Козырная карта (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Сьюзен Мейер Козырная карта

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Саванна Гроггин открыла дверь своей гостиницы, предоставлявшей постояльцам ночлег и завтрак и находившейся в Термонте, штат Мэриленд. Она не удивилась, увидев Итана Маккензи, своего бывшего босса. Он работал штатным юрисконсультом в Атланте. Два года назад Саванна была сотрудником той же компании.

– Саванна, мне так жаль! – сказал Итан, подойдя к ней в холле.

Его короткие черные волосы, как обычно, были аккуратно причесаны. Карие глаза смотрели на нее серьезно и обеспокоено. Сегодня он был не в костюме, а в синих джинсах и футболке, поэтому выглядел гораздо моложе, чем запомнилось Саванне.

– Тебе жаль? – спросила Саванна.

Она смотрела в пол, потому что не могла встретиться с ним взглядом. Двенадцать коротких часов назад она радовалась, что забеременела, а теперь эта радость исчезла бесследно. Саванна узнала от полиции штата Джорджии страшную новость: сперма, которую использовали для того, чтобы она забеременела, принадлежала ее бывшему боссу. И именно по этой причине ее брат скрывается от правосудия. Саванна прикусила нижнюю губу, чтобы та не дрожала.

– Это моему брату и мне должно быть жаль.

– Я знаю, ты здесь ни при чем. Полицейские пришли к выводу, что ты невиновна. Но даже если бы они не сказали мне, что ты не была соучастницей, я работал вместе с тобой достаточно долго, чтобы понять… ну, что ты не знала…

– Что мой брат подделал записи в клинике, где работал, и украл твою сперму?

– Да.

Саванна устала после долгого, трудного дня.

– Мы должны о многом поговорить. Может быть, посидим в гостиной?

Итан перевел взгляд на живот Саванны, который уже заметно округлился.

Ребенок у нее в животе принадлежал им обоим.

Итан прокашлялся.

– Саванна, извини. Я должен был и сам сообразить.

Он взял ее за руку и повел в гостиную. Там стояла мебель из орехового дерева в провинциальном стиле, отделанная орехом. Благодаря плотным темно-синим велюровым шторам в комнате было темно и тихо.

Саванна включила лампу и уселась на диван. Итан сел рядом с женщиной и снова взял ее за руку.

– Тебе что-нибудь принести?

– Нет. Ничего не нужно.

Саванна даже пожалела, что Итан ведет себя так вежливо, из-за этого она чувствовала себя еще более виноватой. С другой стороны, женщина радовалась, что он переносит случившееся лучше, чем она. Ей было довольно тяжело смириться с тем, что ее брат подделал чужие подписи и совершил кражу, так как ей хотелось найти для ребенка хорошего отца. Барри полагал, будто может исполнить свое обещание, обманув человека, которого сестра знала и уважала.

Сжимая ей руку, Итан сказал:

– Саванна, хотя твой брат не имел права так поступать, я тоже не без греха. Мне следовало уничтожить тот образец два года назад, когда мы с женой развелись.

– С твоей стороны очень мило так говорить. Но ты доверил свою сперму уважаемой клинике. И не должен был беспокоиться о том, что кто-то ее украдет.

– Верно. Но я не сделал того, что должен был сделать, значит, тоже несу ответственность.

Саванна встревожилась. Она помнила, что этот человек – проницательный и умный юрист. Есть только одна причина, по которой он стал бы брать на себя ответственность: он этого хочет. А если он хотел взять на себя ответственность, это означает, что ему нужен этот ребенок.

Саванна также помнила, что дело не в преступлении, а в ребенке. Мужчина не стал бы хранить свою сперму в криогенных условиях, если бы не хотел, чтобы у него когда-нибудь родился ребенок. Может быть, он не выбрал бы ее, Саванну, на роль матери и не собирался становиться отцом именно сейчас, но дело сделано. У него родится ребенок. И он получит этого ребенка.

Итан мог думать, что Саванна не принимала участия в этом замысле, но преступления ее брата бросили бы тень и на нее. К тому же Итан богатый человек из известной, уважаемой семьи. Когда-то его отец был сенатором, а мать работала в кабинете президента.

Ее ребенок, ребенок, которым она забеременела пятью месяцами раньше и которого так сильно желала, был для нее все равно, что потерян.

Стараясь не расплакаться, женщина нервно теребила длинные рыжие локоны.

– Ты хочешь стать опекуном ребенка, не так ли?

– Об этом нам тоже нужно поговорить.

– Хорошо, – сказала Саванна.

Она почти оцепенела от страха. У нее на глазах выступили слезы. Первые пять месяцев беременности Саванна была вне себя от радости. Она не откажется от ребенка, который еще не родился.

– О чем еще ты хочешь поговорить?

Итан молчал несколько секунд, затем тихо сказал:

– Я узнал, что друг моего отца, Сэм Рингер, решил баллотироваться на пост президента Соединенных Штатов и что он желает, чтобы вице-президентом был мой отец. Но Сэм не собирается ждать съезда своей партии, чтобы объявить об этом. Он объявит осенью, чтобы с помощью моего отца победить на предварительных выборах и для того, чтобы его наверняка выдвинули кандидатом.

– О, боже мой! – Саванна побледнела.

Ее положение становилось все хуже и хуже. Она забеременела без разрешения. Ее брат стал беглецом. Маккензи – богаты и могущественны. Вероятно, они подадут на нее в суд, чтобы получить этого ребенка. А ее борьба за опекунство с сыном кандидата в вице-президенты, вероятно, начнется приблизительно в одно и то же время с предварительными выборами. Все несчастья в ее жизни окажутся в центре внимания.

Саванна представила, как ей в лицо суют микрофоны и камеры. Представила фургоны со спутниковыми параболическими антеннами, припаркованные у нее во дворе.

Она в смятении покачала головой.

– Господи, как избежать шумихи?

– Все не так страшно, и все в наших руках, – мягко сказал Итан.

Он слегка сжал пальцы женщины, заставляя ее взглянуть на него.

– Саванна, это может представлять интерес для прессы только потому, что твой брат подделал записи и ты забеременела без моего ведома. Но если будут думать, будто ты забеременела, потому что мы были любовниками…

– Значит, ты хочешь, чтобы я сделала вид, будто мы встречались?

Он покачал головой.

– Нет, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

Саванне показалось, что у нее остановилось сердце. Она прижала свободную руку к груди.

– Вышла за тебя замуж?

– Если ты не выйдешь за меня и эта история просочится в прессу в своем настоящем виде, твой брат станет самым разыскиваемым беглецом в мире, а моему отцу зададут больше вопросов об этом ребенке, чем на темы, связанные с кампанией. Эта история может загубить все усилия моего отца и сенатора Рингера и сделает их кампанию бесполезной. Но если ты выйдешь за меня замуж, – продолжал Итан, – я не буду настаивать на обвинениях против твоего брата. Его перестанут разыскивать. О беременности и свадьбе напишут несколько газет на страницах светской хроники. Больше ничего не случится.

– Понимаю, – сказала Саванна, хотя она едва могла верить своим ушам.

Вчера она была простой, скромной владелицей гостиницы, которую унаследовала после гибели родителей. Сегодня ей делал предложение мужчина, считавшийся одним из самых завидных холостяков в стране, потому что она ждала его ребенка и забеременела из-за подделки и кражи.

– Прежде чем ты согласишься, я должен тебе сказать: надо будет убедить всех в том, что у нас брак по любви. Это не означает, что я буду к тебе ласкаться или буду ждать, что ты действительно станешь моей женой. Мы станем притворяться влюбленными перед широкой публикой, включая моих родителей. Ты должна будешь переехать со мной в Атланту и жить там, пока не родится ребенок. После этого мы подождем месяц или два, потом тихо разведемся.

Саванна с трудом сглотнула.

– Я должна переехать в Атланту?

– Да. Я там живу. Ты уехала оттуда два года назад. Мы вместе работали. Людям будет легко поверить, что у нас был роман.

Саванна глубоко вздохнула.

– Если я выйду за тебя замуж, означает ли это, что ты не станешь со мной бороться за опекунство?

– Если ты выйдешь за меня замуж, я не стану с тобой бороться за опекунство, но право посещения ребенка – это совсем другое дело. Я не хочу быть папой по уик-эндам. Я хочу принимать участие в жизни ребенка.

Саванна была не очень довольна, но почувствовала облегчение, потому что Итан не собирался лишать ее материнских прав.

Но вот отъезд из гостиницы казался ей огромной проблемой, хотя бы потому, что было забронировано несколько номеров. Впрочем, попросить друзей управлять гостиницей в течение нескольких месяцев было легче, чем защищать брата, саму себя и своего ребенка перед судом общественного мнения.

Она также отчасти несла ответственность за совершенную Барри подделку и кражу, так как заставила его пообещать, что у ее ребенка будет хороший отец…

Итан опять слегка сжал ей пальцы.

– Саванна, я не жду, что ты ответишь сегодня. Но завтра мне будет нужен твой ответ.

Саванна попыталась улыбнуться, но у нее ничего не вышло.

– Хорошо.

– Чем дольше ты решаешь, тем менее возможным становится этот план, – тихо сказал он. – Сегодня, знают сотрудники клиники и несколько полицейских. К завтрашнему вечеру узнает сотня человек. Через неделю – еще несколько миллионов. Ты должна согласиться до семи часов утра.

Женщина кивнула.

– Хорошо. Теперь оставлю тебя одну, чтобы ты могла подумать. Глядя на тебя, я догадываюсь, что у тебя было достаточно волнений для одного дня.

Его голос едва заметно смягчился. Саванна поняла, что хотя он и добивается от нее принятия важного решения, но делает это осторожно, словно заботясь о ней. Только тогда до нее дошло, что он по-прежнему сидит рядом с ней и держит ее за руку. И только тогда Саванна осознала, что она беременна его ребенком. От смущения ей стало жарко.

Радуясь, что он собирается уходить, женщина осторожно высвободила руку и тяжело вздохнула.

– Ты прав. За последние двенадцать часов я узнала столько нового! Мне понадобится время, чтобы осмыслить хотя бы часть.

– Тогда отдохни, – вставая, сказал он. – А я вернусь завтра, рано утром.

Саванна кивнула и тоже встала с дивана. Она заметила, как заблестели при свете лампы черные волосы Итана. Женщина вдруг осознала, что ее ребенок может выглядеть в точности, как Итан. У него – или у нее – могут быть глаза и волосы Итана. Их ребенок может унаследовать его мозги и талант или сумеет стать человеком государственного масштаба, вроде отца Итана…

– Мы разведемся, верно?

– После рождения ребенка, – согласился Итан, направляясь к двери. – Но у нас будет время, чтобы поговорить о праве посещения.

Он улыбнулся ей. Саванна улыбнулась в ответ, но Итан ни на секунду не поверил, что ее улыбка искренняя. Нужно будет принять меры, чтобы она не начала его шантажировать! Той робкой, милой сотруднице компании, с которой он работал два года назад, никогда не пришло бы в голову использовать его ребенка, чтобы получить деньги. Но Итан сомневался в новой Саванне, с которой встретился сегодня вечером.

Она даже выглядела иначе. Когда-то у нее были короткие непослушные рыжие волосы, которые уступили место ниспадающим длинным локонам. Ее лицо слегка осунулось, но… стало красивее. На ней не было косметики, и все-таки Саванна казалась куда привлекательнее, чем в то время, когда работала в «Хилтон – Купер – Мартин Фудз». За два года она превратилась в потрясающую женщину.

Потрясающую женщину, которая ждет моего ребенка, подумал Итан и с трудом проглотил комок в горле. Она была не просто красивой женщиной, которая привлекла бы его, если бы обстоятельства сложились иначе. Когда-то они вместе работали. Саванна ему нравилась, он ее уважал, и теперь она ждет его ребенка. Ему вдруг захотелось ее обнять, захотелось о ней позаботиться. Итан узнал, что наконец-то, в тридцать пять лет… он станет отцом.

Но он не был уверен в этой женщине до конца. Нельзя, чтобы Саванна застала его врасплох…

Он заметил печаль в глазах Саванны и внезапно понял: ей тяжело согласиться с тем, что придется поделиться ребенком.

Итан снова вспомнил, какой была Саванна, когда работала вместе с ним. Робкая. Милая. Ранимая. От чувства вины у него сжалось в груди, и он глубоко вздохнул.

– Знаю, у тебя был ужасный день. Я оставляю тебя одну и, по-моему, поступаю неправильно.

– Через несколько минут ко мне придут друзья. С тех пор как я забеременела, мы играем в покер каждую пятницу, по вечерам.

– В покер?

Должно быть, Саванну позабавили нотки сомнения, прозвучавшие в его голосе, потому что она улыбнулась.

– Что? Думаешь, женщинам не хочется немного поиграть в азартные игры или посплетничать?

То, что Саванна сказала, будто ей нравится играть в азартные игры, даже порадовало Итана. Потому что ее ответ вернул его обратно на землю. Он не знал, насколько она изменилась за последние два года. Может быть, она и не участвовала в краже, но теперь явно поймет, как обратить это себе на пользу…

Прежде чем Итан успел ответить, в дверь постучали. Гостьи Саванны вошли, не дожидаясь разрешения. Рыжеволосые сестры-близнецы, а с ними еще блондинка и брюнетка. Каждой было двадцать с небольшим лет. На них были джинсы и яркие футболки.

– Привет, Саванна!

– Привет. – Она сделала паузу и бросила предупреждающий взгляд на Итана. – Это Итан Маккензи. Мои подруги: Энди, Мэнди, Бекки и Линдзи.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте…

Итан выдержал их взгляды. У брюнетки было такое выражение лица, словно ее загнали в угол. Итан понял, что они пришли не только для того, чтобы играть в карты. Девушки приходили сюда каждую пятницу скорее для того, чтобы выяснить, как дела у Саванны. Он поступит умно, если уйдет, не успев сказать или сделать то, о чем потом пожалеет. Хотя бы из сострадания к женщине, которая ждет его ребенка.

Его ребенка.

Итану все еще не верилось, что у него будет ребенок. От этого у него захватывало дух. Но именно поэтому следовало быть особенно осторожным. В прошлый раз, когда он позволил чувствам взять верх, ему это слишком дорого обошлось.

Он посмотрел на Саванну, заставляя себя быть беспристрастным.

– Мы поговорим завтра.

Она кивнула.

– Хорошо.

Как только он вышел, Саванна повернулась к своим четырем подругам. Прижав ладонь к животу, она сказала:

– У меня большие неприятности.

– Что? – простонала Бекки, одна из близняшек. – Пожалуйста, не говори мне, что этот красивый парень подает на тебя в суд или что-нибудь еще.

– Или что-нибудь еще.

Саванна повела подруг в гостиную. Девушки уселись на диван и в кресла с круглыми спинками, внимательно глядя на Саванну.

– Он – отец этого ребенка, – сообщила та и посмотрела на Линдзи, блондинку с синими глазами, потом – на рыжеволосых близняшек Мэнди и Бекки, потом – на Энди, у которой были темные волосы и глаза. – Я этого не знала. Он этого не знал. Но Барри знал. Когда Итан был женат, его сперму почему-то заморозили в криогенных условиях. Я тревожилась, будет ли у моего ребёнка хороший отец. Очевидно, из-за этого Барри начал поиски людей, которые хранили сперму, но не были донорами. Когда брат обнаружил имя Итана, он понял, что нашел подходящего отца. Он знал, что мой бывший начальник – хороший человек. Барри подделал подпись Итана, чтобы образец его спермы попал в банк доноров и его использовали для моей беременности.

– Вот так-так! – Мэнди широко раскрыла глаза.

– Значит, этот парень настаивает на судебном расследовании? – спросила Линдзи.

Саванна облизала губы.

– Нет, если я выйду за него замуж.

– Ты шутишь! – ахнула Бекки.

– Его отец…

– Паркер Маккензи, – сказала Энди.

Она была в числе корреспондентов, делавших репортажи о Вашингтоне для нескольких газет. На Капитолийском холме Энди знала почти всех.

– Он – сенатор, которому с трудом удалось загладить прошлое матери, восходящей звезды, и отца, футболиста, принимавшего наркотики. Кража спермы его сына помешала бы его карьере. Но брак прошел бы практически незамеченным.

– Итан сказал приблизительно то же самое, – подтвердила Саванна.

– Он прав. – Энди провела рукой по густым черным волосам, падающим ей на плечи.

– Значит, ты думаешь, я должна выйти за него замуж?

– Я не знаю, что ты должна сделать… – начала Энди.

– Брак с ним практически гарантирует право возбуждать судебное дело за опекунство, – перебила ее Мэнди.

– Ему незачем на ней жениться, чтобы получить это право, – сказала Линдзи, которая училась на юриста. – Оно у него уже есть. Он – отец ребенка. Ему даже не нужны тесты на ДНК. У него есть документы, которые доказывают, что ты забеременела благодаря его сперме.

Все посмотрели на Саванну.

– У него действительно есть документы? – спросила Бекки.

– Полиция штата Джорджии сообщила мне, что Барри подделал подпись Итана, чтобы клиника смогла использовать его сперму. Итак, это один документ. У полицейских также были ордера на обыск. Они искали в гостинице улики, которые помогли бы узнать, где может находиться Барри. Должно быть, все это подтверждается документами, и именно поэтому Барри скрывается.

Бекки встретилась взглядом с Саванной.

– Ты знаешь, где находится Барри?

Саванна покачала головой.

– Нет. Он позвонил мне и сказал, что уезжает работать в Канаду. Он не сказал мне, куда именно, но я поняла: что-то не так. Потом, через восемь часов после его звонка, приехали полицейские. Они сказали мне, что руководство клиники решило проверить, как персонал проводит процедуры, и мою беременность выбрали наугад. Очевидно, Барри уехал только потому, что как-то узнал, какой именно случай они собираются проверить. Никто не обратил внимания на его отъезд, пока не позвонили Итану. Он не был донором спермы с самого начала, и надо было подтвердить, что он отнес свой образец к другой категории. Конечно, Итан этого не сделал. Когда они догадались, в чем дело, было уже слишком поздно.

– Похоже, твой брат действительно виноват, – печально сказала Бекки.

– Да, – согласилась Саванна. – Я даже не знаю, где его найти, чтобы сказать, что Итан отказывается от обвинений, если я выйду за него замуж.

– И Барри сможет вернуться домой? – с сомнением в голосе спросила Мэнди. – Никакого наказания, никаких проблем?

– На самом деле он не сделал ничего плохого, – настаивала Саванна. – Это я сказала, что не могу забеременеть, не получив гарантии, что у моего ребенка будет хороший отец. Вот Барри пообещал мне хорошего отца.

– Саванна, перестань защищать этого парня, – поморщилась Мэнди.

Но Линдзи остановила ее взглядом.

– Барри – брат Саванны, – тихо напомнила она Мэнди.

Но Саванна знала, что Линдзи имеет в виду, и поспешили уточнить:

– Он – мой единственный родственник. Кроме того, если я не выйду замуж за Итана, он может подать на меня в суд, чтобы постараться стать опекуном ребенка. И выиграет, потому что я не могу бороться с семьей Маккензи.

– О, Саванна! – Энди вскочила, подбежала к подруге и обняла ее. – По-моему, тебе не нужно беспокоиться насчет того, что он станет с тобой судиться за опекунство. Эти люди не могут себе позволить шумихи в прессе. Даже если ты не выйдешь за него замуж, по-моему, он не станет пытаться отобрать у тебя ребенка.

– Ты думаешь, ребенок в безопасности?

– Думаю, если будешь стоять на своем, Маккензи согласятся на все, что ты пожелаешь, лишь бы история не попала в газеты.

– Я с этим согласна, – сказала Линдзи.

– У тебя есть документы, которые могут подтвердить то, что ты скажешь? – спросила Бекки.

Саванна покачала головой.

– Нет.

– Тогда добудь их, – сказала Линдзи. – Выйдешь ты за него или нет, если у тебя будут документы об искусственном оплодотворении, Итан наверняка выполнит условия сделки, которую вы с ним заключите.

– Ты, хочешь сказать, мне придется прибегнуть к шантажу?

– Это не шантаж. – Энди накрыла ладонью руку Саванны в знак поддержки. – Только страховка.

– Да, страховка. – Бекки согласно кивнула.

Саванна улыбнулась, все еще сомневаясь, что поступает правильно. Все перепуталось. Она забеременела из-за подделки. Собирается выйти замуж, чтобы замести кражу. И планирует получить документы, чтобы при случае все это доказать.

– Я позвоню завтра.

– Пораньше, – попросила Мэнди.

Саванна попыталась вновь улыбнуться, но не смогла. Ей стало не по себе.

– Наверное, я позвоню боссу Барри домой. Сегодня вечером.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Утром на пороге дома Саванны появился Итан Маккензи. Женщина сразу заметила напряженное выражение лица гостя.

– Доброе утро, Саванна.

– Доброе утро, Итан, – сказала она, жестом приглашая его войти.

В этой сделке многое было поставлено на карту. Не только карьера его отца и будущее ее брата, но и судьба их ребенка. К счастью, она уже поговорила с боссом Барри и с Уоллисом Джеффризом, своим адвокатом в Термонте, поэтому больше не беспокоилась об опекунстве. Через несколько дней у нее на руках окажется козырная карта. Сначала доказательство того, как был зачат их ребенок, причинило ей страдания, но теперь оно станет ей защитой. Даже если Саванна не заключит сделки с Итаном, эти документы будут ее страховкой. Он не заберет у нее ребенка.

– Я рассудила, что, если мы поженимся, это решит обе наши проблемы, – сказала она.

Судя по выражению лица Итана, он беспокоился о том, что она ответит.

– Спасибо за то, что вчера вечером ты не стал добиваться ответа. Но даже после того, как несколько часов думала об этой ситуации, я не смогла найти лучшего решения.

Он явно почувствовал облегчение.

– И сегодня мы сможем все завершить?

– Думаю, сможем. – Она повела его на кухню, где вкусно пахло булочками с корицей и кофе. – Хочешь что-нибудь? Кофе? Может быть, булочку с корицей?

– Ты сама их испекла?

Она широко улыбнулась.

– Сегодня утром.

– О боже, пожалуйста! – сказал он, застонав от предвкушения.

– Сейчас.

Она взяла для гостя тарелку, чашку, блюдце и серебряный столовый прибор. Впервые с тех пор, как он пришел к ней вчера вечером, они заговорили нормально, и Саванне отчаянно хотелось, чтобы все продолжалось в том же духе. Им нужно непринужденно общаться не только для того, чтобы обсудить право посещения ребенка, но и потому, что они собираются жить вместе, пока не родится ребенок. Они должны раз и навсегда избавиться от возникшей между ними неловкости, чтобы сделать жизнь сносной.

Пытаясь развеселить его, она сказала:

– В браке со мной есть скрытые преимущества. Я умею печь, как никто из твоих знакомых.

– Похоже, что да, – согласился Итан.

Но его голос почему-то звучал тихо. Едва ли не почтительно.

Женщина повернулась и увидела, что он пристально смотрит на ее живот. Что ж, немудрено, Саванна уже пять месяцев приспосабливалась к своей беременности, а он еще не успел привыкнуть ко всему этому.

Она облизала пересохшие губы.

– Удивительно, не так ли?

Он не сводил глаз с ее живота.

– Поразительно.

– Из-за того, что у меня растет живот, я осознаю, что ребенок становится больше, что он развивается, и это выбивает меня из колеи.

– Я могу это понять, – прошептал Итан.

Саванна глубоко вздохнула и поставила посуду на высокий и длинный кухонный стол. Как отец ребенка, Итан имел такое же право, как она, участвовать в этом опыте. И когда он получит это право, неловкость между ними исчезнет.

– Хочешь потрогать? – мягко предложила она.

Хотя на нем были джинсы и простая рубашка, он – по-прежнему сидя на стуле – выпрямился так, словно был одет в костюм с жилетом и держал в руках портфель.

– Нет. Нет. В этом нет необходимости. Извини, Саванна. Я не буду смотреть так пристально.

Она сделала несколько шагов к обеденному столу.

– Итан, это и твой ребенок.

Он снова взглянул на ее живот.

– Я знаю.

– Ты хочешь в этом участвовать, и это пойдет тебе на пользу.

Итан поднял темно-карие глаза и встретился с ней взглядом.

– Ты думаешь?

– Конечно, – весело согласилась она, хотя ее сердце бешено билось.

Когда они работали вместе, то не были даже друзьями, были только знакомыми. Они никогда не ожидали, что у них будут близкие отношения, но теперь…

Она приподняла просторную футболку, которую носила поверх джинсов для беременных.

Но Итан не пошевелился. Казалось, он почти не дышал.

Саванна взяла его руку и положила на свой теплый живот. Именно в эту секунду ребенок пошевелился. Это нельзя было увидеть, можно было только почувствовать. Итан взглянул ей в глаза.

– Это он?

Женщина наклонила голову, подавляя улыбку.

– Или она.

Ребенок снова пошевелился, и Итан широко улыбнулся.

– Или она, – согласился он, потом рассмеялся. – Боже мой, я не могу этому поверить. У меня будет ребенок.

В его голосе звучало благоговение.

– С формальной точки зрения, это у меня будет ребенок.

Она шагнула в сторону, потому что начала испытывать странные ощущения, которые не имели никакого отношения к беременности. Карие глаза Итана нежно смотрели на Саванну. Ей стало жарко.

Не сметь и думать об этом? Саванна не сомневалась в том, что Итан женится на ней не по любви. Ей было бы очень легко совершить ошибку, думая, будто он испытывает нежность к ней, а не к ребенку. Она должна быть настороже. Не терять головы. Не делать глупостей.

Саванна прикрыла живот футболкой, потом отнесла посуду на обеденный стол. Когда она собиралась подойти за кофейником, Итан вдруг остановил ее, взяв за руку.

– Ты не должна мне прислуживать. Я могу и сам принести себе кофе. Сядь.

Их взгляды встретились. Саванна напомнила себе о том, что нежность, которую она видит в глазах Итана, относится не к ней, а к их ребенку. Но сейчас она думала не о ребенке. Женщина думала о том, как привлекателен Итан. О том, каким ужасным был его развод. Как он был добр к ней, когда умерли ее родители. Она всегда восхищалась им как мужчиной.

Итан был высоким и худым. Он производил впечатление человека, на которого можно положиться, и его поведение это подтверждало. Итан не стал требовать, чтобы она вышла за него замуж. Он сделал Саванне предложение и дал время подумать, потому что был умным, надежным и справедливым. Саванну это волновало точно так же, как его неотразимые темные глаза, красивые черные волосы и очаровательная ямочка на подбородке.

Возможно, если бы ситуация была другой, если бы Саванна познакомилась с ним на улице и ей захотелось бы пофлиртовать, она бы не спрашивала себя, каково быть его женой. Но они связаны неразрывными узами и через несколько дней или недель она станет его женой.

При этой мысли Саванна вздрогнула и отшатнулась от стола. Если она забудет об осмотрительности, у нее могут быть большие неприятности. Она может влюбиться в этого человека, и у нее разобьется сердце.

Итан встал, собираясь налить себе кофе из кофейника. Он подошел к столу, взял кофейник и заметил, что у него дрожит рука. Он понял, почему. Когда он положил руку ей на живот, его охватило чувство, которое было связано не с ребенком, а с Саванной. Итан понял, что это произошло потому, что на самом деле он прикоснулся не к ребенку. Он прикоснулся к ней. Погладил мягкую кожу ее живота. И испытал эмоции, на которые не имел права. Признательность. Удивление. Трепет. И привязанность. Итан мог объяснить свою привязанность к Саванне тем, что проработал вместе с ней два года, но он был не так глуп, чтобы не понять, что его чувства легко могут перерасти в страсть.

И у него будут неприятности.

Он считал Саванну невиновной и не собирался выдвигать обвинения против ее брата. К тому же она помогала ему скрыть проблему, чтобы пресса не причинила вреда его отцу. Они мирно действовали вместе, но это не означало, что, находясь рядом с ней, он должен расслабиться. Итан не был уверен в том, что она не воспользуется ситуацией и не начнет вымогать деньги. Впрочем, вряд ли это произойдет. Но он все равно не мог себе позволить снова увлечься женщиной.

К несчастью, если его восхищение Саванной усилится, он не только ею увлечется, он влюбится. Потом, после развода, он отдаст ей все, что она захочет. У него снова возникло подозрение. Может быть, Саванна и не помогала брату придумать этот план, чтобы получить часть денег Маккензи, на, как известно, аппетит приходит во время еды. Итан не считал Саванну жадной, но и не мог оставить себя и свою семью без всякой защиты. Это означало, что он должен вести себя сдержанно, несмотря на свои чувства к Саванне.

– Итак, на какой день ты хочешь назначить свадьбу? – спросил он, подходя к обеденному столу с чашкой кофе.

Она пожала плечами.

– Мне нужно две недели, чтобы помочь друзьям составить расписание и научить их управлять гостиницей в течение того времени, пока меня здесь не будет. Кроме того, мы должны получить разрешение и сделать все, что требуется, чтобы пожениться в Мэриленде.

– Логично. Что, если мы поженимся через две недели, в субботу?

Саванна кивнула.

– Через две недели, в субботу, – согласно повторила она.

Итан принялся за аппетитную булочку с кожицей. Он знал, что вся жизнь Саванны переворачивается вверх дном, но ничем не мог помочь. Единственный способ защитить его отца – женитьба на Саванне.

– Итак… ты рассказал родителям?

Он искоса взглянул на нее.

– Я не собираюсь им рассказывать.

Она ахнула.

– Не собираешься?

– Ни в коем случае. Я обсуждал это с Хилтоном вчера вечером.

Итан говорил о Хилтоне Мартине, друге семьи Маккензи и владельце «Хилтон – Купер – Мартин Фудз». Насколько он знал, этот человек очень нравился Саванне и она его уважала.

– И он тоже считает, что моим родителям незачем сообщать об этом. Поскольку они не знают правду, они даже не станут лгать прессе.

– Это имеет смысл, – тихо согласилась Саванна.

– Да. Чем меньше людей будет знать, тем лучше…

Внезапно Итану пришло в голову то, о чем он должен был подумать сразу же. Он чуть не застонал.

– Саванна, ты кому-нибудь рассказывала о том, как забеременела?

Очевидно, Саванна поняла, почему он спросил об этом. Она состроила недовольную гримасу.

– Только четырем женщинам, с которыми ты познакомился вчера вечером, и Оливии Брейди.

– Оливии Брейди? Из «Хилтон – Купер – Мартин Фудз»? – спросил Итан, цепенея от страха.

У его идеального плана появился большой недостаток.

– Я рассказала ей не все. Я пыталась – в марте, за ланчем, – но она решила, что я только собираюсь забеременеть, и не дала мне договорить.

Итан расслабился.

– Тогда хорошо. Мы можем сказать, что встретились, когда ты была в Атланте, поняли, что по уши влюблены, и наша история останется чистой, как утренний снег.

– Я бы не назвала эту историю чистой, как утренний снег, – возразила Саванна. – Это ложь.

– Да, но необходимая ложь, – настаивал Итан. – Как насчет твоих подруг?

– Что насчет моих подруг?

– Что ты им рассказала?

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Я рассказала им в точности то же самое, что ты рассказал Хилтону Мартину.

Итан осознал справедливость ее слов.

– Ты им доверяешь?

– Конечно, доверяю! Настолько доверяю, что они полгода будут управлять моим бизнесом.

– Это другое дело…

– Кроме того, даже если бы я не захотела поговорить с ними об этом вчера вечером, мне пришлось бы как-нибудь объяснять, почему я выхожу замуж за незнакомого им человека и переезжаю. Но только на полгода. Не навсегда. Они бы поняли: что-то не так. Я никак не могла им солгать.

– Верно. Ты права. Извини.

– Хорошо.

Глядя на сердитое лицо Саванны, Итан внезапно почувствовал себя негодяем. А он им не был. Негодяем был ее брат. Итан не заставлял бы Саванну выходить за него замуж, если бы не ее брат.

Тем не менее, на Итана нахлынуло чувство вины, он просит эту женщину слишком о многом. И как она вынуждена переживать во время беременности! Она, мать его ребенка. Что он, черт возьми, делает? Но подруг она посвятила зря. Теперь, когда эта информация стала ценной для журналистов, любая из них может выгодно продать эту историю. Тогда их брак станет бессмысленным.

Итан решил, что больше не скажет ни слова, но самостоятельно проверит ее подруг.

– Почему бы тебе не переодеться, пока я буду звонить моему адвокату? Я выясню, что мы должны сделать, чтобы пожениться в Мэриленде.

– Для этого мы должны встретиться с адвокатом?

– Ну, нам также понадобится составить брачный контракт.

– Хорошо. – Она облизала губы.

Итан взглянул на пухлые розовые губы Саванны. Ему вдруг очень захотелось ее поцеловать. Но он не мог рисковать.

– Хорошо. Мы обсудим детали в офисе Джерри Смита, – сказал он. – Переоденься.

Она вышла из кухни. Итан смотрел ей вслед. Потом провел рукой по волосам, чувствуя разочарование. Из-за Саванны он ощущал себя виноватым, так как заставлял ее участвовать в том, что задумал. А она, возможно, собирается его шантажировать! Прежде чем он на ней женится, следует многое выяснить…

Возвращаясь из офиса Джерри Смита, они решили, что Итан может переехать к ней в гостиницу за две недели до свадьбы. Потом он попросил у Саванны разрешения снова встретиться с ее подругами. Судя по выражению ее лица, она заподозрила, что он собирается все о них выяснить. Несколько секунд Итану казалось, что Саванна рассердится, но она просто сказала, что сегодня вечером пригласит их к себе.

Когда к Саванне пришли гости, Итан уселся на стул с жесткой спинкой. Напротив него, на диване, сидели четыре очень любопытные и не особенно любезные женщины. Впервые с тех пор как решил их расспросить, Итан усомнился в разумности своего решения.

– Итак, Саванна говорит, что подробно рассказала вам о нашем браке, – сказал он.

Ни одна из них не улыбнулась. Он взглянул на двух синеглазых и рыжеволосых женщин, потом перевел взгляд на блондинку и, наконец, на темноволосую, с серьезными глазами.

Все четыре гостьи уставились на него так, словно он был ангелом смерти. Ответила только блондинка Линдзи.

– Да. Она сказала, что выходит за тебя замуж, дабы обезопасить твоего отца. Скандалы ему сейчас не на руку.

– Знаешь, я мог выдвинуть обвинения против Барри, – не сдавался Итан.

– Но тогда у твоего отца опять же появились бы проблемы.

У Линдзи был умный, внимательный взгляд, и она говорила враждебным тоном. Итан мог бы поспорить, что когда-нибудь она будет юристом.

– Да, появились бы. Но ведь я тоже пошел на уступки.

– Не на такие уступки, как Саванна. Если посмотреть на эту ситуацию объективно, – все так же враждебно говорила Линдзи, – Саванна лишается гораздо большего, потому что ей приходится оставить свой дом и бизнес. Ей приходится просить друзей управлять гостиницей, пока она будет в отъезде, пока будет жить с тобой.

– Я не возражаю, – вдруг сказала Саванна.

Неожиданно для самой себя она вмешалась в разговор и встала на сторону Итана.

Итан бросил на нее взгляд искоса. Он обрадовался, что она заговорила. Судя по ее согласию, она принимала его рассуждения. Кроме того, они впервые оказались заодно.

– Если она не будет жить со мной, у нас ничего не выйдет, – приободрившись, заметил Итан.

– Может быть, это верно, – сказала Бекки. – Но, по-моему, ты наказываешь Саванну за преступление, которое совершил ее брат.

– Именно об этом я и говорю. Ее брат совершил преступление, но, если об этом станет известно, пострадает мой отец. Я могу вам доверять? – спросил он, переводя взгляд с одной женщины на другую, пока не убедился в том, что полностью завладел их вниманием. – Никто из вас не продаст эту историю какому-нибудь таблоиду?

Бекки ахнула.

– Не продаст эту историю какому-нибудь таблоиду? Так вы сказали?!

– Да.

– Кажется, мистер Маккензи, – проговорила Энди, – вы не имеете никакого представления о том, что такое дружба.

– Я знаю, что такое дружба, но ни одна из вас не является моей подругой. А в беду попал мой отец. Мне нужно знать, что я могу вам доверять. Иначе нам с Саванной незачем вступать в брак. А в этом случае условия договора, связанного с этим ребенком, станут совсем другими.

В комнате наступила тишина. Итан не угрожал, но все поняли, на что он намекает, говоря, что условия станут совсем другими. Он взглянул на молчавшую Саванну. Она не пыталась повлиять на мнение подруг, но и не осуждала Итана. Казалось, она понимала, что ему ничего не оставалось, кроме как воспользоваться подобными рычагами воздействия. Саванна могла возразить, или расплакаться, или даже начать угрожать, но она ничего не сделала. Как ничего и не сказала.

Наконец Мэнди произнесла:

– Мы сохраним твой секрет, пока ты будешь хорошо обращаться с Саванной.

Итан кивнул.

– Именно так я и собираюсь себя вести. Но на карту поставлено многое, и я тоже очень рискую. Мы с Саванной заключили сделку. Вы должны мне довериться так же, как она.

Итан говорил и не верил собственным ушам. Он что, нуждается в их одобрении? Почему? Потому что было очевидно, что эти девушки любят Саванну, и он не хотел, чтобы они о ней беспокоились.

– Кто-нибудь хочет кофе? – внезапно спросила Саванна.

Итан догадался: Саванна явно надеется, что если она сейчас прервет их разговор, тему можно посчитать закрытой. Он только что сказал, что они могут ему доверять. Все остались бы довольны такими заключительными словами. Поскольку подруги Саванны сказали, что сохранят его секрет, он и сам не нашел бы лучшего момента закончить разговор.

– Немного поздно пить кофе, – сказал Итан. – Но я бы не прочь выпить что-нибудь прохладительное.

– Я тоже не прочь, – поддержала его Бекки. – Но ты не пойдешь за напитками, – добавила она, усаживая Саванну на стул. – За ними пойдем мы с Мэнди.

– Да, а мы с Энди пойдем за картами. – Линдзи встала с дивана, затем взглянула на Итана. – Ты играешь в покер?

– Играю.

– Хорошо, – сказала Энди и жестом пригласила всех сесть за стол для игры.

Саванна взяла Итана за руку повыше локтя.

– Тебе необязательно играть.

– Я не возражаю.

Горячая преданность этих женщин Саванне тронула Итана, и он понял: это кое-что доказывает. Саванна Гроггин – очень хорошая женщина.

– Итан…

– Да?

Мужчина увидел, что Энди ждет, чтобы он взял у нее карты, и уже начинает терять терпение. Всем уже раздали газированную воду, и женщины ждали, когда Итан начнет сдавать.

– Извините.

Итан взял карты и начал их тасовать, но не мог не смотреть на Саванну. Он постоянно получал доказательства того, что Саванна – достойная женщина, но это только усложняло влечение, которое он испытывал к ней. Итан знал: его чувства объясняются ее беременностью… у нее будет его ребенок, поэтому он чувствует себя так, словно они близки. Его ставило в тупик и почти тревожило то, что он понял: за два года она нисколько не изменилась. И понимая это, он чувствовал себя ближе к ней… и это усиливало чувство интимности.

Что еще хуже, менялось его отношение к их браку. Неожиданно Итан подумал, что он не против, чтобы они спали вместе… хотя бы в прямом смысле этого слова. Они лежали бы прижавшись друг к другу, а ребенок был бы между ними. Но, в конце концов, его охватило желание прикасаться к ее замечательной бархатной коже. После того, как Саванна разрешила прикоснуться к ее животу…

Играя в покер, Итан безуспешно пытался выбросить из головы мысли о сексе. Он напомнил себе о том, что Саванна – милая и невинная и что благодаря этому она прекрасна и ранима. Ему захотелось ее защитить. А это было плохо.

Плохо.

Плохо.

Плохо.

Потому что это означало, что он может ее полюбить.

Он попробовал пресечь опасные рассуждения. Скорее всего, Саванна сделала другие выводы. Но даже если она думает точно так же, возможно, она оставит свои чувства при себе, потому что у нее застенчивый характер.

К тому же их брак не будет настоящим. Он не станет к ней прикасаться, поэтому оба окажутся в безопасности.

Эта мысль утешала Итана до конца игры. Она утешала его, когда он прощался с ее подругами. Утешала в ту неловкую минуту, когда он настаивал на том, чтобы Саванна ложилась спать и позволила ему выключить свет и запереть двери.

Но когда Итан поднимался к себе в комнату и поздравлял себя с тем, что решил не подвергать опасности их с Саванной сердца, он внезапно понял, что будет к ней прикасаться. Он будет ее целовать и будет делать вид, что безумно в нее влюблен, в присутствии родителей или других людей.

Если он хочет, чтобы его родители и пресса поверили, что у них брак по любви, он должен будет делать вид, что влюблен в Саванну. Тогда они станут прикасаться друг к другу, целоваться, жить вместе. Они подружатся, и у них будет общий ребенок…

У него большие неприятности! Итан подозревал, что он сможет довериться Саванне Гроггин и снова попытается зажить семейной жизнью. Но ему этого не хотелось. В прошлый раз он еле остался жив. Ему больше не хотелось рисковать своим сердцем и рассудком.

И он даже не мог убежать, чтобы защититься. Когда-то Итан пообещал себе, что именно так и сделает, если когда-нибудь встретит еще одну женщину, из-за которой испытает соблазн забыть об осторожности.

Через семь дней он на ней женится.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Итан стоял в отгороженной части комнаты справа от зала суда, где должны были поженить их с Саванной. Он услышал, как открывается боковая дверь, и обернулся. Вошли его родители, Пенни и Паркер Маккензи.

– Мама! Папа!

Джош Андерсон и его невеста Оливия Брейди замерли от удивления. Джош был в числе заговорщиков, он собирался стать шафером Итана.

– Итан Маккензи! – принялась возмущаться его мать тоном, который Итан помнил с десяти лет.

Пенни Маккензи была стройной и красивой дамой, в синем костюме. Светлые волосы собраны в строгий пучок.

– Как ты можешь жениться втайне от родителей?

– Я… я… я не знаю.

Итан был слишком потрясен их появлением, чтобы быстро придумать какую-нибудь подходящую ложь.

– Хилтон рассказал нам о ребенке, – сказал отец Итана Паркер.

В изысканном черном костюме, который шел к его волосам с сильной проседью, он выглядел богатым, могущественным и элегантным. Он пожал руку Джошу.

– Привет, Джош, я рад снова тебя видеть. Кто это?

– Это моя невеста, Оливия.

Даже Итан раньше не подозревал, что Джоша и его секретаршу связывают не только профессиональные отношения. Но теперь было ясно, что они любят друг друга и счастливы. На Джоше был смокинг, но Итан никогда еще не видел, чтобы он держался так непринужденно. А Оливия, в ярко-красном платье, которое идеально подходило к ее золотистым волосам и цвету лица – персиковому с оттенком кремового, – просто светилась.

– Очень приятно, Оливия.

Паркер и Пенни по очереди пожали руку Оливии.

– Хилтон объяснил, что, когда ты ему обо всем рассказал, твоя подружка была беременна, – сказала Пенни. – Он проболтался о том, что твой отец собирается баллотироваться в вице-президенты, и вы с Саванной поняли, что должны пожениться как можно скорее, дабы ее беременность не отвлекала от кампании.

– И я это ценю, – вмешался Паркер. – Но ты все-таки должен был пригласить нас на свадьбу.

– Прости, папа, – с сокрушенным видом извинился Итан.

Его поражали дипломатические способности Хилтона. Родители здесь, но так ничего и не знают! При этом они думают, что им известны секреты Итана и Саванны. Все складывается просто идеально! События развивались так быстро…

– Потому что у тебя будет ребенок! – перебила его Пенни.

Она обхватила ладонями лицо сына.

– У моего ребенка будет ребенок.

Итан понимал, что чувствует его мать.

– Я сам едва могу этому поверить, мама.

– Мы очень счастливы. – Пенни крепко обняла Итана. – Я готова делать покупки для детской вместе с твоей молодой женой…

Итан увидел, как Оливия и Джош переглянулись, и понял, почему. Ближайшие несколько месяцев Саванне придется иметь дело с матерью Итана. Согласуется ли все это с тайными планами всего предприятия? Вряд ли. Да и Саванна явно не ожидала, что сегодня встретится с его знаменитой семьей. Она находилась на противоположном конце зала суда, одетая в новый белый костюм, и, вероятно, пыталась избавиться от волнения, разговаривая с друзьями. Она и не подозревает, что ее ждет…

Про себя Итан помолился о том, чтобы она была готова к сюрпризам.

– Ты поговоришь с Саванной о детской, но сейчас… – сказал он, глядя на часы, – тебе лучше войти в зал суда и сесть.

Судья вот-вот придет. Он сказал, что мы начнем ровно в три, и у меня нет причины сомневаться в его словах.

Выражение лица его матери вдруг стало деловым.

– Дорогой, ты нанял фотографа?

– Нет. – Итан радовался, что, по крайней мере, сейчас он не лжет. – У нас было мало времени до свадьбы, мама. Саванна и я решили попозировать в студии потом. Или ты пригласишь кого-нибудь на прием, который наверняка устроишь.

Пенни хватило любезности рассмеяться и не пытаться делать вид, будто она не собиралась устроить вечеринку для новобрачных.

– Фотографии в студии – это отлично, – сказала она. – Но мне нужны снимки церемонии. Я знала, что у вас времени в обрез. И знала, что вы не думаете о мелочах, поэтому я кое-кого пригласила.

– Мама!

Он не только заставит Саванну встретиться с его семьей задолго до того, как она будет к этому готова, но и попросит ее перенести неожиданную фотосессию.

– Я же не могу… мы не можем…

– Саванна не станет возражать. Всем женщинам нужны фотографии их свадьбы. Поверь мне, она поблагодарит меня.

– Да, все в порядке, – сказала Оливия.

Она старалась всем своим видом дать Итану понять: сейчас лучше не спорить.

– Хорошо, – обреченно произнес Итан.

– Теперь, когда это решено… – проговорил Джош. – Оливия, почему бы тебе не проводить родителей Итана на места? Мы подойдем к вам после церемонии.

– Отлично.

Паркер взял жену за локоть и повел в зал суда. Оливия вышла вместе с ними.

Когда они ушли, Итан тяжело вздохнул.

– Что я делаю, черт возьми?

– Решаешь проблему, – просто сказал Джош. – Хранишь секрет, который нужно сохранить.

– Видишь ли, в этом-то и заключается неприятность. О секрете знают слишком много людей.

– Кто? Только я, Хилтон и пара друзей Саванны.

Итан встретился с Джошем взглядом.

– И Оливия.

– Оливия – подруга Саванны. Но если бы ты не выяснил подробности и не рассказал нам о них, она ничего бы не узнала. Когда Саванна была в Атланте три месяца назад, она не сказала Оливии, что уже забеременела. Оливия считала, будто она только подумывает об этом.

– Да, да…

– Ты просто нервничаешь.

– Потому что я вдруг понял, как много прошу у Саванны.

– Судя по тому, что я знаю о ней, она очень быстро приходит в себя.

– Я подозреваю, что моя мама могла пригласить прессу.

Джош расхохотался.

– О, это смешно. Очень, очень смешно!

Боковая дверь зала суда снова открылась. В комнату заглянула секретарша судьи.

– Судья Фленнер сказал, чтобы я вам сообщила: мы готовы.

– Хорошо.

Итан глубоко вздохнул и расправил плечи.

Джош похлопал по спине.

– У тебя все будет в порядке.

– Я беспокоюсь не о себе.

– Вероятно, в первый раз в жизни ты кому-то доверился полностью.

Итан покачал головой.

– Нет, я полностью доверял моей бывшей жене. Вероятно, поэтому и беспокоюсь. Она меня подвела.

– Ну, Саванна тебя не подведет.

Джош и Итан вошли в зал суда. Итан направился к месту судьи. По проходу плавно пошла Саванна. На ней был простой белый костюм с короткой юбкой, которая открывала ее прекрасные ноги – ноги, которых Итан не замечал раньше, но которыми теперь не мог не восхищаться. Благодаря просторному жакету и огромному букету персиковых, желтых и белых цветов, который Саванна держала прямо перед животом, она даже не выглядела беременной. Рыжие локоны ниспадали ей на плечи.

С каждым шагом она казалась Итану все прекраснее. Чем ближе она подходила, тем сильнее он чувствовал, что Джош прав. И правы ее подруги. И даже инстинкты Итана. Этой женщине можно доверять. Сначала он предложил этот брак, пытаясь защитить своего отца, собирался присматривать за Саванной, чтобы ей не пришла в голову мысль о шантаже. Но внезапно он понял, что ему не о чем беспокоиться. Саванна никогда не воспользуется этой ситуацией.

Он мог ей доверять.

Она подошла к нему и, дрожа от волнения, подала ему руку, которую Итан, поддавшись порыву, поднес к губам. Он поцеловал ей пальцы. Он ценил все, что она делала ради него, и хотел это выразить поцелуем. Но этот жест – даже ему – показался непомерно романтичным. Их взгляды встретились.

Итан точно не знал, что именно они пытались сказать друг другу за эти десять секунд. Но почему-то он почувствовал себя увереннее. Он понял, что они поступают правильно, и понял, что она тоже это понимает. Этим браком они спасают ее брата, защищают его отца и дают себе шанс познакомиться друг с другом достаточно хорошо, чтобы принять необходимые решения относительно ребенка.

Итан и Саванна повернулись лицом к судье. Церемония началась, и с каждым словом обетов Итан чувствовал себя все лучше и увереннее. Пока не понял, что сейчас судья скажет:

«Можете поцеловать невесту».

Секундой позже судья произнес роковые слова. Итан пришел в замешательство. Эта красивая женщина – его невеста. И все это казалось таким настоящим! И он чувствовал, что поступит правильно, если поцелует Саванну по-настоящему.

Итан напомнил себе, что это не так. Он не должен обнадеживать Саванну поцелуем, должен только коснуться губами ее щеки. К несчастью, в зале присутствовали его родители. Итан понял, что поцелуй должен быть значительным. Он наклонил голову и коснулся губами губ Саванны.

В него словно попала молния. Он почувствовал, что они с Саванной должны быть вместе. Итан убедил себя, что это просто нервы, но потом понял по выражению глаз Саванны: она чувствует то же самое.

На несколько секунд он забыл обо всем: о судье, своих родителях, друзьях, даже о ребенке. Он видел только взгляд Саванны. Серьезный. Пристальный. Полный желания.

Именно из-за этого взгляда он наклонил голову и поцеловал невесту снова. Он искренне верил, что единственный способ выполнить условия этой сделки – поцеловать Саванну так, как мужчина целует интересующую его женщину, женщину, которая его привлекает. Именно это он и сделал. Затем обнял ее и прижал к себе.

Она положила руки ему на плечи, запрокинула голову и слегка приоткрыла губы. Итан сполна этим воспользовался. Забыл, что это притворный брак. Забыл, что тут много людей. Он забыл обо всем, кроме того, что его влечет к Саванне, и поцеловал ее страстно, жадно, нетерпеливо.

Его язык проник к ней в рот. Она прижалась к нему и ответила на поцелуй. Он почувствовал, что желанен ей так же, как и она ему.

Итан обнял Саванну еще крепче, помяв ее букет из персиковых, желтых и белых роз.

Судья прокашлялся.

– Поскольку через пятнадцать минут здесь должна состояться еще одна церемония, я вынужден прервать поцелуй.

Итан почувствовал себя так, словно его облили холодной водой. Присутствовавшие рассмеялись – еще одно ведро! Он отстранился. Несколько секунд новобрачные просто смотрели друг другу в глаза. Они были в замешательстве и не знали, что теперь делать. Они не были друзьями, но также не были незнакомцами. Теперь они знали: их влечет друг к другу.

Он взял ее за руку, и они повернулись к гостям.

– Я представляю мистера и миссис Маккензи, – гордо объявил судья Фленнер.

И Итан повел Саванну по проходу к своим родителям. Его влекло к женщине, которую, казалось, точно так же влекло к нему. Итан окончательно запутался в их отношениях. Он подошел к родителям и представил им Саванну.

Саванна познакомилась с Паркером и Пенни Маккензи и в течение часа позировала фотографу. Потом оказалась в лимузине вместе с Итаном и его родителями. К счастью, поездка была не долгой. Паркер и Пенни вели непринужденную беседу. В ресторане, в отдельной комнате, Саванна села рядом с Итаном за круглый стол. Хотя гостями были большей частью ее друзья, и она даже знала Джоша и Оливию, двух из четырех людей, которых пригласил Итан, Саванна не смогла бы заговорить даже ради спасения сказки. Она была так сердита, что ей хотелось броситься на пол и зарыдать.

Она расстроилась не из-за того, что на церемонию приехали родители Итана. Ее не волновало даже то, что они привезли с собой фотографа. Ее выбил из колеи этот поцелуй.

Саванну никогда не целовали так крепко и так чувственно. Она сомневалась, что когда-нибудь ее снова поцелуют так же. Это было замечательно, волшебно. Саванне хотелось кричать на Итана, хотелось бранить, потому что его поцелуй погубил все. Итан поцеловал ее так, как мужчина целует свою невесту. Из-за него притворная церемония вдруг обрела совсем иной смысл. И нельзя было не признать, что они могут испытать друг к другу настоящие чувства.

А это стало бы катастрофой. Потому что она не могла в него влюбиться. Саванна знала, что она не соответствует миру Итана. Может быть, Итан временно и увлекся ею, но только потому, что она ждет от него ребенка. И если она в него влюбится, он причинит ей боль.

Саванна в этом не сомневалась. Если она не устоит, ее ждут полгода страданий…

За обедом она старалась казаться счастливой, охотно разговаривала с его родителями, была приветлива с друзьями. Саванна сердечно поздравила помолвленных Джоша и Оливию. Она знала, что те будут счастливы до конца своих дней. Но она не могла и не хотела сказать Итану даже двух слов…

Итан увел Саванну из ресторана пораньше. Он объяснил гостям, что она сегодня слишком переволновалась. Поскольку она не стала возражать и извинилась за столь ранний уход, он понял, что угадал правильно. Ей хотелось поехать домой. Он подозревал, что ее настроение объясняется, скорее, замешательством из-за поцелуя, а не усталостью, но они могли об этом поговорить только наедине.

К счастью, уже в начале десятого он отпер дверь гостиницы. Они с Саванной вошли. Он не дал ей возможности скрыться в своей комнате, а схватил ее за руку и потащил в гостиную.

– Мы должны поговорить об этом.

– Нет, не думаю, что мы должны об этом говорить.

– Саванна, мне ясно, что ты на меня сердишься, но я не имею никакого представления, почему.

– Не имеешь никакого представления? – сказала Саванна, пристально глядя на него огромными зелеными глазами. – Итан, ты поцеловал меня так, словно собирался заняться со мной любовью прямо там, в присутствии судьи.

– Извини, если смутил тебя.

– Ты не смутил меня. Ты нарушил наше соглашение, – возразила она.

Итан усадил ее на диван и сел рядом.

– Какое соглашение?

– Что наш брак будет лишь фиктивным.

– Не помню, чтобы я на это соглашался.

– Соглашался, – настаивала она. – Ты сказал, что, хотя мы должны притворяться перед твоими родителями, будто у нас брак по любви, ты не станешь ко мне ласкаться или ждать, что я действительно стану твоей женой.

– А!

– А теперь мне кажется, что ты решил пересмотреть условия сделки.

– Что, если и решил? Неужели с моей стороны так уж неправильно хотеть заняться с тобой любовью?

От его слов у нее по спине пробежала дрожь. Проблема заключалась именно в том, что он хотел заняться с ней любовью. Она видела в его глазах желание, никто никогда не целовал ее так, как Итан. Она поняла, что никто никогда и не желал ее так, как желал Итан. Для Саванны это было не только в новинку, но и ставило ее в тупик. Он мог получить любую женщину. Почему же выбрал ее?

У нее рыжие волосы, веснушки. В ней нет ничего особенного. И он желает ее потому, что она ждет от него ребенка. Когда родится ребенок и у Итана будет сын или дочь, все чувства лопнут, как мыльный пузырь.

– Я не доверяю чувствам, которые у тебя внезапно появились.

– Почему? – Он принялся наматывать на палец ее локон.

– Потому что мы не знаем друг друга. Потому что ты испытываешь ко мне все эти чувства из-за того, что у меня будет твой ребенок, – прошептала она.

Саванна теряла всех, кого любила. Ее родители умерли. Бойфренды с ней расставались. Даже брат был для нее потерян, потому что скрывался. Она не станет рисковать своим сердцем, ведь ей наверняка не повезет в очередной раз.

– Сейчас, – глотая слезы, начала Саванна, – ты думаешь, будто что-то ко мне чувствуешь… и это так и есть, – поспешно заверила она.

Саванне не хотелось ни оскорблять, ни обижать Итана, потому что им предстояло прожить вместе несколько долгих месяцев. Она взглянула ему в глаза и пожалела об этом. Он пристально смотрел на нее, его темные глаза выражали желание. Они так блестели, словно светились изнутри. Итан думает, будто хочет ее. И Саванна признавала, что, может быть, так оно и есть… если говорить о сексе. Но она не могла на это согласиться, как бы это ни соблазняло.

– Итан, можешь ли ты мне сказать, что будешь чувствовать то же самое через четыре месяца, после того как родится ребенок?

Он не ответил: Саванна дала ему слишком мало времени. Она встала с дивана.

– Я не хочу в тебя влюбляться. Не хочу, чтобы ты влюбился в меня. Мы заключили сделку. Я хочу придерживаться ее условий.

– Хорошо, – сказал Итан и отвел взгляд, словно это решение не имело значения.

Он поудобнее уселся на диване и потянулся за журналом. Он не смотрел на нее, не спорил с ней. Казалось, ему почти все равно.

То, что он так легко согласился, оскорбило Саванну так же, как их поцелуй. Потому что это доказывало, что он испытывал к ней только сексуальное влечение. Вопреки здравому смыслу, от этого ей стало больно. Она чуть не расплакалась.

– Хорошо, – эхом откликнулась Саванна.

Она вышла из комнаты и направилась к себе в спальню. В глазах стояли слезы.

Итан слышал, как она поднимается по лестнице, но не двигался. Он желал ее так, что и через миллион лет не согласился бы выполнить условия сделки, заключенной четырнадцать дней назад. Последние две недели полностью изменили их отношения. Его влекло к ней, и он видел, что она чувствует то же самое. И они женаты! Он не сомневался, что у них могла быть самая бурная брачная ночь, какую только можно представить… но у нее на глазах выступили слезы.

Саванна сказала, что не хочет в него влюбляться и не хочет, чтобы он влюбился в нее. Итан объяснял это боязнью его родителей и его образом жизни. Но это не означало, что они должны держаться подальше друг от друга. Он думал, что у них могут и должны быть здоровые сексуальные отношения.

Но у нее на глазах выступили слезы. Итану было невыносимо осознавать, что он ее обидел. Тем более что когда-то и сам решил защищать свое сердце.

Итан не только понимал ее страх перед серьезными отношениями, он сопереживал ей. И поскольку имел те же опасения, что и она, должен был с ней согласиться.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Наступило утро понедельника. Саванна выходила из душа – он находился в апартаментах, которые выделил ей Итан у себя дома, – когда ее позвала горничная и сказала, что к ней пришли гости и ждут в гостиной. Саванна вытерла волосы полотенцем, быстро надела джинсы и большую футболку и направилась в гостиную. Там оказались Джина Мартин, дочь Хилтона Мартина, и Оливия Брейди. Джина недоверчиво уставилась на живот Саванны. Оливия явно пыталась удержаться от смеха.

– О, боже мой!

– Привет! – сказала Саванна.

Женщина была рада видеть их дружелюбные лица. В субботу она вышла замуж за Итана. В воскресенье дала последние указания друзьям относительно того, как управлять гостиницей. А в воскресенье вечером отправилась в новый мир. В новую жизнь. Все было новым.

– Почему вы не на работе?

– Я больше не работаю полный рабочий день… – начала Оливия.

Но Джина, энергичная брюнетка, подошла к Саванне и обняла ее.

– Я так счастлива за тебя!

– Ну, я тоже счастлива за себя, – честно призналась Саванна.

Она действительно была счастлива, что у нее будет ребенок.

– Итан где-то поблизости. Я приведу его.

Джина схватила ее за запястье.

– Нет! Я хочу услышать эту романтическую историю именно от тебя. И во всех подробностях.

– Да почти не о чем рассказывать.

Саванна указала им на диван, а сама села в кресло напротив. Мебель в гостиной Итана была из вишневого дерева. Как и в других комнатах этого огромного дома, обстановка говорила о богатстве, но не о расточительности.

– Однажды мы случайно встретились, – продолжила она, – и начали видеться.

– Начали видеться? – со смехом спросила Джина.

Ее лилово-синие глаза весело глядели на Саванну.

– Посмотри на себя! – сказала она, указывая на живот Саванны. – Вы не только виделись!

– Это была любовь с первого взгляда, – сказал Итан, входя в комнату.

У Саванны екнуло сердце, что происходило каждый раз, когда она видела его. На нем был темный костюм, белая рубашка и галстук из набивной ткани. Он казался таким элегантным, изысканным и красивым, что у Саванны захватило дух.

Оливия по-прежнему пыталась удержаться от смеха. Джина ошеломленно уставилась на Итана, который подошел к Саванне, наклонился и поцеловал ее в лоб. Она вздрогнула от одного прикосновения его губ. Ей хотелось заплакать, потому что она была вынуждена находиться так близко к тому, кто был ей нужен, но кого она не могла получить. Саванна улыбнулась Итану.

– Ты уезжаешь на работу? – спросила она, пытаясь говорить как любящая жена.

– У тебя все в порядке?

Она кивнула.

– У меня все прекрасно.

– Ты уверена?

Она снова кивнула. Ей не нравилось лгать Джине. Хотя Итан, Хилтон, Джош и Оливия чувствовали то же самое, они знали: скрыть правду от Джины – это лучший способ скрыть ее от прессы.

Хилтон решил, что если заговорщики смогут скрыть правду от его дочки, они смогут ее скрыть от кого бы то ни было.

– У меня все прекрасно.

– Хорошо, тогда увидимся за ланчем.

– Тебе необязательно возвращаться домой на ланч, – вымученно улыбаясь, возразила Саванна.

Она попыталась встать, и Итан немедленно протянул ей руку, собираясь помочь. Этот простой жест, такой быстрый, такой великодушный, такой искренний, снова напомнил ей о том, что Итан – добрый человек. Саванна почувствовала угрызения совести из-за того, что, когда они поцеловались, она во всем обвинила его. Она знала, что они не должны спать вместе. Ей не нравилось, что он захотел изменить условия сделки. Но она целовала его, а теперь не желала за это отвечать. Потому что боялась, что если она признается в своих чувствах к Итану, он сможет уговорить ее на все.

Они вышли в холл. Итан обнял ее и привлек к себе.

– Нас могут увидеть, – прошептал он и снова коснулся губами ее лба.

Самым страстным желанием Саванны было извиниться за их несостоявшуюся брачную ночь. Но она знала, что это только все усложнит, поэтому сказала:

– Мне жаль. Потом у меня будет лучше получаться.

– У тебя прекрасно получается, Саванна.

Женщина глубоко вздохнула.

– Надеюсь, что да.

– Я знаю, что это так. Хочешь куда-нибудь пойти на ланч?

– Нет. По-моему, тебе не следует приглашать меня на ланч. Я знаю, что мы – молодожены, но ты не работал две недели. И если не попытаешься наверстать упущенное, это будет выглядеть странно.

Он улыбнулся.

– Ты считаешь меня трудоголиком?

– Да.

– Правда?

– Ты сам не знаешь, что ты – трудоголик?

У Саванны вырвался смешок. Впервые за несколько лет она чувствовала себя так непринужденно. Находясь в его объятиях.

– Нет. Я не знал, что я – трудоголик.

Она попыталась шагнуть в сторону, но он не позволил ей.

– Что ж, ты – трудоголик, и тебе лучше поехать на работу, не то все заподозрят, будто что-то не так.

– То есть подумают, что я влюблен?

Саванна чуть не сказала: «Мне бы этого хотелось», но вовремя удержалась. Она не могла желать, чтобы Итан был в нее влюблен. Даже если она останется нужной Итану и после рождения ребенка. Они происходили из двух разных миров, и она не соответствовала его миру. Саванна провела в его доме всего двадцать четыре часа и уже не была уверена в том, что хочет ему соответствовать. Влюбиться по-настоящему было бы катастрофой.

– Нет, они подумают, что ты не в своем уме.

Женщина сделала шаг назад, снова пытаясь высвободиться из его объятий. Но он не отпускал ее, и она вздохнула.

– Поезжай на работу.

– Хорошо.

Итан несколько секунд глядел ей в глаза, потом наклонил голову и поцеловал ее.

В первый раз после того поцелуя на свадьбе. Саванна поняла, почему он колебался. Первый поцелуй не только выбил ее из колеи – они испытали друг к другу новые для них чувства. Умные люди постарались бы этого избежать любой ценой. Им следовало понимать, что они играют с огнем.

Потому что они и вправду играли, с огнем. Когда его губы коснулись губ Саванны, ей стало жарко. Он целовал ее нежно, но из-за этой нежности поцелуй стал более крепким, чем тот, которым они обменялись двумя днями раньше. Благодаря Итану Саванна почувствовала себя нежно любимой, особенной. Ей захотелось навсегда остаться в его объятиях.

Она высвободилась и отвела взгляд.

– Тогда увидимся в шесть часов.

– Да, – хрипло прошептал он. – Я отдал персоналу распоряжения насчет обеда, а заодно сказал, что ты поговоришь с ними о том, что хочешь изменить.

– Я ничего не хочу менять.

– Саванна, тебе может не понравиться еда. Тебе может не хватить полотенец. Может быть, ты захочешь изменить сотню вещей.

– Возможно.

– Расслабься. Весело проведи время с Джиной и Оливией. Вечером мы вместе поговорим с персоналом.

– Хорошо.

Он взял ее за подбородок, и она посмотрела на него.

– У тебя все получится.

– Конечно.

После того как Итан ушел, Саванна взяла себя в руки. Потом вернулась в гостиную.

– Похоже, там у вас была эротическая атмосфера, – небрежно заметила Оливия.

Саванна поняла, что Оливия начинает верить этой лжи.

– Когда так выглядишь, трудно создать эротическое настроение.

Саванна указала на свой живот, направляясь к своему креслу. Она пыталась напомнить Оливии о причине, по которой они с Итаном поженились. И та должна бы вспомнить, что у них не было романа!

Джина вскочила с дивана и подбежала к креслу Саванны.

– О, дорогая, ты выглядишь замечательно! Тебе очень идет беременность. И любому дураку видно, что Итан тебя любит. – Она уселась на ручку кресла и обняла Саванну. – Он просто очень сдержанный человек. Всегда был таким. Мы даже не знали, что он с кем-то встречается.

– Наверное, ты права.

Саванна вновь рассердилась на себя за бесстыдную ложь. Ей стало больно, потому что у них с Итаном не могло быть романа. Ведь он ей нравился. Очевидно, разочарование все же прозвучало в ее тоне.

Она вздохнула.

– Извините. Я не хотела вести себя так эмоционально. Наверное, это из-за беременности.

– Кстати, вчера мне позвонила мама Итана. Попросила помочь устроить прием в вашу честь.

– Вот как?

В глубине души Саванна поняла, почему Пенни так поступила. Не имело значения, любит ли ее Итан: они не должны быть вместе. Даже мать Итана не доверяет ей настолько, чтобы позволить организовать ее же прием.

– Не расстраивайся, – сказала Джина. – Эта вечеринка – инициатива родителей. Ты – почетная гостья. Торжество состоится в доме моего папы. Поскольку я – милая, замечательная женщина и хочу, чтобы у моих друзей все было идеально… – услышав эти слова, Оливия засмеялась, а Саванна печально улыбнулась, – я хочу, чтобы ты приняла участие. Я найму официантов и приглашу оркестр. Но было бы мило, если бы ты выбрала цветы и составила меню. Мой отец сказал, что деньги не имеют значения.

Оливия задохнулась от изумления.

– Как ты думаешь, твой папа сделает то же самое для нас с Джошем?

Джина посмотрела на Оливию.

– Вы назначили дату?

Оливия покраснела.

– Мы думаем, что поженимся осенью.

– Хорошо, я люблю осенние свадьбы. Обратись ко мне, когда будете знать точно.

Саванна уставилась на Джину.

– Ты когда-нибудь думала, что тебе надо быть организатором свадеб, а не начальником отдела кадров?

– Поговорим об этом в другой раз. Сегодня я должна выяснить, какими будут сочетание красок, цветы и меню. Вечеринка состоится в следующую субботу.

– В следующую субботу!

– Саванна, ты беременна. Нам хотелось бы устроить прием и не беспокоиться, что у тебя начнутся роды. – Джина взяла Саванну за руки. – Помнишь, как ты купалась, когда была маленькой?

Саванна кивнула.

– Помнишь, как одни люди прыгали в воду, а другие в нее входили? Те, кто прыгали, быстро переставали чувствовать холод. Прыгни в новую жизнь обеими ногами, и тебе станет гораздо легче.

Саванна кивнула снова. Ведь Джина не знала, что если она прыгнет, то влюбится в Итана и разобьет себе сердце. Она слишком хорошо помнила, как ей разбили сердце в прошлый раз.

Вспомнив о своем последнем романе, она вдруг поняла, что Джина права. Прыгнуть обеими ногами будет означать, что она поведет себя мужественно и объяснит Итану, почему не может его любить.

Когда Итан вернулся, в доме было тихо. Он оставил портфель в кабинете и отправился искать Саванну. Она оказалась в комнате, которую Итан собирался переоборудовать в детскую.

– Привет.

Женщина улыбнулась.

– Привет.

– Есть какие-нибудь хорошие предложения по поводу обустройства детской?

– Ну, это твоя комната…

– Наша комната. Саванна, все, что связано с ребенком, имеет отношение к нам обоим.

Она кивнула.

– Я знаю.

Итан увидел, что у нее на глазах выступили слезы. Он подошел к Саванне и положил руки ей на плечи.

– Я не хотел, чтобы ты была несчастна. И все, что ты хочешь… все, что угодно… скажи мне, и это будет твоим.

– Ну, для начала ты мог бы перестать быть таким добрым.

Он рассмеялся, но, когда взглянул в ее печальные зеленые глаза, снова принял серьезный вид.

– Саванна, я и должен быть с тобой добрым. Ты – мать моего ребенка. Я купил бы тебе маленький остров, если бы знал, что это сделает тебя счастливой.

Она высвободилась из его рук.

– Не надо.

– Что не надо?

– Не будь таким.

– Саванна, я ничего не понимаю!..

Женщина глубоко вздохнула и подошла к окну.

Судя по всему, она собиралась сказать ему нечто важное.

– Может быть, я привела легкомысленные причины, когда объясняла, почему согласилась на искусственное оплодотворение.

– Вот как?

– Да. – Ее голос дрожал. – На самом деле, когда я потеряла родителей, я переехала в их гостиницу подальше от всех и всего, что знала в Атланте. Но потом кое-кого встретила. И по уши влюбилась… вероятно, из-за одиночества это произошло слишком быстро. Но прервался наш роман так же быстро, как и начался.

– Мне жаль.

– Недели через две я прошла тест на беременность и по ошибке получила положительный результат. Я позвонила ему. Он сказал, что мы поженимся, а потом у меня начались месячные. Я снова прошла тест и поняла, что не беременна.

– И?

– Он со мной расстался, и я опять осталась в одиночестве.

– Саванна, я тебя не покину.

Она повернулась к Итану и пристально смотрела на него несколько секунд.

– Проблема не в тебе, Итан, проблема во мне. Ты действительно начинаешь мне нравиться.

– И что в этом плохого?

– Мы разведемся через несколько месяцев после рождения ребенка. Этот ребенок всегда будет нас связывать, и я хочу, чтобы мы остались в хороших отношениях. Хочу, чтобы ради ребенка мы были добрыми друзьями. Поэтому я не могу в тебя влюбиться и позволить причинить мне боль.

Итану польстило, что Саванну волнует, не влюбится ли она в него. Он подошел к ней. Несколько секунд глядел в ее влажные глаза и понял: ее признание подействовало на него так сильно, потому что он тоже испытывает к ней настоящие чувства. Не только сексуальное влечение.

– Саванна, может быть, нам необязательно разводиться. – По-прежнему глядя ей в глаза, он погладил ее шелковистые волосы. – Может быть, наш брак станет счастливым.

Он наклонил голову и поцеловал ее так нежно, как еще никогда никого не целовал. Его поцелуй быстро стал страстным.

Саванна вырвалась.

– Не надо! Я пытаюсь тебе сказать, что мне причинили боль, и я больше не хочу рисковать и влюбляться. Если бы действительно хотела завести роман, разве я не могла бы подождать несколько месяцев или год, снова кем-нибудь увлечься и забеременеть обычным способом?

Ее вопрос застал его врасплох. Вот почему она согласилась на искусственное оплодотворение. Не для того, чтобы у нее родился его ребенок. Чтобы этот ребенок был от незнакомого ей человека.

– Да, я знаю, что ты могла бы снова завести роман.

– Но я этого не хотела. Особенно с кем-то вроде тебя. Не обижайся. Но нас с тобой даже сравнивать нельзя. Вероятно, у нас разные представления о воспитании ребенка. Я не хочу, чтобы мне снова стало больно. Я это уже испытала, не только из-за моего бывшего бойфренда, но и из-за моих родителей. Знаю, как тяжело возвращаться к жизни, когда теряешь того, кого любишь. Я больше не стану через это проходить.

С этими словами она повернулась и вышла. Итан был очень, очень сердит. И он даже точно не знал, почему. Поскольку Саванна ему нравилась, он должен был поступить честно и признать, что она права. Они не подходят друг другу, и было бы глупо притворяться, что подходят.

Не следует принимать желаемое за действительное.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Следующие несколько дней Итан оставался молчаливым и печальным. Но, по мнению Саванны, это было лучше, чем ласковое обращение. Потому что тогда ей захотелось бы на него опереться и быть ему благодарной, а она не могла так поступить. Даже если они с Итаном не полюбят друг друга, ей будет больно с ним разводиться. А они непременно разведутся.

К пятнице его угрюмое настроение исчезло. В субботу он был довольно весел. В воскресенье утром Итан пришел на завтрак в столовую – комнату с длинным столом красного дерева и фарфором, какой Саванна видела только в антикварном магазине. Он выглядел так, словно сейчас кого-нибудь задушит.

– Доброе утро, – процедил он сквозь зубы, садясь за стол.

– Не обижайся.

Саванна не сомневалась, что он сердится, потому что она начала завтракать без него.

– Я думала, в воскресенье тебе захочется поспать подольше. Мне очень хотелось есть, поэтому я начала без тебя.

Выражение его умных карих глаз на секунду смягчилось, но только на секунду.

– Я рад, что ты начала без меня, если тебе очень хотелось есть.

– Хорошо. Тогда я не понимаю, почему ты так злишься.

– Правда?

Он повернулся к только что вошедшей горничной со светло-каштановыми волосами, собранными в пучок, и в розовой униформе. Джони Картер – так звали горничную – было не больше двадцати двух лет. Девушка молча остановилась слева от Итана.

– Яйца, тост, кофе, – сухо сказал он, не грубо, но и не вежливо.

Горничная кивнула, а потом быстро вышла. Подобное настроение работодателя явно было ей в новинку.

– Правда. Я и представления об этом не имею.

Ей самой хотелось убежать, потому что мрачность Итана пугала даже ее.

– Сегодня утром мне позвонил мой адвокат. Оказывается, клиника просит, чтобы я разрешил предоставить твоему адвокату все записи о… процедуре, которые имеют отношение ко мне.

– О! Итан, я не сделала ничего незаконного. Мой брат имеет право увидеть доказательство того, в чем его обвиняют!

– Его ни в чем не обвиняют, потому что я не выдвигаю обвинений! Тебе приходило в голову, что я могу подумать, будто ты пытаешься отказаться от нашего соглашения?

– Нет! Итан, нет! Я заключила сделку, и собираюсь соблюдать ее условия. Тебе не о чем беспокоиться!

– Ты должна была мне сказать. Почему ты этого не сделала?

– Я только собиралась кое-что проверить.

– Ты собиралась проверять то, что имеет отношение ко мне. Хотела убедиться, что я сказал тебе правду? У меня такое чувство, будто ты мне не доверяешь.

– Я тебе доверяю, Итан. Но я не доверяла и не доверяю всей этой ситуации в целом. По-моему, у меня есть право увидеть предварительную информацию.

– Что ж, ты ее увидишь. Твой адвокат получит документы. Боже сохрани, чтобы ты поверила мне на слово!

Он бросил на стол салфетку и вышел. Саванна сидела за столом, чувствуя одновременно смущение и угрызения совести.

Она хотела сохранить своего ребенка, а заодно узнать правду. Она не думала, что поступает неправильно, когда попросила разрешения увидеть документы.

Горничная принесла завтрак Итана, и Саванна робко улыбнулась.

– Жаль, но он уже ушел.

Джони посмотрела на Саванну. Потом сказала мягким, добрым голосом:

– Что бы там ни было, все образуется.

– Да. – Саванна печально кивнула. – Но легче судить задним числом.

Горничная унесла завтрак Итана на кухню.

Женщина осталась в пустой комнате. Ей не хотелось влюбляться в Итана, но она и не собиралась становиться его врагом.

Молодая горничная вернулась.

– Что-нибудь еще, мэм?

– Нет.

Саванна улыбнулась Джони, и та вышла.

Женщина откинулась на спинку стула. Она была виновата в том, что между ней и Итаном возникло напряжение, но не знала, как это исправить.

Глядя на дверь кухни, Саванна подумала, что за ней находятся, по крайней мере, два человека, которые очень, очень хорошо знают ее мужа. Они готовят ему еду. Убирают его дом. Стирают его одежду.

И наверняка знают, что ему нравится, и что не нравится.

Не думая ни о правилах приличия, ни о возможных последствиях, она встала и направилась на кухню. Кухарка, миссис Перес, стояла у плиты и пила кофе. Джони сидела за столом на высоком табурете. Девушка ела завтрак, который не съел Итан. Увидев Саванну, обе замерли.

– Миссис Маккензи!

– Все в порядке, – успокоила Саванна. – Мне только нужно кое-что узнать.

Шестидесятилетняя кухарка глядела на Саванну, сузив глаза.

– Что вы хотите узнать?

– Я поссорилась с мистером Маккензи.

Горничная и кухарка переглянулись.

– Мы слышали, – сказала миссис Перес.

Джони кивнула.

– Никогда не видела, чтобы мистер Маккензи так на кого-то сердился. Вообще-то, я никогда не видела, чтобы он сердился.

– Я тоже, – согласилась с ней Саванна.

– У него хорошо работать, – сообщила кухарка. – Поэтому нам не нравится, когда он злится.

– Мне тоже не нравится, когда он злится. Я хочу это исправить.

– Как? – спросила миссис Перес.

– Не знаю. Вы когда-нибудь видели, что для него делали его подружки?

У миссис Перес вырвался смешок.

– Даже если бы и видела, все равно не рассказала бы. Вы многого не знаете об этом мире, верно?

Она налила себе еще одну чашку кофе.

– Многого. – Саванна нахмурилась. – Неужели я кажусь такой ужасной женой?

– Нет. Вы кажетесь грустной женой, – сказала Джони.

– Я действительно грустная.

Миссис Перес вздохнула.

– Мы думаем, что именно поэтому мистера Маккензи так легко расстроить в последнее время. Поэтому он кричал на вас сегодня. Ему не нравится обижать людей. Но, кажется, он не может доставить вам удовольствие. Что бы ни делал.

– Вообще-то, он доставляет мне удовольствие. Иногда, даже слишком далеко заходит. – Саванна провела рукой по длинным волосам. – И именно тогда мы с ним ссоримся. Но на этот раз я действительно поступила неправильно. И должна придумать, как все исправить. – Джони и миссис Перес молчали. Саванна печально улыбнулась. – Извините. Вероятно, я не должна вам об этом рассказывать.

Кухарка снова вздохнула.

– Все в порядке. Ведь вам больше не с кем поговорить.

Джони оживилась.

– Знаете, раз мистер Маккензи остался без завтрака, вы можете поехать к нему в офис и привезти что-нибудь поесть.

– Мне нужна корзина для пикника. Чтобы одеться и доехать до «Хилтон – Купер – Мартин Фудз» мне понадобится, по крайней мере, час. Значит, я вовремя привезу ему ланч.

– Идите одеваться, а мы займемся ланчем.

– На вашем месте я взяла бы машину, – посоветовала миссис Перес. – По-моему, мистеру Маккензи понравится ваш поступок.

– Будем надеяться.

Саванна побежала к себе, приняла душ и надела открытое розовое платье без рукавов и босоножки.

Когда Саванна вошла в кабинет, Итан задохнулся от изумления.

– Что ты здесь делаешь?

– Расслабься.

Следом за ней вошел шофер Льюис с корзиной для пикника.

– Это ланч?

– Джони считает, что это должен быть завтрак. Ведь ты не стал завтракать.

Джони? Похоже, она успела подружиться кое с кем из персонала.

– Я немного рассердился. – Итан взял корзину у шофера. – Это все, Льюис, я сам отвезу миссис Маккензи домой.

– Очень хорошо, мистер Маккензи.

Льюис вышел.

– Итак, что ты привезла?

– Я не спросила.

– Тогда посмотрим вместе.

Итан снял крышку и с удовольствием вдохнул запах жареного цыпленка.

– Должно быть, они великие кулинары, – восхитилась Саванна. – Здесь есть даже яблочный пирог.

– Когда у тебя достаточно денег, можно сделать все, что угодно.

– Я понимаю.

Итан вынул из корзины скатерть и расстелил ее на журнальном столике.

– Надеюсь, ты не собираешься сидеть на полу.

– Нет.

Она села рядом с Итаном на кожаный диван.

Вынимая еду из корзины, Итан тайком наблюдал за Саванной. Она просто не сердилась на него, не боялась, не спорила. Она привезла ему поесть.

– Наверное, ты догадался, что я приехала извиниться.

– Да.

– Я действительно сожалею.

– Знаю, что сожалеешь.

– Я бы никогда не усомнилась в тебе, только…

Он взял ее за руку. Ему хотелось, чтобы Саванна посмотрела на него.

– Понимаю. Это очень необычная ситуация.

Их влекло друг к другу.

Не желая принуждать Саванну, Итан выпустил ее руку.

– Мы должны поесть, пока ланч не остыл.

– Хорошая мысль.

Итан заметил, что Саванна говорит уверенным тоном. Она действительно ко всему привыкала. Привыкала к нему.

– Знаешь, Саванна, я все-таки думаю, что наш брак может стать настоящим. Мы нравимся друг другу. У нас будет ребенок. И, кажется, мы преодолеем трудности.

Она пожала плечами, словно не понимая. Он добавил:

– По-моему, это означает, что у нас были бы хорошие отношения.

Саванна улыбнулась.

– Вообще-то, Итан, мне не хочется сейчас об этом говорить.

– Хорошо.

Меняя тему, она сказала:

– Кажется чуть ли не странным, что здесь нет Джоша.

– С тех пор как влюбился в Оливию, он перестал работать по уик-эндам.

– Я догадалась.

– Да. Он очень изменился. Ты знаешь, что у него была невеста и она умерла?

– Нет.

– Она была его боссом в Нью-Йорке. Джош очень тяжело перенес ее смерть. После того как начал встречаться с Оливией, он стал более открытым и рассказал мне о ней. В тот вечер он работал допоздна… и ему этого не хотелось.

– Если он так влюблен в Оливию, то понятно, почему.

Она окинула взглядом его кабинет.

Поставила на стол тарелку, поднялась и начала расхаживать по комнате.

– Здесь многое осталось прежним, но я чувствую себя совсем по-другому.

– Ты совсем другая.

– В последний раз, когда я была здесь… в этом кабинете, мы с тобой говорили об имуществе моих родителей.

– Ты тогда решила переехать на север.

– А ты разводился.

– Да. Многое изменилось. Я хотел тебе сказать, что понимаю твои объяснения, но ты не дала мне этой возможности.

– А потом ты разозлился.

Он пожал плечами.

– А потом я разозлился. Но все-таки я должен был тебе сказать, что понимаю: последние два года тебе пришлось нелегко.

– Мне помогли мои подруги, которых ты встретил в Термонте. Не знаю, что бы я без них делала.

– Они хорошие подруги, Саванна. Но у тебя появятся и другие.

– Я не хочу терять тех друзей, чтобы заводить новых. Видишь ли, одна из причин, по которым им так легко управлять моей гостиницей, заключается в том, что они помогли мне устроиться на новом месте.

– После смерти твоих родителей?

Она кивнула.

– Мэнди и Бекки пришли ко мне и принесли с собой какое-то блюдо в кастрюльке, хотели подружиться. Они увидели, что у меня проблемы, и на следующий день привели Энди и Линдзи. А заодно принесли швабры, метлы и три поваренные книги. Они научили меня печь, сочувствовали мне, когда я плакала. Позвонили моему брату, чтобы он приехал ко мне в гости. Водили меня на обеды и в кино.

– Я понимаю.

– Правда?

Итан кивнул. Она пыталась ему сказать, что не хочет отказываться от подруг.

Если он настоит на том, чтобы сохранить брак, она навсегда оставит всех подруг, которые так много для нее значили. А он даже не мог гарантировать, что их брак станет успешным. Он не мог гарантировать, что он не причинит ей боли. Что не разобьет ей сердце…

Итан начинал понимать, какой эгоистичной может быть любовь. Глядя в бледно-зеленые глаза Саванны, видя ее боль и отчаянную надежду, он чувствовал себя виноватым из-за того, что увез ее с собой.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Итан знал, что Хилтон Мартин любит белый цвет, но не подозревал, до какой степени, пока они с Саванной не пришли к нему домой. Это произошло в тот вечер, на который назначили их свадебный прием. На первом этаже было полно белых роз.

Нежные бутоны были и на лестнице, и в вестибюле. Цветы закрывали итальянский мрамор, виднелись на хрустальной люстре. Казалось, они повсюду.

Саванна открыла рот от изумления.

– О, как красиво!

– Где же уместиться гостям? – шутливо спросил Итан.

Джина рассмеялась. На ней было переливающееся синее платье, а черные волосы были частично собраны в пучок, а остальные падали на плечи, словно водопад.

– Между цветочными пирамидами много места. Кроме того, большая часть вечеринки будет проходить в шатре снаружи. Я подумала, что будет романтично вести людей в шатры через море роз. Ведь это любимый цветок Саванны.

– Я знаю. – Он помнил, как когда-то она получила именно такие цветы от одного поклонника.

– Они прекрасны! – У Саванны был такой вид, словно она сейчас разрыдается.

– Прекрасны, не спорю, – согласился Итан. – Раз тебе так нравятся розы, наш садовник посадит их везде, где ты хочешь.

Он решил во всем потакать жене, так как не хотел, чтобы она плакала.

– Правда?

– Конечно. Мы позвоним Фрэнку в понедельник.

– Вот вы где!

К ним подошел Хилтон и подвел родителей Итана. Высокий, в смокинге, с зачесанными назад седыми волосами, он был великолепен. Пожилой джентльмен обнял Саванну.

– Привет, дорогая.

– Привет, мистер Мартин.

– Теперь называйте меня Хилтоном.

– Хорошо. – Она улыбнулась. – Хилтон.

Затем ее обнял отец Итана, потом – его мать.

– Ты выглядишь потрясающе! – сказала Пенни, после чего слегка отстранила Саванну, чтобы получше ее рассмотреть.

Итан затаил дыхание. Саванна убрала волосы со лба и заплела их в несколько рядов. На спину падали длинные локоны, обвитые чем-то блестящим. Она выбрала просторное бледно-оранжевое платье с круглым вырезом, скрывающее ее беременность.

Мать кивнула в знак одобрения.

– У тебя красивые рыжие волосы, и персиковый цвет для тебя идеален.

Пенни повела Саванну в гостиную, усадила ее на диван и сама села рядом.

– Джина, у нас есть вода для Саванны?

– Персоналу наказали особенно наблюдать за ней. Если она покажется усталой, ей принесут стул. Если покажется, что она хочет пить, ей принесут воды…

Саванна изумленно посмотрела на Джину.

– Правда?

У Итана вырвался смешок.

– Дорогая, ты – почетная гостья. Никто не хочет, чтобы ты упала в обморок.

Пенни принялась рассказывать Саванне, кто придет на прием и как кого приветствовать.

В отличие от бывшей жены Итана Лизы, Саванна обращала внимание на все, что говорила его мать, и даже задавала вопросы.

– Я буду рядом с ней, мама, – сказал Итан.

– А я буду рядом с тобой. Но Саванне явно не понадобится помощь, она все схватывает на лету.

– Ну уж, – смутилась Саванна.

В дверь позвонили.

– Наверное, это сенатор Джонсон, – сказал Хилтон.

– Саванна, Итан, вы готовы?

– Да.

Женщина хотела встать с дивана. Итан подал ей руку, и она улыбнулась.

Итану понравилось, что она принимает его помощь.

Они вошли в главную комнату. Итан поднес к губам руку Саванны и поцеловал.

– Сенатор Джонсон, как приятно вас видеть, – сказал Хилтон, когда гость подошел к ним.

Хозяин дома представил ему невесту и жениха, после чего сенатор направился к родителям Итана. К ним начали подходить гости.

Саванна вела себя так, словно была рождена для великосветских балов. Она даже не выглядела усталой, а на приеме было двести пятьдесят гостей, все друзья и родственники Паркера и Пенни Маккензи!

За обедом Итана терзали угрызения совести. Ее-то друзей никто и не удосужился пригласить.

Разговаривая с гостями, Саванна выглядела счастливой. Итан испытывал чувства, которых не мог понять. Если не считать желания защитить Саванну. В конце концов, она беременна его ребенком. Он уважал ее за твердость и решительность, восхищался ею. Чувствовал, как ценит все, что она делает ради него. И это была не простая благодарность, а нечто большее.

Джина поднялась и постучала вилкой по хрустальному бокалу, чтобы завладеть всеобщим вниманием.

– Знаете… – Она оглядела столы, поставленные в пять длинных рядов в шатре за домом Хилтона. – Мы ни разу не видели, как Итан целует невесту, а я слышала такие истории о свадебном поцелуе!

Итан увидел, что Саванна залилась прелестным румянцем. На него нахлынула паника, но Итан знал, что, если жених откажется целоваться с невестой, это будет выглядеть странно. Да и Саванна должна уже к этому привыкнуть. Ведь в течение нескольких месяцев они просто обязаны делать вид, будто любят друг друга.

Она повернулась к нему с-улыбкой.

С очередной улыбкой.

Она ни разу не посмотрела на него с недовольством.

Глядя Саванне в глаза, Итан подал ей руку. Она была беременна уже полгода, но поднялась грациозно. Он привлек ее к себе. Потом наклонил голову и поцеловал.

И точно так же, как в первый раз, его покинул здравый смысл, и он начал действовать инстинктивно. Он приоткрыл губы, она ответила на поцелуй. Их языки коснулись друг друга. Положив руки ей на плечи, Итан прижал ее к себе.

Что ему хотелось, так это заняться с ней любовью.

Итан перестал целовать Саванну. Она посмотрела на него, он погладил ее по щеке. Странно, что, когда она работала у него, он не замечал, как она красива, какая у нее мягкая кожа, какие выразительные глаза.

– Я думаю, этот поцелуй был таким же, как тот, о котором мы все слышали! – со смехом сказала Джина, возвращая Итана к действительности.

Он взял Саванну за руку, и они снова повернулись к гостям.

– Это последний поцелуй, который вы увидите.

Он сделал ударение на слове «увидите».

Гости засмеялись.

Итан не мог не смотреть на Саванну. Она была обворожительна: весело болтала с его родителями, дразнила его двоюродных братьев и сестер, танцевала с шестилетней дочкой одного из его друзей. Саванна всегда утверждала, будто не соответствует его жизни, но, судя по тому, что он видел сегодня вечером, было ясно: она ей соответствовала. Благодаря Саванне он был счастлив. Благодаря ей, его жизнь становилась легче. И она ждала от него ребенка.

Итан впервые видел ее такой счастливой.

Он извинился перед Саванной и незаметно ускользнул на несколько минут. Он отправился в небольшую уютную комнату для отдыха. Они с Саванной должны остаться вместе. Проблема заключалась в том, что Итан сомневался, сумеет ли убедить в этом Саванну.

Он провел руками по лицу и плюхнулся на кожаный стул с высокой спинкой.

– Значит, снова женился?

Шейн Томас, его высокий светловолосый двоюродный брат, стоял в дверях и широко улыбался.

– Могу поспорить, что ты этому удивился.

– Не удивился, когда услышал, что Саванна беременна.

– Войди и закрой дверь.

Шейн подчинился.

– Если ты не поклянешься, что никому об этом не расскажешь, я больше не скажу ни слова.

Шейн принял серьезный вид.

– В чем дело, Итан? Ты знаешь, что я – могила.

– Саванна обратилась в банк спермы, чтобы забеременеть. Ей не хотелось знать, кто будет отцом, но она очень беспокоилась из-за донора, у которого нет ни имени, ни лица…

– Значит, ты вызвался?

– Нет. Ее брат работал в этой клинике. Он узнал, что уже несколько лет у меня там хранится образец. С тех пор, как Лиза сказала мне, что не хочет детей. И он подделал мою подпись, чтобы могли использовать мою сперму.

Несколько секунд Шейн недоверчиво смотрел на него. Потом прошептал:

– Боже мой, Итан, я даже не стану предполагать, что могли бы написать в газетах.

– Вот почему все это – секрет.

– Ты женился на ней вместо того, чтобы отправить ее в тюрьму?

– Саванна не знала о том, что сделал ее брат. Она два года работала у меня в компании, была членом среднего юридического персонала. Потом у нее умерли родители, и она переехала. Ей хотелось быть уверенной в том, что отец ее ребенка – порядочный человек. Вот брат и нашел ей порядочного человека.

– И ты на ней женился?

– Сэм Рингер собирается баллотироваться на пост президента. Он объявит, что мой отец будет баллотироваться на пост вице-президента перед предварительными выборами… приблизительно тогда у нас родится ребенок. Я не мог рисковать.

– Но ты уверен, что поступил правильно?

– Она мне нравится. Даже когда Саванна работала у меня, она мне нравилась. Я понимаю, что она хочет ребенка, хочет, чтобы у нее была семья. Ведь ее родители умерли. Я также знаю, что могу ей доверять… Я убежден, что поступил правильно, когда женился на ней.

– Но…

– Но обстоятельства складываются странно. Она идеальна. Она замечательна. Я отдал бы половину моего портфеля ценных бумаг за то, чтобы с ней спать.

Шейн рассмеялся.

– О, это потрясающе. Девяносто процентов женщин в этой стране хотят с тобой спать, а ты не нужен той единственной, с которой хочешь спать ты!

– Я этого не говорил.

– Тогда в чем заключается проблема?

– У меня нет проблемы. Я не хочу расставаться с Саванной, и я с ней не расстанусь. – Итан вскочил и принялся ходить взад и вперед. – У нее нет семьи. Она забеременела, чтобы у нее появилась семья. Если она замужем за мной, у нее есть семья. Моя мама, папа, глупые кузены.

– Это хорошо.

– Но она считает своей семьей подруг в Термонте. Если она останется моей женой, она их потеряет.

– Друзья входят в жизнь человека, затем и покидают ее, Итан. Ты и я об этом знаем. Настоящая семья, вроде той, которую дашь ей ты, остается навсегда. А ее подруги уйдут, когда вступят в брак, когда найдут свою судьбу.

– Именно так я и думал!

– Значит, ты ее любишь?

Итан покачал головой.

– Я не собираюсь снова совершать эту ошибку. Не хочу влюбляться. Мне и не нужно быть влюбленным. То, что есть у нас с Саванной, – это идеально. Мы уважаем друг друга. Мы нравимся друг другу. У нас будет ребенок. Любовь только мешает. Она мне не нужна.

Кто-то положил Саванне руку на плечо. Она подпрыгнула и чуть не закричала. Повернулась, прижав руку к груди, и увидела, что ей улыбается Пенни Маккензи.

– Что скучаешь, дорогая?

– Я ищу Итана, но он с кем-то разговаривает. Не хочу мешать.

Она не стала говорить, что услышала слишком много. Саванна поняла, что влюбляется в Итана. Раньше она думала, будто Итан чувствует то же самое. Но он не собирался в нее влюбляться. Не испытывал к ней страсти.

У нее на глазах выступили слезы. Она заморгала и улыбнулась свекрови.

– Мы можем выйти к гостям без него. Уверена, что он придет через минуту.

Пенни внимательно посмотрела на Саванну.

– Ты расстроилась, потому что он оставил тебя в одиночестве?

– Нет. Нет! У меня все в порядке. Мне просто хотелось его увидеть.

– Матери очень приятно знать, что ее сына любит жена. – Она одной рукой обняла Саванну за плечи. – Ясно?

Саванна улыбнулась.

– Вполне могу понять.

– Но я опасаюсь, что ты не доверяешь любви Итана к тебе. Иногда я вижу по выражению твоего лица, что тебя удивляет, когда он ласково с тобой обращается. Ты смотришь на Итана так, словно хочешь от него большего.

Она повела Саванну по тихому коридору к задней двери, собираясь снова присоединиться к гостям.

– Вероятно, я бы боялась, что муж женился на мне только потому, что я забеременела. Саванна неохотно кивнула.

– И мне бы пришло в голову, – сказала Пенни, – что он что-то скрывает. – Они подошли к выходу, и Пенни остановилась. – Дело в том, что его первый брак – вообще-то развод – привел Итана в отчаяние. Его жена не хотела иметь детей. Итану не следовало на ней жениться, но он обожал ее. К несчастью, он – последний мужчина из Маккензи. Кузены, с которыми ты встретилась, – родственники с моей стороны. Итан был в таком замешательстве! Он заморозил сперму в клинике. Ему не хотелось лишать нас внука в случае, если он умрет раньше, чем Лиза передумает.

– Это очень благородно.

– Итан – очень чувствительный человек. Вот почему жена причинила ему столько боли. Казалось, она так же предана ему, как он – ей, но однажды она потрясла нас всех, попросив Итана о разводе. Потом она переехала в Орегон, начала работать администратором в больнице, и никто из нас с тех пор о ней не слышал… но ее родители все время напоминают Паркеру и мне, как она счастлива без нашего сына.

– Ужасно, – прошептала Саванна.

– Да, но это должно помочь тебе понять, почему Итан ведет себя немного сдержанно. Если он не так внимателен или нежен, как тебе, возможно, хочется, не переживай. Дай ему время.

Саванна облизала сухие губы.

– Хорошо.

Прежде чем Пенни успела сказать что-нибудь еще, из комнаты вышли Итан и Шейн. Итан помахал им.

– Подождите нас.

Пенни повернулась к Саванне.

– Пожалуйста, не делай глупостей и не сердись на него. Он заслуживает второй шанс.

Саванна кивнула. Мужчины подошли к ним. Итан одной рукой обнял Саванну за талию и поцеловал в висок. Пенни просияла, но у Саванны упало сердце. Все это лишь часть спектакля, который должен усыпить бдительность. Пенни. Саванна оказалась вовлечена в семейную драму.

Или была вовлечена, пока не услышала разговор Итана. Он не хочет влюбляться. И в этом заключалась проблема. А поскольку он не хочет влюбляться, он и не влюбится. И если Саванна желает прямо противоположного, ее не ожидает ничего, кроме жестокого разочарования.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В одиннадцать часов Итан и Саванна попрощались с гостями, поблагодарили хозяев и вышли из дома Хилтона. Они направились к подъездной аллее, к «мерседесу» Итана.

Он усадил Саванну на заднее сиденье. Шофер держал дверцу.

– Спасибо, Льюис, – сказал Итан.

– Пожалуйста, сэр, – ответил Льюис, после чего сел за руль.

Итан уселся рядом с Саванной, и машина поехала.

– Ты была изумительна, – шепнул Итан Саванне.

– Спасибо.

Саванну поразило, что ее выход прошел с таким успехом. Но она несказанно устала. Ей хотелось, чтобы ее оставили одну.

Каждый раз, когда Саванна закрывала глаза, она вспоминала, о чем ей рассказала мать Итана. Она знала, что развод причинил Итану тайную боль. Саванна испытала то же самое, когда ее покинул Дру. Ей было так больно, что она тоже перестала верить в любовь. Поэтому и забеременела таким способом.

Но, в отличие от Итана, у нее не было большой семьи, которая могла ее любить и поддерживать. Не было даже родителей. А поскольку у нее не было никого, она поняла, что не сможет прожить всю жизнь без любви. Ребенок ее полюбит и вернет ей чувство семьи. Но ничто не заменит любви супруга.

Льюис остановил автомобиль перед домом. Итан помог Саванне выйти из машины, пожелал Льюису спокойной ночи и отпер парадную дверь.

– Я что-нибудь могу для тебя сделать, пока мы не легли спать? – участливо спросил он.

– Если ты не против, я сразу пойду на кухню. Хочу есть.

– Хорошо, я тебе помогу.

Он взял ее за руку и повел на кухню. Саванна поняла, что ей не удастся держаться на расстоянии от этого человека. Не только потому, что она его жена, но и потому, что нравится ему. Он сам в этом признался. А поскольку она ему нравилась, его интересует все: что она ест, как спит, что читает…

Оказавшись на кухне, он включил свет.

– Я открою бутылку виноградного сока. Сегодняшний вечер был таким успешным, что мы должны за него выпить.

Саванна взяла еду из холодильника, потом принялась искать хлеб. Итана не интересовало, с чем она будет есть бутерброд, и Саванна подумала, что, возможно, кое-что преувеличила. Может быть, он не станет сводить ее с ума в течение ближайших нескольких месяцев? Ведь она не дослушала его разговор с Шейном до конца.

Он протянул ей стакан.

– За наши долгие и успешные отношения!

Саванна уселась на высокий табурет, взяла стакан и чокнулась с Итаном.

– Будем надеяться, что они станут успешными. Потому что иначе наш ребенок будет несчастным… а мы окажемся плохими родителями.

– Я думаю, что из нас получатся замечательные родители.

Саванна кивнула, потом сделала глоток.

– Я думаю точно так же.

– Мы с тобой – люди умные, жалостливые и с хорошим чувством юмора. И нам кое-что нужно друг от друга. Догадываешься, о чем я?

Ей придется прожить с ним еще несколько месяцев. По словам его матери, он не верит в любовь, потому что бывшая жена привела его в отчаяние. Саванна пережила нечто подобное. Ему также не хотелось боли. И они оба защищались.

– Итан, я думала, мы согласились на платонический брак.

– Обстоятельства изменились. – Он уселся на табурет рядом с Саванной. – Я не пытаюсь напугать тебя. Но нам нужно снова обсудить эту тему. Ты говорила, что не соответствуешь моей жизни, но сегодня вечером оказалось, что соответствуешь.

– Я так не думаю.

– О, по-моему, мы оба это поняли.

У него вырвался мягкий смешок.

Она видела, что он – добрый человек. Ей нравилась его улыбка. Она ценила его чувство юмора. Любила, когда он ее целует. Таяла, когда он к ней прикасался…

– Но это не единственная проблема.

– Какой бы ни была эта проблема, я могу ее решить.

– Нет, не можешь.

Саванна чуть не сказала Итану, что нечаянно услышала, как он говорил, будто не может полюбить снова. Это означало: он не может решить эту проблему. Но ей не хотелось признаваться, что она подслушивала. А заодно – как ей было больно из-за того, что он был так уверен, будто не сможет ее полюбить.

– Почему же? – спросил он, придвигаясь к ней.

Саванна нервно сглотнула.

– Потому.

– Саванна, ты до сих пор не сказала ничего разумного. – Он покачал головой. – Ты проигрываешь спор.

Не давая ей возможности ответить, Итан поцеловал ее. Он крепко обнял ее за плечи и прижал к себе. Она сразу обо всем забыла.

Забудь обо всем, что ты слышала. Забудь о том, что считала нужным. Пожалуйста! Разве ты не можешь сосредоточиться на том, что получаешь, а не на том, чего тебе не хватает?

Нет.

Она жалела, что не может этого сделать. Не может убедить себя в том, что проживет без того, чего ей не хватает. Дру не любил ее и покинул ее, как только подтвердилось, что у нее не будет ребенка. И это ее сокрушило. Она не могла снова пройти через эту боль.

Саванна вырвалась из его объятий и вскочила с табурета.

– Я уже тебе сказала, что нам не следует делать эти отношения постоянными.

Она вдруг вспомнила, что пообещала его матери дать ему шанс. Но как?

– Понимаешь ты это или нет, Итан… ты просишь меня с тобой переспать, потому что все остальное от меня уже получил. Я здесь. У меня будет твой ребенок. Но даже если бы я хотела сделать эти отношения постоянными – чего я не хочу, – я недостаточно хорошо тебя знаю, чтобы с тобой спать. Поэтому отстань!

– Хорошо, – тихо и спокойно сказал он.

Так спокойно, что Саванна подняла на него удивленные глаза.

– Я понимаю. Прошло два года с тех пор, как мы работали вместе, но даже тогда мы не интересовались жизнью друг друга. Значит, ты права. Мы не знаем друг друга. – Он сделал паузу и с надеждой улыбнулся. – Но ты не можешь мне помешать это исправить.

В его словах звучало обещание, а не угроза, но они не противоречили тому, что нечаянно услышала Саванна. Каким бы милым он ни был, он не желал того, чего хотела она. Если она согласится на его предложение, он разобьет ей сердце.

Она встретилась с ним взглядом и сказала:

– Может быть, ты меня недооцениваешь и не знаешь, как я умею сопротивляться.

С этими словами она вышла из комнаты, поднялась по лестнице и направилась к себе в спальню.

Утром Саванну разбудил тихий стук в дверь.

– Войдите!

Вошел Итан. У него в руках был поднос с завтраком и ваза с одной розой.

– Привет!

– Привет… – сонным голосом ответила она. – Который час?

– Двенадцатый.

– О боже!

– Все в порядке, – со смехом сказал Итан. – Ты же не собираешься куда-то идти. Но я немного беспокоился, что ты проголодалась, поэтому принес тебе завтрак.

– Спасибо. Умираю с голоду.

– Тебе нравится роза?

Скрывая улыбку, она принялась рассматривать прекрасный цветок. Итан говорил как школьник, который пытается добиться похвалы от любимой учительницы.

– Да. Я вижу, что вчера вечером ты обратил внимание на мои слова.

– Я собираюсь воспользоваться всем, что знаю, чтобы сделать тебя счастливой. Только так я смогу тебя обольстить и убедить остаться со мной навсегда.

Она рассмеялась.

– Продолжай мечтать.

– О, я так и сделаю.

Он уселся на край кровати. Саванна потянулась к стакану сока. – Ночью мне снились замечательные сны. Хочешь расскажу?

Она чуть не поперхнулась яблочным соком.

– Нет.

– Может быть, они тебе понравятся.

Саванна снова рассмеялась. Итан самый остроумный, самый милый мужчина в мире! И, вероятно, один из самых искренних и честных. Она знала, что всегда будет ему нравиться, и, может быть, они даже будут близки. Но он никогда в нее не влюбится. Он не сделает этот последний шаг.

Внезапно у нее в животе зашевелился ребенок. Саванна вскрикнула.

Итан едва не подскочил на кровати.

– Что такое? Что случилось? – встревожился он.

– Твой ребенок только что толкнул меня локтем.

Он широко улыбнулся.

– Правда?

– Да. – Саванна отодвинула поднос, откинула одеяло и приподняла розовую атласную рубашку пижамы. – Если ты посмотришь, то сможешь увидеть. Смотри.

– Я вижу. Ты живешь с этим каждый день. Беременность перевернула твою жизнь и изменила твое тело. А я могу лишь изредка смотреть…

Саванна закусила нижнюю губу. Возможно, он пытается ее обольстить. Но она знала, что, как отец ребенка, Итан имеет право на большее участие.

Женщина молча взяла его за руку и положила ее себе на живот. Потом взглянула ему в глаза. В его взгляде были изумление и трепет. Когда ребенок вновь зашевелился, у Итана захватило дух.

– Это невероятно!..

– Да, – согласилась Саванна. – Завтрак окончен. – Женщина улыбнулась, чтобы Итан не почувствовал себя оскорбленным из-за того, что она его выгоняет. – Мне нужно принять душ.

– А что будет потом?

– Разве мы не должны обедать с твоими родителями? Пока они не вернулись в округ Колумбия?

Он кивнул.

– Тогда я попрошу Джину помочь мне сделать покупки, потому что у меня нет никакой одежды.

– Я мог бы пойти с тобой.

– Нет. – Она нахмурилась. – У меня очень ограниченный бюджет. Я разрешила тебе заплатить за вчерашнее платье и даже за прическу, но есть вещи, которые мне нужно делать самостоятельно.

Саванна говорила искренне. Она должна снова заботиться о себе сама, это будет умно с ее стороны.

– Итак, я отправляюсь за покупками.

Итан посмотрел на нее с любопытством. Словно считал, что она спятила, раз не хочет брать у него деньги.

– Ты уверена?

Она кивнула.

– Я уверена.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Саванна понимала, что у них с Итаном должна быть раздельная жизнь. Но она не могла ничего не делать. В понедельник утром, чтобы перестать думать об Итане, она решила начать обустраивать детскую. Она знала, что у него нет времени, и что у него будет право посещения ребенка. Если она отделает детскую, то признает это. У нее появится уверенность в том, что, находясь с Итаном, ее ребенок получит все, что будет нужно для уюта и счастья.

Саванна позвонила Джине и принялась расспрашивать о магазинах, где можно сделать покупки для детской. Джина не только рассказала о них Саванне, но и отправилась вместе с ней за покупками. В два часа они попрощались: Джине предстояло собеседование с административными ассистентами, которые должны были заменить Оливию.

Саванна посещала один магазин за другим. Она не была готова делать покупки, потому что Итан еще не дал согласия на столь значительные расходы. Но Саванна желала выбрать то, что действительно нужно, а не то, что она может себе позволить.

Женщина забыла о времени. Поэтому она вернулась в дом Итана только около пяти часов. Ее удивило, что муж был уже там и ждал ее. Когда Льюис открыл перед Саванной парадную дверь, он подбежал к ней.

– Где ты была?

Саванна посмотрела на шофера, ожидая, что тот ответит. Но Льюис не произнес ни слова. Он стоял у нее за спиной, держа в руках одежду, которую она купила для своей полнеющей фигуры.

– Ходила за покупками, – сказала Саванна, поскольку Льюис продолжал молчать.

– У тебя все в порядке?

Саванна рассмеялась.

– Итан, у меня все отлично. Мне понадобилось несколько новых вещей. Мы можем отнести их наверх?

– Льюис, пожалуйста, отнесите эти вещи в апартаменты миссис Маккензи.

– Да, сэр.

Льюис вышел. Саванна с тревогой посмотрела ему вслед.

– Тебя не беспокоит, что он может кому-нибудь рассказать, что мы спим в отдельных комнатах?

Итан повел ее в гостиную.

– У нас смежные комнаты. Все думают, что мы спим вместе, но одеваемся в отдельных комнатах.

– Хорошо.

– Значит, ты весь день делала покупки?

– Да. А почему ты дома?

Заметив, что на нем джинсы и футболка, она добавила:

– И как давно ты дома? Вы, кажется, должны бороться с враждебными конкурентами?

Итан сел на диван и усадил рядом Саванну. Он обнял ее за плечи.

– Кое-какие проблемы действительно есть. Компания «Би-Грейт Гроусэриз» начинает строить новые магазины на наших территориях. И Хилтон боится, что мы потеряем нашу долю рынка.

– Вы действительно можете ее потерять?

Саванна сидела рядом с Итаном и небрежно разговаривала с ним. В отличие от него, она не думала, что соответствует его миру, но понимала: научиться она сможет. Каждый день Саванна узнавала что-то новое и чувствовала себя все непринужденнее.

Он покачал головой.

– Не знаю. Джош очень умен. Мы сохраним большую часть того, что у нас есть.

– Несмотря на то, что он занят?

Итан рассмеялся.

– Я думаю, что благодаря Оливии его творческие способности лишь возросли. Итак, как прошел день?

– Все хорошо.

Саванне хотелось растаять в его объятиях. Но она снова напомнила себе, что он не хочет любить ни ее, ни кого бы то ни было, а ей нужна любовь. Если она согласится на то, что он ей предлагает, она получит лишь жалкую частичку истинного счастья.

Саванна встала.

– Вообще-то, Итан, я хочу кое о чем тебя попросить. Мне немного скучно, нечем заняться… Я бы хотела начать обустраивать твою детскую.

– Замечательная идея!

Судя по выражению его лица, ему не нравилось, что она высвободилась из его объятий. Он вздохнул и провел рукой по лицу.

– Я хочу, чтобы наш ребенок чувствовал себя уютно и был счастлив. Если именно ты отделаешь детскую, не сомневаюсь, что так и будет.

– Спасибо.

– Пожалуйста.

– По-моему, мы должны поговорить о праве посещения ребенка.

– Я еще к этому не готов. – Он встал. – У нас полно времени, Саванна. Сейчас нам нужно решить, хотим ли мы куда-нибудь пойти обедать или поедим дома.

– Я слишком устала, чтобы куда-то идти.

– Хорошо. Я уже попросил миссис Перес приготовить тушеное мясо. Оно тебе понравится.

– Ты никогда не разрешишь мне готовить для тебя?

– Тебе незачем у меня спрашивать. – Итан обнял ее одной рукой за плечи и повел к лестнице. – Когда ты захочешь повозиться на кухне, просто сообщи об этом персоналу.

– Я сейчас слишком устаю, поэтому буду не столько готовить, сколько печь.

– Пеки. – Они начали подниматься по ступенькам. – Но займись этим завтра. Сейчас мы могли бы кое-что решить насчет детской. Ну, мебель, сочетание цветов…

– Тебе это интересно? – со смехом спросила Саванна.

– Я не хочу, чтобы мальчик оказался в розовой комнате, полной девчачьих оборок и овечек.

– Мы можем выяснить, какого пола ребенок.

– Или сделать в комнате радужные узоры.

– И рисунки с утками. Кроликами. Щенками. Все это годится и для мальчиков, и для девочек.

– Видишь, как легко мы идем на компромисс? Мы – хорошая команда.

Саванна не стала комментировать то, что сказал Итан, потому что, наконец, поняла, почему он рано вернулся домой. Он хотел побыть с ней. В субботу вечером она ему сказала, что этот брак не может стать настоящим, потому что она его не знает. Теперь он проводит с ней время и старается познакомиться поближе. Вот почему он не стал возражать, когда она говорила о «его» детской. Итан не желал соглашаться с тем, что у них временные отношения, и считал, что детская принадлежит им обоим. Но он перестал спорить с ней, а решил начать сближение при помощи действий.

От этой мысли у нее едва не перехватило дыхание. Но что, если он приехал домой, потому что попросту решил отдохнуть? Или побеседовать о проблемах на работе?

Итан открыл дверь пустой детской. Два широких окна выходили в сад. Занавесок еще не было, и комнату освещало жаркое послеполуденное солнце.

– Если мы выберем занавески бледных оттенков, они, вероятно, будут легкими и воздушными. Поэтому нам понадобятся еще и жалюзи.

Она шагнула в комнату, на паркет мореного дуба.

– Это тоже может оказаться проблемой. – Она постучала ногой по полу. – Нужно что-нибудь помягче.

– Как хочешь. – Он прислонился к дверному косяку. – Если детская не будет розовой и девчачьей… при условии, что у нас родится не девочка… это твое право.

Она повернулась к Итану, собираясь улыбнуться и поблагодарить его, но, взглянув на него, оцепенела. Его внешность казалась Саванне совершенством. Высокий и стройный, с блестящими темными волосами и неотразимыми глазами. Ей захотелось подойти к нему, обвить руками его шею и поблагодарить поцелуем.

Он наблюдал за ней. Казалось, его темные глаза стали еще темнее. Он замер, словно понимая, о чем она думает, но не стал делать первый шаг. Решение зависело от нее.

Они глядели друг другу в глаза. Все в нем было идеально. Он красив, добр, великодушен. Он даст ей все, что она хочет.

Нет, мысленно поправила себя Саванна, он даст ей все, кроме единственной вещи, которую она действительно хочет получить. Его безоговорочную любовь. Если он не изменит своего мнения о том, что ему нужно от брака, она не сможет согласиться на эту сделку. Не сможет принять половину, потому что не просто хочет безоговорочной любви, но нуждается в ней.

На следующий день, в десятом часу утра, Саванна спустилась по лестнице в гостиную. На ней были джинсы и широкая футболка для беременных. Итан сидел за столом.

– Тебя уволят.

Он отложил газету и улыбнулся Саванне.

– У меня будет первый ребенок. Я уверен, Хилтон поймет.

Итан выдвинул для Саванны стул, и она уселась.

– Тебе необязательно меня баловать.

– Я это делаю ради самого себя.

– Я знаю, зачем ты это делаешь.

Он рассмеялся.

– Ты можешь знать о моем плане, но, если моя стратегия лучше твоей, я все равно смогу победить.

Она сердито посмотрела на него.

– Не любишь веселиться по утрам, верно? – продолжал шутить Итан.

– Нет.

– Тогда я поеду на работу.

Он встал, позвал миссис Перес и попросил приготовить Саванне что-нибудь особенное. Потом поцеловал Саванну в лоб и вышел.

Увидев, что Саванна хочет остаться одна, он оставил ее одну. Может быть, другой мужчина попытался бы ее развеселить, поддержать. Но и он понял: она не хочет, чтобы ее пытались развеселить и поддержать. Она хотела, чтобы ее оставили в покое. И Итан исполнил ее желание. Казалось, он стремился исполнять все желания Саванны, чтобы ей не захотелось уйти после рождения ребенка.

Черт возьми, что же ей делать?!

Итан вернулся домой рано. На этот раз он принес цветы. Утром следующего дня он подождал, пока Саванна проснется, позаботился о том, чтобы ей подали хороший завтрак, поцеловал ее в лоб и уехал на работу. В четыре часа дня он вернулся и пришел в ее апартаменты с фаджем в руках.

– Настоящий фадж. Я заключил на него субдоговор.

Саванна чуть не поперхнулась сладким угощением.

– Как ты заключаешь субдоговор на фадж?

– Мать Оливии готовит отличный фадж. Она каждый год дарит Оливии на день рождения фунт фаджа. Я вспомнил об этом, подумал, что он может тебе понравиться, и позвонил.

– О боже, это замечательно!

– Хорошо.

Он направился к выходу, всем своим видом показывая, что не хочет надоедать.

– Не уходи… – неожиданно для себя самой попросила Саванна.

Он повернулся и пожал плечами.

– Хочешь снова поговорить о детской?

– Хотя бы о ней.

– Ты решила, чего хочешь?

– Да. – Она усмехнулась. – Вряд ли нам понадобится субподрядчик.

Он протянул к Саванне руку, собираясь ее обнять.

– Мы побываем в детской, ты расскажешь мне о том, что ты хочешь, и я вызову на завтра маляров, обойщиков и рабочих, которые будут настилать пол.

– Именно в этом порядке?

– Пусть они сами решат, в каком порядке.

Саванна рассмеялась. Она снова рассмеялась, когда он принялся шутить над предложенным ею сочетанием цветов: зеленый, желтый и сиреневый. Смеялась, когда они играли в карты перед обедом.

Она так много смеялась, что поняла: Итан побеждает в их маленькой военной игре. Если он и дальше будет обращаться с ней так мило, она может уступить. Потому что Саванна поняла: если она сумеет изменить свое мнение об их отношениях, он может сделать то же самое. Возможно, было бы лучше сохранить то, что у них есть, надеяться, что оно станет чем-то большим, чем отказаться от всего, не давая Итану возможности изменить свои чувства.

Единственная проблема заключалась в том, что она слышала тот разговор. Итан не хочет, чтобы его чувства стали другими.

На следующий день, сидя с подругами в ресторане, она пыталась решить, что делать. Оливия заметила, что Саванна все время о чем-то думает.

– В чем дело? – спросила она.

– Просто устала, – со вздохом сказала Саванна.

Оливия не стала спорить, но нахмурилась так, что Саванна поняла: ей не удалось убедить подругу.

Джина поверила ей еще меньше.

– Знаешь, Саванна, я не вчера родилась.

– Вообще-то ты старше нас обеих.

Оливия широко улыбнулась.

Джина бросила на Оливию злой взгляд.

– Теперь я знаю, что вы что-то от меня скрываете. Вы заговорили на единственную тему, которая может отвлечь меня от сути беседы. Но на этот раз у вас ничего не выйдет.

Оливия только пожала плечами, Саванна опустила глаза.

– Что происходит? Этот секрет знают все, кроме меня.

Оливия значительно посмотрела на Саванну.

– Джина… – начала Саванна, тяжело вздыхая. – Ты права. Есть один секрет. И ты единственная в нашем кругу, кто о нем не знает. Но на то есть причина. Честно говоря, твой отец и Итан думали, что, если они сумеют сохранить его от тебя, то сумеют сохранить от кого угодно.

– Вот как?

– Не злись. Итан только старался защитить моего брата и своего отца. Я тебе расскажу, на это у меня есть хорошая причина. По-моему, мне действительно нужен совет.

– Эй, а как же я? Мои советы не в счет? – негодующе спросила Оливия.

– Нет, ты женщина, влюбленная так сильно, что все считаешь прекрасным и хорошим. Когда я расскажу эту историю, твои глаза станут мечтательными и ты дашь мне плохой совет…

– Эй!

– Сама ты «эй», – сказала Джина и придвинулась к Саванне. – Даю тебе слово, что сохраню твой секрет, каким бы он ни был. В чем дело?

– Это очень долгая и сложная история, но главное в ней вот что: я забеременела в результате искусственного оплодотворения.

Джина ахнула.

– Мне хотелось иметь ребенка, но я очень скептично относилась к этому процессу… особенно к выбору отца. Мой брат работал в этой клинике и заверил меня в том, что все доноры – физически здоровые, умные, нормальные мужчины, но я по-прежнему сомневалась… и по-прежнему хотела иметь ребенка. Однажды брат сказал мне, что благодаря ему у меня будет донор, которому я могла бы довериться.

– О-о! – Видимо, Джина поняла, что будет дальше. – Ведь первая жена Итана Лиза не хотела иметь детей. Наверное, он заморозил сперму, потому что был единственным ребенком…

– Ты поняла самую суть.

Оливия похлопала Саванну по руке в знак поддержки.

– И Итан об этом узнал? – предположила Джина.

Саванна кивнула.

– Мы поженились ради спасения репутации его отца и моего брата. Но теперь Итан хочет сохранить наш брак. Хочет, чтобы мы попробовали по-настоящему.

– О! – воркующим голосом протянула Оливия.

Саванна бросила на нее тревожный взгляд.

– Видишь?

Она мечтательная и глупая.

– Вообще-то, Саванна… – Джина прикусила нижнюю губу. – Ты точно такая же. Тебе нравится Итан.

– Джина, я могу полюбить его. Но он меня не любит.

– Откуда ты знаешь?

– Он это сказал.

Джина пожала плечами.

– Откуда он знает? Итан несколько лет был несчастен в браке. Ему нужно время.

– Ты думаешь? – осторожно спросила Саванна.

– Да. Именно об этом ты меня и спрашиваешь. – Джина взяла Саванну за руку. – Он уже несколько лет друг моей семьи. У него был худший брак в истории.

Оливия согласно кивнула.

– Значит, есть надежда?

Джина засмеялась.

– Да! О, Саванна, ты – лучшее, что могло случиться с этим мужчиной. Если ты его полюбишь… немного… он придет в себя.

– А если не придет?

– Придет, – уверенно сказала Оливия.

Саванна только посмотрела на нее.

– Ну, придет, – сказала Оливия. – Никто не думал, что Джош когда-нибудь снова сможет полюбить…

– Но это другое дело. – Саванна решила разговаривать с подругами честно. – Джош не мог контролировать обстоятельства. Его невеста умерла. Жена Итана сознательно вела себя низко. Она могла загубить ему всю жизнь. Если я позволю себе в него влюбиться, то могу потерпеть неудачу.

– Тогда тебе лучше действовать осторожно, – посоветовала Джина. – По-моему, это разумнее, чем спешить, если рискуешь испытать боль.

Саванна с ней согласилась. Она знала, что ей нужно защитить свое сердце. Она поймала себя на мысли, что Джина говорила так, словно сама испытала нечто подобное. Саванна собралась было ее расспросить, но в ресторан вошел Итан, и она обо всем забыла.

Он выглядел сногсшибательно. Но рядом с ним шла не менее сногсшибательная блондинка…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Саванна повернулась к Джине.

– Кто это такая?

Джина широко раскрыла глаза.

– Черт возьми!

– Кто? Что? – Оливия, наконец, увидела Итана и блондинку. – Вот незадача!

– Это его подружка, да?

– Ну, я не назвала бы ее подружкой, – смущенно сказала Оливия. – Но он с ней встречался, пока не позвонил Джошу и не попросил его быть вашим шафером.

– Не назвала бы ее подружкой?

Саванна видела, как Итан и эта женщина садятся за столик в глубине ресторана.

– Что ж, наверное, теперь мне будет очень легко принять решение, – спокойно сказала она.

Но ей хотелось заплакать.

Джина погладила ее по руке:

– Саванна, не надо. Я уверена, что есть…

– …хорошее объяснение?

Саванна невесело усмехнулась. У нее был не настоящий брак. Да, Итан привел ее в замешательство, потому что попытался убедить в том, что их брак должен стать постоянным. Но он никогда не говорил, что он любит ее. И Итан не солгал. Он был честен. Итан хотел, чтобы они остались вместе, потому что так ему было удобно, а не потому, что он ее любил.

– Я тоже уверена, что есть хорошее объяснение. Пойдем, пока он не заметил, что я здесь.

Оливия и Джина переглянулись, но ни та, ни другая ничего не сказали. Обе тихо встали и вслед за Саванной вышли из ресторана. Льюис ждал Саванну, чтобы отвезти домой, поэтому подруги не стали возражать, когда она поспешили проститься. Саванна с улыбкой поцеловала их в щеки и даже болтала с Льюисом о том о сем, пока он вез ее домой. Поездка заняла полчаса. Саванна решила, что не позволит себе расстраиваться. И не позволит себе влюбляться в Итана! И не влюбится. Черт возьми! Не влюбится.

В четыре часа Итан вернулся домой. Ранняя пташка! Саванна пришла в ярость от подобного лицемерия. Надо же, каждый день возвращается домой пораньше, чтобы они могли получше узнать друг друга! Итан продолжал настаивать на том, что их брак должен стать настоящим. Тем не менее, он имел наглость пригласить на ланч другую женщину, в ресторан!

Как он посмел!

Когда он вошел в ее апартаменты, Саванна запустила в него подушкой.

– Убирайся!

– Эй! – недовольно воскликнул он, отбрасывая подушку, которая упала рядом с окном с белыми кружевными занавесками. – У меня был трудный день. Могла бы быть со мной и повежливее.

– Ха! Повежливее? С тобой? Я так не думаю. Не собираюсь ходить вокруг да около и ненавижу притворство.

Он поднял брови.

– Ты действительно сердишься.

– А ты бы не сердился, если бы я начала встречаться с одним из моих бывших бойфрендов и при этом требовала, чтобы ради моего отца ты играл роль любящего мужа?!

Поскольку она полулежала на диване, он уселся в розовато-лиловое кресло у окна.

– Ничего не понимаю.

Она бросила журнал на низкий столик.

– Сегодня я была в ресторане с Джиной и Оливией. И видела тебя с той потрясающей блондинкой.

– Она – моя коллега!

– Оливия сказала, что она была твоей последней подружкой.

– Была. Но когда я решил на тебе жениться, то перестал встречаться с другими подружками.

Он говорил мягко и спокойно, хотя начинал чувствовать гнев.

Итану не хотелось приходить домой, чтобы выслушивать обвинения. Ему хотелось разговаривать о ребенке, о том, как Саванна провела день. Надеяться вопреки всему, что она начнет думать об их браке так же, как он. Но вместо этого ему в лицо запустили подушкой.

– Эшли и я – друзья, не более того. Если я… Мы… – Расстроившись, он встал, подошел к окну и стал смотреть на сад. – Скажем, наш ребенок может быть моим последним ребенком.

– Не пытайся вызвать во мне сострадание.

– Не надо меня сердить, я и так уже рассердился, – предупредил ее Итан.

Куда, черт возьми, делась милая Саванна? И почему она так злится из-за ситуации, которую можно легко объяснить? Каждый раз, когда он смотрел на Саванну, он видел свою семью, нормальную жизнь. Но если он не сможет убедить ее не разводиться, у него не будет семьи. У него будет только ребенок, и он лишь иногда сможет общаться с этим ребенком.

Его чувства к Саванне объяснялись не только тем, что у них будет ребенок, и даже не его желанием, чтобы у них родились и другие дети. Благодаря этой женщине в его жизни неожиданно появилась надежда. Он рискнул желать того, что, как он думал раньше, существовало только в сказках. Итан не зашел бы так далеко, чтобы говорить, что благодаря Саванне он снова поверил в любовь. Но благодаря ей он понял: мужчина и женщина могут создать достаточно прочный союз, чтобы прожить вместе до конца своих дней.

Итану хотелось целовать Саванну, держать в своих объятиях, ласкать…

– Знаешь, можешь уйти, если не хочешь, чтобы я и дальше тебя сердила.

– Саванна, то, чего я сейчас хочу, не имеет ничего общего с тем, что ты думаешь.

Итан подошел к дивану, на котором лежала Саванна. Он взял женщину за плечи и посмотрел ей в глаза.

– Вероятно, этого ты сейчас хочешь меньше всего.

И Итан поцеловал ее. Он думал, что Саванна будет сопротивляться, но она, напротив, приоткрыла губы. Он быстро отшатнулся, потому что не хотел, чтобы она победила на этот раз. Итан не собирался позволить ей притвориться, будто она хочет его меньше, чем он хочет ее.

Он вновь взглянул ей в глаза. Их мягкое, ранимое выражение кое о чем ему сообщило. Во-первых, на самом деле она не сердилась, а была в замешательстве. Саванна не могла скрыть, что тоже начинает испытывать к нему чувства… поэтому и злилась на него. Не потому, что видела его с другой женщиной. Но потому, что, когда увидела его с другой женщиной, была вынуждена признать, что испытывает к нему чувства. А ей вовсе не хотелось их испытывать.

Во-вторых, он мог бы обольстить ее, если бы хотел. Прямо сейчас. Потому что она действительно испытывала к нему чувства. Когда они находились так близко друг от друга, она была не в состоянии контролировать себя. В-третьих, она хотела, чтобы он ее обольстил. Она хотела, чтобы он обнял ее и целовал до тех пор, пока они обо всем не забудут. Хотела, чтобы он занялся с ней любовью. Но поскольку Саванна не могла признать, что она этого хочет, он не мог этого сделать. Если он овладеет ею раньше, чем она сможет признать, что она этого хочет, у нее всегда будет открытая дверь для того, чтобы уйти.

Кроме того, Итан не хотел, чтобы их брак был основан на страсти. Он мечтал о честных отношениях. Ему хотелось, чтобы их с Саванной связывали обязательства, основанные на здравом смысле, верности и дружбе. Если он сможет этого добиться, вероятно, у них будут замечательные отношения. Хотя бы потому, что они будут честными.

Как бы сильно он ни хотел ее, как бы сильно она ни хотела его, если они не смогут поддерживать отношения на правильных условиях, у них не будет никаких отношений.

Он шагнул в сторону двери.

– Я дам тебе знать, когда будет готов обед.

Ужин прошел гораздо спокойнее, чем ожидала Саванна, учитывая, что Итан был на нее сердит. Его хорошее воспитание взяло верх над эмоциями. Саванна расслабилась, после сытного ужина ее потянуло в сон. Итан со смехом повел ее в спальню. Спросил, не нужно ли ей помочь надеть ночную рубашку, и вышел, когда она сказала, что справится самостоятельно.

Если бы к ним на завтрак пришли гости, они бы никогда не догадались, что Итан и Саванна поссорились.

– Это очень странно, – сказала Саванна Джине, когда та пришла днем, чтобы помочь измерить детскую. – Он умеет менять настроение.

– По-моему, нужно уметь это делать, когда ты привлекаешь общественное внимание так, как он, из-за своих родителей.

– Наверное, – согласилась с ней Саванна.

Она подошла с рулеткой к окну, в то время как Джина записывала цифры.

– И ты должна принять во внимание, что у него была злобная жена. Она превратила его жизнь в ад.

Раздался телефонный звонок. Саванна не удивилась, когда Джони поднялась по лестнице и позвала ее к телефону, сообщив, что звонит Итан.

– Вернусь через минуту, – сказала она Джине и побежала к двери.

– Не торопись, – со смехом сказала Джина.

Саванна чуть не прокляла свою глупость: ведь Джина могла понять, как ей хочется поговорить с Итаном.

– Привет, – сказала она, взяв трубку в гостиной.

– Привет, – ответил Итан. – Угадай.

– Что?

– Я нанял кое-кого для консультаций относительно родов.

Саванна нахмурилась.

– У меня не будет естественных родов, Итан. Я слышала о боли. Знаю, что существуют лекарства. Мне хотелось бы тебе сказать, что я достаточно смелая, чтобы попытаться родить самостоятельно, но это не так. Мне нужна помощь современной науки.

Итан рассмеялся.

– И ты сможешь получить помощь современной науки, включая помощь человека, который придет к нам домой сегодня вечером. Чтобы научить нас, чего ожидать и как реагировать.

– О!

– Да. О! – Итан снова рассмеялся. – Кто из нас думает?

– Ты, – сказала Саванна.

Она услышала в своем голосе нежность. Да, Итан всегда думал о ней. Он был внимательным, замечательным, лишенным эгоизма человеком. Вопреки собственной воле Саванна влюблялась в него.

Нет, уже влюбилась! Вот почему вчера вечером она испытала такое облегчение, когда поняла, что он на нее сердится. Вот почему выбежала за дверь, желая взять трубку и поговорить с ним. Она уже влюблена в него.

– Итак? – спросила Джина, когда Саванна снова вошла в детскую.

– Итак, он нанял специалиста, который придет к нам домой сегодня вечером, чтобы рассказать о родах и научить кое-чему.

Джина изумленно покачала головой.

– Иногда он ведет себя восхитительно.

– Я знаю, – прошептала Саванна.

– И ты его любишь.

Саванна зажмурилась.

– Да.

– О, Саванна, это замечательно!

– Нет, не замечательно. Он меня не любит. Да, заботится. Я даже ему нравлюсь, и он считает меня настолько хорошей женой, что попросил остаться ею навсегда…

– Но?

– Но он меня не любит. А мне нужно, чтобы любил. Я не хочу всю жизнь беспокоиться о том, что появится другая женщина и из-за нее он меня покинет.

– Итан не такой!

– Но он и не влюблен.

– Я бы с этим поспорила, – возразила Джина. – Но даже если мы согласимся, что он тебя не любит, я бы сказала, что у него много причин быть несколько сдержанным. Но если ты немного ему поможешь и проявишь чуть-чуть терпения, он придет в себя.

– Я не знаю.

– Послушай меня. Судя по всему, что ты мне рассказала, Итан уже тебя любит. Неужели ты собираешься дать ему уйти, потому что он может не сразу понять, что ты не причинишь ему боли? И понять, что он ничем не рискует, признавая свою любовь к тебе?

Саванна покачала головой.

– Когда ты так говоришь, это действительно кажется глупым.

– Конечно, кажется, – согласилась Джина. – Если ты останешься с ним, то через год поблагодаришь меня, потому что Итан того стоит.

Вечером в их уютную небольшую комнату вошел Флойд Бружр, специалист в области охраны детства. Он был молод, полон энтузиазма и очень серьезно относился к своей работе. Будучи маленького роста, он весил примерно на двадцать фунтов больше, чем следовало. Тем не менее, на нем была модная футболка, шорты и сандалии. Его светло-каштановые волосы выгорели на солнце.

– О, это замечательные подушки! – весело сказал он.

На кожаном диване в беспорядке лежали огромные подушки – еще один подарок от Итана. На их наволочках были изображены персонажи из мультфильмов. Среди подушек сидела Саванна.

– А вы, должно быть, – будущая мать.

– Иначе я бы отчаянно нуждалась в диете, – засмеялась Саванна, глядя на свой большой живот.

– Разве вы не прелестны?

Флойд взял ее за руки и поцеловал в щеку.

– Мне бы хотелось так думать, – сказал Итан.

Он прислонился к дверному косяку и скрестил руки на груди, словно рассердившись на то, что любящий повеселиться Флойд поцеловал его женщину.

Толстяк рассмеялся.

– Черт возьми, вам необходимо думать именно так! – Он погрозил Итану пальцем. – В первую очередь нам нужна предварительная беседа – так я смогу понять, что вам уже известно об этом процессе.

– Не очень много, – призналась Саванна.

Флойд принялся отодвигать подушки, собираясь освободить место на диване. Он взмахнул пальцами в знак того, что хочет, чтобы Итан присоединился к Саванне. Потом прислонился к огромному письменному столу красного дерева и оказался с ними лицом к лицу.

– Как я понимаю, ваша мама скончалась.

Флойд говорил ласковым голосом.

Саванна кивнула, чувствуя, что у нее на глазах выступают слезы. Итан обнял ее за плечи в знак поддержки.

– Как я уже объяснял, ее мама погибла два года назад, в результате несчастного случая, – недовольно сказал он.

– А все мы знаем, что матери – лучший источник информации, особенно когда речь идет о первом ребенке.

Флойд принялся подробно рассказывать о том, что должно произойти с Саванной.

В течение двадцати минут он читал им лекцию о боли и о том, как ее преодолеть. Саванна слушала, украдкой бросая взгляды на Итана якобы для того, чтобы убедиться, что он слушает так же внимательно; как она. На самом же деле Саванна смотрела на него, задавая немой вопрос: почему он не может сделать последние несколько шагов к настоящим отношениям?

– На этой неделе вы должны будете продумать все вопросы ко мне. – Толстяк сделал паузу и встретился взглядом с Саванной. – Ни один вопрос не может оказаться глупым. И ни один не может оказаться чересчур личным.

– Для вас – возможно, – со смехом сказала Саванна.

Добродушный Флойд тоже рассмеялся.

– Дорогая! – сказал он и снова взял ее за руки. – Девять шансов из десяти, что после рождения этого ребенка вы больше никогда в жизни не увидите меня снова. Не бойтесь, если я узнаю, какого цвета ваше нижнее белье. Я сохраню все ваши секреты.

Глядя ему в глаза, Саванна поняла, что это правда.

– Хорошо, завтра начну составлять список.

– Замечательно. – Флойд хлопнул в ладоши в знак того, что закрывает одну тему и открывает следующую. – Давайте сделаем несколько дыхательных упражнений, дабы вы почувствовали, что я отработал свои деньги. Потом я уйду.

К удивлению Саванны, Итан рассмеялся. В течение сорока минут Саванна слушала, как Флойд пытается его рассмешить. И вот, наконец, у Итана вырвался смешок. Она бросила на него взгляд.

Он улыбнулся. Саванна почувствовала, что тает. Итан рассмеялся только тогда, когда начал доверять Флойду. Но, в конечном счете, он доверился Флойду достаточно для того, чтобы улыбнуться так тепло. У Саванны на глазах снова выступили слезы. На этот раз потому, что она поняла, о чем ей говорила Джина. В глубине души Итан знал, что ее любит. Он это знал. Он и вел себя так, словно любит ее, просто не мог об этом сказать. И она будет дурой, если откажется от попытки только потому, что ему нужно время.

После двадцати минут упражнений они, наконец, попрощались с Флойдом, который не только поцеловал Саванну в щеку, но и обнял Итана.

– Сможем ли мы выдержать восемь недель?

Саванна весело рассмеялась.

– Ты его выбрал.

– Нет, я не выбирал, – признался Итан, ведя Саванну к лестничному маршу. – Его выбрала миссис Кронауэр, сотрудница нашей компании. Я только провел с ним собеседование.

– Но ты действительно провел с ним собеседование?

– Еще бы!

Она рассмеялась.

– Я это ценю. – Саванна остановилась: они подошли к двери в ее апартаменты. – Мой врач предлагал делать похожие упражнения, но я не понимала, зачем это надо, пока сегодня вечером Флойд все не разъяснил. Ты нашел замечательного специалиста, спасибо!

– Пожалуйста.

Наступила неловкая тишина. Было не очень поздно, около половины десятого, но Саванна знала, что и она и Итан читают перед сном. Поэтому настало время расходиться по комнатам.

Итан продолжал стоять у ее двери с таким видом, словно не хотел уходить, но не мог найти причины остаться. Саванне вспомнилось все, о чем она разговаривала с Джиной. Ей подходил этот мужчина. Ей подходил этот брак. Она подходила Итану, хотя бы потому, что любила его. Он тоже считал этот брак подходящим. Но Итана надо было подтолкнуть, он должен обрести уверенность в том, что Саванна серьезно относится к этому браку. И она знала, как внушить ему эту уверенность. Им нужно… заняться любовью.

Она облизала сухие губы и взглянула на него. Он пристально смотрел на нее, словно знал, о чем она думает.

Саванне стало жарко, ее охватило волнение. До сих пор она ни разу не пыталась обольстить мужчину. Что еще хуже, от этого обольщения зависело так много, что Саванне стало вдвое труднее. Робко проводя пальцами по пуговицам его рубашки и глядя ему в глаза, она сказала:

– Я должна принять душ перед сном.

Он сузил глаза, словно пришел в замешательство.

– Хорошо.

Женщина подняла руку немного выше, потом остановилась у второй пуговицы, потому что первая была уже расстегнута. Она по-прежнему глядела ему в глаза.

– Я хотела бы, чтобы ты принял душ вместе со мной.

Он всмотрелся в нее так, словно не расслышал.

– Что?

– Я решила, что ты прав, Итан. Мы женаты. Мы нравимся друг другу. Хотим, чтобы наш брак стал постоянным. Мы оба знаем лучший способ этого добиться. – Она помолчала и сделала вдох, пытаясь набраться храбрости. – Мы оба знаем единственный способ этого добиться.

Он уставился на нее.

– Ты уверена?

Она не колебалась.

– Да.

Саванна повернулась и открыла дверь в свою комнату.

Женщина оставила дверь открытой, ожидая, что он пойдет за ней. Дойдя до середины комнаты, она повернулась лицом к Итану и взялась за верхнюю пуговицу блузки.

Он почти вбежал в комнату, чтобы остановить ее.

– Нет.

Он схватил ее за пальцы и высвободил пуговицу.

– Нет? – широко раскрыв глаза, испуганно спросила Саванна.

Она была так прекрасна в своей невинности!

– Если мы собираемся это сделать, то сделаем это правильно.

И Итан приник к ее губам.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Сначала его губы были теплыми и ласковыми. Саванна таяла. Она любила этого человека. А он думал, что не может довериться любви. И теперь Саванна должна доказать обратное.

– Не бойся, – прошептал он.

– Я не боюсь.

Взгляд его карих глаз был серьезным.

– Саванна, ты действительно этого хочешь?

– Да.

Саванна знала, что любит его. Знала, что Джина права. Кто-то должен был показать Итану, что ему доверяют и что его любят, прежде чем он снова рискнет.

Больше Итан не сказал ни слова. Он взял ее на руки и понес к себе в спальню. В его комнате преобладали темные цвета. Темно-синие занавески на фоне травянисто-зеленых стен. Это, несомненно, была мужская комната.

Он поставил Саванну на пол и, покрывая ее поцелуями, принялся снимать с нее блузку. Потом сорвал с себя рубашку, обнажив грудь, покрытую густыми темными волосами. Не давая себе времени думать или паниковать, она сбросила туфли, и он тоже разулся. После чего снова ее поцеловал. Обняв Саванну за талию, Итан притянул ее к себе. Он не торопясь целовал Саванну в губы, словно для того, чтобы она привыкла. К тому же он давал ей возможность передумать.

Но она не собиралась менять свое решение.

Он медленно провел ладонями от ее талии к плечам, потом – снова к талии и, наконец, погладил по животу. Медленно провел руками по спине Саванны.

В его нежном прикосновении Саванна чувствовала настоящую любовь. Он потянулся к застежке ее лифчика, снял его, уронил на пол и шагнул назад, чтобы взглянуть на Саванну.

– Я не могу поверить, что ты так прекрасна и как мне повезло, что ты находишься здесь.

Он осторожно коснулся ладонями ее грудей. Она улыбнулась.

– Вообще-то, Итан, я думаю, что это мне повезло.

Итан снова поцеловал Саванну, прижимая ее к себе. Проведя руками по ее спине, он принялся снимать с нее джинсы.

– Ты потрясающая, – прошептал он.

– Да, ну… – Она села на кровать. – Я немного волнуюсь.

– Хорошо.

Он разделся и лег рядом с Саванной, осторожно, чтобы не причинить ей боль. Они оказались лицом к лицу. Итан поцеловал ее так же, как в день их свадьбы. На этот раз она уже ждала, что ее охватит страстное желание, и была ему рада.

Он обхватил руками ее грудь. С каждой минутой Саванна все сильнее чувствовала, что принадлежит ему, а он – ей. Ей хотелось коснуться его плоти. Медленно, осторожно она погладила Итана по руке, потом легко провела пальцами по волосам на его груди. Ей пришло в голову, что только так и нужно заниматься любовью: благодаря ласковым прикосновениям они связывали себя друг с другом. Она говорила ему, что разделит тяготы и радости его жизни. Он говорил ей, что разделит тяготы и радости ее жизни. И еще они говорили друг другу, что станут вместе воспитывать этого ребенка…

На следующее утро Саванна проснулась и увидела, как комнату освещают теплые солнечные лучи. Затем увидела теплую улыбку любимого мужчины.

– Ты хорошо спала?

– Лучше, чем когда-либо, – призналась Саванна и прижалась к мужу.

Все было идеально. Итан любил ее. Может быть, он не мог об этом сказать, но она поняла это, когда он занимался с ней любовью. У них будет ребенок. Они стали семьей, о которой оба мечтали.

Он погладил ее по животу.

– Мне не хочется это говорить, но я должен идти. Я только желал убедиться, что у тебя все в порядке.

– Более чем в порядке. У меня все замечательно.

– У меня тоже.

Он снова улыбнулся, но Саванна заметила тревогу в его глазах.

– У тебя все в порядке?

– Да.

У Итана вырвался нервный смешок. Он повернулся и сел.

– Но мне пора.

Он встал с кровати. Саванна глядела на него, не в силах отвести взгляд, и поражалась тому, как ей повезло. Их жизнь стала совместной. Теперь в этом не было сомнения.

Он направился в ванную, и в то же самое время зазвонил телефон на столике рядом с кроватью. Саванна быстро потянулась к трубке: это мог быть ее брат. Она не получала известий от Барри с тех пор, как тот уехал.

– Саванна? – сказал Уоллис Джеффриз.

Его голос звучал так, словно он находился в другой комнате, а не в юридической фирме в Мэриленде, в сотнях милях от Саванны.

– Да, это я. Доброе утро, мистер Джеффриз.

– Я только что вошел к себе в кабинет. Первым, что я увидел, оказались документы из клиники, где работал ваш брат. Если хотите, я могу сейчас же послать их вам по факсу.

Саванну охватил ужас. Она вскоре увидит доказательство того, что ее брат подделал подпись Итана.

– Подождите, мне нужно узнать номер факса мистера Маккензи.

Саванна накинула халат и побежала в кабинет. Взяла трубку и прочитала адвокату номер факса Итана. Закончив разговор, Саванна снова ощутила какое-то роковое предчувствие и снова его подавила. Пора было начинать думать о Барри и о том, как вернуть его домой, не поднимая шума.

Саванна решила принять душ и одеться, потом позавтракать вместе с мужем. Пока она была в душе, Итан заглянул к ней в ванную и объяснил, что, так как он опаздывает, он уедет не позавтракав. Ее снова охватил ужас. По утрам Итан нередко задерживался дома. Теперь же, после столь бурной ночи, он собирается уехать не позавтракав.

Нет, подумала Саванна. Она не позволит взять верх пустым страхом. Может быть, Итан этого не сказал, но он любит ее.

Одевшись, Саванна пошла в небольшую комнату и забрала из факса распечатанные документы. По дороге в столовую она просмотрела страницы. Первый документ оказалась разрешением, на котором, как утверждали, Барри подделал подпись Итана. Следующие несколько страниц были ее заявлениями и инструкциями. Она бегло их просмотрела после того, как попросила Джони подать овсянку и пшеничный тост.

Но когда она дошла до последней страницы – страницы с записями лаборанта о процедуре, – и прочитала контрольный номер донора спермы, у нее остановилось сердце.

Она вскочила и побежала в небольшую комнату. Снова позвонила Уоллису Джеффризу.

– Уоллис… – в ее голосе чувствовалась паника. – Вы просмотрели эти документы?

– Бегло.

– Контрольные номера не соответствуют.

– Что? Какие контрольные номера? О чем вы говорите?

– Номер документа, где говорится о моем искусственном оплодотворении, не совпадает с контрольным номером на разрешении, на котором Барри подделал подпись Итана.

– Хорошо, я сейчас посмотрю, – спокойно сказал Уоллис.

Она услышала шелест бумаг.

– Не знаю, Саванна. Номер, напечатанный с помощью компьютера, не вызывает сомнений.

– Я сомневаюсь относительно номера, который написан от руки.

– Понимаю, почему. Давно не видел такого плохого почерка.

– Итак, что вы думаете?

– Я думаю, раз Барри говорит, что он отдал клинике для использования сперму Итана в день, когда вы забеременели, то именно так все и случилось.

– Барри не говорил, что использовал сперму Итана. Он уехал раньше, чем смог что-либо сказать. – На последней странице Саванна ясно увидела написанную от руки цифру «восемь». – Уоллис, этот номер – не «три».

– А номер Итана, который напечатан с помощью компьютера, – это явно «три». Но, Саванна, эту форму заполнили в процедурной. В гуще дел лаборант мог совершить ошибку.

Саванна нервно сглотнула.

– Или они могли использовать донора, на которого я составила запрос сначала. Итана я выбрала не первым. Я уже оформила все документы, когда Барри сказал мне, что у них появился новый донор, с гораздо лучшей биографией, и в последнюю минуту дал мне заполнить другой бланк. Брат сказал мне, чтобы я не беспокоилась из-за того, что документ просрочен, он поместит его в мое дело. Что, если он этого не сделал? Уоллис терпеливо сказал:

– Хорошо, я понимаю, почему вы беспокоитесь, но, чтобы получить ордер на арест вашего брата, полицейские, прокурор округа и судья должны были просмотреть эти формы. Если они думают, что эта цифра – «три», то я думаю, что эта цифра – «три», и вы должны думать, что эта цифра – «три».

– Я не могу.

– Саванна…

– Мистер Джеффриз, мой брак с Итаном Маккензи основан на подделке и краже. Неужели вы хотите, чтобы я продолжала жить в браке, который основан на возможной ошибке?

– Вы думаете, что кто-то совершил ошибку?

– Возможно, кто-то дал ход моему первому заявлению. Я должна это проверить.

– Хорошо. Я сделаю несколько звонков. С вами все будет в порядке?

– Да.

У нее дрожал голос.

Уоллис попытался ее утешить. Потом она повесила трубку, поднялась и начала ходить взад и вперед, обхватив себя руками.

Если это не ребенок Итана, их браку пришел конец. Итан поступит точно так же, как Дру. Когда он обнаружит, что этот ребенок – не его, она станет ему не нужна.

Саванна запретила себе так думать, но не могла избавиться от этой мысли.

Она уселась за письменный стол. Ей хотелось заплакать, но она не могла. Ей было слишком страшно.

Но Уоллис сказал, что, возможно, беспокоиться не о чем. Через несколько часов она узнает правду, и тогда, может быть, будет смеяться над своим волнением и подозрительностью… или будет плакать. Может быть, кричать. Вероятно, она убежит. Но сейчас ей оставалось только ждать.

Пробило три часа, но Уоллис так и не позвонил. Поэтому Саванна позвонила ему сама и спокойно напомнила, что должна что-то сказать Итану, когда он в четыре часа вернется домой. Но у нее бешено колотилось сердце.

Уоллис сказал ей, что клинике может понадобиться несколько дней, чтобы выяснить, что произошло.

– Саванна, как ваш адвокат я вам советую ничего не говорить мистеру Маккензи, пока мы не узнаем что-то конкретное. Более того, я думаю, что вы напрасно паникуете.

– Я не знаю…

– Именно, не знаете. У вас есть только подозрение.

Уверенный голос Уоллиса несколько успокоил Саванну. Но она знала, что в этой ситуации неправильно все. Ее брат, которому обычно можно было доверять, подделал подпись и совершил кражу. Мужчина, который за два года – когда она у него работала – не посмотрел на нее даже двух раз, внезапно попросил ее выйти за него замуж. Ей нужно все тщательно проверить!

Саванна повесила трубку и откинулась на спинку высокого кожаного кресла. Но прежде чем она успела перевести дыхание, в кабинет вошел Итан.

– Что-то ты рано.

– Да, сегодня немного пораньше. – Итан подошел к Саванне и поцеловал ее в лоб, потом поднял с кресла и заключил в объятия. – Вчера у нас был важный день, и я немного переволновался. Поэтому и держался так молчаливо сегодня утром. Извини, что уехал не позавтракав. Мне жаль…

Он говорил, с нежностью глядя на Саванну. Она тоже пожалела, что он уехал не позавтракав. Пожалела, что он вообще уехал. Что позвонил Уоллис. Что она просмотрела документы… черт возьми, она пожалела, что попросила их прислать!

Возможно, Уоллис прав: она паникует, потому что ей страшно. Незачем пугать Итана.

Если ребенок от него, она не просто хотела продолжать их отношения, им было нужно продолжать эти отношения. Но если ребенок не от него, она останется в одиночестве.

Опять.

Потому что она знала: Итан ее не любит. Он любит мать его ребенка, а она может ею и не быть.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

За обедом Саванна опять пыталась убедить себя в том, что Уоллис прав. Если полицейские и прокурор округа не подвергли сомнению эту цифру, кто она такая, чтобы сомневаться?

Но когда они с Итаном пришли в детскую, чтобы посмотреть, как идут дела, и начали говорить о ребенке, Саванне снова стало страшно. Как она может говорить о ребенке и делать вид, что все в порядке, когда это, может быть, совсем не так?

– Если это мальчик, мне, вероятно, придется работать в два раза меньше.

Саванна заставила себя рассмеяться.

– В два раза?

– Я часто слышу, как люди у меня на работе жалуются, что им не хватает времени ходить на все спортивные соревнования своих сыновей. – Итан обнял Саванну за талию. – А поскольку у нас есть деньги, я подумал, что мне незачем так много работать. Буду и дальше сотрудничать с Хилтоном, но как консультант, а не штатный юрисконсульт.

Саванна снова рассмеялась.

– Я думаю, ты делишь шкуру неубитого медведя. Этот ребенок даже еще не родился, а ты уже собираешься меньше работать, чтобы ходить на футбольные матчи.

– Я не хочу терять даже минуту.

Это было слишком очевидно. Может быть, Итан и любит ее, но, прежде всего как мать его ребенка.

И что, если это не его ребенок? В замешательстве качая головой, она высвободилась из его объятий и подошла к окну.

– Итан, замечательно, что ты любишь этого ребенка, – медленно и осторожно начала она. – Но думаю, лучше не строить радужных иллюзий. Многое может пойти не так.

Итан замер.

– Что-нибудь случилось? Ты больна?

Она покачала головой.

– Нет. У меня все в порядке.

– О, понимаю. – Итан подошел к Саванне и обнял ее. – Это, – он многозначительно посмотрел на жену, – произошло слишком быстро.

Саванна поняла, что он прав. Не потому, что она его не любила, но потому, что он ее не любил. Или, по крайней мере, не был так уверен в своей любви, как она – в своей.

– Да. Я считаю, что наши отношения развиваются слишком быстро.

– Ты больше не хочешь со мной спать?

Она пожала плечами.

– Я не знаю.

– Может быть, нам нужно… ну… может быть, несколько замедлить ход событий?

– Мне бы этого хотелось.

– Мне, наверное, тоже. – Он помолчал и сделал глубокий вдох. – Извини, Саванна, я не имел в виду, будто тебе не доверяю. Наверное, я просто мало доверяю браку вообще.

– Я знаю. – Саванна погладила его по щеке, чувствуя себя виноватой и несчастной. Она встала на цыпочки и поцеловала его. – Сегодня вечером мне будет тебя не хватать.

Он рассмеялся.

– Не понимаю, почему. Я не собираюсь куда-то уходить.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Мы не будем спать вместе.

– Конечно, будем. Просто не будем заниматься сексом.

– Ну…

Указательным пальцем он приподнял ее подбородок, заставляя посмотреть на него.

– У тебя с этим проблема?

– Я не знаю.

– Я хочу отказаться от секса на несколько недель. Так будет лучше. И не только потому, что мы решили не торопиться. Но я не стану отказываться от того, чтобы быть рядом с тобой.

Саванна заморгала, глядя на мужа. Ничего приятнее ей никто никогда не говорил, и она поняла, почему Итан это сказал. Он любит ее.

Она снова встала на цыпочки. Снова его поцеловала.

– Думаю, это хорошая мысль.

Вечером Они были очень счастливы, хотя оба легли в кровать в пижамах.

– Саванна, не пойми меня неправильно, но я должен снять эту пижаму.

Она хихикнула.

– О чем ты говоришь?

– Она мне жутко мешает. Я всегда сплю голый.

Саванна расхохоталась. Итан повернулся и уставился на нее.

– Что в этом смешного? – Он нагнулся и поцеловал жену. – Перестань смеяться над моим мучением.

– Перестань придуриваться и сними пижаму.

Итан вздохнул, словно его принуждали. Саванна снова засмеялась. Потом он встал с кровати и расстегнул пуговицы на рубашке, после чего снял ее и бросил на стул. Снял брюки, которые упали на пол рядом с кроватью. Он не стал их поднимать и собрался было снова лечь под одеяло. Но остановился, когда увидел, что на него смотрит Саванна.

– У нас ничего не выйдет, если ты будешь и дальше смотреть на меня так, словно я – обед, а ты умираешь с голоду.

От смущения она залилась румянцем.

– Извини.

Но Итан только рассмеялся. Он лег на кровать, придвинулся к Саванне, обнял ее и притянул к себе.

– Что ты делаешь?!

– Хочу тебя рассмешить. Я люблю, когда ты смеешься.

– Что ж, а я люблю смеяться. Но сейчас я устала, и мне нужно поспать. Положи меня обратно.

– А вот и нет!

Он готов был сказать: «Я люблю тебя». В ней не было ничего, что ему не нравилось, а нравилось так много, что он мог немедленно признаться ей в любви. Но что-то его остановило. Во-первых, Саванна сама беспокоилась, что их отношения развиваются слишком быстро. Во-вторых, он не забыл, что поклялся себе не увлекаться, пока не будет уверен. Если Саванна хоть немного сомневается, он не произнесет слова, которые потом причинят ему боль.

Он, наконец, отпустил ее.

– Спи, – прошептал он, и она быстро закрыла глаза.

Итан наблюдал за ней. Когда же решил, что она заснула, он наклонился над ней и принялся рассматривать тонкие черты ее лица. В глубине сердца Итан понял, что любит ее.

И он знал: если он ее потеряет, ему станет хуже, чем было тогда, когда он потерял Лизу.

Спустя месяц Уоллис, наконец, позвонил. Саванна почти забыла о том, что у нее появилась проблема.

– Саванна… – несколько встревожено начал Уоллис. – Мне жаль, но в течение последнего месяца клиника не отвечала на мои звонки.

– Почему же?

– Ну, мне пришли в голову две мысли. Первая заключается в том, что клиника решила меня избегать. Итан хоть и подписал документы о том, что он не станет подавать в суд, но все-таки я – ваш адвокат. У них могли возникнуть опасения. А моя вторая мысль такова: они выяснили, что что-то не так.

Саванна упала в кресло. Она не верила своим ушам.

– Что?

– Саванна, за что вы можете подать в суд на этих людей?

– Не знаю.

– За халатность. В данном случае – за то, что они предоставили вам не ту сперму, которая была вам нужна. А поскольку был запрос на сперму мистера Маккензи… вот вам основания для судебного иска.

Саванна оцепенела.

– Ребенок может быть не от Итана?

– Единственный способ узнать правду – это подать в суд. Тогда они будут вынуждены ответить.

– Хорошо, вечером я расскажу Итану.

Сбывался ее худший кошмар.

– Мне жаль. Вы пока не знаете наверняка, что этот ребенок – не от мистера Маккензи.

– Пока не сделаем тесты на ДНК.

– Или пока не вернется домой ваш брат. Саванна! Мы можем нанять частного детектива, чтобы найти вашего брата и спросить у него, что произошло на самом деле.

– Это замечательная идея!

– Не говорите с Итаном сегодня вечером. Дайте мне и частному детективу две недели. Если мы не найдем вашего брата или если он не подтвердит, что это ребенок Итана, тогда мы скажем Итану и подадим в суд.

План Уоллиса не только решал проблему с ребенком, но и возвращал домой ее брата. Саванна повесила трубку. Она почувствовала себя немного лучше.

Она попросила Джони приготовить еще один ланч для пикника. Но вместо того, чтобы отвезти его Итану в офис, она, Джони и Льюис весь день перетаскивали в небольшую комнату деревья в кадках, превращая комнату в лес, который, скорее, напоминал джунгли. В центре расстелили одеяло.

Когда Итан вернулся домой и понял, сколько усилий приложила Саванна, он обнял ее.

– Итак, у нас пикник?

Она уселась на одеяло.

– Настоящий пикник.

– Я это вижу.

Итан поставил портфель на письменный стол, потом снял пиджак и повесил на спинку кресла. Он заметил, что на странице блокнота небрежно записано название детективного агентства.

– Что это такое?

Саванна смущенно наморщила лоб. Это озадачило Итана, потом он оцепенел от страха. Он нанимал детектива, чтобы найти Лизу, когда она сбежала в Орегон. Он также нанимал детектива, чтобы выяснить, сколько у Лизы денег, потому что ему нужно было помешать ей забрать у него половину состояния. В жизни Итана частные детективы и разводы шли рука об руку. Он взял блокнот и помахал им.

– Что это такое?

Она сглотнула.

– Мой адвокат Уоллис Джеффриз предположил, что мне могут понадобиться услуги этого джентльмена.

– Почему?

Саванна запнулась, и сердце Итана сжалось от боли.

Она прошептала:

– Я пытаюсь найти моего брата.

Тогда его Гнев и страх бесследно исчезли.

– Саванна, извини.

Она кивнула.

– Дело просто в том, что… ну… моя бывшая жена ловко меня обработала. – Он уселся на кожаный диван. – Мне так жаль! Я не должен подозревать тебя из-за того, что она сделала.

Саванна облизала губы и отвернулась.

– Итан… – Ее голос дрожал, руки тряслись. – Мне прислали документы из клиники. И… ну… клиника… клиника…

Она расплакалась. Итан вскочил, подошел к Саванне и сел рядом с ней на пол. Потом обнял ее и привлек к себе.

– Ш-ш. Не волнуйся. Но, Саванна, если твой брат подделал мою подпись, меня бы не удивило, если он подделал и другие. А если Барри подделал другие подписи, он ответит за последствия.

– Он больше ничего не подделывал.

Саванна высвободилась из его объятий. Итан подумал, что Саванна сейчас выбежит из комнаты, но она подошла к окну.

– Тогда почему ты плачешь?

Она прошептала:

– Мне прислали документы из клиники. На всех документах, которые имеют отношение к моему искусственному оплодотворению, стоит твой контрольный номер, кроме последнего документа. Он написан от руки, и одна цифра выглядит сомнительно.

У Итана внутри все оборвалось.

– Это может быть ошибкой.

– Но это еще не все. Мой адвокат пытается все выяснить, но в клинике не отвечают на его звонки. Он думает, что они узнали что-то… из-за чего я могу подать в суд… и поэтому они его избегают.

– И ты думаешь, они обнаружили ошибку.

– Мой адвокат считает, что я могу подать в суд на клинику только за то, что они допустили путаницу в документах. Донор был не тот, о котором я просила. Раз я выбрала тебя, это означает, что они использовали сперму кого-то еще. Итан, мне жаль.

– Да, мне тоже.

Весь его мир рушился. Возможно, у него нет ребенка. Возможно, он не станет отцом.

– Когда ты узнала?

По выражению ее лица, он понял, что в этом-то и заключалась проблема.

– Можешь не говорить. Ты узнала утром, после того, как мы занимались любовью.

– Мой адвокат советовал не говорить тебе. Он не хотел, чтобы ты беспокоился так, как беспокоились мы…

– О, Саванна, не думай, что это тебя оправдывает! Твой адвокат не пытался защитить меня. Он защищал тебя… Или, может быть, твою долю моего состояния? Но помни: если я узнаю, что это не мой ребенок, ты не получишь и десяти центов!

Она ахнула, словно он ее ударил.

– Это не так!

– Вот как? А, по-моему, именно так и есть. Что, решила прожить здесь подольше? Чтобы упрочить свое положение и получить при разводе часть имущества? – Итан провел рукой по волосам. – Когда я научусь никому и ни в чем не доверять? – пробормотал он. – Я ухожу. Наслаждайся своим пикником. Ты хорошо устроилась.

Саванна ждала его до двух часов ночи, но он вернулся домой только на следующий день, после работы. Выглядел так, словно спал не раздеваясь.

– Привет.

Он устало потер глаза, потом сказал:

– Привет.

– Итан, мне действительно жаль.

– Не надо. Меня не интересует, что ты скажешь: Мы должны прожить вместе еще, по крайней мере, шесть недель. Потом сделаем тесты на ДНК. Если ребенок – мой, мы договоримся о праве посещения, прежде чем ты уедешь. Если ребенок – не мой, даже не возвращайся сюда… понятно?

Саванна с трудом проглотила слюну, потом кивнула.

– Да.

Она отлично понимала. С Дру было в точности то же самое. Когда Итан узнает, что ребенок не его, она станет ему не нужна.

– Ты попросила кухарку что-нибудь приготовить на обед?

Она кивнула.

– Разумеется. Я не могу голодать.

– Нет, не можешь. – Он направился в кабинет. – Я приду на обед.

Во время обеда у обоих был серьезный вид. Целую неделю Итан ел вместе с Саванной, но почти ничего не говорил и оставался в ее обществе только тогда, когда это было необходимо. Женщина думала, будто привыкнет к тому, что он ее отверг, но у нее ничего не получалось. От нервных переживаний у нее пропал аппетит.

– Ты должна есть, – сказал Саванне Итан.

Он принес к ней в комнату поднос с завтраком. Итан знал, почему она скрыла от него важную информацию. Ради денег. Согласно брачному контракту Саванна должна была прожить с ним в течение полугода. Тогда она получала номинальную сумму. Они добавили это условие, чтобы никто ничего не заподозрил.

Он поставил поднос на ее кровать.

– Тебе и ребенку вредно голодать. Кроме того, сегодня вечером придет Флойд.

– В последний раз.

– Да. В последний раз.

Итан скучал по Саванне. Он не сомневался в том, что полюбил ее. Но она его не любила, и он не мог ей доверять.

Саванна неохотно принялась за еду. Итан шаг за шагом отступал к двери. Затем повернулся и вышел из комнаты.

– Привет, Итан.

Итан поднял глаза и увидел, что в дверях его кабинета стоит Джош.

– Привет, Джош.

– Что ты здесь делаешь? Уже восьмой час.

– У меня есть дополнительная работа.

Джош окинул взглядом письменный стол друга, на котором почти ничего не было, и нахмурился.

– Ты не уходишь домой, потому что не хочешь. Только не могу понять, почему.

– Закрой дверь.

Джош рассмеялся.

– Итан, сейчас семь часов вечера. Здесь никого нет.

– Я не хочу рисковать.

Джош подошел к двери и закрыл ее.

– Ты когда-нибудь думал, что в этом и заключается твоя проблема? В том, что ты не хочешь рисковать.

– Я рисковал несколько раз. С Лизой, с Саванной… Ничего не получилось.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что этот ребенок, может быть, не от меня.

Джош широко раскрыл глаза. Он чуть ли не упал в кресло у стола Итана.

– Что?

– Саванна ищет своего брата, чтобы докопаться до истины. Мы не уверены в том, что использовали мою, сперму. В ключевом документе есть цифра, которая может быть тройкой или восьмеркой. Если это тройка, ребенок – мой. Если восьмерка – тогда нет.

– И только ее брат знает наверняка?

– Ее брат и клиника. Но клиника не желает с нами разговаривать.

– Я не совсем понимаю, при чем здесь твои чувства к Саванне.

– Ей стало об этом известно несколько недель назад, но она не рассказала мне. Потому что, если Саванна не разведется со мной в течение полугода, она получит кругленькую сумму. При составлении брачного контракта она отказалась от этого пункта. Но я настоял, чтобы не возникло подозрений.

– Стало быть она не хотела твоих денег… Считаешь, она передумала?

– Именно так вела себя Лиза. Почему тогда Саванна не рассказала мне?

– Да по миллиону причин! Кстати, и рассказывать-то было не о чем. Пока это всего лишь подозрения.

– Не запутывай вопрос.

– По-моему, это не я запутываю вопрос, – сказал Джош. – По-моему, это делаешь ты, потому что на самом деле здесь два вопроса. Первый вопрос – ребенок. Он может быть твоим или не твоим. Он не имеет ничего общего со вторым вопросом. Любишь ли ты Саванну или нет.

– Она солгала мне.

– По-моему, нет. По-моему, ты и ее брат обращались с ней, как с футбольным мячом. При первом же признаке беды ты приписал Саванне черты характера Лизы и ее мотивы. Ведь это легче, чем доверять, вот ты и бросил ее, как горячую картофелину. – Он встал. – Знаешь что, Итан? На месте Саванны я бы так рассердился на тебя и на брата, что отказался бы вообще с вами общаться. Подумай об этом.

Итан так и сделал. Вскоре он понял, о чем говорил Джош. Он приготовился к тому, что ему причинят боль и обманут, поэтому и не обдумал ситуацию. Приписал Саванне все плохие качества Лизы.

Итан не мог поверить, что поступил так глупо. Но именно так оно и было. И он должен был это исправить.

Он поехал домой. Саванна была в своей комнате. Она смотрела в окно.

– Саванна?

Она повернулась, и он увидел, что ее глаза покраснели от слез.

– Мы нашли моего брата. Он приехал в Атланту сегодня утром.

У него остановилось сердце, перехватило дыхание.

– Где он?

– Далеко от тебя. Я тоже собираюсь уехать подальше от тебя после этого разговора.

– Ребенок не мой?

– Ребенок твой. Но я больше не хочу здесь жить. Я больше не хочу тебя видеть.

– Саванна, не надо! Извини. – Он подбежал к жене и заключил ее в объятия. – Сегодня вечером я разговаривал с Джошем. И понял, через что тебе пришлось пройти из-за меня. Меня извиняет только то, что…

– Итан, тебя извиняет только то, что ты меня не любишь. Ты любил меня как мать своего ребенка. Но ты не любишь меня.

– Саванна, пожалуйста, выслушай меня! Я люблю тебя.

– Нет, не любишь! – Она вырвалась из его объятий. – Разве ты не понимаешь?! Ты поставил меня в ужасное положение. Выйти за тебя или смотреть, как мой брат сядет в тюрьму. Потом ты обращался со мной так хорошо, что я не могла в тебя не влюбиться. Потом мы спали вместе. А когда обстоятельства сложились не так, как ты хотел, ты обвинил в этом меня.

– Я думал, ты недостаточно мне доверяешь, чтобы все мне рассказать.

– В решающий момент выяснилось, что я тебе не нужна, если я не рожу своего ребенка. Что ж, теперь я рожу твоего ребенка. Но ты мне больше не нужен.

Она быстро зашагала к выходу.

– Саванна! Подожди!

Женщина подошла к двери, но вдруг остановилась. Схватилась за дверной косяк и застонала. Итан подбежал к ней.

– О боже! Саванна, что с тобой?

– У меня все отлично.

Но она принялась дышать так, как ее научил Флойд.

– Ты рожаешь?

– Итан, у меня отошли воды. Вызови «скорую».

– Льюис…

– Мне не нужен Льюис! Мне не нужен ты! Вызови «скорую».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Итан решил не идти на поводу у Саванны. Он быстро вызвал Льюиса, и тот повез их в больницу. Медсестры начали готовить Саванну к родам. Итан позвонил родителям, а потом вернулся к жене в родильную палату.

– Привет.

Он наклонился и поцеловал Саванну в лоб.

– Привет.

Она улыбнулась, но при этом слегка от него отодвинулась.

Итан знал, что заслужил это.

– Итак, что происходит?

– Схватки очень частые. Моему врачу позвонили.

– Похоже, все под контролем.

– Да, все отлично.

Она говорила с трудом.

– У тебя схватка?

– Да.

– Тогда, Саванна, ты должна дышать. Какая это схватка?

– Мне очень, очень больно! Нельзя ли без лишних вопросов?

Итан понял, что Саванна не хочет видеть его рядом. Да, он почти погубил их отношения, но теперь собирался все исправить. Он не покинет Саванну и не позволит ей покинуть его. Они станут вместе воспитывать этого ребенка.

Прошло несколько часов. Саванна все время просила его уйти.

Наконец, когда было около двух часов утра, вошла медсестра и сказала:

– Мистер Маккензи?

Итан вскочил со стула.

– Да.

– Ваши родители здесь.

– Мои родители здесь?

Медсестра кивнула, широко улыбаясь.

– Не узнать Паркера Маккензи невозможно. Они сказали, что всю ночь ехали сюда из округа Колумбия.

– О, замечательно!

– Почему бы тебе не отвезти их домой? – спросила Саванна.

– Саванна, я здесь ради тебя.

– Знаю, но ты не обязан здесь находиться. Все идет нормально.

Он погладил ее по голове.

– Это наш ребенок.

– Наш ребенок, и… моя ошибка. Да, ты отец этого ребенка. Но я тебе не доверяю. Почему бы тебе не уйти? После родов наши адвокаты разберутся, как быть…

Она ахнула и приподнялась на кровати. Итан заподозрил, что у нее очень сильная схватка. Он потянулся к Саванне, пытаясь ей помочь.

– Саванна…

– Нет, пожалуйста! – Она сделала знак медсестре. – Я не хочу, чтобы ты был здесь.

– Саванна!

– Уходи!

Саванна вновь застонала от боли, и к ней подбежала медсестра. Итан беспомощно стоял рядом.

Медсестра с укором взглянула на него.

– Почему бы вам и впрямь не уйти? Повидайтесь со своими родителями. Я позову вас, если что-нибудь случится.

Когда Итан вышел, родители сразу его увидели и бросились к нему.

– Что происходит?

Итан провел рукой по затылку.

– У нее все в порядке. Немного ворчит…

Его мать пытливо посмотрела на него.

– Не хочет, чтобы ты был в палате, да?

Он покачал головой.

– Не расстраивайся, – сказала Пенни. – Я точно так же обращалась с твоим отцом после нескольких часов боли. Пойду поищу торговый автомат, чтобы ты мог выпить кофе. Это будет долгая ночь.

Мать Итана подошла к лифту и нажала на кнопку. Когда за ней закрылись дверцы лифта, Паркер Маккензи повернулся к сыну.

– Ты что-то натворил, верно?

Итан лишь рассмеялся в ответ.

– Я это знаю. Потому что именно поэтому меня вышвырнула твоя мать, когда тебя рожала. Я сказал какую-то глупость. – Он покачал головой. – Роды продолжались несколько часов, и я устал так же, как она. Она кричала от ужасной боли. – Он взглянул в глаза Итану. – А я…

– Что ты сказал?

Паркер вздохнул.

– Я сказал: «О, хватит, тебе не может быть так уж больно».

Итан расхохотался.

– Удивительно, что она тебя не застрелила.

– Она будет об этом помнить до самой смерти. Так какую глупость ты сказал Саванне?

– Сегодня я не говорил ничего. Но несколько недель назад обвинил ее в том, что она мне лжет.

– В чем именно она солгала?

– Папа, это очень длинная история. Рассказывать ее сейчас вряд ли уместно.

– Тебе поможет, если я тебе скажу, что кое-кто в Национальном комитете узнал о неприятностях ее брата в клинике, где он работал?

Итан поднял на отца глаза.

– Так ты все знаешь? Мы пытались тебя защитить…

– Так же, как член комитета. – Паркер похлопал Итана по руке. – Не беспокойся. Наверное, когда ты обвинил Саванну во лжи, речь шла о ее брате и о банке спермы.

– Ей показалось, будто в документах есть ошибка, которая может доказать, что я – не отец ребенка. Но она не сразу рассказала мне об этом, поэтому я и рассердился, потому что она мне солгала. Когда же понял, что она не лгала, что на самом деле лишь пыталась меня защитить и что я люблю ее… было слишком поздно.

– Ты ее любишь?

Итан вздохнул и провел рукой по волосам.

– Да. Черт побери. Да!

– И ты сказал ей об этом?

– Сказал один раз.

– Что произошло?

– Она мне не поверила.

– Что ты собираешься делать?

– Не имею никакого представления. Я ей нужен, но она не желает принимать мою помощь.

– Она просит тебя уйти, потому что чувствует: ты не хочешь там находиться. Ты должен доказать обратное. Должен оставаться с ней, пока все не закончится, как бы плохо она с тобой ни обращалась. Потому что именно так ты докажешь свою любовь, сынок. Если ты действительно ее любишь и хочешь сохранить этот брак, ты должен будешь принять и ее брата.

– Но он…

– Как ты думаешь, Демократическому национальному комитету нравится дядя Лео?

Итан подумал о младшем брате Пенни Маккензи, до тридцати двух лет был профессиональным студентом, организовывал демонстрации, влипал в различные неприятные истории. Он рассмеялся.

– Нет.

– А я никогда не говорил ему ни слова… знаешь, почему?

Итан покачал головой.

– Каждый имеет право совершать ошибки и учиться. Брат Саванны, разумеется, безответственный человек. Но ради того, чтобы у тебя была хорошая жена и, вероятно, великолепные дети… я думаю, что ради этого можно с ним видеться несколько раз в год.

Итан тепло улыбнулся отцу. Он пошел в родильную палату и увидел, что у Саванны очередная схватка. Он подбежал к ней.

– У меня все в порядке, – недовольно проговорила она.

Итан рассмеялся, потом поцеловал ее в лоб.

– Нет, у тебя не все в порядке. Тебе больно, и я здесь, чтобы тебе помочь.

– Мне не нужно…

– Ты права. Я тебе не нужен. Но с твоей стороны было бы умно желать, чтобы я был здесь, потому что я хочу быть здесь.

– Нет, не хочешь.

– Да, хочу.

– Хочешь увидеть, как родится твой ребенок? Это теперь модно.

Казалось, боль, которую чувствовала Саванна, утихла. Итан повернул жену лицом к себе.

– Я хочу быть здесь, потому что люблю тебя. Тебя. Да, я люблю ребенка. Но сейчас, в эту самую минуту и последние четыре месяца я люблю тебя. Тебя.

Он слегка приподнял ее за плечи и поцеловал в губы, так же страстно и жадно, как в ту волшебную ночь.

– Я, наконец, понял, что даже не знаком с твоим братом. Я сужу его по одному его поступку, который объясняется исключительно его любовью к тебе. Я ошибался. Извини.

Саванна в недоумении смотрела на мужа.

У Итана вырвался смешок.

– Ему ух как далеко до моего дяди Лео, а мой отец мирился с ним на протяжении нескольких десятилетий.

Саванна засмеялась, но тут у нее началась очередная схватка. По мнению Итана, она была гораздо сильнее предыдущих.

– Хорошо, – сказала медсестра, подходя к кровати. – У меня такое чувство, что вы вот-вот станете матерью.

– Через час или около того мы станем родителями? – воскликнул Итан.

– Настоящими родителями, – подтвердила Саванна.

– Настоящей семьей.

Они вызвали врача Саванны, который уже приехал в больницу и теперь спал в комнате для отдыха. Он подтвердил, что пора принимать роды. Медсестры бегали, врач спокойно отдавал распоряжения, и венцом всех трудов стало рождение Брэндона Итана Маккензи.

Итан изумленно смотрел на малютку.

– У нас есть сын.

Саванна робко улыбнулась.

– Да.

– Что теперь?

– Не имею никакого представления.

Медсестра Салли рассмеялась.

– Теперь вашего ребенка осмотрит педиатр, а вы пока поделитесь хорошими новостями.

Итан вышел из палаты.

– Мальчик, – с ходу сообщил он родителям.

– Мальчик! – Пенни обняла сына. – Наконец-то еще один Маккензи мужского пола!

– Поздравляю!

Паркер обнял Итана и прошептал:

– Ты все исправил?

– По-моему, да.

Пенни нахмурилась.

– Исправил что?

– У тебя что, уши, как у кошки? – спросил Итан.

– Нет. Просто у меня хороший слух.

Паркер покачал головой, но рассмеялся.

– По-моему, в нашей семье появится еще один дядя Лео.

Он похлопал сына по спине.

– Тебе надо вернуться в палату и дождаться, чтобы Саванна проснулась. Ты должен быть уверен в том, что у вас нет разногласий… а если все же есть, лучше пойти на компромисс или ты потеряешь очень хорошую женщину.

Итан в этом не сомневался. Он ждал, когда она проснется, потом в течение двух часов они с Саванной по очереди держали на руках ребенка и пытались немного поспать. Около шести утра Итан задремал, сидя на неудобном пластмассовом стуле, и проснулся только в девять. Его жена сидела в кровати, держа на руках ребенка и пристально глядя на него.

– Не могу поверить…

Итан встал.

– Он идеален. Я уверен, что он будет занимать все наше время ближайшие несколько лет… десятилетий, – поправился он, потом рассмеялся. – Но сейчас мне нужно кое-что выяснить. – Он сделал паузу и вздохнул. – Мы с Джошем говорили о том, что произошло, и я понял, что совершенно несправедливо приписал тебе черты характера Лизы. Извини. Я знаю, почему это сделал, но также знаю, что поступил неправильно. И клянусь, что больше никогда этого не сделаю.

Саванна кивнула.

– Я прошу тебя выйти за меня замуж по-настоящему. Потому что я люблю тебя. Я бы даже прошел через новую церемонию, если благодаря этому ты иначе посмотришь на наш брак.

Женщина сжала губы. У нее на глазах выступили слезы.

– Я так не думаю.

– Тебе не нужна еще одна церемония или ты не хочешь быть моей женой?

– Мне не нужна еще одна церемония. Я тоже тебя люблю, Итан. Я была очень счастлива в браке с тобой, пока не узнала об ошибке и не утаила этот секрет. Я обещаю…

Он прижал палец к ее губам.

– Тебе незачем что-либо мне обещать, кроме того, что будешь меня любить, почитать и лелеять до конца наших дней.

Она улыбнулась.

– Обещаю.

– Тогда я думаю, что отныне мы женаты по-настоящему.

Саванна думала точно так же. После многих лет одиночества она, наконец, нашла любовь и обрела семью.

В палату заглянула медсестра.

– Миссис Маккензи, здесь ваш брат.

Саванна едва не поперхнулась и бросила умоляющий взгляд на Итана, но тот лишь добродушно рассмеялся.

– Пусть войдет!

И тогда Саванна поняла: все будет хорошо. Действительно хорошо. До конца их дней. Она схватила мужа за руку.

– Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ