Гурлиона.

— Его величество, — ответила я, — молод и неплохо владеет оружием. Полгода назад он повел свое войско, чтобы отбить атаку заморских захватчиков, и одержал победу. Десять вражеских кораблей были сожжены до ватерлинии, а те, кто уцелел из команд этих кораблей, теперь стали рабами. Говорят также, что сейчас он враждует с вождями тех кланов, которые возвели его на престол. Он хочет избавиться от них, потому и предпочел союз с Избранными.

— Еще говорят, — доверительно произнес Золан, — что он исчез. Похоже, у здешних королей странный обычай — исчезать.

Золан пытливо посмотрел на меня. Думал, что сумеет по моему лицу прочитать, много ли мне известно?

— Верно, — весело согласилась я. — И теперь, — смело добавила я, — гурлионцы могут решить, что наш отец возвращается с новым королем…

— А кого поддерживает лорд-смотритель?

— Поскольку ты — единственный незнакомец в нашем отряде и к тому же не из южан, тебя могут приветствовать как короля.

К моему изумлению, Золан широко улыбнулся.

— Боюсь, такие люди будут разочарованы. Про меня можно сказать многое, — перешел он на серьезный тон, — но я точно не стану поклоняться Тарну, какое бы обличье он ни носил. И придворная жизнь не для меня. Я мог бы помочь отвести беду от этой страны. Мне не по сердцу то, что вожди кланов враждуют друг с другом. Но чем дальше я ухожу от своей страны, тем больше скучаю по ее покою.

После этих слов наш спутник ехал молча, и я не посмела нарушить его безмолвие. Однако в одном я была уверена: кто-то мог верить, что с нами едет Геррит, но Золан ни за что не желал признавать, что он и некогда потерянный мальчик-король — один и тот же человек. Но даже если он наотрез откажется от этой роли, не могут ли другие принять решение за него?

Разведчики всеми силами старались оберегать нас и направляли так, чтобы по пути нам не встречались крепости и деревни, обычно примыкавшие к укреплениям. Однако чем ближе мы подъезжали к Кингзбурке, тем труднее становилось миновать такие поселения. Наконец нам пришлось удовольствоваться дорогой, которая тут считалась главной, хотя рытвин и колдобин на ней было ничуть не меньше, чем на той, что вела к Гросперу.

ДРУСИЛЛА

Там все утро ехала рядом с Золаном, Бина и Дьюти — рядом с Рогером. Я была одна, но вскоре со мной поравнялся молодой гурлионец. Я узнала его, Это был Фергал, который утверждал, что он — молочный брат Геррита. Он склонил голову в обычном для гурлионцев приветствии, но, видимо, у него не было времени на цветистые речи, с которыми положено обращаться к алсонийским благородным дамам.

— Ваш слуга, миледи. — Фергал но прозвищу Барс говорил на пограничном наречии, а не на гурлионском языке, но я бы и так хорошо поняла его. — Вы пережили много тяжких испытаний.

Ему было что-то нужно от меня, и мне не терпелось понять, что именно.

— Вы совершенно правы. Нас похитили благодаря темному колдовству и бросили в Потемки. Похоже, этой страной пользуются разбойники, чтобы замести следы своих преступлений.

— Верно, леди Друсилла. Мы надеемся, что король поднимет знамя и призовет под него всех настоящих мужчин, чтобы мы вырвали эту заразу с корнями. Слишком долго эти мерзавцы творят подобное тому, что стряслось с Фросмором.

Меня сразу охватили воспоминания о жестоком побоище. Я растерялась, но решила, что этот разговор может помочь нашему делу, ибо слова тоже способны стать оружием.

— Жителей Фросмора предал Избранный. Пусть жрецы в серых балахонах не командуют войсками, но они умеют превращать членов кланов в убийц.

— Что верно, то верно! — воскликнул Фергал и на некоторое время умолк, но продолжал ехать рядом со мной.

Затем он заговорил о другом.

— Леди Друсилла, что вы знаете о Потемках?

— Не так уж много, — ответила я, хотя мои страшные воспоминания о Нижнем мире были такими же яркими, как о том, что я увидела в полуразрушенной и разграбленной крепости. — Те, кто нас похитил, не сумели довезти нас то того, кто им заплатил; их предупредили о том, что за ними идет по следу наш отец со своими людьми. Поэтому нас спустили с обрыва и бросили одних. Это странный мир, совсем не похожий на наш. Он словно бы не является частью нашего мира. И там очень много опасностей…

— Однако люди там все же живут, — прервал меня Фергал. — Этот… Золан, который сопровождает вас, не скрывает, что он из этой страны.

— Так и есть. — Я не стала вдаваться в подробности. — Как я уже сказала, разбойники, судя по всему, нередко поступали со своими пленниками так, как сделали с нами.

— Значит, многим удалось выжить? А в наших преданиях говорится только о тех, кто отправился поглядеть, что там есть, внизу, но обратно не вернулся. И еще поговаривают о том, что в Нижнем мире полно сокровищ.

Я быстро ухватилась за эту полуправду.

— Мы не искали там сокровищ. Искали только дорогу, чтобы поскорее возвратиться в Верхний мир. И мы наконец отыскали ее там, где погибли те, кто пришел в Потемки в поисках богатств. Они умерли нелегкой смертью. Но мы воспользовались брошенными ими веревками.

— Если вы смогли выбраться оттуда этим путем, почему же кто-то другой не смог, леди?

Чего добивался этот гурлионец? Еще мгновение — и это стало ясно.

— Те, кого еще сбросили туда, но они остались в живых, — много ли таких?

Я покачала головой.

— Мы видели только кости. Думаю, большинство людей разбойники сбрасывали, а не спускали, как нас.

— Значит, Золана тоже спустили. Получается, что те, кто похитил его, не хотели, чтобы он быстро умер?

Глаза Фергала лихорадочно заблестели.

— Мы не расспрашивали Золана о его прошлом. Для нас он стал спасителем, он защищал нас от чудовищ, ибо в той стране днем разгуливают страшилища из самых жутких снов; в этом предания не лгут. Золан говорит, что он — из Потемок, и мы верим ему.

— А если это не так, есть ли у него родня, которая возрадуется его возвращению?

— Спроси его сам. Я не могу говорить за него.

Мой ответ получился настолько резким, что Фергал по прозвищу Барс, видимо, решил сказать мне все.

— Леди Друсилла, я думаю, что вы сопровождаете нашего истинного короля — Геррита, который исчез, будучи ребенком. Теперь Гурлиону нужна крепкая рука — правитель, который далек от всех распрей между кланами. Такой правитель мог бы освободить страну от темной Силы, опутавшей своими злобными сетями Кингзбурке.

Я повернула голову и посмотрела на Фергала в упор.

— Послушай, Фергал, это не мое дело, не моего отца, не дело Алсонии. Мы выступили в поход только против Тьмы, потому что мы — Скорпи и от рождения наделены даром. Мы всегда служили Свету, и теперь нас призывает эта Сила.

— А эти дары, леди, — это бремя или радость?

Я не успела ответить ему. Мимо меня промелькнуло рыжее пятно, и моя лошадь встала на дыбы. Мне пришлось употребить все свое умение, чтобы обуздать ее. Фергал был готов помочь мне, но лошадь уже успокоилась, и я смогла попытаться понять, что стряслось. Древолаз остановился возле ехавших впереди Там и Золана, Они придержали коней.

Я уловила посыл: «Впереди засада!»

По обе стороны от луки моего седла висели кобуры с заряженными мушкетами. Я сжала поводья в левой руке, а правой потянулась к рукоятке мушкета.

— Засада! — крикнула я Фергалу.

Он не стал доставать свой длинный меч, а выхватил из — под плаща двуствольный мушкет.

Местность была ровная, более или менее сглаженная проложенной по ней колеей. Но впереди дорога пролегала между двух невысоких холмов. На обоих стояли укрепления — стены с башнями. Это была первая линии обороны Кингзбурке. Если засада устроена так близко, прямо на глазах у гарнизона этих крепостей, — это дурной знак.

Наш отец вместе с капитаном Тведером поскакал назад. За ним — матушка. Она подозвала меня и Там. Мы увидели, что от арьергарда к нам спешит Бина.

«Если вправду устроена засада, то где могли скрыться злоумышленники?» — гадала я. Ни рощицы, ни кустов, ни стен — только лес на холмах. Лес… Не прячутся ли там воины, наблюдающие за нашим отрядом? Или Кингзбурке взят в осаду и во всех укреплениях разместились отряды, имеющие приказ убивать всех, кто дерзнет прийти на выручку городу?

По приказу отца мы отступили, но осторожно, не поворачиваясь спиной в ту сторону, откуда могла последовать атака. Однако ни на сторожевых башнях, ни вдоль стен не было заметно никакого движения. Но еще более удивительно было другое: над башнями не развевались королевские штандарты. Кто же завладел этими крепостями?

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

ТАМАРА

— Испытание, — сказала матушка.

Гурлионский вождь и трое его главных приближенных (я заметила, что среди них не было Фергала) нахмурились. Некоторые неуверенно переступали с нога на ногу, словно им не терпелось уйти и поступить иначе.

— Тяжелое и жестокое, — добавил отец.

То, что предлагала сделать матушка, представлялось нам весьма разумным. Говорили, что в прошлом отмщение с помощью Силы приносило большой успех. Но у гурлионцев не было в обычае пользоваться даром, поэтому они с трудом могли поверить, что такое возможно.

Среди тех, кого призвала матушка, были мы трое, а также Дьюти и, к моему изумлению, одни не знакомый мне воин. Кроме нас — отец и Золан, готовый вести свою игру. Человек из Потемок продолжал помогать нам, хотя я была уверена, что его не избирали для этой роли.

Мы убрали мушкеты в кобуры. Нам предстояла совсем иная битва, и, насколько я понимала, гурлионцы в нее не верили. Я привязала камень, найденный в Нижнем мире, ко лбу. Он уже начал разогреваться.

— Пройти по дороге? — спросил капитан Тведер.

— Да, — кивнула матушка. — Пусть пройдут гурлионцы.

Вождь поглядел на нее, вытаращив глаза. Стоявший позади него один из его людей в сердцах плюнул на землю, таким образом показав, как он относится к этой затее.

Быть может, потому, что вождь был свидетелем нашего сражения с фрашем, он не стал отказываться. Его люди прошли перед нами — медленно, чтобы мы успели хорошо рассмотреть каждого из них. Затем они удалились. Мы надеялись, что их лица и фигуры надежно запечатлелись у нас в памяти.

Дозорный, которому было велено наблюдать за крепостями, вернулся и сообщил, что ничего не заметил. Его сменил другой воин.

Матушка посмотрела на Золана.

— Ты понимаешь, что мы должны делать?

— Да, — коротко отозвался он.

— Если так, — сказала матушка, — начнем.

Вскоре на покинутой нами дороге возникло сотворенное нами войско, состоящее из алсонийцев и примкнувших к ним гурлионцев. Чем больше Силы мы вкладывали в свои творения, тем более материальными они становились. А когда над ними зареял на ветру штандарт лорда-смотрителя, они стали выглядеть как на параде перед королевой.

Мы приготовились к тому, что это зрелище будет стоить нам больших потерь Силы, но ни один из сотворенных нами призрачных воинов не начинал таять в воздухе. Они уверенно шли по дороге вперед, а мы смотрели на них из-за невысокого холмика.

Очень скоро появились настоящие северяне. Из-под копыт их низкорослых лошадей летела пыль. Я догадалась, что наши воины тоже должны поднимать пыль, иначе северяне очень быстро распознают обман. Гурлионцы славились острым зрением и подозрительностью.

Камень, прижатый к моему лбу, обжигал кожу, но я терпела, потому что мне была нужна вся помощь, на какую только был способен мой талисман. Неожиданно мне стало легче. Я ответила на посыл, протянула руку, и к моей ладони прикоснулись жесткие, покрытые мозолями пальцы. Не было нужды оборачиваться и рисковать разрушением призрачного войска. Я прекрасно знала, что теперь мое сознание соединено с сознанием Золана. Моя Сила и прежде соприкасалась с его Силой, но никогда — так глубоко; мой камень-талисман облегчил это соединение даров.

От войска отделился отряд застрельщиков и переместился на расстояние полета стрелы от башен. Мой отец знал толк в военной стратегии, и это было его решение. Пока те, кто мог поджидать нас в засаде, не предприняли ни единого шага, но я не сомневалась, что вести нашего лазутчика верны.

Авангардная шеренга остановилась. Вперед выехал один воин. Снова отец внес свой вклад в созданную нами иллюзию. И вот в это мгновение вспыхнул бой.

Не только убийственный град стрел обрушился со стен, за зубцами которых появились лучники. Множество воинов встало словно из-под земли, и они устремились навстречу нашему «войску».

Не знаю, насколько остальным было трудно поддерживать созданную нами иллюзию, но я вкладывала все свои силы в общее дело и добивалась, чтобы люди и лошади падали, пронзенные стрелами. Но и тогда, когда они уже лежали на земле мертвые, нужно было стараться, чтобы они не исчезали бесследно.

Неожиданно в бой включилась новая сила. С башни на холме слетело… чудище. В Потемках я всякий раз ежилась от страха при виде гигантских насекомых. Казалось, это одна из тамошних тварей. Она была похожа на летуна, который у нас на глазах рвал на части огромного паука. Захлопав громадными крыльями, насекомое-великан спикировало на смешавшихся в кучу настоящих и призрачных воинов.

Северяне — настоящие северяне — обратились в бегство. Похоже, они наконец уразумели, что сражаются с призраками. Гигантский летун опускался все ниже и ниже и наконец схватил одного из отступающих.

Хотя мы находились довольно далеко от поля боя, я услышала крик. Если летун должен был сидеть в засаде, если кто-то каким-то образом вызвал его из Потемок, то получалось, что он теперь ополчился против тех, кому должен был служить. Но вдруг меня озарило: крылатое чудище было порождено даром Золана! Кто лучше него мог бы создать такой жуткий призрак?

Человек, на которого напал летун, вырвался и упал. Летун снова спикировал вниз, охотясь за новой жертвой. Я услышала выкрики позади, с той стороны, где разместились наши настоящие воины. Дорога, ведущая к крепостям, им не была видна, но гигантское насекомое, несущее в лапах человека, они увидели.

— Вперед!

Отец поднял и резко опустил руку.

Войско из плоти и крови, заранее построенное, вышло на дорогу. Отец вскочил на лошадь, которую ему подвел подбежавший воин, и присоединился к всадникам. Копыта их коней загрохотали по земле.

Мы продолжали сохранять наших призрачных воинов, но долго так продолжаться не могло. Я знала, что не у одной меня так жутко болит голова.

Летун обрушил свою атаку на стену крепости, где стояли лучники. Многие из них попытались бежать. Двое упали вниз с парапета.

Наше настоящее войско быстро нагоняло призрачное. Наконец матушка дала нам знак, что можно отдохнуть. Я обессилено опустилась на землю. Я была пуста, словно кувшин после пиршества. Даже глаза открыть было трудно, даже дышать.

ДРУСИЛЛА

Надо мной раскинулось ночное небо. Я рассеянно подумала о том, что таких ярких звезд никогда прежде не видела.

— Силла!

Звезды заслонило лицо. Я словно увидела себя в зеркале.

— Бина?

Сестра потянула меня за руку. Я села. Люди рядом со мной заворочались. Я помотала головой. Что могло случиться? У меня все тело ныло от боли, трудно было пошевелиться.

— Пойдем.

Бина снова потянула меня за руку.

Идти — но куда? И зачем?

— Ты должна подойти к лошади, — сказала Бина, когда мне все же удалось встать. Я услышала поблизости фырканье и ощутила запах лошадей.

Я сама не заметила, как оказалась в седле. Кто-то повел мою лошадь под уздцы. Мне оставалось только держаться за жесткую гриву, чтобы не упасть. К счастью, лошадь шла неспешным шагом.

Хотя я старалась сосредоточиться на том, чтобы усидеть в седле, вдруг пробудились воспоминания. Я увидела бородатого гурлионца, отступавшего назад передо мной. Потом увидала мужчину, губа которого была рассечена шрамом, а рядом с ним — мальчика-подростка, у которого только-только начали пробиваться усы над верхней губой. Все они были северянами.

Я крепче сжала гриву лошади. Меня озарило. Эти трое — они были образцами! Чтобы создать иллюзорный образ живого существа или любого предмета, нужно было сначала увидеть образец. Я не раз так поступала прежде. В моем разуме словно приоткрылась дверца. Я вспомнила: мы сотворили целое войско, состоящее из алсонийцев и гурлионцев.

Видимо, наша затея удалась, иначе мы бы не были сейчас свободны.

— Бина? — прошептала я.

Кажется, не нужно было говорить шепотом — или все же нужно?

Мне ответила не сестра, а тот, кто вел под уздцы мою лошадь.

— Леди Сабина, миледи, пошла навестить того оруженосца, который ранен.

— А ты…

— А я Исон из рода Скорпи и Альтов, родом с южных островов. Я прибыл к лорду-смотрителю с посланием от королевы, и мне велено некоторое время служить под командованием вашего отца.

Я села прямее и, бесшумно открыв правую кобуру, вытащила мушкет. Побочная ветвь клана Скорпи обитала на морских островах — так и было, однако ни матушка, ни отец ни разу не упоминали о нашем дальнем родственнике с таким именем. Я весь день имела дело с иллюзиями, и потому мной овладела подозрительность.

Но тут я вспомнила, как перед атакой собралось обычное, не призрачное войско. Среди наших воинов я тогда заметила незнакомца — молодого человека в плаще из воловьей кожи и со стальным нагрудником. Неожиданно для себя самой я отправила посыл и была вынуждена еще крепче ухватиться за гриву лошади, потому что от неожиданности чуть не упала.

«Ты… читаешь мысли?»

Дрожа, я услышала ответ — не такой ясный, как бывало, когда я мысленно говорила с сестрами и матушкой, но все же достаточно четкий: «Да, читаю. Я наделен даром».

Крайне редко дар передачи мыслей доставался мужчинам. До некоторой степени это было дано нашему отцу. Говорили, что еще более одарен был его брат, умерший от чахотки.

«Я ваш кузен — сын Магуса Скорпи».

Магус действительно был братом отца. Он предпочел служить Алсонии на море и погиб в сражении с морскими работорговцами в южных водах — в сражении, которое принесло победу алсонийцам.

— Добро пожаловать, родич, — произнесла я вслух. Я слишком сильно устала, мне трудно было поддерживать мысленную беседу — Скажи мне, как сложился бой?

Негромкий смех донесся до меня из темноты, он добавился к топоту копыт и звуку шагов.

— Думаю, они все еще бегут. Дракон их напугал не на шутку.

— Дракон? — Я не сразу сообразила. — А, ты про летуна? Видимо, эту иллюзию сотворил Золан. Я точно знаю, что такие чудища водятся в Потемках. Значит, те, кто устроил на нас засаду, побеждены?

— Похоже на то, что теперь обе крепости удерживают наши люди. Взятые в плен гурлионцы говорят, что в Кингзбурке сущий хаос. Милорд смотритель их допрашивает.

Исон рассказал мне и другие новости. Некоторым воинам из той и другой крепостей удалось бежать. На дороге осталось несколько трупов, глядя на которые можно судить: эти гурлионцы умерли от страха, встретившись с нашими призрачными воинами. В правой крепости разместилось наше семейство и больше половины войска в качестве гарнизона, а левую крепость заняли наши соратники, гурлионцы.

— Тут все просто, — объяснил мой спутник. — Гурлионцы не хотят находиться слишком близко от нас. А быть может, и лорд-смотритель тоже не против этого.

Ночь казалась слишком долгой. Мне очень хотелось побольше узнать о моем новоявленном кузене, но говорить было тяжело. Кажется, я несколько раз засыпала. Исон без устали вел мою лошадь. Если он и помогал нам в создании призрачного войска, то его это явно утомило не так, как меня.

Услышав мушкетный выстрел, я вздрогнула. За выстрелом мгновенно последовал посыл.

«Леди Друсилла! — Исон сжал мои запястья. Я безотчетно схватилась за его руки. — Вы справитесь?»

Крик… Еще крик. Новый выстрел — на этот раз громче. Я, не раздумывая, сжала поводья.

«Да», — мысленно отозвалась я и скорее почувствовала, нежели увидела, как мой кузен Исон поспешил прочь.

ТАМАРА

Мы ехали верхом среди ночи. Камень-талисман из Потемок все еще был привязан к моему лбу. Я окончательно проснулась, когда камень обжег мне кожу. А потом ночную тишину рассек выстрел, и я непроизвольно сжала в пальцах приклад своего мушкета. Прозвучал еще один выстрел. Я ехала не одна, но не видела, кто рядом со мной, не понимала, кто стрелял.

— А-а-а!

Это был не крик боли, а гневный выкрик воина перед боем. Неожиданно стало светло, но не луна вышла из-за туч, не факел загорелся. Шар неприятно желтого цвета возник над самой землей и быстро превратился в луч, похожий на поднятое копье. Изменения на этом не прекратились. Луч стал подобием воина, но этот воин был ростом ниже любого из нашего войска. Светящийся воин стоял неподвижно. Мы приближались к нему.

Тот, кто ехал рядом со мной, поспешил вперед и чуть в сторону от меня. Я увидела его тень на фоне неземного сияния. А потом вновь прозвучал крик, и мой спутник спрыгнул с коня.

— Вос!

Чей это был голос, я не поняла. Затем кто-то выкрикнул приказ, и топот копыт стих. Я тоже остановила свою лошадь.

В игру вступила Сила, но не моя и не моих сестер, не матушки и не Дьюти. Этот дар принадлежал Золану. Я уже научилась узнавать его не только по голосу.

Зловеще светящаяся фигура была не похожа на него ни ростом, ни фигурой. Перед Золаном стоял один из приземистых глиняных людей, однако на шарообразной голове ясно проступали черты. При этом светящийся силуэт продолжал меняться, его руки и ноги удлинялись, плечи становились уже, рост увеличивался.

Я начала осознавать, что здесь употреблены точно такие же чары, какими чуть раньше воспользовались мы. Это было видение, а не настоящий человек! Я подвела лошадь немного ближе. Внезапно вспыхнул еще один яркий луч, но его испустило не существо, вставшее перед Золаном, а мой камень.

Луч пролетел над плечом Золана и попал в того, кто стоял перед ним. Призрачный незнакомец воздел слишком длинные руки и принялся колотить по воздуху. Он пытался дотянуться до Золана, но словно натыкался на невидимую преграду.

Глиняный воин втянул голову в плечи и бросился к Золану, но отлетел, как от стены. Теперь я отчетливо различала черты его лица: черные провалы глаз с желтыми огоньками в глубине, нос острый, как клюв хищной птицы, тонкие губы, с которых стекала темная слюна. Будто повинуясь бессознательному приказу, я повернула голову к отвратительному существу. Луч от моего камня остановился на лице противника Золана.

— Вос!

Снова Золан выкрикнул это странное слово… Может быть, имя? Я находилась позади Золана и не видела, что он делает, но светящееся видение отступило. Свет от моего камня не угасал, пока противник Золана не начал мерцать. Затем он распался на желтые осколки и исчез.

Что было потом — я помню плохо. Ко мне подъехала матушка. Она взяла меня за руку и напитала своей Силой. Но боль, оставленная камнем, не покидала меня, она заглушала все остальные ощущения.

САБИНА

Стало ясно, что на какую-то часть нашего отряда напали. Я без труда чувствовала, что бой ведется с применением Силы, но все происходило далеко впереди, а я ехала в арьергарде и потому узнать о чем-то могла только с помощью дара. Я слышала, как люди по обе стороны от меня негромко переговариваются, но я не стала прислушиваться. Я отправила посыл Силле и Там. Силла ответила сразу, а ответ от Там пришел чуть позже, но к нему присоединилось заверение матушки в том, что опасность миновала.

Довольно скоро мы съехали с дорога, по которой продвигались с большой осторожностью, и лошади пошли на подъем. Темнота, окружавшая нас на всем протяжении пути, развеялась только тогда, когда впереди вспыхнул факел. Вскоре мы въехали в ворота, миновали проход в толстой стене и очутилась во дворе одной из двух соседствующих крепостей.

Я испытала необычайное облегчение, когда мы оказались под защитой этих стен, сложенных из массивных прочных камней. Здесь тьму разгоняли не только факелами. Горело несколько фонарей. С чувством неописуемой благодарности я спешилась.

Хотя бы до конца этой ночи нам предстоял отдых не под открытым небом.

ДРУСИЛЛА

Мы устроились на ночлег у стены зала на втором этаже башни. Я послушно выпила травяного настоя из фляги, которую мне протянула Дьюти, и передала флягу Там. Моя сестра-воительница пока не рассказывала о стычке, случившейся по пути. Матушка сидела рядом с ней и обнимала ее. Потом Там словно бы очнулась и сняла со лба ленту, к которой был привязан камень. Ее стриженые волосы рассыпались по плечам, она замотала головой. Мы увидели синяки у нее под глазами и на переносице. Дьюти поспешила смазать их целебной мазью.

Мы не сомневались, что Там пришлось снова вступить в бой с врагом. Однако впервые в жизни мы не стали ни о чем расспрашивать ее. Мы были рады тому, что матушка уложила нашу сестру спать. Она укрыла Там плащом и отодвинула фонарь подальше, чтобы он не светил на ее лицо. Но прежде чем заснуть, Там надела на шею волосяной мешочек с камнем-талисманом, найденным в Потемках.

Не ослабляла ли Там каким-то образом наш тройственный союз? Этот талисман, найденный посреди таинственных развалин, — не угрожал ли он нашему единству? Я устремила взгляд к потолку и попыталась сосредоточиться на разглядывании стропил, чтобы забыть о настоящем.

Одно за другим я стала призывать к себе воспоминания. Я вспоминала не Гроспер, а гораздо более скромное жилище, его запахи. Я видела поля и луга, на которых паслись коровы, я слышала свист крыльев голубиных стай, я чувствовала, как обнимаю Квинни, самую старую кошку в этом доме, который когда-то был нашим. А в шали, которую я только что сняла, спали два котенка Квинни…

К моему лбу нежно прикоснулась рука.

— Спи, моя милая Силла.

Да-да, я снова стала маленькой, меня окутало тепло любви, я вернулась домой.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

ТАМАРА

Меня разбудили страшные раскаты грома. Хотя от грозы нас заслоняли толстые стены башни, такого яростного ветра я никогда не слышала. Дрожа, я плотнее завернулась в плащ.

Но не только вой ветра нарушал ночную тишину. Я села и прижала ладони к вискам. Голова раскалывалась от боли. Я расслышала голоса. Они звучали приглушенно, но были наполнены гневом и угрозами. Но на фоне рычания и криков я не могла различить ни единого слова.

В зале горел один-единственный фонарь, он почти не разгонял окружающую меня тьму. Я сосчитала холмики на полу. Их оказалось четыре: Бина, Силла, матушка и Дьюти. Все они лежали тихо и неподвижно. Никто из них не звал меня. Может быть, голоса просто померещились мне в раскатах грома и вое ветра, проникающих в башню через прорубленные в камне бойницы?

Но нет… У дальней стены что-то мелькнуло. Я не понимала, как я сумела что-то разглядеть в темноте, но я была уверена: происходит нечто важное. Стараясь никого не разбудить, я встала.

У стены больше ничто не двигалось, но волнение не покидало меня. Если звук моих шагов и был слышен, шум грозы заглушал их. Темнота была почти осязаемой. Я медленно шла вперед, вытянув руки перед собой, словно боялась наткнуться на какую-то преграду. Перед сном мы окружили этот зал оберегами, но я знала природу этих преград и, встретившись с ними, могла бы их миновать.

Но тут я разглядела впереди что-то серое. Пользуясь этим пятном как ориентиром, я вскоре добралась до нижней ступени лестницы, которая, судя по всему, вела на следующий этаж башни. Я бы не смогла повернуть назад, даже если бы хотела. Словно повинуясь приказу отца, я начала подниматься наверх.

С каждым моим шагом все сильнее становился бледный свет. Я добралась до следующего этажа. Там я увидела несколько пушек. Ствол каждой из них был выставлен наружу через квадратную бойницу. Но ставший теперь еще более ярким свет лился сверху, вдоль еще одной лестницы. Эти ступени могли вести только на крышу, но кому могло взбрести в голову взобраться туда по мокрой, скользкой лестнице посреди ночи в такую жуткую погоду? Только теперь я задумалась о том, куда меня ведет мое любопытство и что мною управляет.

Однако медлила я недолго. Я подошла к подножию лестницы и посмотрела вверх. Если эти ступени ведут на крышу, проход явно не перекрыт дверью, иначе ветер не раздувал бы подол моей ночной сорочки, не забирался бы под нее своими холодными пальцами, Я стала подниматься.

Лестница вывела меня на небольшую квадратную площадку на вершине башни. На верхней ступени лежала тонкая палочка, испускающая тусклый свет. Площадка была со всех сторон огорожена стенами, и в каждой из них имелось окно. Три окна были закрыты тяжелыми ставнями, а за четвертым было видно ночное небо. Слышался вой ветра, к которому примешивался звук голосов. Но внутрь через это окно ветер не залетал!

Перед окном спиной ко мне стоял Золан — неподвижно, словно один из вышколенных стражников перед алсонийским дворцом. Перед ним, упираясь передними лапами в подоконник, стоял Древолаз. Он тоже неотрывно глядел за окно.

Ни тот ни другой меня не заметили. Я шагнула вперед и встала за спиной у Золана. Мне хотелось узнать, что так привлекло его внимание. Мне не давала покоя мысль о том, почему буйство стихии остается за этим окном.

Я сразу поняла, что это не обычная буря. За окном словно бы клубилось и завывало воплощенное Зло. Но как ни странно, оно не могло проникнуть внутрь башни.

Но и внутри смерча что-то двигалось. Корабли? Но корабли предназначены для плавания по морю, никто не путешествует на них по воздуху! К тому же эти суда были не похожи ни на один из кораблей, которые я видела. Каждый из них походил на большое бревно, заостренное с обоих концов и обрамленное красно-оранжевым светом. Через несколько мгновений я поняла, что между кораблями происходит нечто вроде сражения. От одного корабля к другому устремлялись тонкие лучи света. Внезапно один из воздушных кораблей развалился, и его обломки рухнули вниз.

— Вот… так!

Невзирая на зловещий рев ветра, я расслышала слова Золана.

— Это из прошлого, — продолжал он, словно вел с кем-то разговор, хотя я не сомневалась: моего присутствия он так и не заметил. — Он покоится в глубине веков. Добулгар никогда не восстанет вновь.

Битва в облаках прекратилась, но я этого не успела заметить, потому что в это самое мгновение я сама была атакована. Удар пришелся в самое сердце Тамары Скорпи. Невидимый враг пытался вырвать из моей груди средоточие жизни, он словно хотел задуть светильник.

Я сразу поняла: мне не уйти и не уцелеть, если только я не призову на помощь всю Силу, какую способна призвать.

Золан резко обернулся. Я с трудом держалась на ногах, меня качало из сторону в сторону. Золан обнял меня и прижал свои губы к моим губам. Но это не был страстный поцелуй. Он решился поделиться со мной своей Силой.

Сила… Я начала жадно впитывать ее, но она прибывала и прибывала. Теперь я сражалась не сама по себе: мое тело уподобилось полю битвы, на котором вели бой две противоборствующие стороны, а моя душа превратилась в стороннего наблюдателя. Тот, кто пытался покорить меня своей волей, теперь всю свою мощь обрушил на Золана.

Однако и моя оборона не была сломлена окончательно: я стала пытаться воздвигнуть щит, который помог бы и мне самой, и Золану. Долго ли мы сражались с Тьмой, пока к нам не прибыла подмога, — я не могу сказать. Я смутно ощутила приближение единства, наполненного решимостью. Бина и Силла, матушка, Дьюти — они поднялись на башню и вступили в бой! Теперь внутри меня поселилось могущество целого войска, и я поняла, что с такой мощью моему врагу сталкиваться еще не приходилось. И тут я ощутила словно порыв свежего ветра: в бой вступил еще чей-то дар — не такой могучий, как наш. Этот нежданный союзник действовал робко, но хорошо понимал, что нужно делать. Мы с Золаном все еще стояли, слившись в поцелуе. Невидимый бой внутри меня превратился в страшную боль. Казалось, мое тело вот-вот разорвется на куски.

САБИНА

Стараясь не отставать друг от друга, мы быстро поднялись вверх по лестнице на вершину башни. Здесь мы увидели Там, которую обнимал Золан. Они стояли, прижавшись к губам друг друга. За открытым окном позади них по небу метались полосы света. Там ни о чем не просила меня, но я встала у нее за спиной и положила руки ей на плечи. В следующее мгновение точно так же позади меня встала Силла.

Все, чем были наделены мы с Силлой, мы отдали в помощь нашей измученной сестре. Сила, порожденная даром Силлы, соединилась с моей и через меня потекла к Там. Я увидела, что Там и Золана объяло сияние. В следующий миг, словно копье, брошенное воином, этот луч света устремился за окно.

Все больше и больше Силы стремилось через меня к Там. Ярчайший луч становился все шире, он продолжал бить за окно. Воронка смерча вращалась все более яростно. Мне пришлось закрыть глаза, чтобы не видеть завитки ослепительных цветов. Но я видела их даже сквозь сомкнутые веки.

Зеленые и синие пересекающиеся линии потемнели, стали багряно-красными. Это кровавое пятно словно бы вошло внутрь меня, боль запульсировала во всем теле. Но я крепко держалась за Там, и Силла тоже не опускала руки.

Через несколько мгновений Золан, не отпуская Там, шагнул в сторону от окна. Мы были вынуждены пойти за ним. Мятущийся за окном багрянец придвинулся к башне, прикоснулся к оконному проему. Не слыша никакого приказа, но чувствуя, что это необходимо, я, невзирая на боль, попыталась передать Там еще больше Силы. И я тут же ощутила, как сквозь меня хлынула волна, посланная Силлой, матушкой, всеми остальными.

Багряный свет за окном превратился в шар, он разбух, словно переполненный водой бурдюк, который кто-то пытался просунуть в слишком узкое отверстие. А в следующее мгновение на каменный пол упало тело человека, и наше соединение прервалось. Я рухнула на пол, подмяв под себя Силлу, а на меня упала отпущенная Золаном Там.

Багряное свечение угасло. На несколько секунд мы словно бы ослепли. А когда к нам вернулось зрение, Золан стоял и смотрел на лежащего на полу человека, которого иная Сила забросила через окно с помощью алого сияния.

Незнакомец покатился по полу. Наконец он ударился о стену под открытым окном и принялся скрести камень ногтями в попытке приподняться. Золан бросился к нему и оттащил от окна. На помощь Золану устремился Исон, молодой человек из рода Скорпи, утверждавший, что состоит с нами в родстве. Он быстро закрыл ставни. Комнатка на вершине башни погрузилась в темноту. Мы слышали возню, но ничего не видели.

— Йа верли кворг!

Этот крик издал не Золан. Слова были странные, их смысла я не понимала, но они прозвучали хрипло, грубо, злобно. В них был ужас, леденящий душу.

Там окутало мягкое сияние. Такое мы видели прежде — это ожил ее камень-талисман, он разгорался все ярче. Наконец мы ясно увидели Золана. Честно говоря, мы ожидали, что рядом с ним окажется кто-то из глиняных людей, но тот, кого Золан заставил наконец умолкнуть, явно не состоял в родстве с народом Потемок. Это был молодой гурлионец, одетый богаче, чем простой член клана.

— Помогите мне! — сдавленно выкрикнул незнакомец. — Я ваш король! Этот безумец…

Больше он ничего не сумел сказать, потому что Золан, отпустив его горло, ударил его кулаком по подбородку. Удар был настолько силен, что незнакомец отлетел назад и стукнулся затылком о подоконник.

Золан тут же шагнул к нему и встал рядом. Он пошатывался и тяжело дышал. Исон Скорпи опустился на колени и прижал кончики пальцев к покрытой кровоподтеками шее незнакомца.

— Жив, — сообщил он, обернулся и посмотрел на Золана. — Кто он такой?

ТАМАРА

Но ответа не последовало. Я с трудом оторвалась от плеча Бины. Мне и прежде доводилось ощущать слабость после больших затрат Силы, но сейчас я была истощена настолько, что едва могла шевелить губами.

— Он сказал… король.

Я устремила взгляд на Золана, а не на того, кто неподвижно лежал на полу. До нас доходили слухи о том, что короля Арвора взяли в плен… Теперь могло получиться так, что в стране два правителя.

Золан не стал разглядывать незнакомца. Исон уложил того поудобнее. Из темноты вышел Древолаз, понюхал лежащего на полу человека и брезгливо поморщился. Рыжий зверь выразил свое мнение об этом человеке, и мнение это было невысоким, каким бы титулом ни был наделен незнакомец.

Матушка шагнула вперед и положила руки мне на плечи. Я ощутила волны перетекающей внутрь меня Силы.

— Это король Арвор, — сказала она без укора, а так, словно просто узнала этого человека. Но все е