КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Необычная история (fb2)


Настройки текста:



Бетти Нилс Необычная история

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Отвезя старую миссис Кроу из ванной обратно в больничную палату, Трикси Доветон позволила себе тихонько вздохнуть. Дверь палаты отворилась, и вошел профессор ван дер Бринк-Шааксма. Под мышкой у него была зажата пачка бумаг, в руке – книга, заложенная пальцем. Он должен был появиться только через двадцать минут, и сестра-монахиня Снелл уже спешила навстречу, собираясь увести его в свой офис и напоить кофе, а санитарки и младшие сестры суетились вокруг, готовя пациентов к осмотру. Всегда он такой, размышляла Трикси, укладывая тяжелую миссис Кроу в постель. Когда бы он ни пришел – рано, вовремя, опоздав на полчаса или вовсе ошибившись на сутки, извиняется вежливо, но сам не замечает этого, всецело поглощенный своей эндокринологией. Закутывая миссис Кроу в шерстяное одеяло, Трикси еще раз взглянула на профессора. Это был приятный мужчина, самый приятный из всех, кого она когда-либо встречала. «Встречала» тут не то слово – она лишь видела его иногда в палатах, а иногда и в коридоре – вечно уткнувшегося в какую-нибудь книгу либо окруженного толпой практикантов. Она была совершенно уверена: он и понятия не имел, что она существует на белом свете. Сейчас он, виновато улыбаясь, высился над сестрой-монахиней Снелл. Высокий, очень крупный мужчина, пепельные, с проседью на висках волосы, тяжелые веки, – он и не сознавал, как впечатляюще выглядит. Вот он поднял глаза, и Трикси быстро отвела взгляд, а когда снова посмотрела на него, увидела лишь широкую спину, исчезающую в дверном проеме.

– Славный малый, правда? – заметила миссис Кроу. – Никак его не раскусишь.

Она лучезарно улыбнулась. Трикси была дружелюбной девушкой, всегда находила время переброситься с пациентками добрым словечком и даже тайком от начальства завивала им волосы, когда надо было принарядиться для посетителей. Она бы и сейчас не преминула поговорить с миссис Кроу, если бы не старшая медсестра Беннетт. Носясь как ненормальная по палатам, она затормозила возле Трикси.

– Сестра Доветон, вы что, заснули? Пошевеливайтесь, ради Бога! Профессор ван дер Бринк-Шааксма уже пришел, а палата похожа на свинарник. А вы тут прохлаждаетесь! Пора бы стать порасторопнее, а то никогда не будете хорошей сестрой. Ох уж эта мне болтовня…

Она умчалась, бросив через плечо:

– Найдите сестру Сондерс, она в одной из процедурных. Пусть проследит, чтобы все лабораторные отчеты лежали на столе.

Трикси потрепала миссис Кроу по пухлому плечу и послушно засеменила к выходу. Она была невысокого роста; легкая полнота ее не портила, однако лицо ее было не то чтобы некрасивым, но едва ли хорошеньким. Нос слишком короток, рот слишком велик – правда, улыбалась она очаровательно. А вот глаза были просто красивы, большие и карие, со светло-каштановыми ресницами. Светло-каштановыми же были и волосы, которые она аккуратно подбирала под белую медицинскую шапочку. В свои двадцать три года она была уже сиротой и мужественно с этим мирилась. Добродушная, романтичная, с незапятнанной репутацией, она любила свою работу. Сложись ее жизнь иначе, она и не пошевельнулась бы в ответ на занудные придирки старшей медсестры Беннетт. Но ведь нужно же было как-то зарабатывать себе на жизнь…

Сестра Сондерс была не в духе. Накануне вечером она поссорилась со своим дружком и теперь не знала, когда он перестанет дуться и снова появится в ее поле зрения. Она нетерпеливо выслушала Трикси, швырнула поднос с инструментами, который держала до того в руках, и сказала:

– Ладно. Только убери от меня подальше вот это и смотри в оба, чтобы никто не стащил. Ну почему этот тип не может прийти тогда, когда его ждут?..

Она не дала Трикси ответить и ушла в палату, громко хлопнув дверью.

Трикси аккуратно положила инструменты в стенной шкаф, подровняла края скальпелей и открыла дверь. Профессор, скорее всего, еще пил кофе, а значит, можно было пока простерилизовать инструменты. Но либо кофе был едва теплым, либо рот у профессора был из каленого железа, но он оказался уже в палате. Стоял в нескольких метрах от нее и беседовал с доктором Джонсоном; позади, за группой практикантов, в нерешительности застыла сестра-монахиня, а сзади маячило недовольное лицо старшей медсестры Беннетт. Трикси собралась было тихонько вернуться в операционную, сделала шаг назад, но, оступившись, шлепнулась на пол. Только она коснулась пола, как профессор, прервав беседу, наклонился, поставил ее на ноги, отряхнул, похлопал по плечу, ни разу толком не взглянув на нее при этом, и вернулся к разговору. Все случилось так быстро, что, если б не изумленный взгляд сестры да ухмылки практикантов, можно было бы подумать, что ничего и не произошло. Вернувшись в процедурную, Трикси думала о том, заметил ли вообще ее профессор: ведь точно так же он поднял бы ребенка, старуху или опрокинутый стул.

Она вымыла и вычистила все, что попалось ей на глаза, – это не входило в ее обязанности, но надо же было как-то задобрить старшую сестру Беннетт… Да и Снелл тоже.

Конечно же, вскоре сестра-монахиня вызвала Трикси и строго отчитала:

– Нельзя тревожить профессора ван дер Бринк-Шааксму подобными выходками. Ему есть чем заняться кроме того, чтоб подбирать с полу бестолковых девчонок. Как же можно быть такой неуклюжей!

– Я сама удивилась, – ответила Трикси спокойно, – ему вовсе не нужно было меня поднимать – я ведь не просила о помощи. – Она ласково улыбнулась начальнице, но та продолжала выходить из себя. – Простите, что расстроила вас, сестра. С моей стороны это было глупо, но ведь профессор, скорее всего, ничего и не заметил…

Снелл сердито сказала:

– Надеюсь. Идите перевяжите язву у миссис Ваттс и отвезите ее в физиотерапию. Когда вы сегодня заканчиваете?

– В пять, сестра, а завтра у меня выходной. День тянулся медленно. Из-за капризов миссис Ваттс Трикси опоздала к обеду. Когда она появилась в буфете, он был уже почти пуст – только несколько ее подруг все еще сидели за чаем. Она взяла вареную треску, картофельное пюре с пастернаком и присоединилась к ним.

– Ты задержалась, – резко заметила Мэри Фитцджон. Она чрезвычайно гордилась своей прямотой – такие люди всегда сообщают подругам, что у тех спущена петля на чулках или криво сидит шапочка. О себе же она была слишком высокого мнения.

Трикси полила рыбу томатным соусом.

– Миссис Ваттс плохо себя чувствовала. – Она поспешно принялась есть. – Нужно еще собрать сумку. Завтра я на весь день уезжаю.

– Едешь домой? – спросила полная девушка со славным лицом.

– Да. Завтра день рождения Маргарет.

– Будет вечеринка?

– Да, с коктейлем.

– А что ты наденешь? – хором спросили несколько голосов.

– Либо голубой креп, либо коричневый бархат. Скорее бархат – октябрь все-таки.

– Но хоть что-то новенькое ты туда наденешь? – спросила Мэри, не глядя на нее.

– Зачем? Я и знать-то там никого не буду. У Маргарет куча друзей, а я ни с кем из них не знакома. В мои планы не входит их очаровывать – это ведь ее вечеринка.

– Я подумала только… – начала Мэри, но слова ее потонули в дружном «Заткнись!». Трикси отщипнула яблочного пирога, глотнула чаю и унеслась. Через десять минут ей снова нужно было на дежурство. За это время она упаковала дорожную сумку, затем поправила шапочку и отправилась обратно в палаты.

Она и в самом деле совсем не стремилась на эту вечеринку. Когда ей было десять лет, ее родители погибли от несчастного случая, и с тех пор она жила у тети Алисы и дяди Вильяма. И хотя тетя и дядя дали ей образование, кормили ее, одевали и вообще были к ней очень добры, все равно она видела, что делают они все это лишь из чувства долга и давно уже тяготятся ею. Повзрослев, она поняла, что жизнь свою они посвятили своей дочери Маргарет – хорошенькой, но не в меру избалованной девушке. Закончив школу, Трикси объявила, что хотела бы стать медсестрой, и очень удивилась, когда в семье это не одобрили. Маргарет ничем не желала заниматься, и тетя Алиса понимала, что скажут про нее люди, если она позволит Трикси пойти работать: родная дочь, мол, осталась дома развлекаться, а приемная должна сама зарабатывать себе на хлеб. Так Трикси провела в Хайгейте несколько лет, помогая тете по дому и почти не видя людей – тетя усердно давала всем понять, что Трикси девушка застенчивая и общество ей в тягость. И оставалась она там до тех пор, пока один из друзей Маргарет не обратил на нее внимания, а вскоре даже решил, что относится к ней очень серьезно… Тетя Алиса переполошилась. Едва сдерживая возмущение, она объявила Трикси, что лучше ей поступить на работу в одну из лондонских больниц – все равно ведь она, мол, старше Маргарет и, видимо, замуж так и не выйдет. Трикси так и сделала, да постаралась поспешить, чтоб никто не успел ее остановить. Когда она уехала из дома, ей еще не было двадцати одного, что, видимо, радовало тетю Алису: ведь теперь не нужно было праздновать ее совершеннолетие. Трикси подарили золотые часики, устроили в день ее отъезда ланч в узком кругу в «Рице» и пригласили почаще приезжать в Хайгейт.

– Твоя комната навсегда останется за тобой, Трикси, – сказала тетя. – Мы будем скучать по тебе, ты была нам второй дочерью.

Тем и закончилась ее жизнь в Хайгейте.

В больнице она не торопилась сбежать сразу по окончании дежурства, не смотрела постоянно на часы, и пациенты ценили это, – в общем, именно она в последнюю минуту наполняла водой графин, искала потерянные очки и сменяла прочитанный журнал на новый.

Сейчас она быстренько переоделась, схватила дорожную сумку и побежала к автобусу до Хайгейта. Автобус ехал медленно и долго, и когда она наконец прибыла в Хайгейт, было уже около семи часов. Дядя и тетя ужинали в восемь, а ее предупреждали, что там будут еще и гости. Она вспотела и устала с дороги, а тут еще тетя поприветствовала ее, едва скрывая раздражение:

– Послушай, Трикси, когда ты научишься приходить вовремя? В конце концов, мы празднуем день рождения Маргарет. Подбери завтра цветы к вечеринке, у тебя это так хорошо получается…

Трикси прошла в комнату на втором этаже, которая теперь предназначена для нее и всегда будет ее ждать, как подчеркнула тетя Алиса. Оделась в коричневый бархат, сделала легкий макияж, убрала волосы и проскользнула в гостиную как раз тогда, когда стали появляться первые гости.

Ужин давали для старых друзей, для крестных Маргарет и многочисленных ее дядей и теть, которым это празднование не доставляло никакого удовольствия, но которые бы смертельно обиделись, не окажись они в числе приглашенных.

Трикси сидела между двумя пожилыми джентльменами, братьями тети Алисы, и так мило беседовала с ними, что позже они восхищенно хвалили ее тете.

– Славная девушка, – сказал один из них, – не понимаю, почему она еще не замужем. Она была бы превосходной женой.

– Очень застенчива, нелюдима и с головой ушла в свою работу, – отрезала тетя Алиса. – Конечно же, милая Маргарет совсем не такая…


Весь следующий день Трикси работала не покладая рук: подбирала цветы, отвечала на телефонные звонки, помогала готовить и убирать в доме, а потом и расставлять на столе закуски…

Маргарет бродила туда-сюда, распаковывая подарки и разбрасывая повсюду оберточную бумагу, довольная всем и вся. Она поблагодарила Трикси за шелковый шарфик, который та ей преподнесла, спросила, как той работается, и, не дожидаясь ответа, удалилась. Хотя они были кузинами и выросли вместе, Маргарет усвоила снисходительный тон по отношению к Трикси: обычно она обращалась с ней как с бедной родственницей, а когда никого другого не было рядом, Трикси могла сойти и за компаньонку. И совершенно справедливо, думала Маргарет, что эта девушка теперь сама зарабатывает себе на хлеб. Иногда Маргарет брала ее с собой в кино или на ланч и после этого возвращалась домой с чувством выполненного долга.

Надев коричневый бархат, Трикси взглянула на себя в зеркало старинного гардероба.

Она себе не понравилась. Платье хорошо сшито, прекрасно подчеркивает фигуру, однако нет в ней ничего, что привлекало бы с первого взгляда. Как ей хотелось бы иметь такие, как у Маргарет, пышные золотистые кудри… Трикси же всегда собирала свои каштановые длинные прямые волосы в пучок, и красота их не была заметна. Она в последний раз припудрилась и спустилась вниз.

У Маргарет была куча друзей, и большая гостиная вскоре оказалась заполнена. Трикси, отхлебнув коктейль, пошла поприветствовать своих старых знакомых – молодую пару, которую она знала еще со школьной скамьи. Большинство же гостей, шумных и нахальных, она видела первый раз в жизни.

Вскоре она лицом к лицу столкнулась с Маргарет, и та схватила ее за руку.

– Эй, ну разве не забавно? Маме только что позвонил полковник Воспер, мы приглашали его вчера, но он не смог, а сейчас сказал, что забежит на полчасика, только поздравить. Привезет с собой скучного профессора – они собираются на какой-то там обед! Похоже на него, правда?

– Если они собираются на обед, – сказала Трикси сухо, – они недолго здесь задержатся, да? Тетя Алиса только что пошла отворить дверь. Это должен быть полковник, тебе надо его встретить.

– Я знаю. – Маргарет помолчала и оглядела Трикси с ног до головы. – У тебя, конечно, ужасно милое платье, но коричневый цвет тебе не идет, ты похожа на церковную мышь. – И добавила, уже мягче: – Зато тебе идет голубой и зеленый, тебе надо бы сшить красивое платье.

И она уплыла, такая красивая в жакете с золотыми блестками и широкой шелковой юбке. Трикси наблюдала, как она проходит через шумную комнату, – но не с завистью, потому что она вообще не была завистлива, а лишь с любопытством. Как бы, интересно, она сама смотрелась в жакете с блестками?..

Вошел полковник, мужчина в летах, но по-прежнему привлекательный и стройный. Его спутник – безукоризненно красивый профессор ван дер Бринк-Шааксма – вежливо заговорил с тетей Алисой, а затем и с Маргарет…

Трикси задохнулась от изумления и спряталась за группу гостей, откуда и наблюдала, как он вместе с Маргарет пересекает комнату. Кузина пускала в ход все свои чары, держала его под руку и заглядывала в лицо с нескрываемым восхищением. Совсем не его стихия, подумала Трикси. Он затмил всех мужчин в комнате, но совершенно не замечал этого; даже когда он улыбался Маргарет, слушая ее болтовню, Трикси казалось, что в эту минуту он обдумывает проблемы эндокринологии, – об этом говорил его отсутствующий взгляд.

Она отошла в сторону, собираясь держаться от него подальше, но тут тетя, к несчастью, слишком громко позвала ее по имени.

– Трикси, – окликнула тетя Алиса, – иди сюда, дорогая, полковник хочет видеть тебя.

Все бы ничего, но ведь надо было покинуть свой укромный уголок и подойти к полковнику… И, конечно же, Маргарет и профессор остановились поговорить с кем-то как раз в тот самый момент, когда она проходила мимо них. Невозможно было избежать его взгляда, но она и виду не подала, что его узнала, – и он, к ее великому облегчению, тоже.

Да и с чего бы ему узнавать ее? Он никогда как следует не смотрел на нее в палатах, тем более там она была по-другому одета… Она присела рядом с полковником и принялась развлекать его разговором. Он вещал что-то о политике, нынешней молодежи и современных методах ведения войны. Трикси же всегда была прекрасным собеседником… Вскоре он собрался уходить.

– Приятно было поговорить, дорогая; мне бы хотелось остаться подольше, но нам нужно попасть еще кое-куда. – Он огляделся. – Где Крийн? О, он с Маргарет. Она столь очаровательна, что даже оторванного от мира профессора можно простить за то, что он поддался ее чарам.

Он похлопал Трикси по плечу.

– Мы еще побеседуем, – сказал он ей и откланялся.

Девушка проскользнула в другой конец комнаты, боясь лицом к лицу столкнуться с профессором, а вскоре и остальные гости начали расходиться. Небольшая группа друзей Маргарет пригласила ее пообедать, и Трикси кинулась отыскивать плащи и шарфы.

– Пойдешь с нами? – спросила одна из девушек.

У нее не было времени ответить. Маргарет тотчас же подняла голову и быстро сказала:

– О, Трикси ненавидит ходить в рестораны, и вообще, с раннего утра ей надо на дежурство в больницу.

Ни слова из этого не было правдой, но Трикси ничего не сказала. Маргарет не хотела сделать ей больно, она просто была избалованной и безмозглой, и к тому же с детства она видела в Трикси лишь бедную родственницу.

Трикси мирилась с этим, она была благодарна за то, что у нее есть дом и некое подобие семьи. И тем не менее какое счастье, что ей наконец-то пришлось начать самостоятельную жизнь! Если она и была задета, она никак этого не показала. Она проводила компанию к их машинам и вернулась в дом обедать. Садясь за стол, она чистосердечно согласилась с тетей в том, что Маргарет очень красива.

– Если б только ее пристроить… – вздохнула тетя Алиса. – Какой потрясающий мужчина приходил с полковником – этот профессор… Интересно, чем он занимается…

Трикси могла бы ответить на этот вопрос, однако предпочла промолчать.

На следующее утро она уехала, даже не повидавшись с Маргарет. Ее дежурство в больнице начиналось в десять утра, поэтому завтракала она вдвоем с дядей.

– Я передам тете и Маргарет от тебя привет, – сказал он ей. – Им обеим надо хорошенько отдохнуть после всех хлопот из-за этой вечеринки. – В его голосе слышался укор. – Жаль, что ты не можешь остаться еще на пару дней, им может понадобиться помощь.

Трикси сказала, что да, очень жаль, и удержалась, не напомнила ему, что сама она до часу ночи помогала служанке привести в порядок комнаты. Она поблагодарила дядю за вечеринку, еще раз передала привет тете Алисе и Маргарет и уехала обратно в Ист-Энд. Квартал Тимоти был сплошь из серого камня, со стрелами деловых улиц и рядами убогих домишек. Старая безобразная больница теперь стала ее домом, и, вернувшись в свою комнату в медсестринском отсеке, она осматривала ее чуть ли не с гордостью домовладельца. За месяцы, которые она здесь прожила, она купила диванные подушечки, настольную лампу, милое покрывальце на кровать и даже пару репродукций. Надевая белый халат, она с восхищением их рассматривала; потом отправилась на общую кухню выпить чашечку кофе. Несколько ее подруг были уже там. Вместе с кружками они переместились в ее комнату и забросали ее вопросами о вечеринке.

– Был там кто-нибудь необыкновенный?

– Я почти никого там не знала. – Трикси решила ничего не говорить про профессора; в конце концов, какой он необыкновенный, правда, выглядел великолепно… – Для крестных и родственников устроили обед, – объяснила она, – а для друзей Маргарет была вечеринка.

– А как они все там были одеты? – спросил кто-то.

Остаток времени они провели, обсуждая моды, а после разбежались по палатам.

Десять часов утра – не самое лучшее время для дежурства: нужно осматривать пациентов, некоторых отвозить на операции или на рентген, ну а те, кто остается в постелях, чего только не требуют – горячего питья, холодного питья, перевернуть подушку, сменить простыню, принести грелку, сделать укол, покормить… Трикси радостно бегала туда-обратно: старшая сестра Беннетт была выходная, а ее заместительница оказалась замечательной женщиной, веселой с детьми, терпеливой с тяжелыми пациентами и доброй, хоть и строгой, с медсестрами. В тот вечер Трикси закончила дежурство, довольная прошедшим днем. Заснула она моментально, как только голова коснулась подушки. Следующий день тоже прошел без старшей сестры Беннетт, и это радовало. Трикси, освободившись в пять часов, пошла с подругами в кино, а потом, на кухне, они все вместе ели рыбу с чипсами, купленными по дороге домой. Может, жизнь складывалась и не самым удачным образом, но зато в ней была дружба и беззаботность, да и приятные неожиданности иногда случались… Она хорошо выспалась и, придя следующим утром на дежурство, сразу же наткнулась на старшую сестру Беннетт, пребывавшую в дурном расположении духа. К тому же у сестры Снелл был выходной.

Конечно же, все сразу пошло наперекосяк – как всегда, когда рядом была старшая сестра Беннетт. Под суровым взглядом придирчивой начальницы Трикси все роняла, рассыпала и разливала. В результате, опоздав на обед, она в ужасном настроении поспешила в буфет. И тут нос к носу столкнулась с профессором, который вышагивал по коридору с пачкой бумаг под мышкой, погруженный, как всегда, в свои мысли. Когда она проходила мимо, он вдруг стремительно оглядел ее с головы до ног и внезапно остановился со словами:

– Трикси, вы – девушка в коричневом платье. – Он повернулся к ней. – Я так и думал, что где-то вас уже видел. Вы тогда свалились… – Его сонные глаза всматривались в нее. – Вы подруга той Маргарет, на чьей вечеринке я был? Это печально.

Не дожидаясь, пока она откроет рот и произнесет хоть слово, он кивнул, ласково ей улыбнулся и пошел дальше.

– Ну… – сказала Трикси. – Ну… – Могла бы ведь остроумно ответить, но все мысли внезапно исчезли. Он просто подумал вслух, не придавая значения словам; очевидно, он сравнил ее с Маргарет и нашел несостоятельной.

Она ворвалась в столовую в отвратительном настроении, выбрала вареное мясо с морковкой, размазала по тарелке сладкий крем с черносливом, выпила две чашки очень крепкого чая и вернулась в палату, где привела в замешательство старшую сестру Беннетт. Только та собралась пробрать ее за то, что в операционной она оставила таз не на той полке, как вдруг такая тихая и воспитанная Трикси резко прервала ее ворчание.

– Из вас выйдет ужасная жена, – сказала Трикси. – Вообще-то я сомневаюсь, что вы когда-нибудь выйдете замуж, раз вы вечно пилите людей.

Она удалилась застилать постель для нового пациента, оставив онемевшую старшую сестру в полном изумлении.

Через два дня она услышала, как сестра-монахиня Снелл говорила старшей сестре Беннетт, что профессор ван дер Бринк-Шааксма уехал в Голландию.

– Думаю, читать лекции. Жаль, что он до такой степени погружен в свою работу – ведь очень интересный мужчина. Я слышала, что когда-то давно у него был несчастливый роман…

К сожалению, они ушли, и Трикси пропустила окончание истории. Да нет, ее не интересует этот мужчина, говорила она себе, застилая постели. Ей просто жаль его, витающего в своих эндокринологических облаках, никогда не появляющегося без листов бумаги или толстой книги под мышкой. Ему нужна жена, которая дала бы ему повод думать о чем-нибудь еще. Он мог бы, думала она, увлечься Маргарет – в конце концов, не такой уж он старый, где-то между тридцатью и сорока. Маргарет вполне бы ему подошла. Он прекрасно выглядит, видимо, неприхотливый, у него хорошие манеры… Ей стало интересно, где он живет. Она знала, что он постоянно находится в Тимоти, но ведь не так уж далеко от Англии до Голландии, он мог бы жить там так же запросто, как и в Лондоне. Тут ей пришлось отвлечься от этих мыслей, потому что новому пациенту вдруг стало плохо, и она побежала за лекарствами.

Октябрь подходил к концу, с каждым днем все холодало, и выходить после дежурства на улицу не хотелось; приятное тепло в комнате сестер, включенный телевизор и горящий газ были пределом желаний всех дежурных.

Трикси отдежурила свое и свернулась калачиком в одном из ветхих кресел напротив телевизора, держа на коленях книгу по медицине, в которую она так и не удосужилась взглянуть. Книга захлопнулась, и она закрыла глаза. Они с Джилл договорились задавать друг другу вопросы по циркулярной системе, но Джилл уже задремала; рот приоткрыт, шапочка, которую она так и не сняла, перекосилась, обнажив одно ухо. Через час будет ужин, потом – чай, болтовня, и спать можно лечь пораньше…

– У нас тут просто замечательно… – пробормотала Трикси и провалилась в сон.

Но уже через минуту ее разбудил голос Мэри Фитцджон.

– Вот ты где! Кто-то зовет тебя к телефону. – Она пренебрежительно хмыкнула. – Честно говоря, что за удовольствие вот так проводить вечер? Не удивляюсь, что Джилл толстеет, валяясь в кресле… – Она в упор посмотрела на Трикси. – Может, все-таки подойдешь к телефону?

Она вышла. Трикси поднялась со своего кресла, виновато взглянула на Джилл, прошла в холл и подняла трубку.

И тут же чуть ее не уронила, услышав неторопливый голос профессора ван дер Бринк-Шааксмы:

– Трикси? Я хочу с вами поужинать. Буду ждать у входа через полчаса.

Она перевела дыхание.

– Думаю, вы ошиблись. – Она говорила, как обычно, рассудительно. Наверняка профессор, как всегда поглощенный работой, вдруг вспомнил, что пригласил кого-то поужинать, но не мог припомнить, кого именно. – Я Трикси.

– Ну, конечно, вы Трикси, – сказал он раздраженно. – Получаса вам хватит?

– Больше чем достаточно, но это так странно… Вы же совсем не знаете меня…

– Поэтому и прошу вас со мной пообедать. Это был логичный ответ; кроме того, ужин в буфете был слишком неаппетитным – сегодня четверг, а значит, ее ждет окорок, салат и вареная картошка.

– Я буду у входа через полчаса, – сказала Трикси и в ту же секунду пожалела об этом.

Пока она собиралась, облачаясь в голубое креповое платье, делала макияж и убирала волосы, укладывая их в пучок, она размышляла о странном приглашении профессора.

Она была почти готова, когда ее осенило: он хочет узнать что-нибудь про Маргарет! И как это она сразу не догадалась? Он явно был очарован ею на вечеринке, вероятно, встречался с ней и после и теперь хочет поговорить о ней, а разве можно найти лучшего собеседника – все же член семьи! Она надела пальто из темно-синей шерсти, не новое, конечно, но элегантное, засунула усталые ноги в лучшие свои туфли, ссыпала разные необходимые мелочи в сумочку и пошла к выходу.

Посреди холла она остановилась, сильно желая повернуться и убежать, но было уже слишком поздно: профессор стоял у двери, прислонившись к стене, и писал что-то в блокноте, но, подняв глаза и увидев Трикси, пошел ей навстречу.

Он ослепительно улыбался, и она улыбнулась в ответ.

– Вас ведь крестили не Трикси?

– Нет, Беатрис. Но тете больше нравилось имя Трикси.

Он кивнул:

– Да, в это несложно поверить. – Он придержал для нее дверь и потом провел через двор к машине, темно-синему «бентли», усадил на сиденье и устроился за рулем.

В это время в Тимоти не так трудно вести машину. Час пик прошел, и теперь окрестные жители ужинали перед своими телевизорами – если бы они и собрались в кино или в местную пивную, то непременно пошли бы пешком.

«Бентли» плавно скользил на запад и скоро влился в поток элегантного вечернего транспорта, а минут через десять остановился у «Коннаут-отеля».

Профессора здесь, казалось, знали; Трикси, чувствуя, что ее голубое платье не подходит к шикарной обстановке, проследовала за официантом к освещенному свечами столику, взяла предложенный коктейль и стала ждать, чтобы профессор объяснил истинную причину приглашения.

Однако ожидания ее были напрасны. Он завел непринужденный разговор ни о чем, прерываясь только для того, чтоб посоветовать ей попробовать мусс из омара или бараньи фрикадельки в таррагоне, а так как она была голодна, а угощение потрясающе, она удержалась от расспросов. И только когда разделалась с профитролями и принялась за кофе, спросила:

– Почему вы пригласили меня пообедать, профессор? Должна же быть причина.

Он не ответил, и она продолжала:

– Смею предположить, что вы хотите поговорить о Маргарет.

– Маргарет? Ах да, это ваша кузина. Вы что, думаете, она меня интересует?

Трикси всегда отличалась сдержанностью, но тут ее повело от коктейля и двух бокалов вина.

– Я думала… мне показалось, что вы заинтересовались ею… что вы захотели поговорить о ней.

– Милая девушка, нет никаких сомнений, но я хотел поговорить о вас. Позвольте сказать, что имя Трикси вам совсем не подходит; я буду звать вас Беатрис.

– Конечно, если вам так нравится. Мама и папа всегда звали меня Беатрис, а вот тетя Алиса называла Трикси.

Казалось, он не слушает. В эту минуту, подумала Трикси, он готовится записать что-то в блокнот – вероятно, забыл, где находится.

Она кивнула своим мыслям, когда вдруг он сказал:

– Я пишу книгу. Она занимает огромную часть моей жизни. На самом деле я хотел бы посвятить ей больше времени, но сейчас это невозможно – у меня пациенты, лекции и консультации, от этого я не могу отказаться. А вот моя светская жизнь – другое дело. Я хочу исчезнуть из нее на то время, пока буду писать книгу. Но трудно отказываться от приглашений на обеды, в театры и так далее. Насколько легче было бы, если б у меня была жена, которая взяла бы эту сторону жизни на себя, выполняла, как бы это сказать, роль буфера между мной и всеми этими развлечениями. Я, конечно, понимаю, что время от времени мне нужно что-то такое делать: принимать у себя друзей, например… Но со всем остальным жена управлялась бы так искусно, что я смог бы спокойно дописать книгу.

Трикси подлила кофе и ему, и себе.

– Она очень важна для вас, эта книга?

– Для меня – да. Надеюсь, для медицины тоже.

– А сколько вы уже написали?

– Несколько первых глав… Это очень серьезное исследование.

– Почему вы рассказываете мне это, профессор?

На мгновение он поднял тяжелые веки, и она увидела, какие голубые у него глаза.

– Я недостаточно ясно выразился? Я считаю, что вы будете самой подходящей для меня женой, Беатрис.

Дрожащей рукой она поставила на стол чашку с кофе.

– Почему?

– Вам до сих пор не понятно? Вы спокойная, у вас приятный голос, пациенты любят вас, вы популярны в больнице. Вы не хихикаете по пустякам и не хохочете истерически, вы скромно одеваетесь, и, что немаловажно, у вас нет семьи, и вы, как я понял, побывав у вашей тетушки, относитесь к разряду бедных родственниц.

Она сухо проговорила:

– Вы описали меня очень дотошно, профессор, не сказали только ничего о моем внешнем виде – я не высокая и не стройная; напротив, я пухленькая и далеко не красавица.

Он удивленно поднял глаза.

– Я этого не замечал и вообще не думаю, что это имеет значение.

– Не думаете? – резко сказала она. – Скажите, профессор, неужели у вас нет кузин или сестер, которые могут выполнять роль буфера между вами и светом?

– Сестер? У меня их четыре, все замужем и живут в Голландии, а насчет кузин – да, тоже есть несколько, половину из них я и по именам-то не знаю. Нет-нет, только жена может мне помочь. – Он откинулся в кресле, чувствуя себя вполне комфортно. – Поймите, я до вас и пальцем не дотронусь, обещаю; все, о чем я прошу, – это вести мое хозяйство так, чтобы мне не приходилось вмешиваться.

– Вы по-прежнему будете работать в Тимоти?

– Очень скоро я вернусь в Голландию – у меня там пациенты в нескольких больницах, но сюда буду приезжать регулярно, и к больным, и, когда необходимо, на консультации.

– Я не говорю на голландском, – возразила Трикси, у которой был практический взгляд на жизнь.

– Выучитесь! В любом случае английский широко распространен.

Она сердито заметила:

– Вы говорите так, будто я уже согласилась на ваше предложение, но я… не согласна.

– Я и не ожидал, что вы тут же согласитесь. Для этого вы слишком рассудительная девушка. Поразмышляйте на досуге.

Он пристально смотрел на нее, на какое-то время даже вышел из своего обычного забытья.

– Да, хорошо… но я не думаю… Это все так… так необычно… – Она на секунду закрыла глаза и тут же открыла их снова. Он по-прежнему сидел напротив, это был не сон. – Если вы не возражаете, мне бы хотелось вернуться обратно в Тимоти.

Он отвез ее назад, непринужденно болтая о том о сем, и не сказал больше ни слова о своем безумном предложении. Она позволила ему помочь ей выйти из машины, запинаясь, поблагодарила за ужин – и вернулась в дом медсестер. Надо же – ни слова не сказал о том, когда они встретятся снова, думала она, стаскивая с себя одежду и укладываясь в постель. Вероятно, когда они увидятся вновь, он забудет об этом эпизоде. Она начала прокручивать вечер в воображении и заснула на середине, говоря себе, что что-нибудь все равно должно произойти.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ничего не происходило – по крайней мере между Трикси и профессором. Следующая неделя прошла на редкость неудачно. Сестра-монахиня Снелл взяла отгулы, а старшая сестра Беннетт придиралась ко всему, к чему только можно было придраться. Обычно такая спокойная, Трикси стала раздражительной. Но вот, к счастью, наступили выходные. Накануне вечером она вышла из палаты уже довольно поздно и спустилась по каменной лестнице на этаж ниже. Хотелось скорее поужинать, пораньше лечь в постель и спокойно подумать о том, что делать с драгоценными выходными днями. Надо бы сходить в парк: прогулка успокоит издерганные нервы. Тем более что ноябрь обещает быть солнечным.

Она медленно спускалась по лестнице, с головой уйдя в свои планы, и вдруг сзади раздался голос профессора. От неожиданности Трикси отказали ноги, она споткнулась. Профессор протянул руку, поддерживая ее, и тут же отступил на шаг.

– Я когда-нибудь сломаю ногу, – сказала Трикси сердито, – если вы будете так ко мне подкрадываться. – И тут, вспомнив, с кем разговаривает, пробормотала: – Простите, сэр, вы напугали меня.

Казалось, он не слышал ее.

– У вас выходные, Беатрис? Трикси взглянула на него.

– Да.

Он смотрел на нее в упор.

– Вы бледны и, кажется, сердиты. Была тяжелая неделя?

– Ужасная. Я никогда не стану хорошей медсестрой, так говорит старшая сестра Беннетт.

Он холодно улыбнулся.

– Она совершенно права. Трикси задохнулась от негодования. Только он собрался объяснить, почему она никогда не станет хорошей медсестрой, как к ним подбежал лабораторный ассистент.

– Сэр, вас ждут. Доктор Жиллеспи уже готов…

Профессор отмахнулся от него своей большой рукой:

– Да-да, уже иду. Через минутку буду. Ассистент исчез, а он по-прежнему шел следом за Трикси, готовой улизнуть при первом же удобном случае. Посреди лестничной площадки она остановилась.

– Вы идете не в ту сторону, профессор, – вежливо напомнила она.

– Да-да, не в ту. Но я хочу поговорить с вами.

– Вас ждут, – терпеливо повторила она. – Кажется, это срочно.

Он тут же загорелся:

– О да! Интереснейший случай, прямо-таки камень преткновения всей медицинской практики. Это может привести к повышению кровяного давления…

Трикси положила руку на рукав его халата. Если не остановить его сейчас, он углубится в суть вопроса и станет рассказывать ей о функциях надпочечников.

– Сэр, вам надо вернуться наверх. Вас ждет доктор Жиллеспи.

Он не слышал.

– Видите ли, повышенное давление чревато нерегулярными кардиологическими сбоями… – Он взглянул на нее. – Почему у вас такое странное лицо, Беатрис?

Ей не было дела до того, какое у нее лицо.

– В лабораторию, – подтолкнула она его.

– Ах да. У меня там дело. – Он ласково похлопал ее по плечу и отвернулся, собираясь подняться обратно. – Будьте завтра в девять утра у входа, мы с вами поедем за город, – бросил он через плечо.

– Вот как? – робко начала Трикси, но он уже убежал, перепрыгивая через две ступеньки разом. Она проводила глазами широкую спину.

Только она пошла дальше, как он закричал ей сверху – громко, на всю больницу:

– Оденьтесь потеплее, Беатрис! Подышим морским воздухом! – Он свешивался через перила верхнего этажа. Рядом маячил озадаченный ассистент.

Она вошла в свою комнату и в задумчивости присела на кровать. Провести день на море всегда приятно, к тому же профессор прекрасный спутник, конечно, если не обращать внимания на его непостижимую рассеянность. Потом она задумалась над тем, что ей завтра надеть. Для зимнего пальто недостаточно холодно, а в старом стеганом жакете ей будет неловко, если они остановятся где-нибудь пообедать. Можно надеть старый костюм, который она вечно перешивала – он был из прекрасного твида, но слишком уж отстал от моды. Правда, профессор, кажется, не придирчив – он заметил лишь, что одевается она аккуратно. Но ведь он видел ее только в белом халате, коричневом бархате и голубом крепе – так вдруг что-то другое ему не понравится? Ну ладно, твид так твид. Приняв такое важное решение, она принялась размышлять о том, зачем она все-таки ему понадобилась. Разговоры о женитьбе, конечно же, нельзя принимать всерьез. Хоть он и голландец, в Лондоне у него должны быть друзья. Полковник Воспер, например, – кажется, они дружны. А если он соскучился по женскому обществу – что ж, выбрал бы кого-нибудь вроде Маргарет. С такими девушками можно хорошо повеселиться, они жизнерадостны, симпатичны, хорошо одеты…

Трикси медленно стянула белый халат, облачилась в домашний халатик и отправилась на кухню. Ужинать не хотелось, можно просто попить чаю и доесть бисквиты… Пока закипал чайник, она заказала себе на завтрак хлеб, масло и мармелад, – домработница приносила и оставляла в кухне продукты. Она как раз разыскивала молоко, когда пришли ее подружки.

– Ты что, заболела? – спросила Люси. – Ты никогда не пропускаешь обед!

– Все в порядке, мне просто не хотелось есть. Я уеду на выходные. – Она тут же пожалела о сказанном.

– Поедешь домой, да? – спросила Мэри громко, и Трикси неохотно ответила:

– Нет.

– А что, идешь на свидание?

Соврать она не успела, так как кто-то, подначивая, сказал:

– Конечно, да. С управляющим английского банка; ланч на золотых тарелках в отеле «Риц», обед и танцы с младшим членом королевской семьи…

Раздался громкий смех, и Мэри раздраженно сказала:

– Чушь какая-то, – и, громыхнув по столу кружкой, вышла. Остальные тоже разбежались – помыть голову, сделать маникюр, поспорить из-за фена… Пока никто не занял ванную, Трикси проскользнула туда. Как хотелось ей отказаться от приглашения профессора! Ведь это и не приглашение даже было – скорее приказ, в исполнении которого он ничуть не сомневался. Она думала, как бы потактичнее дать ему понять, что не сможет с ним поехать… Нетерпеливый стук в дверь отвлек ее, пришлось выйти из ванной.

– Ты сидишь тут уже целый час, – проворчала Мэри. – Смотри, ты вся покраснела, как рак. Вылезай, тебе надо поостыть. Как хорошо все-таки, что ты уезжаешь!

Трикси вытащила шпильки, и волосы каштановым водопадом заструились по плечам.

– Действительно хорошо! – согласилась она весело и пошла попить чаю перед сном. Позже, свернувшись калачиком в постели, она нашла в книге главу об эндокринологии и тщательно ее изучила. Профессор, вероятно, станет говорить о том, что мило его сердцу, и если она кое-что заранее об этом узнает, общаться будет полегче. По эндокринологии у нее было записано несколько лекций; одну из них читал сам профессор и говорил при этом так сложно и непонятно, что Трикси на середине задремала.

Вскоре она уснула, вконец запутавшись в железах внутренней секреции.

При свете раннего ноябрьского утра все происходящее казалось абсурдом. Но, несмотря на это, Трикси съела бутерброд и выпила чаю; потом оделась в твидовый костюм, с особенной тщательностью убрала волосы, подкрасилась и спустилась к парадному входу ровно в девять.

Профессор был уже там; разделив номер «Сан» на две половины, он читал его вместе с дежурным портье. Когда она вошла, он сунул свою часть газеты портье и пошел ей навстречу. И коротко и весело пожелал ей доброго утра…

– Большинство английских газет совершенно непотребны, – сказал он, – поэтому я ничего не читаю, кроме «Таймс» и «Телеграф». Но этот номер «Сан» не так уж и плох, хотя голландские ежедневные газеты куда лучше.

Он посадил ее в «бентли» и сел за руль, не заводя машину.

– Любопытная вещь, – сообщил он ей, – я обнаружил, что мне очень легко с вами общаться. – Ответа он и не ждал. – Вы хорошо знаете восточное побережье? Там есть одно очень интересное местечко, город, который поглотило море; это национальная достопримечательность. Можно прогуляться там.

– Звучит очень заманчиво. Я совсем не знаю ту часть страны, – робко сказала Трикси.

Он завел мотор, и машина тронулась с места. Говорили они очень мало, да и что можно сказать о Майл-Энд-роуд, Лейтонстоуне, Ван-стед-Флэтс… Потом они выехали на дорогу А12, а после Челмсфорда профессор свернул на север и поехал по дороге, проходящей мимо Хэдингхэмского замка и далее ведущей к Левенхэму. Наконец он заметил, что не мешало бы выпить по чашечке кофе, и остановился у отеля «Свэн». Дорога была тиха, а город – стар и очарователен. И, хотя разговор их был бессвязен, ей было очень легко со своим спутником.

Трикси сидела в старой гостинице, пила кофе и слушала, как он рассказывает о городе.

– Я вижу, вы хорошо знаете эту часть Англии.

– Да. Видите ли, она напоминает мне мою страну. – Он улыбнулся и подлил себе кофе.

– Вам бы хотелось жить в Голландии?

– Я и живу там большую часть времени. Я, так сказать, наследил в обеих странах. Вы ориентируетесь, на Континенте?

– Тетя и дядя возили меня во Францию, когда я была еще школьницей. В Париж.

Она вспомнила, что там ей не слишком понравилось. Приходилось все время следовать за Маргарет, а Маргарет совсем не интересовалась старинными зданиями и церквями, она хотела лишь прогуливаться по улице Риволи и часами торчать в магазинах.

– И все, – прибавила она уныло. – А вы, я думаю, много путешествовали?

– Да, немало. Я еду туда, куда захочу.

Вскоре они снова забрались в машину и теперь уже поехали по проселочным дорогам, минуя Стоумаркет и не выезжая на большие магистрали. Добравшись до побережья, они повернули на узкую дорожку, которая скоро перешла в тенистую аллею. Там профессор и припарковал автомобиль.

– А вот здесь можно и прогуляться, – сказал он Трикси и вышел, чтобы открыть перед ней дверь.

Девушка увидела море и деревушку, прилепившуюся к скалистому берегу. Вид был таким пустынным под серым небом… Но тропинка, по которой они пошли, дышала прохладой и уютом. Она-то и вывела их на деревенскую улицу.

– Может, ланч? – спросил профессор, взял ее за руку и ввел в портовую гостиницу.

Профессор, видимо, бывал здесь и раньше; он поприветствовал веселого тучного мужчину за стойкой, а тот спросил, подать ли его любимое блюдо, и поинтересовался, что будет есть молодая леди. Трикси заказала крестьянский ланч с кофе и села возле горящего камина. Пока она ела, профессор рассказывал историю ранее саксонского, а после римского поселения, ставшего городом и поглощенного морем. Изредка отправляя в рот кусочки сыра, он говорил о том, что до сих пор можно услышать доносящийся из морской глубины звон церковных колоколов, ушедших под воду.

– Там за утесами есть монастырь. Мы прогуляемся туда, а потом где-нибудь перекусим.

В лицо им дул сильный ветер, Северное море неприветливо серело под утесами. Волны рушились на гальку, и так же громко шумел в листве деревьев ветер. Профессор, держа ее за руку, быстро шел вперед. Видимо, ему не впервой были долгие прогулки. Едва переводя дыхание, Трикси благодарила небеса за удобные туфли. Пока шли мимо прибрежных домиков, они почти не разговаривали. И только когда отошли туда, где царили лишь птицы и ветер, она дождалась наконец передышки.

Профессор развернул Трикси к себе и внимательно вгляделся в нее.

– Так-то лучше. Все-таки работа медсестры вам не подходит.

– Правда? Вот и старшая сестра Беннетт того же мнения…

– Не сердитесь. – Он рассматривал ее лицо, раскрасневшееся от ветра и морского воздуха. – Видимо, я слишком поспешил заговорить с вами о женитьбе. И все же я надеюсь, что вы подумали над моим предложением. Может, у вас есть ухажер? Или вы просто не хотите замуж?

Он говорил тихо и почти без выражения.

– У меня? Ухажер? Ей-Богу, нет. Ну, – она запнулась, – до того еще, как я стала работать, был один мужчина, друг Маргарет… Тетя Алиса хотела заполучить его в зятья, а он почему-то предпочел меня, а не Маргарет. Вот почему я пошла в медсестры…

Казалось, профессор все понял.

– И что – «с глаз долой – из сердца вон»?

– Вот именно, к тому же он мне совершенно не нравился…

– А принципиальных возражений против брака у вас нет?

– В общем никаких, – сказала она спокойно. Что за странный разговор! Ни намека на чувства – впрочем, профессор и не отличался чувствительностью. Его занимала только работа, и ей казалось, что вся личная жизнь виделась ему лишь досадной необходимостью.

– В общем, вы согласны стать моей женой? Я уже объяснил вам, что я хочу лишь мира и покоя – чтобы я мог писать всегда, когда у меня будет время. Вам ведь не нужно вечных развлечений? Иногда мне придется посещать обеды и всякое такое. Но вы будете заботиться о приемах, которые я должен буду иногда устраивать, отвечать на телефонные звонки, отдавать визиты…

Он перевел взгляд на серое море, и Трикси рассудительно сказала:

– Я думаю, у вас большой выбор – многие девушки, должно быть, хотят выйти за вас замуж.

Он слегка улыбнулся, не глядя на нее.

– Видно, молодым девушкам нужно совсем не то, что я вам предлагаю… Вы что, тоже не хотите со мной нянчиться?

Стоит попробовать, подумала Трикси, – красивый, еще молодой мужчина, хорошо обеспеченный, знаменитый врач, вполне может предоставить своей жене полный комфорт. Но хочет лишь работать и писать книгу.

Он очень удивил ее словами:

– Мне бы хотелось влюбиться – я очень давно влюблялся в последний раз. А теперь моя жизнь слишком заполнена, и я, видимо, уже слишком стар…

– Фу, – сказала Трикси, – возраст тут ни при чем. Вот закончите свою книгу, и тогда у вас будет время оглядеться вокруг.

Он взглянул на нее, но она не смогла понять выражения его глаз, прикрытых тяжелыми веками.

– Нет, я женюсь на вас.

– Ах, да, но ведь не… Я имею в виду… Впрочем, развестись в наши дни очень легко.

Он взял ее руки в свои.

– Ты ведь все поняла, правда? Моя работа так важна, что займет годы. Ты выйдешь за меня, Беатрис?

– Да. Это не такая уж и глупая идея. Да и вряд ли кто-нибудь еще сделает мне подобное предложение. Вы мне нравитесь, мне легко с вами, хотя я совсем вас не знаю, ведь так? Я постараюсь быть именно такой женой, как вы хотите.

– Я эгоист…

– Нет. Вы чувствуете свое призвание и не можете изменить ему. – Она улыбнулась. – Я буду охранять вас как дракон.

– Знаю, что будешь. – Он обвил ее плечи своей огромной рукой и почувствовал, как она дрожит на ветру. – Ты замерзла, и как это я не подумал об этом раньше. Вернемся. Мы можем попить чаю в Лошеле, там есть уютный отель. – Он взглянул на часы. – Мне нужно быть в Тимоти в семь, я лечу женщину с пучеглазием, очень интересный случай. Хочу проследить, чтобы курс лечения начали немедленно. Ты вряд ли сталкивалась с такими делами – вопрос тут в функции щитовидной железы…

Они пошли назад и вскоре вернулись к машине, а профессор еще не закончил объяснения. Внезапно он резко остановился, и Трикси чуть не потеряла равновесие.

– О, дорогая Беатрис, я сошел с ума, прости меня, я совсем забылся…

И в эту секунду, увидев его огорченное лицо, Трикси влюбилась в него.

Осознав это, она на мгновение потеряла дар речи – и тут же решила, что рано или поздно это должно было случиться и придется ей примириться со своей любовью. И спокойно сказала:

– Не оправдывайтесь, мне было очень интересно. Никогда больше не оправдывайтесь. Бедная женщина, я так надеюсь, что вы вылечите ее…

– Я сделаю все, что смогу; если диотроксин и радиотерапия не помогут, тогда придется принимать экстренные меры. Сейчас объясню, какие именно…

Он снова увлекся, и Трикси, все сильнее застывая на холодном ветру, жадно слушала. Ей нравился его глубокий голос, а говорил он так, будто доверял ей самое сокровенное. А когда он замолчал, она тепло сказала:

– Вы, наверно, торопитесь вернуться и начать лечение?

Он открыл перед Трикси дверцу машины, и она благодарно откинулась на мягком сиденье. Когда он сел рядом, она сказала:

– Если вы хотите побыстрей вернуться, нам не стоит пить чай.

Он дружески похлопал ее по колену, отчего она вздрогнула, как от электрического удара.

– Нет-нет, времени у нас достаточно. Мы вернемся задолго до семи. А пока я буду в операционной, ты сможешь привести себя в порядок. Позже встретимся в холле.

Она повернулась и взглянула на его спокойный профиль.

– Встретимся? В холле? Зачем?

– Я сказал Миес, чтобы она приготовила ужин к половине девятого.

– А кто такая Миес?

– Моя экономка. Здесь у меня маленький домик на Харли-стрит; я живу там, когда бываю в Англии. – Он затормозил. – А вот и Лошел.

Отель был маленьким, гостеприимным и уютным. Они ели оладьи с маслом, фруктовый пирог и пили чай, и профессор ни разу больше не упомянул об эндокринных железах. Он мило болтал о каких-то мелочах, не имеющих отношения к ним самим, а Трикси вставляла свои замечания и думала о том, как сильно любит его.

До больницы они добрались вовремя, даже на десять минут раньше. Профессор высадил ее из машины и проводил до входа.

– Я буду ждать здесь, – сказал он. – Освобожусь где-то через час.

Он дружески похлопал ее по плечу. Она сказала: «Отлично» – и поспешила к дому, потому что поняла, что он торопится уйти. В своей комнате она сняла костюм и прочесала весь свой гардероб, надеясь найти там хоть что-нибудь на сегодняшний вечер. Не бархат и не креп; их она надевала в редких торжественных случаях. Был у нее один очень простой костюм, схоронившийся среди летних платьев. Она носила его уже несколько лет – ей нравился практичный цвет мускатного ореха. У него был высокий круглый воротничок, длинные рукава и просторная длинная юбка.

Она собралась за несколько минут, спустилась вниз в пустую гостиную и стала читать забытую тут кем-то вчерашнюю газету. Она изо всех сил старалась понять хоть что-либо в длинной политической статье, когда голос сестры-хозяйки заставил ее обернуться к двери.

– Сестра Доветон, профессор ван дер Бринк-Шааксма появится через пять минут. – И добавила сурово: – Признаться, я удивлена. – Она посмотрела на покрасневшую Трикси и фыркнула. – Вот уж не знала, что вы знакомы.

Трикси натянула перчатки и в последний раз посмотрелась в зеркальце. Сестра-хозяйка была угрюмой дамой неопределенного возраста, ее переполнял невыразимый скепсис по отношению к молодым сестрам – она страшно их не любила. А счастливой Трикси так хотелось, чтобы и все остальные тоже были счастливы…

– Да уж, – сказала она беспечно, – я и сама удивлена!

Профессор уже ждал в холле.

– Все в порядке? – осведомилась Трикси. – Все уладилось?

– Да, эта женщина будет хорошей пациенткой. – Он открыл двери, они вышли и сели в машину.

– Вы сегодня все дела закончили?

Он завел мотор и вырулил на вечернюю трассу.

– Да. До утра больше нечего делать. Надо повидать ее личного врача – она частный пациент – и обсудить дела с моим регистратором.

Трикси почувствовала, что он внезапно забыл о ее присутствии. Она молча просидела всю дорогу.

Они выехали на тихую улицу, вдоль которой тянулись старинные высокие дома; рядом с каждым – одинаково спокойные площадки, посередине площадок – маленькие закрытые садики.

– Ты совсем притихла, – сказал вдруг профессор.

– Я думаю о том, как непохоже здесь на Тимоти…

– Конечно. А мой дом в Голландии вообще совсем другой. Он стоит в маленьком поселке недалеко от Лейдена – там очень спокойно. Ты любишь сельскую природу?

– Да, очень.

Он повернул на узкую улочку, вдоль которой тянулись дома в стиле эпохи короля Георга, и остановил машину.

– Вот здесь я живу, Беатрис. Профессор вышел и открыл перед ней дверцу машины. Выйдя, Трикси застыла и огляделась вокруг. Дома, которые она видела при свете уличных фонарей, можно было назвать украшением города; конструкции легкие и изящные, как на картинке. И тот дом, к которому вел ее профессор, тоже был безукоризнен. Над черной дверью висел фонарь, и к этой двери вели три маленькие ступеньки с тоненькими перильцами. В полукруглом окне теплился огонек, и из первого этажа струился яркий свет.

Профессор открыл дверь, молча пропустил ее вперед и провел в узкий длинный холл с увешанными картинами стенами, красным ковром на полу и маленьким столиком. Из холла наверх вела винтовая лестница, а на противоположной стороне был целый ряд дверей. В конце холла была еще одна открытая дверь, из которой и вышла маленькая полная старушка.

Профессор снял с Трикси пальто.

– Миес… – Он поговорил с ней немного по-голландски, а потом повернулся к девушке. – Миес знает английский, но стесняется говорить. Зато все отлично понимает.

Трикси протянула старушке руку, и та улыбнулась, сморщив при этом круглое личико. Миес можно было дать и пятьдесят, и семьдесят. Волосы темные и блестящие, маленькие светлые глазки ярко сияют над круглыми щеками, вот только руки обезображены артритом и голос звучит по-старушечьи. Она тепло улыбнулась Трикси.

– Счастлива познакомиться, мисс.

Она забрала у профессора пальто Трикси, сказала ему что-то на своем языке и поспешила уйти.

– Сюда, – сказал профессор и ввел Трикси в комнату. Маленькая это была комнатка, но обставленная с большим вкусом. В ней находились уютные мягкие кресла и просторная софа, висели небольшие бра, у стены стоял застекленный шкаф с серебром и фарфором. В стальном камине горел огонь, а рядом грелись большой полосатый кот и собака непонятной породы. Кот, казалось, не обратил на них никакого внимания, но пес тут же вскочил и радостно завилял хвостом.

Трикси наклонилась и потрепала лохматую голову.

– Ваш?

– Наш общий с Миес. Я же не могу возить его туда-обратно из Англии в Голландию, иногда я не бываю здесь неделями, даже месяцами – в общем, он живет тут с ней, а со мной общается, когда я приезжаю. Его зовут Цезарь.

– Почему? – Она села в кресло, придвинутое профессором.

– Вспомни любимое выражение Цезаря: «Пришел, увидел, победил». Пес действовал так же: пришел – по-видимому, ниоткуда, – увидел нас, решил остаться и победил – завоевал доброе сердце Миес с первого взгляда.

Он сел напротив нее, а кот вскарабкался на ручку его кресла.

– А кота как звать?

– Гамби.

Трикси засмеялась:

– О, я знаю – это из книжки Т.С. Элиота «Популярная наука о кошках, написанная старым опоссумом». – Она добавила удивленно: – Вы ее читали?

– Да, еще в школе. Гамби – кот Миес, и этой парочке совсем неплохо без меня.

– А Миес не скучно тут одной?

– Здесь есть горничная, Глэдис. Они дружны. – Он встал. – Хочешь выпить? До обеда у нас еще есть немного времени.

Они посидели молча, потягивая коктейль, а потом Трикси спросила:

– Вам сегодня еще нужно будет заехать в больницу?

– Да, отвезу тебя и загляну к пациентке, посмотрю, все ли в порядке. Утром я буду в поликлинике, а днем вернусь в больницу.

– А в Голландию пока не собираетесь?

– Ненадолго, перед Рождеством. В декабре я принимаю там экзамены, а в январе провожу семинары, так что придется туда наезжать. На самолете тут всего ничего, всегда можно слетать на несколько часов.

Миес пришла сказать, что обед на столе. За едой профессор, к великому разочарованию Трикси, ни разу не заговорил ни о себе, ни о ней. Девушке было интересно, живы ли у профессора родители, но она ни о чем не спрашивала. Хлебая суп из артишоков, она вслух вспоминала день, проведенный на восточном побережье, а жуя утку, запеченную в винном соусе, сделала несколько замечаний о чудесной погоде. Два бокала белого бургундского после коктейля развязали ей язычок, и она наконец решилась перейти к более близкой теме.

– Я не знаю ни вашего имени, ни сколько вам лет, ни где вы точно живете. Почему вы до сих пор не женаты? Ведь наверняка вы влюблялись раньше… – Она в последний раз глотнула вина и добавила: – Конечно, не рассказывайте, если не хотите, только мне очень хотелось бы все это знать, потому что… – Она запнулась, побледнев от мысли, что чуть было не проболталась о своем чувстве. И неубедительно закончила: – Нет-нет, вы не обязаны ничего объяснять. Простите, я не хотела быть бестактной.

– Почему же – бестактной? Теперь ты имеешь полное право знать все. К тому же как-нибудь, когда у нас будет свободное время, и тебе придется рассказать все о себе. Давай вернемся в гостиную, выпьем кофе, и я отвечу на все твои вопросы.

И вот они снова сидят перед камином, по обе стороны от кофейного столика; на ботинках профессора покоится голова Цезаря, а Гамби уютно свернулся на коленях у Трикси.

– Итак, начнем с первого вопроса. Зовут меня Крийн, вот как это пишется… – Он написал. – Это фрисландское имя, потому что моя семья родом из провинции Фрисландия. Мне тридцать восемь – староват, правда? У меня есть отец и мать – они живут во Фрисландии – и четыре младших сестры, все замужем. Да, я влюблялся – очень давно; думаю, это не должно тебя беспокоить. Она счастливо вышла замуж и уехала в Южную Америку; там она ведет такую жизнь, какую никогда не смогла бы вести со мной. Должен признаться, что с тех пор я никогда всерьез не думал о женитьбе и был вполне доволен своим образом жизни. Правда, лишь до недавнего времени, когда понял, что холостяк очень уязвим, и, хорошенько это обдумав, я решил жениться. – Он улыбнулся. – Я чересчур прямолинеен? Не хотел тебя шокировать, но ты такая серьезная девушка, тебе нужна правда, а не красивые слова.

Ей очень хотелось возразить: даже самая серьезная девушка в мире никогда не откажется от красивых слов. Однако вместо этого она сказала:

– Спасибо за то, что поделились со мной. Мне очень жаль, что… что ваша личная жизнь не удалась…

Ей показалось, что это прозвучало очень старомодно, и она почувствовала себя глупо. Но его лицо оставалось бесстрастным, хотя глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, глядели весело. Весело и ласково: ему нравилась эта девушка, ему было легко с ней, и благодаря ей его друзья и знакомые наконец успокоятся и не будут больше пытаться женить его на первых попавшихся девушках. У него появится больше времени для работы над книгой… А у нее будет все, что она захочет, она будет вести такую жизнь, какая ей нравится… Он вдруг вспомнил, как у него странно сжалось сердце, когда она упала в палате…

– Как только я освобожусь, навестим твоих дядю и тетю. Чего тянуть? Можно пожениться через пару недель, так ведь?

Эти слова заставили ее сердце забиться сильнее.

– Конечно…

– Ну вот и хорошо. Я дам тебе знать, когда буду свободен пару дней подряд. Выбирать день положено тебе, да? В общем, я сообщу тебе, когда соберусь уезжать, и ты выберешь. Так?

Она кивнула.

– Я должна предупредить за месяц.

– Не беспокойся об этом. Я устрою все так, чтобы ты могла уехать, когда захочешь. Ты ведь захочешь навестить тетю?

– Не знаю, удобно ли это. Я бываю там только тогда, когда меня приглашают…

– В таком случае отпразднуем свадьбу без помпы, а за несколько дней до нее ты побудешь с моими друзьями.

– Хорошо. Но понравлюсь ли я им?

– Они будут ужасно довольны. Твои тетя с дядей и Маргарет захотят присутствовать при венчании?

Трикси тяжело вздохнула.

– Вы не будете против, если мы будем одни… только мы и двое свидетелей, ну, то есть если я пойду в церковь прямо из больницы? Конечно, если вы не собирались приглашать вашу семью…

– Нет, не собирался. Мы заедем к ним на пару дней, и я вас познакомлю. Я и сам предпочитаю тихую церемонию, именно такую, о какой ты говоришь.

– Да. Ведь у нас не совсем обычная свадьба, правда? – При мысли, что у нее не будет бракосочетания, о каком мечтает каждая девушка, слезы подступили у нее к горлу, но она не собиралась плакать. Она выходит замуж за человека, которого любит – это ведь самое главное. Трикси посмотрела на часы и предложила вернуться в Тимоти. А на то, что он и не пытался ее удерживать, она попыталась не обращать внимания… Что же здесь странного, думала она, – решив скучный вопрос о свадьбе, он с облегчением возвращается к пациентам…

Крийн пожелал ей спокойной ночи и подождал, пока она войдет в дверь общежития. И забыл о ней тут же, как только она исчезла из виду. Что касается Трикси, то она медленно разделась, вдруг почувствовав страшную усталость – и это очень хорошо, ведь мысли ее были не такими уж веселыми. В общем, она заснула, не успев вконец расстроиться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Как бы то ни было, утром все горести Трикси были забыты. Она встала и побрела на кухню готовить чай. Начинался второй выходной.

Вчера она не успела сделать заказ на завтрак, но домработница все же принесла ей хлеб, масло и мармелад. Она положила все это на поднос, отнесла в свою комнату и снова залезла в постель. По пути на кухню ее подружки засовывали головы в дверь, завидовали тому, что она выходная, и спрашивали, что она собирается сегодня делать.

Вчерашний день полностью занимал ее мысли, поэтому у нее не было времени подумать о сегодняшнем. Что ж, сегодня она будет бездельничать. Пройдется по магазинам и с огромным удовольствием вернется сюда к чаю.

– Пойдешь сегодня в кино? Там увидимся.

Валяться в постели было глупо. Она съела бутерброд, встала, оделась, вышла из дому и побежала на автобус, идущий до Риджент-стрит. Час пик уже прошел, но зевак, бродящих вдоль витрин, было достаточно. Трикси присоединилась к ним, прижимая носик к стеклу, погрузившись в приятные мысли о том, что скоро наступит время, когда она сможет покупать все, что захочется, не одергивая себя… Если она выйдет за профессора – она мысленно выделила слово «если», – у нее будут деньги на дорогую одежду. Как у тети Алисы, как у Маргарет.

Она прошлась вдоль витрин и свернула на Бонд-стрит, гадая, встретятся ли они сегодня вечером. Он сказал, что весь день будет занят, но, может, к вечеру освободится? Может, снова пригласит ее к себе домой пообедать – утка была великолепна… Она вдруг почувствовала, что проголодалась, и, увидев небольшое кафе, поспешила к нему. Денег было совсем немного – зарплату должны были дать только через неделю, – но она все-таки заказала кофе и булочку с изюмом. Потом, перекусив и отдохнув, стала снова гулять вдоль витрин, пока не подошло время ланча, который она съела в кафетерии на Оксфорд-Стрит. Оставалось убить еще полдня. Она доехала до Национальной галереи и прошлась по ней, любуясь картинами. Посетителей было немного, и она, маленькая одинокая фигурка, бродила из одного громадного, пустынного выставочного зала в другой… Она всегда мечтала встретить мужчину, которого полюбит и за которого захочет выйти замуж. Но не так уж твердо она в это верила и где-то в глубине души считала, что никто никогда так и не сделает ей предложение. А теперь сбылась ее самая заветная мечта. Внезапно ей захотелось вернуться в Тимоти – а вдруг он ищет ее? И она побежала на автобусную остановку…

Уже смеркалось, по асфальту стелился сырой туман. Огни окон сияли, освещая убожество улиц. Трикси ничего вокруг не замечала, она вбежала в дверь и пронеслась по холлу к общежитию. И почти миновала вахту, когда вахтер Мургатройд высунул голову из своего окошечка.

– Сестра Доветон? Для вас письмо.

Девушка узнала неразборчивый почерк на конверте. Такими же каракулями он украшал рецептурные бланки, которые она относила в разные отделы. Она лучезарно улыбнулась Мургатройду, пожелала ему доброго вечера и понеслась в свою комнату, уже размышляя, что бы надеть.

По записке профессора никак нельзя было сказать, что пишет он своей невесте. Деловым тоном он извещал, что ближайшие несколько дней проведет в Голландии, и подписался инициалами.

Трикси перечитала записку, успокаивая себя тем, что, возможно, он слишком спешил, когда ее писал. По крайней мере, напомнила она себе, он был честен: она нравилась ему достаточно, чтобы взять ее в жены, а на более сильные чувства он и не намекал. Вот об этом-то ей как раз и не нужно забывать! «В конце концов, – сказала она себе, – если бы я не влюбилась в него, меня бы это сейчас нисколько не волновало».

Она засунула письмо под подушку, спустилась в гостиную и попила чаю с другими медсестрами. Потом они гурьбой отправились в кино; после фильма накупили рыбы и чипсов и, завалившись в комнату Трикси, поужинали, до полночи обсуждая фильм и последние новинки моды.

Когда они наконец ушли, Трикси приняла душ, залезла в постель, еще раз перечитала письмо и снова засунула его под подушку. Возможно, она сделала ошибку. Еще не поздно сказать ему об этом, покинуть Тимоти и не встречаться с ним больше никогда. Этим она разбила бы свое сердце – только свое, не его, хотя ему, конечно же, было бы досадно, что провалился его план. При одной только мысли о том, что она никогда его больше не увидит, ее глаза наполнились слезами. Она засунула руку под подушку, крепко сжала письмо и уснула.

На следующее утро старшая сестра Беннетт была в дурном расположении духа. Трикси выполняла поручения медлительно, неуклюже, неаккуратно и реагировала на все неадекватно. Она только тогда вздохнула с облегчением, когда ее вызвали в офис сестры-монахини Снелл.

– Ну, что вы натворили на этот раз? – угрюмо спросила старшая сестра Беннетт.

Трикси не ответила. Если тебя отругает кто-нибудь другой, а не старшая сестра – уже огромное облегчение. Она постучала в дверь, и ей позволили войти.

– Вас к телефону. Обычно я не позволяю санитаркам и сестрам отвечать на личные звонки в рабочее время, но, кажется, в вашем случае придется сделать исключение. Постарайтесь поскорее закончить разговор.

Сестра-монахиня вышла с раздосадованным и вместе с тем удивленным видом.

Тетя Алиса, подумала Трикси, неохотно беря трубку. Какое-то время назад, когда Трикси только начинала работать, тетя Алиса то и дело звонила ей во время дежурства, и сестра – ко всеобщему горю – запретила санитаркам отвечать на телефонные звонки. Тогда Трикси взяла с тети Алисы обещание, что та никогда не будет звонить, если только не произойдет что-нибудь чрезвычайное. Она поднесла трубку к уху и приготовилась услышать, что с дядей Вильямом случился удар или Маргарет разбилась на машине с одним из своих поклонников.

– Ты получила мою записку? – спросил профессор вместо приветствия.

Она была слишком удивлена, чтобы ответить что-либо вразумительное, и он раздраженно добавил:

– Ну?

– Да-да, спасибо. – Она выдохнула воздух. – Я не ожидала…

Он безжалостно перебил:

– Вернусь через два дня. И тогда навестим твоих дядю и тетю. Когда ты освободишься?

– После пяти.

– Хорошо, предупреди их, что приедешь. Когда они ужинают?

– В восемь, но ведь они могут уехать в гости.

– Тогда давай встретимся с ними в семь.

– Ладно. Сказать им про нас с вами, ну, о том, что вы со мной…

– Думаю, нет. Я сам им об этом скажу. – Коротко попрощавшись, он отключился. Он так ужасно занят, сказала она себе.

Она вернулась в палаты. Там не было ни сестры-монахини, ни старшей сестры Беннетт. Трикси стала перетаскивать старую миссис Перч, поправляющуюся после инсульта, из кровати в кресло. Две других сестры убирали рядом с ней постели.

– Отругали? – спросила одна из них.

– Нет. Ничего подобного.

Тут вернулась Снелл, и ей не пришлось ничего сочинять.

На следующий день в обед она позвонила тете Алисе, и та тут же осведомилась, зачем Трикси понадобилось их повидать.

– Ты ведь не собираешься занимать у нас денег, Трикси? – спросила тетя Алиса. Денег у нее было достаточно, но она так не любила давать их в долг. – Или с тобой случилось что-нибудь неприятное? Искренне надеюсь, что это не так.

– Нет, ничего не случилось, – сказала Трикси. – Я все объясню завтра вечером.

– Мы ужинаем в гостях, так что постарайся не опаздывать. Маргарет собирается на бал в Дорчестере и в это время будет одеваться – так что вряд ли сможет с тобой поболтать.

Трикси нажала на рычаг, потому что больше нечего было сказать. Завтра все станет на свои места, но об этом пусть беспокоится профессор. Она надеялась, что он сможет ненадолго отвлечься от работы и поможет ей выпутаться из щекотливой ситуации. Тете Алисе вряд ли понравится мысль о ее свадьбе, какой бы скромной и непритязательной она ни была. Ведь ее единственная любимая дочь еще так и не вышла замуж! Хорошо, что их бракосочетание не будет слишком шумным.

На следующий день профессор пришел в палату вместе с доктором Жиллеспи и врачами, живущими при больнице в Тимоти. С обычной учтивостью он поприветствовал сестру-монахиню Снелл, кивнул старшей сестре Беннетт и занялся пациенткой. Трикси, оправившись от удивления, старалась не смотреть на него поминутно, а потом, к ее великой радости, сестра отправила ее в архив за какими-то старыми записями. Она провозилась там больше десяти минут, а профессор за это время закончил осматривать пациентку и пустился в долгий спор с доктором Жиллеспи. Принесенные ею записи он взял с отсутствующим видом – «спасибо, сестра». Его мысли, видно, заняты были железами миссис Даун, и Трикси, краснея, стала приводить миссис Даун в порядок и ухитрилась настолько растянуть это занятие, что, когда уложила ее в постель, мужчины давно уже вышли из палаты. Потом, понукаемая старшей сестрой Беннетт, Трикси покормила миссис Мастерс – та не могла есть самостоятельно.

Вскоре ее отпустили попить чаю. К буфету она пошла в обход, через вахту, чтобы посмотреть, не оставили ли ей там записки. Записки не было, но Мургатройд при ее появлении поднял голову.

– Я должен передать вам, – начал он бесстрастно, – чтобы вы спустились сюда ровно в четверть седьмого. – Он понимающе покосился на нее. – Ладно?

Трикси облегченно вздохнула.

– О, да, благодарю вас, Мургатройд. – Она лучезарно улыбнулась, и он усмехнулся. Ему было невдомек, что профессор ван дер Бринк-Шааксма нашел в этой девчушке, похожей на мышонка, но о вкусах ведь не спорят, к тому же они все-таки были славной парой.

Трикси как на крыльях полетела в буфет, быстро проглотила хлеб с маслом и выпила чай (выражение ее лица привело подруг в замешательство) и вернулась в палату, отрабатывать последние на сегодня полчаса. Правда, задержалась она чуть дольше, потому что старшая сестра Беннетт редко позволяла младшим чинам заканчивать работу минута в минуту.

Но, несмотря на это, до четверти седьмого было еще далеко.

Она успела принять душ, подправить макияж, соорудить с особой тщательностью прическу и облачиться в твидовый костюм. Был зябкий вечер, стемнело рано, и она подумала, что вряд ли профессор пригласит ее куда-нибудь после визита к тете. Он ясно дал понять, что все свободное время будет посвящать своей книге. Ей было интересно, как долго он будет писать эту книгу, и она с тревогой подумала о том, что же случится, когда он ее закончит. Ведь тогда ему уже не нужен будет ангел-хранитель…

Она пришла точно вовремя, но он уже был внизу и болтал с Мургатройдом. Он вышел встретить ее, когда она проходила через холл.

– Ах, Беатрис, – он взял ее за руку, – какой же ты прекрасный человек! Делаешь, не суетясь, все, что я прошу, и не задаешь утомительных вопросов. Ты предупредила тетю?

– Да. Они ужинают в гостях и просили меня не опаздывать.

– Ну, наше известие не займет много времени. Интересно, захотят они обсудить нашу свадьбу?

Без всякого выражения она сказала:

– Думаю, нет. Тете Алисе, как мне кажется, будет немного досадно…

– Потому что ты выходишь замуж раньше своей кузины?

– Да, и еще – еще я думаю, что вы могли бы ей очень подойти в качестве… Ну, я имею в виду, вы могли бы жениться на любой, на ком только бы ни захотели… – Она взглянула на него, слегка нахмурив лоб.

Он заметил без малейшего тщеславия:

– Да, но мне не нужна жена, которая вечно рвется на обеды и вечеринки. Когда знакомые поймут, что мы с тобой предпочитаем спокойную жизнь, они станут приглашать нас как можно реже. Конечно же, у меня есть близкие друзья – и здесь, и в Голландии.

– Тоже медики?

– Да, большинство.

Трикси подумала, что ей нужно купить самый большой медицинский справочник, какой только существует. Ведь наверняка его друзья проводят вечера в долгих спорах об устройстве человеческого организма и его болезнях… Господи, если б она не любила его так сильно, она могла бы еще одуматься, пока не поздно.

Они сели в машину и поехали в Хайгейт. Когда, позвонив в звонок, они стояли на пороге, он крепко пожал ей руку.

– Скажи им, зачем мы приехали, а в остальном положись на меня.

Служанка, открывшая дверь, была новенькой, – тетя Алиса никогда не могла ужиться со своими домработницами. Трикси негромко произнесла:

– Добрый вечер. Миссис Доветон ожидает меня – я мисс Доветон.

Служанка угрюмо кивнула и посторонилась, давая им пройти в холл, откуда через полуоткрытую дверь гостиной послышался громкий голос тети Алисы:

– А, это ты, Трикси, входи, входи. Надеюсь, ты быстренько выложишь все, что хотела мне сказать, – у нас очень мало времени…

Тетя Алиса сидела боком к камину и не сочла нужным обернуться, когда Трикси и профессор вошли в комнату.

– Мы с твоим дядей обедаем у Грэхамов, а я уже не раз твердила тебе, что пунктуальность в делах такого рода очень важна… Я думаю… – Она наконец повернулась и увидела их вдвоем, рука в руке, – и тут же превратилась из тети Алисы в гостеприимнейшую на свете хозяйку. – Боже мой, профессор ван дер Бринк-Шааксма, какая приятная неожиданность! Я полагаю, вы подвезли Трикси? Я слышала, что вы иногда даете консультации в больнице, где она работает. Как мило с вашей стороны – вам надо что-нибудь выпить…

Он вежливо поздоровался, но выпить отказался.

– Мы не можем допустить, чтобы вы опоздали на ужин, – вкрадчивым голосом заявил он. – Мы с Беатрис заехали ненадолго, всего лишь для того, чтобы сказать вам, что собираемся пожениться.

Тетя Алиса побагровела… затем побледнела…

– Пожениться… Трикси, жениться на тебе! Как же это можно? – Ей удалось взять себя в руки. – Для нас это неожиданность, но Трикси всегда была хитрюгой и, конечно, рада обскакать свою кузину…

Трикси открыла рот и резко его захлопнула, а профессор, не взглянув на нее, крепко сжал ее руку.

– Вряд ли мы вообще думали о Маргарет. Не совсем понимаю, при чем тут она. Скоро я на несколько недель уеду в Голландию, а поженимся мы с Беатрис еще до того, как я уеду. Поверьте, я счастлив, что она оказала мне честь, согласившись стать моей женой.

– Но свадьба? Как вы подготовитесь за такое короткое время – подружки невесты, прием, платье…

– Церемония будет очень скромной – только мы вдвоем.

Тетя Алиса вздохнула с облегчением.

– О, тогда ладно, тогда Маргарет не придется быть подружкой невесты – это ужасно расстроило бы ее, ну, вы понимаете, то, что Трикси выходит замуж первой. Так у вас не будет гостей?

– Нет, миссис Доветон.

– Я должна оповестить твоего дядю, Трикси, даже не знаю, что он скажет, – молвила тетя Алиса и потом, с опозданием, добавила: – Желаю вам счастья…

Она позвонила в колокольчик у камина и сказала служанке, чтобы та сейчас же позвала сюда хозяина.

Дяде Вильяму, хотя он и был удивлен, это известие было все же приятнее, чем его жене. Он поцеловал Трикси, пожелал ей счастья и пожал профессору руку.

– Очень рад, что у тебя все хорошо, – сказал он Трикси. – Обязательно навестите нас, когда вернетесь из Голландии. Надо устроить вечеринку в вашу честь – у Трикси все-таки есть друзья. Не могу понять, почему она так редко у нас бывает…

В ответ на последние слова его жена нахмурилась, что не укрылось от стоящего между ними профессора. Бедный дядя, он с удовольствием бы пригласил Беатрис пообедать…

– Так вы не можете назвать нам точную дату свадьбы? – спросила тетя Алиса.

– Это невозможно. Все зависит от моих обязательств – и здесь, и в Голландии. Согласитесь, что в такой ситуации свадьба без объявлений – единственный выход.

– Ну ладно, – сказала тетя Алиса, – видимо, это действительно единственное решение. Дайте хотя бы знать, когда поженитесь.

– Безусловно, миссис Доветон. – Профессор улыбнулся своей очаровательной улыбкой, но синие его глаза оставались строгими. – Не смеем вас больше задерживать. – Он взглянул на Трикси, стоящую с ним рядом. – У нас ведь тоже есть свои планы на вечер, не так ли, дорогая?

Она сказала «да» так убедительно, как только могла, подставила тете щеку для поцелуя, поцеловала дядю и теперь наблюдала, как прощается с ними профессор – а прощался он очень вежливо и предупредительно.

– Поцелуйте за меня Маргарет, – сказала Трикси.

Это не входило в планы миссис Доветон.

– Ни в коем случае не говори об этом Маргарет! – велела она мужу. – С ней случится истерика, а ей ехать на бал. Я скажу ей завтра сама.

Что она и сделала. И, конечно, Маргарет закатила истерику.

– Вот это новость! – вопила она. – Форменная негодяйка, посмела выйти замуж раньше меня, и за кого! – за того мужчину, который приглянулся и мне… И теперь все его деньги ее, а у него к тому же, говорят, прекрасный дом, и здесь, и в Голландии тоже… Как ей это удалось? Вокруг него ведь многие вертелись… Он слепой, наверное, – ведь у нее совсем нет вкуса! – И у нее начался новый приступ рыданий. Впрочем, когда ее мать сказала, что, если она сейчас же не возьмет себя в руки, на нее тошно будет смотреть, она успокоилась…


Профессор и Трикси уселись в машину. Отъезжая, он сказал задумчиво:

– Мне не нравится твоя тетя, Беатрис.

– Я понимаю… Но она заботилась обо мне долгие годы, послала меня в ту же школу, что и Маргарет, одевала меня…

– И любила?

– Пожалуй, нет. Но ведь я ей не родная племянница – это дядя Вильям был папиным братом.

– Ты не против того, чтобы как можно меньше встречаться с ними в будущем?

– Нет. А вы были великолепны…

– Спасибо. Поужинаем где-нибудь? Осталось обсудить еще пару деталей.

– Это было бы прекрасно, но я не одета…

Он свернул, удаляясь от центра города.

– Мы поедем в прекрасный кабачок в Стонор – это на севере Хенли. Я заказал столик на половину девятого.

Он молчал до тех пор, пока они не свернули с магистрали М40 на проселочную дорогу, ведущую к Стонор. «Стонор Армз» была гостиницей восемнадцатого века, искусно осовремененной, и трудно было представить место, которое могло бы скорее исправить испорченное настроение Трикси. Расслабившись, они выпили, потом съели по порции утки в винном соусе, немного рыбы, бараньих котлеток и фруктовых ватрушек, политых кремом. За ужином профессор болтал о пустяках, ни разу не коснувшись тети Алисы или Маргарет, – в общем, когда они приступили к кофе, Трикси уже более или менее пришла в себя.

Профессор, несмотря на свою забывчивость и витание в облаках, отличался наблюдательностью: как только он увидел, что Трикси оправилась, сразу же сменил тему:

– В Голландию нужно ехать через две недели. Если ты не против, мы поженимся прямо в день отъезда. Не беспокойся о своем уходе с работы – я сам об этом позабочусь. Ты хочешь венчаться в какой-то конкретной церкви?

– Нет, я об этом не думала. Обычно я хожу в церковь Св. Этельбергил – это рядом с Тимоти.

– Тогда обвенчаемся там. – Он откинулся на спинку кресла. – Если мы поженимся утром, днем мы сможем уже сесть на паром в Дувре и вечером будем в Лейдене. На следующее утро я принимаю экзамен. Тут Трикси испугалась.

– Но нужна ли я вам там, в Голландии? – Она изо всех сил старалась сохранить спокойствие.

– Конечно. На три дня мы остановимся у меня дома, недалеко от Лейдена.

– А потом?

– Потом съездим к моим родителям и вернемся обратно. Консультации я могу проводить на дому. Незадолго до Рождества надо будет вернуться в Тимоти. Ты на все это согласна?

– Да. Мне не нужно снова встречаться с тетей Алисой перед тем, как мы поженимся?

– Только если ты сама этого захочешь. У тебя есть близкие друзья, которых бы ты хотела видеть в церкви?

Она помотала головой.

– У меня много друзей, и если я приглашу одного-двух, остальные обидятся.

– Мудрое решение. Пригласим наших друзей на коктейль, когда вернемся в Лондон.

– Я думала, вы не любите вечеринки…

– Вечеринки не терплю, но люблю друзей, и, я думаю, они все же ожидают чего-то подобного. – Он слегка улыбнулся. – Кроме того, когда мы выполним все обязанности, меня оставят в покое, и я смогу заняться своей книгой.

Трикси уже начинала ненавидеть эту книгу. Жаль, что она влюбилась в человека, которому его работа застит белый свет. Но, раз уж так случилось, она сделает все, чтобы не посрамить его ожиданий. Ему нужен «буфер» – она сумеет им стать. И проведет рядом с ним всю жизнь, ни разу не признавшись в том, что любит его.

Вдруг он сказал:

– Любопытно, какие мысли ты скрываешь за бесстрастной маской, Беатрис.

Трикси широко улыбнулась.

– Сейчас я думала, что пора возвращаться в Тимоти. С утра у меня дежурство.

Они вышли из гостиницы и пустились в обратную дорогу.

– Как ваша больная? – осведомилась Трикси. – Частная пациентка с пучеглазием?

– Рад доложить, что поправляется. Интереснейшая картина – я ожидал, что пострадает роговая оболочка, но, к счастью, ничего подобного не происходит. Теперь у меня в палате появился другой пациент – случай с такими противоречивыми симптомами…

Весь остаток пути он описывал эти симптомы, но Трикси не разбирала слов, только тихо радовалась, что слышит его голос. Даже хорошо, думала она, что он на время забыл о ней… Подъезжая к больнице, он заметил:

– Прекрасный вечер, Беатрис. Ты великолепная спутница. Не расстраивайся из-за тети и дяди. Если захочешь, пригласим их на свадьбу…

– Спасибо, не захочу. Чем меньше они будут слышать об этом, тем лучше. Маргарет расстроится. Она всегда хотела замуж и теперь непременно решит, что я дурно с ней поступила… В общем, вы понимаете – они и знать ничего не хотят о нашей свадьбе. Профессор сказал нетерпеливо:

– Да-да, конечно. Утром увижу твою начальницу и улажу с ней все дела. Ты хочешь продолжать работать вплоть до самой свадьбы или мне подыскать место, где ты могла бы пожить?

– Лучше я поработаю…

– Ну вот и славно. Мы, вероятно, будем мало видеться – мне надо на несколько дней уехать в Бирмингем, в Бристоле меня ждут частные пациенты и пара консультаций. Подробности уладим позже.

Он остановил машину перед входом в больницу и вышел, чтобы открыть перед ней дверцу.

– Чуть не забыл – не набирай с собой много одежды – только на несколько дней. В Гааге прикупишь все необходимое.

По-братски похлопав ее по плечу, он пожелал спокойной ночи и распахнул перед ней входную дверь. Манеры его были безупречны.

Он оказался прав: в следующие две недели они почти не виделись. Он постоянно отсутствовал, а в тех редких случаях, когда приходил в палаты, лишь улыбался краешками губ, встречаясь с ней глазами.

В кабинете начальницы она выслушала, что ввиду необычных обстоятельств она может уехать из Тимоти. Матрона не удержалась от наставления: Трикси, мол, должна теперь научиться жить так, как предполагает ее новое положение.

– Профессор ван дер Бринк-Шааксма знаменитый врач, его вызывают на консультации по всему миру. Как я понимаю, у него очаровательный дом в Голландии, и, надеюсь, вы будете там счастливы, сестра Доветон. – Она с сомнением вздохнула.

Трикси рассказала обо всем Люси и попросила ее до поры до времени хранить молчание. Впрочем, предосторожность оказалась излишней: пациенты узнали об их помолвке из «Телеграф», и новость мгновенно разнеслась по больнице.

Все радовались за Трикси – кроме старшей сестры Беннетт, конечно, – и поздравления были искренними. Правда, кое-кого новость привела в изумление.

– Как тебе это удалось? – нахально спросила Мэри. – Я всегда думала, что уж ты-то последняя из всех девушек, в которых профессор мог бы влюбиться.

Это была совершенная правда, отметила про себя Трикси, но только ласково улыбнулась приятельнице и спокойно заметила, что о вкусах не спорят. Но Мэри все-таки решила высказаться до конца и язвительно заключила:

– Ну, по крайней мере хорошенькое личико жены не будет отвлекать его от работы.

– И как это я раньше об этом не подумала? – спокойно парировала Трикси. – Вот поэтому, смею сказать, и имеет смысл жениться именно на простушках.

Трикси не обольщалась на свой счет, она понимала, что именно в этом крылась причина, почему профессор захотел жениться на ней. Не только поэтому, конечно, – надо было охранять его драгоценное свободное время, его уединение, быть хозяйкой, когда нужно… Оставалось только надеяться, что она сможет оправдать его ожидания.

– Время покажет… – бормотала она, засунув голову в шкаф и выбирая, какую одежду выбросить, а какую оставить. Куча забракованной ею одежды становилась выше и выше. Выходные, думала она радостно, она проведет в магазинах. На ее банковском счету не так уж много денег, но теперь уж можно их потратить. Профессор всегда одобрял ее одежду, но ведь он мог и лицемерить…

Куплю бархатный костюм, решила Трикси, и зимнее пальто. Утро прошло в поисках и увенчалось успехом: она нашла то, что хотела. Ярко-синий бархат – изящный жакет и облегающая, не слишком короткая юбка. У нее были стройные ноги, но Трикси ничего не знала о взглядах профессора на предмет женских ножек. Она подобрала к костюму шелковую блузку, туфли, перчатки, сумочку и, так как все-таки предстояла свадьба, милую маленькую шляпку со слегка опущенными полями – шляпка эта очень ей шла. Все-таки удивительно, чего только одежда не делает с человеком! – думала Трикси, и так и сяк поворачиваясь перед громадным зеркалом в шляпном отделе. Она потратила все, что у нее было: купила костюм от Марка и Спенсера, еще несколько блузок, пару шерстяных вещей и нижнее белье. В Тимоти вернулась с пустым кошельком, утешая себя мыслью, что к отъезду ей как раз должны заплатить жалованье.

От дяди и тети не было вестей, но, напомнила она себе, они ведь не знали дня ее свадьбы. Она и сама его не знала до тех пор, пока не получила от профессора короткую записку. Жуткие каракули разобрать было почти невозможно, но постскриптум был написан четче. Вечером накануне свадьбы они встретятся и поужинают вместе, тогда и обсудят оставшиеся детали.

Прощание с Тимоти было горьким: она все-таки была тут счастлива… Сестра-монахиня Снелл пожелала ей всего самого доброго, а пациенты пожимали ей руку, целовали ее, дарили на память батистовые платочки и лавандовые мешочки.

В своей комнате Трикси погрузилась в печальные раздумья о своем гардеробе. Выбор был невелик. Она уже надела было джерси, но почему-то передумала и в последнюю минуту стала переодеваться в голубой креп. И из-за этого на пять минут опоздала…

Как молния, она пронеслась через холл.

– Простите, я опоздала…

– Не извиняйся; у меня было о чем подумать в эти пять минут.

– Пациенты?

– Да. Через пару дней, пожалуй, слетаю сюда проверить их состояние.

– Почему бы вам не осмотреть их завтра?

Он заглянул в ее серьезное лицо.

– В день нашей свадьбы? Разве это не оскорбление для невесты, Беатрис?

– Меня только условно можно назвать невестой. Да и свадьба займет не так уж много времени.

– Ты самая лучшая в мире девушка. После ланча я забегу в больницу – по пути к парому. – Он внимательно вгляделся в ее лицо. – Не возражаешь?

– Ничуть, – стоически соврала она и была вознаграждена поцелуем в щеку, который Мургатройд созерцал с сентиментальным удовольствием. Милая парочка влюбленных голубков, подумал он…

Ужинали в профессорском доме. Увидев Трикси, Миес радостно ей улыбнулась.

– Все готово, – сказала она. – Вот шампанское во льду, а над ужином я уж так старалась, так старалась…

Он действительно был великолепен: свежие крабные палочки, грудка цыпленка, запеченная в винном соусе, брюссельская капуста в сметане, картофельные шарики, молодая морковка и, наконец, пирог со взбитыми сливками и свежими ананасами. Ели они медленно, и беседа текла неспешно и непринужденно. Уже доедая, профессор вдруг сказал:

– Кажется, я кое о чем забыл – пару дней назад помнил, а потом из головы вылетело…

Он пошарил по карманам и вытащил маленькую ювелирную коробочку.

– Фамильное обручальное кольцо – переходит от одной невесты к другой. Ему очень много лет; мужчины нашей семьи надевают его своим избранницам. Я должен соблюсти традицию… Наденешь его?

Золотое, с сапфирами и бриллиантами, кольцо было так же красиво, как и в тот день, когда было надето на палец первой невесте. Когда Трикси надевала кольцо, ей стало интересно, кто же будет обладать им в будущем. Ведь у нас не должно быть детей, думала она, я же не женой буду, а только хозяйкой в доме… Она смахнула неожиданную слезу и поблагодарила его.

Вскоре он отвез ее домой и вместе с ней вошел в больницу – чтобы, как объяснил, забрать оставленные в палате записи. Он ласково пожелал ей спокойной ночи, но она чувствовала, что он уже далеко от нее.

– До завтра, Крийн, – весело сказала Трикси и проскользнула в общежитие. У двери ее комнаты толпились подружки.

– Прощальная вечеринка, – радостно сообщили они, приготовили коктейль, достали картофельные чипсы, расселись вокруг нее и болтали до тех пор, пока негодующий коридорный не пришел узнать, почему у них за полночь горит свет. Когда все разошлись, Трикси залезла в постель и, вопреки собственным ожиданиям, тут же заснула.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Проснулась Трикси рано, выпрыгнула из кровати и подошла к окну. Было еще темно, и уличные фонари бросали тускловатый оранжевый свет на крыши, покрытые легким слоем инея. Спать больше не хотелось. Она бесшумно пробралась на кухню, вскипятила чайник и еще сидела за столом, когда ночная медсестра пришла будить дневных.

– Волнуешься? – спросила она, наливая себе остатки чаю.

– Да, – сказала Трикси, внутренне содрогаясь от страха. А вдруг ничего не получится? Когда профессор впервые заговорил о свадьбе – как разумно все звучало! Но теперь, этим ранним ноябрьским утром, свадьба казалась насмешкой. Конечно, можно позвонить ему домой и сказать, что передумала, но она этого не сделает. Во-первых, она твердо обещала стать его женой, а во-вторых, она любит его.

Трикси обошла комнаты, еще раз попрощалась с подругами, а когда они отправились в кухню, долго задумчиво глядела вслед… Когда дом затих, она приняла ванну, кое-как прожевала завтрак, присланный ей в комнату, и оделась. Венчание назначено на десять, а без четверти ей нужно было быть внизу, у входа. Ей стало полегче, когда она бросила взгляд в зеркало – новый наряд шел ей, новая шляпка славно сидела на маленькой головке. Она просмотрела содержимое чемодана, закрыла его и еще раз перерыла сумочку: паспорт, пудра, губная помада, носовой платок, чековая книжка и деньги. Присела на кровать. До свадьбы оставалось совсем чуть-чуть. Она поймала себя на мысли, что для полного счастья ей не хватает звонка тети Алисы или дяди Вильяма.

Она отправила им записку, сообщая день и время свадьбы, хотя и знала, что они не придут в церковь. Вдруг позвонят и поздравят? Она вздохнула, снова взглянула на часы и увидела, что пора идти.

В холле ее ждал полковник Воспер.

– Надеюсь, дорогая, вы доставите мне удовольствие выдать вас замуж, – поприветствовал он ее. – Крийн тоже считает, что я имею право быть вашим посаженым отцом. Он мой старый друг, и, признаться, лучшей невесты я не могу ему пожелать.

Трикси вдруг неизвестно почему захотелось расплакаться. Но вместо этого она лучезарно улыбнулась.

– О, как это приятно. – Она поднялась на цыпочки и поцеловала его в дряблую щеку. После чего они вышли из больницы, сели в машину полковника и поехали в церковь.

Это была маленькая церковь, гордо сохраняющая достоинство своей старинной красоты среди непритязательного окружения. Внутри она была убрана хризантемами, фрезиями, гвоздиками и розами. На паперти тоже лежал букет из луговых лилий, фиалок и розовых бутонов. Она прошла по церкви под руку с полковником, принюхиваясь к цветочному аромату и не спуская глаз с громадной фигуры профессора, непринужденно беседовавшего со священником. Миес стояла рядом, улыбаясь Трикси из-под внушительной шляпы. Трикси хотелось, чтобы Крийн обернулся и тоже улыбнулся ей, но он был слишком поглощен беседой. Дойдя до него, она взглянула в его лицо. И тогда он улыбнулся. Она много раз видела, как он одаривал такой вот улыбкой беспокойных пациентов – вежливой и бесстрастной.

Церемония не заняла много времени. Они попрощались со священником и расселись в две машины; на этот раз полковник взял с собой Миес, а Трикси расположилась рядом с Крийном. Полковник поехал вперед, и когда профессор подъехал к своему дому, Миес уже открывала перед ними дверь; когда же они прошли в гостиную, полковник, державший в руке бутылку шампанского, тут же открыл ее и провозгласил тост в честь жениха и невесты, забрасывая Трикси комплиментами по поводу ее очаровательной внешности и убеждая профессора в том, что ему необычайно повезло.

– Полагаю, вы держите в секрете, где намереваетесь провести медовый месяц?

– Мы пришлем вам открытку, – быстро сказала Трикси, потому что на какое-то мгновение Крийн потупил глаза; она поняла, что медовый месяц не входил в его планы.

Вскоре они приступили к ланчу: копченый лосось, зимний салат с омарами и, на десерт, свадебный пирог. Миес очень им гордилась.

– Я испекла его сама! – триумфально объявила она. – Это мой подарок вам, мадам, и вам, профессор.

– Миес, он великолепен! – воскликнула Трикси. – Спасибо огромное! Крийн, ну разве не изумительный подарок? Мы должны разрезать его вместе. Миес, останьтесь и съешьте кусочек, и, если можно, позовите Глэдис – должны же мы отблагодарить ее!

Профессор и виду не подал, что удивлен. Он что-то сказал Миес по-голландски, и она радостно засмеялась.

– Как здорово – твоя экономка просто сокровище. – Полковник Воспер засмеялся. – Теперь вы по-настоящему почувствовали себя женатыми. Надо бы сохранить кусочек пирога на первые крестины! – Он снова засмеялся, и Трикси покраснела.

Вскоре они попрощались с полковником и Миес. Уже в машине Трикси сказала:

– Какая чудесная у нас была свадьба! Спасибо тебе за прекрасные цветы, Крийн, они так красивы…

– Цветы? Ах да. Рад, что они тебе понравились.

Трикси откинулась на сиденье, думая о чем-то приятном, так и не поняв, что про цветы для невесты ему напомнила Миес. Он тогда оторвался от книги, посоветовал ей делать все, что считает нужным, и продолжал заниматься, сразу же забыв о такой ерунде.

В Тимоти он поставил машину на стоянку для консультантов.

– Подождешь внизу? Я недолго.

– Подожду, – сказала Трикси весело. Влюбленными глазами она наблюдала за ним, любуясь его высокой, элегантной фигурой. Ей захотелось, чтобы он обернулся. Он не обернулся.

Трикси смирно просидела минут десять, а потом потянулась к пачке автомобильных карт, засунутых в карман дверцы. Отыскав среди них подробную карту Голландии, она развернула ее и тщательно изучила. Вокруг Лейдена было очень много деревень; надо было спросить, как называется та, где стоит дом Крийна. Некоторые названия выглядели очень странно, и она решила, что непременно выучит голландский, если они часто будут там бывать. Она еще раз прошлась по карте, выбирая большие города. Она совсем ничего не знала о Голландии. Карта ей очень пригодилась.

Пока Крийн был в больнице, она изучила карту вдоль и поперек и теперь хотела только одного – выпить чашечку чаю. Если бы она не любила Крийна так сильно, она возмутилась бы, увидев, как медленно он выходит из дверей: с одной стороны регистратор, с другой – доктор Джонсон. Погруженный в разговор, он, очевидно, забыл о том, что она сидит здесь уже больше часа и что они опаздывают на паром… Испугавшись, что он может заметить, с каким нетерпением она его ждет, Трикси отвернулась.

Подойдя к машине, доктор Джонсон и регистратор засияли и рассыпались в поздравлениях. Профессор виновато на нее взглянул.

– Беатрис, прости, я задержался дольше, чем предполагал. Кое-что случилось…

Она ласково улыбнулась и подумала, сколько еще в их жизни будет моментов, когда «кое-что случилось». Конечно, со временем она привыкнет к этому…

Пришлось прибавить скорость, чтобы успеть на паром в Дувре. Как назло, в центре города они оказались в самом начале часа пик, поэтому профессору пришлось искать телефон.

– Миссис Грей? Отмените наши билеты на паром, хорошо? Мы не успеваем. Закажите места на следующем, пожалуйста. Да, там должен быть еще один. – Он немного помолчал, слушая. – Хорошо. Спасибо… Беатрис, – обратился он к ней, – если я напою тебя чаем, ты меня простишь? Остановимся в Бексли.

– Пропускаем паром?

– Да, поплывем на следующем. На пару часов позже приедем домой, только и всего.

Он остановил машину в Бексли, рядом с кафе; они попили чаю с тостами и вскоре двинулись дальше. Пришло время садиться на полупустой паром.

Переправа заняла три часа. Они пообедали на борту, а потом сошли на берег в Остенде и очень скоро пересекли голландскую границу; в Брескенсе снова сели на паром и только во Влиссингене переместились в автомобиль. Трикси очень устала; дорога вилась перед ними, бежала среди плоских равнин, освещаемых тусклым светом фар. Она понятия не имела, где они находились. Машина их оставляла позади города и деревни. Когда Крийн сказал, что им осталось всего несколько миль, она очень удивилась – дорога казалась ей бесконечной.

Стемнело, и, хотя в машине было тепло, она ежилась, глядя наружу. Заметив впереди сияние, профессор сказал:

– Это Лейден – мы почти приехали. Поедем прямо домой…

Трикси что-то благодарно пробормотала. Она устала, до смерти хотела чаю и до полуобморока была испугана. Если бы он сказал сейчас, что ему надо забежать в пару больниц, она, пожалуй, завопила бы от отчаянья.

Они все еще мчались по магистрали; профессор проехал несколько поворотов на Лейден, и. чашка чаю уже казалась Трикси недостижимой. Но вот он свернул на узкую кирпичную дорогу, ведущую прочь от города, и устремился в эту темноту так уверенно, что она не сомневалась, он знал, куда едет. Вскоре впереди заблестела вода, а потом по обе стороны дороги потянулись домишки. Было темно, только из окон лился слабый свет. Он медленно проехал по деревушке, миновал церковь и свернул на ровную дорожку. Последние метры они ехали, продираясь сквозь деревья и кусты. Наконец Крийн остановился перед величественной дверью, вышел из машины и помог выбраться Трикси.

– Дом, – сказал он коротко, взял ее за руку и провел по крыльцу к двери. Она едва успела рассмотреть очертания дома. Он был квадратный, с ровными рядами больших окон, многие из которых светились. Трикси вошла в прихожую, а оттуда – в квадратный холл, где, придерживая дверь, стоял довольно тучный мужчина средних лет. Он представился дворецким Рэбо, пожал ее руку, с достоинством поклонился и произнес приветственную речь на английском языке – с жутким акцентом. Трикси, ободренная искренним приемом, лучезарно улыбнулась.

– Как я рада, что вы говорите по-английски – а то я так беспокоилась…

– Рад буду помогать вам во всем, в чем смогу, – сказал Рэбо. – Вот увидите, мы сделаем все, чтобы вам здесь было хорошо…

Профессор бросил пальто на кресло и повернулся к высокой крепкой женщине.

– Уолке… – Он пожал ей руку, сказал что-то по-голландски, а после подвел ее к Трикси. – Трикси, это Уолке, моя экономка и жена Рэбо. Она неважно говорит по-английски, зато понимает почти все. Она проведет тебя наверх в твою комнату; ты, наверно, хочешь привести себя в порядок.

Слова эти расстроили Трикси, но она приободрилась, когда он прибавил:

– Поскорей спускайся вниз. Попьем кофе с сэндвичами и обсудим ближайшие планы.

Вслед за Уолке она поднялась по изящно изогнутой лестнице и прошла по галерее над холлом. В комнате, куда ее провела экономка, стояла кровать с пологом, изысканный туалетный столик красного дерева, большой стол и несколько необычайно удобных кресел. Кроме того, между двумя высокими окнами стоял диванчик и тут и там расставлены были светильники с розовыми абажурами. Уолке прошла через комнату и открыла дверь, за которой оказалась ванная. Распахивая дверцы вместительного шкафа, экономка удовлетворенно кивнула, словно фокусник, исполнивший сложный трюк…

Оставшись в одиночестве, Трикси оглядела себя в зеркале: ей совсем не нужно было приводить себя в порядок. Она лишь вымыла лицо и руки, попудрила носик, поправила прическу и спустилась вниз. Рэбо, ждавший в холле, подвел ее к огромным двустворчатым дверям.

Она едва заметно улыбнулась, изо всех сил пытаясь скрыть смущение: сейчас она сядет напротив Крийна, мужа, в своем доме! Через всю просторную комнату к ней затрусил огромный датский дог, а профессор поднялся на ноги и сказал:

– Это твоя хозяйка, Самсон, поздоровайся. Трикси застыла, а пес почтительно наклонил голову. Крийн медленно подошел к ней.

– Ты любишь собак? Я забыл спросить…

– Очень люблю, и кошек тоже. Какой красивый…

– Садись поближе к огню. Сейчас Рэбо принесет кофе. Уже поздно, так что, если захочешь, можешь лечь спать через часок.

Она села и уставилась на груду писем на столе.

– Ты читай, читай, я не обижусь, – попросила она. – Мне приятно просто тут посидеть. Я уже и не рассчитывала, что мы когда-нибудь доберемся. – Она провела рукой вокруг себя. – Грандиозно это все…

Он слегка улыбнулся.

– Это твой дом, Беатрис. Ты действительно не обидишься, если я просмотрю письма?

Она тихо сидела, разглядывая комнату. Позже, сказала она себе, когда останется одна, она изучит ее дюйм за дюймом. Комната была великолепна, но едва обжита.

Вошел Рэбо, неся поднос с кофе и сэндвичами. Она налила кофе из блестящего серебряного кофейника – им пользовались, подумала она, уже пару столетий. Кофейные чашки стилизованы под старину, рифленое фарфоровое блюдо позолочено по краям. Сэндвичи выглядели аппетитно: копченый лосось, тонко-тонко нарезанный окорок, курятина, яйца и салат. Трикси уже принялась было за еду, когда профессор вдруг поставил чашку и сказал:

– Ах да, нам нужно поговорить. Приглушенно зазвонил телефон, и Крийн поднял трубку, послушал немного, улыбнулся, сказал что-то на своем языке, взглянул на часы и положил трубку.

– Пронюхали, что я сегодня вечером приезжаю, – сказал он Трикси. – Это из лейденской больницы. Поступил трудный больной, и они хотят видеть меня прямо завтрашним утром. Ты пока освоишься здесь. Чувствуй себя хозяйкой, распаковывай вещи, Уолке тебе все покажет. К ланчу я вернусь. – Он ласково улыбнулся. – Ты, наверно, очень устала?

Трикси расценила это замечание как намек на то, что ей пора отправляться в спальню. Правда, ей хотелось съесть еще сэндвич-другой… Но тем не менее она поспешно вскочила и направилась к двери.

– Идешь спать? – осведомился он. – Ты, видно, очень устала…

Он подошел к дверям и распахнул их перед ней, положив ей руку на плечо.

– Надеюсь, ты будешь счастлива здесь, Беатрис. Если тебе что-нибудь понадобится, попроси Рэбо. – Он улыбнулся. – Поговорим позже… Спокойной ночи.

Она тоже пожелала ему спокойной ночи и поднялась по лестнице. Он был прекрасно воспитан, и тем не менее она заметила, что он нетерпеливо ожидал, когда она уйдет, чтобы снова вернуться к чтению писем. В общем, она постаралась обо всем этом не думать. Скорей всего, он уже забыл, что поженились они только этим утром.

Медленно раздевшись, она приняла горячую ванну и легла в постель. Надо полагать, до ланча они не встретятся, но за ланчем-то уж точно поговорят. Постель была удивительно мягкая и теплая. Она закрыла глаза и тут же заснула.

Проснувшись, Трикси увидела очень опрятную девушку в хлопчатобумажном платье. Та улыбалась, стоя у края кровати. На маленький столик девушка поставила поднос с чаем, а после подошла к окну и раздвинула длинные шелковые занавески. За окном шел дождь. Девушка кивнула и вышла из комнаты.

Трикси выпила чай и подошла к окну, выходившему во двор. Она увидела клумбы и ряды газонов. Прямо под ее окнами тянулась подъездная аллея. Летом тут должно быть очень красиво.

Вокруг росли деревья, а сквозь их листву проблескивали неизведанные просторы. Ей внезапно захотелось все это осмотреть, и, приняв душ и надев костюм, она спустилась вниз. Рэбо возник на ступеньках со словами, что завтрак уже готов и ждет ее.

Она прошла за ним в маленькую комнату рядом с гостиной, где перед горящим камином был накрыт маленький круглый столик, а на нем были расставлены тарелки с бутербродами, вареными яйцами и медом. Она радостно вздохнула – несмотря на серое утро за окном, внутри было так уютно…

Рэбо сказал Трикси, что Уолке готова показать ей дом. Трикси согласилась.

– Уолке будет удобно прямо после завтрака?

Он наклонил голову.

– Конечно, госпожа. Хотите что-нибудь еще?

Когда она отказалась, он выскользнул из комнаты.

Обследование дома весьма ее увлекло. Оказалось, что там есть еще большая столовая с массивным столом и дюжиной стульев, громадным буфетом и множеством развешанных по стенам картин. Кроме столовой, Трикси обнаружила библиотеку: стены ее были уставлены книжными полками, вокруг маленьких столиков стояли удобные кресла. За библиотекой скрывался кабинет профессора. Она не стала туда входить, только постояла у двери, вообразив его, сидящего за столом, погруженного в работу…

Наверху она потеряла счет комнатам. Одна из дверей, обитая сукном, вела из галереи в детское крыло – светлое и до того просторное, что там запросто можно было разместить полдюжины ребятишек. Трикси встретилась глазами с Уолке и покраснела, стараясь не думать о маленьких Крийнах – вряд ли они вообще тут появятся.

Наверху был еще один этаж – там жили Рэбо и Уолке, а также две служанки. Они почти добрались до чердака, и тут Уолке твердо сказала:

– А теперь вам пора пить кофе, госпожа. Они спустились вниз, и Трикси уселась пить кофе в обществе кота. Самсона нигде не было видно, и Рэбо объяснил ей, что пес повсюду ездит со своим хозяином. И добавил, улыбаясь:

– Если госпожа пожелает, я унесу кота…

– Нет, я люблю кошек. Как его зовут?

– Перси, госпожа. Он очень дружит с Самсоном. – Рэбо бесшумно удалился.

Трикси выпила кофе и поднялась наверх. Дождь перестал. Надев непромокаемые туфли и плащ, она повязала голову косынкой и отправилась искать выход. Рэбо тут же материализовался перед ней, показал маленькую дверь в конце коридорчика под лестницей и заметил, что эта дверь открыта весь день.

– Ланч в половине первого, – сказал он ей. – Надеюсь, госпожа, вы не будете выходить за территорию. Позже профессор обязательно возьмет вас на прогулку и покажет деревню. – Он с гордостью огляделся вокруг. – Тогда вы увидите, как здесь красиво.

Дом стоял на большой площадке, скрытый деревьями и окруженный высокими кирпичными стенами. Трикси бродила вокруг маленького летнего домика, встроенного в стену ограды, когда услышала голос Крийна.

– Обживаешься? – осведомился он. – Это лучшее время для знакомства с Голландией. Ты осмотрела дом?

– Да, он такой красивый. Ты всегда жил здесь?

Он прислонился к кривой яблоне.

– Да, я здесь родился. Мои родители переехали во Фрисландию, когда умер дедушка, – там родовое поместье переходит от отца к сыну. Видишь ли, наша семья родом из Фрисландии, но много лет назад один мой предок приехал в Лейден изучать медицину, и для него построили этот дом.

– Все твои предки были медиками?

– Да, у нас это наследственное.

Они направились назад к дому. Самсон беззвучно трусил следом.

– Как там студенты? – спросила она.

– В общем ничего. Полдюжины я завалил. Они ведь хотят стать квалифицированными специалистами…

– Да, понимаю. А днем ты будешь дома?

– В три у меня консультация. Если хочешь, можешь съездить в Лейден – тебе ведь нужно сделать кое-какие покупки.

Все-таки заметил, что с собой у нее один-единственный чемодан и совсем маленькая сумочка…

– Да, я мало что взяла с собой – ты же сказал, что надо взять столько, чтобы хватило лишь на несколько дней…

– Конечно, сказал. У тебя есть деньги, Беатрис?

Она мысленно подсчитала.

– В Лейдене есть магазин Марка и Спенсера – или что-нибудь подобное?

– Думаю, нет. Уолке, наверно, знает лучше. В Роттердаме есть их филиал. Почему ты хочешь именно туда? – Он остановился и взглянул на нее. – Сколько у тебя денег, Беатрис?

Когда она назвала ему цифру, его брови удивленно поднялись.

– Но, моя дорогая девочка, этого же едва хватит на пару туфель!

Она не стала объяснять, что, хорошенько поискав, кроме туфель она могла бы купить на эти деньги теплый жакет и даже, пожалуй, блузку.

– Конечно же, у тебя будет своя чековая книжка, – сказал профессор. – Я позабочусь об этом сегодня днем. Завтра мы вместе съездим в Гаагу и купим все, что тебе нужно.

Его сонные глаза изучали ее юбку и свитер.

– Ты всегда славно выглядишь, – сказал он. Верилось с трудом, но все же ей было приятно. – Однако тебе нужно купить что-нибудь такое, что женщины обычно надевают вечером. У меня здесь есть друзья и коллеги, и их жены обязательно захотят с тобой познакомиться – позовут на чай и тому подобное…

Трикси взглянула на свои туфли и покраснела. Он стыдился ее… Она еле сдержала внезапное раздражение.

– Не сердись, – сказал профессор, угадав, что она чувствует. – Пока ты была медсестрой, тебе и не нужны были вечерние туалеты. А теперь вот понадобились. Я буду гордиться тобой!

– Не подлизывайся, – пробормотала она сердито и пристально взглянула на него.

Крийн засмеялся, и она засмеялась в ответ. Тогда он сказал:

– Так-то лучше. Мы проведем завтрашний день в магазинах. Только, боюсь, это не мое призвание, так что потом ты все-таки будешь ходить по магазинам сама.

– Ты и завтра можешь не ходить.

– Ну уж нет. Учти, меня огорчит, если ты отправишься искать магазин Марка и Спенсера в Роттердам.

Они вошли в дом и сели за ланч. Трикси с любовью глядела на него и думала, что он, вероятно, обращается с ней так же, как со своими четырьмя сестрами. Это навевало на грустные мысли, но ведь правда чаще всего бывает горькой.

За кофе он сообщил, что зайдет за ней завтра где-то после часу дня.

– Утром у меня экзамен, а потом я свободен. До Гааги всего несколько миль, так что на магазины у тебя будет три-четыре часа. Уверен, что ты в них не уложишься – я знаю, как женщины ходят по магазинам, ведь у меня есть сестры. Но я сразу поведу тебя в лучшие магазины – так будет проще. – Он подставил чашку, и она налила ему еще кофе. – Следующим утром у меня тоже экзамен; если мы встанем пораньше, я подкину тебя в Гаагу по пути на работу. – Он задумался. – И заеду за тобой около трех. О месте условимся завтра.

Она постаралась взять себя в руки и не показать, что раздосадована, когда он сообщил, что отправляется в свой кабинет.

– Нужно просмотреть кое-какие записи, – сказал он. Она не сомневалась, что, как только он вышел за дверь, тут же забыл о ней – наверняка его мыслями завладела какая-нибудь мудреная железа. Самсон отправился за хозяином.

Оставшись одна, Трикси побрела в библиотеку, взяла книгу и опустилась в кресло. Но читать не могла. У ее локтя, на столе, лежали блокнот и ручка. Она стала составлять список одежды, которая, как ей казалось, требуется жене выдающегося консультирующего доктора. Список получился слишком длинным, но ведь ей теперь надо соответствовать… Она подумала и дополнила его еще одним костюмом и вечерней шалью. Она не раз видела, как подобные шали украшали плечи актрис из мыльных опер. Правда, она не так высока, как они, и вряд ли когда-нибудь предстанет перед кинокамерой. Может быть, нужна теплая мохеровая накидка или маленький бархатный жакетик? Она пребывала в приятных размышлениях до тех пор, пока не появился Рэбо и не сказал, что он накрывает чай в гостиной.

Профессор уже сидел там, читая газету, а Самсон лежал рядом. Когда она вошла, Крийн поднялся, предложил налить ей чаю и спросил, довольна ли она сегодняшним днем.

– Да, очень. Я составила список необходимой одежды. Он очень длинный…

– В таком случае двух дней на магазины будет мало. Когда вернемся из Фрисландии, тебе придется продолжать, пока список не закончится.

– Ты прикинул, столько мне можно на это потратить? – спросила она с привычной рассудительностью.

– Ну, в разумных пределах, конечно.

– Наши с тобой «разумные пределы» все же несколько разнятся…

– Если тебя это так волнует… – Он назвал сумму. Трикси открыла рот.

– Ты сошел с ума – это же целое состояние!

– И ты можешь истратить его по своему усмотрению, Беатрис, – ответил он вежливо, но в его голосе звучало нетерпение. Как нельзя кстати зазвонил телефон, и профессор затеял долгий разговор. Положив наконец трубку, он сообщил, что собирается в больницу.

Поздновато для консультации, подумала Трикси; наверно, его вызывают к пациенту.

Чуть позже она переоделась в свой коричневый костюм и спустилась в гостиную – погреться у камина. Завтра, решила она, куплю что-нибудь из теплой одежды. Она подняла забытую Крийном газету. Конечно, ни слова не понятно; надо бы раздобыть словарь, а еще лучше – найти себе учителя. Она подумала о тете, дяде и подружках в Тимоти и удивилась, что ни капли по ним не скучает. Здесь, в Голландии, она заведет новых друзей, и семья Крийна, она надеялась, хорошо примет ее. А главное – у нее был он. Больше она ни о чем не беспокоилась.

В половине восьмого Рэбо спросил, не предупредил ли ее профессор, что опоздает к обеду. Пришлось признаться, что муж ни о чем заранее не предупреждал, сказал только, что едет в больницу.

– Профессор, – в тоне Рэбо послышались осуждающие нотки, – временами витает в облаках.

Трикси согласилась.

– Уолке не может подождать немного с обедом? – спросила она.

– Суп не испортится, госпожа, а на сладкое – карамельный крем, который вообще не портится. – Он не упомянул блюда, которые будут поданы между супом и сладким; видимо, там было что-то такое, что испортится обязательно.

– Попроси ее чуть-чуть подождать, хорошо? Профессор должен скоро вернуться.

Если бы она могла видеть в эту минуту Крийна – сидящего в консультантском кресле, забывшего о времени и горячо обсуждающего чьи-то надпочечники!

Когда он вошел и увидел, что она сидит у камина, пробило полдевятого.

– А, ты здесь, – заметил он и вдруг остановился. – О Боже, сколько времени? У меня было интереснейшее дело, я и забыл совсем про обед. Ты-то пообедала?

– Нет, – сказала Трикси и прибавила: – Я же не знала, когда ты вернешься.

Он сказал весело:

– Я позволил себе забыться. Мои извинения. Полагаю, у Уолке найдется для нас что-нибудь съедобное.

Налив ей коктейль и не замечая ее холодности, он сел напротив с бокалом в руке.

– У пациента, которым я сейчас занимался, – начал он, – такие интересные симптомы! Нужно подробно их описать. Все заметки у меня с собой, обработаю сегодня же.

Он улыбнулся бесстрастной улыбкой, от которой ей нисколько не стало легче.

– Обещаю, завтра мы сделаем все, что задумали. После ланча, хорошо? Утром у меня последний экзамен, а во Фрисландию мы поедем только через пару дней. Так что два дня в запасе!

Рэбо позвал их к обеду, и они занялись супом, а потом – блюдом из цыплят под каким-то хитроумным соусом. Было очень вкусно, но профессор торопился побыстрее все доесть. Сразу же после кофе он извинился, пожелал ей спокойной ночи и вышел.

Трикси очень скоро поднялась к себе наверх. Просиди она еще немножко тут в одиночестве, она бы разрыдалась.

Все будет хорошо, говорила она себе, укладываясь спать. И, решительно шмыгнув носом, заставила себя думать о завтрашних покупках.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Следующее утро Трикси провела, копаясь в шкафу вместе с Уолке. Потом, позавтракав в компании Перси, она оделась и стала ждать профессора. Ее крайне удивило, что он пришел вовремя – она уже твердо решила с чисто британской флегматичностью отзываться на его постоянные опоздания.

Трикси была в своем твидовом костюме, в одной из новых блузок и с непокрытой головой – подходящей шляпы у нее не было. Не годится такой наряд для профессорской жены, подумала она, но тут же утешила себя мыслью, что он все равно не обращает на нее внимания. К счастью, ей и в голову не приходило, что от его сонных глаз не ускользала ни малейшая деталь ее внешности.

Он оставил машину в больничном дворе и повел ее к магазинам. В витринах соблазнительные наряды с продуманной небрежностью были накинуты на золоченые креслица.

– Давай список, – подсказал он ей, терпеливо подождав, пока она прошлась по магазину. – Что ты наденешь, когда мы поедем во Фрисландию? Надо купить пару платьев…

Через два часа они вернулись к машине. Профессор тащил коробки и большие пластиковые сумки, а Трикси никак не могла прийти в себя от того, что они потратили такое количество денег в такое короткое время. Теперь у нее появилось зимнее пальто непревзойденной элегантности, новый и очень нарядный костюм, куча блузок из чистого шелка, стоящих, по мнению Трикси, небольшое состояние, джерси самой последней моды и два совершенно необыкновенных платья. В магазине она примеривала один наряд за другим и с ужасом представляла, что же думал он тогда о ее коричневом бархате.

Крийн сложил пакеты в багажник и спросил:

– Как насчет чаю?

Они вернулись обратно в Ланге Фоорхаут и попили чаю в «Дес Индес Отеле». Поедая сэндвичи и пирожные, он посоветовал ей и на следующий день пройтись по магазинам.

– Купишь что-нибудь еще. Да и тебе гораздо приятнее будет походить по магазинам одной. Я дам тебе чековую книжку и, пожалуй, немного наличными.

Трикси робко его поблагодарила. Теперь у нее были такие вещи, которыми она раньше лишь издали восторгалась!

– Спасибо тебе большое, Крийн, но того, что мы купили сегодня, хватит мне на всю оставшуюся жизнь.

Он удивленно на нее взглянул.

– Беатрис, я не хочу, чтобы ты надевала поношенную одежду; отныне ты будешь покупать все, что захочешь.

– Да? Ты что, позволишь мне быть расточительной?

– Конечно, Беатрис, ты сознательная женщина и не обанкротишь меня.

Профессор говорил ласково, но с легким нетерпением, и она поторопилась спросить, будут ли у него завтра экзамены.

– Нет, только одна лекция и несколько пациентов – я обычно захожу к ним, когда бываю в Лейдене. Послезавтра сразу после завтрака мы поедем на пару дней во Фрисландию, к моим родителям. А потом я поработаю тут в поликлиниках, да, возможно, съезжу еще в Брюссель и Париж, на консультации. Ты не заскучаешь здесь? – Он вдруг улыбнулся. – У тебя будет много дел: нас непременно будут звать в гости, и тебе придется придумывать разные извинения, отклоняя большинство приглашений. Есть несколько визитов, которые нам нельзя пропустить, а остальным несложно будет объяснить наше желание уединиться – мы ведь только что поженились! Уверен, ты придумаешь, что сказать. А я смогу спокойно поработать.

Можно заняться вязанием. В конце концов, можно вышить гобеленовые накидки на кресла. Она уж найдет, чем заняться. Не стоит обижаться на то, что ему не нужно ее общество. Знала ведь обо всем этом, когда соглашалась выйти за него замуж. Он честно выполняет свою часть соглашения: она может иметь все, что захочет, и даже больше. Он дарит ее своей дружбой, а это все же больше, чем ничего. И со временем все еще может измениться к лучшему…

– Я сделаю все возможное, – заверила она мужа. – Хорошо бы тебе составить список своих самых близких друзей…

Они вернулись домой. Трикси, нагруженная пакетами и коробками, пошла в свою спальню, он же – в кабинет.

Теперь ей хотелось все хорошенько рассмотреть и примерить. К ужину она надела модельное шелковое джерси, которое так хорошо подчеркивало ее ладную фигуру, и удовлетворенно оглядела себя в зеркале: красивой она никогда не станет, но такая одежда, быть может, поможет ей казаться хотя бы симпатичной. В туфлях на высоком каблуке она осторожно спустилась вниз.

Когда она вошла в столовую, он поднялся и приветливо сказал:

– Садись поближе к огню, вечера становятся прохладными. Рассмотрела покупки? Представляю, как тебе не терпится примерить обновки.

Налив ей выпить, он вернулся в кресло и стал говорить о жизни, какую она может вести, живя в Лейдене.

– Мы всего в нескольких милях от города, – рассуждал он. – Правда, до нашей деревни оттуда не ходит автобус – она слишком маленькая. Ты как-нибудь ее исследуешь. Уверен, здесь все сгорают от нетерпения познакомиться с тобой. Местные жители, согласно деревенским традициям, знают обо мне гораздо больше, чем я сам. Это очень тихая община. Молодые ездят на работу в город, а старые трудятся на фермах вокруг деревни.

Трикси умела слушать, в нужный момент вставляя замечания. Жаль только, что он никогда толком не присматривался к ней; на это и следует обратить внимание в первую очередь. Конечно, он знал, как она выглядит, даже замечал иногда, во что она одета, но как следует – нет, как следует он никогда ее не видел.

Они поужинали в дружеской обстановке, но сразу после кофе он извинился и ушел в свой кабинет. Пришел Рэбо и унес на кухню Перси. Подождав немного, Трикси решила идти спать.

Она прошла через холл, подошла к кабинету и тихо постучала. Оттуда раздалось приглушенное ворчание, и она приоткрыла дверь.

– Спокойной ночи, Крийн, – с любовью глядя на его склоненную голову, произнесла Трикси.

Профессор вежливо посмотрел на нее.

– Ты, должно быть, устала. Спокойной ночи, Беатрис. – Когда она уже закрывала дверь, он добавил: – Я что-то хотел сказать тебе и забыл. Может, утром вспомню.

Трикси вышла. Если он не вспомнит, она не сможет пойти в магазины.

Он вспомнил. Когда она спустилась утром к завтраку, он был уже за столом, а у ее тарелки лежала чековая книжка и пачка купюр. Осведомившись, как она провела ночь, он напомнил ей, что должен уехать через полчаса, и снова стал перебирать свои письма. В ответ на ее восторженную благодарность он безлично улыбнулся.

Потом повез ее прямо в Гаагу и показал место, где будет ждать ее днем.

– Не беспокойся, если ты не успеешь – я подожду.

Открывая перед ней дверцу, он вдруг остановился и внимательно посмотрел на нее.

– Ты в новом костюме, – заметил он, – а вчера на тебе было то милое платье, что мы купили в «Ля Боннетерье».

– Да, – сказала Трикси, – я и не думала, что ты заметил…

– Прости меня. Вчера ты выглядела очаровательно. Да и сейчас тоже.

Казалось, он был слегка ошарашен этим фактом, и она улыбнулась, довольная, что хоть на мгновение он взглянул на нее так, будто видел впервые. Но надо признать, что он и вправду никогда раньше не видел ее. Необходимо и дальше стараться исподволь привлекать его внимание, покупать одежду, которая ему нравится… Она с удовольствием подумала о пачке купюр, лежащей в сумочке. Крийн разрешил ей тратить столько, сколько захочет, и кроме того с собой у нее была чековая книжка. Заметив в ее глазах радостный огонек, он сказал:

– Должно быть, ты думаешь о чем-то очень приятном, твои глаза так сверкают…

– Да, о покупках, – сказала она коротко. – До встречи, Крийн.

Трикси провела чудесный день. Сложно было оторваться от витрин – у нее никогда раньше не было столько денег. Нашелся повод и для сомнений: ей всегда хотелось носить как можно более экстравагантную одежду, но она была убеждена, что жена известного консультанта обязана быть сдержанной в выборе цветов и фасонов. Утешала мысль, что сама она не такого уж современного стиля девушка, и поэтому она выбрала еще несколько костюмов и платьев, надеясь в душе, что они понравятся мужу. Денег оставалось больше чем достаточно; она съела ланч в маленьком тихом кафе и после этого отправилась на поиски туфель и нижнего белья. Крийн советовал ей отсылать все покупки в отель.

– Меня там знают, – пояснил он просто. – Швейцар возьмет их, а потом отдаст нам.

Она опоздала на десять минут и, не увидев профессора, вошла в фойе гостиницы и заказала чай.

Трикси разглядывала тарелку с кремовыми пирожными, думая, одно или все-таки два ей съесть, когда краем глаза заметила мужа.

Крийн направился прямо к ее столику, на ходу кивнув официанту, чтобы он и ему подал чаю.

Усевшись напротив нее, он улыбнулся.

– Привет. Как провела день?

– Спасибо, прекрасно. А ты?

– Вполне удовлетворительно. Я так рад, что мы едем во Фрисландию. Через недельку съезжу в Брюссель, а потом, когда вернусь, надо будет наведаться в Тимоти.

Она налила ему чаю и пододвинула сэндвичи.

– Когда мы вернемся из Фрисландии, сходим на обед в университет. Ты познакомишься с людьми, которые будут рассыпать приглашения, как конфетти. У нас есть прекрасная отговорка – я ведь буду в отъезде; но не сомневаюсь, что тебя будут приглашать и без меня. Справишься?

– Думаю, да, – сказала она сдержанно, – да и Рэбо сможет посоветовать что-нибудь дельное.

Он небрежно кивнул.

– Рождество проведем в Англии, а сюда нужно вернуться к Новому году – для голландцев это очень важный праздник.

– Просто сюда или к твоей семье?

– К семье. Сестры приедут к нам с мужьями и детьми. Это единственный день в году, когда мы собираемся вместе.

Крийн с отсутствующим видом жевал сэндвичи, и она поинтересовалась, был ли у него сегодня ланч.

– Ланч? Да у меня просто не было времени. Я выпил кофе в палате, а потом еще после лекции перехватил бутерброд…

– А ты не можешь возвращаться домой к ланчу? – спросила Трикси и тут же об этом пожалела, услыхав холодный ответ:

– Я долгие годы работал, не связывая себя никакими обязательствами, и не собираюсь что-либо менять.

Она что-то пробормотала. Будь ее воля, она бы это изменила.

Вскоре они забрали покупки и поехали домой. Их встретил радостный Самсон, которого профессор тут же повел на прогулку, наказав Рэбо и одной из служанок внести наверх сумки. Все-таки слишком много она накупила, подумала Трикси виновато. Но мысли о том, что она наденет сегодня вечером, вскоре вновь ее развеселили.

Выбор пал на серебряно-серый китайский креп в мелкий цветочек с широким кружевным воротником и множеством изящных пуговок. Широкая юбка пышно клубилась вокруг стройных бедер, а благодаря туфлям на высоких каблуках она казалась выше. Довольная собой, она вытащила из громадного шкафа чемодан и стала укладывать вещи, которые могут понадобиться во Фрисландии. Она наденет новый костюм, возьмет с собой пару блузок и свитер, стеганый жакет – такие, казалось, носит вся Голландия, – тонкое платье из шерстяного крепа и еще это серое, в которое облачилась сейчас. Когда она сложила чемодан, до ужина оставалось всего несколько минут. Она спустилась в гостиную, где Крийн разговаривал по телефону по-голландски, тихонько села около камина, взяла попавшийся под руку журнал и стала его просматривать. Вскоре он положил трубку, предложил ей выпить и налил два бокала.

– Моя мать, – сказал он, – отказалась говорить с тобой по телефону, так как сначала захотела увидеть тебя собственной персоной. Ей уже не терпится.

Когда профессор не витал в облаках, он был отменным собеседником. Ужин удался на славу: Крийн забавно рассказывал о Голландии и Лейденском университете, так что она почти простила ему, что он не заметил ее нового серого платья. Как бы то ни было, веселый и общительный во время ужина, профессор не выказал никакого желания остаться вместе с ней после него.

– Мы выезжаем завтра около девяти часов, – сообщил он, ставя на стол чашку кофе. – Мне нужно сделать пару звонков, а потом часок поработать. Спокойной ночи, Беатрис.

У нее был с собой наполовину вышитый гобелен. Она продела нитку в иголку и безмятежно взглянула на Крийна.

– Очень хочется поскорее встретиться с твоей семьей, – произнесла она медленно. – Спокойной ночи, Крийн.

Она склонила голову над канвой и, погруженная в работу, не заметила, что он слегка помедлил, прежде чем уйти. Сделав дюжину аккуратных стежков, она отложила работу и задумалась. В его присутствии она была вынуждена надевать маску, но, предоставленная самой себе, могла ее отбросить.

Следующим утром по пути во Фрисландию он рассказывал о своей семье. Дом его родителей находился к северу от Леувардена – в Веенкерке, небольшой деревушке около озера.

– Они живут там очень долго. Это отдаленное место, но до Леувардена легко доехать на машине, да и Доккюм всего в десяти-двенадцати милях. Мой отец – в отставке и предпочитает вести тихую жизнь.

– А твоей матери нравится за городом?

– О да, и дом никогда не бывает пуст: мои многочисленные племянники вечно проводят там школьные каникулы.

Миновав Афслуйтдийк, часам к одиннадцати они въехали в Леуварден. После Крийн свернул на проселочную дорогу, бегущую меж сочными лугами.

Дорога все бежала вдаль, по обе стороны от нее изредка встречались фермерские домики, схоронившиеся за огромными амбарами. Вскоре прямо перед собой она увидела очертания стандартной церкви.

– Веенкерк, – сказал профессор. – Мы въехали с противоположной стороны.

Это была маленькая деревня с двумя невысокими церквушками, парой магазинчиков и небольшой рыночной площадью. Профессор проехал по прямой улице, а затем свернул на узкую аллейку, обсаженную деревьями. В конце ее Трикси увидела дом…

– Да это замок! – воскликнула она.

– У нас такие дома замками не называют, просто это старинный кирпичный дом; таких средневековых зданий осталось очень мало.

– Вот как, а у него есть свое название?

– Шаакслот. Это дом моих предков. Хотя, конечно, от средневекового здания мало что осталось.

– Мне немного неловко.

Он промолчал и остановил машину перед парадной дверью, располагавшейся в самой середине дома; с обеих сторон от нее тянулся ряд окон, на одном углу – круглая башенка, на другом – квадратная. Окна поменьше, чем те, что на первом этаже, находились под скатом крыши, а в самом скате было множество слуховых окошек. К парадной двери вел широкий мост через ров.

Профессор вышел из машины, обошел ее, чтобы открыть дверь для Трикси, выпустил Самсона с заднего сиденья, взял жену за руку, перевел через мост и подошел к двери как раз тогда, когда она отворилась.

На пороге их приветствовал седовласый, несколько сутулый и очень опрятно одетый человек. Профессор пожал ему руку и сказал:

– Беатрис, это Вайбер, он живет с нашей семьей с самого моего рождения.

Трикси встретила взгляд увядающих голубых глаз, которые пристально ее изучали.

– Добро пожаловать, госпожа, – сказал Вайбер, на удивление крепко пожал ей руку и провел их в большой, обшитый панелями холл, с высоким потолком, украшенным тонкой лепниной. Там сразу бросалась в глаза массивная лестница с небольшим пролетом и двумя крыльями, ведущими наверх, на галерею. Внизу с каждой стороны от лестницы было по двери: одна, с зеленой обшивкой, вела, видимо, в кухню, другая же, с широкой стеклянной панелью, – в сад. Они почти миновали холл, как сводчатые двери распахнулись и навстречу им вышли двое. Не могло быть и сомнений, что пожилой джентльмен был отцом Крийна: они были очень похожи; однако его спутница удивила Трикси. Это была маленькая полная женщина, одетая так, как обычно одеваются все пожилые полные женщины, с уложенными в пучок волосами – и тем не менее очень элегантная. Она забежала вперед своего мужа и обвила руками шею сына. Только потом она повернулась к Трикси.

– А вот и наша новая дочка. Добро пожаловать, Беатрис, дорогая. – Она также обняла и Трикси, а голубые глаза так ярко засверкали на ее круглом лице, что теперь ее можно было назвать красивой. Муж ее, приветствуя Крийна, теребил лацканы пиджака. – Вилдрик, это наконец-то Беатрис. Не правда ли, она очень подходит Крийну? Не я ли всегда говорила, что если он когда-нибудь и женится, то только на замечательной девушке?

Ее муж взял Трикси за руку, наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Добро пожаловать, Беатрис. Счастлив видеть вас. Проходите в гостиную, там вы увидите всю семью.

Он подал ей руку и провел в длинную просторную комнату, которая, как показалось Трикси, была полна народу. На самом же деле там были только сестры Крийна, их семеро детей да всего один мужчина, повернувшийся к ней тут же, как только она вошла. Трикси, представленная всем собравшимся по очереди, оказалась рядом с ним, и Крийн сказал:

– А это Андре тер Ванг, один из моих бесчисленных кузенов. Андре, познакомься, это моя жена Беатрис; будь умницей и проведи ее по кругу еще раз, пусть хорошенько запомнит все имена, а то нас здесь так много!

Он улыбнулся Трикси.

– Андре знает все, что только можно о нас знать, он посвящен во все наши тайны. Я скоро вернусь…

Андре очаровательно ей улыбнулся – да, очарование в нем было; он обладал приятной внешностью и дружелюбной улыбкой.

– Я всегда безумно рад приветствовать каждого нового члена семьи. Я позабочусь о твоей Беатрис, Крийн.

Трикси стояла между ними, внутренне предпочитая остаться с Крийном, но благоразумно сознавая, что ему надо пообщаться с родителями. Крийн отошел, и Андре подвел ее к окну.

– У вас достаточно времени, чтобы познакомиться с каждым, – сказал он просто. – Начнем с моей особы…

Она не ответила ни слова, и тогда он продолжил:

– Я чуть ли не единственный мужчина в семье, который не работает в области медицины. Я архитектор. Работал в Англии и Америке, живу в Гааге, большую часть времени путешествую. Мне тридцать лет, и я холостяк. – Он усмехнулся. – Теперь ваша очередь.

Он говорил дружелюбным тоном и, видимо, старался помочь ей почувствовать себя непринужденно – как раз то, чего Крийн делать не пытался, подумала она с некоторым беспокойством. И сказала рассудительно:

– Я ничего особенного из себя не представляю. Пыталась работать медсестрой… до этого жила с тетей и дядей в Лондоне… Мои родители умерли…

– А потом явился Крийн и покорил вас. Ну-ну, как романтично; должно быть, я проглядел в нем какие-то черты характера…

Трикси нахмурилась.

– Он самый добрый, самый прекрасный человек, какого я когда-либо встречала, а вы, наверно, слишком мало с ним водитесь и потому совсем его не знаете.

От Андре не укрылось, как гневно заблестели ее глаза.

– Простите меня, Крийн изумительный, потрясающе умный человек. Приобрел европейскую известность, и в Америке его тоже знают. Великолепно, что он решил наконец жениться.

Все это прозвучало очень вежливо, но Трикси чувствовала, что на самом деле он не верит в то, что говорит. К счастью, Суске, старшая сестра Крийна, подошла к ним и взяла Трикси за руку.

– Ты наскучил Беатрис, – объявила она. – С ней хочет поговорить мама. – И она отвела Трикси туда, где мама разговаривала с Крийном. – Вот она, – сказала Суске. – Крийн, пойди пообщайся с детьми и дай маме возможность поближе познакомиться с Беатрис.

– Вы, наверно, смущены, дорогая, – нас так много, и все говорят одновременно. Мы так редко видим Крийна, что, когда он приезжает, все стараемся собраться вместе, чтобы обменяться новостями. – Госпожа ван дер Бринк-Шааксма взяла Трикси за руку и добавила: – Идите сюда, садитесь и расскажите о себе. Крийн ужасно скверно пишет письма, а по телефону совершенно невозможно описать девушку, на которой собираешься жениться. Мы все умираем от любопытства. Трикси серьезно проговорила:

– Надеюсь, я вам все расскажу. Я тоже очень интересовалась вами – и немного боялась.

– Бог с тобой, девочка, и не думай бояться, – ласково сказала ее собеседница. – Ты не представляешь, как мы все рады, что Крийн наконец решил создать семью.

– Вот и Андре говорит то же…

– Андре очень умный и говорит правильные вещи; с ним любой чувствует себя в своей тарелке. Он очень удачливый архитектор. – Госпожа ван дер Бринк-Шааксма говорила ласково, так что Трикси, которой сперва показалось, что хозяйка не слишком жалует молодого человека, решила, что она ошиблась. Она посидела с ней еще немного, отвечая на вежливые вопросы. Ей было интересно, сказал ли Крийн своим родителям, что женился не по любви, а ради удобства, и она решила, что это маловероятно.

Вскоре к ним подошел Крийн.

– Могу я забрать Беатрис, мама? – осведомился он. – Хочу помочь ей запомнить всех детей.

– Конечно, дорогой, а потом Беатрис, вероятно, захочет подняться наверх – ваша комната в круглой башне, дорогая. Безобразие, что мы не предложили этого сразу, но мы так разволновались, увидев вас обоих.

Через полчаса, с головой, забитой непроизносимыми именами, Трикси поднялась наверх с Рекой – другой сестрой Крийна. Река провела ее по коридору, ведущему к маленькой двери со старинной щеколдой. За ней пряталась круглая комнатка с широким окном-«фонарем», массивной кроватью под пологом и другой мебелью из красного дерева, отделанной резьбой. Они обе подошли к окну, и Река сказала:

– Ведь правда прекрасный пейзаж? Такой мирный… Парк кончается вон тем рядом деревьев; вот канал вокруг задней части дома, но с другой стороны еще очень много земли. Тебе нравится?

– По-моему, здесь просто великолепно…

– А мы тебе понравились? Ты такими нас ожидала увидеть?

– Мне кажется, что все вы тоже великолепны. Я так счастлива, что у меня теперь есть семья.

– Крийн замечательный, но ведь ты и сама это знаешь, правда?

– Да, знаю.

Они улыбнулись друг другу, и Река сказала:

– Оставлю тебя на несколько минут. Наша комната в другом конце коридора. Скоро вернусь.

Она убежала, и Трикси тут же стала осматриваться, открывая различные дверцы. Сначала она наткнулась на стенной шкаф, потом на ванную, потом на другую ванную и, кроме того, отыскала еще одну спальню, поменьше размером, где стояла вторая кровать. Последняя находка очень обрадовала Трикси, и она облегченно вздохнула.

Она подправила макияж, тщательнее уложила волосы и снова подошла к окну – и увидела Крийна, прогуливавшегося по тропинке в обнимку с матерью. Самсон и две маленькие собачки бегали вокруг них. Трикси крепко зажмурилась, чтобы прогнать неожиданно подступившие слезы, и, улыбаясь, повернулась к Реке, которая вошла как раз в эту минуту.

– Готова? – Она подошла к Трикси. – Мама постарается выпытать о тебе всю подноготную – о том, как вы встретились, влюбился ли он в тебя с первого взгляда и когда впервые понял, что хочет жениться на тебе… А правда? Он влюбился в тебя сразу или только после того, как вы познакомились поближе?

Трикси медленно сказала:

– Я думаю, он… он просто захотел жениться на мне. – В конце концов, это была правда.

– Ты не хочешь, чтобы я спрашивала? Я ведь никому не скажу…

– Я и не думала ни о чем подобном. Наступило время ланча. Они спустились вниз и расселись вокруг большого круглого стола; старшие дети сидели между взрослыми, младшие – на специальных высоких стульчиках. Трикси, расположившись между Крийном и свекром, с любопытством оглядывалась вокруг. Комната поражала своими размерами, а стол без труда мог вместить двадцать человек. Возле него стоял сервировочный столик резного дуба, отделанный серебром. На стене висели часы. Окна здесь были высокие и узкие, прикрытые тяжелыми малиновыми занавесями и отделанные изящно вырезанными наличниками. Так мог бы быть оформлен уголок в музее, но это был не музей: здесь жили и ежедневно пользовались всем люди, принимавшие это великолепие как должное, хранившие его и заботившиеся о нем.

Ланч был прост, стол красиво сервирован.

– Остальные члены семьи прибудут вечером, – сказал свекор. – Мужья девочек. И все, конечно, останутся ночевать.

Он был очень похож на Крийна; Трикси стало интересно, витает ли и он в облаках. Отец и сын развлекали ее, да и через стол было удобно болтать – он ведь был круглым. Трикси поймала на себе взгляд Андре и улыбнулась ему; он был добрым и дружелюбным, помогал ей вжиться в компанию, хотя она и не была уверена в том, что он ей симпатичен. Как бы то ни было, он был кузеном Крийна, а она готова была любить все и вся, что касалось его…

Днем они показали ей парк, закутавшись в старые пальто и жакеты. От одного члена семьи она переходила к другому, а старшие дети вертелись вокруг с собаками. Немного погодя рядом оказался Андре. Молодой человек задался целью быть забавным и очаровательным, но, однако, Трикси страшно обрадовалась, когда к ней снова подошел Крийн. Он взял ее за руку и стал рассказывать о доме и семье; и хотя он не стремился быть ни забавным, ни очаровательным, она с восхищением прислушивалась к его спокойному голосу. Вглядываясь в его лицо, она клялась себе, что изо всех сил постарается сделать его счастливым. Если это означало, что ей придется долгие часы проводить в одиночестве, пока он работает над своей книгой или разъезжает по консультациям и лекциям, – она с радостью привыкнет к одиночеству. Любить кого-то – совсем не то, что просто влюбиться, думала она. Но она одновременно и любила этого человека, и была в него влюблена, – видимо, ей очень повезло, повезло, несмотря на боль, которую он ей иногда причиняет.

В этот вечер Гэб, Эдвер, Алко и Бруно появились прямо к ужину. Эти солидные молодые люди в свою очередь уверили ее, что счастливы, что Крийн наконец нашел себе жену, да такую, какая в точности ему подходит.

– Девушки пытались подобрать ему невесту много лет, – поведал Гэб, – но он ни на кого не обращал внимания. Мы уже начали думать, что он навсегда останется холостяком; в общем, можете себе представить, как мы все были довольны, когда он сообщил о своей женитьбе. – Он весело ей подмигнул. – Да еще на такой славной девушке. Вы будете здесь на Рождество?

– Не думаю. Крийн должен еще вернуться в Тимоти…

– Но вы же приедете на Новый год – мы никогда не пропускаем его, это очень важная для нас дата…

– Тогда конечно.

Вместе с Крийном она поднялась наверх переодеться к ужину, и он задержался у двери спросить, не нужно ли ей чего.

– Я постучусь через полчаса, – сказал он и пошел в маленькую спальню.

Вскоре они спустились вниз. Трикси радовалась, что взяла с собой серое платье: оно очень шло ей и, несмотря на свою простоту, придавало ей необычайную элегантность. Сойдя со ступеней, Крийн остановился и посмотрел на нее.

– Какое милое платье – я не видел его раньше…

Обед – копченый лосось, жареный фазан, красная капуста, профитроли, жидкий шоколадный соус с лимонным шербетом, сыр и бисквиты – был веселым; все одновременно болтали и много смеялись, потом вышли из-за стола и пошли в гостиную пить кофе. Было уже поздно, когда госпожа ван дер Бринк-Шааксма сказала, что отправляется спать и приглашает всех желающих последовать ее примеру. Женщины ушли охотно, оставив мужчин одних, и Трикси, пожелав всем спокойной ночи, была рада, что именно Крийн подошел к двери, чтоб открыть ее перед ней. Он положил руку ей на плечо, поцеловал в щеку и, наклонившись, пожелал спокойной ночи так тихо, что никто другой не услышал этого. Это очень хорошо, подумала она, сознавая, что за ними наблюдают оставшиеся мужчины.

День прошел чудесно; она отлично выспалась, и вскоре после завтрака ее повели осматривать дом, так как небо заволокло тучами и стал накрапывать дождь. С ней пошли мать Крийна и Луизье, младшая из сестер. Обход закончился как раз к ланчу.

Днем семья, весело болтая, собралась вокруг камина, а потом все стали разъезжаться по домам. Крийн и Беатрис были последними отъезжающими. Садясь в машину и повернувшись, чтобы помахать его родителям, Трикси пожалела, что визит их был так непродолжителен. Семья Крийна отнеслась к ней замечательно; она получила столько приглашений, сколько ей хватило бы на несколько месяцев, а Андре попросил разрешения иногда ее навещать.

– Я живу ближе других, – сказал он ей, – и буду счастлив изредка забегать к вам на чашечку кофе.

Она не могла не согласиться – что может быть естественнее между родственниками? По дороге в Лейден она рассказала об этом Крийну, и он коротко ответил:

– Отлично. С Андре интересно разговаривать, и к тому же у него больше свободного времени, чем у кого-либо другого в нашей семье.

Этим он ограничился, и она решила, что им уже завладели мысли о предстоящей работе.

До дома они добрались только к вечеру, и Рэбо тут же предложил им выпить кофе. Они прошли в гостиную, где Крийн сразу стал просматривать письма. Когда Трикси разливала по чашкам кофе, зазвонил телефон.

Разговор был долгим, и, кроме коротких «да» и «нет», она ничего из него не поняла. Он положил трубку.

– К сожалению, я должен ехать в Лейден. Не жди меня к ужину, Беатрис. Уолке приготовит что-нибудь попозже, если я проголодаюсь.

– Что-то очень срочное?

Он был уже в дверях.

– Да. Увидимся за завтраком.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Следующим вечером Крийн сказал Трикси, что назавтра они едут на обед в Лейденский университет.

– Благодарю. Мог бы сообщить пораньше. Кстати, что мне надеть?

– Разве я тебя не предупредил? Ну прости, забыл. Надень что-нибудь красивое.

Чтобы быть до конца справедливой, она добавила:

– Ты говорил, что мы поедем на обед, когда вернемся, но не назвал даты. Может, я неправильно тебя поняла…

Той ночью она просто извелась от мысли, какой туалет выбрать: что-нибудь длинное или короткое, строгое или небрежное? Несколько раз за ночь просыпалась и к завтраку спустилась бледная и невыспавшаяся.

– Ты неважно себя чувствуешь? – спросил Крийн. – Ты бледна – плохо спала?

Она уставилась в тарелку.

– Очень глупо с моей стороны, но я не знаю, что надеть на этот обед. Не хочу, чтобы ты меня стыдился…

В ответ он серьезно произнес:

– Я не думаю, что это вообще возможно, Беатрис. Ты будешь выглядеть превосходно, что бы ни решила надеть.

Малозначащее замечание, но Трикси быстро успокоилась. В конце концов, у него есть о чем подумать кроме ее нарядов…

Профессору действительно было не так важно, что она выберет, но ему не хотелось, чтобы она расстраивалась. Они ведь друзья, подумал он. Из больницы он позвонил госпоже ван Влиет, которая и устраивала званый вечер.

Телефон зазвонил, когда Трикси ставила хризантемы в фаянсовую вазу. Госпожа ван Влиет поздоровалась с Трикси на правильном английском, но с ярко выраженным акцентом.

– Мы еще не встречались, но я слышала о вас много хорошего и с нетерпением жду сегодняшней встречи. Будет очень много народу. Понимаете ли, это торжественный прием – мужчины будут в обеденных…

– В чем, в чем? – переспросила Трикси.

– Ах да, вы называете это смокингами. А дамы – в длинных платьях. После обеда мы потанцуем.

– Звучит заманчиво; мне очень хочется встретиться с друзьями и коллегами Крийна.

– Ждем вас к восьми. Можно мне звать вас Беатрис?

– Да, конечно, госпожа ван Влиет; до вечера.

Трикси положила трубку и понеслась наверх. В течение следующего получаса она раздумывала, что бы надеть. Госпожа ван Влиет сильно ее запугала; вероятно, она была крупной начальницей в университете, если там вообще существовала такая должность. Зато теперь можно играть наверняка – ее наряд точно подойдет профессорской жене. Она положила на кровать свое вечернее платье. С другой стороны, она не хотела выглядеть старомодно. Хотя в любом из новых туалетов это едва ли возможно.

Она выбрала шифон в мелких розочках с широкой легкой юбкой и скромным вырезом и рукавами до локтя. Прелестный наряд, тут не к чему было придраться.

Крийн не собирался возвращаться к ланчу. Трикси поела в компании Перси, потом надела купленный в Гааге плащ и свои старые прочные туфли и отправилась в деревню, где купила открыток и марок в местном магазинчике, и там же написала по паре слов всем, с кем до того встречалась, а таковых оказалось довольно много. Одно ей было невдомек, что новость, что жена профессора покупает открытки, молниеносно распространилась по всей деревне и множество хозяек тут же побежали в магазинчик за ненужными им спичками и сахаром, чтоб только взглянуть на нее.

Она ведь была не просто женой профессора, она была еще и иностранкой.

Пробило уже половина седьмого, а Крийна все не было. Твердо решив не волноваться, Трикси поднялась к себе и переоделась. В начале восьмого она снова спустилась и тут же столкнулась с профессором. Он на мгновение замер, во все глаза глядя на нее.

– Очень мило, Беатрис. – Говорит, будто боится ляпнуть что-нибудь не то, подумала Трикси, поморщившись.

Но тем не менее она без малейшего раздражения произнесла:

– Привет, Крийн, у тебя был тяжелый день? Хочешь есть?

– Нет, спасибо. Я лучше переоденусь. – Он взглянул на часы. – Нам не нужно выезжать до восьми – тут всего минут десять на машине.

В теплой компании Самсона и Перси Трикси сидела в гостиной у камина, разбирая отдельные слова в объявлениях «Алгемеен даг-блад». Она уже начинала понимать простейшие предложения и купила словарь и грамматику, хотя еще и не способна была толком разобраться ни в том, ни в другом. Когда профессор вошел в комнату, она вскинулась с места.

Он рассмеялся:

– Как же ты взволнована, Беатрис. Но волноваться не нужно – все будут очень дружелюбны, а о языке не беспокойся: они будут говорить по-английски.

Почувствовав в сказанном некий упрек, она холодно сказала:

– Крийн, я хотела бы попросить нанять для меня учителя… Мне было бы легче здесь освоиться.

– Напомни мне об этом; кажется, я знаю такого человека. Поехали?

Они очень быстро доехали до университета, но всю дорогу молчали. Трикси сидела, отодвинувшись в угол, так чтобы видеть профиль Крийна, наблюдать за его большими руками, лежащими на руле. Что скрывать, она могла бы провести целый вечер, сидя вот так рядом с ним. Все-таки как грустно быть влюбленной, подумала она, когда Крийн притормозил около университета и вышел из машины. Он сказал пару слов швейцару, тот сел в машину и отогнал ее на стоянку.

В просторном холле Крийн дружески подтолкнул ее вперед.

– Сходи сдай пальто в гардероб. Я побуду здесь.

Она ушла, но очень скоро вернулась, волнуясь, что он мог забыть о ней, заговорившись с коллегами; но нет, он был там, на том же месте, где она его оставила.

Она тут же забывала имена людей, которым ее представляли, но госпожу ван Влиет запомнила хорошо. Внушавшая такое благоговение по телефону, эта дама на самом деле была сама доброта. Массивная, одетая в сливового цвета бархатное платье, со строгой прической, но с очень веселыми голубыми глазами. Она увела Трикси от Крийна и представила другим дамам, а потом вернула обратно мужу, чтобы тот повел ее к столу.

– Вы ведь у нас почетные гости, – объяснила она ласково. – Вся медицинская школа так радовалась, что Крийн женился. Он слишком, слишком долго не видел ничего, кроме книг и рефератов.

Обед был длинным и официальным. Крийн сидел на другом конце огромного стола, рядом с хозяйкой. Трикси подумалось, что хозяин похож на старого полковника Воспера, и она уделяла ему все свое внимание, так что позже, вечером, он сообщил своей жене, что Крийн сделал правильный выбор.

– Она ему подходит, немного старомодная, но очень аккуратная.

И его жена согласно кивнула. Несомненно, Беатрис уживется с Крийном, она держится с достоинством, соблюдает приличия и, очевидно, до свадьбы была бедной девушкой, – а все это и составляет суть аккуратности.

Остальная компания также была единодушна: все решили, что Крийну ужасно повезло, если он сумел выбрать в жены такую восхитительную девушку. Он с достоинством принял их поздравления, а когда все ушли в соседнюю комнату, освобожденную для танцев, он взял Трикси за руку и тихонько сказал:

– Думаю, нам предстоит начать бал…

Они закружились по комнате. Оказавшись в его сильных руках, Трикси задрожала.

– Ты замерзла? Нервничаешь? Не стоит, ты всем понравилась, ты же видишь, – ласково улыбнулся Крийн.

– Что ты, все в порядке, – поторопилась успокоить его она. Тут все захлопали и тоже пошли танцевать.

Она протанцевала весь вечер, переходя от одного ученого джентльмена к другому. Ни один из них не был молод, и все эти пожилые, почтенные, солидные люди неподдельно восхищались ею. Жены их тоже были чудесны; следуя совету Крийна, она принимала приглашения на кофе и чай, но тем не менее не давала никаких обещаний.

– Крийн собирается в Брюссель, – говорила она дамам. – Я не представляю, сколько он там пробудет и когда вернется; у него столько работы…

И они глядели на нее с нескрываемой симпатией.

– Да, мы понимаем, – подхватывали они хором. – К тому же у вас так мало времени, чтобы побыть вдвоем, наедине…

По дороге домой она рассказала Крийну об этих разговорах.

– Прекрасно, – отозвался он. – Сходи на все вечера, на какие захочешь. Когда я вернусь, мы наконец на несколько недель останемся одни. До отъезда в Англию я надеюсь написать еще одну главу.

Она не знала, что на это ответить. Она любит этого человека, влюблена в него, но Боже мой, ведь это самый большой на земле эгоист! Или же он настолько предан своему делу? Неужели он никогда не думает ни о чем, кроме работы? Она едко спросила:

– Что же будет в Англии?

– Уверен, что ты придумаешь множество способов избежать всяких там приемов. Конечно, иногда мы будем давать обеды. Тем более что на Рождество придется позвать гостей.

– Я сделаю все возможное, – сказала Трикси. – Мне нравятся твои друзья.

– Ты им тоже нравишься. Я могу спокойно оставить на тебя светскую сторону жизни, Беатрис.

Они уже приехали домой и стояли в холле притихшего дома.

– Я сделаю все возможное, – повторила она. – Крийн, была ли на свете хоть одна девушка – или, может, несколько, – которая могла бы встать между тобой и твоей работой?

Без всякого тщеславия он ответил:

– Да нет, пожалуй, не было, но так – да, кое-кто был. Видишь ли, все они думали, что я изменю стиль жизни после женитьбы. Ну, ты понимаешь – благочестивый дом, дети, театры, обеды, приемы, развлечения…

– Конечно, все это помешало бы тебе писать книгу. – Она говорила по обыкновению спокойно, но он вдруг внимательно на нее посмотрел.

– Вот именно. Ты думаешь, меня трудно понять?

– Нетрудно, если только ты не был влюблен ни в одну из них.

Профессор задумался.

– Влюблен? Ну, возможно, немножко, но, боюсь, все это сильно отличается от той любви, какой можно любить единственную на свете женщину. Думаю, только при таком чувстве имеет смысл жениться.

– Но ведь ты женился на мне…

– О, тут совсем другое дело. – Он сгреб со столика письма и стал их просматривать. – Спокойной ночи, Беатрис. За завтраком мы вряд ли увидимся, так что до полудня.

Трикси спросила ровным голосом:

– К ланчу ты придешь?

Он поднял глаза.

– Это не от меня зависит, – не жди меня, я могу перехватить что-нибудь в больнице.

И вдруг улыбнулся с таким очарованием, что она моргнула и кротко сказала:

– Спокойной ночи, Крийн.

Он проследил глазами, как она пересекает холл и поднимается по лестнице. На лестнице он догнал ее.

– Беатрис, ты счастлива здесь? Тебе всего хватает? Ты не чувствуешь одиночества или тоски по родине?

Она поднялась еще на две ступеньки и ответила:

– Я счастлива, спасибо тебе, Крийн. Конечно, я не одинока и не тоскую по родине. – Благоразумнее было умолчать о том, что она в состоянии тосковать только по нему самому. Но все же она чувствовала, что он не удовлетворен ее ответом. – Больше всего я мечтаю об уроках голландского, – добавила она. – А может, я могла бы чем-нибудь заняться? Работать дневной санитаркой, или навещать старичков, или… – Она запнулась. – Видишь ли, я не привыкла бездельничать… – Ее голос снова замер.

Крийн крепко сжал ее руку.

– Завтра же найду тебе учителя голландского. А насчет работы – так здесь, в деревне, есть ясли; там будут рады, если ты предложишь свою помощь. Предоставь это мне.

Он наклонился и поцеловал ее в щеку.

– Спи спокойно.

На следующий день он привел домой женщину средних лет. Джуффроу ван дер Бос, как ее звали, согласилась давать Трикси уроки голландского в любое удобное для Трикси время, предположив, что удобнее всего заниматься будет сразу после завтрака, пока Трикси еще не приступает к своим домашним обязанностям.

Трикси, чьи домашние обязанности были очень расплывчаты, тут же согласилась. Джуффроу ван дер Бос попила с ними кофе, и вскоре Рэбо увез ее на «ягуаре».

– Спасибо, – сказала Трикси. – Я ужасно довольна.

Крийн с Самсоном были уже в дверях.

– Джуффроу ван дер Бос только выглядит свирепой, на самом деле она прекрасный учитель. Мне нужно еще разок позвонить, а потом мы прогуляемся в деревню и посмотрим на ясли.

– О, Крийн, как здорово!

Очень похолодало, и она надела стеганый жакет, шапочку и старые шерстяные перчатки. Подождала, пока он закончил телефонный разговор, и вскоре они, втроем с Самсоном, вышли из дому.

Идти от дома до деревенской площади было всего ничего. Профессор спокойно и неторопливо о чем-то рассказывал, а она думала: «Если кто-то нас сейчас увидал бы, ни за что бы не подумал, что мы муж и жена…» Тем не менее, входя в ясли, она отметила, что он производит впечатление заботливого мужа. Он представил ее двум женщинам средних лет, и вскоре ее приняли на работу, трижды в неделю, с девяти до полудня.

– И не беспокойтесь о языке – дети ведь совсем еще малютки, и вы будете только кормить их, менять пеленки и так далее…

– Ты совершенно уверена, что тебе все это нужно? – спросил Крийн у Трикси. – Ты должна понять, что если вдруг у тебя возникнут домашние обязанности, то ясли отступят на второй план…

– Да, я все понимаю, просто мне очень хочется помочь…

Женщина с улыбкой кивнула Трикси, не понимая, что она говорит, но видя, что она искренне предлагает помощь. Трикси еще раз пожала им руки и пошла с Крийном обратно.

– А кто устроил эти ясли? Ведь кто-то арендует помещение, достает чайники, ванночки, детские бутылочки…

– Это я. Жаль, что я не бываю тут чаще. Но теперь я могу положиться на тебя – ты ведь скажешь мне, в чем они нуждаются.

– А если дети заболевают? Их отвозят в Лейден?

– Если какая-то ерунда, я сам их лечу, а если что-то серьезное, отправляю в Лейден. – Помолчав, он добавил: – Я ведь не педиатр.

– Знаю, – ее голос звучал несколько колко, – хотя, видимо, ты все-таки разбираешься еще кое в чем, кроме желез?

– Ну конечно, но ведь каждый предпочитает заниматься тем, что ему более всего интересно…

На следующий день он уехал в Брюссель, еще раз спросив, в чем она нуждается, и опять напомнив о приглашениях, которые они предполагали принять.

– Я уверен, – сказал он вкрадчиво, – что ты справишься с этим.

– Когда думаешь вернуться?

– Точно не знаю. Когда я приезжаю в Брюссель, то звоню друзьям и останавливаюсь на ночь у них. Я позвоню тебе оттуда.

Стоя на крыльце, она следила, как он спускается по ступенькам. Самсон стоял позади нее. Со стороны ее вполне можно было принять за счастливую жену, провожающую своего мужа в дорогу… Но, махнув последний раз вслед удаляющейся машине, она тут же погрузилась в раздумья, что это у него за «друзья» были в Брюсселе…

Тем же утром она отправилась в ясли и, несмотря на небольшие трудности в общении, испытала огромное удовольствие от работы. Здорово, что можно кому-то помогать, думала Трикси. Там были совсем маленькие ребятишки, которым нужно было менять пеленки, – родители каждое утро оставляли их в яслях и забирали только поздним вечером. Даже странно было, что в такой маленькой деревеньке так много молодых женщин ездят на работу.

Трикси вернулась домой к ланчу, взяла почту и просмотрела все приглашения на обеды, вечеринки и на день рождения какого-то светила. Были и письма, адресованные лично ей: приглашения на кофе и предложения вступить в различные благотворительные общества. Если бы она выполнила все, о чем ее просили, у нее не осталось бы ни одной свободной минутки…

Весь день она сортировала письма и потом села на них отвечать. Приглашения на обеды отклоняла, находя вполне правдоподобное извинение: Крийн не знает точно, когда вернется. Приглашения на утренний кофе она принимала: попробуй только не прийти, и новые друзья не поймут причину отказа и тут же почувствуют к ней неприязнь. Кроме того, она согласилась вступить в несколько благотворительных обществ.

Вечером позвонил Крийн; она не ожидала этого и так засияла, услышав его голос, что Рэбо тут же отправился на кухню сообщить Уолке, что госпожа выказала все подходящие случаю чувства.

– Это прекрасно, – сказала Уолке. – Они так недавно женаты; как жаль, что она не могла поехать с ним.

Рэбо пробормотал на голландском что-то вроде «разлука еще больше разжигает любовь» и добавил, что очень скоро госпожа с профессором вернутся обратно в Англию.

– Это самая славная девушка, какую я когда-либо встречал.


– У тебя все в порядке? – От голоса Крийна по ее телу побежали мурашки. – Как тебе ясли?

– Чудесно, мне там все очень понравилось. Пришло так много писем… – Она рассказала ему про них. – Я не ответила только на то, где приглашают на день рождения.

– Прими это приглашение. Это от старого профессора анатомии, ему, должно быть, уже за восемьдесят. Жена каждый год устраивает для него прекрасные вечеринки.

– Это будет через неделю. Ты к тому времени вернешься?

– Да.

Он ничего не прибавил, и она спросила:

– У тебя был тяжелый день?

– Да. Я звоню из дома моих друзей в Брюсселе. Я здесь обедаю.

Она удержалась от вопроса: с кем? Только неубедительно пробормотала:

– Как хорошо…

Когда он ничего на это не ответил, она заметила, что Самсон скучает по нему. В тишине, которая за этим последовала, она услышала женский голос, звавший его по имени.

– Ну, я, должно быть, отрываю тебя от твоих друзей. – Она была довольна небрежным тоном, которым это сказала. – До свиданья, Крийн.

– Спокойной ночи, Беатрис. – Ей показалось, что он смеется.

Трикси не знала, позвонит ли он на следующий день, хотя очень надеялась, что позвонит. Так и не дождавшись звонка, через день она снова пошла в ясли.

Было дождливое, холодное утро, но после суеты и детского плача она рада была пройтись под дождем, думая о Крийне. Интересно, что он сейчас делает и когда вернется домой?

Когда она увидела перед домом машину, ее сердце замерло. И сразу же упало: это была другая машина, не «бентли». Она заторопилась Наверно, кто-то только что приехал из Брюсселя и привез ей весточку от Крийна! Забыв о своих мокрых растрепанных волосах, она сбросила жакет и косынку и через боковую дверь вбежала в холл. Рэбо вышел встретить ее.

– К вам гость, госпожа. Один из кузенов профессора, Андре тер Ванг.

– О да. Мы встречались в Веенкерке. Он в гостиной, Рэбо?

– Да, госпожа. Он останется на ланч?

– Наверное, останется. Спрошу у него и дам тебе знать.

Она остановилась пригладить волосы, а после вошла в гостиную и увидела Андре, развалившегося в кресле перед камином. Самсон сидел напротив, возле кресла Крийна, и тревожно смотрел на него.

Увидев Трикси, Андре поднялся, собака тоже вскочила на ноги. Трикси потрепала Самсона за ухом и протянула Андре руку.

– Как я рада вас видеть, но вот только Крийна сейчас нет – он в Брюсселе…

– Да, я знаю. Я подумал, что вам, наверное, одиноко. Приглашаете меня на ланч?

– Конечно…

– Давайте прокатимся после ланча, а потом вы снова пригласите меня на чай или даже пообедать. Ладно? Нам надо познакомиться поближе.

– Как мило с вашей стороны, но я не могу этого сделать. Жена священника зайдет ко мне в два часа – мы должны обсудить праздник святого Николая, он уже послезавтра. Мы договорились, что я помогу поздравлять деревенских ребятишек и буду заворачивать подарки.

– Боже мой, Беатрис, вы собираетесь заделаться матроной? Эти люди вполне сумеют справиться и без вашей помощи. Я рассчитывал, что мы проведем остаток дня вместе.

– Мне очень жаль, но я уже обещала помочь…

В его улыбке сквозила легкая насмешка.

– Ну ладно, в другой раз. – Он поднялся. – Тогда я пойду.

– А как же ланч?

– Я только что вспомнил, что в час ко мне придет клиент.

Она проводила его до двери, и он взял ее руку.

– Все-таки мы должны познакомиться поближе. Я обязательно еще приеду. Когда возвращается Крийн?

Непонятное чувство заставило ее сказать:

– Наверное, сегодня или завтра утром.

– И он захочет, чтобы вы все время уделяли ему, не так ли?

– Да, непременно, – твердо ответила Трикси. Очень мило с его стороны заехать, думала она, махая ему вслед со ступенек, но она все еще была не уверена в том, что он ей нравится.

Жена священника подавляла окружающих своим авторитетом; она прекрасно знала английский, чем выделялась из всех деревенских, и слово ее в деревне было законом.

Но Трикси эта женщина запугать не смогла. Они попили кофе с пирожными, а потом вместе отправились в деревню, где, в доме священника, и лежали подарки, которые нужно было завернуть в яркую оберточную бумагу.

– Откуда взялись все эти подарки? – спросила Трикси и покраснела, когда жена священника сурово ответила, что каждая хозяйка пожертвовала на это небольшую сумму.

– Вы ведь понимаете, что у нас очень мало денег на благотворительность.

– О, тогда разрешите мне помочь. Уверена, что если бы профессор был здесь…

– Он здесь, – прозвучал позади нее голос Крийна. Когда Трикси радостно обернулась, он сказал: – Простите, госпожа Краан; дверь была открыта.

Он поцеловал Трикси в щеку и произнес:

– Видишь, я вернулся немного раньше, чем рассчитывал. – Потом пожал руку госпоже Краан. – Рад, что моя жена принимает участие в приготовлениях ко дню святого Николая, но, простите, сейчас я должен увести ее домой; так получилось, что я приехал раньше, чем ожидал.

В машине он заметил:

– Эта Краан чем-то напоминает дракона…

– Да, я заметила. Ты не позвонил… Его голос звучал расстроенно:

– Извини, я совсем забыл. Я испортил тебе день?

Она повернула к нему счастливое лицо.

– О нет. Я так рада, что ты вернулся!

Они вошли в дом, и когда Трикси собралась подняться наверх, чтобы переодеться в домашнее, он нетерпеливо сказал:

– Погоди, Беатрис, попьем кофе в гостиной, ладно?

Потом, уже сидя у огня с весело помахивающим хвостом Самсоном в ногах, он поинтересовался:

– Тебе не было одиноко?

Интересно, какова была бы его реакция, если бы она сказала ему, что считала минуты до его приезда?

– Не очень. У меня уже был один урок голландского, в компании Самсона не приходилось скучать. Я выходила на прогулки, работала в яслях… – Она замолчала, наливая кофе. – Сегодня утром, когда я вернулась с работы, здесь ждал Андре. Он сказал, что приехал на ланч, и хотел вытащить меня на прогулку на машине, но, конечно, я не смогла, потому что уже обещала помочь госпоже Краан… Я пригласила его остаться на ланч, но он вдруг вспомнил, что в час к нему должен прийти клиент, и уехал. Я сообщила, что ты в Брюсселе, и… – Тут она осеклась. Профессор спросил:

– И что, Беатрис?

– Надеюсь, ты не рассердишься – я сказала, что ты возвращаешься сегодня…

Он безмятежно спросил:

– Почему?

– Просто он пообещал, что вернется как-нибудь и повезет меня кататься. – Она прямо посмотрела на него. – Я понимаю, что он твой кузен, но, кажется, он думает, что я нуждаюсь в компании. – И поспешно прибавила: – Хотя он очень добр и дружелюбен.

Последнее замечание профессор проигнорировал.

– А ты правда нуждаешься в компании, Беатрис?

– Я? О нет. Я как раз собиралась пить кофе с госпожой ван Влиет и встретиться с некоторыми дамами, которые были на званом ужине.

Тут к ней на колени залез Перси, и она принялась его гладить.

– Но если ты хочешь, чтобы я занялась прямыми обязанностями…

– Дорогая Беатрис, я не хотел бы нарушать твои планы, но должен напомнить тебе, что через пять дней мы возвращаемся в Англию. – Он поставил чашку на стол. – В Тимоти меня ждут дела; миссис Грей назначила несколько встреч… Рождество проведем там. Кстати, позвонишь своей тете – если помнишь, она намекала, что мы можем как-нибудь пообедать с ними.

– Хорошо, так я и сделаю, – согласилась она тихо, не ожидая такого поворота событий. – А завтра ты будешь дома?

– Боюсь, что нет, хотя постараюсь вернуться пораньше.

– Тебе тут звонили, интересовались, когда ты вернешься, но я говорила, что не знаю. Единственное приглашение, которое я приняла для нас обоих, – это день рождения через три дня.

– Ах да. А что ты собираешься делать завтра?

– Ну, завтра мне не нужно в ясли, но я обещала помочь украшать площадь ко дню святого Николая. А днем к нам кое-кто придет на чай; не беспокойся, к тому времени, когда ты вернешься, гости уже уйдут.

Он тяжело поднялся, и Трикси заметила, как он устал.

– Пойду запишу кое-что, – сказал он. Скажешь Рэбо, чтобы не беспокоил меня? Пусть сам отвечает на все звонки и даст мне знать только тогда, когда будет что-то очень важное.

Преследуемый по пятам Самсоном, он вышел, а Трикси поднялась наверх, где, совершенно без причины, шлепнулась на кровать и хорошенько выплакалась.

Однако рыдала она не слишком долго: ведь нельзя, чтобы Крийн заметил ее красные глаза и распухший нос. Она должна помнить, чего от нее ожидают; она обязана всегда быть хорошей хозяйкой, а главное – не допускать назойливых незваных гостей в серьезный мир мужа и спокойно принимать все его приезды и отъезды. Вот я и стала кем-то вроде личного секретаря, сказала она себе задумчиво, разглядывая в зеркале свою припухшую физиономию.

Трикси вернулась в гостиную и вышивала там гобелен до тех пор, пока Рэбо не принес поднос с чаем.

– Ни в коем случае не беспокой профессора, ладно, Рэбо?

Позже, когда она спустилась к ужину, переодевшись в вечернее платье, Крийн уже сидел в кресле с верным Самсоном у ног. При ее появлении он приподнялся.

– Что бы ты хотела выпить? – Разлив по бокалам напитки, он сел снова.

– Надеюсь, Рэбо тебя не беспокоил, – сказала Трикси. – Ужин будет только через полчаса.

Ответа не последовало. Профессор задумчиво ее оглядывал, сознавая, что скучал по ней в отъезде. Он только что закончил очень важную главу; теперь нужно было уделить внимание кое-каким деталям.

– Тебе не хочется отсюда уезжать? – безучастно спросил он.

– Конечно… Но мы же должны скоро вернуться…

– Да, к Новому году – отпразднуем его вместе с семьей. Справишься, если все они приедут сюда и останутся ночевать?

Трикси кивнула.

– Рэбо и Уолке будут мне хорошей подмогой, ведь так? На Новый год придут все-все, да? Прямо к ланчу?

– К чаю. Потом нужно будет сочинить какой-нибудь особенный обед. Потом, наверное, приедут друзья. Такой здесь обычай на новогодние праздники.

– Мы сможем вернуться заранее, чтобы решить все вопросы с едой, приготовить комнаты для гостей и все такое?

– Мы вернемся сюда двадцать девятого декабря. У тебя будут целые сутки, но Уолке приведет комнаты в порядок, пока мы будем в Лондоне. А меню ты сможешь обсудить с ней еще до нашего отъезда.

– Да, так я и сделаю. – Ей хотелось оставить побольше времени на приготовления, но говорить об этом не имело смысла.

Они поужинали, небрежно болтая о знакомых, но не затрагивая личных тем. Потом профессор вернулся к своим записям.

Но прежде чем взять ручку, откинулся в кресле и задумался. Как же удачно он женился. Беатрис успешно разделывалась со всей той светской жизнью, которой он хотел избежать; она такая спокойная девушка, прекрасный слушатель, в ее обществе он отдыхал… Как великолепно вписалась она в нишу, которую он для нее отвел, и вполне довольна своей жизнью. Крийн улыбнулся, вспомнив, как она шлепнулась в палате в Тимоти – он едва заметил ее тогда, но тем не менее не забыл. Замечательно, что он сразу заговорил с ней о женитьбе, не обремененной романтикой, которой он избегал с тех самых пор, как закончился его юношеский роман с той девушкой… Она поклялась дождаться, пока он закончит учебу и получит ученую степень, и бросила его ради богатого аргентинского скотовода. После этого он с головой ушел в науку. Теперь, через столько лет, девушка давно забылась, но наука так и осталась на первом месте…

Он с удовольствием взял ручку и начал новую главу, касающуюся надпочечников.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда на следующее утро Трикси вошла в столовую, Крийн уже завтракал, и не успела она взять бутерброд, как он собрался уходить.

– Я говорил тебе, что сегодня задержусь? – спросил он. – Если твои гости будут еще здесь, я войду через боковую дверь.

Она кивнула, и он добавил:

– Беатрис, ты прекрасная жена. Надеюсь, теперь никому не захочется развлекать меня – или по крайней мере все они перенесут свои заботы на тебя. Замужние женщины любят молоденьких, только что вступивших в брак девушек.

Только что женившимся мужчинам тоже должны нравиться вышедшие за них девушки, подумала Трикси. Но оставила эту мысль при себе.

Урок голландского проходил сразу после завтрака. Она с таким энтузиазмом учила язык, что строгая учительница похвалила ее – и вместе с тем задала огромнейшее задание к следующему уроку.

– Жаль, что вы несколько недель проведете в Англии, – отметила она. – Будем надеяться, что там вы не забросите голландский. Об этом мы еще поговорим в другой раз.

Трикси поспешила в деревню, где закончила заворачивать маленькие подарки. Госпожа Краан пребывала в хорошем настроении, и Трикси, обертывая марципановые фигурки в яркую бумагу, искренне радовалась.

– Вы, конечно, посетите церковь в субботу, – сказала госпожа Краан.

– Если профессор будет свободен, мы придем вместе. – Трикси надеялась, что так и будет.

Некоторое время она размышляла о том, что бы надеть к чаю. Большинство приглашенных намного старше ее, и подчеркивать разницу в годах не стоит, это может создать плохое впечатление. Поэтому она выбрала простое серебристое платье, повязала на шею узорчатый шарфик и вышла в гостиную встречать своих гостей.

Вечеринка прошла успешно. Уолке испекла воздушные пирожки, нарезала миниатюрные сэндвичи с огурцами и вместе с Трикси соорудила бисквитный пирог. Гостьи рассказывали Трикси то, что им было известно о жизни в университете и медицинской школе.

– Теперь Крийн женатый мужчина, – сказала госпожа ван Влиет, – и мы можем больше не беспокоиться о нем. Когда он был холостяком, мы чувствовали своей обязанностью постоянно знакомить его с женщинами – ведь мужчине нужна жена. – Она лучезарно улыбнулась Трикси. – Но теперь он нашел жену самостоятельно, и, кажется, замечательную жену. Мы все так думаем.

Немного покраснев, Трикси поблагодарила ее и подумала, что он и женился на ней именно для того, чтобы вырваться из-под опеки этих дам.

Она помахала последней гостье, уходящей домой, и вернулась в гостиную. Там, в кресле, уже сидел Крийн.

– Я попил чай в кабинете, – сказал он ей. – Как прошел день?

– И давно ты дома?

– С час. – Он задумчиво посмотрел на нее. – Они добры к тебе, Беатрис?

– О да, и так дружелюбны. – Она вдруг улыбнулась. – Они наперебой твердили, что беспокоились о тебе, пока ты не был женат. Кажется, они изо всех сил старались подобрать тебе жену…

Он усмехнулся.

– О, само собой; бесконечные обеды, приглашения выпить и встретиться там с очередной племянницей или дочерью какого-нибудь старого друга…

– И в Лондоне тоже был такой кошмар?

– Да. Теперь слушай, кого мы должны пригласить на вечеринку в Лондоне. Нескольких человек из больницы, твоих друзей, и у меня есть еще кое-какие знакомые…

– Сколько всего?

– Всего около тридцати. Миес и Глэдис справятся; у Глэдис есть сестра, она непременно поможет.

– Ты устраиваешь что-то подобное каждый год?

– Если нахожусь в Англии, то да. И, конечно, на Рождество я еду в Тимоти взрезать гуся и обойти с поздравлениями палаты…

– Да. Я видела тебя на прошлое Рождество. – Она тогда первый год работала младшей медсестрой, еще в детском отделении. Кормила как-то раз грудничков – и тут в палату вошел профессор вдвоем с сестрой-монахиней. Он останавливался, садился на койки, возился с малышами и их игрушками… Она не знала тогда толком, кто он такой, а потом перешла в женские палаты и стала видеть его регулярно… Может, она влюбилась в него еще тогда, только не осознавала этого?

– Завтра я весь день проведу в больнице. Святой Николай сразу после ланча появится на белой лошади и со своим спутником Черным Питом. Я заеду за тобой около часу дня, так что ты сможешь увидеть его еще до того, как вернешься в деревню. Там он обычно появляется около четырех.

– А разве не везде одновременно?

– Нет. Он проходит по всей Голландии, заглядывает в каждый город и каждую деревню. И самое замечательное, что маленькие дети совсем не осознают этого.


Она была уже совсем готова, когда Крийн заехал после ланча. Холода еще держались, и она надела новое зимнее пальто, зеленый мохеровый свитер и влезла в коричневые кожаные ботинки. Поправила у зеркала бархатную беретку, взяла новую сумочку от Гуччи и надела перчатки в надежде произвести хорошее впечатление на тех, кого встретит в больнице.

Крийн вылез из машины, открыл перед ней дверцу и перебросил на заднее сиденье пачку бумаг. Свистнул Самсону, впустил и его тоже и поехал, искоса бросив взгляд на Трикси.

– У тебя на голове замечательная штука. Тебе надо бы встретиться с директором и директрисой еще до того, как появится святой Николай.

– Там что, будет очень много народу?

– Придут все, кто только будет свободен от дежурства. Святой пожмет всем руки, а потом обойдет палаты. Я отвезу тебя обратно, когда он начнет, потому что это долгий процесс. Домой вернусь около шести. Я бы хотел, чтобы ты оставалась в деревне, пока я не заеду за тобой.

– Мне не трудно дойти домой пешком, там всего-то минут десять. Возьму фонарик.

– Я предпочитаю сам забрать тебя, Беатрис.

– Ну хорошо, я подожду.

К этому времени они уже приехали в больницу. Крийн остановил машину на стоянке для консультантов и повел Трикси к входу. Вокруг, несмотря на холод, толпился народ, но внутри было тепло и приятно. Лица, занимающие самые высокие посты, весело болтали, собравшись небольшими группками. Крийн взял жену за руку и подвел к одной из таких групп.

– Встречающая делегация, – тихо проговорил он и представил ее директору и директрисе, которые немного поболтали с ней по-английски. Там же были многие, кого она уже встречала на званом ужине; была госпожа ван Влиет и несколько дам, приходивших к ней на чай за день до того. Женщины тут же окружили ее и, перебивая друг друга, бросились разъяснять, что тут будет дальше. Крийн мило улыбнулся ей и отошел в сторонку с двумя пожилыми бородатыми джентльменами.

Отдаленные приветственные возгласы возвестили о приближении святого Николая, и вскоре появился он сам, на белой лошади, а за ним следовал Черный Пит. У входа в больницу святой спешился, помахал толпе и неспешной походкой вошел в здание. Здесь его приветствовал директор больницы, и после этого он прошел в палаты.

Трикси тоже не прочь была пойти туда, но Крийн потрепал ее по плечу.

– Поехали домой, – сказал он ей голосом, не терпящим возражений.

С оттенком неудовольствия Трикси сказала:

– Мне бы хотелось остаться… В деревню мне нужно только к четырем…

Он не ответил.

У входа в дом, прямо за дверью, стояла машина. Темно-голубой «мини», блестящий свежей покраской. Через его капот была протянута широкая яркая лента, на которой было написано: «Беатрис от святого Николая».

Трикси стояла напротив, уставившись на автомобиль.

– Для меня – машина? Крийн…

– Не смотри на меня так, дорогая, я не святой Николай.

– Да, но ты – это… О, Крийн, огромное тебе спасибо! Какой прекрасный подарок!

– Я передам святому Николаю, – мрачно сказал он. – Скажи Рэбо, чтобы поставил ее в гараж. Она твоя.

– О, но я могу поехать на ней в деревню? Он решительно мотнул головой.

– Я заберу тебя около шести часов. Сев за руль «бентли», он добавил:

– Там и увидимся.

Трикси медленно вернулась в дом, где ее поджидал верный Рэбо…

– Я прогуляюсь с вами, госпожа. Тут корзинка со сладостями и бисквитами – она для вас слишком тяжела.

Почти вся деревня вышла посмотреть на появление святого Николая. Он, как всегда, был пунктуален. Для детей его приезд, как всегда, был волшебством, и перед тем, как он прошел по кругу, раздавая маленькие пакетики с подарками, они радостно спели приветственную песнь в честь его появления.

Вскоре он удалился. Дети, сжимая в руках апельсины и сладости, заторопились домой, подгоняемые родителями; и госпожа Краан, жена булочника и Трикси остались на площади убирать бумажки, огрызки пирожных и апельсиновые корки. Они прибрались как раз к тому времени, когда появился Крийн. Он постоял несколько минут, побеседовал с дамами, передал им бутылочку вина и посадил Трикси в машину. Уже дома он сказал:

– Выпьем кофе в гостиной? Или хочешь чаю?.. Тяжелый был день.

Они сели – он с кофе, она с чаем – и стали обсуждать прошедший день, потом пообедали и снова вернулись в гостиную. Вечером позвонила госпожа ван дер Бринк-Шааксма и осведомилась, как Трикси понравился праздник святого Николая, а также пожелала им счастливой поездки в Англию.

– Увидимся на Новый год, – сказала она. – Ждем с нетерпением.

А Трикси уже и не знала, ждет ли она очередной встречи или нет. Следующее утро она проговорила с Уолке и Рэбо, объяснив им, что необходимо подготовить к их следующему приезду.

– Мы занимаемся этим каждый год, – сказал Рэбо. – Говорите, традиция? Не беспокойтесь, госпожа, мы все приготовим, пока вас не будет; скажите только Уолке, что вы хотите увидеть на праздничном столе, и все будет сделано.

Они обсудили меню, решили, кого в каких комнатах разместить. Детские должны быть хорошенько проветрены, а к малышу Риббе надо подобрать хорошую няньку… У Трикси камень свалился с плеч – Рэбо и Уолке соглашались с ней, значит, она делает все правильно… Она пошла в свою комнату переодеться для визита к госпоже ван Влиет.

Сейчас она сама отправится в Лейден. Голландской лицензии на вождение машины у нее пока что не было, но, если они наткнутся на полицейский патруль, положение спасет сидящий позади Рэбо. Да и вообще без Рэбо ехать нельзя – ведь она запросто может повести машину не по той стороне дороги…

День прошел прекрасно. Она выпила чай без молока, погрызла соленые орешки и вежливо выслушала все советы, которые понадавали ей леди. Их доброта была очевидна; они изо всех сил хотели помочь ей справиться с ролью жены всемирно известного консультанта, и она была очень благодарна им за это. Они наперебой желали ей счастливого Рождества и выражали надежду поскорее увидеть ее после праздников. Она всматривалась в их добрые лица и думала, что больше не чувствует себя здесь чужой. Попыталась даже объяснить это вечером Крийну. Но, к сожалению, как только она заговорила, зазвонил телефон. А когда он положил трубку, продолжать уже не имело смысла. Более того, сразу после разговора он прошел в свой кабинет, а она не нашла ничего лучше, чем подняться наверх и начать собирать сумки.

Они отъезжали в Англию на вечернем пароме, так что перед отъездом профессор мог еще немного поработать. В воздухе кружились снежинки, природа выглядела суровой и пустынной. Машина тронулась, и Трикси вдруг загрустила, когда увидела удаляющихся Рэбо, Уолке и несчастного Самсона на ступеньках.

Неожиданно для себя она сказала:

– Я рада, что мы сюда вернемся. Ты ведь живешь здесь больше, чем в Лондоне, Крийн?

Он взглянул на нее.

– Да. Раньше я даже сомневался, нужен ли я вообще в Англии. Но сообщение между нашими странами очень удобно, и поездки не мешают мне работать.

– А теперь что, изменил свое мнение?

– Вовсе нет.

На этом Трикси должна была успокоиться. Она продолжала бы расспрашивать Крийна и дальше, но он так редко говорил о себе, что она опасалась какой-нибудь неловкости со своей стороны, которая могла бы разрушить возникшую между ними спокойную дружбу.


Когда они приехали в Харвич, накрапывал мерзкий холодный дождь, и после поездки Трикси почувствовала недомогание. Она с упреком посмотрела на Крийна, когда он весело спросил:

– Позавтракаем? У меня нет никаких встреч до самого полудня.

Слабым голосом она ответила:

– Я не голодна…

Он проехал через весь город и остановился перед отелем.

– Пожалуйста, закажи чай.

После первой чашки она почувствовала себя лучше и даже съела пару тостов, пока профессор поглощал овсянку, бутерброды, мармелад и кофе. Выпив еще чаю, она совершенно пришла в себя и, вернувшись в машину, выглядела почти нормально.

– Ты был прав, – сообщила она, – я действительно чувствую себя намного лучше. – И в самом деле, она начала весело болтать о том, как они обоснуются в Лондоне. – Очень хочется повидать моих подруг из Тимоти. Ты не возражаешь?

– Дорогая Беатрис, конечно, не возражаю. Все, что я прошу, – это свести нашу светскую жизнь до минимума. Ты уже написала своей тете?

– Да, но у нее не было времени ответить. Вероятно, она и не станет этого делать.

– Это единственное приглашение, которое я бы хотел, чтобы ты приняла, – если оно будет, конечно.

Она сказала:

– Очень хорошо. – Ей было интересно, почему он так жаждал вновь встретиться с ее тетей. Она-то уж никак этого не хотела, хотя, пожалуй, с дядей Вильямом можно было бы повидаться… Так как Крийн замолчал, она начала строить планы на Рождество. Конечно, оно должно быть тихим, но почему бы не сделать настоящий рождественский обед. И не мешало бы устроить рождественскую елку с подарками…

Показались окраины Лондона, и профессор сбавил скорость.

– Поедем прямо домой, – сообщил он. – Миес приготовит нам ланч. Ты придешь в себя к этому времени? А то я уйду и вернусь только вечером.

Трикси заверила его, что с ней все будет в порядке; займется распаковыванием багажа, да и с Миес неплохо бы поболтать.

– Ты постоянно будешь работать до Рождества?

Крийн улыбнулся.

– Пожалуй, нет. Три-четыре раза в неделю буду ездить в больницу. Но у меня ведь куча частных пациентов, и, может быть, придется еще отлучиться в Бристоль и Бирмингем. Но для рождественских покупок мы уж точно выберем время. Ты позаботишься о пригласительных карточках и прочих подобных вещах? Напечатай их – нам понадобится около сотни. Раньше это всегда делала миссис Грей, но ты ведь сможешь перенять у нее эту эстафету, правда? И подарки надо купить, я дам тебе список, – тогда у миссис Грей будет время для того, чтобы обработать и перепечатать все мои записи.

– Да, конечно, – ответила Трикси. Не нужно расстраиваться из-за того, что не одна она ему помогает.

Дома их встретили радушно. Миес широко распахнула дверь, а Глэдис выглядывала из-за ее плеча. Цезарь, задрав голову, радостно залаял. Даже Гамби беззвучно вышел из своего укрытия и стал тереться об ноги.

– Я сейчас же принесу кофе в гостиную, – сказала Миес. – Какой я вкусный ланч приготовила! Госпожа, вы, наверное, хотите переодеться?

Она суетилась вокруг, переходя на родной язык, когда ей не хватало английского. Трикси поднялась в свою комнату, умылась и причесалась. Когда она вернулась в гостиную, на маленьком столе стоял кофейник, профессор сидел у горящего камина, Цезарь устроился у его ног, положив голову на ботинки хозяина, а Гамби – на ручке его кресла. На столике перед профессором лежала пачка писем.

– Прости, что не встаю, – сказал он. – Как видишь, Цезарь пригвоздил мои ноги к полу. Тут несколько писем для нас обоих и одно лично для тебя – нет, вот еще одно, с голландской маркой…

Трикси взяла письма и присела, чтобы распечатать. Тетя Алиса приглашала их на обед и сообщала, что кроме них будет еще кое-кто из друзей.

– Меньше чем через неделю, – сказала Трикси. – Это вписывается в твои планы?

Профессор кивнул.

– Напомни мне. – Он снова склонил голову над письмом, которое читал до ее прихода, и Трикси распечатала второй конверт. Письмо было от Андре. Он рассыпался в извинениях, что не встретился с ней до ее отъезда из Голландии, желал супругам счастливого Рождества и заявлял, что будет по ней скучать и с нетерпением ждет новой встречи.

Подняв глаза, она увидела, что Крийн внимательно смотрит на нее, и быстро сказала:

– Это от Андре – он сожалеет, что не успел попрощаться с нами перед отъездом, и надеется, что мы хорошо проведем Рождество. Да, еще пишет, что с нетерпением ожидает нашего возвращения.

– Как вежливо с его стороны. – Профессор не признался ей, что виделся со своим кузеном за день до их отъезда из Голландии. От него не укрылось смущение Трикси, и он не мог поставить ее в еще более неловкое положение, рассказав об этой встрече. – Он неплохой малый.

– Да-да, он… – начала было Трикси, но тут появилась Глэдис с перевязанным лентой букетом цветов.

– Это только что доставили вам, госпожа. Трикси взяла букет: фрезии, розы, гвоздики и лилии. Она украдкой взглянула на Крийна, пытаясь понять по выражению его лица, не он ли прислал букет, но он бесстрастно смотрел на нее, и робкая надежда, что цветы от него, умерла. В букет была вложена записка: «Прекрасной – прекрасное. Андре». Она медленно начала краснеть.

– Цветы от Андре. Полагаю, это своеобразный способ поздравить с возвращением домой. Как мило с его стороны.

Голос профессора был так же бесстрастен, как и его лицо.

– Более чем мило, – заметил он. – Смею сказать, он считает, что ты уже чувствуешь ностальгию по Голландии, и таким образом напоминает о себе.

Трикси благодарно на него посмотрела; Крийн особенно не беспокоится, так отчего же чувствовать себя виноватой?

– Да, как ни странно, я действительно скучаю по Голландии, хотя и не должна – я все-таки англичанка, ведь так?

Профессор спокойно проговорил:

– Тем не менее тебе придется провести здесь несколько недель. – Он поднялся, потревожив задремавшего Цезаря. – Я должен позвонить. Ланч подадут в час?

– Да, если тебе удобно.

– Превосходно. – Он ушел в свой кабинет, но за телефон взялся не сразу. Внезапно покрасневшее лицо Трикси дало ему обильную пищу для размышлений. Беда была в том, что он не мог понять, почему это его встревожило.

Предоставленная самой себе, Трикси отыскала вазу, поставила в нее цветы и сожгла записку. Конечно, очень мило со стороны Андре прислать ей цветы, но никакой необходимости в этом не было. Она полагала, что нужно его поблагодарить. Это можно сделать, когда она будет рассылать рождественские открытки.

Решив вопрос таким образом, она с облегчением вздохнула и выбрала из пачки писем те, что Крийн оставил для нее, – открытки и несколько приглашений. Большинство из них он перечеркнул словом «нет», предполагая, что оправдания она будет подыскивать сама. А принять нужно было приглашение на ежегодный бал в больнице, на несколько коктейлей и обед у одного из консультантов. Ну, и у тети Алисы, конечно.

За ланчем Крийн вручил ей список тех, кому надо было послать открытки, назвал день, в который предполагал устроить собственную вечеринку, и вскоре ушел.

– Счастливо провести день, – на прощание сказал он, потрепал ее по плечу и оставил наедине с бумагами за маленьким столиком в гостиной.

У меня пальцы отвалятся от этой писанины, мрачно подумала Трикси.

Когда вошла Глэдис с чайником, Трикси уже успела составить приглашения на вечеринку, ответить на письма, отмеченные Крийном, и теперь сочиняла вежливые отказы на остальные. Она была вполне довольна проделанной работой и, когда муж вернулся, тут же сообщила ему об этом.

Он что-то вежливо произнес в ответ, но Трикси поняла, что его мысли заняты совсем другим.

– Что-то не так? Может, расскажешь? – спросила она.

– Ты помнишь пациентку с пучеглазием? Я рассказывал о ней, когда мы с тобой были у моря…

Как можно было забыть? Это был тот самый день, когда она влюбилась в него.

– Да, я помню.

– Так вот, теперь у нее сложности с сердечно-сосудистой системой…

Трикси села, терпеливо слушая. Она с любовью ловила звуки его голоса, почти не обращая внимания на слова. Было ясно, что, рассказывая об этом, он еще раз хорошенько обдумывал ситуацию. Наконец он ненадолго умолк, а потом добавил:

– Знаешь, я понял, что можно сделать. Я должен позвонить своему регистратору. Эту женщину нужно снова госпитализировать. Немедленно созвонюсь с ее мужем и договорюсь, чтобы она появилась сегодня вечером в Тимоти.

Уже у двери он обернулся.

– Если меня долго не будет, ужинай без меня, Беатрис.

Трикси ни капельки этому не удивилась. Вскоре она пошла посовещаться с Миес.

– Что, если мы поужинаем немного позже? – спросила она. – Если удастся придумать удачную отговорку, профессор и не поймет, что мы перенесли ужин. Что могло бы помешать нам сесть за стол, скажем, после восьми часов?

– Не беспокойтесь, госпожа, я что-нибудь придумаю, – объявила Миес. – Это прекрасная идея. Хозяин съедает слишком много сэндвичей в больнице и перебивает себе аппетит.

– Вот именно. Пора кончать с холостяцкой жизнью, – твердым голосом произнесла Трикси.

Миес, похоже, смутилась.

– Но он и так больше не холостяк, госпожа. Вы научите его хорошим привычкам.

– Так оно и будет, – подтвердила Трикси и вернулась в гостиную, чтобы впустить Гамби из сада в дом. Цезарь уехал вместе с Крийном, с гордым видом усевшись рядом с ним в машине.

Их задумка удалась; когда часы пробили восемь, Крийн пришел домой и в дверях был радостно встречен женой.

– Как раз вовремя, мы еще не ужинали – Миес случайно сожгла рис. Все уже почти готово. Хочешь выпить?

Профессор сбросил пальто, отнес сумку в кабинет и сел рядом с ней у камина.

– Не помню случая, чтобы у Миес что-нибудь подгорело…

– Она слишком обрадовалась, что мы вернулись. Уверена, что она побалует нас чем-нибудь вкусненьким. А что в больнице – все вышло так, как ты хотел?

– Да. Теперь все будет хорошо. А как ты провела день?

Трикси не сомневалась, что на самом-то деле ему это ни капли не интересно. Она подумала о груде конвертов, ожидающих отправки, и сказала, что день выдался очень спокойным и приятным.

На ужин Миес подала зеленый суп, цыпленка на вертеле с гарниром из безупречно приготовленного риса, тающий во рту пудинг и каштановое суфле с соусом из шоколадного крема.

Трапеза прошла в молчании. Сперва Трикси перепробовала множество тем для разговора, и хотя Крийн отвечал ей с готовностью, она видела, что мысли его витают далеко. Вскоре она замолчала.

В гостиной она взялась за свой гобелен, не сознавая, какую очаровательную картину собой представляет: розовый круг света от настольной лампы на коленях, маленькая головка склонена над рукодельем… Профессор решил, что созерцание этого зрелища отвлекает от более важных мыслей, и поспешил удалиться в свой кабинет, где занимался делом до тех пор, пока не распланировал свою работу на несколько недель вперед. Когда же он вернулся наконец в гостиную, Трикси уже легла спать. Он проверил замки и засовы, выключил свет и тоже отправился в постель. Взгляд его упал на цветы Андре, со вкусом расставленные в холле, и он нахмурился. Андре, конечно, молодец, подумал Крийн, но он не имеет никакого права посылать Беатрис цветы и записки. Она, безусловно, добрая и отзывчивая девушка, трогательно доверчивая, вечно беспокоится о том, чтобы всех порадовать, но у нее очень небольшой опыт общения с мужчинами. Букет цветов и пара писем – и она может вообразить, что увлеклась Андре. Профессор вздохнул; если ему надо было послать цветы, он давал миссис Грей распоряжение заказать их и принести ему счет, к тому же любовных писем не писал добрых пятнадцать лет. Не было причин не доверять Беатрис; они совершили выгодную сделку, и он знал, что жена будет придерживаться условий, но не хотел, чтобы хоть что-то причиняло ей боль. Он твердо решил купить билеты на какой-нибудь спектакль. Не забыть бы спросить ее, что бы ей хотелось посмотреть.

Трикси отлично вписывалась в любое расписание, какое составлял профессор. Она была занята рождественскими открытками, подарками для друзей из Тимоти, приготовлениями к их собственной вечеринке… Через несколько дней после прибытия в Англию они отправились на бал в больницу. Она надела платье из крепа янтарного цвета, а Крийн подарил ей толстую золотую цепочку.

– Я купил ее тебе еще перед свадьбой, но замотался и совсем о ней забыл, – сказал он. Трикси тихо его поблагодарила.

Было странно оказаться вдруг на равной ноге со старшим медицинским составом, людьми, с которыми она никогда не разговаривала, хотя постоянно видела их в палатах. Некоторые из сестер тоже были там, среди них и сестра-монахиня Снелл. Она держалась очень вежливо, разглядывала ее платье, итальянские туфли и золотую цепочку. Наверно, подумала Трикси, едва удержавшись, чтобы не хихикнуть, ей не терпится отправить меня простерилизовать инструменты… Крийн вел себя как образцовый муж, а несколько раз даже одарил ее восхищенным взглядом.

Одежда делает с человеком чудеса, сказала она себе, забираясь вечером в постель. Я очень счастлива, мне так повезло в жизни… С этими мыслями она заснула.

Однажды они вместе прошлись по магазинам, чтобы выбрать подарки для Миес и Глэдис, а также для Рэбо и Уолке. Они ходили по «Либирти», и Крийн купил платочек, который случайно попался ей на глаза и очень понравился… Потом выбрали стеганый халат для Миес и кожаную сумочку для Глэдис.

– Миссис Грей всегда дарила что-нибудь сестрам, – заметил Крийн. – Теперь она очень рада переложить это задание на твои плечи.

– И сколько этих сестер?

– О, дай-ка подумать – сестры в общих палатах, сестры в детском отделении, операционные сестры… Да, еще сестра-хозяйка. Полдюжины бутылок вина в лабораторию и ящик пива для эконома…

– Я совсем не умею покупать пиво, – сказала Трикси, – и ничего не понимаю в вине.

– Нет-нет, об этом я сам позабочусь. Но у меня нет ни времени, ни фантазии на такое количество женщин.

– Цветы, – предложила Трикси. – Давай поищем цветочника и закажем букеты. Женщины любят получать цветы. – Она тут же пожалела о том, что сказала, виновато вспомнив о букете, посланном Андре.

Цветы были выбраны, для каждой разные, и, когда астрономический счет был оплачен, они пошли искать что-нибудь для Рэбо и Уолке.

– Чайный сервиз вполне подойдет, – объявила Трикси, – что-нибудь из хорошего фарфора, английского производства.

Полчаса ушло на поиски чего-либо стоящего, и если профессор и испытывал нетерпение, он прекрасно это скрывал. Когда они наконец добрались до дома, Трикси сказала задумчиво:

– Думаю, бутылка шампанского к букету цветов для сестры-хозяйки будет очень кстати.

Профессор, который уже много лет на Рождество разливал шампанское щедрой рукою, одобрил ее идею. Нельзя же было сказать ей, что он и так делает это каждый год.

Только позже он понял, что постоянно боится сказать что-либо, что может расстроить ее…

На следующий день за завтраком Крийн оторвался от своих писем и спросил:

– Сегодня нужно надеть черный галстук?

– Да, мы идем на обед к тебе Алисе. Там будут и другие гости.

И тут он ошарашил ее очередным вопросом:

– А что ты наденешь, Беатрис?

– Я думала, может, серое платье…

– Оно очаровательно, но ты, как мне помнится, покупала что-то розовое в Гааге? Оно у тебя с собой?

– Да, с собой. Но не будет ли этот наряд слишком – слишком вызывающим?

– Дорогая моя Беатрис, сейчас Рождество, время вечеринок! Это будет как раз то, что надо.

В общем, она надела «розовое» платье, которое было скорее цвета абрикоса, – шифон и шелк с длинными тугими рукавами и хитро скроенным лифом, наилучшим образом подчеркивающим все прелести ее фигуры. На шею она надела золотую цепочку…

Когда Крийн пришел домой, он протянул ей маленькую бархатную коробочку.

– Рождественский подарок, немного заранее, ну ничего, – сказал он. Трикси открыла ее и увидела золотые серьги с сапфирами.

Она взяла их в руки и уставилась на них.

– Спасибо тебе, Крийн, – сказала она наконец. – Они так прекрасны! Я обязательно надену их сегодня… Они очень подходят к цепочке и кольцу…

Вдев их в уши, она пошла полюбоваться на себя в большое зеркало в гостиной, а вернувшись, повторила:

– Спасибо тебе, они так хороши. Профессор смотрел на нее с порога.

– Хорошо. – Его голос звучал так бесцветно, что она почувствовала в сердце укол разочарования, но он уже успел выйти из комнаты.

Дом тети Алисы был ярко освещен. Дверь им открыла, конечно же, новая служанка.

В гостиной собралось десять-двенадцать человек, и при входе Трикси и Крийна все они обернулись. Трикси сдержанно улыбнулась и подошла к тете и дяде. Теперь она знала, почему Крийн так настаивал на том, чтоб она надела розовое платье, и почему подарил ей сережки; ведь в последний раз, когда они приезжали сюда, тетя Алиса обошлась с ними невежливо, и он этого не забыл. Трикси вздернула маленький подбородок и отчетливо произнесла:

– Как ваши дела, тетя Алиса, и ваши, дядя? Без сомнения, с Крийном вас знакомить не надо.

Тетя Алиса покраснела как рак и пробормотала слова приветствия, а дядя Вильям взял ее за руку и поцеловал в щеку.

– Ах, моя дорогая, как хорошо ты выглядишь, какая ты красивая. – Он пожал руку Крийну и провел их по комнате, представляя остальным гостям. На полпути они лицом к лицу столкнулись с Маргарет. Трикси мягко с ней поздоровалась, а та с ног до головы окинула ее удивленным взглядом.

– О, привет. – Улыбка Маргарет была далеко не дружелюбной, хотя, когда она повернулась к Крийну, лицо ее просветлело. Всунув свою руку в его, она сладко проворковала: – Можете проводить меня к столу, заодно расскажете, как вам удалось так изменить мою довольно заурядную кузину. – Она помолчала и весело добавила: – Конечно, тут все дело в одежде…

Крийн сделал шаг в сторону, и ей пришлось убрать свою руку. С его лица не сходила улыбка, но единственным ответом, которым он ее удостоил, был холодный взгляд. Потом он повернулся к жене, взял ее за руку и ласково сказал:

– Где-то тут я видел полковника Воспера, пойдем к нему, надо переброситься с ним словечком.

Он снова улыбнулся Маргарет, но взгляд его был тяжелым, так что она сказала поспешно:

– Вы же понимаете, я только пошутила…

– Ну конечно, вы пошутили, – согласился он.

Вечер, казалось, продолжался бесконечно.

– Только зря потеряли время, – отметила Трикси по дороге домой.

– Да нет же, Беатрис. Твоя тетя теперь знает, какая ты на самом деле – не мышеподобное затюканное создание, не бедная родственница, но молодая женщина, которая умеет со вкусом одеваться, очаровательно выглядит и умеет прекрасно постоять за себя. Трикси разинула рот.

– Крийн! Неужели ты думал обо мне именно так – мышеподобная бедная родственница?

Он искоса взглянул на пораженную Трикси и улыбнулся.

– Нет. Не могу сейчас вспомнить, как я о тебе думал, но, конечно, не так. Вот приедем домой и откроем бутылку шампанского. Утопим в нем воспоминания об этом ужине. Кухарка твоей тетушки, должно быть, имеет зуб на всех нас – отвратительно приготовленная еда, плавающая в мерзком соусе. Я попрошу Миес сделать для нас сэндвичи.

В общем, остаток вечера они провели у камина в гостиной – с Гамби на коленях у Трикси и Цезарем в профессорских ногах, – поедая груду сэндвичей и попивая шампанское, которое он достал из погреба.

Трикси давно уж не была так счастлива. В постели у нее было время подумать об ужине у тетки, но она не захотела отвлекаться от двух безоблачных часов, проведенных наедине с Крийном. Это было так, как будто кто-то слегка приоткрыл дверь, и в щелочку она увидела, что такое по-настоящему быть замужем.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В течение двух следующих дней виделись они очень редко. Профессор регулярно ездил в Тимоти, днем принимал частных пациентов.

Вечерами работал над книгой, а по утрам диктовал готовые записи миссис Грей. Трикси, отправив все открытки по адресам, болтала с Миес, выполняла мелкую работу по дому, пила кофе или чай с теми женами коллег Крийна, что звали ее в гости, и всячески избегала приглашений на обеды, позволяя приглашающим думать, что, только что поженившись, новобрачные пока еще предпочитают проводить все свободное время вдвоем.

Как-то они еще раз выбрались в город за покупками – надо было подыскать подарки для его семьи. Сумочку для мамы, духи для сестер, солодовое виски «шивас ригал» для отца… Но что же делать с целой оравой племянников и племянниц?

Трикси не растерялась. Устроившись в гостиной с чашкой кофе в руках, она поспешила успокоить Крийна:

– Давай подумаем; их семеро, да? Шесть мальчиков и одна девочка. Ей подойдет маленький серый кролик; я видела его, когда мы проходили по отделу игрушек, в славном костюмчике и с корзинкой для покупок… – Она не заметила его улыбки и продолжала: – А вот мальчикам – это много сложнее. Может, подойдет конструктор Лего? Я видела такой, из которого можно построить корабль. Это уже трое, так? Потом, мальчик Реки – он ведь достаточно вырос, чтобы играть радиоуправляемой машинкой?

– Все маленькие мальчики доросли до того, чтобы играть в машинки, – заметил профессор.

– Вот и хорошо; тогда остаются трое ребят Суске.

– Железная дорога – будут играть в нее все вместе. – Он поставил чашку на стол. – Если ты готова – пойдем поищем все это.

Через полчаса Трикси молча наблюдала, как профессор выписывает чек, за который, как ей казалось, ему дали целиком всю железнодорожную систему Объединенного Королевства, вместе со всякими там станциями, мостами, сигнальными будками и миллионами миниатюрных рельсов. Тут же, с помощью продавца, он попробовал все это собрать воедино.

Трикси, наблюдая за увлеченным лицом профессора, испытала такой прилив любви, что защемило сердце.

Они купили и остальные игрушки, потом отправились в Каларидж на ланч, и Трикси поглощала изысканную еду с восторгом ребенка, которому закатили настоящий пир. Крийн, к своему удивлению, вдруг понял, что и сам получает удовольствие от ее радости. Охваченная возбуждением Трикси в глубине души лелеяла надежду, что с этого прекрасного утра они будут больше времени проводить вместе…

Она ошибалась – следующие два дня она почти не видела Крийна и не увидела бы еще дольше, если бы в больнице не намечался бал. Он поинтересовался, не нужно ли ей новое платье для такого случая, оставил на столе пачку денег и позвонил днем, напомнив, чтобы она была готова выехать из дому в восемь часов.

– Сначала будет обед, – сказал он. – Несколько человек из Больничного комитета…

– А где это будет?

Нетерпеливым голосом он пояснил:

– В больнице. Танцы начинаются в половине девятого, все обычно собираются на пару часов позже. – Он отключился, вероятно задумавшись о системе желез внутренней секреции…

Трикси твердо решила быть хорошей женой – но тут вышла из себя. Бал Года, а она предупреждена едва ли за два дня! Правда, у нее было несколько платьев, но разве годились они для такого серьезного случая? Кроме того, ей так хотелось произвести надлежащее впечатление на старшую сестру Беннетт!

Денег, оставленных на столе, оказалось довольно много. Она поехала на Найтсбридж в надежде найти что-нибудь подходящее. Нашла не скоро, но вещь того заслуживала. Приглушенных тонов розы на бледно-зеленом фоне поверх шелковой юбки, отлично сочетающиеся с нежнейшими оттенками цветов; ко всему этому великолепию – розовые атласные туфельки и маленькая сумочка из золотой сеточки на запястье. Она добавила к наряду еще и тонкую как паутинка кашемировую шаль. Теперь единственное, что оставалось сделать, – это помыть волосы и наложить на лицо маску.

За завтраком Крийн оторвался от писем и спросил:

– У тебя все готово для вечера? Сегодня я еду в Бирмингем, но к началу восьмого вернусь.

Она не была уверена, услышал ли он ее уверения в том, что она вполне готова, но, когда предположила, что, вернувшись, он захочет немного сэндвичей с кофе, он поднял голову:

– Спасибо, буду рад. И завари себе крепкий чай, Беатрис; чай притупляет действие алкоголя…

Она окинула его холодным взглядом.

– Ты хочешь сказать, что я могу позволить себе выпить больше, чем требуют приличия?

Он встал из-за стола.

– О Боже, нет, но шампанское на голодный желудок… – Он опустил руку на ее плечо. – Увидимся вечером. Мой номер телефона в кабинете.

Когда он вернулся, Трикси, уже одетая, работала в гостиной над гобеленом. Она услышала, как он входил в дом, но осталась, где была; поудобнее устроилась в кресле у камина, в теплом розовом свете лампы, стоящей на подлокотнике, платье нежно струится по ногам… Она чувствовала, что выглядит прекрасно, и надеялась, что Крийн это оценит.

С книгой в руке он вошел в комнату. Оживленно поприветствовал ее и быстро прошел к своему креслу. Ей показалось, будто он умышленно не взглянул в ее сторону.

Трикси проглотила обиду, выместила злость на гобелене и справилась о том, как он провел день.

– Ешь сэндвичи, они совсем свежие.

В голосе ее звучали едкие нотки, но ее вполне можно было за это простить.

Вскоре он вышел переодеться, а Трикси продолжала сидеть, пытаясь взять себя в руки. Он устал, говорила она себе, и, вероятно, все еще думает о пациенте; в конце концов, он вполне ясно дал понять, что работа намного для него важнее, чем что-либо другое; да и предстоящий вечер для него – не что иное, как пустая трата времени.

Когда он спустился вниз, она уже полностью успокоилась.

Предстоящий бал она ждала без всякого нетерпения, однако получился самый настоящий праздник. Ее посадили меж двумя старшими консультантами, которые величали ее маленькой леди и подливали ей вина, и, хотя это был официальный обед, благодаря Рождеству он превратился в очень веселый вечер. Крийн, сидя напротив Трикси рядом с внушительных размеров дамой, улыбался всякий раз, когда они встречались глазами, а у нее появилась прекрасная возможность понаблюдать за ним. Трикси с радостью отметила, что сейчас он не витает в облаках; и было очевидно, что и он, и его соседка вполне довольны друг другом. Когда он в следующий раз улыбнулся ей, она ответила прохладным взглядом.

Бал был уже в полном разгаре, и Крийн молча повел ее на танцплощадку.

– За обедом ты как-то неприязненно посмотрела на меня, – шепнул он ей на ухо. – Я что, что-то сделал или, наоборот, не сделал? Словом, я тебя расстроил?

– Ничего подобного, – ответила Трикси, уткнувшись носом в его накрахмаленную манишку. – Какой замечательный вечер. – Голос у нее был ледяной.

– Согласен, превосходный, и мне все по-прежнему со всех сторон твердят, что я сделал удачный выбор.

Трикси высказала «фи» его манишке, а он засмеялся и прижал ее ближе, чем того требовал танец.

Она танцевала целый вечер, а в промежутках болтала со старыми друзьями и пару раз даже столкнулась нос к носу со старшей сестрой Беннетт. Та с нескрываемым раздражением произнесла:

– Должно быть, теперь я должна звать вас госпожой…

– Не зовите, раз не хотите, – сказала Трикси. – Я ничуть не изменилась, как видите.

Раздались вступительные такты последнего вальса, и она, потеряв Крийна из виду, готова уже была пойти танцевать со своим соседом по столу, как вдруг словно из-под земли появился профессор и взял ее за руку.

– Прости меня, – смеясь, сказал он, – мне нужно было переброситься парой слов с Джонсоном. Тебе здесь нравится?

– Да, спасибо… – Она прикрыла глаза и представила, будто он любит ее и никогда больше не оставит одну; в конце концов, помечтать никогда не вредно…

До дому они добрались почти в два часа ночи. Войдя в холл, Трикси на мгновение остановилась, и Крийн спросил:

– Хочешь выпить?

Она тихо отказалась, бросила шаль на стул и побрела к лестнице. «Спокойной ночи» она произнесла почти шепотом.

Профессор догнал ее уже на первой ступеньке.

– Тебе очень к лицу это платье, и глаза блестят так ярко… Не думай, что я только сейчас это заметил. Сегодня вечером, сидя у огня в свете лампы, ты была прекрасна.

Он внезапно наклонился и поцеловал ее – сначала грубовато, потом мягче… Сердце ее громко заколотилось.

– О, – выдохнула Трикси, выскользнула из его рук и взбежала по лестнице, плохо понимая, что делает…

Он молча проводил ее глазами, слегка улыбнулся и пошел в свой кабинет, сопровождаемый верным Цезарем. Спать не хотелось совершенно.

За завтраком Трикси было немного не по себе; но он взглянул на нее так же, как и каждое утро, и небрежно поздоровался. Покраснев, она села напротив него, отхлебнула кофе и чуть не выронила чашку, когда он сказал:

– Ты выглядишь такой хорошенькой сегодня утром, Беатрис.

Кровь сильнее прилила к щекам.

– Ко мне это определение не относится, – заметила она.

– В моих глазах ты красавица. – Он бросил бумаги, которые просматривал, и предложил: – Может, отдохнем денек? Поедем к морю, перекусим в портовой гостинице…

Она в недоумении уставилась на него. Обычно сонные глаза его были широко распахнуты, а от их выражения она едва не задохнулась.

– О, Крийн… – начала было она, но была прервана появлением Глэдис. Та вошла в комнату с большой корзиной, полной красных роз, затейливо перевязанных лентами.

– Это только что принес посыльный, госпожа. Тут еще и записка.

Она поставила корзину перед Трикси и вышла, бросив взгляд на профессора.

– Вот это муж! – сказала она Миес. – Такие розы!

Трикси улыбнулась Крийну и развернула записку. «Еще не забыли меня? Красные розы помогут напомнить о моем существовании. Андре».

Она посмотрела на Крийна. Веки снова прикрыли его глаза, выражение лица – сама учтивость… Но по всему чувствовалось, что он разозлен.

– Это от Андре, – сообщила она.

– Что пишет? Она сказала.

– А тебе что, нужно о нем напоминать, Беатрис? – осведомился он.

– Ну конечно, нет. – Она сейчас думала не об Андре, а о славном старом доме и о Самсоне, о доброй, вечно суетящейся Уолке и приветливом Рэбо. – Как я могу забыть? – Она взглянула на записку на столе, не видя ее, вся погрузившись в мечты, где все смешалось воедино – Крийн, Шаакслот, поцелуи прошлой ночи…

Профессор резко встал.

– Выходной, пожалуй, стоит отложить. Я совсем забыл, что миссис Грей назначила для меня несколько важных встреч.

Она удивленно подняла голову.

– Может, через пару дней – ведь уже почти Рождество…

– Да. И в Голландию мы, кстати, можем вернуться сразу после святок. Ты не против?

– О, конечно, как ты захочешь. Ты будешь на Рождество дома? Я имею в виду, весь день?

– А разве я не говорил, что собираюсь в Тимоти взрезать индейку и обойти палаты?

– Говорил. Можно я тоже поеду?

– Безусловно. – Он направился к двери. – Постараюсь не задерживаться.

Его вежливость не обманула Трикси. Он был в бешенстве, и все из-за этих роз. Конечно, зря Андре докучает ей своим вниманием, но почему же Крийн так рассвирепел? Надо было что-то ему сказать… Если бы он любил ее – тогда понятно. О Боже, неужели это возможно? Неужели он влюбился в нее – благодаря какой-то чудесной случайности… И если это так, то что ей делать?

Сейчас – ничего, решила Трикси. Она ведь могла принять желаемое за действительное… Возможно, она выдумала и его гнев; в конце концов, никаких внешних признаков он не проявил.

Никаких признаков гнева не было и тогда, когда профессор появился в Тимоти. Он был так необъяснимо оживлен, что это заметили и сестры, и студенты, и обслуживающий персонал. Так необычно было видеть его без книги, зажатой под мышкой… Сестра-монахиня Снелл в разговоре со старшей сестрой Беннетт шепотом заметила:

– Должно быть, это потому, что он женился. Я, правда, не понимаю, что он в ней нашел, но, нельзя не признать, вчера вечером она выглядела сногсшибательно.

Та, которую они обсуждали, бродила по Бромптонской Аркаде в поисках подарка для Крийна. Она еще никогда не покупала ему подарков, надеясь, что скоро узнает, что именно ему нравится, – но так и не узнала. И теперь ей приходилось заходить в каждый магазин и осматривать все подряд прилавки. Выбор был велик: галстуки, шарфы, запонки, кожаные портфели… Она знала, что он из тех мужчин, что сами выбирают себе галстуки – да и все остальное тоже, и все же ей хотелось найти что-нибудь, чем он мог бы пользоваться каждый день. Наконец она купила маленький складной серебряный нож со штопором, вилкой, пилкой для ногтей и еще массой необходимых предметов. Такая вещь могла пригодиться всегда – но с тем же успехом он мог засунуть ее в дальний ящик стола и никогда больше о ней не вспомнить…

Дома она аккуратно завернула свой подарок, написала на открытке: «Крийну от Беатрис, счастливого Рождества!» – и положила все это вместе в ящик стола.

Остаток дня и весь следующий день Трикси готовилась к вечеринке. Пока Миес занималась едой, а Глэдис – приготовлениями в гостиной, Трикси наряжала елку и убирала дом остролистом, рождественскими розами и гиацинтами. Закончив, она плотно прикрыла дверь в гостиную и, когда Крийн вернулся домой, робко спросила, не хочет ли он немного посидеть в маленькой гостиной.

– Большая гостиная сейчас готовится к завтрашней вечеринке.

Крийн забыл о ее приглашении. В эту минуту она искренне посочувствовала женщинам, которые когда-либо хотели выйти за него замуж: о скольких свиданиях он, наверно, забывал… Конечно, такая забывчивость – качество не из лучших, но ведь зачем он на ней женился? Чтобы уйти от светской жизни! Эта вечеринка с маленьким Дедом Морозом на саночках в центре стола – единственное отступление от заведенных ими правил, если, конечно, не считать бала. Но раз уж от этого нельзя увильнуть, надо постараться, чтобы все прошло «на уровне».

Итак, начисто забыв о приглашении посетить маленькую гостиную, профессор перед ужином прошел в свой кабинет и вышел оттуда только тогда, когда с едой уже было покончено. Ему, мол, надо было срочно просмотреть деловые бумаги.

Трикси сидела с Гамби, выводя иглой причудливые узоры и думая о Крийне. Она уже собралась ложиться спать, когда он вдруг вошел и сел рядом. Трикси отложила работу в надежде, что он хочет поговорить, но он уставился на розы, которые она поставила в углу. Она перехватила его взгляд и робко сказала:

– Я принесла их сюда, чтобы они не мозолили глаза.

Ответом ей было глухое рычание, которое могло означать все что угодно.

– Но не могла же я их выкинуть…

Глупо так говорить, подумала она. Его «безусловно нет» прозвучало так холодно, что она в ярости воткнула иголку в свое рукоделье, кое-как закрепила нитку и пожелала ему спокойной ночи.

Он поднялся открыть перед ней дверь; как бы ни был он раздражен, хорошими манерами никогда не пренебрегал. Она сладким голосом поблагодарила его и начала подниматься по ступенькам, чувствуя на затылке его взгляд. Этот взгляд раздражал ее и смущал; сделав на негнущихся ногах несколько шагов, она споткнулась и вдруг растянулась посреди лестницы. Секунда – и Крийн был рядом. С легкостью поднял ее и поставил на ноги – учтиво и бесстрастно. Поднял так же, как поднял бы и ребенка, и незнакомую пожилую даму… К горлу Трикси подступили слезы, и, убежав в свою комнату, она хорошенько выплакалась.

На следующее утро Крийн ушел очень рано. Трикси узнала от Миес, что он в своей конторе и вернется часам к четырем.

Она даже обрадовалась:

– Значит, у нас целый день на подготовку! Я перекушу у себя в комнате. Нам еще что-нибудь нужно? Я могу сходить в магазин…

Все шло как надо; утром Трикси проверяла, все ли готово, а после ланча пошла к себе – надо было выбрать, что надеть вечером. Она остановилась на оливково-зеленом бархатном платье с длинными облегающими рукавами и кремовым воротником – к этому наряду отлично подходили туфли на высоком каблуке. Она спустилась вниз. Было почти четыре, но она не стала пить чай: решила сперва дождаться Крийна. В половине пятого она махнула рукой, попила чаю одна и пошла наверх одеваться.

Стрелка часов приближалась к шести. Гости должны были собраться в семь…

Трикси позвонила в контору и застала там миссис Грей.

– Профессор уехал отсюда в четыре – сказал, что хочет навестить пациента в Тимоти. Отыскать его, миссис ван дер Бринк-Шааксма?

– Нет-нет, не надо. Время до вечеринки еще есть. Вы ведь придете, миссис Грей?

– Жду не дождусь вечера. Вот мой домашний телефон, – она продиктовала, – позвоните, если он не вернется, и я его найду. По всей вероятности, он в палатах.

Трикси поблагодарила ее, положила трубку и прошлась по дому, перекладывая вещи с места на место и взбивая и без того взбитые подушки… На кухне ее утешила Миес:

– Он очень быстро приводит себя в порядок, госпожа; дайте ему десять минут, и он будет выглядеть так, будто весь день отдыхал.

Она была совершенно права. Крийн явился домой за двадцать минут до появления первого гостя, но к началу приема выглядел так безукоризненно, будто целую неделю не ходил на работу.

Гости все приходили и приходили. Трикси, стараясь их занять, редко сталкивалась с мужем. А он проявил себя прекрасным хозяином: ни одного гостя не обошел своим вниманием – представлял друг другу незнакомых, развлекал робких и застенчивых.

Трикси и сама была хорошей хозяйкой – сказались годы, проведенные в доме у тети Алисы. Вечер удался на славу; закуски были изумительны, напитки лились рекой; Глэдис со своими помощниками очень хорошо справлялась с работой. Трикси, слушая рассказы гостей с неподдельным интересом – это-то и привлекало к ней сердца! – радовалась, что все идет так здорово.

Никто не торопился уходить; вечеринка затянулась, и за ужин они сели только в девять вечера.

Трикси заказала рисовую запеканку: не хотелось затруднять Миес.

– Поужинаем запеканкой, – сообщила она профессору. – Ее легко готовить, ведь Миес так вымоталась за день…

– Пахнет восхитительно, да и выглядит очень аппетитно. Почему-то на собственной вечеринке хозяину никогда ничего не достается. Я зверски хочу есть.

Она лучезарно улыбнулась.

– Я так рада! А ты? Вечеринка удалась? Ты доволен?

– Да, все было на редкость хорошо. И все благодаря тебе. Спасибо. – Он бросил на нее быстрый взгляд, и она заметила холодок в его глазах. Все еще раздражен. Ну да ладно – дня через три он все забудет. Надо написать Андре, чтобы не посылал больше цветов. Запеканку она доела уже без всякого аппетита.

Рождество приближалось. После обеда Крийн, пожелав Трикси спокойной ночи, удалился в кабинет, а она задумалась, что еще осталось сделать перед праздником. Надо упаковать подарки – халат для Миес и сумку для Глэдис, – подписать открытки, послать сестре-хозяйке цветы. Да, не забыть бы написать Андре.

Трикси уселась за письменный стол и сочинила короткую натянутую записку, в которой благодарила Андре за цветы и замечала, что не стоит больше беспокоить подарками замужнюю женщину. Она перечитала записку, вложила ее в конверт, надписала адрес и положила в холле вместе с остальной почтой. Он получит письмо раньше, чем они с Крийном вернутся в Голландию. Довольная собой, Трикси легла спать. Завтра надо пройтись по магазинам. И, может быть, они с Крийном снова станут друзьями. Она и думать забыла об оставленном в холле письме.

Через два часа на письмо наткнулся профессор, направлявшийся к себе в спальню. Подняв его, он долго изучал надпись на конверте, потом положил его обратно и отправился спать. Хорошо, что никто из домашних не попался ему по пути к спальне – такие молнии метали его глаза…

У себя в комнате он долго еще стоял перед открытым окном и шептал, уставившись в зимнюю ночь:

– Я был болваном, слепым болваном…

За завтраком он вел себя как обычно – болтал о погоде, о вчерашней вечеринке и о полученных рождественских открытках – и под конец сообщил, что вряд ли вернется до вечера.

Трикси отвечала, открыто глядя в его глаза. Смотрит на него, как невинный ребенок, злобно подумал он. Да она и есть ребенок – он понимал это еще до свадьбы. Конечно, она уравновешенная девушка, к тому же не лишенная организаторских талантов – но тем не менее она молода, намного моложе его. И, будучи столь юной и неопытной, она не могла не ответить на внимание молодого человека. Крийна вдруг охватило страстное желание немедленно бежать к торговцу цветами и закупить всю его лавочку. Только ведь она подумает, что он хочет перещеголять Андре…

Крийн попрощался, пожелал хорошо провести день и отправился в Тимоти. И весь день коллеги перешептывались за его спиной: он никогда еще до такой степени не уходил в себя.

– Наверно, это все из-за книги, – заметила сестра-монахиня Снелл, как только он вышел из палаты. – Профессор такой умный, что ни о чем, кроме нее, не может думать.

Но она была не права. Совершенно не права! Он думал о Беатрис, только она занимала сейчас его мысли.

А Трикси суетилась по дому, переставляла цветы, развешивала рождественские открытки по стенам гостиной, вставляла в подсвечники новые свечи, а когда все было готово, поехала в магазин и накупила всяких мелочей.

Утро почти прошло. Она зашла в церковь и, беззвучно молясь, присела напротив рождественской елки и яслей Младенца. Выходя, она доверху набила деньгами коробку для сбора пожертвований.

Вернувшись домой, она едва поковырялась в поданном ланче, чем весьма расстроила добродушную Миес, и села за гобелен. Но ненадолго, потому что вскоре в гости неожиданно заглянули ее подруги из Тимоти.

– Не ждала? – спросила веселая толстушка Джилл. – У нас выходной, вот мы и решили зайти. На балу было трудно поболтать как следует, а мы все прямо сгораем от любопытства, как ты тут. Надо сказать, ты очень изменилась, – добавила она, окинув подругу восхищенным взглядом.

– Ну уж нет! – воскликнула Трикси. Как я рада всех вас видеть девочки! Сейчас закипит чайник, а пока пойдемте, покажу вам дом.

Они выпили чаю с булочками, пирогом и шоколадными пирожными, разговаривая о ее прелестном доме. Джилл без всякой зависти заметила:

– Наверно, быть замужем за профессором – небесное блаженство! Полжизни отдала бы за то, чтобы в меня влюбился кто-нибудь вроде него! Вы с ним так чудесно танцуете!..

Трикси торопливо вставила:

– Замечательный был бал, правда? И все так мило выглядели… Мне очень понравилось твое платье, Джилл…

– Я взяла его напрокат. – (Девушки захихикали).

– Когда ты возвращаешься в Голландию, Трикси? – спросил кто-то, пытаясь сменить тему.

После чая они шумно удалились. Прощаясь, Джилл спросила:

– Ты поедешь с профессором в Вену, правда? Он же не захочет оставить тебя одну?

Вечером Трикси рассказала мужу о том, что заходили ее подруги, а после добавила:

– Джилл сказала, что ты собираешься в Вену; когда это будет?

– Где-то в конце января – там будет международная конференция.

– А я – ну, ты возьмешь меня с собой?

Он мягко проговорил:

– Учитывая обстоятельства, я думаю, тебе приятней будет остаться с моей семьей в Шаакслоте.

– Какие обстоятельства?

– Дорогая Беатрис, может, мы не будем в это углубляться?

К сожалению, в этот момент вошла Глэдис и сообщила, что обед готов. За едой Трикси уже не могла вернуться к начатому разговору.

После кофе профессор направился в свой кабинет.

– Ты еще не закончил свою книгу? – сердито спросила Трикси, заставив его обернуться.

Он ответил так небрежно, что она рассердилась еще больше.

– Скоро закончу. А потом решим, что дальше.

– Что ты имеешь в виду? – начала она, но его и след простыл.

– Вернусь к чаю, – сказал он ей на следующий день за завтраком. – На Рождество я собираюсь в Тимоти, но на святки весь день буду дома.

Испорченное настроение девушки мгновенно сменилось радостным возбуждением.

– Как здорово! И что мы будем делать? Он сгреб свои письма, собираясь уходить.

– Может, поедем к морю и пообедаем в портовой гостинице? А на вечер я заказал столик в «Рице». Как ты на это смотришь?

Ее маленькое личико засияло.

– О, Крийн, это замечательно! Ты вернешься к чаю?

– Да. Хочешь пойти на Всенощную?

– Да, очень. – Она улыбнулась во весь рот. – Какое прекрасное у нас будет Рождество!

Он не ответил на ее восклицание, лишь молча коснулся ее плеча и вышел из комнаты. В предыдущий вечер они оба немного погорячились, но теперь уже все позади, решила Трикси.

Они попили чаю у камина, потом вместе поужинали, после чего он принялся просматривать бумаги, а она вышивала и краем глаза посматривала в телевизор. Прямо как пожилые супруги, умиленно подумала Трикси и, сама того не заметив, вздохнула, что не укрылось от чуткого профессорского уха.

Они пошли в ту самую церковь, где не так давно венчались; Трикси не знала, куда он ее отвезет, однако, очутившись там, нисколько не удивилась. Он остановил машину в тихом переулке, и они органично влились в поток людей, входящих в церковь.

Вернувшись домой, они пожелали друг другу спокойной ночи. Уже перевалило за полночь, и поэтому он поздравил ее с Рождеством, наклонился и поцеловал в щеку.

– И я поздравляю тебя, Крийн, – прошептала она и, даже не взглянув на него, взбежала по лестнице. О, как она желала вернуться, остаться с ним, но…

Когда наутро Трикси спустилась к завтраку, возле своей тарелки она увидела несколько свертков с подарками. Не распечатывая их, она протянула ему свой подарок и стала с беспокойством следить, как он разрывает обертку.

– О, да тут такая нужная вещь! – воскликнул Крийн, и ее сердце радостно забилось.

– Я так рада, мне было ужасно трудно найти тебе подарок… – Только сейчас ее сияющие глаза переметнулись на лежащие перед ней подарки. – Интересно, от кого это все?

– Открой и посмотри.

Миес подарила ей пару вязаных перчаток, а в пакете Глэдис были тончайшие носовые платки. Свекровь передала для нее круглую золотую брошку с бирюзой. Последний же подарок прятался в длинной узкой коробочке из темно-красного бархата. Это было золотое ожерелье, инкрустированное золотыми же листьями с сапфировыми цветами. Посередине сверкала крупная жемчужина.

– О, Боже мой, – выдохнула Трикси. – Это от тебя, Крийн? Оно так прекрасно… – Она осторожно дотронулась до ожерелья. – Я никогда не предполагала… Оно… оно… – Трикси едва сдерживала подступившие рыдания.

– Оно очень подойдет тебе, Беатрис, – закончил за нее Крийн. – Я рад, что подарок тебе понравился.

Она улыбнулась дрожащими губами:

– Я надену это в «Риц».

Днем они собрались в больницу – Крийну нужно было взрезать рождественского гуся и обойти с поздравлениями палаты. Пока он разговаривал с пациентами и обменивался вежливыми приветствиями с медсестрами, Трикси болтала со своими подружками. В одной из палат он взял ее за руку прямо при сестре-монахине Снелл, и Трикси охватила мстительная радость. Она была в том же платье, в каком выходила замуж, и Снелл, скосив глаза, с презрением оглядывала каждую складку на юбке.

А как приятно было снова очутиться дома! Они почаевничали, а потом и пообедали – рождественский обед был восхитителен. Какой замечательный день, подумала Трикси вечером, забравшись под одеяло. Полежав немного, она снова вылезла из постели, чтобы еще раз взглянуть на ожерелье. Какая красота! Ее до краев переполняло счастье. А вот если бы оно было подарено еще и с любовью, размечталась Трикси…

Ну и пусть профессор не любит ее, зато отношения у них прекрасные. Святки удались на славу. Они добрались до Восточного побережья, прогулялись по тем самым местам, куда как-то уже наведывались, и съели ланч в портовой гостинице, а вечером отлично поужинали и потанцевали в «Рице». Трикси так и таяла от счастья.

И лишь позже, вспоминая события прошедшего дня, она вдруг подумала, что они никогда не говорят о своем браке. Если Крийн отвлекался на время от своей медицины, он вел так называемую «светскую беседу», и так день за днем… Точно так он мог вести себя и со случайной знакомой, и с дальней родственницей, и даже с пациенткой.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

На следующий день после святок никаких планов у них не было. Профессор последний раз съездил в Тимоти, принял последнего частного пациента; теперь до конца февраля ему незачем оставаться в Англии. Видимо, день будет свободным, подумала Трикси, выбираясь из постели. Вещи можно собрать за полчаса, еще надо бы поболтать с Миес, а потом – потом можно будет снова куда-нибудь съездить… Так или иначе, весь день они будут вместе – она и Крийн. Она спустилась к завтраку, предвкушая что-то интересное.

За завтраком Крийн спросил:

– Я говорил тебе, что сегодня к нам кое-кто зайдет на кофе?

Дрогнувшей рукой Трикси поставила чашку на стол.

– Нет, не говорил. Кто же это будет?

– Мои коллеги из Тимоти; хотят пожелать нам счастливого путешествия.

– Понимаю. К чаю тоже надо ожидать гостей?

– Вполне возможно…

– Ладно, скажу об этом Миес. Но мы теперь никуда не можем отлучиться.

Он вдруг пристально посмотрел на нее.

– А ты бы хотела?

– Не так уж это обязательно, у меня еще достаточно дел до отъезда.

После завтрака она пошла искать Миес, чтобы попросить ее приготовить кофе и бисквиты для гостей, а потом пустилась в объяснения о том, как управлять домом, пока их не будет. Профессор каждый месяц выписывал Миес чек на домашние расходы.

– Денег больше чем достаточно, – сказала Миес на своем ломаном английском. – Но давайте я буду теперь посылать квитанции вам? Не будем беспокоить профессора по мелочам.

– Хорошая мысль, Миес, а если вам вдруг что-нибудь понадобится, сообщите мне. Его действительно не стоит беспокоить.

Она прошла в свою комнату, поправила прическу, чуть подмазала губы и надела голубую блузку и такого же цвета юбку – как раз для утреннего кофе. Дополнила наряд золотой цепочкой – чтобы выглядеть празднично, – и спустилась в гостиную.

И как раз вовремя. Казалось, все коллеги Крийна со своими женами собрались здесь, чтобы пожелать им счастливо отпраздновать Новый год в Голландии. Трикси, разливая кофе, тихо удивлялась тому, сколько же у Крийна друзей.

К полудню они снова остались одни.

– Пойду прогуляюсь с Цезарем, – сказал профессор и ушел, даже и не подумав спросить ее, не хочет ли Трикси присоединиться.

Чтобы скоротать время, она собрала вещи и села вместе с Крийном за ланч. Позже, к чаю, гостей собралось еще больше, чем утром. Когда последний гость ушел, Крийн сразу удалился в свой кабинет; после обеда он отправился туда же, оправдавшись тем, что до отъезда из Англии ему нужно вычитать и вернуть в издательство первую главу книги.

На следующий день, сразу после ланча, они поехали в Дувр.

Тяжело было расставаться с Миес и Глэдис, и даже еще тяжелее – с Цезарем.

– Если ты все же решил постоянно жить в Голландии, – сказала она в машине, – ты должен взять туда Цезаря. Миес и Глэдис могут поехать тоже, так ведь?

– Конечно, это возможно, – согласился он, – но когда я не был женат, мне не нужен был постоянный дом.

– Однако теперь-то ты женат, – твердо сказала Трикси и тут же неуверенно прибавила: – Так ты все-таки не хочешь осесть на одном месте?

– Хочу, но все зависит от обстоятельств. – Его тон не допускал возражений. Покосившись на него, она увидела, как крепко стиснуты его губы, и не стала больше ни о чем спрашивать. И тем не менее всю дорогу до Дувра думала о том, что же это за обстоятельства такие.

В это время года темнело совсем рано, к тому же сильно похолодало. Когда они высадились на берег и покатили по Голландии, было уже совсем темно, а пока добрались до Лейдена, повалил снег.

– Отлично, – беззаботно сказал Крийн, – скоро можно будет кататься на коньках. – Он взглянул на нее. – Ты умеешь, Беатрис?

– Нет, но могу научиться…

– Уж учителей у тебя будет достаточно, – проговорил он бесстрастным тоном и после этого надолго замолчал.

Они подъехали к дому. Рэбо распахнул дверь, Уолке вышла навстречу, а Самсон прыгал вверх и вниз по ступенькам, визжа от радости.

– О, как же хорошо дома! – с чувством воскликнула Трикси и радостно пожала руки Уолке и Рэбо, не заметив, что Крийн слегка нахмурился.

Старый дом приветствовал их светом и теплом. В гостиной, на своем обычном месте, спал Перси; когда они вошли, он приоткрыл один глаз и мурлыкнул.

Было уже поздно, но Уолке все равно накрыла столик в маленькой гостиной и накормила их ужином: суп, холодец и салат из шпината. Она бегала туда-сюда и что-то тараторила по-голландски; Трикси сумела разобрать несколько слов, из которых явствовало, что у них все в порядке и к празднованию Нового года все давно готово.

– Когда соберутся гости? – спросила Трикси Крийна.

– Через два дня. Уолке хочет завтра поговорить с тобой обо всех приготовлениях; Рэбо будет переводить.

– Да, конечно. А ты будешь дома?

– У меня завтра несколько консультаций – и в больнице, и в конторе, и в поликлинике. Но завтра, уверяю тебя, ты не заскучаешь. Наверняка прибудут первые гости – моя семья знает, что мы вернулись.

– Хорошо. Ты вернешься к чаю?

– Вряд ли. – Он взглянул на часы. – Уже очень поздно, ты не устала?

Трикси решила, что надоела ему – он просто был слишком хорошо воспитан, чтобы это показать. Она поспешно вскочила, чуть не уронив стул, и впопыхах ответила:

– Да-да, очень устала. Пойду спать. Спокойной ночи, Крийн. – Она вихрем выбежала из комнаты, даже не взглянув на мужа. Выжать улыбку она не могла, но уж глупые слезы просто обязана была от него скрыть.

Рано утром он ушел; Трикси позавтракала в одиночестве, а после затеяла беседу с Уолке. Рэбо переводил, а время от времени Трикси и сама вставляла голландское словечко – и очень гордилась этим. Они обсудили закуски, и Уолке предложила Трикси украсить дом цветами… Было очевидно – Рэбо и Уолке и сами отлично знали, что делать, и могли прекрасно обойтись без ее советов, ведь уже столько лет они устраивали тут все сами. Она благодарно улыбнулась – ведь они с таким терпением выслушивали все ее указания – и поехала в Лейден купить цветов.

Как приятно выбирать цветы, не думая о цене! Нарциссы, лилии, тюльпаны, фрезии, гиацинты… Она погрузила их в багажник, вернулась домой и стала расставлять в вазы. Луговые лилии в маленькой хрустальной вазе она оставила в холле, гиацинты же хотела отнести к Крийну на письменный стол… Вдруг за ее спиной раздался голос Андре:

– Как я рад видеть тебя, Беатрис.

Она обернулась к нему, едва сдерживая раздражение.

– Привет, Андре. Я очень занята. Ты к Крийну?

– Нет. К тебе.

– Извини, но у меня действительно нет времени. Ты ведь приедешь к нам на Новый год?

– Конечно, но тогда здесь соберется все семейство, и мы не сможем поговорить наедине.

– Но нам с тобой решительно нечего обсуждать наедине, Андре. – Голос Трикси звучал холодно и рассудительно. – Ты чересчур самонадеян. Я думаю, тебе лучше уйти.

Он коротко хохотнул и не двинулся с места. Тогда она отнесла в кабинет вазу с гиацинтами, вернулась в холл и отчеканила:

– Я иду на кухню помогать Уолке. Жаль, что не могу предложить тебе чашку чаю. – Она натянуто улыбнулась. – До свидания, Андре.

Профессор покончил со своими делами намного быстрее, чем предполагал. Он обработал кое-какие записи, отдал их напечатать секретарю и сел в машину, предвкушая, как сейчас попьет с Беатрис чаю. Маленькая аккуратная головка жены, освещенная лампой, будет кивать в такт его словам; иногда она, улыбаясь, будет поглядывать на него… До чего же славная у нее улыбка, какие блестящие глаза; он никогда не считал ее хорошенькой, но сейчас, внезапно полюбив, был уверен, что она прекрасна. Он гнал машину домой намного быстрее, чем обычно.

Притормозив у порога, Крийн увидел перед дверью машину Андре. Мгновение он глядел на нее, не заглушая мотора, а потом развернулся и поехал прочь… Вернулся в Лейден, оттуда доехал до побережья. Там он остановил машину, вылез из нее и пошел вдоль берега навстречу жестоким порывам ледяного ветра, смешанного с дождем и мелким снегом. Он бродил так больше часа и только после этого вернулся домой.

Та машина уехала; он оставил «бентли» в гараже и вошел через заднюю дверь. Трикси за кухонным столом начиняла оливки, а Уолке что-то помешивала в кастрюле. Трикси первой заметила его и вскочила со стула.

– Крийн, ты же сказал, что придешь к чаю… – Она перевела взгляд на его мокрое пальто. – Что случилось? Ты же совсем промок! Дай мне пальто. Сейчас будет кофе. Хочешь, пообедаем пораньше?

Он швырнул пальто на стул и потрепал за ухо Самсона.

– Не хочу. А вот кофе выпью. Я пойду в кабинет. Мне нужно позвонить.

Вскоре Трикси отнесла ему туда кофе. Профессор сидел в кресле, Самсон – рядом, у его ног. Перед Крийном высилась груда бумаг, но он туда и не смотрел.

– Крийн, что тебя беспокоит? У тебя все в порядке?

Он растянул губы в улыбке.

– У меня был тяжелый день. Сейчас позвоню, а потом пойду переодеваться. – Он взглянул на часы. – У меня ведь есть еще полчаса, правда?

Разве мог он признаться ей в том, что его тревожило? Трикси тихо выскользнула из кабинета, вернувшись к себе, приняла душ и надела одно из самых очаровательных своих платьев.

За обедом профессор небрежно спросил:

– Что ты делала сегодня, Беатрис?

– Беседовала с Уолке, закупала цветы, расставляла их по дому… – Она запнулась. – Днем заходил Андре.

– А-а. – Казалось, это его совсем не заинтересовало. – Он что, не сможет прийти к нам на Новый год?

– Нет, он придет. Я – я не знаю, зачем он приходил…

– Может быть, повидаться с тобой? Трикси не нашла достойного ответа на этот выпад и отчаянно покраснела и виновато потупилась. Совсем не умеет врать, подумал профессор и вздохнул. Разве мог он ее винить – ведь он сам никогда не подпускал ее к себе слишком близко! Вот она и влюбилась в мальчишку, который посылает ей розы и пишет письма. И виноват в этом он один, кто же еще. Он женился на ней, потому что она устраивала его. Ему отплатили той же монетой… Он тихо поинтересовался:

– У нас все готово к Новому году? Трикси поспешно ответила:

– Да. Я думаю, ты будешь доволен… – И стала рассказывать ему, что именно готово, а он в это время тревожно вглядывался в ее лицо. Почему он никогда раньше не замечал, какие нежные у нее губы, как чудесно она улыбается, какие у нее красивые руки? Он едва не задрожал; Боже праведный, ведет себя как влюбленный мальчишка!

Сидя после ужина в гостиной, они неторопливо беседовали о его семье и о планах на завтрашний день.

– Утром съезжу в Лейден, но к ланчу вернусь. К тому времени приедут мама с папой, к ним, наверное, присоединятся Луизье и Алко. Остальные будут к чаю.

– Мне просто не терпится скорее их повидать. Надеюсь, все пойдет как надо…

– Иначе и быть не может.

Вскоре она отправилась спать. Охваченная волнением перед предстоящим праздником, долго не могла заснуть. Мысли сами собой вернулись к мужу. Почему же все-таки Крийн так странно сегодня выглядел? Сказал, что устал, но ведь он не из тех, кто легко устает. Тяжелая работа, плохая погода – не в них дело. Почему он с ног до головы промок? Разве он не был в машине, когда шел дождь? Чтобы привести добротное пальто в такое состояние, его надо целый час держать под страшным ливнем… Что-то тут все-таки не так.

Однако на следующий день Крийн был спокоен, как обычно. Приехали его родители, а с ними Луизье, Алко, Пибб, Бруно и двойняшки. После ланча к ним присоединились Суске и Река с мужьями и детьми. Дом ожил. Ребятишки носились по комнатам, взрослые обменивались новостями. Женщины забросали Трикси вопросами о том, как молодожены провели Рождество, и, несмотря на то что Крийн редко подходил к ней, она была довольна.

Когда же он все-таки заговорил с ней, она почувствовала какую-то холодность. Ничего, подумала Трикси, тут так много народу, никто и не заметит.

Но были глаза, которые не могли не заметить тревожное состояние Крийна, – глаза его матери…

После чая все отправились переодеваться к вечеру. Трикси решила надеть зеленое бархатное платье (в нем она больше всего была похожа на хозяйку дома), ожерелье и серьги. Когда она спустилась вниз, свекровь сразу обратила внимание на украшения.

– Конечно, тебе подарил их Крийн? – спросила она, и Трикси мягко дотронулась до ожерелья кончиками пальцев.

– Да. Они так прекрасны…

Ее труды не пропали даром. На обеденном столе сверкало серебро, посередине стояли розы, гиацинты и остролист, а еда была на редкость аппетитна: холодный зеленый суп, жареный гусь, шампанское и множество изысканных закусок. Суске, подцепив на вилку кусочек сыра, улыбнулась.

– Крийн, у тебя чудесная жена.

– Да, я знаю… – Он поднял глаза на Трикси, и кто-то сразу закричал:

– Тост! Тост!

Но он помотал головой.

– Все остальные появятся с минуты на минуту. Пойдемте-ка лучше в гостиную.

У Крийна была огромная семья и множество друзей. И все они собрались на праздник. Комнаты наполнились смехом, тут и там пили шампанское… Кто-то поставил кассету, и начались танцы. И вдруг Трикси, кружа с Крийном по гостиной, заметила Андре. Он только что прибыл и теперь беседовал с Луизье, шаря глазами по комнате. Когда он увидел Трикси, она коротко улыбнулась и отвела взгляд.

– Чудесно встречать Новый год вот так, – оживленно обратилась она к Крийну. А он, тоже высмотрев в толпе Андре, заметил эту ее улыбку и поспешил согласиться.

Она перетанцевала почти со всеми присутствующими, ухитряясь держаться подальше от Андре. Но не могла же она избегать его весь вечер…

– Я хочу поговорить с тобой, – мягко сказал он. – Пойдем отсюда, поищем тихое местечко.

– Что за вздор? Никуда я не пойду. Когда ты наконец найдешь себе девушку, Андре? Зачем ты доставляешь мне неприятности?

Он усмехнулся.

– Неужели мой сонный кузен наконец проснулся? Ну так пусть поймет, что жизнь не всегда складывается так, как он хочет.

– Если бы мы были не в этом доме, я дала бы тебе пощечину, – произнесла Трикси ледяным голосом. – Крийн прекрасный человек и самый лучший в мире муж.

– Ты, видно, любишь его. – В голосе Андре послышалось сомнение.

– Конечно, люблю; иначе почему я вышла за него замуж? А теперь извини – я хочу поговорить со свекровью.

Она отошла от него и приблизилась к госпоже ван дер Бринк-Шааксма. Та заметила, что Трикси вся пылает от бешенства, и огляделась в поисках сына. Крийн танцевал с пожилой кузиной, которая жила очень далеко и редко встречалась с семьей. Казалось, он внимательно ее слушал, но от чутких глаз матери не укрылось, что под маской вежливости прячется гнев – столь же яростный, как и у Трикси. Она весело сказала:

– Я видела, как ты танцевала с Андре. Мы приглашаем его на все семейные торжества, потому что он все-таки член нашей семьи, но он так не похож на всех нас. Он просто проказник. Надеюсь, он в конце концов встретит какую-нибудь женщину, которая сможет его изменить. Для его же блага…

– Вы не обидитесь, если я скажу, что не люблю его? Он забавный, но, кажется, недобрый…

Свекровь ласково потрепала ее по колену.

– Я тоже его не люблю, – сказала она доверительно. – Ты так замечательно выглядишь, дорогая, у тебя прекрасный вкус! Крийн гордится тобой.

– Я тоже им горжусь. – Трикси улыбнулась своей собеседнице. – Пойду посмотрю, все ли готово у Рэбо, – ведь уже почти полночь.

Кто-то выключил музыку и включил радио, разнесли шампанское, и при первом ударе часов Рэбо, Уолке и двое слуг со стаканами в руках заняли свои места у двери. Трикси, стоя рядом с Крийном, выпила шампанское и восторженно произнесла:

– С Новым годом, Крийн!

– С Новым годом, Беатрис. – Он притянул ее поближе и поцеловал. Она закрыла глаза…

Когда же вновь их открыла, его взгляд был холоден как сталь. Как же это, подумала она в замешательстве, так целовать и одновременно так смотреть!!! Ей не пришлось долго об этом размышлять; гости засуетились, поздравляя друг друга, и когда она лицом к лицу столкнулась с Андре, то резко отвернулась, и его поцелуй пришелся в нескольких сантиметрах от ее щеки.

К двум часам гости ушли, и семья, пожелав друг другу спокойной ночи, разбрелась по комнатам. Трикси долго не могла заснуть. Прислушиваясь к скрипам и шорохам старого дома, она все время думала о Крийне. Он был зол, это несомненно, но вряд ли на нее – ведь он так ее поцеловал… Стараясь думать только об этом, она наконец заснула.

Утром она решила, что разумнее всего будет поговорить с Крийном начистоту. Днем он будет занят, но вот вечером…

Весь день она почти не видела его. После ланча они провожали гостей, а когда отъехала последняя машина, он тут же удалился в кабинет. Трикси долго и старательно одевалась, уделив особое внимание макияжу и прическе, а после прошла в гостиную, устроилась там под розовой лампой и взялась за вышивание, зная, что выглядит на редкость привлекательной в этом рассеянном свете.

– Я не красива, – сообщила она Перси, мурлыкавшему у ее ног, – но я быстро научилась брать от своей внешности все, что возможно.

Она прокрутила в голове, что собирается сказать мужу, придумывая ответы Крийна, и была вполне довольна результатом. Но когда он вошел в комнату, то тут же сообщил:

– После обеда я поеду в больницу. Ты не против?

Планы Трикси рухнули, и она, сама того не желая, резко сказала:

– Против. Ты собираешься туда только потому, что не хочешь провести вечер со мной. – Она взглянула на него с такой яростью, что он улыбнулся. Эта улыбка возмутила ее, и на него обрушился бессвязный поток слов, из которого он ровным счетом ничего не понял, лишь увидел, как она хороша в гневе. – И я хочу знать, – заключила она, – почему ты так злишься. Что я такого сделала?

Ее раздражало его спокойствие.

– Ты ничего не сделала; я совершенно на тебя не злюсь, Беатрис. На себя – да, и еще на обстоятельства… Я не должен был жениться на тебе. Ты ведь знаешь, я сделал это только ради того, чтобы мне было удобно… И не подумал о том, что ты настолько моложе меня.

Совершенно естественно, что ты нашла в Андре все то, чего тебе не хватает во мне.

– Ты хочешь сказать, что мог бы согласиться… Что если… – Она запнулась, ужаснувшись тому, что собиралась сказать.

Профессор подошел к окну и встал к ней спиной, глядя в темный сад.

– Я хочу, чтобы ты была счастлива, Беатрис.

– Ты позволил бы мне уйти? – тихо спросила она.

– Да, если бы ты захотела. Я бы скучал по тебе, но у меня есть работа… – Ей показалось, что в его голосе сквозит нетерпение.

– Работа так важна для тебя, да?

– Да. Теперь, когда мы все выяснили, можно что-нибудь выпить.

Трикси пила шерри. Ничего она не выяснила, ничего не понимала и не знала, что делать дальше. Он добрый. Он погружен в свою работу и не замечает, что вокруг него происходит. Теперь ему в голову засела мысль, что ей нравится Андре, и, по всей видимости, он ничего не имеет против этого. Может, он давно уже жалеет, что женился на ней? Тогда будет только хуже, если она вдруг признается ему в любви. А как ей хотелось это сделать! Но пришлось попридержать язык.

Они пообедали, вежливо беседуя, а Трикси все думала: как же, ну как сорвать с него эту бесстрастную маску – бушевать, кричать, устроить истерику… Может, тогда они поймут друг друга?

Она уже почти готова была пойти на это, но тут вошел Рэбо. Он сообщил, что звонит господин тер Ванг и спрашивает, не хочет ли госпожа прокатиться завтра в Алкмар? У него там дела, а ее путешествие может развлечь.

– С удовольствием, – сказала Трикси. Если Крийн хочет от нее избавиться, она должна ему в этом помочь. Она украдкой взглянула на него, но его лицо ничего не выражало. – Я буду очень рада, – добавила она с вызовом, слишком громко, надеясь, что он хоть что-нибудь скажет, однако надежда была напрасной. Он молчал…

Спать она легла рано и перед сном долго плакала. Конечно, она не собирается кататься с Андре – любой бы догадался. Но Крийн, думая лишь об этих своих проклятых железах, совсем забыл о том, что такое любовь, и ничего не понял. Ночью она несколько раз просыпалась и вновь начинала всхлипывать.

Ночные рыдания, конечно же, не лучшим образом отразились на ее внешности. Все равно не заметит, сказала она себе, кое-как приглаживая волосы; он вообще на меня не смотрит.

Она была не права – профессор заметил все. Когда Трикси холодно поздоровалась с мужем, он спросил:

– Когда Андре за тобой заедет?

Не глядя на него, она раскрошила гренок.

– Полагаю, после ланча. – Она вдохнула побольше воздуха. – Крийн…

Крийн уже поднялся. На полпути к двери он обернулся и сообщил, что вернется только вечером.

– Счастливо провести день, – сказал он на прощание.

Трикси, всегда такая спокойная, пришла в ярость. Даже слова не дал ей вставить! А вообще-то что бы она ему сказала? Крийн, я люблю тебя?!

– Уж это я скажу в самую последнюю очередь, – сообщила она Перси, дремавшему под столом.

Трикси все хорошенько продумала. Андре знает, что ланч у них обычно начинается в полпервого, так что до этого времени не появится. Она попросила Уолке приготовить ланч ровно к полудню, заказала меню на ужин, дала добро на несколько необходимых покупок, переставила цветы и вышла посмотреть, какая нынче погода. Небо было низким, серым, бледновато-желтым по краям. За ночь кусты и деревья покрылись инеем. Рэбо, поставив перед ней кофе, заметил на своем ломаном английском, что погода ухудшается.

– Неподходящий день для прогулки, госпожа.

Она быстро съела ланч и прошла в свою комнату, надела там ботинки, шерстяную шапочку и куртку с капюшоном. Хорошо бы осмотреть местность к северу от деревни. Она давно хотела внимательно изучить озеро, так что можно часочек и погулять. Когда она была уже на пороге, Рэбо вежливо осведомился, скоро ли она вернется.

– Вы ведь собрались принять приглашение господина тер Ванга? – спросил он.

– Нет, я передумала. Скажешь ему об этом, ладно?

– Конечно, госпожа. Вы вернетесь к чаю?

– Не знаю…

– Видимо, скоро погода совсем испортится, госпожа.

– Не волнуйся, Рэбо, я найду где укрыться. Мне хочется подышать свежим воздухом.

Она поспешно вышла. Уже начинало темнеть, и с моря дул ледяной ветер. Дорога была пустынна; на пути ей встретилось всего два-три фермерских домика. Она заплутала и совершенно не понимала, где идет, пока не увидела мрачное мерцание воды. Озеро холодно блестело под свинцовым небом, и на мгновение Трикси приостановилась. Но она прошла уже слишком много, возвращаться было глупо. Она соскользнула по насыпи и осторожно пошла к воде. До того момента она не обращала внимания на неестественную темноту, не замечала, что задул сильный ветер, и только теперь остановилась и тревожно огляделась вокруг. Со стороны моря, окутывая все и вся, плотной массой надвигалась серая мгла. Трикси рванулась назад, к дороге, но тут ее накрыл ледяной вихрь, и там, в этом вихре, ничего уже было не разобрать. Она не смела шевельнуться: в голове мелькнула малоприятная мысль о том, что люди, застигнутые густым туманом, двигаются по кругу. «Крийн, Крийн, приди…» Нелепые слова, произнесенные шепотом, сразу же унесло клубящимся вокруг мраком. «Он не может слышать», – добавила она, черпая утешение уже в звуке своего голоса. Ледяное утешение.


Профессор, естественно, не мог ее слышать, но думал о ней.

У него выдалось тяжелое утро: обход палат, клиника и частные пациенты, которых он принимал в своих комнатах и последний из которых только что ушел. Джуффроу Нейп ушла, и он сел за стол. На столе стоял холодный кофе, под стулом разлегся верный Самсон. Перед глазами стояло несчастное лицо Беатрис. Она хотела что-то сказать за завтраком, а он не стал ее слушать. Он взглянул на часы. Сейчас она, вероятно, садится в машину Андре. Впрочем, нет, для этого еще слишком рано. Если поехать домой прямо сейчас, еще можно отговорить ее ехать. Они хотя бы поговорят по-человечески. Он все готов выслушать; он же разумный человек… Хотя и хочется, о, как хочется размазать Андре по стенке… Пришла сестра с тарелкой сэндвичей, поставила их рядом с кофе.

– Поеду-ка я домой, Зустер, – сказал он. – На сегодня все. Попросите Джуффроу Нейп перенести все встречи на завтра; сегодня я хочу быть свободен до конца дня. Все срочное отправьте моему регистратору в больницу, ладно?

Заинтригованная его словами сестра вышла, а он позвонил в больницу, поговорил с регистратором и вышел вместе с Самсоном.

Ехать пришлось очень медленно – мгла приближалась к Лейдену. Она уже накрыла деревню, и Рэбо зажег на воротах фонарь. Профессор еще не вышел из машины, а верный дворецкий уже выскочил из дверей, от волнения перейдя с голландского на фрисландский диалект:

– Я звонил в больницу и в контору, профессор. Госпожа ушла больше часу назад…

– С господином тер Вангом?

– Нет-нет. Она захотела прогуляться, а ему просила передать, что передумала с ним ехать. Он появился где-то через полчаса после ее ухода. Очень огорчился, влез в машину и уехал; сказал, что возвращается в Гаагу.

Профессор надел теплую куртку.

– По какой дороге она пошла?

– Точно не к деревне. Может, к озеру? Она говорила Уолке, что хочет его осмотреть…

– Боже мой, до него три мили, и ни домика, ни фермы у дороги…

Он натянул толстые перчатки.

– Придержи Самсона, ладно? Я захвачу из машины фонарик и пойду за ней. Мгла и здесь-то такая густая, а ближе к озеру может быть еще хуже. Ничего сейчас не предпринимай. Она умница и паниковать не станет. Но если к шести мы не вернемся, организуй спасательную группу.

С этими словами он исчез во мгле. Рэбо закрыл дверь и отвел упирающегося Самсона на кухню. Там он сообщил Уолке, что профессор отправился к озеру, и посоветовал приготовить что-нибудь на тот случай, если госпожа вернется вымокшей до нитки и полумертвой от холода.

– Она не собиралась никуда идти, – заметил он. – По-моему, она просто не хотела ехать с этим господином тер Вангом.

– Ну конечно, не хотела. Все это поняли, кроме профессора. Поставлю-ка я для них, пожалуй, чайник.


Фонарик оказался неплохим подспорьем, да к тому же эту местность он отлично знал. Только не надо отклоняться от дороги, тогда все будет в порядке. Он шагал вперед уже полчаса – до озера оставалось полпути. Мгла теперь стала непроницаемой. Он замедлил шаг, вспомнив о тропинке, ведущей отсюда прямо к воде, – он много раз ходил по ней на рыбалку. Остановился и крикнул – только эхо было ему ответом. Крийн пошел вперед, изредка выкрикивая ее имя, и минут через двадцать ему послышалось, будто кто-то слабо ответил. Он снова заорал в темноту, и на этот раз ответ прозвучал яснее. Тропинка была где-то здесь. Несколько минут он отыскивал ее при свете фонарика. Идти стало намного труднее: обледеневшая земля предательски уходила из-под ног. Он по-прежнему беспрестанно кричал, всякий раз страшась не услышать ответа. И тут совсем рядом он услышал голос Беатрис:

– Не нужно кричать, я здесь…

Она дрожала и едва не плакала, но он тут же набросился на нее:

– Ради всего святого, что ты тут делаешь? Дурочка, ты же могла замерзнуть до смерти! А пневмонию заработала уж точно. – Он обвил ее руками и крепко прижал к себе.

Трикси совсем закоченела – ей казалось, что она никогда уже не сможет согреться. Она была так счастлива, что Крийн пришел на помощь, но все-таки он говорил слишком резко. Пара слезинок скатилась по ее щекам. Она слишком все запутала…

– Ты не поехала с Андре, – заметил Крийн, с силой растирая ей руки.

– Конечно, не поехала. Даже и не собиралась.

– Потопай ногами, нам еще долго идти. Так почему ж ты приняла его приглашение, когда он позвонил?

– Я хотела досадить тебе, – глухо ответила Трикси.

Он снова прижал ее к себе.

– Зачем ты это сделала, моя дорогая? – Он вздохнул. – Я думал, ты его любишь.

– Нет, не его. – Она набрала побольше воздуха и сказала, стуча зубами: – Я люблю тебя.

– Ох! – профессор глубоко вздохнул от облегчения. И в этом сером тумане так чудесно ее поцеловал… – Пойдем домой, – сказал он после. – А то уж теперь-то совсем будет обидно, если мы насмерть тут замерзнем.

Дорога была бесконечной. Ноги у Трикси закоченели, ей казалось, будто вся она покрыта коркой льда. Крийн молчал. Почти у самого дома мгла вдруг рассеялась и отступила. Он повернулся, взглянул на нее – и она расплакалась.

Он ничего не сказал, лишь поднял ее на руки и донес до дому…

Их встретил взволнованный Рэбо.

– Скажи Уолке, чтобы приготовила теплую ванну и поставила чайник. Кажется, все обошлось, только она очень замерзла.

Он отнес Трикси в ее комнату, препоручил ее Уолке и пошел к себе.

Час спустя Трикси согрелась, привела себя в порядок, надела теплый свитер и спустилась в гостиную. Приоткрыла тихонько дверь – но комната была пуста. Тогда она прошла к камину и вздрогнула: из кресла поднялся Крийн.

– А я думала, тебя тут нет, – неуклюже сказала она. – Пойду посмотрю, вдруг Уолке что-нибудь нужно…

– Ты больше ничего не хочешь сказать? – спросил профессор, и что-то в его голосе заставило ее улыбнуться.

– Да, конечно, Крийн, я многое хотела сказать.

Он притянул ее к себе.

– Я думал, что потерял тебя, что мне придется тебя отпустить. Наверное, я давно тебя любил – только не понимал этого. А когда ты получила от Андре эти розы… Но сейчас я уверен в себе, дорогая. Почему бы нам не попробовать…

– Да, о, да, но… Он поцеловал ее.

– Я люблю тебя. Я вечно занят, я забывчивый, рассеянный – но о тебе я никогда не буду забывать…

– Я тебе этого и не позволю, – сказала Трикси. Она поднялась на цыпочки и поцеловала его. А Рэбо, заглянувший в этот момент в комнату, бросился предупреждать Уолке, чтобы та пока не вынимала обед из печки.

– Все испортится, и фрикасе, и спаржа…

– Не беспокойся, – сказал Рэбо, посмеиваясь. – Они не заметят.


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке