Тетраграмматон микрорая (fb2)


Настройки текста:



Алексей Борисов Тетраграмматон микрорая

В каждом имени есть Надежда, как бы буквы в нем не сплетались.

Киба Нигихаями

Я хочу, чтобы во pтy оставался честный вкус сигарет,

Мне очень дорог твой взгляд, мне крайне важен твой цвет,

Я умираю, когда вижу, точно вижу, и некому спеть,

Я так боюсь не успеть, хотя бы что-то успеть…


М-м-м… Замороженными пальцами в отсутствии горячей воды…

У-y-y… Заторможенными мыслями в остутствии, конечно, тебя…

И я застыну, выстрелю в спину, выберу мину и "Добрый вечер!",

Я ненарочно, просто совпало, я разгадала знак "бесконечность"…


Разачарованные фильмом, очарованные небом глаза,

Я не смогу объяснить, но возвращаюсь назад,

Проводи меня, останется не больше, но и меньше, чем звук,

А звук всё то же, что нить, но я по-прежнему дpyг…


Замороженными пальцами в отсутсвии горячей воды-ы,

У-y… заторможенными мыслями в остутсвии, конечно, тебя,

И я застыну, выпрямлю спину, кепки надвину и "Добрый вечер!",

Я ненарочно, просто совпало, я разгадала знак "бесконечность"…

Земфира


— 1-

Да, мой город знаком каждому. Он очень большой, но его величие трудно постичь в рамках географии. Не сомневаюсь: любой человек узнает хотя бы одно место в городе, надо только назвать такое место. А это равнозначно факту, что каждый человек хотя бы раз здесь побывал. Даже если и не был, то видел на картинках, на фотографиях или в файлах. И всё же, если представить себе уникальную личность, которой место моего проживания совсем не знакомо, пусть наберёт в любой поисковой системе нужное слово, там полно информации.


Но я и сам кое-что расскажу, не беспокойтесь. Раньше мой город носил разные имена, а потом люди взяли да обобщили одним именем. По-всякому назвать собирались. Кто Сити, кто Миргород. Тут — спасибо Гоголю, на мысль натолкнул. Но чью-то здравую идею на имя Мирдом завернули свысока, но кто-то где-то успел получить на имя авторские права. Вроде бы дело за малым, подкупить, а то и припугнуть. На руку потомкам — позубоскалить о безнравье деятелей, чьим именам самое место в учебниках.

Не вышло. Мастера-знатоки пиара остановили тех, кто порывался тряхнуть властью. Это имя будет жить не только в истории, оно предназначено для жизни здесь и сейчас. Нехорошо это: начинать судьбу славного имени силой государственной власти. Державно, конечно, но люди не поймут. Совсем не важно, близкие власти или не очень. Простые люди. Для них и родилось имя Мирокрай.

Понятное дело, ни о каком крае мира речи нет. Земля шарообразная, а значит — бесконечная, хотя и ограниченная. Самое простое толкование следующее: край, в смысле, место, где собран весь мир. Если кто-то не понимает, как это возможно, я улыбнусь и махну рукой. Сам не понимаю. И не знаю никого, кто до конца осознаёт. В нашем с вами веке принято много допущений, в понимание которых давно никто не лезет. К чему? Спросите любого: а как устроен двигатель внутреннего сгорания? А как работает компьютер? Кто сумеет ответить? Найдётся парочка на весь Мирокрай. Но я с ними не знаком. А вы?

Знаете, я очень люблю этот город. Не за что-то, а просто так. В любую минуту, каждый день. Странно, да? Как можно любить то, чего не можешь понять и осознать? Разве достойны любви уличная грязь, суета, бесконечные пробки и толпы в метро?

Можно я подумаю, что вы пристрастны?

Попробую показать вам Мирокрай своими глазами.

Мы гуляем вместе: я и мой город. Не так одушевлённо, как Масяня и Питер в известном мультфильме, но ничуть не хуже. И смотримся гармонично. Если вы увидите на улице невысокого мужчину в поношенном тёмном плаще, то не удивитесь. Обычные черты лица, без особо приметных деталей. У носа едва заметная горбинка, спокойные карие глаза и тёмно-русые волосы в прямом наборе. На лице сосредоточенное выражение, словно мужчина занят каким-то вычислением, решением головоломки или повторяет на память стихи.

Осмотрелись? Так вот одним из похожих людей могу оказаться я сам. Не удивляйтесь, мои мысли далеки от решения уравнений и я не медитирую на ходу. Я просто ищу. Что именно? Как водится у наших людей нашего возраста. Возраст как раз тот, когда он как понятие заменяет череду поколений. Комментарии излишни. Если вам это не понято, могу позавидовать.

Те, кто понимают, скажут: "У вас ещё всё впереди". А я промолчу. Мы ведь собирались гулять по городу, не правда ли?

Этот город — самый лучший город на земле, пел Сюткин и в чём-то был прав. Пожалуй, он так же, как я ходил по переменчивому асфальту, по втоптанным окуркам и битой таре. Над головой монетно звенели сухие от пыльного налёта листья, а где-то их вовсе не было. Я чувствую: городские деревья живут не в полную силу. Они напряжённо спят и видят техногенные сны. И большая часть спит мёртвым сном. Ночь без пробуждения, что может быть хуже? Но как не любить эту унылую городскую флору? Достаточно пройтись по Тверскому бульвару. Над головой сетчатым сводом ветки, настоящая ажурная крыша храмовой вереницы. Под ногами крошка цветного гравия, словно занесённая сюда со страниц хроник Бредбери.

Аллейный вальс, аллейный вальс
Бегут ручьи с промокших веток.
Вся ночь для нас, весь мир для нас.
Нас ждёт волшебная карета.

Откуда-то из прошлого, которого давно не осталось даже в памяти. Только сердце живёт не памятью, ему подавай другую пищу. Какую? Да если бы знал, непременно сказал бы. Вот мне и нравится гулять по городским паркам. Здесь всегда тихо звучит какая-то особенная жизнь. Её не дослышишься, но это и не важно, главное просто вслушиваться. И дальше…

Я иду, бегу, еду-лечу дальше. Мирокрай — большой город, и за всю жизнь его не объедешь. В каждом месте города найдётся всё его природа, это странно и может быть не понятно, но попробуйте приглядеться. Каждый миг жизни города чем-то напоминает любое время года. Порой непросто определить, весна сейчас или лето, осень или зима. Иной раз можно встретить более странные сочетания. Зима и лето. Однажды запечатлел на цифровую камеру зелёные листья тополя и снег на крышах. Поздний ноябрь Мирокрая. Уже несколько лет лежит в Интернете, можно найти через поиск.

Но иногда эти разговоры о природе Мирокрая утомляют. Слишком много рефлексии, да? Да, только куда от неё денешься?. Разве может оставить равнодушным тугая серость океанских волн, над которой несёт вахту горнист в будёновке? Кто не почувствует мягкую тоску в хвойных тенях нехитрых пятиэтажек? Гостю придётся по вкусу бэнто из мяса морского зверя. Западёт в память побережье, где солнечный запах сухих водорослей пристаёт к плавнику из просоленной пластмассы. Не оставят равнодушными гигантские лопухи и шестигранные камни. Чуть дальше найдутся красные скалы, сухие деревья с живыми листьями. Чудеса, да и только, они двигаются следом за солнцем и умеют прятаться от зноя.

И дальше, дальше без конца. Миокрай открывается каждому взгляду какой-то особенной стороной.

Но это город, а значит, никуда не деться от его привычных атрибутов. Текут железным потоком машины по широким дорогам, и в каждой один или два человека. Замкнутый мирок на колёсах выглядит частным уютом, а на деле выходит иначе. Прячутся злоба и зависть в кокон тонированных стёкол, но никуда не деваются. Наоборот, становятся плотнее, гуще. Люди прицельно бьют эмоциями наружу, без страха, что будут услышаны. И первыми попадают под удар. Эффект зашторенных окон. Не смотрите внутрь: страшно. А страх оттого, что есть чего бояться.

Никогда не понимал этого. Ни зашторенных окон, ни «брони» автомобилей. Люди так разобщены, это уму непостижимо. Каждая коробка с колёсами или двумя слоями штор человека, который боится одиночества. И всё-таки люди запираются в шторные окна и автомобильные стёкла-колёса. Людей непросто увидеть, но посмотреть на них проще простого. Ночной город бьёт в темноту точками электрических окон.

Видите, мы гуляем так долго, что уже настал вечер. За каждой электрической точкой чья-то жизнь. Пьют свой чай, а то и что покрепче. Кто-то смотрит тиви, кто-то бороздит Интернет. Присмотритесь и прислушайтесь к пёстрому и многомерному «нечто» с названием «множество людей». Хотя бы попробуйте.

Трудно?

Сам знаю, что трудно. Чего-то не хватает для того, чтобы понять, почувствовать Мирдом. Простите, Мирокрай. Часто путаю. А всё от того, что первое название мне нравится больше. Да и не только мне.

Вот вы и знаете мой маленький секрет. Я ищу то самое нечто, без которого невозможно понимание. Знаете, что я ищу?


Кто-то скажет: человек ищет Бога. Правда в том, что это действительно так. Даже самый совершенный атеист ищет что-то такое, чего и понять-то иной раз не в силах. Не просто ищет, зовёт иной раз в полный голос. Говорят, под огнём в окопах нет атеистов. Сам я в окопах не лежал, слава Богу, миновало, но твёрдо уверен в правоте этой мысли.

У меня всё проще. Повторяюсь, но что поделать. Стандартный набор, чем-то даже джентльменский. Странный такой эпитет английского достоинства. Не к месту как-то. Не вообще, а в смысле приложения ко мне.

Как раз из таких вот мелких наблюдений всё и начинается.

А между тем, я всё ещё не представился. Имя моё вам ни о чём не скажет, пусть будет ник. Тамплиер.

Не надо резко хвататься за словари с полок или кликать закладки яндекса. В широкоформатном вещании не звучит никакого известного «Тамплиера». А те, кто по долгу, праву и убеждению носили звание Tamplier, никогда обо мне не слышали. Так что прошу принять как данность, не искать аналогий с Алистером Кроули, его Орденом Рассвета и всей подобной братией. У каждого свой путь, вот им-то я и хожу, своим путём. Гуляю по городу, думаю и пишу. А то, что как рыцарь далёкой эпохи ищу свою Чашу Грааля, так это мне совсем не мешает стремиться к самым обыкновенным вещам.

Например, зайти в поиске на сайт www.знакомств. net.

Итак, под рукой чашка кофе, пальцы на клавиатуре, так что я во всеоружии. Выбор большой, есть, на что посмотреть холостому да молодому. Осталось выбрать сравнимый набор степеней свободы, отсеять тех, у кого совсем экзотические тараканы, и всё. Наконец, просто послушаться интуиции.

И тогда выбор будет точен. Одно нажатие мышкой, и судьба уже готовит многослойный коктейль адреналина и разноцветных впечатлений. Смело в бой, Тамплиер.

Да, в графе «зачем» пусть стоят галочки "просто общение" и "там посмотрим".


Имя Маша простое и удивительно русское. С ним не очень-то вяжется ребусный ник 1bibaby, но тут дело вкуса и собственного достоинства. Я прочитал это как One billion baby, и это прочтение оказалось правильным. Если сама Маша оценивает себя на миллиард, то аналогия с "девушкой на миллион" очень даже ничего. Чтобы проверить, так ли это, правда ли Маша стоит целого миллиарда, надо познакомиться поближе. А если она и правда хочет по жизни быть ребёнком, как читается в подтексте, то странно, и где-то неожиданно по сердцу. One be baby можно перевести и так: одному быть ребёнком. Дети честны и открыты для всего нового.

О себе написала немного:

Незамужняя, 24 года, ищу не рыцаря, и не бандита. Но человека в меру сумасшедшего как в жизни, так и в постели. Хочу вместе кушать шоколад и сдувать одуванчики летом. Музыку всякую, особенно шансон и джаз. Моё прошлое не для слабонервных, так что просто переспать — это не ко мне. Дети: дочка 3 года. Живу с родителями, помогают с малышкой. Место проживания: естественно, Мирокрай, далее более подробно.

Каково, а? Тут любой призадумается, а по зубам ли орешек. Странно, что ни слова про то, чего читает. Значит, вкусы у Маши разнообразные, а то и вовсе нет строгих предпочтений. Чем дальше, тем интереснее.

Тук-тук по клавишам.

"Мне интересно. Давай поболтаем. Я тоже люблю шоколад, особенно горячий. Тамплиер (не рыцарь, меча и щита не выдали)".

Ответа пришлось ждать долго. У меня в этом кафе абонемент, плюс точно отмеренный трафик. Посидел-почитал новости из жизни людей. Занятно, но не более.

Потом экран всплыл словами:

1bibaby: интересно, так интересно. Ты всё ещё тут? три часа прошло. у нас как раз такая разница во времени, хи-хик. сидишь себе, небось, в тёплом уютном домике и стучишь по клавишам. то, что ты не рыцарь, но Тамплиер — странно. я не хочу тебя так называть. Но мне придётся, да?

Ta/\/\n/\\/\ep: Мне будет приятно, если ты станешь так меня называть. Потому, что имя у меня самое обычное, и что мне им гордиться? Ну ладно, можешь и по имени, конечно.

1bibaby: слышь, тамплиер, а ты весёлый. Значит, живёшь себе, не горюешь. Прикольно. А я вот без сетки дома, прикинь, бегаю на почту, а теперь, следи, к маме за деньгами буду бегать. Сеть-то денег стоит. А ты не сталкер или осник случаем?

Ta/\/\n/\\/\ep: Нацист? Нет, ты что! амплиеры по происхождению скорее франки, чем немцы.

1bibaby : ну, ты так не вскрывай меня, не то трамплин, не то тампакс. Какие франки? я про осознанные сновидения. Ты, должно быть, из них.

Тут случилась пробуксовка. Интернет упал на самом интересном месте и валялся минут двадцать. Я успел дважды сходить за кофе и единожды им облиться. Потому и ходил два раза.

— Цыплявая? — спросил сосед за картонной стенкой в пол монитора.

— А?

— Девчонка говорю, а? Эх…

Сосед повесил на лицо равнодушие и отвернулся в свой интерфейс.

«Цыплявая, значит, цыпочка или меня зацепила?» Именно так я понял реплику любопытного соседа. Ну и ладно, пусть любопытствует.

Внутри меня родилось какое-то сложное, неоднозначное настроение. Без всяких разумных причин тело обрело странную лёгкость. Казалось, ещё недавно я подчинялся законам притяжения, а тут вдруг раз: и притяжения стало меньше. Дыхание сбилось, но воздуха вполне хватало. Только каждый вдох проходил словно насквозь. То ли сердце забилось сильнее, то ли дышать я стал как-то иначе. Свежий воздух овевал сердце и пытался его остудить, а мне между тем чудилось, как оно пылает с жаром, а пульс эхом отдаётся во всё тело.

То, что это состояние нельзя объяснить в рамках физических законов, я понял сразу. Вот сколько жил, а никогда прежде не испытывал столь сильного прилива… Чего? Влюблённости? Глупость. Я узнал о существовании Маши четыре часа назад. Вдохновения? Тоже не факт. Садиться за начало гениального романа обо всем на свете и о чём-то ещё не тянет. Пока, а там, как знать.

Значит, всё просто.

Это настроение вызвано каким-то общим психологическим пониманием — ты на правильном пути. Настолько правильном, что все остальные моментально теряются где-то за краем бокового зрения. Убегают в невнятную дымку пустых улиц, талого света утренних фонарей и прохладной влаги демисезонного воздуха.

Если коротко описать ощущения, то это свет. Длинная, бесконечная дорога тепла и света. В какой-то миг я встал на неё и понял, что иного пути не будет. Надо идти.

Опустил руку в карман и нащупал давно забытый предмет.

Мне стало смешно и странно.

Так, наверное, и должно быть. Стоило забыть, как предмет о себе напомнил. Старая притча: хочешь что-то получить, приглуши в себе желание. Руки дрожали, и я с этим ничего не мог поделать. Не было ни малейшего страха, что кто-то увидит со стороны, посмотрит и сделает неправильный вывод. Пальцы тронули деревянные чётки с деревянным крестом.

Эта вещь появилась несколько месяцев назад. Лежала на обочине дороги, едва не втоптанная в снег, и просилась в руки. Кто-то иной мог пройти мимо и отмахнуться: чужой крест, чужой амулет, чужая судьба. Разве можно брать на себя такое? Мысль обоснованная и очень толковая. Но есть на свете вещи неподвластные мыслям. В тот зимний вечер мой порыв был начисто лишён логики осмысления.

В руках предмет потеплел и утратил зябкую сырость от хилого городского снега. Несколько дней он не покидал моих рук, чем вызывал приступы сочувствия знакомых.

— Ты бы сходил, омыл его святой водой, а то мало ли что.

— Что?

— Ну не знаю, мало ли что.

Трогательная забота соседки Алёны вогнала меня в краску. Интересные всё-таки вещи творятся вокруг, подумал я.

Как раз в этот момент связь восстановилась.

Прежде всего — почтовый ящик, уже потом сайт знакомств.

Уверенная мысль упредила цифру «один» в пометке о новых письмах. На сайт знакомств я больше не вернусь. Никогда.

Даже если.

Два слова, а за ними весь Мирокрай, и в нём моя судьба. Иногда и правда, такая пафосная чушь лезет в мысли.

Электронный ящик пополнился письмом от Маши Леоновой:

1bibaby : «Ну вот, теперь я точно не дождусь твоего письма. Жалко-жалко. Ты там, в тепле, и пьёшь свой горячий шоколад, а мне тут так зябко, ты даже не представляешь. И вот сейчас стучу эти строчки, а пальчикам зябко. Тут мало беды — клава тугая, как старая olivetti, ещё и холодина дикий. На почте плохо топят, представляешь? Мне как-то очень странно. Скажу тебе по секрету, не уверена, а буду ли дальше писать тебе? Всё очень-очень странно. Но я побежала. Доча там с бабушкой, но так ведь не хорошо, понимаешь? И так как кукушка торчу тут час за часом. Всё поки-поки. Не грызи от злости клаву, Трамплиер, может, напишу ещё».

Заинтриговала, что есть, то есть. И всё же, всё же… Первое впечатление иногда ведёт к ошибкам. Впрочем, оно было таким смутным, и осталось где-то в глубине прошедшего времени. Так глубоко, словно возникло вчера, а то и вовсе неделю назад.

Нужно освежить в памяти и подумать. Вдруг, и правда зацепила внешностью? Тогда сосед по цифровой кофейне был прав. От таких размышлений стало противно.

Я снова открыл экранные картинки. Ну да, крашеная блондинка, не то чтобы полненькая. Не из тех, кто рискует услышать в свой адрес «спичка». У Маши лицо с изящным, но несколько широким носом, должно быть, след восточной крови. Во взгляде какая-то напряжённость, но это она перед камерой смутилась. На снимках, где Маша смотрит в сторону фотографа, на лице появляется улыбка. Улыбнись когда-то Джоконда ярче и веселее, получилось бы очень похоже.

На другом снимке серьёзный пупс в объёмистом детском комбинезоне. Выглядит ошалелым и огорчённым тем, что взрослые мешают бегать-прыгать. Если бы не мамины руки, девочка давно бы убежала возиться в песочницы-горки. Желанная кутерьма как раз пестрела на заднем плане. Но маме срочно понадобилось фотографироваться. Даже причесаться не успела, и получилось естественно, в самом хорошем смысле. И фотография может стать образцовой картинкой под титлой "мать и дитя Мирокрая".

На той же закладке фотографии "за работой". Умиляют снимки с ноутбуком и пометкой "вот купила себе компьютер". Даже мне понятно, какое это бэушное старье. Ну да, не все зарабатывают так, как некоторые. Получается, я сам где-то в общей массе большинства, но вот ведь бывает и того хуже.

На ум пришёл вопрос и сильно меня смутил: "сколько стоит содержать ребёнка, и как она на жизнь зарабатывает?"

Задам эти вопросы завтра, решил я и прервал соединение с сетью.

Прохладный воздух вечернего Мирокрая резво потянулся за моим теплом, но я поднял парус воротника. Стало теплее, только странная дрожь не исчезла. Словно жгло изнутри чем-то лёгким и сильным. От этого жжения хотелось лететь над землёй вольной птицей, чтобы ветер холодил размах крыльев.

Звонко застучали в кармане ключи, когда я потянулся за доступом к дому. Пока шарил в кармане, устало облокотился на дверь.

Она мягко впустила меня внутрь.

— Ага, гуляешь?

Голос Алёны прозвучал не то, чтобы с сарказмом, но как-то так. С дружеской иронией.

— Гуляю. А ты?

— Сижу.

— Клёво. А почему тут?

Алёна фыркнула. Только девушки с критичным взглядом на мир умеют фыркать так громко. Мне-то её соседу давно не привыкать, а кто другой может взбеситься.

— Ты знаешь, Тамплиерище, кого мне напомнил?

— Нет, — я снял ботинки, бросил плащ на хилые палки плечиков и просочился в комнату, где ярко светил монитор и сидела Алёна. Она вполне по-хозяйски стучала пальцами в мою клавиатуру и между делом успевала отрывочно следить за моими движениями.

— Там вон тебе кофе. Остыл, ну да ладно. Да не сядь ты сюда, тут моя сумка!

Пришлось искать место для сумки на диване, чтобы вернуть себе стул.

— Ты мне напомнил Сталкера из фильма Тарковского. Такая же тоскливая мордочка. И очень-очень задуманная.

Вот тут я поперхнулся холодным кофе, спасибо клавиатура не пострадала.

— Ой, — Алёна часто заморгала и обиженно скривилась, — Ты что, простудился?

— Нет, — потребовались долгие секунды, но кашель сдался, — Тот мужик вроде лысый был.

— Долго постричься что ли? Заросли сена на голове, а не причёска. Не обижайся, это я любя.

— Да вот ещё, обижаться на тебя.

— Верно. На друзей обижаться плохо.

Алёна снова заскребла модным маникюром по клавишам.

— Я это, — мой глубокий вздох вырывал соседку из сети обратно в реальный мир, — Меня уже сегодня сталкером назвали, представляешь?

Она посмотрела на меня очень-очень внимательно, как будто перебрала в уме все детали моей внешности, чуть ли не ресницы пересчитала. Тихо произнесла:

— Та-а-ак. Влюбился, значит. Ну, это дело с тобой не впервые, жить будешь.

— Ничего не влюбился.

— Только вот мне-то не надо бублик в чай крошить, Тамплиерище. Заливай, кому хочешь, а со мной такой номер мимо. Выкладывай.

Случается, голос как будто сохнет. Ничего не вытянешь кроме невнятных «ну» и «э». В этот момент всё красноречие, которого и так-то немного, совсем исчезло. Я чувствовал себя глупее некуда, и этим сильно рассмешил Алёну.

— Обалдеть! Ты что, меня стесняешься? — вопрос прозвучал с каким-то восторгом, а не удивлением, — Нашёл, кого стесняться, дружище. Вспомни, как год назад ты с похмелья нагишом отмокал в ванной, а я сидела рядом и занималась психоанализом. Тогда ты меня не стеснялся.

С такой аргументацией не поспоришь. И чего оказалось больше в жажде поспорить, блёклого стыда за давний случай или желания если не быть, то хотя бы казаться уверенным? На этот вопрос я не смог бы ответить. И сумбурный спор привёл к тому, что я ещё больше запутался. Алёна беззлобно посмеялась надо мной и окончательно обезоружила:

— Ну кто ещё, скажи мне на милость, заявит тебе, что ты бяка или дурашка, но всё равно останется на твоей стороне, что бы не случилось? Идиота кусок, я же за тебя волнуюсь.

— Она, — слова прозвучали как-то по своей собственной воле, — Она тоже.

На сей раз Алёна промолчала. Посмотрела на меня так, как врач на серьёзно, а то и безнадёжно больного.

Я открыл сайт и показал страничку Маши. Имя, несколько слов и цифр стандартной анкеты.

— Ну да, ну да, — она покачала головой, — А ничего, ты знаешь. Пообщаться бы с ней. Только ты не думай, я ваши любовные записки читать не хочу. Мне просто надо знать, когда и как в следующий раз лечить тебя от депрессии.

Замечание о том, что депрессии мне не свойственны, Алёна встретила ехидным смешком и фразой:

— Ты умеешь их скрывать, но меня обмануть трудно.

Мы помолчали. Алёна тихо щёлкала мышкой, и экранный курсор жил своей плоской жизнью. Некоторое время спустя она проверила свой почтовый ящик, допила кофе и засобиралась к дому. Я вызвался проводить, но она отмахнулась, мол, соседняя квартира это не так далеко, лучше займись каким-нибудь делом. Посоветовала написать Маше. Она любит читать письма, от чего-то вывела Алёна, и я в который раз подивился её проницательности.

— Нет, не стану. Она из дома писать не может, сети у них там нет. Вот и бегает на почту. Так и я буду писать из кофейни. Это… будет честно.

Алёна глубоко вздохнула. Еле заметно дёрнулся уголок губ. То ли улыбка, то ли что-то иное.

— Да, теперь вижу. И правда всё серьёзно. Ты только подумай потом, когда остынет первое впечатление. У неё ребёнок, она живёт в другом часовом поясе. Ты отродясь, кроме как о себе, ни о ком не заботился. Мечтатель, блин, гуляка. А тут ребёнок. Ответственность.

— Если потребуется, я изменюсь, — как не старался говорить уверенно, без сдавленной хрипоты, всё тщетно.

— Ну не знаю, это правда, как захочешь. А то пока я вон хожу к тебе, кормлю твоих рыбок.

В полутьме прихожей прилив крови к лицу так просто не зметишь. А она заметила и успокоила меня кивком: «всё будет нормально».

Так и подошёл к концу неожиданный, красочный день. В квартире жили только я, да стая неприхотливых рыбёшек в давно нечищеном аквариуме. Но странно, в этот вечер я впервые за многие годы перестал ощущать тоскливое одиночество. Раньше внутри появлялась какая-то тихая ревность, когда умница-Алёна рассказывала о своё молодом человеке, с которым у неё всё давно и серьёзно. Теперь этот лёгкий налёт тоскливой зависти просто исчез.

Появилась Маша. Пусть далеко, непонятно и непредсказуемо, но так ясно и уверенно, что сомнений не осталось. Мир изменился, а следом изменился и я.

— 2-

Новый день показался длинным и серым. Вызвали по рабочим делам в головной офис компании. Если меня, внештатного консультанта по вопросам стратегической рекламы требуют «срочно», значит, кто-то где-то сильно напортачил. И тут приходит на помощь "универсальный солдат" вроде меня. Чаще всего приходится сидеть на каком-нибудь "мозговом штурме" и делать умное лицо. Для вывода рекламного цеха из ступора иной раз хватает взвешенно и точно определить, чего именно хотел заказчик, и чем конкретно его желанию не угодили. Реже требуется детальная расшифровка концептуальной идеи дизайнера, своего рода клубочная дедукция. Распутать распутаешь, но не сразу. Потом приходится увязывать отдельные нити и превращать концепт в понятные смертным фразы.

Совсем худо, когда назревает кризис. Тогда приходится ехать и каяться. Мол, мы такие-сякие, но хорошие. Всё исправим к следующему показу. Кто ещё так чутко прислушивается к желанию клиента? Его специфика уникальна, и ошибка на первом этапе это не выполнение работы на скорую руку, а трудный путь проб и ошибок. На пути к единственно верному, уникальному и беспроигрышному варианту. Попадание с первого раза в цель не есть признак гениальности, а воля случая. От таких попаданий частенько через год приходится всё делать заново.

О своей работе могу говорить часами, да и любой на моём месте будет вести себя также. Что тут странного? Часть жизни проходит в делах, значит, волей-неволей в это время живёшь работой, как не отнекивайся.

Этот рабочий день не стал исключением. Мне пришлось выслушать почти драматическую историю о завале с очередным заказом. Клиент хочет свежего креатива, мелко нарезанного и расфасованного, с дымком, с кровью, со специями. Мне поручили проанализировать готовые концепции, конструктивно их обхаять и выдвинуть что-то своё, вдруг надумается?

Я забрал диск с данными и положил во внутренний карман плаща. Тугой и неудобный, оттуда трудно доставать диски. Дело в том, что даже в моей профессии есть правила. И если одна из сторон их не соблюдает, другая в праве развести руками, мол, сроки нереальные, чудес не ждите. За один день не придумать гениального концепта, если только он не родился случайно. Легион обезьян и сонет Шекспира. Аналогичная задача. Вот я и могу мило состроить улыбочку, развести руками и послать шальных работодателей погулять по окрестностям. Проветриться, дураков поискать.

Но я так никогда не поступаю.

Это не принцип, что-то более глубокое. Попробуй с кем поспорить на такую тему, результат известный: каждый сходит с ума по-своему. Нравится корчить из себя интеллектуального девственника, кто же тебе доктор, кроме психотерапевта?

Не нравится? Да, мне не нравится. Но иначе не могу.

Так что они дождутся от меня текстов. Рано или поздно, так или иначе. К утру. А пока сверху шелестит зелёным ветром свод городского парка, по которому я иду. Почта с выходом в сеть уже рядом.

Вот так и бери себе ник, подумал я, под тихое гудение загрузки компьютера. Выходит, веду себя со всех сторон по-рыцарски. Что на работе, что теперь, с Машей.

Кто бы на моём месте стал так церемониться с незнакомкой? Да никто, это точно.

Но никто кроме меня не получал и, быть может, никогда не получит письма с таким содержанием:

1bibaby: Здравствуй, Тамплиер. Или лучше сказать, Сталкер. Времена рыцарей-то прошли, сам знаешь. Кто сейчас в латах бегает за драконами и защищает честь прекрасных дам на турнирах? Может быть, пара-тройка найдется во всём Мирокрае, да и то. А вот ты как будто один из таких. Знаешь, ведь если подумать, то Сталкер — это тот же крестоносец. Только ищет что-то посовременнее. Вот пришла, как видишь, на почту и пишу тебе, а чтобы мне не посидеть дома за ноутбуком и не постучать клавишами? Так было бы проще, и деньгами дешевле, и всё такое. Зябко тут, понимаешь? Дочурка дома, хоть с бабкой и то хорошо. Но вот не могу я так почему-то. Какую такую напасть я словила, не знаешь, случаем? Ты ведь сталкер, ты всё можешь знать. Кстати, сталкер, а ты вообще кто по профессии-то? Парень ты вроде интересный. Ничего, что так резво: парень, а? Ну нет у тебя пивного пуза, я это точно знаю. А раз ты без пуза, да и на мордочку моложавый, то чем же ты не парень? Вот, говорят, первый парень на деревне. Я не знаю, как у вас там в вашей большой деревне, Мирокрай вообще место странное. А по мне — ты далеко не последний. Вон почитала твою анкету, и призадумалась. Ты такой иногда сложный, жуть просто. В отдельных особенно предложениях. Книжки всякие читаешь умные и не очень. Берроуза любишь и смеёшься, что в сериале «Скорая помощь» героя зовут Джон Картер. Это правда весело. Но я не очень знакома с Майклом Крайтоном, который там режиссёром. Слышала, это его творенье. Как и Парк Юрского периода. Затейник-то, а? Даже им, америкосам, баксы и килобаксы не за красивый хвост чеками штампуют. Крайтон этот подмазался, и дело с концом. А не знаешь, может он нашего Тарзана, этого танцора-певцора тоже продюсировал? По культурно-инвестиционному лендлизу, что бы он в ответ… Ой не стану, а то сочтёшь меня девушкой пошлой и испорченной. А я совсем не такая, я даже вина не пью. Ну, только чуть-капельку с подружкой Юлькой. И то, знаешь, как-то так нечасто. Все в семьях в заботах, а у меня дом да работа. Дома работаю, запрусь в комнатушке, ни начальника, ни менеджера какого-нибудь на тумбе с кофеваркой. Вроде и воздух свой, по-свойски пахнет папиными деревяшками. Он ведь у меня резчик был, такие вещи из дерева вынимал. Он никогда не говорил «вырезал». Вынимал, представляешь? Возьмёт тут, бывало, полешко, а в нём ничего. Ну, так, древесина слоями лет и вёсен, да смола, как припой. А впрочем, я не дурочка, знаю, что не припой а канифоль. Так что ты не считай меня совсем глупой. Вот так и спросит у меня, бывало, Маша, а что в этой заготовке прячется? А я не знаю, молчу и краснею. Знаю же, что там какой-нибудь зверушек сидит. То оленёнок, то бурундук, а может динозавр из палеонтологической книжки. Всё что хочешь, представляешь, он ведь всё умел вынимать! Прямо-таки акушер-краснодеревщик. Брать бы таких не медбратами а срезу врачами в роддома. Ну, это я так, по старой памяти. Сейчас уж спокойно, а когда дочку рожала, ух, всех была готова проклинать. Дело прошлое, ну, про медицину нашу злохвальную ты знаешь не хуже меня. Так ты не обращай внимания. А я вот как сейчас вижу, он сидит на кухне, а там ещё мойка старая и кран слева подтекает. Капает, капает, всё стучит, а это нет, это папка резцом по деревяшке. И хитро мне улыбается. Скажу: киска там! А он иной раз и правда киску вынет. Шёрстку волосок к волоску, у него там были такие резцы изогнутые, он ими узор делал. Вот, а если не угадаю, пошутит: это ты дочурка плохо разглядела. Ну, деревяшка плотная, даже я могу ошибиться. Оказалась там, ну вот хотя бы золотая рыбка. Или русалка. Русалко. Слышал про такую компанию? Сидишь, читаешь, думаешь, вот бред у девушки через край? Да, ну думай, что хочешь. Раз досюда дочитал, значит, я могу дальше. А нет, так и не важно. Знаешь, прикол был в годовом отчёте. В банке кто-то зашутил. Более 103 процентов наших клиентов. Смеху было, что тем, кому положено читать колонки дурацких чисел, даже не моргнули. Ладно, рассмешила я тебя анекдотом, и хватит. Дома, дома. Хоть и мило дома, мама, то есть уже бабушка, и как бы даже мне бабушка, утром сделает мне кашки гречневой с молоком, а бутерброд с кабачковой икрой, м-м-м… Ты просто не представляешь, каково это. У меня столик дома, так вот я на нём ноутбук свой ставлю, а рядом такой же столик, но маленький. Вот за ним моя кроха. Мы вместе кушаем, о глупостях всяких ля-ля, ну это мы так. Кто со стороны послушает, вообще не поймёт, а мы ничего. И вот так утром легко, так хорошо, такая тишина звенит от сочного воздуха над балконом. Кажется, капли росы — чистый сахарный лёд, или какая-нибудь драгоценность. Я малой-то не даю слизнуть, а сама, ты представляешь, пока никто не видит, возьму да и попробую. Вдруг будет сладко? Ужасная глупость, правда? Да только ты не думай, что если девушка программированием занимается, то у неё и мысли только об операторах, развязках и переменных. Подумаешь… Вот потом мама возьмёт её, а я за работу. Что там сбросили на дискетке, над тем в среде и колдую. Вроде мягко и тепло, уют и молоко всегда в холодильнике. Обожаю молоко, а ты? А вот напишешь и узнаю. И всё-таки всё по-другому. Даже у обоев запах серо-зелёный, тоскливый. То ли когда сама была малой, иначе смотрелись. Но тут сижу в комнате, где своё детство пережила, а сейчас тут лапушка моя растёт, и вот как будто всё чужое. И холодно, зябко так, то ли от чувства, что завтра снова всё будет по старой памяти, по старому распорядку, то ли ещё от чего. Я не психолог, но говорил мне кто-то. Это не то кризис среднего возраста, не то вот-вот начнётся. Кризис, а не то, что ты подумал. Хотя кто их знает. Вот такие пирожки с рисом. Знаешь, тут, возле почты купила, очень вкусные. А кофе тут на почте дрянной продают в пакетиках. Но спасибо, воду ставят в чайнике добрые люди. Так что мне тут даже и не холодно. Ну вот и хватит пока. Посижу, подожду, вдруг чего напишешь. Я-то днём, а ты вечером, у тебя рабочий день и график там всякий, да? Угадала? А может, позже заскочу. Неохота мне писать базу сейчас, но надо. Так что побежала домой, а ты пиши-читай, Сталкер. Всё пока-пока. Думаешь, будет тебе сейчас чмоки-чмоки? А вот фигушки, обойдёсся! Это пусть тебе девицы в чатах рожицы стрят, а я не стану. Разве вот смайлик поставлю;-) Ты вообще не представляешь, какая канитель набирать код, если залипает шифт на клавиатуре. Даже в турбопаскале каком-нибудь стареньком. Всё, бывай, Сталкер. Жду весточки».

И вот опять это странное ощущение, никогда прежде такого испытывать не доводилось. Мир словно сузился до одной точки, до маленького окна в пространство, в которое летели со своей недостижимой скоростью шустрые электроны. Им в таком полёте всё нипочём. И расстояния, и границы, да и время у них так, не более чем формальное понятие, они его не замечают. Мне показалось, что я сам стал одним из них. Нет, не одним, а целым сонмом электронов. И они, словно элементарные частицы а эксперименте Белла, оказались одновременно в двух отдалённых точках Мирокрая. Там и тут, а даже нет. Тут и снова тут. Расстояние для меня стало такой же абстракцией, как постоянная Планка или дуализм электрона. Опять не верно. Как раз этот самый дуализм мне стал почти что понятен. До физического ощущения.

Вот и остался весь мир на периферии, сжался статичной плоской картинкой и пропал для основного зрения. Растворился в так называемом боковом. То, что осталось миром в моём понимании, вместилось в несколько страничек экранного текста.

Кто-то мог посмотреть со стороны и вспомнить шутку. Маленький мальчик ушёл в Интернет. Мышка осталась, а мальчика нет. Как герой давно забытой «Матрицы». Окончательно оцыфренел, а то и свихнулся.

Ну и думайте что хотите, разве я могу этому помешать? Пальцы легли на клавиатуру.

Ta/\/\n/\\/\ep: Мощно ты. Нет, нет, не так. Ты там не читай между строк всевозможных «круто» и «супер», это всё из другой оперы. Правда, невероятно мощно. Ты так много о себе рассказала, да ещё так красочно. Мне прямо тоже захотелось попробовать каши с молоком (а вообще-то я молоко не очень, ну не нравится вкус и всё тут, но теперь уже и не знаю; после твоего письма захотелось вспомнить вкус детства, ведь мы были детьми, молоко очень-очень любили). Кстати, мне нравится, что ты зовёшь меня Сталкер. Но я Тамплиер и никому другому не позволил бы свой ник иначить, а тебе позволяю. Даже самому как-то странно это, и в то же время всё внутри говорит: так правильно. Ты спрашиваешь, чем я занимаюсь? Пишу всякие нужные (или умные, это как получится) тексты для одного крупного рекламного агентства. Вроде внештатного копирайтера, но в более широком смысле. Попробую описать свою должность с юмором. Был такой фильм (ты не пугайся, я его не смотрел, но рекламный ролик однажды попался) «Спайс Уорлд», про группу Спайс Гёлз. Вроде как даже самый влиятельный человек на свете иногда хватается за голову и не знает, что делать. И вызывает на помощь Спайс Гёлз, которые спасают мир. Самый влиятельный это, как известно, Буш. Очередной, один из многих. Имя и фамилия значения не имеют. Буш давно уже имя нарицательное. Вот я и сеть что-то вроде гоп команды С.Г., только в одном лице, в скромном плаще и поношенном костюмчике от фабрики Большевичка. Эдакий стиляга-интеллигент, который уже тысячу лет не читал бумажной литературы. Вообще вру. Читал недавно Кристофа Рансмайра. Болезнь Китахары. Оказывается, многие ей больны, даже я. Но книга не про медицинский диагноз. А может я не прав. Надо тебе самой прочитать, тогда и судить сможешь. Думаешь, я люблю Берроуза? В школе любил, прямо-таки боготворил. Но это было так давно, что и не вспомнить по правде. Он молодец. Задал тон всей фантастике двадцатого века. Легко, стремительно ворвался в мир с новой позицией нового героя и буквально развязал людям руки. Люди руками замахали и полетели. Фантазия попёрла через край. Вот воистину был мастером фэнтези, комиксы на бумаге. Но если читать внимательно, у него много интересных находок. В Марсианах. В остальных сериалах меньше. Ладно, шут с ним с Берроузом, и с Крайтоном тоже. Его-то вообще читать трудно. Не советую. Слушай, а ты вот пишешь, что иногда со своей подругой вино пьешь. А можно? У тебя же маленькая дочка. Я где-то читал, что дети очень чутко на это реагируют. Даже, если ты не кормишь грудью. Ну, твоё в общем дело, я-то не советчик. Возьму себе пива и воблы, очень даже ничего на вкус. Ты не пугайся, я не алкоголик, но воблу с пивом ценю и уважаю. Это изобретение ничуть не слабее водки имени Менделеева, или японской одноразовой лапши. Ничего я так чуши нагнал, да? Пишу, пишу, а всякая фигня выходит. Тебе хоть читать-то интересно? Ладно, надеюсь, интересно, а то мне станет очень грустно. Я ведь не только это пишу, я ещё и любительской литературой балуюсь. Ну так, всё больше в стол (или в сеть), для себя да для знакомых. Как-нибудь дам почитать. Знаешь, мне тут показалось, что ты тоже хорошо пишешь. Не смейся. Так, как ты про своего отца написала, не каждый сумеет. Хотел бы я увидеть такого мастера. Пришлёшь мне картинки с его работами? Обработка дерева это вообще чудесное занятие. Кость тоже хорошо, но тут вопрос тонкий. На африканском континенте браконьеры за бивни слонов стреляют, сволочи. С моржами по-моему история ни чуть не лучше. А дерево это иначе. Из живого делать ещё более живое. Дерево ведь даже сухое не бывает мёртвым, ты понимаешь меня? Присмотрись к городским деревьям, прислушайся к ним, ты поймёшь мою мысль. Окей? Обязательно сделай, хочу узнать, что ты об этом думаешь. Я может быть и сам решу написать про деревья, кто знает? Вдохновение у того, кто пишет — вещь странная, иной раз логике совсем не подчиняется. Всё, пожалуй, хватит. Написал, теперь отправляю. Ты мне обязательно напиши ещё, и не сердись, что я так скупо. Так как ты, не умею. Вот смешно, да? А ещё писатель…

P.S. Пришлёшь фотографию дочки? Та, что в анкете, совсем неразборчивая.

Я закрыл окно после того, как строчка мигнула словом «отправлено». Вот и поговорили. Что теперь делать, остаться или пойти домой? На часах 17.30, значит, у них половина девятого. Маша вряд ли станет сидеть там дотемна. Сейчас совсем не летнее время года, и сумерки ужас какие синие, холодные да ранние. В такую демисезонную тоску выйти на улицу решится не всякий. А у неё дома девочка, весь день с бабкой, пока мама за ноутбуком пишет свои базы данных или бегает на почту постучать по клавишам в разговоре с незнакомыми людьми.

Интересно, я один такой респондент, или её на всех хватает?

Стало противно от таких мыслей. Господи, да что же это я себе думаю? Маша что, жена мне или любовница? Знакомы второй день и то дистанционно, а уже ревность просыпается? Ну нет, так нельзя.

Чтобы отвлечься, запустил поисковую программу. Выглядит смешно и нелепо, но если подумать, чем эта нелепость хуже других? Чаша Грааля.

Выпал целый ворох ссылок и неточных совпадений. Сталкер-Тамплиер ищет упоминания о Святом Граале в Интернете. Звучит ничуть не хуже, чем анекдот про сисадмина и юзера. Любой, какой именно — совсем не важно. Мне самому стало смешно, только чем Интернет не библиотека? Там есть даже оцифрованные манускрипты. Более того, палимпсесты тоже прилагаются, что для знатока истории вопроса как минимум занятно. Чаще всего там общий полив, что есть, того не зачеркнуть. Начало историй про Персеваля, созданные де Труа, его версия и версии всех продолжений, которых было три или четыре. Одна из самых интересных литературных работ на тему была проделана де Бороном. Впрочем, уже тогда знатоки спорили о судьбе Чаши. Была она изъята у Иисуса и после хранима у Пилата, или сразу попала к ученику, который собрал в неё кровь Христа? Была ли эта чаша той самой, которую Иисус держал в руках на Тайной Вечере?

Кто теперь ответит, где истина? Тысячу лет назад люди пребывали в неведении, больше гадали, чем знали наверняка. К настоящему времени мало что изменилось. Больше путаницы, сильнее желание отрицать догмы. С эрудицией у людей всё в порядке, воображением тоже Бог не обделил, вот и тужатся, кто во что горазд. Один Браун чего стоит. Женское начало в чаше, где кровь Христова, девушка — потомок Иисуса и есть Святой Грааль. Может быть, тут логики не так уж мало, да только логика не краеугольный камень. Спрашивается, а камень чего? Кто-то скажет — храма души.

Для меня пустые слова.

Не поймите плохо, но я стараюсь быть честным. Верю, а вот во что, сам не знаю. Может и не верю вовсе, а так… А допускается, что Крестоносец-Сталкер ищет Святой Грааль и не верит в Бога?

Пусть кто ответит мне на этот вопрос, если посмеет. Моя вера, она такая, какая есть, и с этим трудно спорить. Она мне твердит, что синкретизм Брауна также далёк от истины, как и мои собственные умозаключения. Но я твёрдо намерен приблизиться к истине. Настолько, насколько мне это по силам.

Рука опять потянулась к предмету в пыльном кармане плаща. Простая деревянная вещица, о которой я так ничего и не знаю. И мне никто о ней не скажет, так и останется неразгаданной судьба чьей-то потери. А так всегда и бывает. Если кто-то теряет, кто-то найдёт. А может, и наоборот. От этой мысли мне стало сильно не по себе.

Будто внезапно прямо напротив, перед лицом, открылась бездна, и оттуда дыхнул непостижимый. Холод? Нет. Простор? Тоже вроде нет. И не свет и не тьма, а что-то совсем другое. Странно, совсем недавно я видел перед собой один лишь монитор. Пространство, где живут электроны. Может быть, это был взгляд оттуда, из-за монитора?

Тонкой холодной струйкой по спине зазмеился пот, спутник страха. Если мысль тронула пласт мироздания, где причинно следственная связь всего лишь частность того, что есть в природе, не может ли быть, что я встретил свой собственный взгляд?

Мне однажды уже говорили: нельзя столько думать, от этого мозгам только хуже. Как процессор в компьютере, так и мозг требует передышки. Выходит, были правы, а я перегрелся?

Здравствуй безумие, я совсем рядом. Уже подъезжаю. Не подскажете, а как называется следующая остановка крыши?

Меня наполнила злость. Не все рассуждения и переживания стоит вызывать умышленно. От некоторых нагнетаний легко свихнуться. Вот ведь странно, я на других злюсь очень редко, а на себя часто. Сейчас как раз такой случай. Однажды психолог говорил со мной на эту тему и пришёл к забавным выводам. Оказывается, у людей вроде меня бывает пониженная агрессивность и сильная склонность к созиданию. Прирождённый креативщик. Для равновесия в природе, не иначе. Есть те, кто «до основанья», а есть мы, которых зовут для «а затем».

Должно быть, у Маши отец из той же породы что и я. Слухами земля полнится. Может, и правду говорят, женщина рада выбрать того, кто похож на её отца? А ну-ка стоп, приказал я сам себе. Ты куда это разогнался, а? Или распирает от желания, чтобы Алёна снова выпихивала тебя на свет Божий из нового морального запоя?

Отпустило.

Взял себя в руки, а руки вытер о шершавую ткань плаща. Очень неприятно, когда потеют руки.

Экран мелькнул пиктограммой полученного письма.

1bibaby : А зря ты так щемишся, Сталкер. Щемиться со мной совсем не стоит. Я уже и так поняла, что ты не крутишь гайки на заводе. Очень приятно, что ты такой начитанный, прямо-таки поразил. Рансмайра знаешь, ай-ай-ай. Да кто же этого приколиста не знает? Только лукавство всё это. А вот ещё что. Сижу я сейчас и думаю, как ты пялишься в монитор и думаешь себе всякие глупости. Да тебе бы пойти погулять к храму… Косьмы и Дамиана, знаешь, где это? Тебя там быстро оприходуют. Тоже мне, Тамплиер. Храмовничек. Девочки моей тебе фотку подай, да? Извращенец… Ты там много знаешь, даром что крестоносец. А мой отец умер пять лет как тому, а занозы от гроба до сих пор в руках. Никогда, небось, не хоронил в стылую-то землю? Это в фильмах на кладбище полно народу, рослые друзья-братья несут на плечах дерево и тело, сильные такие. А нам пришлось всё самим. Сосед да кладбищенский сторож помогали. Знаешь, каково это, по скользко-мёрзлому грунту, когда хрустит наледь, а руки в кровь и сбивается дыхание? Дай Бог, не знаешь этого, Тамплиер. Так что посиди ещё в монитор попялься. И подумай о себе, грешном. Обо мне лучше не думай, не твоего я поля ягода, шибко жирно тебе будет. Понял? Вот и хорошо, я не сомневалась какой ты понятливый. Иди домой, пиши свои пиарские тексты, пей пиво и заедай воблой. Да, и рыбок покормить не забудь. Такой, как ты, с одиночества вполне может свихнуться, а от собственного эгоцентризма больше, чем на рыбок не хватает. Не уверена, что ещё раз тебе напишу. Так что не стирай, запомни и сохрани. Вроде как моё последнее письмо. Поки-поки. Удачи, Сталкер, ищи свой Грааль, авось найдёшь.

Мне даже признаваться не стыдно, как это подействовало. Шайка студёной воды за шиворот, иначе и не выразиться. Да и в поиск пришлось залезть. Думаете, я помню, что это такой за храм? За несколько писем я успел понять Машу, и теперь не могу закрывать глаза на смыслы и подтексты. Если упомянула какой-то конкретный храм, значит, с умыслом. Да, так и есть. На улице Маросейка, рядом с Федеральной службой контроля за оборотом наркотиков. Тонко и метко. Но, как ни странно, мимо. Я с наркотиками дела не имею.

Вообще-то нельзя так делать. Это не по-мужски и как-то получается с оттенком слабины. С другой стороны, я демонстрирую то, что способен рассуждать трезво и в разумном разговоре не обрываю диалог на острых вопросах. Бла-бла-бла. Прямо-таки рекламный текст, самому противно. А ведь всего-то стоит признать: я просто хочу написать ей письмо. Пусть это будет и моё последнее письмо, чем не выход? Разумеется, можно впихнуть комплимент на тему её эрудиции, ума и тонкости натуры, но я более чем уверен, Маша и сама это знает. А мой словесный жест воспримет, как попытку подлизаться.

Отношения людей это игра. Кто кого переиграет. Думаете, нет? Я тоже думаю, что это чушь, но в данной ситуации звучит убедительно.

Ta/\/\n/\\/\ep: Такое письмо, что нельзя не ответить. Заголовок: «Ответ на последнее письмо». Твой отец был великим человеком, хотя я могу об этом судить только мельком. Представляешь, всё, что я о нём знаю, это пять-десять строчек в твоих письмах, но в них сказано очень много. Мне надо извиниться, что я всколыхнул твою память и напомнил о боли (кто-то напишет «прошлой», но это будет неправда). Незнание не оправдывает, но я и не оправдываюсь. Извиняюсь. Что сделал, то сделал. Замечание про храм я как не странно разгадал. Мне понадобилось порыться в сети, чтобы узнать об окрестностях больше и глубже, и я преуспел. Ты увидела правду не с той стороны. Не берусь судить, со стороны может выглядеть похоже, но я не употребляю никаких препаратов. Как говорится, хорошая крыша летает сама, нафига ей наркотики? Ладно, это мы проедем, так как тема не самая приятная. Меня лично не трогает, но многим другим она жизненна, а значит, трагична. Ты с ходу называешь меня извращенцем за то, что я хочу внимательнее рассмотреть твою дочь. Первое впечатление лёгкое, но зачастую неверное. Пожалуй, я признаюсь, что ты как человек мне интересна и симпатична, вот поэтому я и хочу узнать ближе то, что близко твоему сердцу. Впрочем, это всё сопливая лирика, и ну её к Аллаху. Это я так, Тамплиер во мне заговорил, с ним бывает. Фотография на сайте неудачная, к тому же малая явно недовольно тем, что её снимают. Тут я дилетантом, своих детей нет. Но мне кажется, детям взрослые мысли и желания так же до лампочки, как нам погремушки. Вот и всё, что я хотел сказать. Тон последней переписки не настраивает на долгие прощания, так что я совсем не прощаюсь.

И поставил в конце звучную точку. Даже клавиатура хрустнула, а системщик за стойкой вежливо напомнил: технику ломать не стоит, тем более, казённую.

В принципе, мне стало всё равно, ответит она, или нет. Как не странно, история об её отце меня сильно зацепила. И где-то внутри натянулась тоскливая струна. Запела протяжным голосом холодного ветра, суровых сосен и серо-стальной воды. Где-то на севере есть такие места, там из дерева делают такие вещи, для которых в иных местах используют металл. Что-то такое очень русское и древнее. Храмы, на постройку которых не потрачено ни гвоздя.

Там.

Мне надо туда.

Вспыхнуло, как табло в аэропорте. Точками и линиями. А что мешает? Работу сегодня доделаю, завтра сдам и получу деньги. Так тоже хватает, но деньги лишними никогда не бывают. Что меня держит? Возьму и уеду. На день, на два, на неделю. Будет что-то срочное, найдут по сотовому. А если совсем припрёт, зайду в ближайшую цифровую кофейню и постучу клавиатурой. Сейчас в любом месте их легко отыскать. У Маши есть рядом с домом, а ведь машин дом даль не ближняя. Ну а правда, что меня тут держит? Рыбки что ли? Дались им эти рыбки. Что Алёна туда же, что Маша. Алёна-то понятно, ей их кормить в моё отсутствие. Надо будет скинуть сообщение, пусть присмотрит за аквариумом.

А Маша… Пусть будет, как будет. В данный момент мои мысли понеслись не в сторону девушки, которая живёт в трёх часовых поясах на восток, но и не мимо. Топологически к северу, а метафизически по курсу, параллельному обоим направлениям. Надо будет взять тетрадку и связку ручек. Что-то мне подсказывает: буду писать. Под впечатлением рассказа о Машином отце. Вот ведь как бывает, а? Услышишь фразу или прочтёшь парочку строк, цепляет за живое. И выдумывать ничего не надо, льётся само, как по устойчивому руслу в полноводье. Знай себе черпай, да пиши.

— 3-

Принял решение, так делай. Я-то себя знаю, потому сразу поехал за билетом. Дело даже не в лени или в сомнениях, просто могут возникнуть обстоятельства. Помочь кому-нибудь с текстом для презентации, или ещё какая напасть. Отложу, нельзя же подводить людей. И перспектива отъезда отодвинется далеко-далеко.

Интуиция вещь нужная. Надо только уметь ею пользоваться. Дело совсем не сложное — для начала, ей надо доверять. Неудивительно, но как только розовые листочки с цифрами вагонов-перронов легли в бумажник, раздался звонок на сотовый.

— Здорово, чего делаешь в этот поздний хмурый день?

Если Лёхе зачесалось начать разговор с ребусного пафоса, значит, он не в настроении. Было бы всё нормально, начал бы сухим «привет». Лёха отличный парень, настоящий мастер своего дела. А дело у него необычное — он красит миниатюры для настольных игр. Что поделаешь, он и меня подсадил на эту заразу, но если мне терпения хватило на одну мало-мальски приличную армию, то Лёха в этом завяз много лет назад. Раз в год он собирает себе новые миниатюры, меняет расы или игровые системы и красит их так, что взгляд не отвести. А если полки не вмещают славные ряды предыдущих предпочтений, распродаёт по дешёвке или дарит. Мне предлагал, я отказался, решил сам. Лёха немного посмеялся, но я был непреклонен, и тем заслужил его глубокое уважение. Скажу больше, одну модельку, которую я красил почти двенадцать часов, он даже похвалил.

Да я и не хотел с ним тягаться. Армии в этих системах дорогие, у меня вот, например, на триста фунтов будет, и это ещё разумная середина. А покрасить эти пол сотни моделей стоит почти столько же. Лёха цены не задирает. Но год назад собрался поменять свой старенький Audi на что-то более навороченное. Как я понимаю, в этом году собрался пересесть на новые колёса. Как-то сказал мне, что в его деле необходимо любить работу, не терять формы и иметь достаточно свободного времени. У Лёхи все условия соблюдены. Это его постоянная работа, а жениться он пока не собирается.

— Лёшка, я уезжаю завтра вечером. Дней на пять. И ещё надо текст сегодня добить. Слушай, ты меня знаешь. Если у тебя что-то срочное, я приеду.

— Вот занятой человек, — посмеялся Лёха, — да нет, я просто так. На самом деле конечно не просто так, но ты тут мне не помощник.

— Настя? — предположил я.

У него есть девушка. Умная и красивая, они отличная пара. Но как часто бывает, отличные пары умело портят себе жизнь. Я Лёху и Настю знаю не первый год, так вот мой прогноз: расстанутся.

— Мы расстались, — спокойно сказал Лёха, — Так что можно ко мне. Бери своих Эльдаров на все очки, у тебя там вроде пара тысяч? Вот и у меня пара тысяч Тиранидов. С меня шампанское, с тебя коньяк.

— Не люблю коньяк.

— А то я не знаю, — хихикнул в трубку мастер миниатюры, — Я, что ли, стану пить твоё шампанское? Тебе полусладкое?

— Брют. Но сыграем одну партию и всё, мне надо сдать текст.

— О’кей. Жду к восьми всю твою эльдарскую свору. Настасья съехала, так что можешь потом у меня и текст свой набить, на моём ноуте и диск потом нарежешь.

Лёха умеет уговаривать. К тому же мы давно не виделись. Интуиция прямо-таки кричала о том, как важно увидеть Лёху до отъезда.

Кому-то мой ритм жизни покажется слишком быстрым. Туда, сюда, утром, днём, вечером. Может и так, зато всё успеваю и не толстею от пива. Жены-детей нет, вот никто и не мешает. Пока нет.

Далась тебе эта Маша, в сердцах я мысленно обозвал себя идиотом и поехал домой. Надо ещё фигурки с полок собрать, а на часах половина восьмого. Хорошо, до Лёхи только три остановки трамваем.

О том, как двое молодых людей культурно распивают дорогой алкоголь в тесноте прокуренной квартиры, я распространяться не стану. Кому интересно, что такое настольный warhammer, может посмотреть в Интернете, а кому не интересно, так это их дело. Лёха человек странный, это уже и так понятно по его увлечению, но есть ещё кое-что. По национальности он трудно понятная смесь, но то, что в крови течёт эстонская кровь, он не скрывает, а наоборот. Как думаете, почему? На стене висит плакат, где солдат в советской форме разрывает штыком… современное эстонское знамя. Неумелый фотомонтаж, но Лёха старался, как мог. Мне бы не хотелось чувствовать то же, что чувствует он в наши дни. С хорошего самочувствия не говорят: «Сейчас горько и тяжело быть эстонцем».

Мне кажется, раньше у него был какой-то внутренний маяк. Даже тогда, когда начались противоречия между русскими и эстонцами, он смеялся в лица политическим мифам и говорил, что как-нибудь поедет туда, на север, искать свои корни. Теперь решимости поубавилось. Это кажется, что не заметно, а на самом деле видно, как на ладони. Человек молча закусил губу и терпит боль от растоптанной веры.

Как-то увидел на полке книгу и сказал:

— Вот уж чего не ожидал увидеть, так этого.

— Майн Кампф? — Лёха рассмеялся, — Казанское издание, очень полное, под патронажем КГБ. Было ещё эстонское — фигня, они там всё урезали.

— Зачем ты это читаешь?

— Врага надо знать в лицо.

У каждого своя вера.

И мне ли сейчас винить Лёху за то, как он поминает Императора? Чем не замена? Мифический персонаж из настольной игры ничуть не хуже, чем прежний идеал земли предков. Он засмеялся и пригрозил мне пальцем:

— Вас Эльдаров, Император пока терпит.

— То же мне — новость, смертные нас терпят, — в ответ я глубоким голосом Эльдарского мага и процитировал книгу правил: — Когда мы начали слагать заклинания, первый человек ещё не умел поднять камня, и достать оттуда червя себе на ужин.

Смех смехом, а бутылка шампанского опустела. Хозяин этого дома не тот человек, который побежит за добавкой в порыве напиться до поросячьего визга. Лёха добавил коньяку в свой кофе, убрал бутылку в холодильник и вздохнул. Партию мы уже закончили, как часто бывало, вничью.

— А ведь на нём всё и держалось, — протянул Лёха и зло, сквозь зубы, затянулся сигаретой.

— На Императоре? — переспросил я.

— Да ну тебя, — тихо отмахнулся Лёха, — Я дома уже и курить перестал, и почти нашёл стабильную работу.

И тут я вспомнил. Несколько месяцев назад Лёха сообщил мне по телефону, что Настя беременна. Потом я как-то об этом забыл, а с чего бы мне всё помнить? Был бы беременным Лёха, я бы уж точно не забыл. Рассмеяться над собственной остротой не удалось. Ответного веселья в глазах Лёхи я не увидел, мой смех прозвучал бы нелепо и безжалостно.

Я молчал. В таких случаях лучше дать человеку высказаться, чем проявлять интерес вопросами наугад. Есть риск прогадать с вопросом так сильно, что собеседник замкнётся, уверится в непонимании. В отношении Лёхи я не мог так поступить, просто не имел права.

Бытует мнение о горячих эстонских парнях. На моих глазах Лёха пальцами затушил окурок и приоткрыл мусорку под раковиной. Со стороны его движения могли и правда показаться медлительными, но дай Бог каждому такую точность движений. Стоит ли удивляться, как быстро он красит миниатюры? Он просто умеет рассчитывать силы и не тратит их попусту.

— Знаешь, а мы даже заявление подавать собирались. И тут на тебе такое. Вот и вспомнила мне все обиды, казусы и не выброшенный мусор. Как по экселевской таблице, ничего не упустила. Сама слезами истекала, когда кричала мне в лицо накопленные обиды. И ничего не могла с этим сделать.

А знаешь почему?

— Почему?

— Потому, что баба.

Я потянулся было за сигаретой, но Лёха прикрыл пачку ладонью.

— Не начинай снова, если бросил, — иной дружеский аргумент просто так не оспоришь, — Знаю, ты не согласен с моим цинизмом. Я даже рад за тебя, что ты пока не встретил повод думать так же, как я. Знаешь, а ведь в этом ты и правда, счастливчик.

— И правда? Разве я говорил, что счастливчик?

— Нет. Это я тебе говорил. И повторюсь снова, понял?

Так разговоры заходят в тупик. Сейчас Лёха зол на себя, за то, что без всякой причины разозлился на меня. Странные мы всё-таки люди. Сейчас бы встать и уйти, оставить бедолагу наедине со злостью и коньяком в холодильнике, всем станет легче. А вот нет. Вживую происходят нелогичные вещи.

— Ты не более виноват, чем я.

Лёха вздрогнул и посмотрел с таким выражением, словно большей глупости в жизни не слышал.

— А ты-то тут причём? Вот уж кого-кого, а тебя к этому никак не припишешь. Мы о тебе с Настей даже почти не разговаривали. Так, парой слов обменялись. Кроме твоей персоны были другие темы для бесед.

— Это я знаю, — внутри тихо извивался неприятный холодок.

Я могу сказать то, о чём думаю, и рискую потерять друга. А могу промолчать и оставить это в себе. Пройдёт время, страсти улягутся, а вот невысказанное наоборот, обострится. И тогда не вытерплю, скажу. Лёха отнесётся спокойно, даже рассмеётся в ответ, или просто скажет: «пошёл вон». И будет прав.

— Сейчас можно что угодно сказать, всё оспорить. Ты даже способен придумать какую-нибудь чушь, будто это не мой ребёнок. Так? — его голос звучал очень тихо. С таким звуком скрипит сжатая до предела пружина.

— Ты прав, — меня всегда удивляла его проницательность, но в этот раз он ошибся, — Сейчас можно сказать всё, что угодно. Но насчёт ребёнка это ты зря, во-первых, я не люблю блондинок.

— Она не блондинка, у неё просто очень светлые волосы.

Да, это старая песня. Лёха позволяет себе говорить о Насте всё, что угодно, но любую реплику со стороны он тут же оспорит. К этому легко привыкнуть. Странно, что любовь принимает иногда такие экзотические формы. Впрочем, любовь и не бывает никакой другой. Любовь всегда кому-то кажется странной.

— Не о том речь. Лёха, прости меня, пожалуйста.

— За что?

— Я с самого начала был уверен, что у вас ничего не выйдет.

Мой собеседник медленно посмотрел куда-то вверх и мимо. Как будто я стал прозрачным, или сжался до плоской невзрачности настенного плаката. Так смотрят мимо вещи. Через секунду его взгляд смягчился. Может быть, это он так себя сдерживает? «Горячий эстонский парень» в таком состоянии, что запросто может проломить мне голову. И не вспомнит, как заботливо выводил нулевой кистью литеры империал готики на крошечных знамёнах. Да, должно быть, так и есть. Бедный Лёха.

— Знаешь, Тамплиер, — он чеканил звуки в словах сухой дробью, в которой не было и намёка на длинные гласные, — Кто другой мне скажет, тут я рассмеюсь. А от тебя слышу, и мне становится больно. Страшно, понимаешь?

— Нет.

— Нет, — эхом отозвался Лёха, — Ладно, давай закроем тему.

— Может быть, вы оба хотели, но просто не были готовы. Ты прости меня, друг, но я верю, что Бог не делает ничего просто так. Это ужасные слова, но это всё, что я могу сказать.

— Всё? Вот и молчи. Бог дал людям свободу воли, понимаешь? Не понимаешь… Оставь меня, лучше не трогай. Ноутбук на столе в комнате, где балкон. Спокойной ночи.

Может показаться глупостью, но в тот момент мне было глубоко плевать на организм. Голова и так будет болеть. Не от алкоголя, так от тяжёлых мыслей. Будет боль физической, или нет, какая разница? Есть боль, которую можно перетерпеть, есть и такая, к которой привыкаешь. Со временем трансформируется во что-то иное, но никуда не исчезает. Сродни боли от смерти близкого человека. Время превращает боль в пустоту, а пустота вызывает жажду. Точно так и есть, и будет так с тем же Лёхой. Имею ли я право так думать, писать об этом? Ведь я никогда не терял ребёнка, пусть ещё не рождённого, но уже живого. Кто скажет, что у него не было души, что он ещё не был человеком? Допускаю, теолог скажет: «правильно, но не верно». Ну и пусть.

Ноутбук заурчал разбуженной электроникой, на экране замелькали цветные символы. Полы плаща зашуршали о дерево простого удобного стула, когда я левой рукой полез в карман за диском. А правая опять невзначай коснулась деревянных чёток.

Диск остался лежать в неудобном тугом кармане.

«_ _ _ _»

Когда стало совсем холодно, он потёр ладони друг о друга. Дыхнул на окоченелые пальцы белым паром, закусил губу и хрустнул инеем на усах. Бояться ему было нечего, но он никак не мог избавиться от сквозного трепета. А дело было вовсе не в хлёстком осеннем ветре. Этот трепет он переживал раз за разом. Когда тяжёлыми створками отворялся высокий простор, увенчанный радугой стеклянной красоты. Там сила и высота, едва доступные осознанию. Там покой и уют, полные покровительственной силы и бесконечной доброты. Каждый раз было непросто побороть боголепное волнение, и каждый раз это было по-разному.

Тяжёлые двери отворились, и гость вошёл в полутьму костёла.

Обитые железом сапоги громким чеканным эхом ознаменовали его появление. Он смутился, попробовал шагать тише, но тогда стал слышен лязг оружия и доспехов. И всё же стало чуть тише.

Из глубокой темноты, пока глаза ещё не успели привыкнуть, от самого клироса, донёсся голос:

— Кто ты, пришелец?

— Святой отец, я пришёл исповедаться. На душе моей много грехов и вопросов.

Священнослужитель встал с колен, так как до прихода гостя молился под распятием.

— Ты не сказал мне, кто ты.

— Рыцарь, святой отец. Тамплиер.

Зашелестела тяжёлая зелёная мантия. Священник прятал лицо под капюшоном, но это гостя не волновало. Для тайны исповеди так даже правильно.

Он встал в пол оборота к витражу, так чтобы свет и тень превратили фигуру в силуэт. А рыцарь преклонил колени перед распятьем там, где до этого стоял священник. Тамплиер быстро зашептал слова молитвы, а когда закончил, терпеливо остался в коленопреклонённой позе.

— Странно, что ты забрёл сюда, Тамплиер. Для исповеди тебе, наверное, подобает явиться в своё командорство, и там искать участие орденского клирика.

Рыцарь собрался было встать и уйти, но твёрдая рука опустилась на плечо и мягко остановила.

— Но ты пришёл сюда, воин Господа, в Его дом, а значит, ты пришёл туда, куда Он тебя привёл. И кто я такой, чтобы это оспорить? И, кажется, я догадываюсь, почему ты не идёшь к своему клирику.

Гость не мог это увидеть, но готов был поклясться, что священник улыбнулся.

— Я грешен, святой отец.

— Говори, сын мой, воин Господа, Бог тебя услышит.

— Это позорно, я знаю. Но по мне так все эти атрибуты рыцарские просто никчёмная шелуха. Мощный кованный доспех, огромный меч и копьё, которое подносит оруженосец, хороши на турнирах, а не в бою. Вот я и прикинул, как на деле будет лучше. Снял доспехи, да не ростовщику отдал, а оставил в командорстве, под присмотром интенданта. И по мне так намного лучше. Ношу я в походах крепкую кольчугу из дамасской стали, да двухслойную кирасу из плетёной воловьей кожи. А оружие, оно тоже не по кодексу. Сарацинская сабля, да короткий лук. Правда, лук хороший, монгольский. Военный трофей, взятый у язычника в дунайских степях.

Священник терпеливо слушал и украдкой разглядывал гостя. Если по кодексу, то и правда, какой же он Тамплиер? Шлем — не шлем, а какое-то допотопное нечто, в нём нет даже забрала. И кольчужный шарф, как у пешего лучника.

Когда пауза затянулась, он отметил:

— Я вижу, ты одет не по правилам, за это в командорстве тебя могут и наказать. Но я-то не воин, а священник. Мне ли судить о твоей амуниции? Но я слышал, как рыцарь в конной броне способен остановить полчища врагов, смять их строй, а затем обратить в бегство. В Святой земле рыцари наводят страх на язычников.

Гость вздохнул.

— Святой отец, я Тамплиер, а не королевский конник. Мой удел — сопровождать паломников к Святой земле, оберегать их, помогать в тяготах пути. Войну с язычниками ведут другие люди. Те, кого специально этому учили.

Зыбкий пар дыхания тёк в затемнённой пустоте костёла. Два человека смотрели в разные стороны разными взглядами, но видели одно и то же. Священник подумал, как странно выбирает Господь своих воинов. Да только пути Его смертным непостижимы.

— Ты утверждаешь, что не воин или хотя бы не тот, кто может надеть рыцарский доспех и идти в бой с язычниками, да, Тамплиер?

— Да, святой отец. Я Тамплиер.

Оба замолчали. Разве мог человек в капюшоне упрекнуть гостя? Он не был знаком со всеми тонкостями кодекса тамплиеров, но это никак не мешало его мыслям. Исповедь подразумевала беседу, в которой Божья мудрость звучит устами священнослужителя.

— Это странно, рыцарь. В наше время каждый, кто способен держать в руках меч и сидеть в седле, рвётся на юг, чтобы отвоевать для христиан Гроб Господень. Каждый порывается озарить себя славой, вернуться домой с почётом и богатыми трофеями. Мужчины спят и видят во снах чеканные доспехи, яркий шелест тяжёлых знамён и бестелесную пыль под копытами лошадей. Горы поверженных врагов, торжество Бога…

— Христианского Бога, — шёпотом отозвался рыцарь.

— Нет иного Бога, рыцарь, — равнодушно прервал его священник, — Ты слеп или безумен, если таишься в сомнениях. Удивляюсь, как ты был принят в рыцарское братство? Но не мне об этом судить, ты Тамплиер, а значит, нет над тобой моей власти. Мне странно одно.

— Что, святой отец?

— Разве ты не хочешь того же, что хотят все люди? Истиной веры и Царствия Божьего на земле.

— Дураков повсюду хватает, святой отец, — еле слышно заметил Тамплиер. Он весь как будто сжался, словно приготовился принять Божью кару. Смертельный удар из небесной выси или яростное пламя из бездны, где бушует Ад.

Священник не вымолвил ни слова. Он медленно прошелестел тяжёлой тканью одеяния и подошёл ближе. Покряхтел, пока садился на ступени перед распятьем. Он утомился стоять и с удовольствием дал телу отдохнуть рядом с гостем. Телу стало легче, а на душе тяжести только прибавилось. Не простой оказался гость, слишком вольнодумный. Такого бы сдать куда следует, и забыть, как звали. Но Тамплиер пришёл в дом Господень, с тяжестью и муками на душе. Священник видел эти терзания. Тамплиер верил, но душа его была не то искалечена, не то уродлива от рождения. Дьявол близко к нему подобрался, и всё-таки гость продолжал сопротивление. Более того, искал помощи.

— То, как ты пренебрегаешь одеянием, положенным по кодексу, это — не велик грех, сын мой. Гораздо больший грех в том, как ты рассуждаешь. Ты же рыцарь и монах…

— Я — монах? — искренне изумился тамплиер, — Конечно, Папе Римскому виднее, раз есть Орден Тамплиеров, то да, наверное, мне следует зваться монахом. Только вся моя сущность противится тому, чтобы зваться монахом. Рыцарем, да. Пожалуй. Но рыцарь-монах… Святой отец, для меня это звучит ничуть не лучше, чем добрый убийца.

Оба собеседника вновь замолчали. Священник чувствовал, что должен вразумить путаника-тамплиера, наставить на путь и истинный и вбить ему в голову, что раз он воин Господа, то удар его меча послушен Его воле. Но не скажет ли он ему что-то такое, чем окончательно запутает этого воина-путешественника? А то, что тамплиер много странствует и сражается, сразу заметно. Избитая обувь, поношенная накидка, потёртое, но исправное оружие. У гостя обветренное лицо с прямыми чертами, признаком северной крови, оно хранило память о сражениях. Шрамы не уродовали лица, но и не красили. Они просто были. Словно мозоли натруженных рук пахаря.

— Это не всё, сын мой, — с пониманием сказал священник, — Ты же не за тем сюда пришёл, чтобы повиниться вольным одеянием? Продолжай.

Гость молчал. Только священнослужитель за долгие годы научился разбираться в молчунах. И знал, как разговорить.

— Расскажи мне о своих странствиях. Ты тамплиер, а, стало быть, защищаешь паломников. Наверное, тебя считают славным защитником. Ты выглядишь опытным воином. Таким люди смело доверяют свои жизни.

— Ну, да, — медленно проговорил гость, и воздух заклубился паром от долгого вздоха, — По правилам паломники платят нам за то, что мы гарантируем безопасность. Только всякое бывает. Вот однажды вёл я купца с обозом. Обоз-то смех один, две лошади, да тележка с какой-то рухлядью. Так он собрался в Святую Землю торговать этим барахлом. Ну он-то мне сказал, что идёт поклониться, тоже мне, нашёл дурака. А мне-то что. Хочет человек торговать там, ну так пусть торгует. А может и правда поклонится, на всё воля Господа нашего.

Рассказчик перевёл дух, перекрестился и прошептал несколько слов со взглядом на распятье.

— Ну я и повёл его. А купец нервный, как раз такой, что трясётся над своим барахлишком, будто каждый разбойник только его поклажу и ждёт прибрать к рукам. Он меня утомил своими причитаниями и жалобами. Так вот ехали мы как-то по дороге лесной. А дорога и правда была такая ух лютая, я столько про неё всего слышал. Ну, на ночь мы разбили лагерь, костёр завели, покушали чем Бог послал, ну и отправился купец почивать к себе в телегу. А я костёр притушил и подумал, а ну как правда разбойники появятся. Спрятался и жду. Прошло времени, луна ещё дерево не миновала, смотрю, и правда какой-то поганец в кустах прячется. Присмотрелся к обозу и пошёл прочь. Я за ним. Вывел он меня к стоянке разбойничьей. Так вот как Бог меня надоумил, так я и поступил. Спрятался и слушаю. Говорит он своим дружкам: «Есть тут городской купчишка, заночевал недалеко. Видать на ярмарку собрался. С ним вояка какой-то, не пойму, вроде тёртый, а там кто знает. Но сейчас оба спят, костёр притушили. Нападём, кровь пустим, и всё добро приберём». Как только я это услышал, лук достал. Ну и первого, как раз кто одет был по проще, да сидел потише. Осталось трое. Они ко мне, так я от них. Ну в общем, куда им по лесу за мной? Сами от костра ничего не видят, огня насмотрелись. Так я их и порешил, мерзавцев. Ну что, разбойники они и есть разбойники.

— Ты поступил правильно, — ободрил тамплиера священник.

— Ну, вернулся я, костерок опять раздул, настой себе сделал. А то царапнул меня один, не сильно, но лучше отваром, а то загниёт, потом заживать долго будет. Так и просидел до утра. Немного подремал, но беспокойно. А потом утром не стал ему говорить, вдруг ещё передумает ехать. Или объезд через другой лес захочет. Кто его знает, что ему в голову взбредёт? Ну, так и едем дальше. Ехали несколько лун, всё было тихо. Слава Богу, добрались до мест, где лагерем госпитальеры. Там уж ему рукой подать, да и мне назад пора. Я ему говорю, так и так, деньги давай, доехал цел невредим, товары целы, разбойников я порешил. Он мне: каких таких разбойников? Я рассказал ему, а он визжит: не было такого! И вообще, ехали долго, тяжело. Иной раз хлеб да вода день за днём, ни одного поселения по близости. Не проводник, говорит, а недоразумение. Половина оговоренной суммы и прощай. А вояки-то на заставе народ ушлый и хитрый. У меня медальон с красным крестом на белом круге есть, да кто их знает, чего подумают? Одет-то я совсем не по рыцарски. Решат — убил тамплиера и медальон сцапал, так и мне голову с плеч. Больно им надо разбираться. Так и махнул я рукой, пропади ты скряга, Бог тебе судья. Назад сам пойдёшь. А потом слышал я он там и правда сильно не преуспел. Разорился и назад отправился. Да только взял попутчиком какого-то прохвоста. Ну, в общем, времена и дороги нынче опасные. Вот мне и тяжко теперь на душе.

— Не виноват ты, тамплиер. Да и поступил правильно, что не стал с ним спорить. На всё воля Господа, и те, кто виновны, будут наказаны. Божьим судом всех рассудят.

— Как же не виноват-то? Я же ему пожелал сгинуть!

— Грех, что есть, то есть. Но ты поступал по совести, а подумал недоброе не со зла, а от обиды. Так что грех не велик, тамплиер, простит тебя Господь наш всемилостивый.

Снова помолчали. Несколько минут тамплиер шептал молитву, голову не поднимал. Священник уже решил, что всё, исповедь закончена, но рыцарь снова тяжело вздохнул. Тогда он догадался. Есть что-то ещё. Да и то, как знать, может совсем худое.

— Рассказывай, сын мой. Ты и так уже открылся Богу, вот и не закрывайся. Он-то всё видит и знает, но Ему твои слова надобны. Нигде, кроме как в доме Его, не помогут твоей душе успокоиться и разрешиться от сомнений.

Рыцарь сомневался. Он не скрывал смущения, просто не знал, как начать свой рассказ. Прошло несколько долгих минут, в течение которых оба собеседника хранили молчание. Наконец тамплиер заговорил.

— Она как будто всегда рядом. А я и не удивляюсь. Тогда в лесу тоже, считай, встретились. Да только у неё своя дорожка, а мне пока с ней не по пути. А то самое было совсем недавно. Пришёл паломник в командорство, а меня как раз не было. По бытовой надобности отлучился, дров в очаг принести. Не себе в келью, а на общий огонь. У нас ведь как, разве кто в кельи очаг зажжет? Ну и не было меня, а пришелец говорит: так, мол, и так, нужно мне к Святым местам. А магистру-то что, у него таких много, кто просит защиты. Тем более если сразу кошель на стол, можно и не волноваться. Махнул, дескать, есть у нас один, не при делах сейчас. Да, так и сказал, кажется. Нет, меня не обвиняют, ничего такого. Я исправно молюсь и причащаюсь, доход весь магистру сдаю, Процент невелик, но мне много и не надо? А на дело Божье пусть идёт, капеллану виднее, куда золото употребить. Ну, вот и считают они меня за чудака, мол, что ты за рыцарь, если не хочешь разбогатеть?

— Продолжай, Тамплиер, — кивнул священник.

— Ну да, была бы у меня баба да хозяйство, так-то всё иначе. И даже не то, что некого в жены взять, не в том дело. Я давно служу Ордену, все обеты и посты исправно выполнил, по закону могу и семью создать. Но знаете, святой отец, как это бывает? В том году соседний городок чума выкосила, вы, должно быть, слышали. А вот захворает, а я буду в походе? Кто детишек станет нянчить? Мало, если просто сгину, так другого найдёт, а принесут меня — инвалида — с поля боя? На пенсию орденскую можно тянуть, да только всё равно это нехорошо. А не за то боюсь, что ответственности мне не хочется, я боюсь, что буду любить, а потом вдруг потеряю. Не представляю, как потом с этим жить. До Божьего суда в день смерти, как дотянуть, если на душе смертельная рана?

Такие простые слова ударили священника в самое сердце. Твёрже и острее копья. Он подумал ответить, только слова словно прилипли к горлу и остались прижатыми, вырваться бы им, а нет, бессильны. Как если боятся, что будут услышаны. Впрочем, священник и так понимал, что у него нет достойных слов. Может быть, сам Бог замолчал, лишил слугу красноречия. Или есть на свете вещи, про которые вообще нельзя говорить словами.

Тамплиер вздохнул и возобновил рассказ:

— Магистр назначил меня на это дело и поспешил заняться важными делами. А мне-то что? Но это было не простое время. В те луны я хранил обет молчания. Не по личной провинности, а по сугубо святому делу. Нам капеллан объяснял всё как надо, да я сейчас не припомню. Уж больно быстро он на латыни говорит, иной раз не разберёшь. Значит, так и было, не имею я права слова сказать. Нас таких было несколько братьев, всё больше рыцари и храмовый люд, а не монахи в кельях. Ну, так оно может и справедливо, сидят себе затворниками. Им-то самые строгие обеты на всю жизнь, не то, что нам, рыцарям. Хотя какой из меня рыцарь. Ну, да полно об этом. Собираться мне недолго, мешок водой студёной наполнить, хлеба краюху и сыра, да и запасную обувь, а то мало ли что, в дальний поход без обуви только дурак ходит. Ну и оружие у меня всегда в порядке, дай Бог здравия мастеру-наставнику. Приготовился я, выхожу во двор, где ждёт меня паломник, и стою, смотрю на него. А он на меня. И не понимает, кто это перед ним. А мне слова сказать нельзя, ну я вынул медальон, показал. Он подумал, подумал, потом спросил: «Значит, ты тот самый рыцарь, который меня сопровождать будет?» Я кивнул, куда же я против приказа Магистра? «Ладно, — говорит он, — надевай свои доспехи, садись на коня и веди». Ну как ему объяснить, что у меня коня нет, помер три весны назад? Я дал знак серву, который тут случился, парень толковый. Показал ему особым манером, что обет держу, а паломник не знает. Он смекнул и всё понял. Подошёл к паломнику и что-то там на ухо зашептал, тот вначале хмурился, а потом как-то расслабился, даже взглядом посветлел. А то стоит себе, хмурится и бороду покусывает. Вообще-то мужик он крепкий, хотя и не воин. Такой при случае может за себя постоять, так и голова, как видно, варит. Сообразил, что хороший боец и без доспехов много стоит. Так и потеплело как будто в воздухе. А было зябко, как сейчас, тоже по осени дело-то было. Сели на его коня, благо коняка рослый, тяжеловоз. И поехали. Много дней прошло, прежде чем он заговорил со мной. Всё молчал и молчал. Не хорошо так молчал, я думал вдруг мысли у человека серьёзные, старался не трогать его даже на привалах. Ну и он-то то же самое. Как ему с молчуном обетным разговор вести? А вот не выдержал и говорит: «Надо мне помолиться там, у Гроба Господа нашего. За себя не стану, а вот за жену мою добрую и деток, так самое дело. Упокой Господи их души. Лихие люди деревеньку нашу пожгли, и мою хату. Жаль, я рядом не приключился. Хоть бы умер в бою с бандитами, а то вот, видишь ли, ездил к писарю, заверял бумагу на прикуп земли. Я же из вольноземельных, у меня даже своя рыбацкая артель. Была. А потом продал всё своему партнёру, обе лодки и сети. А деньги в храм Божий отдал. Самое место, вдруг кому да поможет. А они, изверги, заживо их сожгли, словно, — тут он осторожно покосился на меня, но я молчал и спокойно слушал, как подобает тамплиеру, — словно инквизиторы ведьм жгут. Ну, ведьмам-то поделом, чего они честной народ от Господа отворачивают, мистикой всякой людям мозги баламутят?» Так вот и говорил чудно. Будто и правда какой учёный книжник. Так несколько дней и ехали. Он то помолчит, то опять вспоминать станет. И такая тоска в голосе, будто сердце живое холодными пальцами щупает. Понял я так, что ему и душу-то излить некому, и так удачно я тут ему попался. Лучшего собеседника не придумаешь. Молчит так, словно что не говори, а всё по делу да правильно.

— Ты по промыслу Божьему вёл себя, сын мой, — тихо проговорил священник, — Иной раз Бог так людей и сводит, когда на то есть причина. Не просто так был твой обет молчания, всё взаимосвязано.

— Да, святой отец, — резко ответил тамплиер, — Конечно, как же иначе. Он несколько раз спрашивал не то меня, не то самого себя: «Как жить-то мне теперь?» А я молчал, на мне служение Господу нашему. На исходе второго месяца нашего пути это случилось. Утром нашёл я его на дереве с петлёй на шее, уже холодного. Вот она как близко от меня ходит, смерть.

Снова повисла тишина.

Тамплиер ещё немного помолился и поднялся с колен.

— Постой, рыцарь, — окликнул его священник.

— Да, святой отец?

— Ты всё делал правильно, сын мой. Да только не всему мы можем найти объяснение. Угодно господу прибрать душу грешную, так тому и быть.

— Самоубийцу ждёт ад, — отчеканил слова рыцарь, — А значит, и меня, невзирая на все мои деяния на пути воина Господня. Потому, что в каждой молитве я вспоминаю о несчастном рыбаке. Так-то святой отец. Вы были правы, что не стоит мне идти к духовнику в своем командорстве. Сам знаю, не дело помышлять это тому, кто в Его услужении. Да мне ужё всё равно, душа-то пропала.

— Нет, тамплиер, нет! — священник поднялся на ноги и подошёл совсем близко. Во взгляде его промелькнула череда разных дум и переживаний. И страх, и удивление, и понимание, — Ищи Господа, сын мой. Ищи его денно и нощно, как подобает истинно верующему. А если совсем холодно на душе, так и вина выпить не грех. Не каждому такое по силам: пережить и потом переживать заново. Я теперь и вовсе не могу тебе сказать поперёк ни слова, а только что хотел тебя отвадить от горьких мыслей. Да как же я скажу тебе, что в страданиях души становятся чище и светлее, если ты знаешь об этом больше, чем я?

— Оставьте, святой отец, — в голосе рыцаря прозвучали твёрдые нотки, и священник понял, что спорить с упрямым воином теперь бесполезно, — Не люблю я вина, по мне так нет питья лучше чистой студёной. А Бог он всегда со мной. Вот как чистую студёную воду пью, так и чувствую — вот Он, рядом. Вы видели когда-нибудь, святой отец, как солнце играет бликами на воде? Если набрать воду в ладони. Так, словно кубок какой, или чаша чудесная.

Он слушал и молчал. Душа звенела, как невесомые колокольчики. Натягивалась до самой тонкой и тугой струны, дрожала и пела. Переживание сродни тому, как трепещет душа в колебании небесной чистоты, рождённом пронзительным звучанием органа. Он мог бы попробовать понять этого странного тамплиера, да только знал заранее, что обречён на неудачу. Многое отдал бы за то, чтобы не просто такое сказать, а почувствовать, пережить и поверить.

Священник понял, что сказать ему нечего.

— А тот рыбак, он оставил после себя записку. Возьмите её, святой отец. Я всё равно не грамотный, — тамплиер передал собеседнику небольшой клочок пергамента.

— И всё-таки ты не похож на обычного рыцаря, хотя и неграмотный, — осторожно улыбнулся священник.

— А вы, святой отец, тоже не похожи на простого священника, — тамплиер коротко поклонился и тем дал понять, что исповедь окончена. А исповедник по фамилии де Труа погрузился в непростые мысли.

Решился и задал вопрос вслед рыцарю, чьи шаги звучали уже на выходе из костёла:

— Куда ты теперь, тамплиер?

— Как куда, святой отец? Мой долг защищать паломников от опасностей пути к Святой земле. Этим я и займусь. На мой век работы хватит.

— Как звать тебя, тамплиер?

— Персеваль, святой отец.

Это были его последние слова. В том городе странный тамплиер больше никогда не появлялся.


На этом я решил остановиться. Стоит ли ставить эпиграф: Моему другу Лёхе? Пожалуй, нет. Он и так поймёт.

На часах мелькнула смена минут. Начало пятого ночи. Если сейчас посплю до девяти, то потом за час вполне успею сделать текст. Отправлю в офис, там менеджер Камила, она барышня разумная. Если что не так, быстро прокомментирует. Поправим, если потребуется, а потом договоримся, куда подъехать за конвертом с деньгами.

Холодная, тугая подушка, на которой давно никто не спал, показалась мне вершиной желанного уюта. Я даже не снял плаща. Так и заснул на диване. А рядом тихо гудел ноутбук, и дышал ароматом недопитый стакан коньяка.

— 4-

Лёха сам меня разбудил. Ещё до того, как сработал будильник. Кто угодно на моём месте может обидеться за такое бесцеремонное обращение, но вы просто не знаете Лёху. Кстати, это его пунктик, называться именно Лёхой и никак иначе. Раньше с пеной у рта твердил, что такое произношение его имени наиболее эстонское из всех возможных, хотя Алекс тоже ничего, но слишком по-немецки. А у немцев язык совершенно другой. Давно уже приутихли идеи поменять надпись в паспорте, к тому же у Лёхи совершенно русская фамилия Петров. Я как-то подшутил, что если менять, то всё сразу. Пусть будет, например, Лёха Петров-Водкин. Он посмеялся, а потом серьёзно заметил, что у него хорошая фамилия и менять её никак не стоит.

— Тамплиер, а тамплиер, просыпайся, — Лёха аккуратно, но настойчиво растормошил меня за плечо. Совершенно не хотелось просыпаться, но внутренний голос бесстрастно высказался: всё равно скоро зазвенит будильник.

— Ну это, ты чего? Отстань, сплю я! — спросонья меня лучше не трогать, я злой и обидчивый.

— Тебе текст писать надо.

Я поднялся на локтях и недовольно сфокусировался на Лёхе. Растрёпанные волосы мешали обзору. А он смотрел на меня с таким видом, будто едва мог сдержать смех.

— Ну и зачем ты коньяк пил? После шампанского. Ты же не пьёшь коньяк!

— Ох, — только теперь я понял, как раскалывается голова, — Лёха, не прикалывайся.

— Вставай — вставай, тебе работать надо. Вот горе с такими, как ты. Вначале пьёте только то, что привыкли, а как выпьете порядком, добавляете всё подряд.

Тут я промолчал, потому, как замечание в точку. Я мог бы упрекнуть тем же самым и Лёху, но с ним такие вещи на моей памяти почти не случались. А знаем мы друг друга больше десяти лет. Что же, он имеет право на выпады в мою сторону. К тому же они совершенно беззлобные.

Когда я закончил шуметь водой в ванной и привёл себя в порядок, зазвенел будильник.

— Кофе на столе, — буркнул Лёха. Он как сидел за своим рабочим столиком, уставленном баночками с красками, палитрами и неокрашенными миниатюрами, так и продолжал сидеть. Наверное, немного поспал, решил я, когда увидел смятое бельё на раскладном кресле.

— Как ты узнал, что я вчера не работал? — насторожился я.

— Хе-хе. Я всегда могу отличить, когда человек работает, а когда творит. Потому, что сам такой. Да не волнуйся ты так, не стану я читать твои письма.

То, что не станет, так это точно. Кто-кто, но только не Лёха. А с чего он, кстати, взял, что я кому-то писал письмо? Так и спросил, и тут же получил ответ:

— А мне Алёна вчера по аське сказала, что у тебя новая девушка.

Да, тесен Мирокрай, ничего не скажешь. Странное ощущение: давно знаю и Алёну и Лёху, и всё никак не могу привыкнуть, что они не просто мои друзья. Между собой тоже дружат. Мысли на эту тему граничат с гнусным, ревнивым эгоизмом. Кажется, это на уровне инстинктов. Так что можно не горевать об испорченном характере и плохом воспитании. Хорошо то, что осознанно и поддаётся контролю, а остальное — личное дело каждого. А вот тема о девушках сейчас явно не к месту. Из-за настроения переписки мне немного не по себе, как и Лёхе из-за его Насти.

— Я ещё попользую ноутбук?

— А ты думаешь, он мне сейчас очень нужен? — спросил Лёха и отмахнулся от меня кистью 0,5, - стал бы я тебя будить.

Разговор совершенно не клеился. Лёха на меня злился. Отчасти за то, что у меня всё в порядке на личном фронте, а у него нет. Гипотетически. Судя по нашей переписке с Машей вполне может оказаться, что всё уже кончилось, а ведь и начаться не успело. Ещё его бесит, что я перевёл без дела пол бутылки коньяка. Ему не жалко, просто он считает глупостью пить алкоголь и не наслаждаться вкусом. Вот и всё, пожалуй. Дай Бог каждому друга, чтобы в таком настроении заботился о вовремя сделанной работе и утреннем кофе для предмета своей злобы.

Я открыл ноутбук и занялся делом. До сдачи работы осталось меньше часа.


Как я и предполагал, работа не отняла много времени. Там и придумывать ничего не пришлось. Решение лежало на самой поверхности. В буквальном смысле — заменить чёрное на белое. А у ребят в офисе взгляд уже замылился, вот и топчутся на месте. Ничего нового и гениального я не сообразил, так и отправил Камиле по почте, хорошо, что у Лёхи выделенка. Успел вовремя. Камила перезвонила и довольным голосом сообщила, что в принципе, нормально, а если придётся подправить, отдадут на вычитку. Да что там править на полутора страницах? Им виднее, мне бы конверт с деньгами. О встрече с курьером на вокзале в назначенное мной время договорились сразу.

— Ну я поехал, — это было сказано уже в дверях, и я не надеялся, что Лёха выйдет меня проводить.

Вышел. Протянул две цветные бумажки с чёрными полосами.

— Возьми, это на метро и на наземный. Они сегодня последний день, а я вряд ли выберусь.

Ох уж эта прибалтийская бережливость. Иногда смешно, а иногда странно. Но если не возьму, он обидится и подумает, будто я чураюсь его подачек. Нет, не подумает, одёрнул я себя. Он вообще о людях плохо не думает. Если долго и упорно не вынуждать. Видимо до таких как он, «горячих парней» долго доходит.

— Ну, чего ты смеёшься? — он нахмурился, но продолжал держать бумажки.

Я взял и ответил:

— Иногда удивляюсь твоей экономности.

— А иначе в наше время долго не протянешь, — он вздохнул и протянул мне ещё один предмет, — Вот, возьми.

Я удивленно посмотрел на миниатюру для вархаммера. Какой-то маг-псионик, а может, я таких и не знаю.

— Император? — предположил я.

— Бестолковый ты, неотёсанный. Это капеллан. Духовный смотритель чаптера.

— Ордена?

— Да какая разница, собственно слово значения не имеет.

На протянутой ладони уместилась новенькая, только что докрашенная фигурка. Человечек в расписных доспехах, увешанный амулетами и раскрытыми книгами. Храмовник. В руке непропорционально толстое древко и знамя. Надпись на Империал готике, в наше время именуемой латынью. Я её не разобрал.

— «Взгляд оставляет след, не то, что слово». Это я тебе так, в качестве напоминания. Не бери в голову, но мне будет приятно, если себе на стол поставишь.

— Ты про Настю?

— А чтобы ты помнил свои поступки, Тамплиер.

Грустно и больно. А разве иные чувства уместны? Что я мог сказать другу, который всерьёз считает меня виновным в своём расставании с любимой женщиной? Могу ли я оспорить его правоту? Кто сможет ответить на вопрос, пусть ответит.

Для хрупкого груза у Лёхи всегда найдётся тара. Блистер из-под миниатюры в самый раз. Я убрал модель в боковой карман, чтобы легко следить рукой и довезти в целостности. Лёха смотрел и молчал.

— Странное сейчас время, да? — спросил он почему-то.

— Почему, — задал я два вопроса, — ты говоришь это мне?

— Люди расстаются, — тихо сказал Лёха и захлопнул дверь. Тухлая сырость пятиэтажного подъезда окружила меня, но не на долго. За домофонным стуком мир жил пробуждением ранней весны. Та же сырость, но в ней ощущается солнце.


Поезд как поезд. Стандартные пыльные стены, гнутые по прихоти конструктора. Обычные сине-жёлтые проводники и билетная чехарда. Мне оставили нижнюю полку, как будто знали о всех моих желаниях, сведённых к одному. Я лёг на хрусткий полосатый матрас, подоткнул простынь, как получилось, и закрыл глаза. День суеты, передачи денег-работ-поручений остался позади. Остаток дня, а если по часам, то почти половина, будут звучать размеренным стуком колёс, баюкать мой сон и нести меня на север Мирокрая.

По большому счёту, было всё равно, куда ехать. Идея давно родилась и теперь настырно рвётся наружу. Это не такой спонтанный выплеск, как с историей про Тамплиера. Ту историю я писал для Лёхи. А вот для кого я собирался написать эту? Наверное, всё-таки для Маши, а не для себя. Поживём — увидим.

Под вечер, когда пейзаж за окном исчез в зеркальном отсвете лампы, я проснулся и выбрался в коридор. Истоптанный, давно не стираный коврик нелепо прикрывал глянец вагонного пола. Но в его длинной полосатой расцветке был какой-то сладкий уют. Смотришь на такой, и волей-неволей слышится звон ложек в стаканах, тихий стук металлических подстаканников, торопливые шаги проводницы. Поезд это вообще странное место. Иной раз в поезде чувствуешь себя совсем как дома. Может быть, всё дело в домашних припасах, часто собранных в дорогу и обёрнутых давно непрочитанными газетами? Или в том, что скопление людей сильно отличается от сутолоки общественного транспорта? Тут люди рассортированы по упорядоченной схеме, а каждое купе или плацкарт чем-то напоминает квартиру. Отдельную или коммунальную. Как кто себя ведёт в поездах, так по тому и видно, в какой квартире живёт. Легче всего адаптируются военные срочники, да групповая ребятня после отдыха на море или в санатории.

Таким, как я, собранным в комплект собственного одиночества, в поездах совсем худо. Но и я способен привыкнуть к вагону за несколько часов. И куда бы не приехал, в какой уголок Мирокаря не занесёт, на выходе из поезда не оставляет ощущение. Словно вышел из дома.

Именно это я и сделал на ночном полустанке. В удачной близости тихо жужжала комариная приманка едва освещённого киоска. Там я взял себе пива, воблы и другой дорожной снеди. Раз уж оказался поблизости такой удачный киоск, причем он случился ближе вагона-ресторана, почему бы не прогуляться? Всё лучше, чем бежать по оглушительным и пыльным тамбурам, хлюпать дверьми и стучать зубчатыми ручками.

У подножки вагона настороженная проводница напомнила мне, что поезд отправляется через пять минут. Я отмахнулся и тут же вспомнил, что так и не покормил рыбок. Вот ведь, и правда, бестолочь. Отдать их совсем Алёне, а то прямо-таки жалко? Ну, нет. Лучше потом отдам их Маше.

Тьфу ты пропасть, обругал я сам себя, с чего ты взял, что Маша о тебе ещё не забыла? Скорее всего, так и есть. Но что поделать, если мысли скачут по замкнутому манежу и всё время повёрнуты к зрителю одним боком?

На полустанке, как это не странно, мобильный был в зоне доступа. Я быстро набрал сообщение:

Lena, privet! mne nado bylo srochno uehat’. proshu pokormi moix pitomzev. izvini, chto tak sumburno, i ne hochetsya tebya napryagat’. bol’se ne budu. chestno-chestno.


Насколько правильно отключать уведомление о прочтении? Простите, рыбки, но разве вам станет от этого легче? Пусть каждому оставят свободу читать предназначенные ему письма. Или не читать. Впрочем, за что Алёне на меня сердиться? А если и есть за что, так всё равно не поверну назад. Рыбки они как люди. Могут долго жить без еды. А чтобы выпить всю воду, надо очень сильно постараться.

Поезд тронул ночную тишину скрипом растревоженных пружин, застучал металлом колёс и потащил сонных пассажиров куда-то в даль. Согласно проложенным рельсам и буквам на билетах. Через пару часов мне стало всё равно, где именно будет конечная точка маршрута.


А весна тут пахнет иначе. Стылой сырой взвесью лежит над перроном северный дух. Полынь серебрится своим цветом и бисерной россыпью ночной росы. Вокруг очень-очень тихий воздух. Мне стало стыдно, когда цепким стуком ботинок о гравий пришлось разбудить эту тишину.

Поезд тут же остался где-то там, позади. Теперь он может гудеть и греметь железом, ему дозволено бренчать по проводам касанием токоприёмника. Только это как будто отзвук другого мира. Здесь шаги по гравию звучат в особенной, неописуемой тишине. Здесь в шершавой суете подветренной хвои северный ветер поёт песни, которые никто никогда не слышит.

До нужного места я добрался без приключений. Вежливые слова и деньги всюду в ходу, надо только с первым не лицемерить, а то второго не напасёшься. За спиной стукнула дверца уазика, а через минуту мотор попутки и вовсе растворился за поворотом старенького асфальта. Между стройными линиями безмолвных сосен серела мелкой рябью озёрная гладь. Где-то там, за туманной дымкой и полосато-зелёными стенами камышей лежат острова с деревянными церквями.

А впрочем, мне туда и не нужно. Здесь есть всё, что я собирался найти в северном крае. Собирался найти и нашёл.

Кроткий порыв холода тронул волосы и оставил зябкое настроение. Лица коснулся острый, но осторожный след многоликой северной весны. Разве можно тут удержаться? Я раскрыл ладони и подставил своё тепло холоду серого неба. Белые пушинки ажурного льда робко тронули пальцы. Мне хватило одной или двух. Я понял, что приблизился на шаг к цели своего поиска. Разве не странно, что Грааль может иметь форму снежинки?

Это не требует оправданий и пояснений. Когда руки сами собой расстилают на ближайшем бревне походную штормовку, понимаешь, что уже не остановиться. Есть блокнот, и плевать, что отсырели страницы. Главное, чтобы ручка не подвела.

Шучу. Обычно у меня есть запасная.

«* _ _ _» или «Конструктор снежинок».

Ранней детской памятью он принял аксиому Кота Леопольда: «Если добрый ты, то всегда легко. А когда наоборот — трудно». Казалось, об этом знает весь мир. Ведь написано столько замечательных книг, где красивые картинки и доброе волшебство. А друзья по двору как на подбор оказались послушные или зашуганные. Тогда он разницы не знал, и ничего не боялся. Верил, что мир — это прекрасное место. Есть и другие места, где всё иначе. Далёкие края, где говорят на других языках, иначе стучат часы и всё непривычно, незнакомо. Там тоже царит добро.

Верил ли он в это утверждение? Он сам не мог бы ответить, не знал определения веры. Законом общества попиралось само понятие. Вместо него — беспрекословное поклонение.

Он этого не понимал и ситуации воспринимал так, словно они сродни сказочным сюжетам. Брал чьи-то слова, а потом повторял. Образы героев из книг и фильмов побуждали к ролевой игре. Разве могло быть иначе? Есть на этом свете немцы, а есть наши. Точно очерченная линия, утверждённая учебником истории. А тут некий товарищ Зорге, именем которого названа улица. Разве мог он допустить, что немцы примут его за нашего? Он должен быть скрытным. Фальшивым и адаптивным. Эти слов он, конечно, не знал, но интуитивно понимал значение.

Удивительно, но школьное общество само вынуждало к таким обособлениям. Оно приучало быть фальшивым и адаптивным потому, что не было добрым. Это было общество других. Не врагов или противников, просто других. Умным там выжить непросто, а честным ещё сложнее.

— Мы играли.

— Ах ты, гад!

— Это была игра, ты не понимаешь!

Одноклассник смерил его взглядом и рассудил, что у кого-то игра зашла слишком далеко. Разве он думал про себя, когда выдвигал условия?

— Если ты очень попросишь никому не говорить, то я и не скажу. Может быть.

— Пожалуйста, не говори! Это была просто игра.

— Может, и не скажу.

В это время классная дверь открылась, внутрь пролезла лохматая голова другого одноклассника. Он застал интересную сцену. Один со слезами упрашивает другого, а тот, другой, ехидно строит из себя крутого и всемогущего. Очень интересно. Даже если не разболтает сам, в чём тут дело, уступит валу любопытных вопросов, подкупов или угроз. Четвероклассники умеют надавить и принудить к откровенности. Учителя не владеют такой силой убеждения.

На этом закончилось приключение того дня, только история получила продолжение. Мальчик не знал, что обман может зайти так далеко. Он не умел не верить, и поэтому не сомневался: всё останется тайной.


Только внутренний голос почему-то не спешил замолкать. Он упрямо шептал беспокойные, отрывочные слова, подбрасывал воображению тревожные образы. Ночь прошла в неосознанных, отрывочных кошмарах.

Родители уже признали в нём взрослого человека, хотя он сам считал, что это следовало сделать ещё раньше, прямо с первого класса. Но с родителями не поспоришь. Они ушли на работу рано, оставили сыну завтрак и не узнали, как в тот день он проснулся позже обычного, второпях собрался и в растрёпанном, измученном настроении чуть не опоздал на первый урок.

Влетел в класс, плюхнулся за парту и коротко буркнул извинение.

Учительница не стала его отчитывать, она была занята доской и мелом. В этот день предстояло разбирать новую тему. Только внимание учительницы далеко не главное. Он поймал один взгляд, затем другой. Были те, кто удивлялся, нашлись и такие, в чьих глазах мелькал страх. Кое-кто не знал, в чём дело, но спешил узнать. Ореол нашёптанной тайны сгустился холодным, мрачным кольцом. Вырваться будет непросто.

Некоторые сообщества умеют прощать ошибки. Иные и вовсе забывают, хотя такое случается реже. Дети живут быстрой, яркой на впечатления жизнью. Но они не забывают и не прощают. До тех пор, пока не уничтожат, не растопчут или не найдут другую жертву.

Никто из них не мог бы сформулировать причины такого настроения. Признаком любой человеческой шутки становится чьё-то страдание или боль, но разве могли они это понять? Жестокое поведение свойственно отрицательным героям книг или фильмов. Разве это удел детей, которым читают добрые сказки? Игра. Всего лишь шуточные потянушки, кто сильнее, кто слабее. Но как нет ещё этических тормозов и страха, так нет и меры разрушительной силы, а разве много её нужно? Душа беззащитного ребёнка гораздо слабее, чем многие могут подумать.

Шёпот и смешки на переменках доставляли боль. Терзали, как настырный репей вперемешку с крапивой. Он не мог с этим ничего поделать, разве что тихо шептать «не надо». Умолять и просить, взывать к резонансу добрых примеров из общей среды, сформированной отметками по поведению. Тщетно. Одни высокомерно молчали, другие злобно хихикали и выпрашивали ценности, достойные цены молчания. Лишь одна девочка сжалилась в ответ на быстрые струйки горячих слёз:

— Никому не скажем!

Наверное, она хотела сказать правду.

Мучения продолжались день, два, только дневные тяготы меркли в сравнении с тем, что приносила ночь. Такие вещи, как кошмары, не были ему знакомы, даже слово какое-то странное, то ли из фильма, то ли из страшной сказки. Он видел их наяву. Засыпал и просыпался от судорог. В холодном поту или в жарком, сдавленном хрипе. Чудились причины и следствия. То, что могло быть, а что могло быть иначе. Так родились первые мысли о том, что хорошо, должно быть, уметь изменять прошлое, хоть волшебным образом, хоть каким. Следом возникло понимание: он не знает, как это делать.

Родители видели, что у сына неприятности, пытались выяснить. Предлагали остаться дома, пропустить школьные занятия по болезни. До каникул оставалось всего ничего.

Он отказался. Отговорился, чем развеял одни опасения, но побудил другие. На тайном семейном совете было решено, что если мальчик сильно влюбился, то никаких препятствий отношениям чинить не будут. Ему сильно повезло с родителями, хотя этого он, конечно, не понимал.

Но предположение к истине не имело никакого отношения.

Истина вскрылась на третий день. Дети наперебой показывали в его сторону пальцами, но поглядывали и друг на друга. Никто не мог уже вспомнить, кто первым сказал учительнице. А потом пытались заклеймить друг друга. Им стало стыдно. Очень быстро и очень сильно. Сами не ожидали, как может случиться и теперь в растерянности галдели, краснели и старались перекричать друг друга.

— Тихо! — прикрикнула учительница.

Пожилая и умная, она поняла гораздо больше, чем все они, в том числе и виновник. Она снизошла до долгого бесстрастного взгляда.

И не сказала ни слова. На этом инцидент оказался исчерпан. В молчании были осуждение, прощение и громкое, как крик, но безмолвное клейма: «придурок». Тогда он не понял, что это не на всегда. Признание факта, что он мал, от того и глуп. Когда-нибудь перерастёт такую оценку, но это случится не завтра. Но есть шанс успеть раньше, чем остальная детская свора.

За три дня он повзрослел настолько, насколько в обычные семьдесят два часа не взрослеют.

Кто именно сказал, так и осталось тайной. Многие были уверены, что это была девочка, которая со смехом пообещала «никому не сказать».

Дома узнали. Не было звонков из школы, не было красных росчерков на всю страницу дневника. Он сам сказал. Родители долго молчали, глядели в тихие струйки горячих слёз, словно ждали: пусть все выплачутся. Потом мама обняла и осторожна поцеловала. А папа рассудил, что иногда приходится играть плохие роли. Но надо уметь это делать там и тогда, когда действительно нужно. Или просто стать плохим и поступать так, как поступили одноклассники.

Больше никто не вспоминал про тот случай. Через два дня начались каникулы, а после каникул никто и не вспомнил о происшествии.

А потом приключилась история с одним одноклассником. Сидел на уроке, почти до конца досидел, а потом случилась оказия. Не дотерпел. Описался.

Беда-то так себе, с кем не бывает. Одноклассник сидел, красный как рак, и прятался от взглядов ладонями.

Он хотел подойти и утешить. Он-то знал, каково это. Вполне понимал его боль, словно чувствовал сам. Но испугался. Не того, что и над ним будут смеяться. Того, что ему снова вспомнят ту историю. Свяжут воедино причины и следствия.

Да кто бы подумал, кто мог бы догадаться?

Наверное, кто-то мог. Проверять так ли это, значило подставить себя под возможный удар снова. Второго раза его душа могла не перенести. Так что одноклассники смеялись и тыкали пальцами до тех пор, пока не пришла учительница, сама взяла тряпку и помогла мальчику привести себя в порядок.

А он сидел на дальней парте и делал вид, что всё это его не касается, и на свете нет ничего интереснее учебника географии.


До конца школы он и тот мальчик не обмолвились больше ни словом. Были разные эпизоды, плохие и хорошие, да только хорошие надо постараться вспомнить, а плохие как не стараешься, трудно забыть. Он больше чем другие увлекался науками, изучал неведомое и часто несовместимое с возрастом. Когда открыл для себя органическую химию, подивился стройности и поэтичной гармонии в иерархии химических веществ. Одноклассники часто видели, ряды непонятных им букв. Например, такие: H-С=С-R’.

— Что это? — спрашивали в недоумении.

— Живые молекулы, — по-своему излагал он, и знал, что это не просто правда, а обобщение.

— Ой, ну ты это всё врёшь! Ребят, он врёт! Просто тренируется в написании английских букв.

До начала предмета с названием «Органическая химия» оставалось три года. Потом никто и не вспомнил. Только он не забыл, хотя вспоминал без всякого зла.

Зло он считал несовместимым с нормальным человеческим характером. Но описать его как эдакого ангела было бы совсем не верно. Однажды одноклассник принёс в школу детёныша кактуса — кактусёнка. Смешного, маленького и совсем без иголок. Такие вот бывают кактусы, по виду и не скажешь, что у него колючие родственники.

Он собирался отдать его в кабинет биологии, в этот день по расписанию была ботаника. Но ботаничка заболела, и класс согнали под присмотр старшеклассника в отдельный кабинет, чтобы не разбежались. Старшеклассник запер дверь на ключ, предупредил, если кому в туалет, то по одному и вместе с ним. А сам уселся возле окна с какой-то книгой и наушниками модного плеера.

В классе быстро началась возня. Ребята разбились на группы по интересам и с упоением занялись всеми теми делами, положенными на переменах. Только десять или пятнадцать минут это ерунда, а вот целый урок это другое дело.

Над обладателем кактусёнка смеялись из зависти и от непонимания. Он тоже смеялся, но не было зависти. Скорее, его забавляло, как приятель возится с маленькой зелёной штучкой, как серьёзно говорит, куда и какой стороной надо сажать в землю, сколько раз поливать.

Кутерьма разрасталась. Дошло до испытания кактусёнка на прочность. Космические полёты, вот что предстояло узнать зелёной крохе. И коробок из под спичек, превращённый в искусственный спутник глобуса, отправился в полёт. Чучело Земли почему-то оказалось здесь, а не в кабинете географии, но кто же разберёт логику училок?

Полёты продлились недолго. Кто-то уронил, наступил и ойкнул. Владелец кактусёнка без всякого стыда заплакал.

А он всё ещё посмеивался, ведь и правда было весело. Стало немного стыдно, да ведь всё можно исправить! В портфеле со вчерашнего труда лежал комок пластилина, на счастье, зелёный. И он слепил кактусёнка. Очень похожего, только не настоящего. Положил в поднятый, расправленный и очищенный коробок, потом протянул однокласснику.

— Не плач, вот твой кактусёнок!

Тот взял коробок, приоткрыл, и заревел в полный голос.

Старшеклассник решил, что с него хватит. Хлопнул книгой, нецензурно высказался обо всей мелюзге на свете, и покинул класс со словами, что сейчас позовёт завуча. Кабинет сосредоточения исполнительной власти находился как раз напротив, и поэтому никто не посмел сбежать.

Через пять минут пришла завуч, и в класс вернулся порядок.

Пол года спустя он забыл про органику и увлёкся сложением бумажных снежинок. Странно, только это увлечение вызвало больший отклик у друзей, нежели тайнопись химии из учебника для старшеклассников. Со стороны разница ощутима, ведь новогодние украшения близки и понятны. Сказочные атрибуты новогоднего праздника, с одной стороны. А с другой, странная, колючая и холодная на вкус россыпь льдинок. Дети высот зимнего неба.

Ну а он-то знал немного больше. Умел увидеть настроение погоды за окном. То, с удалью, то с осторожностью снег касается земли, по которой ходят люди. Он видел, слышал, изучал снег, пока тот не касался асфальта. Пока он жил полётом, игрой фонарного света на тончайших гранях.

Он-то как раз понимал аналогию с органикой. Ему было доступно понимание гармонии природных фракталов. Способность видеть и чувствовать, как это близко к определению жизни. Не равнозначно, но во многом равноценно.


Это было давно, только он не забыл. Все свои обиды, все проступки. Он знал, где виноват по правде, а где по наговору. И этого было достаточно.

Когда-то потом был выпускной вечер. Он не пошёл. Не мог себя заставить смотреть в те лица, которые над ним смеялись. Это, и многое другое они успели забыть.

А он не сумел выбросить из памяти боль.

То, что было потом, не блистало буйными красками. Было очевидно, но вряд ли невероятно. Случались какие-то события, и он заново переосмысливал цену дружбе, учился понимать любовь и верность. За свою длинную и довольно банальную жизнь, он сделал не так уж много. В дружбе и честности бывали бреши. За такие судили по понятиям, а то и по букве закона. Для тех, кто знал его хоть немного, на какое-то время он исчез.

Да, взял и исчез. Просто куда-то уехал, и ничего после себя не оставил. Шутили по-разному, кто-то пел «продал картины и кров», а кто и что поновее. Не иначе нашёл себе зазнобу, да и укатил с ней куда-нибудь. Никто не знал, что у него на уме. Считали его художником, поэтом, человеком не от мира сего, помешанным на органике и фракталах. Особо злые языки перечисляли список препаратов, хотя бы раз им употреблённых.

Да он и сам точно не знал, что с ним. Правы те, кто клеймил его образами творческих профессий. В нём сочеталось что-то от каждой. Но это не главное. Главное, что он устал от людей, от их зла и безысходной тоски, тупых желаний дожить бы день, да слава Богу. Он видел, что души больны и изломаны, как будто их резали битым стеклом. Раны зажили, затянулись, но срослись как-то не так, уродливые рубцы торчали наружу.

Он знал, что и сам ничуть не лучше, но увидел, то, что могло бы стать лекарством. Панацеей, которая хоть как-то станет лечить и если не излечит, то пусть исправит даже каплю.

Он увидел свет. Пошёл за ним туда, куда не каждый способен уйти. Физически не было никаких исчезновений, он просто ушёл в себя. Уехал, начал учиться, работать над какой-то невнятной для посторонних темой.


Потом вернулся.

Чудеса, да и только, он никого не звал. А пришли многие, кто мог о нём вспомнить. И это не смотря на то, что он изменил имя, изменился лицом. Постарел и как-то погрустнел. Раньше, когда ещё верил в справедливые и добрые сказки, смеялся от души и в полный голос.

И всё же, не так. Сам он не перестал верить, просто осознал, как перестают верить другие. Странно подумать, но такой умудрённый опытом, усталый человек с тонким узором морщин на гладком когда-то лице, продолжает верить в чудеса.

Об этом не прозвучало ни слова, только многие поняли без слов.

На выставке висел плакат, где четыре буквы сверху и четыре снизу отражались от стеклянной поверхности, а может быть и друг в друге. Половина букв совпадали, а остальные выглядели похожими, но в то же время разными.

СВЕТ и СНЕГ.

Павильонная реклама обещала невероятные спецэффекты, современные технологии лазерного шоу, компьютерную графику на базе видеокарт последнего поколения.

Стенд представлял собой квадратную площадь из тёмного глянцевого пластика — подиума. По середине стояли два простых стула, не офисных, а самых обыкновенных. По углам подиума вверх уходили металлические фермы, они поддерживали потолочную конструкцию. Та представляла собой крестообразный пилон с прикреплёнными лампами, и выглядели они как самые обыкновенные лампы дневного света.

На стульях сидели двое. Он и какая-то женщина, которую никто из посетителей выставки не знал. Должно быть, он вернулся с ней из дальних краев. Но лицо её было самым обыкновенным. Разве только нос чуть-чуть широкий. Может это признак восточной крови? Черты её лица, простые и мягкие, они выглядели так, как будто у женщины добрый, спокойный характер.

А может быть, причина иная?

Она сидела на стуле в пол оборота к нему, и не каждый мог заметить особенный покрой простого платья. А то, что женщина в положении, разобрать было и вовсе непросто. Но посетители охотнее смотрели не на неё, а на него.

Кто-то пытался задавать вопросы. Были и те, которые набирались смелости ступить на подиум. Тогда он вставал со стула, прямой и подтянутый человек в невзрачном костюме и стёртых туфлях. Шёл навстречу и мягким голосом просил покинуть площадь выставочного стенда. Пытались возражать, тренькали-щёлкали цифровые камеры, диктофоны в ожидании накручивали меры плёнки и мегабайты памяти, но всё без толку.

— Моё условие такое: вы смотрите, и вопросов не задаёте. Условия написаны в рекламном буклете. Или я вызову охрану.

Такими словами встречал любой вопрос, а затем просто стоял и молча смотрел. Во взгляде не было презрения или злости, это был очень ровный взгляд. Только он был направлен куда-то мимо собеседника. То ли над головой, то ли в бок, то ли насквозь. Оставалось впечатление, словно он ищет в собеседнике спрятанное внутри или расположенное рядом, но никому незримое. Найдёт, так и станет разговаривать. А нет, тогда:

— Пожалуйста, уйдите со стенда.

То один, то другой посетитель пытались вызвать на разговор. Узнать как, а то и просто: зачем? Старых знакомых он прогонял так же, как совершенно незнакомых людей. Хотел что-то сказать, это было видно по глазам, но всякий раз сдерживался. Так, будто помнил о прошлой, детской злобе, но достутчаться до сердец, найти спорикосновение.

Только вот встретил вновь, много лет спустя, и в отчаянии понял: ничего не осталось.

А значит, их удел только смотреть.

Слова бессильно утихали, едва люди порывались озвучить свои мысли.

На подиум падал снег.

Если можно назвать это снегом, но на вид это и был снег. Те, кто ухитрялся дотянуться рукой и коснуться невероятных снежинок, клялись, что они на ощупь прохладные, как и подобает снежинкам. Но таких было немного. Снегопад падал ровным прямоугольным валом на расстоянии вытянутой руки в глубине стенда. Было он не густым и не редким, а именно таким, каким, казалось, и должен быть. Кто-то сказал, что это гипноз. Другой посетитель принялся подсчитывать периоды появления снежинок там или тут, он пытался найти закономерность, вычислить систему.

А потом кто-то подумал, что должно быть, это какой-то наркотик. Сыплется с неба, как сухой дискотечный пар, от которого усиливается жажда. Вот и женщину свою околдовал, не иначе. Интересно, а каково маленькому ребёнку внутри? Не могут они быть безвредными, эти снежинки, не могут и всё! Иначе разум пасует, топчется в недоумении и замирает в немой коме. Человека сводит с ума этот снег.

Она обернулась.

Словно мысли прочитала, а иначе — почему посмотрела в глаза именно ему, тому посетителю, которые так подумал? Посмотрела строго, но без злости. А потом рассмеялась. Тихо-тихо. И коснулась рукой живота. Что-то шепнула ребёнку внутри, но что было дальше, горе-мыслитель не увидел. Он поспешил отвернуться. Должно быть, устыдился своих мыслей.

Этого инцидента почти никто не заметил, а кто заметил, те ничего и не поняли. Только как-то спокойнее стало вокруг квадрата, на который сверху, из четырёх таинственных ламп падал свет в виде снега. Или снег в виде света. Он падал и падал, касался пола и медленно таял, растворялся в зеркальной поверхности без следа.

Тишина и созерцание, вот что окружило пару людей в снегопаде, и тихое настроение передавалось людям вокруг. Кто-то вздрогнул. Дыхание сбилось, а глазам стало жарко и как-то колюче. Вначале один, потом другой, а следом уже многие начали что-то понимать. Что именно, никто не мог выразить словами, да это и не требовалось.

Сработало как часы.

Он кивнул своим мыслям, поднялся со стула и подал руку женщине. Она улыбнулась, и он ей ответил улыбкой.

Звук шагов утонул в напольном покрытии. Люди расступались и пропускали странную пару. Кто-то пытался разглядеть их поближе, только на подиум стенда продолжал падать снег. Снежинки держали взгляды с гипнотической силой, преодолеть её оказалось непросто.


Прошла минута, а может все пять. Кому-то время растянулось гораздо длиннее, они могли поклясться, что лампы горели не меньше часа. Но вот светильники погасли, и последние снежинки коснулись зеркального пола. Говорили потом, что две или три очень-очень долго не исчезали. Кое-кто утверждал иначе. Не две или три, а никак не меньше дюжины. В подсчёте мнения сильно разнились. Но каждый увидел хотя бы одну, и это признавали все.

Потом стенд разобрали. Кто-то долго не унимался, и посетители вынудили администрацию взять пробу воздуха на анализ. Разумеется, ничего там не нашли.

Кстати, странные лампы тоже внимательно осмотрели. Оказались обыкновенными лампами, купленными за час до открытия выставки. Магазинные чеки лежали в пустых коробках.

— 5-

Весна весной, но тут, на севере, она особенно поздняя. Только теперь я понял, как замёрз. Да уж, последние пол страницы написаны таким почерком, что в сумерках не разобрать. Ничего, в гостинце или в поезде разберу. А приеду домой, занесу в компьютер. Или Алёну попрошу, она быстро набивает.

Нет, Алёну не надо. И так напрягаю, дальше некуда.

Так что же теперь? Не постыжусь сказать, какая в голову сумятица накатила. И куда бы меня сейчас не забросило по воле случая или по иной причине, везде мне понадобится время. Не так-то просто вернуть теперь душу в обычную жизнь.

Вот я и собрал вещи: сунул в карман плаща изрядно мятую тетрадь с рукописью рассказа посвящённого Машиному отцу. Пусть поваленный ствол надломленного дерева, шелест суровых сосен и гулкий шум стального прибоя попробуют запомнить меня, как запомнил я. А вот запомнят или нет, этого мне никогда не узнать. Грустно и смешно от таких мыслей.

Я захрустел ногами по талому снегу сумрачного подлеска и направился в сторону шоссе. Самое время ловить попутку.


На севере пришлось задержаться. Не было билетов, и это могло показаться странным. Только на вокзале мне разъяснили причины. Половина составов на профилактическом осмотре. В прибалтийском направлении вообще не ходят, там мост ремонтируют, а на юг билеты здесь покупают заранее, раньше, чем в других местах. Иначе есть риск вообще не попасть на курорт.

Ну, о причинах железнодорожных работ в прибалтийском направлении могли бы не объяснять. Лёху бы сюда. Хотя нет, опасно. Может не сдержаться и что-нибудь учудить.

Вот я и прождал на вокзале почти двое суток. Гостиниц приличных не нашлось, а селиться в тараканный хламушник удовольствие не из лучших. Зато нашёл удобное место и переписал рассказ в чистовик. Досыта насмотрелся изъеденного промышленной химией сухостоя. Деревьям тут крепко досталось ещё в прошлую эпоху. Теперь большинство предприятий простаивало, но городская флора так и не вернулась к жизни. Утратила свойственную ей прыть пробивать асфальт и разрастаться сквозь заборы. Поблизости я не нашёл ни одного деревца, ветки которого набухли бы почками. Даже с учётом поздней весны время пробуждения давно подошло.

Как хорошо, что послушался интуицию. Ведь это она увела меня прочь от домов и дорог, в холодную северную глушь. Туда, где природа живёт полноценно.

Но вот перрон помчался назад под равномерный перестук колёс быстрого поезда. На этот раз спать совсем не хотелось, и я вдоволь насмотрелся мельтешения сосен, елей да едва опушённых зеленью берёз. С попутчиками разговора не получилось. Но ни они, ни я от этого не горевали.

О чём бы я не думал, мысли, как намагниченные возвращались к Маше. Дыхание перехватывало при мысли, что она никогда больше не напишет. Или наоборот, напишет. Что делать? Взять, бросить всё и поехать к ней? Да, очень геройский поступок. Бросить всё. А что бросать-то? Рыбок? Так Алёна их покормит.


Вокзал — исходная точка маршрута, встретил суетливой толкучкой. Здесь весна плавно стирала все воспоминания о зиме. Снега совсем не осталось, только сухая серая пыль по углам асфальтовых неровностей. Как не все водители успели поменять резину, так и нищие, ещё не сменили одежду к сезону. Впрочем, я часто видел нищих, которые так никогда и не переодевались. Во всяком случае, при каждой встрече я их видел в одних и тех же одеждах. У этих людей, а всё-таки они люди, кто бы там что ни говорил, лица и руки испорчены водкой, наркотиками и болезнями. А что до остальных частей тела, спрятанных под серо-бурым тряпьём, так и подумать страшно.

Я подаю таким иногда. Не сильно мне убудет, а этим людям неведомо сколько осталось. Мне плевать на карму и странность того, что не всякой старушке достаётся от меня россыпь цветной мелочи. Не в этом дело. Найдётся, кому подать старушке, ведь мир не без добрых людей. А кто подаст таким как эти, людям за последней чертой? По мне, так их прямиком надо в рай принимать. Большего ада, чем они знают при жизни, трудно вообразить. Кто-то смеётся и зубоскалит:

— Надо же, а я думал этот опухлик до весны не дотянет.

Знаете, как я реагирую? Да, именно так. Второй раз вряд ли подойду к жизнерадостному зубоскалу.

Думаете, я такой хороший с рождения? Вот не угадали. Сам был таким же. А потом не знаю. Изменилось что-то.

Опять по пальцам ударил деревянный бисер чёток. Прости, Господи, а не в найденном ли крестике дело?

На этот вопрос я не хочу искать ответ. Пусть попробуют найти другие, кому делать нечего. Когда человек осознаёт собственные ошибки или грехи, разве не всё равно, через что именно пришло осознание? Спросите у нищих, если сможете. Они-то точно свои грехи осознали и перевспоминали. А толку?

Я бросил в коробку перед одним из нищих мятую десятку и покинул вокзальную духоту.

На часах начало третьего, значит день в самом разгаре. Весеннее солнце тихо греет, но ещё не в полную силу. Словно никак не может решиться и выпарить остатки зимы. А может, любуется этим серым снежным увяданием. У солнца свои вкусы и причуды, ему там с неба виднее.

Какой-то определённой цели у меня не было, кроме того, что надо оцифровать рассказ и отослать его Маше. Значит, ближайшая цифровая кофейня, вот следующая точка маршрута.

Но спешить некуда. Можно просто попить пива на солнышке.

Поблизости оказался неплохой супермаркет. Внутри плавали приятные запахи дорогой еды и кондиционерного аромата. Я подумал и вместо пива взял пакет ряженки. Как там говорится, хорошая крыша летает сама? Вот и незачем дурманить мозг алкоголем. После коротких северных каникул голова и так ясная.

Мелькнула мысль, а не поехать ли домой, принять душ и переодеться, но против этого был сильный аргумент. Велик соблазн остаться, набить текст на домашнем компьютере, а потом оттуда и отправить. Очень разумный и взвешенный подход. Не для меня, и уж точно не в моём случае. Одно ощущение никак не давало покоя. Хрупкая нить, которой я всё ещё связан с Машей, может вот-вот порваться. Неужели я стану прилагать усилия, чтобы эта нить ещё больше истончилась?

Это трудно понять. Кому-то со стороны и вовсе покажется глупостью. Но люди могут быть рядом лишь в том случае, если у них сравнимый набор степеней свободы. Аксиома, проверенная временем. Кому-то жестокий приговор, кому-то надежда.

Вообще-то всё относительно. Я даже допускаю, как сильно могу ошибаться, если принимаю за степень свободы условия обмена электронными письмами. Но это хоть какая-то зацепка, ведь у нас с Машей, и правда, очень разные наборы тех самых пресловутых степеней. У неё ребёнок, и живёт в другом часовом поясе. Это если не вспоминать, что последним письмом она послала меня куда подальше. Или всё же взять, да поехать к ней? Вокзал рядом, купить билет дело недолгое.

Не так быстро. Надо взять себя в руки и попробовать вести разумный образ жизни.

Возле почты пакет из-под ряженки полетел в урну. Я взял три часа сетевого времени и положил перед собой на стол тетрадь.

На оцифровку ушло много времени, так что пришлось докупить ещё один компьютерный час. По окончании работы я задумался. Рядом безвозвратно остывал дешёвый кофе в пластиковой чашке. Он и вначале-то, пока был горячий, не радовал вкусом, а теперь и подавно.

Стоп, сказал я себе. Решил, так делай. Нечего растекаться мыслью по клавиатуре, погружаться в созерцание и оттягивать отправку письма. Боязно открывать почтовый ящик. Возможны варианты. Писем нет, есть письмо короткое и грубое, или письмо длинное и доброе. В любом случае, будет неожиданностью, так как у всех вариантов вероятности равные.

Не так-то просто заставить себя открыть почтовый ящик.

Надо бы послать Алёне сообщение.

Ya priehal, spasibo tebe za rybok. S menya shokoladka. Belaya, kak ty lybish. Ta/\/\n/\\/\ep.

Экран телефона мигнул отправкой, а у меня возникла идея.

Ta/\/\n/\\/\ep: Это рассказ для тебя. Он посвящён твоему отцу. Жаль, я ничего не знаю о резьбе по дереву. Поэтому выдумал то, что выдумалось. Не про резчика, конечно, но он, герой рассказа, тоже по-своему художник. Вынимал из света снег, как твой папа вынимал из дерева зверушек. Не суди строго, что написал всё наобум. Нелегко было писать, потому, что всё время думал о тебе. Странно, да? Ты только глупостей себе всяких не думай, ладно? Текстовый файл в приложении.

Капелька бесстыдного компромисса. Ребячество, да и только. Но это единственное, на что меня хватило. Я завёл почтовый ящик на другом сервере и решил отправить письмо оттуда. Адрес у Маши простой, начинается с 1bibaby, а дальше обычные собака со свитой. Письмо уже было приготовлено к отправке, но тут я решил сделать приписку с пометой P.S.:

Знаешь, а ведь я боюсь. Это глупо, и, наверное, нельзя так поступать. Говорить слишком откровенно. Но меня не покидает мысль, что только так и нужно. Представляешь? Вот и сознаюсь тебе, что выбрал писать отсюда, потому, как не знаю, ждёт меня твоё письмо или нет. Даже если нет, прошу тебя об одном. Прочитай этот текст, ведь он для тебя. А там как хочешь. Я не говорю ни пока, ни прощай. Просто заканчиваю письмо.

Кофе остыл, но у меня осталось ещё полчаса. Впрочем, чего терять-то?

Я открыл почтовый ящик.

Пара писем от приятелей, ссылки на какие-то весёлые коллажи и ролики, обычная рассылка.

Письма от Маши не было.

Ладно, нет, так нет.

Внутри похолодело. Тело наполнилось странным изнеможением, и захотелось откинуться на спинку стула. Холод потянулся до кончиков пальцев. Потребовалось усилие, чтобы приподнял полупустую чашку. Оказывается, так тоже бывает. Словно кислород перекрывают. Быстро и точно. Надолго ли это? Вот уж не известно. Но пусть Алёна ничего себе не думает. Никаких депрессий, хватит с меня этой бредятины.

Я стиснул зубы и встал из-за стола. Пусть пока полежат тут и тетрадка, и плащ на спинке стула. Так и вышел на улицу с чашкой холодного кофе.

Чётки с крестиком прижились вокруг запястья. Может быть, я и правда несу чей-то крест? И моя судьба сегодня это вовсе не моя судьба, а какой-то нелепый розыгрыш. Шутка юмора.

Прости, Господи, пути твои и промыслы неисповедимы.

Между тем на улице вечерело. Стало прохладно, и я пожалел об оставленном плаще.

Поднёс к губам чашку, и солнце блеснуло по краю. Искоркой скользнуло по кофейному глянцу.

И тут в кармане зазвонил телефон.

— Здарова, Тамплиерище!

Лёхин голос звучал взволнованно.

— Привет, привет.

— Я так полагаю, ты вернулся. А то телефон не отвечал. Абонент не доступен.

— Ага, батарейка разрядилась. Сейчас в кофейне сидел, подзарядил. А то в поездах денег дерут за это дело.

— Правильно, правильно, нечего кормить дармоедов. Ладно бы, по правилам прейскурант. Слушай, ты сейчас на мобильной трубе, а разговор не на две минуты.

— Лёх, я устал, только с поезда.

На том конце провода раздался смешок.

— Да вот ещё, коньяка на тебя не напасёшься. Не пью я его, видите ли. Ага, знаем. Шучу. Тамплиер, да не зову я тебя в гости, захочешь — сам приедешь. Ты домой, как придёшь, набери мне, лады?

— Чего-то случилось?

Он опять засмеялся.

— Да ничего не случилось, просто я прочитал твой опус у себя на десктопе. Ты…

Трубка пискнула и выключилась. Да уж, надо было заряжать чуть дольше.

Ну, прочитал и хорошо, подумал я всякой без задней мысли. Хуже если бы не прочитал.

А в кофейне данные на экране успели обновиться. В графе «Новые письма» чернела жирная единичка.

1bibaby : Сталкер, сталкер. Ты, должно быть, никак не забудешь моего колючего письма. Господи, какая же я была дура! И понадобилась-то самая малость для понимания. Денёк без твоих писем, и мне уже нечем дышать. Все эти дни ловлю себя на мысли, что воображаю, как пишу тебе неумные слова неровными строчками. Какая глупость, да? Вот уж никогда бы не подумала, что так бывает. Я рассказала про тебя маме, и представляешь, мама мне говорит, что ты очень хороший и сильный человек. А она редко кому такое скажет, такая уж у меня мама. Но она тут не при чём. Знаешь, я бы сама так и сохла-стыла, да молчала, и от стыда да гордости тебе не стала бы писать. Только вот Юлька, подружка моя и соседка выловила в подъезде и прямо так за рукав цап. Стой, говорит, ну-ка посмотри на меня. Смотрю. А Юлька лоб морщит и губу смешно закусывает, она всегда так делает. А ну-ка, рассказывай, что у тебя за хахаль нарисовался. Вот как скажет, так и перечить нельзя, такая у меня Юлька. Пришлось выкладывать. Никакой, говорю, не хахаль, даже вполне обычный парень. Ну да, издалека, ну да, постарше меня лет на шесть, да вот ни семьи, ни детей, да мало что мозги на месте, ещё и сердце не пуганное, открытое миру. Юлька начала было сомневаться, ну я ей пару писем твоих показала, ничего, ладно? Мне же надо с кем-то поделиться. Я сама-то робкая и неумная, это тебе каждый скажет. Всё больше строю из себя колючку занозную, а по правде-то я не такая. Да это ты и так уже понял, зря ли я тебя тут расхваливаю? И что, говорит мне Юлька: Ты ещё думаешь? Он, говорю подруге, дочки моей фото просил. Может с виду они нормальные, те, которые детей насилуют, и говорить могут ласково. Так это умелая маскировка. Иначе давно бы всех переловили. Юлька стукнула себя ладошкой по лбу и расхохоталась. Что же ты, совсем ни капли не понимаешь, говорит мне. Начиталась сетевых новостей, как по окраинам маньяки толпами ходят, и давай его туда же? Читала ведь да? Новостная лента в том месяце так и чернела этими россказнями. Ну да, ты же у нас девушка впечатлительная. Да будь он извращенец, он что, на мордашку твоей лапули возбудится? Не могла большей глупости выдумать? В кои-то веки нашла парня, которому нужно не только то, что у каждой бабы между ног. Ду-рё-ха! Я бы на твоём месте. Ну и понесла в том же духе. Я слушала её, слушала, а потом не выдержала и разревелась. Представляешь, как девчонка. Юлька к холодильнику, у меня там пол бутылки кагора припасено. Вернулась, стакан мне в руки дала и говорит: «Ни что же за напасть-то такая. Обиделась, или что?» А я слова сказать не могу. Знаешь, Тамплиер, так бывает. Не горько и не весело, хотя от веселья слёзы льются не часто, но вот полились. Как будто были в какой-то чаше, а потом раз и через край. Сижу и реву. Так сидела минут пять, потом ничего, отошла. А то, что там Юлька говорит, так то Юлька, а не я. Кто бы был на чьём месте, ну а я на своём. Так же, как и ты. Если бы ты был не на своём, то мог бы приехать. А как приехал бы, так и получил бы мигом от ворот поворот. Сам ведь знаешь, не так всё делается, когда делается наспех. Боже, что я пишу? Ты не думай себе ничего, ладно? Я всё ещё немного тебя боюсь. Стоп. Стыдно мне, понимаешь? Столько дней не писала тебе, тебя не читала, а даже не поздоровалась.

Ну здравствуй, наконец. Надо же, как я с тобой связалась. Ты даже не представляешь, чего тут всё это время было. Хотя, конечно, ничего страшного, со всеми бывает, но я переволновалась ужасно. Лапулька болела, простудилась на ровном месте. Может снега съела, детки это любят. Вот я пять дней до почты ни шагу, а то бы раньше написала. Ещё позавчера, как Юлька меня встряхнула. Но с дочуркой всё хорошо, Слава Богу. Так что я сейчас побегу. Буду сидеть рядом, пока она спит, а то ведь, не ровен час, чихом захлебнётся. Ужас, что бывает. Да ничего, не велика работа — сидеть да присматривать, но маме своей я лапульку сейчас не доверю. Инстинкт у меня. Матёрый такой, материнский. Хи-хик. Ну и правда, буду рядышком сидеть, у меня, кстати, вышивка есть. Купила возле вокзала в киоске. Вроде как икона Божьей Матери, хотя, конечно, разве это икона? Но вот сижу, иголкой в пяльцах мулине, как будто рисую, и за лапульку спокойнее. А только зябко тут у нас. Ночи холодные, пальцы мёрзнут. А если поздно совсем, да холодно, пойду на кухню и молока себе подогрею. Как будто не только сама выпью, но и лапульке дам, хоть и спит. Давно грудью не кормлю, с года, а олучается как будто кормлю. Не знаю, понимаешь или нет. Ладно, Сталкер, пришлю тебе как-нибудь фотографию. Только хорошие все отпечатаны на фотобумаге, а сканер найти непросто. Попробую. Побежала я. Кстати, рассказик скинула на флэшку. Спасибо огромное, я обязательно его прочту. Видишь, я себе тут флэшку прикупила, как базу данных сдала. Мелочь, конечно, а удобно. Может, иногда буду дома писать тебе письма, если вдруг на почту попасть не удастся. А по дороге куплю шоколадку белую. Устроим дома лакомый час. Лапулька порадуется, да и мы с мамой. Пока-пока, Тамплиеровый Сталкер.

Никогда под кузовом самосвала с горохом не стояли? А я как будто там оказался. Кузов нараспашку, ну и дробью сверху на голову. Огорошила. В который раз поразительно кратко, а информации много. Мне бы так. И видно, что даже не перечитывает. Шпарит как под диктовку, а главное, быстро. Четверти часа не прошло, как рассказ отправил. Ладно, у всех свои причуды и навыки. А мне поблажка. Теперь буду брать письма на флэшке, и писать ответы дома. А вот ритуал посещения почты и отправки писем надо сохранить. Без него ниточка станет тоньше.

Но она не такая хилая, как мне казалось ещё десять минут назад. Гороховый град выдержала. В метафизическом смысле.

Когда закрылись все личные окна, я прервал соединение и покинул почту.

Всю дорогу к дому меня переполняла лёгкость. Дышалось так, как будто прохладный городской воздух наполнен распылённой амброзией. Где там бензиновый запах или грустный след снежной пыли? Растворились, я перестал их замечать. Мир вокруг стал тоньше, и каждый миллиметр пространства вокруг бесшумно звенел. Как если бы всё вокруг состояло из множества стеклянных пластин или ажурных снежинок. Сила тяжести осталась где-то там, далеко и внизу. Ногам не было до неё никакого дела, и каждый мой шаг бессовестно нарушал законы природы. Я не шёл, а летел. Пульс то замирал, и я со страхом падал в ожидание на паузе между ударами сердца. То стучал какой-то необыкновенно живой дробью. Дыхание и сердце выбились из оркестра, каждый музыкант играл свою собственную музыку.

Так и влетел домой, немного взмыленный, сильно лохматый и счастливый до глупости. Маша. Хотелось ласкать это имя на вкус, слушать свой собственный невнятный шёпот, произносить имя на тот или иной лад, всякий раз по-разному.

И я боялся сказать что-то большее. В имени было всё, что мне хотелось понимать, переживать и удерживать. Сейчас этого достаточно. В самый раз, а там посмотрим. Она верно рассудила: нельзя спешить. Ну, так и не буду. А остальное, большее, хрупкое и наивное, словно микроскопический эмбрион, пусть пока останется неназванным. Как сказочная птица. Не вспугнуть бы, да не упустить навсегда. Взгляд. А слово и подавно.

Блистер с подарком от Лёхи отменно выдержал поездку, и миниатюра нашла себе место на полке среди других вещичек. Кто назовёт безделушками мелочи, если у каждой своя история? Тут и раковина с морского побережья, и когда-то не съеденный счастливый билет. Раз, два, и обчёлся, только каждая из них ценна своей ниточкой. А душа без ниточек лысая, скользкая. Что-то я отвлёкся, на философию потянуло. А надо заняться делом.

После душа и ароматного кофе стало спокойно. Мысли и эмоции пришли в равновесие, пора бы их снова подстегнуть. Компьютер заурчал и мигнул разбуженным глазом системного блока. Я уже открыл письмо, чтобы обстоятельно ответить, но острый коготок стыда настырно царапнул живое. Ай, а ведь чуть не забыл.

Трубка пропиликала номер из памяти. И после трёх длинны гудков база отозвалась голосом Лёхи:

— Ага, пришвартовался, птиц перелётный.

Обожаю громкую связь. Рыбки её не пугаются, кстати, не забыть бы покормить. А мне приятно ходить по комнате, с кофе в руках и разговаривать не с трубкой, прижатой к уху, а с голосом абонента. Когда звучит в воздухе, он по-особому живой. Не такой плоский.

— Пришвартовался. Капеллан твой строго на меня смотрит.

— Это он из-за ракушки?

— Нет. Я его вперёд поставил.

— Ого, не слабо так! Значит, удостоился чести. Ай да капеллан.

— Твоими молитвами.

Лёха рассмеялся, и я услышал звук неторопливой затяжки. Звук был такой, будто из динамика базы вот-вот повалит табачный дым.

— Слушай, Тамплиер, если я правильно понял, была задумка опровергнуть версию о Граале, как о сосуде с кровью Христа. И к чаше с Тайной вечери ты его не относишь. Получается, мысль о Граале почтенный де Труа почерпнул из встречи с этим странным рыцарем. У твоего Парцефаля совсем не канонический взгляд на Бога и проявление божественного.

— У француза де Труа рыцаря зовут Персеваль. Парцефаль это более поздняя обработка имени, немецкая. Французский роман лежал в основе всех дальнейших историй на эту тему. Извини, что перебил, просто я в теме.

— Ха! Он в теме. Я тоже не сбоку припёку. Кстати, причастность Тамплиеров к Граалю по современным данным опровергается. Раньше да, их отождествляли с орденом Хранителей Грааля. По твоей версии, рядовые тамплиеры-рыцари, о Граале вообще не слышали. Очень реалистично. Читать умели только монахи, и то не все.

— Лёха, ты правильно понял. И не забывай, это эпоха Крестовых походов. Самый разгар, когда Иерусалим был в руках крестоносцев. Воинственные госпитальеры стояли мощным гарнизоном за каменными стенами и пыжились, какие они там хозяева. В тот период идея завоевания Святой земли достигла апогея. Оба мира, запад и восток, достигли хрупкого равновесия, можно сказать мира. Дальнейшую конфронтацию вызвали нападения рыцарей на караваны. Ну, эта история сейчас и так всем известна. Дело не в этом. В те же времена было принято считать, что чаша с Тайной вечери, а также фиал с кровью Иисуса находятся в Константинополе. И церковь никоим образом не допускала иных рассуждений. До поры.

— Ага, до той самой поры, пока крестоносцы в четвёртом крестовом походе не разграбили великий христианский город, — подвёл итог Лёха, — Теперь понятнее. Выходит, де Труа вовремя подсуетился с идеей поиска Христианских святынь. Вумный был, а?

— Было, кому надоумить.

— Ты про Персеваля?

— По моей версии, он тоже сыграл роль. Только ещё был прецедент с копьём Лонгина. Якобы, крестоносцы нашли его в осаждённой крепости, а потом прорвали осаду и разгромили турков. После такого доказательства силы и святости все быстро забыли о копье, хранимом в Константинополе. Правда, потом провели дознание. Тот, кто нашёл копьё в крепости, пошёл по углям с куском железа в руках. Если святыня настоящая, раскалённые угли-ордали не причинят вреда. Так рассуждали крестоносцы. А бедолага умер от ожогов. Но идея поиска святых реликвий прочно угнездилась в общественном сознании. Кретьен де Труа ей и воспользовался.

— Выходит, Грааль это не чаша и не фиал? Тогда что?

— Вот тут ты прав лишь отчасти. Грааль мог быть и чашей, и фиалом в христианском понимании. Более того, возможно он мог принимать иную форму.

— То есть ты хочешь сказать — Персеваль нашёл Грааль? Отражение солнца в горсти воды? — Лёха задал вопрос так тихо, будто испугался мысли-предпосылки, — Тамплиер, да ты хоть сам-то понял, что написал?

Вот это вопрос из вопросов. Что поделать, если надо признать очевидное?

— Лёха, не знаю.

— Тебя ортодоксы растопчут в прах, перемешают с грязью.

— Интересно, за что? За то, что я ставлю под сомнение однозначное понимания Грааля? Да Христианская церковь и не признавала Святости Грааля до Крестовых походов. А потом признала. Почему, как думаешь? Всему причина в неразберихе с реликвиями, это раз. Де Труа с последователями раскрутили модную тему так, что у всех, кто читал секулярную литературу, Грааль крепко засел в мозгах. Это и есть причина номер два.

Лёха задумался. Некоторое время молчали, и я успел обновить содержимое чашки. Мой собеседник на том конце провода звонко чиркнул зажигалкой, раскурил очередную сигарету и проговорил:

— Ты, знаешь, мне твои рассуждения кажутся слишком смелыми.

— Мне тоже, — мой ответ прозвучал очень тихо, — А как тогда быть с тем, что аналогии Грааля были в другие эпохи, в других культурах? Согласно немецкому роману о «Парцефале», Фейрефиз, восточный язычник писал какую-то ересь на тему Грааля. Мол, это созвездие, и в нём зашифровано имя Бога. Это может показаться смелой авторской выдумкой, если бы не Кааба, прямоугольный камень, арабская святыня. От него, кстати, и прижилось слово «куб». Никогда не задумывался, почему слова «чаша» и «кубок» стоят так близко по смыслу?

Лёха тихо прошептал какую-то неразборчивую фразу.

— Что? — переспросил я.

— Н-ничего, так, поперхнулся. Ты продолжай, продолжай. Кажется теперь я готов услышать что угодно.

— Тогда слушай. Мухаммад поклонялся Каабе ещё до начала Исламского призыва. Но это ещё цветочки. Кое-кто и в наше время очень точно описал Грааль, причём с разных точек зрения. И с христианской, и с исламской. Угадай кто?

— Дэн Браун, — ехидно ответил Лёха.

Мы оба засмеялись. Пусть кто угодно утверждает, что в синкретизме Брауна есть истина. Спорить не буду, есть, так есть. А я вот не увидел. Даже если отбросить в сторону признанный факт, что книга «Код ДаВинчи» писалась как развлекательное чтиво, внутренний голос отчаянно твердит свою правду, и её просто так не заглушишь. Для меня правда сводится к двум словам: «не верю».

— Пошутил, так пошутил, — я отсмеялся и смог продолжить разговор.

— Я знаю, — без малейшей иронии отозвался Лёха.

— Так знаешь, кто?

— Нет, Тамплиер, не знаю. Я сказал, что знаю, как хорошо пошутил. Так кто же?

— Артур Кларк.

Каждый вспомнил что-то своё. Какую-то деталь, след образа или целый образ. От него, как по спирали бесконечной рулетки, разворачивались новые наслоения образов-видений. Спросите меня сейчас, сколько у Чёрного монолита граней? Геометрически шесть. Но ощущения не признают геометрических границ.

— Помню, у чёрного монолита была своя функция. По версии Кларка он пробуждал разум. Очень интересно, конечно, но Кларк это Кларк. Человек своей эклектичной эпохи. Тамплиер, а ведь он мог, так же как и ты, просто начитаться книжек. Сопоставить факты, священные для христиан и мусульман.

— Мог, — я спокойно выдержал аргумент, — А вот я могу привести тебе два факта из дохристианских времён. Мимир у скандинавов, это первый. А второй — менгиры. Стоунхендж.

— Йо, — сдавленно выкрикнул Лёха, — Ничего себе. Это получается так, что Грааль в той или иной форме присутствовал во многих культурах, а у тех, кто строил Стоунхендж, могло быть несколько Граалей?

— Да.

На этот раз он замолчал очень надолго. Я слышал шелест книжных страниц, сосредоточенное сопение и ждал. Мне было некуда спешить, я-то давно всё это переработал умом и сердцем. Сколько потребуется Лёхе, не известно. Не исключено, что он найдёт, чем опровергнуть мою логику. Но с голосом из глубины души спорить намного сложнее.

— Ты ведь не хочешь сказать, что Стоунхендж это исходное месторождение всех Граалей?

— Да ну что ты, Лёха. Такой титанический постулат может выдвинуть разве что Браун. Куда мне маленькому до его вершин.

— Ёрничаешь.

— И даже не отрицаю. Более того, получаю от этого удовольствие.

— Выходит, ты знаешь, что такое Грааль?

— Нет.

— Но можешь его найти.

— Нет. То есть, не знаю, справлюсь ли.

— Ага. Дело ясное, что дело темное. Лады, Тамплиерище. Ты меня конкретно загрузил, но за это тебе огромное спасибо. Мне надо подумать. А ты ищи Грааль. Святой, или какой он там. Или не Грааль он вовсе. Короче, ты меня запутал. Найдёшь, дай знать.

— Обязательно.

Разговор закончился. От резких гудков заложило уши, и я поспешил выключить громкую связь. Пусть теперь думает. А я займусь делом. Отвечу на Машино письмо. Но вначале надо покормить стаю рыбёшек, пока они от недоедания не превратились в табун пираний.


После заботы о рыбках я успел открыть текстовый файл и собраться с мыслями, но тут мне вспомнилось обещанное дело. Пришлось опять надевать уличную одежду и идти в ближайший супермаркет. Куда же без плитки белого шоколада? Не дело так с Алёной поступать. Наверное, занята, или со своим Олегом куда-то укатила, потому и не отвечает на смс-сообщения.

Шоколад я сунул в почтовый ящик Алёниной квартиры, а к себе домой притащил купленную там же пачку замороженных креветок. Отличная холостяцкая еда, хоть к кофе, хоть к пиву. Главное, иметь под рукой салфетку, а то потом мучение с клавиатурой.

Ta/\/\n/\\/\ep: Здравствуй, Маша. От твоего письма такой след в душе, будто нежной рукой и тонкой салфеткой стёрли с души всю пыль и грязь. Просторнее стало, светлее и воздуха будто прибавилось. Это я так, зеркало из себя строю. Не специально. Само по себе выходит: перенимаю твою манеру. Это не страшно, да? Хотя это мне есть, чего пугаться. Как у Бредбери в «Марсианских хрониках» была новелла «Марсианин». Помнишь? Мальчик пришёл жить к чете стариков, и свойства был такого, что выглядел тем, кого они хотели увидеть. Я думаю, даже если он и был марсианином, всё равно по возрасту и по характеру ребёнок, или хотя бы молодой человек. Более старый да умудрённый испугался бы. Вообще-то нет. Такой как твой отец, или как К.С. из рассказа, он бы тоже пришёл. У стариков жила любовь, и они верили в чудеса. Это потом он попал в город обычных людей, где каждый видел в нём желанный образ. Юноша — любимую, ребёнок — героя мультфильма, полицейский — преступника в розыске. Там он и умер от разрыва личности. От необходимости быть кем-то кому-то, причём всем сразу. Надеюсь, мне такое не грозит. Как пел Макаревич — не стоит прогибаться. Да, не стоит, да только не прогибаюсь я в сторону тебя, а подстраиваюсь. Веришь? Совершенно неосознанно. Никакого насилия над собой, так естественно и легко. С другими я менее гибкий. Вот взять, например, моих друзей. У меня есть два замечательных друга: Лёха и Алёна. Лёха, повёрнутый на настольных стратегиях фирмы Games Workshop. Он потрясающе красит миниатюры. Считает девяносто процентов людей козлами, недостойными его внимания, но дай Бог каждому такого друга, как он. Если что-то нужно, он расшибётся в лепёшку, последние штаны отдаст. У него девушка была, они долго встречались. А потом что-то произошло, и она потеряла ребёнка. Может, он не готов был? А может и я виноват. Мне с самого начала казалось, что они не пара. И я держал эту мысль в себе, не отпускал и, и что скрывать, чуточку завидовал. А теперь… Сейчас он уже меньше на меня злится, а перед тем, как я уезжал на север, мне было страшновато рядом с ним. Он добрый-добрый, но у любого человека может крышу сорвать, когда доводят до отчаянья. Он к женщинам относится свысока. Всех считает «бабами», но это между нами. В общении он предупредителен и даже не лишён изысканности манер. Такой вот странный тип. Эстонец. У него сейчас моральный кризис в связи с политическими дрязгами. Человек потерял веру. Но мне кажется, он излечится. Я попробовал ему доказать, что вера во что-то конкретное это хорошо, но не стоит терять вкус к жизни, если объект приложения веры изменился. Трансформировался. То, что в нём было, а потом исчезло, преобразовалось во что-то иное. Я этот ориентир дал ему немного иносказательно, но он умный, должен понять. А то, когда в лоб, люди закрываются, и до них потом не достучишься. Надо будет вас обязательно познакомить. Мне кажется, он тебя примет очень хорошо. И совсем не из-за того, что для меня это важно. Он умеет ценить хороших людей и легко отличает истинное от напускного. От того и не любит многих. Признаюсь, что кое-какие детали биографии К.С. я написал с его слов. Изменил кое-что, конечно. Ну а если тебя пугает, что он с осторожностью относится к женщинам, так его можно понять. Но главное в другом! Есть исключение — Алёна. Я-то знаю её очень давно. Она живёт в нашем подъезде, но на другом этаже. Лёха с ней быстро подружился. Но у Алёны давно есть молодой человек, так что про меня или Лёху ты ничего такого не думай. Наша троица — живое доказательство, что дружба между людьми разного пола это не выдумка идеалистов. Алёна иногда приходит ко мне, и кормит моих рыбок. А то я частенько забываю. Стыдно, конечно, да вот такой у меня характер. Не привык ещё к ответственности, а пора. И заметь, постепенно привыкаю. Рыбок покормил, как приехал с севера, даже до того, как сел писать тебе этот ответ. Ты не обижайся, ладно? Они же маленькие, и сами себя покормить не могут. Ты можешь меня понять, я знаю. У тебя есть твоя лапушка, а это настоящий родной человек, хотя пока, наверное, маленький и во взрослых делах не очень смышлёный. А в самых обыкновенных, душевных, может разобраться лучше взрослых. Но это по догадке пишу, на основании пословицы «устами младенца», ну и так, где чего услышал. А ведь я тебе так и не рассказал, как побывал на севере. Главное впечатление оттуда это спокойствие природы. В промышленных зонах там беда, деревья стоят сухие и мёртвые, но стоит отойти подальше, и всё преображается. Лес шумит или молчит так, словно нет ему никакого дела до человека. По правде так и есть. Кто соберётся покорять неприветливые, суровые от холода просторы? Видел я жалкие попытки. Домики на сваях между талыми лужами вечной мерзлоты, изъеденные ветром, сухие и серые доски. Человеку потребуется не одно тысячелетие, чтобы стать там хозяином. И то если сумеет природу изуродовать. От этих глобальных потеплений и таянья ледников можно ждать любого возмездия. Ведь Мирокрай, это сущность неделимая. Людям надо было прожить много веков, чтобы понять это. Понять-то вроде поняли, а выводов не сделали. Там аукнется, а откликнуться может на другом полюсе планеты. Грустно. Но мне кажется, люди сумеют вовремя остановиться. Или природа Мирокрая остановит. Я вот верю в это, а больше ничего не остаётся. А ещё мне кажется, с Мирокраем можно ладить, если не разрушать. Где взял, в другом месте отдай. Простая, разумная логика. Закон сохранения энергии. Мне вот как-то даже теплее стало, когда я это написал. Талисман у меня на руке — чётки с крестиком. Сейчас показалось, погладили меня. Да наваждения всё это. Излишне обострённые чувства. Ты вот говоришь, не спеши. А я и не спешу. Просто держу себя в руках. А ведь и правда, чуть не приехал. Выхожу с вокзала…

Экран компьютера тренькунл сигналом. Дурные у меня колонки, в монитор встроенные. Ладно, посмотрим, что там за письмо привалило в одиннадцать вечера.

А письмо оказалось очень деловое и срочное. Ну да, стоило взять отпуск на несколько дней, как тут же нашлось наисрочнейшее дело. Завтра в 9.30 в офисе, приезжает заказчик, и нужно с умным видом проконсультировать. А потом по списку. Список на три страницы, всё по жёсткому, по календарной сетке. Да, на ближайшие дни про свободное время можно забыть. И переписка с Машей будет не такой многостраничной. Хорошо, что ещё на мобильный не названивают. Стоп, а где он? Вот я балда! Надо же подзарядить, а то батарейка села.

Пришпиленный к розетке, телефон прожужжал новым смс сообщением:

Ты дома?

Я быстро отправил Алёне ответ:

Srochnoe chto? Ya xotel otoiti na polchasa.

Новое сообщение пришло незамедлительно:

Хорошо. Не бери в голову.

Ну не брать, так не брать. Тем более, первое сообщение отправлено час назад, а была бы срочность, может позвонить на домашний или зайти прямо ко мне домой. Уж для неё-то двери моего дома всегда открыты. На оба входных ключа и на домофонную таблетку.

И я решил закончить письмо:

Вот так с вокзала и бегаю. Но это не беда, мне нравится. Как говорится, чувствую себя в тонусе. Вот у нас сейчас четверть двенадцатого, а у вас третий час ночи. Или второй? Сложно это представить. Знаешь, я ведь когда пишу тебе, как будто прямо вживую беседую. Странно, да? Я сейчас сбегаю в кофейню, отправлю тебе это послание, а потом сразу домой. Спать, а то завтра с утра на работу. Подпрягли так неожиданно, а я думал несколько дней попинать балду, может, ещё куда съездить. На берег океана, например. На восток. Но это путь долгий, так что не скоро смогу себе позволить. Кстати, если поеду, в окна увижу твой дом. Он должен быть виден с железной дороги, я почему-то это точно знаю. И ещё дело не только в раннем приезде в офис. Надо вернуться, может быть Алёна в гости зайдёт. Она прислала сообщение. Какое-то очень резкое, вот и боюсь, а не случилось ли что. Надеюсь, ничего серьёзного. Ладно, таинственная девушка из другого времени, на этом прощаюсь. Ты ведь и правда из другого времени, а живём в одном Мирокрае. До чего же всё-таки странно.

Сброшенный на флэшку файл уютно пристроился в пёстрой толпе разнообразных документов. Все они относятся к давно забытым рабочим текстам. А у него из имени только дата. Ни с чем не спутать. И не забыть.

Дата. Странная всё-таки штука — время. Зависит от поворота солнца. Там — у Маши уже два ночи, а здесь у меня ещё не кончился день. Но при этом и я, и она существуем в одном и том же пространстве, даже дышим, должно быть, одновременно. А что, если посмотреть глубже? Взять, к примеру, того же Персеваля. Если посмотреть на вещи под определённым углом, он может всё ещё существовать, только не за несколько градусов поворота Земли вокруг оси, а за сотни, тысячи, или большее число оборотов. А в масштабе вселенной это большая разница, или нет? Один поворот земли, тысяча, несколько тысяч.

Хватит, приказал я себе. Иной раз влезаешь в такие дебри, что лучше быстрее обратно. Иначе разум вполне может дать сбой и пойти в разнос.

Да уж, потерянный в мыслях. Так я сам себя обозвал на пол пути в кофейню. Надо быть таким психом, тащиться в полночь за три перекрёстка? Дежурный сисадмин разделил моё мнение о маразме и пробурчал себе под нос что-то про выделенку. Не со зла, а скорее сочувственно. А что ему сказать? Я молча вставил флэшку в компьютер, отправил письмо, расплатился и пошёл домой.

В подъезде объёмным эхом зазвучали шаги, но между шагами я услышал посторонее эхо. За два пролёта стало ясно, что на моей лестничной площадке кто-то есть. Слышалось неровное, сдавленное дыхание и шелест одежды.

— Ты? — удивлся я.

— Ну да, — кивнула Алёна, — Не ждал?

— А чего ты не зашла, у тебя же ключи есть? — только тут я стал замечать следы переживаний. Слёзы подпортили тушь, но Алёна с ней почти справилась. Другой бы не заметил, а я связал в одну логическую цепь напряжение мимики, красные глаза и мокрый платок между пальцев. Алёна тщетно пыталась совладать с дрожью в руках, платок упал на бетон. Она подобрала его, скомкала в карман и виновато посмотрела мне в глаза.

— А вдруг ты не один? Вдруг с Машей, а тут я вся в соплях. Влезу и помешаю.

Вот тебе на, подумал я. С каких это пор Алёна щемится? Ай-ай-ай, а ведь прицепилось Машино слово. Что же с ней происходит, с Алёной?

— Знаешь, будь я не один, а хоть бы и с Машей, я бы тебя впустил. Более того, был бы рад тебя видеть. Даже, хм… даже в разных обстоятельствах.

Она как-то резко засмеялась и прищурилась. В тёмном офисном костюме, со строгой укладкой волос Алёна выглядела немного нелепо на пыльных ступеньках полутёмного пролёта. Туда, где сесть, она подложила свежую рекламную газету, а с подоконника взяла пыльную консервную банку и приспособила под пепельницу. Глянцевую сумочку припрятала подальше, чтобы не запачкать окурком. А вот на замшевые туфли уже насыпала. Но я так понял, сейчас ей глубоко безразличны все эти пустяки.

Алёна закурила очередную сигарету, искоса посмотрела на меня и стала ещё больше похожа не обиженную учительницу младших классов. Ещё бы добавить очки и указку.

Она очень хотела что-то сказать, да никак не решалась. Я пару раз намекнул, что так ей станет легче, но девушка меня будто не слышала. Пропел соловьём мобильный. Она вздрогнула, зашуршала сумочкой и стала набирать ответ.

— Пошли ко мне, а?

Она громко цыкнула на меня и отмахнулась. Сигаретный пепел попал на брюки, и она машинально его стряхнула. Если точнее, размазала.

Пришлось ждать окончания сеанса переписки.

— У тебя есть чего выпить? — Алёна покраснела. Признаюсь, такой смущённой я видел её впервые. Сколько лет друг друга знаем, чего только вместе не переживали, и тут нате вам.

— Найдётся. Кагор есть.

Вот как всплыло из памяти, а я и забыл совсем. Сколько месяцев назад покупал, так и не допил. Кстати, Маша тоже писала про кагор.

— Кагор? — Нахмурилась Алёна, — ни фига себе.

— Что?

— Ой, Тамплиер, не обращай внимания. Пойдём. Открывай давай, я тут замёрзла сидеть уже, не май месяц.

Мы вошли в сумрак пустой квартиры. Зря я выключил свет, тогда бы Алёна точно вошла, а не сидела бы не мёрзла. Пока я возился с плащом и ботинками, она прямо в туфлях прошла на кухню и щёлкнула тумблером чайника.

— Кофе тоже будем, — по-хозяйски сказала Алёна и зазвенела стаканами для кагора.

Когда я вошёл в комнату, на столике уже стояли бутылка, два стакана и пепельница. Та самая, из коридора. Я поморщился, но Алёна и бровью не повела. Спасибо форточку открыла. Не прошло и минуты, а у неё между пальцев дымилась новая сигарета.

— Есть что на закуску? — требовательно поинтересовалась девушка, когда освежила в памяти крепость вина.

— Креветки, только их варить надо.

— Надо… Слушай, Тамплиер, можно, я не стану их варить?

— Сырыми есть, что ли, будешь?

— Ну, хватит глумиться! Сам свари, или ещё чего придумай.

Ага, вот она «она», как говорится. Узнаю Алёну. Стоило ей немного выпить и расслабиться на мягком кресле, как напускной скромности и не видать. А мне так даже привычнее. В ответ на наглость можно и кольнуть, если что. Не со зла и не в обиду, а так, для равновесия. Только не то сейчас время. Я-то вижу, что на душе у неё полный кавардак. Что-то острой занозой попало прямо в сердце и жить не даёт, будто по капелькам сок выпивает. Видел я её такой. Однажды. Несколько лет назад. Потом она исчезла на три года, дома не появлялась, институт осчастливила академическим отпуском. Я тогда понял — влюбилась. Это бывает. Вернулась потом, но никогда не рассказывала об оставленных в прошлом годах. Сколько я не пытался расспрашивать, всё без толку. Потом появился этот самый Олег. Я уже устал гадать, когда же они поженятся. И тут нате вам здравствуйте. Или я чего-то я в этой жизни не понимаю?

— Шоколад есть, — вспомнил я больше не ради закуски, а чтобы отвлечься.

— Какой такой? Ах, да. Белый. И где?

— Сейчас. Дай ключ от почты, я оставил у тебя в ящике.

Она даже не посмотрела в мою сторону, когда протягивала ключи. Хотелось хлопнуть за собой дверью от бессилия но я сдержался. Я ничего не мог понять, а дверь закрылась мягко и тихо.

Когда я вернулся, обнаружил перестановку. Столик с вином оказался придвинут к дивану, там же образовалась вазочка для конфет. Надо же, а про трюфели я совсем забыл. Когда куплены, где лежали? По сути, тот же шоколад. Если в фольге, то чего ему сделается?

Алёна сбросила туфли и устроилась на диване. Будет сидеть спиной к стене, да ещё в такой позе, костюм придется заново гладить. Только девушку это совсем не беспокоило. Она укрыла ноги пледом и пребывала в глубокой задумчивости, похожей на кому. Слава Богу, не ревела, а то что бы я с ней тогда делал? У Алёны если истерика, то летают тарелки. Тарелок поблизости нет, а вот зашвырнуть чем-нибудь тяжёлым это запросто. Той же бутылкой вина, даром что полупустая. У Айсамана случился удар. Правда, товарищ Штирлиц?

Но это вряд ли. В других местах с другими людьми я видел её закидоны. Мне же никогда таких радостей не доставалось. Значит, и сейчас не достанется. Дружба крепкая. Не развалится. Не расклеится. От дождей и вьюг…

— Ох, — вздохнула Алёна, — ну, где твой шоколад?

Теперь стало понятно, что это не задумчивость. Алёна наблюдала за мной. Незаметно так, с глубокомысленной твёрдостью на лице. Знаете, что бывает от такого пристального внимания? Становится не по себе.

— Иди сюда, Тамплиер, — тихо сказала Алёна.

Думаете, так просто отказать? Самый громкий, строгий приказ ничего не стоит рядом с такими тихими словами, полными усталого бессилия. Мне было всё равно, что именно вызвало её состояние. Нет, не так. Я был готов принять любую причину и встать на сторону Алёны. Если ей сейчас нужно моё внимание, она получит его целиком. Это из области необъяснимого. Больше, чем долг или человеческое сострадание.

— Знаешь, — Алёна взяла мою руку своей.

Только теперь я узнал, какие тонкие и нежные у неё пальцы. Словно созданные из мягкого хрусталя, если допустить существование такого материала. Холодные и слабые.

— Что?

Глаза Алёны снова переполнились бессильной тоской. Она смотрела в сторону. А по щекам тонкими прозрачными линиями пролились слёзы.

— Я ведь такая сволочь. Ты совсем ничего про меня не знаешь. Ты даже никогда не знал, где я была все те три года.

— Сколько раз я тебя спрашивал.

— Знаю! — хрипло выкрикнула Алёна и сглотнула горячий спазм, — Только я бы и не сказала. Дело не в тебе, и даже не во мне, наверное. Дело в законах, в человеческой слабости, в любви, наконец. Чёрт бы побрал эту любовь! Тамплиер ты мой, знал бы ты, что такое отдать половинку себя ради любви. Причём не ради настоящей, а ради прошлой. Но такой, рядом с которой меркнут звёзды, превращаются в чёрные дыры. Ты можешь такое представить? Нет, не можешь. И дай тебе Бог никогда не пережить такую же любовь. Знаешь, а ведь я и прав-то никаких не имею. То есть, могу попробовать что-то сделать, но всё это бессильные порывы, они не разорвут сети, в которую я попала. Я знаю, знаю, что пройдёт время. Прошли уже два года, и пройдёт ещё столько же. Я всё думала, думала, что Олег когда-нибудь узнает и поймёт. Он узнал. Да, понимаешь? Узнал! Но он мямля и рохля. Соплевыжималка коматозная. Нет, он хороший парень, и… ну во всех смыслах хороший, я улетала с ним. От иных мгновений кроме его дыхания и вспомнить ничего не могу, остальное словами не охватишь. Класс, что тебя не пугает такая откровенность. Ценю я тебя, Тамплиер, больше всех на свете. Маму только больше. Надо будет в гости заехать, а то месяц не виделись. Ну вот, о чём я, а? Ах, да, он узнал и сказал своим предкам. Я просто волокусь от его ребячества! Ну, надо было ума набраться, или это он за свои силёнки испугался? Не сдюжит? Да, такое не каждый примет, а я-то думала, что он меня любил. Так же как я его. Только он раз и в кусты. Вежливо так, со смущением. Бычара, рыцаря из себя строил. Прошу, говорит, прости мне эти слова. Да что слова? Мне одного взгляда хватило, чтобы я уже не смогла простить. Могла бы простить, если бы сам. Поняла бы, ведь принять такое, правда, не просто. А так… Размазня майонезная он, а не мужик. Понимаешь?

Между тем я кусал губы в попытке понять, о чём таком говорит Алёна. Разумный подбор причин вертелся в диапазоне от гарема или наркотиков до отсидки в колонии за убийство. Сказал бы я ей это в лицо? Конечно. Если бы хоть на мгноевения уверился, что правда блико. Но я ловил её осторожный взгляд, и там, на его глубине, было что-то такое неопознанное. Твёрдое и беззащитное одновременно. Это необъяснимое нечто беззвучно отрицало любое моё предположение. Интуиция тоже не сидела без дела. Кричала и разве что за волосы не дёргала. И почему-то в этот момент я подумал о Маше.

— Не понимаю, — как можно спокойнее сказал я Алёне, — Если ты расскажешь мне, что было в те три года, и как это связано с Олегом, то есть — нет, я не это хотел сказать. Если скажешь, я попробую понять, чего же он так испугался. Или не он, а его родня.

Девушка вздохнула. Очередная крошка пепла с сигареты упала прямо в вино. Я не успел остановить Алёну. Ладно, Бог с ним с пеплом, говорят, даже полезно. Она попросила снова наполнить бокал. Мне тоже хватило. Ровно на половину тары. Алёна скептически осмотрела бокалы и долила в мой из своего.

— Ещё есть?

— Откуда?

— Сходи, а? Дать? — она зашуршала содержимым сумочки.

— Да ладно тебе, есть у меня.

На бутылку хорошего вина хватит, а нет так банкомат недалеко.

Алёна взглядом проводила меня до двери. Одним движением глаз, словно индийская танцовщица. Сигаретный дым тихой змейкой тёк к потолку в направлении форточки. Было боязно оставлять так Алёну, но вытаскивать её из-под пледа противилась совесть. Интуиция сказала: ничего с ней не случится.

Сейчас на улице глубокой ночью совсем не жарко. Вот я и надел тёплый свитер и глухо застегнуть пальто. Вино я нашёл там, где ожидал, и за приемлемую цену. По часам меня не было минут пятнадцать.

Входная дверь тихо скрипнула в темноту квартиры, и на миг показалось, будто пусто, но едва зрачки привыкли к темноте, я разглядел силуэт на диване.

Алёна безмятежно спала, едва прикрытая пледом. Костюму точно хана, весело подумал я. Ещё бы не весело. Секунду назад было страшно за Алёну, а тут внезапно отпустило. Да Бог с ним, с костюмом, на пепельницу с окурками тоже плевать. Утром разберёмся. Пакет с вином осторожно звякнул в коридорной тишине.

Я прилёг рядом с Алёной. Она дёрнулась, а потом глубоко вздохнула и сонно прошептала:

— Ты пахнешь ночным городом.

Энергично пихнулась пару раз, но потом нашла себе уютное место. Ткнулась носом мне в плечо, и через минуту спала ровным, крепким сном.

— 6 -

Она встала и ушла намного раньше, чем я заставил себя проснуться. Не сказала ни слова про вчерашний инцидент, вела себя, как ни в чём не бывало. Единственным напоминанием прозвучало смущённое «сорри». Консервная пепельница вместе с пустой бутылкой улетели в помойное ведро. Остальной бардак она оставила на мою заботу. Конечно, Алёна пообещала зайти вечером и всё прибрать. Даже если не брать во внимание её пунктуальность, кстати, это ничуть ей не в укор, ну не могут же все на свете быть такими пунктуальными, как Лёха, то есть даже если она и правда решила прийти вечером и навести порядок, настроение у девушки может опять зашкалить. Как бы в историю какую не попала. А впрочем, что я знаю? Вдруг рядом с историей, которая так напугала предков Олега, любой инцидент покажется лёгким недоразумением? Пока сама не расскажет, гадать бесполезно.

Надо же, как рано спешат в офис сотрудники туристических фирм. Я бы на месте Алёны поспешил сменить место работы. Но она жаворонок, ей нормально. Или просто привыкла.

Надо так надо. Офисный костюм, флэшка и свежая до пустоты голова. Самое лучшее состояние для сотрудника вроде меня. Пока не поставлены узкие рамки, чувство такое, будто можешь своротить горы, и любая задача по плечу.

Я оставил позади воспоминание о долгом и непростом вечере и покинул дом. Думаете, я сосредоточился на работе? Не угадали! В мыслях безраздельно царил образ Маши.

Даже у сотрудника с такой странной должностью, как у меня, есть своё рабочее место. Барахло, каких свет не видывал, но с выходом в сеть и офисными приложениями. Как это часто бывает в деловом районе, заказчик попал в пробку, и у меня появилось немного свободного времени. Камила сурово предупредила, насколько будет лучше, если удастся ознакомиться с протоколом прошлого мозгового штурма. Разумеется, Камила, заверил я коллегу и взялся за текст. Беглый обзор на две страницы отнял у меня считанные минуты, это поручение и делом-то назвать нельзя. Зато с распечаткой в руках мой променад в сторону кулера на предмет чашки кофе выглядел обоснованно и даже солидно.

Соответственно, первым делом на рабочем месте стала проверка почты. А заказчик пусть себе торчит в пробке столько, сколько получится. Дай Бог, у них там, в машине, есть кондиционер.

1bibaby : Представляешь, не знаю, с чего начать. Письмо твоё утром прочитала, как только почту открыли. Я вижу, как ты зеркалишь. Глупо так говорить, да? У тебя нет вебкамеры, да не нужно это. Кто мне позволит такую роскошь на почте? Слушай, камера — это всё чушь. Но ты не бойся, что зеркалишь. Я не обижу, честно-честно. Другая лапки потрёт, как наглая муха, да ещё крылышки почешет. Ага, вот ты какой северный олень! Я тебя заполучила, взяла на крючок и кручу — верчу как хочу. Да, есть такие, и много таких, милый мой Тамплиер, ой как много. Но я не такая. Сразу тебе скажу, и повторюсь, не щемись со мной. Страх он хорош там, где есть неволя, а когда всё по доброй воле, он только мешает. Знаешь, я не историк, но думается мне, как много было бед из-за страха. В государстве, наверное, и нельзя иначе. Но если страх, то трудно найти равновесие. Понимаешь о чём я? Это я мыслью по клаве растекаюся, у меня тут утро. Прохладненькое, но не морозное. Солнышко светит, даже из-за этих арматурных решёток на окнах. Видел, какие в учреждениях солнышки? Зелёным обычно крашены. Ну ладно, это в ту же тему, хотя и в сторону. Страх доводит до того, что появляется, ой, как же это слово, то. Вспомнила! Оппозиция. Вот, сила силу порождает. Слушай, вот меня несёт, а? А знаешь почему? Всё потому, как мне легко писать тебе. Как зайчики солнечные по клавиатуре. Тук-тук, и светло и тепло и весело. Это я про ноготки. Вчера классным лаком намазала. Но не ярким, я не люблю яркий лак. Он как будто мёртвый. Вот я всё пишу разные глупости, то о том, то о сём. Наверное, твой Леха сочтёт меня болтушкой, если узнает. Только ты не говори ему, какая я болтушка. Пусть потом, если мы познакомимся, он узнает это как бы невзначай. Я в его присутствии лучше помолчу. Не потому, что смущена, а потому, что будет чего послушать. Вот такая уверенная я, а, каково? А всё от того, Сталкер, что ты как-то нечаянно попал в такую точку, которую не то что меткач не заденет, вообще никто не увидит. Занешь что? Это я про твой рассказ. Про конструктора. Ты говоришь, взял многое из биографии Лёхи? Ой, тогда он очень интересный и необычный человек. Прямо как мой отец. Обиженный, да, закомплексованный, ну и так, пожалуй. Вот того я не помню, но, кажется, так и было. А ещё он был очень талантливый. Это всё слова, слова, общие как будто, да? Так о любом художнике сказать можно и нужно, ведь художника обидеть может каждый. А тут другое. Послушай меня сейчас очень внимательно. Это не шутка и не пит-стоп моей горемычной черепичной подстилки. Как прочитала, многое запало в душу. И так странно, что может быть одна фраза, как будто не значимая, красной нитью, конвой такой жгучей. Насчёт «судили по законам и по понятиям». Я всю ночь об этом думала, а утром не выдержала и спросила у мамы, а правда, что мой папа сидел в тюрьме? Видел бы ты маму, Тамплиер. Она побледнела, сглотнула и шепчет мне: «Откуда? Мы никогда не говорили тебе об этом. Я ждала его три года, и в один из дней, когда нам давали увидеться, ты и получила начало жизни. Только это всё такая боль и грязь, доченька, что лучше бы тебе и не знать, как пускают туда погостить. Я тебе как мать скажу, что не выпытывай, но знай, что именно он твой отец, а никто другой. Не трави рану, на душе ещё горше. А папа твой был из таких людей, которым эта ужасная ноша тяжелее иных даётся. Он не стал таким, как они, только и прежним уже никогда не был. За что сидел, так дело молодое и лихое, но без всяких смертоубийств, а больше по удали да пьяной лавочке. Он, как вышел, совсем завязал, даже меня отучил. Вот потому так и принято дома у нас, что даже вино-то твоё доброе, да, правильно, кагор, у нас как бы и прятать положено. Не сердись, доченька, что молчала тебе про это, не держи на мать обиды. Только скажи ты мне, откуда узнала, родимая». Представляешь, Сталкер, как я обомлела. Сижу, ни жива, ни мертва, а боязно-то как. Слышала я как-то ухом детским, что лучше не связываться с батей моим, а то он в три года мог лютости научиться. Тогда не поняла, что за пустяк такой сосед сказал, да вот теперь и поняла. Думала, соврать маме, или нельзя? Нельзя, думаю. Такое она мне в нескольких словах из души на ладошке протянула, что дунуть боязно, будто голая боль живьём трепещет. Тогда я ей и сказала про тебя. То есть она-то знала о тебе, но тут я не выдержала и дала ей почитать твой рассказ. Вот за тем и оставила дома. Мне кажется, поймёт она. Может и поплачет-вспомнит. Наверное, нет там ничего такого, чем бы с папой моим сильно сходилось, но это и не важно. Иной раз словом одним тронешь за душу, и как нитка из клубка потянется. А ниточка длинная, узелки на ней разные. Иную такую за всю жизнь не распутаешь. Но я сейчас побегу домой, лапушку-то в сад отвела, а вещицы постирать надо. Я тебе не говорила, как мне с садиком повезло? Никакой очереди, никакой возни с документами. Одноклассника встретила, а он там, оказывается, инспектор. Не в саду, конечно, а в этом, в районном, как их там сейчас. Собес, управа, да шут разберёт, над дверями десять табличек. Вот люди понапридумывают, нет, чтобы чётко всё по графам разложить. Ну, это я так, ворчу, как программистка. Представь, если в каждой новой версии среды одни и те же операторы будут по-разному зваться. Ни одного умника не хватит во всём этом хаосе — ещё и логикой орудовать. Как связи и циклы правильно выстраивать? Вот он-то и устроил её. Вчера позвонил поздно-поздно. Говорит — приходи. Что, прямо так? — спрашиваю. Да, говорит, приводи прямо так, потом сочтёмся. Он хороший, я его давно знаю. И правда, привела, всё как полагается. У меня-то всё давно на потом было собрано. Я и не ждала радости такой, что всё так быстро будет. У нас же как, садик либо сносят, либо какой филиал банка учудят. За оградой, с камерами и собаками. Вот, представляешь, а заведующая говорит мне с порога: Да, проходите. Вы мама новенькой нашей, Леоновой, да? Как вас? Просто Маша? Хорошо, Маша. Степан Иванович обо всём со мной договорился. Ну всё, Сталкер, я побежала. Заберу потом лапушку пораньше, всё-таки первый раз, боязно. Но пусть оно лучше так, чем как у конструктора твоего в рассказе. Пусть научится среди таких же, как она, жить и выживать. Тогда может не так надо было, а сейчас времена вон какое. Сожрут да не подавятся. Это я умею колючкой быть, не подцепишь, не подступишься. А ей надо учиться. Добрая она у меня. Побежала.

Очень мило. У меня начало образоваться странное чувство. Что есть весь мир, который кругом, а есть мир, где я и Маша. Чушь, конечно, всё у нас Мирокрай. А ведь не избавиться. Крепко проросло. Ну, пусть будет тайный союз. Эпистолярный роман на современный манер. Эх, увидеть бы её. Но это потом, сейчас не время. Самое время заняться ответом.

Ага, как же. Дали мне ответ написать. Требовательно зазвенел домофон, и секретарь впустила в офис запоздальцев с фарфоровыми зубами, в немыслимо строгих костюмах и тонких золочёных очках. Пришлось покинуть насест и переместиться в переговорную.

Оторвали основательно. И дальше будет не лучше, понял я по мелким табличным ячейкам календарного плана. Денег будет много, но свободное время уживается с ними по правилам обратной пропорции.


Повторный визит на электронный почтамт выдался поздним вечером. И там, как не трудно догадаться, было письмо от Маши. Короткое, но очень взволнованное. Мне оно показалось очень странным.

1bibaby : Здравствуй снова. Не пишешь, значит — дела. Но ничего, Тамплиер, я подожду. Ждать я умею, это женская такая доля, мне то известно. Вот как домой пришла, так и вижу, сидит моя мама, а слёзы почти высохли. Смотрит на меня и робко улыбается. Ты, говорит, осторожнее с ним. С Тамплиером этим. Он хоть и добрый вроде, а странный совсем. Мне непонятный. Ну и ладно, вы одно поколение, мы другое. Это так и надо, чтобы не всегда всё понимали, а то получится, будто мир стоит на месте. Ты не сердись, но там письмо от него я целиком прочитала, у тебя там оно всё было открыто. Там и не разберёшь, говорит мама, где начало, где конец. Как-то всё сплошным текстом. Но это так сейчас в Интернете пишут, она хоть и старенькая, а знает. Тут она мне в глаза посмотрела и произнесла: ты мне вот, что скажи… И тут она мне кое-что сказала. Напомнила, уж не знаю, как объяснить, но объяснять не стану. Пока, во всяком случае. Я как-то слишком быстро это пропустила. То ли примелькалось мне давно, то ли, ой, нет, молчу. А то скажу чего не то, и ты мне больше не напишешь. Но я вот что спрошу тебя. Это уже как-то и стрёмно спрашивать, но ты не знаешь всего, а может, и хорошо. Только скажи мне, Тамплиер, что такое за украшение у тебя на руке? Крестик и чётки деревянные? Опиши мне их, Сталкер. Очень это для меня важно, ты даже не знаешь насколько. Может я бы не заметила, мне-то куда до Божьей правды, грехов на мне много будет, и не все замолишь. Я и не подумала. А вот мама увидела. Вспомнила, наверное. Но нет, всё, молчу-молчу. Нельзя. А то будет всё неправда. Пиши. Жду. Пока-пока.

Кто угодно решит: ну что за нелепость. К чему искать совпадения там, где и быть-то не может. Только одно дело искать, а совсем другое — закрывать глаза на очевидное. Последнее неразумно. Деревянный крестик, у Маши отец был резчиком по дереву. Я встретил Машу после того, как нашёл крестик. Не сразу, а полгода спустя. Можно списать на совпадение, но почему это Машина мама обратила такое внимание? Ладно бы только она, но точно также отреагировала сама Маша. Должно, быть, как-то связано с отцом. А вот как? Неужели я нашёл крестик его работы? Что-то сомневаюсь. Не вырезают обычные краснодеревщики такие кресты. Что я знаю о краснодеревщиках? Да ничего, но такие вещи должны изготавливаться каким-то особенным человеком. Церковным мастером или человеком, приближенным к церкви. Опять допущение к допущению. Даже если этот крестик и правда сделан руками её отца, то каким образом он оказался здесь, за тысячи километров от Машиного дома? Оказался и нашёл дорогу в мои руки. Каково, а? Шерлок Холмс сумеет разгадать и более серьёзную загадку, но я-то не Холмс. Даже не Ватсон.

Всё просто. У меня недостаточно информации. А значит, гадать бесполезно.

Ta/\/\n/\\/\ep: Теряюсь в догадках, чем именно тебя так тронул этот крест. Он самый обычный. Из тёмного дерева. Морёного, или ещё какого, в этом я не разбираюсь. Будь он просто куплен в церковной лавке, так бы и написал. Но это не так. История его появления настоящая загадка. Я напишу не так, как было, а так, как известно мне. Ибо знать все причины-следствия мне не дано. Более того, отклик твоей мамы, а затем и твоя реакция вынуждают меня опять искать в его появлении мистический след. Он лежал на дороге. В холодном одиночестве демисезонного снега. Ну, ты знаешь, такой обычный вялый снег, очень городской и от того даже какой-то жалкий. Это было ранее утро, когда я выпрыгнул из автобуса на безлюдный мороз остановки. И сразу его увидел. Прямо передо мной, словно меня и дожидался. Разве я мог пройти мимо? Кто бы мне потом не говорил, что нельзя подбирать и нести чужой крест, я их не слушал и впредь слушать не стану. Теперь-то уж точно. Алёна мне рекомендовала пойти омыть его святой водой, но как же я это сделаю? Я ведь даже не крещёный. Вот и вся история. Приблизительно в то время ко мне и прижилось имя Тамплиер. Нарицательное, но какое-то особо близкое. Он мне ближе, чем прописанное в паспорте. Это со стороны может выглядеть безумием, а по мне ничуть не безумие. Скажем проще: не найди я этот крест, не нашёл бы тебя, а ты не задала бы мне этот вопрос. Как всё это взаимосвязано, ума не приложу. Теперь ты точно знаешь больше, чем я. У тебя ведь есть какая-то история, связанная с этим или похожим крестом? Сомневаюсь, что именно с этим. Такое совпадение из области совсем невероятных мистерий. А я хоть и романтик, но где-то в душе тщательно замаскированный реалист. Так что прошу, расскажи, что тебе известно об этом «совпадении». Очень жду письма. Волнуюсь. Тамплиер.

Стало неловко. Из-за моего сеанса вечерней связи никак не могли закрыть офис. Камила уже начала выключать свет в дальних комнатах. Она делала это с показной громкостью щелчков выключателей, но пока сдерживалась и молчала. Не хочет со мной ругаться, как, впрочем, и я с ней. Я быстро собрал рабочие файлы на флэшку, попрощался до завтра и покинул помещение.

Вымотала эта кутерьма вокруг заказа. Как это часто случается, он срочный и давно просроченный. Дом по мне соскучился и встретил сочувственным молчанием. Оказалось, Алёна действительно приходила и навела порядок. Мысленно я пожелал девушке спокойной ночи, поблагодарил короткой смс-кой и наскоро приготовился ко сну. Буду ждать чуда: вдруг мне приснится Маша.


Утром я не успел проверить почту, так как основательно проспал и на работу убежал в растрёпанном состоянии. Да, так вот повязали. Нужен им, видите ли, быстрый оборот информации. Обмен между копирайтером и дизайнером на лету, как говорится. Даже внештатника вроде меня пригвоздили на офисное кресло корпоративной галеры. Ближе к середине дня удалось спокойно посмотреть в почтовый ящик.

1bibaby : Мне не достаточно сил, чтобы писать то, что я должна написать, Тамплиер. Странно, да, ты вроде бы ни о чём таком не сказал (как-то не приживается к нашим письмам глагол «писать»), а это короткое письмо для меня теперь сравнимо с ударом грома. Не пугайся, я жива и здорова. Дочурка тоже, Слава Богу, и мама. Но, Сталкер, ты даже представить себе не можешь, какой резонансище вызвал твой текст. Ладно, хватит уже эпитетов. Попробую найти в себе силы. Цени, что иная на моём месте выкажет меньше терпения, а то и вовсе с плеча решит что-нибудь. Я не такая. Вот, как бы мне не было больно и грустно, скажу. У отца моей дочери был точно такой крестик, как ты и описал. Он всюду его носил и перебирал пальцами чётки. Про таких, как он, говорят — «продвинутый», кажется так. Но я никогда не придавала значения этой «продвинутости». Я его любила и ценила за другое. Он человек-то хороший, да только нет у нас больше точек соприкосновения. Ушёл и всё. Я не виню его за это, так лучше всем, да и зачем строить отношения, если ничегошеньки не осталось. Но крестик… Мама твердила, что это не правильно. Нельзя так просто носить это украшение, да и не украшение он вовсе. Тем более, на виду. Вот ты написал мне, а я теперь сижу и думаю. КТО ТЫ, ТАМПЛИЕР? Может быть, ты убил его, а талисман забрал себе. Конечно, это не так. А может, ты это он, а? И напрасно мучаешь мою душу. Израненную тоской и отмеченную шрамом любви. Кто мне расскажет, кто докажет, ты это или не ты? Ты, конечно, но у слова «ты» в нашем случае может быть много значений. А если так случилось, что и правда нашёл его крестик, тогда ты попал не на свою дорогу. И кому от этого будет лучше, вопрос на миллиард. Знаешь, Юлька как-то увидела мой ник и спросила: так ты БиБаБу? Я рассмеялась и в ответ объяснила значение имени. А она не унимается, говорит, Бибабу. Вот такая напасть с теми, кто английского не знает. Она учила немецкий, вот и читает ник на свой манер. Ты-то сразу раскусил. Да, ты, снова ты. Кто же ты? Я пока не знаю, как мне быть. Я тебе верю и не верю, а на душе не спокойно. Сейчас ты скажешь, что так не бывает. Да? Предложи приехать, позволь мне увидеть твоё лицо и узнать, что это действительно ты, а не он. Ты ведь об этом сейчас думаешь? Не выйдет милый мой Тамплиер. За себя боюсь. Слабая я, моё сердце быстро забывает зло. Представь, что ты это он. Что он превратился в тебя. В такого, как ты сейчас. Доброго, легкомысленного и открытого. Представил? Вот и я не знаю, что с этим делать. Уже ведь не отбрыкаюсь. А знаешь, почему? Ты только не думай себе глупостей о барышне в забытом Богом переулке, у которой три радости: молока попить, на почту сбегать и устроить дочку в детский сад. Не мни себе одинокую, обделённую мужским вниманием. Не отрицаю того, что было, потому, как грехи не сбросить и не забыть, это тебе не линялая футболка. Нет и миллиард раз нет. Нельзя так. Думай, Сталкер или Тамплиер. Только подумай, как следует, как быть. Ты должен найти доказательство, что ты это не он. Но не просто улику для следока. Я тебя не прошу на форме объяснение писать, здесь у нас не закуренный приёмник. Понятно? Мне страшно и больно, милый. Кто бы ты ни был. Бог судья тебе за все твои дела с этим миром и со мной. Тут я могла бы сказать тебе одно единственное слово. Оно рвётся наружу, как бабочка у пыльного стекла. Но не скажу. Да и зачем? Кажется, ты и так всё понял. Встал ты на чужую дорогу или нет, да только на ней я оказалась. И теперь нам обоим придётся с этим мириться. Даже если у каждого из нас своя дорожка, лежат они близко-близко. Не губи меня. На это много ума не нужно, а силы и подавно. И будет в миллиард раз больнее и горше, если погибель принесёшь мне ты, Тамплиер. Молчу. И прощаюсь. Жду письма, мой милый. Надеюсь, ты сумеешь решить эту непростую задачку. Сама если что придумаю, обязательно напишу. Пока-пока.

— 7 -

Понятное дело, мы оба желали скорейшего прояснения ситуации. И оба боялись, вдруг что-то пойдёт не так. Хрупкое равновесие вновь зазвенело на гране разрыва, падения, а по моим переживаниям, так и вовсе в преддверии Апокалипсиса. Лирика, помешанная на сублимации. Любой психолог даст такой диагноз, и будет прав в обоих случаях. Чего именно боится Маша? Что кроется за столь ревностным желанием — во что бы то ни стало убедиться, я это, или отец её дочери? Да ничего не кроется, образумил я сам себя. Больно человеческому сердцу, вот и всё. Можно предположить, а вдруг это проверка, останусь ли я таким же, какой я есть сейчас, если отношения продолжат развиваться? Да, мысль интересная, и отклик в прошлом, поди, есть. Он, её бывший парень-муж-бойфренд, тоже мог казаться одним. А после проявил себя совсем иначе. Так?

Слишком надуманно. Разве я могу гарантировать, что останусь именно таким, какой я есть сейчас? Кто посягнёт на это обязательство, тот святой или дурак. Если до первого мне как пешком до Луны, то до второго, надеюсь, ничуть не ближе. Со стороны видней, но что именно видит Маша со стороны? Что-то через призму прошлого опыта. А вот что, этого мне никогда не узнать.

Был день, полный офисных забот и корпоративных обязательств. Его сменил новый день, и череда их медленно поползла размеренной светотенью.

Мы молчали, думали и выжидали. В последнее время куда-то делся миниатюрный плеер, и я наконец решил его отыскать. Как часто бывает, лежал разряженным на видном месте, забытый и пыльный. Я вернул ему жизнь, а себя осчастливил психоделической музыкой. Так легче предаваться размышлениям. Правду говорят о действии ритмической музыки на сознание. Действует или нет, этого я не знаю. Не уверен, что смогу объяснить, как именно она на меня действует. Что-то похожее было у Персеваля, ощущение при входе в костёл.

Как-то раз позвонил Лёха со странным вопросом. То есть это вначале вопрос мне показался странным, а при более взвешенном подходе я счёл вопрос закономерным.

— Что было написано на бумажке?

— На какой бумажке? — не понял я. Лёха умеет задавать вопрос не в тему, а в угоду динамике собственных мыслей. От того иной раз с ним трудно вести беседу.

— Не, не на бумажке, оговорился, — он чиркнул новой сигаретой и разъяснил, — На пергаменте у Персеваля. На том самом, который он отдал монаху.

Надо же, а я и забыл.

— Слушай, не знаю.

— Ничего себе, творец, — Лёха усмехнулся, — Как так может быть?

— Да… как-то может. Персеваль читать не умел, а монах при мне пергамент не разворачивал.

— Ага, понял. Нет, погоди, как это? Ты это сам придумал, или как?

Что я мог ответить? Только правду, от которой не стало яснее:

— Лёха, не знаю. Просто писал, что писалось. Быстро, словно под диктовку.

По связи донеслось сосредоточенное сопение. Мой собеседник молчал-молчал, а потом спросил:

— Ты там был?

Вот ведь пристал.

— Лёха, как я мог там быть, если описанные события происходили в прошлом, почти тысячу лет назад? Не говори глупостей.

— Да я и не говорю. Рассуждаю и не более. Очень похоже на опыт холотропного состояния. Спросить бы тебя, где растёт такая трава, да бесполезно. Знаю, что ничего такого ты не курил. Может, приснилось?

Приснилось?

Прошлое?

Стоп.

— Лёха, ты гений.

— Не понял, ты про что?

— А, не важно. Ты дал мне отличную зацепку. Идею. Не пытайся понять, всё равно не поймёшь. Кстати, а на пергаменте могло быть имя. Бедняга-рыбак тайно надеялся, вдруг тамплиер помолится за его душу?

— И как, помолился?

— А ты спроси у автора романа о Святом Граале. Вначале у Кретьена де Труа, а потом у всех последователей — переписчиков. Лёха, ты такие вопросы задаёшь, я не знаю, что отвечать. Там русским по белому написано, словами Персеваля. В каждой молитве вспоминает.

— Сам такие вопросы поднимаешь, вот и задаю. Не кипятись. Чего, на работе достали, или как?

— И на работе, и или как.

— Всё, бывай. И много не пей, лады? Храмовник всё видит и мне докладывает.

Он прервал связь, а я тихо выругался. И разговор-то в общем дурацкий получился, но не в том причина. В случайном обсуждении я нашёл подсказку. Правда ли, подсказка? Да откуда мне знать? Только это единственная зацепка, другой мне в голову не приходит. Маша молчит и ждёт. Её можно понять.

Остаётся необходимое, но, как всегда, лишнее. Работа.

— Сколько времени потребуется на завершение проекта? — спросил я Камилу.

— От тебя зависит, — твёрдо заявила менеджер в строгом костюме с галстуком.

— Да я сегодня могу добить все тексты.

— Вот и добей, — она грозно сверкнула дужками модных очков.

Что же, разумно. Сегодня всё равно уехать не получится, но можно взять билет. Только времени нет на разъезды, буду заказывать через Интернет. Поезд поедет на восток, мимо её дома. Рискованно? Ничего подобного! Простейший способ отправиться в прошлое — это помчаться навстречу солнцу. Каково, а? Такой травы нигде не растёт, её вообще нет на свете. Тогда что это? Любовь, сублимация, вдохновение? Ау, Маша, ты слышишь меня? Ниточка тянется, вот-вот порвётся. Если я не отвечу Маше сейчас, завтра может оказаться поздно. С чего такая уверенность? Да не уверенность это вовсе. Попытка избавится от пустоты. Опять ни опоры, ни воздуха. Без сумбурных писем из другого часового пояса, из иного времени. Как же я раньше без этого жил? Как-то вот так. А теперь не могу, отныне одна на двоих ниточка с Машей нужна мне как воздух, вода или кровь. Без неё я не жилец.

Изрядно я сгустил краски. Нельзя так. Сам не заметишь, как помутится сознание. Чему удивляться, если мысли вьются-кружатся вокруг одного и того же. Как быть?

Как, как? Взять себя в руки, заняться делом. Отличная мысль. Но прежде письмо Маше:

Ta/\/\n/\\/\ep: Кажется, я придумал. Тут мне Лёха про холотропное дыхание напомнил. Я и забыл совсем, а ведь когда-то читал. Знаешь, что это такое? Могу поспорить, знаешь, а то и больше моего. Я попробую увидеть тебя. Дистанционно. Во сне, не во сне, как угодно. Отправлюсь в прошлое. Знаешь как? Поеду в твою сторону. Уже билет заказал, кстати. Не бойся, на порог не явлюсь. Кстати, твой адрес не очень-то подробный. Не буду же я искать тебя методом беготни из дома в дом. Не нужно это. Ввиду комплексного анализа ситуации можно утверждать высокую вероятность того, что мы с тобой, как говорится, на одной волне. Тьфу, вот ведь загнул. Не обращай внимания, я тут параллельно делаю вид, что работаю. Самое главное, доделать работу надо, и чем скорее, тем лучше. Поезд у меня на послезавтра, отходит поздно вечером, так что мимо тебя промчусь дня через четыре. Попробую дотянуться. И увидеть тебя. Точно не знаю, чем кончится это предприятия, только пока ничего другого в голову не идёт. Жди от меня весточки. Надеюсь, мы как-нибудь вместе разрулим ситуацию. Жди меня во сне или наяву, как сможешь. Через три дня на четвёртый.

Признаюсь, я ждал в ответ чего угодно. Давил эмоции, как мог, уговаривал сам себя. Что можно сделать ещё? Ничего. Пока в голове звенит гулким колоколом мысль о верности решения, более верное сложно придумать. Окажется идея провальной, ну и ладно. Тогда и подумаем под другим углом. Всё равно теоретический подход тут не применишь.

И всё же…

Машин ответ подарил мне новую надежду.

1bibaby : Прелестная мысль! Ни разу не пробовала ничего подобного. Вру, конечно. Пробовала, но с близкого расстояния. Йогой занималась, дыхательной гимнастикой по системе Стрельниковой. Кстати, свою собственную хатха-йогу в детстве изобрела, представляешь? Куда там всяким «мы писали, мы писали, наши пальчики устали». От кончиков пальцев до плеч, ну и так далее. Я и сейчас в позу лотоса запросто. Ой, так я не об этом, Тамплиер. Знаешь, а ведь это первый знак в твою пользу. Или наоборот, не знаю. Я с ним тоже пробовала. Или с тобой? Ладно, не обижайся. Это я со страху. Ну и вот, ничего у нас не вышло. То есть что-то проскользнуло, только всё несерьёзно. Он тоже хотел «продвинутого» контакта, чуть ли не телепатии. Ага, ну так вот, раз не вышло, он может подумать: Ну откуда незнакомому человеку знать, что раньше не удалось? Попробуем ещё раз, вдруг получится. А то, видишь ли, больно ты резво да в тему. А, да что это я, в самом деле. С первого дня, с первого письма ты всё в тему, да в тему. Только вот упоминанием про крестик и сбил. Или так и надо было, чтобы крест остановил и дал опомниться? Господи, Сталкер, милый, я совсем запуталась. Боюсь и жду, жду и боюсь. Такая неразбериха в голове. Малая тоже тут учудила. Полезла кататься с горки с совочком. Ну, зачем ей там совочек, спрашивается? Боится, что кто-нибудь возьмёт поиграть. Куклы свои и формочки, пожалуйста, всем разрешает. А совочек нет. Он, говорит, волшебный, умеет делать ровные куличики. Такая умора. Сейчас сидит с бабушкой. Нога в зелёнке. Так поцарапала коленку, ужас. Коленку как расквасишь, так кровоточит, я и не знала вовсе. Перепугалась. Но утром было, сейчас нормально. Всё, я поскакала, мне надо работу сдавать. Занялась я тут внештатной программной средой по адаптации 1С. Чего только люди не придумывают, ты бы знал! Процедура обмена техзаданиями на переклеивание штрихкодов. Уморища. Кондитерская фабрика имени какого-то сэйшена ВКПб. У нас такие ещё водятся. А деньги платят, так и ладно, дело-то не дурное, хотя и с чудачинкой. Жду-жду. И помогу тебе. Знаю, как помогу. Если ты это ты, а не он, то должно сработать. Вот теперь мучайся, если «он». Где тут смайлики с языком? А, ладно. Вот тебе;-P Хи-хи. Страшно. И холодно совсем. Вроде весна наступила, на улице листочки зелёные россыпью, как бусинки, а лапкам холодно. Это всё нервы, милый мой Сталкер. Или тебе как Тамплиеру такой крестик положен? Если так, выходит, мой бывший зазря его носил, так получается? Эх, говорила мне мама… Кстати, а чего это ты так резво на восток собрался? Прощаюсь.

Говорят, работа не столб, может стоять даже подпиленной. Я тоже так думал, пока мне очень вежливо не посоветовали завязать с посторонними делами, покуда текст не одобрен заказчиком. Пространные рассуждения о задержке платежей в конце квартала прозвучали настолько весомо, что я поспешил пересчитать наличность в бумажнике. Прямо скажем, бывает и лучше. Скоро должен приехать курьер с билетом, а в наше время проездное добро стоит не дёшево. Есть ещё что-то на карточке, но кому охота оказаться в дальней стороне Мирокрая без рубля/евро/йены в кармане? Нет, товарищи коллеги, вы как хотите, а мне нужны деньги. Причём сегодня-завтра.

Вот я и взялся за работу, а ответное письмо для Маши отложил на вечер.

Давно я не выходил из офиса так поздно. Весна в разгаре, день длинный, а тут раз — и сумерки. По пути оказался зоомагазин, рабочий до десяти вечера, и я нашёл там нужную вещь. Стоит предупредить Алёну. Она молчит, не звонит, не пишет. Я пару раз пытался дозвониться, в ответ длинные гудки. Просто ей сейчас не до меня. Но это не повод бросать человека в беде.

Вдруг опять с ней кризис приключится, а меня нет рядом? С неё станется исчезнуть без объяснений. Позже откроет ключом дверь и войдёт, но прежде будет долго мяться на площадке. Раньше я как-то не обращал внимания на её странную стеснительность, а после недавних событий задумался.

Лучше поздно, чем невпопад.

Вокруг медленно затухала усталая суета буднего дня. Четверг, вечер. Город людей готовился к последнему рывку перед выходными, и я его понимал. В кармане билеты на скорый поезд, самодельная путёвка в экзотическую даль. Жалко, что так дорого, не погостишь там особо. Да и цены там, как я читал и слышал — ого-го.

Прохладный ветерок снова сбил дыхание весенней сыростью. Зоомагазин за спиной сонно мигнул сторожевыми лампами. А я, последний покупатель дня, поспешил оставить его на заслуженный отдых.

Попробую вновь сообщиться Алёне.

Privetik, Alena! Ya opyat’ v raz’ezdah. Na dve nedeli s hvostikom. Esli xochesh, pozhivi u menya. Ya tak dumayu, tvoi roditeli i brat seychas ne luchshaya kompaniya. Sochuvstviya, voprosy. Koroche, kak zahochesh. Uezzhay cherez sutki. O rybkax ne volnuisya, ya kupil kormilku-dozator. Kinu im Tetra-mina, nichego, pozhivut nemnogo bez motylya. Pishi na trubku esli chto. Volnuyus’ za tebya.

Одно дело сделано, теперь в банкомат.

Ящик с деньгами и цифрами на экране злобно проворчал своё мнение о позднем визите, но квитанцию выдал. Зря ходил. Ну ничего, это я скорее для успокоения. Если завтра денег не кинут, на пару обедов там хватит, а в поезде обойдусь пирожками и чаем.

Чего вообще я туда сорвался?

Вот и Маша задаётся этим вопросом. Трудно сказать. Иные едут в дальний край, за вдохновениием, но мне-то грех жаловаться, не обделён. Нахожу то тут, то там. А как найду, внутри будто зов какой включается. Сверчок-маячок. И крестик снова тронул пальцы гладким тёплым деревом.

Сон и путешествие во снах. Тут мне опытом с Машей не ровняться. И когда всё успела? О чём её не спроси, всё знает, всё пробовала. Читала, слышала, видела. Даже завидно, мне бы такую эрудицию. Ну ничего, она — эрудицией, мы — творческим потенциалом. Маша, прости, но я надеюсь на разность потенциалов. Но это больше так, спасательный круг самолюбию. А, ладно, Бог с ним, с самолюбием. Попробую определиться, чего же всё-таки меня подтолкнуло на спешный отъезд. Будет проще в разговоре с Машей. Странно, да, переписка-разговор? А ведь права Маша, такая форма общения очень-очень похожа на передачу мысли на расстояние. Ага, и сквозь время.

Мысль имеет нематериальную природу, теперь я начинаю в этом убеждаться. Или это мои мысли поднаторели в нарушении законов природы? Непростой вопрос, а ответа я и вовсе не знаю.

Рыбкам досталось щедро и со вкусом. Пусть пока мотылём отъедаются, а я сварю кофе и разбужу компьютер. Да, письмо письмом, а отправлять придётся с почты, иначе ничего не получится.

Скажите, бред? Мне-то бредом не кажется, а вы если ставите диагноз, то делайте это молча. Хотя бы из вежливости.

Ta/\/\n/\\/\ep: Всегда бы так. Беседа с тобой упорядочивает мысли. Я теперь не удивлён, что ты программистка. Пробовал тут понять логику твоего письма, и на первый взгляд действительно, бессистемный поток мыслей. Но если посмотреть внимательнее, всё иначе. Во-первых, информативность. Об этом я уже писал, но это не ворох всевозможного невозможного, у тебя одно из другого вытекает. Циклами, что ли. Не всегда понятно, но всегда так естественно, дух захватывает. Читать глаз радуется, на сердце теплеет. Знаешь, я теперь и не могу себе представить, что когда-то было иначе. И как может быть потом, тоже не получается. Может, и не надо? Пусть будет, как будет, и Бог тому указ да закон. Он нам дал свободу воли (прости, Господи, сам я при этом не присутствовал, но от умных людей читал и слышал, что так оно и было). Значит, воля может многое. Сейчас я хочу не этого. Случая, сюрприза, чуда, наконец. Поэтому с головой окунаюсь в неизведанное, абсурдное предприятие. Мне кажется, что в книге Вольфрама фон Эшенбаха «Парцифаль» собраны не только традиции ислама, древних еврейских мистерий, раннего христианства, дзен-буддизма. Переработка всего этого сделана в рамках инструментария католицизма, и это вполне объяснимо. Стал бы он писать как-то иначе в 20-е годы тринадцатого века? То-то и оно. И всё-таки есть там что-то, от чего веет более дальними восточными ветрами. Упомянута какая-то рукопись Киота, в подлинность существования которой никто не верит. Я так думаю, что рукопись действительно могла быть вымыслом или… Или отчётом о каком-то предприятии, тайным кодексом неведомого ордена, или ещё чем-то. Знаешь, а ведь сколько всего на эту тему писали! В реальности могло быть намного проще и интереснее. Вот смотри, два с лишним века назад существовал так называемой «Герметический орден Золотой Зари», куда входили люди самой разной теологической ориентации. Не только добропорядочные христиане вроде Клайва Льюса, автора «Хроник Нарнии», но и отъявленные черонделы, такие как Алистер Кроули. Я уже писал тебе, что совершенно зря строят гипотезы об ордене Тамплиеров и его продолжении в этом странном братстве. Также глупо, как путать Тамплиеров и воинов храмовой стражи, так называемых Храмовников. Они следили за порядком и могли при случае вышвырнуть вон не только тамплиера, но и госпитальера. Официальная ССБ Римской Католической церкви, если хочешь. Это я так, в плане общей эрудиции. Не сомневаюсь, тебе многое об этом известно. А вот название ордена, в который входил Льюис, не совсем точное. Скорее, имеется в виду не Заря, которая, кстати, бывает утренней и вечерней. Также не связано это название с именем Люцифера. В конце 80-х годов XIX века святая инквизиция потеряла былое влияние, утратила полномочия по воле Ватикана, и престали жечь людей на кострах. Даже за сатанизм. Только христианин не вступил бы в сатанинский орден. Значит, Люцифер тут не при чём. И тогда мысли ведут не в область имён, а в сторону географии. Орден Рассвета мог собраться вокруг какого-то наследия, привезённого из земли Рассвета. Соображаешь? Рукопись Киота могла быть путевыми заметками какого-нибудь монаха, например, образованного бенедиктинца. В ней могли содержаться наблюдения, анализ, а возможно и какой-то обоснованный теософский синтез восточных религий. Опыт, полученный в долгом путешествии. Именно за эту рукопись весь монашеский орден рисковал оказаться под подозрением, попасть в опалу. Так что же это могло быть за путешествие, в результате которого на рубеже XII–XIII веков в Европе появилась рукопись Киота? Я думаю, это был Крестовый поход. Тайный или не санкционированный папой. Своего рода авантюра из авантюр, хитрый план, который привёл к неожиданным результатам. Воины-франки с переменным успехом держали под контролем Иерусалим и окрестности, но с востока наступали сарацинские орды, и не было им счёта. Я могу предположить, что бритты или германцы решили ударить в тыл сарацинской империи. Тогда представления о географии были, сама знаешь, какие. Земля плоская, ну и так далее. Но если море есть на юге, то оно есть и на севере. Не было тогда никакого Суэцкого канала. Не идти же по стопам команды Арго. Кто понесёт корабли по пустыне, чтобы сесть за вёсла в Персидском заливе и высадиться в самом уязвимом месте? Походили европейцы по пустыне в доспехах, целых два крестовых похода оттоптали. О новом безумии не могло быть и речи. Значит — северный путь. Плыть вдоль берега по краю земли. Вдоль Мирокрая, ха-ха. И в конце концов добраться до мифической твердыни сарацин с того края, откуда никто не ждёт нападения. Будь то Вавилон или ещё какой город, большой, богатый и древний, как Константинополь. Такой вот мог быть отчаянный план. Сто кораблей, изготовленных по традициям викингов, по полсотни рыцарей и по группе монахов в каждом. Плюс слуги, оруженосцы, гребцы. Такой флот имеет все шансы заплыть очень далеко. Вода и пища в избытке, рядом земля. А то, что холодно, так не беда, в Европе зима тоже не сахар, а британской шерсти в те времена было в избытке. И как ты думаешь, куда в результате этот флот попадёт? Кто встретится на его пути? Могущественное, самобытное государство. Задёрганное междоусобицами, воинственное и совсем не христианское. Ты знаешь ответ. В имени рукописи звучит название столицы этого государства. Киото. Если допустить, что был крестовый поход через север, то вот тебе конечная точка маршрута. А уж как потом оттуда выбирались бедолаги-рыцари, об том история умалчивает. Скорее всего, беглецам даже не поверили. Кто станет слушать враки о какой-то неведомой заморской стране, когда под боком, на Ближнем востоке, идёт война? Правдивую историю Вольфрам фон Эшенбах мог слышать от беженцев, а при удачном стечении обстоятельств мог и рукопись прочитать. Только всё это домыслы. В чём-то обоснованные, но большей частью праздные. Но это не мешает моему замыслу, наоборот. Древняя земля окутана ореолом тайн и недосказанности. Там спит глубоким, но чутким сном прошлое. Я смутно надеюсь найти ответ на вопрос, который всё больше меня занимает. Даже не так. Попробую отыскать подтверждение ответа. Вопрос звучит так: что же такое Святой Грааль? Насколько разумно связывать Грааль и Крестовые походы? Если вспомнить историю других святынь, признанных церковью, то не разумно. Значит, нужен другой подход к вопросу. Такой, как постулат, что Святого Грааля никогда не было, и он лишь плод творческого воображения де Труа. Результат переосмысления упоминаний о христианских святынях в Константинополе, впечатление от ритуала евхаристии, и что-то ещё. Возможно, встреча с Персевалем. У фон Эшенбаха вместо Персеваля могла быть рукопись Киота. Если я отыщу хоть какой-то след рукописи, то для меня это уравновесит работы обоих писателей. И косвенно докажет, что Грааль это чистой воды выдумка. Всё, заканчиваю письмо и бегу в цифровую кофейню.

На циферблате второй час ночи, а утром обратно на работу. Жди меня, я дотянусь. Когда буду мчаться поездом мимо твоего дома.

Сисадмин на посту под плакатами эксцентричного содержания удивлённо повёл бровью. Идея отправки письма глубокой ночью сама по себе не очень оригинальна, но я успел тут примелькаться. Чудак чудаком, благо безобидный.

— Хочешь, подскажу провайдера? — с искренней заботой в голосе сказал сисадмин. Под рукой у стража цифрового царства уместилась полупустая бутылка пива, и выпитое заметно подняло ему настроение. А то и вовсе дотянуло обычных юзеров до статуса человеков, с которыми есть о чём поговорить.

— Да есть у меня сетка, просто ай-пишник не хочу светить, — тоном профессионала отозвался я на сочувствие.

— А, — он добродушно отмахнулся рукой. Про себя, должно быть решил, что раз я не знаком с программой для смены адресов, то мне положено быть в категории ламеров, а значит, и разговор со мной надо вести как обычно, с высоты статуса, — Сто рублей.

Ничего обидного в том, если кто-то считает тебя не тем, кто ты есть. Лучше быть, чем казаться, говорил герой романа Пикуля «Честь имею», и эта точка зрения мне по душе.


Ночная прогулка по бодрой прохладе городской весны вытянула последние силы. И я с наслаждением забылся сном, едва добрёл до кровати.

Утро встретило массой забот, приправленных обычной офисной суматохой. Всего один раз я вырвался в почту. Времени написать ответ не хватило, а вот прочитать Машино послание я успел:

1bibaby : Ничего себе, ты по истории подкован! А я уж думала, одна я такая вездезнайка. Спасибо, разъяснил мне разницу между Тамплиером и храмовником, а то теперь как-то и стыдно. Я тебя назвала храмовником, да? Извини, Сталкер, была неправа. А ты, правда, похож на Тамплиера. Вроде как берёшь друзей за руку и ведёшь прямой да светлой дорожкой. Взять вот твоего Лёху и то, что ты о нём писал. Наверное, он благодарен тебе за рассказ о Персевале. Я то уж точно благодарна за «Конструктора». А ещё мне понравилась идея о пятом крестовом походе. Вообще все твои рассуждения чем-то напоминают «Гластонберийский роман» Повиса. Я читала в сети отрывки этого произведения. Хорошая фантастика, но у него это всё же фантастика. Он стремиться объединить в концепции Грааля всё, что было и есть божественного, духовного и светлого. Был такой рассказ у какого-то писателя, «Интегральное скерцо», так там мастера-цифроделы создали синтетическую мелодию, где сплетались все звуки мира. От крика новорождённой крохи, до рёва лавины. Слепили хитрую дифференциальную матрицу, а в ней расставили эти звуки в соответствии с законами звуковой гармонии. А потом включили. Как думаешь, что выдали динамики? Бетховена. Ту самую волшебную симфонию, которая звучала в блокадном Ленинграде, и от которой плакал клирик в фильме «Эквилибриум». Вот как, представляешь? Так этот Повис собрал своё собственное скерцо, умничка он эдакий. А ты нет. Ты не собираешь, а как будто наоборот. Дробишь Грааль на кусочки. Слушай, а может, я не права? И вовсе не про Грааль те снежинки, или горсть солнца у гостя де Труа? Я не знаю, проще сказать, запуталась. Только ты идёшь по дорожке, а я следом. Или наоборот? Кто теперь разберёт, Сталкер ты мой горемычный? Не знаю, найдёшь ли ты чего в окрестностях древней Японской столицы, но что бы ты там не нашёл, в одном я уверена. Тебе хватит мудрости и совести не утверждать, будто теперь-то ты нашёл Вселенскую истину. Не кричать, что все, кто претендовал на это до тебя, шли не тем путём или забрели не туда. Так ведь, милый мой Тамплиер? Ты не теософ, никогда им не был, да и вряд ли будешь. То, что ты ходишь по святым местам и ведёшь за собой людей, хотя бы и так как меня, письмами, это и есть твоё. Прошу тебя, заклинаю, не будь таким, как все они. И это станет главным доказательством, что ты это ты, и найденный крест действительно твой. Не знаю, понимаешь ты меня или нет? Попробуй, хорошо? Ты на верном пути, и теперь только не оступайся. Знаешь, а я почти уже знаю, что это ты, а не кто иной. И убрала бы слово почти, да тогда придётся поставить другое слово. Вроде и могу сказать, а не просто. Это как перчатки-сеточки. Если закрыты ладошки и локти, значит в другом месте что-то открыто. На подсознании, так и работает тонкий эротизм. Вот, представляешь, какие мысли бродят? А вроде скромная девушка. Я увидела твои перчатки, Тамплиер. Это честное признание, что ты не знаешь содержания пергамента, которое Персеваль отдал монаху. В этом и эротизм, и твои комплексы, но ты приоткрыл главное. Истину. А там пусть каждый смотрит и пытается увидеть, Я увижу тебя во сне. Через какое-то время. Жду и волнуюсь. Твоя Маша.

Да, до такого наши откровения ещё не доходили. Такое впечатление, что в руки мне дали великолепную, тончайшую вазу, сотканную из одной только нити, и эта нить связала двух людей. Меня и Машу. Сквозь пространство и время. Силами мыслей, чувств и чего-то ещё. Чаша эта будто Грааль…

Что за чушь, рассмеялся я своим мыслям. При чём тут Грааль?

Если уместно вставить слово, то меня штормило. Это адреналин, а то и другие друзья гормоны. Я-то прекрасно понял, что за слово подразумевала Маша. Сам уже давно готов его сказать. Но слово не написано, и даже не произнесено. Оно прозвучит, когда придёт время, в тот миг, когда мы встретимся. А пока… А может, и не прозвучит. Будет тайной, тонкой и светлой, будто эта воображаемая чаша. Каждым мгновением жизни, каждой чёрточкой переживаний мы станем усложнять и совершенствовать таинственный образ. Отражение узора пути, начертанного для двоих.

Ну, как-то так, если придавать образу словесную форму. Бледно, плоско, но по сути своей верно.

Должно быть, выглядел я глупо. Совершенно не помню, как закончились часы до отъезда. Помню вокзальную суету, ночной пыльный сумрак готового к отправке поезда. Битыми всполохами светили стеклянные бра-полупиллюли, а в зашторенное окно тихо скреблось многоголосое пассажирское эхо. Искажённые стеклом фонари, глаза погружённого в ночь города, робко искрились вдалеке. Раздался гортанный голос диспетчера, и над перроном полетело предупреждение об отправке. Фонари дрогнули, и мир вокруг загудел-застучал послушным железом.

Жёсткая верхняя полка заполосила отблесками ночных фонарей, словно город чутко смотрел мне вслед конусами прожекторов. Под его бесшумным взглядом, в размеренном стуке колёс и лёгкой пыли старого вагона меня настиг сон. Последней мыслью был образ Маши. Странно, в нём проступил какой-то второй силуэт. Нет, наверное, мне просто хотелось оживить в воображении плоскую статику маленькой картинки на цифровой страничке. А может, это было чем-то другим. Смутное сомнение и неоформленное беспокойство подступили к сердцу, и встали так близко к пониманию какой-то головоломки, что дух захватило. Но разум никак не желал даже понять головоломку, не то, что вытащить на свет её разгадку. Меня никак не оставляло это странное чувство. Вокруг происходило какое-то неощутимое движение, и меня затягивало течением, вокруг которого, словно щепки в весеннем ручье, скапливались совпадения, недомолвки и закономерности, суть и логика которых лежали за пределами моего понимания. Сон не принёс отгадки, как я не пытался обострить сознание сосредоточением, расслаблением или чередованием этих фаз. Даже музыка не помогала. Минутные просветления отзывались болезненной слепотой разума. В эти отрывочные фрагменты времени, запущенного мною немного вспять на пути к Маше, музыка создавала резонанс, и формировала прообраз ответа. Но стоил обострить пристальное внимание на зыбкие подобия разгадки, как они расплывались деталями несвязных образов. Час за часом я тщетно пытался понять, что именно меня беспокоит в последнем Машином письме. Или дело в том, что оно слишком прямолинейно хорошее, и от того мало похоже на правду? Вряд ли. Резюме простое и очевидное. Запутался. Одно знаю точно: образ Маши оживал по мере моего приближения. Я мог бы поклясться, что уже знаю, как выглядит её лицо в движении, вижу-чувствую мимику девушки, и слышу голос, который шепчет-диктует себе-мне письма, собранные электронным форматом. Стало чудиться, будто я слышу тепло её дыхания, а на губах остаётся мимолётная влага от поцелуя доверчивых губ.

Если всё идёт к тому, что мне суждено сойти с ума, пусть так и будет. Эта цена мне вполне довлеет, если ею будет куплена шанс дотянуться до Маши.

Во сне.

В осознанном или нет, теперь неважно. Передача чувств на расстоянии — ничуть не выдумка. Немногие смогут поверить, и в этом нет ничего удивительного. Вкус изысканного блюда, свет солнца сквозь витражи костёла или томление сердца, переполненного чувствами, всё это не передать словами. Даже самыми верными, поэтчиными и честными.

Часы-дни-ночи сближали меня с Машей в точке пространства-времени.

В назначенный внутренним голосом час я вышел на свет далёких окошек. Их мелькание между ветвями зелёных насаждений легко было принять за разгорячённую зыбь летнего воздуха, или за напряжённый зов, направленный из разных точек пространства с одной целью — найти отклик. Только всё это образный самообман. Там, за бортом жестяного вагона ночная прохлада. Воздух гораздо холоднее, чем можно было ожидать в это время года. Машин дом где-то там. За прохладой тенистых окраин парка на пологом пригорке, где в центре стоит бетонный монумент с пятиконечной звездой. Дальше виднеется лиственный, должно быть, берёзовый лес. Между ветвей серо-стальная рябь, контрастом с розоватым закатным небом. На тёмном зеркале не то озера, не то реки блестит пол дюжины робких жёлтых фонарей. Там. Где-то рядом там её дом. Не то ли окошко, то ли первый, то ли второй этаж?

Я дотянулся.

Переживание сродни удару током. Оказалось, у неё замёрзли руки. Это было так явственно и близко, прикосновение её мягких прохладных пальцев. Робкое, испуганное. Дыхание горячее и сбивчивое от неожиданности, или от страха. За спиной силуэт окна во всю стену длинной, узкой комнаты, а у окна стол для домашних занятий. Кажется, деревянный. У Маши оказались короткие волосы, эдакий ёжик торчком, как у Милен Фармер или Земфиры. Свет лунного оттенка проник из-за кисейной шторы и очертил мягкий контур щеки, носа, шеи. Я не видел её глаз, или они были закрыты. Она была одета в короткую майку или рубашку. Грубая ткань, похожая на лён ручной выделки, тёмно-зелёная или светло серая, это всё, что составляло её одежду. Податливая ткань могла соскользнуть от одного прикосновения, стоило только протянуть руку. И рука готова была обнять за остренькое, как будто детское плечо, но…

Это всего лишь сон.

Яркий, выпуклый и настолько горячий, что получился, бесспорно, сексуальный подтекст. Переживание ясное и обострённое, ничуть не слабее настоящего соития между мужчиной и женщиной. Я попробовал сравнить опыт прошлых отношений с женщинами и мимолётный, дистанционный контакт с Машей. И каков же результат? Что было реальным, а что эфемерным? Пожалуй, сравнение не выявило разницы. И дело ни в том, как скоро, как долго тому назад или как долго по временной протяженности. Этот контакт состоялся вопреки всем постулатам общепринятой науки, он превзошёл ограничения пространства, времени и скорости, а по пестроте и тактильному отзвуку оказался ничуть не слабее реальной близости.

Что бы это ни было, оно случилось.

Я готов был поклясться чем угодно: этот контакт не был односторонним. Но даже если я ошибаюсь, остроты моего переживания хватит на многое. В том числе и на то, чтобы убедить Машу в реальности происшедшего. Я увидел её, и дай Бог кому-нибудь такую уверенность в очевидности столь неочевидного. Поверьте, это того стоит. Я мысленно попросил прощения, если что-то не так. Будь я рядом с ней, не думаю, что в мире нашлась бы сила, способная остановить огонь моего желания. Но поезд стучал колёсами и раздвигал границу между нами. Оттеснял временем и расстоянием два сближенных сердца. Мой жгучий и несвязный шёпот, направленный в прохладу оконного стекла, дрогнул.

Показалось, как сквозь стекло долетела мягкая, как шёлковый взмах, мысль-фраза:

«Не щемись, мой Сталкер. Пусть теперь у нас обоих будет спокойная ночь».

Пусть, прошептал я в ответ.

А мысль, только и ждала мгновения, когда наступит время родиться на свет. И появилась стройной, оформленной системой образов. Мне потребуется несколько часов и десяток — другой тетрадных страниц.

И того и другого у меня с избытком. Предстоял долгий путь на восток.

«Дирижер сновидений».

На эту тему он рассуждал неоднократно. Перечитал несколько полок специальной литературы, от Зигмунда Фрейда и Раймонда Моуди, до Серафима Роуза и Роберта Уилсона. Каждый человек по своей природе неповторим, уникален и бессмертен, но как с такой уникальностью жить? Стоит спрятаться в дебрях собственного мировоззрения, и оттуда уже так просто не выманить. Происходит внутреннее замыкание личной психосферы, одервенение души, появление снобизма и самоуверенной брезгливости к тому, что не вписывается в рамки привычного, а значит, правильного. Всё это много умные слова, а суть сводится к истине, которая выглядит просто.

Люди обречены на одиночество.

Есть друзья, а есть приятели или просто коллеги. Каждому выверенная доля души, и ни-ни больше. Всё остальное делим на ярлыки «интимно», «неудобно». А с теми, для кого подходит интимность, будут свои пределы и новые порции ярлыков. От души к душе, от слова к слову, от взгляда к взгляду каждый человек обречён на дробление себя изнутри. И только вдруг встречаются люди, соприкасаются дозволенным «неодиночеством» и кажется вот и всё. Отныне навек, навсегда. Любимый человек, или просто друг, что по сути гораздо важнее. А потом человек как кубик-рубик вертит кусочками души, тасует их словно колоду. Он не меняется, нет, люди редко меняются, если только сами не захотят или не вынудит кто до боли. Вот и смыкаются ранее прятанные кусочки под иным углом, с новым привкусом.

Любовь рушится, друзья превращаются во врагов, а пресловутое одиночество принимает новую форму. Оно никуда не делось, и не возникло из ничего, только грани кубиков рубят по живому, режут кромками душу. Там заживёт, тут зарубцуется. Надолго ли? Кажется, до конца жизни дотянет.

А если…

Ему привиделось так ярко, словно памятный тоннель из образной чехарды Моуди. Не отмахнёшься. Пальцы задрожали, а во рту пересохло. Под боком что-то сонно проворчала жена, а во тьме нестерпимой резью моргнул экран телефона. Чтобы не разбудить любимую, он вышел на кухню и скоростной морзянкой выбрал-набрал номер.

— Алло, привет. Не спишь?

— Брателло, ты чего, катушкой тронулся? — раздался недовольный голос Миши, давнего друга, ещё со школьной парты пополам.

— Слушай, я понял.

— Чего ты понял? Ты мне сейчас Ксюшу если разбудишь, тебя Варька убьет, не посмотрит что я вступлюсь. Три ночи на стрелках, дурья башка!

— Погоди, но я правда придумал, как люди могут преодолевать одиночество.

— Молоток, держи пачку гвоздей. Слушай, я правда рад за тебя. Но сейчас не то время. А, впрочем, погоди.

За трубкой стукнула дверь.

— Ну, давай, выкладывай, брателло. Гений психологического сыска.

— А вот не скажу, — ночной звонарь ехидно рассмеялся.

— Тааак. Ты, значит, позвонил, разбудил меня, а теперь вот что, да? Я ведь на такси денег не пожалею!

Оба рассмеялись.

— Что, правда? — спросил, наконец, заботливый отец годовалой Ксюши.

— Да, но выборки пока нет, эксперимент даже не начат.

— Угу. Но ведь с какой-то целью ты позвонил, так?

— Больше похвастаться, чем что-либо ещё. Ну, и поддержку получить. Моральную.

Последовал тяжёлый вздох.

— Ну, получил, получил. А что дальше? Мне-то это твоё «ноу-хау» особо не к чему. У меня много друзей, любимая жена, ребёнок. Да и ты, кажется, счастлив в браке. Или боишься, что однажды у тебя с Лизой выйдет кубик-рубик? Так это у тебя называется, я правильно понял?

— Признаю, ты прав. Мишка, да только не стану я на ней это проверять, не потому, что боязно, а потому, что, в сущности, это ничего не значит. Моя идея — это не панацея, а просто один из верных способов найти близкую душу. Или потерять, если подойти неумело. Нет идеальных людей, всех кубиков не найдёшь, к тому же они меняются.

Собеседник запутался, и честно в этом признался. На недосказанной ноте тот разговор и кончился. Оба вернулись в свои постели. Досматривать быстрые утренние сны.


Нужны люди. Вначале откликнутся те, кто хотя бы способен воспринять эту дикую идею. Или не дикую? Точного ответа автор идеи не знал. В одном он был уверен. Идеология, религия, массовое НЛП и всё подобное не в состоянии решить проблему. Значит, новый способ достоин пробы. Он не хуже и не лучше других. Он просто новый.

Самый массовый способ бесплатной рекламы это, как известно, Интернет. Надо только выбрать подходящий сайт, составить нормальный текст, и дело в шляпе.

С текстом проблем не возникло, косноязычием Бог не наградил.

«Я коллекционирую сновидения. У каждого из вас найдутся сны, которые повторяются раз за разом, из года в год. Вам кажется, что вы узнаёте людей, которых раньше не видели. Это странно и необъяснимо. Просто пришлите мне рассказы о ваших снах, вряд ли это вас сильно затруднит. И потом, интересные, эмоциональные сны хочется вспоминать, это я знаю по себе. Я обещаю, что ни кому не раскрою содержания ваших снов, если только вы сами об этом не попросите».

В полях «о себе» и «цель» он изложил следующее:

Женат, в браке счастлив уже четыре года. Так что моё посещение сайта знакомств не имеет иной цели, кроме указанной в подробностях. Цель: просто общение.

В указанном тексте был один скользкий момент, но он надеялся на доверие посетителей. Это нельзя назвать ложью, скорее, недомолвкой.

Даже если сразу появится вал сообщений, потребуется время на сортировку и анализ. Не факт, что появятся совместимые кубики, но первым критерием отбора по схожести будет факт отклика на необычное сообщение. Те, кто пойдут на это, достаточно умны, чтоб не искать в нём слов о «толковании». В то же время, терпимы к чужим причудам. Надо признать, не каждый сумеет заставить себя и поделиться сокровенными снами.

Автор усмехнулся, когда сравнил себя и весь проект с космическим агентством и программой отбора претендентов на космический полёт. Со временем полёты станут безопаснее и дешевле. Ими сможет воспользоваться любой, было бы желание.

Значит, и эта идея из области фантастики или истории далёкого будущего? Время покажет. Циолковского тоже не сразу признали.

Люди клюнули. Были самые разнообразные послания. В каждом своя пропорция рационального и бредового, и каждый такой сон по-своему прочувствован. Настолько глубоко, что публика невольно находит точные слова. Просто и образно. Так, как если кто-то рассказывает кинофильм, просмотренный раз десять, а затем не единожды пересказанный. Страхи и комплексы, заглушённая любовь или старательно скрываемая боль. Мечты и надежды, ласковые слова и восприятие ближних, а зачастую дальних родственников или друзей. Образы собственной смерти, или встречи с теми, кто покинул пределы обычной жизни. Иные он сразу выбрасывал, так как пока не был готов состыковывать или лечить извращённые сексуальные фантазии. Некоторые фобии были настолько глубоки, что он честно побоялся к ним прикасаться. Он не удалял письма совсем. Со стыдом складировал их в дальнюю папку в надежде, а вдруг когда-нибудь найдётся решение. Не у него, так у другого. Сейчас он первый, должно быть, и вовсе единственный, а там — кто знает?

А они продолжали писать:


«Здесь всегда яркие краски. Днём даже тусклее. Особый контраст на зорях. Утром и вечером, когда на листьях тихо лежит роса, птицы ещё не поют, а деревья и силуэты домов не шелохнутся ни тенью, ни порывом ветра. Насчёт птиц не уверен. Кажется, в этом сне немного звуков. Только мои шаги и голос, как будто мой собственный. Шепчет какие-то подсказки или комментирует увиденное со знанием дела. Вокруг какой-то искорёженный мир. Разломанные мостовые, изрезанные трещинами стены бетонных конструкций В серых нагромождениях кособоких блоков могу угадать панельные дома. Рассыпанные неведомой силой, как куча цветных визиток. Чернеют окна, вернее провалы вместо стёкол. А вот трава сквозь них наружу не растёт. То ли совсем недавно было, то ли боится. Не знаю. Встречаю людей, по большей части незнакомых. Одеты походно, но нет следов долгих блужданий. И все твердят про какой-то край за великим озером. Там, дескать, хорошо и надо туда, а то тут неспокойно, страшно и не дай Бог встанет горизонт тьмой и столбами грибовидных взрывов. Я не спрашиваю, была или нет атомная война. Знаю, что не было, но может вот-вот начаться. Я сплю там ночью или днём, по желанию. Да, хожу там часами днями. Странно, но ведь это фаза быстрого сна? Когда засну в пещере-землянке, а то бывает в пустом доме. На пыльных пружинах между столбов со ржавыми шарами на концах. Просыпаюсь то ночью, то днём, и слышу рёв сирены или спокойный, но напряжённый голос диктора. И потом… Что, чаще ничего. Но надо бежать и я бегу. Часто не туда, куда зовут, мол там спасение. А, впрочем, ерунда. Просыпаюсь прежде, чем весь мир меркнет во мраке горячего пепла. Было и такое однажды. Проснулся сбежал. Наверное, я в детстве сильно получил впечатление от гражданской обороны. Не группы, а школьного предмета. Не знаю, было ли у вас, сейчас вроде всё иначе, и страхи эти в наше время пустое. Но вот из года в год, и только детали меняются. Не скажу, что сильно. Как будто это окрестности тех мест, где я живу, но сильно на севере. Или на северо-западе. Не могу избавиться от ощущения, что я там когда-то ехал на машине. Но есть ли там озеро? Озёр вообще по Мирокраю много, а у нас тем более. Мне кажется, будто этот мир он самый обычный, наш даже. Только до смерти издёрганный ожиданием беды. Люди бросили большие скопления построек и ушли-разбежались жить к озеру. Этим домыслом и завершаю. Пусть вам в коллекцию. Может, окажется не хуже других».


«Я пела песню вместе с дельфином. Мы вместе стояли на верхушке волны, и он был похож на человека. То есть дельфин, в этом нет ни малейших сомнений. Но стоял как человек. Ещё он спросил меня, а не хочу ли я увидеть то, что выше моря? Тут я засмеялась, и мы поплыли купаться. Плескались на мелководье, а вода будто живая. Каждый неровный кусочек, вода струится. Неровности размером с палец, должно быть ветром шершавит воду. Но стоит ветру утихнуть, как пальцы стрелами разлетаются в стороны, будто прозрачные рыбки. А мы поём даже под водой. Тут вода не плотнее воздуха, но в ней можно плавать. Дна я не вижу, просто знаю, что оно где-то есть. И пусть будет, мне не страшно. Рядом дельфин. Такой смешной, словно ласковый морской пони. Но он никогда не даёт на себе покататься, сколько не просила. Однажды он почти разрешил, а потом нет, оттолкнул. Я тогда не поняла, в чём дело. Но и не забыла. Так вот он мне всё повторяет, что надо узнать, о вышине над морем. Я отвечаю на все его увещевания: Да что там? Просто небо и небо. Небо Мирокрая. Тонкое, так что синева за ним сочная и чем-то даже холодная. Синева, говоришь? Он поёт и смеётся. Приглядись, улыбается и тычет клювом вверх. Скрипит смешно, словно хихикает. Но дельфины смеются иначе. Я-то знаю, зря что ли в океанографии столько лет проторчала? Так вот он убедил. Задрала я голову и вижу, что синева медленно бледнеет. То ли небо утолщается, то ли вижу я большую глубину. Там какая-то тень или облако, а то и тучка. Нет, тучки быть не может, небо чистое-чистое. И если не тучка, тогда что? Смотри внимательно, — шепчет дельфин. Я приложила тогда ладонь ко лбу, и вижу изящный абрис тени-тучки. Движется она! Как будто летит вертолёт с плавбазы, нет? Потом случается. Край тучки касается невидимой преграды или границы, или чего-то такого. Как рыба хвостом. И в небе круги, словно по воде. Мне страшно! Облако весит тонну, а сколько там воды, если такие рыбы, так высоко и так уверенно. Ей же акуле эдакой проглотить нас — только пасть приоткрыть. Не бойся, говорит дельфин, это всё Мирокрай. Они тебя не тронут. А хочешь туда? Спрашиваю: не опасно? Он мне: нет, конечно. Тогда хочу! Научись плавать, говорит он мне. А научишься плавать — сумеешь летать. Обдал меня брызгами в резвом нырке, ну и я за ним следом. Так раз за разом. Первый такой сон случился, когда мне было девять лет. А теперь уже в два раза больше, только сон не проходит. Только недавно рыбу-то ту в небе я увидела, а может, и нет. Сейчас, кажется, она там с самого начала. Я вот думаю, может и правда научиться плавать? А то сколько лет с кружковцами, а с морем не подружилась. Стыдно немного. Вот, не судите строго мою писанину, это пока шеф не приехал, я тут за секретарским развлекаюсь. У нас тут не всем выход в сеть, мне вот пока не дали. Чао, собиратель сонных историй. Интересно, а какие ты сам видишь сны?»


Были не только упорядоченные, логичные послания. Некоторые казались хаотичным набором переживаний:


«Граница. Скалы, словно красные наросты. Слоистые, не такие, как австралийская красная гора. Как звать не помню. Ад — не ад. Чистилище? А Бог её, эту территорию знает. Жар нестерпимый. Но когда жара, воздух дрожит, а тут нет. Статичное пекло. Может, всё спеклось, даже воздух? Как там у Бальмонта, кажется? Неподвижность — законченный взрыв. Мне там страшно. Несколько раз повторяется, и назад не пойти, не обернуться. Думаю, там сзади где-то соляные столбы. А если обернусь, что будет? Меня так же, как когда-то её? Пока не получилось. Если сумею, напишу. Если жизнь сохранить удастся».


«Я знаю, так бывает. Слышать доводилось. Ни одна научная теория это не объяснит. Если попытаться, восточная тема о том, что всё сон, окажется верной, вернее всего иного. Но умер человек, и нет его. Лежит в земле, банально превращается во что-то другое по воле химических реакций. И там уже вовсе не человек, а что тогда? Куколка, оболочка, линялая кожа. А ведь я её встретил. И не раз повторялось. Может, и не так, как в жизни было, я особенно это про секс, но в остальном. Нет, не стану рассказывать, но в её смерти я формально не виновен. А по существу, я не знаю. Виноват или нет, если вовремя не оказался рядом? Ведь не звала, а разве не надо было прийти без всякого зова? Знать с чужих слов одно, а наяву совсем иначе. Вот ведь как оно бывает, с этими проклятыми наркотиками. А я вот нет. Не мог себя заставить жрать эту дрянь. И теперь задаюсь вопросами: а вот если бы попробовал вместе с ней, вот тогда, что было бы? И не было бы сейчас глупого сомнения, что реальнее. Сон, в котором наши тела встречаются и дарят друг другу наслаждение, или реальность, в которой тело упрятано в землю? Да что там тело. Душа, аура, эманации. Во сне они ничуть не менее реальны, чем были в жизни. А то и ярче. Более яркое проявление нематериального, вот что случается после смерти. А вот это главное и запомните. Остальное всё — сухая пошлятина. Не утомил, надеюсь? Спасибо, как-то веселее на донышке безысходного. Так что они живые, даже если умерли. Поверьте».


Как их все рассортировать и упорядочить? Он очень быстро понял тщетность любых усилий, но не сдавался. Выбирал общие темы и настроения, выкладывал сходные переживания в общие папки. По одной классификации среди людей четыре психотипа, по другой двенадцать. В его системе не было точного деления, он не стремился к статистическому подсчёту.

Пришло время, и решение созрело. Были отобраны пять кандидатур, трое мужчин и две женщины. Он не был до конца уверен в своём выборе, но когда-то стоило остановиться. Вряд ли эти люди сразу пошлют его куда подальше. Хотя бы выслушают.

Осталось назначить время и место встречи. И приготовить шесть папок с распечатками. Шестым гостем будет Миша.


Обычное городское кафе в ранний будний вечер, лучшего места и не придумаешь. Он не ошибся с выбором. Все ответили на приглашение согласием, и позже никто не передумал.

— Прошу минуту внимания! — Он вышел на середину комнаты, уставленной столиками и стульями, — среди присутствующих есть несколько человек, которые знают меня в лицо по фотографии. Если они желают, то пусть подойдут к моему столику. Всем спасибо.

Он быстро сел на место, придвинул ближе чашку с кофе и развернул газету.

Гости не спешили. А кто сомневался, что будет просто? Обещанная конфиденциальность? Каждый понял из письма, что встреча будет личной. О том, что будет кто-то ещё, ни строчки. Ни да, ни нет. Скупое письмо с предложением встретиться и получить подсказку, как история из сна может помочь в поисках близкой души.

Вначале подошёл один и осторожно спросил:

— Вы ведь ждали только меня?

— Я ждал вас. Но могут подойти другие, — в этот раз он специально повысил голос, — Мне прислали множество писем. У каждого письма своё содержание и оно останется тайной.

— Вот как? Ну-ну, посмотрим.

Гость сел за стол и осторожно посмотрел по сторонам.

Следом женщина встала из-за дальнего столика. Она приблизилась робким шагом, оглядела застолье и покраснела.

— А мне не будут задавать вопросов про сон?

— Я не стану, а другие не знают, какую историю вы мне поведали. Я обещал, и всё останется тайной. Пожалуйста, садитесь, я очень ждал вас.

Через несколько минут подсел подросток, настроенный очень независимо. В тёмных очках, с ракушками плеера в ушах. Минуту или две он продолжал слушать музыку, а потом коротко рассмеялся. Снял очки, собрался было сказать какую-то мысль, а потом просто кивнул организатору встречи.

— Раз мы тут сидим, то и ладно. Может, закажем чего?

— Да, и то правда, — хмыкнул тот, кто пообещал «ну-ну посмотрим», — Официантка?

Женщина согласно кивнула и заметила, какая это отличная идея.

Официантка не спешила. Так они дождались ещё одного участника встречи.

— Здрасьте! — он только-только вошёл в кафе и сразу сориентировался, — Ого, нас тут много? Я так понимаю, клуб анонимных поклонников его фотографии, — он кивнул в сторону человека с газетой.

Кто-то напрягся, но незнакомец встретил подозрительность простой открытой улыбкой.

Потом кто-то хмыкнул, а кто-то рассмеялся.

Коллекционер сновидений пожал протянутую руку и снова вернулся к газете.

Люди за столом молча сидели и переглядывались.

Наконец подошла официантка в строгом переднике и предложила сделать заказы.

Кто-то взял пива, кто-то кофе. Предложение подростка заказать большую пиццу на всех приняли с энтузиазмом.

Официантка удалилась.

— Мы ждём ещё кого-нибудь? — осведомилась робкая женщина.

— Думаю, да, — едва заметно улыбнулся глава стола и с шелестом перевернул газетный лист.

Она подсела через несколько минут, и была уже без передника.

— Я думал, вы тут работаете, — поприветствовал её тот, кто пришёл последним.

— Да нет, я же писала, что… а, впрочем, не важно, что я писала. Я испугалась, и заранее тут договорилась, что мне дадут форму, и я сыграю роль официантки. Мало ли что.

— Однако, — дёрнул бровью осторожный гость, который сел за стол первым.

— Ну, тогда я думаю, все в сборе, — решил организатор, сложил газету и потянулся за чемоданом, — Вот каждому из вас по визитке, здесь мои имя и телефон. Это на всякий случай, но я не думаю, что они вам понадобятся.

— И что? — нахмурилась «официантка».

— Ничего, разве вот несколько страниц текста. Я постарался изложить свои идеи как можно проще. Возьмите, — он протянул гостям папки, — прочитаете на досуге.

Он встал из-за стола и снял с вешалки плащ.

— Э… не понял? — с недоумением произнёс подросток.

— Вы встретились впервые здесь, и уже, как мне кажется, сумели найти общий язык. Попробуйте хотя бы отсидеть это маленькое застолье, а там всё зависит от вас.

— Но… зачем… вы? — с изумлённой мимикой на лице прошептала смущённая женщина.

— Если не я, то кто? Как знать, может теперь не только я.

Не было долгих прощаний, да и не могло быть. Сам автор пребывал в странной смеси восторга от того, как получилось и в смущении, вдруг что-то пойдёт не так.

Двери кафе закрылись за его спиной, но следом снова открылись. Миша встал рядом и так же, как автор идеи, посмотрел в чистое небо.

— Надо же, как будто сработало.

— Похоже, что так. Будешь? — он протянул другу шестую папку.

— Даже не знаю. Я это не ты, у меня может не получится. И потом, все ли скажут нам спасибо?

— Не знаю, — вздохнул коллекционер сновидений, — Ты сам видел, как совершенно разные люди просто так сели и стали общаться. Никто не принуждал, могли уйти.

— Им просто было любопытно, — пожал плечами Миша.

Человек тихо рассмеялся и вновь посмотрел в небо.

Может ему показалось, а может, и нет. Как будто воздух стал немного теплее, чем полчаса назад. До того, как он вошел в кафе.

Впрочем, всё субъективно.

Он улыбнулся и сделал шаг. А вокруг продолжался мир, полный людей и снов.

— 8 -

Утро встретило меня за работой. Очень хотелось спать, даром, что ли, пол ночи просидел над тетрадью? Почерк неразборчивый, да и как иначе, когда кругом вагонная трясучка. Надо было посмотреть на часы, узнать какой час. А с другой стороны, какая разница? Спешить некуда, поезд везёт и везёт. До парома ещё несколько дней, а там и место, куда мне хочется попасть. Очень странно, что в поисках Грааля меня потянуло на восток. Сомневаюсь, что вообще была реальная связь между Святым Граалем и крестовыми походами, но ничего в Мирокрае не происходит бессмысленно или хотя бы безрезультатно.

Крестик на руке опять коснулся пальцев, когда я устало закрыл глаза и погрузился в сон.

Пока я спал, на мобильный пришло сообщение:

Привет, Тамплиер! Хорошо ты сделал рыбкам. Пришла, оценила. Но на душе не спокойно, сердце ноет. Всё-таки, приедешь, расскажу. Ты меня точно поймёшь. А может, подскажешь, как быть. У меня руки опустились, выхода нет. Знаю надо потерпеть, время вылечит. Вот если дадут командировку куда, будет легче. Лёха прислал мне твой рассказ. Ты у нас всегда был способный, другого и не ждала. Интересно было, пиши дальше.

Наконец я пробудился. За окном поезда переливалось солнцем тёплое небо позднего апреля. Проводница расщедрилась подстаканником и чайным набором. От пирожков с сомнительной начинкой я отказался, а пакет дешёвых круассанов пришёлся по вкусу. Пока кулер цедил в стакан крепкий кипяток и брызгал в такт покачиваниям вагона, я и прочитал сообщение. Посмотрел на время.

— Скажите, тут какая разница по времени?

Проводница сверилась со списком на стене и ткнула пальцем в нужную цифру.

— Плюс шесть.

— Да? — удивился я.

На самом деле, и правда должно быть плюс шесть, то есть плюс три от моего родного пояса, прикинул я в уме. Вчера телефонные часы уже корректировал, а сегодня не успел. Вчера было плюс два, и они шли точно. А сейчас они вернулись в то же положение, в котором были перед отъездом. Чушь какая-то. Так не бывает. Неужели телефон сломался?

— Это от нашего, значит, плюс три? — должно быть, вопрос прозвучал глупо.

— Если вы имеете в виду пояс точки отправления, то — да, — она проявляла достойное терпение. Должно быть, её разжалобил мой помятый, заспанный вид. Основательно небритый, скажем прямо.

— Спасибо.

— Пожалуйста, если надо — обращайтесь.

Может и правду говорят, что нынче в Мирокрае, проводницы стали вежливее? Хотелось бы верить.

Купе со мной делили люди, сильно погружённые в свои заботы и мысли. Пожилая чета спокойно пребывала в равновесии, когда каждый уважает мысли и увлечения другого. Пока он хмыкал над томиком Юнга, она разгадывала пухлый сборник сканвордов. Кажется, разговаривали они только за обеденным походом в вагон-ресторан. Четвёртое место бытовало за каким-то отставным военным. Он большую часть времени проводил в полудрёме на верхней полке, а бывало — часами стоял в тамбуре, курил и следил за размеренным бегом километровых столбов.

А меня не оставляли странные мысли. Должно быть, Грааль это что-то такое, чего обязательно хочет найти каждый. Я шёл по светлой, прямой дороге. Даже не в прямом, а в переносном, эдаком метафизическом смысле. И как будто с каждым шагом приближался к Граалю. Это казалось невероятным, но теперь не оставляло места сомнениям. Не зря, ох не зря что-то толкнуло меня на эту поездку в древнюю столицу. И всё же странно. Произошло что-то очень странное. Часы отползли назад, ровно на сто двадцать минут. Это ладно, сбой программы. Но вот мысленный контакт с Машей. Не просто мысленный, а всесторонне психо-физический Что в нём странного? Ничего. Либо это галлюцинация, либо.

Стоп.

Дело не в контакте, чем бы он не был на самом деле.

Дело в Машином письме.

Она упомянула мои «перчатки». Пергамент Персеваля.

Я не давал ей читать рассказ без названия, и в переписке не упоминал об этой маленькой детали.

Сейчас я готов был поделиться самым невероятным, немыслимым ощущением в своей жизни.

Мне стало страшно.

Украшение-амулет на руке показался мне очень горячим, С чего бы?

Ну да, рука лежала рядом с подстаканником. И крестик нагрелся.

Я поспешил упрятать его за обшлаг рукава, но перехватил настороженный взгляд старушки. Не знаю, чего она про меня подумала, только на лице отразились совсем не простые мысли.

А страх внутри меня начал набирать силу. Кажется, я оказался втянутым в какую-то немыслимую череду событий и причин. Когда мне казалось, мои действия нарушают законы природы, не произошло ли так, что я, и правда, их нарушил? Что мне теперь в расплату: хаос, безумие, или расшатанный до Апокалипсиса мир?

Пришлось встать и выйти в тамбур. Прокурено, гулко от стука, но как-то спокойнее. Не давят на психику настороженные взгляды.

Надо же, я сдавленно рассмеялся своему отражению. В тамбурной полутьме на годами немытом стекле. Какие-то нереальные мысли в голову лезут. Не падают с неба птицы, не текут кровавые реки. Вон за окошком мост ажурной радугой через мягкую голубизну реки, рябой под задорным ветром. Солнышко светит, поезд катит. Что за мысли такие мрачные, а, Тамплиер?

Какие мысли? Подозрения. Смутные, неоформленные догадки. Как будто только и надо, протянуть руку, взять да ухватить за хвост пёстрый серпантин хитросплетений. И сразу всё станет ясно. Ну да, конечно. Протяни руку, пойми всё и разложи по полочкам. Неужели всё так просто?

Я тронул пальцами пыльные жерди оконной решётки, и в этот миг поезд дёрнулся. Крестик больно врезался в запястье, и я даже вскрикнул.

Дверь в тамбур отворилась, и мы с отставным военным столкнулись взглядами.

— Молодой человек, с вами всё в порядке?

— Да, — выдавил я, хотя это было очень далеко от истины.

— Такой у вас вид, словно вы не здоровы, мучаетесь болью.

— Нет, всё в порядке, — слабая улыбка, вот всё, на что хватило сил, — Просто есть некоторые сложности.

Он вздохнул и как-то по особому долго посмотрел мне в лицо.

— Да, всё в порядке. Ты счастливый, парень, и у тебя всё будет в порядке.

— Почему? — изумился я.

— Да хотя бы потому, что ты войны не видел, — Он быстро поднёс ко рту руку, и моему изумлению предстала искусно сделанная вставная челюсть, — Думаешь, так зубы кулаком выбивают?

Я промолчал, а он убрал челюсть обратно в рот и, как ни в чём не бывало, закурил. Протянул пачку, но я отказался.

— Будет хорошо и в порядке. У таких, как ты, должно быть хорошо. Хотя бы у таких, как ты.

Это он проговорил куда-то в сторону и скорее для себя, чем для меня, нечаянного собеседника.


Остаток пути до паромной суеты прошёл без приключений. Попутчики не обращали на меня внимания, да и я, признаться, был этому только рад.

Настал день, когда вагоны медленно втянулись на гигантский паром-катамаран. Пассажиров попросили покинуть свои места и перейти на верхнюю палубу. Впереди морсокой путь на много часов, и на радость путешественникам администрация снабдила судно всем необходимым. Тут нашлись и кафе, и комнаты отдыха, и даже массажные салоны. Но меня интересовало другое.

Цифровая кофейня тут тоже была, только выход в сеть через спутник стоил запредельных денег. Может, оно и к лучшему. Мне очень хотелось написать Маше и прочесть её письма, но меня продолжали терзать страх и сомнения. Возникло слишком много вопросов, осталось много недосказанного и неопределённого. Кажется, настало время плюнуть на все взаимные опасения и встретиться. Главное непонимание образовалось в области рассказа, написанного для Лёхи. По сравнению с ним все остальные странности, даже контакт в осознанном сновидении, выглядели простыми вещами, которым конечно найдётся объяснение, стоит только немного подумать.

И я усиленно думал, пока стоял на палубе под порывами нескромного морского ветра. Он швырял на людей брызги, терзал одежду и мешал чайкам кружить над морем, заниматься привычными морскими заботами. Птицы недовольно кричали и искали приюта на человеческом судне.

Но ненастье продолжалось недолго. Стоило мне собраться с духом и пойти в кафе, перенести на флэшку текст рассказа, как ветер утих. Частный случай закона бутерброда. А паром продолжал уверенно резать волны и нести состав к островам. Вообще-то идея сделать паром с переходником на рельсы очень смелая, но она себя быстро оправдала. Перемещение грузов с континента на острова упростилось на целое звено, и ускорилась работа портовой таможенной зоны. Мирокрай то он Мирокорай, а логистику и транспортные налоги никто не отменял.

Берег приближался. Издали нестерпимой белизной сверкали прибрежные небоскрёбы. Острова обернулись к морю новейшим блеском мегаполисов. Там бетон и сталь вспыхивали радугой стекла, зажженного неоном витрин. Мелькали улыбки, яркие фотографии и сказочно непонятные иероглифы. Эти места как будто кричали в мир, сколь много они вязли от западной цивилизации. Но я-то знал, как много в этом блеске напускного. Здесь мужчины и женщины пребывали на работу в невообразимо ранее время, и уезжали не рано. Среди небоскрёбов уместно смотрелись гладкие линии автомобильных кузовов, строгие костюмы и передовая электроника. Но позже, люди оставляли за спиной офисные заботы, костюмы менялись на кимоно, а автоматизированная цифровая утварь занимала положенное место в уюте домов, изнутри совсем не европейских. Люди сумели сохранить культуру и традиции прошлого, а современный лоск подчинили, не стали его рабами. Мимикрировали в западный образ, но не больше, чем того требовал международный бизнес.

Таможня формально осмотрела паспорт, пожелала на трёх языках приятного времяпрепровождения и потеряла ко мне интерес. Я оказался в окружении немного чуждого мира, но ничуть не враждебного. Вокруг сновали толпы народа, и улицы пестрели всевозможными одеяниями. Деловые и повседневные, строгие и пёстрые одежды мелькали то тут, то там. Школьники в смешных униформах стайками носились по им одним понятным маршрутам, но нисколько не мешали пешеходам, велосипедистам и роллерам. Многие дороги отгородились от пешеходов изогнутыми щитами прозрачного пластика. Вдоль дорог ровнялись места под парковку, забитые до упора и не очень. Оттуда летели алюминиевые стрелы эскалаторов или лестниц. На тротуары, в тенистые парки или на ярусы монорельсовых трамваев.

Мне не понравился деловой ритм, в котором пребывал город. Странно, но он казался чужим и неправильным. Стоило посмотреть в лица людей. Там мелькали сосредоточение и забота, радость и веселье. Люди выглядели живыми, а вот город — нет. Это было странно и поразительно. Люди естественно обращались с высокотехнологичным городом, но словно держались от него на расстоянии. Удобная глиняная посуда и простые палочки никак не уживались с плазменными экранами и «цифровой бумагой» в руках посетителей кафе. Я купил билет на электричку и зашёл туда подкрепиться простым бэнто. На гладких деревянных полочках стояли недопитые бутылки с этикетками на разных языках, а на горлышках висели цветные бирки с иероглифами. Лёху бы сюда. Вот кто оценил бы подход к спиртному. Должно быть, бутылки хранятся тут неделями, а то и месяцами, ждут своих гурманов. А гурманы уверены, что здесь найдётся любимая выпивка. Я заказал себе бутылку розового вина с экстрактом цветов за шестьсот йен, и положил визитку в папку со счётом. В тонком стекле осталось не меньше половины вина, так пусть оно меня тут подождёт.

Девушка-официантка с пониманием кивнула и отнесла бутылку на кухню. Не прошло и десяти минут, как она оказалась на той же полке с новым пёстрым ярлыком, куда аккуратно вписали моё имя кириллицей. От такой заботы я даже засмущался и поспешил покинуть кафе. Приближалось время отправления электропоезда.

Местный транспорт, узкоколейный и тихий порадовал наличием кафе в каждом вагоне, душевой кабиной и бесплатным доступом в локальную сеть района. Там оказалось несколько сайтов с русским и английским содержанием, но все они касались международной новостной ленты-тянучки, и сильного интереса не представляли. О самых важных событиях я и так был в курсе, спасибо бесплатной рассылке на телефон.

Вот я и полюбовался на непонятные иероглифы, полистал картинки, да и закрыл терминал, всё равно ничего не понятно.

За окном мегаполисные небоскрёбы быстро закончились, и потянулся обычный сельский пейзаж. От виденного не раз за прошедшую неделю его отличали разве что аккуратные техногенные перроны с электронными кассами и автоматами продажи мелочей в дорогу. Да над крышами домов колосился невообразимо густой рой антенн и тарелок. Ещё надписи на незнакомом языке. Широк Мирокрай, а если приглядеться, так, оказывается, простые люди всюду живут едва ли не одинаково. Кое-где больше гарантий и уверенности в завтрашнем дне, но и тут всё относительно.

За полчаса до моей остановки двери вагона раскрылись, и я с изумлением увидел квартет молодых ребят. Сейчас не сразу угадаешь, кто откуда, но треугольный струнный инструмент легко узнать даже до того, как он звучит.

Я не знал, что именно они играли. Две гитары, скрипка и балалайка слаженно и от души играли какую-то мелодию, знакомую с детства. Играли очень долго. В наших электричках концерты гораздо короче. А тут три парня и девчонка не просто отыгрывали программу, они импровизировали. Раздались робкие аплодисменты, но они попали в неожиданную, хотя и логичную паузу.

Я сунул девушке купюру, и мы м радостью обменялись улыбками. А бас-гитаристу я пожал руку и от души поблагодарил.

— И вам спасибо, — ответил он.

Неудобно смотреть в чужие подаянья, но я и так видел, что молодёжь не бедствовала. С флёром тихой зависти я проводил их взглядом и подумал, что не всем удаётся так быстро, легко и искренне поднимать людям настроение. Пассажиры затараторили на своём языке, мне непонятном. Люди смеялись, делились впечатлениями, и я видел, как лица отражают внутренний восторг.

Так и я не смог сдержать улыбку. Но не стеснялся её. Незнакомые люди улыбались в ответ. Я всегда поражался людям этого края. Они могли говорить о самых горьких и тяжёлых вещах с улыбкой на лице. И будь у автора фразы «улыбайся, это всех раздражает», хоть капля понимания сути вещей, он бы промолчал. В чём причина такого оптимизма, неведомо. Должно быть, не обошлось без наставления Токугавы, но главное где-то в другой области. Это и правда может вызвать удивление, когда в разговоре отвечают вежливым, категоричным отказом с улыбкой на лице, но это не тот «чиз» из-за Атлантики, от которого мне иногда противно.

Чтобы понять японца, надо им стать. И тогда легко забыть такие слова, как «лень» или «не хватило духа». Хорошо или нет? Это кому как нужно, но поверьте, стоит попробовать.

И вот я на месте. Это горный край, и улочки вьются то вверх, то вниз. Древняя столица может похвастаться высокими домами, но им далеко до стремительных небоскрёбов Эдо. На станции можно купить многоязычный путеводитель. Пришлось потратить время на изучение, но усилия того стоили. Даже сомнений не было, куда надо идти. Один из крупнейших синтоистских храмов, дзингу, называемый Хэйян.

Он и был моей целью.

Пёстрая анфилада пагод сверкала красным, жёлтым и белым. Храм был воздвигнут в древней кедровой роще, и находился на большом удалении от центральных кварталов. Везение продолжало радовать меня своим вниманием. В храме оказалась группа туристов из России, и я удачно вписался в толпу, послушную тихому голосу экскурсовода.

— Синтоистский храм состоит из двух помещений. Хондэна, то есть места, где хранится объект культа, или синтай, и хайдена — молитвенного зала. Этот храм построен не так давно, но божество, которое он олицетворяет, Аматэрасу Омиками, это великая священная богиня, сияющая на небе…

Тут я заметил в просвете между колонн синтоистского священника, каннуси. Он медленно шёл по своим делам, но остановился посмотреть на экскурсию.

Надо было что-то сделать. Как-то привлечь его внимание. А почему бы и нет?

— Добрый день, уважаемый господин, — я заговорил по-английски.

Экскурсовод нахмурилась, ведь моя речь сбила её с мысли.

Чтобы не мешать рассказчице и слушателям, я подошёл к пожилому японцу и поклонился. Он ответил сдержанным поклоном.

— Добрый день, — его английский звучал с сильным акцентом, но я сумел разобрать слова.

— Я должен задать вопрос, и лишь надеюсь получить ответ. Вы можете мне рассказать, не связан ли как-то культ божества Аматэрасу Омиками и древнего философа, имя которого могло звучать как Фейрефиз или как-то похоже?

— Пожалуйста, говорите медленнее, мой английский не так хорош как ваш.

Пришлось тщательно повторить странный вопрос.

— Да, — кивнул священник, — Всё-таки сны не врут. Вы не поверите, но я знал, что однажды придёт человек вроде вас и задаст такой вопрос. Странно, что этого не случилось раньше. Но это значит, что всему своё время. Был такой монах-философ, но не в этом храме, а в Киёмидзу дэра, это буддийский храм.

— Мне нужно туда?

— Не думаю, что вы найдёте там больше, чем здесь, мой друг. Я, кажется, знаю, чего вы ищите. Хотите узнать историю, пожара 1200 года по вашему календарю, когда храм обратился в пепел?

— Да? Здесь были люди из Европы? Крестоносцы?

Священник в длинном светлом одеянии и высокой чёрной шляпе чуть отвернулся.

— Я уже хотел изложить вам официальную версию. А вы, оказывается, знаете гораздо больше, чем хотите показать. Но не всю историю легко вспоминать, иные страницы надо забыть, понимаете? Всем будет легче. Тот философ действительно жил в этих краях и утверждал, что имя божества начертано на небе узором созвездий. Я думаю, он имел в виду Будду. Вы это хотели узнать? Или думали, что сумеете отыскать тут Святой Грааль? Такого никогда не было, тем более здесь. Его здесь никто и не искал. Ни тогда, ни позже.

По короткому кивку головы я понял, что беседа окончена. Кое-как я отблагодарил пожилого каннуси. Здесь мне нечего больше делать. Всё что можно было, узнал, об остальном можно лишь догадываться.

Старик окликнул меня.

— Эй, путник.

Мы встретились взглядами, и он подмигнул мне, словно с одобрением.

— Если захочешь, найдёшь то, что ищешь. Удачи тебе!

Я сглотнул от удивления и замер, бессильный сказать хоть слово. Последнюю фразу старик сказал по-русски. Или мне это показалось? Теперь я ни в чём уже не был уверен. Точнее, иначе. Не видел возможности и смысла опровергать реальность событий, участником которых становился по воле случая или по чьей-то иной воле.

Была мысль остаться на несколько дней, но таинственный зов тянул меня обратно. Там, в местах привычных мне с детства, ждала Алёна, измученная какой-то внутренней раной. Но самое главное, там меня ждали письма от Маши. А может, и сама Маша.

На обратном пути…

Кто знает, что будет на обратном пути? Может, я сойду с поезда и встречу её на пол пути из края в край Мирокрая.

А он, Мирокрай, дышал вокруг своим вкусным восточным запахом, и я поспешил в обратный путь. Здесь опасно вдыхать полной грудью. А всё потому, как стремительно эта древняя земля побуждает путников к любви. Да, влюбляет в себя раз и навсегда. Неспешной тишиной, лаской солнца, почти тропического. Таинственными тенями храмов, спрятанных в прохладе ухоженных рощ и садов. Загадочной графикой рисунков, иероглифами, этим живым продолжением внутренней гармонии и чувства красоты. Нет, надо возвращаться. А то уйти становится всё труднее.

Постепенно древняя земля отпускала. Электричка мчалась к берегу, где под лучами закатного солнца не то белел, не то алел могучими бортами паром, готовый плыть на материк. Высоченные башни префектуры Эдо сверкнули арками и тарелками антенн на прощание. А сакура осыпала мои следы лёгким розовым цветом. Это промчался над площадью резвый прибрежный ветерок.

Потом я вернулся в привычный мир и помчался на железных колёсах в сторону дома. Вернулась память о плеере, забытом в кармане плаща. Странно, но там, на островах, я о нём и не вспоминал. Казалось, воздух сам пел песни и пульсировал живой музыкой.


День шёл за днём, и внутри нарастал странный, тревожный поток. Приближался Машин дом, а значит, и она сама. В нужный день точно по расписанию поезд притормозил возле пыльного перрона, и я спрыгнул на асфальт. Разгорячённый майским солнцем вокзал гудел заботами и толкотнёй, а я смотрел на часы и всматривался в лица. Нелепо, да? Ждать, а вдруг она окажется здесь. Выйдет к поезду в тот день и час, когда я оказался так близко. Мелькали лица и одежды, взгляды цеплялись и скользили мимо.

А я смеялся своим гаданиям и догадкам. Мысль появилась где-то там, в глубине подсознания, и, что было сил, обретала форму, достойную содержания. Может ли быть так, что Маша не придёт, даже если я попрошу её об этом? Вон, цифровая кофейня напротив. До отправления ещё целых пятнадцать минут. Стоит того, чтобы попробовать?

Пожалуй, да, но я ещё не был готов получить ответ, который рвался наружу. Не сейчас.

И как тогда я объясню сам себе странный опыт сновидения?

Или…

Ну и кто тебя кормит, странный зверь-воображение?

Нет ответа, и где искать — не знаю.

Пока мысли топтались на месте, а я рядом с ними у подножки вагона, истекло отпущенное время. Проводница засуетилась:

— Давайте, заходите. Сейчас отправляемся.

Вот и всё. Время не только лечит, оно отбрасывает варианты, на которые не хватило духа. Странное оно, время. Я посмотрел на часы. Да, поезду пора в путь.

За спиной захлопнулся тамбур, и я, как ни в чём не бывало, снова очутился внутри вагона.

Металл под ногами ритмично задвигался, и перрон поплыл мимо взгляда.

И тут…

Я не мог ошибиться.

С другой стороны, конечно мог. Кто же разглядит с такого расстояния?

Там, в глубине вокзала, у высоких садовых решёток стояла одинокая фигурка. Синие джинсы, кремовая толстовка, и капюшон на голове, чтобы не напекло. Над ней тенисто мерцали листья какого-то дерева. Её лицо я не мог разглядеть, но видел, куда направлен взгляд. Прямо в мою сторону. Безмолвно, стремительно и ясно воздух снова сгустился, но сейчас ему и так положено дрожать от зноя. Так в чём же разница?

И что это было? Кто была она, эта девушка? Маша?

Смешно думать, будто это так. Нелепо думать, что она опоздала к поезду, если хотела меня встретить. Не стояла же она тут в ожидании каждого поезда из дальних краёв?

Прошло немало часов прежде, чем странное переживание поутихло. Над полем вдоль железной дороги ветер гнал траву, срывал и подбрасывал в воздух белый пух одуванчиков. Заворожённый зрелищем я простоял довольно долго. Не слишком ли рано, для семян-парашютистов? А они летели вдоль рельс, словно нарушали законы природы.

Сколько продолжалось странное зрелище? Минуту, максимум две.

Крестик на руке молчал и не напоминал о своём существовании. Как будто успокоился тем, что успокоил меня. Но потом произошла случайность.

Я посмотрел на экран телефона и вздрогнул.

Часы снова отстали. Ровно на сто двадцать минут.

— 9-

Ещё раз переставить часы — дело не долгое. А дальше как по анекдоту о прыгуне с десятого этажа. Один раз — случайность, два — совпадение, три — привычка. Был бы повод усомниться в том, что попытка мысленного контакта с Машей приводит к замедлению времени, я бы усомнился. Но факты говорили сами за себя. Кстати, тут же вспомнилась цитата из какой-то умной книжки про холотропное дыхание. Эффект замедления процессов старения, а то и фундаментальнее. Будет время и желание — рекомендую попробовать, если не верите.

Тянулись часы и дни, и на исходе предпоследнего, отведённого мне на место-время в поезде, пришло сообщение от Алёны:

Ты приезжаешь завтра в 5.35? Я встречу. Давно надо поговорить, ты ведь не против?

Ничего себе прыть. Это ей не лень за мной в такую рань, да на такси? Значит, не лень. Как-то давно я просил Алёну помочь мне в деликатном личном деле, история давняя. О таких говорят: было давно и неправда. Правда в том, что Алёна сорвалась среди ночи и выручила меня, чем сумела. Кто я такой, чтобы теперь отвечать отказом? Подождёт желание выспаться с дороги, принять душ и позавтракать по-человечески. Чипсы с чаем это хорошо, да и в вагоне-ресторане кормят неплохо. Да и обратную дорогу я большей частью проспал на своей полке. Женщина-попутчица даже посмеялась:

— Сдал зачёт на пожарника.

Отказать Алёне я не смел, да и не хотел.

Странная мысль продолжала обретать правильность формы и становилась всё более настойчивой. Пока это была лишь смутная догадка, но разве этого мало? Разговор давно назрел, ещё тогда, на лестничной площадке. А может и раньше, но теперь это не важно.

Главное: он нужен нам двоим.

Вагон зашуршал. Этот ленивый подъездной стук нельзя назвать иначе. Сквозь сумрачный туман сонного вокзала медленно проступили силуэты города. На перроне редкие и заспанные люди с нетерпением ждали встречи. Кто-то дул на руки, кто-то согревался кофе или коктейлем покрепче.

Несколько минут спустя поезд замер. Коридор и тамбур наполнились голосами, ранее будто неслышными за стуком и скрипом железа. И я влился в поток, жадный до утренней прохлады.

Она стояла в самом начале перрона и зябко прятала ладони за воротом свитера. Как всегда в костюме, одном из дюжины любимых. Строгая и неприступная издали. А вблизи её глаза переполняла какая-то очень отзывчивая, мягкая теплота. Она и правда ждала этой встречи.

— Господи, Тамплиер, а беспокоилась, — она ступила мне на встречу, и мы обнялись. Со стороны дружеский поцелуй мог показаться как-то иначе, да и пусть кажется, это не наши проблемы.

— Я тоже рад тебя видеть. Даже в такую рань несусветную.

— Ай, да выспишься ещё, больно тебе надо сегодня на работу. Что я не знаю?

Мы посмеялись, а потом Алёна предложила.

— А пошли просто погуляем. Я знаю, ты любишь гулять по городу. В одиночестве. Сделаешь для меня исключение?

— Ну да, — для откровенного разговора пустота и тишина утреннего города вполне подходят.

— Прекрасно. Может, по пиву?

Алёна нервничала. Ей надо на работу, а она вон что задумала.

— У меня сегодня выходной. Я отпросилась.

— Ради меня?

— Нет, Сталкер, ради прикола. Конечно, для тебя.

Мы медленно брели по тихому шуршанию асфальта, а вокруг просыпались птицы. Где-то за домами звенели проводами ранние троллейбусы, и с оглушительным усердием скребли город дворники.

Говорили о всяких пустяках. Отрывочные впечатления от поездки на восток Алёна слушала, но делала это в пол уха. Мыслями она была где-то далеко, но часто подолгу смотрела на меня. Как будто слушала взглядом. По дороге попался супермаркет. Там вместо пива мы решили взять вина в бумажных пакетах. На закуску нашлись круассаны. Мы отыскали уютный сквер, отделённый от магистралей и шумных улиц, и там оккупировали дощатую лавку.

— Давай, ты меня сейчас выслушаешь, а потом скажешь, как быть, хорошо? Я не прошу немедленного ответа. Хочу, чтобы ты сам долго и обстоятельно подумал. У меня, как у женщины своя логика. Сама не всегда её понимаю. Чем дольше думаю, тем меньше понимаю. У тебя никогда так не бывало?

Глоток вина и мне не добавил ясности. Алёна, а о чём ты сейчас думаешь? У меня так и происходит. Думаю, думаю, и как будто всё больше путаюсь.

— Было, — я ограничился коротким ответом.

— Ладно, — неожиданно она взяла мою руку своей.

Ранее утро не жаловало теплом, но даже для такой прохлады её пальцы показались слишком холодными. К тому же он едва заметно дрожали.

— Мы познакомились на фестивале Северного Калотта. Как всегда, его проводят летом, но лето там сам знаешь какое. Ну нет, ты не знаешь. Скорее Лёха знает. Он у нас с севера. Ну да, там и познакомились. По паспорту он финн, но это не важно. В тех краях свои законы и правила. Знаешь, какая это прелесть, северная природа? Я бы там всю жизнь прожила, не важно, что холодно. У меня и тут пальцы мёрзнут. Какие они мастера, если бы знал. И печи кладут, и бани строят. Ты когда-нибудь был в финской бане? Не в такой, как в каком-нибудь пансионате, а в настоящей. Там даже огонь трещит так, будто сказывает Калевалу. Ну, и остальное. Хм… да. Конечно, есть свои причуды и обычаи. Они такие не разговорчивые, как вот мы с тобой, но это и не нужно. Там воздух такой тонкий-тонкий, как будто и нет его. Дышать не сложно, просто с каждым вдохом пьёшь этот простор, и сам в нём растворяешься. Такие силы внутри просыпаются, не передать словами. Мы жили в лесном доме, по нашим меркам шикарная вилла, а там так себе домишко. Чистое дерево, никаких там этих сайдингов новомодных. Из цифровых удобств выход в сеть через спутник и выборочный лист каналов. У него странное для финна имя. Любой еврей посмеётся, а мне оно очень нравится. Има. Смешно какое не мужское, да? А фамилия — не выговоришь. Даже я путаюсь, а ведь честно старалась выучить. Вот такое там место, у реки, от пригорка вид на лесотундру, озёра. Такая даль, что видно как земля клубком сворачивается, не дать не взять котёнок. Одежда простая и практичная, то же и остальное. Посуда, мебель. О цивилизации вспомнишь только если в сеть выбираться, или в то окошко посмотреть, где видно гараж с джипом. Я лазила в Интернет, книжки оттуда закачивала. У него библиотека так себе, но знала бы финский или английский как ты, тогда да. А так без толку. Грамота китайская. Знаешь, всё так было похоже на сон, но вдруг и вовсе обернулось сказкой. Я однажды почувствовала, да, это случилось. И никакого теста не надо, там это само собой понимаешь. Не знаю, как тебе объяснить. Да, пришлось слегка дом модернизировать, но там его сестра с мамой приезжали, так что справились. А тихо так в этом месте, спокойно. Знаешь, Тамплиер, чудо, да и только. Ждала его, как он из города приедет с чертежами. Он архитектор, очень-очень способный. Я бы показала его работы, но вот нет. А потом были дни и ночи, и был только Север и мы. Весь север на двоих. Представляешь? Я даже сияние однажды видела.

Алёна прервалась и долгим глотком выпила вина.

— Всё было хорошо. Я даже согласилась на роды прямо там, хотя он нервничал. Но ничего, приехал доктор, и всё прошло удачно. Помню плохо, меня обкололи всем, чем можно, но я так думаю, на редкость легко было. Има сказал, что так и должно быть, если человек живёт нормальной жизнью. Да, нормальной. И тут, Тамплиер ты мой, началось самое странное. То есть, ему странное, а по мне так верное и ожидаемое. Чего же я раньше думала? Дура дурой, но ведь и не знала, как может случиться. Ты если когда решишь отцом стать, а, впрочем, что тут решать? Иной раз решай не решай, само получается. Поверь мне, женщине, тут не угадаешь. Бывает, природа сама ставит точку, а доктора ей вторят. А, говорят, не видать тебе деток, милая. Но это я не про себя. У меня-то как раз всё нормально, тьфу-тьфу-тьфу. Не попала в тебя? Извини, — она нежно погладила мою руку своей, и только сейчас я заметил, как пальцы стали согреваться, — Это всё вино. Дай-ка мне круассан. Вот, Тамплеирише, если ты решишься детей заводить, помни главное. После родов, какой бы она не была, бабе крышу сносит напрочь. Иногда побрыкается, попляшет крыша, а потом назад вернётся. Но не всегда. И может стать совсем набекрень, так перпендикулярно, что хорошо один, а то и оба волком воют, скрипят зубами, а сделать ничего не могут. Некоторым везёт, и женщина становится мягче, добрее, даже иной раз мужу больше потом заботы перепадает. Думаешь, шучу? А, ничего ты не знаешь. Памперсы-бутылочки, это конечно та ещё чехарда, другая потом всю жизнь отмахивается и твердит. Мол, знала бы, так и вовсе не пошла бы на всё это. Но такие — редкость. Я не встречала, а краем уха слышала. Знаешь, а ведь у меня крышняк сорвало по полной. Дни, недели, месяцы, я терпела и держала это в себе. А потом не выдержала. Давай, говорю, уедем ко мне. Что мерить-то, делить, Мирокрай большой, и всюду нужны такие таланты. Има был в шоке. Ты же, говорит, нарадоваться не могла на дом мой и на землю эту. Я отвечаю ему: Имушка, ну не могу, и всё. Там мой дом, в том краю Мирокрая. Тут и хорошо, и просторно, а чуждо мне. Вот так ему всё и сказала. Он промолчал, задумался надолго. А потом спросил:

— Значит, и я тебе чужой, и дочка наша, Марта, тоже чужая?

А малая как раз тогда ходить начала, уже зубастая была, а ведь и года не исполнилось. Целых восемь зубов, и что сверху, что снизу, поровну. Врач говорил, так редко бывает, но это хорошо. Има сидит, молчит и нехорошо так молчит, обиду затаил. Я не сумела ответить. А потом всё как-то само произошло. Опять приехала мама, но не прогнала меня, а поняла. Что-то ему твердила, уговаривала и увещевала, но Има ни в какую. Упёрся рогом, даром ли козерог по Зодиаку? Она потом мне тихо нашептала что-то по-фински, да не поняла я ни слова. Помогла собрать сумку, и даже перекрестила в дорогу. Сестра его мне потом письмо прислала. В словах нелестных, но по делу. Ты, написала, можешь не беспокоиться. И без тебя справимся. Раньше могла бы подумать, а то как настала надобность хозяйкой быть, матерью, так ты сразу слиняла. Ну и на целую страницу в таком духе. А по закону я особо и прав-то там не имею. Паспорт и всё. Хоть он и мирокрайский, как положено, да только везде свои законы писаны. Он имеет право оставить себе ребёнка. У них, скандинавов, это в порядке вещей. Вот я думаю теперь, а может и правильно. Нечего таким сукам вроде меня своевольничать. Има, в общем, тоже не сахар. Мог бы уступить женщине, если любит. А с другой стороны, он приедет сюда и также затоскует. Рядом-то рядом, а всё не та земля, и даже воздух другой. Какой бы он раскакой ни архитектор, а своей земли на чужой не построишь. Либо сам меняйся, либо меняй мир вокруг. Но второе сложнее. Для этого волю надо невероятную, а вначале и вовсе придётся прогнуться. Не до конца, а так, чтобы только хребет не хрустнул. Понял теперь, от чего родители Олега всколыхнулись? Ужаснулись, как, мол, это женщина дитя свое бросила неведомо где, ещё и на чужбине. А вот не бросила, оставила в надёжных руках. Он правда — надёжный, Има, и мама с сестрой на подмогу. Но я-то, я, как мне быть теперь? Душа болит и на части рвётся, но не могу я туда вернуться. Как я в глаза ему посмотрю? Только мама его и поймёт, и то не знаю. Может, думала, побесится девка месяц другой и вернётся. Куда ей от материнского инстинкта, да и позовёт ребёнок. Не так позовёт, не голосом, а иначе. Не могу объяснить, это больше, чем физическая связь. Не всякая баба поймёт, а тебе и вовсе не с чего понимать такие вещи. Может, и хорошо. А я вот, получается, не набесилась. Олег… был Олег, и теперь есть, а только не со мной, и слава Богу, я так теперь рассуждаю. Има там, я тут, Марта тоже там. Дурашка белобрысая. Полтора года прошло, как ни слова, ни весточки. Ей уже три скоро будет.

Алёна замолчала. Руки бессильно опустились, и я не удержал её пальцы. Внутри пульсировал странный, противоречивый призыв. Как такое может быть? Совпадениям тоже должен быть предел. Но неужели? Нет, это сейчас ничуть не проще, чем сойти с поезда. Задать вопрос и понять, наконец, где правда, а где иллюзия. Что там она сказала про сорванную крышу? А что я за психотерапевт такой? Мне ли мерить, насколько может крыша улетать? И я задал вопрос:

— У тебя есть фотография дочери? Я хочу посмотреть.

Алёна вздрогнула.

Это можно было почувствовать на расстоянии. И она почувствовала. Я напрягся, готовый ко всему. Сжался в кокон воображаемой защиты, как учил один знакомый с экстрасенсорными способностями. Алёна восприняла эту защиту по-своему.

— И ты туда же?

Такая реакция запутала ещё больше. Она хочет продолжить странную игру? Ну, давай продолжим, друг мой Алёна, я уже и на это согласен.

— Нет, но мне важно посмотреть на её фото. У тебя ведь есть?

— Увы. Есть негативы, но они дома и там ничего не разобрать. Я могу отпечатать, если надо. Был бы сканер специальный, тогда запросто. Только эти сканеры редкость.

— У меня на работе есть.

— Да? — девушка дёрнула бровью, а потом прищурилась, — Нет, я должна сама это сделать.

Что тут поделать? Остаётся пожать плечами.

— Ты спрашиваешь, как поступить? — медленно начал я, — Я скажу тебе, как поступить. Разберись в себе. Честно в себе разберись, и тогда решай. Я тебе прежде всего друг, а потом уже Тамплиер. Если не можешь на что-то решиться, жди. Пусть решение созреет и станет неудержимым. Вот когда попрёт наружу бешеным танком, тогда и действуй, а то потом всю жизнь горевать будешь, что поступила неверно. Просто не спеши. Сейчас ты можешь что-то изменить? Вернуться к своему Име, например, нет, не можешь? Вот, значит и не надо. Когда сможешь или захочешь, или нет, когда захочешь и сможешь, тогда и случиться. А пока…

— А как ты думаешь, чего я хочу? — неожиданно спросила Алёна.

А вот пусть кто-нибудь решится ответить на этот вопрос. Я не беру гипотетическую ситуацию, когда двое наедине за распитием вина. Когда вопрос задаёт женщина и смотрит в лицо преданным, доверчивым взглядом. Женщина красивая и близкая. Можно смело ставить эпитет — желанная.

Но не в этом случае.

Я и мог бы всё упростить, попыткой расставить все точки над «ё». Одним вопросом рассеять все сомнения, но каковы будут последствия? Самое вероятное, что я потеряю друга. Может быть, узнаю истину, но навсегда перестану быть для Алёны тем, кем был все эти годы? Или я уже перестал им быть? Или из друга превратился в кого-то ещё? Скорее первое. Друзей в таких вещах не подозревают, а если подозревают, то спрашивают прямо и открыто.

А вот я не могу так поступить. Может, всё дело в ниточке, которая тонка как никогда? Тоньше, чем самый тонкий волосок. Вопрос в другом: кто на том конце волоска.

— Этого я не знаю, — невнятный ответ прозвучал к месту.

Алёна вздохнула и кивнула собственным невесёлым мыслям.

Мы остались сидеть и молча допивать вино. Жевали круассаны и смотрели, как улицы наводняют люди. Мирокрай оживал после положенной часами спячки. Циферблаты размеренно отсчитывали доли времени, а меня потихоньку клонило в сон. Это по началу вино с утра кажется отличной идеей. Чуть начнёт припекать солнце, хмель ударяет в голову. Хоть закусывай, хоть так пей, всё одно. Вот, что значит проснуться ни свет ни заря.

— Слушай, я пойду, если надумаю что, обязательно скажу. Ты не кисни, всё образуется, — жалкая попытка спрятать бессилие и сомнение. А что ещё я мог посоветовать? Чтобы созрело решение, нужно время. Это не просто задачка дважды два, а намного сложнее. Точнее, единожды един, а в результате три. Надо же, какая чушь в голову лезет? Единожды един — три. Алёна, Има и дочка Марта. Обалдеть.

Да, пора домой, в душ и спать. В голове полная каша.

— Тамплиер, а тамплиер?

— Угу.

— А как там твоя БиБаБу?

— Чего? — добрую долю хмеля сняло как рукой. Я дёрнулся и замер, не в силах отвести взгляда от Алёниных глаз. Там, в серо-голубой глубине таился какой-то весёлый огонёк. Весь из себя осмысленный и твёрдый. Такое впечатление, будто Алёна не то играет, не то чего-то не договаривает. От её вопроса подозрение усилилось.

— Подожди-ка. Как-как ты её назвала?

— Ха! А ты никогда не читал её ника?

— Откуда… ты знаешь её ник?

— Вот тебе на, Сталкер! Да неужто ты забыл, как я иногда захожу к тебе в гости? Три дня назад была, компик врубала. У тебя же почтовая программа в автозагрузке.

Точка к точке, кубик к кубику. Тетрис, а не разговор. Но я не могу спросить, читала ли она наши письма. Если то, что я тут себе сейчас навыдумывал — правда, то вопрос не имеет смысла. А если нет, то как я могу её обидеть? Она никогда не станет читать чужую переписку.

— Ты не заметила, там не было новых писем?

— Ты знаешь, не уверена, — девушка растянула ответ по слогам, — Может, и были, но я свою почту смотрю через браузер.

Я решительно поднялся со скамейки и бросил пакет в урну.

— Алён, спасибо, что поделилась своим горем. Я не шучу.

— Ага, ещё бы ты шутил, — произнесла она с горькой улыбкой.

— Пора мне домой. Ты не опускай руки, не вздумай, поняла? Мы обязательно что-нибудь придумаем, — интересно, можно ли меня назвать двуличным? Вдогонку словам я думал очень непростые мысли. Как будто пытался увидеть не просто образ Алёны, а какой-то другой образ, спрятанный рядышком или внутри. Или всё дело в том, что я никогда до конца не знал Алёну, всегда считал её девушкой чуть-чуть моложе, даже чуть-чуть глупее себя. Всегда относился как бы свысока, но без снобизма. А внутри всё оказалось гораздо сложнее. Как часто мы не видим внутреннего мира за внешней простотой? Оказывается, часто. Тому в подтверждение вся история Алёны.

Кто ты? — захотелось задать вопрос. Голосом? Нет, голоса я ни разу не слышал. Словами Маши.

— Так как она, Маша? Вы с ней переписываетесь?

— Да, — этот разговор перестал быть простым, он перетёк в какую-то многослойную фазу. Стал для меня слишком многозначным, и я сдался. Решил прекратить разговор до поры. До какой? Кто бы знал.

— Ладно, ладно. Беги, отдыхай. Маша точно тебе написала и ещё напишет.

— Почему ты так уверена?

— Потому, — рассмеялась Алёна и махнула рукой на прощанье.

Я пошёл прочь. Обернулся и увидел, как девушка что-то набирает клавиатурой телефона. Личная переписка, чего же тут не понять? Она есть у всех. Другое дело, кто кому напишет.


У дома особенный запах, надо же, а я уже успел от него отвыкнуть. Алёна забыла выключить свет в моей комнате, пока перестелала постельное бельё. Вот ведь умница.

После душа я включил компьютер и собрался проверить почту.

Как бы не так.

«Вы вводите правильные логии и пароль, но в связи с некоторыми техническими трудностями доступ к почте временно невозможен».

Нельзя сказать, что надпись заставила меня удивиться. Зато я от души посмеялся. На подсознании как раз и ждал чего-то в этом роде: неожиданности, происшествия. Самое время для вопроса: ну-ну, интересно, что будет дальше?

Утро вечера мудренее, а вечер после ранней побудки ещё продуктивнее, если как следует выспаться днём. Я с удовольствием вытянулся на кровати, а сон не заставил себя ждать.

— 10-

Как всегда и бывает, раздался телефонный звонок. Судя по циферблату, проспал я часа два, не больше. Опять игры времени? Ничего подобного. Сон вернул меня обратно в человеческое состояние, а с противным привкусом во рту и головной болью придётся бороться потом.

— Слушаю, — хрипло отозвался я на звонок.

— А ты чего не в офисе? — строго спросила Камила.

— Не понял, — начал было я, а потом осёкся. Я ведь обещал появиться на работе в день приезда. Сейчас одиннадцать, а это значит, претензия уместна. Надо же, как Алёна сбила с толку.

— Тебя бы головой под душ, соня. Быстро ноги в руки и сюда! Есть срочное задание. Или останешься без зарплаты.

Ничего себе угрозы. Бюджет меня, как отдельно взятого субъекта Мирокрая, сильно пошатнулся от поездки на восток, а до заветного пятого числа ещё неделя. Значит, надо как-то выкручиваться, а то в холодильнике мышь повесилась, и проездной вот-вот закончится. Как жить-то, а? Слава Богу, Интернет поквартально оплачен.

— Буду ровно в двенадцать, — голос трещал заспанным фальцетом так, что самому было противно слушать.

— Ждём, — мгновенно повеселела Камила. Из этого я понял, что пока ничего страшного не произошло. Генерального нет или он не жаждет видеть меня немедленно. Иначе со мной общались бы другим тоном.

Почта.

Почта подождёт.

Чинят, небось, знаем мы этих цифроделов айтишников.

После отчаянной дозы зубной пасты и шампуня я основательно взмок, но приобрёл достойный вид. Убедил себя и рыбок, что корма в дозаторе пока хватит, и выскочил из дома.

После долгого пути на поезде метро и троллейбусы выглядят как-то понарошку. Или это я спросонья? Иными словами доехал я очень быстро.

В офисе встретили настороженно и исподлобья. Не любят у нас внештатников. Раз птичка перелётная, значит, и кормить её семечками, в смысле, зарплату поменьше. А если доходит слух, что это не так, начинают зубами скрежетать и тихо завидовать. Не все, но многие. Проще пропускать мимо внимания, делать вид, будто и нет ничего.

— Тебе там в паспорт ничего не наштамповали?

— Где? — удивился я вопросу Камилы.

— Где-где, да везде! На том же пароме.

— А… Нет вроде.

— Хорошо, а то раньше сам знаешь, как было, особенно с этими Северными территориями на Дальнем Востоке, — она растаяла, едва увидела мой собранный вид и рабочее настроение, и теперь щебетала как канарейка, — раньше вообще всё было сложнее.

— Угу, — мыслями я был гораздо дальше от работы, чем лицом. Мне бы компик, почту проверить. Привязалось же слово, ни бантика, ни узелка.

— Тогда давай сюда свой паспорт, — распорядилась гроза ресепшена.

— А это ещё зачем?

— Как зачем? Билеты вам с генеральным заказываю. Вылет сегодня ночью.

— Чего-чего?

Беспредел какой-то, а не работа. Отказаться могу, а ведь не стану. Знать бы ещё куда, а главное, зачем. Но весь арсенал рабочих инструментов у меня с собой. Ноут бы купить, как у Лёхи, да стоит дорого. Попробовать взять у него? Не факт, что даст, вдруг самому сейчас нужен. А, ну и ладно. Если надо, у шэфа одолжу, он добрый.

— Иди, проверяй уже свою почту, — Камила посмеялась над моим ерзаньем и великодушно отпустила.

Всё-таки не зря цифроделы едят свой хлеб, или что там у них вместо хлеба. Почта заработала.

1bibaby: Здравствуй, милый мой Сталкер, я вся извелась. Ты помнишь тот вечер, в который мы собирались дотянуться друг до дружки? Это было что-то, скажу я тебе. В деталях не помню, ты не смейся, пожалуйста, и не думай, что напилась я или ещё что похуже. Со мной такого не бывает. Да это я всё так, оправдываюсь зазря, знаю, что ты про меня дурного не подумаешь. Привыкла, что люди, раз не понимают, то клеймят всем вспомянутым. Так вот, о том вечере, как не странно, больше знает мама. Она как-то не спала, ты знаешь, со стариками случается. И она всё слышала. Говорит, я стонала во сне, звала тебя, и вела себя как помешанная. Но я сделала всё как нужно, и теперь вот жду твоих слов. Дала все подсказки, какие смогла, даже несколько их у меня, тебе одну назвать и того будет достаточно. Хочешь начистоту? Я и так знаю, что ты это ты. Я в тот день, когда ты ехал назад, днём спать прилегла, бывает так, что нездоровится. А потом меня как током дёрнуло, что ты рядом. Лапушка с бабушкой гуляла, а я вскочила и на улицу. Нет, не в одних трусах, и не надейся. Хи-хик. Поскакала на вокзал, а поезд уже отправляется. Я даже и видела его мельком. А тебя… вот тут не знаю, не уверена. Было что-то такое странное в воздухе, но ты не знал, что я прибегу, и не стал меня искать. Что было, то было. Потом по городу немного погуляла, в магазин за продуктами зашла, и домой. А у меня для тебя сюрприз! О чём ты сейчас подумал, а? Надеешься, вот так всё брошу и приеду? Нет, солнышко, я не такая, чтобы ребёнка оставить. Ну, разве вот на маму и то на несколько часов. Я тебе фотографий наслала! Лапульки своей ненаглядной. Ну-ка прокрути вниз колесом мышки, загляни в приложенный архив!

Маша, а Маша, не слишком ли ты вовремя прислала мне фото? Дай-ка посмотрим на дату отправления. Ага, конечно. Сегодняшнее число, полчаса назад. Вот ты и попалась, «Маша». А фото посмотрим, обязательно. Прямо сейчас.

Я открыл папку и обнаружил там четыре фотографии. Очаровательный ребёнок, глазки чёрные, или просто карие, не дать не взять виноградинки. Волосы русые, растрёпанные от шалостей. Мордашка перемазана какой-то фруктовой смесью, мороженым что ли? На другой фотографии видно — пирожок с джемом. Макдоналдс. Забавно, но девочке тут года два, не больше. Или нет? Маленькая и растрёпанная. Шалунья. Лапушка. На Машу не очень похожа, хотя на кого похожи дети — это извечный вопрос, ничуть не проще многотрудного «что делать». Вот пока своих нет, а будут, так научусь определять, кто на кого похож. Наверное.

Вообще-то странно. Где-то я слышал, что родители часто своих детей называют не самыми лестными словами. Дети, они, конечно, милые, но достают, дай Боже. Опять-таки понаслышке всё, своего-то опыта нет. Вот и странно, что Маша так ласково о дочке, лапушка да лапушка. Как будто не часто с ней видится. Может, всё обман? Может, это у неё отец забрал дочь, а она какая-нибудь алкоголичка, а себе мнит и хочет казаться?

Господи, да что же я такое думаю! Не она ли её дурашкой белобрысой называла? Алёна или Маша? Или это одно лицо с основательно подвинутой крышей? Вот и дата на письме соответствует. Кажется, я разгадал эту нелепую головоломку.

За спиной раздался стук кулаком по столу.

— Блин, Василий, ну ты задрал уже!

Ого, это наш менеджер Денис будет ругаться с дизайнером Васей. Старая песня на главную тему. Два балбеса — что дружат, что ссорятся, не поймёшь, в шутку или в серьёз. Как-то раз над головой линейка просвистела. Кто в кого запустил, не знаю, но точно кто-то из этих двоих. Если в офисе ор, значит, это два заклятых друга выясняют отношения. Когда кто-то напортачил с тиражом или ещё какая напасть, шухера намного меньше.

— А чего тебе надо? Я всё тебе отправил!

— Когда ты мне отправил? Ты на работу сегодня когда припёрся?

— Дэн, пошёл в пень, я отправил тебе макет.

— Когда ты мне макет отправил, а? Где он, твой макет долбаный?

— Вчера поздно, когда ты ушёл уже, понял?

— А у меня нет ничего на ящике. А, стоп, молчу. Нет, погоди, от тебя пришло, но ты на время посмотри!

— Что на него смотреть?

— Вась, ты за идиота меня не держи, не надо. Письмо пришло только сейчас, сервер с утра работает, и от тебя писем не было.

— Ну, я не знаю, что там с сервером, я не пользуюсь корпоративным ящиком.

— А почему ты им не пользуешься?

— А ты админу скажи, чтобы расчищал сервер, туда два мега иной раз не положишь. И вообще, вон посмотри, у меня в отправленных когда стоит? Понял?

— У тебя чего, учётная запись на другой сервер что ли?

— Да, на бесплатную почту, которая может и глючит иногда, зато писем никогда не теряет, понял?

— Всё, понял, понял. Молчу. Работай давай.

— Сам работай. Ты меня на «понял» не бери, понял?

— Понял. Пошли курить.

— Пошли. Ща, погоди, кофе налью.

Вот такая чехарда. Иной раз по десять раз на дню. Весь офис потом давится от смеха, а им хоть бы что. А вот мне в тот моментстало не до смеха.

— Денис, погоди, — крикнул я вдогонку, — В какое время тебе Васино письмо пришло?

Менеджер застыл в дверях и настороженно оглянулся.

— А тебе зачем?

— Да у меня почтовый ящик на бесплатном, а там с утра какая-то проблема была. Так во сколько? Мне очень важно.

— Ну, посмотри там сам на мониторе, только не трогай ничего, окей?

— О’кей.

Что за время там будет стоять, я и так уже знал. Просто убедился лишний раз. То же самое, что и на Машином письме. А это значит… А это ничего теперь не значит, наоборот ещё больше запутывает. Так, где тут время отправления письма? Ага, похоже, на следующий день после того, как я видел её на вокзале. Или это была не она? Нет, не стоит об этом писать. А то получится, что мне всё причудилось. Она считает, что я её не ждал, так и пусть считает. Я напишу ей ответ, и расскажу про первый контакт. Или про то, что мне показалось первым контактом. Стоп, минутку. Время отправления выставляется как? Через часы компьютера или почтового сервера? Вот тут-то и непонятно. Бывает, время на компиках специально переводят. Пойти поспрашивать сисадмина? Ну да, делать ему нечего, как отвечать на глупые вопросы ламеров вроде меня. На стене даже прейскурант весит: вопрос на тему компов 50 у.е., глупый вопрос на ту же тему — 100 у.е. Шутка шуткой, а настрой понятен. Бог с ней, с датой, как-нибудь потом узнаю.

Ага, минутку, тут ещё одно письмо и снова от Маши.

1bibaby : У нас обед, я лапульку спать утолкала и бегом на почту, благо, что рядышком. Ты не пишешь и не пишешь, я вся напуганная, даже не передать как. Ты ведь приехал уже? Только сейчас, должно быть. Не знаю, когда там ваш поезд пребывает, спросить не спросила, клуша. Тамплиер, милый, да бог с ними, со снами этими и контактами. Я и так знаю, что ты это ты, а не кто ещё. Знаешь, я пока тут без тебя жила эти две недели, то есть без писем твоих, почитала много про Грааль. Согласна, что, скорее всего, это полная выдумка, не было никогда никакого Грааля. Крестоносцы хотели получить реликвии из Святой земли и Константинополя, вот и подхватили писцы популярную тему. А про Киото и фон Эшенбаха ты интересно подумал. Ведь там действительно пересекаются христианство, ислам, иудейские мистерии, буддизм. Как будто кто попутешествовал по миру того времени, понабрался всего и составил путевые записки. Мог тот германец получить рукопись и переработать её на свой лад? Создать книгу, насколько хватило сил и литературного таланта? Ещё бы не мог. Ну и Грааль туда для полноты букета. Мотив-то популярный и ходовой. Но это всё философия, филология и даже филантропия. А ты кто, Тамплиер-Сталкер? Филантроп, филолог или философ? Хихик. Это я так, смеюсь-стебусь. Но на душе как-то муторно и боязно. Я тут встретила одноклассника того, ну, помнишь, рассказывала. Он лапульку в садик устроил. Пока она туда, кстати, не ходит, может, с той недели вернёмся. Там карантин ввели, у кого-то свинку заподозрили, вот мы и сидим по домам. Как же обходятся те, кто работает в конторах? Я не представляю. Надо сдружиться с девчонками, может, помогу кому сидеть с малой, если вдруг такое будет. Карантин карантином, а если не на кого детёнка оставить, это беда. Интерферона закапать всем в носы и, считай, обезопасила. Ну, это так, гипотетически. Людям ведь помогать надо, правда? Ты вон помогаешь, я знаю. Так вот, Стёпа, то есть, Степан Иванович, спросил меня, как садик? Я говорю супер, ты спас меня, помог и всё такое. Он говорит, услуга за услугу. И так на меня посмотрел, я чуть язык не проглотила. Он вообще мужик-то харизматичный, холостой, кстати, кажется, но я так не хочу. Так вот посмотрел и продолжает: я тебе потом позже позвоню, и мы обо всём договоримся. Встретимся, в кафе посидим, ну всё как полагается. Ты ведь не против? Так с вопросом и ушёл. А я стою, ни жива, ни мертва, мне и страшно и противно. Другому кому я бы сразу выдала, а то и всыпала, это я умею. А он знает меня с тех лет, когда чуть не на одном горшке сидят, да и помог. Ну, как я могу ему в нос кулаком? А стоило, наверное. Побежала домой, лицом в подушку и реву, как дура. Он же, гад знает, что у меня никого нет. А ты далеко. Тамплиер, что мне делать, а? Боюсь. И жду тебя. Да, да и ещё тысячу раз да. Бросай все свои заботы, приезжай ко мне, кто бы ты ни был. Хотя бы увидеть тебя. Не боюсь я этого Степан Иваныча, и не потому зову, что вчера он так со мной не по-рыцарски. А ты Тамплиер, если понадобится, приедешь и вдаришь ему, прохвосту плешивому. Как рыцарь. Это если потребуется. А то и не знаю. Это они все такие по началу шустрые, а потом быстро тушуются, как дело жареным пахнет. Вот, но это опять же, не главное. Хоть ты чёрт с рогами, прости Господи, я хочу уже тебя видеть. А увижу так и остальное всё скажу. Ты ведь знаешь, что я хочу тебе сказать? Знаешь… И я даже уже ничего-ничего не боюсь. А ещё мне почему-то кажется, что лапулька на тебя похожа. Глупость несусветная, я понимаю. Так быть не может и не бывает никогда, но пусть будет. Можно один разок пожелать чуда так, чтобы оно могло исполниться? Я думаю можно, и Господь разрешит. Кстати, как тебе фотки? Твоя Маша.

Я захлопнул письмо, потому что это уже слишком. Нет, письмо отличное, с этим всё хорошо. Просто оно до краёв наполнено чувствами, невысказанными, и от того, на мой взгляд, более бурными. Маша, Маша, что же ты со мной делаешь? Этот вопрос не был оформлен в слова, он звучал глубоко внутри. В самом сердце. Вопрос звучал, и я как будто знал ответ. Но ответ двоился, рябил миражом и сводил с ума. Это не может быть Алёна. Или может? Так прямо и надо задать вопрос? Ага, и тогда Маша, если она Маша, покрутит у виска пальцем и решит, что Тамплиер совсем с катушек сталкернулся. Как знать, может она права?

Дочка на меня похожа?

Ну-ка посмотрим внимательнее.

Детское лицо улыбалось мне тремя картинками, а четвёртой надуто хмурилось. Причина не во мне, а в отобранном за хулиганство пакетике соуса. Кажется, так. Смешная она. Маша с ней строго, но может так и надо? Едой не балуются. Похожа? Неужели?

Стоп, а ведь действительно.

Помню детские фотографии, где я с друзьями. Там. Точно, там похожее лицо. Господи, как же я раньше не увидел? Не копия, конечно, но… Почему? Как так может быть?

Особенно хорошо помню фото с первого сентября, когда мы первый раз и в первый класс. Ну, точно, ошибиться невозможно.

Остался один единственный вопрос. Что это, правда или нелепая мистификация? Слишком сложно даже для Алёны. Может, для Маши просто, ведь она гораздо сложнее, чем кажется. Ладно, оставим это на потом. Вопрос без ответа лучше, чем невнятный вопрос. Хотя вопросов уже целый ворох скопился, и ни на один нет ответа. Самое дикое, что дальше их становится всё больше. Раньше надо было задавть. Теперь — глупо.

Курсор с готовностью мигнул на экране.

Ta/\/\n/\\/\ep: Машенька, здравствуй. Давай начистоту. Ты не пугайся, но у меня сейчас сложности, с которыми так просто на вскидку не разобраться. Прямо сейчас приехать не могу, у меня тут аврал какой-то. Лечу вечером с шэфом, а куда, даже не знаю. Так то без разницы, Мирокрай он по всему Мирокраю Мирокрай, как говорят. Но отвязаться не могу, иначе лишусь зарплаты. Я теперь чувствую себя обязанным быть послушным долгу. И ниточкой с тобою связан невидимой, так что не бойся. В обиду не дам. Пока просто будь внимательна с этим своим Степанычем. Не ходи одна, без надобности не покидай дома. Я приеду, как только освобожусь. Стрёмно, конечно, не факт, что отпустят. И что я тогда делать буду? Тоже вопросец, да? Пресловутая теорема о степенях свободы. Сам придумал, сам страдаю. Я вообще-то думаю, всё обойдётся. Но приехать и поговорить с этим перцем по душам надо, я знаю. Я обещаю, что это удастся в самое ближайшее время. А если что-то случится… Ладно, я, кажется, придумал, что делать. Господи, это как подсказка в головоломке, понимаешь? Нет, не понимаешь. И ни о какой головоломке не ведаешь, вот ведь напасть. Ладно, это всё мои проблемы, но я с ними справлюсь. А такая идея и правда осуществима. Это на случай, если тебе будут угрожать или что-то в этом роде. Не волнуйся, я повторяю снова. Как же не к селу эта командировка. Попробую отвертеться, но не факт, что получится. Шэф у нас хитрый, умный и душевный. Без дела не напрягает, но если напряжёт, то по делу и не откажешься. Алексей Алексеевич. Мы его за глаза Одиссеем зовём, потому что и правда хитёр да находчив. К тому же он грек, вроде родственник владельца Эконики, но это всё слухи. Сбился. Да, так вот о сне. Я сейчас опишу тебе, что пережил, а дальше ты сама смотри, что там правда, а что привиделось. Это и правда была ночь, и как будто мы вместе лежали на одной постели. На тебе была кофта-майка, не знаю, то ли льняная, то ли ещё какая. Как будто серая, может рубашка. Там карманы цветные, что ли? Не пижама. И волосы у тебя таким смешным ёжиком, как у Земфиры. Комната длинная узкая, вроде второй этаж или первый. Рядом парк с памятником, но окнами комната не туда, а наоборот. У тебя были холодные пальцы, но дыхание горячее. То есть я его чувствовал так, как если бы лежал на кровати, а ты рядышком опиралась на локоть. Там ещё стол деревянный возле окна. Кажется, справа. На окне занавески тонкие, но непонятно, что за ними. Светло, как если бы вокруг светили ночные фонари, но ламп из окна не видать. Вот и всё, что было. Не знаю, на что это похоже в реальности, всё ощущение секунд на пять, может десять. Потом сбилось. Вот такая нелепица. Не суди строго, я не очень-то умею сны рассказывать. Свои. Чужие легче. Кстати, я рассказ в поезде написал. Прилеплю к письму, почитай, если захочешь. Он как раз о снах. Вроде выдумка выдумкой, а там кто его знает?

Тут меня прервали. Камила громко зачитала мои данные для заказа билетов, а потом стала читать про шефа:

— Одиссей Алексеевич, — смутилась и засмеялась.

Шэф выглянул из кабинета. Хитрый, довольный и загадочный.

— Камилочка, звала?

Он мужик очень демократичный, на чём многие и попадаются. Пошлого панибратства не любит, но с чувством юмора у него всё в порядке.

— Простите, Алексей Алексеевич, я как раз билеты заказываю. Наверное, оговорилась.

Она покраснела, но шэф расхохотался.

— Ещё две-три оговорки, и будете платить из своего кармана.

— За что?

— Оплатите мне замену паспорта! Поменяю имя, и дело с концом. Всем ведь станет проще, разве нет?

Все, кто были в офисе, дружно засмеялись.

Тут он заметил меня и сделал шаг на встречу.

Я приподнялся, и мы пожали друг другу руки.

— Давай ко мне в кабинет.

— Э…

Он быстро прищурился на мой экран. Скорее театрально, чем с целью что-то там рассмотреть.

— Через десять минут. И закажи себе кофе как ты любишь, мы тут Камиле новую кофмашину купили.

Он исчез за дверью, а я вернулся к письму.

Про землю, где была древняя японская столица, проще не писать, а рассказывать. Я как приеду, обязательно всё тебе поведаю. Даже в лицах покажу. Оставил там бутылку вина недопитую, у них там принято. Прикинь, окажусь там через год, а она всё стоит и ждёт меня. Чушь, да? Вина столько не живут открытыми? А там кто знает. Этим японцам по силам придумать какие-нибудь особенные пробки, чтобы сохранилось. Главное — остаётся на сердце впечатление, что это очень самобытная культура. Они приоделись в костюмы, сели на машины всевозможных иномарок, небоскрёбов настроили. Но внутри остались сами собой. Вот в чём вся ценность. Мифы, религии, манеры. Всё-всё своё. В синтоистском храме я поговорил с монахом, и он намекнул, о правильности моей гипотезы про крестоносцев. Более того, он как будто знал, что я приду. И сказал, что Грааля там нети и никогда его в Японии не искали. Ни крестоносцы, ни кто другой. Нету Грааля. Пусто. Фикция, выдумка. Но есть перекличка истории древнего Киото и рукописи фон Эшенбаха. Я нашёл её. Как раз касается язычника, что вычислил имя бога на звёздах, будто это и есть Святой Грааль. Так написано у германского автора. А сам монах, как я узнал, был буддистом. Правда, как звать не выяснил, но тоже как-то на Эф, и созвучно. Это монах мне поведал. Тот монастырь, где жил таинственный философ с именем на Эф сгорел в пожаре 1200 года. По нашему календарю. Понимаешь, о чём я? К пожару могли быть причастны крестоносцы-госпитальеры. С них станется. Вот и всё, пожалуй. Привёз оттуда маленький сувенир, деревянную Нэко, раскрашенную в белое и чёрное. Кошка такая священная. Так, на вокзале купил по дешёвке. Пусть будет на память. Всё, пошёл я к шефу на ковёр, узнаю, куда это мы летим. Туда, понимаешь, сюда. Да уж, назвался Тамплиером, будь готов путешествовать.

Письмо отправилось, а я заказал у каппучино с апельсиновым соком, холодный и с шоколадной крошкой. Пусть теперь мучается. Пить не пил такое чудо, но в сети читал, что вкус неописуемый.

— Садись, — пригласил шэф и погасил экран компьютера.

Гостевое кресло у него мягкое и уютное. В этом удобстве можно говорить о чем угодно.

— Ты ведь не откажешься слетать со мной туда, где лежит Золотое яблоко?

— Господи, это через океан, что ли?

— В самую точку. Видишь ли, там надо будет быстро состряпать репортаж об Архитектурном конгрессе. Надо хорошо и качественно. Тут потом его на самый верх потянут. Ты переведёшь на английский, а потом ещё на иврит.

— Я иврита не знаю.

— Да, я в курсе. Но ты как-то говорил, у тебя есть знакомая, какжется, Алёна? Так вот она в турфирме, которая по Израилю работает, так?

— Вроде бы…

— Там и надо найти переводчика. Быстро и надёжно. Справишься?

— Ну… У Алёны сегодня выходной.

Он глубокомысленно втянул ноздрями воздух.

— Окей, ладно. Тогда вот тебе в дорогу. Будешь держаться с ней на связи, понял?

Он вытащил из ящика дорогущий коммуникатор Motorolla.

— Там инструкция на английском, но он русифицированный. Хотя тебе что на том, что на этом. Потому ты мне и нужен. Лучше тебя никто прямо не месте текст не переведёт. Интервью возьмёшь. Коммуникатор с диктофоном. Так что партийное задание — освоиться с аппаратом до десяти вечера. В десять отсюда едем прямо в аэропорт, самолёт в полночь. Вопросы есть?

— Есть.

— Задавай.

— Конгресс чему посвящён?

— Ага, молодец. Хочешь заранее освоить материал? Хвалю. Проекты бизнес центра класса А плюс. Понимаешь, о чём речь? Достославный Сити, который никак не достроят, детский лепет. Это будет центральный офис организации типа ВТО, но только наш, собственный. Не знаю, следил ли ты за последними событиями в мировой экономике, если нет, то я скину тебе рассылки на эту тему.

— Более или менее. Альтернатива ВТО? Да, читал что-то.

— Ну и хватит тогда. Общий полив знаков на триста сумеешь сделать, а остальное по делу, о самом Конгрессе и представленных проектах.

— Угу.

— Чего Камила кофе не несёт, не знаешь?

— Да я её рецептом озадачил.

Сказал шэфу про рецепт, вдобавок подсказал ссылку на сайт, где пишут об экзотических вкусностях из кофе.

— Ну ты и гурман. Могу поспорить, Камила сделает. Она тебя очень ценит и любит.

— Да что вы, Алексей Алексеевич. Зачастую на фантики порвать готова.

— А ты старайся смотреть глубже, Тамплиер, — он неожиданно закончил разговор моим ником. Вот от кого не ожидал, так это от него. Одиссей Алексеевич умеет преподносить сюрпризы.

Как не странно, Камила и правда сделала кофе. Сгоняла курьера за соком и шоколадом, сама приготовила дала напитку остыть. Не прошло и получаса, как стакан оказался у меня перед носом, а девушка состроила капризное выражение.

— Задал ты задачку, ничего не скажешь. Но я попробовала, и мне понравилось. Смешной ты. Спасибо.

— За что?

— За маленькое открытие в области пития кофе.

Она подмигнула и вернулась на вахту: принимать факсы, сортировать переписку и придираться к любому, кто нарушит заведённый офисный распорядок.

Прежде, чем заняться освоением чуда техники, я написал очень письмо Алёне. Сугубо деловое, прямо-таки на официальном шаблоне с фирменной символикой. Страсти страстями, и не стоит их перемешивать работой. А потом набрал номер Лёхи.

— О, здорово! — бодро откликнулся друг, — Опять пропадал, да? Алёна мне по асе стукнула, что ты в бегах до чайна-таун.

— Она как всегда всё напутала. Я ездил в район древней столицы Японии.

— Вот тебе делать нечего. Шучу. Завидую, и всё. Чего ты такой серьёзный? Тебя мой храмовник не обижает?

— Не обижает. Я же не шалю.

Посмеялись.

— Слушай, у меня проблема.

— Давай, выкладывай.

— Есть девушка. Маша. Она живёт… Ну, в общем, не близко. Полтора дня на поезде или три часа по воздуху. И у неё неприятности с одноклассником. То есть не факт, что что-то серьёзное, но мало ли. А меня опять в путь гонят.

— Так, куда не сей раз? Всё-таки делом занялся, паломников в святую землю водишь? Или как Сталкер, в Зону отчуждения? — Лёха громко закурил сигарету и, судя по звуку, вышел на балкон. Где-то там гудели-шумели машины.

— Бог с тобой, ни то, ни другое. За океан, к дядюшке Сэму.

— Ну-ну, — судя по голосу, Лёха сам бы ни за что туда не подался, — Так что с твоей девушкой? Это ведь твоя девушка, да?

— Ну, как бы да, хотя всё странно.

Лёха хмыкнул.

— Слушаешь? — забеспокоился я на молчаливое сопение.

— Да, ты говори, говори, — подбодрил Лёха.

— Если будет беда, она мне напишет. Я в командировке буду, но почту смотреть смогу. Ты… Ты, если что-то не так, сможешь выехать, за даму вступиться?

Странно ждать какой-то иной реакции. Потому и не стану ему про Алёну рассказывать. С него станется сорваться и поехать бить морду лица финну Име. Может бить и не станет, а по ушам так словесно покатается, потом этот финн будет долго ходить контуженный. У Лёхи слишком болезненное чувство справедливости. Это похвально, но иной раз дипломатию он не понимает и не использует. Кажется, с Машиным приятелем это и нужно.

— Ты, это, не шутишь? Нет. Лады. Два часа до самолёта, ну и там максимум пол дня, самолёты в сезон часто летают. Будь спокоен, Тамплиер. Не пройдёт после тревоги и дня, как я буду на месте.

— Лёх, ты, это… Ну, не кипятись там, если что. Без увечий. И ещё деньги.

— В смысле? Он должен ей денег?

— Да нет, денег тебе на билет.

— А, ты про это? Да ладно, потом рассчитаемся если что. Лети себе спокойно, потопчи там кусты вокруг Капитолия. Давай диктуй адрес, куда лететь.

Он записал адрес под диктовку и прервал связь. Такими отзывчивыми людьми надо дорожить, а не использовать их без надобности. Людей вообще нельзя использовать. А Лёху я и вовсе боюсь лишний раз просить о помощи. Он же в лепёшку расшибётся, но всё сделает. С ущербом для себя, если надо. Этого и стыжусь.

Писем не было, и я углубился в подготовку к поездке.

Вечер тянулся долго и нудно, хотя скучать было некогда. Письмо от Маши пришло очень поздно, за четверть часа до нашего отъезда. Где же она Интернет нашла в полночь-то?

1bibaby : Тамплиер мой милый, что же ты творишь со мной? Откуда ты только взялся такой, а? Я и не знала, что могу так плакать. Плакала и смеялась, пока читала твоё письмо. Сердце готово разорваться от всего, что в нём накопилось. Господи, милый мой, да это просто какое-то чудо. Я ждала его, а оно раз и тут. Не могу поверить и верю. Откуда, святой Боже, откуда ты всё это взял? Разве я говорила тебе, что месяц назад постриглась куцым ёжиком? Смешно до невозможности. Попробовала, поэкспериментировала, называется. А кофта эта. Да, она на майку похожа. Серая и льняная. Купила пол года назад, а потом пришила к ней кармашки зелёные. Фальш карманы, просто по приколу. И это ты увидел? Как? В ту ночь я спала без неё, но это не важно, совсем не важно. Понимаешь? Комнату ты точно описал, только стол перепутал, он у меня с другой стороны от окна. Ты даже дом увидел, Господи, Тамплиер, это невероятно!!!!!!!!!!!!! У меня голова кругом от этого, я на ногах еле стою. Кто ты, а? Приезжай скорее! Я хочу посмотреть в твои глаза, хочу взять твои руки. Тамплиер, я тебя хочу. Всего и целиком. Это так тебе, к сведению. Чтобы быстрее приехал. Безобразница я, да? Да кто бы сказал мне, что я кому-то такое в письменном виде? Со стыда сгорю, а тут нате вам, пожалуйста. Хочешь, я помогу тебе даже Грааль найти? Я теперь, кажется, всё на свете могу. А всё ты. Веришь, нет? Никогда не думала, что бывают такие слёзы от счастья. Клавиатуру залью, и выставят меня из этой цифровой кофейни как раз два три. И не смогу тебе письма писать. Только с почты. Только днём. А там что прежде было холодно, как на улице стояла прохлада, что сейчас, когда жара на улице. Кондиционера у них нет, и поставят ли, кто знает? Но нельзя же так над людьми издеваться! Это здорово писать туда сюда письма, но я уже не могу, хочу тебя живого увидеть! Слышишь? Слышишь, конечно. Пиши. Твоя, твоя и только твоя, Маша. Целую.

Наверное, выглядел я не то чтобы очень глупо, а слегка пришибленно. Сердце стучало так, как никогда не стучало раньше. В голове кутерьма, это плоское слово. Может голова стоять на ушах? В отдельно взятом метафизическом случае да, и я тому живое доказательство. Шэф выглянул из кабинета и объявил пятиминутную готовность. Камила дремала в кресле и ободрилась, что скоро можно сдать вахту и отчалить до дома, ведь завтра будет заслуженный выходной в середине недели. Награда за посиделки и провожалки двух перелётных деятелей.

Ta/\/\n/\\/\ep: Убегаю. Прикинь, мы летим в гости к золотому яблоку! Ни разу там не был, а интересно посмотреть, что за океаном. Если что-то случится, я там в конце письма пришпилил электронную визитку Лёхи, помнишь, рассказывал? Обычный вордовский файл, но автоматом встаёт в почтовый адрес лист. Милая такая шутка, ты как программист точно оценишь. Знаешь, а я и не сомневался, что всё про тебя угадаю. Ты обещала мне помочь, вот и помогла. Я тоже с нетерпением жду объяснения глаза в глаза. Можно вопрос? Почему ты никогда ни строчки не написала про Алёну? Странный вопрос, да? Но мне важен твой ответ. Она часто спрашивает, как ты. Беспокоится за меня. И ещё вопрос. Откуда ты узнала про клочок пергамента у Персеваля? Я ведь не присылал тебе рассказ, написанный для Лёхи! Пожалуйста, ответь. Мне кажется, я имею право знать правду. Нет не так. Я ни сколько не сомневаюсь в твоей стопроцентной искренности, ты так же честна, как и я. Просто, я кое-что не понимаю. Поправь меня, если я запутался на ровном месте. С кем не бывает? Не суди строго. Твой Сталкер (он же Ta/\/\n/\\/\ep).

Через секунду я уже гасил компьютер под строгим взглядом шэфа.


Обо всех транспортных деталях не напишешь, да и смысла немного. Аэропорт встретил строго, но без придирок. Сейчас так принято, чтобы всем жилось спокойно. Мы загрузились в лайнер, и я достал инструкцию, пусть будет под рукой. В эконом-классе просят отключать средства связи, а в других, думаете иначе? Вот и нет. Но прежде, чем отключить wi-fi коммуникатора, я проверил почту и был вознаграждён.

1bibaby: Побежала я домой, а то глазам хоть спички выдавай. Знаешь, а я всё думала, когда ты начнёшь вопросы задавать? Вот и я один задала, но на мой ответить просто. А на твои — тоже просто, но это обычная женская тайна. А мне смешно, веришь? Даже подозреваю, в чём ты меня уличить собрался. Шутник, умора. Смешной ты. Но я не стану усложнять и без того сложную ситуацию. Я прочитала твой рассказ о дирижёре и думаю: ну, вот. Наконец-то о себе написал, а то будто и неживой какой. Цифровой фантом. Знаешь про таких? Счастье твое, что не знаешь. Да и ладно. Скажи, а ты друзей так же подбирал, и меня заодно? Враки всё, а? Нет, конечно, нет. Это ты потом написал, после всех наших писем-снов-контактов. У меня язык заплетается, то есть печатаю как в тумане. Спатьхочу, ясно. Хочешь узнать истину, так узнай. Поговори с Алёной. Спокойной ночив самолёте, тамплиер. Маша. Ты невнимательный. Так и не ответил на вопрос, философ ты, филолог или филантроп. Хихик.;-P.

Жирная точка размером в букву. Изыск цифрового дизайна. Или умысел? Нет никакого умысла, сейчас прямо и отвечу. Ей. Кому — ей? Маше или Алёне.

А какая разница?

Где тут новый документ в меню? Ага, полезем в инструкцию.

Шеф в соседнем кресле посмотрел и хмыкнул, когда я зашелестел тонкими страницами, запечатанными до полей. Смейся, хмыкай, шеф. Тебя бы на моё место.

Ага, тут ещё функция T9. Это когда ты вводишь букву, а окно подсказки уже готово выдать слово.

Дурость невероятная. С первой же попытки набрать три слова на «ф», упомянутые Алёно-Машей, я вспомнил анекдот про «фуфайку и флаг». Как теперь писать-то, если цифровые удобства элементарно писать мешают?

Как писать? Интересный вопрос.

Крестик на руке словно ожил, кольнул кожу деревянным стыком граней.

«Яблочный гость».

Если кто-то называл его писателем, он отнекивался.

— Какой же я писатель? Я просто пишу, и всё.

Смеялись.

И он смеялся и часто шутил, как часто в наше время люди стремятся стать писателями. Толку-то? Будешь ты писателем или не будешь, пока не напишешь достойную вещь, цена не велика. А потом хорошая вещь, как правило, бесценна. Только всё это философский трёп, и он его не любил. И других просил воздерживаться от глубоких многословных рассуждений.

— В них слишком мало смысла, — так он с горечью выносил приговор и шёл прочь.

Смотрел на сетевую литературу придирчиво, но без фанатизма. Правда, день ото дня тексты всё больше напоминали плохо зачищенные палимпсесты. Кальки, шаблоны и штампы выплывали наружу подобно нечистотам. Портили плавный поток языкового и творческого процесса. Это он про себя так рассуждал, но вслух не говорил. Иначе его самого упрекнули бы в словоблудстве.

Довольно долго так и продолжалось. Он тихо ругался на прелести цифровой техники и всяческих Интернет ухищрений, а когда на экране выплыла ссылка «How to Write Bestseller (For Dummies)», он сплюнул и окончательно зарёкся писать на цифровой клавиатуре.

Пошёл на рынок, один из тех, на интерес и розыск всевозможного старья. Долго бродил между клеенок с потрёпанными томами и милыми антикварными безделушками, полчаса любовался на потёртый Зингер начала двадцатого века, и умилял своим видом продавцов-пенсионеров. Точно-точно, твердили они друг другу смешливым шёпотом. Чудак или художник, а то и вовсе поэт.

— Пишущая машинка есть? Какая-нибудь старая, но с русской раскладкой.

Этот вопрос был задан раз двадцать, и лишь однажды нашёлся достойный ответ:

— Есть, мил человек. Старенькая Оливетти, а вот раскладка не нашенская. Но есть набор матриц.

— Матриц? — насторожился покупатель.

Женщина в цветастой шали, потрёпанном пальто и новеньких кедах улыбнулась. Морщинки на лице сложили добрый узор под стать глазам. Светлым и понятливым.

— Так раньше называли металлические формы, штампы в форме букв.

— А… Тогда беру.

Перепаять машинку на Русь дело непростое, но доступное. Он краем уха об этом слышал, и не видел причин отступаться от чудной затеи. А вот клавиши придётся наклейками метить, тут ничего не поделаешь. Да и горе-то не велико, чем наклейки виноваты, что им на цифре жить прихожится?

Поиск мастера через газету «Из рук в руки» занял день или два, а после пришлось ждать неделю.

И вот случилось. Новенькая свежим древесным лаком, обработанная олифой и где-то начищенная до тусклого блеска старого металла, оказалась на столе.

Он подумал, что надо бы отметить такое дело и полез было за бутылкой коньяка, припасённой с какого-то давнего случая. Идея что надо, но он решил подождать. Предчувствие?

Вставил лист под копирку, поднял руки над клавишами.

В коридоре раздался звонок. Интересно, кто бы это мог быть?

Хозяин прошлёпал давно дырявыми тапками в коридор и приложился к глазку. Что-то там виднелось, маячило, но в коридорах темно, лампы слабые, смех а не лампы. Зазвенели-заскрипели звонок-цепочка, и дверь приоткрылась.

На пороге стоял мальчишка лет десяти, может старше. В клетчатой ковбойке, в лихих, изрядно потрёпанных беготнёй и играми широких джинсах и простецких одноцветных сандаликах. Непричёсанный как воробей растрёпыш, очень по-мальчищьи чумазый, но в меру, улыбался неполным набором зубов.

— Здравствуй, а я к тебе. Можно?

Стоит признать, как хозяин удивился, но по натуре он был добрый и отзывчивый. Доверчивый до чудачества, но какой-то бессовестно везучий, а от того и остался таким до своих первых седин.

— Заходи, — просто сказал хозяин и посторонился.

В прихожей оказалось понятно, как много мальчишка носится по улице. Одна сандаля так же как оба хозяйские тапка просила каши, а светло русые волосы выгорели и давно мечтали о профессиональной стрижке. На скуластом сероглазом лице пестрела россыпью чехарда мелких веснушек, и от того детская улыбка казалась очень задорной, даже задиристой.

— Пойдём на кухню, что ли?

Мальчик не стеснялся, а на предостережение, что сандалики можно оставить, просто пожал плечами и заправил ремешок обратно.

— Ладно.

Вдвоем вошли на кухню.

Мальчишка совсем не по гостевому резво и уверенно взял себе стул. Сел на него и скрестил ноги. Ладонями упёрся в стулью подушку и чуть подался головой вперёд.

— Ух-ты какая! — сказал он это уважительно про машинку на столе. А под столом тихо пылился компьютер. Не то чтобы без надобности, а так. Пока в порыве эмоций хозяин расчистил весь стол, а куда деть связку монитор-ящик-клавиатура дело десятое.

— Вот пришёл погостить, хотел на тебя так посмотреть. Вблизи и глазами. Ничего, ты не против?

— Кто ты? — ошалело спросил хозяин.

— Я? Внучок той бабки, которая машинку продала.

Хозяин с сомнением повёл бровью.

— Ля-ля-ля. А может, я и пошутил, — мальчишка рассмеялся, — Дети же шутят, придумывают и врут иногда, вот взрослые им и не верят.

— Так ты меня обманул?

— А сам не знаю. Слушай, да какая разница? Ты и так знаешь, кто я.

Хозяин сглотнул. Догадка проста как яйцо, но как-то неустойчива. Кстати, что было первым, яйцо или курица?

— А то ты не знаешь? — словно прочёл его мысли пацан.

— Ну, просвети меня, неуча.

— Рентгеном? — гость снова засмеялся и сунул руку в карман. Достал небольшое зелёное яблоко, упорно потёр самой круглой стороной о джинсовую ткань на бедре и надкусил с сочным хрустом тугую мякоть. Пожевал, а потом положил на стол надкусанный плод. Обоими руками залез в шевелюру и с наслаждением почесался.

— Да шучу я, шучу, — оправдался мальчуган и серьёзно добавил: — Вначале было слово.

И замолчал.

Молчал и хозяин.

Они смотрели друг другу в глаза, и это был длинный диалог без всяких слов. Если там и звучали слова, то были они неразрывной цепочкой, непрерывным потоком-ручейком, а то и вовсе не слова. Образ-калейдоскоп со всем набором нужных спец эффектов.

— Ну что, теперь понял? — тихо спросил мальчишка.

— А я могу всё это понять? — так же тихо ответил хозяин.

— Значит, понял, — улыбнулся с какой-то недетской грустью гость и добавил, — Мощно ты про палимпсесты, я оценил. Нехилая шутка юмора, не каждый до такого догадается. Интернет — коллекция палимпсестов, гениально! Ладно, пора мне. Хорошо, правда хорошо. И хорошо, что ты такой. Пиши, у тебя всё получится. Зуб даю! — он щёлкнул по резцу чумазым пальцем, — Ай, шатается. Ну, это не важно.

— Так ты ребёнок? — изумился хозяин.

— А ты как думаешь? Перед вечностью все дети. Даже я.

Помолчали, и мальчишка поднялся со стула.

— Подожди, один вопрос, можно?

— Можно, конечно.

— А что такое Святой Грааль? И как его найти?

— Ты уже нашёл.

— В смысле?

— Да, ты и правда не всё понял. Ща погоди, — он сунул руки в карманы и покачался на пятках, — Попробую попроще. Я сам не знаю, что это за штука, но она работает. Кретьен де Труа написал о ней, и пока писал, ею пользовался.

— Чушь какая-то.

— Да? А ведь я тоже ею пользовался. Кстати, прикол, у меня это тоже была чашка. Но типа твоей, вон той на полке. Никакой не потир с дискусом, это всё люди сами придумали. Нет, ну было с чего, я не спорю, всё логично, и что Кретьен, что Вольфрам молодцы, дали всем жару. Правда, с крестовыми походами сильно нахулиганили. Ну да что я, в самом деле. Свобода воли, понимаешь. Хотят, пусть творят. Всё равно всем потом за всё ответится. Рано или поздно, так или иначе.

— Я не понимаю!

— Ну, это же так просто, — пожал плечами гость, — Грааль это вдохновение. Думаешь, я без него со всем этим справился? Ничего бы не получилось.

Он произнёс эти несколько слов, и мир как будто зазвенел. Тишиной и звуками, своим собственным внутренним дыханием, от чего не то поплыл, не то наоборот, стал чётче. То ли сплюснулся и приблизился, то ли наоборот обрёл глубокую перспективу, слабо понятную взгляду неподготовленных глаз. На краткий миг. А потом всё снова разгладилось. Но он успел запомнить ощущение, и сможет вызвать его снова. Должно быть, сможет… А там?

— Да и я всего не знаю, даже не могу тебе точно сказать, что это такое. Но прочно прилипло к нему Святой Грааль. Да, все атрибуты мира, так почитаемые христианством, они есть, и у каждого своя история. Но с ЭТИМ у них общего не много. И уж конечно не кубок с Тайной Вечери и не фиал с Чудодейственной кровью. Но ты вот нашёл, — он кивнул в сторону машинки, — забавно, а почему бы и нет? Форма-то может быть любой. Ну ладно, пошёл я. Иди закрой за мной.

Хозяин встал и пошёл следом. В дверях он остановился.

— Погоди, яблоко.

— А, это, — кивнул мальчишка и посмотрел в глаза хозяину необыкновенно ясным твёрдым взглядом, — а я вот слышал, когда пьёшь, надо закусывать. Я закусываю… если пью из него. Так даже вкуснее. Попробуй и ты. Если рискнёшь. Посмотрим, что получится.

Дверь захлопнулась, и хозяин вернулся на кухню. Долго смотрел на яблоко, пока не решился. А оно уже чуть-чуть обветрилось. Самое обычное яблоко, зелёное и должно быть кисло-сладкое. Вот и буреет след от детских зубов, кончено всё просто. Окисление железа, обычная реакция железа с кислородом. Как дыхание на основе гемоглобина.

Как кровь из раны.

И тогда он принял решение.


Много позже, когда компьютер вернулся на стол и скромно приютился в углу, он прочитал ссылку, которую прислал кто-то из знакомых. Интервью с Богом. Прочитал и посмеялся. Беззлобно от души. Это принято считать, что если смеются, то над кем-то и всё как-то над чьим-то горем. А иногда смеются потому, что хорошо, приятно и легко. И есть, что вспомнить.

— 11-

Шеф как-то странно посмотрел в мою сторону и побеспокоился, всё ли со мной в порядке.

— Всё отлично, — только губы пересохли, но об этом промолчал. Интересно, с чего он это?

— У тебя глаза блестят, и ты как-то не то побледнел, не то осунулся. Точно всё хорошо?

Хорошо, и лучше некуда. Я бодро кивнул в ответ, а потом усталость взяла положенное, и я закрыл глаза.

Когда проснулся, мир вокруг гудел тремором фюзеляжа и торможением. За стеклом высились тысячелюдные фрагменты застроенных до неба районов. Никогда бы не подумал, что в одном месте может быть так много высоких домов. Кажется, эим уже не подходит планка небоскребов. Это уже что-то иное. Красивое, непонятное и сильно чужое.

Это неплохо, чужое помогает ценить своё. Как и новое позволяет чуть иначе взглянуть на старое, оставленное позади. Потом, правда, есть риск остаться во власти эмоций и предпочтений, но риск есть всегда, и его цена — расплата за свободу воли. Так мог бы сказать Яблочный гость, если бы нужно было что-то добавить к сказанному. А по-моему, и так неплохо. Поживём — увидим.

Мы не очень-то спешили. Пусть выйдут полновесным потоком все, кому надо очень срочно, а мы следом. Было опасение, что начнутся проволочки, но полиция даже паспортов не проверяла. Просто следила, чтобы пассажиры получили свой багаж и не имели претензий. Красота, когда всё так просто.

JFK гудел голосами объявлений на английском, испанском и японском, а вокруг на уровне лиц плыло пёстрое море людей. Это трудно объяснить как-то иначе, но казалось, лица и тела живут по отдельности. Уследить за движением отдельных людей в этом хаосе немыслимым.

Наконец мы оказались возле магистрали на огромной, аэродромных масштабов парковке. Начальник связался с кем-то по мобильному, а потом бодро указал верное направление. Нам уже подогнали машину. Старенький форд. Шикарно, бессовестно громоздкий на взгляд, непривычный. Образец национальной автоиндустрии.

— Ты разобрался с диктофоном?

— Да, я освоил аппарат.

— Хорошо, у нас времени не так уж много. Тут коллеги… добрые душки, взяли билет заранее, завтра в полдень отлёт обратно. Неудобно, конечно, но сейчас летняя суета, сам знаешь. Трансфер трещит от грузопассажирского потока, всё раскупают за месяц. Ты справишься с текстом?

— Я так понял по брифу двадцать, максимум тридцать тысяч знаков, и десять крупнейших архитектурных проектов. Нет ничего невозможного Алексей Алексеевич. Сяду вечером за ваш нотубук и всё сделаю.

— Своим давно пора обзавестись, дружок, — беззлобно пожурил начальник, — Ладно, ладно, я всё знаю. Справишься с этим, выпишу премию, как раз на что-нибудь достойное хватит. Дизайн тебе не делать, а тексты набирать в самый раз. Ноутбук вечером в твоём распоряжении. А то, хочешь, прямо тут купим? Без пошлин всяких.

— Не, лучше дома. Надо выбрать по уму.

— Хорошо.

Водитель не мешал нам разговором, пока мы выруливали на автостраду. А потом попросил пристегнуться. Горизонт сиял блеском отражённого неба. Стекло и сталь рвались вверх, словно струи льда или замороженные в точке времени фонтаны.

Путь наш лежал до отеля Виллингтон, это на сцепке седьмой Авеню и пятьдесят пятой Стрит. Три звезды, но три звезды в тех краях это точно три, а то и больше. Одна мозаика в интерьере чего стоит. У нас красота в метро, у них в отелях. Как-то так, для равновесия. Впрочем, расслабляться не дали. Мы побросали вещи в номер, где надо чирикнули кредиткой шэфа и отбыли на том же форде в галерею. Она разместилась недалеко, всего в трёх или четырёх поворотах, но адрес я не запомнил. Да и название такое, уж больно непривычное. Там огромные стеклянные стены и двери, так сделано, что готов легко поверить в невероятное. Огромное здание, где галерея на самом нижнем этаже, и всё это держится одним стеклом. Потолок — тоже технологический изыск. Смотришь, а там небо. Причём так реалистично, даже облака плывут. Наверное, натуральное. Всё дело в зеркальных пластинах. Что-то откуда-то куда-то проецируется и в результате небо во весь потолок.

Современная архитектура всё больше и больше уподобляется волшебству.

Между стендами не было стен. Пустое пространство, наполненное немногочисленной плеядой профессионалов. Они не столько разглядывали макеты, издали похожие на космические рисунки по проектам О’Нейла, сколько вчитывались в таблицы и листали пухлые папки спецификаций.

Дело делать, не щи хлебать, тут надо с умом и планом. Прежде всего я взял план экспозиции и набросал маршрут обхода. Фирмы выделил по алфавитному списку. Кстати, совсем не из головы брал предпочтения. Ещё в офисе я закачал на флэш-память несколько статей на заданную тему. Боже упаси меня компиляцию делать, никогда этим не занимался. А вот десяток названий, что на слуху и на верхушке архитектурного Олимпа — отличная подсказка. А то не разобраться, кто и что Дэвид Ховей, или при чём тут британский Waterman. Скажу по секрету, меня впечатлила сверло-образная стела в пол тысячи этажей, запалнированная на выпуск к пятнадцатому году. Сиер Тауэры в сравнении с ней — тонконогие заморышы.

Но не стоит проявлять личных симпатий, этим и скучна работа журналиста. Радость в том, что о десятке избранных надо писать с равным уважением и никому не отдавать предпочтение. Так что если где-то не достаёт, надо выдумать, но за рамки ни шагу. Это не реклама, а качественный обзор с элементами сравнения. Этим непростым проектом я и занялся. Удобный диктофон фиксировал живую английскую речь. Потом будет меньше возни с подборкой адекватного перевода. Терминология это та ещё проблема, и я решал её по мере сил и способностей. Редактор потом подправит, если будут откровенные ляпы.

Час менялся новым часом, и я продолжал работать. Изредка садился на свободный стул и делал пометы на ходу. Иногда вылуплялись целые готовые абзацы. Причём то на английском, то на русском. Это под настроение. Начальник нашёл каких-то нужных ему людей и не вылезал из переговорной. Однажды поймал меня и чуть не силком отправил пообедать. Суши и лазанью я проглотил почти бездумно. А иначе и нельзя, когда на тебя вдруг сваливается такое множество красот, высот и впечатлений. От виски отказался, хотя давно и преданно люблю редкий в наших краях Green Label.

Блуждание по просторам архитектурной ярмарки под вечер сильно утомило, и я едва не пропустил стенд, который цеплял внимание длинной названия. В немецком не бывает так много гласных. Тем более — повторных. С третьей попытки я сумел прочитать название, но повторить вслух вряд ли сумею. Белый фон и синий крест. Кто бы мог подумать?

А ведь мог.

Надо же, как тесен Мирокрай.

И я не ожидал его увидеть, и не узнал бы никогда. Что я знаю о предпочтениях Алёны, какие мужчины ей нравятся?

На мой взгляд слишком полный. Но полнота не отталкивала, скорее, наоборот. Как добрый плюшевый мишка. В простой джинсовой одежде, с закатанными рукавами. Чуть приоткрытый, улыбкой рот с рядом ровных крупных зубов. Глаза добрые, но без слащавости. Викинг, одним словом. Налысо выбритый, ростом под два метра. С огромными мозолистыми руками. На бэйдже имя с фамилией ещё более заковыристой, чем название фирмы.

— Има?

— Hello, — отозвался он и посмотрел на меня.

Тут же быстро прищурился и прочитал имя на моём бэйдже.

— А я смотрел фильм, — как-то сразу легко и по свойски сказал он мне, протянул руку и аккуратно пожал мою, ровно с той силой, чтобы мне не было больно. Да, такая рука способна не то что бани-печи класть, он лом согнёт и не поморщится. Приятно видеть, когда силу осознают и соизмеряют.

— Какой фильм? — я тоже продолжил по-русски, а переводчица негритянка сделала ручкой «хай» и быстро упорхнула. Поняла — тут справятся и без неё.

— Сталкер Тарковского. Я сразу тебя узнал. Мне Алёна рассказывала. Вот и познакомились.

Он говорил по-русски чисто и грамотно, но сильно тянул гласные и смягчал эрр по-американски.

— Спасибо. Так вы её помните?

Я сделал ошибку. И понял это мгновенно. Кажется, он держит себя в руках, но четыре слова, сказанные как будто случайно, навсегда поставили между нами глухую стену. Мы многое поняли без слов. И то, что я всё знаю со слов Алёны и то, как готов встать на её сторону, чем бы эта сторона не отличалась от всех прочих.

— Да, — просто ответил он. Теперь из него не вытянешь и слова. Слишком умный и слишком глубоко раненный в самую душу. Я прекрасно его понимал, насколько вообще способен был понять.

— Она очень страдает и даже раскаивается. Я тут не из-за неё, вовсе нет. Это… это случайное совпадение. Так бывает, понимаешь… Понимаете?

Финн стоял и слушал. Молча. Каждая секунда капала в прошлое тяжёлым грузом осуждения. Он умело притворялся неприступным, непоколебимым как легендарный Мимир, но я видел, чего стоит это спокойствие. Он боялся сказать что-то такое, что может меня отпугнуть. Он хотел прогнать меня прочь, но желание услышать хоть что-то про Алёну пересиливало.

— Я просто так тут, случайно оказался. Я почти ничего не знаю о ваших отношениях, Алёна не любит болтать об этом, вы понимаете, — он понимал, что я вру, но давал мне шанс продолжать, — День рождения у неё через полгода. Ну, я вот и подумал. Ей будет приятно. У неё просить, так значит, сюрприза не будет. Я понимаю, это странно, но её душа тоже не на месте. Так вот, я к тому, что мне бы на фото дочери взглянуть. В смысле, отсканировать. Я в дизайнерской фирме работаю, там всякие штуки можно делать, ну вы понимаете. Хочу ей на память коллажик сделать.

Кажется, я всё-таки сбился. Он мелко дёрнул уголком рта и посмотрел куда-то вбок.

— Нет.

— Пожалуйста.

— У меня нет фотографии с собой. В отеле. Я попробую не забыть, передам Лине, — он кивнул в сторону переводчицы, — если не забуду. Обещать не люблю, всяко может быть. А теперь прощай, Сталкер. Мне надо работать.

— Подождите, вот моя визитка. Если не получится, ну в смысле, если вдруг забудете, или мало ли что, на почту сбросите? А?

Он мельком посмотрел на клочок пёстрой бумаги, но тут же отвернулся. Обошёл куб со своим макетом и медленно достал кисет. Раскурил трубку в гордом одиночестве и предоставил мне возможность созерцать свою широкую спину.

Я выругался сквозь зубы тихо, многословно и с полной самоотдачей. Спрашивается, а на что я рассчитывал? На взаимопонимание? На успешную попытку примирить обоих родителей Марты? Ответ прост и туп, как сама идея. Я просто сам не знал, чего хочу, и до сих пор, кажется, не знаю. Мне бы разобраться, кто скрывается за двойником-тандемом Алёна-Маша, и что потом делать с этим чудом природы, у которого так многоярусно и сложно поехала крыша. Надо же, хоть в чём-то определённость. Алёна не обманула. Впрочем, она меня никогда и не обманывала. Или сетевая переписка не в счёт?

От этих вопросов скоро чердак поедет.

Вернулся к шефу и бесцеремонно налил себе виски. Партнёр-канадец на другом конце стола покосился, но Алексей Алексеевич сделал вид, будто меня вообще нет в переговорной. Я тихо извинился и вышел наружу подпирать спиной матовое стекло перегородки.

Над головой летело медленное небо, а в руках брякал свежим льдом потный стакан. Хоть какая-то определённость на ближайшие полчаса, уже спасибо.

Он подошёл тихо и издали спросил. Строго, но спокойно.

— Случилось что?

— Н-да, — тяжело протянул я вялый ответ.

— Ладно, — он посопел и всё же сказал, — Не падай духом, но больше так не веди себя, понял?

— Понял, простите, пожалуйста.

— Прощаю первый и последний раз. Держи себя в руках, у меня тоже жизнь не мармеладом мазана, можешь поверить.

— Верю.

— Хорошо, — начальник вздохнул и коротко хмыкнул, — Материал собрал?

— Да, вполне.

— Тогда поехали отсюда. Душно. В отеле башку ополосни и холодной водой умойся, а то на тебя смотреть без слёз противно.

— Так я второй день на ногах.

— А это, уважаемый, никого тут не колышет.

Возразить я не посмел, да и было ли чем?

В пути меня догнало письмо Алёны, такое же официальное, как запрос. Ждут текста, с ценами согласны, ну, и всё такое. Показал шефу, и получил заслуженное «молодец».

Отель я помню как в тумане. Шум города и море огня в какой-то сумасшедшей, нечеловеческой пульсации. Это не ночной пейзаж, это что-то большее. Небоскрёбы и автомобили сверкали-гудели, поди разбери, кто больше. Я вынул из плеера память и сунул в коммуникатор. Маленькое удобство — музыкальный фон для непростой задачи. Через три часа шэф вылез из своей комнаты в тренировочном костюме и заспанно сощурился на черновой вариант текста.

— Третий абзац на второй странице никуда не годится, перепиши его. А вот в четвёртом разберись с повторами. Гуд? Английский есть? Ага, ну тут сам смотри, я тебе в нём не помощник. А так отлично. Сколько там насыпалось?

— Тридцать две с пробелами.

— Страницы?

— Тысячи.

— Фуф, не пугай так. Убери воду из заключения, тогда будет окей, понял?

— Ага.

— И ложись, поспи, хватит на энергетиках бегать.

Он пнул ногой урну с тремя мятыми гильзами Red Bull,проворчал что-то под нос и ушёл спать.

Ну да, не сиди на энергетиках. Умный ты Одиссей Алексеевич, а как быть с адаптацией и поправкой на часовой пояс? Сам приехал и спишь с шести вечера, а я тут вкалываю.

Через час я понял, что больше не могу выжать ни капли умных мыслей, Местное время три пятьдесят ночи. А сколько в привычном поясе? Я начал считать и сбился. Так и заснул на кресле-диване. В плавках, с ноутбуком на коленях и в полном разброде мыслей. Под утро снились какие-то викинги-крестоносцы.

Утром он растолкал меня и грозно приказал собираться.

— А сколько? — не разобрал я спросонья.

Глова гудела, ноздри щекотали непривычные, а оттого не слишком приятнее запахи принятых в отеле дезодорантов. Или это у него такая парфюмерия? Бог с ними со всеми.

— Девять тридцать. Через час едем в аэропорт.

— Мне бы это… в галерею снова.

— Ты чего, сдурел? По таким пробкам? Это на пятьдесят пятой смотри, ничего, но там же не повернуть! Даже думать забудь.

— Ну, мне надо! Очень-очень! Я пешком сбегаю.

— Нет.

Когда он так говорит, значит, правда — нет. Бесполезно спорить. Был бы я на его месте.

— Вот оказался бы ты на моём месте, точно так же поступил бы, — философски заметил Алексей Алексеевич, и мне пришлось заткнуться.

Всю дорогу до JFK я проспал, да и в самолёте убаюкало. Не успел я привыкнуть к чужому времени, а свой биоритм сбил. Вторая половина перелёта прогнала сон. Я чувствовал себя до неприличия чисто вымытым, выбритым и в то же время вдребезги беспомощным. Не знаю, насколько это вообще понятно, но я не знал, куда лечу. Странно?

В этот момент меня пугала только одна перспектива. И я ей написал.

«Алёнка, давай встретимся. Знаешь, скажу честно. Я задолбался играть в эти жмурки, прятки, осточертело донельзя. Хватит, понимаешь? Жду тебя на терминале. Номер рейса ты и так знаешь, это там прописано, в деловом предложении».

Сообщение улетело в пространство. Там на табличке видно, как все сообщения записываются, анализируются и блокируются. Ну и шут с ними, что блокируются. Дошлют. Позже или раньше. Да быть того не может, что нет у них связи с землёй.

Я устал.

Просто устал от этих непониманий, от глупых домыслов и слащавых штампов.

Правда, плевать на цензуру и всё остальное, пусть только она там окажется.

За стеклом мелькало разноцветной чередой, как и положено маршрутом. Я смотрел в иллюминатор, и этим хоть как-то себя успокаивал.

Самолёт коснулся земли.

Я был одним.

Среди тех, кто спешил на выход, но я не видел выхода. Всего лишь искал.

Нашёл?

Что проносилось в голове, пока я мерил шагами асфальт навстречу тонкому силуэту смущённого человека? Сейчас не вспомню.

— Долетел, всё в порядке?

Алёна обняла меня, а я стоял и не знал, что сказать.

— Да, всё хорошо.

— Ты поговорить хотел?

— Хотел. Много чего хотел. А ты?

— Я тоже. А разве это что-то изменит? — в её улыбке проскользнула какая-то странная тень.

— Да.


Как верно замечено, вначале было слово. Одно слово способно изменить мир. Создать или перекроить на свой вкус, это кому что по силам.

— Послушай.

— Слушаю.

— Правда, слушаешь?

— Правдее некуда.

— Дура.

— Сам дурак.

Мы шли по полю аэропорта, держались за руки и смеялись. Большего никто не ждал, да и нормально.

— Слушай, а поехали куда-нибудь, а? Прилёт мой отметим, например.

— Как скажешь.

— Правда что ли?

Она стеснялась. Тонкие плечи упрямо, но испуганно сжались. Пальцы держали тонкий ремешок женской сумочки. Она смотрела прямо в меня. Вглубь, далеко. Дальше чем я мог осознать.

— Ты спросила тогда, помнишь? А ты знаешь, что я хочу?

Алёна плакала. Стояла и плакала мне в лицо, а слёзы тонкими струйками текли по щекам. Руки замерли где-то внизу. Сжали ремешок сумочки, как спасение. Но что стоит сумочка в сравнении со слезами?

— Да, — прошептала она, и это было тем самым словом.

Она упала на бетон.

Мы это только потом заметили, да и то люди помогли, нам самим было не до сумочек.

Пальцы с пальцами, губы с губами.

Встретились.

Мы стали единым целом в дозволенной обстановкой форме. Стояли, ласкали пальцы друг друга и целовались. Как безумные. Самозабвенно, искренне и до конца. Каждый со своей долей веры, но я-то знал, что разгадал головоломку. Но вкус её губ отдавали солоноватым, да и правда, на поле жарко. Алёна просто вспотела.

Я забыл про слёзы.

— Постой, — прошептала она после того, как наши губы и пальцы изучили друг друга так, как не пишут в учебниках.

— Да.

— А как же Маша?


Мне показалось, что самое время. У каждого человека свои степени свободы, но есть и предел. Кажется, кто-то из нас подошёл к пределу.

— Алёна, Маша это выдумка. Фантом. Фикция.

— Ты правда так считаешь?

— Да, конечно. А разве нет?

— А не ты ли с ней там по снам гулял?

— С ней? Алён, я гулял с тобой.

Вот тут она произнесла словосочетание, девушкам обычно непозволительное. Произнесла громко и резко. В сердцах топнула ногой землю, и в сумачке хрустнул покалеченный телефон.

— Что?

— Скажи, а ты когда писал, думал больше обо мне, или о ней?

Алёна пнула ногой кусочки мобильного, и под ноги мне ткнулся изломанный ворох деталей вперемешку со всякой женской мелочью.

— Ты знаешь, — мне стало страшно, и я не был уверен в правильности ответа.

— Я? — она закусила губу, и я увидел на лице боль, — Я знаю больше, чем ты вообще можешь понять, ясно?

— Нет.

— То-то и оно. Звони.

— Чего?

— Я продиктую тебе Машин номер. Звони.

— У тебя же телефон…

— Сталкер, ну хотя бы сейчас не будь идиотом. Что же я, по-твоему, Машин номер не запомню? — разгадала Алёна мой взгляд, — Ладно. Давай сюда свой телефон.

Я отдал. А она уже успокоилась и решительно разгребла обломки своего аппарата. Достала сим-карту, поменяла свою на мою. И отдала телефон обратно.

Вот теперь мне стало по-настоящему страшно. Вокруг происходили странности, а мне не доставало сил в них разобраться. Как говорится, вокруг все наши люди. В белых халатах. С красными крестами. Госпитальеры.

— Набирай, я диктую, — тихо сказала Алёна, и я не смог воспротивиться.

По Мирокраю много кодов и номеров. Прежде, чем я что-то понял и решил, трубка ответила женским голосом.

— Да, вас слушают.

Это был голос пожилой женщины.

Я медленно опустил трубку, а из неё всё неслось и неслось удивлённое «Аллё! Вас не слышно!»

Звонок в прошлое?

— Дурак, — крикнула Алёна и выхватила мобильный, — Машу можно?

Тут я расслышал детский голос. Где-то там, вдалеке из трубки.

— Да, сейчас.

Потом был другой голос.

— Привет!

Неожиданный.

Резкий и уверенный. Игривый и своенравный. Это был голос Маши, и я не знал, как на него реагировать. После всего, что произошло на поле аэродрома. Маша… Лучше бы Маше об этом не знать.

— Привет. Это Тамплиер.

— А, привет! Слушай, ты никак опять щемишься? Зря, не надо. Знаешь, заяц, а я тебя жду и жду. Ты когда приедешь? Знаю, ты у Алёны номер взял, да? Мы с ней давно по аське общаемся. Файлами там обмениваемся, ну, ты понимаешь. Ты тут?

— Да, Маша, я тут.

— Здорово, милый мой! А этот Степаныч и не звонит пока совсем, но я боюсь его, понимаешь? Ты лучше приезжай, а то страшно.

Трубка мигнула разряженной батареей, и связь прервалась.

— Ну как, понял?

— Да, — кажется, я начал что-то понимать, — прости меня, — прошептал я, и что было сил прижал к груди испуганного, растерянного человека.

— А тебе и правда пофиг, что было там? — Алёна кивнула головой на север.

Молчание — знак согласия. Особенно тогда, когда ни слова нельзя сказать. Не то, чтобы совсем нельзя. Трудно говорить, когда целуешься.


В этом месте автор художественного текста должен прерваться. Закон жанра. Нет на свете единой справедливости для всех, и если где-то прибудет, то обязательно убудет где-то ещё. Верно. Справедливо. Но жизнь умеет бессовестно нарушать законы природы и создавать такие ситуации, до которых не додумается самое изощрённое воображение.

Поэтому в правдивой истории одного, отдельно взятого Тамплиера и окружающих людей рано ставить точку.


Чуть позже на номер прилетело sms сообщение.

Тамплиер, проверь почту. Заранее спасибо. Маша.

Если возможно говорить про голос таких сообщений, то стоит сказать вот что. Голос прозвучал очень спокойно, совсем нейтрально. Нить вот она, я держу её в руках. Казалась такой тонкой и хрупкой. Именно что казалась.

Два человека связались в неразрывную связку. Чувствовали друг друга на расстоянии? Абсурдно, но, тем не менее, правда. И многое становилось понятно без слов. Боюсь ошибиться в том, что чувствовал сам. Меня рвало на части противоречивыми силами. Радость и боль, озарение и растерянность. А вот на той стороне нити растерянность и боль перевесили.

Она ждала услышать другой голос, и другие слова. А что я? А я, кажется, не знал чего ждать и даже не умел понять, чего мне хочется. И если на небе есть справедливость, острая и быстрая, как инквизиция во времена госпитальеров, то ей следовало занести топор и ударить со всей силой. Чтобы разрубить нить, протянутую через время и расстояние.

Но нить осталась. И с этим не могли ничего поделать ни я, ни Алёна, усталая, растерянная и счастливая женщина в объятии тамплиера.

— И что теперь? — от моего шёпота она вздрогнула.

— Ты ей пошли номер своего телефона, а с моего переписываться… не надо, ладно?

А что ещё она могла сказать?

Мы стояли возле аэропорта долго-долго. Шеф-умница сразу всё понял и объявил, что раз все файлы в ноутбуке, то я могу быть свободен до завтра. А завтра — пятница, короткий предпраздничный день.

— Я думаю, надо бросить всё и уехать. Куда-нибудь.

— Не надоело тебе по свету кататься? — тихо засмеялась Алёна.

— Любишь кататься? Тогда люби и катайся. Так однажды сказал Фоменко.

Она резко отстранилась и нахмурилась.

— Слушай, а что же было раньше? Почему мы раньше, а?

Тут уже я не выдержал и закусил губу. Глазам стало горячо, и скулы свело как-то туго до боли.

— А что, тогда не считается?

— Когда? Когда нам было по семнадцать? Да кто же в наше время не целовался в подъездах направо и налево?

— Я, — просто сказала Алёна, — И знаешь, хорошо, что тогда всё так и кончилось. Может, мы раньше просто были умнее?

— Ага, а сейчас резко поглупели.

— Не знаю, Сталкер, не знаю.

Она обняла меня и долго смотрела куда-то вдаль. Я не видел её взгляда, но знал о той тяжести и грусти, которой он наполнялся с каждой мыслью о будущем. Да и о прошлом. Иначе и не бывает, ведь будущее невозможно без прошлого.

— Давай прервёмся, — прошептала Алёна, когда тело стало реагировать на ласку, — Для одного дня слишком много. Всё будет, всё точно будет, обещаю. Но не сейчас. Не сегодня. Понял?

Стоит настоять, и она согласится, но я не мог так поступить с женщиной, для которой был самым близким другом на протяжении многих лет. Почему же был? Есть и буду. И никакие отношения, ничто на свете не помешает этой дружбе, которая случайно, а может и вполне закономерно, раз, и обернулась чем-то другим.

— Завтра мы созвонимся, — уверенно сказала Алёна и подарила мне прощальный поцелуй, — Обязательно.

Домой мы поехали порознь.

А там почта мигнула цифровым конвертом.

1bibaby : Здравствуй, Тамплиер. Как всё трудно получается, да? Ты меня почитай-послушай, а потом просто подумай. Я даже не прошу ответа, хочу только высказаться. Наверное, это была дурная идея, общаться по аське с Алёной, но кто же знал, куда всё заведёт? Ты аськой не пользуешься, а вот зря. Ну, теперь-то ладно, теперь не важно. Она нашла меня по нику, это же так просто, даже ты должен понять. И мы стали понимать, что ты нас путаешь. Потому Алёна и не выходила на связь, не хотела мешаться. А ещё она очень-очень за тебя беспокоилась, потому-то и полезла выяснять, что я за курица такая. Выяснила. И поняла, а потом не выдержала и рассказала всю свою историю мне и тебе. Долго не решалась. Наболело. Ты хорошо, что не вытягивал клещами. Это как нарыв, не всякий нужно трогать, иной лучше сам пусть вскроется. Но как с болячками не угадаешь, так и тут. А тут всё намного сложнее. Знаешь, а ведь я уже была уверена на сто процентов, что ты влюблён в меня, день за днем убеждалась, что так и есть. То есть было, это ты не отрицай, я не дура. Но влюблённость и любовь это очень разные вещи. Хорошо, что всё вот так, пока не засосало. А то потом не знаю. Я не пережила бы. Жить бы осталась, дочь у меня маленькая, а вот была бы другим человеком. Да и теперь уже слегка поменялась. Глупый ты, Тамплиер, но хороший. То есть извини, не глупый, а очень наивный. Это иногда неплохо. А ещё ты честный. И за это поклон тебе земной от всего сердца, не много сейчас таких честных чудаков. За то Алёна и любит тебя. Она сама не понимает, как тебя любит. А я быстро это поняла, но всё надеялась. Она тоже честная. И пообещала, что если ты выберешь её, ты сам мне всё скажешь в лицо. В лицо вряд ли, а хотя бы по телефону. Хотя бы и по её трубке. Молодец, Сталкер, спасибо большое. Ты был краток, лаконичен, но предельно понятен. Я рада за вас. Будьте счастливы, если сможете. А теперь забудем эту половину письма и большую часть предыдущих, по рукам? Не дело помнить глупости. Всё равно такие вещи если делаются, то никто их не предугадает, и уж точно всех этим колесом перемелет. Я обожаю группу Наутилус Пампилиус. Так вот там про колёса любви песня. Покатался ты по миру, Тамплиер, и колёсами меня по сердцу. Всё, молчу. Сама дура. Ладно. Я про Грааль. Помнишь, ты прислал мне карточку Лёхи? Милый мальчик, и креативный. Такую мелочь в Visual basic не всякий программист сделает, потому как проста, и, в сущности, безделица. Но я полезла дальше. Стала копаться в коде и нашла, что код интересный, необычный. Какой-то навороченный ассемблер. И знаешь что? Стала искать по сети первоисточник. И что ты думаешь? Нашла. То есть я знаю виртуальное место, поисковики находят его, но сколько я не кликаю в ссылки, водят они меня по кругу. И всё кружится вокруг слов Святой Грааль. Представляешь? Помнишь, я обещала найти тебе этот самый Грааль? Помочь найти. И кажется, преуспела. Только я думаю, что для тебя он Грааль, а для меня что-то ещё. Он как вдохновение, понимаешь? Кого-то вдохновляет музыка, кого-то извини порнуха. А я не шучу. Сублимация великий двигатель прогресса, об этом даже Хайнлайн писал. Ну не так, а как-то иначе. Ладно, вот ещё что. Вздыхаю и говорю. Сталкер, милый, я никогда, слышишь, никогда тебя не забуду. И если будет хоть что-то нужно, всегда найди меня, я помогу. Доля моя такая. Ниточка между нами. Тонкая, а крепче стали, неделимее сингулярности. Как 1 и 0 в двоичном коде. Вроде и могут по отдельности быть, а смысл тут же пропадает. Понимаешь? Ой, дай тебе Бог Алёну в верные друзья и любимые на веки вечные, вы оба это заслуживаете. А я как-нибудь. Сама. Двери моего дома всегда для тебя открыты. Знай, что это так, а в сердце не стучись больше. Разобьёшь одним прикосновением. Не будь так жесток. Когда-то твоя, а нынче свободная как ветер, Маша. P.S. Там внизу ссылки на закольцованный Грааль. Посмотри, мне кажется, ты эту страничку и откроешь, а не я.

Мне стало так больно от письма, как будто каждая буква резала по живому. У неё, наверное, то же самое. Ниточка-то вот она, никуда не деть, не разорвать. Раньше надо было, теперь не выйдет. Время лечит? Ага, калечит. Эта связь плевать хотела на время и пространство, она другого рода, из другой энергии-материи. Приплыли. Стоп-кадр.

Крестик молчал. Я пошевелил рукой в кармане и будто обжёгся. Вытащил связку ключей и в ужасе отбросил. Нет, этого не может быть. Это мистика, невозможно.

А тогда что я вижу? Откуда между двух ключей от моей квартиры третий, сильно новенький, если сравнить с потёртостью соседей.

И как мне теперь быть? Отправить ей? Узнать, её ли это ключ?

Ну нет, это будет удар ниже плинтуса. Ключи от жизни просто не появляются. Я верил и не верил, что это возможно, но всё же… Верил. Иначе чудо не могло произойти. Без веры чудес не бывает. Ключ мой. Подарен мне, и мне его носить, а не кому-то ещё.

А остальное?

Я медленно снял с руки чётки и крест. Останусь ли я после всёго Тамплиером? Или Сталкером? Чушь, конечно останусь. Но крестик — это из прошлого. Он, кажется, и правда не мой. Или уже не мой. Прошлое хочет его, и оно его получит. Я знаю, что сделать. Слишком много подсказок и предпосылок. А часть я сам создал неосознанно.

Вопрос: а был ли выбор, и не было ли всё предрешено? Ответ прост. Нет. Каждое действие имеет вес. Каждое событие Мирокрая если не объяснимо, то хотя бы имеет последствие.

Но всё будет потом. А сейчас надо выспаться.

Я сделал письмо с одним лишь словом:

Ta/\/\n/\\/\ep: Спасибо.

Прикрепил файл со свежим, рассказом про Яблочного гостя, нажал «отправить» и закрыл почту.

Да, для одного дня и правда слишком много. Хватит.

— 12-

Доброе утро, Грааль? А ну его. Подождёт.

— Доброе утро, Алексей Алексеевич.

Начальник покосился на мой лихой вид. Да, я и правда был одет не по офисному. В агентстве нет официального дресс-кода, но туристические ботинки, джинсы, выбеленные солнцем и морем до дыр, плюс новенькая тельняшка — это совсем не то, что ждал увидеть Одиссей. Хотя морской настрой оценил и даже пространно поворчал, как давно не был на море.

— Ты же ноутбук хотел купить? А, кстати, вот твоя флэшка, ты оставил её в моём компьютере.

— Ой, хорошо напомнили, — встрепенулся я и вынул из чехла коммуникатор, отданный законному владельцу, — Я там из плеера оставил.

— Да, работничек. И за что я тебя только терплю?

— Так премию дадите?

— А ты работу сделал? — строго спросил начальник.

— Так вы же смотрели вроде, — сбился я с пылкой ноты.

— Так сделал или нет?

— Сделал.

— Тогда выпишу, — широко улыбнулся шэф и добавил, — Билет уже купил?

— Нет, сегодня поедем за билетами, да и сразу туда.

— С ней?

Он с намёком кивнул куда-то в стену, должно быть, в сторону аэропорта.

— Ага.

То есть я предполагал, что Алёна не откажется составить мне компанию. А вдруг откажется? Один поеду. И утоплюсь там акулам на радость. Застрелюсь из водяного пистолета. Ну в общем, продолжу жить как жил. Тамплиеру по статусу не положена постоянной подруги кроме жизни, и та не надолго. Милая перспектива, но рыцарская жизнь не сакурой усыпана, а мелко рубленной колючей проволокой. Стильно. Для йогов и прочих фокусников. Надо записать как-нибудь, а то забуду.

— Слушай, а не хочешь в официальный штат? — неожиданно спросил Одиссей Алексеевич с хитрым прищуром, а-ля Брюс Уиллис.

— А разве среди рыцарей круглого стола были Тамплиеры?

— Не понял.

— Алексей Алексеевич, у нас сколько сотрудников в штате? Двенадцать?

— Ну да, и что?

— А духа-домовёнка как зовут?

— Ты про Камилу?

— Да. Камелот получается. Нет имени созвучнее, разве тут спутаешь?

Начальник как-то странно посмотрел на меня, а потом фыркнул.

— Иногда я смотрю на тебя и понимаю, что мозг у тебя устроен как-то перпендикулярно всему миру. То ты спишь всеми извилинами, то несёшь околесицу, которую при рассмотрении можно штамповать маркой «гениально». С вероятностью пятьдесят на пятьдесят так и будет. Я думаю если захочешь, ты и рациональный корень из минус единицы вычислишь. С тебя станется. Уникальный ты и смешной.

— Легко. Если корень кубический. Это вы у Камилы фразу подцепили. «Смешной ты».

— Да? Не замечал. Фраза распространённая. Ладно, иди давай к домовёнку, выпей своих вкусностей на дорожку. Она тоже пристрастилась. А я пока наличности в конверт насыплю. А с корнем ты лихо.

Разве можно отказаться?

От кофе в исполнении Камилы нельзя, поверьте на слово.

Я сел за компьютер и посмотрел почту. Писем от Алёны не было. Тьфу. От Маши. Господи, мне, правда, надо отдохнуть, а то в голове такая катавасия, дважды два как считать забуду, буквы начну путать.

Пора на юг.


Она вышла на мой сотовый звонок.

— О, Господи, что это? Это мне?

Я протянул букет достоинством в одиннадцать белых роз. Белоснежная бумажная вьюга, мелко нарезанный гофр зашелестел на ветру. Как будто букет ожил десятком а то и сотней мелких белых цветочков. Фрейлин, которые окружили одиннадцать дев при белых платьях. Процессия Грааля в вольном исполнении художника-флориста. Оказывается, я и тут могу чем-то похвастаться.

— Прелесть какая. А ты никогда не дарил мне букетов просто так, только на дни рождения.

— Ты тоже.

— Да больно то положено девушкам одаривать цветами мужчин?

— Раньше ты как-то об этом не задумывалась.

Мы смеялись и целовали друг друга в губы, а бодрое майское солнце шептало про юг, где оно давно летнее.

— Поехали?

— Прямо сейчас?

— Да. Прямо сейчас.

— Что, вот так, без вещей, без ничего, просто взяли и поехали?

Я чуть не сказал: без детей-то это просто. Промолчал. А она уловила паузу. И тень мелькнула в воздухе, но свежий ветер тут же сдул её полётом невесомой белизны. Конечно, бирюзовый костюм это не самое лучшее для отдыха на море. Но…

— А что, легко. Ну как по заказу я купальник сегодня надела. Турфирма мы или где?

Она вернулась за стеклянные двери и прямо в фойе перед зеркалом сняла костюм. Посетители ошалело смотрели на бесплатный стриптиз. Алёна осталась в купальнике, босоножках и при бумажнике.

— Ты куда? — сквозь немое изумление прорвался голос менеджера, который случился проходить по коридору.

— На юг, отдыхать, — громко отозвалась Алёна и повесила на свободный крючок опустошенный костюм, — Мы и работаем и отдыхаем легко, потому, что мы турфирма, — Это уже было сказано на публику. Алёна умница.

— Прямо так? — удивился я.

— Нет, — она отобрала букет, который всё ещё растерянно шелестел в моих руках, — Вот так.

Это было похоже на сказку. А может, ею и было, кто скажет?

Есть вещи, о которых нельзя говорить во всеуслышанье. Но кое-чем я похвастаюсь. Билет в СВ мы нашли, и даже поезда прождали всего четыре часа. Это было упоительное время под брызгами только-только включённых фонтанов. Горф размок, а мы не унывали. По вспененной ряби полетели мелким крошевом белые лепестки. Мы сорили розами в фонтан и смеялись, пусть они там плавают. Разве можно придумать лучшую участь букету, который иначе просто засохнет? Ели мороженое и запивали вином, болтали о пустяках и валялись на газоне. Мирокрай смотрел на нас изумлёнными глазами, но не решался встревать, мешать или советовать. Мы любили Мирокрай и друг друга, и вся любовь отзывалась взаимностью.

А вечером вагонная сутолока осталась за зеркальной дверью. Шторы дрожали под ветром, а за окном мелькали деревья и дома. Но мы в окно не смотрели. И до самого юга почти не покидали уединённого купе.

Приехали в ночь и сразу побежали к морю.

— Утром найдём, где жить, — решили наугад, и до темноты не вылезали из тёплого, как молоко моря. А потом купались нагишом и удивляли звёзды глупым, доверчивым смехом. Смеялись от того, что были счастливы.

Мы пробудились под тенью пальм, растормошенные щекотанием первых солнечных лучей.

— Есть хочу, — сказала Алёна.

Но за едой мы пошли чуть позже.

Нашлись еда, комната и душ, чтобы смыть морскую соль и спокойно намазаться кремом. Обгорать и создавать себе какие-то неудобства, ну уж нет. На это мы не давали никакого согласия. Сказка продолжалась.

Длилась дни и ночи, ночи часто походили на дни, и наоборот.

Мы оба знали правду.

И подумали одновременно.

И одновременно сделали.

В этот день мы включили телефоны и вспомнили, что есть Мирокрай за переделами тех мест, куда достают тела и взгляды. И на пол дня разошлись по делам. Вечерело, когда мы сели за столик прибрежного кафе.

Даже вкусное вино допивали молча.

— Я купил билет, — невпопад заметил я и хлопнул ладонью по бумажке в кармане.

— Знаю, — тихо сказала Алёна.

Она купила себе сарафан. Простой и строгий. Модный купальник сменила невзрачная комбинация.

— А мне из фирмы позвонили. В восторге от той выходки. На меня заказан билет и документы. Поработаю на Мёртвом море. Представляешь? Сбылась мечта. Обалдеть. А всё ты со своей глупой выходкой. Милый мой, — прошептала он так тихо, что я не был уверен, так ли это. Море прошумело, или пальмы листьями потёрлись о ветер.

— Тамплиер на то и тамплиер, чтобы сопровождать паломников в Святую землю.

— Смешной ты.

Мы тихо посмеялись.

— Давай не будем долго прощаться, — прошептала Алёна. Прозрачные капли слёз набухли и сорвались в полёт по загорелым щекам.

— Да, — я отвернулся, чтобы не видеть её слёз и не зареветь самому. Мы оба хорошо понимали, что больше никогда не увидимся.

— Ты что-то говоришь?

Да, я и правда хотел сказать.

— Обещай мне.

— Всё что угодно, — твёрдо сказала Алёна и я с ужасом понял, что это правда. Попроси я её остаться со мной, она останется. Но я никогда так не сделаю. За это она меня и любила.

— Ну?

— Вернись к Име. Не сейчас, пусть пройдёт время. Год, два, пять. Он успокоится, и ты поумнеешь. Знай, у тебя будет всего один шанс. Один раз он позволит тебе вернуться, но постарайся оправдать ожидания.

— Его?

— Обоих.

— А ты?

— Я бы тебе дал шанс вернуться. Но тоже один.

— Спасибо честно. Тогда и я честно, можно?

— Валяй.

Алёна смахнула слёзы и печально улыбнулась. Голос звучал тихо, где-то даже торжественно. Но звучал как будто не про меня, а про кого-то ещё. Странно, что я впитывал слова каким-то посторонним чувством, с болью, но не острой, а тупой и глубокой. Стыдно сказать — терпимой.

— Я когда увидела, поняла, обомлела. Сразу образ такой возник. Про светлую дорогу и двух путников, которые идут рука об руку. Два сердца в одном свете, в ореоле, в коконе, не знаю, как сказать. И там ещё одно рядышком. Одно на двоих. Три в одном. Не смейся, ладно. Это не рекламный ролик, я совсем про другое. Ну и подумала: Господи, вот это счастье. Такое — раз на миллиард. Чтобы рыцарская душа и по детски доброе сердце встретились. Я просто смотрела и любовалась. Не могла даже завидовать, и знала, что будет чудо. Видимо, плохо знала. А всё вот как вышло. Надо было пнуть тебя, как следует, и сказать: «Идиот, езжай к Маше. Других таких нет. Одна на миллиард это ещё с погрешностью на два порядка». Понял меня, Тамплиер? Один сумел разрушить чудо, достойное того, чтобы стать легендой.

— Я?

— Нет, я.

И что в словах было правдой, а что иронией? Кто ответит? Она не знала ответ, потому что осознавала и свою вину, хотя её приговор был нацелен в меня.

— Я знаю.

— Что? — искренне изумилась Алёна, потому, что я улыбнулся.

— Я не разрушил, а создал.

— Да?

— Да.

Она задрожала и бросилась мне на шею. Слёзы потекли по нашим лицам. А мы шептали какие-то глупости, и спрашивали вечность, почему нам нельзя быть вместе. Но вечность молчала.

— Ты поняла, да?

— До этого мига не понимала. Господи, да разве ты человек? Разве человек способен на такое?

— Как видишь, способен.

— Уходи, мой милый. Я никогда тебя не забуду. Уходи, а то ещё мгновение и я не смогу тебя отпустить.

— И я. Ухожу.

Остался бокал, но я не смог его допить. Пусть его допьёт кто-то другой. Ужасное сравнение. Но забавное.

Стул скрипнул, а Мирокрай вокруг дышал изумлённой тишиной. Никто из нас ничего не понял, были только загадки и недомолвки.

— А знаешь, как я догадалась? — сказала мне в спину Алёна.

Смолчать проще. Обернусь сказать слово и никогда не смогу уйти.

— Маша показала мне фотографии дочери.

Наконец я взял себя в руки, и побежал прочь.


Мне стало многое понятно, и понимание рвалось наружу. Что ещё можно сделать, когда мир плывёт потоком слёз, теряет очертания и горит огнём, способным превратить в пепел самый острый ум и самое отчаянное сердце. Это я не про себя. Просто аллегория. В поезде я открыл пустую тетрадь, купленную на вокзале.

«Южный крест».

Люди имеют одно общее хобби. В сущности, оно двустороннее, как всякая монета, подброшенная на ладони. Никуда людям без дуализма, вот тебе чёрное, вот тебе белое. Всё остальное — смесь в произвольной пропорции. Но вернёмся к увлечениям. Первая сторона монеты — придумывание себе проблем. Этим каждый может похвастаться, и автор не исключение. Вторая интереснее, но в сущности от первой не отделима по логике Евклида. У плоскости не может быть одна сторона, даже если плоскость сомкнута в шар. Эту уже неевклидово, да и не плоскость совсем получается, если смотреть глубже. Что-то необъяснимое. Так об этом и речь. Любят люди голову ломать над неопознанным и необъяснимым. Соберутся, бывает, на конгресс многоумный, где толпы словоделов да словоблудов друг друга краше, и начинают судить, где жила та самая курица, которая снесла первое яйцо, а то и вовсе вопрос, что прежде, один или ноль. Если ноль, тогда откуда взялась единица? Если единица, то как появилось само понятие, что нет ничего, даже единицы? Ведь она-то была в самом начале, и как бы нет во вселенной такой величины как ноль. А, как вам вопрос? Курица сидит в яйце и нервно кусает себя за пятку, потому как больше клюву некуда приложиться. Вокруг ноль. Кстати, в форме яйца. А внутри курица. Всё понятно, кроме одного, а кто яйцо-то снёс?

Вот такая, товарища, загогулина, но есть в народе способ надёжный, чтобы понять, что «да» белого цвета, а что наоборот. Ха-ха игра слов и смыслов. Да может быть чёрным и белым, а значит нет дифференцируется по той же схеме. Но это глупости несусветные, и не до того многоумные лбы до умничали, чтобы делить да и нет по цветовому признаку. Кстати, хорошая идея, надо будет при случае запатентовать.

Спрашивается, что за способ? Ответ такой: устами младенца глаголит истина.

Опять разбор многогранного ребуса, а почему младенца? Вроде старые мудроумцы помудрее будут, им должно быть виднее. Так? Так-то так, да только младенцы ближе к яйцу и к курице, потому им и виднее. И знаете, как это у нас в Мирокрае бывает, собрались и организовали конструктивный референдум по всем правилам. Дали деткам по листу бумаги и написали красивыми ясными буквами:

«Все вы знаете, что такое вера в Бога. А кто не знает что такое вера, тот пусть у старшего спросит. А кто не знает что есть Бог, пусть снова спросит у старшего. А если не понятно, то пусть напишет каждый в меру своего понимания. А мы прочтём и выясним истину».

Как-то так написали, но более понятным детям языком. Может, иначе. Может объяснили, что Бог это высшая сила, которая властна над человеком, да только каждый понимает её по-своему. Может надоумили, как людей объединяет вера в эту самую силу, способную на поступки, человеку непосильные.

Я честно скажу, что бреда сего высокоумного не читал, но знаю какая прорва профессиональных психологов страдала проблемой его создания. Этого самого, понимаете, текста, который, гипотетически, должен вытянуть из детей понимание Бога и религии, а там и до истины вселенской рукой подать. Истина-то, она у младенцев.

Появились такие вот перлы:

«Мне мама говорила, что там наверху есть Будда. Он знает всё, и может очень много. Горы двигать, реки переливать в моря, а может наоборот. Если его попросить, то он поможет, а если занят, тогда из родственников кого попросит. Их много у него, целый Мирокрай, а может больше. У меня три сестры и брат, так вот у него больше. А ещё у меня бабушка и дедушка, а папа строгий, игрушки редко покупает. Даже отшлёпал однажды, когда мы попробовали накормить его машину не бензином а соком. Сок пахнет вкуснее, а вдруг станет ездить лучше? А вот Будда не станет наказывать, он простит и может сделать так, что машина на соке будет есть. Я не знаю сколько, но точно как ослик. А может и больше. У Будды найдётся сока и ослику, и машине, и нам оставит. А если занят будет, друзья братья его принесут, на всех хватит. Маме с папой принесут, они тоже его любят, но не признаются. Часто говорят, что не хотят. Может и правда, я это не знаю. А Будда знает. Ещё он сны видит. И все сбываются. Даже если совсем-совсем сказочные, то посмотрит и сбудутся. Мне бы так. Велосипед подарят. А не подарят, Будду попрошу. Он подарит».

«Всего не знаю, а только знаю, как много там правил. Все серьёзные и строгие, но не ругают. А есть нельзя всё что хочется, и в какие-то дни даже играть нельзя, если только тихо и понарошку. Книги умные свёрнуты, полотенцами, но сам я не видел, что внутри, говорят огнём написано. Сгорит тогда полотенце, а вообще не должно. Наверное, он там, наверху, Яхве, и умеет делать так, что не горит. Но я пока не знаю и читать не получается, сложно. Картинки хорошо, но как буквы складывать? Это моя сестра сидит, пишет и смеётся. Ей пять лет, большая, и всё уже умеет. Хочу быть такой как она. Умной и уметь. Но надо подождать и правила соблюдать, тогда всё получится. Без правил нельзя. Много и путаюсь, но потом точно научусь. Говорят, он поможет выучить правила, и тогда я точно буду избранным. Пока не знаю что это, но осень интересно и хочется. Наверное, можно будет играть во все игрушки, есть пирожные и даже бегать по лужам. Я люблю бегать по лужам, но мне нельзя. Значит, потом будет можно. Они так смешно брызгаются».

«Мама с папой говорят, что нельзя быть громким. Надо тихо стоять и обязательно вынимать руки из карманов. Иначе грешно. Нельзя грешить, это грех. Бог всех за всё прощает, но лучше, если будет меньше провинностей. Тогда ему, Боженьке, и прощать будет легче. Он давным-давно, ещё когда поездов и самолётов не было, пострадал за людей. Очень любил их, а они его молотками и гвоздями. Был один, который смеялся, но его потом никто не любил. А Боженька и его простил. Нельзя смеяться, если кому-то плохо. Но почему-то Валька из второго вэ смеётся. Бывает, и другие. Я почти никогда-никогда не смеюсь, если только уж очень смешно. А так бывает, но дома не буду смеяться. Бабушка говорит, много посмеёшься, потом много будешь плакать. Если так, тогда понятно. Но лучше и вовсе тогда не смеяться, чтобы потом не плакать. Так надо. А если Боженька такой строгий, что не разрешает смеяться, то это как-то не по правде. Он если прощает, то значит добрый и не наказывает. Тогда почему нельзя просто смеяться? Если смешно. Вот если плачет кто, тогда да. Тогда смеяться не хочется».

«Мне известно, как надо себя вести. И надо, чтобы так себя вели, потому, что правильно. Мальчики ведут себя так, а девочки иначе. И так всегда надо, чтобы по-разному, у каждого свои правила. Но можно играть, только с чужими нельзя. И папа всегда главный. И дядя тоже. Они говорят, что Бог у всех один, а кто не согласен, те глупые и не понимают, с ними водиться плохо. Раньше даже воевали за то, как правильно. Но наши всегда побеждают, ведь Бог сильный и помогает. А у них он тоже, но отвернулись, вот он им не помогает. Обиделся, что глупенькие. А может, их просто познакомить с дядей? Он им всё расскажет, и всё они поймут. Дядя мне всё рассказывает. Он будет меня учить и оберегать. Если нашалю, то поругает. И так будет, пока не вырасту и женой не стану. А хорошо это или плохо, конечно известно. Потому что правильно. А ещё я знаю, куда надо лицом поворачиваться, чтобы Богу молиться. Но это все знают, потому что там главное священное место. Далеко, наверное, может целый день ехать. А то и не доедешь. Дядя говорит пробки сейчас, лучше бы на лошадях. А у нас есть лошадка, мы с сёстрами её кормим. А брата младшего я бужу, когда он долго не встаёт. Он хоть и брат, но тоже пусть знает порядок. Это он мне вчера косточки в туфли положил. Забияка».

Большинство ответов принадлежит детям дошкольного возраста. Часто сами пишут. Коряво и печатными буквами, а многие просят братьев и сестёр. Те смеются, но записывают детские мысли. Потом обклеивают конверты цветными марками, и летят самолёты с грузами исписанной или изрисованной бумаги. Плывут корабли, едут поезда. А всё потому, что психологи решили отказаться от услуг электронной почты. Для этой, отдельно взятой викторины.

Несколько лет собирали письма, и целый институт занимался анализом. Пригласили комиссию теологов, собрали священников всех церквей и концессий, чтобы предпринять объективный аналитический проект.

Многие отказались.

Другие смеялись, но читали.

Были те, кто после порции писем шли в монастыри молиться или замаливать, это кто что вспомнил, и кто что понял. Были те, кто снимали с себя духовный чин, да мало ли что было? Некоторым и жизнь привиделась никчёмной, а, казалось бы, что такого можно прочитать в детских текстах?

Оказывается, многое.

Поняли потом самое главное, а что с пониманием этим делать, так до сих пор не решили. И пройдут месяцы, годы, а там кто знает, много ли мер насчитают. Кто скажет, когда новая Эра? На часах не пишут, только числа арабские, реже римские или ещё какие. Просто числа. Абстракция для приложения к тому, чего никак не понять.

А дети редко считают время так же как взрослые. У них счёт свой, И нет понимания временной перспективы. Глупо мерить долями по шестьдесят, двадцать четыре и дальше. У них восприятие эмоциональное. Может, так оно и вернее? Ведь не обязательно знать формулу расчёта силы трения, чтобы кататься с горки на доске или на санках? Важнее не попасть на спрятанный трамплин.

Это взрослая история, а дети часто не боятся, пока им не втолкуешь, что опасно, а что нет. Бывает так, что ходят по опасному краю и не оступаются.


Но хватит о секундных стрелках и календарных страницах. Им — своё место, ведомое, кому следует. А у детей Бог, религия и что-то вечное, а значит, не до конца понятное. Но всегда доброе, могучее и справедливое. И нет никаких там Люциферов, Бегемотов и прочей дряни. Что же получается, всё выдумали взрослые? А может, и так.

Только кому от этого знания легче? Не тем ли, кто стремится объединить всё в одно единство, не тем ли, кто хочет признать единого Бога, и дать ему единое имя? Даже если так, то как поверить в то, что это будет во благо? Кстати, Бога мы не станем трогать, не нашего ума дела, и силёнками не способны. Дети малые, да и только. А туда же. Заштамповали всю планету одним штампом. «Мирокрай». Вроде и легче всем стало, а как будто что-то потеряли.

Опять не понятно? Допустим, есть одна монета. Видим одну сторону, подразумеваем, что есть другая. Одна — правда, другая-ложь. Ни то ни другое до конца не понять, ибо дети и умом не сильны. Значит, есть какое-то заблуждение. Относительно правды и относительно кривды. Человеческая точка зрения. Вот и получили число четыре. Старый добрый ТЕТРАГРАММАТОН. А если монет много, россыпью на столе, то видишь разные стороны и гипотетически понимаешь, что другая сторона монет — она тоже тут, лицом к зрителю. А как с заблуждениями? А никак, куда же без них. Множество. Бесконечное и таинственное. Словно множество имён Бога.

— 13-

О том, что было в пути, вспоминать не хочется. Алкоголь ни при чём, да бездействовал он, сколько я не вливал. Пульсировало огнём и болью расшатанное до полусмерти сердце, стучало кровью, гудело в висках. Несчастная, истерзанная зубами подушка впитала горячую горечь сдавленных слёз. Всё, что было, я постарался вынести молча, чтобы соседи по плацкарту ничего не поняли.

Поезд вовремя привёз меня в родные места, но чем ближе, тем тяжелее мне становилось. Улица, дом, подъезд, они никогда уже не будут прежними. Всё дело в Алёне. Как-нибудь зайду к её родителям, отдам вещи. Точно, если поискать, найдётся пара. Раньше раз в год находились где-нибудь на дальней полке в шкафу, пробуждали мысль и шутливое раздражение. Когда она их заберёт? Теперь уже никогда. Странно, я должен радоваться, ведь у Алёны и Имы всё будет в порядке. Через месяц или через год, а может через пять. Нет, раньше. Интуиция не знает сострадания. И если вспыхнула единым образом правда, то с ней уже ничего не сделаешь.

Но дом ждал меня, и не спешил звать назад. Рыбки покормлены, мусор выброшен. В кармане связка своих ключей, ключи Алёны и ещё один ключ, который навсегда останется моим, пусть я и не уверен, где притаилась нужная дверь, и что за ней ждёт.

На перекрёстке центральных улиц я задумался, куда мне идти. Крестик в кармане не то дёрнулся, не то потеплел. Потерпи дружок-амулет, я всё знаю.

Телефон пропиликал номер Лёхи.

— Да, привет. Ты уже вернулся? Слушай, вообще не ожидал. Мне Алёна что-то написала, но я не понял половины. Ты мне скажи, это правда?

— Не знаю, — честно признался я, так как мир вокруг плыл каким-то странным, туманным образом. То ли это меня знобит, то ли всё дело в иссушенных слезами глазах, то ли ещё что-то.

— Ты пьяный, что ли?

— А это ты сам решишь.

— Понял тебя, герой. Ты где сейчас?

Ближайшая вывеска — начало Столешникова переулка, и я сообщил адрес Лёхе.

— Ты сиди там, ладно?

— Да никуда я не уйду.

Разве вот в цифровую кофейню с модным логотипом. Тут дорогое сетевое время, но теперь уже не важно. Перспектива простого и понятного растаяла как дым, едва Мирокрай оказался где-то за спиной. Неделимый, прекрасный и недостижимый. Мир, где навсегда осталась Алёна.

Прохлада раннего утреннего ветра тревожно играла мягкой тканью ветровки, купленной на юге. Сталкерская курточка. Простая и уютная. Вино из литрового пакета брызнуло на тонкий капроновый беж, только это не имело никакого значения. Сталкер может выглядеть глупо и по-походному. Или рыцарь-тамплиер. Его готовили не для ярких плюмажей и филигранной чеканки турнирных доспехов.

Какая чушь. Я не тамплиер и не сталкер, это всего лишь имена, созданные в другие времена и полные утерянного нынче смысла.

— Гражданин, вы сюда не войдёте, — крепкий мужик на входе, одетый в практичный синий костюм, остановил меня вежливым, но твёрдым тоном.

— Да, конечно.

Кто же пустит в цифровой скрипторий измотанного, мятого поездкой тамплиера с недопитым вином в руке и половиной откусанной булки в другой? Про заметно испачканную куртку тот же разговор. А, ладно.

Я убрал в карманы ветровки вино с булкой, расстегнул и снял. Повесил на выпуклый выступ уличного фонаря с другой стороны улицы. Вернулся уже без куртки. С телефоном и бумажником.

— Нет, — снова отклонил моё желание охранник.

— Пожалуйста, — попросил я и протянул цветную бумажку с казённым кодом.

— Я буду следить за вами, — он убрал плату за вход в карман и посторонился.

Так и договорились.

Я нашёл свободный компьютер и выбрал известную программу.

Новый логин и пароль?

Подойдёт Ta/\/\n/\\/\ep, а пароль пусть наоборот, чтобы долго не думать: Pe\/\/\n/\/\at. Полная бессмыслица и любой хакер взломает в два счёта, ну и что?

Я получил номер и задал поиск пользователя: 1bibaby. Ну да, всё правильно, есть такая в Мирокрае. Одна на все миллиарды жизней.

Ta/\/\n/\\/\ep: Привет, ты в онлайне?

Пользователь принял сообщение и быстро настучал ответ.

1bibaby. Да. А это и правда ты, я ничего не путаю?

Ta/\/\n/\\/\ep: Не путаешь. Можешь говорить?

1bibaby. Могу. Нам тут сетку провели, представляешь? Я думала не напишешь, не позвонишь никогда. То есть по ходу так и не понимаю, зачем ты мне здесь нашёл?

Ta/\/\n/\\/\ep: Извиниться.

1bibaby. Надо же. Извинения принимаются с 8 до 11 по будним дням J

Ta/\/\n/\\/\ep: у тебя сейчас как раз пол девятого.

1bibaby. Хм… наблюдательный. Так что тебе нужно, Тамплиер? Случилось что?

Ta/\/\n/\\/\ep: Ничего особенного. Я по двум деловым вопросам. Первый: что там с этим твоим Иван Степанычем? Мне приехать и разобраться ничего не стоит. То есть стоит, но ради тебя я пойду на любые жертвы.

1bibaby. Ты знаешь, что я хочу тебе сказать. Я хочу послать тебя далеко и на долго, потому, что ты месяц с хвостиком морочил девушке голову, а потом взял и начал спать с бабой, которую называл просто другом и, кстати, никто не тянул за язык, твердил о том, какая у вас редкая междуполовая дружба. Так вот хочу сказать, а не могу. Понимаешь? Слишком многим ты стал для меня за эти дни-недели, слишком сильно я к тебе привязалась. Но самое страшное, что я тебе всё ещё верю. И верю, что пойдёшь на что угодно. Потому и буду с тобой откровенна. Обойдусь без твоей рыцарской помощи. Можешь приезжать, можешь найти Степана Иваныча и по-мужски с ним побеседовать. Хоть на дуэль вызывай. Деритесь, расшибайте себе лбы, ну и так далее. Как там у рыцарей принято, так и поступайте. А меня не трогай. Не подходи. Иначе убью. Или сама на себя руки наложу. Я отчаянная, ты знаешь. А вот если ты каким-то макаром дочку мою замешаешь в непотребстово, сейчас или позже, найду и так покалечу, что до смерти будешь меня вспоминать. Так что лучше сотри фотки и больше об этом ни слова. Лучше забудь, что есть на свете лапушка. Ты думаешь, я лгунья и лицемерка? Ничего подобного. Будешь подыхать или сорвёшься, приползай. Не прогоню и не отвернусь. Водой напою, обогрею, но как на ноги встанешь, прочь. Мой дом открыт для тебя, а в сердце стучаться не смей. Глухо оно к тебе, усёк?

Ta/\/\n/\\/\ep: Усёк, яснее некуда. Это тебе спасибо за честность. Мне заслуженно, и худшее сгодится. Но не спеши. Я многое понял и многое пойму позже, если сумею. Ты получишь от меня фотографии обратным письмом, и у себя я их удалю. Почему? Узнаешь, когда получишь. А, впрочем, сделаю это сейчас. Всё равно в почту лезть. Готово. Они тебе отправлены. Посмотри внимательно. Особенно на вторую, по ней яснее. Но чуть позже, окей?

1bibaby. Пришло, вижу. Не понимаю, к чему ты клонишь. Ну ладно, послушаюсь. Это всё, что ты хотел сказать?

Ta/\/\n/\\/\ep: Нет. Я по поводу тех ссылок. Пришли мне их снова, а?

1bibaby. На что? Я же тебе отправляла.

Ta/\/\n/\\/\ep: Не могу объяснить, но кажется, я только сейчас смогу ими воспользоваться. Это странно, необъяснимо, но факт. Пожалуйста. Ладно?

1bibaby. ладно. Держи.

Экран запестрел полосами синих цифр в незнакомом, путаном коде. Подчёркнутые адреса как будто повторяли друг друга, но не совсем. После нажатия они выадавли путаный список новых адресов по поисковым критериям.

А потом меня осенило. Это как-то связано даже с тем, куда нажимать курсором. Я понял это, так как с четвёртой попытки оказался перед заставкой.

На ровном сером фоне проступила надпись:


Для получения доступа к Ресурсу введите Тетраграмматон.


И ниже пустое окошко под несколько букв.

Ta/\/\n/\\/\ep: Я нашёл его. Не знаю, тут какой-то странный код был. Но это была шарада, какая-то математическая игра. Нет ни магии, ни колдовства, но выглядит именно так. Помнишь головоломку, по которой ты выбираешь какое-то число или символ, из множества, а потом тебе дают нажать и как будто угадывают выбранный символ? Должно быть, интересный алгоритм. Тебе виднее. Советую посмотреть программный код.

Отклик пришёл через десять минут.

1bibaby. Слушай, а ты прав. Есть такой алгоритм. Я раньше слышала, но руки не дошли. А сейчас деассемблировала первую ссылку, потом вторую, там есть этот код. Пока не понимаю, как он работает, алгоритм необычный. Но это просто математика. Обычная математика и логика, ничего больше. Ты хочешь сказать, это и есть Грааль? Я не верю! Кстати, с четвёртой попытки я так и не попала на описанный тобою линк. Опять закольцовка. Скинь, а?

Ta/\/\n/\\/\ep: Нет, это бессмысленно. Я уверен, что он побьется при пересылке. Маша, не тот случай. Это, кажется, лишь для меня. И мне нужно ввести имя.

1bibaby. то, которое написал на пергаменте паломник, и которое не смог прочитать Персеваль?

Ta/\/\n/\\/\ep: Не знаю. Мне надо подумать. Слушай, я, кажется, догадываюсь. Код этот с этим алгоритмом, они не просто путаная шарада и не Грааль вовсе. Они — фильтр. По ним Грааль даёт подсказку тем, кто способен поверить. Всё та же аксиома. Для каждого Грааль принимает свою форму. Я знаешь, что думаю? Иному подходу я бы, кажется, и не поверил. Материализм — он ведь там, глубоко. С лихвой его насыпали по следу предыдущих поколений. Я прервусь и подумаю. А ещё сброшу тебе один рассказ, я его недавно написал. Посмотри, а? Вот ещё что. Если со мной что-то случится, если я не смогу приехать к тебе. Слушай внимательно! Это важно.

1bibaby.пошёл ты!

Ta/\/\n/\\/\ep: НЕТ ПОСЛУШАЙ

1bibaby. не кричи на меня.

Ta/\/\n/\\/\ep: а ты не претворяйся дурой и выслушай

1bibaby.ок

Ta/\/\n/\\/\ep: Если я не сумею приехать, а этот твой одноклассник полезет с глупостями, это одно. Ты срочно, понимаешь, срочно звонишь мне на мобильный и говоришь об этом. Слушаешь меня?

1bibaby. да

Ta/\/\n/\\/\ep: И мы действуем. Как — не важно. Ничего он тебе не сделает. Но лучше мы поступим хитрее. Мы ударим первыми. Я обещаю, что удар будет нанесён совершенно точно, и никому не навредит. Ты считаешь, абсурд? Вовсе нет. Мы выясним, что у этого типа на уме. Сделаем мягко, но убедительно. Понимаешь? Просто по-человечески поговорим и решим вопрос. Если он хочет тебя охмурить, откупим. Если он так хочет купить твою честь, просто назовём верную цену. Как раз по расходам в связи с устройством твоей лапушки в сад. А потом возместим. Найдём другой сад. Главное, верить в удачу. А эта капризная госпожа фортуна, она воздаст. Как-то так.

1bibaby: идея отличная, но ты не умеешь убеждать. Ты слишком мягкий, смешной и добрый. Для таких, как ты и прописана истина про доброе слово и пистолет. Помнишь? Добрым словом и пистолетом можно добиться намного большего, чем просто добрым словом. Тебе не справиться. Всё, закрыли тему.

Ta/\/\n/\\/\ep: Подожди. Не мне.

1bibaby. не поняла я, ты что мне это советуешь? Ну, нет! Видеть не хочу, и уж тем более идти на переговоры об уступках.

Ta/\/\n/\\/\ep: Нет. Это сделает Лёха. Я попрошу, и он приедет. Он гораздо убедительней меня, умнее и всё такое. К тому же у него много связей. А в настольный Warhammer играют очень разные люди. От подростков, до адвокатов на шикарных иномарках. Хобби объединяет разных людей.

1bibaby: круто, это я понимаю. Читала про Вархаммер, кстати, не кисло недавно братьев славян на крупном турнире потеснили. Лёха был там?

Ta/\/\n/\\/\ep: вряд ли. Он их красить любит.

1bibaby: Прикольно. Только как я узнаю, что он приедет и развеет все мои опасения? Вдруг он подосланный того типуса и потихоньку сводит меня с ума, а то и в могилу? Может, он маньяк какой?

Ta/\/\n/\\/\ep: Я дал ему адрес. А ещё, в той визитке электронной есть ссылки на страницы с работами. Там несколько очень достойных вещей, а также кадры из теленовостей. Он там смущается и рассказывает о своём увлечении, а репортёр расхваливает виртуозную манеру росписи.

1bibaby: вдвойне интересно. Знаешь, какими бы странными не были хобби, этот Warhammer лучше, чем пиво на футбольном матче или карты с казино. И не рыбалка какая-нибудь, где бухают и убивают рыбу ради удовольствия. Кстати, ты рыбок кормишь?

Ta/\/\n/\\/\ep: кормлю. Дозатор работает, как часы. Даже пока я летал в гости к Самому Большому Яблоку, и шастал по следам крестоносцев, я, как последний придурок, думал о рыбках. Может, потому-то они и не сдохли.

1bibaby: хихик! Ну ты умора, Тамплиер-Сталкер. Ладно, я подумаю над твоей идеей. Он не злой?

Ta/\/\n/\\/\ep: нет. Жёстким может быть, хитрым и твёрдым, но он справедливый. А если с кем дружит, стоит за того горой.

1bibaby: хм.

Разговор утих сам собой, Обе стороны не решились двигаться дальше. Задевать болезненные точки еще недавно ясных, радужных планов. Невысказанных, но прочувствованных, выстраданных. Ныне разрушенных окончательно.

Экран мигнул мне в лицо окончанием срока оплаченной связи, и я без особого сожаления встал из-за стола. Всё.

Всё произошло, стало ясно и просто, но это ничуть не приглушило тоскливую боль. Есть дело, которое надо сделать, а там уже будет не важно. Я начну новую жизнь. Уеду туда, где меня никто не знает. А, впрочем, зачем? Меня и здесь никто не знает. Глупо считать, что лучше в местах, где нас нет. Мирокрай он един, никуда не денешься.

Посмотрим.

Я вышел на улицу, изрядно согретую пылким весенним зноем. Пройдёт немного времени, он станет летним, если верить календарям и личным биоритмам. Но это потом, сейчас надо дождаться Лёху. Минут через двадцать он должен появится.

Фонарь и простенькая лавочка под ним стали мне скромным приютом. Вино слегка прогрелось, а хлеб подсох. Но это ничуть не испортило вкуса.

Он подошёл к лавочке, сел рядом. Посмотрел куда-то вдаль, не то на небо, не то дальше.

— Ты точно уверен, что хочешь этого?

— А я не справлюсь.

— С чем? С этим балбесом, который твою Машу напугал?

— Не так всё просто.

Лёха нахмурился и протянул руку. Я передал пакет с вином, и он с наслаждением сделал глоток.

— Да, не просто ты вляпался. Доигрался. Маша не может простить тебе Алёну? Ещё бы, такое простить нелегко. Я тебя знаю, ты усы распустил как котяра, язык на плечо, в глазах гормоны зашкаливают. Шикарная девка, надо! Плевать, что с ребёнком! А вдруг — бац, ударило в голову, и не выдержал, сорвался. Давно ни с кем не спал, вот и вляпался.

— Лёха, ты всё говоришь верно, но не знаешь целой правды. Хочешь меня в грязь втоптать, давай, мне не чем возразить. Кроме того, что формально я ничего ей не обещал.

Лёха так изменился в лице, как будто небо почернело.

— Да нет, постой, если бы я так рассуждал, мы никогда и друзьями бы не были, — быстро добавил я, — Это так, к слову. Мне нет оправдания с той долей правды, которую ты озвучил. И всё это правда. Но правда не до конца.

— Не понимаю.

— Потом поймёшь, и будешь думать иначе.

— Слушай, Тамплиер, ты меня запутал. Ты хочешь, чтобы я поехал и защитил её?

— Безусловно. И чем скорее, тем лучше. Надо остановить того типа, пока он не обидел Машу.

— Да это я понял. Смотри, как я тебя понял.

Он вытащил из-за пазухи плаща розовый прямоугольник билета.

— На самолёт не было, всё равно ждать. Так я поездом. Через три часа уезжаю с Курского.

Горячий ком подступил к горлу, и мне стало стыдно. Я не заслуживал такого друга, как Лёха. А следующей фразой он и вовсе добил меня.

— Хочешь, я сделаю так, что она тебя простит? Вернётся и будет любить, как будто не было никакой Алёны, хочешь? Я могу, мне не сложно. Только кубики брось.

— Гранями по живому?

Он захохотал так, что я испугался. Лёха согнулся пополам, зажал рукой рот, и продолжал смеяться. Потом вытер непрошенную влагу на глазах и ошалело произнёс:

— Слушай, я знал, ты оригинал. Но даже здесь должен быть предел.

— Теперь я не понимаю.

— А, балда ты, и есть балда.

Он схватил мою руку и положил туда два кубика.

— Кидай.

— Лёх, ты чего, рехнулся?

Кубики остались в руке, а Лёха закурил сигарету. Курил долго и со вкусом, смотрел в небо и молчал. Я пил вино, и не мог подобрать нужных слов.

— С тобой рехнёшься, — сдавленно проговорил Лёха и вздохнул, — кидай, проверка на мораль.

Правило из Warhammer-a. Лёхе нужно, чтобы я кинул кубики, а мне это ничего не стоит. Я сделал бросок, посмотрел на результат и накрыл ладонью.

— Альберт Эйнштейн писал «Бог не играет в кости», так что не бойся, это всего лишь игра. Провалил тест, да? Один плюс два, в сумме три.

— Откуда ты знаешь?

— В эти игры я много лет играю. Могу по глазам узнать результат. Теперь успокоился. Ты на самом деле не хочешь, чтобы я помирил вас с Машей.

Теперь и я засмеялся. Лёха поддержал меня. Крепкое вино обоим ударило в голову.

— И всё-таки не понимаю.

— Лёха, поверь мне, так нужно.

— Тебе — верю. Но ты — псих.

— Люди часто клеймят непонятное отклонением в сторону.

— Ты мне ещё Джона Уиндема вспомни, «куколка».

— Лёха, не хочешь, не езжай. Я просто прошу.

Неожиданно мой собеседник стал очень серьёзен. Его слова звучали ровно и тихо. На этом свете не было вещи, способной его напугать. Мог пойти куда угодно, пропасть, потом вернуться. Словно феникс. На этот раз всё оказалось гораздо сложнее. Лёха по-настоящему испугался, что предстоит путь без возврата. Мне не хочется вспоминать все его слова, а тем более цитировать. Иногда без крепкого слова не обойтись, и Лёха обильно приукрасил монолог нецензурной бранью.

— Да, я виноват перед всеми. И в первую очередь перед Машей. Попроси за меня прощения. И вот ещё что.

— Ну?

— Передай ей эту вещь.

Он с удивлением посмотрел на чётки и крестик.

— Теперь он ваш.

— 14 -

Вот она, вторая потеря за несколько дней. Лёха уйдет из моей жизни, уедет и исчезнет навсегда. Нелепая мысль, но правда, и я никак не мог от неё отделаться. Где-то внутри мне всегда хотелось стать таким как он, научиться также идти вперед без страха, без оглядки.

Только он так умеет. Я вспомнил случай годовалой давности.

Мы шли по улице, говорили о насущном и умном: немного о делах сердечных и о новостях в иследовании космоса, пили медовуху из прозрачных стаканов, и ветер Мирокрая дышал нам влицо спокойной радостью.

И тут мы увидели женщину. Она сидела на корточках прямо на проезжей части, и пока её объезжали машины, но это пока. Даже внимательный водитель может не успеть затормозить.

Пешеходы шли мимо, с подозрением смотрели на женщину, на вид не очень трезвую и очень несчастную.

Он думал ровно секунду, может меньше.

— Держи, — отдал мне свой стакан и шагнул на дорогу.

Сел рядом, напротив, спиной к машинам. Женщина что-то удивленно проговорила, но он отмахнулся и заговорил с ней.

Я успел сделать три глотака, а он уже помог ей подняться, попридержал за руку и вывел к остановке автобуса. Она неровно шагнула, но устояла и махнула на прощанье.

— Чего там? — спросил я.

Прохожие все видели и смотрели то на Лёху, то на незадачливую женщину.

— Она не хотела жить. Не стал я спрашивать, кто был тот парень, которого убили у неё на глазах. Лучше нам с тобой этого не знать. Как-то странно мне, что в мире столько зла, странно, — я внимательно смотрел ему в глаза, но мыслями он был далеко. Другой на его месте от городости бы хвост распушил, но я не заметил даже тени какой-то гордыни. У него и в мыслях не было, что его поступок чем-то особенный. А ведь он был единственный, кто посочувствовал, подошел и что-то сделал.

— Как ты её отговорил?

— Просто. Сказал ей: «Не стоит ссориться с Богом, самоубийство никогда не было добродетелью. Иди по жизни дальше, а Бог он все видит, даст тебе силы, просто живи дальше, пожалуйста».

— Послушалась?

Лёха не ответил.


И вот теперь на вокзале мы обошлись без многословных прощаний. Постояли на перроне, помолчали, а потом обнялись. Лёха был твёрд лицом, как никогда, но я-то видел, как непросто у него на душе. Жёсткое нордическое лицо темнело усталостью морщин, но в глазах появился какой-то свет, или не свет? Теплота и заботливая сила. Это хорошо, что душой он уже в пути. Можно не бояться за Машу. Кто-кто, а Лёха её в обиду не даст.

— Приезжай, как разгребёшь проблемы, буду рад тебя увидеть. И она, я думаю, тоже, — тихо сказал он, а я промолчал.

В моём молчании он прочитал все варианты ответов, вздохнул и пошёл к подножке вагона.

— Прощай, — сказали мы друг другу, а вслед за этим поезд начал набирать скорость.

Я не стал дожидаться, когда вагоны спрячут свой бег за дымкой и поворотами, повернулся к прошлому спиной и пошёл в сторону дома.

Вино кончилось, и вместо него мне пился воздух Мирокрая. Каждый миг отзывался внутри фрагментом, который оседал на сердце и оставлял след в памяти. Людские голоса, добрые и не очень, взгляды и шаги, музыка и гудки машин, игра цветов и теней. Я любил этот город так, как умел, любил весь Мирокрай со всеми его людьми. Насквозь тоскливой, больной любовью, которой научила меня Алёна. Не только она. Маша, Лёха, Одиссей, да даже неприветливый Има. Наперекор любому горю, мир был любим. От того всем легче прощались ошибки и недоразумения. Я видел на самой границе видимого, как мир становится теплее, светлее и, может быть, чуточку добрее. Впрочем, это могло и показаться. Разгорячённый день поздней весны усиленно рвался стать летним. Мне стало смешно от его спешки, и я засмеялся. Потерпи, скоро всё будет.

Неожиданно раздался сигнал сообщения.

«Тамплиер, милый, пожалуйста, свяжись со мной! Это очень и очень важно, срочно, прошу тебя! Не бойся, всё со мной в порядке. Но прошу тебя, пожалуйста!!!!! Вот мой номер и код местной связи…»

Мне стало больно. Должно быть, она всё поняла. То есть понять-то вовсе невозможно, но она приняла всё так, как есть, и не осуждала. У меня не было выбора, и это оказалось предрешено чем-то или кем-то. Не важно, в чём первопричина. Важно, что я ничего не испортил, но не смог сделать так, чтобы счастья досталось всем поровну. Я стоял на улице, и не умел сдержать слёз. Все поступки осознанны, каждый давался легко, и как будто Мирокрай летел по точной траектории.

Чушь, я десятки раз мог всё изменить или испортить, а вот нет. Слава Богу, всё получилось. А там будь, что будет. Моя боль тоже когда-нибудь утихнет. Как знать, может, есть на свете такие люди, чьё счастье лишь в том, чтобы приносить счастье другим? Да, где-то я про таких слышал. Их то Тамплиерами называют, то Сталкерами. Горькая усмешка помогла унять слёзы. Плоток промок до нитки, но я привёл себя в приличный вид и пошёл дальше.


Отмерил эхом шагов лестничные метры, тронул пальцем оглушительный звонок и стал ждать.

Мне открыли.

Мама Алёны коротко удивилась моей ноше. Небольшой, и, по совести, давно нечищеный аквариум со стайкой приветливых рыбок. В ногах пристроились собранные по шкафу вещи в мятой пестроте пакета.

Она всё поняла. И по взгляду стало понятно, что знает многое, если не всё.

— Не знаю, смогу ли о них заботиться.

— Боюсь, мне некому их перепоручить.

— Посмотрим, может её брат возьмётся. Не обидим. А ты поедешь туда, за ней? На Мёртвое море?

Женщина внимательно искала ответ в моём взгляде. Должно быть, многое передумала, пока наблюдала годы наших отношений с Алёной. Но никогда не судила и не заводила об этом речи. Со мной, а должно быть, и с ней.

— Не знаю. Пока я ничего не знаю.

— Ясно, — грустно улыбнулась она и подняла у меня из-под ног пакет, — Ставь тут, в прихожей, мы потом решим, куда ему переехать. Зайдёшь на чай?

— Нет, Галина Евгеньевна, спасибо.

— Ну, тогда ступай с Богом, — перекрестила меня в путь старая женщина и закрыла дверь в дом Алёны.


Ключи пусть будут где-то тут. А входную дверь я не стану закрывать, мало ли что. Как всё просто, да? Шаг в неизвестность. А я сумею сделать этот шаг? Хотя бы попробую. А прежде ещё кое-что.

Ожил-загудел пыльным скрипом компьютер, дрогнул током монитор, и засветились буквы на экране. Прежде, чем я что-то нажал кнопкой мыши, запустился экран браузера, и на ровном сером фоне возникла та самая надпись. Я даже не удивился. Это перешло из разряда объяснимого в диапазон ожидаемого и закономерного. Хоть сейчас снимай передачу «Очевидное — Невероятное».

Грааль или как его там правильно звать, подождёт. Никуда теперь не денется. И кто кого нашёл, вопрос открытый, так же как и то, кто кого в конце концов получит. Допустим, это источник, благодаря которому можно вдохновляться. На добрые дела, или нет, это тот ещё вопрос. Вряд ли гениальные злодеи, мастера убийцы и инквизиторы черпали оттуда. А с другой стороны, кто их знает? Иные вещи, когда на них смотришь, вызывают отклик. Это не мог сделать человек. Но разве всегда речь идёт о прекрасном? А то вдруг и правда, будет хорошо, если когда-нибудь он иссякнет, этот самый источник, да только куда ему, если за вечность не иссяк! Впереди тоже ждёт срок не меньший.

Его и всех нас.

Даже меня.

А может быть, я как топливо для этой печи? Если черпать без конца, то всё однажды вычерпают. И собирает Грааль по капле всех, кто достоин питать его. Тех, кто прошёл по главным дорогам. Тех, кто стерпел, перетерпел и понял, а также чему-то научил других. Пять ступеней. Покаяние, Страдание, Сострадание, Диалог с Ним, и напоследок — Мысли о Вечном.

Как-то так. Когда писал, не понимал. А потом оглянулся — и стало ясно. А, может блажь всё это. Дорожные страсти крыши-путешественницы? Пусть кто сможет, тот и ответит. Я приму любой ответ. Выслушаю и подожду следующего. Не так-то прост Мирокрай, единым ответом всё нельзя прояснить.


Так, о чём там была мысль? Да, конечно.

Я набрал номер и включил громкую связь.

Через четыре гудка раздался ответ.

— Аллё! — голос тихий, прямо в трубку. То ли разбуженный, то ли простуженный.

— Это я, Тамплиер.

— Господи, это ты! — Маша всхлипнула, и я понял, что голос измучен слезами, — Ну скажи, ну скажи мне, наконец, откуда ты такой взялся? Так не бывает, не может так быть, нет на свете таких людей. Тамплиер, милый, я люблю тебя, люблю, люблю, сильнее всех на свете, ниточка в моих руках слезами пропитана, как олифой, крепкая теперь, уж никогда не разорвать. Сама же всё сделала, и ничего не знала, не понимала. А ты так быстро понял и надо же… Но как тебе на это сил хватило, ведь это… Это и правильно, и неправильно. И теперь будет всё по-другому, и всё получится, я знаю, знаю, всегда знала, что так и будет, но почему же не ты? Почему? Где, когда это произошло? Нет объяснения!

Она тихо, сдавленно рыдала в трубку, и голос прерывался всхлипываниям.

— Машенька, я не знаю.

Она снова заревела, теперь в голос.

Я молчал и тихо мешал в чашке свежий кофе. Мне хотелось быть рядом, прижать к себе её испуганную, счастливую и нечастную, добрую и колючую. Какую угодно. И я её любил так же сильно, как она меня. Но, видит Бог, это могла быть другая форма любви, не такая, какой принято быть между лицами разных полов. Этой любви не знакома измена и ревность, в неё нет ни капли корысти или лжи. Такая любовь не достойна того, чтобы её называть вслух, но другого слова в человеческом языке просто нет.

— Ты представляешь, я так боялась. А он позвонил мне и говорит. Вы боитесь, что я вас обижу? Назначьте место и время, я приду. Вы можете приходить хоть с охраной, хоть как. Я просто хочу поговорить с тобой, Леонова. Мы же в школе дружили, так не думаешь ли ты, что я стану тебя обижать? Я прошу о помощи, но ты в праве отказаться, и я пойму. Женщине положено бояться мужчин. С самого рождения видна это беззащитность, с первых мгновений ясно, кто овца, а кто волк и кого кому стоит бояться. Представляешь, а я и не знала, что он на такие слова горазд, — она всхлипнула, — Ты здесь?

— Да, конечно, милая моя, Маша. Я здесь и слушаю. Очень внимательно.

Телефон потрещал помехами, но связь не прервалась.

— И я пошла, поговорила. Господи, Сталкер, он всего-то хотел помочь племяннику! Этот в колледж программистом пошёл учиться, а тут желания, как известно, не достаточно. И просит меня подучить мальца. За приличную плату, как и принято сейчас с репетиторами. Но просил меня подойти с душой, не формально, а просто реально помочь мальчонке. Ну и что, разве я откажу? Он потом смеётся и говорит мне, я бы и цветов букет принёс, знаю, как ты цветы любишь. Незабудки. Да тут жена моя на бизнес-ланч ходит, как раз в это кафе. Не могу, будет ревновать. А сам смеётся. Пошутил, должно быть. Но он правда совсем не злой, если не старается быть очень серьёзным. Представляешь?

— Супер, Маша, я даже и предполагал что-то в этом роде, но поздно. Лёха уже выехал.

— Всё, да? — тихо спросила она, но тихий плач не спешил возвращаться.

— Получается, да.

— И никто теперь ничего не поделает?

— Маша, он лучше меня в сто раз, он хотел, чтобы была семья, ребёнок, он уже всё-всё себе понял и решил. Он станет лучшим папой на свете. Для твоей лапушки, а там кто знает, вы же не остановитесь на достигнутом?

Маша смутилась, но хихикнула и засопела.

— Может, и нет. Но почему? Почему она на него похожа, а не на тебя? Я же хотела, чтобы…

— Ты меня просто идеализировала, любимая, вот и всё. И как будто случайно всё получилось не так, как мы оба вначале хотели. Нужно быть осторожнее с желаниями. И со словами. Знаешь, ведь даже взгляд оставляет след.

— Но я люблю тебя.

— И я.

— Да что же ты за человек такой, что так поступаешь? Это же как меня надо любить, а? Это за что же мне горюшко-счастье такое, что не ты будешь рядом? Господи, милый, за что, за что, почему?

Она снова заплакала, и я совсем не знал, чем её утешить. Разве что шуткой?

— Ты спрашиваешь, что я?

— Угу, — донеслось сдавленно и слёзно.

— А я Дубровский.

Она засмеялась, но смех не пересилил слёзы.

— Смешной ты, — плач мешал словам, и звучали они прерывисто, — А вот знаю, кто ты. Песня есть такая. У Бутусова.

Всего золота мира мало
Чтобы купить тебе счастье
Всех замков и банков не хватит
Чтобы вместить твои страсти
Невозмутимый странник
Неустрашенный адом
Ты — Человек без имени
Мне страшно с тобою рядом
Ты проснулся сегодня рано
И вышел на большую дорогу
И тотчас все ракетные части
Объявили боевую тревогу
И если случится комета
Ты ее остановишь взглядом
Ты — Человек без имени
Я счастлив с тобою рядом
Возьми меня, возьми
На край земли
От крысиных бегов
От мышиной возни
И если есть этот край
Мы с него прыгнем вниз
Пока мы будем лететь
Мы будем лететь
Мы забудем эту жизнь.

Маша плакала и пела. Мне казалось, что звучит музыка. Пели дуэтом. Маша и Бутусов, но Маша в реальности, а певец в моей памяти. Странно, и правда песня про Мирокрай. А вот про меня ли? Это со стороны виднее. Маше виднее, и не важно, как трудно глазам смотреть из-за слёз. Сквозь ниточку видно всё на свете, она тонкая и невесомая, а вон сколько может вместить. Не собрать, не сосчитать.

Из телефона продолжался голос Маши:

Всех женщин мира не хватит
Чтобы принять твои ласки
Всем стрелам и пулям армий
Ты подставишь себя без опаски
Непокоренный пленник
Не замечающий стражи
Ты — Человек без имени
Нагой человек без поклажи

Песня кончилась, и мы замолчали. Долго слушали дыхание друг друга, смотрели в никуда, и видели лица. Может, смотрели вглубь себя, и там отражались, преломлялись друг в друге.

— Теперь всё, — поставила точку Маша, — Сейчас ты введёшь имя, и что-то случится.

— Я не знаю, что, будет, — это честный ответ, но в голосе не было страха. Что там? Кто знает? Даже в Граале вряд ли найдётся ответ. Но я знаю, какое имя надо ввести.

— Мы ещё встретимся? — прошептала Маша.

— Конечно, — у меня и правда не было сомнений, — Там, с другой стороны вечности.

— Может, раньше?

— Может.

— Ты ведь найдёшь мой дом из миллиарда.

— Да, тем более у меня есть ключ.

— Ах, вот оно как. А я обыскалась. Ничего себе ниточка! Ну да ладно, дубликат закажу.

— Лучше два, — рассмеялся я и подумал, сколько сюрпризов ждут Лёху. Ничего, справится, тем более сюрпризы приятные. Но жизнь как пчёлка, то светлая, то тёмная полоска, и летит, куда ей вздумается, только лови.

— До встречи, любимый, — прошептала Маша.

Гудок оборвал телефонную связь.

Но ниточка осталась.

Она останется и ТАМ, по какую сторону вечности ни встань.

И тогда я ввёл имя.


Маша смотрела вдаль. Она знала, что будет в будущем. Не в деталях, конечно, а в общих чертах. Станет чуть больше счастливых людей, и она окажется одной из них. Главное, не только она, и это точно-точно.

— Мама, ты звала меня? — отозвалась на невнятный шёпот девочка.

— Нет, лапушка, не тебя, — улыбнулась Маша и стёрла последнюю слезу, — Тебе послышалось. А знаешь, давай-ка пойдём гулять. Я знаю, ты любишь гулять по городу.


Конец.


Мирокрай, апрель-июль 2007


Оглавление

  • — 1-
  • — 2-
  • — 3-
  • — 4-
  • — 5-
  • — 6 -
  • — 7 -
  • — 8 -
  • — 9-
  • — 10-
  • — 11-
  • — 12-
  • — 13-
  • — 14 -