Когда сгущается тьма (fb2)


Настройки текста:



Джеймс Гриппандо Когда сгущается тьма

Посвящается моему отцу

Джеймсу Винсенту Гриппандо.


Понимать — не значит верить. Верить — это верить.

Глава 1

Сержант Винсент Пауло не мог видеть человека, взобравшегося на самый верх моста Уильям-Пауэлл. Пауло даже сам этот чертов мост не видел. Лишь слышал сквозившее в голосе человека отчаяние и знал, что это очередной «прыгун», то есть самоубийца. Проработав семь лет кризисным переговорщиком при полицейском департаменте Майами, много чего знаешь и понимаешь. Даже если ты слепой.

Особенно если ты слепой.

— Эй, Фэлкон,[1] — в двадцатый уже, наверное, раз крикнул сержант в полицейский мегафон. — С тобой говорит Винсент Пауло. Мы ведь можем урегулировать это дело, верно?

Мужчина обосновался на фонарной опоре, возносясь в небо на максимально возможную высоту, и смотрел вниз со своего недосягаемого насеста. Должно быть, вид на Майами оттуда открывался чрезвычайно живописный. Пауло мог лишь представить: сине-зеленые воды залива и высотки кондоминиумов, стоявшие на набережной так плотно, словно костяшки домино, расставленные для игры в гигантскую цепочку. Вероятно, в это самое время круизные суда медленно двигались по заливу в сторону моря, вздымая белые дымы к небосводу — столь прозрачно-лазурному, что, казалось, его первозданную чистоту не решалось нарушить даже самое малое облачко. Сержанту сказали, что уличное движение остановлено за несколько миль в обоих направлениях — на западе в сторону материка и на востоке в сторону мыса Кей-Бискейн. У моста, перегороженного кордонами, парковались полицейские машины, автобус отряда особого назначения — СВАТ — и многочисленные транспортные средства журналистов и телевизионщиков, норовивших пробраться на мост. Воды залива бороздили полицейские катера. Паоло слышал рокот круживших над головой вертолетов: телевизионщики из местных новостных программ вели прямую трансляцию на Южную Флориду происходивших на мосту событий.

И все это ради одного из бездомных, во множестве обитавших в Майами. Этот человек называл себя Фэлконом, и прозвище чрезвычайно ему подходило. Он так удачно и прочно сплел ноги с ажурными конструкциями моста, что мог уверенно стоять в полный рост. Снизу его силуэт напоминал старинное скульптурное изображение из тех, что венчают купола зданий, хотя и не отливал металлическим блеском. Парень задрал подбородок, выпятил грудь и словно парил над заливом, как крылья разбросав в стороны руки. Сокол — да и только. Рядом с Пауло стояла женщина-полицейский, призванная докладывать ему об окружающей обстановке, но Пауло в ее услугах почти не нуждался. Его не в первый раз вызывали, чтобы удержать очередного бездомного от попытки самоубийства. Более того, это была даже не первая его встреча с Фэлконом. Дважды за последние восемнадцать месяцев тот взбирался на самую верхотуру моста и замирал в позе парящей птицы. И оба раза Пауло удавалось убедить его спуститься. Однако нынешняя ситуация отличалась от предыдущих.

Это было первое задание, порученное Винсенту с тех пор, как он лишился зрения.

И впервые он был почти абсолютно убежден, что парень все-таки прыгнет.

— Давай, Фэлкон, спускайся — поговорим. Так будет лучше для всех.

— Хватит с меня этих никчемных разговоров, — крикнул в ответ бомж. — Я стану разговаривать только с дочкой мэра. Если ее через пятнадцать минут здесь не будет, я брошусь вниз.

Мост Уильям-Пауэлл похож на гигантскую арку, выгнувшуюся над заливом Бискейн. Байкеры называют его «Майамской пропастью», хотя в плане самоубийств он не сравнится ни с Золотыми Воротами в Сан-Франциско, ни с мостом Джорджа Вашингтона в Нью-Йорке. Его самая высокая конструкция возносится над поверхностью воды всего на семьдесят восемь футов. Даже с учетом тридцати футов фонарной опоры сомнительно, чтобы прыжок Фэлкона в залив с такой высоты оказался фатальным. Однако параллельно новому мосту идет старая дамба, которую местные жители используют в качестве пирса для рыбной ловли. И человеческое тело, упавшее с высоты в сотню футов на ее бетонную основу, вряд ли окажется приятным зрелищем — особенно показанное во всех подробностях по телевидению.

— Ну что, Пауло, не пора ли сковырнуть его с насеста? — послышался голос из-за левого плеча Винсента. Он узнал Хуана Чавеса, координатора СВАТа.

Винс выключил мегафон.

— Давай переговорим с шефом.

Путь к полицейскому автобусу был свободен от препятствий, и Винсент хорошо его запомнил. Поэтому длинная белая трость, которой он ощупывал дорогу, в данном случае почти не пригодилась. Они с Чавесом влезли в автобус через боковую дверь и уселись друг против друга на сиденья в задней части салона. Стоявший снаружи офицер закрыл дверь автобуса, поскольку Чавес начал набирать номер штаб-квартиры по кодированному телефону. Звонок адресовался шефу полиции Майами, наблюдавшей за развитием событий по телевизору. Первые слова, которые она произнесла в трубку, уверенности Винсу отнюдь не прибавили.

— Он сидит на фонаре уже два часа, Пауло. И я особенного прогресса что-то не наблюдаю.

— Прошлой зимой мне потребовалось в два раза больше времени, чтобы отговорить его от прыжка с эстакады «Голден глейдс».

— Я это понимаю, — сказала шеф. — Но хотела бы знать, комфортно ли вы себя чувствуете на этом задании?

— То есть теперь, когда ослеп?

— Не поймите меня превратно. Я рада, что вы согласились остаться в полиции и преподавать в академии. И вызвала вас сегодня именно потому, что вы уже имели дело с этим парнем. Но мне бы не хотелось поставить вас в положение, из которого, по вашему мнению, невозможно выйти.

— Но я в состоянии найти выход, шеф.

— Прекрасно. Однако не забывайте и о времени. Надеюсь, не стоит вам напоминать, что в Майами в «бардачках» машин возят отнюдь не перчатки? Если этот придурок не слезет с фонаря, кто-нибудь из застрявших в пробке достанет из «бардачка» револьвер и снимет его пулей.

— Вот и я говорю, что пора подключаться к делу, — сказал Чавес.

— А тебе не кажется, что пуля тридцать восьмого калибра — слишком жестокая кара для бездомного парня, который вскарабкался на фонарь? — возразил Винс.

— Никто не говорит о снайперском выстреле. Я просто хочу передвинуть своих парней поближе к месту событий — так, чтобы их стало видно. Он должен понять, что наше терпение истощается.

— Если он подумает, что по его душу послали парней из СВАТа, то прыгнет.

— А вот в прошлый раз эта тактика сработала.

— Сегодня все будет по-другому.

— Откуда ты знаешь?

— Я это чувствую.

— Ты что — стал экстрасенсом, после того как ослеп?

Вопрос заставил Винса нервно моргнуть, но темные очки, которые он носил, скрыли от посторонних охватившую его душевную боль.

— Заткнись, Чавес.

— Давайте, парни, не будем пороть горячку, — вмешалась шеф.

— Я знаю, что говорю, — не унимался Чавес. — В конце концов, нам не впервой иметь дело с потенциальными самоубийцами. В девяти случаях из десяти им просто требуется немного внимания. И мне интересно, почему Пауло решил, что на этот раз дело примет другой оборот.

— Что ж, вопрос справедливый, — заметила шеф.

— Хорошо, попробую объяснить, — сказал Винс. — Хотя Фэлкон залезает на мост уже в третий раз, сегодня он впервые выдвинул конкретное требование. И вполне рациональное. Ведь не потребовал же он, в самом деле, чтобы мы перестали воровать у него мысли или нечто в этом роде. И еще одно, не менее важное: он установил временной лимит. И короткий, между прочим, — согласился ждать не более пятнадцати минут. Добавьте к этому отчаяние в голосе — и перед нами человек, который, как говорится, дошел до точки и готов на все.

— Подожди минуточку, — вмешался Чавес. — По-твоему, если он демонстрирует признаки некоторого прояснения сознания, то это усугубляет его намерения?

— В определенном смысле так и есть. Фэлкон слезет с фонаря, только отказавшись от своего требования переговорить с дочерью мэра. А это, как вы понимаете, сопряжено с публичным унижением, особенно учитывая толпящихся вокруг телевизионщиков — он ведь отлично знает, что его показывают по ящику. И если выпустить на сцену СВАТ до того, как он внутренне примирится с унижением и примет его, это все равно что столкнуть его с моста собственной рукой.

— А может, полить его водой из пожарного шланга? — спросила шеф. — Или применить патроны с нервно-паралитическим газом?

— Но ведь и это покажут по телевизору, — возразил Винс. — И как только вы собьете его с фонарной опоры, тут же объявится дюжина адвокатов, специализирующихся по делам о нанесении телесных повреждений, и станет совать ему свои карточки еще до того, как он долетит до брезента.

На линии установилось молчание: офицеры обдумывали сказанное. Наконец шеф произнесла:

— Полагаю, мы можем пообещать ему удовлетворить его требование.

— Вы хотите позволить Фэлкону переговорить с дочерью мэра? — спросил Винс.

— Нет, я сказала «пообещать». Это его единственное требование, не так ли?

— Неудачный ход, — отверг ее предложение Винс. — Переговорщик не должен обещать то, что не может выполнить. Или не имеет намерения выполнить.

— На этот раз я, пожалуй, соглашусь с Пауло, — сказал Чавес. — Но думаю, что…

Винс ждал продолжения, но Чавес, похоже, потерял мысль.

— Так что же ты думаешь? — поторопил Винсент.

— Не важно, что мы сейчас думаем. Поскольку появилась дочка мэра.

— Что?

— Я вижу ее в окно автобуса собственными глазами.

Послышались приближающиеся шаги. Потом дверь распахнулась и Пауло ощутил в салоне присутствие женщины.

— Привет, Винс, — сказала она.

Алисия Мендоса была не просто двадцатисемилетней красавицей и дочерью мэра, но еще и офицером полиции, поэтому не приходилось удивляться, что ей удалось беспрепятственно миновать все полицейские кордоны. Тем не менее звук ее голоса поразил Винса словно удар грома. И он невольно воскресил в памяти ее образ — темноволосая, с миндалевидными глазами, полными губами и безупречной оливковой кожей молодая женщина. Впрочем, слишком уж углубляться в это занятие ему не хотелось.

— Что ты здесь делаешь, Алисия? — спросил он.

— Слышала, что Фэлкон хочет поговорить со мной, — пояснила она. — Вот и пришла.

Слух у Винса был прекрасный, а вот мозг вдруг отказался уяснить ее слова. Знакомый мягкий голос лишь пробудил в его душе сонм болезненных эмоций. Прошло много месяцев с тех пор, когда он в последний раз его слышал. Это случилось вскоре после того, как его записали в герои. И после того, как доктор снял с него бинты и им овладела ужасная мысль, что он уже никогда больше не увидит ее улыбки, не сможет заглянуть ей в глаза и по выражению лица понять, счастлива ли она, печальна или просто скучает. Последнее, что он тогда от нее услышал, было: «Ты не прав, Винс. О, как ты не прав!» В тот день он сказал ей, что будет лучше, если они перестанут видеться, и заключавшийся в этих словах мрачный каламбур заставил их обоих разрыдаться.

— Я хочу помочь, — сказала она, нежно прикоснувшись к его запястью.

«Тогда уходи, — подумал он. — Мне уже значительно легче. Так что если ты, Алисия, хочешь помочь — то уходи, сделай милость».

Глава 2

Адвокат по уголовным делам из Майами Джек Свайтек нового клиента себе не искал, тем более в образе бездомного бродяги. Хотя, что греха таить, многие из его прежних клиентов обитали в таких халупах, что даже самые пробивные и снисходительные агенты по продаже недвижимости посчитали бы их неприемлемыми. Потому что это были камеры смертников. Первую работу, полученную Джеком после окончания юридического факультета, предоставил ему «Институт свободы» — группа разного рода идеалистов, защищавших «худших из худших», каковое выражение служило неким эвфемизмом для обозначения самых отчаянных и испорченных сукиных сынов на свете. Из них только один оказался невиновным, но и того хватило, чтобы Джек не разочаровался в своей деятельности. Он проработал в этом институте четыре года. Однако прошло уже лет десять с тех пор, когда у него было последнее нашумевшее дело, и примерно столько же с того времени, как он защищал типов вроде Фэлкона.

— Как ваше настоящее имя? — спросил Джек.

Его клиент сидел на противоположном конце стола в привычной для глаз уголовного адвоката оранжевой тюремной робе. Висевшая под потолком флуоресцентная лампа заливала мертвенным желтым светом его морщинистое лицо. Спутанная масса редеющих на затылке волос цвета соли с перцем, чахлая, почти совсем седая бородка. На тыльной стороне левой руки виднелась воспаленная болячка, еще две такие же, но большего размера, красовались на лбу над правой кустистой бровью. Глаза, похожие на два черных омута, казались абсолютно пустыми. Этот парень напоминал Джеку Саддама Хусейна, когда тот выполз из своей подземной норы.

— Меня зовут Фэлкон, — с запинкой сказал клиент.

— Фэлкон — и все?

Мужчина потер ладонью нос, большой и мясистый.

— Просто Фэлкон.

— Это как Шер или Мадонна, что ли?

— Нет. Это как Фэлкон, болван.

Джек в своем блокноте механически записал: «Фэлкон Болван». Разумеется, он знал настоящее имя своего подопечного. В его личном деле оно значилось как Пабло Гарсия. Просто надо же было как-то завязать разговор со своим новым клиентом.

Джек являлся судебным адвокатом, специализирующимся на уголовных делах, хотя готов был взяться за любое дело другого профиля, показавшееся ему любопытным. Следуя этому принципу, он отказывался от дел, не представлявших для него интереса; иначе говоря, любил свою работу, но больших денег она ему не приносила. Деньги никогда не были для него самоцелью, по причине чего Нейл Годерич, его прежний босс из «Института свободы», передал ему дело Фэлкона. В настоящее время Нейл Годерич был общественным защитником в округе Майами-Дейд. Фэлкон решительно отказался от общественного защитника — по его мнению, всякий, работающий на правительство, участвует в «заговоре» против него, — но при всем том отчаянно нуждался в адвокате. Газетные статьи, живописавшие в самых драматических тонах события на мосту, а также вовлечение в это происшествие дочери мэра обеспечили делу Фэлкона весьма высокий рейтинг и пристальное внимание публики. Поэтому, когда тот отверг услуги общественного защитника, Нейл передал его дело Джеку. Фэлкон остался доволен — хотя бы потому, что получал шанс поиздеваться над сыном бывшего губернатора Флориды. Джек тоже не расстраивался. Во-первых, он взял себе за правило два или три дела в год вести бесплатно, защищая тех, кто не способен заплатить адвокату, а во-вторых, до определенной степени был уверен, что старый приятель Нейл «кислого» дельца ему не подбросит.

Однако теперь Джек начинал склоняться к противоположному мнению.

— Сколько вам лет, Фэлкон?

— Это указано в моем деле.

— Не сомневаюсь. Но все-таки ответьте мне на этот вопрос, ладно?

— А на сколько лет я, по-вашему, выгляжу?

Джек некоторое время исследовал взглядом его лицо.

— На сто пятьдесят семь. Плюс минус десять.

— Мне пятьдесят два.

— А вам не кажется, что в таком случае вы малость староваты для дочери мэра?

— Мне нужен адвокат, а не любитель рассуждать.

— Вы получили то, за что заплатили. — Иногда шутка или беззлобный намек развязывали языки подобным парням или по крайней мере позволяли немного расслабиться адвокату. У Фэлкона лицо было словно каменное. «Он уже лет десять как не улыбался», — подумал Джек. — Вы латинского происхождения, не так ли?

— И что из того?

— Просто интересуюсь, откуда вы родом?

— Это не ваше чертово дело.

Джек заглянул в папку.

— Здесь сказано, что вы получили американское гражданство в тысяча девятьсот восемьдесят втором году. И что вы уроженец Кубы. Моя мать тоже родом с Кубы.

— Правда? Ну, значит, ваша мать была милым человеком. А вот ваш отец — сомнительно.

Джек решил пропустить эту реплику мимо ушей.

— Как вы сюда добрались?

— Дырявый плот и отчаянное везение. А вы?

— Ну, мне просто повезло. Я здесь родился. Где вы сейчас живете?

— В Майами.

— Где именно в Майами?

— Есть такое местечко у Майами-ривер. Как раз перед мостом Твелфс-авеню.

— Это дом или квартира?

— Вообще-то это автомобиль.

— Вы живете в автомобиле?

— Да. То есть когда-то это был автомобиль. Но с тех пор с него сняли все, что только возможно, и он давно уже не ездит. Ни колес, ни мотора. Но крыша над головой осталась.

— И кто является его владельцем?

— Откуда мне знать? Объявляется иногда один старый пуэрториканец по имени Мэнни. Полагаю, что он-то и был его хозяином. Но что мне до этого? Я его не трогаю, он меня не трогает. Понимаете, о чем я?

— Понимаю. У нас с отцом тоже была такая договоренность, когда я учился в средней школе… Позвольте мне задать вам один вопрос: сколько лет вы уже бомжуете?

— Я не бомжую. Я же сказал вам, что живу в автомобиле.

— О'кей. В таком случае сколько лет вы живете в автомобиле?

— Лет пять, полагаю. Я перебрался в него, когда Клинтон еще был президентом.

— А чем занимались до этого?

— Был послом во Франции. Какого дьявола вы меня об этом спрашиваете? Разве это имеет отношение к делу?

Джек отложил свой рабочий блокнот.

— Скажите мне одну вещь, Фэлкон. Вы столько лет прожили на улице… Как получилось, что вы впервые попали в поле зрения закона, только взобравшись на мост и пригрозив самоубийством?

— Просто я умный парень. И всегда держу нос по ветру.

— Скажите, вы когда-либо общались с работниками благотворительных организаций вроде «Цитрус хелс нетуорк» или представителями клиники ментального здоровья в Джексоне?

— Одна женщина по имени Ширли приходила меня навещать. Все хотела, чтобы я вернулся вместе с ней в госпиталь и прошел там курс лечения.

— Ну, а вы? Пошли с ней?

— Нет.

— Ширли когда-нибудь говорила о вашем здоровье?

— Она считала, у меня наблюдаются признаки паранойи, но при этом я хорошо компенсирован.

— И что вы ей на это сказали?

— Поблагодарил за заботу, мол, быть сумасшедшим, конечно, плохо, но приятно, что хорошо компенсирован — я имел в виду свой большой пенис.

Джек пропустил ремарку мимо ушей.

— Ну а в полицию вас забирали? Вы находились когда-нибудь в центре временного содержания или что-то в этом роде?

— Хотите узнать, задерживался ли я на основании акта Бейкера?

Джека не удивило, что бомж знал юридическую терминологию. Он и в самом деле был хорошо компенсирован — в психологическом плане.

— Да, именно это меня и интересует.

— Будь я сумасшедшим, меня посадили бы в «крыло А».

«Крылом А» в тюрьме округа Майами-Дейд называли отделение для психически больных задержанных.

— Никто и не говорит, что вы сумасшедший, — пожал плечами Джек.

— Это вы все сумасшедшие. Ходите по улицам и делаете вид, будто таких, как я, не существует.

Джек не стал распространяться на эту тему, но в своем блокноте записал: «Возможная анасогнозия», — использовав медицинский термин, который узнал и взял на вооружение, когда занимался делами со смертельным исходом. Термин означал неспособность человека осознать, что он болен.

— Поговорим об этом позже, — сказал Джек. — А пока позвольте довести до вашего сведения следующее. Против вас выдвинут целый ряд обвинений: блокирование моста и хайвея, организация беспорядков, непристойное обнажение…

— Надо же мне было пописать…

— Возможно, вам следовало для этого спуститься с фонаря. Непредусмотрительно поступили. — Джек продолжил чтение списка его прегрешений: — Также вы оказали сопротивление при аресте, оскорбили офицера полиции…

— Это что, шутка? Пауло обещал, что, когда я спущусь, мне позволят переговорить с дочерью мэра. Но не успели мои ноги коснуться земли, как на меня накинулись парни из СВАТа. Ясное дело, я стал сопротивляться…

— Я просто читаю список обвинений. Не я их выдвинул.

— Ну что за страна! Человек просто хотел спрыгнуть с моста… Почему это незаконно?

— Возможно, если бы закон это позволял, то от желающих не было бы отбоя. Это как в случае с разрешением гомосексуальных браков.

— Они выдвинули против меня все эти обвинения только потому, что я хотел поговорить с дочкой мэра.

— А что, собственно, вы собирались ей сказать?

— Это дело сугубо личное и касается только меня и ее.

— Тут мне придется вас самую малость подкорректировать. Уж коли мне предстоит быть вашим адвокатом, давайте с самого начала проясним одну вещь. Вас и Алисию Мендоса ничего не связывает. Абсолютно ничего.

Губы Фэлкона изогнулись в странной кривоватой усмешке, выражавшей мрачное удовлетворение. Джеку уже приходилось видеть нечто подобное — в камере смертников.

— А вот тут вы ошибаетесь, — сказал Фэлкон. — Сильно ошибаетесь. Я знаю, что она хотела поговорить со мной. Очень хотела.

— Откуда вам это известно?

— Я видел стоявшую у полицейского автобуса женщину. Уверен, что это была Алисия. Я попросил ее прийти — и она пришла. Просто полицейские не позволили мне поговорить с ней.

— Возможно, они считали это вашей навязчивой идеей и не хотели ее поощрять.

— Я не собирался приставать к ней или как-либо досаждать. Просто хотел поговорить.

— Возможно, мэр Мендоса не оценил по достоинству ту честь, которую вы собирались оказать его дочери. Как и большинство других людей.

— Тогда почему против меня не выдвинули обвинений в приставании?

— Потому что вы обратились к ней лишь однажды, такого рода обвинение было бы трудно доказать, и дело получило бы ненужные осложнения. Вы же предоставили правительству куда более легкие способы надолго упрятать вас за решетку. Помимо всего прочего, вас обвиняют и в хранении наркотических веществ. А это чистой воды уголовщина.

— У меня не было при себе крэка.

— Нет, был. Его нашли в кармане вашей куртки.

— Я его туда не клал.

— Ну ясное дело, — кивнул Джек. — Но отложим это до поры до времени. Сегодня утром нам нужно составить заявление о непризнании вины, которое не требует никаких объяснений. Судья выслушает мою версию случившегося, чтобы обсудить условия освобождения под залог. Я оспорю это положение, потом в дело, как водится, вмешается прокурор со своими обвинениями, и мы с ним немного поговорим на эту тему. Когда все скажут, что хотели, судья перестанет считать гипсовые виньетки на потолке и установит залог в десять тысяч долларов — обычная сумма при подобных делах.

— Когда им это понадобится?

— Понадобится что?

— Ну, эти десять тысяч долларов?

Джека удивил этот вопрос.

— Как только они будут внесены, вас выпустят из тюрьмы. Или вы можете подписать долговое обязательство, тогда вам нужно будет выплатить наличными лишь десять процентов, то есть тысячу долларов, каковую сумму неподъемной никак не назовешь. При этом, конечно, вам придется подумать о дополнительном обеспечении. Все это, впрочем, чисто академические рассуждения, поскольку у вас, как я понимаю, нет и десяти центов, не говоря уже о…

— Деньги — не проблема. У меня найдется десять тысяч баксов.

— Что вы сказали?

— Сказал, что никаких долговых обязательств подписывать не надо. Я в состоянии заплатить десять тысяч долларов.

— Вы даже мне не можете заплатить, — ухмыльнулся Джек.

— Я и вам могу заплатить, и залог внести.

— Вы живете в брошенном автомобиле. Где вы возьмете такие деньги?

Фэлкон протянул через стол руку и накрыл ладонью рабочий блокнот Джека. Ногти его были деформированы и лишены природной окраски — определенно клиент страдал микозом; воспаленная болячка на тыльной стороне руки источала беловатый гной. И Джек впервые за время разговора разглядел в холодных темных глазах Фэлкона некую искру — признак внутренней жизни.

— Возьмите свой блокнот и пишите, — вполголоса произнес клиент. — Я расскажу вам, где их взять.

Глава 3

Самолет, доставивший Джека в Нассау, приземлился около девяти утра. Джек терпеть не мог летать на маленьких самолетах, но плата за сорокапятиминутный прыжок через Гольфстрим на гидроплане авиакомпании «Закс сиплейнс» оказалась более чем приемлемой: благодаря Тео Найту перелет не стоил Джеку ни цента.

Тео Найта за отсутствием лучшего термина можно было назвать помощником Джека по части житейских проблем. Он делал и доставал для Джека все, что тому требовалось, а Джек был достаточно разумным человеком, чтобы не спрашивать, как это ему удается. Их дружбу нельзя было отнести к разряду идиллических, когда губернаторский сын, член привилегированного студенческого клуба «Айви лиг», и чернокожий выпускник средней школы из Либерти-сити сближаются исключительно по причине родства душ. Но они отлично ладили друг с другом, как ладят люди, встретившиеся в камере смертников. При этом Джек был адвокатом, а Тео — ее обитателем. Настойчивость и упорство Джека отсрочили свидание Тео с электрическим стулом на довольно значительный срок, позволивший сделать анализы ДНК, результаты которых доказали его невиновность. Никаких совместных планов на будущее у них не было, но так уж вышло, что Джек стал частью новой жизни Тео. Поначалу он просто подвозил его при необходимости до дома, а потом стал посылать по своим делам, с удивлением, а подчас и с завистью наблюдая, как тот стремительно наверстывает потерянное в тюрьме драгоценное время.

На этот раз была очередь Тео подвозить Джека — до банка, где держал свои деньги Фэлкон.

— «Банк и кредитная компания Багамских островов», — прочитал Тео надпись на здании. — Надеюсь, у них здесь есть казино?

Предварительно Джек позвонил в этот банк и получил подтверждение, что там и впрямь имеется депозитная ячейка на имя Пабло Гарсия. Потом он отправил факс административному прокурору, чтобы получить разрешение на доступ к ячейке. Попутно он выяснил, что подпись клиента совпадает с подписью в его банковском файле. И все же Джек не верил, что в депозитарии банка имеются деньги его подопечного. С другой стороны, перелет не стоил ему ни цента, а кроме того, даже не слишком удачный день, проведенный за зеленым столом казино, лучше удачного дня в офисе. Особенно если ставки делал Тео. Конечно, он выигрывал далеко не всегда, но даже при самом худшем раскладе ухитрялся остаться при своих. Джек и в этом случае не отваживался спросить, как это ему удается.

Бей-стрит была главной деловой улицей на Багамах, где размещались банки и другие финансовые учреждения. «Банк и кредитная компания Багамских островов» представлял собой один из сотни основанных на иностранном капитале банков, которые пользовались здесь государственной защитой, конфиденциальностью и широкими правами, предоставляемыми такими странами, как Багамские острова, офшорным предприятиям. Хотя на Бей-стрит можно было увидеть вывески многих известных финансовых учреждений вроде канадского банка «Барклайз», «Нуова Скотия» и других, здесь их так называемые представительства выглядели скорее как офисы преуспевающих врачей. Доходило до курьезов. Какая-нибудь стоявшая на молу хибарка вполне могла нести на фасаде горделивую вывеску типа: «Банк Джо на Карибских островах». «Банк и кредитная компания Багамских островов» занимал некое промежуточное положение между этими двумя категориями финансовых учреждений и арендовал нижний этаж в трехэтажном здании. Его главный вход, впрочем, имел весьма респектабельный вид, сверкал стеклом и хромом, а также мог похвастать красной ковровой дорожкой, которая тянулась из помещения на улицу. Фойе патрулировали два охранника с пистолетами калибра девять миллиметров в черных кожаных кобурах. Еще один вооруженный охранник стоял на часах у дверей.

— Как дела, братишка? — фамильярно приветствовал его Тео.

Аналогичное приветствие в устах Джека могло бы показаться излишне экстравагантным — как если бы он станцевал в фойе рэп в стиле Гарта Брукса. Тео, надо сказать, имел весьма внушительный вид: обладал могучей мускулатурой футбольного полузащитника, ростом баскетбольной звезды из НБА и походил на некий гибрид между де Роком и молодым Самуэлем Л. Джексоном, принимающим стероиды. Более того, с первого взгляда на него становилось ясно, что он отбывал срок в тюрьме (что соответствовало действительности). И этот имидж плохого парня не раз и не два сослужил ему хорошую службу. Мало кто отваживался становиться у него на пути. Большей частью люди — и даже вооруженные охранники — делали шаг в сторону и улыбались ему в надежде, что его фразу «Как дела, братишка?» следует толковать как «Расслабься парень, у меня сейчас нет времени, чтобы начистить тебе морду». Джеку в его деятельности такой помощник временами был очень кстати. Кроме того, он считал Тео забавным — своего рода кабельным телевидением и спутниковым радио в одном лице — ну и, самое главное, о лучшем друге нельзя было и мечтать.

— Слушай, совсем забыл тебе сказать, — произнес Тео, когда они пересекали фойе. — У Катрины есть подруга, с которой она хочет тебя познакомить.

Катрина, крутая и сексуальная латиноамериканка, говорившая по-английски с русским акцентом, была сожительницей Тео, с которой он то сходился, то расходился. Как-то раз в начале знакомства она нокаутировала Джека хорошим хуком слева, и с тех пор он относился к ней с большим почтением.

— Меня так называемые свидания вслепую не интересуют.

— Катрина говорит, что эта девушка — горячая штучка.

— Женщина всегда скажет о своей подруге, что она горячая штучка.

— А вот и нет. Женщина чаще всего говорит о подруге, что та хорошенькая, каковое утверждение далеко не всегда соответствует истине. Но если уж Катрина сказала, что ее подруга — горячая штучка, то, поверь мне, приятель, так оно и есть.

— Ты прямо целую стихотворную строфу в духе рэпа на эту тему сочинил, — усмехнулся Джек.

— А хоть бы и строфу. Даже ритм какой-никакой присутствует.

— Типа как у Эминема, но без профанации, да?

Утро было в разгаре, и в банке находилось около полудюжины клиентов, не считая Джека и Тео. В располагавшемся слева от входа отделе обслуживания сидели за столами более дюжины клерков, беспрерывно говоривших по телефону. Имея клиентов по всему миру, «Банк и кредитная компания Багамских островов» работал в нескольких часовых поясах одновременно.

— В интересном месте наш бездомный проворачивал свои дела, — заметил Тео.

— Важно, какие это дела, — сказал Джек.

Ситуация в суде разрешилась, как Джек и предсказывал. Фэлкон выступил с заявлением о невиновности, а судья установил залог в десять тысяч долларов. Прежде чем удалиться из здания суда, Джек забрал кое-какие вещи, принадлежавшие его подзащитному, — в частности, ожерелье из металлических бусин, которое Фэлкон носил на шее много лет. К ожерелью был прикреплен небольшой ключ, и Джек, направляясь к депозитным ячейкам, положил его в карман.

Депозитные ячейки находились в крыле без окон в отделе частных вкладов. Джек записал свое имя в журнале клерка и присел на диван. Сидевший рядом с ним хорошо одетый мужчина читал биржевой бюллетень. Расположившаяся неподалеку пожилая женщина болтала по мобильному телефону на португальском языке. Крохотные лучики света вспыхивали на украшавшем ее палец бриллианте в три карата всякий раз, когда она шевелила рукой. Джек попытался представить в этих стенах и в этом окружении парня вроде Фэлкона, но не сумел.

— Мистер Свайтек? — произнесла появившаяся в дверном проеме женщина.

Джек отозвался. Женщина отрекомендовалась как миссис Фридман, вице-президент банка. В этом банке, похоже, чуть ли не половина служащих являлись вице-президентами. Джек и Тео прошли вслед за ней в небольшой офис, находившийся за конторкой клерка.

Джек протянул ей разрешение, выданное административным прокурором, и свой паспорт. Она тщательно исследовала оба документа. Затем сказала, что должна еще раз сверить образцы подписи клиента, и, извинившись перед посетителями, вышла из комнаты. В ожидании, когда она вернется, Джек сидел неподвижно, как монумент. Тео же от нечего делать взял со стола журнал и принялся его пролистывать. За исключением ресторанных меню, он почти ничего не читал, и испытал горькое разочарование, обнаружив, что в журнале «Багамский банкир» почти нет фотографий. Джек решил, что сейчас самое время занять приятеля разговором — пока тот в поисках «Спортс иллюстрейтед» не переворошил все вверх дном в этом кабинете.

— Почему она хочет со мной встретиться? — спросил он.

— Ты это о ком?

— О подруге Катрины — я имею в виду «свидание вслепую», о котором ты упоминал.

Тео ухмыльнулся:

— Ага! Значит, все-таки тебя зацепило…

— Нет. Просто любопытно. Почему, интересно знать, Катрина считает, что мы подойдем друг другу?

— Она мне сказала, что этой девице нравятся мужчины с чувством юмора.

— Очень мило. Все женщины говорят, что им нравятся мужчины с чувством юмора. Но потом выясняется, что они имеют в виду такое чувство юмора, как у Джуда Лоу, Уилла Смита или Джорджа Клуни. Вот уж, действительно, юмористы…

Вернулась служащая банка.

— Пройдите, пожалуйста, за мной, джентльмены.

Они вышли из кабинета, пересекли холл и остановились у поста охраны. Еще один вооруженный охранник стоял у двери в депозитарий.

— Как дела, братишка? — спросил Тео.

На этот раз охранник никак на его слова не отреагировал, даже не улыбнулся. И неудивительно: это было подлинное святилище банка, его, так сказать, внутренний храм, и здесь все воспринималось чрезвычайно серьезно. И даже охранник обличьем соответствовал Тео Найту.

Он отпер стеклянную дверь и позволил Джеку и Тео войти. Миссис Фридман последовала за ними. Дверь закрылась, и охранник снова запер ее. В депозитарии перед посетителями предстали ряды индивидуальных депозитных ячеек, занимавших все пространство от пола до потолка. Куда бы Джек ни посмотрел, его взгляд сразу же натыкался на металлическую дверцу. Самые объемистые ячейки помещались в нижних рядах, те, что поменьше, — в верхних. Миссис Фридман подвела Джека к ячейке под номером 266, которая была одной из самых больших и имела на дверце два замка. Женщина вставила свой ключ в один из них и повернула его.

— Ваш ключ отпирает второй замок, — пояснила она. — Сейчас я уйду и оставлю вас в одиночестве. Если вдруг понадоблюсь, поставьте в известность охранника. В смежном помещении стоят столы и стулья. Если хотите, можете перенести ящик туда и открыть его там. Прошу иметь в виду, что, пока вы не закончите свои дела, посторонний в это помещение не войдет.

Джек поблагодарил ее; миссис Фридман коротко улыбнулась в ответ и удалилась. А он, переключив внимание на замочную скважину, полез в карман за ключом.

— Ну, что ты думаешь по этому поводу, Тео? Есть там десять тысяч долларов?

— Еще пять минут назад я сказал бы, что нет и быть не может. Но кто знает? Пока все идет в полном соответствии с инструкциями твоего подзащитного.

Джек вставил в замок ячейки свой ключ, повернул его по часовой стрелке, и механизм щелкнул. Открыв дверцу, Джек вытащил из ячейки железный ящик. Он оказался неожиданно длинным — около двух футов от передней стенки до задней. Кроме того, обладал немалым весом.

Вытащив ящик, Джек поставил его на стоявшую у стены скамейку.

— Сейчас мы узнаем ответ на этот вопрос.

Он откинул щеколду, снял крышку и замер.

Повторенные в тысячах экземпляров на них взирали портреты Эндрю Джексона. Пачки двадцатидолларовых банкнот лежали тесно, как шпроты, заполняя прямоугольное пространство ящика. Джек взял верхнюю пачку. Под ней обнаружилась следующая. Ящик целиком был набит деньгами.

— Здесь около двухсот тысяч долларов, — произнес Джек.

— По меньшей мере, — согласился Тео. — И это очень странно.

— В самом деле, почему этот парень живет в брошенной машине, если у него в банке такие деньги?

— Может, по той же причине, по какой хотел сигануть с моста? — предположил Тео. — Или ему просто нравится быть бездомным?..

Джек задумчиво коснулся рукой лежавших в ящике денег.

— Или и то, и другое.

Глава 4

В детстве Винсент Пауло боялся темноты. Они со старшим братом делили одну спальню на двоих. Нижняя кровать принадлежала Дэнни, у которого никогда не было проблем со сном. Винсент же занимал верхнюю койку, каковое обстоятельство являлось частью стратегии, разработанной его матерью. Она знала: как ни испугается маленький Винс, он ни за что не отважится спуститься с нее среди ночи, рискуя разбудить старшего брата, поскольку это могло стоить ему разбитого носа. Так что Винсу оставалось одно — лежать без сна, иногда по несколько часов, накрывшись с головой одеялом и не шевелясь. «Просто закрой глаза и попытайся уснуть», — говорила ему мать. Но Винс не мог этого сделать. В комнате по крайней мере горел ночник, а стоило закрыть глаза, как его окутывала абсолютная темнота и он оказывался в черном пустынном мире, где таились ужасные монстры.

Ирония, однако, заключалась в том, что теперь ему пришлось жить именно в этом мире. Кроме того, на свете существовал подлинный, а не вымышленный монстр, который его в этот мир отправил.

Винс старался не думать о том дне, когда потерял зрение, или по крайней мере не вдаваться в детали произошедшего. Такого рода реминисценции способны сожрать человека заживо и по куда менее значительной причине. «Если бы я только знал, что Элм-стрит — настоящая ловушка для скоростного автомобиля!» Или: «Если бы я только продал эти акции в прошлом месяце!» Но сколько людей могут сказать: «Если бы я не открыл тогда ту дверь, то сейчас не был бы слепым»? И сколько из них смогут после этого жить дальше — не выживать, а именно жить полноценной нормальной жизнью? Наверняка немного, и Винс изо всех сил старался им уподобиться. Он не хотел, чтобы его жалели. Не хотел менять карьеру и отказываться от жизни. Конечно, это событие не могло не внести в его существование значительных изменений. Так, преподавание в полицейской академии нельзя было назвать активной деятельностью в полном смысле этого слова, но все же это важная работа. И уж конечно, куда лучше, нежели примириться с мыслью, что ты стал калекой, и жалеть себя, постепенно деградируя и отдаляясь от общества. К тому же выпадали такие случаи, как с Фэлконом, когда он мог внести свою лепту в спасение человеческой жизни. Но даже и без этого он будет жить дальше и попытается стать счастливым. Такая цель многое для него значила и в эмоциональном плане, и он упорно шел к этому на протяжении последних месяцев.

И вот один только звук голоса Алисии разрушил терпеливо возводимое им здание.

— Я уезжаю, — сказал его дядюшка. — Надеюсь, с тобой ничего не случится?

Каждый вечер дядюшка Рики забирал Винса с работы и отвозил домой. Он также помогал ему готовить обед, обычно состоявший из жареного на решетке бифштекса и порции мороженого. Ричард Бойз был прямо-таки образцовым дядюшкой, своего рода вторым отцом и ближайшим другом в одном лице. Все, что он делал для семьи, шло от сердца, а не по обязанности. Его озорные повадки и мгновенная реакция на мало-мальски смешное или забавное в этой жизни всегда поднимали Винсу настроение. Одна только мысль об этом высоком стройном человеке с ярко-рыжими волосами, блестящими голубыми глазами и вечно красной, словно опаленной жарким майамским солнцем кожей вызывала у него улыбку. Теперь они уже не могли вместе заниматься фотографией, от которой дядюшка Рики был без ума, зато слушали вдвоем музыку, рассказывали друг другу разные истории и играли в карты или домино, пока не наступало время ложиться спать. Дядюшка Рики был настоящим мастером игры в домино, Винс же предпочитал покер. Хотя он еще не овладел в полной мере шрифтом Брайля, но, имея на руках комбинацию «фул хаус», чувствовал это.

— Я в порядке, — заверил Винс.

— Ты уверен? — спросил дядя Рики. — Может, что-нибудь принести? Стакан воды, к примеру? Пульт дистанционного управления? Выигрышный лотерейный билет?

— Иди уже, — улыбнулся Винс.

— Мне тоже пора ехать, — сказал его брат. У Дэнни были жена и трое детей, но он не упускал случая провести с Винсом вечерок за игрой в покер. При этом дядюшка Рики следил, чтобы он не жульничал.

— На нас надвигается холодный фронт, который должен достигнуть города сегодня ночью, — сообщил дядюшка. — Хочешь, достану из шкафа еще одно одеяло?

— Я сам могу его достать, — отказался Винс. — Но все равно спасибо за предложение.

Общая установка была такова: заставить Винса каждый день делать все больше и больше в плане обслуживания собственной персоны. По утрам в шесть часов к нему приходил социальный работник, учивший его справляться с собственными нуждами, начиная с личной гигиены и кончая гардеробом. Таким, например, маленьким хитростям, которые не позволили бы Винсу выйти из дома в коричневых брюках при черных ботинках. А в семь утра приезжал дядя Рики, чтобы подбросить племянника до работы.

Дядюшка похлопал его по плечу и направился к двери. За ним последовал брат со словами:

— На следующей неделе играем в техасский покер, идет?

— Буду готовиться, — пообещал Винс.

Входная дверь отворилась и захлопнулась. Винс сидел в кресле в гостиной и слушал, как затихают дядюшкины шаги на тротуаре у него под окнами. Обычно первым уходил дядюшка Рики, а брат еще некоторое время топтался в коридоре. Это был своего рода ритуал, которому брат неукоснительно следовал каждую неделю, когда они собирались поиграть в покер. Дэнни словно раздумывал, что бы еще такое сказать на прощание. Похоже, сожалея, что не обладает дядюшкиным красноречием и способностью поддержать непринужденную беседу, несмотря ни на какие напасти. Винс знал, что в глубине души брату хочется вернуться в гостиную и завести с ним серьезный разговор, которого они оба избегали. Но Дэнни и на этот раз не смог себя пересилить и ушел домой, так и не сказав ни слова.

Послышался звук пробудившегося к жизни мотора, и автомобиль отъехал от дома. Брат снова от него ускользнул, и так было всегда. В детстве, лежа ночью на своей двухэтажной кровати, они, бывало, некоторое время болтали обо всякой всячине, но Дэнни скоро засыпал, и Винс оставался один на один с темнотой и собственными страхами.

«Тебе надо это перебороть», — сказал себе Винс.

Детские страхи по крайней мере Винсенту перебороть удалось, и со временем он стал бесстрашным, уверенным в себе парнем — к тому же весьма симпатичным. Он пришел в полицию, отслужив действительную военную службу в морской пехоте во время первой войны в Заливе. До призыва он получил степень по психологии в университете Флориды, где также зарекомендовал себя отличным пловцом, будучи членом факультетской команды по плаванию. При росте в шесть футов два дюйма Винс обладал ста девяноста фунтами сплошных мышц и мог бы служить ходячей рекламой спортивной одежды. Он, однако, терпеть ее не мог и надевал только на соревнованиях. Что он любил — так это свою полицейскую работу: ему очень нравилось быть копом. Степень по психологии, полученная в университете, и умение владеть собой при чрезвычайных обстоятельствах в немалой степени способствовали тому, что в скором времени он стал членом команды по разрешению кризисных ситуаций. Проработав пять лет кризисным переговорщиком, он стяжал славу рискового парня, который далеко не всегда следует выработанным за долгие годы в этой группе правилам. Недоброжелатели говорили, что нестандартный стиль работы не доведет его до добра и когда-нибудь отступления от правил ему аукнутся. И в этом смысле оказались правы. Хотя и намекали прежде всего на то, что он будет убит при исполнении.

Кто бы мог предположить, что в результате своей деятельности он лишится зрения?

Зазвонил телефон. Он поднялся с места, постукивая перед собой тростью, прошел на кухню и взял трубку. После небольшой заминки знакомый голос на противоположном конце провода произнес:

— Привет, Винс. Это Алисия.

Звонок его не шокировал. «Профессионализм, профессиональный» — пожалуй, самые уместные слова, которые могли бы охарактеризовать его поведение по отношению к бывшей подруге во время кризисной ситуации на мосту. Вот и сейчас он не испытывал к ней никаких тяжелых чувств и заговорил в спокойной деловитой манере. Просто он считал, что в новой жизни ему будет легче преуспеть без Алисии, без постоянных напоминаний о том, какой прекрасной будущности лишила его судьба. Винс не хотел, чтобы кто-то прилепился к нему из одной только жалости. Что бы она там ни говорила, но такая красивая, активная, с авантюрной жилкой женщина, как Алисия, просто обязана была рано или поздно уйти от своего ослепшего приятеля. И подобный конец их отношений только ухудшил бы его состояние. Он неоднократно объяснял все это Алисии, и теперь, возможно, придется объяснить ей еще раз.

— Что-нибудь случилось? — спросил он.

— Ничего. Хотела только сказать, что вчера ты отлично поработал с тем «прыгуном».

— Благодарю. Но если честно, гордиться особенно нечем.

— Ты слишком строг к себе. Думаю, тебе надо специализироваться на этой работе, а не только преподавать в академии.

— Приятно, что ты так считаешь. Но, по правде говоря, дело на мосту обернулось не лучшим образом. Нам просто повезло, что обошлось без жертв.

— Везение необходимо при этой работе.

— Иногда оно тебе сопутствует, иногда нет.

— На этот раз удача тебе улыбнулась…

А в прошлый раз — нет. Не стоило говорить об этом.

На линии установилось молчание, но Винс чувствовал, что она хочет сказать ему что-то еще, и решил выдержать разговор в деловом ключе.

— Мы не должны были обещать ему, что позволим поговорить с тобой. Во-первых, нельзя потакать навязчивым идеям, возникающим у таких людей, а во-вторых, нельзя им лгать. Это может привести к большим неприятностям.

— На самом деле я хотела поговорить с ним — уж коли ты посчитал, что это правильная стратегия. Обмануть его — не моя идея.

— Знаю, — сказал Винс. — Так решила разыграть эту партию наша шефиня. А кто я такой, чтобы с ней спорить, особенно учитывая, что этот прием дал положительные результаты? Так что не беспокойся об этом, если все остальное тебя устраивает.

— Я и не беспокоюсь.

— Ну и правильно. Сомневаюсь, что Фэлкон в ближайшее время выйдет из тюрьмы. По мнению его адвоката, если судья назначит ему залог в десять тысяч долларов, это равносильно для него десяти миллионам.

— Похоже, Свайтек поет теперь другие песни. После обеда мне позвонили из участка и сообщили, что Фэлкон внес-таки залог.

— Ты шутишь? Как ему это удалось?

— Не знаю. Но хватит о Фэлконе. Просто я рада, что сумела тебе помочь. Для этого и пришла на мост.

В этой фразе заключалось некое послание, смысл которого сводился к тому, что она приехала на место происшествия не только для того, чтобы его увидеть.

— Я понял, что ты имеешь в виду.

— Ты уверен? Я это в том смысле, что, если бы мне хотелось с тобой пообщаться, я бы вряд ли приехала на мост в разгар операции по снятию с фонарного столба какого-то бездомного. Просто позвонила бы тебе по телефону и сказала: «Привет Винс, мне надо с тобой поговорить…»

— Не сомневаюсь, что именно так бы ты и поступила.

Алисия молчала, и Винсент кожей почувствовал, что сейчас она заговорит о личном.

— Эй, Винс, я хочу общаться с тобой!

После этой фразы в трубке снова повисло молчание. Он почувствовал, как спазмом сдавило горло, и, пытаясь избавиться от него, кашлянул, с шумом втянув в себя воздух.

— Это не так легко, Алисия.

— Куда легче, нежели разыгрывать из себя абсолютно чужих людей.

— Давай не будем снова к этому возвращаться, ладно?

— Ты прав. Давай не будем. Между прочим, на Южном пляже в этот уик-энд состоится джазовый фестиваль. Некоторые джазовые клубы начинают выступать с вечера пятницы. Ты любишь джаз даже больше меня. Хочешь пойти?

— Не думаю, что я…

— Ты не думай, ты пойди…

Он с минуту молчал, давая ей шанс отказаться от этого предложения.

— Молчание — знак согласия, — заключила она. — Заеду за тобой около девяти.

Часть его сознания призывала сказать «нет», но это означало бы поддаться привычным фобиям — боязни разрушить то, что когда-то их связывало, страху перед будущим, перед тем, что ему так никогда и не удастся построить жизнь с какой-нибудь доброй понимающей женщиной.

— О'кей, — произнес он. — Тогда до завтрашнего вечера.

Она торопливо попрощалась и повесила трубку. Совершенно очевидно, боялась, что он передумает. Но он бы не передумал. Винс был человеком слова. Если сказал, что пойдет, значит, так и будет. Не в его характере задним числом менять решения.

За исключением той двери. Рябой от разного рода царапин и отметин двери, находившейся в конце темного коридора, — надо было-таки изменить решение и ни при каких условиях не открывать ее.

Винс нащупал на кухонном столе часы и нажал на кнопку.

«Десять пятьдесят две», — прозвучал механический голос. Пора было отправляться спать.

Он сделал три шага вправо и выдвинул ящик, находившийся под микроволновой печью. Запечатанное в фольгу лекарство лежало в третьем отделении слева. Доктор прописал ему миртазапин — по тридцать миллиграммов в виде легко растворявшихся таблеток, которые следовало принимать каждый вечер перед сном. Это был антидепрессант. От этого препарата Винс не становился счастливее, зато отключался буквально через пять минут после приема.

Он вскрыл пакетик, вынул таблетку и положил на язык. Вместе со вкусом горького лимона пришло ощущение покоя, даже безопасности. Восемь часов гарантированного сна. Восемь счастливых часов сновидений.

В своих снах — даже в наихудших ночных кошмарах — Винс слепым не был.

Глава 5

Алисия не чувствовала вечернего холода, пока не отключила мобильный телефон. В баре было слишком людно и шумно, и она вышла на улицу, чтобы позвонить Винсу. Миракл-Майл бульвар в центре города славился своими магазинами и в это время года в связи с приближавшимся Рождеством полыхал праздничной иллюминацией, причудливо сочетавшейся с росшими вокруг пальмами. Особенно забавно выглядели в этих широтах витрины, декорированные искусственным снегом, муляжи северных оленей и сосульки из леденцов. В этот вечер четверга бар в ресторане Хьюстона был переполнен, а на улице змеился хвост из желавших попасть в него. Стоявшие в очереди люди, не нашедшие себе пары, с повышенным интересом посматривали по сторонам. Ветер был такой холодный, что невольно хотелось к кому-нибудь прижаться. Алисия оказалась единственной женщиной без пальто или шубы. Под взглядами окружающих она чувствовала себя одной из тех девушек из Джерси, которых показывали в вечерних новостях, поскольку они приехали сюда загорать, хотя температура в этих краях падала в декабре до сорока градусов по Фаренгейту.

По четвергам Алисия не дежурила, и в этот вечер обыкновенно отправлялась за покупками или встречалась с подругами, отдыхая от полицейских буден. Временами ей казалось, будто личная жизнь все больше съеживается, сводится к работе и к тому, что с ней так или иначе связано. Когда она подошла к двери ресторана, молодые люди, толпившиеся у входа и восторженно на нее поглядывавшие, словно по команде расступились, пропуская ее в помещение. А вот женщины посматривали недружелюбно, определенно считая, что она специально оставила шубу в машине, чтобы пролезть в ресторан без очереди, якобы выйдя проветриться. Алисия подумала, что в отношениях между людьми очень многое зависит от визуального контакта. Сделав сие маленькое наблюдение, она некоторое время носилась с этой идеей, хотя и не понимала, почему ее мысли вдруг приняли такое направление. Впрочем, в этом мире многое происходило без видимых причин. Тут она подумала о Винсе, с болью осознав, что теперь он никогда больше не посмотрит в ее сторону. Должно быть, именно это на подсознательном уровне и определило ход ее мыслей. Неожиданно она разозлилась на себя. Она, сама того не желая, пожалела его, а он этого терпеть не мог и, узнай об этом, окончательно перестал бы с ней общаться.

Когда Алисия пробиралась к столику, за которым сидели ее подруги, бар показался еще более шумным и переполненным людьми. Кроме того, действие выпитых ранее двух коктейлей «Маргарита» постепенно проходило, и она уже начинала сожалеть, что под влиянием внезапно нахлынувшего чувства позвонила Винсу. Вообще-то она знала, какое расслабляющее действие оказывает на нее алкоголь, но на сей раз как-то упустила это из виду.

Оказавшись у столика, она обнаружила, что официант уже убирает с него пустые бокалы, а ее пятеро подруг изучают поданный им счет.

— С тебя причитается шестнадцать двадцать пять, — сообщила Ребекка, поднимая глаза от крохотного дисплея своего калькулятора.

Ребекка дружила с ней еще с колледжа, и за все это время ее привычки нисколько не изменились: счета от совместных возлияний неукоснительно делились на число присутствующих вплоть до цента.

Алисия глянула на сиденье своего стула, где оставила сумочку, но не увидела ее. Тогда она посмотрела на пол и даже заглянула под стол.

— Никто из вас, случайно, не брал мой ридикюль?

Но подруги только пожимали плечами, недоуменно посматривая друг на друга.

— Вот черт, — выругалась Алисия. — Кто-то спер мою сумку.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Я вынула из нее телефон, чтобы позвонить Винсу, и, когда выходила, повесила на спинку стула.

В настоящий момент на спинку ее стула опирался бедром какой-то парень. Их столик был окружен со всех сторон тесным кольцом толпившихся в баре посетителей, не нашедших себе места, так что злоумышленнику не составило бы труда незаметно стянуть сумочку.

— Я заплачу твою долю по счету, — сказала Ребекка. — А ты пока расспроси хозяйку. Вдруг твой ридикюль просто упал, а кто-то поднял его и передал ей?

— Попробую, — вздохнула Алисия, хотя и считала, что ее выпотрошенный ридикюль скорее всего покоится на дне мусорного ящика и какой-нибудь негодяй уже оплачивает ее кредитной карточкой телевизор с шестидесятидюймовым плазменным экраном.

Алисию отделяло от хозяйки бара целое море человеческих голов, и она, протискиваясь к стойке, столкнулась по меньшей мере с двумя дюжинами посетителей.

— Никто не передавал вам сумочку? — спросила Алисия у хозяйки.

— Как она выглядит? — осведомилась та.

— Черная с плечевым ремешком. Фирмы «Кейт Спейд».

Хозяйка вытащила злополучную сумочку из-под стойки. В этот момент к ним протиснулась сквозь толпу Ребекка.

— Ну вот ты и нашла ее! Где она была?

— Одна из наших официанток нашла ее в дамской комнате, — пояснила хозяйка.

— Но я ее там не оставляла, — сказала Алисия.

— Может, ее оставила там одна из выпитых тобой «Маргарит»? — пошутила Ребекка. — Проверь, все ли на месте.

Алисия открыла сумочку, но в баре было слишком темно, чтобы рассмотреть ее содержимое. Они с Ребеккой вышли на улицу, и их мгновенно объял холод. Температура падала с каждой минутой, но взволнованная Алисия не чувствовала этого. Снова открыв сумку, она с большим удивлением обнаружила, что бумажник в полной сохранности вместе с кредитной карточкой и всей наличностью.

Ребекка вытащила у нее из кошелька двадцать долларов:

— Это за напитки. Теперь я должна тебе три семьдесят пять.

Алисия отступила, прежде чем Ребекка успела предъявить права на что-нибудь еще из содержимого ее ридикюля. Потом расстегнула молнию и проверила внутренний боковой карманчик.

— Странное дело: у меня пропала губная помада.

— Угхм… — скептически хмыкнула Ребекка. — Ну кому, скажи на милость, могла понадобиться твоя губная помада?

Алисию охватило неприятное чувство. Ей вдруг представилось, что в сумке порылся некий извращенец, который теперь выводит на своих яйцах ее инициалы принадлежавшей ей «бледно-розовой № 3». Возможно, она слишком остро отреагировала на случившееся, но уж так устроена голова у копа.

— Мне приходит на ум только один субъект.

— Имеешь в виду того парня на мосту, который хотел с тобой встретиться? Но разве он не в тюрьме?

— Мне позвонили из участка вскоре после того, как я ушла с работы, и сообщили, что его выпустили. Каким-то образом ему удалось внести залог.

— Если бы бомж пробрался в ресторан Хьюстона, его бы наверняка заметили.

— А вдруг он, прежде чем выйти из тюрьмы, привел себя в порядок и сменил обличье?

— До такой степени, что смог проникнуть даже в дамскую комнату? Ведь твою сумочку нашли там, если не ошибаюсь?

— Это верно.

— Но это должен быть именно он, не так ли? Кто другой мог покуситься на твою помаду?

Алисия оглянулась на ресторан. Собравшаяся возле него толпа, отражавшаяся в двустворчатых зеркальных дверях, показалась ей в два раза больше, чем в действительности.

— Представления не имею, — сказала она.

Глава 6

Ночь, когда Фэлкон вернулся на улицу, была самой холодной в году.

Адвокат уже затемно внес за него залог в десять тысяч долларов. Свайтек хотел обсудить со своим клиентом создавшееся положение, прежде чем тот окажется на свободе. Фэлкон же желал выйти немедленно. Свайтек, естественно, произнес прочувствованную речь, более приличествующую социальному работнику, и выразил глубокую обеспокоенность его неустроенностью. «Снимите себе квартиру, Фэлкон, купите теплую одежду, начните новую жизнь — короче, сделайте хоть что-нибудь на те деньги, которые храните в банковской ячейке». Можно подумать, он действительно хотел ему добра. Как бы не так! В сущности, этим адвокатишкам наплевать на своих клиентов, особенно бедных и бездомных. Он, Фэлкон, не дурак и не намерен выслушивать такого рода сентенции перед тем, как будет задан главный вопрос. Его адвокат был прежде всего законник и как всякий юрист чрезвычайно заинтересован происхождением денег своего подопечного. Не то чтобы эти ублюдки отказывались брать грязные деньги. Совсем нет. Просто они стремились со всех сторон себя обезопасить, чтобы без лишних проблем получить свой гонорар. У них только одно на уме: гонорар, гонорар, гонорар…

— Не суетись так, Свайтек! — крикнул Фэлкон в пустоту ночи. — Все равно ты моих денег не получишь.

Майами-ривер в лунном свете походила на струю черных чернил. За исключением проезжавших по разводному мосту автомобилей, ничто не нарушало тишины и покоя в этой части набережной. Шелест автомобильных шин по железной поверхности моста разносился в холодном сухом воздухе особенно далеко. Фэлкон не знал, отчего это происходит, да ему, признаться, было и наплевать. В настоящий момент хотелось одного — помочиться. Пристроившись у опоры моста, он расстегнул брюки и… ничего дельного не получилось. Его раздражали проезжавшие по мосту автомобили. Машины проносились над головой в свете фар и сопровождении звуков, напоминавших быстрые приглушенные хлопки лазерных пушек из компьютерных игр. Все это мешало ему мочиться. Процесс опорожнения мочевого пузыря требовал ясной головы и полной сосредоточенности. А иначе моча выходила тонкой прерывистой струйкой, толчками. И это у него, у «пожарного», который в свои лучшие времена мог с десяти футов окатить стоявшую на улице лавочку как из брандспойта! Фэлкон застегнул ширинку, так и не справив нужду как следует, — на улице слишком холодно, чтобы стоять здесь полночи с членом наперевес. Еще не хватало поморозить такой прибор. Ведь недаром же та женщина ему говорила, что он хорошо компенсирован, не так ли, Свайтек?

Приведя себя в порядок, Фэлкон внутренне собрался перед последним броском к цели своего путешествия. Он почти уже добрался до дома. Об этом свидетельствовал открывшийся взгляду знакомый изгиб реки. Ему нравилось жить у воды. А купаться, когда ее температура достигала семидесяти градусов по Фаренгейту, было одно удовольствие. В сущности, это единственная возможность для бедняка принять «горячую» ванну. Только его, Фэлкона, бедняком не назовешь. Ха! А богатые люди отличаются от простых смертных.

— Да, я умен и отличен от всех прочих, — произнес он, снова ни к кому конкретно не обращаясь.

В морозном воздухе ночи дыхание вырывалось изо рта легчайшим облачком пара. Между тем становилось все холоднее. Как такое возможно? Все-таки здесь Майами, а не Рочестер. Свайтек предлагал отвезти его в социальный приют, но он отказался. Как-никак у него есть свой дом. Пусть это всего лишь разбитый автомобиль, но в нем имеются все необходимые ему, Фэлкону, удобства и предметы комфортной жизни — телевизор, стереопроигрыватель, тостер. Он не сомневался, они бы работали, подведи к его автомобилю электричество. Он и большой посудомоечной машиной мог бы обзавестись, если бы ему хватило сил донести ее до автомобиля. Какие только вещи не выбрасывают порой на улицу люди — просто уму непостижимо! То, что они называют барахлом и мусором, никакие не мусор и не барахло. Это предметы обихода, от которых владельцы устали. Они не были ни сломанными, ни изношенными, ни даже грязными. Просто немного устарели, и люди заменили их новыми. И выбросили на помойку все эти газонокосилки, радиоприемники, блендеры… и Бушмена. Ты меня слышишь, Бушмен? Это ты барахло и мусор! Ты, Бушмен, самое распоследнее вонючее барахло и мусор!

— Кого это ты называешь мусором, дружок?

Фэлкон повернулся. Он все еще стоял у моста. А его приятель по прозвищу Бушмен лежал рядом на земле и смотрел на него снизу вверх. Опять этот сумасшедший ямаец выхватывает мысли прямо из его головы! Или, быть может, он, Фэлкон, заговорил вслух незаметно для себя?

— Извини, старина, — сказал он. — Я не имел в виду ничего дурного.

Бушмен заворчал, усаживаясь и поправляя обернутое вокруг туловища старое вытертое одеяло. Этот парень обладал самыми толстыми и длинными косицами в стиле австралийских аборигенов, какие только Фэлкону доводилось видеть. Из-за этих самых косиц он и прозвал его Бушменом. Обычно они, пыльные и грязные, свисали у того чуть ли не до поясницы и болтались, словно свалявшиеся пряди шерсти на боках у яка. Сегодня ночью, однако, косицы были обернуты вокруг головы наподобие тюрбана и удерживались надетым на затылок дуршлагом, здорово смахивавшим на шлем. Джинсы у Бушмена, как обычно, имели совершенно антисанитарный вид, но фуфайка казалась сравнительно новой и чистой.

— Новой фуфайкой обзавелся? — спросил Фэлкон.

— Час назад или около того приходили ребята из приюта. Оставили кое-что из носильных вещей. — Он вытянул руки, чтобы Фэлкон мог полюбоваться на шерстяные носки, надетые как перчатки. — Жаль, тебя здесь не было.

— Увели кого-нибудь с собой?

— Никого. По крайней мере никого из наших.

Впереди, едва различимая в лунном свете, зашевелилась гора картонных коробок. Там ночевала Ухм-Кейт. Когда люди спрашивали, как ее зовут, она всегда говорила одно и то же: «Ухм… Кейт». Сегодня ночью она казалась вдвое толще, чем обычно. Фэлкон научил ее с наступлением холодов набивать одежду старыми газетами. Существовали и другие способы борьбы с холодами, но общество под мостом предпочитало всем прочим хорошую выпивку.

— Эй, люди, смотрите! Фэлкон вернулся, — возвестила бомжиха.

Зашевелились другие картонные холмы и горки. В сущности, все пространство под старым разводным мостом представляло собой большой бивак, где бездомные собирались, чтобы провести ночь. Помимо Бушмена и Ухм-Кейт, там находилось еще около дюжины мужчин и женщин. Хотя Фэлкону хотелось домой, он уже начал подумывать, не провести ли эту ночь в компании. И тут узрел Джонни-Вора. То есть его самого он не видел — лишь разглядел в темноте лихорадочный блеск глаз. Кроме того, его присутствие выдавал специфический кашель. Джонни кашлял глубоко и надрывно, и этот звук эхом отдавался под мостом и бил по ушам. Он отрицал, что у него СПИД, но все знали об этом. Когда он впервые попал на улицу, его звали Джонни-Красавчик. Теперь он красавчиком не был и звался Джонни-Вор, поскольку вечно воровал у своих товарищей по несчастью выпивку и наркотики.

— Эй, Фэлкон, дурь есть?

— Для тебя, Джонни, у меня ничего нет.

— Да ладно тебе кочевряжиться, мужик. Ты сейчас у нас знаменитость. Один из избранных. А у избранных всегда есть при себе что-нибудь эдакое, забористое.

— Я не знаменитость.

— Нет, знаменитость, — произнес тот и закашлялся. — Тебя по телевизору показывали. Я сам видел, когда сидел в камере временного содержания в Джексоне. «Смотрите, — сказал я всем, кто там находился, — это мой друг Фэлкон!»

Фэлкон уже не чувствовал холода. От злости кровь забурлила в венах.

— Ты мне, Джонни, никакой не друг.

Бушмен поднялся со своего места и подошел к нему.

— Плюнь. Не обращай на него внимания. Он и заткнется.

— Не друг, значит? А кто же? Ты на что, собственно, намекаешь? — продолжал наседать на Фэлкона Джонни.

— У меня вообще нет друзей, — заявил Фэлкон.

Бушмен, казалось, оскорбился до глубины души.

— Ну это ты, парень, врешь.

— Бушмен прав, — поддержал Джонни. — Ты все врешь. Я это знаю, ты это знаешь, все, кто смотрел тогда телевизор, это знают. Есть у тебя друг, есть. Вернее, даже не друг, а подружка.

— Заткни свою чертову пасть, Джонни.

— Правда-правда. Тебя и в тюрьму из-за нее посадили. Из-за того, что ты хотел поговорить с ней.

— Она не…

— У Фэлкона есть подружка… У Фэлкона есть подр…

Прежде чем Джонни успел допеть свою дразнилку, Фэлкон бросился на него, схватил за горло и швырнул на землю. Тот упал на спину. Фэлкон прижал его к земле коленом и, сомкнув руки на горле, стал душить в слепой ярости.

— Остановись! — крикнул Бушмен.

Фэлкон продолжал давить Джонни на горло, и лицо у того посинело. Он пытался сопротивляться, отбивался и царапался, но Фэлкон держал крепко. Казалось, еще немного, и глаза у Джонни вылезут из орбит.

— Отпусти его! — орал Бушмен.

Но Фэлкон терпеть не мог, когда кто-то указывал, что он должен и чего не должен делать. Кроме того, Джонни заслужил наказание. Впрочем, убивать его Фэлкон не собирался. С силой сдавив горло еще пару раз, он выпустил его из своей хватки.

Джонни перекатился на бок и, извиваясь всем телом, как червяк, хватал ртом воздух. Фэлкон с минуту молча и бесстрастно наблюдал за ним. Между тем Джонни продолжал хрипеть и кашлять: дыхание у него все никак не восстанавливалось. Бушмен медленно наклонился к нему и озабоченно спросил:

— Джонни, может, тебе воды дать?

— Нет! — крикнул Фэлкон. — Ему нельзя сейчас давать воду. Если выпьет хоть глоток — умрет!

Бушмен озадаченно наморщил лоб.

— Ты о чем это толкуешь, парень?

Фэлкон не нашелся, что на это ответить. Мысли разбегались, а он слишком устал, чтобы собрать их воедино. Он посмотрел сначала на Бушмена, потом на Джонни. Никто из бомжей не издал ни звука, но Фэлкон уже почувствовал себя здесь нежеланным гостем.

— Пойду-ка я, пожалуй, домой. — Он перешагнул через валявшегося на земле Джонни и побрел прочь от моста, следуя привычным маршрутом вдоль набережной.

Постепенно гнев покидал его, и он начал успокаиваться. Вместе со спокойствием вновь пришло ощущение холода. Он сосредоточил все свои помыслы на доме. Сегодня он будет спать в багажнике. В холодные ночи лучше места не найти. Это было идеальное убежище, защищавшее от непогоды. От одной только мысли о нем по телу стало распространяться приятное тепло, достигшее даже кончиков пальцев на ногах. Надо забыть всех этих неудачников под мостом, сказал он себе. Какого дьявола они смеют оскорблять его и насмехаться над ним?

Находясь в каких-нибудь нескольких ярдах от своего жилища, он вдруг замер, словно обратившись в статую. Рядом с его домом полыхал огонь. По счастью, на пожар это не походило. Скорее, на костер, какой разводят путешественники на отдыхе. Рядом на пустом пластиковом ящике из-под молочных бутылок сидел незнакомец и грел над языками пламени руки. Вернее, грела, потому что это была незнакомая женщина. Увидев Фэлкона, она медленно поднялась с места, но не для того, чтобы поздороваться. Просто стояла и смотрела, а он смотрел на нее. В этом месте и в этой обстановке ее обличье вызывало куда больше удивления, нежели его собственное. Хотя бы потому, что одета она была не как бездомная. Пальто ей шло и ладно облегало фигуру, а латунные пуговицы на нем ярко сверкали и все до одной находились на месте. В ее кожаных перчатках не было дырок, и пальцы не торчали наружу. Новые туфли блестели, а голову покрывал чистейший шарф. В темноте он казался кипенно-белым и неуловимо напоминал свежевыстиранную детскую пеленку или подгузник. Забавно: хорошо одетая пожилая женщина с пеленкой на голове!

Фэлкон, выйдя из ступора, шагнул к гостье, затем снова остановился.

— Кто вы?

Она не ответила.

— Кто вы такая?

И вновь ответом послужило молчание.

— Что вам нужно? — сменил тактику Фэлкон.

Она снова его проигнорировала и, вместо того чтобы заговорить, обошла неспешно костерок, потом сделала еще один круг и еще один, продолжая хранить гробовое молчание. У Фэлкона неожиданно затряслись руки. Он сжал их в кулаки и прикусил нижнюю губу, но внутри уже заполыхал пожар и не было сил сдержать его.

— Уходи отсюда, женщина… Убирайся… Оставь меня в покое!

Он снова и снова выкрикивал эти слова, обращаясь к незнакомке, кричал на пределе сил, на пределе голоса — пока не охрип и кричать стало невмоготу. Потом, широко открыв рот, Фэлкон стал судорожно вбирать в себя воздух, который показался ему очень холодным, и он вдруг испугался, что поморозит легкие. Он хотел было бежать, но ноги не слушались и спасения не было.

Потому что он вдруг осознал, кто эта женщина. Это Мать исчезнувших.

И очень хорошо понял, что ей от него нужно.

Глава 7

Время перевалило за полночь, а Алисия все стояла у ресторана Хьюстона в ожидании, когда служащий подгонит ей машину. Возможно, у хозяев этого заведения такая тактика — заставлять ждать подвыпивших клиентов как можно дольше, чтобы они малость протрезвели на воздухе? В следующий раз, сказала себе молодая женщина, она подкатит сюда на желтом «лотусе» или красном «феррари» и потребует, чтобы ей предоставили место на парковке для особо важных персон, находившейся за углом.

В сумочке зазвонил мобильный телефон. То и другое лежало теперь в пластиковом пакете: Алисия собиралась утром отнести обе эти вещи в лабораторию и проверить на отпечатки, чтобы подтвердить тот факт, что губную помаду у нее похитил Фэлкон. Отвечать на звонок не хотелось, но какой-то псих оказался настойчивым, и она сдалась. Обернув руку бумажной салфеткой, Алисия осторожно извлекла из сумочки телефон и поднесла к уху. Оказалось, звонил отец, чтобы узнать, где она находится.

— Детка, мы с матерью считаем, что сегодня ты должна переночевать дома…

— Я и еду домой.

— Нет, я имел в виду, у нас дома.

Алисии исполнилось двадцать семь, но родители продолжали называть домом исключительно свой дом, где прежде все они жили вместе. Эту цену она с готовностью платила за то, что являлась единственной дочерью выходца из Латинской Америки.

— Папочка, уже поздно, а рано утром мне ехать на работу. Но в уик-энд я обязательно вас навещу.

— Мы просто беспокоимся о тебе, и в этом все дело.

В ее жизни бывали минуты, когда она могла поклясться, что родители знают всю ее подноготную, каждый шаг, включая и то, с каким мужчиной она встречается и остается ли у него ночевать. Неужели они узнали, что у нее украли сумочку?

— С чего это вы так забеспокоились?

— Ты знаешь с чего. Этот тип, Фэлкон, заплатил залог и вышел из тюрьмы.

— Похоже, сегодня вечером это главная новость в городе.

— Ничего смешного, Алисия. Судебный адвокат заверил меня, что назначить ему залог в десять тысяч долларов — все равно что выбросить ключ от двери его камеры. Но дело, как видно, приняло другой оборот. Возможно, он всего лишь бродяга, но все равно с ним надо проявлять осторожность.

Алисия тоже так считала и не хотела еще больше волновать своих родственников, рассказывая о похищении сумочки в ресторане.

— Сегодня приехать не смогу. Но обещаю завтра утром первым делом связаться с начальником полиции и судебным адвокатом и попросить их выписать ордер, который ограничил бы его свободу.

— Неплохая мысль. А пока будь осторожна, когда поедешь домой.

— Я — коп, помнишь?

— Прежде всего ты моя дочь. Мы любим тебя, потому и волнуемся.

— Я тоже вас люблю. Завтра поговорим, ладно?

К тому моменту, когда она закончила разговор, служащий подогнал машину. Поездка домой заняла не более четверти часа, которые Алисия провела в полной тишине, даже радио не включила. Похищение сумочки заставило подумать о многих важных вещах. Погрузившись в размышления, она перестала наконец терзаться, правильно ли сделала, позвонив Винсу. Мысли о прошлых любовниках и звонках, сделанных из бара, начинают тревожить ближе к утру, когда передумано все остальное.

Алисия жила в типовом доме в районе Коконат-гроув, который хотя и являлся частью Майами-сити, находился на некотором удалении к югу от нижней части города. Алисия была одним из восьми добровольцев, согласившихся патрулировать этот район и в этой связи получивших прозвание «майамских храбрецов». До того как застройщики облюбовали Коконат-гроув, это была поросшая лесом буколическая местность — рай для любителей природы шестидесятых годов. Этот романтический ореол частично сохранился за районом и с появлением там бульдозеров и экскаваторов. Однако, за исключением обильной тропической растительности, Коконат-гроув мало чем отличался от других пригородов. Здесь были такие же узкие, извилистые улицы, заполненные посетителями многочисленных кафе, и главная магистраль — Мейн-стрит, ведущая к центру Майами-сити. Но для Алисии, как и для всякого другого копа, Коконат-гроув являлся еще и районом контрастов с массой проблем. На его территории находились несколько самых роскошных усадеб юга Флориды, в непосредственной близости от которых располагались гетто и типовые застройки. Так что от загородного особняка, стоившего несколько десятков миллионов, здесь можно было за четверть часа дойти до квартала с «сомнительной репутацией», где, кстати сказать, и жила Алисия. Помимо всего прочего, в этом месте свил себе гнездо порок, поэтому здесь можно было встретить и гангстерские банды, врачей и адвокатов, злоупотреблявших наркотиками, и городских чиновников, выходивших по ночам на охоту за двадцатидолларовыми проститутками. При всем том район обладал каким-то особенным старомодным южным очарованием, столь созвучным сердцу Алисии, что она и помыслить не могла о жизни в каком-нибудь другом месте, нежели Майами.

— Ненавижу этот город, — пробормотала она.

Поиски парковочной площадки всегда настраивали ее на негативный лад. Ясное дело, какой-то негодяй занял ее законное место на парковке рядом с домом, так что пришлось ездить вокруг в поисках свободного пятачка, где можно было приткнуть свой автомобиль. Она нашла его рядом с помойкой, а значит, утром обязательно обнаружит на своем автомобиле следы енотов, обследовавших по ночам мусорные ящики. Она выключила зажигание, но мотор ее «хонды» еще пару секунд работал, потом машина вздрогнула, скрипнула колесами, последний раз пыхнула выхлопом и только после этого окончательно успокоилась. У нее еще никогда не было такой машины, которая устраивала бы из остановки целый спектакль.

Алисия вышла, захлопнула дверцу и двинулась по извилистой дорожке сквозь заросли хвоща и гибискуса. Налетевший ветер шелестел листьями над ее головой. Ветер был холодный — город накрыла еще одна волна ледяного воздуха, принесенного арктическим циклоном. Женщина шла быстро, обхватив себя руками, чтобы сохранить тепло, и вдруг резко остановилась. Ей показалось, что следом кто-то идет. Она оглянулась, но никого не заметила и двинулась дальше. Тропинка поднималась вверх, змеясь среди фикусов. Их выступавшие из земли мощные корни почти полностью разрушили здесь асфальтовое покрытие. Алисия ступила под сень деревьев, и ее окутала тьма: раскидистые ветви и толстые, словно покрытые воском листья фикусов закрыли свет фонарей.

И снова она услышала у себя за спиной чьи-то шаги, она пошла быстрее, но и стук чужих каблуков участился и сравнялся по ритму с ее собственными. Тогда Алисия сошла с тропинки и неслышно заскользила по траве; почти одновременно затихли и шаги преследователя. Она снова ступила на асфальт, и через несколько секунд стук каблуков за спиной возобновился.

— Кто здесь?

Ответа не последовало. Алисия никого не видела в темноте, но чувствовала в непосредственной близости от себя присутствие постороннего человека. «Жаль, что у меня нет при себе пушки», — подумала она. Отправляясь на вечеринку, она никогда не брала с собой оружие.

Когда она снова повернулась лицом к своему дому, сердце ее подпрыгнуло к самому горлу: прямо перед ней на ступенях подъезда стоял какой-то мужчина. Она вспомнила, что занималась восточными единоборствами, и хотела уже было встать в оборонительную позицию, но в последний момент передумала.

— Это я, Фелипе, — произнес мужчина.

Напряжение мгновенно схлынуло, хотя ударить этого парня по-прежнему хотелось.

— Никогда больше не смей красться за мной! Ты что вообще здесь делаешь?

— Ну а сама ты как думаешь?

Фелипе был одним из телохранителей ее отца. Он обладал ростом в шесть футов шесть дюймов и могучим мускулистым торсом, достойным украсить обложку календаря для пожарников. Помимо этого у него была приятная внешность и гладкая кожа — чуть более темная, чтобы назваться оливковой. На аккуратно подстриженной голове виднелась круглая проплешина размером с донышко от бутылки — ибо именно этим предметом его ударили в юности во время драки в одном из местных баров. Это был во всех отношениях безупречный телохранитель, по крайней мере Алисия так считала. Они познакомились на празднике, когда ее отца впервые избрали мэром. Фелипе был очень привлекательный парень. Она не могла этого не признать, хотя сочла его изрядно выпившим, когда он вальяжно подошел к ней на вечере и сказал, что хотел бы стать хранителем ее тела. Потом, правда, выяснилось, что он человек совершенно непьющий и обладает незаменимой доблестью: любит мэра, как родного отца, и при необходимости готов ради него пойти под пули. Такого рода лояльность более чем компенсировала его редкие и в общем-то безобидные попытки за ней поухаживать.

— Тебя отец послал? — спросила она.

— Разумеется. Хотел убедиться, что ты добралась до дома в целости и сохранности.

— Понятно. Но ты, надеюсь, понимаешь, что никакой необходимости в этом не было? Мне жаль, что тебе пришлось ехать сюда среди ночи. — Она стала подниматься по ступенькам. Он последовал за ней.

— Можешь возвращаться домой, Фелипе.

На лице у парня появилось ехидное выражение, словно он заранее знал, что дальнейшие слова раздосадуют.

— Твой отец настоял, чтобы я первым вошел в дом и все досконально проверил. Убедился, что никто не скрывается у тебя в шкафу или ванной комнате. Ну и все такое прочее.

— О Господи, Фелипе. Я же коп!

— Послушай, я делаю только то, что мне велено.

События принимали неожиданный оборот. Они стояли вдвоем у дверей ее дома. При этом Фелипе-Завоеватель лучился улыбкой истинного мачо, право на которую получил вместе с распоряжением войти в ее жилище. Алисия подумала, что звонить сейчас отцу и оспаривать это распоряжение слишком хлопотно. Поэтому открыла дверь и посторонилась, пропуская его вперед:

— Хорошо. Делай, что тебе велено, только побыстрее.

Фелипе вызывающе подмигнул, вошел в холл и зажег свет.

— Уютное местечко, — произнес он светским тоном, словно рассчитывал, что она включит музыку и предложит ему выпить.

Типовой дом, в котором жила Алисия, действительно был «уютным» — самое подходящее слово, чтобы не сказать «маленьким». Внизу находились кухня и гостиная. Столовой не было — лишь место для принятия пищи, отделенное от кухни перегородкой с прорезанным в ней отверстием для подачи блюд. Алиса прошла вслед за Фелипе к стеклянным раздвижным дверям и отперла их, чтобы он мог осмотреть патио. Время было позднее, она устала и уже начинала терять терпение, когда что-то привлекло ее внимание. Компьютер стоял возле кухни и всегда находился в рабочем положении. Алисия заметила, что в ее отсутствие пришло несколько электронных сообщений.

— Все чисто. Где у тебя спальня? — спросил Фелипе, вернувшись в гостиную после осмотра патио.

— Наверху. — Она не хотела подниматься вместе с ним и не попыталась скрыть этого.

— Сейчас спущусь, — сказал Фелипе. — Это займет минуту, не больше.

Когда он ушел, Алисия занялась электронной почтой. Большинство отправителей были ей знакомы, но одно послание поступило от неизвестного адресата и именовалось «По поводу твоей сумочки». Она открыла его, щелкнув мышкой, и сердце забилось с удвоенной силой. Адресат был обозначен рядом цифр и букв, а не реальным именем. Она прочитала содержавшийся в послании текст, сглотнула и прочитала еще раз.

Послание было короткое и деловое, но от него сразу бросило в дрожь.

Прошу меня извинить. И не пугаться. Скоро ты поймешь, что я ищу встречи с тобой из одной только большой любви.

Вернулся Фелипе.

— Наверху все в норме… — начал было он, но оборвал фразу. — Ты в порядке?

— Все хорошо. — Она одарила Фелипе вымученной улыбкой и, стараясь сохранять хладнокровие, проводила к двери.

— Я доложу твоему отцу, что проверка не выявила ничего подозрительного.

Она согласно кивнула и хотела уже было с ним попрощаться, но он повторил вопрос:

— Уверена, что все в порядке?

— Да, уверена.

— У тебя такой вид, будто ты только что узрела привидение.

— Здесь нет никаких привидений, — сказала она. «По крайней мере таких, о которых я могла бы тебе сообщить». — Спокойной ночи, Фелипе.

— Спокойной ночи.

Она закрыла за ним дверь и заперла ее на ключ. Мысли метались. Это уже не просто просьба о встрече с дочерью мэра. Похищенная губная помада и электронное послание могли квалифицироваться только как назойливое домогательство.

Алисия проверила замки, убедилась, что засов задвинут до конца, и поднялась на второй этаж, где в шкафу у нее хранился пистолет.

Глава 8

На следующее утро в криминалистической лаборатории округа Майами-Дейд обнаружили на коробочке с пудрой отпечаток пальца, не принадлежавший Алисии. Научное подтверждение того факта, что Фэлкон выкрал ее сумочку, могло бы многое упростить. Но в этом мире, как известно, все достаточно сложно.

Отпечаток не принадлежал Фэлкону.

— Странно, — сказала Алисия. — Если это не мой отпечаток и не Фэлкона, тогда чей же?

— Владелец отпечатка в нашей базе данных не обнаружен, — ответил лаборант.

Алисия хотела было спросить, уверен ли он, но передумала. Парни из лаборатории славились своей дотошностью. Анализировать отпечатки пальцев вовсе не означает нажать на кнопку и ждать, какую информацию выдаст компьютер, как это обычно показывают по телевидению. Криминалистическая лаборатория Майами-Дейд проверяла и перепроверяла полученные результаты. Поэтому если лаборант говорил, что совпадений не обнаружено, значит, так оно и было.

Около десяти утра Алисия отправилась в гости к техническим гениям из аудиовизуального отдела. Ее лэптоп попал в руки Гая Шварца, считавшегося виртуозом своего дела, который должен был вычислить автора электронного послания «По поводу твоей сумочки».

— Письмо отправлено из Ред-Берд-копицентра, — сообщил Шварц. — Это большой торговый комплекс на пересечении Ред-роуд и Берд-роуд. Так что место найти нетрудно. Но вот все остальное гораздо сложнее.

— Что вы имеете в виду?

— Ред-Берд-копицентр арендует компьютерное время подобно интернет-кафе. Люди заходят туда с улицы и посылают электронное сообщение кому угодно. Я не могу, взглянув на ваш компьютер, идентифицировать отправителя. Остается только рассчитывать, что клерк, работающий в центре, запомнил, кто именно арендовал компьютер, с которого послали сообщение. Возможно, кроме того, вам удастся снять отпечатки пальцев отправителя с клавиатуры или «мышки».

— Что ж, поеду туда, — сказала Алисия.

Двадцать минут спустя они с детективом Аланом Барбером уже находились в Ред-Берд-копицентре. Алисия считалась «лично заинтересованной в деле» — так неуклюже полицейские именовали на своем сленге «жертву», по причине чего ей пришлось добиваться разрешения, чтобы ее сопровождал детектив с командой экспертов-криминалистов. Прокурору меньше всего хотелось, чтобы на суде жертва и следователь выступали в одном лице. Самой Алисии дозволялось присутствовать на месте происшествия только в качестве наблюдателя. Алисия не стала спорить с прокурором и согласилась.

Детектив Барбер прослужил в полиции около двадцати лет, и до отставки и выхода на пенсию ему, вероятно, оставалось не более полугода. В Майами редко бывало холодно до такой степени, чтобы полицейским приходилось надевать верхнюю одежду, поэтому дурная погода явилась для Барбера поводом несколько изменить привычный гардероб. Он стоял у прилавка, засунув руки в карманы пальто и собрав кожу на лбу в рельефные складки, напоминавшие ступени ацтекского храма. Перед ним на стекле лежала большая цветная фотография Фэлкона, предъявленная для опознания. Сотрудник центра, работавший здесь вчера вечером, опершись локтями на прилавок, глубокомысленно исследовал ее взглядом. Именно такую тактику опроса свидетелей практиковал Барбер. Он не требовал, чтобы те с места дали ему описание той или иной личности, но, чтобы оживить их память, предлагал для начала взглянуть на фотографию возможного подозреваемого.

— Видели когда-нибудь этого парня? — спросил Барбер.

Молодой человек задумчиво почесал наголо обритую голову, украшенную над ухом татуировкой дракона.

— Никогда в жизни.

Подобный ответ не устроил ни Алисию, ни детектива Барбера.

— Вы уверены?

— Думаю, запомнил бы его, если бы увидел.

Барбер не терял хладнокровия, Алисии же хотелось оттолкнуть его и забросать сотрудника центра вопросами. Молча стоять рядом с детективом, ведущим расследование, оказалось куда труднее, нежели она думала.

Компьютер, с которого было отправлено сообщение, находился в ячейке номер три. Эксперты-криминалисты уже трудились над ним, методично смахивая мягкими кисточками порошок для обнаружения отпечатков пальцев. Кроме отпечатков, они надеялись найти и другие материальные свидетельства, которые помогли бы установить личность человека, пославшего Алисии электронное письмо.

— Вы помните, кто вчера вечером пользовался этим компьютером? — спросил Барбер.

— В какое время?

Барбер протянул ему копию электронного послания.

— Это электронное сообщение было отправлено с вашего компьютера номер три в десять двадцать две вечера, — не удержалась Алисия.

Барбер метнул на нее взгляд, словно желая сказать: «Кажется, мы договаривались, что вы не будете вмешиваться».

— Да, в десять двадцать две, — повторил он.

— Не помню точно. Думаю, это была женщина.

— Женщина?

— Да. Пожилая женщина.

Барбер снова пододвинул клерку по стеклянной поверхности прилавка фотографию Фэлкона.

— А может, все-таки этот парень?

— Сомневаюсь.

Барбер начал постепенно раздражаться.

— Вы могли бы описать мне трех последних клиентов, которых обслуживали вчера вечером?

— Разумеется. В конце смены я обслужил одну женщину… хм… нет, двух женщин, и самым последним — мужчину. Кажется, так. Впрочем, не помню. Или мужчину, или женщину.

— Что ж, это, несомненно, сужает сферу поисков, — сухо произнес детектив.

Алисия ждала продолжения, но Барбера отвлекло сообщение, пришедшее ему на пейджер. Тогда она снова вступила в разговор.

— Ваши клиенты получают квитанцию или расписываются где-нибудь?

— Нет. Просто платят за час и сразу проходят к компьютерам.

— Может, женщина, арендовавшая у вас ячейку номер три, расплатилась кредитной карточкой?

— Мы не требуем оплаты кредитными карточками, если стоимость услуг не превышает двадцати долларов. Я совершенно уверен, что вчера за весь вечер со мной только раз расплатились карточкой.

Поскольку Барбер все еще читал сообщение, Алисия задала новый вопрос:

— У вас есть в зале камеры слежения?

— Нет у нас никаких камер. Мы уважаем стремление клиентов оградить себя от посторонних взглядов. — Перевод: «Вам бы понравилось, если бы кто-нибудь подглядывал за вами, когда вы просматриваете порносайты?»

Барбер закончил читать сообщение на пейджере и раздраженно забарабанил пальцами по стеклянной поверхности прилавка.

— Желаете спросить что-нибудь еще, детектив?

Алисия смутилась. Хотя у нее и в мыслях не было оттеснить Барбера в расследовании на задний план, последний явно настроился против нее. Как-никак он считался одним из опытнейших детективов убойного отдела, имел в разработке несколько случаев насильственной смерти, требовавших его неусыпного внимания, и взялся за дело о домогательстве только потому, что Алисия была дочерью мэра. Впрочем, ей эта ситуация нравилась ничуть не больше, чем ему. С другой стороны, должна же она что-то делать, если он не проявляет к этому расследованию особого интереса? Хотя она со своими расспросами и впрямь слегка перегнула палку.

— Прошу вас, детектив, продолжайте. Извините, если что не так.

— Можете описать нам внешность этой пожилой женщины, приятель? Арендовавшей у вас ячейку номер три? — вновь включился в работу Барбер.

Клерк поморщился, словно необходимость вспоминать о событиях, произошедших четырнадцать часов назад, вызывала у него физическую боль.

— Я не очень хорошо ее запомнил. Кажется, испанского типа… вроде небольшого роста. Одна из многих клиентов. Если бы вы только знали, сколько их тут у нас за день проходит…

Барбер задал еще несколько вопросов по делу, не представлявших, впрочем, большого интереса, и в заключение передал клерку свою визитную карточку со стандартной просьбой позвонить, если тот что-нибудь вспомнит.

— Надеюсь, я вам помог, — сказал клерк.

— Несомненно, благодарю вас, — заверила Алисия.

Потом Барбер осведомился об успехах у криминалистов, исследовавших ячейку номер три. Как выяснилось, работы им оставалось еще как минимум на час. Не желая мешать, Барбер жестом предложил Алисии следовать за ним и вышел из компьютерного зала.

— Думаете, парень кого-нибудь прикрывает? — спросила Алисия, когда они оказались на улице.

— Нет, — покачал головой Барбер. — Полагаю, его и впрямь не слишком интересует, кто приходит в этот зал и кто из него уходит. Просто для него все это не имеет значения.

— Но вы, надеюсь, не думаете, что мою сумочку похитила пожилая женщина и она же отправила мне электронное послание?

— Электронное послание вполне могла отправить вам и пожилая женщина. Но я ума не приложу, кто украл вашу сумочку…

— Хотите сказать, что в это дело были вовлечены два человека?

— Послушайте, Алисия, вы задаете слишком много вопросов, что, несомненно, приветствуется при нашей работе. Но вся штука в том, что задавать их надо только тем людям, которые имеют на них ответы. Откуда мне, черт возьми, знать, сколько людей вовлечено в это дело?

И он зашагал к своей машине. Алисия последовала за ним, размышляя над словами клерка.

— Что-то у нас не сходятся концы с концами. Кто-то вытащил у меня из сумочки губную помаду, а потом некая пожилая леди отправила по электронной почте письмо, утверждая, что ищет общения со мной из-за большой любви. Как-то это странно, вы не находите?

— Парень мог что-нибудь напутать.

— А если не напутал? Что, если это письмо мне и впрямь послала женщина?

— На свете происходили и куда более странные вещи, малышка.

Алисия забралась на сиденье для пассажира и захлопнула дверцу. Барбер завел мотор и выехал с парковочной площадки.

— Только не со мной, — сказала она, провожая взглядом Ред-Берд-копицентр, и мысленно добавила: «малыш».

Глава 9

Мэру Раулю Мендосе определенно не нравилось то, что говорил ему Свайтек.

— Между прочим, в это дело вовлечена моя дочь, — бросил он в телефонную трубку.

— Я это понимаю, — сказал Свайтек. — И реагировал бы на сложившуюся ситуацию точно так же, если бы в это дело был вовлечен член моей собственной семьи.

Мэр откинулся на спинку большого кожаного кресла, стоявшего в его офисе в городской ратуше Майами-сити-холл. Фелипе, помощник и телохранитель, сидел в кресле у противоположного конца разделявшего их старого тикового стола. Вся принадлежавшая мэру мебель была изготовлена из тика — ценной породы дерева, традиционно использовавшегося для строительства кораблей. И это, и висевший на стене в углу морской пейзаж невольно напоминали ему о том, что у него нет в запасе ни часа, чтобы походить в море под парусом. Времени не оставалось ни на что, кроме работы. Даже на семью — за исключением дочери.

Мендоса всегда выкраивал для общения с Алисией пару-тройку часов еще с тех пор, когда она была девочкой и играла в футбол в школьной женской команде — он не пропустил ни одного матча с ее участием, — и вплоть до ее выпуска из полицейской академии. Он любил свою жену, с которой счастливо прожил двадцать девять лет. Но даже когда женился, мысль, что человек может отдать свою жизнь ради другого живого существа, представлялась ему абстрактной и весьма далекой от реальности — чем-то вроде драматической метафоры, к которой прибегают поэты, живописуя силу чувств. Однако с появлением Алисии все изменилось. Когда в детстве она болела, Мендоса молил Господа, чтобы он наслал эту болезнь на него, а ее избавил от страданий. Когда она плакала, он уходил в другую комнату, не в силах слышать ее рыдания. Ясное дело, он чувствовал себя не в своей тарелке, узнав, что какой-то бездомный извращенец донимает ее своими приставаниями. И даже тот факт, что срок его пребывания на посту мэра подходил к концу и близилось время переизбрания, уже не имел для него решающего значения. Хотя, если разобраться, ему сейчас следовало не сидеть в кабинете, а заниматься фондами, то есть посещать различные светские мероприятия и пожимать руки нужным людям, чтобы получить очередной чек на свою новую избирательную кампанию. Тем не менее все его внимание сосредоточилось на деле Фэлкона. Он очень старался вести себя дипломатично по отношению к адвокату бездомного парня, но, поскольку речь шла о безопасности его ребенка, временами терял терпение. Ему казалось странным то обстоятельство, что адвокат отказывается взглянуть на это дело с точки зрения любящего отца, имеющего молодую красивую дочь.

— Я знаю, что отцу жертвы не пристало апеллировать к адвокату противной стороны, и тем не менее прошу вас внять моим доводам.

— Мне звонят иногда родители жертвы, — сказал Джек Свайтек. — Правда, в более серьезных случаях.

— Значит, вы понимаете, насколько я был разочарован, когда мне позвонил прокурор и сообщил, что вы отказываетесь пересмотреть условия освобождения своего подзащитного.

— В этом деле лично от меня ничего не зависит, — возразил Джек. — Закон требует, чтобы прокурор предъявил судье новые факты, изобличающие моего подзащитного и свидетельствующие, что он представляет большую, нежели предполагалось, угрозу для окружающих.

— Ваш подзащитный продолжает приставать к моей дочери. Разве этого не достаточно?

— Если бы у прокурора имелись факты, подтверждающие его требование, мы уже сейчас находились бы у судьи.

Свайтек коснулся больного места. Он как адвокат защиты мог и не догадываться о слабых сторонах обвинения, особенно на ранней стадии судебного разбирательства, но мэр о них знал, поскольку прокурор лично изложил ему во всех подробностях обстоятельства этого дела. По его словам выходило, что бомж незамеченным проник в бар ресторана Хьюстона, украл у его дочери сумочку, после чего выпотрошил ее в дамской комнате. С другой стороны, сотрудник компьютерного центра показал, что электронное послание Алисии отправила с его компьютера женщина, а не мужчина. Отпечатки Фэлкона там не найдены, а единственный отпечаток пальца, обнаруженный на пудренице Алисии, также ему не принадлежал.

— Какой вы, однако, проницательный человек, мистер Свайтек.

— Здесь особой проницательности не требуется. Надо лишь исполнять закон. Так что я просто делаю свою работу.

— Но ведь ваша работа предполагает и разумную осмотрительность.

— Несомненно.

— Почему бы вам в таком случае не поставить свою подпись на ордере, запрещающем вашему подзащитному приближаться к моей дочери ближе чем на пятьсот ярдов?

В трубке установилось молчание. Мэру показалось, что Свайтек в глубине души с ним согласен. Чувствительный адвокат — неужели такое возможно? Да никогда в жизни. Просто ему, мэру, удалось воздействовать на него своим даром убеждения. «А я еще ничего», — подумал он.

— Извините, но я не могу этого сделать.

Эти слова несколько поубавили самомнение мэра.

— Почему же?

— Потому что это противоречит интересам моего клиента.

— Хотите что-нибудь взамен? Так сказать, «кви про кво»?[2] Так, что ли?

— Мистер мэр! Боюсь, мне становится трудно поддерживать с вами беседу, особенно в таком тоне.

— Я говорю серьезно, а не иронизирую. Если вам что-нибудь нужно — скажите.

И снова мэр почувствовал, что Свайтек борется с собой.

— Прошу вас, не поймите меня неправильно, мистер мэр, — наконец заговорил адвокат. — Конечно, я не в состоянии в полной мере представить себе, что происходит в душе отца, когда речь заходит о безопасности его ребенка, даже если этот ребенок вполне взрослый и дееспособный человек. Несомненно, вы очень переживаете за нее. Но нам все же следует избегать разговоров такого рода. Поскольку у широкой публики может возникнуть впечатление, будто делами моего подзащитного движет не закон, а оскорбленные чувства хозяина самого высокого офиса в этом городе.

Мэр закусил губу. Хорошо, что Свайтек сейчас далеко от него. Иначе он мог бы его ударить.

— Благодарю за такой ответ, — сказал мэр. — Ничего другого и нельзя было ожидать от человека, подвизающегося в сфере отмывания денег.

— Извините, вы это о чем? — удивился Джек.

— О том, что вы внесли залог в десять тысяч долларов за своего клиента незаконным способом. Всем известно, что вы контрабандой вывезли эти деньги с Багамских островов.

— Я ничего не вывозил контрабандой, — возразил Джек. — И это ни для кого не секрет, потому что я действовал открыто и через адвокатскую палату. Мой клиент хранит свои средства в банке на Багамских островах. И я как его адвокат с соблюдением всех формальностей составил от его имени требование на снятие со счета в кредитной компании Багамских островов десять тысяч долларов для внесения залога. Означенную сумму перевели сюда по телеграфу, при этом были заполнены все финансовые документы, необходимые для такого рода трансакции, и уведомлены соответствующие федеральные власти. Конец истории.

— Нет, не конец. Благодаря вам эта история получит дальнейшее развитие, и кончится тем, что этот помешанный сукин сын снова начнет охотиться за моей дочерью. Посмотрим, не поубавится ли у вас тогда спеси. — Не попрощавшись со Свайтеком, он швырнул трубку на рычаги, не считая нужным скрывать овладевшей им ярости в присутствии своего телохранителя. И ни белые паруса за окном, ни изумрудная поверхность залива не могли его успокоить.

— Может, мне поговорить со Свайтеком? — подал голос Фелипе.

— Не будь идиотом, — отмахнулся мэр, продолжая смотреть в окно.

— Тогда, быть может, нанести небольшой визит Фэлкону?

Мэр, обдумывая это предложение, повернулся к Фелипе и даже позволил себе улыбнуться. Фелипе в ответ расплылся. Их улыбки становились все шире, и через несколько секунд мэр поймал себя на том, что едва удерживается от смеха. Фелипе тоже разбирало веселье, хотя он и не мог бы сказать, по какой причине.

— С чего это вы так развеселились, босс?

— Мне стало смешно при мысли, каким идиотом ты иногда бываешь.

Улыбка на губах у Фелипе мигом увяла.

— Что вы имеете в виду?

Лицо мэра приняло серьезное, почти зловещее выражение.

— Позволь мне в лучших традициях американского политического закулисья задать тебе два вопроса. Первый — разве не очевидно, что нужно делать? И второй: разве можно спрашивать о таких вещах у мэра?

Глава 10

Джек немного гордился тем, что брался за любую работу, но по домам все-таки не ходил. Такое у него было правило, которое, как и всякое другое, имело исключения. Он посещал-таки клиентов, сидевших в тюрьме и не имевших машины или, как в данном случае, живших в машине.

— Ты уверен, что сможешь найти это место? — спросил Тео.

Джек шел впереди него по набережной Майами-ривер. Двумя сотнями ярдов выше того места, где они находились, громыхал по рельсам трамвай. По реке в сторону залива медленно шел буксир, огибая стоявшую на приколе заржавленную, наполовину затонувшую баржу.

— Уверен ли я? — переспросил Джек. — Нет, я ни в чем не уверен. Как можно быть в чем-то уверенным, если тебе объяснял дорогу сумасшедший бомж-приставала, параноик, грозивший прыгнуть с моста, если дочка мэра откажется с ним разговаривать?

Тео с минуту молчал, обдумывая его слова.

— Ты говоришь на глобалиш?

— На чем, на чем?

— На глобалиш — международном языке всех бомжей. Вроде эсперанто.

— А это что еще за чертовщина?

— Ты что — никогда не слышал об эсперанто? Его изобрел какой-то поляк. Чем-то похож на испанский или итальянский. Создавался как второй язык для всех мало-мальски грамотных людей в качестве международного средства общения. На мой взгляд, у бездомных всего мира тоже есть такой язык, который я называю «глобалиш» — от слова «глобус». Это своего рода английский с добавлением интернациональных терминов и выражений типа «фак», «кайф» и других, понятных всем бомжам и бродягам в разных уголках мира, по крайней мере в контексте. Возможно, он объяснял тебе дорогу на этом самом языке.

Джек не знал, как реагировать на эту теорию. Тео обладал удивительной способностью говорить, казалось бы, совершенно бессмысленные вещи, имевшие при всем том глубокий смысл.

Некоторое время они молча шли вдоль набережной. Утром у Джека состоялся телефонный разговор с прокурором, длившийся, впрочем, всего несколько минут. Джек почти сразу понял, что прокурор блефует. Если бы государственное обвинение могло доказать, что Фэлкон продолжает приставать к дочери мэра, прокурор оказался бы у судьи быстрее, нежели судебный пристав успел произнести: «Встать, суд идет». Джек не согласился с ужесточением условий освобождения своего подзащитного. Хотя из-за личного звонка мэра ему стало труднее отстаивать эту позицию, он тем не менее считал своим долгом, отбросив все не относящиеся к делу эмоции, действовать в интересах клиента. Но при всем том у него еще была и совесть. Поэтому он решил, что если его клиент собирается и впредь нарушать закон, то есть продолжать так или иначе доставать Алисию Мендоса, то он предложит ему подыскать себе другого адвоката. У Джека было множество подзащитных, совершивших ужасные преступления, и он считал, что если юристу этот факт по какой-либо причине претит, значит, профессия адвоката по уголовным делам ему не подходит. Другое дело — защищать человека, который, будучи выпущенным под залог, настроился на совершение серьезного уголовно наказуемого деяния. Этого Джек себе позволить не мог.

И похоже, именно данная проблема была у него с Фэлконом.

— Долго еще? — спросил Тео.

Джек проигнорировал вопрос. Майами-ривер протянулась на пять с половиной миль в юго-восточном направлении — от городского аэропорта до нижней границы Майами-сити, где впадала в залив Бискейн. За два века существования города по этим водам цвета чая чего только не сплавлялось и не сливалось в залив — от отходов сахарной промышленности до нечистот. Кроме того, эти воды бороздили и суда. От роскошных девяностофутовых яхт, направлявшихся в Вест-Индию, до заржавленных контейнеровозов, транспортировавших, помимо всего прочего, еще и кокаин. Так что эту реку можно было с полным основанием назвать загруженной транспортной артерией, по которой ежегодно перевозилось легального груза на четыре миллиарда долларов. В силу всего вышесказанного прогуляться вдоль Майами-ривер было все равно что просмотреть слайды по истории города и штата. Здесь по пути встречались двухтысячелетние реликты, оставшиеся от индейцев, пакгаузы и доки, построенные флоридской железнодорожной компанией Восточного побережья, старинный форт времен гражданской войны, шлюпочные гавани и пристани для яхт, общественные парки, исторические здания, мангровые заросли, ветшающие многоквартирные дома и даже несколько весьма неплохих ресторанов.

Тео подобное пренебрежительное отношение разозлило.

— Эй, Свайтек, я спросил, долго еще?

— Почти пришли.

Ресторан «Биг фиш» являлся одним из ориентиров, о которых упоминал Фэлкон, и Джек, увидев его, понял, что они недалеко от нужного места. Между прочим, Джеку нравился этот ресторан, и он довольно часто его посещал. Изысканностью «Биг фиш» не отличался, зато там подавали свежие креветки, тунца и дельфина. При этом посетитель мог полюбоваться из окна историческим изгибом реки, частичкой, так сказать, старого Майами, где на набережной можно было встретить и моряков с западного конца города, и адвокатов из офисных зданий в его восточной части. Джек повел Тео в обход ресторана мимо мусорных ящиков, от которых разило гниющими рыбьими потрохами. Этот неприятный запах усугублялся вонью дизельного выхлопа от находившейся рядом маленькой гавани, забитой рыбачьими лодками. От этого сложного аромата Тео едва не стошнило, тем более он не ко времени представил, что Фэлкон столуется именно на этой помойке, копаясь в мусоре в поисках объедков.

За разводным мостом река поворачивала на северо-запад. Когда они вышли из-под моста на набережную, холодный ветер ударил им в лицо. Хотя солнце ярко светило, Южная Флорида все еще находилась во власти арктического циклона. Через каждые пятнадцать шагов Тео дул себе в ладони в тщетной попытке полюбоваться на вылетающий изо рта пар: холод в Майами — сравнительно редкое явление.

— Кажется, то самое место, — ткнул Джек куда-то пальцем.

Тео посмотрел в указанном направлении. В двадцати футах от гранитной облицовки набережной рядом со старым пакгаузом стояла брошенная машина. В точности как описал Фэлкон.

Молодые люди невольно замедлили шаг и последние двадцать ярдов, отделявшие их от вожделенного объекта, проделали чуть ли не на цыпочках. Брошенная машина представляла собой поврежденный пожаром железный остов. Дверей у него не было, равно как и ветрового стекла. Отсутствовали также рулевое колесо и переднее сиденье. Заднее сиденье находилось на месте, но было сильно изрезано, отчего набивка вылезла и торчала в разные стороны.

Фэлкона нигде не было видно.

— Напоминает мне твой «мустанг», когда мы в последний раз его видели, — усмехнулся Тео.

Он говорил о любимой игрушке Джека, его гордости и отраде — классическом «мустанге» 1966 года выпуска с опускающимся верхом, сдвоенными гоночными выхлопными трубами, деревянным рулевым колесом и обтянутым натуральной кожей салоном. Это было первое приобретение, сделанное Джеком после окончания юридического факультета. Машина являла собой истинное произведение искусства, пока ее не сожгли обозлившиеся на Джека наркодилеры.

— Меня это здорово тогда подкосило, Тео.

— Извини, что напомнил, дружище.

Они подошли поближе. Тео обошел вокруг машины и встал напротив радиаторной решетки.

— Все шутки о «мустанге» побоку. Это «форд».

— Думаешь?

— Определенно. Полагаю, выпуска конца семидесятых. «Форд-фэлкон».

— «Фэлкон»? — удивился Джек.

— Точно. Смешно, правда?

— А я думал, он назвал себя Фэлконом, потому что готовился взлететь с моста. Выходит, выбрал себе имечко по месту жительства? — Джек обогнул машину, исследуя ее взглядом. На нагретой солнцем крыше красовался крысиный помет. В темноте отверстий колесных дисков укрывались тараканы. На полу салона валялись грязные одноразовые тарелки из пластмассы и пустые стаканчики из-под кофе. На заднем сиденье лежал старый плащ и что-то вроде полиэтиленовой подстилки.

— Трудно представить, что здесь можно жить.

— Почище камеры смертников, — изрек Тео.

Как обычно, Джек не стал опровергать безапелляционное заявление своего приятеля.

— Ну, что мы будем теперь делать? Сидеть здесь и ждать его? — продолжал тот.

— К сожалению, я не могу позвонить ему на мобильный и назначить встречу.

— Оставь ему записку и четвертак на таксофон.

Джек с минуту обдумывал его слова.

— Давай подождем еще немного. Он говорил, что если я захочу его увидеть, то лучше сделать это сразу после полудня. Или после полуночи. Но я не собираюсь навещать его в такое время. Даже если ты прикроешь меня со спины.

Тео задумчиво поскреб макушку и огляделся, где бы присесть. Затем обошел вокруг машины и вдруг вспрыгнул на крышку багажника. Та протяжно застонала, словно была плохо пригнана к месту. В следующее мгновение Джек заметил на бампере несколько засохших бурых капель и присел на корточки, чтобы получше их рассмотреть.

— Что это ты там узрел? — осведомился Тео.

Джек не был до конца уверен, что именно, но кое-какие идеи на этот счет у него имелись.

— Тео! Ничего там не трогай и медленно слезай с багажника.

По голосу Джека было понятно, что он не шутит. Тео соскользнул на землю, и в следующую секунду придерживавшие крышку заржавленные пружины, протяжно застонав, подбросили ее вверх, и багажник распахнулся.

А потом они увидели тело — или то, что от него осталось. На дне багажника лежала искромсанная груда плоти. Испуганная крыса размером с небольшую собаку оторвалась от своей добычи и молнией метнулась наружу. Мужчин едва не вырвало.

— Боже мой! — только и сказал Тео.

В багажнике всюду была кровь, много крови.

— Чего-то в этом роде я и опасался, — тихо произнес Джек.

Глава 11

Джек, стоя за желтой полицейской лентой, наблюдал за действиями следственной группы на месте преступления. Манипуляции сотрудников полиции и экспертов, занимавшихся обнаруженным в багажнике телом, напоминали работу хорошо отлаженной машины: быстро, но не суетливо они брали ватными палочками мазки, фотографировали труп, собирали улики. Вероятно, он остался бы здесь из одного только любопытства — даже если бы детектив Барбер не попросил его задержаться. Солнце, однако, уже начинало клониться к закату, и Тео проявлял признаки нетерпения.

— У тебя что — нет живых клиентов, которым необходимо уделить внимание и которые, возможно, дожидаются тебя в офисе?

— Может, помолчишь? — огрызнулся Джек. — Неужели у тебя нет никакого уважения к смерти?

— Как-то это странно.

— Что именно?

— Начинать предложение со слова «неужели». Как будто тебя удивляет происходящее. Мне казалось, что за эти годы ты уже разучился удивляться чему-либо.

В этом был весь Тео. Вечно спорил и противодействовал окружающему миру. Должно быть, стремился спасти его от самого себя.

Джек помахал рукой детективу, стараясь привлечь его внимание. Тот стоял рядом с брошенной машиной и о чем-то разговаривал с одним из членов следственной группы. Закончив разговор, он не спеша подошел к ограждавшей место преступления ленте.

— Извините, что заставил вас ждать, — сказал Барбер.

— Извините — и все? — возмутился Тео, засунув руки в карманы. — Мы стоим здесь уже, наверное, час. А между прочим, на улице адский холод.

Джек невольно задумался о происхождении выражения «адский холод», в котором содержалось явное противоречие. Но потом решил, что дебатировать с Тео на эту тему лучше не здесь, а в каком-нибудь другом, более уютном месте за кружкой пива.

— Ты бы не задирался, а принес нам горячий кофе из ресторана, мимо которого мы проходили по пути сюда.

— Думаешь, поможет? — Тео снова подул в ладони в очередной попытке узреть вылетающий с дыханием пар. На этот раз ему вроде бы повезло, и он обрадовался, как ребенок, слепивший свой первый в жизни снежок. — Нет, ты это видел? Скажи, видел? Подумать только! Мы в Майами, на календаре далеко не зима, а у меня изо рта вырывается пар!

Джек хотел было высказаться по поводу вытеснения теплого воздуха холодным, но вовремя удержался.

— Ну так как насчет кофе, Тео?

Тот наконец внял его призывам и удалился. Когда он ушел, Джек повернулся к Барберу:

— Послушайте, детектив, я рад вам помочь, но, может, вы позвоните мне вечером? Если, конечно, нет ничего такого, о чем бы вам хотелось узнать здесь и сейчас?

Детектив Барбер бросил взгляд в сторону брошенной машины. Помощники судмедэксперта уже паковали тело в черный пластиковый мешок.

— Есть только одна вещь, о которой я бы хотел вас спросить. — Он вновь повернулся к Джеку лицом. — Где ваш клиент?

Вопрос представлялся довольно глупым, но выражение лица детектива свидетельствовало, что он придает ему немалое значение.

— Вы что же — хотите сказать, что в багажнике был не Фэлкон?

Детектив Барбер отрицательно покачал головой.

— Я ничего здесь не трогал, так что мы с приятелем тело не переворачивали. К тому же оно было завернуто в одеяла, и мы, признаться, к жертве особенно не присматривались. Просто я предположил, что…

— Не надо бичевать себя за недостаток наблюдательности, — прервал детектив. — С такими повреждениями на лице, которые были у жертвы, вам только и оставалось, что предполагать. Без нас вы бы ничего не поняли.

— А вы уверены, что это не он?

— Уверен, если только Фэлкон в последние два дня не сделал операцию по перемене пола.

Джек запаниковал.

— Надеюсь, это не…

— Алисия Мендоса? Ну нет. Если бы жертвой оказалась дочь мэра, здесь уже находились бы представители всех средств массовой информации трех близлежащих графств. Это значительно более пожилая женщина, далеко за пятьдесят, возможно, около шестидесяти. Вероятно, одна из бездомных, обитающих в Майами-сити. Быть может, Фэлкон, вернувшись, застал ее в своем жилище, пришел в ярость от того, что она по-хозяйски там расположилась, и убил.

— Вы нашли орудие преступления?

— Полагаем, что это обрезок свинцовой трубы, обнаруженный неподалеку от машины. На нем следы крови и волосы. Нужно что-то вроде этого, чтобы так изуродовать человека. Ваш парень в прямом смысле размозжил ей лицо до неузнаваемости.

— Он — не «мой парень», — сказал Джек.

— Что верно, то верно, — усмехнулся Барбер. — Всего лишь ваш клиент.

— Не понимаю, что тут смешного.

— Не хотел вас обидеть, советник. Но мое извращенное полицейское сознание находит странное удовольствие в том, что адвокат по уголовным делам вызывает копов, чтобы сообщить об убийстве, совершенном его клиентом. — Барбер снова усмехнулся. — Извините, не сдержался.

Джеку осталось лишь гадать, какого рода шуточки будут ходить на его счет с завтрашнего дня в уголовном суде округа Майами-Дейд. В подобной ситуации он мог задать только один вопрос:

— А откуда вы знаете, что ее убил мой клиент?

Улыбка на лице детектива увяла.

— Думаю, мы можем с полным основанием предположить…

Джек поднял руку, прерывая его речь.

— Не слишком ли много предположений для одного преступления?

— Да бросьте вы, Свайтек. Еще пара часов — и мы найдем такое количество материальных свидетельств, говорящих против вашего клиента, что ими можно будет заполнить всю криминалистическую лабораторию.

— При всем том моего клиента вы пока не задержали.

— Мы его найдем, можете мне поверить.

Джек наклонился к Барберу поближе, словно хотел ему внушить, что его слова следует воспринимать со всей серьезностью.

— Когда найдете, не забудьте ему напомнить, чтобы позвонил мне.

Неожиданно со стороны реки послышался громкий крик. Джек и детектив словно по команде повернулись на звук, пытаясь понять, что случилось. Человек кричал на пределе голосовых связок, перемежая слова воплями, стенаниями и горестными вздохами. Ничего нельзя было разобрать.

— Похоже, обнаружился приятель жертвы. Или приятельница. Извините меня, Свайтек.

Джек остался стоять на месте, в то время как детектив быстрым шагом двинулся к реке. Он еще некоторое время вслушивался в крики, чтобы убедиться, что это не голос Фэлкона, а убедившись, повернулся и пошел прочь от полицейского оцепления в ту сторону, куда раньше отправился Тео.

— Эй, дружок! Это вы адвокат Фэлкона?

Человек говорил с ямайским акцентом и был в синих джинсах и старой потрепанной охотничьей куртке с черными потеками грязи на камуфляжных пятнах. Его обувь находилась в еще более плачевном состоянии, нежели верхняя одежда, причем оба ботинка оказались на левую ногу. Косицы, в которые были заплетены его волосы, частично скрывала натянутая на лоб большая вязаная шапка. Возможно, они не выглядели бы столь гротескно, если бы ямаец не обернул их в алюминиевую фольгу.

— Кто вы такой?

— Люди зовут меня Бушмен.

— Вы знаете Фэлкона?

Черные глаза Бушмена забегали, он отчаянно взмахнул руками, призывая Джека говорить потише. Кем бы этот человек ни был, он казался Джеку еще большим параноиком, нежели Фэлкон.

— Мы с Фэлконом вроде как друзья, — начал было он, но замолчал. Похоже, ему хотелось сказать Джеку много больше, но ямаец явно опасался толпы и стремился оказаться от нее подальше. Дернув головой так сильно, словно шею ему свело судорогой, он кивнул в сторону моста. Джек последовал за ним и шел до тех пор, пока ямайцу не показалось, что они удалились от места преступления на достаточно комфортное для него расстояние.

— Вы знаете, где сейчас Фэлкон? — спросил Джек.

— Он в бегах.

— И от кого или от чего он убегает?

Ямаец бросил взгляд на стоявших поодаль копов, но промолчал.

— Это Фэлкон убил ту женщину?

Бушмен топнул ногой и скривился так, будто проглотил лимон размером с арбуз.

— Ш-ш-ш-ш… — прошипел он, приставив палец к губам.

Джек тоже понизил голос.

— Я его адвокат. Мне вы можете сказать, почему он ударился в бега.

— Он в бегах, потому что сильно напуган.

— Кого же он так испугался? Полиции?

Бушмен горько усмехнулся, покривил рот и сплюнул.

— Он боится не полиции. Он боится ее.

— Ее? А кто она?

Ямаец молчал. Джек чувствовал, что он знает ответ, но не готов еще поделиться этой информацией. Адвокат обратил внимание на висевшее на шее у Бушмена ожерелье. Оно было полностью идентично тому, что носил Фэлкон. Тому самому, на котором болтался ключ от депозитной ячейки банка на Багамских островах.

— Любопытное ожерелье вы носите. Откуда оно у вас?

— Фэлкон дал.

— Он сам вам его дал, или… — Джек тщательно строил фразу, опасаясь, что собеседник может принять его слова за обвинение и прервать разговор, — или вы эту штуку у него позаимствовали?

— Ничего я у него не заимствовал, дружок. Он сам мне его дал. Для защиты.

— Для защиты от кого?

Взгляд ямайца снова обратился на место преступления.

— Именно об этом я и пытаюсь вам рассказать. Фэлкон говорил, что все мы нуждаемся в защите. От нее, дружок.

— От той мертвой женщины? Да кто она такая?

Бушмен наклонился к нему поближе, дощечкой приставил к губам ладонь и прошептал:

— Она — Мать.

— Мать? Чья мать — его?

— Нет. Их Мать.

— Кого — их?

Тут Бушмен зашептал так тихо, что Джек едва разбирал слова.

— Исчезнувших, дружок.

— Стало быть, она мать исчезнувших? — уточнил донельзя озадаченный Джек.

На лице у ямайца проступил ужас, словно он отказывался верить, что Джек произнес эти слова вслух.

— Но что, черт побери, это значит? О каких исчезнувших вы толкуете?

Ямаец в испуге отпрянул, стиснув в ладони подаренное Фэлконом ожерелье.

— Я не отдам вам его! Ищите себе другой оберег. А этот — мой!

Джеку хотелось что-то сказать — как-то его успокоить, но нужные слова не находились. Между тем ямаец со всех ног припустил к мосту, размахивая на бегу одной рукой, а другой прижимая к груди ожерелье. Джек, стоя на набережной в лучах заходящего солнца, следил за ним глазами до тех пор, пока его силуэт не растворился в сумраке под мостом.

Определенно этот человек нездоров и бредит как сумасшедший. Джек, однако, не сомневался в двух вещах. Первое: ямаец искренне верил в то, что говорил. И второе: попытайся Джек хотя бы в шутку отнять у него ожерелье, подаренное Фэлконом, он, без сомнения, убил бы его. Потому что это ожерелье, состоявшее из металлических бусин, было его защитой, его оберегом.

Глава 12

Около девяти вечера Алисия встретилась с детективом Барбером в Центре судебной медицины имени Джозефа Х. Дэвиса — трехэтажном корпусе, входившем в медицинский комплекс Университета Майами и Джексоновского мемориального госпиталя. Расположенные поблизости раковый центр, глазная клиника и спинальное отделение считались лучшими медицинскими учреждениями в Майами. Однако на медицинскую науку в Университете Майами средств также не жалели, и выстроенный несколько лет назад Центр судебной медицины Дэвиса представлял собой вполне современное здание, снабженное первоклассной аппаратурой, где работали квалифицированные сотрудники и крупные ученые, известные во всем мире.

Обнаруженное в багажнике машины Фэлкона изуродованное мертвое тело вызвало немалую тревогу в полицейском руководстве Майами-сити. Одно дело — психически неуравновешенный бомж с суицидальными намерениями, стремившийся перемолвиться словом с дочерью мэра. Но жестокий убийца с патологическими наклонностями — явление совсем другого порядка. Для следственной группы здесь не было мелочей, поэтому возобладало мнение, что Алисия Мендоса должна взглянуть на тело жертвы до аутопсии, которая сделает его неузнаваемым. Анализ отпечатков пальцев результатов не дал, и установить личность убитой женщины пока не представлялось возможным. Хотя лицо ее было изуродовано до неузнаваемости, сочли, что особенности телосложения, фрагменты одежды или другие детали могут позволить Алисии ее опознать, если она когда-либо с ней встречалась. Если между Алисией и убитой существовала какая-то связь, то полиция хотела знать об этом с самого начала расследования.

Помощник судмедэксперта проводил Алисию и детектива Барбера в анатомический зал номер три. Барбера в Центре Дэвиса хорошо знали, поскольку он работал в убойном отделе уже много лет. Но Алисия была здесь человеком новым.

— Вы присутствовали когда-нибудь при вскрытии? — спросил ее помощник судмедэксперта.

— Один раз, — сказала Алисия. — Когда училась в академии.

— Понятно. Если у вас закружится голова, сразу же дайте мне знать.

Распахнулась пневматическая дверь, на посетителей повеяло леденящим холодом — климатические установки поддерживали здесь стабильно низкую температуру, и Алисии на мгновение показалось, будто она очутилась в эпицентре атаковавшего Майами арктического циклона. Лившийся с потолка яркий свет флуоресцентных ламп отражался в белоснежных стерильных стенах помещения и бежевом кафеле, покрывавшем пол. Обнаженный, пепельного оттенка труп лежал лицом вверх на столе из нержавеющей стали в центре комнаты.

Знакомый с детективом судмедэксперт отрекомендовался Алисии как доктор Петрак и сказал что-то с таким сильным восточноевропейским акцентом, что Алисия не поняла.

— Он говорит, что мы пришли как раз вовремя, — перевел детектив.

По мнению Алисии, однако, они пришли слишком поздно. Потому что аутопсия уже шла полным ходом. Два глубоких разреза располосовывали тело от плеча к плечу. Они углом шли через груди к солнечному сплетению, а третий, еще более глубокий разрез, рассекал тело от грудной кости до паха, образуя стержень буквы «Y» — классическая форма рассечения у патологоанатомов. Печень, селезенка, почки и кишечник были аккуратно извлечены из реберной клетки и брюшины и лежали на стоявшем рядом большом секционном столе. Труп, по сути, представлял собой пустую оболочку бывшего человеческого существа, и, взглянув на него, Алисия испытала легкую дурноту. А может, причиной послужил сладковатый запах дезинфекции, которым, казалось, здесь все было пропитано.

— Вы в порядке? — спросил доктор Петрак.

— В полном, — сказала Алисия.

Доктор приступил к исследованию размозженной правой скулы убитой, осветив поврежденный участок лица специальной лампой, дававшей ослепительно белый узконаправленный луч. Он настолько сосредоточился на своем занятии, что кустистые брови, сведенные вместе, образовали у него на лбу некое подобие толстой волосатой гусеницы. Потом, отложив скальпель и пинцет, Петрак взял в руку небольшой цифровой фотоаппарат.

Алисия еще раз обвела взглядом лежавшее на столе безжизненное тело. «Безжизненное» — самое подходящее для него слово. Кем бы эта женщина ни была, в ней уже давно отсутствовали какие-либо признаки жизни. Ногти на руках обкусаны чуть ли не до мяса. Большие пальцы ног деформировались — возможно, из-за длительного ношения неудобной обуви. На коленях выделялись странные мозоли, обесцвеченные смертью и временем. Они свидетельствовали, что эта женщина, возможно, изо дня в день ползала на коленях по асфальту, вымаливая у прохожих подаяние. Любопытная деталь, но вряд ли поможет ее идентифицировать. Возможно, ее личность так и не будет никогда установлена. Алисии стало жаль эту женщину, а секундой позже она испытала острое чувство разочарования по отношению к себе и другим гражданам Майами-сити. Воистину люди зачастую сочувствуют своему ближнему, когда уже слишком поздно.

— Интер-р-р-есно, — сказал доктор Петрак. — Очень ин-тер-р-р-есно.

Алисии неожиданно вспомнился эпизод из старого юмористического сериала «Посмеемся вместе», который она видела по кабельному телевидению. Доктор Петрак разговаривал, как один комедийный актер из этого фильма, носивший круглые очки в металлической оправе и форму немецкого солдата времен Второй мировой войны. «Р-р-р-авняйсь! Смир-р-р-на!»

— Что там? — осведомился детектив Барбер.

«Арт Джонсон. Так звали того комика». Алисия вовсе не пыталась отвлечься от происходящего, просто подобные умственные упражнения помогали восстановить кровоснабжение мозга и забыть хоть на время о противном сладковатом запахе.

— Офицер Мендоса, какие мысли у вас возникают при виде женщины с адамовым яблоком? — обратился к ней доктор.

Алисия почувствовала себя школьницей, которую учитель вызвал к доске в тот момент, когда она предавалась девичьим мечтам.

— Женщины с адамовым яблоком? — переспросила она, стараясь, чтобы это прозвучало как ответ. Трюк удался.

— Именно, — сказал доктор — Но ведь так не бывает, верно?

— Если только она не была в прошлом мужчиной, — пробурчал детектив Барбер.

Доктор Петрак поднял на него глаза. На его лице не отражалось абсолютно никаких эмоций.

— Не надо злиться на меня, детектив, о'кей? — Он снова сосредоточился на работе, открыв длинным металлическим щупом рот у трупа. — Наличие у жертвы женского пола адамова яблока говорит лишь о том, что у нее в горле находится какой-то посторонний предмет.

Алисия шагнула к анатомическому столу. Доктор Петрак прав: это и впрямь становится интересным.

— Уверен, что рентген только подтвердил бы мой диагноз.

Он посветил жертве в рот острым направленным лучом своего похожего на лазер устройства. Передние зубы отсутствовали, но на первый взгляд трудно было сказать, следствие ли это нанесенных ей травм или многолетнего наплевательского отношения к уходу за полостью рта. Выбитые коренные зубы однако можно было отнести только на счет свинцовой трубы, раздробившей ей скулы. Доктор Петрак бестрепетной, как у всех квалифицированных хирургов, рукой наведался длинным пинцетом в пищевод жертвы. По мнению Алисии, в горле у трупа находились те самые отсутствовавшие во рту коренные зубы. Так и оказалось, но доктор Петрак, похоже, искал что-то другое. Наконец ловким поворотом кисти он зафиксировал искомый предмет, осторожно вытащил его пинцетом наружу и положил в никелированный лоток.

— Что это? — спросила Алисия.

Доктор Петрак поднес лоток полицейским, чтобы те могли получше рассмотреть находку.

— Как по-вашему, на что это похоже?

Алисия некоторое время исследовала вещицу взглядом.

— Вроде металлическая бусина, — сказала она. — Из таких делают ожерелья, которые любят студентки подготовительных курсов.

— За исключением того, что эта изготовлена из свинца, а не из золота, — заметил доктор Петрак. — Я нашел еще шесть точно таких же у нее в желудке.

— Вы хотите сказать, что она их проглотила? — уточнил детектив Барбер.

— Похоже на то, — кивнул доктор.

— Но с какой стати? — поинтересовалась Алисия.

— Полагаю, вы в состоянии ответить на этот вопрос также, как и я, — сказал доктор. — Просто надо думать об этом в самых простых выражениях. И не отклоняться от очевидного. Итак, она проглотила их, потому что…

Алисия, к своему стыду, не понимала, куда клонит доктор.

— Ну же, думайте, — ободрил Петрак, — подключайте здравый смысл. Почему мы вообще что-то делаем в жизни?

— Потому что хотим этого? — наудачу бросила Алисия.

— Очень хорошо, — похвалил доктор. — Или?..

Алисия обдумала возможные варианты ответа.

— Потому что кто-то нас заставил?

— Правильно, — кивнул доктор.

— Но кому могло прийти в голову заставить ее глотать металлические бусины? — спросила Алисия.

— А вот на этом, — сказал доктор Петрак, выключая свое осветительное устройство, — моя работа заканчивается и начинается ваша.

Глава 13

Фэлкон был в бегах. Или в данном случае лучше сказать «в свободном полете»?

Шаг вперед, потом еще шаг — и так без конца. Это была его мантра. Он должен был продолжать двигаться. Ночной воздух леденил, но он этого не чувствовал, более того, сильно потел, несмотря на холод. И неудивительно: он натянул на себя все свои одежки — две футболки, свитер, ветровку и даже зимнее пальто. Одежда не только защищала от холода, она была его достоянием, его имуществом. Надев ее, он как бы носил при себе дорожный чемодан со всем необходимым и чувствовал себя готовым к странствиям — в те края, где жизнь и люди были бы по отношению к нему добрее. Он знал, что больше никогда не увидит своего автомобиля — возвращаться к реке ему нельзя. Стоять на месте тоже непозволительная роскошь. Он должен идти все дальше и дальше — пока силы окончательно не оставят его и он не сможет больше двигаться. Фэлкону вспомнилась бытовавшая у бомжей мудрость: «Даже если ты параноик, это не значит, что злые люди не будут охотиться за тобой». Может, настало время вовсе убраться из Майами? Может, даже из этой страны? Но как это сделать?

Для этого нужны деньги. И они у него есть. В его депозитной ячейке в банке на Багамских островах хранится достаточно денег, чтобы отправиться куда душе угодно. С другой стороны, он дал себе слово никогда к ним не притрагиваться. Много раз за последние несколько месяцев он даже пытался вернуть их законному владельцу. Однако тот факт, что Свайтеку удалось снять с его счета десять тысяч долларов, чтобы внести залог, говорил о том, что его предложение отвергнуто и деньги по-прежнему находятся в банке и записаны на его имя. Если, конечно, их не украл Свайтек. Ха! Разве можно устоять перед подобным искушением? Особенно зная наверняка, что тебя невозможно разоблачить?

«Где деньги, Свайтек?» — «Какие деньги?» — «Наличность в депозитной ячейке». — «Не было там никакой наличности». — «У меня там лежало двести тысяч баксов!» — «Правда? А ты попробуй расскажи об этом в полиции, приятель».

— Что б тебя черти взяли, Свайтек! Ты украл мои деньги!

Фэлкон пересекал парковочную площадку ночного ресторана, когда увидел женщину, которая вышла из него и направилась к своей машине. Выражение ее лица свидетельствовало, что тираду, адресованную адвокату, он произнес вслух. Женщина торопливо достала из сумочки ключи — возможно, вместе с перцовым аэрозольным баллончиком — и прыгнула в салон.

«Похоже, мне не следует разгуливать по улицам, — подумал он. — И побыстрей найти пристанище, где никто не сможет меня отыскать».

Темная аллея привела его на задний двор еще одного ресторана. Находившаяся рядом помойка показалась удобным местом, чтобы опорожнить мочевой пузырь. Он было пристроился у контейнера, но обнаружил, что его опередили: кто-то уже побывал здесь недавно с той же целью.

— Ублюдок, — только и сказал Фэлкон, переступая через зловонную лужу и удаляясь от испоганенного контейнера.

Он шел по аллее, а в мысли снова вторглась она. Он не осмеливался произнести ее имя даже про себя. И хотя на нем была вся его одежда, чувствовал себя голым и беззащитным без привычного ожерелья из металлических бусин. Теперь у него не было против нее никакой защиты. Часть его сознания уверяла, что ожерелье больше ему не нужно — ведь она исчезла. Но другая его часть — куда более настырная — настаивала, что она не может исчезнуть навсегда, а следовательно, защита требуется ему, как и прежде.

С каждым шагом в аллее становилось все темнее. По обеим сторонам тянулись неприглядные задворки бара, аптеки, прачечной самообслуживания. Впереди, на расстоянии в полквартала, горели огни Восьмой улицы, напоминавшие фары идущего навстречу локомотива. Стены строений, мимо которых проходил Фэлкон, некогда были выкрашены бежевой и белой краской, приобретшей с течением времени одинаковый пепельный оттенок. Выходившие на аллею окна и двери были забраны железными решетками или перекрывались металлическими полосами запоров. Стоило только прищуриться, и Фэлкону мерещилось, как к этим запорам и решеткам тянутся руки призрачных существ, которые за давностью лет не имели уже лиц и имен, запертые в тайниках его подсознания. Это были призраки прошлого, воспоминания, которые постоянно его тревожили и с которыми он вел бесконечную войну. Решетки и запоры напомнили ему о том месте, где правили бал демоны. Он побывал там много лет назад. Четверть века — почти вечность. А с другой стороны, как будто вчера. Все зависело от того, как близко подбиралась к нему Мать исчезнувших.


— Заключенный номер три ноль девять, — сказал охранник на испанском языке.

Никто не пошевелился. Их было примерно семьдесят пять человек — мужчин и женщин, находившихся в помещении, рассчитанном не более чем на две дюжины. Большинство этих людей вне зависимости от того, спали они или бодрствовали, сидели на полу, опустив головы и обнимая руками колени. Некоторые лежали на боку, свернувшись калачиком. Так они пытались совладать с болью, не позволявшей им подняться или даже присесть. Многих доставили из находившегося поблизости университета — студенты, преподаватели, технический состав, — их возраст варьировался между двадцатью и тридцатью годами. Самым старшим был шестидесятилетний руководитель профсоюза, а наиболее известным и узнаваемым — журналист одной из крупнейших газет. Среди заключенных находилось и несколько подростков шестнадцати-семнадцати лет, учившихся в средней школе. Некоторые пленники томились в заключении уже несколько месяцев, а другие — всего несколько дней. Никто из них не мылся с того дня, как их сюда привезли. Тюремные робы им тоже не выдавали. Они носили одежду, бывшую на них, когда их арестовали — кого дома, кого на работе, кого на улице — и доставили в место заключения. Платья и рубашки с короткими рукавами в нетопленой камере не спасали от холода. Ни заключенным, ни их родственникам не назвали ни адреса тюрьмы, ни дней посещений, лишив их даже этой малости. Равным образом им не дозволялось звонить по телефону и писать письма своим близким. Иными словами, у них не имелось никакой связи с окружающим миром, даже радио или телевизора. Узники ели черствый хлеб и отвратительную похлебку, вонявшую гнилой капустой. А иногда им и вовсе не давали никакой пищи. Жалобы не принимались. Заключенным также не разрешалось разговаривать — ни с тюремщиками, ни между собой, даже просто подавать голос. Нарушителей режима жестоко наказывали.

— Заключенный номер три ноль девять, — громче повторил охранник. Это был мощного сложения мужчина с широкими плечами и выпиравшим брюшком. Он походил на боксера-тяжеловеса, ушедшего на покой. Из-за росших на загривке и предплечьях жестких черных волос его прозвали Эль Осо — Медведь. Но это была не унизительная кличка, а вполне официальное прозвание. В силу необходимости все охранники в тюрьме имели прозвища, и никого из них не называли по имени и фамилии. Такое здесь существовало правило.

Средних лет мужчина поднялся с места и заковылял к двери. Он делал короткие неуверенные шажки, стараясь опираться на пальцы ног и переднюю часть стопы, словно наступать на подошву целиком было для него слишком трудно или болезненно. Он подошел к железным прутьям, отделявшим камеру от коридора, и, избегая смотреть охраннику в глаза, тихо произнес:

— Она плохо себя чувствует.

Охранник протянул сквозь прутья руку, схватил его за волосы и резко дернул на себя — так, что узник ударился лбом о железо решетки.

— Ты заключенный номер три ноль девять?

Лицо узника болезненно сморщилось, по лбу потекла струйка крови.

— Нет.

— Тебе дали разрешение говорить?

— Нет.

— Тогда иди и сядь на место. — Эль Осо с силой толкнул его на каменный пол. Потом обвел камеру злым взглядом своих маленьких глазок, остановив его на женщине, лежавшей в позе эмбриона в углу помещения.

— Номер три ноль девять. На выход. Немедленно!

И опять никто не сдвинулся с места. Однако через минуту, когда Эль Осо уже готовился разразиться очередной гневной тирадой, женщина пошевелилась. В камере освещения не было — флуоресцентные лампы горели только в коридоре, так сказать, на половине охранников. Но и этого света хватало, чтобы он мог видеть очертания ее тела. Медленно поднявшись с места, она подошла к решетке, воплощая собой смирение и покорность. Эль Осо прищурился и скривил губы в зловещей ухмылке.

— Три ноль девять?

— Да, — ответила она.

Эль Осо едва сдерживал рвавшееся наружу возбуждение. Он не мог пройти мимо ни одного смазливого личика. Одна только мысль о хорошенькой женщине вызывала у него эрекцию.

Он поимел множество женщин, но среди них не было ни одной беременной.

«Bienvenidos, chica. Bienvenidos a la Cacha — la casa de la bruja». — «Добро пожаловать, молодка. Добро пожаловать в Ла-Кача — подземелье ведьмы».


— Эй ты, грязный пожиратель кошачьих консервов! Проваливай отсюда!

Фэлкон повернулся на голос и увидел помощника официанта, стоявшего в проеме задней двери ресторана. Его окрик и злобный взгляд вывели Фэлкона из прострации, в которой он пребывал, но полностью сосредоточиться на реальности ему не удавалось. Он даже не заметил, что облил свой левый ботинок, когда мочился.

— Я сказал — проваливай! — снова крикнул парень и запустил в него луковицей.

Та попала Фэлкону в грудь и упала к ногам. Фэлкон поднял ее с земли и осмотрел со всех сторон. С одного бока она подгнила, но другой выглядел неплохо. Фэлкон откусил кусочек с хорошего бока, знаком поблагодарил официанта за угощение и засунул остаток луковицы в карман. Потом, даже не озаботившись застегнуть молнию на брюках, побрел дальше по аллее. Отсчитав двадцать шагов, он повернулся, чтобы выяснить, смотрит ли официант ему вслед, но тот уже ушел и захлопнул за собой дверь.

В следующий момент Фэлкон заметил старую пожарную лестницу, черную и ржавую. Ее нижний пролет был поднят и прикреплен скобой к вмурованным в стену опорам. Стена была сложена из шлакоблоков. Фэлкон принялся считать их, пока не остановился на третьем снизу и десятом от угла. Он наклонился и толкнул его, проверяя правильность своих расчетов. Блок шевельнулся. Фэлкон раскачал его, вынул из стены и положил на асфальт. С обратной стороны шлакоблока имелись овальные углубления, в которых лежали пластиковые пакеты. Фэлкон вынул их из тайника, открыл и улыбнулся. Они все еще лежали там — денежки, припрятанные на черный день.

Похоже, что этот день настал.

Распихав деньги по карманам, он начал строить планы: купить новую одежду, принять ванну, даже, возможно, подкрасить волосы. Пистолет или два и несколько коробок патронов также не помешают. На улицах Майами можно приобрести любую карманную артиллерию — а уж он знал эти улицы как никто другой.

А потом настанет время разобраться с Джеком Свайтеком. С этим проклятым вором.

Глава 14

Джек и Тео посетили баскетбольный матч в «Американ эйрлайнз арена», иначе говоря, в «Трех А» как называли этот стадион в городе. «Три А» являлись классическим примером нерационального спонсорства. Авиакомпания выложила несколько миллионов долларов только за то, чтобы ее название красовалось наверху роскошной баскетбольной арены, хотя большинство жителей города пребывали в уверенности, что это спортивное сооружение спонсирует известный автомобильный клуб с аналогичными заглавными «А» в эмблеме.

— Жрать хочется, — сказал Тео.

Они с Джеком шли по «пурпурному» сектору забитого машинами и людьми подземного гаража; при этом Джек лихорадочно пытался вспомнить, где оставил свою машину.

— Слушай, ты съел три хот-дога, порцию жареной картошки, крендель и половину пломбирного брикета у сидевшего рядом пацана. Не понимаю, как после этого можно испытывать голод?

Тео пожал плечами:

— Так это ж было час назад.

Они нашли машину в «оранжевом» секторе и по пути к дому Джека заехали в закусочную. После долгих разговоров и споров Джек наконец согласился встретиться на Южном пляже с подругой Катрины, которую та называла «горячей штучкой». Джек до сих пор был в деловом костюме, в котором ходил в суд, поэтому приятели решили заскочить к нему, чтобы он мог переодеться. Поездка к мысу Кей-Бискейн заняла всего двадцать минут, хотя казалось, что прошло значительно больше. В машине Тео сразу же узурпировал радиоприемник Джека и настроил его на станцию, передававшую рэп, так что зубодробительные звуки, пока они ехали, перемежались с чавканьем Тео: тот пожирал взятый в забегаловке «на десерт» двойной шоколадный батончик.

— Тебе необходимо срочно сократить количество жиров, которое ты потребляешь, — заметил Джек.

— Да это же всего-навсего диетическая шоколадка.

— Кто сказал?

— Так написано на обертке. «На сорок пять процентов меньше жира».

— Меньше, чем где? В горбу у полосатого кита?

Неожиданно Джеку захотелось, чтобы сломалась машина. Лучше сидеть в гараже, чем провести ночь с Тео и его подругой, имевшей обыкновение извиваться словно в пароксизме страсти даже на танцплощадке. Кроме того, придется встретиться с незнакомой женщиной и разговаривать с ней, напрягая голосовые связки, чтобы перекричать музыку. Джек не любил ходить в клубы и на шумные вечеринки — особенно ночные развлекательные мероприятия на берегу моря. Но так уж повелось, что на Южном пляже Майами именно полночь являлась временем отдыха и расслабления.

— Даже не думай об этом, — предостерег Тео, когда машина покатила по подъездной дорожке к дому Джека.

Тот остановился на парковке и выключил мотор.

— О чем это я не должен думать?

— О том, чтобы увильнуть от вечеринки.

Джек удивленно посмотрел на него. Казалось, Тео обладал способностью читать чужие мысли.

— Не беспокойся. Сказал, поеду — значит, поеду. Возможно, я еще тебя за это поблагодарю. Когда-нибудь. Во сне.

Они вошли в дом. Джек быстро принял душ и надел другую одежду — черного цвета, разумеется. Пока он приводил себя в порядок, Тео смотрел по телевизору поединок боксеров. Вообще-то он хотел посмотреть фильм, но запутался в системе символов платного кабельного телеканала, на который подписался Джек. К одиннадцати тридцати оба в полной готовности уже стояли у порога, собираясь отправиться в путь.

— Итак, как зовут подругу? — спросил Джек, запирая входную дверь.

— Сабрина.

Джек замер.

— Значит, нам предстоит провести вечер с Сабриной и Катриной?

— А что? Неплохо звучит, верно?

— Это звучит смешно.

— Ладно, ее зовут не Сабрина.

— Уже легче. — Джек зашагал к машине. — Как в таком случае ее настоящее имя?

— А что — ее имя имеет для тебя такое большое значение?

— Надо же как-то ее называть.

— О'кей. Ее имя — Синди.

Джек терпеть не мог ворошить прошлое, но ответ Тео на удивление его успокоил.

— Ты хочешь свести меня с женщиной, которую зовут как мою бывшую жену?

— Если честно, у них, помимо имени, есть еще кое-что общее.

— Только не говори мне, что она на нее похожа.

Тео с минуту помолчал.

— Даже больше, чем это.

— Что, к примеру?

Тео, словно извиняясь, виновато пожал широкими плечами.

— Говори, хватит ходить вокруг да около…

— Неужели ты еще не понял? — хмыкнул Тео, сдаваясь.

— Не смешно, — сказал Джек, шумно выдохнув.

— Не смешно. Но по крайней мере позволяет увидеть перспективу, не так ли, братец?

Джек посмотрел вдаль поверх машины, потом открыл дверцу и уселся за руль. Тео, устраиваясь на месте для пассажира, все еще сдавленно хихикал. Джек вставил ключ в замок зажигания и завел мотор.

— Следует ли из этого, что ты…

— Не двигаться, — послышался голос с заднего сиденья. — К тебе, чернокожий, это тоже относится.

Джек почувствовал возле уха холодное прикосновение металла. Тео быстро оглянулся.

— Смотреть прямо, руки держать на приборной доске. Если шевельнетесь, мозги адвоката разлетятся по всему салону.

Джек вслушался в спокойный голос говорившего.

— Делай, как он велит, Тео.

Тот, долю секунды поколебавшись, подчинился. Джек украдкой бросил взгляд в зеркало заднего вида. Сквозь тонированные стекла в салон проникало ровно столько света, чтобы рассмотреть пистолет и сжимавшую его руку. Однако заднее сиденье и сам стрелок полностью скрывались во мраке. Приятели были слишком заняты разговором о предстоящей вечеринке, чтобы заметить, что в салоне, когда они садились в машину, не зажегся свет. Кроме того, отсутствовало привычное свечение приборной доски. Должно быть, этот тип основательно поработал с проводкой.

— Всем предлагается сохранять спокойствие и выдержку.

Джек наконец узнал этот голос.

— Фэлкон? Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь?

— Заткнись!

Включенный двигатель продолжал приглушенно рокотать. В течение секунды, показавшейся всем вечностью, это был единственный звук, слышимый в салоне.

— Ирония судьбы, не так ли? — наконец заговорил Тео.

— Молчать! — крикнул Фэлкон.

Тео ничего не надо было объяснять. Джек точно знал, о чем в этот момент подумал его приятель. Все это здорово напоминало ситуацию, когда Тео впервые сел в машину с Катриной.

— Теперь действуй медленно и аккуратно, — сказал Фэлкон. — Включи первую передачу.

— Глупо поступаешь, — заметил Джек. — Копы повсюду тебя ищут.

— Не меня. Бездомного парня, которым я был.

— Не сомневаюсь, что ты на славу побрился и вымылся. Но полиция перешла на режим усиленного патрулирования. Они тебя поймают.

— Эти идиоты ничего не понимают. Бросили все силы на охрану дочери мэра и ни на что другое не обращают внимания. Я мог бы прийти сюда голым — и меня бы никто не остановил.

Джек некоторое время размышлял, стоит ли говорить с ним дальше и если да, то в какой манере.

— Это ты убил женщину?

Фэлкон не ответил.

— Кто она, Фэлкон?

— Никто. Все они были никем.

— Все они — это кто?

Он застонал, словно Джеку удалось связать его разбросанные мысли в некий болезненный узел, растревоживший память.

— Перестань задавать мне эти чертовы вопросы!

— Выслушай меня. Не важно, что ты сделал. Я твой адвокат и могу тебе помочь. Если, конечно, ты не станешь прибавлять к списку своих преступлений похищение людей и транспортного средства.

— Заткнись и веди машину.

— А ты опусти пушку.

Но Фэлкон еще сильнее вдавил ствол пистолета в затылок Джека.

— Хватит болтать.

— Хватит, так хватит, — согласился тот. — Куда поедем?

Вопрос повис в темноте и тишине салона. Джек снова бросил украдкой взгляд в зеркало заднего вида. На этот раз ему удалось различить напряженные черты Фэлкона. Губы его шевелились, но слов слышно не было. Похоже, он разговаривал сам с собой.

Наконец Фэлкон произнес:

— Ты и твой друг отвезете меня туда, где вы спрятали мои деньги.

— Какие деньги?

— Только не надо делать удивленное лицо и вешать мне лапшу на уши, Свайтек! Я имею в виду деньги, которые находились в депозитной ячейке.

— Я взял из депозитной ячейки десять тысяч долларов, чтобы внести залог. И ни центом больше.

— Ты взял все деньги из ячейки. Я это точно знаю!

— Послушай, приятель, у нас нет этих денег, — вмешался Тео.

— В любом случае вы должны принести мне их! Сейчас в банке наверняка полно копов. Ждут, что я приду за деньгами, и даже если они еще там, мне все равно до них не добраться. Так что лучше, если вы их оттуда заберете. Я требую, чтобы вы принесли мне эти деньги!

Джек почувствовал, как задрожал упиравшийся ему в затылок пистолетный ствол. Казалось, Фэлкон боролся с искушением спустить курок. И не важно, пропали в действительности эти деньги или находились на месте. Фэлкона обуревала параноическая идея, что они пропали и виноват в этом Джек. В своем сознании он уже осудил его и приговорил к смерти. И если с ним спорить или возражать, Фэлкон приведет приговор в исполнение.

— Хорошо, — сказал Джек. — Я достану тебе эти деньги.

Глава 15

— Ты чем-то расстроена? — спросил Винс.

— Нет, я в порядке. — Подозвав взмахом руки официантку, Алисия попросила ее принести новую порцию напитков.

Было уже одиннадцать, когда Алисия, закончив свои дела в офисе судмедэксперта и заехав к себе переодеться, подхватила Винса у его дома. Слепота друга внесла некоторые изменения в ее привычки. Выбирая наряды, косметику и прическу, она задавалась вопросом, имеет ли теперь все это для него хоть какое-нибудь значение? И уже одно то, что она задавала себе этот вопрос, почему-то вызывало у нее чувство вины. Сначала она хотела обсудить эту проблему с Винсом, но потом решила воздержаться и вести беседу в более легком ключе. Оркестр играл хорошо, и они примерно полчаса слушали музыку, сидя в баре. Потом, когда освободился столик, расположились на открытой веранде кафе, где можно было разговаривать, не повышая голоса. Действие арктического циклона все еще сказывалось, но в заведении имелись установки, нагнетавшие на веранду горячий воздух, так что посетителям холодно не было. Ночь стояла тихая и ясная, а висевшая над океаном Луна была такой огромной, что, казалось, на ее поверхности можно различить очертания кратеров. Бросив взгляд на ночное светило, Алисия подумала, стоит ли говорить об этом Винсу.

— Когда мы разговариваем, ты почему-то все время оглядываешься, — заметил Винс.

Алисия не понимала, как он это обнаружил, но промолчала.

— Я слышу это, — пояснил он. — Когда ты, разговаривая со мной, поворачиваешься в сторону, твой голос звучит по-другому.

— Правда? Это удивительно.

— Я постоянно тренирую умение слушать и делать на основании этого определенные выводы, и каждый день у меня получается все лучше. Но сейчас разговор не обо мне. Я спросил, почему ты оглядываешься.

— Извини. Я не хотела.

— Ты что — испытываешь в моем присутствии дискомфорт?

— Ничего подобного.

— Может, на нас люди смотрят?

— Люди — на нас? Нет, конечно.

Винс помолчал и смущенно улыбнулся:

— Любопытная вещь.

— Что именно?

— Обычно я практикуюсь на случайных знакомых, но лучше всего у меня получается с людьми, которых я хорошо знаю.

— Ты о чем?

— О своем умении слушать. И способности различать, когда люди говорят мне правду, а когда лгут.

Она одарила его ответной улыбкой, хотя и знала, что он не мог ее видеть.

— Ладно, ладно. Так и быть, скажу: за нами действительно наблюдают.

— Со мной это происходит всякий раз, когда выхожу из дома. Сейчас люди, наверное, глазеют на нас и говорят друг другу: «Кто эта счастливица, подцепившая такого роскошного блондина?»

Они не громко и не слишком весело посмеялись над шуткой. Потом официантка принесла напитки — белое вино для Алисии и еще один бокал пива «Хайнекен» для Винса. Когда она удалилась, Алисия сказала:

— На самом деле, за нами наблюдает мой отец.

— Неужели? Возможно, я не так уж хорошо слышу, как думал. Как в противном случае я мог пропустить «Привет вождю» в исполнении оркестра?

— Его здесь нет, глупый. Я имею в виду, что за мной постоянно следит половина личного состава полиции Майами-сити. Даже здесь я вижу трех копов, снятых для этого с дежурства.

— Твой отец заботится о тебе, — серьезно произнес он.

— По-моему, немного перебарщивает.

— А по-моему, это вполне естественно. Положение изменилось с тех пор, как псих-приставала переквалифицировался в убийцу.

Алисия подумала о том, что видела в анатомическом зале.

— Он проявил ужасную жестокость по отношению к той бедной женщине.

— Ты могла бы отменить нашу сегодняшнюю встречу. Я бы тебя понял.

— Напротив, я рада, что смогла сюда выбраться. Даже при условии, что за нами наблюдают.

— Непыльная же этим парням досталась работенка. И приятная. Представляю, как ты притягиваешь к себе их взгляды.

Алисия не нашлась, что на это ответить.

— Скажи, ты сильно изменилась? — спросил Винс. — Я имею в виду твою внешность.

— Не знаю, что и сказать… Думаю, не слишком. Ведь прошло всего шесть месяцев. Я, конечно, опечалилась, когда мы расстались, но с ума не сошла и волосы рвать не стала.

Винс отпил пиво и осторожно поставил бокал на стол.

— А я уже начинаю забывать, как выглядят люди.

Она посмотрела на него — не сочувственно, но с интересом. Обычно Винс не любил распространяться о собственных чувствах, и его откровения дорогого стоили. Он сейчас здорово отличался от того, прежнего Винса. Этих отличий было много, и некоторые даже пришлись Алисии по сердцу.

— Полагаю, со временем ты разовьешь в себе новую способность. Умение реконструировать в своем сознании внешность людей.

— Не думаю.

— Почему нет?

— Потому что память играет со мной в странные игры. К примеру, мне не составляет труда воссоздать портрет дедушки, который умер двадцать лет назад, но с братом ситуация совершенно иная. Хотя я встречаюсь с ним каждую неделю, мне становится все труднее и труднее приставлять лицо к его голосу.

— А как насчет дядюшки Рики?

— Разумеется, я помню его рыжие волосы и голубые глаза. Но что касается черт лица, то тут все сложнее. Чтобы лучше это понять, нужно представить себе, что у меня в голове нечто вроде толстого фотоальбома. Если какой-то человек был частью моего прошлого, то его образ остается там навечно. Но если человек становится частью моей нынешней жизни, то его лицо как бы выцветает. Чем чаще я с ним общаюсь, тем больше он в моем восприятии обрастает деталями, не связанными со зрением. Такие люди в моем альбоме предстают в виде нечетких, расплывчатых контуров на месте былой фотографии, под которой находится наклейка с их именем.

Алисия не смогла удержаться от комментария:

— Человек — это не только лицо.

— И слава Богу. Потому что сейчас для меня лицо не играет никакой роли.

— Сомневаюсь, что все обстоит именно так.

— Но это правда. Для меня не существует больше выражения лица, которое я мог бы запомнить или толковать, такие нюансы, как удивленно приподнятая бровь или приоткрытые губы, потеряли всякое значение. Так что язык жестов для меня невозможен. Я стараюсь поворачиваться к тебе лицом, когда мы разговариваем, но лишь для того, чтобы ты лучше меня слышала. Вот что такое теперь для меня лицо — место, откуда исходит голос.

Алиса смотрела на него, пытаясь понять, чувствует ли он ее взгляд. Она хотела сказать ему что-нибудь жизнеутверждающее, значительное, но не находила слов. Поколебавшись, она, повинуясь мгновенному импульсу, сжала его ладонь. Потом медленно потянула его руку к себе и приложила к своей щеке. Даже когда она отпустила его, он продолжал гладить пальцами щеку, вбирая в себя ее тепло и нежность.

Потом, проглотив вставший в горле комок и печально, но признательно улыбнувшись, он тихо сказал:

— Ну, ошибся. С кем не бывает?

Глава 16

Джек не знал, куда едет. Главное заключалось в том, чтобы Фэлкон не понял, что он действует исключительно по наитию и никакого определенного плана не имеет.

Сидевший на пассажирском сиденье Тео метнул в его сторону обеспокоенный взгляд. Джек как ни в чем не бывало продолжал вести машину, хотя приставленный к затылку пистолет отнюдь не облегчал его миссию по имитации поисков несуществующих сокровищ. Машина ехала в северном направлении по Бискейн-бульвару, удаляясь от нижнего города. Слева виднелся Фридом-Тауэр — выстроенный в неосредиземноморском стиле высотный жилой комплекс, где в 1960 году обитали тысячи кубинцев, в том числе мать Джека, дожидаясь, когда им выдадут вид на жительство. Через улицу виднелись очертания баскетбольной арены со стоявшим перед ней гигантским памятником Шаку О'Нилу, который на этом расстоянии казался вполне сопоставимым по размерам со своим прототипом.

— Не слишком дави на газ, — буркнул Фэлкон. Похоже, ему совершенно не улыбалось, чтобы патрульная машина остановила их за превышение. Джек сбросил скорость до тридцати пяти миль в час.

В течение многих лет городские планировщики проводили «манхэттенизацию», то есть застраивали Майами-сити высотками, стремясь уподобить его Нью-Йорку. Но этой части Майами-сити по-прежнему далеко было до города, «который никогда не спит». Хотя бы в смысле жизненного уклада и ритма. Так, помимо нескольких ночных клубов и ресторанов в сверхмодном новом квартале Маленькие Гавайи, развлекательные заведения на Бискейн-бульвар к северу от старого отеля «Омни» почти все заканчивали работу около полуночи — даже по уикэндам. К этому времени витрины большинства магазинов закрывались металлическими ставнями и шторами, а на задних дворах располагались на ночь на матрасах из картонных ящиков бездомные. Уличное движение на перекрестках почти прекращалось, но светофоры по-прежнему зажигались красным светом, хотя никакой необходимости в этом не было. Джек, однако, радовался любому предлогу, позволявшему остановиться и обдумать сложившееся положение, поскольку до сих пор не решил, куда везти Фэлкона. Притормозив на очередном перекрестке, он понял, что находится на пересечении бульвара с Двадцать первой улицей, практически у ступеней знаменитого «здания из голубого кафеля» — первого выстроенного в Майами дома в так называемом кубинском архитектурном стиле, разительно отличавшемся от классического средиземноморского. Джек знал об этом только потому, что это было самое любимое здание Тео во всем Майами-сити, хотя его приверженность к данному сооружению основывалась не на архитектурных изысках, а исключительно на том факте, что здесь располагалась штаб-квартира американского подразделения известной компании по производству спиртных напитков «Бакарди».

— Вот где можно найти несколько сот тысяч баксов, — сказал Тео.

— Молчать, не разговаривать! — прикрикнул Фэлкон.

Загорелся зеленый свет, и они поехали дальше.

— Далеко еще? — спросил Фэлкон.

— Не очень, — ответил Джек.

— А куда мы едем?

— В шлюпочную гавань. Там стоит моя лодка.

— Врешь. Твоя лодка стоит у пристани за твоим домом.

Джек был пойман на лжи, но судебный адвокат ничего бы не стоил, если бы не умел выкручиваться из подобных ситуаций.

— Там у меня маленькая лодка. А для того, чтобы добраться до Багамских островов, нужно судно побольше.

— Значит, мои деньги все еще в Нассау?

— Если я скажу тебе, где они, ты пристрелишь меня и отправишься за ними сам.

— Я и сейчас могу тебя пристрелить.

— Но тогда не увидишь этих денег.

Голос Фэлкона зазвенел от напряжения.

— Только не надо мне говорить, что я увижу, а чего — нет.

— Парень, хватит нагнетать обстановку, — вмешался Тео.

— Заткнитесь, вы оба! Я здесь командую!

— Ты хоть знаешь, что это такое — командовать? — усмехнулся Тео.

Джек бросил в его сторону предостерегающий взгляд.

Фэлкон перехватил пистолет за ствол, до сих пор упиравшийся Джеку в затылок, и рукоятью ударил его чуть ниже виска. В голове у Джека зазвенело, а машина вильнула в сторону. Он, однако, почти мгновенно оправился от удара и выправил положение. Фэлкон вновь приставил пистолет к его голове:

— Только не надо мне говорить, будто я не знаю, что такое командовать.

Джек почувствовал, что по щеке заструилась кровь. Он слышал истерические нотки в голосе Фэлкона и почти физически ощущал растущее напряжение. Ситуация с каждой секундой усложнялась, и требовалось немедленно разрешить ее или по крайней мере хоть как-то разрядить. Видневшийся впереди светофор переключился с зеленого света на желтый. На пересекавшей бульвар улице в ожидании красного света притормаживал полицейский автомобиль. Повинуясь внезапному импульсу, Джек надавил на педаль газа, заранее зная, что проскочить не успеет. Полицейская машина уже стояла у перекрестка, когда мимо промчался Джек, почти в два раза превысив дозволенную скорость. В ту же секунду вспыхнул красный свет светофора.

Через некоторое время сзади послышалось завывание сирены, сопровождавшееся сполохами голубых огней включенной мигалки: полицейская машина вырулила на бульвар и устремилась в погоню за нарушителями.

— Ты специально это сделал! — крикнул Фэлкон.

Джек услышал позади металлический щелчок. «Неужели этот псих взвел курок?»

— Давай, жми теперь! Постарайся его обойти!

Джек отреагировал на команду недостаточно быстро. Тогда Фэлкон еще сильнее вдавил ствол пистолета в его голову.

— Топи педаль до пола! Иначе я тебя убью.

Джек нажал на акселератор, и машина полетела по бульвару стрелой. Полицейский автомобиль отставал на полквартала, но продолжал погоню, надрывно завывая сиреной. Двигатель машины Джека ревел как зверь, а стрелка спидометра переместилась на отметку «семьдесят миль».

— Пусти ее юзом, Джек! — сказал Тео.

— Быстрее! — крикнул Фэлкон.

— Юзом, Джек!

Джек ударил по тормозам и одновременно резко вывернул рулевое колесо влево, потом вправо, пытаясь осуществить маневр, который с легкостью проделывали профессиональные водители в телепередачах, посвященных автомобилям и вождению. На самом деле это оказалось далеко не так просто. Наконец машина закрутилась на месте, выходя из-под контроля. Одновременно Тео перегнулся через спинку сиденья, пытаясь отобрать у Фэлкона пистолет. Джек почувствовал, как ствол скользнул по его затылку — Тео и Фэлкон сцепились в схватке за оружие. Потом раздался грохот — такой оглушительный, будто над ухом выстрелили из пушки. В следующее мгновение их обдало каскадом осколков от разбитого пулей стекла. Уши заложило. Тео кричал, шины пронзительно визжали, но Джек словно погрузился глубоко под воду — на барабанные перепонки давила водяная толща, не пропускавшая звуков. Между тем машина продолжала идти юзом, и Джек никак не мог вывести ее из заноса и остановить. Кроме того, он не имел ни малейшего представления, у кого сейчас пистолет.

— Тео! — закричал он, едва слыша собственный голос.

Их вынесло на полосу встречного движения. Загудели клаксоны, завизжали тормоза, по глазам полоснул ослепительно-яркий свет несущихся навстречу фар. В следующий момент машина, пересекши все три разделительные полосы, соприкоснулась с бордюрным камнем на противоположной стороне бульвара, подпрыгнула, на долю секунды взмыла в воздух и плюхнулась на все четыре колеса прямо на парковочную площадку. Краем глаза Джек успел заметить неоновую вывеску и светящуюся надпись: «Есть свободные комнаты». Промчавшись еще несколько метров, машина врезалась в мотель «Бискейн мотор лодж», прямым попаданием в номер 102. Входные двери здесь открывались прямо на улицу в направлении парковки, а наружные стены были изготовлены из алюминиево-фиберглассовых блоков, используемых также при строительстве гаражей. Так что въехать в скромную комнату мотеля было почти то же самое, что в одноместный гараж, не открыв предварительно дверцу. От удара сработали подушки безопасности для водителя и пассажира. Машина еще какое-то время продолжала двигаться внутри помещения, подобно бульдозеру сгребая к противоположной стене лампы, стулья, тумбочки и две двуспальные кровати. Все это сработало как гигантский амортизатор, так что торможение прошло гораздо безболезненнее, нежели могло быть, ударься они в бетонную балку опоры. Короче, все остались живы.

Джеку потребовалось несколько секунд, чтобы осознать происходящее и понять, что машина наконец остановилась. Комната выглядела так, словно в нее угодила авиационная бомба. Рассеянный свет уличных фонарей вливался сквозь огромную дыру в хлипкой наружной стене. Частично обрушился потолок, превратившись в кучу пыли. Обнажившаяся электропроводка, торчавшие из стен разорванные газовые и водопроводные трубы, разбросанные повсюду обломки мебели и пласты штукатурки довершали картину тотального разгрома и хаоса. Джек окончательно пришел в себя, когда со стороны парковки послышалась сирена заехавшей туда патрульной машины. Ее вой перекрывал все остальные звуки, кроме выстрелов. Фэлкон стрелял в копов, выбравшись из автомобиля Джека через разбитое заднее стекло. Джек не знал точно, из какого пистолета он стреляет: из запасного или из того, что пытался отнять у него Тео. Полицейские, выскочив из патрульной машины и засев в импровизированных укрытиях, открыли ответный огонь. Джек соскользнул с сиденья на пол и велел Тео сделать то же самое.

Перестрелка продолжалась; девятимиллиметровые пули, выпущенные полицейскими, впивались в стены полуразрушенной комнаты мотеля с неприятным чмокающим звуком. Неожиданно разбитый автомобиль залило пронзительно-белым светом: полицейские включили прожектор, стоявший на крыше патрульной машины. Сразу после этого грохнул выстрел, и прожектор стал достоянием истории. Фэлкон разбил его одним-единственным выстрелом с сотни ярдов. Разозленные полицейские ответили целым шквалом огня.

Тео быстро посмотрел на Джека, выдав взглядом страх, который при подобных обстоятельствах может испытывать человек, проведший четыре года в камере смертников по сфабрикованному обвинению. Он был прав: сидя здесь, они представляли собой легкую мишень. «Что-то мне не верится, что полицейские, заметив в машине здоровенного черного парня, примут его за невинную жертву», — казалось, говорил он. И прежде чем Джек успел его остановить, Тео выскользнул из машины через разбитое боковое стекло, стремясь отыскать в номере мотеля более надежное убежище, пока полицейские не включили другой прожектор.

Новая серия выстрелов вновь приковала внимание Джека к парковочной площадке. Он увидел, как один из офицеров рухнул на асфальт. Второй бросился ему на помощь, но очередной выстрел, прогремевший откуда-то из завалов, отправил на асфальт и его. Джек не видел Фэлкона, но не мог не признать — кем бы тот ни был, лучшего стрелка ему еще встречать не приходилось.

Лежавшие на асфальте офицеры не двигались и даже не стонали. Вдали от мотеля слышалось завывание еще нескольких полицейских сирен, свидетельствовавшее, что помощь на подходе. Джек заметил тень на противоположной от автомобиля стене комнаты. Это был Фэлкон. Он пытался выбраться и сбежать, но волею судьбы оказался не в самом удачном месте. Путь к зиявшей в стене дыре перегораживали непроходимые завалы, и чтобы до нее добраться, требовалось залезть в машину через заднее окно и вылезти из бокового на месте водителя. Так по крайней мере казалось Джеку.

— Уноси оттуда ноги! — крикнул Тео.

Джек выбрался из своего укрытия под приборной доской и нырнул в кучу мусора. Фэлкон видел его через окно машины, но сейчас ему было не до адвоката — все помыслы сосредоточились на побеге. Он отказался от мысли использовать машину как своего рода шлюзовую камеру для перехода из одной части помещения в другую, заметив дверь в стене, которая, судя по всему, вела в сопредельную комнату и была заперта. Выстрелив в замок и разбив его одной пулей, Фэлкон попытался открыть дверь. Джек слышал, как тот пыхтел, наваливаясь всем телом на хлипкую створку. Потом послышался пронзительный женский крик — по-видимому, в комнате, куда ворвался Фэлкон, кто-то жил.

— Тео! — крикнул Джек, но было уже слишком поздно.

Тео тоже услышал женский крик и бросился на помощь обитателям соседнего номера.

Джек заметил пистолет, лежавший на земле рядом с одним из полицейских. Решив, что, прежде чем последовать за Тео, было бы неплохо вооружиться, он выбежал из комнаты через пролом в стене, чтобы взять его.

— Стоять! — послышался командный окрик полицейского. Его левое плечо и шея были залиты кровью. Он раскачивался из стороны в сторону и, не имея сил подняться во весь рост, опирался на одно колено, перенеся на него свой вес.

— Мне нужна ваша помощь! Мой друг…

— Стоять, я сказал!

— Прошу вас, выслушайте меня…

— Лечь на землю! Лицом вниз! Сейчас же!

Его пистолет был нацелен прямо в сердце Джека, и тому оставалось лишь подчиниться. Когда он улегся на землю, послышался крик из-за запертой наружной двери мотеля, потом там грохнул одиночный выстрел — и все стихло. Джек опустил голову на тротуар и прикрыл глаза. Перед его мысленным взором промелькнули разбитый выстрелом прожектор и два раненых полицейских. Что и говорить, Фэлкон в эту ночь стрелял без промаха.

А Тео представлял собой такую большую мишень…

Глава 17

События развивались так быстро, что Джек даже не успел испугаться. Он лежал лицом вниз на асфальте рядом с патрульной машиной, у которой была открыта дверь со стороны водителя. Раненый офицер пытался добраться до находившегося в машине радиопередатчика и одновременно не выпустить из поля зрения Джека. У того все еще звенело в ушах от прогремевшего рядом с ним в замкнутом пространстве салона выстрела. Но все же он услышал голоса, донесшиеся со стороны мотеля. Грохот от удара машины Джека в стену, подобно выстрелу из базуки, разбудил жильцов, которые начали в панике выбегать на улицу, как муравьи из развороченного муравейника.

— Немедленно вернитесь в комнаты! — крикнул полицейский, но голос был слишком слабый. Он снова попробовал подняться, но безуспешно. Тогда, помогая себе локтями, он вполз в автомобиль и нажал на тумблер, включивший расположенный на крыше громкоговоритель. — Всем вернуться в дом! Находиться на улице опасно!

Выключив мегафон, полицейский потянулся к микрофону радиопередатчика. Джек слышал сирены патрульных автомобилей, приближавшихся к ним с севера и юга. «Или у меня в ушах звенит? — подумал он. — Но нет, это определенно сирены». С каждым мгновением их завывание становилось все громче.

— Шесть один, это Маккензи, — сказал офицер в микрофон. — Кто на проводе?

— Фернандес, — последовал ответ. — Где ты находишься?

— У мотеля «Бискейн мотор лодж». — Голос копа прервался. — Ранен офицер, у меня тоже в плече дыра.

— Держись приятель. Я в минуте от тебя.

— Здесь горячо. Лопес, похоже, получил пулю в голову. Вызывай антикризисную команду. Возможны заложники.

— Сообщение принял.

Хотя Джеку было запрещено говорить, его молчание только осложняло дело.

— Скажите ему, что здесь Пабло Гарсия, иначе говоря, Фэлкон. Тот самый бомж, который домогался дочери мэра.

Маккензи шумно задышал, словно собирался с силами для того, чтобы приказать Джеку заткнуться. Или, возможно, просто переваривал полученную информацию. Наконец он снова взял микрофон и произнес:

— Передайте шефу, чтобы прислала Винса Пауло.


Пуля просвистела у Тео над ухом.

— На пол! — заорал Фэлкон. Он держал перед собой молодую женщину, прикрываясь ею как щитом. Глаза у несчастной широко распахнулись от ужаса: Фэлкон прижимал к ее виску пистолет.

Тео приходилось участвовать в отчаянных переделках с перестрелками, но в ситуации, когда психически неуравновешенный человек держал на прицеле заложника, бывать еще не доводилось.

— Ложись на пол мордой вниз. Немедленно!

Мысли у Тео метались. Парень держал в руке пушку, и не было никаких сомнений, что она заряжена. Кроме того, он хорошо стрелял и уже положил двух копов. Так что шансов, что он промахнется второй раз, почти не было.

Фэлкон ткнул заложницу пальцем в глаз, и та завизжала с удвоенной силой.

— Ладно, ладно. Ты только успокойся, — сказал Тео, укладываясь на пол.

Фэлкон толкнул женщину на кровать и поясом от халата связал ей за спиной руки. Движения были быстрыми и хорошо рассчитанными, словно он уже не раз проделывал все это раньше. Потом, приставив пистолет к голове Тео, Фэлкон сноровисто обыскал его на предмет оружия. У Тео оружия не оказалось.

— Поднимайся! — Он за шиворот стащил женщину с кровати, чтобы вновь использовать в качестве живого щита, затем повернулся к Тео: — Хватай все, что под рукой, и тащи к наружной стене. Матрасы, шкафы — все. Сейчас же!

Тео поднялся на ноги и начал двигать мебель.

— Быстрее!

Тео швырял находившиеся в комнате вещи к стене, создавая подобие баррикады, защищающей от оружейного огня и вторжения со стороны парковочной площадки. Вещей, чтобы полностью закрыть окно, не хватило, и в комнату сквозь щели в шторах просачивался свет фонарей с парковки. Когда Тео закончил работу, Фэлкон скомандовал:

— На пол, лицом вниз!

На этот раз Тео не стал ждать, когда тот ткнет заложницу пальцем в глаз, и быстро повиновался. Фэлкон подошел к нему и приставил ствол пистолета к затылку. Тео почувствовал запах сгоревшего пороха и ужаснулся, уж не настала ли последняя минута его жизни. Фэлкон, решив, что контролировать двух заложников ему не под силу, вполне мог его пристрелить.

— Отпусти женщину, — пробормотал Тео. — Она тебе не нужна.

— Только не надо мне говорить, кто нужен, а кто — нет.

— Я серьезно. Свайтек может тебе помочь.

— Ни черта твой Свайтек не может.

— Неправда. В свое время он помог мне, а я, между прочим, сидел в камере смертников.

— В камере смертников, говоришь?

— Совершенно верно.

— У меня, здоровяк, есть для тебя новость, — надавил Фэлкон стволом на его затылок. — Мы все сейчас в камере смертников.


В следующие несколько минут вокруг Джека образовалась некая военная зона. По меньшей мере дюжина патрульных машин подъехала со стороны Бискейн-бульвара и оцепила территорию мотеля. Следом подкатили фургоны «скорой помощи». Два полицейских выскочили из автомобиля и побежали к офицеру Лопесу, неподвижно лежавшему на парковочной площадке перед мотелем. Однако выстрелы из номера 103 заставили их вернуться к своей машине и залечь за колесами. Потом на парковочную площадку заехал еще один патрульный автомобиль и встал между мотелем и лежавшим на асфальте полицейским, образовав своего рода защитный экран. Из «скорой помощи» вышли врачи и, опустившись на четвереньки, поползли к офицеру Лопесу. Тридцатью футами дальше, ближе к улице, еще один медик спешил на помощь к офицеру Маккензи. Джек наблюдал за всем этим, прижимаясь щекой к асфальту.

К Маккензи подбежал полицейский с выгравированным на нагрудной бляхе именем «Д. Суон».

— Куда тебя ранили, Брэд?

— В плечо. В мотеле остались люди. Так что стрельбу вам придется прекратить. Как Лопес?

— Не знаю. Сейчас им занимаются врачи.

Маккензи кивнул на Джека:

— Этот парень вел машину, протаранившую мотель. Возможно, опасный тип.

— Я не опасный тип. Меня похитили. Вместе с машиной, — подал голос Джек.

— Не волнуйся, парень, я о тебе позабочусь, — пообещал Суон.

Маккензи положили на носилки, и «скорая» умчала его в госпиталь. Суон подошел к Джеку и похлопал его по карманам. Еще не добравшись до портмоне, он внимательно посмотрел на него и сказал:

— А ведь вы Джек Свайтек, не так ли? Сын губернатора Свайтека?

— Да. И именно это я и пытался сообщить вашему коллеге. Мой клиент — там… — Он замолчал, прерванный новой серией пистолетных выстрелов.

Суон поднес к губам висевший на плече микрофон.

— Прекратить огонь! — Потом посмотрел на Свайтека: — Ваш клиент вооружен. Что у него?

— Пушка.

— Какая? Пистолет или револьвер?

— По-моему, пистолет.

— Патронов много?

— Не имею представления.

— Как его имя?

— Пабло Гарсия. Но все зовут его Фэлкон.

Суон нажал на кнопку громкоговорящего устройства.

— Фэлкон! С вами говорит представитель департамента полиции Майами-сити. Вы окружены. Мы просим вас сохранять спокойствие и прекратить…

Из мотеля снова послышались выстрелы, и Суон ничком упал на тротуар. Джеку показалось, что коп ранен, но секундой позже выяснилось, что тот просто укрывался от выстрелов.

— Крутой у вас, однако, клиент, советник.

— Да уж куда круче. Вам нужен опытный переговорщик.

— Уже едет.

— Хорошо, — сказал Джек. — Передайте ему, чтобы поторапливался.

Глава 18

В двенадцать сорок ночи Алисия вынула из сумочки зазвонивший мобильный телефон и глянула на дисплей. Звонила Ренфро, шеф полиции. Алисия и Винс все еще сидели за столиком на открытом воздухе, разговаривая и слушая музыку. Шеф в нескольких словах описала ей ситуацию с Фэлконом и сообщила о возможных заложниках.

— Где они? — спросила Алисия.

— В мотеле «Бискейн мотор лодж». Знаете это место?

— Разумеется. — Всякий коп, занимавшийся когда-либо проблемами двадцатидолларовых проституток и мелких наркодилеров, знал «Бискейн мотор лодж». — Кто-нибудь пострадал?

— Ранены два офицера, Хуан Лопес и Брэд Маккензи.

— Тяжело?

— Маккензи вызвал поддержку, а вот Лопес… Лопес получил пулю в голову.

— Он?..

— Да, он умер.

— Боже, нет! Его жена недавно родила.

— Что случилось? — спросил Винс.

Волнение, звучавшее в голосе Алисии, свидетельствовало, что произошло нечто серьезное. Она коснулась его пальцев, словно говоря: «Подожди секундочку».

— Ты вся дрожишь, — заметил Винс, безошибочно определив, что она сильно расстроена. Ибо для копа самое ужасное, когда убивают его коллег.

— Я понимаю, что Пауло решил сосредоточиться на преподавании в академии, — продолжала Ренфро, — но они с Фэлконом неоднократно общались и знают друг друга. Так что Винсу не составит труда завязать с ним разговор. Нельзя ли подключить его к этому делу? Хотя бы на начальной стадии?

— Думаю, это было бы разумно, — согласилась Алисия.

— Поговорите с ним. Вы давно знакомы и знаете, что ему сказать. А он пусть потом перезвонит мне.

— Договорились. — Попрощавшись с шефом, Алисия отключила телефон, достала из сумочки двадцатидолларовую банкноту и положила на стол в качестве платы за последнюю порцию напитков. — Мы уезжаем, Винс.

Тот передвинул банкноту по поверхности стола к Алисии и достал свой бумажник. Купюры у него в портмоне были сложены в соответствии с их достоинством: однодолларовые перегибались по длине, пятерки — по ширине, ну и так далее. Развернув две десятки, Винс положил их на край стола.

— Первую порцию напитков покупала ты.

— Твоя точность делает тебе честь, но нам надо поторапливаться.

— Так что же все-таки случилось?

— Ничего хорошего, — сказала она. — Я расскажу тебе по дороге.

Спустя десять минут они уже сидели в машине и мчались по Джулия-Таттл-козвей на материк и к мотелю «Бискейн мотор лодж». Стоявшие в порту Майами большие круизные суда полыхали огнями, словно роскошные отели. К западу на линии горизонта отчетливо просматривался зубчатый профиль города, застроенного ближе к морю сверхсовременными небоскребами. Исходившее от них яркое многоцветное свечение образовало в черном ночном небе подобие огромной радуги. Алисия рассказала Винсу все, что узнала о происшедшем, а потом сообщила о предложении шефа. На минуту в салоне установилось молчание.

— Не думаю, что это хорошая идея, — произнес наконец Винс.

Алисия сменила полосу, обходя дымивший перед ними грузовик.

— Тебе лишь надо завязать с ним разговор. Он ведь знает тебя.

— Разговаривать с бездомным парнем, сидящим наверху моста и угрожающим прыгнуть вниз, — одно дело. Но теперь перед нами клинический параноик с оружием в руках, который удерживает в мотеле заложника, а возможно, и не одного. Тут нельзя ошибиться.

— Позвонишь ему по телефону и поговоришь.

— Это будет не просто разговор, а переговоры по освобождению заложников. Улавливаешь разницу?

— Считаешь, что не готов к такому разговору? Что это выше твоих возможностей?

— Честно говоря, не знаю.

— Полагаешь, есть люди, способные это сделать лучше тебя?

— Откуда мне, черт возьми, знать?

— Не слишком во все это углубляйся. Просто прими как данность — как знак доверия со стороны шефа.

Винс шумно втянул в себя воздух, затем медленно выдохнул.

— По-моему, ты кое-что недопонимаешь.

— Тогда объясни, что именно.

— Прежде всего я очень устал от стрессовых ситуаций.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Некоторые безмерно жалеют меня и считают, что я и минуты не могу провести без того, чтобы кто-то не держал мою руку. А другие полагают, что после случившегося я магическим образом трансформировался в некоего слепого провидца, наделенного экстрасенсорными способностями. Но все это далеко от истины. Я уже шесть месяцев учусь ходить, ощупывая пространство перед собой своей белой палкой, и все равно, бывает, налетаю на фонарный столб. Обоняние мое тоже не стало острым, как у собаки-ищейки. И предвидеть смерть людей, как это делает герой Брюса Уиллиса, я не в состоянии. Я все тот же Винс Пауло — как ты не понимаешь! Не беспомощный тип, но и не слепой супермен из кино. Обычный человек, который, оказавшись в сложной ситуации, пытается заново построить свою жизнь и день за днем борется за то, чтобы сделать ее хоть немного лучше.

Слушая его, Алисия не сводила глаз с габаритных огней идущих впереди автомобилей. То, что он говорил, было и правдой, и неправдой. Если бы рядом с ней сидел все тот же Винс Пауло, она бы не ехала так осторожно, а обязательно увеличила скорость, подсознательно рассчитывая на его поддержку. Кроме того, новый Винсент оказался куда более закомплексованным человеком, нежели прежний. И для этого были причины. Вероятно, она точно так же повинна в этом, как и всякий другой, считающий, будто слепой может обонять находящееся в противоположном конце комнаты яблоко или, переговорив по телефону с человеком, узнать его судьбу и тайные намерения. Мысленно наделяя Винса этими способностями, она словно старалась компенсировать тяжесть его утраты.

— Ты прав. Не мне принимать в данном случае решение, а тебе.

— Благодарю за понимание, — сказал Винс.

Алисия бросила на него взгляд. Винс отвернулся, словно смотрел в боковое окно. Но этого, конечно, не могло быть. Просто на его языке это означало, что дискуссия окончена. Прежде Алисия не позволила бы Винсенту в такой манере увильнуть от разговора и не собиралась спускать ему это только потому, что он ослеп.

— И все-таки начни переговоры, ладно? Если почувствуешь себя не в своей тарелке, подключишь кого-нибудь еще.

Винсент молчал.

— Винс, соглашайся, прошу тебя. Если ты сейчас откажешь шефу в ее просьбе, работать переговорщиком тебе больше не придется.

Он продолжал хранить молчание.

— Чтоб тебя черти взяли, Винс! Чему ты собираешься учить курсантов в академии? Тому, как сдавать свои позиции? — Она испугалась, что переборщила и нанесла ему удар ниже пояса. Однако через секунду выяснилось, что ее слова подействовали на него, как она и рассчитывала.

— Хорошо, — сказал он. — Я начну этот разговор.

Ей было жаль, что он не видит, как заблестели ее глаза от гордости за него. Поэтому в знак благодарности она просто легонько сжала его пальцы. Остальную часть пути до въезда на Бискейн-бульвар они проделали в полном молчании.

Глава 19

Бискейн-бульвар был перекрыт с севера и юга. Опустевшая оживленная магистраль производит тягостное впечатление, особенно ночью, да еще когда в окружающей темноте мечутся синие сполохи включенных полицейских мигалок. Джек не видел главного проспекта Майами таким пустынным с того времени, когда Южную Флориду атаковал ураган Эндрю. И прибывшие автобусы с бойцами СВАТа лишь усугубили общий драматизм обстановки. Автобусов было два: один из управления полиции Майами-сити, другой — из департамента полиции округа Майами-Дейд. За автобусами с бойцами следовала карета «скорой помощи» — как говорится, на всякий случай.

Джек молил Бога, чтобы Тео она не понадобилась.

Он стоял на парковочной площадке ресторана в нескольких сотнях ярдов от мотеля «Бискейн мотор лодж». Силы правопорядка обустроили здесь нечто вроде временного штаба. Стратегически штаб расположился в очень удачном месте: достаточно близко от места преступления и одновременно среди неисчерпаемых запасов гамбургеров, жареной картошки и кофе, что, конечно, тоже полезно для дела.

Рана на голове Джека перестала кровоточить: один из медиков промыл ее и наложил повязку. Но от предложения отправиться в госпиталь он решительно отказался. Тем более донимавший его звон в ушах значительно уменьшился — стрельба над ухом из пистолета в замкнутом пространстве автомобиля не самая полезная вещь для слуха.

Автобусы СВАТа и сопровождавшая их «скорая помощь» подъехали к ресторану и остановились на парковочной площадке. Минутой позже на подъездной дорожке появился микроавтобус с черно-зелено-голубой эмблемой департамента полиции округа Майами-Дейд. Торчавшие на крыше антенны свидетельствовали, что машина снабжена всеми необходимыми средствами связи для руководства полицейскими подразделениями и установления контакта с преступником. В этот момент задние двери автобусов распахнулись, и оттуда посыпались бойцы элитного отряда по контртеррористическим операциям и освобождению заложников. Они были вооружены автоматическими винтовками М-16 и одеты в традиционную черную форму СВАТа. Помимо винтовок бойцы имели стальные каски, бинокулярные очки ночного видения и бронежилеты. Со стороны казалось, что они не только готовы в любой момент приступить к активным действиям, но просто жаждут этого.

Офицер подвел Джека к автобусу с эмблемой полиции Майами-сити и представил сержанту Чавесу, возглавлявшему антикризисную команду.

— Постойте здесь минутку и никуда не уходите, — сказал Чавес. — Мне очень нужно с вами поговорить.

Он направился к руководителю антикризисной группы округа Майами-Дейд, и между ними сразу же разгорелся горячий спор, являвшийся, судя по всему, продолжением дискуссии, которую до этого они вели по телефону. Джек не слышал, о чем они говорят, но догадывался, что речь идет о том, кто будет руководить операцией и как именно ее проводить.

По счастью, разногласия начальства не обескуражили людей, находившихся в кризисной зоне. Джек наблюдал, как они шагали от дома к дому, от двери к двери, объясняя местным жителям, что выходить на улицу при сложившихся обстоятельствах крайне опасно. Сверху послышался рокот лопастей геликоптера. Вертолет летел достаточно низко, чтобы Джек мог прочитать на его борту логотип новостной программы «Экшн ньюс».

— Слишком близко! — громко крикнул Чавес, и его наконец услышали все, находившиеся около штаба. — Скажите ему, чтобы не висел над головой!

Один из офицеров схватил мегафон и приказал пилоту вертолета держаться оговоренной высоты и расстояния от места происшествия. Но команда никакого эффекта не возымела.

Спор о способах разрешения кризисной ситуации продолжался еще несколько минут. Все это время бойцы двух полностью вооруженных групп захвата ожидали инструкций, поглядывая на симпатичных женщин-полицейских из штаба и болтая на отвлеченные темы. Вслед за последней перестрелкой в мотеле «Бискейн мотор лодж» и вокруг него установилась тишина, продолжавшаяся уже более четверти часа, и Джеку оставалось только гадать, в каком положении находится Тео. В чем он не сомневался, так это в том, что Фэлкон жив и полностью контролирует ситуацию. Оставалось только надеяться, что Тео все еще находится у него в заложниках. О худшем варианте развития событий думать не хотелось.

Джек подошел к Чавесу и офицеру из ДПМД в надежде уладить возникшие между ними разногласия и спросил:

— Кто здесь главный?

— Я, — в унисон сказали оба офицера.

— А вы, собственно, кто? — сказал Джек.

Чавес снова назвал свое имя и должность.

Второй офицер последовал его примеру:

— Сержант Питер Мэллой, руководитель антикризисной группы департамента полиции округа Майами-Дейд. А вы кто?

— Это Джек Свайтек — судебный адвокат по уголовным делам, — представил Чавес.

У Мэллоя вытянулось лицо, словно Чавес сообщил ему, что Джек — педофил, работающий воспитателем в детском саду.

— Там, в мотеле, мой клиент — Пабло Гарсия, — пояснил Джек. — Бомж, называющий себя Фэлконом. Его выпустили под залог после того, как он взобрался на самую верхотуру Пауэлл-бридж.

— Он еще приставал к дочери мэра, которая, между прочим, служит в полиции Майами-сити, — добавил Чавес. — А это значит, что у меня на руках один мертвый коп, один раненый и еще один, подвергшийся домогательствам. Так что я имею целых три причины, чтобы возглавить эту операцию. А у тебя, Мэллой, есть такие причины?

— Целая дюжина. Под моим началом находятся группа захвата, переговорщики, группа управления транспортом, связисты, а также координаторы действий всех этих подразделений. И в отличие от твоих людей мои имеют опыт ночных операций.

Джеку хотелось надавать им обоим тумаков.

— Послушайте, у меня самая важная из всех причин здесь находиться. Мой лучший друг Тео Найт попал Фэлкону в заложники. И ему угрожает смертельная опасность!

Эти слова заставили их замолчать, но сильнее всего подействовали на самого Джека. Он вдруг осознал, что назвал Тео своим лучшим другом впервые за все время их знакомства, хотя так оно и было на самом деле.

— Возможно, там находится еще и женщина, — добавил Джек. — Я слышал женский крик, когда Фэлкон вломился в соседнюю комнату. Тео бросился ей на помощь. С этого момента и возникла ситуация с заложниками.

Мэллой взглянул в сторону мотеля. Полицейские установили на крыше стоявшего напротив офисного здания прожекторы. Два мощных снопа света рассекали ночную тьму. Один упирался в дверь номера 103, а другой выхватывал из темноты разрушенный интерьер номера 102 и очертания находившегося в ней автомобиля Джека.

— Это ваша машина? — спросил Мэлой.

— Да.

— Как, черт возьми…

Пронзительный звонок мобильного телефона, лежавшего у Джека в кармане, прервал разговор. Он быстро вынул аппарат и взглянул на дисплей. Обозначившийся на нем номер заставил его сердце екнуть. Он уже несколько раз пытался дозвониться до Тео, но ответа так и не получил. И вот теперь ему звонили по мобильному друга.

— Звонят с номера Тео Найта.

— Ответьте на звонок, — кивнул Чавес.

— Подождите, — сказал Мэллой и вручил Джеку диктофон.

Джек прижал его к своему аппарату, нажал на кнопку «запись» и включил телефон.

— Тео?

— О, Свайтек собственной персоной!

Это был Фэлкон.

— Где Тео?

— Он… хм… Скажем так: сейчас он подойти не может.

— Ты, сукин сын! Если с ним…

— Не расточай зря угрозы, Свайтек. Не напрягайся…

Джек подавил овладевший им гнев. Спокойствие и самоконтроль были решающими факторами в общении с клиническим параноиком. Особенно если последний вооружен.

— О'кей. Давай успокоимся оба. Сделаем, так сказать, глубокий вдох. Если кто-нибудь ранен — Тео или еще кто, — позаботься о них, ладно? Может, тебе нужен врач?

— Ты что — вздумал со мной шутки шутить?

— Просто хочу, чтобы всем было хорошо. Ничего больше.

— Поцелуй меня в задницу. Лично я собираюсь договориться о сделке.

— Вот и хорошо. Поблизости как раз есть переговорщик.

— Мне не нужен полицейский переговорщик. Скажи копам, чтобы убирались к дьяволу. Даже Винс Пауло обманул меня, когда я сидел на мосту, а ведь мы с ним были знакомы задолго до того, как он ослеп.

— Возможно, сегодня все пойдет по-другому. Ведь сейчас ты сдаешь карты.

— Верно замечено. Потому-то я и предоставляю тебе шанс реабилитироваться. Докажи мне, что ты мужчина и человек слова.

— Что ты хочешь?

— Прежде всего верни деньги, которые у меня украл.

— Я не брал твоих де…

— Молчать! — крикнул Фэлкон.

Джек остановился на полуслове. Конечно, телефон не телевизор, но он чуть ли не воочию видел, как Фэлкон кусает губы, стремясь побороть овладевшую им ярость. Через некоторое время тот заговорил снова — тихим, прерывавшимся от сдерживаемого гнева голосом:

— Хватит отнекиваться. Отрицательные ответы не принимаются. Ты должен принести мне эти деньги. Такое у меня требование. Они у тебя?

— Посмотрим, что тут можно сделать…

— Никаких «посмотрим». Я спрашиваю: они у тебя?

Джек заколебался.

— Я хочу переговорить с Тео.

— Это невозможно.

— Тогда скажи мне, кто еще находится в комнате вместе с тобой.

В трубке что-то щелкнуло. Но это не был звук отключаемого телефона. Скорее взводимого курка пистолета.

— В последний раз спрашиваю, Свайтек, деньги у тебя?

Джек внял предупреждению.

— Да, у меня.

— Хорошо. Как только принесешь деньги, обговорим другие требования.

— Какие требования?

— Со временем ты об этом узнаешь. Тебе будет интересно, обещаю.

— Это не игра, Фэлкон.

— Полностью с тобой согласен. Это очень серьезное дело.

— В таком случае прекрати говорить загадками. Скажи конкретно, чего ты хочешь.

— У меня есть мыслишка получше. Спроси об этом у Винса Пауло. Он знает, чего я хочу. Проблема заключается в том, что я ему больше не доверяю и сильно сомневаюсь, что при его посредстве получу желаемое. Так что это тоже ляжет на твои плечи. Итак, принеси мне деньги, после чего мы возобновим беседу. Только не надо затягивать разговор. Батарейка в телефоне твоего приятеля не вечная. А когда она перестанет функционировать… — Он неожиданно замолчал, и его молчание показалось Джеку зловещим.

— Ты еще там? — спросил он.

— Да. Начинай действовать, парень. Я жду. А то батарейка выдыхается. Когда же она окончательно сдохнет…

Джеку не хотелось этого говорить, но игра стоила свеч.

— Умрет и Тео. Так, да?

Фэлкон злобно хихикнул в трубку.

— И опять ты ошибся, умник. Тогда умрут все.

Телефон замолчал. Джек с минуту стоял неподвижно, обдумывая, что еще можно предпринять, чтобы разрулить эту ужасную ситуацию. Удивительное дело: всего час назад они с Тео собирались ехать на Южный пляж, чтобы принять участие в вечеринке. А теперь… Теперь один коп убит, другой — в госпитале, а Тео попал в заложники к Фэлкону, у которого на руках все козыри. А если ко всему этому присовокупить найденный в багажнике неидентифицированный труп женщины, то дело усложняется еще больше и возникает такой хитрый клубок, который почти невозможно ни постичь, ни размотать.

Джек закрыл телефон и сунул его в карман, предварительно стерев пальцем капельку собственной крови, упавшую на дисплей, просочившись сквозь повязку на его голове.

Руководители кризисных команд наблюдали за ним с нетерпением, смешанным с надеждой.

— Ну, что он сказал? — не выдержал сержант Чавес.

Джек посмотрел сначала на него, потом на лидера антикризисной команды из ДПМД.

— Сказал, что все вы уволены.

— Кто уволен? — удивленно переспросил Чавес.

— Все, — махнул Джек рукой в сторону бойцов СВАТа и привезших их автобусов. — За исключением меня и Винса Пауло.

Глава 20

Вылетев из-за угла под скрип шин и тормозов, к парковочной площадке ресторана подкатил темно-зеленый седан. Машина едва не ткнулась передним бампером в столбик ограждения и замерла в каких-нибудь нескольких футах от Джека.

Сержант Чавес стоял неподалеку, переговариваясь по рации с координатором группы управления движением. Джек слышал каждое слово этого разговора, из которого понял, что транспортные средства телевизионщиков, снабженные спутниковыми антеннами, пытались прорвать заграждения, установленные полицейскими на Бискейн-бульваре, сразу с двух направлений — с севера и юга. Между тем над местом кружили уже три геликоптера, принадлежавших телевизионщикам. Ослепительно белые лучи, бившие из их бортовых прожекторов, вспарывали черноту ночного неба. Бойцы СВАТа около своих автобусов пили лишенный кофеина кофе, поскольку считалось, что чрезмерная стимуляция им ни к чему.

Как только дверца темно-зеленого седана распахнулась, Джек сразу же узнал его владелицу. Это была дочь мэра, фотографиями которой пестрели страницы всех последних газетных выпусков. Потом открылась дверца со стороны пассажира и из салона выбрался мужчина в темных очках и с белой тростью в руке — Винсент Пауло, слепой полицейский переговорщик. Когда парочка приблизилась, Джек обратил внимание, с какой заботой офицер Мендоса вела своего спутника по незнакомой дороге. Его рука покоилась на сгибе ее локтя, и хотя при данных обстоятельствах сие выглядело вполне естественно, Джек отметил, что между этими людьми существует некая близость, по крайней мере дружеская, поскольку оба чувствовали себя при взаимном физическом контакте достаточно комфортно.

— О Маккензи что-нибудь известно? — спросила молодая женщина сержанта Чавеса.

Тот отключил микрофон и сказал:

— Кажется, он получил пулю в плечо и сейчас находится в хирургии. Мы надеемся на лучшее, но кто знает… А про Лопеса ты слышала?

Она медленно кивнула, не скрывая печали, и Джеку неожиданно захотелось стать невидимым, словно статус защитника Фэлкона каким-то образом связывал его с этой смертью.

— Какие-нибудь контакты с этим субъектом были? — осведомился Пауло.

Чавес бросил взгляд в сторону Джека.

— Его адвокат только что разговаривал с ним по телефону.

— А где его адвокат? — спросил Пауло.

— Я здесь, — сказал Джек.

Винсент повернулся на звук его голоса. Джек подошел к переговорщику, и они обменялись рукопожатиями. Потом сержант Мэллой представился Пауло и Алисии Мендоса как руководитель антикризисной группы из департамента полиции Майами-Дейд. Когда церемония знакомства завершилась, Джек повернулся к Алисии.

Он всегда испытывал определенный дискомфорт, встречаясь с жертвами своих подзащитных. Так было и сейчас, хотя данной жертве, по его мнению, здорово повезло, и она еще легко отделалась. Однако ее отношение к Джеку являлось исключительно профессиональным и никакого недоброжелательства по отношению к своей особе он в ее больших темных глазах не заметил. Зато заметил весьма элегантное облачение — стильный кожаный жакет, черные обтягивающие слаксы и свитер, а также туфли на высоких каблуках, которые хотя и не позволяли ей сравняться ростом с Джеком или Винсом Пауло, но возносили на добрых два дюйма над маленьким Чавесом. Если у стороннего наблюдателя и оставались еще какие-либо сомнения, что она приехала сюда с мероприятия, не связанного со службой, то они мгновенно исчезали, стоило только ощутить исходивший от нее аромат дорогих духов и бросить взгляд на вечерний макияж. На газетных фотографиях она представлялась чрезвычайно привлекательной женщиной, и Джек готов был поклясться, что фотографии не солгали.

— Вы действительно уверены, что Фэлкон взял заложников? — спросил Пауло.

— Нет никаких сомнений, — произнес Джек. — Заложника зовут Тео Найт. Он сидел со мной в машине, когда Фэлкон нас похитил. Кстати, Фэлкон звонил нам по его мобильному телефону. Существует также вероятность, что в заложники попала еще и женщина.

— Мне нужно больше деталей, — сказал Пауло. — Кто может быстро просветить меня на этот счет?

Чавес рассказал ему все, что знала об этом деле полиция. Джек заполнил пробелы в его рассказе, сообщив, как развивались события с момента похищения и вплоть до звонка с телефона Тео. Потом все они прослушали магнитофонную запись беседы Джека с похитителем. При прослушивании этот телефонный разговор произвел на Джека почти такое же угнетающее впечатление, как и при личном разговоре с преступником. Он проанализировал каждую свою реплику, задаваясь вопросом, то ли сказал и в нужной ли манере, особенно учитывая, что на кону стояла жизнь Тео.

Едва запись закончилась, над головами пронесся вертолет — так низко, что их обдало порывом ветра.

— Один из наших? — осведомился Пауло.

— Нет, средства массовой информации, — поморщился Чавес.

— Надо их отозвать.

— Никаких шансов…

Пауло поднял лицо к небу, что показалось Джеку забавным. Казалось, слепой так реагирует на звук и ветер.

— Вы уверены, что звонок был сделан с мобильного телефона? — спросил Винс.

— Абсолютно. У меня на дисплее высветился номер Тео.

— Авария могла повредить коммуникации. Тебе, Чавес, придется навести справки на этот счет в телефонной компании. Если же линия в мотеле в порядке, следует блокировать все звонки, кроме поступающих с наших средств связи. Еще не хватало, чтобы он вступил в разговор с каким-нибудь сверхактивным журналистом. Кстати, кто-нибудь связывался с департаментом строительства и архитектуры?

— Нет еще, — сказал Чавес.

— А надо бы. Нам понадобятся чертежи здания. И чем подробнее, тем лучше. Чтобы мы могли иметь наглядное представление, какие стены и балки несущие, какие нет, где находятся чердаки и подвалы, ну и все такое прочее. Вы уже проверили систему водоснабжения?

— Работаем над этим.

— Хорошо. Возможно, воду придется отключить. То же самое относится и к электричеству.

— Любому дураку видно, что… — начал было Чавес и замолчал, хотя и не извинился за бестактность. Секунду помолчав, он продолжил: — Электричество уже отключено, по крайней мере в номере, где находятся преступник и заложники. Предположительно это следствие удара.

— Давайте не будем строить предположения, — покачал головой Пауло. — Мне бы не хотелось, чтобы Фэлкон следил за нашими действиями по телевизору. Особенно при условии, что над нами кружат вертолеты средств массовой информации, которые наверняка дают развернутую картину происходящего. Нужно как можно быстрее связаться с электрокомпанией и обесточить весь дом. Кто-нибудь из жильцов еще остался в мотеле?

— Мы сделали все, что смогли, — заверил Чавес. — Многие комнаты в мотеле пустуют. В общей сложности эвакуировано шестнадцать человек. Некоторые сами выбежали на улицу еще до нашего прихода. Когда машина протаранила здание, живущие по соседству рванули отсюда так, что только пятки сверкали. Полагаю, звук удара прозвучал в тишине ночи как взрыв бомбы.

— Проживал ли кто-нибудь в комнате, которую протаранил автомобиль мистера Свайтека?

Джек почувствовал, как по спине пробежал холодок. Во всей этой круговерти он не удосужился об этом спросить. Неужели есть шанс, что под колесами его автомобиля погиб невинный человек?

— У нас нет об этом никакой информации, — пожал плечами Чавес.

— В мотеле есть менеджер или старший клерк, у которых можно об этом спросить?

— Мы их еще не нашли. Вы не представляете, какой здесь был бедлам, пока полиция не перекрыла дорогу и не навела порядок.

— Но в офисе мотеля должен быть журнал регистрации проживающих.

— Такой журнал имеется, но почти половина обитателей мотеля, с которыми мы разговаривали, там не записаны. Некоторые комнаты арендовались всего на час или два. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?

Мэллой раздраженно перебил Чавеса:

— Извините, сержант Пауло, но я не совсем понимаю, какова ваша роль во всем этом?

За Пауло ответила Алисия:

— На протяжении последних двух лет он неоднократно разговаривал с Фэлконом и находится здесь по личному распоряжению шефа Ренфро.

— Вы хотите сказать, что он назначен главным переговорщиком? — уточнил Мэллой.

— Мне не нравится, что обо мне говорят в третьем лице, словно меня здесь нет, — заметил Пауло. — Я хоть и слепой, но не невидимка.

— Извини, — произнесла Алисия.

— Отвечая на вопрос сержанта Мэллоя, скажу так: нет, я не руководитель группы переговорщиков. Я лишь согласился начать диалог с преступником. Но поскольку первый разговор с ним уже состоялся, я выхожу из дела. Так что вы, ребята, можете продолжать свою миссию.

— Нет, так не пойдет, — возразил Джек. — Вы прослушали запись и знаете, что Фэлкон согласился говорить только со мной, а я, по его требованию, должен обратиться к вам, чтобы выяснить, чего он хочет.

— Давайте проясним этот вопрос с самого начала, — вновь вмешался Мэллой. — Адвокат ни при каких условиях не может быть нашим главным переговорщиком.

— В таком случае главными переговорщиками будем мы с Пауло.

Над группой повисло гнетущее молчание. Джек не мог расшифровать выражение лица Винсента, поскольку его глаза скрывали черные очки.

Наконец Пауло сказал:

— Давайте разбираться с ситуацией шаг за шагом. Прежде всего необходимо рассмотреть его первое требование. Поясните мне, какие деньги он хочет получить.

— У него в Нассау в депозитной ячейке банка хранится наличность. Он думает, что эти деньги взял я. Но это не так. Я взял ровно столько, сколько требовалось, чтобы заплатить за него залог. Остальные деньги по-прежнему находятся на Багамах.

— О какой сумме идет речь?

Джек заколебался. Хотя конфиденциальные отношения «адвокат—клиент», существовавшие у него с Фэлконом, после похищения можно было считать нарушенными, не стоило сбрасывать со счетов тот факт, что раскрытие этой информации могло каким-то образом повлиять на положение Тео. Наконец он произнес:

— В его депозитной ячейке находилось около двухсот тысяч долларов. Из этих денег я взял десять тысяч, поскольку такова была сумма залога.

Копы обменялись взглядами, и Чавес озвучил то, о чем все они подумали.

— Откуда у бездомного парня такие деньги в офшорном банке?

— Да уж, не похоже, чтобы он скопил их, мо́я стекла на заправках, — усмехнулся Джек.

— Есть какие-нибудь идеи относительно того, зачем ему понадобились эти деньги именно сейчас? — спросил Пауло.

— Он не объяснил. Сказал, что хочет побыстрее их получить — и все.

— Не важно, зачем они ему понадобились, — заметил сержант Мэллой. — Мы не даем денег тем, кто берет заложников. И точка.

— Ну, не бывает правил без исключений, — возразил Пауло.

— Вы намекаете, что я должен лететь на Багамы и взять эти деньги? — осведомился Джек.

— Сколько времени вам для этого потребуется? — спросил Пауло.

— Вы серьезно? — удивился адвокат.

— Это дело затянется надолго. В прошлый раз Фэлкон блокировал движение на Пауэлл-бридж почти четыре часа. А в предыдущей аналогичной ситуации мы валандались с ним добрых шесть с половиной. И это при условии, что тогда у него не было заложников. Итак, сколько времени вам понадобится?

— У Тео есть приятель, который держит гидросамолеты, базирующиеся на Уотсон-Айленд. Если я скажу ему, что это дело жизни и смерти, он доставит меня на Багамы за час. При условии, что полету будет обеспечен соответствующий приоритет. Но основное время займут операции на суше, так что на все про все у меня уйдет часа четыре или даже пять. И это при условии, что кто-то согласится провести меня в банк посреди ночи.

— У меня есть человек в Интерполе, который поможет вам это уладить. Что же касается разрешения на вылет для гидросамолета — то это не проблема.

Мэллой снова вступил в разговор:

— Вы не можете вот так запросто передать Фэлкону чемодан с деньгами.

— А вы что предлагаете? — спросил Пауло.

— Повторяю, это против правил.

— Я по-прежнему не слышу вашего предложения.

Этот парень начинал нравиться Джеку.

Пауло между тем продолжил:

— Нам необходимо создать доброжелательную обстановку при переговорах. В прошлый раз, когда я уговорил-таки Фэлкона слезть с фонарной опоры, на него сразу навалились парни из СВАТа. Я должен попытаться это компенсировать. Если мы выполним его первое требование, взаимное доверие будет восстановлено. Передать ему деньги — заметьте, его собственные деньги, не наши, — не значит снабдить, к примеру, патронами.

— После того как вы передадите ему деньги, он потребует патроны, — заверил Мэллой.

— Прошлой ночью Фэлкон убил женщину и засунул ее труп в багажник брошенного автомобиля, который называл своим домом, — пояснил Винс. — Сегодня ночью он ранил двух полицейских офицеров, одного из них — смертельно. Как видите, терять ему нечего, и он продолжит убивать. Так что если мы сможем выкупить у него жизни заложников, передав ему его же собственные деньги, я буду считать это выгодной сделкой.

— Значит, по вашему, мне пора действовать? — осведомился Джек.

— Как, вы еще здесь? — удивился Пауло.

Определенно этот парень начинал Джеку нравиться.

Глава 21

— Замуруйте их, замуруйте их, замуруйте… — повторял на одной ноте Фэлкон. Бормотание продолжалось уже около четверти часа и сводило Тео с ума, но он не решался что-либо сказать по этому поводу.

С помощью Тео Фэлкон превратил номер мотеля в небольшую крепость. Тому, кто попытался бы проникнуть сюда через переднюю дверь и добраться до заложников, пришлось бы одолеть гору из мебели и другого скарба, которыми был завален вход. При строительстве баррикады использовались все находившиеся в комнате вещи, за исключением телевизора. Сквозь шторы и над ними пробивался свет из окна. Шторы были коротковаты и до такой степени протерлись от старости, что полного затемнения создать не удалось. Поэтому комната озарялась неярким светом всякий раз, как на окно падали разноцветные лучи от включенных полицейских мигалок. Фэлкон пытался зажечь свет, но электричества не было. Это, однако, не мешало ему каждые несколько минут включать телевизор в надежде получить изображение.

— Разве ты не видишь, что электричество отключено? — спросил Тео.

— Заткнись!

Судя по количеству сирен, чье завывание за окном за последние двадцать минут слилось в звучание большого оркестра, Тео пришел к выводу, что мотель обложила целая армия полицейских. Он также явно слышал вертолетный рокот, хотя геликоптеры могли принадлежать и средствам массовой информации. Обдумав положение, Тео пришел к выводу, что полицейские перегруппировывают силы. Во всяком случае, стрельбы со стороны парковочной площадки больше не было. Похоже, настало время переговоров. Тео надеялся, что Фэлкону хватит ума, чтобы понять: с мертвыми заложниками сделка с полицией невозможна.

Фэлкон встал в углу рядом с окном. Несколькими минутами раньше он разбил стекло и дважды выстрелил, находясь в той же позиции. Вероятно, с этого места он мог наблюдать за тем, что происходило на парковке.

— Мне трудно дышать, — пробормотала заложница.

Она сидела на полу со связанными за спиной руками с наволочкой на голове. На улице было холодно, и в комнате тоже стояла прохлада. Глаза Тео, однако, настолько привыкли к царившему вокруг полумраку, что он заметил на ее руках капельки пота — свидетельство владевших ею паники и страха.

Фэлкон снова начал бормотать себе под нос:

— Замуруйте их, замуруйте их, замуруйте…

Руки у Тео были связаны, но лицо пока оставалось открыто. На мгновение ему представилось, что Фэлкон хочет отыскать среди вещей, сваленных у двери, еще одну наволочку, чтобы надеть ему на голову. По мнению Тео, короткая фраза «замуруйте их», которую Фэлкон повторял как заведенный, означала, что злодей собирается лишить заложников любой возможности видеть, двигаться и разговаривать.

— Я задыхаюсь… правда… — едва слышно простонала девушка.

Фэлкон продолжал яростно мерить комнату шагами, не обращая на заложницу никакого внимания.

— Ты должен ослабить узел у нее на шее, — сказал Тео.

Фэлкон не ответил. Тео снова воззвал к нему:

— Эй, ты меня слышишь? Если не ослабишь узел, она задохнется.

— Тихо! Ты мешаешь мне думать.

Фэлкон устремил на него взгляд своих неестественно блестевших глаз. В этот момент комната снова осветилась, и упавший на Фэлкона сполох полицейской мигалки на мгновение окрасил его лицо в зловещий красный цвет.

— Такое отношение к заложнице ни к чему хорошему не приведет, — не отступал Тео.

Фэлкон еще раз равнодушно взглянул на него и вновь забегал по комнате, бормоча:

— Замуруйте их, замуруйте их, замуруйте…

— Мне нужен воздух! — закричала девушка.

— Сними с нее наволочку, негодяй!

Фэлкон резко повернулся и выбросил вперед правую руку. В следующее мгновение рукоять его пистолета с глухим стуком обрушилась на голову Тео, и тот лицом вниз рухнул на пол.

— Захлопни свою хлеборезку! — услышал он будто сквозь вату крик Фэлкона.

Чтобы не провалиться в черную бездну беспамятства, Тео держал глаза широко раскрытыми, пытаясь сконцентрировать зрение и сознание на каком-нибудь предмете. Струившаяся по лбу кровь попала в левый глаз; и он несколько раз мигнул, безуспешно пытаясь избавиться от нее. Его правый глаз, находившийся ближе к ковру, смотрел на дверь в ванную. Она была закрыта. Но темная щель под ней, как и погруженная во мрак комната, через краткие промежутки времени озарялась отблесками света от полицейских мигалок. Тео попытался сконцентрироваться на этой щели. В прерывистом неровном свечении он различил на полу ванной некий предмет, находившийся перед унитазом. Когда через пару секунд ванная вновь ненадолго осветилась, ему показалось, что это ботинок, вернее, целых два мужских ботинка.

Потом один из них сдвинулся с места.

Тео неподвижно лежал на полу, никак не обнаруживая своего открытия. Его замутненное сознание не могло пока оценить, что именно он увидел и хорошо это или плохо для него, Тео. Когда щель под дверью ванной снова наполнилась трепещущим светом, он окончательно осознал, что видит человеческие ноги.

Там, в ванной комнате, прятался какой-то мужчина.

Глава 22

Не прошло и часа, как Джек оказался на борту гидросамолета, следовавшего в Нассау. Океан внизу представлялся таким же черным, как ночь, и было почти невозможно отличить усеявшие небосвод звезды от россыпи огней на островах. Джек порадовался, что отличать звезды от огней и вообще ориентироваться в ночном небе не его профессия. Этим занимался приятель Тео — владелец гидросамолета по имени Зак Гамильтон, рядом с которым он сидел. За ними расположился офицер из полиции Майами-сити.

Багамы представляют собой скопище омываемых морем участков суши, насчитывающее до семисот островов и двух тысяч четырехсот коралловых рифов, из которых обитаемы только тридцать. Две трети жителей, триста тысяч человек, проживают в Нассау. Джек не помнил точно, сколько раз они с Тео садились в его моторную лодку, чтобы преодолеть расстояние в шестьдесят миль, отделявшее мыс Кей-Бискейн от ближайшего на Карибах заправочного пункта — бензин для лодочных моторов, ром «Маунт-Гэй» для владельцев лодок, — находившегося на острове Бимини. Нассау лежал значительно дальше к северо-западу, но все равно Джеку показалось, что они не успели взлететь, как настало время идти на посадку. Когда самолет начал снижение, беспорядочное скопище светящихся точек внизу оформилось в две параллельные линии голубоватых посадочных огней.

— Приготовиться к приземлению, — скомандовал Зак. Он говорил в микрофон, торчавший около рта из стяжки для наушников, и усиленный громкоговорителем голос перекрыл на мгновение рев двух поршневых моторов.

— Мы сядем на бетонку? — спросил Джек.

— Ну не на лес же, блин.

Подобный иронический ответ только и можно было ожидать от управлявшего самолетом старого приятеля Тео.

— Я просто поинтересовался, не сядем ли мы на воду. Как-никак, летим в гидросамолете.

— Ночью посадка на бетонку безопаснее. Но можем сесть и на воду, если тебе очень этого хочется.

— Нет, спасибо, — отказался Джек и мысленно добавил: «Только не в этом летающем гробу».

Зак бросил взгляд на приборную панель и защелкал расположенными на ней тумблерами, предварительно облизав с пальцев жир от съеденной в полете большой порции некоего экзотического продукта, отличавшегося удивительно ядовитым оранжевым цветом. Вероятно, парень предпочитал блюда, приготовленные с искусственными пищевыми красителями. Это навело Джека на мысль, что он не только внешне совершенно не похож на Зака, но и внутренне не имеет с ним ничего общего. Они отличались и образом мыслей, и привычками, и манерами. Объединяло их лишь две вещи — имена, состоявшие из одного слога и заканчивающиеся на букву «ка», и дружба с Тео Найтом. В самом деле, стоило только бросить взгляд на этих сидевших рядом молодых людей, как возникало стойкое ощущение, будто крохотная молекула ДНК, которая, если верить ученым, определяет отличие одного человеческого существа от другого, является важнейшим элементом мироздания. Зак имел рост семь футов и заплетал волосы в косички длиной с руку Джека. В сравнении с его телосложением даже фигура Тео казалась легкой и стройной. Серьезная травма колена помешала Заку продолжить карьеру в НБА, но выплаченная при уходе из большого спорта страховка оказалась настолько значительной, что позволила начать собственное дело. Полеты стали его новой страстью, и Джек невольно восхищался этим парнем, который, потеряв возможность сделать блистательную карьеру в баскетболе, не отчаялся и не пал духом, но нашел новую работу себе по сердцу. И все же трудно было представить, что их с Джеком могло свести вместе в два часа ночи в субботу нечто иное, помимо крепкой дружбы с Тео.

Когда самолет приземлился, они торопливо спустились по трапу на аэродромное поле. С помощью местных сотрудников службы безопасности быстро прошли таможню и иммиграционный контроль. Офицер из управления полиции Багамских островов встретил их возле терминала и провел к стоявшей на служебной парковке полицейской машине. Джек и Зак уселись на заднее сиденье, а коп из Майами-сити расположился рядом с водителем. Машина медленно выехала с парковки и неторопливо покатила по улице, что никак не устраивало Джека.

— Мы, между прочим, торопимся, — сказал он.

Багамский коп посмотрел на него в зеркало заднего вида. У него было круглое пухлое лицо и глаза гончей собаки, которые, если такое возможно, выражали равнодушие и заинтересованность одновременно.

— Ну, ясное дело…

В это время движения почти не было, и, пока они ехали, Джек насчитал на обочине больше коз и кур, нежели двигавшихся им навстречу по шоссе автомобилей. Примерно через двадцать минут они подкатили к банку Багамских островов. Джек первым вылез из машины. Остальные последовали за ним к бетонным ступеням здания. Через переднюю стеклянную дверь было видно, что внутри помещения отключены все осветительные приборы, за исключением так называемого дежурного света, зажигавшегося с наступлением темноты. Из сумрака материализовался вооруженный охранник, подошел к двери и произнес в потрескивающий микрофон интеркома:

— У нас закрыто.

Джек прикусил язык, но Зак не сдержался:

— Полагаешь, мы этого не заметили, Эйнштейн?

Джек очень надеялся, что охранник его не услышал. Наклонившись к переговорному устройству, он сказал:

— Нас должен ждать менеджер банка.

Охранник пожал плечами:

— Мистера Райли здесь нет.

Джек повернулся к местному копу:

— Где Райли?

Багамец снова одарил его взглядом усталой охотничьей собаки.

— Будет позже…

— Что значит «позже»? Когда именно?

— Скоро.

— Как скоро?

— Как только я ему позвоню.

— В таком случае позвоните ему. Пожалуйста, — нетерпеливо потребовал Джек. — Я уже говорил вам, мы очень торопимся.

Багамец не спеша двинулся к машине, где, вероятно, у него находился телефон.

— Из-за того, что вы торопитесь, весь мир должен встать на уши — так, что ли?

Джек вдруг почувствовал острую пульсирующую боль в голове. Будь здесь Тео, он бы быстро разобрался с этими ленивыми олухами. На долю секунды ему чуть ли не до слез стало жалко, что друга нет рядом. Впрочем, если бы Тео находился рядом, то не пришлось бы лететь на Багамы. Джек кончиками пальцев принялся массировать переносицу в надежде прогнать боль.


Сержант Пауло как бы заново осваивался с салоном полицейской машины связи, ставшей мобильным штабом. Впрочем, это была хорошо знакомая территория, так что предстояло лишь немного оживить воспоминания. Здесь находилось все необходимое: его любимый стул, старая кофейная кружка, рация для связи с руководителями полицейских подразделений и телефон, чтобы разговаривать с Фэлконом.

Хотя координация совместных действий между силами правопорядка города и графства еще обсуждалась, ключевые роли были наконец распределены. Как и большинство антикризисных подразделений, сводный отряд имел в своем составе несколько команд: группу захвата, переговорщиков, связистов и группу транспортного контроля. Главным переговорщиком, основной задачей которого был прямой разговор с преступником, стал Пауло. Сержанта Мэллоя из ДПМД назначили вторым переговорщиком. В его задачу входило помогать Пауло. Офицеры из ДПМД и Майами-сити должны были опрашивать свидетелей и собирать нужные материалы для переговорщиков. При штабе находился также штатный психолог, призванный классифицировать требования преступника и вырабатывать общую стратегию переговоров.

Оба департамента должны были совместно контролировать транспортные средства, а их группы захвата — взаимодействовать при осуществлении силовых операций. Так, снайперам из обоих департаментов предлагалось занять огневые позиции на крышах домов через улицу от мотеля, а штурмовикам стоять наготове и ждать команды к выступлению. Существовала, однако, договоренность, что если возникнет необходимость прибегнуть к услугам квалифицированных подрывников, чтобы снести направленными взрывами стены или двери, то вперед пойдет команда ДПМД как более подготовленная.

Договаривающиеся стороны сошлись также на том, что глазами Пауло станет Алисия.

— Нервничаешь? — спросила молодая женщина, наливая из термоса кофе в его любимую кружку. Они остались вдвоем в нашпигованном аппаратурой полицейском автобусе. Чтобы привести в порядок мысли и подготовиться к первому контакту с преступником, Пауло требовалось сосредоточиться.

— Боюсь, это затянется надолго.

— Может, ты предпочел бы, чтобы это дело оказалось в руках кого-нибудь вроде Чавеса или Мэллоя?

— Не скрою, есть такие мысли.

— Как ты можешь так говорить!

Он сделал глоток из своей кружки.

— Представляешь завтрашние заголовки в газетах, если что-то пойдет не так?

— Вроде «Слепой испортил все дело», да?

Винс воспринял слова Алисии буквально и уже видел мысленным взором этот заголовок, напечатанный аршинными буквами на первой странице «Майами трибюн».

— Ты всегда говоришь все, что думаешь?

— Извини. Я не была бы столь прямолинейна, если бы действительно считала, что ты испортишь дело.

Боковая дверца распахнулась.

— Кто там? — спросил Пауло.

Вошедшая в автобус молодая женщина отрекомендовалась как офицер Лавджой, сотрудник оперативного отдела.

— Я нашла менеджера мотеля, — сказала она. — К счастью, в номере сто два никого не было, когда машина Свайтека ее протаранила. У менеджера также имеются кое-какие сведения относительно гостей, занимавших номер сто три. Я подумала, что вам, возможно, захочется поговорить с ним.

— Определенно, — кивнул Пауло. — Он с вами?

— Да, стоит у автобуса. Его зовут Саймон Иствик.


— Здравствуйте, мистер Иствик. Как ваши дела?

Вошедший в автобус человек молчал, и Пауло понял, что неправильно определил его местоположение. Обычно люди смущались, когда он, обращаясь к ним, смотрел в другую сторону.

— Спасибо, у меня все в порядке, — наконец ответил тот.

— Можете мне сказать, кто проживал в той комнате до аварии?

— Гм… Две девочки-латиноамериканки, — сообщил Иствик.

— Что вы имеете в виду под словом «девочки»? Молодых женщин или девочек, так сказать, в прямом смысле?

— Я имею в виду, что им еще не было двадцати. Лет восемнадцать или девятнадцать.

— Они говорили по-английски? — спросил Пауло.

— Одна очень хорошо. А другая — так себе.

— Вы знаете, как их зовут?

— Нет. Они расплачивались наличными за каждые прошедшие сутки.

— Как по-вашему, они находились внутри в момент аварии?

— Извините, но этого я вам сказать не могу. Просто не в курсе.

— Как долго они проживали в мотеле? — продолжил Пауло.

— Одна приехала только вчера, другая — не помню. Может, несколько дней, а может, и больше.

— К ним часто ходили гости?

— Не знаю.

— А как насчет клиентов? — вмешалась Алисия.

Эти слова почему-то вызвали у мистера Иствика особое раздражение.

— Я уже сказал, не знаю.

— Ага! — уличила Алисия. — Значит, ваш мотель из серии «ничего не вижу, ничего не знаю»? Так, да?

— То, чем занимаются люди в свое свободное время, — их личное дело, — парировал Иствик.

— Не личное, если они не достигли совершеннолетия, — возразила Алисия.

— Как я уже говорил, им было лет восемнадцать-девятнадцать. Кроме того, я лишь предоставил им место для проживания.

«В обмен на часть доходов от их бизнеса». Пауло хотелось сказать именно это, но слишком давить на менеджера не стоило, поскольку при таком раскладе рассчитывать на его сотрудничество было трудно.

— Можете сказать что-нибудь еще об этих девушках, мистер Иствик?

— Боюсь, ничего существенного.

— Я бы хотел, чтобы вы поговорили с полицейскими из группы захвата. Сообщили им все, что знаете о том, как проникнуть в эту комнату. Это вы в состоянии сделать?

— Разумеется.

Иствик было двинулся к выходу, но Пауло остановил его.

— Еще один вопрос. Об этих девочках, как вы их называете… Может в их комнате храниться огнестрельное оружие?

Мужчина с минуту обдумывал этот вопрос.

— Я бы сказал, что такое вполне возможно.

— Благодарю вас, мистер Иствик. Это очень полезная для нас информация.


В три часа ночи окружающий мир выглядит иначе, нежели днем. И «Банк и кредитная компания Багамских островов» не являлся в этом смысле исключением. В фойе было так тихо, что Джек слышал звук собственных шагов по ковру, чавканье жевательной резинки во рту у Зака и бренчание мелочи в кармане брюк охранника.

После трех звонков по телефону наконец объявился менеджер банка Отис Райли. Это был человек небольшого роста, с темной, как у всех островитян, кожей и, судя по гладкому лицу, отменным здоровьем. Несмотря на внешность жизнелюба Джеку он показался достаточно апатичным. Пока они шли по коридору к депозитарию, Райли обменялся с посетителями всего парой слов. Отперев попутно несколько дверей, он остановился возле помещения, где размещались индивидуальные банковские ячейки:

— Полагаю, дальше пойдем только мы с мистером Свайтеком.

Зак, охранник и багамский полицейский не возражали. Но коп из Майами-сити воспротивился:

— Я должен неотлучно находиться при Свайтеке.

— Почему это? — спросил Джек.

— Потому что мне дано указание не упускать вас из вида.

— А что, по-вашему, я могу там сделать? Незаметно сунуть в карман пачку двадцаток?

Коп молчал с каменным лицом.

— Однако вы немногословны, — заметил Джек.

— А чего тут рассуждать? Я должен проследить, чтобы все деньги до последнего доллара, извлеченные из этого сейфа, попали по назначению — то есть оказались в распоряжении полиции Майами. Федералы разрешают ввозить из-за границы такие большие суммы наличности только при условии постоянного прямого контроля со стороны правоохранительных сил.

— Ладно, — сказал Райли. — Пойдемте с нами.

Он достал из кармана персональную пластиковую карточку и, проведя ею по замку, открыл дверь хранилища. После этого все трое вошли в депозитарий. Менеджер наведался в офис и вышел из него с ключом от ячейки номер 266.

— Ваш ключ при вас, мистер Свайтек?

Джек кивнул. Райли подошел к ячейке и вставил ключ в замочную скважину. Когда он его проворачивал, щелкнул механизм замка. Джек вставил свой ключ в другую замочную скважину. Снова послышался щелчок, он потянул за ручку, и сейф распахнулся, словно какой-нибудь гардероб. Когда дверца только еще открывалась, у Джека ёкнуло сердце. Когда же она открылась полностью, он буквально лишился дара речи.

— Сейф пуст, — констатировал Райли.

— Куда же подевались деньги? — спросил Джек.

— Мы не допускали в своей деятельности ошибок на протяжении всех одиннадцати лет своего существования, — изрек Райли с таким видом, словно одиннадцать лет являлись главным критерием надежности офшорного банка. — И я уверен, что мы сможем отчитаться по каждому чеку и счету.

— Кто-нибудь открывал ячейку с того дня, когда я в последний раз был у вас?

— Я сейчас же проверю наши записи на этот счет.

— В этом нет необходимости, — сказал Джек. — В ячейке оставлена записка.

— Только не прикасайтесь к ней! — воскликнул коп.

Но Джек и не собирался ее трогать. Записка представляла собой клочок бумаги размером с визитную карточку, на котором от руки было что-то написано. Достав из кармана ручку, Джек кончиком придвинул бумажку к внешнему краю ячейки, чтобы рассмотреть надпись. Потом наклонился и прочитал вслух:

— «Donde estan los Desaparecidos?»

— Это на испанском? — осведомился Райли.

— Да, — подтвердил Джек.

Некоторое время мужчины стояли в полном молчании, словно пытаясь расшифровать загадочные письмена.

— Но что это значит? — наконец спросил Райли.

— «Где находятся исчезнувшие?» — перевел с испанского коп.

— Перевести легко, — сказал Джек. — Другое дело — понять, что это означает.

— А вы понимаете? — повернулся к нему Райли.

Джек еще раз посмотрел на записку.

— Не имею ни малейшего представления.

Глава 23

Алисия спала на заднем сиденье своего автомобиля, когда зазвонил мобильный. Поскольку Винс предупредил ее, что дело может затянуться и превратиться с подачи средств массовой информации в подобие многочасового телемарафона, она решила воспользоваться временным затишьем и немного подремать. Ее автомобиль был припаркован рядом с командным пунктом — на тот случай, если она срочно понадобится. Поскольку Алисия не успела вовремя ответить, обращенные к ней слова перекочевали в раздел записи сообщений, но она сразу узнала высветившийся на дисплее номер и нажала на кнопку быстрого набора. Отец снял трубку после первого же гудка.

— Алисия, ты где?

— В мобильном командном пункте. На Бискейн-бульвар возникла ситуация с заложниками.

— Я знаю. Мне только что звонила шеф Ренфро. Но почему ты там?

— Потому что может понадобиться моя помощь.

— Только прошу тебя — не разговаривай с тем психом. Он уже убил одного копа и ранил другого.

Алисия глянула на свое отражение в зеркале заднего вида. Несколько лет назад она могла провести ночь на сиденье автомобиля, а утром явиться к восьми часам на дежурство как ни в чем не бывало, расточать улыбки и классно выглядеть даже без макияжа. Но эти дни, к сожалению, миновали.

— Я далеко от линии огня, и никакая опасность мне не угрожает.

— Очень хорошо. И не вздумай подходить к тому дому. Пожалуйста, обещай мне, что не будешь к нему подходить.

— Я не собираюсь никуда уходить отсюда.

— Даже по телефону с ним не разговаривай!

— Он и не просил, чтобы я с ним говорила.

— Еще попросит. Он же хотел поговорить с тобой, когда сидел на мосту, и снова этого потребует.

— Если потребует, я сделаю то, что мне скажут переговорщики.

— Ни в коем случае. Послушай отца. Не разговаривай с ним. Ты меня слышишь?

— Успокойся, папочка, очень тебя прошу.

— Я спокоен. Просто пообещай мне, что не будешь с ним разговаривать — и все.

— О'кей. Я не буду с ним разговаривать. Обещаю. Если, конечно, переговорщик не решит, что это необходимо.

— Говоря «переговорщик», ты подразумеваешь Пауло?

— Да.

— Господи, Алисия! В прошлый раз, когда этот человек пытался разрешить серьезную кризисную ситуацию, едва не погибла пятилетняя девочка, а сам он ослеп.

— Он в этом не виноват.

— Это твое мнение.

— Да, это мое мнение, из чего следует, что я ему доверяю. Но сделаю все, чтобы избавить тебя от волнений. Обещаю, что Фэлкон даже не узнает о моем присутствии в мобильном командном пункте, а я не сдвинусь с места, пока Винс не сочтет это совершенно необходимым.

— Никаких «пока». Ты не будешь разговаривать с этим сумасшедшим ни при каких условиях.

Прозвучавшее в голосе отца отчаяние удивило Алисию, поскольку было совершенно не оправданным и не имело под собой серьезных причин.

— Извини, но этого я обещать тебе не могу.

На другом конце провода установилось молчание.

— Папочка, ты в порядке?

— Да, у меня все хорошо.

— И мы опять друзья?

Он издал звук, похожий на вздох и стон одновременно.

— Не хотелось бы напоминать об этом, но год назад, начав с ним встречаться, ты говорила, что временами за него боишься. Потому что он часто играет не по правилам.

— Он не поэтому попал в беду.

— Может, да, а может, и нет. Я просто не хочу, чтобы нечто подобное произошло с тобой. Это ты можешь понять?

— Да, могу. Но ты должен понять и мое положение.

— Я все понимаю. Ты поступишь так, как сочтешь нужным.

— Спасибо, папочка. Так я и сделаю.

— Мы оба.

— Что значит, «мы оба»? — спросила она, не совсем понимая, что он хочет сказать.

— Ничего. Я люблю тебя, — произнес отец и повесил трубку.


Было четыре утра. Если бы события этой ночью развивались по первоначальному плану, Джек давно находился бы в постели и видел Багамы или другой такой же райский уголок разве что во сне. А Тео возвращался бы домой из ночного клуба Южного пляжа. Вместо этого Джек, не спавший уже более двадцати двух часов, докладывал переговорщику по телефону из полицейского участка в Нассау о сложившейся ситуации.

— Что случилось с деньгами? — спросил Пауло.

Офицер Данден из полиции Майами-сити рассказал Пауло о пропаже денег. Они с Джеком сидели бок о бок и общались с ним по громкоговорящей связи — так было быстрее, нежели по телефону по отдельности. Джек наклонился к микрофону:

— Кто-то опередил нас и посетил депозитарий два дня назад. Менеджер банка не хочет называть имени этого человека, ссылаясь на конфиденциальность. Но кто бы это ни был, он забрал из ячейки все деньги до последнего цента.

— Формально вы все еще являетесь адвокатом Фэлкона. Почему они не говорят вам, кто открывал ячейку?

— Пока юристы банка не вылезут из постелей и не примут другого решения, банк будет настаивать на ограниченном доступе адвоката клиента к конфиденциальной информации. Иными словами, к сведениям, которые банк считает секретными, меня до особого распоряжения не допустят.

— Надеюсь, вы не пытаетесь играть со мной в игры?

— Ни в коем случае. Если не верите, спросите своего человека. Он неотлучно находился при мне все это время. Когда мы открыли ячейку, та оказалась пуста. Если не считать записки.

— Записки? — переспросил Пауло. — И о чем же в ней говорится?

Джек пересказал испанскую фразу.

— И что это значит? — спросил Пауло.

— ХЕЗ.

— ХЕЗ?

— Извините. Это «теоизм», то есть любимое изречение Тео. Расшифровывается как «хрен его знает». — Он несколько смягчил формулировку.

— Представители банка позволили вам взять записку?

— А я у них не спрашивал. Взял — и все. — «Еще один „теоизм“», — подумал Джек.

— Хорошо. Данден, проследите, чтобы с запиской обращались осторожно… Мы проверим ее на отпечатки.

— Тут я вас опередил. Багамская полиция по моему настоянию уже сняла с нее отпечатки: большого пальца с лицевой стороны и указательного — с обратной. Отпечатки отсканировали и отправили в ФБР и Интерпол.

— Это хорошо. Но мы можем вытянуть пустышку. Поэтому продолжайте давить на руководство банка, чтобы оно назвало имя человека, обчистившего ячейку. Может, нам подключить к делу ФБР?

— Ни в коем случае. Они все только испортят, — сказал Данден.

Джек не стал этого комментировать, хотя отлично знал о вражде, существовавшей между различными подразделениями правоохранительных сил. Вот и толкуй потом о независимости адвокатов.

— А что конкретно говорят представители банка? — спросил Пауло.

— Банк лишь подтверждает, что в прошлый четверг некто действительно находился в депозитарии между тремя и тремя тридцатью дня. Будь сейчас утро, я бы вытянул у них его имя, но среди ночи трудно убедить руководство нарушить конфиденциальность.

— Эти люди отдают себе отчет в том, что у нас здесь заложники?

— Разумеется. Но ни один банк не хочет, чтобы клиенты считали, будто он нарушает конфиденциальность всякий раз, когда группа американских законников врывается в него среди ночи и требует раскрыть секреты в связи с чрезвычайной ситуацией.

— Особенно если этот банк обмишурился, — вставил Джек.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Пауло.

— Я вел однажды дело против банка Каймановых островов, допустившего до депозитной ячейки моей клиентки ее бывшего мужа. Этот парень забрал тогда из депозитария что-то около полумиллиона долларов в драгоценностях и ювелирных изделиях, которые ему не принадлежали. Потом выяснилось, что в этом деле ему помог один сотрудник банка. Он впустил его в депозитарий, даже несмотря на то, что имя мужа было вычеркнуто из списка допущенных к ячейке людей еще задолго до развода. Позже моей клиентке пришлось доказывать, что у нее в ячейке находилось драгоценностей именно на полмиллиона. К сожалению, мы с ней доказать этого так и не смогли. Правда, жюри присудило ей двадцать пять тысяч долларов — но только потому, что почувствовало: дело нечисто. Представляю, какой грандиозный банкет закатили тогда на Рождество сотрудники банка.

— Вы намекаете на то, что нечто подобное имело место и в данном случае?

— Этого я не знаю, — сказал Джек. — Но полученный в деле на Каймановых островах опыт говорит мне, что руководство банка не скажет нам ничего определенного, пока не проконсультируется со своими адвокатами.

На линии установилось молчание. Потом Пауло сказал:

— Когда будут получены результаты дактилоскопического анализа?

— Возможно, через час, — сказал Данден.

— Хорошо. Оставайтесь в Нассау, а утром постарайтесь добиться от руководства осмысленного ответа.

Джек сказал:

— Вы хотите, чтобы я тоже остался здесь?

— Нет, — сказал Пауло. — Мне пора начинать диалог с Фэлконом. Что-то в комнате мотеля стало слишком тихо. Я собираюсь позвонить туда, как только мы закончим разговор.

— Будьте осторожны, — предупредил Джек. — Чем дольше продолжится разговор, тем быстрее сядут батарейки мобильного телефона. А Фэлкон весьма недвусмысленно предупредил нас, что произойдет потом.

— Я это знаю. Но и без того ждал слишком долго. Необходимо начать этот разговор хотя бы для того, чтобы он не пришел в бешенство из-за нашего молчания. По крайней мере дадим ему понять, что про него помнят и скоро вы вернетесь из банка.

— Хорошо, — сказал Джек. — Я вылетаю. Надеюсь увидеть вас еще до рассвета.

Глава 24

Тео лежал на полу, прижавшись к ковру щекой. В голове пульсировала боль от удара, нанесенного Фэлконом. Прошло уже добрых полчаса с тех пор, как Фэлкон снял наволочку с головы заложницы, но ее дыхание все еще было прерывистым. Словно она никак не могла надышаться. Вот что делает с людьми страх. По крайней мере Тео надеялся, что это у нее от страха. Что-то другое, потребовавшее бы серьезного врачебного вмешательства, было бы сейчас не к месту и не ко времени.

Тео продолжал следить за ботинками в ванной комнате. Пару раз они сдвинулись с места, но находившийся за дверью человек вел себя чрезвычайно тихо и почти не шевелился. Наблюдая, Тео размышлял, стоит ли привлекать его внимание. Судя по обуви, в ванной скрывался мужчина. Фэлкон как заведенный продолжал метаться взад-вперед, словно задался целью протоптать в ковре дорожку. Если бы он хоть на минуту присел или подошел к окну, у Тео появился бы шанс, приблизив губы к щели под дверью, прошептать что-нибудь вроде: «Топните разок ногой, если вы там один. И два раза, если у вас есть оружие». Он не относился к тому типу парней, которые сидят сложа руки и ждут, когда кто-нибудь разрешит их проблемы. Но уж если действовать против Фэлкона, надо по крайней мере знать, есть ли у тебя союзники, могут ли они помочь и придут ли на выручку в случае необходимости.

— Что ты все ходишь? Расслабься хоть немного, — обратился Тео к своему тюремщику.

Фэлкон проигнорировал его. Теперь он молчал, однако губы непрестанно шевелились. Определенно этот тип был погружен в беседу с самим собой; возможно, репетировал свою речь в ожидании переговоров или просто переругивался с одолевавшими его демонами.

— Присядь, парень, отдохни, — вновь подал голос Тео.

Фэлкон остановился, посмотрел на него сверху вниз и навел ствол пистолета на колено заложника.

— Если ты еще раз нарушишь ход моих мыслей, то металлоискатели будут реагировать на твое появление до конца твоих дней. Ты меня понял?

Находись Фэлкон ближе к нему хотя бы на фут, и Тео хорошим ударом стопы под колени мог бы сбить его с ног. Но что потом? Руки у него связаны за спиной, девушка, сидевшая на полу, тоже связана, а договориться с парнем, который скрывается в ванной, пока не удалось. Так что можно было только гадать, придет он к нему на помощь или останется сидеть в укрытии и позволит Фэлкону пристрелить его.

— Да, я тебя понял, — сказал Тео.

— Хорошо. Тогда поднимайся.

Тео не шевельнулся, расстроенный тем, что Фэлкон не оставлял ему никаких шансов переговорить с человеком, скрывавшимся в ванной.

— Поднимайся — сказано тебе! И сядь рядом с этой девкой спиной к стене.

Тео медленно исполнил его приказание. Не хотел рисковать. В жизни он пересмотрел немало детективных фильмов и знал, что заложники подвергаются максимальной опасности в двух случаях — когда их захватывают и позже — когда кто-нибудь из них пытается взбунтоваться или бежать. Это как в авиации, где девяносто процентов жертв приходится на взлет и посадку. Взлет, так сказать, им удалось пережить. Так что они на полпути к дому. Но чтобы совершить мягкую посадку, иначе говоря, освободиться, нужен хороший план, а не отчаянные, но в итоге бессмысленные удары ногами. Однако плана у него пока не было. Кроме того, существовала большая вероятность, что парня в ванной комнате рано или поздно обнаружат и это будет иметь непредсказуемые последствия.

— Мне нужно по маленькому, — словно подслушав его мысли, сказала девушка-заложница.

— Терпи, — бросил Фэлкон.

«Чтоб тебя черти взяли», — подумал Тео.

— Не могу больше. Я терплю уже два часа. Прошу вас, позвольте мне зайти в ванную!

— Ладно, — поморщился Фэлкон. — Я позволю тебе сходить в ванную. Но если ты попытаешься устроить какую-нибудь заварушку, — он ткнул стволом пистолета в голову Тео, — то черный парень проглотит пулю. Comprende?

Она согласно кивнула.

«Прекрасно, — подумал Тео. — Просто великолепно».

Неожиданно зазвонил телефон. Тео сразу узнал звонок, потому что тот исходил от его мобильного, находившегося теперь в кармане у Фэлкона. Телефон прозвонил один раз, второй, третий, четвертый…

— Ты возьмешь трубку или нет? — не выдержал Тео.

Звонки продолжались. Пятый, шестой… Потом послышалась приятная мелодия — слишком приятная, учитывая обстоятельства, — указывавшая, что абонент, не дождавшись ответа, решил оставить звуковое сообщение. Фэлкон стоял недвижно, словно статуя, как будто его парализовали сомнения.

Там, где находилось окно, потолок над шторами ярко осветился: копы включили прожектор на парковочной площадке. В следующее мгновение Тео услышал щелчок громкоговорителя, после чего раздался голос, усиленный мегафоном, придавшим ему металлическое звучание.

— Фэлкон, с тобой говорит Винс Пауло. Сейчас я снова наберу номер. Пожалуйста, возьми трубку.


— Если он и на этот раз не ответит, — сказал Чавес, — надо приступать к решительным действиям.

«Решительные действия» на его языке означали штурм. Винс был к этому не готов.

— Он ответит.

И снова набрал номер. Стояла тихая прохладная ночь, драгоценные секунды проходили, утекали, словно капли, но трубку никто не снимал. После пятого гудка послышался записанный на магнитофон голос Тео, предлагавший оставить сообщение. Винс отключил телефон.

— И сколько ты еще собираешься ему названивать? — осведомился Чавес.

— Прошло слишком мало времени. Я знаю этого парня. Иногда приходится ждать довольно долго, пока он заговорит.

— А сам-то ты долго можешь обходиться без сна, сохраняя при этом ясную голову?

Вопрос был справедливый. Но навел Винса на совершенно другую мысль — он не принял прописанное ему лекарство, которое осталось дома. С другой стороны, все равно он не смог бы его принять, поскольку препарат имел сильный снотворный эффект. Обдумав все это, Винс решил, что, учитывая регулярный прием препарата в течение полугода, один прием, вероятно, можно и пропустить. Но если операция затянется на двое или даже трое суток? Или еще того больше?

— Я скажу тебе, когда почувствую, что мне нужна смена.

— Вполне может быть, что заложники уже мертвы, — сказал Чавес. — Думаю, тебе надо еще раз обратиться к нему по громкоговорителю и предупредить, что, если он не возьмет трубку, мы предпримем решительные действия.

— Давай воздержимся пока от угроз, ладно?

Винс опять набрал номер. На этот раз на линии после трех гудков установилась тишина. Винс стиснул в руке трубку.

— Фэлкон, ты меня слышишь?.. Фэлкон, ответь мне! Это Винс Пауло.

— Чего тебе надо?

Услышав его голос, Винсент постарался скрыть овладевшую им радость.

— Просто проверяю, как у тебя дела. Хочу знать, все ли в порядке.

— Более или менее. Жаль, что отсутствует вид на бассейн, но возможности зарезервировать комнату с видом у меня не было.

То, что он пытался острить, показалось Винсу хорошим знаком. Люди на грани нервного срыва шутят редко.

— Ты голоден? — спросил он.

— Я жил в машине, помнишь? Так что испытываю чувство голода уже лет одиннадцать.

— Мы могли бы доставить тебе еду. Не возражаешь против гамбургеров?

— Звучит заманчиво.

— Сколько порций?

— Две. И жареной картошки.

— А как насчет остальной компании?

— Ну, и для них, ясное дело, тоже.

— Сколько всего гамбургеров в таком случае?

— Не знаю… Принесите еще два.

— По одному на каждого?

— Вот именно. По одному на каждого. Этого хватит.

Винс показал своим людям два пальца. Только что Фэлкон подтвердил, что у него не более двух заложников.

— О'кей. Значит четыре гамбургера и соответствующее количество жареной картошки. Со своей стороны могу добавить напитки. Но ведь ты знаешь, Фэлкон, как работает система? Мой босс не позволит передать тебе продукты просто так, за спасибо.

— Я заплачу за них. Как только Свайтек привезет мои деньги.

Винс обдумал сложившуюся ситуацию. Вопрос о деньгах рано или поздно всплывет, но переговоры пойдут коту под хвост, если он с самого начала не даст Фэлкону понять, что тот не может так вот запросто послать своего адвоката за деньгами, а потом покупать, что ему вздумается.

— Дело не в деньгах, Фэлкон. Почему бы тебе не отпустить кого-нибудь из заложников?

— А почему бы тебе не прекратить задавать мне дурацкие вопросы?

— Так мы с тобой, Фэлкон, ни до чего хорошего не договоримся. Я не могу помогать тебе, пока ты держишь под прицелом невинных людей.

— Я их не отпущу.

— Я могу понять твои мотивы, но позволь быть с тобой откровенным. Угрожать тебе я не собираюсь. Мне только хочется обрисовать картину того, что происходит снаружи. А происходит следующее: полицейские полностью окружили здание, где ты находишься. Здесь копы и из Майами-сити, и из департамента полиции округа Майами-Дейд. Они блокировали также все дома по соседству. Поэтому о побеге нечего и думать. Так что давай прямо сейчас заключим сделку. Ты не пытаешься бежать, а я не посылаю против тебя парней из СВАТа. Ну как, договорились?

Фэлкон не ответил. Винс решил, что это хороший знак. Куда хуже сразу услышать отказ.

— Насколько я понимаю, у тебя в заложниках находится женщина. Это правда?

Фэлкон продолжал хранить молчание.

— Можешь назвать ее имя? — Винс с минуту подождал, но ответа так и не получил. — Или ты не знаешь, как ее зовут? Тогда почему бы тебе не спросить ее об этом?

— Ясное дело, спрошу.

Молчание в трубке продолжалось довольно долго, и Винс уже начал надеяться, что Фэлкон, прикрыв рукой микрофон, обратился к своей пленнице с расспросами.

— Ее зовут Амалия Эрхарт, и она хочет поговорить с Гералдо.

«Гералдо? — подумал Винс. — Давно же этот парень не смотрел телевизор».

— Все это очень хорошо, Фэлкон, но нам важно знать ее настоящее имя.

— Я уже и так сообщил тебе больше, чем нужно.

— Возможно, ты прав. Так что не спеши и подумай о том, что я сказал тебе раньше. А также хорошо поразмысли относительно освобождения заложников. Если ты их отпустишь, тебе это зачтется. Судьям понравится, что ты сделал доброе дело.

— Кто ты такой, чтобы рассуждать о добрых делах? Не ты ли мне обещал, что, когда я спущусь с моста, со мной будет говорить Алисия Мендоса? А помнишь, чем это кончилось? А, Пауло?

— На этот раз все будет по-другому.

— Нет, не будет. Ты соврал мне тогда, соврешь и сейчас.

Настроение менялось у него с поразительной быстротой. И куда только подевалось чувство юмора, которое он демонстрировал в начале разговора. Надо было попытаться его вернуть.

— Я не стану тебе лгать.

— Черта с два! Лжец не может не лгать. А ты лжец!

— Перестань, Фэлкон. Это смешно.

— А ты перестань говорить ерунду и прикажи принести мне пищу.

— Хорошо. Я перезвоню тебе, как только доставят еду.

— Не надо мне перезванивать. Не хочу, чтобы мне звонили копы. Пусть следующим, кого я услышу, будет Свайтек, сообщающий мне, что привез деньги. Не то…

— А как же быть с едой?

— Мне нужны мои деньги.

— Успокойся, ладно?

— Только не надо мне талдычить, чтобы я успокоился. Я, а не ты, контролирую ситуацию.

— Давай вместе еще раз все обсудим.

— Вместе? Черта с два!

— У тебя два заложника. Почему бы их не отпустить?

— Никого я отпускать не стану.

— Фэлкон, выслушай меня. Если ты отпустишь хотя бы одного заложника, тебе предоставят возможность переговорить со Свайтеком. Тебе не нужны два заложника. Хватит и одного.

— Ты прав. Мне хватит и одного. Поэтому доставь мне Свайтека с моими деньгами, в противном случае кто-то из заложников умрет еще до того, как разрядятся батарейки этого телефона.

И Фэлкон отключился. Винс не видел лиц находившихся в машине связи людей, но в этом не было необходимости. Он и так знал, как они на него смотрят.

— Ты в порядке? — спросил Чавес.

Винс чувствовал, как подрагивала рука, когда он клал трубку на рычаг.

— Да, в полном.

— И что теперь?

— Я не могу больше ему звонить, пока рядом не будет стоять Свайтек. Как только он сойдет с самолета, привезите его сюда. Сразу же!

Глава 25

— Разрешите мне сходить в ванную. Ну пожалуйста…

Новый призыв девушки-заложницы заставил Тео поморщиться. По его мнению, разговор Фэлкона с переговорщиками, к которому он, Тео, напряженно прислушивался, должен был отвлечь ее внимание от мочевого пузыря. Кроме того, к концу разговора настроение Фэлкона резко переменилось в худшую сторону, и Тео не понимал, как девушка отважилась снова к нему воззвать, не опасаясь спровоцировать очередную вспышку гнева. Или она была глупа как пробка, или имела свой собственный план действий.

Она сидела рядом с Тео на полу, прижавшись спиной к стене. Тео решил, что ей лет девятнадцать, возможно, двадцать. Правда, девушка сильно накрашена, так что точно определить возраст затруднительно. Без сомнения, она относилась к южноамериканскому этническому типу и обладала красивым, с правильными чертами, лицом. Что касается прикида, то он имел явную сексуальную направленность. Золотые серьги гармонировали с оливковой кожей и длинными каштановыми волосами. Груди, небольшие, но хорошей формы, облекал под блузкой тесный бюстгальтер, заставляя их выпирать из глубокого выреза. Ярко-красная губная помада и синие тени на веках отлично дополняли обтягивающую короткую юбку, высокие каблуки и чулки, похожие на рыболовную сеть. Тео не любил судить людей, но не сомневался, что в лице своей коллеги-заложницы имеет дело отнюдь не с монашенкой.

— Мне нужно в ванную, — повторила она. — Сейчас же.

— Заткнись, — сказал Фэлкон. — Никто никуда не пойдет.

— Я только ванную имела в виду.

Ее ответ, похоже, сознание Фэлкона не зафиксировало. Взгляд у него был пустой, как если бы его мысли находились далеко от этого места.

— Обойдешься без воды, — сказал он.

— Я не хочу пить, я хочу в ванную.

— Еще слишком рано.

— Через тридцать секунд будет слишком поздно.

— Если выпьешь сейчас воды, то умрешь.

Девушка и Тео обменялись недоуменными взглядами. Хотя Фэлкон вроде бы разговаривал с заложницей, складывалось впечатление, что он обращался к кому-то другому.

— О чем это вы? — спросила девушка робким голосом.

Фэлкон опять ее проигнорировал и снова принялся расхаживать по комнате из стороны в сторону, но не медленными шагами, что было бы естественно для погруженного в свои мысли человека. Напротив, все его движения и манера в целом были резкими, быстрыми, агрессивными.

— Заткнись, сказано тебе! — сказал он, прижимая к уху левую руку и еще сильнее стискивая в ладони правой рукоять пистолета. В таком возбужденном состоянии Тео его еще не видел. Определенно с ним что-то происходило. Осознав это, ни Тео, ни его коллега-заложница не рискнули вымолвить больше ни слова.

— Хватит причитать, — сказал между тем Фэлкон. — Спроси у врача. Он подтвердит, что тебе нельзя пить. Один только глоток — и ты умрешь. Слышишь меня? Ты умрешь прямо у меня на руках. Ты этого, что ли, добиваешься?

Они не знали, что на это сказать, да и стоит ли, поэтому продолжали хранить молчание.

— Отвечай! Ты этого добиваешься?

Девушка вжалась в стену, словно хотела просочиться сквозь нее и исчезнуть. Ситуация выходила из-под контроля, а резкий голос Фэлкона пугал ее еще больше.

— Оставь ее в покое, — не выдержал Тео.

— Что ты сказал? — мгновенно отреагировал Фэлкон.

— Я сказал, оставь ее в покое.

— Que es su numero?

— Что?

— Que es su numero?

— Я не говорю по-испански, мужик.

Латиноамериканка чуть слышно прошептала:

— Он спрашивает, какой у тебя номер.

— Какой такой номер? Моего телефона, что ли? — осведомился Тео.

— Нет! — гаркнул Фэлкон. — Su numero!

— Не понимаю, о чем ты толкуешь, приятель.

Глаза Фэлкона вспыхнули яростью.

— Хочешь, чтобы я пристрелил эту шлюху? — крикнул он, наставив пушку на молодую женщину. — Скажи, хочешь?

— Нет, я не хочу, чтобы ты в кого-нибудь стрелял.

— Тогда почему заставляешь меня делать это? Скажи, почему?

— Никто ничего не заставляет тебя делать. Все сидят тихо и помалкивают.

— Мне плевать на то, что вам хочется пить. Но может быть, вы предпочитаете умереть? Вы этого хотите, да?

— Я только сказал, что все сидят тихо, — произнес Тео. — И никто не хочет умирать.

— И правильно. Потому что дать ей сейчас воды — это все равно что приставить ко лбу пистолет и нажать на спуск. Ну, врубился наконец, что я имею в виду?

Фэлкон с равным успехом мог бы говорить с ним по-испански. Или даже по-китайски.

— Конечно, врубился. Все ясно как день. И мы заранее во всем с тобой согласны.

— А мне почему-то кажется, что ты хочешь умереть. Так или нет? Ты в самом деле считаешь, что тебе лучше сдохнуть?

— У меня есть к тебе предложение, босс, — сказал Тео. — Давай забудем про воду, ванную комнату и все прочее и малость успокоимся. Эта девица больше не будет тебя доставать, обещаю. О'кей, босс?

Фэлкон продолжал ходить по комнате. Атмосфера неопределенности, страха и беспокойства все больше сгущалась. В царившем вокруг сумраке понять выражение лиц находившихся здесь людей было невозможно. И никто, даже сам Зигмунд Фрейд, не смог бы разгадать характер этого странного человека и причину его возбуждения. Слышал ли вообще Фэлкон, что они говорили? А если слышал, то, возможно, просто неправильно истолковывал? А может, их слова пробудили в нем некие давние воспоминания и в памяти зазвучали голоса из прошлого? Вопросов было много, и Тео не знал, как на них ответить.

Фэлкон отошел в дальний конец комнаты, на секунду остановился и с отвращением затряс головой.

— Знаете что? Идите и пейте эту чертову воду, если уж вам так хочется. Увидите, что будет. Мне, в конце концов, наплевать. — И вновь забегал по комнате.

Тео встретился глазами с сидевшей рядом молодой женщиной, и они почти мгновенно пришли к взаимному молчаливому соглашению. Ситуация ужасная и с каждой минутой только ухудшается. Спокойно сидеть и ждать, когда кто-то придет им на помощь, слишком опасно. Они сами должны о себе позаботиться.

Для начала следовало перетянуть на свою сторону скрывавшегося в ванной мужчину.

— Как тебя зовут? — прошептал Тео.

— Наталия.

— О'кей, Наталия. У твоего приятеля в ванной есть пушка?

Фэлкон повернулся и направился в их сторону. Наталия дождалась, когда он приблизится, повернется спиной и снова двинется в обратном направлении. Потом быстро наклонилась к Тео и прерывающимся от волнения голосом едва слышно произнесла:

— Очень на это надеюсь.


Дверь мобильного командного пункта распахнулась, и послышались шаги — слишком тяжелые, чтобы принадлежать Алисии. Пауло повернулся на звук. Он ослеп полгода назад, но по-прежнему поворачивал голову в направлении шума, словно мог что-то увидеть, и часто задавался вопросом, когда этот инстинкт оставит его и оставит ли вообще.

— Чавес? — спросил Пауло.

— Он самый. Звонит Данден из Нассау. Хочет поговорить с тобой.

Сержант вложил в руку слепого свой мобильный, и Пауло почувствовал приток адреналина. Ему срочно требовалась дополнительная информация по делу Фэлкона, и он надеялся, что находившийся в Нассау Данден в этом поможет.

— Ну, что вы припасли для меня? — сказал он, поднеся к уху мобильник.

Данден говорил быстро и взволнованно.

— Только что мы получили результаты дактилоскопического исследования отпечатков, снятых с оставленной в сейфе записки. Компьютер обнаружил совпадение.

— И кто же это?

— К сожалению, мы не знаем имени этого человека.

— Вы же сказали, что компьютер обнаружил совпадение…

— Так точно.

— И кому же принадлежат отпечатки?

— На прошлой неделе исследовали отпечатки, снятые с пудреницы офицера Мендоса, и внесли их в базу данных ФБР. Ну так вот: компьютер обнаружил совпадение именно с этими отпечатками.

— Подождите секундочку. Вы что, пытаетесь мне сказать, что человек, похитивший сумочку Алисии в баре, и взявший деньги из депозитной ячейки банка на Багамских островах — одно и то же лицо?

— Это не я пытаюсь вам сказать. Об этом говорят результаты исследования отпечатков пальцев.

Пауло с минуту обдумывал информацию, размышляя, нет ли здесь какой-нибудь ошибки, и решил, что это невозможно.

— Что ж, отпечатки не лгут, — произнес он.

— Да, сэр. Этого за ними пока не замечалось.

Глава 26

Джек сдержал обещание, данное сержанту Пауло, и вернулся в Майами еще до рассвета.

Гидросамолет приземлился, а вернее, приводнился в пять утра на Гавернмент-кат — искусственном канале, соединяющем порт Майами и Атлантический океан. В это время суток на гладкой как стекло поверхности канала не было видно лодок, владельцы которых имели обыкновение выбрасывать в воду пакеты от сандвичей и пустые пивные банки, игнорируя требование уступать дорогу садящимся гидропланам. На обратном пути из Нассау Джеку удалось немного подремать, явно недостаточно, чтобы вновь почувствовать себя бодрым и свежим, но при сложившемся положении не стоило отказываться и от такой возможности. Посадка прошла так гладко, что Джек даже не проснулся, и Зак разбудил его, громовым голосом гаркнув:

— Пожар!

Джек вскочил с кресла, словно… словно ему и в самом деле угрожал огонь, и, только немного придя в себя, заметил, что Зак ухмыляется.

— Не смешно.

— Извини, приятель. Но я раз пятнадцать окликал тебя, однако ты продолжал храпеть.

Джек знал по меньшей мере пятнадцать других способов разбудить крепко спящего человека, не вызвав у него сердечный приступ, но решил не дискутировать на эту тему. Тем более что Зак относился к тому типу атлетически сложенных парней, которые любят подобные шуточки и даже мысли не допускают, будто человеку может стать плохо при подобном внезапном пробуждении.

«О Господи! Как же мне не хватает Тео».

В доке его поджидала машина департамента полиции Майами-сити. Джек плюхнулся на заднее сиденье, машина рванула с места и помчалась к Бискейн-бульвар.

Первые рассветные лучи осветили пустынную магистраль и жавшихся к стенам домов редких прохожих. В отсутствие Джека количество полицейских на Бискейн-бульвар и прилегавших к нему улицах значительно увеличилось. Были перекрыты все проходы, переулки и улочки, ведущие к мотелю. Помимо полицейских из Майами-сити и департамента полиции Майами-Дейд, на сцене появились солдаты национальной гвардии штата Флорида. На крышах домов сидели снайперы. Парковочная площадка перед рестораном была до отказа забита полицейскими машинами и автобусами, доставившими бойцов СВАТа и национальных гвардейцев, а сам ресторан превратился во временный штаб полицейских сил. На смену бороздившим небо вертолетам средств массовой информации прибыли полицейские геликоптеры. Ночь уступала место утру, и у перегораживавших магистраль полицейских баррикад скапливалось все больше представителей прессы и праздных зевак, желавших поглазеть на разворачивающиеся события.

Созерцая полицейскую мощь и толпящихся у заграждений людей, Джек вспомнил совсем другой рассвет и другое место — ранее осеннее утро у государственной тюрьмы в северо-восточной части Флориды. Тогда группы демонстрантов — поддерживающих смертную казнь и требующих ее отмены — всю ночь несли вахту у стен тюрьмы, подойдя к ним так близко, насколько им позволили национальные гвардейцы. Холодный ночной туман клубился, вытесняемый теплым утренним воздухом, а прорезавший горизонт алый рассветный луч знаменовал не только наступление нового дня, но и начало куда более важных и грозных событий. В это время Тео Найта отделял от встречи с электрическим стулом какой-нибудь час. Его голову и щиколотки уже побрили для наилучшего контакта с электродами, которые должны были пропустить через его тело электрический ток напряжением в двадцать пять тысяч вольт. И Джек уже мысленно с ним распрощался. Тогда он едва не потерял Тео: подпустил к смерти куда ближе, нежели это позволено хорошему адвокату, особенно учитывая невиновность его подзащитного. Правда, штат Флорида не пожалел усилий, чтобы отправить Тео Найта на электрический стул. И смертный приговор ему подписал не кто-нибудь, а сам отец Джека — губернатор Хэрри Свайтек. Теперь, годы спустя и в нескольких кварталах от того места, где пятнадцатилетнего Тео арестовали по подозрению в убийстве, целая армия полицейских пытается спасти его жизнь. На этот раз палачом Тео выступает не отец, но один из его, Джека, клиентов. Преступник собирался казнить невиновного человека. Исполненные мрачной иронии параллели выстраивались одна за другой — быстрее, нежели Джек был в состоянии воспринять. Как говорила его старая кубинская abuela,[3]«жизнь — как дорога — много резких поворотов». Она говорила по-испански, и Джек не мог вспомнить фразу дословно, но смысл был такой.

Размышляя над всем этим, Джек снова и снова задавался вопросом, выберется ли во второй раз его подзащитный — а ныне друг — из положения, грозившего ему смертью.

Полицейская машина проехала мимо временного штаба полицейских сил и мобильного пункта связи. Джек наклонился вперед и постучал по решетчатой стенке, отделявшей заднее сиденье от места водителя.

— Мы только что проехали штаб…

— Знаю, но мы едем в другое место, — пояснил коп.

— В какое, если не секрет?

Поскольку тот замешкался с ответом, Джек сказал:

— Пауло просил меня из аэропорта сразу же ехать к нему. А вы куда меня везете?

— С вами хочет поговорить мэр.

— О чем это?

Коп промолчал. Повернув за угол, он заехал в подземный парковочный гараж и остановился. Потом вышел из машины и открыл заднюю дверь, чтобы выпустить Джека. Когда тот выбрался из салона, коп кивком указал ему на припаркованный в конце ряда темно-синий седан. Стук каблуков Джека эхом отдавался под бетонными сводами гаража. Когда он находился в двух шагах от седана, послышался щелчок, отпиравший блокирующие замки, и дверца со стороны пассажирского места широко распахнулась, словно ее с силой толкнули изнутри. Джек забрался в автомобиль, уселся в кресло для пассажира и захлопнул дверцу.

За рулем сидел мэр Рауль Мендоса.

— Привет, Джек.

— Здравствуйте, мистер мэр, — сухо поздоровался адвокат.

Мэр положил незажженную сигару на крышку «бардачка». Ее кончик был сильно изжеван. Похоже, мэр пытался таким образом избавиться от снедавшего его напряжения.

— К сожалению, мы с вами не поняли друг друга, когда говорили по телефону, — сказал мэр. — Вот я и подумал, не достигнем ли мы согласия при личном общении.

— Все зависит от того, о чем пойдет разговор.

Мэр помолчал, словно подбирая нужные слова.

— Послушайте, мы с вами на одной стороне и, полагаю, можем договориться относительно нескольких простых фактов. Первое: этот так называемый Фэлкон — абсолютный псих и в любой момент способен совершить убийство. Второе: у него в заложниках находится ваш друг. И третье: он хочет встретиться с моей дочерью.

— Он что — просил об этом?

— Пока нет. Но попросит. Обязательно. И я рассчитываю на ваше слово, что эта встреча не состоится.

— Боюсь, такого рода вещи вне моей компетенции.

— Не стану утверждать, будто шеф полиции Майами-сити — болтушка, которая любит делиться конфиденциальной информацией. При всем том в ее департаменте у меня есть источник, регулярно информирующий о ходе переговоров. В конце концов, я мэр и должен быть в курсе дела. Ну так вот, помимо всего прочего, мой источник сообщил, что Фэлкон хочет говорить с вами. Пока полицейские переговорщики играют с ним в игру: отпусти заложника, получишь что-нибудь взамен. И если Фэлкон согласится проявить свою добрую волю, ему разрешат поговорить с вами.

— Вы хотите, чтобы переговоры с ним вел я?

— Ну, «переговоры», как мне кажется, не совсем уместное слово. Уверен, что все ваши реплики будут вам продиктованы или по крайней мере обговорены заранее. Тем не менее вам-таки предоставят возможность поговорить с преступником.

— Что ж, я не против.

Мэр криво улыбнулся, взял сигару с крышки «бардачка» и всунул в угол рта.

— Спасибо, что согласились, — с иронией произнес он. — Но прошу иметь в виду, что у нас с вами отнюдь не светская беседа. Мы говорим о правилах, которые устанавливаю я.

— Вы?

— Да, я. — Он вытащил сигару изо рта и продолжил: — Когда вы возьмете трубку, Фэлкон, я уверен, потребует устроить ему встречу с Алисией. Меня, признаться, мало интересует ваше желание умиротворить этого психа, если таковое у вас имеется, как и то, что вам скажет Пауло. Мне также наплевать, что он может приставить пистолет к голове вашего приятеля. Я и бровью не поведу, даже если он пригрозит взорвать весь этот чертов мотель. Мне нужно одно: чтобы вы ни при каких условиях не передавали трубку Алисии. И точка.

— Подождите секундочку. Я уже говорил вам во время нашего телефонного разговора по поводу освобождения Фэлкона под залог, что с пониманием отношусь к вашим родительским чувствам. Но действовать буду так, как мне скажут переговорщики.

— Вы хотите, чтобы вашего друга убили?

— Разумеется, нет.

— Тогда слушайте меня. Винс Пауло — человек с идиотскими принципами. Считает, будто переговоры с преступником помогут добиться освобождения заложников. Однако в прошлый раз это не сработало, и ситуация, образно говоря, взорвалась, а осколки попали ему в лицо. Теперь он ослеп, и ему нужен человек, который возьмет его за руку и отведет в очередную смертельную ловушку. И я не хочу, чтобы этим человеком стала Алисия.

— Если мы подзовем ее к телефону, еще не означает, что ей придется встречаться с этим человеком.

— Это только первый шаг. Ведь совершенно очевидно, что Фэлкон просто помешан на моей дочери. Он украл у нее из сумочки губную помаду, а потом послал на компьютер сообщение, что сделал это исключительно из большой любви.

— Вам следует проверить свои источники в департаменте, мэр. Там не очень-то уверены, что за тем и другим стоит Фэлкон.

— Так вы отрицаете тот факт, что этот парень одержим моей дочерью?

Джеку вспомнилась его первая встреча с Фэлконом и блеск, появившийся в его глазах, когда они заговорили об Алисии.

— Нет, этого я не отрицаю. Но она полицейский и имеет определенный круг обязанностей. Если ее разговор с Фэлконом поможет освобождению заложников, я буду это только приветствовать. Думаю, в данном вопросе мы можем довериться переговорщикам.

— В этом вопросе я никому не могу довериться, понятно? Вы… — Он хотел сказать что-то еще, но вдруг замолчал. Поначалу Джек подумал, что мэр пытается совладать с охватившим его гневом, но причиной служили явно другие чувства. — Вы имеете представление, что значит потерять…

Джек так и не дождался окончания фразы, потому что мэр замолчал снова. Он смотрел прямо перед собой на собственное отражение в ветровом стекле, потом мрачно произнес:

— Я редко об этом говорю, но мать Алисии — моя вторая жена. До нее я был женат на другой женщине, и у меня была другая дочь. — Он выдержал паузу и добавил: — Ей едва исполнилось восемь лет, когда она умерла.

— Мне очень жаль…

— Это случилось шестнадцатого сентября тысяча девятьсот семьдесят четвертого года. Изабель и ее мать зашли в кондитерскую в Буэнос-Айресе. Они с утра ходили по магазинам и несли пакеты с покупками. Прежде чем возвращаться домой, они решили полакомиться в каком-нибудь приличном кафе. Сидели у стойки, ели пирожные и беззаботно болтали как мать и дочь, которые хорошо проводят вместе время.

Джек украдкой бросил взгляд на мэра. Тот по-прежнему смотрел прямо перед собой и говорил словно в пустоту.

— Потом совершенно неожиданно… — Голос мэра дрогнул, и он сглотнул, пытаясь совладать с ним, а заодно и с чувствами, от которых у него перехватило горло. — Совершенно неожиданно прогремел взрыв. Какой-то сумасшедший террорист решил взорвать отделение банка, окошко которого находилось в кондитерской рядом с невинными людьми. Можете вообразить, кто бы решился на такое подлое преступление?

Джек мог, но всегда считал, что лучше бы ему об этом не знать.

— В тот день террористы взорвали по всей стране около сорока бомб. В результате взрыва в кондитерской погибла моя жена. А два дня спустя в госпитале умерла от ран и наша дочь.

— Я не знал об этом. И мне очень жаль это слышать. Правда.

Некоторое время они сидели в полном молчании. Джек искал подходящие слова и не находил их. Будет ли реальная польза, если он пообещает сделать все возможное, чтобы отстранить Алисию от переговоров? Или мэр, растравляя старые раны, просто пытается убедить себя, что на этот раз предпринял все меры для защиты дочери, даже если его требования кажутся не совсем разумными, а страх за дочь необоснован? Неожиданно мэр, потянувшись через Джека, взялся за ручку дверцы с его стороны.

— Удержи́те мою дочь от участия в этом деле, — сказал он, распахивая дверцу, чтобы Джек мог выйти. — В противном случае нам обоим, может статься, придется горько пожалеть.

Это прозвучало почти как угроза, но ситуация была слишком деликатная и неопределенная, чтобы Джек мог ответить подобающим образом. Он лишь сдержанно кивнул, выражая тем самым сочувствие трагедии, происшедшей в семействе Мендоса более четверти века назад. После чего вышел из машины и захлопнул за собой дверцу.

Взревел мотор, и седан мэра покатил к выходу из гаража.

Глава 27

В Нассау было еще темно, когда Райли вернулся домой из банка. Поскольку его подняли среди ночи, он был утомлен, раздражен и собирался пару часиков поспать, прежде чем встретиться с адвокатами по поводу пропажи денег из депозитной ячейки. Работая здесь, он был вынужден общаться с адвокатами значительно чаще, нежели ему хотелось. В деятельности офшорных банков все было секрет и тайна, за исключением того, что их адвокаты несказанно обогащались благодаря постоянно выдвигавшимся против этих учреждений различным обвинениям и искам.

Висевший над парадным входом навес, защищавший от палящего тропического солнца, не пропускал и свет уличных фонарей, а Райли, выбегая из дома, чтобы встретиться со Свайтеком и его компанией, не озаботился впопыхах оставить в подъезде свет и запереть дверь. Не то чтобы на Багамах не совершалось уголовных преступлений, но все здесь располагало к беззаботности, и жители острова забывали закрывать окна и двери, словно подсознательно отрицая факт существования зла в своем тропическом раю. Райли щелкнул настенным выключателем. Но свет не зажегся, и в гостиной по-прежнему царила темнота. Ничего удивительного: отключения электричества — в силу разных причин — случались в этом квартале довольно часто. Райли закрыл входную дверь и немного постоял, ожидая, когда глаза привыкнут к мраку. Он уже собирался пересечь гостиную, когда услышал явственный щелчок взводимого курка.

— Стойте где стоите, Райли.

Менеджер замер, словно обратившись в статую. Голос был ему знаком, хотя он, возможно, не узнал бы его так быстро, если бы не провел полночи в банке, обсуждая проблему исчезновения денег из ячейки номер 266.

— Да, новости здесь распространяются мгновенно. — Он пытался говорить небрежным тоном, но не сумел скрыть овладевшего им беспокойства.

— Мир, в котором мы живем, маленький, а этот остров — и того меньше.

— Это верно. — Постепенно глаза Райли освоились с окружающим мраком, но он по-прежнему не видел человека, стоявшего в самом темном углу комнаты. Впрочем, Райли вряд ли узнал бы его даже при хорошем освещении, поскольку, когда им доводилось общаться, слышал его голос, но ни разу не видел лица. Отключенное электричество ясно свидетельствовало о намерения этого человека.

— Я слышал, кто-то выпотрошил ячейку номер двести шестьдесят шесть, — произнес незваный гость.

— То, что вы слышали, соответствует истине.

— Кто это был?

— Не могу вам сказать.

— Хороший ответ, — усмехнулся пришелец.

— Единственный, какой я могу вам дать.

— В принципе он меня устраивает, — заметил ночной визитер, — при условии, что то же самое вы скажете и полиции.

— Раскрывать информацию или придержать ее — прерогатива банка и его адвокатов.

— Ответ неправильный.

Райли помолчал в надежде, что пришелец объяснит свои слова, но продолжения не последовало, и в комнате установилась напряженная тишина. Пока длилось молчание, менеджер успел перебрать в мозгу несколько возможных вариантов продолжения этого разговора, но ни один из них ему не понравился. Райли не оставляло ощущение, что ночной гость размышляет, пристрелить ли его здесь же, в гостиной, или отвезти с этой целью в какое-нибудь другое место.

— У меня серьезная проблема, — послышался наконец голос из темноты, словно озвучивая его худшие опасения.

У Райли перехватило горло, а во рту стало сухо, поэтому ответную реплику он произнес с известным усилием.

— И какая же?

— Эти полицейские такие настырные типы… Если вы скажете им, кто забрал деньги, какой, по-вашему, вопрос будет следующим?

— Представления не имею…

— А вы подумайте.

— Мне трудно сейчас сосредоточиться, извините. Но адвокаты банка, я уверен, смогут ответить на все их вопросы.

— Чтоб этих адвокатов черти взяли. На любой прямой вопрос они дают с полдюжины расплывчатых ответов, а счет выставляют как за дюжину. Давайте придерживаться простого принципа. Я попробую предсказать развитие событий, а вы либо согласитесь с моими предположениями, либо нет. Договорились?

Пистолет в руке ночного гостя не оставлял Райли возможности дискутировать.

— О'кей.

— Когда полицейские узнают, кто выпотрошил ячейку, у них, как мне кажется, может возникнуть только один вопрос, а именно: каким образом все эти деньги оказались в депозитной ячейке банка.

Райли промолчал.

— Чего молчите? Не согласны, что ли? — спросил человек с пистолетом.

— Согласен.

— Очень хорошо. Теперь обсудим еще один пункт, по которому, я уверен, мы тоже придем к взаимопониманию. Если полицейские проследят перемещения этих денег вплоть до их источника, то это может иметь крайне неприятные для вас последствия. Верно?

Райли молчал.

— Вы согласны с этим, Райли, или нет?

Менеджер судорожно сглотнул. Он хотел что-то сказать и не мог. Органы речи отказывались ему служить, поскольку он очень боялся дать неправильный ответ.

— Мне нужно, чтобы вы согласились и с этим пунктом, дружище, — поторопил его гость. — Потому что, если вы откажетесь признать очевидное, мне придется вас пристрелить — здесь и сейчас.

Райли тяжело дышал и некоторое время ничего не слышал, кроме собственного дыхания. Что и говорить, ему приходилось иногда встречаться с плохими парнями. Соблюдение банком конфиденциальности имеет и свою темную сторону. Но никто до сих пор не угрожал его убить, по крайней мере в столь недвусмысленных выражениях и деловой, будничной манере. Райли нисколько не сомневался, что этот человек в случае чего непременно выполнит свою угрозу.

— О'кей, — произнес он едва слышно.

— Что — о'кей? — осведомился гость.

— Я имею в виду, что никто и ни при каких обстоятельствах не узнает, откуда пришли эти деньги.

— Хороший ответ, Райли. Я бы сказал, совершенно правильный.

Он поднялся со стула, на котором сидел, и черный силуэт проступил в сумраке комнаты. Хотя черты были полностью скрыты тьмой, Райли различил тусклый блеск оружия в его руке.

— Лечь на пол, — скомандовал гость. — Лицом вниз.

Какая-то часть сознания призывала его воспротивиться насилию и оказать непрошеному гостю сопротивление. Райли пытался игнорировать внутренний голос, но тот снова и снова звучал у него в голове, пока он опускался на четвереньки, укладывался на пол и прижимался щекой к ковру. Потом он почувствовал, как завибрировал паркет под тяжелыми шагами, когда посетитель двинулся в его сторону. Приблизившись, человек немного постоял над ним, но Райли мог видеть только носки его ботинок.

Он представил себе, как ствол пистолета опускается и упирается ему в голову, и увидел внутренним взором заголовки завтрашних газет: «Банкир найден мертвым у себя дома. Убит пулей в затылок, как при исполнении смертного приговора».

— Считайте до тысячи. Громко, — приказал ночной гость. — И не дай вам Бог подняться раньше, нежели закончите счет.

Райли начал считать.

— Слишком быстро. Медленнее…

Райли начал снова. Один, два, три… Киллер отошел от него и направился к выходу. Девять, десять, одиннадцать… Входная дверь распахнулась. Пятнадцать, шестнадцать, семнадцать… Дверь захлопнулась. Райли слышал этот звук, но и не подумал подняться с места и продолжал дрожащим голосом вести отсчет.

Он считал до тех пор, пока в гостиной сквозь щели в деревянных ставнях не забрезжил свет зарождающегося утра.

Глава 28

Холода в Майами подходили к концу. Тео чувствовал это. В комнате мотеля с каждой минутой становилось все более жарко и душно. И светло. Лучи восходящего солнца проникали сюда сквозь щели и дырочки в старых шторах и золотили баррикаду из мебели, матрасов и прочих предметов гостиничного обихода, как рассвет золотит вершины холмов в гористой местности. Если бы Тео каким-то образом удалось подобраться к окну и сорвать эти шторы, снайперы получили бы прекрасную возможность взять Фэлкона на прицел. Тео не сомневался, что вокруг здания расставлены снайперы, смысл жизни которых заключался в поиске чего-нибудь поинтереснее тренировочной мишени. Им требовался лишь небольшой кусок открытого пространства, чтобы послать пулю точно в голову Фэлкона. Тогда убийца полицейских был бы мертв, а вся эта игра благополучно закончилась. Если бы, конечно, снайперы не приняли за преступника Тео. Джек, наверное, объяснил им, что черный парень не убийца, а заложник. Вопрос, однако, в том, поверили ли они в это? Или посчитали, что Джек просто-напросто защищает своего старого клиента? Без сомнения, полицейские уже пролистали его криминальное досье и уяснили себе, что ему удалось избежать смерти лишь благодаря талантам Джека. И разве так уж важно, что анализы на ДНК подтвердили его невиновность? Многие из тех, кто знал криминальное прошлое Тео, до сих пор не исключали того факта, что он виновен и освобожден лишь по недоразумению — благодаря счастливой случайности, вовремя найденной зацепке в законе и ловкости адвоката. Вполне возможно, среди снайперов есть человек, который, поймав силуэт Тео в перекрестие оптического прицела, решит, что, пристрелив ускользнувшего от правосудия преступника, окажет тем самым услугу обществу. Иными словами, первую пулю получит Фэлкон, а вторую, возможно, черномазый, заслуживающий смерти ничуть не меньше. Отвечать не придется — трагическая ошибка, и все дела.

«Успокойся, — сказал себе Тео. — Возможно, снайперы — такие же черные пацаны, как и ты».

— Эй, мистер, — позвала Наталия. — Так вы позволите нам воспользоваться ванной?

Фэлкон бросил взгляд в ее сторону. Определенно голос девушки оторвал его от каких-то глубоких размышлений или воспоминаний, поскольку прошло несколько секунд, прежде чем он отреагировал на вопрос:

— Чем воспользоваться?

— Ванной, — вступил в разговор Тео. — Мы, между прочим, сидим здесь уже шесть часов.

В этот момент Фэлкон стоял у двери. Оглядев в глазок парковочную площадку, он повернулся и направился к Наталии.

— Она пойдет первой.

— Я могу и подождать, — отказалась та. — Пусть он идет.

— Заткнись! Коли я сказал, что ты первая, значит, так тому и быть. Понятно?

Наталия нервно посмотрела на Тео. Они говорили достаточно громко, чтобы человек в ванной комнате мог их слышать, и знали, что, когда Фэлкон откроет дверь ванной, разразится настоящий ад. Нужно было как-то скоординировать усилия союзников поневоле, и Тео в этом смысле представлялся лучшей кандидатурой, особенно если бы стоял по эту сторону двери рядом с Фэлконом.

— О'кей, — кивнула Наталия. — Я пойду первой.

И у Тео, и у девушки руки были связаны за спиной. Кроме того, Фэлкон проводом от настольной лампы крепко перетянул им лодыжки. Держа пистолет в правой руке и направив ствол в лицо Наталии, он медленно опустился перед ней на колени и левой рукой немного ослабил путы — так, чтобы она могла ходить. Потом поднялся, схватил ее за волосы и поднял на ноги таким сильным рывком, что клацнули зубы. После этого притиснул девушку к стене и уперся стволом своего оружия ей в подбородок. Нажми он в этот момент на спуск, и ее мозги размазались бы по потолку.

— Не вздумай выкинуть какую-нибудь глупость, — предупредил он.

— Не беспокойся, я буду вести себя хорошо.

Одежда тесно облегала ее тело, и Фэлкону, похоже, понравилось прикосновение ее грудей и живота.

— И пусть дверь останется открытой.

— Хочешь смотреть, как я сижу на унитазе?

Губы Фэлкона скривились в намеке на улыбку.

— Неужели мужской взгляд еще способен повергнуть тебя в смущение, jinitera?

— Эй, не надо так ее называть, — заступился Тео.

— А я считал, что ты не говоришь по-испански.

— Ты что — всерьез думаешь, что человек, работающий барменом в Майами, не знает, как сказать «проститутка» по-испански?

— А ты что — всерьез думаешь, что стоит рисковать получить пулю в лоб, защищая честь такой девицы?

Тео не ответил. Фэлкон толкнул Наталию к ванной и пошел следом, нацелив пистолет ей в затылок. Для возможного сопротивления или побега такая позиция представлялась крайне неудачной. Если скрывавшийся в ванной приятель Наталии и имел при себе оружие, ему было бы крайне затруднительно произвести действенный выстрел в Фэлкона, не поразив при этом девушку.

Тео продолжал сидеть на полу. До ванной комнаты было всего несколько шагов, и с его места открывался отличный вид на ее дверь. Все то время, что он находился в мотеле, Тео предпринимал отчаянные попытки развязать или хотя бы ослабить веревки, стягивавшие ему запястья, но особого успеха не добился. Провод вокруг лодыжек также держал его крепко. Если бы из затеянного ими отчаянного предприятия и вышло что-то хорошее, то это целиком и полностью была бы заслуга девушки и ее приятеля.

Наталия двигалась к заветной двери медленно, но целеустремленно, словно уже решив, как будет действовать дальше. Тео невольно задался вопросом, обдумал ли свои действия человек в ванной и готов ли принять активное участие в схватке с Фэлконом. Может, он уже стоит у стены с пистолетом наготове, чтобы сразу открыть огонь? Коли так, неплохо бы узнать, хороший он стрелок или мазила, рассыпающий пули веером во все стороны; хладнокровный и смелый человек — или размазня. Впрочем, все эти вопросы оставались риторическими. Ни Наталия, ни Тео даже не были уверены, есть ли у него пушка.

Фэлкон, продолжая держать девушку перед собой, словно щит, из-за ее спины взялся за дверную ручку. Тео приготовился к броску: в случае необходимости нужно было так или иначе, хоть катясь, как кегля, добраться до Фэлкона, чтобы помочь Наталии и ее приятелю одолеть его. Когда дверь распахнулась, в дверном проеме материализовались расплывчатые очертания какого-то человека, который закричал так громко и пронзительно, что совершенно обескуражил и Тео, и Фэлкона. Выскочив из ванной, он толкнул Наталию на Фэлкона, и они втроем отлетели к противоположной стене. Первым соприкоснулся со стеной Фэлкон, на которого затем навалились Наталия и ее приятель. От удара пистолет выпал из руки Фэлкона. Девушка как сумасшедшая набросилась на своего тюремщика и стала бить его ногами, ее приятель молотил Фэлкона кулаками по лицу. Тео попытался было дотянуться до пистолета, но тот отлетел к двери, Тео же остался на «ничейной» земле между ванной и дерущимися. Бросив взгляд в сторону ванной комнаты, он заметил, что в ней прячется еще и женщина.

— Подними пушку! — крикнул Тео.

Та не сдвинулась с места. В ванной было почти совершенно темно, Тео видел лишь неясный силуэт, но лица рассмотреть не мог.

— Что б тебя черти взяли! Подними пушку, я ска…

Он не успел закончить фразу, поскольку Фэлкон носком ботинка врезал ему по губам. Оправившись от удивления, вызванного внезапным нападением, он начал постепенно восстанавливать контроль над ситуацией. С силой оттолкнув Наталию, схватил за ворот рубашки ее приятеля и впечатал головой в стену. Тот начал медленно съезжать на пол. Определенно у него помутилось в голове; возможно, он даже потерял сознание. Обездвижив противника, Фэлкон бросился к двери ванной и подобрал свою пушку.

— Никому не двигаться! — гаркнул он.

Тео замер. Наталия лежала на полу; юбка ее разорвалась, а из носа сочилась кровь. Мужчина, хотя и дышал, лежал ничком и не подавал признаков жизни.

Фэлкон дрожал всем телом — больше от ярости и возбуждения, нежели от страха.

— Вы все это спланировали! — крикнул он. — А ведь я предупреждал, чтобы вы не вздумали ничего замышлять!

Тео снова бросил взгляд в сторону ванной. Он видел руку женщины и ее склоненную голову. «Ну же, — мысленно воззвал к ней Тео, — выскакивай из своего убежища и набрасывайся на него со спины. Другого такого шанса не будет. Сейчас — или никогда!»

— За это вас следовало бы пристрелить — обоих! — И Фэлкон направил ствол пистолета на Наталию.

— Не убивай меня, пожалуйста!

— С какой стати мне тебя миловать?

— Мне только восемнадцать, и я не хочу умирать.

Фэлкон, тяжело дыша, некоторое время гипнотизировал Наталию взглядом, потом навел пистолет на Тео.

— В таком случае придется убить тебя, здоровяк.

— Мне почему-то кажется, что тебе не хочется этого делать.

— Ты плохо меня знаешь, — покачал головой Фэлкон.

— После того как грохнет выстрел, здесь через пару секунд будут копы.

— А кто сказал, что я собираюсь в тебя стрелять?

Фэлкон сунул руку во внутренний карман своего бесформенного пальто и извлек оттуда кухонный нож. Тео знал, что бомжи часто носят при себе свои столовые приборы и кухонные принадлежности, и прикинул, что еще может скрываться у него в карманах. Запасная обойма? Еще один пистолет? Балахон, который напялил на себя Фэлкон, был такой просторный, что в его складках могло прятаться что угодно. Определенно Фэлкон догадывался, что, после того как в багажнике его машины найдут мертвое тело, полиция начнет охотиться за ним. Интересно, готовился ли он бежать из города?

— Возможно, копы уже скрытно пробираются сюда, — заметил Тео.

— Любопытное предположение, — сказал Фэлкон, — которое, впрочем, следует трактовать как попытку затянуть время.

Неожиданно из ванной послышался протяжный стон, а за ним булькающий горловой звук. Фэлкон и Тео одновременно взглянули в дверной проем. Сидевшая в ванне женщина не шевельнулась и не двинулась с места. Она не выказала никакой реакции, даже когда Фэлкон наставил на нее пушку.

— Не двигаться! — заорал тот, но женщина, похоже, не имела такого намерения.

Фэлкон вошел в ванную и щелкнул выключателем, определенно забыв, что в номере отключено электричество. Тогда он снова сунул руку в карман, вынул оттуда одноразовую зажигалку и, чиркнув колесиком, добыл крохотный язычок пламени, озаривший ванную комнату тусклым неровным светом.

Только при свете зажигалки Тео заметил кровь.

Фэлкон издал страшный крик, в котором не было ничего человеческого, ибо люди так не кричат даже в минуту смертельной опасности. Скорее этот вопль напоминал рев смертельно раненного животного. Ужасный крик продолжался секунд десять, не меньше, после чего Фэлкон замолчал, словно переводя дух, выскочил из ванной и с силой захлопнул за собой дверь. Потом, дрожа всем телом, сделал несколько неровных шагов назад в комнату.

Выпучив глаза, он смотрел на дверь ванной, направив на нее ствол пистолета, словно опасаясь, что она вот-вот распахнется. Но ничего не произошло. И никаких посторонних звуков из ванной тоже больше не доносилось. Фэлкон погрозил двери кулаком и душераздирающе крикнул:

— Будь оно все проклято! Неужели это снова ты? Опять пришла по мою душу?!

Глава 29

Винс Пауло находился в мобильном командном пункте, когда в его наушниках послышался щелчок, а затем взволнованная скороговорка одного из офицеров, ведущих наблюдение за мотелем.

— Похоже, из той комнаты донесся вопль, сержант.

Винс включил микрофон.

— Вы уверены?

— Да. Я сам его слышал, и Джонеси утверждает, что это было нечто похожее на крик.

— И кто кричал? Мужчина или женщина?

— По-моему, мужчина.

Винс переключился на другую волну и обратился к специалисту по прослушиванию.

— Ну, что там у вас происходит, Болтон?

Болтон, прежде чем ответить, выдержала паузу, и Винс решил, что она настраивает свою аппаратуру, пытаясь добиться более четкого звучания.

— Такое впечатление, сэр, что в комнате ругаются или разговаривают на повышенных тонах.

— Удалось получить видеоизображение?

— Никак нет, сэр. Когда машина Свайтека таранила здание, проводка и кабели получили повреждения, и подключать аппаратуру просто не к чему. Наши техники смогли установить подслушивающие устройства снаружи, но лишь когда удастся проникнуть в комнату, сопредельную с той, где находятся заложники, мы сможем прикрепить датчики к стене и получить адекватную картину происходящего.

— А нельзя как-нибудь отсечь посторонние шумы?

— Мы пытались это сделать, но все равно ничего, кроме донесшегося из комнаты крика, не услышали. Если офицеры, которые ведут непосредственное наблюдение за комнатой, считают, что кричал мужчина, то у меня нет никаких причин оспаривать это утверждение.

— Ну и долго мы еще будем валандаться с этим типом?! — воскликнул Чавес.

Винс поднял трубку и стал набирать номер.

— Если он не отзовется, давай команду на штурм.


Когда в комнате раздалась пронзительная телефонная трель, Фэлкон уставился на валявшийся на полу мобильный, словно это был пришелец из иных миров, у которого вдруг прорезался голос. Мобильник издал одну трель, потом другую и третью.

— Лучше бы ты ответил на звонок, — сказал Тео.

— Молчать!

Мобильник прозвонил еще два раза, но никто не сдвинулся с места. На шестой раз Фэлкон, словно кошка, прыгнул к нему, стиснул в руке и включил.

— Свайтек? — хриплым шепотом осведомился он.

— На проводе Винс Пауло.

— Я же сказал, что больше не буду разговаривать с копами, — злобно прошипел Фэлкон.

— Мы слышали крик и хотим узнать, все ли у тебя в порядке.

— А где Свайтек?

— А почему ты шепчешь?

Фэлкон прикусил нижнюю губу и поморщился, словно у него заболели зубы.

— Скажи мне, где Свайтек.

— Он уже возвращается с Багамских островов. Ждем его с минуты на минуту. Итак, мы слышали в твоей комнате крик. Согласно заявлению наблюдателей, кричал мужчина. Я хочу услышать голос Тео Найта, чтобы убедиться, что с ним ничего не случилось.

Фэлкон, скрипнув от злости зубами, подошел к Тео, который все еще сидел на полу. Приставив пистолет к его левому уху, он протянул ему трубку.

— Скажи что-нибудь.

— Здесь еще двое!..

Фэлкон ударил его рукояткой пистолета по голове и вырвал трубку прежде, чем он успел закончить фразу.

— Не надо так орать, — прошипел он, поднося трубку к уху, хотя ярость в нем так и бурлила.

— Фэлкон, у тебя что — появились еще два заложника? — спросил Пауло.

— Я хочу поговорить со Свайтеком.

— Почему ты шепчешь?

— Потому что она там. В ванной.

— Кто — она?

— Я никак не могу от нее отделаться!

— Фэлкон, вдохни поглубже и скажи мне членораздельно: кто еще с тобой в комнате?

Фэлкон снова принялся расхаживать взад-вперед. Несмотря на снедавший его гнев, он старался ступать как можно тише.

— Она всегда со мной. Куда бы я ни пошел, куда бы ни поехал, она всегда оказывается где-то рядом.

— Кто?

— Она пришла на реку. Хотела войти в мой дом. Сидела на моем ящике от молочных бутылок. Она преследует меня, не оставляет в покое. Я выбил из нее дух обломком водопроводной трубы и засунул в багажник. А она — нате вам, пожалуйста — снова объявилась. Причем здесь, рядом со мной. В ванной комнате!

— Фэлкон, кто она? О ком ты говоришь?

Фэлкон прикрыл ладонью рот, чтобы никто в комнате не мог его подслушать, и тихим, похожим на шелест голосом произнес:

— Мне нужно кое-что сказать Свайтеку.

— Никаких проблем. Когда он приедет, я передам ему твои слова. Итак, что бы ты хотел ему сообщить?

— Скажи ему… Главное, скажи ему, что я по-прежнему хочу получить свои деньги.

— Ну это понятно. Кстати, Свайтек занимался этим всю ночь и часть утра. Что-нибудь еще?

— Да, — кивнул Фэлкон, нервно посмотрев на дверь ванной комнаты. — Скажи ему, что мне очень нужно вернуть мое чертово ожерелье. — Он захлопнул крышку телефона и прервал разговор.

Глава 30

Джеку оставалось только искать Бушмена.

Требование Фэлкона вернуть ожерелье ничего не значило для сержанта Пауло, но Джек отлично знал, что имел в виду его клиент. Ему требовалось ожерелье из металлических бусин, на котором прежде висел ключ от депозитной ячейки банка Багамских островов. Проблема заключалась в том, что в последний раз Джек видел его на шее у страдавшего паранойей ямайского бродяги по прозвищу Бушмен.

— Вы узнаете этого Бушмена, если увидите снова? — спросил Пауло.

— Разумеется. Если не ошибаюсь, он обитает на набережной в районе моста и того места, где стояла машина Фэлкона. Пусть кто-нибудь подбросит меня туда, и я найду его.

— Я вас отвезу, — предложила Алисия.

Джек пока никому не рассказал о состоявшемся у него частном разговоре с ее отцом, но в его свете мысль отправиться с дочерью мэра подальше и от командного пункта, и от главного переговорщика, показалась ему весьма удачной.

— Очень мило с вашей стороны. Поехали.

Они сели в машину Алисии, не имевшую гербов и мигалок, поэтому, выезжая из оцепленного полицией района, Алисии пришлось несколько раз показывать патрульным свой значок. Миновав оцепление, они помчались по Майами-авеню на юг в направлении реки и, добравшись до набережной, остановились на парковочной площадке у «Тобакко-роуд» — старейшего бара в Майами-сити, где Тео в составе местного оркестра частенько играл по ночам на саксофоне. Нельзя сказать, чтобы Джек с головой окунулся в воспоминания о друге, но боязнь его потерять подсознательно заставляла выделять связанные с ним места.

— Как выглядит этот Бушмен? — спросила Алисия, когда они пешком двинулись вдоль северной стороны реки.

— Больше всего мне запомнились его многочисленные косички, которые он безуспешно пытался запрятать под свою безразмерную вязаную шапку. Интересно, что он обернул их алюминиевой фольгой, и конструкция живо напомнила мне о «Джиффи-Поп».

— О чем?

— Может, помните времена, когда еще не было микроволновых печек? Тогда популярный полуфабрикат поп-корна, называвшийся «Джиффи-Поп», упаковывался в коробки из алюминиевой фольги и доводился до готовности в духовке. Когда поп-корн поджаривался, алюминиевая упаковка вспучивалась, и казалось, вот-вот лопнет. Ну так вот: голова Бушмена выглядит примерно как эта упаковка.

— А разве поп-корн существовал еще до эпохи микроволновок? — спросила Алисия.

Джек собрался было обстоятельно ответить на этот вопрос, но вовремя заметил на губах молодой женщины едва заметную лукавую улыбку — знак того, что она над ним подшутила. Она словно говорила: я так молода, что вовсе не обязана помнить о столь древних временах.

Они обошли кучу ржавого железа — по-видимому, часть остова разобранной на металлолом старой речной баржи.

— Сегодня утром ваш отец перехватил меня по дороге к командному пункту.

Она искоса посмотрела на него.

— И о чем же вы говорили?

— Мэр опасается, что вы примете слишком активное участие в освобождении заложников. Он вынудил меня дать обещание, что в разговоре с Фэлконом я ни при каких условиях не упомяну ваше имя.

— Что ж, отец заботится о моей безопасности, и его можно понять. Но вы должны поступать так, как вам скажет сержант Пауло.

Некоторое время они шли в полном молчании. Береговая полоса была здесь довольно ровной, но горы громоздившегося вокруг мусора создавали впечатление холмистой местности. Хотя ситуация с заложниками сложилась критическая и они, казалось бы, должны были торопиться, чуть ли не бежать, чтобы разыскать Бушмена, Джек шел медленно и осторожно, опасаясь пораниться о преграждавшие им путь груды ржавого искореженного металла.

— Что вы можете сказать о Пауло?

— Это прекрасный человек и мастер своего дела.

— Насколько хорошо вы его знаете?

Прежде чем ответить, она заколебалась, и это подсказало Джеку, что вопрос не столь прост, как кажется.

— Я очень хорошо его знаю, — наконец проговорила Алисия.

— Возможно, я покажусь вам бестактным, но все-таки ответьте мне: он совершенно слепой?

— Да, он совсем слепой. Однако прежде чем вы выскажете свою озабоченность по этому поводу, хочу вам заметить, что Пауло — опытный переговорщик. Слушать, разговаривать, убеждать — вот основные аспекты этой работы, и ни один из них, как вы можете заметить, не связан напрямую со зрением. Это ведь не слепой пластический хирург, который режет ваш нос на ощупь.

Джек невольно провел рукой по лицу.

— У меня с носом что-нибудь не так?

— Ничего такого…

— Слава Богу.

— …чего хороший хирург не смог бы исправить.

— Ага, полицейский юмор. Вот чего нам, адвокатам по уголовным делам, особенно не хватает.

Неожиданно Алисия остановилась и указала на что-то пальцем.

— Это он?

Впереди, около моста, прямо на земле спал человек. Его зимняя куртка была настолько грязной, что почти сравнялась по цвету с почвой. Если бы утреннее солнце не отражалось в металлических деталях головного убора, они, возможно, и не заметили бы его.

— Да, похоже, это и есть Бушмен, — подтвердил Джек.

Они осторожно приблизились к нему. Всякий на их месте проявил бы осторожность, приближаясь к спящему на берегу реки бродяге — да еще к тому же имевшему обыкновение заворачивать косички в алюминиевую фольгу. Он спал на правом боку, свернувшись клубочком. Рядом с ним стояла на земле старая закопченная жестяная кружка. Бродячая кошка что-то слизывала с его руки, но Бушмен определенно не замечал этого. Трудно было понять, жив ли он и дышит ли.

— Бушмен? — позвал спящего Джек. Тот не шевельнулся, и Джек повысил голос: — Эй, Бушмен!

Бушмен заворочался, заворчал и медленно приподнялся на локте.

— Чего надо, приятель?

— Помните меня? Я Джек Свайтек, адвокат вашего друга Фэлкона.

Бушмен присел, не обращая внимания на гостей. Вместо того чтобы заговорить с ними, он некоторое время сосредоточенно чмокал, исследуя языком полость рта, словно размышляя, можно ли жить дальше в таком ужасном состоянии.

— Фэлкону требуется ваша помощь, — обратилась к нему Алисия.

Бушмен перестал чмокать.

— Кто вы?

— Она со мной, — пояснил Джек. До поры до времени ему не хотелось говорить, что он привел с собой копа. — Фэлкон просил вернуть ему ожерелье.

— Вы разговаривали с ним? — спросил Бушмен.

— Он попал в большую беду и сказал, что ему очень нужно его ожерелье, — уклончиво ответил Джек.

На лице у Бушмена проступило озабоченное выражение.

— Должно быть, она вернулась.

— Кто вернулся?

— Та женщина, о которой я вам говорил. Я-то думал, что это очередная бомжиха из Майами. Но Фэлкон объяснил мне, что к чему. Она не из наших, другая. Одна из тех.

— Одна из тех?

— Да, парень. Они продолжают возвращаться, не знаете, что ли? С ними нельзя обходиться по-доброму. И верить им на слово тоже нельзя. Они никогда не перестанут.

— Это в каком же смысле? Чего не перестанут?

— Не перестанут искать дом.

— Какой такой дом?

Бушмен бросил взгляд через плечо, словно опасаясь, что его могут подслушать, а затем шепотом произнес:

— La casa de la bruja.

— Ведьмин дом? — переспросила Алисия.

Джек тоже успел перевести эту фразу, но Алисия озвучила ее быстрее.

— Не так громко, леди. Не то они нас услышат, — поморщился Бушмен.

— А кто, собственно, живет в ведьмином доме? — поинтересовался Джек.

— Там никто не живет. Просто все они стремятся туда попасть.

— Кто и куда стремится попасть?

— Вы знаете кто. Те, о ком мы говорили в прошлый раз. Исчезнувшие.

Время поджимало, и Джек было подумал, что Бушмен, вновь заведя этот бессмысленный разговор, понапрасну его расходует. Однако когда тот упомянул об исчезнувших, адвокат изменил свое мнение и решил попытаться извлечь из этого бреда хоть что-то рациональное.

— Бушмен, если бы я сказал вам, что Фэлкон дал мне задание, и там, куда я приехал, меня ждала записка на испанском языке, которая гласила: «Где исчезнувшие»? — то вы смогли бы ответить на этот вопрос?

— Конечно, смог бы. Они в la casa de la bruja. Неужели вы, приятель, ничего не поняли из моих слов?

— Нет, — медленно покачал головой Джек. — Я очень хотел бы понять, но, если честно, у меня совершенно нет времени на разгадывание ребусов. Нам с этой леди нужно получить ожерелье Фэлкона.

— Теперь оно принадлежит мне.

— Фэлкон сказал, что хочет его вернуть.

— Очень жаль. Но он отдал его мне.

— Что вы хотите за него?

— Оно не продается.

— Но должно же быть что-то для вас ценное.

Бушмен обдумал его слова. Потом посмотрел на Алисию и ухмыльнулся.

— Мне очень хочется посмотреть на ее сиськи.

— Нет проблем, — пожала плечами Алисия.

— Правда? — не поверил Бушмен.

— Ясное дело. — Она сунула руку в карман жакета и вытащила свой полицейский значок. — Но может, этот предмет заменит вам созерцание обнаженной плоти?

Бушмен сглотнул образовавшийся в горле клубок.

— Итак, гоните это чертово ожерелье. И побыстрее, — прикрикнула Алисия.

Глава 31

Тео озабоченно наблюдал, как Наталия обрабатывала рану на ноге подруги. Та все еще находилась в ванной, и Наталия стояла перед ней на коленях на залитом кровью кафеле. Тео и захваченный Фэлконом еще один заложник-мужчина сидели на полу в комнате перед открытой дверью ванной и видели все, что там происходит. Руки у них были связаны, и они опирались спиной о стену. Фэлкон, связав их, вновь принялся расхаживать взад-вперед. Хотя он сильно потел, простейшая мысль о том, чтобы снять пальто, похоже, не приходила ему в голову. Тео тоже исходил потом: в комнате с каждой минутой становилось все жарче. Из-за отсутствия вентиляции воздух стал тяжелым и спертым, и дышать было все труднее. Казалось, будто вдыхаешь воздух, уже побывавший в чьих-то легких.

Насколько помнил Тео, вся эта катавасия началась с пронзительного женского крика. Когда он ворвался в комнату вслед за Фэлконом, последний выстрелил в него, но промахнулся. Как теперь выяснилось, эта единственная, выпущенная почти наугад пуля пробила стену ванной и поразила находившуюся в ней девушку в бедро.

— Как она? — спросил Тео.

— Заткнись! — окрысился Фэлкон. Расхаживая по комнате, он все время что-то бормотал себе под нос, словно пытался облечь в слова, сформулировать какую-то мысль. Потом, осознав, что вопрос Тео имеет непосредственное отношение и к его положению, эхом повторил: — Как она?

— Пуля прошла по касательной, вспорола кожу и вырвала из бедра немного мяса, — пояснила Наталия, — но, по счастью, кровотечение уже остановилось.

— Хорошо, — кивнул Фэлкон. — Если кровотечение остановилось, это очень хорошо.

— Только при условии, что вместе с кровотечением не остановилось сердце, — пробормотал Тео.

— Заткнись! — снова рявкнул Фэлкон и посмотрел на Наталию: — Надеюсь, она дышит?

— Да, — ответила Наталия. — Когда рана заживет, на бедре останется уродливый шрам, но ее жизни, похоже, ничто не угрожает.

Тео, услышав ее ответ, подмигнул. Но Наталия находилась слишком далеко, чтобы услышать его шепот. Поэтому, когда Фэлкон возобновил хождение, он сквозь зубы, но довольно отчетливо произнес:

— Скажи ему, что твоей подруге нужен врач.

Фэлкон повернулся на каблуках и гаркнул:

— Я все слышал! Но мне не нужна здесь бессмысленная суета с врачами. Ты меня понял?

— А все-таки врач ей требуется, — настаивал Тео. — Посмотри, она практически без сознания.

— Я тут решаю, кому нужен врач, а кому нет. Надеюсь, ты не забыл, что ситуацию контролирую я?

Тео боялся перегнуть палку; но и не использовать ранение подруги Наталии к общей пользе заложников было бы глупо.

— Может, отпустишь раненую, приятель? У тебя и без нее останутся целых три заложника. Как-никак речь идет об огнестрельном ранении из крупнокалиберного пистолета. Кровотечение, возможно, у нее и остановилось, но нельзя сбрасывать со счетов и полученный при ранении шок. Она может впасть в кому, а ведь тебе такого рода неприятности не нужны, верно?

Фэлкон застыл. Похоже, он всерьез обдумывал сказанное.

— Тебе просто необходимо от нее избавиться, — добавил Тео.

— Я сам знаю, что мне необходимо. Так что не пытайтесь меня учить. Всем заткнуться и держать рты на замке!

Однако Тео нарушил запрет:

— Будь же рассудительным, приятель. Договорись о сделке. Отдай им девушку, а взамен попроси что-нибудь для себя. Возможно, в результате ты получишь то самое ожерелье, о котором говорил с полицейскими.

Эта идея Фэлкону понравилась, но и отдавать заложницу ему, похоже, все-таки не хотелось. Тем не менее он вынул из кармана мобильник и стиснул его в ладони.

— Вот это правильно, — подначил Тео. — Заставь их быть пощедрее.

— Свайтек! — рявкнул в микрофон Фэлкон. — Где мои чертовы деньги? И мое ожерелье? — В следующее мгновение его лицо побагровело от гнева, словно услышанное в ответ ему не понравилось. — Только не надо выдумывать себе оправданий. Я хочу получить свои деньги и ожерелье. И точка. Даю тебе пять минут. Если через это время их сюда не доставят, я пристрелю чернокожего. Ты хорошо меня слышишь? Повторяю, я возьму свою пушку, приставлю к голове твоего слишком разговорчивого чернокожего приятеля и вышибу ему мозги!

Пробормотав себе под нос еще несколько слов, которые невозможно было разобрать, он сунул телефон в карман. Тео бросил в его сторону многозначительный взгляд, как бы показывая, что тому не удалось его надуть.

— Ну, чего уставился? — буркнул Фэлкон.

— Ты не открыл верхнюю панель, — сказал Тео. — А по этой модели мобильника, не открыв верхней панели, разговаривать невозможно.

Фэлкон ухмыльнулся, словно все это была только шутка.

— Не открыл верхней панели… А ведь это плохая для тебя новость, парень, не так ли?

— Что-то я не очень тебя понимаю…

Фэлкон подошел к нему поближе.

— В распоряжении твоего друга Свайтека ровно пять минут, — зловеще произнес он, направив пистолет в лоб Тео. — А он даже не знает об этом.

Глава 32

В командном пункте пахло, как в дешевой кофейне: люди приходили и уходили, оставляя повсюду свои кружки и стаканчики с недопитым кофе. «Интересно, — подумал Джек, — здесь кто-нибудь когда-нибудь убирает посуду?» Он насчитал по меньшей мере тринадцать наполовину пустых кружек с кофе. Тео обязательно сказал бы: «Наполовину полных». Этот парень всегда был оптимистом и наверняка оставался им и сейчас — несмотря на то, что маньяк держит его на прицеле, а его страдающий от недосыпа приятель-адвокат только еще готовится вести переговоры об освобождении. Что и говорить, Тео и Джек по-разному смотрели на мир, по крайней мере имели диаметрально противоположные взгляды на способности Джека. Для Тео его приятель был просто образцом адвоката — умелым, отважным и предприимчивым представителем закона, некогда спасшим его от электрического стула. Тео же, помимо всего прочего, представлялся Джеку своего рода губкой, которая в свое время вытянула из него всю отпущенную ему судьбой удачливость.

— Старайтесь не употреблять слово «нет», — посоветовал Джеку сержант Пауло. — Что бы Фэлкон вам ни говорил, чего бы ни требовал, ни в коем случае не захлопывайте дверь у него перед носом.

Неожиданно Джеку вспомнилось желание Бушмена посмотреть на обнаженный бюст Алисии.

— А если он будет настаивать на разговоре с Алисией? — спросил адвокат.

— Хороший пример, — одобрил Пауло. — Ответьте ему, что это предложение необходимо обдумать. Скажите, что вы его обсудите. Обещаний не давайте, но и не отвергайте этот вариант полностью. Вы находитесь в выигрышном положении, поскольку не можете дать Фэлкону ответа, не заручившись предварительно одобрением полиции, особенно если дело касается мэра или его дочери. И он об этом знает.

— Нужно ли мне затрагивать проблему так называемых исчезнувших?

— Не форсируйте этот вопрос. Если речь о них все-таки зайдет, тогда сообщите, что знаете. Но помните: этот термин он в разговоре с нами еще не упоминал. Я боюсь касаться этой проблемы, пока мы не уяснили себе ее суть. Если мы используем термин без знания реалий, это может вызвать у него ненужные ассоциации, разбудить, так сказать, в душе демонов, что самым печальным образом скажется на судьбе заложников.

— В его криминальном досье отмечено, что он родом с Кубы, — заметил Джек. — Может, следует навести справки и выяснить, не является ли термин «los desaparecidos» обозначением бездомных или бомжей на Кубе.

— Неплохая мысль, — одобрил Пауло.

— А что вы думаете по этому поводу? — посмотрел Джек на Алисию.

Похоже, вопрос оторвал ее от каких-то серьезных размышлений.

— Я? — переспросила она.

— Да. Вы знаете испанский лучше многих, по крайней мере куда лучше меня. Что, по-вашему, означает «los desaparecidos»? Может, это определение и в самом деле имеет какое-то отношение к людям, лишенным крова?

— Трудно сказать. Полагаю, надо копнуть поглубже.

— У вас что — есть другая теория?

Прежде чем ответить, она секунду помолчала.

— Нет. Ничего конкретного.

Джеку показалось, что в ответе крылась какая-то недоговоренность. Впрочем, у него, как у уголовного адвоката, частенько оставалось такое ощущение после разговоров с полицейскими. Он посмотрел на Пауло, но расшифровать выражение его лица не смог и решил до поры до времени оставить эту тему.

— Ну так вы готовы к разговору? — спросил Пауло.

— Да, — кивнул Джек. — Надо ему звонить.

Алисия поставила телефон в центр стола и набрала номер. Джек втянул в грудь побольше воздуха и выдохнул, только когда раздался первый гудок. Послышались еще два гудка, прежде чем он сделал новый вдох. На четвертом гудке Фэлкон наконец отозвался.

— Слушаю. Ресторан «Дели», — сказал он.

Эта глупая шутка мгновенно сбила Джека с внутреннего ритма.

— Фэлкон, это я, Свайтек.

— Ты достал мое ожерелье?

— Да, хотя это и потребовало немалых усилий.

— А как насчет денег?

— Мы работаем над этим, — воспользовался Джек советом сержанта Пауло.

— Какие-нибудь проблемы?

— Никаких проблем. Просто типичная для офшорных банков бюрократия и неразбериха. Потерпи немного.

— Мне нужны мои деньги.

— Это я понимаю. Но в данную минуту у нас есть для тебя еда, обещанная тебе Пауло, — несколько гамбургеров, жареная картошка и холодные напитки. И еще — твое ожерелье. Для начала это очень и очень неплохо, ты не находишь?

— Это минимум, — отрезал он.

— Но ведь ты знаешь, как делаются такие дела. Даже самая малая уступка рассматривается в полиции как бог знает какое важное одолжение. Если бы это дело доверили мне, я бы сразу передал тебе все необходимое. Но эти парни вечно требуют что-нибудь взамен. Так что ты уж извини, но мне придется задать тот же самый вопрос: что ты дашь мне взамен?

— Надо подумать.

— А как насчет…

— Я же сказал: надо подумать!

— Хорошо, думай. Не буду тебя торопить.

Когда в трубке установилось молчание, Пауло медленно повел ладонями сверху вниз, как бы призывая Джека к спокойствию и терпению.

— Придумал! — воскликнул Фэлкон. — Дерьмо — вот что я дам тебе взамен. Как тебе такое предложение, подходит?

Джек обдумал эти слова, пытаясь разрешить ситуацию, не нарушив при этом требование Пауло не говорить «нет» ни при каких условиях.

— И какого рода дерьмо ты предлагаешь?

— Лошадиное. Коровье. Какое тебе захочется. У нас всякого полно, и каждый раз, когда вы, ублюдки, мне звоните, его запасы лишь увеличиваются. Ну а теперь скажи — я в последний раз тебя спрашиваю, — возвысил он голос, — где мои чертовы деньги?

Джек тщательно обдумывал каждое свое слово, слыша прозвучавшее в голосе Фэлкона напряжение.

— Лгать я тебе не собираюсь. Ведь нам нужно установить взаимопонимание, не так ли? Но уж если сообщу правду, тебе придется с ней примириться. Как думаешь, сможешь?

— Просто скажи, где мои деньги.

Пауло снова подал ему знак, на этот раз резко рубанув воздух ладонью. Джек расшифровал сигнал как приказ правды не говорить.

— Сейчас я как раз утрясаю вопрос с деньгами. Обещаю, что не оставлю это дело, пока деньги не будут сюда доставлены. Но ты тоже должен кое-что мне пообещать.

— Ты этого не заслуживаешь.

— Скажи: тебе нужно твое ожерелье или нет?

— Только не надо на меня давить…

— Я разговаривал с твоим приятелем Бушменом. И знаю, как ты жаждешь его заполучить.

В трубке повисло молчание. Все инстинкты Джека говорили ему, что он выбросил на стол правильную карту. Пауло, однако, снова рубанул рукой воздух, молча, но весьма эмоционально давая ему понять, что затрагивать тему исчезнувших не следует.

— Предлагаю сделку, — заявил Фэлкон. — Я позволю каждому, кто находится в комнате, поговорить по телефону. Десять секунд, не больше. Но за это время они успеют вам сообщить, кто они, а также назвать имя своего знакомого или родственника, с которым вы сможете потом связаться. Ну как, пойдет?

— Что значит «каждому»? Сколько людей находится с тобой в комнате?

— Ты согласен на сделку или нет?

Джек вопросительно посмотрел на Пауло, и тот одобрительно кивнул.

— О'кей. Я согласен.

— Но сначала я хочу получить ожерелье, — сказал Фэлкон. — Пришли его мне вместе с едой.

Пауло решительно покачал головой в знак протеста.

— Нет, так дело не пойдет, — отказался Джек. — Сначала ты позволишь заложникам поговорить по телефону. Извини, Фэлкон, но по-другому не получится.

Он услышал, как Фэлкон забормотал себе под нос нечто невразумительное, и явственно представил, как его собеседник в ярости молча погрозил кулаком в пространство.

— Может, мне пристрелить кого-нибудь из них? — предложил Фэлкон.

— Не делай этого, — сказал Джек.

— А если это единственный способ привлечь твое внимание? — задохнулся Фэлкон.

— Даже не думай об этом, прошу тебя.

— Что значит, «не думай»? Я могу сыграть и в такую игру, если вам хочется.

— Никому не хочется ничего подобного.

— А еще я могу причинить этим людям боль.

— Ясное дело, можешь. Здесь никто в этом не сомневается.

— Я умею мучить. По-настоящему. Стоит мне только на это настроиться, и мало им не покажется.

Неожиданно Джек услышал чей-то крик. Кричал мужчина, хотя, похоже, не Тео.

— Если ты, Фэлкон, еще раз позволишь себе нечто подобное, то по твою душу придут парни из СВАТа. Так что держи свои эмоции под контролем.

В трубке на короткое время установилась тишина, после чего Фэлкон примирительным тоном произнес:

— У меня все под контролем, Джек. В том числе и эмоции.

— Ты причинил кому-нибудь боль?

— Это не я, это ты ее кое-кому причинил. Теперь изволь принести мне ожерелье.

С этими словами Фэлкон отключил свой телефон, и на линии послышались гудки.

— Все нормально, — успокоил Пауло. — Это не ваш друг Тео, это кричал сам Фэлкон.

— Вы уверены?

— Я слепой, а не глухой, — пожал плечами сержант. — Так что в этом можете на меня положиться. В целом же должен заметить, что вы взяли хороший старт.

Джеку хотелось ему верить, но, когда он передавал трубку Пауло, рука у него дрожала.

— Не представляю, что он там учинит, когда я сообщу ему о пропаже денег.

— Будем надеяться, что вся эта заварушка закончится до того, как мы перейдем к этому пункту.

— А если нет?

Пауло смотрел своими невидящими глазами прямо на него, и было очевидно, что прозвучавшая в голосе Джека тревога от него не укрылась.

— Как я уже сказал, — произнес он, — будем надеяться, что все закончится раньше.

Глава 33

Тео вслушивался в каждое слово Фэлкона. Телефонный звонок на этот раз был вполне реальным, и он счел хорошим знаком то обстоятельство, что Фэлкон разговаривал напрямую с Джеком, а не с полицейскими. Тео не хотел, чтобы кто-либо ставил его интересы выше интересов других заложников, но в данном случае он по крайней мере мог быть уверен, что не окажется в положении наименее ценного члена коллектива и его интересы обязательно примут во внимание.

— Впечатляет, — сказал Фэлкон, закончив разговор и сунув телефон в карман. — Твой приятель объявился на целых двадцать секунд раньше установленного мной пятиминутного контрольного времени.

— А я и не волновался. Джек — хороший психолог и к тому же обладает экстрасенсорными способностями.

Тео сохранял самое серьезное выражение лица, и Фэлкон определенно почувствовал себя не в своей тарелке.

— Ты что — шутить со мной вздумал? — неуверенно произнес он.

— А это уж тебе решать, правду я говорю или шучу.

Фэлкон некоторое время смотрел на него в упор, потом отвернулся. Тео заметил, что лицо его опухло и приобрело нездоровый багровый оттенок. Но не от гнева. Всему виной было зимнее пальто. Холода в Майами закончились, замкнутое пространство комнаты с каждым часом прогревалось все сильнее, и Фэлкон, судя по всему, просто варился заживо в своем толстом одеянии, которое по непонятной причине отказывался снимать.

— Слушайте все! — воззвал он к своей маленькой аудитории. — Я предоставлю вам возможность поговорить по телефону. Недолго, конечно. Но вы сможете назвать свои имена и дать полиции телефоны друзей или родственников, чтобы они с ними связались и заверили, что у вас все хорошо. Но ничего сверх этого. Всякий, кто нарушит правило, подвергнется строгому наказанию. Понятно?

Все молчали.

— Хорошо. Начнем с девушек. — Фэлкон заглянул в ванную. — Наташа? Как себя чувствует твоя подруга?

— Меня зовут Наталия. А моя подруга не в том состоянии, чтобы разговаривать по телефону, если тебя интересует именно это. Она то приходит в себя, то теряет сознание и, боюсь, плохо воспринимает окружающее.

— Ну так растолкай ее, приведи в чувство.

— Думаю, ее лучше не беспокоить.

— А я думаю, что ее следует облить холодной водой из крана.

— Ты что — свихнулся? — вмешался Тео. — Подобная процедура наверняка вызовет у нее шок.

— Доктор сказал, что это пойдет ей на пользу.

— Какой доктор? — спросил Тео.

— Мы не прибегаем к водным процедурам, пока доктор их не одобрит.

— Какой такой доктор? — повторил Тео.

Фэлкон не ответил. Он подошел к ванне и покрутил кран с холодной водой, но из него вытекло лишь несколько капель.

— Вот ублюдки! Они отключили у нас воду!

— Должно быть, это доктор так распорядился, — съязвил Тео.

— О'кей, болтун. Мы начнем с тебя, а потом трубку возьмет красавчик, который сидит рядом. Но прежде я опорожнюсь. Можете смотреть или отвернитесь — мне все равно.

Поскольку дверь ванной комнаты была открыта, Тео хорошо видел все происходящее и, когда Фэлкон начал спускать штаны, отвернулся, машинально отметив, что пальто он так и не снял.

Сидевший рядом с Тео мужчина наклонился к нему и прошептал:

— Я не могу разговаривать по телефону с полицией.

— Это почему же?

— Потому что… Разве не понятно, что здесь происходило до того, как вы сюда ворвались? Короче, эти девушки… ну, вы понимаете…

— В таком случае вы, должно быть, священник, пришедший сюда, чтобы спасти их заблудшие души?

— Мысль неплохая. Но я уже продумал этот вариант и пришел к выводу, что он не прокатит. Но ведь придется что-то сказать, когда этот псих передаст мне трубку, не так ли?

— Скажете, что вас зовут Джон и вы оказались здесь по делам своего бизнеса.

— Все шутки шутите… А если бы распространился слух, что вас обнаружили в номере дешевого мотеля с двумя восемнадцатилетними проститутками?

— Восемнадцатилетними? — тихо засмеялся Тео. — Вам, приятель, остается только уповать на это.

— Может, перестанете быть задницей и насмехаться? Неужели вы не понимаете, что это может положить конец моей карьере?

— А чем вы зарабатываете на жизнь?

Мужчина не ответил, но Тео продолжал развивать эту тему:

— Послушайте, я, кажется, знаю, кто вы. Случайно, не тот парень, который рассуждает о погоде в программе «Актуальные новости»?

— О погоде? — переспросил мужчина, стараясь скрыть смущение. — Должно быть, вы имеете в виду кого-то другого.

— Нет, приятель. Я вижу вас по телевизору каждый вечер в одиннадцать. Если не ошибаюсь, в программе вас именуют Уолт-Предсказатель.

— Это не я.

— Не вы? Как бы не так! Если вам прилизать волосы гелем и напялить модный пиджак от Армани, то вы просто вылитый Уолт-Предсказатель. Но я, признаться, думал, что вы гей.

— Нет, что вы. Я состою в браке.

— Хотите сказать, состояли?

Предсказатель погоды на секунду прикрыл глаза, словно страдая от невыносимой боли.

— О Господи! Я пропал. Как говорится, меня поимели…

— Вот уж точно, — согласился Тео. — Самое подходящее при данных обстоятельствах выражение.

— Даже не верится, что такое могло случиться со мной. А ведь все произошло из-за той проклятой хозяйственной сумки.

— Что такое?

Тео неоднократно слышал анекдотическую историю про хозяйственную сумку, когда работал в баре, но никак не ожидал, что она может иметь под собой реальную основу. Как выяснилось, юной дочери предсказателя потребовалось вернуть джинсы, взятые на время у школьной подруги, каковую миссию она возложила на своего папашу. Глупый отец семейства засунул джинсы в старую сумку, с которой домашние ходили в бакалею. Когда его супруга увидела это, ее чуть удар не хватил. «Да как тебе только взбрело в голову класть хорошую вещь в сумку из „Винн-Дикси“?!» Она выхватила сумку у него из рук и упаковала пресловутые джинсы в дорогую оберточную бумагу и фирменный пластиковый пакет из магазина «Тиффани».

— Она готова была убить меня из-за этой проклятой сумки, — покачал головой предсказатель. — А все потому, что богатая мамаша подруги дочери могла подумать, будто мы отовариваемся в магазине «Винн-Дикси». Ну, я посмотрел на нее и сказал: «И когда только веселая и сексуальная девушка, на которой я женился, превратилась в такую претенциозную сучку?»

— Круто…

— Неужели я был не прав?

— Что бы вы ни сделали и ни сказали, вы всегда будете не правы, — заверил Тео. — Перечитайте внимательно, что напечатано мелким шрифтом в вашем брачном контракте.

— Полагаете, я должен был перед ней извиниться?

— Хм… Уж и не знаю, что лучше при таком раскладе — извиняться или бежать в мотель, чтобы снять двух несовершеннолетних проституток. Думаю, надо позвонить доктору Филу из программы «Популярная психология» и спросить его об этом.

Предсказатель горестно вздохнул, словно услышанное от Тео придало его жизненным неурядицам еще большую безнадежность.

— Ну и что мне теперь делать?

— Все, чтобы выбраться отсюда живым и невредимым.

— Но что потом?

— Потом? То, что должен сделать всякий благородный человек при подобных обстоятельствах.

— Это что же?

— Застрелиться — вот что.

— Застрелиться?

— Да. Но только не на ее пуховом покрывале. Она вас за это возненавидит. Нельзя портить любимое пуховое покрывало жены.

Парень согласно кивнул, будто бы все сказанное Тео имело для него некий смысл.

— Спасибо за совет.

— Не стоит благодарности.

Из ванной комнаты послышался звук спускаемой из бачка воды. Это, помимо всего прочего, означало, что Фэлкон использовал последние запасы влаги, имевшиеся в номере.

— Ну вот, умники, — сказал Фэлкон, выходя из ванной, — теперь можно и звонить. — И ткнул пальцем в Тео: — Ты первый.

Предсказатель прошептал:

— Идите, прошу вас, я не могу разговаривать с полицейскими.

— Не беспокойтесь, — ответил Тео. — До вас очередь не дойдет.

Фэлкон набрал номер, подождал, пока на противоположном конце провода снимут трубку, и заговорил с абонентом. Тео не смог определить, с кем именно — с Джеком или полицейскими.

— Сейчас состоится обещанный разговор с одним из находящихся здесь людей, — провозгласил Фэлкон. В правой руке он держал пистолет, а в левой мобильник. — Десять секунд, — кивнул он Тео. — Назовешь свое имя и номер телефона знакомого или родственника.

Получив телефон, Тео застрочил, как пулемет, выпаливая все, что знал о секретах Фэлкона.

— Он весь обмотан под пальто взрывчаткой и…

— Задница! — вскричал Фэлкон, вырывая у него телефон, и ударил ногой в живот с силой разъяренного мула.

Тео рухнул на пол, на какое-то время лишившись способности дышать. Он не был уверен на все сто, что Фэлкон носит под пальто взрывчатку, но что-то такое почувствовал, когда тот его связывал. Кроме того, ему казалось подозрительным, что Фэлкон отказывался снять пальто, несмотря на растущую жару и духоту.

Фэлкон снова ударил его ногой. Поскольку он при этом страшно ругался, Тео сделал вывод, что его догадка верна. Похоже, парень и в самом деле имел под пальто взрывчатку.

— Торжественно заявляю, — сказал Фэлкон, приставив пистолет к голове Тео, — что чем бы эта заварушка ни кончилась, ты живым отсюда не выйдешь.

Глава 34

Наличие взрывчатки меняло все — особенно для Винса Пауло.

Лишившись зрения, он выслушал от разных людей множество удивительных историй по этому поводу. О парне, который так сильно сморкался в платок, что у него в прямом смысле глаза вылезли из орбит. О пожарном, у которого от удара водяной струей из брандспойта глаза выскочили из глазниц и повисли на глазных нервах. О ребенке, который, подпрыгивая на матрасике, выбил себе глаз, ударившись о спинку своей кроватки. О металлургах, которым попали в глаза заостренные кусочки стали, пронизавшие хрусталик, или капли расплавленного свинца, прожегшие глазное яблоко. О солдате, которому при выстреле в упор пуля попала в угол правой глазницы и застряла под кожей на выходе с противоположной стороны. Во всех этих историях прежде всего отмечались два обстоятельства: уникальность случая и ювелирная работа хирургов-офтальмологов, сумевших, несмотря на тяжелую травму, сохранить пациенту зрение. Рассказывали также истории и совсем иного рода, повествовавшие о незначительных, казалось бы, повреждениях глаз, приводивших тем не менее к полной слепоте. Это были рассказы о неудачниках, к которым относил себя и Винс Пауло.

— Команда подрывников и саперов наготове, сержант.

Пауло услышал это сообщение в радионаушниках, но в первое мгновение никак на него не отреагировал. Слова Тео Найта разбудили воспоминания о двери с облупившейся краской, открыв которую, он погрузился во мрак слепоты.

— Винс? — обратилась к нему Алисия, стоявшая рядом.

— Я все слышал. Просто задумался на минуту.

Это была ложь, по крайней мере относительно «минутной» задумчивости. Он думал о том, что с ним произошло, на протяжении месяцев, представляя, как могла сложиться его жизнь, не открой он ту проклятую дверь. Вернувшись мыслями к действительности, Винс включил микрофон и приказал начальнику команды подрывников и саперов оставаться на месте, пока он не сделает еще одну попытку восстановить контакт с Фэлконом.

— Сообщение Тео не является еще стопроцентным свидетельством наличия у Фэлкона взрывчатки, — заметила Алисия.

— Мы должны исходить из худшего варианта возможного развития событий.

— Ты полагаешь, что он владеет навыками и умениями по части изготовления взрывных устройств?

— На его счете на Багамах лежало двести тысяч долларов. Кроме того, он ухитрился раздобыть пистолет девятимиллиметрового калибра с запасными обоймами к нему. Он также ранил двух офицеров во время перестрелки в темное время суток, а теперь держит под контролем ситуацию с заложниками, несмотря на то, что ему противостоит вся полиция Майами-сити. Полагаю, всем нам пора уже избавиться от сложившегося у нас образа несчастного бездомного психа, собиравшегося броситься с моста, чтобы покончить жизнь самоубийством. Думаю, этого человека следует рассматривать как злобного маньяка, который по неизвестной причине забил до смерти обрезком свинцовой трубы беззащитную женщину.

— Я просто хотела узнать твое мнение, Винс.

Он отметил про себя, как изменился голос Алисии, и понял, что овладевшее им возбуждение заметно даже со стороны. Ему необходимо успокоиться, взять под контроль обуревающие его чувства и обуздать бесполезный гнев, который он испытывал по отношению к Фэлкону. В противном случае он может наделать ошибок при дальнейшем общении с ним.

— Извини, — сказал он. — Что-то я разволновался. Похоже, нужно перевести дух и немного остыть.

В следующее мгновение он почувствовал, как ее рука мягко легла на его предплечье.

— Игра стала куда сложнее и запутаннее, нежели шеф Ренфро и я думали поначалу, предлагая тебе заняться этим делом. Как считаешь, справишься с ним?

— А ты сомневаешься?

— Не знаю, что и сказать. Уж слишком оно похоже на твое последнее дело.

— Ошибаешься. Ничего похожего. На этот раз меня предупредили, и я по крайней мере отчетливо вижу все возможные последствия.

Механическое употребление словосочетания «отчетливо вижу» вызвало у него после осознания этого факта сухой резкий смешок, исторгшийся, казалось, словно из самых заповедных глубин его существа. Безжалостно высмеивать себя за подобные промахи с некоторых пор стало у него чем-то вроде рефлекса.

Зазвонил телефон. Но не тот, что был связан прямой линией с номером мотеля. Затренькал персональный мобильник Винсента. Ему звонил детектив Барбер из убойного отдела.

— Есть новые сведения относительно трупа, обнаруженного в машине Фэлкона, — сообщил он.

— Отлично. Алисия Мендоса сейчас рядом со мной. Вы не возражаете, если я переключу свой мобильник на громкоговорящую связь?

— Предпочел бы, чтобы вы этого не делали.

Винс не знал, как интерпретировать эти слова детектива, но выполнил его пожелание.

— Хорошо, обойдемся без громкоговорящей связи.

— Более того, я бы предпочел, чтобы наш разговор остался конфиденциальным. Все это может иметь важное значение для переговоров, которые вы ведете.

— Договорились. — Винс прикрыл телефон ладонью. — Извини, Алисия, но не могла бы ты на минутку меня покинуть?

Сразу после этого он ощутил ее тревогу и недоумение — некие легчайшие вибрации, свидетельствовавшие об овладевшем ею дискомфорте, — но это продолжалось лишь одно мгновение.

— Нет проблем, — произнесла она. — Пойду приготовлю кофе.

Винс подождал, пока дверь за ней захлопнулась, и сказал в микрофон:

— Внимательно вас слушаю.

— У меня есть свидетель, который утверждает, что видел хорошо одетого молодого мужчину — мулата или очень смуглого латиноамериканца, — говорившего с Фэлконом у реки два дня назад.

— В какое время?

— Сразу же после наступления темноты. Учитывая данные медицинской экспертизы, можно предположить, что это произошло незадолго до смерти нашей новоявленной Джейн Доу и ее перемещения в багажник автомобиля Фэлкона. То есть, пардон, его дома.

— Есть идеи относительно того, кто это мог быть? Ваше описание данного субъекта подходит половине молодых мужчин в Майами.

— Это верно. Но по счастью, нашему свидетелю удалось запомнить номера его машины.

— И на кого же они выписаны?

— С этого места история становится еще интереснее. Парня зовут Фелипе Брома, и он работает в службе безопасности мэра.

Теперь Винс понял, почему детектив не хотел, чтобы Алисия слышала их разговор.

— Вы уже разговаривали с Брома?

— Нет.

— А как насчет мэра?

— Тоже нет.

— И чего же вы ждете?

На линии установилось молчание, наконец Барбер его нарушил:

— Я работаю детективом уже довольно давно и привык доверять своим инстинктам.

— О чем же говорят вам ваши инстинкты?

— Есть только один способ узнать, что происходит в действительности. И разговор с мэром или его телохранителем этого не прояснит.

— Что конкретно вы предлагаете?

— Мне нужно переговорить с Фэлконом, — сказал Барбер. — При вашем посредничестве.

Винс обдумал это предложение.

— Сначала надо выяснить, захочет ли он разговаривать со мной снова. Захочет — тогда посмотрим.

— И еще одно. Ни слова об этом разговоре дочери мэра. Согласны?

Винс не знал в точности, что было на уме у детектива, но ему не улыбалось утаивать что-либо от Алисии. По крайней мере без исчерпывающих объяснений со стороны Барбера.

— Давайте сначала выясним, удастся ли разговорить Фэлкона. А там посмотрим, как повернется дело.

Глава 35

Постепенно Фэлкон начал понимать, что происходит.

Хотя электричество было отключено, в комнату сквозь щели в шторах проникало достаточно света, чтобы он мог рассмотреть лица своих пленников. Девушка в ванной комнате оказалась совсем не той страшной женщиной из прошлого, о которой он сначала подумал. Это была обычная девушка без имени, каких он в прежние времена знал во множестве.

— Похоже, у нее начинается лихорадка, — сказала Наталия.

— Замолчать! — гаркнул Фэлкон.

— В самом деле, надо пригласить к ней врача, — подхватил Тео.

Фэлкон странно на него посмотрел:

— Я уже говорил, что доктор считает ее состояние стабильным.

— О каком докторе вы постоянно говорите? Кто здесь доктор? Вы, что ли?

— Я что — похож на врача?

— На медика из приюта для бездомных? Даже очень.

Фэлкон одарил его злобным взглядом.

— Мне приходилось прежде встречать таких, как ты, клоунов, вечно достававших всех своими шуточками. Так что смотри, как бы у меня не кончилось терпение. Пристрелю.

Он переключил внимание на лежавшую в ванне девушку. Насмотревшись на нее, отвернулся и вновь принялся мерить шагами комнату. Черт, ни еды, ни денег, ни ожерелья. Свайтек заверил, что достал ожерелье, но теперь получить его будет гораздо труднее. А все из-за этого болтливого чернокожего парня. Он испортил ему игру, сообщив копам о «магическом» пальто. Кто в здравом уме отважится теперь явиться сюда с нужными ему вещами?

Девушка в ванне застонала.

— У нее поднялась температура, — сказала Наталия.

— И ей нужен врач, — вторил Тео.

— Заткнись! — закричал Фэлкон, наводя на него пистолет. — Ты меня уже достал, понимаешь?

В комнате нарастала жара. Складывалось впечатление, будто кто-то включил отопление на полную мощь, чего, конечно, не могло быть. Или могло? Вдруг копы начали нагнетать в номер горячий воздух сквозь вентиляционные отверстия? Они уже отключили воду и электричество; почему бы не пойти дальше и не превратить помещение в подобие духового шкафа? Он пересек комнату и приложил ладонь к вентиляционному отверстию в стене, но ничего не почувствовал, хотя пот продолжал градом катиться у него по лицу. И как только здесь, в Майами, люди в прежние времена ухитрялись жить в подобных бетонных коробках без кондиционеров? Это было свыше его понимания. Уж лучше обитать в брошенном автомобиле с выбитыми стеклами. Если тебе становится холодно, ты надеваешь пальто, если жарко — снимаешь его. Да, снимаешь… но только не сейчас. И не это пальто.

Он так его и не снял.

Из ванной послышались приглушенные рыдания, потом продолжительный стон. Фэлкон знал, что так стонут от боли, но к таким вещам привык и не обращал на них внимания. Впрочем, не совсем так. Когда-то он действительно считал, что подобные вещи его больше не трогают. Просто отказывался понимать значение всех этих рыданий, стонов и криков, доносившихся до него по ночам, мысленно возведя для защиты от них глухую, непроницаемую стену. Так и жил, обустроив в подсознании нечто вроде подвала, где запер все эти стоны и крики боли. Но стонущие, страдающие сущности, обитавшие там, год за годом поднимались по лестнице к двери, запиравшей этот подвал, кричали и колотили в нее. И вот в один прекрасный день запоры пали. И воспоминания нахлынули, словно волны прилива. Теперь все это уже не было только частью его прошлого. Образы находились с ним постоянно, и все у него в голове перемешалось: прошлое, настоящее, будущее…

«Ей нужен врач», — услышал он как сквозь вату чьи-то слова, но только еще больше запутался. Нынче настоящее являлось для него отражением прошлого. Или, если угодно, прошлое расцвечивало его настоящее. Сознание уже не воспринимало разницу между прошлым и настоящим, и воспоминания увлекли его в тот самый подвал, где когда-то хранились под спудом.


— Жаждешь свидания с Приснодевой? — спросил Эль Осо.

Вопрос имел точно рассчитанный эффект. Заключенная номер 309, молодая беременная женщина, была хорошо знакома с ужасами, происходившими у ног Девы Марии. Коллективное изнасилование перед статуей Приснодевы считалось весьма убедительным средством для внушения подрывным элементам женского пола простейшей мысли о том, что прежде они вели себя недостойно.

Эль Осо дал понять, что знает, о чем она подумала, предложив не волноваться.

— Приснодевы здесь нет, — сказал он успокоительным тоном, в котором, однако, проступали нотки извращенного удовольствия. — Здесь вообще больше не осталось дев — в этом нашем la casa de la bruja.

Толкнув в спину, он зашагал следом за ней по длинному темному коридору. Она обеими руками поддерживала свой большой живот: роды могли начаться со дня на день. В конце коридора они остановились, и Эль Осо открыл небольшую металлическую дверь. Как только та приоткрылась, тишину и темноту узилища прорезал пронзительный крик. Хотя со стороны его можно было принять за женский, Эль Осо знал, что кричит мужчина. Охранники любили шутить, что в их руках и мужчины визжат, как маленькие девочки.

— Хочешь посмотреть? — спросил он.

Они стояли в коридоре, и, чтобы увидеть происходящее, нужно было распахнуть дверь и войти в помещение. Оттуда, помимо воплей, неслись звуки танцевальной музыки, являвшие собой разительный диссонанс с теми кошмарными вещами, которые, судя по всему, там происходили.

Молодая женщина отрицательно покачала головой.

— Уверена, что не хочешь? Может, там человек, которого ты знаешь?

Об этом ей, судя по всему, не хотелось даже думать, но Эль Осо уже подметил, что ее оборона дает трещину. Так бывало всегда. Инстинкт предупреждал этих людей, что есть вещи, о которых лучше не знать, но в конце концов любопытство и стремление получить ответы на наболевшие вопросы брало верх.

— Пойдем, глянем.

Эль Осо говорил мягко, чуть ли не нежно, но вовсе не из сочувствия к ней. Напротив, ему доставляло удовольствие видеть, как расширились и тревожно заблестели ее глаза. Он легонько подтолкнул ее к комнате, из которой в этот момент снова вырвался крик. Такой громкий и продолжительный, что даже Эль Осо поморщился и дал себе мысленную установку не слушать, отключиться от него. Крик прекратился, только когда заключенный сорвал голос и уже не мог выражать своих страданий.

«Должно быть, парни добрались до половых органов», — подумал Эль Осо.

В комнате продолжала звучать танцевальная музыка.

— Я не хочу туда идти, — сказала женщина.

— Это не имеет значения.

— Ну пожалуйста! Не заставляйте меня смотреть на это.

— Это твой единственный шанс. Через минуту он будет плакать и звать мамочку. Они всегда зовут мамочку, когда им больно.

В глазах ее показались слезы, а тело содрогалось от дрожи.

— Я не хочу этого видеть.

— Повторяю, твои желания не имеют значения.

— Но кто там?

— Враг.

— И как его зовут?

— У него нет имени.

Он снова подтолкнул ее к комнате, но на этот раз она неожиданно воспротивилась.

— Я не пойду туда!

Хлесткая пощечина заставила ее замолчать. Затем он толкнул ее — так сильно, что она ударилась о стену. Поскольку она находилась на последнем сроке беременности, ей стоило известного труда сохранять равновесие. Воспользовавшись этим, Эль Осо распахнул дверь и снова сильно ее толкнул. Она влетела в комнату, по инерции пересекла ее, ударилась о письменный стол и рухнула на пол.

— Смотри, женщина, — сказал один из тюремщиков. — Взгляни на того, кто сейчас поджаривается на «гриле».

«Грилем» он называл железный стол, стоявший в центре комнаты. На нем лежал на спине заключенный. Он был раздет донага и за руки и за ноги привязан к своему ужасному ложу. Подошвы ног распухли и побагровели.

Возле стола стоял другой тюремщик, держа в руках толстую палку, которой, судя по всему, орудовал как бейсбольной битой. Тот, что сидел за столом, поднялся с места и проверил электрические провода, ведшие от динамо-машины к торсу и гениталиям несчастного. Его грудь и живот были в черных пятнах ожогов. Половые органы, лишенные природной окраски, втрое против нормы увеличились в размерах.

— Фернандо! — воскликнула беременная женщина, но заключенный даже не повернул в ее сторону головы и ухитрился выдавить из себя лишь перемежавшуюся стонами отрывистую фразу:

— Воды… пожалуйста… дайте воды…

— Нет, тебе нельзя сейчас пить, — сказал Эль Осо.

— Мне очень хочется… — слабо пробормотал несчастный.

— Не давайте ему воды. Выпьет — сдохнет!

— Он так и так сдохнет, — усмехнулся другой тюремщик, набивая рот и горло пытаемого металлическими бусинами, которые должны были сыграть роль электродов и при включении тока поджарить его изнутри. — Глотай! — приговаривал он, проталкивая бусины в горло своей жертвы.

Потом включил рубильник, и ток высокого напряжения пошел по проводам. Тело жертвы напряглось, затем стало трястись и судорожно изгибаться. В эти страшные мгновения волею судьбы совпали по времени заключительные аккорды звучавшего по радио музыкального произведения, хохот охранников и сдавленные предсмертные вопли истязаемого.

— Вы — животные! — вскричала сквозь слезы женщина, но уже через секунду лишилась способности наблюдать за агонией своего мужа. Она по-прежнему лежала на полу, но лицо ее странным образом исказилось. Эль Осо предположил было, что она не в силах смотреть на пытки, но гримаса боли на ее лице заставила его изменить первоначальное мнение.

— У меня отошли воды, — прошептала она, перекатилась на бок и зарыдала.

Тюремщики перестали смеяться. Заключенный лежал на столе тихо, не подавая признаков жизни. Рыдания и стоны беременной надрывали душу. Радио наигрывало нечто протяжное и мрачное.

— Вот дерьмо! И что нам теперь делать? — спросил тюремщик, скармливавший заключенному металлические бусины.

— Помогите мне вынести ее отсюда. Быстро! — сказал Эль Осо. — И позовите доктора.

Глава 36

Когда Джек вошел в мобильный командный пункт, царившая там тишина показалась ему странной, даже неестественной. Насколько он понимал, переговоры являлись своего рода стратегической игрой наподобие шахмат, но один из лучших шахматистов, каких он когда-либо знал — старик-кубинец из Маленькой Гаваны, — обдумывая свой следующий ход, болтал о бейсболе, потягивал эспрессо или спорил о политике. Кто-то принимал важные решения за игрой в домино. Конечно, ситуация с заложниками на игру походила мало, но Джек начинал опасаться, что сержант Пауло, анализируя положение, чрезмерно все усложняет и драматизирует.

Кроме того, он почувствовал, что, пока его не было, между Пауло и Алисией возникло взаимное недопонимание.

— Я пришел не вовремя? Прервал какой-то важный разговор? — осведомился он.

— Ничего подобного, — сказала Алисия.

— Входите и располагайтесь, — поддержал ее Пауло.

Оба говорили чуть более оживленно и доброжелательно, нежели требовалось, словно пытаясь убедить кого-то, что между ними ничего не произошло и все хорошо.

— Если нужно, я могу и выйти, — предложил Джек.

— Нет, — остановил его Пауло. — Как раз сейчас нам требуется ваша помощь.

Джек кивнул и только потом осознал, как глупо выражать свое согласие кивком, общаясь со слепым человеком.

— Я готов, — сказал он.

Вслушиваясь в голос Пауло, адвокат неожиданно пришел к выводу, что в нем проступила некая напряженность, которой он прежде не замечал. Возможно, причиной тому послужило сообщение Тео о наличии у Фэлкона взрывчатки. В любом случае главный переговорщик явно находился не в своей тарелке. Джек хотел было высказаться по поводу взрывчатки, но Алисия уже набирала по полицейскому телефону номер мобильника Тео. Чем бы ни были вызваны перемены в поведении Пауло, Алисия, похоже, обсуждать это ни с кем не собиралась.

В микрофоне громкоговорящей связи послышались гудки, эхом отдававшиеся у Джека в ушах. Два, четыре, шесть… Еще один гудок — и включится записывающее устройство мобильника. По счастью, Фэлкон все-таки снял трубку:

— Бум!

Джек внутренне собрался и ровным голосом сказал:

— Не смешно, Фэлкон.

— Это ты, Свайтек? Вот уж не ожидал. Что случилось? Может, мой старый приятель Пауло боится разговаривать с обвешанным бомбами маньяком?

Джек бросил взгляд на Алисию, потом на Пауло. По идее ему следовало просто сказать «нет», но он ничего не мог с собой поделать, поскольку тоже задавался этим вопросом.

— Мы здесь опасаемся одного: что ты совершишь какую-нибудь невероятную глупость. И тебе тоже следует остерегаться этого.

— Мое ожерелье у тебя?

— Прежде всего нам хотелось бы поговорить о твоем пальто. Вернее, о том, что ты под ним скрываешь.

— Что конкретно тебя интересует?

— Ты и в самом деле обмотан под пальто взрывчаткой?

— Брось. Это же просто смешно. Где я мог достать взрывное устройство?

— А вот мой друг Тео считает, что ты носишь на себе бомбу.

— Твой друг Тео — задница.

— Возможно. Но уж точно не лгун.

— Он не понимает, о чем говорит. Болтает почем зря.

— С ним это часто бывает. Но время от времени он произносит дельные вещи. Предлагаю разрешить этот спор быстро и полюбовно. В мобильник Тео вмонтирован фотоаппарат…

— Ты о чем?

Джек вдруг подумал, что человек, проживший в брошенном автомобиле более десяти лет, может и не знать о некоторых технических новшествах.

— Уж можешь мне поверить. Вмонтированная в мобильный телефон камера действительно способна фотографировать. Тео объяснит тебе, как ею пользоваться. Сними пальто, отщелкай со всех сторон свой торс и перешли снимки нам.

На линии установилось молчание. Джек попытался утешиться тем, что Фэлкон не послал его куда подальше с такими предложениями.

— Что-нибудь еще? — спросил тот.

— Да. Нам нужно твое пальто.

Джек не хотел объяснять, для чего именно, но Фэлкон вполне мог предположить, что пальто хотят исследовать на предмет обнаружения следов взрывчатого вещества.

— Теперь позвольте мне изложить свои соображения, — заговорил Фэлкон. — Сначала вы сказали, что, если я позволю находящимся со мной людям поговорить с вами по телефону, вы передадите мне продукты и мое ожерелье. Я пытался выполнить свою часть сделки, но ваш друг все испортил. Теперь же, вместо того чтобы доставить пищу и нужное мне ожерелье, как было обещано, вы выдвигаете новые условия: предлагаете сфотографировать и в прямом смысле этого слова снять с плеч и отдать вам свое единственное пальто. Надеюсь, я правильно сформулировал ваше предложение и ничего не напутал?

— Я лишь пытаюсь сделать то, что считаю справедливым для всех.

— Черта с два вы там думаете о справедливости! Вы меняете условия сделки — вот что вы делаете. И мне эти ваши хитрые маневры начинают надоедать.

— Твое пальто многое изменило.

— Только не для меня. Что-нибудь еще?

— Чего ты хочешь?

— Вернуть свое чертово ожерелье. А еще я хочу, чтобы его принесла мне Алисия Мендоса.

Джек посмотрел на Пауло, не зная точно, как реагировать на подобное предложение. Пауло, казалось, передалось его настроение, и он тоже заколебался. Быстро что-то написав на клочке бумаги, он переправил его по столу Джеку. Тот прочитал: «Ни при каких обстоятельствах… Но не говорите ему, что это невозможно».

— Это дело непростое, — сказал Джек. — Не хочу тебе лгать, поэтому предупреждаю заранее: протащить твое предложение будет очень и очень трудно.

— Трудно? Черта с два!

— Я серьезно. Прежде всего я просто не знаю, где ее найти.

— Если ты намекаешь, что ее нет рядом, то я тебе со всей уверенностью скажу: ты лжешь.

Джек промолчал, но для себя сделал вывод, что, блефуя, надо быть более убедительным.

— Чтобы привлечь к этому делу Алисию, мне, как ты понимаешь, придется заручиться согласием мэра Мендосы.

— Но это же для тебя пара пустяков. Ведь твой отец — губернатор Флориды, не так ли?

— Был губернатором.

— Но по-прежнему участвует в политической жизни штата. Как и отец Алисии. А политики всегда поймут друг друга. Так что позвони своему папаше и попроси переговорить с Мендосой — и дело в шляпе. Ты меня понял?

— Полагаю, попытаться можно… Но обещать тебе ничего не могу.

— Это пройдет легче, чем ты думаешь, Свайтек.

— Откуда ты знаешь?

— У меня есть чем ее стимулировать. Скажи ей, что если она снова меня надует, тогда… тогда нам придется вызвать доктора.

Джеку понадобилось некоторое время, чтобы осознать последнюю фразу Фэлкона.

— Прибегать к угрозам по отношению к заложникам плохая тактика, Фэлкон. СВАТ только и ждет предлога, чтобы снести ко всем чертям двери твоей комнатушки.

— Я никому не угрожаю, идиот. Просто передай ей в точности, что я сказал. Она поймет.

Джек вопросительно посмотрел на Алисию, которая никак на его взгляд не отреагировала. Джек не был уверен, поняла ли она сказанное Фэлконом. Однако утверждать обратное тоже не стал бы.

— Хорошо, Фэлкон. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы разыскать Алисию и дословно передать ей твое сообщение. Но заранее предупреждаю — для этого мне понадобится время, и немалое.

— Сколько?

Джек бросил взгляд на Пауло, и тот продемонстрировал ему шесть пальцев.

— Часов шесть, — сказал адвокат.

— В твоем распоряжении час, — отрезал Фэлкон и отключил мобильный.

Глава 37

Джек прошелся по парковочной площадке от мобильного командного пункта до ресторана. Ему требовался кофеин, но в избытке имелся только тестостерон.

Силы защиты правопорядка оккупировали всю прилегающую к ресторану территорию. Бойцы СВАТа, дожидаясь «зеленого света», то есть разрешения на штурм, расположились в обеденном зале. Джеку уже не раз приходилось сталкиваться с массовыми проявлениями «мачизма», ибо мало нашлось бы зданий среди уголовных судов Майами, способных вместить непомерно развитое эго многочисленных адвокатов по уголовным делам. Но это не шло ни в какое сравнение с коллективной бравадой, демонстрируемой группой бойцов спецназа в полном снаряжении и при оружии. Похоже, в этой комнате все — за исключением Джека — только и жили мыслью о том, как бы побыстрее продырявить разрывными пулями череп злоумышленника. Неожиданно подумалось, что вопрос применения или неприменения насилия при данных обстоятельствах напрямую зависит от того, какие слова он, Джек, скажет в телефонную трубку и как на них отреагирует Фэлкон. И в этой связи работа переговорщика представилась ему еще более важной и значимой.

Налив в пластмассовый стаканчик кофе из кофейного автомата, Джек проследовал в комнату отдыха, откуда отлучился в туалет. Вымыв холодной водой лицо, он взглянул на свое отражение в зеркале: без сомнения, ему срочно следовало побриться и вообще привести себя в порядок. Размотав и сняв с головы бинты, Джек обнаружил багровый отек вокруг пореза на правом виске — в том месте, куда его ударил рукояткой пистолета Фэлкон. Если не считать этого побагровевшего участка кожи, его лицо словно обесцветилось, лишившись всех своих природных красок, и избороздившие его морщины усталости были, казалось, прорезаны в пчелином воске. Иными словами, все его черты несли на себе печать крайнего утомления — как физического, так и морального. Джеку вспомнился день, когда его отец подписал Тео смертный приговор и он, Джек, узнав об этом, почувствовал необоримый позыв к рвоте и бросился в ванную комнату, где его основательно вытошнило. «Ты выглядишь даже хуже, чем я» — так прокомментировал его состояние Тео, когда он приехал с этим известием к нему в тюрьму. И это было истинной правдой. Когда дело касалось жизни и смерти, Тео ухитрялся сохранять удивительное хладнокровие, и Джек очень надеялся, что он и сейчас не утратил этой способности.

— Держись, приятель, — громко сказал Джек, обращаясь одновременно и к Тео, и к себе самому.

Вытерев руки бумажным полотенцем, он направился к выходу. Но тут дверь распахнулась и в туалет вошел полицейский в штатском. Джек узнал в нем детектива Барбера, который вел дело об убийстве женщины, чей труп был найден в багажнике автомобиля Фэлкона. Адвокат торопливо поздоровался с ним и попытался пройти мимо, но Барбер преградил ему путь.

— Ведь это вы работали с Джерри Шафетцом, не так ли? — осведомился он.

Время для светской беседы было, казалось бы, не самое подходящее, но Джек добросовестно ответил на заданный вопрос.

— Он был моим начальником и приглядывал за мной, когда я работал в прокуратуре и готовился стать прокурором.

— Мы с Шафетцом часто пересекались во время его службы в правоохранительных органах. Вчера я позвонил ему и расспросил о вас. Должен заметить, он очень хорошо о вас отзывается.

— Рад это слышать.

Некоторое время они стояли в полном молчании, бросая друг на друга испытующие взгляды. Джек не сомневался, что это только завязка разговора и Барберу нужно знать нечто большее, нежели характер его отношений с бывшим шефом.

— У вас есть ко мне какое-нибудь дело, детектив? — наконец спросил Джек.

— Шафетц сказал, что вам можно доверять.

— Очень на это надеюсь.

Барбер прищурился, словно давая понять, что этот пункт имеет для него первостепенное значение.

— Утром у меня состоялся конфиденциальный разговор с сержантом Пауло. Он упоминал о нем в вашем присутствии?

— Нет.

— Мне требуется получить от Фэлкона кое-какую информацию, но Пауло говорил, что переговоры с ним ведете в основном вы.

— Это не мой выбор. Так захотел Фэлкон.

Барбер раздумчиво кивнул, словно сообщение Джека полностью согласовывалось с полученными им от Пауло сведениями.

— Что вы хотите выяснить?

Барбер заколебался, видимо, сравнивая свое личное мнение относительно надежности Джека с информацией, полученной на сей счет от его прежнего босса. Либо это сравнение завершилось в пользу Джека, либо у Барбера просто не оставалось выбора, но как бы то ни было, он решил перейти прямо к делу.

— Мне нужно знать, почему телохранитель мэра шнырял вокруг машины Фэлкона в четверг ночью.

— В ту самую ночь, когда была убита женщина?

— Именно это я и имел в виду.

— А что сам мэр сказал по этому поводу?

— Я с ним этот вопрос еще не обсуждал.

— Почему?

— Тому есть несколько причин. К сожалению, не могу поделиться ими с вами. Разве что назвать одну из них? Но вы, без сомнения, и так догадываетесь.

— О чем это?

— Вы не могли не слышать, как опечален мэр тем обстоятельством, что на должность главного переговорщика назначен Винсент Пауло. Очевидно, опасается, что с его подачи в это будет вовлечена дочь.

— Похоже, так оно и есть, — кивнул Джек. — К примеру, сегодня утром я был препровожден из аэропорта в гараж, где стояла машина мэра. Он пригласил меня к себе в автомобиль и ясно дал понять, что свойственная Пауло манера вести переговоры его никак не устраивает.

— Неужели? Это очень интересно.

— Что именно вас так заинтересовало?

— А вот что. Я совершенно точно знаю, что, когда началась вся эта заварушка, мэр лично позвонил шефу полиции Ренфро и предложил назначить главным переговорщиком Пауло.

Джеку понадобилось несколько секунд, чтобы осознать услышанное.

— Откуда вы об этом знаете?

— Я ведь детектив, не так ли? — Лучшего объяснения Барбер не предложил. Но похоже, счел и это более чем достаточным.

— Зачем же было мэру притворяться, будто он не хочет видеть Пауло в роли главного переговорщика, а на деле способствовать этому? — удивился Джек.

Барбер задумчиво пожал плечами, словно говоря: «Хороший вопрос».

— Попробуйте навести своего клиента на разговор о визите телохранителя мэра на берег реки в ту злополучную ночь. Может, тогда мы и узнаем ответ.

Джек некоторое время обдумывал слова детектива, потом еще раз взглянул на отражение своего усталого лица в зеркале.

— Да, — тихо сказал он. — Может, и узнаем.

Глава 38

Выходя из ресторана, превращенного в штаб правоохранительных сил, Джек остановился в баре, торговавшем пончиками. Он очень проголодался, а здесь был неплохой выбор. В Майами закусочную, где бы не торговали пончиками, так же трудно себе представить, как прибрежный ресторан без супа из морской черепахи. В баре, куда заглянул Джек, продавали кубинские pastelitos — еще теплые колечки воздушного, обжаренного в масле теста с гуавой и другими сладкими наполнителями, о каких можно было только мечтать. Кроме того, в баре имелись пончики с ветчиной и говядиной, а также с сахарной глазурью и начинкой из соленого мяса, каковая комбинация создавала совершенно неповторимый вкусовой эффект. Подававшиеся здесь различные сорта капуччино не имели ничего общего с кофе из автомата и были щедро сдобрены взбитыми сливками и различными сиропами. Эмпанадос — блинчики с мясом — тоже выглядели очень аппетитно и чудесно пахли. Но как ни хороша вся эта снедь, она и вполовину не была такой вкусной, какую в прежние времена пекла старая кубинская abuela Джека. И еще одно: добрых старых пончиков в этом баре не подавали. Возможно, такова была общая тенденция. Джек как-то читал в «Нью-Йорк таймс» или еще где-то, что в моду стали входить разнообразные кексы, которыми торгуют на всех углах. Однако до Нью-Йорка расстояние порядочное, и, возможно, в Майами кексы все-таки пончиков не заменят и не отменят, по крайней мере в ближайшем будущем.

Джек купил pastelito с кокосовым наполнителем и отошел от прилавка, чтобы позвонить. Он имел обыкновение обговаривать свои дела, поскольку в процессе обсуждения ему лучше думалось. Его abuela считала, что он перенял эту привычку от матери. Но хотя Джек не знал своей матери — она умерла при родах, — он был уверен, что Анне Марии Фуентес-Свайтек никогда не приходилось обговаривать проблемы, связанные с освобождением заложников. Джек ни на секунду не забывал о положении Тео Найта и, желая подхлестнуть свое мышление, решил переговорить по поводу сложившейся ситуации с отцом. Он сильно сомневался, что отставной губернатор сможет оказать заложникам действенную помощь, но Фэлкон настаивал, чтобы Джек позвонил ему, и тот решил, что это не помешает. По крайней мере потом в разговоре с Фэлконом он мог бы с полным на то основанием утверждать, что и в самом деле общался с бывшим губернатором Хэрри Свайтеком.

— Ты меня знаешь, — сказал Джек отцу. — Я никогда не умел лгать.

— В таком случае тебе следует оставить работу адвоката и вернуться в прокуратуру.

Ну что еще можно ожидать от бывшего офицера полиции?

— Это называется ударом ниже пояса, отец.

— Извини. Я чувствую, как ты напряжен. Но попытка немного тебя развеселить мне, увы, не удалась.

— Ты пытался, и это главное.

— Ты уже разговаривал с бабушкой? — спросил Хэрри.

— Нет.

— Выкрои минутку и позвони ей. Твое имя то и дело мелькает в газетах и по телевизору. Должно быть, она ужасно за тебе волнуется.

— Попробую. Но может, ты позвонишь ей от моего имени и скажешь, что у меня все в порядке?

— А у тебя все в порядке?

— В каком смысле?

— В смысле истории, в которую ты ввязался.

Джек выдержал паузу.

— По крайней мере мне сейчас лучше, чем Тео.

— Извини, но этот твой Тео относится к тому разряду парней, которые выживают при любых условиях.

Подобное замечание из уст человека, подписавшего Тео смертный приговор, казалось неуместным. Но Джеку не хотелось ворошить старое.

— Мне нужна помощь.

— Помогу, чем сумею. Рассказывай, в чем дело.

— Я хочу понять, какие игры ведутся в департаменте полиции Майами-сити.

— Что ты имеешь в виду?

Джек видел сквозь стеклянную стену работающий в холле ресторана телевизор, вокруг которого стали собираться бойцы СВАТа.

— Отец, включи седьмой канал. Через минуту я тебе перезвоню.

— Да что там у вас происходит, в самом деле?

— Выступает мэр Мендоса. Я хочу послушать его. И тебе советую.

Джек отключил мобильный, вбежал в ресторан и нашел свободное местечко позади сгрудившихся вокруг телеприемника бойцов СВАТа, откуда ему был хорошо виден экран. Звук установили на максимум, так что маленький динамик телеприемника дребезжал и вибрировал от напряжения.

На экране мэр Мендоса стоял перед зданием городской ратуши. Он только что закончил читать официальное заявление и теперь ждал, когда газетчики завалят его вопросами. На нем был все тот же темный костюм, что и во время беседы с Джеком в салоне лимузина. Только галстук другой. «Вот так помощники мэров и зарабатывают себе на кусок хлеба с маслом, — подумал Джек. — Должно быть, внушили ему, что при сложившихся обстоятельствах розовый галстук выглядит несколько легкомысленно, и посоветовали сменить на красный, который, без сомнения, придаст его облику больше твердости и решительности».

— Преступник выдвинул новое требование относительно разговора с вашей дочерью? — спросил один из репортеров.

— Насколько я знаю, нет, — ответил мэр.

— А она будет с ним разговаривать, если он все-таки выдвинет такое требование?

— Ни в коем случае.

— Это ваша дочь так вам сказала?

— Меня заверили в этом и сержант Пауло, и шеф Ренфро.

Вперед выскочил другой репортер — старый негодяй, помешанный на сенсационных разоблачениях, который доставал своими расспросами Джека еще в те времена, когда Хэрри Свайтек был губернатором, а непокорный Джек считался колючкой в боку своего папаши. Его звали Эдди Мэлони.

— Мистер мэр! Вы можете заверить семьи заложников, что делаете все возможное, чтобы обеспечить безопасность их родных и близких?

— Это наша общая цель и стремление.

— Но как вы можете давать подобное обещание, коли отказываетесь обсуждать даже саму возможность разговора вашей дочери — которая, между прочим, является офицером полиции — с так называемым Фэлконом?

— Прежде всего мне хотелось бы подчеркнуть, что не я провожу эту операцию, — сказал мэр. — Главным переговорщиком и ответственным за ее ход и результаты является сержант Пауло, принимавший участие в разрешении многих кризисных ситуаций. И он уверен, что нельзя потакать навязчивым идеям психически неуравновешенного субъекта, позволяя ему разговаривать с женщиной, к которой он испытывает болезненное влечение. В этом пункте я лишь следую его совету.

У Джека от изумления непроизвольно отвисла челюсть.

Между тем мэр продолжал:

— Могу только добавить, что испытываю абсолютное и безграничное доверие к сержанту Пауло.

— Выходит, вас ни капельки не беспокоит то обстоятельство, что сержант Пауло может быть просто не готов к этой миссии, принимая во внимание его долгое отсутствие в связи с серьезной болезнью? — не отставал Мэлони.

— Если под словами «серьезная болезнь» вы подразумеваете его слепоту, то я, отвечая на ваш вопрос, скажу твердое и решительное «нет». Он не был бы назначен главным переговорщиком, если бы не считался самым подходящим и наиболее квалифицированным для такой работы человеком. Точка. К сожалению, дамы и господа, мое время истекло. Теперь предоставим действовать полиции. Благодарю всех за то, что пришли. — Мэр махнул рукой, повернулся и направился в ратушу.

Джек не стал отираться у телевизора, дожидаясь резюме телекомментатора, а сразу же схватился за мобильный, чтобы набрать номер отца. Однако, немного подумав, решил по мобильному отцу не звонить. Копы наверняка контролировали звонки с его мобильного, опасаясь, что он может обратиться в прессу или на телевидение. Кроме того, эфир в этом квартале буквально забит радиопереговорами и телефонными звонками представителей сил правопорядка, и ему не хотелось, чтобы кто-то намеренно или случайно вклинился в его разговор. Торопливо выйдя из ресторана, он нашел платный таксофон и с него позвонил отцу.

— Ты это видел? — первым делом спросил Джек.

Волнение, проступавшее в голосе сына, озадачило Хэрри.

— Да. Но не могу сказать, что услышал нечто сильно меня удивившее. Совершенно очевидно, что мэр не хочет, чтобы его дочь разговаривала с этим психом. Но я, между прочим, тоже не хочу, чтобы ты разговаривал с ним.

— Поверь мне, чувства мэра по этому поводу куда сильнее твоих. Возможно, они настолько сильны, что даже могут ему повредить.

— Это как же понимать?

Джек рассказал ему о разговоре с мэром в машине и о встрече с детективом Барбером в туалете ресторана.

— Судмедэксперт считает, что женщину, которую я обнаружил в багажнике машины Фэлкона, забили до смерти в четверг около полуночи, — добавил он.

— И что с того?

Джек бросил взгляд через плечо, проверяя, нет ли кого поблизости, подождал, пока два проходивших мимо офицера не скрылись в дверях ресторана, и только после этого продолжил разговор.

— Как бы ты отреагировал, если бы узнал, что личного телохранителя мэра видели у реки рядом с машиной Фэлкона примерно в это время?

— Вероятно, встретился бы с этим парнем и спросил, что он там делал.

— Давай исходить из предположения, что он не будет отвечать на наши вопросы. И мэр тоже. Кого в таком случае расспрашивать?

— Возможно, у меня поехала крыша, но ты, похоже, собираешься обратиться за разъяснениями к Фэлкону.

— Да, собираюсь, если только…

— Если только — что?

— Если только Фэлкона не ликвидируют до того, как мне представится такая возможность.

Хэрри некоторое время молчал. Судя по всему, обдумывал услышанное.

— Это очень серьезное обвинение, если, конечно, ты собираешься его выдвинуть.

— Да, — согласился Джек. — Очень серьезное.

— А ты… собираешься его выдвигать?

— Думаешь, это будет чистой воды сумасшествие?

В трубке снова установилось молчание. Джек уже было решил, что отец готовится в своей привычной манере произнести небольшую речь о его чрезмерной приверженности к теории заговоров, но просчитался. После паузы, показавшейся ему бесконечной, Хэрри Свайтек сказал:

— Позволь мне навести справки и кое-что проверить. Перезвони часа через два.

— Не надо ничего проверять…

— Я просто хочу тебе помочь.

— Ты уже помог мне. Один только факт, что не послал с моими догадками ко всем чертям, а решил кое-что проверить, говорит о многом. О том, к примеру, что я коснулся действительно чего-то важного. Так что позволь мне исследовать эту проблему, так сказать, изнутри. Возможно, при посредстве Пауло. Или даже Барбера.

— Полагаю, тебе надо выбрать кого-нибудь одного из них.

— Согласен.

— И кого же ты выберешь? — спросил Хэрри.

— Еще не знаю. Посмотрю, как будут развиваться события следующие два часа, и попробую довериться своим инстинктам.

— О'кей. И еще одно, сын…

— Что?

— Будь очень осторожен со всем этим.

— Буду, — пообещал Джек и положил трубку таксофона на рычаги.

Глава 39

Винс чувствовал, что скоро пойдет дождь.

Он вышел из командного пункта, чтобы глотнуть свежего воздуха. Северо-западный бриз овевал лицо и ерошил волосы. Дождь приближался, никаких сомнений. Винс ощущал его аромат, и это не имело ничего общего с обострением обоняния, якобы приходящего вместе со слепотой. Специфические запахи, разлившиеся в атмосфере, предвещали в Майами скорый дождь не менее ясно, нежели грозовые тучи, собиравшиеся над вершинами гор. Даже самый зоркий человек мог с закрытыми глазами почувствовать приближение бури.

Дождь был лучшим другом Винса. Он понял это в первый же дождливый день, когда после потери зрения вышел за порог и его резко ограниченные слепотой чувства лихорадочно искали некую привычную опору, за которую можно было зацепиться в восприятии действительности. Поначалу Винс запаниковал, ничего не увидев: ни цветов у крыльца, ни живой изгороди из колючего кустарника, ни тропинки, ведущей от дверей дома к парковочной площадке, по которой он совершал свой ежедневный моцион. Но дождь все это изменил. Именно звуки падающей воды позволили окружающим предметам вновь обрести привычную форму и очертания, заново утверждаясь в его сознании. Там, где прежде царила темнота, неожиданно прорезалось журчание стекавшей по сливам дождевой воды. Потом шум дождя в густой листве очертил в его сознании контур росшего поблизости миндального дерева. Шелест автомобильных шин по мокрой мостовой вызвал в памяти образ улицы. Даже трава отзывалась на дождь тихими, но явственными звуками, вбирая пролившийся на нее свежий утренний душ. Впрочем, зрячий именно в силу того, что обладал способностью видеть, никогда не стал бы выделять из общей симфонии звуков сольные партии того или иного омываемого дождем предмета. Но Винс — другое дело. У него просто не было выбора, и, дабы вновь обрести видение мира, он тщательно фиксировал в своем мозгу мелодию, выводимую каждым инструментом этого своеобразного оркестра. В этом смысле природа и привычное окружение работали на него, внушая мысль о том, что ничего в мире не изменилось — все осталось на своих местах, к его радости и удовольствию. Он слышал, как дождь выбивал дробь по почтовому ящику, как текла с тихим плеском вода в канавках вдоль подъездной дорожки и падали тяжелые капли с железной ограды, отделявшей его двор от соседнего участка. О, этот чудный, благословенный дождь! Винс невольно улыбнулся, словно встретив в его лице старого доброго друга.

Однако как переговорщику дождь не сулил ему ничего хорошего. Переставал быть другом и все усложнял, особенно учитывая тот факт, что человек, захвативший заложников, носил на себе под пальто взрывчатку. Если ситуация примет дурной оборот и срочно потребуется нейтрализовать преступника, придется делать ставку на снайперский выстрел в голову. Снайперы всегда работали в экстремальных условиях, не имея права на ошибку. И выстрел в голову, произведенный сквозь окно мотеля с крыши противоположного здания, хотя и представлял собой непростую задачу, вполне мог увенчаться успехом и поставить в этом деле точку. Но состояние окружающей среды сильно влияло на меткость выстрела, даже если стрелял признанный мастер своего дела. Снайперы группы захвата, да и все остальные полицейские, не любили дождя. За исключением Винса, который лучше зрячих понимал, что увидеть некоторые вещи можно только в эпицентре шторма и ты, возможно, многого не узнаешь, если будешь отсиживаться в убежище и ждать, когда отгремит буря.

Винсент услышал шаги, а потом голос Алисии:

— Мне нужно поговорить с тобой, Винс. Желательно в помещении.

Они вернулись в командный пункт, и, прежде чем Винс задал вопрос, Алисия спросила:

— Ты видел пресс-конференцию по телевизору?

Месяцем раньше он обязательно поправил бы ее, напомнив, что может лишь слушать. Но по мере того как его стаж слепого увеличивался, Винс все меньше обращал внимания на такие вещи и коротко ответил:

— Да.

— В таком случае ты знаешь, что сказал отец по твоему поводу. Я имею в виду заверения, которые он якобы получил от тебя относительно того, что мне не придется разговаривать с Фэлконом ни при каких условиях.

— Я слышал каждое слово.

— Так ты сказал ему это или нет?

— Нет. И шефу Ренфро я тоже никогда подобных заверений не давал.

Он услышал, как она вздохнула, а потом опустилась на стул.

— Теперь, если мне придется разговаривать с Фэлконом, все в полиции решат, будто ты нарушил слово, данное шефу Ренфро и мэру. Почему, интересно знать, он стремится связать тебе руки таким образом?

Винс чувствовал, что она опечалена всем этим, но нисколько не сомневался, что его ответ опечалит ее еще больше. Более того, может даже показаться оскорбительным. И решил не говорить напрямую.

— Я рассказывал тебе о своем сне, который видел после того, как ты пригласила меня на джазовый фестиваль?

Алисия на секунду задержалась с ответом, и Винс предположил, что она в это время окидывала его испытующим взглядом.

— Может, лучше сосредоточимся на теме, которую я затронула?

— Это тоже важно, и мне нужно рассказать тебе об этом.

Она шумно выдохнула, и Винс расценил это как вынужденное согласие.

— Ладно, — сказала она, — выкладывай, что там тебе привиделось.

— Если разобраться, той ночью я видел этот сон дважды. Что довольно странно, поскольку с тех пор, как я ослеп, сны мне снятся довольно редко. Ну так вот: в этом сне мы с тобой были семейной парой.

Он замолчал. Не для того, чтобы создать драматическую паузу, просто на мгновение подумал, что пересказывать Алисии этот сон не такая уж хорошая идея.

— Семейной парой? — переспросила она.

— Да. И гуляли с нашей дочерью в парке. Ей было годика четыре. Вокруг бегали дети. Я слышал, как они смеялись и кричали, играя и возясь друг с другом. До меня долетали обрывки чьих-то разговоров и звуки далекого оркестра. Помнится, я устал и решил присесть на скамейку. Потом, совершенно неожиданно, откуда-то появился ребенок и уселся мне на колени. Точно помню, что это девочка, потому что у нее были длинные волосы. Она хранила молчание, и я не знал, что делать. Подумал было, что это наша дочь, но, поскольку не слышал ее голоса, не был уверен. И боялся спросить у нее напрямую. Представляешь, если бы девочка поняла, что ее не узнал родной отец, у которого она сидит на коленях? Итак, мы просто сидели — она у меня на коленях, я на лавочке — и молчали. И я по-прежнему не знал, кто она и что мне с ней делать.

Он сделал паузу, и в командном пункте, где, кроме них, никого не было, повисло тяжелое молчание. Винс думал, что, поведав ей эту историю, сможет облегчить лежавшую на душе странную тяжесть, но ничего подобного не произошло, поскольку с ее стороны не последовало никакой реакции. Его просто с ума сводило то, что он не видит ее лица.

Наконец она произнесла:

— Эта девочка заговорит с тобой, только если ты ей позволишь.

— Во сне, помнится, я хотел, чтобы она заговорила.

— Нет. Она так и будет молчать, пока ты не созреешь для разговора. Пока не решишь, чего хочешь. Относительно нас с тобой.

В помещении снова установилось молчание, а потом он услышал шаги и чуть ли не воочию увидел, что она стоит перед ним и смотрит ему в лицо. Он хотел было протянуть руку и коснуться ее, но не был уверен, что ей хочется этого. И что-то внутри помешало ему до нее дотронуться. А потом ее руки легли ему на плечи и оплели их, а он, повинуясь инстинкту, сжал ее талию, и так, совершенно неожиданно, они заключили друг друга в объятия. Такой реакции он не ожидал и даже не смел на нее надеяться. И ему стало очень хорошо.

— Винс, я рада, что ты поделился этим со мной. — Алисия пыталась контролировать ситуацию, но в ее шепоте проступило истинное чувство, когда она отступила, высвободившись из его объятий.

Он коротко улыбнулся, стремясь помочь ей совладать с эмоциями.

— Эй, я не для того тебе все это рассказывал, чтобы мы оба расчувствовались и упали друг другу в объятия.

— Действительно, время не самое подходящее.

— У меня была причина.

— Какая?

— Я пытался объяснить, что мои чувства к тебе не изменились, но — извини за каламбур — это меня не ослепило.

— Прости, но я не очень хорошо тебя понимаю.

Улыбка исчезла с его губ, словно ее и не было, лицо стало серьезным.

— Попытайся не обижаться на мои слова и не говори, что я схожу с ума.

— Ну же, выкладывай, не тяни! — поторопила она, испуганная сосредоточенным, даже суровым выражением его лица.

— Полагаю, я только сейчас начал понимать, почему меня назначили ответственным здесь за все.

Глава 40

Тео в который уже раз считал патроны, пытаясь определить, сколько пуль израсходовал Фэлкон с того момента, когда выстрелил в первый раз, разнеся ветровое стекло в машине Джека. Рано или поздно Фэлкону понадобится перезарядить свое оружие. Но общеизвестно, что именно в такую минуту вооруженный преступник оказывается в наиболее невыгодном положении. Тео требовалось также придумать, как освободиться от провода, стягивавшего его запястья и щиколотки. Если бы ему удалось это сделать, он мог бы нанести Фэлкону неожиданный удар, когда тот, израсходовав все патроны, будет вставлять в свой пистолет запасной магазин. Стандартный магазин вмещал максимум тринадцать патронов. Некоторые стрелки даже вынимали один патрон во избежание заклинивания оружия при выстреле. Однако сосчитать пули, выпущенные из пистолета Фэлкона, оказалось не так просто, как могло показаться. Кажется, вторым выстрелом Фэлкон ранил девушку, находившуюся в ванной комнате. Потом выпустил две пули, ранив двух офицеров, вступивших с ним в перестрелку. Итого, четыре. После этого он израсходовал еще один патрон, стреляя по прожектору на полицейской машине. Или же два? Тео точно не знал, поскольку не всегда можно было отличить выстрелы Фэлкона от полицейских.

— Где ты научился так хорошо стрелять? — спросил он.

Фэлкон отошел от занавешенного шторой окна.

— Не твое чертово дело.

— А какой у тебя пистолет? Браунинг? — Тео полагал, что у Фэлкона «Браунинг хайп Пауэр» — излюбленное оружие военных во многих странах мира.

Тот не ответил.

— До сих пор ты весьма рационально расходовал боеприпасы, — продолжил Тео. — Сначала ранил девицу, потом подстрелил двух копов и расстрелял прожектор. Сколько же тебе понадобилось для этого пуль? Пять, а может, четыре?

Фэлкон ухмыльнулся, словно наивность Тео его позабавила.

— Не беспокойся. У меня осталось достаточно патронов, чтобы уделить один тебе. Персонально. Впрочем, к чему лишние разговоры? Мы можем избавиться от всех сомнений на этот счет прямо сейчас.

На долю секунды Тео показалось, что Фэлкон его пристрелит. Но вместо этого тот нажал большим пальцем на кнопку извлечения магазина, который выскочил из рукояти и упал на пол. Одновременно Фэлкон левой рукой достал из кармана пальто новую обойму, вставил ее в пистолет и легонько хлопнул по нижней части ладонью, убедившись, что очередные тринадцать патронов заняли свое место. На полную перезарядку оружия у него ушло около двух секунд.

Определенно этот парень умел обращаться с пистолетом.

— Можешь считать выстрелы снова, — предложил Фэлкон, поднимая с пола старую обойму.

Громкий стук в дверь заставил всех вздрогнуть.

— Что это? — спросил предсказатель погоды.

— Молчать! — гаркнул Фэлкон, рывком поднял предсказателя с пола и прикрылся им как щитом. Если бы парни из СВАТа вломились сейчас в комнату, стреляя на ходу из своих пушек, тот первым поймал бы пулю.

— Не надо мной прикрываться. Прикрывайтесь здоровяком, — заныл предсказатель дрожащим голосом. — За ним можно укрыться, как за стеной.

Тео не преминул мысленно присудить ему последнее место в конкурсе «Профили мужества».

— Всем сидеть тихо, — приказал Фэлкон.

Заложники замерли, и только Фэлкон, казалось, никак не мог определиться: направить ли пистолет на дверь или приставить к голове предсказателя. Некоторое время находившиеся в комнате люди напряженно прислушивались, дожидаясь нового стука в дверь или иного звука, объяснившего бы им, что происходит снаружи.

В следующее мгновение со стороны парковочной площадки послышался громкий сигнал включенного динамика, затем щелкнул пробудившийся к жизни мегафон и прозвучал усиленный рупором голос Пауло:

— Фэлкон, у тебя за дверью лежит сложенная кольцом веревка. За нее можно подтащить к номеру тележку. В ней находятся продукты и напитки.

Тео наблюдал за Фэлконом, пока тот решал, как поступить при сложившихся обстоятельствах. Со стороны казалось, будто каждое движение его мысли сопровождается гримасами и лихорадочным блеском глаз.

Снова включилась громкая связь, и Пауло добавил:

— Твое ожерелье тоже находится в тележке.

Эти слова заставили наконец Фэлкона действовать.

— Откроешь дверь, — сказал он предсказателю, приставив ствол пистолета к его виску.

— О'кей. Я все сделаю.

— Значит, откроешь дверь и потянешь за веревку. Когда тележка, о которой они говорили, подкатится, заберешь ее содержимое и принесешь сюда. Тележку, разумеется, оставишь за порогом, а вот веревку прихватишь. Если попытаешься сбежать, выстрелю тебе в спину, а заодно пристрелю этого чернокожего умника.

— Не придется стрелять, так что сэкономите патроны.

— У меня полно патронов, понял? А теперь готовься. Но не вздумай сдвинуться с места раньше времени. — Фэлкон быстро прошел в ванную. — Чтобы сидели у меня тихо, как мышки. Поняли, девушки?

— О ней тебе беспокоиться нечего, — кивнула Наталия на свою подругу.

— Вот и хорошо. — Фэлкон захлопнул дверь ванной, повернулся к Тео и навел на него пистолет. — Ты! Ложись на пол лицом вниз. Вон там, у стены — подальше от входной двери.

Тео со связанными руками и ногами с трудом встал на колени и переместился в противоположный конец комнаты. Там он лег на живот, но голову держал так, чтобы видеть происходящее.

Тем временем Фэлкон отодвинул от двери мебель, загораживавшую вход. Затем развязал электропровод, стягивавший запястья предсказателя, и отступил в угол, чтобы не оказаться на линии огня снайперов или бойцов СВАТа, когда откроется дверь номера. При этом он целился то в голову Тео, то в спину предсказателя погоды.

— Теперь открывай, — велел он ему. — И делай только то, что приказано.

Предсказатель не сразу направился к двери. Но это не было неповиновением. Вероятно, его просто парализовал страх.

— Ну же, иди! — скомандовал Фэлкон.

Тот втянул в себя воздух и шумно выдохнул. Стягивавшие лодыжки путы позволяли ему передвигаться лишь очень маленькими шажками, поэтому он не пошел, а, скорее, засеменил к двери. Отодвинув засов, предсказатель потянулся было к ручке и вдруг замер.

— Позвольте мне уйти отсюда, — проблеял он.

Фэлкон никак не отреагировал на его слова.

— У меня дома жена. И дети. — Он едва смог произнести эти слова — горло перехватило то ли от страха, то ли при мысли о том, что оказался в номере мотеля с двумя несовершеннолетними проститутками.

— Плевать я на это хотел, — фыркнул Фэлкон.

— Прошу вас… Я хочу увидеть свою семью.

— Тогда делай, как тебе сказано. Повторяю, если попытаешься сбежать, я пристрелю и тебя, и твоего чернокожего приятеля. Давай, открывай дверь…

Тео видел, как дрожала у предсказателя рука, когда он поворачивал дверную ручку. Дверь отворилась, и комната осветилась, но не так ярко, как предполагал Тео. Он или неправильно рассчитал время, или небо обложили грозовые тучи.

— Тяни за веревку, — распорядился Фэлкон.

Предсказатель погоды нагнулся, взялся за веревку, лежавшую на пороге, и потянул.

— Быстрей! — гаркнул Фэлкон.

Тот заторопился и начал судорожно перебирать веревку руками. В следующую секунду Тео услышал, как задребезжали по асфальту колеса тележки. Звук становился все сильнее по мере того, как она приближалась к мотелю. Когда она подъехала, предсказатель погоды отпустил веревку.

— Что стоишь? Скорей освобождай тележку!

На тележке стоял всего один пакет. Тот схватил его и поставил на пол за дверью.

— Не забудь взять веревку, — напомнил Фэлкон.

Предсказатель отвязал веревку от тележки и бросил на пол рядом с пакетом.

— Теперь закрой дверь!

Едва дверь захлопнулась, Фэлкон выскочил из своего укрытия, перебежал через комнату и сильным толчком сбил предсказателя с ног. Вынув из кармана пальто нож, он отрезал от веревки конец длиной около двух футов и связал ему за спиной руки. Потом запер дверь на замок и снова забаррикадировал ее мебелью, перекрыв таким образом вход. Фэлкон уже собрался было проверить содержимое пакета, как вдруг зазвонил мобильный телефон Тео. Фэлкон выудил его из кармана и на третьем звонке поднес к уху. Тео лежал достаточно близко, чтобы понять, что на противоположном конце провода находится Джек. Тео всегда ставил звук своего мобильного на максимум, поскольку работал в шумном баре. Кроме того, Джек обладал от природы громким голосом, так что Фэлкон, разговаривая с ним, держал трубку на некотором удалении от уха.

— Мы свою часть сделки выполнили, — сказал Джек. — И хотим, чтобы ты сделал те снимки, о которых мы упоминали ранее.

— Я уже говорил, что никакой взрывчатки на мне нет.

— Очень хорошо. Тогда тебе тем более не составит труда снять пальто и рубашку и сфотографировать свой торс. После этого положи пальто с фоточипом в стоящую у дверей тележку и толкни ее в нашу сторону. Когда мы убедимся, что взрывчатки на тебе нет, у всех нас резко поднимется настроение.

— Идите вы все к такой-то матери!

— Фэлкон, я не смогу уговорить копов выполнять твои требования, если ты не станешь соблюдать условий сделки.

— А я сказал, чтобы вы все шли к дьяволу! — Он выключил мобильник и сунул его в карман пальто. Выражение его лица невозможно было расшифровать. Заметив, что Тео на него смотрит, он крикнул: — Чего глазеешь? Что тебе надо?

— Тебе следовало прислушаться к словам Джо. Он всегда говорит по делу и только правду.

— Он лжец. И все они тоже лжецы.

— А по-моему, ты сейчас сам больше похож на лжеца.

— Никто твоего мнения не спрашивает… — Фэлкон подошел к пакету, открыл его и заглянул внутрь.

Тео унюхал съестное из противоположного конца комнаты. Он не ожидал, что проголодался до такой степени.

— Может, поедим, или будем болтать? — спросил он.

— Я эту дрянь есть не стану, — сказал Фэлкон. — Возможно, полицейские нафаршировали жратву снотворными.

От этих слов за милю отдавало паранойей, но Тео по зрелом размышлении решил, что Фэлкон, быть может, не так уж и не прав. А тот, хотя и обругал продукты, вытащил тем не менее из пакета гамбургер и развернул его. Запах пищи резко усилился, и у Тео забурчало в животе. Фэлкон подошел и поднес гамбургер к его рту.

— Тебе повезло. Я буду проверять еду на тебе.

Тео в жизни не отказывался от предложения закусить, особенно если угощение было дармовым. Даже когда его приговорили к смерти, он — единственный из всех заключенных, которые объявили голодовку, — съел все, что ему принесли, до последней крошки. При всем том перспектива отведать пищи, в которую, возможно, положили какие-нибудь наркотические вещества, его не прельщала.

— Я не голоден, — отказался он.

Фэлкон прижал ствол своей пушки ко лбу Тео.

— Я тебя не спрашиваю, хочешь ты есть или нет. Жри — и все тут.

Тео сразу откусил большой кусок.

— Так-то лучше, — одобрил Фэлкон. — Большой пес должен много жрать.

Тео откусил еще один кусок. Еда показалась ему восхитительной. Даже несмотря на то, что есть приходилось под дулом пистолета.

Прожевав и проглотив следующую порцию гамбургера, Тео осведомился:

— Что ты там прячешь под своим пальто?

— Ничего.

— В таком случае сфотографируйся, как просил Джек, и докажи ему и всем остальным, что на тебе действительно ничего нет.

— И не подумаю. Мне даже нравится, что эти придурки считают, будто я ношу при себе бомбу.

— Сдается мне, ты все-таки что-то под пальто прячешь. Если это не бомба, то что же?

— А почему ты думаешь, что я что-то прячу?

— Я почувствовал это, когда ты сбил меня с ног, связывал руки, ну и так далее… Что-то под пальто у тебя есть. И это что-то обмотано проволокой или проводом.

Их глаза встретились, и лицо Фэлкона резко изменилось. Его черты неожиданно утратили присущие им нервозность и напряжение и обрели странное отсутствующее выражение. Тео не видел подобного никогда в жизни, хотя в прежние трудные годы ему довелось-таки повидать необычные лица и их еще более необычные выражения. Казалось, он, сам того не желая, проник в самую заповедную, скрытую от всех прочих часть сознания Фэлкона, и тот теперь не знает, как поступить с непрошеным визитером. В комнате было ужасно жарко, и по лицу Фэлкона обильно струился пот, но Тео почему-то счел, что это не от жары.

— Ты эти провода имеешь в виду? — спросил Фэлкон, сжимая в кулаке какие-то проводки, которые извлек из глубин своего одеяния. Откуда именно, Тео не заметил.

— Вот дьявольщина! — воскликнул предсказатель погоды.

— Спокойно, — сказал Фэлкон. — Если у меня под пальто и в самом деле бомба, то дергать за проводки еще не настало время.

Сжимая провода в левой руке, он начал расстегивать на пальто молнию правой, в которой держал пистолет. Поскольку указательный палец лежал на спусковом крючке, он орудовал в основном средним, прижав им язычок молнии к рукояти оружия и таща его вниз. Эта довольно рискованная для окружающих да и для самого Фэлкона операция продолжалась, пока он полностью не расстегнул застежку. Потом медленным, несколько театральным жестом откинул правую полу своего тяжелого зимнего пальто, действуя словно манекенщица, демонстрирующая подкладку некоего эксклюзивного жакета.

Тео увидел выпуклость в районе внутреннего нагрудного кармана и тянувшиеся туда проводки.

— Любопытно, не так ли? — осведомился Фэлкон.

Глаза у предсказателя стали как блюдечки.

— Вы не должны ничего никому доказывать. Оставьте эту штуку в покое, ладно?

После этих слов Фэлкон замер и с минуту стоял без движения, но Тео показалось, будто прошла целая вечность. Потом рука Фэлкона медленно начала подниматься. Проводки натянулись, и лежавший во внутреннем кармане предмет, судя по всему к ним присоединенный, пополз вверх по карману.

— Предсказатель прав. Оставь эту штуку в покое, — сказал Тео.

Фэлкон его проигнорировал. В этот момент он походил на фокусника, тащившего за уши кролика из цилиндра. Предсказатель съежился в своем углу и закрыл глаза.

— Довольно, хватит. Остановитесь!..

Выражение лица Фэлкона снова резко переменилось, и отстраненность уступила место неподдельному изумлению. Потом Фэлкон с силой дернул за проводки. Предсказатель погоды взвизгнул, а Тео прижался к стене, словно это могло спасти его от взрыва.

Но ничего не произошло.

Тео снова перевел взгляд на Фэлкона и увидел у него в руке висевшую на проводках черную металлическую коробочку.

— Что это?

Губы Фэлкона растянулись в сардонической улыбке.

— Просто старый генератор.

Сердце Тео, которое, казалось, колотилось у него прямо в горле, стало успокаиваться. Похоже, это и в самом деле был какой-то генератор, работавший от батареек. Но хотя генератор, несомненно, лучше бомбы, он тоже наводил на размышления. «Вероятно, — подумал Тео, — Фэлкон относится к тем бездомным, которые носят при себе все свои вещи вне зависимости от того, какую они функцию выполняют и нужны ли в данный момент».

— Никогда не знаешь, когда может понадобиться немного электричества, правда, Фэлкон?

Тот подошел к пакету, извлек из него ожерелье из металлических бусин и любовно пропустил сквозь пальцы, словно это самые прекрасные жемчуга.

— Ты об этом узнаешь. — Его голос прозвучал словно из другого измерения, другой его вселенной, куда Тео ненароком вторгся. — Обещаю, умник. Ты узнаешь об этом.

Глава 41

Сержант Пауло облегченно вздохнул.

Джек чувствовал то же самое и смотрел на Пауло, будто на собственное отражение в зеркале. Это была идея Винсента — вмонтировать крохотное подслушивающее устройство в двойное дно двухслойного бумажного пакета, в котором доставлялись продукты. Никто не ожидал, что эта маленькая хитрость почти сразу принесет свои плоды, да еще какие! Очень скоро с ее помощью выяснилось, что у Фэлкона под пальто бомбы нет. После этого даже сомневающиеся утвердились в мысли, что Фэлкон никакой не террорист, а убийца с параноическим складом ума, иначе говоря, чистой воды псих, хотя и опасный, обладающий способностью стрелять почти без промаха и вооруженный крупнокалиберным пистолетом, к которому у него имелись запасные обоймы. Маленькие победы, однако, вещь весьма относительная, особенно в случаях с заложниками.

— Интересно, кто этот тип, которого все зовут предсказателем погоды? — спросил Джек.

— Мы полагаем, что это так называемый Уолт Предсказатель, комментатор погоды на седьмом канале, — сказал Пауло. — Он покинул телецентр в одиннадцать тридцать, но домой так и не вернулся. Сегодня утром жена сообщила в полицию о его исчезновении.

— Жена? — удивилась Алисия. — А я-то думала, он гей.

— Все так думают, — усмехнулся Пауло. — Может, именно по этой причине он и оказался в номере мотеля с двумя проститутками. Возможно, мы имеем дело с метросексуалом, стремящимся что-то кому-то доказать.

— Во всяком случае, — вмешался Джек, — мы совершенно точно знаем, что Фэлкон удерживает в заложниках двух мужчин и двух женщин. Для Тео это многовато.

— Вы имели в виду, что это многовато для Фэлкона? — поправила Алисия.

— Нет, я имел в виду именно Тео. Я знаю, что думает мой друг. Он выйдет из номера мотеля только в сопровождении других заложников. Теперь же установлено, что там находятся две юные девушки да еще и этот Уолт Предсказатель. Значит, ему придется заботиться не только о себе, но и о них. То есть все они в определенном смысле висят у него на шее.

Никто не стал опровергать это утверждение.

— По крайней мере в номере нет бомбы, — заметила Алисия.

— А вы не обратили внимания, как Фэлкон говорил об этом своем генераторе? — спросил Пауло. — У него даже голос изменился. Такое впечатление, будто он считает его опаснее взрывчатки.

— Я тоже уловил в его голосе нечто подобное, — согласился Джек, — хотя и не представляю, как такое возможно.

— Полагаю, тут все зависит от воображения, — произнесла Алисия.

— Что вы хотите этим сказать? — осведомился Джек.

Она заколебалась и даже на минуту отвела от него взгляд.

— Ну, вы, возможно, догадываетесь, что Фэлкон часто находится во власти галлюцинаций. По крайней мере у нас есть некоторые основания так думать. В этой связи даже трудно себе представить, какими силами он в своем воображении наделяет этот маленький генератор. Может быть, убедил себя, что эта штуковина способна изменять магнитные полюса земли или гравитационное поле луны.

— Вы именно это имеете в виду?

— Конечно. Что же еще?

Джек подумал, что существует несколько возможных вариантов ответа на этот вопрос. Развитая интуиция, заставившая его насторожиться несколькими часами ранее, снова говорила ему, что здесь что-то не так. Он готов был поклясться, что его водят за нос.

— Скажите мне одну вещь, Алисия. Что вас более всего пугает в Фэлконе?

Она с любопытством на него посмотрела.

— То, что он может убить заложников, разумеется.

— Позвольте мне поставить вопрос иначе. Что в нем более всего пугает вашего отца?

— Полагаю, то же самое.

— Почему вы так думаете?

— Потому что хорошо знаю отца.

— Вы в этом уверены?

— Да, — после небольшой заминки проговорила она с некоторым раздражением в голосе.

— А вам известно, к примеру, что позавчера ночью делал телохранитель вашего отца на берегу реки у машины Фэлкона?

— Я об этом вообще ничего не знаю.

— А вы, сержант?

Джек надеялся на эффект неожиданности, но Пауло был слишком искушенным в своем деле парнем, чтобы на его лице удалось прочитать ответ.

— Давно уже замечено, как смешно ведут себя люди, которые не решаются прямо сказать, что у них на уме.

— И что это должно означать применительно к данной ситуации?

— А то, что не надо устраивать здесь перекрестный допрос. Если знаете что-то, так прямо и скажите.

— Хорошо, — сдался Джек. — Я тоже голосую двумя руками за прямой подход, коль скоро у нас улица с двусторонним движением. Итак, кто-нибудь из вас скажет мне, почему телохранитель мэра отирался на набережной в ту злополучную ночь, или вы предпочтете сделать вид, что ничего об этом не знаете?

— Я уверена, что у него имелась для этого серьезная причина, — произнесла Алисия.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, особенно принимая во внимание, что в ту ночь была убита женщина.

— Ее забили до смерти обломком водопроводной трубы, на котором остались отпечатки пальцев Фэлкона, — напомнила девушка.

— Алисия, — укорил Пауло, явно призывая ее не делиться конфиденциальной информацией о ходе расследования с парнем, который являлся (по крайней мере до недавнего времени) адвокатом Фэлкона.

— А мне плевать! — вспылила Алисия. — Я вижу, к чему вы клоните, Свайтек, и считаю, что это чистой воды безумие. Но вы, наверное, думаете, что напали на след. Возможно, даже считаете, будто мой отец послал своего телохранителя на набережную, чтобы этот Фэлкон больше никогда не объявлялся на моем пути.

— Возможно, — согласился Джек.

— Алисия, — вновь попытался призвать ее к порядку Пауло.

— Не надо меня останавливать. Я хочу прояснить этот вопрос здесь и сейчас. Ну так вот — это просто смешно. Даже если бы мой отец относился к тому разряду людей, которые решают свои проблемы подобным образом — хотя это и не так, — ваши инсинуации все равно лишены какого-либо здравого смысла. Вот если бы там нашли труп Фэлкона, тогда в ваших построениях была бы хоть какая-то логика. Но с какой стати телохранителю моего отца убивать беззащитную женщину, которая бродяжничала столько лет, что не удалось даже идентифицировать ее труп?

В ее словах заключалось немало смысла, но на этой стадии дискуссии Джек еще не был склонен с чем-либо соглашаться.

— Я над этим работаю.

— Лучше бы вы сосредоточили свои усилия, чтобы помочь Винсу разрешить этот кризис.

— Вот с этим я готов согласиться целиком и полностью, — поддержал ее Пауло.

Как только он произнес эти слова, зазвонил телефон. Звонили, однако, не из номера мотеля, а по городской линии. Пауло снял трубку, выслушал абонента, после чего, прикрыв микрофон ладонью, обратился к Джеку:

— Это Данден, офицер полиции Майами, который ездил вместе с вами в банк на Багамах. Я поговорю с ним недолго, ладно?

Джек не двинулся с места.

— Надеюсь, вы не забыли об улице с двусторонним движением?

Пауло хотел было ему возразить, но передумал. Возможно, решил, что сможет восстановить доверительные отношения между ними, если не будет настаивать, чтобы он вышел из командного пункта. Однако громкоговорящую связь так и не включил. Разговор и впрямь оказался недолгим; при этом Пауло все больше слушал, сам говорил мало и повесил трубку через пару минут.

— Ну как, прояснилась ситуация в Багамском банке? — осведомился Джек.

— Скорее, наоборот. Фактически Данден позвонил мне, чтобы сообщить кое-что новенькое о мистере Райли — том самом менеджере, который впустил вас в банк сегодня утром.

— И что же он вам сообщил?

— Сказал, что Райли исчез.

Джеку понадобилось какое-то время, чтобы осознать эти слова.

— Исчез — в смысле сбежал? Или с ним что-нибудь случилось?

— Пока не установлено. Но если верить багамской полиции, его исчезновение совпало по времени с уничтожением компьютерных файлов, имевших отношение к депозитной ячейке Фэлкона. Пропали также и все письменные документы, включая книгу записи посещений.

— Похоже, у вас возникла новая проблема — найти мистера Райли.

— Да, — кивнул Пауло. — Похоже на то.

Глава 42

Тео ждал, чем все это кончится.

Если пища из тележки и в самом деле напичкана снотворным или наркотиками, к этому времени они бы уже начали действовать. Но пока он ничего такого не чувствовал. В связи с этой ситуацией ему вспомнился вечер, когда Джеку вздумалось приготовить в домашних условиях «брауниз» — шоколадное печенье с орехами и специями. У Джека после этого сильно расстроился желудок. Тео ждал аналогичной реакции от своего организма, но ничего не произошло. Его желудок оказался крепче. Потом выяснилось, что Джек положил в это блюдо особые специи, которые ему продал за сто долларов работавший на пристани колумбиец, оказавшиеся при ближайшем рассмотрении обыкновенным орегано. Именно Тео привлек тогда к этому факту внимание Джека, решившего уже было, что отравился. Бедняга Джек.

«И как только он будет жить без меня?»

— Я хочу отсюда выйти, — тихо проговорил предсказатель погоды, ни к кому конкретно не обращаясь. Возможно, он даже не отдавал себе отчета в том, что высказал свои мысли вслух.

— Что ты там бормочешь? — спросил Фэлкон.

— Я молчу. Это он бормочет, — кивнул предсказатель в сторону Тео.

В другой ситуации, если бы у него не были связаны за спиной руки, Тео основательно накостылял бы по шее этому мелкому пакостнику. Но ради собственного блага и находившихся в номере девушек он решил не поднимать шума из-за этой глупой ремарки.

— Пива хочется, — произнес Тео. — Вот и все, что я сказал.

— Нет у меня пива, — отрезал Фэлкон.

— А ты попробуй позвонить прислуге мотеля, чтобы принесли.

— А ты попробуй заткнуть свой поганый рот и сидеть тихо.

— Мне нужно в ванную. Надеюсь, мужчинам тоже разрешается ее посещать? — заныл предсказатель.

— Нужно — идите, — согласно кивнул Фэлкон.

— А развязывать ты нас не собираешься? — удивился Тео.

— Нет. Попросите Наталию, чтобы она расстегнула вам штаны и подержала ваши jinitera.

Они сделали, как он сказал, после чего в комнате установилось гнетущее молчание, напоминавшее затишье перед бурей. Фэлкон наконец снял пальто, но никакого желания передать его полиции на исследование не обнаружил. Оно лежало в углу вместе с извлеченным из кармана генератором и проводами. Тео некоторое время изучал взглядом эту штуковину, которой, казалось, было лет сто. Следовало, однако, принять во внимание, что портативные генераторы в столь давние времена не производились. Скорее всего его изготовили лет двадцать пять — тридцать назад. Черная металлическая коробочка была вся исцарапана и заляпана грязью. С одного бока на ней красовалась вмятина, словно ее сбросили с большой высоты. Одна кнопка или датчик отсутствовали, и на этом месте зияла дыра, из которой торчал винт. Всего на коробке остались два датчика — амперметр и вольтметр, предположил Тео. Закрывавшее один из них стеклышко треснуло и выглядело так, будто его затянуло паутиной. Без сомнения, в свое время этим генератором пользовались и, судя по обшарпанному виду, весьма часто, но находится ли он в рабочем состоянии сейчас, оставалось только гадать.

Тео также размышлял о назначении ожерелья из металлических бусин, находившегося в пакете.

Потом, еще раз припомнив все события, связанные с похищением, он пришел к выводу, что находится в этой комнате примерно двенадцать часов. Интересно, сколько еще времени полиция будет выжидать, прежде чем пришлет сюда бойцов из СВАТа? День? Два? Раздумывая об этом, он вдруг вспомнил, что во время печально известных событий в Вако противостояние ФБР и секты «Ветвь Давидова» продолжалось почти два месяца. Вообще все здорово усложняется, когда имеешь дело с психами. А Тео начинало казаться, что в этом смысле Фэлкон мог дать Дэвиду Корешу сто очков вперед.

— Я хочу выйти отсюда, — сказал предсказатель. Вернее, едва слышно простонал. Лицо у него пошло красными пятнами, а глаза были закрыты, словно ему претило созерцать окружавшие его мерзости. Определенно парень находился на грани нервного срыва.

— Заткнись, — буркнул Фэлкон. — Не то отправишься поджариваться на «гриле».

«На гриле? — удивился Тео. — Может, он думает, что мы сосиски или гамбургеры?»

— Здесь слишком жарко! — крикнула Наталия. Она вместе с раненой подругой по-прежнему находилась в ванной, дверь которой была закрыта. — Откройте дверь, пожалуйста.

Фэлкон не шелохнулся.

Тео сочувствовал девушкам. Но и в комнате было жарко и душно, как в пекле. Вот когда на несколько минут открылась входная дверь, комната успела немного проветриться, но теперь все они снова дышали негодным воздухом. Рубашка у Тео промокла от пота, и на спине между лопатками обозначился влажный треугольник. Однако после кратковременного посещения ванной, он понял, что там еще хуже. Оставалось только удивляться, как вообще могли дышать девушки, запертые в маленьком тесном помещении, где, ко всему прочему, находился неработающий унитаз, издававший зловоние.

— Действительно, дверь ванной надо открыть, — сказал Тео.

Фэлкон молча созерцал бумажный пакет с продуктами.

— Эй, гений! Если не откроешь, они у тебя там задохнутся.

Фэлкон не двинулся, словно находился в состоянии транса.

— Ей становится все хуже. Откройте дверь! — закричала Наталия.

Фэлкон и глазом не моргнул. Тео хотел было тоже повысить голос, но в следующее мгновение Фэлкон неожиданно поднялся и направился к пакету.

— Значит, не желаешь меня слушать — так что ли?

Тео не знал, к кому обращены эти слова. Но похоже, что не к нему. Вероятно, Фэлкон снова погрузился в свой иллюзорный мир.

— Ты меня слышишь, Свайтек? — воззвал он. — Я просил тебя узнать у Пауло об одной нужной мне вещи, не так ли?

Он выждал несколько секунд, потом сам же и ответил, словно был Джеком Свайтеком:

— Я тебя слышу, Фэлкон. Но мне надоело играть с тобой в угадайку.

Он вновь изменил интонацию и снова стал самим собой.

— Ты будешь играть в те игры, в какие я тебе укажу. Кроме того, ты знаешь, что я хочу. Здесь нет секрета, и ты должен был это понять. Итак, ты знаешь, что мне нужно? Нужно позарез, по-настоящему? Скажи, знаешь?

Некоторое время он это обдумывал, опять превратившись в Джека.

— Ты хочешь переговорить с Алисией Мендоса?

— Ну, это уже старая история. И тянется бог знает как давно. Тебе не удастся так просто разрешить свои проблемы. Тем более игра зашла слишком далеко.

Снова смена ролей.

— В таком случае скажи, чего ты хочешь?

В следующую секунду он опять стал Фэлконом, то есть самим собой, и ближе наклонился к пакету, будто подчеркивая важность выдвигаемого им пункта.

— Я хочу, чтобы Алисия сама попросила меня поговорить с ней.

И тут же хохотнул — надо сказать, весьма похоже на Джека.

— Этого не будет, дружок.

— Нет, будет, Свайтек. Пройдет совсем немного времени, и ей ужас как захочется со мной поговорить. Так захочется, что она даже забудет, кто такой Фэлкон. А когда мы закончим разговор, она меня поблагодарит. Точно тебе говорю. Поблагодарит. Да еще как…

Странно было наблюдать за этим человеком, который вел беседу за двоих настолько убедительно, что можно было подумать, будто Джек Свайтек находится в этой комнате собственной персоной. Неожиданно Тео пришло в голову, что Фэлкон отнюдь не удалился в свой иллюзорный мир и никаких галлюцинаций у него нет. Более того, он оказался умнее и проницательнее его, Тео, и первым пришел к кое-каким важным выводам, а именно: догадался, что в пакете скрыт микрофон. Судя по блеску в его глазах, Тео понял, что он сейчас разорвет пакет, найдет микрофон и уничтожит его. Прежде чем это случилось, Тео решил попытаться передать Джеку еще кое-какую важную информацию.

— Эй, приятель!

Фэлкон посмотрел на него краем глаза, но был настолько занят разговором, который ему приходилось вести за двоих, что не смог сразу сосредоточиться на своем пленнике.

— Девушке, что лежит в ванне, очень нужен врач, — сказал Тео.

Фэлкон не ответил.

— Ты меня понял? — повысил голос Тео, чтобы его наверняка услышали через подслушивающее устройство. — Я сказал, что девушка в ванной комнате очень страдает от раны и ей срочно нужен врач.

Фэлкон взял свое ожерелье из металлических бусин, отнес его в угол комнаты и положил рядом с генератором. Затем вытряхнул содержимое пакета на пол, бросил его и принялся по нему расхаживать, как по коврику. Делал он это очень осторожно, как человек, опасающийся наступить на мину.

— Говоришь, девчонке стало хуже? — осведомился он, сделав пару шагов. — Говоришь, ей нужен доктор? — Еще шаг. — Это очень плохо. Потому что доктора нигде не найти. — Он сделал еще два шажка, неумолимо приближаясь к толстой складке внизу пакета, где проходило двойное дно. — Но если ты найдешь этого дерьмового доктора, — сказал он, поднимая ногу, словно намереваясь растоптать таракана, — и если тебе удастся-таки с ним переговорить, не забудь спросить его о la bruja.

Он топнул ногой о пакет, и все услышали хлопок, сопровождавший уничтожение микрофона, спрятанного в складках бумаги на дне пакета.

— La bruja — значит ведьма, — пояснил Фэлкон. На этот раз к сведению одного только Тео.

Глава 43

Только выйдя ненадолго из командного пункта, Винс позволил себе задаться вопросом, что же он упустил в этом деле.

Винс никогда не обладал экзистенциальными способностями, но уж такова была ирония судьбы, что слепота временами просто выпихивала его из собственного тела и заставляла созерцать себя как бы со стороны. Иногда в таких случаях он видел мысленным взором вполне довольного жизнью парня по имени Винсент Пауло, удачно приспосабливающегося к тому совершенно особому миру, который не зависел от зрительного восприятия. Он остро чувствовал аромат духов Алисии и то, как этот аромат постепенно рассеивался, растворялся в воздухе в течение дня. Сейчас он слышал вокруг себя звуки шагов и даже смог отличить поступь спецназовца из СВАТа от легкой походки Алисии, которая направлялась в сторону ресторана, оставив его размышлять в одиночестве перед командным пунктом. Он ощущал бриз, овевавший его лицо, и запах «Ландромета» — прачечной самообслуживания, находившейся дальше по улице. Слышал шум вертолетов над головой и автомобилей примерно в квартале от того места, где он находился, — парни из группы управления движением направляли поток машин в объезд перекрытого полицейскими заграждениями Бискейн-бульвара. Стоило ему чуть больше сосредоточиться на звуках транспорта, и он уже отличал автобусы от грузовиков, грузовики от легковушек и маленькие машины от тех, чьи моторы пожирали бензин галлонами. Рядом с ним вдруг заворковал голубь, потом к нему присоединился другой. Похоже, они ссорились из-за хлебных крошек или кусочка гамбургера, оброненного кем-то из полицейских на парковочной площадке. Потом хлопнула автомобильная дверца. Недалеко от командного пункта лениво переговаривались мужчины. Впрочем, нет, не только мужчины — среди них затесалась и женщина. Винс точно знал, что это особа женского пола, хотя почти не слышал ее голоса и не разбирал слов. Так что порой лучше многих зрячих представлял, что происходит вокруг.

Но бывали времена, когда перед его внутренним взором представал совсем другой Винсент Пауло — недалекий и глуповатый, бродивший словно неприкаянный по этому принадлежавшему зрячим враждебному миру, являвшему ему себя лишь посредством звуков, запахов и прикосновений. И этот недалекий и глуповатый Винсент Пауло подчас отказывался понимать, что не живет полной жизнью, а лишь реагирует на различные раздражители, упуская из виду, что многие вещи существуют, не обнаруживая себя запахами и звуками, и таким образом укрываются от его восприятия.

Поэтому Винс постоянно задавался вопросом, как подобные пробелы в восприятии могут повлиять на порученное ему дело и какие тайны скрывают.

— Пауло, — позвал сержант Чавес.

Винс повернулся на голос координатора СВАТа.

— Да?

— Шеф Ренфро на линии. Хочет с нами посовещаться. Пойдем в наш автобус.

Он взял было Винса за руку, чтобы отвести к машине, но тот отстранился. Не потому что не хотел идти, просто его покоробило нетактичное поведение спецназовца. Чавес явно считал, что у слепого, как у теленка, должно быть в носу медное кольцо для удобства его препровождения в нужное место.

— Лучше я возьму тебя под руку. Этого вполне достаточно.

Они вошли в автобус, Чавес подвел сержанта к металлическому откидному стулу и опустился на такой же рядом, предварительно закрыв дверь.

— Мы на месте, шеф, — сообщил он в микрофон громкоговорящей связи.

— Вот и хорошо, — откликнулась Ренфро.

— Хотите, чтобы я еще раз рассказал о ходе переговоров? — спросил Винс.

— Нет, если за последние пять минут не произошло ничего существенного.

— Пока никаких изменений.

— Мы тут с Чавесом потолковали о возможном развитии событий и пришли к одинаковому заключению. Я знаю, вам это не понравится, но, пожалуй, больше затягивать с подключением снайперов не стоит.

— Не понял?

— Мы собираемся его убрать, — пояснил Чавес, словно переводя слова своего начальника.

— Но он только что признал, что у него нет бомбы!

— Мы не склонны ему доверять. Фэлкон наверняка знал о подслушивающем устройстве в пакете, когда говорил об этом.

— Не думаю, чтобы он таким образом пытался ввести нас в заблуждение.

— Это уже не столь важно, — заметил Чавес. — Тео Найт совершенно определенно дал нам понять, что в ванной комнате находится раненый человек, который нуждается в медицинской помощи.

— Согласен, — сказал Винс. И уже мысленно проигрывал новый звонок Фэлкону. — Давайте немного подождем и выясним, не склонен ли он отпустить раненую девушку в госпиталь.

— Это просто смешно! — заявил Чавес.

— Пусть поговорит, — согласилась шеф. — Но как вы, Пауло, предполагаете забрать раненую из номера?

— Можно подкатить к двери каталку, как мы это уже проделали с продуктовой тележкой.

Чавес поморщился.

— Фэлкон на это не пойдет. Мы засунули ему в пакет с продуктами подслушивающее устройство, и он со своей больной головой вполне способен предположить, что каталка — нечто вроде «троянского коня», в котором скрываются вооруженные до зубов спецназовцы.

— Возможно, он позволит врачу войти в номер мотеля и осмотреть раненую…

— А возможно, возьмет его в заложники… Шеф, кажется, мы с вами уже все обговорили, поэтому какого черта теряем время? Может, эта девушка находится в тяжелом состоянии и умирает?

На линии установилось молчание, потом шеф вновь заговорила:

— Вот сейчас мы подошли к главному пункту. Я, Пауло, не могу вам позволить разговаривать с этим психом неопределенно долго, особенно зная, что в комнате находится заложница, нуждающаяся в медицинской помощи.

— Ну, так мы начинаем действовать? — спросил Чавес. — Таков, кажется, был первоначальный план?

— Это не план, а черт знает что, — расстроился Винс. — Если, конечно, вы не ставите своей целью получить мертвых заложников.

— Пауло прав, — сказала шеф. — Прежде чем вламываться в двери, необходимо попытаться разрешить ситуацию снайперским выстрелом. Вдруг удастся заставить преступника открыть дверь или подойти к окну? И в этом смысле, Пауло, мы очень на вас рассчитываем.

Неожиданно Винсенту подумалось, что он получил ответы на все свои вопросы. Все вдруг стало предельно ясно, словно о причине его вовлечения в это дело поведал трубный глас с вершины холма. Винсента Пауло подключили к этой операции не для того, чтобы вести переговоры об освобождении заложников. Его роль заключалась в том, чтобы всемерно способствовать ликвидации Фэлкона. Как только эта мысль окончательно утвердилась в его сознании, он с горечью ощутил, что в этой ситуации с самого начала показал себя подлинным слепцом.

— О'кей, шеф. Я подумаю, что здесь можно сделать.

Глава 44

Джек стоял на заднем дворе ресторана и набирал отцовский номер. Он успел нажать шесть кнопок, когда к нему подошел офицер полиции:

— С вами хотят поговорить возле ограждения. Более того, настаивают на этом.

Джек набрал наконец нужный номер, но отец все не подходил, и он отключил мобильник. «И куда подевался Хэрри?» — подумал он, но вслух произнес другое:

— И кто так жаждет меня увидеть?

— Старая женщина. Говорит, что ваша abuela. Я объяснил ей, что вы очень заняты. Но она, мягко говоря, проявила настойчивость. Должен вам заметить, что у старушки, похоже, не все дома. Только не обижайтесь. Моя собственная abuela тоже сумасшедшая.

«Но уж наверняка не такая, как моя», — подумал Джек и спрятал телефон в карман. Прежде чем звонить отцу, надо сделать более важное дело. Abuela в его жизни занимала одно из первых мест. Хотя бы потому, что не в ее характере было находиться на вторых ролях. Чего бы это ни касалось.

— Хорошо, я с ней поговорю. Проводите меня.

Abuela, ясное дело, была его бабкой со стороны матери, и считалась главным источником информации о покойной родительнице, которой он не знал. Мать Джека умерла, когда он сам еще находился в родильном доме. А прежде чем успел выйти из младенческого возраста, отец женился вторично. Мачеха Джека была хорошей женщиной, впрочем, питавшей слабость к мартини, обильно сдобренному джином, и необъяснимую ненависть к первой любви Хэрри, а заодно и ко всему кубинскому. По этой причине Джек, являвшийся наполовину кубинцем, воспитывался исключительно в англосаксонской традиции вне всякой связи с кубинской культурой. Этот пробел в воспитании всячески пыталась заполнить его abuela. Результат, мягко говоря, получился амбивалентный.

— Джек Свайтек, ven aca. Иди-ка сюда.

Она стояла за полицейским ограждением со сложенными на груди руками и неодобрительно на него посматривала. Джек остался на другой стороне ограждения. Встреча не предвещала ничего особенно хорошего, и разделявшие их, так сказать, официальные барьеры могли оказаться нелишними.

Он подошел поближе и, перегнувшись через металлическое ограждение, поцеловал ее в лоб.

— Ну, что я такого сделал?

Склонность к радио-ток-шоу (доктор Лаура была ее любимой ведущей) положительно сказалась на ее английском, и все же, выражая свои мысли, она злоупотребляла инфинитивами.

— Твой отец звонить мне, чтобы сообщить, чем ты занимаешься.

— Я попросил его об этом.

— Тогда я включить телевизор и услышать твое имя. Я так теперь должна узнавать, что ты делаешь?

— Извини. Я был очень занят.

— Так занят, что не можешь снять трубку и сказать мне, что у тебя все о'кей?

— Abuela, я веду переговоры, чтобы помочь освобождению заложников…

— И ведешь их, я уверена, на голодный желудок.

— Да я, признаться, не очень-то и голоден.

— Значит, ты ничего не кушать?

Джек неожиданно почувствовал себя пятилетним малышом.

— Ну почему же? Я съел половинку кокосового pastelito.

— Хм-м… Por lo menos, lo que comiste fue algo Cubano. По крайней мере, ты кушать что-то кубинское.

У ее ног на земле стояла корзинка для пикника, и Джек вдруг почувствовал исходивший от нее запах пищи.

— Я приносить это для тебя, — подняла она ее.

Взяв корзинку, Джек не смог сдержать улыбки.

— Gracias.

— Поделись со своими друзьями.

— Обязательно.

На ее лице проступило озабоченное выражение.

— Как там Тео?

Джек постарался, чтобы голос звучал жизнерадостно.

— Ты ведь знаешь Тео. У него все будет хорошо.

Она кивнула и сменила тему, словно почувствовав, что Джеку нужна передышка. Сняв красно-белую клетчатую салфетку, закрывавшую корзинку, она сказала:

— Здесь четыре кубинских сандвича — такие, как ты любишь. Прямо из печки, еще горячие. Papas fritas, особенно deliciosa — я класть туда зеленые оливки и чесночный mojo. На десерт tres leches, которые, как ты знаешь, я сама выдумать.

Джек улыбнулся. Abuela стала объектом насмешек со стороны американо-испанской аудитории ток-шоу с тех пор, как стала названивать на радио, утверждая, будто изобрела tres leches — никарагуанское национальное блюдо. Но кто он, Джек, такой, чтобы ее осуждать или высмеивать?

— Это правда. Кто бы что ни говорил, ты изобрела это.

Она наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Специально для тебя. — Потом, неожиданно посерьезнев, добавила: — Только не делай глупостей.

— Не буду.

— Вот и хорошо. А теперь попробуй-ка вот это. — Она протянула ему какую-то сладкую выпечку.

Джек откусил. Было вкусно.

— Отличная штука. Мне всегда нравились torinos.

— Aye, mi vida, — закатила она глаза. — Turones.

— Извини.

Джек мысленно дал себе установку запомнить это слово. Впрочем, почти то же самое можно было сказать и о двух третях употреблявшихся здесь испанских слов и выражений. Однако усилие, сделанное в этом направлении, неожиданно навело его на удачную мысль.

— Abuela, скажи мне одну вещь. Когда-нибудь кто-нибудь на Кубе отзывался о бездомных как о los Desaparecidos? Исчезнувших?

— Почему ты спрашивать?

— Потому что Фэлкон — бездомный и использовал это выражение несколько раз, когда мы разговаривали. Теперь мы пытаемся установить, что это значит. Я лично склоняюсь к тому, что это слово из кубинского сленга, обозначающее бродяг и людей, лишенных крова. Короче, бомжей.

— Ничего подобного я не слышать. Кстати, ты знаешь, что он никакой не кубинец?

— По документам как раз кубинец. Я видел его личное дело, когда был его адвокатом. Там сказано, что он приехал сюда с Кубы в начале восьмидесятых.

— Может, он и приехать с Кубы, но он не кубинец.

— Откуда ты знаешь?

— Я смотреть сегодня утром телевизор. Там показывать фильм о том, как полиция снимать его с моста на Кей-Бискейн. Он громко кричать и ругаться по-испански, когда полицейские схватить его и сказать, что он не может разговаривать с дочкой мэра Мендосы. Ну так вот, он говорить не на кубинском испанском. Я хорошо замечаю такие вещи на слух, ты уж мне поверь. Ese hombre no es Cubano.

Этот человек не кубинец.

Abuela, что-нибудь утверждая, далеко не всегда оказывалась права. Но Джек знал точно: когда дело касалось чего-либо испанского, на ее слово можно было положиться на все сто. Стало быть, Фэлкон действительно не кубинец.

— Спасибо тебе, — сказал он.

— Не стоит. Это пустяки.

Она, конечно, подумала, что он благодарит ее за пищу, но это было не так.

— Нет. — Джек посмотрел через перекрытый полицейскими заграждениями бульвар в сторону командного пункта. — У меня такое чувство, что это не пустяки, а очень даже важно.

Глава 45

Алисия поехала домой, но не к себе в Коконат-гроув, а в выстроенную в средиземноморском стиле виллу, в которой выросла. Семейство Мендоса постоянно проживало здесь с тех пор, как Алисии исполнилось семь. Нельзя сказать, чтобы эта вилла походила на дворец, особенно в сравнении с новыми огромными особняками под десять тысяч квадратных футов, которые в последние годы буквально заполонили Южную Флориду. Тем не менее это был довольно большой старый дом. При въезде стояли заросшие алыми бугенвиллеями ворота с двумя каменными колоннами, напоминавшими часовых. За сваренными из железных полос створами вилась подъездная дорожка, вымощенная чикагским кирпичом. Алисия на собственном опыте убедилась, какой он твердый, поскольку в детстве училась здесь кататься на роликовых коньках и набила себе при этом порядочно шишек и синяков.

Она припарковалась рядом с одним из больших дубов, росших на участке, и, открыв дверь своим ключом, вошла в дом, предварительно по привычке позвонив, чтобы предупредить о своем приходе его обитателей на тот случай, если они разгуливали по комнатам в одном белье. Проходя мимо кухни, она обнаружила там свою мать, которая устремилась ей навстречу.

— Алисия! Вот уж не ожидала тебя сегодня увидеть!

Грасиела Мендоса была в молодости потрясающей красавицей и, надо сказать, весьма заботилась о поддержании своей красоты. Однако с течением времени латиноамериканские черты в ней все больше нивелировались, и сейчас она выглядела как самая настоящая англосаксонская леди в стиле Марджери Стоунхэм Дуглас. По-видимому, мать недавно работала в саду, поскольку на ней были широкополая соломенная шляпа и выцветшие синие джинсы, испачканные на коленях землей. Садоводство было ее страстью.

— Я, собственно, тоже не думала, что сегодня заеду к вам, — улыбнулась Алисия.

— Ну как — ситуация с заложниками разрешилась?

— Пока нет. Поэтому мне нужно вернуться, но сначала я хочу кое-что проверить.

— Здесь?

— Да. — Алисия знала, что ничего объяснить ей не сможет, поэтому даже не стала пытаться. — Скажи, мои старые вещи по-прежнему хранятся в шкафу у меня в спальне?

— Разумеется.

— Возможно, тебе это покажется странным, но мне надо кое-что там найти.

— И что это? Может, я смогу тебе помочь?

— Вряд ли. Это касается моей полицейской работы. — «Вероятно, со стороны ситуация с каждой минутой представляется все более странной», — подумалось вдруг Алисии.

— О'кей, — кивнула мать. — Крикни, если что-нибудь понадобится.

— Спасибо, мам.

Алисия направилась прямиком в свою старую спальню, уже нисколько не походившую на былую девичью обитель, каковой оставалась еще несколько лет после отъезда Алисии. Родители наконец-то переоборудовали ее, превратив в своего рода домашний офис, хотя в интерьере все еще оставалось несколько предметов из прежней обстановки. В частности, грифельная доска, на которой Алисия записывала нужные адреса и номера телефонов, казавшиеся ей чрезвычайно важными в подростковом возрасте, не столь уж, впрочем, далеком. Однако времени для воспоминаний не было, и она сразу же направилась к раздвижному шкафу, напоминавшему капсулу из прошлого со всеми хранившимися в нем почетными грамотами за успешную учебу, игрушками, старыми школьными тетрадями и прочими вещами. Поиски не должны были составить большого труда, поскольку она точно знала, что искать — Мануэля Гарсия Ферре.

Ферре снял несколько мультфильмов, которые она очень любила в детстве. Мало кто из американцев подозревал о его талантах или видел его работы — за исключением, возможно, мультипликационного фильма «La Manuelita», который в 1999 году был официально представлен Аргентиной на соискание премии Американской киноакадемии. Но, сказать по правде, даже аргентинцы мало что знали об этом маленьком киношедевре. Хотя Алисия не считала себя экспертом в этом вопросе, ей тем не менее казалось, что Аргентина проявляла слишком мало интереса к собственному вкладу в мировую культуру. Аргентинцы и свое танго (родившееся в борделях) не больно-то жаловали, пока оно не стало гвоздем сезона в Париже. Более того, они ни в грош не ставили величайшего сочинителя музыки в стиле танго композитора Астора Пиацоллу, хотя европейцы считали его гением. Аналогичная картина наблюдалась и в кинематографе. Аргентинские деятели от кино долгое время игнорировали национальные фильмы, многие из которых не считались первоклассными только потому, что они не делали таких сборов, как голливудские боевики или европейские мелодрамы. Но отец Алисии, живший за тысячи миль от страны, выходцем из которой являлся, не пожалел усилий, чтобы познакомить дочь с работами Ферре, которые на протяжении десятилетий радовали ребятишек в испаноговорящих семьях. Он снабжал Алисию книжками со смешными рисунками и кассетами с записями мультфильмов, которые от случая к случаю транслировались по 13-му каналу телевидения Буэнос-Айреса. Так он старался с младых ногтей приохотить ее к культурным ценностям и языку предков.

Алисия начала поиски с верхней полки. Естественно, нужная коробка оказалась в самом низу. Она поставила ее на пол, отогнула клапаны и заглянула внутрь. На нее смотрела другая эпоха. Книжки со смешными картинками лежали сверху. Ее любимой была «Las Aventurasde Hijitus», рассказывавшая о приключениях ребенка-сироты, сражавшегося с силами зла. Этот самый Ихитус, произнеся магическое заклинание, трансформировался в Супер-Ихитуса — мальчика в голубом костюме, передвигавшегося по воздуху при помощи маленького пропеллера, который появлялся у него на макушке.

Алисия одарила изображенного на обложке любимого героя детства ностальгической улыбкой и отложила книгу в сторону. Вот было бы здорово, если бы Винса звали Ихитусом!

Под книжками с картинками помещались коробки с видеокассетами, уложенные рядами корешками вперед — как книги на полке. Алисия не помнила, почему именно решила сохранить все это богатство, однако подозревала, что в глубине души всегда намеревалась передать его своим будущим детям. Она позволила себе на минутку отвлечься и задаться вопросом, уж не Винс ли будет отцом, после чего опечалилась, вспомнив, что он никогда не увидит их. Потом отбросила эти мысли, поскольку они не имели ничего общего с ее миссией. Важно было одно: все ее любимые вещи по-прежнему находились на своем месте. Она ласково пробежала кончиками пальцев по корешкам коробок с кассетами, высматривая нужное название, но эту кассету почему-то не обнаружила и снова тщательно все просмотрела, зная, что та обязательно должна быть здесь. Все напрасно.

Кассета исчезла.

Она почувствовала легкий озноб, хотя овладевшие ею подозрения не имели никаких подтверждений. Может, она одолжила ее подруге или другу детства и забыла об этом? Может, по какой-то причине решила не оставлять именно эту кассету? Однако и то и другое представлялось ей весьма сомнительным. Она берегла свою коллекцию, как шкатулку с золотыми украшениями.

Алисия отвернулась от шкафа, осмотрела комнату и заметила компьютер, который родители установили в углу помещения. Компьютер был включен, и на экране красовалась заставка в виде голубого неба с летящими по нему облаками. Она вызвала с помощью «мышки» заглавную страницу Интернета и напечатала в поисковом окошке несколько слов по сути интересовавшего ее вопроса. Потом открыла первую страницу, отыскала глазами ссылку на нужный веб-сайт и, щелкнув «мышкой», вошла в него.

На экране черный фон заставки постепенно трансформировался в непроницаемое ночное небо с отблесками молний и бесчисленными мерцающими звездами. Затем в левой стороне проступил скорбный силуэт голого, лишенного листвы дерева, а справа зловеще вспыхнули отверстия в виде глаз, прорезанные в выдолбленной изнутри большой оранжевой тыкве, какие пользуются огромной популярностью в ночь Хэллоуина. Потом в центре экрана стал прорисовываться старинный викторианский дом, окна и двери которого имели неправильную, искривленную форму, словно вся конструкция деформировалась и могла в любой момент завалиться.

Наконец проступили оранжевые буквы заглавия:

La Covacha de la Bruja Cachavacha

И пронзительный голос, от которого Алисию до сих пор пробирала дрожь — голос la bruja, ведьмы, — произнес:

— Bienvenidos a mi casa.

«Добро пожаловать ко мне домой».

Надо сказать, что эта ведьма отнюдь не походила на Элизабет Монтгомери или Николь Кидман. Она носила остроконечную черную шляпу и обладала в высшей степени уродливой внешностью и растрепанными рыжими волосами. Наиболее пугающими были огромный крючковатый нос и торчавшие изо рта желтые клыки. Как героиня мультфильма, особенно предназначавшегося детям, она была слишком уж жуткая — просто исчадие ада. Воспоминания о ней, заставившие Алисию вернуться в свою старую спальню, были связаны с той волшебной властью, которой она обладала.

Ведьма умела делать так, чтобы люди исчезали.

Алисия продолжала смотреть на экран монитора — этого современного электронного оконца, позволившего ей снова заглянуть в свое детство, — но сконцентрироваться на увиденном уже не могла. Она думала о том, что сказал Фэлкон — «не забудь спросить про ведьму», — и о его странной зацикленности на исчезнувших. Ей еще только предстояло основательно обдумать все это и отделить важную информацию от второстепенной, но и сейчас она знала достаточно, чтобы прийти в удивление.

Откуда у этого психа сведения, касающиеся ее детства?

Глава 46

Джек чувствовал, что ему необходимо откровенно поговорить с сержантом Пауло.

На бумаге провести демаркационную линию между добром и злом в ситуации с заложниками просто: человек, захвативший заложников, — плохой парень, переговорщик — хороший. Однако в сознании Джека эта линия начала расплываться. Не Пауло, конечно, но кто-то из его окружения определенно вносил в это дело путаницу, мутил, так сказать, воду. И это могло относиться как к находившимся на сцене событий, так и к тем, кто скрывался за кулисами. Взять хотя бы мэра. Его публичная поддержка Пауло в качестве главного переговорщика в свете последних событий представлялась Джеку хитроумным маневром, цели которого он, впрочем, до конца объяснить бы не смог. Точно так же он не мог пока объяснить причину появления телохранителя мэра на набережной в ночь убийства. Кроме того, Джеку казался подозрительным и сержант Чавес. Конечно, руководитель СВАТа уже по роду своей деятельности обязан быть человеком решительным, но Чавес демонстрировал такую поразительную самоуверенность, что это наводило на мысль о двойной игре, основанной на чьей-то сильной поддержке. Даже Алисия временами вызывала у Джека подозрения: по крайней мере некоторые ее слова и поступки казались ему как минимум неоднозначными. Вся же ситуация в целом, особенно в плане межличностных отношений, напоминала ему сложный судебный процесс, где он выступал на стороне нескольких подзащитных, которые поначалу договорились действовать заодно, но, когда дело касалось защиты их жизненных интересов, совершали поступки, шедшие вразрез с первоначальным планом. Хотя до развязки было еще далеко — так по крайней мере казалось Джеку, — он уже не раз задавался вопросом, кто из законников будет при любых условиях блюсти интересы Тео и других заложников.

И остановился на сержанте Пауло.

Когда Джек вернулся в мобильный командный пункт, Алисии там не было, а Пауло брился на ощупь электрической бритвой. Рядом с ним сидел еще один член кризисной команды, который с удовольствием воспользовался возможностью передохнуть, когда Джек попросил его на минутку выйти, чтобы переговорить с сержантом наедине. Когда дверь за офицером закрылась, Пауло выключил бритву и Джек получил наконец шанс высказать то, что у него наболело.

— Я хочу знать ваш план, — сказал он. — Во всех деталях.

К удивлению адвоката, Пауло не стал прибегать к свойственным полицейским уверткам и общим словам и перешел прямо к делу.

— Фэлкон скоро отправится к праотцам.

— Уверен, что, если это случится, никто винить вас не будет.

— Вы не понимаете… Это не альтернатива, а единственный оставшийся нам вариант. Вы хотели знать план, вот вам план. Они приняли совершенно определенное решение.

Джек подумал, что Пауло, употребив в данной ситуации местоимение «они», вольно или невольно отмежевался от своего начальства.

— Что, дали добро на атаку СВАТа?

— Нет. Сначала решили попробовать снять его снайперским выстрелом.

— И как они планируют это сделать?

— Это моя работа. Вернее, моя и ваша, поскольку разговаривать с ним придется также и вам.

— И что, по-вашему, я должен ему сказать? Эй, Фэлкон, не можешь ли ты подойти поближе к окну? Подошел? Очень хорошо. А теперь, будь добр, подними повыше голову. И немного так постой…

— В идеале надо уговорить его открыть дверь, чтобы снайпер получил возможность чисто сделать свое дело. Заставить подойти поближе к окну или как-нибудь иначе подставиться под выстрел — тоже, конечно, вариант, но не самый лучший. Даже классный стрелок может промахнуться, стреляя сквозь стекло.

— Какая разница? Это же оконное стекло, а не бутылочное?

— И все равно оно способно повлиять на траекторию полета пули, особенно если стрельба ведется с большого расстояния и под углом. Кроме того, мне кажется, что собирается дождь. Если он все-таки пойдет, это станет дополнительным неудобством для стрелка. В кризисных ситуациях принято исходить из предположения, что даже в ясную погоду первый выстрел окажется неудачным. Впрочем, теперь, когда снайперам дали «зеленый свет», им понадобится лишь доля секунды, чтобы сделать второй выстрел и третий…

Джек обдумал его слова. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы противостояние наконец завершилось, но до сих пор у него была хотя бы слабая надежда, что Фэлкон сложит оружие и сдастся. Однако с этого момента переговоры с ним сводились только к одной цели — попытаться подставить его под пулю. И эта установка в корне меняла положение вещей.

— И когда решение было принято?

— Мне сообщили об этом минут пять назад.

Что-то в голосе Пауло подсказало Джеку, что сержанту не очень-то хочется отвечать на этот вопрос.

— Понятно. Но когда все-таки они пришли к такому решению?

— Вскоре после того как выяснилось, что в комнате находится раненая заложница. По крайней мере так мне сказали.

Джек снова уловил в его словах и интонации некую расплывчатость и двусмысленность. Но время игнорировать недоговоренности прошло. Джеку требовалось выяснить все досконально, поэтому он спросил прямо, без обиняков:

— Вы верите в то, что услышали?

Ответом ему послужило молчание. Если бы Пауло мог видеть, Джек в подобной ситуации, вероятно, сказал бы, что они обменялись долгими испытующими взглядами, какими окидывают друг друга осторожные люди, пытаясь определить, достоин ли собеседник доверия и можно ли пускаться с ним в откровения, а если да, то до какой степени. Но хотя Пауло был слепым, у Джека тем не менее сложилось впечатление, что он делал именно это, то есть мысленно оценивал его в смысле надежности, хотя и на каком-то другом уровне, подключая более тонкие чувства восприятия, никак не связанные со зрением.

— Вообще-то я парень недоверчивый. Уж такой у меня склад характера, — наконец произнес сержант.

— Стало быть, кое-какие вопросы у вас в этой связи возникли?

— Возникли, не скрою.

— А вы задумывались об истинной цели того, что здесь происходит? — спросил Джек.

— У меня лично только одна цель: добиться скорейшего освобождения заложников.

— Для вас важно в этой связи, умрет Фэлкон или останется жив?

— Естественно, я бы предпочел, чтобы он остался в живых. Но безопасность заложников для меня важнее.

Похоже, он дал честный ответ. Но Джеку и не надо было ничего, кроме честности.

— Может, в таком случае перестанем говорить банальности?

Выражение лица у Пауло изменилось, словно он вдруг осознал, что в его речи слишком много заезженных полицейских штампов.

— Давайте попробуем.

У Джека имелись свои соображения, но он не знал, как лучше их преподнести и озвучить. Секунду подумав, он решил двигаться к цели обходными путями.

— Вы знаете нашу с Тео историю, не так ли?

— В общих чертах. Если не ошибаюсь, вы были его адвокатом и спасли от электрического стула.

— За все четыре года, что я проработал судебным адвокатом от общественной организации «Институт свободы», это был мой единственный невиновный подзащитный.

Пауло покачал головой:

— Уж и не знаю, как у вас, адвокатов, это получается. Я имею в виду, защищать виновных.

— Может, обсудим этот вопрос позже — за кружкой пива, когда все закончится? Как ни странно, но я сейчас имел в виду не Тео, а другого своего клиента.

— Фэлкона?

— Нет. Парня по имени Дасти Боггз. Он играл в баре на бильярде и вступил в спор о результатах игры. Дасти считал, что выиграл партию, но его соперник придерживался прямо противоположного мнения. Поскольку консенсус найден не был, Дасти вышел из бара, взял в своей машине пистолет и, вернувшись в заведение, продырявил сопернику голову.

— И вы, значит, защищали этого Дасти?

— Да. Между прочим, это был мой самый первый клиент. Я только что окончил факультет правоведения и готовился к собеседованию для вступления в адвокатскую палату. Ну так вот, мы с боссом поехали в тюрьму, чтобы опросить его. По какой-то непонятной причине Дасти выказал мне больше доверия, чем боссу, хотя у судебного адвоката Нейла Годерича было за плечами больше дел об убийстве, нежели у какого-либо другого известного мне законника. Как бы то ни было, в конце беседы Нейл сообщил Дасти, что защищать его интересы в суде будет он. Дасти разозлился, ударил кулаком по столу и гаркнул: «Я хочу Свайтека!»

— Даже несмотря на то что вы еще не были членом палаты?

— Именно. Ну, Нейл согласился на это с условием, что будет меня курировать. Так я стал защитником Дасти и сам от начала и до конца провел это дело. Пришлось мне тогда попотеть, ничего не скажешь…

— Ну и как? Вам удалось добиться его освобождения?

— Шутите? Он был осужден за убийство первой степени и приговорен к смертной казни. Но вот в чем суть этой истории: Дасти подал апелляцию на отмену приговора и… Догадайтесь, какой у него был главный аргумент?

— Откуда мне знать? Сказал, что это сделал бармен?

— Неэффективная защита. Он заявил, что недавний выпускник факультета правоведения, который его защищал, не был даже членом адвокатской палаты и соответственно не имел достаточной квалификации, чтобы вести дело об убийстве. Апелляционный суд с ним согласился и назначил новое судебное разбирательство. Но время шло, некоторые свидетели исчезли из поля зрения, а другие даже изменили свои показания. В результате всего этого электрический стул Дасти заменили пожизненным заключением.

— Похоже, этот ваш подзащитный был тот еще хитрюга.

— Совершенно справедливо. Он знал, что нет ни единого шанса на оправдательный приговор, вне зависимости от того, кто будет его адвокатом.

— И подставил вас.

— Да, и подставил меня…

Джек медленно, чуть ли не по слогам повторил слова Пауло, чтобы подчеркнуть их значение. Потом помолчал несколько секунд, предоставив сержанту время уловить намек. Вопрос, что и говорить, был деликатный, но Джек считал необходимым вынести его на поверхность.

— А у вас, Винс, никогда не появлялось чувства, что вас подставили?

Паоло ни на йоту не изменился в лице. Казалось, он все еще обдумывал рассказ адвоката.

— У меня есть на этот счет одна теория… — осторожно заметил Джек.

— Есть — расскажите.

— Полагаю, что некто с самого начала вынес Фэлкону смертный приговор.

Подобное предположение Винса не удивило.

— Ну, я бы так бескомпромиссно вопрос не ставил… Хотя они, похоже, действительно не хотят брать его живым.

— «Они» — это кто?

Пауло не ответил. Но Джек не позволил ему отмолчаться.

— Сдается мне, что «они» жаждут его смерти ничуть не меньше освобождения заложников.

— Мне бы не хотелось в это верить.

— А вы поверьте.

— Что вас подвигло к таким выводам?

— Как только я вернулся сегодня утром с Багамских островов, меня препроводили прямиком к мэру для частного разговора. И он довольно сильно на меня надавил, с тем чтобы я дал ему слово обеспечить безопасность Алисии во время переговоров, даже если это будет идти вразрез с вашими инструкциями.

— В этом нет ничего удивительного. По крайней мере все наши в курсе, что он был не в восторге от моей кандидатуры, когда встал вопрос о назначении главного переговорщика. И я достаточно умен, чтобы понять, что его публичная поддержка моего назначения на сегодняшней пресс-конференции была чисто формальной. Законники всегда стремятся создать у общественности впечатление, будто выступают единым фронтом.

— Забудьте про общественность. Я имею в виду то, что происходит внутри департамента полиции. Все выглядит так, будто мэр Мендоса стремится уверить его сотрудников, что Винсент Пауло — последний человек на свете, которого он хотел бы видеть в команде переговорщиков. Но согласно моим источникам вас поставили во главе переговоров, потому что мэр позвонил шефу Ренфро и дал на этот счет совершенно определенное указание.

— Согласно вашим источникам?

Джек не хотел упоминать о детективе Барбере. Пока по крайней мере.

— Надеюсь, вы не забыли, кем был мой отец?

— Значит, ваш папочка прикладывал ухо к стене, чтобы разузнать подноготную этого дела?

— Только потому, что я его об этом попросил. А мне представляется, что некоторые стены могут оказаться весьма тонкими, особенно когда к ним прикладывает ухо бывший губернатор штата, который к тому же являлся когда-то сотрудником департамента полиции Майами.

Пауло принялся вертеть в пальцах карандаш. «Вот так же, наверное, проворачиваются шестеренки у него в мозгу», — подумал Джек.

— Давайте выясним, правильно ли я понимаю вашу логику, — наконец произнес Винсент. — Итак, существует некий субъект, который с самого начала желает Фэлкону смерти. Мэр предлагает шефу полиции назначить меня главным переговорщиком. При первой же удобной возможности шеф заявляет, что мне надо сворачивать переговоры и позволить снайперам разделаться с Фэлконом. Выходит, с одной стороны, я как бы всем здесь руковожу, а с другой — ничего не могу сделать.

Джек промолчал. Из уст Пауло это прозвучало шокирующе.

— Фэлкон — это мой Дасти Боггз, — продолжил между тем Винсент. — Иначе говоря, меня подставили, и я обречен на неудачу.

— Это всего лишь теория, — напомнил Джек.

— Согласно вашей теории, они хотят казни, а не переговоров, — сказал Пауло. — Если удастся убрать Фэлкона одной пулей, то миссия будет считаться выполненной. Однако, пойди что-нибудь не так, под выстрелы попадут заложники, и это будет моя вина. Слепому придется отвечать за провал операции, которую проводят зрячие.

— Я не говорил, что все обстоит именно так, — произнес Джек. — Просто все это надо основательно обдумать.

— Я уже обдумал, — очень серьезно сказал Пауло. — И пришел к выводу, что мы с вами в одной лодке.

Подобных откровений от сержанта Джек никак не ожидал и не упустил возможности развить тему:

— Почему, по-вашему, они хотят смерти Фэлкона?

— Мне говорили, что Мендоса — человек мстительный. Может, ларчик открывается просто: «Не смейте приставать к дочери мэра, ибо для вас это плохо кончится?»

— А может, под всем этим кроется нечто совершенно другое, — задумчиво проговорил Джек.

— У вас и по этому поводу есть теория?

— Я над этим работаю.

— В таком случае работайте быстрей. Поскольку времени у нас остается все меньше.

— Это у Тео времени остается все меньше, — горько заметил Джек.

— Может, нам удастся купить лишний час или два? — Губы Пауло тронула слабая улыбка. — Конечно, оружием мы не распоряжаемся, зато мы с вами единственные здесь люди, с которыми Фэлкон соглашается разговаривать. Мне только нужно знать, согласны ли вы играть со мной в одной команде?

— Именно эти слова я и надеялся от вас услышать, — заявил Джек.

Глава 47

Джек позвонил по своему мобильному. На этом настоял сержант Пауло. Он отказывался играть роль марионетки, и Джек был только рад помочь ему перерезать ниточки. Если это означало звонить из командного пункта по беспроводному телефону, сообщения по которому не кодировались, значит, так тому и быть. Хотя Джек, выполняя решения сержанта, не до конца понимал его стратегию, он твердо знал одно: времени для обсуждения каждого дальнейшего шага у них нет. Джек также пришел к выводу, что, выказывая доверие к методам Пауло, он тем самым укрепляет наметившийся у них союз.

Телефон прозвонил несколько раз, но Джек не сомневался, что Фэлкон рано или поздно возьмет трубку. Тот пользовался телефоном Тео, в памяти которого имелся номер мобильника Джека, а значит, он обязательно должен высветиться на дисплее.

— Решил использовать другой телефон, Свайтек? — осведомился Фэлкон, взяв трубку.

— Да. Решил, что пришла пора немного ускорить ход событий.

— А я думал, это моя забота.

— У нас с тобой одна забота: побыстрее развязаться с этим делом, причем так, чтобы при этом никто не пострадал.

— В таком случае скажи: ты забрал мои деньги из банка на Багамских островах?

Джек надеялся избежать разговора на эту тему, и то обстоятельство, что Фэлкон сразу ее затронул, несколько его смутило.

— Деньги скоро будут, — пробормотал он, зная, что его слова прозвучали не очень-то убедительно. Даже для него самого.

— Похоже, ты мне вешаешь лапшу на уши.

— Ничего подобного. Я продолжаю над этим работать.

— Лжешь.

— Все оказалось значительно сложнее, нежели ты можешь предположить.

— Ведь ты их украл, не так ли?

— Нет, я не брал твоих денег.

— Черта с два! Ты украл их, а теперь ведешь досужие разговоры, пытаясь ввести меня в заблуждение.

— Неправда!

— Нет, правда. Ты украл мои деньги, и я хочу, чтобы ты их мне вернул. Немедленно!

— Мне нужно еще немного времени.

— Немного времени? А сколько, по-твоему, времени остается сейчас в моем распоряжении? Нет, Свайтек, время вышло. Говори, где деньги, или, клянусь, я сейчас…

— Они пропали, — прервал Джек, прежде чем тот успел произнести «пристрелю одного из заложников», что могло вызвать реакцию со стороны СВАТа.

— Что ты сказал? — спросил Фэлкон.

Джек внутренне собрался, Пуало же кивнул ему в знак одобрения — дескать, давай дальше, режь правду-матку, уж коли истина выплыла наружу, то ничего не поделаешь и надо продолжать в том же духе, поскольку это, возможно, наилучший способ разрешить сложившуюся ситуацию.

— Мы отправились на Багамы, чтобы забрать деньги из твоей банковской ячейки, то есть собирались сделать все, как ты сказал. В банке нас встретил управляющий по имени Райли и проводил к ячейке. Но когда мы ее открыли, выяснилось, что деньги оттуда исчезли.

— Как, все?

— До последнего цента. Даже Райли был шокирован. Единственное, что мы нашли в ячейке, — это послание, написанное от руки на испанском языке.

— Неужели? — Из голоса Фэлкона разом исчезли язвительные интонации, словно рассказ Джека вызвал у него повышенный интерес. — И что же там было написано?

— По-испански это звучит так: «Donde estan los Desaparecidos?» То есть, «Где исчезнувшие?»

В трубке повисло мертвое молчание. Джек некоторое время ждал реакции собеседника, но поскольку время шло, а ее все не было, он решил, что Фэлкон отключил телефон.

— Фэлкон, ты меня слышишь?

Тот заговорил снова, но таким тихим и спокойным голосом, какого за все время их прежних бесед Джек у него никогда не слышал. В нем проступали облегчение и удовлетворение, а временами звучала неподдельная радость.

— Она пришла, — произнес он. — В это трудно поверить, но это так. Наконец-то она пришла.

— Кто пришел? — спросил Джек.

Ответа не было.

— Фэлкон? — позвал адвокат. — О ком ты говоришь?

Тишина на противоположном конце провода неожиданно отозвалась гулкой пустотой, и Джек понял, что ответа не последует — Фэлкон закончил разговор. И отключил телефон. Джек захлопнул крышку своего мобильника, положил его на стол перед собой и некоторое время молча созерцал, обдумывая смысл услышанного.

— Получилось не совсем то, что мы хотели, не правда ли? — сказал Пауло.

— Не совсем то, — согласился Джек, глядя прямо перед собой. — По крайней мере если исходить из нашего плана.

Глава 48

Фэлкон сунул мобильный телефон в карман и возобновил хождение по комнате. За прожитые на улице годы он пристрастился к дальним прогулкам и часто бродил по набережной реки, Майами-авеню или Бискейн-бульвару. Теперь же, вынужденный постоянно находиться в маленькой душной комнатушке мотеля, чувствовал себя, как посаженное в клетку животное. Хождение взад-вперед помогало прочистить мозги, избавиться от овладевшего им смятения и утихомирить призраков, чьи голоса звучали у него в голове. Что и говорить, последние слова Свайтека нанесли ему чувствительный удар. Если бы сообщение адвоката застало его на улице, он, чтобы успокоиться и основательно все обдумать, дошагал бы, наверное, аж до самого Форт-Лаудердейла и пешком же вернулся к своему автомобилю.

Исчезли его деньги. Все до последнего цента.

Исчезнувшие деньги… Исчезнувшие… Игра слов поразила его, и по лицу расплылось изумленное выражение.

— Надеюсь, новости хорошие? Может, поделишься с нами? — подал голос Тео.

Фэлкон было повернулся к нему, но случайно взгляд его упал на собственное отражение в зеркале, вмонтированном в дверцу платьевого шкафа. У него и впрямь было такое лицо, будто он только что получил радостное известие. Но его вид и чувства никого не касались.

— Говори, когда тебя спрашивают, — отрезал он.

— Между прочим, девушка в ванной по-прежнему нуждается во врачебной помощи, — не унимался Тео.

— Заткнись! Думаешь, я не знаю? Конечно же, ей нужен доктор.

— И что ты собираешься делать?

— А чего ты ждешь? Здесь доктора нет.

— В таком случае отпусти ее. Пусть девушку отвезут в госпиталь.

— Не могу.

— Не можешь? Но почему? — удивился Тео. — Тебе всего-навсего надо открыть дверь. А уж я отнесу ее на парковочную площадку или куда ты мне скажешь и вернусь.

— Как же, вернешься… Черта с два!

— Позволяю выстрелить мне в спину, если попытаюсь сбежать.

Фэлкон снова яростно заметался по комнате. Последний телефонный разговор со Свайтеком привнес было в его голову желанную ясность, но тут заговорил чернокожий мистер Большой Рот и все испортил, сбил с мысли. Не его вина, что девушке нужен врач. И при чем здесь он, если рядом нет доктора? Но эти люди ничего не желают знать и лишь издеваются над ним и поносят. А он, между прочим, не железный и тоже способен чувствовать…

— Что вы все от меня хотите?! — крикнул он, но не стал дожидаться ответа. Демоны, которых он пытался удержать под контролем, вновь стали брать над ним верх и рваться из глубин подсознания наружу, пробивая себе путь подобно вулканической лаве. Фэлкон подбежал к стене и начал пинать ее с силой и сноровкой заправской футбольной звезды.

— Как… какого черта… почему ты… как ты могла… позволила себе… забеременеть? — говорил он, колотя по стене в промежутках между вырывавшимися у него бессвязными словами. И настолько углубился в свое занятие, что не заметил ужаса на лицах заложников. Не слышал криков запертой в ванной девушки, утверждавшей, что он не так понял и ни она, ни ее раненая подруга нисколечко не беременны. Для него заложники больше не существовали, а сам он находился не в номере мотеля, а в другом месте и другом времени. Перед его мысленным взором мелькали совсем другие лица, тревожившие его воображение вот уже более четвери века.


— Быстрее! — гаркнул Эль Осо.

Он расположился на заднем сиденье машины вместе с беременной женщиной, заключенной номер 309. Она лежала на спине, выставив вперед живот и положив ноги ему на колени. Ее хлопковое платье задралось выше бедер, но в ее положении мысли о пристойности просто-напросто не приходили в голову.

— Поезжайте быстрее! — крикнула она.

— Еще две минуты, не более, — успокоил водитель.

Она пронзительно закричала, словно в камере пыток. Точно так же кричал человек, через которого пропускали ток. И к этим крикам, доносившимся с пыточного стола, Эль Осо давно привык. Однако услышать подобное из уст женщины, готовившейся дать жизнь новому человеческому существу, не ожидал. Не ожидал и того, как сильно это отразится на его сознании.

— Мне надо тужиться, — выдохнула она.

— Сейчас не надо!

Она шумно дышала, широко раскрыв рот, пытаясь связать дыхание с ритмом схваток и тем самым облегчить боль. Лицо ее покраснело от напряжения и блестело от пота, колени мелко дрожали, а глаза вылезли из орбит, и казалось, вот-вот выскочат наружу. Каждая неровность на дороге, заставлявшая машину подпрыгивать, вызывала у нее гримасу боли.

— Мне вправду пора тужиться.

— Нет, ещё не пора! — возразил Эль Осо.

Она перекатилась на левый бок и подтянула колени к животу, что похоже, несколько облегчило ее страдания.

— Сейчас будет поворот, — предупредил водитель.

— Продержись еще несколько минут, — сказал Эль Осо женщине.

Машина свернула за угол. Гравий полетел из-под колес, когда водитель выруливал на длинную подъездную дорожку, похожую на узкую темную аллею. Время близилось к полуночи, огни вдоль дорожки не горели, и машина двигалась словно по черному тоннелю. Наконец, заскрипев тормозами и всеми своими сочленениями, она остановилась. Водитель торопливо вышел из салона, открыл заднюю дверь и подхватил женщину под мышки. Эль Осо поддерживал ее ноги. Вместе они донесли ее до металлической пожарной лестницы, находившейся на заднем дворе запущенного многоквартирного дома. В спешке они задели и перевернули стоявший там мусорный ящик, откуда стайками прыснули крысы. Эль Осо и водитель втащили женщину по железной лестнице на третий этаж.

— Куда вы меня несете? — слабым голосом спросила она.

Ответом ей послужило молчание. Поднявшись на лестничную площадку третьего этажа, мужчины оказались перед задним входом в квартиру, где светилось маленькое кухонное оконце, однако прочная деревянная дверь была заперта. Эль Осо, продолжая сжимать ноги женщины, ударил в створ окованным металлом носком ботинка с такой силой, что нижняя доска треснула.

— Это мы, откройте! — крикнул он.

Щелкнул замок, и дверь приоткрылась. Эль Осо сразу же устремился вперед, втащив в образовавшуюся щель и беременную женщину, и водителя, помогавшего ему нести ее. Открывшую им старуху прижало дверной створкой к стене. Прежде чем она успела хоть что-то сказать, Эль Осо гаркнул:

— Смотри в другую сторону, старая!

Та повиновалась, ни словом, ни жестом не выразив никакого протеста и старательно отводя глаза от беременной, которую пронесли мимо нее в помещение.

— Отнесите ее в спальню в задней части дома, — бросила она вслед мужчинам.

Эль Осо с напарником миновали кухню, коридор и вошли в затемненную спальню. Их ноша с каждым шагом казалась все тяжелее, возможно, потому, что оба основательно вымотались, карабкаясь с ней по пожарной лестнице. Добравшись до стоявшей в спальне кровати, они швырнули беременную на перину.

— Вытащите из меня этого ребенка, прошу вас! — закричала роженица.

Старуха все еще находилась на кухне и сквозь открытую дверь крикнула оттуда:

— Мне уже можно входить?

— Подожди!

Эль Осо вынул из кармана черный матерчатый капюшон и натянул его на голову пленницы. Та попыталась было сбросить капюшон с головы, но он схватил ее за запястья:

— Капюшон останется, в противном случае ты и твой ребенок умрете.

— Ладно, — произнесла пленница дрожащим голосом, — только прошу вас, избавьте меня поскорей от этой муки.

Эль Осо подошел к двери и крикнул:

— Мы готовы!

Повитуха вбежала в спальню и сразу направилась к пленнице. Все необходимое для родов было уже подготовлено и помещалось на стоявшем рядом с кроватью низеньком столике.

— Давайте для начала снимем с нее исподнее.

Мужчины приподняли роженице ноги, а старуха быстро и сноровисто стащила с нее трусы. Они насквозь пропитались отошедшими водами.

— Теперь можешь тужиться, — сказала повитуха.

— Да что ты говоришь! — выкрикнула роженица пронзительным голосом, лишь слегка приглушенным надетым ей на голову черным матерчатым капюшоном.

— Какой у тебя промежуток между схватками?

— Не знаю точно. Короткий… Поторапливайся, прошу тебя. С этой черной штукой на голове я едва дышу!

Повитуха попросила мужчин взять женщину за ноги, поднять их повыше и так держать. Затем запустила руку ей в промежность. Ее ладонь скрылась в вагине.

— Определенно она давно уже тужится.

— Я пыталась этого не делать. Как-то само получилось…

— Еще один хороший потуг — и я смогу ухватить плод за плечо.

Тело роженицы напряглось. Приближалась новая серия схваток.

— Ах, как больно!

— Тужься несмотря ни на что, — велела повитуха. — Не обращай внимания на вопли своего естества и тужься что есть силы.

Эль Осо не видел лица заключенной номер 309, но воображение подсказывало ему, как оно морщится и кривится под капюшоном от непереносимой боли. Через секунду пленница снова громко закричала, но повитуха уверила ее, что все идет как надо. Эль Осо неожиданно почувствовал, как от всего увиденного и услышанного его начала пробирать дрожь.

— Продолжай тужиться, — сказала старуха.

Женщина приподнялась на локтях и теперь полулежала-полусидела на кровати, инстинктивно пытаясь подобрать самую удобную в ее положении позу, чтобы побыстрее вытолкнуть из себя ребенка и покончить с этой мукой. Она вновь пронзительно закричала, и из ее промежности показалась головка младенца.

Следующие несколько минут Эль Осо пребывал в полуобморочном состоянии. Он слышал крики женщины, пытавшейся извергнуть из своего чрева нечто очень большое — такое, что по идее не может выходить из человеческого тела. Как сквозь вату звучал голос повитухи, уговаривавшей роженицу тужиться, ободрявшей ее и хвалившей за труды. Это странное состояние явилось для Эль Осо полной неожиданностью, особенно если учесть, сколько мук он видел и сколько боли причинил другим. Как бы то ни было, им вдруг овладела дурнота, колени ослабли, и он, пытаясь совладать с собой, был вынужден отвести глаза и пропустить зрелище финальной стадии родового процесса.

Потом, когда закричал ребенок, Эль Осо повернулся — повитуха как раз перерезала ему пуповину. Роженица без сил опустилась на перину. Она шумно и тяжело дышала, и грудь ее с каждым новым вдохом и выдохом поднималась и опадала. Тем временем повитуха обмыла дитя теплой водой из стоявшего на столе тазика, прочистила ему ватными палочками веки и ноздри и, насухо вытерев, завернула в чистое мягкое одеяльце и хотела было протянуть матери, но Эль Осо остановил ее:

— Я возьму ребенка.

— Неужели вы не позволите матери подержать свое дитя? — удивленно посмотрела на него повитуха.

— Я его возьму, — повторил Эль Осо.

Заключенная номер 309 снова приподнялась на кровати и пронзительно вскрикнула, извергая из себя плаценту. Повитуха поспешила к ней на помощь, но мать менее всего заботило состояние ее бренной плоти.

— Что вы сделали с моим ребенком?! — воскликнула она.

Охранник, прежде исполнявший обязанности водителя, схватил ее за руки и связал за спиной, чтобы она не смогла сорвать с головы капюшон.

— Отдайте мне мое дитя!

— Мы не наказываем невинных, — сказал Эль Осо. — О твоем ребенке позаботятся.

— Нет! Не забирайте его у меня!

Эль Осо повернулся к повитухе:

— На этом твоя миссия закончена.

— Нет, не закончена. У матери разрывы, которые необходимо зашить. Кроме того, родовые пути нужно промыть антисептическим составом во избежание заражения.

— Этого не требуется.

— Но это займет всего несколько минут…

— Все это не имеет значения. Сейчас ты пойдешь со мной.

Мать попыталась подняться с постели, но охранник удержал ее на месте.

— Куда вы уносите моего ребенка? — крикнула она.

Эль Осо не ответил. Лишь посмотрел на своего напарника и велел ему дожидаться его возвращения в спальне. Потом подхватил повитуху под руку:

— Идем!

— Нет! — крикнула пленница.

— Заткни ей глотку, — кивнул Эль Осо приятелю.

Хотя у пленницы, казалось, совсем не осталось сил, она тем не менее пыталась сопротивляться. Эль Осо снова передал ребенка повитухе и повел ее к выходу. Пленница продолжала кричать, не позволяя охраннику засунуть ей в рот кляп. Эль Осо и повитуха с ребенком на руках вышли из спальни, прошли по коридору и уже выходили из задней двери к пожарной лестнице, когда из спальни донесся крик несчастной матери, отчаянный вопль, который Эль Осо не суждено было забыть.

— Меня зовут Марианна Крус-Педроса! — кричала заключенная номер 309.

Эль Осо долю секунды колебался, потом обменялся взглядами с повитухой и решительно захлопнул за собой дверь.

Ребенок плакал всю дорогу, пока они добирались до машины. Эль Осо уселся за руль, включил зажигание, и сверкающий новенький «форд-фэлкон» исчез в темноте ночи.

Глава 49

Во второй половине дня пошел дождь.

Поначалу довольно редкий. Но потом, как это часто бывает во Флориде, полил стеной, выколачивая частую дробь по алюминиевой крыше командного пункта. Однако случилось это в один из тех редких моментов, когда звук падающего дождя ориентироваться в окружающей среде Винсу отнюдь не помогал. Сегодня дождь не был ему другом. Как, похоже, и шеф полиции Меган Ренфро. Она позвонила в командный пункт и устроила ему разнос за то, что он позволил Джеку Свайтеку разговаривать с Фэлконом по незащищенной линии, то есть по мобильнику.

— Я знаю, что это не случайный прокол с вашей стороны. Вы сделали это намеренно.

— Возникла такая необходимость. Я решил, что Фэлкон станет более разговорчивым, увидев на дисплее номер Свайтека.

— Мне хочется вам верить, — сказала она, — но что-то не верится. Вы использовали мобильный телефон Свайтека, поскольку стремились сделать эту беседу достоянием других людей и организаций, помимо сил правопорядка. Например, средств массовой информации.

— Зачем мне нужно, чтобы эту беседу подслушали репортеры?

— А затем, что вы не согласны с решением ликвидировать Фэлкона. Вы все еще надеетесь уговорить его отпустить раненую девушку. Если же вам каким-то образом удастся убедить средства массовой информации, что существует другое решение проблемы, нежели ликвидация, то департаменту приказ открыть огонь может слишком дорого стоить. И вы об этом знаете.

Винс не стал отрицать это обвинение. Во всяком случае, напрямую.

— Переговоры все еще идут и могут иметь благоприятный исход.

— Я придерживаюсь другого мнения. Так что не ставьте нас в невыгодное положение своими попытками допустить утечку информации. Сейчас ваша задача состоит в том, чтобы посредством переговоров подставить Фэлкона под выстрел.

— Вы хотите открыть огонь, когда дождь хлещет как из ведра?

— Мы еще об этом не думаем. Конечно, выстрел сквозь оконное стекло при таких обстоятельствах не самое удачное решение. Вам нужно как-нибудь уговорить его показаться в дверном проеме. Если не сможете этого сделать, в атаку пойдет СВАТ.

В командном пункте зазвонил другой телефон. Дисплей показал, что звонок исходит от Фэлкона.

— Это он звонит, — сказал Пауло шефу Ренфро.

— Ответьте ему. И помните — вам нужно заставить его открыть дверь и показаться в дверном проеме. — И она повесила трубку.

Пауло подключился к линии, по которой звонил преступник.

— Поговори со мной, Фэлкон.

— У меня только что состоялся чудный разговор со Свайтеком.

— Я уже в курсе.

— Хочу тебе заметить, что довольно спокойно воспринял известие о пропаже денег.

— Рад это слышать.

— Просто мне понравилась честность Свайтека.

— Я бы не допустил его к телефону, если бы счел, что он собирается тебе лгать.

Фэлкон негромко рассмеялся.

— А вот об этом я не знал. Он казался мне единственным из всех вас, готовым честно вести это дело.

«Ты даже не представляешь, как честно отрабатывают свою зарплату наши снайперы», — подумал Винс, но сказал другое:

— Нам необходимо разрешить проблему с раненой заложницей. Насколько я знаю, ей требуется медицинская помощь?

— Возможно.

— Коли так, то следует договориться, как эту самую помощь предоставить.

— Ладно. Считай, что откровенность Свайтека оплатила эту уступку с моей стороны. Честность заслуживает награды.

— Именно это я и хотел от тебя услышать, Фэлкон. Давай договоримся и впредь поступать только так. То есть честно.

На линии повисло молчание, потом Фэлкон заговорил снова, но уже другим тоном:

— Нельзя договариваться о том, чего не можешь выполнить. Просто скажи мне, как бы ты хотел разрешить эту ситуацию.

— В каком она состоянии?

— Не знаю. Я не врач. В этом-то и проблема, не так ли?

— Она в сознании?

— Да. По крайней мере большую часть времени.

— Кровотечение есть?

— Уже прекратилось.

— Но сколько-то крови она все-таки потеряла?

— Да.

— Много или мало?

— Скажем так: некоторое количество.

— У нее огнестрельная рана?

— Да. Но поверхностная. Пуля всего-навсего чиркнула по бедру. Вряд ли она может от этого умереть или, скажем, впасть в кому. Просто ей больно.

— Лучше бы мне сказал об этом врач.

— Вот с врачами у нас плохо. По крайней мере, когда я в последний раз проводил в номере опрос на эту тему, никто не признался, что посещал медицинский колледж.

— А что, если я пошлю к вам врача, который осмотрит ее на месте?

— Никак невозможно.

— Почему? Такое уже не раз бывало в ситуациях вроде этой.

— Ясное дело, бывало. Вы подсылали бойца из СВАТа, одетого как Маркус Уэлби. Такой же вот парень бросит на меня один только взгляд и пропишет пару пуль в башку и похороны.

— Я в такие игры не играю.

— То же самое ты говорил мне на Пауэлл-бридж, когда утверждал, что я смогу поговорить с Алисией Мендоса, если спущусь с фонарной опоры.

— Я не виноват в том, что тогда случилось.

— Но уж точно это была не моя вина.

— Тогда сложилась совсем другая ситуация.

— Для меня — нет. Так что забудь об этом. Я никому не позволю заходить в номер под видом врача.

Винс медленно сжал и разжал кулаки, пытаясь сбросить напряжение и одновременно подыскивая нужные слова, чтобы объясниться с Фэлконом.

— О'кей. Я не буду давить на тебя. Но думаю, мы все-таки сможем так или иначе урегулировать этот вопрос. Скажи мне одну вещь: девушка в состоянии самостоятельно выйти из мотеля?

— Сомневаюсь. Она довольно слаба.

Именно такой ответ Винс и надеялся услышать.

— Как думаешь, тебе удастся подтащить ее к двери?

— Без проблем. Он худая, как зубочистка.

— В таком случае послушай, как мы можем разрешить эту проблему. Ты согласен, что честность Свайтека стоит ответной уступки с твоей стороны?

— Согласен. Небольшой уступки она стоит.

— Хорошо. Вот что мы сделаем. Если речь идет лишь о ранении в ногу, ты можешь без ущерба для раненой взять ее на руки и поднести к двери. Потом вынесешь ее из номера и снова запрешь за собой дверь, оставив ее на пороге.

— И что потом?

— Потом я пошлю своих людей, которые заберут ее оттуда.

— Только не копов.

— Разумеется. Это будут врачи с носилками.

— Черта с два! Это будут бойцы СВАТа, переодетые во врачей. Забудь об этом.

— Даю тебе слово, что копов не будет.

— Твое слово не стоит и дерьма. Особенно после Пауэлл-бридж.

— На этот раз ты можешь мне довериться.

— И не подумаю. Если ты собираешься послать кого-нибудь к двери номера, я должен точно знать, что это не коп.

Винс не знал, что сказать. Молчание затягивалось и показалось ему бесконечным. Неожиданно в мозгу всплыл ужасный образ, так часто посещавший его после ранения, — грязная исцарапанная дверь в конце коридора, стук выкатившейся из-за нее гранаты, яркая вспышка и темнота. Вернее, черная непроницаемая тьма. Винс не поверил, что мог это произнести, и тем не менее из его уст вылетели именно эти слова:

— А что, если я приду, чтобы забрать ее?

Предложение, должно быть, оказалось полной неожиданностью для Фэлкона.

— Вот это да! Слепой коп в качестве эскорта…

— Вариант беспроигрышный, — продолжил Винс. — Уж кто-кто, а я при всем желании не смогу ворваться в номер и открыть стрельбу.

— В этом есть смысл.

— Значит, согласен? Открываешь дверь, выносишь девушку на порог, а я ее оттуда забираю.

— Это надо обдумать.

Винс не хотел его подгонять, но Фэлкон, похоже, не понимал, что ситуация сложилась критическая и не терпит отлагательства.

— На обдумывание нет времени. Нам необходимо договориться по поводу девушки сейчас же, в противном случае дело может принять непредсказуемый оборот.

— Это следует расценивать как угрозу?

— Я просто пытаюсь быть с тобой честным, как мы условились.

— Я тебе перезвоню.

— Не затягивай с этим, прошу тебя. Я с тобой шутки шутить не собираюсь. Нам следует уладить это дело прямо сейчас.

— Только не надо на меня давить.

— Это лучшее, что я могу тебе предложить.

Винса так и подмывало повесить трубку, но он знал, что Фэлкон все еще на линии. И предоставил-таки ему время на обдумывание, но немного, не более минуты, поскольку это могло сбить их диалог с нужного ритма.

— Ну так как — по рукам?

Фэлкон издал звук, похожий на вздох и стон одновременно.

— Заметано. Можешь приходить.

— Очень хорошо.

— Не забудь прихватить с собой Свайтека.

— Это еще зачем?

— А затем, что я, если ты помнишь, не доверяю копам. Даже слепым.

— У меня и в мыслях не было привести к твоим дверям отряд легкой кавалерии.

— Возможно. Впрочем, теперь у тебя таких мыслей уж точно не возникнет. Поскольку на линии огня будет находиться штатский.

— Раненая девушка тоже не имеет никакого отношения к копам.

— Эта девушка — проститутка из Колумбии, — хохотнул Фэлкон. — Можешь считать меня психом, но мне будет спокойнее, если в рискованной ситуации окажется сын бывшего губернатора.

— Не могу гарантировать, что Свайтек согласится на это.

— Согласится, если хочет и в дальнейшем общаться со своим приятелем Тео.

Винс открыл было рот, но на линии послышался щелчок. Фэлкон закончил разговор.

Глава 50

Алисия решила, что надо ехать быстрее.

Прошло уже больше часа, как она покинула мобильный командный пункт и отправилась домой. Хотя Винс не звонил, ей казалось, что она подводит его, словно неотлучно находиться при нем было ее прямой обязанностью. В самом деле, кто, как не она, уговорил его ввязаться в это предприятие, кроме того, Винс… Она усилием воли отогнала эти мысли, поскольку знала, что в конце все сведется к обычной в подобных случаях фразе: «Он же слепой!» Винс ненавидел, когда его жалели, и если она позволит себе думать о нем в таком ключе, то лучше ей не возвращаться.

Впереди показались заграждения, которыми полицейские перегородили Бискейн-бульвар. Налетевший шквал прогнал с близлежащих улиц и переулков почти всех зевак, однако можно было не сомневаться, что место происшествия по-прежнему находится под наблюдением. Любопытные продолжали глазеть из окон домов и офисных зданий. Только полицейские, казалось, не обращали внимания на плохую погоду, да еще, пожалуй, представители средств массовой информации, чье присутствие на бульваре только увеличилось. Складывалось впечатление, что этим людям наплевать на порывистый ветер, проливной дождь, бури и даже цунами, лишь бы любой ценой донести информацию до раскинувшегося на диване перед телевизором или с газетой в руках обывателя. Алисия остановилась у полицейского поста и опустила стекло. Дождь лил с такой силой, что, пока облаченный в плащ полицейский изучал ее пропуск, у нее совершенно промок рукав. Прежде чем двинуться дальше по Бискейн-бульвар, она подняла стекло и включила дворники. Все парковочные площадки, как и прежде, были забиты патрульными машинами, фургонами, автобусами и другим транспортом блюстителей закона. Именно это полицейско-транспортное изобилие первым бросалось в глаза. Алисия нашла на парковке свободное место поближе к командному пункту, остановила машину и выключила зажигание.

Она потянулась было к дверной ручке, но остановилась. Почему, спрашивается, Винс ей не позвонил? Ведь она опоздала почти на двадцать пять минут. Он имел дело с взявшим заложников преступником, который в свое время требовал, чтобы ему позволили переговорить с дочерью мэра. Почти наверняка в течение последних семидесяти минут должен был возникнуть какой-нибудь вопрос, связанный со стратегий переговоров и в той или иной степени касавшийся Алисии. Тем не менее ее мобильный хранил молчание. Может, Винс хочет что-то ей доказать? К примеру, что она не больно-то ему и нужна.

Может, он уже не рассматривает ее как свою помощницу или, того хуже, воспринимает как некую досадную помеху?

Или Винса снова одолевает все тот же проклятый вопрос и подозрения на ее счет?

Неожиданно зазвонивший в сумочке мобильный телефон прервал ее внутренний монолог. Даже не посмотрев на дисплей, она решила, что звонит Винс, который сейчас развеет все сомнения, скажет, что по-прежнему уважает ее суждения и, несмотря на постигшую его трагедию и возникшие у них разногласия, они и впредь будут работать в одной команде. Она невольно улыбнулась при этой мысли, доставая из сумочки телефон. Однако, как выяснилось, звонил совсем не Винс. Собственно, и звонка-то как такового не было. Просто ей на мобильный пришло электронное послание. С сервера, которого она не знала. Кроме того, вместо имени отправителя на дисплее высветилась лишь некая буквенно-цифровая комбинация. Содержание послания вызвало у нее шок. Строка на дисплее гласила:

Я ищу встречи с тобой только из-за большой любви.

Эти слова вызвали в памяти другое сообщение, пришедшее на ее электронный адрес в ту самую ночь, когда у нее в ресторане украли сумочку. Алисия быстро посмотрела в конец послания. Там было сказано:

Вот ты и нашлась. Давай встретимся в фойе отеля «Интер-континенталь» в 16.00. Приходи, прошу тебя. Очень-очень тебя прошу.

Алисия перечитала послание, что только усилило пробиравший ее озноб. Потом бросила взгляд на часы: 15.40. Она могла еще успеть в отель «Интерконтиненталь» к четырем часам, но только при условии, что выедет сию же минуту. Обдумав это, Алисия решила довериться своим инстинктам. Вновь включив зажигание, она сунула мобильный в сумочку поближе к покоившемуся там пистолету системы «Зауэр» и тронула машину с места.


Когда Джек, услышав звонок, включил свой мобильный, ему показалось, будто из микрофона доносится звук работающей бензопилы, так что пришлось отвести телефон от уха на добрых шесть дюймов. Только через несколько секунд он догадался, что звонит Зак, приятель Тео, кричавший в трубку во всю мощь легких, чтобы перекрыть рев мотора своего гидросамолета.

— Я не могу разобрать ни единого твоего слова! — Джек тоже перешел на крик, хотя находился в сравнительно тихом месте — на парковочной площадке неподалеку от командного пункта. Два проходивших мимо копа поначалу решили было, что Джек обращается к ним.

— Подожди секунду! — Рев авиационного мотора стих, и Зак вернулся на линию. — Так лучше?

— Значительно.

— Угадай, кто сидит рядом со мной? — Но ждать ответа не стал и выпалил: — Наш с тобой общий знакомый Райли!

— Ты имеешь в виду менеджера из банка Багамских островов?

— Его самого. Единственного и неповторимого.

— А я думал, он пропал.

— «Скрывался», пожалуй, более уместное слово.

— И как же ты его выследил?

— В определенном смысле это стало моей миссией. Я летаю на Багамские острова и обратно вот уже более десяти лет и обзавелся-таки за это время полезными знакомствами и контактами. Так что моим здешним связям мог бы позавидовать даже наш друг Тео Найт.

Джек прекрасно понимал, что хотел сказать Зак: «Не надо расспрашивать меня о таких вещах». Потом представил себе связанного, с кляпом во рту Райли, подвешенного за ноги над огромной емкостью с пузырящейся кислотой, дабы сделать побег невозможным, — все в лучших традициях Адама Веста из старого телесериала про Бэтмена.

— Райли знает, что случилось с деньгами, находившимися в депозитной ячейке Фэлкона?

— Мой друг, нет конца секретам, известным этому человеку.

— Это значит «да»?

— Ответ на сей вопрос столь длинный и запутанный, что тебе лучше самому расспросить его.

— Вот и отлично. Привези его в мобильный командный пункт, и мы с сержантом Пауло устроим ему допрос с пристрастием.

— Вероятно, у этого парня есть серьезная причина, чтобы скрываться, — возмутился Зак. — По-моему, везти его в полицию не самая лучшая идея.

— Он что — скрывается от закона?

— Нет. Просто не верит, что законники смогут оградить его от напастей.

— От кого же он в таком случае прячется?

Зак сделал многозначительную паузу, что снова следовало толковать как «лучше не спрашивай».

— Ты уже провел его через иммиграционный контроль? — осведомился Джек.

— Тут все зависит от того, что ты подразумеваешь под словом «провел».

— Зак, надеюсь, ты не…

— Давай помолчим об этом, ладно? Полагаю, ты еще не забыл, что наша главная забота — Тео Найт? Если бы тебя или меня удерживал в номере мотеля вооруженный маньяк, Тео освободил бы нас уже два часа назад и сейчас мы с тобой сидели бы в его любимом баре, пили пиво и со смехом вспоминали это происшествие. Тео сделал бы все, что в его силах, чтобы нас вызволить. Ни перед чем бы не остановился. Ты понимаешь, на что я намекаю?

Джек обдумал его слова. Зак имел в виду, что мелкие нарушения ничто в сравнении с дружбой, вечностью и братским отношением друг к другу, и это имело смысл, как ни крути.

— О'кей. Скажи в таком случае, что требуется от меня?

— Это отнимет не более пяти минут. Просто есть вещи, которых не знаю я, а знаешь ты, — и наоборот. Если мы с тобой объединим усилия, то Райли, возможно, станет тем ключиком, который поможет нам распутать все это дело. Как тот парень по прозвищу Глубокая Глотка, который раскрыл репортеру «Вашингтон пост» истинную подоплеку Уотергейтского скандала.

— Ты имеешь в виду, что надо проследить деньги?

— Именно. Проследить деньги.

— А мистер Райли, значит, станет нашим путеводителем? — уточнил Джек.

— «Путеводителем»? Хорошо сказано. Ну а теперь бери в руки свою задницу и приезжай сюда.

— Я не могу покинуть командный пункт. По крайней мере надолго.

— А я не повезу туда Райли. Отдать его на съедение полицейским — значит заставить замолчать навсегда.

— Можешь встретить меня где-нибудь на полпути? Как насчет стоянки общественного транспорта недалеко от колледжа? Я забыл его название…

— Той, что рядом с большой строительной площадкой?

— Точно.

— Могу быть там через десять минут.

Джек взглянул на часы.

— Будь там через пять, — сказал он и выключил телефон.


Пожилая женщина прогуливалась по гигантскому трехэтажному фойе отеля «Интерконтиненталь», декорированному колоннами и полированными плитами из зеленого бразильского мрамора. Если бы стоял погожий день, каких в Южной Флориде много, в фойе сквозь стеклянный потолок и огромные окна вливался бы теплый золотистый свет, но сегодня после полудня небо обложило тучами и пошел дождь. По этой причине мраморный декор фойе казался холодным, неприветливым и действовал на посетительницу угнетающе. В центре пространства высилась огромная скульптура в стиле модерн, в тени которой посетительница обнаружила мягкое кожаное кресло, оттуда открывался прекрасный вид на главный вход отеля. Женщина исследовала взглядом каждого нового гостя, входившего в фойе сквозь вращающиеся стеклянные двери. На мужчин, раз посмотрев, она не обращала больше никого внимания. Зато пристально разглядывала молодых женщин до тридцати, особенно тех, что обладали привлекательной латиноамериканской внешностью. Но в Майами, похоже, таких было превеликое множество, и фойе отеля «Интерконтиненталь» не оказалось в этом смысле исключением, да и первые вечерние авиарейсы доставили сюда сотни новых туристов. Скоро пожилой женщине начало казаться, что в этой толпе она пропустит ту, ради которой сюда приехала, и никогда уже с ней не встретится.

Официант, убиравший пустые стаканы от коктейлей со стоявших поблизости столиков, остановился рядом с ней:

— Algo tomar? Желаете что-нибудь выпить?

Вообще-то официанты в Майами, разговаривая с клиентами, крайне редко прибегали к испанскому языку как главному средству общения, и женщина задалась вопросом, почему этот парень сделал исключение ради нее.

— Нет, gracias.

Когда официант направился к другому столику, она неожиданно поняла, почему он обратился к ней на испанском языке. Из сумки, которую она крепко сжимала в руках, выглядывала толстая картонная папка, на обложке которой значилось: «LA CACHA, CASO NUMERO 309». «Ла Кача, дело номер 309».

Должно быть, официант разглядел-таки эту испанскую надпись. А может, и нет, и все дело в том, что ею опять начинает овладевать паранойя. В конце концов, за кого, если не за латиноамериканку, он должен был ее принять? Уж на шведку она точно не слишком похожа. Как бы то ни было, женщина на всякий случай повернула папку лицевой стороной обложки к себе и еще крепче стиснула в руках сумку. Потом, на секунду задумавшись, снова наведалась в недра своего ридикюля, чтобы проверить, на месте ли одна важная для нее вещь. На первый взгляд это был кусок простой белой материи — вернее, старой пеленки, — имевший, впрочем, богатую историю и прошедший с ней сквозь годы борьбы.

Наконец она увидела молодую красавицу, вошедшую в фойе через вращающиеся двери, и сердце забилось с удвоенной силой. Привстав с места, она устремила на нее взгляд сквозь толпу, стараясь получше рассмотреть. Между тем девушка на несколько ступеней поднялась по лестнице, ведущей на второй этаж, став таким образом почти идеальным объектом для наблюдений.

По-видимому, результаты этих наблюдений вдохновили пожилую женщину, поскольку она, отодвинув кресло, направилась в ее сторону, лавируя между гостями отеля. В спешке она налетела на пилота одной из авиакомпаний, который в сопровождении своих коллег катил тележку с багажом к регистрационной стойке. В результате столкновения пожилая женщина едва не упала, и пилот протянул руку, чтобы ее поддержать. Однако она так торопилась, что, едва восстановив равновесие, продолжила путь. И вдруг замерла, словно обратившись в статую.

Молодая женщина, заметив устремленный на нее горящий взгляд, тоже остановилась как вкопанная.

Встретившись с красавицей глазами, женщина окончательно уверилась, что ей нужна именно эта девушка. Та самая, ради которой она приехала.

В это время в фойе вновь возникла сумятица, вызванная хлынувшим сквозь вращающиеся двери новым потоком гостей, высыпавших из притормозившего у подъезда большого туристического автобуса. Бросившаяся к стойке регистрации толпа перекрыла обзор, и женщина, вновь посмотрев в ту сторону, где стояла красавица, не обнаружила ее на прежнем месте.

— Алисия! — закричала она.

Но девушки нигде не было видно.

— Алисия Мендоса!

Она бросилась сквозь толпу к лестнице, на которой в последний раз видела красавицу, но там мелькали лишь незнакомые чужие лица. Окружающие удивленно на нее поглядывали, словно на какую-то чудачку или, того хуже, помешанную. Но ей некогда было обращать внимание на такие мелочи. Кроме того, взлетев единым духом по ступеням, она почувствовала, что задыхается и не может более сделать ни шага. И тут с вершины лестницы она увидела Алисию, бежавшую через фойе к выходу. Женщина хотела было за ней последовать, но силы окончательно оставили ее. Тогда от отчаяния и безысходности, повинуясь странному наитию, она полезла в свой ридикюль, нащупала там трубочку губной помады и швырнула ее в Алисию. Метательный снаряд пролетел через холл и ударился в спину Алисии. Та остановилась и оглянулась.

Глаза их снова встретились. Потом Алисия увидела лежавшую на полу помаду и подобрала ее.

Возможно, приняла за свою собственную.

Женщина перевела дух и хотела уже было спуститься в фойе, чтобы переговорить с ней, но, прежде чем сделала хотя бы шаг, Алисия вышла из вращающихся дверей отеля. Осталось лишь в отчаянии наблюдать, как она, пробежав по парковочной площадке, прыгнула в свою машину, рванула ее с места и через секунду исчезла из вида.

Глава 51

В центре Майами-сити строительные площадки уступают по численности лишь автомобильным пробкам. Джек миновал семь или восемь первых, прежде чем попал в одну из вторых. Бросив машину в заторе на Флэглер-стрит, он помчался вниз по улице к месту встречи на своих двоих и, свернув пару раз не в ту сторону, добрался-таки до строительной площадки, от которой было рукой подать до нужной ему остановки общественного транспорта, где они встречались с Заком.

Ни один город на свете не может похвастать таким количеством строящихся небоскребов, как Майами-сити, — ни Нью-Йорк, ни Токио, ни даже Гонконг. Многие из них достроят, другие же так и останутся замороженными. Именно такой долгострой и послужил Джеку ориентиром. Когда он поднялся по лестнице к бывшей остановке эстакадных трамвайчиков, катившихся на резиновых колесах по бетонным направляющим, его взгляду предстало совершенно пустое пространство, огороженное забором, секции которого скреплялись железной цепью. Большая часть забора была затянута зеленой строительной сеткой, но отрезок, выходивший на улицу, являл собой художественное воплощение будущего семидесятичетырехэтажного комплекса многоцелевого назначения. Объявление на воротах гласило, что шестьдесят процентов помещений нового кондоминиума уже продано. Кому — это уже другой вопрос. Майами-сити столь же знаменит спекуляциями жилплощадью, как Лас-Вегас — своими зелеными рулеточными столами. Джек готов был прозакладывать голову, что большинство квартир в кондоминиумах скупались оптом теми дельцами, которые предпочитали проворачивать свои делишки втайне и хранить деньги в финансовых учреждениях, подобных банку на Багамах, где служили управляющими темные личности вроде Райли.

Однако когда Джек прибыл на место, Райли там не оказалось. Присутствовал один лишь Зак, картинно подпиравший забор своим семифутовым костяком.

— А где Райли? — осведомился адвокат.

— Извини. — Зак отлепился от забора и шагнул ему навстречу. — Хоть ты и лучший друг Тео, но законник, а законники всегда вызывали у меня нервную дрожь. После нашего телефонного разговора сложилось впечатление, что ты можешь привести с собой полицию. Так что Райли я оставил в секретном месте.

Джеку вновь представились киношные казематы с булькающей кислотой в чанах.

— В каком?

— В своем ангаре, конечно. Он не возражал. Думаю, он был до смерти рад унести ноги с Багамских островов. Парни, которые его разыскивают, пока не подозревают, что он удрал оттуда.

— Кто же все-таки его преследует?

— Не знаю точно. Вчера утром в его дом пробрался какой-то тип, наставил на него пистолет и приказал молчать обо всем, что связано с депозитной ячейкой Фэлкона. Я надавил на Райли, чтобы разузнать подробности, но он и сам не слишком хорошо представляет, кто это был.

— Как известно, на Багамах далеко не всегда следуют принципу швейцарских банкиров, что своего клиента надо знать в лицо. Я даже не уверен, что сами швейцарцы всегда ему следуют. Тайна банковских вкладов зиждется скорее на исключениях, нежели правилах.

— Мне об этом ничего не известно. Но если бы ты вырос в том квартале, где обитали мы с Тео, то знал бы, что самые лучшие песни поет испуганная канарейка.

Джек понял намек.

— Коли так, что тебе удалось узнать у Райли?

— Прежде всего то, что ячейку действительно арендовал этот твой Фэлкон. Он же оформлял все бумаги по аренде.

— Это нам известно. В банковском файле хранится образец его подписи.

— Очень может быть. Но ты наверняка не знаешь, что все это случилось давно, возможно, до того, как он начал бродяжничать. И еще одно: сам Фэлкон никогда не открывал эту ячейку.

— Хочешь сказать, после того, как положил туда двести тысяч баксов?

— Нет, я хочу сказать, «никогда».

— Но разве такое возможно?

— Именно это я и спросил у Райли. Он мне ответил, что Фэлкон лишь арендовал ячейку и оформлял документы по вкладу, но в депозитарий никогда не наведывался и в ячейку ничего не клал.

— Но каким же образом деньги попали туда?

— Если верить Райли, через два месяца после оформления всех документов в банк заявился совсем другой парень и предъявил ключ и доверенность Фэлкона, заверенную нотариусом, которая позволяла ему пользоваться ячейкой. Точно не известно, положил ли он туда деньги, но Райли утверждает, что в банк пришел с портфелем.

— Достаточно большим, чтобы вместить двести тысяч баксов?

— Да. Ну так вот, этот парень назвался Бернардом Сайксом. Разумеется, имя и фамилия вымышленные.

— Итак, этот Сайкс — или как там еще его звали — кладет в пустую ячейку, арендованную Фэлконом, двести тысяч долларов наличными. Ты именно это имел в виду?

— Совершенно верно.

— Но почему?

Зак пожал плечами:

— Чтоб меня черти взяли, если я знаю. Может, лучше спросить об этом самого Фэлкона?

— Возможно, я так и сделаю. Но совершенно очевидно, что эта история не так проста, как кажется, и имела продолжение. Когда мы с Тео открыли ячейку, деньги там были — все двести тысяч долларов. Я забрал оттуда десять тысяч, ибо такова была сумма залога Фэлкона. Но кто навестил ячейку после нас и забрал остальное? Случайно, не Райли?

— Нет. Он клянется, что этого не делал.

— Тогда, может, Сайкс?

— Угхм… Райли сказал, что это была женщина, к тому же пожилая. Фэлкон так все устроил, что к ячейке допускались лишь три человека. Он сам, ранее упомянутый Сайкс и эта женщина.

— А имя у нее есть?

— Марианна Крус-Педроса.

Джек задумался, но ничего хотя бы отдаленно похожего на это имя не вспомнил.

— Багамцы часом ее не проследили?

— Вот с этого места история становится еще интереснее. Об этом я с Райли не разговаривал, зато перемолвился словом со своим приятелем, который служит в местной полиции.

— И что же?

— Надеюсь, ты понимаешь, что в этом мире подобными именем и фамилией обладают довольно много женщин. Однако местные копы проверили на сей предмет свои компьютерные базы данных, и одна женщина привлекла-таки их внимание.

— И почему же?

— А потому что некая особа по имени Марианна Крус-Педроса вот уже двадцать пять лет как числится среди пропавших. В середине семидесятых она преподавала в Университете Ла-Плата, в Аргентине. Однажды посреди ночи ее с мужем забрали из дома, и с тех пор их никто не видел. Они пропали, словно растворились в воздухе.

Джек с минуту хранил молчание, переваривая это известие.

— Нет, — наконец сказал он. — Они не пропали. Они исчезли.

— Пропали, исчезли… Какая разница? Это одно и то же.

— Не совсем, — произнес Джек.

Элементы головоломки, придуманной Фэлконом, постепенно становились на свои места.

Глава 52

Винс никак не мог добиться согласия штаб-квартиры. Правда, шеф Ренфро устроила по этому поводу совещание по громкоговорящей связи, но его идею — со Свайтеком или без него приблизиться к дверям мотеля, чтобы забрать раненую заложницу, — не одобрила. Винс готовился привести в свою пользу множество аргументов, но этого, похоже, не требовалось, поскольку его мнения почти никто не разделял и это оказался глас вопиющего в пустыне. Мобильный командный пункт все меньше напоминал главный нервный узел переговоров, постепенно превращаясь в оперативный штаб бойцов СВАТа. Сержант Чавес, два члена его группы захвата и лучший снайпер стояли в дверях, дожидаясь, когда дадут «добро» на активные боевые действия. Переговорщица, представлявшая интересы департамента полиции округа Майами-Дейд, также старалась держаться поближе к лидеру группы особого назначения. Другими словами, занимала дружественную ему выжидательную позицию. Сам директор департамента, чья должность соответствовала должности шерифа графства, тоже принимавший участие в селекторном совещании, все больше склонялся к точке зрения шефа Ренфро.

— Послушайте, — сказал директор, — этот парень уже стрелял в двух полицейских и одного из них убил. Помимо этого, вероятно, ранил заложницу. Совершенно бессмысленно в этой связи подсылать к нему переговорщика, да еще и в сопровождении штатского. Трудно себе представить, что этот матерый убийца внезапно излечится от своей патологической привычки нажимать на курок.

— Мы никого не хотим посылать к нему в номер, — возразил Винс. — Достигнута договоренность, что он вынесет раненую за дверь. Тогда мы со Свайтеком подойдем и заберем ее. Переступать порог номера никто не собирается.

— А мне нравится первая часть этого плана, — заметил Чавес. — Когда он откроет дверь и высунется из своей норы, чтобы положить девушку на порог, у нас появится отличный шанс снять его.

— Какова вероятность, что его удастся снять с первого же выстрела? — спросила Ренфро.

Чавес повернулся к своему лучшему стрелку, и тот проинформировал их на сей счет монотонным, лишенным каких-либо эмоций голосом. Это было суждение хорошо натренированного профессионала, отлично представлявшего себе характер работы и связанный с ней риск.

— Итак, объект должен появиться в дверном проеме и положить девушку на порог. Вероятно, он будет двигаться быстро, его действия, возможно, будут хаотичными и беспорядочными. Необходимо понимать, что мы имеем дело с психически неуравновешенным, находящимся в сильном возбуждении параноическим типом, а такие люди крайне редко пребывают в состоянии покоя. Максимально прямую линию прицела и выстрела можно получить, находясь на втором этаже дома напротив. Расстояние до объекта при таком условии составит около сотни ярдов. То, что выстрел будет производиться под небольшим углом, существенной роли не сыграет. Конечно, нужно принять в расчет дождь и ветер, но если они не перейдут в шторм, шансы на хороший выстрел весьма неплохие.

— Не хотелось бы злить его, — сказала Ренфро. — Меньше всего нам нужно, чтобы, получив легкое ранение, он вернулся в комнату и набросился на заложников, как дикий зверь.

— Это понятно, — кивнул снайпер. — Может, я недостаточно ясно выразил свою мысль, но имелся в виду смертельный выстрел в голову.

— О таких вещах нельзя говорить со стопроцентной уверенностью, — вмешался Винс. — А при неудаче угроза для жизни заложников возрастает неизмеримо.

— Выстрел снайпера послужит сигналом к началу боевой операции. Если снайпер не убьет его, то прикончат наши парни, — возразил директор.

— Не хочу никого обижать, — торжествовал Винс, — но это не доведет до добра. Если, конечно, ваши парни не обладают способностью летать быстрее пуль из пистолета Фэлкона.

Руководитель СВАТа снова вступил в разговор:

— Вы удивитесь, когда узнаете, как быстро мы умеем передвигаться. Чтобы не терять зря время, мы изучали чертежи дома. Там есть коридорчик для прислуги, который в восточном крыле идет вплотную к задней стене, тонкой, как картон. Мы легко можем ее прорезать. Иначе говоря, наша команда сможет еще до начала операции занять позиции через две комнаты от номера Фэлкона, и он даже не узнает об этом.

— Но если услышит, как вы дырявите стену, события могут получить трагическую развязку.

— Он не услышит.

— А что, если он выйдет из номера, прикрываясь заложником или держа его на мушке?

— Мы будем действовать соответственно, — пояснил Чавес.

— «Соответственно»? И что это значит?

— Это значит, что такие случаи в прошлом у нас уже бывали. Если произойдет что-то непредвиденное, мы перестроимся по ходу дела, то есть адаптируемся к обстоятельствам.

Винс мог многое возразить по этому поводу, но знал, что все разговоры сейчас бесполезны, ибо он оказался в одиночестве. Кроме того, нельзя сказать, чтобы он совсем уж не соглашался с предложенной оппонентами стратегией, и очень надеялся, что правы именно они. Вполне возможно, он перестраховывался — поскольку в прошлый раз все пошло наперекосяк, а его конфронтация с монстром, похитившим пятилетнюю девочку, имела для него самые ужасные последствия.

— Вы еще там, Пауло? — спросила шефиня.

Винс задержался с ответом, и она повторила:

— Пауло, вы меня слышите?

— Да, — ответил он без большого, впрочем, энтузиазма. — Я весь внимание.

— Хорошо. Продолжайте действовать согласно первой части вашего плана. Скажите Фэлкону, чтобы подтащил девушку к двери, и заверьте, что вместе со Свайтеком придете и заберете ее. Вопросы есть?.. Отлично, — подытожила Ренфро. — Всем удачи.

Винс выключил громкоговорящую связь. Бойцы СВАТа направились к двери. Последним уходил Чавес. Остановившись рядом с Винсом, он положил руку ему на плечо:

— Оцени и положительную сторону операции, Пауло. Фэлкон умрет, прежде чем поймет, что ты солгал ему.

Винс не знал, дурная ли это шутка или просто Чавес негодяй, но предпочел не выяснять этого и оставил слова руководителя СВАТа без ответа. Повернувшись, он хотел было двинуться привычным маршрутом к своему столу, как вдруг в висевших на крючке радионаушниках раздались щелчок и чья-то скороговорка. Надев наушники, он услышал голос более явственно.

— Это сержант Пауло?

— Пауло на проводе. Кто со мной говорит?

— Офицер Гарсия из службы охраны.

— Выкладывайте, что там у вас.

— Нестандартная ситуация на пересечении Бискейн-бульвара и Семнадцатой авеню.

«Вот болван», — подумал Винс, недоумевая, почему главного переговорщика должна волновать еще и проблема охраны оцепленной зоны, тем не менее ответил сдержанно и вежливо:

— Надеюсь, Гарсия, ничего такого, с чем бы вы не могли справиться.

— Повторяю, ситуация нестандартная, сэр. Тут кое-кто настойчиво добивается встречи с вами.

— И кто же это?

— Это женщина. Свое имя назвать отказывается. Говорит, что оно вам в любом случае ничего не скажет. Но настаивает, что может помочь.

Винс безмерно устал, измученный к тому же сомнениями и стрессом, и этот непонятный звонок стал лишь дополнительным источником раздражения. Еще немного — и он, пожалуй, сорвется и позволит себе накричать на офицера Гарсия.

— Скажите ей, что мы не нуждаемся в помощи. И спасибо за сигнал.

— Но она говорит, что знает, кто такой Фэлкон.

— Неужели?

— Точно так… В вашем голосе слышится скептицизм, сэр. Должен вам заметить, что поначалу тоже не придал большого значения ее словам и не стал бы вас беспокоить, если бы не одна вещь.

— Какая же?

Полицейский сделал паузу, словно хотел убедиться, что его не подслушивают.

— Похоже, она хочет кое-что передать вам, сэр. А именно двести тысяч долларов. Наличными.

— Скорее приведите ее сюда! — напрягся Винс. — И скажите, что я безмерно рад поговорить с ней.

Глава 53

Алисия добралась из центра Майами до родительского дома в рекордно короткое время. В последний раз она так спешила в семнадцать лет, когда с поддельными правами в кармане в три часа ночи мчалась по городу, чтобы с Южного пляжа поскорее прибыть по адресу Роял-Пойнсиана-корт, 311. Нынешняя ситуация, разумеется, не имела с той ничего общего. Алисия больше не жила в красивой вилле в средиземноморском стиле, принадлежавшей ее семейству, хотя родители тысячу раз под самыми разными предлогами давали ей понять, что эта вилла останется ее домом на веки вечные и они всегда рады видеть ее здесь. Надо сказать, Алисия прекрасно понимала и отчасти разделяла их чувства, когда они заговаривали об этом. Как-никак она выросла в этом старом доме, где каждая вещь напоминала ей о праздниках по случаю дня рождения, об отрочестве и взрослении, дружеских вечеринках и задушевных беседах с подругами. Вилла была словно волшебная шкатулка, наполненная мечтами и надеждами, свойственными девочке-подростку, превращающейся из «папиной дочки» в юную девушку. Здесь, во дворе, она забила тысячу голов, играя в футбол с отцом, выступавшим в роли голкипера. А в гостиной однажды чуть не подралась с матерью, решившей вдруг «привести в порядок» ее волосы за пять минут до появления молодого человека, с которым у нее было назначено свидание. Существует присловье, что не всякое жилище, где ты обитаешь, можно назвать своим домом, но эта вилла, согретая любовью родителей к своему единственному чаду, возможно, иногда даже чрезмерной, несомненно, таковым для Алисии являлась. Пока она не возжаждала самостоятельности и не перебралась в типовой домик в «неблагополучном» районе. Вот и теперь она вновь ненадолго почувствовала себя маленькой девочкой, усевшись за кухонный стол напротив матери.

И тем не менее по-прежнему оставалась полицейским.

— С чего это ты напустила на себя такое серьезное выражение? — осведомилась мать.

Алисия пребывала в состоянии сильного стресса, от противоречивых чувств перехватило горло, и начать разговор с матерью было не так-то просто. Положив на стол свою сумочку, она достала из нее бумажник, а открыв его, вдруг выяснила, что в нем нет ни единого доллара.

— Алисия, сколько раз я говорила, чтобы ты не выходила из дома без наличных? — вздохнула мать.

— Мам, перестань, прошу тебя.

— Не перестану. Ты должна иметь при себе хотя бы небольшую сумму. Вдруг спустит колесо или возникнет какая-нибудь чрезвычайная ситуация?

— Ну, на случай чрезвычайной ситуации я ношу при себе девятимиллиметровый пистолет… Может, ты меня все-таки выслушаешь? — Она заговорила таким тоном, какой крайне редко позволяла себе в общении с домашними, что вызвало у матери неподдельное удивление.

— О'кей, — тихо сказала она. — Я слушаю тебя.

Алисия наведалась в отделение бумажника, предназначенное для фотографий, и извлекла оттуда фрагмент радужной иностранной банкноты, который затем положила на стол лицевой стороной вниз.

— Знаешь, что это такое?

Матери достаточно было бросить на банкноту беглый взгляд.

— Разумеется. Это аргентинская купюра достоинством в двадцать песо. Но почему она порвана посередине?

Алисия осторожно взяла банкноту за края и, опершись локтями о стол, приблизила ее к лицу матери.

— Шесть лет назад, через несколько дней после того, как мне исполнился двадцать один год, одна женщина передала мне этот обрывок.

— Кто она?

— Я никогда ее прежде не видела. Она встретила меня в университетском городке после занятий и сказала, что хочет поговорить. Делать было особенно нечего, женщина показалась мне симпатичной, так что я не возражала. Мы уселись за столик на лужайке и стали беседовать.

— И о чем же вы беседовали?

— Поначалу о всяких, казалось бы, невинных вещах. Она сказала, что у ее приятельницы есть дочь, которая весной собирается поступать в наш университет, и спросила, нравится ли мне здесь учиться, как живется молодежи в студенческом городке и всякое такое прочее. Но о чем бы мы ни говорили, разговор так или иначе касался меня, в большей степени, нежели мне бы хотелось. Довольно скоро я почувствовала себя неуютно, поскольку ее вопросы стали приобретать все более личный характер. И под каким-то предлогом собралась уже было с ней распрощаться, вот тогда-то она и сказала мне, что пришла сюда вовсе не для того, чтобы наводить справки о нашем университете для дочери своей подруги, а что специально приехала из Аргентины поговорить со мной.

На лице матери любопытство сменилось озабоченностью.

— Она приехала из такой дали, чтобы поговорить с тобой? Но почему?

— Именно этот вопрос возник и у меня. Но она ответила, что знала нашу семью еще по Аргентине.

— Правда? А с чьей стороны — отца или моей?

Вопрос был довольно простой, но Алисия неожиданно решила придать разговору с матерью совсем другое направление. Следует заметить, что раньше она избегала говорить на эту тему — по причине испытываемых к родителям любви, уважения, а также множества других разнообразных, иногда даже противоречивых чувств, природу которых и сама не всегда могла определить. Но одним из них совершенно точно был страх — страх узнать правду. Но теперь бояться было не время. Собравшись с духом, она выпалила:

— Ни с той ни с другой.

Мать издала нервный смешок.

— «Ни с той ни с другой?» Что ты, собственно, имеешь в виду?

— Она сказала, что не хочет разрушать мою жизнь, мол, у нее и в мыслях нет причинить мне вред или сделать очередной жертвой, перевернув с ног на голову весь мой мир.

— Жертвой чего? — раздраженно уточнила Грасиела. — Такое впечатление, что эта женщина не совсем нормальная.

— Я тоже так подумала и, честно говоря, не хотела больше слушать ее излияния. Но странное дело — меня заинтриговала манера, в которой она все это излагала. Она ни разу не сказала ничего напрямую, только намеками, иносказаниями и недоговоренностями. При всем том я постепенно начала понимать, что под всем этим кроется что-то серьезное. Теперь, в ретроспективе, думаю, ей хотелось, чтобы я сама обо всем догадалась. Похоже, она считала, что если скажет правду в глаза, это будет слишком болезненно для меня.

— Какую правду? О чем ты должна была догадаться?

Алисия положила обрывок аргентинской купюры на стол лицевой стороной вниз.

— Прежде чем уйти, она достала из сумочки купюру и разорвала ее надвое — одну часть оставила себе, а вторую, с надписью, протянула мне.

Она перевернула купюру. На ее лицевой стороне синими чернилами было написано на испанском языке: «Военные забирают наших детей. Где исчезнувшие?»

Мать Алисии никак на это не отреагировала.

— Я сохранила обрывок. Более того, в следующие несколько месяцев провела кое-какие изыскания.

— Какого рода?

— Будучи воспитанной в Майами, я отдавала себе отчет, что мало знаю о стране, где родилась. Так уж вышло, что я появилась на свет во время Аргентинской грязной войны, о которой кое-что слышала, но никогда всерьез не интересовалась.

— В свое время об этом много писали.

— Знаю. Но пока эта женщина не вручила мне половинку разорванной купюры, у меня и в мыслях не было изучать все эти материалы. Только после этого случая я узнала о los Desaparecidos — об «исчезнувших». Помнится, меня поразило, до какой степени граждане Аргентины были терроризированы и боялись говорить о том, что военные делали с людьми, выступавшими против тогдашнего режима. Интересно, что некоторые из этих исчезнувших были экстремистами, придерживавшимися крайне левых взглядов.

— Лучше сказать, террористами. Вроде тех, что взорвали бомбу, убившую первую жену твоего отца и его дочь.

— Да, я знаю об этом. Но другие были самыми обыкновенными людьми, которые не одобряли правительство, — профсоюзными лидерами, сторонниками социальных реформ, борцами за права человека, монахинями, священниками, журналистами, юристами, преподавателями, студентами, актерами, рабочими, домохозяйками и так далее. В своем большинстве они ни в чем не провинились. Но их огульно обвинили в заговорах и террористической деятельности, направленных на «дискредитацию и подрыв западного христианского образа жизни». Все происходило, как в нацистской Германии, — с тем лишь исключением, что в случае с Аргентиной народы мира игнорировали развитие негативных процессов и позволили им набрать силу. Так в этой стране возник жестокий режим, которому никто не отваживался противодействовать, за исключением матерей исчезнувших детей. Они тайно встречались в церквях, объединялись и устраивали на площадях городов шествия и манифестации. При этом они несли фотографии своих исчезнувших детей, а головы покрывали белыми детскими пеленками. Они подвергали себя огромному риску, чтобы донести до широкой публики факты бесследного исчезновения людей и показать, что за этим стоит захватившая власть в стране военная диктатура.

Алисия сделала паузу, чтобы перевести дыхание, потом показала на лежавшую на столе половинку аргентинской банкноты.

— Матери «исчезнувших» передавали различные известия друг другу и представителям общественности посредством таких вот купюр достоинством в двадцать песо, на которых обычной ручкой записывалась необходимая информация. Так новости, переходя из рук в руки, беспрепятственно распространялись по всей стране.

— Все это было много лет назад, — сказала мать Алисии дрогнувшим от сдерживаемых эмоций голосом, — и не имеет к нашей семье никакого отношения.

— Напротив, смутное подозрение о том, что наша семья так или иначе вовлечена во все это, заставило меня напуститься на бедную женщину и потребовать, чтобы она больше никогда не пыталась встретиться со мной. И знаешь, что было дальше? Она согласилась и пообещала уважать мои желания. Сказала, что я больше о ней не услышу. Пока…

— Пока — что?

Алисия достала из сумки футлярчик губной помады и сняла крышку. Помады в металлической трубочке не было, а на ее месте находился еще один фрагмент аргентинской банкноты. Она расправила его и приложила к лежавшему на столе обрывку. Разорванные края половинок совпали идеально — как элементы детской головоломки.

— Она пообещала не искать со мной встреч, пока не соберет достаточно доказательств, подтверждающих то, что хотела мне сообщить, но так и не сообщила.

— Не представляю, какие у нее могут быть доказательства, — скептически скривилась Грасиела.

— Вот одно из них, к примеру. Это та самая губная помада, которую похитили из моей сумки. Сегодня мне ее вернули.

— Кто вернул?

— Та женщина, которая приезжала в университетский городок, чтобы переговорить со мной.

— Она украла твою губную помаду?

Лицо Алисии стало очень серьезным.

— Обрати внимание на отсутствие помады. Одна только трубочка и осталась.

— Я это вижу. Не понимаю только, кому могло прийти в голову выковыривать оттуда помаду. Должно быть, эта женщина окончательно спятила.

— Напротив. Она поступила очень разумно.

— Уж и не знаю, как можно называть хищение чужой губной помады разумным поступком.

— Это просто гениально, если она пыталась получить образец моей слюны.

Мать Алисии вздрогнула, словно смысл происшедшего проступил перед ней во всех деталях.

— И какое же, по-твоему, доказательство может содержаться в образце моей слюны? — спросила Алисия.

Лицо матери побелело. Биологические тонкости до сих пор никого не интересовали, и теперь Алисия с болью в душе наблюдала, как ее мать, что-то сопоставив про себя, теряет почву под ногами. Она задыхалась, словно из комнаты выкачали воздух.

— На свете существует великое множество больных людей, которые только и думают, как причинить вред своему ближнему, — наконец пробормотала она.

— Нет, мамочка. Сейчас речь о другом.

Мать сглотнула. Должно быть, пытаясь вновь обрести возможность ясно выражать свои мысли.

— Все это… так неожиданно. Я не понимаю, что происходит… Но ты должна совершенно точно знать одно: я люблю тебя, Алисия, люблю всем сердцем и буду любить всегда, что бы ни случилось.

— Я это знаю.

— Чего в таком случае ты от меня хочешь?

— Хочу кое-что у тебя узнать. Нечто очень важное…

Глаза у матери налились влагой, и она едва сдерживала слезы.

— Что именно?

— Ты действительно хочешь разговаривать со мной откровенно? Или предпочитаешь, чтобы я встретилась с той женщиной?

Глава 54

Размышляя о Пауло, Джек пришел к выводу, что многое в сержанте по-прежнему остается для него загадкой. Адвокат не любил лишних сложностей и предпочитал прямоту и откровенность, но Пауло — и не только по мнению Джека — был парнем отнюдь не простым. Не говоря уже о том, что они знакомы всего несколько часов. Впрочем, кризисная ситуация, в которой оба оказались, ускорила процесс взаимного узнавания и вынесла на поверхность такие вещи, какие в обычной жизни не так-то просто заметить. А именно, кто чего стоит и что собой представляет, когда напряжение чрезмерно, а ставки высоки как никогда. Но Джек по крайней мере оценил степень его доверия, когда тот пригласил его в мобильный командный пункт, чтобы он встретился с пожилой женщиной, которая принесла деньги Фэлкона, и одним из первых услышал ее объяснения по этому поводу.

Когда Джек открыл дверь и вошел в командный пункт, там были только Пауло и эта женщина. Она сидела в напряженной неудобной позе с прямой как палка спиной, положив на колени сжатые кулаки, в одном из которых стискивала носовой платок, возможно, принадлежавший Пауло. Увидев ее, Джек подумал, что она выглядит моложе, чем его abuela. Хотя он с легкостью представил ее за карточным столом в окружении старушек латиноамериканского происхождения, достигших более преклонного возраста и составлявших компанию его бабушке. Они имели обыкновение часами резаться в карты или пить кофе с пирожными, болтая о всякой ерунде и иногда отзывая его в сторонку, чтобы поинтересоваться, понравилась ли ему их внучатая племянница или иная родственница и не хочет ли он свести с ней знакомство. Джек обратил внимание, что отливавшие серебром волосы женщины коротко, но стильно подстрижены, а спрятанные за круглыми стеклами очков глаза печальны и искренни. Хотя оливковую кожу избороздили морщины, лицо имело здоровый вид, и можно было предположить, что это скорее следствие выпавших на ее долю жизненных невзгод, нежели возраста.

— Значит, вы тот самый адвокат, представляющий интересы этого монстра? — спросила она, когда Джек занял место за уставленным переговорными устройствами столом.

— Меня зовут Джек Свайтек. Я действительно был короткое время адвокатом Фэлкона, но нахожусь здесь по другой причине. Дело в том, что Фэлкон держит в заложниках моего лучшего друга, я же стараюсь в меру своих скромных сил помочь сержанту Пауло разрешить сложившуюся ситуацию и освободить заложников.

— Она все это знает, — сказал Винс. — Мы с этой дамой успели пообщаться до того, как я пригласил вас сюда.

— Вы действительно знаете Фэлкона? — обратился к ней Джек.

— Да. Именно по этой причине я и встретилась с сержантом Пауло.

— Вы не подумайте, что я такой уж Фома Неверующий, просто не могу взять в толк, почему вам понадобилось для этого так много времени.

— Я пришла к сержанту Пауло, как только увидела Фэлкона по телевизору.

— Местное телевидение ведет передачу о захвате заложников весь день, а фотография Фэлкона печатается в газетах почти двое суток — с тех пор, как в багажнике его машины обнаружили труп женщины.

— Я приехала в Майами всего несколько часов назад.

— Информация о найденном в багажнике теле и о заложниках передавалась по Си-эн-эн и другим национальным каналам.

— Я была в Аргентине. Там это в новостях не передавали.

— В Аргентине, пожалуй, не передавали, — согласился Джек.

— Я находилась в отеле в своем номере, когда по телевизору показали очередной новостной ролик с места захвата заложников. Тогда я и услышала имя преступника — Фэлкон, — столь необычное, что сразу привлекло мое внимание. Увидев же его портрет, я схватила сумку и отправилась сюда.

— Вы имеете в виду сумку с деньгами Фэлкона? — уточнил Джек.

— Да.

— Как вы оказались в Майами с этими деньгами?

В разговор вмешался Пауло:

— Своими вопросами вы несколько опережаете ход событий, Джек. Думаю, сначала вам надо узнать, как наша гостья познакомилась с Фэлконом.

Джек почувствовал, что Пауло решил придержать кое-какую информацию. С другой стороны, он как руководитель группы переговорщиков вовсе не обязан делиться с посторонними поступающими в его распоряжение сведениями, поэтому адвокат не стал заострять эту проблему.

— О'кей. Итак, мадам, как вы познакомились с Фэлконом?

— В первый раз он связался со мной несколько лет назад. Прислал письмо, в котором именовал себя Фэлконом. Там он, в частности, писал, что мне необходимо разыскать жительницу Майами по имени Алисия Мендоса, которая, по его словам, могла помочь мне в моих поисках.

— И какого рода поиски вы вели?

— Это касается только меня и Алисии.

Сдержанная манера изложения и выражение лица этой женщины свидетельствовали, что она и впрямь рассматривает свои отношения с Алисией как исключительно личные. Поэтому Джек решил на нее не давить и двигаться дальше, а к затронутой теме вернуться позже, если представится такая возможность.

— И что же? Вы связались с Алисией?

— Да. Я прилетела в Майами и разговаривала с ней. Лично.

— О чем?

— Как я уже сказала, это касается только нас двоих. — Она посмотрела на Пауло. — Так ведь, сержант?

Было совершенно очевидно, что они с Винсом уже достигли взаимопонимания по ряду вопросов, делиться которыми с Джеком незнакомка не считала нужным.

— Джек, почему бы вам не расспросить эту даму о ее второй встрече с Фэлконом? — предложил Пауло.

Женщина торопливо его поправила:

— Ни в первом, ни во втором случае мы с ним не встречались и я его не видела.

— Хорошо, — кивнул Джек. — Расскажите мне о втором контакте.

— Я не имела об этим человеке никаких известий вплоть до самого последнего времени. Чуть больше недели назад я получила по почте международную бандероль. В ней лежали ключ и деньги на авиабилет до Нассау. В приложенной записке говорилось, что там я должна пойти в банк, открыть этим ключом депозитную ячейку номер двести шестьдесят шесть и забрать все, что в ней находится, называя себя при этом Марианной Крус-Педроса.

— И вы, значит, все бросили и отправились туда?

— Конечно. Я не могла поступить иначе, поскольку он упомянул в своем послании имя Марианны.

— Стало быть, вы не Марианна Крус-Педроса?

— Нет.

— Но вы ее знаете?

— Si.

— И знаете, где она?

При этих словах женщина исполнилась такой бесконечной печали, что ее голос прервался и даже односложный ответ дался с трудом.

— Нет.

Джек, поняв, как ей тяжело, мягко спросил:

— Что вы можете сказать о ней?

Незнакомка шумно втянула в себя воздух, потом выдохнула, словно это был ее последний вздох, и прошептала:

— Era mi vida.

«Она вся моя жизнь».

От этих слов у Джека по спине пробежал холодок. Его abuela часто говорила ему эти слова, желая показать, как много он для нее значит. Так что он хорошо мог себе представить глубину чувств, которые испытывала сидевшая перед ним женщина. При всем том Джек понимал, что пока он лишь скользит по поверхности этого чуть ли не мистического дела, связанного с загадочным треугольником, образованным сидевшей перед ним дамой, неизвестной ему Марианной и Фэлконом. Но одно было очевидно: этот треугольник зародился в Аргентине, хотя и затрагивал жизнь Алисии Мендоса в Майами. Адвоката так и подмывало выяснить все это немедленно, задав женщине множество разнообразных вопросов. К примеру, кто такая Марианна? Что с ней случилось? Почему Фэлкон передал сидевшей перед ним даме такую значительную сумму, велев назваться этим именем? Зачем она привезла эти деньги в Майами? Однако свидетельница с каждой минутой волновалась все больше, а Джек только еще начал проникаться истинным пониманием того, какие огромные беды и личные потери она перенесла на своем жизненном пути. Поэтому, хотя бы из соображений гуманности, ему следовало придержать лошадей и не торопиться с расспросами, предоставив ей возможность успокоиться и собраться с силами.

— Быть может, вернемся назад и проясним некоторые вещи, о которых вы упомянули вначале? — предложил он.

— Разумеется. — Женщина промокнула носовым платком стоявшие в глазах слезы.

— Вот вы сказали сержанту Пауло, что, несмотря на свои контакты с Фэлконом, никогда лично с ним не встречались и не видели его.

— Совершенно верно.

— В таком случае как вы могли узнать Фэлкона, увидев сегодня днем в программе новостей?

Печаль, утвердившаяся было у нее на лице, исчезла, уступив место строгому, даже, пожалуй, стоическому выражению, к которому примешивался еще и гнев.

— Поначалу я не узнала его, поскольку он сильно постарел. Но глаза у него остались прежними. Стоило мне всмотреться в глаза на экране телевизора, как я поняла, что уже видела этого монстра раньше, в его молодые годы. Но тогда у него было другое имя.

— Какое же?

— Я знала его как Эль Осо.

— Эль Осо? Медведь? — переспросил Джек. — Странное какое-то имя, вы не находите?

— Это прозвище, — пояснила она. — Люди в его положении никогда не использовали свое настоящее имя.

— А кем же был этот Эль Осо?

Веки ее задрожали, словно отзываясь на то внутреннее волнение, которое она испытывала.

— Именно поэтому я к вам и пришла, — сказала она едва слышно. — Вы имеете дело с чрезвычайно опасным человеком.

Глава 55

Тео кожей чувствовал, что назревают важные события.

Из долетевших до него обрывков разговора Фэлкона с переговорщиком он уяснил себе, что они заключили сделку, в результате которой раненая девушка должна оказаться в госпитале. Какое-то участие в этом предстояло принять и Джеку, но Тео не разобрал, какое именно. Он был бы только рад, если бы раненую девушку забрали из этой жаркой душной комнаты, но искренне надеялся, что Джек не настолько глуп, чтобы лично участвовать в каких-либо полицейских акциях, связанных с освобождением заложников.

Фэлкон же со своей стороны в очередной раз доказал, что он парень весьма и весьма смышленый.

— Эй вы, два придурка! — ткнул он пальцем в Тео и предсказателя, сидевших на полу спиной к стене. Руки и ноги у них по-прежнему были связаны.

— Это ты к нам, что ли, обращаешься? — осведомился Тео.

— К вам, к кому же еще?

На этот раз он ткнул в их сторону стволом своей пушки, вызвав у предсказателя легкую истерику. Все они в глубине души боялись, что Фэлкон рано или поздно кого-нибудь пристрелит, но у предсказателя этот страх был написан на лице и сквозил в каждом слове и жесте.

— И чего ты от нас хочешь? — осведомился Тео.

— Хочу, чтобы вы вытащили раненую девушку из комнаты и положили на порог.

— Так ты об этом договаривался с копами?

— Не твое дело, о чем я с ними договаривался.

— Что-то я не слышал, чтобы ты по телефону говорил, будто девушку из номера вынесем мы с этим красавцем.

— Во всяком случае, не я буду тем человеком, который откроет дверь этой комнаты. Думаешь, я не знаю, что мотель держат под прицелом снайперы?

— Снайперы? — нервно переспросил предсказатель. И, наклонившись поближе к Тео, прошептал: — А что, если они по ошибке стрельнут в нас?

— Тогда тебе не придется объяснять своей жене, как ты оказался в номере мотеля с двумя юными девами, — усмехнулся Тео.

Ответ, казалось, устроил предсказателя. Ну, или почти устроил.

— Что за разговоры между заключенными? Замолчать! — гаркнул Фэлкон.

«Заключенными? — подумал Тео. — Похоже, у него опять началось. Сейчас скажет, чтобы мы не пили воды, ибо это смертельно опасно». Но произнес, однако, совсем другое:

— Тебе придется нас развязать. Если ты, конечно, и вправду хочешь, чтобы мы вынесли девушку из комнаты.

Озадаченное выражение, появившееся на лице Фэлкона, ясно показало, что их тюремщик об этом как-то не подумал. Взгляд его заметался по комнате, словно он надеялся прочитать ответ на ее стенах.

— Ладно, забудьте о том, что я сказал «два придурка», — наконец произнес он. — Ее вынесет один из вас. — Он снова использовал в качестве указующего перста ствол своей пушки, но на этот раз ткнул им в одного лишь предсказателя. — Ты понесешь.

— Я не смогу вытащить ее в одиночку, — заныл тот.

— А я смогу, — сказал Тео.

— Кто тебя спрашивает? — бросил Фэлкон.

— Девушка, возможно, жива, но лежит как мертвая. Значит, нести ее будет тяжело. Если тебе нужно сделать дело без заминки, не говоря уже о быстроте, позволь мне заняться этим.

Фэлкону, похоже, больше всего понравилось слово «быстро». После некоторого размышления он кивнул:

— Хорошо, болтунишка. Считай, что ты получил эту работу. Но если вздумаешь…

— Знаю, знаю. Если вздумаю удрать, ты выстрелишь мне в спину.

— Это для начала. — Фэлкон достал из кармана свое ожерелье из металлических бусин и пропустил его сквозь пальцы. Потом добавил: — Ты даже не представляешь себе, что я сделаю с остальными, если ты попытаешься сбежать.


Джек хотел было нажать на кнопку быстрого набора номера и заколебался. Вдруг подумалось, что, если план Пауло не сработает, ему, возможно, больше не придется звонить Тео.

В списке номер мобильного телефона Тео стоял на первом месте. И это говорило о многом. Но только не о том, что личная жизнь у Джека не сложилась, как подумали бы некоторые. Скорее, это свидетельствовало о том, какое место в его жизни занимал Тео. К кому еще пойти после трудного дня в суде, если не к другу, который, помимо всего прочего, знает, как смешать хороший коктейль, прогоняющий уныние и усталость? Для этого только и надо было, что ткнуть пальцем в кнопку быстрого набора номера. А к кому обратиться за сочувствием и помощью, если, к примеру, сожгли твой коллекционный «мустанг» и ты хочешь найти поджигателя? Опять же к Тео. Нажал один раз на кнопку — и порядок. Кроме того, Джек давил на эту кнопку, если его клиентом был крутой парень, в сознание которого требовалось внедрить простейшую мысль, что своего адвоката нужно уважать. И в тысяче других случаев. Потому что он знал: Тео пойдет на все, чтобы помочь ему. И сейчас испытывал тягостное чувство, что сделал недостаточно, когда помощь потребовалась самому Тео. Большинство людей сочли бы естественным выполнять распоряжения полицейских и не мешать им делать свою работу. Но Джек стоять в стороне не привык. К тому же он чувствовал себя виноватым, поскольку Тео, как ни крути, попал в эту заварушку по его милости. Так что Джек с радостью согласился активно участвовать в операции по освобождению заложников.

Наконец он нажал на кнопку быстрого набора номера и услышал голос Фэлкона:

— Так ты придешь, чтобы забрать ту девицу, Свайтек?

— А ты этого хочешь?

— Кажется, я ясно выразился, чтобы пришли вы с Пауло. Как говорится, тупой ведет слепого. — Он громко рассмеялся над своей шуткой.

— У тебя те еще шуточки, Фэлкон.

— Просто у вас, адвокатов, нет чувства юмора.

— Откуда ему взяться, когда тут такие новости…

— Что ты имеешь в виду?

— А то, что я знаю, кто ты.

— Неужели? Кажется, я рассказал о себе все. Долго же до тебя доходит…

— Я хочу сказать, что узнал, кто такая Марианна Крус-Педроса.

— А чего тут узнавать? Это вымышленное имя, которое стояло в списке людей, допущенных к моей депозитной ячейке.

— Это не все. Я знаю гораздо больше.

— Ты носишь в себе столько всякого дерьма…

— Я знаю об Эль Осо.

Джек пожалел, что не может полюбоваться на реакцию Фэлкона. Впрочем, установившееся на линии молчание было достаточно красноречивым.

Наконец Фэлкон заговорил:

— А много ли ты о нем знаешь?

— Достаточно.

— Достаточно для чего?

— Для того, чтобы обезопасить своего друга Тео, которого ты с этой минуты и пальцем не тронешь. Если, конечно, не хочешь, чтобы я поделился своими знаниями со средствами массовой информации.

— А почему ты думаешь, что это меня заботит?

— Потому что ты сменил имя, лгал всем, что приехал с Кубы, и жил в брошенной машине. Потому что забрался на мост и был арестован за попытку переговорить с дочерью мэра, а потом захватил заложников и замуровал себя вместе с ними в номере мотеля. Но при этом ты и словом не обмолвился о темной стороне своей натуры. Или, лучше сказать, «черной, мрачной стороне»? Ведь все это имеет для тебя какой-то смысл, не так ли?

Возбуждение Фэлкона возросло, а в голосе зазвенел металл.

— Я сообщу об этом, когда буду готов и когда придет время.

— Или я украду твои гром и молнию и сделаю это за тебя.

— Молчи! Держи свой поганый рот на замке!

— Без проблем. Главное, не трогай Тео и других заложников.

Фэлкон ответил не сразу, но Джек слышал его шумное дыхание и знал, что он вне себя от ярости.

— Не дави на меня, Свайтек. Мне это не нравится.

— Никто на тебя не давит. Я всего-навсего предупреждаю, что если ты попытаешься причинить вред заложникам, то лишишься своей сцены, декораций, подмостков, своего театра — и не знаю, что ты там выстроил в своем воображении, дабы воспарить духом…

— С чего ты взял, что мне нужна сцена?

— А с того, что если посмотреть на твои требования под другим углом, то все они по большому счету бессмысленны. А еще я думаю, что ты далеко не такой сумасшедший, каким хочешь казаться.

Голос у Фэлкона снова изменился. Резкость ушла, уступив место подобию уважения к провидческому дару Джека.

— Ты мне нравишься, Свайтек. В глубине души я даже люблю тебя.

— Я польщен.

— Вот почему я хочу, чтобы ты и Пауло пришли забрать эту девушку.

— Что ж, отлично, мы придем. Только что потом?

— Потом… — Голос Фэлкона прервался, и Джеку на мгновение показалось, что оборвалась связь.

— Фэлкон, ты меня слышишь? А потом, что потом?

— Потом настанет время поднимать занавес, — сказал Фэлкон и закончил разговор.

Глава 56

Возвращение на место событий потребовало от Алисии известных усилий. Не раз и не два она думала свернуть с авеню на федеральную дорогу Ай-95 и ехать куда глаза глядят. Никакого плана у нее не было, просто хотелось убраться из города как можно дальше. Но как известно, побег от жизненных неурядиц не спасает. Тем более когда от тебя что-то зависит в этой жизни. А в данный момент от ее присутствия на месте событий зависела, пусть и не напрямую, судьба четырех заложников, жизнь которых по-прежнему висела на волоске.

Алисия включила радио и услышала конец информационной передачи, в заключительном блоке которой бодрой репортерской скороговоркой сообщалось о новостях последнего часа с места захвата заложников.

«— Противостояние городской полиции и бездомного мужчины, ранее обвиненного в приставании к дочери мэра Мендосы, продолжается вот уже восемнадцать часов, и видимого прогресса в разрешении этой ситуации не наблюдается. Вооруженный преступник удерживает в номере мотеля на Бискейн-бульвар по меньшей мере четырех заложников, одним из которых, по нашим сведениям, является Уолтер Финкельштейн — колоритный метеоролог из программы „Актуальные новости“ телевидения Майами, более известный широкой публике под именем Уолт Предсказатель. Оставайтесь с нами. Новая информация по развитию ситуации поступит в конце этого часа».

Алисия выключила радио. Насколько она знала, полиция до сих пор никаких сведений о заложниках не давала, и новостной блок свидетельствовал, что где-то произошла утечка информации. А значит, достоянием средств массовой информации в скором времени могут стать и другие, более важные секреты.

Она подкатила к ресторану в наступивших сумерках и нашла на парковочной площадке свободное место за несколько машин от мобильного командного пункта. Дождь продолжал лить, но уже не сплошной стеной, как это было, когда она, рискуя вылететь с мокрой трассы, мчалась на виллу родителей. Небо однако оставалось непроглядно мрачным, а ползшие по нему черные тучи ускорили наступление сумерек. Хотя в декабре в Майами темнеет рано, этот преждевременный сумрак вызвал у Алисии тяжелое чувство. Конечно, она не была экспертом в переговорах по освобождению заложников, но Винс, признанный специалист в этой области, наглядно свидетельствовал, до какой степени может обостриться ситуация с заложниками с наступлением темноты.

Алисия, прикрываясь газетой от падавших с неба дождевых струй, пробежала небольшое расстояние, отделявшее ее от командного пункта, и, толкнув дверь, ворвалась в него, произведя при этом больше шума, нежели намеревалась.

— А вот и я. — Она обвела глазами помещение и заметила на лицах двух находившихся в нем людей озадаченность, вызванную, по-видимому, ее появлением.

— Вернулась все-таки, — сказал Пауло. — А мы, признаться, уже начали подумывать, что ты больше сюда не придешь.

— Да, я опоздала, — согласилась Алисия. — Но причиной тому послужили… непредвиденные обстоятельства. Могу я поговорить с тобой наедине, Винс?

Алисия со значением посмотрела на второго переговорщика, представлявшего интересы департамента полиции округа Майами-Дейд, который оказался парнем тактичным и поторопился сказать, что ненадолго отлучится, чтобы выпить эспрессо. Натянув дождевик, он вышел в дождь и сумрак, оставив Пауло и Алисию в одиночестве.

— Ну, что случилось? — осведомился Винс.

Алисия подтащила к себе стул и уселась на него поближе к Пауло, чтобы он мог чувствовать ее присутствие. При этом у нее возникло импульсивное желание взять его за руку, но она сдержалась, поскольку предстоящий разговор исключал такого рода интимные прикосновения.

— Винс, что ты знаешь об Аргентинской грязной войне?

Вопрос не вызвал у Пауло того удивления, на какое рассчитывала Алисия.

— Признаться, до сегодняшнего дня почти ничего об этом не знал.

— Вероятно, в подобном же неведении находится и большинство американцев. Однако, как я поняла из твоего ответа, в отличие от большинства ты что-то все-таки знаешь?

— Да, сегодня узнал об этом кое-что интересное.

— Это произошло в мое отсутствие?

— Пока тебя не было, на меня вышел один человек и сообщил по этому поводу кое-какую информацию.

— И кто же это?

— Пожилая женщина, обчистившая депозитную ячейку Фэлкона в Багамском банке.

— Значит, это она украла деньги?

— Не украла. Как выяснилось, Фэлкон на вполне законных основаниях предоставил ей доступ к своей ячейке.

— Как такое возможно?

— Оказывается, она знает Фэлкона — и довольно давно. И рассказала о нем много интересного.

Алисия не сомневалась, какую пожилую женщину имеет в виду Винс и о чем у них шла речь, и порадовалась, что он не может заметить ее реакции.

— И что же она рассказала?

— Много чего. Например, что Фэлкон провел большую часть этой грязной войны в должности надсмотрщика в одном из центров содержания политических заключенных. Таких разбросанных по всей стране секретных тюрем, куда военный режим сажал своих оппонентов, было в Аргентине более трехсот. Фэлкона же в те годы звали Эль Осо.

— Как она с ним познакомилась?

— Он работал в тюрьме, где содержалась ее дочь.

— Все понятно…

— В самом деле? — спросил Винс.

Она не знала, что на это сказать, но он не стал дожидаться ее ответа и продолжил:

— Интересная деталь, эта тюрьма — или центр содержания заключенных — именовалась Ла-Кача. Так ее назвали надсмотрщики. Это был сокращенный вариант от Ла-Качавача. Оказывается, в свое время в Аргентине пользовался поп