КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Гений и "другие" [Юрий Азаров] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Юрий Петрович Азаров
Гений и "другие"

Когда великие отечественные религиозные мыслители Бердяев, Лосский, Булгаков и многие другие говорили о мессианской роли России, они утверждали, что выход из духовного и социального кризиса произойдет тогда, когда будут востребованы к жизнедеятельности высшие способности народа, его гении, таланты, дарования.

Четверть века я занимаюсь проблемой ускоренного развития человеческих способностей. Несмотря на поддержку общественности, СМИ, многих просвещенческих структур, я постоянно встречаю упорное, открытое и тайное, стремление растерзать, удушить, уничтожить – нет, не меня, а тех, чей талант и даже гениальность явно проявились и должны были реализоваться в преобразовательной деятельности страны.

Порой таланты и дарования уничтожались на корню, в детском возрасте, при этом давались пояснения: "Нам не таланты и гении нужны. Страна нуждается в тружениках, скромных и честных…".

Я решился на одном, казалось бы, единичном факте, котором отразились типичные беды российского образования, раскрыть методы бездарного отношения к талантливым людям, чей гений при надлежащих условиях мог бы помочь нам не только выжить, но и значительно обогатить страну – экономически или духовно.

…Рассказывать без слез об Андрее Коробейникове, его наставниках и гонителях не могу.

Все, что накапливалось во мне за многие годы работы с талантами: их постоянное изгнание и преследование, мучительная боль от своей беспомощности, надломленная вера в самого себя, – все это вдруг ожило во мне. Мои переживания совпали с ощущениями ректора Европейского университета права, адвоката Шило Геннадия Михайловича, приютившего в своем вузе изгнанного отовсюду гениального мальчонку Андрея Коробейникова. Совпало многое: невыносимая боль от постоянных гонений и даже…

Ну, а теперь все по порядку, с документальной дотошностью.

Передо мной дневник ректора Г.М. Шило.

"Летом 1998 года пришла ко мне (ректору) с ребенком, как мне показалось, 9-10 лет, женщина, забитая на вид и необщительная. Сказала:

– Геннадий Михайлович, у меня есть сын, который очень хочет стать юристом. Я его воспитываю одна. Работаю дворником. Оплатить учебу не могу. Обращалась в другие вузы: бесполезно. Не поможете ли чем?

– У нас трудное материальное положение, – отвечаю я. – Однако особо одаренную молодежь мы обучаем бесплатно. У вас обычный ребенок?

– Да… Но кое-что он может. Вы бы побеседовали с ним…

– Хорошо. Приводите – побеседуем.

– Так ведь он вот стоит…

– Вы что, издеваетесь? Он ведь ребенок еще. Здесь не школа, а вуз…

– Да, знаете… он уже программу средней школы прошел. Учится на третьем курсе музыкального училища.

– Как звать? Сколько лет? – поворачиваюсь к мальчику. Пацаненок к тому же ростом не выдался. Щупленький, крохотный.

– Андрей. 11 лет, – отвечает малыш тонюсеньким голосочком.

– Что можешь?

– Могу играть на пианино.

Приглашаю Андрея с мамой в аудиторию, где стоит фортепиано.

– Ну-ка, садись, сыграй что-нибудь.

Сел Андрей. Покрутился на стуле. Говорит:

– Нельзя ли что-нибудь подложить: низковато.

Подкладываю ему подшивку журналов. Сел детеныш и заиграл. Да так проникновенно, что во мне все сжалось. Минут 20 играл, а я в себя не могу прийти от волнения. Обращаюсь к маме, пряча мокрые глаза:

– Если он мог такого в музыке добиться и если он захотел стать юристом, думаю, он им станет. Мы его берем. Будем бесплатно учить. А если и мама захочет стать юристом или менеджером для своего сына, мы и ее будем учить бесплатно. Давайте документы.

2-го марта 2000 года на международном семинаре по новейшим технологиям высшего образования Андрей Коробейников защищал честь Европейского университета права. Кстати, главным организатором этого международного форума был опять же Г.М. Шило, который в настоящее время оказался на грани изгнания из системы высшего образования. Заметим сразу, что судьбы ректора и его ученика в чем-то схожи: доблестей и наград – хоть пруд пруди, но все же больше бед и невзгод. Но об этом тоже по порядку.

С семи лет Андрей Коробейников на всевозможных, в том числе и международных, конкурсах пианистов и солистов берет первые места.

1994 год – 1-я премия и звание лауреата 3-го межрегионального конкурса юных пианистов. (За эту победу телеканал REN-TV подарил семье Коробейниковых – матери и сыну – двухкомнатную квартиру, до этого Коробейниковы ютились в общежитии.)

1995 год – 1-я премия во 2-м всероссийском конкурсе юных исполнителей (возрастная группа до 12 лет, Андрею – 8 лет).

1998 год – 1-я премия и звание лауреата московского областного конкурса пианистов.

1998 год – 1-я премия в международном конкурсе пианистов в Италии.

1999 год – 1-я премия в 3-м конкурсе "Молодые таланты России".

2000 год – 1-я премия и диплом лауреата 6-го международного фестиваля юных солистов.

2000 год – 1-е место на 19-м международном конкурсе музыкантов в США (Техас).

В апреле 1999 г., оканчивая первый курс юридического факультета университета, юный музыкант был зачислен на первый курс музыкально-педагогического института им. Ипполитова-Иванова. За два месяца он готовится и сдает все экзамены – две четверки, остальные пятерки. Второй курс – все на "отлично". И вдруг 19 апреля 2000 г. приказом ректора этого института Карсаковича А.Л. Андрея исключают из вуза. Приказ ректора гласит: "Коробейникова Андрея Николаевича, студента 2 курса дневного отделения по специальности "Фортепиано, орган", отчислить из института в связи с категорическим отказом преподавателя Левина Юрия Владимировича продолжать занятия со студентом по причине его некорректного поведения и категорическим несогласием педагогов кафедры на перевод студента в их класс.

ОСНОВАНИЕ: решение кафедры, рекомендация кафедры на отчисление".

У читателя может возникнуть вопрос: как это, в 11 лет, получив среднее образование экстерном, в 13 заканчивать второй курс двух вузов: музыкального и юридического? Ответ очень простой: ГЕНИЙ. Задаю вопрос Андрею: "Считаешь ли ты себя одаренным, талантливым?" Любой американский, или итальянский, или французский мальчик даже без стольких одержанных побед на международных конкурсах ответил бы: "Конечно!" Я такого рода опросы проводил в международных детских лагерях, и постоянно робко отвечали: "Нет, мы так себе, средние", и только иностранцы с гордостью: "Я талантлив(а). Я красавица. Я смогу все, раз другие сумели". Надо ли говорить об открытых психологических закономерностях, что человек с высокой самооценкой имеет больше шансов добиться успеха, чем тот, кто проживает свой век с заниженным или даже самоуничижительным статусом. Так вот, Андрей тоже ответил: "Я – средний. Конечно, я что-то могу, но этим я обязан другим…". Он научился отвечать на подобного рода вопросы, как научился в музыкальном институте слышать: "Самонадеянный мальчишка. Поднатаскался… У нас таких – десятки…".

Я, кстати, пытался выяснить у самого Андрея, чем объяснить его поступление в Европейский университет права. Он довольно точно ответил: "Чтобы защищать свои права". Я спросил: "На твои права посягали?" Ответ: "Меня столько раз в жизни обманывали… Боюсь, что в нашей стране людям больше всего нужна юридическая помощь и защита, чем развлечения. Музыку я не брошу, даже став юристом…", а потом, помолчав, добавил: "Знаете, меня в США поразили сытость и спокойствие американцев в отличие от голодной озабоченности России".

Андрей Коробейников ушел от ответа на вопрос, почему он был исключен из музыкально-педагогического института, сказал: "Спросите об этом у Геннадия Михайловича. Он как юрист занимается этой проблемой".

Ректор действительно занимался этим вопросом и показал мне жалобу в суд подмосковного города Долгопрудный, где по ул. Дирижабельной проживает Андрей. В жалобе отмечалось, что "некорректного поведения студент Коробейников А.Н. не допускал, поэтому в приказе не указано, в чем выразилась некорректность поведения студента". Кроме того, по мнению адвоката Шило Г.М., некорректность, если бы она и была допущена несовершеннолетним студентом, не может являться по закону и по вузовскому уставу основанием для исключения из института. В жалобе Шило Г.М. отмечает, что студент Коробейников учился на "отлично", имеет восемь дипломов международных и всероссийских конкурсов, в том числе семь дипломов первой степени за первые места. Юрист ссылается и на Конституцию РФ, Закон РФ "Об образовании", где в ст. 5 п. 7 говорится: "Государство оказывает содействие в получении образования гражданам, проявившим выдающиеся способности". Передо мной документы, подтверждающие, что Андрей Коробейников бесплатно учится в университете и получает стипендию в сумме 750 рублей в месяц. Ректор – юрист Шило Г.М. – считает Андрея Коробейникова маленьким гением и именно поэтому решил помочь восстановиться Андрею в музыкально-педагогическом институте. Когда я заметил, что Андрей ушел с моего семинара, где шла видеозапись с его участием, ректор мне сказал: "У Андрея расписана каждая минута. Мы должны это учитывать. Мальчик работает по 15 часов в сутки".

Я был поражен широтой мышления Шило Г.М., который, создавая все условия для учебы Андрея на юридическом факультете, непременно хочет, чтобы Андрей не бросал заниматься музыкой. Ведь закончил же в свое время музыкант Игорь Стравинский юридический факультет! И это не помешало ему стать музыкантом "тысячи стилей", как его называли друзья. В приказе ректора музыкально-педагогического института Карсаковича А.Л. не все сказано. Не сказано и то, что не все члены кафедры были за исключение Коробейникова. Например, "блестящий композитор Борис Семенович Франкштейн" (выражение Карсаковича А.Л.), тоже учитель Андрея по четырем дисциплинам, в знак протеста против исключения гениального студента ушел из "Ипполитовки". Я попросил его рассказать об Андрее. Он сказал:

– Здесь все очень просто: гений. Может быть, такого уровня, как Моцарт или Скрябин.

– Это только Ваша точка зрения? – спрашиваю.

– До определенного времени так считали и его педагог Левин, и ректор института. Такой же вывод сделали и специалисты в области развития музыкальных дарований – музыканты Прокофьева Ирина Сергеевна и Сапожников Сергей Романович.

Я сказал:

– Музыкант с такой техникой игры, как у Андрея, должен заниматься по 7-8 часов в день, как Моцарт или Чайковский. А Андрей занимается музыкой 5-6 часов, и лишь в субботу и воскресенье.

– У мальчика поразительный талант схватывать буквально на лету любую информацию.

– А не зря он все-таки пошел в юристы?

– А почему зря? – ответил Борис Семенович. – Почему Бородин был и химиком, и композитором? Наконец, в Италии был Леонардо. Почему у нас не может быть Коробейникова?

– Я слышал, что Андрею после его победы на международном конкурсе в США предложили платить 38 тысяч долларов, лишь бы он остался на учебу в Америке…

– Андрей отказался. Он считает, представьте себе, что должен доучиться дома и посвятить свой талант России. А вот его преподаватель Левин Юрий Владимирович как учитель гениального мальчика, доказав Америке, что рождение юного гения – это главным образом его заслуга, остался работать в США.

Б.С. Франкштейн сделал несколько оговорок относительно интриг "запутанной" этой истории с изгнанием Андрея с музыкального Олимпа, где совершенно явственно выступал и такой момент: "Андрей отказался подписать с ректором кабальный договор относительно загранкомандировок". Не буду вдаваться в домыслы, могу лишь сказать, что этот "момент" имеет место в российском образовании. Преподаватели ставят ученикам двойки, а затем рекомендуют дополнительные занятия за доллары.

Андрей от дополнительных занятий отказался: некорректно повел себя ученик! Ах, как же недостает Андрею юридического образования, чтобы защитить себя в этой позорной для педагогики истории!

В федеральном законе "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" говорится: "Дисциплинарное взыскание, в том числе отчисление, может быть наложено на студента высшего учебного заведения после получения от него объяснения в письменной форме". Андрей Коробейников такого объяснения не писал.

Кстати, в свое время ректор и педагоги музыкально-педагогического института были чрезвычайно заинтересованы в приобретении такого гениального мальчика в качестве своего студента, они даже согласились на свободное посещение им занятий в связи с параллельным обучением во втором вузе.

…Судьба Андрея так сильно затронула меня потому, что она отражает мои тревоги и то, над чем я работаю: воспитание талантов, дарований, учащихся с высшими способностями.

В своих книгах я рассказывал о том, как по разным причинам, а фактически по одной (ненависть к талантам!), изгоняют творческих учителей, хотя так беден ими мир божий. Я вижу сонмища талантоненавистников, жаждущих расправ и распятий, которые любой ценой стремятся утвердить свою посредственность. А сегодня еще одна гнусность прибавилась: бешеная погоня за наживой. Талант в коллективе – это всегда взрывное устройство: попробуй догадайся, что он выкинет. А бесталанная серость – это всегда покой, надежность, предсказуемость: обкрадывай кого угодно – смолчат, между собой пошепчутся, позавидуют, а голоса против сильных мира сего не подадут. И начальство бережет серость: как же без нее – это народ!

Я написал шесть романов о шести изгнаниях. Назревает седьмой.

Расскажу о Геннадии Михайловиче Шило. Он с единомышленниками создает новый вариант вузовского образования – ускоренное развитие дарований, талантов, высших способностей. И создаст вопреки всему.

…Меня судьбы Андрея и его ректора так сильно затронули по трем причинам.

Я об этом написал много книг: именно в смутные времена во всех странах мира, особенно в России, активно развиваются как бы параллельно две линии: агрессивная преступность и трансцендентная, т.е. высшая, талантливость взрослых и детей.

Вспомним: рядом с апостолом Павлом, Сенекой, Рафаэлем и Леонардо, протопопом Аввакумом и Бердяевым, Булгаковым и Ильиным всегда соседствовали палачи и гонители.

Прав был Герцен, когда отмечал, что "Россия будущего всегда жила в мальчиках, только что вышедших из детства, но сумевших вобрать в себя и общечеловеческую науку, и чисто народную Русь". Эти слова я взял эпиграфом для моего четырехтомника "Евангелие от Учителя". Детство – истоки мессианской роли России, во что я глубоко верю. Прав был Шопенгауэр, когда писал, что "всякий ребенок в известной мере есть гений, и всякий гений в известной мере – ребенок. Сродство обоих обнаруживается в наивности и в возвышенной простоте". И еще такого рода мысли: в гениальности нет ничего мистического – это высшая способность к длительным напряжениям, это люди, чей мозг работает так, как мозг обычных людей работает лишь в особой ситуации (Швебель, Юнг, Бердяев и др.).

Мне до сих пор непонятно, каким образом у Андрея Коробейникова одновременно так мощно развились два прямо противоположных дара – логического и образного склада. У него блистательная техника и необыкновенная проникновенность. У него облик и манеры ребенка, а когда он садится за рояль, льется божественная музыка, которая буквально ошарашивает и музыкантов, и немузыкантов.

Вторая причина моего обращения к проблеме гения лежит в области ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ И ПРАВОВОЙ ЗАЩИЩЕННОСТИ НАРОДА. Об этом я написал большой роман "Подозреваемый", героями которого являются реальные мои современники – и ректор Европейского университета права Г.М. Шило, и педагог этого университета, полковник милиции, профессор С.В. Максимов, и правоборец, завуч учебно-воспитательного комплекса 1804 г. Москвы А.В. Курбатов, и его сын-девятиклассник Всеволод Курбатов – оба открыто выступили против наркомании и преступности (в отца стреляли из дробовика, а сына избили хулиганы). В моем романе талантливые подростки ведут активную борьбу с коррупционерами и насильниками, ратуют за правовую защищенность личности. Меня поразило и то, что Андрей Коробейников, этот крохотный человечек, которому не отходить бы от рояля, ринулся в юриспруденцию, чтобы изучить законы для защиты прав человека!

И здесь интересы и даже судьбы ректора Шило Г.М. и его гениального ученика как бы совпадают. Совпадают в главных своих очертаниях: Геннадий Михайлович сам достиг высшего уровня в юридических науках, став доктором наук, профессором, президентом восточно-европейского отделения Международной Академии Наук, директором технического сектора этой Академии. Его, как и Андрея, преследовали, гнали, наносили ему незаслуженные оскорбления. И по сей день он ведет неравную войну с чиновниками, пытающимися перекрыть кислород его правозащитной деятельности, закрыть его вуз! Возникнет проблема. Не для ректора, он свободен: десятки лет был преуспевающим адвокатом, готов снова с головой погрузиться в адвокатуру или возвратиться к одной из десятка профессий своей бурной молодости. Проблема – для государства, которое так расточительно относится к своим талантам. Самая, пожалуй, значительная заслуга Шило Г.М. состоит в том, что он создал новый учебный план на началах трансцендентальной педагогики, которым предусмотрена необходимость каждого студента, будущего правоведа, готовиться к правозащитной деятельности.

И третья проблема, возможно, связанная с двумя предыдущими, – это проблема преодоления бюрократического авторитаризма, который парализует и школу (высшую и среднюю), и социальные институты, и производство, и науку. Россия всегда славилась изощренностью в способах уничтожения своих дарований: надо ли перечислять, скольких гениев она загубила?! Сегодня отношение к талантам и дарованиям нашей земли ужесточилось. Чего стоит одна только цифра: 3 миллиона подростков стали беспризорниками! Сколько среди них даровитых молодых людей с высшими способностями, в развертывании которых так нуждается страна! А самочувствие тех замордованных перегруженными программами и авторитарными режимами детей, среди которых 70% думают не о жизни, а о смерти, детей с заниженными самооценками, ибо пребывают в семьях репрессивного типа, в школе репрессивного типа, в общении сверстников того же репрессивного типа. Такими были многие ответы второклассников, шестиклассников, старшеклассников и студентов вузов в моих опросах.

Как быть? Не караул же кричать. Несколько занятий понадобилось нам, чтобы названные категории учащихся в школах и вузах заявили не только о своих дарованиях, высших способностях и талантах, но и подтвердили свои трансцендентные возможности. Нам удалось разрушить миф об исключительности человеческих дарований. Прав был Альбер Камю, когда заявлял, что "гений – это лишь мимолетный шанс, и только работа и воля могут дать ему жизнь и обратить его во славу".

Я разделяю оптимистические взгляды некоторых американских исследователей, в частности Джина Н. Ландрама, доказывающего в своем недавно вышедшем у нас двухтомнике о гениях, "которые изменили мир", что гении и таланты не появляются с врожденными способностями, а воспитываются социальной средой и личным упорством: "Для достижения сколько-нибудь значимых целей НЕОБХОДИМО УПОРСТВО ТРУДИТЬСЯ И НЕ БОЯТЬСЯ риска, а гены здесь ни при чем".

Такая социализированная ориентация нам нужна, как воздух: "ИСТИННЫЙ ЭНТУЗИАЗМ СДВИГАЕТ ГОРЫ" (Д. Ландрам. "Гении, которые ломали правила". Феникс, 1997).

Я сейчас с группой педагогов и студентов, в том числе и Европейского университета права, создаю педагогику ускоренного развития дарований на основе Любви, Свободы и Созидания, высоко оцененную у нас и за рубежом. Я назвал ее трансцендентальной.

И мы, я и мои единомышленники, убеждены в том, что нашим противникам не задушить нашу педагогическую систему, как не удалось им одержать победу над гениальным 13-летним мальчиком Андреем Коробейниковым. Адвокат Шило Г.М. выиграл процесс: таганский межрайонный прокурор опротестовал приказ об отчислении, и Андрюша восстановлен в правах студента музыкально-педагогического института.

Мы верим в творческий гений России, в светлую победу Добра над Злом.

Юрий Петрович Азаров

Юрий Петрович Азаров (родился 21 мая 1931 года) – русский художник, писатель. Доктор педагогических наук, профессор, действительный член двух академий (творческой педагогики и экономической безопасности), член Союза писателей России. Многие его книги изданы и переведены на иностранные языки (США, Англия, Индия и др. страны). Картины экспонировались в Третьяковской галерее, в Кремле, ЦДЛ, ЦДРИ, в Королевском замке Варшавы, на выставках в Париже и Нью-Йорке.


***


Оглавление

  • Юрий Петрович Азаров