КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Любовная дуэль (fb2)


Настройки текста:



Роберта Ли Любовная дуэль

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Артур Стюарт вошел в кабинет своей дочери, когда та надевала темно-синий шерстяной жакет.

– Эбби, хочу с тобой поговорить.

– Папа, я собираюсь уходить. Это срочно?

– Я только хотел сказать, что звонил Генри Смолвуд. Ему понравилось наше предложение, и он готов заключить с нами контракт.

– Фантастика! – Зеленые глаза девушки радостно заблестели.

– Все благодаря тебе, моя дорогая девочка. Ты проделала колоссальную работу и составила первоклассный отчет.

– Я с удовольствием побродила по магазинам Смолвуда, расспрашивая служащих.

– И, естественно, они не могли устоять перед взглядом твоих больших глаз и честно ответили на все вопросы. Нам удалось обойти конкурентов. Ты просто молодец!

– Спасибо. Как насчет очередной прибавки к жалованью?

Отец хмыкнул, понимая, что вопрос чисто риторический.

– Единственное, что пришлось Смолвуду не по вкусу, – это идея разработки имиджа руководящего состава. Он человек старой закалки и считает, что рекламировать следует только магазины.

– Само собой. Но менеджеры и…

– Меня незачем убеждать, дорогая, – перебил Артур Стюарт. – Прибереги свое красноречие для Смолвуда. Он предлагает встретиться и обсудить все детали.

– Хорошо, – согласилась Эбби. – Уверена, что сумею его переубедить.

– Помни, он придерживается консервативных взглядов.

– То есть?

– Ты произведешь на него неотразимое впечатление, если вместо платья наденешь мешок. Не советую выглядеть так, словно ты сошла с картинки в журнале «Вог».

– Намек поняла. – Эбби посмотрела на часы. – Послушай, мне нужно бежать. Давай продолжим разговор попозже, ладно?

– Конечно. А куда ты так спешишь?

– К Каролине.

При упоминании о племяннице мистер Стюарт удивленно поднял брови.

– Не знал, что вы поддерживаете отношения.

– В общем, нет. Но сегодня утром она позвонила и попросила зайти. Похоже, у нее что-то случилось.

– Передай привет и скажи, что мы хотели бы повидаться с ней и ребенком. Он наш единственный внук. Не понимаю, почему она держится так отчужденно.

– Из гордости, наверно. Она сделала глупость, и теперь ей стыдно.

Артур Стюарт недовольно поморщился.

– До сих пор не могу взять в толк, почему Каролина вышла замуж за этого никчемного бездельника. Я сразу понял, что она хлебнет с ним горя, но она и слышать ничего не желала.

Проезжая по улицам Лондона, Эбби невольно улыбнулась, вспомнив нелестную характеристику, данную отцом Джеффри Нортону, – довольно меткую, между прочим. Красивый и обаятельный, он без труда вскружил голову ее девятнадцатилетней кузине, и никакие доводы родителей Эбби, удочеривших Каролину после гибели ее родителей в железнодорожной катастрофе, когда девочке было десять лет, не поколебали ее решение связать с Джеффри свою судьбу.

Молодожены уехали в Эдинбург, и первый год Каролина писала восторженные письма. Вскоре она сообщила, что ждет ребенка. Постепенно подробные послания сменились редкими короткими открытками, а спустя некоторое время перестали приходить и они.

Потом Каролина неожиданно позвонила и объявила, что родила сына и что Джеффри бросил ее, предварительно сняв с их общего банковского счета большую часть средств, оставленных ей родителями. Артур Стюарт и его жена пришли в ужас и немедленно предложили племяннице деньги, а Эбби собралась лететь в Эдинбург и побыть с сестрой пару недель. Однако Каролина отказалась от их помощи, заявив, что намеревается вернуться в Лондон и сообщит дату приезда.

Больше от нее не было никаких известий. Когда Стюарты попытались с ней связаться, выяснилось, что племянница уехала, не оставив адреса. Только спустя несколько месяцев Каролина позвонила и сообщила, что живет в южном районе Лондона, нашла хорошо оплачиваемую работу на полдня, а ее квартирная хозяйка присматривает за ребенком. Кроме того, кузина пообещала вскоре навестить их вместе с сыном.

Это обещание Каролина выполнила. Любящие дядя и тетя ужаснулись, увидев, как она похудела и побледнела, но девушка опять отвергла их помощь, уверяя, что у нее все в порядке. С тех пор Каролина надолго пропала. Сегодняшний звонок и просьба немедленно навестить ее явились для Эбби полной неожиданностью. Пришлось отменить встречу с важным клиентом, но разве могла Эбби оставить без внимания отчаянную мольбу о помощи, прозвучавшую в голосе сестры? Ее мучили дурные предчувствия: в каком состоянии она найдет Каролину?

Следуя указаниям кузины, Эбби въехала в бедный рабочий район города. Чем дальше она углублялась в лабиринт узких улиц, тем сильнее становилась ее тревога. Наконец она обнаружила нужный дом – полуразрушенное викторианское здание в грязном переулке рядом с газовым заводом.

Нажав на кнопку звонка, возле которого висела табличка с фамилией Каролины, Эбби толкнула ободранную дверь подъезда и поднялась по лестнице на верхний этаж. На площадке уже стояла Каролина. Эбби обняла ее, удрученная тем, как ужасно та выглядит: страшно исхудала – кожа да кости! – в лице ни кровинки, волосы – почти такого же оттенка, как у Эбби, рыжевато-золотистого, – утратили блеск и пышность.

Если не считать роста – около пяти футов и семи дюймов – и цвета волос, сестры были мало похожи. Каролина отличалась несколько кукольной прелестью, напоминавшей девушек, изображаемых на коробках шоколадных конфет, в то время как неправильные черты лица Эбби не позволяли назвать ее красавицей в общепринятом смысле слова. Как ни странно, именно поэтому она притягивала к себе мужские взгляды. Неизъяснимое очарование таилось в ее лице: носик слегка вздернутый, на переносице россыпь веснушек, чувственный, красиво очерченный рот, небольшой решительный подбородок, говорящий о сильном характере. Высокие скулы подчеркивают выразительность зеленых глаз, опушенных густыми ресницами чуть более темного оттенка, чем волосы. Жемчужно-белая кожа с легким розовым румянцем словно светится изнутри – как утреннее небо, озаренное восходящим солнцем, по выражению одного восторженного поклонника.

– Я так рада тебя видеть! – воскликнула Эбби. – А где Чарли?

– Заснул, слава Богу. – Каролина провела гостью в небольшую, скудно обставленную гостиную. – У него сильная простуда, ночью я почти не сомкнула глаз. Не приглашаю тебя в спальню, боюсь, мы его разбудим.

– Бедный малыш, – посочувствовала Эбби. – Конечно, пусть спит. Посмотрю на него в следующий раз. А ты-то как?

– Давай сначала выпьем чаю.

Каролина подошла к крошечной мойке в углу комнаты, включила электрический чайник. Сердце у Эбби сжалось. От прежней красивой девушки со счастливой улыбкой и грациозной походкой осталась лишь тень. Под глазами у Каролины залегли темные круги, во взгляде застыла тоскливая безнадежность. Убожество обставленной дешевой мебелью комнаты без слов свидетельствовало об отчаянном положении ее хозяйки. На полу лежал выцветший рваный ковер, на окнах болтались несвежие занавески. Эбби отчетливо поняла: Каролина дошла до предела и нуждается в срочной помощи, иначе она бы ни за что не пригласила сестру в подобное жилище, гордость не позволила бы ей выставить напоказ свою нищету.

Что же с ней случилось? – гадала Эбби, когда сестра подала ей кружку с чаем и присела рядом на продавленный диван.

– Наверно, тебе не терпится узнать, почему я тебя вызвала, – начала Каролина, словно подслушав ее мысли. – Не беспокойся, ничего страшного не произошло, просто мне больше не к кому обратиться. Миссис Уилсон, моя квартирная хозяйка, которая обычно присматривает за Чарли, заболела гриппом, а я не могу уйти и оставить его одного.

Эбби не поверила своим ушам.

– Ты хочешь уйти и оставить больного ребенка?

– Разумеется, нет! Но у меня нет другого выхода. Если я останусь дома, то потеряю работу.

– Работу?

– А иначе зачем бы я тебя побеспокоила? Чтобы пойти на свидание? – Глаза девушки наполнились слезами – верный признак того, что она находится на грани нервного срыва.

Эбби сочувственно взяла ее за руку.

– Неужели твой начальник не поймет…

– Ничего он не поймет. Меня просто уволят.

– За то, что ты пропустишь один вечер? А кем ты работаешь?

Каролина уставилась на ветхий ковер, потом с вызовом подняла голову.

– Официанткой в клубе «Кошечка».

– Что?!

– Не подумай ничего плохого, я всего лишь разношу напитки и закуски.

– Кого ты пытаешься обмануть? Я заходила туда однажды с клиентом нашей фирмы. Это было ужасно! До сих пор помню ухмыляющиеся рожи тамошних завсегдатаев. Как ты могла, Каро?

– У меня не было выбора. В клубе платят лучше, чем в любом другом месте, а я очень нуждалась в деньгах.

– Ты нам сказала, что Джеффри тебе помогает, – сердито буркнула Эбби.

– Ладно, я солгала. Мне было стыдно признаться, что он оставил меня без средств к существованию. Думала, что справлюсь с любыми трудностями. Так и было, до сегодняшнего дня. Если бы не болезнь миссис Уилсон…

– Позволь нам помочь тебе.

– Я зарабатываю вполне достаточно для нас двоих. Клиенты дают хорошие чаевые.

– Еще бы!

– Не думай, я не позволяю им распускать руки, ничего подобного. Мы всего лишь болтаем, отвечаем на шутки.

– Я так и подумала, – поспешно сказала Эбби. – Просто, как вспомню об этих наглых ухмылках и заигрываниях, вся кровь во мне закипает. Это же унизительно, Каро…

– Конечно, унизительно. – Каролина вытерла слезы. – Но я не гожусь для секретарской работы, поскольку ничему не училась, а в клубе зарабатываю гораздо больше, чем, например, в магазине. Поэтому я и не могу себе позволить потерять эту работу.

– Понятно… – Эбби прикусила губу. – Ладно, я посижу с Чарли, но предупреждаю: мне никогда не приходилось менять пеленки.

– Я не прошу тебя сидеть с малышом. Чарли такой беспокойный, его нельзя оставить с незнакомым человеком.

– Тогда зачем ты мне позвонила?

– Хочу попросить пойти вместо меня в клуб.

Эбби ахнула, но, взглянув на бледное, напряженное лицо кузины, поняла, что не ослышалась.

– Вся надежда на тебя, Эбби. Сегодня вечером мне должны заплатить некоторую сумму, и если я не появлюсь, то потеряю деньги.

Эбби хотела предложить ей немного, но интуитивно почувствовала, что этого делать не следует.

– А почему ты уверена, что в клубе не станут возражать против такой замены?

– Никто ничего не заметит. – Каролина сжала тонкие руки. – Я хочу, чтобы тебя приняли за меня.

– Ты шутишь!

– Ничуть. Мы одного роста, и волосы у нас почти одинакового цвета. К тому же в зале всегда полумрак и…

– Конечно, между нами имеется определенное сходство, но едва ли нам удастся обмануть других девушек.

– Они мои друзья и не станут ябедничать.

– А как же твой начальник? Уж он-то наверняка все поймет.

– Он уехал на неделю, а его заместитель не отличает одну официантку от другой. Мы для него все на одно лицо. Между прочим, в клубе меня называют Карлой. У нас вымышленные имена.

– Я уже ничему не удивляюсь, – вырвалось у Эбби, прежде чем она успела прикусить язык.

– Ну вот, ты опять… Заставляешь меня стыдиться своего занятия. – Каролина расплакалась, и Эбби, охваченная раскаянием, горячо обняла ее.

– Извини, дорогая. Просто я расстроена тем, что ты не обратилась к нам за помощью. Конечно, я тебя выручу, не волнуйся.

Через два часа, вертясь перед зеркалом, Эбби пожалела о своем обещании. Какой вульгарный наряд обязаны носить официантки клуба! Стараясь скрыть свое отвращение, Эбби натянула на длинные стройные ноги прозрачные черные колготки. Разве могла она подумать несколько часов назад, что вечером будет одеваться или, вернее, раздеваться для толпы сексуально озабоченных особей мужского пола? Искоса взглянув на хрупкое личико кузины с точеными чертами, она торжественно поклялась себе, что непременно вытащит ее из этого притона, а заодно и из убогого жилища, недостойного порядочного человека.

– Как я выгляжу? – спросила Эбби. Ну и нелепый же у нее вид в коротком облегающем платьице с торчащим сзади пушистым кошачьим хвостом. На голове – дурацкие серые ушки, с трудом держащиеся на ее густых распущенных волосах. Хорошо хоть костюм пришелся впору: хотя она такая же стройная, как кузина, ее формы отличаются большей женственностью, при тонкой талии у нее довольно полная грудь и округлые бедра.

Вместо ответа Каролина повалилась на диван, давясь от хохота.

– Неужели и я так нелепо выгляжу, как ты сейчас?

– Разумеется, – отрезала Эбби. – Может, хоть теперь ты забудешь о своей гордости и позволишь моим родителям помочь тебе, пока ты не подыщешь себе что-нибудь поприличнее и не встанешь на ноги.

– Конечно, ты права, но…

– Никаких «но», Каро, – перебила ее Эбби. – Сегодня я тебя выручу, так и быть, но завтра мы серьезно поговорим о твоем будущем.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Войдя в прокуренный зал клуба «Кошечка», Эбби почти физически ощутила на себе похотливые мужские взгляды, впившиеся в ее полуобнаженное тело, покатые плечи, полную грудь и стройные ноги, казавшиеся еще длиннее в глубоко вырезанных на бедрах черных трусиках, полуприкрытых коротенькой юбочкой. Внутренне корчась от стыда, она опустила поднос со стаканами пониже, пытаясь защититься им как щитом.

– Эй, красотка! – хриплый голос перекрыл оглушительный грохот поп-музыки. – Покажи нам, что ты прячешь за подносом!

Усилием воли Эбби подавила острое желание опрокинуть поднос со всем его содержимым на голову ухмыляющегося детины.

– Не обращай внимания, – пробормотала пробегавшая мимо официантка. – Представляешь, что бы было, если бы нам пришлось перед ними раздеваться!

– Не представляю. – Эбби передернуло. Рассматривая сидевших за столиками мужчин, она пыталась понять, как Каролина могла согласиться на подобное унижение, имея дядю и тетю, готовых в любую минуту прийти на помощь. Кузина с детства отличалась чрезмерной гордостью, только на сей раз она перешла все границы. Это уже не гордость, а упрямство, вот подходящее слово!

– Эй, милашка! – прохрипел рядом пьяный голос. – Давай встретимся после представления, а?

Эбби уже открыла рот, чтобы послать обидчика ко всем чертям, но взгляд уже знакомой «кошечки» остановил ее. Она тут же остыла, вспомнив, что должна получить чек, предназначавшийся для Каролины, – последний чек! – пообещала себе Эбби с угрюмым видом. Она сделает все, что в ее силах, чтобы вытащить бедняжку из этой клоаки. Почему бы кузине не перейти на работу в «Стюарт энд Стюарт», рекламную компанию ее отца? Мысль неплохая, Каролина умна и быстро всему научится.

– Ну так как насчет свидания? – не отставал пьяница.

– Извините, сэр, – промурлыкала Эбби сладким голоском, избегая его взгляда, и направилась к столику, за которым сидели посетители, требующие ее внимания, – меня будет ждать муж… И как только вы это терпите? – процедила она сквозь зубы, обращаясь к одной из «кошечек», не забывая при этом улыбаться ярко накрашенными губами.

– Стараемся ни о чем не думать, кроме чека, – последовал ответ.

Эбби попыталась сделать то же самое, но у нее это плохо получалось. С каждой минутой ей все больше хотелось немедленно убраться отсюда подобру-поздорову, плюнуть на чек и заплатить Каролине из собственного кармана. Однако, если она так поступит, кузина непременно узнает об этом от одной из своих подруг и почувствует себя оскорбленной.

Как только Каролина выносит мерзкие заигрывания этих гадких типов? Изо дня в день, из месяца в месяц… «Гадкие» – самое подходящее для них определение; ни один уважающий себя мужчина не появится в такой отвратительной забегаловке.

В таком случае что здесь делают вон те двое мужчин весьма приличного вида, что стоят у входа в безвкусно украшенный зал? Безупречно одетые и ухоженные, они не только выделяются среди пьяного сброда, как блестки золота в груде окалины, они явно моложе остальных посетителей. Один лет тридцати, а другой лет на пять старше. И к тому же гораздо привлекательнее. Сделав вид, что пересчитывает мелочь на подносе, Эбби украдкой наблюдала из-под ресниц, как он скользит презрительным взглядом по залу и находящимся в нем людям, одновременно слушая приятеля. Еще больше ее заинтриговала поспешность, с которой бросился им навстречу метрдотель по имени Пит. Он почтительно проводил их к столику возле эстрады, где вот-вот должен был начаться стриптиз.

– Тебе платят не за то, чтобы ты прохлаждалась, – прошипел Пит, заметив, что Эбби стоит как вкопанная. – Иди займись делом, – он указал на вновь прибывших.

Эбби увлеклась своими наблюдениями и не сразу обратила внимание, что они сели за один из ее столиков. Фальшивая гримаска, словно приклеившаяся к ее лицу, мгновенно сменилась искренней ослепительной улыбкой. Грациозной походкой она направилась к ним со своим подносом.

Поздоровавшись, спросила, что они будут заказывать. Один из них, высокий блондин, приподнялся и радостно воскликнул:

– Карла! – Однако радостная улыбка тут же погасла, он сел и озадаченно уставился на Эбби. – Извините, я обознался, принял вас за Карлу, мою знакомую. У вас волосы такого же цвета, как у нее, и…

– Я и есть Карла, – пробормотала Эбби, покраснев до корней волос. Не столько оттого, что приходится лгать, сколько оттого, что его приятель разглядывал ее с нескрываемым презрением.

– Нет, вы не Карла, – усмехнулся молодой человек. – Я ее слишком хорошо знаю, чтобы обмануться. Скажите ей, что ее хочет видеть Кевин.

– Что будете заказывать? – спросила Эбби, оставив его просьбу без ответа. Надо бы отозвать его в сторонку и все объяснить.

– Виски со льдом, – буркнул тот, что постарше.

– А мне двойное виски, – добавил Кевин. – И пожалуйста, не забудьте о моей просьбе.

– Разве ты не видишь, что ее нет? – с откровенной досадой произнес его друг. – Чем раньше мы уйдем отсюда, тем лучше.

– Сначала я выясню, где она.

– Карла оставила вам записку, сэр, – поспешно вставила Эбби, обращаясь к блондину и опасаясь, что тот вздумает спросить у Пита, где его знакомая. – Если вы пройдете со мной…

Не дожидаясь ответа, она отошла от столика. Ее хитрость удалась! Кевин вскочил и двинулся за ней к стойке.

– Она нездорова, – шепотом сказала Эбби, решив не говорить всей правды на тот случай, если он не знает о ребенке, – и попросила меня подменить ее сегодня, поскольку боялась потерять работу. Вы не выдадите ее, правда? – добавила девушка заговорщицким тоном.

– Конечно, нет, – нахмурившись, пообещал тот. – Но… не могли бы вы дать мне ее адрес? Я хочу послать ей цветы.

Удивленная его неподдельной озабоченностью – похоже, он неравнодушен к ее кузине! – Эбби заколебалась: может, сказать правду? Однако Каролина явно скрыла от него обстоятельства своей жизни, значит, у нее были на то веские причины. Видимо, она боялась приглашать его к себе, опасаясь поставить под угрозу свой развод с мужем. Вполне возможно, что Джеффри нанял частного детектива и приказал ему следить за женой. С него станется!

– Через день-два она выйдет на работу, – уклончиво сказала Эбби. – Садитесь за столик, сейчас я принесу ваш заказ.

Как только он отошел, к Эбби подбежала рыженькая официантка.

– Этот парень без ума от Карлы, – шепнула она. – С тех пор как они познакомились, приходит сюда каждый вечер. Понятия не имею, почему она не хочет с ним встречаться. Я бы на ее месте…

– Может, он не в ее вкусе.

– Ты шутишь? Да она вся светится, когда он на нее смотрит, но она ни с кем не желает встречаться.

От продолжения разговора Эбби уклонилась, передав бармену заказ. Ожидая, пока он все приготовит, она облокотилась на стойку и обернулась, чтобы получше рассмотреть Кевина. Его настойчивое желание увидеть Каролину заинтриговало ее. Интересно, как он вообще сюда попал, с его-то внешностью и манерами? Однако, несмотря на разбиравшее ее любопытство, она почувствовала, что ее взгляд словно магнитом притягивается к спутнику Кевина.

Давно никто не производил на нее столь сильного впечатления. Своим властным видом он резко отличался от всех мужчин, сидящих в зале. Темно-каштановые волнистые волосы зачесаны назад, открывая высокий умный лоб. Нос прямой, хорошей формы, подбородок надменный и твердый, губы сложены в презрительную усмешку, показывающую, что он привык повелевать и ждет от окружающих беспрекословного подчинения. Задумчивые серые глаза под четко очерченными темными бровями таят в себе особую сексуальную притягательность, совершенно отличную от плотоядного вожделения, с которым клиенты клуба рассматривали соблазнительно одетых официанток. Жаль, что он так серьезен. Улыбка сделала бы его еще более неотразимым, если это вообще возможно. Как хорошо, что не он влюблен в Каролину. Его было бы не так легко провести, как Кевина.

– Ты заказывала два виски? – пробурчал бармен у нее за спиной.

Эбби очнулась и поставила стаканы на поднос.

Подхватив поднос, она быстро пересекла зал, увертываясь от тянущихся к ней рук и не слушая сальных шуточек разгоряченных алкоголем мужчин.

– Ты не вправе осуждать Карлу, пока не познакомишься с ней и не поймешь, что она собой представляет, – донеслись до нее слова Кевина, когда она приблизилась к их столику.

– Нетрудно догадаться!

– Ты же сам говорил, что нельзя судить о людях предвзято! – запальчиво воскликнул Кевин.

– Дело не в этом, – огрызнулся его друг. – Неужели непонятно, что в подобном месте могут работать только девицы сомнительного поведения?

– Рори, мы не одни, – предупредил его Кевин, в замешательстве взглянув на Эбби.

Ничуть не смутившись, его приятель смерил ее нахальным взглядом. Высокомерная усмешка искривила его губы, и Эбби вся закипела от злости.

Кем бы он ее ни считал, он не вправе вести себя так, словно она лишена человеческих чувств. Похоже, он из тех, кто уверен, что в ночном клубе хорошие манеры ни к чему. Стакан в руке Эбби дрогнул, она еле удержалась от искушения вылить его содержимое на голову наглому красавчику. Это научило бы его придерживать язык! Увы, после такого поступка ее тут же выгонят вон, а Каролина останется без зарплаты.

Поставив на стол стаканы, она взяла у Кевина деньги и в поисках мелочи порылась в прикрепленном к поясу меховом кошельке.

– Пей скорее, и пошли отсюда, – приказал Рори приятелю, вставая во весь свой немалый рост – шесть футов великолепной мускулатуры.

– Раз уж мы здесь, хочу сыграть в рулетку, – сказал Кевин. – Пойдешь со мной?

Рори поколебался и после минутного раздумья равнодушно пожал плечами.

– Ладно, все лучше, чем любоваться полуголыми девицами.

Эбби опять еле сдержалась, чтобы не треснуть его как следует. С каменным лицом она бросила на стол несколько монет и удалилась.

Спустя полчаса она обслуживала веселую компанию болельщиков, празднующих победу любимой футбольной команды, и, возвращаясь к стойке с подносом, полным грязных стаканов, услышала визгливый голос метрдотеля:

– Эй, Карла! В казино не хватает персонала. Помоги им, заплачу вдвойне.

Раздосадованная его грубым окриком, Эбби неохотно кивнула, не желая привлекать внимания к тому, что она понятия не имеет, о чем он говорит. Одно ясно: придется находиться в одном помещении с Рори, но это все же лучше, чем подвергаться непрерывному обстрелу жадных взглядов пьяных посетителей. Конечно, и в игорном зале торчат те же жуткие типы, что и в ресторане, но там они хотя бы заняты делом – следят, как завороженные, за вращением заветного круга рулетки или поглощены игрой в карты – и не обратят на нее особого внимания.

Эбби проскользнула мимо стола с рулеткой, вокруг которого сидели несколько человек и примерно столько же наблюдали за игрой, стоя за спинами сидящих, – среди них, слава Богу, не было Рори, – и огляделась, ища кого-нибудь из служащих, кто объяснил бы ей, куда идти и что делать. Подойдя к крупье, она дождалась, пока тот в очередной раз крутанул колесо, и спросила, какая от нее требуется помощь.

– Вероятно, ты должна разносить напитки и бутерброды, – равнодушно отозвался крупье, не отрывая глаз от вращающегося крута.

Не очень-то от тебя много толку, раздраженно подумала Эбби, шагнула в сторону и наткнулась на чью-то широкую грудь. Она подняла глаза, собираясь извиниться, и слова замерли у нее на губах: перед ней стоял тот, встречи с кем она так надеялась избежать. Хорошо хоть он не ухмыляется и, кажется, не сердится за то, что она его толкнула.

– Следите за мной? – протянул он насмешливым тоном, от которого кровь бросилась ей в голову.

– У нас не хватает персонала, и меня попросили помочь в казино, – холодно ответила Эбби, вздернув подбородок и с вызовом глядя ему прямо в глаза. – Хотите что-нибудь выпить?

Выражение его лица неожиданно смягчилось, темно-серые глаза потеплели, враждебность исчезла, уступив место дружелюбию. Эбби невольно засмотрелась на него: как он красив, когда не злится! Сердце у нее забилось чуть быстрее.

– Чашку черного кофе, пожалуйста. Если можно, покрепче. Не возражаете?

Возражает? Да она готова сама его сварить, если понадобится! Эбби как на крыльях полетела через зал к вращающимся дверям, ведущим на кухню.

Спустя несколько минут она вернулась с чашкой горячего кофе. Рори, наклонившись к Кевину, сидящему за игорным столом, что-то тихо говорил ему. Эбби легонько тронула его за плечо.

– С вас три фунта, сэр. – Она забыла спросить, сколько следует взять за чашку кофе, и, зная расценки ресторана, решила, что в казино они те же самые.

– Три фунта? – возмущенно переспросил Рори. Мягкая улыбка исчезла с его лица, губы сжались в тонкую линию, подбородок отвердел. Какая странная реакция, подумала Эбби. Может, она слишком много запросила? Но даже если и так, разница наверняка ничтожна и составляет несколько пенни. Если он не патологический скряга, почему он так разгневался?

– Да, сэр, – кивнула она.

– Неплохую кормушку себе устроили, а? – раздельно произнес он тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

– Я… я не понимаю.

– А по-моему, все очень ясно. Стараетесь выжать с клиентов кое-что для себя.

– Я…

– Разве вам неизвестно, что в казино кофе подают бесплатно? – пояснил он.

Эбби ахнула. Как же это она забыла? Ну конечно! Закуски и напитки, в том числе и алкогольные, в казино ничего не стоят.

– Прошу прощенья, – извинилась она. – Я впервые работаю в игорном зале.

– Когда будете обманывать кого-нибудь в следующий раз, придумайте по крайней мере что-нибудь более оригинальное, – язвительно процедил он и, вынув из кармана банкнот в пять фунтов, бросил его на поднос. – Сдачи не надо. Вам он, как видно, очень нужен.

С трудом удержавшись от искушения швырнуть банкнот ему в лицо, Эбби поклялась себе, что отдаст его на благотворительные цели.

Кевин повернулся к приятелю и что-то пробормотал. Наверно, денег попросил: Рори достал из кармана толстую пачку, передал другу, затем встал и направился к выходу. Очевидно, ему все надоело и он решил уйти.

– Принеси виски с содовой, детка, ладно? – окликнул Эбби мужской голос.

Повернувшись, она наступила на какой-то мягкий объемистый предмет. Присмотрелась и поняла, что это: черный бумажник из крокодиловой кожи, который Рори только что вынимал из кармана. Наверно, выпал, когда Рори прятал его обратно.

Первой реакцией было желание оставить бумажник на полу. Так ему и надо, этому грубияну, если кто-нибудь менее щепетильный, чем она, найдет бумажник и не вернет его владельцу. С другой стороны, очень заманчиво поставить его в неловкое положение, доказав свою честность. К счастью, Рори не успел уйти – задержался поболтать со знакомым у дверей казино, так что она с удовольствием увидит его замешательство, когда передаст ему свою находку. Подняв бумажник с пола, Эбби поспешила к дверям.

– Это ваше? – пропела она сладким голоском, протягивая ему найденную вещь.

– Да, мое, – подтвердил он не слишком любезным тоном. – Но как он к вам попал?

– Если вы намекаете, что я залезла к вам в карман…

Рори молчал, не торопясь опровергнуть ее слова. Эбби разозлилась, но сумела сдержаться.

– Я нашла его на полу у стола с рулеткой, – ледяным тоном произнесла она.

– В самом деле? – В его голосе слышалось недоверие. Добавив к обиде оскорбление, он тщательно проверил содержимое кошелька. – Кажется, все на месте, – заключил он, глядя Эбби в глаза. В полумраке его зрачки расширились и радужные оболочки казались тонкими серебряными ободками. – Вы заслуживаете награды. – Вытащив двадцатифунтовый банкнот, он протянул его Эбби.

– Честность – сама по себе лучшая награда, – парировала та и, встряхнув головой, гордо удалилась.

В середине зала смуглый грузный мужчина загородил ей дорогу.

– Ты кто такая, черт побери? – спросил он.

– Карла, – кратко ответила Эбби, не желая его поощрять.

– Кого ты хочешь обмануть? – Мясистые пальцы впились ей в руку. Он потащил ее за собой в тихий уголок в дальнем конце зала. – Я знаю каждую девицу, которую нанимаю, – прорычал он. – Ты не Карла, если, конечно, не сделала вчера пластическую операцию.

Догадавшись, что это Винсент, помощник управляющего, Эбби поняла, что придется признаться.

– Я ее к-кузина, – пробормотала она, заикаясь. – Карла заболела и попросила меня подменить ее. Не хотела вас подвести.

– Лучше скажи, не хотела лишиться заработка, – ухмыльнулся Винсент. – Что ж, она молодец, что прислала вместо себя такую красотку. Ты просто прелесть. – Маленькие, заплывшие жиром глазки ощупали похотливым взглядом ее грудь, бедра и ноги. – Если будешь со мной ласкова, я, возможно, возьму тебя на постоянную работу.

От такого предложения Эбби затошнило. Она попыталась вырваться из его цепких рук, но безуспешно. Ее сопротивление только раззадорило нахала.

– Строптивые мне по вкусу, – заржал он. – Если девочка сразу говорит «да», это скучно.

– Вам я никогда не скажу «да», – отрезала Эбби. – Если вы меня сию же минуту не отпустите, я закричу, – предупредила она.

– Это лишнее, – раздался сзади голос Рори. Его сильные пальцы оторвали руку Винсента от локтя Эбби. – Настоящий «джентльмен» не станет удерживать «даму» против ее воли, – произнес он издевательским тоном.

– В нашем заведении клиент всегда прав, – примирительно отозвался хозяин клуба и отошел на безопасное расстояние.

– Ну и начальничек у вас, – пробурчал Рори. – Хорошо хоть я вовремя заметил, что происходит.

– Спасибо, – неохотно буркнула Эбби, сердясь на него за оскорбительную интонацию, с которой он произнес слова «джентльмен» и «дама».

Рори пожал плечами.

– Надеюсь, этот инцидент послужит вам хорошим уроком. В следующий раз, когда к вам пристанут, рядом может не оказаться никого, кто бы вас защитил. – Его красиво изогнутые брови сошлись на переносице. – Не хочу сказать, что вы его спровоцировали, но вы наряжаетесь так, чтобы возбуждать в мужчинах низменные инстинкты, а когда вам это удается, ведете себя как оскорбленная невинность.

– Вас я, похоже, нисколько не возбуждаю, – съязвила Эбби. – Но вы, без сомнения, святой.

– Скажем так, меня не привлекают девицы, которым надо платить за удовольствие.

– Да как вы смеете? – Ярость ослепила Эбби. Забыв о благоразумии, она размахнулась и с силой ударила его по лицу.

На щеке у Рори появилось красное пятно, он медленно поднял руку и потер щеку.

– Я думал, пощечины вышли из моды, – проговорил он на удивление спокойно. – Вижу, что ошибся.

– А моя ошибка заключается в том, что я приняла вас за сэра Галахада, – парировала Эбби. – В следующий раз, спасая даму, попавшую в беду, проявите побольше благородства.

Чуть не плача, она выбежала в гардеробную и упала на табурет.

Стремление выручить Каролину обернулось настоящим кошмаром. Ее разглядывали, лапали, делали непристойные предложения, оскорбляли, а вечер, между прочим, еще не закончился! Эбби не представляла себе, как переживет оставшиеся часы, но ради кузины придется стиснуть зубы и все выдержать. Надо же получить этот чертов чек!

Тяжело вздохнув, Эбби встала и вернулась в казино.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее утро, войдя в кабинет отца, Эбби повалилась в кожаное кресло у стола.

– Ты очень хорошо смотрелась бы в рекламе средства, снимающего похмельный синдром, – заметил он, откладывая в сторону газету.

– Вот спасибо, – проворчала Эбби. – Ничто так не улучшает настроение женщине, как мужская лесть.

– Только не говори, что до полуночи сидела над контрактом для Смолвуда.

Эбби отрицательно покачала головой.

– Тогда почему у тебя круги под глазами?

Эбби вкратце поведала отцу о вчерашних событиях, ни словом не упомянув о Рори: судя по выражению лица Артура Стюарта, от более подробного рассказа у него подскочило бы кровяное давление.

– Какое непростительное легкомыслие! – раздраженно воскликнул отец. – Как тебе только в голову пришло отправиться в подобное место?

– Хотела выручить Каролину.

– А что, если бы тебя увидел кто-нибудь из наших клиентов?

– Наши клиенты в такие заведения не ходят. Это сущий притон. А если бы кто и забрел случайно, он бы меня ни за что не узнал, – усмехнулась она. Теперь, когда все осталось позади, она воспринимала свое вчерашнее приключение с юмором. – Как бы там ни было, нас должны заботить не клиенты, а Каролина.

– Ты права. Она должна немедленно бросить работу в клубе и переехать к нам – во всяком случае, на то время, пока не подыщет себе приличную квартиру, – тут же подхватил Стюарт. – Мы могли бы пристроить ее в нашей фирме. Если Смолвуд подпишет контракт, нам понадобятся дополнительные сотрудники.

– Мне пришла в голову та же мысль. – Эбби вскочила. – Но я хотела услышать это от тебя.

– Как будто ты во мне сомневалась, – добродушно проворчал отец, и глаза его потеплели. Он с любовью посмотрел на свою единственную дочь. – Но все равно спасибо. Приятно убедиться, что мое слово все еще имеет вес.

Эбби послала отцу воздушный поцелуй.

– Немедленно позвоню Каролине, а потом договорюсь о встрече с мистером Смолвудом.

– Будь с ним осторожна, – напомнил отец.

– Не беспокойся. Обещаю одеться поскромнее и не гладить его против шерсти. Приложу все силы, чтобы обворожить старика.

– Держи меня в курсе.

Войдя в собственный кабинет, отделанный в черно-белых тонах с яркими вкраплениями бирюзового и лимонно-зеленого – такое сочетание смотрелось очень эффектно и резко контрастировало со строгой цветовой гаммой отцовского кабинета, – она первым делом набрала номер кузины.

– Твой чек у меня, – сообщила она. Каролина рассыпалась в благодарностях, но Эбби перебила ее: – Имей в виду, он последний. Из клуба ты уходишь и с сегодняшнего дня работаешь у нас.

– Но…

– Никаких «но». Мы заключаем грандиозный контракт, и нам потребуются новые сотрудники. Установим тебе особый график, сможешь брать работу домой.

– Дядя Артур и ты слишком великодушны, – всхлипнула Каролина. – Я ничего не смыслю в рекламе, ты просто стараешься мне помочь…

– Конечно, – согласилась Эбби, понимая, что хитрить бесполезно. – Но нам действительно придется увеличить штат, а ты сообразительная, в два счета всему научишься.

– А что я должна буду делать?

– Для начала – рассылать по почте информационные материалы. Если заинтересуешься рекламой, попробуешь сама писать тексты. – Эбби помолчала. – Сейчас у меня нет времени на подробные объяснения. Давай пока договоримся, что ты поступаешь к нам на службу.

Возникла минутная пауза.

– Хорошо, – наконец сказала Каролина, – если я вам вправду нужна, я с радостью принимаю твое предложение.

– Вот и отлично. – Эбби уловила облегчение в голосе кузины и порадовалась, что сумела разрешить хотя бы одну ее проблему. – Между прочим, – добавила она, – один парень по имени Кевин искал тебя вчера.

– Да? И… что ты ему сказала?

– Что ты плохо себя чувствуешь и я тебя заменяю. О ребенке умолчала: у меня не было уверенности, что он знает о его существовании.

– Не знает. Какое впечатление он на тебя произвел?

– Он показался мне очень симпатичным, особенно по сравнению с завсегдатаями клуба, – ответила Эбби. – Ты с ним встречаешься? – решила она уточнить, вдруг усомнившись, что информация, полученная от одной из официанток, верна.

– Нет. Я принципиально не встречаюсь с клиентами и вообще ни с кем. Из-за ребенка и Джеффри.

– Джеффри? А ему-то какое дело до твоей личной жизни?

– Никакого, но от него можно ждать любых неприятностей. Лучше соблюдать осторожность.

Эбби была поражена. Она полагала, что кузина окончательно рассталась с мужем, но расспрашивать не стала.

– Мне жаль Кевина, – неожиданно сказала Каролина. – Он кажется таким одиноким. Отец его умер, у него мать и сестра, на год старше.

– Вчера он был не один. Пришел с мужчиной по имени Рори.

– Это его близкий друг, – оживилась Каролина. – Я его никогда не видела, но Кевин часто о нем рассказывал. Он для него как старший брат. Жаль, что меня там не было, я так хочу с ним познакомиться.

Вряд ли угрюмый спутник Кевина обрадовался бы такому знакомству, чуть было не сказала Эбби, но вовремя прикусила язык. За последние двенадцать часов она так часто его прикусывала, что он уже начал болеть!

– Ну и как тебе Рори? Он держался любезно? – спросила Каролина.

– Похоже, он человек твердых убеждений и привык поступать по-своему, – уклончиво ответила Эбби. – Слушай, я должна бежать. У меня масса дел. Ждем тебя в понедельник утром в половине десятого. Если, конечно, найдешь, с кем оставить Чарли, – прибавила она, вспомнив о ребенке. О желании отца приютить у себя племянницу она умолчала: будет лучше, если он сам или мать пригласят Каролину пожить в их доме.

– Попробую пристроить его в частные ясли, – ответила Каролина. – Но если у них не окажется свободного места, я попаду в безвыходное положение.

– А твоя квартирная хозяйка не согласится с ним сидеть? Наша компания оплачивает уход за детьми сотрудников.

– Да ты что? Ни в коем случае.

– Ради Бога, забудь ты о своей гордости. Мы предоставляем тебе возможность сделать карьеру, так воспользуйся этим шансом.

– Я… я не знаю, что сказать.

– Скажи «да». Увидимся в понедельник. Положив трубку, Эбби тут же снова сняла ее и набрала номер. Через полчаса она обзвонила всех, кого нужно, и, вооружившись ручкой, начала детально разрабатывать рекламную кампанию для предприятий Генри Смолвуда.

В шесть часов вечера она закончила работу и отправила документы со специальным курьером домой к мистеру Смолвуду, предварительно предупредив об этом его секретаршу.

– Да, конечно, – ответила та. – Это очень удобно. Изучив дома ваши предложения, он сможет лучше подготовиться к личной встрече.

С чувством выполненного долга Эбби откинулась на спинку стула и облегченно вздохнула. Устав после бессонной ночи и напряженного дня, она радовалась, что сегодня пятница: впереди уик-энд, можно расслабиться и немного отдохнуть. В понедельник ей предстоит важный разговор с новым клиентом.

Выходные пролетели незаметно. В субботу Эбби была в гостях, а в воскресенье Мартин Бьюкенен, ее теперешний поклонник, пригласил ее в кино, а затем в ресторан. Преуспевающий режиссер телевизионной рекламы, он был разведен и не имел детей от первого брака. Эбби познакомилась с ним три месяца назад и, хотя он был привлекательным мужчиной и обаятельным собеседником, точно знала, что он останется для нее только хорошим другом. Беда в том, что это касалось и остальных мужчин, добивавшихся ее благосклонности. Чувствуя себя виноватой перед родителями – те мечтали, что она выйдет замуж и подарит им внука, – Эбби порой задавалась вопросом: не слишком ли она разборчива? Ведь ей уже двадцать шесть, и она слишком трезво смотрит на вещи, чтобы ожидать появления благородного рыцаря в сверкающих доспехах, который увезет ее в волшебную страну любви.

Однако именно на подобное чудо она и надеялась. В век, когда над любовью посмеиваются, превыше всего ставя секс, Эбби придерживалась старомодных взглядов и считала сильное чувство необходимым условием для брака. Ее подруги порхали по чужим постелям с той же легкостью, с какой их матери дарили невинные поцелуи своим поклонникам, и упрекали Эбби в чопорности и ханжестве. Но она не была чопорной ханжой. Попробовав последовать их примеру, она не испытала ничего, кроме разочарования. Правда, это случилось лишь однажды, три года назад, но Эбби до сих пор помнила собственную неспособность ответить на ласки своего партнера и то, как досадливо он отстранился от нее, осыпая упреками и называя фригидной.

Появившись в понедельник утром на работе, она обнаружила, что Каролина уже сидит за отведенным ей столом и разбирает бумаги, связанные с предстоящим контрактом.

– Мне удалось пристроить Чарли в ясли, – улыбнулась она, – а в три часа моя квартирная хозяйка заберет его и побудет с ним до моего возвращения. Если понадобится, я могу задержаться.

– Отлично. Как быстро ты решаешь проблемы, стоит тебя немного подтолкнуть. Нет ничего невозможного, если как следует постараться.

– Не совсем так. Иногда требуется время или удача.

– Для философских споров слишком рано, – усмехнулась Эбби и покружилась перед кузиной. – Как я выгляжу? Правильно я оделась для встречи с мистером Смолвудом?

– В этом костюме ты растопишь сердце самого закоренелого женоненавистника.

Эбби было приятно услышать такую оценку. Она потратила массу времени на изучение содержимого своего гардероба, прежде чем выбрала наряд, представлявший собой нечто среднее между тем, что советовал отец, и собственными понятиями о современной моде: темно-синий в узкую белую полоску костюм. Прямая юбка закрывала колени, но одновременно подчеркивала плавный изгиб бедер и стройность ног. В вырезе жакета виднелась белая кашемировая водолазка, мягко облегавшая полную грудь. Темно-синие туфли и сумка от «Шанель» служили отличным дополнением. В таком наряде Эбби производила впечатление элегантной деловой женщины.

– Только одна деталь выбивается из общего стиля, – осторожно заметила Каролина. – Твои волосы.

Эбби махнула рукой.

– Знаю-знаю. Зря я их распустила по плечам, да?

– Да, если, конечно, не хочешь, чтобы мистера Смолвуда хватил удар.

– Разумеется, не хочу!

Подойдя к зеркалу, Эбби убрала со лба густые пряди золотисто-рыжеватых волос, заплела в свободную косу и закрепила узлом на шее. Да, надо признать, что кузина права. Такая прическа больше соответствует имиджу деловой женщины.

Эбби убедилась, что поступила правильно, последовав совету Каролины, когда познакомилась с секретаршей Генри Смолвуда. Пожилая женщина чопорного вида, проводившая ее в просторный, обитый дубовыми панелями кабинет, окинула гостью одобрительным взглядом.

– Рад с вами познакомиться, мисс Стюарт, – приветствовал ее седовласый мужчина лет шестидесяти. С дружеской улыбкой, осветившей его морщинистое лицо, он подвинул ей стул и, убедившись, что она удобно устроилась, осведомился, что она предпочитает: чай или кофе, после чего уселся напротив.

Рассматривая собеседника, Эбби поразилась, что он является владельцем разветвленной сети универсальных магазинов по всей стране. Его преувеличенная старомодная галантность слегка отдавала нафталином, и если то же самое можно сказать о его стиле работы, становится понятно, почему его компания нуждается в притоке свежей крови и создании более современного имиджа. Да, магазины Смолвуда пользовались отличной репутацией, в них продавались только товары высокого качества, но прибыли за последнее время сократились, причем значительная их часть уходила на содержание чрезмерно раздутых штатов продавцов, среди которых было немало людей пенсионного возраста.

Совершенно успокоившись, Эбби терпеливо ждала, пока Генри Смолвуд просматривал подготовленный ею отчет. Жизненный опыт подсказывал, что она легко найдет общий язык с этим милым старичком, который, как она подозревала, обязан своим высоким положением семейному наследству, а не собственным способностям. Люди такого типа охотнее прислушиваются к советам профессионалов, чем сделавшие карьеру бизнесмены, ревностно охраняющие свои достижения от внешних влияний.

– Здесь есть несколько замечательных идей, мисс Стюарт, – Смолвуд постучал пальцем по папке с отчетом. – Особенно мне нравится ваше предложение создать для наших продавцов новый имидж, приблизить их к покупателям. «Ваши покупки – наши заботы», – с улыбкой процитировал он придуманный ею девиз. – Коротко, ясно и легко запоминается. Но учтите: с моим мнением сейчас не очень-то считаются.

Сердце у Эбби упало.

– В самом деле?

– Увы. Человека, которого вам предстоит убедить, зовут Росситер Хант. Не расстраивайтесь, дорогая. Уверен, он оценит ваши предложения так же высоко, как и я. Он чрезвычайно энергичный и напористый руководитель, нам повезло, что он работает у нас. Я нисколько не жалею, что пришлось купить его компанию, чтобы заполучить такого ценного сотрудника.

– Когда это произошло? – с возрастающей тревогой спросила Эбби. Похоже, дело окажется сложнее, чем она рассчитывала.

– Документы были подписаны в четверг, а официальное сообщение для прессы появится сегодня. Вам повезло: вы первой узнали хорошую новость. – Генри Смолвуд повертел в пальцах чашку. – Наша фирма – семейное предприятие, и некоторые молодые члены семьи почувствовали, что их часть капитала не приносит надлежащей прибыли. Если бы они продали свои акции, нас проглотил бы какой-нибудь хищник, поэтому семья предпочла сама выступить в роли хищника. – Он довольно улыбнулся. – Нам требовалось укрепить руководящий состав, и мы достигли цели, купив магазины «Куперс».

Эбби кивнула. Торговую фирму «Куперс» часто сравнивали с «Маркс энд Спенсер» на заре их деятельности, отмечая превосходное качество товаров и высокий уровень обслуживания. Смолвуду «Куперс», вероятно, обошелся в целое состояние, но игра стоила свеч.

– Мне самой связаться с мистером Хантом или вы предпочитаете представить меня?

– Лучше я вас представлю. – Смолвуд слегка смутился. – Видите ли, договариваясь с вашим отцом, я не знал, что Росситер Хант возражает против идеи привлечения посторонней фирмы в качестве нашего рекламного агента. Он считает, что эту задачу можно решить в рамках нашей организации, это с успехом делалось в «Куперс».

Эбби с трудом сохранила невозмутимое выражение лица.

– Преуспевающую компанию рекламировать легче.

– Да, конечно, – последовал поспешный ответ. – Но «Куперс» не всегда процветал. Пока во главе не встал Росситер Хант, дела у них шли неважно. Росс – юрист по образованию и племянник основателя фирмы. Когда дядя обратился к нему за помощью, он согласился взять бразды правления в свои руки. Возрождение «Куперс» стало настоящей сенсацией в восьмидесятых годах. Умирая, Седрик завещал все племяннику.

Изящные брови Эбби удивленно поползли вверх.

– Значит, Хант бросил юриспруденцию ради крупного бизнеса?

Генри Смолвуд сложил на животе испещренные старческими пятнами руки.

– Поначалу Росситер хотел продать дело и заняться юридической практикой, но чувство вины перед памятью покойного дяди заставило его изменить свое решение. Он не хотел предавать любившего его человека.

– Такой поступок свидетельствует в его пользу, – сделала вывод Эбби, удивленная проявлением подобной сентиментальности со стороны «крутого» бизнесмена. Эта загадочная личность интриговала ее все больше.

– Уверен, Росс сумеет вдохнуть новую жизнь в нашу фирму, – продолжал мистер Смолвуд. – Хотя в данный момент его главная задача – добиться гармоничного слияния двух компаний. Мы специализировались на продаже одежды и товаров для дома, а теперь добавятся еще и продовольственные секции. – Старик покачал головой. – Предстоит многое сделать.

– И создать совершенно иной имидж, – подхватила Эбби. – В этом мы готовы вам помочь.

Чем больше подробностей о новом объединении узнавала Эбби, тем больше радовалась: похоже, это будет самый крупный и важный заказ в ее практике. Прекрасная возможность продемонстрировать свои способности и опыт!

– Я не сказал Росситеру, что нашим рекламным агентом станет женщина, – прервал ее размышления мистер Смолвуд. – Сообщил только, что нанял вашу фирму. Он полагает, что будет иметь дело с вашим отцом.

– Мой отец занимается только государственными предприятиями, – объяснила Эбби, разочарованная тем, что великолепный мистер Хант – незаурядная личность, судя по рассказам Смолвуда, – оказался обыкновенным женоненавистником.

– Росс достаточно умен, чтобы оценить вас по заслугам. Для этого ему понадобится только прочесть ваш отчет, – последовал ободряющий ответ.

– Но недостаточно умен, чтобы пренебречь расхожими предрассудками, – сухо заметила Эбби. Интересно, как Росситер Хант оценивает отношение Смолвуда к бизнесу? Столкновение противоположных поведенческих стилей в одной организации нередко препятствует слаженной работе коллектива, и Эбби не испытывала желания оказаться заложницей чужих разногласий.

– Представив вас Росситеру, я выйду из игры, – сказал старик, словно подслушав ее мысли. – Но поскольку именно моя компания наняла вашу, я счел необходимым предварительно встретиться с вами и ввести в курс дела.

Он нажал на клавишу переговорного устройства и попросил секретаршу соединить его с мистером Хантом. Через несколько секунд комнату наполнил звучный мужской голос, в котором слышалось легкое нетерпение.

– Я вам нужен, Генри?

– Да. Помните, я говорил, что нанял рекламную фирму? Так вот, мисс Стюарт сейчас у меня, и я хотел узнать, есть ли у вас время с ней побеседовать. Я ознакомился с ее предложениями и нахожу, что они заслуживают внимания.

– Попросите ее связаться с моей секретаршей и договориться о встрече, – последовал неохотный ответ. – Я смогу уделить ей не более четверти часа, поэтому предупредите мисс Стюарт, что она должна быть краткой.

– Не возражаете, если я скажу мистеру Ханту несколько слов? – шепнула Эбби и, когда Смолвуд кивнул, перегнулась через стол и заговорила в микрофон: – Это Эбби Стюарт, мистер Хант. Я понимаю, что вы очень заняты, но, честно говоря, если вы сможете уделить мне лишь четверть часа, встречаться не имеет смысла. Мне не удастся изложить мои идеи за пятнадцать минут, если, конечно, я срочно не овладею техникой ускоренной речи.

– Понятно, мисс Стюарт, – кратко бросил ее собеседник.

– Значит, я могу рассчитывать хотя бы на полчаса вашего внимания? – тут же спросила Эбби.

– При условии, что вас устроит раннее утро. Скажем, в четверг в семь тридцать.

– Можно и раньше, если хотите. Обычно я приступаю к работе в семь часов, – солгала она сладким голоском.

– Нет. В семь тридцать. Жду вас к завтраку у себя в квартире, по адресу Рэдли-Хаус, два, Мейфер.

Не дав ей возможности ответить, Хант отключился.

– Обычно он не столь резок, – извиняющимся тоном произнес Смолвуд. – Сейчас у него слишком много проблем.

– Надеюсь, после нашей встречи их у него будет еще больше, – усмехнулась Эбби.

– Похоже, вы нашли к нему верный подход. Желаю удачи, дорогая.

Одной удачи недостаточно, думала Эбби, возвращаясь к себе в контору, чтобы убедить Росситера Ханта в том, что фирма «Стюарт энд Стюарт» способна выполнить требуемый объем работы. Если она потерпит фиаско, он найдет какую-нибудь юридическую лазейку и аннулирует подписанный Генри Смолвудом контракт.

Вихрем ворвавшись в кабинет, она вызвала Каролину по внутреннему телефону.

– Вижу, что встреча прошла успешно, – сказала кузина, входя в комнату. – Ты просто сияешь. Смолвуд произвел на тебя такое сильное впечатление?

– Да нет, он симпатичный, но беспомощный старик, которому давно пора на пенсию. – Эбби вкратце пересказала содержание разговора со Смолвудом, упомянув и о Ханте.

– Тебе не о чем беспокоиться, – заверила ее Каролина. – Прочитав твой отчет, Хант будет есть у тебя из рук.

– Или откусит их. – Эбби нахмурилась. – К сожалению, ни одна из моих идей не подходит к магазинам «Куперс» – у них своя специфика, – и если я хочу произвести впечатление на мистера Ханта – а именно этого я и хочу! – придется показать ему, что достижение успеха собственной фирмы еще не означает, что он знает все на свете. Через три дня я заставлю его понять, что ему есть чему поучиться, черт возьми, а я – тот человек, который способен его научить!

– Чему?

– Как усовершенствовать работу.

– Ты серьезно? Ходить по магазинам «Куперс» одно удовольствие, товары там отличные и цены умеренные.

– В самом деле? – Эбби подхватила сумочку. – Тогда пошли.

– Куда мы идем? – спросила запыхавшаяся Каролина, стараясь не отставать от сестры, шагавшей по коридору энергичной походкой.

– Обойдем как можно больше их торговых точек. Я докажу тебе, что ты не права! Умру, но найду недостатки! Мистеру Ханту нужно преподать хороший урок, и я с удовольствием этим займусь.

К середине дня девушки обошли три самых престижных магазина «Куперс»: на Оксфорд-стрит, в Найтсбридже и Кенсингтоне. Постепенно Эбби пришла к выводу, что великий Росситер Хант, возможно, прав и учиться ему нечему!

– Хватит, я больше не могу, – взмолилась Каролина, сняв туфлю и растирая ступню. – Ноги болят ужасно, а интуиция мне подсказывает, что ты не найдешь никаких недостатков.

– Пока я не собираюсь сдаваться, – твердо заявила Эбби. – В пригородах магазины открыты допоздна. Туда-то мы и направимся.

Однако и в окраинных филиалах придраться было не к чему. Продавцы вели себя вежливо и любезно, стремились помочь, не проявляя при этом излишней назойливости. Ассортимент одежды и продуктов был один и тот же и в Нисдене и в Найтсбридже. Неудивительно, что многие женщины предпочитали «Куперс» прочим магазинам.

– Я не заметила ничего, что следовало бы изменить или улучшить, – устало заметила Каролина, когда в девять часов вечера они вернулись в свою контору.

– Я тоже, – призналась Эбби. – Поскольку мы не можем придраться к тому, что есть, может, придеремся к тому, чего нет? – Бросив сумочку на стол, она села и подвинула к себе листок бумаги.

– Ты что, собираешься работать? – изумилась Каролина.

– Естественно. На свежую голову мне отлично работается.

– Но в такое позднее время голова не может быть свежей.

– Наоборот. В ней сейчас столько адреналина, а стоит мне вспомнить о Росситере Ханте, его становится еще больше!

– Может, выпьешь чашку черного кофе?

– Отличная мысль! Лучше целый кофейник. Будь добра, свари, пожалуйста.

Укоризненно покачав головой, Каролина пошла выполнять просьбу сестры.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Солнечные лучи ярко озаряли зеленую лужайку и рано зацветшие кусты под окном спальни Эбби, когда она раздвинула занавески в шесть часов утра в четверг. Март только начался, но весна уже была в разгаре. Последние дни стояла прекрасная теплая погода, необычная для этого времени года.

Откинув назад спутанные локоны, падавшие на лицо, Эбби прошла босиком в ванную комнату и повернула кран с холодной водой. Сняв ночную рубашку, она глубоко вздохнула и отважно встала под ледяной душ.

Через несколько минут, бодрая и энергичная, она открыла гардероб и осмотрела висевшую там одежду. Предстоящая беседа будет более трудной, чем с Генри Смолвудом. Жаль, что она так мало знает о Росситере Ханте. Ей бы пригодилась любая информация, кроме того, что уже известно: этот человек обладает незаурядными деловыми качествами.

– На прогулку? – восхищенно уставился на нее молодой садовник, пропалывавший цветочные клумбы под окнами ее квартиры, занимавшей два этажа старинного викторианского особняка в Хайгейте.

– Не совсем, – улыбнулась Эбби. На мгновение ее охватили сомнения относительно своего костюма. Правильно ли она оделась? Садясь в машину и стараясь не запачкать белую юбку и серый клетчатый пиджак, она осторожно устроилась на сиденье и пристегнула ремень безопасности. Когда она наклонилась, борта пиджака разошлись и обнажили ложбинку между грудей. Вот досада! Ведь хотела же пришить покрепче внутреннюю пуговицу. Придется все время помнить об этой злосчастной пуговице и за завтраком у Росситера Ханта стараться держаться прямо и не наклоняться вперед.

В такой ранней встрече есть свои преимущества, думала Эбби, сворачивая на Эдгвер-роуд, найти место для парковки будет совсем нетрудно. Оставив машину прямо перед облицованным мрамором домом, она нажала кнопку видеодомофона.

В костюме от Сен-Лорана, стоившем Эбби месячной зарплаты – от финансовой помощи отца она отказалась и жила на собственные заработки, – Эбби казалась воплощением спокойствия и уверенности в себе. Однако ее храбрость таяла с каждой секундой: на звонок никто не ответил. Неужели Хант забыл о назначенной встрече или – что еще хуже – намеренно игнорирует ее приход? Она снова потянулась к звонку, но, прежде чем палец коснулся кнопки, домофон ожил и вежливый мужской голос попросил ее подняться на верхний этаж.

Выйдя через минуту из лифта, она оказалась перед двойными черными дверями, которые тут же открыл слуга-филиппинец в белом пиджаке.

– Прошу пройти за мной, – произнес он почти без акцента.

Эбби последовала за ним по устланному мягким ковром коридору в столовую, выдержанную в белых и зеленых тонах. Украшенные фигурными решетками с вьющимися растениями стены и лакированная мебель ручной работы создавали ощущение, что находишься в саду. Тонко продуманная цветовая гамма наводила на мысль о том, что здесь поработал профессиональный художник-декоратор, однако наличие множества деталей, свидетельствовавших о вкусах хозяина квартиры, говорило об обратном. За раздвигающимися стеклянными дверями в конце комнаты находилась просторная, выложенная плиткой терраса, наполненная сверкающим буйством цветов. С нее открывался прекрасный вид на юго-западный район Лондона и утопающий в зелени Гайд-парк.

Массивный овальный стол со стеклянной поверхностью, достаточно большой, чтобы за ним могли разместиться двенадцать человек, был накрыт к завтраку: на нем стояла минтоновская фарфоровая посуда с характерным цветочным рисунком, кофейник и круглая ваза со свежими фруктами.

– Располагайтесь, прошу вас, мистер Хант сейчас придет, – сказал слуга и скрылся за боковой дверью.

Там кухня, догадалась Эбби: оттуда шел аппетитный запах свежеиспеченных французских рогаликов. Вот было бы здорово, если бы ее новый клиент преподнес ей сюрприз: оказался таким же приятным, как его слуга и убранство квартиры. Может, говоря с ней по телефону, он пребывал в плохом настроении?

Сзади послышались шаги. Эбби обернулась. Выражение изумленного недоверия на лице вошедшего разбило ее надежды вдребезги: его настроение будет не просто плохим, а совершенно ужасным.

– Вы?! – пророкотал звучный баритон. Опомнившись, Эбби пролепетала внезапно охрипшим голосом:

– О Боже, нет!

Перед ней стоял надменный посетитель клуба «Кошечка», обвинивший ее в воровстве!

– Что вы здесь делаете, черт побери? – Хозяин дома, облаченный в белую рубашку и темные брюки, шагнул к ней с угрожающим видом, и она испуганно попятилась. – Если это шуточки Кевина, можете ему передать, что мне не нравится его чувство юмора.

– Мне бы тоже не понравились подобные шутки, – ответила Эбби, немного оправившись от шока. – Я Эбби Стюарт, вы назначили мне встречу.

Крайнее раздражение на лице Ханта сменилось изумлением. Он выпрямился во весь рост. Настоящий Голиаф, мелькнуло в голове у Эбби. Серые глаза, напоминавшие цветом скованную зимним льдом реку, медленно оглядели ее с головы до ног с возрастающим любопытством.

– Вы родственница Артура Стюарта? – осведомился он.

– Я его дочь.

– Как вы оказались в том отвратительном клубе? Папочка мало платит?

Кровь бросилась Эбби в лицо.

– Я являюсь одним из директоров фирмы и зарабатываю больше чем достаточно, – выпалила она. – А мой отец не имеет привычки указывать мне, что я должна и чего не должна делать. Я уже взрослая и все решаю сама.

– В таком случае нам не о чем говорить, – заявил Росситер Хант. – Едва ли вы ожидаете, что я всерьез отнесусь к девушке, подрабатывающей в свободное время в клубе «Кошечка».

Эбби изо всех сил пыталась сохранить самообладание.

– Даже судья Джеффрис предоставлял слово заключенным, прежде чем вынести приговор. Вы не думаете, что вам следовало бы сделать то же самое?

Хант смерил ее ледяным взглядом, каким, вероятно, смотрел на своих конкурентов по бизнесу, подумала Эбби и отвернулась. Ее профиль четко вырисовался на стене: маленький вздернутый носик, красиво очерченные чувственные губы, круглый подбородок, отвердевший от негодования.

– Вы совершенно правы, мисс Стюарт, – неожиданно смягчился Росс. – Садитесь, пожалуйста, и объяснитесь.

Он указал на стул у обеденного стола и, подождав, пока она сядет, устроился напротив.

– Слушаю вас, – сказал он, сопровождая свои слова любезной улыбкой, совершенно преобразившей его лицо.

Сердце Эбби сбилось с ритма. Он был красив и когда держался холодно и отчужденно, но, улыбнувшись, стал просто неотразимым. Однако такая перемена настроения настораживала, и Эбби отнеслась к ней с опаской.

– Единственной причиной моего появления в клубе было желание выручить заболевшую двоюродную сестру, Каролину, – начала она. – Каролина и есть та Карла, о которой спрашивал ваш друг Кевин.

– Девушка, непохожая на других! – саркастически воскликнул он, видимо цитируя своего приятеля.

– Да, она необыкновенный человек.

– В самом деле? Настолько, что ей нравится одеваться «кошечкой» и позволять глазеть на себя любому Тому, Дику или Гарри?

– Она делает это… делала, – поправилась Эбби, – из-за денег.

– Вот тут я вам верю.

– Опять берете на себя роль судьи и присяжных?

– Извините, – иронически произнес он. – Не сомневаюсь, что ваша кузина вполне достойный член общества и работает в этой клоаке только для того, чтобы обеспечить всем необходимым престарелых родителей.

Такого Эбби выдержать не могла.

– К вашему сведению, родители Каролины погибли, когда ей было десять лет. У нее есть ребенок. Муж ее бросил, и гордость не позволила ей обратиться за помощью к моему отцу – ее дяде. Когда у нее заболел сын, она позвонила мне в полном отчаянии с просьбой заменить ее в клубе. До того дня ни мои родители, ни я не знали, где она живет и чем зарабатывает на жизнь. Каролина пошла на эту работу, чтобы иметь возможность сидеть днем с ребенком, а вечером за ним присматривала ее квартирная хозяйка.

Повисло гнетущее молчание, но Эбби скорее умерла бы, чем нарушила затянувшуюся паузу.

– Похоже, я должен еще раз извиниться перед вами и вашей сестрой, – заявил наконец Росситер Хант, положив перед собой сложенные руки. – Полагаю, вы не собираетесь больше выступать в роли кошки?

– Правильно полагаете. То же относится и к моей кузине.

– Не сердитесь на меня за это уточнение. Не хочу, чтобы «Куперс» связывали с рекламной фирмой, имеющей сомнительную репутацию.

– Понятно, – сквозь зубы процедила Эбби. Обида все еще кипела в ней: принять ее за девицу легкого поведения! – Смею вас уверить: репутация нашей компании безупречна, мы имеем дело только с самыми достойными и уважаемыми клиентами.

Росс бросил на нее испытующий взгляд – похоже, у него такая манера, – и Эбби храбро выдержала его, не отвела глаз.

– Я вам верю, мисс Стюарт, но обещайте для моего спокойствия: если ваша кузина опять попадет в переделку, не бросайтесь ей на выручку очертя голову.

– Каролина теперь работает у нас, – сообщила Эбби и увидела, как его темные брови сдвинулись к переносице.

– Тогда сделайте одолжение, велите сестре держаться подальше от Кевина. У него скверная привычка увлекаться неподходящими женщинами. Я устал вытаскивать его из разных переделок.

Еще не остывший гнев Эбби вспыхнул с новой силой.

– Не валите с больной головы на здоровую, мистер Хант. Кевин бегает за Каролиной, а не наоборот.

– Рад это слышать. А теперь давайте забудем…

– И потом, вы не вправе называть ее «неподходящей» для Кевина женщиной, – перебила его Эбби. – Причина, по которой она поступила на работу в клуб, гораздо достойнее тех побуждений, что привели туда вашего друга. Так что не швыряйтесь камнями, если живете в стеклянном доме!

– Ко мне это не относится, но я вас понял. – Он снова усмехнулся. – Однако не буду извиняться в третий раз. Просто примите к сведению мою просьбу. – Он наступил на кнопку вызова, расположенную на полу под столом. – Как вас зовут?

– Эбби, – буркнула она. – А вас Рори, если я правильно помню. Так к вам обращался Кевин.

– Ему было три года, когда мы познакомились. Он не мог выговорить «Росситер» и с тех пор зовет меня Рори. Больше никто меня так не называет.

У Эбби на языке вертелись и другие, более подходящие имена, но она промолчала: появился слуга, он толкал перед собой сервировочный столик с закусками и напитками.

Он поставил на стол два графина с апельсиновым и ананасовым соками, серебряное блюдо с хлопьями и молочник, тарелку с горячими рогаликами и несколько баночек с разнообразными джемами домашнего приготовления.

– Спасибо, Джорджио, можешь идти, мы справимся сами, – сказал хозяин и одарил гостью очередным пронзительным взглядом. – Прошу без церемоний, мисс Стюарт. Берите что хотите.

В данную минуту Эбби больше всего хотелось принять успокоительное и аспирин. Но нет, она не станет демонстрировать свою слабость! Она налила себе ананасового сока.

Солнце проникало сквозь стеклянные двери, заливая комнату золотистым сиянием. Но настроение у Эбби не улучшилось. Если бы только она могла послать ко всем чертям Росситера Ханта вместе с контрактом! Находиться с ним в одной комнате – слишком большое испытание для нервов. Одному Богу известно, как ей удастся выдерживать ежедневное общение!

– Расслабьтесь, – приказал Росс. – Вы похожи на овечку, которую ведут на заклание.

А ты похож на волка, который собирается ее съесть! – подумала она, опустив длинные ресницы, чтобы он не прочел ее мысли. В проницательности ему не откажешь. Заставив себя взять рогалик, она надкусила его. А он съел тарелку хлопьев, персик и три рогалика с абрикосовым джемом.

– Готов поспорить, вы не из тех, кто завтракает по утрам, – заметил он, разливая кофе в чашки.

– Во всяком случае, не так плотно, – кивнула она.

– Тогда не чувствуйте себя обязанной есть. Если я и говорю порой как судья Джеффрис, это не означает, что я и веду себя как он.

– Вы меня успокоили, спасибо. А то в какой-то момент я ощутила, что петля вот-вот затянется на моей шее.

Росс хмыкнул и поднял руки в извиняющемся жесте. Руки у него крупные, но прекрасной формы, машинально отметила Эбби.

– Теперь, когда недоразумение улажено, соблаговолите сообщить, как именно вы намереваетесь улучшить мой имидж. Я прочел ваши предложения относительно магазинов Смолвуда, но для «Куперс» они неприемлемы. – Отодвинув чашку, он посерьезнел и наклонился вперед. Его лицо напряглось.

Глаза Эбби невольно задержались на его широких плечах и очертаниях твердых мускулов, натянувших тонкую ткань рубашки.

– Я собираюсь делать то, что делает любая хорошая рекламная фирма, – ответила она.

– Боюсь, мне неизвестно, что это означает. До сих пор я с успехом обходился без их помощи.

Сердце Эбби выбросило в кровь очередную порцию адреналина. Держи себя в руках, приказала она себе.

– Полагаю, в работе вы руководствуетесь женской интуицией? – напрямик спросил он.

– Даже если и так, моя интуиция подсказала бы мне, что вам в этом признаваться не следует.

Губы Росса дрогнули в улыбке.

– Вы не только красивы, но и умны. Какими еще достоинствами вы обладаете?

– Способностью не отклоняться от темы разговора. Вы пригласили меня на деловую встречу, а не для того, чтобы обсуждать мои личные качества. – Серые глаза Росса пронзили ее насквозь, словно лазерный луч, но она не дрогнула. – Я много работаю и…

– Не сомневаюсь. Но, вспоминая, как великолепно вы сыграли роль «кошечки», я думаю, что вам больше подошла бы профессия актрисы.

Зеленые глаза Эбби гневно блеснули.

– Я все делаю хорошо, мистер Хант, но мне не безразлично, с кем играть.

– Мне тоже. Выходит, у нас есть хоть что-то общее.

Его тон недвусмысленно давал понять, что больше ничего общего не найдется, и Эбби мысленно попрощалась с выгодным контрактом.

– Ознакомившись с вашим отчетом, – продолжал Росс, – я пришел к выводу, что вы специалист в своем деле и способны ясно и логично мыслить, но я и без ваших советов знаю, как управлять своим предприятием.

– У меня и в мыслях не было учить вас вашей профессии, – возразила Эбби. – Мы занимаемся только одним аспектом любого бизнеса – рекламой.

– Полагаю, вы уверены, что могли бы улучшить имидж самой королевы, – сухо заметил Росс.

– Нет ничего, что нельзя было бы изменить.

– Отчего же? Мои решения, например.

– Вы слишком упрямы, чтобы менять свои взгляды?

– Вовсе нет. Но мне не нравится, когда на меня давят или пытаются мною манипулировать.

Ну и зануда! Интересно, как он среагирует, если вылить ему на голову апельсиновый сок из графина? Вслух Эбби сказала с обманчивой мягкостью:

– Если мои предложения можно истолковать как попытку давления, я признаю себя виновной.

– Если бы вы явились сюда в мешке вместо платья и с бумажным колпаком на голове, я бы не заподозрил вас в намерении навязать мне свою волю.

– Что?!

– Я намекаю на то обстоятельство, что вы очень интересная женщина, мисс Стюарт. Ваша красота не располагает мужчину, у которого в жилах течет кровь, а не вода, к логическому мышлению. – Он помолчал, склонив голову набок. – Хотя, если подумать, ваша привлекательность наводит на очень логичные мысли.

Это уж слишком, он переходит всякие границы! Эбби резким движением отодвинула стул и встала.

– Все ясно, мистер Хант. Мы зря теряем время. Извините, я сделала ошибку, приняв вас за серьезного человека.

Она была уже на середине комнаты, когда он догнал ее и схватил за руку.

– Я не хотел вас обидеть, мисс Стюарт. Примите мои искренние извинения. – Он усадил ее на прежнее место. – По правде говоря, меня крайне раздосадовало то, что Генри обратился в вашу компанию, уже зная, что я буду у него работать. Ему прекрасно известно, что я всегда сам занимался собственной рекламой. И кстати, весьма успешно.

– И каковы ваши планы в настоящий момент? – ровным голосом осведомилась Эбби.

– Отдать приоритет запросам наиболее состоятельных покупателей, составляющих значительную часть тех, кто посещает магазины Смолвуда.

– Какая жалость! – Эбби отбросила осторожность, понимая, что наступает решающий момент. – Элитный рынок имеет тенденцию к сокращению.

– Владельцы торговой фирмы «Хэрродс» с вами не согласятся.

– У них нет такой разветвленной сети торговых точек, как у вас. Если вы хотите сохранить элитарную ориентацию, откройте несколько специализированных магазинов. Но основная часть должна быть рассчитана на всех покупателей: бедных и богатых, молодых и старых.

От ее внимания не укрылось, как напряглись от сдерживаемого раздражения его широкие плечи.

– До сих пор вы проделали грандиозную работу и многого достигли, – поспешно прибавила она, – но время не стоит на месте, и то же самое можно сказать о вашей компании. Некоторые нововведения ей не повредят. Приведу несколько примеров. Сейчас у вас во всех секциях одежды играет музыка, причем только популярная, рассчитанная на вкусы подростков. Оставьте ее в отделах для молодежи, а для остальных используйте более нейтральную, спокойную музыку. Кроме того, вам бы следовало уделить больше внимания маленьким детям. Матери, пришедшие купить что-то для себя, обрадуются возможности заодно приобрести вещи, необходимые для всей семьи.

– Об этом я уже думал, – признался Росс. – Включая детские комнаты, чтобы родителям было где оставить детей и без помех заняться покупками.

– Прекрасная мысль! – одобрила Эбби.

– Генри Смолвуда хватит удар.

– Нет, когда он увидит рост прибылей. И не забудьте, он купил «Куперс», чтобы заполучить вас, так что к переменам он готов.

Росс блеснул белозубой улыбкой.

– Вы умеете убеждать, мисс Стюарт. Многое из того, о чем вы говорите, уже приходило мне в голову.

– В самом деле?

– Можете взглянуть на мои записи, если хотите. – Его серые глаза приняли лукавое выражение. – Так зачем мне ваша помощь? Гораздо дешевле расторгнуть наш контракт и заплатить вам неустойку.

Этого она и боялась. Понимая, что терять нечего, она пошла ва-банк:

– Дешевле – может быть, но разумно ли? Заниматься собственной рекламой означает тратить время на разработку идей и следить за их правильным осуществлением, а я полагаю, что вы могли бы потратить свое драгоценное время с большей пользой. Если вы наймете нас, мы будем выдвигать идеи, а вам останется лишь одобрять или отвергать их. После слияния с фирмой Смолвуда вам придется заново формировать контингент покупателей. Каждый из вас потеряет часть своих приверженцев, но при надлежащей рекламе вы быстро восстановите свое реноме.

– Для этой цели я и содержу у себя рекламный отдел.

– Паблисити, которое мы обеспечиваем своим клиентам, чрезвычайно многообразно. Это не только рекламные объявления в газетах, – горячо продолжала Эбби. – Мы заказываем журналистам статьи о вашей компании, организуем телеинтервью с вашими сотрудниками, устраиваем конкурсы и показы моделей одежды и так далее. Паблисити можно сравнить со снежным комом, мистер Хант, – скатываясь вниз, он набирает скорость. Охотно верю, что ваши рекламные агенты знают свое дело, но они ограничены более узкими рамками, чем мы. Им не хватает кругозора и широты охвата.

– А кого из нашего персонала вы намерены раскручивать?

– Начнем с вас, – храбро заявила Эбби. – «Куперс» создали вы, и я хочу, чтобы вас знали в каждом доме по всей стране.

– Исключено. Я слишком ценю свое право на личную жизнь. Меньше всего мне нужна слава. Не хватало еще ходить по улицам в сопровождении толпы, требующей автограф.

Эбби улыбнулась, чувствуя все большую уверенность.

– Такого и я бы вам не пожелала. Считаю, вы могли бы появиться в нескольких популярных телепередачах и сообщить зрителям, что ваш девиз – качество и конкурентоспособность ваших товаров.

– Предпочитаю оставаться в тени.

– Можем выбрать еще кого-нибудь из ваших людей.

Росс вдруг оживился.

– Могу предложить несколько кандидатур, которые отлично подойдут. Например, Элиза Джордан, она возглавляет отдел по закупкам модной одежды и не только красива, но и умна.

Эбби инстинктивно почувствовала, что эта Элиза ему небезразлична. Неприятное открытие… Хотя почему? Росситер Хант ей совсем не нравится!

– Буду рада познакомиться с мисс Джордан при первой же возможности, – сказала она вслух.

– Я еще не дал согласия ратифицировать контракт.

Это уже чересчур! Сначала подал ей надежду, позволив развивать свои идеи – хотя многие из них совпали с его собственными, – а потом заявил, что не нуждается ни в ней, ни в ее фирме! Да он настоящий садист!

– Пока вы не примете окончательного решения, мне больше нечего вам сказать, – заявила Эбби и снова отодвинула стул.

– Сядьте.

Это была не просьба, а приказ. Надеясь, что он сулит утвердительный ответ, Эбби подчинилась.

– Общаясь со мной, вам придется научиться одной вещи, – сказал он, – держать себя в руках.

– А вы умеете сдерживаться?

– Пытаюсь, – довольно резко бросил он, – хотя не всегда удается. Издержки моего положения. – Он с усилием улыбнулся. – Большая часть ваших предложений мне по душе, и я готов воплотить их в жизнь. Слияние двух разных торговых фирм требует времени и денег. Важно не потерять в процессе объединения свою клиентуру. Надеюсь, вы сможете создать нам новый, единый имидж.

– Как будет называться фирма?

– «Куперс».

Эбби быстро опустила глаза, но он успел прочесть мелькнувшую у нее мысль.

– Нет, Эбби Стюарт. Я поступаю так не из эгоизма и тщеславия, а по просьбе Генри Смолвуда. – Он откашлялся. – Как скоро вы сможете представить свой проект в письменном виде?

– В течение суток.

– Даю вам двенадцать часов.

– Невозможно. Мне нужно связаться с телекомпаниями и радиостанциями в разных городах. Я хочу дать вам детально разработанные предложения, а не пустые слова и общие рассуждения.

– Хорошо. В вашем распоряжении двадцать четыре часа. Позвоните моей секретарше, и она назначит вам время. Скажите, что это О. С.

– Что?

– О. С. Очень срочно.

– Я запомню. Вдруг мне захочется с вами поболтать!

– Не злоупотребляйте этой формулой, иначе я запрещаю вам ею пользоваться.

Обескураженная его холодным тоном – неужели у него совсем нет чувства юмора? – она поспешно извинилась:

– Я пошутила, мистер Хант.

– А я не шучу. Как вы верно заметили, мое время очень дорого, и я не могу себе позволить тратить его попусту.

Он потянулся к кофейнику, но Эбби отрицательно покачала головой.

– Нет, спасибо, – сказала она. – Не хочу вас больше задерживать. Вы обещали мне полчаса, я уже злоупотребила вашим гостеприимством.

Росс поднялся и засунул руки в карманы.

– Интересно, в каком облике вы предстанете в следующий раз, – задумчиво произнес он. – Сначала вы были кокетливой кошечкой с острыми коготками; убедившись, что контракт вам обеспечен, стали похожи на довольного кота, наевшегося сливок. Учитывая вашу переменчивую натуру, я опасаюсь, что в следующий раз вы превратитесь в разъяренную тигрицу.

Кто бы говорил, усмехнулась про себя Эбби. Он сам настоящий хамелеон! Его настроения меняются так быстро, что у нее голова идет кругом!

– Уверена, что вас даже тигр не испугает, мистер Хант. У вас в столе наверняка имеется бронежилет и револьвер.

– Это предложение я точно учту. С вами нелегко спорить, последнее слово всегда остается за вами.

– Рада, что мы хоть в чем-то пришли к единому мнению.

– Надеюсь, это только начало, мисс Стюарт, иначе наши деловые контакты продлятся очень недолго.

– На этой оптимистической ноте позволю себе откланяться, – холодно ответила Эбби и протянула руку. Он сжал ее ладонь в сильных пальцах.

– Джорджио вас проводит. – Росс уселся за стол и выбрал «Таймс» из кипы газет на буфете.

Что ж, глупо было надеяться, что он проводит ее до двери, не так ли? Она всего лишь его новая служащая и должна ожидать соответствующего отношения.

Неожиданный прилив раздражения несколько омрачил ее радость от достигнутого успеха. Она разозлилась еще больше, когда вышла из дома и увидела полицейского, который пристраивал на ветровом стекле ее машины уведомление о штрафе за просроченное время парковки.

Досадливо поморщившись, Эбби сорвала листок и сунула в сумку. Завтрак с Росситером Хантом дорого ей обошелся. Остается надеяться, что он того стоил.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Когда Эбби появилась в приемной фирмы «Стюарт энд Стюарт», Каролина подняла голову и, увидев сердитый блеск в зеленых глазах кузины, поспешила за ней в кабинет.

– Ну, как прошла встреча? – с любопытством спросила она.

– Осталась жива… пока, – буркнула Эбби, усаживаясь в кресло за письменным столом.

Сказав это вслух, она осознала, что была на волосок от поражения. Хотя Эбби всегда утверждала, что никто и ничто не сможет ее запугать, и знала, что провела важный разговор совсем неплохо – несмотря на первоначальный шок от неожиданного открытия, что Росситер Хант – это Рори из клуба «Кошечка», – приходилось признать, что исключительная энергия и сила характера этого человека временно поколебали ее уверенность в себе.

Такого со мной еще не случалось, сокрушалась Эбби. Хуже того, она отдавала себе отчет в том, что все дело в ее физической реакции на Росса. Меньше всего ей хотелось, чтобы ее влекло именно к этому мужчине, и тем не менее факт оставался фактом: первое знакомство с ним в клубе затронуло ее куда больше, чем следовало, а вторая встреча лишь подтвердила это впечатление!

– У тебя такой кислый вид, будто ты лимон жуешь, – прервала ее размышления Каролина.

– Ты очень наблюдательна.

– Неужели Хант отверг все твои предложения?

– Да нет, о некоторых он уже и сам думал, а кое-что ему очень понравилось.

– Тогда в чем проблема?

– В нем самом. Пока я не столкнулась с ним лицом к лицу сегодня утром, я и не подозревала, что мы уже встречались. – Она посмотрела на кузину. – Он был в клубе «Кошечка» вместе с Кевином.

У Каролины отвисла челюсть.

– Ты… ты хочешь сказать, что Росситер Хант и Рори – одно и то же лицо?!

– Именно так. Можешь себе представить, что он почувствовал, когда увидел меня и понял, что пригласил на завтрак девушку, которая накануне предстала перед ним в костюме кошечки с приделанным сзади пушистым хвостом!

Воцарилось изумленное молчание, потом Каролина хихикнула и, не удержавшись, весело расхохоталась.

Эбби рассердилась, но через секунду и до нее дошел комизм ситуации, она рассмеялась, ненадолго забыв о своей инстинктивной неприязни к Росситеру Ханту.

– Извини, пожалуйста, – сказала Каролина, немного успокоившись. – Представляю, как тебе было неловко.

– Да уж. И стало еще хуже, когда я объяснила, что хотела выручить тебя. Росс немедленно сообщил мне, что не желает, чтобы Кевин с тобой общался.

– Так и сказал?

– Четко и ясно.

Каролина потупилась, светлые волосы упали ей на лицо.

– Я его не виню. Мы с ним не знакомы, а то, что я работаю в подобном заведении, говорит против меня.

– Согласна. Поэтому я объяснила ему, что толкнуло тебя на этот шаг. Правда, мои слова не произвели на него никакого впечатления. Он упрям как осел: если уж что-нибудь вобьет себе в голову, его не разубедить.

– Только бы это не повлияло на ваши отношения, – быстро сказала Каролина. – Хант может стать твоим лучшим клиентом.

– Знаю. Иначе я послала бы его куда подальше.

– Даже не думай! Можешь его успокоить: я не намерена встречаться с Кевином. – Каролина отвела назад волосы и гордо вздернула подбородок. – Пока я работала в клубе, мы, естественно, виделись, ведь он приходил каждый вечер, но теперь все кончено. Он не знает, где я живу, и никто из девушек не даст ему мой адрес.

– Он тебе понравился, правда? – осторожно спросила Эбби.

– Пока я не стану свободной, я не могу себе позволить кем-нибудь увлечься. Сейчас для меня главное – работа в вашей фирме, хочу зарекомендовать себя наилучшим образом. А все свободное время буду отдавать сыну. Выйдя замуж за Джеффри, я испортила свою жизнь и боюсь повторить ту же ошибку.

– Осознать собственные ошибки – значит избежать их повторения, – мягко заметила Эбби. – После развода с Джеффри ты обретешь свободу, встряхнешься и когда-нибудь снова выйдешь замуж, а Джеффри останется лишь неприятным воспоминанием, которое со временем исчезнет… Ладно, давай пока забудем о нем и займемся подготовкой рекламной кампании для «Куперс». – Взяв со стола кожаную папку, она протянула ее кузине. – Здесь список моих знакомых из теле– и радиокомпаний, а также из центральных ежедневных газет. Против каждой фамилии указана сфера интересов. Сгруппируй их под соответствующими рубриками, например: «Кулинария», «Моды» и так далее, обзвони всех и договорись о встрече.

– Со всеми?

– Думаю, мы сумеем заинтересовать не более десяти процентов, – озабоченно сказала Эбби. – Росситер Хант, возможно, и пользуется некоторой популярностью в финансовой прессе, но остальным его имя ничего не скажет. Но после двух-трех интервью он пойдет нарасхват.

– Он что, такой интересный оратор?

– Да, этого у него не отнимешь. – Эбби вспомнила свой разговор с ним, и по ее телу пробежала легкая дрожь. – Вдобавок красив, как сероглазый Адонис, только раза в два мужественнее.

– Ух ты!

– А язычок у него острый как бритва.

– Такой мужчина требует серьезного отношения, – прокомментировала Каролина, направляясь к двери.

Эбби окликнула ее.

– И еще одно. Будь добра, позвони секретарше Ханта и назначь на завтра встречу. Если возникнут проблемы, скажи, что это «О.С.» – очень срочно.

– Слушаюсь, босс!

Оставшись одна, Эбби повернулась к компьютеру, но вместо того, чтобы включить его, задумчиво уставилась на пустой экран. Что бы она ни говорила о Росситере Ханте, он произвел на нее гораздо более сильное впечатление, чем любой другой мужчина. Во время их короткой встречи он словно бросал ее из горячей воды в холодную: ему удалось заинтриговать ее, возбудить, вывести из себя – и все это за каких-то полчаса. Самое худшее заключалось в том, что Эбби не сомневалась: так будет и дальше.

Остаток дня она то печатала с бешеной скоростью, то сидела откинувшись в кресле в глубокой задумчивости и мысленно перебирала возможные варианты рекламной кампании. Она так заработалась, что не заметила, как пролетело время, и очень удивилась, когда вошла Каролина и объявила, что уходит домой.

– Так рано?

– Уже половина шестого.

Эбби изумленно раскрыла глаза. Она помнила, что съела бутерброд и выпила несколько чашек кофе, но полагала, что до конца работы еще далеко.

– Неудивительно, что я чувствую такую усталость. – Она зевнула, потянулась и сцепила руки на затылке. – Ну и денек выдался.

– Я обзвонила всех, как ты просила, – Каролина протянула ей отпечатанный список фамилий. – Ты недооценила мистера Ханта, считая, что мы заинтересуем лишь процентов десять. Дамы – журналистки и телеведущие просто на месте подскакивали, стоило мне предложить с ним встретиться. Может, он и старается держаться в тени, но, как оказалось, все знают, что он богат, хорош собой, молод, а главное – холост! Воплощенная мечта одиноких женщин! Похоже, тебе удастся всунуть его в любое телешоу и в любую газету, какую захочешь.

– Вот и отлично. Остается только позаботиться о том, чтобы наш герой не откусил голову кому-нибудь из своих поклонниц. – Эбби снова зевнула. – В какое время я с ним завтра увижусь?

– В десять тридцать. – Каролина бросила взгляд на часы. – Я побегу, надо забрать Чарли из яслей.

– Как он там, привык?

– Он в восторге. Знаешь, рождение Чарли – единственное приятное последствие моего брака. – Каролина покачала головой. – Мне очень нравится здесь работать, все так интересно и увлекательно. Чувствую, что овладеваю нужной профессией. Жаль только, что приходится надолго разлучаться с Чарли. В клубе я работала по вечерам, когда он уже спал.

Искренне сочувствуя сестре, Эбби все же еле удержалась от напоминания, что та сама во всем виновата.

– Когда ты совсем освоишься, – сказала она вместо этого, – мы посмотрим, сможешь ли ты писать рекламные материалы. Тогда ты будешь работать дома.

– Замечательно! Я…

– Несколько месяцев придется подождать. Пока мы не закончим работу с фирмой «Куперс», ты мне нужна здесь.

Эбби задержалась в кабинете до полуночи. Вернувшись домой, она сразу легла в постель, но, несмотря на усталость, не могла уснуть и лишь под утро забылась беспокойным сном.

На рассвете она пробежалась трусцой вокруг дома, приняла холодный душ, оделась и была совершенно готова к выходу задолго до назначенного времени. Решив извлечь из этого хоть какую-то пользу – может, удастся побеседовать с кем-нибудь из персонала? – Эбби явилась в контору Смолвуда на час раньше.

Внушительное старинное здание, расположенное на Хэрроу-роуд, настолько не соответствовало ее представлению о «Куперс», что Эбби с трудом представила себе Росситера Ханта в этом оплоте консерватизма. Видимо, это было своеобразное предчувствие: когда она назвалась и попросила проводить ее в кабинет мистера Ханта, пожилая секретарша посмотрела на нее с явным недоумением.

– Мистер Хант? Здесь таких нет.

– Но я говорила с ним по телефону несколько дней назад… когда приходила к мистеру Смолвуду.

– А-а! – Лицо женщины прояснилось. – Мистер Хант! Ну конечно. Он у нас так недавно, что… – Она улыбнулась и покачала головой. – Боюсь, вы ошиблись, его кабинет не здесь, а в здании «Куперс», на Северной окружной дороге. Дать вам адрес?

Вне себя от злости Эбби молча кивнула. Она злилась на себя: не сообразила, что он не успел перебраться сюда, но еще больше на него: почему он не предупредил ее? Однако, несмотря на охватившее ее раздражение, она понимала, что предаваться ему бессмысленно. Как Росс мог предвидеть, что она будет искать его в офисе Смолвуда? Тот факт, что секретарша Генри, отвечая на его просьбу соединить его с Росситером Хантом, сделала это в течение нескольких секунд, не означает, что они находятся в одном здании. Проклятье! Если на то пошло, за пять секунд можно связаться с любым городом мира, с Токио, например. Нет, признала Эбби, недоразумение произошло исключительно по ее вине.

– Позвоните, пожалуйста, секретарше мистера Ханта, – попросила она. – Мне надо срочно с ней поговорить.

– На стене за вами есть несколько телефонных аппаратов. Снимите трубку, и я вас соединю.

Эбби так и сделала. Последовал краткий разговор с мисс Пэнгроув, которая, выслушав объяснения Эбби, перенесла встречу на полчаса позже – вполне достаточно времени, чтобы добраться по указанному адресу.

К сожалению, Эбби не учла одного непредвиденного обстоятельства: на Северной окружной дороге строился подземный переход, в результате чего шоссе было забито транспортом, двигающимся со скоростью одноногой черепахи. Эбби подъехала к современному зданию из стекла и бетона, украшенному огромной стальной вывеской с надписью «КУПЕРС», с пятнадцатиминутным опозданием.

– Извините, но у мистера Ханта сейчас посетитель, который был записан после вас. – Мисс Пэнгроув, сорокалетняя женщина с приятными манерами, сочувственно улыбнулась. – Я объяснила, что с вами случилось, и он сказал, что примет вас как можно скорее.

У Эбби возникло ощущение, что «как можно скорее» может означать любое время – шесть часов вечера, например! Он на все способен. Она встала и пробормотала, что пока приведет себя в порядок.

В оборудованном всем необходимым дамском туалете Эбби несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, повторяя про себя, что Росситер Хант не нарочно ввел ее в заблуждение относительно места встречи. Он полагал, что она достаточно умна, чтобы сообразить: перейдя на новую работу в прошлый четверг, вряд ли он успел бы за неделю перебраться в другое помещение. Кроме себя, винить некого. Тогда почему она так зла на него?

Ответ она получила часом позже, когда ее проводили в кабинет Росса и она подметила в его глазах насмешливые искорки.

– Извините, что заставил вас ждать, мисс Стюарт. Я был уверен, что вы знаете, где находится «Куперс».

Ужасный тип! Еще и соль на рану сыплет.

– Это моя вина, – буркнула она. – Но вы такой динамичный человек, я автоматически предположила, что вы переехали в офис Смолвуда на следующий день после того, как он купил вашу фирму и назначил вас на руководящую должность.

Удар попал в цель: его глаза сузились. Однако в долгу он не остался.

– Заняв руководящую должность, я немедленно дал указание людям Смолвуда переехать сюда. Это здание более современное, оборудовано по последнему слову техники, и места вполне достаточно, чтобы разместить весь персонал, который я намереваюсь сохранить.

Не желая продолжать эту перепалку, Эбби пересекла устланную темно-серым ковром комнату, сознавая, что выглядит очень женственно и элегантно в зеленом с золотом шерстяном костюме от Макса Либерати, подчеркивающем ее изумрудные глаза и золотистые волосы и плотно облегающем изящные линии ее высокой стройной фигуры.

Обстановка кабинета разительно отличалась от традиционного убранства квартиры Росса, он выглядел очень современно и чрезвычайно функционально: множество установленных вдоль стен компьютерных мониторов, вероятно, дают возможность моментально связаться с директорами всех магазинов. Здесь Росс смотрелся еще внушительнее. Он шагнул ей навстречу, и Эбби вновь невольно отметила его мощное спортивное телосложение, которое не мог скрыть даже строгий темно-серый костюм. Белоснежную рубашку оттенял яркий шелковый галстук – легкий штрих, говорящий о том, что Росситер Хант, несмотря на свой внешний консерватизм, не чужд современных веяний в моде.

– Вы, должно быть, выполняете самые разнообразные заказы, – заметил он, окинув ее внимательным взглядом, и указал на кожаное кресло у письменного стола. Подождав, пока гостья сядет, он обошел стол и устроился напротив нее.

– Наши планы в отношении вашей фирмы не менее разнообразны, – ответила Эбби.

– Что ж, поразите меня этим разнообразием. Она молча открыла портфель от Луи Вюиттона – подарок благодарного клиента – и достала два экземпляра отпечатанного отчета. Один протянула Россу, одновременно ставя портфель на пол. При этом она чуть покачнулась, и рука Росса сжала ее пальцы вместо папки с бумагами.

Эбби резко отдернула руку, смущенная тем, что от его прикосновения по ее телу пробежала легкая дрожь.

Чтобы скрыть замешательство, она перелистала страницы своего экземпляра, прежде чем начала читать вслух. Собственный голос показался ей идущим откуда-то издалека, но вскоре она овладела собой и бойко сыпала фактами и цифрами, пока Росс не прервал ее.

– Я вполне способен сам прочитать ваш отчет, мисс Стюарт. Мы сэкономим время, если я так и сделаю, а потом мы все обсудим.

– Когда мне ожидать вашего звонка?

– Звонить я не собираюсь. – Его серые глаза посмотрели на нее в упор. – Расслабьтесь и отдохните минут десять, после чего я сообщу вам свое мнение о проделанной вами работе. Я окончил курсы ускоренного чтения, – добавил он, откинувшись в кресле, и углубился в изучение отчета.

Эбби сидела молча, чувствуя, как ею овладевает тревога. Если он не одобрит большую часть ее проектов, то расторгнет контракт. Конечно, они получат компенсацию, но их неудача станет предметом обсуждения в прессе и неблагоприятно отразится на репутации фирмы.

Почему, ну почему она так нервничает? Какая жалость, что их первая встреча произошла в клубе «Кошечка»! Эбби корчилась от стыда, вспоминая свой дурацкий наряд. Теперь, как только она увидит пушистый кошачий хвост, ей захочется провалиться сквозь землю!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Росситер Хант читал очень быстро, и всякий раз, когда он переворачивал страницу, Эбби отмечала, какие у него красивые руки: пальцы длинные и гибкие, ногти аккуратно обрезаны и тщательно отполированы.

Она украдкой взглянула на часы. Прошло пятнадцать минут – значит, он успевает не только читать, но и одновременно обдумывает каждый пункт ее отчета. Надо полагать, это добрый знак?

Увидев, что он отодвинул папку в сторону и подался вперед, положив руки на стол, она вздрогнула и напряглась.

– У вас есть несколько интересных идей, – одобрительно сказал он. – Особенно мне понравилось предложение устроить рестораны самообслуживания в более крупных магазинах с использованием исключительно тех продуктов, которые имеются у нас в продаже. Я правильно понял?

– Да. Я так рада, что вы одобряете мою идею! – Она не сумела скрыть свою радость, ее глаза заблестели, как яркие изумруды. – Это не потребует больших затрат.

– Напротив. Если все организовать на должном уровне, расходы будут немалые, но зато резко увеличится продажа полуфабрикатов.

– Так вы осуществите мой проект?

– Со временем. – Росс приподнял темную бровь. – К сожалению, в наших магазинах недостаточно места. До тех пор пока мы не откроем более просторные торговые точки, ваша идея неприменима.

Эбби почувствовала себя так, словно ее сбросили в пропасть с большой высоты. Ей понадобилось несколько минут, чтобы обрести равновесие.

– Это у вас привычка такая? – пробормотала она.

– Какая?

– Вселять надежду и тут же разбивать ее вдребезги.

– Вы полагаете, что сейчас я именно так и сделал?

Она не ответила, и у него хватило совести смутиться.

– Прошу прощенья, – сказал он так тихо, что она не разобрала слов.

– Что?

Слегка улыбнувшись, он повысил голос:

– Извините. Теперь расслышали?

– Да, мистер Хант. Надеюсь, извинение далось вам не слишком тяжело.

Его губы раздвинулись в зловещей улыбке, больше похожей на оскал.

– Думаю, мне потому так трудно общаться с вами, мисс Стюарт, что ваш образ в костюме «кошечки» слишком ярко запечатлелся в моем мозгу и чрезвычайно меня смущает.

– Почему?

– Потому что я никак не могу отождествить умную элегантную женщину, сидящую передо мной, с девицей, у которой сзади болтался пушистый хвост.

Эбби вспыхнула.

– Я уже объясняла, как оказалась в клубе. С вашей стороны нехорошо постоянно об этом говорить.

– Ваш хвост крайне заинтересовал меня, – безмятежно продолжал он, пропустив ее замечание мимо ушей. – При ходьбе вы вертели им очень сексуально.

Эбби понимала, что он намеренно провоцирует ее, старается вывести из себя, и, если она поддастся и вспылит, он от души позабавится. Ну уж нет, такого удовольствия она ему не доставит. Эбби рассмеялась волнующим грудным смехом и положила ногу на ногу. Юбка скользнула к бедрам, обнажив колени. Пусть вволю налюбуется ее стройными ножками! Если он предпочитает видеть в ней сексуальный объект, она воспользуется своими преимуществами на все сто процентов!

– Я всегда стараюсь извлечь максимум выгоды из любой ситуации, – промурлыкала она, – и в случае необходимости способна на самые неожиданные поступки.

– Не сомневаюсь, – отозвался он внезапно охрипшим голосом. Их взгляды скрестились, и ни один не желал первым отвести глаза. – Что касается ваших планов в отношении меня, – наконец произнес он, – я согласен давать интервью при условии, что журналист мне понравится, а разговор будет серьезным и разумным. Но учтите, моя личная жизнь должна остаться тайной. Отвечать на бестактные вопросы я не намерен.

– Понятно, – сказала Эбби, внезапно ощутив острое желание проникнуть в эту тайну.

– Что касается остальных сотрудников, я ничего не имею против их участия в рекламной кампании, если они согласятся. Я уже поговорил с Элизой Джордан, она в восторге от этой идеи. Кроме того, вам следует встретиться с Энрико Сальвини, начальником продовольственного отдела. Я ему позвоню и, если он на месте, познакомлю вас. Он молод и красив и, кроме того, профессионал высокого класса. Для ваших целей он отлично подойдет.

Сняв трубку одного из телефонов, Росс попросил секретаршу разыскать Сальвини и прислать к нему.

Ожидая прихода Энрико, Хант не делал попыток продолжить разговор. Желая показать, что она не хуже его может играть в молчанку, Эбби сделала вид, что изучает свой экземпляр отчета, хотя знала его наизусть. Краем глаза она заметила, что Росс занялся тем же самым. Он приподнял часть страниц, и из них выпал сложенный листок бумаги.

Росс наклонился и поднял его с пола.

– Е.К.В.Р.Х., – прочел он, глядя на пять букв, несколько раз нацарапанных на бумаге.

Сердце у Эбби тревожно застучало, но ей удалось сохранить безразличный вид.

– Чьи-то каракули, – пожала она плечами.

– Ваши. У вас очень характерный почерк. Эбби взглянула на листок.

– Да, верно. Я часто пишу или рисую что-нибудь, когда работаю. Должно быть, этот клочок бумаги случайно оказался между двумя страницами.

– Меня не интересует, как он сюда попал, я хочу знать, что тут написано. «Р.Х.» – мои инициалы, верно? Любопытно было бы выяснить, что означают остальные буквы.

Сердце у Эбби снова замерло, но, понимая, что он не отстанет, она решила сказать правду.

– Это означает «Его королевское высочество».

Его лицо оставалось непроницаемым.

– Вы считаете меня деспотичным человеком?

– Даже чересчур.

– Это вас беспокоит?

Мысленно представив себе, как он разрывает контракт и объясняет свой поступок ее грубостью, Эбби пожалела, что не может сию же минуту провалиться сквозь землю. Если после этого отец попросит ее оставить работу, он будет совершенно прав. Надо попытаться свести возможный ущерб до минимума.

– Какой бы ни был трудный клиент, – сказала она, – я всегда стараюсь найти с ним общий язык, даже если приходится унижаться, что я сейчас и делаю! Конечно, мне легче работать, если не приходится защищаться.

– У меня сложилось впечатление, мисс Стюарт, что вы по натуре борец.

– Верно, но бой должен быть честным. Вы клиент, поэтому и заказываете музыку. Я же не могу бороться с вами на равных, правда? Особенно учитывая то, что не хочу потерять выгодный контракт.

Росс стиснул зубы и нахмурился.

– Создание «Куперс» далось мне нелегко и потребовало огромных усилий. Пришлось проявить недюжинную волю и энергию, идти вперед, невзирая на сомнения и колебания окружающих, поступать так, как я считал нужным, и требовать того же от других. Вы, несомненно, назвали бы такое поведение деспотичным.

– Угадали. Вам не кажется, что ваши подчиненные работали бы куда лучше, если бы вы не запугивали их до смерти?

– Вам кто-то пожаловался на меня?

– Разумеется, нет. Я говорю о себе.

– Вы неподходящий пример.

– Почему?

– Потому что с вами я другой. Более резкий и даже грубый.

– И в чем причина?

– Вините наше знакомство в клубе.

Эбби еле сдержалась. Она уже дважды объяснилась с ним по этому поводу. Что еще она может сказать?

– Больше это не повторится, – продолжал Хант. – Отчет свидетельствует о вашем уме и изобретательности. Я предвижу плодотворное сотрудничество. Бизнес достаточно трудное занятие, и я надеюсь, что оно не осложнится необходимостью защищать свою спину в собственном кабинете.

На секунду Эбби растерялась. До нее не сразу дошел смысл его слов. Ее щеки загорелись ярким румянцем.

– Даже если бы я считала вас самым несносным человеком на свете, вы могли бы рассчитывать на мою абсолютную преданность, пока нас связывают деловые отношения. Я бы ни за что не вонзила вам нож в спину, мистер Хант, я бы бросила вам вызов открыто, стоя лицом к лицу!

– Да, пожалуй. В вашей порядочности, Эбби, я не сомневаюсь. – В его глазах мелькнуло лукавство, значит, он не случайно назвал ее по имени. – Я заставляю вас ощетиниваться, правда? – продолжал он. – А вы точно так же действуете на меня. Интересно, почему?

– Возможно, потому, что мы слишком похожи. Росс хмыкнул, но ответить не успел: вошел стройный молодой мужчина лет тридцати с лучистыми карими глазами, смуглой кожей и курчавыми черными волосами.

– А-а, Энрико, – приветствовал его Росс. – Позволь представить тебе мисс Стюарт. Она наш новый рекламный агент, и ей может понадобиться твоя помощь.

– Буду счастлив помочь, чем смогу. – С чисто европейской галантностью итальянец взял руку Эбби и поднес к губам, причем отпустил с большой неохотой.

Эбби стало смешно. Энрико Сальвини больше напоминал героя «мыльной оперы», чем начальника отдела крупной торговой фирмы. «Он отлично подойдет для ваших целей», – сказал о нем Росситер Хант, и был совершенно прав! Энрико будет иметь колоссальный успех у публики, особенно если он не женат!

Она кратко перечислила несколько вариантов участия Сальвини в рекламной кампании, избегая излишних подробностей, а тот старался доказать, что достоин ее внимания, и развлекал ее забавными историями из своей практики.

Искоса взглянув на Росситера Ханта, Эбби заметила, что тот помрачнел. Что его беспокоит? – с любопытством подумала она, когда он внезапно перебил Энрико, не дав ему закончить очередной анекдот.

– Думаю, нам не следует задерживать мисс Стюарт, Энрико. Я только хотел убедиться, что ты согласен ей помочь.

– Я сделаю все, что в моих силах! – с энтузиазмом воскликнул итальянец. – Но мне хотелось обсудить с мисс Стюарт некоторые подробности.

Видя, что он намерен осуществить свое желание немедленно, Эбби предложила:

– Давайте встретимся отдельно. Как насчет ленча на следующей неделе?

– Всю следующую неделю я буду очень занят, но завтра я свободен и всецело в вашем распоряжении.

Эбби нахмурилась. На завтра у нее было назначено свидание, но она чувствовала, что ее отказ не понравится Росситеру Ханту.

– Отлично, – ответила она и уже хотела назвать ресторан, но Энрико опередил ее:

– Позвольте пригласить вас к «Луиджи». Там всего около десяти столиков, но готовят превосходно! – он поцеловал кончики пальцев. – Лучшая в городе тосканская кухня!

– Почему бы нам не позаимствовать их опыт? – с кислой миной заметил Росс.

– Отличная мысль! – горячо подхватил Энрико, не замечая иронии. – Я черпаю вдохновение везде, особенно если нахожусь в обществе красивых женщин.

Только когда дверь за ним закрылась, Росс нарушил молчание:

– Поскольку платить за ваше гастрономическое пиршество придется мне, не забывайте, что это деловая встреча, а не свидание влюбленных. Бухгалтерия очень придирчиво проверяет отчеты о представительских расходах.

Пораженная этим замечанием, Эбби мысленно сосчитала до десяти.

– У меня отличный аппетит, мистер Хант, и если мы с Энрико превысим выделенную сумму, моя компания с удовольствием заплатит за закуски!

Она встала и, заметив, как напряглось его лицо, удовлетворенно улыбнулась. Росс тоже поднялся.

– Не беспокойтесь об этом, мисс Стюарт, – ледяным тоном заявил он. – Считайте горячее блюдо моим личным подарком.

– Какая щедрость! Я закажу макароны. Не могу же я допустить, чтобы вы разорились! – Она взглянула на часы. – Встречу с мисс Джордан отложим до другого раза. Через полчаса у меня свидание с клиентом.

– Я предупрежу ее, что вы позвоните. – Обойдя стол, Росс проводил гостью до двери. – Извините, что не целую вам ручку, не имею такой привычки, – сухо сказал он, открывая дверь.

Не осмеливаясь посмотреть на него, Эбби хотела выйти, но в эту минуту в кабинет впорхнула миниатюрная женщина лет тридцати. Невысокая – около пяти футов – она излучала такую жизненную энергию, что не затерялась бы в толпе. Алебастровая кожа, классически правильные черты лица, полные губы накрашены ярко-красной помадой, в больших карих глазах светится острый ум. Каштановые волосы коротко подстрижены и уложены в модную прическу.

– Элиза! – приветствовал ее Росситер Хант. Его лицо озарилось доброй улыбкой. – Ты как раз вовремя. Познакомься с нашим агентом по рекламе.

Радость, переполнявшая Элизу Джордан, несколько угасла. Она окинула Эбби быстрым оценивающим взглядом.

– Если вы собираетесь заняться рекламой магазинов «Куперс», – произнесла она на удивление глубоким для такой миниатюрной женщины голосом, – надеюсь, вы начнете носить нашу одежду.

– Это контрактом не предусмотрено, – мягко ответила Эбби, рассматривая темно-красный костюм Элизы, цвет и покрой которого отлично подчеркивал достоинства ее пропорционально сложенной фигуры. Несмотря на свою миниатюрность, она обладала весьма соблазнительными формами. Рядом с ней Эбби почувствовала себя неуклюжей великаншей – такое она испытывала впервые в жизни. – Едва ли ваш костюм куплен в «Куперс»!

– Он почти такой же, как те костюмы, что мы недавно закупили для наших магазинов, – последовал ответ.

– В самом деле?

– Да, он отличается только тем, что сшит из чистой шерсти и пуговицы кожаные, а не из кости.

– Совсем небольшое отличие, – невинным тоном заметила Эбби. Карие глаза собеседницы блеснули, показывая, что этот комментарий не остался без внимания.

– Надеюсь, уважаемые дамы, что вы обо всем договоритесь в самое ближайшее время, – сказал Росс в наступившей тишине.

– Я очень занята, – отозвалась Элиза, – и свободна только завтра в одиннадцать часов утра.

– Я приду, – быстро согласилась Эбби. Не стоит портить отношения с заведующей отделом по закупкам модной одежды. – Я собираюсь представить широкой публике как можно больше сотрудников «Куперс». Познакомившись с вами, мисс Джордан, я вижу, что начать следует с вас. Вам успех обеспечен.

Холодные карие глаза потеплели, в них снова появился радостный блеск.

– С нетерпением буду ждать вас завтра утром.

Довольная собой, Эбби кивнула. Лесть, пусть и не вполне искренняя, всегда помогает достичь цели. Эта куколка сразу попалась на удочку. Выходя из кабинета, Эбби заметила, как ласково Росситер Хант улыбнулся Элизе, пропуская ее вперед.

Если ему нравится такой тип женщин, кисло подумала Эбби, спускаясь вниз на лифте, мне не на что надеяться. Не то чтобы ей хотелось занять особое место в его жизни… Хотя физически он ее очень привлекает – к чему обманывать себя! – она ни минуты не сомневалась, что они абсолютно не подходят друг другу.

И все же…

Убедившись, что она не в его вкусе – ну разве что на уровне самых низменных инстинктов, о чем свидетельствовала его фраза насчет кошачьего хвоста, – Эбби почему-то расстроилась и, решительно выбросив из головы глупые мысли, зашагала к машине.

Росситер Хант – ее клиент.

И ничего больше.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На следующее утро, войдя в кабинет Элизы Джордан, Эбби поразилась, как точно он отражал характер хозяйки – или по крайней мере те черты ее личности, которые она стремилась выставить напоказ.

Голубые стены и ковер, кресло и диван, обитые вощеным ситцем в голубых и персиковых тонах, смягчали функциональную строгость рабочего стола из тикового дерева и стоящего за ним жесткого стула. Мягкость ткани и твердость дерева. Железная рука в бархатной перчатке!

Усадив гостью на диван, Элиза Джордан расположилась в кресле напротив и немедленно приступила к делу.

– Любопытно узнать, каковы ваши планы в отношении нашей фирмы, а также что вы приготовили лично для меня.

Эбби достала из портфеля блокнот и пачку бумаг.

– Прежде чем мы поговорим о вашем участии в рекламной кампании, давайте для начала обсудим очень важный вопрос: изменится ли ваша концепция моды после слияния с фирмой Смолвуда.

– Этот вопрос уже решен, – снисходительно усмехнулась Элиза. – Мы откроем дополнительные отделы современной одежды для возрастной группы от тридцати до пятидесяти лет и соответственно их оборудуем.

– Как именно?

– Установим зеркала, внутренние витрины с модными аксессуарами: сумками, туфлями, поясами и так далее. Кроме того, увеличим число примерочных, повесим люстры вместо люминесцентных ламп, заменим паласы коврами.

– Звучит замечательно.

– Правда, я еще пока не успела поговорить с Россом, – продолжала Элиза. – В последнее время он очень занят, но… – она на секунду замялась, – во всем, что касается моды, он целиком полагается на меня. За четыре года, в течение которых я занимаю должность начальника отдела по закупкам модной одежды, объем продаж резко возрос.

Лгать ей незачем, подумала Эбби, ведь ее утверждения легко проверить. Похоже, ее положение в фирме действительно очень прочное.

– Сейчас мы намереваемся охватить элитный сегмент рынка, – сказала Элиза. – Уверена, что мой отдел принесет фирме немалую прибыль.

– Кажется, мистер Хант собирается ориентироваться и на другие возрастные группы, я имею в виду детей и подростков, – заметила Эбби, умолчав о том, что это была ее идея.

– В самом деле? Мне он об этом не говорил.

– Предложение исходило от нашей фирмы, – созналась Эбби. Лучше сказать правду, подумала она, иначе Росситер Хант опередит ее, и возникнет неловкая ситуация.

– Понятно. – Элиза поджала ярко накрашенные губки. – Полагаю, вы провели изучение рынка, чтобы обосновать подобный проект?

– Естественно. Мы даже подготовили проект оформления соответствующих секций.

Элиза помолчала. Тишину нарушало лишь позвякивание ее браслетов, которые она перебирала тонкими пальчиками с длинными наманикюренными ногтями.

– Вы не собираетесь перейти на работу в «Куперс»?

Эбби усмехнулась.

– Нет, ну что вы!

– Тогда почему вы так стараетесь? Я думала, вы лишь обеспечите нам необходимую рекламу.

– Когда мы беремся за дело, – сказала Эбби, взвешивая каждое слово, – мы всегда выясняем, нет ли возможности внести какие-то усовершенствования. Если мы, например, имеем дело с известным человеком, мы можем предложить ему изменить прическу или манеру одеваться, чтобы добиться соответствия созданному нами имиджу. Мы даже можем попросить его заняться благотворительностью или присоединиться к какому-то модному движению с целью повысить его популярность.

– В вашем бизнесе есть что-то фальшивое.

– То же самое можно сказать о большинстве рекламных компаний, – парировала Эбби. – У нас с ними одна цель – увеличить спрос. Занимаясь такой крупной компанией, как «Куперс», мы стараемся отождествить себя с ней, увидеть ее проблемы изнутри, иначе толку от нас будет немного.

Элиза встала, направилась к столу, потрогала хрустальную вазу с чайными розами и слегка передвинула большую фотографию в серебряной рамке, на которой она была запечатлена вместе с Росситером Хантом. Они стояли обнявшись и улыбались друг другу. Касаясь рамки, Элиза покосилась на гостью, одновременно приглаживая другой рукой блестящие каштановые волосы.

– Мне импонирует ваш подход к делу, мисс Стюарт, но прошу учесть, что я, равно как и мои подчиненные, имею за плечами годы работы. Я приобрела определенный опыт и не допущу, чтобы меня учили собственной профессии.

– У нас нет подобных намерений. Моя компания может предложить вам ориентироваться на определенные сегменты рынка, но мы никогда не возьмемся вам советовать, что именно покупать.

– Не уверена, что идея насчет детей и подростков мне по душе. Сегодня вечером я обговорю этот вопрос с Россом…

Элиза внезапно умолкла и убрала руку с фотографии. Она изобразила легкое смущение, словно сказала слишком много, но Эбби не сомневалась, что это лишь игра. Мисс Джордан хотела внушить ей, что общается с Росситером Хантом в свободное от работы время, и притворилась, что случайно проговорилась. Какое мне дело, чем они занимаются на досуге? – подумала Эбби. Меня интересует только контракт. Я обслуживаю компанию «Куперс», а Элиза пусть обслуживает Ханта!

– Ради Бога, не думайте, что я собираюсь воспользоваться личными отношениями с мистером Хантом, чтобы повредить вам, – продолжала Элиза. – Вы смотрите на нас свежим взглядом и вполне можете заметить то, что мы упустили из виду. А если я в чем-то не соглашусь с вами, я буду предельно откровенна!

– Понятно.

– Рада, что вы меня поняли… Так как вы предполагаете использовать меня в рекламной кампании?

Чувствуя себя в родной стихии, Эбби пустилась в объяснения. Однажды ей довелось заниматься небольшим, но чрезвычайно изысканным магазином женской одежды, владелица которого была очень высокого роста – пять футов и десять дюймов! – и весила сто восемьдесят фунтов. По сравнению с такой сложной задачей раскрутка этой миниатюрной Венеры просто пустяк!

Закрыв за собой дверь кабинета, Эбби чувствовала себя как выжатый лимон. Ее словно пропустили через мясорубку. Возможно, Элиза Джордан и выглядит невинным ангелочком, но внутри она словно кремень, как и ее шеф. С ней надо все время быть начеку.

Нелегкая задача мне предстоит, удрученно думала Эбби, шагая к лифту. Если я скажу или сделаю что-то не так, Элиза моментально доложит об этом Россу, ведь их явно связывают близкие отношения.

– Мисс Стюарт!

Низкий требовательный голос мужчины, о котором она только что думала, заставил ее вздрогнуть и обернуться. Росс стоял у двери своего кабинета в конце коридора и жестом приглашал подойти. С бьющимся сердцем она направилась к нему.

Росс неожиданно улыбнулся: белые зубы блеснули на худощавом загорелом лице.

– Я только что поговорил по телефону с Элизой и хочу сказать вам кое-что.

– Через двадцать минут у меня встреча с мистером Сальвини.

– Я вас не задержу.

Он усадил ее в кресло и сел напротив.

– Элиза сообщила, что ваша беседа оказалась весьма полезной. Вы обе высказали несколько интересных идей.

Эбби не сдержала улыбки, но тут же спохватилась и приняла серьезный вид. Однако от Росса ее реакция не укрылась.

– Каждая из вас, несомненно, будет претендовать на авторство наиболее удачных проектов.

– Если они пойдут на пользу делу, я буду вполне удовлетворена, – скромно ответила Эбби.

– Отлично сформулировано, – хмыкнул Росс, испытующе глядя на нее, словно хотел убедиться, что в ее словах нет иронии.

– Вы не хотите выступить по телевидению вместе с мисс Джордан? – закинула она удочку. – Намек на романтические отношения подстегнет интерес публики к «Куперс».

– И приведет к вашему увольнению! На сей счет я, кажется, выразился предельно ясно. Терпеть не могу повторять одно и то же, так что слушайте внимательно: я ни за что не позволю средствам массовой информации влезать в мою личную жизнь.

– Извините. – Эбби казалась воплощением невинности. – Однако вы должны понять, что рекламная кампания имеет свойство набирать обороты. Ситуация может выйти из-под моего контроля, хотя я, разумеется, постараюсь выполнить ваши желания. Будучи главой крупной фирмы, вы автоматически оказываетесь в центре внимания публики. Такова цена успеха.

– До некоторой степени это верно, но с меня достаточно того, что моя фирма пользуется определенной известностью. Существует масса предприятий, руководителей которых никто не знает.

Конечно, в его словах есть доля правды, но Эбби не собиралась признавать его правоту. Такого удовольствия она ему не доставит!

– Кошка откусила вам язык, мисс Стюарт? – любезно осведомился Росс. – Или вы не любите проигрывать?

– Ни то, ни другое. Просто мне больше нечего добавить к сказанному. В отличие от вас я не рассматриваю каждый разговор как состязание в остроумии.

– Браво! Вы неплохо выпутались из сложной ситуации. Теперь давайте посмотрим, сможете ли вы сделать то же самое со следующим вопросом. Каковы ваши впечатления от посещения наших магазинов? Кажется, вы недавно вихрем промчались по нашим торговым точкам.

Эбби не сумела скрыть своего изумления. Как он об этом узнал? На секунду она смутилась, но почти сразу же разозлилась. У него нет оснований считать, что она пыталась что-то разнюхать. Как раз наоборот: ею двигало желание сделать свою работу как можно лучше.

– Вы что, снимаете на видео всех, кто заходит в «Куперс»?

– Я узнал о ваших набегах совершенно случайно. Наш поставщик нижнего белья оказался в офисе Смолвуда, когда вы приходили к Генри, и, естественно, заметил вас – только слепой не обратил бы на вас внимания! – Серые глаза со стальным отливом впились в нее, и, даже несмотря на разделявшее их расстояние, Эбби ощутила исходящую от него магнетическую силу. Она инстинктивно напряглась, стараясь не поддаваться. – Вечером того же дня он проводил проверку наших загородных филиалов и видел вас в четырех из них.

– Я не делала из этого тайны, – пожала плечами Эбби. – Хотела составить впечатление об организации торговли в ваших магазинах, прежде чем готовить свои предложения. До сих пор я не часто бывала в «Куперс».

Росс кивнул, его темно-каштановые волосы блеснули в солнечном свете. Они почти такого же цвета, как у Элизы, отметила Эбби и внезапно представила себе их головы на подушке. Устыдившись, она поспешно отогнала непрошеное видение.

– Неплохо бы обговорить некоторые проекты, которые вы обсуждали с Элизой, – сказал Росс, – но вам пора на свидание с Энрико.

– Если хотите, я зайду к вам после ленча.

– Меня не будет. Я еду в Манчестер. – Гибким движением он поднялся на ноги и подошел к столу. – К сожалению, я очень занят… – Нахмурившись, он перелистал свой ежедневник. – Вы не возражаете, если мы встретимся за обедом, а не за завтраком?

– Нисколько. – Эбби подавила вспыхнувшую в ее сердце радость.

– Тогда договоримся на завтра на восемь часов вечера. Назначенная на это время встреча не состоится.

Вот черт! Мартин пригласил ее на предварительный просмотр своего нового фильма. Если она не пойдет, он смертельно обидится.

– Может, в другой день, мистер Хант? Я собиралась на премьеру фильма. Мой приятель режиссер и…

– Он ваш близкий друг?

Чувствуя, что краснеет, Эбби отрицательно покачала головой.

– Нет, просто хороший знакомый.

– Это может означать все или ничего, – недовольно буркнул Росситер Хант. – Вам придется объяснить ему, что дело прежде всего. В ближайшем будущем у меня все вечера заняты.

Эбби дорого бы дала, чтобы заглянуть в его ежедневник. Однако кто платит, тот и музыку заказывает. Подавив раздражение, она согласно кивнула.

– Хорошо. Завтра в восемь.

– Я за вами заеду. Где вы живете?

– В Хайгейте.

– В таком случае я закажу столик где-нибудь поблизости или в Хэмстеде.

Задерживаться Эбби не стала и тут же откланялась. Не хватало еще выслушивать его шуточки по поводу предстоящего ленча с Энрико.

Итальянец оказался отличным собеседником, и лишь однажды, в самом начале, ей пришлось мягко напомнить, что целью их свидания является не установление личных контактов, а обсуждение рекламной кампании. Сальвини достойно принял упрек и обрушил на нее массу проектов. Все они показались Эбби довольно интересными, а один – просто замечательным.

– Я отлично готовлю, – заявил Энрико без ложной скромности, – и могу показать, как готовить итальянские блюда из тех продуктов, что имеются у нас в продаже. Могу переезжать из магазина в магазин и…

– Мне бы хотелось обеспечить вам большую аудиторию, – перебила Эбби. – Вы не побоитесь готовить перед телекамерами? Один мой знакомый продюсер подумывает о новой кулинарной серии, и я могла бы попробовать убедить его пригласить вас.

– Я бы с удовольствием, – Энрико выпятил грудь. – Я стану знаменитостью, да?

– Вполне возможно, – усмехнулась Эбби. – Но сначала нужно уговорить продюсера.

– Уверен, что вы добьетесь приглашения. У вас очень уверенный вид.

– Наверно, из-за зубной пасты, которой я пользуюсь, – пошутила она. Энрико непонимающе смотрел на нее. Значит, он не помнит популярный рекламный ролик, который она часто видела в детстве по телевизору.

В течение следующего часа они увлеченно обсуждали различные аспекты кулинарной серии, и, сидя в такси на пути к себе в контору, Эбби ощутила боль в пальцах правой руки: так много ей пришлось писать во время ленча.

Придется здорово потрудиться, чтобы устроить Энрико на телевидение, но, если это удастся, «Куперс» получит превосходную рекламу, а Эбби докажет свою профессиональную состоятельность и произведет должное впечатление на Росситера Ханта.

Это вдруг стало для нее очень важно.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Поначалу Эбби не собиралась наряжаться для встречи с Росситером Хантом, но в конце концов передумала и надела новый темно-фиолетовый костюм-тройку от «Эскады», отделанный золотыми пуговицами на рукавах и карманах, гармонирующими с крошечными пуговками на розовой шелковой блузке. Тонкую талию стягивал широкий черный пояс из кожи, подчеркивая волнистые линии расклешенной, доходящей до щиколоток юбки в черно-фиолетовую клетку.

Подкрасилась Эбби более тщательно, чем обычно: на ресницы нанесла особую тушь, удлиняющую ресницы, не нуждающиеся в подобных ухищрениях, веки тронула фиолетовыми тенями, отчего ее зеленые глаза стали еще выразительнее, а губы намазала блестящей розовой помадой.

Потом она немного поэкспериментировала с волосами, делая то одну, то другую прическу, и остановилась на самой простой: расчесала волосы и они рассыпались по плечам мягкими шелковистыми волнами. Так, должно быть, выглядела Далила, когда отправилась соблазнять Самсона, размышляла Эбби, разглядывая себя в зеркале. Конечно, ей всего лишь предстоит обед с клиентом, вдобавок связанным романтическими узами с другой женщиной, и все же Эбби никак не могла отделаться от причудливых фантазий, которые смущали ее спокойствие до тех пор, пока не раздался звонок в дверь. Часы показывали две минуты девятого.

Подходя к двери, она размышляла, какую линию поведения избрать, если Росс весь вечер будет грубить и иронизировать. Хорошо бы он на время оставил свои колкости, тогда ей будет легче. А что делать в данную минуту? Сказать в домофон, что она сейчас спустится, или пригласить его в квартиру и предложить выпить? В конце концов хорошее воспитание одержало верх: пусть это деловая встреча, а не свидание, все равно незачем вести себя нелюбезно и уподобляться ему.

– Зайдете что-нибудь выпить? – спросила она, нажав на кнопку.

– С удовольствием. – По его тону затруднительно было определить, в каком он настроении.

Недовольная собой – почему так бьется сердце? – Эбби открыла дверь и постояла на площадке, ожидая гостя. Чем громче слышались твердые неторопливые шаги, тем сильнее она волновалась.

– Привет! – сказала она, когда он появился на лестнице.

Впервые она видела его не в строгом темном костюме. Синий спортивный пиджак из кашемировой шерсти, серые брюки и кремовая шелковая водолазка смотрелись на его высокой подтянутой фигуре ничуть не хуже.

– Вы отлично выглядите, – сказал он. От его низкого рокочущего голоса у нее по спине побежали мурашки.

– Благодарю вас. – Проводив его в гостиную, Эбби быстрым шагом направилась к подносу с напитками, стоящему на сервировочном столике из красного дерева рядом с обеденным столом. – Вино или что-нибудь покрепче? – спросила она звенящим от волнения голосом, надеясь, что он не заметит ее смущения. – Можем заодно поговорить о делах.

– Дела подождут. Давайте выпьем просто так, – отозвался он. В его серых глазах мелькнули веселые искорки. – Виски, пожалуйста.

К досаде Эбби, разговор не клеился. Ему-то хоть бы что, чувствует себя как рыба в воде, а вот она никак не могла расслабиться. Что с ней творится? Родители часто упрекали ее в болтливости. Посмотрели бы они на нее сейчас! Как же преодолеть скованность и завязать светскую беседу?

– Вы что-то необычно молчаливы, Эбби, – заметил Росс, нарушая затянувшееся молчание.

То, что он назвал ее по имени, смутило ее еще больше. Может, он ждет, что и она будет называть его Росс? Или считает, что наемные служащие не должны отвечать тем же?

– Неужели вы блещете остроумием только в рабочее время? – усмехнулся гость.

Иронический вопрос подействовал на нее как холодный душ: она обрела дар речи.

– Предпочитаете, чтобы мы затеяли спор? – прищурилась она.

– Обычно мы только и делаем, что спорим, не так ли? – Склонив голову набок, он задумчиво смотрел на нее. – Похоже, мы высекаем друг из друга искры.

– Можете называть это искрами, мистер Хант, а по-моему, огонь – более подходящее слово. Могу показать ожоги!

– Зовите меня Росс, – он ослепительно улыбнулся, – и я обещаю пролить бальзам на обожженные места. И вообще, если это поможет залечить ваши раны, предлагаю объявить перемирие. Обязуюсь вести себя хорошо и доставить вам удовольствие.

Сердце подсказало Эбби, что принимать всерьез эти слова опасно.

– Не стоит рисковать, – шутливо ответила она. – Представляете, как вам будет неловко, если я попаду под власть ваших чар.

Скользнувшая по его лицу усмешка продемонстрировала, что он расценил ее замечание как шутку. Оно и к лучшему: в глубине души Эбби знала, что сказала правду.

Этот мужчина может стать для нее не просто очередным клиентом!

С первой минуты знакомства его острый ум и потрясающая привлекательность произвели на нее неизгладимое впечатление, но лишь теперь она осмелилась признаться себе в этом. Вот почему она так старается сделать для его фирмы все что можно.

– Наверно, кошка все-таки украла ваш язык, – нарушил он неловкое молчание.

Кошка здесь ни при чем, мысленно ответила она, а вот ты, похоже, украл мое сердце.

– Я вдруг поняла, что умираю с голоду, – произнесла она вслух.

– Намек понял. – Росс встал. – Я заказал столик в новом ресторане недалеко отсюда. Боюсь, его займут, если мы не поторопимся.

– Терпеть не могу рестораны, в которых такое возможно, – заметила она, спускаясь с ним вниз.

– Отчего же? Пустые столики означают потерянную прибыль. Если кто-то не является вовремя, метрдотель вправе аннулировать заказ.

– Представляю, что будет, если вы придете в ресторан и обнаружите, что ваш столик занят.

– Если я опаздываю, то звоню и сообщаю об этом – одно из преимуществ радиотелефона!

Они вышли на улицу. Росс открыл дверцу элегантного темного «даймлера», подождал, пока Эбби устроится на переднем сиденье, потом обошел автомобиль спереди и занял место за рулем. Интерьер салона, отделанного полированным деревом и кожей, вполне соответствовал имиджу владельца, хотя Эбби почему-то не ожидала, что у него окажется такая роскошная машина.

К своему ужасу, она поняла, что произнесла последнюю фразу вслух, и почувствовала облегчение, когда Росс добродушно усмехнулся.

– В молодости – мне было лет двадцать – я купил себе «порше», но проводил больше времени в судах, чем на дороге, так и не сумев по достоинству оценить его мощность.

– А теперь, когда вы обладаете другой мощью, внешние атрибуты вам не требуются, – прокомментировала Эбби и почувствовала на себе его цепкий взгляд.

– Не совсем так. Бывая у своих друзей в Германии, я беру напрокат «ламборгини» и отвожу душу!

Эбби тут же представила его за рулем спортивной машины, способной развивать огромную скорость: длинные сильные пальцы крепко сжимают руль, подбородок упрямо выдвинут вперед, ветер ерошит густые каштановые волосы – верх автомобиля, разумеется, откинут назад!

Очнулась она оттого, что «даймлер» мягко затормозил у входа в ресторан. Прежде чем она успела выйти, Росс обогнул машину и галантно распахнул перед ней дверцу. Большинство мужчин пренебрегают старомодной учтивостью, идя на поводу у современных феминисток. Похоже, Росс составляет приятное исключение из общего правила. Еще одна неожиданная сторона его многогранной натуры! Если так пойдет и дальше, он начнет привлекать ее не только как мужчина, но и как человек!

– Как вам здесь нравится? – вполголоса спросил Росс, когда они вошли в зал, отделанный в греческом стиле.

– Не особенно. Но главное – не обстановка, а хорошая кухня.

К досаде Эбби, их провели к столику в углу возле стены – лучшему в зале, но это означало, что сидеть придется рядом, на круглом диванчике. Без такого интима она вполне могла бы обойтись!

– Вы давно живете в Лондоне? – спросила она, усаживаясь и кладя рядом с собой сумочку.

– Достаточно давно, чтобы понять, что не хочу жить где-то еще, разве что в пригороде.

– Почему вы туда не переезжаете?

– Возможно, я так и сделаю, когда женюсь. Для детей лучшего места не придумаешь.

– Вы так говорите, словно уже связаны определенными обязательствами, – осторожно заметила Эбби.

– Какое милое старомодное выражение…

– Я забыла, что вы очень современный человек. И как же вы представляете себе брак?

Росс улыбнулся, но тут же посерьезнел.

– Я представляю себе брак – свой, во всяком случае, – медленно сказал он, – как большой дом, разделенный на две части. Не глухой стеной, но достаточно прочной перегородкой, чтобы обеспечить свободу его обитателям.

Эбби была неприятно поражена.

– Хотите сказать, что вас привлекает супружество, в котором муж и жена вольны делать что угодно?

– Разумеется, нет. Просто я считаю, что каждому человеку требуется определенное пространство. Я слишком долго жил один, чтобы желать постоянного общения с женщиной. Ночные часы я, естественно, исключаю.

– Естественно, – пробормотала Эбби. С чего она взяла, что может увлечься этим человеком? Он же эгоист до мозга костей!

– Возьмите, – Росс протянул ей нож.

– Зачем?

– Чтобы разрезать меня на кусочки! Вы чуть не убили меня взглядом. Очень выразительным, между прочим.

Краска залила щеки Эбби.

– У вас чересчур живое воображение, мистер… Росс. Не понимаю, о чем вы.

– Вы меня огорчаете, Эбби. Я полагал, что вы не боитесь отстаивать свои убеждения. Мои слова явно рассердили вас, но, если вы не скажете почему, за что мне извиняться?

– Вы этого все равно не сделаете.

– Проверьте.

Эбби пожала плечами.

– Дело в вашем отношении к браку. Оно кажется мне чрезвычайно эгоистичным.

– Потому что я знаю, чего хочу от него? Не беспокойтесь, поскольку я женюсь только на женщине, разделяющей мои взгляды, вопрос об эгоизме не возникнет.

– Разделяющей ваши убеждения во всем?

– Да.

– Как скучно… Если вы будете во всем соглашаться друг с другом, о чем тогда разговаривать?

– Мы будем молчать, что меня вполне устроит. Я работаю по двенадцать-четырнадцать часов в сутки и, приходя домой, хочу расслабиться и отдохнуть.

– Вы разучитесь говорить! – воскликнула она.

Росс усмехнулся.

– Вашему мужу, Эбби, это не грозит. Он, вероятно, будет искать мира и покоя в своем офисе!

– Мой отец утверждает то же самое.

– Думаю, мы с ним нашли бы общий язык. Нам пора познакомиться.

– Непременно. Он же глава фирмы, которую вы наняли.

– Но исполнительным директором являетесь вы, – заметил Росс. – Вы всегда работали у него?

Намек был ясен. Эбби решила расставить все точки над «и».

– Нет, сначала я поступила на службу в одну рекламную фирму, проработала там год, а потом открыла свое дело. После того как я добилась определенных успехов и устроила отцу выгодный контракт, он предложил мне перейти к нему на очень выгодных условиях.

– Вы честолюбивы.

В его устах это прозвучало как комплимент, но почему-то польщенной она себя не почувствовала.

– Вовсе нет. Просто я хочу, чтобы меня оценивали по достоинству. Папа долгое время видел во мне лишь маленькую девочку, но на собственном опыте убедился, что может мной гордиться.

Эбби взяла меню, которое официант положил перед ней, и ощутила сильный голод. Значит, ее нервозность поубавилась.

Когда они, сделав заказ, потягивали отличное «монтраше», выбранное Россом к рыбе, он возобновил допрос. Его интересовало, какими контрактами она занималась в своей практике и сколько у нее клиентов в данный момент.

– Двое. Вы и ювелирный магазин «Картрайт».

Росс сжал губы.

– Значит, это вы организовали им рекламную кампанию?

– Виновна, – улыбнулась она.

– Надеюсь, мы с ними не передеремся из-за вашего внимания.

Глаза Эбби сверкнули.

– Я никогда не берусь за работу, которую не могу выполнить, мистер Хант.

– Росс, – поправил он.

– Если вы не прекратите на меня нападать, я буду называть вас «мистер Хант».

– Росс, – повторил он. – И примите мои извинения.

Принесли горячее – в меру поджаренные эскалопы, – и Эбби молча принялась за еду.

– Перестаньте дуться, – сказал Росс. – Я же извинился. – Он подлил вина в ее бокал. – Идея с кулинарной серией для Энрико великолепна. Если вам удастся устроить его на телевидение, я дам вам премию.

– Это лишнее, спасибо.

– Когда будет известен результат?

– Сегодня я говорила с продюсером, он с восторгом принял мое предложение.

Это сообщение произвело на Росса должное впечатление, и Эбби ощутила прилив гордости.

– У меня есть еще одна идея.

– Я весь обратился в слух, – оживился Росс. Усаживаясь за столик, Эбби сняла жакет и теперь заметила, что Росс задержал взгляд на вырезе ее блузки. Ее рука автоматически потянулась к верхней пуговице – убедиться, что она не расстегнута. Уголки губ Росса дрогнули в усмешке – ее непроизвольный жест не укрылся от его внимания.

– По-моему, вы обратились не в слух, а в зрение, – холодно произнесла она.

– Моей вины здесь нет: если вы одеваетесь так, чтобы привлекать взгляды мужчин, не упрекайте их в том, что они не слепые.

– Я одеваюсь для себя, – отрезала она. – В следующий раз я надену мешок из рогожи!

– Подозреваю, что вы и в мешке будете выглядеть чрезвычайно сексуально. – Он окинул ее задумчивым взглядом. – У вас есть друг?

– У меня много друзей.

– И ни одного близкого?

– Ни одного.

– Вы меня удивляете. Вы очень красивы и очень умны.

– Вы тоже весьма привлекательны и к тому же богаты. Почему вы не женаты?

– Я подумываю о женитьбе.

Эбби ощутила легкий укол в сердце. Хотя Элиза намекнула, что Росс не свободен, она ей не очень-то поверила. И похоже, напрасно.

– Элиза не будет возражать против наших встреч в нерабочее время? Не станет ревновать вас ко мне? – напрямик спросила она.

– А вы собираетесь ей все доложить?

– Это не входит в мои планы.

– Рад слышать. – Росс помолчал, пока официант убирал тарелки. – Вероятно, многие клиенты добивались вашей благосклонности, верно? – спросил он, когда они остались одни.

– Да, но в ответ получали «нет».

– Я пока не слышал от вас такого ответа.

– По-моему, это само собой разумеется. Я не встречаюсь с мужчинами, у которых есть подруги.

– Мне кажется, у большинства нормальных холостяков имеются подруги.

Он повернулся, чтобы заглянуть ей в глаза, и их колени соприкоснулись. Эбби поспешно отодвинулась. Если Росс заметил ее движение, то виду не подал.

– Расскажите мне о своем детстве, – попросил он. – Хочу понять, почему вы не поддались на мои чары, подобно прочим женщинам.

Он меня поддразнивает, решила Эбби, но на провокацию не поддалась.

– У меня было счастливое детство, – серьезным тоном начала она. – Я единственный ребенок в семье, но воспитывалась вместе с Каролиной, после гибели ее родителей. Маму и отца я очень люблю и могу говорить с ними обо всем.

– Как они отнеслись к вашей эскападе? Я имею в виду ваше появление в клубе «Кошечка».

– Вряд ли это подходящее определение, – раздраженно бросила Эбби. – Я оказалась там лишь однажды, желая выручить Каролину, так что прошу больше не упоминать об этом. Шутка надоела.

– Понял. Продолжайте.

– Я уже закончила. Теперь ваша очередь рассказывать о своем детстве. Хочу понять, почему вы стали сексуальным маньяком!

– Туше! – хмыкнул он. – Но боюсь, не поймете. Я, как и вы, был счастлив в детстве. У меня две младших сестры, обе замужем, мой отец был судьей… отсюда мой интерес к юриспруденции. Мы располагали кое-какими средствами, но только мой дядя был по-настоящему богат. Он и его жена, к сожалению, не имели детей и обожали нас, своих племянников. Им я обязан своим нынешним богатством.

Его скромность тронула Эбби.

– Вы этого заслуживаете, Росс. В «Куперс» вы проделали огромную работу. Без вас компания обанкротилась бы.

– Вы преувеличиваете мои заслуги… но моя мама расцеловала бы вас за эти слова. – Его лицо осветилось мягкой улыбкой. – Она всю жизнь была социальным работником, из тех, что заботятся обо всех, кто нуждается в помощи.

– Как я забочусь о своих клиентах. Его губы дрогнули в улыбке.

– С той разницей, что проблемы ваших клиентов легче разрешить. В крайнем случае вы всегда можете послать их к черту.

– В данный момент мне очень хочется послать к черту одного человека.

– Я его знаю? – невинным тоном спросил Росс.

– Не будем называть имен, – ответила она с притворной серьезностью.

– Если я угадаю, получу в награду поцелуй и конфетку?

Эбби не выдержала и рассмеялась. Росс тоже расхохотался.

– Это был незабываемый вечер, – сказал он через минуту проникновенным тоном, хотя веселость все еще плескалась в его глазах. – Надеюсь, вы не откажетесь пообедать со мной еще раз?

Мысль об Элизе Джордан помешала Эбби ответить согласием. Потупившись, она зачерпнула шоколадный крем, заказанный на десерт, и поднесла ложку ко рту.

– До сих пор я всегда получал то, чего хотел, – тихо продолжал Росс. – Помните об этом, Эбби.

– Я запишу ваши слова и повешу над кроватью. – Не успев договорить, она спохватилась, что сказала не то, и, услышав самодовольный смешок Росса, смутилась и покраснела. Однако ее спутник, как истинный джентльмен, сменил тему.

– Я узнал кое-что важное, – заметил он, – у вас отменный аппетит. Терпеть не могу, когда дамы ковыряют вилкой в тарелке.

– Обо мне этого не скажешь. Обед был замечательный.

– Согласен. Странно, что половина столиков не занята.

– Моей фирме следовало бы заняться этим рестораном.

– Я порекомендую вас, когда увижу результаты вашей работы.

– Все еще не верите в мои таланты? – Разгоряченная золотистым «монтраше», Эбби не сознавала, как волнующе прозвучал ее голос, пока не заметила, что Росс не сводит глаз с ее губ.

– Смотря какие таланты вы имеете в виду. – Он придвинулся ближе, и Эбби оказалась в ловушке.

– Незаметные поверхностному взгляду, – тихо выговорила она, потупившись.

Пальцы Росса коснулись ее руки, отчего по телу девушки словно пробежал электрический ток.

– Подозреваю, что в вас скрыты неведомые глубины, и сгораю от нетерпения исследовать их.

Образ Элизы Джордан снова возник перед мысленным взором Эбби, мешая ей наслаждаться этой возбуждающей словесной игрой. Более того, ее охватило смутное раздражение. Однако, напомнив себе, что Росс – важный и очень ценный для ее фирмы клиент, она мягко сказала:

– Придется подождать, пока я не закончу работу для вашей компании.

– Очень деликатный отказ, – усмехнулся Росс, отстраняясь от нее. – Меня еще никогда не отвергали так искусно.

– Неужели вас когда-то отвергли? – улыбнулась она, пытаясь свести все к шутке.

– Было дело. Мне тогда исполнилось четырнадцать лет. В ту пору я представлял собой довольно жалкое зрелище: прыщавый долговязый юнец, влюбившийся в самую красивую девочку в школе.

Слава Богу, он не обиделся, с облегчением подумала Эбби и весело рассмеялась. Давать мужчине отставку – нелегкая задача при любых обстоятельствах, но в данном случае это чревато потерей выгодного контракта, поэтому необходимо вести себя очень дипломатично.

За чашкой кофе Эбби завела разговор о делах. Они обсудили возможные рекламные проекты и так увлеклись, что не заметили, как пролетело время. Было уже начало первого, когда «даймлер» подкатил к дому Эбби. Росс проводил ее до входной двери.

С замирающим сердцем Эбби ждала, напросится ли он к ней в гости, несмотря на ее тактичный отказ. Она терялась в догадках, когда он заговорил:

– Это был удачный вечер – с точки зрения бизнеса. Завтра же начнем осуществлять кое-что из того, что мы с вами обсудили.

Кажется, пронесло. Эбби кивнула и отперла дверь. Однако вместо того, чтобы попрощаться и уйти, Росс шагнул за ней в холл, схватил за руку и развернул к себе лицом.

Не давая ей опомниться, он прильнул к ее губам. Горячие сильные руки скользнули по ее спине и сомкнулись на талии. Она остро ощущала исходящий от него жар, вдыхала терпкий аромат лосьона и возбуждающий запах его кожи, напомнивший ей о свежем ветре в сосновом бору, напоенном солнцем, об искрах, летящих от костра, и теплом мерцании свеч.

Смятение мыслей и чувств охватило Эбби. Когда требовательный язык Росса проник в шелковистую влажность ее рта, рассудок Эбби умолк окончательно. Голова у нее запрокинулась, все существо пронзило острое желание, столь сильное, что она испугалась: на свободу вырвались эмоции, с которыми нелегко будет справиться. Однако поддаваться им опасно, это означало бы предать забвению собственные принципы.

К счастью, долго бороться с собой ей не пришлось: Росс отпустил ее так же неожиданно, как и обнял.

– Это только начало, – слегка охрипшим голосом произнес он, убирая со лба прядь темных волос. – Самое лучшее оставим на будущее.

Он повернулся и, не оглядываясь, зашагал к машине.

Все произошло так быстро, что, заперев дверь и пройдя в спальню, Эбби начала сомневаться: уж не приснилась ли ей эта сцена? Однако на губах все еще чувствовался вкус поцелуя, а при воспоминании о прикосновении его рук по спине у нее пробежала дрожь.

Готовясь ко сну, она вспомнила еще кое-что: его прощальные слова. Какая самонадеянность, какое нахальство! Видно, он опытный соблазнитель – точно угадал ее настроение, знал, что ее влечет к нему так же неудержимо, как и его к ней. Напрасно она дала волю обуревавшим ее эмоциям.

Опять же Элиза… В делах Росс проявлял исключительную цельность и порядочность, но в отношении женщин… Стоя в ванной комнате, Эбби рассматривала себя в зеркале. Золотисто-рыжие волосы падают на плечи мягкими упругими волнами, лицо светится, как утренняя роза, окропленная капельками росы. Красивая, цветущая женщина, созревшая для любви… Такой ее и увидел Росситер Хант. Отчего не сорвать спелый плод? – рассудил он. Нет, ни в коем случае нельзя ему поддаваться: Росс способен разбить ее сердце и без сожалений исчезнуть из ее жизни.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Бодрящий прохладный воздух, пронизанный ярким утренним солнцем, окрасил нежным румянцем оживленное лицо Эбби, которая в прекрасном настроении направлялась упругой походкой к внушительному зданию фирмы «Куперс». Когда она вошла в вестибюль, двое пожилых мужчин проводили ее восхищенными взглядами. В эффектной накидке в черно-желтую клетку, наброшенной на желтое шерстяное платье с высоким воротником, перехваченное широким кожаным поясом, она выглядела потрясающе, и знала об этом. Хорошо бы Росс увидел ее в этом наряде!

Конечно, его может и не быть. В конце концов, она пришла на встречу с Элизой Джордан, а не с ним. Но если Росс здесь, надо спросить у секретарши, не сможет ли ее начальник уделить ей несколько минут. Если та ответит согласием, придется срочно придумать какой-нибудь предлог!

– Привет! – Элиза стояла на площадке, когда Эбби вышла из лифта. Любезно улыбнувшись, она прошла в кабину. – Идите ко мне в кабинет, я сейчас приду. – Карие глаза смерили гостью острым взглядом, от которого Эбби стало не по себе. – Познакомьтесь пока с моим младшим братом, – добавила мисс Джордан, когда двери лифта уже начали закрываться.

Проходя мимо кабинета Росса, Эбби чуть задержалась, но тут же ускорила шаг. Неудобно получится, если он вдруг выйдет и обнаружит ее под дверями!

Приблизившись к комнате Элизы, Эбби повернула ручку, в полной уверенности, что сейчас увидит маленького мальчика. Однако младший брат Элизы оказался взрослым мужчиной, на несколько лет старше Эбби, и к тому же был ей хорошо знаком!

– Кевин! – изумленно воскликнула она.

– О Господи! – отозвался тот. – Подруга Карлы… Фантастика! Неужели моя сестра нанимает «кошечек» для демонстрации модной одежды?

– Не угадали, – Эбби усмехнулась. – Я рекламный агент «Куперс». В роли «кошечки» я выступила один-единственный раз, выручала Каро… то есть Карлу, – поправилась она. – Мы двоюродные сестры.

– Понятно, – медленно сказал Кевин. – Узнав, что Карла нашла другую работу, я обрадовался, но, к сожалению, в клубе отказались сообщить, где она живет. То, что я вас встретил, – настоящая удача! Вы дадите мне ее адрес?

– Боюсь, что разочарую вас. Сестре надо решить кое-какие личные проблемы, и она не хочет, чтобы кто-то знал, где она находится.

– Может, я смогу ей чем-то помочь? Если она в беде…

– Нет, просто хочет побыть одна.

Кевин отвернулся, и Эбби воспользовалась случаем, чтобы рассмотреть его получше. Он мало похож на Элизу. Оба белокожие, с карими глазами, но на этом семейное сходство кончается. В отличие от сестры Кевин высокого роста, у него светло-русые волосы и ничем не примечательные черты лица. А самым разительным отличием была его очевидная мягкость, составляющая резкий контраст с самоуверенностью и кипучей энергией Элизы.

– Вы почти назвали ее Каролиной, – неожиданно сказал Кевин. – Это ее настоящее имя?

– Да.

– Я должен ее найти. С первой встречи я понял, что она необыкновенная девушка. Я не в силах ее забыть.

– Ничего удивительного, Каролина очень красива.

– Дело не во внешности, а в характере. Меня тронула ее беззащитность и невинность.

Что ж, он прав, подумала Эбби, удивленная тонкостью его суждений. Однако она опасалась нарушить данное сестре обещание. До развода с Джеффри Каролина не захочет ни с кем встречаться.

– Я должен ее увидеть, – настаивал Кевин. – Не беспокойтесь, я никому не скажу – ни Рори, ни Элизе, – кто дал мне ее адрес.

– А при чем тут Росс? – с любезной улыбкой осведомилась Эбби.

– Они с Элизой очень близки, наши семьи дружат уже много лет. Именно она убедила его пойти со мной в клуб и познакомиться с Карлой… Каролиной. Но вы, несомненно, в курсе дела. Мне до сих пор неловко вспоминать, как грубо он обошелся с вами.

– Хорошо, что со мной, а не с Каролиной, – усмехнулась Эбби. – Если бы он наговорил ей половину того, что пришлось выслушать мне, она бы расплакалась.

– Что лишний раз доказывает ее чувствительность, – подхватил Кевин. – Умоляю, позвольте мне помочь ей.

– Я передам сестре ваши слова, но, честно говоря, полагаю, что вы должны последовать совету ваших родственников и забыть ее.

– Я не ребенок и сам знаю, что делать, – насупился Кевин. – Если вы… – Он замолчал: в кабинет вошла Элиза.

– Кевин, ну что же ты, почему не предложил Эбби кофе?

– Извини, Лиз. Совсем забыл.

– Спасибо, я ничего не хочу, – поддержала его Эбби.

– Дело не в этом. – Элиза поджала ярко накрашенные губки. – Существуют определенные правила хорошего тона.

Кевин покраснел. Он не считает себя ребенком, подумала Эбби, а сестра явно придерживается иного мнения. Если остальные члены семьи ведут себя так же, неудивительно, что ему не хватает уверенности в себе. Понятно, почему он увлекся Каролиной. Рядом с ней он чувствует себя сильнее.

– Не буду вам мешать, – пробормотал Кевин и, виновато улыбнувшись Эбби, направился к двери.

Эбби улыбнулась в ответ, не сомневаясь, что они еще увидятся. Элиза бросила на нее испытующий взгляд, и Эбби сказала первое, что пришло в голову:

– Когда вы сказали, что здесь ваш младший брат, я ожидала, что увижу маленького мальчика.

– Иногда он ведет себя именно так, хотя в бизнесе проявляет иные качества. Кевин является управляющим одного из наших крупных магазинов. Его ждет большое будущее. А вот в личной жизни ему не везет. Недавно его подцепила на крючок какая-то девица, из тех, что охотятся за богатыми женихами. К счастью, Росс, похоже, поставил ее на место.

Эбби промолчала. Хант явно не сообщил своей подруге, что они с Каролиной сестры, так с какой стати она должна просвещать ее об этом? Желая избежать дальнейшего обсуждения личной жизни Кевина, Эбби открыла портфель и достала папку с бумагами.

В течение следующего часа они обсуждали предложения Эбби, касающиеся рекламы отделов модной одежды, причем Элиза одобрила абсолютно все проекты. Такая неожиданная уступчивость несколько удивила Эбби.

– А что вы приготовили для Росса… мистера Ханта? – спросила Элиза.

– Газетные интервью и участие в телевизионных программах. Гэри Уинтон чрезвычайно заинтересовался этой идеей и предложил на выбор несколько дней, в которые он готов пригласить Росса в свое шоу. Остается узнать, когда он свободен. – Эбби специально назвала его по имени. Во-первых, он сам просил ее об этом, а во-вторых, ее ужасно раздражало стремление Элизы подчеркнуть свою близость с шефом.

– Росс терпеть не может Гэри Уинтона, – заметила мисс Джордан.

– Совершенно необязательно испытывать к нему личную симпатию, – возразила Эбби. – Важнее помнить, что его программы смотрят десять миллионов зрителей.

– Я передам Россу ваши слова. Если я не сумею уговорить его, никто не сумеет.

Не в силах вынести самодовольную уверенность, прозвучавшую в ее тоне, Эбби встала, собираясь уходить. Однако в эту минуту дверь распахнулась и на пороге появился тот, о ком только что шла речь.

В комнате сразу стало тесно, хотя, несмотря на свой внушительный рост, он двигался со стремительной грацией пантеры. Пантеры, вышедшей на охоту, судя по острому блеску в серых глазах.

– Зайдите ко мне, Эбби, – рявкнул Росс. – Я хочу с вами поговорить.

Что это с ним? – удивилась Эбби. Ни приветствия, ни улыбки, ни светских любезностей… После вчерашнего прощального поцелуя она ожидала более теплого приема.

– Я тороплюсь, – холодно отозвалась она.

– Найдите время, – не допускающим возражений тоном заявил он.

Похоже, спорить бесполезно. Пожав плечами, Эбби подхватила свой портфель.

– Идите вперед и ждите меня в кабинете, – приказал Росс. – Я хочу кое-что сказать мисс Джордан.

Кипя от возмущения, Эбби зашагала по коридору и, зайдя в комнату Росса, швырнула портфель на ближайший стул. Ни один клиент не позволял себе подобного обращения. Хант – самый нахальный и грубый тип из всех, с кем ей доводилось иметь дело. Сколько времени он заставит ее ждать? Если через десять минут он не появится, она уйдет, и будь что будет.

Однако не успела она додумать эту мысль, как дверь сзади открылась. Эбби сделала вид, что разглядывает большую картину Хокни, занимающую полстены. На ней художник изобразил себя в окружении друзей. Вся компания расположилась у бассейна в доме автора в Калифорнии. Хокни удалось замечательно передать атмосферу жаркого летнего дня.

– Вы поклонница Хокни? – спросил Росс, стоя у нее за спиной.

– Да, – кратко ответила она, не желая поворачиваться.

– В столовой для сотрудников имеются еще две его работы. Хотите взглянуть? – Он стоял так близко, что она ощущала на шее его теплое дыхание.

– Кто их приобрел, вы или ваш дядя?

– Я. Дядин вкус в живописи ограничивался изображением его скаковых лошадей.

Понимая, что избежать встречи лицом к лицу не удастся, Эбби резко повернулась. Росс и не подумал отступить, хотя находился от нее буквально в нескольких дюймах.

– О чем вы хотели поговорить? – осведомилась Эбби.

– О Кевине. Он зашел ко мне и сообщил, что виделся с вами. Полагаю, он спрашивал о вашей кузине?

Эбби кивнула.

– Надеюсь, вы не дали ему ее адрес? Уверен, что он просил вас об этом.

– Просил, но безуспешно.

– Вот и отлично. Как вам удалось вывернуться?

– Я сказала, что сначала должна попросить разрешения у Каролины. – Эбби отошла в сторону и села в кресло, а Росс устроился за столом. Теперь их разделяло приличное расстояние, отчего она почувствовала себя увереннее.

– Вы придумали отличную отговорку, Эбби.

– Я сказала правду. Если Каролина захочет с ним увидеться, я дам ему ее адрес.

– Надеюсь, вы этого не сделаете.

– Почему же?

– Скажем так: я обязан защищать наивного молодого человека от последствий его собственной глупости, – сухо произнес Росс.

– Вы не поверили тому, что я рассказала вам о Каролине? Единственной причиной, заставившей ее работать в ночном клубе, была высокая зарплата. Там она получала больше, чем в какой-нибудь конторе, а в деньгах она нуждалась, чтобы содержать себя и сына.

– Ни одна нормальная мать не оставит ребенка одного на ночь.

– За ним присматривала ее квартирная хозяйка. Каролина предпочла ночную работу, чтобы днем быть с сыном.

– Как же тогда она согласилась перейти в вашу фирму? – язвительным тоном спросил он.

– Она нашла для Чарли отличный детский садик.

– Который только что открылся, да? – осведомился он с откровенным сарказмом. – Насчет своей кузины вы меня не переубедите. Естественно, что вы ее защищаете, вы же сестры. – Он подался вперед, упершись локтями в стол. – Обещайте не давать Кевину ее адрес и не сообщать, что она работает у вас.

– А если я этого не сделаю? – вспыхнула Эбби.

– Вам это дорого обойдется.

– Намекаете, что я потеряю контракт? Росс пожал плечами.

– Незаменимых людей нет.

– То же самое относится и к вам, – выпалила Эбби, решив не сдаваться. Единственный способ противостоять силе – проявить свою собственную.

Он разглядывал руки, обдумывая ее слова.

– Вы правы, – наконец признал он. – Я не хочу терять толкового рекламного агента, а вы – выгодного клиента. Судя по вашим проектам, вы профессионал высокого класса.

Такой поворот удивил Эбби, но не заставил ее сменить гнев на милость. Нескольких льстивых слов недостаточно, чтобы развеять возникшее у нее неприязненное чувство.

– Спасибо, – безразличным тоном сказала она и повернулась, намереваясь уйти.

– Все-таки я надеюсь, что вы не станете способствовать возобновлению отношений между Кевином и вашей сестрой, – крикнул он ей вслед. – Кевин часто воображает, что влюблен. Судя по его прежним увлечениям, Каролину ждет жестокое разочарование. Женщины ему быстро надоедают.

– Так часто бывает, пока мужчина не встретит ту единственную, что становится его избранницей, – холодно обронила Эбби и быстро закрыла за собой дверь, не давая ему возможности ответить.

Когда она вихрем ворвалась в свой кабинет, Каролина покосилась на сестру и покачала головой.

– Не знаю, что происходит в «Куперс», но ты всегда возвращаешься оттуда с таким видом, словно готова кого-нибудь убить.

– Так оно и есть. Росситера Ханта! – Эбби упала в кресло. – Сегодня я встретилась там с Кевином, – начала она и вкратце пересказала содержание разговора. – Ну так как, дать ему твой телефон или нет? – закончила она.

– Ни в коем случае. Если ты так поступишь, можешь проститься с «Куперс».

– Пусть это тебя не волнует, – заявила Эбби. – У нас и без них дела шли неплохо и…

– Все равно мой ответ «нет». И вообще мне лучше ни с кем не встречаться, пока я не разведусь с Джеффри. Если через полгода Кевин не охладеет ко мне, я подумаю. К тому времени ты будешь так тесно связана с «Куперс», что грозному мистеру Ханту не удастся тебя уволить!

Необходимость подвергать Росса тяжелому испытанию отпала, но радость Эбби была недолгой: через два дня к ней на работу явился Кевин.

– Извините, что пришел без приглашения, – начал он после того, как секретарша проводила его в кабинет Эбби, – прошу вас передать Каролине вот это. – Он положил на стол запечатанный конверт. – Я написал, как мне хочется ее увидеть, и… надеюсь, что, прочитав мое письмо, она передумает и согласится со мной встретиться.

– Вы настойчивы, – заметила Эбби. Жаль, что Росс не такой, мысленно добавила она.

– Я не всегда был таким, – честно признался Кевин. – Поэтому Элиза и Рори не принимают всерьез мои чувства к Каролине.

Сердце у Эбби замерло.

– Ваша сестра знает, что мы с Каролиной в родстве?

– Рори ей сказал.

– Видимо, эта новость ее не слишком обрадовала.

– Она потребовала, чтобы он вас немедленно уволил! – Кевин багрово покраснел. – Черт возьми, я не должен был этого говорить. Но вы не беспокойтесь, Рори ей отказал.

– Вот молодец, – иронически процедила сквозь зубы Эбби. – Мне импонируют решительные мужчины, знающие, чего хотят.

– Тогда вы, наверно, без ума от Рори. Даже если бы он сам захотел отказаться от ваших услуг, стоило бы Элизе надавить на него – и он бы уперся и сказал «нет».

Никогда бы не подумала, что Элиза способна заслужить мою вечную благодарность, усмехнулась про себя Эбби. Лишнее доказательство справедливости старой истины: никогда не следует зарекаться. Ободренная услышанным, она набрала номер кузины.

– Срочно зайди ко мне, – сказала она и поспешно положила трубку.

– Так вы передадите Каролине мое письмо? – повторил Кевин.

– Можете сделать это сами, – ответила Эбби, когда дверь открылась и на пороге появилась Каролина.

Увидев, какой радостью засветились их лица, Эбби поняла, что их связывает нечто большее, чем мимолетная симпатия. Она пробормотала, что вернется через несколько минут, и тактично удалилась, оставив их наедине.

Когда она вернулась, Кевин уже ушел, а Каролина вся сияла от счастья.

– Я так рада, что он проявил настойчивость! – воскликнула она. – Вечером у нас свидание.

– Я думала, ты не хочешь ни с кем встречаться, боясь, что Джеффри узнает об этом и устроит скандал, – не удержалась от напоминания Эбби.

– Я рассказала Кевину о Джеффри… и о Чарли. Он считает, что я зря беспокоюсь. Муж меня бросил, и я имею право встречаться с кем хочу. Это не помешает мне развестись.

Все хорошо, что хорошо кончается, подумала Эбби, когда Каролина танцующей походкой выпорхнула из комнаты. Вот если бы и ее собственные проблемы разрешились так же легко! Какая жалость, что Росс писаный красавец, а не низенький толстячок! А еще лучше – пусть бы Элиза оказалась приземистой дурнушкой. Тогда Росс был бы свободен, и ничто не помешало бы Эбби с ним встречаться.

Нахмурившись, она откинулась на спинку стула. Кого она пытается обмануть? Не будь этой миниатюрной Венеры, в его жизни появилась бы другая женщина. В любом случае его представления о браке, счастливом браке для нее неприемлемы. На роль ее мужа он не годится!

– Почаще вспоминай, что он тебе не пара, и постарайся выбросить его из головы! – пробормотала она вслух и, повернувшись к компьютеру, занялась делом.

В конце недели Эбби навестила Энрико. Телевизионная компания одобрила ее идею насчет кулинарной серии и поручила Эбби самой определить, какое место в ней займет итальянец. С той последней встречи с Россом, оставившей в ее душе неприятный осадок, она не была в «Куперс» и, зная – благодаря Кевину, – что увольнять ее не собираются, понимала, что Росс создаст ей проблемы. Хоть бы он уехал за границу месяца на три! За это время отношения Кевина и Каролины укрепились бы, и даже упрямому мистеру Ханту стало бы ясно, как они счастливы вместе.

Увы, это лишь пустые мечты. Закончив разговор с Энрико, Эбби проходила через приемную, когда дежурная окликнула ее и сказала, что мистер Хант просит ее немедленно зайти к нему.

Он стоял у стола и, как только Эбби переступила порог, тут же бросился в атаку:

– Я слышал, Кевин встречается с вашей кузиной. По-моему, вы должны объясниться.

Глядя в его сердитое лицо, Эбби приготовилась к бою.

– Кевин пришел ко мне на работу и попросил передать Каролине письмо. Мне показалось ребячеством держать их на расстоянии. В конце концов, они взрослые люди.

– Вы сознательно проигнорировали мое требование.

– Я решила, что вы не вправе указывать мне, что делать в таком деликатном вопросе. Похоже, Кевин искренне увлечен Каролиной, и она платит ему взаимностью.

– Вот именно, что лишь «похоже», – съязвил Росс. – За пять лет Кевин влюблялся пять раз. Не думаю, что на сей раз его увлечение окажется долговечнее.

– Может, и так. Но это не дает вам права запрещать ему видеться с Каролиной. Вы ведете себя так, словно он дебильный ребенок.

– В эмоциональном плане так оно и есть.

– И все равно это вас не касается. Когда-нибудь ему придется повзрослеть, а если вы будете продолжать в том же духе, его шансы равны нулю.

Краем глаза заметив яростную гримасу, перекосившую его лицо, Эбби подняла с пола портфель, но, не желая заканчивать разговор на столь тягостной ноте, сделала еще одну попытку вразумить Росса:

– Почему вы не хотите познакомиться с Каролиной? Уверена, что, узнав ее, вы измените свое мнение. Она совсем не такая, какой вы ее представляете.

– Это относится к большинству женщин, – сухо заметил он, – и особенно к вам.

Эбби поняла намек, но спорить не стала.

– Это означает «да» или «нет»? – спросила она.

– Это означает «я подумаю», – буркнул он и замолчал, демонстрируя нежелание продолжать разговор.

Решив, что аудиенция окончена, Эбби направилась к выходу, но Росс остановил ее.

– Учитывая вашу очевидную неприязнь ко мне, Эбби, вы не считаете, что было бы лучше, если бы мистер Стюарт занял ваше место?

Сердце у нее упало. Такое предложение равносильно увольнению. Отец очень огорчится, узнав, что она не сумела построить отношения с важным клиентом и позволила личной неприязни повредить делу.

– Видите, вы не отрицаете своей ненависти ко мне.

– Не говорите за меня.

– Такое мне и в голову бы не пришло. Обычно вы смело высказываете все, что у вас на душе.

– Я учту, что, общаясь с вами, должна быть более уступчивой и покорной!

– Ничего не выйдет.

– Не ручайтесь за меня! – вспылила она.

– Отчего же? Люблю иногда сыграть в азартную игру. Посмотрим, окажусь ли я прав.

Прежде чем она поняла, что происходит, он обнял ее за талию и притянул к себе. Его пальцы впились в ее нежную кожу словно железные клещи, из которых нельзя вырваться, а губы приникли к ее рту.

Вопреки своему обещанию быть с ним более уступчивой, Эбби внутренне ощетинилась. Как он смеет целовать ее с такой страстью, будучи связан с другой женщиной? Нет у него ни стыда ни совести! Обида помогла ей оставаться в его объятиях совершенно неподвижной, однако прикосновение его губ вызвало в ней мгновенный отклик, и с каждой секундой ей становилось все труднее изображать равнодушие. Когда ее силы были на исходе, до него, похоже, дошло, что она не оказывает ожидаемого сопротивления.

Пробормотав охрипшим голосом что-то непонятное, он ослабил хватку, но не выпустил ее из рук. Яростная страстность поцелуя сменилась нежностью, поразившей Эбби. Желание пронзило ее, заставляя вибрировать каждый нерв, каждую клеточку. С тихим стоном она обвила руками его шею и, раскрыв губы, самозабвенно ответила на поцелуй. Его тело напряглось от возбуждения, которое передалось ей, усилило ее томление.

– Росс, – прошептала она, оторвавшись от его рта. – О Росс…

Внезапно он разжал руки и отступил на шаг. Серые глаза его все еще горели страстью, высокие скулы окрасились темным румянцем, но в его тоне прозвучала насмешка:

– Похоже, я проиграл пари. Вы выдержали экзамен на «отлично».

Униженная его коварством, Эбби тщетно пыталась сохранить спокойствие, каждый нерв в ней дрожал от неутоленного желания и разочарования, к которому примешивалась злость: быстро же он пришел в себя! Огромным усилием воли она заставила себя сдержаться. Она скорее умрет, чем доставит ему удовольствие увидеть, какие необузданные чувства он в ней пробудил.

– Не смейте больше экспериментировать со мной, Росс. Всему есть предел, в том числе и моему терпению. Есть вещи, на которые я не пойду даже ради сохранения такого выгодного контракта, как ваш. – Эбби удивилась, что способна говорить так спокойно. – А теперь, если это все…

Она направилась к двери, и на сей раз Росс не сделал попытки ее остановить.

– Я сообщу вам свое решение относительно знакомства с вашей кузиной при нашей следующей встрече, – сказал он ей вслед.

– Всего хорошего, – ответила она, не оглянувшись. Подавив острое желание хлопнуть дверью, она бесшумно закрыла ее за собой и только теперь дала волю душившему ее гневу. Подходя к лифту, она мысленно проклинала Росса, обзывала его последними словами, включая и те, о существовании которых в своем словаре и не подозревала.

Какую неслыханную по своей жестокости шутку он с ней сыграл! Если бы она могла послать его вместе с контрактом ко всем чертям… Но руководителем фирмы был ее отец, без его ведома нельзя принять подобное решение. Однако хуже всего было другое. Сегодняшний унизительный эпизод с ужасающей ясностью показал: она любит Росситера Ханта!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Ты становишься настоящим трудоголиком, – упрекнул дочь Артур Стюарт, заглянув к ней в кабинет.

Эбби сидела за столом, обложившись документами, которые усиленно изучала. Ее золотисто-рыжие волосы были небрежно заколоты на затылке, делая ее похожей на шаловливую нимфу.

– Уже восемь часов, тебе давно пора развлекаться, – продолжал отец. – Если у тебя нет свидания, сидела бы дома и отдыхала. Каролина жалуется, что ты работаешь до изнеможения.

Милая Каролина, растроганно подумала Эбби. Она так благодарна мне за то, что я устроила ее в нашу фирму и вернула ей Кевина, что взяла на себя роль заботливой наседки, квохчущей над своими цыплятами. Интересно, как развивается ее роман? В последние дни Эбби была так занята, что у нее не оставалось времени поболтать с кузиной, хотя ей было известно, что влюбленные часто видятся. Если и Росс об этом знает, он наверняка бесится от злости.

– Приходи к нам обедать, – предложил Артур Стюарт. – Зная твою мать, я не сомневаюсь, что она наготовила еды человек на десять.

– Спасибо, папа, но я очень устала. Единственное, о чем я мечтаю, – это принять горячий душ и лечь спать.

– Хорошо поесть тоже не помешало бы, – проворчал отец.

Эбби понимала, что у него есть все основания для беспокойства. Твердо решив не позволять сложным отношениям с Росситером Хантом повлиять на выполнение важного контракта, Эбби с головой ушла в работу. Ее усилия увенчались успехом: по телевидению прошли две превосходные программы с участием Элизы Джордан и Энрико Сальвини, в газетах появилась серия статей о магазинах «Куперс». А вот Росситером Хантом Эбби пока не занималась: слишком сильна была ее обида.

Щелкнув изящной шариковой ручкой, Эбби лениво потянулась и сцепила руки на затылке, потом вытащила шпильки, удерживавшие густые волосы, и они рассыпались по плечам волнистыми прядями. На сегодня хватит. Она так устала, что больше не могла ясно мыслить.

Отперев дверь своей квартиры, Эбби услышала радостное мяуканье своего черного персидского кота по имени Чингиз и, подхватив его на руки, прошла в кухню.

Ее томила жажда. Сунув замороженное жаркое из курицы в микроволновую печь для размораживания, Эбби открыла холодильник и достала початую бутылку новозеландского «шардонне».

Она поставила бокал на столик в гостиной и направилась в спальню – переодеться в домашний халат из пушистой ангорской шерсти зеленого с бирюзовым оттенком цвета, удивительно шедшего к ее глазам. Это был подарок матери, и хотя халат уже служил несколько лет и вышел из моды, Эбби чувствовала себя в нем уютно и удобно и всегда надевала его, если предстояло провести вечер в одиночестве.

Устроившись на диванных подушках, она маленькими глотками пила вино и чувствовала, как напряжение постепенно отпускает ее. Для полного расслабления не хватало только музыки. Протянув руку к шкафу за спиной, она вставила в плейер компакт-диск и под успокаивающие звуки «Концерта для фортепьяно» Брамса погрузилась в дремоту.

Не успела начаться вторая часть, как в дверь позвонили. Наверно, пришла Энн, приятельница Эбби, живущая по соседству и частенько забегавшая без предупреждения. Видимо, кто-то из жильцов впустил ее в подъезд, поскольку домофон молчал.

С бокалом в руке Эбби открыла дверь и чуть не расплескала вино: вместо худенькой девушки перед ней стоял высокий широкоплечий мужчина. Росситер Хант!

В безупречно сшитом черном в тонкую белую полоску строгом костюме, белой рубашке и вишневом галстуке, он словно сошел с обложки модного журнала. Волосы слегка растрепаны, наверно от ветра, несколько каштановых прядей падают на лоб. Эбби ощутила смутное желание коснуться их и рассердилась на себя за этот глупый порыв.

– Что вам угодно? – сухо спросила она.

– Для начала – зайти.

Она молча провела непрошеного гостя в гостиную. Мягкий ангорский халат обвился вокруг обнаженных ног, Эбби споткнулась и неминуемо упала бы, если бы ее не поддержали сильные мужские руки.

– Сколько бокалов вина вы уже выпили?

– Я не пьяна, если вы на это намекаете. Просто халат слишком длинный, если не надеть тапочек.

– Почему же вы их не надели?

– Мне нравится ходить босиком по ковру. – Она высвободилась и отошла на безопасное расстояние. – Хотите что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо. Но вы не стесняйтесь.

– Я выпью второй бокал за обедом.

– Намек понял. Я вас долго не задержу, – пообещал Росс, усаживаясь в кресло.

Было трудно определить его настроение. Одно ясно: он явился не с добрыми намерениями. Может, пришел поблагодарить ее за работу от имени компании? Во время ее последних визитов в «Куперс» Росс либо отсутствовал, либо избегал встречи с ней, и хотя другие сотрудники фирмы выражали ей свое восхищение, ни одно слово похвалы не исходило от него.

Эбби села и потянулась за бокалом. Халат распахнулся, открыв ноги почти до бедер. Она торопливо запахнула халат и затянула пояс потуже. Но все же успела поймать его пристальный взгляд.

– У вас красивые ноги, – заметил он. – Жалко их прятать.

– А я и не прячу, когда нахожусь на пляже. Он окинул ее оценивающим взглядом, не упуская ни одного изгиба ее соблазнительной фигуры.

– Зачем вы пришли? – спросила она. – Полагаю, это что-то очень важное.

– Речь пойдет о вашей кузине. Она пыталась выудить у Кевина крупную сумму денег. Извольте передать: если она осмелится повторить попытку, я обращусь в полицию.

Вне себя от возмущения, Эбби вскочила на ноги.

– Каролина – самая бескорыстная девушка из всех, кого я знаю. Невозможно, чтобы она…

– Сядьте и помолчите, – рявкнул Росс столь угрожающим тоном, что она подчинилась. – Я являюсь доверенным лицом семьи Кевина и веду их финансовые дела. Сегодня он пришел ко мне и попросил тридцать тысяч фунтов.

Сумма ужаснула Эбби.

– Может, ему нужно заплатить карточный долг? – пролепетала она. – Он же познакомился с моей кузиной в клубе «Кошечка», там имеется казино, и…

– Кевин по натуре не игрок. В клубе он оказался случайно – встречался со школьными друзьями. Я знаю, зачем ему понадобились деньги. Я заявил, что не дам денег, пока он не скажет, зачем ему нужна такая сумма.

– Хотите сказать, что Каролина попросила у него денег? – изумилась Эбби.

– Ну-у, не напрямую.

– То есть?

– Она подговорила своего непутевого мужа. Тот вошел в контакт с Кевином и сказал, что следил за бывшей женой.

Росс положил ногу на ногу, и Эбби заметила, как напряглись мышцы его бедер. Боясь, что он уличит ее в том же грехе, который она приписывала ему, Эбби поспешно отвела глаза.

– Этот мерзавец заявил, что даст Каролине развод и не станет требовать опеки над сыном, – продолжал Росс, – если Кевин хорошо заплатит.

– И вы уверены, что Каролина в сговоре с Джеффри?

– Да, черт побери!

Эбби рассмеялась ему в лицо.

– Жаль, что вы отказались с ней знакомиться. Вы бы поняли, как глубоко заблуждаетесь. Девушка, которая предпочла умирать с голоду, лишь бы не просить родственников о помощи, едва ли пойдет к мужу, которого презирает, чтобы вымогать деньги у того, кого любит всем сердцем!

– Вы в самом деле думаете, что муж вашей кузины решился на шантаж без ее помощи? – Росс с сомнением покачал головой. – Нет, это настоящий заговор.

– Вы с ума сошли! Каролина не вернулась бы к Джеффри и за миллион фунтов, не то что за тридцать тысяч!

– А я и не говорю, что она к нему вернется. Они поделят добычу и разбегутся. Знаете старую поговорку о синице в руке? К тому же в долговечности чувств Кевина она не уверена и надеется хоть что-то получить.

От злости Эбби на секунду лишилась дара речи. Она с такой силой поставила бокал на столик, что вино выплеснулось на полированную деревянную поверхность.

– Почему вы всегда думаете о людях самое худшее? – возмутилась она, немного придя в себя. – Каро любит Кевина и…

– Нетрудно любить богатого молодого человека, – вставил Росс.

– Так же как и богатую молодую женщину, – парировала Эбби. – Что почувствовали бы вы, обвини я вас в намерении жениться на Элизе ради ее денег, а не по любви?

Черные брови Росса надменно поднялись.

– К вашему сведению, у меня своих денег достаточно. И вообще речь не обо мне. – Его подбородок упрямо затвердел. – Передайте мое предупреждение своей кузине.

– Еще чего! Сами обделывайте свои грязные делишки.

Росс вздохнул и встал.

– Жаль, что вы не разделяете моего мнения, – с нажимом произнес он. – Упрекаете меня в пристрастности, а сами? Любя сестру, вы не желаете видеть ее недостатков.

– Я не настолько глупа. Идеальных людей нет, но в честности Каролины я абсолютно уверена.

– Тогда нам больше не о чем говорить. Извините, что помешал вам поесть, – подчеркнуто любезно добавил он. – Надеюсь, обед не подгорел?

– Если подгорел, я выставлю счет «Куперс»! В последнее время я покупаю ваши замороженные полуфабрикаты и сравниваю с аналогичной продукцией других фирм.

Росс натянуто улыбнулся.

– Ну и как мы выглядим в сравнении с конкурентами?

– Пока неплохо. – Не желая продолжать дискуссию, Эбби направилась в холл.

– Да, и еще одно: хочу поблагодарить вас за отличную работу, – сказал Росс. – Не думайте, что я не в курсе вашей деятельности.

– Уверена, что вы знаете обо всем, что происходит в вашей компании, не упускаете ни одной детали. Этим и объясняется ваш успех.

Ответив на комплимент чуть заметным кивком, Росс направился к двери. В ту же минуту раздался сигнал домофона. Росс задержался, ожидая, пока Эбби ответит на звонок.

Услышав голос Каролины, она удивилась и нажала на кнопку, открывающую подъезд.

– Похоже, вам все же придется познакомиться с моей кузиной, хотите вы этого или нет, – заметила она. – Если, конечно, не сбежите по пожарной лестнице.

– Пожарные лестницы предназначены для грабителей и любовников замужних женщин, – возразил Росс. – Поскольку я ни то, ни другое…

В дверь позвонили. Росс посторонился, пропуская Каролину.

Без макияжа, в темно-синем спортивном костюме она выглядела очень скромно: усталая молодая женщина, имеющая маленького ребенка и зарабатывающая на жизнь напряженным трудом. Узнав Росса – Эбби описывала ей его внешность, – Каролина смутилась и залилась краской.

– Я… э-э… извини, что явилась без предупреждения, но я знаю, что отчет нужен тебе срочно. Я только что его подготовила и решила привезти.

– Ты до сих пор была в конторе? – расстроилась Эбби.

– Задержалась немного, но это не страшно. Миссис Уилсон обожает купать Чарли.

– Напрасно ты так спешила. Дело терпит до завтра.

Пожав плечами, Каролина протянула сестре объемистый конверт из плотной бумаги и шагнула к выходу.

– Подожди, – остановила ее Эбби. – Хочу познакомить тебя с мистером Хантом.

Под пристальным оценивающим взглядом Росса девушка покраснела еще гуще. Он задержал в ладони ее дрожащую руку.

– Могу подвезти вас домой, – неожиданно предложил он.

– Нет, спасибо. Я далеко живу, в южной части Лондона. – Она улыбнулась при виде его разочарования. – Не беспокойтесь, я привыкла ездить на автобусе.

– Останься, пообедаем вместе, заодно и отчет посмотрим, – вмешалась Эбби, прежде чем Росс успел повторить свое предложение, сделанное, конечно, не из вежливости. Этот хитрец надеялся заставить Каролину признаться, что она в сговоре с Джеффри.

– В таком случае разрешите откланяться, – сказал Росс. Судя по его иронической ухмылке, он разгадал маневр Эбби.

Когда дверь за ним закрылась, Эбби испустила вздох облегчения. Почему она всегда так нервничает в его присутствии? И вдобавок злится. Ужасное сочетание эмоций, прямо-таки гремучая смесь!

– Мне вправду очень жаль, что я нагрянула так не вовремя, – извинилась Каролина. – Увидев здесь Росситера Ханта, я чуть в обморок не упала. Мне и в голову не могло прийти, что «большой босс» заходит к тебе вот так запросто.

– Он и не заходит.

– А кто же это тогда был? Его двойник? Эбби вздрогнула.

– Вот был бы ужас, будь их двое. Одного вполне достаточно.

– Для работы – возможно. Но в остальном… я бы сказала, что он воплощенная мечта каждой девушки о Прекрасном принце.

– А Элиза – его принцесса. Перестань строить планы. – Эбби криво усмехнулась. – Я суну в печь еще одну порцию жаркого, за едой и поговорим.

Через десять минут они сидели на кухне, отдавая должное вкусной еде и запивая цыпленка восхитительным белым вином. Эбби пересказала сестре разговор с Россом; лучше ей узнать о его обвинениях от близкого человека, а не от Кевина, который, возможно, тоже питает подозрения на ее счет.

– Его можно понять, – к немалому удивлению Эбби, спокойно ответила Каролина. – Он же меня совсем не знает и…

– Но он не желал с тобой знакомиться!

– Потому что упрям, как и большинство мужчин. Чем сильнее на них давишь, тем отчаяннее они сопротивляются.

– Откуда такое знание мужской психологии?

– Я прошла суровую школу под названием «брак с Джеффри».

Эбби вздохнула.

– Ну и что ты собираешься делать?

– Обращусь к хорошему юристу. Джеффри упрям как осел, но, если ему пригрозить как следует, он сдастся. Не волнуйся, все образуется.

– Рада, что хоть одна из нас не теряет оптимизма. – После небольшой паузы Эбби добавила: – Как бы Кевин не поверил Россу…

Подумав, Каролина покачала головой.

– Я виделась с ним сегодня вечером, он был со мной нежен, как всегда. Если бы он во мне сомневался, он передумал бы насчет переезда.

– Переезда?

– Да. Он предложил мне поселиться у него. У него собственный дом на Сент-Джон-Вуд.

– Ты считаешь, что это разумный шаг? – осторожно спросила Эбби. – Вы так недолго знакомы.

– Достаточно долго, чтобы понять: мы любим друг друга! Знаю, ты думаешь, что я чересчур тороплюсь, но разве совместная жизнь с мужчиной – не самый лучший способ узнать его хорошенько?

– А кто из вас был инициатором?

– Разумеется, Кевин. Порадуйся за меня, дорогая. Я уверена, что поступаю правильно.

– Конечно, я за тебя рада. Кевин кажется мне хорошим человеком.

– Он такой и есть. Чарли его обожает. Кстати, рядом с домом Кевина есть отличный детский сад. Служанка Кевина будет забирать его оттуда во второй половине дня и присматривать за ним, если я задержусь на работе.

Эбби от души порадовалась, что жизнь сестры постепенно налаживается, и все же чувствовала себя обязанной предупредить ее.

– Учти, Росс имеет на него огромное влияние. Они очень близкие друзья.

– Знаю. Но если Кевин мне не доверяет… чем раньше я это выясню, тем лучше.

Спустя час Каролина собралась уходить. Эбби настояла, чтобы она взяла такси за счет компании.

– Ты же привезла важные документы, – возразила она в ответ на протесты сестры. – Почему ты должна испытывать неудобства?

– Ты так добра ко мне, – Каролина горячо обняла Эбби. – Как было бы хорошо, если бы ты тоже нашла свое счастье! Мы бы одновременно родили: я второго ребенка, а ты первого.

– Не торопись. Я еще не встретила своего избранника.

Если повторять это достаточно часто, можно, пожалуй, и поверить, подумала Эбби, выключая свет и укладываясь на диван. Отдохнула, называется… Она так устала, будто пробежала целую милю за четыре минуты.

Она несколько раз глубоко вздохнула, пытаясь расслабиться и ни о чем не думать. Увы, мысли о Россе неотступно преследовали ее.

Какова будет его реакция, когда он узнает, что Каролина переехала к Кевину? Он может употребить все свое влияние и добиться их разрыва…

Сердце у нее забилось, она выпрямилась и спустила ноги на пол. Все-таки Каролина поступает опрометчиво, лучше бы ей немного подождать. Эбби попыталась взглянуть на сложившуюся ситуацию глазами Росса. Без сомнения, он решит, что Каролина намерена покрепче привязать к себе Кевина. Эбби знала, что ею движет любовь, а вот Росс едва ли будет столь же великодушен в своих оценках.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Выходя из дома на следующее утро, Эбби чуть не столкнулась с молодым человеком, прижимавшим к груди огромный букет чайных роз.

– Вы мисс Стюарт? – спросил юноша.

– Вам повезло!

– Вам тоже, – усмехнулся посыльный и вручил ей букет.

В нем было по меньшей мере несколько дюжин роз самых разных оттенков – от кремового до темно-красного.

– Какая прелесть! – воскликнула Эбби. Только Энрико способен сделать такой щедрый подарок.

Вернувшись в квартиру, она положила цветы в мойку, надорвала конверт, прикрепленный к целлофановой упаковке, и вытащила простую белую карточку с единственной строчкой, написанной твердым мужским почерком:

«Простите меня. Росс».

С бьющимся сердцем Эбби прислонилась к стене. Столь немногословное объяснение вполне в духе Росса. Именно такой краткости и следовало ожидать, если бы он вдруг решил извиниться. Истолковать записку можно двояко. За что он просит прощенья? За несправедливые обвинения в адрес Каролины или за свое поведение по отношению к ней самой? Ладно, со временем это выяснится.

Она достала из шкафа для посуды все вазы и заполнила их до отказа, но цветов осталось так много, что пришлось наполнить мойку водой и оставить там розы. Позже она принесет еще несколько ваз с работы.

К тому времени как она расставила по комнатам все вазы, квартира стала напоминать одновременно цветочный магазин и парфюмерную лавку. От тонкого аромата у Эбби закружилась голова. Росс определенно ни в чем не признает полумер! Улыбнувшись, она потянулась к телефону, который тут же зазвонил.

– Я как раз собиралась вам позвонить, – сказала она, услышав его голос. – Цветы великолепны, большое спасибо.

– А как насчет письма? – глубоким волнующим голосом спросил Росс. – Оно вам тоже понравилось?

– А как же иначе! – мягко сказала она. – Хотя я не совсем поняла, за что вы просите прощенья.

– Не сыпьте соль на рану, – отозвался Росс. – У меня масса поводов для извинений перед вами.

– Не беспокойтесь, Росс. Ваши цветы открыли вам неограниченный кредит.

– Я выбрал розы, потому что они похожи на вас.

– Неужели я такая длинная, тощая и колючая?

– Высокая, стройная и нежная.

Значит, он может быть милым и любезным, если захочет, усмехнулась про себя Эбби.

– Мне нравится ход ваших мыслей, – произнесла она вслух.

– Тогда претворите мысли в действия и проведите со мной день.

– Целый день? Сегодня? Сейчас?

– А почему бы и нет? Я отменю все деловые встречи, если вы сделаете то же самое.

Соблазн был велик, но Эбби удержалась от искушения.

– У меня назначено несколько свиданий с клиентами.

– Скажите им, что вы должны уделить особое внимание очень требовательному клиенту. Кстати, это будет чистая правда!

Эбби улыбнулась, радуясь, что он ее не видит.

– Может, вместо этого мы пообедаем вместе вечером? – предложила она.

– Непременно, – согласился Росс. – Это часть нашей программы. Когда вы будете готовы?

Эбби продолжала колебаться. Что за отношения у него с Элизой, если он может предложить другой женщине провести вместе целый день? Или до свадьбы он считает себя свободным от всяких обязательств? Конечно, возможно и иное объяснение: он не настолько предан Элизе, как она пыталась представить. Эта мысль оказалась настолько приятной, что Эбби предпочла не додумывать ее до конца.

– Дайте мне час, я обзвоню тех, с кем должна сегодня встретиться, – сказала Эбби, удивленная собственной сговорчивостью. – И скажите, куда мы едем, чтобы я знала, как одеться.

– Оденьтесь потеплее и возьмите с собой удобные туфли, – ответил он и повесил трубку.

Вне себя от любопытства и радостного возбуждения, Эбби договорилась с клиентами, потом переоделась в кремовую шерстяную тунику ручной вязки и спортивные брюки в тон. Еще не родился мужчина, способный устоять перед женщиной, облаченной в мягкую кашемировую шерсть!

– Потрясающе! – заявил Росс, увидев ее. – И чрезвычайно дорого, насколько я могу судить.

– Слишком дорого для моего кармана, – честно призналась Эбби. – Это подарок благодарных клиентов, производителей кашемира, за работу, которую я для них сделала.

– Вы определенно опустили планку, связавшись с «Куперс», – поддразнил ее Росс. – Если я буду так же доволен вашей работой, как они, самое большее, на что вы сможете рассчитывать, – это ящик замороженных полуфабрикатов.

Весело рассмеявшись, Эбби сбежала вниз по лестнице. Росс последовал за ней. На этот раз он приехал на ярко-красном «моргане», и когда Эбби отметила этот факт, он усмехнулся.

– Дань пристрастиям юности, – объяснил он, пока Эбби застегивала ремень безопасности. – Надеюсь, вы не возражаете против езды с ветерком?

– Нет, если вы обещаете включить печку. «Морган» тронулся с места и через некоторое время влился в поток транспорта на шоссе. Сосредоточившись на дороге, Росс перестал поддерживать беседу. Эбби тоже молчала – его близость, как всегда, приводила ее в смущение. Росс вел машину легко и уверенно, положив локоть на открытое окошко. Длинные сильные пальцы небрежно сжимали руль, прохладный ветер ерошил его волосы, придавая ему слегка бесшабашный вид. Это впечатление усиливалось одеждой: вязаным кремовым кардиганом с костяными пуговицами, тонкой шерстяной рубашкой в тон и коричневыми брюками.

Почувствовав на себе ее изучающий взгляд, он искоса посмотрел на нее. Сердце у Эбби подпрыгнуло. Как легко он выводит ее из равновесия!

– Можно узнать, куда мы едем?

– К реке, – сообщил Росс и рассмеялся, увидев ее удивление. – Конечно, сейчас зима, но день просто замечательный. Вот я и подумал, что мы могли бы прокатиться по реке на моей моторке и устроить на борту небольшой пикник.

– В таком случае надо бы купить еды.

– Все предусмотрено, расслабьтесь и ни о чем не беспокойтесь. – Добравшись до эстакады в Чизвике, Росс резко увеличил скорость. Мимо пронеслись бетонные здания аэропорта Хитроу, и вскоре унылое однообразие пригорода осталось позади. Теперь за окнами тянулись поля и живые изгороди, окаймлявшие узкие проселочные дороги, ведущие в Марлоу, где был пришвартован катер Росса.

Это было довольно внушительное на вид шестиместное судно – около тридцати футов в длину – ослепительно белого цвета, на котором эффектно смотрелось название – «Совершенство», выведенное крупными черными буквами.

– Я не часто ею пользуюсь, – заметил Росс, вынимая из машины корзину со съестными припасами и ставя ее на палубу, – хотя ничто так меня не успокаивает, как речная прогулка.

– Вам приходилось далеко заплывать?

– Да, но не на этом судне. В течение нескольких лет я проводил отпуск с друзьями в Средиземном море. Мы нанимали большую яхту с экипажем. Когда-нибудь я продам эту посудину и приобрету что-нибудь посолиднее.

Мысль об Элизе Джордан, сопровождавшей его во всех путешествиях, вызвала легкий укол ревности. Не следует придавать слишком большого значения этой поездке, напомнила себе Эбби.

– Я всегда мечтала иметь лодку, – призналась она.

– И что же вас останавливает?

– Цена.

– Но ваши родители наверняка…

– Я сама себя обеспечиваю.

– Мисс Независимость, да? – поддразнил ее Росс. – Совершите еще один достойный поступок, сварите кофе, пока я готовлюсь к отплытию.

День пролетел незаметно. Росс вел себя как истинный джентльмен, оказался интересным и приятным собеседником, окружил свою спутницу вниманием и заботой. Эбби была на седьмом небе от счастья и чувствовала, что надолго запомнит эту поездку.

Когда подошло время ленча, они перекусили в главной каюте. Эбби с удовольствием отведала копченой лососины, салат из омаров с майонезом и свежий хлеб домашней выпечки. Десерт состоял из шоколадного мусса и спелой малины. К нему Росс откупорил бутылку шампанского «редерер», но сам выпил лишь один бокал.

– Надеюсь, вы не ожидаете, что я прикончу всю бутылку? – улыбнулась Эбби.

– Именно на это я и рассчитываю, – ответил Росс. – А как иначе мне удастся соблазнить вас?

– Значит, вы спаиваете женщин, чтобы они не могли сопротивляться?

– Только если по-другому нельзя. – Он наклонился к ней, и глаза его лукаво блеснули. – Можно по-другому?

– Нет, – твердо ответила она.

– В таком случае к обеду я закажу еще одну бутылку.

– Вы что, намереваетесь провести со мной вечер?

– Я бы не возражал провести с вами не только вечер, но и ночь.

Эбби принужденно рассмеялась, желая показать, что оценила шутку, хотя серьезное выражение его лица говорило об обратном.

– На сей раз я приготовлю кофе, – заявил он, и Эбби поняла, что он намеренно сменил тему. Ловкий ход… Намекнув, чего хочет от нее, он в то же время дал понять, что не собирается ее принуждать. Как будто ей требовалось принуждение! Да она готова вспыхнуть ярким пламенем от одного его присутствия!

После ленча они долго катались по реке без всякой определенной цели, болтали о пустяках, смеялись и шутили. Порой оба умолкали, любуясь живописными окрестностями, но молчание не тяготило, а лишь сближало их еще больше.

Вечером Росс пригласил Эбби в изысканный ресторан на побережье. Поскольку есть совсем не хотелось, они решили заказать что-нибудь легкое и выбрали запеченную форель и суфле «гран марнье». После того как официант принес кофе, Росс завел разговор о Каролине.

– Увидев вашу кузину, я понял, как заблуждался на ее счет, – признался он. – Как удачно получилось, что вчера она зашла к вам. Теперь мне ясно, почему Кевин увлекся ею. Она не только красива, в ней есть какая-то трогательная беззащитность.

– Кевин сказал то же самое, – обронила Эбби таким тоном, словно ожидала от Росса именно этих слов.

– И все же я думаю, что им не следует торопиться, – продолжал он. – Каролина уже пережила один неудачный брак. Возможно, она видит в Кевине лишь средство спастись от одиночества и отчаяния.

– Сомневаюсь. Она ушла от мужа почти год назад.

– Это не такой уж большой срок. Эбби дипломатично промолчала.

– Насколько мне известно, Кевин предложил ей материальную поддержку, но она отказалась, отчего его родственники вздохнули с облегчением. Я бы посоветовал вашей сестре – если, конечно, вы сочтете нужным передать мои слова – оставаться независимой от него во всех отношениях, пока она не разведется с мужем.

– Что значит «во всех отношениях»? – насторожилась Эбби. Сердце у нее упало.

– Им не следует жить под одной крышей, пока они не проверят свои чувства. Иначе все подумают, что Каролина пытается любой ценой удержать Кевина.

– Кто «все»? – не выдержала Эбби, хотя и знала по крайней мере одного человека из тех, о ком говорил Росс.

– Элиза и ее мать, – спокойно объяснил Росс. – Люди они обеспеченные и…

– И не могут поверить, что Кевина можно полюбить ради него самого, а не ради его денег, – с внезапно прорвавшимся раздражением перебила его Эбби. – Я бы поняла вас, если бы речь шла об Элизе – она лишь внешне кажется мягкой и уступчивой, а внутри тверда как кремень, – но Кевин вызывал бы симпатию, даже если бы не имел за душой ни гроша!

– Согласен, – невозмутимо подтвердил Росс, – но Каролина уже совершила одну ошибку. Мать и сестра Кевина не без оснований полагают, что нашим влюбленным не следовало бы торопить ход событий.

Огромным усилием воли Эбби удержалась от возражений, уже готовых сорваться с ее губ. Не хотелось портить ссорой такой прекрасный день. Установившееся между ними равновесие было слишком хрупким, чтобы идти на подобный риск. К сожалению, ее сомнения подтвердились: Кевин не сказал родственникам всей правды. Интересно, как долго он надеялся скрывать от них тот факт, что Каролина собирается переехать к нему? И с какой стати он вообще должен делать из этого тайну? В его-то возрасте! Она задумчиво прикусила губу. Похоже, он все-таки слабый человек, раз старается угодить всем. Но это невозможно: в жизни каждого мужчины наступает момент, когда приходится делать выбор. Кевин должен наконец осознать, что он уже взрослый, и внушить матери и сестре, что есть вещи, которые он обязан решать самостоятельно.

– Готов дать вам пенни, – прервал Росс ее размышления.

– За что?

– За ваши мысли.

– О, пенни – это слишком мало. Лучше предложите полмиллиона!

– Должно быть, вы думали обо мне. Ничто другое не стоит таких денег.

Эбби весело рассмеялась, радуясь, что тягостный момент миновал. Хорошее настроение вновь вернулось к ней и не покидало ее в течение всего обеда. Расплатившись по счету, они вернулись к машине и направились в Лондон.

Транспорта на шоссе было немного, и Росс вел машину на предельной скорости. Эбби удобно устроилась на сиденье, наслаждаясь теплом пушистого пледа, которым Росс закутал ее колени, и особой атмосферой близости, возникшей в замкнутом пространстве небольшой спортивной машины. Вскоре Росс притормозил у светофора – первого за все время пути. Он повернулся к своей спутнице и ласково погладил ее спутанные золотистые локоны.

– Сейчас вы особенно красивы, – тихо сказал он. – Ветер растрепал ваши волосы.

– В таком случае я рада, что вы открыли все окна.

– О Господи, я совсем забыл! Вы, наверно, замерзли. Надо было попросить меня…

– И испортить вам все удовольствие, – перебила Эбби. – Вам же очень нравится бороться со стихиями.

Он рассмеялся.

– Вы правы.

Тем не менее он поднял стекло и повернулся к Эбби. Их взгляды скрестились. В его глазах светилась нежность и еще какое-то чувство, не поддающееся определению.

Сердце у Эбби замерло. Возникло странное ощущение, будто она стоит на лыжах на вершине горы, готовясь ринуться вниз с головокружительной скоростью. Потупившись, она уставилась на свои руки, сложенные на коленях. Вдруг ей отчаянно захотелось, чтобы Росс надел ей на палец обручальное кольцо.

Внезапное открытие поразило ее: она любит его и больше всего на свете хочет прожить с ним всю жизнь. Нет, это просто безумие! До сих пор почти все их разговоры превращались в нескончаемую словесную перепалку. Взаимная враждебность усугублялась незримым присутствием Элизы Джордан, претендовавшей на особое место в жизни Росситера Ханта.

Но каковы его чувства? Подобный вопрос не задашь напрямик. Надо постараться выведать у него эту тайну. А пока придется всеми силами скрывать свою любовь.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Когда впереди показался Лондон, мелкий дождик усилился, а чуть позже превратился в настоящий ливень. Брезентовый верх машины промок, и вода начала капать прямо на голову Росса. Он негромко чертыхнулся.

– В гараже меня заверили, что машина в полном порядке. Завтра я им задам жару.

– Но сегодня вам это не поможет. Вы промокнете до нитки, пока доберетесь до дома.

Росс вытер влажное лицо платком и раздраженно отбросил его, убедившись, что все бесполезно. Когда машина затормозила у дома Эбби, он был весь мокрый и дрожал от холода.

– Оставьте автомобиль здесь, пусть механик из гаража заберет его завтра утром, – предложила Эбби. – Давайте поднимемся ко мне, я вызову такси, а пока вы будете ждать, я высушу вашу одежду. – Она лукаво улыбнулась. – Хорошо, что я слышала по радио прогноз: дождя не обещали. Иначе я бы заподозрила, что вы все подстроили.

Росс рассмеялся и тут же оглушительно чихнул. Войдя в квартиру, Эбби провела его в ванную комнату и принесла большое махровое полотенце.

Он взял полотенце и снова чихнул.

– Могу я надеяться на чашку горячего кофе, прежде чем вы вызовете такси? Я промерз до костей и испытываю прямо-таки адский холод.

– В аду, между прочим, жарко, но я понимаю, что вы хотите сказать.

Когда Росс вошел в кухню, завернувшись в полотенце, как в тогу, Эбби наливала кофе в две чашки. На его обнаженной груди курчавилась густая поросль. При виде голых мускулистых ног Эбби невольно напряглась – неужели под полотенцем на нем ничего нет? – и немного успокоилась, заметив полоску белых плавок, обтягивающих узкие бедра.

– Прошу прощенья, я снял почти все, – извинился Росс, – мои брюки промокли насквозь. – Он кивнул на ворох одежды, который держал в руках. – Если вы покажете, где у вас сушка…

Вместе они вернулись в ванную, и Эбби забрала у него вещи, видя, что он собирается засунуть их комком в машину.

– Надо сложить брюки как следует, иначе они сомнутся.

– Мне все равно, лишь бы высохли. Джорджио приведет их в порядок.

– Он и этим занимается? – спросила Эбби, включая машину.

– Джорджио и его жена – просто находка! – отозвался Росс. – Это одна из причин, по которой я не хочу жениться. Мой дом содержится в идеальном порядке. Если в нем появится женщина, она может все испортить.

Не уверенная, шутит он или говорит серьезно, Эбби промолчала, прошла в гостиную, поставила его чашку на журнальный столик перед креслом, а сама уселась на диван напротив.

Если Росс заметил ее манипуляции и понял, что она не хочет сидеть рядом с ним, то виду не подал. Устроившись в кресле, он залпом выпил горячую жидкость.

– У вас нет ощущения, что по сравнению со мной вы слишком тепло одеты? – дразнящим тоном спросил он.

– Вы, вероятно, хотели предложить мне переодеться во что-нибудь более удобное?

– Угадали. – Гибким движением он поднялся с кресла и пересел на диван. – С удовольствием помогу. Этим искусством я овладел в совершенстве.

– Не сомневаюсь. Но… нет, спасибо.

– Ваши глаза говорят о другом.

– Проверьте по линиям руки.

– Обожаю ваше чувство юмора. – Он понизил голос. – Мы прекрасная пара.

– У меня сложилось впечатление, что вы уже подобрали себе пару. Я говорю об Элизе Джордан.

Вот все и открылось. Эбби не жалела о своих словах. Следовало расставить все точки над «и» еще утром, вместо того чтобы предаваться глупым мечтам. Мужчина, обманывающий одну женщину, с легкостью обманет и другую. Эбби вовсе не улыбалось выступать в роли этой «другой».

– Если бы нас с Элизой связывали особые отношения, я не сидел бы сейчас здесь, с вами, – ровным голосом сказал Росс. – Я знаю ее почти всю жизнь. Мы хорошие друзья. И ничего больше.

– Очень хорошие друзья, если верить ее утверждениям.

Впервые Росс слегка смутился.

– Я никогда не давал ей оснований так думать. Если она утверждает обратное, значит, выдает желаемое за действительное. Женщины склонны преувеличивать.

Их можно понять, если речь идет о тебе, усмехнулась про себя Эбби. Я и сама грешу тем же.

– Но вы же встречаетесь с Элизой, – упорствовала она.

– Я встречался со многими девушками, но забыл обо всех с тех пор, как познакомился с вами.

– Вы, несомненно, отличный рыбак.

– Не понял?

– Умеете забросить наживку.

Его губы дрогнули в улыбке. Не удержавшись, Эбби обвела пальцем их контур.

– Извините, но я не гожусь на роль случайной любовницы. Такое решение я приняла много лет назад и с тех пор ни разу не пожалела об этом.

– Я имел в виду совсем другое. – Его темно-серые глаза неотрывно смотрели на нее. – Вы покорили меня с той самой минуты, когда я увидел вас впервые в ночном клубе. Злился на себя, но забыть вас не мог. Если бы судьба не свела нас вновь, я бы обязательно вернулся в клуб и разыскал вас.

– Вы шутите?

– Нисколько. – Он придвинулся ближе и привлек ее к себе. – Вы сводите меня с ума. Вы самая красивая, умная, дерзкая и несносная женщина на свете, и я хочу…

Его желание осталось невысказанным. Действие заменило слова: он припал к ее губам в жарком поцелуе, прижал к спинке дивана, и она почувствовала, как велико его напряжение.

Ожидая, что оно будет нарастать, Эбби удивилась, когда натиск его губ смягчился. Он удовлетворился тем, что слегка навис над ней, опираясь на подушки, и нежно погладил по щеке.

– Ни с одной женщиной я не испытывал ничего подобного. Иногда вы так злили меня, что мне хотелось свернуть вам шею, но злость тут же сменялась острым желанием заключить вас в объятия, как сейчас, и чувствовать ваше тело.

– Вероятно, вы полагали, что это лучший способ заткнуть мне рот?

Росс тихо рассмеялся.

– Так оно и есть. Ваша дерзкая манера держаться чрезвычайно возбуждала меня, поэтому за последние три недели я принимал холодный душ гораздо чаще, чем обычно.

– Может, именно это вам и требуется в данный момент? – дрожащим голосом спросила Эбби.

– Боитесь, что я потеряю над собой контроль? – Взяв ее за подбородок, он приподнял ее лицо. – Я не стану принуждать вас делать то, чего вы не хотите, дорогая, хотя должен признаться, я впервые ограничиваюсь невинными ласками, лежа на диване с очаровательной девушкой.

– Все когда-то бывает впервые.

– И самое интересное, что я счастлив! Радость затопила ее сердце. Она прижалась к нему всем телом, он обнял ее еще крепче, и она испытала глубокое умиротворение, словно знала этого человека всю жизнь.

Его рот снова нашел ее губы, и на сей раз они раскрылись без всякого принуждения. Секунду-другую Росс словно колебался, а потом его язык с силой проник внутрь, возбуждая ее до безумия, заставившего ее еще крепче прильнуть к нему, забыв обо всем. Под натиском неистового порыва голос рассудка умолк, сметенный откровенным, ненасытным желанием ласкать друг друга. Ее пальцы легко пробежали по его коже, и в ответ его мускулы напряглись, затрепетали.

– Эбби… – хрипло прошептал он и обнял ее так крепко, словно хотел слиться с ней воедино.

Казалось, это объятие длилось целую вечность. Поцелуй пробудил в Эбби жгучую жажду, требующую немедленного утоления, из ее груди вырвался невольный стон, и, истолковав его как согласие, Росс подхватил ее на руки, переступил через полотенце, соскользнувшее с бедер, и понес ее через гостиную в спальню.

Там он осторожно опустил Эбби на кровать, лег рядом, умело раздел ее, потом провел кончиком языка по отвердевшим розовым соскам, отчего она содрогнулась в агонии наслаждения. Его язык коснулся ее округлого живота, переместился ниже, к пульсирующей плоти между ног.

– Что тебе нравится, дорогая? – шепнул он. – Вот это? – Его пальцы нащупали влажный бугорок и начали поглаживать его с нарочитой неторопливостью. – Так хорошо? – спросил он, когда вторжение его пальцев стало особенно интимным.

Эбби лихорадочно заметалась под ним, и, отвечая ее страстному призыву, он взял ее руку и направил себе между ног.

– Дотронься до меня, – простонал он, – прошу тебя.

Эбби ощутила под пальцами шелковистую твердость и чуть не задохнулась от нахлынувшего на нее блаженства. Ее тело словно расплавилось, превратилось в кипящую лаву, каждый нерв трепетал, отзываясь на новые, ни с чем не сравнимые ощущения. Она погрузилась в такие глубины страсти, о существовании которых прежде и не подозревала. Какое счастье дарить наслаждение любимому и принимать от него дар любви! Изнемогая от желания, Эбби потянула Росса на себя, развела ноги и позволила ему войти в нее.

Она обвила стройными ногами его мускулистые бедра и, устремившись ему навстречу, полностью вобрала его в себя. Прижав ее руки своими ладонями к подушке, он легко касался губами ее губ. В его ласках не было торопливости, этот первый миг сладостного слияния надлежало продлить, насладиться им в полной мере.

Потом его бедра начали медленно двигаться, с каждой секундой удары становились все сильнее и глубже, и Эбби с восторгом подладилась под его ритм. Вверх – вниз, вверх – вниз… несли ее качели любви. Они раскачивались все быстрее, яростнее, Эбби вонзила ногти в спину и ягодицы Росса, царапая кожу, и выкрикнула его имя. Вот чего она ждала всю жизнь – этого мужчину, с которым так естественно отдаваться сжигающему пламени страсти, который с такой легкостью вознес ее на вершины немыслимого экстаза.

Первая судорога наслаждения пронзила ее подобно электрическому разряду. Пока волна за волной сотрясали ее тело, Росс тоже потерял над собой контроль, перестал сдерживаться и, содрогнувшись в последнем пароксизме страсти, излил в Эбби свою жизненную силу.

Слезы счастья брызнули у нее из глаз, она глубоко вздохнула и прошептала его имя. Когда он в изнеможении растянулся рядом с ней, положив голову ей на грудь, она спрятала лицо в его влажных волосах.

– Я люблю тебя, – тихо сказала она, ожидая, что он повторит ее слова, но до слуха донесся лишь тихий вздох. Его тело расслабилось, отяжелело. Милый, милый Росс, растроганно подумала Эбби, закрыла глаза и тоже погрузилась в дремоту.

Проснувшись, она обнаружила, что нежится в широкой постели в полном одиночестве. В квартире было тихо, значит, Росс уже ушел. Ощутив смутное разочарование оттого, что он не остался, она не слишком расстроилась, так как знала, почему он не мог себе этого позволить: в семь тридцать у него назначена деловая встреча в Сити. Если бы они проснулись одновременно, он бы точно опоздал! Она лениво потянулась, легкая улыбка тронула ее губы, когда она заметила вмятину от его головы на подушке и вспомнила волнующие подробности минувшей ночи. Невероятно, после первой ослепительной вспышки страсти они еще дважды предавались любви, причем накал сжигавшего их пламени не ослабевал, а становился с каждым разом все ярче.

Что заставило ее отвечать ему с таким самозабвением? Любовь или природная чувственность, разбуженная ласками искушенного в любовных битвах мужчины, который чутко улавливал ее желания и стремился сначала доставить удовольствие ей, а уж потом заботился о собственном удовлетворении?

Как бы то ни было, Эбби ни в чем не раскаивалась, ни о чем не жалела. О каких сожалениях может идти речь, если ее переполняет такое головокружительное счастье? Звонок будильника вырвал ее из царства грез, напомнил, что впереди рабочий день. Нехотя расставшись с теплом постели, Эбби направилась в ванную комнату.

Стоя под душем, она как никогда остро ощущала свое тело, ее грудь помнила ласки возлюбленного, темневшие на талии синяки свидетельствовали о силе страсти, с которой он проникал в нее все глубже и глубже. Картины, представшие перед ее мысленным взором, были столь ярки, что она задрожала и выпустила мыло из ослабевших пальцев. Оставив его в воде, Эбби закрыла кран, потянулась за махровым халатом, накинула его на влажное тело и босиком пошла в кухню.

Как приятно пить горячий кофе и представлять, что Росс сидит напротив и с аппетитом ест завтрак, который она для него приготовила. Конечно, ее кулинарные способности не идут ни в какое сравнение с талантами Джорджио, но и у нее есть кое-какие достоинства!

Улыбка осветила ее лицо: она предвкушала уик-энд, который проведет с Россом. Целых два дня он будет принадлежать ей безраздельно! Эбби вернулась в спальню и начала одеваться.

Встреча с важным клиентом, назначенная на утро, затянулась, к себе в контору Эбби вернулась после ленча. Она просмотрела почту и всю вторую половину дня диктовала секретарше письма. Не успела та выйти и приняться за перепечатку, как появилась Каролина, горевшая желанием узнать, как Эбби провела вчерашний день.

– Отлично. Мы прокатились на моторке Росса по Темзе. Устроили в каюте ленч, потом продолжили путешествие, а вечером пообедали в ресторане гостиницы в Марлоу.

– Ты больше не испытываешь к нему неприязни?

Эбби небрежно повела плечами, изображая равнодушие, и с досадой почувствовала, что краснеет.

– Конечно, я узнала его получше, – пробормотала она.

– Насколько лучше?

– Слушай, времена испанской инквизиции давно прошли! К чему столько вопросов?

– Мне любопытно, почему ты покраснела, – не отставала Каролина. С тех пор как Кевин вновь появился в ее жизни, она превратилась в прежнюю жизнерадостную хохотушку. – У меня такое чувство, что он тебе не просто нравится. Это нечто большее. Недаром ты ему так дерзишь – срабатывает своеобразный защитный механизм.

– Вы правы, доктор Фрейд.

Каролина рассмеялась, но тут же посерьезнела.

– Прости мою настойчивость, но я не хочу, чтобы ты испытала разочарование.

– А почему это я должна его испытать?

– Потому что Росс привлекательный, умный и богатый человек. И вдобавок чересчур уверен в себе. Ему под сорок, он до сих пор не женат, что наводит на размышления.

– А что тут странного? Он осторожничает.

– Или любит развлечься. Он… он не пытался… ну, ты понимаешь?..

Внезапно Эбби надоело притворяться. Каролина – ее самая близкая подруга, почти сестра, и к тому же так хочется поделиться с кем-нибудь своей радостью!

– Да, и, если хочешь знать, я ничего не имела против.

Она пунцово покраснела, что делало дальнейшие объяснения излишними.

– Ах, Эбби! Неужели ты влюбилась? – Каролина озабоченно нахмурилась. – А как же Элиза? Ты говорила, они очень дружны.

– Да, но только потому, что их семьи знакомы много лет.

В дверь постучали. Вошла секретарша, держа в руках небольшой сверток, обернутый в фирменную бумагу ювелирного магазина «Эспри».

– Это только что принесли для вас, – сказала девушка.

Заинтригованная, Эбби развернула бумагу и увидела кожаный футляр. Приподняла крышку…

На черном бархате сверкала золотая брошь, представлявшая собой фигурку кошки, приготовившейся к прыжку. На месте глаз у нее были яркие изумруды, в лапах – брильянтовый мяч.

– Вот это да! – ахнула Каролина.

Не в силах вымолвить ни слова, Эбби прочла приложенную записку, без подписи:


«До нашей встречи я предпочитал собак».


– Уверена, Росс не делает таких дорогих подарков каждой женщине, с которой спит, – прокомментировала Каролина. – Кажется, у него серьезные намерения.

Стараясь скрыть свою радость – должно быть, она сейчас похожа на кошку, проглотившую канарейку, – Эбби потянулась к телефону, и Каролина, догадавшись, кому она собирается звонить, помахала рукой и вышла из комнаты.

К немалой досаде Эбби, ей сказали, что Росс уехал в Мидленд с инспекторской проверкой и вернется только в пятницу вечером.

– Мистер Хант будет нам сегодня звонить, – заключила секретарша, – если хотите что-нибудь передать…

Слегка удивившись, что он не сообщил ей о поездке, Эбби попросила его позвонить ей домой после работы.

В пять часов она отправилась на пресс-конференцию, которую организовала в Дорчестере для одной косметической фирмы. Там оказалось гораздо больше журналистов, чем она ожидала, все требовали ее внимания, так что пришлось задержаться. Благодарный за хорошую рекламу владелец компании настоял, чтобы она пообедала с ним и двумя его сотрудниками в ресторане «Грилл Рум».

Домой Эбби вернулась около полуночи и первым делом включила автоответчик: может, Росс звонил в ее отсутствие? Ее надежды оправдались.

– Я собирался сказать тебе вчера вечером, что уеду на несколько дней, – послышался его голос, – но мы так увлеклись, что я обо всем забыл, а утром не стал тебя будить: боялся, что снова увлекусь! – Несмотря на искажения, неизбежные при магнитофонной записи, в его тоне отчетливо слышалась лукавая усмешка. – Надеюсь, тебе понравился мой подарок. Как только вернусь, обязательно позвоню.

Остаток недели Эбби занималась подготовкой телевизионной кулинарной серии. Энрико Сальвини принял участие в пробной съемке и оказался так хорош, что Эбби уже видела его в роли ведущего этой передачи. Пожалуй, ему придется бросить работу у Росса!

В пятницу после обеда она занималась составлением текстов рекламных объявлений, когда в кабинете вдруг появилась Элиза Джордан, как всегда элегантная в строгом, безупречно сшитом костюме – из тех, что она неизменно надевала на работу.

– Извините, что пришла без предупреждения, – начала она. – Случайно оказалась поблизости и решила расспросить вас поподробнее о телевизионном интервью, в котором я участвую на следующей неделе. Обсудить его раньше я не могла: уезжала с Россом из Лондона. – Элиза расположилась в кресле. – Хочу уточнить, какой имидж вы планируете создать для меня.

– Главное – естественность, – быстро ответила Эбби. – Камера все замечает, и если вы будете притворяться, она вас непременно разоблачит. Просто будьте собой.

– Я не покажусь публике слишком утонченной?

Взгляд Эбби скользнул по блестящим, тщательно уложенным волосам гостьи, ее ярко накрашенным губам, миниатюрной, но очень женственной фигуре. Убедившись, что Росс видит в Элизе только хорошего друга, она начала относиться к ней с большей симпатией.

– Большинство покупательниц «Куперс» многое бы отдали, чтобы быть похожими на вас, – сказала она. – А тот факт, что вы отвечаете за закупки модной одежды, вселит в них уверенность, что и они смогут достичь успеха, если купят одежду, которую выбрали вы.

– Вы очень любезны. В таком случае я могу надеть то платье, которое Росс купил мне вчера.

Эбби мгновенно насторожилась. Значит, Элиза явилась вовсе не из-за интервью. Росс – вот главная причина! Известно ли ей о том, что произошло минувшей ночью?

– Платье из красного шифона, – щебетала гостья, – оно очень женственное и нарядное. Сама я бы вряд ли его выбрала, но Росс, увидев его на витрине магазина в Бирмингеме, настоял на примерке.

– Судя по его манере одеваться, – выдавила из себя Эбби, – у него отличный вкус.

– Это верно. Но я предпочитаю выбирать одежду без его помощи. Люблю преподносить ему сюрпризы. Думаю, каждая женщина хочет оставаться для мужчины загадкой, не так ли?

– Да, конечно. – Сохраняя внешнее спокойствие, несмотря на бурю чувств, бушевавшую в ее душе, Эбби откинулась на спинку стула и небрежно проговорила: – Я не знала, что вы вместе с ним ездили в Мидленд. Как там дела?

– Отлично. Товарооборот увеличился на восемь процентов по сравнению с прошлым месяцем. Благодаря вашей рекламе все магазины работают с большей прибылью. Росс вами очень доволен. – Элиза ослепительно улыбнулась. – Конечно, мы не только занимались делами. Вчера побывали в Стрэтфорде на новой постановке «Ричарда Третьего».

Жгучая ревность пронзила Эбби, точно раскаленная игла. Ручка, которую она вертела в пальцах, задрожала. Видя, что Элиза внимательно наблюдает за ней, она вытянула руку вперед.

– Сегодня я работала без перерыва, – солгала она, – а когда я долго ничего не ем, у меня начинают дрожать руки. Хотите со мной перекусить? – Она бы не смогла проглотить ни кусочка, если бы Элиза согласилась, и вздохнула с облегчением, когда та отказалась.

– Нет, спасибо, мне пора. Росс пригласил меня на обед, и я хочу успеть принять ванну.

Мысли Эбби лихорадочно заметались. До сих пор Элиза ограничивалась лишь намеками на близость с Россом, но никогда не говорила об этом прямо. Странно, что она изменила тактику.

– Я вас удивила, не так ли? – заметила гостья. – Всегда утверждала, что мы с Россом всего лишь друзья, но, по правде говоря, Росс просил меня выйти за него замуж много лет назад. Я ответила отказом: хотела сначала сделать карьеру. А потом, когда я добилась своего, заколебался он.

– Почему? – Эбби сама удивилась, что сумела выговорить это слово. Все ее тело окаменело, горло сжали спазмы.

– Потому что хотел, чтобы я бросила работу. Нехорошо, когда жена президента фирмы занимает руководящую должность. Перейти в другую компанию он мне тоже не разрешил. Заявил, что я слишком ценный сотрудник, чтобы отдавать меня конкурентам!

– Он прав. – Эбби переменила позу, гордясь собой за то, что сумела сохранить самообладание. – Ну и кто же одержит верх?

– Мы оба. Я доказала свои способности, став начальником отдела, но в конце года мы поженимся. К тому времени коллекция зимней одежды поступит в продажу, а заказы на весенне-летний сезон будут размещены, так что момент самый подходящий.

– Действительно… Вам не жаль оставить столь удачную карьеру?

– Конечно, жаль, но взамен я приобрету нечто более ценное. – Элиза открыла дверь и уже на выходе оглянулась и с улыбкой добавила: – Когда вы влюбитесь, Эбби, вы меня поймете.

Оставшись одна, Эбби огромным усилием воли сдержала подступающие рыдания, понимая, что если расплачется, то не сможет остановиться. Росситер Хант не стоит ее слез. Ни единой слезинки! Какой же надо быть дурой, чтобы поверить этому обманщику, но больше она на его удочку не попадется. Схватив пальто, она опрометью выбежала из кабинета.

Дома Эбби наполнила ванну и погрузилась в теплую воду с ароматической жидкостью. Вскоре она немного расслабилась и смогла спокойно обдумать сложившуюся ситуацию.

Как долго Росс собирался встречаться с ней без ведома Элизы? Или он довел искусство обмана до такого совершенства, что ничего не боялся? Мысль о том, что ей отводилась роль очередной любовницы, наполнила ее ужасом и отвращением. Нестерпимый стыд охватил ее при воспоминании о проведенной с ним ночи. С каким самозабвением она отдавалась этому негодяю! Слава Богу, что он не подозревает о глубине ее чувств к нему. Если бы он узнал о ее любви, общение стало бы совершенно невозможным, а ведь им еще предстоит совместная работа.

Телефонный звонок отвлек Эбби от тяжелых мыслей. Боясь услышать голос Росса, она не стала брать трубку. Сначала надо решить, какую линию поведения избрать, так что следует хорошенько подумать, прежде чем говорить с ним.

Прослушав запись на автоответчике, Эбби убедилась, что ее догадка верна: Росс объяснял, что сегодня обедает с деловым партнером и позвонит завтра. Деловой партнер!

Эбби металась по комнате, слишком взволнованная, чтобы читать или смотреть телевизор. Когда она наконец легла, сон не шел, как она ни старалась уснуть. Уставившись в потолок широко раскрытыми глазами, она перебирала подробности проведенного с Россом дня: их шутки, смех, дружеское подтрунивание, свою радость оттого, что у них оказались схожие вкусы, даже в еде и в напитках. Незабываемый день, за которым последовала восхитительная ночь… Разве можно забыть такое?

Когда за окнами забрезжил рассвет, Эбби встала, с отвращением взглянула на себя в зеркало – веки у нее набрякли от бессонной ночи – и рассеянно просмотрела почту. Одни рекламные проспекты и счета. На глаза попалось приглашение на вечеринку от старой подруги, с которой Эбби давно не виделась. Почему бы не пойти? Ее недолгий роман с Росситером Хантом принадлежит прошлому. Нечего сидеть дома и предаваться тоске. Не оглядывайся назад, иди вперед – вот ее девиз.

И все же в глубине души Эбби понимала, что хватается за соломинку. Росса она знала совсем недолго, но он так стремительно вошел в ее жизнь и занял столь прочное место в ее сердце, что понадобится целая вечность, чтобы забыть его.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

На следующий день Эбби вышла из дома около двенадцати: она обещала помочь Каролине с переездом в дом Кевина.

С самого утра она ждала звонка Росса. Увы, телефон упорно молчал. В чем дело? Может, он узнал, что Элиза вчера заходила к ней и рассказала всю правду об их отношениях? Если так, едва ли он вообще позвонит. И все же встреча неизбежна – деловая, разумеется. Подобная перспектива так расстроила Эбби, что она всерьез задумалась: уж не попросить ли отца заменить ее кем-нибудь из сотрудников «Стюарт энд Стюарт»?

Однако личные проблемы мгновенно вылетели у Эбби из головы, когда она наконец добралась до убогого жилища кузины и узнала страшную новость: миссис Уилсон сообщила, что Каролина попала под машину и находится сейчас в больнице.

– Она серьезно пострадала? – встревожилась Эбби.

– К счастью, нет, отделалась ссадинами и ушибами. Вы же знаете врачей, они не вдаются в подробности.

– Как это случилось? Каролина должна была сидеть дома и складывать вещи.

– Ее планы изменились. Позвонил ее приятель и дал отбой, – ответила хозяйка, полная пожилая женщина с седыми волосами. – Бедняжка ужасно расстроилась. Представляете, вещи уже сложены, все готово к отъезду, и вдруг он выкидывает такой номер. На нее было жалко смотреть. Она была сама не своя, пробормотала, что выйдет на улицу, все обдумает, попросила меня присмотреть за Чарли. А через час позвонили из больницы и сказали, что ее сбила машина. Я не знала, как с вами связаться. У меня есть только ее рабочий телефон, там никто не отвечал.

– Я еду в больницу, – решила Эбби. – Вы можете побыть с Чарли до моего возвращения?

– Конечно. Он такой спокойный ребенок, с ним никаких хлопот.

При виде кузины, лежащей на узкой больничной койке, у Эбби перехватило горло. Белее простыни, которой ее укутали, вся в ссадинах и кровоподтеках, словно боксер, потерпевший поражение в десятом раунде, Каролина казалась бледной тенью той красивой жизнерадостной девушки, с которой Эбби вчера виделась в конторе.

– Ах, Эбби, – слабым голосом произнесла она, и слезы навернулись ей на глаза. – Я так рада, что ты пришла.

– А уж я-то как рада видеть тебя живой и более-менее здоровой. Что случилось, ты сбила автобус? – неуклюже пошутила она.

– Переходила улицу, задумалась, по сторонам не смотрела, вот и не заметила машину.

– Тебе повезло, все могло кончиться гораздо хуже. – Эбби понимала, как банально прозвучала эта ее фраза, но у нее язык не поворачивался задать волнующий ее вопрос: она боялась, что Каролина пыталась покончить с собой. – Врач говорит, у тебя ушиб ребер и несколько ссадин, но завтра ты почувствуешь себя лучше и тебя отпустят домой.

В глазах Каролины заблестели слезы.

– Куда я пойду? Кевину я не нужна, а мою комнату уже заняли.

– Поживи у моих родителей, они будут просто счастливы. – Эбби решительно подавила чувство жалости. – Что между вами произошло?

– Сама не пойму. Кевин позвонил и сказал, что с моим переездом лучше повременить. Больше ничего.

Эбби не сомневалась, что это дело рук Росса. Слишком хорошо она помнила его слова о том, что семья Кевина возражает против его связи с Каролиной, пока та не оформит развод. Видимо, Росс так и не изменил своего мнения о Каролине, несмотря на заверения в обратном. Ее сердце наполнилось горечью. Росс понимал, что ему не удастся сблизиться с нею, если она будет думать, что он настроен против ее кузины, потому и притворился. Ловкий маневр с целью усыпить ее бдительность и добиться цели!

– Родственники Кевина беспокоятся, что ты цепляешься за него от отчаяния, – вслух сказала Эбби. – Я почти уверена, что Элиза убедила Росса повлиять на него.

– Но ты говорила, что я понравилась Россу.

– Должно быть, ему было выгодно притвориться.

– Вот уж не думала, что Кевин такой слабый. Не везет мне с мужчинами. Наверно, я в них плохо разбираюсь.

– Я тоже. Поверила Россу, думала, что он и в самом деле проникся к тебе симпатией. Иначе я бы ни за что…

Ее голос прервался, Каролина сочувственно коснулась ее руки.

– Не хочу, чтобы наша размолвка с Кевином повлияла на твои отношения с Россом.

– А как иначе? Не могу же я связывать свои планы на будущее с человеком, способным солгать, чтобы затащить меня в постель. И вообще он влюблен в Элизу. В конце года они поженятся.

– Но…

– Это правда, – перебила Эбби. – И давай не будем больше об этом.

Посидев с кузиной еще немного, Эбби поехала к ней на квартиру за туалетными принадлежностями и ночной рубашкой. Оттуда позвонила родителям и все им рассказала. Те переполошились и предложили немедленно забрать Чарли.

– Я сама его привезу, – сказала Эбби. – Отвезу Каролине кое-какие вещи и вернусь за ребенком. Есть еще кое-что, папа, – неохотно буркнула она. – Россу Каролина никогда не нравилась, я уверена, что все дело в нем. Хочу с ним поговорить. Не исключено, что мы поругаемся и я потеряю контракт.

– Понятно. Хотя нет, вообще-то не совсем. Объясни поподробнее.

– Это сложно объяснить, речь идет о лжи и притворстве. Честно говоря, папа, я бы справилась с любыми проблемами, если бы игра велась в открытую, но Росс оказался таким лицемером… – Не в силах продолжать, Эбби умолкла.

– Знаю, как много значит для тебя контракт с «Куперс», дорогая, и если его потеря тебя не пугает… что ж, поступай, как считаешь нужным, я возражать не буду.

– Спасибо, папочка, ты ангел!

– Надеюсь стать им не раньше, чем лет через двадцать!

Приободрившись после разговора с отцом, Эбби поехала в больницу. Потом надо отвезти Чарли к родителям, так что домой она доберется только к вечеру. Не поздно ли звонить Россу и договариваться о встрече? Неизвестно, какие у него планы на уик-энд. Может, снова собирается затащить ее в постель, если, конечно, не вмешается Элиза. От одной лишь мысли об этом вся кровь в ней закипела. Торопливо шагая по больничному коридору, она вдруг увидела Росса возле ординаторской.

Он тоже заметил ее, встал и двинулся навстречу.

– Эбби! Я только что тебе звонил, оставил на автоответчике сообщение.

– Что ты здесь делаешь, черт возьми? – огрызнулась Эбби, останавливаясь подальше от него и игнорируя его слова.

Пораженный ее грубостью, он слегка смутился.

– Я приехал с Кевином.

– Он тоже здесь? Потрясающая наглость! Это же из-за него Каролина угодила в больницу.

– Поэтому он здесь. Сегодня она собиралась переехать к нему, как тебе наверняка известно. – В его тоне слышался упрек, оттого что она не сочла нужным упомянуть об этом. – Только отложив переезд, он узнал, что квартирная хозяйка уже сдала кому-то комнату Каролины, и тут же бросился подыскивать для нее подходящее жилье. А когда позвонил – сообщить, что поиски увенчались успехом, – узнал, что Каролина в больнице. Он был так растерян, что я предложил подвезти его: боялся отпускать его одного в таком состоянии. Сейчас он в палате у Каролины.

– Ой, как это мило с его стороны! Зачем же так напрягаться? Обычно мужчинам наплевать на брошенных любовниц.

– Кевин не бросал Каролину.

– Да ну? А как это, по-твоему, называется? Поддался на уговоры семьи?

– Его семья тут ни при чем. – Росс явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он стоял засунув руки в карманы и слегка сгорбившись, отчего мощные плечи казались еще шире. – Извини, вчера я не смог с тобой увидеться, у меня была деловая встреча.

С Элизой в красном шифоновом платье, усмехнулась про себя Эбби.

– А сегодня утром завтракал с другим клиентом, – продолжал он, – и когда позвонил, тебя уже не было дома.

Он искоса взглянул на нее, лицо у него как-то странно напряглось. Может, его мучают угрызения совести? Так и должно быть, черт подери, он же наврал ей с три короба, да и в несчастье с Каролиной есть доля его вины.

– Боюсь, нам придется ненадолго расстаться, – буркнул он после паузы. – У меня будет много дел в связи с открытием нового филиала.

– Услуги нашего агентства не потребуются? Могу организовать достойную рекламу, – невинным тоном сказала Эбби.

– Нет-нет, я… э-э… не хочу пока его афишировать. Как только все образуется, я тебе позвоню.

Вот все и выяснилось. Какие еще нужны доказательства его связи с Элизой?

– Да нет, незачем, – небрежно бросила она. – Предпочитаю окончательный разрыв. Не следует путать дело с удовольствием. Ни к чему хорошему это не приведет.

– Вчера у тебя было иное настроение.

– Это было вчера, – пожала она плечами, – а сегодня все по-другому. Уверена, что в душе ты со мной согласен.

– Ты сердишься, потому что я сказал, что буду занят? Я не собираюсь разрывать наши отношения, Эбби, у меня действительно…

Эбби рассмеялась.

– Не оправдывайся, Росс, это лишнее. Мы прекрасно провели день, а потом и ночь. Но все кончено.

Она хотела обойти его, не уверенная, что сможет долго играть эту роль, но Росс загородил ей дорогу.

– Ты винишь меня в том, что произошло с Каролиной, считаешь, что я злоупотребил своим влиянием на Кевина, да? Потому и говоришь мне все это?

Искушение сказать «да» было очень велико, но гордость не позволила ей признать его правоту.

– Ты наверняка приложил к этому руку, – холодно сказала она. – С самого начала ты относился к Каролине с предубеждением. Не верится, что ты изменил свое мнение о ней.

– По-твоему, я вчера солгал, утверждая, что она мне понравилась?

– Думаю, ты хотел угодить мне. Росс сердито фыркнул.

– То есть я солгал, чтобы переспать с тобой, так? Считаешь меня способным на подобную низость?

Эбби пожала плечами, словно ей были безразличны его объяснения, но в душе у нее бушевала настоящая буря: жгучая обида душила ее, вызывая непреодолимое желание уязвить его побольнее.

– Я стала для тебя своеобразным вызовом, Росс, как и ты для меня. Мы оба добились своего, и давай поставим на этом точку. Просто мне жаль, что ты имеешь такое влияние на Кевина. Интересно, как тебе удалось переубедить его? Ты пригрозил ему увольнением или намекнул, что не дашь денег?

Внешне спокойный, Росс молча смотрел на нее. Его истинные эмоции выдавали лишь руки, судорожно сжавшиеся в кулаки, и внезапная бледность, покрывшая лицо. Сейчас он скажет, что больше не нуждается в ее услугах, однако этого не произошло. Эбби ощутила кратковременный триумф, который тут же сменился горечью. Несмотря на ее грубость, он прекрасно понимает, что нанял одну из лучших рекламных фирм в стране, и не собирается ставить под угрозу свои интересы. Собственная выгода для него превыше всего: как в бизнесе, так и в личной жизни.

С гордо поднятой головой Эбби обошла Росса и направилась в палату Каролины. У кровати сестры сидел Кевин. Видимо, между ними состоялось бурное объяснение – оба выглядели взволнованными и смущенными. Кевин поздоровался с Эбби и предложил ей свой стул – другого в комнате не было, – но та отказалась.

– Я ненадолго. Забежала передать Каро вот это. – Она положила на тумбочку сверток, который принесла с собой. – Потом отвезу Чарли к родителям, – обратилась она к кузине, – так что, если не хочешь, чтобы ребенка вконец избаловали, поправляйся скорее!

– Пока тебя не было, приходил доктор. Меня выпишут завтра после ленча.

– Вот и отлично. – Эбби сделала паузу и, поскольку Кевин молчал, добавила: – Я заеду за тобой в два часа. Твои чемоданы уже у меня в машине.

– Спасибо тебе, Эбби. Не знаю, что бы я без тебя делала.

– Мы же сестры. На что еще нужны родственники? – Эбби покосилась на Кевина с таким презрением, что тот багрово покраснел.

– Я лучше пойду, – пробормотал он, наклонился и чмокнул Каролину в щеку. – Увидимся.

Когда дверь за ним закрылась, Эбби повернулась к кузине.

– Я слышала, что добропорядочные христиане должны подставлять другую щеку, но все равно не понимаю, как ты можешь выносить его присутствие? Почему ты не выставила его вон?

– Я его люблю.

– И поэтому позволяешь ему играть твоими чувствами?

– Это не так. Просто у него возникли кое-какие проблемы, и он должен сам их решить.

– Проблемы у него есть, это уж точно, – огрызнулась Эбби. – Только его сестричка и Росситер Хант помешают ему с ними справиться.

– Я с тобой не согласна. И давай сменим тему.

Каролина была так бледна, что Эбби почувствовала угрызения совести: кузине нельзя волноваться. Ничего не поделаешь, характер у Каро гораздо мягче, чем у нее самой. Бессмысленно ожидать, что она проявит несвойственную ей твердость. Бедняжка на собственном опыте убедилась, что Кевин слабовольный человек, игрушка в чужих руках.

Обещав заехать завтра около двух часов, Эбби поспешила уйти.

Росса в коридоре не было, и она вздохнула с облегчением. Как ужасно, что придется продолжать видеться с ним и притворяться, что он ей безразличен! Но контракт он не расторг, а значит, избежать общения невозможно. Испытание не заставит себя долго ждать: в следующую пятницу Росс участвует в популярной телепрограмме, а ей надлежит сопровождать его в студию.

Всю неделю от него не было никаких известий. Рано утром в пятницу Эбби попросила секретаршу позвонить ему и передать, что машина с телевидения заедет за ним в половине шестого.

– Скажите, что я буду ждать его там, – добавила она.

Когда Эбби появилась в приемной на телевидении, Росс устремил на нее пристальный взгляд, в котором не было и тени смущения. Как мало затронула его их ссора! От злости Эбби даже перестала нервничать, и ей сразу стало легче сохранять самообладание.

– Рад тебя видеть, – официальным тоном произнес он, подвигая ей стул.

Его лицо напоминало непроницаемую маску. Он явно ждал, что разговор начнет она. Неужели он воображает, что она будет вести себя так, словно ничего не случилось?

Засунув руки в карманы жакета, Эбби откинулась на спинку стула. Она не сознавала, как женственно выглядит. Пунцовый шелк блузки оттенял прелестное овальное личико, обрамленное золотисто-рыжими кудрями.

– Гэри вот-вот придет, – сказала она слишком громко и, спохватившись, понизила голос: – Потом принесут напитки.

– Мне приходилось бывать на телевидении. Порядки я знаю.

– Ну разумеется. Как же я об этом забыла?

– Вообще-то тебе незачем было приходить. Я с детства привык обходиться без няньки.

– Это входит в мои обязанности, – отрезала она, игнорируя иронию. – Кроме того, не хочу, чтобы ты думал, что я тебя избегаю.

Наступило неловкое молчание, которое нарушил Гэри Уинтон, появившийся в комнате в сопровождении двух других гостей – знаменитых братьев-актеров, снявшихся в нашумевшем кинофильме.

После церемонии знакомства подали напитки и легкие закуски. Эбби заметила, что Росс не притронулся к алкоголю. Ну конечно, он и так слишком уверен в себе, без искусственного допинга. Его строгий вид – он был в темном костюме в тонкую полоску и белой рубашке – резко контрастировал с богемной внешностью ведущего и братьев-актеров. Весь его облик говорил о том, что он привык повелевать. Несмотря на свою неприязнь, Эбби ощутила невольную гордость: ее клиент с легкостью затмил двух киногероев.

– Теперь пойдемте на съемочную площадку, – заявил Гэри, обращаясь ко всем присутствующим, включая Эбби.

Его студия оказалась самой большой в здании. В ней было полно операторов и технического персонала. У стены стояли несколько массивных кожаных кресел для гостей передачи. Перед ними громоздились телекамеры.

– Вы пойдете первым, – сказал Гэри Россу, показывая ему, откуда выходить, когда прозвучит его имя. – Рад, что мистер Хант понял, что излишняя серьезность вредит делу, – шепнул он на ухо Эбби. – Теперь у нас получится отличное интервью!

Заинтригованная этим странным замечанием, Эбби не успела выяснить, что Уинтон имеет в виду: студия стала заполняться публикой и Гэри поспешил навстречу новоприбывшим. Росса и братьев-актеров уже увели в гримерную.

Эбби вернулась в приемную – смотреть передачу на телемониторе. Волнение мешало ей сосредоточиться на мысли, что Росс всего лишь очередной клиент отцовской фирмы. Увы, как ни велико ее презрение, она все равно любит этого человека!

Интервью с Россом началось так, как она и ожидала. Он держался уверенно и непринужденно, их диалог с Гэри лился свободно и без заминок. Порой Росс затмевал ведущего остроумием, и аудитория награждала его аплодисментами. Неожиданно тональность беседы резко изменилась: Гэри вдруг заговорил о личной жизни Росса и его знакомых женщинах.

Эбби была ошеломлена. Уинтон обещал не задавать подобных вопросов! Странно, что он не сдержал своего слова. Раньше он так никогда не поступал.

Несмотря на то что его явно застали врасплох, Росс не утратил хладнокровия и находчиво уклонился от прямого ответа.

Однако Гэри было не так-то легко смутить.

– Вы встречались со множеством красивых женщин и имеете репутацию сердцееда. Говорят, что ваши увлечения длятся недолго и вы расстаетесь с дамами без всяких сожалений, – заявил ведущий, перечислив светских красавиц, с которыми молва связывала имя Росса. – Означает ли это, что вы не верите в брак?

– Напротив. Для меня узы брака священны. Если я женюсь, это будет на всю жизнь. Именно поэтому я намерен вести прежний образ жизни, пока не встречу свою избранницу.

– Похоже, вы ее уже встретили. Я прав?

– Без комментариев.

Гэри упрямо гнул свою линию:

– Я слышал, вы серьезно увлечены кем-то и ваши холостяцкие денечки сочтены. – Он повернулся к аудитории и улыбнулся с заговорщицким видом. – Я бы сам назвал имя счастливицы, но предоставляю эту возможность будущему жениху. – Он снова обратился к гостю: – Так как, Росс?

– Подождем, пока ее имя назовут в светской хронике, – невозмутимо парировал Росс. – Если я опережу газетчиков, они в отместку перестанут упоминать меня в своих репортажах и… прощай бесплатная реклама!

Зрители дружно рассмеялись и захлопали в ладоши. Не давая Гэри возможности вернуться к щекотливой теме, Росс перевел разговор в другое русло: стал рассказывать о своих новых загородных магазинах.

Эбби затрясло от ярости. Как Гэри посмел нарушить данное ей обещание? С тревогой ожидая появления Росса, она невольно задумалась: уж не проговорился ли кто-нибудь из сотрудников «Куперс» о романе Росса с Элизой? Возможно, кто-то видел, как они обмениваются влюбленными взглядами, и сделал соответствующие выводы.

Мысль об их близости обожгла ее как огнем, она зажмурилась и открыла глаза, когда сзади хлопнула дверь. На пороге стоял Росс. Он был вне себя от гнева. Таким она видела его впервые.

– Как ты могла? Не ожидал, что ты способна на такую подлость! Вот, значит, какими средствами ты зарабатываешь себе на жизнь.

– О чем ты? Не понимаю…

– О твоей записке Гэри Уинтону, в которой ты разрешаешь ему задавать мне любые вопросы. – С угрожающим видом он двинулся к ней, и она невольно попятилась, боясь, что он ее ударит. – Знаю, ты меня презираешь, но никак не думал, что ты способна поставить под угрозу деловые отношения.

– Какая записка? – растерялась Эбби.

– Не притворяйся! Ложь тебе не поможет.

– Я не лгу! – вспылила Эбби. – Я специально просила Гэри не задавать тебе личных вопросов.

– Тогда зачем ты написала, что он вправе спрашивать о чем угодно? – Росс метнул на нее испепеляющий взгляд. – Он мне показал твою записку.

– Невозможно… Повторяю, я ему не писала!

– Ради Бога, перестань лгать! – закричал Росс. Огромным усилием воли он взял себя в руки. – Записка отпечатана на вашем фирменном бланке, и подпись твоя. Извини, что не позволил сделать из себя дурака. Вот бы ты порадовалась! У тебя извращенный ум, Эбби, между нами все кончено. О контракте можешь забыть. Я готов заплатить любую неустойку, лишь бы никогда больше тебя не видеть!

– Опять присваиваешь себе роль судьи и присяжных? – вспыхнула она.

– Нечего валить с больной головы на здоровую, – прорычал Росс и, не давая ей возможности ответить, пулей вылетел из комнаты.

Эбби словно приросла к полу. Только теперь до нее дошло, что имел в виду Гэри Уинтон, выражая надежду на интересное интервью. Кто-то написал ему от ее имени и разрешил задавать Россу любые вопросы. Но кто же ненавидит ее так сильно, что не погнушался подобной низостью?

Элиза, вот кто! Видимо, она поняла, что Росс может ускользнуть от нее, и вознамерилась разрушить возникшую между ним и Эбби симпатию, вбить клин, так сказать. Удар был рассчитан точно. Элизе отлично известно нежелание Росса афишировать свою личную жизнь, поэтому такая записка, адресованная Гэри, явилась прекрасным средством достижения цели. Подделать подпись не составило труда: Элиза могла воспользоваться письмом, которое Эбби отправила Энрико, но как она умудрилась достать фирменный бланк «Стюарт энд Стюарт»?

Эбби припомнила неожиданный визит Элизы, пришедшей якобы для того, чтобы обсудить свое участие в популярной телепрограмме для женщин. Тогда Эбби решила, что на самом деле мисс Джордан хотела внушить ей, что они с Россом жених и невеста. Однако имелась и третья причина: Элиза украла фирменный бланк!

И все же одних подозрений недостаточно.

Нужны доказательства, а их нет. Тем не менее Эбби преисполнилась решимости защитить свое доброе имя. Не только для того, чтобы заставить Росса взять свои обвинения обратно. Эта история может повредить ее профессиональной репутации.

Дождавшись Гэри, Эбби отвела его в сторону и без вступительных церемоний заявила, что не посылала ему никакого письма.

– Тогда от кого оно? – заинтересовался тот.

– Понятия не имею, – солгала Эбби. – Дайте взглянуть, может, я сумею что-то понять.

К сожалению, в жизни все не так просто, как в детективных романах: отпечатки испачканных чернилами пальцев отсутствовали, так что установить личность злоумышленника не представлялось возможным. И все же кое-что прояснилось. Подпись была явно подделана: при более внимательном рассмотрении оказалось, что сначала ее нацарапали карандашом, а потом обвели ручкой.

– Можно взять это с собой? – спросила Эбби. Гэри кивнул.

– Если узнаете, кто автор, непременно сообщите. Я с удовольствием возьму у него интервью!

К тому времени, когда Эбби добралась до дома, ее радость – оттого что она в состоянии доказать свою невиновность – испарилась. Какой смысл? Извинения Росса ничего не изменят. Главное то, что Элиза несомненно, занимает особое место в его жизни и любая другая женщина может быть лишь мимолетным увлечением. Даже если Росс возобновит контракт, дело зашло слишком далеко, чтобы они смогли работать вместе. Надо поставить крест на всей этой истории и не расстраиваться понапрасну.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Хорошенько обдумав сложившуюся ситуацию, Эбби рассказала родителям и Каролине о подложном письме. Те согласились, что Россу незачем его показывать: раз нет неопровержимых доказательств, что письмо написала Элиза, он, скорее всего, придет к выводу, что Эбби пытается очернить его подругу из ревности.

– Забудь об этом, – посоветовала мать. – Мистер Хант расторг контракт и ушел из твоей жизни. Не расстраивайся, найдутся и другие клиенты.

Если бы это было так просто…

Отец не улучшил настроения Эбби, настояв на том, чтобы она закончила проекты, которыми занималась до ссоры с Россом.

– Почему бы тебе не заменить меня, папа?

– Потому что магазинами «Куперс» занималась ты, значит, тебе и нужно довершить начатое.

– Не понимаю, почему мы вообще должны это делать, – заупрямилась Эбби. – Раз контракт аннулирован, мы свободны от каких-либо обязательств.

– Не говори глупостей, дорогая. Они нам полностью заплатили – что, кстати, не было предусмотрено условиями договора – и вправе требовать завершения работы. Тебе удалось уговорить телекомпанию «Ист» заснять демонстрацию моделей одежды в магазине на Оксфорд-стрит, так по крайней мере пойди туда и убедись, что все в порядке. Кроме того, у нас есть и другие клиенты, им тоже пригодятся контакты с «Ист-ТВ».

В рассуждениях отца заключалась неоспоримая логика, и Эбби сдалась.

– Если боишься столкнуться там с Росситером Хантом, то твои опасения напрасны, – добавил Артур Стюарт. – Генри Смолвуд согласился представлять администрацию «Куперс».

Ко всякому делу Эбби привыкла относиться добросовестно. В процессе подготовки к съемкам на Оксфорд-стрит у нее возникла отличная идея: новые модели одежды должны демонстрировать сотрудницы «Куперс»! В конце концов, мало кто из покупательниц имеет идеальные пропорции профессиональных манекенщиц. Увидев, что одежда, продаваемая в «Куперс», хорошо сидит на любой фигуре, они будут охотнее покупать ее.

Для этой цели она два дня подбирала подходящих продавщиц различного возраста и комплекции. Потом решила и сама приобрести что-нибудь в «Куперс» и отправилась в магазин, расположенный в Кенсингтоне.

Гуляя по торговым залам, она вспомнила свое последнее посещение и обратилась мыслями к Каролине, сопровождавшей ее в тот раз. Кузина полностью оправилась после несчастного случая и продолжала жить у родителей Эбби, поддерживая отношения с Кевином. В основном они говорили по телефону, на свидания он ее не приглашал, в дом Стюартов не заходил. Когда Эбби завела об этом разговор, Каролина лишь пожала плечами.

– Он очень занят, проводит семинары для менеджеров.

– И по выходным тоже? По-моему, он водит тебя за нос и в конце концов бросит.

– Не бросит.

Эбби не разделяла ее уверенности, но настаивать не стала. Каролина не желает признавать очевидного: ее роман с Кевином не имеет будущего.

– По словам Кевина, Росс встречается с массой женщин, – неожиданно сказала Каролина. – Похоже, он не так серьезно настроен в отношении Элизы Джордан, как ей хочется думать.

– Дело не в этом. Она заставила его ждать слишком долго, и он, вероятно, демонстрирует ей, что теряет терпение.

– В таком случае у тебя есть шанс вернуться в его жизнь.

– Нет уж, спасибо, – отрезала Эбби. – Наша миниатюрная Венера так легко его не отпустит. Давай лучше поговорим о чем-нибудь приятном, о Чарли, например.

В день съемок Эбби очень нервничала и собиралась дольше обычного. Стоя перед зеркалом во всю стену спальни, она похвалила себя за удачную покупку, сделанную в Кенсингтоне, – шерстяной костюм цвета беж, состоящий из двубортного пиджака, короткой юбки и кремовой шелковой блузки. В нем отлично сочетались модные тенденции и классический стиль. Точно повторяющий парижскую модель, костюм стоил раз в двадцать дешевле и удовлетворил бы самого придирчивого критика. Наряд дополнялся кожаными туфлями и сумочкой с золотой отделкой от «Шанель». Несмотря на неприязнь к Элизе, Эбби не могла не признать, что та знает свое дело. Вкус у нее отменный, она умеет подобрать ассортимент для своих магазинов.

Последние несколько недель Эбби плохо спала, поэтому ее лицо покрывала необычная бледность. Придется подрумянить щеки. Хорошо хоть волосы не утратили своего естественного блеска и упругости и не требовали особого внимания. Выпустив на виски несколько кокетливых завитков, Эбби зачесала волосы назад, подчеркнув мягкую линию шеи.

Убедившись, что она выглядит элегантно и женственно, Эбби подхватила сумочку и поспешила на улицу, где ее уже ожидало такси, которое она заказала по телефону.

У входа в магазин на Оксфорд-стрит уже стояли фургоны телекомпании «Ист». На первом этаже вовсю шла подготовка к съемкам, технический персонал устанавливал софиты в отделе женской одежды.

– Если манекенщицы будут выглядеть в моделях «Куперс» хотя бы наполовину так же элегантно, как вы, – заметил Ланс Эванс, продюсер программы, подошедший поздороваться с Эбби, – покупательницы выстроятся в огромные очереди.

– Что они уже и делают, – пошутила Эбби, указывая на стоящую рядом журналистку Мариссу Браун, которая собиралась комментировать демонстрацию мод.

Через минуту к ним присоединился мистер Ньюман, директор магазина.

– Извините, не могу пригласить вас в свой кабинет, там идет ремонт.

Гостям предложили кофе, после чего директор провел их по всему магазину, где они ознакомились с последними нововведениями и услышали подробный рассказ о том, что еще предстоит улучшить. При других обстоятельствах Эбби проявила бы больший интерес, но, понимая, что будущее «Куперс» ее больше не касается, пропускала подробности мимо ушей. Вдобавок она опасалась встречи с Россом. Он имел обыкновение появляться там, где его меньше всего ждут!

– А-а, мисс Стюарт! – приветствовал ее Генри Смолвуд. – Рад вас видеть. Вы уже на боевом посту?

Обмениваясь с ним светскими любезностями, Эбби подумала, что старик, наверно, не знает о расторжении контракта, и решила не затрагивать эту тему. Если он поинтересуется, в чем причина, ей придется объясниться. К сожалению, Смолвуд больше не руководит компанией, так что его вмешательство ничего не изменит. Не стоит и разговор затевать.

– Надеюсь, Росситер не уничтожит полностью прежний имидж, – вздохнул Генри. – Мой стиль торговли несомненно устарел, тут я с вами согласен, но наши клиенты хранили нам верность, потому что им по душе консерватизм и приверженность традициям.

Это вас не спасло, подумала Эбби, иначе вам не пришлось бы объединяться с «Куперс».

– Мне кажется, у вас нет оснований для беспокойства, – заверила она его. – Мистер Хант всеми силами стремится сохранить созданный вами имидж.

– Рад слышать, – одобрительно заметил Генри Смолвуд. – Я бы хотел с вами побеседовать. Когда вы освободитесь, мы могли бы встретиться в кабинете мистера Ньюмана.

– Хорошо, через полчаса я к вашим услугам, – согласилась она.

Однако вырваться ей удалось только через час: на подобных мероприятиях поминутно возникают проблемы, требующие немедленного решения. На лифте она поднялась на второй этаж.

О чем мистер Смолвуд собирается с ней говорить? Может, она ошиблась в своих предположениях и ему известно о расторжении контракта? Если так, он, вероятно, хочет выступить в роли посредника и уладить возникшие разногласия. В конце концов, инициатива нанять фирму «Стюарт энд Стюарт» принадлежала ему.

К ее удивлению, в кабинете директора не было никого: ни Генри Смолвуда, ни рабочих. Видимо, они ушли на ленч, решила Эбби, глянув на часы: уже половина первого. По всей комнате были расставлены банки с краской, рулоны обоев и прочие материалы, необходимые для ремонта. Даже сесть негде, разве что на стремянку.

Морщась от досады, Эбби примостилась на нижней ступеньке и уставилась в запыленное окно на толпу, текущую по Оксфорд-стрит. Прошло минут десять. Где же мистер Смолвуд? Сколько еще придется ждать? Пожалуй, пора пойти поискать его, решила Эбби и начала подниматься. В этот момент дверь за ее спиной с шумом распахнулась.

Эбби повернулась с улыбкой, но вместо пожилого джентльмена увидела плохо одетого, небритого мужчину лет сорока с длинными светлыми волосами. Войдя в комнату, он запер дверь на ключ.

– Что вы делаете? – воскликнула Эбби, выпрямляясь.

– Сядьте и молчите, – приказал тот. Сердце у Эбби бешено заколотилось, она бросила отчаянный взгляд на стоящий на полу телефон. Он находился на расстоянии вытянутой руки. Незнакомец перехватил ее взгляд.

– Без глупостей, – предупредил он хриплым голосом. Чувствовалось, однако, что он получил кое-какое образование. – Иначе я взорву вот это.

Ахнув от ужаса, Эбби увидела у него в руках гранату. Вряд ли граната настоящая, но надеяться на это глупо.

– Стоит мне вытащить чеку, – добавил мужчина, – и это крыло здания взлетит на воздух… вместе с вами.

И с тобой тоже, подумала она, но перечить не стала. Леденящий страх парализовал ее, но она понимала, что дразнить незнакомца опасно. Может, он сумасшедший? Иначе как объяснить его поведение? Зачем ему держать ее в плену? Охваченная паникой, она задрожала всем телом, на лбу выступила испарина.

– Почему вы… что вам нужно? – пролепетала она. – Если деньги…

– Да, но не ваши, – нетерпеливо перебил он. – Не знаю, откуда вы взялись, я ждал старика. Тут все утро толклись рабочие. Когда они ушли на ленч, я собирался схватить его, но он внезапно куда-то исчез. Я ждал, что он скоро вернется, но он так и не появился. Потом пришли вы, и я решил удовлетвориться тем, что есть. – Он покосился на дверь. – Моя жена проработала здесь три года, но, когда она родила близнецов и ушла в декретный отпуск на два года, ее отказались взять назад.

– Это можно понять, – сказала Эбби и тут же пожалела о своих словах, увидев, как перекосилось его лицо.

– Что понять? Что мы должны подыхать с голоду? Я написал этим мерзавцам, что из-за болезни не могу работать, но им на все наплевать!

– А чем я могу вам помочь? Я всего лишь покупательница, забрела сюда по ошибке, – в отчаянии выговорила Эбби.

– Не лгите! Я уже давно слежу за офисом «Куперс» и не раз видел, как вы туда входили. Мне известно, что вы с ними связаны.

Сначала Эбби подумала, что незнакомец действовал под влиянием минуты, но, узнав, что он все спланировал заранее, поняла, что ее положение гораздо серьезнее. Под угрозу поставлена ее жизнь. Эбби приходилось читать о подобных вещах. Самое лучшее в таких ситуациях – проявлять сочувствие к преступнику и стараться поддерживать разговор в надежде, что тот сжалится над ней и перестанет видеть в ней врага. Тогда он не осмелится причинить ей вред.

– А почему вы выбрали мистера Смолвуда? – спросила она, стараясь говорить непринужденно и даже приветливо.

– Его легче захватить. Я бы предпочел Ханта, но он слишком важная птица, его небось день и ночь охраняют.

Тут ты ошибаешься, приятель, отметила про себя Эбби. Похоже, похититель не так хорошо знаком с делами компании, как ему кажется.

– Сколько денег вам нужно?

– Двести тысяч фунтов наличными и беспрепятственный выезд в Испанию моей жены и детей. Когда она позвонит мне и скажет, что добралась благополучно, я вас отпущу.

Услышав этот идиотский план, Эбби впала в еще большее отчаяние. Даже если его жена получит деньги и уедет из страны, сам он не имеет ни малейшей надежды избежать ареста. Он определенно ненормальный!

– А где сейчас ваша жена?

– Через пятнадцать минут она вместе с детьми подъедет на такси к главному входу. Она думает, что я нашел в Испании работу, и готова к отъезду.

– Вы все продумали.

– У меня было сколько угодно времени.

– Понимаю…

– Ни черта вы не понимаете! – взвился он. – Снимите трубку и позвоните Ханту. Скажите, что Эрик Рэмси взял вас в заложницы, и сообщите мои условия.

Трясущимися руками Эбби набрала незарегистрированный рабочий телефон Росса. Слава Богу, он на месте! – обрадовалась она, когда в трубке раздался его голос. Неизвестно, что взбрело бы в голову Рэмси, если бы она не дозвонилась.

– При… привет, Росс, – запинаясь, пробормотала она. – Это Эбби.

– Чего ты хочешь? – холодно осведомился он.

А как он думает – чего она хочет? Помириться? Справившись с подступающей истерикой, она кое-как выдавила из себя:

– Некий мистер Эрик Рэмси взял меня в заложницы и силой удерживает в кабинете директора магазина «Куперс» на Оксфорд-стрит.

– Что?!

– Слушай внимательно, Росс, – продолжала она и изложила требования похитителя.

Ответом было изумленное молчание. Росс переваривал полученную информацию.

– Он не причинил тебе вреда? Ты в порядке? – наконец спросил он сдавленным голосом. В его тоне звучала искренняя тревога, от первоначальной настороженности не осталось и следа.

– Да, со мной все в порядке. Но… но у мистера Рэмси в руках граната.

На сей раз молчание продлилось дольше.

– Ты уверена, что она настоящая? – тихо проговорил он.

– Скажите, что я выдерну чеку, – вмешался Эрик Рэмси, словно подслушав вопрос Росса. – Пусть я погибну, но на тот свет мы отправимся вместе.

Уловив эту угрозу, Росс чертыхнулся в трубку.

– Сохраняй спокойствие и не перечь ему, – тихо сказал он. – Я скоро перезвоню.

В трубке послышался громкий щелчок, голос, связывавший Эбби с миром нормальных людей, умолк, и она снова погрузилась в пучину отчаяния. А вдруг ее похититель решит, что Росс не собирается удовлетворять его требования? Он мечется по комнате как зверь в клетке и так взвинчен, что способен на все. Может, он наркоман? Глаза стеклянные, обведены темными кругами… Он явно на грани нервного срыва.

– Долго ждать я не собираюсь, – рявкнул Рэмси. – Я не прошу слишком многого. Хант наверняка больше за год зарабатывает. Если он меня обманет…

Граната задрожала у него в руке, и сердце у Эбби на секунду остановилось. Надо его срочно успокоить, но как? Пока Эбби лихорадочно подыскивала нужные слова, зазвонил телефон.

– Только без глупостей, – предупредил Рэмси, когда она схватила трубку. – Скажите этому мерзавцу, что я взорву здание, если он вздумает водить меня за нос.

– Эбби? – Росс говорил спокойно и очень тихо. – Рэмси может меня услышать?

– Нет, я в порядке, – ответила она.

– Хорошо. Теперь слушай внимательно. Полиция и служащие магазина в курсе дела. Заставь Рэмси поверить, что я выполню все его требования, но у меня нет в наличии такой суммы и я должен взять ее в банке.

– Что он говорит? – рявкнул Рэмси. – Нечего долго болтать.

– Мистер Хант должен взять деньги в банке.

– Когда он будет здесь? – Прежде чем она успела ответить, он выхватил трубку у нее из рук и заорал: – Слушайте меня, Хант, деньги мне нужны немедленно. И закажите самолет, на котором моя семья улетит в Малагу, как только жена получит деньги. Чем скорее она окажется в Испании, тем скорее я отпущу вашу подружку.

Он швырнул трубку на рычаг, и Эбби снова ощутила полную оторванность от мира, словно они были последними оставшимися в живых обитателями земного шара. Ни один звук не долетал до них, кроме приглушенного шума транспорта за закрытым окном. Нахмурившись, она исподлобья взглянула на дверь. Росс сказал, что сообщил о случившемся в полицию, и она невольно ожидала услышать за дверью какие-то звуки.

– Я запер дверь в конце коридора, – заявил Эрик Рэмси, перехватив ее взгляд. – Так что не ждите, что вам придут на помощь. А если попробуют… – Он потряс перед ее лицом кулаком с зажатой в нем гранатой. – Где деньги, черт возьми? Что они так долго копаются, печатают их, что ли?

– Нелегко достать такую сумму, – успокоила его Эбби. – Мистер Хант делает все возможное.

– Вы в него влюблены? – неожиданно спросил Рэмси.

– Разумеется, нет.

Его губы искривились в презрительной ухмылке.

– Тогда почему вы с ним спали? Нечего качать головой, не лгите. Я следил за вами в тот день, когда он катал вас по реке. Он до утра пробыл в вашей квартире. Не станете же вы уверять, что говорили о делах. Можно себе представить, каким делом вы занимались.

При мысли, что этот тип наблюдал за ними, Эбби передернуло.

– Зачем вы следили за нами? Какую пользу хотели извлечь?

– Сначала думал улучить подходящий момент и похитить Ханта. Но потом решил, что так он слишком легко отделается, а я хотел заставить его помучиться. И всех остальных тоже, – добавил Рэмси, злобно оскалившись.

– Всех? – эхом отозвалась Эбби, озадаченная его словами. – Я не понимаю.

– Его друзей и родственников, – объяснил Эрик Рэмси. – Я вычислил их, пока следил за ним, и заодно пригрозил и им тоже, чтобы он не догадался, кто будет моей жертвой.

Эбби безуспешно пыталась уловить логику в его рассуждениях: от страха она плохо соображала. Время тянулось невыносимо медленно, с каждой минутой отчаяние все больше овладевало ею. Рэмси тоже начал терять терпение: он бегал из угла в угол, как раненый зверь, и бормотал что-то нечленораздельное.

Внезапно с улицы донесся мужской голос, приказывающий им открыть окно.

– Вы откройте, – пролаял Рэмси. – Не желаю служить мишенью.

Эбби подергала тяжелую двойную раму, пытаясь приподнять ее. Та неожиданно подалась, и Эбби, потеряв равновесие, чуть не вылетела наружу. Рэмси поспешно втащил ее в комнату, однако она успела заметить внизу полицейские машины и окружающую их толпу.

– Эрик Рэмси! – прогремел голос Росса, усиленный мегафоном. Узнав его, Эбби чуть не расплакалась от радости. – Эрик Рэмси! – повторил Росс. – Я Росситер Хант. Только что я передал вашей жене двести тысяч фунтов. Она здесь и хочет с вами поговорить.

Рэмси подошел к окну и встал за спиной Эбби, загородившись ею как щитом. Его жена подтвердила слова Росса и заверила мужа, что ее вместе с детьми сейчас отвезут в аэропорт Лютон, откуда они вылетят в Малагу на частном самолете, который заказал Росс, и обещала позвонить, как только окажется в Испании.

По подоконнику скользнула чья-то тень, Эбби затаила дыхание. Там кто-то есть! Если это поймет и Эрик Рэмси, он совсем обезумеет. С громким стоном Эбби привалилась к нему, делая вид, что ей дурно. Под тяжестью ее тела он невольно отступил в глубь комнаты.

– Что вы делаете, черт побери? – заорал он.

– Извините, – вздохнула она и уткнулась лицом в жесткую ткань его пиджака, вынуждая его отодвинуться от окна еще дальше. – Мне нехорошо.

– Тогда ложитесь на пол.

Он грубо оттолкнул ее. Притворившись, что ее шатает из стороны в сторону, Эбби подкралась к окну и заметила на карнизе мужчину со шлангом в руках.

Из коридора донесся глухой стук. Эрик Рэмси резко обернулся. Значит, к ним пытаются подобраться не только снаружи, но и изнутри.

В надежде притупить бдительность преступника, она громко заговорила, пытаясь отвлечь его от необычных звуков. Но не тут-то было.

– Закройте рот, – зарычал он, – иначе я вам его заткну! Если эти мерзавцы попробуют войти сюда, я…

Его вопли прервал мощный поток воды, ворвавшийся в окно и сбивший его с ног. Одновременно распахнулась дверь – двое дюжих полицейских вбежали в комнату и бросились к Рэмси.

Только увидев Росса с посеревшим от волнения лицом и сбившимся галстуком, Эбби осознала, какой опасности подвергалась. Она испытала такое громадное облегчение, что задрожала. Окружающие предметы куда-то отдалились, все вокруг потемнело.

– Росс! – вскрикнула она и потеряла сознание.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

– Эбби, дорогая, ты в безопасности, все позади.

Голос отца доносился до нее как через плотный слой ваты. Ее ресницы затрепетали, глаза открылись. Рядом с ней сидел на корточках отец, а за ним высилась широкоплечая фигура Росситера Ханта. Оба с тревогой смотрели на нее.

– Папа… Росс… – прошептала она, пытаясь осознать, где находится, потом приподнялась, но комната снова поплыла перед глазами, и она бессильно откинулась назад. – Голова кружится…

– Это шок, скоро ты придешь в себя, – ласково сказал отец, выпрямляясь. – Я позвоню твоей матери и скажу, что с тобой все в порядке.

– Как ты узнал, что я…

– Росс позвонил, и я тут же примчался. Когда он вышел в коридор, Эбби перевела взгляд на Росса.

– Что случилось с Эриком Рэмси?

– Его увела полиция.

– Он не преступник, Росс. У него был нервный срыв, потому что он потерял работу и не смог найти другую. Уверена, он бы не взорвал гранату.

– За это я бы не поручился, – последовал краткий ответ.

Росс выпрямился, возвышаясь над ней. И все же привычной уверенности в нем не чувствовалось. Эбби заметила, как он бледен и измучен, в углах рта прорезались глубокие складки, веки набрякли.

– Ты выглядишь так, как я себя чувствую, – честно призналась она.

– Я беспокоился за тебя.

– Я тоже, – пошутила она, запретив себе вкладывать особый смысл в его слова.

Ответить он не успел: появился отец в сопровождении Генри Смолвуда.

– Эбби, дорогая, как вы нас напугали! – воскликнул Генри. – Это моя вина. Если бы я вас дождался, Рэмси взял бы в заложники меня и вам не пришлось бы пережить такой ужас. В назначенное время вы не пришли, я подумал, что вы очень заняты, и отправился на ленч.

– Не вините себя, – успокоила его Эбби. – Все позади, со мной ничего не случилось.

– Благодаря Россу, – вставил Артур Стюарт. – Если бы он позволил полицейским пойти на штурм, как они планировали, одному Богу известно, что бы сделал преступник.

Любовь к Россу охватила Эбби с новой силой. Сейчас она все бы отдала, лишь бы очутиться в его объятиях! Ну… почти все. Поступиться своими моральными принципами она бы не смогла. Нельзя спать с одной женщиной, если ты обручен с другой. Настоящие мужчины так не поступают.

– Я тебе очень признательна, – она заставила себя взглянуть на Росса.

Тот пожал плечами.

– Можно подумать, что я герой дня, а не ты.

– В коридоре полно репортеров и телевизионщиков, они жаждут взять у вас обоих интервью, – вмешался Артур Стюарт.

– Не хочу никого видеть, – слабым голосом сказала Эбби.

Генри Смолвуд ободряюще похлопал ее по плечу.

– Успокойтесь и отдыхайте. Я сам с ними поговорю.

Он ушел. Артур Стюарт, верный своему профессиональному долгу, последовал за ним.

– А как репортеры узнали о случившемся? – обратилась Эбби к Россу.

– Кто-то их предупредил.

– Ты?

– Почему я? С какой стати мне было звонить в редакции газет?

– Потому что мое похищение – отличная бесплатная реклама для «Куперс»!

Его лицо потемнело от гнева.

– Такие дешевые трюки больше в твоем духе.

– Спасибо, я о тебе столь же прекрасного мнения.

Ожидая язвительного ответа, она удивилась, заметив мелькнувшее в его глазах замешательство.

– Прости меня, Эбби. У меня нервы на пределе, и я… – Он замолчал: вернулся Артур Стюарт.

– Тебе придется побеседовать с журналистами, дорогая. Иначе они от нас не отстанут.

– Ты, как всегда, прав, к сожалению. – Эбби осторожно села, преодолевая головокружение. Росс помог ей подняться, она покачнулась и прижалась к нему.

– Эй, только не падай в обморок, – с шутливым страхом сказал Росс. – Ты меня с ног собьешь.

– Кажется, мне хуже, чем я думала, – солгала Эбби. – Ничего, сейчас пройдет. Как я выгляжу?

– Замечательно. Бледность тебе к лицу. Через минуту Эбби почувствовала себя лучше и в сопровождении отца и Росситера Ханта вышла к репортерам.

После того как она удовлетворила их любопытство, они переключились на Росса.

– Это правда, что не только вы, но и ваши друзья и деловые партнеры подвергались угрозам со стороны Эрика Рэмси?

– Да.

– И что вы предприняли?

– Обратился в полицию. Сегодня в полдень мне показали список подозреваемых, Рэмси возглавлял его. Его уже собирались арестовать, когда мне позвонила мисс Стюарт и сказала, что он взял ее в заложницы.

Эбби вздрогнула, и Росс ободряюще обнял ее за плечи.

– Пожалуйста, извините нас, джентльмены. Как видите, мисс Стюарт очень устала и хочет поскорее оказаться дома. – Без дальнейших церемоний он повел Эбби к машине.

– Мама приглашает тебя пожить у нас несколько дней, – сказал Артур Стюарт, подходя к ним. – И не спорь, пожалуйста.

– А кто спорит?

Довольный неожиданной сговорчивостью дочери, Стюарт хотел вызвать такси, но Росс настоял на том, чтобы подвезти их.

Эбби забралась на заднее сиденье и устроилась поудобнее, рассеянно прислушиваясь к разговору мужчин.

– Сначала я не придал значения его угрозам, – сказал Росс. – Но когда близкие мне люди тоже подверглись шантажу, я забеспокоился всерьез.

– Последние недели дались вам нелегко, вы жили в постоянном страхе.

– Это точно. А хуже всего было то, что приходилось делать вид, что все нормально.

– Другой человек, более слабый, не выдержал бы такого напряжения.

Эбби почувствовала приступ раздражения: как ловко Росситер Хант втирается в доверие к ее отцу! Конечно, отца можно понять: он благодарен Россу за спасение дочери. Но ему не мешало бы помнить, что Росс принял за чистую монету историю с письмом Гэри Уинтону и отказался поверить в невиновность Эбби. За ним числится и еще один грех: именно он заставил Кевина порвать с Каролиной.

На следующее утро Росс прислал ей корзину роз. Она так разозлилась, что немедленно вызвала такси и велела водителю отвезти цветы в детское отделение ближайшей больницы.

– Я знаю, что вы поссорились, – запротестовала ее мать, – но ведь он спас тебе жизнь. Неужели ты не можешь простить ему все обиды?

– Не могу.

– Он хочет поговорить с тобой. Когда ты спала, он позвонил и я сказала, что ты сама ему позвонишь.

– Ни за что. А если ты будешь меня донимать, я уеду к себе.

Такая угроза принудила мать умолкнуть. Оставшись одна в своей спальне, Эбби пожалела, что была так груба с ней, и расплакалась.

– Это реакция на потрясение, – заметила миссис Стюарт, войдя в комнату с чашкой горячего шоколада и куском торта. – Вот, выпей и поспи еще немного.

– Ты меня балуешь, мама, – запротестовала Эбби.

– У меня же нет внуков. Кого мне еще баловать?

С тяжелым вздохом Эбби пригубила шоколад.

– Да, Каролина просила передать… – вспомнила мать. – Она сожалела, что не смогла зайти к тебе до работы, и обещала вернуться пораньше.

Интересно, был ли Кевин в числе тех, кому угрожал Эрик Рэмси? – подумала Эбби и уже хотела позвонить кузине, но потом решила подождать до вечера. Пока она не готова обсуждать вчерашнее происшествие, сейчас ей хочется только спать.

В шесть часов Каролина не появилась. Наступило время обеда, а ее все еще не было.

– Каро никогда не опаздывает, – миссис Стюарт с тревогой взглянула на мужа. – Она старается успеть поиграть с Чарли, прежде чем он ложится спать.

– Сегодня я не видел ее в офисе, – забеспокоился Артур Стюарт. – Весь день был в бегах, встречался с клиентами.

– Я позвоню своей секретарше, – предложила Эбби, отодвигая стул. – Они сидят в одной комнате. Может, Сэнди знает, где она.

Не успела она выйти, как в гостиную вбежала Каролина, бледная как полотно.

– Я вдова! – воскликнула она. – Джеффри погиб в автомобильной катастрофе.

Потрясенные этим известием, все молча смотрели на нее.

– Он был пьян, – дрожащим голосом продолжала Каролина.

– Кто тебе сообщил? – опомнилась Эбби.

– Его сестра. Это случилось сегодня рано утром. Он не справился с управлением и врезался в стену дома.

– Садись, выпей что-нибудь, – вмешался мистер Стюарт. – Виски или коньяк?

– Ничего не надо, спасибо. Я поднимусь к себе, если не возражаете. Хочу побыть одна.

Вся в слезах Каролина вышла. Эбби взглянула на родителей.

– Почему она так расстроена? Джеффри обошелся с ней и ребенком как последний негодяй.

– Она оплакивает несбывшееся будущее, – вздохнула миссис Стюарт, – а не настоящее.

Эбби задумалась. Похоже, она чувствует то же самое по отношению к Россу. Выходит, слова матери относятся и к ней…

Погрузившись в раздумья, она побрела в свою комнату и уже легла в постель, когда в дверь постучали и на пороге появилась Каролина – с покрасневшими глазами, но спокойная.

– Никогда не думала, что буду плакать из-за Джеффри, но его смерть потрясла меня до глубины души.

– Это естественно, – посочувствовала Эбби и похлопала по одеялу, приглашая сестру присесть. Потом она терпеливо выслушала печальную историю брака Каролины с Джеффри, понимая, что кузине необходимо выговориться и избавиться от невольно возникшего чувства вины, вызванного гибелью мужа.

– Я позвонила Кевину и все ему рассказала, – заключила Каролина. – Он предложил мне немедленно переехать к нему.

– А что, если он снова передумает? – нахмурилась Эбби. – Как в прошлый раз?

– В прошлый раз он не передумал. – Каролина смущенно покраснела. – Вчера я собиралась тебе все рассказать, но ты плохо себя чувствовала, и я не стала тебя беспокоить. Понимаешь, в то утро, когда я готовилась к отъезду, Эрик Рэмси угрожал Кевину по телефону. Кэвин сказал об этом Россу, и тот посоветовал отложить мой переезд до тех пор, пока шантажиста не поймают. Считал, что дома я буду в большей безопасности.

Эбби изумленно раскрыла глаза. Вот, значит, в чем дело… Жгучее раскаяние охватило ее, стоило ей вспомнить обвинения, которыми она осыпала Росса. Только теперь она поняла, как была к нему несправедлива. Но почему он утаил от нее правду?

– Кевин только вчера признался тебе?

– Нет, раньше. – Каролина покраснела еще гуще. – Когда пришел ко мне в больницу.

– И ты до сих пор молчала? Ничего не сказала, даже когда я ругала Росса на чем свет стоит, обвиняя его в вашей размолвке?

– Кевин взял с меня клятву. Росс боялся, что, если о шантаже станет известно, преступник сможет случайно узнать, что Росс обратился в полицию.

– По крайней мере теперь мне понятно, почему ты не обиделась на Кевина, – вздохнула Эбби. – Выходит, мне придется извиниться перед Россом.

– Да… поверь, мне очень жаль. Хотя вообще-то он мог тебя предупредить.

– Ты совершенно права, – обиженно буркнула Эбби. По-видимому, он скрыл от нее правду, потому что ему было абсолютно безразлично, что она о нем подумает. Тогда незачем и извиняться. – Не буду я перед ним унижаться. – Эбби деланно зевнула, изображая усталость.

Каролина поняла намек. Наклонившись, она поцеловала сестру и пожелала ей спокойной ночи.

– Может, он не хотел тебя волновать?

– Оставим эту тему. Все уже прошло и не имеет никакого значения. – Эбби снова зевнула. – Выключи, пожалуйста, свет, ладно? Я так устала, что даже читать не могу.

Каролина выполнила ее просьбу. Когда дверь за ней закрылась, Эбби уткнулась лицом в подушку и расплакалась.

На следующее утро она вернулась к себе домой, а во второй половине дня вышла на работу: сидеть в четырех стенах и предаваться тоске – не лучший способ избавиться от навязчивых мыслей о Россе. А забыть его нужно во что бы то ни стало!

С удвоенной энергией Эбби занялась делами одного из своих клиентов. Ей стоило больших усилий казаться прежней, от постоянного напряжения она начала худеть, стала нервной и раздражительной.

– Ты так похудела, дочка, что тебя скоро ветром сдует, как пушинку, – заметил однажды отец, зайдя под вечер в ее кабинет, чтобы попрощаться.

– Слишком много работы. К тому же у меня чересчур насыщенная личная жизнь, – пошутила Эбби. – Появился новый знакомый.

– И не один, насколько я могу судить. Это на тебя не похоже, верно?

– Я решила изменить свой имидж.

– Или забыть Росса.

– Что ж, ты прав. Он обвинил меня во лжи и предательстве, расторг контракт с нашей фирмой и…

– Я говорю о другом, и ты это отлично понимаешь, – перебил отец. – Но если ты предпочитаешь скрывать от меня…

Устыдившись, Эбби порывисто погладила его по руке.

– Не сердись, папочка, так мне легче справиться с собой.

– Понимаю. Но учти, загоняя эмоции внутрь, ты вряд ли избавишься от них. Если когда-нибудь ты… – Он замолчал: в дверь постучали, и в комнату вбежала Каролина.

– Ой, извините, – смутилась она, увидев дядю. – Я думала, ты одна, Эбби. Зайду попозже.

– Я уже ухожу, – сказал Артур Стюарт. – Увидимся за обедом, Каро.

Девушка покачала головой.

– В субботу я переезжаю к Кевину, а сегодня мы пригласили на обед Росса, хотим обсудить с ним нашу свадьбу. Он предложил устроить прием у него на квартире.

– Я думал, мы отпразднуем это событие в нашем доме, – заметил Стюарт.

– Когда я выходила за Джеффри, мы собирали гостей у вас, дядя. Из суеверных соображений мне бы хотелось устроить свадьбу в другом месте, если вы, конечно, не возражаете.

– Разумеется, нет, дорогая. Делай как тебе лучше, главное – чтобы ты была счастлива. – Стюарт вышел, оставив девушек одних.

Каролина оперлась на стол и радостно вздохнула.

– Не могу поверить, что у меня все так хорошо. Когда Джеффри меня бросил, я думала, что моя жизнь кончена.

– Вот видишь, гадалка из тебя никудышная!

– Да, собственную судьбу я предсказать не сумела, но что касается тебя… Когда ты наконец признаешься, что любишь Росса, и начнешь за него бороться?

– Не стану я бороться за мужчину. – Откинувшись в кресле, Эбби положила ногу на ногу. Глядя на нее, можно было подумать, что у нее нет никаких забот. – Терпеть не могу проявлять инициативу в подобных делах. Мужчина должен сам решить, нужна ему женщина или нет. К твоему сведению, я не люблю Росса. Меня влекло к нему, и я надеялась, что у нас что-то получится. Однако я ошиблась, и теперь у меня нет к нему никаких чувств.

Она говорила так убедительно, что Каролина приняла ее слова за чистую монету и успокоилась. В течение последующих недель Эбби приходилось играть взятую на себя роль и терпеливо выслушивать бесконечные рассказы сестры о том, с каким рвением Росс занимается подготовкой ее свадьбы с Кевином. Похоже, он продумал все до мельчайших деталей, ни одна деталь не ускользнула от его внимания. В любое дело он вкладывает ту же энергию, с которой открывает новые магазины!

Преисполненная решимости доказать родителям, что она совершенно счастлива и спокойна, Эбби бросилась в вихрь светской жизни. Вполне естественно, вскоре у нее появился новый поклонник.

Энди Престон представлял полную противоположность Росситеру Ханту. Видимо, поэтому она и начала с ним встречаться. Врач по профессии, Энди был среднего роста, с некрасивым, но приятным лицом и светлыми волосами.

Своей открытостью и добродушием он легко располагал к себе людей и понравился Эбби с первого взгляда. В свою очередь он восхищался кипучей энергией Эбби и ее практическим складом ума, с удовольствием смеялся ее шуткам, подтрунивал над ее пристрастием к элегантной одежде – сам он строгим костюмам предпочитал брюки и мягкие свитера – и разделял ее политические убеждения. По мнению окружающих, они удачно дополняли друг друга, о чем им постоянно твердили друзья и родственники. Идиллическую картинку портила одна небольшая, но существенная деталь: Эбби твердо знала, что никогда не полюбит Энди.

Видит Бог, она очень старалась его полюбить! Никогда в жизни она не уделяла поклоннику столько внимания. Увы, все усилия были тщетны. Каждый раз, когда Энди обнимал и целовал ее, она вспоминала руки и губы Росса, а мысль об интимной близости с Престоном – и вообще с кем-то кроме Росса – приводила ее в неподдельный ужас.

В конце концов она рассталась с Энди. При всей своей симпатии к этому порядочному и милому человеку она не могла предложить ему ничего, кроме дружбы. Нехорошо подавать ему надежду, ведь он думает, что она сумеет полюбить его.

– Я тебе не нравлюсь? – спросил он, гладя ее по щеке. – Или ты влюблена в другого?

– Ты прекрасный, замечательный человек, – чуть не плача сказала Эбби, – но мы не вовремя встретились. Я была влюблена и до сих пор не могу прийти в себя.

– Тем больше оснований продолжать наши свидания. Помнишь старую поговорку: клин клином вышибают.

– Слишком глубоко этот клин вошел в мое сердце.

– В таком случае тем более следует постараться поскорее выбить его из сердца. Я готов помочь, готов ждать сколько угодно, согласен на дружеские отношения. Обещаю не оказывать никакого давления, не буду принуждать тебя к тому, чего ты не хочешь.

Тронутая его благородством, Эбби чуть было не ответила согласием, однако рана, нанесенная Россом, была еще свежа, и Эбби понимала, что пройдет немало времени, прежде чем ей удастся забыть его.

Не может же Энди ждать до бесконечности.

– Давай пока расстанемся, Энди.

– Хорошо, если таково твое желание. Мой телефон ты знаешь, позвони, когда захочешь. И помни, я твой друг.

Глядя ему вслед, Эбби в сотый раз задалась вопросом: почему один мужчина заставляет женское сердце биться быстрее, а другой не пробуждает никаких чувств? Если бы она сумела разгадать эту тайну, она продала бы свое открытие средствам массовой информации и стала богатой женщиной!

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

– Ты потрясающе выглядишь, – с облегчением сказала Эбби, когда Каролина вышла из примерочной магазина «Шанель». За последние два дня они обошли массу магазинов, расположенных на Бонд-стрит и Найтсбридже, и, похоже, нашли то, что надо.

– Лучшего костюма мы не видели, – согласилась невеста, – но он стоит целое состояние.

– Кевин может себе это позволить. Между прочим, цена не превышает ту сумму, которую он тебе дал для покупки подвенечного платья.

– Да, верно. Никак не могу привыкнуть к тому, что больше не нужно экономить каждый грош.

– Мадам возьмет костюм с собой или нам доставить его на дом? – спросил продавец.

– Доставьте домой, пожалуйста, – тоном капризной богатой дамочки протянула Каролина и подмигнула сестре. – Мы идем на ленч в «Кларидж».

– С каких это пор мы ходим на ленч в подобные места? – поддразнила ее Эбби, когда они вышли на улицу.

– С тех самых, как ты напомнила мне, что больше незачем трястись над каждым пенни!

Перейдя Бонд-стрит, они направились в ресторан отеля «Кларидж», известный своей превосходной кухней. Во время ленча здесь собиралась самая изысканная публика. Расположившись за столиком у окна, девушки сделали заказ и начали обсуждать предстоящее радостное событие.

– Не могу поверить, что до свадьбы остается всего две недели! – воскликнула Каролина. – Последние месяцы были самыми счастливыми в моей жизни. Как бы мне хотелось, чтобы и у тебя все сложилось так же хорошо!

– Я ни на что не жалуюсь. У меня два новых клиента, которые с восторгом принимают все мои предложения. Кроме того, я с удовольствием посещаю художественную студию. Сейчас я хожу туда раз в неделю, но, наверно, буду заниматься чаще.

– И этим ограничивается твоя личная жизнь? Ради Бога, Эбби, кого ты пытаешься обмануть? Я же вижу, что ты не забыла Росса, и…

– Ты опять за свое?

– Да, опять.

– Хватит, прошу тебя. Он прекрасно обходится без меня, так же, как и я без него.

– Наверно, ты прочла статью Эдвина Бейкера, да? – Каролина назвала имя известного журналиста, ведущего раздел светской хроники в одной из центральных газет.

– Не только.

– Да, Росс снова встречается с Элизой, ну и что из этого? Они почти родственники. И потом, его видели и с другими женщинами.

– В том числе и с той французской актрисой, о которой столько говорят.

– Уверена, что все это пустяки. Вспомни, чего только не писали о тебе после происшествия на Оксфорд-стрит! Наврали с три короба. Возможно, и в сплетнях о Россе и француженке нет ни слова правды.

– А как насчет нью-йоркской писательницы, и блондинки-манекенщицы, что начала работать в «Куперс», и Роузи как-ее-там, рок-певицы, чья песня держится в десятке самых популярных шлягеров уже шестую неделю? Перестань, Каро, ладно? Росс пустился во все тяжкие, развлекается напропалую, это же ясно. А мне все равно, я ничего не имею против.

– Сдаюсь, – вздохнула Каролина. – Если ты предпочитаешь страдать в одиночестве, дело твое.

– Росситер Хант не единственный мужчина на свете. Есть и другие.

– Тогда почему ты ни с кем не встречаешься?

– Если мне кто-нибудь понравится, я завяжу с ним роман.

– На пару недель у тебя, возможно, и хватит терпения, но потом ты найдешь какой-нибудь повод и дашь ему отставку, как ты поступила с Энди.

– Хочешь еще кофе или попросим счет? – осведомилась Эбби.

– Ладно, намек понят. Но ты должна знать, что нас, твоих родственников и друзей, тревожит твоя судьба. Нельзя вечно убегать от жизни.

– Совсем не обязательно иметь рядом мужчину, чтобы вести полноценную жизнь.

– Для тебя обязательно.

Высадив сестру у дома Кевина, Эбби не могла не признать, что в словах Каролины есть доля правды. Она действительно убегает от жизни, и ей действительно нужен надежный спутник, на которого можно положиться. Но не такой лицемер и обманщик, как Росситер Хант! Даже сейчас мысль о том, что он с необыкновенной легкостью перепрыгнул из ее постели в постель Элизы Джордан, наполняла ее жгучим стыдом. А какие ужасные обвинения он бросал ей в лицо после интервью с Гэри Уинтоном!.. И все же забыть его не удалось. Не помогла ни напряженная работа, ни свидания с другими мужчинами. Остается надеяться на то, что старая поговорка верна: время – лучший лекарь.

Однако на следующее утро ей поневоле пришлось вспомнить о Россе: позвонила жена Эрика Рэмси.

– Вы не сердитесь, что я вас побеспокоила? – раздался в трубке тихий взволнованный голос. – Вчера я видела мистера Ханта, он заверил меня, что вы оправились после… после пережитого потрясения, но я почувствовала, что должна сама с вами поговорить. Меня мучает сознание собственной вины…

– Напрасно, вы ни в чем не виноваты.

– Нет, виновата. Я должна была понять, как серьезно болен мой муж, и заставить его обратиться к врачу. Но я была слишком поглощена своими обидами на администрацию «Куперс» и не поняла, что Эрик глубоко страдает. Человек он неплохой, мисс Стюарт. Гранату он ни за что бы не взорвал. Но он впал в отчаяние, дошел до предела и…

– Не расстраивайтесь, прошу вас, – прервала ее Эбби. – Все позади, со мной ничего не случилось, я отлично себя чувствую. – А все ли в порядке у этой несчастной? – подумала она, размышляя, как бы поделикатнее сформулировать вопрос, но женщина сама ответила на него:

– Благодаря заботам мистера Ханта Эрик сейчас находится в психиатрической больнице и получает необходимое лечение. Мистер Хант – необыкновенный человек, мисс Стюарт! Он и мне помог: устроил на работу к своему другу, полностью уплатил наши долги. Вы, конечно, в курсе, иначе я бы вам не сказала: наш благодетель просил меня сохранять тайну.

Положив трубку, Эбби погрузилась в раздумья. Благородное поведение Росса не удивило ее… Именно такого поступка и следовало ожидать от него по отношению к попавшим в беду людям. Только в личной жизни Росс позволяет себе хитрить и обманывать.

Чем ближе был день свадьбы Каролины, тем сильнее нервничала Эбби. Понимая, что уклониться невозможно, она смирилась с неизбежным и постаралась выглядеть как можно лучше. Изумрудно-зеленый шелковый костюм облегал ее фигуру как вторая кожа, подчеркивая зелень ее глаз и золото кудрявых волос. Один раз Росс счел ее достаточно привлекательной, чтобы изменить своей невесте, и теперь Эбби собиралась напомнить ему, какое сокровище он потерял!

Церемония бракосочетания была назначена в Мэрилебонской регистратуре. Когда Эбби с матерью прибыли на место, гости уже собрались у входа и ждали появления невесты с сыном и дядей. Каролина уже переехала в дом Кевина, но в соответствии с традицией не хотела, чтобы жених видел ее в свадебном наряде до церемонии, и провела ночь в доме Стюартов.

Эбби огляделась в поисках Росса и наконец заметила сзади его высокую представительную фигуру: он беседовал с Элизой и женщиной постарше – матерью Элизы, судя по поразительному сходству.

Неожиданно он обернулся, и их взгляды встретились. Росс небрежно кивнул Эбби и снова повернулся к своей спутнице, чрезвычайно эффектной в красном костюме. Опять в красном! Вспомнив о платье того же цвета, которое Росс купил Элизе во время их поездки в Мидлендс, Эбби решила, что ее сегодняшний наряд – его очередной подарок.

– Вот, значит, кто составляет нам конкуренцию, – тихо сказала миссис Стюарт.

– О чем ты? – спросила Эбби с невинным видом.

– Не о чем, а о ком, моя дорогая. Я говорю о хорошенькой брюнетке, что стоит рядом с Росситером Хантом.

Добавить она ничего не успела: показался свадебный лимузин. Все устремились к нему, и Эбби, которая слегка замешкалась, осталась наедине с Россом. Безумное желание броситься к нему в объятия захлестнуло ее, но она невольно отступила, боясь поддаться искушению. Не зря она так страшилась этой встречи… Хорошо, что вокруг множество людей – в толпе легче скрыть свои чувства и мысли.

– Привет, – улыбнулась она, заставляя себя посмотреть на него. В ярком солнечном свете его глаза казались совсем светлыми. Какие у него густые и темные ресницы, как красиво очерчены губы, а тело… Проклятье, прекрати немедленно, одернула себя Эбби. – Как поживаешь? – светским тоном осведомилась она.

– Прекрасно. Незачем задавать тебе тот же вопрос, ты выглядишь отлично.

– Что ж, спасибо, у меня все хорошо. Как идут дела?

– Превосходно.

Холодное спокойствие, сквозившее в его тоне, так резко контрастировало с бурей чувств у нее в душе, что Эбби ощутила смутную досаду. Появление невесты в окружении гостей избавило ее от необходимости продолжать тягостный разговор. Сияющая от счастья Каролина в роскошном жемчужно-розовом костюме поднялась по каменным ступенькам и горячо обняла сестру и Росса.

– Кевин уже здесь? – спросила она. – Надеюсь, он не сбежит в последний момент?

– На этот счет можешь не волноваться, – хмыкнул Росс. – Он был одет и готов к выходу в восемь часов утра.

Чарли, очаровательный в черных бархатных брючках и белой рубашке, отделанной кружевом, подергал Росса за руку, желая привлечь его внимание. Тот опустился на корточки и обратился к ребенку:

– Привет, молодой человек. Выдаешь маму замуж?

– Дядя Кев, – пролепетал малыш.

– Правильно, ты выдаешь маму за дядю Кевина, а она подарит тебе папу. – Росс взял мальчика на руки и выпрямился. – Я понесу его, – сказал он Каролине. – Ему трудно будет идти самому, путь для него слишком длинный.

– Для меня тоже, – призналась невеста. – Я дрожу как осиновый листочек.

– Так уж и быть, сначала отнесу Чарли, а потом тебя.

Рассмеявшись, Каролина направилась внутрь, а Чарли, видя, что мать ушла, начал вырываться и потянулся к Эбби.

– Эба, на ручки, – потребовал он, и его нижняя губка задрожала.

Боясь, что мальчик вот-вот расплачется, Эбби поспешно взяла его у Росса.

– Вы прекрасно смотритесь с ребенком на руках, как настоящая мадонна, – заявила Элиза Джордан, подходя к Россу и беря его под руку. – Надеюсь, малыш не разревется во время церемонии.

– Если и разревется, уверен, его мать и отчим не рассердятся, – опередив Эбби, вставил Росс и поспешно увлек за собой Элизу.

Довольная его ответом, Эбби отыскала в толпе свою мать и направилась к ней.

К счастью, Чарли сидел тихо, как мышка, устроившись на коленях у Эбби. В свои два года он, конечно, не мог понять, что к чему, но инстинктивно чувствовал важность происходящего. Однако, как только новобрачные обменялись кольцами, малыш спрыгнул на пол и зашагал к матери.

– Мне будет его очень не хватать, – призналась миссис Стюарт. – Теперь я понимаю, почему моим подругам так нравится быть бабушками.

– Если это намек…

– Как ты догадалась? – рассмеялась мать. На прием они отправились в машине Артура Стюарта. Войдя в квартиру Росса, Эбби живо вспомнила свой первый визит. В тот день хозяин обошелся с ней не слишком любезно, равно как и сегодня. Как тяжело осознавать, что ей так и не удалось забыть его… Сделав над собой усилие, Эбби заставила себя вернуться к действительности.

В холле было расставлено множество ваз с цветами. Каролина, Кевин, его мать и родители Эбби выстроились в ряд, чтобы приветствовать прибывающих гостей. Постояв с ними несколько минут, Эбби направилась на террасу, задрапированную шелком по случаю торжества. Вскоре и другие гости последовали ее примеру, официанты начали разносить шампанское и бутерброды с копченой лососиной и икрой.

Росс явно не поскупился, с горечью отметила Эбби, он сделал все, чтобы праздник удался. Интересно, когда он собирается жениться? От этой мысли ее рука сама потянулась за бокалом. Шампанское подействовало моментально: с самого утра Эбби ничего не ела. К ней подошли ее знакомые, и через минуту она уже громко смеялась и шутила вместе со всеми, словно у нее не было никаких забот и огорчений.

Однако настроение у нее упало, стоило ей заметить в толпе Росситера Ханта, который фланировал по комнате, подходя то к одной группе гостей, то к другой, тщательно избегая встречи с ней. Ну что в нем такого особенного? – в отчаянии спрашивала себя Эбби. Почему она не в силах выбросить его из головы? На людях они виделись всего несколько раз – на пальцах можно сосчитать – и лишь однажды были близки. Едва ли из этого может родиться великая страсть. И тем не менее ее любовь к Россу расцвела пышным цветом и никак не желала увядать под ледяным ветром разочарования.

– Ты не согласна? – спросил один из ее друзей, и Эбби, не слышавшая ни слова, уставилась на него с таким откровенным недоумением, что все рассмеялись.

– Вот что значит пить шампанское на пустой желудок, – неловко объяснила она. – Так я в два счета опьянею. Пойду что-нибудь съем.

Воспользовавшись случаем, она направилась к столу с закусками, но, убедившись, что друзья не видят ее, повернула в другую сторону – сама мысль о еде вызывала отвращение! – и юркнула в кабинет, который заметила, входя в квартиру.

Восьмиугольная комната была отделана в темно-зеленых и золотистых тонах и обставлена мебелью в стиле регентства: глубокие удобные кресла и диван, обитые рубиново-красным бархатом, дополнялись низеньким журнальным столиком. Со вздохом Эбби опустилась в одно из кресел.

– Устали или общество надоело? – пропел сзади женский голос.

Эбби обернулась и увидела в дверях Элизу Джордан. Следила она за мной, что ли, с досадой подумала Эбби, не желая предоставлять мне возможность поговорить с Россом наедине, или забрела сюда случайно?

– Устала, – сухо сказала она вслух. – Мы с Каролиной проговорили до утра, и теперь я чувствую, что засыпаю.

– Ваша сестра усталой не кажется. Она сияет и искрится, как шампанское.

– Это шампанское любви.

– Какое очаровательное определение. – Элиза уселась в кресло напротив. – Между прочим, я тоже выхожу замуж.

Эбби ощутила внезапное удушье, словно из легких выкачали весь воздух.

– Поздравляю, – выдавила она из себя. – Это означает… что вы уходите из «Куперс», или Росс позволил вам продолжать работу?

– О нет, работу я оставляю. Мы будем жить в Париже.

– В Париже? – К изумлению Эбби примешалось подспудное облегчение: по крайней мере ей не придется встречаться с ними, когда она будет навещать Каролину. – Росс продает свое дело или назначит вместо себя управляющего?

– Ни то, ни другое. В его жизни ничего не изменится. – Элиза поправила безукоризненно уложенные волосы. – Я выхожу не за Росса.

Мозг Эбби отказывался функционировать. Она не могла вымолвить ни слова.

– Я выхожу за Жака Кастеля, – безмятежно продолжала Элиза.

В мозгу у Эбби что-то щелкнуло.

– Владельца сети универсальных магазинов?

– Да. Я бродила по их парижскому филиалу и нос к носу столкнулась с чрезвычайно самоуверенным типом, потребовавшим объяснений: что я делаю в его владениях и почему расхаживаю с блокнотом и карандашом? Отвечать я отказалась, и мы крупно поспорили. И спорим до сих пор!

– По-видимому, для Росса это был сильный удар, – пробормотала Эбби.

– В каком-то смысле да. Я влюбилась так неожиданно. Мои родственники и друзья всегда считали меня сдержанной и хладнокровной – я и сама так думала… до тех пор пока не познакомилась с Жаком. Наша встреча заставила меня понять, что с Россом нас связывала полудетская влюбленность, с которой я никак не хотела расстаться. – Элиза грациозно встала, подошла к двери и повернула ключ в замке. – Нам надо серьезно поговорить.

– О чем?

– Сейчас поймете. – Элиза снова уселась в кресло. – Много лет назад мы с Россом были близки, о чем вы, вероятно, уже догадались, – но все закончилось задолго до вашего появления, во всяком случае с его стороны. Я-то все еще надеялась вернуть его. Он встречался с другими женщинами, но я чувствовала, что это несерьезно и у меня есть шанс. Однако, когда он познакомился с вами, я забеспокоилась. Росс влюбился в вас с первого взгляда.

– У нас был легкий флирт, не более того, – пожала плечами Эбби.

– Гораздо больше, черт возьми! Он полюбил вас по-настоящему. Поэтому и оставил вас так внезапно.

– Не понимаю…

– Выслушайте меня до конца. Эрик Рэмси угрожал всем, кто был связан с Россом. Конечно, мы тогда не знали, кто он – просто чей-то голос в телефонной трубке, обещавший, что мы или наши близкие попадем в какую-нибудь аварию, если не выложим требуемую сумму. Вот почему Росс не позволил Каролине поселиться у Кевина, а когда ее сбила машина, испугался, что это дело рук шантажиста и следующий удар он нанесет вам.

– Каролина сама виновата: она задумалась и пошла через улицу на красный свет, – возразила Эбби.

– Росс не был в этом уверен и, пока оставалась хоть тень сомнения, не хотел подвергать вас опасности.

– А почему он не сказал мне правду, вместо того чтобы изображать крайнюю занятость?

– Чувствовал, что вы не последуете его совету и будете настаивать на продолжении прежних отношений. Видимо, ваша реакция неприятно поразила его – он как-то проговорился мне об этом. Я сделала соответствующие выводы и решила поспособствовать тому, чтобы все так и осталось. – Элиза поколебалась и быстро проговорила: – Поэтому я и написала то злополучное письмо Гэри Уинтону. Хотела очернить вас в глазах Росса.

– Вам это удалось.

– Знаю и прошу прощенья за свой поступок.

– А почему вы решили признаться?

– Потому что хочу исправить содеянное зло.

– Слишком поздно. Если бы Росс меня любил, он бы не поверил, что я написала Гэри Уинтону то письмо.

– Если бы вы любили Росса, – парировала Элиза, – вы бы не поверили мне, когда я явилась к вам на работу и заявила, что он ждет моего согласия выйти за него замуж. Вы оба с одинаковой готовностью поверили самому худшему.

– Раз так, нам лучше не мириться.

– Замечательная мысль! – иронически заметила Элиза. – Двое любят друг друга, но ни один не желает сделать первый шаг.

Эбби смущенно потупилась.

– Я ему безразлична. За последние месяцы он встречался с таким количеством женщин, что я со счета сбилась.

– Дымовая завеса, – тут же возразила Элиза. – Послушайте, если вы не хотите мне верить, это ваше право, но, если у вас осталась хоть капля здравого смысла, вы должны с ним поговорить. – Элиза наклонилась и накрыла ладонью руку Эбби. – Мне было нелегко сознаться в своем непорядочном поступке. Так неужели я зря пошла на такую жертву?

– А что, если вы ошибаетесь и он меня не любит? Может, в ответ на мои слова он просто рассмеется мне в лицо.

– Рискните.

Эбби закрыла глаза, пытаясь справиться с нахлынувшими на нее противоречивыми чувствами, а когда подняла веки, Элизы в комнате уже не было. Правильно ли будет отбросить гордость и признаться Россу в любви? От этого шага зависит вся ее дальнейшая жизнь, а она не может ни на что решиться.

В глубокой задумчивости Эбби вернулась на террасу. В дальнем углу был сервирован стол с закусками. Голода она не чувствовала, но все же положила на тарелку немного омаров и села рядом с родителями. Росс с блеском выполнял обязанности радушного хозяина: развлекал гостей, следил, чтобы у них было все, что нужно. Эбби он по-прежнему обходил стороной. Нет, все-таки Элиза ошибается!

Некоторые из присутствующих произнесли тосты в честь новобрачных, и Кевин в ответной речи поблагодарил всех за поздравления. Затем трио музыкантов, исполнявших до этого классическую музыку в современной аранжировке, заиграло танцевальную мелодию. Жених с невестой вышли на середину комнаты. Остальные присоединились к ним. Эбби заметила, что Росс попросил у Кевина разрешения потанцевать с невестой. Через минуту Кевин подошел к Эбби и пригласил ее в круг.

– Ты так много сделала для Каролины, – сказал он. – Позволь тебя поблагодарить.

Растроганная его словами, Эбби почувствовала, что глаза затуманились слезами. Она заморгала, чтобы лучше видеть, и заметила поблизости Росса с Каролиной.

– Не возражаешь, если мы поменяемся? – подмигнул Росс Кевину и, заключив Эбби в объятия, закружил ее в танце.

Усилием воли Эбби удалось сохранить спокойствие, но, когда он вдруг потянул ее за руку и увлек за собой по устланному ковром коридору, она не сумела скрыть своего удивления.

– Куда мы идем? – спросила она, пытаясь вырваться.

– Нам надо поговорить. – Он открыл дверь и подтолкнул ее вперед, в спальню. – Здесь нам никто не помешает.

Эбби невольно посмотрела на широкую кровать. Сколько женщин делили с ним это королевское ложе? – мелькнула неприятная мысль.

– С тех пор как мы познакомились, я сплю здесь один, – произнес Росс, словно подслушав ее мысли.

Эбби залилась краской.

– Меня это не волнует.

– Очень жаль. Я бы чрезвычайно огорчился, узнав, что ты была близка с другими мужчинами после нашего знакомства. – Его взгляд скользнул по ее роскошным волосам цвета золотой осенней листвы, задержался на чувственных губах, слегка подкрашенных неяркой помадой. Ее изумрудно-зеленые глаза настороженно смотрели на него. – Прости, я незаслуженно обидел тебя, решив, что ты написала то гадкое письмо. Сегодня Элиза призналась, что это ее рук дело, – тихо произнес он. – Думаю, она и тебе сказала.

Эбби кивнула.

– Я и сама давно догадалась.

– А почему мне ничего не сказала?

– У меня не было доказательств.

Росс прижал пальцы к вискам. Необычный жест, подумала Эбби, говорящий об огромном напряжении, в котором Росс находится в последнее время. Если проведенные в разлуке месяцы оставили свой след на ней, то и ему они дались нелегко: он осунулся, под глазами залегли темные тени.

– С самого начала я неверно судил о тебе, – сокрушенно пробормотал Росс.

– Я тоже частенько ошибалась.

– Ты имеешь в виду мое отношение к Каролине?

Эбби кивнула.

– Да, и к Элизе, и к некоторым другим.

– Я не встречался ни с одной женщиной больше двух раз и ни с кем из них не был близок, хотя должен сознаться, надеялся создать у тебя такое впечатление. – Он приподнял темную бровь, и его лицо приняло ироническое выражение. – Честно говоря, я сам себе удивлялся. Вот уж не ожидал, что я столь старомоден. Но с тех пор, как я полюбил тебя, мне никто не нужен, кроме тебя.

Он подошел ближе, но не сделал попытки коснуться ее, словно хотел сказать, что, открыв перед ней душу, предоставляет решение ей. Если он ей нужен, следующий шаг должна сделать она.

Вскрикнув, Эбби бросилась к нему и уткнулась лицом в его шею. Только теперь, оказавшись совсем рядом с любимым, она поняла, что с ним творится. Внешне он кажется спокойным, а сердце колотится как сумасшедшее.

– Я тоже тебя люблю, – шепнула она, запуская пальцы в его волосы и наслаждаясь их шелковистостью. – Мне невыносимо думать, что мы потеряли столько времени!

– Мне тоже, – эхом отозвался Росс. Его руки сомкнулись на ее талии и сжали так крепко, что она испугалась, что у нее треснут кости. – Клянусь, я постараюсь загладить свою вину. Прости меня, дорогая. – Его дыхание согрело теплом ее щеку, губы коснулись ее рта.

– Ты тоже прости меня, – прошептала Эбби. – Наша беда в том, что любовь настигла нас раньше, чем мы успели как следует узнать друг друга. Поэтому и держались так настороженно, с готовностью верили самому плохому. – Она слегка отстранилась. – Что бы ты сделал, если бы Элиза не сказала тебе правду?

– Я все равно собирался поговорить с тобой. Без тебя мне было так плохо, что я не мог больше этого вынести.

– Честно?

Вместо ответа Росс отпустил ее и направился к столу, стоявшему напротив кровати. Выдвинув верхний ящик, он достал конверт и протянул Эбби. Она вынула два авиабилета и заказ на два номера в отеле в Монте-Карло. На три дня, начиная с пятницы. Один комплект был выписан на имя Росса, другой – на имя Эбби.

– Я пошел на риск, – торжественно произнес он. – Как по-твоему, я правильно поступил?

– Даже очень, – рассмеялась Эбби.

Со стоном Росс привлек ее к себе, осторожно опустил на кровать и сел рядом.

– Эбби, дорогая, ты выйдешь за меня замуж?

– Несмотря на то, что мы недостаточно хорошо знаем друг друга?

– Вот и познакомимся поближе, когда будем жить вместе.

Действительно, есть ли лучший способ! Ответ Росс прочел в обращенном к нему прелестном лице, в сияющих от счастья глазах. Ее губы раскрылись, и он приник к ним нежным поцелуем, который мгновенно воспламенил их обоих – такой безудержной и всепоглощающей была снедавшая их страсть, так велико взаимное желание. Его руки скользнули по ее телу, расстегнули пуговицы жакета, коснулись атласной груди. Эбби задрожала и откинулась на подушки, увлекая его за собой.

– Когда мы поженимся? – прошептал Росс, целуя ее грудь.

– Сначала тебе придется получить разрешение. – Она погладила его волосы, радуясь его отклику на ласку.

– Ты поверишь, если я скажу, что уже получил разрешение?

– В данный момент, мистер Хант, я поверю всему, что вы мне сообщите!

– В таком случае сообщаю, что мы поженимся ровно через месяц. Я не буду спать спокойно, пока ты не станешь моей женой и мы будем разрешать любые разногласия в нашей двуспальной кровати!

– Это меня устраивает, – лукаво заметила Эбби и высвободилась из его объятий. – А сейчас мы, между прочим, на свадьбе. Кое-кто из твоих и моих родственников уже наверняка гадает, что это мы тут делаем.

– Подтвердим их подозрения? Их взгляды встретились.

– Ты этого хочешь, Росс?

– Очень, но сейчас у нас слишком мало времени. Я хочу осыпать тебя ласками, целовать с головы до ног, слиться с тобой воедино и никогда не отпускать. – Его голос дрогнул. Он снова потянулся к ней, его мощное тело затрепетало от сдерживаемого желания. Казалось, еще секунда – и он потеряет над собой контроль. – Через два дня мы отправимся в Монте-Карло. Давай подождем немного. Не возражаешь?

– Только при одном условии.

Росс поднял голову и озадаченно заглянул ей в глаза.

– Каком?

– Два билета на самолет мы оставим, а от одного номера в отеле откажемся.

– С удовольствием подчиняюсь, – нежно шепнул он. – Во всем и всегда.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке