Индейская страсть (fb2)


Настройки текста:



Мадлен Бейкер Индейская страсть


– Красное Перышко.
Слова доносятся откуда-то издалека.
Давно, очень давно не доводилось ей слышать свое имя.
Волосы, когда-то цвета воронова крыла,
Тронуты серебром; звездное мерцание покинуло глаза.
Одежду из оленьей кожи сменило льняное платье,
На ногах такие чуждые, странные туфли.
Она уже давно не встает на заре и не смотрит в далекий горизонт,
Не сидит у костра, смешивающего языки пламени
С лучами заходящего солнца,
Прислушиваясь к веселому щебету резвящихся детей
И суровым голосам мужчин, готовящихся выйти на охоту.
Ушло в прошлое все, что она так любила когда-то.
Если закрыть глаза, то, может, удастся вырваться из плена
Времени и хитроумного сооружения,
Которое здесь называется кресло-качалка.
– Красное Перышко.
Это мог бы быть его голос,
Тихо зовущий ее сквозь шум ветра.
Она прикрывает глаза, она так устала;
Ей надо отдохнуть. Кресло покачивается —
Взад-вперед, взад-вперед.
– Иди, Красное Перышко, уже пора.
И она уходит. Уходит сквозь время,
Уходит к тем, кого она когда-то любила.
– Теперь ты дома, Красное Перышко.

Глава 1

Территория Вайоминг, 1883 год

Он возвращался домой, в земли Пятнистого Орла, в те края, где растет высокая сочная трава и неторопливо несут свои воды многочисленные ручьи. В края, где он родился.

Домой.

Калеб глубоко вздохнул, наполняя легкие свежим прохладным воздухом, наполненным соками Матери Земли, запахом хвойных лесов и свободного ветра, гуляющего по прериям. Конечно, можно было доехать до Шайенна и поездом, это было бы куда быстрее, но ему хотелось побыть наедине со своими мыслями, снова услышать, о чем нашептывает вольный ветер, вспомнить свои истоки.

Он возвращался домой.

Неужели прошло уже двенадцать лет с тех пор, как он покинул Вайоминг? Да, двенадцать лет назад он ушел из отчего дома, тем самым на части разорвав сердце матери.

Двенадцать лет. Как быстро, как неудержимо быстро летит время!

Внезапно тишину прерии разорвал крик вылетевшего на охоту ястреба, и сердце Калеба наполнилось радостным трепетом. Взглянув вверх, он проследил за полетом птицы, парящей сужающимися кругами. Вот ястреб на мгновение замер и камнем ринулся вниз, а еще через секунду снова взмыл в высокое безоблачное небо, унося в когтях добычу – зазевавшегося зайца.

Жизнь и смерть. Борьба за выживание.

Охотник и добыча. В свое время Калебу довелось побывать в обеих шкурах. Но теперь все было позади.

Осадив жеребца, он вытащил из нагрудного кармана смятый листок бумаги и пробежал глазами написанное аккуратным бисерным почерком послание.


«Уважаемый господин Страйкер!

В июне ваш отец покинул наш бренный мир, тремя месяцами позже за ним последовала ваша матушка. По условиям ее завещания вам отходит дом на 17-й Восточной улице и ранчо «Рокинг-С». Прошу незамедлительно уведомить меня о том, каким образом передать вам унаследованное имущество».


Дата под письмом – 13 сентября, подписано нотариусом Орвиллом Хоугом из Шайенна, Территория Вайоминг.

С тяжелым вздохом Калеб сунул смятую бумажку обратно в карман. Целых пять месяцев искало его это письмо, прежде чем дошло до адресата.

Долго сузившимися от яркого полуденного солнца глазами смотрел он вдаль. Мама умерла, ее больше нет. От одной этой мысли на сердце стало невыносимо тяжело, в мозгу всплыли воспоминания, от которых, казалось, он давно сумел навсегда избавиться.

Красное Перышко, дочь Большого Пса и Прекрасной Ракушки, умерла. В душе Калеба царили пустота и одиночество. Сколько раз она писала ему, умоляя вернуться домой! И сколько раз он обещал навестить ее, зная наперед, что до тех пор, пока жив старик, он не выполнит ее просьбу. Теперь оба ушли в мир иной.

Ему нисколько не было жаль Дункана Страйкера, он чувствовал только облегчение от того, что никогда больше не увидит человека, который его породил.

Выругавшись сквозь зубы, он послал жеребца в галоп, раздумывая о том, что будет делать на 17-й улице в огромном доме, насчитывающем двадцать одну комнату. Он, метис, рожденный от индианки и белого, наемник-полукровка, который последние восемь лет метался по обеим сторонам мексиканской границы, выслеживая преступников…

Глава 2

Весна, 1883 год

Калеб ехал по 16-й улице мимо оперного театра и «Межокеанского отеля», дивясь на происшедшие с городом перемены.

Шайенн был цветущим городом, богатство которого как на дрожжах росло от продажи крупного рогатого скота, пасущегося на обильных пастбищах, расположенных вокруг. Он был заложен летом 1867 года Тихоокеанским железнодорожным союзом в ста милях к северу от Денвера. Здесь находился конечный пункт «железки». Тогда жители вполне обоснованно называли громыхающие на рельсах поезда «адом на колесах». Однако вскоре шайеннцы начали богатеть: земельные участки, которые Союз с самого начала продавал за сто пятьдесят долларов, уже через пару месяцев перепродавались за двести и больше, и цена на них постоянно возрастала.

В 1869 году Шайенн стал столицей Территории Вайоминг, и в том же году страшный пожар уничтожил его практически до основания. А теперь его и не узнать! Никаких следов разрушения.

Калеб удивленно покачал головой и свернул на 18-ю улицу.

В центре Шайенна теперь провели электричество – новшество, еще незнакомое в большинстве городков к западу от Миссисипи. «Межокеанский отель» установил в помещении новомодное изобретение под названием «туалет», по два на каждом этаже, и народ валом валил отовсюду, чтобы поглазеть на невиданное чудо. «Надо же, – подумал Калеб, – до чего они додумаются в следующий раз?»

Он нашел нотариальную контору Хоуга и Линдермана, зажатую между торговым домом Бакли и оружейным магазином Холмэна.

Спешившись, Калеб тщательно отряхнул одежду от дорожной пыли, поправил на голове шляпу и толкнул стеклянную дверь.

Офис оказался небольшой квадратной комнатой, большую часть которой занимал величественных размеров письменный стол. Сидящий за ним человек казался карликом. У стены стоял шкаф с четырьмя ящиками для деловых бумаг, слева от Калеба от пола до потолка возвышались книжные полки, заваленные всевозможными книгами по юриспруденции.

Орвилл Хоуг оторвался от изучения какого-то толстенного талмуда и взглянул на мужчину огромного роста, заслонившего собой дверь. Внешность незнакомца внушала смутную тревогу: запыленная черная шляпа, выгоревшая на солнце черная рубаха, грубые штаны из оленьей кожи, высокие, до колен, сапоги. Хоуг выпрямился на стуле, чтобы казаться выше ростом, и распрямил плечи.

– Чем могу служить? – поинтересовался он.

– Мне нужен Орвилл Хоуг.

Нотариус тяжело вздохнул. Оставалось надеяться, что этот метис не имеет дурных намерений. По крайней мере вид у него был такой, будто он без труда сможет свалить с ног быка.

– Вы его нашли, – сообщил Хоуг, в глубине души сомневаясь, не допустил ли он только что самую большую ошибку в жизни. – Я и есть Орвилл Хоуг.

Калеб промычал что-то нечленораздельное и уставился на Хоуга.

Нотариус был человеком средних лет с волнистыми каштановыми волосами, простодушными голубыми глазками и мягкими пухлыми руками. Одет он был в добротный темно-синий костюм, полосатый жилет, на шее повязан франтоватый шелковый галстук.

Орвилл Хоуг осторожно прокашлялся.

– Я могу чем-то помочь, мистер…

– Страйкер.

– Ах, так вы мистер Страйкер! – Хоуг почувствовал огромное облегчение. Слава Богу, этот парень пришел по делу. Он встал и пожал Калебу руку. Потом указал на обитый кожей стул, стоящий с другой стороны стола и снова уселся на свое место. – Садитесь, пожалуйста. Надеюсь, вы хорошо доехали?

– Прекрасно.

– Мм… да. Ваша мама оставила вам в наследство великолепный дом. Вам надо будет подписать кое-какие бумаги, сейчас найду их. Только… я… я хотел спросить, думаете ли вы остаться в Шайенне?

– Я еще не решил. А что, это имеет какое-то значение?

– Нет, конечно. Просто… здесь есть некоторые люди, очень заинтересованные в покупке ранчо «Рокинг-С».

Калеб нетерпеливо кивнул. Сейчас у него не было ни малейшего настроения принимать серьезные решения.

– А если дело дойдет до продажи вашего дома, – продолжил Хоуг, – я уверен, в покупателях отбоя не будет. Обе ваши недвижимости расположены на самых лучших землях.

– Помимо вашей основной деятельности вы занимаетесь продажей недвижимости, мистер Хоуг?

– О нет, сэр.

– Значит, не терпится поскорее выдворить меня из города? – сухо осведомился Калеб, ставя вопрос ребром. Он знал, что множество белых не желало уживаться с полукровками, но не бороться же ему с каждым!

Под пронизывающим взглядом метиса Хоуг покраснел.

– Нет, конечно, нет… Я…

– Могу я взглянуть на бумаги?

– Да, безусловно. – Хоуг порылся в наваленных на столе папках. Прошло несколько минут, во время которых холодные серые глаза метиса неотрывно следили за каждым его движением.

Наконец нотариус нашел нужную папку. Чуть дрожащими руками пододвинул ее к Калебу Страйкеру и терпеливо откинулся на стуле, ожидая, когда клиент закончит знакомиться с ее содержимым.

– Уверяю вас, бумаги в полном порядке, – в конце концов заметил Хоуг. – По завещанию вашего отца, составленному 10 апреля 1871 года, все состояние оставлялось вашей матери.

На щеке Калеба дернулся мускул. Итак, старик вычеркнул его из завещания в тот самый день, когда он покинул Шайенн.

Хоуг облизнул губы и поправил тесный воротник.

– Первоначально ваша матушка хотела, чтобы все осталось мужу, а в случае, если она его переживет, дом должен был быть продан, а деньги пересланы в Англию его сестре. В завещании вашего отца говорилось о том же.

Задумавшись о том, что же вызвало трещину в отношениях между этим наемником и Дунканом Страйкером, Хоуг помедлил.

– Весной восемьдесят первого года ваш отец заболел, и вскоре после этого его жена изменила свое завещание. Теперь оно было составлено так, что если бы что-нибудь случилось с мистером Страйкером-старшим, вы становились единственным наследником всего имущества.

– Старик знал об этом?

– Нет, не думаю. – Хоуг окунул ручку в чернильницу, стоящую на углу стола, и передал ее Калебу. – Будьте добры, распишитесь тут. И еще тут.

Хоуг снова откашлялся. Ему уже не терпелось поскорее закончить дело Страйкера и забыть о нем.

– Ну вот, теперь все улажено. – Он промокнул обе подписи, аккуратно сложил один экземпляр документов и положил в большой коричневый пакет, лежавший в общей папке. – Вы найдете здесь все бумаги по дому и ранчо, тут же ключи и копия завещания вашей матери. Джо Бригмэн все еще работает управляющим на ранчо. Он там за всем присматривает с тех пор, как ваша матушка умерла.

– Благодарю.

– Советую заглянуть в банк. Без сомнения, вексель «Рокинг-С» в этом году значительно поднялся в цене. Вам лучше навести справки по этому вопросу.

– Вексель?

– Да. Ваша мать взяла деньги под залог ранчо и выслала их в Вашингтон. – Хоуг удрученно покачал головой в знак величайшего неодобрения того, что женщины иногда берутся заниматься делами, в которых ничего не смыслят. – А еще прошлым летом она отправила в резервацию больше сотни голов скота. Кое-кто пытался ее отговорить, но она сказала, что индейцам очень нужно свежее мясо.

Коротко кивнув, Калеб сгреб со стола пакет и вышел из офиса. «Молодец, мамочка, – думал он, – какая же ты умница!»

Некоторое время Орвилл Хоуг смотрел вслед Страйкеру. Итак, это и есть наследник. Раньше он много слышал об этом человеке, да и что удивительного – все в городе слышали о нем. Работая на правительство, он за последние восемь лет заслужил неплохую репутацию. Поговаривали, что в случае опасности он хватается за ружье с быстротой молнии и что ему безразлично, доставит ли он преступника в седле или же перебросит его через конскую спину, только уже мертвого.

Хоуг покачал головой. Парень больше смахивал на индейца, чем на белого. Кожа смуглая, длинные черные волосы падают до плеч, глаза холодные и серые, как ружейная сталь. Хоуг снова качнул головой. Да, глядя в такие глаза, поверишь всему, что о нем рассказывали.

Выйдя из нотариальной конторы, Калеб остановился на дощатом тротуаре, размышляя, что делать дальше. Привлекательней всего показалась идея чего-нибудь выпить. Он взял коня за поводья и перешел дорогу к салуну «Три королевы». Торопиться незачем, он еще успеет в свой дом.

Он привязал жеребца к выступающему каркасу, сделал глубокий вдох и вошел внутрь.

Салун «Три королевы» располагался в большом прямоугольном здании. При входе Калеб остановился, поразившись, что все здесь осталось, как до его отъезда из города.

Тускло мерцающая стойка бара красного дерева обхватывала всю стену против дверей, над баром висел портрет рыжеволосой женщины, задрапированной в полупрозрачный голубой пеньюар, трехъярусные стеклянные полки ломились от обилия всевозможных бутылок и бокалов самой причудливой формы. Имелась здесь и небольшая сцена, слева от входа, на которой стояло пианино, справа – стол для игры в фараон, а между ними – около дюжины столиков для покера.

Удовлетворенно кивнув, Калеб подошел к стойке, заказал порцию виски и одним глотком осушил стакан. Отличное виски, такого он уже давно не пробовал.

Купив целую бутылку, он направился к столику у противоположной стены. Уселся, налил виски в стакан и стал медленно, маленькими глотками попивать пахучий напиток, оглядываясь по сторонам. По телу начало разливаться приятное тепло.

Недалеко от него, сдвинув головы, сидели Эразмус Нэйгл, И.С.Уиппл и У.Роббинс. Интересно, что эта троица замышляет на этот раз?

Нэйгл появился в Шайенне в 1868 году и вскоре стал известен под кличкой Вайомингский король лавочников. В семьдесят пятом он вместе с У.И.Хаббардом основал Телеграфную компанию Шайенна и Блэк-Хиллз. Все эти люди были сказочно богаты.

Калеб сухо усмехнулся. За последние восемь лет он и сам немало заработал. Чертовы деньги, как говаривала его мать. Но раньше у него никогда ничего не было, только добрый конь да хорошее ружье. Все деньги тратил на виски и женщин, а иногда с легкостью проигрывал в кости.

Наполнив доверху свой стакан, он негромко хмыкнул. Как все изменилось! Теперь у него есть дом, ранчо, и все потому, что маме удалось пережить отца.

Старик наверняка переворачивается в гробу и умоляет черта выпустить его из преисподней, чтобы поджечь ранчо и отравить колодцы, прежде чем сын вступит во владение.

– Слишком поздно, старый распутник, – пробормотал Калеб сквозь зубы, – слишком поздно.

Прикрыв глаза, он на мгновение вернулся на пятнадцать лет назад, когда, уворачиваясь от безжалостных ударов хлыста, он изо всех сил старался не разрыдаться, потому что прекрасно знал, какое удовольствие доставят его слезы отцу.

«Не смей больше говорить на этом варварском языке, слышишь?» В голове до сих пор звучал крик старика: «Запомни, ты не дикарь, ты мой сын!»

Калеб вспомнил тихий, умоляющий голос мамы: «Дункан, перестань, пожалуйста, прекрати. Ты же его убьешь».

Но, назло старику, Калеб выжил, не умер под его ударами. Ни тогда, ни позже, когда тот теми же методами пытался «лечить» сына. Продолжая говорить на языке племени лакота, как только Дункан оказывался рядом, он бросал отцу вызов. С той, же целью упорно отказывался носить брюки и рубашку, облачаясь в мокасины и облегающие штаны из оленьей кожи. Но старик все-таки посчитался с ним; он всегда знал, как это сделать.

Никогда Калеб не сможет забыть тот день на ранчо, когда Дункан откромсал его длинные волосы. Четверо ковбоев удерживали Калеба. Когда Дункан наконец отбросил ножницы, на голове сына остался жалкий чубчик. Это было самым большим оскорблением в его жизни. Двумя годами позже, как только ему исполнилось семнадцать, он сбежал из дома. Мать умоляла его остаться, обещала, что все наладится, но Калеб знал, что поступает правильно. Надо немедленно уехать, иначе он задушит отца собственными руками.

Едва он отъехал тогда от Шайенна, ему захотелось присоединиться к племени, из которого вышла мать… Но он пошел другой дорогой, а потом стало слишком поздно. Долго, очень долго длилось его возвращение…

Открыв глаза, Калеб сдвинул на затылок шляпу и провел пальцами по волосам, черным, густым, как у мамы, ставшим своеобразным символом его независимости.

Он глубоко вздохнул и налил себе еще виски. Посмотрев стакан на свет, он тихо улыбнулся уголками губ.

– Пью за тебя, Дункан Брэдли Страйкер, – промычал он сквозь зубы, поднося стакан к губам. – Гори огнем в преисподней за все, что ты сделал.

Глава 3

От Келли Макгир не укрылось, как красивый метис входил в двери салуна «Три королевы». Он приостановился, помедлил, а потом прошел к дальнему столику. Да, подумала девушка, он, конечно, сын Дункана Страйкера, в этом не оставалось ни малейшего сомнения. Тот же блеск в холодных стальных глазах, ничего не забывающих и не прощающих, та же гордая поступь, словно вся земля, по которой он шел, принадлежала ему, и только ему одному.

Таких неимоверно высоких, с широченными плечами мужчин ей еще не доводилось видеть в жизни. А ноги! Длинные, безупречно прямые… Четкий профиль, крупный нос, выступающие скулы говорили об индейской крови, бурлящей в этом человеке. Рот крупный, четко очерченный, брови вразлет.

Для нее не имело значения, что это был красивейший человек, которого она когда-либо встречала. Он интересовал ее только с одной стороны – теперь она наконец-то могла бросить работу горничной в пансионе миссис Колтон и прислуги в примыкающем к нему ресторане.

Когда он оседлал огромного жеребца и направил его прочь от салуна, в душе девушки появилось беспокойство. Он что, собирается уехать из города? Так скоро? Но нет, она увидела, что он свернул на Дубовую аллею. Вздохнула с облегчением. Без сомнения, он направляется к себе домой. Отлично. В конце концов не имело смысла говорить о делах в самом центре 18-й улицы.

Подобрав широкую юбку, Келли устремилась в пансион. Как только она закончит подавать на стол, отправится к сыну Дункана, поведает свою историю, и все будет кончено.


Калеб молча взирал на дом, который отгрохал его отец. Он стоял на 17-й улице, сложен был из красного кирпича, высотой был в три этажа. Широкий портал, высокая круглая башня у северного входа, балкон, опоясывающий здание сверху, там, где раньше располагалась спальня его матери.

Он спешился, накинул поводья на стальной крюк и замер, вспоминая, как они впервые сюда приехали. Тогда мама согласилась принять образ жизни белых людей. Она так гордилась этим домом, самым красивым во всем квартале.

Да, она им гордилась. Калеб не мог это забыть. Но никогда, никогда она не была здесь счастлива. Дункан одевал ее в дорогие шелка, нанял преподавателя английского языка, чтобы она научилась правильно говорить, ревностно следил за ее успехами, за тем, чтобы она хорошо писала и читала по-английски и стала подобающим образом вести себя в хорошем обществе. Удовлетворяя все прихоти мужа, она прилежно училась всем этим премудростям. Стала хорошей хозяйкой, жила в роскошном доме, развлекала гостей, разъезжала по бесконечным вечеринкам, но… первобытная грусть таилась в ее глазах, тоска по старым, таким прекрасным временам.

Калеб негромко выругался. Да, он тоже выучился одеваться и разговаривать, как белый, но это и его не сделало счастливей. Он сделал это только ради нее, своей мамы.

Наконец он вошел в ворота, поднялся по четырем ступеням, ведущим на веранду, вставил ключ в замочную скважину и открыл входную дверь.

Какое-то мгновение он постоял в нижнем холле, прислушиваясь к призрачным голосам предков, потом глубоко вздохнул и прошел дальше. Шаги гулким эхом отдавались в пустом доме.

Холл был отделан великолепным темным деревом, по стенам расставлена добротная мебель того же дерева. Над камином висело огромное зеркало, на противоположной стене красовалась литография матери и отца. С минуту Калеб молча стоял, отмечая слой пыли на мебели и прислушиваясь к обступившей его тишине.

Потом прошел в столовую. Стены здесь были оклеены голубыми с золотыми полосками обоями, длинный прямоугольный стол в центре окружен восемью стульями, обитыми под цвет обоев. С потолка неким сказочным пауком свисала люстра.

Кухня всегда была любимым местом маленького Калеба. Только потому, что отец никогда здесь не показывался. Калеб помедлил в дверях, скрутил сигарету, припоминая блаженные времена, когда он сиживал тут за столом и подначивал кухарку Фанни. Это была добрая душа, ее единственную во всем доме не пугали вспышки гнева господина Дункана.

Прикончив сигарету, он вышел из кухни и направился в «музыкальную комнату». Губы тронула едва заметная улыбка. Ни у кого в семействе Страйкеров не было таланта к музыке, однако в комнате стояло пианино, имелась скрипка и даже виолончель, а в дальнем углу примостились военный полковой барабан и флейта, которой когда-то Дункан привораживал свою суженую.

В комнате, где мама долгие часы коротала за шитьем, он провел больше времени. Следующую сигарету выкурил в библиотеке, размышляя над тем, можно ли прочитать все книги, собранные на этих полках. Потом неторопливо прошелся по всему гнездышку отца, заглянул в бильярдную, до сих пор хранящую запах табака Дункана Страйкера, а затем по покрытой ковром лестнице поднялся наверх.

А голоса из прошлого звучали все громче, все настойчивей.

Он открыл дверь своей комнаты и вошел внутрь. Ничего не изменилось с тех пор, как двенадцать лет назад он покинул этот дом. В углу стол со стулом орехового дерева, шкаф с четырьмя отделениями, где по-прежнему хранилась его одежда. С окон свисали все те же сине-коричневые шторы, такое же покрывало накинуто на кровать.

Сколько бессонных ночей провел он тут, желая только одного – как можно скорее вернуться в племя лакотов, которому принадлежала его мать. Жизнь там была намного примитивней, но… Родители казались там такими счастливыми… Почему отец решил покинуть племя? Ведь ему так нравилось разделять с этими простыми людьми радость и горе!

Голоса зазвучали еще отчетливее.

О прошлом отца ему было известно немного. Когда-то Дункан заблудился в страшном буране, прибился к лагерю лакотов, провел с ними остаток зимы, остался и на лето, а осенью женился на Красном Перышке, гордой дочери вождя.

Летом шестьдесят шестого что-то изменилось в Дункане. Он стал раздражителен, беспокоен. Может, чувствовал, что жизнь проходит мимо, а может, просто устал от монотонности и однообразия. Так или иначе, он решил вернуться в привычный ему мир, к привычным людям.

В любом городе к западу от Миссисипи туго пришлось бы мужчине, вздумавшему привезти с собой индианку-жену и полукровку-сына. Но Дункан Страйкер не был каким-то нищим фермером. К тому времени, как семейство обосновалось в Шайенне, Дункан уже славился своим богатством.

Перед тем он проявил недюжинную твердость характера и мужскую сметку ума. Начал с продажи бобровых шкурок, сколотил небольшое состояние, но значительную часть быстро спустил за столом для игры в покер, за которым иногда проводил ночи напролет. Однако вовремя взял себя в руки и купил маленькое стадо бычков. Продал его за приличную цену, купил стадо побольше и породы получше и выручил за него достаточно денег, чтобы приобрести ранчо на Вороньем Ручье.

Уже через год Дункан удвоил свое состояние, а еще через шесть месяцев выстроил в городе огромный дом – поместье, где можно было уютно проводить длинные холодные зимние вечера.

Как только все трое поселились в этом доме, поведение Дункана, его отношение к семье резко изменилось. В худшую сторону. Он велел Красному Перышку сменить имя и стал называть ее Фэйт, заставил учиться хорошим манерам, чтобы во всем походить на белых женщин. Постоянно выбивал из Калеба все, чему мальчик научился в племени. Будучи богачом и к тому же чрезвычайно гордым человеком, Дункан не испытывал стыда от того, что его жена и ребенок были индейцами. Наоборот, никогда не скрывал этого, напротив, даже подчеркивал сей факт и в конце концов заставил всех друзей уважать свою семью. И жители Шайенна раскланивались с индейской скво, потому что она приходилась супругой самого богатого человека в городе.

Калеб знал, что было немало мужчин, сквозь зубы посылавших проклятия в адрес отца, но… тихо, так, чтобы он не услышал. Ему давали всевозможные обидные прозвища, поносили «нечистую» индианку и ее выкормыша, но никто не осмеливался сказать все это в глаза гордому Дункану Страйкеру.

Однако Калеба это затрагивало, постоянно он слышал насмешки, издевательства и подначки; он возненавидел белых людей, потешавшихся над индейской кровью, бурлящей в его жилах, возненавидел и отца за то, что он увез их из родного племени.

Вполне вероятно, Дункан догадывался, что шепчут за его спиной мальчику, но никоим образом этого не показывал. Однако от чуткого внимания ребенка не укрывалось, что если раньше отец им гордился, то теперь начинал стыдиться. Стыдиться сына-полукровки, стыдиться жены из индейского племени лакотов, пусть она и была самой красивой женщиной в городе. Сознание этого стыда разрывало на части сердце юного Калеба, разъедало наподобие незаживающей гноящейся раны…

Сдвинув шляпу на затылок, Калеб вышел из комнаты, пересек просторный холл и подошел к маминой спальне. Сделал глубокий вдох, как ныряльщик на большую глубину, отворил дверь и вошел внутрь. Мамы не было в живых уже много месяцев, в последний раз он видел ее двенадцать лет назад, но ему казалось, что в комнате до сих пор витает слабый аромат дикорастущих трав, всегда исходивший от ее прекрасных волос и даже от одежды.

Он медленно прошелся по спальне, осторожно проводя рукой по покрывалу на кровати, лаская ручку кресла-качалки, в котором она так любила проводить время, дотрагиваясь до щетки для волос, которую он сам подарил ей за год до своего бегства из Шайенна. Прикрыл глаза, вспомнив, как обрадовалась она подарку.

Когда Дункана не бывало дома, они вдвоем проводили тут великолепные вечера в тиши и уюте; мальчик усаживался в кресло-качалку напротив камина и часами слушал ее рассказы о детстве, о Ловком Койоте, о призраке с двумя лицами, о Метком Стрелке. Мать говорила на лакотском наречии, мягкие, чуть гортанные звуки заставляли испытывать тоску по его народу, по свободной жизни, которой оба лишились.

Сколько раз он умолял мать оставить Дункана, но она только отмахивалась. Дункан ее муж, говорила она, и она его любит.

Тихо выругавшись, Калеб вышел из спальни. На лестничной площадке остановился, поглядел на витиеватые резные украшения на перилах дубовой лестницы. На третьем этаже располагалась огромная бальная комната с альковом для оркестра, с солидной позолоченной цепи свисала внушительных размеров люстра.

Немало времени он провел в этом зале, зажатый в тесный строгий костюм, белую рубашку с жестким воротничком и черным галстуком, и наблюдал за вальсирующими парами. Самые состоятельные люди города кружились по этому до блеска отполированному полу. Джозеф Мол Кэри, ставший в 1871 году заместителем прокурора Территории; М.Е.Пост, приехавший в Шайенн в 1867 году, будучи преуспевающим банкиром, который впоследствии приобрел сперва ранчо, а затем и прозвище Овечий король; его жена, прибывшая в город в расхлябанной крытой повозке, а теперь разъезжающая в новомодном экипаже с ливрейным лакеем на запятках. Такие влиятельные, такие богатые люди, усмехнулся Калеб. Чего, например, стоит Натан Бэйкер, издатель «Шайеннского листка», или Александр Сван, прославившийся по всей стране в качестве «Западного короля скота».

Нахмурившись, Калеб спустился по лестнице на первый этаж. Интересно, сколько этих богачей-нуворишей осталось в Шайенне? Он снял шляпу, бросил ее на стол, уселся на широкий диван и провел рукой по густым волосам. Что он делает? Воскрешает умерших? Бередит воспоминания? При мысли о матери волна вины накатила с новой силой. В этом доме она умерла. В той самой кровати, до которой он только что дотрагивался. Одна. Его с ней не было.

В дверь постучали. Калеб недовольно сдвинул брови. Кого еще там несет?

«Притворюсь, что дома никого нет», – решил он и снова откинулся на диванные подушки, но стук раздался снова, уже громче и настойчивей.

Бормоча проклятия, он подошел к двери и распахнул ее. На пороге стояла молодая девушка.

– Что вам надо? – не очень вежливо поинтересовался Калеб.

Келли растерянно моргала. Вблизи Калеб Страйкер казался еще выше, стройнее, шире в плечах и… уверенней в себе, чем она представляла его себе накануне. Серая шерстяная майка облегала мощный торс, мускулистые ноги туго обтягивали штаны из оленьей кожи. Так туго, будто их не было совсем.

– Ну, что вы молчите?

– Я Келли Макгир.

Взгляд Калеба оценивающе прошелся по ее фигурке. Молодая. Тоненькая. Копна непослушных рыже-золотистых волос обрамляет прелестное продолговатое лицо. Ну и что?

– Ваше имя должно для меня что-то значить? Ясные глаза, чистые, как прозрачный горный источник, смотрели в его лицо.

– А разве нет?

– Нет, – покачал он головой.

– Мою мать звали Лейла Макгир.

– Счастлив это слышать. Что из того?

Келли невольно отпрянула, пораженная его огромным ростом, внушительностью фигуры, присутствием кольта, прекрасно сочетающегося со всем его обликом, и явным неодобрением в серых глазах.

– Я… Это моя мать… Я думала…

– Давай же выкладывай, что у тебя на уме. Ты чего-то от меня хочешь?

– Да, деньги, – не задумываясь о приличиях, выпалила девушка.

– Деньги? – На его губах заиграла насмешливая улыбка. – Вот уж не думал, что шайеннские проститутки начали ходить по домам.

Лицо Келли мгновенно побледнело. Он принял ее за проститутку! Она привстала на цыпочки, размахнулась и ударила его по щеке. Звук пощечины эхом пронесся по просторному холлу, разрывая тишину.

Калеб удивленно ругнулся и дотронулся ладонью до покрасневшей щеки. Было совсем не больно, эта крошка не могла нанести большой вред. Но все же…

Девушка смотрела прямо в его лицо, глаза, расширившиеся от безумного страха, уставились на розовую полоску на его смуглой коже. В ужасе от того, что она сделала, Келли развернулась на каблуках и опрометью ринулась вниз по ступеням, проклиная себя, что пришла в этот дом, к этому проклятому дьяволу, чей насмешливый взгляд долго теперь не сможет забыть.

Калеб проводил глазами убегающую девушку, прижимая руку к поврежденной щеке. Недоуменно потряс головой, спустился по лестнице, отвязал коня и отвел его на конюшню, расположенную прямо за домом.

Отец обожал лошадей и не желал держать их в платной городской конюшне. Калеб сухо усмехнулся, привязал вожжи к специальному выступу. Да, прекрасный дом, подумал он, оборудован всем необходимым. Молодец старик, все продумал, обо всем позаботился.

Убедившись, что жеребец хорошо устроен, Калеб вышел из конюшни и вернулся в дом. В холле он снова уселся на диван, сбросил сапоги, свернул сигарету и уставился в камин. Какого черта! Кто эта Лейла Макгир, и почему ее дочь заявилась с требованием дать ей денег?

При воспоминании о золотоволосой девушке уголки губ дернулись в неопределенной улыбке. Хитрющая штучка, ничего не скажешь. Хочет немного поживиться. На вид не больше пятнадцати, от силы шестнадцать. Очаровательные глазки… Синие, глубокие, как безоблачное летнее небо в прерии. Нежная кожа, такая мягкая и розовая… Так думал Калеб, поглядывая на кончик своей сигареты.

Решительно тряхнув головой, он бросил окурок в камин и прошел на кухню. Пошарив в седельных мешках, которые привез с собой, решил поужинать подсохшим кексом. А вот завтра устроит себе пир, благо, ресторан совсем рядом.

Завтра. Надо разузнать, что там творится в банке, а через несколько дней выехать на ранчо, чтобы навести там порядок. Никакой спешки, раз делами там заправляет Джо Бригмэн. Этот парень обожал «Рокинг-С», словно это была его собственность.

Потерев подбородок, Калеб подумал, что от ранчо лучше отделаться. Когда-то это место было единственным, что пробуждало воспоминания о прошлом, только там он чувствовал себя дома. Сомнения жгли душу: сможет ли он и сейчас быть там хозяином, вернее, стать им?

Тяжелый вздох вырвался из груди. Неужели все это на самом деле принадлежит ему? Не лишний ли он тут? Не чужак?

Он свернул еще одну сигарету, глубоко затянулся и снова задумался о том, что могло повлечь за собой получение неожиданного наследства.

Как ни верти, раньше или позже придется распорядиться ранчо и домом. Надо будет прийти к конкретному решению: обоснуется ли он в Шайенне, переедет ли на ранчо, или вовсе решит навсегда убраться из города. Долгих двенадцать лет у него не было собственного пристанища, так, мотался с места на место, нигде не пуская корни. Но сейчас… Сейчас все неожиданно изменилось.

Впервые это дошло до Калеба. Дункан Страйкер умер, его больше нет на свете, а ранчо «Рокинг-С» принадлежит Калебу, и только ему. Все – строения, стада скота, загоны, ковбои – все теперь его.

– Мое. – Он произнес это слово вслух, потрясенный волной возбуждения от этой мысли, и налил для подкрепления солидную порцию виски. – Все теперь мое.

Теперь он понял, что делать. Ранчо надо непременно оставить, чтобы и дальше поставлять скот индейцам, как это делала его мать. Это будет маленькой местью почившему старику, и так он воздаст должное светлой памяти мамы.

Калеб огляделся. Все-таки хорошо снова оказаться дома, тем более сейчас, когда ненавистного старика больше нет в живых. Дух матери витал над ним, он явственно ощущал это в теплом воздухе.

«Все будет хорошо, сынок». Он свято верил словам, тихо шелестящим в его ушах.

Глава 4

Келли отвела со лба выбившуюся прядку волос и со вздохом понесла в кухню поднос, уставленный грязной посудой. Потом вернулась в обеденный зал и стала протирать влажной тряпкой покрытый клеенкой стол, прежде чем приступить к раскладыванию чистых приборов.

Был полдень, самое тяжелое время дня. Большинство столиков было занято. В основном завсегдатаями семейного ресторана Мод Колтон являлись одинокие холостяки, дважды в день приходившие отведать настоящей домашней пищи и послушать болтовню Фанни Монро. Это была их кухарка, и хотя она не отличалась привлекательностью и весила под двести фунтов, мужчинам нравилась седовласая толстушка с веселыми лучиками морщинок вокруг глаз. По нескольку раз на дню она покидала кухню, чтобы поприветствовать посетителей и перекинуться с ними парой слов. Миссис Колтон не одобряла панибратскую манеру ее поведения, но она была слишком умна, чтобы раздувать из-за этого скандал: Фанни Монро считалась лучшей кухаркой в городе, и ей не хотелось ее лишиться.

Келли убирала только что освободившийся стол, как вдруг заметила, что в зале воцарилась непривычная тишина. Оглянувшись через плечо, он поняла причину внезапного затишья. В дверь вошел Калеб Страйкер.

Девушка расстроенно покачала головой. Что за денек! Сначала пришел Ричард Эштон и начал с мерзкой липкой ухмылочкой приставать к ней со своими непристойными намеками. Теперь этот Калеб Страйкер.

Вспомнив, что накануне наградила его оплеухой, она почувствовала, как вспыхнули щеки. Неужели он пришел поквитаться, мелькнула неприятно кольнувшая мысль. Этого еще не хватало!

С пересохшими губами она наблюдала, как красавец метис подходит к свободному столику. Мускулистое тело двигалось с грациозностью степного волка, вышедшего на охоту. Одет он был, как и вчера, в серую майку, облегающие штаны и высокие мокасины.

Не обращая внимания на произведенное на присутствующих впечатление, он швырнул шляпу на стул рядом со своим и потянулся за меню. Казалось, он не заметил и Келли, но у нее появилось странное ощущение, что он не только знает причину возникшей тишины, но и успел прикинуть точное количество находившихся в зале. А всё его глаза, подумалось ей, его холодные острые серые глаза.

Как не хотелось подходить к нему, чтобы принять заказ! Она не желала больше видеть этого ненавистного человека, не желала общаться с ним по какому бы то ни было поводу. Когда он отказался дать ей деньги, обещанные ее матери Дунканом Страйкером, все мечты девушки пошли прахом. А она так надеялась, что сможет навсегда уехать из Шайенна и начать новую жизнь в каком-нибудь городке, где никто ничего не знал о Лейле Макгир…

Чтобы немного потянуть время, она положила на чистую клеенку новые приборы, тщетно надеясь, что из кухни появится Фанни и обслужит неприятного клиента. Ничего, придется метису подождать, не развалится.

Постепенно разговоры в ресторане возобновились, но она отметила, что теперь голоса звучали приглушенно, словно мужчины опасались привлекать к себе внимание. Все исподтишка бросали на Страйкера любопытные взгляды, как бы желая удостовериться, так ли опасен этот человек, как о нем говорили, и действительно ли за последние восемь лет он прикончил своими руками с десяток преступников.

Собрав волю в кулак, Келли подошла к столику наемника.

– Что желаете? – спросила она вежливым голосом. Калеб поднял глаза. Узнав девушку, ударившую его накануне, он сдвинул брови.

– Днем, значит, ты тоже работаешь, а не только по ночам, – медленно протянул он.

Кулаки Келли непроизвольно сжались, от шеи к щекам хлынула жаркая волна.

– Я не уличная девка, – очень тихо, чтобы никто не услышал, прошипела она сквозь зубы.

В скептической издевке черная бровь изогнулась дугой.

– Да? А я подумал…

– Послушайте, мистер, вы будете заказывать или нет?

– Бифштекс. С кровью.

Она метнула на него быстрый взгляд. Дикарь. Самый настоящий дикарь. Удивительно, как это он не потребовал сырое мясо! Крутанувшись на каблуках, она быстро направилась в кухню. В эту минуту ей больше всего хотелось выцарапать ему глаза. Проклятие! Одним своим видом он умудрялся вызывать ее раздражение.

Калеб сидел, откинувшись на стуле, и наблюдал, как юная официантка движется по залу, принимает заказы, протирает столы и уворачивается от нескромных рук. С ней многие пытались заигрывать и даже откровенно флиртовать, но она, как заметил Калеб, никак не реагировала на приставания, только иногда краснела. Забавная проституточка, усмехаясь, подумал он, а может, это у нее такой стиль: каждая завлекает как может.

Подавая бифштекс, девушка намеренно не смотрела ему в глаза. Еще раз подошла к его столику только за тем, чтобы налить ему кофе и выяснить, не нужно ли чего-нибудь еще.

Он отрицательно покачал головой, забавляясь видом гневного личика. Черт побери, это ему следовало сердиться, но уж никак не ей. Без всякой причины подняла на него руку, а потом умчалась так быстро, словно по пятам гналась дюжина чертей.

Бифштекс был именно таким, как он любил, толстым и недожаренным. На гарнир много хрустящей картошки. Бисквиты оказались пышными и горячими. За последние месяцы он отвык от такой вкусной пищи. Он удовлетворенно вздохнул. Как хорошо, что никуда не надо спешить. Черный кофе был душистым и крепким, и, чтобы досадить официантке, он заказал еще чашку. Как там ее зовут? Келли? Кажется, так. А, какая, впрочем, разница!

Ресторан постепенно пустел, завсегдатаи возвращались на рабочие места. И вскоре там остался только Калеб, неторопливо потягивающий третью порцию кофе и разглядывающий девушку. Сегодня она выглядела несколько иначе. Волосы стянуты на затылке в аккуратный пучок, синее платье оттеняет глубину глаз, белоснежный передник, завязанный сзади пышным бантом, подчеркивает тонкую талию. В таком наряде она больше походила на маленькую девочку, натянувшую мамину одежду.

Протирая соседние столики, Келли все время ощущала на себе взгляд полукровки, неотступно следившего за ней. Накрывая столы свежими клеенками к ужину, она размышляла над тем, почему он не уходит. Что удерживает его тут? Может, хочет еще кофе? Но он и так уже выдул три чашки!

– Что здесь есть на десерт? – Через весь зал, заставив сердце нервно встрепенуться, прозвучал глубокий низкий голос.

– Яблочный пирог.

– Мое любимое лакомство. Можешь принести кусочек? Ругаясь про себя, Келли отрезала на кухне кусок пирога и поставила перед Калебом тарелку.

– Между прочим, мне нужна чистая вилка.

Нет, он-таки выведет ее из себя! Она схватила вилку с соседнего стола и швырнула на стол рядом с тарелкой Калеба.

– Еще что? Свежую салфетку? Кофе? Стакан воды?

– Чашка кофе не повредит, – спокойно согласился Калеб, растягивая губы в медленной усмешке.

В крайнем раздражении она налила кофе и, чтобы не видеть больше его мерзкую ухмылку, ушла на кухню.

– Все разошлись? – спросила Фанни, деловито засовывая за ухо выбившуюся прядь.

– Не совсем. Наемник еще сидит. – Келли вымыла руки и обтерла их об передник. – Похоже, собирается просидеть тут весь день.

– Наемник? – Фанни свела брови на переносице. – Какой еще наемник?

– За вторым столиком.

– Он что – пристает к тебе?

– Нет, дело не в том, о чём ты думаешь.

Фанни уперлась мощными кулаками в круглые бока и подозрительно уставилась на Келли.

– На что это ты намекаешь, милашка?

– Он… Так, ни на что. Фанни кивнула.

– Понимаю. Он хорош собой, – промурлыкала она. – Высокий. Плечи широченные, бедра узкие. Мне всегда нравились парни с широкими плечами и узкими бедрами.

Келли в недоумении взглянула на толстуху.

– Ты о чем?

– Это, конечно, Калеб Страйкер. Я еще в окно заметила, как он вошел в ресторан. Сколько же я его не видала? Лет двенадцать, наверное, никак не меньше. Видишь ли, детка, когда-то я работала у Страйкеров, готовила на всю семью, но когда хозяйка померла, я ушла. А что до мальчика… Да, такого ни одна женщина не сможет позабыть.

– Что ты говоришь? А вот я как раз больше всего хочу его забыть! – возмущенно воскликнула девушка. – Я иду к себе. Вернусь к ужину.

– Не волнуйся, солнышко, все будет в порядке. Только смотри не запаздывай.

Калеб доел пирог и выпил последний глоток кофе. Интересно, что задержало девчонку на кухне? Она еще не подала ему счет.

Однако из кухонной двери появилась вовсе не золотоволосая официантка.

– Как живешь-поживаешь, Калеб?

– Фанни!

Он порывисто поднялся и хотел было протянуть ей руку, но толстуха мгновенно заключила его в мощные объятия.

– Рада, что ты вернулся, мальчик.

– Спасибо, Фанни. – Калеб широко улыбнулся. – А ты ничуть не изменилась. Как шли дела?

Она похлопала себя по огромному животу.

– Как всегда, отлично, как же еще? Знаешь, я никак не могу прийти в себя, что вижу тебя здесь, живым и невредимым.

– Я и сам не могу поверить, что нахожусь тут, – хохотнул Калеб.

– Мне так жалко твою мамочку. Я помню, как ты ее любил.

Калеб медленно кивнул.

– Ты что, приставал к моей девочке?

– Еще не хватало! Я зашел пообедать, вот и все.

– И все же чем-то ты ее достал. Будь с ней подобрей, слышишь, парень? Ей и без того много пришлось пережить.

– Кому не пришлось? – негромко пробормотал Калеб. – А ты, Фанни, по-прежнему как наседка квохчешь над обездоленными?

– Это как придется. Только ты уж запомни, что я тебе только что сказала.

– Так и быть, Фанни. Я запомню. Сколько я должен за обед?

– Это за счет заведения.

– Спасибо, Фанни, увидимся за ужином.


Келли потрясла головой. Он снова был тут, уселся за тот же столик, что и днем. Конечно, это не имело никакого значения; многие одинокие холостяки питались в их ресторане. Но все равно его присутствие раздражало, действовало на нервы. Так или иначе, ей казалось, что он приходит сюда просто для того, чтобы досадить ей.

Она как могла притворялась, что его как бы и нет в зале, старалась избегать его взгляда, но постоянно чувствовала его на себе. Совершенно сбитая с толку, смущенная донельзя, она пролила на колени Милта Дугана стакан воды и тут же уронила на пол тарелку с только что приготовленным ужином. Дело кончилось тем, что она неловко поскользнулась и попала своим передником в суповую тарелку господина Поула.

Никогда в жизни она не была так неуклюжа, даже в самые первые дни работы. Когда она подавала ужин Калебу Страйкеру, лицо ее горело от нестерпимого стыда, но даже в этот момент от ее взгляда не укрылась усмешка в его серых глазах. Обстановку накалило еще больше то, с каким подчеркнутым вниманием он подхватил стакан, который официантка ставила на его стол.

– Что-нибудь не так? – раздраженно бросила она.

– Да нет, милашка, просто ты мне кажешься несколько нервной и суетливой, а я сегодня уже принимал душ.

Как это ни странно, перед внутренним взором Келли тут же возник образ гибкого мускулистого тела под струей душа, и в ее животе что-то быстро перевернулось.

– Что вам еще подать? – спросила она, сознавая, что голос срывается на мерзкий визг.

– Ничего.

Она с облегчением отвернулась от его столика и снова поскользнулась на луже воды, которую не успела вытереть. Руки нелепо взметнулись вверх, ноги некрасиво расползлись на скользком полу. Она проделала несколько судорожных и довольно нелепых движений, чтобы сохранить равновесие, и плюхнулась прямо на колени индейца.

В эту секунду ей хотелось умереть. Вокруг раздавался мужской хохот, а она беспомощно била руками по воздуху, стараясь как можно скорее подняться на ноги. Какой позор! Ощутив на талии сильные руки метиса, она поняла, что он помогает ей подняться. Но на его губах тоже была широкая улыбка. Звук его гортанного смеха обволакивал ее, словно тягучий степной мед, и нельзя было не признать, что он не был ей так уж неприятен.

Келли вывернулась из крепких рук, взглянула в смуглое лицо, а рука уже взметнулась для удара.

– На твоем месте я бы этого не делал, – внезапно похолодевшим голосом произнес метис, сузив стальные глаза.

Келли, мгновенно приведенная в чувство, медленно опустила руку и, собрав всю свою волю и достоинство, удалилась из зала, надеясь, что никогда больше не увидит Калеба Страйкера.

Глава 5

Расширенными глазами Келли смотрела на миссис Колтон.

– Вы говорите это серьезно?

– Вот именно, мисс.

– Но вы же не можете выкинуть меня на улицу!

– Именно это я и собираюсь сделать. Сегодня вам было угодно сделать из себя посмешище. Вылили воду на колени господина Дугана, разбили посуду, а она, между прочим, денежек стоит, потом испортили суп господина Поула. Вы же могли нанести ему серьезный ожог! К тому же расселись на коленях у посетителя! Мое заведение славится своей респектабельностью, и я не потерплю прислугу, обесчестившую себя столь непристойным поведением.

– Клянусь, это никогда не повторится!

– Рада это слышать. – Мод Колтон обвела комнатку Келли долгим оценивающим взглядом. – Вы оплатили проживание вплоть до завтрашнего утра. После чего, надеюсь, подыщете себе что-то более подходящее. Вы меня поняли?

– Но… – Келли закусила губу. Ей не хотелось унижаться перед миссис Колтон. – Да, мадам, я все поняла.

Коротко кивнув, Мод Колтон резко повернулась и гордо вышла из комнаты, хлопнув дверью.

Келли оцепенело уставилась на дверь. Что теперь делать? Куда идти? В пансионе и ресторане она работала за пару долларов в неделю, да еще за стол и кров. Гроши, что удавалось отложить, она тратила на одежду, так как после пожара у нее ничего не осталось.

– Мамочка, милая моя мамочка, – шептала несчастная девушка, – что же мне теперь делать, куда податься?

Глядя невидящим взором на коврик из грубой холстины под ногами, она стала раздумывать о будущем. Место в каком-нибудь приличном доме найти очень трудно; в особняках уже давно заправляли делами чинные дворецкие, в магазины же владельцы предпочитали брать в услужение собственных жен или других домочадцев. Оставались салуны. Келли содрогнулась от мысли, что придется прислуживать в игорном зале одного из подобных сомнительных заведений, выстроенных по обеим сторонам главной улицы Шайенна, обносить пьяных ковбоев и подпасков спиртным и помогать пьяным подниматься вверх по лестнице… Нет, это невозможно.

Она потрясла головой. Она на такое не способна. Лучше умереть с голоду, мрачно подумала она и вздохнула. Может, на ней лежит пятно позора, может, ей навсегда уготована подобная участь? Тогда и не стоит противиться судьбе. Ведь ее мать работала в салуне «Майнерз рест», тогда-то Дункан Страйкер, познакомившись с ней, стал навещать заведение, и вскоре мама стала его постоянной партнершей.

Помимо воли в глазах Келли заискрились слезы. Как же не плакать, когда все, абсолютно все в Шайенне знали, что ее мать была любовницей Дункана Страйкера! В последние четыре года, где бы ни показывалась Келли, в глазах встречных женщин она читала неодобрительную усмешку, говорящую о том, что им все известно. Мужчины же перешептывались за ее спиной, нисколько не заботясь, слышит ли она их слова о том, станет ли дочь столь же доступной, как и мать, когда немного подрастет.

Тыльной стороной ладони Келли вытерла слезы. Все равно, теперь она выросла и даже чувствовала себя намного старше своих семнадцати. Ей уже достаточно много лет, и она оказалась на грани нищеты. Но никогда, никогда не пойдет на что-нибудь низкое. Ни-ког-да!

Она выпрямилась на кровати, потерла затылок и взглянула на литографию матери. Лейла всегда была красивой женщиной. И почему только она так дешево себя продавала? Зачем таскала за собой маленькую дочку повсюду, из города в город, почему продавала себя везде, где только могла? От грязных шахтерских поселков до дешевых салунов. Многие мужчины, пораженные ее красотой, предлагали ей перейти на полное их содержание, некоторые даже хотели на ней жениться. Но ее сердцем навсегда завладел Дункан Страйкер, блистательный красавец, богатый, влиятельный. Он с легкостью мог бы поселить Лейлу в прекрасном доме, мог осыпать несметными богатствами, но вместо этого снял для нее пару комнат в Майнерз Рест, где Лейла и провела около пяти лет, только потому, что она безумно любила этого человека и не могла поверить, что он мог ей солгать.

А теперь мама умерла. Умер и Дункан. А она, Келли, осталась одна на белом свете.

«Он не оставит тебя, доченька, он обещал».

Это были последние слова ее матери. Но после того как мама погибла в огне пожара, – всего через три дня – умер и Дункан Страйкер. От сердечного приступа. Келли тогда пошла на похороны, чтобы спросить миссис Страйкер, не оставил ли ей что-нибудь покойный, но так ничего и не осмелилась спросить, едва бросила взгляд на убитую горем женщину. Только теперь она каким-то непостижимым образом поняла, что вдова Дункана и не подозревала о существовании Лейлы и о посулах ее усопшего мужа. И у нее не хватило смелости что-нибудь сказать несчастной женщине.

Даже сейчас она помнила, как невыразимо прекрасна была миссис Страйкер со своими миндалевидными глазами, смуглой, свежей кожей и черными как смоль волосами. Как королева плыла она по кладбищу в элегантном черном платье и траурной вуали. Сложив руки в облегающих черных перчатках, стояла она на краю мужниной могилы, пока священник читал последние отходные молитвы. Потом сдержанно принимала соболезнования и благодарила отца Карделлу за прекрасную службу. Когда все ушли, она еще долго стояла у свежей могилы; по смуглым щекам тихо текли горестные слезы.

Глядя на нее, Келли тогда еще больше возненавидела Дункана Страйкера. Разве можно было обманывать такую прекрасную женщину, чье горе было столь неизбывно?!

Келли тяжко вздохнула. Когда-то мама говорила ей, что ни один мужчина – будь он хорош собой или так себе, добр, мягок или зол по натуре, богат или беден – никогда не бывает верен одной женщине. Лейла считала, что это в них заложено природой. И голос ее был полон странной грусти, когда она добавила, что женщина ничего не может с этим сделать.

Ну уж ей такое не грозит, подумала Келли. Никогда в жизни не полюбит она так, как мама любила Дункана Страйкера. Никогда.

– Ты задолжал мне, Дункан Страйкер, – тихо пробормотала она. – И я намерена взыскать по векселям.

Она поднялась с кровати, оправила платье, причесалась и вышла из пансиона, решительно направившись к нотариальной конторе Орвилла Хоуга.

Десятью минутами позже ее решимость поубавилась.

– Я глубоко сожалею, – еще раз повторил мистер Хоуг. – Боюсь, все обещания Дункана Страйкера вашей матери умерли вместе с ним. Вот если бы у вас имелось его письменное обязательство, а еще лучше, если бы он упомянул вас в своем завещании, тогда… – Нотариус покачал головой. – Да и то, даже в этом случае вам бы предстояла долгая тяжба, потому что завещание миссис Страйкер было составлено позже и уже вступило в силу. Сожалею.

– Но это несправедливо! Все имущество моей мамы сгорело в пожаре на Майнерз Рест. Вещи, деньги, которые она копила долгие годы, даже моя одежда… Что же мне теперь делать?

– Боюсь, делать нечего.

В глубоком унынии она поблагодарила законника за отнятое время и покинула контору. Опустив глаза долу, проходила она мимо салунов, содрогаясь от отвращения к веселой музыке, приглушенным голосам, запаху виски и сигарного дыма, доносившимся из открытых дверей. Все это было ей так знакомо. Может, не стоит противиться, а просто взять да и пойти в «Три королевы» и попроситься на работу? Платили там хорошо, можно было выбрать удобные часы, у нее появились бы постоянные Келли проглотила комок в горле и поспешила дальше по деревянному тротуару. На ходу опустила руку в карман и нащупала письмо, которое получила сегодня утром. Письмо было от Молли Фэй, старинной подруги мамы. Ей удалось скопить достаточно денег, чтобы покинуть «Майнерз рест», и теперь она собиралась купить в Денвере магазин, торгующий дамскими шляпками. В письме она предлагала Келли стать ее партнершей, если ей удастся достать достаточную сумму.

Девушка вздохнула. Если бы Дункан Страйкер выполнил свое обещание позаботиться о ее будущем, она не попала бы сейчас в такое безвыходное положение. У нее были бы деньги, и она навсегда уехала бы из Шайенна и начала новую жизнь там, где никто не знал, кем была ее мать.

Она была так поглощена своими невеселыми мыслями, что не заметила выходящего из банка человека. И только тогда, когда на полном ходу уткнулась в его спину, остановилась как вкопанная.

– О, простите пожалуйста! – воскликнула она, вспыхнув от стыда. – Я задумалась, я не хотела. Простите… Ах, это вы?!

Глядя на покрасневшую девушку, Калеб тихонько покачал головой.

– Так я и знал, что ты от меня не отвяжешься, – медленно протянул он.

Келли метнула в него быстрый взгляд. Она впервые видела метиса в таком красивом наряде. Он был в черных брюках и темно-серой рубашке. И то, и другое было новым, только что купленным. По всей видимости, подсознательно отметила девушка, он отдавал предпочтение серому цвету.

– Ну? Так и будешь молча испепелять меня взглядом? – сухо поинтересовался Калеб.

В жилах Келли вспыхнула бессильная ярость. Хотелось немедленно заорать на него, ударить, в конце концов, пристрелить из этого огромного кольта, торчащего из кобуры на его правом бедре!

Ничего этого она не сделала. Собралась, подавила гнев и ответила с достоинством, на которое сама не рассчитывала:

– Конечно, не собираюсь. Если вы будете так добры и пропустите меня, я пойду своей дорогой.

– Опаздываешь на работу в ресторан, как я понимаю? – спросил Калеб, забавляясь гневным огнем в синих глазах и напружинившейся фигурой.

– Нет! – мгновенно ощетинившись, выпалила девушка. – Из-за вас я сегодня потеряла работу.

– Из-за меня? Что я такого сделал?

Келли тряхнула головой. Как сказать этому уверенному в себе красавцу, что одно его присутствие в зале выбило ее из колеи и превратило в неуклюжую дуру?

Калеб небрежно пожал плечами, словно не видя ничего особенного в том, что она потеряла место.

– Что ж, теперь ты сможешь больше времени посвящать другой работе.

– Нет у меня никакой другой работы, – отчеканивая каждое слово, парировала Келли. – А из-за вас мне никто теперь не даст место. Теперь все узнают, что миссис Колтон уволила меня потому, что я не могу вести себя с посетителями. А еще она отказала мне от комнаты в ее пансионе. И у меня совсем нет денег…

Тут, к собственному ужасу, она разрыдалась. Слезы потоком текли по щекам, и она была не в силах их остановить. Несколько женщин остановились на тротуаре поглазеть на такое зрелище. Сдвинув головы, они немного пошептались, а потом пошли по своим делам. Господи, теперь весь город будет знать, что она как дура разнюнилась посреди 16-й улицы!

– Держи-ка. – Калеб всунул ей в руку носовой платок. – Вытри слезы.

Изо всех сил она прижала платок к глазам, но слезы не унимались. Она так долго сдерживала свои эмоции – и теперь они выплеснулись наружу, словно открылись невидимые шлюзы.

Негромко ругнувшись, Калеб схватил ее за руки, стащил с тротуара и подсадил в стремена. Потом вскочил в седло позади нее и направил коня к своему дому.

Сначала Келли сопротивлялась, но сильная рука обвила ее талию, и она каким-то непостижимым образом успокоилась. Стало тепло и уютно. Беспомощно всхлипнув, она откинулась на его стальной торс и дала волю слезам.

К тому времени, как они подъехали к дому, Калеб успел обругать себя всеми известными ему словами. Спрыгнув с коня, он снял девушку, на руках внес по ступеням и довольно грубо кинул на покрытый красным покрывалом диван в нижнем холле. Швырнул шляпу на стул, налил две порции виски и сунул ей стакан.

– Выпей! – коротко приказал он.

Девушка послушно поднесла стакан к губам, сделала большой глоток и тут же зашлась в кашле.

– Это, знаешь ли, не вода, – прокомментировал Калеб. – Этому виски уже двенадцать лет, его следует смаковать маленькими глотками.

Келли беспомощно ловила ртом воздух. Спиртное ожгло желудок, окатив с ног до головы горячей волной. Она еще никогда в жизни не пробовала крепкие напитки и теперь поняла, что больше до них не дотронется.

Калеб хмыкнул, передернул плечом и забрал стакан из ее рук. Поставил виски на стол рядом с диваном и спросил:

– Ну? Кончила рыдать?

Келли кивнула, не будучи уверена, сможет ли когда-нибудь разговаривать. Глотку жгло, глаза слезились, однако, как ни странно, все уже не казалось таким ужасным, как раньше.

– Может, теперь объяснишь, в чем все-таки дело? Она снова кивнула и как могла последовательно и внятно рассказала о своей матери и об обещании Дункана Страйкера обеспечить их жизнь.

Калеб слушал очень внимательно и, по мере того как разворачивался рассказ, начал сквозь зубы выплевывать проклятия. Итак, думал он, отцу было недостаточно того, что он вытащил Красное Перышко из племени предков, он еще захотел унизить жену, заведя себе любовницу на стороне. Без сомнения, весь город знал о его похождениях. Если бы старик не был уже в могиле, он бы задушил его сейчас голыми руками.

– Вот поэтому, – заканчивая повествование, произнесла Келли, – я осталась без гроша, а мне нужны деньги, чтобы уехать из города. У подруги моей мамы появилась возможность купить в Денвере магазин дамских шляпок. Она написала, что если я найду тысячу долларов, то смогу вступить в дело как ее партнер. Деньги требуются на следующей неделе, в ином случае она возьмет кого-нибудь еще.

Калеб тихо присвистнул. Ничего себе, хочет за неделю заработать тысячу долларов, ни больше, ни меньше!

Келли шмыгнула носом, несколько ободренная его молчанием. По крайней мере он не сказал «нет».

– Я хочу уехать туда, где никто не знает, чем моя мать зарабатывала на жизнь.

Калеб кивнул. Он понимал, какой она испытывает стыд. Он и сам начал стыдиться своего отца, как только достаточно вырос, чтобы понять, что это за человек на самом деле.

Он оторвал взгляд от пола и увидел, что девушка заплаканными глазами с надеждой смотрит в его лицо.

– У тебя есть родные? Братья, сестры?

– Нет. – Она грустно улыбнулась. – Я и сама-то появилась на свет по ошибке. Рождение детей такими, как моя мама, не поощрялось.

Калеб что-то тихо пробормотал, чувствуя, как в нем начинает теплиться лучик сострадания. Келли казалась совсем маленькой, одинокой и напуганной. Но в его планы не входило присматривать за одинокими перепуганными девочками.

– Мне бы хотелось помочь вам, мисс Макгир, – произнес он, отводя глаза, – но сейчас у меня почти нет денег.

– Как же так? Ваш отец был самым богатым человеком в городе.

– Правильно, был, но мама после его смерти не очень удачно вкладывала деньги, а почти все, что осталось, тратила на покупку одеял и медицинских препаратов.

Келли нахмурилась.

– Медицинских препаратов? Зачем?

– Она снарядила целый караван крытых повозок и выслала стадо бычков в резервацию племени лакотов, чтобы помочь им выжить в тяжелых зимних условиях.

Довольный поступком матери, Калеб улыбнулся.

– Так вы разорены?

Он помедлил с ответом. Конечно, он не разорен, у него еще оставалось несколько сотен долларов, в банке можно одолжить еще тысчонку-другую, но ему вдруг почему-то не понравилась идея предоставить деньги Келли Макгир, чтобы та смогла уехать из города, не хотелось, чтобы она вообще уезжала.

– Да нет, не разорен, просто наличных мало. Оказалось, что мама заложила «Рокинг-С» – ей нужны были деньги для борьбы за права индейцев в конгрессе.

Калеб потер щеку ладонью. Джордж Уэбстер, банкир, только что посоветовал ему оплатить вексель до конца года.

Думая о том, как разозлился бы Дункан, узнай он, что натворила его Фэйт, Калеб тихонько рассмеялся.

Плечи девушки понуро опустились. Она унизила себя, раскрыла ему душу, и ради чего? У Калеба Страйкера есть ранчо и великолепный дом, но у него нет наличных денег.

Какая жалость, что он не владел каким-нибудь салуном; тогда он смог бы принять ее на работу.

– Ну что ж, делать нечего, – безнадежно буркнула она.

– Чем теперь думаете заняться? – поинтересовался молодой человек.

Келли пожала плечами. Крах надежд тяжелым бременем лег на сердце. А может, стоит перестать сопротивляться судьбе и пойти по стопам матери?..

– Да вот думаю сходить в «Три королевы». Вдруг там найдется для меня местечко?

Тихо произнесенные слова повисли в воздухе. Калеб нахмурил брови.

– Так вы все-таки занимались этим раньше?

– Никогда. – Она снова пожала плечами. – Да какая разница! – Она потерпела полный крах, так что выбирать не приходится, мрачно подумала Келли. Либо придется работать в салуне, либо принять ухаживания Ричарда, что в принципе одно и то же. Но… лучше уж не принадлежать никому конкретно, чем ему одному.

Мысль о Ричарде заставила Келли содрогнуться. Он преследовал ее с того самого времени, как умерла мама, поджидал в укромных местечках, обещал хорошо о ней заботиться, если она даст согласие. Ну хоть словечко молвит. И хотя Келли всегда давала ему от ворот поворот, он продолжал охотиться за ней, считая, что рано или поздно девушка уступит. И всякий раз предлагал все больше денег.

Но ей претила мысль о близости с ним. В «Трех королевах» она просто стала бы разносить напитки, вот и все. Конечно, теперь потребуется больше времени, чтобы скопить необходимую сумму, но зато она сохранит честь и достоинство.

Услышав, что Келли собирается работать в «Трех королевах», Калеб почувствовал, как что-то опустилось в желудке. Девушек там нанимали исключительно для того, чтобы прислуживать клиентам, однако практически каждая в конце концов оказывалась в одной из комнатенок на втором этаже, завлеченная обещанием заработать побольше, и каждая надеялась встретить мужчину, который вырвет ее оттуда и обеспечит ей безбедное существование.

Он уж подумал было дать Келли денег и отпустить на все четыре стороны, но какая-то безотчетная причина удерживала его. Не хотелось мириться с тем, что он больше никогда ее не увидит.

– Вы не ответили на мой вопрос. Вы считаете, что отсутствие опыта повредит мне?

Калеб тихо выругался. Она молода и красива, кожа нежная, как только что снятые сливки, золотисто-рыжие волосы горят, словно изнутри их подсвечивают фонариком. А глаза! Огромные и синие, как небо в разгар лета.

С такой внешностью ей ничего не будет стоить как следует заработать на жизнь.

– Вы говорили не об опыте, вы спросили, какая разница, – негромко произнес он.

Келли смущенно улыбнулась, ощущая, как постепенно ее оставляет тепло от выпитого глотка виски.

– Что вы имеете в виду?

– Вы можете начать работу в салуне хоть завтра, – напряженным голосом пояснил Калеб, – а можете прямо сегодня приступить к работе у меня.

В холле повисла тишина. Келли во все глаза смотрела на метиса, а кровь гулко стучала в висках.

– Я… я не понимаю…

– Неужели не ясно? Я хочу, чтобы ты у меня набралась того самого опыта.

Не давая ей опомниться, он подхватил ее с дивана, прижал к мускулистой груди и впился ртом в губы. От него так и разило табаком, кожей и… желанием. Девушка попыталась вырваться, но легче было сдвинуть с места гранитную скалу. Она тихо застонала, чувствуя, как его язык прокладывает дорогу сквозь ее сомкнутые губы. Когда же он добился того, чего хотел, что-то оборвалось у нее внутри. Сейчас она умрет, захлебнется от его поцелуя.

Сама не зная, что делает, совершенно бессознательно, она всей грудью прижалась к нему, чтобы быть еще ближе. Язык встретился с его горячим языком, и она почувствовала неимоверную сладость, в глубине живота разгорелся пожар, рассылая по всем клеточкам тела огонь намного сильнее, чем раньше от виски. Сил и желания бороться с ним больше не было.

Калеб на секунду оторвался от нее, перевал дыхание и снова поцеловал, на сей раз более нежно и долго. Он пил нектар ее губ, как человек, погибавший от жажды и наконец припавший к живительному источнику. От нее пахло виски, но ее поцелуй пьянил куда сильнее, чем алкоголь. Под руками он ощущал бархат ее кожи, а нежные губы трепетали, как крылья бабочки.

Келли, зачарованная происходящим, позволила ему целовать себя как можно дольше. Время остановило свой вечный бег, не было больше добра и зла, не существовало никого и ничего, кроме этого человека и чуда его прикосновений. Реальность вернулась к ней, когда он вдруг сжал рукой ее грудь. Она открыла глаза и увидела перед собой совершенно незнакомого раньше человека, которому была безразлична ее судьба.

Она окончательно пришла в себя, всхлипнула и стала вырываться.

Сердце Калеба стучало, как колеса паровоза на полном ходу, кровь в жилах горела от жгучего желания. Он отвел голову, чтобы набрать в легкие воздух, и увидел в ее глазах страх, услышал мольбу в голосе, которую оглохшие от страсти уши отказывались слышать раньше.

Чертыхнувшись, он разжал руки, и она без сил повалилась на диван. А он стоял и смотрел на нее сверху вниз. Грудь его тяжело вздымалась, руки уперлись в бока.

– Думаю, тебе лучше убраться отсюда.

Никогда больше он не дотронется да нее, думал Калеб. Одной случайной искры будет достаточно, чтобы случилось непоправимое.

– Мне некуда идти.

– Как это некуда? – охрипшим от возбуждения и отвращения к себе голосом спросил он.

– У меня нет больше дома. Миссис Колтон выгнала меня.

Он понял, что погиб. И уже не имело значения, действительно ли Дункан обещал позаботиться о ней. Какая разница? Не выставлять же ее на улицу!

Глядя в бездонные синие глаза, он понимал в глубине души, что встреча с Келли Макгир перевернет его жизнь.

Глава 6

– Ладно, делать нечего, – нахмурив брови, произнес Калеб, – сегодня можешь переночевать здесь. Завтра заберешь вещи из своего пансиона.

Девушка уставилась на него, не в силах унять трепещущее сердце. Ее охватила какая-то смутная тревога: она останется – а он ее изнасилует… Что, если ему втемяшилось сделать из нее содержанку? Так же, как Дункан Страйкер когда-то поступил с ее матерью… Нет, она ни за что не согласится. Уж лучше голодать и ютиться по углам, чем стать тем, кем была мама!

С огромным усилием она собрала волю в кулак и на едином дыхании выпалила:

– Не могу!

– Чего не можешь?

Чувствуя, как щеки снова заливает краска стыда, она проговорила едва слышным шепотом:

– Я не могу… не могу быть вашей… вашей… Ну, вы сами понимаете.

– Мне не нужна любовница, тем более постоянно находящаяся в моем доме, мисс Макгир. Мне требуется экономка, словом, кто-то, кто сможет готовить мне еду и присматривать за усадьбой, пока я буду ездить по делам на ранчо.

Округлив глаза, Келли молча смотрела на него снизу вверх, с трудом соображая, что сказал этот красавец. Господи, неужели ей наконец повезло?

Неужели не придется устраиваться в салун? Какая удача! Поработает в этом чудесном доме, а когда поднакопит денег – уедет из Шайенна и навсегда забудет о прошлом. Устроится в маленьком городке, где никому не будет дела ни до нее, ни до того, каким образом зарабатывала на жизнь ее мать. И никогда в жизни не увидит больше Ричарда Эштона – и Калеба Страйкера тоже!

– Вы это серьезно? – прошептала она.

– Совершенно серьезно. Спальни расположены наверху. Выбирай любую, какая больше понравится, кроме той, что в дальнем конце коридора. Это моя.

– Благодарю вас, мистер Страйкер, вы так добры! Калеб фыркнул. Ничего себе! Как только его не называли в свое время, но уж добрым – никогда. Прислонившись к дверному косяку, он смотрел вслед девушке, поднимающейся наверх по устланной ковром лестнице. Вот она исчезла из виду, а затем послышались ее приглушенные шаги, на секунду замирающие и тут же возобновляющиеся вновь, по мере того как она заглядывала в комнаты, выбирая себе спальню по вкусу. Он явственно представил, как она смешно морщит носик, обнаружив, что дверь в конце холла заперта.

Тут он услышал, как открылась и захлопнулась дверь рядом с комнатой мамы, и тихо ругнулся сквозь зубы. Вот, значит, как! Хороший выбор она сделала, нечего сказать! «Значит, будем соседями», – подумал он, чувствуя, как внезапно дрогнуло сердце.

Замерев возле широкой, отделанной медью кровати, Келли осторожно протянула руку и дотронулась до мягкого покрывала из голубого бархата. Никогда в жизни не доводилось ей бывать в такой бесподобно красивой, изысканной спальне! На окнах висели белые кружевные занавеси, пол покрывал пушистый ковер с вытканным орнаментом из ярких цветов, стены оклеены обоями в бело-голубую полоску. Был здесь даже камин с полкой из вишневого дерева. За складной ширмой Келли обнаружила белую эмалевую ванну, над резным дубовым туалетным столиком висело изящное зеркало. Келли и не представляла, что в мире может существовать такая красивая комната.

Испустив восхищенный вздох, девушка бросилась на кровать, поглаживая ладонями шелковистый бархат. Теперь она будет жить здесь, в огромном доме Дункана Страйкера. С его сыном…

Она вспомнила тяжесть мощных рук на своих плечах, вкус его поцелуя, запах разгоряченного мужского тела и снова вспыхнула. Ее никто еще так не целовал. Как будто он хотел осушить ее, выпить все ее жизненные соки, лишить всякой воли, подчинить себе и… Она вспомнила, как сама загорелась от его поцелуя, словно охваченное огнем деревце, как затрепетала в его руках, забыв обо всем на свете…

Такого больше не должно быть. Такого больше и не будет. Она – его экономка, кухарка, но и только.

Келли повернулась на бок, закрыла глаза, удовлетворенно вздохнула и вскоре заснула, а во сне увидела искрящуюся разноцветными пузырьками белоснежную ванну и себя, подающую хозяину обед из семи – не меньше! – вкуснейших блюд.


Яркие солнечные лучи защекотали щеку Келли, и она, сладко потянувшись, перевернулась спиной к окну. Так не хотелось расставаться со сладостными грезами!

Она поуютнее завернулась в хрустящие простыни и сквозь полудрему стала вспоминать приснившееся. Она только что была принцессой и жила в великолепном дворце; вокруг сновали бесчисленные слуги, готовые в любую минуту выполнить самое сумасбродное ее желание; казна ломилась от денег, а шкафы – от платьев, туфелек, шляпок и перчаток. И что самое главное – в нее влюблен прекрасный принц. Высокий, темноволосый, широкоплечий. Он ее обожал, боготворил, обращался с ней как с драгоценной хрустальной чашей…

Сладкие воспоминания прервал резкий стук в дверь. Келли очнулась и быстро села в кровати, недоуменно оглядываясь по сторонам. Где это она? – мелькнула мгновенная мысль, но тут волной нахлынули события минувшего дня. Она в доме Калеба Страйкера!

– Вы проснулись, мисс Макгир?

Снова вернулся к официальному тону! От звука властного, глубокого голоса Келли невольно вздрогнула.

– Да, проснулась. А что?

– Ничего особенного, просто хочу сообщить, что время завтрака давно прошло, в остальном, мисс, все в полном порядке. – После этой насмешливой тирады Калеб раздраженно поинтересовался: – Вы всегда спите допоздна?

– Нет… Простите, я сейчас спущусь.

– Будьте так любезны.

Выскочив из кровати, Келли бросила взгляд в зеркало. Боже милостивый, что за вид! Волосы растрепаны, платье, которое она не удосужилась снять накануне, смялось и имело неопрятный вид. Видимо, ночью она ворочалась с боку на бок. Как же теперь выйти к… хозяину?

Что ж, делать нечего. Она кое-как привела в порядок прическу, решительным движением отворила дверь и спустилась вниз по лестнице.

Очутившись на кухне, Келли на мгновение замерла. Такого она еще не видела! Просторное помещение, залитое веселым солнечным светом; в углу огромный квадратный стол, окруженный четырьмя стульями с высокими спинками; чугунная плита, встроенная мойка для посуды. Возле боковой двери – удобная кладовка, которую можно использовать под буфетную, где она обнаружила великое множество полок, заставленных кулями с мукой, сахарным песком и кукурузной крупой, замороженным мясом, консервированными овощами и фруктами и банками с душистым медом. На отдельной полочке выстроились в ряд полупрозрачные чайные сервизы дорогого китайского фарфора, хрустальные рюмки и бокалы. На другой сверкала начищенная до блеска утварь для ежедневного пользования.

– Боже мой, Фанни! – вырвалось у восхищенной девушки. – Как же ты могла все это оставить?! И как скучаешь теперь по всему этому великолепию!

Через полчаса она позвала Калеба завтракать. Усевшись за стол в просторной столовой, он, изогнув дугой бровь, ожидал, что она ему подаст и как будет обслуживать.

Намеренно избегая его изучающего взгляда, Келли поставила перед ним тарелку, затем налила в чашку душистый кофе и отошла в сторону. Только теперь она позволила себе посмотреть на красавца метиса. Интересно, какой будет его реакция на ее стряпню? Раньше ей не так уж часто доводилось готовить.

Калеб с некоторой опаской уставился в тарелку, не решаясь взять в руки вилку. Омлет пережарен, бекон обуглился с концов, бисквиты выглядят так, словно хранились в витрине булочника по крайней мере года два-три.

Наблюдая за выражением лица Калеба, Келли почувствовала, как у нее сжимается от страха сердце.

– Ну что же, неплохо, совсем неплохо, – произнес наконец Калеб поощряющим тоном. – А вы что, есть не хотите?

– Здесь? – Девушка ошарашенно обвела взглядом шикарно обставленную столовую, оклеенную золотистыми обоями в голубую полоску, резной дубовый стол и хрустальные канделябры. – С вами?

Калеб передернул плечами.

– Естественно. Что здесь такого?

– Но что подумают люди, когда узнают, что вы завтракали с наемной прислугой?

Он вскинул на нее серые глаза, в одно мгновение превратившиеся в холодный лед.

– Плевать я хотел на то, что скажут люди, ясно? Однако если вы предпочитаете есть на кухне, – будьте любезны.

Да, подумала Келли, это было бы гораздо удобней, но ей не хотелось дать понять Калебу, что она его боится. Секунду помедлив, она поставила вторую тарелку – для себя – и села подле Калеба.

Завтрак прошел в гробовом молчании.

Даже не глядя на Келли, Калеб всем своим существом ощущал ее присутствие за столом, чувствовал каждый взгляд, который она бросала на него из-под полуопущенных ресниц, и прекрасно понимал, что ей крайне неловко есть вместе с ним.

Как же, ведь он хозяин, и она, нанятая прислуга, не имеет никакого права садиться с ним за стол. Ему тоже было не по себе, но по иной причине: не давал покоя запах, исходящий от ее волос, тревожило шуршание юбок при малейшем ее движении – да и что говорить, само ее присутствие будоражило кровь.

Минувшей ночью Калеб почти не сомкнул глаз. Стоило забыться на мгновение сном, возникало запрокинутое к нему испуганное лицо Келли, полные розовые губы, похожие на набухшие под знойным солнцем бутоны. Руки еще помнили тепло ее тела, необыкновенную хрупкость талии, мягкую нежность кожи.

Ночь напролет он метался в кровати, думая об этой девушке, представляя ее рядом с собой в постели. Он, конечно, допустил немыслимую ошибку, решив оставить ее в доме. И уж вовсе незачем было предлагать постоянную работу в поместье. Но сейчас, за завтраком, у него не хватало духу высказать, что он передумал. Она ведь осталась совсем одна в целом свете, и Калебу вдруг страстно захотелось и дальше заботиться об этом несчастном, отвергнутом существе.

Калеб резко отодвинул тарелку в сторону и поднялся из-за стола.

– Через десять минут уходим.

– Уходим?

– Да, заберем ваши вещи у старухи Колтон.

– Ах, вот как…

– Именно так, – бросил он через плечо и вышел из комнаты.

На улице он оседлал коня, прошелся с ним пару раз по двору, не столько выгуливая лошадь, сколько стремясь привести в порядок собственные мысли. За свою жизнь он немало наделал глупостей, но поселить рядом с собой столь сильное искушение в лице этой прелестной девушки было наибольшей из них.

Она молода.

Она, что бы ни говорили, невинна. Она таит в себе опасность.

Келли вышла на крыльцо пятью минутами позже, и Калеб, бросив на нее взгляд, сразу понял, что она приложила максимум усилий для того, чтобы хоть как-то привести себя в порядок. Платье, конечно, не мешало бы хорошенько погладить… Однако, оценивающе оглядев девушку с ног до головы, Калеб не мог не признать, что выглядит она потрясающе.

– Готова? Короткий кивок головой в ответ. Калеб легко подбросил ее в седло и впрыгнул сзади. Обхватил рукой ее тонкий стан и сразу же ощутил неуловимый запах девичьих волос, защекотавший щеки и ноздри.

Усмехнувшись, он тронул коня шпорами и натянул поводья. По дороге ни один из них не проронил ни слова, пока они выезжали с 17-й улицы и огибали Рэнсом.

Поравнявшись с пансионом Колтон, Калеб спешился, накинул поводья на забор и, обхватив Келли за талию, помог ей спешиться, при этом задержав руки чуть дольше, чем дозволяли приличия. На какое-то мгновение их глаза встретились.

Калеб пробурчал сквозь зубы что-то неразборчивое, отвернулся и пошел вверх по лестнице; Келли молча последовала за ним.

На стук дверь отворила сама Мод Колтон, собственной персоной, презрительно хмыкнув при виде входящей Келли. «Ну и карга!» – подумал Калеб. Змеиный ротик без губ, мерзкий, подозрительный взгляд хитрых прищуренных глазок, подозрительно следящих, как они поднимаются в каморку Келли.

Девушка, едва дыша, толкнула дверь и остановилась на пороге.

– Вам не надо сюда входить.

– Это еще почему? – громко спросил Калеб, бросив многозначительный взгляд на застывшую внизу Мод Колтон, умирающую от любопытства. – Мы же не одни, за нами наблюдает почтенная матрона.

– У этой матроны самый длинный язык в городе, сэр, – прошептала Келли и дернула плечиком, понимая, что спорить с ним бесполезно. Так или иначе, он поступит так, как посчитает нужным.

Калеб стоял на пороге клетушки, молча наблюдая, как Келли собирает в потертый мешок свои скромные пожитки.

– Все? – наконец спросил он.

Келли кивнула, не в силах признаться, что это дранье было всем, чем она обладала.

– Отлично. Сейчас заглянем к Брюстеру, там вы сможете заказать все необходимое.

– Но я… я не могу…

– Ну не мне же в конце концов покупать вам одежду и тем более нижнее белье! Как-то, знаете, не очень удобно, – заметил он ничего не значащим тоном. – Рассматривайте это как часть служебных обязанностей, хоть мы это пока и не обговаривали.

– Вы действительно так считаете?

Ответом была иронично приподнятая бровь.

– А вы?

Келли молча кивнула. Завязывая свой мешок, она бросила прощальный взгляд на каморку, служившую ей прибежищем, и вышла наружу. Ощущая на спине ядовитый взгляд миссис Колтон, она без особого труда представила, какие кривотолки поползут к вечеру по городу: Келли Макгир принимает в спальне мужчину средь бела дня! Какой кошмар!

У Брюстера Калеб прикупил несколько платьев, две пары обуви, синий бархатный жакет, чулки, шляпку, перчатки, кружевной воздушный зонтик, белоснежную ночную сорочку и даже веер из пушистых перьев. Не забыл также щетку для волос, гребни и шпильки, потом настоял на том, чтобы она сама выбрала нижнее белье. Когда все свертки были аккуратно уложены в сумку, он бросил поверх бутылку с розовой водой, запах которой он обожал с детства.

Келли густо покраснела, услышав, как Калеб велел Эду Брюстеру записать все покупки на его счет. Прежде чем заполнить соответствующую графу в толстом гроссбухе, Эд стрельнул в нее любопытным взглядом, что, конечно, не укрылось от смущенной Келли, как не укрылась от нее и неодобрительная усмешка на тонких губах Марты Брюстер.

– Чувствую себя какой-то содержанкой! – вырвалось у Келли, о чем она сразу же пожалела: кем, как не содержанкой, была ее мать?

Но Калеб только пожал плечами, выходя из магазина Брюстера, словно не расслышав невольного восклицания.

– Подождите немного, я забыл купить сигары, – спокойно произнес он.

Келли снова кивнула. Наблюдая за игрой мальчишек на улице, она так увлеклась, что не сразу расслышала знакомый голос за спиной. Повернувшись, она увидела приближающегося Ричарда Эштона. Как всегда процветающий, он вышагивал в темно-коричневом костюме, шикарной полосатой рубашке и черном котелке. Красивый молодой человек, с копной волнистых светлых волос, карими глазами и обаятельной улыбкой; он мог бы ей понравиться, если бы относился к ней с должным уважением, а не с той обычной презрительно-небрежной усмешкой, что постоянно витала на красиво очерченных губах при общении с ней.

– О, какой счастливый день! – пропел Ричард, останавливаясь рядом. – С утра разыскивал вас по городу. И где это вы прятались все это время? – При этих словах он слегка ущипнул Келли за локоток.

– Нигде.

Ричард игриво подхватил ее под руку.

– Мои предки вчера уехали, – сказал он, подталкивая ее плечом и играя глазами, – так что мы могли бы закатить веселенькую вечеринку. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?

Келли отчаянно затрясла головой. Господи, только бы никто не услышал его мерзкого предложения!

– Я заеду за вами около восьми. Согласны?

– Она занята.

Услышав голос Калеба Страйкера, Келли почувствовала огромное облегчение.

– Этот господин доставил вам неприятности, мисс Макгир?

– Да… то есть нет. – Келли замолчала, не зная, что еще сказать. Дело осложнялось тем, что отец Ричарда Эштона был не только одним из самых состоятельных людей в Шайенне, но являлся еще и городским судьей.

– Зато он досаждает мне, – спокойно заметил Калеб.

Он сунул коробку с сигарами в руки растерянной Келли, схватил Ричарда за грудки и приподнял его в воздухе.

– Мисс Макгир с сегодняшнего дня работает у меня экономкой, – выплевывая слова прямо в лицо Эштона, процедил он. – И мне бы не хотелось, чтобы вы приставали к ней на улице. Надеюсь, я доступно излагаю?

Ричард с вызовом уставился на Калеба; в его глазах сквозило явное пренебрежение.

– Да кто вы такой, позвольте спросить?

– Я человек, вознамерившийся выбить из вас душу вон, если вы еще раз осмелитесь близко подойти к мисс Макгир.

Смертельная бледность залила лицо Эштона, но, оглянувшись по сторонам, он промолчал: слишком много зевак столпилось вокруг. Келли тоже краем глаза заметила, что на пороге магазина появилась чета Брюстеров в окружении еще нескольких любопытных.

– Тебе меня не запугать, грязный метис! – сквозь зубы процедил Ричард. – Руки прочь!

Удар мощного кулака Калеба не заставил себя ждать. От неожиданности Эштон хрюкнул и тут же застонал; из разбитого носа хлынула кровь.

– Калеб, его отец судья!

– Плевать мне на это, даже если бы его отцом был сам президент Соединенных Штатов! – резко бросил в ответ Калеб. – Этому типу следует поучиться манерам, прежде чем открывать рот на публике. – Он вперил взгляд в Ричарда. – Советую впредь не распускать руки.

Бросив на него последний многообещающий взгляд, Калеб подсадил Келли на жеребца, швырнул пакет с покупками на переднюю луку, легко взлетел в седло позади девушки и направил коня к своему дому.

Стараясь избегать любопытных взглядов толпящихся на тротуаре зевак, Келли низко опустила голову. Господи, у нее и без того не лучшая репутация в городе, а к вечеру и от нее ничего не останется, стоит лишь Брюстерше повидаться с миссис Колтон и обменяться с ней мнениями о событиях сегодняшнего дня. Уж эти кумушки сумеют раздуть все до неузнаваемости и разнести дальше. К заходу солнца все начнут судачить, что между Калебом и Ричардом произошла из-за нее стычка прямо на улице, и ни у кого не останется больше сомнений, что она пошла по стопам матери.

На какое-то мгновение она решила сказать Страйкеру, что передумала, что не будет у него работать, что собирается покинуть Шайенн, есть у нее деньги или нет.

Однако здравый смысл взял верх над эмоциями: у нее не хватило бы даже на железнодорожный билет; ей не к кому обратиться за помощью, негде переночевать. И если уж говорить начистоту, ей совсем не хотелось уезжать из дома Калеба Страйкера – и от Калеба Страйкера тоже. Как бы глупо это ни звучало, но с ним она чувствовала себя в безопасности. Вручить себя его попечению было все равно что доверить овечку охране льва, но… ему удалось поставить на место Ричарда Эштона! И хоть ее пугала какая-то неведомая тайна, скрывающаяся в глубине его стальных глаз, пугала ярость, с которой несколько минут назад он накинулся на Эштона, пугали рассказы о нем, ходившие по городу, но… она его не боялась.

Доехав до дома, Калеб помог ей выбраться из седла, передал пакет и коробку с сигарами и повел жеребца в конюшню.

Келли проводила его глазами и взбежала по ступеням в дом. Поднявшись в свою комнату, она разложила на кровати обновки, восхищаясь щедрыми подарками. Три новых платья! У нее никогда в жизни не было трех платьев одновременно. Две пары обуви – простые добротные ботинки на каждый день и пара бальных лаковых туфелек, хотя Келли никогда раньше не доводилось посещать балы, да и вряд ли когда-нибудь придется.

Тонкие пальчики с удовольствием погладили бархатный жакет, дотронулись до мягкого пера на шляпке. Очаровательная шляпка! Нежные розочки, белые перья, широкая шелковая лента. Не удержавшись, девушка надела шляпку и подвязала ее под подбородком темно-синей лентой, которая великолепно подчеркивала цвет ее глаз, делая их ярче и глубже. Келли взяла с кровати новый веер и, любуясь своим отражением в зеркале, стала неторопливо им обмахиваться.

Калеб, тихо поднявшийся по лестнице и оставшийся не замеченным увлекшейся девушкой, застыл в дверном проеме. Глядя, как грациозно Келли стоит перед зеркалом, он почувствовал, как что-то замирает глубоко в груди. Ее огромные синие глаза подернулись мечтательной дымкой, но в них таилась многообещающая страстность; приоткрытые губы, казалось, ждут поцелуев. Его поцелуев… Тут Келли стала медленно двигаться под звуки музыки, которую слышала лишь она одна. Калеб едва не застонал от охватившего его желания.

– Могу ли я потанцевать с вами?

Келли крутанулась на каблуках и вскрикнула от неожиданности, увидев Калеба в дверях своей комнаты. Его глаза светились удовольствием; он успел переодеться, теперь все на нем было черное, что очень выгодно подчеркивало смуглую кожу и серые глаза. Келли отметила, что ремень для револьвера – черной кожи, без украшений и довольно поношенный – он так и не снял. Кольт свободно покоился на бедре метиса, от чего она сразу вспомнила, что этот человек крайне опасен, постоянно готов к отпору с любой, с самой неожиданной стороны, даже в своем собственном доме.

– Вы давно тут стоите? – спросила она, чувствуя, как дрожит ее голос.

Замерев в дверях, он и так, казалось, заполнял все пространство спальни, а уж вступив в комнату, и вовсе подавил ее своим присутствием.

– Ну не так уж и долго.

Он пересек комнату и, протянув к ней руку, подошел совсем близко.

Не произнося ни слова, забрал у нее веер и бросил его на кровать, потом обнял ее и стал вальсировать по спальне, держа ее на приличествующем расстоянии, как того требовал этикет, но ее тело от его близости мгновенно зажглось огнем.

Решившись наконец посмотреть ему в лицо, она едва не задохнулась, поймав на себе жаждущий взгляд полуприкрытых длинными ресницами сверкающих глаз. Сдерживая рвущееся дыхание, она промолвила:

– Мы не должны так… – Она с трудом подавила всхлип, непроизвольно возникший в горле. – Это не совсем…

– Правильно? – Он изогнул бровь, что, как ни странно, стало для нее привычным.

Келли кивнула. Какой потрясающий танцор! Какое изящество движений! Кто бы мог подумать? А вот она, видимо, его разочаровала – никак не могла собраться и попасть в такт, потому что ее мучила одна-единственная мысль: они здесь совершенно одни в ее спальне.

Вот он развернул Келли, и на глаза ей попалась широкая кровать, показавшаяся ей такой огромной, что заполняла всю комнату. Жарко вспыхнув, она подняла на него глаза и облизала пересохшие губы.

– Все в порядке, – успокаивающим голосом произнес гигант. – Ничего не случилось, мы просто танцуем.

– У вас хорошо получается.

– Моей маме хотелось, чтобы я выучился танцам белых людей.

– Она ведь была индианкой?

– Да, из племени лакотов.

– Фанни рассказывала мне, что до двенадцати лет вы жили с индейцами. Это правда?

Калеб кивнул; из его глаз вдруг исчезло всяческое выражение.

– Вам там нравилось?

– Да.

– А вы туда возвращались после того, как уехали?

– Нет.

– Почему?

– Не знаю. По всей вероятности, мне слишком нравилось проводить время, выпивая с друзьями, играя в карты, гуляя с… – Он остановился на полуслове, вовремя вспомнив, чем занималась мать Келли. – Когда я решил вернуться, оказалось, что уже слишком поздно. Начались столкновения, а я не захотел оказаться вовлеченным в них, потому что сочувствовал обеим сторонам.

Красивым жестом развернув девушку, Калеб замер, но не выпустил ее из объятий. Мягким, обволакивающим взглядом обвел ее лицо. Когда он продолжил, голос прозвучал печально:

– Большинство полукровок не ощущают себя счастливыми ни там, ни тут, они нигде не приходятся к месту. Им трудно, а иногда и просто невозможно решить для себя, к какому же миру они принадлежат – к тому или к этому. Я не отношу себя к их числу. Я испытываю огромное уважение к народу моей матери, но и в белых людях мне многое близко.

– Но Фанни говорила, что вам пришлось покинуть город из-за вашего отца…

Калеб снова кивнул.

– У вас были с ним конфликты?

– О, мы с ним дрались едва ли не каждый день. Целых пять лет.

– Пять лет? Почему же вы дрались?

– Из-за любой ерунды. Он хотел стереть из моей памяти воспоминания о том, что я наполовину индеец, хотел подогнать меня под свои мерки, чтобы я верил в то, во что верил он сам. – Калеб потряс головой. – Но я не мог стать таким, я был молод, горд и не менее упрям. И чем больше он настаивал на своем, тем сильнее я сопротивлялся его воле. Я прекрасно понимал, что он стыдился того, что моя мать была индианкой, а я, его единственный сын и наследник, – полукровкой. За это я его ненавидел.

Подняв голову, Келли смотрела на него. Хотелось сказать что-нибудь успокаивающее, но слова, как на зло, не шли в голову.

Заглянув ей в глаза, Калеб прочел ее мысли, словно они были на листе бумаги. Она его пожалела. Какого черта, подумал он, взял и раскрыл первой попавшейся девчонке душу, разболтался тут о своем прошлом! Раньше никогда бы не подумал сделать подобное. Ему вовсе не нужна ее жалость!

С губ Келли слетел легкий вздох. Дыхание ее было таким нежным, теплым, от изящно очерченного рта не оторвать глаз. Да что там говорить, он хотел эту девушку. Прямо сейчас. Здесь. Сам не знал, почему, но – хотел. Какая разница – почему? А может, причина все-таки была? Он одинок, она тоже, но достаточная ли это причина?

Внезапно он выпустил ее из своих объятий и твердым шагом направился к двери.

– К обеду меня не ждите, – буркнул он на ходу и вышел, оставив ее посреди комнаты.

Глава 7

Калеб расположился за задним столиком салуна «Три королевы», зажав в ладони стакан с виски и стараясь представить себя членом «Сток гроверз ассошиэйшнз», примерным прихожанином, вносящим постоянные месячные взносы в казну местной школы.

Горожане Шайенна принимали Дункана Страйкера только потому, что он был очень богат, а в те времена богатство было еще внове. Однако Калеб понимал, что сейчас его, наследника состояния своих родителей, не станут особо приветствовать, раз он, полукровка, столько лет состоял на службе у правительства и ловил преступников.

Однако если еще пару дней назад он был тверд в решении немедленно переехать на ранчо и заняться разведением скота, то сегодня с удивлением обнаружил, что уже не так стремится уехать из города.

Единым глотком допив виски, Калеб уставился в пустой стакан и задумался. Может быть, самым лучшим для него было бы приспособиться к спокойной цивилизованной жизни и навсегда забыть о прошлом?..

Он снова наполнил стакан и медленно повертел его в ладонях, наблюдая, как янтарная жидкость переливается на свету. Почему он не дал Келли денег, чтобы она смогла уехать? Что его остановило? Почему захотел, чтобы девушка осталась? Она для него слишком молода. К тому же так наивна, так чиста и доверчива. Не надо было нанимать ее на работу, ох, не надо было! Но почему-то ему отчаянно не хотелось, чтобы она уехала из города и обосновалась где-то в другом месте. С другим мужчиной.

Надоело жить в одиночестве. Слишком уж долго это продолжается. Хватит.

Калеб расплатился, вышел во двор и глубоко вдохнул свежий воздух. Вернуться назад, сыграть партию в покер? Нет, лучше вернуться домой.

По пути он проехал мимо Шайеннского клуба, что на 17-й Восточной улице. Интересно, мелькнула мысль, действительно ли там царит то великолепие, о котором он был наслышан? Как говорили, там была огромная гостиная, несколько комнат для игры в карты, читальный зал, бильярдная и просторные помещения для отдыха на втором этаже. Шеф-повара специально пригласили из Канады.

Проезжая мимо, Калеб насчитал девятнадцать столбов для привязывания лошадей и огромную стоянку для экипажей. Ему были известны строгие правила, предъявляемые клубом своим членам: никакого богохульства в его стенах, никаких попоек, драк, мошенничества за игорным столом, а по воскресным дням играть в карты вообще запрещалось. Вход женщинам также был категорически воспрещен.

Калеб думал, что Келли давно спит, когда наконец он вернулся домой, однако он застал девушку в гостиной с расписанием движения поездов на коленях.

– Вы еще не ложились? Уже поздно.

– Но вы тоже только что приехали, – последовал ответ.

Калеб хмыкнул. Опустившись в одно из кресел напротив дивана, он ткнул пальцем в расписание.

– Куда-нибудь собираетесь?

– Да, и как можно скорее.

– И куда хотите ехать?

– Еще не решила. Может, в Дуранго. Или в Калифорнию. Мне давно хотелось увидеть Сан-Франциско.

– Я бывал в Дуранго, и во Фриско тоже. Все города похожи, все на одно лицо.

– Вполне возможно.

– И люди везде одинаковы.

От Келли не укрылись нотка горечи в его голосе и мгновенно посуровевший взгляд.

– Что вы имеете в виду?

– Ничего, забудьте. – Девушка промолчала и только посмотрела на него глубокими, как море, глазами. Калеб нахмурился. – Вам понравится Сан-Франциско.

– А вам? Вам он понравился?

– Я ездил туда не для развлечений. Мне надо было разыскать одного… человека. И как только я его нашел, мы сразу уехали.

Келли закусила губу. Интересно, увез ли Калеб его живым? По городу ходило множество слухов о Калебе Страйкере, безжалостном охотнике за преступниками, человеке без сердца, который не моргнув глазом может запросто прикончить пойманного.

Ей захотелось спросить, за кем он гонялся в Сан-Франциско, скольких людей убил, но она сдержалась. Куда безопасней беседовать о Калифорнии.

– Вы видели Тихий океан?

– Да.

– Он красив?

– Он бескраен. – Заметив разочарование в ее глазах, Калеб добавил: – И красив.

Лицо девушки порозовело, и он понял, что она сейчас представляет себе великолепные океанские просторы. До чего же она прекрасна, в который раз подумал он, какая чудесная гладкая кожа, какие фантастические глаза!

– Уже поздно. – Калеб поднялся из кресла и направился к лестнице.

– Мистер Страйкер!

Остановившись, он посмотрел на нее через плечо.

– Завтра воскресенье. Вы пойдете в церковь? Губы метиса скривились в мрачной ухмылке.

– Думаю, обойдусь без подобных зрелищ.


Придя на богослужение, Келли почувствовала, как все взгляды сразу обратились к ней. Она прошла по проходу между рядами, села на скамью, аккуратно расправив юбку, и, сложив руки на коленях, уставилась прямо перед собой в витражное стекло за кафедрой проповедника. Спаситель на витраже был изображен в виде Доброго Пастыря – с посохом в левой руке и маленькой белой овечкой на сгибе правой.

Через несколько минут на кафедру взошел отец Карделла, и служба началась. Келли подпевала тихо, но голос ее звучал ясно; ей очень нравились торжественные слова гимнов и ощущение душевного покоя от слов отца Карделлы, обещающего всем молящимся прощение на этом свете и вечное блаженство на небесах.

Едва богослужение завершилось, Келли поднялась со скамьи, но успела расслышать обрывки разговора между миссис Колтон, Эвери и Брюстер.

– …по стопам своей матери…

– …а он-то хорош – взял под крылышко дочь любовницы своего отца…

– …живут одни в доме…

– …яблочко от яблони…

– …совсем как мамаша…

– …стыдилась бы в храм-то являться…

Келли сморгнула прихлынувшие к глазам слезы. Пожав руку отцу Карделле, она вышла из церкви и поспешила вниз по тротуару. Деньги больше не имеют значения, она завтра же навсегда покинет Шайенн, даже если всю дорогу придется идти пешком.


Хлопнула входная дверь, и Калеб оторвался от чтения газеты. Через несколько секунд до его слуха донесся шум с кухни, клацанье крышек от кастрюль и сковородок.

Что там происходит? Он заинтригованно отложил газету и прошел на кухню. Отодвинув стул, сел на него верхом, обнял руками спинку и принялся наблюдать за Келли. Та разбила яйца в миску и стала яростно их взбалтывать.

– Эй, – негромко окликнул он девушку, – на кого зло вымещаете?

– На Марту Брюстер, – процедила Келли сквозь плотно сжатые зубы.

Калеб весело взглянул на миску в ее руках и изогнул дугой бровь.

– В таком случае можете считать, что она уже мертва.

– Это было бы здорово!

– Келли, выкладывайте, что случилось.

– Ничего. Утром уезжаю отсюда.

– Вот как?

– Именно так.

– Сколько же, по вашему мнению, я вам должен за двухдневную работу по дому?

– Не знаю. Мы ведь не обговаривали мое жалованье. – Оторвавшись от миски, Келли растерянно посмотрела на Калеба. – Но вы обещали, что не поскупитесь.

– Да, я это не забыл.

Плавным, кошачьим движением он поднялся со стула и подошел к Келли, забрал у нее миску с яйцами, поставил на стол и положил руки на плечи девушки.

– В чем дело? Что вас беспокоит?

– Дело в Марте Брюстер. Она говорит, что я веду себя совсем как моя мать и что я не должна показываться в церкви.

Желваки заходили на смуглых скулах Калеба.

– Кому она это сказала? Вам?

– Нет, не мне, я услышала случайно.

– И поэтому вы решили уехать из города?

– Да.

– Ну, допустим, уедете, и что это решит? Ничего, ровным счетом ничего.

– Ну уж не вам об этом говорить! Вы же сами когда-то уехали отсюда.

– Верно, но это не решило мои проблемы и ни к чему хорошему не привело. Жизнь моя была очень тяжела, Келли, и постоянно била меня по мозгам, уж поверьте. Я вынес из этого времени хороший урок: человек должен выстоять сам, за него это никто не сделает.

– Вам было легче справиться, вы мужчина, а мне не выстоять, я никогда уже не смогу ходить по этому городу с высоко поднятой головой. Все с легкостью поверят любым сплетням в мой адрес, как верили всему, что болтали о моей маме. И правильно делали, что верили, потому что это была правда.

Калеб тяжело вздохнул.

– Хорошо, Келли, я кривил душой. Если вы действительно решили уехать, я дам вам денег на дорогу.

Синие глаза просияли.

– Правда?

Он кивнул.

– Правда. Но мне бы очень хотелось, чтобы вы остались.

– Почему?

Он спустил руки с ее плеч и взял за запястья.

– По-моему, вы знаете сами.

От грубоватого голоса по телу девушки поползли мурашки, а от жаркого взгляда его глаз она и вовсе лишилась воли и сил.

– Но я не могу..

Хватка пальцев на запястьях стала сильнее, пламя в глазах разгорелось еще ярче. «Да, он хочет меня, – мелькнула мысль. – Хочет так же, как хотел мою маму Дункан Страйкер, хочет сделать меня своей содержанкой, как и отец». Это ее рассердило и, как ни странно, наполнило странным чувством удовлетворения.

– Никогда в жизни никого ни о чем не просил, – хриплым голосом произнес Калеб, – а вот теперь прошу, нет, умоляю вас остаться. И не только по причинам, о которых вы догадываетесь, хотя и без них, конечно, не обошлось.

– Не могу. Пожалуйста, не настаивайте.

– Мне что, встать на колени?

Она с сомнением и некоторым интересом взглянула на него расширившимися глазами.

– А вы бы смогли?

– Признаюсь честно, мне бы не хотелось, – сухо проговорил Калеб. – По крайней мере у вас есть время обдумать мою просьбу.

– Нет. – Келли решительно тряхнула головой, не позволяя его голосу проникнуть в тайные глубины ее души и поколебать принятое решение. – Утром я отсюда уезжаю.

Так будет лучше, мрачно думала она. Зачем оставаться в Шайенне, где любому известно, кем была ее мать и чем занималась? Ходить по улицам и постоянно натыкаться на презрительную усмешку миссис Брюстер или на пылающую праведным гневом миссис Колтон? Прятаться по углам, избегая столкновений с Ричардом Эштоном? Нет уж, увольте!

Калеб испустил мучительный вздох. Он не возлагал особых надежд на то, что она внемлет его просьбам; а с другой стороны, может, и не стоит жалеть, может, это и к лучшему.

– Позовите меня, когда будет готов завтрак.

Как ни велика была решимость Келли уехать с утра, слова Калеба все время бродили в мозгу. Весь остаток дня и всю ночь она взвешивала все «за» и «против». Она хочет покинуть Шайенн, забыть прошлое, начать новую жизнь в незнакомом городе, где ей будут искренне улыбаться люди, у которых не будет припрятан камень за пазухой… Были бы деньги! Она смогла бы отправиться в Калифорнию, посмотрела бы на океан, нашла бы работу…

Однако решимость медленно иссякала. Хорошо, а чем она будет заниматься? Рекомендаций у нее нет. Если очень повезет, сможет устроиться в какое-нибудь кафе или найти место экономки.

Но ведь ты уже экономка, напомнила она себе, зачем же уезжать? От добра добра не ищут.

Она выглянула из окна. По двору взад-вперед вышагивал Калеб, время от времени его лицо окрашивалось красноватым светом сигары.

Келли не хотелось покидать Калеба Страйкера. Неужели она позволит какой-то старой карге вроде этой Брюстерши выставить себя из города? Кому какое дело, чем она занимается и на кого работает? Она ведь никому не причиняет зла, никому не мешает. А если кому вздумается судачить о ней – пожалуйста! Это ваши проблемы, господа! Калеб нанял ее экономкой – вот и все, ее совесть абсолютно чиста.

С улыбкой на губах Келли разделась, забралась в постель и закрыла глаза. Сон сморил ее сразу, едва голова коснулась подушки.

Глава 8

– Доброе утро! – бросила Келли, пробегая мимо Калеба на кухню. На ее губах сияла широкая улыбка.

– Доброе утро. – Он прошел следом за ней и задумчиво посмотрел на Келли, завязывающую на тонкой талии хрустящий накрахмаленный фартучек. – А я уж думал, вы упаковываете вещи.

– Да вот передумала. Решила остаться.

– Да? Почему же?

– Потому что… Я решила, что вы правы. Бегство из города ничего не изменит.

Под его пристальным взглядом щеки девушки порозовели.

– Это единственная причина? – спросил Калеб.

– В основном.

– Правда?

Келли мотнула головой и дерзко усмехнулась.

– Если я сейчас уеду, о ком же будет сплетничать миссис Брюстер?

– Не желаете лишать ее удовольствия?

– Вот именно. Что бы вы хотели на завтрак? – Переменив тему, она лишила его возможности задать очередной вопрос.

– Яичницу с беконом.

– И с жареной картошкой?

– Звучит заманчиво.

К некоторому ее разочарованию, Калеб не ушел из кухни, а уселся за стол и стал наблюдать, как она готовит завтрак. На своей спине она все время ощущала его изучающий взгляд, и, как и раньше, этот взгляд ее странно волновал, делал движения неуклюжими. Она выронила из рук нож, опрокинула солонку, прозевала кофе.

В жутком смущении она упорно избегала встречаться с ним взглядом, но тут вдруг услышала его тихий смех. Резко развернувшись, она встала перед ним, уперев руки в бока.

– Что вас так развеселило? – гневно спросила она.

– Скажите, вы всегда так неуклюжи за кухонной стойкой?

– Нет.

– Только когда я нахожусь поблизости? Вспыхнувшие щеки девушки подтвердили его догадку.

– Что же во мне так вас волнует?

– Не знаю. Может быть, ваш револьвер. А может, то, как вы на меня смотрите.

– А как именно я на вас смотрю? – Его голос вдруг приобрел бархатистые волнующие нотки.

– Ну, вы выглядите так, словно… словно пожираете меня глазами, – выпалила Келли и, испугавшись собственной смелости, быстро прихлопнула рот ладошкой.

– Вы совершенно правы, – спокойно кивнул Калеб. – Кстати, – добавил он веселым тоном, – если вы сейчас же не снимете с огня сковородку, мне придется готовить завтрак самому.

– О! – Келли дернулась, схватилась за ручку сковороды и громко вскрикнула от боли – раскаленное железо огненным жалом впилось в ладонь правой руки.

В мгновение ока Калеб оказался рядом. Снял сковороду с огня, взял ее руку в свою и осмотрел обожженное место.

– Где тут свиное сало?

– Под полочкой, – ответила Келли, стиснув зубы. – Ой как больно!

Закусив нижнюю губу и изо всех сил стараясь сдерживаться, она смотрела, как Калеб умело накладывал на покрасневшую ладонь слой сала, а после обернул ее чистой салфеткой, которую быстро выхватил из ящика шкафа.

– Сядьте, – приказал он, когда процедура была закончена. – Я сейчас приготовлю завтрак.

Она повиновалась, как малое дитя, и уселась на стул, укачивая поврежденную руку на груди. Калеб выбросил в мусорное ведро пережженную яичницу и вымыл сковороду.

– Что приготовить?

– Мне бы хотелось омлет, если можно.

– Из скольких яиц?

– Двух будет достаточно.

Готовил Калеб преотлично. Бекон не подгорел, омлет получился воздушным, картофель хрустел аппетитной золотистой корочкой. Даже от кофе его приготовления исходил более душистый аромат, чем от того, что сварила она.

– Где вы научились так стряпать? – обескураженно и несколько раздраженно спросила Келли, никогда раньше не сомневавшаяся в своих кулинарных способностях.

– Нигде, я самоучка. Видите ли, восемь лет подряд я гонялся за нарушителями порядка, выслеживал их, сидел в засаде, а посему оказался перед выбором: либо научиться готовить себе пищу, либо умереть с голоду.

– Вкусно, – вынуждена была признать Келли.

– Знаю. Сейчас положу вам еще немного. Вам надо побольше есть, вы такая худенькая!

– Вот еще, я совершенно нормальная!

– Ладно, поешьте еще немного.

Когда с завтраком было покончено, Калеб вымыл посуду и поставил ее сушиться на стойку.

– Уберете ее позже. А теперь отправимся в город. Надо купить продукты, да и сигары у меня кончились.

– Как, уже? Вы же только вчера купили целую коробку, – напомнила Келли.

Калеб кивнул, отлично понимая нежелание девушки снова показываться в городе. На собственном опыте он знал, как нелегко слышать за своей спиной мерзкие сплетни, видеть, как на тебя показывают пальцем и хихикают в кулак. Калеба тоже на каждом шагу преследовало обсуждение его собственной персоны любым встречным-поперечным.

– Вам все равно рано или поздно придется выйти на улицу.

– Я уже выходила вчера.

– Вот и отлично, значит, надо просто повторить, не так уж это и трудно. Пошли.

Прежде чем выйти из дома, Калеб снял салфетку и внимательно осмотрел обожженную ладонь Келли. «Ничего страшного, покраснение еще осталось, но волдыри не вздулись. Поболит день-другой и перестанет, – подумал он, накладывая свежую повязку, – ожог не сильный».

Келли стоило огромного труда заставить себя снова войти в магазин Брюстеров. Едва она вступила в торговый зал, как Марта с явным осуждением уставилась на нее и с этого момента следила за каждым ее шагом, пока она бродила между рядами полок, уставленных товарами.

Магазин был большой, и в нем можно было купить все, что душе угодно – уголь для печи и конфеты, свадебные наряды и аксессуары к ним, книги, касторовое масло и камфару, опиум и змеиный корень, – ассортимент поражал своим разнообразием. В воздухе парили всевозможные ароматы: запах прессованного табака для жевания смешивался с запахами кожи от обуви и седел и свежемолотого кофе. Полки с хлопушками и шутихами, витрины, заставленные соленьями и маринадами, заманивали красочными этикетками; огромные бочки с керосином и уксусом лежали наклонно на специальных подставках, чтобы покупателям было удобно наполнять свои кувшины; с крюков, подвешенных к балкам, свисали уздечки, удила, сковороды и горшки; неподалеку располагались полки с мукой, сахаром, кофе и бобами.

Келли неспешно прошла вдоль витрины с медикаментами, проглядывая этикетки на бутылочках. Лекарство от глистов Джона Булла, средство от лихорадки доктора Шермана, пилюли от женских болезней доктора Килмера и даже капли, очищающие и оздоравливающие состав крови.

Далее шли бронзовые плевательницы, эмалевые ванны и раковины, медные чайники, сковороды, молочники, стиральные доски, просеиватели для муки, подогреватели для обуви. У девушки просто глаза разбегались от такого изобилия.

Список выбранных покупок оказался довольно обширным. Встав в очередь в кассу, Келли стала бесцельно просматривать ценники, развешанные на противоположной стене: кофе – тринадцать центов за фунт, лимоны – двенадцать центов за дюжину, туалетное мыло – пять центов за кусок, свежее крестьянское масло – двадцать три цента за фунт, яйца – пять центов за дюжину, пятидесятифунтовый мешок муки – восемьдесят девять центов.

– Это все, что вы хотели бы купить? – раздался напряженно-вежливый голос Эда Брюстера, и Келли поняла, что Марта уже успела нашептать мужу последние сплетни о ней.

– Добавьте коробку самых лучших сигар, – сказал Калеб.

– Хорошо, сэр.

– Отличный магазин, – заметил Калеб как бы про себя, пока Брюстер упаковывал покупки, положив сверху коробку с сигарами. – Жаль, если придется отказаться от его услуг и обратиться куда-нибудь в другое место – ну, скажем, к Киллиану. Брюстер нахмурился.

– Прошу прощения, я не понял. Вы что, больше не хотите оставаться нашим постоянным покупателем? Почему?

– Да просто моя экономка случайно услышала, как вчера в церкви ваша супруга говорила нечто нелицеприятное о ней миссис Колтон, – затвердевшим голосом произнес Калеб. – Мне бы хотелось, чтобы вы позаботились о том, чтобы миссис Брюстер и ее подружки не совали свои любопытные носы в чужие дела.

– Хорошо, сэр. Уверяю вас, больше это не повторится.

– Премного благодарен. – Калеб расплатился, бросил на Эда многозначительный взгляд на прощание, подхватил пакеты и вышел из магазина.

Краем уха Келли услышала, как Брюстер принялся приглушенно распекать женушку. Выйдя из оцепенения, девушка поняла, что причиной их прихода в магазин послужили не столь уж необходимые покупки, да и сигары явились только поводом.

– Спасибо, мистер Страйкер, – проникновенно произнесла она, до глубины души пораженная тем, что он позаботился о том, чтобы восстановить ее доброе имя.

– Зовите меня Калебом.

– Но это будет…

– Правильно, – решительно закончил за нее метис.

– Хорошо.

Бормоча что-то сквозь зубы, Калеб уложил пакеты в багажник и усадил Келли на черное кожаное сиденье нового двухместного экипажа, сверкающего на солнце свежими красками. До заезда в магазин Брюстеров Калеб завернул на самую дорогую конюшню города, где и приобрел эту коляску и пару великолепных серых в яблоках рысаков в придачу. Конь, на котором он приехал в Шайенн, следовал сзади на привязи.

Когда они вернулись домой, Калеб отнес пакеты на кухню и снова вышел во двор, чтобы распрячь лошадей.

Келли, тихонько напевая про себя, начала вынимать продукты из пакетов. Действовать одной рукой было очень неловко и занимало слишком много времени, но какое это имело сейчас значение! На душе было легко; она вспоминала, как ходила по магазину Брюстера и выбирала все, что ей заблагорассудится.

Убрав в шкаф высохшую посуду из-под завтрака и только что закупленные продукты, она пошла в гостиную и принялась протирать мебель от пыли. Как же приятно скользит влажная тряпка по гладкому отполированному дереву, как чудесно ощущение от прикосновений к мягкому бархату драпировок, к пушистым накидкам, наброшенным на кресла и диваны! Что за дивные картины на стенах, какие великолепные китайские вазы! Кругом такая роскошь, такое богатство, и среди всего этого она будет теперь жить, по крайней мере до тех пор, пока пожелает оставаться в этом доме.

У литографии родителей Калеба она остановилась. Его мать сидела на стуле с высокой, вычурно вырезанной спинкой, чинно сложив руки на коленях. На ней было вечернее платье с облегающим лифом и квадратным вырезом на груди, обрамленным кружевами. На губах играла слабая улыбка.

Однако внимание Келли привлекло изображение отца Калеба, стоящего позади жены и властно опустившего руку на ее плечо. Высокий мужчина со светлыми волосами, суровым выражением лица и густыми усами, делающими его похожим на заправского морского волка.

Красивая пара, подумала Келли. Цвет лица Калеб, несомненно, унаследовал от матери, а вот стать – от отца.

Выйдя в коридор, она протерла перила лестницы, потом вошла в свою спальню, оправила покрывало на кровати, заодно прошлась тряпкой по комоду и прикроватному столику. Пора прибраться у Калеба. Со странным ощущением Келли вошла в его комнату.

Просторная, как и все комнаты в доме, со встроенным камином, массивным шкафом орехового дерева и таким же столом. Широкая кровать застелена сине-коричневым стеганым покрывалом. На стене над кроватью – рисунок, изображающий бегущих бизонов.

Девушка подошла ближе и стала с любопытством рассматривать рисунок. Бизонье стадо во весь опор мчится по бескрайней прерии, ноздри животных трепещут, вдыхая свежий воздух, а вдали, на горизонте, сгущаются серые тучи. Картина настолько реалистична, что Келли ощутила, как дрожит земля под могучими копытами, услышала топот бегущего стада, почувствовала запах надвигающегося дождя.

Рисунок был выполнен художником-любителем, без характерного для профессионалов выписывания тончайших деталей, но настроение и дух передавал великолепно.

Только один человек мог написать эту картину, подумала Келли, – сам Калеб Страйкер; только он мог вложить в нее всю силу своей страстной души и мятежного духа в сочетании с глубоким пониманием окружающей природы.

В дверях раздался звук шагов, и Келли отпрянула от рисунка, словно застигнутая за подглядыванием чего-то, что ей не принадлежит, и от чего следует держаться подальше.

– Я… я только хотела немного прибраться. Мне, наверное, не надо было…

– Я же за это вам плачу жалованье, – заявил Калеб, оглядываясь по сторонам. – Однако, похоже, вы немного успели здесь сделать. Рука болит?

– Нет. А уборку я еще не начинала. Меня увлекла картина над кроватью, она такая красивая.

– Благодарю.

Склонив голову к плечу, Келли посмотрела на Калеба.

– Ведь это ваша работа?

– Да. Вы удивлены?

– Немного. А у вас есть еще рисунки?

– Нет, я сохранил только этот.

– Какая жалость! Он так мне нравится!

– В свое время он мне тоже нравился.

– А сейчас?

– Как вам сказать… Я слишком много странствовал и теперь вижу, что допустил целый ряд непростительных оплошностей.

Келли промолчала, инстинктивно почувствовав, что он имел в виду не только свой рисунок.

Их взгляды встретились; в комнате сгустилась напряженная тишина, через некоторое время ставшая почти осязаемой. Келли нервно комкала тряпку, всем существом ощущая кровать позади себя и присутствие рядом мужчины, стоявшего так близко, что до него можно было дотронуться рукой. Она с трудом подавила желание сделать это немедленно; ей так хотелось протянуть к нему руку, разгладить нахмурившийся лоб, стереть морщинки с лица, навсегда уничтожить выражение душевной боли, отражавшейся в глазах, узнать, что же так гложет этого сильного человека.

На мгновение ей показалось, что он вот-вот коснется ее руки, но этого не произошло. Взгляд серых глаз постепенно принял привычное выражение.

– Не буду вам мешать, – проговорил он низким голосом.

Напряжение, возникшее в комнате, рассеялось. Он повернулся и пошел к двери, а Келли молча смотрела ему вслед, восхищаясь грациозностью его походки, шириной могучих плеч и спины. Великолепная фигура, подумала она. Высокая, сильная, прямая.

С глубоким вздохом она начала протирать шкаф, но мысли были заняты воспоминаниями о его поцелуе в первый вечер их знакомства.


Дни шли чередой, в их жизни ничего не менялось. К немалому удивлению Келли, Калеб Страйкер оказался довольно непритязательным в быту, неприхотливым и не давил на нее своим постоянным присутствием. Требования его были очень скромными; Келли, покончив с обычной дневной работой по дому, могла распоряжаться своим временем так, как ей захочется. Однако она редко выходила на улицу. Исключение составляли еженедельные походы в магазин за продуктами по пятницам вместе с Калебом, а по воскресеньям она отправлялась в церковь, но уже одна.

Ей нравилось уединяться в библиотеке и погружаться в волшебный мир книг. Она с головой уходила в описание странствий по далеким, неведомым странам, увлекали и готические романы о колдовстве и волшебстве. Целыми часами она пропадала на кухне, постигая истинное кулинарное искусство, училась готовить новые вкусные блюда, печь домашние булочки, печенье и пироги. В этом ей большой подмогой была толстушка Фанни, время от времени наведывавшаяся в гости; она раскрывала девушке секреты, как лучше приготовить слоеное тесто, как испечь воздушный хлеб с золотистой хрустящей корочкой, чтобы не сжечь его изнутри.

О Калебе Страйкере Фанни отзывалась только в самых хороших выражениях, хотя и говорила, что общалась с ним всего несколько лет – до его бегства из родительского дома. По ее словам, это был тихий, спокойный мальчик, от его улыбки таяли сердца, но в его глазах постоянно таилась неизбывная грусть.

Поджидая, пока остынет только что приготовленный пирог, Келли думала о том, что тот мальчик давно вырос, однако грусть в глазах осталась. И хотя он старательно ее скрывал, временами Келли ее все-таки замечала.

Она не могла отделаться от мучивших ее вопросов: чем же занимался Калеб на правительственной службе, как ловил нарушителей порядка, почему решился взяться за работу, которая, как ей казалось, защищала закон, но одновременно его нарушала. Больше всего ее интересовало, навсегда ли оставил он свое занятие, решил ли насовсем поселиться в Шайенне и не бросит ли все в один прекрасный день, чтобы вернуться к старому. Не самый легкий способ зарабатывать на жизнь, но ему, похоже, нравилось, раз он посвятил этой работе столько лет. Размышляя об этом, Келли пришла к выводу, что свое дело он знал прекрасно, если до сих пор был жив.

Келли легко было представить Калеба с револьвером в руке, вообразить, как он преследует преступника, разыскиваемого полицией; эта картина – и даже то, как он его убивает в процессе погони, – настолько явственно вставала перед глазами, что это даже пугало. Нет, пугал не сам Калеб, но та безжалостность, та жестокость, на которую он явно был способен, пугала свирепость, скрывающаяся за манерами благовоспитанного джентльмена. Одно она знала наверняка: ее он никогда не обидит. Она в это верила так же свято, как в то, что утром взойдет солнце, а весной обязательно расцветут прекрасные цветы.

Когда Келли начала покрывать остывший пирог глазурью, в кухню вошел Калеб. Сразу после полудня он куда-то уехал, и с тех пор она его не видела. Конечно, не ее дело, где он проводит время и чем занимается, но ей было страшно интересно узнать, где он все-таки бывает.

Принюхавшись, она сморщила носик. Вот оно что – он был в салуне. Всю одежду пропитал устойчивый запах табачного дыма, а изо рта исходил специфический аромат виски.

– Вы пропустили обед, – заметила она.

– Да, пропустил. – Сняв шляпу, он опустился на стул и улыбнулся девушке. На ней было синее платье с кружевным воротничком, волосы убраны назад и подхвачены широкой белой лентой. – Кофе остался?

Келли кивнула.

– Еще с завтрака. Сейчас приготовлю свежий.

– Не надо, допью этот.

Она подняла крышку кофейника и заглянула внутрь.

– Да тут одна гуща!

– Чем крепче, тем лучше.

Пока кофе разогревался на огне, Келли успела покрыть пирог глазурью, все время ощущая на спине его взгляд.

– Чем вы занимались целый день? – спросил Калеб после некоторого молчания.

– Ничем особенно, все как обычно. А вы? – Вопрос сорвался непроизвольно, она совсем не собиралась совать нос в его дела. Какое ей дело до того, как он проводил дни… и ночи!

Калеб негромко фыркнул:

– Чем я занимался? Что ж, красавица, я вам расскажу. Я всего лишь выиграл чуть больше тысячи долларов у Эразмуса Нэйгла и его приятелей, вот чем я занимался.

Она резко обернулась и в изумлении уставилась на него.

– Вы выиграли в карты тысячу долларов? – Боже, тысяча долларов, целое состояние! С такими деньгами перед человеком открыт целый мир, на такие деньги можно купить магазин дамских шляпок или стать партнером в деле! Подумать только, тысяча долларов!

– Ага, в карты. А потом все проиграл.

Глаза девушки округлились.

– Проиграли? Как?

– Это делается довольно просто. Взял – и проиграл. – Он уперся локтями в стол и прижал ладони к вискам. – Кофе готов? У меня дьявольски болит голова.

– И поделом вам, это расплата за игру и алкоголь. Тысяча долларов! Как вы могли все проиграть?

– Послушать вас, так это ваши деньги я проиграл, – вспылил Калеб, но тут словно какой-то звоночек прозвенел в его мозгу: на эти деньги она могла уехать в Денвер и начать новую жизнь.

Келли с досадой отвернулась и занялась мытьем мисок и противня, оставшихся после приготовления пирога. Он прав. Она не должна была его упрекать за проигрыш. Он ее хозяин. Кто она такая, чтобы упрекать его в чем-то? Вот сейчас разозлится и укажет ей на дверь. Но все-таки это целое состояние – тысяча долларов! Такой суммы ей никогда не доводилось видеть, и именно столько требовалось ей, чтобы начать свое дело и забыть о прошлом. А он с легкостью проиграл эти деньги за один вечер! Да еще куражится при этом!

Закусив губу, она налила ему кофе.

Забирая у нее чашку, Калеб легонько дотронулся до ее пальцев.

– Спасибо.

Кофе был чересчур горячим и ужасно горчил, но Калеб безропотно выпил все до дна. И зачем он мотался из одного салуна в другой, когда он весь день мог находиться подле Келли! Но, с другой стороны, именно присутствие этой девушки и являлось главной причиной, гнавшей его из дома. Она так молода, так наивна, так красива!

И так желанна!

Калеб задумчиво покачал головой. И как это ей удалось сохранить невинность и чистоту, несмотря на то, что ее окружал порок?! Вопреки юному возрасту прошлое неминуемо должно было оставить на ее сердце печать искушенности и горечи, однако в ней сквозила трогательная ранимость, разрывающая его душу. Он-то сам никогда не был столь наивен и чист, даже в глубоком детстве.

Калеб встал из-за стола и нетвердой походкой подошел к Келли. Пора ей почувствовать себя настоящей женщиной!

Он потянул за концы ленту, распустив ее волосы, и она испуганно повернулась к нему, вскрикнув от неожиданности. Сердце ее замерло, едва она взглянула в его лицо – серые глаза потемнели и горели огнем.

Этот взгляд был хорошо ей знаком; так смотрел на ее мать Дункан Страйкер, так смотрел и Ричард Эштон, когда в последний раз застал ее одну.

Прежде чем она успела вымолвить хоть слово, Калеб нагнулся и запечатлел на ее губах страстный поцелуй. От него пахло виски и кофе, от всего тела исходила волна желания. Келли явственно ощутила это, как только он к ней прижался.

– Нет! – Келли начала вырываться, но сразу же снова оказалась в стальных объятиях. – Не надо!

Калеб набрал полные легкие воздуха и испустил тяжелый вздох. Едва он услышал полный ужаса голос девушки, желание развеялось, как горстка пепла, брошенная в костер.

Но он не смог сдержаться; осторожно взял светлый локон и пропустил между двумя пальцами. Какие мягкие, шелковистые волосы! Стиснув зубы, он тихо выругался. Давно, слишком давно уже у него не было женщины. Эту проблему надо решить как можно скорее, мрачно подумал он, так будет лучше для Келли, так будет лучше для него самого.

Он резко развернулся на каблуках и вышел из кухни. В голове билась одна-единственная мысль – быстрее прочь отсюда, пока он не наделает глупостей, о которых обоим придется пожалеть.

Глава 9

Келли долго смотрела вслед вышедшему мужчине. Сердце ее бешено колотилось, тело дрожало, ноги подкашивались; она будто до сих пор ощущала на себе пылающий страстью взгляд серых глаз. Теперь она не сомневалась – он хотел ее так же сильно, как и Ричард Эштон, хотел так же, как Дункан Страйкер – ее мать Лейлу.

Выйдя из кухни, она медленно прошлась по нижнему этажу, задумчиво проводя ладонью по гладкой полировке столов, по спинкам кресел, ручке высокого дивана, по пушистым кисточкам, свисающим с тяжелых бархатных портьер. Ей так нравился этот дом, со всем его убранством, нравилось то поразительное чувство уединения и надежности, которое она здесь испытывала. Неужели придется его покинуть? Взгляд Калеба умолял: останься! – но она понимала, что надо бежать. Слишком часто серые глаза останавливались на ней, и слишком хорошо научилась она понимать значение взгляда хозяина уютного дома.

Келли передернула плечами. Как же она ненавидела этот мужской взгляд, как боялась его!

Подойдя к окну, девушка выглянула во двор. Темнота сгущалась, мысли туманились. Сколько раз ее, совсем еще девочку, лапали грязными руками, сколько раз затаскивали в темные закоулки и обещали манну небесную, даже одаривали Лейлу подарками в надежде, что она повлияет на дочь и уговорит ее уступить!

Иногда – правда, это было еще до Дункана – Келли до смерти боялась, что мать не сможет остановить натиск бесчисленных ухажеров. Потом появился Дункан Страйкер, и сразу же назойливые парни отстали от Лейлы и ее златовласой дочки. Да, отстали, прекратили домогаться, но все равно провожали жадными взглядами.

Теперь к ней не приставали, потому что она жила в доме Калеба Страйкера – кто бы осмелился? – но похотливые и осуждающие взгляды буквально липли к ней. Кулачки Келли сжались. Она прекрасно знала, о чем судачат за ее спиной, хотя ни один мужчина не подходил к ней близко. Какая низость! Все их домыслы не имели никакого основания; она слишком хорошо познала жизнь, которую вела мама, и никогда не поддастся сладким речам. Сие торжественное обещание она дала самой себе, как только впервые догадалась, чем промышляла ее мать. Именно тогда она поклялась, что никогда не вступит на этот путь, чего бы это ни стоило.

Едва Калеб показался во дворе, она отпрянула от окна. У подножия лестницы он помедлил, чтобы свернуть сигарету, потом в полной задумчивости выкурил ее. Черты его залитого матовым лунным светом лица казались еще более отточенными. Келли подобрала было юбку, чтобы уйти к себе, но что-то ее остановило. Она снова подошла к окну.

Что это с ней? От одного вида его широких плеч, блеска длинных черных волос что-то загорелось глубоко внутри. Вот он принялся расхаживать взад и вперед по площадке перед лестницей, и тлеющий огонек в сердце девушки сразу стал ярче, ощутимее. Она не могла отвести глаз от играющих под его одеждой мускулов.

Как забыть силу его объятий, поцелуй жарких губ, как забыть странный трепет собственного тела от его близости! Неужели и ее мать чувствовала то же самое в присутствии Дункана?

Воспоминание о матери, о том, кем она была, остудило Келли, охладило вспыхнувшие щеки.

– Никогда, – пробормотала она, отводя взгляд от точеного профиля Калеба. – Никогда! – Резко повернувшись, она взбежала на второй этаж и захлопнула дверь своей комнаты.

Калеб бесшумно бродил по двору; в душе его царило смятение, ни на минуту не оставлявшее его в покое. Ему необходима женщина, необходимо вновь ощутить успокоительное тепло нежных рук, мягких, податливых губ, как можно скорее оказаться в сладостном плену, услышать, что он самый потрясающий мужчина на свете, даже если это будет явной ложью.

На какое-то мгновение он подумал, не пойти ли в салун, чтобы забыться в женских объятиях в приятном обществе бутылки виски. Когда-то такая идея привела бы его в восторг, но не сейчас, когда он знал, что наверху спит Келли.

Келли. Какие у нее прекрасные синие глаза, какие восхитительные теплые губы! Она была такой живой в его руках, словно в ней наконец пробудилось ответное чувство; она была полна страстного желания, но стыдилась его, была готова уступить, но боялась.

Ощутив охвативший его трепет при воспоминании о девушке, Калеб вполголоса ругнулся. Какого черта он торчит здесь, мечтая о ней, когда давно мог бы предаваться удовольствиям в салуне, лаская женское тело!

Калеб взглянул на оседланного жеребца, готового отправиться в путь. С минуту поколебавшись, Калеб бросил окурок на землю, раздавил его каблуком, взлетел в седло и поскакал по направлению к «Трем Королевам».

Услышав топот копыт, Келли выскользнула из кровати. Подошла к окну, увидела удаляющегося Калеба. Какое-то шестое чувство подсказало ей, куда он направляется и что его заставило уехать из дома. Вот уж никогда бы не подумала, что это так ее расстроит!

Мысленно она упрекнула себя за идиотские мысли. Калеб Страйкер – наемник, вечный бродяга к тому же. Она совсем его не знает. И все же она ощутила болезненные уколы ревности, представив его в объятиях другой женщины.

С огромным трудом Келли заставила себя отойти от окна и вернуться в постель, но сон все не приходил. Она лежала в темноте, уставившись в потолок и отсчитывая каждый час, который отбивали часы в прихожей.


Утром она чувствовала себя отвратительно; после бессонной ночи под глазами залегли глубокие тени, нервы напряжены, настроение мерзкое. В таком состоянии она стала наливать воду в кофейник.

С лестницы раздались шаги Калеба, и все ее мышцы напряглись.

Низким голосом он пожелал ей доброго утра.

– С добрым утром, – натянуто ответила девушка.

– Завтрак готов?

– Нет еще. Сейчас поставлю кофе. Насмешливо взглянув на нее, Калеб отметил впервые появившиеся тени под глазами.

– Похоже, вы, как и я, встали не с той ноги.

– Да.

– Как вы спали?

– Отлично, – с вызовом ответила Келли.

– Завидую, – негромко пробормотал Калеб.

В эту ночь он почти не сомкнул глаз. Поездка в салун не принесла ему успокоения; по сравнению с цветущей свежестью Келли все девушки казались грубыми и неопрятными, виски отдавало чем-то неприятным и было выдохшимся, а за карточным столом он только попусту потратил время и деньги.

Келли, нахмурившись, посмотрела на него.

– Вы что-то сказали?

– Забудьте. Я прошу прощения за свое вчерашнее поведение, Келли. Я слишком много выпил и… – Он пожал плечами. – Больше это не повторится.

Молча склонив голову, Келли приняла извинения. Когда завтрак был готов, она подала на стол, села напротив Калеба и принялась за еду, не ощущая вкуса пищи. Как он плохо выглядит, невольно подумала девушка. Вокруг рта от усталости проступили морщинки, глаза припухли и покраснели. Он вернулся домой далеко за полночь, она это знала наверняка, потому что сама в это время бессонно металась по кровати.

Калеб отодвинул тарелку.

– Я уезжаю на ранчо, – сказал он после паузы. – Сегодня, во второй половине дня.

– Уезжаете?

– Да.

Давно уже надо было побывать на ранчо и посмотреть, как там идут дела, но присутствие Келли удерживало его в Шайенне.

– Почему?

Калеб потер ладонью подбородок. Хоть бы она не смотрела на него с таким выражением!

– Надо проверить, как они справляются с делами, – ответил он, но оба знали, что причина крылась совсем в другом.

– А вы долго там пробудете?

Вопрос прозвучал беспомощно, словно она была маленькой девочкой, которую взрослые впервые решили оставить в доме одну. Ее голос рвал Калебу сердце, заставлял чувствовать себя низким предателем, но сейчас он не был уверен в себе, не был уверен, что сможет держать себя в руках рядом с этой девушкой.

– Сам еще не знаю, может, несколько дней, а может, останусь на неделю.

– Вот как! – Келли обвела взглядом кухню. Что же она будет делать одна в этом огромном доме?

– Если хотите, можете поехать со мной, – вдруг выпалил Калеб, прежде чем успел осознать сказанное. Это совсем не входило в его намерения, но отступать было поздно.

– Правда? Вы серьезно? О, это было бы чудесно! Калеб выдавил подобие улыбки, поражаясь самому себе. Что заставило его сделать такое предложение? Черт побери, ведь одной из причин решения ехать на «Рокинг-С» было стремление немного побыть вдали от девушки, но сейчас, представляя, как будет показывать ей ранчо, он почувствовал огромную радость.

– Хорошо, поедем завтра, рано утром, – сказал он, выбираясь из-за стола. – Будьте готовы.

От улыбки Келли на кухне стало светлее.

– Вам не придется меня ждать, – пообещала она. Оставшись одна, Келли радостно закружилась по полу.

Ранчо! Наконец-то она своими глазами увидит это ранчо, которым хвалился Дункан Страйкер, которым так всегда гордился. Он часто обещал свозить ее туда, но свое обещание так и не выполнил, а ей всегда хотелось жить на ранчо в окружении лошадей, бычков, кур и свиней, хотелось ухаживать за скотом, растить его, ощущать себя частью этой раздольной жизни, быть ближе к земле. Может, теперь Калеб научит ее ездить верхом, доить коров, может, сбудется ее мечта и она увидит копающихся в пыли цыплят, будет рвать свежие овощи прямо с грядки, посадит цветы…

Внезапно она замерла. Размечталась! Они ведь едут всего на несколько дней. Он там все проверит и вернется в город, а ее мечты так и останутся мечтами.

Но, поднявшись к себе и начав укладывать нехитрые пожитки, она не могла унять охватившее ее возбуждение от предстоящей поездки. Наконец-то она покинет Шайенн! Пусть ненадолго, но у нее появится возможность не слушать мерзкие сплетни за спиной и не видеть Ричарда Эштона. Впервые за многие месяцы на сердце стало легко и спокойно.


На рассвете они тронулись в путь. Келли сидела рядом с Калебом в его новом экипаже, любуясь свежими красками наступающего дня; жеребец бежал на привязи позади.

Они ехали в полном молчании. Время от времени Келли бросала на Калеба взгляды из-под полуопущенных ресниц. Он снова был одет во все черное, и хотя этот цвет удивительно ему шел, сейчас делал его каким-то чужим и неприступным. Опустив глаза, девушка посмотрела на револьвер, висевший на его боку, и снова подумала о том, скольких людей ему пришлось убить за время службы. Интересно, мучает ли его когда-нибудь совесть и спокойно ли он спит по ночам?..

Но довольно об этом. Отведя взгляд от сидящего рядом мужчины и прогнав свои мысли, Келли осмотрелась вокруг. Пейзаж поражал воображение, растительность возле реки, к которой они сейчас приближались, удивляла пышностью и сочной зеленью. Чем дальше удалялись они от города, тем все более синим и бесконечным казалось безоблачное небо. Местность, не огражденная заборами и высокими домами, всегда казалась девушке каким-то чудом, завораживала необыкновенным волшебством.

Стояла весна, земля просыпалась от зимней спячки. Келли закрыла глаза и с наслаждением втянула свежий воздух, напоенный ароматами цветов и свежей травы. А от сидящего рядом человека исходил запах табака. Тоже приятный.

Тут она почувствовала на себе его взгляд, столь же ощутимый, как живое прикосновение.

Щеки девушки вспыхнули, она открыла глаза и поглядела на Калеба.

– Вы дремали? – спросил он.

– Нет. – Келли пожала плечами и неловко промямлила: – Просто… просто любовалась окрестностями…

Калеб глухо хмыкнул. Лишь немногие женщины, которых он знал, были способны оценить прелесть природы. Как правило, большинство из них интересовались новинками моды или же тем, имеются ли у тебя деньги, чтобы все это им купить.

– Да, красиво, – согласился он.

Столь же красиво, закончил он про себя, сколь прекрасны эти рыжевато-светлые волосы и глаза, излучающие синий, как летнее небо, свет.

– Какое время года вам нравится больше всего? – поинтересовалась Келли, мысленно обругав себя за то, что задает взрослому мужчине такие глупые вопросы.

– Зима.

– Правда? А почему?

– Я люблю тишину.

Келли задумчиво покачала головой.

– А мне нравится весна, когда все вокруг пробуждается, а человек чувствует себя способным на любые подвиги.

– Вы еще очень молоды, – пробормотал Калеб.

– Что?

– Я говорю, что вы еще молоды. В вашем возрасте человек в любое время года способен на все.

Келли улыбнулась. Он прав; сейчас, вдали от города, от навязчивого внимания Ричарда Эштона и злобного языка Марты Брюстер, она и впрямь чувствовала себя сильной, будто окружающая природа вселила в нее уверенность в себе.

– О чем вы сейчас думаете, мисс Макгир? Нет, не говорите, позвольте, я сам угадаю. Вы мечтаете о прекрасном принце и беззаботной жизни в его обществе, так ведь?

– Разве это плохо? – перешла к обороне девушка.

– Совсем нет, дорогая, как можно дольше живите своими прекрасными мечтами.

– Откуда в вас такой цинизм, мистер Страйкер? У вас-то есть все, о чем только можно мечтать. Уж ваши-то надежды окупились с лихвой!

– Ага. Еще мальчишкой я спал и видел, как бы поскорее стать охотником за преступниками!

– А почему вы им все-таки стали?

– Сам не знаю, так уж получилось.

– Но вы ведь не будете больше этим заниматься?

Калеб передернул плечами.

– Еще не решил. Когда-то мне это нравилось.

– Нравилось? Вы шутите?

– Все лучше, чем разбрасывать навоз или просиживать штаны в салунах. – Он усмехнулся. – Первого пленника я поймал по чистой случайности.

Тогда я работал в одной компании по найму в захолустном городишке возле Нью-Мексико. Перегонял фургон по сельской местности, как вдруг что-то напугало лошадей. Фургон перевернулся, а одна из лошадок придавила какого-то парня. Впоследствии выяснилось, что его разыскивала полиция за ограбление банка в Эль-Пасо. Вознаграждение было небольшим, но это занятие показалось мне интересней, чем постоянно развозить грузы. Благодаря моему дедушке-индейцу я умел хорошо ходить по следу, да и стрелять выучился без особых трудностей. К счастью, большинство из тех, за кем я охотился, предпочитали не применять оружие.

– Но вас же могли убить!

– Я мог погибнуть, когда тот фургон перевернулся.

– Да, но что заставляло вас заниматься этим? Ведь ваш отец был очень богат.

Калеб повернул к ней помрачневшее лицо.

– И что из того?

– Как что? Вы же могли беззаботно жить в родительском доме!

– Нет, я не мог там оставаться. При мысли о доме у меня внутри все переворачивалось.

– Я не понимаю.

На секунду его глаза затуманила какая-то дымка, но быстро исчезла.

– Я тоже. Знаю одно – мне было необходимо уехать. Отец не мог смириться, что я не оправдал его надежд. Когда-то давно он решил вернуться в город и не разрешил мне остаться с племенем, а уже через несколько месяцев после того, как он перевез нас с мамой в Шайенн, мы оба поняли, что я не мог быть ему хорошим сыном. Если бы я не покинул город, один из нас непременно убил бы другого, тем дело бы и кончилось. – Он безразлично пожал плечами, словно речь шла о чем-то незначительном. – Вот я и уехал.

– Моя мама любила вашего отца.

В Калебе стал подниматься гнев.

– Вот как? Любила?

Келли кивнула.

– А он?

– Она говорила, что и он ее любил.

В тени хлопкового дерева Калеб натянул поводья и остановил лошадей.

– Он часто к ней приезжал?

– Как только оказывался в городе. По крайней мере раз в неделю. Я частенько спрашивала маму, почему она предпочитает жить в комнате над салуном, почему не попросит его купить ей свой собственный, пусть маленький дом, но она всегда отвечала, что для нее это не имеет значения. Единственное, что действительно имело значение, это чтобы Дункан мог навещать ее когда ему вздумается.

– А моя мама знала об их отношениях?

– Нет, не думаю. Знаете, я видела ее в день похорон вашего отца. Очень красивая женщина, я таких никогда не встречала.

– Да, это правда. Она была красива, добра, великодушна. А Дункан так легко ее предал!

– Я так хотела познакомиться с вашей мамой, – сказала Келли, теребя складку на юбке, – но, конечно, это было невозможно.

– Понятно. – Калеб обернул поводья вокруг ручки хлыста и спрыгнул на землю. – Не желаете ли немного размять ноги?

Келли кивнула. Он потянулся к ней, чтобы помочь выйти из коляски, и она положила руки на его широкие плечи. Обхватив девушку за талию, он легко поднял ее в воздух. И снова от этого прикосновения все поплыло перед ее глазами. Их лица оказались совсем рядом, когда он поставил ее на землю.

Он не сразу отпустил руки, задержав их чуть дольше, чем требовалось, и Келли почувствовала, как у нее перехватило дыхание. В серых глазах Калеба метался огонь, и она никак не могла отвести от него взгляд, остро ощущая на талии сильные пальцы и тепло, исходящее от его тела. Она понимала, что надо высвободиться из этих объятий, однако ноги, казалось, приросли к земле, и она застыла, завороженная жарким взглядом и вовсе не желая, чтобы он отошел от нее.

Буря мыслей пронеслась в голове Калеба, пока он смотрел на Келли, шквал эмоций зародился в сердце. Она стояла на цыпочках, так и не убрав рук с его плеч. На тонкой шее забилась голубая жилка, показывая, как участился ее пульс; при виде этой жилки и быстрого движения язычка, судорожно облизнувшего кончики губ, Калеб почувствовал, как кровь бросилась в голову. Внезапно захотелось поцеловать ее, ощутить сладостный вкус нежных розовых губ, увидеть, как темнеют от страсти синие глаза. Ведь так просто увлечь ее прямо сейчас на траву и раствориться в удовольствии обладания…

Келли снова облизнула губы, и Калеб тихонько застонал. Господи, неужели она не понимает, что делает с ним? А может, она не столь уж невинна, как хочет казаться? Может, все это только искусная игра? Ну это очень просто выяснить.

Калеб еще ниже склонился к ее лицу. Сердце Келли заколотилось. Сейчас он ее поцелует! Она чувствовала это каждой своей клеточкой. Страх в ней боролся с возбуждением и радостным ожиданием неизбежного. Она хотела остановить Калеба, но он закрыл ей рот тем самым поцелуем, которого она так ждала. В первую секунду она обомлела, из головы улетучились все мысли. Губы его были жесткими и горячими, они обещали блаженство, и Келли прекратила сопротивление, подалась навстречу, поражаясь сладости его близости. Когда ее как-то поцеловал Ричард Эштон в тесном закутке за продуктовой лавкой, на нее накатило отвращение, а в руках Калеба она чувствовала тепло и слабость в коленях.

Язык Калеба скользнул в глубины ее рта, и Келли задохнулась, удивленная такой бесцеремонностью и одновременно тем, что бесцеремонность эта ей понравилась. Способность размышлять здраво вернулась к ней только тогда, когда сильные руки коснулись ее груди.

Инстинктивно Келли подняла ногу и что было сил всадила колено в пах Калеба. Эффект последовал мгновенно.

Издав хриплый стон, Калеб выпустил ее из объятий и согнулся в три погибели от острой боли. Девушка услышала, как он выругался, стараясь выровнять дыхание.

Келли глядела на него и мысленно благодарила мать, в свое время научившую ее элементарным приемам обороны. Она знала, как противостоять мужским домогательствам. Вот только почему ей сейчас так плохо? Почему она не испытывает радости от одержанной победы? – Мистер Страйкер, с вами все в порядке? Не глядя на нее, он выплюнул такое ругательство, что у девушки загорелись уши.

Сердце ее до краев наполнилось раскаянием. Ей вовсе не хотелось причинять ему боль, но, с другой стороны, его ласки так ей понравились, что было просто необходимо положить им конец. Это уже становилось опасным. Мать всегда говорила, что мужчинам нельзя доверять, что многие девушки подобным образом теряли невинность, потому что под влиянием момента, от одного движения мужской руки, разум оставлял их. Келли поклялась хранить свою невинность, что бы ни случилось. Она не желала повторять ошибок матери, не желала торговать своим телом ради кратких мгновений сомнительного наслаждения.

– Я… Простите меня.

Все еще не разгибаясь, Калеб что-то проворчал себе под нос.

– Вам помочь?

– Оставьте меня в покое, дьявол вас побери! Келли коротко кивнула и отвернулась. В конце концов она ударила его не намеренно, во всем виноват только он сам и никто другой. Пусть в дальнейшем не распускает руки.

«Да ты и сама хороша, – подумала Келли, – что же ты не сопротивлялась?»

Она вышла на берег неширокой речушки, опустилась на колени и смочила горевшее лицо прохладной водой. Чего она добилась своей выходкой? Теперь он наверняка ее возненавидит, может даже запросто отослать домой. И что она тогда будет делать? Жалованье он еще не заплатил. А что, если и вовсе откажется теперь платить? В таком случае ей придется просить у кого-нибудь денег, унижаться, может, даже пойти на воровство, лишь бы уехать из Шайенна. Господи, какой ужас! Что она натворила!

– Мисс Макгир!

Келли взглянула через плечо на медленно приближающегося к ней Калеба.

– Я правда сожалею о случившемся, – негромко произнесла девушка.

– Это ваша матушка научила вас таким вещам? На ее щеках появился слабый румянец.

– Да, и многому другому. – Она вздернула подбородок, в голосе появились обвиняющие нотки. – Мужчины часто не понимают, когда им говорят «нет».

– Что-то не припомню, чтобы я о чем-то просил, – вполголоса бросил Калеб и сухо усмехнулся: – Хотите получить ваше жалованье?

– Что? Нет, то есть… Я хотела сказать, что если вы не намереваетесь меня прогнать, я могу подождать с деньгами.

Да, расстаться с ней было бы самым мудрым решением, избавлением от всех проблем. Калеб это хорошо понимал, как понимал также, что не надо было вообще нанимать ее на работу. Но он уже совершил эту роковую ошибку и теперь не мог расстаться с этой девушкой.

– Хорошо. – Он перевел дыхание. Черт побери, ну и острая же у нее коленка! – Пошли! – скомандовал он, протягивая ей руку. – Давайте перекусим. Если поторопимся, еще до темноты доберемся до места.

Глава 10

О таком ранчо можно было только мечтать. Большой, прямоугольной формы дом прятался под крутой нависшей крышей, по которой в дождливое время года легко могла скатываться вода; широкая лестница вела на просторную веранду.

Имелся здесь большой коровник, несколько загонов для скота, походная летняя кухня, рабочий сарай для хранения инструментов и коптильня. Келли заметила пару фургонов с сеном, козлы для пилки дров и новый плуг. Но внимание девушки приковали животные – лошади, бычки, овцы, козы, куры, собаки и даже несколько свиней.

Возле парадного входа Калеб осадил лошадей. С облегчением вздохнув, спрыгнул на землю и помог выбраться девушке.

– Ну вот мы и прибыли, – сообщил он. – Сейчас посмотрим, есть ли кто дома.

Дверь оказалась незапертой. Келли прошла вслед за Калебом, округлив глаза от того, что предстало ее взору.

В гостиной легко мог бы поместиться ресторан миссис Колтон; солидная мебель из орехового дерева обита темно-красной тканью; полы покрывали яркие индейские плетеные циновки, одна из них украшала стену. В углу находился массивный камин, над которым красовались оленьи рога, а в дубовом шкафу с застекленной дверцей покоилось с полдюжины ружей.

Келли ходила за Калебом из комнаты в комнату. Кухня оказалась квадратной формы и очень просторной, окно выходило на запад, чтобы восходящее солнце щедро освещало ее по утрам. Была в ней вместительная кладовка, буфетная стойка для посуды и несколько полок над мойкой; к кухне примыкала столовая. Дальше по коридору находились четыре спальни, оформленные в разных стилях и обставленные мебелью из разных пород дерева. В пятой, самой большой, стены были оклеены синими в цветочек обоями, на окнах висели синие занавески, такого же цвета покрывало лежало на кровати. Келли заметила небольшую комнатку, обшитую темными деревянными панелями; в ней стояло бюро с убирающейся крышкой, маленький столик и несколько стульев. Далее располагалась ванная комната.

Вернувшись в гостиную, Калеб швырнул шляпу на вешалку над дверью и провел рукой по волосам. Келли следовала за ним по пятам.

– Чувствуйте себя как дома.

– А где все остальные?

– Я думаю, в отдельном доме для работников. Похоже, здесь теперь никто не живет, хотя Эмили, по всей вероятности, по-прежнему присматривает за порядком.

Оглядевшись по сторонам, Келли не могла не заметить слой пыли на мебели и кружевную паутину, свисающую с потолка в углу комнаты. Что бы он ни говорил, у нее не было сомнений: здесь надо хорошенько потрудиться. Может, кто-то и присматривает тут за порядком, но особо не утруждает себя на этом поприще.

– Почему бы вам не отправиться на кухню и не поискать чего-нибудь съестного? – предложил Калеб.

Она кивнула и пошла в указанном направлении, на ходу отмечая все, что надо будет сделать по дому. Первым делом – протереть пыль, потом подмести и вымыть полы, выбить циновки и обтереть лампы.

Походив по гостиной из угла в угол, Калеб остановился возле камина и прислонился плечом к грубой каменной кладке. В доме ничего не изменилось, таким он его и запомнил с детства. Мама всегда предпочитала жить в городской усадьбе. Калебу же очень нравился «Рокинг-С». Вот если бы семья круглый год оставалась на ранчо, Калеб, может, и не уехал бы из дома. Но Дункан Страйкер был привязан к Шайенну; его увлекало общение с другими «денежными мешками», он обожал болтать со скотовладельцами о делах насущных, о кормах и ценах на говядину. Ему нравилось вращаться среди состоятельных людей, нравилось, наконец, везде и всюду выставлять напоказ свою жену, самую красивую женщину в городе, пусть и индианку.

Калеб свернул сигарету и закурил. Глубоко затянувшись, оглядел комнату. Вот он и вернулся. Почему же он так долго откладывал приезд на ранчо? Ведь городская усадьба никогда не была его настоящим домом, никогда им и не станет, подумал Калеб. Потому что его корни здесь, в «Рокинг-С», и это невозможно не признать.

Взгляд остановился на цветастой циновке, которую он когда-то забрал с собой, покидая материнское племя. Странно, что она до сих пор висит на стене, что отец не сжег ее после бегства сына.

– Почему мы не обосновались здесь навсегда? – вслух произнес Калеб.

Как же он был счастлив здесь в те летние месяцы, что проводил на ранчо! Ему безумно нравился огромного роста грубоватый помощник-ковбой, с которым он объезжал скот, нравилось часами скакать на лошади, собирая в стадо разбежавшихся бычков. Он любил тихие ночные разговоры ковбоев-старожилов вокруг костра. Жадно впитывая их рассказы, он перенимал их жаргон. Например, «как» на их языке называлось седло, «чинк» означало «приятель». Мальчик наравне с этими бывалыми ребятами бодрствовал по ночам, наравне с ними поглощал огромное количество такого крепкого кофе, что на его поверхности вполне могла удержаться конская подкова; научился есть их грубую пищу и любить ее.

Сделав последнюю затяжку, Калеб бросил окурок в камин. Что ни говори, работа ковбоев была трудна, но это была настоящая жизнь, полная приключений, жизнь в окружении людей, которые никогда не подведут в трудную минуту. Жаль, что длилась она так недолго. Калеб, как ни крути, был сыном хозяина, наследником, что и внесло существенные изменения в их отношения. В комнату неслышно вошла Келли. – Ужин готов. Я накрыла в кухне, если вы не против.

– Отлично.

Девушка успела многое сделать, пока он предавался воспоминаниям. На столе, покрытом свежей желтой скатертью, стояли блюда с холодным окороком, зелеными бобами и консервированными персиками. Горели свечи, мягко освещая помещение и придавая ему особый уют. В воздухе плавал аромат свежеприготовленного кофе. – Неплохо, совсем неплохо, – заметил Калеб, усаживаясь за стол.

Келли устроилась напротив. Некоторое время они ели молча.

– Где вы достали окорок? – немного спустя спросил Калеб.

– Джо Бригмэн принес. Он видел, как мы подъезжали к ранчо. Сказал, что заедет к вам позже.

Калеб ухмыльнулся. Джо Бригмэн был их управляющим, Дункан нанял его, как только семья перебралась в Шайенн. У Джо была большая семья: жена и шестеро детей. Калеб вновь погрузился в свои мысли. Все дети теперь уже выросли. Интересно, как поживает его младшая дочурка? Когда-то Энжела Бригмэн была прехорошенькой девчушкой с косами цвета меда, светло-зелеными глазами и усыпанным веснушками личиком. Мама Калеба постоянно подшучивала над ним, утверждая, что когда-нибудь она станет его женой, но он уехал из дома, когда она была еще совсем ребенком.

Ну, сейчас-то она уже взрослая, пришел к выводу Калеб. Он отсутствовал двенадцать лет. Двенадцать лет! Страшно подумать. До сих пор казалось невероятным, что прошло так много времени, что родители его уже в могиле, а он сам поубивал людей больше, чем мог запомнить…

Келли исподтишка наблюдала за метисом, гадая, о чем он сейчас думает. Он редко бывал так задумчив, и девушка невольно забеспокоилась, не продолжает ли он на нее сердиться за то, что произошло днем. Хотя чувствовал он себя нормально, потому что походка давно стала прежней.

Налив ему кофе, она собрала со стола, ощущая себя несколько не в своей тарелке – он явно не обращал на нее внимания, словно ее и не было рядом.

– Что вы сказали? – очнулся он, услышав ее голос.

– Я устала, – повторила Келли. – Где я могу расположиться?

Прямой ответ был готов сорваться с его губ, но Калеб вовремя сдержался.

– Где пожелаете.

– В таком случае спокойной ночи. Я увижу вас завтра?

– Да.

Только сейчас он заметил стоявшую перед ним чашку кофе. Напиток совсем остыл, но Калеб, задумчиво глядя вслед девушке, допил все до дна.

Что же ему с ней делать? Она так молода и наивна; от одного взгляда на нее он приходил в такое состояние, что ему самому это давно перестало нравиться. Надо было все-таки дать ей ту самую тысячу долларов и отправить, куда она сама захочет. С ней он непременно попадет в беду, с такой девушкой он не оберется неприятностей. Но нельзя не признать, что в ее присутствии ему было очень хорошо.

Поморщившись, Калеб выбрался из-за стола и вышел через заднюю дверь.

Двор ярко освещала полная луна. Он пошел прочь от дома, прислушиваясь к знакомым с детства ночным звукам. Вот раздался низкий рев бычка, в ответ замычала корова, потом резко затявкал койот. Калеб прошел с полмили, как вдруг услыхал позади мягкий шорох шагов и инстинктивно отпрянул в тень деревьев, выхватив на ходу из кобуры револьвер.

– Калеб, это ты?

Он снова вступил в полосу лунного света и засунул оружие обратно в кобуру.

– Привет, Джо.

Управляющий ранчо «Рокинг-С» протянул руку, и Калеб пожал ее. Джо Бригмэн был уже не молод, годы брали свое: когда-то черные как вороново крыло волосы поседели, кожа приобрела оттенок старого потертого седла, лицо избороздили морщины от постоянного пребывания на солнце. Но зеленые глаза светились по-прежнему ярко, прищур острый, а пожатие руки твердое.

– А я как раз направлялся в большой дом, чтобы повидать тебя, – сказал Бригмэн, оглядывая Калеба с ног до головы. – Давненько же мы не виделись.

– Да, давненько. Как ты, Джо?

– Нормально.

– Как Эмили?

– Справляется. Правда, временами стала побаливать спина, но она не жалуется.

– Молодец. У ребят все в порядке?

– Ага. У Джо-младшего свое дело в Техасе, Кайл служит в юридической конторе в Денвере, а девочки выросли, повыходили замуж и разъехались кто куда. Осталась одна Энжела; два года назад умер ее муж Айра Бристол, и она вернулась домой. Сейчас она помолвлена с одним хорошим парнем. Его зовут Томас Уоттс, а работает он в Национальном сельскохозяйственном акционерном банке.

Калеб понимающе кивнул. Семейство Бригмэнов жило в «старом доме», как его называли в округе. Когда Дункан купил «Рокинг-С», он являлся главным строением в хозяйстве, но для человека такого размаха, как Дункан Страйкер, не вышел ни размерами, ни внушительностью. Через год после приобретения ранчо Дункан выстроил новую усадьбу в полутора милях от старой, а потом поселил там Бригмэнов. Так что дом не принадлежал Джо в строгом смысле слова, но он жил в нем с тех пор, как нанялся на «Рокинг-С».

– Как дела на ранчо? – спросил Калеб.

– Да уж сводим понемногу концы с концами. В этом году был неплохой приплод молодняка, в будущем, надеюсь, дела тоже пойдут хорошо. Ты уже слышал, что в прошлом году твоя мама послала большое стадо в индейскую резервацию?

– Слышал, – кивнул Калеб, – и собираюсь сделать то же самое.

Бригмэн неопределенно хмыкнул.

– Она заложила ранчо, но Орвилл Хоуг наверняка тебе об этом доложил.

Калеб снова кивнул, пропустив мимо ушей неодобрительные нотки, прозвучавшие в голосе управляющего. Он не мог винить Джо за чувство досады – он так долго проработал на «Рокинг-С», что давно уже сроднился с этим ранчо и не представлял себе жизнь где-нибудь в другом месте; здесь был его дом.

– За большим домом присматривает Энжела, – сказал Джо после небольшой паузы. – Ходит туда раз в неделю, иногда чуть реже, чтобы протереть пыль и посмотреть, все ли в порядке.

– Поблагодари ее от моего имени, ладно? Да, и предупреди, что некоторое время может не беспокоиться.

– За домом присмотрит та хорошенькая девчушка, что приехала с тобой?

– Да.

Калеб заметил, что в глазах Бригмэна мелькнула искорка любопытства. Наверняка хочет узнать о его взаимоотношениях с «хорошенькой девчушкой». Так оно и было, но Джо как хороший работник не стал приставать к хозяину с расспросами о его личных делах.

– Хорошо, я скажу Энжеле. Уверен, она будет рада тебя видеть.

– Спасибо, Джо, утром я тебя навещу. Хочется поездить верхом и осмотреть ранчо.

– Я приготовлю для тебя лошадь.

– Лошадь! Черт, совсем забыл… – выругался Калеб.

– Все в порядке, босс, я обо всем позаботился; кони накормлены, коляску найдешь в конюшне.

– Спасибо.

Джо кончиками пальцев дотронулся до шляпы.

– Спокойной ночи, босс, до завтра.

Калеб глубоко вздохнул. «Старею я, что ли? – подумал он. – Это же надо – забыть о животных!» Однако у него было веское оправдание в виде синих, как летнее небо, глаз и самой острой и быстрой в мире коленки.

Вернувшись домой, он обнаружил, что кругом царила темнота и лишь кухню освещала оставленная для него Келли лампа.

Левой рукой он взял лампу со стола, оставив правую, под которой находился револьвер, свободной, и мрачно усмехнулся. От старых привычек не так-то легко отделаться, подумал он и вспомнил, как только что совершенно автоматически скользнул в тень при звуке шагов. За последние восемь лет он привык всегда садиться спиной к стене, внимательно разглядывать публику, прежде чем войти в салун, и ложиться спать с револьвером под рукой.

Без этих привычек было бы невозможно выжить, гоняясь за преступниками, и они прочно укоренились в нем.

Он пошел по холлу, размышляя, какую спальню выбрала для себя Келли. Наверное, розовую, а может, желтую; комната в коричневых тонах, которая когда-то принадлежала ему, вряд ли ей понравится.

Хотя, может быть, ей приглянулась самая большая, в конце холла – спальня его родителей…

И снова жар охватил все его существо при мысли о том, как девушка раскинулась на огромной кровати. Волосы разметались по подушке в белоснежной наволочке, глаза совсем синие, в тон покрывалу, нет, гораздо ярче.

Сдерживая дыхание, он нажал на ручку и отворил дверь. Кровать оказалась пуста, и он почувствовал разочарование, но потом тихо рассмеялся. Чего же он ждал? Что девушка, заехавшая ему сегодня в пах, разляжется тут в надежде, что он явится и соблазнит ее? Смешно, право.

Калеб разделся, снял покрывало, поправил подушку на резной спинке и скользнул под простыню. Странно, непривычно находиться в родительской спальне, лежать в их кровати. Снова в сердце возникла боль, но на сей раз кольнула гораздо острее. Их нет, они умерли… Никогда больше не ворвется в дом отец, изрыгая проклятия, что сын опять сделал что-то не так; никогда мама не усядется завтракать за семейный стол и не будет ясными глазами смотреть на мужа, рассказывающего о событиях минувшего дня.

Вздохнув, Калеб задул лампу и уставился в темноту. Он уже взрослый мужчина, давно вырос из детских штанишек, когда так необходима материнская забота, но ему вдруг отчаянно захотелось пойти в спальню Келли, залезть к ней в постель, прижаться, положить голову на мягкое теплое плечо и заснуть в ее нежных руках.


Утром он проснулся от звуков песни. Некоторое время полежал с закрытыми глазами, купаясь в чистом голосе Келли, напевавшей нехитрый мотивчик, который он много раз слышал в салунах и забегаловках от Колорадо до Техаса. Его губы тронула улыбка. Большинство девочек, сидя на коленях своих матерей, разучивают церковные гимны и колыбельные песни, но у Келли было совсем другое детство.

А у нее хороший голос! Чуть низковатый, приятный. На мгновение он представил ее на подмостках в коротком черном платье с кружевами и с перьями в волосах; певичек в таких нарядах он за свою жизнь перевидал великое множество. Вот она прохаживается взад-вперед, кокетливо надув губки и заигрывая с посетителями. Видение было таким четким, что он услышал даже одобрительный свист, увидел вожделение в глазах мужчин, сидящих в зале.

Вскинувшись на подушке, он отогнал мерзкие мысли. Да он своими руками придушит любого, кто осмелится слишком долго пялиться на нее, заодно и ее прикончит, если ей вдруг взбредет в голову скакать по сцене перед всякими алкоголиками!

Калеб откинул простыни, спустил на пол ноги и нахмурился. Чего это он надумал? Она ведь ни разу не говорила, что собирается выступать в салунах. Ну и разыгралось у него воображение!

Он быстро оделся и пошел на кухню, привлеченный вкуснейшим ароматом жарящегося бекона.

Келли стояла у плиты к нему спиной и взбивала яйца в чугунной кастрюльке с длинной ручкой. Калеб мгновенно почувствовал, как в нем разгорается желание обнять и поцеловать девушку, пышущую утренней свежестью.

Отодвинув стул, он ругнулся про себя и сел за стол.

Келли обернулась через плечо и улыбнулась ему:

– Доброе утро.

– Доброе.

– Завтрак почти готов.

Калеб хмыкнул. И как это ей удается всегда быть такой веселой по утрам? Сам он предпочитал угрюмо отмалчиваться, пока не выпьет по крайней мере полдюжины чашек крепчайшего черного кофе. У Келли же всегда наготове радостная улыбка.

– Я испекла печенье, – сообщила Келли.

Снова хмыкнув, Калеб выдавил ответную улыбку, а она в это время поставила перед ним тарелку. Бекон аппетитно хрустел поджаристой корочкой, яичница совершенно воздушная, а печенье таяло во рту.

Келли сидела напротив и напряженно смотрела на Калеба, ожидая, что он скажет о ее стряпне. Он поднял на девушку глаза.

– Очень вкусно! – с удивлением произнес он.

Келли улыбнулась и принялась за еду.

– Фанни учит меня готовить. – Она немного помолчала. – Вы ей очень нравитесь.

– Кому? Фанни? Это немудрено, мы всегда с ней ладили. Она из тех немногих, кто не чурался моего общества и не считал меня исчадием ада.

– Неужели все было так ужасно?

– Поначалу. В те дни между индейцами и белыми были очень напряженные отношения. Солдаты вырезали целую деревню в местечке под названием Кедровый Ручей, а потом Чивингтон напал на мирных жителей в Песчаном Ручье. Вполне естественно, индейцы не остались в долгу. В конце концов горожане уверовали в то, что я не залезу к ним ночью, не убью прямо в постели и не сниму скальп где-нибудь в темном переулке, но все-таки продолжали относиться ко мне с недоверием.

– Боже, как же вам, должно быть, было тяжело!

– Ничего, я привык. А когда уехал из города, Стало намного легче. Никто не знал, кто я такой, а преступникам, которых я выслеживал, было безразлично, что я полукровка.

– А вы… вы убили много человек?

– Достаточно.

По тону его голоса и тяжелому взгляду Келли поняла, что пора закрыть тему. Они закончили завтрак в молчании.

– Спасибо, – вставая, произнес Калеб.

– Не за что.

С минуту он смотрел на нее, всей душой желая, чтобы она была постарше и помудрее или чтобы он сам помолодел и смягчился сердцем. Она всего лишь твоя кухарка и экономка, напомнил он себе, не увлекайся, брат.

– Вы умеете ездить верхом?

– Да, – быстро ответила Келли. Это была заведомая ложь, но она надеялась, что он не сможет ее уличить.

– Я собираюсь проехаться по ранчо и посмотреть, как идут дела. Хотите присоединиться?

– О, это будет великолепно!

– Тогда через десять минут встретимся на конюшне.

– Отлично.

Улыбаясь во весь рот, она помчалась через холл в свою спальню, чтобы переодеться. Сейчас она поедет верхом! На лошади! Сама! Эта мысль сводила с ума, приводила в радостный трепет; она всегда приходила в восторг при виде этих красивых, сильных животных.

Калеб поджидал ее возле конюшни. Рядом с его жеребцом спокойно стоял великолепный гнедой мерин.

– Я готова, – весело объявила девушка.

Калеб кивнул, окинув ее быстрым взглядом. На Келли были юбка из набивного ситца и белая блузка с длинными рукавами, аккуратно застегнутая до самого горла, на руках перчатки, поля соломенной шляпки отбрасывали тень на хорошенькое личико.

– Пора отправляться, – хрипловато произнес Калеб. – Давайте я помогу вам забраться в седло.

Она бросила на него подозрительный взгляд и осторожно подошла к лошади. Вблизи мерин оказался гораздо выше, чем смотрелся с крыльца.

Калеб сложил ладони одна на другую.

– Ставьте ногу, я вас подброшу.

Девушка посмотрела сначала на его ладони, потом на седло. Господи, как же оно высоко! Она решительно опустила левую руку на плечо Калеба, а правой уперлась в его сомкнутые руки.

– Вы уверены, что умеете ездить верхом? – скривился в усмешке Калеб.

– Конечно!

– А это у вас такой метод – усаживаться на коня задом наперед?

– Что?

– Ставьте сюда левую ногу, слышите, а правую перекидывайте через седло, когда я подкину вас вверх.

– А, ну да, конечно. Как глупо с моей стороны! Келли сделала, как он велел, и через секунду уже сидела на мерине.

Поправляя стремена и передавая девушке поводья, Калеб не сводил с нее настороженного взгляда.

Стараясь не выдать своего замешательства, Келли взяла поводья, втайне надеясь, что лошадь смирная и сама знает, что делать.

– У этого мерина слабоватый прикус, – заметил Калеб, похлопывая коня по шее. – Так что не натягивайте сильно поводья и резко не дергайте.

– Хорошо, – ответила Келли, недоумевая, что он имеет в виду. Неужели у этого симпатичного животного есть какие-то недостатки?

Калеб легко вскочил на своего скакуна и первым выехал с конного двора. Келли с облегчением вздохнула – ее мерин сам по себе пошел следом.

День выдался чудесный, но Келли так старалась не потерять равновесия, что первое время ничего вокруг не замечала. Ей казалось, что она сидит на вершине движущейся горы.

Только когда нервное напряжение первых минут оставило ее, она поняла, что катание верхом намного увлекательней, чем она предполагала. Что-то неуловимо успокаивающее было в этой прогулке по угодьям и пастбищам; перед ней открывался великолепный вид, а мерная поступь гнедого настраивала на мирный лад и доставляла истинное наслаждение.

Однако самым большим удовольствием было наблюдать за Калебом. Он расслабленно и очень уверенно сидел в седле, полностью слившись с плавно текучими движениями своего красавца скакуна. Горделивая осанка яснее ясного говорила о том, что он действительно наполовину индеец, а всем доподлинно известно, что уж кто-кто, а индейцы всегда были прирожденными наездниками, они с малолетства умеют управлять лошадьми. Девушка искренне завидовала изяществу его посадки в седле и тут же мысленно поклялась, что когда-нибудь научится ездить так же, а может, даже и лучше.

Однако уже через несколько минут, когда Калеб пустил жеребца в галоп, Келли поняла, что учиться придется очень многому. Гнедой инстинктивно помчался вдогонку за удаляющимся всадником, и неожиданный рывок с силой откинул ее назад. Потеряв равновесие, Келли кувыркнулась через лоснящийся круп мерина и спиной упала в траву. Мерин как вкопанный остановился в нескольких шагах и обернулся, словно вопрошая, что случилось.

Издав негромкий стон, Келли медленно поднялась на ноги, потирая спину. Все произошло настолько быстро, что она не успела даже осознать, как упала с лошади, но удар оказался очень силен. Завтра наверняка вся она будет в синяках.

Легкой рысью подскакал Калеб. Келли подняла к нему вспыхнувшее лицо.

– В чем дело?

Келли молча смотрела на него. Более идиотский вопрос в данной ситуации трудно придумать!

– Так все-таки скажите откровенно, сидели вы когда-нибудь в седле? – спросил Калеб.

Нахмурив брови, Келли отрицательно покачала головой.

– Почему не предупредили меня раньше?

– Боялась, что вы оставите меня дома.

– Келли, вы же могли убиться!

– Я действительно сильно ударилась…

– Но вы могли серьезно разбиться! Сломать руку, ногу или еще что-нибудь.

Он спешился и подошел ближе.

– Вы в порядке?

– Да.

С минуту он молча оглядывал ее с головы до ног. Щеки девушки покрывал неровный румянец, но никаких значительных повреждений он не заметил.

Подобрав с земли поводья, он снова помог Келли сесть на мерина.

– Хорошо, начнем, пожалуй. Урок первый. Прежде чем приниматься бегать, надо научиться хорошо ходить.

Очень остроумно, подумала она.

Следующие полчаса Келли внимательно выслушивала объяснения Калеба по поводу того, что если у лошади слабый прикус, то у нее повышенная чувствительность к мундштуку; потом он учил ее накидывать поводья, натягивать их так, чтобы гнедой останавливался, когда надо, но при этом не пугался. Он показал ей, как пришпоривать коня, чтобы тронуться с места. Келли узнала, что при подъеме в гору надо наклоняться вперед, к шее коня, чтобы уменьшить давление на его круп, и отклоняться назад при спуске – это помогает лошади удерживать равновесие. Калеб также посоветовал по наклонной плоскости спускаться прямо, а не под косым углом, иначе, если конь поскользнется, он может порвать сухожилие. Показал и как правильно сидеть в седле – прямо, но без напряжения.

Еще через полтора часа, после долгих упражнений, Келли уже чувствовала себя намного уверенней и перестала бояться при малейшем повороте слететь с коня, однако у нее хватало ума понять, что ей предстоит еще учиться и учиться ездить верхом.

И хотя Келли бурно запротестовала, когда Калеб предложил возвращаться домой, она едва спрыгнув с гнедого возле конюшни, не могла не порадоваться, что метис не позволил ей настоять на своем. Поясница онемела от напряжения, а о бедрах и вовсе не хотелось думать.

– Надо немедленно принять горячую ванну, вы сразу почувствуете себя лучше, – пообещал Калеб.

– Ох, сомневаюсь! – простонала она в ответ.

– Можете мне поверить. Завтра утром снова поедем кататься.

– Что?! Завтра?

– Это укрепит ваши мускулы. Нужна постоянная тренировка.

– Завтра… – в ужасе повторила Келли. Господи, да она и ходить-то нормально никогда больше не сможет, не то что ездить верхом!

– Сразу после завтрака, – непреклонно заявил Калеб. Она безнадежно кивнула и заковыляла по холлу в свою комнату, на ходу растирая ноющую спину. Откуда этому гиганту знать, что она сейчас ощущает? – думала девушка. Уж у него-то наверняка никогда в жизни не болели мышцы!

Через некоторое время Келли погрузилась в ванну. Горячая вода сделала свое – напряжение спало, но, вылезая из ванны, Келли по-прежнему ахала и охала: мышцы напряжены, все тело болело, словно ее только что долго били. Она облачилась в свободный халат и вышла на кухню приготовить хозяину обед. Каково же было ее удивление, когда она увидела там Калеба, сидящего за столом, уставленным тарелками с нарезанным холодным мясом, сыром и красиво разложенными фруктами! Рядом лежала буханка свежеиспеченного домашнего хлеба, стоял кувшин с лимонадом.

– Вот, местный повар принес, – ответил Калеб на ее немой вопрос. – По всей вероятности, кто-то рассказал ему, что после нашей совместной верховой прогулки вы не сможете с прежней проворностью исполнять свои обязанности.

– Кто-то по имени Калеб Страйкер? – мрачно поинтересовалась Келли.

– Да нет, думаю, это был Джо Бригмэн.

– Похоже, все уже знают, что я упала с лошади, – с досадой пробормотала девушка. – Ковбои, небось, со смеху умирают.

– Не исключено, – усмехнувшись, подтвердил Калеб. – Ну что же вы, так и будете стоять?

С некоторым опасением она посмотрела на стул и осторожно села, подавив родившийся внутри стон – ее пронзила острая боль.

– В жизни никогда на коня не сяду!

– Так легко сдаетесь? Не ожидал.

– А что, мне не следует этого делать?

– Решение остается за вами.

– Нет, не сдаюсь. Прогулка мне очень понравилась. Правда! А то, что я упала, – ерунда. Скажите, а вы… у вас тоже все тело болит?

– Конечно, нет. Да и у вас все пройдет, это с непривычки.

Обед прошел в молчании. Но обоим – и девушке, и ее хозяину было на удивление хорошо друг с другом. Как всегда, на Келли сильно действовало присутствие высокого темноволосого мужчины, сидящего напротив. Что-то такое есть в Калебе Страйкере, размышляла она про себя, но что именно? До сих пор ей не удалось в нем разобраться, а так хотелось узнать! Что в нем так ее завораживает? Нет, не резкие манеры, не четко очерченные черты лица, хотя, надо признаться, на него так приятно смотреть. Он всегда уверен в себе, любая ситуация ему подвластна! Он прекрасно знал, что из себя представляет и чего хочет от жизни… Но все же Келли не могла отделаться от мысли, что глубоко в душе, там, куда он никого не допускал, таилась какая-то боль.

Калеб оторвался от тарелки и встретил напряженный взгляд девушки. Уличенная, Келли хотела тут же отвести глаза, но неведомая сила, которая влекла к нему девушку, была настолько велика, что она так и не смогла посмотреть в сторону.

Глаза его были ясными, они завораживали своей поразительной глубиной. У Келли возникло чувство, будто Он знает, что творится в ее душе, будто читает ее мысли как открытую книгу.

А что же Калеб? Он видел, как к щекам Келли прилила кровь, видел, что она смотрит на него с ангельски-невинным выражением расширенных глаз; не укрылось от него и смущение девушки, застигнутой «на месте преступления». Многие, ох, многие женщины глядели на него так, в их глазах сквозило неприкрытое любопытство – похож ли он на остальных мужчин, которых они встречали, или же то, что он был полукровкой, что-то в нем меняло, делало более притягательным? Когда-то давно подобные взгляды его оскорбляли, но со временем, когда он повзрослел и стал мудрее, начал относиться к этому с юмором. А почему бы и нет? Пусть смотрят, от него не убудет.

Однако сейчас все обстояло иначе, сейчас на него смотрела Келли! А он не чувствовал ничего, подобного тому, что испытывал в далеком прошлом – ни возмущения, ни веселья, – а хотел только одного: схватить ее в объятия и доказать наконец, что он ничем не отличается от остальных мужчин.

Молчание за столом постепенно становилось все более натянутым. У Келли пересохло во рту и, как ни странно, повлажнели ладони; сердце билось где-то у горла так неистово, что, казалось, вот-вот выпрыгнет вон. Она опустила затуманившийся взгляд на губы Калеба – твердые, теплые губы, которые она так ощутимо помнила на своих, – и отвела глаза, но он успел отметить и это.

– Келли, – встав из-за стола, выговорил Калеб и, опершись могучим телом о край столешницы, обеими руками взял ее лицо и поцеловал.

Ресницы девушки затрепетали, едва его губы коснулись ее рта. Целая буря эмоций нахлынула на нее, а поцелуй все не кончался, и невозможно было противостоять теплому языку, постепенно проникающему во влажные глубины ее рта.

От его дыхания веяло лимонадом. На своих щеках Келли ощущала давление огрубелых ладоней, а лицо утопало в солнечных лучах, усугубляющих наслаждение. У нее вырвался глубокий вздох. От одежды Калеба пахло табаком и седельной кожей, и запах этот был густо замешен на неповторимом пряном аромате мужского тела. Прикосновение его рук и этот запах буквально сводили ее с ума.

Внезапно Келли услышала негромкий стон. Кто его издал? Она? Он? Сказать было трудно. Пальцы Калеба ласкали ее шею, потом спустились на плечи. Келли на секунду оторвалась от его губ, чтобы вздохнуть, раскрыла глаза и встретилась с горящим взглядом мужчины.

Его лицо заполнило все вокруг. Прямой ястребиный нос, губы приоткрыты, дыхание тяжелое и неровное, словно он только что пробежал пару миль. Раньше она не замечала, что на его подбородке была небольшая ямочка, а на виске, почти под волосами, – маленький старый шрам. Выражение серо-стальных глаз приковывало ее взгляд, внутри все трепетало, а сердце было готово вырваться из груди.

– Мистер Страйкер…

Он улыбнулся ей с высоты своего огромного роста, бровь удивленно взметнулась вверх.

– Опять? Почему бы не называть меня просто Калебом?

– Калеб, я…

– Что? – Негромкий, хриплый, какой-то шероховатый голос напоминал бархатную ткань, которую кто-то пригладил против ворса.

– Я…

Подняв руку, Калеб провел по ее нежной щеке. От этого прикосновения и от его взгляда по телу девушки пробежала волна удовольствия.

– Так в чем же дело, Келли?

– Не знаю. Я… никогда раньше…

До ее слуха донеслось невнятное бормотание, подозрительно похожее на ругательство. Калеб отвернулся и отошел.

Глядя на его широкую спину, Келли гадала, что сказать и говорить ли вообще. Ей, конечно, было известно, что происходит между мужчиной и женщиной, но до сегодняшнего дня она не подозревала, что такое настоящая страсть.

Она все еще подыскивала слова, чтобы разрядить возникшее напряжение, но Калеб вдруг схватил шляпу и вышел, хлопнув дверью.

Глава 11

Выйдя во двор, Калеб глубоко вздохнул. Его легкие наполнились прохладным воздухом, сердце замедлило бешеный бег.

Он потряс головой. Что же кроется в этой девушке, что делает его похожим на молодого племенного жеребца, обхаживающего свою первую в жизни кобылу? Несмотря на юность и невинность, Келли Макгир разжигала его кровь гораздо быстрее, чем столетней выдержки коньяк в дождливый день.

Калеб негромко ругнулся. У него было множество женщин, с которыми он спал, – молодых и не очень, красивых и так себе, но ни одна не действовала на него так, как эта неопытная девчонка с золотисто-рыжими волосами и васильковыми глазами. Видимо, именно ее неопытность так его распаляла. Всякий раз, глядя на Келли, он представлял, каково это стать тем, кто первый покажет ей, насколько прекрасны отношения между мужчиной и женщиной. Одно плохо – Келли не женщина. Она все еще дитя с очаровательной улыбкой, способной растопить лед и заставить птиц петь зимой.

Прогуливаясь по южной луговине, он последними словами крыл себя за слабость и твердил, что совсем не к Келли его так влекло; просто все дело в том, что у него очень давно не было женщины.

– Привет, Калеб, я слышала, что ты вернулся.

Он поднял глаза. Поразительно! Сам того не замечая, он дошел до дома Бригмэнов и теперь лицом к лицу столкнулся с дочерью Джо.

– Как поживаешь, Энжи?

– Прекрасно. А ты?

– Я тоже. – Он снял шляпу и провел ладонью по волосам. Вот уж не ожидал, что будет так трудно общаться с Энжелой! Когда-то она следовала за ним по пятам, однажды он даже сорвал с ее губ поцелуй, а теперь – на тебе, не может сообразить, о чем с ней говорить!

– Я так сожалею, что твоя мама умерла. Она всегда относилась ко мне как к члену семьи.

Калеб кивнул. С годами Энжи превратилась в интересную молодую женщину. Волосы немного потемнели, стали темно-русыми, зеленые глаза обрамляют длинные ресницы, а на щеках и носу все еще видна россыпь веснушек.

– Останешься здесь? – спросила она.

– Еще не знаю. Пока что надо кое-что уладить. Я слышал, ты скоро выходишь замуж?

– Да, – улыбнулась она. – А вот когда я была маленькой, всегда думала, что стану твоей женой.

Припомнив, что мама тоже хотела, чтобы он женился на Энжеле, Калеб почувствовал себя не в своей тарелке.

– Ну, человек предполагает, а Господь располагает. Не всегда получается так, как рассчитываешь.

– Да, ты прав. А знаешь, в наших краях ты достаточно известная персона. Мы следили за тобой по газетам.

– Ну и дрянь, должно быть, там обо мне печатали!

– Мне так не показалось. Ты распростился с тем образом жизни, Калли?

Калли… Только Энжи звала его так. Едва она произнесла это имя, как в памяти всплыли теплые летние ночи, купание в речке при лунном свете… И трепка, которую задал ему отец, узнав об их купаниях нагишом.

– Ну так что? – Она подошла ближе на шаг, протянула руку, словно хотела до него дотронуться, но вдруг передумала.

– Пока не решил.

– Ты так и не простил своего отца?

– Нет.

– Он желал тебе самого хорошего.

– Разве?

– Ты сам это знаешь. Он тебя любил. Они оба тебя любили.

– Ну конечно! Именно по этой причине старик вычеркнул меня из завещания, едва я уехал из дома. Наверное, потому, что так меня любил.

– Он был обижен. И мы тоже.

Калеб глубоко вздохнул и с силой выпустил воздух. Что толку ворошить прошлое? К чему это может привести? – метнулась безнадежная мысль.

– Калли, я по-прежнему люблю тебя.

– Энжи…

– Это правда. Я все это время ждала, что ты ко мне вернешься.

– В моей жизни нет места для женщин. Раньше не было, нет и сейчас.

– Вот как? А я слышала совсем другое. Папа сказал, что на ранчо находится какая-то девица.

– Это всего лишь моя экономка, я нанял ее еще в городе. В глубине глаз Энжелы мелькнуло презрение.

– Она ведь дочь Лейлы, не так ли?

– А ты откуда знаешь о Лейле Макгир?

– Любой в городе знает, кем она была и чем занималась. Уловив в ее голосе вопрос, Калеб отрицательно покачал головой.

– Нет, ее дочь совсем не такая. Она хорошая, честная девушка, и ей нужна была работа, вот и все.

– Приедешь к нам поужинать завтра вечером?

– Не думаю, что это было бы правильно с моей стороны.

– Почему?

– Ты обручена с другим.

– Том не будет против.

А если и будет, что ей до этого? Том чудесный парень, добрый, внимательный, чуткий. Но такой нудный, такой предсказуемый, совсем не похож на Калеба. Выйдя за Тома, она обретет спокойную, устроенную жизнь, добропорядочный дом, а вот с Калли, помимо ранчо и огромного городского особняка, жизнь ее была бы полна неожиданностей и приятных волнений.

Шагнув еще ближе, Энжи на сей раз дотронулась вытянутой рукой до его щеки, погладила старый шрам на виске, возле волнистой линии черных волос.

– Я скучала по тебе, Калли. Все эти долгие годы я ни на минуту о тебе не забывала.

Она приподнялась на цыпочки и приникла к его телу так, что он почувствовал ее упругую грудь. И поцеловала. Губы ее были теплые, мягкие, и на мгновение у него мелькнула мысль: почему бы не воспользоваться тем, что так настойчиво ему предлагалось? Рядом с ним стояла женщина, и она была готова его принять.

Но – не та женщина.

Он мягко отстранил Энжелу.

– Слишком поздно, Энжи, я уже давно не ребенок, да и ты тоже.

– Но на ужин-то ты можешь прийти? – настаивала она. – Мама будет очень рада тебя видеть.

– Как-нибудь в другой раз.

Глядя, как она удаляется прочь, Калеб ожесточенно тер подбородок. Любопытно, как сложилась бы его жизнь, если бы он тогда остался в Шайенне, пошел бы по стопам отца, женился на Энжеле, как того все и ожидали? Красивая женщина, нельзя отрицать, и, без сомнения, была бы ему хорошей женой, как уверяла когда-то его мать. Но привязанность, которую он испытывал к ней прежде, исчезла. Девочка повзрослела в его отсутствие, успела выйти замуж и овдоветь, а теперь снова обручена. Новую Энжелу он не знал, да и не хотел, впрочем, знать. Он тоже возмужал за эти годы, и теперь она не сможет понять его до конца.

Калеб сунул руки в карманы, развернулся и отправился назад, к большому дому.

Когда он добрался до места, наступили сумерки. В окнах мерцал свет ламп, над домом плыл сероватый дымок, входная дверь была слегка приоткрыта. Калеб поднялся по ступеням, раздувая ноздри и вдыхая умопомрачительный аромат жарящегося мяса.

На крыльце он помедлил, представив себе такую картину: в доме ждет любимая жена; он входит, и она бросается к нему в объятия, целует, интересуется, как прошел день, усаживается напротив и с улыбкой слушает его рассказ.

Он быстро отогнал возникшее видение и вошел в прихожую. Снял шляпу, бросил ее на стул, пересек комнату и отворил дверь на кухню.

Келли стояла у печи, помешивая что-то в горшке. Она успела переодеться и теперь была в зеленом платье с короткими пышными рукавами. Волосы подобраны на затылке, но несколько непослушных локонов выбились из прически и спадали на спину.

Калеб замер на пороге, поражаясь самому себе – никогда бы не подумал, что может вот так стоять столбом и просто любоваться ею.

Девушка задвинула горшок в глубь печи и стала ждать, пока варево закипит. Потянувшись за кухонным полотенцем, она повернулась и увидела Калеба, стоящего в дверях со странным выражением лица.

– Что-то случилось? – встревожилась она. – Нет.

– Я уж начала думать, что вы сегодня не вернетесь.

– С чего бы? Это ведь мой дом.

– Да, конечно, но вас так долго не было…

– Просто ходил прогуляться…

Она, не отрываясь, смотрела на него, ожидая продолжения фразы, но ему не очень хотелось рассказывать об Энжеле, отвечать на вопросы, которые могли бы возникнуть у Келли при упоминании о другой женщине. С другой стороны, они неминуемо должны встретиться и узнать друг о друге.

Калеб вздохнул:

– Я случайно встретился с Энжелой, дочерью Джо. Не так давно назад умер ее муж и она вернулась в родительский дом. Что у нас на ужин?

– Жареная говядина, картофельное пюре, свежий горошек и яблочный пирог.

– Пойду помою руки.

Келли кивнула. «Специально пошел навестить Энжелу? – мелькнула мысль. – И многое ли он от меня скрыл?» Но прежде чем она успела сунуть свой носик в дела, ее не касающиеся, Калеб вышел из кухни.

За ужином Калеб, казалось, был полностью поглощен своими мыслями. Время от времени Келли подмывало порасспросить его об этой Энжеле, но она так и не смогла собраться с духом. Да ей и не нужны его объяснения, чтобы представить эдакую красавицу, знающую, как правильно вести себя с мужчиной и о чем с ним говорить. Эта мысль привела ее в ярость, хоть и не было у нее никакого права на ревность. Кто она такая? Всего лишь его экономка. Так что же она вздумала ревновать?

Когда они в молчании пили в гостиной кофе, кто-то постучал в дверь. Келли подняла на Калеба глаза, безмолвно вопрошая, ждет ли он гостей, но он пожал плечами, всем видом показывая, что понятия не имеет, кто бы это мог быть.

В конце концов это его дом, пусть сам и открывает. Через минуту до нее донеслись голоса и звуки шагов.

– Познакомься, Энжела, это моя экономка, Келли Макгир. Келли, это дочь Джо Бригмэна, Энжела Бристол.

Смерив друг друга оценивающим взглядом, обе женщины заговорили одновременно.

– Как поживаете? – невнятно пробормотала Келли.

– Рада с вами познакомиться, – весьма прохладно произнесла Энжела.

И в комнате повисла гнетущая тишина, как в знойный полдень перед грозой.

– Входи, Энжи, располагайся как дома, – проговорил наконец Калеб. Уж лучше оказаться сейчас перед парочкой каких-нибудь громил, чем изображать радушного хозяина, когда эти две женщины глядят друг на дружку, как разъяренные кошки, готовые в любую минуту выпустить острые коготки!

– Выпьешь чашечку кофе? – спросил он, чтобы разрядить атмосферу.

Энжела Бристол широко улыбнулась Калебу, обнажив два ряда белоснежных зубов и продемонстрировав соблазнительные ямочки на щеках.

– О, это было бы великолепно.

– Келли, вас не затруднит?

У Келли едва не сорвалось с языка гневное восклицание, мол, ее это очень даже затруднит, но она вовремя вспомнила, что находится здесь не в качестве гостьи Калеба. Она его экономка, повариха, а раз так, ничего не остается, как повиноваться.

Поднявшись, Келли на подкашивающихся от волнения ногах отправилась в кухню, раздумывая, не налить ли этой Бристол вместо кофе чашку крысиного яда. Вообще-то следовало бы!

Она с силой захлопнула кухонную дверь. Не оставалось сомнений, зачем Энжела Бристол заявилась с визитом в столь поздний час – ей нужен Калеб Страйкер, с горечью думала Келли. Она достаточно красива, чтобы его заполучить, – высокая, с прекрасной фигурой. У нее великолепная кожа, свежий цвет лица, хорошие волосы. И самое главное, что в отличие от нее, Келли, Энжела являлась его гостьей, а не какой-то там прислугой.

Келли швырнула на поднос кофейник, со стуком поставила чашки и блюдца, сахарницу, молочник, бросила две ложечки, принесла поднос в гостиную и поставила на стол рядом с диваном.

– Это все, мистер Страйкер? – подчеркнуто вежливым тоном спросила она.

– Да. Спасибо, Келли. – Девушка повернулась и пошла к двери, а он мгновенно нахмурился. – Куда это вы направляетесь, позвольте спросить?

– Но…

– Пусть идет, Калеб, – сладко улыбаясь, произнесла Энжела. – Я вижу, бедная девочка очень устала.

– Ладно, – без особого желания согласился Калеб. – В таком случае спокойной ночи.

– Спокойной ночи, мистер Страйкер.

Он проводил взглядом удаляющуюся фигурку и выругался про себя: ему совсем не хотелось оставаться с Энжелой наедине. Когда Калеб наконец повернулся к ней лицом, то обнаружил, что она радостно улыбается. Ее улыбка почему-то напомнила ему оскал льва, готового через секунду схватить беззащитную лань.

Чтобы заполнить паузу, он стал разливать кофе.

– Ну-ка, позволь мне, я лучше с этим справлюсь, – сказала Энжи. Она забрала у него кофейник и наполнила две чашки. – Сливки? Сахар?

– Нет, я люблю черный.

Она передала ему чашку и, продолжая улыбаться, положила себе сахар, добавила сливки.

– Красивая комната, – отметила она между тем, – может, ты сочтешь меня идиоткой, но иногда, когда я наводила здесь порядок, видела себя хозяйкой этого дома, живущей вместе с тобой.

– Энжи…

– Да, знаю, это глупо, но я… я всегда этого хотела. И твоя мама, кстати, тоже.

– Моей мамы больше нет.

– Калли, я буду тебе хорошей женой.

– Энжи, дорогая, ты же скоро должна выйти замуж.

– Я знаю, но Том… Он не может сравниться с тобой, он ничтожество, обыкновенная посредственность.

– Ты обо мне многого не знаешь. Я давно не тот мальчик, с которым ты когда-то играла и который двенадцать лет назад уехал отсюда. С тех пор я очень изменился, да и ты тоже.

– Но мне нравятся произошедшие в тебе перемены, и тебе, как мне кажется, я не совсем безразлична.

– Черт бы тебя побрал, женщина, между нами же ничего не было!

На ее глазах вдруг выступили слезы.

– Калли, как ты можешь так говорить? Ты меня целовал! Неужто забыл?

– Я тогда был еще совсем ребенком, как и ты. Наши поцелуи… В них не было ничего серьезного.

– Но для меня это было очень серьезно! Энжела громко шмыгнула, а затем, почувствовав, что он расслабился, заключила его в объятия и поцеловала в губы.

На какой-то миг Калеб настолько опешил, что почти неосознанно ответил на ее поцелуй. Господи, такая теплая в его руках, такая податливая, а целует с такой страстью, будто только его и ждала всю жизнь.

Чувство реальности немедленно вернулось к нему, как только в комнату вошла Келли.

– Извините, – запинаясь, выдавила девушка. При виде этих двоих, лежащих в объятиях друг друга, у нее перехватило дыхание. – Я… я… Простите… – бестолково повторяла она, потом, опомнившись, опрометью вылетела из гостиной.

Калеб расцепил руки Энжелы и тихо выругался.

– Знаешь, Энжи, тебе, наверное, было бы лучше отправиться домой.

– Почему?

– Я не тот человек, я не предназначен для тебя. Помнишь, ты когда-то говорила, что мечтаешь стать почтенной дамой, выйти замуж за человека, с которым создашь семью и будешь жить в городе? – Калеб мрачно потряс головой. – Я совсем другой, и ты давно это знала. И знала, что в городе я жить не намерен. Я не мужчина твоей мечты и не добропорядочный горожанин. А уж респектабельным меня никак не назовешь.

– Для меня ты самый добропорядочный человек, Калеб Страйкер, и, я думаю, ты намного респектабельней, чем иные господа.

– Уже поздно, твой отец будет волноваться.

– Не будет. Он знает, где я.

– Энжи, прошу тебя. – Калебу совсем не хотелось обижать Энжелу, но он помнил причину, по которой не хотел связывать с ней свою судьбу, помнил также и то, что не он, а она жаждала того поцелуя за конюшней.

– Хорошо, Калли, я пойду. – Отлично зная, что на этого человека нельзя давить, Энжела улыбнулась. Сдаваться без борьбы она явно не собиралась. – Мы же с тобой друзья, правда?

– Конечно, друзья, – буркнул Калеб.

– Вот и прекрасно. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Он проводил ее до двери, где она все-таки ухитрилась чмокнуть его в щеку. Вернувшись в гостиную, он обеими руками уперся в каминную полку и уставился на огонь. Вот если бы на месте Энжи была Келли! Если бы в глазах Келли он был самым лучшим! Но Келли сторонилась мужчин, а он чувствовал себя слишком старым, чтобы обхаживать желторотых девственниц, краснеющих по любому поводу.

Глава 12

На следующий день, после завтрака, Келли приготовилась к очередному уроку верховой езды. На ней была та же юбка, что накануне, и синяя английская блузка, подчеркивающая васильковый цвет ее глаз.

Сначала она решила, что поездка не состоится, потому что Калеб наверняка захочет кататься с Энжелой Бристол, но когда заикнулась об этом за завтраком, он покачал головой и заявил, что Энжела всего лишь его друг и ничего больше. Ничего себе – друг, подумала Келли, их поцелуй прошлой ночью никак не назовешь дружеским, но ничего не сказала.

Когда они пришли на конюшню, Калеб первым делом показал, как правильно седлать гнедого. Потом отступил в сторону и проследил, как она это делает.

Понимая, что от его взгляда не ускользнёт ни малейшая оплошность, Келли убедилась, что попона нигде не морщит, и только тогда накинула седло. Неудивительно, что он не подготовил для нее мерина заранее, вот для вдовушки Бристол он бы наверняка расстарался.

Калеб заметил решительное выражение на лице Келли и нахмурился. За ней нужен глаз да глаз, сейчас она на все способна.

Он подсадил ее в седло, сам уселся на жеребца и первым выехал со двора.

Выбрав ровный участок земли, Калеб заставил Келли продемонстрировать различные аллюры. Шаг, рысь, галоп. Повороты направо, налево. Отличная посадка и легкие руки, думал Калеб, внимательно наблюдая за всадницей. Еще несколько уроков, и она будет скакать не хуже любого индейца из племени лакотов.

– На сегодня довольно, – двадцать минут спустя проговорил он. – К востоку отсюда есть озеро. Вы любите рыбачить?

– Не знаю.

– Я взял с собой леску и пару крючков. Хотите попробовать?

Келли кивнула, пришпорила своего мерина и отправилась вслед за Калебом. Утро было восхитительное. Небо синее и без единого облачка, слабый ветерок шелестел в стеблях травы.

Повсюду, куда ни бросишь взгляд, паслись стада коров самой различной масти – тут желтовато-коричневые, там рыжие, а чуть поодаль черно-белые; они косились миндалевидными печальными глазами на Калеба и Келли, когда те проезжали мимо, и тут же снова принимались жевать свою жвачку.

Келли припомнила, что Калеб как-то упомянул о даре его матери индейцам – та послала им более сотни бычков. И теперь, оглядываясь по сторонам, она поражалась: как много вокруг паслось животных. Девушка не преминула заметить это вслух.

Калеб усмехнулся и пояснил:

– Всех мы никогда не продаем. А для отправки в резервацию Джо, вероятно, выбрал наиболее старых коров и совсем молодых бычков.

Рожденное и подпитываемое подземными источниками озеро располагалось в небольшой долине и было окружено красивыми деревьями и низкорослым кустарником. Как только перед глазами Келли открылось это живописное местечко, она буквально влюбилась в него. Солнечные лучи отбрасывали на поверхность озера золотые блики, играли на зеркальной глади, в ветвях весело щебетали птицы, на берегу нежились дикие утки.

У самой кромки воды Келли спешилась, потом, следуя за Калебом, отвела гнедого к ближайшему дереву, привязала и стала наблюдать за метисом. Тот обстругал пару длинных тонких веток и сноровисто соорудил с помощью лески и крючков импровизированные удочки. Выкопал несколько червей для наживки, насадил одного для Келли и протянул ей удочку.

Некоторое время они стояли рядом, но рыба не клевала, и тогда Келли, не выпуская из рук удилище, опустилась на мягкое травяное покрывало. Мгновение спустя к ней присоединился и Калеб.

– А вы когда-нибудь рыбачили на этом озере? – с сомнением спросила она.

– Да, только тогда я был мальчишкой.

– Может, с тех пор всю рыбу уже выловили?

– Очень может быть.

– Почему вы целовались с Энжелой Бристол?

Низким, глухим голосом Калеб издал звук, означающий презрение.

– Это она меня поцеловала. Ей взбрело в голову, что она в меня влюблена.

– А может, так и есть? Откуда вам знать?

– Да уж знаю. Мы не виделись двенадцать лет, а она сейчас помолвлена с одним парнем из города.

– Правда? – удивилась Келли. Что же это за дамочка, если, будучи помолвлена с одним, откровенно флиртует с другим?

– Так мне сказал ее отец.

– А она красивая…

Калеб взглянул на Келли. От прогулки на свежем воздухе щеки ее порозовели, приобрели персиковый оттенок, глаза заблестели, губы, нежные, как цветы шиповника, полуоткрылись. Никогда в жизни он не встречал более прекрасной девушки. И более желанной.

– А если бы она не была помолвлена, вы бы ее поцеловали?

– Кого?

Келли взмахнула длинными ресницами.

– Господи, да Энжелу же!

– Нет.

Над водой пронесся легкий порыв ветра, зашевелил выбившийся из ее прически локон, приподнял край юбки. Наблюдая за ней, Калеб мысленно сокрушался. Она выглядела совсем юной девчонкой, а отнюдь не женщиной, способной на сильные чувства. Если бы это невинное существо на один только миг почувствовало влечение к мужчине! Будь она старше, мудрее, все было бы намного проще: он бы не сдерживался, а прямо сказал, что хочет ее любить, а может, даже взял бы силой.

Нет, не мог он взять силой Келли; непреодолимой преградой была эта невинность – Рубикон, через который он не смел переступить. Многое он совершил, о чем впоследствии мог пожалеть, но никогда не лишал невинности юных дев. Вот и сейчас, как бы ни кипела его кровь, совершить подобное он был не в состоянии.

Келли нервно провела языком по губам. Зачем он так на нее смотрит своими горящими, беспокойными глазами? Она прекрасно понимала, что означает этот взгляд. Само осознание того, что он ее хочет, наполняло все ее существо страхом – и возбуждением.

Она задержала дыхание, замерла. Поцелует ли он ее снова? С одной стороны, она страстно жаждала этого поцелуя, но с другой, в душе бурлил ужас перед его прикосновением. Она знала, что большинство мужчин уже не могут остановиться, им нужно большее, а этого позволить она не могла никому. Клятва.

На едином долгом выдохе Келли припомнила, как Ричард Эштон подловил ее в узком переулке между домами, как его руки до боли стиснули ее грудь, а после он ее поцеловал. Губы его пахли алкоголем и были омерзительно мокрыми. Фу, гадость!

Калеб смотрел на девушку и гадал, о чем она сейчас думает. От внимательного взгляда не укрылось, что она вся напряглась, и он нахмурился.

Только хотел спросить, что произошло, как удочка в руках Келли завибрировала, а леска натянулась.

– Крепче держите! – воскликнул он. – У вас клюет!

– Что теперь делать?

– Ничего, просто держите крепче.

– Ой, лучше возьмите вы, у меня не получится, – взмолилась Келли. Всунула удочку в его руки, взамен взяла его и стала наблюдать, как он быстро попятился от берега и начал выбирать леску.

Увидев забившуюся на крючке рыбину, она зашлась в восторге и вскочила.

– Я поймала! Моя первая рыба! Первая в жизни! – вопила она, не помня себя от радости.

– Она просто великолепна, – констатировал Калеб и вытащил крючок из пасти форели.

– А вон и у вас клюет, – воскликнула Келли, едва удерживая удочку Калеба. – Скорее, ну, скорее же идите сюда!

– Сами справитесь.

С горящим от возбуждения лицом Келли отступила на шаг и принялась тянуть леску на себя, наматывая ее на согнутый локоть.

– Ваша рыбина гораздо мельче, чем моя, – сказала она, вытаскивая добычу из воды.

– Новичкам всегда везет, – усмехнулся Калеб. – Вот уж следующая, клянусь, побьет ваш рекорд. Хотите пари?

– На что спорим?

Взгляд мужчины прошелся по ее радостному личику и остановился на губах.

– На поцелуй.

Глупо, по-детски; он понял это, едва произнес эти два слова вслух. Взрослый мужик, а играет в Дурацкие Игры! Тем не менее он напряженно ожидал, что она ответит.

– На поцелуй? – растерянно повторила Келли. В горле внезапно возник какой-то комок, дыхание перехватило.

Калеб кивнул.

– Если я выиграю, поцелуй за мной.

– А если я?

Лицо его стало серьезным.

– Тогда вы поцелуете меня.

Несколько долгих, очень долгих секунд она глядела на него и после затянувшейся паузы кивнула.

Калеб насадил на крючки свежую наживку, забросил в озеро сначала ее удочку, потом, отойдя немного в сторону, свою.

Стоя у самой кромки воды, Келли украдкой бросала взгляды в сторону Калеба и мысленно молилась, чтобы ему попалась большая рыба. Как, ну как она сама, первая, сможет его поцеловать? А вот его поцелуй она с нетерпением предвкушала.

Время, казалось, остановилось. Вдруг ее леска натянулась, и Келли вытянула еще одну рыбину, значительно крупнее, чем первая. Минут через двадцать и Калеб освободил свою добычу от крючка, но она оказалась вдвое меньше, чем у Келли. Он бросил рыбу к трем уже пойманным, а онемевшая Келли следила за его движениями, не в силах что-либо сказать.

– Вы выиграли пари, – произнес он.

Келли молча кивнула. Сердце стучало, как молот по кузнечной наковальне.

– Готовы заплатить по векселям?

Ей стало так жарко, словно кто-то невидимый поджег изнутри ее кровь. Метис стоял напротив, вперив в нее взгляд; его дыхание стало неровным, грудь вздымалась.

– Келли, все нормально, – проговорил он хриплым голосом, – зачем так волноваться? Я вас не неволю, забудьте о пари.

– Нет, я выполню условие, – выдавила Келли, даже не услышав собственного голоса – так гулко колотилось сердце.

Калеб сделал шаг навстречу.

– Вы уверены?

Она снова кивнула. Близость Калеба завораживала, лишала способности говорить. Келли не уставала поражаться, насколько он высок и могуч; макушкой она едва доставала до его плеча.

Судорожно сглотнув, она положила руки на его широкую грудь и приподнялась на цыпочки. Чтобы ей было удобней, Калеб склонил голову и обвил рукой ее талию. Черные как ночь волосы упали на плечи, затенив лицо.

Она вскинула на него глаза и почувствовала, как сгорает в пламени его взгляда. Не в силах больше его выдерживать, опустила ресницы и коснулась губами его губ.

Электрический разряд – вот на что это было похоже. Как будто дотронулась до оголенного провода, настолько обожгли девушку губы Калеба. Ее словно затрясло с ног до головы.

Калеб, в свою очередь, ощутил такой же взрыв чувств. Он застонал, словно только что испытал нестерпимую боль. Хватка твердой как сталь руки на талии Келли стала крепче; он резко прижал девушку к груди, и она испугалась, что ее ребра вот-вот хрустнут. Жадный язык раздвинул ее губы и проник внутрь. Калеб приподнял Келли, вдавившись бедрами в ее тело и нисколько не скрывая своего возбуждения.

Келли потеряла счет времени, забыла обо всем на свете и лишь наслаждалась поцелуем и близостью мощного торса, с которым слилась воедино. Когда ее язык соприкоснулся с его, она почувствовала, как Калеб весь содрогнулся, и тут же до ее слуха донеслось глухое бормотание на незнакомом гортанном языке. Слов она, конечно, не поняла, да это было и ни к чему – вполне достаточно было услышать тон его голоса, увидеть выражение глаз, когда он оторвался от нее и порывисто перевел дыхание.

И вдруг перед ней совершенно неожиданно встало видение Дункана Страйкера и ее матери, обнимающихся на разобранной кровати в «Майнерз рест», а вслед за этим вспомнилось, как мама предупреждала, что всем мужчинам требуется только одно, при этом голос ее дрожал от слез. И еще припомнились вопли Ричарда Эштона, что рано или поздно она кончит так же, как ее мать.

– Отпустите меня! – Келли застучала в грудь Калеба, как в каменную стену. – Пустите же!

– Черт побери, Келли!

– Нет! Нет! Немедленно отпустите меня!

– Келли, вы играете с огнем, – хриплым от еле сдерживаемого желания голосом выговорил Калеб. – Не отвергайте меня. Только не на этот раз!

Жестким пальцем он провел по ее щеке. Я понимаю, что вы еще не до конца мне доге, но я читаю в ваших глазах ответную страсть. А когда я вас целую…

И он снова склонился и поцеловал ее, только теперь гораздо жестче и грубее. Келли отозвалась стоном, в котором удовольствие смешалось с болью.

– Нет, пожалуйста, оставьте меня, я не могу.

Калеб испустил тяжкий вздох. Как же трудно отступиться от нее сейчас! Никогда в жизни ему не было так тяжело.

Но не применять же к ней силу! Он не собирался подбивать ее на поступок, о котором она может горько пожалеть. Ему было необходимо заполучить ее готовой к ласкам, теплую и податливую, было важно услышать из ее уст подтверждение, что она тоже его хочет. Между ними не должно быть никаких недомолвок.

Изрыгая проклятия, он выпустил Келли из рук. Ее ругал за то, что дразнит его, себя – за бесхребетность. Не может справиться со своими чувствами! Как же это больно…

На короткий миг захотелось швырнуть ее на землю и немедленно получить то, чего он так хочет, что так ему сейчас нужно. Но вместо этого он стиснул кулаки и несколько раз глубоко вздохнул, стараясь побыстрее прийти в себя и унять дрожь от неутоленного желания.

Келли напряженно смотрела на него. Калеб увидел, как округлились ее глаза, услышал короткий вскрик, когда она заметила доказательство того, как сильно он ее хочет.

Прежде чем он успел произнести слово, девушка развернулась и опрометью бросилась к своему коню. Взлетев в седло, схватила поводья и вонзила каблуки в бока гнедого. Только бы скорее добраться до дома!

Калеб снова выругался. Подобрал с земли улов, уложил седельную сумку и поскакал следом.

Глава 13

Келли осадила гнедого на посыпанной гравием дорожке возле крыльца, накинула поводья на решетку ограды и вбежала в дом.

Оказавшись в своей комнате, она заперла дверь на ключ и ничком бросилась на кровать. В ярости на Калеба Страйкера, сумевшего пробудить в ней страсть, и на себя за то, что ей безумно понравились новые ощущения, она заколотила кулаками по подушке. Нет, не будет этого, она ни за что не расстанется с невинностью ни ради Калеба, ни ради кого бы то ни было другого – по крайней мере до тех пор, пока собственными глазами не увидит на своем пальце обручальное кольцо и не прочтет бумагу, официально удостоверяющую ее статус законной супруги.

Никогда не пойдет она по стопам матери и не станет тем, кем была та.

Не превратится в продажную женщину, не поступит на содержание к Калебу или кому-либо другому.

Однако теперь ей было ясно как день, почему мама пожертвовала всем ради Дункана Страйкера. Дункан отличался высоким ростом, но ему было далеко до сына. От Дункана исходила аура мужественности, но сравнения с Калебом он не выдерживал. Дункан был исполнен властной силы, был богат, но у Келли были все основания полагать, что Калеб был замешен на том же тесте.

Так что же теперь делать?

Надо немедленно уехать, твердила она себе. После всего, что случилось сегодня, совершенно невозможно оставаться с ним под одной крышей.

Вот только заберет деньги, полагающиеся за работу в качестве экономки, и сразу же покинет Шайенн. Уж как-нибудь доберется до Денвера. И раз не бывать ей компаньонкой Молли Фэй в магазине модных шляпок, может быть, удастся устроиться к ней хотя бы прислугой. Будет мыть полы, вытирать пыль, исполнять все, что прикажет хозяйка.

Только вот очень не хочется уезжать с ранчо…

Глаза наполнились слезами: снова рушится ее жизнь. Келли опять ударила по подушке, вымещая на ней злость. Как же жестока судьба!

Ход безрадостных мыслей оборвал резкий стук в дверь. С колотящимся сердцем Келли села на кровати.

Калеб!

– Келли! Откройте.

Не в состоянии вымолвить слово из-за подкатившего к горлу комка, она молча затрясла головой.

– Келли, откройте немедленно, а не то я вышибу дверь.

– Уходите.

– Откройте же эту чертову дверь!

Каждое слово последней фразы Калеб отчеканил с такой решительностью, что Келли невольно съежилась, уловив в его голосе гнев.

– Ну же, Келли.

Она соскользнула с кровати и пересекла спальню с видом человека, идущего на верную гибель. Повернула ключ в замке, потянулась к ручке, но та уже сама опустилась вниз, дверь распахнулась, и на пороге возник Калеб. Лицо его было темно, как предгрозовая туча, глаза сверкали.

– Мистер Страйкер… Калеб, я… Простите меня. Я не хотела доставить вам… не хотела, чтобы вы подумали, что я… Пожалуйста, не делайте мне больно!

Страх настолько ощутимо бился в ее глазах, что Калеб выругался сквозь зубы.

– У меня и в мыслях не было причинять вам боль. С чего вы это взяли?

– Моя мама…

– Неужели Дункан бил твою мать?

– Нет, не Дункан, другие, до него. Они нередко били маму, когда она отказывала им… ну, не подпускала их ко мне.

Она отвернулась, чтобы не встречаться с ним взглядом.

– Иногда и мне доставалось.

– Келли!

Не произнес, а выдохнул ее имя. У него защемило сердце, когда он представил, как она жила, что приходилось ей терпеть и что выстрадало это хрупкое существо. Неудивительно, что она побаивается его, и уж совсем понятно, почему так стремится убраться подальше от Шайенна.

По щеке Келли скатилась слеза.

– Я не хочу походить на маму.

– Понимаю.

Очень медленно, чтобы не напугать девушку, он подошел ближе и привлек ее к себе.

– Спокойно, Келли, я не причиню тебе вреда. – Так он сказал, а мысленно продолжил: «Просто хочу обнимать тебя, оберегать от тягот жизни».

В его руках она замерла, застыла, одеревенелая и неподатливая, как статуя. Только мелкая дрожь пронизывала тело. Калеб молча проклинал всех, кто внушил девушке такой ужас перед мужским племенем.

– Келли, все хорошо, – пробормотал он. – Пока я рядом, ни единый человек тебя не обидит. Все в порядке, девочка, успокойся, все в порядке.

Голос звучал успокаивающе, и она постепенно расслабилась, тело ее обмякло, голова склонилась на грудь Калеба.

Долгое время он держал ее в руках и нежно укачивал – взад-вперед, взад-вперед.

– Что ты собираешься делать, Келли? – после паузы спросил он.

– Не знаю.

– Уехать хочешь?

– Хотела, но…

– Но? – В ожидании ответа Калеб задержал дыхание.

– Здесь, на ранчо, мне так хорошо…

– Вот и оставайся. Слышишь, Келли, можешь оставаться здесь, сколько захочешь.

– Спасибо, мистер Страйкер.

– Калеб.

– Спасибо, Калеб.

С некоторым сомнением она выговорила это имя, тут же припомнив, что именно так неофициально назвала его в тот день, когда они впервые поехали вместе верхом. Когда он ее поцеловал…

Калеб перевел дыхание. Близость девичьего тела начинала оказывать на него свое действие, и скоро это невозможно будет скрывать. Легонько сжав ее плечи, он отпустил Келли и отступил на шаг назад.

– Пойду почищу рыбу. Можешь пожарить ее к ужину? На заплаканном личике появилась слабая улыбка.

– Сейчас умоюсь и буду в полном порядке.

– Не нужно спешить, – хрипловато произнес Калеб и быстро вышел из спальни – желание поцеловать девушку, отнести ее в постель и доказать, что ей нечего больше бояться, становилось невыносимым.


На протяжении следующих двух недель Калеб старался держаться подальше от большого дома. Вместе с ковбоями объезжал стада, проверял, как они содержатся, в каком состоянии находятся пастбища, целыми днями вывозил обломки породы и строительный мусор из устья реки, потом несся на своем скакуне на южную границу ранчо, потому что от одного из подручных поступило сведение, что там замечены горные пумы.

Если Келли и догадывалась об истинной причине, гнавшей его из дому, она тем не менее ни слова не проронила по этому поводу. Бросив беглый взгляд на комнаты, можно было без труда понять, чем она заполняла свое время: полы так навощены, что было страшно по ним ступать, оконные стекла прозрачно блистали, постельное белье сменено, занавески постираны и выглажены. Все кругом сияло безукоризненной чистотой, нигде ни соринки, с потолка сметена вся паутина, и горе тому паучку, что собрался бы вновь сплести здесь свои сети.

Встречались они теперь только за ужином. Келли пускалась в беззаботную болтовню, рассказывая Калебу, как прошел день. Щебетала за столом о всяких пустяках только потому, что молчание за столом было ей невмоготу.

Калеба мучили угрызения совести за то, что он подолгу оставлял ее одну. Он понимал, как ей одиноко, ведь никого в округе она не знала, но для него сущей мукой было находиться рядом с этой девушкой. Даже ночами он грезил о ней, видел эротические сны, от которых частенько вскакивал весь в поту. Иногда посреди ночи выбегал из дома, чтобы искупаться в холодной речке и остудить кипящую кровь.

Он боролся с собой и со жгучим желанием обладать Келли целых три недели, и тут вдруг снова заявилась с визитом Энжела Бристол.

Бросив взгляд на гостью, Келли сделала вывод, что Айра Бристол оставил своей вдове неплохое наследство: на Энжеле был дорогой шерстяной костюм в розоватых тонах и того же цвета шляпка. Словом, в ее присутствии Келли полностью осознала собственное положение в этом доме – прислуга. Ни больше ни меньше.

Энжела вихрем ворвалась в гостиную, словно имела на то все основания. Коротко кивнув Келли и сразу же забыв о ее существовании, она все внимание переключила на Калеба. Намек Келли поняла и молча покинула комнату, в глубине души сожалея, что не может высказать в лицо этой дамочке все, что о ней думает.

Калеб в раздражении свел брови. Келли могла бы и не оставлять его наедине с Энжи. Ему был знаком хищный взгляд старинной подруги, слишком хорошо знаком: он не раз замечал это выражение на женских лицах. А сегодня как никогда он не был в настроении играть с Энжи в кошки-мышки.

Несколько минут хозяин и гостья обменивались ничего не значащими любезностями, толковали о делах на ранчо. И вдруг, как гром среди ясного неба, Энжела выпалила свою новость:

– Я разорвала помолвку с Томом. – Тут она раздвинула губы в обольстительной улыбке, будто ожидая, что ее слова приведут Калеба в неописуемый восторг.

– Зачем ты это сделала?

– Не могу выйти за него замуж. Теперь, когда вернулся ты…

– Энжела…

– Да знаю я, знаю: сейчас ты не намерен на мне жениться. Но, Калеб, все же было давным-давно решено за нас, и ты это знаешь не хуже меня.

Калеб покачал головой.

– Ты совершаешь огромную ошибку, Энжи. – Вздохнув, он продолжил: – Я еще сам не решил, чем буду заниматься дальше. Не исключено, что распродам имущество и вернусь к профессии наемника.

– Нет, – Энжела приложила руку к груди, – ты, этого не сделаешь.

– Почему же?

– Не сделаешь, – повторила она, упрямо мотнув головой. – Твое место здесь, на ранчо, а мое место – рядом с тобой.

Не расставаясь с улыбкой, словно прилепила ее на лицо, Энжела встала.

– Увидимся завтра в церкви?

– Нет.

– Займу тебе местечко на случай, если передумаешь.

– Спокойной ночи, Энжи.

– И тебе тоже, Калли. – Она быстро прикоснулась губами к его губам и еще раз попрощалась, после чего вышла.

Он глядел ей вслед, мучительно размышляя, что же ему делать с Энжелой Бристол.

– Она ушла?

Калеб очнулся от дум и взглянул через плечо. В открытой двери, между кухней и прихожей, стояла Келли.

– Да.

– Вы собираетесь по-прежнему быть наемником и разыскивать преступников?

– Не знаю. – Калеб пожал плечами. – Еще не решил. Может, действительно вновь примусь за это дело.

– Но почему?

– Оно мне нравилось. – В глазах Келли мелькнул ужас, и он усмехнулся: – Действовало на меня возбуждающе.

Закрыв входную дверь, Калеб прошел по комнате и примостился в уголке дивана.

– Возбуждающе, – повторил он. – Это похоже на охоту на крупного хищника. Очень опасно. Есть что-то захватывающее и даже радостное в такой схватке, когда сидишь в засаде и понимаешь, что противник тоже умен и силен и только от случая зависит, кто кого.

Келли присела на другой край дивана.

– Значит, вам нравилось этим заниматься потому, что такая работа сопряжена с риском?

– И поэтому тоже. – Как ей объяснить? Какими словами описать, что значит для полукровки быть на вершине той самой жизни, где любой, кто отличается от белых цветом кожи, рассматривается как товар второго сорта? Поймет ли? – Я перепробовал много профессий, но ни одна не пришлась мне по душе, – продолжил Калеб, дернув плечом. – Не нравилось ишачить на других, исполнять дурацкие поручения, работать «от» и «до». А став наемником, я был предоставлен самому себе и мог работать тогда, когда считал нужным, не считаясь со временем. Словом, я был сам себе хозяин.

– Но вам ведь не нужно больше зарабатывать на жизнь, у вас прекрасное ранчо и огромное поместье в городе в придачу.

– Знаю.

Огромная ответственность, упавшая на его плечи, совсем не этого он желал. По сию пору он так и не понял, нравится ли ему это, в состоянии ли со всем справиться. Вот и еще одна причина, почему он любил прежнюю работу: никакой собственности, ответственности тоже никакой – в его распоряжении были только конь, седло и револьвер. Вполне достаточно.

Келли перевела дыхание и наконец собралась с силами, чтобы задать мучивший ее всю ночь вопрос:

– Вы хотите жениться на Энжеле Бристол?

– Жениться? На ней? Что за нелепая мысль! Кто тебе ее внушил?

– Энжела. Она же спит и видит, как вас окрутить, неужели не ясно?

– В таком случае ей придется долго ждать. Я не собираюсь жениться на Энжеле. Черт, ни на ком я не собираюсь жениться!

– Что так?

Хрустальной мечтой Келли была свадьба с мужчиной-рыцарем, принцем на великолепном скакуне, который вдруг явится и умчит ее в свой сказочный замок, где она будет любима, где с нее станут сдувать пылинки и где жизнь ее потечет плавно и счастливо. Но – увы! – это все были несбыточные мечты. Сны и реальность были так же далеки друг от друга, как берега Тихого и Атлантического океанов, и их так же невозможно свести воедино.

– Просто я никогда в жизни не видел счастливых браков, – ответил на вопрос Калеб. – Даже те, что заключаются по любви, с течением времени как-то иссякают, увядают.

– Да, вы правы, – вырвалось у Келли.

У подавляющего большинства завсегдатаев знакомого салуна имелись семьи. Дункан Страйкер тоже был женат, да еще на самой прекрасной женщине, которую когда-либо доводилось встречать Келли. Но и это не удерживало его по ночам дома. Мама всегда твердила, что мужчинам нужно только одно, но при этом им еще подавай разнообразие.

– Все-таки на свете должны быть счастливые браки, – пробормотала Келли после паузы. – Вот взять, например, Фанни.

Калеб с усмешкой согласился.

– Не думаю, что Энжела Бристол смирится с вашим отказом, – заметила Келли, возвращаясь к тому, что почему-то волновало ее больше всего.

Он сжал губы. Да как же, черт побери, избавиться от этой Энжелы, похожей на кобылицу во время случки? Ну совершенно невозможно, как невозможно навсегда отказаться от дурной привычки.

Две последние недели несносная Энжела встречалась ему повсюду – на конюшне, на пастбищах, даже на озере. Чистил ли он своего жеребца, объезжал ли скот, скакал ли вдоль границ «Рокинг-С», проверяя, все ли спокойно, она везде оказывалась рядом. На лице улыбка, на устах сладкие слова, постоянные приглашения к обеду, воспоминания о прошлом. Дошло до того, что он начал бояться и шагу из дома ступить.

За всем этим Келли наблюдала с легкой усмешкой. Калеб Страйкер, такой уверенный в себе, всегда владевший обстановкой, в любой ситуации державший в узде свои эмоции – и, как мальчишка, попался в сети Энжелы Бристол!

– Помните, я предупреждала, что она и не подумает сдаваться без боя? – однажды сказала Келли, успокаивая Калеба, который метался по комнате и на чем свет стоит поносил упрямую Энжелу. – Она не привыкла к отказам.

– Что ж, пусть привыкает, – прорычал Калеб.

Девушка негромко рассмеялась:

– А по-моему, вам самое время подумать, что надеть на свадьбу.

Калеб уставился на нее и выругался. Если Келли и находила ситуацию смешной, то лично его Энжела своими приставаниями сводила с ума.

Сводила с ума и Келли. Он обвел ее долгим взглядом, залюбовавшись искрящимися синими глазами, изящной линией точеной шеи и мягким отблеском света лампы в золотисто-рыжих волосах. Потом перевел взгляд на ее губы и подавил готовый вырваться из груди вздох. До сих пор он ясно помнил их теплый сладкий вкус.

– Я тут кое-что придумал, – словно размышляя вслух, проронил Калеб. – Может, ты сочтешь это странным, но вот мое предложение: притворимся, что мы с тобой помолвлены.

– Что?!

– Ты меня слышала. Узнав, что я сделал тебе предложение и ты его приняла, Энжела наверняка от меня отстанет.

Келли в изумлении уставилась на метиса. Мысли вихрем заметались в голове. Притвориться, что помолвлена с ним? От одного воспоминания о поцелуе на берегу озера, о гипнотической притягательности его глаз закололо в груди. Вот и сейчас он так на неё смотрит… Что хорошего может выйти из их мнимой помолвки? Она наверняка приведет к более серьезным последствиям, и тогда ей будет куда трудней справиться с Калебом.

Она медленно покачала головой:

– Нет. Я не смогу.

– Наши отношения не изменятся, – поспешил уверить Калеб. – Я всего-навсего хочу избавиться от Энжи, вот и все. У нее хватка волчицы, учуявшей запах крови, а это уже опасно.

Келли смотрела на него, стараясь унять биение сердца. Какой же он высокий, сильный, красивый! Таких она никогда раньше не встречала.

– Я не знаю…

– Рассматривай это как еще одну из своих обязанностей. К готовке и уборке прибавляется еще и роль моей невесты. Ну как, что думаешь о моем предложении?

– Думаю, что оно безумно.

– Только не думай, что тебе придется долго разыгрывать эту роль. Скоро Энжи выберет себе другую жертву. – Калеб пожал плечами. – Я сделаю все, чтобы ты получила от этого удовольствие, Келли. Как моя невеста ты сможешь ходить по магазинам и покупать себе все, что захочешь: обновки, какую-нибудь мелочь в дом – словом, все, что придется по вкусу. А расходы пусть записывают на мой счет.

По ее глазам было ясно, что она начинает сдаваться, и Калеб решил пустить в ход самый главный козырь:

– За тобой будут стоять мои деньги, и ты запросто утрешь нос и Мод Колтон, и Марте Брюстер, и всем тем, от кого натерпелась прежде.

Бред какой-то, безумие, но все же, как это ни странно, в нем начал просматриваться здравый смысл. Келли одним махом может убить двух зайцев: не только Энжела оставит в покое Калеба, но и Ричард Эштон, поверив в их помолвку, отступится от нее. Келли усмехнулась про себя: приятно, наверное, предстать в роли будущей миссис Страйкер, гордо и неторопливо войти в магазин Брюстеров и накупить всякой всячины, ни в чем себе не отказывая; приятно носить тонкое шелковое белье вместо хлопчатобумажного и дорогие шелестящие юбки вместо простых миткалевых.

– А что будет, когда все закончится и наша тайна всплывет наружу? Я ведь не смогу больше работать у вас экономкой.

– Я позабочусь о тебе, Келли, обещаю.

И снова в памяти Келли всплыл голос матери: «Он позаботится о тебе, дочка, он обещал не оставить тебя». Она опять покачала головой:

– Нет.

Калеб нахмурился. Он уже не сомневался, что сможет ее уговорить. В конце концов что она теряет?

– Почему?

Какими бы ни были последствия, Келли твердо вознамерилась на сей раз высказать все, что скопилось на душе. Она вздернула подбородок и гордо выпрямила плечи.

– Хорошо, объясню, – храбро начала она, хоть внутренне немного робела. – Ваш отец тоже говорил, что будет заботиться о моей маме, однако не сдержал обещания. Все оказалось пустыми словами – никакой помощи она от него так и не дождалась.

Лицо Калеба стало напряженным, а взгляд – жестким.

– Мы с отцом разные люди. Я другой.

– Мама говорила, что все мужчины одинаковы.

– Вероятно, она сталкивалась именно с такими. Не забывай, чем она занималась.

– Напишите мне бумагу, – решилась Келли.

– Какую же?

– Не знаю. Но это должно быть обязательство, написанное вами собственноручно, с подписью и точной датой, о том, что по окончании действия нашей сделки вы выплатите мне тысячу долларов наличными.

У Калеба глаза полезли на лоб от удивления.

– Ты это серьезно?

– Вполне. Может, я плохо разбираюсь в жизни, но не хочу повторять мамины ошибки.

Хотя с губ Калеба сорвалось тихое ругательство, он не мог сдержать восхищения Келли Макгир. У этого юного создания хватило смелости и сообразительности заявить ему такое! Она наперекор всему стремилась обеспечить себе достойное существование, а он знал, насколько это нелегко, ведь ему самому приходилось сталкиваться с этой проблемой едва ли не всю сознательную жизнь.

– Хорошо, Келли. Я составлю бумагу сегодня же вечером, а утром ты ее прочтешь и мы отправимся в город. Можем даже заглянуть к Хоугу, чтобы он ее заверил и ты не сомневалась в подлинности документа.

Келли кивнула.

– И еще кое-что. Я хочу, чтобы в следующее воскресенье вы сопровождали меня в церковь.

– В церковь?! – Он снова ругнулся. – Ладно, Келли, если тебе так хочется, схожу с тобой и в церковь.

– В таком случае я согласна быть вашей воображаемой невестой до тех пор, пока вы сочтете это нужным. – Она улыбнулась, сверкнув синими глазищами, и добавила: – Как только вы подпишете документ, наш договор вступит в силу.

Глава 14

Калеб быстро записывал условия их договора и размышлял. До чего же она прекрасна, вся так и светится! Глаза сверкают, губы блестят, и она чем-то похожа сейчас на кошечку, добравшуюся наконец до крынки со сметаной.

– Наше соглашение нужно скрепить печатью поцелуя, – сообщил он скрипучим как несмазанная дверь голосом.

И прежде чем Келли успела запротестовать, прежде чем он сам успел одуматься, Калеб отшвырнул перо и заключил ее в объятия.

Поцелуй был мягок, как цветок одуванчика, и горяч, как огонь.

Не в состоянии бороться с собой, Келли прижалась к нему; из груди вырвался не то вздох, не то стон.

Калеб взглянул на нее и утонул в синем озере глаз, застонал и снова притянул к себе. Их губы слились в поцелуе.

Она была такая горячая в его руках, такая сладкая, милая – прелестный ангелок с шелковыми волосами и атласной кожей… Внезапно он понял, что безумно желает одного: чтобы их помолвка не была вымыслом. Тогда она действительно станет его женой и он сможет целовать ее, ласкать, любить, жить вместе с ней.

Он тут же представил Келли в своей постели. Как он будет ее любить! От заката до рассвета. И опять – от рассвета до заката!

Когда же он все-таки выпустил ее из своих рук, все тело Келли сотрясала дрожь. С ее стороны было огромной ошибкой не только согласиться играть роль его невесты, вяло подумала девушка, но и вообще устраиваться на службу к такому человеку, как Калеб Страйкер. Уж слишком он привлекателен, слишком незауряден, перед ним невозможно устоять. Келли с болезненной ясностью понимала, что недолго сможет противиться Калебу, если тот снова вздумает вот так ее целовать.

А он стоял, засунув руки в карманы штанов, и смотрел на нее своими черными бездонными глазами. Все мышцы напряглись; он походил на пуму, готовую к прыжку. А добыча – она, Келли.

Потрясенная поцелуем, девушка отступила на шаг назад.

– Я… гм… мне надо готовить ужин.

Калеб со свистом выпустил воздух сквозь сжатые губы, но сдержался и кивнул.

– Ага, неплохая идея.

Проводив ее взглядом, он восхищенно отметил изящные изгибы плавно покачивающихся бедер, а потом отправился на конюшню, где добрых полчаса яростно чистил скребницей лошадей, до тех пор пока их бока не заблестели, как отшлифованная медь.

Калебу не хотелось оставаться наедине с Келли, поэтому он намеренно тянул время. Проверил, в каком состоянии находятся упряжь и подпруга седел, до блеска протер двухместную коляску. Наконец все дела были переделаны, и за неимением иных занятий он вернулся в дом.

В кухне Келли готовила ужин, напевая «Вперед, Христово воинство».

На звук шагов она обернулась, на губах появилась напряженная улыбка.

– Через минуту все будет на столе.

Калеб молча кивнул, опустился на стул, чувствуя себя сопливым мальчишкой, явившимся на первое свидание с девушкой. Он никак не мог отвести от нее глаз, не мог забыть сладкий вкус ее губ, тепло ее тела.

Накрывая на стол, Келли всем существом ощущала растущее между ними напряжение. С тех пор как девушка стала экономкой Калеба, она старалась постоянно разнообразить меню хозяина. Сейчас Келли размышляла о том, что сегодняшний день ничем от других не отличается. Так зачем же так волноваться и нервничать? Так почему ее так жжет его взгляд, неотступно следящий за каждым движением?

К тому времени, как она села напротив Калеба, ее всю охватило странное возбуждение. Накладывая пищу в свою тарелку, она старательно отводила глаза от его лица. Но вот он прикоснулся к ее руке, и сердце сразу сбилось с ритма.

Келли вскинула ресницы; их взгляды встретились и надолго замерли друг на друге.

В мужских глазах, темно-серых, как предгрозовые облака, полыхало неприкрытое желание, в них бился такой огонь, что девушка вздрогнула, словно ее пронзила молния. Все чувства до крайности обострились.

Великий Боже! – подумала она, если даже после вымышленной помолвки между ними пробегает такая искра, то что было бы, если бы это оказалось правдой?

– Келли…

Напуганная его голосом, полным страсти, и ответной волной, поднявшейся в ней самой, Келли быстро покачала головой.

– Нет. Мы не должны… Я не могу.

Калеб провел ладонью по лицу. Нет, не имеет он права желать близости с Келли, но все же каждой клеткой своего существа хочет ее. Однако никогда, ни за что не возьмет ее силой.

– Келли, все в порядке.

– Извините меня, – задыхаясь, проговорила Келли, хотя и не совсем понимала, за что, собственно, просит прощения.

– Не надо извиняться, – хрипло сказал Калеб. – Ты не сделала ничего дурного.

С великим трудом он подавил импульсивный порыв притянуть ее к себе прямо через стол и заключить в объятия. Овладев собой, он указал на стоящее перед ним блюдо:

– Выглядит аппетитно.

Келли постаралась сосредоточиться на еде, но из этого ничего не вышло. Вкуса пищи совсем не ощущалось.

Значительно позже, когда мыла посуду и расставляла ее на полки, она даже не могла вспомнить, ела ли вообще в этот вечер. Перед ней неотступно стояли его глаза, в ушах звенел дрожащий голос.

Она очень рано отправилась к себе в комнату, а мысли беспокойно метались: что же было бы, если бы они действительно обручились? Тогда она наконец-то почувствовала бы себя надежно, уверенно, ей не пришлось бы больше беспокоиться о завтрашнем дне, о том, где найти средства, чтобы обеспечить себе пропитание. Не надо было искать место, где жить, человека, который стал бы о ней заботиться, да и – что скрывать? – думать о карманных деньгах, чтобы покупать то, что захочется.

Келли улеглась в постель, до подбородка натянула одеяло и устремила глаза в потолок. Неужели когда-нибудь кто-то по-настоящему ее полюбит, неужели у нее тоже будет свой собственный дом, где станут резвиться дети? Респектабельная семья, любящий муж…

Она подавила вздох. Перед глазами по-прежнему стоял образ смуглого метиса. Казалось, что он был сотворен из эбенового дерева и бронзы.

Словно уловив страстное томление ее мыслей, рядом с кроватью появился Калеб. Огромной, огрубелой, но такой нежной ладонью погладил ее по щеке, пропустил пальцы сквозь волосы, провел по виску. С губ сорвался едва слышный шепот, в котором угадывалось ее имя. Голос сразу же обволок ее сладостной пеленой. Глухо вскрикнув, Келли потянулась к мужчине, и Калеб лег подле нее на широкую кровать.

Короткое мгновение оба смотрели друг другу в глаза, и вот ее губы накрыли рот Калеба. Поцелуй его был жарок, руки блуждали по ее телу, дотрагивались до самых сокровенных местечек, которых никто прежде не касался, заставляли вздрагивать от неведомого доселе возбуждения, похожего на муки. Ничего подобного раньше ей не приходилось испытывать.

– Покажи мне, – взмолилась она, – научи, что делать дальше.

Он раздвинул губы в улыбке, сверкнул белоснежными зубами, неправдоподобно яркими на фоне бронзового лица, и засмеялся. Но почему-то тембр голоса был похож на голос Ричарда Эштона, тычущего в нее пальцем и кричащего, что она непременно пойдет по дорожке своей матери, что в базарный день ей и двадцати пенсов никто не даст…

В холодном поту Келли вскинулась на подушках, отчетливо слыша собственный крик. И только теперь ей стало ясно, что это был сон.

Она села, стараясь унять бьющееся сердце. И увидела, что дверь спальни распахнута настежь.

– Келли? Что с тобой?

Калеб. Она с облегчением перевела дыхание.

– Нет-нет, все нормально, – проговорила девушка дрожащим голосом. – Сон дурной приснился, только и всего.

Перечеркнув мощным силуэтом плотную ночную тьму, он подошел к кровати. Хоть Келли и знала, что разглядеть он сейчас ничего не сможет, инстинктивно натянула на себя одеяло.

– Могу я чем-нибудь помочь?

– Нет, спасибо.

Он чуть помедлил, подавляя в душе единственное желание – обнять ее, успокоить, убаюкать, но, зная, что, едва дотронется до нее, не сможет себя остановить, сдержал обуревающие его эмоции.

– Ну тогда спокойной ночи.

– И вам того же.

Напряженный слух Калеба уловил тихий шелест постельного белья.

Предательская мысль метнулась в голове: куда как просто взять и прямо сейчас забраться к ней в постель, разбудить дремлющее в ней желание, растормошить. Всякий раз, когда он дотрагивался до нежной кожи Келли, возникала эта мысль и молнией раскалывала мозг. Келли необходим человек, способный выпустить на волю ее чувства, показать, как прекрасны могут быть отношения между мужчиной и женщиной. И этим человеком жаждал стать он, Калеб.

Пройдя через спальню, он вышел в холл. Ноги казались налитыми свинцом. Пробормотав проклятие, Калеб закрыл за собой дверь.

Пусть спит спокойно, подумал он, хотя сам этой ночью наверняка не сомкнет глаз.

Глава 15

В воскресенье Калеб, верный своему слову, вместе с Келли отправился в церковь. На нем были темные брюки и светло-серая куртка; ослепительно-белая рубашка оттеняла смуглое лицо.

Стоя перед зеркалом и поправляя галстук, он усмехнулся. Сегодня он впервые перешагнет порог маленькой деревянной церквушки. Ну и подивится местная публика! Благочестивые граждане либо вовсе не ожидают увидеть его в святом месте, либо думают, что он способен вырядиться к мессе в индейские штаны с бахромой из оленьей кожи или, на худой конец, в причудливый фатовской наряд игрока-картежника и безвкусную парчовую жилетку. Калеб уже предвкушал удовольствие от лицезрения их вытянутых физиономий, когда они увидят, что метис может выглядеть как цивилизованный человек.

Так все и случилось. Народ в недоуменном молчании уставился на него, когда, подъехав к церкви, он остановил свой глянцево-блестящий черный экипаж. Хотя – кто знает? – может, внимание привлек не он, а Келли, в строгом темно-синем платье являвшая собой само совершенство. Стройные ножки в изящных черных лайковых ботинках, золотисто-рыжие волосы уложены в красивую прическу, которую кокетливо прикрывала шляпка с широкими полями, украшенная длинным белым пером. Довершали наряд элегантные белые перчатки. Искоса поглядывая на Келли, Калеб восхищенно подумал, что девушка выглядит так, словно только что сошла с обложки дорогого модного журнала.

Он спрыгнул с подножки экипажа, подал руку Келли и помог сойти на землю, затем взял девушку под руку и прошествовал с ней в церковь. Калеб провел ее по центральному проходу и усадил на переднюю скамью напротив кафедры.

За спиной слышалось перешептывание прихожан, но он не обращал внимания. Что ему до них? Он давно привык к тому, что люди перемывают ему косточки. Поводов было предостаточно. То обсуждалось наследство, полученное от отца, то появлялась новая тема – много ли человек он поубивал, а то и еще лучше – кому стрелял в спину и многих ли скальпировал.

Все это давным-давно перестало его волновать. Но в сидящей рядом Келли он чувствовал растущее напряжение. Взяв ее руку в свою, он успокаивающе сжал ее и тихо прошептал на ухо:

– Да они просто завидуют, потому что ты самая прекрасная прихожанка в этой церкви.

Довольная комплиментом, Келли улыбнулась, хотя и ни на йоту ему не поверила. Однако девушка не могла не признать, что ее наряд воистину очарователен, таких она ни на ком никогда не видела, а уж самой тем более иметь не приходилось. В нем она чувствовала себя намного уверенней. Это платье наряду с другими оказалось в ее шкафу, как по волшебству. Понятно, все это понакупил Калеб, но делал это так незаметно, что ей и невдомек было, когда он делал заказы. Оставалось для нее загадкой и то, откуда так хорошо он знал ее размеры. Правда, иногда закрадывалось некое подозрение, что без Фанни тут не обошлось.

На соседнюю скамью уселись Марта и Эд Брюстеры, и Келли наклеила на губы улыбку. За парочкой примостилась Мод Колтон. Улыбка Келли стала еще слаще.

Головы Мод и Марты немедленно сомкнулись. Келли смотрела прямо перед собой, а щеки горели оттого, что эти кумушки сейчас сплетничают по ее поводу.

В начале службы она едва разобрала несколько слов, но, несмотря на то, что находилась в окружении недоброжелателей, считавших ее достойной дочерью своей матери, в церковных стенах ей было хорошо. Песнопения наполняли сердце радостью, заключительная проповедь растрогала до слез, и когда служба закончилась, она уже совсем по-иному смотрела на мир.

Выйдя из церкви, Келли пожала руку священнику и обернулась, собираясь что-то сказать Калебу, но тут заметила, что к ним направляется не кто иной, как Энжела Бристол.

– Улыбайся, девочка, – шепнул Калеб, твердо захватив в ладонь ее руку, и повернулся, чтобы поприветствовать Энжелу.

Та обрушилась на него, полностью игнорируя присутствие Келли.

– Калеб! Почему же ты не предупредил, что будешь на службе? Я бы заняла тебе место.

Раздраженная ее наглым поведением, Келли теснее прижалась к Калебу и сладко улыбнулась:

– Может, ты поделишься с Энжелой нашей новостью, дорогой?

– Новостью? – Энжела недоуменно перевела взгляд с улыбающейся Келли на бесстрастное лицо Калеба. – Что еще за новость?

– Калеб попросил моей руки. – Взметнув вверх длинные ресницы, Келли взглянула на метиса.

– Неужели?

Келли кивнула и сжала Калебу руку.

– Правда, это чудесно?

– Да, конечно, чудесно. – Голос Энжелы был похож на голос осужденного, идущего на эшафот. – И когда же свадьба?

– Мы еще не назначили дату, – ответил Калеб. Он положил руку поверх руки Келли и улыбнулся девушке.

Столько всего было в этой улыбке, что сердце Келли радостно подпрыгнуло. Это же только шутка, напомнила она себе, так, обыкновенный розыгрыш.

Бросив короткий взгляд на Келли, Энжела переключила внимание на Калеба:

– Ты всегда был импульсивен, Калли, но чтобы сделать женой собственную экономку! Это уж слишком. Что скажут люди?

– Примерно то же, что сказали бы, сделай я предложение дочери своего управляющего. Или ты считаешь иначе?

Услышав его ответ, Энжела онемела, а Келли едва смогла подавить порыв громко расхохотаться.

Калеб одарил Энжелу прохладной улыбочкой.

– Прости, но мы торопимся. – Он легонько подтолкнул Келли. – Нам нужно многое сделать сегодня.

Не глядя более на Энжелу, он подхватил Келли и подвел ее к экипажу, усадил на подушки и расположился рядом.

Келли расправила смявшиеся юбки и посмотрела на Калеба. Ее раздирали сомнения: радоваться ли, что он поставил на место эту Энжелу Бристол, или сердиться за то, что на глазах у всей паствы заставил ее испытать смущение.

Верх одержал гнев.

– Зачем ты устроил эту сцену, да еще на глазах священника? Что о нас подумают?

На его губах заиграла плутовская улыбка.

– Наверняка решат, что я жду не дождусь поскорее увезти тебя домой.

– О! – До Келли дошел смысл сказанного. Щеки ее ярко полыхнули. Да, действительно, так все и подумают!

На своей спине она до сих пор ощущала сверлящий взгляд Энжелы Бристол. Калеб стегнул кнутом лошадей.

Дома Келли отправилась на кухню и принялась готовить изысканные блюда на обед, чтобы чем-то занять время. К тому же это был прекрасный предлог не оставаться наедине с Калебом.

И все-таки в глубине души она ожидала, что он вот-вот к ней зайдет. Однако же он все не появлялся, и она прошла в гостиную, чтобы выяснить, чем он так увлекся. Гостиная была пуста.

Нахмурившись, Келли обошла весь дом. Куда же он делся? Внимание привлек шум, доносившийся из дальнего кабинета, и она остановилась. Дверь оказалась закрытой. Девушка прижалась к ней ухом и напряженно прислушалась. Вот он расхаживает по комнате, вот звякнуло стекло, значит, наливает себе выпить.

Странным образом успокоившись, Келли вернулась на кухню и начала взбивать тесто для шоколадного торта. Хоть бы этот торт ему понравился, думала она.

Калеб посмотрел на дверь и довольно улыбнулся. Он прекрасно расслышал шаги Келли. Итак, она его искала. Прекрасно! Он немного подождал – вдруг захочет к нему присоединиться? – но через минуту она отошла от двери.

Ну и пусть, это даже лучше. Сегодня она была так хороша, что ему стоило бы больших трудов держать себя в руках.

Он повертел в руках стакан с виски, потом залпом его осушил. Снова наполнил стакан, уселся за отцовский письменный стол и уставился на разложенные аккуратными стопками бумаги.

Калеб наугад взял ближайший документ. Это оказалась накладная на покупку сотни бычков. Дункан приобрел это стадо незадолго до смерти.

Он стал проглядывать другие бумаги. Интересно, почему никто не удосужился убрать их со стола? Тут были какие-то письма от закупщиков скота, расписки в получении товаров из Денвера, Нью-Йорка, Сан-Франциско и Парижа, было даже письмо от английского дворянина, желающего купить их городской дом.

Откинувшись в кресле, Калеб хлебнул виски. Вероятно, у мамы не нашлось времени разобраться в отцовской корреспонденции, ведь она умерла вскоре после него. А может, после его смерти она больше не приезжала на ранчо. Ей всегда больше нравилось жить в городе. Дела на ранчо вел Джо, а на него вполне можно было положиться. Должно быть, Джо оставил все на столе в надежде, что Фэйт захочет сама просмотреть бумаги, когда закончится траур.

Калеб отставил в сторону опустевший стакан и выдвинул верхний ящик стола. Там оказались книги счетов, банковские книжки. И вдруг он наткнулся на Библию.

Вот те на! Калеб усмехнулся и провел рукой по обложке. Насколько он знал, Дункан никогда не отличался набожностью. Неужели к старости решил удариться в религию?

Он взял Библию, повертел в руках. Не похоже, чтобы ее часто читали. Обложка совсем новенькая.

Хотел было бросить книгу в ящик, но вдруг заметил, что между страниц что-то вложено.

Тогда он раскрыл Библию и вытащил два конверта. Один, адресованный Лейле Макгир, был запечатан; на незапечатанном прочел адрес нотариуса Орвилла Хоуга.

Нахмурившись, Калеб несколько раз подкинул на ладони тот, что был запечатан, потом с величайшей осторожностью вскрыл конверт и вынул письмо.

Оно было датировано вторым июня 1882 года, то есть отец написал его за восемь дней до смерти:


«Дорогая Лейла, боюсь, мой конец уже близок. Я надеялся навестить тебя, но сейчас это уже невозможно. Прошу тебя, не беспокойся о будущем, я обещаю позаботиться и о тебе, и о Келли. Когда в среду поеду в Шайенн, зайду в контору Хоуга и вручу ему дополнительное распоряжение к моему завещанию. Речь в нем идет о том, что в случае моей смерти «Рокинг-С» должно перейти в твою собственность, а потом – в собственность твоих наследников.

Я понимаю, что для Фэйт это будет ударом, но ранчо ей никогда не нравилось. А я все время вспоминаю, как Келли мечтала приехать сюда погостить, но по понятным причинам тогда я не мог пригласить ее. Надеюсь, теперь она простит меня за пренебрежение к ее просьбам.

Я перебрал в памяти события своей жизни и осознал, что наделал множество ошибок. Мне следовало уделять тебе больше внимания, надо было уладить отношения с Калебом. Я был плохим мужем, плохим отцом. Только сейчас, когда уже поздно что-либо изменить, я понял, каким был эгоистом. Пожалуйста, прости меня и помни, что я тебя любил.

Дункан».


Калеб перечитал письмо, написанное знакомым твердым почерком, и открыл второй конверт.

В нем лежало упомянутое дополнительное распоряжение, также написанное собственноручно Дунканом и датированное первым июня 1882 года. В распоряжении четко и сухо говорилось, что после его смерти ранчо «Рокинг-С» со всей обстановкой, угодьями, скотом и утварью переходит в собственность Лейлы Макгир и ее наследников.

Вот оно как, думал Калеб, получается, что Келли говорила правду. Дункан действительно обещал позаботиться о ней и сделал это в своем распоряжение.

Швырнув документ на стол, Калеб мысленно обругал отца последними словами. Ну, допустим, хотелось Дункану обеспечить свою любовницу, так оставил бы ей городской дом. Что эта проститутка могла понимать в выращивании скота? Дьявольщина, ранчо «Рокинг-С» должно принадлежать ему! Помимо индейского вигвама в самом сердце Черных Холмов, где Калеб появился на свет, это единственное место, где он чувствовал себя по-настоящему дома.

Калеб выпрямился, уперся локтями в столешницу и опустил голову на сомкнутые кулаки.

Итак, «Рокинг-С» принадлежит Келли. Губы скривились в горькой усмешке. Теперь ей не нужно беспокоиться о деньгах, она и сама сможет купить Мод Колтон со всеми потрохами, а потом вышвырнуть за ненадобностью.

Но хозяином ранчо должен остаться он!

Уставившись в камин, Калеб стал обдумывать возможность обмена. Согласится ли Келли уступить ему ранчо в обмен на городской дом? Конечно, она ничего не смыслит в фермерском хозяйстве, но ей здесь нравится, это очевидно. От него не укрылось, как заблестели ее глаза, когда они впервые приехали на ранчо, заметил он и благоговейный восторг, с которым она осматривала окрестности. Она, несомненно, любит скот, лошадей, кур и даже свиней.

Он аккуратно сложил письмо и документ и вложил их в один конверт. Этот конверт он снова засунул в Библию, вернул книгу на прежнее место, в ящик стола, бросив сверху банковские книжки, и задвинул ящик.

Как только поедет в Шайенн, непременно навестит Хоуга. Надо выяснить, имеет ли юридическую силу дополнение к завещанию.

А до тех пор Келли не обязательно о нем знать.

Глава 16

В пятницу утром Калеб сидел на кухне напротив Келли и вполуха слушал ее щебетание.

Прошло пять дней с тех пор, как он случайно наткнулся на злополучное распоряжение отца. С этого времени он почти не смыкал глаз. Совесть, довольно редко дававшая о себе знать раньше, теперь мучила его по ночам, настойчиво требуя, чтобы он рассказал Келли о завещании старика. Нравится ему или нет, но ранчо теперь принадлежит ей. Он сколь угодно долго мог скрывать от нее эту новость, мог откладывать свое сообщение, пока не побывает у Хоуга, но подспудно понимал, что документ, написанный рукой отца, являлся юридически законным. А волю покойного надо исполнять.

Калеб сжал губы. Злость на отца крепла с каждым толчком сердца. Чертов старик! Ведь прекрасно знал, что значило это ранчо для Калеба, и чтобы напоследок ударить сына побольнее, завещал его Лейле Макгир. А все, что он написал о желании уладить отношения, не больше, чем пустая болтовня.

Девушка задала какой-то вопрос, и Калеб встрепенулся:

– Что ты сказала?

– Я спросила, положить ли тебе кусочек пирога.

– Да, конечно.

Она встала и пошла к стойке, чтобы подать пирог, а он залюбовался – как плавно колышутся юбки вокруг стройных бедер. Любое движение Келли завораживало его – походка, манера поправлять у виска волосы тыльной стороной ладони, привычка склонять голову к плечу, если она чему-то удивлялась.

Эта девчушка настолько очаровала его, что ни о чем, кроме нее, он и думать не мог. Сперва завладела его мечтами, а теперь вот, сама того не зная, и ранчо тоже.

Все эти мысли повергли его в мрачное настроение, но когда Келли поставила перед ним тарелку и подлила в чашку кофе, Калебу все-таки удалось выдавить улыбку.

– Надеюсь, тебе понравится, – усаживаясь на стул, произнесла девушка.

Искоса поглядывая на метиса, она размышляла о том, что же так волновало его в последнее время. С тех пор как они вернулись из церкви, он, казалось, целиком ушел в себя. Возможно, он разозлился на нее из-за того, что она настояла, чтобы он сопровождал ее на службу, но потом отбросила эту мысль: это было бы просто нелепо.

И все же надо выяснить отношения. Если он на нее сердит, пусть скажет – за что.

– Калеб, что-нибудь не так?

– Нет, все в порядке. Почему ты спрашиваешь?

– Не знаю, но ты такой… – Она подняла руку, но тут же бессильно уронила ее. – Какой-то злой, что ли.

– Я такой, как всегда.

С минуту Келли смотрела на него, потом дернула плечом. Не хочет поделиться с ней, рассказать, что его мучает, и не надо. Не ее дело в конце концов.

Калеб хмуро уставился в чашку. Мысли снова вернулись к тем двум конвертам. Итак, ранчо принадлежит Келли. Но она об этом не знает и не узнает вовсе. Чтобы остаться здесь хозяином, нужно сделать самую малость – порвать дополнение к завещанию.

Есть еще один выход – жениться на Келли.

Он ругнулся про себя. Как все просто! Если он на ней женится, ранчо по-прежнему будет принадлежать ему. И Келли тоже. И в любой момент, когда только захочет, он сможет прикасаться к ней, обнимать, наслаждаться ею.

Загвоздка в том, что он не хочет жениться.

Почувствовав на себе взгляд Келли, он оторвался от чашки и встретился с ее прищуренными глазами под нахмуренными бровями.

– В чем дело? – хриплым от смешанного чувства вины и желания голосом спросил он.

Келли отпрянула, будто ее ударили.

– Ничего. Я… Мне просто хотелось узнать, что тебя так терзает. Может, тебе лучше выговориться?

– Нет, лучше не будет, – коротко отрезал Калеб.

– Ладно, пусть так. Но ты не в обиде на меня за то, что я заставила тебя пойти в церковь? – спросила она и, когда он отрицательно мотнул черной гривой волос, собралась с духом и поинтересовалась, смогут ли они повторить поход в следующее воскресенье.

Калеб сухо усмехнулся:

– Ты что, хочешь записать меня в святоши?

Губы Келли тронула лукавая улыбка:

– Не знаю. Думаешь, у меня получится?

– Я думаю, что в твоих силах сделать из меня все, что тебе заблагорассудится, – пробормотал Калеб.

– По крайней мере, – улыбаясь, промурлыкала Келли, – мне бы хотелось сделать из тебя примерного прихожанина. – Калеб нахмурился, и она добавила: – Ведь в церкви было хорошо, правда?

– Ничего особенного, – ворчливо проговорил Калеб, – но, наверное, кому-то по душе выслушивать блаженного старика, в жизни не совершившего дурного поступка, а потому считающего своим долгом разглагольствовать о вечных муках, уготованных грешникам в аду.

– Ты не веришь в существование ада?

– Нет, я верю лишь в то, что многие здесь, на земле, превращают в ад собственную жизнь.

– Это означает, что и в рай ты не веришь?

– А вот в рай я верю, – негромко протянул Калеб. Он обвел глазами лицо Келли, мучительно долго задержался на ее губах, потом перевел взгляд на грудь девушки. – В рай я определенно верю.

Сердце Келли на мгновение остановилось, а затем заколотилось с бешеной скоростью. Лицо жарко вспыхнуло, руки же, наоборот, заледенели, глубоко в животе что-то завибрировало, и уже через минуту вся она дрожала с головы до ног.

Келли, ты сводишь меня с ума. Да ты и сама знаешь, как сильно я тебя хочу.

Она медленно кивнула, не в силах оторвать взгляд от его лица и избавиться от нестерпимого жара, охватившего ее тело.

– Что ты скажешь, если я попрошу тебя на самом деле стать моей женой?

– Что? – еле слышно произнесла девушка; горло перехватило, и голос срывался.

– То, что слышала. Почему бы нам не пожениться по-настоящему? Ты обретешь положение, благосостояние и уверенность, а я…

Голос его вдруг осекся, предложение осталось незаконченным. К чему слова, если она и без них понимала, что именно он обретет и чего так от нее хочет.

– Но ты же меня не любишь.

Калеб неопределенно пожал плечами:

– Ты тоже не любишь меня. Какая разница?

– Я не желаю выходить замуж по расчету, будто совершаю какую-то сделку. Замужество – это навсегда. Оно должно быть прочным, красивым…

Метис встал и отошел от стола.

– Келли, подойди ко мне.

– Нет.

– Я не сделаю ничего плохого.

– Разве?

Покачав головой, он протянул к ней руку.

– Нет.

Это слово успело сорваться с ее губ, но было пустым, бессмысленным, потому что она уже поднялась и шла к нему.

– Калеб… пожалуйста…

– Молчи.

Он взял ее за руку, притянул к себе, и она тут же оказалась в теплом кольце его объятий.

Келли неотрывно глядела в его глаза, в эти темно-серые глаза, таящие в своей глубине секреты, которые ей так хотелось разгадать, и столько обещаний, которые он никогда не сдержит. Она это знала.

– Скажи «да», Келли.

Голос прошелестел как ветерок в темную летнюю ночь, дыхание обожгло щеку, взгляд заворожил, загипнотизировал.

– Я… я тебя почти совсем не знаю, – запинаясь, прошептала Келли.

– Нет, ты меня знаешь. – Голос Калеба стал глубже. – Ты всегда меня знала.

– Я боюсь.

– Меня?

Его ладони скользнули по рукам Келли, по ее плечам, и от этой ласки у нее по коже пробежали мурашки. Она покачала головой:

– Нет, я боюсь тебя прежнего, того, кем ты был раньше. Тыльной стороной ладони Калеб легонько коснулся ее щеки.

– Да? И кем же я был раньше?

– Наемником, охотником за преступниками. – Она смело встретила его взгляд и, опустив руку, дотронулась до рукоятки его револьвера. – Ты убивал мужчин…

Уголки его губ поползли вверх.

– Зато никогда еще не убивал женщин.

– Калеб, я хочу…

Келли не договорила. Чего она хочет?..

– Я буду к тебе хорошо относиться, Келли, никогда не подниму на тебя руку, никогда не стану заводить любовниц. Чего же ты еще хочешь от мужа?

– Любви! Я хочу любви. А ее не купить ни за какие деньги.

– Мне неведомо это чувство, я не знаю, что такое любовь, – пробормотал Калеб, проводя пальцем по ее нижней губе. – Зато знаю многое другое. – Он наклонился и запечатал ее рот долгим, иссушающим поцелуем. Все мысли испарились из головы Келли. Губы Калеба были теплыми, твердыми, жаждущими; от его поцелуя перехватывало дыхание, подкашивались ноги. Она слабо застонала.

Язык метиса нырнул в глубину ее рта, впитывая его сладость, потом встретился с ее языком, и это было как прикосновение к пламени, горячему, буйному, но не сжигающему дотла. От жара этого пламени кровь Келли вспыхнула и быстрее побежала по венам.

Сильные мужские руки сомкнулись вокруг ее плеч, сжали так тесно, что стало трудно дышать. Так тесно, что она чувствовала каждую клеточку его естества.

Это сумасшествие – снова позволить ему целовать ее, ласкать, шептать на ухо сладкие слова, полные страсти и обещаний.

Но сейчас, когда его руки блуждали совсем рядом с ее грудью, а губы касались ее губ, сознание Келли отказывалось противостоять опасности. Язык двигался в ее рту, как раскаленное железо, словно таким образом он собирался ее заклеймить, чтобы навеки оставить рядом.

Калеб немного отстранился, совсем немного, ровно настолько, чтобы разглядеть ее лицо. Глаза его подернулись дымкой и мерцали, как далекие огоньки в дождливую ночь.

– Келли, скажи «да».

Разум говорил «нет». Рассудок, благоразумие, здравый смысл твердили «нет». Но сердце кричало «да!». И Келли прислушалась к голосу сердца:

– Да!

От неожиданности Калеб оторопел.

– Когда?

Келли недоуменно взглянула на него, не сразу поняв смысл вопроса.

– Что когда?

– Свадьба, Келли, когда свадьба?

– Давай немного подождем, ведь мы же только что объявили о нашей помолвке. – Щеки девушки порозовели. – Мне противна сама мысль, что люди тут же начнут судачить о причине такой спешки и подсчитывать на пальцах.

Калеб расплылся в улыбке.

– Ну конечно, Келли, я понимаю, все будет, как ты хочешь.

– А можно… нас обвенчает священник?

– Как пожелаешь.

– А платье? У меня будет свадебное платье?

– Самое лучшее в мире.

– Правда? Тогда можно я выпишу его из Нью-Йорка?

– Можешь послать заказ даже в Париж! – воскликнул Калеб, который вдруг пришел в восторг от идеи жениться на Келли. Как приятно выполнять любые ее желания, бросить к ее ногам то, чего она никогда не смогла бы получить. Все… кроме любви.

В глазах Келли засияла надежда, и от этого совесть еще глубже вонзила нож в его сердце. На долю секунды возник порыв немедленно взять назад свое предложение. Эта прелестная девушка заслуживала большего. Всем существом она жаждала романтических ухаживаний под луной и счастливой совместной жизни рядом с любимым человеком, а ему требовалось только оставить в своей собственности ранчо, уложить Келли в постель и обладать ее прекрасным телом.

Желание с новой силой вспыхнуло в Калебе и сразу же заглушило чувство вины.

С трудом взяв себя в руки, чтобы немедленно не поддаться искушению прямо сейчас, он сказал:

– На следующей неделе или чуть позже нам надо будет перегнать скот в резервацию. Ты не возражаешь, если мы назначим свадьбу на первое сентября? За это время ты сможешь заказать свадебное платье, а я успею управиться со скотом и вернуться обратно.

Келли, ошеломленная происшедшим, молча кивнула.

Что бы ни случилось, через несколько месяцев она станет миссис Калеб Страйкер.

Глава 17

Келли сидела на диване и наблюдала за чистящим свой кольт Калебом. Всю последнюю неделю она занималась приятными хлопотами: заказывала свадебный наряд и раздумывала, как получше обустроить будущую супружескую спальню. Калеб же готовился к предстоящему походу – нанимал дополнительных работников, осматривал скот, проверял состояние лошадей.

Вечера они проводили вместе, делились новостями прошедшего дня, строили планы на будущее, обсуждали, оставить ли им городской дом или же стоит его продать.

Сейчас она слушала, как он в который уже раз наказывал ей не ездить одной в город, а обязательно брать с собой сопровождающего, и вдруг поняла, что не хочет оставаться на ранчо без него.

– Возьми меня с собой.

Калеб удивленно взглянул на нее через плечо. Может, он неправильно расслышал?

– Что ты сказала?

– Я сказала, что хочу ехать вместе с тобой. В резервацию.

– Нет, Келли, это отнюдь не увеселительная прогулка. Нам придется долгое время проводить в седле, а ночевать прямо на земле. Такие перегоны не для женщин.

– Калеб, ну пожалуйста! Я так хочу поехать! Обещаю, я не стану обузой в пути.

Вот ведь упрямая девица, раздраженно подумал Калеб. Мысли заметались – какой выбор сделать? Что лучше: постоянно испытывать беспокойство за Келли, если он оставит ее на ранчо, или каждую ночь мучиться от того, что ее спальник будет рядом с ним? Протяни только руку, и вот она, сладко спящая, а он даже не сможет до нее дотронуться.

– Ладно. Мы отправляемся в начале недели. У тебя есть брюки?

– Брюки?! – воскликнула Келли, будто он поинтересовался, не завалялось ли у нее табачку. – Господи, конечно, нет!

– Хорошо, подыщу что-нибудь подходящее.

– Зачем?

– Тебе будет немного удобней ездить верхом в брюках, чем в платьях да юбках. Еще понадобятся добротная шляпа и прочные перчатки. Об этом я тоже позабочусь.

Он вышел из комнаты, а Келли проследила за ним взглядом и весело улыбнулась своему отражению в зеркале. Подумать только – брюки!


Через неделю ей уже было не до улыбок. Она снова смотрела на себя в зеркало, но на сей раз с величайшим подозрением. Неужели Калеб позволит ей появиться на людях в таком виде? Мужские джинсы, полосатая рубаха, широкополый стетсон, высокие сапоги.

Джинсы были немного тесноваты и подчеркивали длинные ноги и стройные бедра, а рубаха, хоть и свободная, едва скрывала форму груди.

Келли покачала головой. Как же выйти из дома в таком нелепом одеянии?

Знакомый стук в дверь заставил ее оторваться от зеркала. Обернувшись, она увидела Калеба, стоящего на пороге.

– Опаздываешь, – коротко бросил он.

Келли раздраженно фыркнула.

– Придется подождать, пока я переоденусь. Не на маскарад же я собралась! Я не могу в этом выйти из дома!

– Почему не можешь?

– Почему? Да ты только посмотри на меня!

По лицу Калеба разлилась улыбка.

– На мой взгляд, ты выглядишь великолепно.

– Ни одна приличная женщина не позволит себе появиться на людях в мужских штанах.

– Никто, заслуживающий внимания, тебя в походе не увидит, – заметил Калеб. – Но если ты передумала и решила остаться дома, я не возражаю.

– Я не передумала. – Келли схватила перекинутую через спинку стула куртку из бараньей кожи. – Кстати, теперь, знаешь ли, шьют неплохие платья для верховой езды, – выходя из комнаты, проговорила она.

Калеб, усмехаясь, последовал за ней через холл. По правде говоря, ему и в голову не пришло купить для нее такое платье. И очень хорошо, что не пришло, думал он, глядя, как плавно покачиваются ее бедра, обтянутые узкими ковбойскими джинсами.

У заднего крыльца его ждала огромная каурая кобыла, рядом стояла еще одна, пониже, гнедая с белой звездочкой во лбу.

– Тебя подсадить? – спросил метис.

– Нет, спасибо. – Келли вставила ногу в стремя, обеими руками ухватилась за седельную луку и легко вспрыгнула в седло.

Удовлетворенно хмыкнув, Калеб одним махом взлетел на свою кобылу. Упрямица, снова подумал он, но как раз такой она ему и нравилась.

– Где гурт? – спросила Келли.

– Его погнали едва рассвело. Будем догонять. Пока нас здесь не будет, Джордж Гири поможет Джо присматривать за порядком на ранчо.

– А сколько времени мы будем отсутствовать?

– Сколько потребуется, не больше и не меньше. – Он приподнял бровь. – Еще не поздно остаться.

Келли затрясла головой. Наряд она уже заказала, больше тут делать нечего. Ни у нее, ни у Калеба почти не было друзей в городе, поэтому свадебная церемония будет очень скромной. Она да Калеб, может, еще Фанни. Кто еще нужен? Так что особых приготовлений не потребуется.

Келли посмотрела на Калеба и радостно улыбнулась. Сейчас вместе с ним она отправится в самый настоящий караванный поход! Она хорошо помнила рассказы Дункана о перегоне гуртов до железнодорожной станции, о бесконечной тряске в седле, о покрытых пылью погонщиках и непокорных, упрямых бычках, не желавших лезть в вагоны. Дункан говорил тогда с недовольством, но Келли во всем этом виделась романтика.

Они скакали уже довольно долго. Иногда Калеб осаживал кобылу, спрыгивал на землю, он то приглядывался к следам на траве, то расчищал от завалов неширокие речки. Келли не уставала им любоваться. Движения быстрые, четкие, уверенные и какие-то… чувственные. С какой необыкновенной мощью вытягивал он из потока тяжеленные топляки! Мышцы буграми вздувались на спине, ногах и руках, и от этого зрелища сердце девушки замирало в груди.

Солнце еще только всходило, когда возле хлопкового дерева он натянул поводья.

– Как я понимаю, ты не успела позавтракать?

Келли покачала головой. У нее так бурчало в животе, что она уже стала опасаться, как бы он не услышал.

Калеб спрыгнул на землю и хотел было помочь Келли спешиться, но она отклонила протянутую руку, стремясь показать свою самостоятельность. Усевшись под деревом, они наскоро перекусили холодной говядиной с бобами и бисквитами с пахтой, которые загодя приготовила Келли. Запивали водой из фляжек.

Минут через пятнадцать они уже снова были на лошадях. Келли с гордостью оглядывалась на пасущиеся тут и там стада коров. То были стада с «Рокинг-С» и скоро, очень скоро они станут ее собственными. Она заметила, что многие коровы были стельными, и ей припомнились слова Джо Бригмэна о том, что ожидается большой приплод. Ну как тут не порадоваться!

Она искоса посмотрела в сторону Калеба. Говорит, что не любит ее, но ведь наверняка она ему не безразлична, раз сделал ей предложение. Да и Келли нравился этот сильный метис, нравился даже, пожалуй, гораздо больше, чем ей того хотелось. Она не раз слышала, что многие начинают супружескую жизнь, почти ничего не чувствуя друг к другу, а потом привыкают и не мыслят свою жизнь иначе. Она постарается быть хорошей женой, и, может быть, когда-нибудь он полюбит ее по-настоящему. Келли очень этого хотелось, потому что ей уже казалось, что сама она начинает в него влюбляться. Да что кривить душой – уже влюбилась, безнадежно влюбилась в этого загадочного человека.

Вот и теперь – почувствовала на себе его взгляд, и сразу кровь забурлила от одной только улыбки на смуглом лице. Все будет хорошо, сказала она себе, все будет очень хорошо. Она не сомневалась, что предстоящее замужество окажется удачным.

Прежде чем впереди появилось стадо бычков, она уже увидела на вытоптанной тропе пыль от множества копыт.

Подъехав ближе к каравану, Калеб натянул на нос и рот цветной платок и приказал Келли сделать то же самое. Когда они поравнялись с запряженным четверкой фургоном, он махнул рукой кучеру, пустил лошадь в галоп и скоро обогнал гурт.

Келли не отставала от него ни на шаг, хотя исподволь ее и страшила близость бегущего рядом скота. Вблизи животные казались намного крупнее, чем издали, их было очень много, и это ее несколько пугало.

После полудня у нее уже появилось сомнение, правильно ли она поступила, решив сопровождать Калеба. Может, действительно разумней было бы остаться на ранчо? Одно дело – прелестная прогулка верхом, но совсем другое – пять часов без роздыху скакать, глотая придорожную пыль, посреди разгоряченного стада, да еще в сопровождении невозмутимо жующих табак пятерых ковбоев, которых она никогда прежде не видела.

Когда они наконец остановились на ночевку, опустились сумерки. Келли валилась с ног от усталости, и только гордость удерживала ее от жалоб и признания, что она совершила ошибку. С трудом удерживаясь от того, чтобы не закрыть глаза и не заснуть немедленно, она бросила в рот какую-то еду, даже не осознав, что это такое, и тут же завернулась в одеяло. Теперь ей не было дела ни до кого, даже до Калеба Страйкера. Пусть думают о ней все, что хотят. И едва сомкнув ресницы, она уже спала глубоким сном.


Прошло еще несколько дней. Томительный перегон продолжался. Покачиваясь в седле, Келли предавалась размышлениям. Что же заставило ее присоединиться к жениху? Все, что раньше представлялось ей романтическим приключением, на деле оказалось довольно неприятной рутиной. Дни шли за днями, но ничего, ровным счетом ничего не менялось, все одно и то же: подъем до восхода солнца, быстрый, но обильный завтрак, потом сбивка в стадо пасущихся бычков, ну и снова – в путь. И так день за днем, без каких-либо изменений.

В полдень делалась небольшая остановка, чтобы дать скоту попастись. Ковбои скакали по четверо или по пятеро неподалеку, дабы не позволить бычкам разбрестись, и менялись каждые три-четыре часа, потому что лошадям надо было дать отдых. После наступления темноты садились на самых спокойных, самых послушных коняшек, давно привыкших охранять перегоняемые гурты. После недолгой полуденной передышки все снова усаживались в седла, и так до сумерек. Когда случались удачные дни, они проделывали двадцать миль, в менее удачные – чуть меньше десяти.

Уйма хлопот едва ли не за бесценок, думала Келли, ведь ковбои получали всего двадцать пять долларов в месяц. Большинство из них вообще ничего за душой не имели, кроме седла и смены белья. Да еще, конечно, кроме своих любимых стетсонов. Келли уже привыкла к мысли, что любой уважающий себя ковбой снимает шляпу только тогда, когда ложится спать, а просыпаясь поутру, первым делом нахлобучивает ее на голову.

Кое-кто из этих пропыленных парней спал и видел себя владельцем собственного участка земли, другим же это было безразлично, они предпочитали кочевать с одного ранчо на другое и наниматься для сезонного клеймения скота или другой поденной работы.

Мало-помалу она научилась понимать их специфические словечки. Например, непонятным вначале словом «бакеру» обозначался ковбой, прибывший из Невады; если кто-то из парней говорил, что хочет «стряхнуть пыль», то ей было ясно – он хочет выпить виски, а отнюдь не освежиться родниковой водой. Под словами «сонный лось» имелось в виду мясо, содранное с чужих коров. «Страной сладких пирожных» именовалось теплое местечко, где ковбой мог поживиться дармовой кормежкой.

К ужасу Келли, один из погонщиков объяснил ей, что лучший способ согнать в стадо разбежавшихся бычков – «побаловать их кровавой шкурой». Когда до нее дошел смысл его слов, она пожалела, что спросила об этом.

– Ну, значит, загоняешь одного куда хочешь, потом сдираешь с него шкуру и вешаешь ее на ближайшее дерево, – поучал погонщик. – Запашок от шкуры такой, что на него все стадо сбегается с разных сторон. – Он ухмыльнулся во весь рот, обнажая ряд желтых от жевательного табака зубов. – Ну вот, потом, значит, остается сбить скот в кучу и гнать дальше.

Еще ее научили, что если какая-нибудь корова вдруг отелится прямо в пути и теленок родится мертвым, то ей непременно надо дать обнюхать мертворожденное дитя, чтобы животное удостоверилось в своей потере, а иначе несчастная корова будет все время убегать из стада, чтобы найти детеныша, и тем застопорит движение.

Поняв, что Келли не очень верит в услышанное, Калеб поспешил подтвердить, что оба рассказа являются чистой правдой.

Большинство ковбоев относились к Келли с уважением. Самый молодой из них, светловолосый мальчуган по имени Уитли, даже навязался каждое утро седлать для нее лошадь, а повар ей первой подавал еду и ревностно следил за тем, чтобы ее кружка с кофе никогда не пустовала. Надо сказать, Келли нравились подобные знаки внимания, несмотря на то, что по выражению лица Калеба она понимала: он это все не одобряет, хотя пока сдерживается от замечаний.

Уитли, как никто другой, все время старался держаться к ней поближе. Это был высокий, стройный юноша, на вид лет девятнадцати, с копной непослушных волос соломенного цвета и с такими светло-голубыми глазами, каких прежде Келли не доводилось видеть. Как и у всех окружающих ее мужчин, на его бедре висела кобура с револьвером, а к седлу было приторочено ружье.

Несколько раз Келли перехватывала задумчивый взгляд Калеба, устремленный на Уитли, но он не спрашивал о том, как она проводит время с этим мальчиком. В глубине души ей хотелось надеяться, что он ее ревнует, но это было маловероятно. Чтобы испытывать чувство ревности, надо любить. Конечно, Келли знала, что Калеб хочет ее близости, но дальше этого, как она искренне полагала, его желания не простирались.

Что греха таить, ухаживания юного Уитли были ей приятны. Парень с интересом расспрашивал ее о прошлом, о жизни на ранчо, о Калебе. Ничего не значащие, дружеские вопросы и столь же легкие ответы. В такой беседе так приятно коротать время.

Уитли с гордостью поведал ей, что приехал из Техаса, что он старший из семерых детей. Отец умер – тут его голос стал жестче, голубые глаза посуровели, – но мама еще жива и изо всех сил старается сводить концы с концами на захудалой ферме где-то на задворках Эль-Пасо.


Келли сняла шляпу и вытерла пот со лба. Они уже были в дороге около двух недель, и она начала чувствовать утомление. Но были и приятные стороны в этом путешествии. Теперь она совершенно свободно держалась в седле, а вид обширных прерий, отлогих склонов холмов и хлопковых деревьев по берегам ручьев неизменно приводил ее в неописуемый восторг.

Как-то Калеб рассказал ей о том, что огонь костра, в который индейцы подкидывают ветки хлопкового дерева во время церемонии совершеннолетия девушки, отпугивает Аног-ите, дух Женщины с Двумя Лицами. Эта Аног-ите, как поняла Келли, была божеством, олицетворяющим дурное начало.

Здесь, на просторах прерии, Келли на все смотрела иначе, чем в городе. Ее окружали небольшие стада оленей, изредка пробегали лоси; над головой, широко расправив крылья, величаво парили ястребы в поисках добычи – зайцев, скунсов, белок и даже снующих под копытами лошадей ящериц.

Однажды Келли увидела в отдалении огромного бурого медведя. В другой раз заметила одинокого волка, притаившегося под балкой. Потом у небольшого озера обратила внимание на какие-то следы, и Калеб пояснил, что их оставила степная пума. По ночам частенько слышалось тявканье койотов.

Калеб постоянно находился где-нибудь неподалеку. То молча скакал рядом, то сидел с ней бок о бок у костра и негромким голосом рассказывал о том, как прекрасны были эти места до того, как сюда пришли белые.

Вот и сейчас он говорил об огромных стадах диких бизонов, вольно пасущихся в прерии, и голос его звучал глухо и печально. Бизонов в те времена было такое множество, что они словно одним сплошным бурым ковром покрывали землю. Тогда индейцы были гордым, свободолюбивым народом, свободным, как ветер, гулявший по необозримым просторам их земель.

Когда Калеб заводил речь о племени, из которого вышла его мать, взгляд его становился затуманенным, отсутствующим. Келли узнала, что когда-то лакоты считались наиболее воинственным племенем. Не дай Бог вступить с ними в бой! Они царили на огромной территории от Скалистых гор до реки Миссури. Впоследствии многие женщины из племени лакотов вышли замуж за французских торговцев, снабжавших бесстрашных воинов ружьями и патронами.

За свои земли, за независимость лакоты сражались яростно, безжалостно, но куда им было тягаться со всевозрастающим полчищем белых, прибывающих на Запад в крытых фургонах в поисках богатства и новых пастбищ для скота. Армия, вначале стремившаяся охранять договорную территорию от захватчиков, довольно скоро отказалась от этой задачи – она оказалась невыполнимой. С тем же успехом можно было пытаться повернуть вспять стремительный поток простым решетом. Тогда-то и начались кровопролитные сражения. Долина Костров, Каньон Кедров, Песчаный Ручей, Вашита, Залив Большого Рога… Сколько еще подобных мест, где сотнями полегли индейцы – исконные хозяева этих земель!

Жадно вслушиваясь в рассказы Калеба, Келли явственно представляла гордых воителей, взлетающих на лошадей, чтобы отправиться на охоту или на сражение. Перед мысленным взором вставали низкорослые индейские кони, конусообразные вигвамы по берегам тихих речушек. Как наяву она видела женщин, занятых повседневной работой, и играющих рядом с ними детишек. И вдруг перед ней возникала картина пылающих становищ, изуродованных тел вокруг; становился понятен весь ужас и вся трагедия войны за независимость. Кровь, убийства, смерть…

А теперь этот когда-то гордый, вольный народ загнали в резервации, где он пребывал в полной нищете.

Калеб умолк, и девушка взглянула на задумавшегося метиса. Как ни старалась она представить его в штанах с бахромой, сшитых из лоскутов оленьей кожи, со шнурком на длинных черных волосах и с раскрашенным боевыми красками лицом, ничего не получалось, тут воображение ей отказывало.

Келли с детства внушали, что все индейцы – безбожники, дикари, абсолютно не похожие на белых людей; она привыкла верить, что они абсолютно не умели жить сами по себе и поэтому их нужно держать в специальных резервациях, где за ними должны присматривать специально обученные служащие. И никогда она не задумывалась, правда это или нет, она просто все брала на веру.

До резервации оставалось всего три дня пути, когда одно за другим два происшествия омрачили безоблачное путешествие.

Когда в пятницу утром Калеб сопровождал запряженный четверкой фургон, огромной пестрой корове с изогнутыми рогами вдруг вздумалось покинуть стадо и погулять на воле. Калеб направил повозку в ее сторону, но тут лошади рванули в галоп. Келли с улыбкой проследила, как бесстрашный метис на ходу вспрыгнул на свою кобылу и приблизился к провинившемуся животному, но уже через минуту улыбка исчезла с ее лица: он пролетел по воздуху и приземлился недалеко от коровы, несколько раз перевернувшись через голову.

Келли издала пронзительный крик и резко повернула коня.

Подъехав ближе, она с облегчением перевела дыхание: Калеб сел и потряс головой.

– Господи, ты в порядке? – испуганно спросила девушка. Она быстро спешилась и присела перед ним на колени. – Что случилось?

– А черт, должно быть, подпруга сорвалась. Еще хорошо отделался.

В это время подскакали Уитли и коренастый погонщик по имени Грэнджер.

Ухватившись за луку седла, Грэнджер наклонился вниз.

– Босс, вы в норме?

– Да. – Калеб поднялся на ноги. Слегка покачиваясь, он нахлобучил слетевшую шляпу и стряхнул налипшую на рубашку и джинсы грязь. Потом направился к упавшему седлу, валявшемуся в отдалении, и стал осматривать подпругу.

Келли пошла вслед за ним.

– Ее подрезали, – ни к кому конкретно не обращаясь, пробормотал Калеб.

– Подрезали? – Келли нахмурилась. – Не понимаю.

– Чего здесь непонятного? Это было сделано специально.

– Но кем? Кто это сделал?! – Келли возмущенно воскликнула. – Ты же мог убиться!

– Конечно, мог. – Его холодный взгляд прошелся по Уитли и Грэнджеру, потом устремился вдаль, легкая пыльная дымка отмечала место, где проходило стадо. – В этом-то, как я полагаю, и была вся затея.

С этими словами он передал седло Уитли.

– Брось-ка его в задний фургон, парень. После ужина попрошу повара починить подпругу.

Уитли кивнул и направил лошадь к каравану.

Какое-то время Калеб наблюдал за удаляющимся ковбоем, потом вернулся к своей кобыле и легко вспрыгнул на нее.

Ночь, последовавшую за этим событием, Келли никогда не забудет. Как обычно, она расстелила свой спальник рядом с женихом. Близкое соседство с сильным метисом вселяло в нее чувство спокойствия и уверенности. Она уже сидела и расчесывала волосы, как вдруг Калеб рывком откинул полог своего спальника, на который, по счастью, еще не успел улечься.

Услышав в ночи тихий свистящий звук, исходивший изнутри спальника, откуда-то с внутренних простыней, Келли издала истошный вопль. Ей никогда в жизни не приходилось сталкиваться с гремучей змеей, но она знала, что эта тварь крайне опасна, а сейчас гадина укрылась в спальнике Калеба и была готова к нападению.

Никогда она не сможет забыть ни эту приподнятую головку с раздвоенным языком-жалом, ни удивительную реакцию Калеба. Знакомо вам выражение «с быстротой молнии»? Келли тоже однажды видела, как с мгновенной быстротой загорелось дерево, пораженное ударом молнии, и тут же огромный столб пламени взметнулся в темное небо, окрашивая все вокруг мерцающим светом.

Реакция Калеба была столь же молниеносной. Один-единственный выстрел отсек голову гремучей змеи от туловища.

Крик Келли и звук выстрела привлекли внимание мужчин, и они в мгновение ока сгрудились вокруг них, жарко обсуждая размеры змеи и меткость босса.

– Все в порядке, Келли, – спокойно проговорил метис. – Гремучки частенько заползают в укромные места, чтобы погреться.

Он сверкнул в ее сторону быстрой улыбкой, выбил из патронника стреляную гильзу и вставил на ее место новый патрон, потом четким движением вложил кольт в кобуру.

– Вот почему на перегонах мы всегда все проверяем. По утрам, например, надо осмотреть сапоги – туда могут заползти ядовитые пауки. – Тяжелый взгляд Калеба остановился на лице Уитли. – А по ночам змеи иногда забираются в спальники между простынями.

Келли кивнула, все еще ощущая бешеный стук сердца. Прежде чем забраться в свой спальник, она трижды его перетряхнула.

Когда же наконец расслабилась и закрыла глаза, перед ней сразу возник образ Калеба, его сузившиеся стальные глаза, когда едва уловимым движением он выхватил из кобуры кольт и взвел курок. Ничего подобного раньше она не видела.

Даже сейчас ей казалось невероятным, что человек мог так быстро достать револьвер, прицелиться и выстрелить, да еще не промахнуться. Ни секунды раздумий, ни секунды растерянности. Ей-богу, в другое время можно было бы просто залюбоваться плавностью и четкостью его движений. Неудивительно, что он сумел выжить, восемь лет прослужив наемником, сквозь сон подумала она.


Келли особо не задумывалась о жизни индейцев в резервации, но то, что она увидела по прибытии, повергло ее в ужас. Разбросанные тут и там бедные вигвамы, крытые либо старыми, выцветшими буйволиными шкурами, либо прохудившимся брезентом. Мужчины бесстрастно смотрели на Келли лишенными жизни глазами, женщины провожали подозрительными взглядами, а дети глядели с каким-то чувством страха и недоверия.

Подъехав к одному из вигвамов, Калеб спрыгнул на землю, а Келли велел оставаться в седле. Через секунду навстречу ему вышел высокий мужчина с орлиным носом и глубоко посаженными черными глазами.

Обменявшись крепким пожатием предплечий друг друга, они перекинулись несколькими гортанными приветствиями на незнакомом Келли языке, потом индеец склонил голову; на его лице появилась едва заметная улыбка.

Калеб повернулся и снял Келли с лошади.

– Познакомься, это Могучий Теленок. Мы выросли вместе.

Келли кивнула индейцу. На нем были выцветшая голубая рубашка, сшитая из лоскутов накидка, спускающаяся до колен, и мокасины.

Могучий Теленок мотнул головой в ее сторону и произнес:

– Ованеке вассе.

Калеб широко ухмыльнулся и кивнул.

– Что он сказал? – спросила Келли.

– Сказал, что я неплохо разбираюсь в женщинах. На щеках девушки проступил слабый румянец, а Калеб взял ее за руку и вслед за Могучим Теленком провел в вигвам.

В жизни своей Келли не бывала в столь непривычном для нее месте. Внутри вигвама было темно и прохладно. В глубине, у очага, сидела женщина с длинными черными распущенными волосами и кормила грудью младенца. Калеб негромко сказал Келли, чтобы она села и хранила молчание. Почему-то у нее возникло чувство протеста, но выразить его не хватило мужества, поэтому она просто повиновалась.

Следующие полчаса мужчины провели в неспешной беседе. Калеб поведал Могучему Теленку, где оставил гурт бычков, а тот похвастался, что дела в резервации идут не так уж плохо. Макгилликуди, посредник между белыми и индейцами, оказался достаточно честным человеком.

Еще Могучий Теленок сказал, что кое-кто из индейцев по ту сторону резервации стремится приспособиться к образу жизни белых людей. Уже построено более шестисот домов, проведено сто тридцать пять миль телеграфного кабеля и открыто шесть школ для приходящих учеников, где детям преподавали язык белых. Многие индейцы начали заниматься сельским хозяйством. Однако, заметил Могучий Теленок, человек четыреста индейцев в его резервации упрямо противостоят навязываемому им чуждому образу жизни. И он сам, Могучий Теленок, примыкал к этим соплеменникам. Ни он, ни его люди ни за что не желали отказываться от того, чем веками занимались их предки.

– Благодарю тебя за мясо, – сказал Могучий Теленок. – Лучше принимать благотворительность от друга, чем подачки от врага.

– Я не хочу, чтобы ты считал мой подарок благотворительностью, – ответил Калеб. – Мы же оба из племени лакотов, и нам следует делиться добром, так ведь? Вакан Танка был благосклонен ко мне, и я был бы самым неблагодарным сыном племени, если бы не поделился со своим народом.

Могучий Теленок склонил голову.

– Поговорим позже, брат.

Разговор был окончен. Калеб помог Келли подняться на ноги, и они вышли из вигвама.

– О чем вы беседовали? – спросила Келли.

– Так, кое о чем. Он говорил о делах в резервации, а я объяснил, где мы оставили скот, и попросил не рассказывать Макгилликуди о месте стоянки.

– Почему?

– Большинство миссионеров не чисты на руку, хотя, кажется, этот Макгилликуди и не входит в их число. Тем не менее большинство посредников запросто присваивают вещи и продукты, предназначенные для индейцев, продают их и прикарманивают денежки. Частенько бессовестно врут в своих отчетах и во всем ищут выгоду.

– Но это же ужасно!

– Да.

– Почему же никто ничего не делает, чтобы вывести их на чистую воду?

– Да только потому, что всем до этого нет дела. Белым было бы приятно, если бы индейцы просто перестали существовать на белом свете. А что до посредника, то перед кем ему отчитываться? Только перед правительством, а там и без него дел хватает, лишь бы набить карманы. Что им до того, что делается в резервациях!

Келли уныло покачала головой:

– Неужели ничего нельзя предпринять?

– Я пригнал достаточно бычков, чтобы прокормить их до следующей весны.

– Но я имела в виду…

– Я понял, что ты имела в виду. – Как ей сказать о разложении, царящем в резервации? Существовало множество сложностей, объяснять которые не было сейчас возможности.

– Нам предложили расположиться на ночлег. Келли поглядела на покрытый шкурами вигвам.

– Здесь? – с беспокойством спросила она.

– Ну да.

– А это… безопасно?

– Вполне. Это наш вигвам.

Келли вошла, осмотрелась и вперила взгляд в Калеба.

– Наш вигвам, ты сказал? То есть ты тоже останешься здесь на ночь?

Калеб сухо усмехнулся.

– А ты хотела бы остаться тут в одиночестве? Она отрицательно покачала головой.

– Так я и думал. А завтра Могучий Теленок ждет нас на обед. И еще: мы едем на охоту.

– На охоту? – хмыкнула Келли. – И что же будет нашей дичью?

– О, ты будешь поражена – бизоны белых людей.

– Бизоны белых людей, – бессознательно повторила Келли. – Что за бизоны?

– Подожди, скоро сама увидишь, – ответил Калеб с таинственной улыбкой. Больше он так ничего и не сказал.

Глава 18

Когда на следующее утро Келли вышла из вигвама, ей показалось, что все индейцы, жившие по эту сторону Миссури, прибыли в резервацию. В самом центре, так сказать, на площади, толпилось множество мужчин в оленьих накидках и высоких мокасинах, с причудливо раскрашенными лицами.

Глядя на них, Келли не могла унять трепет ужаса, охвативший ее. Это были те же самые индейцы, что участвовали в жуткой резне под Кастером несколько лет назад. Только вчера эти люди казались ей забитыми, угнетенными и полностью подчиненными белым захватчикам; сегодня же они выглядели столь же воинственно, сколь их расписывали репортеры западных штатов.

Куда же делся Калеб? Ни свет ни заря вышел куда-то из вигвама и до сих пор не появлялся. Ей совсем не хотелось сейчас оставаться одной; никогда еще она так явственно не ощущала себя женщиной, да к тому же – «белой».

Высокий, стройный индеец отделился от толпы и направился к ней. Сердце Келли нервно задергалось в груди. Она уже повернулась было, чтобы нырнуть в спасительную прохладу вигвама, как внезапно услыхала свое имя.

Боже всемилостивый, это был Калеб! Наряженный в короткую накидку из лоскутов оленьей кожи и мокасины, на щеках какие-то полосы, нанесенные черной краской, под горлом тоже черта, похожая на удавку, роспись и на обнаженной груди, а на боку устрашающего вида кинжал.

– Что это?.. Зачем ты так вырядился?

– Я отправляюсь на охоту. Большинство этих людей мне незнакомы, но мне бы не хотелось, чтобы они считали меня человеком со стороны. Я же все-таки из их племени, Келли, – добавил он, перехватив недоуменный взгляд девушки, – один из них. Самая лучшая часть моего существа принадлежит лакотам. Вот именно, моя лучшая часть, – повторил он.

Келли внимательно слушала; ей очень хотелось его понять. К Калебу стали подходить молодые индейцы, и сердце Келли замирало. Все происходившее было похоже на праздник. Женщины, стоявшие поодаль, нарядились в лучшие одежды, рядом весело резвились детишки, гонявшиеся друг за дружкой.

Появился пожилой индеец, чью голову украшали бизоньи рога, что-то сказал нараспев и стал посыпать присутствующих какой-то пыльцой.

– Что это он делает? – охрипшим от волнения голосом спросила Келли.

– Благословляет нас перед охотой, осыпает землю священной пыльцой, чтобы была нам помощницей.

– То есть молится?

– Ну, можно сказать и так.

– Но ведь индейцы, насколько я знаю, безбожники.

– Нет, их бог – Вакан Танка.

– У всех только один Бог.

– У лакотов по-другому. Они верят во множество богов, верят в то, что всем сущим управляют различные духи. Горами, деревьями, ручьями… Они считают, что у всех животных есть на этой земле побратимы и что необозримый жизненный путь мы все завершим, вернувшись на круги своя.

Келли собралась сказать, что это нелепо, но взгляд Калеба ее остановил. Ну да, он же метис и наверняка верит в эту чушь, вдруг поняла она.

В считанные секунды индейцы повскакивали на лошадей. Калеб подсадил Келли и сам вспрыгнул на коня. Вслед за воинами они выехали из деревни.

Вскоре вся кавалькада добралась до места, где мирно пасся пригнанный скот.

– А где же бизоны? – нахмурилась Келли.

– Там, – указал Калеб в сторону стада.

– Глупости, там нет никаких бизонов.

– Правильно, нет. – В его голосе прозвучали горечь и злость.

Келли покачала головой.

– Я тебя не понимаю.

– Сейчас поймешь. Белые истребили практически всех бизонов в погоне за шкурами и языками, которые считают деликатесом. Вот индейцам и приходится довольствоваться охотой на то, что осталось, – на рогатый скот.

– Бизоны белых людей… – наконец начала догадываться девушка.

То, что последовало далее, Келли не забыть до конца дней. Несколько индейцев выстрелили в воздух, чем обратили животных в паническое бегство, и тогда остальные воины, размахивая пиками, улюлюкая и стреляя из допотопных ружей, у кого они были, погнались за бычками.

Келли, не спуская глаз с Калеба, следовала за женщинами. Они тоже были верхом и вели на поводу навьюченных лошадей. Длинные волосы Калеба развевались на ветру, мускулистое тело блестело в лучах солнца.

Время от времени она теряла его из виду в клубах пыли, поднятой копытами животных, но снова и снова ее взгляд выхватывал знакомую фигуру среди других всадников. Келли не переставала восхищаться его гордой осанкой и посадкой на лошади. Зажав вожжи в крепких зубах, он правил кобылой мощными коленями. И как только он умудрялся держаться на разгоряченной лошади? – удивлялась Келли. Из своего ружья одного за другим он уложил двух бычков.

Так же внезапно, как и началась, охота прекратилась. Человек шесть воинов окружили остаток стада и погнали его в сторону деревни; остальные вернулись к своей добыче и стали дожидаться женщин, чтобы приступить к разделке убитого скота.

С ликующим видом Калеб подскакал к Келли, следившей за ним сияющими глазами. Тело его сверкало бисеринками пота. При приближении метиса Келли снова почувствовала знакомое покалывание внизу живота. В этом обилии потных мужских тел было что-то возбуждающее, затаившиеся где-то глубоко инстинкты пробуждались. Только слепой мог не отметить размах широких плеч, врожденную мощь бицепсов, живую стать бедер, горделивую посадку головы, голубовато-черный отлив волос. Таким Калеба она еще не видела – это был свободный, гордый воин с неостывшим жаром от победной гонки в потемневших глазах. Настоящий сын своего народа.

Он соскользнул с потной лошадиной спины и подошел к Келли. И тут же снова защемило сердце – он рядом! В ноздри ударил запах мужского тела. С ней рядом стоял настоящий мужчина, воин, принадлежащий первобытному, примитивному племени. Противоречивые чувства обуревали Келли. Ей хотелось бежать отсюда за тысячи миль, но в то же время она безумно мечтала обнять его обеими руками и тесно прижаться к крепкой груди. Она тяжело сглотнула. Нет, Калеб не только первобытный индеец, он еще и властный представитель правительственных служб, выслеживающих провинившихся перед законом.

Когда наконец ей удалось справиться с собственным срывающимся голосом, она спросила:

– Скажи, зачем надо было поднимать скот в галоп вдали от резервации? Почему вы забили его здесь? Чтобы потом резать мясо на куски и везти в стойбище?

Калеб сухо усмехнулся:

– Ну, частично из-за врожденного инстинкта охоты. Пойми, сотни лет воины лакотов охотились на диких бизонов. Но дело не только в этом. Лакоты считают, что, прежде чем есть мясо добычи, животных следует хорошенько погонять по прерии, иначе мясо будет слишком жестким.

– Господи, вот оно что!

Взгляд Келли скользнул за плечо Калеба, туда, где женщины уже приступили к освежеванию убитого скота, но, на мгновение остановившись на ножах в проворных руках, отрезающих куски еще дымящегося мяса, она отвела глаза.

– Я тоже должна… – Она беспомощно взмахнула рукой в сторону поверженных животных. – Ну, ты понимаешь.

– Свою добычу я отдал Могучему Теленку. Его женщина позаботится о ней и поделится со своей сестрой, мужа которой убили в Литл-Биг-Хорн.

Келли с облегчением перевела дыхание. Ей никогда не приходило в голову, что у индейцев могут быть сестры, о которых надо заботиться и с которыми нужно делиться, если они нуждаются. Так, может, они не такие уж безбожники, не такие бессердечные, безжалостные дикари, какими их повсюду представляют?

Вечером состоялось грандиозное празднество. Воздух наполнился вкуснейшим, густым ароматом от поджаривающихся на кострах говяжьих туш; собаки бросались друг на друга и ссорились из-за брошенных на землю костей. Женщины разделывали мясо и улыбались, их лица светились в предвкушении трапезы. Мужчины разложили посреди площади огромный костер. Сидя рядом с Калебом, Келли смотрела, как вокруг костра танцуют разукрашенные воины.

Сначала их воинственный вид и примитивный наряд отвращали от себя девушку, но постепенно она привыкла и стала понимать значение ритуальной пляски мужчин. Она символизировала торжество жизни над смертью.

Больше всего ее потрясло, что Калеб вдруг поднялся и вступил в круг танцующих. По какой-то непонятной причине ей казалось, что среди этих дико отплясывающих вокруг костра людей он будет выглядеть нелепо, неуместно, в глубине души ей даже хотелось этого. Но он органично вписался в их компанию. Плотью и кровью он был частью этого народа. Движения его были так же замысловаты и отточены, кожа так же отливала бронзой, а голос звучал не менее ликующе и громко.

Келли наблюдала за ним, и ее обдавало теплом, и тепло это исходило не от дыхания вечернего ветерка и не от разгоряченных тел танцующих.

Она резко поднялась и пошла к вигваму. Захотелось побыть одной, вдали от Калеба, от грохота боевых барабанов, в их ритме билось и ее сердце. До сей поры ей удавалось сохранять невинность, и она не намеревалась расставаться с ней сейчас. Пусть сначала наденет ей на палец обручальное кольцо и даст подписать брачный контракт.

Не раздеваясь, она растянулась на шкурах, грудой наваленных в углу вигвама, повторяя про себя, что он такой же мужчина, как и все остальные, и, как бы ни был привлекателен, ему тоже нельзя доверять.

– Вот именно, обыкновенный мужчина, – вслух произнесла Келли. А в голове билось: «Но такой желанный!»

– Нельзя ему доверять, – сказала она более твердо. «А какие мускулы! Так и переливаются под смуглой кожей. Таких ни у кого нет».

– Самый обычный. Не доверять ему!

Но ведь скоро они поженятся, и это все изменит.

Веки девушки отяжелели, и, несмотря на гром барабанов и терзающие ее сомнения, она крепко заснула.

Проснувшись утром, она обнаружила, что в вигваме никого нет. Рядом с собой увидела аккуратно сложенное платье из оленьей кожи кремового цвета и мокасины на толстой подошве.

И еще нашла записку, начертанную углем, и тоже на куске оленьей кожи:

«С добрым утром, соня. Платье и мокасины – подарок женщины Могучего Теленка. Она очень обидится, если ты все это не наденешь».

Внизу стояла одна-единственная буква «К».

Келли встала, стянула с себя рубаху, штаны, сняла лифчик и обрядилась в индейское платье. Как ни странно, оно оказалось мягким, как бархат, и приятно холодило кожу. Надев мокасины, Келли улыбнулась. Жаль, что здесь нет зеркала, ей так хотелось увидеть, как она выглядит в столь необычном облачении.

Из седельного мешка вытащила гребень, расчесала волосы. Теперь она чувствовала себя намного уверенней. Келли подняла полог и вышла из вигвама.

Солнце стояло уже высоко; в прозрачное небо, закручиваясь спиралями, лениво тянулись дымки костров, на которых готовилась еда. Несколько женщин склонились над растянутыми на земле с помощью колышков телячьими шкурами. Чуть поодаль кучка мужчин собралась вокруг одного из вигвамов; они целиком погрузились в какую-то азартную игру, в которой, как ей удалось разглядеть, использовались тросточка и два разноцветных камушка. Троица совсем несмышленых девчушек расположилась рядом, баюкая примитивных куколок, слепленных из пшеничной муки и дикого меда. Калеба нигде не было видно.

Только Келли принялась раздумывать, что делать дальше, как увидела идущего к ней метиса, едва прикрытого тесной набедренной повязкой, в которой он накануне ночью отплясывал в общем кругу. Обут он был в мокасины, и больше на нем ничего не было. Совсем ничего. Волосы, убранные со лба и поддерживаемые узкой красной повязкой, красиво падали на плечи. Келли внутренне содрогнулась от злости – не на него, нет, на свою реакцию, на затрепетавшее в груди сердце. Надо держать себя в руках, а то вспыхнула от одного его вида…

Но сделать с собой девушка ничего не могла. Как было не восхититься мощной обнаженной грудью, широким размахом плеч, освобожденных от одежд, мужской притягательностью отточенной фигуры! Никакие заклинания тут, увы, не помогут.

– С добрым утром, – произнес Калеб и протянул ей плошку. – Уверен, ты ужасно проголодалась.

– Спасибо. – Келли подозрительно уставилась в плошку, на ее лбу прорезалась морщинка.

– Что смотришь? Бисквиты на десерт у них, знаешь ли, все вышли, – усмехнулся метис.

– Никогда не ела тушеную говядину на завтрак, – медленно проговорила Келли. – Это ведь… говядина, не так ли? Мне часто говорили, что индейцы употребляют в пищу мясо своих собак…

– Это говядина, Келли, – посуровев, сказал Калеб, – а собак они едят только тогда, когда больше есть нечего.

Келли, так до конца и не верившая в то, что индейцы питаются собачьим мясом, в ужасе уставилась на Калеба.

– Если сильно проголодаешься, съешь что угодно. – Голос Калеба стал резким. – Он помолчал, потом глухо добавил: – Извини, я не хотел быть грубым.

Ему вспомнились жуткие суровые зимы, когда у индейцев почти не было пищи, а из каждого вигвама раздавался жалобный крик детей, и крик этот не давал заснуть по ночам. Припомнилось и то, как его родной дед напрочь отказался от еды, чтобы семье его дочки не пришлось погибнуть от голода.

Калеб с трудом отогнал безрадостные воспоминания и вернулся в сегодняшний день.

– Знаешь, а тебе идет это платье, ты в нем такая красивая.

– Правда?

– Да.

Сверху платье было облегающим, что выгодно подчеркивало грудь девушки, и свободно падало вниз, лишь слегка обрисовывая линию талии и мягко обтекая стройные бедра. Проймы на рукавах и кайму подола украшала легкая бахрома, колыхающаяся при малейшем движении.

Под восхищенным взглядом метиса Келли покраснела. Как же приятно услышать, что он находит ее привлекательной!

– Ты тоже очень миленький, – вырвалось у нее, и она тут же вспыхнула до корней волос. Надо же ляпнуть такое!

– Миленький? – хохотнул Калеб. – Уж кем меня только не называли, но «миленьким» никогда.

– А где… где ковбои, которые приехали с нами?

– Я с ними расплатился и отослал домой. Им не терпелось убраться восвояси, да и индейцам не нравилось их присутствие.

Келли кивнула, уселась на землю и приступила к еде. Мясо было на удивление мягким и сочным, подлива приправлена шалфеем и диким луком. Жаль только, что нет хлеба и молока, подумала Келли, но сразу устыдилась своей неблагодарности. У индейцев и так небогато с продовольствием, а тут такое щедрое угощение. На миг стало неловко, что она отрывает у них эту миску с мясом, даже если мясо это – подарок ее жениха.

Чтобы снять напряжение, она указала ложкой на работавших неподалеку женщин.

– Им приходится так трудно. Никак не могу взять в толк, почему бы им не отказаться от старых привычек и не начать жить, как все цивилизованные люди.

– В добрые старые времена жизнь здесь была прекрасна, Келли. Тогда индейцы не просили, чтобы белые обеспечили их мясом. Летом мужчины охотились, а женщины собирали съедобные коренья, ягоды и растили детей. Осенью устраивалась последняя большая охота, после которой женщины сушили мясо на зиму, и его, поверь, хватало на всех с лихвой.

Мне нравились здешние зимы. Мы разбивали стойбища у подножия Черных Холмов, надежно укрывавших нас от ветров. Там было достаточно деревьев для дров и воды для питья. Долгими зимними вечерами старики рассказывали древние предания о нашем великом народе, о его обычаях, об Унхтехи – Великом Чудовище Реки и Иктоме – Человеке-Пауке. Больше всего я любил слушать о Вакане Танка, Птицах Грома и существах, охраняющих священную гору.

– Что это за существа? – заинтересовалась Келли, хотя никогда не верила в колдовство, духов и неведомых волшебных птиц.

– Медведь, олень, бобер и бабочка.

– Что? Бабочка?

– Да, но совсем необычная бабочка.

На лице Келли появилось скептическое выражение. Однако причудливые, непривычные для уха имена индейских духов действовали на нее завораживающе.

– Скажи, ты собираешься пригонять сюда скот ежегодно?

Калеб кивнул.

– Да. А что?

– Просто подумала, что в следующий раз мы могли бы привезти хотя бы небольшое количество одеял и простыней, – сказала Келли, глядя, как в пыли и грязи возятся два совершенно голых мальчугана. – А может, удастся собрать кое-что еще. Сахар, муку, ситец… Стоить это будет недорого, но зато мы будем уверены, что они все это получат в целости и сохранности и никакой бессовестный посредник их не обворует.

Она перевела взгляд на Калеба и встретилась с его напряженными, внимательными глазами.

– Что такое? Тебе не по душе моя идея?

– Напротив, Келли, твоя идея великолепна, – мягко ответил Калеб.

От искреннего восхищения, отразившегося на его лице, от ласкового звука голоса по ее телу вновь прошла теплая волна.


Еще две с половиной недели пролетели как радостный праздник. Мужчины стряхнули с себя вековое спокойствие и невозмутимость, их жены отложили в сторону повседневные дела, забыли о заботах, и для всех без исключения настало время беззаботных развлечений и веселых состязаний: кто быстрее пробежит установленную дистанцию, кто проворней управится с копьем и луком…

Однажды ранним утром состоялась гонка на лошадях, самая длительная и изнурительная из тех, что приходилось видеть Келли. Местность была пересеченная, пролегала через неглубокую речушку, густо поросшую деревьями по берегам, а потом круто поднимавшуюся в гору. Всадникам нужно было преодолеть препятствия – огромные бревна, валуны и речные завалы; соревнующимся предстояло справиться с нелегкой задачей.

Келли, естественно, «болела» за Калеба и кричала так же пронзительно, как и окружавшие ее индианки, то есть ничем от них не отличалась. Калеб полностью слился с конем, низко пригнувшись к лоснящейся шее великолепного животного, словно был его частью, его органичным продолжением.

Горящими глазами следила Келли за тем, как мощная лошадь метиса галопировала к линии финиша. Теперь девушка отлично поняла, каким образом Калеб раньше догонял тех, кого ему надо было догнать. Гнедая кобыла мчалась как ветер, легко обставляя лошадей соплеменников хозяина.

Едва линия финиша была пересечена – первым, конечно, пришел Калеб, – Келли запрыгала как дитя от радостного возбуждения. С обоих тел – человеческого и конского – стекали капли воды после прохождения водного препятствия; с шеи гнедой спадали хлопья пены. Как же они оба восхитительны! – залюбовавшись этой парой, подумала Келли.

Калеб осадил четвероногого друга около Келли, широко улыбнулся и вдруг подхватил ее и усадил на лошадь впереди себя. Келли, в пылу переполнявшего ее восторга, порывисто улыбнулась, обвила Калеба двумя руками за шею и поцеловала прямо в губы. И только тогда, когда подъехавшие индейцы заулюлюкали в знак величайшего одобрения, смущенно покраснела.

Смутившаяся девушка сделала движение, чтобы спрыгнуть с лошади. Собственно говоря, растерялась она от того, что раньше никогда не видела, чтобы замкнутые, невозмутимые индейцы выражали чувства на публике, хотя и заметила однажды, как Могучий Теленок обнимал жену, когда счел, что их никто не видит в эту минуту.

А Калеб не терял времени даром. Он быстро улыбнулся Келли и, к радости остальных, схватил ее в охапку и запечатлел на губах девушки долгий поцелуй.

– Только победителю достается главная добыча, – прошептал он прямо ей в ухо.

– Но ты же не победитель в битве, – освобождаясь от его объятий и соскальзывая со спины лошади, проговорила Келли. – Ты выиграл в конных скачках.

– Значит, придется победить в настоящей битве, – как бы между делом заметил Калеб и бросил на Келли такой взгляд, от которого ее вновь захлестнула жаркая волна желания.

В эти долгие, беззаботные дни суженый Келли предстал перед ней в новом свете. Он так же непринужденно сбросил с себя личину цивилизации и органично слился с племенем лакотов, как легко и быстро расстался с одеждами белого человека. Со странным чувством, зачарованная преображением, она наблюдала, как день ото дня он все больше походил на воинов своего гордого народа. Это было восхитительно.

К тому же Келли стала постепенно понимать, что эти люди не столько праздновали сейчас появление в резервации стада бычков, сколько от души радовались возвращению Калеба к племени, из которого вышла его мать.

Каждый вечер индейцы устраивали грандиозное пиршество. Безумное обилие всевозможной пищи, а после трапезы – танцы до самого рассвета. Мужчины облачались в яркие накидки, мокасины и рубахи с нашитыми по горловине бусинками; женщины наряжались в платья из отбитой оленьей кожи и украшали шею ожерельями из лосиных клыков и ярких разноцветных камушков.

Теперь Келли уже нравились их ритуальные танцы. Нравился гипнотический бой барабанов и ритмичное пение индейцев. Но больше всего на свете ей нравилось смотреть на Калеба, выглядевшего таким загадочным и таинственным в мерцающем отблеске костра. Кожа его гладко отливала медью, волосы мягкими локонами спадали на плечи, сливавшиеся с темнотой лунной ночи.

А однажды вечером Калеб крепко взял Келли за руку и неожиданно ввел в круг танцующих. Девушка страшно напряглась – ведь надо было попасть точно в такт. Но, как ни странно, она довольно быстро уловила ритм и вскоре совершенно расслабилась. Движения индейцев были достаточно незамысловаты, к тому же никто не думал смеяться над неумехой-белой; а уж стоило взглянуть в глаза Калеба, как стеснительность исчезала сама по себе.

Они танцевали, стоя лицом к лицу, то наступали друг на друга, то отступали, то поворачивались боком, а барабан все стучал и стучал, и в унисон ему стучало сердце Келли. Когда барабанный бой затих, Келли даже стало жаль, что все закончилось, но тут Калеб перехватил ее руку и повел прочь из толпы.

Какое-то время они шли в полном молчании мимо других пар, обнимавшихся, как ей показалось, в темноте и так же прятавшихся от красных отблесков костра.

– Знаешь, – тихо проговорила Келли через несколько минут, – мне кажется, я понимаю теперь, почему тебе так нравилось жить с индейцами. Это очень дружелюбные люди, я такого даже не ожидала.

– А что же ты ожидала здесь увидеть? Келли пожала плечами.

– Сама не знаю.

– Дикарей в воинственной раскраске? Варваров, способных только на мычание, поедающих все, что найдут под рукой или, вернее, под ногой?

– Ничего подобного! – воскликнула Келли. – Я не скрываю, что долгие годы мне вдалбливали, будто индейцы отличаются от нас, что они совершенно не способны любить и заботиться о ближнем. Но теперь я вижу, что все это ложь. Могучий Теленок любит свою жену и детей, это же очевидно. И мне бы очень хотелось что-нибудь сделать для этих прекрасных людей.

– Ну тогда, Келли, у тебя сердце больше, чем весь штат Техас, – пробормотал Калеб. Он был искренне тронут тем, что она прониклась сочувствием к его народу.

Подняв на метиса глаза, Келли увидела, что он смотрит на нее так, словно она – самый удивительный в мире человек. В горле возник комок; она судорожно сглотнула и набрала в легкие воздух. Сейчас, вот сию минуту он ее поцелует; в этом не оставалось никакого сомнения. И действительно, он обвил рукой ее тонкий стан и прошептал:

– Пиламайя, Келли.

– Что это такое? – тоже почему-то шепотом спросила она.

– На языке лакотов это означает «спасибо».

– За что спасибо?

Голова Калеба медленно склонилась к ее щеке, и девушка нервно облизнула вмиг пересохшие губы.

– За то, что ты полюбила мой народ. За то, что хочешь помочь мне сделать их жизнь легче. За то, что ты такая красивая…

Последние слова были произнесены почти беззвучно. Он прикоснулся к ней теплыми, нежными губами, и в этом поцелуе она почувствовала всю силу его благодарности.

Можно было бы только гадать, что последует дальше, если бы стайка весело улюлюкавших детей, играя в салки, случайно не забежала за дерево, так уютно укрывшее их от нескромных глаз.

Калеб взял руку Келли в свою, а из груди его вырвался разочарованный вздох. Ну вот, подумал он, опять помешали, ведь только что Келли была совсем готова. В лунном свете ее глаза сверкали, как драгоценные сапфиры, а раскрывшиеся нежные губки так и просили поцелуя. Но… не место и не время, как он любил повторять.

Мальчишки окружили их тесным кольцом. Калеб усмехнулся и стрельнул в их сторону самодельными патронами из тонких струганых палочек. Потом сказал:

– Уже поздно, спать пора. – Провожая взглядом разыгравшихся ребятишек, он тепло улыбнулся. – Ну-ка, провожу я тебя, пожалуй, домой, а то с нас сейчас того и гляди снимут скальпы.

Глава 19

На следующее утро, сразу после завтрака, они отправились попрощаться с Могучим Теленком и его семьей.

В вигваме Могучего Теленка они провели не менее часа. Калеб пообещал индейцу, что на следующий год приедет снова и приведет с собой еще больше скота; Келли от души улыбалась, ощущая себя причастной к тому, что задумал жених.

Пока мужчины беседовали, Келли нянчила на руках малыша хозяев. Раньше, когда она была совсем еще девчонкой, ей почти никогда не приходилось бывать в детском обществе и уж тем более держать на руках младенца. И вот сейчас в ее объятиях покоилось крохотное слабое существо, только что рожденное на свет Божий, и оно дышало, шевелило крохотными ручонками, двигалось, смотрело на нее доверчивыми темными глазенками.

Келли осторожно прижалась к нежной щечке малыша, дивясь ее хрупкой упругости. Маленький теплый кулачок сомкнулся вокруг ее пальца, и губы девушки раздвинулись в растроганной улыбке.

Когда жена Могучего Теленка взяла у нее малыша, Келли сразу ощутила странное одиночество и пустоту. Чуть позже она вслед за Калебом вышла из вигвама. Но перед этим Могучий Теленок пожал предплечье Калеба и негромко произнес:

– Токша аке вацин янктин ктело.

Склонив голову, метис ответил:

– Я тоже надеюсь скоро увидеться вновь. Счастливой охоты, брат.

К полудню они уже были на пути к дому. Первые часы Келли вспоминала удивительных людей, с которыми не так давно познакомилась и которых поначалу даже боялась. Раздумывала она и о том, какие продукты они с Калебом привезут в следующий раз, и твердо решила взять с собой кукурузную муку, сахар, соль, конфеты для детей. Да, не забыть бы теплые байковые одеяла, кастрюли для супа, фланель и набивной ситец для шитья одежды. Эти мысли наполняли ее чувством гордого удовлетворения. До чего же приятно осознавать, что она тоже может внести свою лепту в дело помощи народу, к которому принадлежит Калеб! Никогда раньше ей не доводилось делать добро незнакомым людям, просто не было возможности; а вот теперь, когда она стала невестой богатого человека, ей хотелось поделиться с другими своим состоянием.

Уже стемнело, когда Калеб разбил лагерь для стоянки. Келли предложила свою помощь, но он ее безоговорочно отверг. Сказал, что справится со всем сам и доказал это немедленно: быстро разжег костер и бросил в подвешенную сковороду два больших куска говядины.

Только после ужина Келли осознала, насколько они одиноки в этом сумрачном лесу. Вокруг ни души, только ночь обнимала за плечи мягкими, теплыми крылами. Вдалеке завыл одинокий волк, и сразу же Келли услышала, как ему ответила подруга. Раздавались и другие ночные звуки, почти не различимые днем: кваканье лягушек, трескучая песня цикад, тихое шуршание крыльев совы, выслеживающей свою жертву.

Сложив руки на коленях, Келли сидела у костра и глядела в мерцающее пламя. Ей и в голову не могло прийти, что Калеб отошлет домой сопровождавших их ковбоев. Если бы он предупредил заранее, она бы, конечно, осталась на ранчо. От одного его присутствия девушку бросало в дрожь, запах мужского тела будоражил ноздри, волной проходил по оголенным нервам, заставляя снова и снова вспоминать об их поцелуях, о его сильных руках, так прижимавших ее к мощному торсу, что она не могла не чувствовать, как в унисон бьются их сердца.

Да, надо было все-таки остаться дома.

Гипнотическая сила его глаз манила к себе, приковывала ее взгляд. Очень медленно, едва вспоминая, что нужно набрать в легкие воздух, чтобы не задохнуться от волнения, Келли встретилась с завораживающим взглядом метиса. Глаза его потемнели, их заволокла туманная дымка желания. Она смотрела на него, будто видела впервые, вбирая в свою душу все его черты: мужественные скулы, ямочку на подбородке и чуть заметный шрам на виске. А еще – четко очерченный нос, полные, красиво вылепленные губы, прямые брови, густые ресницы. В оранжевых отблесках костра он был удивительно красив, напоминал древнее изваяние воина, способного покорить противника одним лишь взглядом.

Не отводя от нее глаз, Калеб шумно вздохнул. Как же она прекрасна, в свою очередь, думал он, как невыразимо прекрасна в свете, отбрасываемом пламенем костра! Освобожденные от лент и заколок волосы мягкими волнами спадают на плечи; его так и тянет их потрогать, ощутить под пальцами их великолепную шелковистость. Приоткрытые губы сулят сладость божественного нектара. На коже игриво резвятся блики огня, что придает девушке таинственный, не от мира сего вид, делают ее похожей на богиню, решившую ненадолго спуститься с небес и посетить грешную землю. В глазах, синих, как полуденное небо, кроется настороженность, как у готовой вспорхнуть голубки. Неужели он, Калеб, пугает ее, неужели она до сих пор боится его? Или, может, ее тревожат собственные чувства?

– Келли!

– Что?

– Пора укладываться. Завтра я хочу тронуться в путь с самого утра.

Она продолжала молча смотреть на него, словно не поняла смысла его слов.

Калеб с трудом подавил желание обнять ее и прижать к груди.

– Что-то не так?

– Нет-нет. – Келли покачала головой, не смея даже самой себе признаться, что больше всего ей сейчас хочется оказаться в его руках, почувствовать на губах его поцелуй. Но она же приняла решение до поры до времени ему не доверять. Надо вести себя благоразумно, а не то Калеб Страйкер с легкостью выкрадет ее сердце – а заодно и тщательно оберегаемую невинность, – и она останется ни с чем.

Келли поднялась и обхватила себя за плечи, словно озябла.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Келли.

Голос звучал мягко, обволакивал бархатной мантией, притягивал к себе. И она сделала к нему шаг.

Не успев понять, как это произошло, Келли оказалась в его объятиях. Запрокинув голову, смотрела в его лицо, на котором, как угольки в костре, жарко горели потемневшие глаза, зажигая ее своим огнем.

Калеб сжал ее сильнее, и она судорожно сглотнула подступивший к горлу комок. Молчание затягивалось. Хоть бы он что-нибудь сказал, мысленно взмолилась Келли, ну хоть какую-нибудь ерунду, но он только молча смотрел на нее, не скрывая страстного желания, – оно ясно отражалось на его лице.

Келли хотела было объяснить, что он неправильно ее понял, что она ни в коем случае не собиралась его соблазнять, но слова замерли на губах: он склонил к ней голову и закрыл рот своими губами. От обжигающего поцелуя ее охватил жар, мгновенно разлившийся по телу подобно разогретому меду, тягучему и сладкому.

Когда он оторвался от нее, Келли растерянно заглянула в его глаза. Ей вдруг стало на удивление холодно и одиноко без его губ; она поежилась и совершенно инстинктивно обхватила его за талию, тем самым теснее прижимая к себе. Возбуждение его было настолько велико, что она невольно ахнула.

– Приятных снов, Келли, – усмехнулся Калеб. Высвободился из ее рук и ушел, оставив ее в темноте.

Келли смотрела вслед удалявшейся фигуре и прислушивалась к легким, кошачьим шагам.

Забираясь в свой спальник, она дрожала с головы до пят. Последней осознанной мыслью, мелькнувшей в голове, было то, что она совершила огромную ошибку: надо было остаться дома.


Кто-то упорно тормошил ее за плечо.

– Оставь меня, – простонала Келли.

– Нам пора. Вставай.

– Нет.

Она натянула на голову простыню. Господи, только бы он ушел! Прошедшей ночью она несколько часов проворочалась с боку на бок, прежде чем ее сморил сон. Едва закрывала глаза, как перед ней непрошено возникал образ Калеба, а в ушах звучал полный страсти голос. Когда же Келли все-таки уснула, то он явился ей во сне. Явился во всей красе – высокая, стройная фигура, едва покрытая набедренной повязкой, бронзовая кожа, блестящая в мерцающем свете огня…

– Ну давай же, Келли, – терпеливо, как маленькую, уговаривал девушку Калеб, не переставая трясти за плечо. – Завтрак готов.

– Я совсем не хочу есть…

– Но через час-другой непременно проголодаешься. Лучше уж поесть сейчас, пока не остыло.

Издав тихий стон, она откинула простыню, села и, угрюмо насупившись, взяла из рук Калеба миску и чашку кофе. Бобы, бекон и кофе – больше ничего. Однако бобы были горячие, бекон аппетитно похрустывал на зубах, что же до кофе, то он был обжигающим, очень крепким и без молока – именно таким, какой любил Калеб.

Метис задумчиво наблюдал за тем, как Келли, хмурясь, пила крепчайший напиток. Скоро они поженятся. От этой мысли у него потеплело на душе. И девушка, и ранчо будут полностью принадлежать ему. Он заплатит по накладным, потом, возможно, продаст городской дом, если, конечно, Келли не станет возражать. Сам-то он не собирался перебираться в Шайенн, но знал, что многие женщины не любят коротать долгие холодные зимние вечера на природе.

Позавтракав, Келли помыла посуду и причесалась, а Калеб тем временем оседлал лошадей и затушил костер.

Когда он предложил подсадить ее в седло, она решительно отказалась:

– Благодарю, я в состоянии справиться с этим сама.

Она и не думала скрывать свою гордость, что теперь может без посторонней помощи сесть в седло. Вставила ногу в стремя, легко забралась на лошадь и радостно улыбнулась. Так или иначе, это путешествие укрепило ее мускулы, и, хотя ей, конечно, никогда не сравниться с Калебом в искусстве ездить верхом, теперь-то уж она не будет валиться с ног от усталости после верховых прогулок.

Скот остался в резервации, поэтому они ехали значительно быстрее. Келли наслаждалась ясными солнечными деньками. По дороге всегда можно было увидеть что-нибудь интересное: то самку скунса, шествующую впереди своего выводка к водопою, то величаво парящего в высоком небе орла, то рассевшихся на ветвях пташек, чистящих яркие перышки. Калеб занимал ее рассказами о своей жизни с индейцами, когда был мальчишкой, о том, как учился охотиться, как овладевал навыками стрельбы из лука. Днем все было прекрасно, однако девушку страшили ночи. Было что-то очень интимное в этих привалах в темени прерии, когда единственным источником света являлся разожженный костер. У нее вошло в привычку рано отправляться спать, объясняя это страшной усталостью после восьмичасовой скачки, но это была явная ложь, и оба знали это.

Она боялась оставаться с ним наедине, боялась саму себя, своих чувств, боялась поддаться натиску страсти, горевшей в его глазах. Келли поклялась отправиться к брачному ложу невинной и твердо намеревалась исполнить клятву. Это было бы намного проще, если бы он не был так дьявольски красив, в отчаянии думала Келли, если бы улыбка его не была столь заманчива, а низкий голос не заставлял ее сердце предательски трепетать в груди.

До дома оставалась всего неделя пути, когда рано утром Келли незаметно улизнула со стоянки и направилась к речке, протекавшей у самого подножия крутого холма. В последние дни им не приходилось располагаться на ночлег поблизости от воды, и ей было трудно отказаться от соблазна искупаться в источнике, пусть даже очень холодном.

У самой кромки воды она немного помедлила, залюбовавшись фантастическим зрелищем восхода солнца. Будто зачарованная, стояла она, наблюдая, как небо из сине-фиолетового становилось сначала серым, а потом вдруг взорвалось таким буйством красок, какого не создать сотне самых лучших художников.

Как же ей нравились эти места! Она восхищалась холмистыми прериями, бесконечным простором неба, цветами, тихо покачивавшимися на легком ветерке, зверями, время от времени встречавшимися им. Неудивительно, что белые поселенцы так жаждали завладеть этой прекрасной землей.

Келли быстро скинула одежду и бросилась в поток, едва не задохнувшись, когда вокруг нее сомкнулась ледяная вода. Дрожа от холода, она вымыла волосы, потом намылила тело и, задержав дыхание, окунулась с головой, чтобы ополоснуться.

Потом вышла на берег, обтерлась рубахой, что носила накануне, натянула чистое белье, клетчатую рубашку и грубые брюки из бумажной ткани. Ей уже стало нравиться носить мужскую одежду; в ней она чувствовала себя намного свободней. Как удобно и легко было двигаться без заковывающих тело корсетов и всех этих путавшихся в ногах нижних юбок.

Усевшись на пенек, она натянула носки и сапоги. И только начала расчесывать гребнем волосы, как за спиной услышала тихое рычание. Келли замерла на месте. Мышцы неимоверно напряглись, а мгновенно обострившийся слух уловил где-то справа хруст веток.

Ее сковал ужас, но все-таки она заставила себя осторожно взглянуть через плечо: почти рядом с ней стояла огромная темная кошка, длинный хвост хлещет по бокам, желтые клыки обнажены, с бледно-розового языка капает слюна.

Келли открыла было рот, чтобы позвать на помощь Калеба, но тут же передумала. Малейшее движение, малейший звук могли спровоцировать огромного зверя на прыжок.

Сердце замерло в груди, а потом запрыгало как бешеное, когда она увидела, что пума забралась на соседнюю скалу и приготовилась к атаке.

Глава 20

Калеб смотрел на спальник Келли, недоумевая, куда она могла отправиться в такую рань. Обычно ему приходилось ее будить. Подумав, что девушка просто захотела прогуляться, метис отправился собирать хворост для костра.

Келли все не возвращалась. Скинув хворост в яму, вырытую накануне вечером, Калеб взял ружье и пошел по следам Келли. Метис тихо выругался, когда понял, что она направилась к реке.

На полпути вниз по склону он вдруг увидел пуму, припавшую к плоской вершине скалы у самой воды. Зверь плотно прижал уши к голове и яростно хлестал себя хвостом по бокам. Поза самая агрессивная. Калеб отступил влево и почувствовал, как у него перехватило дыхание, едва он увидел жертву, на которую готовился напасть хищник.

Келли. Она сидела на пне под холмом, круто спускавшимся к реке. Лицо девушки было мертвенно бледным, глаза расширились от страха. Не мигая, она смотрела на огромную кошку.

Медлить нельзя. Калеб сделал несколько шагов вперед, ступая очень осторожно, чтобы не выдать свое присутствие хищнику, прежде чем сможет прицелиться.

Калеб как раз вскидывал ружье, когда пума повернулась, пружинисто присела на задние лапы и бросилась на него.

Выстрел настиг животное в воздухе, но, почувствовав боль, пума лишь еще больше взъярилась. Всей своей тушей зверь рухнул на Калеба, подмяв его под себя.

Когда Калеб вместе с пумой повалился на землю, Келли дико закричала, вскочила с пня и подхватила выпавшее из рук метиса ружье.

Девушке не приходилось раньше держать в руках оружие, но она много раз видела, как это делает Калеб. Келли с отчаянной молитвой в сердце вскинула к плечу тяжелое ружье, щелкнула затвором, прицелилась и нажала на курок.

Сначала ей показалось, что она промахнулась, но гигантская кошка вдруг обмякла и повалилась набок.

Уронив ружье, Келли подбежала к Калебу и упала рядом с ним на колени.

Кровь. Она видела только кровь. На лице Калеба. И на его рубашке.

– Калеб, – прошептала она, – Калеб!

Открыв глаза, он усмехнулся.

– Хороший выстрел.

Никогда в жизни она не испытывала большего облегчения.

– Я думала, ты мертв.

Калеб осторожно сел.

– Пока нет.

– Но… вся эта кровь…

– В основном не моя, а пумы. Я попал в нее, прежде чем она сшибла меня с ног. Твой выстрел ее добил.

– Слава Богу! – выдохнула девушка. И тут заметила длинную кровоточащую рану на левой руке Калеба. Она шла от плеча почти до самой кисти.

Метис проследил за ее испуганным взглядом.

– Черт, – пробормотал он.

Надо же, подумала девушка, он даже не заметил, что зверь поранил его. Метис уставился на разодранную руку, залитую кровью, и снова выругался.

Поднявшись, Калеб подошел к реке и окунул руку в холодную, чистую воду. Кровотечение поутихло. От кисти до локтя рана была поверхностной, но на плече оказалось место примерно в пять сантиметров длиной, где она была достаточно глубокой.

Келли стояла неподалеку, наблюдая за ним. Он держался так спокойно, что со стороны могло показаться, будто ранили кого-то другого. Во всяком случае, ей так думалось до тех пор, пока Страйкер не повернулся и она не заметила боль, бьющуюся в глубине его глаз.

– В седельной сумке лежит сменная рубашка, – прохрипел Калеб. Он опустился на пень, где ранее сидела Келли. – Достань ее, пожалуйста, и порви на полосы.

Келли кивнула.

– Там же найдешь и небольшую флягу виски.

Она вопросительно посмотрела на него.

– Принеси ее.

Боль, прозвучавшая в голосе метиса, вывела девушку из оцепенения. Она вскарабкалась по крутому склону так быстро, как только смогла, и помчалась к стоянке. Отыскала в седельной сумке Калеба виски, начала рыться в своей и вытащила два куска белой хлопчатобумажной ткани и сверток, в котором хранила иголки и катушку ниток. Один кусок ткани Келли разорвала на длинные полосы, во второй завернула импровизированные бинты и виски и поспешила обратно.

Когда она опустилась на колени ядом с Калебом и достала катушку ниток, он нахмурился.

– Понимаешь, рану надо зашить, – пояснила Келли. Голос ее дрожал так же сильно, как и руки.

– И ты собираешься сделать это? – с сомнением спросил Калеб.

Девушка кивнула.

– А ты когда-нибудь чем-либо подобным занималась?

– Нет. А ты?

– Приходилось, – ответил Калеб, забирая из ее рук иголку с ниткой. – Ну-ка, позволь мне. – Он с первого раза умудрился вдеть нитку. – Откуда взялась эта ткань? – поинтересовался он, передавая ей иголку.

Келли густо покраснела:

– Я… я захватила ее для… просто на всякий случай. Калеб кивнул, сразу сообразив, для чего предназначалась материя.

– Дай-ка мне флягу.

Келли передала ему виски. Он сделал несколько больших глотков, затем сорвал с себя рубашку. В полной тишине она смотрела, как он промыл рану спиртным. Лицо Калеба сильно побледнело, когда виски попало на искалеченную плоть, и он грубо выругался.

– Держи. – Он отдал флягу. – Пропитай этой дрянью нитку и иголку перед тем, как начнешь накладывать швы.

– Хорошо. – Пальцы девушки по-прежнему дрожали, когда она смачивала виски иголку с ниткой, изо всех сил стараясь не думать, что этот узкий кусочек блестящей стали сейчас войдет в его тело.

Калеб глубоко вздохнул.

– Если не можешь, я это сделаю сам.

– Ты? Как?

– Как водится – стежок за стежком.

Недоверчиво покосившись на него, Келли вдруг вспомнила, что в прошлом он был не единожды ранен и рядом не было никого, кто мог бы помочь.

– Ладно, справлюсь сама.

Девушка перевела дыхание, всей душой желая унять дрожь в руках.

– Выпей, Келли. Только немного.

Сделав, что ей было сказано, она почувствовала, как огненная жидкость прожгла дорожку к желудку. Поразительно, но это ее успокоило, руки перестали дрожать.

Усевшись рядом с Калебом на пень, Келли положила его руку к себе на колени и сосредоточилась на том, что предстояло сделать. Правой рукой Калеб сжимал края раны, пока Келли аккуратно зашивала глубокий порез на плече. Нитка, пропитавшись кровью, из белой превратилась в бордовую, и у Келли защемило сердце.

К тому времени, как она сделала узелок, лицо метиса совершенно исказилось от боли, а тело блестело от выступившего пота. Девушка молча протянула ему флягу.

Он осушил ее одним жадным глотком.

– Спасибо.

– Тебе следует прилечь, – заметила Келли. Чистым куском материи она обвязала его руку и плечо, чтобы в рану не попала грязь.

– Угу, – Калеб сполз с пня, растянулся на поросшем травой берегу реки и закрыл глаза.

Минут пять Келли сидела на прежнем месте, вглядываясь в его лицо и постепенно успокаиваясь. Затем подошла к воде и смыла с рук засохшую кровь.

Когда она вернулась к Калебу, тот крепко спал. Воспользовавшись случаем, она долго любовалась широкими плечами, мощной грудью и мускулистыми руками. До чего же приятно на него смотреть! Высок, строен и крепок, как скала!


В полдень Калеб проснулся и увидел, что Келли сидит подле него на пне и чинит порванную на плече рубаху. Он проследил, как иголка входит в ткань и выходит из нее, и подумал, что из Келли получилась бы неплохая швея. Стежки на рубашке были такими же аккуратными и ровными, как те, что она наложила на рану.

Почувствовав на себе взгляд Страйкера, Келли подняла глаза:

– Тебе получше?

– Да, только очень хочется есть. Сможешь что-нибудь приготовить на скорую руку?

– Конечно. – Воткнув иголку в воротник рубахи, она соскользнула с пня.

Калеб тоже поднялся на ноги и посмотрел на труп пумы.

– Грех бросать такую шкуру, – заметил он, – она превосходная. – С сомнением взглянув на Келли, он добавил: – Не думаю, правда, что мне удастся уговорить тебя ее освежевать.

– Этого еще не хватало. Он не стал настаивать.

Подъем на вершину холма дался Калебу нелегко. Воздух с шумом вырывался из легких, рана болела, ныли ушибленные места. В какой-то момент Калеб даже подумал, не сломаны ли у него ребра. На правом плече, которым он ударился о скалу, сбитый огромным зверем, появился уродливый синяк; еще один красовался на левом бедре. Но Страйкер не жаловался: повезло, что он вообще остался в живых. Все могло кончиться гораздо хуже.

Привалившись спиной к дереву, Калеб сел, мечтая, чтобы поскорее прошла ноющая боль в плече. Келли быстро приготовила еду. Когда они перекусили, он встал и сказал невесте, что пора в дорогу, но Келли решительно настояла, что ему необходим отдых, и без особых споров он сдался. Тело ломило, а в путь можно отправиться и завтра. В конце концов никто их не гонит.

Келли передвинула спальные мешки в тень, и он снова погрузился в дрему. Когда же проснулся, девушка сидела рядом, а его рубашка, заштопанная и выстиранная, лежала на ее коленях.

Страйкер устало улыбнулся.

– Ты первая, кто когда-либо делал это.

– Что?

– Ты зашила мою рубашку.

– В самом деле? – изумилась Келли. – Неужели твоя мама не штопала твои носки и не ставила заплаты на одежду?

– После того, как мы переехали в Шайенн, нет. Она просто выкидывала порванные вещи и покупала новые. Ну а до этого я не носил ни носков, ни рубашек.

Келли закусила губу. Она и забыла, что Калеб рос в особняке, был окружен богатством и ни в чем не нуждался. Ему никогда не приходилось носить одежду с чужого плеча или ходить в дырявых ботинках; а вот Келли живо помнила времена, когда носила платья, которые были малы или коротки, и радовалась одежде, полученной матерью в благотворительной организации. Это было ужасно унизительно, но все-таки гораздо лучше, чем надевать красивые наряды, зная, каким образом заработала на них мать.


На следующий день у Калеба поднялась температура. Келли понимала, что рана болит намного сильнее, чем он это показывает, но Калеб не жаловался, хотя и не стал спорить, когда обеспокоенная девушка предложила задержаться еще на сутки.

Утром Келли внимательно осмотрела его плечо. Она опасалась, что обнаружит воспаление, свидетельствующее о том, что в рану попала инфекция. А еще ее мучил подспудный страх, что наложенные стежки не выдержат и ей придется проделывать малоприятную процедуру заново. Но рана, похоже, заживала хорошо.

Конечно же, останется шрам. Когда Келли упомянула об этом, Калеб пожал плечами, давая понять, что для него такой пустяк не имеет значения, но Келли не могла скрыть сожаления. Его рука была достойна резца скульптора – жаль портить такое совершенство, однако метиса это ничуть не заботило.

– Могло быть и хуже, – спокойно заметил он, сгибая руку в локте.

– Хуже? – скептически усмехнулась Келли. – Как?

– Если бы тебя не было рядом, мне пришлось бы зашивать рану самому.

Келли сникла. Если бы ее с ним не было, ничего подобного и вовсе не случилось бы.

Следующие дни прошли без происшествий. Келли продолжала присматривать за Калебом, от души радуясь, что лихорадка постепенно ослабевает, а рана затягивается.

Был полдень, и они находились в нескольких милях от ранчо, когда в небе начали собираться тучи. Сразу же подул холодный северный ветер.

– Сейчас хлынет ливень, – через плечо крикнул Калеб. – Я знаю, где можно укрыться.

– Далеко?

– В миле отсюда есть лачуга. Если повезет, доберемся до нее прежде, чем начнется гроза.

Однако им не повезло. Уже через несколько минут они промокли до нитки. Гром сотрясал землю, заставляя Келли подпрыгивать в седле от каждого удара.

Через четверть часа сквозь завесу дождя Келли увидела темный контур приземистого квадратного строения.

Келли не сопротивлялась, когда Калеб помог ей спешиться. Передав ему уздечку, девушка поспешила к хижине, открыла дверь и вбежала внутрь.

Переведя дух, Келли огляделась. Хижина как хижина, бревенчатые стены и крепкий потолок. Пол сколочен из простых досок. Большую часть стены занимала плита, был там еще и маленький квадратный стол, сделанный из сосны, рядом стояла пара самодельных стульев. В западную стену была встроена узкая кровать, покрытая выцветшим коричневым одеялом, сверху валялась набитая соломой подушка. Мясные и фруктовые консервы доверху наполняли большой ящик на полу.

Вскоре появился промокший Калеб, в обеих руках он держал седельные сумки.

– Сними с себя все мокрое, – сказал он, бросив сумки у плиты. Потом вручил ей одеяло. – Поторапливайся, а я пока разведу огонь.

Келли во все глаза уставилась на него.

– Ты… ты не можешь оставаться здесь, пока я переодеваюсь.

Метис посмотрел на нее так, словно она спятила.

– Уж не хочешь ли ты выгнать меня?

– Вот именно, хочу.

– Ну нет, я не уйду. Напоминаю на случай, если ты вдруг забыла, – там жуткий ливень.

Некоторое время они молча глядели друг на друга, затем со вздохом негодования Келли повернулась к Калебу спиной и скинула ботинки. Господи, совсем промокла! Проклятые штаны так облепили ноги, что снять их оказалось непросто; носки, казалось, приклеились к ступням.

Решительно сжав губы, Келли уселась на кровать и стянула носки, потом завернулась в одеяло, не переставая вполголоса поносить непогоду и заносчивых, несносных, ну совершенно невыносимых мужчин.

Калеб повернулся к ней спиной и снял с себя мокрую одежду. Потянулся было к седельным сумкам, как вдруг почувствовал на себе любопытный взгляд Келли. Метис замер, у него перехватило дыхание. Ее глаза скользнули по плечам и спине Страйкера, медленно спустились ниже – к бедрам.

– Как много шрамов… – произнесла девушка, едва сознавая, что говорит вслух. – Откуда?

– От отца, – резко ответил Калеб. Он повернулся, ощущая, как обнажается душа под взглядом Келли. – Ну как, достаточно увидела?

Келли беспомощно заморгала; щеки ее вспыхнули от смущения. Она не собиралась глазеть на Страйкера, хотела лишь бросить быстрый взгляд, но, глянув мельком, не смогла оторваться. Как же он прекрасно сложен, как красив и мускулист! Лишь шрамы портили это тело, способное служить пособием по изучению мужского совершенства.

– Я… я не хотела… – Келли потупилась. – Я… – Глаза ее наполнились сочувствием. – Было очень больно?

– Как в адском пламени.

– Калеб, мне так жаль…

Подобрав одеяло, Келли подошла ближе.

На миг их глаза встретились. Затем Келли зашла к нему за спину и провела кончиками пальцев по паутине шрамов, испещрявших его широкую спину.

Калеб задохнулся. Ни одна женщина не дотрагивалась до него с такой лаской. Пальцы Келли прорисовывали каждую отметину, оставленную плетью, и он чувствовал, как эти прикосновения снимают застарелую боль, терзавшую его так долго.

Страйкер медленно выдохнул и осторожно повернулся к девушке.

– Келли.

Она посмотрела Калебу в глаза и в их стальной глубине увидела ответ на мучившие ее сомнения.

– Калеб, я…

– Не бойся, Келли, я не обижу тебя.

– Ты уверен в этом?

Нагнувшись, метис поцеловал ее нежно, умоляюще.

– Келли, доверься мне. Один раз, всего лишь один-единственный раз.

Она покачала головой, страшась безумного всплеска чувств, бушевавших в ней. Стоит только сказать «да», и она узнает, каково это – быть с мужчиной, узнает тайны, которые мечтают узнать все девушки, и, наконец, поймет, почему ее мать отказывалась оставить Дункана Страйкера.

Если она скажет «да», то узнает, что значит хотеть мужчину так, как ее мать…

– Нет. – Келли отступила на шаг. – Не могу.

– Келли…

Девушка плотно запахнулась в одеяло. Синие глаза стали огромными, в них заметался ужас.

– Нет. Пожалуйста, не надо.

Калеб чувствовал, как трепещет Келли, понимал, что она боится его, боится себя. Наконец, боится стать тем, кем была ее мать. Но его это не заботило. Только не сейчас, когда она была такой теплой и мягкой в его объятиях. Не сейчас, когда он желал ее до боли.

– Келли!

Он притянул девушку к себе, сжал хрупкие плечи и поцеловал в шею. Ее близость, запах влажных от дождя волос, вкус нежной кожи пьянили, воспламеняли кровь. В его руках была женщина, созданная, чтобы быть любимой, и он жаждал близости с ней.

В его объятиях Келли оцепенела, испуганная настойчивостью поцелуев, неукротимой страстью желания, горящего в его глазах. Он сейчас был олицетворением Мужчины – примитивного, земного, а она воплощала собой Женщину, созданную для любви.

Келли взглянула в его глаза и поняла: все, она пропала. Он собирается овладеть ею, и на этот раз уже ничто его не остановит.

– Калеб, нет, – прошептала она, – пожалуйста, оставь меня. Мы скоро поженимся…

Ответа не последовало. Словно не слыша этих слов, Калеб снова приник к ее губам и целовал до тех пор, пока Келли не расслабилась в его руках, пока и она не начала целовать его, так отчаянно прижимаясь к его телу, словно то, что всегда было в ее жизни главным, рухнуло.

Дикое биение ее сердца вторило отдаленному реву грозы. Калеб продолжал целовать Келли, все больше подчиняя девушку своей воле, и добился своего. Она забыла обо всем на свете и теперь могла думать лишь о том, что неминуемо должно произойти. Его губы такие нежные и теплые, язык напоминает молнию, пронизывающую небо…

Одеяло упало на пол; освободившимися руками Келли обняла метиса за плечи. Боже, как полыхает под пальцами его кожа! Руки девушки скользнули по плечам Калеба, спустились к мускулистой груди. Она чувствовала, как он дрожит; точно так же трепетала и она. Затем метис подхватил ее как пушинку на руки, отнес на узкую кровать и вытянулся рядом. Он не отрывал рта от ее губ, будоража, лаская, обещая.

Келли закрыла глаза, не в силах смотреть на Страйкера, не в силах даже самой себе признаться, что только и хочет, чтобы он снова и снова дотрагивался до нее, обнимал, ласкал. Но это было нехорошо, неправильно…

– Келли, не надо отстраняться. – Калеб поцеловал ее в сомкнутые веки. – Посмотри на меня, не бойся.

Девушка не собиралась глядеть на Калеба, но когда все-таки медленно, помимо своей воли, подчинилась, то встретилась с его глазами, такими же серыми, как грозовое небо за окном. С глазами, полными страсти, желания и… Любви?

Неожиданно для себя она прошептала его имя, затем принялась исследовать мускулистую плоть, которой только что восхищенно любовалась. Дотронувшись до Калеба, девушка радостно улыбнулась: он был великолепен. Чувствуя, как он дрожит, слыша его прерывистое дыхание, она с некоторым удивлением поняла, что ее неумелые ласки доставляют ему удовольствие.

Калеб тоже трогал ее, гладил, едва не сходя с ума от теплого бархата ее кожи, изучая мягкие изгибы тела, самые укромные ложбинки, запоминая места, прикосновение к которым заставляло ее вскрикивать от изумленного восторга и вздыхать от неподдельного наслаждения.

Он держал свое желание под строгим контролем; ему было необходимо, чтобы то, что сейчас произойдет впервые в ее жизни, оказалось бы для Келли незабываемым путешествием в мир любви. И только тогда, когда она затрепетала под ним, когда ее ногти впились ему в спину и она в изнеможении со стоном прошептала его имя, Калеб овладел ею.

Одним быстрым ударом он сорвал ее девственность. Накрыв ртом губы Келли, проглотил тихий вскрик и начал двигаться – медленно, нежно, пока краткая боль в таинственной глубине ее тела не забылась. И тогда Келли снова прижалась к нему, вместе с ним стремительно поднимаясь к вершине, полной солнечного света и разноцветных радуг. Сдерживаться становилось все труднее, но вот Келли задрожала под ним, и он тут же достиг пика наслаждения, потом, задыхаясь, приник к ней, шепча ее имя, клянясь, что ей никогда не придется пожалеть о случившемся.

Как же не хотелось выпускать ее из объятий! Так много хотелось сказать, но он никак не мог подыскать нужные слова. В глубине души он надеялся, что слова ей не нужны.

Несколько минут они были близки так, как только могут быть близки любящие люди, но вдруг Калеб почувствовал, что Келли отстранилась от него – и физически, и эмоционально.

Он не стал ее удерживать.

– Что случилось?

– Ничего. – Голос Келли звучал тускло, глухо. – И все.

– Келли…

Она молча посмотрела на метиса. Удовольствие, пережитое всего несколько минут назад, уступило место раскаянию, до отказа заполнившему душу. Из-за того, что так недолго сопротивлялась; из-за того, что ей нравились поцелуи Калеба, его прикосновения, его ласки. И вот итог, билась в мозгу настойчивая мысль, теперь ему нет нужды жениться на ней.

– Итак, ты добился своего, – произнесла она бесцветным голосом. – Ты стремился доказать, что я такая же, как моя мать, – и доказал это.

– Не смей так думать, Келли, – тихо сказал Калеб. – Ты ничем не напоминаешь мать.

– Вот как? А что, если Дункан тоже занимался с ней любовью здесь, вот на этой грязной кровати?

– Понятия не имею. Какая разница?

– Может, мне стоит купить какой-нибудь кричащий наряд?

– Келли, то, что произошло между нами, еще не делает тебя шлюхой.

– О! Сколько же раз надо повторить?

– Перестань. Я не хотел опозорить тебя, знай это. Мы поженимся как только вернемся, если хочешь.

– Это ничего не изменит, – прошептала Келли, – не снимет с меня страшный грех. – Она взглянула на Калеба с горькой улыбкой на губах.

– Келли, не надо себя винить. Ты не сделала ничего предосудительного.

– Нет, я совершила все мыслимые и немыслимые ошибки. С меня довольно, я еду домой.

«Домой», – повторяла она про себя. Нет у нее дома. Может быть, никогда и не будет.

– Не глупи. – Он не мог осознать всю глубину ее боли и начал сердиться. – Дождь еще не кончился.

– Мне все равно.

Келли выскользнула из кровати и, не стесняясь его взгляда, стала одеваться. Она едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться и не наброситься на него с кулаками с требованием объяснить, почему он поступил с ней так бесчестно.

Открывая дверь, она услышала, что Калеб ее зовет, но не обернулась. Схватив с гвоздя шляпу, Келли выбежала из хижины.

Глава 21

Калеб вполголоса выругался, когда за Келли захлопнулась дверь. Вот ведь упрямая женщина! Убежать под дождь!

Встав с кровати, он достал из сумок сухие брюки и рубашку, натянул носки, потом сапоги и нахлобучил шляпу.

Не переставая изрыгать проклятия, потушил огонь в плите, собрал седельные сумки и вышел из хижины. Надежда, что Келли все еще где-то поблизости, не оправдалась: ее и след простыл. На миг он испытал чувство удовлетворения, что девушка оказалась хорошей ученицей и оседлала лошадь без его помощи, но потом снова выругался. Упрямица! Он раздраженно покачал головой и вдруг широко улыбнулся. Именно это ему в ней и нравилось!

Через несколько минут он уже скакал вслед за Келли, попеременно ругаясь и улыбаясь, точно мальчишка, только что обнаруживший разницу между мужчиной и женщиной.

Калеб увидел беглянку, проскакав четыре мили.

Когда Страйкер подъехал, Келли бросила на него взгляд исподлобья. Она не сомневалась, что он пустится за ней вдогонку, но надеялась, что все-таки успеет первой добраться до ранчо. И добралась бы, если бы не темень и дождь: ее лошадь поскользнулась на мокрой траве, и Келли кубарем скатились на землю. Она не пострадала, если не считать синяка и нескольких царапин на руках и ногах. С лошадью дело было намного хуже – она охромела.

– С тобой все в порядке? – спросил Калеб.

– Да.

Он спрыгнул с коня и осмотрел правую переднюю ногу вороной кобылы. Перелома, к счастью, не было, но скакать на ней верхом было нельзя.

Калеб повернулся к девушке.

– Придется добираться на моем коне.

– Что, она так серьезно пострадала?

– Нет. – Метис закрепил петлей уздечку ее лошади вокруг луки своего седла, не сомневаясь, что она послушно пойдет следом за его конем. – Ты готова?

Келли кивнула и не стала спорить, когда он подсадил ее. Она очень устала, продрогла до костей в мокрой одежде, к тому же на душе скребли кошки. Все, чего ей хотелось в эту минуту, так это поскорее вернуться домой, забраться в кровать и укрыться с головой одеялом.

У нее дух захватило, когда Калеб вскочил в седло позади нее, потянулся за поводьями и коснулся рукой ее груди. Он был близко, слишком близко. Грудь Страйкера ласкала ее спину, упругие бедра обхватили ее, взяли в надежный плен. Калеб тронул коня, и они поскакали.

Было невозможно не касаться его, невозможно изображать, что ей безразлична близость его тела. Когда конь споткнулся, Калеб обхватил девушку рукой за талию и прижал к себе. До чего же с ним надежно, как успокаивает его присутствие! Почему он ее не любит? И почему она любит его?

Несколько часов они проехали, не проронив ни слова. Всякий раз, когда Калеб касался ее, Келли вспоминала, как хорошо было в его объятиях. Раньше она и представить не могла, что на свете существует такой исступленный восторг, никогда не воображала ничего более чудесного. В объятиях Калеба, когда его тело тесно прижималось к ней, она впервые в жизни поняла, что кому-то принадлежит. Было ли ее матери так же хорошо с Дунканом? Если да, это объясняло, почему Лейла так упорно отказывалась оставить старшего Страйкера.

Воспоминание о матери заставило Келли покраснеть. Что, если Лейла чувствовала это единение с каждым мужчиной, с которым спала? Одна мысль об этом вызвала спазм в животе. Что, если и она сама с любым мужчиной будет переживать подобное? Но, едва подумав об этом, Келли поняла, что это не так. Ведь Ричард Эштон поцеловал ее тогда, дотронулся до нее, а она не почувствовала ничего, кроме отвращения.

Келли глубоко вздохнула. А Калеб? Ощущал ли и он в ее объятиях то же единение души и тела, что пережила она, или она была всего лишь очередной женщиной, согревшей его постель в одинокую ночь?

Как только они въехали во двор, Келли соскочила с лошади и стремглав помчалась к двери. Ей нужно было как можно скорее убежать от Калеба, побыть наедине со своими мыслями.

Калеб не стал ее догонять. Спешившись, он отвел лошадей на конюшню, растер досуха и кинул им сена. Стоя в дверях, снял шляпу и пригладил рукой волосы. Взгляд его был прикован к комнате Келли.

Келли. Прекрасная женщина-дитя. И такая упрямая. Как убедить ее, что они не совершили ничего предосудительного?

Он решительно направился к ее спальне и, не потрудившись постучать, распахнул дверь и вошел внутрь.

Она лежала в кровати, до подбородка укрывшись одеялом, и смотрела на него глазами, такими же синими и бездонными, как летнее небо Вайоминга.

– Уходи, – тихо проговорила она.

– Не уйду, пока не выслушаешь меня. Слушать его ей не хотелось, но она понимала, что он в любом случае скажет, что задумал. Выпростав из-под одеяла руки, она скрестила их на груди и уставилась на него.

– Я пришел просить прощения, – мрачно проговорил Калеб. – Извини меня, я был неправ.

Она по-прежнему молча смотрела на него, крепко стиснув зубы, являя собой воплощение недоверия к нему и отвращения к самой себе.

– Келли…

Пройдя через комнату, Калеб сел на край кровати и взял девушку за руку. В его широкой ладони она казалась совсем маленькой, и он почувствовал, что она очень холодная.

– Я не хотел тебя обидеть. Черт побери, про себя выругался он. Никогда ему не удавалось толком выразить свои чувства, а то, как Келли смотрела на него, точно желая, чтобы под ним провалился пол, ничуть не облегчало эту задачу.

Собираясь с мыслями, Калеб сделал глубокий вдох и со стоном выдохнул воздух.

– Келли, я люблю тебя. Я не хотел тебя опозорить. И ты должна мне поверить.

Это прозвучало как гром среди ясного неба, как будто цветы распустились зимой; лед, сковывавший сердце девушки, мгновенно растаял.

– Что ты сказал? Ты меня любишь? – срывающимся голосом спросила она.

Калеб кивнул.

– Ты сказал это от чистого сердца? Не потому, что чувствуешь вину из-за того, что мы совершили?

– Никакой вины за совершенное нами я не чувствую. Все было правильно, и ты это знаешь так же хорошо, как и я.

Кровь прилила к щекам Келли: он прав, все было правильно. А он тем временем продолжил:

– Завтра отправимся в город и сделаем необходимые приготовления к свадьбе, хорошо?

Не в силах отвечать, Келли кивнула. Сердце выбивало счастливую дробь. Внезапно на ее чело легла тень.

– Но мне еще не прислали мое платье…

– Хочешь подождать, пока доставят заказ?

– Нет.

– Думаю, старушка Фанни непременно захочет присутствовать на свадьбе, – сказал Калеб.

– Скажи снова.

– Ты о чем? – не понял он.

– Скажи, что любишь меня.

– Келли, я тебя люблю.

– И ты будешь часто это мне повторять?

В уголках губ метиса появилась хитроватая усмешка.

– Хоть каждый день, если тебе не надоест. А сейчас я, пожалуй, пойду.

– Конечно, иди, – согласилась Келли, в глубине души мечтая, однако, чтобы они уже были женаты, чтобы прямо сейчас она могла уложить его рядом с собой и вновь почувствовать сладостное прикосновение его губ.

Калеб тихонько сжал ее руку.

– Спокойной ночи, – сказал он глухим голосом.

– А ты не хочешь поцеловать меня на прощание?

– Очень хочу, но учти, я не отвечаю за то, что может произойти потом…

Неподдельное желание в подрагивающем голосе Калеба наполнило ее сердце теплом.

– Уже скоро, – произнесла Келли, и в ее голосе прозвучало не менее сильное желание.

– Да, скоро, – согласился Калеб. Он знал, что оставшиеся до свадьбы ночи будут самыми длинными в его жизни.

Келли проснулась с улыбкой на устах, чувствуя, как солнечный свет льется ей прямо в сердце. Калеб любит ее! Любит! Какое счастье! И она его любит, полюбила с самой первой их встречи тем памятным вечером.

Быстро одевшись, она поспешила на кухню готовить завтрак, заранее предвкушая поездку в город, чтобы сделать необходимые покупки. Миссис Страйкер. Сладкозвучным колокольным перезвоном отдавались эти слова в ее мозгу.

Раздался звук его шагов, и по всему ее телу прокатилась волна радостного возбуждения. Оказавшись рядом, он обнял ее за талию и прикоснулся губами к нежной шее.

– Доброе утро, – хрипло проворковал он.

– Доброе утро.

– Встала спозаранку, а?

– Никак не могла заснуть, – призналась Келли.

– Я тоже. – Губы Калеба поднимались вверх по ее шее, лаская чувствительную кожу за маленьким ушком. – Ты такая вкусная, что, кажется, так бы и съел.

– Неужели ты готов променять на меня этот прекрасный завтрак? – весело рассмеялась девушка, поражаясь самой себе. Неужели она способна произнести такое? Но теперь ничто не имеет значения – Калеб любит ее!

Они наскоро позавтракали, и, пока Келли мыла посуду, Калеб впряг лошадь в повозку.

Улыбка Келли сияла ярче солнца, когда она вышла на крыльцо. Едва Калеб взял ее под руку, чтобы помочь сесть в коляску, желание прожгло его с новой силой. Боже праведный, как она хороша! И он… он любит ее!..

С удивительной остротой он понимал, что это – правда, что никуда от этого не деться и что слова, сказанные им накануне, исходили из самых глубин его сердца.

У церкви они остановились и договорились со священником, что свадьба состоится утром в следующую субботу, после чего Калеб отправился подковать лошадь, а Келли пошла к Фанни, чтобы пригласить толстушку на свадьбу.

И вот она сидит за черным столиком. Как же странно оказаться здесь в качестве посетителя… С великим трудом Келли подавила желание вскочить и протереть столики.

Подошла Фанни, и Келли широко ей улыбнулась.

– У нас достаточно времени, крошка, чтобы поговорить, – сказала Фанни, вытирая руки об фартук. – Наплыва посетителей не ожидается до часу. Ну, ягненочек, расскажи толстой Фанни, как поживаешь.

– Хорошо поживаю, милая Фанни.

– Он хорошо с тобой обращается?

Келли едва заметно покраснела.

– Да.

Фанни удовлетворенно кивнула.

– Калеб хороший человек, я всегда это говорила.

– Он сделал мне предложение.

– В самом деле? – неподдельно обрадовавшись, воскликнула Фанни. – И что же ты ответила, девонька?

– Я приняла его. Мы поженимся в субботу утром, нас обвенчает отец Карделла. Нам обоим хотелось бы тебя видеть на церемонии. Ведь ты придешь, не так ли?

– Ну, конечно, малышка, обязательно приду. Но постой-ка, у тебя ведь совсем нет времени подготовиться к свадьбе. Нужно разослать приглашения, приготовить праздничный стол…

– Мы не хотим устраивать пышных торжеств, – оборвала Келли поток излияний добрейшей Фанни. – В церкви будем лишь мы с Калебом и ты.

Тут Фанни нахмурилась.

– Так, понятно… А ты уверена, что не хочешь шумной свадьбы с подружкой невесты, букетами цветов и тортом в шесть футов высотой? Калеб, во всяком случае, может все это себе позволить, тебе не надо беспокоиться о расходах.

– Знаю, но… – Келли пожала плечами. – Кроме тебя, у меня нет друзей в городе, у Калеба тоже, так что…

– Ну по крайней мере у вас бы мог быть свадебный торт. Я сама его испеку.

– Спасибо, Фанни, ты так добра.

– И еще вам нужно будет что-нибудь перехватить вкусненького после церемонии, – хлопотливо добавила толстушка, – и я об этом позабочусь.

– Это уже лишнее.

– Не возражай, девонька, – остановила ее Фанни, – я была бы счастлива сделать тебе приятное.

– Спасибо, Фанни, ты так добра ко мне. Келли посмотрела на настенные часы.

– Пожалуй, мне пора. Понимаешь, я договорилась встретиться с Калебом у ресторана ровно в четыре.

– Скажи, детка, ты его любишь?

– Да.

– А он тоже любит тебя? Вот так, больше жизни?

– Думаю, да.

– Что ж, рада за вас обоих, ягненочек. – Фанни наклонилась и взяла в пухлую руку ладонь Келли. – Знай, дочка, у него была трудная жизнь. С ним тебе придется не так-то просто.

– Знаю, но…

– Понимаю, он красивее, чем положено быть мужчине, к тому же обаятелен, как сам дьявол.

– Да…

– Желаю тебе огромного счастья, козочка, и я непременно приду в субботу на вашу церемонию.

– Спасибо, милая Фанни. Я не сомневалась, что во всем могу на тебя положиться.

Келли от всей души обняла благодушную толстушку и вышла на улицу.

Проморгавшись от яркого солнца, она стала озираться по сторонам, недоумевая, куда мог подеваться Калеб.

Несколько минут подождала, потом пошла по дощатому настилу вниз и остановилась у витрины обувного магазина Онхауза и Донована. Она залюбовалась парой черных кожаных ботинок с красными шелковыми шнурочками, как вдруг прямо над ней раздался знакомый бархатистый голос, от которого все сжалось у нее внутри.

Обернувшись, Келли увидела стоявшего рядом Ричарда Эштона. На его лице играла самодовольная ухмылка.

– Ну-ну, мисс Макгир, – протянул молодой человек, не меняя выражения лица. – Как поживаете в этот прекрасный денек?

– Благодарю, мистер Эштон, вполне хорошо.

– О, как официально, – ухмыляясь, процедил Эштон. – Слышал, вы собираетесь замуж за этого полукровку, или мои сведения не точны?

– Что ж, коли так? Это, поверьте, не ваше дело.

– А вот тут-то вы и ошибаетесь, это как раз мое дело. Вы не можете за него выйти.

– Господи, да кто вы такой, чтобы решать, за кого я могу выйти замуж, а за кого нет? – возмущенно выкрикнула Келли.

– Боже, какие эмоции! А он знает, жених этот ваш, кто вы такая? Знает, кем была ваша мать? Подозревает ли, что она была любовницей его отца?

– Да как вы смеете?!

– Ах ты шлюшка! Думаешь, если выйдешь за богача Страйкера, люди забудут, кто ты такая? – С этими словами Ричард крепко схватил ее за руку и с силой притянул к себе. – Слушай меня внимательно: я хочу тебя, и ты будешь моей. Прямо сейчас.

– Нет! – Келли попыталась вырваться, но он крепко держал ее. – Отпустите меня!

– Нет, пока до конца не разберемся с этим делом.

– Ты уже разобрался, дружок.

Услышав голос Калеба, Ричард резко обернулся.

– Отпусти ее, – спокойно произнес метис.

– Эта девушка чересчур хороша для таких, как ты, – заявил Эштон.

– Да уж, с этим не поспоришь.

Калеб спрыгнул со скакуна и накинул поводья на столбик.

– У тебя неважно с памятью, Эштон. Насколько я помню, я уже предупреждал тебя, чтобы ты близко не подходил к мисс Макгир.

Взгляд Калеба метал молнии, но, как ни странно, Эштон продолжал стоять на своем:

– Не надо меня пугать, охотник, я тебя не боюсь.

– А следовало бы, – процедил Калеб, с презрительной ухмылкой разглядывая молодого повесу.

Ричард Эштон был молод, богат и изнежен. Судя по внешнему виду, ему никогда не приходилось держать ничего тяжелее бокала с вином.

В надежде, что кто-нибудь вступится за него, он посмотрел направо-налево, но, на его беду, кроме них, никого на улице не было. Он судорожно сглотнул, припомнив, что ненавистный метис прилюдно угрожал высечь его так, что он запомнит на всю жизнь, если он еще хоть раз пристанет к Келли.

Эштон уже собирался отступить – к чему дразнить разъяренного волка? – когда из магазина Онхауза и Донована вышли Рой Гэйнс и Дэвис Карлсон. Увидев Калеба, с недвусмыслимой угрозой наступавшего на Ричарда, они остановились.

Страйкер заметил их краем глаза и инстинктивно понял, что эти двое особой опасности не представляют.

Вновь сосредоточившись на Эштоне, он проговорил:

– Отойди от нее.

Ричард встретился взглядом с холодными стальными глазами ненавистного метиса, и вдруг его охватила паника. Непроизвольно на ум пришли известные всем в округе истории, связанные с этим человеком, – о снятых скальпах, ужасных увечьях, хладнокровных убийствах.

– Ты что, плохо слышишь? Я сказал – отойди от нее, – повторил Калеб и подошел еще ближе.

Эштон сжал зубы, но все же отпустил Келли. Он бросил отчаянный взгляд на Роя и Дэвиса, но те явно не собирались вмешиваться.

Калеб схватил Ричарда за отвороты рубашки и припечатал к стене магазина.

– Предупреждаю в последний раз: не смей дотрагиваться до этой леди. Надеюсь, ты понял, а не то…

– Катись к черту, – огрызнулся Эштон и с проворностью, поразившей всех, в том числе и его самого, выхватил из заднего кармана крупнокалиберный пистолет.

Резкий хлопок эхом отозвался в тишине.

– Ричард! – воскликнула Келли. – Что вы сделали?

– Это… это не я… – покачал тот головой, недоуменно переводя взгляд с побледневшего лица метиса на Келли. – Клянусь, я не спускал курок!

С минуту Страйкер продолжал стоять, сжимая в кулаке рубашку Ричарда. Словно издалека он услышал крик Келли…

Громко выругался Гэйнс…

Дэвис Карлсон побежал по дощатому настилу – он звал доктора Мэйнэрда…

Калеб уставился на револьвер в руке Эштона. Дуло не дымилось; стрелял кто-то другой.

Борясь с обволакивающей его темнотой, он прошептал имя Келли, а потом все исчезло.


Келли сидела возле кровати, сложив руки на коленях, и прислушивалась к тяжелому дыханию Калеба. Он лежал на животе, повязка, опоясывающая спину, выделялась белизной на бронзовой коже. Доктору Мэйнэрду удалось остановить кровотечение, после чего Рой и еще один человек, чьего имени Келли не знала, перенесли Калеба в коляску и отвезли в особняк.

С момента происшествия прошло уже больше двух часов, но Калеб все не приходил в сознание. Доктор Мэйнэрд объяснил Келли характер повреждения медицинскими терминами, пока обрабатывал рану, но это мало что проясняло. Она поняла лишь, что кто-то выстрелил Калебу в спину и пуля, не задев жизненно важных органов, прошла навылет через плечо. Уходя, врач предупредил об опасности заражения и порекомендовал обмывать руку в теплой мыльной воде перед тем, как менять повязку. Он также упомянул, что эффект анестезии продлится до поздней ночи, но Келли все никак не могла справиться с тревогой. Калеб был так бледен, так непривычно неподвижен…

Она встала со стула и растерла затекшую поясницу. Почувствовав, что не может больше сидеть без дела, взяла одежду Калеба и отнесла ее вниз. Рубашка порвана, штаны насквозь пропитались кровью. Келли подумала, что никакое замачивание на свете не смоет эти ужасные красные пятна. Господи, как много крови! Келли замутило.

Наполнив ведро холодной водой, она собралась было опустить в него штаны, как вдруг нащупала в кармане какой-то предмет. Девушка сунула в карман руку и вытащила сложенный пополам конверт. Хотела положить его на стол, но вдруг неожиданно увидела, что он адресован мисс Лейле Макгир.

Долгое время она смотрела на имя матери, недоумевая, что могло быть внутри. Наверное, одно из любовных посланий, поскольку почерк принадлежал Дункану Страйкеру. Но зачем Калебу понадобилось таскать с собой ненужное любовное письмо отца?

Дрожащей от волнения рукой она вынула из конверта бумаги. Первый листок и вправду был письмом Дункана к ее матери. А вот второй оказался дополнительным распоряжением к завещанию старшего Страйкера.

Келли, не веря своим глазам, трижды перечитала документ. Вот оно что! «Рокинг-С» по праву принадлежит ей!

Она без сил опустилась на стул и прижала смятый листок к груди. Так она является законной владелицей «Рокинг-С»! Но почему же Калеб хранил это в тайне? Может, хотел сделать ей сюрприз, своего рода свадебный подарок? Нет, все совсем не так. Келли похолодела, будто в мгновение ока из нее выпустили всю кровь.

Он и не собирался ни о чем ей рассказывать…

Келли прогнала эту мысль. Глупость какая. Зачем делать из этого тайну? Они же собираются пожениться…

– Нет, не может быть, – вслух произнесла Келли и покачала головой, отказываясь верить в то, что теперь казалось очевидным.

Поднявшись со стула, она бросила окровавленные штаны Калеба в ведро с холодной водой, а остальные вещи сложила в корзину, чтобы отстирать позже. Налила в чайник воды, поставила на огонь, отрезала кусок пирога, но, погрузившись в раздумья, так и не принялась за еду. Вода закипела; Келли заварила чай, налила себе полную чашку и отнесла ее в гостиную.

Там она уселась на диван и уставилась на портрет его родителей. Прекрасная пара – красивая черноволосая женщина и привлекательный статный мужчина. Что же не заладилось в их браке?

Холодная улыбка тронула ее губы. «Рокинг-С» – ее собственность. Теперь не нужно больше беспокоиться о будущем, теперь она в безопасности. А ведь именно об этом она так долго мечтала и так нуждалась в этом.


Калеб беспокойно метался в кровати. Разгоряченный мозг наполняли смутные образы прошлого: островерхие вигвамы на берегах извилистой речушки, мама, сидящая у догорающего костра, дошивая для него пару мокасин. Видел Калеб и себя верхом на пегом жеребце; вот он скачет по необозримой прерии, радуясь тому, что свободен и всегда останется свободным…

Внезапно картина изменилась. Теперь на нем тесная одежда белых людей, а мир вокруг ограничен навощенными полами да высокими потолками. Рядом отец – высокий, строгий и красивый – непреклонным голосом требует, чтобы он навеки забыл прежнюю жизнь, язык и обычаи его матери и ступил на путь цивилизации.

Руки Калеба непроизвольно сжались в кулаки, он беспокойно заворочался на кровати, когда перед его внутренним зрением встал тот злополучный день, когда отец обрезал его волосы.

– Чтобы я никогда больше не слышал, что ты разговариваешь на языке дикарей! – кричит Дункан. – Не смей носить эту вонючую одежду из оленьей кожи и втыкать в волосы перья!

– Я буду носить то, что захочу! Отец, пусти меня, пожалуйста!

Потребовались усилия четырех ковбоев, чтобы утихомирить мальчишку, когда Дункан стриг его волосы. Большего унижения Калебу испытывать не приходилось.

Образы смешались, все опять изменилось. Вот он уходит из дома, вот нанимается в компанию по перевозке грузов, преследует преступников по обе стороны границы. А вот сидит в кабаке, тянет виски, играет в карты, распутничает…

– Келли… – Едва Калеб прошептал имя невесты, как все образы рассеялись как дым.

Раскрыв глаза, он попытался сесть, но грудь пронзила огненная вспышка боли, и он откинулся на подушки, дыша коротко, с трудом.

– Лежи тихо.

– Келли?

– Я здесь. – Келли зажгла спичку и отвернула фитиль в лампе. Комнату наполнил мягкий свет. – Как ты себя чувствуешь?

– Бывало хуже.

Она поднесла к его губам стакан воды.

– Вот, выпей это.

Калеб осушил стакан. Оказывается, его действительно мучила жажда.

– Теперь еще поспи.

Удивленный холодным тоном ее голоса и отчужденным взглядом, Калеб внимательно посмотрел на нее, но прежде чем успел спросить, что случилось, снова погрузился в благословенное забытье.


Разбудило его солнце, светившее в окно. Калеб огляделся по сторонам, но Келли рядом не было.

Испустив тяжелый вздох, он дотронулся до толстой повязки на груди. Да, повезло, что остался в живых. Но кто же, черт побери, стрелял? И за что?

Дверь спальни со стуком распахнулась, на пороге возникла Келли.

– Как чувствуешь себя сегодня?

– Спасибо, лучше.

– Есть хочешь? – Кивком головы она указала на поднос, который держала в руках. – Я приготовила бульон и заварила свежий чай.

– Еще раз спасибо.

Она присела на край кровати и хотела было накормить его, но Калеб решительно забрал ложку.

– Я справлюсь сам.

– Ну и отлично. Зайду позже и сменю повязку.

Он медленно покончил с пищей и поморщился. Бульон! Чай! Что, он инвалид какой-то? Что это ей взбрело в голову? Принесла бы что-нибудь более существенное.

Через полчаса Келли вернулась. Принесла чистые бинты, ножницы и склянку с мазью.

Калеб прикрыл глаза и сжал зубы, а Келли принялась разбинтовывать рану и смазывать ее тонким слоем целительной мази.

– В чем дело, Келли? – резко спросил метис. – Что случилось?

– Ничего.

– Черт побери! Не лги мне! Я же вижу – что-то не так. Тут она впервые за весь день подняла на него глаза.

– Хотите поговорить о лжи, мистер Страйкер? Холодный блеск ее глаз, как нож, глубоко вонзился в его сердце. Калеб поискал взглядом свою одежду, и все сразу обрело смысл. Она нашла конверт.

– Я все сейчас объясню.

– В самом деле? – Глаза девушки, обычно такие синие и теплые, как летнее небо, стали холодными, как лед.

– Думаю, нет. По всей вероятности, это означает, что со свадьбой покончено?

Келли удалось сдержать слезы. И зачем только она прочитала это злосчастное письмо? Что же такое придумать, какое ругательство изобрести, чтобы посильнее обидеть его, чтобы он почувствовал такую же боль, какую причинил ей? Какой же полной идиоткой она была, когда поверила лживым уверениям, что он собирается жениться на ней по любви! Мужчине от женщины нужно только одно. Нет, в ее случае он добивался двух вещей – хотел лишить ее девственности и заполучить вожделенное ранчо. Как же отчаянно жаждал он завладеть «Рокинг-С», если был готов жениться на нелюбимой женщине! От одной этой мысли сердце Келли яростно забилось.

– Черт возьми, Келли! Ранчо должно быть моим!

– А вот твой отец придерживался иного мнения.

В глазах Калеба заполыхал черный гнев, а в самой глубине билась столь душераздирающая обида, что сердце Келли дрогнуло от боли. Да, подумала она, ей удалось нанести ответный удар, вот только легче от этого ей не стало.

– Это единственное место в мире, где я когда-либо чувствовал себя по-настоящему дома, – процедил Калеб хриплым от злости голосом. – И вся беда в том, что мой старик знал об этом.

В бессильной ярости он сжал кулаки.

– Забери вместо ранчо городской особняк.

– Нет.

– Но ты же ничего не смыслишь в управлении хозяйством!

– Ничего, научусь, – парировала Келли, решительным тоном показывая, что тема закрыта. – Вечером принесу ужин.

С этим она повернулась и вышла из спальни, не в силах больше выдерживать полный горечи взгляд метиса.

Глава 22

Когда позже в тот же день она зашла взглянуть на Калеба, того сильно лихорадило. В горячечном бреду он сбросил с себя одеяло, и первой ее мыслью было: как хорошо, что он без памяти, ибо его прекрасное обнаженное тело являло собой столь незабываемое зрелище, что трудно было отвести от него глаза.

И еще она подумала: хорошо, что он перевернулся на живот.

Поспешив к постели, чтобы прикрыть его одеялом, Келли задержалась, обводя взглядом мускулистую спину раненого. Медового цвета кожа казалась совсем темной по сравнению с белизной бинтов. Она оглядела паутину застарелых шрамов, рассекающих упругие мышцы на его плечах и спине.

Горло ее сжалось, когда она представила ту боль и то унижение, которые пришлось ему испытать. Какие же чувства должен пережить человек, исхлестанный – и тем самым преданный – собственным отцом!

Хватит, сказала она себе, не надо его жалеть.

Келли быстро накрыла Калеба одеялом, чтобы оградить себя от соблазна и дальше созерцать великолепный торс. Она не хотела испытывать к нему жалости, не хотела вообще ничего чувствовать.

Калеб вдруг заметался на кровати. Перевернувшись на спину, рывком сел, блуждая взглядом по комнате невидящими глазами.

– Андервуд, прекрати, не надо! Его мучили кошмары.

Келли положила руку на плечо Калеба и легонько его встряхнула.

– Калеб, ты у себя дома. Все хорошо. Постепенно приходя в себя, он приподнял голову и огляделся. Сон был настолько реален, настолько ярок, что он как наяву ощущал запах порохового дыма и неимоверную боль, пронзившую его, когда пуля, вылетев из револьвера Красного Джека Андервуда, впилась ему в плечо. Ему даже слышался яростный крик Андервуда, когда Калеб выстрелил в ответ.

Выражение глаз Келли окончательно привело его в себя. Черт возьми, зачем она сюда пришла, зачем смотрит, как он тут трясется, словно младенец, испугавшийся темноты?

– С тобой все в порядке? – последовал прохладный вопрос.

По ее глазам он понял, что ей хотелось бы задать множество других вопросов, но, надо отдать ей должное, она не вымолвила больше ни слова, только молча взяла со столика кувшин и налила ему воды. Пока он пил, Келли приходилось придерживать стакан, будто ухаживала за немощным стариком.

Коснувшись его руки, Келли озабоченно нахмурилась: его тело пылало.

– Ложись, – сказала она, ставя пустой стакан на прикроватный столик, – я сейчас вернусь.

Она быстро сбежала по лестнице, зашла на кухню, наполнила таз холодной водой, потом взяла чистую тряпку и поспешила в комнату Калеба.

С трудом разлепив глаза, он с подозрением уставился на девушку, окунающую тряпку в воду.

– Хочешь меня искупать?

– Нет. У тебя температура. Оботру тебя холодной водой.

И прежде чем он успел возразить, она раскрыла его до пояса и стала обтирать в надежде, что холодная вода поможет сбить температуру.

Келли старалась не думать о муках, которые он испытывает, но не могла прогнать боль из своего сердца: ей все еще казалось, что он может умереть от ран. Даже в нынешние времена, даже в таком цивилизованном городе, как Шайенн, люди по-прежнему умирают, простудившись или подхватив какую-нибудь опасную инфекцию…

Она медленно проводила мокрой тряпкой по левому плечу Калеба, по его руке, а он смотрел на нее лихорадочно горящими глазами. Нет, она не желала встречаться с ним взглядом.

Когда Келли неосторожно коснулась кожи возле раны на плече, Калеб тихо застонал, и она почувствовала внезапную слабость в желудке, вспомнив, как стояла рядом с доктором Мэйнэрдом, осматривавшим две ужасные раны. Она видала пулевые ранения и прежде, но так близко – никогда. Раньше, когда она жила в комнатенке над столовой, подобные вещи ее мало волновали; к тому же она всегда считала себя совершенно невосприимчивой к виду крови, но теперь совсем другое дело – ведь это была кровь Калеба.

– Догадываешься, кто в тебя стрелял? – по-прежнему старательно отводя глаза от его лица, спросила Келли.

– Нет, – последовал краткий ответ.

Шериф походил по округе, порасспрашивал местных жителей, но, насколько ей было известно, так ничего путного и не выяснил.

Келли отложила тряпку в сторону и потянулась за оставленной доктором бутылью с настойкой опия.

– Что это за дрянь? – настороженно спросил Калеб. – Отрава?

– Всего лишь настойка опия.

– Я не хочу.

– Почему? Это поможет тебе справиться с болью и заснуть.

Калеб помотал головой.

– Нет.

Келли раздраженно свела брови.

– Ты почувствуешь себя гораздо лучше. Что за упрямство?

– Не думал, что тебя волнует, как я себя чувствую.

– Меня это и не волнует, – резко бросила девушка, – но чем раньше ты встанешь на ноги, тем скорее я смогу уехать на свое ранчо.

Калеб что-то с нескрываемой злостью пробормотал под нос, а Келли, резко развернувшись на каблуках, вышла из комнаты, с треском захлопнув за собой дверь.

Спустившись вниз, она зашла на кухню и налила себе чашку чая. И снова мысли, которые она постоянно старалась прогнать, захватили ее. Почему, ну почему Калеб не сказал, что ранчо принадлежит ей? Неужели он решил жениться на ней лишь для того, чтобы стать полноправным хозяином «Рокинг-С»?

Слезы подступили к глазам, но она сдержалась. Ну уж нет, не станет она из-за него плакать, ни единой слезинки не прольет. Он того не стоит. А когда он снова встанет на ноги, она сразу уедет на свое ранчо и никогда больше не будет встречаться с ним.

Калеб с трудом сел, стараясь не обращать внимания на острую боль, которую вызывало малейшее движение, и кляня последними словами слабость, приковавшую его к постели, а также того, кто стрелял в него. За последние восемь лет на него дважды нападали, пару раз пырнули ножом, но никогда ему еще не было так плохо, как сейчас.

Он выглянул в окно, и воспоминания о ранчо снова всплыли в памяти. Там он впервые заарканил быка, впервые клеймил теленка. Он объездил каждый метр этого огромного участка, укрепляя ограду, проверяя колодцы, загоняя в стадо отбившихся животных. Когда-то он мечтал, что всю жизнь проведет на «Рокинг-С»… Но отец в один миг разрушил все.

Непроизвольно Калеб поднял руку к волосам.

– Черт бы тебя побрал, Дункан, – прошептал он. – Мало тебе было того, что ты унизил меня перед людьми, которых я уважал? Нет, тебе понадобилось отнять у меня и на наследство право!

Вспомнив о Келли, он почувствовал, как в сердце нарастает гнев. Почему она так упорно отказывается отдать ранчо в обмен на особняк? Неужели не в состоянии понять, что может продать дом за такие деньги, которых ей не истратить за всю жизнь? Что за идиотское упрямство? Ведь она и малейшего понятия не имеет о том, как правильно управляться со скотом, а за ранчо уцепилась всего лишь потому, что вдолбила себе в голову, что ей нравится жить поближе к земле.

И все же он не мог винить ее за желание заполучить «Рокинг-С»; он ведь и сам жаждал владеть этим ранчо. И оно должно достаться ему – так или иначе.


На следующий день в доме появился шериф.

– Вы не знаете, был ли у кого-нибудь повод стрелять в вас? – спросил представитель закона.

– А как вы сами считаете? Последние восемь лет я был охотником за преступниками, – с нескрываемым сарказмом огрызнулся Калеб.

– Ну что ж, поищем еще.

Больше четырех дней в постели Калеб выдержать не смог. Пару раз заходил доктор, осматривал раны, сообщил, что они еще воспалены, но чисты, подвесил правую руку Калеба на перевязь, чтобы поврежденный участок не испытывал лишних нагрузок, уверил, что жар скоро спадет, и порекомендовал пить побольше воды.

Калеб хмыкнул в ответ и принялся литрами хлестать пиво.

Проклиная все на свете, он умудрился натянуть штаны и всунуть ноги в ботинки при помощи одной руки. С рубашкой дело обстояло намного тяжелее, и он, промучавшись более пяти минут, отшвырнул ее в сторону; вслед за ней последовала и перевязь.

Он наскоро причесался, скривившись при виде своего отражения в зеркале, и вышел из комнаты.

Из коридора услышал, как Келли что-то напевает, и решил, что она на кухне – готовит завтрак.

Калеб медленно, мучительно медленно спустился по лестнице. Весь правый бок горел, будто смазанный дегтем; пролежав четыре дня в постели, он чувствовал слабость в теле и страшное головокружение.

Увидев его в дверном проеме, Келли мгновенно прекратила петь.

– Что ты здесь делаешь? – резко бросила она. – Тебе следует быть в постели.

– Мало ли что мне следует делать, – ответил Калеб, с трудом усаживаясь за стол. – Кофе горячий?

Обреченно вздохнув, она взяла чашку и со стуком поставила на стол. Однако кофе наливала уже аккуратнее.

Калеб криво ухмыльнулся.

– Спасибо.

Келли взглянула на него, искренне недоумевая, как он может пить такой кофе – черный, как воплощение греха, и раскаленный, как пекло, ожидающее грешников.

А взгляд ее непроизвольно скользнул ниже по его телу, отмечая и ширину плеч, и великолепный рельеф мышц, и отсутствие перевязи, рекомендованной доктором. Она собралась было сделать ему замечание, но по здравом размышлении передумала. Если не считает нужным ее носить, пусть не носит, – его дело.

Глядя, как он отхлебывает кофе, Келли отметила, что голубая фарфоровая чашка кажется удивительно хрупкой в его огромной ладони. Непроизвольно в памяти всплыло, как эта ладонь погружалась в ее волосы…

Усилием воли она прогнала эти воспоминания и стала рассматривать его лицо, замечая легкие морщинки, которыми боль и усталость отметили его глаза и рот. Ему и правда не стоило вставать с постели, подумала она, тут же подивившись, что это по-прежнему волнует ее.

Отвернувшись от стола, она принялась замешивать тесто для оладий.

Калеб исподтишка наблюдал за ловкими движениями девушки, размышляя, какие подобрать слова, чтобы она его правильно поняла. Он мучительно раздумывал, как разрушить разделяющий их барьер и как в конце концов убедить ее отдать ему ранчо.

Она неспешно накрывала на стол; запах ее тела смешивался с ароматами жарящегося бекона и кофе – и он вдруг почувствовал, как в нем вновь крепнет желание обладать ею. Снова захотелось обнимать ее, целовать, ласкать – и тем еще больше разжечь свою страсть. Поцелуи ее были слаще меда, целительней чашки горячего кофе холодной зимней ночью, опьяняли сильнее бренди…

Келли села напротив Калеба, стараясь не встречаться с ним взглядом. Была суббота. Если бы Калеба не ранили, если бы не обнаружила она письмо Дункана Страйкера, то сегодня бы состоялось их бракосочетание…

На следующий день после покушения на жениха она отправилась в город и сообщила отцу Карделле, что свадьба отменяется. Потом зашла проведать Фанни. Толстушка нежно закудахтала, заключив девушку в материнские объятия. Келли не могла больше сдерживаться, разрыдалась на уютном плече Фанни и обрушила на нее свою новость.

Добрая Фанни выслушала ее спокойно, не перебивая, не вмешиваясь с советами и не принимая ничьей стороны, позволяя Келли обдумать все самой, и когда высохли слезы, Келли окончательно поняла, что хочет оставить ранчо себе. Права или не права была когда-то ее мать, но она заработала это ранчо, и теперь оно будет принадлежать Келли. А что тут такого? Владеют же ранчо другие женщины – и успешно справляются с хозяйством; значит, и она сможет.


Келли подняла взгляд, услышав, что Калеб отодвигается от стола.

– Ты поможешь мне надеть рубашку?

– Куда это ты собрался?

– Прогуляюсь.

– Считаешь, тебе стоит выходить?

– Мне необходимо выйти из дома, Келли, – ответил метис. – Не могу я все время торчать тут как в клетке. Так ты поможешь мне или нет?

Коротко кивнув, она встала из-за стола и прошла за ним в комнату. Он бросил ей темно-серую рубаху, и Келли помогла ему просунуть руки в рукава, а потом застегнула пуговицы. Если бы сегодня они поженились, она, наверное, гораздо охотнее сейчас бы его раздевала, подумала Келли и почувствовала, как жарким огнем полыхнули щеки.

– Келли…

Она подняла голову, их взгляды встретились, и Келли интуитивно поняла, что в эту секунду Калеб думает о том же. На секунду, показавшуюся вечностью, Келли застыла, не в состоянии ни двигаться, ни думать. Она неотрывно смотрела в глаза Калеба Страйкера, где не было ни боли, ни обиды, ни злости, а только страсть и желание.

Сердце ее бешено забилось, грудь наполнилась сладким томлением. Келли вдруг почувствовала, что странно ослабела, что ей стало тяжело дышать. Глаза Калеба были темно-серыми, словно грозовые тучи, но горели серебряным огнем, и это пламя, казалось, вот-вот поглотит ее.

– Сегодня мы должны были пожениться, Келли, – хрипло произнес он тихим низким голосом.

– Я помню.

Он склонился к ней, здоровой рукой обхватил за талию и притянул к себе.

– Только один поцелуй, – прошептал он.

Не в состоянии противиться бархату его голоса и жару глаз, она прильнула к нему. Ресницы сомкнулись, губы соединились с его губами. Она почувствовала вкус кофе, вкус сладости и горечи и, обхватив руками шею Калеба, растаяла в его объятиях. Калеб тихо застонал; желание переполняло его, призывая взять ее прямо сейчас, немедленно. На мгновение пришла мысль, что зря он не уничтожил ту злосчастную приписку к завещанию прежде, чем она смогла ее обнаружить. Как все было бы просто! Они бы поженились, и она никогда ничего бы не узнала. Но он, как дурак, несмотря на дурное предчувствие, взял завещание с собой в город, дабы узнать, имеет ли оно еще силу. Хоуг заверил его, что имеет. Калеб подумал, что если бы скрыл правду от Келли, то вообще не было бы нужды жениться на Келли. Но… это было бы слишком низко – даже для него. К тому же он действительно хотел взять ее в жены, хотя и понимал, что вряд ли сможет ее убедить в этом теперь.

С ненасытной жадностью он завладел ее ртом и, упиваясь вкусом ее губ, увлек Келли к постели. Он хотел ее, жаждал ощущать под собой ее тело – нежное и страстное. И хотел, чтобы она стала его женой.

Поддерживая спину Келли рукой, он положил ее на матрас, затем опустился рядом, стараясь не обращать внимания на пронизывающую боль.

Под его нескончаемыми поцелуями Келли негромко застонала. Он прижал ее к себе; тела их сплелись. Она прильнула к нему, мягкая и гибкая. Господи, подумал Калеб, похоронить бы всю прошлую боль, весь застарелый гнев, все детские страхи, забыть о них, упиваясь сладостью этого тела, пережить бы то, что испанцы называют «маленькой смертью», – и вновь обрести себя в ее объятиях!

Келли отвечала на его поцелуи, слишком захваченная чудом, которое несли в себе его прикосновения, чтобы раздумывать, как следует, а как не следует ей сейчас поступать. Он целовал ее снова и снова, губы его пробуждали в памяти уже знакомое ей волшебство близости с мужчиной, в тех местах, которых нежно касался его горячий язык, вспыхивали все новые и новые огоньки. Его твердое, крепкое тело тесно прижималось к ней, а голос обволакивал плотным черным бархатом, когда он еле слышно произносил ее имя.

Келли напряглась, под ним, зная, что только он один может утолить сладкую боль. Боль эта делала ее слабой и заставляла жаждать чего-то неясного, но неизъяснимо прекрасного.

Она полностью погрузилась в бездну наслаждения, отдавшись чувствам, от которых так сладостно перехватывало дыхание. Его рука проникла в вырез ее платья, лаская нежные округлости груди. Келли задохнулась от блаженства, возбужденно затрепетала, чувства ее обострились, а все ее существо ждало, ждало…

Она открыла глаза и встретилась с его взглядом, жаждущим и горячим, – и вдруг где-то в глубине ее сознания зазвенел голос матери, убеждающий, что мужчина от женщины – если только женщина эта не является его законной женой, – хочет лишь одного…

Сегодня они должны были пожениться…

Он хочет отнять у нее ранчо…

Со сдавленным криком Келли вывернулась из его объятий и пулей вылетела из кровати.

– Нет! – закричала она, одергивая блузку и разглаживая складки юбки. – Ты больше не соблазнишь меня своими лживыми поцелуями!

– Келли, погоди…

– Нет, довольно! Я уезжаю на ранчо, на свое ранчо, и если ты вздумаешь преследовать меня, то я тебя пристрелю, так и знай!

– Черт побери, Келли, да ты послушай…

Но она уже исчезла. Секунду спустя он услышал, как хлопнула входная дверь.

Глава 23

Следующие две недели Калеб бесцельно бродил по дому, чересчур злой, чтобы заботиться о еде и питье, и нервы его ныли от неудовлетворенного желания. Он слишком много потреблял спиртного, пытаясь заглушить воспоминания о Келли, и слишком мало спал. Все мысли его были заняты этой чудесной девушкой, но вместе с тем он ежесекундно проклинал день, когда впервые встретил ее. И… всем своим существом желал, чтобы она вновь была рядом…

Он выдержал последний визит врача, нетерпеливо кивнув в ответ на его предписание отдохнуть хотя бы еще одну недельку.

Итак, размышлял он, снова принявшись бродить по дому, как только доктор ушел, Келли полагает, что он достоин презрения, потому что не рассказал ей про завещание. Что ж, у нее не останется никаких сомнений после того, как он наведается в банк.


Джордж Уэбстер оказался маленьким пухлым человеком с проницательными голубыми глазками и копной вьющихся каштановых волос. Он предложил Калебу сесть, вежливо поинтересовался состоянием его здоровья и откинулся на спинку стула в ожидании, пока Калеб объяснит цель своего визита.

Метис быстро перешел к сути дела:

– В вашем банке находится закладная на «Рокинг-С». Я хотел бы знать, за какую сумму я смогу ее выкупить.

– Если не ошибаюсь, ссуда составляла пять тысяч долларов, – ответил Уэбстер. – Однако, как я понимаю, вы больше не являетесь владельцем ранчо.

– Верно, но новый владелец сейчас не в состоянии выкупить его, а я не хочу, чтобы банк отказал в этом ему позже из-за просрочки.

– Понятно.

– Правда, есть еще одна проблема. У меня сейчас нет пяти тысяч наличными, поэтому мне хотелось бы занять эти деньги под обеспечение городской усадьбы Страйкеров.

Уэбстер нахмурился:

– Вы считаете, что разумно брать ссуду под собственное имущество, чтобы выкупить закладную на имущество, принадлежащее другому?

– Я полагаю, это не ваше дело, – резко бросил Калеб. Краска прилила к шее Уэбстера.

– Расписка на ранчо действительна еще неделю. Но прежде чем я стану с вами обсуждать условия, мне необходимо удостовериться в том, что мисс Макгир не способна уплатить по закладной до указанного срока.

– Ладно. Скажите ей, что некто хочет выкупить расписку и продлить ее еще на год, но не упоминайте меня. Понятно?

– Хорошо, сэр.

– Я зайду к вам на следующей неделе.

Уэбстер склонил голову в знак согласия. Поднявшись со стула, он крепко пожал Калебу руку, надеясь, что никогда в жизни ему не придется смотреть в холодные серые глаза метиса – ни под дулом револьвера, ни за покерным столом.


Келли сидела на краешке стула, устремив взгляд на Джорджа Уэбстера.

– Пять тысяч долларов! Вы уверены?

– Абсолютно уверен.

– Но где же я могу достать столько денег за такое короткое время?

– Дела обстоят не так плохо, как кажется. Есть сторона, очень заинтересованная в том, чтобы выкупить вашу расписку и продлить ее еще на год.

– Неужели? И кто же это?

– В настоящее время я не уполномочен оглашать какие-либо имена.

– И ничего нельзя изменить?

– Боюсь, что нет. Банк уже достаточно долго хранил расписку. И мы, конечно, желаем возместить наши вложения.

– Но… Что, если я не смогу выкупить расписку за этот год?

– В таком случае этот вопрос будет обсуждаться вами и тем вкладчиком, которого я упоминал. Он может продлить срок действия расписки или же потребовать выплаты денег.

– И если я не найду их, то могу потерять ранчо?

– Боюсь, это так.

– Благодарю вас, мистер Уэбстер, – пробормотала Келли.

Выйдя из банка, она остановилась на дощатом тротуаре в полном смятении. Что же теперь делать? Ей пришло в голову, что Калеб с самого начала знал о расписке. Она почувствовала, как в ней разгорается гнев. Однако, поразмыслив над тем, что услышала от Уэбстера, Келли поняла: этого не может быть. Калеб бы давным-давно ей об этом сказал.

Внезапно в памяти всплыло: «Мама заложила ранчо для того, чтобы добыть денег для защиты прав индейцев»…

Слова, произнесенные достаточно давно, отчетливо прозвучали в ее сознании.

Прямо через улицу, в тени раскидистых деревьев, прятались «Три королевы». Калеб, возможно, сейчас там. Если собраться с духом, можно было бы попросить его дать денег в долг.

Но тут Келли задумчиво сдвинула брови – ей пришло в голову, что Калеб Страйкер вполне может оказаться тем самым анонимным вкладчиком, о котором говорил мистер Уэбстер. Калеб вполне мог выкупить расписку, а потом, если окажется, что Келли нечем платить, заставить ее опуститься на колени. Ему даже не нужно ждать целый год. Он может потребовать деньги в любую минуту.

Она мучительно размышляла, благоразумно ли будет заглянуть в «Три королевы» и поискать там Калеба, но тут вдруг заметила Ричарда Эштона, который приближался к ней верхом.

Келли быстро отвернулась, надеясь, что тот не заметил ее, но было слишком поздно. Натянув поводья, он остановил коня, спешился и быстрым шагом направился к ней.

– Келли, как вы чудесно выглядите!

– Мистер Эштон, пожалуйста, оставьте меня в покое!

– Но, Келли, почему вы продолжаете упорствовать? Неужели не можете понять, что рано или поздно вы все равно станете моей? Ни один другой мужчина в городе не сможет сделать вас уважаемой всеми леди.

– А вы, как я полагаю, сможете?

– Вот именно.

Келли пристально посмотрела на Ричарда. В щегольском коричневом костюме, идеально соответствующем цвету карих глаз, он выглядел чрезвычайно представительно. На шее красовался аккуратно повязанный шелковый галстук, на голове – коричневый котелок, на ногах – начищенные до блеска коричневые сапоги, на руках – лайковые перчатки в тон всему ансамблю. Одна только бриллиантовая булавка на галстуке стоила, вероятно, несколько сотен долларов.

– Могу я предложить вам бокал лимонада? – спросил Ричард.

– Спасибо, – кивнула в знак согласия Келли.

Он взял ее под руку, и они прошли в небольшой, но очень элегантный ресторанчик.

– Ну расскажите, Ричард, как вы поживаете, – произнесла Келли после того, как молодой человек заказал два стакана лимонада и ароматный кекс.

– Поживаю отлично. Я слышал, наемник выздоровел?

– Да.

– Слышал также, что ваша свадьба отменяется. Вы все еще работаете на него?

– Я бы так не сказала.

Ричард отпил большой глоток из своего стакана, не сводя глаз с девушки. Какая же она хорошенькая! Как правило, ему нравились высокие, крупные женщины, но он не мог признать, что изящная фигурка Келли была просто идеальна. Кожа цвета густых сливок, волосы золотистые, словно осенняя листва, глаза чистые, синие-синие. Сколько же у нее было мужчин! – подумал он, и почему, черт побери, она до сих пор прогоняет его? Мысль о том, что она могла за деньги отдаваться этому проклятому метису, огненным жалом жгла его гордость и лишь подстегивала его вновь и вновь пытаться завоевать ее.

– В субботу у нас намечается вечеринка, – небрежно заметил он. – Я был бы очень рад видеть вас.

– Меня? – Келли уставилась на него с нескрываемым изумлением.

– Ну да, вас.

– Нет.

– Но почему? – мягко улыбнулся он.

– Я не смогу.

– Глупости, вы все можете. Вы будете моей почетной гостьей. Если вас беспокоит, что надеть, я пришлю какой-нибудь наряд.

– Прекратите, вашего отца удар хватит, едва я переступлю порог.

– Моему отцу достаточно будет лишь взглянуть на вас, и он все прекрасно поймет.

– Вот этого-то я и боюсь.

– Что ж, я просто подумал, что вам, должно быть, хочется изменить свое положение в городе. Подумайте сами, ведь после того, как вы пообщаетесь с горожанами на вечеринке, они едва ли смогут игнорировать вас на улице. И может быть, когда увидят вас в великолепном наряде и в хорошем обществе, они поймут, что вы совсем не такая, какой была ваша мать.

– А вам-то это зачем?

– Я буду танцевать с прелестнейшей девушкой города. Ну да, конечно, а потом угостит шампанским, станет осыпать комплиментами – и в конце концов получит то, о чем мечтал с той самой минуты, как Келли исполнилось пятнадцать лет.

Келли покачала головой: она никогда не считала себя трусихой, но все же у нее не хватало храбрости появиться на вечеринке в доме Чарлза Эштона.

– Ну как же мне убедить вас стать моей гостьей? Могу я подкупить вас новым платьем или дорогой безделушкой? – Ричард широко улыбнулся, продемонстрировав великолепные зубы. – Я сделаю все, что угодно, Келли, только скажите, чего вы хотите, – все будет ваше. А взамен от вас требуется ничтожная уступка – потанцевать со мной в субботу.

Во рту у нее пересохло – она поняла, что начинает всерьез задумываться над его предложением.

– Значит, все что угодно?

Ричард кивнул; он больше не сомневался, что она согласится.

– Хорошо. Мне нужно пять тысяч долларов. Он чуть не подавился лимонадом.

– Пять тысяч долларов?!

Келли пришлось прикрыть рот салфеткой, чтобы он не заметил ее улыбку.

– А что, для вас это проблема?

– Нет. Вы предпочитаете наличными или сгодится чек?

– Вы шутите?

– Вовсе нет. Потом люди долго будут вспоминать, как Ричард Эштон заплатил девушке целую кучу денег за один-единственный танец. – Келли отодвинула тарелку и взяла в руки сумочку. – Не терплю, когда меня принимают за полную дуру. Мы оба отлично знаем, что вы хотите от меня лишь одного – и это совсем не танец.

– А что, если я изменился, Келли?

– В это я поверю только тогда, когда люди полетят на Луну.

– И все-таки это правда. – Он взял ее руку и сжал в своей. – Вы не верите мне… Я понимаю, что раньше вел себя не лучшим образом, но теперь с этим покончено.

Келли вырвала руку. Ричард Эштон умеет быть обаятельным, когда это ему требуется, но она все равно не поверит ни единому его слову. Зря старается.

– Спасибо за кекс и лимонад, – сухо произнесла она и встала из-за стола. – А сейчас, пожалуй, мне пора.

– Я провожу вас.

– Не надо, в этом нет необходимости. Всего хорошего, мистер Эштон.

Выйдя на улицу, Келли покачала головой. Пять тысяч долларов за танец – это же надо! Неужели он рассчитывал, что она поверит ему?

Да, он изменился, это верно. И главное, он изменил тактику…


В субботу, ближе к вечеру, Келли сидела на кухне своего дома в «Рокинг-С», неторопливо попивая чай, когда услышала стук в дверь.

На крыльце стояла незнакомая женщина с большой коробкой в руках.

– Что вам угодно?

– Меня зовут Рут Мэннинг, меня прислал мистер Эштон.

– Не понимаю.

– Я служанка мистера Эштона. Пришла помочь вам подготовиться к вечеру. – Она открыла коробку и вытащила оттуда длинный узкий конверт. – Мистер Эштон велел передать это вам.

Сердце девушки чуть не выпрыгнуло из груди, едва она вскрыла конверт, – внутри она обнаружила пять тысяч долларов крупными купюрами и записку со словами: «Увидимся в восемь. Р.»

Рут Мэннинг все еще вертела в руках коробку.

– Ну что, начнем?

– Мне… мне кажется, это ошибка.

– У нас мало времени, мисс Макгир, – сказала женщина, проходя мимо Келли в дом. – Пожалуй, пора приниматься за дело.

Отбросив сомнения, Келли решила, что примет предложение Ричарда и побьет того его же картой.

На ближайшие три часа Келли предоставила себя в полное распоряжение Рут Мэннинг. И нельзя сказать, что не испытала при этом наслаждения. Сначала женщина заставила ее добрых полчаса нежиться в горячей мыльной ванне. Она вымыла Келли волосы, помогла влезть в банный халат, а потом, пока волосы сохли, полировала ей ногти. Затем сделала Келли массаж – «чтобы вы расслабились». Когда волосы высохли, Рут принялась экспериментировать с прическами, пока наконец, отбросив длинную золотистую гриву с лица Келли, не укрепила ее двумя большими, украшенными драгоценностями гребнями так, чтобы волосы спадали вдоль спины мягкими волнами.

Из своей огромной коробки Рут вытащила кружевные панталоны, тончайшую сорочку и атласную нижнюю юбку. Она помогла Келли облачиться в новое белье, а затем снова наклонилась к коробке и извлекла платье нежнейшего шелка. Оно было сапфирно-голубого цвета, с высоким воротничком, длинными рукавами, слегка расширяющейся книзу юбкой и скромным турнюром, украшенным белыми атласными цветами.

Но самым чудесным сюрпризом оказалось бриллиантовое ожерелье, которое Рут застегнула на шее Келли. Камни искрились в лучах предзакатного солнца, сверкая, словно звезды на небосводе. Ожерелье дополняли серьги и браслет.

Келли смотрелась в зеркало, не в силах поверить своим глазам. Платье идеально подходило к цвету ее глаз, прекрасно подчеркивало белизну кожи и золотистый оттенок волос. Его покрой был крайне сдержанным, но вместе с тем откровенно соблазнительным, плавно обтекающим каждый изгиб фигуры.

Рут отошла на шаг и уперлась руками в бедра.

– Ну просто картинка, – сказала она, явно довольная плодами своего труда. – Теперь это платье ваше, мисс Макгир, а вот бриллианты нужно будет вернуть.

– Да, конечно, – пробормотала Келли, продолжая рассматривать свое отражение. Никто никогда не признал бы в ней дочери Лейлы Макгир, если бы увидел ее сейчас.

– Платье выглядит так, словно сшито специально для вас, а уж это ожерелье – ну в нем вы просто королева, мисс. Уверена, мистер Эштон останется доволен.

– Благодарю, миссис Мэннинг, – машинально отреагировала Келли, но в этот момент она думала не о Ричарде, нет, ее мысли были заняты Калебом Страйкером. Что бы он подумал, если бы увидел ее сейчас, разодетую, словно герцогиня?..

– Мисс?

Келли глянула через плечо.

– Извините. Вы что-то сказали?

– Пора идти.

Келли глубоко вздохнула. Она нисколько не сомневалась, что совершает огромную ошибку, но что-то заставляло ее следовать за Рут. Если Ричард Эштон желает заплатить ей пять тысяч долларов за танец, пусть будет так. Но если он полагает, что за эту сумму может получить нечто большее, чем танец, то он, увы, глубоко заблуждается.

У крыльца их уже ожидала поразительной красоты коляска. Лакей в темно-зеленой ливрее помог Келли подняться на заднее сиденье экипажа, усадил Рут напротив, и они тронулись.

Келли, улыбаясь, откинулась назад, чувствуя, себя Золушкой, отправляющейся на бал, – только не встретит она там прекрасного принца: она будет танцевать с драконом.

Глава 24

Калеб сидел на крыльце, покуривая сигару, когда увидел спускающуюся по улице коляску Эштона. Сначала она не привлекла его внимания, но потом он вдруг заметил золотистый водопад волос – это могла быть только Келли.

Медленно поднявшись, он спустился по ступеням и вгляделся в сгущавшиеся сумерки. Он не ошибся, в экипаже сидела Келли, и выглядела она прекраснее, чем когда бы то ни было. Она проехала мимо дома, даже не бросив взгляда в его сторону. Калеб нахмурился, недоумевая, каким образом она могла оказаться в коляске этого прощелыги, потом тихо выругался. Да она же отправилась на прием, который Чарлз Эштон устроил по случаю дня рождения своей жены Долорес!

Устремив взгляд в глубь улицы, метис увидел многочисленные экипажи у входа в особняк Эштонов. Видимо, туда были приглашены самые влиятельные жители Шайенна.

Он негромко хохотнул, представив себе, как Келли появится в апартаментах, заполненных сливками местного общества. Она там будет, словно курица в лисьей норе, подумал он, но потом неопределенно пожал плечами. Хотя, может быть, и нет. В этом синем платье она определенно похожа на сказочную принцессу. Возможно, никто и не узнает в ней дочь Лейлы Макгир – ну а потом будет уже поздно, и если ее хоть раз примут в доме Эштонов, то в будущем жители города поостерегутся относиться к ней с презрением.

Оставалось загадкой, почему она приняла приглашение. Она ведь всегда открыто выражала свое отвращение к Ричарду – а Калеб не сомневался, что приглашение исходило именно от него. Что же заставило ее передумать?

Он медленно вернулся к крыльцу и застыл там, положив руки на перила и всматриваясь в темноту, а мыслями его завладел неожиданно явившийся ангел в сапфирно-голубом платье.


Келли вышла из экипажа, и глаза ее широко раскрылись при виде разноцветных китайских фонариков, освещавших ведущую к усадьбе аллею.

Слуга у дверей спросил пригласительный билет.

– Я… – Она коснулась пальцами бриллиантового ожерелья. – Я не знаю…

– Все в порядке, Хоукинс, это моя гостья.

Келли с облегчением вздохнула, когда она увидела спешащего навстречу Ричарда, одетого в безупречный черный костюм с белоснежным галстуком.

– Келли, вы чудесно выглядите! – воскликнул он, проводя ее в дом. – Идемте, мне не терпится познакомить вас со своими стариками.

Чарлз Эштон был сказочно богат от рождения, и это сказывалось во всем: в его манере держаться, носить самые дорогие вещи, в покровительственной манере говорить с окружающими. Самоуверенный, довольный собой, он улыбнулся и взял ее за руку.

– Ричард, что это за прелестная дама и где ты ее прятал?

– Это Клер Томпсон, папа. Познакомьтесь, Клер, это мой отец, Чарлз Эштон, а это мама, ее зовут Долорес.

– Очень рада познакомиться с вами, мистер и миссис Эштон.

– Ваше лицо кажется мне знакомым, дорогая, – вежливо заметил Чарлз Эштон, не выпуская руки девушки. – Мы не встречались прежде?

– Думаю, нет, сэр. Уверена, что я бы запомнила.

– Желаю вам приятно провести время, милочка, – улыбнулась Долорес Эштон, похлопав Келли по плечу. – Ричард, будь гостеприимен и помоги гостье почувствовать себя как дома. Слышишь, милый?

– Да, мама, с удовольствием. Проходите, Клер.

Когда они отошли от родителей Ричарда на довольно значительное расстояние, Келли нахмурилась и раздраженно спросила:

– Почему вы не сказали им, кто я на самом деле?

– Ну просто решил, что вы будете чувствовать себя спокойней, если ваше инкогнито не будет раскрыто.

– Неужели вы не понимаете, что кто-нибудь из приглашенных непременно меня узнает? И что тогда?

– Не думаю, что это возможно. Вы выглядите, словно королева. А от этих бриллиантов ваши глаза так и сверкают. Боже мой, Келли, вы прекрасны!

– Благодарю. Чудесные бриллианты.

– Рут предупредила, что их нужно вернуть?

– Да. Не волнуйтесь. Я никуда с ними не сбегу, это не входит в мои планы.

– Да я и не волнуюсь.

Ричард взял ее за руку, и они прошли в бальную залу. Особняк Эштонов был немного больше, чем дом Калеба, если такое возможно. Он был битком набит хрусталем и тончайшей работы фарфоровой посудой, богато украшен зеркалами и изящными напольными вазами. А полированную черную мебель наверняка привезли из старинных испанских замков.

Над мраморным камином развешано оружие, рядом, в полный рост, красовалась статуя рыцаря в средневековых доспехах. Повсюду заграничные ковры, гобелены и множество украшений из фарфора и экзотического дерева.

Ричард представил Келли нескольким парам. Некоторые имена – такие, скажем, как Уипплы или Нэйглы, – она припоминала, другие ничего ей не говорили. Она не встретила тут никого из тех, кого знала, но это было неудивительно. Люди, вращающиеся в кругу Эштонов, не якшались с такими особами, как Лейла Макгир.

Первое время Келли чувствовала себя неловко, но потом ненароком бросила взгляд на свое отражение в зеркале, и уверенность вновь вернулась к ней. Выглядела она прелестно. И никто до сих пор ее не узнал. Прекрасно, на этот вечер она останется Клер Томпсон, благородной леди. Будет вволю танцевать и веселиться, и, если не станет слишком много болтать, никто не заметит обмана.

А вот в понедельник утром первым делом она отправится в банк и выкупит расписку!

Примерно через час гостей пригласили к столу.

Когда Ричард привел Келли в столовую, она на несколько мгновений застыла от изумления. Вдоль длинного, покрытого камчатым полотном стола высились старинные канделябры. Фарфоровой посуды такой красоты Келли никогда прежде не доводилось видеть. Хрустальные бокалы на длинных ножках причудливо преломляли в своих гранях яркое пламя свечей. Массивные серебряные приборы были отполированы до блеска.

А какие угощения! Их подносили блюдо за блюдом, и каждое очередное было вкуснее предыдущего. Интересно, подумала Келли, быть может, и Дункан Страйкер в свое время устраивал такие же блистательные приемы и те же люди собирались под крышей его дома… У нее вдруг появилось безумное желание встать и громогласно объявить, что она дочь пресловутой Лейлы Макгир, и посмотреть, какую реакцию вызовет подобное сообщение.

Она искоса взглянула на Ричарда и встретилась с его дружелюбным взглядом.

– Вы довольны, Клер?

– Да, спасибо.

– Наш Андре прекрасный повар, не правда ли?

Клер кивнула.

– Совершенно справедливо, – произнесла она, подражая высокомерному тону сидящей слева от нее дамы.

Весело рассмеявшись, Ричард прикрыл рот салфеткой, потом потихоньку пожал ее колено.

– Никто из присутствующих и не догадался бы, что вы не принадлежите к этому обществу.

– А я к нему и не принадлежу, – ответила Келли. – Если вы не забыли, вам потребовалось заплатить мне пять тысяч, чтобы я сюда пришла.

– Ну что вы, я ведь сказал это как комплимент, – огорчился Ричард. – Любому может показаться, что вы родились в королевском семействе.

– А я там и родилась, – прошептала Келли, выдавив из себя слабую улыбку. – Моя мать была королевой в «Майнерз рест». Разве вам это не известно?

Ричард нахмурился.

– Не говорите громко. Кто-нибудь может услышать. Внезапно ей все стало безразлично – да пусть хоть весь мир слышит, какая разница! И вообще, что она здесь делает, изображая из себя знатную даму?

Надо было спокойно сидеть дома, подумала она, но тут же одернула себя – она ведь явилась сюда исключительно из-за «Рокинг-С».

Встав из-за стола, Ричард галантно подал ей руку, и они прошли в бальную залу. Келли еще ни разу в жизни не видела такого огромного помещения.

Когда заиграл оркестр, Ричард торжественно вывел ее на сверкающий паркет, и они закружились в вальсе. Нельзя отрицать, он был прекрасным танцором, хотя и не столь грациозным, как Калеб. Она невольно вспомнила, как Калеб танцевал с ней в ее спальне, крепко прижимая к себе, а беспокойные серые глаза излучали желание…

Келли почувствовала, что больше всего на свете хочет снова оказаться в его объятиях, услышать его низкий голос, ощутить прикосновение его рук, волшебный вкус его поцелуев. Но… Она с холодной решимостью встряхнула головой. Как смел он лгать ей про ранчо, как смел делать предложение стать его женой – лишь для того, чтобы полностью завладеть имуществом, которое по праву принадлежало ей!

– Ау!

Голос Ричарда заставил ее вернуться к действительности.

– Извините, я задумалась. Вы что-то сказали?

– Только спросил, не хотите ли шампанского.

– Да, спасибо.

Пока он ходил за напитком, Келли стояла у балконной двери и мило улыбалась всем подряд. Она чувствовала себя так, будто жила чьей-то чужой жизнью. Словно Келли Макгир прекратила свое существование в то мгновение, когда вошла в дом Эштонов. Странное ощущение – как будто ты оказался в чужой коже.

Сердце ее наполнилось тревогой, едва она увидела, как к ней направляется миссис Эштон.

– Ну что, Клер, – произнесла почтенная дама, – вы всем довольны?

– Да, спасибо.

– Раньше мы никогда вас не встречали. Скажите, вы давно знакомы с Ричардом?

– Да, несколько лет.

Долорес Эштон удивленно вскинула брови.

– Неужели? А ваша семья из этих мест?

– Нет, я родом из Денвера.

Ложь легко слетела с ее губ. Чего стыдиться, ведь и Калеб ей лгал…

– Понятно. – Долорес Эштон улыбнулась, увидев направляющегося к ним сына. – О, вот и Ричард. Оставляю вас наедине. Желаю приятно провести время, Клер.

– Спасибо, мадам.

– Мама решила сыграть роль свахи? – спросил Ричард, протягивая Келли бокал шампанского.

– Нет, почему вы так решили?

– Ох, знали бы вы, сколько раз она пыталась меня женить! Ей все кажется, что настало время мне остепениться и подарить ей внуков.

– А вы так не считаете?

– Ну я еще слишком молод, чтобы жениться.

– Вот и я тоже так думаю.

Келли отхлебнула шампанского, с удовольствием ощущая, как нос щекочут пузырьки.

– Чудесно! – воскликнула она и допила бокал до дна.

– Держите. – Ричард протянул ей свой бокал. – Выпейте и мою порцию, раз вам нравится.

– А вы не хотите?

– Позже возьму еще.

Весь следующий час Келли беспечно танцевала и пила шампанское. Улыбаясь Ричарду, она думала, что не так уж он отвратителен, как она всегда представляла. Он весело хохотал над ее шутками, внимательно следил, чтобы ее бокал был постоянно наполнен, и потчевал ее комплиментами, в которых, как он уверял, не было ни малейшего преувеличения ее достоинств.

Устав от стремительной польки, Келли тяжело дышала, и тут Ричард предложил ей прогуляться.

– Прекрасная мысль, – согласилась Келли. – Глотну немножко свежего воздуха.

Ричард вывел ее на веранду, а оттуда они прошли по лестнице в сад.

Их окутал сумрак, когда они оказались на тропинке, вьющейся среди розовых кустов. Ричард обнял ее за талию.

– Кажется, вы немножко перебрали шампанского, – заметил он, увидев, как она покачнулась.

– Вы находите? – спросила Келли. Она поморгала слипающимися ресницами. – Но это было так приятно…

– Ведь вы не привыкли к спиртному, верно?

– Нет. Мама совсем не позволяла мне пить. И играть в азартные игры тоже, – хихикнула она. – А однажды она прострелила ногу какому-то мужчине, который пытался меня поцеловать.

– У вас было много мужчин? Келли покачала головой.

– Что вы! Ни одного. Мама бы не позволила.

– Не надо мне лгать.

– А зачем мне лгать, когда речь идет о таких вещах?

– Вот как? А как же Страйкер?

– А что Страйкер?

– Разве он… Я хочу сказать, вы же жили в его доме…

Ничего не ответив, Келли холодно посмотрела на Ричарда. Их взаимоотношения с Калебом – дело сугубо личное и его никоим образом не касается.

Но в то же время приятно поизображать из себя этакую недотрогу…

Резко остановившись, Ричард внезапно притянул ее к себе.

Келли изумленно охнула, когда он сжал ее в своих объятиях, но не успела сказать и слова, как его губы сомкнулись с ее губами. Она уперлась руками в его плечи, стараясь оттолкнуть от себя, но Ричард держал ее крепкой хваткой, не собираясь отпускать, а губы его тем временем впивались в нее все сильнее.

Когда наконец он ее отпустил, Келли с трудом перевела дыхание, а он заметил:

– Вам приходилось целоваться и раньше, милая Келли.

– Ну и что с того?

– А то, что я почти поверил в вашу невинность. Так вы меня за дурака принимаете?

– То, что я прежде целовалась, вовсе не означает, что я…

Ричард сжал ее руку с такой силой, что Келли вскрикнула. Он оттащил ее в тень, прижал к ограде и навалился на нее всем телом.

– Я заплатил пять тысяч долларов за эту ночь, – прохрипел он, – и теперь собираюсь получить то, что действительно стоит таких денег.

– Отпустите меня!

– Даже не собираюсь.

Келли в панике попыталась оттолкнуть Ричарда, но вес его тела не позволил ей даже шевельнуться. Когда Ричард склонился к ней, Келли почувствовала на своем лице его жаркое дыхание, смешанное с парами алкоголя и запахом табака.

Она с отвращением отвернула голову в сторону и, глубоко вздохнув, резко и сильно ударила коленом между его ног.

Воздух с болезненным стоном вырвался из легких Ричарда. Отшатнувшись, он скорчился на коленях, а изо рта его потоком полились проклятия.

Келли рывком подобрала юбки и стремительно помчалась по тропинке к воротам. Отодвинув щеколду, она выскочила на улицу, свернула налево и со всех ног бросилась прочь. В голове все еще звучал голос Ричарда, поэтому она как на крыльях неслась к единственному убежищу, где могла чувствовать себя в безопасности. Только бы он был дома, только бы укрыл ее и на этот раз!


Увидев Келли, Калеб удивленно качнул головой. Весь вечер он неотступно думал о ней, представлял, как она веселится на балу у Эштонов, как танцует там с Ричардом и совершенно не ожидал, что она появится на его пороге посреди ночи.

– Сбились с дороги, принцесса?

– Не совсем. Разрешишь мне войти?

– Конечно.

Оторвавшись от дверного косяка, он пропустил Келли в дом и вслед за ней прошел в гостиную. При свете лампы он заметил, что щеки ее горят, а губы посинели.

– Хочешь что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо.

– В таком случае чем могу быть полезен?

– Да нет, спасибо… я просто…

– Ну да, просто прогуливалась неподалеку и решила заскочить, чтобы пожелать мне спокойной ночи.

– Да… нет… Я просто… – Келли смотрела на него, не зная толком, что сказать. Она впервые видела Калеба небритым, а рубашка его была измята так, словно он в ней спал.

– Судя по всему, твоя вечеринка с Ричардом прошла не совсем так, как ты рассчитывала.

Разозленная его издевательским тоном, Келли бросила на него свирепый взгляд. Расправив плечи, она подняла голову и приготовилась к битве.

– Я прекрасно провела время.

– Угу. И именно поэтому примчалась сюда посреди ночи – исключительно ради того, чтобы поведать мне, как великолепно провела вечер.

Келли с отчаянием перевела дыхание. Какой смысл притворяться?

– Он хотел… ну, ты понимаешь… И я ударила его. Ногой. Вот сюда.

Губы Калеба искривились в слабой усмешке.

– Насколько я помню, ты чертовски здорово умеешь бить мужчин «вот сюда». У тебя такие маленькие острые коленки. Очень эффективно получается. Вот только не понимаю, с чего ты вообще приняла это дурацкое приглашение.

– Не твое дело.

Калеб передернул плечами. Мысли о Ричарде Эштоне давным-давно вылетели из его головы, и теперь он упивался красотой своей бывшей невесты. На фоне фантастической синевы ее платья глаза Келли сверкали, как драгоценные сапфиры. От быстрого бега несколько шпилек выскочило из ее волос, и волнистые пряди ниспадали на плечи подобно водопаду.

– Келли, ты прекрасна, – прошептал Калеб, подойдя ближе. – Глаза у тебя синие, как высокогорное озеро в летний день. А волосы… Твои волосы… – Он запустил пальцы в ее шелковистые золотые локоны. – Они нежны, как тончайший бархат, и пылают, словно пламя…

Завороженная магией его слов, Келли застыла. Нежные, искренние, они звучали как стихи, как строки Библии.

– А губы твои… – он коснулся кончиками пальцев ее губ, – такие мягкие и трепетные, как крылья мотылька…

Она мгновенно забыла о том, что хотела оттолкнуть Калеба. Он протянул руки, и она, прижавшись к нему, подняла лицо для поцелуя, прикрыла глаза в сладком ожидании – и уста их сомкнулись.

Обжигающее пламя в ту же секунду охватило ее, пробуждая к жизни каждое чувство, каждый нерв; все в ней зазвенело. От Калеба пахло виски и табаком. От Ричарда Эштона пахло почти так же, однако его поцелуи были ей противны, а от поцелуев Калеба сердце начинало радостно колотиться и грудь наполнялась желанием.

Он слегка отодвинулся от нее. Не в силах дышать, Келли смотрела в его потемневшие глаза, трепещущая, завороженная, плененная паутиной его взгляда.

– Калеб, я…

Ее прервал громкий стук в дверь.

– Кого это несет? – пробормотал Калеб.

– Он не посмеет сюда прийти!

– Не посмеет? Сейчас посмотрим.

Вслед за Калебом она прошла в прихожую и, остановившись позади, смотрела, как тот открывает дверь.

– Где она? – рявкнул Ричард.

– Она?

– Кончай дурачить меня, Страйкер. Где Келли Макгир?

– А ты что, ее потерял?

– Слушай, ты…

– Она здесь, – оборвал Ричарда Калеб. – Здесь она и останется.

– Только не сегодня. Сегодня она моя.

– Келли, ты хочешь пойти с ним?

– Нет.

– Ты слышал, что она сказала? А теперь убирайся отсюда, пока я тебя не пристрелил.

– Подожди! – Келли быстро сняла ожерелье, браслет, серьги и протянула украшения Ричарду. – Вот, заберите.

Эштон сунул бриллианты в карман пиджака и злобно взглянул на Калеба.

– Тебе это так не сойдет, Страйкер.

– Ну-ну, потише, парень, не то ты меня испугаешь.

– Ты еще пожалеешь, поганый метис. Нечего тебе делать в этом городе, среди порядочных людей.

– Отправляйся домой, Эштон. Гулянка закончена.

– Мы с тобой еще потолкуем.

Выругавшись, Калеб захлопнул дверь прямо перед его носом.

– Тебе не следовало так поступать, – проговорила Келли. – Он очень мстительный человек.

– Боишься, он вернется, чтобы меня прикончить? Она покачала головой. Подобная мысль казалась слишком нелепой.

– Уже поздно, – произнесла она, внезапно почувствовав страшную усталость. – Ты не возражаешь, если я у тебя переночую? Совсем нет сил ехать домой.

Вспомнив о «Рокинг-С» и о том, что он солгал ей, Келли вновь почувствовала, как ее захлестывает волна гнева. Если бы она не нашла приписку к завещанию Дункана, то была бы сейчас миссис Страйкер и никогда бы не узнала, что единственной причиной, по которой он на ней женился, являлось желание заполучить ранчо. Мысль об этом все еще обжигала сердце. Ведь она так надеялась, что он ее любит – ну хоть немножечко. Нет, не это священное чувство двигало им. Он стремился стать хозяином ранчо и ради этого был готов жениться на невзрачной малышке Макгир. На мгновение она задумалась: почему же тогда он не уничтожил письмо и завещание? Но тут же отогнала эту мысль прочь. Что было, то было – и никогда больше она не поверит ему. – Келли…

Калеб шагнул к ней, и Келли отшатнулась, ощутив как велико желание, вновь охватившее ее. Она ужасно устала, а соблазн оказаться снова в его объятиях был так велик…

Направляясь к лестнице, она всем своим существом ощущала на себе его взгляд. Было приятно вновь очутиться в этом доме, провести рукой по перилам, пройти через холл в свою комнату, рядом с комнатой Калеба.

Устало опустившись на кровать, Келли сняла бальные туфельки, расстегнула синее шелковое платье, стащила его через голову, сняла нижнюю юбку. Оставшись в сорочке и панталонах, она забралась под одеяло и, закрыв глаза, снова подумала о том, что лучше бы никогда не находила той приписки к завещанию Дункана Страйкера и никогда не покидала этого дома.

Глава 25

На следующее утро она исчезла.

Тяжело вздохнув, Калеб затворил дверь ее спальни. Собственно, он и не ожидал, что она останется, но где-то в глубине души теплилась надежда, что она не сбежит, не попрощавшись.

Почувствовав вдруг безумное отвращение к самому себе, Калеб мотнул головой. Он казался себе старым и сентиментальным. Совсем раскис. А в сущности, что ему нужно? Бутылка и податливая женщина, вот и все. Когда же он пресытится тем и другим, то снова станет наемником. С этой работой он отлично разбирался, с ней справлялся как профессионал. Нужно к чертовой матери убираться из города, пока не поздно. Подальше от соблазна уткнуться в уютное плечико Келли и слезно вымаливать у нее прощение. К черту! Не нужна она ему. Да и никакая другая женщина не потребуется. Не создан он для оседлой жизни. Обойдется и без Келли.

Он взглянул в зеркало.

– Несчастный болван, – пробормотал он, глядя в серые глаза своего двойника, – черти в аду выглядят краше.

И в который раз задумался, кто и зачем стрелял в него.

Потом резко развернулся и сбежал вниз по лестнице. Нет, единственное, что остается, – это вернуться к прежней работе. Надо немедленно расплатиться за расписку, найти покупателя на этот особняк – и убираться к черту из этого проклятого города.


В полном изумлении Калеб уставился на Джорджа Уэбстера.

– Что вы говорите?

– Я говорю, мистер Страйкер, что за столь краткий промежуток времени произошло, как ни странно, важное событие. Вчера утром ко мне зашла мисс Макгир, у нее при себе было пять тысяч долларов наличными, и она выкупила накладную на ранчо. Так что теперь «Рокинг-С» принадлежит ей полностью и бесповоротно.

– Да где же она, черт возьми, взяла эти пять тысяч?

– Я не спрашивал.

– Ладно, я и не собирался сейчас выкупать закладную.

– Вот и прекрасно. Ибо, боюсь, ваше требование было бы отклонено.

– Отклонено? Почему?

– На этот вопрос мне не дано права отвечать.

– По-моему, вы и так сказали достаточно. В следующий раз, как увидите Эштона, передайте ему мои соболезнования, – усмехнулся Калеб. – А теперь всего хорошего, мистер Уэбстер.

Выйдя из банка и захлопнув за собой дверь, он остановился и задумался.

Пять тысяч долларов. Откуда Келли могла достать такую сумму? Только у Эштона, сверкнула мысль. Эштон – единственный человек в городе, который мог бы дать ей такие деньги.

Сегодня она моя. Эштон произнес эти слова таким тоном, будто… купил ее. Что ж, вполне возможно, так и было. Возможно, она взяла деньги, а потом передумала. Тогда понятно, почему Эштон прибежал в такой ярости.

Отказываясь в это верить, Калеб покачал головой. Нет, это невероятно. Он слишком хорошо знал Келли, чтобы поверить, что за пять тысяч долларов она ляжет в постель – с Эштоном, с другим ли, да с кем угодно…

А может, ему только кажется, что он ее знает?

– Черт! – тихо пробормотал Калеб. – Почему же она не обратилась ко мне?

«И ты бы тут же дал ей эти деньги? – услышал он голос своей совести. – Она уже просила тебя однажды, тогда ей нужна была лишь тысяча. И что из этого вышло?»

Калеб чертыхнулся. Несомненно, она не обратилась бы к нему с просьбой о деньгах. Он наврал про ранчо, про то, что хочет жениться на ней. Да, черт побери, он же только и делал, что врал ей. Так же, как и самому себе.


Взяв в руки пустую бутылку, Калеб посмотрел сквозь нее на свет. Столько выкурено сигар, столько выпито виски – будто в глотку вытряхнули плевательницу, а в живот впихнули винную бочку. Выругавшись, он швырнул бутылку на пол.

«Ничего, все в порядке», – успокоил он себя.

Улегся в постель, но и это не помогло. Едва Калеб закрывал глаза, перед ним возникали синие глаза девушки, отливающая матовой белизной кожа, и каждый раз он представлял, как проводит ладонью по нежному шелку ее волос.

Не помогало и спиртное. Чем больше он пил, тем явственнее видел ее лицо, ее взгляд, полный боли и укора.

Вздохнув, он закрыл глаза.

«Мама! Что мне делать?»

«То же, что делал всегда».

«Мама?»

«Я здесь».

Калеб вскинулся на подушках, ища глазами мать, но никого рядом не обнаружил – лишь пустая комната, погруженная во мрак.

– Наверное, перебрал сегодня виски, – прошептал Калеб, и тут же ему почудилось, что его волос коснулась рука. Рука его матери.

«Все будет в порядке, – казалось, слышал он тихий звук ее голоса, – не позволяй гордыне снова одержать над тобой верх».

Он почувствовал, что дух ее присутствует где-то рядом, в комнате, ощутил слабый аромат, который мог принадлежать только ей одной; это длилось несколько секунд, а потом все пропало.

Моргая, ошеломленный, он всматривался в темноту. Сон? Или так на него подействовало спиртное? Он медленно покачал головой. Нет, она была тут, рядом.

– Спасибо, мама, – прошептал он и погрузился в глубокий, без всяких сновидений сон.

Проснувшись, он почувствовал себя куда лучше, чем мог ожидать. Поднялся, искупался, вымыл голову и впервые за последние дни побрился.

Теперь он точно знал, чего хотел, и собирался добиться этого, даже если придется карабкаться на четвереньках или ползти на животе.

Быстро оделся, застегнул ремень с револьвером, схватил шляпу и вышел из дома. Его жеребец не испытал особой радости, увидев хозяина в такую рань. Он нервно перебирал ногами и отворачивал морду, а когда Калеб закинул ему на спину седло, пронзительно заржал. Калеб вывел жеребца из стойла и затянул подпругу.

– Знаю, знаю, – проговорил он, вскакивая в седло. – Еще слишком рано, а ты к тому же не завтракал. Но ведь и я не завтракал тоже.

Проезжая по 16-й улице, Калеб заметил, что возле приемной доктора Грея стоит Энжела Бристол, и направил коня к ней.

– Эй, Энжи, что-нибудь случилось?

– Калли… Ох, Калли… Это папа. Он… – Не договорив, Энжи разрыдалась.

Калеб соскочил с жеребца и бросился к ней.

– Объясни, что произошло?

– Его сердце… Оно… остановилось. Он умер, Калли. Папа умер!

Калеб обнял Энжелу, давая ей возможность выплакаться. Трудно было поверить в ее слова. Почему-то всегда казалось, что Джо Бригмэн будет жить вечно.

– Когда это случилось?

– Вчера, поздно вечером. Мама сказала, что он разбирался со счетами, а потом вдруг опустил голову на стол. Мама сначала подумала, что он заснул. Ох, Калли, не могу поверить, что его больше нет.

– Я понимаю. Давай-ка я отвезу тебя домой.

– Но ведь теперь, когда папа умер, у нас больше нет дома.

– Не будь дурочкой. Вы с матерью можете оставаться на ранчо сколько захотите.

– Это очень благородно с твоей стороны, Калли, но я не думаю, что твоя невеста захочет, чтобы мы остались.

– Это уж моя забота. Как ты приехала в город?

– На коляске. Она там, позади.

– Пойдем. Я провожу тебя домой.

Калеб привязал жеребца к повозке, усадил в нее Энжи и, запрыгнув вслед за ней, уселся рядом. Дернул поводья, и коляска тронулась.

– И что теперь собирается делать твоя мама? – помолчав, спросил Калеб.

– Не знаю. Она говорила, что, вероятнее всего, вернется на восток к сестре. – Поедешь с ней? Энжи подняла на него глаза.

– Я не хочу.

– Энжи…

– Ты же знаешь, чего я хочу.

– Думаю, сейчас не время говорить об этом.

– А я считаю, самое время. Что у тебя произошло с невестой, Калли?

– Извини, но тебя это не касается.

– Почему бы тебе не расторгнуть свою помолвку и не жениться на мне? – Положив руку ему на колено, она мягко сжала пальцы. – Со мной ты был бы счастлив.

– Энжи…

– Подумай.

– Нет. – Он поднял ее руку, мгновение подержал ее, потом опустил. – Я люблю Келли. И что бы ты ни говорила, что бы ни делала, этого не изменить.

– Ты совершаешь огромную ошибку.

– Не думаю. Энжи, почему бы тебе не объясниться с Томом? Твой папа считал, что это именно тот человек, который тебе нужен. Возможно, он был прав.

– Возможно. Том – прекрасный человек, честный, работящий, но я не испытываю к нему таких чувств, как к тебе.

Калеб огорченно покачал головой.

– Ничего не получится, Энжи. Мне очень жаль.

– Мне тоже.

Оставшийся путь они проехали молча. Добравшись до дома Бригмэна, Калеб помог Энжи спуститься с коляски и провел на крыльцо.

Эмили, жена Джо, встретила их у дверей. Это была миловидная женщина с седеющими каштановыми волосами и ясными голубыми глазами.

– Доброе утро, Калеб.

– Эмили… Примите мои соболезнования. Если понадобится помощь, сразу же дайте мне знать.

– Спасибо, Калеб. Не хотите ли чего-нибудь выпить? Кофе? Или, может, стакан лимонада?

Калеб покачал головой. Меньше всего ему хотелось оставаться наедине с Энжи.

– Похороны послезавтра в методистской церкви. – Обязательно приду.

Он кивнул Энжеле, попрощался с ее матерью и вышел из дома.

Минутой спустя, ведя коня на поводу, он уже двигался к ранчо. К Келли.


У Келли замерло сердце, когда, отворив дверь, она увидела, что на пороге, сжимая в руках шляпу, стоит Калеб. Она растерянно заморгала, не зная, что сказать. Зачем он пришел?

– Можно войти?

Она понимала, что должна отказать ему, но вместо этого только шире распахнула дверь.

Калеб вошел в прихожую, швырнул шляпу в угол и последовал за Келли на кухню.

– Садись, – сказала Келли, с отвращением к самой себе чувствуя, как сердце трепещет при виде метиса. – Я тут чищу яблоки для пирога.

Калеб выдвинул стул и уселся на него верхом, положив руки на спинку.

– Что тебя привело сюда? – спросила девушка.

– Встретил в городе Энжи. Она рассказала про смерть отца, и я отвез ее домой.

Келли кивнула.

– Это случилось внезапно, нам не удалось ничего сделать. – Она беспомощно развела руками. – Он умер прежде, чем сюда добрался доктор.

– Тебе понадобится новый управляющий.

– Да, наверное.

– Я бы взялся за эту работу.

– Ты?

– А что? Никто не любит это место больше, чем я.

– Но… Это значит, что ты будешь тут жить.

– И что из этого?

– Сам знаешь.

– Келли…

– Нет. Не желаю ничего слышать. Однажды я тебе уже поверила.

– Черт побери, Келли, ты только послушай…

– Хватит, я тебя слушала раньше, а ты все время врал.

– Я никогда тебе не врал.

– Но и правду тоже не говорил. Почему ты скрыл, что это мое ранчо?

– Боялся, что ты не выйдешь за меня замуж.

– Не верю ни единому слову.

– Это правда. Ну ладно, допустим, что сначала я думал только о ранчо. Оно должно было принадлежать мне. Старик знал, как я об этом мечтал, и я решил, что если мне придется жениться на тебе, чтобы его получить, то я женюсь.

– Очень лестно.

– Дай мне закончить. Ты должна знать: только после того, как ты отменила свадьбу, я понял, что ты мне нужна гораздо больше, чем ранчо.

Келли страстно хотелось поверить ему, но она боялась снова ошибиться. Он лгал ей прежде; наверняка лжет и сейчас.

– Помнишь, как я целовал тебя в тот день, когда мы должны были пожениться?

Она кивнула. Разве могла она забыть это?

– Неужели это было похоже на ложь? – спросил он.

– Не знаю.

– Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Келли.

Девушка покачала головой.

– Не выйдет, Калеб. Ты соврал мне про ранчо, и я больше никогда не смогу тебе поверить. Думаю, сейчас тебе лучше уйти.

– Я останусь, Келли, и буду работать у тебя управляющим, нравится тебе это или нет.

– Ты не имеешь права являться сюда и указывать, что мне делать. Или ты забыл, что теперь я здесь хозяйка? Если не возражаешь, я сама подыщу себе управляющего.

– Возражаю. Я с ума сойду в городской усадьбе. Мне нужно чем-нибудь заниматься. Обещаю, Келли, что не буду больше тебя беспокоить.

По глазам Келли он понял, что та колеблется, поэтому решил пустить в ход последний козырь:

– Кроме того, после ночного происшествия тут мне будет безопасней, чем в городе.

Хотя слова эти лишь с натяжкой можно было считать правдой, но и абсолютно лживыми назвать их тоже было нельзя.

В памяти Келли всплыло залитое кровью тело Калеба.

– Шериф так и не выяснил, кто в тебя стрелял?

– Нет.

Она опустила глаза на стоящую на коленях миску с яблоками, размышляя, как следует поступить. Было бы чистым безумием позволить Калебу остаться. Ведь нельзя отрицать, что их тянет друг к другу. Даже сейчас ей хотелось встать, коснуться его, обнять, прижаться к его груди, почувствовать его губы. Разве сможет она, ежедневно встречаясь с ним, разговаривая, слыша его голос, продолжать на него злиться?

– Я переночую с ковбоями, – мрачно сказал Калеб. – Завтра осмотрюсь, погляжу, что нужно сделать. Ты ведь пойдешь на похороны?

– Погоди! Я еще не сказала, что позволяю тебе остаться.

– Мне что, упрашивать тебя надо?

Калеб тут же сложил руки на груди и с мольбой произнес:

– Ну пожалуйста, Келли, разреши мне остаться!

– Прекрати!

Он окинул ее торжествующим взглядом.

– Увидимся завтра с утра.

С этими словами он вышел за дверь, а Келли в растерянности заметалась по дому.

Вот, наконец, он здесь, на ранчо.

И она будет встречать его каждый день.

Но хотя Келли и ругала себя за слабость, мысль о том, что он постоянно будет рядом, заставляла сердце быстрее биться в груди.

Немного успокоившись, она вытащила из миски яблоко, и принялась чистить его. Калеб любит яблочный пирог.

Глава 26

Келли сняла шляпку и вынула из волос шпильки. Подойдя к окну, выглянула в сад. Похороны очень расстроили ее. Хотелось надеяться, что еще долго ей не придется присутствовать на столь грустной церемонии. Она вспомнила похороны Дункана Страйкера, на которых собрались самые влиятельные жители Шайенна, потом похороны своей матери. Тогда на кладбище пришло лишь несколько человек, и никого из них и на порог бы не пустили в дома местной знати.

У могилы Джо Бригмэна собрался едва ли не весь торговый люд города. Джо прожил тут многие годы, его здесь все знали и уважали. Его жена Эмили, казалось, за три дня постарела на десять лет; Энжела, напротив, в своем траурном платье и вуалетке выглядела просто прелестно.

После похорон Эмили пригласила Келли зайти к ним, но девушке удалось уклониться, сославшись на сильную головную боль. А вот Калеб, подхваченный под руку Энжелой, исчез.

Келли поморщилась: Энжела без конца вертелась вокруг Калеба, висела у него на плече, пока священник читал отходную молитву, рыдала на его груди, когда отпевание закончилось. Было очевидно, что Энжела Бристол самым бессовестным образом заигрывает с метисом. И Келли чувствовала, как, глядя на эту парочку, едва ли не зеленеет от гнева.

Присев к туалетному столику, она принялась расчесывать волосы, но отвлечься ей не удалось – перед глазами то и дело вставали картины, в которых неизменно присутствовал Калеб: вот он выражает соболезнования Эмили Бригмэн; вот стоит у могилы, его серые глаза печальны; а вот помогает Энжеле забраться в коляску, чтобы отправиться обратно на ранчо.

Даже когда приступ ревности отступил, мысли о Калебе все так же тревожили ее. Она вспомнила его танец с индейцами, дикий и необузданный, словно он был один из них, и еще вспомнила, как, склонившись над нею, он шептал ей сладчайшие обольстительные слова.

Келли смахнула с ресниц слезы. Ей хотелось стать его женой, хотелось жить с ним на ранчо. Она представляла, какой счастливой будет их семья, как каждый год они станут вместе ездить в резервацию и отвозить индейцам скот и продукты.

Взгляд уперся в дверцы платяного шкафа. Там, завернутое в несколько слоев оберточной бумаги, лежало свадебное платье, которое ей так и не довелось надеть. Она проплакала несколько часов, укладывая его в шкаф. Погруженная в горе, она снова и снова примеряла его, проводила пальцами по нежной ткани. Надо отослать его обратно, подумала Келли, но потом решила, что лучше оставить его в память об…

Вдруг она услышала, как открывается дверь спальни, удивленно подняла глаза и увидела в зеркале фигуру Калеба, стоящего в дверном проеме.

– Нужно было постучать, – сухо бросила она через плечо.

– Я стучал.

– Значит, я не слышала. В чем дело?

Калеб пробормотал под нос проклятия, удивляясь, как этой девчонке удалось пленить его. Ни одна другая женщина не способна была пробудить его сердце, и ни над одной не было так сложно одержать победу. Прежде у него никогда не возникало проблем с женщинами. Даже когда они узнавали, что он полукровка, это не имело никакого значения. С двенадцати лет он замечал, как девчонки заглядываются на него.

Сначала он не понимал, в чем дело, но однажды, когда ему было почти пятнадцать, подслушал, как о нем судачили две взрослые женщины. Калеб прибежал домой и стал рассматривать себя в огромном мамином зеркале, впервые обращая внимание на собственную внешность. Калеба забавляло, что белые женщины находят его привлекательным, что их интригует медовый оттенок его кожи, что они восхищаются шириной его плеч и тем, как он улыбается. Что ж, время от времени стоит этим пользоваться, решил он тогда.

Калеб нахмурился. Келли ему больше не верит. И, возможно, теперь уже никогда не поверит. И все же он добьется ее – любыми средствами, но добьется. Может, она потому и сторонится его, что страстно хочет принадлежать ему, хочет, видимо, даже больше, чем может себе представить. Он не раз подмечал ее долгие скрытые взгляды, видел, как она дрожит, стоит только ему появиться рядом. От него не укрывались крохотные искорки желания, вспыхивающие в ее глазах, а когда они касались друг друга руками, он чувствовал, как между ними пробегает электрический ток.

Слабая улыбка тронула уголки его губ. Он добьется Келли Макгир, потому что любит ее – любит ее упрямство, ее наивность. Ее лицо ничего не может скрыть, а глаза так чисты и невинны! Она нужна ему – так же, как нужно хорошее виски, чтобы утолять жажду, как свежий воздух, чтобы дышать.

– Я спросила, в чем дело, – напомнила Келли, мечтая, чтобы он прекратил пялиться на нее, словно голодный волк на кролика.

– Южное пастбище, мисс Макгир, – ответил Калеб. – Я пришел спросить, как вы собираетесь поступить с южным пастбищем.

– Вы же управляющий, – бросила она. – Поступайте, как считаете нужным.

Она смотрела на Калеба, ненавидя его за то, что он заставляет ее так его любить, ненавидя себя за то, что он все еще волнует ее. Она не могла прогнать воспоминания о том ненастном вечере, что они провели в хижине, не могла заставить себя забыть, как чудесно было лежать в его объятиях, когда он пробудил в ней настоящую женщину.

Последовала долгая пауза, потом выражение глаз Калеба изменилось. Он тоже не забывает того, что случилось в хижине, поняла Келли, не забывает ни на минуту. Стоит ей сказать лишь слово, и он снова обнимет ее, обнимет прямо сейчас, здесь – и все повторится. К огромной своей досаде, Келли поняла, что очень хочет, чтобы это произошло.

Глядя на Келли, Калеб легко угадывал ее мысли. Ему хотелось сказать ей, как он любит ее, но он чувствовал, что может хоть целую вечность клясться в любви, а она все равно не поверит ему.

Но самое печальное заключалось в том, что у нее и не было причин верить ему.

– Это все, мистер Страйкер?

– Да.

Вздохнув, он вышел из комнаты и затворил за собой дверь.


В течение трех следующих недель Келли старалась по мере возможности избегать встреч с метисом и общалась с ним лишь в случае необходимости и только когда надо было обсудить темы, касающиеся дел на ранчо.

Она выслушивала его отчеты о клеймении и кастрировании скота, о подготовке загонов к следующей весне и перегоне животных на железнодорожную станцию, о текущих ценах на говядину и перспективах покупки новых бычков.

Время от времени он заходил, чтобы сообщить о том, что прохудилась крыша в сарае, что теленок споткнулся, сломал ногу и теперь придется его пристрелить.

И вот однажды Калеб появился снова и застыл в дверях, соединяющих гостиную с кухней. Он небрежно привалился плечом к косяку, – поджарый, мускулистый и такой желанный. Келли, растерянно моргая, смотрела на него, силясь вспомнить, какой же он задал вопрос… Что-то о сене и кормах…

Келли нахмурилась. Она понятия не имела, о чем он ее спросил, но это не играло никакой роли. Келли была уверена, что Калеб просто хочет заставить ее почувствовать себя дурой: управление скотоводческим ранчо требовало гораздо больше знаний, чем ей когда-то представлялось, и в большинстве вопросов она не разбиралась. Несомненно, он надеется – она признает, что не в состоянии вести дела на «Рокинг-С» и продаст ранчо ему. Но этому не бывать.

Пока Келли мучительно раздумывала над тем, что предпринять, как справиться с навалившимися проблемами, к ней явилась Энжела Бристол.

Открыв дверь и увидев Энжелу, Келли не смогла скрыть раздражения. Более неподходящее время для визита трудно было найти. Когда заявился Калеб, Келли как раз чистила камин, и ее передник был весь перепачкан сажей, а наскоро закрученные узлом волосы беспорядочно падали на плечи.

– Добрый день, – весело прощебетала Энжела. В руках она сжимала закрытую корзинку. – Мама пекла сегодня хлеб и подумала, что и вы не откажетесь от свежей буханочки.

– Спасибо, очень мило с ее стороны.

Келли вздохнула и без особой любезности пригласила женщину в дом.

– Выпьете чашку кофе?

– Да, спасибо, – сказала Энжела, протягивая Келли корзину. Теплая, словно техасское лето, улыбка озарила ее лицо, когда она увидела в гостиной Калеба. – Привет, Калли.

– Здравствуй, Энжи.

Глядя на них, Келли поморщилась. Свежий хлеб, как же! Да эта Бристол пришла сюда единственно только потому, чтобы повидаться с Калебом, иначе бы так не вырядилась. На ней было платье из зеленого муслина, безупречно облегающее фигуру. Оно оттеняло цвет ее глаз и матовую белизну кожи. Узкую талию перехватывал пояс из изумрудно-зеленого сатина, на голове красовался веселенький бант из ленты того же тона.

Стоя рядом с ней, Келли чувствовала себя одной из уродливых сестер Золушки.

– Пойду приготовлю кофе, – произнесла она. Подхватила корзину и вышла на кухню.

Быстро смолов горсть зерен, Келли наполнила кофейник водой, засыпала туда кофе и поставила на плиту.

Потом стащила грязный передник, вымыла руки и вытащила из волос шпильки. «Я делаю это вовсе не ради Калеба, – убеждала она себя, приглаживая волосы рукой, – и не потому, что в гости пришла Энжела».

Когда кофе закипел, Келли взяла поднос, поставила на него чашки и блюдца, сахарницу, кувшинчик со сливками, кофейник и отправилась в гостиную.

Энжела сидела рядом с Калебом на диване, восторженно заглядывая ему в глаза со сладкой – чуть не до тошнотворности – улыбкой на лице.

– …и я просто не знаю, что мне делать, – говорила она, сжимая руку Калеба. – Мне будет так одиноко.

– Можешь оставаться в старом доме, пока не подыщешь другого жилья, – ответил Калеб, аккуратно высвобождая свою руку.

– Ах, Калли! – воскликнула Энжела. – Ты так добр.

– О да, конечно, – вставила Келли.

Она поставила поднос на стол возле дивана и бросила на Калеба мрачный взгляд.

Тот усмехнулся краешками губ. Он прекрасно понимал, насколько возмущена она его словами: ведь он предлагал Энжеле остаться на ранчо, которое ему больше не принадлежит.

Энжела посмотрела на Келли.

– Вы не возражаете?

– Конечно, нет, – сквозь зубы процедила девушка, страстно желая схватить револьвер и немедленно пристрелить Калеба Страйкера.

– А когда уезжает твоя мама? – спросил метис.

– Послезавтра, – ответила Энжела и снова сосредоточила все внимание на его лице. – Ты не поможешь погрузить ее вещи в фургон?

– Конечно. Загляну к вам сегодня вечером.

– Кофе, миссис Бристол? – спросила Келли, сунув чашку Энжеле под нос.

– Спасибо.

– Сливки? Сахар?

– Да, пожалуйста.

Словно острый нож пронзал сердце девушки, когда она смотрела, как эти двое глядят друг на друга – как будто никого больше и нет в комнате. Она ревновала! Да нет, не может она его ревновать, просто ей неприятно, что на нее не обращают внимания в ее же собственном доме. Но если Энжеле Бристол снова вздумается строить Калебу глазки, то Келли, чего доброго, может и заехать ей по голове кочергой.

Минут через тридцать Энжела ушла. Келли захлопнула за ней дверь и стала собирать со стола чашки, грохоча посудой по подносу и все еще не желая признаться себе в том, что ревнует Калеба к этой женщине.

– Эй, Келли, успокойся.

– Я и так спокойна.

Калеб не смог сдержать улыбку.

– Ты не объяснишь, что случилось?

– Ничего. А что могло случиться? – Она уперлась руками в бока и обратила на него гневный взгляд. – Эта женщина! Как она смеет являться ко мне домой и вести себя так, словно все здесь принадлежит ей, а не мне?!

– Надеюсь, ты не ревнуешь?

– Я? Ревную? Не говори ерунды!

Калеб сделал к ней шаг, и Келли отступила назад, смущенная его близостью и выражением глаз.

– Не нужна мне Энжи, – произнес Калеб голосом теплым и мягким, как тающее масло. – И никогда не была нужна. Мне нужна ты. Только ты.

Келли, широко раскрыв глаза, смотрела на него. Ей хотелось убежать, но ноги словно приросли к полу, и она продолжала беспомощно стоять на месте, когда Калеб наклонил голову и поцеловал ее в губы. Он не закрывал глаз, не закрыла их и она. Глаза его были серыми, как низко нависшие над землей грозовые тучи. Губы были горячими и твердыми; когда она попыталась отстраниться, он сжал рукой ее голову и, не позволяя Келли шевельнуться, продолжал ее целовать. То не был поцелуй, полный страсти и желания; Калеб лишь касался ее губ своими, но Келли чувствовала, как жар пронзает ее тело до самых кончиков пальцев.

Очень медленно он поднял голову и проговорил:

– Мне нужна ты, а не ранчо. Только ты.

Ноги Келли подкосились, и, покачнувшись, она уперлась руками ему в грудь. И зачем только она сопротивляется?..

Калеб гладил ее спину, и наслаждение искорками проносилось вдоль позвоночника, полностью подавляя всякое желание вырываться из его объятий. Его жаркий поцелуй обжигал ей губы, опалял душу.

Келли обвила руками шею Калеба и изо всех сил прижалась к нему, только бы быть как можно ближе.

Говорит, что она нужна ему. Рискнуть? Поверить ему снова? Как можно сомневаться в нем? Калеб целовал ее все крепче, все плотнее сжимал в своих объятиях, погружая в пучину наслаждения. Келли задыхалась от чувств, упивалась его близостью. Она любила его ласки, вкус его губ – и ей до боли хотелось дать ему то, чего он желал, дать ему все, но…

Келли выскользнула из объятий Калеба и, тяжело дыша, взглянула на него.

– Нет! У тебя ничего не выйдет.

– Келли…

– Я не верю тебе. Ты уже обманул меня однажды и, насколько понимаю, обманываешь сейчас.

Он шагнул к ней, но Келли покачала головой.

– Тебе лучше уйти.

С губ Калеба сорвалось негромкое проклятие, и, схватив шляпу, он выскочил из комнаты.

Холодный порыв ветра пронесся через гостиную, выстуживая ее. На сердце у Келли стало так же холодно и одиноко.


Четыре долгих дня она не виделась с метисом, но ей постоянно докладывали о том, где он находится.

Во вторник утром, когда Келли пошла набрать яиц, Слим Маккой заметил, что Калеб отвез мать Энжелы в город на вокзал, а потом вернулся с Энжелой домой. Келли коротко кивнула, стараясь не думать о том, что Калеб довольно долго пробыл с этой женщиной наедине.

Когда же в среду вечером она вышла подоить корову, Большой Джордж Гири сообщил, что если ей понадобится Калеб, то он в доме Бригмэна, помогает миссис Бристол передвигать мебель.

В четверг Слим проинформировал ее, что Страйкер повез Энжелу в город покупать ткань для занавесок.

Согласно сообщению Харви Смита, вернулись они в пятницу вечером.

Конечно, ей все это было безразлично, но она не могла не размышлять о том, что они могли делать в городе целых два дня. Провели ли ночь в особняке? Спала ли Энжела в постели Калеба? Готовила ли ему утром завтрак?

Келли топнула ногой в ярости на Калеба за то, что он встречается с другой женщиной, в ярости на себя за то, что эта мысль приводит ее в бешенство.

Пусть делает все, что хочет, для нее он ничего не значит. Он соврал ей про ранчо. Твердит теперь, что ему нужна только она… Да он может сколько угодно убеждать ее в этом – ведь если он любит ее, как говорит, почему же столько времени проводит с Энжелой Бристол? И почему, ну почему она так из-за этого страдает?

Когда на следующий вечер Калеб появился в ее доме, Келли сделала все возможное, чтобы казаться холодной и равнодушной. Он сообщил, что на ранчо все в порядке, скот выглядит хорошо. Если на зиму потребуются дополнительные корма, то сена будет в достатке, а старый Фред Турли предсказывает мягкую зиму.

– Благодарю, мистер Страйкер, – произнесла Келли, как только Калеб закончил отчет. – Спокойной ночи.

– Келли…

– Спокойной ночи.

– Ладно, черт возьми, поступай, как знаешь, – пробормотал он и, нахлобучив шляпу на голову, вышел из дома.

Келли смотрела ему вслед до тех пор, пока ночь не поглотила его. Куда он направился? Пойдет ли сейчас к Энжеле Бристол? Проводит ли он ночи с этой женщиной? Он собирался ночевать с ковбоями. Вот только действительно ли он там? Работники постоянно рассказывали ей о нем, однако странно, что при этом они никогда не упоминали, где Калеб проводит ночи.


На землю упали первые осенние листья, и Келли бросилась приводить в порядок дом. Вымыла и натерла пол в столовой, очистила от пыли и отполировала мебель, отмыла снаружи и изнутри кухонные шкафы, а заодно перемыла всю кухонную утварь. Ясным сентябрьским днем выбила ковры и выгладила шторы. В столовой и своей спальне переставила мебель.

Следующие две недели то и дело начинал идти дождь, и Келли коротала время за уборкой комнат. Желтая спальня была очень милой, солнечной и светлой, поэтому она решила, что тут теперь будет гостиная. Комната эта никому не принадлежала, здесь стояли лишь кровать, небольшой шкаф и один стул. Розовая спальня когда-то служила детской, и в спальню ее переоборудовали позже. Ничто не указывало на то, что здесь когда-то жили дети, но Келли не могла отделаться от чувства, что обитатели этого помещения испытывали не только великую радость, но и глубокую печаль.

Коричневая с белым спальня принадлежала раньше Калебу. Тут стояла длинная узкая кровать, покрытая коричневым с белыми разводами одеялом, на окнах висели бежевые шторы безо всяких узоров. Еще в комнате был дубовый комод, шкаф и удобное коричневое кожаное кресло.

Келли напомнила себе, что теперь это ее дом, и стала выдвигать ящики шкафа. Первые три оказались пустыми, и она почувствовала некоторое разочарование: хотелось найти хоть какую-нибудь вещь, которая напомнила бы о прошлой жизни Калеба.

Но когда Келли выдвинула последний ящик, у нее перехватило дыхание. Внутри она обнаружила рубаху из оленьей кожи, такие же штаны и пару мокасин. С благоговением она вынула одежду. Рубаха была мягкой на ощупь, с рукавов свисала бахрома; штаны сшиты из более толстой кожи и тоже украшены бахромой; мокасины простые, но добротные.

Повинуясь импульсу, Келли стащила с себя блузку и натянула рубаху. Та оказалась великовата, но ему уже мала. Она попыталась припомнить, сколько лет было Калебу, когда он покинул племя лакотов.

Потом хотела примерить штаны, но они были слишком длинны, а мокасины чересчур велики.

Не снимая рубахи, Келли прошлась по комнате, погладила одеяло, выглянула в окно, стараясь представить себе, как чувствовал себя Калеб, когда жил здесь. Своего отца она не знала. Как печально, что Калеб ненавидел Дункана Страйкера, и сколько же он от этого потерял! Она отдала бы все на свете, лишь бы только узнать, кем был ее отец…

Стоя у окна и глядя на пелену дождя, Келли вдруг поняла, что уже не одна в комнате. Глубоко вздохнув, чтобы сдержать бешено забившееся сердце, она повернулась и увидела его.

– Ты что, собираешься записаться в индейцы? – спросил Калеб, указывая на кожаную рубаху.

– Нет… я просто…

– Решила покопаться в чужих вещах?

– Ничего подобного! – с возмущением воскликнула девушка. – Или ты забыл, что это мой дом?

– Можно подумать, что ты позволишь мне об этом забыть, – парировал он, и Келли вздрогнула, услышав в его голосе нотки горечи.

– Вам что-нибудь нужно, мистер Страйкер?

– Ты отлично знаешь, что мне нужно.

– Энжелу Бристол? – со сладкой улыбкой поинтересовалась Келли.

– Тебя.

Келли с трудом сглотнула, страстно желая, чтобы он оставил ее в покое, чтобы его близость не заставляла вспоминать о том вечере, проведенном в его жарких объятиях.

– И ты пришел сюда, чтобы сообщить мне об этом?

– Нет, я пришел сказать, что у тебя посетитель.

– Посетитель?

– Ричард Эштон ждет тебя в столовой.

– Ричард? Чего он хочет?

– Почему бы тебе не спросить об этом у него самого? – ухмыльнувшись, предложил Калеб. – Может быть, ты хочешь сначала переодеться?

– Неплохая мысль.

Калеб кивнул и вышел из комнаты, плотно прикрыв за собой дверь.

Через несколько минут Келли спустилась в столовую.

– Добрый день, мистер Эштон, – холодно произнесла она. – Что привело вас сюда в такой ненастный день?

– Да вот, приехал вас навестить, – ответил Ричард. – Могу я присесть?

– Лучше не стоит.

– Послушайте, Келли, я очень сожалею о том, что произошло у нас на приеме. Я немного перебрал шампанского. – Ричард передернул плечами. – Нельзя же винить мужчину только за то, что он пытался поцеловать прелестную женщину!

– Можно. Всего хорошего, мистер Эштон.

– Келли, я знаю, что вам не слишком легко жилось в прошлом, но я намерен все изменить и явился, чтобы просить вас выйти за меня замуж.

– Выйти за вас?! – Келли уставилась на Ричарда так, словно у него вдруг выросли две головы и хвост.

– Не секрет, что я мечтаю о вас уже несколько лет.

– Я знаю, но… замуж! – Келли решительно покачала головой. – Не думаю, что я вообще когда-либо выйду замуж.

– Ну хотя бы подумайте о моем предложении.

– Нет. Ничего не выйдет. К тому же ваши родители никогда не согласятся на этот брак. Вы ведь даже не решились сказать им, кто я такая.

– Теперь они знают.

– Вот как?

– Да. Мама пришла в ярость, когда узнала, что я ее обманул. Согласен, она не в восторге от моего решения, однако она не возражает.

– А отец?

– Он полностью «за». Знаете, Келли, вы совершенно его очаровали. Еще раз прошу, подумайте, не отказывайте мне сразу. Вы станете богатой женщиной, сможете путешествовать по всему миру, поехать в Италию, Испанию, в Англию, во Францию.

Очень соблазнительно, подумала Келли, если бы не одна небольшая проблема. Она не любит Ричарда. И никогда не полюбит его.

– Я понимаю, что это для вас неожиданно, – продолжал Ричард, – но подумайте, ладно?

– Лучше не будем откладывать решение этого вопроса. Боюсь, что придется ответить вам «нет».

– Это из-за него, верно? – спросил Эштон. Голос его зазвенел от ярости.

– Не понимаю, что вы имеете в виду.

– Вы чертовски хорошо понимаете, что я имею в виду. Я про Страйкера. Все еще пытаетесь подцепить его на крючок, так ведь?

– Ничего подобного. – Келли пересекла комнату и открыла входную дверь. – Пожалуй, вам лучше уйти.

– Хорошо, я уйду, – проговорил Ричард, – но знайте: я так просто не сдамся.

Келли с трудом удержалась, чтобы не хлопнуть дверью у него за спиной. Ну и нахал! Является делать ей предложение после того, что случилось у него в доме. Интересно, с чего это вдруг ему понадобилось жениться на ней?

– Убрался?

Резко обернувшись, Келли увидела в дверях кухни Калеба.

– Вы подслушивали, мистер Страйкер?

Калеб пожал плечами.

– Я решил выпить чашку кофе, вот и подслушал невольно. Обдумываешь, не принять ли его предложение?

– Конечно, нет.

– Между прочим, в один прекрасный день он станет очень богатым человеком.

– Мне все равно. Если я когда-нибудь и выйду замуж, то не из-за денег.

– Нет?

– Нет. Я хочу выйти за человека, которого буду любить, уважать за то, что он станет любить и уважать меня.

– И никого нет на примете?

От тихого, хрипловатого звука его голоса внутри у нее все задрожало и сердце снова заколотилось. Калеб пристально смотрел на нее темными, горящими глазами, ожидая ответа; его руки, погруженные в карманы куртки, сжались в кулаки.

– Нет, – собравшись с силами, ответила Келли, – никого.

– Ты уверена, Келли?

Голос словно обволакивал ее мягким шелком, в нем звучала страсть и еще – надежда.

Не желая поддаваться его чарам, Келли упрямо вздернула подбородок.

– Совершенно уверена.

Выражение его лица мгновенно изменилось, взгляд из теплого и нежного превратился в отчужденный, ледяной, словно между Келли и ним захлопнулась невидимая дверь.

– Прощай, Келли, – далеким голосом произнес он.

В ужасе от происшедшей с ним перемены, почувствовав, что между ними внезапно разверзлась пропасть, Келли пошатнулась. Вот так, наверное, глядел он на пойманных преступников – лицо бесстрастно, глаза холодны, как давно остывший пепел в костре.

– До свидания, – грустно пробормотала она, провожая его взглядом. А он уже выходил со двора, возможно, даже не услышав ее слов.

Глава 27

Подав чашку кофе, Энжела приветливо улыбнулась Калебу. Он проводил все больше времени в ее доме.

Сначала она бессовестно флиртовала с ним, показывая, что ему достаточно лишь задать вопрос – и все преграды между ними рухнут. Но Калеб не реагировал на откровенные намеки, и тогда Энжела изменила тактику. Она поняла, что он не искал физического удовлетворения; ему нужно было место, куда можно прийти, и человек, с которым можно поговорить по душам. И теперь Энжи собиралась стать для него таким человеком.

Другая на ее месте была бы оскорблена или хотя бы обижена, но только не Энжела. Она была терпелива. Она впервые стала мечтать о Калебе Страйкере с тех пор, как ей исполнилось двенадцать лет, а теперь была твердо намерена заполучить его. Метис скоро поймет, что совершал ошибку, домогаясь дочери уличной девки, и обязательно обратит внимание на нее.

Сейчас Калеб сидел в гостиной, заполняя комнату своим мощным телом. Мальчиком он был красив; теперь же превратился в сурового, жесткого, уверенного в себе мужчину, державшегося с удивительным достоинством. Энжела находила его еще более привлекательным; она сознавала, что неприлично оставаться с ним в доме наедине, но Калеб был не из тех, кто заботится о приличиях. А сама Энжи была счастлива принимать его, и ее не волновало, что об этом подумают посторонние.

Она размышляла о прошлом Калеба, полном погонь и опасных схваток с бандитами. Знала, что в принципе подобные подвиги должны были вызвать у нее отвращение, но чувствовала, что они лишь добавляют загадочности ее избраннику. А тот факт, что Калеб был метисом – таким таинственным и… запретным, – возбуждал ее гораздо больше, чем общение с другими мужчинами.

Первые романтические грезы Энжи были связаны с Калебом. Он был первым мальчиком, с которым она поцеловалась, первым, кто обратил на нее внимание. Энжи никогда его не забывала. Во время своего замужества она закрывала глаза, представляя, что с ней занимается любовью Калеб, а не муж. Она желала его тогда, желала и сейчас.

– Еще кофе? – спросила Энжи.

– Нет, спасибо. Уже поздно, мне пора идти.

Как хотелось попросить его остаться! Но вместо этого она встала и протянула Калебу его шляпу.

– Я увижу тебя завтра вечером?

– Конечно. – Он улыбнулся ей с высоты своего роста. – Спасибо, Энжи.

– За что?

– За то, что выслушала меня и не осудила. – Он запечатлел на ее щеке быстрый поцелуй. – И за кофе спасибо. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Она стояла в дверях, нежно поглаживая то место, куда ее поцеловал Калеб, и смотрела, как метис выезжает со двора.

Завтра она поедет в город и купит ткань для нового платья, размышляла Энжи. Что-нибудь синее. Это его любимый цвет. Если повезет, она наденет это платье специально для Калеба в День Благодарения. Может быть, к тому времени ей будет за что благодарить Бога, кто знает…


Ричард Эштон переходил улицу, когда заметил выходящую из лавки дочь Джо Бригмэна. Он поспешил к ней, хмурясь, поскольку не мог сразу вспомнить ее имя. Энни? Эмилия? Энжела? Ну конечно.

– Миссис Бристол! Энжела! Подождите.

Энжи обернулась, удивившись при виде догоняющего ее Ричарда Эштона. Они были знакомы лишь шапочно, и сейчас она едва его узнала.

– Чем могу служить? – вежливо осведомилась она.

– Я… мм… я только хотел спросить, не передадите ли вы от меня послание мисс Макгир.

– Какого рода послание?

Ричард улыбнулся.

– Личного характера.

– О?

– Вы производите впечатление женщины, умеющей хранить секреты, – заметил Ричард. Взяв Энжелу за руку, он повел ее по улице, прочь от любопытных глаз и ушей.

– И в чем же состоит ваш секрет?

– Вы с Келли подруги?

– Не совсем так.

– Гм… А я предполагал, что вы остались на ранчо по этой причине.

Энжела с интересом изучала лицо Эштона. Он, несомненно, привлекателен, но не такой мужественный, как Калеб. Однако не многие мужчины могли выдержать сравнение со Страйкером.

– А вы умеете хранить секреты, мистер Эштон?

– Если это необходимо.

– Я осталась из-за Калеба.

В уголках рта Ричарда задрожала легкая улыбка.

– Понятно. Возможно, мы сможем помочь друг другу. Давайте пойдем куда-нибудь, где можно поговорить наедине.


Келли уставилась на Калеба, не в силах скрыть разочарование. Он только что сообщил, что собирается провести воскресенье с Энжелой.

– После того как уехала ее мать, она совсем одна, – пояснил метис, пристально глядя на Келли, – так что я хочу составить ей компанию. Ты ведь не возражаешь?

– Конечно, нет, – быстро ответила девушка. – Ты волен идти куда хочешь.

– Вот именно, – довольно резко сказал он.

Когда Калеб ушел, Келли смахнула с ресниц набежавшие слезы. Ему не хочется оставлять Энжелу Бристол одну, с горечью подумала она. Его нимало не беспокоит, что и она, Келли, останется одна.

Что ж, в таком случае она не останется на ранчо, мрачно решила Келли. Велит Большому Джорджу заложить повозку и отвезти ее в город, где она с удовольствием проведет воскресный день с Фанни.

Именно так она и поступила.

Денек выдался ясный и прохладный. Но, болтая с толстушкой, Келли не переставала думать о том, что Калеб весь этот выходной будет с Энжелой и что они одни в старом доме.

Фанни настояла, чтобы девушка осталась у нее на ночь. Та не спорила, зная, что все равно не успеет добраться до ранчо засветло. Однако правда заключалась в том, что ей просто невмоготу было вернуться в пустой дом.

На следующий день, после ленча с Фанни, Келли отправилась в центр города и остановилась у магазина Киллайна, чтобы сделать кое-какие покупки.

Она уже собиралась зайти в магазин, когда заметила, что к ней направляется Энжела Бристол.

– Доброе утро, мисс Макгир.

– Доброе утро, – вежливо ответила Келли, понимая, что людная улица не лучшее место для выяснения отношений.

– А где же Калеб? – самодовольно улыбаясь, спросила Энжела.

– Разве вам это не известно?

– По правде сказать, известно.

Усилием воли Келли удержалась от того, чтобы не влепить этой женщине звонкую оплеуху.

– Всего хорошего, – кратко сказала она.

– Минуточку. Один мой друг попросил меня обратиться к вам с просьбой еще раз хорошенько обдумать его предложение.

Ричард, со злостью подумала Келли, опять этот Ричард.

– Когда вы снова увидитесь с мистером Эштоном, передайте ему, что ответ остался прежним – «нет».

– Учтите, вам никогда не получить Калеба, – ухмыльнулась Энжела. – Так почему бы вам не оставить его в покое?

– А он… он вовсе мне не нужен, – запинаясь от явной лжи, ответила Келли.

– Что ж, я рада, ведь я ждала его всю свою жизнь.

– Он ваш, – отрезала Келли, – только учтите, что дом, в котором вы изволите проживать, – мой. И я хочу, чтобы к вечеру вы из него убрались!

– Но… – Сдержавшись, Энжи процедила полным яда голосом: – Отлично, я уеду. И заберу с собой Калеба.

Сглатывая слезы ярости, Келли быстро подошла к ближайшей конюшне и наняла повозку и кучера, чтобы добраться до ранчо. Тыльной стороной ладони она вытерла глаза. Будь проклята эта женщина, проклята на веки вечные! Пусть получает своего Калеба, да она его уже получила!

Плечи девушки уныло поникли. Что она будет делать, если Калеб уедет? За исключением некоторых простых вещей, которым научил ее Калеб, Келли абсолютно ничего не понимала в том, как вести хозяйство на ранчо. Сколько же ей еще предстояло узнать!..

Келли гордо выпрямилась на сиденье. Нет, не нужен ей Калеб Страйкер! Она подберет кого-нибудь на должность управляющего. Большого Джорджа, например. Или сама справится, почему бы и нет? Тут она едва не рассмеялась. Кого она пытается обмануть? Ковбои ни за что не станут слушаться ее, даже если она будет отдавать их со знанием дела, что довольно сомнительно.

Когда наемная повозка доставила Келли домой, там ее уже поджидал Калеб. С того вечера, как с визитом явился Ричард, они почти не общались. Он очень отдалился, и Келли сделала вывод, что он охладел к ней окончательно. Калеб по-прежнему делал ежевечерние доклады, стоя на пороге и упорно отказываясь заходить в дом. Перестал называть хозяйку по имени, избегал дотрагиваться до нее, не смотрел на нее тем дерзким взглядом, от которого ее прежде охватывало пламя желания и подгибались колени. Неужели они стали совсем чужими, как будто не было между ними сладостной близости той дождливой ночью?

– Что-нибудь случилось? – спросила Келли, кивком головы поблагодарив кучера.

– Этим утром заходил Ричард Эштон. Хотел увидеться с тобой.

– А… что ему было нужно?

– Понятия не имею. Я полагал, ты сама знаешь.

– Пока не знаю. – Келли решительно направилась к дому. – Это все?

– Да.

На скулах Калеба, заждавшегося Келли, играли желваки. Он с великим трудом подавлял желание схватить девушку в охапку и хорошенько встряхнуть. Боже, как он был зол на Келли, но еще больше на себя, поскольку не знал, как преодолеть пропасть, разделяющую их.

– Я встретила в городе Энжелу, – резко сказала Келли, – и велела ей сегодня же покинуть ранчо.

– Почему?

– Потому что она мне не нравится.

– Ревнуешь?

– Что за глупости!

– Зачем же тогда выгонять ее? Ты же знаешь, что ей некуда податься.

– Уверена, что она сможет найти работу в каком-нибудь салуне. Правда, в этом случае тебе придется оплачивать время, которое ты будешь с ней проводить.

Калеб грубо выругался. Напуганная внезапной вспышкой ярости в его глазах, Келли отпрянула. Но тут же разозлилась сама.

– Что с тобой? – с притворной улыбкой спросила она. – Неужто она не стоит того, чтобы ты проводил ее до города?

Калеб свирепо взглянул на Келли и сжал кулаки. Злость охватила его, и он не мог вымолвить ни слова.

– Я хочу, чтобы она убралась отсюда к вечеру, – отчеканила Келли, проскользнув мимо Калеба, прежде чем он успел что-нибудь возразить.

Спустя минуту во двор на взмыленном коне въехала заплаканная Энжела.

– О, Калли, – всхлипнула она, падая ему на руки, – мне придется уехать.

– Знаю.

На миг он обнял ее, а в голове мелькнула мысль: не стоит ли отказаться от гордячки Келли и принять то, что с такой щедростью предлагала Энжела?

– Ну что же мне теперь делать? – повторяла она, вытирая глаза. – Куда деваться?

– Ладно, что-нибудь придумаю. Иди домой и собирайся. Вечером увидимся.

Энжи сквозь слезы улыбнулась.

– О, Калли, даже не знаю, что бы я без тебя делала. Он подсадил ее в седло и пожал руку.

– Поезжай, увидимся позже.

– Обещаешь?

– Угу.

– Ты так добр ко мне, – проникновенно сказала Энжи и, наклонившись вперед, поцеловала Калеба. – До вечера.

Взглянув через ее плечо, Калеб тихо выругался: через окно за ним наблюдала Келли. Лицо ее стало бледным, глаза наполнились слезами. Некоторое время она смотрела ему прямо в глаза, потом отвернулась и опустила занавеску.

Уже стемнело, когда Калеб подъехал к старому дому. Энжела с несчастным видом сидела на краешке потертого коричневого дивана.

– Ты готова ехать? – с ходу спросил он. В ответ она попыталась храбро улыбнуться.

– Была бы готова, если бы знала, куда ехать.

– Ты можешь пока остановиться в моем городском особняке.

– Нет, Калли, не могу.

– Есть идея получше?

Она медленно покачала головой.

– В таком случае поехали.

Багаж у нее был небольшой, лишь чемодан да пара коробок с одеждой и личными вещами. Вся мебель принадлежала «Рокинг-С», а безделушки, украшавшие дом, она взяла с собой: они были собственностью ее матери.

Калеб взял вожжи и тронул лошадь. Энжела прижалась к нему и сказала:

– Холодно.

– Держи. – Страйкер снял куртку и накинул Энжеле на плечи. – Так лучше?

– Да, спасибо.

– Энжи, что ты собираешься делать дальше?

– Не знаю. Может быть, буду жить с матерью.

– А может, отправишься на восток?

Энжи сморщила носик.

– Не думаю. – Скользнув взглядом по гордому профилю Калеба, Энжи незаметно усмехнулась. Ни за какие коврижки не отправится она на восток или куда-нибудь еще. – Видимо, придется подыскивать работу здесь. Между прочим, Калли, тебе не нужна экономка?

Калеб фыркнул и криво ухмыльнулся. Раньше он так же нанимал Келли для помощи по хозяйству… И вот чем это обернулось.

– Мне придется поступить на службу, чтобы заработать на пропитание, – промолвила Энжела тихим голосом. – Если ты не наймешь меня, я найду кого-нибудь другого, кто это сделает.

– Договорились.

– Ты будешь часто приезжать в город?

– Не знаю.

– Скажи, Калеб, а почему бы тебе не остаться там со мной? Ты не нужен Келли, и ты это знаешь сам. Так почему не уезжаешь с ранчо? О, Калли, нам будет так хорошо вместе! Я сделаю для тебя все что угодно. Правда, все что угодно!

– Энжи…

– Подумай об этом, ладно?

Метис кивнул, понимая, что если не согласится, она от него не отстанет. А может, Энжела права? Может, ему действительно нужно уехать с ранчо? Келли его отталкивает и, возможно, не примет никогда.

Когда они приехали в Шайенн, было уже поздно. Калеб помог Энжи сойти со ступенек коляски, выгрузил ее пожитки и внес их в дом.

Энжи ходила за Калебом, открыв рот, когда он показывал ей дом. Ей никогда раньше не приходилось бывать в таком грандиозном особняке. Она всю жизнь мечтала о чем-то подобном и всегда завидовала людям, которым посчастливилось жить в подобной роскоши. И вот она здесь. Если повезет, то останется тут навсегда.

– Устраивайся, – бросил Калеб. – Если тебе что-нибудь понадобится, загляни в магазин Брюстеров и скажи, чтобы покупки записали на мой счет.

– Калли! Как благородно с твоей стороны!

– Ну я просто не могу допустить, чтобы ты умерла с голоду.

– Однако ты ничем мне не обязан.

– Энжи, ты мой друг. Причем единственный. Они стояли в холле перед спальней, которую выбрала для себя Энжела. Она кокетливо взглянула на метиса, маня его сиянием зеленых глаз.

– Мне хотелось бы стать больше, чем твоим другом, Калли, – прошептала она и, приподнявшись на цыпочки, прижалась губами к его губам.

Сначала он не отвечал, затем обнял Энжи, притянул ближе. Она была такой теплой и так полна желания. Губы ее были мягкими, податливыми, приглашающими. Нежное тело словно умоляло его, прижимаясь бедрами к его чреслам. Приятно держать в объятиях женщину, которая не отрицает, что хочет тебя, которая не говорит «нет», подразумевая «да».

Чувствуя, что Калеб готов уступить, Энжи прильнула к нему и тихо застонала от страсти, когда ее пальцы заскользили по сильным мышцам его спины. Наконец-то, подумала она, настал момент, о котором она так мечтала!

Внезапно Калеб отстранился от нее и отступил назад.

– Нет, Энжи, я не могу.

– Почему? Я хочу тебя, и я знаю, что ты тоже хочешь меня.

Страйкер пристально смотрел на нее. Желал ли он Энжи, или жаждал лишь ее теплого тела, чтобы потешить свою гордость? Перед внутренним взором встала Келли, какой она была в ту ночь в лачуге, с затуманившимися от страсти глазами, губами, опухшими от поцелуев, волосами, блестевшими в свете молний…

– Калли?

– Ничего не выйдет, Энжи. Прости меня.

Ей захотелось заорать на него, излить гнев и разочарование в воплях ярости. Однако вместо этого она лишь глубоко вздохнула.

– Понимаю. Спокойной ночи, Калеб.

Когда он ответил ей взглядом, полным восхищения, Энжела поняла, что поступила правильно.

– Спокойной ночи, Энжи. Я не знаю, когда вернусь.

– Я буду тебя ждать. – Она подняла на него блестящие из-за непролившихся слез глаза. Потом облизнула губы кончиком языка. Движение было чувственным и провоцирующим.

Калеб кивнул, мгновенно ощутив огромную тяжесть на сердце: у него была женщина, которую хотел он, и была еще одна, которая хотела его. Всей мудрости Соломона, всего терпения Иова не хватит, чтобы разобраться в этой кутерьме.

Глава 28

Келли сидела у окна и смотрела на пелену дождя. Начавшийся было ливень быстро перешел в настоящую грозу. За окном грохотал гром, небо прорезали вспышки молний, а ветер, казалось, готов был смести все с лица земли. Девушка поплотнее закуталась в плед. Сидеть было так уютно, что не хотелось вставать, чтобы подкинуть поленьев в гаснущий камин. Как обычно, когда Келли не была занята по хозяйству, ее мысли крутились вокруг Калеба и Энжелы. До нее уже дошли слухи, что Энжи поселилась в особняке Страйкера. Интересно, он и сейчас в городе? Сидит, наверное, у окна с Энжелой и любуется на грозу. А может, устроились рядышком на диване и попивают бренди у камина.

Келли попыталась выбросить из головы неприятные мысли, но вместо этого перед ней встало резко очерченное, красивое лицо Калеба, потемневшие серые глаза, горячие, зовущие губы. Она слишком хорошо помнила ночь в хижине. Раньше она никогда не томилась по мужской ласке, не проводила бессонные ночи, мечтая оказаться в объятиях мужчины, не размышляла днями напролет, каково было бы стать женой Калеба Страйкера, но теперь все изменилось…

«В следующий раз, – подумала она, – в следующий раз, когда он меня обнимет, я скажу «да».

С губ девушки сорвался легкий вздох смущения. Господи, и о чем она только думает? Спать с мужчиной, не став его женой, грешно. Один раз она уже совершила ужасную ошибку, но в конце концов это произошло невольно. Однако намереваться совершенно сознательно делать то, что, как она всегда полагала, было неправильно, – худший из грехов. Как же она одинока! Особенно сейчас, когда по крыше барабанит дождь, а в трубе завывает ветер. Келли хотелось, чтобы с ней оказался близкий человек, с которым можно поговорить, кого можно обнять, прильнуть к его широкой груди… Ей был нужен Калеб.

Нет, довольно, надо взять себя в руки. Просто ее охватила тоска: в последние три дня она не видела рядом ни единой души, кроме Большого Джорджа. Келли закрыла глаза и задремала.


Калеб стоял в дверях хижины с сигарой, свисающей с нижней губы, и смотрел на дождь. С утра он был в городе, потом пообедал с Энжелой, но когда небо заволокло тучами, уехал из особняка, чтобы быть на ранчо на тот случай, если грянет буря.

Калеб глубоко затянулся. Он всегда любил грозу, даже если она сеяла разрушения, переполняя водой речки и разгоняя стада. Но сегодня он думал не о ранчо или о скоте, сегодня он думал о Келли, волновался, как она там одна в доме.

И снова почувствовал хорошо знакомую боль, представив, как она сидит перед камином или свернулась калачиком на кровати. Так хотелось обнять ее, поцеловать милые теплые губы! Калеба раздирали сомнения. Он проклинал себя за то, что так по-дурацки отказался от Энжелы, которая прямо горела желанием поскорее прыгнуть с ним в постель. Не то чтобы он хотел Энжелу, просто она была достаточно откровенна, чтобы признаться: она сама хочет его.

На миг Калеб подумал: а не оседлать ли коня, чтобы вернуться в город? Ему осточертело томиться по женщине, которая его отвергала, надоело разыгрывать из себя монаха, когда в особняке ждала красавица, готовая доставить ему удовольствие.

Бормоча проклятия, Калеб отбросил сигару. Он злился на себя, так как знал, что никогда не получит настоящего удовлетворения ни с Энжелой, ни с любой иной женщиной. Он желал Келли – прекрасную, упрямую Келли с ангельским личиком и соблазнительным телом.


Стук в дверь вывел Келли из дремы. Встав, она поплотнее закуталась в плед и подошла к двери, ожидая увидеть Большого Джорджа.

При виде Калеба она заморгала, в первую минуту решив, что это просто игра ее воображения.

– Что-то случилось?

– Нет, просто пришел убедиться, что с тобой все в порядке.

– У меня все хорошо.

Келли не могла оторвать от него глаз. Калеб стоял в дверном проеме, высокий, поджарый, такой же первобытно дикий, как и бушующий вокруг них ураган. Кожа блестела от дождевых капель, глаза были серыми, точно облака. От его близости снова проснулись все чувства, и ей пришлось собраться с силами, чтобы не протянуть руку и не дотронуться до него.

– Не возражаешь, если я войду?

В мозгу Келли забил колокол тревоги. Пригласить его в дом значило впустить неприятности и великий соблазн. И все же она отступила, а когда метис переступил порог, закрыла за ним дверь, словно затворившись от внешнего мира и уколов собственной совести.

– Я думала, ты в городе, – заметила Келли, вновь усевшись у окна и кутаясь в плед.

– И не ошиблась, я там был, но уехал, когда начался дождь. – Калеб улыбнулся. – Я ведь все-таки твой управляющий. Вот и решил, что надо быть здесь на случай, если вдруг понадоблюсь тебе.

Келли кивнула. Он и в самом деле был ей нужен – и не только как управляющий.

– Как ты думаешь, гроза надолго?

– Не знаю, все может быть.

Он снял шляпу, повесил ее на вешалку у двери и устроился на стуле по другую сторону окна.

– Она может кончиться за ночь или зарядит на неделю. Если пойдет снег, я прикажу людям запрячь пару повозок и отвезти сена для скота.

Келли опять кивнула, с трудом понимая, о чем он говорит. Мокрая рубашка облепляла его мощное тело, подчеркивая мышцы рук и груди; в свете огня волосы отливали синевой, а кожа – темной бронзой. И глаза, эти бездонные серые глаза, которые с легкостью срывали с нее пелену притворства и видели всю правду…

Еще и часа не прошло, как она сказала себе, что желает его, что, если Калеб снова придет к ней, даст ему то, чего он хочет. Потому что этого хочет и она сама. И что же? Вот он здесь, а ее опять терзают сомнения. Вот если бы Калеб не обманул ее доверия, если бы повторил, что любит ее…

Калеб набрал полные легкие воздуха, задержал дыхание и медленно выдохнул. Прошло всего несколько дней с тех пор, как он видел Келли в последний раз. Возможно ли, что она стала еще красивей, еще желанней? Он смотрел в ее глаза и видел затаившееся в них одиночество, страсть, которые она так старательно отказывалась признавать. Волосы Келли мягкими волнами падали на спину, мерцая, как языки пламени.

Внезапно Калеб встал и подошел к камину – лучше держаться от девушки на расстоянии. Постоял там с минуту, ухватившись рукой за каминную полку, посмотрел на огонь и подбросил дров.

Не нужно было приходить сюда. Смотреть на нее, желать ее и не сметь прикоснуться к ней – кто придумает более изощренную пытку?

Страйкер повернулся, собираясь пожелать Келли доброй ночи, но так и не смог вымолвить ни слова. Быстрыми шагами пересек комнату, подошел к ней, преклонил колени, взял ее руки и поцеловал сначала одну, затем другую.

– Келли!

Она покачала головой; плед медленно сполз с ее плеч.

– Нет, пожалуйста, не надо, я не могу…

Больше Калеб ничего не сказал, просто стоял перед ней на коленях, по-прежнему не выпуская ее рук. Желание в его глазах было красноречивее слов.

Келли поняла, что больше не в силах сопротивляться; она желала Калеба отчаянно, всем своим телом, всей душой, и они оба знали это.

Только она собралась с духом сказать это вслух, как в дверь настойчиво постучали.

– Мистер Страйкер! Мистер Страйкер!

Калеб поднялся на ноги и направился к двери, шепотом проклиная Большого Джорджа, явившегося так некстати.

– Что еще?

– Конюшня горит. Даже не знаю, как загорелась. Наверное, молния.

Но Калеб не стал слушать объяснений. Сбежал с крыльца и стремглав помчался к конюшне, мимоходом отметив, что именно сейчас, когда для тушения пожара ливень был бы очень кстати, он внезапно кончился.

Люди выбегали из барака, второпях хватали ведра и наполняли их водой из поилки рядом с конюшней. Из разбитого окна вырывалось пламя. Калеб услышал нервное ржание лошадей, запертых в стойлах.

Схватив ведро, метис ворвался в конюшню. После дождя крыша и стены были слишком сырые и не занялись, но внутри огонь разгорался. Калеб выплеснул воду на охапку тлеющей соломы, затем распахнул дверь ближайшего стойла. Достав платок, обернул им морду жеребца и вывел его из конюшни. Мимо с ведрами в руках промчались Большой Джордж и еще несколько человек.

Калеб отпустил жеребца и поспешил обратно в конюшню, чтобы вывести остальных лошадей. Дым стал гуще, ел глаза и мешал смотреть. Калеб схватил следующую лошадь за уздечку, уворачиваясь от ударов копыт испуганного животного. На то, чтобы завязать ему глаза и вывести наружу, ушло несколько минут.

Когда все лошади оказались вне опасности, люди принялись бороться с огнем.

За час пожар был полностью потушен. К этому времени сеновал и внутренние перегородки сгорели. Неповрежденными остались лишь стены и крыша.

– Уф, босс!

Обернувшись, Калеб увидел стоящего позади него кривоногого ковбоя.

– Что там еще, Смитти?

– Может, и ничего, – ответил Смитти, понизив голос, – только за конюшней я нашел пустую банку из-под керосина. Она не той марки, что мы обычно покупаем.

– Спасибо, Смитти. Не говори никому о своей находке, ладно?

– Конечно, босс.

Калеб окинул взглядом других ковбоев. Все были мокры от пота, лица были черны от сажи и копоти. Тощий Маккой сильно обжег руку, Харви Смит порезал в нескольких местах правое предплечье, а Большой Джордж держался за прокушенное плечо, на чем свет стоит проклиная огромного тяжеловоза, которого обычно они запрягали в повозку для сена. Больше, кажется, никто увечий не получил.

– Чтобы эта куча вороньего корма угорела, – бормотал Джордж, вздрагивая и морщась от боли, когда повар начал смазывать ему рану мазью. – Мы бы его ели целый месяц, не меньше, это точно.

Калеб ухмыльнулся: Большой Джордж скорее будет есть грязь, чем позволит упасть волоску с гривы тяжеловоза.

Страйкер снова обвел взглядом ковбоев. На этих парней можно положиться, думал он; все как один примчались на пожар и сделали все, что от них требовалось, несмотря на риск.

– Отличная работа, ребята, – вот и все, что он сказал, и все прекрасно поняли, что он имел в виду.

– Думаю, они заслужили выходной.

Оглянувшись, Калеб увидел Келли. Взглянув на девушку, он почувствовал прилив гордости: спутанные волосы волнами рассыпались по плечам, лицо и руки в темных разводах от пота и грязи, юбка намокла, подол весь заляпан. Впрочем, он не удивился, что Келли бросилась им помогать, поскольку знал, как она относится к ранчо.

– Вы слышали, что сказала хозяйка? – сказал Калеб. – Завтра не работаем.

Ковбои признательно закивали, пожелали Келли доброй ночи и потянулись к бараку.

– Могло быть и хуже, – бросил Калеб, заметив смятение на ее лице. – Если бы не дождь, конюшня могла бы сгореть дотла.

– Да. – Келли вздернула подбородок и распрямила плечи. – Я распоряжусь, чтобы завтра привезли досок и оконное стекло для ремонта.

– Хорошо, мэм.

– И еще я хочу, чтобы ты выдал людям бутылку лучшего бурбона и поблагодарил их от моего имени.

– Хорошо, мэм, – снова проговорил Калеб. Келли терпеть не могла, когда он обращался к ней официально-вежливо, словно один из подручных, словно между ними никогда ничего не было, но она понимала, что виновата в этом не меньше Калеба.

– Сейчас принесу бутылку, – сказала она. Калеб последовал за ней через двор и подождал на террасе, пока Келли ходила за бурбоном.

– Эта достаточно хороша? – спросила она, сунув запечатанную бутылку ему в руки.

Калеб взглянул на этикетку. Надо же, выбрала любимой сорт Дункана Страйкера, который тот специально заказывал из Сент-Луиса.

– Намного лучше, чем то, к чему они привыкли, – заверил хозяйку Калеб.

– Одной бутылки хватит?

Страйкер кивнул.

– Более чем.

Келли взглянула в его глаза и увидела в них отражение того, что недавно произошло между ними. И еще – в них мерцала уверенность в том, что непременно произошло бы дальше, если бы их не прервали. Что же вырвало ее из объятий Калеба – рок или простое невезение?

– Келли…

– Спокойной ночи, мистер Страйкер.

Итак, мрачно подумал Калеб, все осталось по-прежнему.

Возможно, пришло время признать поражение. Пора убираться из Шайенна, пока эта упрямая женщина-дитя не доведет его до полного сумасшествия. Мысль эта сверлила мозг, но Калеб твердо знал, что не сможет покинуть Келли. Она была в его крови, стала неотъемлемой частью его существа.

– Спокойной ночи, мисс Макгир. Добрых снов. Келли кивнула, зная, что не сомкнет глаз до утра.

Глава 29

Ричард Эштон поднял воротник, чтобы не продрогнуть на крыльце особняка Страйкера. Келли Макгир была слишком лакомым кусочком, чтобы он мог оставить ее без внимания; битва за ее любовь была приключением, в котором можно проверить свое мужество, крестовым походом, где можно доказать, что он способен добиться всего, чего только пожелает. За свои двадцать два года он ни разу не отказывался от того, чем хотел завладеть. Была ли это породистая лошадь, которая ему понравилась, редкая картина, которую он жаждал иметь, женщина, любви которой домогался, он всегда достигал цели благодаря деньгам и приятной внешности. Лишь Келли Макгир продолжала упорно его избегать.

За последние несколько дней Эштон не один раз побывал в особняке, совещаясь с Энжелой, как поскорее добиться исполнения своих желаний. Энжеле был нужен Калеб, Ричарду – Келли. Оба заговорщика не отличались особой честностью и разборчивостью, когда речь заходила о том, чтобы добиться своего.

Когда Энжела открыла дверь, у Ричарда перехватило дыхание. Она и раньше казалась Эштону красивой, хотя интересовала его лишь как союзница. Но сегодня Энжела Бристол выглядела просто ослепительно в темно-зеленом шелковом платье со свободными складками. Оттенок наряда подчеркивал цвет ее сверкающих, как изумруды, глаз. Волосы спадали на плечи волнами медового цвета; щеки и губы слегка подкрашены, от локонов веяло ароматом французских духов.

Наверняка поджидает Страйкера, раздраженно подумал Ричард.

– Добрый вечер, Ричард, – улыбнувшись, сказала Энжела. – Я не ждала вас сегодня.

– Оно и видно, – пробормотал Эштон, входя в прихожую и снимая шляпу и пальто. – Может, мне лучше уйти?

– Нет-нет, я вообще никого не жду, – быстро проговорила Энжи и дернула плечиком. – Это платье я заказала несколько недель назад, его прислали сегодня после полудня, и я просто решила примерить его.

С улыбкой на губах она закружилась по холлу, широко разведя руки, и пышная юбка колоколом вздулась вокруг тонких лодыжек.

– Ну как? Вам нравится?

– На самом деле вам хочется узнать, понравится ли оно Страйкеру?

– Нет, Ричард, – мягко сказала Энжела, – мне интересно ваше мнение.

Эштон нахмурился.

– Оно мне нравится.

– Рада слышать это. Проходите, – пригласила молодая вдова и снова улыбнулась. – Хотите выпить?

– Конечно.

Ричард прошел за ней в гостиную и сел на диван, пока она наливала ему выпить.

– Полагаю, вы пришли поговорить о Келли, – заметила Энжела, усаживаясь рядом с гостем. – Ну что, вы уже придумали, как застать ее одну?

– Нет еще.

– Придумаете. Такой человек, как вы, всегда получит то, что ему нужно.

Энжела вновь одарила его улыбкой. Раньше она считала, что не найдет никого, кто мог бы занять в ее сердце место Калеба, но в последние несколько дней снова и снова спрашивала себя, не гоняется ли она за несбыточной мечтой. Ричард Эштон имел все, о чем она мечтала, – богатство, респектабельность, прекрасную семью, самый большой дом во всем Шайенне. Хотя он не был так высок, красив и статен, как Калеб, но компенсировал это другим. Вместе с тем Энжи не была слепа; она видела, что Ричард может быть жестоким, не колеблясь, отомстит любому, кто встанет у него на дороге, однако не сомневалась – он заботится о том, что ему принадлежит, будет щедр и великодушен по отношению к женщине, на которой рано или поздно женится.

Весь день Энжела размышляла о Ричарде и Калебе, сравнивала обоих мужчин, взвешивала их достоинства и недостатки. В конце концов она поняла, что предпочла бы выйти замуж за метиса, но… он никогда не сделает ей предложения. Калеб Страйкер был однолюбом, и, как бы ей того ни хотелось, надо признать, что он никогда не выберет ее в жены.

– Возможно, мне удастся уговорить Калеба провести ночь здесь. Я скажусь больной или еще что-нибудь придумаю, а вы сможете отправиться на ранчо и переночевать там вдвоем с Келли.

– Возможно, – согласился Ричард.

Пока Энжи говорила, он неотрывно смотрел на ее соблазнительно пухлые розовые губы – как, должно быть, приятно провести по ним языком. Женщина глубоко вздохнула, и он заметил, что ее грудь, едва прикрытая тонким зеленым шелком, всколыхнулась.

Энжела усмехнулась – она отлично поняла, о чем думает Эштон.

– Хотите еще выпить?

Ричард кивнул. Она поднялась, прошла мимо него, и запах духов защекотал его ноздри. Энджела была настолько соблазнительна и аппетитна, что он не возражал бы познакомиться с ней поближе.

Когда Энжи подала ему бокал, Ричард, не обратив на него внимания, взял свободную руку Энжелы в свою и притянул женщину к себе.

Честно говоря, он ожидал, что она станет вырываться, протестовать, в конце концов, поставит его на место и скажет, что он не вправе позволять себе подобные вольности.

От Келли Макгир такого отпора он бы не потерпел. Несмотря на красоту девушки и на то, что он жаждал ее любви, Келли по-прежнему оставалась для него лишь дочерью уличной девки, а посему не следовало обращать никакого внимания на ее протесты. Но Энжелу Бристол Ричард считал вполне респектабельной вдовой. Вместе с тем в ней он узнавал себя – видел в ней человека, который знает, чего хочет, и твердо идет к цели.

Сейчас Энжела желала его. Ричард сразу понял это по выражению ее глаз, по вспыхнувшим щекам.

Тыльной стороной ладони он медленно провел по ее шее.

– Где твоя комната?

– Наверху. Первая дверь налево.

Вот так. Все просто. Ни дурацких игр, ни застенчивых протестов, ни малейшего притворства.

Ричард поднялся, взял бокал, принесенный Энжелой, и одним глотком осушил его. Затем, отбросив пустой бокал, подхватил Энжелу на руки и понес вверх по устланной ковром лестнице, на ходу пытаясь поймать ее губы.

Что ж, она будет приятным развлечением – до тех пор, пока он не овладеет той женщиной, которую действительно хочет.

Глава 30

Келли смотрела на свое отражение в зеркале. Этого не может быть! Она не могла забеременеть. Только не после первого же – и единственного! – неосторожного поступка. Но, как бы Келли ни отрицала сей факт, она знала, что это правда. Подозрения одолевали ее уже несколько дней, но она упорно гнала их, не желая признавать очевидную истину.

Итак, свершилось: у нее будет ребенок, и его отец – Калеб Страйкер.

Девушка последнее время была так поглощена Калебом и его интрижкой с Энжелой Бристол, что не сразу обратила внимание на задержку месячных. Сначала она приписала это нервам, волнению от того, что столкнулась с неискренностью Калеба, переутомлению. К тому же месячные и раньше были не очень регулярны. Но шли дни, и вскоре она поняла, что больше не может себя обманывать.

Она забеременела. Груди набухли и сделались мягкими; Келли стала быстро уставать, ее тошнило по утрам, а иногда и вечерами. О, она слишком хорошо знала, что это значит. Невозможно вырасти так, как росла она, и не знать, какие изменения происходят с женщиной, когда она ждет ребенка.

Келли положила руку на живот, который, слава Богу, все еще оставался плоским. Но так будет недолго. Скоро беременность станет заметна, и все, включая Калеба, поймут, в чем дело.

Ее охватил ужас. Рано или поздно придется сказать Калебу. Господи, как же она посмотрит ему в лицо?

Пройдя в спальню, Келли бессильно опустилась на кровать и закрыла лицо руками. Как она могла позволить ему дотронуться до себя? Почему допустила такое? Теперь придется расплачиваться за свой грех.

Она отчетливо представила, как будут судачить о ней Марта Брюстер и Мод Колтон. «Пошла по стопам матери», – вот что эти кумушки станут твердить на каждом углу! Боже, как она посмотрит им в лицо? Как взглянет в глаза Калебу?

Уже больше недели она не видела метиса. Едва отгремела та последняя гроза, он отправился проверять, не разбежалось ли стадо. Во всяком случае, так он сказал, а там – кто знает? Девушка все время задавалась мучительным вопросом: не живет ли он в городе с Энжелой Бристол?..

Келли нахмурилась. Все в округе знали, что женщина, которую она ненавидит, обосновалась в его особняке и Калеб ее содержит.

Но не Энжела Бристол была сейчас главной проблемой. Так думала Келли, положив руку на живот. Она старалась подсчитать, сколько времени прошло с тех пор, как непогода застала их в той злополучной хижине. Так, была середина августа, а сейчас уже конец октября. Десять недель.

Сейчас ей уже с трудом верилось, что Калеб занимался с ней любовью, что когда-то – десять недель назад – они были близки. Теперь они почти не разговаривали друг с другом. Приходя в дом, а это случалось очень редко, Калеб был с ней неизменно вежлив, но оставался ровно столько времени, сколько требовалось, чтобы сообщить о состоянии дел на ранчо. Келли знала, что каждую субботу вечером он отправлялся с работниками в город, и хотя сама была в этом виновата, всякий раз обмирала от ревности, представляя его в объятиях Энжелы Бристол.

Келли тосковала по нему, то и дело вспоминая те недолгие недели счастья, что они провели вместе, прежде чем она обнаружила, что Калеб ей лжет. С неизбывной тоской она грезила о тех беспечных днях, когда готовила ему еду, сидела против него за столом, слушала его рассказы и вспыхивала в ответ на его озорные замечания.

Взглянув на живот, Келли попыталась прикинуть, скоро ли он округлится. Ребенок. Новая жизнь. Весной у нее будет ребенок от Калеба Страйкера.

Но как же сказать ему об этом сейчас, когда они почти не общаются, когда отец ее еще не родившегося младенца смотрит на нее как на пустое место?


Калеб вышел из конюшни и устало перевел дыхание. Он вымотался, объезжая в течение десяти дней обширные пастбища, проверяя колодцы и скот.

Раньше он получал от подобных вылазок ни с чем не сравнимое удовольствие, наслаждался степными просторами, спокойствием высокого неба, духом товарищества, царившим среди ковбоев. Да, все так и было, но только до того, как в его жизнь вошла Келли Макгир.

Теперь же он хотел лишь одного – быть рядом с ней. Всегда, каждую минуту. Но эта гордячка твердит, что не любит его, не доверяет и никогда больше не будет доверять ему. Возможно, это и так, но не может же она отрицать, что ее к нему тянет, что она все еще его хочет. Калеб понимал, что Келли никогда не выскажет это вслух, но он читал желание в глубине ее глаз, туманившихся всякий раз, когда он приходил с докладом о том, как обстоят дела на ранчо, с великим трудом удерживаясь от того, чтобы не обнять ее. Но Страйкер был горд и поклялся не дотрагиваться до упрямой девчонки, пока она сама не сделает первый шаг.

В конце концов, он же признался во всем, извинился, и теперь дело за Келли – она должна простить его. Однако, похоже, девушка оказалась слишком обидчивой и упрямой, чтобы снова попытать счастья. Вероятно, не нужно ее за это осуждать. Но сам он должен был как-то отвлечься, поэтому обратился за успокоением к Энжеле, позволяя ухаживать за собой, хотя чувствовал себя бесконечным ничтожеством, так как твердо знал: для него существует только одна женщина – Келли. Но никогда больше не испытает он с ней счастья…

Упрямая женщина!

Снова и снова эти два слова отдавались в мозгу, пока он направлялся к большому дому. Свет в окне манил теплом, и Страйкер на мгновение представил, что он женился на Келли, как они и планировали, что он сейчас возвращается домой после трудного дня на пастбищах, а она ждет его дома с приветливой улыбкой. Его жена. Наливает ему выпить и, подперев ладонью щеку, выслушивает рассказ о том, как прошел день. Потом они ужинают, сидят в гостиной. Келли штопает рубашку. И оба с нетерпением ждут, когда придет время ложиться спать…

Решительно выбросив из головы эти мысли, Калеб постучал в дверь.

Через несколько минут на пороге появилась Келли.

– Боже мой, ты вернулся, – прошептала она, чувствуя, как радостно затрепетало измученное сердце. Хорошо ли это, плохо ли, но ей стало намного легче от сознания того, что он здесь, на ранчо, рядом с ней.

– Можно войти?

– Конечно.

Пройдя за ним в гостиную, Келли увидела его в свете лампы. Как же он устал! Вокруг рта и глаз пролегли глубокие морщинки, одежда в дорожной пыли, к сапогам прилипла засохшая грязь.

Калеб кивнул в сторону шкафчика, где в углу стояли бутылки с напитками.

– Не возражаешь, если я себе что-нибудь налью?

– Угощайся, пожалуйста.

Келли присела на диван и принялась наблюдать, как Страйкер достает из застекленного шкафчика хрустальный графин и наливает себе порцию виски. И тут она впервые спросила себя: каково Калебу работать на нее? Наверняка неловко, унизительно. Боже, ведь он ежедневно испрашивал у нее разрешения, как поступать в том или ином случае, а ведь все, чем она владела, принадлежало ему с рождения. Это был его дом, его прибежище. Все это ранчо, скот, даже виски, которое он сейчас пил, – все это принадлежало отцу Калеба, а значит, и его сыну.

Резко встряхнув головой, Келли постаралась подавить в себе чувство вины. Единственное, что ее хоть как-то успокаивало, это мысль о том, что они оба выполнили последнюю волю его отца, Дункана.

Она ни в чем не виновата. Она не просила Дункана отбирать ранчо у сына.

Одним глотком Калеб осушил бокал, сразу же налил снова и повернулся к Келли. Как же чудесно она выглядит, сидя перед камином, в рисующем свете огня! Он думал о ней постоянно, с того самого дня, как впервые увидел; он хотел разделить с Келли свою судьбу, поведать ей свои секреты, поделиться надеждами, мечтами, страхами, наконец. Хотел любить ее, защищать и вместе – да, вместе с ней – владеть «Рокинг-С». И у него был шанс, если бы только с самого начала он не скрыл от нее завещания.

Теперь же это дело прошлое, подумал он.

– С тобой все в порядке? – спросила девушка, удивленная его мрачным видом.

– Да. Пума завалила одну из твоих коров. Я послал пару людей, чтобы ее принесли.

Услышав подчеркнутое «твоих коров», Келли поморщилась.

– Ее пришлось убить?

– Рождение и смерть, – пожав плечами, проговорил Калеб. – На ранчо это случается.

Келли обхватила руками колени, пытаясь найти какой-нибудь предлог сообщить Калебу, что он скоро станет отцом, но никак не могла подобрать слова.

Потягивая виски, метис из-под нахмуренных бровей глядел на Келли. Она как-то изменилась, но он никак не мог понять, в чем дело. Девушка казалась немного грустной, но вместе с тем в ней появилось нечто новое; она вся светилась изнутри, как будто хранила какой-то важный секрет.

Не приняла ли она в его отсутствие предложение Эштона?

Мысль поразила его точно удар грома. Калеб стиснул кулаки. Он убьет этого хлыща прежде, чем он хоть пальцем дотронется до Келли.

– Что-нибудь новенькое? – небрежным голосом спросил он.

Щеки Келли тронул легкий румянец.

– Да нет, ничего нового. В прошлую пятницу приезжала Фанни. Передавала тебе привет и приглашала пообедать у нее в городе.

– Это все?

Келли кивнула. Не хотелось рассказывать, что встреча с Фанни закончилась слезами. Девушка во всем призналась благодушной толстушке, поделилась своими сомнениями и обидами, мучившими ее с тех пор, как она узнала всю правду о завещании. Фанни как могла поддержала и успокоила растерянную девушку, убедила ее рассказать Калебу о ребенке и заверила, что тот все поймет правильно. В то же время Келли не была уверена, захочет ли она выйти замуж за Калеба, если тот решит, что в данной ситуации только так и следует ему поступить. Но сейчас…

Если бы только она могла положить ему голову на плечо и выплакать сомнения и страхи! Келли не представляла, как будет растить ребенка, которого носила под сердцем. Одна мысль о предстоящих родах вызывала у нее панику. Много раз она слышала ужасные рассказы о женщинах, умерших от многочасовых родов, о девушках, решивших избавиться от нежелательной беременности и погибших от потери крови.

Келли уставилась на Калеба, думая, что скорее умрет от родов, нежели попросит его жениться на ней. Но она не могла допустить, чтобы ее малыш стал незаконнорожденным. Келли слишком хорошо знала, как относятся к таким детям.

В сердце всколыхнулась старая боль, когда она снова – в который раз! – задалась вопросом, кто же был ее отцом и любила ли мать этого человека. Сколько бы Келли ни спрашивала, Лейла отказывалась говорить на эту тему, и в конце концов Келли решила, что мать и сама этого не знает. Почему-то это ранило больше всего.

Калеб молча наблюдал за сменой чувств, отражавшихся на лице Келли. О чем она думает? Обычно ее мысли были прозрачны, как вода в роднике, но сегодня он не мог в них разобраться.

Подняв глаза, Келли увидела, как Калеб внимательно на нее смотрит. Ну как же рассказать ему о ребенке? Что, если ему все равно? Что, если он рассмеется ей в лицо и на этом все кончится?

– Келли, что случилось?

Впервые за несколько недель он назвал ее по имени. Сердце Келли сладостно заныло.

– Ну же, Келли, расскажи, что ты от меня скрываешь?

– Ничего. – Она заставила себя улыбнуться. – Наверное, я просто устала. Если тебе больше ничего не нужно, я пойду спать.

Она медленно поднялась, ожидая, что Калеб сейчас хоть как-то даст ей понять, что хочет разделить с ней ложе, хотя и понимала в глубине души – он этого не сделает. Все осталось в прошлом… Но нельзя же перестать надеяться…

Калеб по-прежнему наблюдал за ней, впившись в нее немигающим взглядом. Встретившись с его пытливыми глазами, Келли спросила себя, не читает ли он ее мысли. Может, Калеб заглядывает ей в сердце, в душу, может, видит там одиночество, страх, желание…

Она тяжело вздохнула и заставила себя не отводить взгляд, сохранив бесстрастное выражение лица. Нет, она никак не может рассказать Страйкеру о ребенке! Она не хочет, чтобы Калеб женился на ней из чувства долга, а не по любви. Слишком поздно… Она сама все испортила.

– Спокойной ночи, мистер Страйкер.

– Спокойной ночи, мисс Макгир.

Итак, они снова вернулись к «мисс Макгир», грустно подумала Келли, и, глядя, как Калеб повернулся, а затем направился к двери, потянулся к ручке, внезапно выпалила:

– Я беременна.

Слова, тихие, как выдох, заставили Страйкера замереть на месте.

– Что?

Он не обернулся, и Келли обрадовалась, что не видит выражения его лица.

– Я беременна, – повторила она. – Уже почти три месяца.

Она заметила, как ладонь Калеба с силой сжала дверную ручку, как побелели костяшки пальцев.

– Так… И чего же ты хочешь от меня?

Не на такой ответ рассчитывала Келли, но он хотя бы не усомнился, кто отец ребенка. И на том спасибо.

– Я хочу… То есть я бы хотела, чтобы ты… Я хочу сказать, что нам следовало бы…

Она чувствовала, как горячая волна прилила к щекам. Попросить Калеба, чтобы он на ней женился, оказалось труднее, чем она предполагала.

Метис медленно повернулся, оглядел ее с ног до головы. Да, груди ее явно стали больше, талия располнела.

Набрав в легкие воздух, он со свистом выпустил его сквозь сжатые зубы. Итак, Келли забеременела и он отец ребенка. В этом он нисколько не сомневался.

– Так чего же ты от меня хочешь, Келли? – снова спросил Калеб.

Голос его звучал мягко, даже нежно, что странно противоречило холодному выражению его лица.

– Я не желаю, чтобы мой ребенок появился на свет без отца, вот и все.

– Этого не будет. Я о нем позабочусь.

Румянец на ее щеках заполыхал еще ярче.

– Это не совсем то, что я подразумевала.

Калебу страстно хотелось подбежать к девушке, обнять ее, сказать, как он ее любит, уверить, что все будет в порядке. Но гордость, чертова гордость не позволяла сделать это.

– Мисс Макгир, вы просите меня жениться на вас? Я правильно понял?

– Калеб, прошу тебя, не надо все усложнять!

– Насколько я помню, не так давно я просил тебя стать моей женой. И между прочим, неоднократно повторял предложение. В ответ же услышал, что ты хочешь выйти за человека, которого любишь и уважаешь. Пораскинув мозгами, я предположил, что это никак не подразумевает жалкого полукровку и к тому же правительственного наемника.

Больше всего в эту минуту Келли хотелось умереть. Вместо этого она гордо вздернула подбородок и расправила поникшие плечи. Даже ради своего ребенка она не станет умолять этого невыносимого, высокомерного человека жениться на ней.

– Твое предположение было верным, – сказала она голосом, ледяным, как горный ручей в середине зимы. – Спокойной ночи.

Почувствовав, как из глаз хлынули слезы, она бросилась вон из комнаты, однако Калеб не слишком нежно остановил ее в дверях, крепко схватив за руку.

– Мы поженимся, Келли. И как можно скорее.

– Нет, я не хочу выходить за тебя замуж.

Калеб с силой развернул девушку, чтобы видеть ее лицо.

– Теперь уже не имеет значения, чего ты хочешь. Это мой ребенок, и я не желаю, чтобы он был рожден вне брака.

В его неподвижном твердом взгляде читался упрек самому себе.

– Я не собираюсь на расстоянии тешить себя мыслью, что именно я являюсь его отцом.

Келли попыталась вырваться, но он еще крепче сжал ее руку.

– Тебе не придется делить со мной постель, раз уж так не хочется, и ты сможешь развестись со мной сразу после рождения ребенка. Но послезавтра мы поженимся.

– Ты не смеешь вынуждать меня! – воскликнула Келли, забыв, что еще минуту назад самым большим ее желанием было выйти замуж за Калеба.

Страйкер впился в нее взглядом. Его серые глаза были холодны, выражение лица – свирепым.

– Ты так думаешь? Не смею?

Даже слепой увидел бы угрозу и ярость в его глазах.

– Утром поеду в Шайенн и привезу сюда священника, – проговорил метис тоном, не терпящим возражений. – Во вторник утром наша свадьба.

Глава 31

Калеб стоял рядом с Келли. Рука девушки была холодна как лед и дрожала в его руке, лицо соперничало по белизне со свадебным платьем. Честно говоря, Келли не хотела надевать его, однако Калеб настоял.

– Между прочим, я за него заплатил немалые деньги, – напомнил он невесте каменным голосом. – И ты наденешь его, тут не о чем спорить.

Метис бросил быстрый взгляд на Фанни, затем на Орвилла Хоуга; оба они были приглашены свидетелями на свадебную церемонию. Фанни тепло, успокаивающе улыбнулась в ответ, Хоуг казался серьезным и задумчивым.

Во время обряда Калеб не сводил глаз с Келли. Ее «да» прозвучало нерешительно, его едва можно было расслышать. Невеста старательно избегала встречаться с Калебом взглядом, когда тот надевал ей на палец массивное обручальное кольцо.

Затем священник завершил обряд и объявил Келли Макгир законной женой Калеба Страйкера.

– Можете поцеловать супругу, – провозгласил отец Карделла и улыбнулся стоявшей перед ним паре.

Приподняв лицо Келли обеими ладонями, Калеб поцеловал ее. Сначала он хотел, чтобы этот поцелуй был легким, шутливым, но едва его губы коснулись губ Келли, желание, которое он всеми силами сдерживал в себе два последних месяца, вспыхнуло вновь. Страйкер молча вопрошал себя, сможет ли он держаться от нее на расстоянии, когда их узы скреплены священной церковью, когда она наконец стала его законной женой.

Когда Калеб отпустил ее, Келли вконец растерялась. Она почувствовала, как его поцелуй воспламенил ее чувства, угрожая растопить лед, сковавший ее сердце. Даже сейчас она не доверяла метису и не могла позволить себе полюбить его вновь после того предательства.

Ее бросилась обнимать толстушка Фанни, не переставая повторять ей в ухо, что Келли – самая красивая невеста, которую ей доводилось видеть, и что она от всей души желает ей счастья. Орвилл Хоуг пожал новобрачной руку, попрощался со всеми, извинившись, что ему как можно скорее нужно вернуться в город.

Отец Карделла с чувством поцеловал Келли в щеку, пожал руку Калебу и Фанни, сказал, что надеется увидеть молодоженов в будущее воскресенье в церкви, и уехал.

– Ну, мне тоже, наверное, пора, – заметила Фанни, встревоженная напряженностью между женихом и невестой. – Поеду-ка восвояси.

– Нет, пожалуйста, останься, – быстро проговорила Келли, – я сейчас приготовлю ленч.

Фанни взглянула на Калеба, затем на Келли.

– Хорошо, крошка. Только ленч я приготовлю сама.

– Спасибо, Фанни, – с облегчением пробормотала Келли. – Я пойду переоденусь.

– Калеб, не поможешь ли мне на кухне? – спросила толстуха.

Страйкер добродушно усмехнулся, прекрасно понимая, что уж кто-кто, а Фанни не нуждается в помощи. Проследовав на кухню, он плюхнулся на стул.

– Ну с чего это ты так разволновалась? Я не собираюсь обижать свою жену, и ты это знаешь.

– Ты уже ее обидел, парень, – ответила женщина.

– Хм… тебе об этом сказала Келли?

Фанни кивнула.

– Я не хочу брать чью-либо сторону, Калеб, не стараюсь разобраться, кто прав, а кто виноват…

– Я был не прав, Фанни, признаю. И признал это перед Келли. Но она меня не простила.

– Калеб, она хорошая, честная девушка. Будь добр к этой святой душе, прошу тебя.

– Постараюсь.

– Да нет уж, не старайся, а сделай это. Ты же знаешь, в каких условиях она росла – крошка заслужила хорошую жизнь. Она не знала своего отца, едва ли не с младенчества на каждом углу ей приходилось выслушивать самые ужасные сплетни о собственной матери и твоем папе. А она ведь не такая толстокожая, как ты. Келли хорошая, приличная девочка и заслуживает гораздо большего, чем получала от жизни до сих пор.

– Да, мэм.

– Прекрати, парень, я серьезно.

– Знаю. Фанни, я никогда не хотел хоть чем-то обидеть ее и, если она только позволит, сделаю для нее все, о чем ты говоришь.

– Не сомневаюсь. Ты всегда был хорошим парнишкой. Впервые за несколько недель Калеб от души расхохотался.

– Ты не считала так, когда я запустил камнем в окно твоей комнаты, а потом разлил помои на кухне.

– Очень хочется надеяться, что с тех пор ты повзрослел и мое окно теперь в безопасности.

Калеб ухмыльнулся и снова стал серьезным.

– Фанни, она мне не доверяет. И я боюсь, что никогда больше не будет доверять.

– Будь с ней терпелив, малыш. Келли оскорблена, но она тебя любит.

– Она так сказала?

– Не столь многословно. – Фанни улыбнулась, увидев появившуюся в дверях Келли. – Заходи, ягненочек, все готово.

На ленч был холодный ростбиф, картофельный салат и очень много охлажденного шампанского. Фанни непринужденно поддерживала беседу, подхватывая брошенные Калебом или Келли фразы, зависавшие в воздухе. Когда с едой было покончено, женщина бесцеремонно выставила Калеба с кухни.

– А ты, дочка, не суетись, – проворчала она, заметив, что Келли принялась убирать со стола. – Я вмиг все вымою.

– Я только хотела помочь.

– Ну-ка, не спорь со мной, молодка, отдыхай сколько можешь. Я знаю, что говорю, у меня как-никак шестеро детишек народилось, и понимаю, что к чему. Вот появится малыш, так у тебя не будет времени сидеть сложа руки.

– Ты очень добра ко мне, Фанни, впрочем, как и всегда.

– К хорошим людям легко быть доброй.

Налив в кастрюлю воды, толстуха поставила ее греться на печь, затем очистила тарелки от остатков еды и вытерла стол. Прожитые годы научили ее быть мудрой, и поэтому она отлично знала, когда нужно говорить, а когда и смолчать.

Покончив с посудой, Фанни чмокнула Келли в щеку, обняла Калеба и ушла, надеясь, что молодые сами смогут разобраться в своих отношениях. Ей было ясно, что оба обижены, и так же ясно было, что они трепетно любят друг друга. Оставалось надеяться, что два упрямца поймут это сами, пока еще не поздно.

Какое-то время Келли, нервно теребя пальцами ткань платья, смотрела на закрывшуюся за Фанни дверь. Ей так не хотелось, чтобы та уходила! Оставшись наедине с Калебом, она почувствовала себя не в своей тарелке. Теперь она по закону принадлежала Страйкеру. И пусть ранчо – ее по праву, но сама-то она с сегодняшнего дня принадлежит мужу.

Келли пересекла комнату, села на резное канапе и, взяв заказанный по почте каталог, принялась медленно перелистывать страницы. Ей не требовалось смотреть на Калеба, она и так знала, что он не сводит с нее глаз. Господи! Если бы все сложилось иначе, если бы он женился на ней по любви, то все было бы по-другому.

Калеб тяжело вздохнул. Отвернувшись от Келли, он сунул руки в карманы и выглянул в окно. Отныне Келли – его жена, ранчо тоже теперь принадлежит ему, хотя по закону владелицей по-прежнему остается Келли.

Метис криво ухмыльнулся. Если бы они жили в другом месте, после свадьбы имущество Келли перешло бы к нему, но в Вайоминге женщина могла владеть собственностью от своего имени. Тем не менее он получил то, чего больше всего хотел: Келли на законном основании стала его женой. Его охватывало чувство удовлетворения от мысли, что «Рокинг-С», которое он так любил, когда-нибудь унаследует его ребенок и так или иначе оно останется в семье. Казалось бы, эта мысль должна была его осчастливить, но победа, как ни странно, вызывала отвращение.

Оторвавшись от окна, он через плечо взглянул на Келли, склонившуюся над страницами каталога. Она носила его ребенка, но отказывалась выходить за него замуж, держала его на расстоянии, поклявшись, что ненавидит его, не доверяет ему, не хочет видеть его своим мужем. Внезапно все это потеряло значение. Калеб хотел ее и ждал достаточно долго.

Почувствовав, как в плечо впились пальцы Калеба, Келли судорожно вскрикнула, а он, не обращая внимания, заключил ее в объятия и на руках отнес из холла в большую спальню.

Посреди комнаты Калеб остановился; глаза его полыхали огнем.

– Знаю, я обещал, что тебе не придется делить со мной твое ложе, – хрипло проговорил он, – поэтому мы будем делить мое. Я неоднократно говорил, что я не мальчишка, чтобы со мной играть. Так вот, я не собираюсь первую брачную ночь проводить в одиночестве. Можешь меня за это ненавидеть, – шепотом продолжил он, ища губами ее губы, – хотя ты и так меня ненавидишь…

Она хотела запротестовать, но Калеб заставил ее замолчать, прикрыв рукой ее рот. Быстро отнес ее на кровать, раздел и залюбовался ее телом. Выражение его лица не позволяло Келли остановить мужа.

Сдерживая дыхание, она наблюдала, как он сбросил одежду и предстал перед ней обнаженным – мужчина в расцвете сил, высокий, сильный, нетерпеливый. Молодая женщина ощутила внезапно беспричинный страх, и сразу же рядом оказался ее муж. Казалось, Калеба нисколько не заботило, что испытывает Келли, он желал лишь получить удовольствие, словно она была его пленницей, лишенной каких бы то ни было прав. Но вместе с тем она никогда в жизни не чувствовала, чтобы кто-нибудь когда-нибудь ее так любил. Поцелуи, которыми он ее осыпал, были нежны, жадны и до кончиков пальцев наполняли ее любовью.

Это был настоящий мужчина, муж, хранитель очага. А она была его женщиной, женой, она должна поддерживать огонь в очаге и одаривать его любовью и пониманием.

Вдвоем они составляли прекрасную пару.

Он был ведущим, она – ведомой. Сокрушительная лавина бурлящей страсти нахлынула на нее, и она отдалась ему без оглядки, а после, когда все было кончено, вдруг разрыдалась в его руках.

Калеб, охваченный чувством вины, гладил жену по плечам; ее слезы еще глубже вонзали кинжал в его сердце. Неудивительно, что она сейчас плачет, с горечью думал он, ведь он взял ее грубо, не спросив ее согласия, как будто она была какой-нибудь… Он выругался сквозь сжатые зубы, не в силах даже в мыслях вымолвить это слово.

Избегая его взгляда, Калеб выбрался из кровати и натянул брюки.

– Калеб…

– Что?

– Куда ты идешь?

– Сам не знаю. – Он набросил на плечи рубашку и уже в дверях добавил: – Не бойся, впредь это не повторится.

Келли хотела попросить его остаться, но он быстро выскользнул из комнаты.


И потянулись унылые будни, казавшиеся Калебу сплошным адом. Он работал на износ, стараясь подавить в себе страстное желание обладать Келли. Всеми фибрами души ненавидя зиму, он носился по открытым всем ветрам прериям и с нетерпением ждал прихода весны. Тогда он сможет занять себя на пастбищах, будет объезжать территорию, проверять состояние приплода, наличие воды в колодцах, тогда-то дел будет невпроворот.

А пока Страйкер много времени проводил на конюшне, чистил лошадей, подправлял упряжь. В конце концов ковбои даже начали ворчать, что скоро он оставит их без работы, но Калеб только посмеивался над их замечаниями. Как ни крути, он тут главный, и если ему нравится целыми днями торчать на конюшне, так это его личное дело.

Но несмотря на то, что руки его постоянно были заняты, думал он только о Келли. Она забеременела от него, а после свадьбы он взял ее, словно она была какой-то девкой из салуна, которой платили за ночь. Калеб хотел извиниться, но ему было стыдно показаться жене на глаза. Чем в конечном итоге отличался он от своего старика?

Калеб раньше никогда не думал о том, что ему тоже предстоит стать отцом, даже представить себя не мог в этой роли. Да, собственно, ему и не хотелось заводить потомство. Но когда в его жизни появилась Келли, все изменилось, теперь он хотел, чтобы она родила ему ребенка; он надеялся, что у него будет сын, непременно сын, и что малыш полюбит ранчо, как любил его он сам. Как любила его Келли.

Долгие вечера были особенно мучительными. Иногда Келли рано ложилась спать, оставляя мужа одного в гостиной, но чаще всего она подолгу сидела на диване у камина, шила приданое для малыша или читала пьесы Шекспира. Калеб иногда ловил на себе ее взгляд, как будто она хотела о чем-то поговорить, но он никогда не спрашивал, что у нее на уме, и она продолжала молчать.

Часто, собираясь ехать по делам, он наблюдал за Келли, отмечая, как меняется ее тело. Лодыжки припухли, груди налились, потяжелели. В такие минуты он представлял жену, сидящей в большом кресле у окна и баюкающей их ребенка.

Ему нестерпимо хотелось обнять ее, прижать к себе, уткнуться лицом в грудь, которая в скором времени будет вскармливать их ребенка. Наблюдая за происходящими в ней изменениями, он пытался представить, как растет в ее теле их дитя.

Келли. Он должен найти способ сломать ее сопротивление, должен пробить стену недоверия, заставить понять, что он женился на ней не из-за ранчо и даже не из-за будущего ребенка, а потому что любит ее. Надо вымолить у нее прощение, и медлить больше нельзя. Их размолвка и без того слишком затянулась.

Завтра, решил Калеб. Завтра он соберет все свое мужество и раскроет ей сердце. Всей душой он надеялся, что на этот раз она ему поверит, потому что больше был не в силах выносить эту муку.


Келли проснулась, с удивлением обнаружив стоящего рядом Калеба.

– Вставай, – сказал он, – мы отправляемся на прогулку.

– На прогулку? Куда?

– Встретимся внизу. Оденься потеплее. – Не дожидаясь очередного вопроса, он вышел из спальни.

Келли нахмурилась. Что еще он задумал? На миг захотелось снова зарыться в одеяло, но любопытство пересилило сон.

Выбравшись из кровати, она постаралась одеться побыстрее, хотя растущая с каждым днем вялость давала о себе знать уже с самого утра. Через тридцать минут Келли спустилась вниз и на кухне встретилась с Калебом.

– Ты готова? – спросил он. Жена кивнула, он открыл дверь и вслед за ней вышел на улицу.

Коляска уже ждала у крыльца. Посадив в нее Келли, Калеб накинул ей на плечи плед, вторым заботливо укрыл ее ноги и вспрыгнул на сиденье рядом.

– Куда мы едем? – снова спросила Келли, но муж лишь покачал головой, сказав, чтобы она запаслась терпением.

Келли раздраженно вздохнула, сложила руки на груди и откинулась назад. День выдался на редкость солнечным и ясным. Небо голубым куполом взмывало вверх, в воздухе веяло прохладой и свежестью.

Проезжая по «Рокинг-С», она улыбнулась; при мысли, что все это принадлежит ей, миссис Страйкер почувствовала умиротворение. Ранчо служило основой, фундаментом того, чтобы обрести уверенность в завтрашнем дне, которой Келли была лишена ребенком.

Через час Калеб остановил коляску под высоким тополем.

Спрыгнув на землю, он откинул плед с колен Келли, расстелил его на земле и помог ей спуститься. Когда она села, метис достал из-под сиденья корзину с продуктами.

– Завтрак, – пояснил он, открывая корзину. Вытащил из нее полдюжины бисквитов и фруктовых пирожных, хлеб, масло, джем, мед. Были там и сваренные вкрутую яйца, несколько яблок и кувшин сладкого сидра.

– Надеюсь, ты голодна.

– Теперь я всегда голодна, – пробормотала Келли и взяла пирожное с клубникой. – Где ты все это раздобыл?

– Попросил нашего повара кое-что собрать.

Келли, ставшая в последнее время очень прожорливой, молча принялась за еду, наслаждаясь пикником и красотой дня. Она избегала встречаться взглядом с мужем, недоумевая, зачем он привез ее сюда, однако несколько раз перехватила его ласковый взгляд. После брачной ночи они впервые оказались наедине вне дома, впервые Калеб искал ее общества днем. Обычно он вместе с другими ковбоями пропадал на пастбищах, а по воскресеньям играл в бараке с работниками в покер. Иногда ездил в город. Как подозревала Келли, чтобы увидеться с Энжелой.

Келли раздраженно сдвинула брови. В последний раз она видела Энжелу в городе несколько недель назад. Та специально прошла так, чтобы Келли ее заметила и обратила внимание на отороченный мехом плащ. Подарок Калеба, сказала тогда вдова. На день рождения. Келли хотелось стереть самодовольное выражение с лица этой нахалки. Ты можешь быть за ним замужем, красноречиво говорил сам вид Энжелы, но хочет он меня. Да и как могла Келли сомневаться в этом?

– Налить еще сидра?

Келли подняла глаза, отвлеченная от раздумий голосом мужа.

– Спасибо, нет.

– О чем ты думаешь? – с любопытством спросил Калеб. – По-моему, ты так злишься, что готова вскочить и затопать ногами…

– Ни о чем я не думаю.

– Тебе не кажется, что нам пора перестать лгать друг другу?

– Не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Так уж и не понимаешь? Скажи, если я до тебя дотронусь, ты как всегда оттолкнешь меня или все-таки признаешься, что давно ждешь этого?

Кровь прилила к щекам Келли под пристальным взглядом метиса. Она покачала головой, но так и не смогла вымолвить ни слова.

– Келли, у нас все идет наперекосяк, и только потому, что мы оба наделали ошибок. Я очень хочу наладить наши отношения, но мне нужна твоя помощь.

Калеб подсел ближе и взял ее лицо в свои ладони.

– Я хочу тебя, Келли. Думаю, я уговорил тебя согласиться на эту фиктивную помолвку, так как стремился любым путем получить тебя, боялся, что ты исчезнешь из моей жизни, да и самому себе не хотел признаться, что ты нужна мне. Теперь я знаю, что это правда.

Она хотела что-то возразить, но Калеб заставил ее замолчать, прикоснувшись рукой к ее губам.

– Выслушай, Келли. Я люблю тебя, мне нужна ты, а не ранчо. Если ты не веришь, продай его, и мы тотчас переедем в город или еще куда-нибудь по твоему выбору.

Келли заморгала, глядя в его лицо. Что он сказал? Что любит ее? Ей не послышалось?

– Знаю, я должен просить у тебя прощения за то, что произошло той ночью, но пойми, я не могу извиняться за это, Келли. Я ни в чем не раскаиваюсь и с радостью снова поступил бы так.

Отняв от своего рта его руку, Келли хотела было отпустить ее, но вместо этого положила к себе на колени, любуясь цветом его кожи, такой темной по сравнению с ее.

– Калеб, я…

– Поверь мне, Келли. Поверь всего лишь раз.

– Я хотела бы, но…

Он приподнял пальцем ее подбородок, чтобы видеть ее глаза.

– Продолжай.

– А как же Энжела? Ты же все это время пропадал у нее.

– Это ровным счетом ничего не значило, Келли. Мне просто было очень одиноко, вот и все. Между нами ничего не было.

– А как же… – Келли закусила губу, но все же решилась и твердо посмотрела на него. – Как же плащ, который ты ей подарил?

Калеб нахмурился.

– Какой еще плащ?

– Тот, что ты подарил ей на день рождения. Он недоуменно потряс головой.

– Я ничего не дарил Энжеле на день рождения, и разрази меня гром, если я знаю, когда она родилась.

Уловив в глазах жены сомнение, Калеб ругнулся.

– Черт побери, Келли, ты должна поверить мне. Мы с Энжелой всего лишь старинные друзья, не более того. Клянусь, между нами никогда ничего не было.

Взяв ее руки в свои, он посмотрел в ее глаза и пылко проговорил:

– Я говорю правду. Ты – единственная женщина, которую я люблю. И единственная, кого я когда-нибудь желал по-настоящему.

Келли пытливо вглядывалась в его глаза в поисках подвоха, обмана, но видела только отчаянную надежду и бесконечную нежность, которые смыли последние сомнения с ее души.

– Келли, пожалуйста, поверь мне еще раз!

Она кивнула, не в силах отвечать из-за подступивших слез.

Еще осмеливаясь поверить, что Келли готова забыть прошлое, Калеб снова взял лицо жены в ладони и стал нежно целовать ее, чувствуя на губах соленые слезы, которые она уже не могла больше сдерживать.

– Черт возьми, Келли, каким же я был дураком! – прошептал он ей на ухо.

– Да и я тоже вела себя как идиотка. Отталкивала тебя из-за того, что ты обидел меня…

– Знаю.

– Но пойми, ведь ты больно ранил меня. А после нашей брачной ночи, после того, как мы так занимались любовью, ты вдруг ушел. Я пыталась сказать тебе, что все в порядке, что все было просто чудесно, но… но ты не позволил мне сделать это, и, представь, это обидело гораздо больше, чем все остальное.

– Мне было стыдно смотреть тебе в глаза после всего, что я сделал, Келли. Но если ты дашь мне еще один шанс, клянусь, я ничем больше тебя не обижу.

Калеб обнял ее; поцелуй был теплым, как солнце, играющее в ее волосах, и нежным, как легкое дуновение ветерка.

Метис немного отодвинулся от нее, взглянул в ее глаза и пылко повторил:

– Запомни, я больше никогда тебя не обижу! И на этот раз она ему поверила.


Следующие дни были самыми счастливыми в жизни Келли. Каждое утро она просыпалась рядом с Калебом и никак не могла насытиться их близостью.

Никогда не забыть радостного удивления и счастья, когда она проснулась в то, первое утро и встретилась с его взглядом, полным предвосхищения последующих блаженных ночей.

А дальше были еще дни и ночи, когда Калеб занимался с ней любовью так, как она и вообразить не могла. Иногда, ранним утром, когда небо нежно пламенело в окнах, а земля была тихой и спокойной, Калеб любил ее спокойно и ласково, шепча о своей любви и преданности, повторяя снова и снова, что она прекрасней, чем сама Мадонна.

Иногда он обладал ею под покровом ночи и так разжигал в ней страсть, что ей казалось, от одного желания близости с ним она может сию же секунду умереть. А иной раз они занимались любовью при свете дня, той самой сладостной неторопливой любовью, растягивающейся на часы, когда любящий муж ласкает или расчесывает волосы любимой или, взяв в пригоршню душистое масло, массирует ее тело; когда большие смуглые руки замирают на ее округлившемся животе, а из глубины души рвутся едва слышные слова о еще не родившемся ребенке. Эти мгновения казались Келли самыми прекрасными…

И вот сейчас утро одного из таких дней подходило к концу. Келли лежала рядом с мужем. Ей не хотелось расставаться с ним даже на пару часов, не хотелось, чтобы он снова занимался делами на ранчо. Страйкер мирно спал, и она склонилась к его лицу.

– Красив, – прошептала она. – Господи, знаешь ли ты, как ты красив? Знаешь ли ты, Калеб Страйкер, как я тебя люблю?

Кончиком пальца она провела по его нижней губе, затем спустилась к шее и широкой груди.

Упиваясь зрелищем мускулистых бронзовых рук, широких плеч, немного помедлила, а потом едва слышно прошептала:

– Такой сильный.

Нежные пальчики продолжили свое путешествие, спускаясь по плоскому животу с выпуклыми буграми мышц, медленно проследовали дорогой из вьющихся волос, пока не исчезли под простыней.

– Не останавливайся.

Келли вспыхнула, поняв, что муж все это время не спал.

– Как тебе не стыдно? Почему не сказал, что проснулся? – смешливо пожурила его она.

– Зачем же? Тогда бы я так никогда и не узнал, что красив, – улыбнулся Калеб. Серые глаза весело заискрились.

С притворной досадой Келли бросила на мужа сердитый взгляд.

– Я врала.

– В самом деле?

– Врала самым наглым образом. Ты самый уродливый тип, которого я когда-либо знала. Приходилось мне видеть лягушек, так и те были покрасивее.

Калеб громко расхохотался.

– Ах вот как, лягушек!

– Да, и еще больших мохнатых крыс. И… и ящериц! Прежде чем Келли поняла, что происходит, Калеб накрыл ее своим огромным телом, опираясь на локти, чтобы ненароком не причинить любимой боль, и одной ладонью поймал обе ее руки.

– Закроем ужасный список на ящерицах, – прорычал он и небритым подбородком потерся о щеку жены. – Немедленно, сию же секунду возьми свои слова обратно.

– Ни за что! Даже старый уродец Морт Холли, и то выглядит лучше.

– Ну в таком случае остается только пожалеть нашего ребеночка. Представляешь, если он пойдет в меня?

Келли прыснула, а потом вдруг задумалась.

– Что случилось, милая? Я сделал тебе больно? – сразу заволновался Калеб.

– Нет, просто я подумала, сколько времени мы с тобой потеряли, дуясь друг на друга, вместо того чтобы…

Калеб изогнул бровь.

– Чтобы что, миссис Страйкер? – спросил он неожиданно осипшим голосом. – Чтобы заниматься этим?

И поцеловал Келли.

– Или этим?

Его губы мягко коснулись нежной кожи за мочкой ее уха.

– Или, может быть, этим?

Рот Калеба скользнул к ее груди.

Келли застонала от удовольствия, когда муж начал ласкать ее горячим языком. Никогда не приходилось ей испытывать большего блаженства; даже в самых сладостных снах не могло привидеться, что на свете может существовать такая любовь. Келли принадлежала Калебу всем сердцем, всей душой, всем своим существом. Теперь она понимала, почему ее мать отказалась оставить Дункана Страйкера, почему столько лет терпела презрение всего города. И не вина ее, что любовь она нашла в объятиях женатого человека, а скорее беда. Келли больше не осуждала мать за отказ покинуть Шайенн и навсегда забыть любимого.

И когда Калеб, сверкая потемневшими от любви и желания глазами, склонился к ней, Келли простила матери все.

Глава 32

Энжела Бристол сидела на канапе, обшитом камчатой тканью, напряженно сложив руки на коленях, и в упор смотрела на Эштона. Сначала Ричард был приятно удивлен, когда она появилась на его пороге, закутанная в отороченный мехом плащ, который он подарил ей на день рождения. Однако прошло всего несколько минут, и радость молодого человека улетучилась.

– Полагаю, теперь ты хочешь, чтобы я на тебе женился? – жестко произнес он.

– А как же иначе? Ведь я ношу твоего ребенка.

– Ха! Как знать?! Отцом отродья может оказаться и Калеб Страйкер.

– Я только могла мечтать, чтобы так и было, – съязвила Энжела, кривя душой. Она успела влюбиться в Ричарда и надеялась, что и он полюбил ее. – Но это твой ребенок, и ты знаешь это не хуже меня.

– Ошибаешься, я этого не знаю.

Энжела растянула губы в улыбке, но глаза ее оставались холодными.

– Интересно, когда это я могла видеться с Калебом или еще с кем-нибудь? Последние два месяца ты все ночи проводил в особняке, да и большинство дней тоже.

Эштон беззвучно выругался. Будь проклята эта распутница, но она была права. С той самой ночи, когда он внес Энжелу по лестнице в спальню, Ричард не отходил от нее ни на шаг, он просто не мог устоять перед ее чарами. Она была не только прелестной женщиной, но и совершенно не сдерживала себя в постели; не строила из себя скромницу, лицемерно изображая, что ей неприятны его ласки. Она не заставляла Эштона умолять на коленях, чтобы она одарила его любовью, не притворялась шокированной или разозленной, когда он не мог дождаться вечера и валил ее на пол прямо в гостиной или когда всю ночь занимался с ней любовью, не давая заснуть. Вдовушка была крепкой девкой, думал Ричард, сомневаться в этом не приходилось. И хотя ему было неприятно признавать это, он был уверен, что ребенок от него. Проблема в том, что Эштон не знал, как поступить, и совершенно растерялся. Энжела поднялась с канапе и накинула плащ.

– Куда ты? – спросил Ричард.

– Домой. Я сказала все, что хотела.

– Только и всего?

– Вот именно. А ты что, хочешь, чтобы я умоляла тебя жениться на мне, Ричард? Тебе следовало бы лучше меня знать. Увидимся сегодня?

Эштон насупился, внезапно почувствовав разочарование. Он ожидал, что Энжела разрыдается, упадет на колени, начнет заламывать руки и причитать.

– Ну? – сказала вдова, взявшись за начищенную до блеска медную дверную ручку. – Ты придешь сегодня вечером или нет?

– Не знаю.

– Что ж, всего хорошего, – кивнула она и грациозно скользнула за дверь.

Эштон долго смотрел ей вслед, а когда глубоко вздохнул, ноздри защекотал устойчивый аромат ее духов. Что же ей было нужно, зачем приходила? Быть может, Энжела вовсе и не беременна, может, она просто хочет женить его на себе? Немало женщин использовали эту уловку, однако ничего у них не вышло.

Брови Ричарда задумчиво сошлись на переносице. Он закрыл дверь.

Энжела быстро шла по улице, ломая голову, что предпринять. Она не станет просить Ричарда Эштона жениться на ней, не унизится до мольбы о милосердии, но и оставаться в Шайенне, где она может оказаться объектом злых сплетен, тоже нельзя. Итак, что же делать?

Ответ пришел сам собой. Энжела пойдет к Калебу и попросит денег, чтобы уехать из города. Да, она покинет Шайенн и где-нибудь в другом месте начнет новую жизнь. Там она расскажет, что недавно овдовела и что ее муж, храбрый и честный человек, погиб при исполнении служебных обязанностей, когда хотел предотвратить ограбление банка.

Да, думала Энжела, все правильно, решение всех ее проблем – Калеб.


Келли смотрела на Энжелу Бристол.

– Что вам нужно? – холодно поинтересовалась она, стараясь скрыть зависть. На гостье было темно-зеленое платье, выгодно подчеркивающее стройную фигуру и изумрудного цвета глаза.

Взгляд Келли невольно опустился на собственный живот. Она была уже на шестом месяце и рядом с Энжелой казалась самой себе неуклюжей как корова.

– Я хотела бы видеть Калеба, – ответила Энжела.

– Его сейчас нет.

– Где же он?

Услышав в ее голосе отчаяние, Келли нахмурилась.

– Поехал в Лайреми проверить стада. Что-нибудь случилось?

– А когда он вернется?

– Я ожидаю его сегодня после полудня. Может, заедете завтра?

– Нет, подожду здесь, – сказала Энжела и прошла мимо Келли в гостиную.

Келли проводила ее глазами, пораженная грубыми манерами миссис Бристол, потом вздохнула, закрыла дверь и проследовала за непрошеной посетительницей.

– Хотите чего-нибудь?

– Чай, если можно.

Келли вежливо улыбнулась. «С мышьяком или без?» – тихо прошептала она, выходя на кухню.

Дожидаясь ее возвращения, Энжела осматривала гостиную. Эта комната всегда нравилась ей из-за огромного, выложенного мраморной плиткой камина, массивной мебели и прекрасного темного ковра. Когда-то, еще девчонкой, она грезила, что непременно будет жить здесь, растить своих детей в этом доме.

Тут вернулась жена Калеба, и внутри у Энжелы все закипело от зависти. Несправедливо, что эта дочь шлюхи получила все, о чем вдова так мечтала, – лучшее ранчо в округе, мужчину, которого она любила всю жизнь, и даже ребенка от него, который появится на свет в законном браке.

Келли поставила на стол серебряный поднос, села, наполнила две чашки душистым напитком и вручила одну Энжеле.

– Сахар?

– Нет.

И это называется вежливостью, подумала Келли.

– Зачем вам понадобился Калеб?

– Да вот подумала, что ему любопытно будет узнать, что он скоро станет отцом, – сорвалось с уст Энжелы.

Это произошло непроизвольно, неожиданно для нее самой, но вдова почувствовала удовлетворение. Келли положила руку на живот.

– Он давно об этом знает… – Слова застряли в горле, когда ужасное подозрение обожгло мозг. – Не понимаю, что вы имеете в виду.

– Ничего особенного. Я беременна.

Взгляд Келли метнулся к идеальной талии и плоскому животу Энжелы.

– Нет!

– Да. От Калеба.

Вдова с интересом наблюдала, как смертельная бледность залила лицо Келли, испытывая какое-то извращенное удовольствие при виде мучений другой женщины. Воистину, подумала она, несчастье – вечный спутник любви.

– Вы лжете. – Сердце Келли сковал холод. Это не могло быть правдой. Но… ведь Калеб столько ночей провел с Энжелой в особняке…

На Энжелу внезапно накатило раскаяние за такую наглую ложь, и она встала.

– Передайте Калебу, что я буду ждать его в старом доме, хорошо?

Келли кивнула, не в силах говорить из-за подступившей к горлу тошноты. Она оставалась в кресле еще несколько минут после ухода Энжелы, безмолвная, оцепеневшая, потом бросилась на кухню и склонилась над раковиной. Ее вывернуло наизнанку.

Энжела забеременела. И Калеб – отец ее ребенка!


Проснувшись, Ричард Эштон уселся на кровати и выругался. Ему снилась Энжела.

Эштон зажег лампу в изголовье кровати, достал сигару и удрученно покачал головой. Господи, как же все усложнилось! Беременна. Энжела сказала, что ждет ребенка. Что ж, это было вполне возможно, ведь последние несколько месяцев они часто проводили время вместе. Однако не надо забывать, что Энжела – женщина, а женщины, привлеченные его именем и богатством, постоянно пытались всеми правдами и неправдами склонить его к браку. Все, кроме Келли. Ричарду так и не удалось добиться ее руки ни ухаживаниями, ни хитростью, не получилось и купить ее. Наоборот, она сама надула его на пять тысяч долларов. Может, именно из-за этого он и не хотел отступиться от нее; может, если бы Келли, как все остальные, сказала «да», она бы очень скоро наскучила ему?

Он мысленно представил девушку: золотистые густые волосы, синие глаза, мягко очерченная великолепная фигура, кожа цвета свежих сливок… Да, она, несомненно, хороша собой, но, если быть честным до конца, нужно признать, что он находил Энжелу Бристол более привлекательной и предпочитал ее общество.

Конечно, вдова была не так молода, как Келли, и не столь невинна, но ему даже нравилось, что Энжела знает, что именно нравится мужчине и каким образом доставить ему удовольствие.

Эштон нахмурился. Может, он поступил опрометчиво, отпустив Энжелу? Наверняка она беременна от него. Значит, скоро у него появится наследник.

Он снова выругался. «Сын», – вертелось в голове. Энжи была сильной, здоровой женщиной. Что, если она родит сына? Ведь он будет вечно носить клеймо безотцовщины. Боже милосердный, что скажет его отец?

Ричард выпустил в потолок струйку голубого дыма и уставился на кончик сигары. Решено, утром он отправится к Энжеле и сделает официальное предложение. Свадьбу назначат на январь, через два месяца. К тому времени, если она и в самом деле беременна, это уже станет заметно, и тогда они поженятся.

Но помоги ей, Боже, если у ребенка окажется смуглая кожа и черные, как сердце дьявола, волосы!


Калеб с облегчением вздохнул, въехав во двор ранчо через час после того, как стемнело. Как же хорошо дома! Спрыгнув с лошади, он передал вожжи подбежавшему работнику. Расспросив, что произошло в его отсутствие, направился к двери, горя нетерпением увидеть Келли и обнять ее. Боже, как он соскучился!

Улыбаясь во весь рот, он взбежал по ступенькам и открыл дверь. Но улыбка сползла с его лица. В доме было необычно темно и тихо. Слишком тихо. Бросив шляпу на крючок, Калеб пригладил волосы рукой, недоумевая, где может быть жена.

– Келли?

– Я здесь.

Голос раздался из кухни, и он сразу же прошел туда.

– Почему дома так темно?

– Оказывается, я давно жила в темноте, – загадочно ответила она.

Сбитый с толка ее словами, Калеб подошел ближе.

– Эй, красотка, – сказал он низким нежным голосом, – ты скучала по мне?

Сердце Келли дрогнуло. Она осторожно сняла с печки кастрюлю с горячей водой и поставила ее на стол. Позади раздались его шаги, затем руки скользнули по ее не существующей больше талии и захватили в плен ее грудь.

– Я соскучился по те