Вереск и бархат (fb2)


Настройки текста:



Тереза Медейрос Вереск и бархат

ПРОЛОГ

Шотландия, Хайлендз, 1773 год

Негодяй казался мертвым. Себастьян подтолкнул его ногой, со страхом ожидая, что мозолистая лапа старика вот-вот схватит его за тонкую лодыжку и с силой рванет на себя, сопровождая свои действия оглушительным взрывом хохота. Себастьян осмелел и сильнее пнул его пальцами босой ноги в толстый живот. Ничего. Ни звука, ни даже пьяного хрипа. Негодяй был мертв. Эль тонкой струйкой вытекал из уголка его рта.

Себастьян присел рядом с ним. Как он мог умереть так тихо? Мальчик всегда представлял его ревущим, изрыгающим проклятия, катающимся по земле в предсмертной агонии. Ничего подобного не было. Лишь глухой удар рухнувшего на пол тяжелого тела, и его уже не стало.

Себастьян откинул со лба прядь давно не мытых волос, и его взгляд метнулся вверх, к резным балкам холла. Он затаил дыхание, словно испугавшись внезапно наступившей тишины. Казалось, что все колокола мира разом перестали звонить, оставив в воздухе слабое эхо от прежней какофонии звуков. Затем до него донеслись другие звуки, прежде заглушаемые грохотом бьющейся посуды и ломающейся под тяжелыми ударами мебели: щебетание ласточек среди стропил, отдаленный, едва слышимый шум ветра на склонах гор, поросших вереском.

Себастьян склонил голову. Это была величественная тишина собора, и она вызывала желание плакать.

Но не было времени для слез. Теперь Мак-Кей придет за ним. Враг его семьи придет, чтобы завладеть Данкерком, о чем всегда предупреждал его отец.

Губы Себастьяна сжались в упрямую линию. Мак-Кей может взять замок, но его он не возьмет никогда.

Себастьян подсунул руки под обутые в сапоги ноги отца. Запах от мертвого Брендана Керра был едва ли хуже, чем от живого, но это скоро изменится, если тело надолго оставить на жаре. Себастьян напрягся. Его длинные руки были несоразмерно худы по сравнению с шириной плеч, но благодаря упрямству и решительности ему удалось протащить тело отца по каменному полу, на котором было разлито вино, разбросаны кости фазана и остатки ужина.

Добравшись до травы, Себастьян остановился, дрожа от напряжения, чувствуя, как желудок больно сжимается от голода. Пот струился по вискам, оставляя на коже грязные дорожки, разъедая глаза. Он вытер его рукавом.

«У тебя глаза девчонки, парень, и такой же слабый характер», — вновь услышал он глумящийся голос отца.

Себастьян споткнулся, запутавшись в своем длинном одеянии, и упал, неуклюже раскинув ноги. Он закусил губу, чтобы сдержать невольный вскрик, и быстро взглянул на распростертое тело, которое задел при падении. Но его отец не поднялся. Брендан Керр неподвижно лежал на траве, и большая зеленая муха назойливо жужжала у его виска.

Мальчик стиснул зубы, едва сдерживая дикое желание сбросить тело отца с обрыва, чтобы оно полетело, ударяясь о камни и подпрыгивая, в долину, простирающуюся внизу. Но нет. Его мама не одобрила бы этого. Себастьян должным образом, по-христиански, похоронит своего отца. Он закопает его так глубоко и навалит на него так много камней, что образ покойного никогда больше не будет преследовать его.

Послеобеденное солнце уже спускалось за гору, когда Себастьян бросил последний камень на могилу отца. Глухой удар эхом разнесся в тишине. Прохладный ветерок шевелил растрепанные волосы и надувал парусом его пропитанную потом, расстегнутую на груди рубашку. Себастьян медленно поднял перепачканную глиной руку и осенил себя крестным знамением. Это был символ его матери, ее религия, давно преданная Себастьяном забвению.

Орел парил над долиной в золотистых лучах заходящего солнца, вселяя в Себастьяна головокружительное чувство свободы. Он поднялся по ступеням Данкерка в башню. Всего несколько минут ушло у него на то, чтобы сложить в рюкзак свои скудные пожитки: поношенную рубашку, две сморщенные картофелины, филигранной работы серебряную брошь, которая принадлежала его матери. Он повернулся, чтобы уйти, но остановился на пороге, замерев на несколько секунд в угасающих солнечных лучах.

Опустившись на колени возле кровати, Себастьян бросил виноватый взгляд через плечо.

Последний раз, когда он осмелился прикоснуться к сундуку отца, тот так избил его, что у мальчика еще много дней звенело в ушах.

Руки Себастьяна дрожали, когда он открывал крышку. Роскошный шотландский плед лежал сверху, свернутый руками отца с такой нежностью, что это заставляло сердце Себастьяна болеть от ревности и обиды. Плед был последним воспоминанием о прошлом, когда Керры и Мак-Кеи сражались бок о бок под началом одного вождя в одном клане. Он провел грязным пальцем по черно-зеленым квадратам, уносясь в мечтах к тому времени, когда раздавался звон ударов палашей и звуки волынки разносились среди туманных холмов.

Себастьян закрутился в плед. Мягкая, роскошная шерсть укрывала его худое тело, приятно согревая. Он порылся в своем рюкзаке и достал оттуда материнскую брошь, чтобы сколоть концы пледа на своем плече.

Заходящее солнце раскрасило небо в оранжевый цвет, когда Себастьян сошел по стертым каменным ступеням замка и стал осторожно спускаться вниз по скале.

Когда вересковая долина запестрела в последних золотых бликах угасающего заката, Себастьян побежал, радуясь свежему ветру и разминая затекшие от тяжелой работы мускулы, наслаждаясь ощущением теплой земли под своими босыми огрубевшими ступнями. Плед развевался на ветру, хлопая его по ногам.

На полпути через вересковую пустошь он остановился и обернулся, чтобы взглянуть на Данкерк, четко вырисовывающийся на фоне потемневшего неба.

Когда-нибудь он вернется сюда, поклялся себе Себастьян. Не ночью, как крадущийся вор, а ясным днем он проедет по дороге в прекрасной карете, с полным кошельком и таким же полным желудком. Он будет таким сильным и властным, что никто не посмеет остановить его. Ни закон. Ни Мак-Кей. Ни даже эхо глумливого отцовского голоса. Он взойдет на ту гору, разодетый в пух и прах, и плюнет на могилу отца.

Когда-нибудь.

Себастьян рывком подтянул рюкзак и побежал в опускающуюся на долину ночь, больше ни разу не оглянувшись.

ЧАСТЬ I

Нарядов блеск и красота

Волнуют нас слегка.

Но девственная чистота

Разит наверняка.

Роберт Бернс

ГЛАВА 1

Нортамберленд, Англия, 1791 год

Пруденс пробиралась сквозь густой кустарник. Узел волос на затылке рассыпался и упал на плечи мокрыми, слипшимися сосульками. Она остановилась в своем стремительном беге и вытащила шпильки, увенчанные жемчужинами. Затем сунула их в глубокий карман, чтобы ни одна не потерялась, но, как она подозревала, такая предусмотрительность была излишней. Хотя ее тетя никогда бы не призналась в этом, она бы никогда не стала тратить настоящие жемчужины на шпильки для своей невзрачной племянницы.

Пруденс подхватила свои бархатные юбки, прежде чем ринуться дальше. Мокрые ветки хлестали ее по лицу. Молния расколола яркими полосами ночное небо и на миг осветила темный лес. Пруденс снова закричала, но ее отчаянный крик был подхвачен порывом ветра и потонул в оглушительном треске громового раската. Потоки ливня обрушились на лес, превращая даже конусообразные раскидистые сосны в ненадежное убежище от хлещущей воды. Пруденс обхватила рукой ствол дерева и подняла голову, напрягая слух, в надежде услышать ответный крик сквозь рев бури.

Подставив лицо дождю, она страстно желала отдаться во власть бурной радости ночи: раскатам грома, вспышкам молнии, струящимся по ее коже потокам летнего ливня. Как сильно это все отличалось от стороннего наблюдения за дождевыми потоками, сбегающими по стеклу, когда сидишь в теплой комнате на подоконнике с книгой в руке, уютно устроившись среди шелковых подушек. Какая-то первобытная жажда побудила ее широко открыть рот, чтобы поймать капли дождя языком. Но сейчас было не время для ребяческих забав и шалостей. Ее промедление могло повлечь смерть того, кто был ей дорог.

Тяжелые юбки облепили ноги, когда девушка наконец выбралась из зарослей на вершину холма. Ветер завывал вокруг нее. Глухой рокот прокатился по лесу. Пруденс подумала, что это гром, но вспышка молнии, осветившая дорогу внизу, показала, что она ошиблась. Девушка припала к склону, по которому стремительно неслись потоки мутной воды, и прищурилась; ее слабое зрение еще больше ухудшала серая пелена дождя.

Карета, запряженная четверкой лошадей, резко остановилась на дороге. Пруденс не знала, кому принадлежит покрытый позолотой герб на дверце кареты. Девушка в ужасе затаила дыхание, когда поняла, почему карета остановилась так резко.

Ее окружила четверка зловещих темных всадников. Один из этих людей, который, очевидно, был их вожаком, рявкнул приказание кучеру. Даже в темноте, в которую на мгновение врывались яркие вспышки молнии, можно было увидеть, что лицо кучера стало мертвенно-бледным.

Вновь оглушающе пророкотал гром. Ногти Пруденс вонзились в выступающие над землей узловатые корни старой сосны, когда один из разбойников сорвал дверцу кареты с петель. Дикий визг женщины раздался в ночи. Вожак медленно поднял руку. Блеснула молния, освещая тонкий ствол пистолета. Но не пистолет привлек внимание Пруденс, а пушистый комочек серо-белого меха, который упал с нависающей ветки и прижался к крыше кареты.

«Себастьян!» — закричала она.

Забыв о всякой осторожности, Пруденс бросилась вниз по склону, скользя по мокрым от дождя и грязи листьям.

Этот крик оказался роковым для Себастьяна Керра. Он повернулся на лошади, оглядывая склон холма в поисках источника этого отчаянного крика, выдавшего его настоящее имя в местах, где у него не было имени. В какой-то безумный миг он поверил, что это был голос его матери, полный тоски и страха за него.

Ночь взорвалась сумятицей звуков и движений. Лошадь Себастьяна дернулась, сопротивляясь натяжению удил. Воспользовавшись его замешательством, кучер размахнулся своим кнутом и ударил Себастьяна в живот. Его пистолет разрядился вспышкой огня, наполнив воздух резким запахом пороха, когда Себастьян, не ожидая такого яростного отпора, свалился с лошади. Он тяжело упал на дорогу, лодыжка подвернулась, угрожающе хрустнув. Безумное визжание женщины в карете не прекращалось. В какой-то момент Себастьян даже пожалел о том, что не пристрелил ее.

Все произошло в считанные секунды. Лошади его спутников сорвались с места, вспенивая копытами жидкую грязь на дороге, и растворились в ночи вместе со своими всадниками в развевающихся черных плащах и масках. Рука кучера в перчатке поднялась. Себастьян застыл, ожидая смертельного удара кнутом. Но кучер хлестнул лошадей, приводя упряжку в движение. Карета помчалась прочь, стремительно набирая скорость и бешено раскачиваясь на раскисшей от дождя дороге.

И вновь тишину ночи нарушал только шелест дождя и отдаленные раскаты грома.

Себастьян беспомощно лежал на дороге. Дождь стекал по лицу, жидкая грязь проникала сквозь складки плаща, неприятно холодя тело. Неужели это мать звала его по имени? Он закрыл глаза, вспоминая ее мелодичную французскую речь, чувствуя нежное прикосновение ее ладоней к своему пылающему лбу.

Восстановив дыхание, Себастьян слегка пошевелился и ощутил пульсирующую боль в лодыжке. Какой же он дурак! Это, должно быть, отец позвал его. Он зажмурил глаза и закусил губу, отчаянно пытаясь сдержать стон, когда волна боли прокатилась вверх по ноге. Гортанный картавый рокот шотландского горца, принадлежавший его отцу, загремел у него в ушах: «Себастьян» — глупое имя для глупого мальчишки!» Он вздрогнул, ожидая удара заляпанного грязью сапога по лодыжке.

Себастьян открыл глаза, возвращаясь из нерадостного прошлого в такую же безрадостную и неприветливую реальность, холодную, как грязное месиво, в котором он лежал. Он подавил в себе вспышку негодования на своих товарищей за то, что они бросили его. Едва ли он мог винить их, когда сам научил всему тому, что знал, и требовал неукоснительного выполнения этих заповедей. «Никогда не рискуйте, спасая раненого, — инструктировал он. — Свалившийся с лошади — это ловушка для остальных». Они хорошо усвоили его уроки. Себастьян поморщился, представив, как Д'Артан вскинет брови, когда его люди вернутся в Эдинбург с пустыми руками.

Волна усталости нахлынула на него. Ночь началась неудачно. Вначале эта неожиданная буря; затем первая карета, на которую они напали, отказалась остановиться. В следующем экипаже оказался упрямый кучер и истеричная матрона. И, наконец, это таинственное создание, скатившееся с холма.

Себастьян приподнялся на локте и вгляделся в пелену дождя. Девушка сидела в грязи всего в нескольких футах от него, явно не замечая струящихся потоков дождя, промокших юбок и тяжелых, слипшихся прядей волос, упавших на лицо. Она склонила голову и ласково ворковала его имя крошечному комочку, устроившемуся под ее подбородком. Оттого, что его имя произносилось с таким обожанием, к горлу Себастьяна подкатился комок. Даже его очаровательная любовница, англичанка, не выкрикивала это имя с таким чувством во время их любовных утех. На какой-то миг Себастьян ощутил приступ глупой и безрассудной ревности к котенку, убаюкиваемому на девичьей груди.

«Какой же ты непослушный и капризный, Себастьян, — нежно шептала незнакомка. — Я тебя повсюду искала. Я уже подумала, что кто-то отпустил с привязи Бориса и он снова тебя потрепал».

Котенок ласково мяукнул, потянулся и зевнул, высунув розовый язычок, и удобнее устроился на руках хозяйки. Себастьян не имел бы ничего против того, чтобы поменяться с ним местами.

Он многозначительно кашлянул, переводя взгляд с раздражающего его пушистого создания на девушку, стремясь привлечь ее внимание. Их взгляды встретились. Глаза незнакомки озадаченно сощурились.

Держа котенка в одной руке, она подползла к Себастьяну, больно надавив на его лодыжку.

— Вы ранены, да?

Себастьян схватился за ногу так, что суставы пальцев побелели.

— Теперь, да, — задыхаясь от боли, прошептал он.

Девушка опустилась на колени.

— Может мне привести шерифа? Он — мой знакомый.

Себастьян застонал, вопрошая, кончится ли когда-нибудь эта ночь.

— В самом деле?

Котенок вырвался из рук девушки и вскочил на ногу Себастьяна, вонзая сквозь шотландскую юбку в кожу острые, как иголка, коготки.

Девушка схватила котенка, вздернув юбку Себастьяна угрожающе высоко ему на бедра.

— Ты опять шалишь, несносное животное? Какой ты непослушный. Вы должны извинить его, сэр. Боюсь, в нем сидит какой-то неугомонный дух.

— Меня самого обвиняли в таком же пороке, — пробормотал Себастьян, сбитый с толку, смущенный соблазнительным видом нежной кожи наклонившейся к нему девушки.

Пруденс, наконец, удалось оторвать коготки котенка от клетчатой ткани юбки. Ее пальцы разгладили заляпанный грязью шотландский плед, но внезапно она стала абсолютна недвижима.

— Я знаю, кто вы, — прошептала она. — Вы — Ужасный Шотландский Разбойник Керкпатрик.

Взгляд девушки скользнул к шелковой маске, скрывающей верхнюю часть его лица. Она невольно потянулась к ней.

Себастьян поймал ее за тонкое запястье.

— Не стесняйтесь называть меня Ужасным.

Она поняла намек. Его пальцы расслабились, выпуская руку девушки. Скрытность мужчины не удержала Пруденс от любопытства, и, встав на четвереньки, она низко наклонилась и заглянула ему в лицо. К удивлению Себастьяна, возбуждение, а не страх оживили ее черты. Ему следовало бы прогнать глупую девчонку, но если он не собирался умирать на этой холодной, грязной дороге, то ему была нужна ее помощь.

— Я наслышана о вас. — В ее голосе угадывался благоговейный трепет. — Вы — бич Нортамберлендской границы. Безликий ужас как Шотландии, так и Англии. Вы — живое напоминание о бессилии и упадке системы правосудия всех народов, о дикости и алчности, которые скрываются в душе цивилизованного человека. Ни один путешественник не застрахован от встречи с вами. Никакие дворянские гербы не защитят их владельцев от ваших нападений. Вы грабите, похищаете и насилуете.

— И мошенничаю в игре в вист, — прервал он, боясь, что ее восторженное изложение его подлых преступлений доведет девушку до обморока. — Несмотря на то, что я горжусь собой, выслушивая ваше подробное, но сильно преувеличенное перечисление моих талантов, с каждым вашим словом все более убеждаясь в своей полной развращенности, тем не менее, не могу не заметить, что в данный момент я всего лишь раненый мужчина, лежащий под дождем с раскалывающейся от боли головой и сломанной лодыжкой. Здесь неподалеку есть хижина арендатора. Вы поможете мне добраться до нее?

Пруденс наклонилась еще ниже, с надеждой глядя на него широко открытыми глазами.

— Вы похищаете меня?

— Нет.

Ее лицо разочарованно вытянулось.

— Ну, хорошо, — вздохнул Себастьян. Он поднял из грязи пистолет и нацелил дуло ей в грудь. — Помоги мне.

Пруденс помогла ему. Она посадила котенка в карман, где он принялся перебирать лапами шпильки для волос, больно цепляя коготками кожу сквозь ткань. Досадливо поморщившись, она выудила его и пересадила в другой карман своей широкой юбки. Позаботившись о животном, она помогла Себастьяну подняться на ноги, позволив опереться на свое плечо.

Девушка удивила его. Она была ниже его на голову, но ее тонкая грациозная фигурка обладала такой стойкостью, такой силой, которая позволяла ей удерживаться на ногах, даже если он спотыкался. Когда в темноте Себастьян раненой ногой ударился о пень, он бы упал в агонии, если бы не ее руки, поддерживающие его за талию. На берегу ручья, который они перешли в брод, Себастьян резко остановился в изнеможении, понимая, что не сможет больше сделать ни шагу.

Они стояли обнявшись, как влюбленные, руки девушки крепко обнимали его за талию, ее лоб касался его щеки. Дождь поливал их, стремясь соединить друг с другом.

— Я не могу идти дальше, — выдохнул Себастьян. Усталость усиливала шотландский акцент в его речи. — Оставь меня здесь и возвращайся к себе домой, детка, пока я не угробил нас обоих.

— Глупости.

Настойчивость и упрямство в ее голосе воодушевили Себастьяна.

— Вы сказали, что хижина расположена на той горе, так вот на ту гору мы и пойдем. Каким бы человеком я себя считала, если бы оставила вас здесь умирать?

— Хорошеньким и очень умным.

Склон холма весь был устлан мокрыми, скользкими листьями. Не один раз рука девушки отыскивала его руку, нащупывая выступающий из земли корень, чтобы он мог подтянуться выше. Они уже почти достигли вершины, когда поврежденная в лодыжке нога подвернулась и Себастьян съехал вниз до середины холма. Он почувствовал, что шелковую маску сорвало с лица при падении, но ему уже все было безразлично. Он лежал, прижавшись щекой к сырой земле, приветствуя оцепенение, охватившее его тело.

Девушка потянула его за пояс, встряхивая, заставляя подняться. Боль перешла в ярость. Себастьян поднял голову и прорычал:

— Черт побери, девочка, оставь меня в покое, или, Бог свидетель, я застрелю тебя.

— Это может оказаться довольно затруднительным, поскольку ваш пистолет у меня.

Туман рассеялся перед глазами Себастьяна, когда он уставился в зияющее дуло своего собственного оружия. Девушка опустилась перед ним на колени, больше похожая на проказливую лесную нимфу, чем на английскую леди. Мокрое платье прилипло к телу, а грязь покрыла все открытые участки кожи.

Она протянула испачканную ладонь.

— Дайте мне вашу руку.

Себастьян криво усмехнулся.

— Ты похищаешь меня, детка?

— Ага, паренек, именно так, — ответила она насмешливо, подражая его говору. — Давай-ка, втаскивай свой зад на эту треклятую гору, пока мне не вздумалось продырявить тебя.

Себастьян тихо засмеялся, удивляясь, что после того, как попал в такую переделку, он еще не утратил способности смеяться над собой. Он подал девушке руку. Их грязные пальцы переплелись. Себастьян слегка сжал ее ладонь, прежде чем возобновить свой мучительный подъем на вершину холма.

Хижина арендатора ютилась на краю пустынной лощины. Серебристый ручей журчал рядом с ней и, выходя из своих извилистых берегов, тихо переливаясь на каменистых порожках, устремлялся в долину. Хижина выглядела так, словно свалилась прямо с неба, а крыша была обронена позднее как нечто, о чем вспомнили с опозданием. Окна были неровными, дверь перекошенной. Пруденс захотелось наклонить голову набок, подстраиваясь под все неровности и рельефные выступы этого нелепого строения. Ее сердце учащенно забилось при мысли о том, что она войдет в разбойничье логово.

Порыв ветра с дождем налетел на них, и девушка поспешно толкнула дверь. Та не шелохнулась.

— Пни ее хорошенько, — скомандовал Ужасный Шотландский Разбойник Керкпатрик.

Она с сомнением взглянула на него и сильно толкнула дверь.

— Да не так. Навались на нее всем своим телом.

Пруденс отступила назад. Она навалилась на дверь не только своим телом, но и потянула за собой Себастьяна.

Дверь распахнулась, они влетели внутрь и, не удержав равновесия, повалились на пол. Из кармана Пруденс раздалось протестующее мяукание.

Разбойник застонал.

— Ты убиваешь меня. Мне следовало позволить тебе привести шерифа. Он смог бы пристрелить меня и положить конец моим мучениям.

Она шмыгнула носом.

— Не будьте неблагодарным. Сарказм ни к чему. В вашем положении не стоит капризничать.

Пруденс выползла из-под него.

— Спасение грабителей — сравнительно новое занятие для меня.

— Тебя не учили этому во время твоего лондонского сезона?

— У меня никогда не было лондонского сезона. Поднявшись на колени, Пруденс вгляделась в темные углы хижины. Отдаленная вспышка молнии осветила заржавленный фонарь и трутницу, висящую на деревянном крючке. Она подползла к ней в ожидании следующей вспышки, чтобы зажечь фонарь.

Ореол золотистого света замерцал в пыльном углу. Девушка встала и, проведя полукруг рукой, удерживающей фонарь, осветила хижину изнутри.

Хижина была грязной, давно оставленной в распоряжение мелких ящериц и пауков. Единственной мебелью этого жилища были грубо сколоченные стол и стул, стоящие перед каменным очагом, рядом с которым высилась куча дров. Горы золы и обгоревших поленьев скрывали решетку. Вместо кровати в дальнем углу лежал изрядно потертый соломенный тюфяк и стопка одеял. Стекла в окнах отсутствовали, и оконные проемы были затянуты тяжелой черной мешковиной, протертой и разорванной в нескольких местах.

Пруденс поежилась. Воздух был сырым и холодным для ее влажной кожи. Она торопливо прошла через хижину и закрыла дверь, отгораживаясь от непогоды. Шум дождя стих до уютного стука по соломенной крыше.

Разбойник по-прежнему лежал у порога. Он молчал уже несколько минут, и девушка подумала, что он потерял сознание при падении. Ее дыхание участилось, когда она опустилась на колени рядом с ним, освещая его лицо.

Пруденс испуганно охнула, когда фонарь был грубо выдернут из руки и поднесен близко к ее собственному лицу. Отшатнувшись, она прикрыла глаза от ослепляющего света. Из темноты, которую не рассеивал свет фонаря, раздался голос, полный злости и отчаяния.

— Отойди! Если ты увидишь мое лицо, твоя жизнь не будет стоить ни гроша. Ни для меня, ни для моих людей.

Пруденс испуганно заморгала. Она заговорила, но ее спокойствие далось ей с большим усилием.

— Если вы не снимете эту мокрую одежду, то вашу жизнь я тоже недорого оценю. Как я смогу позаботиться о вас, если не могу вас увидеть?

Последовало долгое молчание. Затем он раздраженным, но уже заметно ослабевшим от боли голосом произнес:

— Поставь фонарь в угол. Этого света будет достаточно.

Девушка подчинилась. На этот раз, когда она приблизилась к нему, он не протестовал. Она мало что могла увидеть, кроме блеска его глаз и смутного очертания лица.

— Я не уверен, что снова смогу подняться, — сказал мужчина.

Пока Пруденс поправляла одеяла, котенок выбрался из кармана и спрыгнул на пол. Он смешно заковылял на неустойчивых лапках, тщательно обследуя хижину.

Пруденс подхватила мужчину под руки и потащила к устроенной ею в углу постели. Он помогал ей, отталкиваясь здоровой ногой, пока, совместными усилиями, не оказался на соломенном тюфяке. Она положила под его лодыжку свернутое одеяло и присела рядом. Девушка чувствовала, что мужчина изучает ее лицо. Она спрятала свою неловкость, занявшись его пледом, развертывая его и развешивая, чтобы дать просохнуть.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Пруденс.

Мужчина издал короткий смешок.

— Не может быть. Вера, Надежда, Милосердие или даже Необдуманная Импульсивность, но только не Благоразумие[1].

— Я теряю всякое здравомыслие, когда дело касается кошек. А вообще-то я очень благоразумная девушка.

Она наклонилась, чтобы стащить промокшую рубашку с его мускулистых плеч.

Ладонь мужчины обхватила руку Пруденс. Его хватка была обезоруживающе нежной.

— Благоразумная девушка не находилась бы одна в заброшенной хижине с Ужасным Шотландским Разбойником Керкпатриком, не так ли?

Пруденс ощутила приятное покалывание кожи от этого краткого прикосновения. Быстрым движением, чтобы скрыть свою внезапную дрожь, она вырвала свою руку и натянула одеяло на его плечи.

— Снимите вашу юбку, пожалуйста, — тихо попросила она, зардевшись от смущения. Девушка была рада, что он не мог видеть выражения ее лица в этот момент.

Чтобы отвлечь мужчину и заглушить его болезненный стон, она спросила:

— Неужели это так романтично, быть разбойником? Вы грабите богачей и отдаете все беднякам, как Робин Гуд?

Его голос стал резче.

— Ага, я отдаю все беднякам. Себе. Я — бедняк.

— Это не слишком-то милосердно, вы не находите?

— Ты когда-нибудь была бедной?

Мужчина вытянул вперед руку, удерживая на одном пальце свисающую юбку. Пруденс взяла мокрую одежду и встряхнула ее.

— Фактически, я без гроша.

— Без гроша? — Он фыркнул. — Только богатые говорят: «Без гроша». Бьюсь об заклад, что из-за этого ты никогда не ходила днями голодной, верно?

Гнев усиливал его шотландский акцент. Его грассирующее «р» перекатывалось как штормовое море.

— Существует значительное различие, девочка, между бедными в бархате и бедными с пустым желудком. Ты когда-нибудь крала еду из собачьей миски себе на обед? Тебя когда-нибудь избивали до потери сознания, если ты охотилась, но не смогла за целый день поймать ничего кроме жилистой белки?

Пруденс положила руку на обнаженную грудь мужчины, успокаивая его своим прикосновением.

— Простите меня. Я всегда умудряюсь сказать что-нибудь невпопад.

Кожа под ее ладонью была слегка поросшей мягкими курчавыми волосками. Она никогда прежде не прикасалась к мужской груди, и тепло его мускулистого тела ошеломило ее.

— Я не имею права судить вас.

Он что-то проворчал в ответ, словно смутившись своей гневной вспышки.

Рука девушки скользнула вниз, мягко касаясь его живота. Мужчина судорожно втянул воздух. Его мускулы напряглись. Пруденс отдернула руку.

— Я не хотела сделать вам больно. Я видела, как кучер ударил вас сюда. Завтра на этом месте будет огромный синяк.

— Значит, я буду беспокоиться об этом завтра, — резко ответил он.

Мужчина закрыл глаза и отвернулся. Пруденс понаблюдала за ним несколько минут и, когда он не пошевелился, решила, что он, должно быть, уснул. Она повыше натянула на него пыльное одеяло и заботливо подоткнула вокруг плед.

Пруденс ошибалась. Себастьян не спал. Как только она отошла от него, он приоткрыл глаза, наблюдая за каждым ее движением с жадным любопытством. Девушка стояла возле очага, оглядывая хижину. Ему хотелось, чтобы она перестала щуриться. Себастьян был одержим жгучим, безрассудным желанием увидеть цвет ее глаз.

Не менее безрассудным было и то внезапно возникшее чувство, когда заботливые руки Пруденс прикасались к нему. Не от боли напряглись мускулы его живота при ее легком прикосновении, а от восхитительной нежности ее пальчиков. Он не мог вспомнить, когда последний раз забота женщины о нем вызывала в его душе такой странный отклик.

Пруденс встала на колени перед очагом и разожгла небольшой костер из поленьев, предусмотрительно оставленных в хижине. Себастьяна поразила экономичность ее движений. Он понял, что девушка была хорошо знакома с работой по дому. Себастьян попытался угадать, сколько ей лет. Пруденс производила впечатление скорее женщины, чем девочки. Она не проявляла девичьей застенчивости, помогая ему раздеваться. Ее руки были быстрыми и ловкими. Она делала все, что требовалось сделать, не краснея и не отводя стыдливо взгляд. Девушка была загадкой, и Себастьян намеревался разгадать ее.

Вскоре в очаге весело потрескивал огонь. Пруденс встала и потянулась с ленивой грацией женщины, которая уверена, что за ней никто не наблюдает. Дыхание Себастьяна участилось, когда она подняла руки и начала расстегивать ряд крошечных пуговиц на лифе платья. Ее одежда насквозь промокла, и было вполне естественно, что она хотела снять ее. Но для самого Себастьяна было неестественным все нарастающее возбуждение при виде того, как она снимала платье через голову. В других обстоятельствах он мог бы это понять и объяснить, но не сейчас, когда лежал побитый, измученный, со сломанной ногой на холодном грязном полу ветхой хижины.

Себастьян увидел, как Пруденс зябко поежилась, оставшись в тонкой нижней юбке и рубашке. Когда она наклонилась, чтобы снять свои грязные туфли, влажная ткань облепила ее тело, подчеркивая соблазнительные выпуклости и впадинки ее точеной фигуры. Яркое пламя огня в очаге высвечивало очертания ее длинных ног и высокой, упругой груди. При виде этой пленительной картины Себастьян застонал.

Девушка, резко повернувшись, взглянула на него и вскинула руки, чтобы прикрыться. Себастьян закрыл глаза и слегка поерзал, словно от боли. Это, действительно, была боль, но не та, о которой она могла подумать.

Себастьян помедлил, позволяя девушке успокоиться и забыть о его присутствии, и приоткрыл один глаз. Пруденс сидела на стуле у очага и перебирала пальцами спутанные волосы. Они были бархатисто-каштановыми и ниспадали до талии.

Тепло огня, распространившись по всей хижине, добралось до ложа Себастьяна. Он поглубже зарылся в одеяла, завороженный пленительными движениями пальцев Пруденс, приглаживающих густой каскад волос. Хотел бы он, чтобы это были его пальцы.

Словно по волшебству он ощутил тепло под своей рукой. Котенок Пруденс ткнулся мордочкой в его ладонь, требуя внимания. Себастьян погладил большим пальцем его подбородок и услышал нежное мурлыкание крошечного создания. Котенок удовлетворенно свернулся в изгибе его локтя.

«Себастьян, — прошептал он, поглаживая нежную шерстку котенка, — глупое имя. Как и Пруденс».

Он уже погружался в сон, когда вспомнил, что у девушки все еще оставался его пистолет.

Пруденс ждала столько, сколько смогла выдержать. Ее нижняя юбка и рубашка согрелись и высохли, лишь волосы еще оставались чуть влажными. Подкрадываясь с фонарем в руках к ложу, на котором лежал Себастьян, она вспомнила часто повторяемый упрек своей тети: «Любопытство — весьма неприличная черта для леди». Хотя отец Пруденс не считал это любопытством. Он называл это острым умом, склонным к обобщениям. Чего папа не сказал ей, так это того, что острый ум девушки не является ценным качеством для ее поклонников. Пруденс всерьез сомневалась, что отчаянный разбойник также оценит его по достоинству.

Она опустилась на колени рядом с тюфяком и подняла фонарь вверх.

Разбойник сбросил в сторону большую часть одеял. Оставалось лишь одно, опасно съехавшее ему низко на бедра. Один глубокий вдох, одно неосторожное движение могли опустить его еще ниже. Мягкие волоски медового цвета покрывали грудь. Взгляд широко открытых глаз Пруденс скользнул туда, где они собирались в тонкую линию и исчезали под одеялом. Перехватив фонарь другой рукой, девушка перевела взгляд выше по его телу. Мужчина был среднего роста, но широкие плечи и мускулистый торс делали его крупнее и значительнее.

Улыбка тронула ее губы, когда она увидела комочек серого меха, свернувшийся у его локтя. Сонный котенок поднял голову и сердито посмотрел на свою хозяйку. Пруденс поднесла палец к губам, словно умоляя малыша не шевелиться. Но разбуженный котенок со слабым писком потянулся, удобнее устраивая голову на лапах.

Во рту у Пруденс пересохло, когда пламя фонаря осветило лицо спящего мужчины. Его рыжевато-каштановые волосы требовали заботы парикмахера. Она протянула руку и отвела пряди со лба, прежде чем осознала, что делает. Отдернув руку, девушка нечаянно дотронулась до горячего колпака фонаря. Заглушив крик боли, едва не вырвавшийся у нее, Пруденс утешила себя тем, что один ожег лучше, чем два, и на будущее нужно вести себя осторожнее.

Подняв фонарь выше, она жадно принялась изучать его черты. Мягкий свет позолотил кожу мужчины до теплого песочного оттенка. Густые брови были немного темнее его волос. Кайма длинных, угольно-черных ресниц отбрасывала тень на щеки.

«Тетя Триция отдала бы состояние за обладание такими ресницами», — подумала Пруденс. Даже обильное количество черной краски из ламповой сажи не могло бы дать подобного результата. Нос был слегка искривлен, видимо от давней травмы, но этот дефект смягчался россыпью веснушек на переносице. Бледный полукруг шрама выделялся под подбородком. Мелкие морщинки окружали рот, пересекали лоб и скапливались в уголках глаз. Пруденс понимала, что они не были отпечатком прожитых лет, а были оставлены ветром и солнцем. Она решила, что ему, должно быть, около тридцати лет.

Мерцающий свет лампы играл у его рта, и Пруденс почувствовала, как сжалось ее сердце. Это был прекрасный рот, твердый и красиво очерченный; нижняя губа немного полнее верхней. Даже во сне его нижняя челюсть слегка выдавалась вперед, что заинтриговало бы любую женщину. Пруденс захотелось прикоснуться к его губам, заставить их изогнуться в нежной улыбке.

Она наклонилась вперед, словно загипнотизированная.

«Аметист», — раздалось в тишине.

Слово пришло ниоткуда. Взгляд девушки виновато метнулся от губ разбойника к его широко открытым глазам.

ГЛАВА 2

Пруденс была поймана в ловушку своего собственного любопытства, парализованная обвиняющим взглядом туманно-серых, цвета летнего дождя, глаз незнакомца. Она ощущала себя мотыльком, завороженным ярким пламенем.

— Аметист? — переспросила она. Возможно, разбойнику снились драгоценности, которые он украл.

— Твои глаза, — сказал он. — Они как аметисты.

Несмотря на свое слабое зрение, Пруденс не испытывала затруднений в том, чтобы отчетливо видеть близлежащие предметы, поэтому сейчас ей не было нужды щуриться. Она во все глаза смотрела на мужчину, удивленная и смущенная его замечанием. Но даже если она закроет глаза, то по-прежнему будет видеть его лицо, неизгладимо выгравированное в ее памяти.

Он не удерживал ее, но Пруденс не могла пошевелиться. Замерев, девушка ждала, что он станет упрекать ее, или закричит, или, того хуже, ударит. Она закусила нижнюю губу, но быстро отпустила, вспомнив, как тетя говорила, что эта детская привычка портит лицо, выделяя ее слегка выступающие вперед зубы.

Себастьян открыто рассматривал ее, утверждаясь в своих прежних предположениях. Девушка была очень хорошенькой. Нежная алебастровая кожа придавала ее чертам удивительную хрупкость.

Чопорность тонкого, аристократического носа приятно гармонировала с легкой неправильностью прикуса, придавая ее лицу пикантное, соблазнительное выражение. Густые темные ресницы обрамляли фиалковые глаза. Свет лампы, переливаясь, играл на бархатистой массе ее волос.

Себастьян поймал прядь этих волос кончиками пальцев. Он уже давно забыл удовольствие — прикасаться к шелковистым, не покрытым толстым слоем пудры, волосам женщины. Забылась острая боль в лодыжке, когда иное, неведомое ранее ощущение заставило забурлить кровь в его жилах.

Его глаза закрылись в ленивой истоме, которую Пруденс приняла за сонливость.

— Поставь лампу, — сказал Себастьян.

Она подчинилась, почувствовав облегчение от того, что ее не отругали за излишнее любопытство и не ударили.

Темнота поглотила их. И только угасающий в очаге огонь отбрасывал мерцающие блики на дальнюю стену.

— Ложись рядом со мной.

Ее облегчение улетучилось и девушка с тревогой взглянула на мужчину. Темнота скрывала черты его лица, еще раз напоминая ей о том, что он был незнакомцем, случайно оказавшимся рядом с ней в соблазнительном уединении ночи.

Пруденс теребила в руках край нижней юбки.

— Спасибо. Я не очень устала.

— И ты не очень хорошая лгунья. — Его рука обхватила ее тонкое запястье. — Если я обижу тебя, можешь пнуть меня по сломанной лодыжке. Сейчас я относительно безвреден и безобиден.

Но Пруденс засомневалась бы в его безобидности, даже если бы у него были сломаны обе ноги. Ни один мужчина с таким чувственным ртом не мог быть безобидным.

— Я не причиню тебе боли, — сказал он. — Пожалуйста.

Именно это «пожалуйста» возымело свое действие. Как она могла устоять перед такими учтивыми манерами разбойника с большой дороги? После секундных колебаний она вытянулась рядом с ним, боясь шелохнуться. Мужчина просунул руку ей под плечи в небрежном объятии, и голова девушки устроилась на его плече намного уютнее, чем она могла себе представить.

Дождь тихо барабанил по соломенной крыше.

— Разве у тебя нет семьи, которая бы беспокоилась о тебе? — поинтересовался он. — Ведь они, верно, будут сходить с ума, если ты не вернешься на ночь?

— Предполагается, что я должна сказать: «Да». Не так ли? Чтобы вы хорошенько подумали, прежде чем придушить меня, опасаясь возможного визита сюда обеспокоенных родственников.

Себастьян усмехнулся.

— Возможно, ты не такая уж плохая лгунья, в конце концов. До тебя когда-нибудь доходили слухи о том, что я душил женщин?

Пруденс на мгновение задумалась.

— Нет. Но подруга моей тети, мисс Девони Блейк, утверждает, что вы изнасиловали ее прошлым летом. Это было притчей во языцех на всех пикниках и балах в течение нескольких месяцев. Она довольно очаровательно падала в обморок каждый раз, когда рассказывала эту ужасную историю.

— Что, я уверен, она делала с удовольствием, — сказал он резко, — красочно описывая мельчайшие подробности. Что ты думаешь об этой мисс Блейк?

Пруденс спрятала лицо на его плече.

— У нее нет ни одной извилины в ее глупой белокурой головке. Скорее, это она изнасиловала вас.

— Значит, только безмозглая дура могла позариться на меня? — удивленно спросил Себастьян. Кончики его пальцев дразнящими движениями касались ее руки. — Скажи мне, твоя тетя будет беспокоиться о тебе?

— Тетя была на вечеринке, когда я вышла из дома. Возможно, она подумает, что я улизнула на тайное свидание.

Себастьяну эта мысль не показалась забавной. Его рука, обнимающая девушку за плечи, напряглась.

— Это так?

— Ага, а то как же. — Она снова передразнила его говор с неправдоподобной точностью. — Чтобы встретиться с самым милым пареньком от Лондона до Эдинбурга.

Лодыжка Себастьяна снова стала подергиваться от боли.

— Твоим возлюбленным? — тихо спросил он.

— Нет же, глупенький, моим Себастьяном.

Услышав свое имя, произнесенное хозяйкой с таким обожанием, котенок поднял голову и сонно замурлыкал. Воспользовавшись тем, что на краткий миг внимание девушки отвлек серый комочек, Себастьян пододвинулся ближе к Пруденс, чувствуя, как поднялось настроение от ее слов. Котенок оставил изгиб его локтя и, пройдя по животу девушки, взобрался ей на грудь.

— Изменник, — буркнул Себастьян.

Он протянул руку, чтобы погладить животное, и его пальцы отыскали шелковистый мех одновременно с пальцами Пруденс. Кончики их пальцев соприкоснулись, и девушка, задыхаясь, засмеялась.

— Утро казалось таким обычным, когда я проснулась, — сказала она. — Я приняла ванну, уложила волосы, съела чернослив с кремом. Если бы мне кто-нибудь сказал, что ночью со мной произойдет такое необычное приключение — я имею в виду то обстоятельство, что сейчас лежу в объятиях разбойника с большой дороги, — я бы подумала, что этот человек лишился рассудка.

Себастьян вытянул руку из-под нее и приподнялся на локте.

— А если бы кто-нибудь еще сказал тебе, что этот разбойник будет целовать тебя?

Она сглотнула.

— Я бы сочла его сумасшедшим, помешанным, душевнобольным.

Ее голос затих, когда мужчина прижал ее руку к губам, дразня языком нежную кожу. Его голова склонилась над ней, закрывая слабый очаг света. Девушка затрепетала от неведомого ранее ощущения, жаркой волной стремительно охватившего все тело. Он нежно припал губами к ее губам, глубоко проникая языком в рот, нежно обследуя его, возбуждая своими медленными и завораживающими движениями.

Губы мужчины были именно такими, какими Пруденс и представляла их себе: нежными, жадными и требовательными.

— Восхитительно, — пробормотал он, осыпая легкими, быстрыми поцелуями ее полную нижнюю губу и уголки рта.

Никто и никогда прежде не называл ее восхитительной. Пруденс почувствовала, что сейчас может лишиться чувств, но тогда мужчина продолжит целовать ее. Или, хуже того, он может остановиться. Она постаралась скрыть свое разочарование, когда он сделал именно это.

Теплые губы мягко коснулись ее век.

— Закрой глаза.

Его рука обхватила подбородок девушки, большой палец скользнул по нижней губе.

— И открой рот.

— Я, я не знаю, — нервно проговорила Пруденс, — говорил ли вам кто-нибудь об этом прежде, но у вас есть склонность всеми командовать. Этот недостаток характера может быть исправлен, если…

Прежде чем она успела договорить, Себастьян наклонился и мягко поймал ее нижнюю губу зубами. Тихий вскрик был заглушен ловким вторжением его языка. Рука сжала ее подбородок, удерживая рот девушки открытым до тех пор, пока у нее не осталось ни сил, ни желания сопротивляться. Затем его пальцы скользнули вокруг шеи к затылку в нежнейшей ласке. Язык Себастьяна тщательно исследовал ее губы и погрузился глубже.

Пруденс почувствовала на себе тяжесть его разгоряченного тела. Ей бы следовало отстраниться. Порядочные женщины так не целуются. Но почему-то то, как этот мужчина захватил и ласкал ее рот, было не отталкивающим, а пленительным. Она робко ответила на призывные движения его языка.

Разбойник застонал, словно от мучительной боли, запутавшись в ее волосах своими сильными пальцами.

Пруденс отпрянула назад, внезапно вспомнив о его сломанной лодыжке.

— Я делаю вам больно?

— Ага, девочка. Ты убиваешь меня, и мне это нравится.

Восхищение Себастьяна усилилось, когда он понял, что ее еще никогда не целовали. Он находил невинность девушки очаровательной, ее робкий отклик безумно чувственным и непосредственным. Его мысли метнулись к тем вещам, которым бы он так хотел научить ее.

Мужчина целовал Пруденс до тех пор, пока она не стала задыхаться. Она не могла сказать точно, когда один поцелуй заканчивался, а другой начинался. Этот мужчина был прирожденным грабителем, крадущим ее дыхание и волю с каждым мучительно-сладостным движением языка. Ему не нужны были ни пистолеты, ни шпаги, чтобы подчинить ее своей власти и заставить следовать за собой.

Когда охватившая ее тело сладостная истома протянула свои цепкие щупальца к низу живота, Пруденс приняла приглашение Себастьяна исследовать его рот своим языком, и, вначале стыдливо, а затем со все возрастающей настойчивостью, она приникла к его теплым губам, стремясь полнее утолить свой голод.

Пруденс не сознавала, что ее капитуляция делала с Себастьяном, как прикосновения ее языка к его собственному доводили его до безумия. Единственное, что она могла осознать в этот момент, — это только свою слабость и беспомощность в его объятиях.

Котенок Пруденс, возмущенный отсутствием внимания к себе и заботы со стороны хозяйки, незаметно покинул ложе и свернулся клубочком у очага.

Себастьян воспользовался возможностью и, скользнув рукой по груди девушки, нежно обхватил ее податливое тело, почувствовав, как оно затрепетало от его прикосновений. Кончики его пальцев отыскали упругую вершину под тонкой тканью рубашки. Себастьян слегка сжал набухший бутон груди, возбуждая девушку нежными искусными ласками.

Эти ласки лишали Пруденс способности здраво мыслить. Никто к ней раньше так не прикасался. Пруденс своим затуманенным сознанием не сразу определила источник этого нового для нее, пьянящего наслаждения, охватившего сладостной волной каждую клеточку ее тела. Она и понятия не имела, что прикосновения мужчины могут быть такими желанными.

От внезапного стыда жарко запылали щеки. Разве порядочные девушки так ведут себя? Он решит, что она такая же бесстыжая потаскушка, как Девони Блейк. Чувство вины и паника заглушили ее наслаждение. Пруденс увернулась от губ мужчины и уперлась руками ему в грудь.

— Пожалуйста, перестаньте. Умоляю вас.

Себастьян поднял голову. Его пальцы застыли в своих сладостно-мучительных движениях, но рука по-прежнему нежно сжимала ее грудь. Несколько долгих секунд Пруденс слушала прерывистое дыхание мужчины, прежде чем нашла в себе смелость повернуться к нему. Она почувствовала напряжение его лица и твердость оценивающего взгляда. Быть может, он решил, что она дразнит его?

— Вы сказали, что не причините мне боли, — прошептала девушка.

Его губы нежно коснулись ее шеи, мочки уха.

— Так больно?

Большой палец погладил вершину груди.

— Или так?

Пруденс выгнулась, не в силах скрыть трепет наслаждения.

— Нет… да. Я не знаю. Я просто хочу, чтобы вы остановились.

Себастьян легонько дунул ей в ухо.

— Зачем ты пришла сюда со мной?

— Не для этого.

— Ты так уверена?

Мысли Пруденс были такими путаными, а ощущения так новы для нее и остры, что она уже не была уверена в своих истинных желаниях.

— Я пришла, потому что вы нуждались в помощи.

Это прозвучало неубедительно даже для нее самой.

Себастьян покачал головой.

— Ты пришла, потому что тебе было скучно. Потому что уже давно в твоей жизни ничего не происходило. Я разглядел твое лицо под дождем, видел голод в твоих глазах.

«Это не так!» — хотелось ей крикнуть в ответ. Этот мужчина причинил ей боль уже только тем, что угадал правду, в которой Пруденс боялась признаться даже самой себе и поэтому так яростно отвергала.

Она вновь попыталась отвернуться, но он поймал ее рукой за подбородок.

— Такой женщине, как ты, не понадобилось бы много времени, чтобы устать от щеголей в бархате и кружевах, в напудренных париках и с изящными манерами. Они посвящают тебе стихи, но слишком робки и хорошо воспитаны, чтобы поцеловать тебя так, как тебе хотелось бы.

Пруденс облегченно расслабилась. Он ошибался. Он ничего не знал о ее жизни.

Себастьян отстранился, почувствовав, как она задрожала. Вначале он испугался, что довел ее до слез. Но вот с губ девушки сорвался сдавленный смех.

Пруденс смеялась от души, сквозь смех произнося какие-то слова.

«Что там лепечет эта девчонка?» — с раздражением подумал Себастьян. Он был не из тех мужчин, которые выслушивают от женщин всякие глупости. Но он бы с радостью слушал ее болтовню, если бы смог стащить нижнюю юбку с ее стройных бедер и снять через голову сорочку. Себастьян зарылся лицом в мягкую, блестящую массу ее волос, соблазненный таким видением. От них исходил дурманящий аромат лилий после дождя.

«Тебе не нужна поэзия, Пруденс. Ты — сама поэзия».

Она лежала под ним очень тихо. Ее руки слегка сжимали плечи мужчины, ни притягивая ближе, ни отталкивая.

Себастьян знал, что должен принять решение. Сломанная лодыжка не помешает ему овладеть этой прелестной девушкой, если он этого захочет.

По правде говоря, в осуществлении этого желания его не остановила бы даже сломанная шея. И все же, в глубине души его страсть боролась с его измученной совестью.

Себастьян обещал не причинять ей боли. А он был достаточно мудр, чтобы понимать, что некоторым женщинам обольщение могло причинить такую же боль, как и насилие. Если утром он отошлет ее домой с чувством стыда за то, что безрассудно отдалась незнакомцу, цена ее приключения в грозовую ночь может быть слишком высока. И потом, для женщины всегда существует риск забеременеть и родить внебрачного ребенка. Ублюдка. Как и он сам. Себастьян знал способы уменьшить этот риск, но его страсть к этой девушке была так сильна, что он не мог доверять себе в этом. Себастьян поднял голову.

— Позволила бы ты мне, — спросил он серьезно, — снять с тебя всю одежду и прикоснуться руками и губами к твоему обнаженному телу, если бы я пообещал не делать ничего другого?

— Я бы предпочла, чтобы вы не делали этого. Но, спасибо вам, сэр, за то, что спросили.

Он отстранился от девушки со стоном отчаяния. Каждая клеточка, каждый мускул его утомленного тела болели, а невозможность обладать столь желанной для него женщиной лишь усиливала его страдания.

Пруденс коснулась его руки.

— Я, действительно, очень признательна. Вы очень добры ко мне, что не…

Себастьян положил руки под голову и пробормотал:

— Оставь свою признательность при себе до тех пор, пока у тебя уже не будет в ней нужды.

Девушка замолчала. Ее слова благодарности лишь увеличивали раздражение Себастьяна.

— О, давай, продолжай говорить, хорошо? Говори о чем-нибудь. О чем угодно. Предпочтительно, о чем-нибудь чертовски неприятном, чтобы отвлечь мои мысли от… моей сломанной лодыжки. Говори о волосатых монахах, дохлых лягушках. Процитируй, наконец, что-нибудь из Шекспира.

— Почему вы грабите? — задумчиво спросила Пруденс.

— Почему вообще грабят? Из-за денег.

— Денег для чего?

Себастьян открыл было рот, чтобы ответить что-либо дерзкое, и был удивлен не меньше, чем она, когда выплеснулась правда.

— Чтобы выкупить назад землю моего отца и фамильный замок у негодяя Мак-Кея, который украл их.

Девушка приподнялась на локте. Он мог едва различить в темноте очертания ее фигуры, но интерес и любопытство девушки были просто осязаемы. Он осознал, что сейчас сказал ей больше, чем говорил тем мужчинам, которые были вместе с ним в течение последних семи лет.

— Как вы потеряли свою землю? — спросила она.

— Удача не навещала нашу семью. Мой дед связал свою судьбу с красавчиком принцем Чарли в сорок шестом. Когда он был разбит, английская корона лишила нас всех наших титулов. Мак-Кей забрал землю. Когда мой отец умер, Мак-Кей взял и замок.

— А вы никогда не задумывались о том, чтобы честно трудиться?

— Однажды. Когда я был моложе и глупее, чем сейчас. Но когда ты приходишь с Высокогорья, жители равнины плюют на тебя. Я не мог позволить себе закончить образование. Что мог я делать? Я мог грабить, запугивать людей до смерти. Так что, я прекрасно воспользовался своими талантами.

— Но, быть может, у вас достаточно денег, чтобы купить другой замок?

— Я хочу свой замок. Данкерк был единственной гордостью моего отца. Я сделаю все, чтобы вернуть его назад.

Тоскливые нотки послышались в ее голосе.

— Вы, должно быть, очень любили своего отца?

Себастьян закрыл глаза.

— Я ненавидел этого негодяя. Каждую секунду я желал ему смерти. — Он зевнул. — Спокойной ночи, мисс Пруденс.

Пруденс долгое время молчала.

— Спокойной ночи, мистер… Ужасный.

Она натянула одеяло на них обоих.

— Вам следует быть осторожнее. Грабеж — опасное занятие. Рискованное не только для вашей шеи, но и для души.

Он приоткрыл один глаз.

— Ты бы плакала, если б меня повесили?

— Думаю, что да.

— Тогда я буду проявлять большую осторожность, чем прежде.

Себастьян отыскал руку девушки и положил на свою грудь, словно определяя ей там место.

Пруденс долго лежала без сна, глядя в потолок, пока монотонный шум дождя и ровное биение сердца разбойника под ее ладонью не убаюкали ее.

Проснувшись, Себастьян обнаружил себя лежащим в потоках яркого солнечного света, затопивших всю хижину. На миг он подумал, что находится в спальне лондонского дома своей любовницы. Но где же бархатный полог кровати, роскошная мягкость пуховых подушек, гладкие, холодные мраморные стены? Его любовница терпеть не могла солнечного света и держала тяжелые портьеры задернутыми до середины дня.

Он протер сонные глаза, огляделся и изумленно улыбнулся. Пруденс подперла рапахнутую дверь ржавой кочергой и сорвала толстую мешковину с окон. Ласковый ветерок приносил с улицы пьянящий запах мокрой земли, аромат жимолости и умытой дождем зелени. Утренний луч пробрался даже по дымоходу и осветил идеально чистый очаг. Крошечная хижина сияла чистотой. Себастьян не сомневался, что он единственный здесь остался самым грязным.

Метла в руках Пруденс выглядела, скорее, как ведьмино помело, неведомым образом оказавшееся здесь, чем как предмет, предназначенный для наведения порядка в доме. Ее котенок, забавно подпрыгивая, ловил пылинки, мечущиеся в солнечных лучах. Себастьян заложил руки за голову, с удовольствием наблюдая за плавными, грациозными движениями девушки, сметающей пыльную паутину с потолка.

Она увлеченно работала, напевая что-то веселое себе под нос. Солнечный свет, пронизывая тяжелый каскад ее волос, придавал им редкий оттенок червонного золота. На ней по-прежнему были лишь сорочка и нижняя юбка. Когда девушка прошла мимо двери, солнце высветило ее длинные, стройные ноги и округлые бедра. Острая горечь сожаления пронзила Себастьяна, и он тихо выругался. И что на него нашло? Почему он был таким милосердным прошлой ночью? Не следуя взглядом за Пруденс, он умерил свое вожделение, чувствуя странную удовлетворенность от того, что бесстыдно не воспользовался доверчивостью девушки.

Пруденс заставила его сожалеть о том, что он был сыном грубого лаэрда-горца[2], а не сыном арендатора. Как прекрасно было бы, просыпаясь каждое утро, наблюдать такую милую сцену: сверкающий чистотой домик; напевающая, веселая жена. Нетрудно было представить троих или четверых малышей, цепляющихся за юбку Пруденс.

При мысли о детях его лицо потемнело. Женщина, на которой он собирался жениться, была молода и очень богата и вряд ли смогла бы отличить один конец метлы от другого. И она не захочет испортить талию, вынашивая его детей. С этой мечтой было покончено, и лучше о ней забыть. Только Данкерк имел теперь для него значение.

— Если бы я проспал дольше, то ты бы уже, наверное, повесила занавески и взялась вязать салфетки.

Его голос прозвучал резче, чем ему того хотелось. Пруденс резко обернулась, со стуком уронив метлу. Тонкая паутинка слетела вниз и легла поверх ее волос.

Девушку удивило то, что он так сердито смотрит на нее из-под насупленных бровей. Она примирительно пожала плечами.

— Уборка — привычное для меня занятие. Моя мама умерла молодой. Я заботилась об отце, когда он жил в Лондоне. Она сделала шаг к стулу, на котором висело ее платье.

— Как ваша лодыжка?

— Все еще сломана. Моему человеку, Тайни, придется потрудиться, прежде чем вправить ее на место.

Себастьян попытался сесть, поморщившись от острой боли.

— Я надеялся, что тебя уже не будет, когда я проснусь.

Пруденс неуверенно обвела рукой хижину.

— Здесь было так много пыли. Я решила, что следует хоть немного навести порядок.

— Уверен, что Тайни по достоинству оценит это, когда будет пить свой вечерний чай. Но теперь тебе лучше уйти. Он немного непредсказуем. Он может нечаянно покалечить тебя.

Растерянная улыбка появилась на губах Пруденс. Заявлению о том, что ее мог терзать кто-то, по имени Тайни, недоставало подлинной угрозы. Девушке хотелось, чтобы он перестал так сердито смотреть на нее. Она должна была что-то сделать, чтобы он взглянул на нее так же нежно, как прошедшей ночью. Ее лицо просияло, когда взгляд упал на стоявшую на столе миску.

Пруденс подхватила ее и поднесла ему так, словно это было чаша Грааля[3].

— Я вымыла ваш пистолет. Он был весь в грязи. Себастьян застонал, уставившись на свое оружие, лежащее в миске с водой. Он достал его двумя пальцами. Вода тонкой струйкой вытекала из ствола. В одном она была права: пистолет больше не был грязным.

Девушка выглядела такой довольной собой, что его угрожающее рычание сникло до сдавленного: «Спасибо».

Усмехнувшись, Себастьян смахнул паутину с ее волос. Его взгляд смягчился, и сердце Пруденс забилось чаще. Ее тетя, должно быть, права, подумала девушка. Мужчинам больше нравятся безмозглые дурочки. Ему даже не пришло в голову, что она вымыла его оружие только для того, чтобы он не смог застрелить ее.

Но мысль о том, чтобы застрелить очаровавшую его девушку, вряд ли была у Себастьяна на уме, когда он склонился к лицу Пруденс. Девушка хорошо усвоила уроки ночи. Ее темные ресницы опустились, прикрывая глаза, розовые губы трепетно приоткрылись. Себастьян застонал, прижимаясь к ее губам и погружая язык в теплую, влажную раковину ее рта. Он обнял девушку, зажав в руке забытый, ненужный сейчас пистолет.

Гневный рык в дверях заставил Пруденс теснее прижаться к мужчине.

— Что это значит, Керкпатрик? Ты собираешься позабавиться с девчонкой или пристрелить ее?

Себастьян предостерегающе приложил палец к дрожащим губам Пруденс.

— Выше голову, детка, — прошептал он. — Сейчас ты познакомишься с моими веселыми парнями.

ГЛАВА 3

Пруденс медленно повернулась лицом к вошедшим. Керкпатрик крепко удерживал ее за талию.

«Мужчины не выглядят веселыми», — подумала она. Солнечный свет померк перед белокурым гигантом, закрывшим собой дверной проем. Он пригнулся и вошел в хижину, в которой сразу же стало тесно; пол застонал под тяжелыми шагами обутых в сапоги ног. Это мог быть не кто иной как Тайни.

Он откинул назад голову и оглушительно рассмеялся, сотрясая стены ветхого строения.

— Я напугал тебя, а? Ты хорошо научил меня. «Подкрадывайся неслышно, если хочешь разбогатеть».

Его длинная косматая борода и ореол белокурых волос делали его похожим скорее на викинга, волею судьбы заброшенного сюда, чем на пограничного шотландского грабителя. Пруденс едва ли удивилась бы, если бы он перебросил ее через плечо и понес на свой корабль. Девушка прижалась к груди Керкпатрика и в испуге склонила голову ему на плечо.

Пруденс вцепилась в него еще сильнее, когда некое шутовское существо, сидящее на подоконнике издало гнусавое восклицание:

— Позор, Керкпатрик! Где твоя маска? Видно, что тебя не сильно волнует судьба этой малышки, а? Мне прихватить ее с собой на прогулку сейчас или попозже?

Пруденс решила, что он был самым уродливым ребенком, которого она когда-либо видела. Но вскоре поняла, что он был вовсе не ребенком, а юношей. Его острые мелкие черты напоминали скорее лисью мордочку, чем лицо человека; потемневшие от загара руки были худы и жилисты. Он, причмокивая, высасывал нектар из цветка жимолости и нагло ухмылялся Пруденс.

— В этом не будет необходимости, Джейми, — сказал Керкпатрик. — Девчонка слепа.

— Слепа? — эхом отозвался гигант.

— Слепа? — потрясение переспросила Пруденс. Керкпатрик больно ущипнул девушку, и она послушно сощурилась.

— Вы меня слышали? — повторил он. — Она слепа и не видит ничего, кроме слабого света и неясных очертаний предметов. Сбившись с пути, она забрела на эту гору прошедшей ночью.

Джейми смял цветок в своем веснушчатом кулаке.

— А что она делала на этой горе? Собирала маргаритки?

Прежде, чем Керкпатрик успел ответить, Пруденс выпалила:

— Я была на пикнике.

Брови Тайни угрожающе сошлись на переносице. Он скрестил могучие, как березовые стволы, руки на своей груди.

— Не мокровато ли для пикника, а?

Керкпатрик предостерегающе дернул ее за волосы. Но девушка проигнорировала его предупреждение.

— Но ведь день был хороший. Видите ли, я блуждала много часов, пока ваш лаэрд не оказался настолько добр, что спас меня и привел сюда… в свой замок.

— Наш лаэрд? — загоготал Джейми.

— Его замок? — переспросил Тайни.

Пруденс пошарила рукой по полу перед собой, поморщившись, когда острая заноза вонзилась ей в палец.

— Мне, пожалуй, пора собираться. Лаэрд Керкпатрик сказал, что один из вас, его слуг, проводит меня к дороге, где я смогу подождать какой-нибудь экипаж, чтобы добраться до дома.

— В самом деле? — Тайни нахмурился. — Наш лаэрд — добрейшая в мире душа, — ядовито заключил он.

Себастьян ухмыльнулся.

— Они всегда это твердят.

Пруденс поднялась. Джейми соскочил с подоконника в хижину. Лицо Себастьяна напряглось, но он и бровью не повел, чтобы выдать себя. Он понимал, что его люди еще не убедились в ее неопасности для себя, и молил Бога, чтобы и девушка осознала это. Себастьян скрестил руки на груди, спрятав таким образом стиснутые кулаки.

Пруденс сделала неуверенный шаг к двери и вытянула руки перед собой, ощупывая пространство. Осторожно, не издав ни звука, Тайни поставил стул у нее на пути. Себастьян вздрогнул, когда девушка коленом ударилась об острый угол.

— Прошу прощения, сэр, — извинилась она. Девушка на ощупь, спотыкаясь о неровности пола, обошла вокруг стола, стремясь развеять сомнения пришедших в своей беспомощности. Когда ее рука потянулась к спинке стула, Джейми сдернул платье и, самодовольно улыбаясь, поднял его вверх. Серебряные шпильки посыпались на пол. Он схватил одну, повертел в руках, разглядывая жемчужины, и сунул добычу в карман.

Пруденс ощупала спинку стула и нахмурилась.

— Я уверена, что именно здесь оставила свое платье просушиться, — растерянно произнесла она.

Джейми бросил бархат ей в лицо.

— Вот оно. Должно быть, упало.

— Благодарю вас, — тихо ответила девушка и принялась натягивать платье.

Трое мужчин с жадностью наблюдали за ее неловкими движениями, когда она застегивала корсаж и надевала влажные башмаки.

Выпрямившись, Пруденс сцепила на груди руки. Настроение Себастьяна упало, когда он понял, чего она ждет. Если бы только глупый котенок подошел и потерся о ее ноги. Тайни заметил котенка и вытащил его из-за поленницы. Он поднял его на уровень глаз, разглядывая взлохмаченную мордочку.

Пруденс прикрыла глаза, сдерживая слезы. Она не смела протестовать, понимая, что тем самым выдаст себя и подвергнет смертельной опасности свою жизнь. Но ведь Тайни мог сломать шею животного двумя пальцами.

Низкий рокот заполнил комнатку. Глаза девушки распахнулись. Она недоумевала, за что этот громила рычит на ее кота, но краем глаза уловила ухмылку на лице Керкпатрика. Тайни что-то ласково бормотал, поглаживая котенка. Он потерся своей заросшей щекой о мягкий, пушистый мех, зажмурившись от удовольствия.

— Я люблю кошек. Моя мамаша всегда держала хотя бы одного.

— Я тоже их люблю, — сказал Джейми, — когда больше нечего есть.

Пруденс внутренне содрогнулась.

— У этой маленькой твари есть имя, девочка? — спросил ее Тайни.

— Себастьян.

Джейми фыркнул.

— Какое глупое имя. Керкпатрик поморщился.

— Отдай леди ее кота, Тайни. Джейми, отведи ее к дороге. Отведи ее прямо к дороге, затем сразу же возвращайся обратно. Ты понял?

Джейми взмахнул своей бесформенной шляпой и склонился в шутовском поклоне.

— Я не глухой, мой лаэрд.

Тайни сунул котенка в руки Пруденс.

— Благодарю вас, мистер Тайни.

Пруденс должна была воспользоваться последним шансом и еще раз взглянуть на Ужасного Шотландского Разбойника Керкпатрика. Она медленно пробиралась вдоль стены, пока ногой не коснулась тюфяка, на котором лежал Себастьян. Она опустилась рядом с ним на колени, болезненно сознавая, что две пары глаз настороженно смотрят ей в спину. Девушке представилась прекрасная возможность еще лучше рассмотреть лицо мужчины, хоть этого и не требовалось. Оно запечатлелось в ее памяти навечно. Она будет видеть его, просыпаясь по утрам и закрывая глаза поздним вечером. В солнечном свете еще явственней была видна поразительная красота мужчины. Пруденс коснулась его щеки, стараясь запомнить ощущение теплой кожи под своими пальцами.

— Благодарю вас за вашу доброту, сэр. Она не будет забыта.

Он коротко и крепко сжал ее руку.

— Надеюсь.

Пруденс поспешила отвернуться, чтобы скрыть невольные слезы.

Джейми предложил девушке руку. Она стояла, никак не реагируя на его жест до тех пор, пока он не взял ее ладонь в свою.

— Ты когда-нибудь слышала шутку о слепой шлюхе и безруком моряке? — спросил он, ведя девушку к выходу.

Себастьян задумчиво смотрел им вслед. Тропинка, ведущая к хижине, опустела, но он не торопился повернуться к Тайни, стараясь оттянуть начало неприятного для него разговора.

Тайни оперся бедром о стол. Дерево застонало под его тяжестью.

— Я испугался за тебя, парень, не обнаружив записки в старом дубе. Я подумал, что закон достал тебя.

Себастьян боялся встретиться с оценивающим, тревожным взглядом своего товарища. Тайни знал его лучше, чем кто-либо другой. Еще мальчишками они вместе бегали по вересковым склонам. Тайни был единственным, кто осмеливался встать между Себастьяном и кулаками его отца. Это стоило ему двух зубов и снискало безграничную преданность Себастьяна.

— Ты же знаешь, д'Артану все это не понравится, — продолжал Тайни. — Если девчонка проболтается, опасность будет грозить не только тебе, но и ему.

Себастьян придал своему лицу выражение веселой жестокости, которое, сколько он себя помнил, всегда было у его отца и которое ему всегда так хотелось стереть ударом кулака.

— Нет, Тайни. Если она проболтается, то накличет прежде всего беду на свою шею.

Тайни встревоженно покачал головой и, пройдя через хижину, присел рядом с ним на корточки. Ярко блеснули серебряные шпильки, которые он бросил Себастьяну на колени.

— Тебе лучше сохранить их. Они — единственное, что мы имеем за целую ночь работы.

Себастьян подождал, пока Тайни выйдет, чтобы наколоть щепок на растопку, и собрал шпильки. Он обращался с ними с таким благоговением, словно они были украшены чем-то намного более ценным, чем жемчужины, и принадлежали не иначе как королеве.

Джейми был самым неприятным созданием из всех, которых Пруденс доводилось встречать. Ей не терпелось остаться наедине со своими мыслями, но он без умолку сыпал шутками, более подходящими в компании проститутки, чем в компании леди. Она едва заметно отстранялась от него всякий раз, когда этот малый останавливался, чтобы почесаться и сплюнуть, опасаясь, чтобы какое-нибудь мерзкое насекомое не выпрыгнуло из его всклоченной шевелюры. К тому времени, когда они достигли дороги, Пруденс, демонстрируя свою беспомощность, забрела в мокрый и колючий куст ежевики; оступилась и провалилась ногой в кроличью нору; наткнулась на ствол дерева. Нежная кожа саднила от множества царапин, а ее голени к завтрашнему дню от множества ушибов станут фиолетово-черными.

Джейми осторожно выглянул из-за куста и оглядел обе стороны дороги.

— Жаль, что приходится оставлять тебя здесь совсем одну, — сказал он. — На тебя могут наткнуться грабители. Ты же знаешь, какие они, эти грабители. Они любят слепых девчонок. — Он нахально подмигнул ей. — Слепые девчонки не умеют целоваться и разговаривать?

— Со мной будет все в порядке. Будьте так добры, помогите мне сесть на обочине дороги. Я уверена, что скоро меня кто-нибудь подберет.

Пруденс с трудом подавила в себе желание дать ему хорошего пинка, когда он вывел ее на середину дороги и подтолкнул вниз, заставляя сесть.

— Ну вот, милашка, сиди здесь, на этой полянке среди полевых цветов. Разве они не чудесны? — Джейми сморщился. — Понюхай их.

Пруденс не слышала никакого запаха. Дорожная грязь покрыла ее юбку. «Он, должно быть, действительно думает, что я слепа и глупа», — рассердилась девушка. Она ослепительно улыбнулась ближайшему дереву.

— Благодарю вас. Вы настоящий джентльмен.

Джейми обошел ее, став сзади.

— Ну, мне пора идти. Приятного тебе денька. Сделав несколько нарочито громких шагов, Джейми затаив дыхание встал поодаль.

Пруденс начала тихонько напевать, как это сделала бы любая благовоспитанная леди, оставленная на цветущем лугу в ожидании экипажа. После первого куплета песни «Мой красавчик — пастушок», Джейми облегченно вздохнул и растворился в лесу.

Утреннее солнце уже катилось к полудню, когда Пруденс, наконец, решилась оглянуться. Ярко зеленела глянцевая, омытая дождем листва. Щебетали птицы, наполняя лес суетой и гомоном. Не увидев и не услышав ничего подозрительного, Пруденс подобрала свои грязные юбки и зашагала к лугу.

Косматая голова высунулась из-за дуба. Карие глаза сузились, и Джейми что-то заворчал себе под нос, когда Пруденс легко перепрыгнула через неглубокую канавку, пересекающую луг, усеянный желтыми лютиками.

Он покачал головой и сдавленно хихикнул.

— Чертовски проворна для слепой девчонки. Что ты на это скажешь, Керкпатрик?

Джейми побежал к хижине, перепрыгивая через валуны, как сумасбродный горец, каковым он и являлся.

Пруденс влезла через открытое окно в конце длинного коридора, благословляя железные решетки и подъемные оконные рамы, которые выбрала ее тетя для своей нескончаемой реконструкции, и сожалея, что окно в ее комнату закрыто на задвижку.

Она сняла башмаки и пошла на цыпочках по паркетному полу. Послышались шаркающие шаги, и внушительная фигура дворецкого, старика Фиша, величественно выплыла из-за угла. Девушка в отчаянии огляделась: ни двери, ни алькова поблизости. Она вжалась в стену, словно могла каким-то чудом раствориться среди изящной резьбы деревянных панелей.

Дворецкий прошел мимо, даже не взглянув на нее, и произнес на ходу:

— Доброе утро, мисс Пруденс. Ваша тетя просила передать, что уехала в Лондон на две недели. Она надеется, что вы не будете скучать.

Пруденс ошеломленно смотрела широко раскрытыми глазами на негнущуюся спину удаляющегося от нее по коридору старика, затем опустила взгляд на свое одеяние. Ее юбки свисали лохмотьями, открывая запыленные, все в ссадинах, лодыжки; пуговицы на корсаже едва держались. Спутанные в ком волосы, свисая, закрывали один глаз.

Плечи девушки тяжело опустились. Она только что пережила самое необычайное приключение в своей жизни, и ни одна душа в этом доме не побеспокоилась о ней, не заметила ее долгого отсутствия.

Жуткая тишина дома давила на нее, и Пруденс проскользнула в свою маленькую комнату. Она выпустила котенка погулять в саду, но теперь пожалела, что не принесла его сюда. Надеясь, что успокаивающая ванна поднимет ей настроение, она позвонила служанке. Уютная кровать с пологом тоже выглядела чрезвычайно соблазнительно. Было бы совсем неплохо сослаться на головную боль и провести остаток дня среди пуховых подушек. Видит Бог, ее тетя делала так довольно часто. Но не следует забывать, что при этом тетя не всегда была одна.

От этой мысли Пруденс ощутила прилив почти физической боли. Она повернулась так резко, что смахнула со своего туалетного столика фарфоровую статуэтку богини Дианы, которая звонко раскололась, брызнув во все стороны осколками. В длинном ворсе ковра запутался зубчатый кусочек лепного рта прекрасной богини, словно браня девушку за столь нехарактерную для нее вспышку раздражения.

Две служанки втащили медную ванну и наполнили ее душистой водой. Они вымели осколки статуэтки и молча удалились, прихватив с собой разорванную одежду Пруденс, которую она приказала сжечь.

Приняв ванну, девушка набросила на себя халат и присела к туалетному столику. Она убрала волосы с лица, скрутив их на затылке в тугой узел, и закрепила шпильками. Ни одному влажному завитку не было позволено выбиться из строгой прически. «Тяжелые волосы. Невозможные волосы», — подумала девушка. Они плохо пудрились. Они вились непослушными прядями. Сколько раз тетя предлагала обрезать их и прикрыть модным париком. Пруденс отказалась носить парик, но ее волосы, по возможности, были всегда гладко зачесаны.

«Тебе не нужна поэзия, Пруденс. Ты — сама поэзия».

Хриплый голос преследовал девушку. Она сдавила пальцами виски, стараясь избавиться от этого наваждения: разбойник с большой дороги прятал лицо в ее невозможных волосах; его теплое сладкое дыхание шевелило тяжелые завитки. Он вглядывался в глубину фиалковых глаз, умоляя разрешить ему прикоснуться к ее обнаженному телу.

Пруденс воткнула еще одну шпильку в тугой узел, намеренно стараясь причинить себе боль. Она открыла шкатулку из вишневого дерева, достала из нее тяжелые очки и водрузила их себе на нос. Отец выкроил время, оторвавшись от напряженной работы над своими изобретениями, чтобы изготовить их для нее.

Подняв голову, Пруденс взглянула на свое отражение. Пылкая девушка, которая провела ночь в объятиях разбойника, исчезла. Ее место заняла невзрачная женщина с ничем не примечательным лицом Пруденс Уолкер. Дурнушка Пруденс, послушная дочь, благоразумная племянница.

Толстые стекла очков, как щиты, скрывали ее глаза, но придавали остроту ее зрению. Ей никогда не хватало мужества объяснить своему отцу, что мир неясных очертаний, в котором она пребывала, позволял ей не замечать жестокости и несправедливости реальной жизни.

Пруденс рывком сняла очки. Ее отражение в зеркале расплылось, стало туманным и серым, как поверхность озера в дождливый день.

ГЛАВА 4

Освинцованное оконное стекло искажало мир. Солнечные лучи, проникая сквозь него, рассыпались на полу изумрудным сиянием. Себастьян услышал, как тихо за его спиной отворилась массивная дверь. Не оборачиваясь, он переступил с ноги на ногу, чтобы скрыть, что он все еще тяжело опирался на трость.

Персидский ковер заглушал шаги д'Артана. Он усаживался за стол орехового дерева, когда Себастьян повернулся к нему лицом. Старик откинулся на стуле и обхватил подбородок своими костлявыми пальцами. Загадочная улыбка тронула его тонкие губы. Он не предложил Себастьяну сесть. В комнате не было ничего, кроме стола и троноподобного стула. Себастьян знал, чего ожидал д'Артан. Старик будет хранить свое таинственное молчание до тех пор, пока он не заговорит первым. Но Себастьян твердо вознамерился не доставлять ему этого удовольствия. Он сжал позолоченный набалдашник своей трости, выжидая.

Д'Артан, тем не менее, знал Себастьяна так же хорошо, если не лучше, чем Себастьян знал его. Сладкозвучная французская речь д'Артана полилась плавно и вкрадчиво, лаская слух Себастьяна. Даже в чужой стране старик предпочитал общаться с ним на своем родном языке.

— Твоя рана? Она беспокоит тебя?

— Нет. Она почти зажила.

Себастьян лгал. Боль в лодыжке бывала порой такой невыносимой, что выступали слезы на глазах. Он по-прежнему просыпался дрожа, весь в поту от ночных кошмаров, если ему снилось то солнечное утро, когда Тайни заново сломал неправильно сросшуюся кость. Опиум, который он заставлял Себастьяна курить, притуплял боль, но не затуманивал сознание. Не изгонял он из памяти Себастьяна и воспоминания о чарующем девичьем голосе, таком пленительно-мягком, как ворсинки бархата. Он не любил говорить о той ночи. Ему не хотелось, чтобы циничная ухмылка д'Артана запятнала память о ней.

Себастьян постучал тростью по ковру.

— У тебя здесь довольно милое пристанище.

Д'Артан изогнул бровь.

— Со стороны лорда Кэмпбелла было весьма любезно позволить мне воспользоваться его загородным имением, пока он сам живет в городе.

— По-прежнему любимец Эдинбурга, да? Играешь на сочувствии лорда Кэмпбелла трагической судьбе французских эмигрантов, бежавших от революционного террора?

— Британцы печально известны отсутствием у них воображения за исключением тех случаев, когда дело касается их собственных толстых шкур. Они видят во мне свою судьбу, случись революции пересечь Ла-Манш.

Д'Артан вынул пробку из графина со скотчем и наполнил до краев два бокала. Один он подал Себастьяну.

— Это одна из причин, по которой я позвал тебя сюда. Восхищение лорда Кэмпбелла наконец-то перешло в нечто более осязаемое. Завтра я отправляюсь в Лондон на встречу с королем[4]. Я буду избран в британскую Палату Общин и наделен крошечным ежегодным пенсионом в размере пяти тысяч фунтов.

Себастьян поперхнулся, виски обожгло ему горло, когда он откинул назад голову и рассмеялся.

— Старик Георг, должно быть, снова рехнулся. Интересно, какова бы была реакция короля и лорда Кэмпбелла, если бы они узнали, что приютили не эмигранта, а самого яркого революционера, и что твой крошечный пенсион будет послан в Париж для покупки пороха и ружей?

Д'Артан пожал плечами.

— Никакого пороха. Никакой революции.

— Никакой революции. Никакой войны с Англией. Сомневаюсь, что король будет столь гостеприимен, когда обнаружит, что его страна смотрит в дула ружей, приобретенных на английские фунты.

— Распространение нового государственного устройства неизбежно. — Д'Артан поднял бокал. — За славу Франции.

Себастьян тоже поднял бокал и предложил свой тост.

— За славу д'Артана. Насколько высоки твои стремления? Возможно, Почетный Гражданин Великобритании?

Он вытер рот тыльной стороной ладони грубоватым жестом, который старик не выносил.

Д'Артан барабанил своими длинными ухоженными ногтями по столу, с неприязнью оглядывая трость Себастьяна.

— Какая неудача — этот несчастный случай с тобой. Но еще большая неудача — неосторожность, которая за этим последовала, а? Твой человек говорил мне о некой юной мадемуазель.

«Черт бы побрал Тайни, — мысленно выругался Себастьян. — Он защищает мои интересы, как волчица защищает своих щенков». Но Себастьян приготовился к удару, который, чувствовал, вот-вот последует.

— Я далек от того, чтобы ограничивать тебя в твоих любовных приключениях, — продолжал д'Артан, — но, думаю, это неумно — открывать лицо перед какой-то маленькой воркующей потаскушкой.

Раздражение и упрек, сквозившие в голосе старика, не изменили выражения его лица. Он умел владеть своими чувствами. Себастьян всегда считал, что лицо д'Артана неправдоподобно гладкое для человека его возраста.

— Разве не ты говорил мне, что маска добавляет привлекательность стремительной опасности и некоторую пикантность и загадочность твоим… э… романтическим приключениям?

Себастьян не мог припомнить, говорил ли он когда что-либо настолько глупое и бессердечное. Должно быть, после встречи с Девони Блейк он был весьма доволен собой, что позволил себе подобное заявление.

— Я не намеренно открывал себя. Моя маска слетела при падении. Что же касается девушки, она не была воркующей потаскушкой.

Д'Артан откашлялся.

— Тем хуже. Тебе бы следовало использовать свое обаяние, чтобы сделать ее таковой. Угроза скандала могла бы прекрасно заставить ее молчать.

— Не припоминаю, чтобы насилие было в числе моих обязанностей.

Старик пожал плечами так, как это могут делать только французы.

— Зачем считать это обязанностью? Считай это привилегированностью положения.

Себастьян отвернулся к окну, испытывая необходимость на несколько секунд избежать пристального внимания этих стальных глаз и привести в порядок мысли. Чтобы отвлечься, он отодвинул задвижку и распахнул окно. Легкий ветерок ворвался внутрь, принеся с собой аромат жимолости и дразнящее тепло чудесного летнего дня. Неожиданный приступ тоски сдавил грудь Себастьяна. Он с силой опустил кулак на подлокотник.

— Если ты так хорошо информирован, то также должен знать, что девушка, о которой идет речь, слепа.

Д'Артан презрительно фыркнул.

— Немного сбилась со своего обычного пути, да?

Себастьян круто развернулся.

— Инцидент исчерпан. Я больше никогда ее не увижу. Какое она имеет для нас значение?

— Она — никакого. — Д'Артан барабанил пальцами по столу, позволяя гневу Себастьяна разжечь и его гнев. — Но ты имеешь. Ты имеешь значение для Франции и имеешь значение для меня. Как Себастьян Керр ты можешь добиться поддержки нового французского правительства в высших кругах лондонского и эдинбургского общества.

— Я намеревался поговорить с тобой об этом. Полагаю, что та информация, которую я принес тебе о речи маркиза Дувра против Национальной Ассамблеи, не имела никакого отношения к несчастному случаю, произошедшему с его фаэтоном в парке?

Д'Артан печально покачал головой.

— Какая жалость, что он сломал ноги. Говорят, когда-нибудь он снова сможет ходить. Но я пригласил тебя не для того, чтобы обсуждать жестокость маркиза в обращении с лошадьми. — Он поднялся и принялся вышагивать вдоль стола, сцепив руки на пояснице. — До сих пор я был снисходителен к твоему маленькому увлечению грабежом на дорогах. Но я не хочу рисковать моим новым положением и влиянием. Ты стал слишком дерзок и самоуверен. Ты уже превращаешься в легенду! Слагаются баллады о приключениях лихого горца. Эти велеречивые английские судьи начинают тебе завидовать. Как ты думаешь, о ком мечтают их жены, когда…

— Хватит! — загремел Себастьян, в гневе переходя с изысканного французского на английский. — Тебе бы следовало помнить, что мое «маленькое увлечение грабежом» наполнило твои сундуки золотом задолго до того, как лорд Кэмпбелл выделил тебе пенсион. Ты же прекрасно знаешь, кто платит за все драгоценные пушки и ружья, которые ты контрабандой переправляешь во Францию. — В волнении акцент Себастьяна стал заметнее. — Забудь о девчонке. Она была одета по моде двухлетней давности. Возможно, она сестра какого-нибудь обнищавшего сквайра[5]. Сомневаюсь, что она вращается в тех же кругах общества, что и я.

Болезненный спазм горькой улыбки искривил губы старика.

— Возможно, ты и прав, — сказал Д'Артан с раздражающим спокойствием. — И тем не менее, это очень большой риск. Если тебя поймают, не понадобится много ума и сил, чтобы связать твое имя с моим. И тогда вся моя работа сведется к нулю.

Он снова опустился в кресло и принялся перебирать бумаги на столе, словно они приобрели первостепенную важность.

— К тому времени, как я в августе вернусь из Лондона, ее нужно убрать. Что-нибудь несложное. Падение с лошади. Несчастный случай на охоте. Ну, ты знаешь, как устроить такие вещи.

Себастьян схватился руками за край подоконника и тупо уставился на аккуратно подстриженную лужайку перед домом. «И почему это высшая знать так упорно стремится создать Англию в миниатюре повсюду, где бы ни находилась, — недоумевал он, — укрощать и обуздывать величие дикой природы, которое являлось неотъемлемой принадлежностью Шотландии?» Сам он скучал по снежным вершинам Бен-Невиса, диким вересковым долинам с журчащими по ним речушками.

Себастьян сжал зубы и решительно вскинул подбородок. Д'Артан об этом не знал, но к тому времени, как он вернется из Лондона, Себастьян найдет надежное убежище за такой же аккуратно подстриженной изгородью вокруг старого парка с изумрудными лужайками, в тишине огромного, богато обставленного дома. Это будет добровольное заточение, но зато оно освободит его от обязательств перед такими, как д'Артан, до конца его жизни.

Как наяву он услышал ангельски-нежный голос девушки, предостерегающий его от ошибок: «Грабеж — опасное занятие. Рискованное не только для вашей шеи, но и для души».

Еще не было поздно свернуть с опасного пути, отделавшись лишь легкими царапинами. Еще алчность и жажда легкой наживы не погубили безвозвратно его душу. Он еще не превратился в негодяя, который с легкостью ради спасения своей шкуры погасит огонь в аметистовых глазах прелестной незнакомки.

Д'Артан поднялся и подошел к нему.

— Если ты откажешься защитить себя, я буду вынужден послать одного из своих людей выследить ее. Не думаю, что у них такие же высокие и болезненные нормы нравственности, как у тебя.

Себастьян даже не пытался скрыть презрения в своем голосе.

— В этом не будет необходимости. Если наши с девушкой пути снова пересекутся, что маловероятно, я сам справлюсь с ситуацией.

Д'Артан нежно похлопал его по плечу.

— Прекрасно, парень. Ты делаешь честь своей французской крови. Твоя мать гордилась бы тобой.

— Не думаю, дедушка. Скорее, это мой отец гордился бы мной.

Себастьян сбросил руку старика и зашагал из комнаты. Д'Артан, мрачно задумавшись, наблюдал в окно, как его внук пересекал лужайку.

Вопль ярости сотряс тишину. Пруденс от неожиданности застыла. Книга соскользнула с коленей на пол.

— Пруденс! — За визгливым криком последовал рев. — Пруденс! Иди же оторви это проклятое животное от моего парика!

Глаза Пруденс испуганно расширились.

— Себастьян! — ахнула она.

Девушка подскочила со стула и бросилась по коридору к спальне тети Триции, высоко подняв юбки. Но не успела она добежать до двери, как котенок выпрыгнул из-за угла с париком в зубах. Его лапы скользили и разъезжались по вощеному полу. Выпустив когти в тщетной попытке замедлить скольжение и оставляя глубокие царапины на дорогом покрытии, он врезался в стену, окутавшись душным облаком ароматной пудры. Пруденс подхватила котенка на руки, отделяя спутанные пряди парика от цепких коготков, как раз в тот момент, когда разъяренная тетя, шурша шелками, вылетела из своей спальни.

Триция дрожащей рукой указала на Себастьяна, невозмутимо слизывающего пудру с лап.

— Это животное… это животное… это злобное создание… — ее голос сорвался до бессвязного шипения.

Триция отказывалась называть кота по имени или даже признавать, что оно у него есть.

Увидев, что истерика тети быстро приближается к обмороку, Пруденс подала ей потрепанный парик. В бессильной ярости женщина вырвала его из рук Пруденс. Ее глаза сузились.

— Мне следовало распорядиться, чтобы Фиш скормил это животное Борису, пока я была в Лондоне.

Пруденс спрятала кота за спину и простодушно проговорила:

— Тетя Триция, не хмурьтесь так. От этого появляются крошечные морщинки.

Лицо Триции моментально разгладилось и стало похоже на фарфоровую маску. Она потрогала нежную кожу под глазами кончиками пальцев с длинными крашеными ногтями и испустила вздох облегчения. Неосторожная гримаса не нарушила ее совершенства.

Забыв о котенке, Триция упорхнула в спальню.

— Войди, Пруденс. Ты можешь посмотреть, как я буду одеваться.

— Мое заветное желание, — мягко отозвалась девушка. Она поцеловала капризного котенка в нос, прежде чем отпустить его, и последовала за тетей.

В спальне витал приторно-сладкий запах пудры и сиреневой воды. Платья всевозможных цветов и оттенков устилали пол, словно беспомощные жертвы ужасного взрыва. Пруденс содрогнулась при воспоминании о подобной трагедии, произошедшей в ее жизни несколько лет назад. Она сняла кружевную нижнюю юбку с парчового пуфика и села у ног тети, подперев подбородок ладонью.

Девушка наблюдала, как Триция наносила краску из ламповой сажи на свои рыжие брови. Аккуратно выщипанная, изящная дуга бровей придавала ее тонкому лицу выражение постоянного удивления, но столь искреннего и естественного, сколь искусным было использование ею косметики. «Мое лицо — это холст, — любила говорить она Пруденс. — Мой долг — сделать из него незабываемое произведение искусства». Глядя на преображенное лицо тети, Пруденс соглашалась, что оно действительно было произведением искусства. Хотя Триция и использовала краски больше, чем Микеланджело, все же это делалось настолько осторожно и неуловимо, что она никогда не выглядела вульгарно, несмотря на модную в лондонских салонах аристократическую бледность.

— Знаешь, моя дорогая Пруденс, — сказала Триция, накладывая карминную краску на губы, — сегодня самый важный день в моей жизни.

— А я думала, что самый важный день в вашей жизни был, когда вы выходили замуж за виконта.

Тетя тяжело вздохнула.

— Ах, да, бедняжка Густав.

— Густав был немецким принцем, — напомнила ей Пруденс. — Виконта звали Бернаром.

Триция на мгновение растерялась, руки, застегивающие кружевной воротничок едва заметно дрогнули. Пруденс представила, как она мысленно загибает пальцы, подсчитывая количество своих бывших мужей.

Триция вскинула руки.

— Густав. Бернар. Какая разница? Прошлое, каким бы милым оно не было, есть прошлое. Сегодня мы встречаем моего нового жениха. — Она взяла Пруденс за подбородок своей мягкой белой рукой. — Он с нетерпением ждет встречи с тобой. Я заверила его, что ты не будешь нам в тягость после того, как мы поженимся. Я рассказала ему, как мой бедный Густав обожал тебя.

— Вы, должно быть, имели в виду бедного Бернара? Густава уже не было в живых, когда я переехала к вам. А Рутчер вовсе не обожал меня. Он просто терпел меня, потому что я вела счета и все домашнее хозяйство. Это Бернар обожал меня.

Триция склонилась к племяннице, коснувшись щекой ее щеки и слегка сжав плечи, всем своим видом показывая, что с удовольствием поцеловала бы ее, если бы этот поцелуй не повредил ее макияж.

— Я обожаю тебя. Ты так же дорога мне и надежна, как мой Борис.

Пруденс нахмурилась. Сравнение со слюнявым и безмозглым датским догом было, в лучшем случае, сомнительным комплиментом.

Триция прищелкнула языком.

— Ну-ну, дорогая, перестань гримасничать. Ты от этого не становишься привлекательнее.

Стук колес кареты о булыжную подъездную дорожку привел Трицию в состояние безумной активности.

— О, Боже! Это он! — Она набросила на плечи кашемировую накидку. — Почему бы тебе не припудрить эту твою… шевелюру? И поправь эти ужасные очки. Ты хочешь, чтобы он увидел, как ты щуришься?

Не дожидаясь ответа Пруденс, Триция вложила надушенную розочку себе за корсаж и выплыла из комнаты, приподнимая шуршащие юбки и открывая взору крошечные бантики на изящных туфельках.

Пруденс осталась сидеть, мрачно обозревая ряд безликих подставок для париков. Наконец, тяжело вздохнув, она поднялась. Девушка не могла выйти из депрессии, в которой находилась с той самой ночи, когда осмелилась перейти шотландскую границу в поисках котенка, словно тогда она переступила какую-то неведомую, запретную черту в своей собственной жизни. И дорога, лежащая перед ней, была невыносимо длинной, серой и безрадостной. Ее взгляд скользнул к окну, где из зарослей жимолости, вьющейся по оконной решетке, слышалось пение дрозда.

У окна четыре позолоченных херувима удерживали в пухлых ручках массивное трюмо. Пруденс печально смотрела на свое невзрачное отражение, и ей казалось, что их блестящие мордашки насмехаются над ней. Девушка стряхнула пудру со своей поплиновой юбки и приготовилась встретиться с очередным поклонником своей тети.

За семь лет, которые Пруденс провела в «Липовой аллее», она привыкла к нескончаемому параду престарелых герцогов и свергнутых принцев. У всех них были три отличительные черты: они были иностранцами, богатыми и преимущественно немощными. Триция тоже твердо следовала своим правилам: она никогда дважды не выходила замуж за мужчин из одной и той же страны. При этом она накопила солидное состояние и приобрела длинный перечень титулов: графиня, виконтесса, австрийская баронесса…

Если тетя предпочитала верить, что она выходит замуж по любви, то кто такая Пруденс, чтобы разубеждать ее в этом? Пожилые джентльмены уносили с собой в могилу воспоминания о счастливых днях, проведенных в объятиях нежно-любящей, красивой и молодой жены. Большинство из них были слишком близоруки, чтобы замечать вереницу любовников Триции. Пруденс оставалось надеяться, что этот был в состоянии ходить и не нес чепуху.

Девушка заправила в узел выбившуюся прядь волос и вызывающим жестом поправила очки.

— Идем, Пруденс. — Она присела в реверансе перед своим отражением. — Ты должна познакомиться со своим дядей. Я не сомневаюсь, что он будет просто обожать тебя.

Пруденс вышла на крыльцо. Послеобеденное солнце заливало подстриженную лужайку перед домом. Мимо нее прогрохотала карета, направлявшаяся к распахнутым воротам конюшни. Борис, хрипло лая, выплясывал возле колес. Кучер в приветствии приподнял перед девушкой свою широкополую шляпу. Пруденс прикрыла рукой глаза от слепящего солнца и огляделась в поисках тети.

Тетя Триция и мужчина стояли под тенистой ивой на повороте длинной подъездной дорожки. Мужчина опирался на трость, но, насколько могла разглядеть Пруденс, он не производил впечатление дряхлого старца. Он не был особенно высок, его стройная широкоплечая фигура подчеркивала утонченную грацию Триции. «Этот, должно быть, сохранился лучше других», — подумала Пруденс, подхватывая юбки и направляясь через лужайку.

Подойдя ближе, девушка увидела, что мужчина не носил парик. Его волосы были напудрены и заплетены в аккуратную косичку.

Смех Триции звенел как колокольчик. Ни один мужчина, подумала Пруденс, даже самый дряхлый старикашка не мог устоять перед очарованием этого смеха. Легкий ветерок игриво развевал юбки Триции. Она положила затянутую в перчатку руку на локоть мужчины и подняла голову, завороженная его взглядом. Низкий чарующий голос мужчины ласкал слух. Он наклонился и нежно коснулся губами ее губ. Пруденс юркнула за ближайшее дерево, не желая своим вторжением нарушать их очаровательное уединение.

В этот момент, неся перед собой серебряный поднос с бокалами, из дома появился старик Фиш. Голос Триции зазвенел.

— А вот и вино. А вон за тем деревом скрывается моя племянница.

Пруденс чуть слышно выругалась.

— Иди сюда, моя милая, — позвала Триция, — и присоединись к нашему торжеству. Надеюсь, оно будет первым, но не единственным торжеством для нас троих.

Она добавила вполголоса, обращаясь к своему избраннику:

— Моя племянница довольно застенчива. Можешь не обращать на нее внимания.

«А почему бы и нет? — подумала Пруденс. — Все так делали». Она сомневалась, что жених тети будет счастлив от соседства с незамужней племянницей. Девушка вышла из-за дерева на усыпанную гравием дорожку, усилием воли подавляя в себе желание пнуть камешек ударом ноги, как расшалившийся ребенок.

Незнакомец взял бокал вина с подноса и повернулся, чтобы поприветствовать Пруденс. Взгляд серых, как туманы Высокогорья, глаз остановился на ней.

Пруденс застыла, не в силах вымолвить ни слова приветствия, когда он галантно поклонился и поднес ее руку к своим губам. Самым страшным было не то, что перед ней стоял Ужасный Шотландский Разбойник Керкпатрик. И даже не то, что он собирался жениться на ее тете. Самым страшным было то, что он ее не помнил. Выражение его лица было учтивым, но равнодушным. Нежная улыбка сияла не для нее. Сердце Пруденс болезненно сжалось. Уж лучше бы кто-нибудь из его людей застрелил ее тогда, в хижине.

Триция, лучезарно улыбаясь, сжала в ладонях безвольно свисающую руку Пруденс и руку своего жениха.

— Ну, вот. Я знала, что вы понравитесь друг другу.

Он пробормотал что-то невнятное в знак согласия и отпил кларет.

— В конце концов, — продолжала щебетать Триция, — было бы трагично, если бы двое самых дорогих мне в мире людей не полюбили бы друг друга.

— Просто ужасно, — пробормотала Пруденс. Ее голос заставил мужчину вскинуть голову.

Вино выплеснулось из бокала на его белые чулки. Триция вложила в руки мужчины похолодевшие пальцы Пруденс.

— Я знала, что вы замечательно поладите, мой дорогой Себастьян и моя милая, милая Пруденс.

Себастьян встретился с ее глазами поверх парика Триции. Его взгляд был полон удивления. Трепетная волна пробежала по позвоночнику Пруденс. Как могла она помнить только экзотическую притягательность его глаз и забыть о парализующей опасности, таящейся в их дымчатых глубинах?

ГЛАВА 5

Себастьян не мог оторвать глаз от Пруденс.

— Себастьян, дорогой, передай, пожалуйста, масло. — Голос Триции напоминал назойливое зудение надоедливого комара.

Себастьян передал ей соусницу. Дюжина любопытных глаз уставилась на него. Он заставил себя переключить внимание на Трицию и поменял соусницу на масленку, слабо усмехнувшись.

— Прости, дорогая. Долгое путешествие спутало мои мысли.

Ему следует быть более осторожным, подумал Себастьян. Негоже, чтобы кто-нибудь заметил его напряженную заинтересованность чопорным созданием, сидящим на противоположной стороне стола. Он молча проклинал чрезмерное чувство гостеприимства Триции. Она пригласила не только соседствующего сквайра Блейка с его жеманной дочерью Девони, но также и шерифа графства, сэра Арло Тагберта, чтобы отпраздновать его приезд в «Липовую аллею». Если племянница Триции заговорит, то шериф отпразднует не только помолвку, прежде чем закончится этот нескончаемый ужин.

Себастьян сосредоточился на копченой сельди и занялся тем, что принялся изучать Пруденс из-под полуопущенных ресниц.

Морщинка тревожно пересекла его лоб. Под впечатлением рассказов Триции о своей незамужней племяннице, Себастьян ожидал встретить невзрачную старую деву. Но реальность превзошла его ожидания. Себастьян воскресил в памяти пленительный образ девушки, задыхающейся от страсти в его объятиях. И сейчас, глядя на строгую, безупречно владеющую собой юную леди, сидящую перед ним, он безуспешно пытался совместить два таких отличных друг от друга образа. Все равно, что наблюдать, как нежная насыщенная акварель повторяет резкие, но простые линии карандашного наброска. Эффект был раздражающим. Сам того не сознавая, Себастьян с силой сжал ножку своего бокала.

Каждый ее жест привлекал его, и он пытался отыскать хотя бы малейший намек на ту, другую девушку, которая преследовала его сны с той самой дождливой ночи.

Пруденс ела, склонив голову к тарелке, и, казалось, не замечала веселого течения разговора за столом. Она разрезала свою сельдь на крошечные кусочки, прежде чем отправить их в рот. Она ела так медленно, что Себастьян помимо воли стал считать про себя каждое жевательное движение, совершаемое ею. Иногда девушка на мгновение отрывалась от трапезы лишь для того, чтобы слегка поправить тяжелые очки. Ни одного лишнего движения, ни одного взгляда в его сторону.

Себастьян почувствовал, что несказанно злится. Да, она выглядит как испуганная гувернантка, по случаю большого праздника приглашенная за стол своих хозяев.

Густые волосы Пруденс были собраны в тугой узел на затылке. Какое право она имела прятать от взоров такую роскошь! Себастьян жаждал распустить ее волосы, погрузить в них руки и убедиться, такие ли они мягкие и душистые, какими он их помнил.

— Расскажите нам о себе, лорд Керр, — попросил сквайр, своей просьбой прерывая невеселые мысли Себастьяна. — Судя по рассказам Триции о вас, вы — святой, просто ангел во плоти.

Краем глаза Себастьян заметил, что Пруденс перестала жевать. Он заставил себя не отводить взгляд от сквайра Блейка и не глядеть в ее сторону.

Сквайр был тяжеловесным, растолстевшим мужчиной. Создавалось впечатление, что он с трудом был засунут в жилет и в нем взорван, настолько бесформенным выглядело его тело. Рыжий парик слегка перекосился на его голове. Рисовая пудра осыпалась на воротник его рубашки и набилась в глубокие морщины вокруг глаз.

— Как и большинство мужчин, — сказал Себастьян, выдавливая любезную улыбку, — я более грешен, чем свят. Вы не должны позволять восхищению Триции сбивать вас с толку. Лучше обо всем иметь собственное мнение.

Триция похлопала его по руке.

— Не скромничай, глупый мальчик. — Она наклонилась вперед и гордо сообщила всем присутствующим: — Себастьян — лаэрд Высокогорья. У него роскошный замок в горах, которым клан Керров владеет на протяжении столетий. Это так романтично: парящие в небе башенки, глубокий ров, подъемный мост.

— И темница, полагаю, — вставил сэр Арло. — Ни один замок без нее не обходится. — И он весело рассмеялся над своей шуткой.

Улыбка Себастьяна поблекла. Он не испытывал симпатии ни к шерифам, ни к английской земельной аристократии. Он не мог не заметить, как по-собственнически высокий молодой человек отодвинул стул для Пруденс, и те взгляды, которые он бросал на нее в продолжении всего обеда. Себастьян испытывал с трудом сдерживаемое желание проткнуть его вилкой.

Триция надула свои хорошенькие губки.

— Я пытаюсь уговорить Себастьяна провести наш медовый месяц в замке. Вы не поможете мне убедить его?

Себастьян накрыл ее руку своей. Неужели она всегда будет так непрерывно болтать? Он как-то не замечал этого раньше среди веселой суеты лондонского общества.

— Но, Триция, я же говорил тебе, что Данкерк будет слишком примитивен для твоего утонченного вкуса. Я много лет был за границей, и замок нуждается в капитальном ремонте. Возможно, когда-нибудь позднее мы поедем туда.

Женщина смотрела на него с явным обожанием.

— Мне все равно, если я буду с тобой.

Пруденс отодвинула тарелку так резко, словно внезапно потеряла аппетит. «Начинается», — подумал Себастьян. Она собирается выдать его. Он просто сошел с ума, если осмелился остаться в этом доме после того, как увидел ее. Ему нужно было запрыгивать в карету и бежать без оглядки.

Девушка подняла голову. Толстые стекла очков скрывали красоту фиалковых глаз.

— Себастьян, — холодно спросила она, — не странное ли имя для шотландца?

Себастьян весь напрягся.

— Моя мать была француженкой. Она очень любила Баха.

— Вам повезло, что ее любимым композитором не был Моцарт. Вас могли бы назвать Вольфгангом[6].

Мускул задергался на щеке Себастьяна. Нервный смешок вырвался у сэра Арло.

Пруденс продолжала наступать.

— А ваш отец?

— Высокогорный лаэрд. Как и я.

Уголок ее рта насмешливо вздернулся.

— А, замечательный человек. Вы, должно быть, очень любили его?

«Черт бы побрал эту девчонку», — подумал Себастьян. Ему хотелось дотянуться до Пруденс через стол и так встряхнуть, чтобы с нее слетел этот ледяной покров.

— Да, — мягко ответил он.

— Я не могла не заметить вашей хромоты, — продолжала девушка. — Вы недавно были ранены?

У этой девочки была хватка бульдога. Триция пришла на выручку своему жениху и сочувственно закудахтала:

— Мой Себастьян страдает от старой военной раны.

Пруденс не отрывала взгляда от его лица.

— Что это могла быть за война?

Себастьян чувствовал, что его улыбка превращается в гримассу, сводя судорогой скулы.

— Едва ли вы слышали о ней. Это война горных шотландских кланов.

— Я думала, что они были запрещены со времени шотландского восстания в сорок шестом году[7], — простодушно воскликнула девушка.

Это было уже слишком. Себастьян наклонился вперед. Его улыбка стала недоброй.

— Не удивительно, что вы не читали об этом в ваших газетах. Это жуткое событие началось из-за того, что одна глупая девчонка не умела держать язык за зубами. После этого она была найдена в долине задушенной своей же лентой для волос.

С громким вскриком Девони Блейк взвилась из-за стола и рухнула на парчовый стульчик у окна вздрагивающей в рыданиях кучей рюшей и кружев.

Триция засеменила вокруг стола к своей подруге.

— О, дорогая! Как необдуманно с вашей стороны. Вы же знаете, как Девони чувствительна к любому упоминанию о Шотландии. А мы все говорим и говорим о ней.

Пруденс вернулась к своей еде, игнорируя свирепый взгляд Себастьяна с приводящим его в ярость спокойствием.

Отец Девони отправил еще один кусок ароматной копченой сельди себе в рот.

— Через минуту она придет в себя. Расслабьте немного корсет, чтобы ей было легче дышать.

Пока Триция возилась со шнуровкой корсета, сэр Арло опустился на колени рядом со стулом Девони и стал обмахивать ее салфеткой.

Сквайр Блейк смущенно взглянул на Себастьяна.

— Вы должны извинить мою дочь, лорд Керр. У нее было весьма неприятное столкновение с одним из ваших соотечественников. Она была похищена и, боюсь, обесчещена бесстыдным шотландским разбойником. С тех пор она сама не своя.

Длинные ресницы Девони задрожали. Сэр Арло похлопал ее по руке.

— Это был этот проклятый Керкпатрик. Полагаю, слух о его низостях распространился даже до Высокогорья.

Себастьян поднял бокал, пряча улыбку.

— Я слышал о нем.

Сэр Арло гневно фыркнул.

— Это гнусное чудовище думает, что может безнаказанно грабить порядочных людей и насиловать невинных девушек.

Себастьяну не хотелось разочаровывать строгого шерифа, но Девони Блейк уже не была ни невинна, ни изнасилована в ту ночь, которую они провели вместе. Он начинал понимать, почему у Пруденс сложилось нелестное мнение о нем.

Сэр Арло вздернул подбородок и решительно заявил:

— Клянусь, что затяну петлю на шее этого ублюдка до конца лета.

Себастьян сдержал порыв расслабить галстук. Если Пруденс пожелает, шериф затянет петлю на шее ублюдка до конца ужина.

Судорожно вздохнув, Девони поднялась и заняла свое место за столом. Себастьян пытался вспомнить, что привлекло его в этой женщине.

Благодарение Богу, что он не снял маску еще и перед ней.

— Я так подавлена, — произнесла Девони. — Каждый раз, когда я думаю о Шотландии, я вспоминаю ту ужасную ночь. — Она покачнулась, готовясь снова упасть в обморок. Ее огромные голубые глаза были затуманены слезами. — Этот человек… Я никогда не забуду его. Его плечи, его сильные руки, жар его губ на моих…

Рассчитанным движением локтя Пруденс опрокинула свой бокал с вином. Кларет стек по накрахмаленной скатерти прямо на колени Девони. Женщина с визгом подскочила, забыв о желании упасть в обморок. Она выхватила салфетку у Арло и попыталась вытереть красное пятно, растекающееся по ее розовой кисейной юбке.

— О, нет! Мое новое платье! Ты всегда была такой неуклюжей, Пруденс!

Девушка пробормотала извинения и аккуратно наколола на вилку еще один кусочек селедки. Пока все успокаивали бьющуюся в истерике Девони, Себастьян поднял бокал, адресуясь к Пруденс в насмешливом тосте. Он чувствовал себя неуютно потому, что толстые линзы прятали глаза девушки, делали ее взгляд неуловимым. Ему не нравилось, что она получила прекрасную возможность беззастенчиво, не таясь, разглядывать его. Стекла ее очков отражали пляшущие язычки пламени свечей, придавая выражению лица такую непроницаемость, словно это она теперь была в маске. А Себастьян был так уязвим для ее нападок.

Он решил обратиться непосредственно к Пруденс.

— Скажите, мисс Уолкер, как случилось, что вы стали жить с вашей тетей?

Не успела Пруденс открыть рот, как Триция вскинула голову, отвернувшись от Девони, и поспешила ответить за племянницу.

— Пруденс переехала жить ко мне после того, как умер мой брат. Ливингстон был изобретателем. Намного старше меня, конечно.

— Разумеется, — галантно подхватил сквайр Блейк. — Триция всегда была самым очаровательным ребенком этого графства.

Он с вожделением глядел на уставленный закусками стол, решая, чем наполнить опустевшую тарелку.

Триция позвонила и отдала распоряжение слугам, чтобы несли десерт. Она заняла свое место за столом, оставив Девони в умелых руках шерифа.

Длинные пальцы Себастьяна сжали хрупкую ножку бокала.

— Изобретатель. Как интересно. Что же изобретал ваш отец?

Пруденс не пришлось ответить и на этот раз. Триция защебетала.

— Всякие глупости. Ничего важного. Мушкеты, пистолеты, порох.

Себастьян насторожился.

— Перед смертью, — торопливо сказала Пруденс, — папа работал над мощным взрывчатым веществом, которое могло бы заменить порох.

— Интересная концепция, — заметил сэр Арло. — Это могло бы избавить армию от сотен проблем, связанных с медленным возгоранием пороха.

Девушка кивнула.

— Папины разработки могли бы сэкономить целое состояние для королевской казны, которое уходит на изготовление и закупку пороха, если бы он успел закончить свою работу. Но король не был заинтересован в его работе. Если бы это была пудра для париков, а не порох, без сомнения, король финансировал бы любой эксперимент, который папа решил бы провести.

Мрачная улыбка тронула губы Себастьяна.

— Лично я предпочитаю шотландский палаш, но меня всегда интересовали подобные вещи. Скажите, мисс Уолкер, каков, по мнению вашего отца, эффект соприкосновения пороха с водой?

Крошечные ямочки появились на щеках Пруденс.

— Он считал, что это производит увлажняющий эффект.

Себастьян откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.

— Да, полагаю, он был прав.

— Пруденс была ассистенткой своего отца, — произнес сэр Арло почти с гордостью.

— Скандальное занятие для молодой девушки. — Триция негодующе взмахнула надушенным носовым платком при воспоминании об этом. — Когда бы я к ним не приехала, одежда бедняжки всегда была запачкана этой ужасной серой, лицо вымазано углем.

— Графитом, — мягко поправила Пруденс свою тетю.

— Фи! — с отвращением поморщилась Триция. — Хватит говорить о подобных глупостях за ужином. Смешные эксперименты Ливингстона довели его до того, что он сам взорвался на глазах у Королевского Общества и половины Лондона. Я никогда не была так потрясена.

Сквайр Блейк взмахнул своей вилкой.

— Ему не следовало выливать этот стакан бренди в ртуть. Такая бесполезная трата прекрасного напитка!

Триция кивнула.

— Все его надежды получить титул от короля пошли прахом. Бог мой, все, что нам удалось найти, чтобы похоронить его — это пряжки от туфель и парик! Какое счастье, что он послал Пруденс к ним домой за его очками. В противном случае, мы не нашли бы от нее ничего, кроме шпилек.

У Себастьяна болезненно засосало под ложечкой.

— В самом деле — счастье, — пробормотал он. Он наблюдал, какое впечатление произвели на Пруденс бессердечные излияния Триции. Даже на фоне крахмально-белой скатерти лицо девушки стало таким прозрачным, что, казалось, побледнеть сильнее было просто невозможно. Пруденс встала из-за стола.

— Кажется, у меня начинается головная боль. С вашего позволения я уйду в свою комнату.

Она не стала ждать возражений Триции. Торопливо покидая столовую, Пруденс едва не столкнулась с пухлой служанкой, вносящей серебряный поднос с засахаренными вишнями со сливками.

— Бог мой, леди Триция! Эта девушка когда-нибудь угробит всех нас.

Себастьян ждал, что Триция заступится за свою племянницу и отчитает служанку за фамильярность. Но вместо этого, губы Триции изогнулись в мягкой улыбке.

— Ваши любимые вишни, сквайр Блейк. Надеюсъ, что тебе, Себастьян, они тоже понравятся.

Рука женщины гладила его бедро под покровом скатерти. Себастьян едва ли это заметил, ибо его взгляд остановился на опустевшем месте на другой стороне стола.

Он резко поднялся, сбросив салфетку на пол.

— С твоего позволения, дорогая. Мне нужно проверить, как мой кучер…

Остальная часть объяснений превратилась в несвязное бормотание. Себастьян зашагал из столовой, толкнув служанку, позволившую себе непочтительно относиться к Пруденс, так сильно, что та отшатнулась.

Коридор был пуст. Себастьян ускорил шаг. Гладкая мраморная облицовка холла тянулась до бесконечности долго. Наконец, он увидел тонкую фигурку со склоненной головой. Девушка уже поднималась по лестнице на второй этаж, скользя рукой по полированным перилам. Бесшумная поступь вора сослужила Себастьяну хорошую службу. Его рука сомкнулась на запястье девушки, прежде чем она услышала его шаги.

Пруденс резко обернулась, стоя на ступеньку выше его. Себастьян увидел в ее фиалковых глазах изумление и боль потери. Он спрятал в своих ладонях руку девушки, слегка поглаживая пальцами пульсирующую жилку на тонком запястье. Как много он хотел сказать ей, как много ему нужно было сказать. Но в этот момент он обнаружил присутствие старика Фиша у них за спиной, топчущегося вокруг горшка с апельсиновым деревом с лейкой в руке.

Непринужденность в общении с женщинами и его красноречие так некстати изменили Себастьяну, сделав его неуклюжим и неловким, словно школьника.

— Ваш отец, мисс Уолкер… мне ужасно жаль.

— Это было давно.

Рука девушки сжалась в кулак, но она не отстранилась.

Себастьян гадал, сколько же гнева и боли таилось за ее холодной сдержанностью. Он сам годами подавлял в себе эти чувства, покорно принимая каждый удар судьбы до тех пор, пока перестал что-либо ощущать. Ему так хотелось притянуть ее голову к себе на плечо и дать возможность горю пролиться целительным бальзамом слез.

Старик Фиш топтался возле растения спиной к ним. Себастьян не мог сдержаться. Он поднял руку и погладил теплую щеку девушки подушечками пальцев. Ее кожа была атласно-кремовой, такой, какой он ее помнил.

— Некоторые раны заживают дольше, чем другие.

Девушка отшатнулась, словно он ударил ее. Гневный взгляд метнулся вниз, к его трости.

— Как ваша старая военная рана?

Себастьян опустил руку. Пруденс повернулась, чтобы уйти.

— Вам лучше вернуться к вашим гостям, милорд. Ваша невеста ждет вас, — холодно сказала Пруденс и, расправив плечи, почти взбежала вверх.

Себастьян расстроенно вздохнул. Он отвернулся от лестницы и встретился с холодным взглядом старика Фиша. Тонкие ноздри дворецкого возмущенно раздувались.

Не обращая внимания на протесты старика, Себастьян вырвал лейку из его рук и перевернул вверх дном. Из нее не вытекло ни капли.

— Дерево росло бы намного быстрее, любезный, если бы ты потрудился налить в лейку воды.

Ангельски улыбнувшись, Себастьян вложил лейку в руки любопытного старца и, сунув трость под мышку, зашагал в столовую.

Пруденс захлопнула за собой дверь спальни, повернула ключ дрожащими руками и прислонилась к ней спиной. В груди была такая тяжесть, словно она взбиралась на крутую гору. Девушка сделала несколько глубоких судорожных вздохов, борясь с чувством, которое неотступно преследовало ее. Окружавшая ее тишина нарушалась взрывами переливчатого смеха Триции, разносившимися по всему дому.

Причиной ее желания убежать было не столько грубое, бессердечное описание тетей смерти ее отца, сколько искреннее сочувствие в глазах Себастьяна Керра.

С момента прибытия Себастьяна в «Липовую аллею» Пруденс кое-как вытерпела их прогулку по подъездной дорожке, во время которой Триция льнула к его руке как пиявка. Она послушно выдержала затянувшееся чаепитие, хотя слоеные пирожные превращались у нее во рту в опилки всякий раз, когда он смотрел на нее. Пруденс стойко вынесла ужин и резкую смену его настроения от жгучего любопытства до состояния, граничащего с враждебностью.

Но когда Себастьян посмотрел на нее так, словно хотел заключить в объятия и никогда не отпускать, ее самообладание дало трещину.

Пруденс прижала руку к своей горящей щеке. Ей и в голову не могло прийти, что он будет настолько дерзок и глуп, что последует за ней, чтобы выразить свои сожаления о трагической смерти ее отца, посмеет коснуться ее лица…

С ожесточением девушка сдернула с себя платье, рывком сорвала корсет, безнадежно порвав шнуровку. Сейчас она была не в том настроении, чтобы звать служанку помочь раздеться.

Пруденс зашвырнула платье в гардероб и вынула ситцевую ночную рубашку. Она натянула ее задом наперед, запуталась в рукавах и следующие несколько минут, бормоча ругательства, безуспешно пыталась просунуть голову через горловину рубашки, чтобы снять ее. Этому очень мешала шапка растрепанных волос и торчащие во все стороны из развалившейся прически шпильки.

Когда ночная рубашка была надета надлежащим образом, шпильки высыпались на выцветший ковер, освобождая из плена струящуюся массу блестящих волос.

Пруденс все более распаляла свой гнев, давая волю негодованию и злости, стремясь, тем самым, избавиться от непреодолимого влечения к этому несносному человеку, изгнать воспоминания о той волшебной ночи, проведенной в его объятиях.

Он высокомерен и самонадеян. Все, буквально все раздражало ее. И его эксцентричная манера одеваться. И его пренебрежительное отношение к нормам и правилам хорошего тона, принятым в свете.

Человек, вращающийся в кругах высшего общества, не следует моде этого общества и не носит парик, а лишь слегка припудривает свои волосы!

Лицо мужчины было покрыто немодным легким загаром. Его черные бриджи до колен в точности соответствовали цвету густых ресниц и облегали бедра в высшей степени неподобающим образом. На его белоснежной рубашке не было никаких кружев, кроме узкой ленты вокруг манжет. И самым шокирующим из всего был его ненакрахмаленный галстук, ниспадавший мягкими складками.

Пруденс вытащила оставшиеся шпильки из волос и провела позолоченной расческой по тяжелым прядям. Расческа запуталась в волосах и девушка с силой рванула ее, находя извращенное удовольствие в боли. Она начала было плести косу, но остановилась. Зачем? Никто не увидит ее в уединенности простой спальни. Девушка натянула чепец на голову так глубоко, что он закрыл глаза.

Пруденс забралась под одеяло, положила руки под голову, свирепо разглядывая полог кровати. У тети Триции была массивная кровать красного дерева с резными столбиками и расшитым балдахином. Маленькая кровать Пруденс была сделана из легкого железа и покрыта белым муслином. Блестящие медные набалдашники увенчивали кроватные столбики.

Девушка повернулась на бок и с остервенением взбила подушку кулаком. Все семь лет, проведенные ею в роскоши дома тети Триции, она пыталась понять, почему папа должен был тратить каждый лишний пенни из своих скудных средств на свою «бедную маленькую сестричку — сироту?»

«Будь терпелива, моя Пруденс, — говорил он. — Все, что потребуется, — это одно слово короля, и твое будущее будет обеспечено. Наш день скоро придет». Пруденс ждет до сих пор.

В то время, как они с отцом ютились в двухкомнатной квртирке в Лондоне, Триция купалась в роскоши в загородном доме в Нортамберленде, коллекционируя гиппендейлские столики и меняя поклонников.

Для Пруденс нечастые визиты Триции в их скромное жилище были подобны земным посещениям сказочной прекрасной феи. Триция, бывало, снисходительно похлопывала ее по щеке рукой в перчатке. На краткий миг, нежась в лучах внимания тети, Пруденс находила не таким уж большим несчастьем быть умной, худой и невзрачной.

Девушка перевернулась на живот. Сочувствие Себастьяна говорило ей о другом. Оно, пожалуй, было слегка преувеличенным. Возможно, когда-нибудь она научится отличать его от жалости.

Колеса отъезжающей кареты прогрохотали по камням подъездной дорожки. Слова прощания, произнесенные Трицией, донеслись через открытое окно до Пруденс. «Девони Блейк, — подумала девушка, — теперь может ехать домой, мечтать и запоздало сожалеть о том таинственном разбойнике с сильными руками и горячими губами, в то время как Триции достанется нечто большее, чем просто мечта: мужчина, который был куда большей загадкой, чем она могла представить».

Пруденс вздохнула, пожелав, чтобы ее котенок лежал сейчас, свернувшись, рядом с ней. Наверное, он в саду гоняется за лунными зайчиками и ночными бабочками. Ну почему его никогда нет рядом, когда он ей так нужен? А чего еще можно было ожидать от существа с таким предательским именем, как Себастьян? Особенно существа мужского пола.

Жалобно скрипнула планка паркета в коридоре. Послышался приглушенный шепот, затем низкий воркующий смех, который был заглушен, по всей видимости, поцелуем. Пруденс натянула одеяло на голову. Дверь в комнату тети закрылась. Дом затих.

Пруденс лежала неподвижно до тех пор, пока ей не стало трудно дышать. «Как посмел этот негодяй жалеть ее?» — подумала она, отбрасывая одеяло.

Девушка поднялась и в волнении зашагала по комнате. Лунный свет, проникая сквозь оконную решетку, ложился квадратиками на ковер. Свежий ночной ветерок шевелил шторы. Ее беспокойство переросло в панику, граничащую с безумием. Чтобы успокоиться, она взяла было книгу, но затем раздраженно отбросила ее и потянулась к керамическому кувшину для воды. Он был пуст.

Пруденс не удивилась. Слуги постоянно забывали наполнять его. Без сомнения, кувшин Триции полон до краев холодной водой. Старик Фиш собственноручно колол лед, чтобы доставить удовольствие ее милости.

Горло Пруденс неожиданно пересохло, словно она пересекла Сахару пешком. Она стиснула зубы, сказав себе, что не намерена отсиживаться в комнате до конца жизни только лишь потому, что ее тете вздумалось выйти замуж за разбойника с большой дороги.

Она набросила халат и, высунув голову из двери, посмотрела по сторонам. Длинный коридор был пуст. Единственная свеча в стеклянном подсвечнике отбрасывала мягкий свет на полированный кедровый паркет. Старик Фиш всегда держал свечу зажженной для удобства своей госпожи. Триция ненавидела темноту.

Пруденс прокралась в холл. Ее бравада таяла вместе с безумной вспышкой гнева. Дни, когда она могла войти в спальню к тете, чтобы попросить воды, прошли. Одному Богу известно, какая премилая сценка могла разыграться перед ней там.

Девушка остановилась на верхней площадке лестницы и глянула вниз, перевесившись через перила в форме лиры. Лунный свет и тени, перемежаясь, устилали пол коридора внизу. Горящая свеча, оставленная в гостиной, отбрасывала бледный круг света на мраморную облицовку стен. Пруденс прислушалась, но уловила только скрип и стоны старого дома, отданного в объятия ночной тишины.

Когда она спустилась с последней ступеньки лестницы и направилась к кухне, мускулистые руки обхватили девушку за талию, рывком прижимая ее к груди мужчины. Твердая ладонь зажала ей рот, заглушая готовый сорваться с губ крик.

ГЛАВА 6

Пруденс ждала, что рука, удерживающая ее за талию, поднимется и сомкнется вокруг ее горла. Она хорошо могла себе представить разговор Триции с ее женихом за завтраком следующим утром. Себастьян, сожалея о содеянном, покаянно произнесет

— Мне ужасно жаль, дорогая. Я по ошибке принял ее за грабителя и нечаянно задушил.

Триция игриво похлопает Себастьяна по руке веером.

— Какая неприятность! Но ты ведь ничего не испортил? Я только в феврале положила этот мраморный пол.

Пруденс осознавала, что мужчина удерживал ее настолько крепко, что все ее лихорадочные попытки освободиться из его объятий свелись к беспомощному ерзанию. Но он умел рассчитать свои силы и не причинял ей боли. Пруденс ощущала нежность его прикосновения, его стремление удержать ее рядом с собой, не посягая на ее желания и волю.

Себастьян увлек девушку в тень под лестницей и остановился, прижавшись спиной к стене. Пруденс беспомощно прильнула к нему, ее ягодицы были прижаты к его мускулистым бедрам.

От мужчины пахло табаком и бренди. Его дыхание шевелило рюши на ее чепце.

— Успокойся, девочка. Я не причиню тебе боли. Если ты перестанешь вырываться и извиваться, я отпущу тебя. Клянусь.

Пруденс прекратила сопротивление. Мускулы Себастьяна расслабились, но он по-прежнему удерживал ее одной рукой под грудь, а теплая ладонь другой руки закрывала рот. Жар его тела затягивал Пруденс в шелковую паутину восторга, который она испытала той далекой дождливой ночью. И когда Себастьян зарылся лицом в ее распущенные волосы, она поняла, что опасность, которая ей угрожает, может оказаться совсем иного рода. Возможно, он очень поторопился пообещать не сделать ей больно. Боль, которую он способен был причинить, была одновременно сладкой и мучительной.

Мужчина убрал руку с ее рта. Его пальцы на одно мгновение задержались на ее губах.

Пруденс сделала судорожный вздох и с достоинством произнесла:

— Не будете ли вы так любезны отпустить меня, сэр?

Должно быть, девушке почудилось легкое прикосновение его губ к ее обнаженному плечу, прежде чем он выпустил ее из своих объятий.

— Как леди пожелает.

Девушка отступила от него на шаг, но колени подогнулись, и ей пришлось ухватиться за перила, чтобы удержать равновесие. Она рывком поправила сбившийся чепец, прежде чем повернуться к нему.

Себастьян стоял у стены со скрещенными на груди руками. Тени скрывали его лицо. Зато Пруденс чувствовала себя незащищенной в яркой полосе лунного света, струящегося через веерообразное окно над дверью. Она скорее ощутила, чем увидела, как его цепкий взгляд ощупывал ее тело под тонкой тканью халата. Девушка задрожала от возмущения, понимая недвусмысленность этого взгляда.

— Я думал, ты никогда не придешь, — сказал он.

— Боюсь разочаровать вас, лорд Керр, но я пришла сюда не на рандеву с вами.

— Ты уверена? Или снова лжешь сама себе? Насколько я помню, ты также не была уверена в причинах, по которым пришла со мной в хижину арендатора.

— Должна напомнить, что это вам были не ясны мои мотивы, а не мне.

Себастьян шагнул в полосу света. Если Пруденс находила его одежду нескромной за ужином, то сейчас она была просто шокирована ее небрежной беспорядочностью.

Мужчина снял свой сюртук. Его белая рубашка была наполовину расстегнута, и лунный свет золотил мягкую поросль на груди. Косичка была расплетена, и волосы, ниспадая до плеч, обрамляли загорелое лицо мужчины, делая его еще более привлекательным. Пруденс, завороженная этим зрелищем, непроизвольно отступила на шаг.

Себастьян, неслышно ступая, подошел к ней.

— Холодна и полна презрения, да? Я восхищаюсь этим в женщинах.

Она потупила взор, разглядывая мраморную мозаику пола, словно никогда раньше ее не видела.

— Ты была бы прекрасным игроком в «фараона»[8], — продолжил он, — хотя, держу пари, никогда в него не играла.

— Конечно, нет. — Пруденс подняла голову и посмотрела ему в лицо. — А вы, я уверена, причисляете это к своим многочисленным талантам наряду с грабежом на большой дороге и таинственным появлением из-под лестницы.

— Не забудь мошенничество в висте. Зачем вы пришли сюда, мисс Уолкер? За десертом? — Его кривая усмешка была просто оскорбительной.

— Я подумала, что вам может понадобиться помощь в поисках столового серебра, — парировала она.

— Ага! Мышка показывает зубки? Значит, по-твоему, я для этого приехал в «Липовую аллею»? Чтобы ограбить твою тетку?

Хотелось бы Пруденс на самом деле так считать.

— Нет. — Ее голос потерял прежние саркастические нотки. — Я считаю, что вы приехали в «Липовую аллею», чтобы жениться на ней.

Себастьян, не отрываясь, смотрел в ее глаза, словно зачарованный. Он поднял руку, желая прикоснуться к ее щеке, но сдержался.

— Тебе бы следовало надеть свои чертовы очки. Ты могла упасть в темноте и покалечиться.

Себастьян подошел к столику с витыми ножками. Его хромота была еще заметнее, чем прежде. Взяв в руки фарфоровую пастушку, он тихо засмеялся.

— Тебе некого винить, кроме себя самой. Именно ты сказала, что будешь плакать, если меня повесят. Именно ты предположила, что я могу удовлетворить свою потребность в деньгах более честным путем.

— Например, женитьбой на богатой женщине?

— Ага.

Его длинные, тонкие пальцы гладили хрупкий фарфор. Пруденс гадала, догадывается ли он о его ценности?

— Это довольно устаревший, но общественно-приемлемый метод приобрести немалый капитал.

— У вас с Трицией больше общего, чем я думала.

Пруденс принялась нервно расхаживать по площадке. Тонкая ткань халата развевалась вокруг стройных икр.

— Триция всегда выходила замуж за мужчин с деньгами. Я все думаю, но никак не могу понять, почему на этот раз она решила выйти за вас.

Девушка пристально разглядывала стоящего перед ней в серебристом лунном свете мужчину, прекрасного, как языческое божество. Ее щеки вспыхнули, когда она осознала, каким глупым был ее вопрос. Причина выбора Триции была так ясна. Она, наконец, нашла молодого и красивого мужчину, и если верить молве — богатого.

Себастьян пожал широкими плечами.

— Я солгал. Я сказал, что Данкерк принадлежит мне, и, видит Бог, скоро именно так и будет. Еще несколько ограблений, и у меня будет вполне достаточно денег, чтобы создать некую видимость богатства. Когда у меня будет жена, английская графиня, и я получу доступ к ее кошельку, даже Мак-Кею не удастся остановить меня в достижении желаемого.

Пруденс постаралась сохранить непринужденный тон.

— Зачем жениться? Почему бы просто не купить себе титул? Наш премьер-министр раздает их направо и налево, как бумажные салфетки. Все, что вам нужно, это предъявить доказательства ежегодного дохода в десять тысяч фунтов.

— И кем же я должен буду объявить себя по роду занятий? Грабителем? Знаменитым преступником?

Пруденс склонила голову, скрывая невольную улыбку.

— Какая удача для Триции добавить шотландского лаэрда к своей коллекции французских графов и австрийских баронов.

— А если бы она узнала, что я свергнутый шотландский лаэрд?

— Если вам удалось убежать с фамильными драгоценностями, она не станет возражать. Чем более отвергнутый, тем лучше. Триция любит проигранное дело.

Пруденс не была готова к прикосновению, и по коже побежали мурашки, когда он приподнял ее подбородок двумя пальцами.

— Так вот кем ты считаешь меня? — спросил он. — Проигранным делом?

Его взгляд, изучая лицо девушки, задержался на губах. Ее улыбка сникла.

— Кто вы, милорд, меня не касается, — холодно ответила Пруденс.

Она отвернулась и, запахнув полы халата своими дрожащими руками, начала подниматься по лестнице. Себастьян поймал ее руку, и она почувствовала что-то сродни отчаянию в этом его жесте.

— Я никогда не думал, что найду тебя среди обитателей такой усадьбы, как «Липовая аллея».

Пруденс нашла в себе силы взглянуть на него.

— Вы сожалеете?

— Сожаление не то слово, девушка. Я никогда больше не хотел встречаться с тобой.

Пруденс мягко высвободилась. Она была уже в безопасном убежище своей комнаты, когда почувствовала, что ее лицо мокро от слез.

Себастьян поднялся на рассвете, чтобы побродить по спящему дому. Гулкая тишина длинных коридоров раздражала его, и он вышел в парк. Через несколько недель этот парк будет принадлежать ему.

Капли росы жемчужинами блестели в траве. Он присел на мраморную скамейку и стал наблюдать, как небо постепенно светлело, превращаясь из серого в розовато-голубое.

Тонкая ионическая колонна устремлялась ввысь с вымощенного плитами тротуара. Эта колонна уходила в никуда и поддерживала ничто. Она была изъяном в сторогой и величественной красоте старого парка, красивой, но бесполезной. Такой же, как и хозяйка «Липовой аллеи».

Когда они познакомились в Лондоне несколько месяцев назад, Триция показалась ему идеальной партией: веселая, полная энтузиазма в постели, богатая вдова и титулованная особа. Себастьян со стороны долго присматривался и тщательно изучал ее, стремясь как можно лучше узнать все слабые и сильные черты ее характера. Он знал, что любой джентльмен почтил бы за честь иметь такую женщину своей любовницей.

Но Себастьян не был джентльменом ни по рождению, ни по воспитанию. Он понимал, что это лишь вопрос времени, и когда-нибудь он обернется на шумной лондонской вечеринке и окажется лицом к лицу с Киллианом Мак-Кеем. И тогда все общество узнает, кто он есть на самом деле — обыкновенный вор и ублюдок. Чтобы освободиться от д'Артана и устроить свое будущее в обществе, которое могло по праву презирать его, ему нужна была не любовница, а жена.

Себастьян поднялся. Безмятежность парка не могла успокоить его смятенного сердца и уменьшить тревогу.

На каждом повороте тротуара стояли железные решетки, по которым вились усыпанные бархатистыми цветами кусты жимолости. Проходя мимо, Себастьян сорвал цветок и развернул нежный бутон. Его язык погрузился внутрь и поймал золотистую росинку нектара, собравшуюся на хрупком пестике.

Он закрыл глаза и как наяву почувствовал на своей щеке прикосновение теплых, пахнущих цветущими травами волос Пруденс. Не требовалось особого воображения, чтобы вспомнить, какой легкой и податливой была она в его руках прошлой ночью. Скромный ситцевый халат не мог скрыть нежных изгибов ее тела. Он так бы хотел держать ее в объятиях всю ночь.

Себастьян открыл глаза. Он не солгал Пруденс. Он надеялся никогда больше не увидеть ее. Пруденс Уолкер была опасна. Куда более опасна, чем думал его дед. На карту было поставлено не только избрание старика в Палату Общин, его положение и влияние в лондонском высшем свете, но даже успех незаконной переправки пороха и оружия во Францию. Все будущее Себастьяна зависело от ее благоразумия.

Его пальцы сжались в кулак. «Я бы хотел, чтобы она исчезла».

Воспоминания о приказе д'Артана омрачили его взгляд. Он никогда умышленно не смел ослушаться своего деда. Себастьян смеялся в лицо отцу, зная, что за оскорбление получит не более чем зуботычину или истекающий кровью нос. Но имея дело с д'Артаном, никогда не знаешь чего ждать. И его угроза послать своих людей выследить Пруденс не была пустой.

Себастьян раскрыл ладонь. Раздавленные лепестки цветка жимолости разлетелись по ветру.

Дверь в столовую распахнулась. Себастьян поднял взгляд, наверное в десятый раз, лишь для того, чтобы иметь удовольствие лицезреть непроницаемое лицо старика Фиша. Он вновь сосредоточился на рыбе под соусом, подавляя желание зарычать.

Предыдущая просьба Себастьяна о завтраке была встречена почти враждебно.

— Графиня никогда не завтракает раньше полудня, — сообщил Фиш.

— Все это просто великолепно! — воскликнул Себастьян. — Но я бы хотел съесть что-нибудь именно сейчас. До полудня еще пять часов.

Дворецкий фыркнул и бросил взгляд на часы на каминной полке.

— Возможно, я подам вам шоколад в вашу спальню.

Себастьян не привык приказывать слугам. Он мог бы рявкнуть на Джейми и надрать ему уши за подобную дерзость, но не знал, как вести себя с дворецким. Представив себе, каково могло бы быть выражение лица старика Фиша, если бы он надрал ему уши за непослушание, Себастьян снисходительно улыбнулся.

— Это, в самом деле, любезное предложение, но я буду завтракать в столовой. — Себастьян помолчал. — Каждое утро.

В негодовании раздувая ноздри своего хищного носа, старик Фиш поклонился, признавая свое поражение.

Себастьян сел в конце длинного стола, уверенный в том, что ему подадут вчерашнюю овсянку. Но дворецкий, как видно, вознамерился оставить последнее слово за собой, не важно, было ли оно произнесено вслух или нет. В течение нескольких минут Себастьян беспомощно наблюдал, как свежая, горячая еда блюдо за блюдом вкатывалась в столовую и расставлялась на буфете вишневого дерева. За горячими пшеничными лепешками, залитыми медом, следовала свежая копченая рыба и нарезанное розочками охлажденное масло. Толстые ломти бекона возвышались рядом с горкой клубники со сливками. Даже Тайни вынужден был бы отдать должное такому пиршеству. Слишком поздно Себастьян осознал, что не особенно голоден.

Итак, он ковырял вилкой рыбу и рассеянно определял ценность серебряной посуды, расставленной на столе. Его взгляд скользил к двери всякий раз, когда она открывалась, словно простым усилием воли он мог привлечь сюда особу, лицо которой так хотел увидеть.

Старик Фиш столбом стоял у его локтя.

— Что-нибудь еще, сэр?

Себастьян положил вилку.

— Полагаю, это все. Скажите мне, Фиш, мисс Уолкер когда-нибудь завтракает в столовой?

Тонкие губы дворецкого растянулись в презрительной улыбке.

— Нет. Я не вижу смысла беспокоить слуг ради завтрака для мисс Уолкер. Она предпочитает взять лепешку на кухне и удалиться в библиотеку. Весьма тактично с ее стороны.

«Что же это за странное домашнее хозяйство, где слуги не должны беспокоиться об удобстве хозяев?» — недоумевал Себастьян. Он хотел бы побеспокоить каждого, кто посмел заявить, что Пруденс не стоила того, чтобы о ней беспокоились. Сколько же раз она оставалась без завтрака или теплого огня в камине, чтобы прослыть тактичной? Когда он станет хозяином «Липовой аллеи», она ни в чем не будет нуждаться. Уж он позаботится об этом.

— Мисс Уолкер уже была на кухне этим утром? — спросил Себастьян.

— Около часа назад.

Себастьян подскочил. Его нож со звоном упал на пол.

— Прекрасно. Это все. Спасибо. — Он поспешил к двери. — Рыба очень вкусная, — бросил он через плечо ошарашенному дворецкому. — Масло тоже замечательное. Что это за ловкий прием, от которого эти маленькие кусочки выглядят как розы?

Он исчез за дверью, прежде чем старик Фиш успел ответить.

Себастьян прошел по арочному коридору к библиотеке, которую он обнаружил этим утром. Резные двери были закрыты. Он вжался в скрытый за шторкой альков, когда, тихо напевая, служанка вышла из-за угла, неся в руках стопку белья. Пропустив служанку вперед, Себастьян вышел из своего укрытия и поправил сюртук. Будучи хозяином «Липовой аллеи», он никогда не станет прятаться словно какой-то шпион. «Но именно французским шпионом ты и являешься, — напомнил себе Себастьян. — И только богатство Триции имеет власть освободить тебя от твоих гнусных обязанностей».

Он распахнул дверь и, увидев Пруденс, не смог сдержать ругательство, которое даже Тайни заставило бы покраснеть.

— Извините, — пробормотал Себастьян. — Я ударил ногу.

Он лгал. Он выругался, потому что соблазнительное создание прошедшей ночи вновь исчезло. Хрупкое видение, которое преследовало его все утро, должно быть, было лишь сном. Волнистые пряди волос, горящие глаза на милом лице, обрамленном кружевом чепца, — все это исчезло, словно ничего и не было. Сердце Себастьяна печально сжалось. Возможно, размышлял он, ему пришлось иметь дело с близнецами, обладающими дьявольским чувством юмора?

Распущенные волосы Пруденс уступили место узлу настолько тугому, что у Себастьяна заболела кожа головы при одной лишь мысли о том, как тщательно запрятывался каждый завиток непокорных прядей в эту нелепую прическу. Очки были посажены на кончик носа, а губы плотно сжаты.

Девушка опустила ноги с кресла и стряхнула крошки с серовато-коричневого муслина. Себастьян вошел в библиотеку и закрыл за собой дверь.

— Мне нужно поговорить с тобой. Нас здесь не побеспокоят?

Пруденс отложила книгу с явной неохотой.

— Полагаю, нет. Не думаю, что Триция знает, где находится библиотека.

Себастьян нахмурился.

— Сколько она живет здесь?

Девушка по-совиному моргнула поверх очков.

— Десять лет.

Себастьян взял парчовый стульчик и сел у ее ног.

Библиотека была уютной комнатой, но затхлый запах плесени и кожи переплетов старых книг создавал впечатление заброшенности. Высокие створчатые окна выходили на луг, утопающий в лютиках. Так приятно было посмотреть в окно и увидеть что-то более близкое его душе, чем постриженные лужайки и каменные Апполоны вдоль дорожек.

Теперь, когда он наконец нашел Пруденс и получил возможность остаться с ней наедине, Себастьян растерял все слова, которые хотел ей сказать. Взглянув на книгу, которую девушка держала в руках, он поинтересовался.

— Читаете о безопасности горючего?

Пруденс прикрыла книгу ладонью.

— Монинтор Лавузье разделял многие из папиных теорий относительно взрывчатых веществ.

— Я не знал, что ты продолжаешь исследования отца.

— Я — нет. — Она подняла связку писем, которые лежали у ее кресла. — Но эти люди продолжают. Их мольбы о помощи приходят по почте каждую неделю. Они просят записи отца, его формулы. Но я не могу помочь никому из них. Я не знаю, где кроется ошибка в его расчетах. — Девушка тихо засмеялась. — Некоторые даже просят денег.

Себастьян хмуро посмотрел на связку писем.

— Сильно докучают, да?

— Теперь уже меньше. Сразу после его смерти было намного хуже. Они появлялись в доме у Триции. Приставали ко мне в церкви. — Она вздохнула. — Я не могу помочь, но удивляюсь, где все они были, когда отец умолял субсидировать его собственные эксперименты?

Себастьян хотел коснуться руки девушки, но ограничился поглаживанием потертого корешка книги. Между ними установилось напряженное молчание. Затем они оба заговорили одновременно и снова неловко замолчали.

— Продолжай, — сказал Себастьян. Девушка сцепила руки на коленях.

— Нет, вы.

Он вытянул свои длинные ноги.

— Почему ты не выдала меня своей тетке.

Пруденс негодующе фыркнула.

— Если тетя Триция настолько глупа, что собирается выйти замуж за разбойника с большой дороги, то кто я такая, чтобы удерживать ее?

— В самом деле, кто ты? Я задаю себе этот вопрос с тех пор, как встретил тебя.

— Боюсь, вы будете разочарованы ответом.

Она сняла очки, сложила их и опустила в карман. Себастьян и сел рядом с ней в надежде на это. Он увидел тени под глазами, портящие нежную кожу, и подумал, что она тоже провела бессонную ночь. Но мягкое сияние ее аметистовых глаз не померкло. Себастьян не мог оторвать взгляда от лица девушки, от ее чистой и свежей, как лепесток майской розы, кожи.

— Хорошо, что вы отыскали меня, лорд Керр. Я планировала просить у вас аудиенции чуть позже, днем. Я не думала, что вы встанете рано. — Пруденс избегала его взгляда. — Моя тетя редко поднимается раньше полудня. Я и представить себе не могла, что она может проснуться в такой час… или, что вы можете проснуться…

Себастьян пожалел девушку и поспешил объяснить:

— Я не имею понятия, проснулась Триция или нет. По моей просьбе моя спальня находится в западном крыле.

Девушка взглянула на него, и Себастьяну показалось, что он увидел любопытство в ее глазах. Он чувствовал себя мошенником. Его спальня, действительно, находилась в западном крыле по его просьбе. Но Себастьян держал Трицию на расстоянии под предлогом того, что не хотел, чтобы интимность их отношений развращала ее юную племянницу. Они обе, Триция и Пруденс, ужаснулись, если бы узнали, как отчаянно он, в действительности, хотел развратить ее.

Пруденс склонила голову и продолжила:

— Я хотела встретиться с вами, милорд…

— Себастьян, — поправил он.

— И заверить вас, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы не быть обузой вам и тете после того, как вы поженитесь. Не знаю, говорила ли вам тетя об этом, но я могу неплохо вести детальные отчеты по домашнему хозяйству. Я могу вникать во все скучные детали управления таким большим имением, как «Липовая аллея», освободив ваше с Трицией время для посещения балов, охот и других светских развлечений, которые вы выберете для своего увеселения. Я немного стыжусь, что не имею определенного авторитета у слуг, но, к счастью, они обожают Трицию, и даже ленивые будут выполнять все распоряжения, сделанные ею или от ее имени.

Себастьян молча смотрел на девушку, ошеломленный ее просьбой.

— Я также неплохо вышиваю. Я могу выполнять несложную починку одежды, чтобы избавить вас от необходимости нанимать для этого швею.

Себастьян хотел остановить ее, пока она не обратилась с просьбой о должности горничной, но достоинство, с которым Пруденс произносила свою речь, удерживало его в молчании. Он гадал, что бы она ответила, если бы он предложил ей положение своей любовницы? Но, нет. Это было бы слишком жестоко. И слишком мало и для него, и для нее.

Голос девушки дрогнул.

— Я могу даже заниматься легкой уборкой и чисткой, если вы пожелаете.

— Чего? Моих пистолетов?

Слова вырвались прежде, чем он осознал смысл сказанного. Пруденс подняла голову. Ее широко раскрытые глаза упрекали Себастьяна за столь неуместную шутку. Пальцы девушки нервно теребили ткань юбки.

— «Липовая аллея» — единственный дом, который я знаю. Моя тетя была настолько добра, что взяла меня к себе после того, как мой отец, — Пруденс замолчала, подбирая слова, — взорвался.

Ее неловкость причиняла ему боль. Себастьян откинулся на спинку стула и спросил:

— А как насчет поклонников, Пруденс? Разве тебе не хотелось когда-нибудь выйти замуж?

Девушка холодно ответила. В ее тихих словах не было и следа жалости к себе.

— Мне двадцать лет. Я получила два отдельных предложения о замужестве в своей жизни. В течение пяти минут мне удалось разубедить обоих мужчин в том, что они любят меня. Если бы они действительно любили меня, я бы не могла даже поколебать их уверенность в своих чувствах ко мне.

Такая явная несправедливость в собственной оценке и обреченность, с которой были сказаны последние слова, неприятно поразили Себастьяна и заставили болезненно сжаться его сердце.

— И тебя устраивает та жизнь, которую ты для себя выбираешь? Ни мужа, ни своего дома, ни детей.

Девушка смущенно улыбнулась.

— Должна признаться, что я люблю детей. Однажды я надеялась иметь своих собственных.

Себастьян поднялся и подошел к окну, чтобы она не смогла увидеть его лицо и разгадать его желание: вложить в нее своего будущего ребенка. Он сжал руками край подоконника и уставился за окно невидящим взглядом, не замечая красоты ясного летнего утра.

Голос Себастьяна был резче обычного, когда он заговорил:

— Вам не нужно беспокоиться, мисс Уолкер. «Липовая аллея» будет вашим домом столько, сколько вы пожелаете.

Он услышал шелест юбок, но не решился обернуться к ней.

— Благодарю вас, сэр. Уверяю вас, вы не пожалеете.

Позади него с тихим стуком закрылась дверь в библиотеку. Себастьян прижался лбом к теплому стеклу, сбитый с толку всем тем, что произошло. Он пришел в библиотеку, чтобы просьбами, убеждением или даже угрозами получить от Пруденс согласие не выдавать его властям. А закончилось все тем, что девушка сама стала умолять его, лживого, не стоящего ее мизинца вора и негодяя, о крошечном уголке в своем собственном доме.

Что же она за женщина? И почему он не в силах прекратить думать о ней? Но Себастьян не намерен был сдаваться. Немного удачи и обаяния, и он обязательно раскроет тайну этой женщины.

Себастьян опустил руку в карман и вытащил оттуда шпильки с жемчужинами, которые носил с собой с той самой ночи, когда они встретились. Сжав жемчужину пальцами, он вновь услышал тихий шелест летнего дождя по соломенной крыше.

ГЛАВА 7

Пруденс протиснулась спиной в дверь библиотеки, стараясь одновременно удержать в руках пирог и перелистать страницу книги. Благополучно оказавшись внутри, она закрыла за собой дверь ногой. Тихий храп раздавался в тишине, и от неожиданности девушка застыла. Сердце бешено заколотилось. Когда она повернулась, чтобы уйти, пирог выскользнул из пальцев и упал на полированный паркет.

Себастьян вытянулся в кресле, положив ноги в белых чулках на табурет. Его голова была откинута назад, рот слегка приоткрыт. Книга лежала у него на коленях, сминая аккуратные складки бриджей.

Девушка понимала, что должна отскрести свой пирог с паркета и тихо удалиться. Себастьян Керр скоро будет хозяином этого дома. Если он решил лишить ее уединения в библиотеке в тишине утра, то это было его право. Но золотистые лучи утреннего солнца, заливающие спящего мужчину, казалось, приглашали ее подойти ближе. «Только один взгляд», — пообещала себе Пруденс. Она только удовлетворит свое любопытство по поводу того, что же любит читать знаменитый разбойник.

Сжимая свою книгу под мышкой, девушка шагнула к нему, ослепленная не только солнечным светом.

Безмятежно спящий мужчина был похож на средневекового принца, ожидающего поцелуя, который бы разрушил злые чары. Не сознавая, что делает, Пруденс уже наклонилась вперед, приоткрыв губы. Себастьян пошевелился, и девушка заставила себя мысленно встряхнуться.

Она не может позволить девичьим фантазиям о женихе ее тети увлечь себя. Он был просто мужчиной, таким же, как любой другой мужчина. Пруденс заставила себя сосредоточиться на его недостатках. Бледный, с неровными краями шрам под подбородком, выделяясь на гладкой загорелой коже, бросался в глаза. Она склонилась над мужчиной. Да и зубы у него не были идеальными. На одном из передних зубов был отколот уголок. И он храпит.

Себастьян снова пошевелился, и девушка чуть не прыснула от смеха при мысли о том, что он проснется и обнаружит ее заглядывающей ему в рот, как это делают торговцы лошадьми.

Пруденс взяла книгу у него с колен, но ей не требовалось читать название. Она и так узнала ее. Это была знаменитая книга Лавузье о порохе, та самая, читающей которую он застал Пруденс вчера утром в библиотеке. Себастьян дошел до второй страницы, прежде чем уснуть.

Ее изумление заинтересованностью Себастьяна взрывчатыми веществами переросло в беспричинный гнев. Книга выскользнула из ее негнущихся пальцев. Звук падения заглушил толстый персидский ковер.

Как долго лежал он здесь, ожидая ее? Мужчине следовало бы находиться рядом с его невестой. Какое он имел право портить ей утро? Прокрадываться в ее библиотеку, занимать ее кресло, читать ее книгу? Неужели нет в ее жизни ничего, к чему бы он не прикоснулся насмешливо и небрежно? Пруденс гневно смотрела на мужчину, против воли любуясь темным веером ресниц. Спящие люди выглядят такими беззащитными и ранимыми.

Девушка решительно сошла с ковра и, вытянув руки перед собой, уронила свою книгу. Та упала на пол с грохотом ружейного выстрела.

Себастьян подскочил с кресла и схватился за пояс. Пруденс не знала, смеяться ей или стыдиться своей детской выходки, когда поняла, что он ищет свои пистолеты.

Безумный взгляд мужчины остановился на ней. Пруденс невозмутимо заявила:

— Мне ужасно жаль. Я не знала, что вы здесь. Себастьян снова опустился в кресло и провел рукой по своим растрепанным волосам.

— Господи помилуй, девочка. Ты состарила меня на десять лет.

Пруденс заметила, что он, однако, не был слишком стар, чтобы ловко подтолкнуть трактат о порохе пяткой под кресло.

Девушка присела, чтобы поднять свою книгу.

— Я не хотела беспокоить вас. Я сейчас уйду.

— Нет!

Пруденс уставилась на него, так и застыв на корточках. Себастьян смущенно одернул свой сюртук, сознавая, сколько отчаяния было в его коротком восклицании.

— Останься, пожалуйста. Здесь достаточно места для нас обоих.

И, прежде чем Пруденс успела возразить, он опустился на колени рядом с ней, слегка касаясь ее плечом, и поднял книгу.

Себастьян шутливо взвесил ее на ладони и, запинаясь, прочитал заглавие на латыни вслух: «Естественно-научные основы математики Исаака Ньютона». Он подал книгу девушке.

— Я рад, что сегодня ты взялась за более легкое чтиво, Пруденс. Я уже начал сомневаться, развлекаешься ли ты когда-нибудь вообще?

Его дразнящая усмешка обнаружила щербинку между зубов. Она делала его лишь еще более франтоватым. Пруденс знала, что ей лучше побыстрее убежать, пока его застенчивая улыбка не лишила ее способности здраво мыслить.

Девушка притянула книгу к груди, закрываясь ею, словно щитом, и пролепетала:

— Ньютон довольно увлекателен, знаете ли. В «Основах» раскрывается его гипотеза о том, что сила притяжения между двумя телами изменяется прямо пропорционально…

Голос ее затих, когда девушка вдохнула свежий запах его чистых волос, увидела призывный блеск его глаз и завораживающе-медленное скольжение его языка по верхней губе.

Себастьян недоуменно вскинул бровь, требуя продолжения ее поучительных объяснений. Пруденс резко встала.

— Вам это не будет интересно.

Он тоже выпрямился.

— Ошибаешься, Пруденс. Мне будет очень интересно.

— Нет, не будет. — Она сделала шаг назад. — Я… я скучная. Все так говорят.

— Чепуха. Я нахожу теории Нортона довольно интригующими.

— Ньютона, — поправила Пруденс, отступая от него еще на шаг, и уперлась спиной в закрытую дверь библиотеки.

Себастьян протянул руку к ее книге, словно прикоснувшись к ней он мог каким-то образом удержать девушку возле себя.

Как ни странно, не само физическое присутствие этого человека рядом с ней, но искренность в его глазах манила девушку остаться. Как легко было поверить, что ему в самом деле интересно было находиться вместе с ней среди всех этих книг, смеяться и разговаривать о том, что их интересовало, как обычно делали они с папой. Но когда Пруденс подняла глаза, то поняла, что взгляд Себастьяна был прикован не к ее книге, а к ее губам.

Жарко вспыхнули щеки. Пруденс пошарила позади себя в поисках дверной ручки.

— Возможно, в другой раз.

Словно почувствовав, что он слишком настойчив и тороплив, Себастьян отступил назад.

— Приходи завтра утром, хорошо? Мы поговорим…

Странное выражение появилось на его лице, и Пруденс проследила за его взглядом. Стопа муж чины уютно расположилась в середине ее пирога. Сок раздавленного крыжовника пропитывал его белоснежные чулки.

Пруденс прижала руку ко рту, чтобы не рассмеяться. Триция всегда говорила, что у нее вульгарный смех, низкий и грубый как у лондонской шлюхи.

Из-под опущенных ресниц глаза Себастьяна угрожающе сверкали. Пруденс открыла дверь, решив, что мудрее будет сделать вид, что она не заметила, как его нога увязла в ее завтраке.

— Возможно, завтра. — Она присела в торопливом реверансе. — Приятного дня, милорд.

Его элегантный поклон мог бы сделать честь любой лондонской гостиной.

— И тебе приятного дня, Пруденс.

Девушка попятилась в коридор, подбежала к входной двери и выскочила в парк. Она прислонилась к стволу дерева и, не имея больше сил сдерживаться, звонко рассмеялась.

Себастьян рассеянно водил ладонью по зыбкой поверхности пруда. Золотая рыбка ткнулась в его большой палец. Он со вздохом выпрямился и оперся о балюстраду[9]. Солнце приятно согревало плечи сквозь рубашку. Ему ужасно хотелось сорвать ленточку с волос и позволить ветру растрепать их.

С лужайки для игры в шары, лежащей ниже террасы, сквайр Блейк приветливо помахал ему ножкой индейки. Себастьян задумался: неужели и он будет таким же через двадцать лет? Перед его мысленным взором промелькнула бесконечная череда дней, проведенная в «Липовой аллее» за игрой в шары, ежедневными прогулками по старому парку, скучными зваными обедами, или в Лондоне на великосветских приемах и шумных балах, на которых изо дня в день, из года в год мелькают перед глазами одни и те же лица. И ни одного близкого человека рядом.

Себастьяна передернуло.

— Тебе холодно, милый? Мне послать Фиша за твоим сюртуком?

Себастьян едва сдержал готовое выплеснуться наружу раздражение, услышав переливчатый голосок Триции. «И что за дурацкое стремление при любой удобной возможности засунуть его в сюртук?» — недоумевал он. Себастьян развернулся лицом к своей невесте. Она сидела в нескольких футах от него, просматривая свою корреспонденцию, поданную стариком Фишем. Совсем недавно встав с постели, Триция была одета лишь в свой элегантный пеньюар. Но даже в такую жару не забыла надеть парик и нанести на лицо полный комплект макияжа. Капли пота выступили на ее порозовевших щеках, размазывая пудру. При льстивом свете свечей лондонских бальных залов и в ее затемненной спальне он никогда раньше не замечал складок кожи на ее шее. Себастьян почувствовал что-то вроде сочувствия к этой женщине. Как, должно быть, душно под этим париком.

— Нет. Спасибо, дорогая, — ответил Себастьян, вымучивая улыбку. — Мне не холодно.

Триция послала ему воздушный поцелуй и приступила к диктовке писем. Поймав на себе взгляд дворецкого, Себастьян решил, что ему мог бы понадобиться сюртук. Взгляд рыбьих глаз старика Фиша был холоднее, чем ледник.

Себастьян крепко сжал балюстраду. Если его до сих пор не убили при разбое на границе, то похоже, в «Липовой аллее» его убьет скука. Подъем в пять каждое утро для того, чтобы сторожить библиотеку, тоже не улучшал его настроения, особенно с тех пор, как Пруденс перестала появляться в ней со времени их последней встречи. Он уже много дней в одиночестве листал книгу Лавузье и с трудом добрался до пятидесятой страницы, так и не постигнув ее сути.

Каждый день для Себастьяна тянулся бесконечно долго. Чай. Раунд игры в шары на лужайке. Обед. Послеобеденный отдых в гостиной. Поздний ужин. Не удивительно, что сквайр Блейк так страдал от расстройства пищеварения. Последняя неделя их пребывания в «Липовой аллее» состояла из нескончаемых трапез, прерываемых лишь изредка охотой или балом.

Себастьян скрыл зевок тыльной стороной ладони.

Взрыв сотряс тишину. Жалобно зазвенели стекла в оконных рамах. Себастьян круто развернулся к дому.

— Что за черт?..

Триция уронила груду писем на каменные плиты.

— Черт бы подрал эту девчонку! Я предупреждала ее!

Женщина взвилась со скамьи и, гневно поджав губы, зашагала к дому. Ее пеньюар белыми крыльями развевался вокруг обутых в мягкие туфли ног. Рывком отворив входную дверь, Триция по длинному коридору направилась в восточное крыло. Старик Фиш трусил позади нее. Себастьян следовал на безопасном расстоянии, изумленный резкой переменой поведения Триции.

Черные клубы дыма валили из кухни. Триция прижала носовой платок к лицу и ринулась вперед, разгоняя дым рукой. Старик Фиш остановился в дверях, ухватившись за косяк. Дым медленно рассеивался, открывая взору сцену такого изумительного хаоса, что Себастьян замер на пороге, ухмыляясь как дурак.

Мука тонким слоем покрывала столы, полки и пол кухни. Ею были залеплены треснувшие стекла окон и усеян кирпичный камин. Тесто свисало с сеток для травы виноградными гроздьями. Железная дверь развороченной духовки косо свисала с петель. Внутри нее языки пламени лизали какой-то обуглившийся ком. Деревянные чашки, ложки и блюда, сброшенные взрывом со своих привычных мест, валялись на полу. Две служанки съежились в углу, кашляя в фартуки. Кот Себастьян восседал на столе, слизывая сметану из разбитого кувшина.

В центре этого погрома стояла Пруденс, подвязанная покрытым сажей фартуком, с растрепанными волосами и перепачканными тестом руками. Мука покрывала стекла ее очков.

Себастьян хотел было засмеяться, но когда Пруденс повернулась к своей тете, что-то в ее позе остановило его.

Девушка сцепила на груди дрожащие пальцы. Ее тонкая шея конвульсивно подергивалась, словно она пыталась проглотить подкатившийся к горлу комок ужаса. И все же ей удалось выдавить слабую улыбку.

— Добрый день, тетя.

Пруденс не увидела его. Себастьян проскользнул в узкий альков между кладовой и буфетом, не желая смущать девушку своим присутствием.

— Это не моя вина, госпожа.

Кухарка, поправляя сбившийся чепец на своих кудрявых волосах, выдвинулась вперед, размахивая скалкой.

— Девушка пробралась сюда, пока я придремнула после обеда.

Триция вся тряслась от ярости.

— Сколько раз я запрещала тебе использовать кухню для твоих ужасных экспериментов?

— Мне очень жаль. Я не думала…

— Конечно, ты не думала. Ты не подумала, сколько стоит трудов привезти эти стекла из Лондона, ведь так? Или о том, кто сможет починить кухонную плиту до сегодняшнего ужина? Это пятая духовка, испорченная тобой, легкомысленная девочка!

Пруденс теребила фартук в руках, виновато склонив голову. Старик Фиш, избегая быть втянутым в скандал, отступил на приличное расстояние в коридор, достаточное, однако, для того, чтобы услышать все, что будет сказано.

Уперев руки в бедра, Триция оглядела разгромленную кухню. Кот Себастьян выбрал именно этот неподходящий момент, насытясь, закончить свое пиршество. С его усов капала сметана. Он тряхнул головой, забрызгав тяжелыми желтыми каплями атласный пеньюар Триции.

Женщина вытянула вперед руку с ярко-красными ногтями и завопила:

— Как ты посмела впустить этого лохматого монстра в мою кухню?

Пруденс схватила кота и прижала к груди.

Себастьян затаил дыхание, парализованный воспоминаниями о своем собственном детстве. Сколько раз он стоял, съежившись от страха, перед трясущимся от гнева, призывающим проклятия на его голову, отцом. Но он больше не был ребенком.

Этот поступок может стоить ему помолвки, его состояния, его будущего, но если Триция посмеет ударить Пруденс, он покажет ей, почему враги называют его Ужасным.

Пруденс была бледнее сметаны, руки, удерживающие кота, подрагивали. Но она нашла в себе силы, вскинув голову и глядя прямо в побелевшие от ярости глаза тетки, спокойно произнести:

— Это был несчастный случай.

Триция медленно опустила руку.

— Вы со своим отцом склонны к ним, не так ли?

Только Себастьян заметил, как Пруденс вся сжалась, ибо Триция уже повернулась, чтобы уйти. Он нырнул глубже в тень.

— Вы не можете требовать от меня убрать весь этот беспорядок, — запротестовала кухарка.

— Конечно, нет, — бросила Триция через плечо. — Моя племянница устроила беспорядок, она и уберет.

Кухарка похлопала скалкой по ладони, довольная последним распоряжением хозяйки. Триция выплыла из кухни в сопровождении своих приверженцев. Старик Фиш снова появился, чтобы захлопнуть дверь в кухню, отчего мука белым облаком сорвалась с сетки для трав, припудривая волосы Пруденс.

Вздохнув, девушка посадила изворачивающегося кота на табурет.

Оглядывая кухню, она провела рукой по волосам, и этот незначительный жест выдавал ее подавленность больше, чем слезы или проклятия.

Себастьян появился из своего укрытия, не в силах видеть ее смятения.

Пруденс попыталась спрятать изумление за внешней суровостью.

— А вы откуда взялись?

Себастьян улыбнулся.

— Ты забыла: прятаться и незаметно подкрадываться — один из моих главнейших талантов.

— Напомните мне, чтобы я это запомнила.

Себастьян принялся открывать окна. Свежий ветер разогнал дым и копоть, скопившиеся в кухне.

— Кажется, у моей невесты довольно вспыльчивый нрав.

Он распахнул последнее окно с несколько большей силой, чем требовалось. Осколки стекла посыпались на подоконник.

— Проклятье. Я такой неуклюжий.

Но Пруденс не заметила и тени раскаяния на его лице.

Девушка собрала осколки разбитого кувшина себе в фартук.

— Триция не так уж плоха. В самом деле, нельзя винить ее, верно? Это была пятая духовка.

— Над чем ты работала?

Себастьян напряг память, надеясь произвести на нее впечатление знаниями, почерпнутыми из ее книги. Разглядывая засыпанный мукой стол, глиняную миску с чем-то вязким, стоящую у ее локтя, он спросил:

— Это был зернистый порох? Какой-нибудь новый вид взрывчатки?

Яркий румянец залил лицо девушки и она вздохнула.

— Пирожные к чаю. Я работала над пирожными к чаю.

— Пирожные к чаю?

Если бы девушка не выглядела такой удрученной, Себастьян бы рассмеялся.

Пруденс соскребала тесто со стола с удвоенной энергией.

— Стряпня — это единственное в химии, что мне не удается. Я никогда не была искусна в этом. Но все казалось таким обнадеживающим. Сахарная глазурь вполне удалась.

Она окунула палец в миску и облизала его, удовлетворенно замурлыкав. Этот невинный жест подстегнул сердце Себастьяна в галоп. Крошечный кусочек глазури прилип к уголку ее рта. Он хотел наклониться и слизать его, хорошо понимая, что голод, который он испытывает, нельзя было утолить пирожными. Если бы Пруденс только знала, как опасно ей находиться рядом с умирающим от чувственного голода мужчиной.

Не в силах сдерживать свой порыв, Себастьян провел мизинцем по нежным девичьим губам и, заметив удивление в ее глазах, облизал свой палец.

Довольная улыбка тронула его губы.

— Очень вкусно. Возможно, ты не такая уж плохая кухарка.

Сладость помадки на его губах была ничто по сравнению с ее ответной улыбкой.

— Нам обоим не следует забывать, что лживость также является еще одним из ваших талантов.

Себастьян протянул руку и снял ее очки. Девушка с любопытством взглянула на него. Останется ли она такой же спокойной и уступчивой, если он вынет шпильки ее волос и зароется пальцами в шелковистую массу? Проложит губами дорожку от виска по щеке до едва заметной родинки на шее?

Быстрым движением Себастьян вытер стекла очков о рукав, оставив на батисте след от муки, затем мягко водрузил их ей на нос, сделав вид, что не заметил, как девушка при этом судорожно вздохнула.

Себастьян протянул руку за ее спину и снял фартук с деревянного крючка.

— Нам лучше приступить к работе, если мы планируем привести эту кухню в порядок до ужина, устраиваемого Трицией.

— Вы не обязаны помогать мне.

— Ты тоже не обязана помогать мне. Но если бы ты этого не сделала, возможно, сейчас меня уже не было в живых. Будь добра, брось мне вон ту метлу.

Пруденс подчинилась, не скрывая радостной улыбки.

— Вы сногсшибательно выглядите в фартуке. Жаль, что Тайни вас не видит.

— Мне страшно даже подумать об этом. Почему бы тебе не воткнуть ложку в эту глазурь? Будет жаль, если такая вкуснятина пропадет зря.

Она заглянула в миску, грустно улыбнувшись.

— Да, вы правы.

Старик Фиш остановился у двери в кухню и взялся костлявыми пальцами за ручку. Нахмурившись, он наклонился вперед, прижав ухо к полированному дубу. Из-за массивной двери до него донеслось лишь приглушенное бормотание. Негромкое бряцание посуды сопровождалось мужским смехом. Что еще затеяла эта дерзкая девчонка?

Дворецкий глубоко вздохнул и распахнул дверь. Что-то белое исчезло в кладовой. Пруденс стояла в центре кухни с метлой в руке.

— Я могу тебе чем-то помочь, Фиш?

Ее голос был сдержан, почти приветлив, но Фиш знал, что она издевается над ним.

Он окинул взглядом сверкающую чистотой кухню. Деревянное ведро с водой стояло у ног девушки. Стол, пол и стены были чисто выскоблены. Даже дверь духовки висела ровно. Единственным свидетелем недавнего разгрома бьи зияющий пустотой квадрат окна, в котором отсутствовало стекло. В него влетал ветерок, распространяя по кухне медовый аромат цветущих трав.

Дворецкий потянулся к двери кладовой. Но не успел коснуться ручки, как она со скрипом приоткрылась. Кот Себастьян выплыл оттуда с таким величественным видом, словно он был хозяином кухни.

Старик Фиш, хмыкнув, попятился.

— Помнится, ваша тетя просила, чтобы вы убрали это животное из помещения.

— Спасибо, что напомнил мне, Фиш. Окажи мне любезность, отнеси его, пожалуйста, в парк.

И прежде чем дворецкий успел возразить, Пруденс повесила ему кота на плечо, словно младенца, и отошла, весело напевая себе под нос. Котенок вцепился когтями в сюртук старика и сердито вытаращился на него. Фиш брезгливо посмотрел на кота, затем перевел взгляд на ведро с водой. Но, нет. Такое будет довольно трудно объяснить.

Досадливо поморщившись, он отцепил кота от сюртука и направился в парк, удерживая извивающееся создание на длину вытянутой руки. Дворецкий поклялся себе, что будет лучше присматривать за чопорной мисс Пруденс. Ее еженедельные посещения церкви не могли одурачить его. Ни одна порядочная молодая леди не станет заниматься такой взрывоопасной наукой, как химия. Без должного присмотра маленькая язычница может дойти до куда более грязных занятий. Он не позволит глупым выходкам мисс Пруденс запятнать репутацию своей госпожи.

Бросив украдкой взгляд через плечо, Фиш открыл ближайшее окно и вышвырнул в него кота.

Пруденс поудобнее устроилась на бархатных подушках на подоконнике. Кот свернулся у нее на коленях, выставив наружу мохнатый животик, требуя, чтобы его погладили. Девушка рассеянно удовлетворила его желание, витая в мыслях где-то далеко отсюда.

Теплый ветерок влетал в открытое окно. Июнь был на исходе, уступая место духоте июля. Влажный воздух круче сворачивал в завитки пряди ее волос, выбившихся из косы, распространял дурманящий запах жасмина, ползущего вверх по решеткам.

Мягкий свет лился из крыла, отведенного для слуг, разрывая темноту парка на уютные квадраты. Таинственные шорохи и звуки бархатистой летней ночи перекликались с голосами подвыпившего хора. Пруденс весело улыбнулась, узнав самую последнюю песенку, увековечивающую любовные похождения Ужасного Шотландского Разбойника Керкпатрика. Если бы они знали хотя бы малую их часть!

Девушке хотелось пойти в крыло слуг и присоединиться неузнанной к их веселью. Все окна от ее комнаты до жилья прислуги были темны. Себастьян и Триция, веселые и счастливые, укатили этим утром на бал в Дархэм-Каунти. Раньше рассвета они не вернутся.

Для хозяйки «Липовой аллеи» последние три недели прошли в разнообразии бесконечных светских развлечений, на которых она представляла своего жениха каждому сквайру, герцогу и графу в графстве Нортамберленд. Покончив с этим, она взялась за покорение соседних графств. К ее великому удовольствию все вокруг только и говорили о Себастьяне: его элегантном платье, его отказе носить парик, его загорелом лице.

Во время первого бала он шокировал половину графства. Себастьян долго слушал, как щеголеватый молодой маркиз объяснял ему замысловатое напудривание своего ежового парика. Он взял юного щеголя за локоть и доверительно сообщил, что живой еж требовал бы меньше заботы и был бы значительно более привлекателен. Когда Триция пересказала эту историю, Пруденс поперхнулась чаем и была вынуждена, извинившись, выйти из-за стола.

К концу второй недели светских визитов Триции и Себастьяна обнажение головы начало становиться скандально модным. Даже престарелый герцог Поймонту осмелился появиться на пикнике с лысой головой, поблескивая розовой, как попка новорожденного, нежной кожей. Его герцогиня упала в обморок, сбив набок парик и обнаружив перед всеми присутствующими, что и ее голова тоже облысела под париками, которые она носила полстолетия.

Некоторые молодые люди начали подставлять свои лица солнцу. Во время своего последнего визита в «Липовую аллею» сэр Арло застенчиво продемонстрировал Пруденс для одобрения свой золотистый загар.

Вспомнив сэра Арло, девушка вздохнула. Последнее время у него не было времени для частых визитов в «Липовую аллею». Произошла серия новых ограблений вдоль шотландской границы[10].

Наглость ужасного Керкпатрика росла с каждым днем. Ходили слухи, что скоро он оставит большие дороги, чтобы грабить сами особняки. При упоминании его имени вчера за чаем служанка уронила поднос с фарфором и ударилась в слезы, заработав нагоняй от Фиша и пощечину от Триции. Никто, к счастью, не связывал разбойничьи набеги с частыми отлучками лорда Керра в Эдинбург для проверки своих владений в Высокогорье.

К Пруденс Себастьян был неизменно внимателен. Он изо всех сил старался привлечь ее к игре в вист или упрашивал посетить бал в соседнем имении. Теперь она носила по два куска пирога в библиотеку по утрам, зная, что найдет его углубившимся в книгу или просматривающим ее корреспонденцию, отсеивая просьбы о деньгах от тех, в которых, действительно, интересовались работой ее отца.

Перед знатью он мог предстать этаким франтом, пренебрежительно относящимся к тому, какое впечатление он производит на окружающих, но при ней всегда безупречно соблюдал этикет, был неизменно вежлив и мил.

Пруденс платила за его доброту добротой и вниманием. Ближе пододвигала к нему его прибор за столом или предостерегающе покашливала, когда он рассеянно брал графин с бренди и подносил его к губам.

Прошлым вечером она, Себастьян и Триция собрались в гостиной, словно дружная семья. Триция пела, аккомпанируя себе на фортепиано. Пруденс расположилась в глубоком кресле с рукоделием. Но когда девушка, смущенная ощущением того, что за ней наблюдают, отвлеклась от вышивания, то обнаружила, что Себастьян рассматривает ее поверх края бокала с бренди. Его глаза были сощурены, словно он никак не мог отыскать что-то важное для себя. Это напоминало ей потерянное выражение лица ее папы, когда он не мог вспомнить, куда положил свой парик. Нахмуренное лицо Себастьяна расстроило девушку, а собственное болезненное желание помочь отыскать то, что он потерял, действовало на нервы. Ей пришлось извиниться и уйти, снова сославшись на головную боль.

Пруденс резко вырвал из ее воспоминаний и вернул в теплую летнюю ночь звонкий стук железной ложки о чайник. Очевидно, кто-то решил, что такой аккомпанемент улучшит нестройное звучание хора.

Вдруг какой-то шорох за окном привлек внимание Пруденс. Она наклонилась вперед, чтобы определить источник доносившегося до нее дребезжащего скрежета и бормотания, подозрительно напоминающего голос старика Фиша. Лицо пугала вынырнуло из темноты. Пруденс вскрикнула. Шерсть кота Себастьяна, развалившегося на подушках рядом с Пруденс, встала дыбом. Он вскочил девушке на колени, вонзив когти в нежную кожу через тонкую ткань ночной рубашки, и соскользнул вниз, оставив длинные царапины вдоль ее бедра.

Пруденс соскочила с подоконника и из-за шторы пугливо выглянула в окно. Но пугало исчезло, словно невидимая рука снизу дернула его за ноги.

За странным глухим ударом последовал поток непристойных ругательств.

Пруденс схватила шпильку с ночного столика и подкралась к подоконнику. Она выглянула вниз, всматриваясь в шелестящий плющ, сжимая шпильку, словно крошечный кинжал.

Блестящие листья раздвинулись, и сказочный гном появился снова с ликующим криком.

— Я знал, что это ты! Истинный Бог, он говорил мне держаться подальше от дома. Но я увидел тебя из конюшни и могу поклясться, что ты — та самая девушка, которую мы застали в хижине арендатора.

Пруденс отшатнулась от уродливого, веснушчатого лица.

— Джейми, — в ужасе прошептала она.

ГЛАВА 8

— Ага, девушка. Это Джейми Грэхем собственной персоной. — Его карие глаза угрожающе сузились. — А ты видишь лучше, чем раньше, а?

Пруденс отступила еще на шаг.

— Я ездила в Лондон. Мне сделали операцию.

Она была плохой лгуньей, и они оба понимали это.

К ее ужасу Джейми перебросил свои жилистые ноги через подоконник и забрался в комнату. Ни один мужчина, за исключением отца, никогда не переступал порога ее спальни. Пруденс поплотнее запахнула на себе халат.

— Может быть, свершилось чудо? — спросил он. — Ты ведь католичка. — Он помахал перед ее лицом своими костлявыми пальцами. — Священник брызгал святую воду тебе в глаза, и твое зрение улучшилось? Я не хочу, чтобы кто-нибудь сказал, будто Джейми Грэхем не признает чудес. У меня у самого папаня — священник.

От удивления Пруденс позабыла о страхе.

— Твой отец священник?

— Ага, так и есть. — Он осклабился. — А что, разве по мне не видно?

— Конечно, — слабо отозвалась она. — Я подозревала это с момента нашей первой встречи.

Джейми стряхнул грязь и листья со своих штанов на ее чистый ковер.

— Чертов плющ.

Пруденс выпрямилась.

— Лучше бы это были розовые кусты. Поделом было бы тебе за то, что осмелился шпионить за молодой леди.

Ее возмущение не произвело никакого впечатления на Джейми. Его физиономия сморщилась в улыбке.

— Хорошенькое у тебя тут местечко.

В ужасе Пруденс наблюдала, как он плюхнулся на кровать, скрестив ноги в лодыжках и заложив руки за голову, словно намеревался остаться.

— В самом деле, очень мило.

Он покачался на пуховом матраце, проверяя его упругость, прежде чем покинуть кровать. Его сапоги оставили грязные пятна на покрывале. Девушка схватила свою подушку, стряхнула ее и прижала к себе. Ее глаза расширились от ужаса, когда он принялся носиться по комнате, словно обезумевший эльф.

Джейми схватил ее позолоченное зеркальце и разглядел свою лисью мордочку со всех сторон, улыбнулся и послал поцелуй своему отражению. Затем поднес ее щетку для волос к своей всклокоченной шевелюре. Пруденс слабо вскрикнула. Он повертел щетку в руках, рассматривая ее с хитрой улыбкой.

— Стоит хорошеньких деньжат, если спросишь меня.

— Я не спрашивала тебя, — ответила она, отчаянно желая избавиться от присутствия этого ужасного создания в своей комнате.

Джейми присел за туалетный столик, примерил ее очки и побрызгал розовой водой за каждым ухом.

— Дамы любят, когда от мужчины хорошо пахнет, верно? Так сказал мне Себастьян.

Он развернулся на табуретке.

— И посмотри, как ему повезло. Две прелестные девушки под одной крышей. В чью же спальню он приходит вначале каждую ночь? Твою или ее?

Пруденс перестала дрожать. Она почувствовала страстное желание воспользоваться шпилькой в своей руке. Джейми следовало бы радоваться, что это был не заряженный пистолет.

— Не думаю, что розовая вода именно то, что имел в виду Себастьян. Будь добр, покинь мою комнату.

Насмешливая улыбка Джейми сникла. Он поднялся, пожав своими худыми плечами.

— У тебя никогда не будет повода сказать, что Джейми Грэхем не умеет угодить дамам. Я подумал, что тебе, должно быть, очень одиноко, пока Себастьян укатил развлекаться с другой.

Он направился к окну, бросив на девушку оскорбленный взгляд из-под своих редких ресниц.

— Постой.

Пруденс удивлялась сама себе, ибо любопытство пересилило и гнев, и страх. У нее больше может не быть такой прекрасной возможности узнать что-нибудь о загадочном женихе ее тети.

— Себастьян Керр — его настоящее имя?

Джейми пожал плечами.

— Теперь, да. А раньше он был Керкпатриком. Иногда мы называли его просто Керк. — Тяжело вздохнув, он уселся на подоконник. — И почему каждый раз, когда я нахожусь в спальне девчонки, все заканчивается тем, что я отвечаю на вопросы о нем? — Его голос сорвался на визгливый фальцет. — Какой цвет он любит? Какая его любимая еда? Как удовлетворить его в постели? — Джейми фыркнул. — Если бы я это знал, им бы не было нужды беспокоиться об этом, верно?

— Себастьян будет не очень доволен, узнав, что ты был здесь, не так ли?

Пруденс изобразила милую улыбку. Джейми принял скрытую угрозу, насмешливо ухмыляясь.

— Ты когда-нибудь был в его доме в горах — в Данкерке?

— Ага. Тайни затащил меня туда однажды ночью, когда мы скрывались.

— Как он выглядит?

Джейми пренебрежительно махнул рукой.

— Да сущая дыра: полуразвалившийся замок, громоздящийся на верхушке горы под самыми небесами.

Пруденс села на ковер, скрестив ноги, по-прежнему прижимая к себе подушку.

— Если это такая дыра, почему тогда он рискует всем, чтобы заполучить его обратно?

Но другой, не менее мучительный вопрос остался невысказанным: «Почему он ради этого женится на Триции?»

— Потому что он не хочет, чтобы какой-то вонючий Мак-Кей владел им. Мак-Кеи и Керры — заклятые враги со времени резни у Каллодена. Мама Себастьяна приехала из Франции, чтобы стать женой Мак-Кея. Но папаша Себастьяна похитил ее и сделал своей. Мак-Кей поклялся отомстить. Когда папаша Себастьяна свалился замертво, Мак-Кей захватил замок. Себастьян был тогда еще мальчишкой. Он ничего не мог сделать, чтобы остановить его.

— Ты знал отца Себастьяна?

— Нет. — Джейми передернуло. — Но Тайни рассказывал мне о нем. Он был гнуснейшим из негодяев, чьи сапоги когда-либо топтали вереск. Ты видела шрам у Себастьяна под подбородком?

Она медленно кивнула, не желая разговаривать с Джейми о ее близости с Себастьяном в хижине арендатора.

— В этом месте папаша кольцом разорвал ему кожу, когда Себастьян осмелился пролить слезу на похоронах своей матери. «Мужчины не плачут», — сказал он ему. А парнишка был совсем еще ребенком.

Пруденс мяла подушку в руках, застигнутая врасплох наплывом противоречивых эмоций.

— Детка? — голос Джейми стал удивительнодобрым.

Девушка подняла голову, часто заморгав, чтобы прогнать подступившие слезы. Он склонил голову набок, с любопытством рассматривая ее.

— Тогда, в хижине, Тайни не понял, что Себастьян нашел в тебе. Ты не совсем в его вкусе, если ты понимаешь, что я имею в виду. Но теперь, кажется, я понимаю. Ты не так уж плоха. Я сначала подумал, что это на тебе он собирается жениться. Это был бы разумный способ обеспечить тем самым твое молчание.

Пруденс задумалась над сказанным. Джейми поерзал на подоконнике.

— Послушай, девушка, будь начеку, когда он поблизости.

Она встала, уронив подушку на пол.

— Почему?

— Ты не знаешь, что говорят о любопытстве и котах?

Джейми провел большим пальцем по горлу.

Пруденс взглянула на своего кота, который терся о ее ноги. Когда же она снова подняла голову, подоконник был пуст, а Джейми бесшумно убегал по лужайке. Девушка долгое время стояла у окна, глядя в темноту бархатной ночи и дрожа под теплым ночным ветерком.

ГЛАВА 9

Раздался тихий стук в окно. Пруденс замерла в кровати, затаив дыхание. Тук. Тук. Девушка сжала край одеяла пальцами, раздумывая над мудростью решения натянуть его на голову. «Пожалуйста, только не Джейми! — молча молила она. — Два визита за одну неделю — это много». Стук прекратился. Девушка повернулась на бок, надеясь, что это ей приснилось.

Град камешков ударил в окно, отчего стекла зазвенели. Затем последовало приглушенное ругательство. Пруденс соскочила с кровати, на цыпочках подошла к окну и выглянула в парк, осторожно раздвинув портьеры.

Темная фигура стояла на лужайке под окном в потоке лунного света.

«Но тише! Что за свет блеснул в окне? О, там восток! А Пруденс — это солнце!»

Девушка нырнула за портьеры. Ей, должно быть, это снится, думала она. Как иначе могло случиться, что разбойник с гор стоял под ее окном и, нещадно перевирая, декламировал Шекспира?

«Встань, солнце ясное! Убей луну-завистницу!»…

Пруденс снова выглянула в окно. Театральный шепот Себастьяна был достаточно громким, чтобы разбудить покойных мужей Триции, спящих в фамильных склепах.

— Шшш! Ты сошел с ума, Себастьян! Еще одно слово, и я разбужу тетю.

Укоризненный взгляд, который он бросил на нее, устыдил бы даже отпетого головореза. У Пруденс перехватило дыхание. Она забыла, как ослепительно он выглядел во всем своем шотландском одеянии. Юбка с поясом гармонировала с черно-зеленым пледом, сколотым на плече серебряной брошью.

Пруденс нахмурилась, когда первое впечатление от его внешнего вида померкло.

— Что ты здесь делаешь? Ты ведь должен быть в Эдинбурге.

Себастьян насмешливо поклонился и едва не упал в траву.

— Я остановился в Лондоне, чтобы засвидетельствовать свое почтение королю Георгу.

Пруденс распахнула окно и высунулась наружу.

— Сейчас не время для шуток. Как поступит Триция, если обнаружит тебя на лужайке одетого подобным образом? Что сделает сэр Арло?

— Возможно, подстрелит меня еще раз.

Руки Пруденс, готовые, не медля, захлопнуть обе створки окна, застыли. Во рту у нее пересохло. Это могла быть ловушка. Она единственная в «Липовой аллее», кто знает его истинное лицо. Предостережение Джейми не выходило у нее из головы. Она будет дурой, если выйдет к нему в темноту ночи.

Девушка высунулась из окна, намереваясь прогнать его. Словно понимая ее опасения и тревоги, Себастьян вымученно улыбнулся и произнес:

— Ты нужна мне, Пруденс.

Не раздумывая больше ни секунды, она набросила халат и побежала к двери.

Пруденс неслась по росистой лужайке, не замечая, что полы промокшего халата облепили ее ноги. Она налетела на низкую живую изгородь и молча отругала себя за то, что забыла очки. Чепец съезжал на глаза. Завернув за угол дома, она в нерешительности остановилась. Лужайка под ее окном была пуста. В лунном свете она увидела лишь примятую ногами Себастьяна траву.

«Должно быть, это сон, — подумала Пруденс, — и если я гляну на себя, то, возможно, обнаружу, что обнажена».

Пруденс осмелилась бросить взгляд вниз. Но, нет. Складки халата по-прежнему уютно окутывали ее. Девушка чувствовала, как от холодной росы застыли ноги.

Приглушенное ворчание подтолкнуло ее вперед. Себастьян прислонился к железной решетке. Его руки были скрещены на груди, поза небрежна. Распущенные волосы лениво перебирал ночной ветерок. Мягкий свет новой луны серебрил рыжевато-каштановые пряди.

Мужчина шагнул от решетки, но его ноги подкосились, и он снова рухнул в зеленые заросли жимолости. Длинные ресницы прикрыли глаза. В лунном свете его бледность была пугающей. Плед сбился, и Пруденс увидела темное пятно, залившее его белую рубашку.

Страх подстегнул ее к действию. Пруденс сорвала свой чепец и прижала его под пледом к ране.

— Глупец! Ты что, собирался стоять здесь всю ночь, истекая кровью до смерти? — резко спросила она.

— Эта мысль приходила мне в голову. Ты бы почувствовала раскаяние, когда Борис утром притащил бы мой хладный труп на переднее крыльцо?

— Нисколько! Хотя это могло бы испортить мне завтрак.

Девушка промокала рану, моля, чтобы он не чувствовал дрожи ее рук. Чепец, казалось, пропитывался кровью с ужасающей быстротой.

Себастьян пьяно икнул.

— Печальный конец прекрасного чепца. Он очаровательно смотрелся на тебе.

Себастьян вздрагивал от ее прикосновения, и девушка понимала, что отнюдь не спиртное делало его слова невнятными и ухмылку — глупой, а боль, которую он пытался скрыть за внешней бравадой.

Слезы подступили к глазам. Девушка опустила голову, не позволяя Себастьяну заметить их.

Он поднес кончик ее тяжелой косы к губам.

— Боль не так уж нестерпима. Пуля лишь поцарапала меня. Пороховой ожог болит сильнее, чем рана.

Пруденс не решалась встретиться с его глазами.

— Еще несколько дюймов, и это могло бы быть твое сердце.

— Такой опасности нет. Я оставил свое сердце здесь.

Его голос затих, и он спрятал лицо на изгибе ее шеи, тяжело навалившись на девушку.

— Мы должны найти для тебя безопасное укрытие.

Пруденс положила руку Себастьяна себе на плечо, поддерживая, чтобы он не упал. Вместе они забрались через высокое створчатое окно в гостиную.

Себастьян покачал головой, но едва не упал от сильного головокружения.

— Только не моя спальня. Там небезопасно. Триция имеет обыкновение наносить ночные визиты. — Он помахал руками, словно крыльями. — Как летучая мышь.

Пруденс сдерживала клокочущий в груди смех из страха уронить Себастьяна, иначе грохот его падения перебудит полдома. Девушка знала лишь одну комнату, посещением которой никто не утруждал себя. Ее спальня была всегда такой неизменно аккуратной, что даже горничные не заходили в нее без вызова.

Пруденс открыла дверь в комнату и почувствовала, как мокрый кошачий нос ткнулся ей в ногу. Она осторожно отодвинула котенка в сторону и помогла Себастьяну опуститься на свою смятую, еще не остывшую после сна, постель. Он зарылся лицом в одеяло, удовлетворенно вздохнув. Девушка мягко перевернула его на спину и отошла, чтобы зажечь свечу.

За своей спиной она услышала натужное сопение. Себастьян пытался расстегнуть застежку туфли. Пруденс быстро вернулась к кровати. Она поймала его, поддержав плечом, когда он начал съезжать на пол.

— Что ты делаешь?

— Мои туфли. Я не хочу вымазать твои чистые простыни.

Пруденс уложила его.

— Не будь глупым. Мне наплевать на простыни. Себастьян с упреком погрозил ей пальцем.

— Ты бы так не говорила, если бы их у тебя никогда не было.

Девушка опустилась на колени, чтобы снять с него туфли.

— Когда ты станешь хозяином «Липовой аллеи», — сказала она, стараясь придать своему голосу непринужденность, — то сможешь купить мне столько простыней, сколько мне будет нужно.

— С огромным удовольствием. Атласные простыни. Шелковые простыни. Ты когда-нибудь спала на китайском шелке? Спать на нем — это словно нежиться на облаке.

Жар залил щеки Пруденс. Она стеснялась поднять глаза на Себастьяна, опасаясь, что он сможет обнаружить в их глубинах греховные видения, вызванные его словами: переплетенные в жарком любовном объятии на воздушно-голубом шелке тела. Но ледяной поток смыл ее лихорадочное видение, когда она вспомнила, как Триция восторженно описывала свое новое приобретение в городской дом в Лондоне: восточная кровать, задрапированная китайским шелком.

Пруденс перебросила его ноги с пола на кровать, не обращая внимания на то, как он поморщился от боли.

— Никуда не ходи. Я сейчас вернусь.

Девушка прокралась по спящему дому на кухню. Найдя все, что ей было нужно, она поспешила в столовую. Пруденс порылась в буфете красного дерева и обнаружила стопку полотняных салфеток. Триция не обнаружит их пропажи. Имя человека, чей герб был вышит на этих салфетках, уже давно было предано забвению.

Девушка хотела было уйти, но помедлила. Триция держала опий у себя в спальне и не раз предлагала его Пруденс от головной боли. Но сегодня Пруденс боялась потревожить свою тетку. Она довольствовалась тем, что прихватила с собой графин со скотчем с буфета.

Девушка вернулась наверх и закрыла за собой дверь спальни, осторожно повернув ключ в замке.

Мужчина, раскинувшись, лежал поверх одеяла, и под его телом ее узкая кровать казалась еще меньше. Глаза Себастьяна были настороженными, подернутыми пеленой боли. Он рассеянно гладил котенка, свернувшегося у него на коленях.

Пруденс отставила в сторону свою ношу и опустилась рядом с ним, застенчиво улыбнувшись.

— Давай взглянем на твое плечо, хорошо?

Не успела она и глазом моргнуть, как маленький кинжал перекочевал из чулка Себастьяна к нему в руку.

— Можешь разрезать рубашку, но только не плед, пожалуйста. Это плед Керров. Единственное, что у меня осталось. Себастьян подбросил кинжал на своей ладони, перевернув к ней рукояткой. .

Пруденс судорожно сглотнула и взяла его. Резная рукоятка была теплой от соприкосновения с обнаженной икрой Себастьяна. Сколько же невольных жертв горца были убиты этим кинжалом?

Она осторожно расстегнула брошь на плече, чтобы не порвать клетчатую ткань тяжелой застежкой. Аккуратно разворачивая плед, девушка все время ощущала на себе пристальный взгляд Себастьяна. При более близком осмотре она обнаружила, какой поношенной и истертой была вся его одежда. Лишь плотность ткани и бережное отношение Себастьяна не позволяли ей рассыпаться. Хотя, как она полагала, теперь это не имело значения. Триция купит ему любую одежду, какую он только пожелает, как только они поженятся.

Пруденс разорвала ткань рубашки и почувствовала, как дрожит Себастьян. Девушка подхватила графин с виски.

— Вот, выпей это, прежде чем я продолжу. — Она поднесла графин к его губам.

Себастьян отпил. Янтарная жидкость заструилась по его подбородку, и Пруденс вытерла ее салфеткой, задержавшись пальцами на его губах.

— Тебе тоже следует немного выпить, — сказал он. — Это помогло бы унять дрожь в руках.

Пруденс увидела насмешливый блеск его глаз. Он отлично понял, что не его рана заставляла ее дрожать.

Девушка стащила пропитанную кровью рубашку с его плеча. Сама рана была больше похожа на глубокую царапину с рваными краями и не представляла опасности. Тихий возглас сочувствия вырвался у нее при виде сильного порохового ожога, окружавшего рану и покрывавшего его грудь и плечо. На багровой, вздувшейся пузырями коже торчали редкие клочки обгоревших волос.

Пруденс подняла глиняную миску.

— Масло и яичные желтки. Папа считал это прекрасным средством от пороховых ожогов.

— Твой папа был мудрым человеком.

Девушка приложила к ране влажную салфетку.

— Мудрее, чем многие думали.

Кожа Себастьяна покрылась пупырышками, когда Пруденс слегка смазала ожог прохладной смесью.

— Наклонись вперед, — приказала она. Мужчина подчинился. Пруденс обхватила его руками, закрепляя повязку из сшитых салфеток вокруг него. Ее коса упала ему на бедро, а грудь прижалась к его груди, прежде чем девушка снова опустилась на колени, потупив глаза.

Под светлыми завитками волос на его груди Пруденс увидела другие порезы и шрамы, некоторые из них очень давние, уже побледневшие от времени. Быть может, эти шрамы остались от побоев отца, как и шрам под подбородком?

Девушка принялась складывать оставшиеся салфетки.

— Как ты скроешь это от тети?

— Это будет нетрудно. Триция уже довольно давно не видела меня без рубашки.

Пруденс бросила на него скептический взгляд.

— Будет видеть после того, как вы поженитесь.

Себастьян беспокойно поерзал и поспешил прервать разговор на неприятную для него тему.

— Эта комната именно такая, какой я ее себе и представлял. Чистая и аккуратная. Все на своем месте, элегантное и в то же время простое.

— Как я?

Мужчина улыбнулся уголками рта.

— Никто не посмел бы назвать тебя простой.

Котенок потянулся и потерся о бедро Себастьяна. Пруденс погладила его.

— Кот Себастьян любит тебя. Пожалуй, мне следовало бы поменять ему имя, чтобы избежать путаницы.

— Пожалуй, да, — согласился он. — В любом случае, Себастьян — глупое имя.

Пруденс подняла голову, чтобы возразить, но его глаза были закрыты. Девушка знала, что он не спал, но не решилась беспокоить. Морщинки вокруг его рта прорезались глубже от усталости и боли. Себастьян скрестил на груди руки в старом, как мир, жесте самозащиты.

Пруденс укрыла его одеялом. Не будет вреда в том, чтобы дать ему поспать час или два. Еще глубокая ночь. У нее еще будет достаточно времени, чтобы увести его, прежде чем Триция сможет его обнаружить. Девушка тихо сидела до тех пор, пока дыхание Себастьяна не стало глубже и ровнее. Он погрузился в блаженную бездну сна.

Пройдя на цыпочках через комнату, чтобы не потревожить спящего, Пруденс погасила свечку и приоткрыла портьеры, впуская в комнату лунный свет. Вернувшись, она села на кровать, наслаждаясь возможностью открыто, не таясь, смотреть на Себастьяна. Его угольно-черные ресницы отбрасывали густую тень на щеки. Настороженность, присущая ему во время бодрствования, отступила под влиянием сна, и сейчас спящий мужчина казался ей таким уязвимым и беззащитным.

Себастьян слабо застонал, и девушка положила ладонь ему на лоб, проверяя, нет ли лихорадки, затем нежно отвела с его лица пряди спутанных волос.

Пруденс торопливо убрала руку. У нее не было права прикасаться к этому мужчине. Он принадлежал тете Триции. Те мгновения, когда Себастьян полностью принадлежал только ей, были крадеными.

Вскоре усталость охватила и ее. После недолгих колебаний Пруденс легла поверх одеяла рядом с Себастьяном, ощущая тепло его тела.

Рука отца нежно гладила ее волосы. Должно быть, она снова уснула на каминном коврике, ожидая, когда он закончит свои эксперименты. Пруденс зарылась глубже в мягкий, теплый кокон, наслаждаясь плавными, убаюкивающими движениями его пальцев.

Девушка открыла глаза, отчетливо осознав, что это не отец, а Себастьян поглаживает ее волосы своей ладонью. Во сне она соскользнула так низко, что ее голова легла ему на колени. Мягкие складки пледа укутывали ее своим теплом.

Пруденс старалась сохранить дыхание ровным и глубоким, не желая выдавать, что уже проснулась. Она не могла вспомнить, когда в последний раз к ней прикасались с любовью и нежностью. Триция могла ущипнуть ее за щеки, чтобы вызвать на них румянец, или послать воздушный поцелуй, опасаясь растрепать парик или размазать краску на губах. В отношении Триции к своей племяннице было больше привязанности, чем любви. Пруденс никогда бы не осмелилась радостно броситься на шею тете Триции из страха, что она может нечаянно испариться, оставив после себя лишь горку пудры, разлетающуюся по ветру.

Прикосновение Себастьяна было удивительным: добрым и заботливым. Этот жест не накладывал на нее обязательств и не требовал ответных действий. Пруденс чувствовала себя ребенком или котенком, доверчиво свернувшимся у его бедра. Его прикосновение было наполнено нежностью, хотя она знала, как мало видел он ее в своей жизни. Девушка лежала неподвижно, желая запомнить, каким бывает ощущение, когда тебя ласкают и нежут.

Когда серый рассвет заглянул в комнату, Пруденс зашевелилась у него на коленях, предупреждая о своем пробуждении.

Глаза Себастьяна были мрачны и затуманены, как рассвет за окном. Пруденс открыла было рот, чтобы заговорить, но он приложил два пальца к ее губам и нежно улыбнулся.

— Мне всегда хотелось о ком-нибудь заботиться.

Он наклонился вперед и коснулся губами ее губ. Пальцы Пруденс боязливо коснулись мягкой поросли на его груди. Поцелуй был болезненно-нежным, теплые губы Себастьяна еще хранили горьковато-сладкий привкус виски.

Пропели первые петухи.

Пруденс отстранилась, в панике бросив взгляд на посветлевшее небо.

— Тебе надо идти.

Себастьян дерзко улыбнулся, и девушка почувствовала опасность, исходившую от этого человека.

— О, я не хочу. Разве не забавно было бы посмотреть на выражение лица Триции, когда она обнаружит нас в таком положении?

Изо всех сил стараясь скрыть, как потряс ее этот недозволенный поцелуй, Пруденс быстрыми движениями свернула плед.

— Будет совсем не забавно увидеть выражение лица палача, когда он придет, чтобы отвести тебя на виселицу.

Лицо Себастьяна стало замкнутым, словно маска упала на него.

— Очень хорошо. Значит, сеновал Джейми. Именно там мы прячем свою добычу. Этот чертенок пригрозил отрубить пальцы на ногах любому конюху, который осмелится проникнуть туда.

Пруденс поплотнее закуталась в халат и прикрыла остатками рубашки плечо Себастьяна. Затем они, крадучись, пробрались к выходу. Впервые Пруденс поприветствовала привычку Триции спать до полудня. Большинство слуг, следуя примеру своей хозяйки, вставали, когда солнце уже светило вовсю. И лишь на кухне работа начиналась с рассветом.

Они проходили через двери террасы, когда рука Себастьяна сжала плечи девушки.

— В чем дело? — прошептала она.

— Ты не могла бы принести мне виски? Если придется довольствоваться только компанией Джейми, оно может мне понадобиться.

Пруденс довела его до статуи Зевса в парке и побежала за виски. Крошечный кинжал Себастьяна лежал, забытый, на ее ночном столике. Она сунула его в карман халата и сбежала вниз по лестнице, подгоняемая первыми звуками просыпающегося дома, доносящимися из кухни.

Пруденс и Себастьян нырнули в полумрак конюшни. Заржала потревоженная лошадь. Себастьян прислонился к кормушке, в то время как Пруденс стала взбираться по шаткой лестнице в логово Джейми.

Джейми проснулся, с рычанием выдернул заряженный пистолет из-под головы и нацелил его в грудь Пруденс.

Она отшатнулась, подняв руки вверх.

— Себастьяну нужна твоя помощь. Он ранен.

Джейми подскочил с ругательством, от которого у девушки покраснели уши. Слишком поздно она поняла, что он был абсолютно голый. В полумраке сеновала он показался ей одной большой раздраженной веснушкой. Девушка быстро отвернулась, в ужасе закрыв лицо руками.

— Я же предупреждал его, чтобы не ездил один, — пробурчал Джейми.

Пруденс украдкой взглянула на него между пальцев. Он натянул на себя поношенные бриджи до колен.

— Это все твоя вина, как ты знаешь, — добавил он.

— Моя вина? — вскрикнула Пруденс. — Я не стреляла в него.

— Но вполне могла бы. — Джейми схватил руку девушки в свою костлявую лапу и подтолкнул ее к лестнице. — Тайни был прав. Он совсем потерял голову с тех пор, как встретил тебя. Если бы он взял меня с собой, я бы укокошил того ублюдка, который подстрелил его.

Бархатистый голос Себастьяна раздался из темного угла.

— Тогда у Триции не было бы четного числа гостей на ее вечеринках.

Джейми сплюнул на сено.

— Мне следовало бы догадаться. Это был Тагберт, да? Проклятые шерифы. Ненавижу их всех.

Пруденс положила руку Себастьяна себе на плечи. Джейми встал с другой стороны. Вдвоем они вскоре подняли его по лестнице и уложили на примятой куче соломы, служащей постелью Джейми.

Джейми торчал рядом с ними, словно ревнивый бульдог, по-детски надув губы, когда Пруденс заботливо подоткнула плед вокруг плеч Себастьяна.

— Держи его в тепле, хорошо? — попросила она.

— Ты дала ему опия?

— Конечно, — парировала девушка. — Я держу его у себя под кроватью рядом с моим кальяном.

Джейми пробурчал что-то невразумительное. Почувствовав укол в бедро чего-то острого, Пруденс вытащила кинжал из кармана.

— Чуть не забыла отдать тебе твой кинжал.

Джейми фыркнул.

— И почему ты не вырезала ему сердце, пока он был у тебя в руках?

Ледяного взгляда Себастьяна было достаточно, чтобы девушка почувствовала облегчение от того, что в данный момент он был выведен из строя. Ей совсем не улыбалась перспектива заботиться о двух раненых мужчинах. Джейми в сердцах ринулся к лестнице. Пруденс сидела, понимая, что должна уйти, но не испытывала желания оставлять Себастьяна на этого гнома.

Сон и виски притупили боль Себастьяна и вернули блеск его глазам. Белоснежная повязка подчеркивала золотистый оттенок его кожи. Усмехнувшись, он поднял графин в шутливом тосте.

Пруденс засмеялась.

— Ты выглядишь настоящим бродягой.

— Если бы тебе удалось стащить сигару, я был бы самым счастливым человеком.

Его серые глаза подернулись дымкой. Девушка знала, что требовалось больше, чем просто сигара для того, чтобы сделать его по-настоящему счастливым.

Клочок неба в открытом окне сеновала подернулся розоватой дымкой. Легкий ветерок играл волосами Себастьяна.

— Ты даже не спросила о своем преданном поклоннике.

— Поклоннике? — непонимающе переспросила Пруденс. Ее рука взлетела ко рту. — О, Боже, ты убил сэра Арло?

Себастьян вздохнул.

— Нет. Но вполне возможно, что мне придется сильно пожалеть об этом. Я мог бы убить его.

Девушка вгляделась в его лицо, встевоженная таким безразличным тоном.

— Почему ты этого не сделал? Себастьян перебирал складки своей юбки.

— Я боялся, что ты будешь плохо думать обо мне.

— Но ведь это незначительная причина для того, чтобы пощадить кого-то, спасая свою жизнь!

Он изумленно вскинул бровь. Пруденс поспешила объяснить.

— Я не говорю, что ты должен был убить его. Тебе не следовало убивать его по более веской причине. Потому, что он хороший человек; или потому, что его мать была бы убита горем; или просто потому, что ты совсем не тот человек, который убивает людей.

— Или грабит их? Или женится на женщине ради ее богатства? Или пылает страстью к ее девственной племяннице?

Себастьян уставился на графин с виски. Граненое стекло раскалывало первые солнечные лучи на сотни алмазных брызг. Его низкий голос завораживал Пруденс.

— Такой человек, как я, сожалеет, что не овладел тобой в ту ночь в хижине арендатора. Он жалеет, что не сделал тебе ребенка, чтобы наш выбор был сделан за нас. — Он поднес графин ко рту, сделал большой глоток и вытер губы тыльной стороной ладони. — Вот какой я человек.

Пронзительный, как сквозняк, голос донесся до сеновала.

— Фиш, ты, должно быть, совсем рехнулся! Не исключено, что это ты сам напился виски.

Пруденс, скованная ужасом, взглянула на Себастьяна.

— Боже милостивый! Это тетя Триция.

ГЛАВА 10

Визгливый голос старика Фиша спугнул утреннюю тишину.

— Вы оскорбляете меня, графиня. Я никогда не злоупотребляю спиртным. Вы бы видели девушку. Это просто скандально! Красться по дому в ночном одеянии. Бог мой, на ней даже не было чепца! — Старческий голос в негодовании срывался. — Она схватила виски и понеслась через лужайку, словно какая-то распутница. — Остальная часть его тирады была заглушена возражениями Триции.

— Я и не представлял, что у старого хрыча такое яркое воображение, — прошептал Себастьян.

Они уставились друг на друга, парализованные приближающимися голосами.

Голова Джейми с безумными глазами взметнулась над лестницей. Он грубо схватил за руку и потащил вниз упирающуюся изо всех сил девушку.

— Спускайся вниз, ты, глупая девчонка! Или ты хочешь, чтобы они поднялись сюда?

— Нет, конечно, нет. Но что я скажу тете? Джейми не дал Пруденс времени на раздумье.

Он подтолкнул ее к краю сеновала и спихнул с лестницы. Девушка пропустила последние три перекладины, оцарапав голени, и приземлилась в сено в тот момент, когда Триция и старик Фиш вошли в конюшню.

Пруденс повернула к вошедшим свою растрепанную голову, глядя на них расширенными от ужаса глазами. Несколько прядей выбились из косы. Она открыла рот, но не смогла произнести ни звука. Сдержанное признание Себастьяна все еще звучало у нее в голове: «Я — человек, который сожалеет, что не овладел тобой в ту ночь в хижине арендатора. Человек, который жалеет, что не сделал тебе ребенка…» Пруденс прикрыла руками живот. Ну почему она не принадлежит к тому типу девушек, которые запросто падают в обморок?

Это показалось ей невозможным, но когда она перепуганно смотрела на тетю и старика Фиша, вытаращенные глаза дворецкого буквально полезли на лоб. Еще каких-нибудь полдюйма, и они, наверняка, выскочили бы и покатились по сену. Пруденс слишком поздно поняла причину его шокового состояния.

Джейми спрыгнул с лестницы, приземлившись рядом с девушкой.

— Куда же ты ушла, детка? Забава только начинается. Он положил свою жилистую руку ей на плечи. Старик Фиш сдавленно охнул. Джейми вскинул голову, словно только что заметил их.

— Ай-ай-ай, киска, как не стыдно. Ты не сказала мне, что у нас гости.

Его медная шевелюра была всклокочена, из нее торчали запутавшиеся сухие травинки. Грудь была обнажена, первые три пуговицы бриджей расстегнуты.

От унижения и стыда кожа на шее Пруденс покрылась красными пятнами, и она всерьез задумалась над тем, а не упасть ли ей в обморок?

Джейми, покачиваясь, сделал несколько шагов вперед, то и дело поднося графин с виски ко рту. Он окинул нахальным взглядом желтовато-зеленый пеньюар Триции. Женщина застенчиво запахнула его на шее, привлекательно покраснев. Пруденс открыла рот от изумления, настолько пораженная перевоплощением Джейми, что забыла о своем собственном смущении. Уродлив или нет, он излучал сексуальность, почти осязаемую.

Триция не сводила глаз с Джейми. Пруденс ощущала себя невидимой. Девушка гадала, заметил бы кто-нибудь, если бы она сейчас упала на живот и зарылась в сено?

— Ты, надеюсь, понимаешь, — сказала Триция, обретая дар речи, — что я вынуждена буду разговаривать с твоим хозяином об этом небольшом… проступке?

К изумлению Пруденс, Джейми упал на одно колено у ног Триции и поднес ее руку к своим губам.

— Я скверный парень, миледи. Я не получу другого места. Неужели вы скажете милорду, чтобы он оставил меня без гроша умирать с голоду? Мне ужасно жаль.

Пруденс едва не рассмеялась над комичностью этой сцены.

Джейми склонил голову и стал похож на этакого кающегося веснушчатого Люцифера. Она могла бы поклясться, что его язык лизнул руку Триции.

Триция справилась с волнением и быстро заговорила. Банты ее высокого атласного чепца затрепетали. Пруденс всегда подозревала, что тетя даже спала в парике.

— Мы подумаем над этим, хорошо? Возможно, мне удастся убедить лорда Керра быть снисходительнее, когда он будет решать твою судьбу.

По приглушенному фырканью с сеновала Пруденс догадалась, что лорд Керр уже решил судьбу Джейми. Она снова покраснела.

Триция проплыла по конюшне, словно царствующая королева, и остановилась перед Пруденс. Девушка уставилась на кружевные оборки на груди своей тети, не в силах встретиться с ней глазами. Она готова была провалиться от стыда сквозь землю, когда впервые осознала, что виновата в преступлении куда более серьезном, чем развлечение с Джейми. Она была влюблена в жениха своей тети. Через месяц даже у Бога найдется имя для такой женщины, как она — прелюбодейка.

Девушка ждала, что Триция закричит на нее, надерет ей уши, выгонит из дома. Краем глаза она видела Джейми, прислонившегося к перегородке стойла со скрещенными на груди руками и наглой ухмылкой на лице. Он наслаждался ее позором почти так же, как и старик Фиш. Сеновал на верху хранил выжидающее молчание.

Триция мягко обхватила Пруденс за подбородок и, приподняв ее лицо вверх, нежно засмеялась.

— Ах, ты маленькое хитрое создание! Кто бы мог подумать? Моя Пруденс и кучер!

Глаза Триции лучились радостью. Она заключила Пруденс в свои объятия. Девушка безвольно повисла на руках у тети, округлив от изумления глаза. Сбитый с толку Джейми поднял руки, признавая поражение. Старик Фиш ловил ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.

В голосе Триции, когда она вела Пруденс к выходу, явно слышалась гордость и одобрение поведения племянницы.

— Идем, капризная девочка. Нам многое нужно обсудить. Тебе следовало раньше прийти к своей тете. Я считала, что тебя интересуют только твои пыльные старые книги.

Они вышли на свет пробуждающегося утра. Триция бросила Джейми кокетливый взгляд через плечо.

— Мужчины могут научить тебя, моя девочка, как доставить удовольствие им. Но только женщина научит тебя, как доставить удовольствие себе.

Пруденс украдкой оглянулась. Себастьян выглядывал с сеновала, с интересом прислушиваясь к происходящему.

— Не думай, что я осуждаю тебя, дорогая, — продолжала Триция. — Большинство известных мне женщин приобрели свой первый опыт с грумами или лакеями. Но ты должна научиться защищать себя от неудач. Было бы крайне неловко объяснять…

Щеки Пруденс вспыхнули ярко-красным румянцем, и Триция наконец увидела, что старик Фиш следует за ними по пятам, чутко прислушиваясь к их разговору.

Она жестом отослала дворецкого.

— Принеси поднос с шоколадом в мою комнату, Фиш.

Пруденс съежилась, когда Триция по-матерински прижала ее к себе.

— Как хорошо, что мой Себастьян сейчас в Эдинбурге. У меня будет время, чтобы подготовить его к этому. Ты знаешь, он так беспокоится о тебе. Полагаю, он думает о тебе больше, чем как о племяннице.

Холодная дрожь сотрясла Пруденс. «Триция знает, — испуганно подумала она. — О, Боже милостивый, она знает!»

Морщинка пересекла лоб тети.

— Я просто уверена, что он думает о тебе как о дочери.

Позади них болезненное взвизгивание было заглушено сдавленным кашлем. Триция обернулась в тот момент, когда дверь в конюшню захлопнулась за ними с громким стуком.

Два дня спустя Пруденс читала в своей комнате, когда раздался стук в дверь. За ним последовало презрительное фырканье.

— Лорд Керр ожидает вас в кабинете.

— Прекрасно, Фиш.

Пруденс разгладила юбку своего бледно-зеленого шелкового платья и надела очки. Она внимательно оглядела свое отражение в зеркале, затем сунула очки в карман. Высвободив две пряди волос из своего тугого узла, она распушила их вокруг лица. Но все равно нос был слишком тонким, а глаза слишком большими.

— Суета сует — все суета, — буркнула она своему отражению.

Девушка подождала у двери, пока удалились шаркающие шаги старика Фиша, прежде чем выскользнуть в коридор. Она уже подходила к кабинету, когда дверь отворилась и появилась тетя. Триция торопливо прикрыла за собой дверь. Она схватила Пруденс и прижала ее к своей груди.

— Мужайся, дитя мое, — прошептала тетя. — Я умоляла его быть с тобой помягче.

Триция удалилась, шурша шелками, и Пруденс осталась одна перед тяжелой дверью. Мягкость Себастьяна едва ли была тем, в чем она нуждалась. Девушка открыла дверь и вошла.

Самого Себастьяна не было видно из-за высокой спинки кресла, за исключением копны песочного цвета волос, облака дыма и носков начищенных сапог, лежащих на табурете. Пруденс хмыкнула, привлекая внимание.

Мужчина развернул кресло и выдернул сигару изо рта.

— Добрый вечер, мисс Уолкер.

Девушка присела в реверансе.

— Добрый вечер, дядя Себастьян.

Его губы изогнулись в улыбке. Он сделал глубокую затяжку, и кольцо голубоватого дыма выплыло через окно. Себастьян указал на кожаное кресло перед конторкой. Пруденс села.

Себастьян перебирал стопку бумаг, сдвинув густые брови в суровую линию.

— Мисс Уолкер. Ваша тетя просила меня поговорить с вами об определенном нарушении приличий, которое имело место в «Липовой аллее» во время моего отсутствия.

— Что бы это могло быть, сэр?

Его взгляд был прикован к бумагам.

— Я имею в виду кражу графина с виски. В будущем, если вам понадобится спиртное для себя или ваших приятелей, вы должны будете подойти ко мне, и я дам вам его.

Себастьян поднял на нее взгляд, его глаза искрились весельем. Казалось, ему трудно было перевести дыхание.

— Ваша тетя озабочена моральным падением, которое привело вас к воровству в собственном доме.

Попытка Себастьяна быть суровым с племянницей Триции потерпела крах. Он выпустил облако сигаретного дыма и зашелся в беззвучном смехе, сотрясаясь всем телом. Он откинул голову назад, вытирая выступившие на глазах слезы, в то время как Пруденс в ярости взвилась из своего кресла.

— Ну не похоже ли это на нее! Триция отчитывает меня за кражу виски, но не за флирт с кучером!

Девушка в волнении размашисто зашагала по кабинету.

— Впервые за все эти годы Триция взглянула на меня чуть ли не с гордостью.

Себастьян икнул. Пруденс повернулась к нему, положив обе руки на стол.

— Давай, смейся. Ведь это не твоя репутация повергнута в прах. Не на тебя старик Фиш смотрит так, словно ты — шлюха Вавилона.

Себастьян, ужаснувшись, прижал руку ко рту.

— Мисс Уолкер, ваша речь! Вы шокируете меня!

— После утренних наставлений Триции я могла бы шокировать тебя еще больше.

Он выпрямился в кресле и с интересом взглянул на нее.

— Это было так плохо?

— Ужасно. Даже папины «Основы анатомии» не подготовили меня к такому. — Пруденс снизила голос до хриплого шепота. — Она учила меня таким вещам, от которых у тебя волосы встали бы дыбом.

Себастьян обмахивался бумагами.

— Что ты говоришь? Продолжай. Ты знаешь, тебе почаще надо сердиться. Это очаровательно. Твои глаза мечут молнии, щеки розовеют. Довольно поразительное преображение моей послушной маленькой племянницы.

Пруденс осмелилась присесть на край стола.

— Племянницы? Ты обижаешь меня. Триция клянется, что ты думаешь обо мне…

Они прокричали в унисон:

— Больше как о дочери!

Пруденс выхватила бумаги Себастьяна и ударила его ими по голове, когда ее ярость растворилась в смехе.

— Эй, осторожнее, — смеясь, сказал он. — Пожалей раненого мужчину, хорошо? — Себастьян, защищаясь, поднял руку в шутливом испуге.

Девушка уронила бумаги.

— Я забыла спросить. Как твое плечо?

— Немного лучше. Масло и яйца свершили чудо. Я бы был в полном порядке, если бы Борис не принимал меня за лепешку. Он все время обнюхивает меня и облизывается в предвкушении удовольствия. Конечно, после трех дней в компании с Джейми, даже общество Бориса покажется очаровательным.

Одна из бумаг соскользнула с конторки. Пруденс присела, чтобы поднять ее. Улыбка девушки сникла, когда она прочла содержание.

— Костюмированный бал накануне вашей свадьбы. — Она подала приглашение Себастьяну. — Как мило.

Он разгладил кремовый пергамент.

— И оригинально. Как Триция додумалась до этого? Возможно, десять костюмированных балов, которые мы посетили в прошлом месяце, вдохновили ее?

Пруденс достала очки из кармана и надела их.

— Вам бы следовало радоваться, милорд, — сказала она холодно. — Вы ведь так любите носить маски.

Девушка повернулась, чтобы уйти.

— Как и вы, мисс Уолкер.

Пруденс остановилась, не оборачиваясь. Она знала, что Себастьян больше не улыбался. Ей удалось сохранить ровную осанку и не показать, как ей больно, пока она с достоинством не покинула кабинет и не закрыла за собой дверь.

Девушка бессильно прислонилась к двери. Из кабинета не доносилось ни звука. Слезы жгли глаза, и она поразилась, что это были не слезы обиды, а слезы гнева. Ярость была праведной, разгоняющей тоску и меланхолию, которые грозились поглотить ее.

Пруденс сорвала с себя очки. Черт бы побрал эту Трицию! Триция. Всегда Триция. Блистательная, восхитительная, веселая Триция. Пруденс с детства должна была понять, что Триции деньги нужны были больше, чем им с папой. Триция — сирота. У Триции никого нет. Пруденс и папа должны были довольствоваться своими книгами и друг другом. Пруденс должна понять. Пруденс такая хорошая девочка…

Девушка вытерла злые слезы сжатым кулачком. Она устала понимать. Она устала быть хорошей девочкой. Быть хорошей означало отказаться от Себастьяна навсегда.

Платон ухмылялся ей с задрапированного бархатом пьедестала. Пруденс надела очки на мраморный нос и направилась в свою комнату, на ходу выдергивая шпильки из прически.

Пруденс отыскала Джейми на следующий день. Она приближалась к загону, издалека наблюдая, как его аморфная оболочка трансформировалась в угловатые формы и мускулатуру. Солнце позолотило его волосы до морковно-оранжевого оттенка, и девушка прикрыла глаза, ослепленная их ярким сиянием.

Джейми стоял рядом с рыжей кобылой, которую Триция преподнесла Себастьяну в качестве свадебного подарка. Раннего и преждевременного, как осмеливалась надеяться Пруденс.

Воздух был влажным и знойным. Пот струился по спине и бокам Пруденс, и тяжелое платье дамасского шелка прилипло к телу, словно вторая кожа.

Пруденс положила руки на ограду. Джейми за поводок выводил однолетку на скаковый круг.

— Привет, крошка, — сухо поприветствовал он девушку. — Как ты могла не приходить так долго? Или ты хочешь разбить мое гордое сердце?

Пруденс с упреком взглянула на него.

— Оно не выглядело таким уж гордым, когда ты нес чепуху у ног моей тети два дня назад.

— Ревнуешь, милая?

Джейми пощелкал языком, призывая к себе лошадь, и тонконогая красавица подбежала к нему, дрожа и пританцовывая. Он успокоил ее умелыми прикосновениями и сомкнул кольцо своих рук на ее гибкой шее. Затем надел недоуздок ей через голову.

— У тебя это здорово получается, — одобрительно заметила Пруденс.

— Никто не скажет, что Джейми Грэхем не знает, как угодить леди. А чего ты ожидала? Кнутов? Хлыстов?

Девушка пожала плечами.

— Некоторые мужчины стараются сломить волю животного.

— Некоторые мужчины просто дураки.

Джейми повернулся к ней спиной и провел щеткой по крупу кобылы. Хотя он тихо напевал что-то себе под нос, Пруденс чувствовала его напряженность.

Девушка уселась на ограду, порвав чулки о грубое дерево.

— Я вам не очень нравлюсь, не так ли, мистер Грэхем?

Джейми не прервал своих плавных движений. Пруденс глубоко вздохнула.

— Мне нужна твоя помощь. Я хочу Себастьяна.

— Для этого я тебе не нужен. Пойди, найди его. Он никогда не откажется выполнить желание леди.

Пруденс вспыхнула и опустила взгляд, играя складками пыльных юбок.

— Я не об этом. — Она пыталась отыскать слова, любые слова, которые помогли бы ей сохранить хоть каплю достоинства и полнее высказать свое желание. — Я хочу, чтобы он принадлежал мне.

— О, черт побери!

Джейми отшвырнул щетку и она со стуком ударилась об забор. Пруденс вздрогнула, а кобыла отскочила назад, воспользовавшись своей внезапной и неожиданной свободой.

Джейми повернулся к ней, его глаза гневно сверкали.

— А вам никогда не приходило в голову, леди Уолкер, или как там вас называют ваши светские люди, что рядом со мной вам небезопасно находиться?

Пруденс огляделась вокруг. Луг был безлюден. Даже кирпичные трубы каминов дома скрывались из вида небольшой возвышенностью.

Мускулы на руке Джейми взбугрились.

— Я не большой, но сильный. Я мог бы сломать твою тонкую шейку между большим и указательным пальцами.

Он прищелкнул, демонстрируя Пруденс с какой легкостью сможет выполнить свою угрозу.

— Если Себастьян слишком околдован тобой, чтобы убить, то я именно тот, кто может это сделать.

— Убить меня? — Ее голос прозвучал словно откуда-то издалека. — Почему Себастьян должен хотеть убить меня?

— Да потому, что одного твоего слова будет достаточно, чтобы послать нас всех на виселицу. Не слишком ли высокая цена за твою голову? А Себастьян должен исполнять приказы, которые ему отдаются.

Солнечный свет померк перед глазами Пруденс.

— Я не верю тебе. Ты не должен был так говорить. Это жестоко.

— Жестоко? — Он усмехнулся. — Я наблюдал за тобой последние несколько недель. Ты не требуешь многого, девушка. И самое малое, что я могу тебе дать, — это правда. — Джейми сунул кулаки в карманы. — Не волнуйся. Себастьян — добрый человек. Он сделает все быстро и безболезненно.

«Может быть, и быстро, — подумала Пруденс, — но уже слишком поздно, чтобы это было безболезненным».

Девушка спустилась с ограды, моля, чтобы ноги держали ее.

— Такая ложь очень неприлична, мистер Грэхем. Если вы не хотели мне помочь, простого «нет» было бы достаточно.

— Верь чему хочешь, девушка, но будь осторожна.

Джейми мягко пощелкал языком, и кобыла затрусила к нему. Пруденс, пошатываясь, как пьяная, шла к дому, а он угрюмо наблюдал за ней, прижавшись щекой к шелковистой гриве грациозного животного.

Солнце жгло шею Пруденс. Под ее шагами шелестела пожухлая от жары трава. Она не могла вспомнить, когда в последний раз шел дождь. Или могла?

«Джейми лжет», — убеждала себя Пруденс. Она произнесла эти слова вслух и от этого почувствовала себя немного легче. Маленький негодник просто ревнует ее к Себастьяну.

«Ты в этом уверена?» — прошептал ей тихо внутренний голос.

Пруденс узнала этот голос. Он часто напоминал ей о том, что она слишком стара, чтобы попусту тратить время на нереальные мечты о муже и детях. Этот голос успокаивал ее, убеждая уснуть, когда она просыпалась, запутавшись в ночной рубашке, с болью в теле от какого-то томящего желания, со щеками, мокрыми от слез. Этот голос удерживал ее в здравом рассудке и безопасности, подавляя все ее мечтания и томления.

Девушка поднялась на холм. Она была уверена, что Джейми лгал. В конце концов, Себастьян ведь пришел к ней, когда был ранен. К ней, а не к Джейми или к Триции.

«А почему бы и нет? — спросил голос. — Особенно, если ты недолго будешь оставаться поблизости, чтобы успеть выдать его».

Но Себастьян говорил, что хочет ее.

«Он говорил о желании, а не о любви. У быков в стаде те же потребности. А почему бы не хотеть тебя? Почему бы не удовлетворить свою похоть с тобой вместо того, чтобы сделать это с болтливой служанкой? Все равно тебя потом не будет рядом, чтобы стать причиной смущающей сцены». Пруденс заставила себя резко встряхнуться, принуждая замолчать рационального демона, сидящего внутри нее.

— Себастьян проявлял ко мне только доброту, — сказала она вслух, не обращая внимания на любопытный взгляд садовника, поливающего живую изгородь.

«Какой еще лучший способ для Себастьяна присматривать за тобой, держать тебя под контролем? Какой еще лучший способ отыскать твои слабые места, дождаться удобного момента, чтобы заставить тебя замолчать навсегда?»

Пруденс резко остановилась, когда все доводы сердца померкли перед доводами разума. Она теперь знала правду.

Случись снова взрыв на кухне, никто ничего не заподозрит, если она случайно окажется возле плиты. И никто не будет шокирован, если кусок ее собственной стряпни станет причиной ее смерти. Себастьян будет так очаровательно выглядеть в трауре. Черный цвет так чудно будет подчеркивать песочный оттенок его волос.

В бессильной ярости Пруденс вонзила ногти в ладони. Слова Себастьяна уличали его: «Если ты увидишь мое лицо, твоя жизнь не будет стоить и гроша ни для меня, ни для моих людей».

Несмотря на жару, холодная волна страха окатила девушку, заставив задрожать. Себастьян. Прекрасный, внимательный Себастьян. Сотни маленьких любезностей, оказанных им, рассеялись горьким пеплом по ветру. Себастьян, подающий ей книгу, до которой она не может дотянуться.

Себастьян, ловко и аккуратно, опасаясь поранить, подрезающий когти ее котенку своим крошечным кинжалом. Себастьян, забирающий у нее миску с глазурью, заявляя при этом с нежной улыбкой, что теперь его очередь пробовать лакомство.

«Нет, не с нежной улыбкой, а с холодной, — поправила себя Пруденс. — Коварной». Она смахнула слезу со щеки, не дав ей упасть. Он может убить ее, но не заставит плакать. Себастьян Керр не стоит ее слез.

Девушка подошла к парадной двери и распахнула ее. Она не успела сделать и трех шагов, как Себастьян появился из гостиной. Он поднял взгляд от книги и улыбнулся.

— Вот и ты. Я ждал тебя. Кажется, я нашел кое-что в этой книге о свойствах ртути. — Он вытащил кремовый конверт, вложенный между страницами. — А это пришло сегодняшней почтой. Тебе лучше самой открыть его. Похоже, это что-то важное.

Пруденс, не мигая, смотрела на него. Она не была готова к этому: к его хорошему настроению, радостному приветствию. Он снова был без сапог, а волосы свободно были рассыпаны по плечам. Он выглядел чертовски привлекательным и желанным, но запретным, как мороженое, которое Триция однажды привозила из Лондона на одну из своих вечеринок. Пруденс ела его до тех пор, пока у нее не разболелся живот, и была отправлена за обжорство в постель без ужина.

Боль ножом вонзилась ей в сердце. Какой же он великолепный актер! Пруденс не могла этого вынести. Ее бушующая ярость укрылась за ледяной завесой. Девушка оглядела Себастьяна сверху вниз, скривив губы в холодной, презрительной усмешке.

— Пожалуй, вам следовало бы надеть сапоги, милорд. Если вы будете продолжать ходить по дому в таком виде, все в «Липовой аллее» догадаются, что вы не более, чем простой крестьянин.

Его улыбка погасла, руки опустились. Сердце девушки сжалось от запоздалого сожаления, когда неприкрытая боль исказила его черты. Она исчезла так быстро, что девушка засомневалась, уж не почудилось ли ей это, и сменилась чем-то мрачным и настороженным.

Пруденс подобрала юбки, намереваясь продолжить свой путь, но Себастьян даже не шелохнулся. Ей пришлось протискиваться между ним и стеной, чтобы пройти к лестнице. Грудь девушки слегка коснулась его, и Себастьян больно схватил ее за запястье, привлекая к себе. Его глаза пытливо вглядывались в ее лицо.

Пруденс ответила дерзким взглядом, отчаянно моля Бога, чтобы он не услышал неистового биения ее сердца. Тело Себастьяна было сильно напряжено, и девушка опасалась, что его нервы не выдержат и он вот-вот отшвырнет ее к стене или задушит прямо здесь, у входной двери.

Они оба услышали легкое постукивание о паркет переставляемых стульев. Пруденс крикнула в приоткрытую дверь столовой:

— Я буду обедать в своей комнате, Фиш. У меня ужасно болит голова.

Себастьян резко отпустил ее. Поднимаясь по лестнице под его испытующим взглядом, Пруденс обнаружила, что не солгала. Боль неистово стучала в виски.

ГЛАВА 11

— Себастьян, старина, твой ход. Себастьян резко отвел взгляд от окна. Циклопы с тупыми лицами таращились на него. Он подавил слабую дрожь, когда сквайр Блейк опустил монокль, который носил на золотой цепочке вокруг шеи.

— Внимательность, мой мальчик, — ключ к успеху, когда ты играешь с такими очаровательными и умными созданиями, как эти.

Девони захихикала, обмахиваясь веером карт, зажатым в тонких пальцах с кроваво-красными ногтями, больше похожими на маленькие кинжальчики. Триция лукаво взглянула на сквайра и, шутливо погрозив пальчиком, прищелкнула языком, как рассерженная белка. Себастьян ненадолго развлек себя мыслью придушить ее шнуром от портьеры в следующий раз, когда она так сделает.

Он растянул губы в улыбке и бросил карты на стол, проигрывая взятку.

— Прошу прощения, сквайр. Я что-то никак не могу сосредоточиться. Но могу заверить вас, что не очарование моих партнерш отвлекает меня. — По мнению Себастьяна, у его партнерш не было никакого видимого очарования.

Триция похлопала Себастьяна веером по руке.

— Надеемся, — она подмигнула Девони, — что это не статуя Афродиты, которая видна из окна.

Ее глупая шутка вызвала у обоих женщин взрыв смеха. Девони уронила карты на стол. Сдавленное хихиканье сквайра Блейка перешло в сильнейший приступ кашля, который грозил закончиться апоплексией, на что Себастьян чрезвычайно надеялся. Легкий звук шагов за дверью заставил его вскинуть голову. Но это была всего лишь горничная, вносившая в гостиную вычищенную медную плевательницу. Себастьян скрыл свое разочарование за сердитым взглядом, который заставил женщину попятиться в коридор. Когда же он перестанет прислушиваться к каждому шагу, каждому шороху за дверью, ожидая Пруденс?

За последнюю неделю она не провела и минуты с ним наедине. Пруденс неизменно спускалась из своей комнаты к обеду. Но встречаясь с ней глазами, Себастьян обнаруживал, что взгляд девушки полон презрения, причину которого он не мог отыскать, и это заставляло его сердце сжиматься от боли. Стопка писем, адресованных ей, лежала на столе нетронутой. Каждый день, на рассвете, он мерил шагами библиотеку, прислушиваясь к эху своих шагов. Этим утром, отчаявшись дождаться Пруденс, он вернулся в постель и провалялся до полудня, проснувшись еще более вялым и раздражительным, чем прежде.

Под столом туфелька Девони, украшенная бантами, уже в третий раз, скользнула по его ноге. Триция завладела другой его ногой. Себастьян чувствовал себя так, словно оказался опутанным какой-то змеевидной лианой, которая будет высасывать из него кровь до тех пор, пока не выпьет всю до капли.

Бронзовые с позолотой часы на каминной полке отсчитывали бесконечные минуты, пока Девони собирала свои карты и целое столетие раздумывала, какой из них пойти.

Себастьян расслабил узел галстука. На всю оставшуюся жизнь он стал добровольным пленником изящной гостиной и огромного дома, утонченная роскошь которых угнетающе действовала на него. Во всем убранстве чувствовалась рука Триции: в хрупких фарфоровых статуэтках, расставленных на позолоченной каминной полке, крошечных розах, вышитых на парчовых диванных подушечках, легких линиях чайного столика в стиле шератон. Все это заставляло Себастьяна чувствовать себя неуклюжим гигантом, помещенным в кукольный домик.

Панический ужас обуял его. Каждый прожитый день приближал его ко дню свадьбы, к тому некогда желанному дню, когда он станет хозяином «Липовой аллеи» и навсегда останется жить в этом бутафорском мире.

Взгляд Себастьяна снова метнулся к двери. Он едва сдержал порыв взбежать по лестнице и вытащить Пруденс из ее комнаты за тугой узел волос. Если ей хочется увидеть, как ведет себя простой крестьянин, видит Бог, он будет более чем счастлив показать ей это.

Чайный сервиз тонкого фарфора стоял на столе. Себастьян свирепо взглянул на свою пустую чашку. Он ненавидел чай. Ему до смерти хотелось эля (Эль — английское крепкое пиво, светлое и густое.), охлажденного в быстрых водах горной речушки.

Сердце Себастьяна встрепенулось, когда серый котенок спрыгнул с тисовой изгороди и, распушив хвост, промчался по лужайке мимо окна, преследуемый Борисом. Себастьян приподнялся со стула и увидел, как Пруденс выбежала из-за изгороди и, приподняв юбки своего строгого черного платья, бросилась всед за собакой. Волосы свободно развевались на ветру. Она наступила на подол своей нижней юбки и едва не упала. В одно мгновение животные и девушка скрылись из вида в рощице лайковых деревьев, прилегающей к лужайке.

Девони забарабанила ногтями по столу. Сквайр со щелчком открыл серебряную табакерку и засунул щепотку табака в свой луковицеобразный нос. Себастьян дико огляделся вокруг, недоумевая, не пригрезилась ли ему вся эта сцена?

— Разве вы не видели? — возмутился он. Триция обмахивалась своими картами.

— Это всего лишь Пруденс вышла на послеобеденную прогулку.

Девони сделала свой ход и кокетливо произнесла:

— Чудесный день для прогулок, не правда ли?

— Ничто так не улучшает пищеварение, как ежедневный моцион, — объявил сквайр Блейк и громко высморкался в платок.

Себастьян медленно опустился на стул. Не удивительно, что Пруденс старалась выглядеть как можно незаметнее. Все в этом доме обращались с ней так, словно она была невидимкой.

Себастьян попытался сосредоточиться на игре, но обнаружил, что в волнении измял в руке все карты.

— Еще чаю, сэр? — Старик Фиш в белых перчатках удерживал перед ним поднос.

— Нет! — рявкнул Себастьян.

Старик Фиш отступил, с осуждением глядя на Себастьяна, имевшего наглость отказаться от чая.

Но ровным голосом вышколенного, привыкшего ничему не удивляться слуги произнес:

— Очень хорошо, сэр. Возможно, позже. Себастьян схватил дворецкого за руку. Поднос угрожающе покачнулся.

— Ни сейчас. И не позже. Ни вечером. Ни следующим утром. Никогда.

Нездоровый цвет лица дворецкого стал еще на оттенок бледнее. Себастьян обнаружил, что все сидящие за карточным столиком с изумлением уставились на него. Он встал, уронив на стол испорченные карты.

— Ради Бога, прошу меня извинить. У меня разболелась нога. Я немного вздремну.

Себастьян заставил себя прижаться к напудренной щеке Триции. Тяжело опираясь на трость, он вышел из гостиной и прикрыл за собой дверь, краем уха уловив сочувственные возгласы, летевшие ему вслед.

Оказавшись вне поля зрения обитателей гостиной, Себастьян бросил свою трость в горшок с апельсиновым деревом, стоящий в холле. Через парадную дверь он вышел на крыльцо и, старательно обходя окно гостиной, прошел через лужайку. Себастьян миновал лаймовую рощу и вышел на заросший луг. Высокая трава, как море, волновалась вокруг него, склоняясь к земле под порывами ветра. Островки васильков и лютиков утопали в изумрудной зелени.

Темные тучи заслонили солнце, и на луг легла тень.

— Пруденс! — Его крик потонул в шелесте трав и шепоте ветра в листьях деревьев.

Солнце выбрало этот момент, чтобы бросить вызов тучам, и вновь запестрел луг всеми красками лета. Себастьян прикрыл глаза от слепящих лучей. Густой сосновый лес на другом краю луга словно парил в голубой дымке. Он зашагал к нему, влекомый спасительной прохладой и тишиной.

Слуха Себастьяна достиг жалобный женский плач. Он отвел в сторону косматую сосновую ветку. Пруденс стояла на коленях, склонив голову, на камне, который нависал над неподвижной гладью пруда. Волосы упали ей на лицо, открывая шею ласковым солнечным лучам.

Себастьян опустился рядом с ней, вздохнув с облегчением от того, что нашел беглянку, и нежно коснулся ее поникшего плеча.

— В чем дело, девочка? Что случилось? Пруденс вскинула голову. Слезы смочили ее темные ресницы.

— Я опоздала. — Девушка в ужасе указала рукой на подножие холма позади себя. — О, Себастьян!

Он чуть не потерял равновесие, когда она бросилась к нему на грудь. Себастьян не знал, было ли ее страстное восклицание адресовано ему или коту. Он был поглощен ощущением прелести того, как тонкие пальцы девушки гладили его сюртук.

Пруденс всхлипывала, уткнувшись лицом ему в шею, а он обхватил ладонью ее голову, разглядывая поверх нее предмет, который девушка указала. Пучки серого меха торчали из мшистой впадины. Озадаченная морщинка пересекла лоб Себастьяна.

— Пруденс, где твом очки?

Его безразличный тон заставил девушку испуганно затихнуть.

— У меня на тумбочке, полагаю. Я забыла их. Я одевалась к чаю перед тем, как выбежать на улицу.

Себастьян не мог не заметить, что она также забыла и свой корсет. Волнующая округлость и мягкость девичьей груди вызывали у него головокружение.

Пруденс вытерла глаза его галстуком.

— Ворота парка открыты всего несколько минут. Я не знала, что Борис отвязан. Мой бедный, дорогой Себастьян, — бормотала она. — Как ужасно.

— В самом деле, ужасная кончина для несчастной белки, — сухо произнес Себастьян.

Девушка взглянула на него широко раскрытыми глазами. Мужчина улыбался. Она медленно перевела взгляд на подножие холма, ее глаза сузились до ярко-фиолетовых щелок. В этот момент кот Себастьян выскочил из-за дерева с выгнутой спиной. С громким лаем, переходящим в жалобное поскуливание, следом за ним трусил Борис. Котенок пятился боком, шипя, словно маленький демон. Взмахом одной мохнатой лапы он прочертил алый след на блестящем носу Бориса. Взвизгнув от боли, дог отскочил назад и помчался к усадьбе, поджав хвост. Котенок улегся на бок и принялся вылизывать себя своим розовым шершавым язычком.

Себастьян откинул голову и от души захохотал.

— Но я думала, что Борис разорвал… — Пруденс зажала рот рукой, но веселый смешок все-таки успел сорваться с ее губ. Слезы радости заструились по ее щекам. Себастьян вытер их пальцами.

— Сквайр Блейк скорее бы съел твоего котенка, чем этот трусливый остолоп. Не далее, чем вчера за чаем я видел, как старикан пожирал глазами павлинов.

Это вызвало у Пруденс взрыв веселого смеха. Обессилев, она прильнула к плечу Себастьяна. Он обвил смуглой рукой ее за талию и крепче прижал к себе. Губы мужчины коснулись ее щеки. Слишком поздно девушка осознала, что его объятие было совсем не родственным.

Бесконечность последней недели забылась, когда Себастьян коснулся губами мягкой, не знающей пудры, щеки девушки. Ее глаза были плотно закрыты, а руки крепко сжаты в кулаки на его плечах. Себастьян прижался губами к ее пушистым ресницам и слизал солоноватые капельки, застывшие в уголках глаз. Он покрыл легкими поцелуями мокрое от слез лицо, прильнул к ее рту, проникнув языком между приоткрытых ему навстречу губ. Этот поцелуи еще сильнее разжег медленный, постоянный огонь в паху. Себастьян нежно обнял девушку, притягивая ее бедра к своей жаждущей плоти. Для него уже было недостаточно находиться внутри ее изумительного рта. Он хотел быть внутри нее везде. «О, Боже», — подумал Себастьян. Он безнадежно влюбился в эту милую, неловкую, очкастую старую деву.

Он спрятал лицо в укромной впадинке на ее шее.

— О, девочка, я так скучал по тебе.

Установилось долгое молчание. Пруденс толкнула кулачками Себастьяна в грудь и вскочила на ноги, словно камень, на который она опиралась коленями, внезапно превратился в раскаленные угли. Тяжелая копна волос разметалась по плечам.

Себастьян встал рядом с девушкой, все еще дрожа от желания.

— В Лондоне хватило бы одного мимолетного взгляда на твои волосы, чтобы все придворные щеголи поняли, почему пудра и парики начинают надоедать.

Пруденс вздернула подбородок, и он увидел, что страх мелькнул в ее глазах.

— Вы следили за мной.

Нотка обвинения послышалась в голосе девушки. Себастьян сделал нерешительный шаг вперед. Она настороженно отступила от него. Себастьян сомкнул руки за спиной, стараясь выглядеть истинным деревенским джентльменом.

— Я забеспокоился, когда увидел, что ты побежала за собакой. Парадоксально, что я должен постоянно напоминать тебе, но в округе бродят грабители. Тебе не следовало бы выходить без сопровождения.

— Не менее парадоксально, что я должна напомнить вам, лорд Керр, но грабители есть и в гостиной моей тети. Так что здесь не более опасно, чем там. Было бы так же просто для вас уронить мне на голову бюст Платона, как и утопить меня в пруду, хотя первое преступление было бы не таким чистым.

Себастьян был еще слишком возбужден и снедаем желанием обладать ею, чтобы понять, о чем она говорит. Его взгляд скользнул по матовой коже, открывающейся взору под расстегнутым воротом ее платья, затем спустился вниз по телу к пальцам ног, выглядывающим из порванных чулок.

— Мне страшно подумать, что такие мужчины как я могли бы сделать, застав тебя в таком уязвимом состоянии и в таком уединенном месте.

Пруденс усмехнулась.

— Вам совсем не страшно думать об этом. Совсем наоборот, дядя Себастьян, — язвительно добавила она. — Мое уязвимое состояние — просто удача для вас.

Его брови сошлись на переносице.

— Каким же негодяем ты должна считать меня? Пруденс выводило из себя то, что несмотря на его репутацию бандита и убийцы, ее по-прежнему зачаровывало дразнящее прикосновение его губ, быстрая смена эмоций на его мужественном лице. Ее губы упрямо сжались, и девушка поспешила отвернуться от Себастьяна, пока она не попросила у него прощения за то, что он вынужден убить ее.

— Я считаю вас худшим из негодяев. Если вы желаете и дальше играть любящего дядю, вам лучше поискать другую жертву. Какую-нибудь простушку, которую вы сможете научить мошенничать в висте и будете баюкать на коленях, прежде чем всадить ей между лопаток свой грязный кинжал.

Пруденс содрогнулась, когда его рука скользнула под ее волосы и обхватила шею. Она бы предпочла удар или пощечину этой убийственной нежности.

— Мне бы очень хотелось баюкать тебя на коленях, — пробормотал Себастьян. «Или лучше на чем-нибудь другом».

Большим пальцем мужчина медленно гладил нежную кожу возле уха, и Пруденс знала, что он чувствует сумасшедшее биение ее пульса. Она отбросила ласкавшую ее руку.

— Прекратите! Ненавижу, когда вы прикидываетесь добрым.

Рука Себастьяна сомкнулась на ее предплечье. Ее слова, наконец, начали проникать сквозь чувственный туман к его сознанию. Он осторожно повернул девушку лицом к себе.

— Было бы более естественно, если бы я задушил тебя твоим чулком?

Пруденс ощущала жар его прикосновения сквозь легкую ткань платья. Она больше не могла скрывать страх, от которого предательски дрожали губы и срывался голос.

Руки Себастьяна опустились. Его глаза потемнели до цвета грозовых туч, спустившихся над ними.

— Бог мой, детка, я только пошутил. Что такого я сделал, что ты так меня боишься?

Бессильная ярость охватила Пруденс.

— Пока ничего. Но я не знаю, что вы намерены сделать. Вы, должно быть, нашли мою маленькую речь весьма трогательной, когда я обещала не быть вам обузой. Вы ведь прекрасно знали, что я не проживу достаточно долго, чтобы стать обузой кому бы то ни было. — Говоря это, она отступала назад, бессознательно приближаясь к самой кромке каменистого берега и глубокому пруду, покоящемуся внизу. — Больше всего меня ужасает, что вы не были достаточно честны и мужественны, чтобы взять на себя ответственность за свое собственное решение. Вы позволили своим людям думать, что кто-то другой хочет, чтобы я умерла, и навязывает вам свою волю, в то время как вы сами жаждете от меня избавиться.

Ее нога ступила на край выдающейся над прудом скалы. Себастьян ринулся к ней. Страх обуял девушку, и она развернулась, чтобы убежать. Слишком поздно Пруденс вспомнила, что за ее спиной была бездна. Ее нога ступила в пустоту, и девушка упала с теплого камня в прохладную воду.

Пруд затягивал ее в свои глубины. Она пыталась вырваться наверх, обдирая руки о камни.

Юбки облепили ноги, сковывая движение. Скользкие водоросли, как щупальца гигантского спрута, опутали тело. Девушка барахталась в теплой воде, еще больше запутываясь в их зеленых нитях. Отчаяние и страх затуманивали сознание, почти лишая разума. Спазм сдавил горло, и прежде чем она успела сделать вдох, воды пруда сомкнулись над ней.

Обессилив, ее тело обмякло и стало медленно погружаться на илистое дно. Сознание еще не покинуло ее, и девушка наблюдала за игрой солнечного света на потревоженной ее падением воде до тех пор, пока все вокруг не стало таким же серым, как глаза Себастьяна.

ГЛАВА 12

Туча закрыла солнце, и померкли яркие краски дня. Травы полегли под набежавшим ветром, несшим с собой прохладу. Молния расколола потемневшее небо. Себастьян оцепенело застыл на краю скалистого выступа, где только что стояла Пруденс. Ее падение в воду вызвало бурлящую рябь на темном зеркале ее поверхности. Слова деда громовым раскатом прозвучали у него в голове: «Я бы предпочел, чтобы она умерла. Что-нибудь простое. Падение с лошади. Несчастный случай на охоте. Ты знаешь, как устраиваются такие дела».

Волнение на поверхности улеглось, и только ветер морщил зеркальную гладь, создавая на воде серебристую рябь.

— Пруденс! — прокричал Себастьян, но только тихое эхо откликнулось на его зов и принесло обратно его отчаянный крик. На другой стороне пруда отозвалась лягушка.

Себастьян сбросил туфли. Паническая нотка послышалась в его голосе, когда он снова окликнул девушку по имени. Лес тоскливо и протяжно стонал, чувствуя приближение грозы, и шумел ветер, запутавшийся в раскидистых кронах. Но вода даже не всколыхнулась.

Как просто было бы отвернуться и уйти к дому, не оглядываясь, и сделать вид, что никогда здесь не был. Себастьян с проклятием сорвал с себя сюртук и нырнул, вспенивая воду. Руки в мутной воде хватались за ускользающие водоросли, так похожие на волосы Пруденс. Себастьян напряженно осматривался вокруг, все еще ослепленный светом наверху. Что-то белое, мелькнувшее впереди, заставило его сердце радостно забиться. Его сильное тело рванулось к светлому пятну. Руки Себастьяна судорожно сомкнулись вокруг холодной руки Пруденс. Ее юбки вздымались вокруг талии. Волосы шелковистой паутиной оплели лицо и плечи.

Себастьян подтолкнул тело девушки вверх, руками обрывая опутавшие ее водоросли. Горели легкие, и меркло сознание от недостатка воздуха. Из последних сил он вытолкнул Пруденс на поверхность и вынырнул сам, поддерживая девушку на плаву и не позволяя ей вновь уйти под воду.

Первые капли дождя уже дробили зеркальную поверхность пруда, когда Себастьян сделал первый судорожный вдох. Тошнота выворачивала желудок, и на какой-то миг он испугался, что может потерять сознание и отправить Пруденс и себя на дно пруда. Камень нависал над ними черным клювом на фоне серого неба.

Себастьян перевернулся на спину и поплыл со своей драгоценной ношей к дальнему берегу. Его рука поддерживала за затылок голову Пруденс над водой, даже если он сам погружался вниз. Наконец, пальцы ног скользнули по вязкому илу. Он прополз через шуршащие заросли камыша, вытаскивая Пруденс за собой до тех пор, пока не уложил ее на твердую землю.

Себастьян не узнавал своего собственного голоса, взывавшего к ней. Он убрал мокрые пряди с лица девушки, умоляя ее не умирать. Он разорвал корсаж ее платья и тормошил безвольно повисшее на его руках тело. Моля Бога, от которого давно отказался, о помощи, Себастьян растирал ее ледяные щеки ладонями. Но даже легкий вздох не вырвался из груди девушки. Проклятия и мольбы раздирали его горло. Отчаявшись, Себастьян приподнял девушку руками за плечи и сильно встряхнул. Голова ее откинулась, и он наклонился вперед, прижавшись лбом к ее холодной щеке с отчаянным всхлипом.

Пруденс со свистом вздохнула. Себастьян медленно поднял голову, с изумлением глядя на вздымающуюся в конвульсиях грудь девушки. Она мягко икнула, затем втянула воздух и задохнулась судорожным кашлем.

Себастьян перевернул девушку лицом вниз и приподнял, поддерживая руками под грудью до тех пор, пока не прекратилась ее борьба с водой, попавшей в легкие. Пруденс упала на него, и он уложил ее голову к себе на колени, бормоча ее имя в благодарственной молитве. Себастьян целовал ее нос, щеки и губы, словно желая убедиться, что она не утратила своей прелести в мрачном подводном мире. Себастьян погладил волосы девушки дрожащими пальцами. Пруденс, как ребенок, лежала в колыбели его рук. Нежные губы слегка приоткрылись, и легкий румянец расцвел на щеках.

— Моя бедная девочка, я чуть не утопил тебя, — прошептал Себастьян.

Он окинул взглядом тело Пруденс и благословил каждый ее вздох. Мокрый лиф платья прилип к мягкой выпуклости ее груди. Чувствуя себя вором, каковым он и был в действительности, Себастьян обхватил ладонью мягкий холмик и закружил подушечкой большого пальца по ее соску.

Наклонившись, он коснулся губами губ девушки, не желая ничего более, чем слиться с ее дыханием. Ее губы были холодны, и Себастьян согревал их своими, шепча прямо в них нежные слова, какие только смог отыскать. Его язык проник вглубь ее рта, обнаружив там удивительное тепло. Дыхание Себастьяна участилось, когда язычок девушки шевельнулся ему навстречу, приглашая в себя с невинным соблазном, который заставил его затрепетать.

Дрожащие пальцы ласкали грудь Пруденс сквозь тонкую ткань. Соски девушки напряглись, и ее возбуждение заставило сердце Себастьяна сладко замереть.

Скорее инстинкт, чем слабая перемена в поведении девушки, вынудил Себастьяна оторваться от сладости ее губ и встретиться с ней взглядом. Глаза Пруденс были темными и блестящими, расширенными от испуга и любопытства, которые остановили его руку в ее дразнящем движении. Краска прихлынула к его лицу, и Себастьян почувствовал отвращение к себе. Он не знал, какой поступок Пруденс сочтет худшим: то, что он едва не дал ей утонуть, или, что ласкал ее, словно простую шлюху, пока она беспомощно лежала в его объятиях.

Себастьян ждал, что Пруденс оттолкнет его, смотрел в ее глаза и боялся увидеть в них безмолвный упрек. Дождь усилился. Вода сбегала по слипшимся прядям и стекала по лицу Себастьяна. Взор мужчины затуманился, когда она подняла руку и стерла дождевые капли с его ресниц.

Этот нежный жест стал погибелью Себастьяна. Он притянул ее к себе, удерживая так крепко, что занемели руки. Пруденс обвила руками его шею.

Себастьян поднял девушку с мокрой земли и отнес ее под покров ивовых ветвей. Зеленые плети окутали их глянцевым пологом, сквозь который не проникал дождь и только редкие капли стекали вниз с трепещущей листвы.

Все еще удерживая Пруденс на руках из страха, что она убежит, Себастьян спрятал лицо на ее шее.

— Себастьян? — Его имя было бархатным мурлыканьем на ее губах.

— Ммм?

— Находиться под деревом небезопасно. В него может ударить молния.

Себастьян закружил ее со смехом ликования, затем опустил на ноги.

— Моя всегда практичная Пруденс. — Он взял ее лицо в ладони и заглянул глубоко ей в глаза. — Слишком поздно для меня. Я был поражен чем-то более сильным, чем молния.

Пруденс задрожала как от озноба, когда он прильнул губами к ее рту.

— Ты не представляешь, как сильно я хотел обнять тебя, — сказал Себастьян. Каждое его слово сопровождалось ласковым поцелуем, от которого Пруденс чувствовала легкое покалывание на своих губах. — Заставить тебя сбросить ту холодную маску, за которой ты пряталась.

Пальцы девушки погрузились в его влажные волосы, губы слегка коснулись щеки, ощущая короткую щетину, отросшую после утреннего бритья. Его кожа представляла собой дразнящее сочетание легкой шершавости и поразительной мягкости. Та жадность, с которой ей хотелось исследовать его интригующее своеобразие, ужаснула Пруденс.

Она издала тихий стон отчаяния.

— Лучше бы ты дал мне утонуть. Это было бы милосерднее.

Себастьян поднял голову.

— Джейми предостерег тебя, верно? Мне бы следовало догадаться. Парень сильно привязался к тебе.

Пруденс издала сдавленный смешок.

— Он грозился сломать мне шею во время нашей последней встречи. Это было больше похоже на ненависть, а не на привязанность.

— В этом вся необычность Джейми. Чем больше он тебя любит, тем грубее становится. Я думал, что он пристрелит меня однажды на Рождество, когда его обуяло неистовое веселье. — Он расстегнул ворот ее платья, обнажая ключицы, и легонько сжал зубами прохладную кожу, слизнув дождевые капли жадным языком. — Я не мог бы тебе причинить боль. Безумием было с твоей стороны думать так обо мне.

Девушка толкнула его кулачками в грудь. Себастьян застыл. Она попятилась от него.

— Но ты и так уже причиняешь мне боль. Ты собираешься жениться на моей тете меньше, чем через неделю. Помнишь?

Себастьян прижал ее к стволу дерева в бессильном отчаянии.

— Почему такая мелочь должна встать между нами?

Глаза Пруденс расширились. Он воспользовался ее изумлением и, обхватив руками, грубо прижался ко рту девушки в страстном поцелуе. Его губы были жадными и безжалостными, требующими от нее отклика, к которому ее не подготовила ни одна ранее прочитанная книга. Пруденс ответила на поцелуй, чувствуя, как тело ее тает, превращается в безвольную жаркую массу в его объятиях.

Себастьян гладил ее спину, затем скользнул ниже и, обхватив руками ягодицы, прижал девушку к себе с неистовой силой. Промокшая ткань бриджей и платья была такой хрупкой преградой между ними. Сладкая истома завладела телом Пруденс, заставляя быстрее бежать кровь по жилам, парализуя ее страхом перед неизведанным и суля наслаждение. Девушка чувствовала, что скользит вниз по стволу в какую-то темную головокружительную бездну, с радостью признавая свою капитуляцию. Пруденс знала, что если они вместе достигнут земли, она уже никогда не сможет вырваться из тисков его объятий и добровольно подчинится воле и желаниям Себастьяна.

Девушка протиснула сжатые кулаки между ними и оттолкнула его изо всей силы. Грудь Себастьяна была словно скала. Мужчина даже не сдвинулся с места. Он взглянул на нее из-под ресниц, и Пруденс поняла, что он очень недалек от того, чтобы отбросив все разумные доводы, овладеть ею прямо на земле с ее согласия или без него. Несколько секунд она прислушивалась к шороху дождя по листьям и его свистящему дыханию, пока Себастьян с трудом пытался совладать с собой.

Слезы сорвались из-под опущенных ресниц и покатились по щекам девушки. Крепкое объятие Себастьяна ослабло.

— Знаешь ли ты, что делаешь со мной? — спросил он.

— Причиняю тебе неудобство? — Пруденс отвела глаза. — Вызываю у тебя некоторый временный физический дискомфорт?

Себастьян хлопнул ладонями по стволу ивы.

— Тому, что ты со мной делаешь, — сказал он, — не учат в книгах по анатомии. Ты разбиваешь мое проклятое сердце. А я даже не знал, что оно у меня есть.

Она нырнула под его руку.

— Пожалуйста, Себастьян. Это ошибка. Я не могу поступить так с Трицией. Она добра ко мне. Дала мне кров.

Мужчина прислонился к дереву.

— А любовь, Пруденс? Любовь она дала тебе?

На это у нее не было ответа, и девушка молча выскользнула из-под ивового полога. Себастьян пошел вслед за ней, отбросив в сторону гибкую завесу. Они стояли друг перед другом под проливным дождем.

— Мне жаль разочаровывать вас, — сказала Пруденс, — но я не являюсь неотъемлемой частью имения моей тети. Я знаю, вы привыкли получать то, что захотите, но все иметь вы не можете.

Девушка дрожала, и Себастьяну ужасно захотелось обнять ее и согреть.

— Пожалуйста, держитесь от меня подальше. Я буду вежлива с вами ради тети, но если вы еще раз приблизитесь ко мне с неподобающим предложением, я буду вынуждена рассказать ей правду о вас.

Себастьян понимал, что она не шутит. Решимость была написана в ее потемневших глазах.

Пруденс нервным движением скрутила волосы в узел, но вдруг растерянно застыла, вспомнив, что ей нечем его заколоть. Себастьян полез в карман и вытащил оттуда маленький сверток из куска шотландки. Не говоря ни слова, он протянул его девушке, и она развернула его дрожащими пальцами. Там, на мягкой шерсти, лежали пять серебряных шпилек, увенчанных жемчужинами.

— Вы ошиблись, мисс Уолкер, — произнес Себастьян с горечью в голосе. — Я знаю, что не могу иметь все. Я узнал это очень давно. Но единственный раз в жизни могу я иметь то, чего действительно хочу?

Тихий всхлип сорвался с губ Пруденс, и она покачнулась. Девушка схватила своего мокрого грязного котенка и бросилась через луг: тонкая фигурка, босая и растрепанная, бегущая так стремительно, словно что-то ужасное преследовало ее. Кулаки Себастьяна разжались. Он смотрел, как Пруденс поглотила пелена дождя, и он остался один на один с разбушевавшейся стихией.

Старик Фиш выудил трость из горшка с апельсиновым деревом и хмыкнул от отвращения. Он держал ее двумя пальцами, словно это была ядовитая змея. Если бы он имел право поступать по своему усмотрению, то растопил бы ею камин.

Дворецкий прислонил трость к письменному столу и порылся в стопке конвертов, лежащих на нем. Парадная дверь открылась, и старик поспешил в коридор. Он недовольно поморщился, когда холодные капли дождя влетели в помещение вместе с резким порывом ветра.

Пруденс вбежала и закрыла дверь, толкнув ее плечом. Мокрое, взъерошенное животное прижалось к ее груди. Старик Фиш оглядел девушку сверху вниз, отметив каждую шокирующую деталь ее потрепанного домашнего платья.

— Вы будете пить чай с вашей тетей, мисс Пруденс? — В его голосе сквозило вежливое презрение.

Девушка промчалась мимо дворецкого без единого слова, оставляя после себя грязные следы на начищенном паркете и лестнице. Старик махнул ей вслед кремовым конвертом.

— Постойте, мисс Пруденс. Вам тут еще одно письмо.

На втором этаже хлопнула дверь ее спальни.

«Неблагодарная потаскуха», — возмущенно подумал дворецкий. Эта девчонка просто позор для их дома. Абсолютно никаких манер. Фиш задумчиво оглядел трость. Если бы девушка была его племянницей, он бы задал ей хорошую взбучку.

Старик рассматривал конверт в своей руке. Малиновый воск скреплял дорогую бумагу, придавая ей значимость. Дворецкий поднял конверт на свет, но ничего не увидел. Он поднес его к носу и понюхал, затем опустил, пожав своими костлявыми плечами.

Мисс Пруденс никогда не получала никакой хоть сколько-нибудь важной корреспонденции. Скорее всего, это была очередная мольба от одного из этих нищих научных обществ, которые поддерживал ее отец, с просьбой о денежном пожертвовании. У мисс Пруденс нет своих личных средств. А он не позволит, чтобы леди Триции докучали какие-то язычники.

Старик Фиш собрал всю стопку писем и направился в гостиную. Не обращая внимания на любопытную служанку, которая разводила огонь в камине, он бросил письма поверх шипящих прутьев. Пламя ярко вспыхнуло. Фиш одернул руки и улыбнулся, с удовольствием наблюдая, как языки пламени жадно лижут восковую печать, превращая ее в большую кровавую каплю.

ГЛАВА 13

Кареты с грохотом катились по длинной подъездной дорожке, их фонари рассеивали темноту парка. Лакеи в парадных ливреях распахивали позолоченные двери, и фигуры в масках и маскарадных костюмах, смеясь, направлялись к дому. Было что-то магическое в их стремительном движении, словно какое-то мистическое существо вдохнуло жизнь в статуи парка, рассыпав их по лужайке. Нестройное звучание из бального зала настраиваемых скрипок и арф постепенно перерождалось в плавную мелодию вальса.

Пруденс наблюдала из окна за прибывающими гостями, отделенная от веселья внизу хрупким оконным стеклом. Но это был уже иной мир, иная галактика. Если бы кто-нибудь из гостей Триции взглянул вверх, он смог бы увидеть бледное лицо девушки, выглядывающей из-за раздвинутых портьер. Но никому из них не было дела до бедной племянницы хозяйки бала.

Пруденс закончила плести косу и уронила расческу на колени, затем накинула шаль поверх пеньюара, не замечая духоты ночи.

Небо развернулось над парком черным знаменем, усеянным яркими звездами. Триция не могла бы желать лучшей погоды для своего костюмированного бала. Господь, без сомнения, благосклонно пошлет солнце и голубые небеса на время двухдневных свадебных торжеств, и, возможно, даже радуга засияет над празднично украшенным парком в тот час, когда молодожены будут обмениваться клятвами.

Пруденс поплотнее укуталась в шаль. Она была одинока большую часть своей жизни, и это одиночество стало настолько привычным и естественным, что девушка уже не ожидала для себя никаких перемен.

За ее спиной с тихим скрипом приоткрылась и тут же закрылась дверь спальни. Пруденс даже не оглянулась.

— Если ты пришел прикончить меня, Джейми, там, на туалетном столике, лежит нож для открывания писем.

Джейми преувеличенно громко вздохнул.

— Так-то ты встречаешь меня? А я ведь целую вечность крался за этой старой лисьей мордой.

— Старой рыбьей мордой, — поправила его Пруденс и повернулась на стуле лицом к Джейми.

Он стоял в молочной полосе лунного света и казался ярким золотистым пятном на фоне приглушенных кремовых стен ее спальни.

— Себастьян не собирается убивать тебя, верно?

— Нет, собирается. Очень медленно. На это могут уйти годы.

Джейми почесал голову.

— Я не в большем восторге от этой свадьбы, чем ты. Думаешь, я мечтаю провести остаток своих дней конюхом какой-то чванной графини?

— Бывают судьбы и похуже.

— Ага. Это могла бы быть моя женитьба на потаскухе.

Он подошел к окну, и вместе они наблюдали, как загорались факелы вдоль террасы.

— Это не из-за денег. И даже не из-за этого его захолустного замка. — Джейми ткнул пальцем в окно, когда из роскошной кареты высыпали гости. — Это из-за них. Он всегда хотел быть одним из них. Как его мать. Таким, какими и были бы Керры, если бы Мак-Кей не отнял у них все.

— Значит, он вот-вот получит все, что хочет, не так ли?

— Все, что, как ему кажется, он хочет, — буркнул Джейми. — Но чего хочешь ты, девочка?

Пруденс сбросила его руку со своего плеча.

— Я хочу, чтобы меня оставили в покое.

— А мне кажется, что тебя оставляли в покое слишком часто в твоей жизни. — Джейми упал на колени и с поразительной нежностью сжал ее ледяную ладонь в своих веснушчатых лапах. — Ты должна помочь мне, детка. Ты единственная, кто это может.

Пруденс попыталась вырвать руку, но он крепко держал ее. Внешне спокойная, изо всех сил пытаясь скрыть душившие ее слезы, девушка сдержанно произнесла:

— Себастьян совершенно ясно сделал свой выбор.

— Ты не понимаешь. Себастьян не имел многого в своей жизни, но у него всегда была свобода. Он зачахнет и умрет здесь, все равно что в тюрьме.

Руки девушки сжались в кулаки.

— Я не имею власти над будущим Себастьяна.

С хриплым проклятием Джейми вскочил на ноги и принялся расхаживать по комнате.

— Ага, и оно будет просто блестящим. Быть втиснутым во фрак до конца жизни. Напиваться до отупения, чтобы заглушить свою тоску по вересковым пустошам, серебристому мерцанию дождя на озере. Хотя оно не будет скучным, а? Они с графиней будут кувыркаться на простынях как любовники, не помнящие имен друг друга с наступлением утра. — Джейми остановился перед девушкой, пристально глядя ей в глаза. — А как насчет твоего будущего, Пруденс? Чего ожидать тебе, когда Себастьян превратится в жирного пьяницу? Взгляда украдкой тебе под юбки, когда ты будешь подниматься по лестнице? Пьяного ощупывания в парке? Бьюсь об заклад, этого будет достаточно для такой старой девы, как…

— Черт бы тебя подрал!

Джейми пригнулся, когда щетка для волос пролетела у него над головой. Выпрямившись, он боязливо оглянулся и присвистнул. Удар был настолько силен, что от стены откололся кусок штукатурки. Пруденс вскочила на ноги. Глаза ее пылали фиалковым огнем.

— Ты наглый, — она подыскивала слово достаточно обидное, чтобы уязвить его, — скотт[11]!

Насмешливая ухмылка растянула рот Джейми.

— Прекрасный выстрел, детка. — Он помахал ножом для бумаги перед ее носом. — Не хочешь теперь попробовать вот этим?

— Я бы хотела воткнуть его тебе в глотку, маленький злой негодник.

Девушка потянулась к нему. Джейми отскочил.

— Ты когда-нибудь дралась за что-то, чего хотела, Пру? По-настоящему дралась, зубами и когтями?

— Ты хочешь увидеть мои ногти? Я покажу тебе их.

Рука Пруденс с растопыренными пальцами прочертила воздух, но Джейми ловко увернулся.

Одним прыжком он перескочил через кровать, покрутившись вокруг кроватного столбика, как обезьяна.

— Держу пари, ты провела всю жизнь повторяя: «Да, сэр». «Нет, мэм». «Не обращайте на меня внимания. Я не имею значения».

Попытка склониться в реверансе оказалась ошибкой Джейми. Пруденс изо всех сил пнула ногой стул от своего туалетного столика. Он пролетел через комнату и ударил дерзкого насмешника по голени. Джейми, как подкошенный, рухнул на ковер. Девушка, как разъяренная кошка, прыгнула на него, и он вскинул руки, чтобы защитить лицо. Пруденс пыталась вырвать нож, зажатый у него в кулаке, но ее яростная атака немедленно прекратилась, когда она поняла, что Джейми воет не от боли, а от смеха. Вся нелепость происходящего дошла до нее, и негодование девушки поослабло. Она, Пруденс Уолкер, образец самообладания и сдержанности, сидит верхом на одном из доверенных лиц Себастьяна в пеньюаре, задыхающаяся, истекающая потом, готовая совершить убийство. Господи, что же такое с ней происходит?

Пруденс села, отбросив прядь волос с лица дрожащей рукой. Джейми перекатился на бок, фыркая и сопя. Когда она попыталась подняться, он схватил девушку за запястье, принуждая опуститься на ковер рядом с собой.

— Если ты не хочешь помочь себе, Пру, — сказал он, серьезно глядя на девушку, — помоги Себастьяну.

Она помедлила лишь мгновение.

— Что мне нужно сделать?

Джейми уселся на ковре, скрестив ноги.

— Я хочу, чтобы ты очень внимательно послушала. Первое, что ты должна сделать, — это научиться драться, применяя недозволенные приемы. Себастьян не понимает по-другому.

Джейми говорил, а его ловкие пальцы уже расплетали ей волосы.

Внизу, в бальном зале, трое мужчин подняли свои трубы, громом фанфар приветствуя гостей.

Старик Фиш появился на площадке мраморной четырехступенчатой лестницы, ведущей в бальный зал. Он сделал глубокий вдох и торжественно произнес:

— Полубог Пан и его спутница — богиня Диана.

— Боже, пожалей козлов, — пробормотал Себастьян, когда сияющий сквайр Блейк и жеманно улыбающаяся Девони материализовались на ступенях.

По бальному залу с подносами, уставленными бокалами с шампанским, сновали слуги, наряженные в живописные костюмы герольдов. Датский дог метался по залу, путаясь под ногами гостей. Старик Фиш величественно поднял на плечо свою косу и отправился на поиски новых жертв. Себастьян недоумевал, с чего это вздумалось Триции нарядить дворецкого мрачным духом, который переправляет мертвых по реке Стикс в царство теней? Но нельзя было не признать, что этот костюм был довольно уместным для старика Фиша.

Когда Триция взяла под руку Блейков и повела их сквозь ослепительную толпу гостей к Себастьяну, его подозрения, что он находится в аду, переросли в уверенность. Он осушил бокал шампанского одним глотком.

Триция нарушила свой собственный указ, предпочтя греческому костюму наряд средневековой девушки. Атлас ее юбки сиял рубиновым огнем среди бледно-кремовых и желтоватых тог и накидок. Конусообразный головной убор кокетливо устроился на вершине ее безупречно взбитого парика. Себастьян со смутной надеждой на освобождение из этого ада смотрел на пламя свечей, в опасной близости с которыми развевалась вуаль, прикрывающая лицо Триции и ниспадающая мягкими складками с ее высокого головного убора.

Сквайр Блейк неуклюже приближался к нему на гипсовых копытах.

— Себастьян! Как приятно снова видеть тебя, старина. — Рога, громоздившиеся на макушке его парика, затряслись.

— Рад приветствовать вас, — буркнул Себастьян, поднося руку Девони к своим губам.

Женщина внимательным взглядом окинула его стройную фигуру, отмечая элегантность покроя его бриджей до колен, кружевные оборки на запястьях и шее и скандальное отсутствие маски.

— Но, лорд Керр, в качестве кого вы присутствуете на маскараде?

Себастьян улыбнулся.

— В качестве англичанина.

Девони всплеснула руками.

— Как умно!

Триция бросила на своего жениха недовольный взгляд. Их первая ссора произошла из-за его костюма, вернее, из-за отсутствия такового.

— Чертовски умно, — отозвался сквайр Блейк. — Англичанин, говоришь? Ни за что бы не догадался.

Сквайр завладел рукой Триции, когда оркестр заиграл новую мелодию.

— Разрешите пригласить вас на танец, миледи. Вашей свободе скоро придет конец. — Он подмигнул Себастьяну. — После вашей свадьбы мне придется соперничать с ревнивым мужем.

Щека Себастьяна нервно задергалась, но он мило улыбнулся своей невесте и ее кавалеру. Сквайр Блейк закружил Трицию в веселой карусели менуэта, оставляя за собой след из лавровых листьев. Складки его тоги с каждым шагом соскальзывали все ниже, открывая волосатое брюхо. Девони выжидающе посмотрела на Себастьяна. Он мягко взял ее за плечи и развернул лицом в зал. — Взгляните-ка, Девони. Это не сэр Арло в зеленом парике и с трезубцем? Будьте любезны, сыграйте роль хозяйки в отсутствие Триции и потанцуйте с ним. Хорошо? Он выглядит скучающим.

Себастьян подтолкнул женщину к шерифу, не обращая внимания на ее протесты.

Снова оставшись в одиночестве, он нырнул за мраморную колонну, облегченно вздохнув. Себастьян сунул в карманы сжатые в кулаки руки, умоляя Всевышнего дать ему силы удержаться от соблазна и не ударить того, кто поздравит его с приближающейся свадьбой. Он ясно видел горькую иронию этого вечера, сулящего скорое осуществление всех его желаний. Всю свою жизнь он мечтал находиться в таком зале, освещенном сотнями зажженных свечей, в окружении сиятельных гостей. Его слух всегда напрягался при звуках такой великолепной музыки с тех пор, как он впервые услышал пение своей матери. Но сейчас чарующие звуки скрипок раздражали его. Слишком поздно он понял: не все золото, что блестит, а в масках заключается больше сущности, чем в душах, которые они скрывают.

«Где же Пруденс?» — недоумевал Себастьян.

Скорее всего, сидит в своей комнате, уткнувшись носом в какую-нибудь дурацкую книгу. Он несколько раз пытался выйти из зала на ее поиски, но Триция неизменно оказывалась рядом и тащила его танцевать. Она утроила свои ухаживания с тех пор, как он вежливо, но настойчиво выставил ее из своей спальни. Но после свадьбы между ними уже не будет закрытых дверей.

Хрустальные подвески каплями росы украшали канделябры. Тысячи свечей отбрасывали сверкающие бриллианты света на танцующих. Взгляд Себастьяна скользнул вверх. Сводчатый потолок венчал бальный зал. Он рассматривал тонкие лепные узоры потолка, состоящие в основном из собранных в причудливые букеты цветов жимолости. Какая же огромная разница между холодной штукатуркой и живым цветком с лепестками такими же мягкими и бархатными, как кожа Пруденс.

Себастьяну так хотелось найти нужные слова и убедить девушку не отказываться от встреч с ним. Если бы он мог выбирать, то увел бы ее из «Липовой аллеи» сегодня же, нашел какой-нибудь ветхий домик и поселился в нем с Пруденс, чтобы через несколько лет в нем звенели голоса их малышей. Им бы не нужны были ни богатство, ни титулы, им не нужно было бы ничего, кроме друг друга. Но он женится на Триции не только ради богатства. Он женится на Триции, чтобы избавиться от д'Артана, пока его фанатичный дед не превратил его в негодяя, который сможет, не задумываясь, убить такую девушку, как Пруденс, только бы его благополучию ничего не угрожало. Его время истекало. Выборы д'Артана в Палату Общин были объявлены в «Лондонском обозревателе» в прошлую пятницу. Дед вернется из Лондона менее, чем через неделю.

Себастьян встретит своего деда, будучи уже мужем Триции, и в его руках будет достаточно богатства и власти, чтобы рассмеяться старику в лицо и послать его к черту.

Он вспомнил далекое время, когда смеялся в лицо отцу и глотал слезы от боли и обиды, уворачиваясь от ударов кулака, которые сыпались на него как из рога изобилия. Своим презрением и насмешками Себастьян бросал вызов домашнему деспоту, понимая, что однажды в ярости отец может убить его. Но тогда ему было все равно.

Тяжелый запах пудры, духов и разгоряченных тел стоял в нагретом свечами воздухе. Себастьян направился к двери на террасу. Он должен убежать, найти место, где сможет свободно дышать.

Триция, словно по волшебству, появилась возле него.

— Ищешь меня, милый? Наш пан едва не затоптал меня копытами. Я просто не чувствую пальцев на ногах. Ты потом разотрешь мне их?

Не успел Себастьян ответить, как их окружили фигуры в ярких масках, среди которых он разглядел Блейков и сэра Арло.

— Великолепный бал, графиня!

— Чудесное шампанское!

— Пролог к прекрасной совместной жизни!

Слова их благодарности не радовали Себастьяна. Он наблюдал, как Триция приветствовала их, пытаясь вспомнить то время, когда находил ее общество приятным для себя. По правде говоря, в этом не было ее вины. Если бы он не встретил Пруденс, возможно, до сих пор находил бы улыбку Триции очаровательной, а не глупой; разговоры, которые она вела в компании своих друзей, глубокомысленными, а не пустыми.

Старик Фиш показался на ступеньках, явно наслаждаясь своей ролью предвестника смерти.

— Э… э… — Он помолчал, не находя слов, что было столь не свойственно ему, и искоса взглянул на фигуру, стоящую рядом с ним. — Существо Купидон.

Себастьян вздрогнул от неожиданности, когда раздался гнусавый голос:

— Существо? Это что же за представление? Каждый второй болван в этом зале Бог или Полубог. Почему же я должен быть существом?

Фиш отступил в сторону, увертываясь от удара стрелы, зажатой в руке Купидона. Она была выкрашена золотой краской, но ничто не могло скрыть тот факт, что стрела была настоящей, с заостренным смертоносным концом.

Триция отпустила руку Себастьяна.

— Да ведь это же твой проказник-кучер! Он испортил мой бал. — Глаза женщины искрились весельем. — Я должна устроить ему нагоняй.

Триция подобрала юбки и упорхнула через зал. Любопытные глаза гостей следили за ней, когда она погрозила полуголому дикарю пальцем и ущипнула за щеку. Джейми поправил свою набедренную повязку и с важным видом зашагал вслед за ней, выпятив грудь, как снегирь. Его ненапудренные волосы в пламени свечей сияли, как солнце на закате. Мрачное предчувствие беды сжало свои пальцы на горле Себастьяна.

— Привет, хозяин, — сказал Джейми, подходя к нему.

Делая вид, что лохматит его волосы, Себастьян схватил Джейми за ухо и с силой крутнул.

— И кто, по-твоему, ты есть?

— Вы же слышали старика. Я — Купидон, посланник любви. — Он нахально улыбнулся Девони. Она хихикнула, прикрыв рот розовыми пальчиками.

— Ты хорошо знаешь, что я имею в виду. То, что ты делаешь…

Они оба застыли, когда раздался голос сэра Арло.

— Я знаю, что подстрелил его, сэр Марстан. Вот уже несколько недель, как прекратились грабежи. Проклятый ублюдок, простите меня, леди, возможно, заполз в какую-нибудь нору, чтобы умереть. Полагаю, что честные люди никогда больше не увидят Ужасного Шотландского Разбойника Керкпатрика.

Джейми воспользовался заминкой Себастьяна и улизнул. Подмигнув Девони, он потащил ее в круг танцующих, где под плавные звуки вальса принялся выплясывать разухабистую джигу. Старик Фиш спустился по ступеням в зал, явно намереваясь присмотреть за негодником.

И не было никого, чтобы объявить о прибытии одинокого гостя, который появился у входа в зал. Но этого и не требовалось. Служанка вскрикнула и уронила поднос. Девони Блейк в глубоком обмороке рухнула на пол. Музыканты резко прекратили играть. Пары танцующих налетели друг на друга. Глаза всех присутствующих обратились ко вновь прибывшему нежданному гостю.

У Себастьяна перехватило дыхание, когда он встретился со взглядом аметистовых глаз Ужасного Шотландского Разбойника Керкпатрика.

ГЛАВА 14

Мертвая тишина повисла в зале. Призрак на ступеньках прямо-таки сошел с одного из рекламных листков, развешанных по всему Нортамберленду. От туфель с пряжками до клетчатой шотландской юбки костюм горца был завершен. Шерстяные чулки облегали стройные икры. Отделанная деревом рукоятка пистолета торчала из-за алого пояса.

Тихий ропот прокатился по залу, и, перекрывая шум толпы, раздался громкий голос сквайра Блейка, который, пыхтя, поднимал свою дочь с пола.

— Какой великолепный костюм! Жаль, что я сам не подумал об этом.

Ропот усилился. Джейми захлопал. Сквайр Блейк присоединился к нему, сбив набок парик прислонившейся к нему Девони. Один за другим, остальные гости последовали их примеру, и зал взорвался громом аплодисментов.

Джейми нырнул за мраморную статую своего ангелоподобного тезки, когда гневный взгляд Себастьяна отыскал его.

Себастьян пробирался сквозь толпу, преследуя одну цель. Остановившись на ступеньку ниже Пруденс, он больно схватил ее за запястье.

— Вы приглашаете меня танцевать, сэр?

Ее нежный голос коснулся ушей Себастьяна, но сегодня его мелодичное, успокаивающее звучание произвело на него противоположный эффект. Мужчина затравленно глянул через плечо, отмечая прикованные к ним любопытные взгляды. Не осмелившись заговорить, он ограничился тем, что грубо притянул девушку в свои объятия.

Ноги Пруденс мелькнули в воздухе, когда он сорвал ее со ступеней в головокружительном повороте танца. Оркестр проковылял сквозь нагромождение фальшивых нот, прежде чем воспарить в чарующих аккордах вальса.

Пламя свечей окрашивало волосы Пруденс в цвет бургундского. Искусные завитки, которые Джейми накрутил из ее упрямых локонов, растекались по спине. Черная шелковая маска ласкала нежные, как цветки фиалки, щеки. Возбужденный шепот пробежал среди гостей, танцующих ближе к ним, и распространился по всему залу, когда обнаружилось, что вновь прибывшим таинственным гостем и партнершей лорда Керра была неоспоримо женщина, к тому же весьма привлекательная.

Взгляды всех присутствующих обратились к Триции. Ее хмурая озадаченность быстро сменилась ослепительной улыбкой. Сэр Арло поскреб пальцем подбородок и, в недоумении сощурив глаза, разглядывал странную пару, грациозно кружившуюся по залу в стремительном вальсе.

Даже сквозь складки шотландки Пруденс ощущала тепло руки Себастьяна, обнимающей ее за талию. Он держал девушку опасно близко, тесно прижимаясь к ней, и холодный пистолет, висящий на поясе, вдавился ей в живот.

Дыхание Себастьяна у ее уха было горячим и гневным.

— Разве Триция не учила тебя должному этикету? Никогда не следует засовывать заряженный пистолет к себе в подштаники.

Девушка обворожительно улыбнулась.

— Это не мои подштаники.

Они были всего в трех шагах от террасы, когда легкое подергивание за плед, закрепленный на плече Пруденс, заставило их остановиться. Позади стоял сэр Арло. От его добродушной улыбки мурашки побежали по позвоночнику девушки.

Себастьян пробормотал свои извинения Пруденс и, бросив на нее взгляд, обещающий возмездие за столь нелепую и опасную шутку, удалился, ни разу не оглянувшись. Он ловко пробрался среди гостей, взял с подноса бокал с шампанским и, развернувшись, очаровательно улыбнулся растерянной девушке.

Сэр Арло потрогал шотландку.

— Изумительная копия. Настолько достоверная.

Пруденс поплотнее укуталась в плед.

— Я всегда была искусна в шитье. Стежок здесь, стежок там.

Шериф вытащил лорнет из складок своей тоги и принялся пристально рассматривать брошь на плече.

— Просто восхитительно. Какая тонкая филигранная работа. Она ведь французская, знаете ли. Я мог бы поклясться, что существует только одна такая во всей Англии.

Флирт давался Пруденс с трудом, но она чувствовала необходимость доиграть спектакль до конца. Девушка вытащила ткань пледа из его пальцев и ослепительно улыбнулась.

— Воображение, сэр Арло. Нужно лишь использовать свое воображение.

Восхищенный взгляд шерифа не уменьшил ее страхов.

— О, конечно, Пруденс, конечно.

Веселый смех Девони нарушил неловкое молчание, установившееся между ними. Переведя взгляд, девушка увидела Себастьяна, склонившего голову к Девони и приобнявшего ее за обнаженное плечо. Триция спешила к нему в сопровождении еще одного гостя.

Пруденс больше не могла выносить испытующий взгляд Арло. Ей не следовало позволять Джейми уговорить себя на это безумие. Это была глупая затея. И она совершила ошибку.

Девушка дотронулась кончиками пальцев до висков.

— У меня болит голова. Вы должны извинить меня за то, что я покину вас.

Пруденс пробиралась среди одетых в тоги Муз и сказочных принцесс к спасительному выходу, моля, чтобы удалось добраться до двери, прежде чем ее остановят новыми расспросами. И все же девушка не смогла удержаться от того, чтобы в последний раз не взглянуть на Себастьяна. Но отыскав глазами среди гостей его фигуру, она резко остановилась. Его поза была застывшей, брови угрожающе сдвинулись на переносице. По угрюмому выражению его лица девушка догадалась, что его гнев на нее был лишь слабым отголоском той бури, клокотавшей внутри него сейчас. Ее поразило, что никто вокруг не замечал его состояния.

Гости танцевали и смеялись. Триция льнула к руке Себастьяна. А Пруденс достаточно знала о порохе, чтобы почувствовать, что если бы кто-нибудь ударил кремнем возле него, он бы взорвался, оставив кучку дымящейся золы на мраморных плитах.

Она подошла ближе.

— … и, виконт, — щебетала Триция, — это мой будущий муж, Себастьян Керр. Быть может, вы сможете вернуться к субботе на свадьбу?

Низкий голос с французским акцентом вызвал у Пруденс волну дрожи.

— Я и не подозревал, что вы помолвлены, мой дорогой. Какой приятный сюрприз.

— Эта ночь, кажется, изобилует ими, — отозвался Себастьян.

Пруденс глянула через плечо Себастьяна и поняла, что ошибалась. Кое-кто еще догадывается о его бурлящих эмоциях. Она неплохо разбиралась в людях и заметила, что темные глаза виконта блестят от едва скрываемой мрачной радости.

Старик смущенно улыбнулся Триции и жестом обвел бальный зал.

— Я путешествовал по окрестностям по возвращении из Лондона. Я никогда бы не осмелился вторгаться в ваши владения, графиня, если бы знал, что вы даете костюмированный бал. — Он указал на свои элегантные бриджи и сюртук. — Боюсь, я неподобающе одет для такого празднества.

— Жаль, — сказал Себастьян. — Из вас бы получился восхитительный Цербер.

Триция на мгновение задумалась и переспросила:

— Это один из сыновей Зевса?

Пруденс, не подумав, ответила:

— Цербер — это трехголовый пес, охраняющий ворота ада. Если кто-то входит в ад, он ласкается и виляет хвостом, но если же кто-то пытается оттуда убежать, он сжирает его… — Девушка стушевалась под устремленными на нее любопытными взглядами.

Триция недовольно поморщилась.

— Фи! Кому захочется быть наряженным в костюм собаки. Для этого у нас есть Борис. Ты знаешь, Себастьян, что я встречала виконта во время моего пребывания в Париже? Это было до того, как те ужасные грубые крестьяне конфисковали его имение. В то время я была замужем за Пьером.

— Рейнодом, — рассеянно поправила Пруденс тетю.

Только Триция, размышляла девушка, могла искать причины революции во Франции в плохих манерах крестьян этой страны.

Виконт, по-прежнему, не отводил от нее глаз, и их мрачные серые глубины выводили Пруденс из равновесия. Он отыскал руку девушки среди складок пледа и склонился к ней. Его губы оказались удивительно теплыми, но холодная дрожь сотрясла тело Пруденс.

— Моя племянница, мисс Пруденс Уолкер, — представила Триция девушку так, словно она была чем-то настолько незначительным, о чем не стоило и вспоминать.

Виконт уставился на девушку, гипнотизируя ее своим взглядом.

— Очаровательна. Я имел удовольствие посетить однажды одну из выставок вашего отца. Этот человек был гением.

— Я тоже так считаю.

Пруденс отняла руку, подавив в себе желание вытереть ее о свою юбку.

— Я был заинтригован его опытами со взрывчатыми веществами, — продолжил виконт. — Имея одно время свою лабораторию в Париже, я тоже считал себя в некотором роде химиком.

Триция взяла его под руку.

— Эта ужасная чернь вынудила виконта покинуть свою страну. Они сожгли все его владения.

— Какое несчастье, — пробормотала Пруденс.

Виконт пожал плечами.

— C'est la vie[12]. Ваши соотечественники очень добры ко мне. Я только что вернулся из Лондона, где был избран в Палату Общин. Мне бы очень хотелось заехать к вам на следующей неделе и поговорить о работе вашего отца.

— Если вы путешествуете, — вмещался Себастьян, — мы не смеем задерживать вас.

Виконт отвесил Пруденс поклон и повернулся к Себастьяну.

— Надеюсь, мы еще встретимся. Очень скоро.

— Скажите, виконт, — снова защебетала Триция, ревниво завладев его вниманием, — это правда, что в ваших жутких тюрьмах не подают чая? Я содрогаюсь при мысли, как, должно быть, страдают Мария-Антуанетта и Людовик. Они такая восхитительная пара. Пьер однажды брал меня на аудиенцию с ними. — Женщина потянула виконта в сторону от Себастьяна. — Или это был Рауль?

Ответ виконта прозвучал неразборчивым бормотанием, и пара удалилась, растворившись в толпе. Пруденс повернулась к Себастьяну. Ее вопрос замер на губах, когда он ледяным взглядом окинул девушку от броши до чулков.

— Полагаю, вы должны мне танец, мисс Уолкер. И объяснение.

И прежде чем она успела запротестовать, Себастьян привлек ее в свои объятия.

Пруденс ощущала каждое движение его мускулов, когда он вел ее по залу в стремительном танце. Девушка не замечала, что тесный круг танцующих распался и они танцевали одни. Цвет глаз Себастьяна из дымящегося пепла превратился в расплавленную сталь. Она никогда не представляла, что мужчина может выглядеть одновременно таким привлекательным и таким жестоким, готовым к убийству. Девушка откинула голову, пытаясь перевести дыхание. Окружившие их тесным кольцом разряженные фигуры расплывались перед глазами, превращаясь в молочный туман. И уже невозможно определить, какие из них живые, какие мраморные.

Пальцы ног Пруденс едва касались пола, когда Себастьян, закружив ее еще быстрее, увлек через дверь на вымощенную плитами террасу.

Он так резко отпустил девушку, что она, потеряв равновесие, едва не упала. Рев Себастьяна сотряс воздух.

— Ох, девочка, у тебя что, совсем нет мозгов в твоей милой головке?

Пруденс заморгала.

— Простите?

Он отвернулся и схватился руками за каменную балюстраду с явным намерением побороть свою злость и восстановить способность говорить спокойно.

После минутного молчания Пруденс задумчиво заговорила.

— Неожиданно мне пришло в голову, Себастьян, что я не видела тебя никогда по-настоящему рассерженным.

Мужчина развернулся.

— Меня называют ужасным, — сказал он, наступая на девушку и заставляя ее пятиться после каждого произнесенного слова, — не потому, что я сообразительный партнер в висте.

Пруденс спиной уперлась в противоположную балюстраду и тяжело сглотнула.

— Возможно, из-за твоего мастерства в фара…

Она испуганно ахнула, когда Себастьян выдернул пистолет у нее из-за пояса, и вскинула руки вверх, забыв, что он не заряжен.

Он умело проверил оружие.

— В опровержение того, что мог наговорить тебе добрейший шериф, я не занимаюсь убийством безоружных женщин. — Мужчина бросил на Пруденс сердитый взгляд из-под ресниц. — Каким бы сильным не был соблазн.

Девушка опустила руки, чувствуя себя идиоткой. Себастьян вернул ей пистолет.

— Он прелестно завершает твой ансамбль. Пруденс отвернулась и положила оружие на балюстраду, отчаянно стараясь избежать его обвиняющего взгляда. Она просчиталась. Себастьян не был сердит. Он был в ярости.

— Я хотел бы узнать одну вещь, мисс Уолкер. — Он схватился руками за перила по обеим сторонам от нее, надежно пресекая попытку к бегству, но не касаясь девушки. — Вы угрожаете мне?

Пруденс заставила себя непринужденно пожать плечами, помня наставления Джейми. Но двуличие и полуправда не очень хорошо ей удавались.

— Это было бы неразумно, не так ли?

— Да, если вы считаете, что со мной вы в безопасности.

Девушка набралась храбрости и повернулась к нему лицом.

— Я с тобой в безопасности, Себастьян?

Тепло исходило от его стройного тела. Она почувствовала, как расслабились его мускулы, но ощущение опасности не покидало ее.

Ноздри Себастьяна раздулись. Он провел пальцем по кружевному жабо у ее горла.

— А мой плед хорошо подошел тебе.

Пруденс была удивлена быстрой сменой его настроения. Себастьян опустил голову и вгляделся в обращенное к нему лицо девушки. Жар их дыхания смешался, губы соприкоснулись. Его язык прошелся по линии губ Пруденс и погрузился внутрь в мучительной ласке. Ее пальцы вцепились в лацканы его сюртука, в то время как она сама отдалась неистовству поцелуя.

Себастьян неторопливо проложил губами дорожку от уголка рта по бархатистой коже щеки к уху. Девушка услышала его хрипловатый шепот.

— В горах, когда женщина носит плед мужчины, это означает только одно: она принадлежит ему.

Губы Себастьяна нашли ее рот и прижались к нему с новым жаром, язык исследовал его медовые тайны. Обняв за спину, он притянул девушку к себе и потерся грудью о ее грудь. Какая же она мягкая и желанная!

Слишком поздно Пруденс вспомнила, что мужчина знал все секреты ее одежды.

Себастьян скользнул рукой под плед, расстегнул пуговицы рубашки и прошелся пальцами по упругому холмику ее груди, не сдерживаемому корсетом. Он поймал набухший бутон соска между двумя пальцами, умело дразня и возбуждая податливую плоть.

Из груди Пруденс вырвался сладкий стон. Себастьян наклонился, и девушка почувствовала жар его ладоней на обнаженной коже под коленом. Его рука начала медленный, сводящий с ума подъем по ее бедру, скользнула под юбку, пробираясь все выше и выше. Сердце девушки бешено заколотилось. Сегодня она впервые поняла мудрость чулков и подвязок, рубашек и нижних юбок. Пальцы Себастьяна ласкали чувствительную бархатную кожу на внутренней поверхности бедра, неумолимо продвигаясь к тонким поношенным штанам — неотъемлемой детали одежды шотландского горца.

Ужаснувшись своим желаниям, Пруденс поняла, что хочет, чтобы он прикоснулся к ней там. Какой же распутницей она стала! Но стыд ее растворился в бодрящем тепле его поцелуя. Пруденс обхватила руками сильную шею мужчины, почувствовав, как он конвульсивно вздохнул, когда его пальцы продолжили свои жадные поиски.

Себастьян проник под тонкие покровы одежды и обхватил ладонью округлые ягодицы. Пруденс откинула голову, заглушая вскрик, когда его большой палец коснулся ее плоти в нежнейшей ласке, вызывая волну сладкой дрожи. Девушка чувствовала, как ее тело раскрывается ему навстречу, словно цветок, наполненный росой. Она переплела свое тело с телом Себастьяна и прижалась губами к бешено пульсирующей жилке на его горле.

Внезапно рука его замерла. Он поймал ее за волосы и заставил взглянуть на себя. Глаза девушки затуманились от желания, и она робко ему улыбнулась.

Взгляд мужчины был полон черной ярости. Улыбка Пруденс померкла. Что сделала она, чтобы так рассердить его? Ледяные иголки стыда покалывали тело девушки. Ее распутное поведение, должно быть, было ему отвратительно. Как она могла оказаться такой дурой? Пруденс опустила глаза, радуясь, что шелковая маска скрывает румянец, заливший щеки.

Зарычав, Себастьян сжал зубами ее распухшую от поцелуев нижнюю губу. Девушка задрожала, ожидая боли, но нашла лишь наслаждение в этой грубой ласке. Что-то в его объятии изменилось, теперь оно стало таким же жарким и неослабным, как и безумная страсть, которая вспыхнула между ними.

Себастьян опустил руку ниже по ее спине, восхищаясь округлостями ее тела. Его колено скользнуло между колен Пруденс, раздвигая ноги и одним легким движением подсаживая на балюстраду. Себастьян стиснул ее в объятиях, стремясь как можно крепче прижать девушку к своей жаждущей плоти.

Пруденс попыталась отстраниться. Страх перед запретным и неведомым, гася желание, захлестнул ее. Она отвернула лицо.

— Себастьян, пожалуйста, я не могу…

Он пальцами за подбородок приподнял голову девушки. Рассеянный свет факелов отбрасывал резкие тени на его лицо. Ресницы Себастьяна дрогнули, и она успела заметить взгляд изголодавшегося животного, дремлющего под тонким налетом учтивости. Беспричинный ужас обуял ее.

Пруденс уперлась кулачками ему в грудь, едва не теряя сознание от страха, что он может сбросить с нее одежду и овладеть прямо здесь, на террасе. Но она не осмеливалась осуждать Себастьяна за принятие того, что сама невольно предлагала, провоцируя его агрессивность. Порицание себя за свою слабость и постыдную капитуляцию еще сильнее разожгло панический страх девушки.

— Отпусти меня!

Себастьян поймал запястья ее рук в свою широкую ладонь. Его взгляд ошеломил Пруденс. В нем была боль, которая залегла во впадины его щек и углубила морщинки вокруг этого красивого рта; боль ничем не прикрытая и не сдерживаемая, настолько осязаемая, что такая же боль отозвалась где-то в глубине ее сердца.

— Ну, что ты решила? — спросил Себастьян. Его голос был поразительно холодным и сдержанным. — Ты со мной в безопасности?

Пруденс склонила голову. Черная маска впитывала первые слезы. Его теплое дыхание коснулось уха девушки.

— Не заказывай музыку, Пруденс, если не хочешь танцевать.

Свет, струящийся на террасу через открытую дверь, померк.

— Себастьян! Ты здесь? — неуверенно позвала Триция.

Он отпустил Пруденс и отступил на несколько футов. На ее запястьях, как браслеты, остались отпечатки его пальцев. Девушка соскочила с каменной балюстрады и расправила юбку дрожащими руками. Они находились в тени, но Пруденс не знала, сколь долго Триция стояла на террасе.

Себастьян уставился невидящим взглядом на темный парк. Глаза его стали черны как ночь.

— Я здесь, дорогая. Что случилось? — отозвался он.

Триция, волоча юбки по каменным плитам, направилась к нему. Ее тонкая рука легла на локоть мужчины.

— Не мог бы ты пойти в зал, милый? Гости уже начинают скучать.

— Конечно. — Его губы коснулись виска женщины, но взгляд был устремлен мимо нее к Пруденс. — Все, что пожелаешь.

Себастьян повел Трицию к дому, но остановился у двери в ярком свете факелов. Он грациозно склонился к своей невесте и запечатлел нежный поцелуй на ее губах. Руки девушки сжались на балюстраде. Когда они входили в зал, Триция оглянулась, только сейчас осознавая присутствие на террасе своей племянницы. Пруденс попыталась понять, что же сверкнуло в глазах тети — триумф или подозрение?

Девушка сунула пистолет за пояс и направилась вслед за ними, не позволяя себе всхлипывать, как ей того очень хотелось. Она закусила нижнюю губу. Рот ее был распухшим от поцелуев. Пруденс молила, чтобы свидетельства страстного натиска Себастьяна не были столь очевидны для других, как казались для нее.

Она пробралась сквозь толпу гостей и вышла из зала. Голова раскалывалась от боли. Резные позолоченные двери закрылись за ней.

Тупая боль в голове стала резче, когда Джейми высунулся из занавешенного алькова и восхищенно улыбнулся.

— Поздравляю, девочка. Все было сработано просто замечательно. Я бы сказал, что ты завладела его вниманием.

Пруденс, не оборачиваясь, бросила на ходу:

— Несомненно. Он презирает меня.

Лицо Джейми вытянулось, но через мгновение просияло.

— Не принимай близко к сердцу. Мои маманя и папаня уже много лет ненавидят друг друга. И что же? Посмотри на меня, какой получился франт.

Девушка продолжала шагать по лестнице, и он крикнул ей вслед:

— Там какой-то человек в шикарной карете спрашивает дочь Ливингстона Уолкера. Это ты?

Пруденс остановилась. Ее плечи поникли. «Не теперь, — подумала она. — Не сегодня». Гордость девушки была повергнута в прах. Она не сможет вынести обсуждения соединений серебра с селитрой с каким-нибудь безумным изобретателем. В этот момент ей было наплевать, если они все взлетят на воздух и таинственный французский виконт вместе с ними.

Девушка обернулась к Джейми и расправила плечи.

— Скажи ему, что меня здесь нет. Скажи, что иммигрировала в Померанию или что умерла.

Джейми почесал голову.

— Ты хочешь, чтобы я отослал его?

— Да, Джейми, — повторила она с нетерпением. — И как можно дальше.

Девушка не заметила его лукавой ухмылки. Рыжий проказник сунул стрелу в колчан и помчался к двери.

Пруденс сняла маску с лица, поднимаясь по ступеням. Она приложила полоску шелка к щеке, вновь вспомнив предостережение Себастьяна: «Не заказывай музыку, Пруденс, если не хочешь танцевать».

Музыка из бального зала эхом разносилась по всему дому. Пруденс смяла шелк в кулаке. Тонкие черты ее лица застыли в свою собственную маску.

Себастьян стоял в темноте у окна библиотеки, прислушиваясь к приглушенному шороху гравия под колесами карет последних гостей, покидающих «Липовую аллею». Его ноздри раздувались, вдыхая сильный аромат душистых трав, доносившийся с лужайки перед домом. Словно животное, учуявшее свободу, он хотел шагнуть в распахнутое окно и убежать от человека, которым он был прежде, и от человека, которым станет в будущем. Но не было избавления от человека, которым он был сейчас. Кровь Брендана Керра текла по его жилам, словно яд. Себастьян закрыл глаза, снова ощутив отчаянный стук кулачков Пруденс по своей груди.

Он только хотел проучить ее, показать ей, что он не любезный Арло Тагберт, с которым можно флиртовать. Какой будет вред от украденного поцелуя? Что стоят несколько ленивых ласк? Но цена оказалась много выше, чем он предполагал.

Себастьян вгляделся в темноту парка. Он вцепился пальцами в подоконник, вспомнив тепло улыбки Пруденс, нежную ласку ее рук. Болезненная честность ее любви выпустила на свободу неудержимый прилив желания обладать этим совершенным телом; поднимающуюся по спирали агонию чувственного голода, граничащую с безумием.

Он напугал Пруденс. Близко перед собой Себастьян видел темные зрачки ее глаз, расширенные от страха, и помнил руки, отталкивающие его.

И он отступил, спрятался в то спокойное тихое место, куда он однажды в детстве заполз от оглушающего рева отца и звука ударов кулаков по телу матери.

«Отпусти меня», — взмолилась Пруденс. Себастьян тряхнул головой, чтобы отогнать назойливое видение.

Его отец не отпустил мать. Он не отпускал ее, когда она отталкивала его, умоляла, даже когда кричала. И только когда отчаявшаяся женщина шагнула из окна башни Данкерка, унося в чреве их второго ребенка, Брендан Керр вынужден был отпустить ее. Но и тогда он пытался удержать жену, бросился через зал башни, хватаясь за ее юбки. Но ребенок в утробе матери придал ей смелости. Она раскинула руки и шагнула в небо, навсегда исчезнув в вересковой бездне, простирающейся вокруг Данкерка.

Себастьян до сих пор помнил спокойствие на ее лице в тот момент, когда она стояла на подоконнике и солнце просвечивало золотые волосы. Он сидел, обняв колени, в углу башни, горькие слезы катились по щекам. Тогда он ненавидел мать за то, что та вырвалась на свободу и бросила его одного.

Себастьян застонал и взъерошил волосы. Он не мог себе позволить бередить старые раны. У него были более неотложные проблемы: досрочное возвращение д'Артана из Лондона. И столь неожиданное появление его деда в «Липовой аллее» не предвещало для Себастьяна ничего хорошего.

Он не мог поверить, что хитрый старик осмелился явиться в дом Триции. Теперь он узнал о намерении Себастьяна жениться, и они оба понимали, что их следующая встреча может стать последней. Д'Артан некоторое время будет вне себя от ярости, но Себастьян надеялся, что его избрание в Палату Общин несколько смягчит удар. У деда будет свое денежное пособие, все двери высшего лондонского общества будут распахнуты перед ним. Ему больше не понадобится внук. Не будет больше ограблений, не будет больше тайн. Д'Артану одному придется трудиться над освобождением Франции и подрывом могущества Англии.

Себастьян надеялся на дружеское расставание. Он подозревал, что дед, по-своему, даже любил его.

Единственной заботой Себастьяна теперь была Пруденс. Челюсть его напряглась, когда он вспомнил хищный взгляд деда, которым тот смотрел на нее. Старик понял, что эта девушка из хижины арендатора.

Себастьян встряхнулся и напомнил себе, что через два дня он станет достаточно могущественным, чтобы защитить ее. Как нищая племянница легкомысленной графини, Пруденс была уязвима для махинаций д'Артана. Но когда Себастьян станет хозяином «Липовой аллеи», то позаботится о том, чтобы исчезновение или несчастный случай с его племянницей не остался незамеченным королем.

Вздохнув, Себастьян закрыл окно. Сознание и уверенность в том, что он сможет защитить Пруденс, не принесло ему покоя, которого он искал. Тяжелой походкой он поднялся по лестнице. С тех пор, как он живет в «Липовой аллее», ему ни разу не привиделся кошмар, но Себастьян опасался, что сегодня будет все по-другому. Задержавшись у комнаты Пруденс, он дотронулся до полированной дубовой двери, словно каким-то образом мог коснуться сквозь холодное дерево ласкового тепла ее тела. Сможет ли он выдержать, чтобы однажды не толкнуть дверь, не накрыть ее рот своим, заглушая все протесты, и не погрузиться в ее нежное молодое тело? Себастьян сжал руку в кулак и поспешил дальше по темному коридору.

Завернув за угол и оказавшись в желанном уединении западного крыла, он увидел, что дверь в его комнату приоткрыта. Мягкий свет одинокой свечи проникал в коридор. Себастьян выругался про себя, ибо был не в настроении отражать назойливые атаки Триции.

Он толкнул дверь, и челюсть его отвисла от представшей перед ним картины. Не Триция, а Пруденс сидела в его кресле, зажав хрустальный графин между ног. Девушка перехватила его рукой за горлышко и подняла, приветствуя ошарашенного Себастьяна.

— Добрый вечер, мистер Ужасный. Не желаете ли глоток бренди?

ГЛАВА 15

Себастьян выглядел настолько ошеломленным, что уже вряд ли удивился, если бы она выпустила облако сигаретного дыма ему в лицо. При других обстоятельствах Пруденс могла бы счесть эту сцену комичной. Он продолжал в изумлении таращиться на нее, а она сжимала в руке графин с бренди. Резное горлышко сосуда врезалось в нежные подушечки пальцев.

Себастьян медленно, не отрывая глаз от Пруденс, начал закрывать дверь. На мгновение, в чем-то усомнившись, оставил ее приоткрытой и, наконец, захлопнул. Он обошел вокруг кресла, на котором сидела девушка, словно она была диким зверем, требующим от него крайней осторожности в обращении.

Пруденс опустила голову. Она расчесала скрученные локоны и теперь волосы тяжелой накидкой лежали на ее плечах.

Себастьян указал на полупустой графин.

— Ты выпила все это?

Девушка смутилась и пожала плечами.

— Я нечаянно толкнула его, когда услышала твои шаги в коридоре. Подозреваю, что старик Фиш будет недоволен.

Себастьян поглядел на темное пятно возле кресла с явным облегчением. Пруденс поднесла графин к губам, чтобы сделать первый глоток, но он вырвал его у нее из рук.

— Тебе обязательно нужно подкрепляться бренди, чтобы разговаривать со мной?

— Я пришла сюда не разговаривать с тобой.

Мужчина издал странный звук, словно в горле у него внезапно пересохло. Она указала на одежду, аккуратно сложенную на комоде атласного дерева.

— Я пришла, чтобы вернуть твой плед.

Себастьян повернулся к ней спиной и сделал большой глоток бренди, прежде чем поставить графин на каминную полку.

— Ты никогда не задумывалась над тем, что может случиться, если Триция обнаружит тебя здесь?

— Она не обнаружит.

Он круто повернулся, устремив на девушку подозрительный взгляд.

— Как ты можешь быть уверена в этом?

Пруденс глянула на мужчину поверх очков.

— Триция имеет привычку подмешивать перед сном опий в свой пунш. Я позволила себе добавить несколько лишних капель.

Себастьян откинул голову и рассмеялся.

— Из тебя получилась бы прекрасная леди-разбойница.

— Лучшая, чем ты. Я бы то и дело не подставлялась под пули и не падала с лошади. Тебе всерьез следует задуматься над поисками иных средств к существованию.

— Я уже нашел. Муж богатой графини.

Пруденс опустила глаза и разгладила на коленях ночную рубашку. Себастьян вздохнул.

— Ты сидишь в чужой комнате как самый невинный из ангелов и говоришь, что отравила свою тетю. Боюсь, я не смогу помочь тебе спрятать тело. В убийстве я не силен.

Девушка бросила на него укоризненный взгляд.

— Я тоже. Ты же знаешь, что я бы никогда не смогла причинить боль Триции. — Она отвела глаза не в силах встретиться с его взглядом. — Во всяком случае, умышленно.

Себастьян опустился перед ней на колени и спрятал ее ладони в своих. Пруденс сжала колени, чтобы сдержать дрожь в них.

— Пруденс, я хочу, чтобы ты очень внимательно выслушала меня. Я — нехороший человек. Я — достойный презрения преступник и двуличный негодяй. Я продал бы собственную мать за шанс заполучить жену с титулом. Мои нетипичные всплески нравственности и самообладания там, где дело касается тебя, в любой момент могут иссякнуть, и последствия будут мрачными и трагическими. — Он приподнял ее подбородок вверх, удостаивая девушку одной из своих самых обворожительных улыбок. — Ты слышишь?

Она слабо кивнула и улыбнулась в ответ.

— Очень хорошо, — заключил Себастьян. Он поднялся и распахнул дверь так резко, что она ударилась о стену. — Тогда немедленно уходи из моей спальни.

Пруденс подскочила с кресла. Она чувствовала на себе его взгляд, ощупывающий ее тело, когда шла к двери. На ней не было ни халата, ни пеньюара, только ночная рубашка. Скромная одежда закрывала девушку от горла до щиколоток, но неяркий свет одинокой свечи, проникая сквозь тонкую ткань, рельефно высветил мягкие линии прелестного тела.

Пруденс протянула руку за спину Себастьяна и закрыла дверь. Ее пушистая макушка коснулась подбородка мужчины, и девушка услышала его судорожный вздох.

Он отошел от нее, развязывая галстук. Его смех был натянутым.

— Для умной девушки ты делаешь иногда весьма странный выбор. Ты пришла в уединенную часть дома, усыпив единственного человека в пределах слышимости крика. Тебе не приходило в голову, что даже если ты захочешь уйти, я могу не отпустить тебя?

— Я не боюсь тебя.

Себастьян развернулся на каблуках, срывая с себя сюртук.

— Значит, ты — дура. Я буду не первым распутным родственником мужского пола, воспользовавшимся зависимым положением женщины, даже среди вашей высокомерной знати.

Пруденс наклонилась, подняла его галстук и аккуратно сложила.

— Ты пытаешься убедить меня или себя?

— Я не уверен. Но тебе лучше уйти, пока мне не удалось убедить себя.

Пруденс уселась в кресло, небрежно откинулась на спинку и скрестила ноги в лодыжках. Себастьян рывком развязал шнуровку своей рубашки. Словно ищущая ласка возлюбленной, мерцающий свет свечи отыскал золотую поросль, покрывшую гладкие мускулы его груди. Во рту у девушки пересохло, и ее охватило неясное волнение. Она подтолкнула очки выше на нос.

Себастьян беспомощно уставился на Пруденс, словно надеясь, что она может исчезнуть сама по себе. Он провел рукой по волосам и освободил их от атласной ленточки. Выражение его лица было таким диким, что девушка испугалась, ожидая, что он вот-вот бросится на нее с боевым кличем горцев. Последнее могло бы разрядить обстановку. По крайней мере, тогда она бы знала, в каком он состоянии.

— Все, что я пытаюсь втолковать тебе, детка, — проговорил Себастьян мягко, и от нежности, звучавшей в его голосе, руки Пруденс покрылись гусиной кожей, — это то, что ты, в действительности, совсем меня не знаешь.

Пруденс спокойно встретила его взгляд. Ее голос был таким бесстрастным, словно она перечисляла химические формулы, а не пересказывала эпизоды из жизни.

— Ты убежал с гор в тринадцатилетнем возрасте, прежде чем Киллиану Мак-Кею удалось вышвырнуть тебя из замка твоего отца. Первым, что ты украл, была головка сыра, потому что ты был голоден.

Себастьян опустился на край кровати. Девушка продолжила:

— В то время ты был никудышним разбойником, не то, что теперь. Поэтому тебя поймали и бросили в тюрьму, приговорив к повешению. Родственник твоей матери нашел тебя, освободил и забрал с собой во Францию. Там ты принял свою первую ванну и получил краткое, но основательное образование. — Пруденс вопросительно взглянула на Себастьяна. — Как я осведомлена?

— Бесподобно, — сдержанно ответил он. — Продолжай.

— Ты вернулся в Шотландию несколько лет спустя, повзрослев и поумнев, и приступил к своей выдающейся деятельности в качестве Ужасного Шотландского Разбойника Керкпатрика, сея ужас вдоль шотландской границы, планируя и мечтая о дне, когда сможешь вернуться в Высокогорье и отомстить подлому Мак-Кею.

— Осторожнее. Ты становишься сентиментальной.

— Прошу прощения. Это моя слабость.

— Я заметил. Вместе с тем, что очертя голову бросаешься в ситуации, к которым не готова.

Пруденс почувствовала, что ее самообладание ослабевает.

— После сегодняшнего бала я поняла, что мне нечего терять.

Себастьян поднялся с кровати. Девушка сдержала желание повернуться, когда он, двигаясь по комнате с кошачьей грацией, обошел ее кресло и остановился сзади.

Теплые пальцы мужчины обхватили подбородок и приподняли ее голову вверх.

— Тебе, моя дорогая, есть много чего терять. Его губы коснулись ее губ в короткой сдержанной ласке.

Пруденс задрожала, когда Себастьян отпустил ее. Кожа головы покалывала, и девушка с изумлением поняла, что он расчесывает ей волосы. Мужчина тянул щетку вверх, поднимая шелковистые пряди и превращая их в трескучее облако.

Пруденс смущенно склонила голову, позволив себе принять эту неожиданную ласку. Она нежилась, восхищенная своими ощущениями от простого прикосновения расчески к коже головы и ее плавному путешествию по своим волосам. Волна неописуемой радости затопила девушку. Она вновь испытала давно забытое удовольствие от того, что о ней заботятся. Когда она была ребенком, папа подолгу распутывал ее непослушные локоны. То же чувство безопасности и надежности испытывала она и сейчас. Однако Пруденс не позволяла себе забывать, что ее безопасность рядом с этим мужчиной зависела только от его порядочности и была иллюзорной.

Себастьян собрал ее волосы на макушке в пышный хвост и расчесывал его плавными, медлительными движениями. Слабый стон удовольствия вырвался из горла Пруденс, и она закрыла глаза.

Низкий бархатный голос Себастьяна, соблазняя, ласкал слух, грозя смять ее оборону.

— Итак, ты знаешь, кто я. Могу я рассказать, кто ты?

Пруденс нервно рассмеялась, не открывая глаз.

— В этом нет никакой тайны. Я не состою в родстве с разбойниками или французами, ждущими своего часа. Я всего-навсего Пруденс Уолкер, незамужняя племянница и бедная родственница Триции де Пьерлон.

Себастьян перекинул массу ее волос на одно плечо, открывая миниатюрное ушко, и жарко зашептал:

— Ты стала жить с Трицией после того, как умер твой отец. Тетя печально покачала головой, гляди на маленькое невзрачное существо, каким ты была, и сказала, что у тебя слишком много мозгов, чтобы когда-нибудь ты составила приличную партию.

Девушка вздрогнула. Она хотела отстраниться, но Себастьян крепко удерживал ее за волосы, зажатые в его кулаке. Пруденс была вынуждена выслушать беспощадную правду о себе из его уст.

— За годы, которые ты прожила рядом с тетей, она выводила перед тобой нескончаемую вереницу ухмыляющихся молодых сынков напыщенных пасторов и пожилых сквайров. С каждым выходом в гостиную на встречу со своими поклонниками ты становилась все умнее, — Себастьян намотал волосы на руку, туго скручивая их, — и невзрачнее.

Слезы щипали ей глаза. Как он может быть таким жестоким? Себастьян отпустил ее волосы и они рассыпались по спине и плечам. И от жгучего унижения, которому он с наслаждением подверг ее, Пруденс спряталась за их плотной завесой.

Но Себастьян был неумолим. Он обошел кресло и присел на корточки перед ней.

— Что говорила тебе Триция? Она говорила, что твой нос слишком тонок, а зубы выступают вперед, поэтому тебе не стоит слишком часто улыбаться?

Пруденс закусила нижнюю губу и отвернула лицо от его жадного взгляда. Мужчина обхватил ее лицо ладонями и повернул голову девушки к себе. Его большие пальцы погладили черные крылья ее бровей.

— Она выражала тебе свое сочувствие по поводу твоих густых бровей, бледной кожи?

— Прекрати!

Девушка больше не могла вынести то, что он видел ее унижение, и подняла руки, чтобы отстранить его ладони от своего лица. Себастьян поймал оба запястья в одну руку и снял с нее очки. Она отвернулась, пытаясь смахнуть слезы.

— Ты не устала прятаться, Пруденс? За этими очками? За книгами? За Трицией? Тебе не было одиноко все эти годы?

Она пыталась вырваться, не в силах остановить слезы, щекочущие ей щеки.

— Я не была одинока. У меня была счастливая жизнь, пока не появился ты.

— Счастливая жизнь? Сидеть целыми днями, уткнувшись в книги? Жить жизнями других людей, потому что нет своей собственной? Счастливая жизнь без единого события, способного расшевелить, всколыхнуть ее?

— Значит, ты думаешь, что я за этим пришла сюда?

Девушка, наконец, вырвалась из рук Себастьяна и вскочила с кресла. Она стояла спиной к нему, прислонившись к столбику кровати.

Себастьян медленно выпрямился.

— Зачем ты пришла сюда, Пруденс?

— Я думала, что небезразлична тебе. — Она добавила чуть слышно. — Я бы оставила тебя в покое. Тебе незачем было напоминать мне, что я уродлива.

Веселый смех Себастьяна разрушил гнетущую тишину спальни. Пруденс бросилась к двери. Одним прыжком он оказался перед ней и загородил выход. Девушка отпрянула от него, но мужчина обнял ее и крепко прижал к себе, делая сопротивление бессмысленным. Пруденс спрятала лицо на его груди, прижавшись щекой к мягким завиткам, не в силах отказать себе в последнем удовольствии: почувствовать сладость его объятий.

Себастьян потерся щекой о ее волосы.

— Скажите мне, мисс Уолкер, если вы так чертовски умны, как вы могли поверить лживым заверениям завистливой женщины, давно оставившей в прошлом расцвет своей юности?

Его сердце колотилось под ее губами. Долгое время Пруденс не могла постичь значения произнесенных им слов.

— Разве ты не видишь, что сделала с тобой зависть Триции? — Себастьян снова взял ее лицо в свои ладони, отводя назад волосы. — Ты самая необычная и самая красивая женщина из всех, которых я видел. Я хочу тебя с той самой секунды, когда ты навалилась на мою сломанную лодыжку. Глаза девушки расширились в изумлении, и Себастьян засмеялся.

— Когда ты на меня так смотришь, все, чего я хочу, — это положить тебя под себя и вкушать каждый дюйм твоей чудесной белой кожи.

— Ты, конечно же, несерьезно это говоришь?

— Давай снимем вот это, хорошо? И я покажу тебе, как я серьезен.

Себастьян сжал рукой мягкую ткань и потянул вверх. Пруденс прильнула к его плечам.

— Но ты даже не поцеловал меня. Язык мужчины прошелся по краю ее уха.

— Я это сделаю, — прошептал он. — Везде.

Руки Себастьяна поднялись по ее бедрам, потянув за собой рубашку.

— Свеча, — сказала Пруденс с отчаянием.

— Я знаю. Одной свечи недостаточно. Я бы хотел отнести тебя в бальный зал и любить под канделябром. — Его пальцы слегка коснулись ее живота. — Интересно, что подумал бы об этом старик Фиш?

Пруденс изогнулась в его руках.

— Себастьян! Ты говоришь ужасные вещи. Я имела в виду, чтобы ты погасил свечу.

Он слегка отстранился от девушки, нежно улыбнувшись.

— Больше никакого прятания, любимая. Никаких масок. — Себастьян прижался ртом к ее уху. — Пожалуйста, дорогая, будь обнаженной для меня.

Пруденс никогда не представляла себя адресатом такой необычной просьбы. Но любящая улыбка Себастьяна была неотразима, и она подняла руки, подчиняясь. Горячий румянец пополз вверх по ее коже, и девушка зажмурила глаза, веря, как ребенок, что если она не видит его, то и он ее не видит. Тихий стон мужчины доказал, что она ошибалась.

Пруденс инстинктивно вскинула руки, чтобы прикрыться, отчаянно желая скрыть изъяны: слишком длинные ноги; груди, чересчур тяжелые для такой тонкой фигуры. Себастьян поймал руки девушки, переплетя ее пальцы со своими, и отвел назад, прижимая их к двери над головой. Даже с закрытыми глазами она чувствовала на себе его жаркий, восхищенный взгляд.

Себастьян упивался ее красотой. Ее волосы, поглощая свет свечи, приобрели густой оттенок старого вина. Вид их, растекающихся по ее алебастровой груди, воспламенял его страсть и, в то же время, усмирял ее странным желанием защитить. Под холодной чопорностью и упрямой гордостью Пруденс скрывался редкой прелести цветок, хрупкий и нежный.

Она спрятала лицо в своих волосах.

— Пожалуйста. Я так стесняюсь.

— Чего? Совершенства?

Девушка решилась открыть глаза. Себастьян опустил их переплетенные руки, чтобы коснуться кремовой кожи между ее грудей. Даже следа не осталось от его насмешливости.

— Все стоящее, что я когда-либо имел, я украл. Ты — единственный дар, который мне преподнесли.

Он поднял ее ладони к своим губам. Пруденс шагнула от двери и растворилась в его объятиях, зная, что Себастьян никогда не забудет безумную чувственность ее обнаженного тела, прижимающегося к накрахмаленным складкам его одежды. Рот мужчины прильнул к ее губам с болезненной нежностью.

Себастьян не мог поверить в чудо того, что прижимал к себе податливое тело девушки. Слишком часто он мечтал об этом, чтобы принять как должное. Чувство вины перед ней несколько омрачало его радость, и Себастьян поспешил отогнать его. Пруденс пришла к нему на его условиях и не ставила своих.

Девушка захватила губами язык Себастьяна, приглашая его исследовать свой рот. Соски ее затвердели и приподнялись, и он ощутил приятную тяжесть в паху. Себастьян чувствовал свое возбуждение, жаждущее освобождения, жаждущее позволить его рукам и рту бродить по этому чудесному и щедрому телу. Но он пока не мог позволить себе этого удовольствия.

Пруденс погрузила руки в его волосы и прижала голову мужчины к себе, когда он наклонился и ласково взял в рот ее грудь. Его язык закружил по темному соску, и Себастьян почувствовал ее дрожь от этих прикосновений.

— Себастьян, пожалуйста. Я не могу даже думать.

Он опустился на колени перед ней, заполняя углубление ее пупка своим языком.

— Хоть раз в жизни, Пруденс, перестань думать.

Девушке ничего не оставалось, как подчиниться, когда его пальцы раздвинули шелковистые завитки между ног. Он пробормотал проклятие, больше похожее на молитву, и скользнул глубже, чтобы тщательно исследовать углубления и выпуклости ее медового лона. Пруденс распахнула рубашку мужчины и ухватилась за его плечи в отчаянной попытке сдержать стон наслаждения, рвущийся из горла. Прохладное полированное дерево, к которому она прижималась спиной и ягодицами, казалось частью какого-то иного, разумного мира. Инстинкт самосохранения нашептывал ей оттолкнуть Себастьяна, но его тихий голос был заглушен страстным зовом плоти, приказывающим ей довериться и открыться навстречу его искусным ласкам.

Она прерывисто задышала, когда его пальцы, смоченные горячим нектаром, неторопливо продвигались вперед, пока не отыскали упругий болезненный бутон, скрывающийся за бархатистыми лепестками. Колени подкосились от испытываемого ею наслаждения. Себастьян обхватил руками ее ягодицы и погрузился ртом в темный треугольник завитков с нежнейшим поцелуем.

Ее стыдливый вздох затерялся во вспышке нового, неведомого ощущения, когда Себастьян нежно, но решительно продвинул палец вглубь лона, лаская девушку изнутри. Тело Пруденс дрожало, мелкие капельки пота выступили на переносице.

Внезапно наслаждение сменилось некоторым дискомфортом, вызванным настойчивым движением его пальцев. Девушка разочарованно вздохнула, когда Себастьян, заметив гримасу боли на ее лице, убрал руку.

— О, Боже, Пруденс, ты так напряжена.

— Извини, Себастьян. — Ее голос был едва слышен. — Я не хотела.

Мужчина со стоном ликования обхватил девушку за ноги и приподнял, прижимаясь щекой к нежной коже ее живота. Пруденс обняла его за плечи. Он прошел через комнату, уложил ее на кровать и принялся снимать рубашку. Девушка потянула за угол атласное покрывало, чтобы прикрыть свою наготу.

— Моя нежная Пруденс, — сказал Себастьян, присоединяясь к ней на кровати и придавливая покрывало своим телом. — Я не упрекал тебя. — Он подыскивал слова, с трудом сдерживая присущую ему откровенность. — Восхитительное, никем не изведанное твое тело лишь служит доказательством того, какой высокой и бесценной привилегией ты меня награждаешь.

Он оперся на локоть и пробежал пальцами по гладкому плоскому животу.

Брови девушки сошлись, образуя морщинку на лбу.

— Как бы это сказал Ужасный Шотландский Разбойник Керкпатрик?

Медленная, чувственная улыбка Себастьяна заставила кровь Пруденс мчаться по венам с головокружительной скоростью. Он прижался ртом к ее уху.

— Что-нибудь скандальное вроде: «Ох, детка, ты и не представляешь, как глубоко я жажду войти в тебя».

Его палец погрузился в нее, наслаждаясь ощущением медовой влаги.

— Ты хочешь меня, ангел? Ты горячая и влажная, и твоя жажда так же сильна, как и мое желание наполнить тебя.

Пруденс всегда мечтала когда-нибудь услышать такие слова от любимого человека, но не подозревала до сих пор, какую силу и власть они будут иметь над ней.

— Негодяй, — выдохнула она, растворяясь в его нежных ласках.

Себастьян погрузил в ее лоно еще один палец, зная, что лишь готовность может облегчить предстоящую боль. Девушка повернула к нему лицо, цепляясь за его плечи, чтобы полнее утолить ноющую жажду, охватившую все тело. Он отвел прядь волос с ее влажных губ и приник к ним ртом. Мир сузился до их слившихся в жарком объятии губ и тел. Бедра девушки раздвинулись, давая его руке господство над ней. Пальцы мужчины двигались по собственной воле, подстраиваясь к ритму языка, омывающего ее рот. Почувствовав, как Пруденс изогнулась и задрожала под ним, Себастьян позабыл о терпении, о нежности, позабыл обо всем на свете. Единственное, что он понимал и признавал, — это низкий стон наслаждения, вырвавшийся из ее горла, и нежные сжатия ее лона вокруг его пальцев.

Себастьян приподнялся над девушкой.

— Мне не хочется причинить тебе боль, детка.

— Я знаю. — Она пробежала кончиками пальцев вдоль его бледного твердого шрама под подбородком. — Ты не причинишь мне боли. Ты не похож на своего отца, Себастьян.

Он смотрел на нее; его глаза — сверкающие дымчатые алмазы.

— Есть ли что-нибудь, чего Джейми не рассказал тебе?

Пруденс отвела взгляд, гладя ладонями его руки, наслаждаясь их мускулистой упругостью.

— Триция всегда говорила, что я пронырливая барышня. — Девушка обняла его за шею и прижалась губами к шраму.

Кожа Себастьяна покалывала от ее прохладного прикосновения. Ничто в его жизни не подготовило его ко встрече с ней. Ни мимолетные связи с женщинами до того, как он встретил Трицию; ни их неистовые совокупления, оставляющие его к утру выдохшимся и совершенно опустошенным. Для Себастьяна Керра было мало любви в занятии ею. Он уже давно подозревал, что был ущербным, как и его отец.

Вот и сейчас здесь эта женщина-дитя осмелилась сказать ему, что он ошибался. И предлагала себя, чтобы доказать это.

Себастьян заключил девушку в объятия, прижимая к себе, словно хотел согреть теплом и бархатной мягкостью ее кожи свою душу. Он поцеловал пушистые волосы.

— Позволь мне доставить тебе удовольствие, ангел, — пробормотал Себастьян и скользнул вниз по ее телу, целуя там, где лунный свет оставлял на коже дрожащие лужицы. Ее утонченный аромат — эта головокружительная смесь жимолости, жасмина и мускуса — сводил с ума.

Попытка Пруденс сжать колени позабылась, когда нестерпимое желание вновь почувствовать прикосновения Себастьяна овладело ею. Он нежно раздвинул бедра девушки. Его рот коснулся ее теплой плоти, стремясь дать утешение там, где прежде причинял боль.

Пруденс мысленно поблагодарила Себастьяна за то, что уложил ее на кровать, прежде чем начал это сумасшествие, иначе ноги не удержали бы ее. Девушка вплела руки в его волосы, светлые пряди скользили, словно шелк, между пальцами. Она откинулась назад, закрыла глаза и отдалась во власть восхитительных ощущений. Его прекрасный рот завораживал, выделывая вещи, которые она никогда даже в своих самых смелых мечтах не могла себе представить. Новизна этого наслаждения была темной, таинственной и необычайно сладостной. Пруденс изогнула свой гибкий стан, открываясь ему навстречу.

Не прерывая сумасшедшего ритма языка по пульсирующему бугорку горячей плоти, Себастьян погрузил пальцы глубоко в нее. Пруденс выкрикнула его имя хриплым от страсти голосом, который не узнавала сама. Ослепляющий водопад блаженства обрушился на нее, и девушка, едва не задохнувшись от страсти, задрожала среди подушек.

Тяжелые веки вздрогнули, приоткрылись, и Пруденс увидела склоненное над ней озабоченное лицо Себастьяна.

— Я испугался, что ты можешь лишиться чувств.

Ее губы изогнулись в застенчивой улыбке.

— Я не принадлежу к типу девушек, которые лишаются чувств.

Он коснулся ее губ и прошептал:

— Посмотрим, что я тут могу сделать.

Рука Себастьяна опустилась, чтобы расстегнуть крючки на бриджах. Пруденс покусывала свою нижнюю губу, стремясь унять дрожь. Не желая, чтобы он увидел ее страх, девушка протянула руку и загасила свечу в тот момент, когда Себастьян выскользнул из бриджей.

Темнота окутала их черным бархатным балдахином. Ее рука вспорхнула и легла на плечо мужчины. Глаза медленно привыкали к густой тьме, которую не мог рассеять лунный свет, пробивающийся между портьер. Пруденс оценила силу воли и терпение Себастьяна, прислушиваясь к частым, гулким ударам его сердца.

Она подставила лицо его поцелую, и их тела переплелись в страстном единении: его мускулистое бедро поймало в ловушку обе ее ноги, живот прижался к ее животу. Кожа горела от жаркого прикосновения его восставшей плоти. Себастьян приподнялся над ней, и девушка обвила его шею руками.

Он заглянул в ее глаза и увидел в их фиолетовых глубинах то, о чем ему меньше всего хотелось вспоминать в этот момент. Было бы так просто похоронить свою вину и сомнения в ее доверчивом теле, но почему-то он не мог овладеть ею обманом. Пруденс сама пришла к нему, но он должен удостовериться, что она знает цену приносимой жертвы.

Себастьян, не мигая, встретился с ее взглядом.

— Ты ведь понимаешь, что это ничего не меняет. Я все равно должен жениться на Триции.

Какой-то эгоистичный демон внутри него мучительно взвыл, когда Пруденс исчезла. Вот так просто. Всего секунду назад она была здесь, а в следующую ее не стало. Тело девушки оцепенело. Все, что было тающим теплом между ними, вдруг застыло.

Кровь отхлынула от лица Пруденс, когда его слова кинжалом пронзили ей сердце.

— Дай мне встать, — потребовала она.

Жаждущая плоть мужчины касалась шелковистых завитков между ее ног. Мускулы его напряглись от соблазна войти в ее медовое лоно, разбить ледяные покровы, растопить лед жаром своего желания, заставить снова и снова выкрикивать его имя со страстной несдержанностью.

Капельки пота выступили у Себастьяна на лбу.

— Ты не можешь просить меня остановиться. Это нечестно.

— Что ты знаешь о честности?

Отчаяние придало его голосу жесткие нотки.

— Ты сама пришла ко мне. Я думал, что ты все понимаешь.

— Дай мне встать, — вновь потребовала девушка, чеканя каждое слово.

Себастьян слетел с нее, словно она в него выстрелила. Пруденс никогда еще не испытывала такой болезненной пустоты. Без тепла его тела она почувствовала свою уязвимость и стыд за свою наготу. Девушка села на колени, прижимая покрывало к груди.

— Ты говорил, что я тебе небезразлична. Как ты можешь жениться на ней?

Себастьян уставился на пурпурный балдахин, положив голову на сложенные руки.

— У меня нет выбора. Триция может дать мне то, что мне нужно.

— А что тебе нужно, Себастьян? Деньги? Возможность получить титул? Городской дом в Лондоне?

Его голос был низким и хриплым.

— Респектабельность.

Пруденс рассмеялась.

— Респектабельность? Я имела респектабельность всю свою жизнь и могу заверить тебя, что в этом нет ничего необычного.

Девушка закрыла ладонями лицо. Себастьян поймал ее запястья в свои руки и нежно обнял.

— Послушай меня, Пруденс. У нас есть шанс на счастье, который выпадает не всем людям в этом мире. Я могу быть с тобой и лелеять тебя до конца наших жизней. Позволь мне заботиться о тебе.

Она съежилась.

— Что ты мне предлагаешь? Несколько часов перед рассветом после того, как Триция усыпит себя до бесчувственности? Поцелуй украдкой в кладовой? Новое платье ко дню рождения?

Себастьян дотронулся губами до ее волос.

— Я предлагаю тебе целую жизнь нежности. Триция никогда нас не заподозрит.

Пруденс повернулась к нему лицом.

— А если я забеременею? Что тогда? Ты скажешь, что это ребенок конюха? Или дворецкого?

Краска залила его щеки.

— Я могу защитить тебя от этого. Я знаю способы.

Себастьян надеялся, что был искренен. Но представив ее стройное тело с округлившимся животом, он вдруг ощутил такую острую тоску, что это чувство доставило ему почти физическую боль и потрясло до глубины души.

Он не сделал попытки остановить ее, когда девушка высвободилась из его объятий и соскочила с кровати. Горечь в ее глазах погасила последнюю искру надежды, и все же Себастьян не смог удержаться, чтобы не попытаться еще раз.

— Ты знаешь свою тетю лучше, чем кто-либо. Думаешь, у Триции не будет любовников после того, как мы поженимся? Это в порядке вещей в ее мире.

Пруденс, укутанная в одеяло, прошла к двери и присела, чтобы поднять свою ночную рубашку.

— Но не в моем.

Себастьян Керр, который всю свою жизнь закусывал губы до крови, но не позволял себе никого умолять, мягко попросил:

— Пожалуйста, Пруденс. Не оставляй меня.

Руки девушки остановились в своем движении. Она оглянулась и встретила его тоскливый взгляд. Рубашка скользнула вниз, прикрывая тело девушки, и одновременно на пол упало покрывало. Себастьян увидел, как в лунном свете сверкнула ее кожа.

Девушка прикоснулась к дверной ручке. Себастьян соскочил с кровати и пересек комнату в два шага. Его ладонь накрыла ее руку.

— Ты должна пообещать мне, что не выдашь меня Триции. Жизнь нас обоих зависит от этого.

Пруденс смотрела перед собой.

— Поклянись, что не сделаешь этого. Девушка подняла глаза. Себастьян отшатнулся, пораженный презрением в ее взгляде.

— Клянусь. — Она открыла дверь. — Между нами никогда ничего не может быть, потому что у меня нет денег, а у тебя, Себастьян Керр, нет мужества.

Тихий стук закрывшейся перед ним двери прозвучал громче, чем пистолетный выстрел. Себастьян шел к креслу как слепой. Палец ноги коснулся чего-то твердого, и он задержался, чтобы не раздавить холодную сталь и тонкое стекло очков Пруденс. Он осторожно положил их рядом со своей щеткой для волос. Среди зубьев щетки длинный темный волос переплетался с его светлым и более коротким.

Утомленно вздохнув, Себастьян уставился на свой плед, который лежал, аккуратно сложенный на комоде. Он взял его в руки, и спрятал лицо в мягкой шерсти, глубоко вдыхая аромат Пруденс.

Девушка дрожащими руками повернула ключ в замке. Она прижалась лбом к двери своей комнаты и, набравшись мужества, взглянула на свою кровать. Вот она, с пышно взбитыми подушками, с покрывалом, края которого подоткнуты под матрац. Кровать, которая никогда не узнает тела мужчины, бесстыдно разбросанных одеял, острого запаха сигаретного дыма и бренди. Кровать аккуратная и строгая, словно старая дева.

Ноги девушки подкосились, не в силах удержать ослабевшее от ласк Себастьяна тело. Пруденс повернулась и ухватилась за край туалетного столика, взглянув на свое отражение в зеркале. Пряди волос, упавшие на лицо, оттеняли белизну кожи.

Сегодня был конец. Конец всему.

Часы на каминной полке глухо тикали в тишине, издевались над ней, называли лгуньей. Сегодня только начало. Годы замужества Триции простирались перед ней годами томительного заточения, где каждая минута будет приносить мучения и боль. Она, возможно, сможет вынести все это, если Себастьяну наскучит ее холодная сдержанность. Это лишь подтвердит ее худшие подозрения: она для него только развлечение, легкий флирт, охотно забываемый в пылких объятиях другой женщины. Будет ли он добиваться Девони или какой-нибудь другой нортамберлендской красотки? Себастьян был искушен в любовных делах. Даже сейчас у него, возможно, есть любовница в Лондоне или Эдинбурге.

Но в глубине души Пруденс была уверена, что Себастьян не отступится. Он будет продолжать пробивать ее слабую оборону своей любовью и настойчивостью. Сколько потребуется для этого нежных взглядов через стол? Сколько игр в вист? Сколько невинных прогулок по парку? Сколько его дразнящих, обворожительных улыбок, прежде чем она сдастся и станет его любовницей, превращая их любовь в ад для них обоих? Себастьян уже разбил ей сердце, но если же они будут близки, он уничтожит ее душу.

Пруденс опустила взгляд и обнаружила, что ее ногти оставили уродливые царапины на ореховом дереве туалетного столика. Она посмотрела на свое отражение, уверенная, что зеркало вдребезги разобьется от ужаса ожидающего ее невыносимого будущего.

Девушка все еще чувствовала запах Себастьяна на своей коже. Она стояла на пороге чего-то чудесного, но была обманута его амбициями и своей гордостью. Пруденс обняла себя руками, раскачиваясь взад и вперед. Боль с острыми краями скручивала ее внутренности. Во всем мире не хватило бы опия, чтобы заглушить ее.

Пистолет Себастьяна поблескивал на ее туалетном столике. Она забыла вернуть его. Гладкий ствол был отполирован до блеска с величайшей нежностью. Ни одному инструменту смерти не следует быть таким ухоженным, таким безупречно прекрасным.

Со странным спокойствием Пруденс подняла крышку своей шкатулки вишневого дерева. Она провела пальцем вдоль шва атласной обивки, и фальшивое дно легко поднялось. Кожаный мешочек и тонкий стержень лежали завернутые в бархат с тех пор, когда отец вручил их ей. Он называл это гарантией на будущее.

Ее пальцы быстро и точно совершали привычные действия, и девушка почувствовала себя так, словно наблюдает за собой со стороны. Она наклонила мешочек, наполняя ствол пистолета порохом, не рассыпав при этом ни грамма, протолкнула пулю тонким золотым шомполом. Заряженное оружие тяжело легло на ее ладонь.

Не в силах больше выносить назойливое тиканье часов в нависшей тишине, Пруденс набросила халат, отомкнула дверь и вышла в коридор. Она сошла вниз по лестнице и прошла через бальный зал. Свечи были погашены, и длинная комната утопала в лунном свете. Разбитый бокал для шампанского лежал в янтарной лужице.

С каждым шагом мрачный гнев нарастал в ней. Хотела бы она услышать, как утром речистый жених Триции будет объяснять, почему ее мертвая племянница плавает, словно Офелия, в пруду для рыбок.

Пруденс остановилась и смахнула злую слезу. Почему она должна убивать себя? Она должна убить Себастьяна.

Девушка в волнении кружила по залу. Высокое трюмо между двумя окнами отражало образ испуганной, вздрагивающей Медеи среди холодных, бесстрастных мраморных богов.

«Бог дал тебе мозги, дитя. Используй их».

Папа, именно папа почувствовал безрассудные страсти, таящиеся под ее внешним спокойствием; именно папа требовал контроля над собой, уверяя, что она сможет найти выход из любой ситуации. Но ее мозгу не под силу была эта горькая утрата, эта невыносимая тоска по чему-то прекрасному, чего она никогда не будет иметь. Пруденс разглядывала оружие в своей руке, зная, что не сможет им воспользоваться.

Но и остаться в «Липовой аллее» девушка не могла. Она не собиралась наблюдать, как Себастьян превращает их жизнь в прах. Она не помощница ему в этом. Она пойдет наверх, упакует сундук и с ближайшей каретой уедет в Лондон.

Принятое решение не успокоило Пруденс. Ей все еще хотелось ударить по чему-нибудь, закричать, нашуметь. Девушка распахнула двери на террасу. Алая маскарадная маска перекатывалась по каменным плитам, подхваченная ветром.

Голос раздался из темноты, его резкий тон несколько смягчился сочувствием.

— Где же ваш очаровательный костюм, Пруденс? Или вы почувствовали необходимость вернуть его истинному владельцу?

Девушка медленно повернулась, вглядываясь в пустоту зала. Мужская рука осторожно взяла пистолет Себастьяна из ее безвольных пальцев.

Маскарад провалился.

ГЛАВА 16

Джейми карабкался вверх по железной решетке. От моросящего дождя она была мокрой, и нога его соскользнула, когда он потянулся к оконной раме. Он слетел вниз, ударившись коленом о перекладину. Выругавшись, Джейми заново начал взбираться вверх к окну Пруденс.

Мускулистая рука сжала его горло. Джейми задохнулся. Его ноги болтались в воздухе. Перед глазами побежали темные круги. Джейми барахтался в липком тумане удушья. В ушах раздался рев штормового моря, бьющегося о скалы. Он потянулся к чулкам, дрожащими руками пытаясь достать кинжал из ножен. Рука на его горле сжалась сильнее, перекрывая доступ воздуха в легкие.

Джейми зарылся лицом в мокрую траву. Сквозь шум в ушах он слышал без конца повторяемые слова:

— Он нанял тебя, да? Будь он проклят! Он нанял тебя. Отвечай мне, черт побери!

Сильные руки схватили его за плечи и затрясли. Когда его голова запрыгала на дерне, Джейми обрадовался, что лужайку смочил дождь, от чего удары не были такими болезненными. Он разглядел туманные очертания красивого лица, перекошенного от ярости, мрачные, обвиняющие глаза.

Испугавшись, что Себастьян убьет его, прежде чем ему удастся выдавить объяснение, Джейми решил использовать свое единственное в сложившейся ситуации оружие. Он открыл рот н пронзительно закричал.

Даже будучи взбешенным, Себастьян отпрянул от неожиданности. Он прекратил трясти Джей-ми и зажал ему рот рукой, опасаясь, что разбуженные в столь поздний час домочадцы обрушат проклятия на их головы.

Себастьян лег на Джейми, подминая под себя извивающееся тело.

— Сколько этот ублюдок предложил тебе?

Джейми нечленораздельно промычал в ответ.

Себастьян убрал руку, чтобы он мог повторить.

— Тысячу фунтов.

Удивление и испуг отразились в глазах Себастьяна.

— О, Боже. Я знал мужчин, которые бы убили свою собственную мать за пятьдесят.

Джейми в отчаянии сжал руку Себастьяна.

— Послушай меня. Я пришел не убивать девушку. Я пришел предупредить ее. Я пытался увидеть ее сегодня, но эта рыбья морда сказала, что Пруденс заперлась в своей комнате, сославшись на головную боль.

Себастьян задумался. Эта часть истории Джейми была правдой. Его многократные попытки вернуть Пруденс очки были встречены ледяным молчанием из-за запертой двери. Ближе к полудню он отдал их старику Фишу, на ходу состряпав какую-то историю о том, что нашел их в библиотеке.

Джейми беспокойно поерзал.

— Тебе придется придумать какое-нибудь невероятное объяснение, когда эта твоя утонченная леди обнаружит тебя катающимся по лужайке со своим кучером.

Себастьян отпустил Джейми, и они оба уселись на траве, тяжело дыша.

— Старик ведь не остановится, верно? — произнес он, вытирая пятно от травы на своей шотландской юбке. Голос Себастьяна был странно отчужденным. — Даже если я стану королем Англии. Его бесценное назначение значит для него больше, чем жизнь девушки. Д'Артан не на шутку вознамерился увидеть ее мертвой.

— Что ты собираешься делать? — обеспокоен-но спросил Джейми.

Себастьян вытащил из-за пояса пистолет и проверил заряд.

— Все, что потребуется.

Мокрая трава внезапно стала очень холодной, и Джейми поежился. Себастьян взглянул на своего товарища, словно в первый раз разглядел его по-настоящему. Он положил на худое плечо Джейми свою тяжелую руку.

— Упакуйся и будь готов к тому времени, когда я вернусь. — Он поднял затуманенный нежностью взгляд к чернеющему четырехугольнику окна Пруденс. — Иди к ней. Скажи, чтобы она собиралась и была готова ехать верхом.

Невзрачное лицо Джейми расплылось в улыбке. Себастьян поднялся и сунул оружие за пояс.

— Если я не вернусь к полудню, забирай девушку и уезжайте без меня. Здесь оставаться ей небезопасно. Не доверяй никому, кроме Тайни. — Он помолчал. — И скажи, что я люблю ее.

— Ага. Это я сделаю. Никто не скажет, что нельзя рассчитывать на Джейми Грэхема.

Себастьян слегка похлопал его по костлявому плечу и ушел, пригнувшись, к конюшням. Джейми провожал его взглядом, пока он не растворился в тумане, затем отвернулся и стал взбираться по решетке. Его целенаправленность обострила рефлексы, и он проделал это с успехом.

Балансируя на верхней перекладине, Джейми постучал по стеклу своими грязными пальцами. Из комнаты никто не отозвался. Когда более громкий и настойчивый стук не получил ответа, он толкнул раму. Окно не было закрыто на задвижку и отворилось без стука. Джейми перебросил ноги через подоконник и забрался в комнату.

— Пру? — прошептал он.

Джейми попал в объятия тишины. Комната была пуста. Щетка для волос и зеркальце Пруденс лежали в симметричной точности на туалетном столике. Маленькая кровать с пологом была аккуратно заправлена и не смята. Комната выглядела так, словно долгое время была необитаема. Джейми чуть не вскрикнул, когда что-то мохнатое потерлось о его лодыжку.

Он взял на руки маленького котенка и поднял его на уровень глаз.

— А ведь я съедал таких ребят, как ты, на завтрак. Они мне не нравятся.

Кот Себастьян не испугался. Он вскарабкался на плечо к Джейми и зарылся носом в его лохматую шевелюру.

Джейми оглядел пустую комнату и покачал головой.

— Это мне тоже не нравится.

Туман лентами поднимался от прохладной земли. Себастьян щелкнул поводьями по шее гнедого, который помчался сквозь густой лес с бешеной скоростью. Мокрые ветки хлестали его по лицу, и струйки холодной воды сбегали по шее под рубашку. Он плотнее укутался в плед. Пистолет тяжело лежал на бедре. Себастьян опустил на лицо маску. Сегодня Ужасный Шотландский Разбойник Керкпатрик совершит свой последний выезд.

Он увернулся от сверкающей алмазными каплями ветки. В голове роились обрывочные мысли. Пришло время покончить с д'Артаном. Он принял это решение под давлением обстоятельств. Коварный старик не оставил ему выбора. Неожиданно Себастьян вспомнил, как он впервые увидел своего деда.

Солнечный свет струился сквозь железную решетку окна грязного джедбургского подвала, мерцая искрами на золотой парче сюртука д'Артана. «От него пахнет, как от женщины», — подумал тогда Себастьян. Д'Артан брезгливо взял его за подбородок двумя пальцами, словно боялся испачкать руки. Он с легкостью приподнял лицо Себастьяна, ибо под изнеженной белой кожей скрывались стальные мускулы. Губы мальчика вытянулись в мятежную линию, чтобы скрыть страх. Власти собирались повесить его. Себастьян слышал, как стражники смеялись над знаменитым джедбургским законом — сначала казнить преступника, потом судить.

Страх более глубокий, чем страх ожидания смерти, проник в него, когда он встретился с волчьим взглядом старика.

— Глаза моей Мишель. Моя дочь дала тебе свои глаза.

Имя матери, произнесенное на ее родном языке, прозвучало для мальчика музыкой. Он не слышал французской речи с тех пор, как она умерла.

Мелодичные ноты текли с языка деда, как мед. Лишь намного позднее Себастьян обнаружил, что мед был испорченным и горьким, как и душа его деда.

Воспоминания нахлынули на Себастьяна.

Дед ввел его в мир удовольствий и роскоши. Он вспомнил свою первую сигару; терпкий, горьковатый вкус коньяка на языке. Свою первую женщину. Лизетт была такой чистой и пахла так сладко, что казалась Себастьяну принцессой. И только после того, как он убил человека на дуэли, защищая ее честь, он обнаружил, что она была шлюхой, дешевой подделкой той, за которую себя выдавала. Маска, фальшь, как и все, что дал ему д'Артан.

За первой женщиной последовало полированное изящество его первого набора пистолетов и многое, многое другое. Потом они вернулись в Шотландию. Задача Себастьяна была предельно проста. Грабить англичан. Заполнить сундуки его деда золотом, достаточным, чтобы закупать и переправлять порох и оружие для французских революционеров. Себастьян был не более чем крошечной мухой, жужжащей вдоль шотландской границы, отвлекающей внимание Англии от Франции и революционных событий. Д'Артан находил его карьеру разбойника с большой дороги великолепной шуткой над англичанами. Старик с нетерпением ждал надвигающейся войны с Великобританией.

Постепенно паутина интриг д'Артана обвилась, словно веревка палача, вокруг шеи Себастьяна. Всегда перед ним, как морковка на шесте, маячила надежда на возвращение в горы, чтобы отвоевать Данкерк у Мак-Кея. Но чем сильнее он старался, тем туже затягивалась петля.

Себастьян направил лошадь через овраг. Ливень превратил крошечный ручеек на его дне в бурлящий поток. Он выехал на узкую тропу и пустил коня в галоп. Комья грязи летели из-под копыт гнедого. Луна выглядывала сквозь несущиеся рваные облака, проливая свет на редеющий пролесок. В ее призрачном сиянии серебрились мокрые листья.

В другое время Себастьян проклинал бы дождь. Сейчас он глубоко вдыхал ароматный ночной воздух, такой чистый и свежий, как кожа Пруденс. Его пульс участился при мысли о том, что вскоре снова сможет обнять ее. Он положит девушку на каком-нибудь туманном склоне холма и позволит дождю омыть ее кожу. Потом они уйдут, и он построит дом для нее. Не ветхий старый замок, громоздящийся под небесами, а уютный коттедж на берегу глубокого пруда. В солнечные дни они будут сидеть на лугу среди цветов и смотреть, как их дети кувыркаются в траве.

К черту Данкерк и Мак-Кея.

Тень затмила лунный свет. Краем глаза Себастьян уловил какое-то слабое движение. Это могла быть летучая мышь, пронесшаяся между деревьев, или лист, кружащийся в танце смерти, но инстинкты Себастьяна были обострены до предела, и он почувствовал опасность. Он вонзил пятки в круп гнедого, когда подлесок взорвался свистом пуль и стуком копыт. Три черные тени помчались за ним. Себастьян склонился к лошадиной шее, надеясь только на удачу.

Д'Артан. Ярость обуяла его. Снова старик заманил его в ловушку. Неужели он так чертовски предсказуем?

Себастьян выдернул пистолет из-за пояса, взвел курок и повернулся, чтобы выстрелить.

Веревка, натянутая поперек дороги, ударила его в грудь. Оружие разрядилось с раскатистым ревом, пуля прочертила световую дугу в темноте ночи. Себастьян слетел с лошади, и его бешеная скачка закончилась тупым ударом затылком о придорожные камни.

Он упал в грязь, как и в ту памятную дождливую ночь. Сучок вонзился в бедро. Тело распласталось в неестественной позе, в лодыжке толчками пульсировала жгучая боль. Себастьян лежал, не в силах выбраться из липкого тумана, окутывающего его сознание.

Уютная вялость охватила тело. Себастьян безразлично смотрел на бледный лик луны, выглядывающий между плывущими по небу свинцовыми тучами, ожидая, когда один из людей д'Артана пристрелит его.

Лошадь заржала и отпрянула от Себастьяна, когда рядом со своей головой он увидел пару замызганных грязью сапог. Луна вынырнула из-за туч. Себастьян моргнул, пытаясь сфокусировать взгляд на приятном, но озабоченном и усталом лице подошедшего мужчины.

— Безумно жаль, старик.

Длинные аристократические пальцы пощупали его затылок и появились, вымазанные кровью.

— Боюсь, утром у тебя будет чертовски сильная головная боль.

— Тагберт, — прошептал Себастьян. Ресницы его опустились, возвещая о погружении в блаженное забытье.

ГЛАВА 17

Невыносимая боль в ноге мутила разум, когда наутро Тагберт выводил Себастьяна из сырого подвала. Веревка, стягивающая руки за спиной, растирала кожу. Себастьяну очень хотелось сбрить колючую щетину, и он подумал с изумлением, каким же изнеженным он стал, если такие мелочи беспокоили его, лишая привычного ощущения комфорта. Во рту был отвратительный привкус, а гудящая после падения голова, казалось, была набита ватой.

Из-за приоткрытой двери в конце длинного узкого коридора выбивалась полоска света. Тагберт подтолкнул его в комнату. Себастьян споткнулся о порожек и круто развернулся. Его терпение лопнуло. Свирепого взгляда было достаточно, чтобы заставить шерифа попятиться.

Глаза Арло Тагберта зажглись самодовольным веселым огнем при виде чего-то за спиной Себастьяна. Пленник медленно повернулся и оглядел пустую и пыльную маленькую комнату. Бледный рассвет сочился через окно. Несколько долгих секунд ничто не нарушало установившуюся тишину, только шипела и потрескивала сальная свеча на маленьком столике.

У Себастьяна перехватило дыхание, когда неясные подозрения, которые он отбросил на задворки своего сознания, переродились в ледяную уверенность.

Пруденс сидела на грубо сколоченном стуле такая холодная и недоступная, словно восседала в роскошном кресле в какой-нибудь богато обставленной эдинбургской гостиной. Осанка ее была безупречной, руки скромно сложены на коленях. Лавандовое шелковое платье идеально подчеркивало прелесть ее кожи. Блестящая масса волос, как и прежде, была запрятана в строгий узел на затылке.

Девушка подняла голову. Пламя свечи отразилось в стеклах ее очков, увеличивая глаза.

Себастьяна била дрожь. Его грубый смех нарушил тишину.

— Я был дураком, если доверился тебе, верно?

— Ты не оставил мне выбора. — Голос девушки был спокоен.

— Ты поклялась.

— Я не нарушила своей клятвы. Я ничего не сказала Триции.

Он угрожающе улыбнулся.

— Конечно, ты не нарушила клятвы. Ты же уважаемая, респектабельная женщина.

Внезапно Себастьян рванулся к девушке, не отдавая себе отчета в том, что сделал, если бы достал до нее. Тагберт схватил его обеими руками и оттолкнул назад.

Пруденс подняла руку в белой перчатке и спокойно произнесла.

— Арло, пожалуйста. Все в порядке. Можешь отпустить его.

— Не думаю, что будет разумным…

Себастьян вырвался из его рук.

— Ты же слышал, что сказала мисс Уолкер, Арло. Вряд ли я смогу задушить леди связанными руками.

Шериф отступил и прислонился к стене у двери. Руки его были скрещены на груди, и он встревоженным взглядом следил за Себастьяном.

Пленник мерял шагами комнату.

— Почему, Пруденс?

Она сделала глубокий вздох.

— Ты не можешь жениться на Триции Ты ее не любишь.

Себастьян пнул ногой табурет, который ударился о стену и раскололся. Затем он развернулся к ней и яростно выкрикнул:

— Неужели тебе так отчаянно нужен мужчина, что ты готова удерживать его на конце веревки?

Шериф напрягся. Пруденс склонила голову. Чуть заметный румянец залил щеки.

— Я не могла позволить тебе жениться на ней, — сказала она. — Неужели ты не понимаешь? В конце концов, это погубило бы всех нас.

— Значит, ты предпочитаешь видеть меня мертвым?

Девушка покачала головой.

— Тебя не повесят. Тебя даже не будут судить. Сарказм усилил его шотландский акцент.

— Как тебе это удастся? Кому ты предложишь свои услуги?

Пруденс беспомощно взглянула на Тагберта. Себастьян переводил взгляд с одного на другого, и его рот искривила презрительная усмешка.

— Итак, вы двое все предусмотрели. Как мило! Возможно, вы назовете в мою честь своего первенца?

Тагберт выступил вперед.

— Если бы ты только знал, до чего ты довел эту добрейшую девушку…

— Арло! Ты обещал!

Панические нотки послышались в голосе Пруденс. И под ее холодной сдержанностью Себастьян уловил проблески чего-то жаркого и страстного.

— Если бы я не был джентльменом…

Себастьян, прищурив глаза, рассматривал Тагберта. Его пепельные волосы были схвачены в аккуратную косичку на затылке. Без парика шериф выглядел не таким щеголеватым.

— Ты убираешься из Нортамберленда, Керр, — устало проговорил Тагберт, — и возвращаешься в горы. Если я снова поймаю тебя возле английской границы, то непременно повешу тебя. С удовольствием.

Себастьян подошел к окну и принялся рассматривать ржавчину, которая покрывала железную решетку и осыпалась на подоконник. Через несколько секунд он обратился к шерифу.

— Дай мне несколько минут наедине с ней.

— Нет, сэр. Если вы думаете, что я настолько сумасшедший, чтобы…

— Сделай так, как он просит, — повелительно сказала Пруденс. — Пожалуйста.

Тагберт негодующе фыркнул.

— Очень хорошо. Я буду за дверью. Прямо за дверью.

Себастьян насмешливо посмотрел ему вслед.

— Ты заставляешь плясать его под свою дудку. Триция гордилась бы тобой.

Он подошел и встал прямо перед ней. Девушка теребила свои лайковые перчатки.

— Посмотри на меня.

Она неохотно подняла голову.

— Я сказал, посмотри на меня, — повторил он. Эта сжатая просьба оказалась эффективней грозного окрика. Пруденс секунду помедлила, затем сняла очки, положила их в карман и смело взглянула в лицо Себастьяну. Он усмехнулся.

— Ты думаешь, что забудешь меня, Пруденс? Лежа в постели холодными зимними ночами, думаешь, ты забудешь, как я целовал тебя, как прикасался к тебе?

Девушка опустила глаза, но Себастьян присел перед ней на корточки. Она отвернулась от него.

— Ты не забудешь меня. Клянусь, я буду преследовать тебя всю твою оставшуюся одинокую жалкую жизнь. Даже если ты выйдешь замуж за Тагберта и он придет к тебе в постель в своей длинной ночной рубашке, кого, по-твоему, ты увидишь, закрыв глаза? Не его. Ты увидишь меня.

— Прекрати! Ты не понимаешь!

Себастьян горько улыбнулся.

— Я понимаю одно. Дураком я был, отпустив тебя с моей постели. Ты бы дважды подумала, прежде чем выдать шерифу отца своего ребенка. — Он наклонился вперед и прошептал прямо ей в ухо: — Держись от меня подальше, Пруденс Уолкер. Больше я не повторю этой ошибки. Обещаю тебе.

Себастьян подошел к стене и повернулся к девушке спиной. Пруденс поднялась и на негнущихся ногах пошла к выходу. Себастьян оглянулся через плечо, и на какое-то безумное мгновение ему показалось, что она вот-вот упадет. Если это случится, он не сможет поймать ее. Но девушка, слегка покачнувшись, оправилась от потрясения. Нежный аромат жимолости защекотал ноздри Себастьяна, когда она проходила мимо.

Себастьян зажмурил глаза, твердо решив для себя, что Тагберт никогда не увидит, как он плачет.

Пруденс прошла мимо Арло, не замечая его. Что-то в выражении ее лица удержало шерифа от расспросов.

Девушка подобрала юбки и направилась по раскисшей дороге в сторону «Липовой аллеи». Теплый ветерок высушил жгучие слезы.

На востоке розово-персиковые полосы чистого неба, расширяясь, теснили серые облака. Они обещали чудесный день, превосходный день для свадьбы.

Пруденс ускорила шаги. Она должна вернуться в «Липовую аллею». Она нужна там, ибо ей придется иметь дело с бьющейся в истерике тетей, когда та обнаружит, что ее жених сбежал. Триция доверяла ей. Пруденс должна быть сильной. Она не имеет права поддаваться своим собственным переживаниям.

Боль иголками кольнула голову. Пальцы сжали виски.

«Перестань гримасничать, дорогая. Ты не становишься привлекательнее». Пруденс некстати вспомнила неодобрительное замечание Триции. Девушка опустила юбки и пустилась бежать, не разбирая дороги.

«Первое, что ты должна сделать, — это научиться драться, применяя недозволенные приемы. Себастьян не понимает по-другому».

Джейми уже, наверняка, давно скрылся. Себастьян не вернулся из своей ночной поездки, а Джейми слишком умен, чтобы не понять, что произошло что-то дурное.

«Ты не забудешь меня». Голос Себастьяна не-прошенно ворвался в ее воспоминания. «Клянусь, я буду преследовать тебя всю твою оставшуюся одинокую жалкую жизнь».

Пруденс обогнула сторожку и побежала по лужайке, распугав любопытных сонных павлинов. На бегу она сдавила голову ладонями в тщетной попытке уменьшить боль и заглушить гул обвиняющих голосов, рвущих на части ее мозг.

Девушка поскользнулась на мокрой траве и тяжело упала на живот. Под тяжестью тела хрустнули очки, лежащие в кармане.

Она долго лежала так, закрыв глаза, вцепившись руками во влажный дерн. Пруденс знала, что если бы осталась в тюрьме еще хотя бы на минуту, то оказалась бы у ног Себастьяна, умоляя его понять, упрашивая взять ее с собой.

«О, Себастьян! Ну почему ты вынудил меня сделать это? — прошептала девушка. — Я ненавижу тебя».

Но в отчаянии вырывая пучки травы, она с радостью отдала бы свой последний вздох, чтобы почувствовать сладость его объятий.

Пруденс бороздила пальцами темную воду бассейна, разгоняя опавшую листву, плавающую на ее поверхности, наблюдая, как крошечные желтые кораблики вновь соединяются в своем неторопливом путешествии. Листья медленно слетали с деревьев и устилали землю ярким рыжим ковром. Для девушки умирающий парк был разноцветным расплывчатым пятном. Треснувшие очки лежали на туалетном столике, новые еще не прибыли из Лондона. Да она и не волновалась об этом. Мир без них казался лучше и добрее.

Порыв холодного октябрьского ветра закружил листву в хороводе и разбросал по террасе. Пруденс поплотнее укуталась в шаль и пошла по дорожке засыпающего сада к дому.

Девушку передернуло от неотвязного видения, как они с Трицией стареют здесь, бродя рука об руку по парку, ожидая, пока седина паутиной не оплетет их волосы.

Тридия появилась в дверях, словно привидение.

— Там, в гостиной, мужчина. Он хочет тебя видеть, — сказала она хриплым голосом.

К ужасу Пруденс, ее тетя приняла исчезновение своего красавца-жениха много тяжелее, чем своевременные кончины всех своих предыдущих мужей. Глаза Триции покраснели от слез. Парик криво сидел на ее голове и уже не был таким ухоженным, как прежде. Пруденс не могла понять, было ли виновато ее воспаленное воображение, или же она, действительно, видела скрытый упрек и обвинение в глазах тети.

— Если это снова виконт, — сказала она, — попроси его, чтобы заехал завтра. Если сэр Арло, скажи, что я еще больна.

У нее не было желания обсуждать химические процессы с настойчивым французом. А Арло Тагберт, хотя и не по своей воле, напоминал ей о мрачнейшем моменте в ее жизни.

— Это виконт, — ответила Триция. — Но с ним мужчина, который утверждает, что у него к тебе дело.

Пруденс нахмурилась.

— Ко мне? У кого может быть ко мне дело?

— Откуда мне знать. Я сказала ему, что я хозяйка «Липовой аллеи», но он настаивает на встрече с тобой. Он немного помпезный, должна сказать.

Девушка неохотно последовала за Трицией. После свежего осеннего ветра и бодрящей прохлады воздух в помещении был спертым и тяжелым. В последнее время Пруденс с трудом могла находиться дома. Он был пустой раковиной. Она проходила по длинным коридорам, ожидая всякий раз услышать теплый мужской смех или постукивание трости о паркетный пол. Пруденс была благодарна тете за то, что она не отвела гостей в библиотеку. Девушка была там лишь однажды за последние два месяца. Стойкий запах сигаретного дыма погнал ее в парк с воспаленными от слез глазами.

Д'Артан и его спутник встали и почтительно поклонились, когда женщины вошли в гостиную. Незнакомец был одет по моде столетней давности и неуместно выглядел в современно обставленной гостиной. Тонкое кружево пышно обрамляло кисти рук и водопадом низвергалось поверх воротника его сюртука. Пудра посыпалась с его парика, когда он галантно склонился к руке Пруденс.

— Мисс Уолкер, полагаю?

Пруденс зажала нос, чтобы не чихнуть.

— Да.

Виконт бросил на Трицию многозначительный взгляд. Она слегка надула губки, как делала это прежде, и послушно вышла из гостиной. Дробный стук ее каблучков затих прямо за дверью.

Д'Артан прижался губами к руке девушки.

— Вы очаровательны, как всегда.

Спутник виконта плюхнулся в шератонское кресло, тонкие ножки которого угрожающе подогнулись. Д'Артан представил его, но Пруденс была поглощена наблюдением за тем, выдержит ли изящное кресло объемные формы гостя, вместо того, чтобы потрудиться запомнить его имя. Она не расслышала, был ли это лорд Петтивиггл или Перивинкл.

Д'Артан опустился на кушетку, сияя словно медный таз. Лорд со щелчком открыл табакерку и засунул щепотку табака в нос. Виконт тоже взял немного, и Пруденс подумала, что гость может и ей предложить понюшку. Но табакерка исчезла в глубоких карманах его сюртука.

Лорд откинулся на спинку, и кресло под ним жалобно скрипнуло.

— Я здесь от имени Георга III, короля Англии. Голос его гремел, словно он находился при дворе, а не в гостиной, которая вдруг стала тесной, и лично представлял Пруденс августейшей особе.

— Короля? — переспросила девушка. — Какое у короля может быть ко мне дело?

— Петиция, которую составил ваш отец, недавно попала в поле зрения Его Величества.

Девушка не смогла сдержаться, и нервный, неподобающий леди смешок сорвался с ее губ.

— Немного поздновато, вы не находите? Отец в могиле уже почти восемь лет.

Д'Артан наклонился вперед.

— Я уверен, моя дорогая, вам известно, что король некоторое время был нездоров.

«Безумен, как мартовский заяц», — немилосердно подумала Пруденс.

— Мы попытались выяснить место жительства вашего отца, как только король рассмотрел его петицию. — Лорд Петтивиггл-Перивинкл печально покачал головой. — Прискорбное и трагическое известие. Поиски привели нас на вашу лондонскую квартиру, но, как выяснилось, вы уехали. Официальные послания, адресованные в «Липовую аллею», не получили ответа.

— Но я никогда…

Лорд продолжил свой монолог, не замечая ее недоумения, но Пруденс понимала, что та миссия, с которой он прибыл в усадьбу ее тети, была необычайно важна для нее.

— Один из наших агентов побывал здесь несколько месяцев тому назад, но был информирован довольно грубым существом, что вы иммигрировали в Померанию, где позднее скончались. Мой агент вынужден был спешно покинуть пределы поместья, когда этот ужасный малый принялся пускать стрелы в его карету. Когда же наши запросы в Померанию не дали никаких результатов…

Джейми. Пруденс уставилась на свои чинно сложенные на коленях руки, едва сдерживая улыбку. Приступ ностальгии затуманил ей глаза.

— … я решил расследовать дело сам. Король весьма огорчен продолжительностью упущенного времени. Они с премьер-министром приняли чрезвычайные меры, чтобы исправить свои ошибки и упущения в этом печальном деле.

Лорд похлопал по карманам сюртука и вытащил кремовый конверт. Пруденс узнала королевскую печать и откинулась в кресле, приготовившись к длинным и скучным соболезнованиям.

— … Король не сомневается, что ваш отец занимался выдающейся научной деятельностью и принес бы огромную пользу короне, будь он жив.

Пруденс пробормотала согласие. Рокочущий голос лорда заполнил гостиную.

— Итак, с одобрения короля я с большим удовольствием желал бы вручить вам, мисс Пруденс Уолкер, единственной прямой наследнице Ливингстона Уолкера патент дворянства. С этого момента вам присваивается титул первой герцогини Уинтон.

Из-за двери послышался ошеломленный вскрик.

Посланник короля продолжил:

— Виконту, дорогому другу вашей тети, на днях удалось убедить короля, что патент без некоторой денежной компенсации является не более чем обычной бумагой.

Д'Артан наклонился и похлопал по руке ошеломленную известием девушку.

— Я уверен, виконт говорил вам, что он проводит исследования, аналогичные исследованиям вашего батюшки, в своей лаборатории в Эдинбурге. Король надеется, что обмен информацией между вами, касающийся опытов над взрывчатыми веществами, проводимыми мистером Уолкером, принесет пользу всей Англии. За эту услугу короне Георг III решил наградить вас ежегодным пенсионом в десять тысяч фунтов.

Пруденс словно окаменела.

— Должна ли я понимать вас, — спросила она тихо, — что теперь я герцогиня?

Прежде чем гость успел ответить, Д'Артан льстиво произнес:

— Герцогиня с умеренным доходом, моя дорогая. — С величайшим почтением он опустился на одно колено перед Пруденс и взял ее пальцы в свою холодную руку. — Ваша светлость.

Триция не смогла устоять и просунула голову в дверь, когда раздался звук, который вот уже более двух месяцев не слышал никто в «Липовой аллее»: глубокий бархатный смех Пруденс. Девушка откинулась в кресле, прижав руку ко рту. Оба гостя, Д'Артан и лорд Петтивиггл-Перивинкл, испуганно смотрели на нее, словно она сошла с ума, как старик Георг. Но Пруденс уже не могла остановить неистовый приступ смеха, как не могла остановить слез, струящихся по ее лицу.

ЧАСТЬ II

Любви я розу сорвала

В терзаньях сладкой муки

Но сердца боль лишь обрела

В шипах ее разлуки

Роберт Бернс, 1792 г[13]

ГЛАВА 18

Эдинбург, Шотландия, 1792 год

Герцогиня Уинтон стояла у запотевшего окна, наблюдая, как потоки воды сбегали по стеклу. Тонкая струйка пара, извиваясь, поднималась из крошечной рюмки у нее в руке, тепло исходило от мраморного камина, и, тем не менее, она дрожала. Холод пробирал ее откуда-то изнутри. Женщина сделала глоток горячего напитка, не принесшего утешения и долгожданного душевного тепла и покоя.

Уличные фонари отбрасывали туманные ореолы тусклого желтого света на блестевшую от дождя мостовую Шарлотт-Сквер. Запруженные шумной говорливой толпой узкие улочки Старого Эдинбурга были бесконечно далеки от этой элегантной симметрии парков и авеню, нареченной Новым Эдинбургом. Железные ворота и оскалившиеся каменные львы сторожили ровные ряды шикарных домов богатых горожан. В темноте парка свет фонарей, освещавших парадные подъезды соседних особняков, мерцал, словно далекие звезды.

Мимо прокатилась карета, разбрызгивая во все стороны мутную воду. Мужчина в шерстяном пальто спешил по тротуару, съежившись под проливным дождем и порывами ледяного ветра. Пруденс с тоской подумала: не бродит ли вот так же где-то и Себастьян — продрогший, промокший и одинокий?

Она закрыла глаза, охваченная воспоминаниями о грозовой ночи, когда они с Себастьяном льнули друг к другу, врасплох захваченные обезумевшей стихией и объятые страхом. Она, не задумываясь, променяла бы свой уют и тепло на возможность вернуться в ту сырую, пыльную хижину и попробовать начать все заново.

Пруденс, как наяву, представила Себастьяна, образцово преданного и внимательного мужа, в роскоши этой гостиной, опирающегося на фортепиано с небрежной грацией, нежно сжимающего руку Триции своими длинными, изящными пальцами, украдкой лукаво подмигивающего Девони.

Пруденс открыла глаза. Ее губы упрямо сжались. Себастьян сделал свой выбор. А она сделала свой, принимая неожиданный, но так запоздавший подарок судьбы.

«Кто эта элегантно одетая женщина, отражающаяся, как в зеркале, в оконном стекле?» — недоумевала она. Печальные глаза незнакомки смотрели на нее. В комнате, наполненной гулом голосов и радостным смехом, Пруденс чувствовала себя совершенно одинокой. Она не узнавала себя в этой непреклонной и холодной, как сталь, женщине, которой предпочла стать. Она заключила себя в каскад кружев и шелка, навсегда похоронив неуклюжую, задумчивую девушку, осмелившуюся когда-то предложить свою любовь Себастьяну Керру. Ее кожа, нежная, как бархат, и прозрачная, как севрский фарфор, притягивала к себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые — женщин, но сердце ее было заковано в ледяной панцирь.

Пруденс коснулась пальцами холодного стекла. Капля дождя скатилась по нему, подрагивая, так похожая на слезу на ее щеке.

Тихий разговор за ее спиной вывел девушку из задумчивости.

— Очаровательное создание, не правда ли? Откуда она приехала?

— Триция держала ее в деревне, — ответил другой женский голос. — Леди Голт клянется, что она хапсбургская принцесса. Знаете, ее тетя ведь когда-то была замужем за одним из этих принцев.

— За кем только Триция де Пьерлон не была замужем! — воскликнула третья женщина. — Племянница не спешит последовать ее примеру. Она получила три предложения после Рождества и отвергла все три. К великому огорчению своей тети, должна заметить. Триция даже устроила ей бурную сцену. Возможно, девушка ждет принца?

— Немного худовата, на мой вкус. Никогда не видела, чтобы она что-нибудь ела на приемах. И даже не носит турнюра.

Пруденс застыла. Проведя три месяца в эдинбургском обществе, она должна была уже привыкнуть к сплетням и любопытным взглядам, но они по-прежнему раздражали ее.

За звоном бокалов с шампанским последовало новое перешептывание. На этот раз Пруденс услышала низкий мужской голос.

— После того, как она осмелилась спорить с ним о нравственности его поэзии, даже Бернс очарован ею. И, говорят, старик Ромни предложил нарисовать ее портрет. Бесплатно!

— Бесплатно? Или без одежды? Она могла бы стать его следующей Эммой Харт.

Серебристый смех смолк, когда Пруденс выступила из оконного алькова. Она подняла к глазам свои золотые очки, которые висели на цепочке вокруг шеи, и наградила светских дам, бесцеремонно обсуждавших ее достоинства и недостатки, ледяным взглядом. За этот взгляд она получила от придворных острословов прозвище «Герцогиня Уинтер[14]«.

Она отметила, что обе женщины носили на цепочках одинаковые очки.

С той поры, как «таинственная молодая герцогиня» совершила свой эдинбургский дебют, произведя настоящий фурор в обществе, очки со вставленными простыми стеклами стали последним криком моды. Слепое подражание вызывало неприязнь и, одновременно, льстило самолюбию Пруденс.

Под вызывающе дерзким взглядом женщины отступили, оставив витать в воздухе запах своих духов. Полные бедра девушки, объявившей ее слишком худой, плавно покачивались под пышными юбками. Пруденс подозревала, что она тоже не носила турнюра.

Их собеседник, робкий молодой человек с длинными неопрятными волосами, пробормотал извинения и попытался проскользнуть мимо Пруденс. Повелительным жестом руки с зажатым в ней веером она подозвала его к себе.

Он неуклюже поклонился, пробежав рукой по своим локонам.

— Ваша Светлость?

— Лорд Десмонд, … Нед. Нед, не так ли? Молодой человек выглядел очень довольным тем, что его помнили.

— Вы не ошиблись. К вашим услугам, миледи. Чем могу быть полезен?

Пруденс подумала было попросить его встать на голову и удержать бокал с вином пальцами ног, но жестокий порыв прошел. Она дотронулась пальцами до его накрахмаленного рукава.

— Мне хотелось бы обсудить одно пари, случайно услышанное мною прошлым вечером, между вами и молодым мистером Коттоном.

Лорд Десмонд покраснел как рак.

— Коттон — мошенник и бездельник. Не обращайте на него внимания.

Нед Десмонд с легкостью отрекся от своих вчерашних приятелей и высокомерно взглянул на молодых джентльменов, лениво прислонившихся к облицованному камину и заинтересованно наблюдающих за герцогиней Уинтон. Они подняли свои бокалы, адресуя молодому повесе шутливый тост.

Пруденс вывела его из уединенного полумрака алькова под струящийся от тысяч свечей яркий свет, чудесно переливающийся на персиковой дамасской обивке стен.

— Вы обсуждали, — сказала Пруденс, — кому из вас удастся выявить источник моего патента дворянства. Мистер Коттон предположил, что я могла оказать какую-то тайную услугу королю, к примеру, раскрыть готовящийся против него заговор. Вы же утверждали, что я могла оказать иного рода услугу нашему государю.

— Но я не… я никогда… клянусь, я не имел в виду…

Пунцовый от смущения молодой человек трепетно сжал дрожащими, вмиг вспотевшими руками тонкую кисть Пруденс. Не обращая внимания на его замешательство, она продолжила.

— Затем вы поспорили с мистером Коттоном на сумму в сто фунтов, что сегодня первым сможете добиться от меня улыбки.

Они подошли к камину. Молодые люди выпрямились, поправляя галстуки, и галантно поприветствовали Пруденс. Веснушчатый мистер Коттон вертел в руках табакерку слоновой кости.

Пруденс отпустила свою заискивающую жертву.

— Мне очень жаль, лорд Десмонд, но вы должны своему другу сто фунтов.

С этими словами она присела в реверансе и одарила ошарашенного мистера Коттона ослепительной улыбкой. Девушка знала, что ее улыбка смягчила застывшие черты, не рассеивая легкую ауру меланхолии, которую эти мужчины-дети, кажется, находили такой неотразимой.

Пруденс повернулась, чтобы уйти, и услышала, как застонал Нед Десмонд, а мистер Коттон торжествующе вскрикнул и хлопнул его по спине. Девушка приподняла юбки и, гордо вскинув голову, пошла прочь, чувствуя жар их восхищенных взглядов на своих обнаженных плечах. Головокружительный восторг охватил ее от ощущения своей власти над ними.

Себастьян вложил эту власть ей в руки и оставил ее, как заряженный пистолет, ожидающий прикосновения к курку, которого никогда не последует.

Улыбка девушки погасла, ее участие в их глупых играх оставило горький привкус разочарования. Более практичная часть ее натуры находила их ухаживания смешными. Но если они принимали ее сарказм за остроумие, а меланхолию за искушенность, кто она такая, чтобы разубеждать их в этом? По крайней мере, ей не нужно было притворяться глупой. Заброшенная маленькая девочка внутри нее купалась в изменчивых лучах славы и восхищения.

Пруденс прошла между танцующими, направляясь к выходу. Величественные звуки кантаты Баха плыли по залу. Она взяла еще одну рюмку с подноса и выпила ее залпом, словно тепло ликера могло разжать ледяные когти боли, сжимающие ее сердце. Был уже почти февраль, но, казалось, весна никогда не наступит.

Девушка поставила пустую рюмку на стол, испытывая непреодолимое желание убежать ото всех и спрятаться. Но призывный взмах веера Триции остановил ее. Взглянув на изысканное платье тети, Пруденс улыбнулась. Единственной уступкой Триции упрощенным фасонам, навеянным революцией во Франции, были более узкие турнюры. Тете больше не нужно было поворачиваться боком, чтобы войти в комнату.

Пруденс заметила двух мужчин рядом с Трицией и вздохнула. С тех пор, как она получила свое нетрадиционное наследство, Триция возобновила старую компанию по выдаче своей племянницы замуж. Пруденс не только уводила всех поклонников своей тети, но еще и совершила непростительный грех, превзойдя ее в знатности.

Виконт д'Артан поддерживал Трицию за локоть. Именно он устроил для них приглашение остановиться в городском доме Кэмпбеллов. Он был их неизменным спутником со времени приезда, помогая Триции наводить справки у адвокатов о ее пропавшем женихе, и даже терпел Бориса и Блейков, которых Триция попросила сопровождать ее в своем путешествии.

Пруденс подавила невольную дрожь, пробравшую ее при виде виконта. Как в лаборатории, так и вне ее д'Артан был заботлив и внимателен, как отец. Он был болезненно терпелив с ней, даже когда девушка отказалась открыть точную формулу химического соединения, убившего ее отца, до тех пор, пока их исследования не придут к заключительной стадии. Но Пруденс не могла избавиться от чувства отчаяния всякий раз, когда видела виконта. Д'Артан вошел в ее жизнь, а Себастьян из нее ушел. Хотя в этом была только ее вина, напоминала себе девушка. И перекладывать ответственность за содеянное на другого не имело смысла, тем более, что это не поможет исправить ошибки, которые она совершила. Когти боли еще сильнее впились в ее застывшее сердце.

Сейчас все внимание д'Артана было направлено не на нее. Из-под сведенных в серебристую линию бровей он сердито смотрел на мужчину, стоящего рядом с Трицией.

У Пруденс перехватило дыхание от странной щемящей боли при виде статного незнакомца. Черно-зеленый шотландский плед мягкими складками лежал на его широких плечах. Рука в кольцах гордо покоилась на рукоятке палаша. Кожаная сумка свисала с пояса.

Триция доверительно льнула к нему.

— Должна признаться, шотландское чувство юмора мне непонятно, — донесся до Пруденс обиженный голосок тети. — Ужасный стряпчий, с которым мы беседовали вчера, сказал, что мой жених не что иное, как плод моего больного воображения.

— Не призрак, миледи, а, возможно, просто негодяй. — Хрипловатый голос смягчался музыкальным шотландским акцентом, еще не стертым высокопарным английским произношением эдинбургского общества.

Пруденс жадно слушала продолжение его речи.

— Как ни тяжело об этом говорить, но существуют мужчины, которые могут охотиться за вашей красотой.

«Или богатством», — молча добавила девушка. Мужчина был тактичен и очарователен.

Триция шмыгнула носом. Перед ней в одно мгновение появилась пара носовых платков. Она взяла окаймленный кружевом платок, который подал шотландец, и промокнула блеснувшую слезу.

— Я просто не могу поверить в это. Мой жених обожал меня. Он, должно быть, похищен. Он никогда бы не оставил меня по собственной воле.

Пруденс проскользнула между мужчинами и мягко коснулась локтя Триции.

— Мы не получали требований о выкупе, тетя. Но вы должны понять, что жизнь продолжается, даже если мы и не найдем его.

Триция стряхнула ее руку.

— Тебе легко говорить. Ты ведь не потеряла мужчину, которого любила.

Девушка склонила голову, чтобы никто не увидел, как густая краска прилила к ее щекам. Слишком ярко вспыхнули перед ней воспоминания той ночи, когда она пришла в комнату Себастьяна; вспомнились те слова, которые он нашептывал ей; его обжигающее прикосновение. Стыд и сожаление о прекрасных мгновениях смешались в ее душе, и как бы со стороны она отчетливо увидела их сплетенные на атласном покрывале обнаженные тела.

Триция кусала предательски дрожавшие губы, но нашла в себе силы беспечно вскинуть голову и храбро улыбнуться.

— Простите меня, хорошо? — сказала она незнакомцу в шотландской одежде. — Я лишь надеялась на то, что поскольку вы из Высокогорья, то могли что-либо узнать о лаэрде Данкерка.

Мужчина залпом осушил свой бокал с виски.

— Да, я знаю, леди Триция. Я и есть лаэрд Данкерка и являюсь им на протяжении вот уже пятнадцати лет.

Мрачные размышления Пруденс рассеялись, когда она подняла голову и встретилась с мерцающими глазами Киллиана Мак-Кея.

Мужчина метнулся в тень садовой стены, его взгляд был прикован к квадратам окон ярко освещенного огромного дома. Водяные струйки стекали с полей его шляпы. Он подал сигнал, и пять темных фигур перепрыгнули через стену. Где-то приоткрылась дверь, и мягкие, нежные звуки скрипки полились по саду.

— Эти богачи когда-нибудь слышали волынку? — пробормотал гнусавый голос. — Мы же в Шотландии, ради всего святого, а не в Париже.

— Тише, — огрызнулся Себастьян. — Мы окажемся в тюрьме, если ты не попридержишь свой язык.

— Это была не моя идея приехать в Эдинбург.

— Ты предпочел бы подохнуть с голоду в горах? — Себастьян рывком поправил маску на голове Джейми. — Мы уже ограбили там все церкви, кроме церквушки твоего отца.

Джейми презрительно фыркнул, но его раздражение было заглушено толстой мешковиной.

— Я ничего не имел против. Это ты отступил.

— Я скорее ограблю своего деда, чем твоего отца. Это он заморозил все мои счета в Королевском банке. Если бы я мог добраться до денег, мы бы могли укрыться в горах до весны, не нуждаясь ни в чем.

— Но если он первым вычислит тебя, то ты уже не вернешься в горы, верно? Ты окажешься либо в тюрьме, либо в аду, смотря куда он захочет отослать тебя.

Грязь брызнула во все стороны, и Тайни приземлился позади них.

— Если вы двое собираетесь спорить всю ночь, позабыв о деле, мы с успехом можем обойти особняк вокруг и постучать в парадную дверь. Может быть, дворецкий без разговоров впустит нас и без шума позволит обчистить господ?

Джейми выхватил фляжку из-за пояса Тайни, поднял свою маску и сделал большой глоток.

— А-ах! Ничто так не согревает мужчину, как крепкое шотландское виски. Все лучшие части моего тела замерзли.

Тайни ухмыльнулся.

— Небольшая потеря для эдинбургских шлюх.

— Это твое мнение, не их, — парировал Джейми.

Себастьян, услышав одаренный смех среди другой группы своих сообщников, развернулся и зашипел на них, напоминая об осторожности. С пистолетом наготове он повел их вокруг дома, остановившись на секунду, чтобы выпутать свои бриджи из цепких лап розового куста. Светящиеся квадраты створчатых окон и порхающие в танце пары давали им беглое представление о беспечном мире атласа и шелка. Это был жестокий мир, который ничего не отдавал пo собственной воле обнищавшему сыну горца-лазрда. Себастьян повторил этот урок заново за последние несколько месяцев и запомнил его на всю жизнь.

Ему вновь пришлось купаться в ледяных потоках стремительных горных речушек. Дрожать от холода в рваных одеялах. Естъ сухое мясо, такое жесткое, что можно было жевать его часами, прежде чем удастся почувствовать его вкус.

Франтоватого разбойника с большой дороги больше не было, остались только шелковая маска и лоскут шотландки, хранящееся в кармане как амулет, грустное напоминание о счастливом, как кажется сейчас, времени. На его месте теперь был обычный вор и голодный, оборванный человек. То, чего Себастьян Керр хочет, Себастьян Керр должен взять силой. Пруденс Уолкер научила его этому. Теперь он мог позволить себе проявить более жестокие черты своего характера, и все оттого, что женщина не оставила ему ничего, что можно было потерять, кроме свободы и… жизни.

Его онемевшие пальцы сомкнулись вокруг рукоятки пистолета. Скрытый грубой тканью маски, Себастьян холодно улыбнулся.

Пруденс пристально смотрела на Киллиана Мак-Кея, и краска сбежала с ее щек так же быстро, как и прилила.

Этот мужчина был не злобным горбуном, а высоким джентльменом с густой копной волос. Глубокие морщины пересекали его высокий лоб, но плечи были гордо расправлены и удивительно широки для человека его возраста. Девушка опустила глаза, чтобы не дать ему заметить свое восхищение и изумление. Ее взгляд привлекли белые волоски, явно кошачьи, разбросанные по его тяжелому пледу. Был ли это, действительно, тот самый бессердечный великан, который выбросил Себастьяна из его собственного дома много лет назад?

— Значит, вы никогда не слышали о человеке, называющим себя Себастьяном Керром?

Голос д'Артана резко прервал размышления Пруденс и заставил прислушаться к разговору. Едва заметная презрительная усмешка кривила губы виконта.

Невидимая оку, гудящая от напряжения нить протянулась между мужчинами. Мак-Кей помедлил с ответом всего лишь одно краткое мгновение.

— Никогда, — произнес он.

Пруденс поправила очки. Киллиан Мак-Кей встретился с ее холодным, вызывающим взглядом, и этот взгляд красноречиво, без всяких слов уличал его во лжи. Но девушка понимала, что пока она не потрудится объяснить, почему краснела всякий раз, когда при ней упоминался пропавший жених ее тети, она будет хранить молчание.

Триция удивленно раскрыла рот, когда Пруденс положила руку на локоть Мак-Кея и улыбнулась ему.

— Возможно, нам нужно дать время моей тете оправиться от такого потрясения. Вы еще не посещали библиотеку Кэмпбеллов? Она довольно обширна. Не желаете ли прогуляться?

— С огромным удовольствием.

Мак-Кей поднес безвольную руку Триции к своим губам, затем поклонился виконту с насмешливой улыбкой.

— Виконт, всегда рад встрече с вами.

Глаза д'Артана сузились до серебристых щелок, провожая злым взглядом поразительную пару, перед которой расступилась блестящая толпа гостей.

Лампы в библиотеке не были зажжены, и лишь потрескивающий в камине огонь отбрасывал яркие блики на паркетный пол, высвечивал темные стены полированного орехового дерева, загоняя мрак в дальние углы комнаты, и дарил тепло, распространяя в комнате аромат кедровой смолы.

Пруденс присела на узкую кушетку и тщательно расправила шуршащие атласные юбки платья клюквенного цвета. Мак-Кей опустился в кожаное кресло напротив. Несколько долгих мгновений они изучали друг друга в молчании.

Еще будучи молодым человеком, Мак-Кей гордился своим знанием женской моды. Сидящая перед ним девушка отдавала предпочтение более мягкому и естественному стилю, захватившему Лондон и Эдинбург. Было бы преступлением скрывать ее изумительную кожу под слоем белил, как и прятать роскошные волосы под париком. Темная масса была поднята вверх и уложена тяжелыми кольцами вокруг головы. Широкий пояс гармонировал с розовым атласом нижних юбок и подчеркивал тонкую талию. Ее чопорность и строгие манеры были бы смешны у другой женщины, но ее чувство собственного достоинства придавало им странную трогательность. Хотелось бы Мак-Кею быть за пределами того возраста, когда пребывание в такой теплой и интимной атмосфере наедине с красивой женщиной еще может волновать.

Пруденс поправила очки жестом, который, она знала, выдавал ее напряжение, удивляясь, что заставило ее позволить себе такую прихоть.

— Простите меня за чрезмерную смелость, лаэрд Мак-Кей, но я хочу приобрести в собственность небольшой участок земли на севере Шотландии. Этот замок, который вы называете Данкерком, он не может предназначаться для продажи?

Мак-Кей выпрямился в своем кресле. Девушка явно нервничала. Никто в гостиной не называл его по имени.

— Данкерк в настоящее время являет собой печальное зрелище. Это — руины, совершенно никчемное, ничего не стоящее место.

— В таком случае, вам было бы не особенно тяжело расстаться с ним.

Мужчина встал и подошел к камину, словно пытался уйти от ее холодного пристального взгляда в поисках тепла. Во всей его фигуре и выражении лица Пруденс уловила упрямую терпеливость, которая дала ему силы ждать пятнадцать лет, чтобы отомстить человеку, укравшему его невесту. Ее сердце екнуло при виде его широких плеч, четко выделяющихся на фоне огня камина.

— Данкерк не продается, — сказал он.

Пруденс не смогла сдержать мольбы в своем голосе.

— Вы — богатый человек. Я знаю, вы владеете большой частью Стратнейвера. Какую же ценность для вас могут представлять старые руины?

Мак-Кей не отрывал взгляда от огня.

— Духовную ценность. Тому виной моя сентиментальность. Женщина, которую я любил, когда-то жила там.

«И умерла там?» — хотелось добавить Пруденс. На какой-то миг ей показалось, что она произнесла эти слова вслух. Но когда Мак-Кей повернулся к ней лицом, в его глазах не было ни ярости, ни горького упрека, а только легкая грусть.

— Мне очень жаль, что я не могу удовлетворить вашего желания, моя дорогая. Но, видите ли, Данкерк не вполне принадлежит мне, чтобы я мог его продать. Я держу его по доверенности для другого человека.

Печальные звуки гобоя вплыли в комнату. Музыка была мрачной и, одновременно, необычайно сладостной, полной противоположностью непрекращающегося дождя за окном.

Пруденс встала.

— Простите меня, лаэрд Мак-Кей. Я не могу просить вас продать то, что никогда вам не принадлежало.

Присев в книксене, девушка выпрямилась и торопливо покинула библиотеку, оставив мужчину стоять перед очагом. Руки Мак-Кея дрожали, и он потянулся к спинке стула. В течение всех долгих лет со времени смерти Мишель, Киллиан Мак-Кей молил о прощении. Но, видимо, Бог посчитал уместным послать ему в утешение не дух сострадания, а ангела-мстителя с фиалковыми глазами и мелодичным голосом. Его узловатые пальцы впились в гладкую кожу обивки, и он склонил голову в безмолвной мольбе, прося у Господа не милосердия, но мужества.

Себастьян отвел назад руку с пистолетом и разбил рукояткой хрупкое стекло. Ловким движением он отомкнул задвижки и распахнул высокое двойное окно. Себастьян гибким движением перебросил свое тело через подоконник и оказался в ярко освещенном зале. Музыка перешла в нестройный гул и резко смолкла.

Пронзительный женский вскрик, заглушенный глубоким обмороком, не нарушил мертвого молчания собравшихся гостей, когда шесть безлицых громил проникли с улицы в зал.

— Оружие на пол, джентльмены, — крикнул Себастьян хриплым от простуды голосом.

На пол к его ногам упал только один пистолет, несколько тростей и зонтик. Голубовласая леди повисла на руках своего мужа.

— А теперь мы хотели бы получить более существенное пожертвование, — добавил Себастьян. — Все драгоценности, золото и деньги в мешки, пожалуйста. Прекрасно… О, просто замечательно, благодарю вас…

Торопливые, громкие шаги грабителей и звонкое позвякивание золотых монет, цепей, колец и карманных часов слышались в гнетущей тишине зала.

Его люди действовали быстро и ловко, так, как он их учил. Они безмолвно двигались от одной группы людей к другой, стараясь не встречаться глазами со своими жертвами.

Себастьяну потребовался один беглый взгляд, чтобы убедиться, что д'Артана среди присутствующих не было. Горькое разочарование подкатило к горлу.

Дразнящий аромат теплой выпечки коснулся его ноздрей. Себастьян старался не смотреть на серебряный поднос с пирожными. Живот его, казалось, прилип к спине. Рот наполнился вязкой слюной. Желудок заурчал. Но если он позволит себе съесть хоть одно пирожное, это закончится их жадным поглощением одного за одним до тех пор, пока поднос не опустеет. А он не хотел, чтобы эти высокомерные господа считали его голодным животным, каким он и был на самом деле, но об этом знал ограниченный круг людей.

Молодой человек с неопрятными волосами помедлил, прежде чем снять массивное золотое кольцо. Себастьян поднял пистолет на уровень его груди. Веснушчатый юноша рядом с ним подтолкнул своего товарища под локоть, призывая повиноваться, и сам бросил в мешок табакерку слоновой кости и увесистый кошелек, который упал на груду драгоценностей, позванивая золотом монет. Себастьян почувствовал странное удовлетворение и даже некоторое сочувствие к веснушчатому парню, заметив бессильную ярость в его карих глазах. Он искренне надеялся, что ему не придется застрелить никого из них до конца этой ночи.

Его взгляд снова метнулся к пирожным. Шесть месяцев назад он мог бы быть гостем на таком собрании, потягивать шампанское и, смакуя, откусывать маленькими кусочками сладкое, тающее во рту пирожное.

Лавина нежеланных воспоминаний, сминая, обрушилась на Себастьяна. Он вспомнил трепетное прикосновение кончиками пальцев к свежим, как розовые лепестки, губам Пруденс; жар ее дыхания; сладость ответного поцелуя. Но это было в другом мире и с другим мужчиной. С мужчиной, который был настолько глуп, что позволил паре предательских аметистовых глаз вскружить ему голову.

Тень упала с лестничной площадки. Взгляд Себастьяна устремился вверх. Улыбающийся д’Артан стоял на ступеньках лестницы, слегка опираясь на перила.

Себастьян сделал три больших шага к лестнице, когда резная дверь в конце зала открылась и Пруденс Уолкер невольно оказалась в самом центре ограбления.

ГЛАВА 19

— Милостивый Боже, — благоговейно выдохнул Тайни, нарушая тишину.

Джейми начал было креститься, затем вспомнил, что он неверующий. Его внезапный страх перешел в ужас, когда Себастьян порывисто повернулся лицом к видению в дверях.

Время остановилось. Пальцы Себастьяна конвульсивно нажали на курок пистолета. Будь тот взведен, он прострелил бы себе ноги. Пруденс, как на картине, написанной любимым художником его деда, застыла в обрамлении позолоченной рамы дверного проема. Свет обтекал ее контуры золотистым ореолом, пробуждая к жизни мерцание старого золота ее волос, мягко высвечивая линии тонкого лица, очерчивая стройную белую шею и тонкую талию. Он зажег разноцветные молнии на бриллиантовой броши, скалывающей ее кружевное фитю у тонкой ложбинки между грудей.

Себастьян помнил мягкость этой кожи, хрупкость и грацию этого тела. Но перед ним была не та чопорная, гордая женщина, которую он видел последний раз в грязной нортамберлендской темнице. Наверное, это неземное, изумительно прекрасное создание было плодом его бурных фантазий. Себастьяну показалось, что он грезит наяву. Сбылся самый сладкий сон — перед ним стояла женщина его мечты. Нежный тепличный цветок не увял, а наоборот, пышно расцвел в его отсутствие. Осознание своей заброшенности заставило Себастьяна остро почувствовать злость и отчаяние сильнее, чем он мог представить.

Пруденс окинула встревоженным взглядом комнату и закусила губу. Она не увидела Трицию. Д'Артан, должно быть, проводил тетю наверх после пережитого ею потрясения.

Фигуры в капюшонах окружили застывших гостей, держа в руках открытые мешки. Что это за новая игра? Пруденс не знала, что ей предпринять: остаться в зале и принять участие в этой странной игре или лучше будет держаться подальше от этих зловещих фигур в масках.

Девони Блейк съежилась за огромным горшком с раскидистой веерной пальмой. Пруденс склонилась к ней и прошептала:

— Во что мы играем? Жмурки? Фанты?

— Ограбление, — процедила Девони сквозь стиснутые зубы. — Мы играем в ограбление.

Пруденс нахмурилась, пытаясь вспомнить правила игры. Было просто невозможно запомнить все эти светские развлечения и забавы. Она внимательно оглядела зал, только сейчас заметив пистолеты, засунутые за пояса мужчин с мешками.

— О, ограбление!

Девушка бросила взгляд через плечо, пытаясь найти спасительный выход из создавшейся ситуации и призвать на помощь констебля.

Но было уже слишком поздно. Один из грабителей заметил Пруденс и направился в ее сторону. Грубая маска из мешковины скрывала его лицо. Широкие поля потрепанной шляпы затеняли глаза. Поношенная полотняная рубашка была туго натянута на широких плечах. Тяжелые шаги мужчины гулко раздавались в тишине зала, и его компаньоны в изумлении застыли, наблюдая, как тесная, разряженная в шелка и бархат толпа расступилась перед ним, образовав широкий проход.

Сердце Пруденс нервно забилось. Мужчина медленно шел к ней. Девушка непроизвольно отступила назад и прислонилась спиной к двери. Грабитель остановился, оставив лишь несколько дюймов между ними. Пруденс почувствовала жар его тела обнаженной кожей плеч и рук, вдохнула запах табака, пропитавший его рубашку. Она не отрывала взгляда от его груди, стараясь контролировать свое дыхание. Девушка испугалась, но, с другой стороны, ее разозлила его дерзость. Ни с кем из гостей не обращались с таким пренебрежением и нахальством.

Мужчина сунул свой пистолет за пояс бриджей и раскрыл мешок.

— Ваши драгоценности, миледи.

Его грубый голос вызвал в ней волну страха. Пруденс уронила в мешок свои сережки и сняла через голову жемчужное ожерелье.

Благоухающий аромат жасмина окутал Себастьяна. Его чувства обострились. Он жадно вдыхал ее запах, любовался ее прелестями, словно долгие месяцы без этой женщины привели его к грани безумия.

— Все. И ваше кольцо тоже, — грубо рявкнул он.

«И ваше платье. И нижнюю юбку. И подвязки. И чулки. И сорочку», — мысленно добавил Себастьян. Его разум помутился, когда он представил, как Пруденс раздевается, послушно складывая каждый предмет своего роскошного туалета в мешок, и предстает полностью обнаженной перед ним, и он может прижать ее к двери и закончить, наконец, то сказочное безумие, которое с трагическими для него последствиями оборвалось в ту далекую ночь в «Липовой аллее».

Пруденс сняла с пальца кораллово-розовое кольцо, которое не стоило больше двухпенсовика, и застыла в растерянности, ибо грабитель стоял перед ней, не шевелясь, и пристально рассматривал ее сквозь узкие прорези маски. Его враждебность сбивала с толку и пугала. Широкие плечи мужчины закрывали от нее большую часть бального зала, и Пруденс показалось, что во всем мире остались только она и этот дикарь-незнакомец.

Девушка вздрогнула и закрыла глаза, когда он бросил мешок на пол и погрузил руки в ее волосы, безжалостно выдергивая серебряные шпильки.

Себастьяну не нужны были шпильки. Он не мог удержаться от соблазна зарыться пальцами в шелковистое облако ее волос. Он швырнул шпильки в мешок и дерзко скользнул взглядом к восхитительной груди, мерно вздымающейся под кружевным фитю.

Жаркая волна затопила щеки Пруденс. Она принялась отстегивать брошь, дрожа теперь уже не от страха, а от злости. Застежка запуталась в тонком шелке, сорвалась и прочертила тонкую алую линию на бархатисто-белой коже округлого холмика груди, на которой сразу же выступили бисеринки крови.

Мужчина пришел на помощь. Он отвел ее дрожащие руки и своими теплыми пальцами попытался выпутать брошь из тонкого кружева с удивительным для грабителя терпением. Его руки намеренно задержались на ее груди. Узловатые суставы слегка коснулись чувствительной кожи в тонкой ложбинке с трепетной нежностью.

Спазм не боли, но блаженства сжал ее сердце.

Потрясенная, не смея поднять глаза, Пруденс разглядывала песочные волоски, которыми поросли руки ее нежного грабителя.

Крупная дрожь сотрясла тело мужчины. Он грубо потянул брошь, разорвав дорогой шелк, и повернулся, чтобы уйти. Девушка гневно крикнула ему в спину:

— Постойте!

Толпа ахнула, когда он развернулся на каблуках и вновь предстал перед ней.

Пруденс смахнула очки с носа и рывком сняла цепочку через голову. Глаза ее сверкали, презрением было пропитано каждое слово.

— А это не хотите взять? Они из чистого золота. Их ценность куда больше кусочка коралла или горсти шпилек. Они принесут вам сказочную прибыль.

Она гордо стояла перед ним с рассыпавшимися по плечам волосами, с разорванным фитю, трепещущим на ветру, который врывался в распахнутое окно. Пальцы вора коснулись ее пальцев, бережно удерживающих хрупкую вещицу. Он принял очки из рук девушки и нежно водрузил ей на переносицу. Пруденс заморгала, озадаченная этим великодушным жестом.

Мужчина наклонился вперед и прижался ртом к ее уху.

— Оставьте их себе, мисс Уолкер.

Этот голос с мягким шотландским акцентом заставил зашевелиться волосы у нее на затылке.

— Золото идет вам намного больше, чем сталь.

Затем, подав едва заметный сигнал, Себастьян ушел, уводя за собой своих сообщников. Капли холодного дождя, залетая в зал с порывами ветра, стучали по мраморному полу у разбитого окна.

Пруденс Уолкер сползла на пол в спасительном обмороке, не замечая суматошного движения в зале.

Мозолистая рука заботливо убрала волосы с ее лица. Пруденс прижалась к ней губами и пробормотала: «Себастьян». Рука замерла, и девушка ощутила неловкость. Она медленно открыла глаза. Киллиан Мак-Кей смотрел на нее, его добрые усталые глаза настороженно сощурились. Ужас обуял ее, когда она осознала, что проболталась.

Взгляд Пруденс метнулся по комнате и остановился на Триции, к счастью, занятой разговором с леди Кэмпбелл и Девони.

— … просто скандально, — возмущенно говорила Триция, и ее белые руки порхали над пышными юбками, как птицы. — Вы знаете, что она бросила в мешок мои любимые сережки, словно это были простые побрякушки!

Встревоженно взглянув на кровать, леди Кэмпбелл всплеснула своими пухлыми ручками.

— Я так надеюсь, что она оправится. Такое потрясение для утонченной молодой девушки. Я чувствую на себе ответственность за ее здоровье и благополучие. Два особняка напротив были ограблены ранее на этой неделе, но я и подумать не могла, что у них хватит наглости забраться к нам. Бог мой, ведь мой Демпстер — член Парламента!

— Она очнулась, мэм, — объявила служанка, подсовывая горячий кирпич, обернутый фланелью, под покрывало Пруденс.

Женщины собрались вокруг, с любопытством разглядывая девушку, словно неведомую ранее звезду в туманной галактике. Триция поморщилась и поцеловала подушку рядом со щекой Пруденс.

— Ты напугала меня, дорогая. Лаэрд Мак-Кей был так добр и отнес тебя сюда, в твою спальню.

— Ты лежала прямо на пороге двери, — добавила Девони, и у Пруденс создалось впечатление, что они могли бы оставить ее там, не будь это неудобно для гостей.

— Я не осуждаю тебя за обморок, — зябко поежившись, продолжила Девони. — Надо было видеть, как этот негодяй вырывал шпильки из твоих волос. Мы думали, что он вот-вот перебросит тебя через плечо и унесет с собой или изнасилует прямо на полу.

Пруденс покраснела при воспоминании о грубой властности Себастьяна. Лаэрд Мак-Кей протер ей лоб влажной салфеткой и бросил на Девони ледяной взгляд из-под густой бахромы по-мальчишески темных ресниц.

— Я так смущена, — сказала Пруденс. — Я никогда прежде не падала в обморок.

Мелодичный говор Мак-Кея успокоил ее.

— Нет нужды извиняться, девочка. Вы прошли через ужасное испытание.

Триция тронула пальцами его широкое плечо. Для затуманенного взора Пруденс они выглядели как когти.

— Думаю, вы согласитесь со мной, что лучшим лекарством для моей племянницы будет отдых. Не желаете ли присоединиться ко мне для теплой дружеской беседы в моей гостиной, милорд?

Мак-Кей откинулся на спинку стула и вытянул свои длинные ноги.

— Пожалуй, я посижу здесь немного. Девушка сможет спать спокойно, зная, что мужчина присматривает за ней.

Триция, слегка сощурившись, посмотрела на свою племянницу. Этот взгляд обещал ей неприятности. Пруденс знала, что, без сомнения, следующим утром перед ней пройдет новый парад раболепных поклонников. Сейчас же Триции ничего не оставалось, как подчиниться. Лаэрд Мак-Кей выглядел решительным и непоколебимым, как скала.

Женщины вышли, оставив у двери служанку. Пруденс закрыла глаза, притворяясь спящей, но когда она через некоторое время решилась взглянуть на Мак-Кея, то встретила изучающий взгляд его ясных, как у сокола, глаз.

— Себастьян — довольно необычное имя для этих мест, не правда ли?

Девушка откинулась на подушки.

— Моего кота зовут Себастьяном.

Пруденс нагнулась и с надеждой заглянула под кровать. Где же носится это мохнатое чудовище, когда она так нуждается в нем? Когда-нибудь она научится обходиться без существ мужского пола и будет полагаться только на себя.

Она выпрямилась и сдула прядь волос, упавшую на глаза.

— Он, должно быть, в оранжерее снова терроризирует какаду леди Кэмпбелл.

— Если это красивый серый парень, то он, скорее всего, на кухне моего дома лакает сметану из миски и ухаживает за моей Бэллой.

Пруденс заключила, что Бэлла — владелица светлых кошачьих волос, которые пристали к его пледу. Так легко было представить себе пушистую белую кошку с розовым язычком и зеленющими глазами.

— Боюсь, мой Себастьян бегает за каждой хорошенькой усатой мордашкой, которая встречается на его пути. Типичный представитель мужского племени, — ворчливо добавила она.

— Немного жестоко для такой молодой леди, вы так не считаете? Возможно, неудача вашей тети с тем повесой, одурачившим ее, так повлияла на ваше мнение.

Слова Мак-Кея призвали румянец на ее щеки. Мужчина слабо улыбнулся, и она отругала свой предательский цвет лица. Девушке показалось, что он собирался сказать что-то еще, но в этот момент в углу громко захрапела служанка.

Мак-Кей поправил подушку Пруденс.

— Уже поздно, девочка. У тебя был тяжелый вечер. Мы можем поговорить завтра.

Какая-то настороженность в его взгляде предупредила Пруденс, что он имел в виду нечто большее, чем светскую беседу. Мак-Кей разбудил служанку и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Пруденс дрожала. Она вытянула ногу и отыскала теплый кирпич под покрывалом. Придет ли к ней Себастьян? Осмелится ли?

Девушка легла на бок, не отрывая взгляда от двери на террасу. Она, должно быть, действительно сошла с ума. Себастьян придет только для того, чтобы пристрелить ее, а не обмениваться любезностями.

Как она могла быть настолько слепа? Грубая маска скрывала лицо, волосы и дымчатую сталь глаз, но бешено колотящееся сердце отчаянно пыталось предупредить ее о его присутствии. Даже в грязной, потрепанной одежде Себастьян гордо возвышался над сливками эдинбургского общества, словно сказочный король пиратов. За несколько коротких мгновений он похитил куда больше груды драгоценностей. Он украл ее бесценную искушенность, холодную надменность, за которыми она пряталась все эти месяцы, чтобы скрыть от посторонних любопытных взоров свои чувства: скорбь, сожаление, гнетущую вину. Жадная горячность рук Себастьяна пробудила к жизни каждую клеточку ее существа и сделала такой же безмозглой, как Девони Блейк.

Как, должно быть, Себастьян презирал ее! Она разрушила все его красивые планы, выдала человеку, к которому он питал глубочайшее презрение. Но тогда как объяснить то мимолетное прикосновение к ее коже с такой болезненной нежностью? Тот миг, когда он надел ей на нос очки с той же заботой, которую он однажды проявил к обсыпанной мукой девчонке, стоявшей посреди разгромленной кухни в имении Триции?

Пруденс плотнее закуталась в пуховое одеяло, сотрясаясь от нервной дрожи в своей тонкой сорочке.

Сапоги Себастьяна оставляли грязные следы на террасе. Ледяная влага пропитала шерстяные чулки, проникая сквозь трещины в коже. Тяжелые мокрые хлопья лениво падали на землю, устилали белым покрывалом газоны парка, крыши домов; облепляли ветки черных озябших деревьев; присыпали белой пудрой его волосы.

Себастьян не чувствовал холода. Прижавшись кончиками пальцев к ледяному стеклу двери, он напряженно вглядывался внутрь комнаты. Угасающий огонь камина отбрасывал легкий багрянец на хрупкую фигурку, съежившуюся под одеялом. Себастьян ощущал тепло огня даже здесь, на холодной террасе. Он горько улыбнулся, сравнивая себя с голодным ребенком, разглядывающим через окно магазина щедро разложенные на прилавке сладости, и пробормотал проклятие.

Себастьян не ожидал вновь встретить Пруденс. Ни в Англии, ни, конечно же, в Эдинбурге. Он уже не надеялся снова почувствовать тяжесть ее волос на своих ладонях и коснуться в сдержанной ласке кремовой кожи. Он отчаянно боролся с нежностью к этой женщине, жившей в его сердце и грозящей поработить все его существо. Черт бы ее побрал! С той ночи, когда она пришла к нему в «Липовой аллее», его сны были воспламенены образами ее податливого тела, ее медового поцелуя. Себастьян позволил ей уйти в ту ночь, но теперь поклялся сам себе, что на этот раз он ее ни за что не отпустит.

Себастьян вытащил жемчуг из кармана, опутав мерцающей нитью ожерелья свои пальцы, потрескавшиеся и закостеневшие от холода. Жемчужины были так похожи на Пруденс; связанные тонкой, но прочной нитью, холодные на первый взгляд, они вобрали тепло его ладони и мерцали в темноте серебристым огнем.

Себастьян порывисто отвернулся от двери, прижался спиной к стене и в смятении провел рукой по волосам. Он проклинал свое влюбленное сердце сотни раз с той ночи в «Липовой аллее». Привело ли оно его сюда, чтобы снова предать? Без сомнения, один взгляд ее затуманенных глаз не сможет стереть из памяти бесконечные холодные и голодные месяцы, проведенные в сырых ущельях, где нельзя было развести огонь, чтобы согреться, из страха привлечь представителей закона. Он спал рядом с угрюмыми, оборванными людьми, вынашивал и лелеял свою ярость на Пруденс до поры, пока она не охватила бушующим пламенем его измученное тело, вытесняя из головы все здравые мысли и безумно-сладостные сны картинами изощренной, безжалостной мести.

Себастьян опустился на колени в мокрый снег и сунул одну из шпилек в замок французской двери. Но не успел он ее повернуть, как страшная догадка опалила его мозг. Застанет ли он ее одну? На руке Пруденс не было обручального кольца, но чем еще объяснить ее ошеломляющее перевоплощение? Должен быть мужчина, богатый мужчина, одевший ее в бархат и атлас, увесивший драгоценностями ее изящную шею. Мужчина, завладевший как ее сердцем, так и роскошным телом.

Пальцы Себастьяна конвульсивно сжались. Ожерелье порвалось, и жемчужины рассыпались по снежному одеялу. Он выпрямился, растерянно глядя на опустевшую нить, свисающую с его пальцев.

— В тебе нет ни капли изящества, неуклюжий, глупый мальчишка.

Лицо Себастьяна закаменело. Вначале ему показалось, что вновь его настиг хриплый от виски и презрения голос его отца. Но Брендан Керр не говорил по-французски. Себастьян вскинул голову и обнаружил перед собой не призрак отца, а своего деда, дрожащего в припорошенной снегом роскошной бобровой шубе.

Д'Артан был высокомерен, но недостаточно храбр, чтобы прийти одному. Себастьян уловил легкое движение скрывающихся за живой изгородью его спутников.

— Я знал, что найду тебя здесь, — сказал дед. — Твоя предсказуемость просто скучна. — Его тонкие ноздри презрительно трепетали. — Вынюхиваешь ее, словно самец самку. Не можешь ничего с собой поделать, верно? Ты точно такой же, как и твой отец. Это у тебя в крови.

Себастьян не собирался показывать деду, как глубоко ранили его эти слова.

— По крайней мере, в моих жилах течет кровь, а не ледяная вода. — Он шагнул к своему деду. — Полагаю, у нас есть одно общее дело, о котором мы должны позаботиться.

— Да! Кажется, да, — ответил д'Артан, насмешливо глядя на внука.

Ароматным теплом пахнуло на Себастьяна через распахнутую на террасу дверь. Он резко обернулся и едва не натолкнулся на Пруденс, стоящую перед ним. «О, Господи! — подумал Себастьян. — Маленькая дурочка выскочила на снег босая».

— Себастьян? Это ты?

Голос Пруденс был хрипловатым ото сна, и она дрожала в тонком шелковом халате. Девушка, казалось, не совсем понимала, где она находится. Снежные хлопья присыпали ее темные волосы. Она была сонной и растерянной, словно какая-то злая сила превратила ее кошмарный сон в явь. Себастьян шагнул к девушке, позабыв о своем желании ненавидеть ее, пожалев лишь о том, что у него больше не было пледа, которым он мог укутать ее плечи.

Припухшие глаза Пруденс распахнулись, когда она разглядела вторую нахохлившуюся фигуру.

— Виконт?

Холодный тон Себастьяна окончательно стряхнул с нее сонливость.

— Возвращайся к себе в комнату, Пруденс. Немедленно.

Подрагивающие губы д'Артана сложились в гримасу, по его мнению, означавшую улыбку.

— О, нет. Останьтесь, моя милая. Развлечение только начинается. Жаль, что оно будет таким кратким.

Себастьян насмешливо улыбнулся.

— Не трудновато ли будет объяснить наши окровавленные трупы на белоснежной лужайке у особняка Кэмпбеллов?

Пруденс испуганно таращилась на стоящих перед ней мужчин, как на сумасшедших. Д'Артан пожал плечами.

— Напротив. Злодей-разбойник вернулся ночью, чтобы изнасиловать девушку, которую нашел такой соблазнительной. Но его манеры дикаря были немного… — Он помолчал, подыскивая определение. — … скажем, грубыми, и это трагически закончилось для девушки. Тут появился я, но слишком поздно, чтобы спасти мою юную подопечную, но не поздно, чтобы свершить правосудие над ее жестоким убийцей.

Пруденс стала белее снега. Одним быстрым движением Себастьян подтолкнул ее к себе за спину. Его рука потянулась к пистолету.

— Кричи, Пруденс! — приказал он.

Себастьян затаил дыхание, ожидая спасительного для нее крика. Он устал убегать, прятаться, устал дрожать от холода и голода.

— Что я должна кричать? — потерянно переспросила девушка.

Он развернулся к ней.

— Проклятье, девочка. Просто кричи.

От его резкого, свистящего шепота Пруденс подскочила. Она нервно облизала пересохшие губы. Ее крик поднимет на ноги весь дом. Себастьян будет схвачен и повешен. Девушка сочла за благо молчать. Она просто стояла босиком на снегу, прижавшись к теплой спине Себастьяна.

— Очаровательно, разве нет? — протянул д’Артан. — Интересно, как далеко ты завел бы ее, прежде чем она осмелилась выдать тебя криком?

Сердце Себастьяна сжалось. Он прятал глаза, опасаясь, что Пруденс может прочесть в них отражение его собственных мыслей о мести.

Д'Артан звонко расхохотался.

— Ну и глупцы же вы! Я бы мог убить вас обоих тысячу раз.

Рука Себастьяна по-прежнему сжимала рукоятку пистолета.

— Я знаю. Но ты ведь не захочешь испачкать в крови свои холеные белые руки.

— Ты действительно подумал, что я собираюсь убить тебя? — спросил д'Артан, задыхаясь от смеха.

Он опустился на каменную скамью и вытер свои влажные губы тонким кружевным платком.

— Хотя ты — одураченный, запутавшийся болван, ты все равно мой внук.

Себастьян нахмурился и оглянулся на Пруденс. Девушка резко села на низкие перила террасы. Снег таял на ее халате, оставляя темные мокрые разводы, но она не замечала ничего вокруг. Она не могла поверить в реальность происходящего.

Пруденс вопрошающе взглянула на мужчин.

— Один из вас мог бы потрудиться и поставить меня в известность о вашем родстве, — сказала она изумленно. — Простого представления было бы достаточно. «Привет, Пруденс. Позволь представить тебе моего деда» или «Как приятно познакомиться с вами, мисс Уолкер. Мой внук, Себастьян Керр, отзывался о вас с большим уважением».

Но дед и внук игнорировали ее слова. Д'Артан вытащил кожаный мешочек из-под полы своей шубы и бросил его Себастьяну. Тот упал у его ног, зарывшись в мокрый снег, глухо позванивая монетами.

Себастьян презрительно вскинул бровь.

— Мне не нужны твои грязные деньги. Я не причиню ей вреда.

Виконт окинул Пруденс пристальным взглядом.

— О, думаю, ты непременно сделаешь это. После того, как она по-свински поступила с тобой, можешь не говорить мне, что ты не мечтал сомкнуть свои пальцы на ее шелковой шейке и сжать…

Пруденс непроизвольно погладила шею.

— Прекрати, старик! — гневно крикнул Себастьян.

Он отвернулся от деда и поймал встревоженный взгляд Пруденс, понимая, что выдал себя перед ней с головой. Его дед очень хорошо знал своего внука.

Д'Артан, казалось, издевался над ним.

— Такая хорошенькая шейка у такой прелестной женщины. Я сам восхищаюсь ее красотой последние несколько месяцев. Она очаровательная собеседница. Но ведь тебе это уже известно, верно? — Он помолчал, уверенный, что полностью завладел вниманием Себастьяна. — У твоей Пруденс и у меня много общих интересов. Например, химия.

— Химия? — переспросил Себастьян.

— Да. Кажется, наша очаровательная девушка единственная, кто знает формулу этих взрывчатых детонаторов, над которыми ее отец работал перед смертью. Но из ложного благородства она отказывается поделиться ею со мной. Нехватка пороха наносит урон нашим революционерам. Такая замена была бы бесценна, особенно, когда новый режим объявит войну Англии.

Пруденс сидела в оцепенении, не в состоянии справиться с потоком ошеломляющей и, признаться, пугающей информации, обрушившейся на нее.

— Революционеры? Я думала, что вы — роялист.

Хохот Себастьяна был резким и неприятным.

— Мой дед — все, что угодно, но только не роялист.

Д'Артан подошел к внуку и, сверля его из-под насупленных бровей злым взглядом, приказал замолчать. Он поднял мешочек и сунул его Себастьяну в руку.

— Возьми его!

Себастьян небрежно подбросил мешочек и перехватил его другой рукой.

— Зачем? Если она представляет для тебя большую ценность живая, чем мертвая, почему ты хочешь, чтобы я убил ее?

Пруденс попятилась к двери, не отрывая взгляда от лица Себастьяна. Оно было прекрасным и безжалостным, как лик Сатаны.

Презрительная усмешка тронула тонкие губы д'Артана.

— Я не хочу, чтобы ты ее убивал, дурак. Я хочу, чтобы ты на ней женился.

ГЛАВА 20

Мешочек вяло шлепнулся на ладонь Себастьяна. Его взгляд, полный боли и смятения, встретился с глазами Пруденс. Девушка выглядела так, словно он вонзил ей в сердце нож. Себастьян задрожал.

Д'Артан поспешил продолжить.

— Подумай об этом. Мы заручимся как ее молчанием, так и сотрудничеством. Сегодня я мог бы тайно переправить вас обоих в Париж. Днем она была бы твоей преданной маленькой женушкой, а ночью… О, ночью… — Он закатил глаза, представив водоворот страсти. — Ты мог бы осуществить свою месть, и не единожды, а всякий раз, когда бы тебе вздумалось.

Себастьян продрог до костей, и хотя такое казалось невозможным после того, что пережил и перенес по милости Пруденс, он ощутил приятное напряжение в паху. Он живо представил себе все те сладостные утехи, которым мог предаваться с этой женщиной на законных правах ее мужа. Но тут же тонкими мазками мастера рисовались в его воображении иные картины: Пруденс, стирающая дождевые капли с его ресниц; яростный огонь в ее аметистовых глазах, когда разгневанная наглым грабежом Пруденс предлагала ему свои очки в золотой оправе.

Что читал он в ее глазах сейчас? Сожаление? Тоску? Страх? Себастьян потянулся к ней, сжал своими загрубевшими руками хрупкие плечи девушки и почувствовал ее тепло сквозь тонкую ткань шелкового халата. Она для него символизировала все, к чему он так отчаянно стремился, но чего никогда не мог достичь. Себастьян чувствовал себя мужчиной, не заслуживающим ее внимания и любви, не достойным обладать этим сокровищем, но и не способным отказаться от него. Быть может, то же чувствовал и его отец, оказавшись во власти обаяния неземной красоты его матери? Испытывал ли Брендан Керр потребность растоптать то, чем никогда по-настоящему не владел?

Неожиданно слезы потекли по щекам Пруденс. Себастьяну хотелось поймать их языком, высушить жаром своего дыхания. Он глухо застонал и грубо встряхнул ее.

— Черт побери, девочка. Прибереги свои слезы для Тагберта и других своих чувствительных поклонников. Со мной этот номер не пройдет.

Но уже в следующую секунду Себастьян привлек девушку в свои объятия, прижал ее голову к своему плечу, чтобы она не увидела растерянности и боли на его лице. Он нежно покачивал ее, прижавшись ртом к ее ароматным мягким волосам, вспоминая все те одинокие холодные ночи, когда он жаждал вот так обнять ее и услышать в ответ хрипловатый счастливый смех. Это была не какая-то изнеженная светская красавица и даже не бессердечная сука, которой, как пытался убедить сам себя Себастьян, она являлась. Это была Пруденс. Она дрожала от страха, но не умоляла о прощении и пощаде. Где-то в глубине души Себастьяна все еще жило невольное восхищение этой женщиной, которое он оберегал как горячий уголек в своем сердце. И в этом сердце жила его упрямая, глупая, храбрая Пруденс.

Девушка не могла вспомнить, когда плакала в последний раз. Но вот она заглянула в мрачные глаза Себастьяна, и все те чувства, от которых она отмахивалась и старалась навсегда похоронить в своем сердце, выплеснулись наружу стремительным потоком отчаяния и стыда за свое предательство, вызванное желанием заставить его понять, как глубоко ранило ее то, что он предпочел богатство Триции ее любви, и как уныла и пуста была жизнь без него. Но все слова покинули ее, и девушка рыдала на плече Себастьяна, захлебываясь слезами, как обиженный ребенок.

Себастьян приподнял за подбородок это милое мокрое лицо. Фиалковые глаза от соленой влаги затуманились и поблекли, как звезды перед рассветом. Забыв про своего деда, забыв обо всем на свете, он коснулся ртом ее рта. Их губы слились, языки переплелись, ведя обольстительный разговор, который красноречив без всяких слов.

— Продолжай, — прошептал Д'Артан демонически мягким голосом. — Отведи ее в комнату. Не могу упрекать тебя за то, что ты хочешь убедиться в качестве товара, прежде чем покупать. Я постою на страже. Если она передумает и закричит, можешь использовать вот это.

Себастьян медленно поднял голову и увидел носовой платок, свисающий с пальцев старика. Пруденс застыла в его объятиях, но вместо того, чтобы высвободиться и укрыться в комнате, она еще теснее прижалась к нему, своей мягкой и теплой грудью прильнув к твердым мускулам его груди.

Себастьян вглядывался в ее приподнятое вверх лицо. Как смела Пруденс смотреть на него такими доверчивыми глазами? Разве она не поняла, каким человеком он стал? Что бы она сделала, если бы он потащил ее в кровать в ее собственной комнате и выместил на этом сладостном молодом теле всю ту дикую злобу за крушение всех своих надежд, в котором она была повинна. Закричала бы? Стала сопротивляться? Но если бы она не сделала ни того, ни другого, а позволила бы свершиться этой мести, смог бы он после этого жить в ладу с самим собой?

Себастьян оттолкнул девушку, как будто она ударила его, ожесточив себя еще одним воспоминанием: Пруденс, уходящая в чудную летнюю ночь и оставляющая его связанного в темнице в руках Тагберта.

Он резко повернулся к своему деду. Д'Артан непроизвольно попятился, напуганный выражением лица Себастьяна, дышавшего угрозой и презрением.

Старик расставил свою ловушку с дьявольской тщательностью, размышлял Себастьян. И его внук, знавший хитрость и коварство своего деда, оказался настолько глуп, что попался в нее. Он взвесил мешочек с золотом в руке, прикидывая, сколько горячих лепешек можно купить на эти монеты. Желудок скрутило при этой мысли.

Не смея взглянуть на Пруденс, Себастьян бросил мешочек деду. Тот ударил д'Артана прямо в грудь.

— Если ты так сильно восхищаешься ею, почему бы тебе самому не взять ее в Париж? Вы вдвоем составили бы очаровательную пару.

Пруденс сдавленно охнула. Себастьян развернулся и зашагал прочь от них, но Тихие слова девушки, сказанные ему вслед, настигли его на узкой аллее парка.

— Вы недооцениваете его, виконт. Привязанности Себастьяна не покупаются дешево.

Себастьян остановился, борясь с желанием вернуться, грубо втолкнуть ее в комнату и объяснять до самого рассвета, во что ей обойдется его привязанность.

Прихвостни д'Артана зашевелились за изгородью. Себастьян зашагал дальше, ожидая, что пуля вот-вот ударит его между лопаток. Но до него донесся лишь тихий шелест падающего снега.

Пруденс обняла себя за плечи, наблюдая, как Себастьян исчезает из вида в снежной круговерти. Тело ее сотрясала дрожь, возвращая из пленительных мгновений в жарких объятиях любимого к той жалкой одинокой жизни, которую она вела. Девушка тупо уставилась на свои онемевшие от холода ступни, как будто они принадлежали кому-то другому.

ЛАртан приложил палец к губам.

— Тише, моя дорогая. Вы не должны разбудить тетю. Мне бы не хотелось, чтобы она обнаружила, как далеко завели ее бывшего жениха… скажем так… неблагоразумные поступки. И мне бы не очень хотелось увидеть, как его повесят за них.

Пруденс пошарила рукой позади себя в поисках дверной ручки. Только сейчас она по-настоящему почувствовала холод, обжигавший тело.

— Так же, как вы не хотели бы быть повешенным за свои собственные неблагоразумные поступки, я уверена.

— Я рад, что мы понимаем друг друга. — Виконт грациозно склонился перед девушкой. — Приятных сновидений, Ваша светлость.

Д'Артан легко зашагал в ночь, словно избрал парк местом своей полуночной прогулки. Зловещие тени его сообщников последовали за ним и растворились в темноте.

Девушка прислонилась к двери на террасу, ощущая теплое покалывание кожи в тех местах, где к ней прикасался Себастьян.

Пруденс вышла из книжной лавки и глубже засунула руки в муфту. Холодный ветер хлестнул ее по лицу, но вскоре она согрелась от быстрой ходьбы. Снег весело скрипел под ногами, обутыми в кожаные ботинки. Изо рта вырывались белые клубы пара.

Наконец-то она оказалась на свободе среди разбегающихся во все стороны улиц Старого Эдинбурга! Они с лаэрдом Мак-Кеем убежали из дома, радуясь как дети, что хоть ненадолго избавились от вежливого внимания множества слуг, приставленных к ним гостеприимной леди Кэмпбелл, от опеки Триции и настойчивых ухаживаний д'Артана, рядом с которым, после памятной ночи на террасе, Пруденс себя чувствовала как муха, запутавшаяся в паучьих сетях.

Последняя неделя была сущей пыткой. Когда она ссылалась на головную боль, пытаясь таким образом избежать работы в его лаборатории, виконт преследовал ее своей заботой, как черт грешную душу. Он приносил ей шаль, если в гостиной было прохладно; пробовал ее чай, проверяя не горяч ли он; приподнес ей в подарок редкое издание «Энциклопедии» Дидерона и обернутую в фольгу коробку шоколада. Она принимала его знаки внимания, за вежливой улыбкой скрывая брезгливость и неприязнь. Триция и леди Кэмпбелл обменивались веселыми взглядами, не замечая, что шоколад Пруденс скармливала Борису, чай выливала в горшок с апельсиновым деревом за кушеткой, а том бесценной «Энциклопедии» в сафьяновом переплете обменяла на пошлый роман, которым могла наслаждаться только Девони.

Девушка едва успела отскочить от двух маленьких мальчишек, выбежавших с мячом из аллеи. Направляясь к условленному месту, где они договорились встретиться с Мак-Кеем, Пруденс напряженно всматривалась в лицо каждому прохожему в надежде встретить Себастьяна. Воспоминание о том, как он бросил ее, острой болью отдалось в сердце. Каждый раз, мысленно возвращаясь в ту ночь, она видела, как Себастьян поворачивается к ней спиной и уходит в ночь, оставляя на милость д'Артана. Но Пруденс не смела винить его. Разве она когда-то вот так же не отвернулась от Себастьяна? Нежность его поцелуя преследовала ее сны ночи напролет, и девушка беспокойно металась, дрожа и плача просыпаясь утром на скомканных простынях и мокрой от слез подушке.

Пруденс прошла мимо морщинистой старухи, певучим голосом расхваливающей свои дымящиеся каштаны. Веселый смех донесся из кофейни. Аромат жарящихся кофейных зерен дразнил ноздри. Провожая угасающий день, владельцы лавок и магазинов зажигали свечи в окнах, которые сверкали и искрились, отражаясь в зеркалах витрин.

Она с тоской вспомнила конец зимы в Лондоне, когда они с отцом шли рука об руку по Флит-Стрит, восхищаясь изобилием всевозможных товаров, которых они не могли себе позволить, но были счастливы и без этого. Жизнь была тогда намного проще.

Проходивший мимо фонарщик, до самых глаз закутанный в шерстяной шарф, коротко кивнул ей. Пруденс поспешила вперед. Темнота надвигалась, вползая в узкие улочки. Позади себя она услышала скрип крадущихся шагов. Девушка пугливо оглянулась и увидела фонарщика, черная фигура которого едва выделялась в сгущающихся сумерках.

Пруденс обогнула угол дома и с облегчением увидела крупную фигуру лаэрда Мак-Кея, стоявшего в свете уличного фонаря. Симпатия к этому немногословному человеку улучшила ее настроение. Суровый горец стал ее спасением в течение прошедшей недели. Он приходил в особняк Кэмпбеллов неизменно каждый день, оттесняя от нее назойливого виконта. Теперь Пруденс знала, почему они оба, д'Артан и Себастьян, презирали его. Киллиан Мак-Кей уступил единственную дочь д'Артана и мать Себастьяна Брендану Керру. Но с ночи ограбления в особняке Кэмпбеллов хитрый лаэрд ни разу не упомянул о мужчине по имени Себастьян Керр. Но Пруденс часто чувствовала на себе его оценивающий пристальный взгляд.

Мак-Кей не слышал ее приближения. Он, не отрываясь, смотрел на клочок бумаги, приколотый к фонарному столбу.

Пруденс выглянула из-за его плеча. Сердце ее екнуло, когда она увидела, что приковало его взгляд. Наконец-то какому-то художнику непревзойденного мастерства непостижимым образом удалось увидеть и нарисовать Ужасного Шотландского Разбойника Керкпатрика. Маска по-прежнему закрывала верхнюю часть лица, но твердый подбородок, дразнящие морщинки вокруг рта и мощная шея безошибочно принадлежали Себастьяну.

Словно загипнотизированная, Пруденс протянула руку и коснулась кончиком пальца четко очерченного рта. Мак-Кей шумно вздохнул, и она поняла, что выдала свое присутствие.

Девушка сорвала листок со столба и сунула его в сумочку.

— Глупые власти. К чему засорять красивый город этим мусором.

Мак-Кей поймал ее запястье и крепко сжал.

— Вы видели его? Вы знаете, где он?

Пруденс выдернула руку, отказываясь встретиться с ним взглядом.

— Я не имею ни малейшего понятия, о ком вы говорите.

Трепещущий на ветру клочок кремового цвета на следующем столбе привлек ее внимание. Пруденс направилась к нему. Мак-Кей порылся в своей сумке, и шелест бумаги заставил девушку застыть на месте.

Она обернулась. Мак-Кей стоял, вытянув руку и зажав в кулаке горсть объявлений. Ветер вырвал один листок и понес его по улице. Мужчина умоляюще смотрел на девушку.

— Можете порвать этот, если хотите. Но они расклеивают их быстрее, чем я успеваю срывать. Кто-то выдал его, девочка, и могу побиться об заклад, что это его никудышний дед.

Пруденс бросила встревоженный взгляд в оба конца улицы и убедилась, что каждый столб щеголял листком с портретом мужчины, поражающим своим сходством с Себастьяном.

Ее голос сорвался, и в нем послышались истерические нотки.

— С какой стати вы хотите помочь ему? Я знаю, кто вы. Вы вышвырнули его из Данкерка раньше, чем остыл труп его отца.

Мак-Кей в два шага сократил расстояние между ними. Ноздри его гневно раздувались.

— Это ложь. Когда я завладел Данкерком, мальчишки там не было, а черная душа Брендана Керра уже жарилась в аду. — Он провел рукой по глазам, словно так мог стереть гримасу боли, исказившую его лицо.

— Я несколько раз видел парнишку, скрывающегося на моей земле, крадущегося за кустами, словно какой-то дикий зверек. Но мне никогда не удавалось приблизиться к нему. Знаешь ли ты, каково было видеть глаза его матери, заглядывающие прямо тебе в душу с того грязного, покрытого синяками лица?

— И тем не менее, вы забрали у него единственное сокровище — Данкерк.

Плечи Мак-Кея поникли.

— Я бы не прогнал мальчика, когда Керр умер. Я позволил бы ему остаться, заботился бы о нем, кормил его, одевал, послал бы в школу. Но он ни разу не дал мне шанса сделать для него это. Он ничего не хотел от меня. Бог мой, я даже не мог его поймать.

Он опустил голову. Было что-то трогательное в этом человеке, какая-то доброта, которую Пруденс уловила в нем с первого момента их встречи. Казалось, что они знали друг друга уже много лет.

Девушка мягко дотронулась до его рукава. Надежда засветилась в ее глазах.

— Не отчаивайтесь, лаэрд Мак-Кей. Возможно, если мы оба очень постараемся, мы сможем поймать его вместе.

Взгляд мужчины прояснился, и он стер непрошенную слезу с ее щеки шершавыми пальцами.

— Если парень сможет устоять против тебя, девушка, значит, он еще больший дурак, чем его отец.

Он открыл ей свои объятия. Пруденс так устала от тайн, а плечи Мак-Кея, как и плечи ее отца, казались достаточно сильными и надежными, чтобы выдержать все натиски судьбы. Девушка доверчиво прижалась щекой к мягкой ткани пледа и увидела, что фонарщик сорвал листок со столба и растворился в темноте промозглой зимней ночи.

Пруденс постучала и вошла в спальню своей тети. Триция полулежала среди пуховых подушек, словно королева. Она достала наманикюренным пальчиком шоколад из коробки в золотистой фольге и положила его в рот. Пруденс подошла к ней, недоумевая, какое неотложное дело могло заставить тетю проснуться раньше полудня?

Жидкий свет пасмурного зимнего дня просачивался сквозь заиндевелое окно. Всевозможная корреспонденция была разбросана по атласному покрывалу.

— Доброе утро, дорогая. Надеюсь, ты хорошо спала.

Триция слизала шоколад с губ, чем напомнила девушке ленивую сытую кошку.

Пруденс надеялась, что очки скрывают ее припухшие глаза.

— Как младенец, — солгала она.

— Вчера ты пришла довольно поздно.

Тревога девушки улеглась. В конце концов, ей предстоит выслушать всего лишь брюзжание по поводу позднего возвращения.

— Лаэрд Мак-Кей водил меня в кофейню. Мы разговорились и потеряли счет времени.

Триция вскинула безупречно вычерченную бровь.

— Несколько неприлично для твоего положения в обществе развлекать незнакомца в публичной кофейне, ты так не считаешь?

Пруденс проглотила дерзость, готовую сорваться с ее языка, обо всех незнакомцах, которых Триция развлекала в своей спальне.

— Тетя, мы приближаемся к исходу столетия. А лаэрд Мак-Кей — приятный собеседник и джентльмен.

— Он тоже, должно быть, находит тебя приятной собеседницей. — Загадочно улыбнувшись, Триция разгладила на коленях помятый листок. — Полагаю, тебе следует знать, что я получила два предложения о браке сегодняшним утром.

Улыбка Пруденс поблекла.

— Два предложения до завтрака? Это большая удача даже для тебя, тетя.

— Я решила принять одно из них.

Пруденс побледнела. Она ждала этого момента с тех пор, как исчез Себастьян. Триция была готова снова выйти замуж и избавить свой дом от присутствия незамужней племянницы.

«Все в порядке», — заверила себя Пруденс. Она выживет. Теперь она может позволить себе маленький дом, несколько слуг, собственные книги. Она найдет удовлетворение в одинокой жизни. А лаэрд Мак-Кей вернул дорогую и давно забытую радость — надежду на будущее. Он богатый человек, и в его распоряжении целая армия. С его помощью ей, возможно, удастся найти Себастьяна и как-нибудь исправить ошибки, сделанные когда-то по глупости.

Слова Триции заставили девушку встряхнуться.

— Я едва успела рассмотреть первое предложение, когда твой суровый лаэрд ворвался сюда с такой пылкой мольбой, что я не смогла отказать ему в аудиенции.

Пруденс нахмурилась. Киллиан Мак-Кей не упоминал о подобном намерении прошлым вечером. Она даже не замечала, чтобы он ухаживал за Трицией.

— Он — прекрасный человек, — тихо произнесла девушка. — Будет нетрудно полюбить его.

— Я рада, что ты так считаешь. Видишь ли, Пруденс, просили не моей руки, а твоей. И как твоя опекунша, я чувствую, что тебе давно пора выйти замуж. Я больше не потерплю твоего отказа и настаиваю, чтобы ты приняла решение до конца недели.

Пруденс уставилась на свою тетю. Ее мысли вертелись вокруг страшной догадки, которую она боялась выразить словами.

— Если лаэрд Мак-Кей сделал второе предложение, то кто же сделал первое?

Триция с веселым изумлением смотрела на племянницу широко раскрытыми глазами.

— Неужели не догадываешься?

Девушка безмолвно покачала головой. Триция положила в рот еще один кусочек шоколада.

— Бог мой, милая. Виконт д'Артан, конечно же!

ГЛАВА 21

Себастьян Керр был отчаянным человеком. Его лошадь стремительно неслась вниз по узкой каменистой тропе, нависшей над обрывом, скользкой от растаявшего снега. Он отпустил поводья и откинулся назад, чтобы не перелететь через голову животного и не быть растоптанным копытами. Грубая маска скрывала его лицо от взоров других всадников, скачущих позади него. Опасность гнала их вперед, и Себастьян чувствовал их страх даже сквозь удушающую ткань плотной мешковины. Ветер свистел в ушах, от быстрой скачки прерывалось дыхание, в груди молотом стучало сердце, и, разъедая глаза, по лицу струился соленый пот.

Себастьяну ужасно хотелось сорвать маску. Это был обычный мешок с прорезями для глаз — маска, которую впору было натянуть на пугало, маска, которую палач любовно наденет на него, когда его поймают.

Ледяная вода затекла в трещины прохудившихся сапог, когда Себастьян направил лошадь вброд через разлившийся горный ручей. Раздраженные выкрики и проклятия их преследователей постепенно затихли, и в потревоженной погоней тишине ночи слышался только дробный стук копыт лошадей, уносящих своих седоков от неминуемой гибели.

Гнавшиеся за ними французы подскакали к краю скалы и обнаружили, что их добыча исчезла, унеслась на крепких крыльях удачи и затерялась среди скал.

Себастьян остановился первым. Он дернул маску за шнурки и сорвал ее, глубоко вдохнув холодный, освежающий воздух, и подставил разгоряченное лицо ледяному ветру.

Волосатая рука схватила под уздцы его лошадь.

— Черт возьми, Керкпатрик! Что французы делают в горах?

Себастьян бросил на обладателя здоровенной ручищи пренебрежительный взгляд и, стараясь придать голосу надменную холодность, произнес:

— Откуда мне знать? Почему бы тебе не вернуться и не спросить их, Ангус?

Себастьян выдержал недоверчивый взгляд одноглазого гиганта, Биг-Гуса Мак-Клейна. Грязная полоска закрывала его второй глаз.

Биг-Гус отпустил уздечку лошади Себастьяна и сплюнул в ручей.

— Ты лопочешь по-французски во сне, поэтому я подумал, что ты должен что-то об этом знать.

Ветер сменил направление, и вонь от тела и одежды Мак-Клейна долетела до Себастьяна, пробудив в нем желание немедленно искупаться. Ему хотелось забраться в ручей с куском мыла, украденным у жены арендатора.

Тайни втиснул своего жеребца между двумя мужчинами, хитро ухмыльнувшись.

— Всем известно, что французы любят красивую музыку.

Раздался гнусавый хохот Джейми. Остальные мужчины, еще не до конца поверив в свое спасение, нервно захихикали. Они вытаскивали орган из крошечной церквушки, когда появились французы.

— Или, быть может, они постоянные посетители этой церкви и решили наказать нас за подобное святотатство.

Улыбка Себастьяна была вежливо-жестокой, и Биг-Гус подозревал, что за вкрадчивой речью и слишком красивой для мужчины внешностью таится непредсказуемый в своих поступках человек, явно более опасный, чем он сам.

— Ага. Постоянные посетители, — задумчиво повторил, почесывая макушку, Мак-Клейн. Может быть, так оно и есть.

Мужчины, бросая на Себастьяна исподтишка кто любопытные, кто восхищенные взгляды, направили измученных лошадей через ручей.

Биг-Гус и его люди были бичом Высокогорья. Даже по требовательным стандартам сэра Арло Тагберта Ужасный Шотландский Разбойник Керкпатрик и его сообщники выглядели по сравнению с ними просто щеголями на изысканной вечеринке, и их грабежи вдоль шотландской границы были детскими шалостями.

Себастьян был принят в их ряды благодаря своей грозной репутации, но у него зародилось подозрение, что если в скором времени он не изнасилует девственницу или хладнокровно не пристрелит кого-нибудь, отнимая добычу, его собственный труп с аккуратной дырочкой в голове может быть продан Эдинбургскому Медицинскому Обществу за чисто символическую плату.

Топот копыт мальчиков Биг-Гуса затих вдали. Рядом с Себастьяном остался только Тайни. Встревоженный взор грозного Керкпатрика скользнул к зубчатой линии горного кряжа.

— Что-то случилось, Тайни. Что-то ужасное, иначе бы он не отправил их за мной в погоню. На этот раз старый негодяй не сдастся. А если он передумал и решил, что для него предпочтительнее видеть ее мертвой?

— Значит, она уже труп, верно?

Себастьян вздрогнул, когда Тайни жестоко, не щадя своего товарища, продолжил:

— Забудь о ней. Она всегда была петлей на твоей шее с того самого момента, как ты впервые увидел ее. Ты ничего ей не должен.

Глаза Себастьяна метали молнии. Тайни уже видел этот взгляд раньше, поздно ночью, когда все отдыхали после напряженного дня, завернувшись в одеяла, а Себастьян угрюмо уставился на угасающее пламя бивачного костра.

— О, кое-что я ей должен. И если она еще раз попадет ко мне в руки, я дам ей это.

Себастьян пришпорил свою лошадь в галоп, сжимая маску в кулаке. Он будет жить в этой маске и умрет в ней. Он был полным идиотом, позволив хорошенькой девушке заставить его поверить в иное.

Пруденс прижалась к плечу кучера, опасаясь свалиться под колеса, когда пологий склон дороги резко перешел в скользкий крутой подъем. Она вытащила руку из муфты и погладила серебристый мех кота Себастьяна, согревая на пушистом брюшке застывшие от холода пальцы. Он поблагодарил хозяйку любовным мурлыканьем, уютно устроившись на коленях у девушки, защищенный от ветра ее плотным рединготом.

Даже снежная буря не заставила бы Пруденс вернуться в душную тесноту кареты. Она с трудом вынесла первую часть путешествия от Эдинбурга рядом с Девони, корсет которой впивался ей в бок; сквайром Блейком, храпящим в ухо, и Борисом, норовящим уложить свою слюнявую морду ей на колени. Во время их последней остановки на краткий отдых, игнорируя протесты Триции, девушка уступила свое место любимому догу своей тети и предпочла компанию немногословного кучера-шотландца и свежий воздух.

Кучер протянул Пруденс руку и помог удержаться, когда карета подскочила на очередном ухабе. И без того уже порядком побитый о жесткую скамейку зад девушки ударился о железный болт, и она поморщилась от резкой боли. Им уже дважды пришлось останавливаться и вытаскивать неуклюжий, громоздкий экипаж из разбитой колеи, залитой до краев неожиданными февральскими дождями. Последняя попытка вытолкнуть карету на ровное место потребовала совместных усилий кучера, двух верховых, сопровождавших экипаж, и всех пассажиров кареты, включая шмыгающую носом Девони. Лишь Борису было позволено остаться внутри. Датский дог высовывал свою квадратную морду из окна, словно важный сановник.

Горные склоны были присыпаны снежком и схвачены ледяной корочкой. Копыта лошадей и колеса кареты с хрустом крушили хрупкий покров. Пруденс выдохнула белесое облако пара. Радостное возбуждение охватило девушку при виде красоты этой чужой земли. Зубчатые горные хребты вонзались в бледное небо туманными серебристыми пиками. Немного поодаль, в узкой горной долине, паслось стадо овец. Далеко внизу плескалось озеро, едва доступное взору за плотной пеленой кружащегося снега.

Пруденс вздрогнула, подумав о Себастьяне, затерявшемся где-то в диком величии гор. Но если он проглотит наживку, которую они с Мак-Кеем так открыто предлагали ему, то не станет скрываться долго.

Девушка считала их план достойным любого из пошлых романов Девони. Предложение, сделанное ей д'Артаном, лишь ускорило его осуществление. Пруденс не знала, смеяться ей или плакать, представляя реакцию Себастьяна, если он вдруг узнает, что она едет в Высокогорье, чтобы через две недели выйти замуж за Киллиана Мак-Кея — его самого презренного врага.

Как только они доберутся до Стратнейвера и замка Мак-Кея, Пруденс приступит к осуществлению своего плана. Она будет ездить в карете Мак-Кея одна, без сопровождения, до тех пор, пока Себастьян не найдет ее. И вот тогда она спокойно и рассудительно постарается убедить его в том, что Мак-Кей вовсе не злобный монстр, которым Себастьян его представлял, а сложной и трагичной судьбы человек, всю свою жизнь преследуемый сожалениями об ошибках молодости. Человек, у которого есть богатство и желание помочь Себастьяну построить новую жизнь, свободную от преследований его деда и от мрачных теней прошлого. И от нее, если он того захочет. Ее продуманный до мелочей план всегда давал сбой в одном месте.

Пруденс крепче прижала к себе кота Себастьяна. Если их безумный проект не сработает, им с Мак-Кеем останется только сожалеть о несбывшемся. Но что же делать в этом случае с объявленной через две недели свадьбой?

Девушка отказывалась даже думать о том, что Себастьян мог покинуть Шотландию, настигаемый либо д'Артаном, либо законом. Пруденс также опасалась, что он, узнав о ее предстоящем замужестве с его врагом, убьет ее прежде, чем она успеет дать какие-либо объяснения.

Сердце девушки упало, когда карета нырнула в колею и резко остановилась. Триция постучала зонтиком по стенке кареты.

— Вперед, кучер. Стегни их хорошенько.

— Тебя бы стегнуть хорошенько, — буркнул кучер.

Он слез с козел, с извинением приподняв шляпу перед Пруденс. Она спустилась вслед за ним с котом, свешивающимся с руки и пугливо уцепившимся всеми четырьмя лапами в ткань ее редингота.

Кучер рывком распахнул дверцу.

— Все выходите, — рявкнул он. — И эта слюнявая скотина тоже.

Но не Борис, а сквайр Блейк первым появился из кареты, сонно потирая глаза.

— Кто бы мог подумать… — сокрушалась Триция.

Она выбиралась из кареты наружу вместе с Девони, наступающей ей на юбки. Ленты на ее шляпке из итальянской соломки развевались на пронизывающем ветру. Зимний холод и непривычно долгое путешествие не были милосердны к лицу Триции, изрядно подпортив его прелесть. Шелушащиеся красные пятна покрывали щеки и нос. Пудра скопилась в мелких морщинках около покрасневших глаз.

Кучер указал на Бориса.

— Этот пусть вылезает тоже, иначе я отказываюсь толкать карету.

— Но мой мальчик измажет все лапки, — закудахтала Триция.

Пруденс пришла в отчаяние. Если им придется идти, тетя, без сомнения, попросит ее нести собаку.

Борис оказался таким же упрямым, как и кучер. Сквайр Блейк изо всех сил тянул его за усеянный изумрудами ошейник, но пес, упираясь, пятился вглубь кареты. И лишь ласковые просьбы Триции заставили его покинуть экипаж. В скорбном молчании наблюдала Пруденс, как последние чайные бисквиты исчезли в его разинутой пасти. Борис выпрыгнул наружу, обнюхал кота Себастьяна и, довольный угощением, облизал обсыпанную бисквитными крошками морду. Пруденс надеялась, что им не придется долго оставаться без еды.

Даже с помощью верховых им удалось всего лишь только раскачать карету, но вытолкнуть ее на твердую дорогу не хватило сил. С отвратительным скрипом колеса еще глубже погрузились в жидкую грязь, затопившую колею.

Триция истошно закричала на кучера. Он не остался перед ней в долгу и вывалил на истеричную графиню целый набор грубых ругательств. Борис схватил кучера за полу сюртука и, рыча, потянул в сторону от своей хозяйки. В то время, как сквайр Блейк пытался успокоить ссорящихся, Девони ударилась в слезы, причитая, что проведение зимнего сезона в Шотландии было самой дурацкой идеей из всех возможных. Если бы Пруденс соизволила выйти замуж за милого виконта вместо какого-то дикого шотландца, то сейчас они могли бы путешествовать по югу Франции.

Пруденс опустилась на придорожный камень. Ледяное дыхание ветра высушило пот на лбу. Девушка поплотнее укуталась в накидку, содрогнувшись при воспоминании о д'Артане.

В тот час, когда была объявлена ее помолвка с Киллианом Мак-Кеем, Пруденс заметила, что виконт побледнел и как-то осунулся. Его напряжение и бессильную злобу выдавали только углубившиеся морщинки у тонкого рта. Д'Артан собрал вещи и исчез из дома Кэмпбеллов в тот же день.

Жуткий крик эхом разнесся в горах. Пруденс застыла. Шерсть стала дыбом на спине Бориса. Кучер отвернулся от Триции и стоял, напряженно вглядываясь в туманную даль.

— Дикая кошка? — с надеждой спросила девушка.

Стараясь не встречаться с ней взглядом, кучер шагнул к карете. Он сунул руку за кожаное сидение и достал мушкет. Верховые вскочили на лошадей и приготовили свое оружие.

— Ага, девочка. Самая дикая из всех. В карету, леди!

Сквайр Блейк нырнул в экипаж вслед за Трицией и Девони. Кучер поймал его за пояс бриджей и бесцеремонно вытащил наружу. Он сунул короткий нож в дрожащую руку сквайра.

— Горцы не слишком-то жалуют англичан, но обожают англичанок, если вы понимаете, о чем я говорю. Мне наплевать, пусть эти разряженные куклы получат то, что заслуживают, но не хочу, чтобы эта милая маленькая девочка попала в лапы этих негодяев.

Он повернулся и увидел Пруденс, стоящую рядом с ним с мертвенно-бледным лицом и сверкающими лихорадочным возбуждением глазами.

Не говоря ни слова, кучер помог девушке забраться в карету.

Дверь захлопнулась. Глаза Бориса жутко сверкали из темноты. Пруденс засунула кота в глубокий карман своего редингота. После кристальной чистоты горного воздуха ей казалось, что в душной тесноте кареты она задыхается. Триция в шоковом состоянии сидела, уставившись немигающим взглядом прямо перед собой.

— Я предупреждала папу, что нам не следовало ехать в Шотландию, — захныкала Девони. — Я снова могу быть изнасилована Ужасным Шотландским Разбойником.

— Этого не произойдет. Я смогу помочь, — ровно ответила Пруденс.

Ее сердце, полное надежды и радости, колотилось о ребра.

— Бог мой, меня может изнасиловать даже целая банда разбойников! — весело добавила Девони.

Пронзительный вопль прозвучал снова, ему ответил другой, затем третий… Топот копыт приближался. Сухо щелкнул мушкетный выстрел.

— Нет, — прошептала Пруденс.

Она ожидала услышать традиционный разбойничий клич: «Кошелек или жизнь!», за которым последует добровольная капитуляция незадачливого путешественника. Ей ни разу не пришло в голову, что люди Себастьяна могут убить милого кучера или милый кучер может убить Себастьяна.

— Нет!

Девушка распахнула дверцу кареты и вырвалась из рук Триции, судорожно пытавшейся удержать ее за юбки. Она вывалилась на дорогу в путанице батиста и шелка. Ее руки вскинулись, прикрывая лицо, когда почти рядом с головой раздался дробный перестук лошадиных копыт. Пруденс перекатилась на бок, освобождая вопящего в кармане кота от тяжести своего тела. Затем на четвереньках поползла в сторону, увертываясь от яростного натиска разгоряченных скачкой и выстрелами лошадей, направляемых их отчаянными седоками.

Грязная рука схватила ее за волосы и рывком подняла с земли. Она вырвалась. Мужчина прорычал проклятье.

Очки в золотой оправе свисали с одного уха. Девушка подхватила их и вскочила на ноги, окидывая взглядом жуткое скопище оборванных всадников в поисках светловолосого гиганта, рыжего эльфа или красавца-разбойника в пледе и юбке.

Угрожающего вида громилы орудовали кулаками, раздавая удары направо и налево, изрыгая проклятья и беспорядочно стреляя в воздух. Одна из лошадей верховых без седока скакала вниз по склону. Неподвижная яркая груда кружев и бархата лежала рядом с передним колесом кареты. Пруденс с ужасом узнала сквайра Блейка. Кучер ничком упал от удара толстой дубинки.

Один из разбойников соскочил с лошади и, распахнув дверцу кареты, сорвал ее с петель. Он нырнул внутрь и появился вновь с визжащей Девони, переброшенной через его плечо. Ее длинные белокурые волосы струились по его спине.

Пруденс не сознавала, что она тоже кричит, пока грубая рука не схватила ее за волосы.

— Перестань кричать, девка, не то я заткну тебе рот.

Бандит запрокинул ее голову назад и приблизил свое лицо. От его зловонного дыхания Пруденс едва не стошнило. Под уродливой маской она не видела глаз, только выпуклые белки. Новый крик вырвался из ее горла. Кот Себастьян выбрался из кармана и, распушив хвост, сиганул в придорожные заросли, ловко увертываясь от широких, как жернова, копыт. Не обращая внимания на боль, Пруденс рванулась вслед за ним.

Дуло пистолета уткнулось ей в затылок. И девушка слишком поздно поняла, что она поймала не того разбойника.

ГЛАВА 22

Измученная тряской бешеной скачки, отдающей болью во всем теле, перекинутая через седло, Пруденс то приходила в себя, то проваливалась в небытие.

Когда лошади остановились и грубая рука, лежащая у нее на пояснице, ослабила хватку, девушка резко очнулась. Мгновения неведения о том, где она очутилась, сменились паническим ужасом при воспоминании о трагическом для них происшествии на дороге. Все ее былые страхи вернулись вновь, усиленные темнотой, холодом, одиночеством и доносившимися до нее грубыми мужскими голосами.

Пруденс нащупала висящую на шее цепочку. Благодарение Богу, запутавшиеся в волосах очки остались при ней абсолютно невредимыми. Девушка быстро надела их

Оборванный горец сидел на корточках перед кучей хвороста. Он взглянул на девушку, сидящую на лошади, и поймал ее хмурый взгляд. Самодовольная ухмылка искривила его рот. Первые язычки пламени вырвали из темноты уродливую физиономию со сплющенным носом, больше похожим на небольшую складочку. Мужчина угрожающе засмеялся.

Пруденс соскочила с лошади. Едва коснувшись земли, она бросилась осматривать лагерь. Девушка перебегала от одной кучки мужчин к другой, разыскивая Трицию и Девони. Издевательский смех летел ей вслед. Мрачные лица горцев темными пятнами расплывались перед взором, затуманенным страхом и неизвестностью о судьбе ее спутников.

В разбойничьем лагере на прогалинах между деревьями весело полыхали костры. Нога девушки попала в жесткий капкан, и она испуганно вскрикнула, отчаянно пытаясь освободиться из цепких пальцев обнаглевшего разбойника, но с облегчением обнаружила, что ее удерживает в плену плотное сплетение корявых сучков обломанной ветки.

Пруденс развернулась и налетела на могучую коренастую фигуру. Дородный великан схватил ее за локти и облизнулся в предвкушении удовольствия. Повязка закрывала его правый глаз.

— Потеряла меня, крошка? Биг-Гус шел прямо за тобой. Я расстелил одеяла. Такой хорошенькой малышке, как ты, не следует спать на земле.

Мужчина, выглядывающий из-за широченной спины Биг-Гуса, загоготал. Он ткнул пальцем в сторону пещеры, вход в которую был завешен шкурой.

— Ему это не понравится. Тебе лучше самому сказать о своем приобретении, прежде чем начнешь расстилать что-нибудь.

Пруденс казалось, что это уже невозможно, но лицо Биг-Гуса стало еще уродливее.

— Черт бы подрал ублюдка. Он был слишком пьян, чтобы выехать с нами. Он думает, что будет ложиться и наслаждаться добычей, а мы будем подставлять головы под пули и рисковать собой в угоду ему?

— Нет, — ответил другой разбойник. — Он думает, что добыча будет ложиться и доставлять удовольствие ему.

Здоровый глаз Биг-Гуса злобно прищурился. Пруденс изогнулась в его руках и проследила за угрюмым взглядом в сторону пещеры.

Биг-Гус схватил руку Пруденс в одну из своих покрытых шрамами лапищ и притянул девушку к себе. Дуло пистолета уткнулось ей в ребра.

— К черту этого красавчика. Я поймал эту англичанку и, видит Бог, оставлю ее себе.

Лихорадочное кружение Пруденс по лагерю и этот разговор привлекли значительное количество слушателей. Но при наглом предъявлении прав Биг-Гусом на девушку мужчины торопились отвернуться к костру, чтобы разогреть над огнем куски сушеной оленины или расстелить одеяла, готовясь ко сну. Они бросали украдкой косые взгляды на пещеру, ожидая реакции своего предводителя.

У Пруденс не было желания встречаться с человеком, находившимся внутри. Тот, кого эти дикари считали более грозным, чем Биг-Гус, мог быть лишь самим Люцифером.

Девушка сделала глубокий вдох.

— Прошу прощения, сэр. — Она потянула Биг-Гуса за руку. — Я должна поговорить с вами.

Он взъерошил ей волосы, подмигнув через плечо своим компаньонам.

— Ну разве она не милашка? Мне нравятся горячие девчонки.

Пруденс нырнула под его руку и выпрямилась в полный рост.

— Я — не горячая девчонка. Я — Пруденс Уолкер, герцогиня Уинтон, невеста лаэрда Киллиана Мак-Кея Стратнейвера. Если вы пошлете ему сообщение, я уверена, он с радостью доставит вам значительный выкуп за наше, мое и моих спутников, благополучное возвращение в его владения.

— Гус, я предупреждаю, что он придушит тебя за это, — сказал бандит по имени Джорди.

Биг-Гус только ухмыльнулся. Пруденс нацелила бандиту в грудь свой тонкий пальчик.

— Я также должна предупредить вас, мистер Биг-Гус. У вас будут неприятности, если вы причините вред кому-либо из нас.

— Девчонка предупреждает меня. Думаю, что я влюблен. — Он потрепал ее за подбородок. — Не бойся, крошка Пруди. О твоих спутниках позаботятся. Также, как Биг-Гус собирается позаботиться о тебе. Твой грозный лаэрд не найдет на твоем теле ни одного синяка в вашу брачную ночь.

Разбойник выбросил вперед свои ручищи и схватил Пруденс в свои медвежьи объятия.

Внезапно его челюсть отпала. Руки опустились. Разбойники столпились за его спиной, пытаясь отыскать причину столь разительной перемены в поведении своего неустрашимого товарища.

Ствол пистолета Биг-Гуса упирался в толстую подушку его брюха. Пруденс продолжила недрогнувшим голосом разговор, твердо удерживая в руке оружие.

— Мне будет очень неприятно, если придется пристрелить вас. Поэтому вам лучше сказать, где я смогу найти моих спутников.

Биг-Гус прокашлялся и хрипло выдавил:

— Я просто пошутил, малышка. Биг-Гус не причинит тебе вреда.

Девушка взвела курок. Сухой щелчок разнесся эхом по притихшему лагерю.

— На мне новый редингот. Мне бы не хотелось запачкать его кровью.

Биг-Гус послушно вскинул руки и отступил на шаг. Пруденс краем глаза уловила какое-то движение и развернула пистолет.

— На вашем месте я не стала бы этого делать, — строго предупредила она.

Мужчины попятились и обменялись тревожными взглядами. Грация этой девушки и ее ловкость в обращении с оружием не остались незамеченными. Пистолет лежал в ее затянутой в перчатку руке так же удобно, как атласная дамская сумочка.

— Вот так-то лучше, — удовлетворенно заметила она. — Я родилась с пистолетом в руке. Мой отец был…

— Знатоком оружия?

Мягкий голос громовым раскатом ударил по натянутым нервам Пруденс. Она резко повернулась к пещере, у входа в которую, откинув шкуру, стоял мужчина, грациозно облокотившись на скальный выступ.

Ее сердце припустилось в бешеный галоп.

Поношенная шелковая маска не могла скрыть слегка насмешливого изгиба красиво очерченных губ. Длинные густые ресницы затеняли сверкающие глаза.

Плечи Пруденс облегченно расслабились. Рука с оружием дрогнула. Но какая-то тень зашевелилась позади Себастьяна. Гибкая рука обвила его талию и всклокоченная белокурая головка выглянула из-за его плеча. Вторая маленькая изящная ручка сжимала горлышко бутылки с виски. Голубые глаза были прикрыты в чувственной истоме, а алые губки, влажные и припухшие, призывно улыбались. Пруденс нежданно отыскала первого участника своего так печально закончившегося путешествия — Девони Блейк.

Взгляд девушки снова обратился к Себастьяну. В ярком свете костра отчетливо была видна его фигура. Взъерошенные волосы беспорядочно рассыпаны по плечам. Рубашка распахнута на груди. Первые две пуговицы бриджей расстегнуты, приглашая в захватывающее дух путешествие по линии золотистых волос, вьющейся по мускулистой плоскости его живота и исчезающей под поясом.

Себастьян скрестил руки на груди, покачиваясь взад-вперед на каблуках, и одарил Пруденс своей самой обворожительной улыбкой.

Девушка подняла руку и направила пистолет прямо в грудь Себастьяна.

ГЛАВА 23

Себастьян смотрел в лицо смерти множество раз в своей жизни, но никогда еще не чувствовал такого холода ее дыхания. Пруденс хотела убить его. Он читал это в ее глазах, ее позе, тяжело вздымающейся груди под разорванным рединготом. Она хотела убить его.

Девушка никогда еще не выглядела более прекрасной. Ему, наконец, удалось раздуть робкие язычки пламени под ее холодной оболочкой до ревущего костра.

Прядь волос упала ей на глаза. Она откинула голову назад, рассыпая спутанную массу по плечам роскошным каскадом. Мужчины, приоткрыв рот, с благоговейным трепетом взирали на стоящую перед ними девушку, словно видели в ней божьего посланника — ангела, карающего ангела.

Не отрывая глаз от Пруденс, Себастьян поймал Девони за локоть и вытолкнул вперед.

— Ты сказала, что вы с отцом были одни.

Женщина сделала глоток из бутылки и икнула.

— Мы и были одни. Пруденс выпрыгнула и убежала, оставив нас на милость этих дикарей. Затем графиню унес тот симпатичный джентльмен, похожий на викинга.

— Графиня?

— Ее тетка.

Девони задумчиво тронула пальчиком розовые пухлые губки, глядя перед собой затуманенными алкоголем глазами.

— Разве я забыла упомянуть о графине?

— Сомневаюсь, что у тебя было на это время, — ледяным голосом сказала Пруденс.

Себастьяну неприятно было признавать, но Пруденс была права. Он выплыл из пьяного дурмана, едва успев натянуть маску, когда Девони свалилась на него, лепеча что-то о своем желании быть изнасилованной. Он не сразу сообразил, что этого ожидали именно от него. Женщина прижалась горячим влажным ртом к его уху, страстно нашептывая, каким забавам она мечтает предаться в его объятиях, какие интересные вещи ей хотелось бы проделать с ним и каких столь же восхитительных вещей она ожидает от него. Вялый протест Себастьяна был сокрушен ее бурным натиском, и вот уже ее дерзкие искушенные руки расстегивают ему бриджи…

Должно быть, это ему снится, пытался убедить себя Себастьян. Что могла делать Девони Блейк в горной пещере? Но этот сон был приятнее того сна, в котором он бесконечно гнался за Пруденс и уже настигал ее, но девушка неизменно ускользала от него, рассыпаясь пеплом в его руках.

Но вот Пруденс стояла перед ним во плоти, воскресшая из пепла его снов, и, зажав в руке пистолет, нацеленный ему в грудь, была готова нажать на курок.

Себастьян оттолкнул Девони в сторону и зашагал вниз по склону к Пруденс. Один из его людей пробормотал проклятье себе под нос. Биг-Гус вытер со лба липкий пот.

Себастьян приближался, и пистолет в руке Пруденс задрожал. Девушка обхватила напряженное запястье другой рукой, стараясь скрыть предательскую дрожь. Он надвигался на нее до тех пор, пока холодное дуло не уткнулось ему в грудь. Его губы кривились в ироничной улыбке. Себастьян в приветствии склонил перед девушкой голову.

— Позвольте представиться, мисс. Можете называть меня Керкпатриком.

Тонкие ноздри девушки трепетали. Всем своим видом она хотела показать ему, что предпочла бы называть его другим именем.

— Я подозреваю, что никто не потрудился объяснить вам наши законы, — продолжил Себастьян. Он поднял руку и широким жестом обвел столпившихся в стороне мужчин. — Мы — разбойники, и только мы носим оружие. — Он протянул к девушке повернутую ладонью вверх руку. — Ваш пистолет, солнышко.

От этого небрежно произнесенного ласкового слова трепетная волна пробежала по телу Пруденс. Себастьян положился на свое обаяние и надеялся, что не просчитался. В противном случае, он — покойник.

— Вы слышали мою просьбу, мистер Керкпат-рик? — спросила девушка. — Я хочу знать местонахождение остальных моих спутников. Моей тети, сквайра Блейка, кучера и верховых. — Ее голос дрогнул. — И моего кота.

Себастьян видел, что она вот-вот сломается. Пережитый девушкой по вине его людей кошмар давал о себе знать, и ее глаза наполнились слезами.

— Прекрасно. Я сам проверю их безопасность. — И мягко добавил: — Даю вам слово.

Джорди выступил вперед.

— Керкпатрик, есть кое-что, о чем ты должен знать. Девчонка утверждает, что является…

Пруденс резко развернулась и направила на него оружие. Желание увидеть реакцию Себастьяна на ее помолвку молниеносно испарилось. Ее мечта о серьезной беседе с ним сейчас казалась не только в высшей степени неосуществимой, но и опасно наивной.

Джорди попятился в толпу, наступая на ноги своим товарищам.

— Неважно. Это не имеет значения, — бормотал он.

Себастьян протянул руку и осторожно забрал у нее пистолет.

Теперь, когда опасность миновала, Биг-Гус осмелел и вновь попытался предъявить права на девушку.

— Подожди-ка минутку, Керкпатрик. Я нашел ее. Я хочу оставить ее себе.

— Она не щенок, Ангус.

Себастьян бросил ему пистолет со взведенным курком. Биг-Гус пригнулся. Человек позади него небрежно поймал оружие двумя пальцами.

— Я знаю, что она не щенок. Она девчонка. К тому же хорошенькая.

Себастьян остановился, внимательно всматриваясь в лицо Пруденс, словно впервые увидел ее. Он поморщился, словно остался недоволен результатом столь пристального осмотра.

— Немного простовата на твой вкус, а?

Пруденс наградила его угрюмым взглядом. Биг-Гус озадаченно почесал голову.

— Я не заметил.

Девушка испуганно вскрикнула, когда Себастьян схватил ее за волосы, собрал их в пучок и одной рукой ловко скрутил их на макушке в небрежный узел. Пальцами другой руки он крепко сжал ее лицо.

— Смотри-ка, что я имею в виду. Невзрачна, как воробей.

Биг-Гус нахмурился, когда его соблазнительница превратилась из красавицы в вяленую селедку.

— Свет был не слишком ярок, когда я поймал ее.

В ярости Пруденс вырвалась и побежала вниз по склону. Себастьян с легкостью поймал ее и рывком притянул к себе, обхватив рукой за талию. Ее спина прижалась к его груди, и девушка почувствовала, как он тяжело дышит ей в макушку.

— Черт бы тебя побрал, Себас…

Он зажал ей рот ладонью и яростно зашептал прямо в ухо.

— Перестань брыкаться, детка. И не называй меня так. Эти люди не являются пылкими почитателями Баха. — Он еще крепче прижал девушку к себе и продолжил. — Я больше не могу сдерживать Биг-Гуса. Возможно, пришло время решить, чье ложе ты предпочитаешь — его или мое.

Пруденс обмякла в его руках и ощутила, что объятия Себастьяна неуловимо изменились. Он бережно поддерживал ее ослабевшее тело и нежно поглаживал подушечками пальцев ее теплые губы.

Она судорожно вздохнула и заговорила в его пальцы.

— А какова цена твоей защиты? Мне хорошо известно, что ты ничего не делаешь бесплатно.

Себастьян положил ладонь на ее живот и слегка прижал к себе.

— А чем ты хочешь заплатить?

— Ублюдок, — пробормотала она и закрыла глаза, сдаваясь на милость победителя.

— Именно так, среди всего прочего.

Он галантно предложил ей руку и повел к пещере.

— Я подумал, что ты любишь пышногрудых блондинок, — крикнул он Биг-Гусу.

— Мне нравятся блондинки, — с надеждой отозвался тот.

Себастьян положил руку на плечо Девони и мягко подтолкнул ее к Ангусу.

— Но, Керк, — захныкала она, — ты же обещал, что мы будем…

— Вам понравится Биг-Гус, мисс Блейк, уверяю вас.

Оставив их обоих выяснять свои симпатии, Себастьян приподнял меховой полог и втолкнул Пруденс в пещеру.

Не дав ей даже оглядеться, он усадил девушку на табурет и присел перед ней на корточки, сжав пальцами ее плечи.

— Я собираюсь проверить местонахождение остальных. Если ты не хочешь ближе познакомиться с Биг-Гусом и его друзьями, советую оставаться здесь, пока я не вернусь. Ты понимаешь?

Сквозь стекла очков фиалковые глаза казались огромными. Пруденс безмолвно кивнула, и он неохотно отпустил ее. Хрупкие плечи девушки безвольно поникли.

— Знаешь, я ведь могла застрелить тебя, — сказала она, сцепив на коленях трясущиеся руки.

Он убрал локон с ее глаз.

— Я знаю. На какой-то миг я был в этом уверен.

Не сказав больше ни слова, Себастьян вышел из пещеры, оставив ее одну.

Пруденс поерзала на твердом табурете, все еще испытывая неприятные ощущения от езды в жесткой карете. Ее праведный гнев улетучился так же быстро, как и появился, уступив место страху за судьбу остальных людей из ее сопровождения. Беспокойство девушки росло. В безопасности ли Триция? Быть может, ее серого любимца кота растоптали лошади? Что она будет делать, если Себастьян найдет сквайра Блейка и кучера мертвыми?

Взгляд Пруденс помимо воли устремился к одеялам, беспорядочно разбросанным возле шипящего фонаря. Неужели Себастьян прикасался к Девони с той же нежностью, с какой когда-то прикасался к ней? Неужели его губы целовали пышное тело Девони, испытывая то же наслаждение, какое испытывал, вкушая медовую сладость ее тела? Острый шип жгучей ревности вонзился ей в сердце, когда она представила стройные ноги Девони, гибко переплетенные с его руками и ногами в жарком объятии. Такое было бы уже не впервые, разве нет? Пруденс запрокинула голову к потолку пещеры, удерживая готовые скатиться горькие слезы.

Пещера, выдолбленная в скале и скрытая от посторонних каменным выступом, нависающим над ней, была не больше берлоги крупного животного.

Пруденс расстегнула жемчужные пуговицы своей накидки и сняла редингот. Ее серое дорожное платье из атласа было помято, из длинного разрыва на юбке выглядывали шелковые чулки и одна кружевная подвязка.

— Боже правый, это ты!

Девушка вскрикнула, когда фигура, закутанная в лохмотья, вползла внутрь пещеры из-под свисающей шкуры. Мужчина прыгнул вперед и зажал ей рот рукой.

— Перестань визжать, детка. Тебя слышно до самого Глазго.

Он размотал свой шарф и церемонно поклонился.

— Джейми! — выдохнула она при виде этого знакомого невзрачного лица с россыпью веснушек и рыжих непослушных волос. Даже месячная грязь не могла погасить сияние его спутанной шевелюры.

— Нет. Это Красавчик принц Чарли.

Он настойчиво потянул ее за руку.

— Идем со мной. Если то, что Джорди рассказал мне о Мак-Кее, — правда, у нас мало времени.

— Времени? — повторила Пруденс, испуганно вжавшись в стул. — Себастьян сказал мне оставаться здесь. Он послал тебя за мной?

— Я пришел, чтобы спасти тебя.

— В этом нет нужды. Себастьян уже спас меня.

Джейми закатил глаза к небу.

— Господи, дай мне силы. И где этот Тайни, когда он мне так нужен? Я пришел, чтобы спасти тебя от Себастьяна, глупая девчонка.

Пруденс нахмурилась. Узел, который Себастьян скрутил из ее волос, рассыпался, и тяжелые пряди упали на лицо.

— Ты думаешь, он может мне причинить какой-то вред?

Сарказм усилил провинциальный акцент Джейми.

— Фи, какая ужасная мысль! Он, наверняка, прикажет подать чай, чтобы отпраздновать твою предстоящую свадьбу с Киллианом Мак-Кеем. Не послать ли нам старика Фиша за маслом, нарезанным в форме тьюльпанчиков?

— Розочек, — рассеянно поправила его Пруденс. Тяжело вздохнув, она откинула назад волосы и подперла подбородок рукой. — Это его вина, что я вынуждена была принять предложение Мак-Кея. Я не собираюсь выходить за него замуж. Как только я это объясню, уверена, что Себастьян отнесется к моему поступку благоразумно.

Джейми опустился на колени рядом с ней.

— Ты уверена, что он даст тебе шанс объяснить?

Она отвернулась от пристального взгляда его печальных карих глаз, понимая правдивость его слов, но Джейми взял ее за подбородок и повернул к себе милое, смущенное лицо.

— Я никогда не видел его таким, девочка. Он может ненамеренно причинить тебе боль и после сожалеть о случившемся, но тогда будет уже слишком поздно для вас обоих. Неужели ты не понимаешь?

— Она прекрасно понимает, если ее достойный шериф дал ей полное представление о разбойниках, что, я подозреваю, он и сделал.

Прохладный ночной ветерок разогнал застоявшийся, спертый воздух пещеры и остудил разгоряченное лицо Пруденс. Они замерли, словно нашкодившие дети, виновато глядя на Себастьяна, стоявшего над ними со стопкой побитых молью одеял и маленьким сундучком Пруденс в руках. «Интересно, — со страхом подумала девушка, — как долго он там стоял?»

— Следует ли мне перечислить все мои преступления, — смиренно поинтересовался Себастьян, — как она сделала уже это однажды? — Он бросил на пол одеяла и сундук. — Я — безликий ужас Шотландии и Англии. Мрачное напоминание о жестокости и дикости, таящихся в сердцах цивилизованных допропорядочных граждан. Я граблю и похищаю, — он бросил на нее многозначительный взгляд, — и насилую.

Джейми выпрямился.

— Могу я перекинуться с тобой парой слов?

— Убирайся, Джейми.

Но рыжий эльф весело улыбнулся.

— Пожалуй, я посижу здесь чуток, пока вы друг с другом побеседуете.

Себастьян даже не взглянул на него.

— Убирайся. Быстро.

Джейми беспомощно взглянул на Пруденс, затем тенью метнулся из пещеры.

Себастьян повернулся к ней спиной и стряхнул одеяла.

— Где остальные? — тихо спросила она.

— Все в безопасности. Триция, Борис и кот Себастьян под теплым крылышком Тайни. Девони нашла обаяние Биг-Гуса неотразимым, и это позволило ей не обращать внимания на его недостатки. Твой кучер и сквайр Блейк были живы, когда их оставили у кареты. Я послал человека проверить их.

— Спасибо.

Себастьян заворчал в ответ.

Девушка теребила складки своих юбок.

— Должна признаться, было неприятно обнаружить, что ты вновь вернулся к преступной жизни.

Он пренебрежительно пожал плечами.

— Я полюбил изысканную пищу во время своего пребывания в «Липовой аллее». Работные дома были переполнены, а будучи пресвитерианцем я решил, что потребуется довольно много времени, чтобы стать монахом.

Себастьян присел и разложил одеяла. Его грубые бриджи обтянули узкие мускулистые бедра. Пруденс не знала, что случилось с его прекрасной юбкой, но постеснялась спросить. Этот мужчина был незнакомцем. В его сдержанном поведении не было и намека на искрящийся юмор, который она так хорошо помнила. Неловкое молчание между ними затянулось. Ей отчаянно хотелось показать ему свою вновь обретенную искушенность, доказать, что она больше не была неуклюжей, забитой дурочкой, которую он встретил в «Липовой аллее».

— Я получила пять предложений в Эдинбурге, — вырвалось у нее.

Себастьян развернулся на каблуках, насмешливо вскинув бровь.

— Все приличные?

— Только три, — призналась Пруденс, отругав себя за свою несдержанность и глупое бахвальство.

Он вернулся к своему занятию.

— Полагаю, в общей сложности это составляет три приличных и три непристойных, включая и мое предложение сделать тебя своей любовницей, конечно.

Ее самообладание дало трещину, когда она услышала, как деликатное заявление было произнесено таким грубым тоном.

Себастьян расстегнул кожаные ремни ее сундучка и поднес листок бумаги, лежащий на самом верху, к слабому свету фонаря. Его тихий смех заставил Пруденс похолодеть.

— Изумительное сходство. Кто из твоих любовников — художник? Тагберт? Шотландец, который, я видел, ласкал тебя на улице? Или это твоя работа? Не припомню, чтобы рисование было среди твоих интересов, но ты ведь женщина множества талантов.

— Ты видел меня? На улице?

— Ага. Я случайно оказался поблизости.

Его грубый тон не обманул ее. Девушка вспомнила крадущуюся за ней по пятам фигуру фонарщика в тот вечер, когда она встречалась с Мак-Кеем. Ее сердце екнуло. Себастьян не оставил ее на милость д'Артана. Его апатичное безразличие на террасе было всего лишь уловкой. Он следил за ней. Присматривал за ней. Возможно, даже тревожился за нее. Но сейчас его суровый взгляд стер насмешливую улыбку с его губ.

Пруденс хотелось, чтобы он снял маску. Грубая мешковина, скрывающая его лицо и глаза, раздражала ее. Она наблюдала, как его ловкие руки разглаживали листок объявления, и вспоминала до подробностей все случаи, когда Себастьян пытался заставить бояться его. Интересно было бы услышать его ответ на ее признание о том, что она любовно подсовывала этот листок под подушку каждую ночь. Что он был помятым и истертым от ее прикосновений. Пруденс открыла рот, но не успела произнести ни звука, остановленная его издевательским смехом.

— Ну, давай же, не скромничай, дорогая, — подогнал ее Себастьян. — Фразы: «Награда за поимку живым…» или «… неопровержимые доказательства смерти…» — просто взывают к твоей склонности к мелодраме. «Сероглазый и привлекательный». Какая лесть! Откуда ты узнала, что я привлекательный? Триция сказала тебе? Или Девони?

Пруденс упрямо молчала. Когда Себастьян понял, что она не намерена участвовать в разыгрываемом им спектакле и не собирается каяться в поступках, которых она не совершала, его гнев немного поутих. Он склонился над фонарем, его мерцающий огонек вспыхнул ярче, освещая мрачную пещеру.

Пруденс уныло смотрела ему в спину. Роль искушенной в любовных делах женщины ей не удалась. Возможно, теперь следует попробовать честность?

Она разгладила юбки на коленях и сделала глубокий вдох.

— Я скучала по тебе, Себастьян.

Его пальцы дрогнули, и он неосторожно дотронулся до колпака фонаря. Пробормотав проклятия, он резко развернулся и сорвал маску. Пруденс ахнула. Теперь в его облике не осталось и следа от былой изысканности и обаяния вежливого красавца-жениха Триции. Любой, кто увидел бы его сейчас, мог безошибочно распознать в нем горца, урожденного и выросшего на этой дикой, но прекрасной земле. Длинные светлые волосы, вьющиеся крупными кольцами, рассыпались по плечам, резко контрастируя с потемневшей от загара, обветренной кожей лица.

Пораженная произошедшей в нем переменой, Пруденс отметила, что Себастьян за время их разлуки раздался в плечах, стал агрессивнее и явно опаснее. Его нынешний образ жизни наложил разрушительный отпечаток как на его внешность, ожесточив черты лица, так и на его душу. Раздражение и гнев, которые он выплеснул на нее после ночи содержания в тюрьме, были бурей в стакан воды по сравнению с этим яростным пламенем, бушевавшим в нем сейчас.

Слишком поздно Пруденс поняла, что оказалась в логове хищника — хитрого, коварного и голодного.

ГЛАВА 24

— Да, теперь я уже не сомневаюсь, что ты можешь изнасиловать меня! — воскликнула Пруденс со страхом.

Себастьян лукаво улыбнулся.

— Каким бы я был разбойником, если бы не сделал этого, верно? — сказал он. — Я не хочу тебя разочаровывать, девочка. Тебе нечего будет рассказать сэру Арло за чаем, когда вернешься.

Пруденс взглянула на уютное гнездышко, которое он устроил из одеял, затем на выход из пещеры. Она понимала, что их уединенность была иллюзорной. Люди Биг-Гуса лежали рядом, чуть ниже по склону, навострив свои чуткие уши на каждый хруст ветки, каждый подозрительный шорох.

— Твой крик был бы милым дополнением к нашему уединению, — заговорщически прошептал Себастьян. — Это неизмеримо повысило бы мою репутацию в глазах моих компаньонов.

Она заморгала. Природное любопытство взяло верх над тревогой.

— Ты когда-нибудь прежде кого-нибудь насиловал?

— Нет. — Он приложил палец к губам. — Но, ради Бога, никому не говори. Я не хочу, чтобы об этом стало известно. Я стараюсь думать об обязательном изнасиловании, как о древней традиции. Пираты, разбойники — все злонамеренные негодяи поддавались подобному искушению. И считали необходимым для повышения своего авторитета среди собратьев силой овладеть женщиной.

Пруденс сняла очки и испуганно таращилась на него.

— Ты пил?

— И немало. Но дуло того пистолета, зажатого в твоей маленькой изящной ручке и направленного мне в грудь, здорово меня протрезвило.

— Возможно, нам лучше будет побеседовать утром, когда ты будешь совсем трезв? — предложила она, аккуратно устраивая очки на свернутый редингот.

— Прекрасно. Я как раз не в настроении обсуждать что-либо.

Себастьян направился к ней. Девушка нырнула под его руку и схватила теплую бутылку, стоящую рядом с тлеющими углями.

— Не хочешь еще выпить? — спросила она. Если повезет, ей удастся напоить его до беспамятства.

Он сделал большой глоток из бутылки и вытер рот тыльной стороной ладони, удовлетворенно вздохнув.

— Виски всегда придавало мне сил и здоровья.

Пруденс выхватила у него бутылку и приложила к своим губам. Себастьян вырвал бутылку из ее рук и швырнул через плечо. Хрупкая посудина, разбрызгивая виски, разлетелась мелкими осколками по каменному полу.

Его теплые пальцы коснулись ее руки.

— Знаешь ли ты, когда я последний раз был с женщиной?

Девушка нервно взглянула на одеяла.

— Около получаса назад, если я правильно подсчитала.

Себастьян притянул ее к себе и крепко обнял.

— Снова ошибаетесь, мисс Исаак Ньютон.

Пруденс задрожала. Себастьян столько раз прикасался к ней с нежностью, удерживая свою силу под контролем. Было что-то шокирующее в осознании того, насколько он был сильнее. Трепет ожидания охватил ее тело.

Пруденс запуталась пальцами в завитках волос на его груди. Она не осмеливалась взглянуть ему в лицо, опасаясь, что он может прочесть в ее глазах, как в раскрытой книге, все те чувства, которые вызвало в ней его теплое объятие.

— Злодейство не идет вам, лорд Керр.

— Да. Не так сильно, как до встречи с тобой.

Себастьян наступал на нее, оттесняя к одеялам. Пруденс закрыла глаза, ослепленная их головокружительной близостью и пьянящим теплом, исходящим от его обнаженной груди.

— Меня никогда прежде не насиловали, — сказала она дрожащим голосом. — Боюсь, с меня будет мало проку.

— На самом деле, в этом нет ничего особенного. От тебя требуется только визжать и брыкаться. Остальное сделаю я.

Себастьян с легкостью, одним движением опрокинул ее на одеяла и улегся рядом, вглядываясь в покрытое лихорадочным румянцем лицо девушки.

Ее руки, казалось, принадлежали какой-то другой женщине. Как они могли беззастенчиво поглаживать шелковистую поросль на его груди? Пруденс взглянула на Себастьяна сквозь ресницы.

— Джейми был прав? Ты будешь сожалеть после?

Его подбородок напрягся.

— Возможно. — Он потянулся через нее и уменьшил пламя фонаря. — Но не сейчас.

Себастьян темной тенью возвышался над ней, темнота увеличивала осязаемое тепло его большого тела. Загрубевшие пальцы трудились над крошечными жемчужными пуговицами ее корсажа с неожиданной ловкостью.

Себастьян стащил платье с плеч, и его намеренная грубость изменила ему. Он уже забыл, какими тонкими были ее ключицы, какими мягкими — углубления под ними. Ему не потребовалось бы даже применять силу, чтобы оставить безобразные синяки на этой нежной коже.

Его руки расслабились. Дрожащими пальцами Себастьян поглаживал бархатистую кожу, отыскивая маленькую ямочку у основания горла, к которой ему так хотелось прижаться губами. О, Боже, что он делает? Пруденс была такой утонченной, такой прелестной. Он не имеет права касаться ее своими грубыми руками. Себастьян отклонился назад, очарованный фарфоровым великолепием ее кожи на фоне темного шерстяного одеяла.

Его прерывистое дыхание потревожило тишину. Пруденс затаилась, наблюдая, как по его лицу прошла целая гамма чувств: замешательство, радость, восхищение, желание.

Девушка уже видела этот взгляд раньше. На террасе, в «Липовой аллее», во время бала-маскарада, когда она оттолкнула от себя Себастьяна. Если она снова отвергнет его сейчас, он может уйти и больше никогда не вернуться. Ее поразило собственное нежелание того, чтобы он ушел. Ей хотелось пробудить в нем нежность и страстность, скрытую под этим грубым фасадом.

Призвав на помощь все свое мужество, Пруденс дотронулась до его небритой щеки так, как прикасаются к опасному животному в надежде приручить его. Медленным, чувственным движением она провела рукой по шее, лаская нежную кожу за ухом, и пропустила между пальцев шелковистые завитки на затылке.

Ресницы Себастьяна дрогнули. Его рука поползла вниз и обхватила мягкий холмик ее груди.

— Нет!

Пруденс оторвала от себя руки мужчины, решительно прервав их увлекательное путешествие по своему телу, и отползла назад, прижавшись спиной к холодной стене пещеры.

— Не прикасайся ко мне, — приказала она, удивляясь своей смелости. — Я не желаю быть изнасилованной. Я хочу быть соблазненной. — И милостиво разрешила. — Можешь поцеловать меня, если хочешь.

Хмурое выражение на лице Себастьяна сменилось насмешливой улыбкой.

— Своевольны, как всегда, мисс Уолкер?

Но его пальцы уже сплелись с ее пальцами, прижимая ладонь к ладони. Он склонил голову, и его теплые сухие губы коснулись ее губ. Его язык проник в ее рот, но девушка неожиданно сжала зубы, преграждая ему путь. Себастьян издал недовольное ворчание, но мгновенно был вознагражден за мимолетный каприз нежной лаской тоненького язычка, исследующего его губы. И только после этой сладостной, изысканной пытки намеренным воздержанием, усиливающим его жажду, Пруденс открыла для него глубины своего рта, игриво покусывая его язык, когда он становился слишком жадным и нетерпеливым.

Себастьян быстро принял ее игру и проник языком в горячие влажные глубины ее рта, затем отстранился, покусывая и дразня чувствительную кожу ее губ.

Пруденс обхватила Себастьяна за шею и теснее прижалась к нему, желая слиться воедино с его телом, потеряться среди его тепла. Жадные и нежные руки ласкали ее плечи, грудь, живот, они были везде, и девушка не могла уследить за их стремительным передвижением по ее телу. Они мучили, терзали, дарили неведомое до сих пор наслаждение. Пруденс выгнулась в его руках и крепче оплела его руками и ногами, чувствуя возбуждение мужчины.

Себастьян вложил в этот поцелуй всю свою злость на эту женщину, всю свою страсть и любовь к ней. Он прижался бедрами к ее бедрам и потерся о гладкий атлас ее платья.

Пруденс почувствовала кожей жар его восставшей плоти, сдерживаемой тонкой преградой в виде грубой материи его бриджей и легкой ткани ее дорожного платья, которая в любое мгновение может быть устранена.

— Постой, — сказала Пруденс. Она отодвинулась от него, пытаясь унять чувственную дрожь. — Теперь ты должен сказать мне что-нибудь приятное.

Себастьян покусывал ее шею.

— Сними свое платье.

— Нет. Что-нибудь действительно приятное.

Вздохнув, он прижался губами к ее уху.

— Твои волосы пахнут как полевые цветы.

— Умм. Это было приятно, — прошептала она. Себастьян воспользовался ее одобрением и приласкал языком розовое ушко. Она ахнула, изумленная и обеспокоенная тянущей тяжестью внизу живота и тем потоком тепла, который разлился между ее бедер.

Он обвел мочку уха кончиком языка.

— Ты хочешь услышать еще что-нибудь приятное?

Девушка кивнула, одурманенная новизной ощущений, и не почувствовала, как его рука выпуталась из ее пальцев и под платьем настойчиво прокладывала путь вверх по ее ноге.

Себастьян хрипло прошептал:

— За каждую попытку оттолкнуть меня я воздам тебе сторицею. Я буду целовать и дразнить тебя до тех пор, пока ты не станешь умолять меня любить тебя.

Пруденс приподняла голову и встретилась с его напряженным взглядом. В ее глазах блестело желание и сомнение. В тот момент, когда его губы встретились с ее губами, пальцы мужчины скользнули под ее шелковое белье, погружаясь в медовые глубины, такие же горячие и сладкие, как и ее рот.

Пруденс затрепетала, завороженная пленительными движениями его теплых пальцев, исследующих ее шелковистое лоно, успокаивая и доводя до безумия одновременно. Она спрятала лицо на его плече.

— Я боюсь, Себастьян.

— Я тоже, ангел, я тоже.

Но страх не остановил его, а, наоборот, подстегнул к действию. Себастьян, не встречая сопротивления с ее стороны, раздел девушку и уложил спиной на грубые одеяла, готовясь исполнить данную самому себе клятву.

Пруденс невольно вздрогнула, когда колючее одеяло коснулось ее обнаженной кожи. Она закрыла глаза, купаясь в море контрастов. Небритая щека Себастьяна царапала ей щеку. Волоски на груди дразнили чувствительные до болезненности кончики ее грудей.

Себастьян присел на одеяло и снял бриджи. Розовое свечение углей золотило его кожу. Пруденс смотрела на красиво очерченные губы, твердый подбородок, бледную россыпь веснушек на носу, не решаясь встретиться с его призывным взглядом, стесняясь первого знакомства с обнаженным мужским телом, к которому, как магнитом, влекло ее жадное любопытство. Внезапно он показался ей незнакомцем, но таким близким и желанным, способным заполнить собой ту пустоту, в которой она жила и которую ощущала внутри себя все эти долгие месяцы вдали от него.

Себастьян бережно обхватил руками груди девушки, дразня соски между пальцами. Она выгнулась навстречу ему и застонала, когда его губы сомкнулись на затвердевшей вершине. Он омывал ее своим языком, стремясь утолить ненасытный голод.

Пруденс запуталась пальцами в шелке его волос, извиваясь под ним в безумии страсти. Она потянулась к нему, но Себастьян отстранил ее мягко, но решительно, усилием воли подавляя свое желание.

— Мы поиграли в твою игру, — прошептал он хрипло. — Теперь играем в мою.

Его губы путешествовали по ее пылающему телу, и он нежно покусывал атласную кожу за ухом и на груди, тонкую морщинку вдоль внутреннего изгиба локтя, гладкую плоскость живота.

Дыхание девушки участилось, когда он развел ее дрожащие бедра. Проворные пальцы ласкали твердый маленький бутон, скрывающийся в шелковистых завитках. Пруденс прижималась к его руке, безмолвно благословляя настойчивость этих пальцев, испытывая чувства, которые она никогда бы не смогла облечь в слова. Неясное, тайное блаженство разлилось по ее телу, заставив быстрее бежать кровь по венам. Помня, что к происходящему в пещере чутко прислушиваются два десятка ушей, она заглушала стоны на его плече.

Для Себастьяна, который много видел и много пережил, прикосновение к восхитительному и щедрому телу этой юной женщины было сравнимо только с робким прикосновением зеленого неопытного юнца к первой в его жизни женщине. Он уже забыл, какое наслаждение сливаться в единое целое с женским телом, Исследовать все манящие впадинки и углубления своими пальцами, а затем губами и языком. Он никогда еще не пробовал ничего более сладостного, такого безумно пьянящего. Не было иного сокровища в его жизни ни в Париже, ни в Лондоне, ни в целом мире, чтобы оно могло сравниться с чудом Пруденс. Ему хотелось вылить горячее виски на ее кожу и слизать его капля за каплей. Стон вырвался из его горла.

Себастьян продлевал изысканное наслаждение, приближая их обоих к черте, за которой все чувства обостряются до предела, причиняя боль, и уже невозможно сдержать рвущуюся наружу страсть.

Пруденс чувствовала, что становится бесстыдным, распутным существом, бьющимся в агонии страсти. Она зарылась лицом в его волосы и простонала:

— Пожалуйста, о, пожалуйста, Себастьян!

Он перестал ее ласкать, совсем перестал, и девушка подумала, что сейчас умрет.

— Чего ты хочешь, Пруденс? — хрипло спросил Себастьян. — Скажи это.

Он знал, что поступает грубо и жестоко, но не хотел щадить ее. Слишком долго он ждал этого признания.

Голос Пруденс сорвался.

— Я хочу тебя.

Легким движением пальцев Себастьян подтолкнул девушку к пропасти экстаза. Он приподнялся над ней, готовый погрузиться в ее влажное тепло, но на мгновение заколебался, понимая, что вот-вот узнает ответ на вопрос, который мучил его с тех пор, как он увидел ее, обнимающуюся с незнакомцем на улице Эдинбурга. Был ли у Пруденс другой мужчина? И если был, достаточно ли он, Себастьян, любит ее, чтобы дать своей страсти к ней взять верх над его жгучей ревностью?

Он закрыл глаза и проник в ее шелковистые глубины. Теплая роса ее тела облегчала его продвижение до тех пор, пока он не столкнулся с препятствием — наследием девственности. Себастьян судорожно вздохнул сквозь стиснутые зубы и проник в ее бархатное тепло на всю длину своей пульсирующей плоти, разрывая на своем пути все преграды.

Стон удовлетворения вырвался из его груди. Другой мужчина может дарить ей бриллианты и жемчуга, но была одна вещь, которую лишь Себастьян Керр мог ей подарить.

Ногти девушки вонзились ему в спину. Он открыл глаза и увидел, что ее щеки мокры от слез.

Себастьян вытер их кончиками пальцев, стыдясь того, что ее боль доставляет ему такое ликование. Он поймал зубами и нежно сжал припухшую нижнюю губу Пруденс.

— Прости. Я должен был предупредить тебя, — сказал он неровным голосом.

— Нет необходимости. У папы были книги по анатомии.

— И что же они рекомендовали, чтобы облегчить боль?

Себастьян замер на ней, изо всех сил пытаясь сдержать движения, в то время как ответ таился в страстном слиянии их тел.

Глаза Пруденс прояснились.

— Практика?

Он издал возглас изумления, когда она вскинула бедра ему навстречу. Его голос сорвался на октаву выше.

— Я начинаю любить папу все больше с каждой минутой.

Себастьян приподнял ягодицы, почти выйдя из нее, затем вновь погрузился в глубины трепещущего под ним тела.

Пруденс закрыла глаза, отдаваясь во власть этого сладострастного восторга. Она жадно целовала его шею, слизывая языком, как живительный нектар, капельки испарины. Ее постанывания и тихие, бессвязные мольбы сливались с его гортанными стонами.

Пруденс никогда не представляла себе ничего подобного. Она отдавала и, в то же время, сама получала бесценный дар. Себастьян резко двигался на ней, языком лаская глубины ее рта, подстраиваясь к ритму своего тела. Волны наслаждения накатывали на нее, вздымая все выше и выше на вершины блаженства. Она ахнула, исходя истомой в его умелых руках. И когда Себастьян, достигнув вершины, изошел на ней в конвульсиях страсти, Пруденс инстинктивно изогнулась ему навстречу и крепко обвила его тело руками и яогами, чувствуя, как заполняются все пустоты внутри нее и рядом с ней.

Отчаянный рев ворвался в освещенную неярким светом фонаря крошечную пещеру.

Себастьян проснулся, с ругательством откатился от Пруденс, накинув на нее одеяло, и поднял фонарь, освещая непрошеных гостей.

Пруденс села на колени, укутавшись в одеяло до самых глаз. Без ощущения рядом с собой тепла тела Себастьяна девушка чувствовала себя обнаженной.

Всклокоченные волосы Тайни обрамляли его голову светящимся ореолом, делая его похожим на божество северных лесов.

Из-за плеча Тайни показался Джейми, его глаза были закрыты рукой. Он застонал.

— Мы ведь не слишком поздно, а? Скажи, что мы не слишком поздно.

Джейми боязливо глянул сквозь пальцы и увидел огромные испуганные глаза и растрепанные волосы Пруденс над потертым краем одеяла.

— Похоже, она в целости, да?

— Больше, чем будешь ты, когда я до тебя доберусь, — прорычал Себастьян, оборачивая другое одеяло вокруг своей талии.

— Тебе следует кое-что узнать, парень, — гневно пророкотал Тайни.

Сердце Пруденс тоскливо сжалось.

Себастьян встал на колени у самого края тюфяка, сердито глядя на своих друзей, бесцеремонно ворвавшихся в пещеру.

— Я в этом сомневаюсь. У меня было все прекрасно, пока вы не вломились.

Тайни тяжело сглотнул.

— Это снова Мак-Кей. Боюсь, мы совершили ужасную ошибку и украли его невесту.

Пруденс поплотнее укуталась в одеяло, желая зарыться в него с головой, лишь бы только отгородиться от надвигающейся на нее беды.

— Невесту Мак-Кея?

Себастьян поднялся и взъерошил волосы. Одеяло угрожающе низко съехало на бедра. В тесной пещере было не развернуться, и он отошел в уголок к одеялам и остановился позади Пруденс, касаясь коленом ее спины. Девушка вздрогнула.

К ее великому изумлению, Себастьян откинул голову и захохотал.

— Все эти годы упрямый старый негодник не женился. Я, должно быть, недооценивал прелести Триции. Нам лучше отослать ее обратно. Он, наверняка, натравит на нас красномундирников.

Под обвиняющим взглядом Тайни Пруденс сжалась, чувствуя себя клятвопреступницей. Светловолосый великан сложил свои ручищи на груди.

— Ты не до конца выслушал меня.

Ноздри Джейми возмущенно затрепетали, и он схватил Тайни за локоть, предостерегая от поспешных заявлений. Тот стряхнул его руку, досадливо поморщившись.

— Есть кое-что еще.

— Еще? — весело переспросил Себастьян. — Бога ради, скажи мне. Мое безграничное терпение начинает истощаться.

Тайни кивком головы указал на Пруденс.

— Эта девчонка сказала Биг-Гусу отправлять все требования о выкупе своему жениху, лаэрду Каштану Мак-Кею Стратнейверу.

В пещере установилась гнетущая тишина, нарушаемая только тихим потрескиванием пламени фонаря. Себастьян медленно повернулся к Пруденс. Холодный огонь ярости горел в его глазах.

Девушка отползла к стене. От неловкого движения сбилось одеяло, обнажая плечо. Робкая, виноватая улыбка тронула ее губы.

— Я собиралась сказать тебе, Себастьян. Правда, собиралась.

— Когда? — Его голос был угрожающе мягким. — После того, как вы с Мак-Кеем поселились бы в моем замке и нарожали кучу розовощеких сладкоголосых ребятишек? — Дымчатые глаза презрительно сощурились. — Вначале шериф. Теперь Мак-Кей… Ты ведешь весьма интересную, насыщенную острыми ощущениями жизнь для такой старой девы, не так ли, дорогая?

Пруденс почувствовала, как краска сбежала с ее лица.

— Это несправедливо! Ты не понимаешь…

Тайни от неожиданности сделал шаг назад, пораженный гневной вспышкой Себастьяна.

— Я понимаю все слишком хорошо. Я продал свою душу за Данкерк, но все равно не смог отвоевать его. Все, что от тебя потребовалось, чтобы прибрать его к рукам, — это раз провальсировать и кокетливо похлопать своими хорошенькими ресничками перед этим жалким распутником Мак-Кеем.

Пруденс закрыла глаза и склонила голову, удерживая слезы. Следует ли ей признаться, что ее помолвка была лишь уловкой, чтобы поймать его для Мак-Кея? У Себастьяна были все основания не доверять ей. В конце концов, ведь выдала же она его Тагберту. И если он захочет поверить, что она способна выдать его другому заклятому врагу, у нее может никогда больше не быть шанса исправить свои ошибки. Но когда Пруденс взглянула на Себастьяна, то уже не была уверена в своем желании исправлять ошибки и пытаться как-то объяснить причины помолвки с Мак-Кеем. Все ее благородные намерения выступить в роли ангела милосердия и примирить враждующие стороны, а затем покорно вернуться к своей жизни испарились под испепеляющим, презрительным взглядом.

— Почему тебя так волнует, за кого я выхожу замуж? — высокомерно спросила она голосом, огрубевшим от горечи несправедливых обвинений. — Разве не ты сам предлагал меня своему деду?

Себастьян сжал пальцами ее подбородок и резко вздернул голову вверх.

— Ты бы предпочла, чтобы я увез тебя в Париж в ту ночь? Изнасиловал до бесчувствия, чтобы добыть ту проклятую формулу для д'Артана?

Пруденс отшвырнула его руку.

— Мне следовало бы застрелить тебя, — сказала она холодно.

— Лучше бы ты сделала это.

— Теперь я представляю для тебя немалую ценность. Мне помочь тебе написать требование о выкупе? Быть может, ты пожелаешь послать Мак-Кею мое ухо или, возможно, несколько пальцев ног?

Себастьян окинул ее уничтожающим взглядом от спутанной массы волос до маленьких пальчиков с розовыми ноготками, выглядывающих из-под помятого одеяла.

— Ты уверена, что он теперь захочет тебя? Мак-Кей не слишком-то любит использованный товар.

Протестующий крик Джейми едва не подвел ее, но девушке удалось, не дрогнув, встретиться с его взглядом.

— Особенно товар, использованный мужчинами Керров.

Лицо Себастьяна побелело. Это был удар ниже пояса. Его рука сжалась в кулак, и на какую-то долю секунды ей показалось, что он ударит ее в ответ на чудовищное оскорбление. Вместо этого Себастьян протянул руку и укрыл одеялом ее плечо.

Непослушная слезинка скатилась по щеке. Негодующе фыркнув, Себастьян сунул руку под одеяла и бросил кусок шотландки ей на колени. Пруденс бережно разгладила пальцами мягкую шерсть. Этот лоскуток был тем, что осталось от некогда шикарного, но затем поношенного и потертого за долгие годы пледа. Она вспомнила, с какой нежностью Себастьян оберегал его, с каким благоговением прикасался к нему. Это был плед Керров, его единственный плед, и он не мог позволить себе другой.

Девушка подняла глаза, взирая на Себастьяна с сожалением и жалостью. На какой-то миг морщинки у его рта углубились, затем его лицо разгладилось, превратившись в бесстрастную маску, которую она начинала ненавидеть.

Себастьян схватил бриджи и сапоги.

— Посторожи ее, — приказал он Тайни, исподлобья угрюмо взглянув на Джейми, переминавшегося с ноги на ногу у порога. — Если кто-то попытается подобраться к ней, выстрели один раз в воздух. Если она попытается сбежать, — его холодный взгляд встретился со взглядом Пруденс, — пристрели ее.

Он отдернул занавес и вынырнул в рассвет.

Тайни последовал за ним. Джейми развел руками, сожалея о случившемся. Появившаяся из-за полога рука Тайни выдернула его из пещеры за воротник. Пруденс обняла колени и прижалась щекой к грубому одеялу.

Она взглядом отыскала листок, лежащий на крышке сундучка. Эдинбургский художник такой же глупец, как и она. Он в точности повторил изгиб красивого рта Себастьяна, не усмотрев в нем скрытой угрозы, которая для нее теперь стала реальностью.

Если эти мужчины были разбойниками, значит, Себастьян Керр был их королем. А приказы своего короля они будут выполнять безоговорочно.

Пруденс повалилась на бок и прижала лоскут шерсти ко рту, захлебываясь рыданиями.

ГЛАВА 25

Себастьян вышел из сияющего позолотой в лучах восходящего солнца соснового лесочка и поднялся вверх по склону, на ходу стягивая маску. Его лодыжка ныла от долгой ходьбы в рассветном холоде.

Тайни прикорнул у пещеры, положив мушкет на колени. Себастьян легонько толкнул его в плечо. Тайни, словно подброшенный пружиной, вскочил, виновато моргая сонными глазами.

— Приготовь их карету для возвращения в Эдинбург, — мягко сказал Себастьян.

Тайни коротко сжал его плечо и зашагал вниз по склону.

Себастьян прислонился к скале, в которой была вырублена пещера, и глубоко вдохнул бодрящий горный воздух. Он помнил душные ночи в Париже и Лондоне, когда готов был отдать все, что имел, за один глоток этой хрустальной чистоты и свежести, очищающей его душу от копоти городов.

Разговор с Девони укрепил его решимость, но не прояснил мыслей. Себастьян уставился на свои грубые руки не в силах забыть тот ужасный миг, когда он хотел ударить Пруденс. Поднять кулак и стереть то самодовольное выражение с ее красивого лица. Жестокое напоминание о том, что он был сыном Брендана Керра, пробудило в нем желание отвечать так, как это сделал бы отец. Кулаками.

Себастьян со вздохом опустил руки. Возможно, его деспотичный родитель во многом был прав по отношению к собственному сыну. Он был неуклюжим и недостаточно умным для того, чтобы отличить любовь от притворства.

Пруденс выдала его Тагберту и Мак-Кею. Ей показалось недостаточным выдворить его из Англии связанным, словно дикое животное. Она готовила ему более изощренную месть. Эта женщина захотела навсегда изгнать его в горы, заставить издалека наблюдать, как она — любящая и преданная жена Мак-Кея — войдет в его дом и заявит права на Данкерк — единственное наследство, которое оставил Себастьяну отец, за исключением сломанного носа.

Глубокая морщинка пересекла его лоб. Себастьян внутренне напрягся, как перед прыжком в ледяную воду, и вошел в пещеру.

Пруденс сидела на табурете, чопорно сложив на коленях руки в перчатках. Она была свежей и порозовевшей после умывания водой из горного источника. Волосы, стянутые на затылке его потертой атласной лентой, шелковистой пелериной укрывали спину и плечи. Себастьян не увидел и следа присутствия той пленительной женщины, которая отвечала на его неистовые ласки с пылкой страстностью, в этой недоступной ему незнакомке.

Его сердце сжалось от дурного предчувствия. Холодное самообладание Пруденс никогда не предвещало ему ничего хорошего.

Себастьян медленно приблизился к девушке и почувствовал, как она тревожно застыла.

— Если ты пришел изнасиловать меня, то просто сбрось платье через голову, и побыстрей покончим с этим.

Он оглядел соблазнительную выпуклость груди под рединготом и зло ухмыльнулся.

— Заманчивое предложение, но мне ужасно не хотелось бы испортить твою новую одежду. Это подарок от твоего жениха?

Себастьян оценивающим жестом вора ощупал роскошный лисий мех ее накидки. Пальцы мимоходом коснулись шеи девушки, и она виновато отвела взгляд от его губ. Их глаза встретились, и Пруденс вспыхнула, явно смущенная тем, что его простое прикосновение могло пробудить в ней такой пылкий отклик.

Когда потертое сукно бриджей натянулось в паху от прилива желания, охватившего все тело, Себастьян осознал, что он в опасности и рискует пойматься в свою собственную ловушку. Он внял предостережению внутреннего голоса и, подойдя к тазику, поплескал холодной водой в лицо, все время весело насвистывая.

Пруденс надела очки, намеренно воздвигая еще один барьер между ними. Она поглядывала поверх них на растрепанные волосы Себастьяна; капли воды, поблескивающие на его груди; бриджи, съехавшие низко на бедра. Его мужественная красота была чем-то первобытным, одновременно угрожающей и соблазнительной.

Она спрятала свое замешательство за дерзким вопросом.

— Как Триция выносила тебя по утрам? Бодрый и прекрасный. Это, должно быть, устрашающее сочетание?

— Все очень просто. Триция никогда не вставала раньше полудня. К тому времени я становился туповатым и медлительным.

— Как прошлой ночью?

— Именно.

Их глаза встретились, и они оба вспомнили, каким еще он был прошлой ночью: нежным и грубым; упрямым и чувственным; терпеливым и дерзким.

Себастьян отвернулся от девушки и натянул на плечи рубашку, одним чисто мужским движением заправив ее в бриджи. По ее потрепанному состоянию и заплатам на локтях Пруденс сделала вывод, что его выбор был ограничен. Девушка слегка отпрянула, когда он резко развернулся, сжимая в руке пистолет.

— Что ты собираешься делать? Застрелить меня?

Себастьян засунул оружие за пояс бриджей, улыбка заиграла на его лице.

— Слишком быстро.

Он перебросил моток веревки через плечо.

— Повесишь меня?

— Слишком мягко.

Он, тяжело ступая, подошел к ней. Пруденс судорожно сглотнула.

— Изобьешь меня?

Себастьян присел перед ней на корточки.

— Есть только один способ сделать тебя действительно несчастной. Я собираюсь жениться на тебе, герцогиня.

Его слова ликующей трелью отозвались в душе, но ее радость споткнулась об одну нестройную ноту. «Герцогиня».

Себастьян лучезарно улыбался ей, словно ожидал, что она бросится ему на шею и покроет лицо поцелуями, осчастливленная таким щедрым предложением.

Удар кулака, сокрушающая сила которого усмирила бы даже Тайни, пришелся ему в подбородок. Себастьян упал на спину, предоставив ей возможность полюбоваться на стертые подошвы своих прохудившихся сапог.

Мужчина сел, угрюмо потирая подбородок.

— Ты уверена, что твой отец не был боксером?

Пруденс встала: прищуренные глаза горят презрением, кулаки по-прежнему сжаты.

— Ты ведь женишься на мне не по любви, а из-за титула, не так ли? Ты злой, отвратительный, подлый, жадный… — Девушка замолчала, подбирая подходящие слова, и только губы беззвучно шевелились.

— Негодяй? — предложил он, поднимаясь. — Мошенник? Неотесанный болван? Ты оскорбляешь меня, милая. После нежных мгновений, которые мы делили с тобой прошедшей ночью, я не надеялся, что ты захочешь оказать мне такую честь.

— Нежные моменты, черт бы тебя побрал! Да ты бы трахнул и козу, если бы она повернулась к тебе задом.

— Ай-ай-ай! Какие непристойные выражения срываются с вашего язычка, герцогиня. Не думаю, что ты почерпнула такие определения из анатомических книг твоего отца.

— Ночью у тебя не было на уме женитьбы, ведь так?

Его подбородок напрягся.

— Если не ошибаюсь, у тебя тоже не твое предстоящее замужество было на уме. Определенно, ты думала не о своей свадьбе с Киллианом Мак-Кеем.

Ее ноздри раздувались от бессильной ярости. Она порывисто отвернулась от Себастьяна.

— Чего ты думаешь добиться, женившись на мне? В вашей семье страдали безумием?

— Не безумием. Прагматизмом. — Он легко положил руки ей на плечи. — Когда ты станешь моей женой, Мак-Кей не осмелится натравить на нас красномундирников. Ты, моя милая герцогиня, поможешь мне выиграть время, необходимое мне для того, чтобы получить то, чего я хочу как от Мак-Кея, так и от моего деда.

Пруденс нервно засмеялась и опустила голову.

— Какое нежное объяснение в любви, милорд, я тронута.

Себастьян невольно залюбовался нежной точеной шеей девушки. Он спрятал укол сожаления и вины за резкой деловитостью.

— У тебя есть бумага?

Пруденс без слов подошла к своему сундучку. С ничего не выражающим лицом она протянула ему листок из лондонской «Таймc». Объявление о ее помолвке было напечатано крупным шрифтом в верхней части страницы. Она вновь склонилась к сундучку, чтобы отыскать перо и чернильницу.

— Это не та бумага, которую я имел в виду, — сердито сказал Себастьян.

Пруденс простодушно пожала плечами. Его раздражение и почти осязаемое напряжение заставили ее задуматься: мудро ли она поступает, бросая ему вызов?

Девушка извлекла лист кремовой почтовой бумаги и подала Себастьяну. Он наклонился, протянул руку за ее спину и, прежде чем она успела возразить, схватил листок со своим портретом и разорвал его на две части. Крик отчаяния вырвался у нее, но Пруденс поспешно замаскировала его под кашель.

Используя выступ скалы в качестве стола, Себастьян начал торопливо писать. Она привстала на цыпочки и заглянула ему через плечо.

— Что ты делаешь? Спрашиваешь разрешения у д'Артана вырвать мои ногти, чтобы я выдала формулу взрывчатого соединения?

Себастьян выпятил губы.

— Прекрасная идея.

Он нацарапал еще одну строку, затем сложил бумагу вчетверо.

На вторую записку ему потребовалось намного больше времени. Себастьян помедлил, прежде чем подписать ее, понимая, что собирается окончательно решить не только ее судьбу, но и свою. Пруденс стояла позади него так близко, что он чувствовал шепот ее дыхания на своем затылке. Он крепче сжал перо, заставляя себя поставить на бумаге неаккуратный росчерк.

Себастьян повернулся так быстро, что Пруденс была вынуждена отскочить, чтобы он не сбил ее.

— Теперь мне нужно какое-нибудь доказательство того, что ты у меня.

Он погладил подбородок, ощупывая взглядом застывшую перед ним тонкую фигурку.

Глаза Пруденс расширились от ужаса, когда Себастьян наклонился, чтобы вытащить из сапога свой грозный кинжал. Пальцы ног непроизвольно скрутились в ботинках. Она попятилась.

— Э-э… насчет моих пальцев. Я просто пошутила. Сомневаюсь, что лаэрд Мак-Кей узнает их. Он никогда их не видел.

Себастьян надвигался на нее с кинжалом в руке и с решимостью на лице.

— Или мои уши… Он тоже никогда их не видел. Триция заставляла меня носить те ужасные подвески. Бог мой, да я могу даже поспорить, что он не отличит моих ушей от ушей Бориса.

Пруденс обреченно затихла, почувствовав спиной каменную стену пещеры. Колени подкосились от головокружительной, устрашающей близости Себастьяна. Она вздрогнула, когда он поднял руку и развязал атласную ленту. Волосу упали на плечи шелковистой сетью.

Судорожный всхлип вырвался у нее из груди.

— О, мои волосы. Конечно. Бери сколько хочешь. Они совершенно невозможны. Мне не удается сделать из них ничего стоящего.

Себастьян глубоко погрузил пальцы в волосы, отделяя прядь от мягкой массы. Он вытащил ее, очарованный шелковистостью этого пушистого чуда и почувствовала искушение зарыться в эти волосы, душистым облаком окутавшие лицо девушки.

Себастьян подался вперед и наклонил голову к ее лицу. Он поднял руку, чтобы погладить ее нежную щечку, и только тогда вспомнил о кинжале и своем мрачном намерении.

— О-у! — взвыла Пруденс, когда его пальцы грубо дернули ее за волосы.

— Извини, — буркнул Себастьян.

Он дотронулся острым лезвием до мягкой пряди и со страданием на лице наблюдал, как первые волоски безвольно выпадают из общей массы. Его суставы побелели от напряжения.

— Бога ради! — не выдержал Себастьян. — Отрежь сама. Я ничего не смыслю в стрижке женских волос.

Он сунул кинжал ей в руку и поморщился, когда она бодро принялась пилить выбранный им локон.

— Не так много, хорошо? Я не хочу иметь лысую жену.

— Это же мои волосы, — колко напомнила ему Пруденс, отдавая локон.

Девушка заинтересованно наблюдала, как он разделил прядь надвое и сунул по половине в каждую записку.

— Кем я буду для тебя, Себастьян? — спросила она. — Твоей заложницей или твоей женой?

Он облизал губы и крепко поцеловал ее.

— И тем, и другим.

Себастьян надел маску и принялся собирать свои скудные пожитки, оставив Пруденс стоять, безвольно прислонившись к стене. Она теребила пуговицы своей накидки негнущимися пальцами, зная, что холод снаружи не может сравниться с ледяным панцирем, сковавшим ее сердце.

Пруденс вышла из пещеры и зажмурилась от ослепительного блеска солнца на покрывшей землю изморози. Редеющие клубы утреннего тумана вились между деревьями. Ниже, на прогалине, Себастьян седлал двух крепких лошадей.

Девушка направилась вниз по склону, стараясь не обращать внимания на пристальные взгляды разбойников, которые, казалось, проникали даже под одежду. Дойдя до прогалинки, Пруденс увидела, как Тайни вышел из реденькой рощицы, размахивая зажатой в кулаке растрепанной, бесформенной белесой массой. Пруденс на мгновение показалось, что он несет в руке чью-то отрубленную голову, и в ужасе отпрянула.

Тайни поднял свой трофей.

— Эта графиня, оказывается, весьма хорошенькая, если смыть с нее всю пудру и краску.

Пруденс пришла в еще больший ужас, когда узнала парик Триции. Определенно, только смерть могла разлучить тетю с ее париком.

Себастьян затянул подпругу и с явным безразличием произнес:

— Ты более подходящий для нее мужчина, чем я, Тайни. Мне никогда не удавалось отговорить ее от всей этой глупости.

— Да она чистый дьявол, ей-богу. Ей это не понравилось. Мне пришлось бросить ее в озеро.

Себастьян нахмурился.

— Я думал, что озеро замерзло.

— Ну, да. Но я прорубил дыру во льду, прежде чем окунуть ее туда.

— Какая заботливость, — пробормотала Пруденс, увертываясь от водяных брызг, когда Тайни стряхнул и любовно расправил мокрый, жалкий парик.

Его ухмылка сникла, когда Триция, потрясая руками, в бешенстве выскочила на прогалину. Она ткнула зонтиком в твердый, как скала, живот Тайни, шипя на него, словно рассерженная кошка.

— Отдай мне парик, ты, неотесанный болван! Варвар! Я упеку тебя в ньюгейтскую тюрьму, если даже это будет последним, что я сделаю в этой жизни.

Пруденс открыла рот. Она никогда не замечала, как сильно Триция была похожа на ее отца. Яркие веснушки густо усеивали бледные щеки тети. Пряди темно-рыжих мокрых волос облепляли лицо.

Тайни громко хохотал и держал парик вне досягаемости для Триции. Она подпрыгивала, словно терьер, и громко ругалась, затем принялась молотить его зонтиком по спине и бокам.

Себастьян не смог сдержаться и прыснул в ладонь. Триция круто развернулась, чтобы взглянуть на наглеца, посмевшего насмехаться над ней, и окинула свирепым взглядом разбойника в маске из мешковины.

Себастьян, не дрогнув, встретился с ее колючим взглядом, шокируя Пруденс своей наглостью. Это был момент истины. Друг на друга глядели два человека, чья любовная связь едва не закончилась свадьбой. Пруденс всегда помнила, что Триции первой сказал Себастьян нежные слова хриплым ото сна и страсти голосом. И это ей он расточал свои ласки лунными ночами. И рядом с ней засыпал, обласканный и утомленный ее любовью. И это Триция, оберегая сон своего возлюбленного, осторожно прикасалась к его лицу кончиками пальцев и губами.

От этих мыслей Пруденс почувствовала резкую боль в сердце. В конце концов, напомнила она себе, именно ее, Трицию, Себастьян выбрал себе в жены. Когда-то он считал Пруденс достаточно подходящей на роль любовницы, но не невесты. Все старые мысли и подозрения о своей неполноценности, какой-то ущербности вновь нахлынули на нее. Сама того не сознавая, она подняла руку, чтобы стянуть волосы в узел.

Триция вздернула нос.

— Ты — подлый негодяй! Никому не поздоровится, если жених моей племянницы поймает вас. Он влиятельный человек, и обещаю, что его возмездие будет немедленным и ужасным.

Пруденс почувствовала, что напряжение последних часов покинуло тело Себастьяна. Он расслабился и обернулся к ней.

— Кто же твой нареченный? — прошептал он. — Бог?

— Если бы мой жених был здесь…

Триция пренебрежительно фыркнула, намеренно оставив эту угрозу незаконченной.

Себастьян повернулся к Тайни и, придав своему голосу грубые нотки, от которых девушка вздрогнула, сказал:

— Отведи графиню в карету. Остальные уже готовы и ждут.

— Идем, дорогая, — скомандовала Триция Пруденс, поигрывая своим потрепанным зонтиком. — Кажется, этот кретин внял моему предупреждению. Идем?

Пруденс сделала шаг к тете, раздумывая, есть ли у нее шанс ускользнуть незамеченной.

Теплая рука Себастьяна сомкнулась вокруг ее локтя.

— Юная леди останется со мной.

Триция и Тайни повернулись, изумленно открыв рты. Пруденс вздернула подбородок, твердо вознамерившись собрать остатки гордости.

— Вы не ослышались. Я остаюсь с ним. Я… мне все наскучило. Я решила, что небольшая прогулка и приключение улучшат мое душевное состояние. К тому же говорят, горный воздух — прекрасное средство от головной боли.

— Прогулка? — ахнула Триция. — С этим ужасным бандитом?

Пруденс сняла очки. Ее волосы темным облаком окутали лицо.

— Со мной будет все в порядке, тетя, правда. Он не сделает мне ничего дурного.

Триция уставилась на свою племянницу, словно впервые увидела ее, озадаченная решимостью, светящейся в фиалковых глазах.

— Но как же лаэрд Мак-Кей? Твоя помолвка? Документы об обручении уже подписаны. Оглашение сделано.

Пруденс улыбнулась.

— Если кто-то и поймет меня, так это Киллиан.

Рука Себастьяна предостерегающе сжалась на ее локте. Пруденс повернула голову и через плечо холодно взглянула в его серые настороженные глаза. Тайни покровительственно взял Трицию под руку.

— Идем, моя маленькая графиня. — Он бросил на Себастьяна угрюмый взгляд. — Ты же знаешь, как упрямы бывают молодые, когда что-нибудь взбредет в их глупые головы.

Триция подняла на русоголового великана полные недоумения глаза. Черты ее лица смягчились. Он повел ее прочь, и женщина доверчиво прильнула к его руке.

— Как девчонка может быть такой неблагодарной? Мне, наконец, удалось убедить какого-то старого козла жениться на ней, а она убегает поразвлечься с разбойником с большой дороги. Ты присмотри за ней, хорошо? Она всю свою жизнь просидела, уткнувшись носом в книгу. У бедняжки нет ни капли здравого смысла.

— Ага, миледи, — успокоил ее Тайни. — Клянусь могилой моей матушки. Буду присматривать за девчонкой, как за родной дочкой.

— Перестань брыкаться, детка, не то мне придется тебя пристрелить.

Тайни охнул, когда Пруденс локтем ударила его в живот. Пруденс стиснула зубы и процедила:

— Подожди до произнесения клятв, хорошо? Чтобы мой муж мог получить наследство.

И в отместку за все издевательства над ней в течение последних суток, девушка лягнула Тайни по ноге.

Пруденс казалось, что они едут уже целую вечность. Каждый ее мускул ныл от неудобства езды вдвоем на одной лошади. Она спиной опиралась на широченную мускулистую грудь разбойника. В конце концов, она задремала в седле, но ее сон был прерван самым бессовестным образом — Тайни грубо сдернул ее с лошади.

Грязная дорога, рассекающая надвое маленькую деревушку, была пустынной. В каком-то перекосившемся домике хлопнула дверь.

Тайни подхватил ее под локти и поднял над порогом низкого строения. Пруденс свисала с его рук, словно большая тряпичная кукла. Веснушчатый юркий мужичонка, похожий на ласку, с любопытством разглядывал ее круглыми глазками с редкими белесыми ресничками на покрасневших веках. Девушка сердито зыркнула на него, и он бочком попятился в темный угол. Это мог быть только отец Джейми, решила Пруденс, и с содроганием вспомнила о тех ужасных проделках, которые вытворял Джейми над своим робким родителем.

В полумраке низкой комнаты все поплыло перед затуманенным взором Пруденс. Она была загнана в угол и трепетала от страха перед хищниками, как пугливая лань. Из боковой комнатушки появился Джейми, похожий своим маленьким личиком на хитрую, осмотрительную лисицу, готовую удрать при малейшей опасности.

Отец Джейми пригнулся, предлагая свою костлявую спину в качестве стола, чтобы Себастьян мог подписать документ, связывающий их навеки узами брака. Огонь очага озарял резкие линии его лица. Он казался ей в этот момент пантерой, грациозной и опасной одновременно.

Пруденс мучительно старалась понять, кем же является она в этой непонятной, расчетливой игре. Когда же Себастьян подал ей регистрационную книгу и сунул в руку перо, ответ сам пришел к ней. Дичь. Она — дичь к обеду.

Холодная змея разочарования свернулась у нее в груди. Едва ли это был волнующий и торжественный момент, о котором застенчивая девчонка когда-то осмеливалась мечтать. Этой ночью она распрощалась с последней надеждой на любовь. Она, наверное, могла бы быть намного счастливее в «Липовой аллее» в качестве нежно любимой любовницы мужа своей тети. По крайней мере, тогда Себастьян прикасался бы к ней в лучшем случае с любовью, в худшем — с нежным вожделением. Но в их отношения никогда бы не примешалась алчность. Оставалось только надеяться на то, что этот фарс когда-то закончится, Себастьян отошлет ее обратно в Англию и избавит от дальнейшего унижения. Она закусила нижнюю губу, не позволяя себе расплакаться.

Отец Джейми попросил их встать на колени. Молитвенник зашуршал в дрожащих руках священника.

Пока преподобный Грэхем бормотал молитву, Себастьян украдкой бросил взгляд на свою невесту, ощущая легкое прикосновение ее бедра к своей ноге. Грудь девушки неровно вздымалась. Глаза были опущены, веки припухли от слез. Вместо того, чтобы умалить ее красоту, жемчужные капельки придавали ее лицу страстную завершенность, трепеща на бархатистой коже щеки.

Себастьян избегал ее весь день, намеренно ехал позади, но не мог удержаться и возвращался к ней взглядом всякий раз. Почему она выглядела сейчас такой угрюмой? Неужели перспектива выйти за него замуж была для нее отталкивающей? Когда-то Пруденс хотелось этого. Но это было до того, как она вошла в блестящее, изысканное общество, напомнил он себе. Возможно, пребывание в Эдинбурге открыло ей глаза на более богатый и пышный мир. Возможно, она действительно хотела выйти замуж за Мак-Кея или мужчину, подобного ему. Мужчину, который осыплет его драгоценностями и сложит к ее ногам все свое богатство.

Но пробиваясь сквозь сомнения, поселившиеся в его сердце, Себастьян вспоминал ласки, которые она дарила ему; тепло ее совершенного тела и нежность голоса, умоляющего любить ее.

Тело напряглось от непрошенного желания. Яростная волна собственничества захватила его. Маленькая ручка Пруденс пряталась в складках юбки. Он потянулся, взял ее в свою загрубевшую руку и легонько сжал.

Пруденс замерла, покоренная нежностью этого жеста. Длинные пальцы Себастьяна сплелись с ее пальцами. Девушка успела заметить, что его ногти были чистыми и аккуратно подстриженными. При всей их силе и обманчивой неуклюжести эти руки могли быть руками художника. Большой палец гладил нежную кожу ее ладони в ритме, так хорошо ей знакомом.

— Ну, девушка, ты клянешься или нет?

Пруденс вскинула голову. Преподобный Грэхем смотрел на нее с явным раздражением. Холодное дуло пистолета Тайни подтолкнуло ее в плечо.

— Клянусь, — бросила она, не представляя, клянется ли она в том, что позволит себя застрелить, или в том, что согласна выйти замуж. Судя по насмешливому блеску в глазах Себастьяна, едва ли была разница между этими двумя перспективами. Выбирать ей было не из чего.

Себастьян ровным, низким голосом повторил за священником клятву без запинки.

Наконец, отец Джейми позволил им встать.

— Кольца есть?

Джейми услужливо открыл мешок, позванивая украденными драгоценностями. Пруденс свирепо взглянула на рыжего хитреца, и он поспешил захлопнуть его, застенчиво пожав плечами.

Священник вертел в руках молитвенник.

— Теперь можешь поцеловать свою невесту, если хочешь.

Пруденс подставила Себастьяну холодную щеку. Он взял свою жену пальцами за подбородок и повернул к себе лицом. Его язык, раздвигая судорожно сжатые губы проник в ее рот, нежно лаская его глубины. Пруденс задрожала. Себастьян отстранился от нее и пристально взглянул из-под угольно-черных ресниц в ее широко распахнутые, испуганные глаза. И этот взгляд не оставил ей сомнений в том, что она будет дурой, если поверит в то, что он позволит их браку остаться чисто протокольным.

Пруденс сунула в рот пресную лепешку и вонзила в нее зубы, как маленький затравленный зверек, каким чувствовала себя сегодня.

Она съежилась у стены, кутаясь в свой помятый редингот, и наблюдала за окружающими ее людьми сквозь сетку спутанных волос. Происходящее вокруг нее казалось нереальным.

Треснувший циферблат часов на каминной полке сообщил ей, что было уже далеко за полночь. Но жители деревни продолжали веселиться, вваливаясь в тесный домишко с бочонками эля на плечах и сонными детьми, цепляющимися за руки. Они все пришли поздравить жениха, знаменитого Керкпатрика, который похитил свою невесту и заставил выйти замуж за него под дулом пистолета. Кажется, это не было необычным явлением в этих краях, и жители деревушки прославляли хитрость и дерзость жениха.

Тайни произнес тост и поднял кружку, плеснув элем на волосы Себастьяна. Жених шутливо заворчал, стряхивая янтарные капли. Старый седой горец, растянувшийся на выгоревшей кушетке, усмехнулся и подмигнул Себастьяну. Его ответная улыбка напомнила Пруденс о том, каким поразительно красивым мужчиной был ее муж.

Она поджала ноги, отпрянув от овцы, которая, стуча копытцами по полу, вбежала в комнату. Животное прилегло перед камином. Колечки пара поднимались от влажной шерсти.

Мать Джейми сновала из комнаты на кухню и обратно, внося дымящиеся миски с телячьими потрохами и приправой. Она ловко увертывалась от тяжелых кружек, которые швырял шумный, пьяный Тайни. Пруденс заметила, что женщина болезненно морщилась всякий раз, когда Джейми называл ее «Ма».

Пруденс наблюдала, как она украдкой убирала от жадных глаз воров свои маленькие сокровища.

Оловянный наперсток нырнул в булькающее содержимое одной из мисок. Фарфоровая корова исчезла под диваном. Серебряная вилка скрылась под потертым креслом. Джейми дождался, когда мать выйдет в кухню, извлек ее оттуда, попробовал на зуб и сунул к себе в рукав. Поймав неодобрительный взгляд Пруденс, он лукаво подмигнул ей.

Насколько Пруденс могла судить, положение жены немногим отличалось от положения бедной родственницы. Никто не подошел поздравить ее. Себастьян не обращал на нее никакого внимания. Она была так же незаметна, как и прежде. По крайней мере, в «Липовой аллее» она могла сослаться на головную боль и скрыться в своей комнате.

Пруденс скрыла зевок тыльной стороной ладони. Овца укоризненно смотрела на нее влажными глазами, словно напоминая, что в день свадьбы молодой жене следовало бы испытывать больше радости. Пруденс с любопытством рассматривала лежащее рядом с ней животное, удивляясь, каким мягким и блестящим было его густое руно.

Она нерешительно почесала ей мордочку. Овца доверчиво уткнулась носом девушке в ладонь. Ободренная этим приглашением Пруденс откинулась на спину и положила голову на ее теплый бок, глубоко вдыхая запах влажной шерсти.

Себастьян пошевелил ногой. Боль в натруженной за день лодыжке немного успокоилась. Он перекатился на спину и едва не соскользнул на пол с выцветшей парчовой кушетки.

Лениво потянувшись всем телом, Себастьян застонал и сжал руками гудящую голову. Обрывочные воспоминания о шумном гулянии на его свадьбе с трудом прорывались сквозь затуманенное алкоголем сознание. Перед его взором кружился водоворот давно знакомых лиц. Он вспомнил Джейми, сморкающегося в подол рубашки своего папани; метающего кружки, разбушевавшегося Тайни; подвыпивших горцев, горланящих шотландские песни… Все остальное скрылось в пелене глубокого сна.

«О, Боже, — подумал Себастьян, — лучше бы я обменял это предательское виски на какой-нибудь добрый, честный шотландский эль».

Он протер глаза, зевнул и застыл, когда все его мысли были разом вытеснены тревогой за Пруденс. Он вспомнил, какой надменной и безжалостной была она в день их неожиданной встречи в горах: холодный, презрительный взгляд; разметавшиеся по плечам волосы и пистолет, наведенный недрогнувшей рукой ему в грудь.

Себастьян сел, озираясь по сторонам в поисках своей жены, и волна нежности захлестнула его.

Пруденс прилегла под бочок к толстой овце и, вытянув ноги, спала сном младенца. Волосы упали ей на лицо. Под глазами залегли голубые тени. Очки наискось висели на носу. Она была похожа на растрепанную куклу, некогда любимую, а затем сломанную и брошенную каким-то беспечным ребенком. Овца с видимым удовольствием жевала мех ее накидки.

Огонь в камине догорал. Себастьян поднялся и перешагнул через храпящего Джейми. Он опустился на колени рядом с Пруденс, отодвинув осколки глиняной кружки. Свет угасающего огня ласкал тонкие линии ее лица.

— Моя жена, — пробормотал он, смакуя слово, которое он украл за такое короткое время.

Себастьян поднял ее на руки Овца с неохотой выплюнула полюбившийся ей мех. Пруденс сонно обвила руками его шею и уткнулась лицом в плечо. Тепло ее тела напомнило ему, что она была не фарфоровой куклой, которая могла рассыпаться в его неловких объятиях, а женщиной из плоти и крови, соблазнительной и желанной.

Он положил Пруденс на кушетку и склонился к ней Ее тихое дыхание шевелило волосы на его висках. Себастьян со стоном прижался ртом к ее губам.

Пруденс проснулась и зашевелилась, когда ее обдало запахом табака и виски и теплые губы прильнули к ее губам. Тяжелые веки, затрепетав, приоткрылись.

— Спокойной ночи, миссис Керр, — прошептал Себастьян.

Он снова осторожно перешагнул через Джейми и опустился на пол рядом с овцой на то место, где только что спала Пруденс, не замечая обращенного к нему изумленного взгляда своей жены.

ГЛАВА 26

Тайни сбросил большой сундук к ногам Себастьяна, кряхтя от натуги.

— Вот. Тут все. Джорди потрудился на славу.

Чумазый разбойник выступил вперед из-за широкой спины Тайни, покраснев от похвалы.

Тусклый молочно-белый свет едва просачивался с покрытого серой пеленой мрачного неба. Жалкие ветхие домишки нищей деревеньки, зябко нахохлившись, жались друг к другу в промозглой зимней сырости. Снег таял в грязных лужах. Пруденс подпрыгивала на месте, чтобы согреться. Они стояли на дороге перед коттеджем Грэхемов. Заспанная маленькая девочка с худенькими ручками, торчащими из рукавов выцветшего жакета, наблюдала за ними с соседнего крыльца. Себастьян с возбужденно горящими глазами в нетерпении опустился на колени возле сундука. Пруденс небрежно ткнула в него ногой.

— Что это?

Он усмехнулся ей.

— Твое приданое.

— Мое приданое не было бы таким тяжелым. Я унаследовала дворянский титул, а не сокровища.

Себастьян расстегнул кожаные ремни.

— Тогда считай это свадебным подарком от моего дорогого деда.

Он откинул крышку и Пруденс ахнула. Тайни восхищенно присвистнул, глядя, как золотые монеты полились из сундука звенящим потоком. Себастьян с наслаждением погрузил в них руки. Золото протекало сквозь его пальцы огненными струями.

Джейми упал на колени перед сундуком и зачерпнул горсть монет.

— На несколько штук я мог бы купить отличного пони.

Себастьян взъерошил волосы и радостно воскликнул:

— Ты можешь купить самого прекрасного коня в Шотландии. Мой дорогой дед счел возможным разморозить все наши счета.

Тайни поскреб голову.

— Он сделал это. Старый ублюдок и вправду сделал это. Как ты это устроил? Пообещал ему своего первенца?

Улыбка Себастьяна сникла, и он виновато взглянул на Пруденс. Она поняла причину королевской щедрости д'Артана, и ее шея и лицо покрылись лихорадочными красными пятнами.

Джорди вытащил толстый сверток из рубашки.

— Другой прислал вот это.

Себастьян развернул сверток дрожащими руками.

Пруденс поправила очки и холодно, чтобы не выдать перед Себастьяном своего отчаяния, произнесла:

— Ты получил то, что хотел? Теперь ты отошлешь меня обратно?

Джейми и Тайни изумленно уставились на нее. Себастьян, хмурясь, читал письмо, пробегая глазами строчки, написанные мелким изящным почерком.

— Я только что женился на тебе, детка, — сказал он рассеянно. — Почему я должен отсылать тебя?

— Этот Мак-Кей какой-то странный. — Джорди постучал пальцем по виску. — Похоже, слегка не в своем уме.

Взгляд Себастьяна стал холодным и встревоженным.

— Почему ты так говоришь?

— Он смеялся, когда читал твою записку. Хохотал так, что я думал, его хватит удар.

Бросив подозрительный взгляд на Пруденс, Себастьян свернул послание.

— Жаль, что он его не хватил. Счастливый Мак-Кей пугает меня.

Он насыпал золотых монет себе в сумку и захлопнул крышку сундука.

— Мне нужно заплатить Биг-Гусу за гостеприимство. Потом поедем домой. В Данкерк.

— Себастьян? — тихо позвала Пруденс.

Он развернулся на каблуках, и она заметила, как сильно он напряжен.

Девушка призвала на помощь все свое самообладание.

— Почему бы тебе не отпустить меня? Ты ведь получил то, что хотел. Ты женат на герцогине. У тебя целое состояние золотом и твой драгоценный замок. Больше я ни для чего тебе уже не понадоблюсь.

Его кривая усмешка так не походила на былую радостную и любящую улыбку. Он приподнял ее голову за подбородок и бережно, вызывая трепет в теле Пруденс, большим пальцем погладил ее нижнюю губу.

— Ты была бы очень удивлена, если бы узнала, для чего еще ты мне нужна.

Он отвернулся и зашагал по грязной дороге с видом властелина над ней и всем миром. Его товарищи последовали за ним. Пруденс опустилась на крыльцо, подперев подбородок рукой.

Маленькая девочка из соседнего коттеджа подобралась ближе. Ее восхищенный взгляд проследил за Себастьяном.

— Красавчик, да?

Пруденс прищурилась.

— Красавчик, что верно, то верно. Но если ты будешь умной, то найдешь самого уродливого мужчину и станешь умолять его жениться на тебе.

Девчушка прильнула к ноге Пруденс, нисколько не обескураженная ее цинизмом.

— Моя мама говорит, что он как Робин Гуд. Забирает деньги у богатых и отдает их тем, кто в них нуждается.

Пруденс поморщилась, услышав из уст ребенка свои собственные наивные слова, произнесенные с такой детской непосредственностью. Мужчины и деньги. Она начинала ненавидеть и то и другое с одинаковым пылом. Даже лаэрд Мак-Кей нашел ее затруднительное положение забавным. А Себастьян всегда между нею и богатством выбирал последнее. Она снова увидела монеты, струящиеся золотым дождем между его длинных сильных пальцев. Касался ли он когда-нибудь ее с такой любовью?

Девочка зарылась своим курносым носиком в мех ее накидки. Пруденс посмотрела на нее, внезапно устыдившись того, что так углубилась в свои горькие размышления и не заметила босых ног и болезненного худенького личика девочки.

Она обняла ее. Нежный запах детского тельца не могла заглушить даже грязь, покрывшая давно не мытые, спутанные волосы и потрескавшуюся от холода кожу малышки.

Пруденс огляделась вокруг, впервые в действительности увидев жалкую деревушку, ютящуюся на бесплодном горном выступе. Почерневшие от непогоды ставни косо висели на закопченных окнах коттеджей. Печные трубы торчали из зияющих дыр в соломенных крышах, сильно потрепанных резкими зимними ветрами. Весна наступит скоро, но недостаточно скоро для этой деревни.

Взгляд Пруденс ненароком упал на стянутый кожаными ремнями сундук, стоящий возле крыльца. Он был наполнен грязными деньгами — грязными деньгами ненавистного д'Артана.

Загадочная улыбка заиграла на губах Пруденс. Она крепче обняла девочку.

— Расскажи мне еще об этом твоем Робин Гуде, малышка.

Когда Себастьян вернулся, то застал Пруденс сидящей на сундуке в окружении кучки хихикающих, непоседливых ребятишек. Он резко остановился, захваченный врасплох очаровательным зрелищем. Волосы Пруденс были растрепаны, лицо порозовело от смеха. Грустная улыбка тронула его губы.

Как легко было представить ее с другим ребенком на коленях! Со светловолосой маленькой девочкой с серьезными фиалковыми глазами и хрипловатым, колдовским смехом. Или, быть может, с мальчиком с блестящими темными волосами.

Джейми едва не наехал на него повозкой, заставив отскочить в глубокий мокрый снег. Улыбка Себастьяна померкла. Он не мог себе позволить лелеять безумную надежду на то, что ночь, которую они с Пруденс провели в объятиях друг друга, могла принести свои плоды.

Себастьян подошел к своей жене. Светловолосый мальчуган обвил тоненькими ручонками шею Пруденс и настороженно посмотрел на него ревнивыми глазами.

Себастьян заложил руки за спину.

— У тебя тут целый выводок. Это все твои?

Пруденс похлопала малыша по колену.

— Только самые послушные.

Джейми слез с повозки, почесывая живот.

— Их тоже загружать?

Себастьян вопросительно вскинул бровь, оставляя решение за ней.

— Конечно, нет, — сказала Пруденс, отцепляя детей от своих юбок и вручая малыша мальчику постарше с серьезным не по годам взглядом. — А теперь бегите все по домам.

Ребятишки гурьбой помчались к крыльцу, их веселый смех зазвенел в тишине. Последней уходила белокурая девчурка. Она прижалась губами к щеке Пруденс и пылко прошептала:

— Я никогда не забуду тебя, дева Мэриан. Никогда. Даже если доживу до двадцати лет.

Восхищенным взглядом девочка окинула Себастьяна с головы до ног, присела в реверансе и упорхнула вслед за своими друзьями.

Себастьян с любопытством наблюдал за девочкой.

— Дева Мэриан?

Пруденс разгладила юбки.

— Это просто игра, которую мы сами придумали.

Джейми выжидающе смотрел на нее. Она заправила выбившиеся пряди в косу, стряхнула пыль с ботинок и поплотнее укуталась в свой редингот.

Джейми закатил глаза.

— Прошу прощения, принцесса Пруденс, но мне нужно погрузить золото.

— О!

Девушка встала, потянулась, как ленивая кошка, и неторопливо отошла в сторону.

Джейми ухватился за одну из кожаных ручек. Сундук не сдвинулся с места. Пруденс запаниковала.

Он бросил на Себастьяна сердитый взгляд.

— Это вполне в духе Тайни скрыться в своем коттедже, когда тут есть для него работа.

Себастьян наклонился, чтобы помочь, но Джейми, от натуги раздувая щеки и фыркая, поднял сундук обеими руками.

— Такое чувство, что эта чертова штука набита камнями, — выдохнул он.

Пруденс поперхнулась и зашлась в кашле. Джейми погрузил сундук на повозку, громко ругаясь.

— Не хватило ума попросить бумажных денег. Захотелось заполучить сундук золота, как какому-то чертову пирату. — Он повысил голос. — Ты жаден, как скотт, Себастьян Керр, и всегда таким был!

Джейми забрался в повозку и опустился на сундук, тяжело дыша. Он с сочувствием взглянул на Пруденс.

— Не забывай, девушка. Джейми Грэхем сказал это первым. Этот человек жаден, как шотландец.

Пруденс свесила ноги с каменистого выступа и наблюдала, как снег пушистым покрывалом укутывал серые скалы. Погода в горах была такой же изменчивой, как и настроение Себастьяна. Кто бы мог поверить, что вот-вот наступит март?

На полпути к родному замку Себастьяна мелкая снежная крупа сменилась мягкими хлопьями, которые кружились, подгоняемые ветром, в стремительном диком танце.

Свежий снежок захрустел под сапогами Себастьяна. Он остановился рядом с ней и поставил ногу на камень.

— Красиво, да?

Она презрительно фыркнула.

— Терпимо, полагаю.

Солнце выбрало именно этот момент, пробилось сквозь толщу облаков на западе и позолотило туманные вершины. Под яркими лучами заискрился в ущелье снег. Мохнатые хлопья упали на ресницы Пруденс. Она заморгала, стряхивая их, и внезапно почувствовала необыкновенную легкость в душе и с ликованием оглянулась вокруг. Как легко будет полюбить эту землю! Так же легко, как и полюбить этого мужчину, стоящего бок о бок с ней, любуясь величественными вершинами, возвышающимися, как властелины, над бренным миром.

Тучи нависли над ущельем, затмевая солнечный свет. Пруденс поежилась и плотнее закуталась в свою накидку.

Себастьян уселся на придорожный валун, вытянул ноги и развернул сверток из промасленной материи. Он взял в руки аппетитный кусок баранины, поднес ко рту и вдруг лукаво взглянул на Пруденс. В его глазах заплясали веселые чертики.

— Ты ведь помогала миссис Грэхем готовить это мясо? Учитывая твою любовь к приправам из опия, возможно, будет лучше, если ты попробуешь кушание первой.

Он поднес мясо к ее губам. Глаза Пруденс гневно сверкнули.

— А если я заменила опий на мышьяк?

Себастьян беспечно пожал плечами.

— Значит мне придется жениться на другой герцогине. В конце концов, есть еще вдова герцога Глейсестера. Она, правда, немного толстовата и неряшлива, зато сговорчива.

Пруденс вырвала у Себастьяна мясо зубами, чуть не откусив ему пальцы. Она с трудом проглотила кусок. Сочная баранина застревала у нее в горле, как камень.

Убедившись, что после съеденного здоровью его жены ничего не угрожает, Себастьян с жадностью набросился на еду. У Пруденс пропал аппетит, и она с отвращением наблюдала за трапезой изголодавшегося мужчины.

— Мне следовало позволить Арло повесить тебя.

— Ты слишком хорошо воспитана для этого. Слишком англичанка. Конечно, мы не должны забывать, что именно благовоспитанные англичане перерезали глотки шотландцам, которые лежали раненые на поле сражения. — Он усмехнулся ей. — По старинным законам кланов ты должна стать не столько моей женой, сколько моей рабыней.

Холодный взгляд его серых глаз предупредил ее о сотнях опасностей, таящихся за этим коротким словом. Пруденс уткнулась покрасневшим носом в воротник накидки.

— Хорошо, что мы подчиняемся английским законам.

— Взгляни сюда, ангел.

Себастьян обнял ее за плечи, указывая на покрытые снегом горные вершины с зеленеющими на них островками шотландской сосны и затерявшееся среди серых скал озеро цвета индиго.

— Теперь ты подчиняешься моим законам, ангел.

Бледная луна поднялась в сумеречное небо, и горы потерялись в сером бархате наступающей ночи. Пруденс направила лошадь Себастьяна вверх по скользкой тропе. Они объехали скалистый выступ, за которым ей открылся захватывающий воображение вид на Данкерк.

Гнев и отчаяние, в котором она пребывала после своего нелепого, унизительного замужества, сменились странным оцепенением. Еще никогда она не чувствовала себя такой одинокой. Как мог Себастьян променять ее любовь на эти ветхие руины?

Для Пруденс, прожившей всю жизнь среди зеленых лугов Англии и туманного побережья Нортамберленда, застывший камень выглядел таким же отталкивающим и угрожающим, как логово циклопа. Лунный свет посеребрил стены мрачного замка, и она содрогнулась при мысли о том, как дико, должно быть, воет ветер в высоких башенках.

Их лошади поднялись вверх по каменистому склону и вошли во двор. Пустота и заброшенность царили в маленьком замке, и казалось, что он ждал любовного прикосновения заботливых рук владельца, который так долго не возвращался к нему. Лишайник полонил осыпающиеся стены, и за пятнадцать лет запустения некогда величественное строение пришло в упадок.

Повозка Джейми стояла во дворе, но самого его нигде не было видно.

Не нарушая гнетущей тишины, Себастьян спешился и предложил ей руку. Пруденс разминала затекшие за долгую дорогу ноги, пока Себастьян высекал огонь, чтобы зажечь огарок свечи. Трепещущий язычок пламени осветил его красивое лицо, но такое же холодное и замкнутое, как покинутый замок. И Пруденс захотелось узнать, о чем он мог думать в эту минуту, что вспоминать.

Себастьян открыл поскрипывающую на ржавых петлях тяжелую дубовую дверь и вошел внутрь. Пруденс пугливо жалась к мужу, радуясь его присутствию.

«Величественный чертог» было слишком смелым определением для этого, похожего на пещеру, жилища. Тусклый свет пробивался через узкие щелеподобные окна, освещая каменные полы, усеянные птичьим пометом. Истлевшие кости и осколки глиняной посуды были сметены в угол. Камины-близнецы, расположенные в обоих концах холла, покрытые толстым слоем пыли и золы, пустовали, позабыв о тепле огня. Паутина оплела тусклые бронзовые гнезда для факелов.

Странное чувство охватило Пруденс. Она внезапно представила Себастьяна, одетого с элегантной небрежностью в богато обставленной гостиной Триции. Удивительно ли, что он находил цивилизацию соблазном и ловушкой? Кто она такая, чтобы судить его за то, что когда-то он хотел использовать свои деньги и капиталы Триции после их свадьбы на возвращение и восстановление фамильного гнезда и уничтожение даже малейшего следа царящего здесь убожества и запустения.

Себастьян мягко разжал пальцы Пруденс, и она поняла, что вцепилась что было сил в его руку. Он поставил оплывший огарочек ей на ладонь и указал на каменные ступени, поднимающиеся вдоль одной из стен.

— Иди, я позабочусь о лошадях.

Она пошла за ним вслед, не решаясь остаться в одиночестве в темноте этого мрачного замка.

— Я могу помочь.

Себастьян покачал головой и мягко подтолкнул ее к лестнице.

— Не бойся.

Его хриплый голос придал словам чарующий эффект магического заклинания, которое придало Пруденс уверенности в себе. Она не боялась. Она была в ужасе, но не собиралась показывать ему этого.

Жалобно скрипнула входная дверь, впуская в холл поток холодного воздуха. Себастьян вышел к лошадям, и Пруденс осталась одна.

Она представила, как когда-то вот так же, много лет назад, на этом месте стояла другая девушка с серыми глазами, полными слез, оказавшаяся в чужой стране с грубым незнакомцем, нагло похитившим ее.

Пруденс стряхнула с себя задумчивость. Себастьян не похож на своего отца. А она, Пруденс Уолкер, сделана из более прочного материала. Пруденс Керр, поправила себя девушка.

Свеча таяла на ладони. Если она не найдет подсвечника, ее рука в скором времени заплывет салом. Пруденс решительно направилась к лестнице.

Слабый свет свечи отбрасывал причудливые тени на высокие своды холла. Она споткнулась на выкрошенной ступеньке и оперлась рукой о стену, но тут же отдернула ее, коснувшись сырой плесени.

Девушка на мгновение задержалась на верхней площадке лестницы перед единственной дверью. Башня, должно быть, служила, как и пять столетий назад, общей спальней для всех обитателей замка.

Капля горячего сала стекла на запястье Пруденс сделала глубокий вдох и толкнула потрескавшуюся дверь.

ГЛАВА 27

Пруденс затаила дыхание. Она ожидала увидеть железные решетки на окнах и полчища мерзких крыс, приветствующих ее в новом жилище.

Но вместо этого тепло и свет от очага пролились на площадку. Она изумленно открыла рот. Факелы, вставленные в гнезда в стене, освещали чисто вымытый каменный пол. Яркие языки пламени жадно лизали тисовое полено, наполняя воздух острым ароматом древесной смолы. Ветка падуба устроилась на подоконнике, и ее красные ягоды мерцали, словно рубины, среди блестящей зелени. Слезы подступили к глазам, когда она увидела свою ночную рубашку, висящую на спинке шаткой кровати.

Пруденс вошла в башню, соблазненная уютом спальни, так искусно подготовленной для радушного приема новобрачных. Теперь она поняла, зачем Себастьян послал Джейми вперед. Манящий уют комнаты был настолько притягателен, что Пруденс легко смогла поверить, что не бессердечный торгаш придет к ней в постель, а нежный любовник, стремящийся доставить ей удовольствие и радость.

Она разделась и, набросив ночную рубашку дрожащими руками, прошла к окну, открыла задвижку и распахнула его. Ледяной ветер хлестнул ее по лицу, вызывая слезы.

Башня нависала над зубчатой вершиной скалы, создавая любопытное впечатление, что она подвешена в пространстве.

Пруденс вдыхала свежий, кристально чистый воздух, ощущая себя свободно парящей над долиной внизу. Джейми был прав, когда говорил, что Данкерк громоздится под самыми небесами.

Девушка попыталась представить раскинувшуюся внизу заснеженную долину утопающей в душистой зелени лета. Закрыв глаза, она почти почувствовала нежный аромат цветущего вереска, влетающий в окно с летним ветерком. Башня была гнездышком влюбленных, укромной гаванью в старом замке, стоящем на страже горных вершин и вересковых пустошей.

Пруденс присела на подоконник, пытаясь унять дрожь возбуждения от близости возможного счастья. Все ее страхи уходили корнями в далекое прошлое. Всю свою жизнь она старалась сохранить самообладание, подавляя обуревавшие ее чувства, и возводила вокруг себя неприступную ледяную стену, которую ни один мужчина не смог преодолеть. И это продолжалось до тех пор, пока сероглазый разбойник не упал с лошади, ранив ее сердце.

Чего хочет от нее Себастьян? Неужели она для него всего лишь стартовая дорожка к респектабельности? Ему нужна жена или ее титул герцогини? Заложница или любовница? Любит ли он ее или собирается держать заточенной в башне, обращаясь с ней так, как грозный вождь клана обращался со своей женой-рабыней? Будет ли приходить к ней под бархатным покровом ночи как нежный возлюбленный или как властный господин, доводя ее своим равнодушием и холодностью до исступления, вынуждая на коленях умолять его о малой частичке тепла и любви к себе, которую он бросит ей, как кость изголодавшейся собаке?

Ветер сдул с лица пушистую прядь волос. Пруденс знала, чем рискует, когда решилась действовать по плану, который они с такой тщательностью и надеждой на благополучное завершение разработали с Мак-Кеем, но не учли, видимо, одного — желаний и стремлений самого Себастьяна.

Пруденс выглянула из окна, всей грудью вдыхая холодный горный воздух, черпая в его свежести свои силы, как будто он обладал целительным даром развеять без следа застилавший ее сознание туман сомнений и страха.

Себастьян устало поднимался по лестнице. Триумф его возвращения домой был омрачен вереницей нежеланных воспоминаний. Каждый миг он ожидал услышать издевательский хохот отца, разносившийся по всему замку услужливым эхом.

У него перехватило дыхание, когда он, распахнув дверь, увидел приоткрытое в ночь окно спальни. Обезумев от отчаяния, Себастьян бросился к окну через зал, но, устыдившись своей паники, остановился на полпути.

Пруденс лежала на разобранной кровати: темные волосы рассыпались по набитой вереском подушке, пушистые ресницы отбрасывали на щеки густую тень. Он подошел и с восхищением взглянул на свою жену, завороженный ее невинностью и чистотой. Ночная рубашка запуталась между длинных, стройных ног. Мягкая ткань соблазнительно облегала пышную грудь и подчеркивала изящный изгиб бедер. Может, это только казалось, или, действительно, ее ресницы были влажными от слез?

Пруденс пошевелилась. Себастьяну до боли хотелось почувствовать ее рядом, слиться с ней своим телом. Ни один человек ни в Англии, ни в Шотландии не осудил бы его за желание обладать ею. Но власть над ней давала ли ему право на ее любовь?

Холодный ветер подул ему в спину. Пруденс свернулась калачиком. Себастьян натянул ей на плечи толстое одеяло и осторожно подоткнул его под подбородком. Опасаясь разбудить своим прикосновением, он слегка тронул губами ее висок, затем отвернулся и закрыл окно.

Как долго он мечтал об этом дне! И вот он вновь вернулся в свой замок. Рядом с ним женщина, о которой он грезил столько месяцев и к которой мог беспрепятственно приходить в постель каждую ночь. Ее изумительные по красоте волосы больше никогда не будут заколоты шпильками в уродливый узел, а роскошное, совершенное тело навсегда освободится от корсетов и нижних юбок.

Себастьян не мечтал ни о чем ином, кроме как зарыться лицом в теплый шелк ее волос и крепко прижать свою жену к гулко бьющемуся сердцу.

Но захочет ли она его? Он вытащил ее из привычного комфорта и привез в эту грязную дыру. Он оскорбил ее, смутил, украл ее невинность на грубом одеяле в зверином логове, в нескольких шагах от шайки спящих воров.

Но если Пруденс отвергнет его, сможет ли он смирить свою гордыню и не поступит ли с ней еще хуже? Если его внимание будет встречено с гневом или, хуже того, со страхом, хватит ли у него ума и смелости на то, чтобы заключить ее в свои объятия, терпеливо и нежно успокоить ее страхи? Или он будет действовать силой, околдованный чувственным голодом, который уничтожит как здравый смысл, так и порядочность?

Ярость и отчаяние обуяли Себастьяна. Как долго она будет принадлежать ему? Неделю? Две? Низменные порывы побуждали его пойти к ней, раздвинуть ее гладкие бедра и на правах собственника, данных ему законом, обладать ею, как плененной принцессой, принадлежащей ему без остатка в любое время дня и ночи.

«Она твоя жена, парень. Покажи ей, для чего предназначены женщины. Зас