До безумия (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Стефани Лоуренс До безумия

Глава 1

Лондон

Конец апреля 1816 года

– Дорогой Деверелл, конечно же, я знаю, какая жена вам нужна. Странно, что вы только сейчас удосужилась спросить меня об этом. У меня уже есть на примете юная леди, которая, как никакая другая, подходит вам. – Сидя на высоком табурете перед мольбертом, Одри Деверелл слегка откинулась назад и, взглянув на холст, что-то подправила на нем кисточкой. Довольная собой, она снова выпрямилась и стала задумчиво рассматривать краски на палитре.

Джослин Хьюберт Деверелл, седьмой виконт Пейнтон, расположился в уютном плетеном кресле у широкого окна, сквозь которое в мастерскую его тетушки вливался свет послеполуденного солнца, и внимательно наблюдал за Одри. Смешав краски и получив необходимый оттенок, она наложила несколько мазков, продолжая работать над тем, что считала «пейзажем». При этом Деверелл не видел на холсте ничего, кроме одного-единственного раскидистого дуба.

В прошлый его визит, состоявшийся несколько месяцев назад, в этой комнате была устроена мастерская по плетению корзин, поэтому сегодня, переступив порог знакомого помещения и увидев Одри, сидевшую на высоком табурете перед мольбертом и облаченную в сероватую блузу и черный берет, виконт едва сумел сдержать улыбку. Он знал, что это обидело бы тетушку, принимавшую все слишком всерьез.

Одри, единственная тетя Деверелла по отцовской линии, была намного младше трех своих братьев, старшим из которых являлся его отец, и сейчас ей было далеко за сорок. Убежденная старая дева, она частенько пренебрегала условностями и вела себя возмутительно с точки зрения правил хорошего тона; тем не менее благодаря богатству и знатности ее охотно принимали в свете. Замужние сверстницы Одри втайне завидовали ее безграничной свободе и наперебой зазывали к себе, чтобы скрасить однообразие будней и придать пикантность своим приемам.

Деверелл с детских лет тянулся к Одри, высоко ценя ее смелость и самостоятельность. Она была ему ближе по духу, чем все остальные тетушки, поэтому неудивительно, что, когда ему понадобилась помощь, которую обычно тети оказывают своим взрослым племянникам, он обратился за ней именно к Одри.

Тем не менее Деверелл не ожидал, что получит столь уверенный и категоричный ответ; он даже слегка растерялся, однако тут же быстро взял себя в руки.

– И что же это за леди? – осторожно спросил он.

– О, она – само совершенство! Девушка из хорошей семьи, живая и привлекательная, без физических недостатков, с хорошим приданым, воспитанная и образованная. Ручаюсь, что она согласится стать вашей женой.

Деверелл удивленно приподнял бровь.

– Вы ее так хорошо знаете? – подозрительно спросил он. Одри улыбнулась.

– Она – одна из моих крестниц, только и всего. У меня их целый взвод. – Одри снова сосредоточила внимание на живописи, продолжая одновременно разговаривать с племянником. – Одному Богу известно, почему многие мои друзья предлагают мне стать крестной матерью их отпрысков; возможно, они стремятся возложить на меня хоть какие-то обязанности по воспитанию подрастающего поколения, поскольку своих детей у меня нет.

Деверелл полагал, что в этом его тетушка права, однако сейчас его интересовала совсем другая тема.

– Что еще вы можете рассказать об этой юной леди?

– Думаю, из нее получится прекрасная жена! Вам уже тридцать два года. Поверьте, я давно подыскиваю вам супругу и много размышляла о том, какой она должна быть. Человеку, обладающему таким титулом и такими обширными поместьями, давно пора завести семью. Конечно, вашими наследниками могли бы стать родственники, но ни у Джорджа, ни у Гизборна нет сыновей, поэтому подобный вариант никак не назовешь удачным. – Одри бросила на племянника многозначительный взгляд. – Никто из нас не хотел бы, чтобы ваши владения перешли к принцу-регенту!

– Да уж, только не это, – согласно кивнул Деверелл. Ему было страшно подумать, что обширные поместья – наследство от неожиданно умершего дальнего родственника – могут перейти в королевскую казну и стать достоянием распутного Принни, правившего страной. Раньше Деверелла не волновали вопросы собственности и наследования, но теперь, став богатым, он не желал, чтобы его земли попали в столь жадные руки.

Объехав свои новые владения и осмотрев дома, фермы, поля и угодья, Деверелл встретился с арендаторами. Получив титул и богатство, он неожиданно для себя почувствовал огромную ответственность за судьбу своих поместий и людей, которые в них живут, и не желал уклоняться от своих обязанностей. Теперь он стал виконтом Пейнтоном, и для упрочения своего статуса ему просто необходимо было жениться.

– Дело не только в том, что мне нужен наследник…

– Я понимаю. – Одри кивнула, не отрывая глаз от холста. – Ваша жена должна уметь справляться с общественными обязанностями. Ей придется руководить штатом прислуги в огромных домах, устраивать званые обеды, приемы, балы, а также выезжать в свет вместе с вами.

Виконт невольно поморщился.

– Я бы хотел свести подобные выезды к минимуму.

– Даже не мечтайте: первые несколько лет совместной жизни вам придется повсюду сопровождать жену, а затем, возможно, она позволит вам время от времени уединяться в библиотеке. Однако до той благословенной поры вы будете, скрепя сердце, вместе с ней принимать участие во всех светских мероприятиях. – Одри строго посмотрела на племянника. – Жена будет следить не только за вашим внешним видом, но и затем, чтобы вы неукоснительно соблюдали все правила приличий, принятые в обществе.

Деверелл на мгновение задумался.

– А кто этот образец совершенства, который вы прочите мне в жены?

Не отрывая глаз от кисточки, Одри улыбнулась:

– Феба Маллесон.

Девереллу было незнакомо это имя.

– Я ее видел?

– Если вы не можете вспомнить ее, значит, не видели. Сомневаюсь, что ваши пути пересекались. Ей на прошлой неделе исполнилось двадцать пять лет, однако она продолжает упорно избегать светских приемов.

Виконт удивленно посмотрел на тетушку:

– Двадцать пять, и все еще не замужем? Почему вы решили, что это подходящая партия для меня?

Заметив покровительственную улыбку Одри, Деверелл тут же почувствовал себя несмышленым шестилетним мальчишкой.

– Потому, дорогой, что она не замужем!

В конце концов Деверелл решил больше не расспрашивать Одри, поскольку ее загадочные ответы вызывали у него головную боль. Хорошо хоть, что тетушка находит Фебу привлекательной. Кроме того, существовало множество других способов узнать об этой особе все, что его интересовало.

– Полагаю, что мисс Маллесон нет сейчас в городе. Тогда где же я могу увидеть ее?

– О, ее можно увидеть там, где и не предполагаешь встретить молодую леди. Феба – единственный ребенок в семье. Ее мать давно умерла, но у нее осталось множество тетушек, которых она часто посещает, поэтому ее легко можно встретить в доме одной из них. – Сунув кисточку в кувшин, Одри повернулась к племяннику: – Насколько я знаю, Феба со своей родственницей миссис Эдит Балмейн скоро отправятся в Крэнбрук-Мэнор, где послезавтра начинается праздник: там устраивают большой прием со званым ужином, балом и различными увеселениями для гостей.

Деверелл пристально посмотрел на тетушку.

– Леди Крэнбрук – ваша подруга, не так ли?

Одри усмехнулась:

– Да, и завтра я поеду к ней в гости. – Она окинула племянника оценивающим взглядом. Сюртук из дорогого тонкого сукна, аккуратно повязанный шейный платок, белоснежная льняная рубашка, модный жилет. Что ж, неплохо. Его длинные мускулистые ноги, обтянутые замшевыми брюками, были обуты в начищенные до блеска черные сапоги, и этим Одри тоже осталась довольна. – Если я сообщу Марии, что мне удалось уговорить вас погостить у нее, она будет счастлива, – заявила она.

Деверелл поморщился.

– А когда в поместье прибудет мисс Маллесон?

– Думаю, послезавтра во второй половине дня, так что вам нельзя терять ни минуты.

Деверелл вскинул брови…

– Вы так думаете?

– Конечно! Иначе вам не удастся справиться с задачей.

– Справиться с задачей? Но вы же сами уверяли меня в том, что эта мисс Маллесон подходит мне по всем параметрам!

Одри тяжело вздохнула.

– Мой милый мальчик, вы, как всегда, слишком самонадеянны. Ваша задача состоит не в том, чтобы оценить Фебу, а в том, чтобы добиться ее расположения. Она, несомненно, прекрасная партия для вас, но вопрос в том, удастся ли вам убедить ее дать согласие на брак. Добиться руки хорошей девушки не так-то просто. – Заметив, что виконт растерялся, Одри одарила его покровительственной улыбкой.


Деверелл мог бы придумать себе массу полезных занятий, и тем не менее через два дня, обуреваемый противоречивыми чувствами, он все же выехал в легком двухколесном экипаже за город и направился по недавно отремонтированной дороге в сторону графства Суррей.

Запряженные в коляску лошади резво бежали, радуясь простору и раздолью, которого им так не хватало в многолюдном Лондоне, где всегда царила немыслимая толчея, а Деверелл тем временем размышлял, что ему делать дальше. Он попросил у Одри совета и теперь собирался последовать ему, поскольку вряд ли у него был шанс отвертеться от женитьбы.

Кроме того, он полностью доверял тетушке, которая хорошо знала своего племянника и умела читать его тайные мысли.

Деверелл десять лет служил тайным агентом в Париже и в годы войны внимательно следил за торговыми связями Франции, заключением договоров, поставками стратегических товаров, а если это было необходимо, срывал их. Тогда у него не было ни времени, ни желания искать себе жену.

Теперь же, когда он разбогател, на него сразу положили глаз десятки юных леди, или, точнее, их амбициозные мамаши.

Именно поэтому, когда начался светский сезон, виконт стал вести себя предельно осторожно, чтобы не попасться в сети свах. Появляясь в обществе, на балах, приемах, и, пробыв там полчаса, он незаметно исчезал, поскольку этого времени ему вполне хватало для того, чтобы оценить присутствующих молодых леди.

Часто он совершал подобные рейды в обществе своего приятеля Кристиана Эллердайса, маркиза Дерна и еще пяти джентльменов, которые, как и он сам, находились на секретной службе его величества, а недавно выбыли в отставку. В прошлом году все они объединились и организовали клуб «Бастион», ставший для них прибежищем и мощной крепостью в борьбе с хищными мамашами, охотящимися в свете за женихами для своих дочек, но и этим богатым знатным аристократам, вернувшимся к мирной жизни, тоже нужны были жены.

Вернувшись три дня назад из Сомерсета, где состоялась свадьба Джека Уорнфлита, Деверелл наконец всерьез задумался о том, что ему тоже пора заводить семью; к тому же пример друзей подталкивал его к решительным действиям. Виконту хотелось наслаждаться жизнью, общением с любимой женщиной – ее смехом, ее телом, ее бесконечными разговорами; он мечтал расслабиться и в минуты любовных утех больше никогда не ломать голову над тем, что в действительности на уме у его партнерши.

Под стук копыт Деверелл размышлял о своем будущем, и его решимость жениться с каждой минутой крепла все больше.

Наконец вокруг зазеленели поля графства Суррей, а десять минут спустя появился указатель с надписью «Крэнбрук-Форд».

Повернув лошадей, виконт проехал в южном направлении еще целую милю, прежде чем увидел каменные ворота, обозначавшие въезд в усадьбу Крэпбрук-Мэнор. За деревьями виднелось сложенное из серого камня приземистое здание с причудливым фасадом.

– Похоже, мы приехали, – сказал Грейнджер, кучер Деверелла.

– Да, – продолжая разглядывать дом, кивнул Деверелл.

Он познакомился с Грейнджером – добросердечным, смешливым парнем – меньше года назад во время первого посещения Пейнтона. Грейнджер хорошо разбирался в лошадях и работал в поместье на конюшне; он был своего рода изгоем, сиротой без роду и племени, которого терпели только из милости. Деверелл сделал его своим личным конюхом и поручил ему уход за чистокровными скакунами, о чем ни разу не пожалел. Во всем, что касалось лошадей, он безоговорочно доверял Грейнджеру, однако этот взрослый парень порой вел себя как ребенок и за ним требовался присмотр.

– Веди себя здесь так, как будто ты находишься в Пейнтоне и Маллард с миссис Моттрем не спускают с тебя глаз. Ты хорошо меня понял? – строго произнес Деверелл.

– А разве вам здесь не понадобится моя помощь? Я имею в виду не только уход за лошадьми…

– Возможно, но несколько позже. Твоя задача прежде всего вести себя тихо, ни с кем не ссориться и не нервировать прислугу. Слушай, наблюдай и все запоминай, а потом расскажешь мне то, что узнал.

Зажегшийся в глазах Грейнджера огонек свидетельствовал о том, что этот парень интересуется не только лошадьми.

– О да, можете положиться на меня, я все сделаю как надо.

Деверелл отвернулся, пряча улыбку – Грейнджер наверняка уже придумывал разные способы, с помощью которых он собирался выведать полезную информацию у хорошеньких служанок. Когда коляска остановилась перед крыльцом, к ней тут же подбежал местный конюх, и Деверелл, передав ему вожжи, вышел из коляски и поднялся по широким каменным ступеням крыльца.

Не успел он приблизиться, как дверь распахнулась и на пороге появился осанистый дворецкий, немедленно проводивший гостя в просторную гостиную с распахнутыми настежь французскими окнами, из которых открывался отличный вид на ухоженную лужайку с подстриженной травой.

Как и предсказывала Одри, Мария, леди Крэнбрук, увидев виконта, пришла в восторг; поздоровавшись с Девереллом, она заявила, что его появление произведет настоящий фурор среди дам.

Вежливо улыбнувшись хозяйке дома, виконт бросил быстрый взгляд на сидевшую в гостиной Одри. Тетушка с невозмутимым видом кивнула ему, после чего леди Крэнбрук попросила Деверелла выйти на лужайку, где прогуливались большинство ее гостей.

Решив сначала взглянуть на них с террасы, виконт, приблизившись к балюстраде, поискал глазами среди нарядно одетых молодых леди обещанный тетушкой «образец совершенства», однако не увидел ничего необычного и уже хотел вернуться обратно в гостиную, но тут в его памяти возник образ тетушки, и он поспешно зашагал к гостям.

– Ты ведь хочешь жениться – ну так и начинай охоту, – пробормотал виконт, спускаясь по каменным ступеням террасы на лужайку.

Однако уже вскоре, обойдя гостей, прогуливавшихся по широкому газону и сидевших под раскидистыми деревьями, поздоровавшись со всеми, Деверелл понял, что мисс Фебы Маллесон среди них не было.

Он уже начал терять терпение, когда увидел спускающуюся с террасы Одри.

– Ваш образец совершенства, похоже, избегает меня, – недовольно произнес он, когда тетушка приблизилась.

– Конечно, дорогой, я предупреждала вас об этом. – Одри похлопала виконта по руке. – Теперь, когда ей исполнилось двадцать пять, она решила идти в жизни своей дорогой и не терять больше времени попусту, притворяясь, что ее интересуют джентльмены и замужество. И все же она где-то здесь, в доме, поищите ее.

Деверелл покачал головой.

– Если ее не интересуют ни джентльмены, ни замужество, зачем я тогда приехал сюда? – недовольно спросил он.

– Вы обязаны доказать ей, что она совершает чудовищную ошибку. Надеюсь, с тетушкой вы уже познакомились?

– Да. – Деверелл устремил мрачный взгляд на седовласую вдову с живыми ярко-голубыми глазами, которая явно видела всех насквозь и внимательно следила за происходящим. – Я спрашивал ее о племяннице, – сообщил он, – но она не знает, где та сейчас находится.

– Не расстраивайтесь, дорогой, если среди присутствующих джентльменов и есть тот, кто способен выследить Фебу Маллесон, то это вы. – Одри покровительственно улыбнулась. – Я уверена, что когда вам это удастся, ваши таланты и обаяние заставят капризную особу изменить свое негативное отношение к браку.

Виконт пожал плечами.

– Скажите мне только одно: почему вы решили, что эта леди мне подходит?

Одри поняла глаза и снова улыбнулась:

– Вы получите ответ на этот вопрос, как только найдете ее.

Одри была права по крайней мере в одном: Деверелл умел выслеживать людей. Расспросив дворецкого Стрипса, он узнал, что мисс Маллесон находится либо в доме, либо в саду, и быстро установил места, где могла искать уединения молодая леди: зимний сад, оранжерея, обсаженная декоративными кустами аллея, конюшня, часовня, бильярдная и библиотека вполне подходили для этого.

Открыв дверь библиотеки и переступив порог, виконт сразу же понял, что Феба здесь; он не видел ее, но ощущал ее присутствие.

Закрыв дверь и стараясь не шуметь, Деверелл пересек библиотеку и наконец увидел ее: Феба Маллесон лежала у высокого окна в шезлонге, положив под голову обшитую бахромой подушку. Мягкий, струившийся из окна свет падал на ее темно-рыжие волосы, заплетенные в толстые косы и уложенные вокруг головы короной. Мисс Маллесон была так поглощена чтением, что не заметила остановившегося напротив нее незнакомца, благодаря чему виконт получил возможность получше разглядеть ее.

Судя по длине стройных ног, вырисовывавшихся под тонкой тканью бледно-синей юбки, Феба была выше среднего роста; ее округлые бедра и высокая грудь манили взор, а кожа поражала удивительной белизной.

Деверелл стал вглядываться в ее лицо. Высокий лоб, прямой нос, темные изогнутые брови, густые длинные ресницы, большие глаза, пухлые алые чувственные губы… В этом лице ощущалось нечто трагическое, и вместе с тем оно дышало энергией и страстью. Девушку явно отличали решительность и целеустремленность – качества, которые, как правило, не были свойственны молодым леди.

Рядом с шезлонгом на маленьком столике стояло блюдо с фруктами, и, судя по всему, Феба время от времени лакомилась ими, но сейчас она была так увлечена чтением, что никак не могла оторвать глаз от книги.

Внезапно изящная рука потянулась к блюду, пальцы добрались до кисти винограда, и, отщипнув от нее виноградину, Феба поднесла ягоду к полным чувственным губам, помедлила, дочитывая абзац, а затем сунула виноградину в рот.

Завороженный этим зрелищем, Деверелл неловко переступил с ноги на ногу, и это не было незамечено: оторвав глаза от книги, Феба Мэри Маллесон оглядела комнату, а затем взгляд ее остановился на полосатом жилете виконта. Медленно подняв глаза, девушка увидела незнакомого джентльмена, высокого и, очевидно, весьма знатного.

Но как он оказался в библиотеке? Она не слышала ни скрипа двери, ни звука приближающихся шагов. Выходит, этот человек подкрался к ней…

Незнакомец в упор смотрел на нее, и Феба невольно смутилась. Она хотела отвести взгляд в сторону, однако упрямство и своеволие не позволили ей сделать это.

«Кто же он такой? – с возмущением подумала она. – Что ему здесь надо?»

Некоторое время молодые люди продолжали гипнотизировать друг друга, и никто из них не желал уступать, но вскоре по спине Фебы побежали мурашки, и она почувствовала, что начинает тонуть в этих бездонных зеленых глазах. К тому же лежать в присутствии незнакомого человека было не только неприлично, но и неразумно, поэтому Феба, кашлянув, не спеша спустила ноги с шезлонга и села.

– Добрый день. – Ее голос звучал болро и уверенно. – Кажется, мы не знакомы…

Ее последняя фраза хотя и была учтивой, но прозвучала довольно холодно: она как будто воздвигала барьер между ними. Затем, набравшись храбрости, Феба вновь отважилась поднять глаза на нарушителя ее спокойствия и увидела, что он все так же пристально смотрит на нее. Его изумрудно-зеленые глаза обрамляли густые длинные ресницы, и он, не смущаясь, разглядывал ее, словно хищник, готовящийся напасть на свою жертву.

От внимания Фебы не ускользнуло, что незнакомец выглядел элегантно и был одет по последней моде. Прямой нос и квадратный подбородок свидетельствовали о силе его характера, а подвижная линия губ – о присущем ему цинизме.

Когда взгляд Фебы остановился на губах незнакомца, они изогнулись в улыбке.

– Простите, что побеспокоил вас, мисс Маллесон. Меня зовут Деверелл.

То, что он насмешливо смотрит на нее, Фебе определенно не понравилось.

– Деверелл… – нахмурившись, повторила она и, задумчиво потупившись, забарабанила пальчиком по книге. – Вы, должно быть, племянник Одри?

Деверелл кивнул и, не дожидаясь приглашения, протянул красавице руку. Феба заколебалась. Она предпочла бы не вставать, но ей было неприятно то, что этот человек возвышается над ней, поэтому она уступила и, опершись на его руку, поднялась.

Деверелл учтиво поклонился.

– Вообще-то я – виконт Пейнтон, – уточнил он.

Феба тут же сделала реверанс, как того требовали правила хорошего тона. Ее смущала внушительных размеров фигура Деверелла, которая как будто нависала над ней – эта груда мускулов стояла всего лишь в футе от нее, и она не отваживалась поднять глаза на своего нового знакомого.

– Ах да, я слышала, что вы унаследовали титул. – Кивнув, она продолжала молча смотреть на него, не очень понимая, зачем этот человек нарушил ее покой. – Вы, наверное, пришли за книгой?

– Нет.

Собравшись с духом, Феба взглянула ему в глаза. Теперь, когда он был совсем близко, его взгляд обволакивал еще сильнее, он словно завораживал ее.

Улыбка Деверелла стала шире.

– Я пришел за вами.

Слова виконта не сразу дошли до сознания Фебы, а когда она наконец поняла их смысл, его фраза показалась ей лишенной всякого смысла. Что все это значит, в конце концов? Он как будто на что-то намекает…

Сделав над собой усилие, Феба подавила неприятные эмоции.

– Меня, наверное, ищет тетушка?

Виконт приподнял бровь.

– Я этого не знаю.

Феба растерянно посмотрела в окно, выходившее на лужайку.

– По-моему, сейчас должны подать чай, – наконец сказала она, нахмурившись.

Деверелл бросил взгляд поверх головы Фебы на часы, стоявшие на каминной полке.

– Да, верно. И Одри сказала, чтобы я нашел вас.

Феба в недоумении уставилась на виконта.

– Одри? – недоверчиво переспросила она. – Интересно, зачем я ей понадобилась?

– Возможно, она хочет, чтобы я извлек пользу из знакомства с вами.

Брови Фебы поползли вверх.

– И как? Извлекли?

Его улыбка была искренней, теплой и слегка насмешливой.

– Это станет ясно со временем. Еще не вечер.

Феба насторожилась. Внутренний голос подсказывал ей, что виконт может представлять для нее опасность.

Но как ей избавиться от него? Может быть, просто посоветовать ему идти своей дорогой? Однако по опыту она знала, что такая тактика малоэффективна. Он или подумает, что она шутит, или решит, что это вызов. Определенно в сложившейся ситуации следовало действовать другими методами.

– Может быть, мы присоединимся к другим гостям? – спросила Феба, чувствуя на себе пристальный жгучий взгляд.

– Как вам будет угодно.

Феба тут же устремилась к застекленной двери, выходившей на террасу.

– Мы можем спуститься оттуда прямо на лужайку, – на ходу бросила она.

Глава 2

Несколько смущенный странным поведением «дичи», Деверелл проследовал на узкую террасу. Он чувствовал, что в тот момент, когда их взгляды встретились, между ними пробежала искра, и знал, что Феба тоже ощутила это; но она, по всей видимости, не придала этому особого значения и решила игнорировать его.

Виконт не привык к пренебрежительному отношению со стороны леди; он впервые встретил девушку, которая старалась оттолкнуть его. Тем больший интерес она возбуждала в нем.

Феба спустилась с террасы на лужайку, так ни разу и не оглянувшись.

– Вы впервые здесь, не так ли? – наконец проговорила она. – Леди Крэнбрук всегда собирает в своем доме много гостей, и вы прекрасно проведете время в этом поместье. Мария – так я называю леди Крэнбрук – каждый раз устраивает чудесные пикники в дюнах и кавалькады в парке.

Следуя впереди Деверелла, Феба бросала ему эти фразы через плечо: она как будто убегала от своего собеседника, считая его варваром, человеком, с которым опасно связываться. Впрочем, опасность, по-видимому, не только пугала, но и притягивала ее, иначе Феба не бросила бы свою увлекательную книгу и не пошла с Девереллом.

Вопреки стараниям Фебы Деверелл не сводил с нее взгляда. Ее голубое платье с круглым вырезом нельзя было назвать ни чопорным, ни вызывающе смелым: такую одежду обычно носили женщины, знающие себе цену, но считающие излишним подчеркивать достоинства своей фигуры.

Джослин хорошо разбирался в людях. Взглянув на человека и перебросившись с ним парой слов, он уже мог описать его характер и рассказать о его привычках. Понаблюдав за Фебой, виконт пришел к выводу, что Одри не ошиблась в своих оценках. Фебу действительно совершенно не интересовали мужчины; и вряд ли в ближайшем будущем это изменится. Тем не менее Феба Маллесон с первого взгляда понравилась ему, и он решил во что бы то ни стало добиться ее руки.

Внезапно Феба, не поворачивая головы в его сторону, помахала рукой гостям.

– Вы, наверное, уже успели со всеми познакомиться, – лукаво произнесла она. – Питер Меллорс часто бывает здесь, он может ответить на все ваши вопросы, касающиеся этого поместья.

Но виконт предпочел бы поговорить не с Меллорсом, а с самой Фебой. У него накопилось много вопросов к ней. Он мог бы, например, спросить у нее, куда она его сейчас ведет и что собирается делать. Понимает ли она, что, несмотря на все старания, ее ждет проигрыш?

Джослин усмехнулся; судя по всему, ему не придется скучать в течение следующих четырех дней. Он мысленно поблагодарил тетушку Одри за то, что она заставила его приехать сюда.

Феба Маллесон смело подошла к гостям, она чем-то походила на генерала, инспектирующего свои войска, и толпа отдыхающих расступалась перед ней, словно воды Красного моря перед библейскими персонажами. Виконт ни на шаг не отставал от нее, приветливо улыбаясь и даже не пытаясь скрыть свои намерения. Пусть все видят, что он ухаживает за неприступной Фебой Маллесон.

Феба направилась к столу, у которого величественный Стрипс колдовал над украшенным гравировкой серебряным самоварам.

– Чашку чая для мисс Маллесон. – Джослин кивнул дворецкому.

Феба искоса посмотрела на не в меру заботливого сопровождающего, но все же взяла из его рук фарфоровую чашечку с ароматным напитком.

– А вы, сэр, разве не будете пить чай?

Деверелл поймал на себе сочувствующий взгляд Стрипса, отлично понимавшего, что виконт привык к совсем другим напиткам, затем дворецкий налил ему чашку чая.

Феба была не в духе; она пила чай маленькими глоточками, держа чашку у губ, и исподлобья поглядывала на своего спутника.

Через некоторое время Феба подняла глаза и, заметив кого-то, молча направилась к гостям. Деверелл последовал за ней.

– Миссис Хилдебранд, Леонора, Табита, мистер Хинкли, – важно произнесла она, – вы, наверное, уже успели познакомиться с виконтом Пейнтоном?

Леди приветливо улыбнулись Деверсллу, а мистер Хинкли чопорно поклонился.

– Я только что рассказала милорду о наших обычных развлечениях, – продолжала Феба, не сводя глаз с молодой симпатичной блондинки Леоноры Хилдебранд. – Вы – великолепная наездница, Леонора, и, конечно, поедете сегодня на прогулку верхом…

На самом деле Леонора не собиралась кататься сегодня, и Феба прекрасно знала об этом, однако, подняв на Деверелла лучистые голубые глаза, девушка кивнула:

– Я подумывала об этом. Может быть, вы составите мне компанию?

Джослин рассеянно улыбнулся, делая вид, что отвлекся и его мысли заняты чем-то другим, – в результате вопрос повис в воздухе. Поскольку он упорно молчал, Леонора перевела глаза на мистера Хинкли. Судя по всему, тот с нетерпением ждал приглашения поехать и готов был отправиться хоть сейчас.

– Мы могли бы съездить к броду, – продолжала Леонора, возвращаясь взглядом к Джослину. – Это здесь недалеко, поэтому у нас осталась бы еще уйма времени, чтобы вернуться и переодеться к ужину.

Видя, что Деверелл не проявляет никакого интереса к предложению ее дочери, мать Леоноры милостиво улыбнулась мистеру Хинкли.

– Действительно, – проворковала она, – свежий воздух и физические нагрузки пойдут вам на пользу. Именно это прописал Леоноре доктор. Бедняжка последние несколько недель страдала мигренью, и все это следствие утомительной городской жизни. Знаете, Лондон просто наводнен надоедливыми штатскими и полунищими офицерами.

Мистер Хинкли с сочувствием делал вид, что этот камешек брошен не в его огород, а Деверелл едва сдержал улыбку – уж он-то отлично знал и Леонору, и миссис Хилдебранд.

– Не хотите ли присоединиться к нам, Пейнтон? – обратился к нему Хинкли.

Поставив чашку на блюдечко, Джослин наморщил лоб.

– Пожалуй, нет, хотя ваше предложение звучит заманчиво. Я только что приехал, и мне надо лучше познакомиться с остальными гостями.

Тут уж Хинкли не удалось скрыть свою радость.

– А вы, мисс Маллесон? – спросил он к Фебу.

Феба бросила быстрый взгляд на виконта. Ей хотелось принять предложение, хотя бы для того, чтобы на пару часов уехать подальше от этого назойливого человека, но ведь он мог тут же изменить свое решение и присоединиться к ним.

– Спасибо, но я тоже не смогу. Почему бы вам не пригласить на прогулку мистера Мэннинга и мисс Пилборо – они оба заядлые наездники.

Мистер Хинкли и миссис Хилдебранд стали искать глазами в толпе упомянутых Фебой особ, а Леонора, не скрывая своего разочарования, с обидой взглянула на Деверелла. Но прежде чем она успела придумать, о чем заговорить с ним, чтобы удержать его возле себя, в дело снова вмешалась Феба:

– Мне кажется, мистер Пейнтон, вам хочется пообщаться с мистером Меллорсом. Я права? – Она очаровательно улыбнулась Хинкли и обеим дамам. – Прошу извинить нас.

Вскоре Феба подвела Деверелла к группе гостей, среди которых были Питер Меллорс и его прелестная сестра Дейдре. Раз Леонора не сумела заинтересовать Деверелла, Феба решила обратить его внимание на другую молодую леди и так избавиться от навязчивого ухажера; ей не нужны были поклонники, следующие за ней по пятам.

Разумеется, до Фебы доходили слухи о том, что Деверелл как-то связан с армией и находился на службе у правительства, что особенно настораживало ее. Некоторые занятия этой молодой особы не всегда можно было назвать вполне законными, и она не желала, чтобы такой человек, как Деверелл, заглядывал ей через плечо; от одной мысли о том, что он что-нибудь пронюхает, ее бросало в дрожь…

Теперь все надежды Фебы были на то, что ей удастся свести Деверелла с красавицей Дейдре, которая, издали заметив виконта, очаровательно улыбнулась ему.

– Дорогой Питер, – обратилась Феба к Меллорсу, – я расхвалила вас виконту Пейнтону как знатока этого дома и его окрестностей. Виконт впервые здесь, и его надо познакомить с усадьбой.

Питер приветливо кивнул:

– Буду рад помочь вам, старина: задавайте вопросы, и я с удовольствием отвечу на них.

Джослин усмехнулся:

– Благодарю, но я уже нашел то, что мне нужно, – бильярдную.

– Вот и отлично. Это действительно самое важное помещение в доме. – Питер подмигнул дамам. – Где еще после ужина собраться джентльменам, чтобы сыграть несколько партий…

– Надеюсь, вы удалитесь туда только после того, как посидите с нами в гостиной. – Миссис Моррисон притворилась, что сердится.

– Само собой разумеется, – поспешно заверил ее Питер.

– Так-то лучше.

– Здесь столько очаровательных дам, что, думаю, мы просто не сможем бросить их на произвол судьбы. – Джослин улыбнулся и прижат руку к сердцу.

Уголки губ миссис Моррисон дрогнули.

– Поживем – увидим. Вы пробудете здесь все четыре дня, пока будет длиться праздник?

– Да, таковы мои намерения.

– Если вас, конечно, не заставят прервать свой визит срочные дела, – насмешливо промолвила Дейдре Меллорс, грациозная юная леди с копной отливающих золотом, каштановых волос.

Деверелл по достоинству оценил ее красоту, но он уже успел увлечься Фебой, и теперь для него существовала только она одна.

Дейдре прищурила хорошенькие, светло-карие глазки, надеясь обратить на себя внимание виконта.

– Насколько я знаю, ваши новые поместья находятся в Девоншире, – продолжала она. – Как, должно быть, утомительно вникать в различные хозяйственные вопросы! Новые обязанности свалились на вас как снег на голову, ведь вы не рассчитывали получить это наследство.

– О, все не так уж и плохо. В моих новых поместьях служат трудолюбивые, честные люди, обладающие прекрасной сноровкой: они помогли мне быстро войти в курс дела и взять бразды правления в свои руки.

– И теперь вы собираетесь провести там все лето?

– Об этом я еще не думал. – Разговаривая с Дейдре, Деверелл не выпускал из виду Фебу, следя тайком за каждым ее движением.

– Прежде чем я уеду в свои поместья, мне нужно решить кое-какие вопросы…

Дейдре оживилась, ее глаза заблестели.

– Правда? – с неподдельным интересом промолвила она. Однако Джослин не желал продолжать этот разговор и поэтому с надеждой взглянул на Питера Меллорса.

– В этих местах, наверное, много дичи?

Питер пожал плечами:

– К сожалению, в это время года ее почти нет. – Он бросил взгляд на стоявшего рядом Эдгара Томаса. – Но зато мы могли бы устроить турнир.

– Только, пожалуйста, никаких пистолетов! – с испугом воскликнула Дейдре. – Давайте лучше соревноваться в стрельбе из лука: в этом случае в турнире смогут принять участие не только джентльмены, но и леди.

Джослин, не задумываясь, одобрил это предложение, остальные тоже с готовностью поддержали его и тут же начали обсуждать детали предстоящего турнира.

Феба тем временем, взяв миссис Моррисон под руку, повела ее куда-то в сторону, не прекращая оживленно болтать.

– А вы сами собираетесь принять участие в этом состязании, милорд? – спросила Дейдре, строя Девереллу глазки.

– Конечно, и непременно попаду прямо в яблочко. – Джослин краем глаза продолжал следить за Фебой.

Лицо Дейдре просияло, и она повернулась к брату. Воспользовавшись удобным моментом, Деверелл кивнул Питеру и Эдгару.

– Внесите в списки участников мое имя, господа, а я пока пообщаюсь с другими гостями.

Дейдре бросила на виконта взгляд, полный отчаяния, но затем справилась со своими эмоциями и сделала реверанс.

Девереллу было нетрудно найти Фебу: она уже избавилась от миссис Моррисон и теперь переходила от одной группы гостей к другой, нигде долго не задерживаясь. По-видимому, она решила незаметно улизнуть с лужайки и вернуться к своим любимым занятиям.

Учтиво раскланявшись с гостями, Деверелл устремился к ней; заметив это, Феба с трудом подавила раздражение. Она стала торопливо перебирать в уме имена молодых леди, приехавших в Крэнбрук-Мэнор, удивляясь, почему ни Леоноре, ни Дейдре не удалось привлечь внимание этого разборчивого кавалера. Может быть, ему нравятся совсем юные леди?

Однако через двадцать минут Феба снова пришла в отчаяние: виконт не проявил ни малейшего интереса к юным леди и по-прежнему продолжал настойчиво преследовать ее. Уж не заигрывает ли он с ней?

В конце концов Феба начала нервничать; направляясь к одиноко стоявшему дереву, она каждой клеточкой своего существа ощущала близость следовавшего за ней по пятам Деверелла.

Остановившись в тени раскидистой кроны, вдали от остальных гостей, которые не могли слышать их, Феба резко повернулась и, прищурившись, взглянула на виконта.

– Одри рассказала мне, что вы служили в гвардии в чине майора и сражались при Ватерлоо. Это правда?

Деверелл кивнул.

– Нас там было много, целая армия.

– При чем тут армия? Лучше объясните, почему человек, победивший Бонапарта, сдался без боя, увидев тихую, скромную Хизер Дженкингз?

Деверелл удивленно поднял бровь.

– Что значит – сдался?

– Это значит оробел, испугался. Вы словно язык проглотили. – Феба, обернувшись, помахала рукой Хизер. – Вы стояли как истукан и давали односложные ответы.

Джослин едва сдержал улыбку.

– Лучше промолчать, чем показать окружающим, что тебе ужасно скучно.

Феба нахмурилась.

– Неужели Хизер показалась вам скучной?

– Все молодые леди скучны.

Феба тут же напомнила себе, что уже не относится к разряду молодых леди.

– Я слышала, – холодно произнесла она, словно взвешивая каждое слово, – что вы ищете себе жену.

Джослин молчал, и от этого молчания Фебе стало не по себе.

– Об этом все знают, – вскинув голову, продолжила она. – Вы, наверное, и сюда приехали, чтобы приглядеться к девушкам на выданье…

Виконт усмехнулся:

– Это не совсем верно, но мне действительно нужна жена.

Феба непроизвольно сжала кулаки.

– А теперь послушайте меня, – чеканя каждое слово, произнесла она. – Вы ошибаетесь, если думаете, что это я – ваша будущая жена. Я не собираюсь выходить замуж, запомните это раз и навсегда. Одри и Эдит, по всей видимости, сговорились и заманили вас сюда, внушив вам ложные надежды, поэтому я готова помочь вам подыскать жену, и это единственное, что я могу для вас сделать.

– Так вы предлагаете мне свою помощь? – Губы Деверелла растянулись в улыбке.

– Да, поскольку вам она точно необходима. – Скрестив руки на груди, Феба повернулась лицом к лужайке, по которой прогуливались гости. – Какая внешность должна быть у вашей будущей жены? Какие женщины вам нравятся?

Виконт долго молчал, затем осторожно произнес:

– Она должна быть высокой, выше среднего роста…

– Блондинка или брюнетка?

– Я питаю непреодолимую склонность к женщинам с темно-рыжими волосами, – после небольшой паузы произнес Деверелл.

Феба поджала губы.

– А глаза? Какой цвет вы предпочитаете?

– Синий с фиолетовым оттенком.

Феба медленно повернулась.

– Так дело не пойдет. Вы ничего не добьетесь своей настойчивостью. Прошу вас, переключите с меня внимание на кого-нибудь другого.

Деверелл усмехнулся:

– Слишком поздно. – Он перевел взгляд на пеструю толпу гостей. – Знакомство с другими молодыми леди только убеждает меня в правильности сделанного выбора. Одри не ошиблась, посоветовав приглядеться именно к вам.

Феба тяжело вздохнула.

– Что бы вы ни говорили, милорд, я буду твердо стоять на своем, поскольку не собираюсь выходить замуж.

– Хорошо, я принял ваши слова к сведению.

– Ну так не тратьте время зря. Даже если ни одна из этих леди не отвечает вашим вкусам, вы могли бы поупражняться на них в искусстве обольщения, что явилось бы для вас неплохой практикой.

– У меня есть идея получше. – Виконт усмехнулся.

У Фебы перехватило дыхание. Они стояли неподалеку от остальных гостей, но у нее было такое ощущение, как будто она и Деверелл находятся где-то в другом мире.

Жгучий взгляд его зеленых глаз скользнул по ее лицу и остановился на губах.

– Вы никогда не думали о том, что вам следует изменить отношение к браку?

Холодок пробежал по спине Фебы.

– Нет, этого никогда не случится. – Она повернулась и с решительным видом зашагала прочь.


– Какая нелепая вещица. – Феба оглянулась на стоявшую позади нее горничную, причесывавшую ее.

Скиннер кинула недовольный взгляд на украшенный драгоценными камнями гребень, который Феба вертела в руках.

– Вы бы лучше оставили гребень в покое, – проворчала она, – а то, не ровен час, сломаете. Вы дуетесь на этот несчастный гребень так, словно он в чем-то виноват.

Феба, поморщившись, протянула гребень горничной, и та воткнула его в ее прическу. Скиннер много лет уже служила в доме, и Феба полностью доверяла ей.

– Сегодня после полудня в усадьбу прибыл еще один джентльмен, Деверелл, виконт Пейнтон, – сообщила она. – Это племянник Одри, недавно он совершенно неожиданно унаследовал титул и обширные поместья, а теперь ему нужна жена. Однако это не повод преследовать меня, ходить за мной по пятам и подсматривать за тем, что я делаю. Кстати, ты что-нибудь слышала о том, когда приедет леди Моффат?

– Говорят, завтра утром. Она остановилась в Лидерхеде у сестры и доберется сюда, вероятнее всего, сразу после завтрака.

– Отлично. Значит, у нас в запасе еще есть время, чтобы хорошенько подготовиться. Мы проведем запланированную операцию в ночь после бала.

Скиннер надела на шею Фебы жемчужное ожерелье.

– А я-то думала, что последняя ночь нашего пребывания здесь больше подойдет.

Феба покачала головой:

– Нет, раннее утро после бала – самое подходящее время. Гости и хозяева будут крепко спать, а горничная леди Моффат наверняка не зайдет в ее спальню до полудня. Даже если случится что-нибудь непредвиденное, у наших помощников будет шанс быстро уехать и затеряться в Лондоне.

– Да, вы все хорошо продумали.

– Но прежде всего я должна убедить Деверелла в том, что у него нет шансов стать моим мужем – тогда он перестанет следить за мной.

– Скажите ему правду, – посоветовала Скиннер из гардеробной, где развешивала платья своей госпожи. – Поговорите с ним прямо, без обиняков; я уверена, это поможет.

– Я же уже сто раз говорила ему, что не намерена вступать в брак.

– Да, но вы не сказали почему. Мужчинам всегда нужно знать причины. Виконт, без сомнения, отстанет от вас, когда узнает, почему вы не можете стать его женой.

В этот момент из глубины дома донесся гонг, приглашавший всех гостей спуститься вниз, и Феба, вздохнув, встала.

– Ладно, об этом я подумаю потом, а сейчас мне пора.


Войдя в гостиную, виконт сразу же заметил Фебу. Она стояла у окна, разговаривая с Питером Меллорсом и еще двумя джентльменами.

«Интересно, что у нее на уме? – подумал он. – Судя по ее настрою, она уже придумала, как избавиться от меня».

Поклонившись леди Крэнбрук и Одри, Деверелл не сразу подошел к Фебе, однако при этом не выпускал ее из виду.

Феба была элегантно одета, но не по последней моде: платье янтарного цвета подчеркивало женственность ее форм. Виконт без труда заметил, что не только он, но и другие джентльмены обращают на нее внимание: красавица привлекала к себе взоры мужчин, даже несмотря на то, что не проявляла к ним ни малейшего интереса.

И тут Джослина охватил азарт. Ему захотелось преуспеть в том, что не удалось ни одному другому джентльмену.

Он медленно приблизился к Фебе.

– Я надеялась, что после нашего сегодняшнего разговора вы все же переключите внимание на другую леди, но, как видно, это не входит в ваши планы. – Феба недовольно нахмурилась.

– Вы на удивление проницательны. – Деверелл улыбнулся. – Полагаю, вряд ли вы всерьез ожидали, что я подчинюсь вашим требованиям.

– И все же я не собираюсь выходить замуж ни за вас, ни за кого-нибудь другого.

– Но почему?

– Потому что существует три мотива, по которым женщины выходят замуж. Во-первых, это материальные соображения, во-вторых, желание создать семью. И в-третьих, желание завести товарища в лице мужа. – Формулируя третью причину, Феба тщательно подбирала слова, и ее ничуть не удивило, когда в глазах Деверелла вспыхнули насмешливые искорки.

– Вы всерьез верите в товарищеские отношения с мужчиной? – вкрадчиво спросил он.

Феба с вызовом посмотрела на виконта.

– Можете не сомневаться. От отца я унаследовала приличное состояние, и мне не нужен богатый муж. К тому же у меня есть занятие, которое требует от меня полной самоотдачи, и мне некогда скучать. Я не страдаю от того, что у меня нет семьи, и наконец, у меня нет ни малейшего желания завязывать товарищеские отношения с мужчинами. Из всего этого можно сделать вывод, что мне нет никакого смысла выходить замуж.

Виконт на мгновение задумался, потом снова лучезарно улыбнулся:

– Я ничего не знал о вашем финансовом положении, но теперь вижу, что вам не нужен муж, который мог бы содержать вас. Вот только ваше состояние скорее привлекает к вам женихов, чем отпугивает их.

Феба помрачнела.

– Речь сейчас не о потенциальных женихах, а о том, что брак для меня лишен всякой привлекательности.

Улыбка Деверелла стала шире, когда он понял, что жертва попала в устроенную им западню.

– Ладно, давайте поговорим об этом, – предложил он. – Скажите, у вас много ухажеров?

Не понимая, куда он клонит, Феба на мгновение растерялась.

– У меня их вообще не было, и я… – Она замялась.

– Вы никому не разрешали ухаживать за вами, не так ли? – Виконт терпеливо ждал ответа.

– Да, так. – В голосе Фебы прозвучало раздражение.

В это время Стрипс объявил, что ужин подан, и леди Крэнбрук стала разбивать гостей на пары.

– Ах вот вы где, милорд! – воскликнула она, заметив Джослина. – Прошу вас сопровождать мисс Маллесон в столовую.

Деверелл поклонился.

– С удовольствием, мэм.

Когда Деверелл предложил Фебе руку, она сначала помедлила, но затем все же положила ладонь на его локоть.

– Обещаю, что не буду кусаться. – Джослин любезно поклонился.

– Зато я этого не обещаю! – Феба бросила на него сердитый взгляд, и они вместе с другими гостями вышли из комнаты.

Как только Деверелл и его спутница Феба заняли места за столом, он бросился в атаку.

В итоге Феба даже не заметила, как беседа с ним увлекла ее.

Выйдя после ужина на террасу, Феба нашла там общество оживленно споривших о чем-то молодых леди и, улыбнувшись, обратилась к Леоноре Хилдебранд:

– Надеюсь, вам с мистером Хинкли понравилась прогулка верхом?

Ее тут же окружили юные красавицы и начали наперебой рассказывать о своих впечатлениях от пребывания в Крэнбрук-Мэноре. Все были в восторге от развлечений, которые устраивала хозяйка усадьбы. Молодые леди всегда с удовольствием общались с Фебой, а она не тяготилась своим статусом незамужней дамы и старалась расположить их к себе.

Вскоре появился Деверелл и, поговорив немного с Эдит и Одри, направился прямиком к Фебе.

Остановившись неподалеку, он заговорил с юными леди и с помощью нескольких едких замечаний разогнал их.

Разумеется, Феба была возмущена его поведением. За ужином виконт вел себя совсем иначе: его замечания были точны, вопросы били в цель, рассказы увлекали слушателей. Все это сбивало с толку и не позволяло ей понять его стратегии.

– Милорд…

– Зовите меня Деверелл.

– Хорошо, но вы все равно зря стараетесь. Что бы вы ни делали, я не изменю своего решения.

– Может быть, выйдем на террасу? – предложил виконт. – Я с удовольствием выслушаю вас, но мне не хочется, чтобы ваши слова стали достоянием посторонних людей. Обещаю не нарушать правил приличия; ваша тетушка будет видеть нас в окно.

– К черту приличия, мне уже двадцать пять лет! – Резко повернувшись, Феба вышла на террасу, и Джослин, пряча улыбку, последовал за ней.

Подойдя к балюстраде, они остановились; теперь их разделяло расстояние в один дюйм, и Джослин видел, как ее белоснежные выступавшие из корсажа полукружия вздымаются и опускаются. Его взгляд скользнул по полуоткрытым губам Фебы, он понял, что должен прямо сейчас обнять ее, прижать к себе и страстно поцеловать.

Глава 3

Тем не менее он не стал целовать ее.

У Фебы сильно стучало в висках, сердце бешено колотилось и, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Впервые в жизни она так близко подошла к человеку, который ухаживал за ней, обольщал ее, старался разбудить в ней страсть.

Стараясь справиться с захлестнувшими его эмоциями, Джослин взял ее руку и легонько пожал. Отойти от нее было выше его сил. Его мощная фигура скрывала Фебу от любопытных взглядов тех, кто находился в гостиной.

. – Кажется, вы что-то хотели сказать мне, – сделав над собой усилие, напомнил он.

– Ах да… – Феба помолчала, собираясь с мыслями. – Я хотела сообщить вам, что… что у меня нет никаких амбиций и я не желаю быть чьей бы то ни было женой. Если вы разумный человек, то должны оставить меня в покое.

Феба замолчала и ошеломленно посмотрела на Деверелла. Она и не предполагала, что произнесет именно эти слова. А когда он подошел к ней вплотную, она чуть не лишилась дара речи; у нее из головы вылетели все мысли. Она видела только его лицо, чувственные манящие губы, ощущала исходившее от него тепло. Сила и мужественность виконта сводили ее с ума.

Фебе снова захотелось, чтобы он поцеловал ее, и от этого она пришла в ужас. Ей нужно поскорее бежать от этого человека, спасаться от его чар, от соблазна, который представляют для нее его губы…

Увы, она не могла сдвинуться с места. Подняв глаза, Феба увидела, что виконт тоже не отрываясь смотрит на нее, и непроизвольно провела по губам кончиком языка. У нее было такое чувство, как будто она попала в ловушку.

– Ну, если все обстоит действительно так, как вы говорите… Если вы и правда не имеете ни малейшего желания вступать в брак с кем бы то ни было, тогда, возможно… – Глаза потемнели. Поднеся руку Фебы к губам, он осторожно поцеловал ее запястье.

У Фебы перехватило дыхание.

– Молчите, – промолвил он, и от его голоса по ее телу пробежала сладкая дрожь. – Обдумайте мои слова.

Мысли ее путались, и она уже вообще ничего не понимала. Как будто догадавшись о ее состоянии, Деверелл усмехнулся и осторожно повел Фебу в комнату.

Деверелл подвел Фебу к диванчику, на котором сидела Эдит, и усадил рядом с тетушкой. Вскоре слуги вкатили в гостиную столик на колесиках, на котором был сервирован чай, и начался привычный ритуал.

Пока гости разбирали чашки с ароматным напитком, между Эдит, Одри, Девереллом и мистером Филипсом завязалась непринужденная беседа, но Феба не участвовала в ней. Она лишь кивала, делая вид, что слушает, о чем говорят окружающие.

Как обычно, Эдит решила сразу же после чая удалиться в свою комнату, и Феба вызвалась проводить ее. Поднявшись вместе с тетушкой на второй этаж и пожелав ей спокойной ночи, Феба воспользовалась удобным случаем, чтобы не возвращаться в гостиную, и поспешно ретировалась в свою спальню, где ее уже ждала Скиннер. Пока она помогала госпоже раздеться, Феба рассказывала о том, что отказалась принимать ухаживания Деверелла и назвала ему причины, по которым не желает вступать в брак. При этом она ни словом не обмолвилась о своем замешательстве во время разговора на террасе.

Задув свечу и свернувшись калачиком под одеялом, Феба стала перебирать в памяти события минувшего дня. Воспоминания о том, как она вела себя, что ощущала, какие слова произносил Деверелл и какие взгляды он бросал на нее, не давали ей покоя.

В конце концов, сев на кровати, Феба уставилась в темноту.

«Ну, если все обстоит действительно так… тогда, возможно…» Эта фраза не выходила у нее из головы. Что он хотел этим сказать? Пожалуй, они могли означать только одно: виконт предлагал ей вступить с ним в любовную связь.

Но возможно ли это – ведь Деверелл являлся племянником ее крестной матери.

Фебу шокировало не столько его возмутительное предложение, сколько ее реакция на него. Хотя она сразу раскусила этого нахала, тем не менее ему удалось завлечь ее в свои сети…

Внезапно рассердившись на себя за свою слабость, Феба упала на постель и натянула одеяло до подбородка. Больше всего она боялась, что виконт будет преследовать ее в снах, настаивая на своем предложении.


Проснувшись на следующее утро, Феба решила сосредоточиться на том плане, который ей предстояло осуществить во время пребывания в поместье. Она послала Скиннер в библиотеку за книгой, которую там забыла, затем умылась, оделась и, сев у окна, позавтракала, после чего углубилась в чтение романа.

Сквозь открытое окно до слуха Фебы доносились веселые голоса: гости собрались на террасе и ждали назначенного часа, чтобы совершить верховую прогулку к руинам древней крепости. Через некоторое время они дружно двинулись к конюшням, и шум постепенно стих.

Подождав еще минут десять, Феба встала и, захватив с собой книгу, спустилась вниз.

Пустынный прохладный холл был тускло освещен, и Феба прислушалась, но не услышала ни веселого щебета юных леди, ни мужских низких голосов. Что касается матрон, то они не поехали на прогулку, но их тоже не было видно в доме, поскольку они обычно очень поздно вставали. Некоторые из них, правда, спустились в столовую к завтраку, но затем снова поднялись к себе.

Пока все шло по плану. Феба вошла в небольшую столовую, в которой, как она и предполагала, не было ни души, и, оставив ведущие в холл двери распахнутыми настежь, стала ждать, нетерпеливо поглядывая на часы, стоявшие на каминной полке.

Наконец до ее слуха донесся грохот колес подъехавшей к крыльцу кареты, и Феба, отложив в сторону книгу, подошла к двери.

Вскоре раздался громкий голос хозяйки дома: радостно улыбаясь, леди Крэнбрук торопливо спускалась по лестнице в вестибюль.

– Аурелия, дорогая, добро пожаловать!

Решив, что ей пора покидать свое укрытие, Феба быстро вышла в вестибюль, где среди груды багажа уже обнимались леди Крэнбрук и леди Моффат.

– А, Феба, рада вас видеть! – заметив ее, воскликнула леди Моффат. – Должно быть, Эдит тоже здесь?

Феба с улыбкой приветствовала леди Моффат.

– Да, мэм, тетушка с нетерпением ждала вашего приезда: ей хочется поболтать с вами.

– О, мне тоже, дорогая, мне тоже! Никто лучше Эдит не знает, что сегодня происходит в свете.

Отступив на шаг, Феба быстро взглянула на горничную, которая суетилась над коробками леди Моффат, и едва заметно кивнула, а потом повернулась и направилась в гостиную.

Войдя в комнату, она остановилась у высокого окна. Шторы уже были раздвинуты, и гостиную заливал яркий солнечный свет. Скрестив руки на груди, Феба глубоко задумалась.

Почему, интересно, Аурелия Моффат наняла на службу такую смазливую девицу? Одного взгляда, брошенного на горничную, было достаточно, чтобы понять, сколько неприятностей может причинить такая красотка. Джентльмены обожают подобных миниатюрных Венер с кукольными личиками, и, зная наклонности лорда Моффата, его супруга могла бы действовать осмотрительнее.

Феба решила обязательно убедить леди Моффат уволить эту служанку, а пока ей оставалось лишь ждать. Хорошая погода манила ее на природу, платье было удобно для прогулок. Утром солнце еще не припекало, поэтому она вполне могла обойтись без шляпы и зонтика.

Услышав за спиной звук шагов, Феба обернулась и увидела Стрипса.

– О, простите, мисс, я не знал, что вы здесь.

– Да нет, все в порядке, я как раз собиралась уходить. Если тетушка спросит обо мне, передайте ей, что я пошла прогуляться к беседке. – Феба замолчала и после некоторого колебания спросила: – Скажите, все ли джентльмены уехали кататься верхом?

– Не знаю, мисс. Могу лишь сказать, что в библиотеке и других комнатах на первом этаже никого нет.

– Спасибо, Стрипс. – Феба улыбнулась и, повернувшись, открыла застекленную дверь на террасу.

Сидя в саду у речки под раскидистыми яблонями, Деверелл издали заметил, что Феба направляется к нему. Впрочем, с такого расстояния она вряд ли могла его заметить и он мог спокойно ее разглядывать. Под тонкой тканью юбки отчетливо вырисовывалась стройные ноги и округлые линии бедер, и это ему очень нравилось.

Отказавшись принимать участие в верховой прогулке, Джослин пришел сюда, чтобы удобно расположиться на каменной скамейке, стоявшей неподалеку от мостика через небольшую речушку. Это было прекрасное место для засады и наблюдения за домом: отсюда хорошо просматривались задворки, а также дорожки, которые вели в разные стороны – к конюшням, зарослям кустарника и к лесу.

«Дичь», на которую охотился Деверелл, выглядела на удивление задумчивой. Возможно, она поглощена мыслями о нем? Впрочем, кто знает: ее вчерашние слова весьма озадачили его.

Феба заявила, что у нее есть занятие, которое требует полной самоотдачи, и поэтому у нее просто не остается сил на мужа и семью. На что она намекала? Позже виконт задал этот вопрос Одри, но тетушка понятия не имела, о каком занятии шла речь. Феба читала романы, писала письма, ездила в гости, одним словом, развлекалась, как это делали все светские дамы, не обремененные заботами.

И все же Деверелл чувствовал, что Феба говорила правду: все ее существо было наполнено энергией, она казалась собранной и целеустремленной, не похожей на человека, ведущего праздный образ жизни.

Чем больше виконт думал об этом, тем больше убеждался в своей правоте. У Фебы была какая-то тайна, которую она скрывала не только от посторонних, но и от тетушки, причем секретное занятие не было связано со светскими развлечениями.

Возможно, это таинственное занятие и мешало Фебе ощутить себя в полной мере женщиной?

Миновав лужайку и войдя в тенистый сад, Феба внезапно заметила сидевшего на каменной скамейке Джослина. Ей сразу захотелось повернуться и уйти, но это было бы слишком неучтиво с ее стороны, поэтому, чертыхнувшись про себя, она осталась.

Виконт медленно встал и поклонился.

– Даже двадцатипятилетним леди не следует выходить на прогулку без спутников. – Он улыбнулся.

Фебе вдруг захотелось прогнать Деверелла, но это, наверное, выглядело бы довольно нелепо и дало повод думать, что она боится его.

– Я направляюсь в беседку, которая стоит вон там, на пригорке…

Кивнув, Деверелл медленно приблизился к ней:

– Я пойду с вами. Надеюсь, вы не откажетесь показать мне те живописные виды, о которых рассказывали вчера?

Феба, прищурившись, взглянула на виконта. Она стремилась прочесть его тайные мысли, которые Деверелл умело прятал под маской приветливости и любезности. Конечно, он прекрасно знал, что она не желает идти к беседке вместе с ним, но у нее не нашлось отговорки, чтобы отказать назойливому ухажеру.

Поскольку лицо Джослина хранило невозмутимое выражение, Феба так и не смогла выяснить истинных мотивов его поведения, однако понимала, что спорить бесполезно.

– Прошу. – Она жестом показала на мост, через который пролегал путь к беседке.

Виконт молча зашагал рядом с ней по залитой солнцем тропе и, как ни странно, так и не сделал попытки развлечь ее своей болтовней.

За мостом начался подъем, однако косогор был довольно пологим, и Феба могла не опираться на руку своего спутника, но Деверелл не отставал от нее ни на шаг, отчего ее раздражение постепенно усиливалось. Опасный момент на террасе, когда Феба едва не утратила контроль над собой, свидетельствовал о том, что она может снова потерять самообладание. Девереллу каким-то образом удалось вызвать в ней новые незнакомые ощущения, о существовании которых Феба раньше даже не догадывалась, и теперь она сердилась на себя за то, что была сейчас похожа на безумно влюбленную школьницу. Никогда в жизни, даже в отрочестве, она не переживала подобных эмоций.

Если бы она стала сейчас лепетать нежные слова, интересно, как прореагировал бы на них Деверелл? Наверное, посмеялся бы и только.

Подумав об этом, Феба тут же запретила себе делать подобные глупости.

– Одри почти ничего не рассказывает о вашей службе в армии, – медленно произнесла она. – На каких фронтах вы сражались?

Виконт ответил не сразу, и Феба бросила на него настороженный взгляд.

– Я действительно поступил в гвардию, но через месяц перевелся на другую службу, – наконец заговорил он, не глядя на свою спутницу. – Пока шла война, я находился в Париже…

В глазах Фебы промелькнуло удивление.

– В Париже? Но… – Она замялась. – Так вы были шпионом?

Виконт поморщился: ему вовсе не хотелось говорить на эту тему. Впрочем, его будущая жена имела право знать правду.

– Официально это называется «агент секретных служб».

Это признание скорее не испугало, а заинтриговало Фебу.

– И чем именно вы занимались? Выведывали военные секреты и передавали тайную информацию в Уайтхолл?

Деверелл усмехнулся:

– Военные секреты – не мой профиль. – Он помолчал, собираясь с мыслями. – Еще до поступления на службу я получил хорошее образование, закончил Итон и Оксфорд, освоил основы бизнеса и коммерции. Коньком моего отца были проблемы спроса и предложения в национальном масштабе, напрямую связанные с вопросами снабжения и транспортировки больших объемов товаров из одной части мира в другую. Эрудиция помогла отцу сколотить неплохой капитал и обеспечить благосостояние семьи, а потом свои знания он передал мне.

Они продолжали подниматься по идущей в гору тропе, и Деверелл помог Фебе перешагнуть через выступающие из земли корни дерева.

– Учтя мои обширные познания в области бизнеса и коммерции, а также то, что я хорошо говорю по-французски и могу выдать себя если не за коренного француза, то по крайней мере за уроженца одной из французских колоний, начальство поручило мне внедриться в экономическое ведомство Франции, занимающееся снабжением армии и государства стратегическими товарами.

Феба с большим интересом слушала виконта, и это ободрило его.

– Оказавшись во Франции, я принялся за дело. Вы, конечно, понимаете, что трудно снабдить армию достаточным количеством ружей, когда на литейные заводы вдруг прекращаются поставки чугуна. Прекращение транспортировки или срыв поставок жизненно важных грузов в годы воины порой может решить ее исход.

– Согласна, но ведь работа секретного агента таит в себе много опасностей. – Феба нахмурилась. – Целых десять лет вы подвергали свою жизнь риску…

Деверелл кивнул:

– Тайный агент всегда должен быть начеку: потеря бдительности может привести к провалу.

Тропа начала петлять среди зарослей тенистых деревьев, где путников ждала приятная прохлада, это означало, что они близки к вершине холма.

Выйдя на небольшую полянку, Феба остановилась и взглянула вниз, туда, где простирались похожие на лоскутное одеяло поля арендаторов. Легкий ветерок развевал завитки, выбившиеся из ее высокой прически, и Джослин не мог оторвать от них глаз.

Как будто почувствовав его пристальный взгляд, Феба обернулась, и некоторое время они молча смотрели друг на друга. Феба первой нарушила молчание:

– Я слышала, что вы завели в своих поместьях племенной скот и разводите чистокровных лошадей. Судя по всему, теперь вы вышли в отставку и вернулись к той жизни, которую прервала война.

Виконт улыбнулся:

– Мою судьбу изменило скорее полученное мной наследство, чем окончание войны и выход в отставку. – Он на мгновение задумался, затем, пожав плечами, продолжил: – Если бы не внезапная смерть моего дальнего родственника, я вряд ли вернулся бы к мирной, размеренной жизни: десять лет напряжения и кипучей деятельности способны изменить вкусы и пристрастия любого человека.

Слова виконта озадачили Фебу.

– А что вы думаете о принце-регенте? – внезапно спросила она. – Вы встречались с ним?

– С Принни? – Деверелл усмехнулся. – О да. Не могу сказать, что он очаровал меня…

Феба еще долго расспрашивала его о службе. Ее вопросы на первый взгляд казались беспорядочными, но Джослин чувствовал, что все они преследовали одну цель. Феба, по-видимому, хотела составить собственное представление о его характере и мировоззрении.

Он с готовностью признался ей, что самой сильной его страстью является любовь к чистокровным лошадям, на разведение которых он не жалеет ни сил, ни денег, а затем замолчал, ожидая, что Феба спросит, каким еще страстям он подвержен.

Однако этот вопрос был слишком очевиден, и, видимо, потому Феба не задала его.

К тому времени, когда они добрались до круглой беседки, стоявшей на вершине холма, Феба знала уже многое о Деверелле, но у нее было такое чувство, что виконт по-прежнему что-то скрывает от нее.

Они поднялись на круглую деревянную платформу, где стояла беседка, очень напоминавшая карусель, над которой располагался конусообразный навес.

Подойдя к парапету, Феба обвела взглядом живописные окрестности, а виконт, остановившись поодаль и пользуясь удобным случаем, стал наблюдать за ней.

От такой женщины, как Феба, можно было ждать всего, что угодно. Вряд ли она изменит свой взгляд на брак и примет его предложение руки и сердца. Виконт также не рассчитывал на то, что ему удастся уговорить ее стать его любовницей, но тем не менее надеялся, что она задумается над его словами.

Подойдя к Фебе, Джослин взглянул на открывавшуюся из беседки великолепную панораму. Отсюда как на ладони были видны усадьба и ее окрестности; до самого горизонта тянулись поля и простирались поросшие травой пологие холмы. Извивавшаяся между ними река лентой убегала вдаль.

Здесь они были наедине, и Деверелл решил, что в такой ситуации может позволить себе кое-какие вольности. Поддавшись искушению, он дотронулся до легких шелковистых завитков, и Феба, вздрогнув, крепче вцепилась в парапет беседки.

– Прекратите! – Она бросила на виконта раздраженный взгляд.

– Но почему? Разве вам это не нравится?

Феба замялась.

– Нет! – наконец выдавила она.

Виконт усмехнулся, но все же убрал руку, и Феба тут же повернулась к нему, собираясь следить за каждым его движением; однако, когда он молча положил ладонь ей на затылок, ее бросило в дрожь.

Чувствуя, как напряглась рука Деверелла, Феба затаила дыхание.

Пальцы, лежавшие на ее затылке, дрогнули, и виконт ласково погладил ее по голове, словно имел дело с норовистой необъезженной лошадью.

Феба едва дышала, ее била нервная дрожь. Она не привыкла к прикосновениям мужчин, к любовным ласкам, они пугали ее.

В свои двадцать пять лет она еще ни разу не целовалась.

Разумеется, Джослин отлично понимал состояние «дичи», но ее реакция казалась ему слишком бурной. Впрочем, его тоже неудержимо влекло к ней. Но возможно, именно его смелость пугала Фебу, и к тому же она не могла так быстро решиться на близость с ним – ведь они только вчера познакомились. К такой женщине, как Феба, нужен был особый подход.

С трудом обуздав свои чувства, виконт заглянул в глубину сине-фиолетовых глаз. Нервы Фебы были напряжены до предела, но он не собирался целовать ее, его губы лишь чуть коснулись завитка у уха.

– Не пытайтесь бороться с влечением. – Он подождал, пока смысл его слов дойдет до ее сознания. – Не отталкивайте меня. Мои прикосновения могут доставить вам такое сильное наслаждение, какое вы еще ни разу в жизни не испытывали.

Поняв, что Джослин не собирается целовать ее, Феба сразу успокоилась.

– Не надо только делать вид, что вы заботитесь исключительно обо мне: вы сами не прочь получить наслаждение.

Джослин добродушно усмехнулся:

– Разумеется, и вы напрасно думаете, что я собираюсь это скрывать.

Всю обратную дорогу Феба чувствовала, как сильно колотится у нее сердце. Ей казалось, что она только что избежала смертельной опасности. Несколько минут назад ее едва не поглотило чудовище, следовавшее сейчас за ней по пятам, и этим чудовищем был вовсе не Джослин, а та искра, которая пробежала между ними.

Когда они пересекли лужайку и подошли к крыльцу, мысль о чудовище, представлявшем для Фебы реальную угрозу, окончательно созрела у нее в голове.

Она ненавидела Деверелла за дерзость и упорство, но еще больше ее нервировало вспыхнувшие между ними взаимное притяжение. Оно раздражало Фебу, внушало ей неуверенность в себе. Почему ее так неудержимо влечет к Девереллу, почему он кажется ей обаятельным и притягательным, почему она выделяет его среди остальных мужчин? Все это казалось Фебе чем-то необъяснимым. Даже его рассказ возбудил в ней любопытство; она не ожидала, что ее так сильно заинтересует жизнь и судьба этого человека. Феба боялась его прикосновений, его жгучих взглядов. Но может быть, этот страх неоправдан – ведь Деверелл не стал целовать ее, когда понял, что она не хочет этого…

Втайне Феба мечтала о том, чтобы Деверелл, несмотря на охвативший ее ужас и панику, взял ее за руку и научил всему, чего она еще не знала. С ее стороны подобные желания были настоящим безумием, но как бороться с этим безумием, ей было совершенно неясно.

Поднявшись по каменным ступеням на террасу, Феба остановиласьи, собравшись с духом, повернулась лицом к следовавшему за ней Девереллу.

– Спасибо за компанию, милорд.

Из глубины дома донесся звук гонга, и виконт, улыбнувшись одними глазами, изящным жестом указал на двустворчатые застекленные двери, которые вели с террасы в комнаты.

– Кажется, нас приглашают на завтрак, – промолвил он.

Слегка нахмурившись, Феба кивнула и направилась к дверям.

Меньше всего на свете Фебе хотелось выслушивать возбужденные рассказы о прогулке верхом к древним руинам, тем не менее она вынуждена была притвориться заинтересованной собеседницей. Делая вид, что слушает, Феба старалась прийти в себя после разговора с Девереллом в саду. Его присутствие, как всегда, волновало ее, обостряло все ее чувства. В ее голове роилось множество тревожных мыслей, не дававших ей ни минуты покоя.

Больше всего Фебу поражало то, что, когда они находились одни, виконт так и не поцеловал ее. Это означало, что он прекрасно владел собой, контролировал каждое свое движение, каждый шаг. Этому человеку, несомненно, были свойственны сильная воля и недюжинное самообладание.

Феба надеялась, что сможет уйти в свою комнату, как только завтрак будет закончен, но ей не удалось этого сделать, поскольку гости тут же организовали турнир по стрельбе излука. Встав из-за стола, леди и джентльмены шумной гурьбой направились через лужайку к растущим на ее краю деревьям, чтобы расположиться под их сенью, а в это время слуги под руководством Эдгара Томаса и Питера Меллорса установили на лужайке мишени.

Под деревьями гостей уже ждали стулья, и леди удобно устроились на них в тени раскидистых крон, тогда как виконт сначала не спеша расхаживал между стульями, а затем остановился рядом с Одри.

Феба делала вид, что поглощена разговором с Джорджиной и Леонорой, хотя на самом деле прислушивалась к тому, что говорил Деверелл своей тетушке. Он с упоением рассказывал о живописных видах, которые открывались из беседки на холме, однако, к счастью, Одри не спросила племянника о том, с кем он был там.

Наконец Эдгар, хлопнув в ладоши, привлек к себе внимание собравшихся.

– Начинаем! – крикнул он, обводя глазами всю компанию. – Мы разделили вас на группы по четыре человека. Лучники, победившие в группах, продолжат соревнование.

Затем Эдгар зачитал правила турнира.

– Сначала будут стрелять леди, аза ними джентльмены, – пояснил он.

Леди тут же повскакали со своих мест, и Джослин с удивлением взглянул на Фебу, которая не тронулась с места.

– Вы решили не участвовать в турнире?

Она подняла на него глаза.

– Мне это неинтересно.

Виконт усмехнулся и, отвесив ей полупоклон, направился туда, где собирались джентльмены.

Едва турнир начался, как Феба украдкой огляделась по сторонам, намереваясь улизнуть в дом. Пожилые леди не обращали на нее никакого внимания и были поглощены разговорами или внимательно наблюдали за своими юными дочерьми и племянницами, соревновавшимися в стрельбе излука, тогда как стоявшие неподалеку пожилые джентльмены оживленно разговаривали об охоте. Деверелл, держа в руках большой лук, с любопытством следил за ходом состязаний.

Момент показался Фебе удобным, но сладкая лень как будто сковала ее волю. Ей было приятно нежиться в тени, чувствуя, как теплый летний ветерок, пропахший травами и ароматами цветов, играет в ее волосах.

Стрельба из лука действительно не интересовала ее, но дух соревнования постепенно начал овладевать всеми участниками турнира, и Феба с улыбкой следила за перипетиями борьбы.

Ко всеобщему удивлению, в финал женских состязаний неожиданно вышли Леонора и Дейдре, блондинка и шатенка, две прелестные Дианы, богини охоты. В конце концов победила Дейдре; она с ликованием принимала похвалы и комплименты, сияя от радости.

Затем к стрельбе приступили мужчины. Деверелл вместе с еще двумя участниками вышел в финал. Как и другие джентльмены, он сбросил с себя сюртук, который мешал ему натягивать тетиву, и Фебу поразил мощный разлет его широких плеч.

Виконт был на несколько лет старше, а также выше и тяжелее двух других финалистов Карлтона Филипса и Чарли; Феба не сомневалась в том, что он превосходит их в физической силе, поэтому она не удивилась, когда после первого круга Деверелл повел в счете.

В соответствии с правилами турнира в следующем круге его соперники стреляли первыми, но, наблюдая за виконтом, Феба заметила, что он следит не за ними, а за молодыми леди, которые с нетерпением ждали, кто же выйдет победителем, чтобы броситься ему на шею и осыпать комплиментами.

Наконец наступил черед Джослина, и он не спеша подошел к огневому рубежу. Три стрелы, выпущенные одна за другой, метко поразили цель, однако стрелку не удалось повторить успех, которого он добился в первом круге: его стрелы не попали «в яблочко».

Подсчитав очки, судьи турнира объявили победителя. Вокруг поднялся невообразимый шум, все бросились поздравлять Чарли, однако некоторые молодые леди при этом тайком следили за виконтом, сожалея, что он упустил победу.

Деверелл тем временем, пожав руки соперникам и отдав лук Эдгару, направился прямиком к деревьям – туда, где сидела Феба. Даже на таком большом расстоянии она ощущала его жгучий взгляд. Увы, бежать было поздно.

Склонив голову, чтобы не задеть низко растущие ветви, виконт вошел под сень деревьев и остановился рядом с Одри, которая внимательно следила за лучниками сквозь лорнет.

– Я и не подозревала, что Чарли такой меткий стрелок: он стреляет даже лучше, чем вы! – Одри подняла глаза на племянника.

Деверелл пожал плечами.

– Да, сегодня он был лучшим среди нас.

Одри удивленно приподняла бровь, однако ничего не сказала; но едва виконт повернулся к Фебе, под деревьями появился Стрипс и сообщил, что пришло время пить чай.

Подавив вздох, Джослин обернулся к Эдит и Одри.

– Не хотите ли чаю, миледи? – учтиво спросил он.

Обе дамы кивнули:

– Да, пожалуй.

– А вы? – Деверелл устремил взгляд на Фебу.

– Я тоже пойду за чаем. – Она протянула ему руку.

Виконт помог ей встать, после чего они направились к помосту, на котором стоял стол с чаем и пирожными, и уже вскоре вернулись с подносами, полными чашками и горой пирожных.

Тетушки между тем так увлеклись разговором о давно минувших днях, что совсем забыли о чае. Взяв чашку, каждая рассеянно кивнула в знак благодарности, после чего они снова погрузились в воспоминания, тогда как Феба и Деверелл пили чай молча.

Деверелл не замечал, что молодые дамы посматривают на него, все его внимание было приковано к Фебе. Он знал, что во время соревнований она пристально наблюдала за ним. Ее брошенные тайком взоры волновали его. Пожалуй, только в юности, во время учебы в Итоне, когда служанки устремляли на него нескромные взгляды, сердце Деверелла трепетало так же сильно.

Поглядывая на Фебу из-под ресниц, виконт думал о том, что, судя по всему, «дичь» всерьез отнеслась к сделанному им предложению стать его любовницей. Эта мысль возбуждала его; он знал, что если вновь окажется с ней наедине, то уже не сможет совладать со своими чувствами.

Правда, сегодня в беседке ему удалось обуздать свою страсть: виконт хотел поцеловать Фебу, но так и не сделал этого. Здравый смысл возобладал над вожделением и заставил его вовремя остановиться. Однако теперь ситуация изменилась; Феба не отказала ему сразу, она раздумывала над его предложением, и этот факт вселял в душу Деверелла надежду на то, что она может в конце концов согласиться стать его любовницей.

Виконту хотелось остаться с Фебой с глазу на глаз, чтобы заставить ее изменить свой взгляд на некоторые вещи, и он нарочно проиграл состязания по стрельбе из лука для того, чтобы посторонние не мешали ему осуществить свой замысел. Он во что бы то ни стало поцелует ее сегодня. Деверелл знал, что если не сделает этого, если не насладится вкусом ее поцелуя, то просто сойдет с ума от перевозбуждения.

Он допил вторую чашку чая и взглянул на Фебу.

– В течение следующего часа гости будут пить чай и болтать о разных пустяках. – Виконт понизил голос. – Вам не скучно? Если хотите, мы могли бы немного прогуляться вдоль речки – там есть очень красивые места:

Поколебавшись несколько мгновений, Феба кивнула и, отойдя к маленькому столику, стоявшему рядом с Одри, поставила на него свою чашку.

– Мы пойдем немного прогуляемся, – сказала она.

Одри любезно улыбнулись.

– Конечно, дорогая, – сказала Эдит. – Сегодня чудесный день.

Она тут же вернулась к прерванному разговору, предоставив молодым людям полную свободу действий.

Глава 4

Они не спеша шли под сенью старых деревьев, а слева от них, в низине, журчала река. Деверелл и Феба следовали вдоль ее русла по высокому берегу. Вскоре виконт взял свою спутницу за руку и, цепляясь за выступавшие из земли могучие корни деревьев, помог ей спуститься к самой воде, где пролегала узкая тропинка.

Все еще полноводная, бурная после весеннего паводка речка стремительно бежала по валунам, образуя перекаты. Громкий шум воды был похож на чудесную песню, которую исполняла сама природа. В ее мелодию вплетался стрекот прозрачных стрекозиных крыльев и щебетание зябликов. В низине стоял нагретый, напоенный солнечным теплом полуденный воздух; он обволакивал Фебу и Деверелла, делая их движения более медлительными и ленивыми.

Они долго шли молча. Феба много раз гостила в этом поместье, но впервые забрела сюда.

Внезапно тропа сделала крутой поворот, и Феба увидела то место, куда Деверелл, должно быть, и вел ее. Река образовывала здесь настоящее озеро, и теперь музыка воды звучала совсем иначе, чем на перекатах. Феба слышала ленивый плеск волн, накатывающих на берег. Тропинка, которая шла вдоль кромки воды, в этом месте уходила немного в сторону и терялась среди зарослей деревьев, ветви которых отражались в озере, нависая над ним.

Деверелл повел ее под сень этого зеленого шатра, где их встретила приятная прохлада. Они подошли к старому раскидистому дереву, росшему в нескольких ярдах от берега, и Феба прислонилась спиной к стволу, а виконт, подобрав с земли плоский камешек, размахнулся и бросил его в озеро.

Камень плюхнулся неподалеку от противоположного берега, всколыхнув спокойную гладь и спугнув зимородка, который выпорхнул из зарослей и полетел прочь от озера.

«Что я здесь делаю? – думала Феба, наблюдая за ним. – Искушаю судьбу?»

Как будто прочитав ее мысли, виконт повернулся и взглянул на свою спутницу. Феба затаила дыхание. Заметив ее волнение, Деверелл медленно подошел к нем м, не говоря ни слова, поцеловал.

Все произошло так быстро, что Феба не успела испугаться. В движениях виконта не было ни угрозы, ни агрессии. Мягкие губы Фебы податливо разомкнулись, однако Джослин вед себя на удивление сдержанно: он не обнимал ее, не прижимал к себе и не ласкал. Тем не менее его поцелуй доставлял Фебе неизъяснимое удовольствие; тепло разлилось по всему ее телу. Ей вдруг захотелось большего, ее возбуждение нарастало.

Когда язык виконта проник к ней в рот, она даже не вздрогнула, хотя раньше и не подозревала, что можно так целоваться. Деверелл действовал медленно, осторожно, не форсируя событий; он обуздывал свою страсть, боясь испугать Фебу. Он впервые имел дело с неопытной девушкой и выверял каждое свое движение. Конечно, он мог бы воспользоваться своей властью над ней, схватить красавицу, повалить ее на мягкую шелковистую траву и овладеть ею, но тогда не добился бы своей цели. Сегодня он мог отважиться лишь на невинный поцелуй и поэтому контролировал каждое свое движение.

Со своей стороны Феба совсем не ожидала, что виконт может быть таким ласковым, от возбуждения у нее кружилась голова и трепетала каждая жилка. Его поцелуй был нежным и обольстительным, хотя в ее представлении сам Деверелл отличался твердостью, решительностью и всегда шел прямиком к цели. Почему же он вел себя с ней в несвойственной ему манере?

Феба не хотела стать жертвой обмана. Она не терпела притворства и коварства. Положив ладонь на предплечье виконта, она почувствовала, как сильно он напряжен, и поняла, что всеми его действиями управляет стальная воля.

Пожалуй, она была очень наивной, когда согласилась прогуляться с ним вдоль реки. С таким мужчиной, как Деверелл, ни одна женщина не могла чувствовать себя в полной безопасности.

– Пожалуйста, не надо… – наконец взмолилась она.

Виконт чуть улыбнулся:

– Почему бы нам не сделать еще один шажок по этой тропинке? Давайте посмотрим, куда она нас приведет…

Феба отлично понимала, о чем он говорит: Деверелл почти открыто предлагал ей стать его любовницей.

Это было вполне приемлемое для нее предложение, поскольку отвечало ее характеру и потребностям.

Со стороны такого властного человека, как виконт Пейнтон, это был великодушный поступок, и Феба знала, что сильно пожалеет, если сейчас откажется от этого предложения.

– Я… – Она судорожно вздохнула. – Хорошо… Я согласна. Но только один шажок… а там посмотрим.

Улыбка Деверелла стала куда более откровенной, и он погладил Фебу по щеке.

– Я мечтал об этом поцелуе с той минуты, как впервые увидел вас, дорогая…

– Неужели еще в библиотеке? – удивленно спросила Феба.

– Да. – Он взял ее за руку. – Но если бы я тогда поддался искушению, то не ограничился бы одним поцелуем: ваша поза была слишком соблазнительна. То, что мы находились наедине, возбуждало меня.

– Сейчас мы тоже находимся наедине.

Джослин покачал головой:

– Всему свое время. Наше еще не настало.

– Тогда пойдемте, нам надо возвращаться. И не забудьте: вы должны переодеться к ужину!

Виконт кивнул, и они вместе молча направились к дому.


– Скажи Джессике, чтобы она пришла сразу же, как только гости улягутся. – Феба обернулась к горничной. – Сегодня у нас музыкальный вечер, и мне там будет ужасно скучно, но мы можем воспользоваться удобным случаем и встретиться после того, как все разойдутся по своим комнатам. Если кто-нибудь случайно увидит Джессику поздним вечером внизу, она может сказать, что леди Моффат послала ее за веером, позабытым в комнате для музицирования.

– Хорошо, я передам вашу просьбу. Но если вечер обещает быть таким скучным, тогда зачем вы наряжаетесь? – Скиннер достала из сундука ярко-зеленое шелковое платье своей госпожи.

Быстро взглянув на служанку, Феба взяла с туалетного столика флакончик с духами.

– Надеюсь, компания, которая соберется сегодня, будет куда интереснее, чем само развлечение.

– Компания? Вы имеете в виду этого высокого, темноволосого красавца?

– Ну, там будет не только он. – Феба покраснела. Она сердилась на Скиннер, хотя та, конечно, была права. Джослин, конечно же, постарается уединиться с ней, но что он предпримет потом? Феба не сомневалась, что в науке страсти нежной этот мужчина является непревзойденным наставником.

– Прикажете сообщить Джессике, что операция начнется завтра ночью? – спросила служанка.

Феба поставила флакон слухами на туалетный столик.

– Разумеется. Фергус связался с Бертлзом?

– Да. Ответ должен прийти завтра утром.

– Прекрасно. Извести меня, когда все будет готово. – Феба встала, и Скиннер помогла ей надеть платье.

Поправив корсаж и юбку, Феба взглянула на себя в зеркало и осталась вполне довольна своим внешним видом. Наряд такого необычного оттенка осмелилась бы надеть не каждая женщина, но ей он нравился: цвет платья напоминал цвет глаз того, о ком она постоянно думала.

Зашнуровав платье, Скиннер приступила к прическе, распустив узел, в который были собраны волосы Фебы, расчесала их, а затем уложила вновь.

Пока Скиннер причесывала ее, Феба надела серьги с зеленовато-голубыми аквамаринами, браслет и кулон.

– Ну вот опять! – проворчала Скиннер, возясь с мелкими завитками, падавшими на затылок Фебы. – Эти локоны слишком короткие и постоянно выбиваются из прически. Пожалуй, я скреплю их заколками.

Феба на мгновение замерла, вспоминая те ощущения, которые она испытала, когда Деверелл положил ей ладонь на затылок.

– Не надо, оставь их в покое, – велела она.

Скиннер бросила на свою госпожу удивленный взгляд: обычно от нее требовалось, чтобы волосы были гладко зачесаны и аккуратно собраны в узел.

Заметив ее недоумение, Феба пожала плечами.

– Я уже привыкла к ним, – сказала она и взяла шаль, висевшую на. спинке стула. На самом деле ей хотелось, чтобы Деверелл, увидев соблазнительные завитки, снова положил ей ладонь на затылок.

Когда после ужина гости перешли в комнату для занятий музыкой, Феба уже была близка к отчаянию, так как ничего не ждала от вечера, кроме смертельной скуки.

Вечер начался вовсе не так, как она рассчитывала: в гостиной к ней сразу же устремились Питер и Эдгар, как будто специально, чтобы утомить ее своей болтовней. Они собирались устроить соревнования по крокету и, исполненные энтузиазма, делились своими планами, не давая другим гостям рта открыть.

Феба раздраженно огляделась по сторонам, ища глазами Деверелла; она надеялась, что он придет к ней на помощь, однако виконт стоял у окна вместе с Дейдре и ее подругами, которые плотной стеной окружили его.

Наконец гости перешли в комнату для музицирования, но Феба не ждала от концерта ничего хорошего. В течение нескольких часов слушать пьесы в исполнении доморощенных музыкантов – от этого любой придет в уныние.

Мария прошептала ей на ухо, что она, как старшая среди незамужних молодых леди, должна начать концерт, и Феба с обреченным видом направилась к фортепиано.

Целью подобных вечеров являлась демонстрация талантов девушек на выданье – так неженатые джентльмены могли лучше приглядеться к ним и выбрать себе невесту. Однако Феба не стремилась выйти замуж и ей незачем было хвастаться своими способностями. Впрочем, если уж она была вынуждена весь вечер слушать музыку в жалком исполнении, то пусть эти бездарные девицы сначала посмотрят и поучатся у нее, как надо играть на фортепиано!

Открыв крышку, Феба пробежала пальцами по клавишам и, убедившись, что инструмент хорошо настроен, начала рыться в стопке заранее приготовленных нот.

Внезапно она почувствовала на себе чей-то взгляд и, повернув голову, увидела, что виконт направляется к ней; гости уже расселись по своим местам, Дейдре и другие молодые леди с озабоченными лицами совещались со своими мамашами о том, какую пьесу им лучше выбрать для исполнения, и Джослина на какое-то время оставили в покое.

Остановившись поблизости, он вежливо поинтересовался:

– Что вы собираетесь нам сыграть?

Феба пожала плечами:

– Что-нибудь мелодичное, какую-нибудь сонату.

Взглянув на него снизу вверх, она заметила, что виконт улыбается.

– Полагаю, вы также поете?

– Да.

– В таком случае, может быть, вы исполните какую-нибудь балладу? Я готов спеть с вами дуэтом.

Феба на мгновение растерялась, однако быстро взяла себя в руки. Она не могла отклонить его предложение.

– Что вы скажете об этой балладе?

Пробежав глазами ноты, Деверелл кивнул:

– Я знаю это произведение.

Феба поставила ноты на пюпитр, и в этот момент к фортепиано подошла Мария. На ее лице сияла улыбка.

– Мы с Пейнтоном вместе исполним балладу, – сообщила ей Феба.

Мария в восторге захлопала в ладоши.

– Как это замечательно! – воскликнула она и повернулась к виконту: – Благодарю вас, милорд. Надеюсь, вашему примеру последуют другие джентльмены!

Мария тут же объявила, что Феба и Деверелл собираются исполнять балладу, после чего Феба заиграла, и окружающий мир как будто перестал существовать для нее. Она была полностью поглощена музыкой. Ее кисти стойкими изящными пальцами взмывали над клавишами, и звуки, казалось, сами лились без всяких усилий с ее стороны.

Когда она запела, ее голос – приятное сильное контральто – заполнил собой всю комнату, передавая все оттенки чувств, а затем вступил виконт, и Феба позабыла обо всем на свете. Она не обращала внимания на то, что к ним прикованы десятки взглядов. Удивительный звучный голос Джослина как будто поймал ее в свои сети и окончательно заворожил. Их голоса то переплетались, то расходились – один опускался на октаву вниз, другой взмывал вверх. Они по очереди доминировали в дуэте – не для того, чтобы помериться силами, а для того, чтобы поддержать друг друга или дать возможность продемонстрировать партнеру свой талант. Никогда еще у Фебы не было такого чуткого отзывчивого партнера, и она старалась не подвести его.

В балладе было двенадцать строф, и в конце их голоса слились в один гармоничный аккорд, завершающий произведение.

Когда музыка стихла, Феба вернулась к действительности. В комнате стояла мертвая тишина, которая свидетельствовала о том, что слушатели поражены великолепным исполнением. Затем зазвучали громкие аплодисменты.

Феба улыбнулась и, встав, поклонилась вместе с Девереллом. Освобождая место для следующих исполнителей, они прошли в глубину комнаты, туда, где сидели Одри и Эдит.

– Замечательное исполнение, – похвалила их Эдит; ее лицо сияло от радости. Одри тоже выглядела вполне довольной.

– Пение доставило мне огромное удовольствие, – признался Деверелл Фебе, когда они встали за спинкой диванчика, на котором сидели их тетушки.

– Мне тоже. Я не ожидала, что вы так хорошо поете: у вас настоящий талант.

Виконт усмехнулся:

– Посещение парижских салонов, по-видимому, было для меня не таким уж бесполезным делом.

– Ах вот оно что!

Феба устремила взгляд на леди, сидевшую за фортепиано.

Концерт, как она и предполагала, оказался очень скучным. Фебе не терпелось остаться наедине с виконтом, но сейчас они не могли уединиться.

И все же Феба время от времени украдкой поглядывала на Деверелла. Он слушал музыку с невозмутимым видом, но по тоскливому выражению его глаз она догадалась, что его состояние близко к отчаянию. Время для них обоих тянулось невыносимо медленно.

Днем они вступили на новую тропинку, и Фебе хотелось сделать по ней еще один шажок. Совместное исполнение баллады только подстегнуло ее, разожгло аппетит. Ей хотелось получать все новые ощущения, и она с нетерпением ждала того часа, когда наставник вновь возьмется за ее обучение.

Когда в комнату наконец вкатили столик на колесиках с чаем, было очень поздно и Феба уже смирилась с тем, что свидание с Девереллом сегодня не состоится.

Выпив чаю, Эдит поднялась с диванчика, собираясь удалиться в свою комнату, и Феба решила проводить тетушку наверх; однако виконт остановил ее.

– Встретимся в беседке у озера, когда все улягутся, – тихо прошептал он.

Феба заколебалась, и тогда Джослин, взяв ее руку, галантно прикоснулся к ней губами. По ее пальцам пробежала дрожь. Феба поняла, что Деверелл настроен очень решительно и не упустит шанс встретиться с ней наедине.

– Хорошо, – прошептала она. – Я приду, когда в доме все стихнет.

Ведя тетушку к выходу, Феба чувствовала на себе взгляд виконта. Он не спускал с нее глаз до тех пор, пока она не исчезла за дверью.

Наконец обитатели дома разошлись по своим спальням и все стихло. Стараясь ступать бесшумно, Феба вернулась в комнату для музицирования, чтобы встретиться с Джессикой, горничной леди Моффат, и посвятить ее в детали плана, который им предстояло осуществить.

Узнав о том, что ее скоро спасут, девушка бросилась Фебе на шею и стала горячо благодарить ее; бедняжка ужасно боялась возвращаться в загородный дом Моффатов, в котором ей не давал прохода сластолюбивый лорд Моффат.

Заверив Джессику в том, что завтра ночью после бала она благополучно уедет отсюда, Феба отпустила ее и вышла из дома через боковую дверь, а затем, завернув за угол, она направилась по усыпанной гравием дорожке к стоявшей у пруда беседке.

Виконт уже ждал ее, прислонившись к одной из мраморных колонн. Сегодня ему удалось узнать о Фебе кое-что новое. Перед ужином он встречался с Грейнджером, и конюх рассказал ему, что у мисс Маллесон есть горничная по имени Скиннер – женщина внешне строгая и суровая, но по натуре добрая и отзывчивая, она уже много лет прислуживала Фебе и знает ее с детства; у Эдит и Фебы один кучер на двоих, шотландец по фамилии Макенна. Кроме этого, Грейнджер выяснил, что комната Фебы находится рядом со спальней ее тетушки и выходит на террасу, расположенную с обратной стороны дома.

Беседка, в которой происходило свидание, очень нравилась Джослину: она как нельзя лучше подходила для тайной встречи любовников, – и он не сомневался, что на этот раз ему удастся добиться от Фебы более смелых ласк. Они непременно должны были сделать хотя бы еще один шажок по опасной тропе, которая вела в неизвестность.

Дрожа от нетерпения, Феба подошла к ротонде и, остановившись в нерешительности, вгляделась в густые тени в глубине беседки, которую скрывали от любопытных глаз густые заросли, так что со стороны дома трудно было разглядеть, что происходит внутри.

Отделившись от колонны, виконт подошел к арке, у которой остановилась Феба, и она, увидев его, улыбнулась, а затем, приподняв юбку, поднялась по мраморным ступеням.

– Я все гадала, пришли вы или нет… – негромко проговорила она.

Взяв Фебу за руку, Деверелл увлек ее в сумрак беседки. Ему хотелось крепко обнять ее, но, боясь, что она испугается, он сдержал свой порыв.

Взяв в ладони лицо Фебы, виконт припал губами к ее губам, но на этот раз он не собирался ограничиться одним поцелуем. Чувствуя, что Феба самозабвенно отвечает ему, он медленно положил руку на ее талию, однако не стал торопить события, Феба должна привыкнуть к его объятиям и убедиться в том, что он владеет собой и не потеряет голову.

Продолжая пылко целовать Фебу, Джослин осторожно придвигался ближе к ней.

Когда он прижал ее к себе, дрожь пробежала по телу Фебы, ее соски затвердели. Их поцелуй, казалось, длился целую вечность, но она не ощущала испуга, несмотря на смелость ласк Деверелла.

В конце концов, откинув все сомнения, она сама прильнула к нему всем телом, и окружающий мир словно перестал существовать для них.

Однако, несмотря на возбуждение, Деверелл не утратил контроля над собой: его поцелуи были все такими же неспешными, манящими, и Феба, исступленно гладя его грудь, широкие плечи, крепкую спину, наслаждалась ощущением силы, которая исходило от него. Она знала, что он хочет ее, и боялась, что не сможет утолить его безумную страсть, его неистовую жажду: Джослин как будто защищал Фебу от самого себя – своей похоти, желания близости, напора чувств.

Глаза Фебы затуманилась. Она все более страстно отвечала на каждую его ласку, на каждый поцелуй, и виконт был благодарен ей за это. Ее возбуждение нарастало, но даже сквозь дымку страсти Феба видела, какая опасность грозит ей в том случае, если он потеряет самообладание, поэтому она решила не искушать его.

Феба не могла видеть выражения глаз Деверелла, но она чувствовала, что он находится на пределе сил.

– У ваших поцелуев вкус изысканного вина, – прошептал виконт. – Они такие соблазнительные, Пьянящие…

– А у ваших поцелуев вкус… опасности.

– Да, я опасен, но не для вас. – Джослин выпустил ее из своих объятий и отступил на шаг. – Пойдемте, я провожу вас до дома.

Феба кивнула, и они, выйдя из-за деревьев, пересекли лужайку.

Подойдя к одной из застекленных дверей, ведущих в библиотеку, Деверелл распахнул ее и жестом пригласил Фебу войти. Когда она проходила мимо него, он вдруг обнял ее и привлек к себе.

Феба испуганно вздрогнула, но не стала сопротивляться. Их губы слились в долгом страстном поцелуе.

– Мы сделали еще один небольшой шажок, – прошептал Джослин, прерывая поцелуй. – А теперь спокойной ночи.

Феба кивнула и, когда он выпустил се из своих объятий, вошла в библиотеку, а Деверелл замер на пороге.

– Разве вы не собираетесь ложиться спать?

Он покачал головой:

– Я немного пройдусь.

Сквозь стекло Феба увидела, как виконт пересек залитую лунным светом лужайку и исчез за деревьями, затем повернулась и направилась к себе.

Глава 5

– Может быть, свернем незаметно куда-нибудь в сторону?

– Мы, конечно, можем попробовать. – Джослин взглянул на вереницу экипажей, двигавшихся впереди и позади его коляски. – Но к сожалению, нам этого не позволят.

Феба была очаровательна в своем муслиновом платье с узором из красноватых веточек. Вздохнув, она начала вращать кружевной зонтик над головой.

– Пикник есть пикник, но боюсь, что глупая болтовня гостей испортит мне аппетит, – заявила она.

– Ничем не могу помочь. – Виконт пожал плечами. – И вообще, зачем мы в это ввязались?

– Понятия не имею. – Феба бросила на него недовольный взгляд. – Если бы вы не проявляли ко мне повышенного интереса, я по крайней мере смогла бы отсидеться в библиотеке: я так и не дочитала книгу, которую начала накануне вашего приезда.

Джослин усмехнулся:

– Неужели вы готовы оставить меня на растерзание Дейдре и Леоноре? Нет, я не верю, что вы до такой степени жестоки!

Феба фыркнула.

– Джентльмен должен быть готов к подобным трудностям, когда решается приехать в гости ради девушек на выданье.

– Но я приехал только для того, чтобы взглянуть на вас.

Феба бросила на виконта удивленный взгляд.

– Неужели?

– Я уже говорил вам об этом при первой встрече.

– В таком случае мне следовало бы уделять вам больше внимания…

Интересно, на что она намекала? От чего Девереллу и стало не по себе, но тут вереница экипажей свернула на узкий изрытый колеями проселок, и он вынужден был сосредоточить все свое внимание на дороге.

В дороге Феба придумала три способа, с помощью которых они могли бы отстать от остальных гостей и уединиться, однако от всех трех ей пришлось отказаться, поскольку знакомые не спускали с них глаз, а когда они прибыли на место пикника и поднялись на пологий холм, с которого открывался прекрасный вид на окрестности, гости потребовали, чтобы Феба рассказала им о местных достопримечательностях.

– Вы очень хорошо осведомлены о красотах этого края, – лежа на траве, рядом с Фебой, и глядя куда-то вдаль, за горизонт, заметил виконт, когда она закончила свой рассказ.

Феба сидела на коврике, свежий ветерок трепал выбившиеся из ее прически завитки. Вскоре гости, разбившись на группы, увлеклись болтовней, и у молодых людей появилась возможность побеседовать друг с другом без посторонних.

– Я выросла неподалеку отсюда, – сказала Феба. – Мой отец, лорд Мартиндейл, владел Мартиндейл-Холлом, расположенным примерно в двадцати милях отсюда. – Она показала рукой на восток.

– Вы много времени проводите в этой усадьбе?

Феба печально улыбнулась:

– Я жила в ней почти безвыездно до восьми лет, но, когда мне было семь, моя мама умерла. С тех пор отец превратился в настоящего затворника и теперь редко покидает усадьбу. Меня он отправил к тетушкам – у меня их одиннадцать, и я наведываюсь по очереди к каждой из них, но большую часть времени я живу у Эдит. Ее муж умер, и она стала такой же одинокой, как и я… А у вас есть братья и сестры?

Виконт покачал головой.

– Моя мать, как и ваша, умерла, когда я был еще ребенком, а когда я служил за границей, скончался отец. Правда, у меня есть дядюшки и тетушки, но не по отцовской линии.

– Так вот почему вам необходимо жениться…

Деверелл кивнул.

Феба хотела поподробнее расспросить его о семье, но тут к ним подошли Джорджина и Хизер.

– Мы собираемся устроить соревнования по крокету, когда вернемся в усадьбу, и надеемся, что вы тоже примете в них участие, – сказала Джорджина.

Феба надменно приподняла бровь; тон Джорджины показался ей не вполне вежливым – она как будто пыталась навязать им свою волю.

– Боюсь, что после пикника у меня не останется сил на соревнования, так что на меня можете не рассчитывать.

– Ах, как жаль! – Феба притворно вздохнула. Джорджина явно не была расстроена отказом и тут же взглянула на Деверелла. – Но вы-то, надеюсь, сыграете с нами, милорд?

Джослин, прищурившись, посмотрел на Фебу.

– Я приму участие в турнире только при условии, что мисс Маллесон будет моим партнером.

Феба едва не прыснула со смеху: виконт загнал Джорджину в угол, и теперь та вынуждена была упрашивать Фебу принять ее предложение.

– Ах, дорогая, – взмолилась Джорджина, – я прошу вас.

– Ну что же, так и быть, я согласна. – Феба из-под ресниц взглянула на Деверелла.


Через три часа они уже стояли бок о бок на краю лужайки с крокетными молотками в руках.

– Я не играл уже несколько дет, – признался Деверелл, однако вскоре выяснилось, что он не утратил навыков игры. Правда, его поведение на площадке выглядело довольно странно: виконт постоянно старался дотронуться до нее, прикоснуться к ней, не отпуская ее далеко от себя, а Феба прежде считала, что в крокете нет места для постоянного контакта партнеров. Деверелл все время находился рядом с ней, задевал ее то рукавом, то ногой. Их руки на мгновение, как бы невзначай, соприкасались. Один раз, когда она нагнулась, пальцы Деверелла даже скользнули по ее затылку. Хотя Феба не сомневалась в том, что Деверелл намеренно прикасался к ней, ей это нравилось, и она каждый раз с замиранием сердца ждала, когда их руки соприкоснутся снова или когда виконт украдкой дотронется до ее бедра.

Посторонние, конечно же, ничего не замечали, поскольку эти мимолетные прикосновения были вплетены в ткань игры, и хотя в финале их все же обыграли Питер и Хизер, Феба и Деверелл чувствовали себя истинными победителями, поскольку получили от соревнований огромное удовольствие.

Когда турнир закончился, виконт отошел от Фебы, чтобы помочь остальным джентльменам собрать с лужайки крокетные ворота и молотки и унести их в дом, а она, отправляясь в свою комнату готовиться к предстоящему балу, думала о том, что сегодняшний день не прошел для нее впустую.

Когда Феба начала переодеваться, готовясь к балу, она вновь почувствовала то странное воздействие, которое оказали на нее мимолетные прикосновения Джослина. Нервы ее были напряжены до предела, чувства обострены. Она была охвачена томлением и жаждала ласк, объятий и страстных поцелуев.

Единственная ее надежда состояла в том, Что Деверелл поможет ей избавиться от неприятных ощущений. «Он наверняка что-нибудь придумает», – утешала она себя. Но как он сможет снять ее напряжение в присутствии множества гостей? На этот вопрос у нее не было ответа.


Сев на табурет, стоявший у туалетного столика, Феба взяла флакон со своими любимыми духами, а Скиннер начала расчесывать ее длинные волнистые волосы.

– Все готово для осуществления нашего плана? – спросила Феба.

Служанка кивнула:

– Наши люди будут ждать с экипажем в условленном месте, а Джессика встретится с вами в библиотеке. Бедная крошка, она находится в таком отчаянии, что, наверное, убежала бы куда глаза глядят, если бы мы не взялись помочь ей.

– Хм… Присматривай за ней, чтобы она не наделала глупостей.

Стрипс и другие слуги не должны ничего заподозрить.

– Я не спущу с нее глаз. Вы будете переодеваться после бала?

Феба на мгновение задумалась, а потом покачала головой:

– Пожалуй, нет.

– В таком случае все это время я проведу с Джессикой. Как только леди Моффат соберется на бал и отпустит свою горничную, я ни на шаг не отойду от нее.

– Вот и прекрасно.

В дверь негромко постучали, и служанка, подойдя к двери, впустила Одри, одетую в широкое, как тога, платье из черного шелка, а ее голову украшал золотисто-черный тюрбан.

Усевшись в кресло, стоявшее рядом с туалетным столиком, Одри окинула Фебу критическим взглядом.

– Этот цвет идет вам, дорогая. Какие украшения вы собираетесь надеть к этому платью? Гранаты и жемчуг?

– Вы угадали. Пожалуй, и то и другое.

Одри откинулась на спинку кресла.

– Мы с Эдит рады, что вы… э… стараетесь поощрить моего племянника, но я хочу предупредить вас, что все Девереллы, я имею в виду, конечно, мужчин, вели себя в молодые годы довольно развязно, если не сказать распутно. Правда, вступив в брак, они становились образцовыми мужьями, и, я думаю, это главное. Вы ведь понимаете, о чем я хочу сказать: с годами мужчина набирается опыта и начинает ценить брак…

Одри замолчала, но Феба не знала, что ей отвечать, и поэтому пауза затянулась.

– Ваша мать и я были очень дружны, – наконец снова заговорила Одри. – Мы поверяли друг другу свои секреты, делились мечтами и надеждами; но есть одна история, о которой я предпочитала молчать до поры до времени. Теперь я решила рассказать ее вам. В молодости, когда мне было всего лишь двадцать два года, у меня был поклонник, и мне казалось, что я влюблена в него; однако мой отец считал его никчемным человеком и запретил принимать его ухаживания. В то время я не чувствовала себя независимой, и хотя я обиделась на отца, но не стала настаивать на своем…

Одри замолчала.

– Вы продолжали любить этого человека?

Одри вздохнула:

– О нет, все было совсем иначе. Мой отец оказался прав: Хьюберт действительно был никчемным человеком. Нельзя сказать, что я страдала по нему все эти годы, но, признаюсь, меня постоянно мучил один вопрос: что было бы, если бы мы все же поженились? Понимаете, дорогая, мы ведь не знаем, к чему приведет тот или иной наш шаг. – Выпрямившись, Одри поправила шаль на плечах. – Поэтому я немного сожалею о том, что все так вышло. Разумеется, я довольна своей жизнью. И все же порой у меня возникает мысль о том, что я была бы счастливее, если бы воспользовалась представившимся мне шансом и вопреки воле отца вышла замуж за человека, в которого влюбилась? Впрочем, я не знаю, что с ним стало, и поэтому не могу судить о том, насколько велика эта потеря. – Одри встала, шелестя шелком. – Я хочу, чтобы вы хорошенько подумали, прежде чем принимать судьбоносные решения, которые отразятся на всей вашей жизни. Мы часто жалеем не о том, что сделали, а о том, чего не сделали, об упущенных возможностях.

Закончив делать прическу, Скиннер отошла в сторону, и Одри заняла ее место, встав за спиной Фебы.

– Если судьба дает вам шанс, не отвергайте его сразу, взвесьте сначала все за и против.

Феба не отрываясь смотрела в зеркало в светло-карие глаза Одри.

– Спасибо, – наконец произнесла она. – Я обязательно последую вашим советам.

Лицо Одри просияло.

– Отлично. А теперь мне надо идти: мы с Эдит будем ждать вас в гостиной.

Скиннер услужливо распахнула дверь, когда тетушка Деверелла вышла в коридор, подала Фебе шаль с бахромой.

– Несмотря на возраст, она все еще очень привлекательна. – Скиннер покачала головой.

– Ты права, – согласилась с ней Феба, вставая из-за туалетного столика. – Где мой ридикюль?

Надевая перед зеркалом серьги и жемчужное ожерелье, Феба размышляла над словами Одри. Увы, брак не для нее, а значит, ей оставалось лишь одно – любовная связь. И уж конечно, Феба не могла предугадать, что из всего этого выйдет.


Переступив порог гостиной, виконт сразу же нашел глазами Фебу и, подойдя к ней, поцеловал ей руку. В этот момент дворецкий объявил, что ужин подан, и все двинулись в столовую.

На этот раз они сидели друг напротив друга, и это устраивало Фебу: болтая с Милтоном Кромвелем и Питером, она украдкой наблюдала за Девереллом, вспоминая слова Одри о развязности, присущей представителям их рода. Нельзя сказать, что виконт вел себя развязно, но он определенно был способен на такое поведение: это чувствовалось в его взгляде, жестах, мимике.

В нем ощущалось нечто первобытное – неукротимая натура, неистребимое варварство, на которое не смогла повлиять цивилизация, и этим виконт сильно отличался от остальных джентльменов, сидевших сейчас за столом. Неудивительно, что молодых леди тянуло к нему и они не могли оторвать от него глаз.

К концу ужина Феба пришла к выводу, что именно недоступность Деверелла привлекала к нему представительниц слабого пола. Независимость Деверелла одновременно пугала и восхищала ее. Но что, интересно, привлекало его в ней? Она постоянно задавалась этим вопросом, но не могла найти ответ.

После ужина, когда леди и джентльмены встали из-за стола и направились в бальный зал, виконт, подойдя к Фебе и не обнаружив в ее руке бальной карточки, с удивлением взглянул на нее.

– Мне двадцать пять лет, – ответила она на его немой вопрос.

Виконт усмехнулся:

– В таком случае вы будете танцевать со мной все вальсы.

– Максимум два, ну, может быть, три, не больше… – Феба опустила руку.

– Но вы только что сказали, что вам двадцать пять лет!

– Да, однако вы должны танцевать и с другими дамами.

Ее аргумент, по всей видимости, не показался ему убедительным, и тем не менее Феба была права: почтенные матроны вряд ли позволили бы им танцевать на балу только друг с другом, поскольку это было бы нарушением правил этикета. К тому же мамаши уже положили глаз на Деверелла и не желали упускать такого завидного жениха.

Вскоре к ним подошли Джорджина, державшая под руку Милтона, а также Дейдре вместе с Питером и Чарли.

– Мы собираемся завтра пострелять из ружей, – обратился Питер к Девереллу. – Хотите присоединиться к нам?

Деверелл взглянул на Фебу и… отказался от предложения Питера. Затем он заговорил с джентльменами об охоте, и Феба поняла, что он намеренно выбрал эту скучную для леди тему; при этом Джорджина слегка нахмурилась, а Дейдре начала топтаться на месте, но ни одна из них не сделала попытки уйти.

В конце концов Феба сжалилась над ними.

– Какой чудесный гребень, Дейдре, – промолвила она. – Откуда он у вас?

Леди тут же завели разговор о столичных модистках и галантерейщиках, а когда музыканты заиграли вальс, рука Деверелла легла на запястье Фебы.

– Вы обещали мне этот танец. – Он словно гипнотизировал ее пылким взглядом изумрудно-зеленых глаз.

Феба заметила, что Дейдре расстроилась и с упреком посмотрела на Питера, который поморщился, чувствуя свою полную беспомощность в этой ситуации.

– Вы сорвали их планы, – понизив голос, сказала она, когда Деверелл вывел ее на середину бального зала.

– У меня свои планы. – Он положил руку ей на талию и уверенно закружил ее по паркету, крепко прижимая к себе.

Глаза Деверелла завораживали Фебу, она тонула в их бездонной глубине, когда его взгляд проникал к ней в душу, читая там ее самые заветные мысли.

Джослин догадался, что Феба приняла решение не подыгрывать ему, хотя ей очень хотелось быть соблазненной. Для нее существовал только один мужчина, этим мужчиной был он, и она больше не боялась любовных игр, однако не хотела спешить.

Он видел, какие жадные взоры бросали Милтон Кромвель и другие джентльмены на статную фигуру Фебы, и у него это вызывало тревогу, похожую па ревность. Но то, что все внимание Фебы было сосредоточено на нем одном, несколько успокаивало Деверелла. Тем не менее Феба стала следить за своим внешним видом и тщательнее наряжаться – это свидетельствовало о том, что ей хотелось понравиться ему.

Однако более всего его радовало, что Феба согласилась вступить с ним в интимную связь. Правда, до этого желанного события им предстояло пройти долгий путь, но на этом пути они уже сделали несколько шагов.

Запах победы кружил Девереллу голову, и он упорно шел к своей цели. Согласие Фебы стало его триумфом, но до полной капитуляции было еще далеко.

– Почему девицы, подобные Дейдре Меллорс, считают, что, выставляя на всеобщее обозрение свои прелести, они выглядят очаровательно?

Феба приподняла бровь.

– Понятия не имею. А разве джентльменам это не нравится? – В отличие от Дейдре, которая пыталась пробудить к себе интерес с помощью глубоких вырезов, Феба предпочитала носить более закрытые наряды, которые лишь намекали на скрытые под ними прелести и тем самым распаляли фантазию мужчин.

Виконт улыбнулся одними глазами.

– Разумеется, нравится, хотя не всем. Мы довольно примитивные создания, вот вы, женщины, и дразните наше воображение.

Феба рассмеялась.

– Я это запомню, – пообещала она.

– Ради Бога. – Его голос стал более вкрадчивым. – Соблазнять надо разум, это наиболее верный способ обольщения.

Музыка смолкла, пары остановились. Феба сделала реверанс, и они направились к сидевшим у стены Одри и Эдит. Деверелл мог и не подводить Фебу к ее тетушке – возраст уже позволял Фебе одной, без сопровождающих, выезжать в свет, и она хотела напомнить об этом своему кавалеру, но сдержалась. В ее памяти вновь всплыли слова Деверелла: «Соблазнять надо разум, это наиболее верный способ обольщения».

Может быть, виконт хотел предупредить о том, каким образом он намеревается действовать дальше, чтобы окончательно соблазнить ее?

В течение следующего часа она сидела как на иголках, мучаясь неизвестностью: ей хотелось выяснить, что Джослин имел в виду, произнеся эту фразу, однако у нее не было подходящей возможности расспросить его.

– Может быть, удалимся в комнату для занятий рукоделием? – наконец спросил ее виконт, понизив голос так, чтобы их никто не слышал. – Это единственное помещение в доме, куда редко заглядывают и гости, и хозяева.

Судя по его уверенному тону, он знал, о чем говорил: комната для занятий рукоделием и в самом деле была пуста; сквозь высокие окна в нее вливался лунный свет, что позволяло молодым людям свободно передвигаться в комнате.

Убедившись, что вокруг нет ни души, Феба с облегчением вздохнула, а виконт, едва они переступили порог, запер дверь на замок.

Некоторое время они молчали, но даже стоявшая спиной к Девереллу Феба чувствовала на себе его пристальный взгляд. Услышав за спиной его шаги, она резко обернулась.

– Я хотела спросить…

Он стоял в нескольких дюймах от нее, и Феба затрепетала. Потом он медленно обнял ее и привлек к себе.

– О чем вы хотели спросить меня?

Феба растерялась, стараясь вспомнить свой вопрос. До их слуха доносились музыка, смех и оживленные голоса; бал был в полном разгаре, и гости, перекусив в буфете, с новыми силами предались безудержному веселью, поэтому никто не заметил, как Деверелл увел Фебу из зала.

Деверелл прижал ладонь к ее щеке.

– Может быть, повременим с вопросами?

От его прикосновения дрожь пробежала по телу Фебы.

– О чем вы думаете? – тихо спросила она.

– О вас. – Джослин крепче прижал ее к себе, и Феба положила ладони ему на грудь, ей хотелось обвить руками шею Деверелла, но она не смела это сделать.

– И что же именно вы думаете?

Деверелл наклонился к ее губам.

– Я думаю, как хорошо было бы заняться с вами… тем, чем я хочу заняться.

– Хотите? Тогда выражайтесь яснее.

– Хорошо. – Он припал к ее губам в страстном поцелуе, и Феба, не в силах скрыть своего удовольствия, стала самозабвенно отвечать ему. Ее ладони скользнули ему на плечи, а уже через мгновение она обняла Деверелла.

Джослин старался сосредоточиться на ее губах и не обращать внимания на прильнувшее к нему соблазнительное тело Фебы; он боялся утратить контроль над собой и позволить себе лишнее, тем не менее он не мог не чувствовать упругой груди Фебы и ее округлых бедер. Она казалась гибкой, податливой, но виконт знал, что Феба еще не готова к смелым ласкам и может в любой момент оказать сопротивление, Однако в нем уже проснулся самец, темная первобытная сторона которого была опасна и непредсказуема; она заставляла его впиваться в губы Фебы, играть с ее языком, крепче сжимать ее в своих объятиях.

Почувствовав столь мощный напор, Феба сначала ахнула, а потом разомлела в его руках. Ладонь Деверелла скользнула по ее спине и бедрам и, замерев на мгновение на ягодицах, стала неистово мять их. Феба затрепетала от захлестнувших ее острых ощущений. У нее кружилась голова от упоительных прикосновений, поцелуев, жарких ласк.

Однако когда Деверелл отважился сильно прижать ее бедра к своим, Феба оцепенела, у нее перехватило дыхание, в голове мутилось. Былые страхи снова зашевелились в ее душе.

Феба почувствовала, как вставший член Деверелла уперся в низ ее живота. Она уже переживала подобное, и тогда… Впрочем, та ситуация совершенно не походила на нынешнюю, и Феба удивительно легко отогнала тяжелые мысли и неприятные воспоминания. На этот раз кровь бурлила у нее в жилах и она сама хотела интимной близости с мужчиной. Страсть руководила всеми ее действиями, желание предаться любовным утехам было взаимным.

Феба сама стремилась к тому, чтобы ею овладели, она могла расслабиться, ей не надо было держать ситуацию под контролем, потому что это делал Деверелл, пока она постепенно избавлялась от своих страхов.

Почувствовав, что Феба напряглась, Деверелл остановился; он знал, что она готова оттолкнуть его, и не хотел действовать против ее воли.

Когда Феба наконец снова расслабилась в его объятиях, Джослин испытал облегчение. Слава Богу, она преодолела свой страх. Если бы она запаниковала, он, конечно же, отпустил бы ее, однако судьба оказалась благосклонна к нему.

Тем не менее его силы были небезграничны, и он чувствовал, что они уже на пределе. Он был перевозбужден и не мог больше сдерживать свою страсть.

Тем не менее, после того как они продвинулись еще на один шаг по пути к интимной близости, надо было пока остановиться.

Когда Деверелл прервал поцелуй и отстранился от нее, Феба почувствовала себя разочарованной. Надув губы, она вопросительно посмотрела на него, не понимая, что происходит.

Взглянув сверху вниз на Фебу, виконт заметил, что ее взор туманится, и, едва сдерживая улыбку, провел большим пальцем по ее губе.

Феба затрепетала от страсти, и виконт, судорожно вздохнув, заставил себя выпустить ее из своих объятий, а потом, убедившись, что она твердо стоит на ногах, отошел от нее на безопасное расстояние.

Потупив взор, Феба одернула юбку.

– Насколько я понимаю, вы хотите, чтобы мы вернулись в бальный зал? – неуверенно спросила она.

Джослин знал, что если они не сделают этого, то могут зайти слишком далеко, и, хотя у него ломило все тело от неудовлетворенного желания, показал жестом на дверь.

– К сожалению, да, нам нужно идти, иначе гости заметят наше долгое отсутствие.

Феба молча направилась к двери; она задумчиво хмурилась, не понимая, почему Деверелл так внезапно прервал их свидание. Что скрывалось за его желанием быстрее вернуться в бальный зал?

Когда Феба проходила мимо виконта, он на миг утратил самообладание и, обхватив Фебу за талию, прижал ее к себе спиной, а затем стал неистово гладить ее плечи. Его ладонь слегка касалась высокой груди, и Феба судорожно вздохнула, но не ощутила испуга.

Прижавшись губами к ее виску, от которого исходил тонкий аромат духов, Джослин прошептал:

– Я хочу вас, Феба. Я хочу, чтобы вы стали моей, и это произойдет скоро.

Через мгновение он отпустил ее, и Феба, бросив на него взгляд через плечо, направилась к двери с высоко поднятой головой, произнеся напоследок лишь одно слово:

– Скоро.

Виконт еще немного помедлил, давая себе возможность успокоиться, и, когда его лицо вновь приобрело невозмутимое выражение, последовал за возлюбленной.

Феба была вполне готова завести роман с Девереллом. Но сначала она должна была осуществить свой план по спасению Джессики.

После бала, когда гости разошлись по своим комнатам и в доме все стихло, Феба крадучись вышла из спальни и, стараясь ступать бесшумно, направилась по коридору к лестнице; она решила, что, вызволив Джессику из беды, непременно посвятит все свое время виконту. Фебу безудержно влекло к нему, и она не скрывала этого от себя. Одним взглядом, одним прикосновением он возбуждал в ней целую бурю чувств, а его хрипловатый шепот кружил ей голову, сводя с ума.

Деверелл был прекрасным наставником в том, что касалось любовных утех, а это означало, что Фебе очень повезло с ним. Она высоко ценила в нем не только его способность контролировать свои действия, но и готовность сдерживать себя ради нее.

Впрочем, она не возражала бы, если бы сегодня вечером он вел себя более смело, но они договорились не спешить, делать шаг за шагом, и виконт сдержал свое слово. Теперь Фебе тоже следовало проявить терпение.

И все же интересно, каким будет их следующий шаг, что произойдет во время их ближайшего свидания? Впрочем, сейчас она вынуждена была думать о Джессике…

Спустившись по мраморным ступеням парадной лестницы на первый этаж, Феба увидела, что свет в холле уже потушен. Остановившись, она прислушалась. Уставшие задень гости и домочадцы, по-видимому, спали, до ее слуха не доносилось ни звука.

Собравшись с духом, Феба пересекла вестибюль и, открыв дверь библиотеки, переступила порог.

Хотя шторы не были задернуты, проникавший в окна лунный свет слабо освещал помещение. Пройдя на середину комнаты, Феба остановилась.

– Джессика, ты здесь? – негромко произнесла она.

Девушка всхлипнула.

– Д-да, мэм… – запинаясь, отозвалась она и вышла из темного угла, где прежде пряталась. На Джессике был теплый жакет, в руках она держала дорожную сумку и узелок.

– Хорошо. – Феба кивнула, стараясь внушить бедняжке уверенность в своих силах. – Скоро ты будешь в полной безопасности, а пока пойдем со мной.

Феба встретилась с Джессикой в библиотеке потому, что из этого помещения можно было выйти на террасу, а оттуда спуститься на лужайку. Миновав ее, беглянка оказалась бы в лесу.

Отперев двустворчатую застекленную дверь, они покинули дом.

– Следуй за мной, – прошептала Феба, – экипаж ждет тебя на дороге за лесом. В ограде, которой обнесена усадьба, есть пролом, поэтому нам не понадобится перелезать через псе.

Взглянув на бледное лицо Джессики, Феба поняла, что девушка ни жива ни мертва от страха, и, проклиная сластолюбивого лорда Моффата, двинулась через лужайку по направлению к деревьям, следя, чтобы Джессика не отставала от нее.

Вскоре они вошли в лес, но Феба прекрасно знала дорогу и могла пройти между деревьев с закрытыми глазами. Хорошо ориентируясь в темноте, она уверенно вела Джессику к пролому в каменной ограде.

Вскоре они заметили мужчину, находившеюся по другую сторону ограды.

– Не бойся, – шепнула Феба Джессике. – Это наш друг, и он ждет нас.

Это в самом деле оказался Скэтчер, лавочник, помогавший Фебе выручать попавших в беду девушек, – он помог им пролезть сквозь узкий пролом в стене.

– Ну наконец-то, – проворчал Скэтчер. – А то мы уже начали беспокоиться.

Взяв Джессику за руку, Феба подвела ее к поджидавшему их невзрачному экипажу, который тем не менее обладал хорошей скоростью, так как Бертлз и Фергус держали его в отличном состоянии.

Сегодня на козлах сидел Бертлз; увидев Фебу, он приветствовал ее взмахом кнута, и она, улыбнувшись, помахала ему в ответ. Когда дверь кареты распахнулась, она увидела сидевшую в ней Эммелин Бертлз – первую женщину, когда-то спасенную ею.

– Эммелин и ее муж довезут тебя до расположенного в Лондоне агентства по найму прислуги, – сказала Феба Джессике. – Это надежные люди, с ними ты будешь в полной безопасности, а когда получишь новое место, я приеду к тебе, чтобы посмотреть, как ты устроилась.

Увидев приветливую улыбку Эммелин, Джессика немного успокоилась.

– Мисс, спасибо вам за все, – поблагодарила она Фебу. – Не знаю, что бы я делала без вас. – Голос девушки дрогнул, и Феба ободряюще улыбнулась ей.

– Слушайся во всем Эммелин, и все будет в порядке.

Скэтчер помог Джессике сесть в карету, а затем обернулся к Фебе.

– Может быть, я все же провожу вас до дома? – озабоченно спросил он. – В лесу не видно ни зги.

Феба покачала головой:

– Не беспокойтесь, я все здесь знаю и сама доберусь до дома.

Скэтчер что-то проворчал себе под нос, но не стал спорить и взобрался на облучок, где уже сидел Бертлз. Карета тронулась, и Феба помахала ей вслед, а когда экипаж исчез за поворотом, постояв еще немного на пустынной дороге, вернулась к стене и пролезла сквозь пролом в усадьбу. Здесь пролегала глубокая канава, и девушка, осторожно спустившись по откосу, миновала ее и стала подниматься вверх, где росли деревья. Поправив шаль на плечах, она хотела двинуться дальше, но неожиданно наткнулась на препятствие.

Только тут она поняла, что кто-то все это время следил за ней.

Глава 6

У Фебы перехватило дыхание, но все же ей удалось взять себя в руки и подавить рвущийся из груди вопль. Она уже догадывалась, кто этот человек, поджидавший ее в лесу.

– Деверелл… – хрипловатым голосом прошептала она. Однако он ей ничего не ответил. Сердце Фебы учащенно забилось, и тут же в ее плечи безжалостно впились сильные пальцы.

«Деверелл и в самом деле опасен», – невольно подумала Феба, пытаясь разглядеть выражение его лица и понять выражение поблескивавших во мраке глаз.

– Что, черт возьми, вы здесь делаете? – услышала она сердитый голос виконта и вздрогнула так, как будто ее хлестнули кнутом.

– Отпустите меня!

Однако Деверелл не спешил выполнять ее просьбу, и Феба, вскинув голову, не мигая посмотрела ему в глаза. Наконец пальцы Деверелла медленно разжались.

– Итак, что все-таки вы здесь делаете? – снова спросил он.

На этот раз его голос был более спокойным, но в нем звучали стальные нотки. Он как будто хотел напомнить ей, с кем она имеет дело. Джослин и в самом деле был человеком знатного происхождения, имел большое влияние в обществе и связи в правительстве, он мог бы раздавить любого, кто встанет на его пути.

Увы, Феба не могла сказать ему правду. Вскинув голову, она устремила на него такой взгляд, который мог бы обескуражить даже герцога.

– Это вас не касается!

Некоторое время Деверелл молчал, и у Фебы вдруг появилось такое чувство, как будто именно сейчас с него упала маска галантности и он показал свое истинное лицо решительного безжалостного человека, умеющего настоять на своем.

Все же, несмотря на это, она была уверена, что он не тронет ее и не причинит ей никакого вреда.

– Я видел, как вы вышли из дома вместе с какой-то женщиной, – наконец снова заговорил виконт. – Вы повели ее через лес к дороге, где вас уже ждала карета. Я требую, чтобы вы немедленно сказали мне, кто эта женщина, и что все это означает, и какую роль вы играете во всем этом деле!

По-видимому, Деверелл в свое время действительно был прекрасным тайным агентом: он говорил резким, не терпящим возражения тоном, и Феба не знала, как долго сможет выдерживать этот напор. Если он будет продолжать разговаривать с ней в таком же духе, то, пожалуй, она сдастся и расскажет ему все.

Хотя разум подсказывал ей, что с виконтом она могла чувствовать себя в полной безопасности, Феба все же решила не рисковать и ничего не рассказывать ему о своих тайных делах.

– Мне нечего вам сказать, милорд, – спокойно проговорила она. – А теперь мне надо идти. – Она попыталась обойти его.

– Нечего? – вкрадчиво переспросил он.

Дрожь пробежала по телу Фебы, но она продолжала стоять на своем.

– Да, нечего. К тому же вы мне не друг и не родственник.

Виконт приподнял бровь, и не успела Феба опомниться, как он прижал ее спиной к стволу дерева, а затем припал к ее губам.

Разумеется, Феба понимала, что он пытался доказать ей свою власть над ней; она уперлась ладонями ему в плечи, но не смогла долго сопротивляться: Язык Деверелла проник в ее рот, и Феба почувствовала, что тает в его объятиях.

Тем не менее, собравшись с силами, она снова попыталась оттолкнуть виконта. Но дерево помешало ей вырваться из его цепких рук.

Лишь когда Феба начала задыхаться, Деверелл внезапно прервал поцелуй, и она наконец-то смогла перевести дыхание.

– Расскажите мне все, – потребовал он.

Это был приказ, а не просьба.

– Нет. Немедленно отпустите меня!

Виконт молниеносно вцепился в запястья Фебы и, подняв ее руки, припечатал их над ее головой к стволу.

Охвативший Фебу страх грозил перерасти в панику. Она с ужасом наблюдала за тем, как его губы медленно приближаются к ее рту.

Его поцелуй был грубым и жадным. Деверелл пытался таким способом сломить ее сопротивление, сокрушить ее волю, подчинить себе и наконец выведать у нее все секреты, которые она так упорно скрывала от него. Он был уверен, что, действуя решительно, непременно добьется успеха, но Феба вопреки его ожиданиям начала отчаянно сопротивляться, и это показалось ему странным. Он решил, что она притворяется взбешенной, и ему потребовалось довольно много времени, чтобы понять, что на этот раз строптивая красавица действительно пришла в ярость. Ее сопротивление не было притворным, хотя и не отличалось эффективностью.

Чувствуя, что движения Фебы становятся все более неистовыми, Джослин прервал поцелуй и отстранился от нее, продолжая держать ее руки над головой. Феба смотрела на него широко открытыми глазами, и он видел, что она действительно сильно напугана.

Но даже после этого он не отпустил свою жертву, похожую теперь на трепетную лань, загнанную хищником в ловушку.

– Немедленно прекратите. – В ее дрожащем голосе слышалась мольба.

Деверелл наконец сдался и, выпустив Фебу, отошел от нее. Его сердце сжималось от боли, н оон не подавал вида, что сопереживает ей. Вглядываясь в ее скрытое полумраком лицо, виконт пытался понять, что произошло, почему она так бурно отреагировала на его действия.

– Феба… – наконец окликнул он ее и протянул руку. Она отпрянула от него, как от огня.

– Не приближайтесь ко мне!

В итоге виконту оставалось лишь одно – смотреть, как она, обогнув его, молча вышла на тропу и направилась к дому, слегка пошатываясь, как будто у нее подкашивались ноги.

– Никогда больше не приближайтесь ко мне, – оглянувшись, прошептала она сдавленным голосом, отойдя на безопасное расстояние. – Слышите? Никогда!

Подождав, когда стихнут ее шаги, Деверелл медленно двинулся вслед за ней. На краю залитой лунным светом лужайки он остановился в тени деревьев, наблюдая за тем, как Феба, миновав открытое пространство, поднялась на террасу и вошла в дом.

Оставшись один на один со своей неудачей, виконт тяжело вздохнул. Он чувствовал, что совершил непростительную ошибку. Воскрешая в памяти детали только что произошедшей в лесу сцены, он пытался разобраться и понять, что же произошло с Фебой, но так и не пришел ни к какому выводу.

На следующее утро виконт рано спустился к завтраку. В столовой еще не было ни души, и он, поев в одиночестве и взяв у Стрипса недавно доставленные из Лондона газеты, удалился в библиотеку, где, плотно закрыв за собой дверь, уселся в кресло напортив шезлонга, на котором он впервые увидел Фебу. Тогда она читала, лакомясь виноградом, а теперь…

Виконт много часов провел в раздумьях о том, что произошло ночью; хотя он не чувствовал за собой никакой вины, в его душе остался неприятный осадок. Разумеется, вздорная красавица была сама во всем виновата, и все же мысль о ней не давала Девереллу заснуть: его томило желание близости. Чтобы немного развеяться, он вышел прогуляться под покровом ночи и, прохаживаясь в тени деревьев, окаймлявших лужайку, увидел, как Феба крадучись покинула дом вместе с какой-то девушкой. Это показалось ему подозрительным, и он стал следить за ней; при этом прежде всего его беспокоила ее безопасность.

Увидев, что Феба передала девушку двум незнакомцам, Деверелл очень удивился; он не знал, что и думать. Вот почему он решил расспросить обо всем Фебу, однако она отказалась что-либо объяснять, приведя его тем самым в полное замешательство.

Виконт никак не мог понять, почему в этот раз Феба так бурно реагировала на его расспросы и смелые ласки: совсем недавно она дала ясно понять ему, что согласна принимать его ухаживания, согласна вступить с ним в интимную близость, а впоследствии, возможно, даже стать его женой. И вот всего лишь через пару часов после их страстного свидания ее поведение резко изменилось. Неужели его требования объяснить странные поступки заставили ее отказаться от решения сблизиться с ним?

Стараясь успокоиться, Деверелл перевернул страницу газеты, но так и не смог читать. Еще ни одна женщина не вызывала у него таких острых ощущений, такого жгучего желания. Во время свидания он делал над собой неимоверные усилия, чтобы не утратить самообладания, и ожидал, что Феба будет признательна ему за сдержанность и проявленную силу воли. Вместо этого она поступила с ним крайне жестоко. Неужели он в самом деле заслужил такое отношение к себе?

Феба ясно дала понять, что не доверяет ему; более того, она продемонстрировала всем своим поведением, что не ставит его ни в грош – пережить такую обиду было нелегко. Теперь он упрекал себя в том, что решил следить за ней, но разве он мог поступить иначе? Он никогда бы не допустил, чтобы Феба расхаживала одна среди ночи по темному лесу, где ее подстерегала неведомая опасность. Не дай Бог с ней что-нибудь произошло бы, тогда он ни за что не простил бы себе этого.

Судя по всему, эта женщина сумела незаметно завладеть его сердцем, но Деверелл не понимал, как ей это удалось. Впрочем, теперь это было не так уж и важно; она, не спрашиваясь, вошла в его жизнь, и ему надо было смириться с этим.

Но тогда и Фебе нужно было смириться с тем, что рано или поздно она станет его женой – виконт не сомневался, что, приняв решение, непременно добьется своей цели.

Время от времени Джослин поднимал голову и прислушивался, но в доме было по-прежнему тихо: по-видимому, гости отсыпались после вчерашнего бала.

– Долгий сон способствует сохранению красоты, милорд, – пояснил Стрипс, когда Деверелл спросил его, проснулись ли дамы.

Слуга оказался прав, высказывая предположение, что гостьи встанут только после полудня: женские шаги послышались на лестнице лишь после того, как прозвучал гонг, сзывавший всех ко второму завтраку.

Свернув так и не прочитанную газету, Деверелл отложил ее в сторону и встал.

Переступив порог столовой, он сразу же увидел Фебу: она сидела за столом в окружении других молодых леди.

Феба также заметила Деверелла, как только он вошел в столовую, и Дейдре с Леонорой приветствовали его очаровательными улыбками.

Поздоровавшись со всеми, он подошел к буфету и стал накладывать себе закуски, а затем сел на другой конец стола по соседству с лордом Крэнбруком и лордом Крейвеном, которые о чем-то оживленно беседовали. Вскоре он уже не меньше их был увлечен жарким спором о лошадях.

В столовой постепенно становилось многолюдно, а минут через десять в помещение вплыла Одри; окинув внимательным взглядом всех присутствующих, она направилась к буфету, а затем с полной тарелкой подошла к племяннику.

Деверелл быстро встал и отодвинул стул для тетушки.

– Что вы натворили? – тихо спросила она, положив ладонь ему на рукав.

Виконт нахмурился.

– А я-то тут при чем? Я и сам не понимаю, что произошло.

Однако Одри хорошо знала его и видела, что племянник чего-то недоговаривает. Одри тяжело вздохнула.

– Мы с Эдит верим в вас, дорогой, так что уж вы не подкачайте. Надо непременно исправить положение, пока еще не поздно.

Внезапно почувствовав себя двенадцатилетним мальчишкой, не отвечая, Деверелл с мрачным видом уставился в свою тарелку.

Завтрак уже подходил к концу, когда в столовую быстрым шагом вошла леди Моффат; на ней лица не было, волосы находились в беспорядке, платье было надето наспех.

– Мария, Гордон, – с порога обратилась она к хозяевам дома, леди и лорду Крэнбрук, – моя горничная исчезла! Это просто ужасно! Никто понятия не имеет, куда сбежала эта неблагодарная девица!

– Не может быть! – ахнула леди Крэнбрук.

Все присутствующие, казалось, были поражены этим известием.

– Боже, что мне теперь делать? – причитала леди Моффат.

Деверелл украдкой взглянул на Фебу, сидевшую за противоположным концом стола, но та с невозмутимым видом смотрела на расстроенную леди Моффат; как видно, ее не удивила эта новость.

Некоторые дамы повскакали со своих мест и бросились утешать бедную леди Моффат. Хозяева дома тоже встали из-за стола. На их лицах читалась тревога.

Почувствовав на себе взгляд Деверелла, Феба постаралась не смотреть в его сторону, он же, зная теперь имя женщины, которую Феба ночью вывела из дома и посадила в экипаж, никак не мог понять, зачем она это сделала.

Из задумчивости виконта вывели леди Крэнбрук и Одри; увидев, что они приближаются к нему, он учтиво встал.

– Нам нужна ваша помощь, милорд. – Хозяйка дома вздохнула. – Все происходящее не может не вызывать тревоги: за последние месяцы это уже третий случай исчезновения служанок во время празднеств, устраиваемых в загородных домах.

В столовой постепенно установилась тишина, и Деверелл почувствовал, что все присутствующие смотрят на него, дожидаясь ответа.

– Хотя я являюсь местным судьей, Пейнтон, – вступил в разговор лорд Крэнбрук, видя, что виконт колеблется, – должен признаться, мне не по плечу подобные дела. Исчезновение слуг – это что-то новенькое. – Он хмыкнул. – Я был бы признателен вам, если бы вы помогли мне разобраться в том, что произошло в моей усадьбе.

Взглянув на Одри, Деверелл понял, что тетушка считает необходимым принять предложение лорда Крэнбрука, и, поклонившись, поцеловал руку хозяйки дома.

– Ради вашего спокойствия, мэм, я готов сделать все, что будет в моих силах.

Лорд Крэнбрук провел Деверелла в свой кабинет, где они вместе допросили Стрипса и экономку, но те ничего не смогли добавить к рассказу леди Моффат, которая отпустила Джессику в час ночи и с тех пор больше не видела ее.

– Вы осмотрели комнату горничной? – спросил Деверелл.

Дворецкий кивнул.

– Постель Джессики разобрана и примята, некоторые ее веши до сих пор находятся в комнате…

– Некоторые вещи?

– Да, униформа и тому подобное, – вступила в разговор экономка. – Однако ни расчески, ни чего-то подобного в комнате нет. Дорожной сумки, с которой она приехала сюда, мы тоже не нашли.

Виконт поднялся из-за письменного стола.

– Я хотел бы сам осмотреть ее комнату.

Вся эта история не могла не вызвать у него интереса. Он знал, что речь шла о репутации мисс Мэлсон, и поэтому старался действовать осторожно. Сначала он хотел убедиться, что в комнате Джессики нет ничего, что бы указывало на Фебу или других слуг.

Лорд Крэнбрук провел виконта в мансарду, где располагались комнаты прислуги, и он тщательно обыскал помещение, но так ничего и не обнаружил, кроме одного факта: горничная леди Моффат не ложилась в эту ночь; ее постель была преднамеренно примята лишь для того, чтобы создалось впечатление, будто она спала в ней.

Вскоре они с лордом Крэибруком снова спустились в холл. Судя по описанию, которое дала леди Моффат, ночью вместе с Фебой была именно Джессика.

– С вашего позволения, милорд, я хотел бы осмотреть усадьбу и попытаться собрать дополнительную информацию о пропавшей горничной, – обратился Джослин к хозяину дома. На самом же деле он хотел поскорее избавиться от присутствия лорда Крэнбрука.

– Как вам будет угодно. – Крэнбрук кивнул. – А я пока поговорю с остальными гостями.

Проводив его взглядом, Деверелл вышел из дома. Как он и предполагал, пожилые дамы в этот час сидели поддеревьями, росшими на краю лужайки, оживленно обсуждали последние события, не спуская глаз со своих подопечных – молодых леди, которые разгуливали по лужайке, играли в крокет и непринужденно болтали друг с другом.

Заметив приближающегося племянника, тетушка прервала разговор с миссис Хилдебранд и вопросительно взглянула на Деверелла.

– Леди Крэнбрук обмолвилась, что не так давно исчезли еще две девушки во время празднеств в загородных домах, – сказал он, подходя. – Вы были на этих праздниках?

Одри на мгновение задумалась.

– Только на одном, а вот Эдит присутствовала на обоих. Во всяком случае, она могла бы рассказать вам о том, что произошло в Уинчелси-Парк. Я же в марте гостила у леди Албереток, и тогда пропала служившая в ее доме гувернантка. – Одри нахмурилась. – Мне показалось, что ее исчезновение не было связано с празднеством, проходившим в доме; просто эту девушку что-то не устраивало, и она убежала. Я ее хорошо понимаю: леди Апберсток настоящая ведьма, она любого может сжить со свету.

Виконт поморщился.

– Хорошо, я поговорю с Эдит, – сказал он.

Эдит в это время болтала с леди Крэнбрук, сидя под раскидистым деревом, а мисс Мэлсон расположилась на стуле, стоявшем позади ее тетушки, и делала вид, что читает книгу.

Деверелл направился к ним, не сомневаясь, что Феба украдкой следит за каждым его движением; по дороге он обдумывал, что именно сказать дамам.

Подойдя, он улыбнулся и, присев на корточки между стульями, на которых сидели леди Крэнбрук и Эдит, попросил их помочь ему. Обе дамы сразу же откликнулись на его просьбу и заверили, что готовы сделать для него все возможное.

– Одри сказала, что вы гостили в тех домах, в которых исчезли служанки. Это так?

– Да, она совершенно права, – подтвердила Эдит.

– А вы, мисс Маллесон, тоже были там в то время, когда произошли столь странные события?

– Моя милая крошка повсюду ездит со мной с прошлого Рождества, – ответила за племянницу Эдит.

Оторвав глаза от книги, Феба очаровательно улыбнулась, но Деверелл заметил, что ее улыбка выглядела чересчур напряженной.

– Одри рассказала мне об инциденте, произошедшем в усадьбе леди Алберсток, – продолжал он. – Она считает простым совпадением то, что гувернантка исчезла в то время, когда в доме было много гостей. У девушки просто лопнуло терпение, и она убежала от сварливой, привередливой госпожи.

Эдит кивнула:

– Я согласна с вашей тетушкой; у леди Алберсток невыносимый характер, а у гувернантки, насколько я помню, была очень ранимая, чувствительная натура.

– В самом деле, она была очень милой, – подтвердила леди Крэнбрук.

Виконт подождал, не скажут ли они еще чего-нибудь, но дамы молчали, видимо, считая, что тема исчерпана.

– А что произошло в Уинчелси-Парк? – наконец спросил он.

– Там пропала портниха миссис Бонем-Картрайт, француженка, незадолго до этого поступившая на службу. – Эдит кашлянула. – Это была очень странная история: миссис Бонем-Картрайт пела дифирамбы своей портнихе, не могла нарадоваться на нее, но девушка неожиданно исчезла. Никто так и не понял, что произошло.

– Ну хорошо, – стала вслух рассуждать леди Крэнбрук, – исчезновение гувернантки Алберстоков еще как-то можно объяснить: с ней плохо обращались, и она, сговорившись с каким-нибудь мужчиной, имевшим честные намерения, бежала под покровом ночи. Но куда могла убежать француженка, почти ничего не понимающая по-английски? Кроме того, зачем ей вообще нужно было убегать от миссис Бонем-Картрайт, добрейшей души женщины? Француженка совсем недавно приехала в нашу страну, здесь у нее ни друзей, ни родственников…

– Страшно подумать, что может теперь произойти с этой бедной девушкой, – вздохнула Эдит. – Именно поэтому нас всех так сильно взволновало исчезновение вашей горничной.

Поблагодарив дам, Деверелл повернулся, собираясь уйти, но тут леди Крэнбрук взглянула на него снизу вверх.

– Держите нас, пожалуйста, в курсе расследования, – попросила она.

– Обещаю, мэм. – Виконт поклонился и не спеша отошел от них.


Покинув тетушек, виконт вместе с Грейнджером отправился взглянуть на своих лошадей, стоявших в конюшне лорда Крэн-брука. Там он задал слуге несколько вопросов, но Грейнджср, как и другие его товарищи, понятия не имел, что произошло с Джессикой.

– Такая приятная девушка… – Он покачал головой. – Правда, немного робкая, но я думаю, она стеснялась из-за того, что еще не привыкла к своим новым обязанностям. Она поступила на службу к леди Моффат незадолго до приезда сюда.

– Значит, ее наняли совсем недавно? – поинтересовался Деверелл. – Ты уверен?

– Да, недель шесть назад – Джессика сама говорила мне об этом. А что, это имеет какое-то значение?

– Возможно. Скажи, как восприняли новость об исчезновении Джессики люди мисс Маллесон: я имею в виду ее горничную Скиннер и кучера… Кстати, как его зовут?

– Макенна. Насколько я помню, они были шокированы, как и все остальные. – Грейнджер бросил на хозяина удивленный взгляд. – А почему вы спрашиваете?

Виконт усмехнулся: похоже, слуги Фебы оказались более одаренными актерами, чем она.

Некоторое время он молча смотрел на лошадей, решая, следует ли ему делиться с конюхом своими подозрениями, однако Грейнджер уже не раз доказал, что умеет держать язык за зубами. Деверелл, вздохнув, коротко рассказал ему о том, что знал сам.

– Мисс Маллесон определенно причастна к этому делу, – закончил он. – Но если оно противозаконно, то, я уверен, она действует не по своей воле.

Грейнджер удивленно поднял брови.

– Вы хотите сказать, что кто-то шантажирует се и заставляет участвовать в похищении женщин?

– Пока не знаю, но, впрочем, все возможно. Мы должны действовать очень осторожно. Не спускай глаз с людей мисс Маллесон: они наверняка помогали ей в похищении Джессики, и это Скиннер разобрала и примяла постель пропавшей девушки. Я уверен: если люди мисс Маллесон поймут, что их госпожа попала в беду, они поспешат ей на помощь, поэтому постарайся не вспугнуть их и действуй осмотрительно.

Грейнджер кивнул, потом похлопал коня, рядом с которым стоял, по холке, и они направились к дому.

Беспокойно бродя по дому, виконт время от времени останавливался у выходивших на лужайку окон и смотрел на Фебу, все еще читавшую книгу в тени деревьев. Постепенно ему становилось ясно, что все случившееся было лишь вершиной огромного айсберга и, возможно, Феба замешана в каком-то опасном преступлении. Он не сомневался, что она не зря избегает его. Тем не менее ему пока не удавалось узнать правду о том, что происходит в доме; если Фебе угрожает опасность, он был готов вступиться за нее.

Тем временем сама красавица только делала вид, что читает, и лишь переворачивала страницы, не в силах сосредоточиться, она и подумать не могла, что виконт выследит ее и увидит, как она сажает Джессику в экипаж.

Вернувшись той злополучной ночью в свою спальню, она долго расхаживала из угла в угол, временами вздрагивая от негодования. Напрасно она поверила в Деверелла, решила, что он не такой, как все, и позволила вкрасться в ее доверие, а потом…

Впрочем, потом ничего особенного и не случилось; поняв это, Феба постепенно пришла в себя и успокоилась. Однако, когда в ее памяти снова всплыли воспоминания о том, что произошло ночью в лесу, у нее упало сердце. Она, тихо застонав, опустилась на кровать и долго сидела, уставившись в пол.

Разумеется Деверелл ни в чем не виноват – это ее прошлое не давало ей покоя. На ее месте любая женщина, особенно девственница, пугалась бы сильных властных мужчин. Феба всегда держалась на расстоянии от представителей сильного пола и вовсе не лукавила, сообщая Девереллу, что не собирается выходить замуж.

И все же виконту каким-то образом удалось усыпить ее бдительность; он сумел покорить ее сердце и разбудить в ней страсть. Драматическое событие, произошедшее с ней в прошлом, казалось, поблекло в ее памяти и больше не оказывало влияния на ее судьбу. Феба совсем не ожидала, что воспоминания могут нахлынуть на нее с новой силой и помешать развитию ее отношений с Девереллом.

Но что же ей теперь делать? Ее мучило сознание того, что она доверилась мужчине, надеясь на то, что он избавит ее от страхов и сомнений, мешавших ей вступить в интимную связь. До Деверелла никто не мог пробудить в ней интерес к этой стороне отношений между полами, не говоря уже о желании.

Вспоминая инцидент, произошедший в лесу, Феба чувствовала, как ее сердце разрывается на части. Виконт явился свидетелем ее слабости, глупости, ничем не мотивированной паники. Как она после всего этого посмотрит ему в глаза? Если бы он знал, почему она так реагировала, то, несомненно, проникся бы жалостью к ней, а теперь наверняка решил, что она немного не в себе.

К счастью, на следующее утро Фебе не пришлось рано вставать, и когда Скиннер разбудила ее, был уже полдень. Одевшись, она спустилась ко второму завтраку и, скрывая свое плохое настроение, довольно любезно общалась с гостями и хозяевами усадьбы.

Сейчас, делая вид, что читает книгу, Феба с нетерпением ждала, когда же закончится этот день. Она думала о том, что завтра они с Эдит наконец-то уедут домой и забудут произошедшие здесь события как дурной сон.

Разумеется, Деверелл подозревает ее в похищении Джессики – не зря же он стал расспрашивать ее тетушку об исчезновении двух других девушек, служивших в усадьбах их знакомых. Скоро он нападет на ее след, и тогда…

Впрочем, вряд ли ему удастся восстановить всю картину произошедшего, а она отнюдь не собирается открывать ему правду.

Но что, если виконт попытается шантажировать ее? Он видел их с Джессикой прошлой ночью в лесу вместе, и это было неоспоримой уликой против нее. Стоило ему только рассказать окружающим все, что он знал…

При этой мысли Феба зажмурилась. Необходимо было срочно придумать хоть какое-то оправдание всем этим поступкам, чтобы потом не попасть впросак. Всю вторую половину дня она размышляла над этим и решила, что будет все отрицать, если виконт публично предъявит ей обвинения: он ведь мог и обознаться, не так ли? Конечно, гости поверят скорее Девереллу, чем ей, у многих возникнут вопросы и сомнения, и это осложнит работу по спасению попавших в беду девушек, но в конце концов она, как всегда, сумеет справиться со всеми трудностями.

Солнце клонилось к закату, когда гости вернулись в дом, чтобы переодеться к ужину. Прежде чем подняться в свою комнату, Феба решила сначала зайти в библиотеку и поставить на место книгу, к которой она утратила всякий интерес. Завтра ранним утром они с Эдит отправятся домой, и весь этот кошмар наконец закончится…

Переступив порог библиотеки, Феба осмотрелась: к ее радости, в библиотеке никого не было. Поставив недочитанный роман на полку, она вышла в коридор… и тут же почувствовала, что Деверелл находится где-то совсем рядом.

Феба хотела резко повернуться, и тут же сильная рука обхватила ее за талию. Деверелл заставил ее пройти несколько шагов по коридору, и все это время она ощущала на своем виске его учащенное дыхание.

– Не пытайтесь сопротивляться, – прошептал он ей на ухо, – и не устраивайте сцен, иначе я возьму вас на руки и унесу отсюда!

Поняв, что он не шутит, Феба послушно зашагала вперед и вскоре оказалась в комнате для занятий рукоделием.

Как только они вошли, виконт плотно закрыл за собой дверь, потом повернулся к Фебе лицом, и их взгляды встретились.

Феба почувствовала, как в ней закипает гнев.

– Что вам от меня надо? – холодно спросила она, скрестив руки на груди и вскинув подбородок.

Виконт прищурился и долго смотрел на нее пытливым взглядом.

– Все равно рано или поздно вам придется мне все рассказать, – наконец произнес он.

– Не дождетесь.

Как ни странно, на этот раз виконт не стал вступать с ней в словесную дуэль и лишь молча смотрел на нее, о чем-то напряженно размышляя. Феба очень боялась, что у нее не выдержат нервы и она сдастся: молчание тяготило ее.

Она не хотела оказаться малодушной, ведь от нее зависела жизнь многих девушек, попавших в беду.

– Я уверен, что очень скоро узнаю правду, – наконец произнес Деверелл, нарушая затянувшееся молчание.

Феба едва сдержала вздох облегчения. Она ждала продолжения, однако виконт, по-видимому, уже сказал все, что хотел.

Медленно повернувшись, он направился к двери, и Феба проводила его недоумевающим взглядом; такое поведение показалось ей странным. Чего он ждал от нее? Чего добивался? В конце концов ей пришлось признаться себе, что теперь она уже абсолютно ничего не понимает.

Виконт упрямо шел к своей цели и, не задумываясь, менял тактику, как того требовали обстоятельства.

Если бы он продолжал давить на Фебу, ее сопротивление только увеличилось бы, а вместе с этим возрос бы ее немотивированный панический страх, объяснения которому ему до сих пор не удалось найти; вот почему он решил прибегнуть к другому способу, чтобы раскрыть тайну красавицы.

Когда гости снова вернулись в гостиную, Деверелл даже не сделал попытки подойти к ней, чем еще больше ее озадачил.

Лорд Крэнбрук тут же попросил внимания.

– Мне кажется, милорд, – обратился он к Девереллу, – что нам надо ознакомить всех с выводами, к которым мы пришли.

В комнате мгновенно установилась тишина.

– По просьбе лорда Крэнбрука, – начал свой отчет виконт, – в течение всего этого дня я занимался расследованием произошедшего в усадьбе инцидента – исчезновения горничной леди Моффат. – Он поклонился сидевшей на диванчике даме, и она вежливо кивнула ему в ответ. – Опросив всех, кто, по моему мнению, мог хоть что-то знать об этом происшествии, я пришел к выводу, что служанка не просто сбежала, но кто-то тайно увез ее из усадьбы. Все это случилось ночью, после того как леди Моффат отпустила горничную и легла спать. – Деверелл как бы невзначай взглянул на мисс Маллесон и сразу заметил, что она смертельно побледнела. – Разумеется, у меня есть кое-какие догадки о том, как все это произошло. – Виконт намеренно медленно произнес последнюю фразу, чтобы посмотреть, как на нее отреагирует Феба.

Когда он закончил, в комнате поднялся гул голосов; гости и хозяева дома стали возбужденно обсуждать его слова.

Стоя у окна и сжимая в руках сложенный веер, Феба рассеянно слушала, как расположившиеся рядом с ней Дейдре, Питер и Эдгар обмениваются различными предположениями. У нее кружилась голова. Хорошо хоть Деверелл не рассказал присутствующим всего, что знал об этом деле, а ведь она готова была провалиться сквозь землю, когда он начал свою речь.

Итак, виконт не выдал ее, но почему он это делал? Наверняка у него имелись свои причины, чтобы так поступить.

Феба взглянула через плечо Эдгара туда, где Деверелл беседовал с лордом Крэнбруком и лордом Крейвеном. События сегодняшнего дня отдалили его от ровесников. Но он и прежде сильно отличался от своих сверстников, будучи более опытным, рассудительным и серьезным человеком. Десять лет службы в тайной разведке наложили на него неизгладимый отпечаток.

Наверное, именно это было причиной того, что Феба всегда смущалась в присутствии виконта и порой боялась поднять на него глаза.

Внезапно Деверелл едва заметно кивнул ей и снова сосредоточился на разговоре со своими собеседниками.

Фебе на мгновение стало нечем дышать, мурашки побежали у нее по спине.

Она долго не могла успокоиться, однако в конце концов взяла себя в руки и даже задала пару вопросов Эдгару, приглашавшему ее вместе с компанией развлечься по приезде в Лондон. Тем не менее тревога ее нарастала. Деверелл никому не сказал о том, что она причастна к исчезновению Джессики, но, возможно, он сделал это небескорыстно и теперь рассчитывал на ее благодарность? Виконт взглядом ясно дал ей понять, что между ними ничего не кончено, что у них еще все впереди, а это означало, что Фебе придется заплатить за его молчание. И это было как раз то, чего ей меньше всего хотелось.

Этой ночью Фебе долго не спалось. А когда она наконец уснула, ей приснился Деверелл, не тот, с которым она познакомилась три дня назад и который сумел убедить ее, что между ними возможна близость и что она безумно этого хочет.

Явившийся в ее сне человек был жесток и опасен, он поймал ее, прижал к стволу дерева, и она корчилась под испепеляющим взглядом его жгучих зеленых глаз. Потом, склонив голову, он припал к ее губам и начал терзать их в жадном страстном поцелуе. Их тела как будто слились воедино, и это возбуждало Фебу; никогда в жизни она не испытывала таких острых ошеломляющих ощущений.

Проснувшись, Феба удивилась тому, как сильно бьется у нее сердце; она тяжело дышала, как после быстрого бега.

Лежа в темноте, она постаралась успокоиться, и постепенно ее дыхание стало ровным, но чувство недоумения осталось. Она никак не могла понять, что с ней происходит.

Глава 7

На следующий вечер, сидя в удобном кресле и потягивая бренди после ужина, виконт размышлял о том, что ему делать дальше. Он успел вернуться из Крэнбрук-Мэнор в клуб «Бастион» на Монтроуз-плейс, где обычно жил во время своего пребывания в Лондоне, и теперь наслаждался царившей здесь благословенной тишиной, глядя, как по украшенному лепниной потолку библиотеки двигаются тени, отбрасываемые языками горящего в камине огня.

Сейчас настал самый удобный момент для того, чтобы навсегда распрощаться с Фебой Маллесон и сделать свою жизнь проще и безмятежнее. Она не принадлежала к числу женщин, которые вселяют в душу мужчины покой и окружают его уютом, и если он продолжит общение с ней, то наживет себе массу неприятностей.

Но к несчастью, мисс Маллесон уже завладела его сердцем. Как он ни уговаривал себя отступиться от нее и найти себе другую невесту, у него ничего не получалось. Теперь ему трудно было представить свою жизнь без нее: Феба разбудила в нем такие чувства, которых он прежде никогда не испытывал, наполнила его существование новыми красками. Необъяснимый панический страх, который порой накатывал на нее, Деверелл воспринимал как вызов судьбы, как препятствие, которое он должен преодолеть для того, чтобы одержать победу в борьбе за руку и сердце красавицы.

Перебирая в памяти события, произошедшие в Крэнбрук-Мэнор, Джослин как будто снова услышал спокойный, уверенный голос Одри, сказавшей, что из всех присутствующих джентльменов он один способен завоевать благосклонность Фебы. Но это была трудная задача: «дичь» никак не желала попадаться в силки.

И все же, несмотря на неудачу, Джослин знал, что Одри права: только он мог укротить строптивый нрав мисс Маллесон.

Вот только теперь, к его досаде, между ними встала тайна, которую Феба не желала никому раскрывать.

Кто были те два человека, которые ждали Джессику с экипажем у ограды усадьбы? Виконт имел хорошую зрительную память и, увидев один раз кого-нибудь, навсегда запоминал его лицо. Он не сомневался, что легко мог бы узнать сообщников мисс Маллесон.

Но вот вопрос: где их искать? Надо бы установить связи Фебы, выяснить, кто эти люди…

Допив бренди, Деверелл встал и потянулся. Пора ложиться спать, и завтра охота начнется вновь.


На следующий день вечером виконт отправился на бал, который устраивала леди Локсли. Остановившись на верхней площадке мраморной лестницы, он долго рассматривал толпившихся в холле гостей, ища глазами мисс Маллесон, однако, как оказалось, она уже приехала на бал.

Войдя в зал, Деверелл сразу же заметил Фебу: темно-рыжие волосы блестели в ярком свете люстр. Она стояла рядом с креслом, в котором сидела ее тетушка, и о чем-то оживленно разговаривала с двумя дамами.

Одри, к сожалению, не смогла поехать вместе с племянником, но она убедила его в том, что Эдит и мисс Маллесон непременно будут на балу у леди Локсли. Деверелл усмехнулся: тетушка, как всегда, оказалась права. Еще она требовала, чтобы племянник наконец-то перешел к решительным действиям, и виконт был готов к этому.

Феба почти сразу заметила Деверелла, направлявшегося к ней, но когда их взгляды встретились, она вдруг отвернулась от него и сделала вид, что поглощена разговором. Тем не менее виконт спокойно подошел к дамам, поклонился Эдит, обменялся с ней несколькими любезностями и затем, обогнув кресло, приблизился к мисс Маллесон. Она неохотно протянула ему руку, зная по опыту, что все равно он завладеет ею, и Деверелл сжал пальцы Фебы, но не стал подносить ее руку к губам: он чувствовал, что Феба напряжена и ей с трудом удается справиться с волнением.

Дамы приветливо улыбались, надеясь, что их представят виконту, и Феба решила пойти им навстречу.

– Леди Картуэлл, мисс Картуэлл, познакомьтесь, это лорд Пейнтон.

Джослин учтиво улыбнулся, но тут же постарался поскорее избавиться от присутствия посторонних. Догадавшись о его желании остаться с глазу на глаз с мисс Маллесон, леди Картуэлл и ее дочь вскоре извинились и отошли от них.

– Прошу прощения, милорд, но мне надо… – Феба явно чувствовала себя не в своей тарелке, она старалась говорить тихо, так, чтобы Эдит, увлеченно разглядывавшая пеструю толпу шумных гостей, не слышала ее.

Виконт крепче сжал руку Фебы.

– Если вы полагаете, что я приехал сюда, чтобы полюбоваться матронами и их хорошенькими дочками, то вы ошибаетесь, – прошептал он ей на ухо. – Моя цель – увидеться с вами.

– Напрасно вы думаете, что я чего-то хочу от вас! – Феба с вызовом посмотрела на него.

– Сейчас я ни о чем не думаю. Я здесь для того, чтобы сообщить вам о кое-каких фактах, которые, несомненно, заинтересуют вас.

– Заинтересуют? – Феба на мгновение растерялась. Вокруг них слышались смех, веселые голоса, шарканье ног по паркету, но все это вдруг словно отошло на второй план.

– О каких фактах вы говорите? – наконец, набравшись смелости, спросила Феба.

– Я сейчас собираю сведения о двух ваших сообщниках, которые ждали горничную в экипаже, и должен установить их личность. У меня превосходная память. Мне достаточно одного взгляда, чтобы навсегда запомнить лицо человека. Кроме того, я вполне способен переодеться простолюдином и выйти на улицы города для того, чтобы добыть нужную информацию. – Виконт помолчал. – Я уже выяснил, что эти двое не входят в штат прислуги вашей тетушки. Возникает вопрос: где могла благородная леди знатного происхождения познакомиться с людьми из простонародья?

Глаза Фебы все так же спокойно смотрели на него, и Джослин понял, что ему не удалось ошеломить ее своим натиском.

– Я не желаю разговаривать с вами об этом. Вас это не касается, – негромко ответила она.

– Мне очень неприятно возражать леди, и тем не менее я должен это сделать. – Виконт нахмурился. – Неужели вы забыли, что я промолчал о вашей причастности к инциденту, произошедшему в Крэнбрук-Мэнор?

Феба холодно посмотрела на него.

– Нет, но…

– Я не стал бить тревогу, хотя на моем месте многие поступили бы иначе, – продолжил Деверелл, не дав ей договорить, – и тем самым взял на себя ответственность за ваши дальнейшие поступки и за вашу безопасность.

Глаза Фебы потемнели.

– Что за чушь! Вы не несете никакой ответственности за меня и мою безопасность, – горячо возразила она. – Я освобождаю вас от нее!

Виконт натянуто улыбнулся, но выражение его глаз оставалось все таким же суровым.

– Это так мило с вашей стороны, – насмешливо произнес он, – но дело в том, что я не могу сложить с себя бремя ответственности, даже если вы потребуете это. – Внезапно улыбка сползла с его лица. – Я всегда буду в ответе за вас.

Хотя виконт явно не шутил, Феба не собиралась сдаваться; она хотела что-то возразить ему… И тут заиграла музыка.

– Очень кстати. – Джослин усмехнулся. – Разрешите пригласить вас на вальс… – Не дожидаясь ее согласия, он повел Фебу на середину зала, и когда она оказалась в его объятиях, то сразу позабыла обо всем на свете.

Они закружились в вихре вальса, и Феба еще раз убедилась, что Деверелл имеет над ней какую-то волшебную власть; ее безудержно влекло к нему. Теперь не она, а ее чувства восстали против доводов разума, управляли ее поступками.

Феба ощущала исходившую от Деверелла энергию, его близость волновала ее; возбуждение постепенно нарастало, и ей было трудно совладать со своими эмоциями.

В зале было многолюдно, и, чтобы не задевать другие пары, Деверелл прижимал к себе партнершу крепче, чем это предписывали правила хорошего тона, однако окружающие не обращали на это никакого внимания.

– Может быть, все же объясните мне, как вы познакомились с теми двумя подозрительными типами? – вкрадчиво спросил Джослин.

– Нет.

Она должна все отрицать: только такая тактика спасет ее.

Но от виконта не так-то просто было отделаться; его лицо помрачнело, и он еще крепче сжал партнершу в своих объятиях. Дрожь пробежала по ее телу, и Джослин заметил, что в ее фиалковых глазах мелькнуло выражение страха. Он чувствовал, что ее тайна каким-то образом связана с этим необъяснимым страхом, и собирался непременно докопаться до истины!

Продолжая кружиться в вальсе, Деверелл подвел партнершу к краю водоворота танцующих пар. Вскоре они остановились и направились туда, где сидела Эдит, которая, как всегда, была поглощена разговором со своими знакомыми.

Не доходя до кресла Эдит, Деверелл повернулся к Фебе и окинул ее суровым взглядом.

– Поймите, я ее успокоюсь, пока не узнаю всю правду. Меня интересуют лишь ваши сообщники и причины, заставившие вас совершать противоправные деяния, а не вы… Поверьте, вы в полной безопасности: я не только никогда не причиню вам вреда, но и остановлю тех, кто будет угрожать вам.

Некоторое время они молча смотрели друг другу в глаза.

– Вы меня поняли? – наконец тихо спросил виконт.

Феба нахмурилась.

– И да и нет… – призналась она.

Ее собеседник тяжело вздохнул и обвел взглядом толпу гостей, как будто вспомнив, что они здесь не одни.

– Мне надо идти, – произнес он, опасаясь, что, натворив что-нибудь в порыве чувств, может шокировать все общество. – На тот случай, если вы решите довериться мне, запомните: я живу по адресу Монтроуз-плейс, двенадцать. Если же нет…

Его взгляд упал на ее губы, и Феба почувствовала, как его большой палец поглаживает ее пальцы. Она все еще никак не могла унять дрожь.

Выпустив ее руку, Деверелл отступил на шаг и отвесил изящный поклон.

– Завтра вечером мы снова встретимся и продолжим нашу дискуссию. – Он повернулся и направился к выходу из зала.


Вернувшись с бала, Феба сразу же поднялась в свою комнату, и Скиннер помогла ей раздеться. Мысли Фебы путались, она не знала, как ей поступить.

Скиннер с тревогой посматривала на нее.

– Что-то случилось? – спросила она, не скрывая своего беспокойства.

Феба поморщилась.

– Я разговаривала на балу с Девереллом.

– Ах вот оно что… – пробормотала Скиннер, вешая платье в шкаф.

Оправив длинную ночную рубашку, Феба опустилась на табурет, стоявший перед туалетным столиком, и начала вынимать шпильки из высокой прически.

– Той ночью в Крэнбрук-Мэнор он видел, как я отвела Джессику к экипажу…

Скиннер ахнула и застыла на месте, неподвижно глядя на Фебу.

– Я не говорила тебе об этом, поскольку не знала, как он поведет себя дальше. Мне было также неизвестно, что именно он видел в ту ночь, но теперь виконт открыл все карты. Я не хочу, чтобы Фергус и другие наши люди попадались ему на глаза – он очень проницателен и о многом догадывается.

– Да, в уме ему не откажешь, – согласилась Скиннер. – Я слышала, как его конюх говорил, что с его господином лучше не связываться, его на мякине не проведешь.

– Верно, – подтвердила Феба, распуская волосы. – Сегодня вечером виконт заявил мне, что видел Скэтчера и Бертлза и сможет опознать их. Кроме того, ему известно, что эти двое не входят в штат прислуги моей тетушки. Еще он пытался выведать у меня, где я с ними познакомилась.

Скиннер нахмурилась.

– Зачем ему это?

– Он сказал, что никогда не причинит мне зла и только хочет знать, что произошло в усадьбе Крэнбруков.

Скиннер некоторое время молчала.

– Вы прекрасно знаете, что нам нечего стыдиться, – наконец заговорила она. – Мы не делаем ничего дурного, и любой здравомыслящий человек поймет это. Может быть, вам действительно следует обо всем рассказать лорду Пейнтону; судя по отзывам его конюха, он порядочный человек.

– Нет, я не могу рисковать. У пэров свой взгляд на мир. То, что нам кажется нормальным, они считают противозаконным. – Феба встала. – Свяжись завтра утром со Скэтчером и Бертлзом. Скажи им, чтобы они пока не показывались здесь. Если им понадобится что-нибудь передать мне, пусть пришлют посыльного или Эммелин. Деверелл скорее всего наблюдает за домом, поэтому завтра выйди через черный ход и сначала отправься на конюшню. Будь осторожна!

Бросив на свою госпожу удивленный взгляд, Скиннер кивнула.

– Я сделаю так, как вы сказали. И все же, я прошу вас, обдумай те мои слова.

Когда служанка вышла из комнаты, Феба откинулась на подушки и натянула одеяло до подбородка. Ее одолевали противоречивые чувства. Ей хотелось, чтобы Деверелл оставил ее в покое, и в то же время она боялась этого. По всей видимости, он не оставлял надежды склонить ее к браку и не успокоится до тех пор, пока она не сдастся.

Феба вспомнила о том, что произошло в парке: виконту тогда удалось очень многое узнать о ней. Он не только увидел Скэтчера и Бертлза и запомнил их лица, но и заметил ее панику. Любой проницательный человек на его месте легко мог сопоставить факты и догадаться о том, что скрывается за этим страхом.

Вздохнув, Феба уставилась на потолок; ее определенно ждала бессонная ночь. Хотя она не могла открыть свою тайну Девереллу, потому что не до конца доверяла ему, ее неудержимо тянуло к нему, даже сейчас, когда она убедилась в том, что он может быть жестким и грубым с ней.

Феба понимала, что Деверелл был опасным человек. К тому же, богатый, красивый и знатный во многих отношениях, он был сильнее ее и мог многое позволить себе, в том числе и любовные связи с женщинами. Общество сквозь пальцы смотрело на подобные забавы аристократов, и это нельзя было не принимать во внимание.

Итак, ей следовало избегать его, но Деверелл вряд ли был готов так легко отступиться. Сегодня вечером, заглянув ей в глаза, он вдруг посуровел, него взгляд стал колючим и пронзительным. На мгновение Фебе показалось, что он видит ее насквозь. Потом он сказал, что никогда не причинит ей зла, но непременно раскроет ее тайну. Неужели он догадался о том, что она так упорно скрывала?

Феба не знала, что и думать, и мучилась сомнениями до тех пор, пока ее не сморил сон.


На следующее утро спустившись в столовую клуба «Бастион», виконт подозвал ожидавшего распоряжений Гасторпа.

– Пришлите ко мне Грейнджера, – распорядился он.

Поклонившись, Гасторп вышел из столовой, и через несколько минут Деверелл услышал в коридоре торопливые шаги своего конюха.

– Вы хотели видеть меня, милорд? – переступив порог, спросил Грейнджер.

Деверелл окинул конюха внимательным взглядом. Грейнджер был опрятно одет и аккуратно причесан; его начищенные сапоги блестели.

– Я хочу, чтобы ты понаблюдал за домом номер двадцать восемь на Парк-стрит: он принадлежит миссис Эдит Балмейн.

– Миссис Балмейн? – удивленно переспросил Грейнджер. – Это, если не ошибаюсь, тетушка мисс Маллесон и они обе гостили в Крэнбрук-Мэнор?

Виконт, кивнув, сделал несколько глотков горячего ароматного кофе.

– Ты должен внимательно наблюдать за этим домом и брать на заметку всех, кто входит и выходит из него. Если дом покинет мисс Маллесон, ты должен проследить за ней.

Грейнджер кивнул.

– О передвижениях остальных обитателей дома я тоже должен доложить вам?

– Разумеется.

Отпустив слугу, Деверелл принялся за яичницу с ветчиной, при этом продолжая обдумывать дальнейшие шаги в расследовании запутанного дела.

– Вас интересует финансовое положение мисс Маллесон? – изумленно переспросила Одри стоявшего в нескольких шагах племянника и оторвала глаза от мольберта. – Но, Деверелл, дорогой, зачем вам это?

Виконт усмехнулся:

– Считайте, что это моя прихоть. И не забывайте, милая Одри, что это по вашей воле я поехал в Крэнбрук-Мэнор, чтобы познакомиться с девушкой.

– Хм… Ну хорошо. Надеюсь, Господь направит вас на верный путь. Со своей стороны я сделаю все, чтобы вы были счастливы. – При этих словах Одри отложила в сторону кисть и палитру, а затем принялась рассказывать племяннику все, что знала о мисс Маллесон.

Днем виконт заехал в адвокатскую контору.

– Меня интересует, каким состоянием владеет мисс Феба Маллесон, дочь и наследница лорда Мартиндсйла, – обратился он к адвокату. – И в частности, ее недвижимость.

Хиткот Монтегю, как всегда, аккуратный, точный и невозмутимый, записал что-то на листе бумаги, затем бросил внимательный взгляд на посетителя:

– Вы хотите знать сумму ее годового дохода – истинную и ту, на которую она рассчитывает?

Виконт кивнул.

– Мне нужна полная и достоверная информация о ее финансовом положении. Как вы помните, с такими просьбами я прежде к вам не обращался.

Круглое лицо Монтегю расплылось в улыбке.

– Я сделаю все, что будет в моих силах, милорд, и поверьте, для меня является большой честью то, что вы обратились ко мне.

Деверелл кивнул. Он не сомневался, что Монтегю по-своему истолковал интерес своего клиента к финансовому положению мисс Маллесон: как и Одри, он решил, что Деверелл собрался жениться на этой леди и поэтому собирает справки о ее состоянии. С точки зрения адвоката, подобные действия были вполне разумны и оправданы.

– Кажется, мисс Маллесон унаследовала приличное состояние от своей двоюродной бабушки…

Продолжая что-то писать на листе бумаги, Монтегю доверительно сообщил:

– Этот капитал наверняка находится под опекой, и мисс Маллесон вряд ли имеет право распоряжаться унаследованным состоянием по своему усмотрению.

– Боюсь, тут вы ошибаетесь; двоюродная бабушка Фебы была сторонницей эмансипации и ратовала за то, чтобы женщины сами распоряжались своим состоянием. Насколько я понимаю, мисс Маллесон вступила в права наследства в возрасте двадцати одного года, тогда как сейчас ей двадцать пять.

Монтегю нахмурился.

– В таком случае на ее счетах вряд ли осталось много денег! – Подняв наконец голову, он с сожалением взглянул на Деверелла сквозь стекла своего пенсне. – Полагаю, она часто бывает в свете?

– Но мисс Маллесон – незаурядная натура, она не похожа на других светских барышень.

Виконт и в самом деле был уверен, что Феба не могла потратить огромное состояние на наряды и на ювелирные украшения, хотя Одри утверждала, что она любила модно одеваться.

– Я хочу, чтобы вы установили сумму ее расходов и доходов, а также выяснили, если это возможно, на что она тратит деньги.

– Хорошо, милорд. Вы проявляете завидное благоразумие. Я был бы счастлив, если бы все мои клиенты поступали так же предусмотрительно, как и вы. Лучше заранее выяснить, какой образ жизни ведет леди, и только после этого делать предложение руки и сердца.

Деверелл нахмурился, однако не стал возражать адвокату.

– Как только вы раздобудете какую-нибудь информацию, сразу же сообщите мне. – Он поднялся.

– Разумеется. – Отложив в сторону перо, Монтегю тоже встал. – Вы, наверное, больше не будете возобновлять договор о сдаче в аренду дома в Мейфэре?

Виконт удивленно поднял бровь.

– Я об этом еще не думал, – признался он.

Кроме Пейнтон-Холла, Деверелл унаследовал также огромный дом в Мейфэре; для холостяка он казался слишком большим, и поэтому ему пришла в голову идея сдавать дом в аренду во время светского сезона в Лондоне.

– Известите меня, когда подойдет к концу срок текущей аренды, и я поговорю с мисс Маллесон.

Мысль о том, что огромный дом мог наполниться голосами Фебы и их общих детей, согрела душу виконта.

Обменявшись рукопожатием с мистером Монтегю, он покинул адвокатскую контору под звучавший в его ушах звон свадебных колоколов.

Вернувшись в клуб «Бастион», Деверелл прошел в библиотеку, где, как всегда, царили тишина и покой. Усевшись в глубокое кресло, он стал перебирать в памяти все, что ему удалось узнать о Фебе. Постепенно разрозненные факты начали складываться в четкую картину.

Вскоре в библиотеку явился Грейнджер с докладом и рассказал, что мисс Маллесон несколько раз ездила к своим великосветским знакомым с визитами, а сейчас находится дома.

– Скорее всего она переодевается к ужину. Прикажете вернуться и продолжить наблюдение за домом?

– В этом нет никакой необходимости. – Виконт покачал головой. – Иди и хорошенько выспись, а завтра утром, часов в девять, ты снова заступишь на дежурство.

Одри сообщила Джослину, что вечером мисс Маллесон собирается поехать на бал к леди Кэмберли, и он решил тоже отправиться туда и встретиться с Фебой. Таким образом, до рассвета она будет находиться под его наблюдением.

Виконт посидел еще немного в библиотеке, наслаждаясь окружавшей его тишиной. К счастью, сейчас он был один в здании клуба, и ему не надо было общаться с другими членами, которым он не мог полностью доверять. К несчастью, собранные им факты бросали тень на репутацию мисс Маллесон и ее легко можно было заподозрить в противоправной деятельности и даже в участии в тяжких преступлениях. Сам Деверелл после долгих размышлений пришел к выводу, что такая женщина, как ранимая, боязливая мисс Маллесон, не могла быть замешана ни в чем дурном, а девушек она и ее сообщники увозили не насильно: скорее всего помогали им скрыться, вызволяли их из какой-то беды. Деверелл за свою жизнь повидал так много злодеев и насильников, что мог легко отличить их от добропорядочных людей. Он также знал, что борец за торжество добра и справедливости порой сталкивается со множеством преград.

Услышав бой стоявших на каминной полке часов и решив, что на сегодня размышлений достаточно и теперь пора действовать, виконт залпом осушил стакан, поднялся из кресла и пошел наверх переодеваться.

Глава 8

Переступив порог бального зала в доме леди Кэмберли, Деверелл сразу же увидел Фебу: она не спеша прогуливалась в толпе нарядных гостей, время от времени останавливаясь для того, чтобы поздороваться или перекинуться парой фраз со своими знакомыми. Ее тетушка Эдит сидела в отдалении у стены и, как всегда, была поглощена разговором с пожилыми дамами.

Виконт едва сдержал улыбку. Он обещал ей, что они увидятся сегодня вечером, и сдержал слово, хотя своенравная красавица вряд ли будет рада новой встрече с ним.

Незаметно подойдя к Фебе, Деверелл положил ладонь на ее талию и ощутил тепло сквозь тонкий шелк бального платья. Как он и рассчитывал, мисс Маллесон вздрогнула от его прикосновения. Они стояли в дальнем конце зала, и виконт держал руку так, чтобы никто не заметил этого нарушения правил хорошего тона.

Когда Феба повернулась, он учтиво поцеловал ее руку.

– Разве я не говорил, что мы сегодня встретимся?

Судорожно вздохнув, Феба постаралась взять себя в руки и вгляделась в его глаза, пытаясь понять, что у него на уме, чего он хотел от нее и что намеревался делать. Как всегда, в присутствии виконта мысли у нее путались. Деверелл продолжал сжимать ее руку в своей, и это тоже отвлекало ее.

– Я надеялась, что вы найдете для себя более интересное развлечение, чем этот бал, – холодно сказала она.

Виконт усмехнулся. Он стоял совсем близко, и Феба ощущала исходившие от него силу и энергию, которые подавляли ее волю. Его зеленые жгучие глаза завораживали ее.

– Разве может быть что-нибудь интереснее ваших тайн? Я обязательно раскрою их.

«Все?» – с ужасом подумала она, глядя на Деверелла круглыми глазами.

– Все, – произнес он так, как будто прочитал ее мысли.

Дрожь пробежала по телу Фебы. Его слова звучали как обещание чего-то неведомого, и у нее от волнения пересохло во рту.

– Мои тайны никоим образом вас не касаются, – собравшись с духом, заявила она.

– Ошибаетесь, ваши тайны вызывают у меня живой интерес, они волнуют меня.

– Но почему? – с искренним недоумением спросила Феба. Ресницы Деверелла взметнулись вверх, и их взгляды снова встретились. Его изумрудно-зеленые глаза околдовывали Фебу. Затем она почувствовала, как рука Деверелла скользнула по ее ягодице, и у нее перехватило дыхание, а виконт все продолжал незаметно для постороннего взгляда ласкать ее. Ей хотелось повернуться и убежать от него, но она понимала, что Деверелл не позволит ей сделать это.

Его ладонь скользнула вверх, пальцы коснулись завитков у нее на затылке, потом проникли под них и пощекотали ей шею, и Феба затрепетала от этой ласки. Ее губы разомкнулись, и она невольно посмотрела на рот Деверелла, однако через мгновение, взяв себя в руки, с тихим вздохом снова подняла глаза.

– Почему я хочу выведать ваши тайны? Мне кажется, ответ на этот вопрос совершенно очевиден. – Он говорил спокойно, но каждое его слово звучало веско и убедительно, проникая прямо в душу Фебы.

Его рука снова соскользнула по ее спине на талию.

– Вы сами откроете мне их… или с помощью слов, или с помощью действий, и тогда я узнаю все, что вы скрываете от меня.

Феба чувствовала, что тонет в глубине его бездонных глаз. Его власть над ней была безгранична, и она не могла вырваться из этих тисков.

– Я непременно соблазню вас, – продолжал Деверелл. – Мы ведь договорились стать любовниками, помните? Мы будем делать каждый раз по маленькому шажку, постепенно приближаясь к заветной цели.

Феба едва не кивнула, но вовремя сдержалась.

– Нет. С тех пор много воды утекло и обстоятельства изменились…

– Ошибаетесь, с тех пор ничего не изменилось: я по-прежнему хочу вас. Вы будете моей, а это значит, что у вас не останется никаких секретов и тайн. Вы можете скрывать что угодно от мира, но не от меня, запомните это. Я заставлю вас обнажить передо мной и тело, и душу.

Фиалковые глаза Фебы потемнели; ее одолевали противоречивые чувства. К страху, который на этот раз ей кое-как удавалось сдержать в узде, примешивались еще какие-то странные первобытные эмоции. Их было трудно определить – физическая тяга, половое влечение, сексуальный голод…

У Деверелла было много романов, но впервые «дичь» так бурно реагировала на проявление его чувств, и он ощущал себя канатоходцем, вынужденным постоянно держать равновесие. Это сравнение было как нельзя кстати, и он осторожно поднес руку Фебы к губам, а она, как будто очнувшись от глубокого сна, растерянно заморгала, пытаясь прийти в себя.

– Я хочу потанцевать с вами, всего лишь потанцевать…

Феба с сомнением посмотрела на виконта, она явно не верила в его искренность.

Заиграла музыка, и виконт без церемоний увлек ее за собой туда, где в вальсе уже кружились первые пары.

Не желая на глазах у десятков гостей устраивать сцену, Феба послушно последовала за ним. Во время танца ее напряжение постепенно спало, и она перестала хмуриться, уже не зная, хочет л и она или нет убежать с этого бала, чтобы не видеть Деверелла.

– Вам наверняка будет приятно услышать, что я за сегодняшний день не узнал о вас ничего нового, – выгнув бровь, сообщил Джослин. – Но мои люди продолжают собирать о вас сведения.

Поджав губы, Феба некоторое время сердито смотрела на него.

– Может быть, вы все же оставите меня в покое? – наконец произнесла она.

В этот момент музыка смолкла и пары остановились.

– Мы расстаемся всего лишь до завтрашнего вечера, – сказал Деверелл. – Завтра мы еще немного продвинемся по дороге, ведущей нас к заветной цели. – С этими словами он повернулся и направился к выходу.


Феба сдерживала свои эмоции до тех пор, пока Скиннер не удалилась из спальни, но как только за служанкой закрылась дверь, она встала и начала в волнении расхаживать по комнате. Огонь в камине отбрасывал красноватые тени на стены, не давая Фебе сосредоточиться; ее мысли путались, ей никак не удавалось справиться с нахлынувшими на нее чувствами.

Она знала лишь одно: причиной ее состояния был Деверелл, но перекладывать всю вину на его плечи и таким образом обманывать себя было бы большой ошибкой с ее стороны. Часть ответственности за ту ситуацию, в которой она оказалась, несомненно, лежала на ней: она слишком бурно реагировала на его слова и поступки, тогда как ей следовало быть сдержанной и не терять головы.

– Ну почему именно он! – воскликнула Феба и всплеснула руками. Этот человек стал ее наваждением.

Как только он прикасался к ней, она сразу теряла способность к сопротивлению, тая от его ласк. При этом ее страхи не исчезли, а стали частью жгучего желания, плотского томления; в глубине души она с нетерпением ждала того мгновения, когда он осуществит свою угрозу и овладеет ею.

Впервые в жизни мужчина вызывал такую сложную гамму чувств и переживаний в душе Фебы. Разум подсказывал ей, что она должна держаться подальше от этого непредсказуемого человека, избегать встреч с ним, тогда как интуиция говорила, что рядом с ним ей ничего не угрожает и она находится в полной безопасности.

Когда Деверелл сказал Фебе, что никогда не причинит ей зла, она сразу же поверила ему. Она сама удивлялась своей доверчивости и решила, что от общения с ним, наверное, повредилась в рассудке, поскольку раньше никогда не отличалась легковерием.

Она уже не сомневалась, что виконт никогда не отступится от нее и ей не избавиться от его преследования. Если ему взбредет в голову увезти ее вечером к себе на всю ночь, он сделает это и она не сможет остановить его.

О том, что случится, если они снова останутся наедине, Феба старалась не думать: ей было страшно представить свою реакцию на его смелые ласки.

– Я должна взять эту ситуацию под контроль, – процедила она сквозь зубы.

Произнеся эти слова, Феба, как ни странно, сразу же успокоилась: теперь она знала, что делать, и могла, сбросив оцепенение, начинать действовать.

Взглянув на часы, она нахмурилась: было уже поздно, а завтра ее ждали важные дела. Приняв решение, она направилась к кровати, чтобы хорошенько выспаться.

Теперь она знала, что ей надо делать, и эта мысль утешала ее.


Стоя в вестибюле и поджидая Эдит, которая должна была спуститься с минуты на минуту, Феба заметила, что в дом вошел Фергус Макенна, ее кучер.

– В чем дело, Фергус? – Она озабоченно взглянула на него. – Фергус поманил ее рукой и снова исчез за дверью; он редко отваживался переступать порог дома, который дворецкий Хендерсон считал своей епархией.

Выйдя на крыльцо, Феба не спеша подошла к Фергусу.

– Я должен предупредить вас, – прошептал он с сильным шотландским акцентом, – что слуга Пейнтона рыщет вокруг дома. Он явно следит за вами. Хотите, я отобью у него охоту следить за порядочными людьми?

Немного подумав, Феба покачала головой:

– Если он ограничится наблюдением за домом, то вряд ли узнает что-нибудь интересное. – Она усмехнулась.

– Мне кажется, он также следит за нами, когда мы выезжаем в город.

Феба пожала плечами:

– Что ж, в таком случае сегодня у него будет много работы. Мы сделаем два утренних и три послеобеденных визита, а он пусть следит за нами, сколько его душе угодно.

– Скиннер сказала, – продолжал Фергус, переминаясь с ноги на ногу, – что у Пейнтона… или Деверелла, как его все называют, возникли подозрения.

– Да, верно. Именно поэтому я и хочу, чтобы вы оставили его слугу в покое, иначе виконт решит, что мы что-то скрываем, и подошлет к нам другого, более опытного шпиона. Пусть уж лучше его конюх следит за нами; в этом случае мы будем держать ситуацию под контролем и не допустим, чтобы он заметил что-нибудь подозрительное.

– Вот теперь я все понял. – Фергус кивнул. – Сейчас я подгоню экипаж. – Сбежав по ступеням крыльца, он поспешно направился в сторону конюшни.

Вернувшись в вестибюль, Феба увидела, что Эдит уже спускается по лестнице, а еще через минуту они вместе вышли из дома.


Весь день Феба подыскивала места работы для подопечных девушек, но делала это так, чтобы дамы, которым Эдит и Феба наносили визиты, ни о чем не догадались. Она исподволь расспрашивала их о штате прислуги и распорядке в доме, за последние четыре года, в течение которых вызволяла из беды и пристраивала девушек, отлично научившись быстро оценивать обстановку.

– Рада видеть вас, леди Ланкастер. – Феба сделала реверанс.

Это был последний визит на сегодня; обменявшись любезностями с хозяйкой дома, гостьи задали ей обычный вопрос о здоровье и детях. Выслушав ответ леди Ланкастер, Феба взяла себе на заметку тот факт, что Аннабелл, старшая дочь хозяев дома, которая уже была замужем и жила отдельно, ждет ребенка. Это означало, что вскоре ей потребуется няня, а потом и гувернантка.

Эдит и Фебу провели в гостиную и усадили на диван. Феба знала, что в этом доме всегда много визитеров, и сейчас в комнате уже пили чай несколько великосветских дам, от которых можно было выведать нужную информацию.

Все ее тетушки были хороши по-своему, но Эдит являлась для Фебы настоящей находкой: она пользовалась в обществе большим уважением и для нее были открыты двери всех великосветских гостиных. Эдит высоко ценили прежде всего зато, что она знала все последние новости и слухи, но никогда не собирала сплетни. Информация каким-то непостижимым образом стекалась к ней без всяких усилий с ее стороны.

Пользуясь тем, что тетушку всюду приглашали, Феба превратилась в тень Эдит; она без труда проникала в те дома, где можно было найти вакансии для подопечных девушек.

От миссис Гилмор и миссис Хардкасл она узнала, что леди Пелем собирается переехать в свое поместье.

– Дело в том, – рассказала миссис Гилмор, – что ее сын женился и привел в городской дом молодую жену. Поэтому леди Пелем не желает оставаться в Лондоне. Кроме того, жить в столице не позволяет ей пошатнувшееся здоровье.

Слушая свою собеседницу, Феба сочувственно качала головой и кивала. Затем миссис Гилмор и миссис Хардкасл заговорили о том, как это тяжело – передавать бразды правления домашним хозяйством новой молодой хозяйке.

Постепенно в гостиной леди Ланкастер становилось многолюдно; дамы, сбившись в просторной комнате в небольшие группы, без умолку болтали.

Заметив среди гостей леди Пелем, Феба направилась к ней и, поздоровавшись, села рядом на диван.

– Как я слышала, вы с Эдит гостили в графстве Суррей у Марии, – с улыбкой проговорила леди Пелем.

Феба рассказала почтенной даме о празднике в Крэнбрук-Мэнор и сообщила о том, кому из молодых леди удалось найти себе женихов благодаря стараниям мамаш и тетушек.

– Вы, кажется, подумываете перебраться из города в поместье, не так ли?

Леди Пелем вздохнула.

– Не просто подумываю, дорогая, а уже приняла решение. Ко мне по наследству перешла усадьба в Крэксли, и меня ничто больше не держит здесь. Я, конечно, буду наведываться в столицу время от времени, но Крэксли находится довольно далеко отсюда, и поэтому я не смогу часто приезжать в Лондон, а значит, я буду скучать по обществу, по друзьям и знакомым. Увы, здешний климат и городская суета вредны для моего здоровья, мне нужны свежий воздух и сельский покой.

Феба с готовностью кивнула.

– И когда вы намерены покинуть нас? – поинтересовалась она.

Леди Пелем расстроенно развела руками.

– Я бы уже давно уехала в деревню, если бы нашла подходящую служанку. На прошлой неделе уволилась Карсон, горничная, которая много лет прислуживала мне: у нее заболел брат, и она вынуждена была уехать на родину в Девон, чтобы ухаживать за ним. Расставание далось тяжело нам обеим: мы думали, что состаримся вместе и не разлучимся до конца наших дней. Теперь просто не знаю, что мне делать, где найти служанку, готовую отправиться со мной на несколько лет в сельскую глушь. Кругом много хорошо обученных юных созданий, но все они жаждут найти место горничной у живущей в столице светской дамы, чтобы иметь возможность ездить с ней на балы и праздники и получать за свое усердие разные безделушки и чаевые. – Леди Пелем поморщилась. – Мне скоро стукнет шестьдесят, балы и развлечения уже не для меня; мне нужны тишина и покой, поэтому я и еду в Крэксли.

Феба сделала вид, будто глубоко задумалась, хотя в душе она ликовала. Она и не надеялась, что сумеет найти такое чудесное место для Джессики.

– Я слышала об одном хорошем агентстве по найму прислуги: все обращавшиеся туда прекрасно отзываются о нем. Мне кажется, там вам смогут помочь найти горничную.

В глазах леди Пелем зажегся огонек надежды.

– А вы не знаете, где расположено это агентство?

Феба наморщила лоб, делая вид, что старается вспомнить адрес.

– По-моему, где-то в центре. Кстати, Генриетта Уиллесден не так давно обращалась туда и, насколько я знаю, осталась очень довольна оказанными ей услугами. О, я вспомнила! Агентство называется «Афина» и находится на Кенсингтон-Черчстрит. Почему бы вам не съездить туда… у них наверняка есть на примете подходящая кандидатура.

Лицо леди Пелем просияло.

– Я завтра же это сделаю, – стукнув тростью об пол, заявила она. – Если у них есть подходящая кандидатура, я приму эту девушку на службу и немедленно уеду вместе с ней в деревню.

Это вполне соответствовало планам Фебы, и она с довольным видом помогла подняться леди Пелем.

– Не забудьте адрес: агентство «Афина», Кенсингтон-Черчстрит.

Вернувшись в дом Эдит на Парк-стрит, Феба сразу же поднялась в свою комнату, чтобы принять ванну и переодеться; к тому же ей не терпелось рассказать Скиннер о своих успехах.

– Думаю, нам удастся воспользоваться этим шансом и пристроить Джессику, – сказала она служанке. – Леди Пелем незамедлительно увезет ее из Лондона, и это очень хорошо, так как Моффаты сейчас в столице. Я недавно встретила леди Моффат, и она рассказала мне, что ее муж был вне себя от ярости, узнав, что Джессика пропала. Сама леди Моффат находится в полном недоумении, она не понимает, почему ее муж так сильно расстроился.

Скиннер фыркнула.

– Зато нам с вами все ясно… Нам постоянно приходится иметь дело со слепотой жен и сластолюбием мужей, которые ведут себя как настоящие мерзавцы.

Сбросив сорочку, Феба вошла в приготовленную Скиннер ванну с горячей водой.

– Маловероятно, что Джессика, поступив на службу к какой-нибудь великосветской даме, когда-нибудь попалась бы на глаза лорду Моффату, однако все же нельзя исключать такой возможности. Вот почему было бы рискованно и для нее, и для нас устраивать ее в какой-нибудь дом здесь, в Лондоне.

– Вы совершенно правы, – согласилась Скиннер, подавая губку.

Удобно расположившись в ванне, Феба закрыла глаза.

– Ты должна связаться с Эммелин, – решила она. – Пока Деверелл следит за домом, я не могу рисковать. Передай Эм, что леди Пелем подходит нам по всем статьям. Она человек старой закалки, строгая, но добрая. Можно не сомневаться в том, что она не допустит в своем доме ничего предосудительного. Я уверена, что леди Пелем останется довольна Джессикой, девушкой хорошо обученной, умной и уравновешенной. Кроме того, у нее прекрасные рекомендации… будут, когда мы их напишем. – Феба усмехнулась. – Леди Пелем сказала, что заедет в агентство завтра утром. Передай Эм, чтобы она не лебезила перед ней и не бросалась ей на шею, а вела себя как с обычной клиенткой: эта дама хотя уже и в годах, но еще не выжила из ума и может заподозрить что-нибудь неладное, если Эм будет навязывать ей кандидатуру Джессики.

– Я обязательно передам Эм все в точности.

– Да, и еще скажи, чтобы она устроила встречу леди Пелем и Джессики дня через два; нам нужно время для того, чтобы подготовить рекомендации.

Конечно, куда лучше было бы, если бы Феба могла предварительно с глазу на глаз поговорить с Джессикой, рассказать ей о леди Пелем и успокоить девушку, которая наверняка сильно нервничала.

Состояние служанок, которых вызволили из беды, было крайне тяжелым, и Феба стремилась как можно быстрее помочь им, но это было непросто.

– Я возьму эту юбку, – Скиннер направилась к двери, – ее надо почистить. Это недолго, скоро я вернусь.

Феба молча махнула рукой, разрешая служанке удалиться.

– Как только вы сегодня вечером уедете из дома, – с порога добавила Скиннер, – и человек Деверелла отправится за вами, я пойду на Черч-стрит и передам Эм все, что вы велели.

– Хорошо, но, умоляю тебя, будь осторожна. Хотя виконт интересуется только мной, он может и к тебе приставить своего шпиона.

Когда горничная вышла, Феба, вздохнув, выжала губку, и тонкие струйки потекли по ее руке.

– Черт бы побрал этого Деверелла, – пробормотала она.

Из-за этого человека она вынуждена была менять свои планы, а это пагубно влияло на работу ее агентства по найму прислуги.

Интересно, где и какие справки наводил о ней сейчас Деверелл? Чем дольше и упорнее он вел свое расследование, пытаясь раскрыть ее тайну, тем труднее ей было руководить агентством и заниматься спасением попавших в беду девушек. В конце концов это могло кончиться крахом дела всей ее жизни.

В результате упорного четырехлетнего труда Фебе удалось наладить работу по спасению служанок, терпевших домогательства своих господ, так что действия виконта угрожали не только ей, но еще многим людям – служащим агентства, девушкам, которым она помогала, и даже Эдит, которая плохо представляла себе, чем занимается ее племянница.

Вода в ванне остывала, и Феба медленно провела губкой по груди. Сразу же в ее памяти вспыхнули воспоминания о прикосновениях Деверелла, о его ладонях, ласково поглаживающих ее…

Внезапно ей в голову пришла спасительная мысль – она поняла, как отвлечь внимание виконта от работы агентства. Чтобы направить его расследование по другому руслу, Феба готова была открыть Девереллу другой свой секрет и тем самым сбить его со следа.

Дверь спальни распахнулась, и в комнату вошла Скиннер.

– Вы, похоже, справились без меня, – усмехнулась она, заметив, что госпожа энергично грет себя намыленной губкой.

– В этом нет ничего сложного. – Рука Фебы замерла. – Я подумала и решила надеть сегодня не синее платье, как намеревалась раньше, а темно-рубиновое.

Скиннер пожала плечами и направилась к платяному шкафу.

– Как вам будет угодно, но только если вы решили не поощрять ухаживаний виконта, то вам следовало бы надеть менее вызывающий наряд.

Глава 9

На город уже спустились сумерки, а Джослин все сидел в кабинете Монтегю, изучая собранные адвокатом документы. Особенно его заинтересовал столбик дат и цифр, написанных на отдельном листке бумаги аккуратным почерком.

Получив днем записку от адвоката, виконт сразу же отправился к нему в контору, где Монтегю, приподнявшись из-за стола, без лишних слов протянул ему этот список. Пробежав его глазами, Деверелл понял, почему его поверенный тактично молчал: документы со всей очевидностью свидетельствовали о том, что Феба Маллесон подвергалась шантажу. Виконт не верил собственным глазам: по его мнению, мисс Маллесон была не из тех людей, которые позволяли манипулировать собой.

Оторвав глаза от столбика цифр, он взглянул на Монтегю, но выражение лица адвоката было, как всегда, непроницаемым.

– Я прошу вас проследить, куда ушли эти деньги. Монтегю кивнул; судя по всему, он все еще думай, что Деверелл интересуется финансовым положением мисс Маллесон только потому, что собирается жениться на ней.

– Я высоко ценю ваш такт, – Джослин небрежно бросил список на стол, – но, по-моему, эти выплаты не связаны с шантажом. Если бы вы были азартным человеком, я заключил бы с вами пари и выиграл бы его. Впрочем, сейчас трудно сказать, на что именно мисс Маллесон регулярно тратит такие большие суммы.

Взяв список со стола, Монтегю быстро пробежал его глазами.

– Смею предположить, что некоторые из этих сумм пошли на оплату услуг портних, – уверенно произнес он.

– Портнихи? – Виконт пожал плечами. – Насколько я успел заметить, гардероб мисс Маллесон не отличается разнообразием. Учтите также, что она живет с тетушкой и не играет в азартные игры. Жалованье кучеру и горничной мисс Маллесон платит ее отец, поэтому трудно представить, на что она вообще может тратить такие огромные деньги.

Нахмурившись, Монтегю долго изучал столбик цифр.

– Итак, мы договорились: вы выясните, кому она выплачивает эти суммы. – Деверелл встал.

Монтегю кивнул, не отрывая глаз от бумаги.

– Я сегодня же займусь этим.

– Известите меня, как только что-нибудь разузнаете.

Монтегю снова кивнул, и Джослин вышел из кабинета. Сидевший за столом клерк вскочил и бросился к входной двери, чтобы широко распахнуть ее перед важным клиентом. В тот же момент виконт услышал, как Монтегю зазвонил в колокольчик, сзывая своих помощников на совещание.

Вечером виконт отправился в Феншоу-Хаус, где давали бал. Одри заранее известила его о том, что туда должна приехать Феба; тетушка считала, что делает благое дело, помогая племяннику устроить свою судьбу и жениться.

Переступив порог бального зала, Джослин сразу же увидел Эдит и, подойдя к ней, выяснил, что Феба и ее тетушка останутся в доме Феншоу до конца бала и сегодня больше никуда не поедут, хотя обычно они успевали за один вечер посетить сразу несколько развлекательных мероприятий.

Отойдя от Эдит, Деверелл сосредоточил все свое внимание на Фебе, которая в это время танцевала контрданс. Ее лицо раскраснелось, она выглядела оживленной; похоже, ей очень нравилось общаться с партнером и танец доставлял ей истинное удовольствие.

Нахмурившись, виконт перевел взгляд на джентльмена, с которым мисс Маллесон кружилась по паркету. Неужели этому человеку удалось пробудить в ней интерес к себе?

Тут к Девереллу подошли леди Чартере, ее дочь Мелисса и племянница, и он, подавив раздражение, галантно улыбнулся дамам.

– Ходят слухи, что ваш Пейнтон – настоящий замок. – Леди Чартере навела на виконта лорнет и стала буравить его пристальным взглядом. – Неужели это правда, милорд?

– О, как это романтично, – вздохнула Мелисса.

– Да, просто очаровательно, – согласилась с ней кузина.

– Замок целиком не сохранился. – Деверелл вздохнул. – Хотя частично он все же уцелел и посреди его древних стен был возведен новый дом.

– Вы хотите сказать, что сохранились древние крепостные стены замка? – Мисс Чартере прижала руки к груди. – Но должно быть, в этом доме стоит жуткий холод… Как ваши тетушки выносят его?

Виконт с ужасом чувствовал, что его загнали в угол, и уже был близок к отчаянию, когда к ним подошла мисс Маллесон.

– Я должна похитить у вас лорда Пейнтона. – Она взяла Джослина под руку. – Его призывает к себе тетушка.

Феба вела себя так уверенно и говорила столь безапелляционно, что дамам не оставалось ничего другого, как только выразить свое сожаление.

Когда они сняли свою осаду и удалились, Джослин с облегчением вздохнул.

– Это было ужасно, – пробормотал он и с благодарностью посмотрел на свою избавительницу, которая молча вела его куда-то по бальному залу.

– Послушайте, но ведь Одри здесь нет… – внезапно спохватился виконт.

– Я знаю, она поехала в гости к Деверо. Но я и не называла имя Одри, а у вас, как известно, много тетушек…

– Три, и ни одной из них нет на этом балу.

– Но леди Чартере не знает об этом.

Феба замедлила шаг; судя по выражению ее лица, она что-то напряженно обдумывала, потом внезапно повернулась и повела своего спутника в противоположную сторону.

Деверелл бросил на нее вопрошающий взгляд.

– Я очень признателен вам за избавление от назойливых собеседниц, но все же позволю себе задать вам один вопрос. Что подвигло вас прийти мне на помощь?

– Мне надо кое о чем поговорить с вами. Вы не знаете, где бы мы могли уединиться?

Виконт с удивлением посмотрел на нее.

– О чем именно вы хотите говорить со мной?

– Я сообщу вам это только тогда, когда мы останемся наедине. Найдите укромный уголок, где никто нам не помешает. – Повернувшись, Феба окинула взглядом зал. Вспомнив представленный ему Монтегю список сумм, которые она регулярно расходовала на непонятные цели, виконт засомневался. Возможно, он был не прав, утверждая, что речь идет не о шантаже. Феба явно чего-то боялась. Но чего?

Теперь она знала, что он не остановится на полпути и непременно докопается до истины. Может быть, она решила довериться ему, рассказать о вымогателе и попросить помощи?

Воспрянув духом, Джослин быстро осмотрелся вокруг, стараясь вспомнить план дома и расположение комнат.

– Нам туда, – наконец решил он, показав на двери, которые вели на террасу.

Однако вместо того, чтобы вывести мисс Маллесон на воздух, виконт провел ее мимо дверей, над проемами которых вздымались легкие занавески отдувшего из сада ветерка, и остановился у стены.

Нахмурившись, его спутница бросила на него недовольный взгляд: место, где они стояли, никак нельзя было назвать укромным уголком.

– Давайте немного подождем. – Деверелл спокойно посмотрел на нее.

Мимо них проходили пары, направлявшиеся на террасу и возвращавшиеся с террасы в зал; проходя сквозь двери, они путались в длинной занавеске, и это вызывало у них смех.

Через некоторое время в занавеске запутались сразу две пары; поднялся веселый переполох, который приковал к себе внимание находившихся поблизости гостей.

Воспользовавшись удобным моментом, Деверелл быстро открыл потайную дверь, которая сливалась с деревянной обшивкой стены, и, втащив Фебу внутрь, плотно закрыл, после чего повел девушку по узкому коридору.

Вокруг было темно, и им пришлось пробираться на ощупь. Вскоре коридор повернул направо и впереди замаячило бледное пятно окна.

Деверелл прибавил шагу. Звуки музыки и шум голосов, доносившиеся из бального зала, становились все глуше, но только когда они миновали три закрытые двери, Деверелл остановился у четвертой и, распахнув ее, заглянул в комнату. Убедившись в том, что в помещении нет ни души, он отступил в сторону, пропуская свою спутницу вперед.

– Все, как вы заказывали. – Теперь на его лице вновь появилась улыбка.

Переступив порог, Феба огляделась. Они стояли в маленькой комнате, расположенной между двумя спальнями. Судя по тому, что лампы не были зажжены, это помещение редко использовалось.

Подойдя к столу, на котором стояли канделябры со свечами, виконт стал искать коробку с трутом, чтобы зажечь их. Феба смущенно кашлянула.

– Не надо… – пробормотала она.

Деверелл внимательно посмотрел на нее; в полумраке его глаза загадочно поблескивали. В окна комнаты вливался призрачный лунный свет. Отсутствие освещения играло на руку Фебе; она надеялась, что так виконт не сможет разглядеть выражение ее лица.

– Понимаете… – срывающимся от волнения голосом проговорила она, показывая на окна, на которых не было штор. – Если вы зажжете свечи, то нас могут заметить из сада.

Виконт пожал плечами. Вряд ли в это время кто-нибудь мог находиться в той части сада, в которую выходили окна комнаты, однако он все равно не нашел ни спичек, ни коробки с трутом и поэтому не мог зажечь свечи.

– В таком случае перейдем сразу к делу. Что вы хотели мне сказать?

Феба провела кончиком языка по пересохшим от волнения губам и, собравшись с духом, шагнула ему навстречу, а затем обняла его и прильнула к нему всем телом.

– Я хотела поговорить с вами вот об этом… – прошептала она и неожиданно припала к его губам.

У Деверелла было такое чувство, как будто на него напали из засады: все выглядело так, как будто сегодня он и мисс Маллесон поменялись ролями.

Ощутив трепет ее податливого тела, он крепко обнял ее и прижал к себе. Ее пухлые чувственные губы словно приглашали его к более смелым ласкам, и его охватило возбуждение, кровь закипела у него в жилах. Положив ладонь на затылок красавицы, виконт впился в ее губы, страстно отвечая ей на жаркий поцелуй.

Он нещадно терзал ее рот, неистово гладил Фебу по спине и так сильно прижимал ее к себе, как будто хотел вдавить в свое тело ее пышную упругую грудь и тугие стройные бедра. При этом Феба и не думала сопротивляться, и это еще больше раззадоривало виконта. Он горел желанием овладеть ею, и она как будто сама стремилась к этому.

Губы Фебы разомкнулись, и язык Джослина проник в ее рот. Он мог бы целую вечность вот так исступленно наслаждаться вкусом ее поцелуя. Но хотя голову его туманила бешеная страсть, все же она не могла заглушить нарастающее чувство тревоги.

Во всем происходящем что-то было не так… Сегодняшнее настроение и действия мисс Маллесон противоречили ее вчерашнему поведению, и это вызывало подозрение.

Деверелл явился в Феншоу-Хаус с одой целью – заставить строптивую красавицу сделать еще один шажок по пути обольщения. Он думал, что ему придется долго убеждать, уговаривать ее…

Язык Фебы коснулся его языка, и Джослина бросило в жар. Его возбуждение все усиливалось, и он боялся, что может потерять контроль над собой. А ведь все началось с тайны. Феба попросила его найти место, где они могли бы остаться наедине и как будто хотела рассказать о своей причастности к исчезновению девушек, а также о том, на что тратит большие суммы денег. Но похоже, он ошибся в своих предположениях и мисс Маллесон намеревалась поделиться с ним совсем другими секретами… Все это было очень странно…

Заставив себя прервать поцелуй, Джослин вгляделся в лицо девушки, белевшее в полумраке.

– Дорогая… – произнес он.

Феба долго молчала, не сводя глаз с его губ.

– Я хочу большего… – наконец раздался ее жаркий шепот. Она как будто изумлялась собственным желаниям, и виконт сразу же забыл то, о чем хотел спросить ее. Их губы снова слились в пылком поцелуе, и он надолго погрузился в полузабытье. Теперь им владели только инстинкты, которым он не мог сопротивляться. Феба разбудила в нем самца – та часть его натуры, которую он научился обуздывать, сейчас снова вырвалась на свободу.

Заглушая голос разума, Деверелл стал неистово терзать рот Фебы. Его ладони скользнули вниз на ее ягодицы, он крепко прижал ее бедра к своим, изнывая от жажды войти в нее и слиться с ней в одно целое.

Феба не сопротивлялась, но через некоторое время Джослин ощутил, что она слегка напряглась. Должно быть, он слишком торопил события, и ему следовало сдерживать свой напор: красавица, по всей видимости, поняла, куда завел их ее порыв, и теперь хотела остановиться.

Деверелл постепенно вновь вернулся к действительности, и на него опять нахлынули сомнения. Он не знал, какие мотивы двигали Фебой и какие цели она преследовала. Она дала ясно понять ему, что готова вступить с ним в интимную близость, и если бы на ее месте сейчас была другая женщина, он, не задумываясь, повалил бы ее на диван и овладел ею.

Увы, поведение мисс Маллесон отличалось загадочностью, непредсказуемостью, и поэтому Деверелл, сделав над собой неимоверное усилие, прервал поцелуй.

Феба подняла тяжелые веки и устремила на него затуманенный взор.

– Вы вообще-то соображаете, что делаете? – резко спросил виконт. Хотя сегодня Феба не паниковала, он не мог забыть то выражение ужаса, которое отразилось в ее глазах во время их встречи в парке, и не желал еще раз увидеть это.

– Да, – вздохнув, прошептала она.

– И вы понимаете, на что провоцируете меня?

– Д-да. – Ее «да» прозвучало куда менее уверенно, однако через мгновение голос Фебы окреп, в глазах вспыхнул огонь, и она снова обняла Джослина за шею. – Ладно, хватит болтать, давайте займемся делом.

Разумеется, ее настойчивость тут же привела к желаемому результату: Деверелла снова охватило возбуждение, с которым он на этот раз не стал бороться. Их губы слились в жадном поцелуе, горячившем кровь и заставлявшем сердца биться сильнее.

Мисс Маллесон отвечала на его ласки со всей страстью, на которую была способна, и у Деверелла голова шла кругом. Он понимал, что сейчас могла произойти катастрофа: вряд ли Феба до конца сознавала, что она делает, на что она толкает его. Он и сам не знал, к чему может привести порыв безудержного сексуального влечения.

Горячие, чуть припухшие от поцелуев губы обольстительницы призывали к себе, ее тело дышало сладострастием…

И все же виконт сумел удержать себя в руках. Хотя мысли путались в его затуманенной голове, однако он не забывал, что обещал Фебе двигаться по дороге страсти шаг за шагом медленно и постепенно. Они договорились об этом в самом начале, и он не мог нарушить данного слова.

Ладони виконта застыли на спине возбужденной красавицы, и он почувствовал, что она на мгновение замерла, а затем вздрогнула так, как будто хотела что-то возразить ему, потребовать от него более смелых ласк…

Его руки скользнули к ее груди, и Деверелл провел большими пальцами по упругим полукружиям. У Фебы перехватило дыхание. В ее душе вспыхнула надежда, что он сейчас перейдет к более решительным действиям; однако Деверелл продолжал лишь целовать ее, и его прикосновения были такими же осторожными, как и прежде.

Феба постаралась справиться со своими эмоциями, чувствуя, как в ее душе снова зашевелился страх. Правда, он не был таким всепоглощающим и скорее походил на смутные опасения.

Впрочем, все было не так уж и плохо. Прикосновение сильных, нежных пальцев виконта доставляло ей ни с чем не сравнимое наслаждение, ей казалось, что ее грудь наливается и тяжелеет. Исходившее от его ладоней тепло согревало ее, и в его надежных объятиях Феба чувствовала себя в полной безопасности.

Деверелл начал поигрывать с ее тугими, налившимися кровью сосками, и Феба застонала от удовольствия. Теперь в ней трепетала каждая жилка, нервы были напряжены до предела; она испытывала восторг, близкий к экстазу. И все равно она хотела большего…

Деверелл отлично знал это: он начал пощипывать ее соски, и по телу Фебы пробежала сладкая дрожь; глухой стон вырвался из ее груди. Ей хотелось большего напора и страсти, но он продолжал медленно и осторожно ласкать ее.

Виконт поступал так, как считал нужным, и не обращал внимания на желания партнерши, все ее усилия спровоцировать его, заставить действовать более дерзко не давали результата. Тем не менее Феба считала, что добилась своей цели: она отвлекла Деверелла от расследования, от назойливого стремления проникнуть в ее тайну.

Пусть уж лучше он раскрывает секреты ее тела и не мешает ей заниматься спасением попавших в беду девушек.

Однако несмотря на искушение представить себя романтической героиней, жертвующей своей добродетелью ради блага других людей, Феба не хотела обманывать себя. Ей доставляли удовольствие ласки Деверелла, и она действительно была не прочь вступить с ним в интимные отношения. Ни о каком самоотречении не могло быть речи; он был единственным мужчиной, к которому она испытывала физическое влечение. Если ей удастся обуздать призраки прошлого, они вместе вкусят то наслаждение, которое прежде считалось для нее запретным.

Виконт был опытным и изобретательным любовником, он мог преподать ей науку страсти нежной, которую она и не надеялась постичь когда-либо в своей жизни, поэтому ей ничего не стоило принять решение и попытаться соблазнить его. Правда, Феба не очень понимала, что ждет ее во время занятий с ее искушенным наставником. Она провоцировала Деверелла, заставляя его быстрее идти по пути, ведущему к соитию, но все же вынуждена была признать, что ей не удалось перехватить у него инициативу. Виконт продолжал контролировать свои действия, не желая танцевать под ее дудку, и она по-прежнему ощущала его власть над собой.

Она сама бросилась к нему в объятия и теперь не могла освободиться из них, да и не хотела этого. Виконт был готов дать ей то, чего она от него ждала, но за это он должен был заплатить большую цену.

Джослину стоило неимоверных усилий сдерживать себя, медленно, но верно продвигаясь по пути страсти; ему приходилось контролировать не только себя, но и свою подругу, которая слишком торопила его.

В то же время предвкушение близости сводило Фебу с ума. Ее возбуждение нарастало, разыгравшееся воображение горячило кровь. «Соблазнять надо разум, это наиболее верный способ обольщения», – вспомнила она слова Деверелла; только теперь она постигла их истинный смысл.

Наконец виконт убрал ладони с ее груди и снова пылко поцеловал, а когда он прервал поцелуй и отступил на шаг от нее, Феба вздохнула, смирившись с тем, что очередной урок подошел к концу.

– Мы должны продвигаться по этому пути медленно, не так ли? – Хотя Деверелл не отрывал взгляда от Фебы, в его голосе звучали стальные нотки. Это был приказ, наставление строгого учителя, и Феба, кивнув, повернулась, а затем направилась к двери.


На следующий день вечером Деверелл вместе с Одри отправился в дом леди Джойнвилл, которая устраивала светский раут; он знал, что сюда должна приехать Феба, и с нетерпением ждал встречи с ней.

Поздоровавшись в вестибюле с лордом и леди Джойнвилл, виконт предложил тетушке взять его под руку и пройти с ним в просторный бальный зал, где уже собирались гости; он надеялся, что Одри не помешает ему осуществить его планы.

Виконт не сомневался, что Монтегю потребуется несколько дней для того, чтобы выйти на след людей, которым мисс Маллесон выплачивала деньги: это был усердный человек, старательно выполнявший все поручения своих клиентов, за что они высоко ценили его.

К сожалению, Грейнджеру не удалось узнать что-либо новое о Фебе, хотя он внимательно следил за домом Эдит, оставаясь на своем посту до глубокой ночи.

Переступив порог бального зала, Деверелл сразу же увидели Эдит, сидевшую у стены в окружении других матрон. Заметив его, Эдит помахала рукой, подзывая к себе, и виконт повел тетушку к пожилым леди.

Одри шла торжественным шагом, перо на ее тюрбане колыхалось в такт ее движениям, щекоча ухо племянника.

Поздоровавшись с Одри, Эдит с улыбкой обратилась к Девереллу.

– Моя племянница где-то здесь, – сообщила она. – На ней платье цвета фуксии, поэтому вы легко отыщете ее.

Виконт кивнул, недоумевая, что такое цвет фуксии. Он мог бы спросить об этом Одри, но та уже с головой ушла в разговор подруг, перемывавших косточки своим знакомым.

Учтиво поклонившись, Деверелл отошел от пожилых дам и стал прогуливаться по залу, ища глазами мисс Маллесон.

Вскоре он выяснил, что Одри называла цветом фуксии яркий оттенок лилового: в наряде именно этого цвета мисс Маллесон стояла среди молодых леди и джентльменов, беззаботно болтая с ними.

Ярко-лиловый цвет прекрасно гармонировал с ее темно-рыжими волосами и подчеркивал безупречную белизну обнаженных плеч и верхней части груди. В этом платье с глубоким вырезом, корсаж которого был украшен крохотными жемчужинами, Феба притягивала к себе взоры всех мужчин, и они не могли оставаться равнодушными к ее красоте.

Вспомнив вчерашний вечер и проявленный Фебой напор, виконт настороженно взглянул на ее собеседника, которого она о чем-то оживленно расспрашивала. В его душе шевельнулась ревность. Наметанным взглядом бывшего разведчика он попытался оценить обстановку и понять намерения обоих.

В этот момент мисс Маллесон как будто утратила интерес к джентльмену, с которым разговаривала, и, повернув голову, увидела Деверелла. Их взгляды встретились, и она улыбнулась.

Деверелл, заметив выражение теплоты и нежности в глазах красавицы, слегка удивился. Несомненно, она была рада видеть его.

Он хотел подойти к ней, но тут Феба, извинившись перед своими знакомыми за то, что вынуждена покинуть их, сама направилась к нему.

Музыканты заиграли вальс, и он, взяв партнершу за руку, увлек ее на середину зала.

– В следующий раз постарайтесь вести себя более сдержанно и не бросайтесь ко мне сломя голову, – шепнул он, когда они закружились в вальсе.

Феба удивленно взглянула на него:

– Что значит «сломя голову»?

– Вы должны ждать, когда я сам подойду к вам. Обещаю, что я не обижусь, если вы будете вести себя со мной немного надменно, но только на людях, разумеется.

– Хорошо, я это учту. – Феба опустила глаза, и Джослин едва сдержал улыбку. Во время танца он обдумывал следующий шаг, который им предстояло сделать сегодня.

Слишком медленное продвижение к цели могло вывести обоих из терпения, но и переходить к более активным действиям без подготовки тоже было опасно. Феба слишком неопытна, ее постоянно одолевают страхи, и изощренные любовные утехи могут отпугнуть ее, навсегда внушить ей отвращение к интимной близости с мужчиной. Зачем рисковать? Избранная тактика напоминала хождение канатоходца под куполом цирка, хотя из-за одного неверного движения смельчак мог сорваться и погибнуть, но, с другой стороны, ожидание щекотало им обоим нервы, усиливало напряжение и заставляло сердца замирать в Предвкушении развязки, которая рано или поздно все равно наступит.

Действуя постепенно, приучая Фебу к себе шаг за шагом, Деверелл мог не бояться травмировать ее психику, нанести душевные раны. Он все реже видел выражение страха в ее глазах, и это радовало его, так как избранная им тактика начинала приносить свои плоды.

Когда музыка смолкла, Деверелл и Феба оказались в конце зала рядом с дверями, которые вели на террасу, с которой можно было спуститься в залитый лунным светом сад.

Предложив Фебе руку, виконт увлек ее к двери.

– Куда мы идем? – спросила она, искоса поглядывая на своего кавалера.

– В сад.

Услышав эти слова, Феба почувствовала, как у нее сильнее забилось сердце. Он хотел того же, что и она, хотел преподать ей очередной урок и тем самым сделать еще один шаг по тому пути, который они избрали.

Выйдя на террасу, они двинулись к каменным ступеням, по которым можно было спуститься на лужайку, залитую серебристым лунным светом. На лужайке уже прогуливались несколько пар, наслаждавшихся свежим воздухом.

Когда они приблизились к ступеням, Феба вдруг осознала, что находится наедине с виконтом, и ее начала бить нервная дрожь, ей казалось, что она чувствует исходящее от его большого тела тепло.

– Вам холодно? – спросил он.

– Нет, но…

Она действительно дрожала не от холода, а в предвкушении того, что с ней скоро произойдет, и, судя по выражению лица виконта, он сразу понял, в чем дело.

Как только их ноги коснулись усыпанной гравием дорожки, Деверелл, взяв Фебу за руку, увлек ее не влево, где находилось открытое место, а под тень раскидистых деревьев сада. Феба смущенно кашлянула.

– Вы как-то говорили, что для наших целей лучше подходят комнаты для рукоделия, – прошептала она.

– И где же в этом доме находится такая комната? – Деверелл усмехнулся.

Феба показала на тропинку, петляющую между деревьями.

– Вот путь к крылу дома, в котором находится нужная нам комната, мы можем проникнуть в нее со стороны сада.

Внимательно взглянув на Фебу, Джослин улыбнулся и повел ее вперед по узкой дорожке. Однако двери, к которым они вскоре подошли, оказались запертыми.

– Ах как жаль, – пробормотала Феба, подергав ручку, и тут вдруг в руках Деверелла блеснуло лезвие ножа. Он сунул его кончик в замочную скважину, раздался щелчок, и дверь открылась.

Сложив перочинный нож и спрятав его в карман сюртука, виконт довольно улыбнулся, после чего Феба, придя в себя от неожиданности, осторожно переступила порог комнаты. Она уже была здесь несколько недель назад, когда приезжала в этот дом вместе с Эдит, и не удивилась, что в комнате для рукоделия сейчас не было ни души.

Услышав за собой звук закрывающейся двери, мисс Маллесон обернулась и сразу оказалась в объятиях виконта, их губы слились в жадном поцелуе.

Не выпуская Фебу из своих объятий и не прерывая поцелуя, Джослин заставил ее попятиться, и она, сделав несколько шагов назад, уперлась в низкий столик, стоявший неподалеку от дивана.

Внезапно разжав руки, виконт отпрянул от нее, и как только Феба, потеряв равновесие, опустилась на край столика, его глаза вспыхнули хищным огнем. Он быстро развел ее колени и, встав между ними, положил ладони на бедра красавицы.

Феба оцепенела; воспоминания, всегда причинявшие ей боль, ожили в ее памяти, и она, растерянно взглянув на виконта, увидела, что он испытующе смотрит на нее.

Страхи ее сразу же рассеялись. Постепенно его поцелуй становился все более пылким, заставляя Фебу упиваться его ласками. Обхватив руками шею Деверелла, она почувствовала, как сильно он напрягся, сдерживая свою страсть, не позволяя эмоциям заглушить голос разума.

Еще раз убедившись в том, что она может чувствовать себя в полной безопасности, Феба успокоилась и, отвечая на ласки виконта, стала чувствовать возбуждение.

Наконец Деверелл слегка отстранился и взглянул ей в глаза. Некоторое время они молча смотрели друг на друга, а потом он перевел взгляд на ее губы.

– У меня есть предложение: давайте сыграем в одну игру.

– В какую именно?

– В этой игре вам придется задействовать ваше воображение. – Виконт прищурился. – Я придумаю ситуацию, и вы должны будете вести себя в соответствии с предложенными обстоятельствами.

Его дыхание обжигало ей губы, возбуждение Фебы нарастало. Она хотела поцеловать Деверелла, но он с усмешкой отстранился.

– Представьте, что вы – дочь испанского гранда и отец отправил вас в Вест-Индию, где вы должны выйти замуж за богатого старика. Вы, конечно, невинны, но темпераментны. В океане на ваш корабль нападают пираты.

Феба затаив дыхание слушала эту манящую историю: ситуация, которую описал виконт, все больше увлекала ее.

– Все ваши люди убиты или захвачены в плен, все ценности похищены пиратами. Вас они тоже забрали с испанского судна и заперли в каюте своего капитана. Затем испанский корабль был пущен ко дну, и вы видели в иллюминатор, как он затонул. Теперь представьте, что вы сидите под замком и до вашего слуха доносятся мужские голоса с палубы. Пираты суеверны, они не хотят, чтобы на их судне находилась женщина, и собираются бросить вас за борт, в пучину океана.

Феба так живо вообразила себе все, о чем говорил Деверелл, что у нее по спине забегали мурашки.

– Вы слышите, что капитан убеждает их не быть дураками и не делать глупостей, но ему все сложнее справляться с ситуацией. Он спускается на нижнюю палубу, и в коридоре раздаются его шаги. Через мгновение дверь вашей каюты распахивается и вы видите перед собой капитана: он высок, темноволос, красив, одним словом, это настоящий капитан пиратского судна – такой, каким его всегда рисует воображение женщин.

Капитан описывает вам сложившуюся ситуацию и спрашивает, как вы отблагодарите его, если он все же уговорит своих людей не трогать вас.

Тут виконт выпрямился, и на его губах заиграла хищная улыбка.

– Представьте, что я и есть капитан пиратского судна. Что вы предложите мне в обмен на свою жизнь?

Феба на мгновение растерялась, потому что она должна была действовать в предложенных Девереллом обстоятельствах, и в этом заключались правила игры.

Вспомнив о жемчужном ожерелье и серьгах, она по очереди дотронулась до них.

– Может быть, жемчуг? – Ее голос прозвучал довольно неуверенно.

Джослин бросил на нее недовольный взгляд.

– К черту жемчуг! – гневно воскликнул он. – Я капитан пиратского судна и только что ограбил испанский бриг, мои сундуки ломятся от драгоценностей.

Феба озадаченно нахмурилась.

– Но что в таком случае я могу предложить вам? – с недоумением спросила она.

– Ладно, так и быть, я дам вам подсказку. – Виконт устремил взгляд на губы красавицы, а затем опустил его на ее пышную грудь, и Феба почувствовала, как кровь прилила к ее соскам, заставив их затвердеть. – Я был бы полностью удовлетворен, если бы вы предложили мне свои жемчужины… но не те, которые вы носите в ушах…

У Фебы перехватило дыхание.

– Вы хотите, чтобы я… – Она осеклась.

«Капитан» пожал плечами.

– Вы должны мне что-нибудь предложить, но выбор за вами, я ни на чем не настаиваю.

В полутемной комнате Деверелла действительно можно было принять за пирата, и Феба, поразмыслив, решила, что ей нечего предложить ему, кроме того, на что он намекал.

Судорожно вздохнув, она потупилась и стала расстегивать спереди на корсаже пуговицы в виде крохотных жемчужин. Вскоре корсаж распахнулся, и восторженному взору виконта предстала ее обнаженная грудь с розовыми сосками.

В этот момент Феба и впрямь чувствовала себя благородной испанской леди, вынужденной ради спасения своей жизни пойти на уступки капитану пиратского судна; дрожь пробежала по ее телу, когда шелковый корсаж соскользнул вниз, обнажив ее прелести разом. В призрачном свете луны кожа красавицы казалась перламутровой, как жемчужная раковина.

Виконт осторожно прикоснулся к ее великолепной груди, и Феба затрепетала.

– Просто восхитительно, – с придыханием прошептал он, словно действительно был пиратом, оценивающим захваченные им сокровища. – Отныне это богатство принадлежит мне, и я волен делать с вашей грудью все, что мне заблагорассудится.

Несколько мгновений Феба молчала, глядя на него, словно завороженная, затем кивнула.

Глава 10

Шире раздвинув бедра Фебы, Деверелл подошел ближе и припал к ее губам в жарком поцелуе, а она обвила его шею руками и запрокинула голову, чтобы ему было удобнее целовать ее.

– Откиньтесь назад и обопритесь на руки, – прервав поцелуй, приказал виконт, и она тут же выполнила его распоряжение. Теперь ее прелести были как будто выставлены напоказ, и Деверелл мог беспрепятственно ласкать их. Его пальцы стали поигрывать с ее набухшими сосками, и, застонав, Феба выгнула спину; она все еще чувствовала себя испанской леди, а Деверелл был для нее капитаном пиратского судна, от которого зависело спасение ее жизни. Чувствуя, как он мнет ее грудь, она тяжело дышала, боясь отвести глаза от его лица и посмотреть, что же делают его руки. Ее возбуждение нарастало, и она снова застонала, выгибая спину.

Виконт продолжал ласкать ее; ему было все труднее сдерживать себя, и Феба это знала; она впала в экстаз, у нее кружилась голова от новых острых ощущений.

Закрыв глаза и запрокинув голову, она слышала собственные стоны как будто со стороны, когда его губы касались ее разгоряченного тела, заставляя ее каждый раз вздрагивать. А когда Джослин впился в ее набухший сосок, из груди Фебы вырвался протяжный крик, и по ее телу пробежала судорога. Она уже не владела собой, захлестнувшие ее эмоции были слишком сильны, и она словно впала в забытье; ей хотелось погрузить пальцы в волосы Деверелла и сильнее прижать его голову к своей груди, но она не могла этого сделать, так как, чтобы удержать равновесие, должна была опираться на обе руки.

Поза, в которой сидела красавица, лишала ее всякой инициативы, ограничивала свободу движений; ее грудь находилась в полном распоряжении Деверелла, и он наслаждался этой ситуацией, благодаря Бога за то, что Феба согласилась поиграть с ним в эту игру.

Интересно, откуда взялись ее страхи? Может быть, виной всему был слишком рьяный любовник или… Что могло стать причиной панической боязни Фебы вступать в интимную близость с мужчинами? Мысль о том, что кто-то мог изнасиловать Фебу или попытаться это сделать, вызывала бессильную ярость в душе виконта, и он решил во что бы то ни стало заставить мисс Маллесон рассказать ему обо всем, а затем наказать ее обидчика.

А пока ему оставалось по-прежнему преодолевать препятствия, встающие на его пути, и его радовало хотя бы то, что он уже добился ощутимых успехов. Мисс Маллесон сдавалась шаг за шагом, и виконт ощущал себя не только любовником, но и защитником этой слабой, ранимой женщины.

Сейчас у него ломило все тело от неутоленной страсти; ему хотелось проникнуть в ее промежность, ощутить – пусть даже через шелк платья, – что ее лоно увлажнилось и она ждет его. К счастью, он понимал, что если проявит слабость и поспешит, то страхи Фебы могут снова ожить. Теперь лишь его сила воли была краеугольном камнем, на котором зиждилось их взаимопонимание, без которого было невозможно добиться мисс Маллесон. До ее согласия стать его женой было еще далеко, но виконт верил, что упорство в конце концов приведет его к заветной цели.

Он провел подушечками пальцев по коже Фебы, наслаждаясь ее гладкостью и шелковистостью. Феба была разгорячена его ласками, и он надеялся, что прогулка по саду поможет ей успокоиться.

Однако прежде чем покинуть комнату, ему надо было прекратить дотрагиваться до нее, целовать и ласкать ее, а это было не так просто.

Джослин внимательно вгляделся в лицо Фебы: в ней не чувствовалось напряжения, хотя ее брови были сведены на переносице, а глаза закрыты. Улыбнувшись, виконт поцеловал Фебу, а затем обнял за талию и убрал ее руки со стола.

Открыв глаза, Феба выпрямилась и растерянно посмотрела на него.

– На сегодня хватит, любимая, – прошептал Джослин, не выпуская ее из своих объятий. – Нам пора возвращаться.


На следующий день Деверелл вместе с тетушкой отправился в дом леди Грисуолд, которая устраивала музыкальный вечер, и здесь он вновь встретил Фебу.

Ни Грейнджер, ни Монтегю до сих пор не сообщили ему ничего нового; его расследование зашло в тупик, и это ему не нравилось. Он начинал терять терпение.

Чтобы увидеться с мисс Маллесон, он совершил настоящий акт отчаяния – явился на скучнейший музыкальный вечер, что, естественно, потрясло и восхитило Одри, Эдит и их близких друзей. Никто и предположить не мог, что виконт способен на такое самопожертвование, и тетушки не без оснований считали, что свадьба Деверелла и Фебы не за горами.

– Может быть, вы сумеете развеять мое недоумение? – спросил Джослин, обращаясь к стоящей рядом мисс Маллесон.

Феба, изогнув бровь, посмотрела на него.

– Что именно вы хотите знать?

Виконт окинул взглядом пеструю толпу гостей, чинно рассаживавших по местам. Среди них было не много джентльменов, которых матроны могли рассматривать в качестве женихов для своих дочерей и племянниц.

Приехав сюда десять минут назад, Деверелл увидел, что Феба мило разговаривает с двумя замужними леди, которые были явно моложе ее.

– Меня интересует, почему вы посещаете подобные вечера? Ведь вы не собираетесь выходить замуж и не пытаетесь найти жениха, но тогда в чем же причина?

Феба на мгновение растерялась. Деверелл слишком близко подошел к ее тайне, и ее охватило смятение, но она попыталась скрыть его.

– Я езжу на подобные вечера из-за Эдит, которой многим обязана. Вообще я стараюсь сопровождать ее повсюду, чтобы сделать ей приятное.

– Значит, вы ездите в гости за компанию?

Феба кивнула:

– Именно так.

Виконт недовольно хмыкнул. Он давно уже заметил, что Феба относится к Эдит как к дуэнье, приставленной присматривать за ней, а значит, отношения тетушки и племянницы никак нельзя было назвать чисто дружескими. Впрочем, Эдит поощряла ухаживания Деверелла, не вмешивалась в его отношения с Фебой, и это его вполне устраивало.

Появившиеся в комнате музыканты начали настраивать инструменты, и хозяйка дома попросила всех занять места, после чего Деверелл повел мисс Маллесон к свободным стульям.

Феба бросила на него недовольный взгляд.

– Я думала, что мы…

Виконт лукаво усмехнулся:

– Не сейчас, после перерыва.

Феба кивнула, усаживаясь на стул в последнем ряду, и Джослин сел рядом с ней.

Наконец перед публикой предстала приглашенная итальянская певица, но сначала леди Грисуолд сказала несколько слов в качестве вступления.

Выступление началось, но Деверелл слушал музыку вполуха; его занимали другие мысли. Он не знал, удастся ли ему во время перерыва незаметно увести мисс Маллесон из комнаты, но не сомневался в том, что она с нетерпением ждет того момента, когда они останутся наедине.

Феба сидела, устремив невидящий взор на пышногрудую итальянскую диву, безуспешно пыталась скрыть свое плохое настроение. Деверелл отчего-то медлил, тогда как она готова была прямо сейчас убежать с ним отсюда и предаться любовным утехам.

Впрочем, похоже, несмотря на все старания, ей так и не удалось отвлечь его от расследования. Сегодня он поразил ее вопросом о том, зачем она выезжает в свет и присутствует на вечерах, где царит скука. Неужели виконт что-то разнюхал?

Может быть, его шпионам удалось добыть какие-то сведения о ней и ее агентстве? В любом случае Феба не сомневалась, что вопрос не был праздным.

Прежде чем виконт подошел к Фебе, она успела поговорить с двумя молодыми дамами, поскольку пристраивала попавших в беду девушек не только в дома пожилых матрон и с ровесницами ей было намного легче общаться. Из разговоров с ними она черпала много полезных сведений, они более откровенно рассказывали о состоянии дел в своих семьях и семьях родственников.

Феба уже четыре года выезжала в свет только с одной целью – разузнать о вакансиях в штате прислуги богатых домов и собрать сведения об их хозяевах. Если место казалось ей подходящим, она передавала информацию о нем в свое агентство.

Бросив робкий взгляд на виконта, Феба убедилась, что его лицо хранит непроницаемое выражение, а взгляд был устремлен на певицу. У нее защемило сердце. Нельзя допустить, чтобы он раскрыл ее тайну или близко подобрался к ней.

Это время года оказалось самым напряженным для ее агентства, так как необходимо было в короткие сроки найти подходящие вакансии для десятка спасенных девушек. Впереди было лето, и многие семейства собирались переехать из города в загородные имения, и перспектива провести несколько месяцев со своими сластолюбивыми господами в замкнутом мирке усадьбы пугала некоторых служанок, которые в отчаянии начинали искать выход из положения, грозившего обернуться катастрофой.

Феба вместе со своими сотрудниками помогали бедняжкам исчезнуть из дома, но это был всего лишь первый шаг к их спасению, а нахождением работы для сбежавших девушек занималось агентство, которым тайно руководила мисс Маллесон. Ее вклад в его работу был весьма значительным: сотрудники агентства, конечно, тоже собирали информацию о вакансиях, но львиную долю сведений о свободных рабочих местах добывала Феба. Ее информация всегда отличалась полнотой; она стремилась не просто пристроить девушек, но и обеспечить им полную безопасность, избавить их от домогательства господ. Без нее агентство не смогло бы функционировать должным образом, в этом она не сомневалась.

И вот теперь, куда бы ни поехала Феба, она повсюду встречала Деверелла, который не мог не обратить внимания на особенности ее общения с многочисленными знакомыми. Сопоставив факты, этот человек, имевший большой опыт работы в разведке, мог без труда догадаться о том, чем занимается его новая знакомая.

Самое ужасное заключалось в том, что Деверелл уже однажды выследил ее: он видел, как она сажала сбежавшую от хозяев Джессику в экипаж, и теперь ей приходилось действовать с особой осторожностью. Она отказалась от многих встреч. Из-за пристального внимания виконта, окружившего ее своими шпионами, она даже не смогла помочь Джессике подготовиться к разговору с леди Пелем.

Погруженная в свои мысли, Феба хмурилась, не сводя глаз с певицы. Она чувствовала, что запуталась. Принимая решение вступить в связь с Девереллом, она надеялась, что тем самым отвлечет его от расследования, по своей наивности полагая, что они очень быстро перейдут к интимной близости, а затем расстанутся. Пресытившись ею, Деверелл потеряет к ней всякий интерес, а она получит неоценимый опыт и знания в той сфере, которая была всегда запретной для нее.

Увы, расчеты не оправдались: их отношения развивались слишком медленно, и, судя по всему, они не скоро достигнут апогея. Теперь Фебе было абсолютно ясно, что виконт может научить ее очень многому – настолько богат его сексуальный опыт. Да и сама она вряд ли сможет легко расстаться с Девереллом и оборвать все нити, которые их связывали.

Ситуация, в которой она очутилась, была довольно сложной, ее цели вступили в противоречие друг с другом, и что делать дальше, ей было не совсем ясно.

Занятая мыслями о том положении, в которое она попала, Феба не слышала ни пения, ни музыки. Виконт действовал слишком непредсказуемо, он мог разрушить планы, несмотря на все ее самые остроумные усилия.

– Если я правильно вас понимаю, вам не понравилась исполнительница. – Голос Джослина вывел Фебу из задумчивости.

Встрепенувшись, она повернула к нему голову.

– У вас был такой вид, как будто вы съели что-то отвратительное, и я предположил, что это реакция на исполнение, – пояснил виконт.

Феба растерянно огляделась вокруг. Первая часть концерта закончилась, публика зааплодировала певице и музыкантам, и она тоже поспешно захлопала в ладоши, не обращая внимания на насмешливый взгляд Деверелла.

Поднявшись, леди Грисуолд сообщила гостям, что после ужина мадам Гримальди снова порадует их своим талантом.

– Что ж, пойдемте ужинать. – Деверелл тоже встал. Феба заколебалась. Может быть, ей следует отправиться на ужин вместе с Эдит и тем самым подтвердить свои слова о том, что она старается повсюду сопровождать тетушку? Впрочем, эта попытка «не потерять лицо» ни к чему не привела бы: виконт слишком проницателен и не позволит ввести себя в заблуждение.

Они влились в поток гостей, хлынувший к выходу из комнаты, как только леди Грисуолд сообщила, что ужин накрыт в салоне, расположенном в левой части здания, но вдруг Деверелл попросил Фебу остановиться, делая вид, что пропускает пожилых леди и джентльменов вперед, а затем увлек ее в коридор, ведущий в правое крыло. Феба бросила на него удивленный взгляд, но не стала возражать и послушно последовала за ним.

Сделав несколько шагов, виконт остановился.

– Вы голодны? – спросил он.

– Нет… – Ее взгляд остановился на его губах. – Во всяком случае, меня не интересует то, что будет подавать своим гостям леди Грисуолд, и если я испытываю голод, то совсем другого рода…

Эти слова, произнесенные кокетливым тоном, и призывный взгляд были достойны опытной куртизанки, и они произвели на виконта большое впечатление. Сжав руку Фебы, он бросил взгляд в сторону комнаты для музицирования.

К счастью, гости не обращали на них внимания, выйдя из помещения, где проходил концерт итальянской дивы, они устремились к салону, где был накрыт ужин.

Виконт увлек Фебу за угол, и она послушно последовала за ним.

Дойдя до развилки коридора, он повернул направо, туда, где царила полутьма. В конце коридора располагался эркер; застеленные рамы, достигая потолка, образовывали полукруг. Две центральные створки были распахнуты настежь, и в этот проем струился прохладный ночной воздух.

Столь уютное место прекрасно подходило если не для интимной близости, то, во всяком случае, для обольщения: эркер отгораживали от остальной части коридора тяжелые бархатные шторы, которые сейчас были раздвинуты. Войдя вместе с Фебой застекленный полукруг, Деверелл задернул их, и они оказались в тесном пространстве очень близко друг к другу.

В этом укромном уголке, где царила интимная атмосфера, где они были скрыты от глаз посторонних, Феба чувствовала себя отрезанной от окружающего мира. Подойдя к распахнутому окну, она полной грудью вдохнула ночной воздух.

До их слуха доносились приглушенные звуки музыкальных инструментов: пока гости ужинали, музыканты, не теряя даром времени, репетировали.

Как и эркер, окна комнаты для музицирования выходили в сад, поэтому из своего укрытия Деверелл и Феба могли прослушать весь концерт.

Почувствовав, что виконт вплотную подошел к ней, Феба хотела обернуться, но тут он обхватил ее за талию и прижал к себе.

– Не поворачивайтесь…

Феба посмотрела на него через плечо, и их взгляды встретились. Хотя их укромный уголок освещал лишь призрачный лунный свет, виконт прочитал в глазах Фебы немой вопрос.

– На этот раз мы не будем целоваться, – загадочно произнес виконт. – По крайней мере в губы.

Убрав мешавшие ему завитки он припал к затылку Фебы губами, и у нее перехватило дыхание.

– Сегодня у вас будет пассивная роль, никакой инициативы, никаких действий. Вы будете только наслаждаться.

Слушая мягкий вкрадчивый голос виконта, Феба закрыла глаза и просто млела от его ласки, пока Джослин осыпал поцелуями ее шею и обнаженные плечи. Он знал, где расположены чувствительные точки, прикосновение к которым доставляет женщине наибольшее удовольствие, и последовательно приводил их в возбуждение.

Потом его ладони легли на ее грудь и стали легонько мять, отчего Фебу бросило в жар. Ее грудь налилась и отяжелела, соски затвердели.

Ловкие пальцы Деверелла начали быстро расстегивать крохотные золотые пуговицы на корсаже ее василькового платья. В предвкушении любовного свидания Феба снова надела наряд, у которого застежка была спереди, и виконту без труда удалось обнажить грудь своей возлюбленной.

Прохладное дыхание ночи освежало разгоряченное тело Фебы; в слабом свете луны ее кожа казалась жемчужно-белой, и на фоне этой белизны отчетливо выделялись смуглые руки виконта.

Феба запрокинула голову на плечо любовника; от его умелых ласк она пришла в столь сильное возбуждение, что начала выгибать спину. Сладкая нега растеклась по всему ее телу. Пальцы Деверелла продолжали творить свое волшебство, и из груди Фебы вырвался приглушенный стон.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, она прижалась ягодицами к его бедрам, Джослин, наклонившись, стал осыпать жаркими поцелуями ее затылок и плечи, продолжая поигрывать с набухшими сосками Фебы, щекоча и пощипывая их.

Вскоре Феба погрузилась в полузабытье. Ее голова туманилась, она не могла сосредоточиться ни на одной мысли. Лишь когда холодный воздух коснулся ее икр, она пришла в себя и поняла, что Деверелл медленно поднимает подол ее платья.

Ее мышцы сразу напряглись, но ей все же удалось подавить рвавшийся из груди испуганный крик и желание оттолкнуть виконта и убежать. Теперь она стояла не шевелясь, вцепившись в раму распахнутого окна, и глотала прохладный воздух, стараясь успокоиться и не дать панике парализовать разум. Ее грудь вздымалась и опускалась, в висках гулко стучала кровь.

Деверелл замер. Одна его рука продолжала лежать на груди Фебы, в другой он сжимал подол ее платья. Феба чувствовала спиной тепло его тела, ее обволакивало исходившее от него ощущение мужества и силы. Он не держал ее, и Феба знала, что в любой момент может покинуть этот укромный уголок и вернуться в музыкальный салон…

Виконт терпеливо ждал, какое решение она примет. Постепенно сильное сердцебиение Фебы пришло в норму, дыхание стало спокойным и размеренным, ее волнение улеглось, мысли прояснились.

Жаркие губы Деверелла коснулись ее обнаженного плеча.

– Чего вы хотите? – прошептал он, давая понять, что ничего не требует от нее, ни на чем не настаивает.

Закрыв глаза, Феба снова откинула голову ему на плечо.

– Я… – Она судорожно сглотнула. – Я хочу, чтобы вы продолжали. Не знаю, смогу ли я пересилить себя, но по крайней мере постараюсь…

Его губы коснулись мочки ее уха.

– Мы оба постараемся.

Пальцы виконта начали осторожно ласкать ее грудь, и это не вызвало у Фебы внутреннего сопротивления, а через несколько мгновений ее вновь охватило возбуждение.

– Скоро мы преодолеем ваш страх, – пообещал Деверелл. В его голосе снова зазвучали властные нотки, но теперь это не пугало Фебу.

– Сейчас вы узнаете, что я собираюсь делать. – Виконт на мгновение замер. – Я дотронусь до вас так, как мужчина дотрагивается до женщины, которую он хочет.

Сладкая дрожь пробежала по телу Фебы.

Его обволакивающий голос будил в ней желание.

– Если вы захотите остановить меня, произнесите слово «нет» – тогда я отойду от вас, и наше свидание на этом закончится.

Некоторое время Феба молчала, размышляя над его словами.

– А что, если… – Она тут же осеклась.

– Как вам быть, если возникнет необходимость сделать паузу, верно? В таком случае вам достаточно произнести всего лишь одно слово: «Подождите». – Его губы снова коснулись ее плеча.

Феба затаила дыхание, чувствуя, как его искусные пальцы снова принялись поигрывать ее затвердевшими сосками. Кровь забурлила в ее жилах.

Закусив нижнюю губу, она кивнула.

– Вот и отлично, сейчас я дотронусь до вас, но сделаю это только в том случае, если вам этого захочется.

Феба почувствовала, как напряглась прижатая к ее бедру рука виконта, в которой он сжимал подол ее платья.

– Я могу дотронуться до вас? – спросил он.

Она кивнула, и его рука двинулась вверх по ее бедру.

Закрыв глаза, Феба напряженно прислушивалась к себе. Она боялась, что панический страх незаметно подкрадется к ней, и Феба пыталась контролировать свои эмоции.

До ее слуха доносилась музыка; высокий голос итальянской дивы парил над ночным садом. Гости, должно быть, уже давно вернулись в комнату для музицирования и теперь наслаждались пением сопрано. Никто из них и не подозревал, что неподалеку от них Феба сейчас стоит в полутемном эркере у открытого настежь окна и ее обнаженную разгоряченную грудь овевает прохладный ветерок, дующий из сада.

Тем временем Деверелл задрал ее подол до половины бедpa, и его рука, скользнув под юбки, нащупала подвязку, коснулась обнаженной кожи выше чулка…

Феба задрожала от восторга, когда пальцы виконта скользнули на внутреннюю сторону бедра и начали подниматься вверх.

Вот они слегка коснулись волос ее промежности, и Феба, ахнув, застыла в ожидании дальнейших действий, пальцы Деверелла вдруг остановились. Похоже, он прекрасно чувствовал настроение партнерши и предугадывал все ее желания, действуя удивительно медленно, останавливаясь тогда, когда ей этого хотелось. Тем не менее он упорно продвигался вверх к заветной цели.

Сначала его пальцы запутались в густых завитках волос, а затем проникли в промежность и начали осторожно исследовать ее. Тем временем музыка звучала все громче, что соответствовало нарастающей волне чувств Фебы и усиливающемуся возбуждению.

Но сквозь пелену страсти, Феба смутно чувствовала, что хочет чего-то большего. Она уже открыла было рот, чтобы попросить Деверелла действовать более дерзко, но тут его пальцы нащупали самую чувствительную точку, и ее словно обдало огнем.

Она забилась в судорогах и инстинктивно шире раздвинула ноги, чтобы позволить Девереллу беспрепятственно ласкать ее. Чувство острого блаженства разлилось по всему ее телу, наполнило до краев, и в этом бурном, стремительном вихре эмоций исчезли все ее страхи и опасения.

Зажмурив глаза, Феба выгнула спину в неистовом восторге, ей казалось, что земля уходит у нее из-под ног и она вот-вот лишится чувств.

Доносившийся из музыкального салона голос сливался с ее острыми ощущениями, но тут до нее внезапно дошло, что концерт подходит к концу и им пора присоединиться к гостям.

Вот почему Феба ничего не возразила виконту, когда он начал застегивать ее корсаж и поправлять платье. Под гром аплодисментов, доносившихся из музыкального салона, они покинули свой укромный уголок и направились по коридору к музыкальной комнате.

Когда они влились в поток гостей, выходивших в вестибюль, никто, казалось, не обратил на них никакого внимания. Возможно, их продолжительное отсутствие действительно осталось незамеченным. В этом не было ничего удивительного, поскольку в этот вечер в доме леди Грисуолд собралось очень много гостей и все они находились под впечатлением только что прослушанного чарующего пения.

Видя, что Феба все еще не пришла в себя, виконт заботливо поддержал ее за локоть; он также приходил ей на помощь всякий раз, когда кто-нибудь заговаривал с ней. Впрочем, Феба крепко стояла на ногах и ее наряд выглядел безупречно. Только легкий румянец на щеках и лихорадочный блеск в глазах могли выдать ее.

Если Фебу так сильно потрясли предварительные ласки, то что с ней будет после первого соития? Эта мысль не могла не волновать Деверелла.

Проходя мимо леди Грисуолд, он галантно улыбнулся ей и вместе со своей спутницей направился к Эдит.

Посадив Эдит и ее племянницу в экипаж, виконт подошел к карете, в которой уже сидела его тетушка, и, попрощавшись с ней, решил немного прогуляться, чтобы успокоиться и унять нервную дрожь.

Медленно бредя по безлюдным ночным улицам, Джослин думал о человеке, который нанес Фебе глубокую душевную травму. Сейчас он готов был убить этого мерзавца и с наслаждением придумывал способы самой изощренной мести.


На следующий день виконт попытался убедить себя в том, что его желание поехать на завтрак под открытым небом, который устраивала леди Флеминг в Уимблдоне, является всего лишь хитрым тактическим ходом. Там он снова увидится с мисс Маллесон и таким образом освободит вечер для других важных дел. Он собирался продолжить свое расследование, установить наблюдение за домом Эдит и проследить за конюхом или за горничной Фебы, если они ночью выйдут из дома.

Однако на самом деле Деверелл сгорал от нетерпения завершить то, что они с Фебой начали накануне. То, что ему не удалось довести ее до апогея страсти, он воспринимал как свой позор, черное пятно на его репутации опытного любовника. Теперь ему предстояло исправить положение.

Хорошо еще, что мисс Маллесон, по всей видимости, была не прочь продолжить их интимное общение.

Заметив Деверелла на лужайке у дома, Феба остановилась. Она была одновременно удивлена и обрадована его нежданным появлением, и ее сердце замерло.

– Что вы здесь делаете? – спросила она.

Деверелл усмехнулся, но тут же принял притворно чопорный вид:

– В последний раз я посещал подобного рода мероприятие лет одиннадцать назад. Надеюсь, вы не станете возражать, если я предложу вам прогуляться по саду?

– Конечно, нет, но… Неужели вы хотите… улизнуть вместе со мной отсюда и… и заняться любовью?

В изумрудно-зеленых глазах Деверелла вспыхнули озорные искорки.

– А почему бы нет?

Окончательно смутившись, Феба потупила взор, чтобы не видеть этих бездонных глаз, в которых она боялась утонуть.

– Но я… – Феба запнулась.

– Так вы не хотите?

От его низкого вкрадчивого голоса по спине Фебы побежали мурашки. Она едва не выпалила: «Конечно, хочу!» – но вовремя прикусила язык, приказав себе прежде думать, а потом уже говорить.

– Последняя ария сопрано вчера показалась мне слишком короткой, – протянул Деверелл, так и не дождавшись ответа. – Во всяком случае, мы многого не успели, и поэтому я предлагаю продолжить начатое и довести дело до конца. Уверяю, вас ждет масса интереснейших открытий.

Это предложение показалось Фебе столь заманчивым, что она не смогла отклонить его. У нее перехватило дыхание от соблазнительных картин, рисовавшихся в ее воспаленном воображении.

Бросив взгляд в сторону сидевших на другом конце лужайки в окружении подруг Эдит и Одри, Феба с облегчением вздохнула, – похоже, тетушки были поглощены увлекательным разговором и даже не заметили опасного хищника, преследующего опекаемую ими жертву.

– Боюсь… – Она помолчала, собираясь с духом. – Боюсь, наше отсутствие очень скоро заметят и сочтут неприличным.

Проследив за взглядом Фебы, Деверелл фыркнул.

– Но, дорогая, разве мы можем обмануть их ожидания: они ведь знают, зачем я приехал сюда, и надеются, что мы не будем вести себя чинно, как все остальные, а исчезнем хотя бы на полчаса и тем самым дадим пищу слухам и пересудам. Мы не должны разочаровывать их.

Феба невольно вздрогнула.

– И зачем же, по их мнению, вы приехали сюда?

– Чтобы совратить вас, конечно! Вам двадцать пять лет, вы знатного происхождения, у вас хорошее приданое. Тетушки наверняка считают, что вам давно уже пора завести кавалера.

Тут Деверелл, конечно, был прав: тетя, крестная и другие родственники Фебы просто мечтали о том, чтобы ей вскружил голову какой-нибудь достойный человек, такой, например, как лорд Пейнтон. Они были согласны даже на то, чтобы он соблазнил их подопечную, но все непременно должно было закончиться свадьбой.

Однако Феба не желала выходить замуж. Может быть, виконт забыл об этом? Ее решение не заводить семью, принятое много лет назад, оставалось твердым и непоколебимым. В начале их знакомства она объяснила свою позицию, и тогда Деверелл предложил ей вступить в любовную связь. Но что подумает о ней общество, когда они расстанутся?

Впрочем, сейчас Фебе было не до этого; она не желала заранее думать о том, чем закончится эта авантюра, поскольку зашла уже слишком далеко. Если она не пойдет сейчас с Девереллом, то вынуждена будет мучиться всю ночь от неутоленной страсти и от любовного томления.

– Хорошо, – наконец сказала она и из-под ресниц взглянула на виконта. – Но как мы сумеем уединиться?

– Очень просто. Пойдемте! – Деверелл повел Фебу через лужайку к неширокой дорожке, терявшейся в зарослях густого кустарника. – Я приглашаю вас на экскурсию по старинному парку, где мы с вами сможем полюбоваться восхитительными пейзажами, – довольно улыбнулся он. – Вы знаете, что этот парк был когда-то регулярным?

– Нет. – Феба с любопытством огляделась по сторонам. – Неужели он был разбит во французском стиле.

– Да, но, к счастью, леди Флеминг терпеть не может открытых пространств и геометрических форм, поэтому по ее приказу здесь насадили много деревьев и устроили живописные водоемы. Такой причудливый ландшафт прекрасно подходит для обольщения.

Деверелл искоса посмотрел на свою спутницу и убедился, что его слова нисколько не смутили Фебу: вероятно, она решила быть такой же смелой и дерзкой, как и он.

– Почему вы так думаете?

– Потому что даже если в усадьбе многолюдно, как, например, сегодня, то парочка все равно всегда может найти укромный уголок для того, чтобы заняться… тем, чем она хочет заняться.

– Хм… А какое место для нас в этом саду выбрали бы вы, как опытный обольститель?

– Ну естественно, где бы мне никто не мешал обучать вас.

Феба озадаченно нахмурилась.

– И где же находится такое место?

– Я покажу вам его, как только увижу.

Они не спеша шли по парку, удаляясь от дома, лужайки и гостей. Феба, скрывая свое волнение, на ходу посматривала по сторонам. Когда она невзначай обернулась, то увидела за своей спиной только зеленую стену деревьев и кустарников.

– Вы знаете, куда мы идем?

Виконт кивнул:

– Да. И прекратите, пожалуйста, волноваться. Я отлично знаю, где мы сейчас находимся и куда движемся. – Его тон свидетельствовал о том, что речь шла не только о маршруте их прогулки по парку.

Вскоре они подошли к живописному водоему, здесь протекавшую по территории поместья реку перегораживала дамба. Образовавшийся водопад создавал приятный, успокаивающий шум.

Феба бросила настороженный взгляд на Деверелла. Неужели он остановится здесь? Это место было совсем не похоже на укромный уголок в усадьбе Крэнбруков, где они уединялись когда-то…

Через некоторое время они подошли к расположенному в низине розарию и спустились в него по каменным ступеням.

Взяв Фебу за руку, виконт повел ее между рядами рамок, увитых цветущими розами, от которых в воздухе разносился сладкий аромат. В глубине располагался небольшой грот с каменной скамейкой, и это место показалось Фебе очень романтичным, вполне подходящим для любовного свидания; однако Деверелл увлекал ее дальше, пока, наконец, за розарием Феба не увидела участок сада, который все еще сохранял прежнюю регулярную планировку. Здесь над глубоким прудом с водными лилиями высилась беседка из белого мрамора в форме круглого античного храма с колоннами дорического ордера. Эта постройка напомнила ей ту ротонду над озером, где они развлекались однажды ночью, и Феба подумала, что Деверелл поведет ее туда, но он прошел мимо беседки.

Они шли по дорожке, проложенной вдоль берега пруда; судя по всему, виконт хорошо знал, куда ведет свою возлюбленную, и заранее выбрал в усадьбе леди Флеминг место, которое могло полностью удовлетворить их запросы. Там он хотел преподать ей очередной урок.

Впереди виднелась густая живая изгородь с узкой аркой входа в другую часть сада, и Феба стала гадать, что сейчас откроется ее взору. Между тем виконт, не замедляя шага, провел ее через арку, туда, где располагался древесный питомники под раскидистыми кронами царила прохлада.

Их обступали высокие деревья с мощными стволами, земля между которыми была густо усыпана листвой.

Через некоторое время, заметив, что они сошли с тропы и идут по мягкому ковру из листьев, Феба оглянулась, но не увидела ни изгороди, ни арки, через которую они проникли сюда. Они были здесь совсем одни.

Выйдя на небольшую тенистую полянку, виконт замедлил шаг; вокруг было тихо, до их слуха доносился только шелест листвы, с которой играл теплый ветерок.

Феба прекрасно помнила, что произошло, когда они в последний раз оказались в таком же месте, и, затаив дыхание, ждала, что предпримет Деверелл.

Не сводя с него напряженного взгляда, она провела кончиком языка по внезапно пересохшим губам и почувствовала, что ее нервы натянуты до предела. Но почему? Чего она ожидала от него?

Виконт ласково посмотрел на Фебу.

– Вы не должны бояться меня. Или, может быть, вас пугает это место? Но днем здесь совсем не страшно, вы согласны?

Его слова, произнесенные весьма дружелюбно, помогли Фебе немного успокоиться.

– Я не боюсь вас, – решительно сказала она. – И это место не вызывает у меня страха.

– Ну вот и хорошо. – Виконт медленно приближался к ней. Феба непроизвольно стала так же медленно, шаг за шагом, отступать от него, пока наконец не уперлась спиной в ствол высокого дерева. С замиранием сердца она следила, как Деверелл наступает на нее; в его глазах вспыхнул огонь страсти, взгляд был устремлен на ее грудь…

Наконец он подошел к ней вплотную и обнял ее.

– Хорошо, что вы ничего не боитесь, потому что я собираюсь сначала поцеловать вас, а потом овладеть вами прямо здесь, в тени деревьев. – Он поднял глаза, и их взгляды встретились. – Обещаю, что при этом вы получите ни с чем не сравнимое удовольствие.

Глава 11

Закончив свое предисловие, виконт и в самом деле поцеловал Фебу, но в его действиях не было ничего устрашающего: он не сжимал ее рук, не ограничивал свободу движений. Феба положила ладони ему на плечи, чтобы в любой момент оттолкнуть Деверелла, но ей не хотелось прерывать поцелуй, к тому же она чувствовала себя с ним в полной безопасности.

Деверелл провел языком по ее губам, и они разомкнулись, впуская его внутрь.

Их поцелуй становился все более пылким, страстным, исступленным. Фебу охватило возбуждение, у нее подкашивались колени. К счастью, ствол дерева, к которому она прижалась спиной, поддерживал ее и не давал упасть.

Чем больше виконт гладил и мял ее грудь, тем заметнее она наливалась тяжестью. Даже через два слоя одежды прикосновения Деверелла жгли тело, и возбуждение Фебы нарастало с каждой секундой.

Ей все больше нравились и эта любовная игра, и этот страстный мужчина, прижавший ее к стволу и стремившийся овладеть ею. Феба понимала, что находится в полной его власти и ему удалось окончательно подчинить ее себе.

Деверелл приподнял сзади подол ее платья, и его рука легла на пухлую ягодицу. Феба затрепетала, когда он начал мять ее упругую плоть.

У нее никогда не вызывало сомнения то, что Джослин действительно хочет ее, но он всегда умело скрывал свои чувства, однако теперь пришла пора дать им волю.

Впиваясь в мягкие губы Фебы, виконт исступленно ласкал ее ягодицы и грудь. Сейчас он представлял собой истинного самца, привыкшего повелевать и властвовать.

Прежде чем его жертва успела испугаться подобного напора, он прервал поцелуй и отстранился от нее, однако его ладонь продолжала поглаживать ягодицы Фебы. Внимательно вглядевшись в ее лицо из-под полуопущенных ресниц, виконт увидел жадный блеск в ее глазах и едва сдерживал себя, сгорая от безумного желания близости с ней. Его дыхание стало учащенным и прерывистым, казалось, он вот-вот потеряет самообладание и накинется на нее.

– Наша вчерашняя договоренность все еще в силе, не так ли?

– Разумеется. – Феба кивнула. – Я в любой момент могу сказать «нет» или «подождите», верно?

– Да, и я тотчас все исполню. – Деверелл припал к губам Фебы, и в ее жилах забурлила кровь, когда его рука под платьем Фебы переместилась на ее живот и колено, вклинившись между ногами, раздвинуло их. Тут же рука Деверелла скользнула в промежность Фебы, и она затрепетала.

Дотронувшись до чувствительного воспаленного бутона плоти, его пальцы двинулись дальше, исследуя глубины влажного горячего лона. У Фебы кружилась голова, путались мысли; она боялась, что ее снова может охватить паника. Этот страх не давал ей покоя, мешая окончательно забыться в объятиях страстного любовника.

Однако вскоре все ее тревоги рассеялись. Палец Деверелла проник глубоко в ее лоно, и она ахнула от неожиданности. Волны острых ощущений накатили на нее, и ее охватило желание затеряться в них.

Палец Деверелла еще глубже вошел в нее и стал ритмично двигаться в ее промежности, погрузив Фебу в полузабытье.

Ее возбуждение быстро нарастало, она чувствовала, как в ней пульсирует каждая жилка, и изнывала от желания близости, всем телом прижимаясь к Девереллу, как будто требуя утолить ее страсть.

Их языки, соприкасаясь, бились в экстазе, повторяя тот ритм, в котором двигалась его рука в промежности. Палец Деверелла продолжал имитировать половой акт, и от его ласк по телу Фебы разлилось несказанное блаженство.

Вскинув руки, она погрузила пальцы в густые волнистые волосы любовника, пылко отвечая на его поцелуй, ясно давая понять, что сгорает от желания близости с ним, что готова к соитию…

Однако виконт считал, что время для решительных действий еще не пришло; прежде чем получить разрядку, Феба должна была достигнуть предельного напряжения.

Сам он получал огромное удовольствие, давая мисс Маллесон уроки страсти; он не ожидал от себя такой выдержки и стойкости. Несмотря на жгучее желание поскорее овладеть красавицей, он не потерял самообладания и держал ситуацию под контролем.

Виконт не дрогнул даже тогда, когда Феба забилась в его объятиях, достигнув оргазма, и из ее груди вырвался крик, приглушенный поцелуем.

Когда ее судороги прекратились, а тело слегка обмякло, Джослин прервал поцелуй. Он любил наблюдать за выражением лица своих любовниц после соития, но Феба была для него более дорога, чем те женщины, с которыми он прежде вступал в любовные отношения: у него установился с ней не только физический, но и духовный контакт.

Его правая рука все еще находилась в ее промежности, и пальцы нежно проглаживали разгоряченную плоть. Другой рукой он продолжал ласкать ее соски, словно успокаивая трепет тела.

Ее горячее влажное лоно было готово к соитию, и желание Деверелла вспыхнуло с новой силой; ему было трудно сдерживать себя. Исходивший от нее пряный дразнящий запах будоражил его чувства и щекотал нервы, но он все же сумел взять себя в руки и не поддаться искушению.

Он невольно поражался своей способности держать в узде свои чувства и желания. Все дело, конечно, было в Фебе, в его отношении к этой необыкновенной женщине. Впрочем, виконт понимал, что ему не стоит обольщаться – его силы небезграничны и когда-нибудь он утратит контроль над собой. Феба возбуждала его больше, чем все остальные любовницы; но как назло именно с ней он вынужден был вести себя совершенно по-особому.


– Мы с Фергусом хотели спросить вас, – Скиннер, встряхнула измятое платье своей госпожи, – собираетесь ли вы сегодня посетить агентство после ужина? У вас есть время заняться делами бедняжки Джессики, ведь бал у леди Крекендауэр начнется довольно поздно. Завтра Джессика встречается с леди Пелем, и ее надо подготовить к разговору…

Сидя в ванне с горячей водой, Феба задумалась и перестала на некоторое время осторожно тереть губкой промежностью.

– Я, конечно, хотела бы съездить туда, но…

Сладкая нега разлилась по всему ее телу, ей было трудно сосредоточиться. Приятная усталость и вялость являлись, по всей видимости, неизбежными последствиями того наслаждения, которое она испытала в объятиях Деверелла. Теперь Феба понимала, почему некоторые светские дамы казались порой такими апатичными и рассеянными.

– Дело в том, что виконт… – Она снова замялась, чувствуя, что у нее туманится голова.

– Его человек следит за крыльцом, – кивнула Скиннер, – Но мы можем воспользоваться черным ходом, и виконт не узнает о вашей отлучке.

Усилием воли Феба заставила себя сосредоточиться.

– Но виконт сказал мне, что не поедет вечером на бал леди Крекендауэр, поскольку он очень занят.

– Ну и прекрасно. – Скиннер недовольно взглянула на платье. – Не знаю, что вы делали сегодня, но на ваше платье налипли кусочки древесной коры. – Она начала смахивать их с муслина. – Вам следовало бы вести себя более осторожно.

Феба вспыхнула и, чтобы скрыть свое замешательство, прижала губку к раскрасневшейся щеке.

– Будь что будет, – решила она. – Хотя не сомневаюсь, что Деверелл слишком хитер и, конечно же, не забудет взять под наблюдение черный ход.

Феба поддалась искушению и вступила в интимные отношения с виконтом лишь для того, чтобы отвлечь его от расследования; однако когда он находился вдали от нее, она не могла контролировать его действия. К тому же он сумел очаровать ее. Когда во время страстных лобзаний Джослин убрал руку из ее промежности и опустил подол платья, Феба решила, что он, слава Богу, наконец-то, потеряв голову, хочет спустить брюки, чтобы войти в нее, и вцепилась в его плечи, готовясь принять его член.

Разумеется, Деверелл все прекрасно понял, и тем не менее его решимость закончить на этом свидание была непоколебима.

Когда Феба немного пришла в себя, виконт рассказал ей о том, как овладеет ею. По его словам, они будут лежать в постели совершенно нагие, поскольку ничто не должно мешать их близости. В комнате будет светло; так он лучше сможет видеть лицо Фебы во время соития.

Картина, которую описал Деверелл, была грубой и примитивной, однако Феба не успела до конца вникнуть в смысл его слов: не дожидаясь, что она ему скажет, он быстро поцеловал ее и, взяв за руку, увлек за собой туда, где прогуливались гости.

Феба до сих пор не могла прийти в себя после этого бурного свидания; ей было трудно сосредоточить на чем-либо свое внимание.

В конце концов Феба выжала губку, вздохнула и решила положиться на интуицию.

– Я запрещаю тебе и Фергусу выходить сегодня из дома, – сказала она. – Мы не должны рисковать. Деверелл наверняка будет внимательно следить за домом. Только утром ты можешь послать в агентство курьера с запиской, это будет выглядеть вполне естественно, так как по утрам во всех домах слугам дают различные поручения и они отправляются выполнять их. Передай Джессике наилучшие пожелания и попроси Эммелин сообщить мне о том, как закончилась встреча спасенной нами девушки следи Пелем.

Скиннер внимательно слушала.

– По всей видимости, вы очень опасаетесь виконта, – заметила она.

– Если бы ты знала его так же хорошо, как я, то наверняка тоже остерегалась бы этого человека.

– Думаете, он поднимет шум, если поймет, чем мы занимаемся?

Феба пожала плечами.

– Не знаю, – наконец протянула она. – Но я не хочу рисковать.


На следующий день вечером Феба вместе с Эдит отправилась на бал в дом леди Госфорт.

Ее терпение было на пределе, и она больше не могла мириться с тактикой Деверелла, предполагавшей медленное – шаг за шагом – продвижение по пути страсти. Прошлым вечером она ждала его появления, хотя прекрасно знала, что он не приедет на бал.

Весь следующий день Феба тоже пребывала в рассеянности; время от времени она вспоминала о неотложных делах своего агентства и о предстоящем собеседовании Джессики с леди Пелем, однако не могла заставить себя переключиться и заняться этими срочными делами. Все ее мысли были заняты предстоящим свиданием с Джослином. Она живо представляла себе все те любовные утехи, которым они предадутся в следующий раз, и дрожь сладострастия пробежала по ее телу.

Никогда прежде Феба не проводила время столь бессмысленным образом, поэтому она очень хотела положить конец глупым фантазиям, которые не выходили у нее из головы.

Стоя у спинки кресла, в котором сидела Эдит, Феба строила фантастические планы о том, чем они займутся сегодня с Девереллом, учитывая то, что дом леди Госфорт был довольно удобным для тайных любовных свиданий. Она сгорала от нетерпения, поджидая возлюбленного.

Когда мистер Кэмберли подошел к ней, чтобы пригласить на танец, Феба вежливо отказала ему: у нее теперь стало вызывать досаду то, что джентльмены претендовали на ее внимание.

Решив перестраховаться, Феба послала виконту записку с сообщением о том, что она ждет его на балу в доме леди Госфорт. Конечно, он мог неправильно истолковать ее поступок, но не это было важно – главное, он приедет на бал и встретится с ней.

Виконт переступил порог бального зала леди Госфорт в половине одиннадцатого, и Феба сразу устремилась к нему.

Заметив ее, виконт зашагал ей навстречу.

– Добрый вечер, мисс Маллесон. – Он поцеловал ее руку. – Мне передали вашу записку, и вот я здесь. Что случилось?

Феба вздохнула.

– Мне нужно поговорить с вами с глазу на глаз. Пойдемте.

Она взяла Деверелла под руку и повела в глубину зала.

– Может, скажете хотя бы, о чем речь и куда мы идем?

– Сейчас увидите.

В этот момент Мария Крэнбрук стала оживленно махать им рукой, подзывая их к себе. Немного поболтав с ней, он двинулись дальше, и через некоторое время Деверелл понял, что Феба ведет его к двери в дальнем конце зала. Оглядевшись по сторонам, он с облегчением убедился в том, что на бал к леди Госфорт съехалось очень много гостей и в такой плотной толпе вряд ли возможно следить за передвижением какой-либо пары.

И все же его тревожило одно обстоятельство: не вызовет ли исчезновение Фебы негодования у светских матрон? Хотя обычно они закрывали глаза на подобные инциденты, в сложившейся ситуации инициативу проявила дама, а не джентльмен и ее дерзость не могла не настораживать.

– Что вы хотели сказать мне? – снова спросил он.

Дойдя до двери, Феба распахнула ее.

– Вы все узнаете, как только мы останемся наедине.

Деверелл без колебаний последовал за ней, и вскоре они оказались в полутемном коридоре.

– Следуйте за мной, – распорядилась Феба.

– Я готов, но все же я хотел бы знать, куда мы идем? – шагая рядом с ней, упрямо твердил Деверелл.

– Туда, где нам удобно будет вести разговор. А сейчас, прошу вас, молчите: я не хочу, чтобы нас услышали.

Виконт кивнул, словно обещая хранить молчание; действия Фебы разжигали в нем любопытство.

Они долго шли по запутанному лабиринту коридоров здания, которое было построено несколько столетий назад, и наконец, достигнув подножия неширокой лестницы, начали подниматься по ней.

Феба искоса посмотрела на виконта.

– Ничего не бойтесь; я часто бываю здесь. – Не вдаваясь в дальнейшие объяснения, она продолжала подниматься по пологим ступеням; Джослин следовал за ней, не сводя глаз с ее слегка покачивавшихся на ходу пышных бедер, скрытых от посторонних взглядов нарядом из золотистого шелка. Его рука сама потянулась к ее ягодицам, но он усилием воли все же сумел отдернуть ее.

Феба казалась чем-то сильно озабоченной; она наверняка неспроста послала ему в клуб «Бастион» записку с просьбой явиться на этот бал, и сейчас ее, судя по всему, тоже терзали какие-то сомнения.

Поднявшись на верхний этаж, они миновали галерею и прошли по коридору в другое крыло здания, куда не доносились звуки музыки и голоса гостей.

Виконт без труда понял, что помещения этой части дома уже давно не используются; оглядевшись по сторонам, он заметил толстый слой пыли на столике, стоявшем возле стены.

Открыв дверь одной из комнат, Феба вошла внутрь, и Джослин последовал за ней.

– Закройте дверь, – распорядилась Феба.

Выполнив ее просьбу, Деверелл замер у порога и стал ждать.

В темноте вспыхнула искра, и через несколько мгновений замерцал язычок пламени. Когда фитиль лампы начал гореть ровно, огонь образовал круг света, разогнавший царивший в комнате полумрак.

Надев на лампу плафон, Феба повернулась к виконту, тогда как он с удивлением озирался вокруг, рассматривая комнату.

Ему еще ни разу не доводилось видеть столь странного помещения.

Стены комнаты были увешаны полотнищами тончайшего шелка с блестками; в глубине стоял диван, застеленный парчовым покрывалом, с горой атласных подушек на нем. Все убранство было ярким и по-восточному пестрым: здесь смешались алые, пурпурные, голубые и золотистые цвета. Скатерти, покрывала и занавески украшала шелковая бахрома, а медные лампы и высокие подсвечники – кисточки. Повсюду стояли маленькие инкрустированные столики из экзотических пород дерева, на потолке сияли позолоченные звезды.

– Что это за чудо? – немного придя в себя от изумления, пробормотал Деверелл.

– Будуар Кэтрин, одной из дочерей леди Госфорт, – невозмутимо ответила Феба. – Мы с ней близкие подруги, и, выходя замуж, Кэтрин, настояла на том, чтобы он был сохранен в прежнем виде.

Виконт хотел уже спросить, почему Кэтрин поступила подобным образом, но спохватился, решив, что это не его дело, однако его поразило то, что интерьер этой причудливой комнаты создан фантазией юной леди. Мисс Маллесон, по всей видимости, не находила в этом ничего странного, и это тоже озадачило его.

Неожиданно Феба подошла к нему и, встав на цыпочки, поцеловала в губы.

Деверелла охватило возбуждение, он почувствовал, как наливается его член. Он не ожидал такого поворота событий и был не готов к столь безрассудным ласкам. По-видимому, мисс Маллесон нарочно заманила его в ловушку, в которой он мог потерять контроль над собой.

Стоило огромных усилий заставить себя прервать поцелуй.

– И что дальше? – с любопытством спросил он.

– Мы можем зажечь все лампы, если пожелаете. Вы хотели, чтобы наше соитие произошло на кровати при ярком освещении, но если вам кажется, что здесь недостаточно светло, то…

– Постойте, дорогая, – виконт пристально смотрел в ее потемневшие от страсти фиалковые глаза, – о чем вы хотели поговорить со мной?

Феба как бы невзначай стала теребить его галстук.

– Разговор был лишь предлогом, – призналась она. – На самом деле я хочу соблазнить вас. – Она показала на покрытый красной парчой диван. – Как видите, здесь есть где прилечь, комната ярко освещена и мы могли бы…

– Нет. – Деверелл решительно сжал ее руку. – Финальный акт обольщения состоится не здесь и не сегодня.

Феба сердито прищурилась.

– Но почему?

Теперь виконт понимал, почему Феба так напряжена. Он с трудом сдержал самодовольную усмешку, стараясь сохранять бесстрастное выражение лица, и в то же время лихорадочно искал убедительный предлог, который заставил бы мисс Маллесон успокоиться и отказаться от ее безрассудных планов.

– Видите ли, финальный акт обольщения будет длиться намного дольше, чем те полчаса, которые сейчас имеются в нашем распоряжении…

Феба на мгновение растерялась.

– О…

– Да-да, нам понадобится несколько часов, чтобы утолить нашу страсть.

Глаза Фебы стали круглыми от изумления, и она, нервно сглотнув, кивнула:

– Теперь понятно. – Она попыталась высвободиться из его объятий. – В таком случае…

– Вы куда-то собрались идти?

Упершись ладонями ему в грудь, Феба стала энергично отталкивать его.

– Если вы не готовы прямо сейчас заняться любовью, нам следует вернуться в бальный зал, – безапелляционно заявила она.

Виконт засмеялся.

– Насколько я понял, вы собрались предоставить мне полную свободу действий в течение ближайшего получаса. Я поймал вас на слове и теперь не выпущу из комнаты до окончания этого срока.

Его наглость изумила Фебу, и она на некоторое время потеряла дар речи.

– Неужели вы думали, что я откажусь от такого подарка? – По выражению глаз, в которых вспыхивали озорные искорки, Феба сразу поняла, к чему клонит виконт. Ей не нравились его намерения, но тем не менее она взяла себя в руки и смирилась с неизбежностью: не прерывать же свидание, которое она сама устроила!

– Нет, я так не думала. – Она принужденно улыбнулась.

– В таком случае внимательно слушайте и не перебивайте. Я просил вас руководить моими действиями с помощью простых команд в те моменты, когда прикасаюсь к вам, и сделал это для того, чтобы вы чувствовали себя в безопасности наедине со мной и всегда могли остановить меня. Но теперь ситуация изменилась, и больше я не буду подчиняться вашим командам.

У Фебы упало сердце, тогда как Деверелл, держа ее за руку, направился к дивану.

– Отныне наш договор теряет силу, – продолжал он. – То, что вы привели меня сюда, может рассматриваться как провокация. Провоцируя меня, вы должны быть готовы к ответным действиям: это расплата за подстрекательство.

Феба постаралась сосредоточиться, чтобы вникнуть в смысл его слов и понять его логику, но тут вдруг подумала, что Джослин просто пытается сбить ее с толку и увлечь на диван. Она выдернула руку.

– Мы скоро должны возвратиться, – напомнила она.

– Вовсе нет, у нас еще уйма времени, – спокойно возразил виконт. – Мы можем провести здесь больше получаса, поскольку в шумной толпе гостей вряд ли нас скоро хватятся.

Удобно устроившись на диване, вытянув ноги и подложив под голову подушки, Феба с волнением следила за каждым его движением.

Внезапно в его изумрудно-зеленых глазах появился жадный блеск, и он, изловчившись, схватил Фебу за запястье.

– Надеюсь, вы не станете лгать мне, утверждая, что предпочитаете обществу любовника компанию шумных гостей?

Феба провела кончиком языка по пересохшим губам.

– Обществу любовника? – сдавленным голосом переспросила она.

– Ну да, конечно; ведь именно о любовных свиданиях вы мечтали вместе с вашей подругой Кэтрин, устраивая этот будуар. Вы представляли себе, что находитесь в плену у шейха или султана, который заставляет вас удовлетворять его страсть, не так ли?

Деверелл был совершенно прав; он догадался о том, какими фантазиями упивались Феба и Кэтрин в юности. Однако ни один султан в подметки не годился изобретательному Девереллу. Даже в самых смелых мечтах Феба не могла представить себе, что встретит такого любовника, как он.

Кроме того, в отличие от придуманного шейха виконт был реальным человеком, в жилах которого текла горячая кровь, а от его сильного мускулистого тела исходило живое тепло. Он лежал перед ней в соблазнительной позе, и Феба чувствовала, как слабеет ее воля к сопротивлению. Через мгновение выражение глаз Деверелла изменилось, и он впился в нее дерзким взглядом.

– Подойдите, – он слегка дернул Фебу за руку, – и поцелуйте меня.

Это был приказ, произнесенный тоном, не терпящим возражений, и Феба мгновенно поняла, что сопротивление бесполезно.

Виконт снова потянул ее за руку, и Феба, потеряв равновесие, плюхнулась на диван рядом с ним, полагая, что он сейчас же прижмет ее к себе, но Деверелл после небольшой паузы выпустил руку и стал нежно поглаживать ее легкие завитки на затылке. Его деликатные прикосновения вызвали в памяти Фебы сладкие воспоминания о минутах, проведенных вместе, и по ее телу пробежала дрожь наслаждения.

– Вы находитесь в моем гареме и должны научиться услаждать меня, как гурия услаждает в раю праведного мусульманина. – Виконт замолчал и, дождавшись, когда Феба снова откроет глаза, добавил: – Идите ко мне, дайте мне поцеловать вас.

Не отдавая себе отчета в том, что делает, Феба потянулась к нему. Ее неудержимо влекло к Девереллу, и она действовала как завороженная. Сейчас ей хотелось только одного – поцеловать его, и, наклоняясь над ним, она чувствовала, как дрожат ее губы.

Через мгновение они слились в жарком поцелуе, и Феба, закрыв глаза, отдалась на волю чувств. Ее приводила в восторг мысль о том, что наконец-то давняя заветная мечта воплощается в реальность.

Джослин был ее султаном, могущественным шейхом, являвшимся ей в девичьих грезах. Ни один смертный не мог сравниться с ним, несравненным любовником, непобедимым воином, самым влиятельным лордом и самым искусным соблазнителем.

Феба ответила Девереллу на поцелуй так, как он ее учил: она разомкнула губы, и ее язык проник к нему в рот. Они обменивались страстными, самозабвенными огневыми ласками, которые возбуждали их обоих.

На этот раз виконт отдал инициативу ей: он хотел, чтобы красавица в полной мере проявила себя. У Фебы кружилась голова, бурные эмоции захлестывали ее.

Наконец прервав поцелуй, Деверелл откинулся на подушки и заглянул в глубину фиалковых затуманенных глаз Фебы, поглаживая ее по спине, и вдруг, обхватив рукой ее талию и притянув к себе, с удивительной ловкостью и быстротой задрал сзади подол ее платья.

У Фебы перехватило дыхание, она почувствовала прикосновение прохладного воздуха к своим обнаженным бедрам и ягодицам.

– Наш договор снова в силе, – после небольшой паузы заявил виконт, начав мять ее упругие ягодицы. – Вы в любой момент можете остановить меня или приказать действовать медленней.

Произнеся эти слова, он припал к ее губам, и Феба утратила чувство реальности. Ее бросило в жар, в жилах забурлила кровь. Она знала, что ей вряд ли понадобится прибегать к заветным словам, чтобы управлять действиями любовника.

Ее девичья мечта воплощалась в жизнь, и действительность была намного ярче и увлекательнее, чем игра воображения. Деверелл, ее шейх, хотел овладеть ею и требовал от нее полной покорности, но она и так не собиралась останавливать его. Разве не она привела виконта сюда, стремясь соблазнить и заставить потерять контроль над собой? Феба чувствовала, что сгорает от страсти, ей не терпелось слиться с любимым в единое целое, отбросив прочь все страхи и сомнения.

Опрокинув ее на подушки, Деверелл навалился на Фебу, и она от сильного возбуждения начала выгибать спину. Парчовое покрывало, на котором она лежала, сначала приятно холодило кожу ее обнаженных ягодиц, но очень скоро оно нагрелось от ее разгоряченного тела.

Рука Деверелла легла на ее корсаж, прикрывавший пышную грудь и от его прикосновения она снова начала извиваться и корчиться в немом призыве. Его ловкие пальцы нащупали ряд крохотных пуговиц.

– Расстегните корсаж.

Это был еще один приказ. Виконт сурово посмотрел на нее, и Феба не посмела перечить. Сладкая дрожь пробежала по ее телу.

Разумеется, Деверелл жаждет овладеть ею, он сгорает от страсти: она видела это по выражению его горящих глаз. Как только она расстегнула последнюю пуговицу, он быстро убрал ее руки и широко распахнул корсаж.

Некоторое время Деверелл любовался открывшимся ему соблазнительным зрелищем, а затем в восторге припал губами к обнаженной груди Фебы и стал, как безумный, осыпать ее жаркими поцелуями. Теперь он был похож на умирающего от жажды человека, добравшегося наконец до ручья с живительной водой.

Феба стонала, извиваясь в судорогах, ее всхлипы и крики наполняли будуар, как будто дополняя его обстановку, хорошо вписываясь в атмосферу сладострастной восточной неги и чувственной роскоши.

Виконт знал, что Феба испытывает сейчас острые, ни с чем не сравнимые ощущения, но для достижения полного блаженства им необходимо много времени, и все же он решил воспользоваться теми минутами, которые оставались у них, чтобы доставить ей хотя бы крупицу удовольствия.

Не переставая ласкать ее грудь, Джослин скатился с Фебы и задрал подол ее платья спереди. Феба затрепетала от восторга, ожидая, что виконт перейдет к более решительным действиям, но он лишь молча любовался ее стройными ногами и обнаженными бедрами, белевшими на фоне красного парчового покрывала.

Подняв тяжелые веки, Феба увидела, что Деверелл внимательно смотрит на нее – в этот момент он действительно был похож на шейха, готового заявить на нее свои права. Вот он ленивым жестом поднял руку и начал поглаживать тело Фебы, как будто изучая его.

Фебу бросило в жар. Заметив столь бурную реакцию, он раздвинул ее бедра, и его дерзкие пальцы проникли в ее лоно, она, затрепетав, выгнула спину, задыхаясь от возбуждения; она готова была умолять Деверелла войти в нее.

Теперь она точно знала, чего так неистово хочет, и мысль об этом не давала ей покоя; каждая частица ее души тянулась к Девереллу, жаждала принадлежать ему.

Феба была готова без остатка отдаться возлюбленному, понимая, что только так она могла обрести счастье и покой.

Когда губы Деверелла коснулись ее промежности, из груди Фебы вырвался крик. Он начал полизывать ее гениталии, и она, замотав головой, стала корчиться и биться в судорогах. Наконец язык Деверелла добрался до самой чувствительной точки, и Феба, ахнув, вся затрепетала…

Казалось, она совсем потеряла голову; волны жара и дрожи накатывали на нее, а Деверелл искусно направлял их. Будучи опытным любовником, он знал, как доставить женщине наслаждение, и, лаская различные участки ее тела, добивался нужного эффекта.

Достигнув оргазма, Феба затихла, как будто вернувшись с небес на землю. Придя в себя, она сразу ощутила в душе ноющую пустоту, так и не получив полного удовлетворения.

Деверелл лег рядом с ней и заключил ее в объятия. Он поглаживал ее, но эти ласки уже не были страстными и возбуждающими; напротив, они приносили успокоение.

Взглянув на виконта, Феба глубоко вздохнула.

– Я хочу, чтобы вы немедленно овладели мной, – заявила она.

– Я знаю, но время для этого еще не настало.

Если бы у Фебы оставались силы, чтобы поспорить с ним, она непременно возразила бы ему, ведь Деверелл тоже страдал от неудовлетворенной страсти: тело его было напряжено, а в бедро Фебы упирался налившийся кровью член.

Как будто прочитав ее мысли, виконт коснулся губами уха Фебы.

– Не сейчас, но очень скоро, – прошептал он, и от его хрипловатого голоса ее бросило в дрожь. – Я хочу вас, я жажду овладеть вами. Вы – та женщина, которую я искал всю жизнь. – Он замолчал, словно прислушиваясь к тому, как сильно бьется сердце у Фебы. – И еще. Я вовсе не фантазия, я – реальность.

Глава 12

Проснувшись на следующее утро, Феба ощутила, как при воспоминании о вчерашнем вечере по всему ее телу разливается сладкая истома. «Очень скоро…» – так он тогда сказал.

Вздохнув, Феба потянулась, затем посмотрела в сторону окна и увидела, что Скиннер раздвигает портьеры, чтобы впустить в комнату солнечный свет.

– Ну наконец-то вы проснулись, – обернувшись, сказала она. – Эммелин просила передать вам, что у нас возникла новая проблема, которую необходимо срочно уладить.

Феба села в постели.

– Проблема? – Она откинула одеяло. – Это связано с Джессикой?

– Нет, насколько я поняла, с ней все в порядке, и леди Пелем согласилась взять ее на службу, так что Эммелин улаживает сейчас последние формальности. Можно сказать, что мы хорошо пристроили Джессику.

– Ну так в чем же дело? – Встав Феба накинула халат и подошла к столику, на котором уже стоял поднос с завтраком. – Что сказала Эммелин?

Лицо Скиннер помрачнело.

– Старший сын леди Чифли преследует новую гувернантку, недавно принятую на службу. Бедняжке всего лишь двадцать лет, это ее первое место работы, и уже вчера вечером этот хам пытался проникнуть в ее комнату. Слава Богу, что экономка вовремя подоспела и помешала ему осуществить его мерзкие планы. Девушка вне себя от ужаса. К счастью, экономка является близкой подругой одной из сестер Эммелин и поэтому знает, к кому беззащитная девушка может обратиться за помощью в сложившейся ситуации.

Феба с задумчивым видом пригубила чашку с чаем.

– Чифли… – Она тряхнула головой. – По-моему, они живут где-то на Дувр-стрит; Эдит наверняка знает их точный адрес. Надо бы поговорить с ней; мы нанесем визит леди Чифли сегодня во второй половине дня и постараемся разузнать, как обстоят дела в ее доме. Пусть Эммелин сообщит экономке леди Чифли, что мы обязательно поможем им: возможно, уже сегодня вечером нам удастся спасти бедняжку от преследования.

Вообще-то Феба не привыкла действовать наспех, без подготовки; все операции по спасению девушек она тщательно разрабатывала, заранее назначая день их проведения. Однако если она убедится в том, что старший сын леди Чифли представляет большую опасность для несчастной гувернантки, ей придется рискнуть и, несмотря на все трудности, увезти девушку из дома уже этой ночью.

Скиннер, пробормотав что-то себе под нос, вышла из спальни, чтобы отправить записку Эммелин, а Феба стала с аппетитом завтракать гренками с чаем, одновременно обдумывая план действий.

Эдит, заменившая Фебе родителей, предоставила своей подопечной полную свободу, не вмешивалась в ее дела и не задавала ей лишних вопросов. Она не интересовалась также и деятельностью агентства по найму прислуги, которым втайне руководила Феба, и сквозь пальцы смотрела на странные поступки своей племянницы.

Конечно, Эдит знала, чем занимается Феба, но у нее не было убедительных доказательств, и поэтому она считала, что не обязана докладывать своему брату, отцу Фебы, о подозрительном поведении его дочери – все равно лорд Маллесон назвал бы догадки сестры домыслами и не стал бы ее слушать.

Впрочем, Эдит и не стремилась выводить свою любимую племянницу на чистую воду и даже втайне поддерживала Фебу, называя ее деятельность «маленьким крестовым походом». Обладавшая проницательностью и большим жизненным опытом, Эдит знала или по крайней мере догадывалась обо всем. Как бы то ни было, но Феба не сомневалась в том, что всегда может обратиться за помощью к тетушке или ее подругам, и они сделают для нее все, что будет в их силах.

Налив себе еще чашку чаю, Феба стала размышлять о том, как бы ей встретиться с сыном леди Чифли, однако уже через несколько минут поймала себя на том, что думает вовсе не о деле, а о Деверелле. Мысли о нем не давали ей покоя. Она вспоминала свои ощущения от его прикосновений и те эмоции, которые захлестывали ее во время любовных забав с ним. Неужели, думала она, их связь выльется в нечто большее, чем обыкновенный роман?

Феба с нетерпением ждала прихода благословенной ночи, когда Деверелл наконец овладеет ею, когда они сольются в единое целое и она испытает восторг страсти. Ей нужен был только Деверелл. Она не могла представить на его месте другого мужчину. Только он заставлял ее сердце замирать от сладостных предчувствий; его ласки приводили ее в настоящий экстаз. К тому же, кроме опыта и темперамента, виконт обладал еще и другими привлекательными качествами и с каждым днем ее все больше тянуло к нему.

Феба глубоко задумалась, пытаясь определить те чувства, которые она испытывала к Джослину. Но осознав, что она просто-напросто влюбилась в него, с недовольным видом нахмурилась и тут же строго отчитала себя за неумение расставлять приоритеты. Главным для нее были агентство и те люди, которым она покровительствовала; в любой ситуации ей следовало прежде всего думать и заботиться о них. Каким бы приятным ни было времяпрепровождение с любовником, ей не следовало придавать этому роману слишком большое значение.

Деверелл никогда не станет смыслом ее жизни, зато деятельность по спасению попавших в беду девушек навсегда останется приоритетной для нее.

Внезапно Феба поняла, что если ей придется организовывать сегодня ночью побег юной гувернантки из Чифли-Хауса, то она не встретится с Девереллом на балу у леди Фортескью. Интересы дела требовали от нее полного самоотвержения. Она должна отказаться от своих намерений соблазнить Деверелла, сделать последний решительный шаг и вступить с ним в полноценные интимные отношения.

Правила хорошего тона требовали, чтобы Феба послала Девереллу записку с сообщением о том, что не сможет приехать сегодня на бал, но если она известит его об этом, то он сразу же заподозрит что-то неладное.

Виконт и без того уже следил за домом ее тетушки, и будет лучше, если он узнает, что его ученицы нет на балу, уже оказавшись в доме леди Фортескью. Он, конечно, рассердится на нее за то, что она не предупредила его, и позже она сумеет чем-нибудь задобрить своего раздраженного любовника и тем загладит свою вину перед ним.

При мысли об этом сладкая дрожь пробежала по телу Фебы, и она невольно улыбнулась. Впрочем, все это будет потом, а сейчас ей нужно было думать о спасении невинной девушки.

Поставив пустую чашку на поднос, Феба встала и подошла к шкафу. Открыв его дверцы, она выбрала наряд, в котором ей предстояло отправиться в Чифли-Хаус.


Тем же утром виконт спустился по лестнице из своей комнаты в столовую, привлеченный возбуждающими аппетит запахами кофе и яичницы с беконом.

– Доброе утро, милорд, – приветствовал его стоявший у буфета Гасторп. – Мне только что передали адресованное вам письмо. – Взяв серебряный поднос, на котором лежал небольшой запечатанный конверт, он подошел к Джослину.

– Благодарю вас.

Виконт взял с подноса письмо и, взглянув на него, сразу же узнал аккуратный почерк Монтегю.

– Похоже, сегодня у меня будет удачный день, – с улыбкой заметил он.

«И если мне не изменяет интуиция, еще более удачная ночь», – добавил он про себя.

Сломав сургучную печать, Джослин открыл конверт и достал сложенный листок бумаги, а затем, попивая ароматный кофе, начал читать послание своего поверенного. Пробежав глазами первые три строчки, он снова улыбнулся.

– Отлично, отлично…

– Хорошие новости, милорд?

– Да, превосходные.

В своем письме поверенный сообщал, что мисс Маллесон не раз переводила большие суммы денег на счета агентства «Афина». Монтегю также выяснил, что это учреждение преимущественно занималось трудоустройством молодых женщин, подыскивая им места в домах аристократов.

Виконт от души пожалел, что в свое время не заключил пари с Монтегю; он непременно выиграл бы его, поскольку догадки поверенного были в корне неверны. Монтегю и его люди представить себе не могли, что Феба проявляет невиданную щедрость по отношению к какому-то агентству, а не тратит деньги на наряды, как это обычно делают молодые леди.

Монтегю разузнал также адрес агентства «Афина»: оно находилось на Кенсингтон-Черч-стрит и было зарегистрировано на имя мистера и миссис Эдмунд Бертлз, а также мистера Лофтуса Коутса.

Бертлзы жили в том же здании, в котором располагалось их агентство, а Коутс – на Коннот-сквер, откуда было рукой подать до аристократического района Мейфэр. Запомнив эти имена, Деверелл сложил письмо и сунул его в карман, затем, встав из-за стола, прошел к буфету и положил себе на тарелку яичницу с беконом, ветчину и кусок лосося, а затем, вернувшись к столу, плотно позавтракал. За едой он обдумывал сложившуюся ситуацию и строил планы на ближайшее будущее.

Когда его тарелка опустела, Деверелл повернулся к Гасторпу.

– Грейнджер уже ушел?

– Нет, милорд, он еще здесь.

– Хорошо. Попросите его зайти в библиотеку.

Встав, виконт вышел из столовой и поднялся по лестнице на второй этаж. Он решил, пока Грейнджер будет наблюдать за агентством, навести справки о Бертлзах и Коутсе; последний вызвал у него особое беспокойство, так как, возможно, этот человек являлся его соперником и тоже пытался ухаживать за мисс Маллесон. Как бы то ни было, джентльмен, являвшийся совладельцем агентства, занимавшегося трудоустройством молодых леди, не мог не привлечь к себе внимания Деверелла.

Переступив порог бального зала леди Фортескью, виконт сразу стал искать глазами Фебу; он хотел расспросить ее об агентстве «Афина», с которым она явно была связана.

Сегодня во второй половине дня он, переодевшись чернорабочим, нашел здание этого учреждения и заглянул в его окна, однако не увидел там ничего примечательного: в помещении имелись только стулья и письменный стол, а за конторкой стояла средних лет женщина, перебиравшая какие-то бумаги.

Все в этом агентстве было устроено так, чтобы внушать доверие состоятельным клиентам: чисто вымытые оконные стекла приветливо поблескивали на солнце, свежевыкрашенный фронтон радовал глаз яркими красками, а буквы на вывеске, висевшей над дверью, были аккуратными и четкими.

Расположение этого учреждения, по всей видимости, тоже являлось неслучайным: оно находилось не в самом фешенебельном районе Мейфэр, а в непосредственной близости от него, и посетителям из среды аристократии было удобно добираться сюда. В то же время они могли приезжать в агентство, не афишируя этого.

Судя по тому, что все детали, связанные с расположением и работой агентства, были тщательно продуманы, Феба тоже приложила руку к созданию этого учреждения; что же касается мистера Лофтуса Коутса, то Деверелл не смог узнать о нем ничего нового. Коутс, судя по всему, был богатым, но не знатным человеком; во всяком случае, он не входил в великосветские салоны и его слуги не захаживали в местную пивную и близлежащие магазины, что выглядело довольно странно. По-видимому, Коутс вел отшельнический образ жизни, у него было мало слуг, и они избегали общения с окружающими.

На этот раз виконт не стал обращаться к Монтегю с просьбой навести справки о Лофтусе Коутсе, решив сначала поговорить с Фебой, возможно, узнав, что ему известно о ее связи с агентством «Афина», красавица сама расскажет ему о таинственном совладельце этого учреждения, и тогда не понадобится прибегать к помощи поверенного.

– Рада видеть вас, милорд! – Леди Фортескью с упреком покачала головой. – Вы так редко появляетесь в свете, а если и заглядываете в какой-нибудь дом то очень быстро исчезаете. Кстати, ваша тетушка Одри уже здесь; она представит вас юным леди, с которыми вы непременно должны познакомиться.

Виконт вежливо улыбнулся. Разумеется, он не стал говорить почтенной даме, что уже сделал свой выбор.

Отойдя от леди Фортескью, Деверелл направился туда, где над толпой гостей покачивалось красное страусовое перо, прикрепленное к алому тюрбану – отличительный знак Одри. Она увлеченно разговаривала о чем-то со своими подругами, и виконт, поздоровавшись с ними, обратился к Эдит:

– Не скажете ли, где мисс Маллесон?

Эдит печально улыбнулась:

– К сожалению, Феба нездорова, милорд, и лежит дома в постели: очевидно, отравилась чем-то за обедом.

Джослин насторожился. Правда, он не мог с уверенностью сказать, лжет ему Эдит или нет, но им тут же овладели смутные подозрения, его мозг лихорадочно работал, анализируя создавшуюся ситуацию, тогда как внешне он выглядел, как всегда, спокойным и невозмутимым.

Учтиво улыбнувшись, виконт сказал Эдит какую-то любезность и вступил в разговор с пожилыми дамами, однако его мысли были далеко отсюда.

Определенно тетушка мисс Маллесон водит его за нос.

Взглянув наледи Крэнбрук, виконт внезапно вспомнил, что недавно в поместье этой дамы Феба помогла сбежать служанке, и у него упало сердце: он явственно почувствовал какую-то неведомую опасность. Интуиция, которая никогда не подводила его, подсказывала, что его возлюбленная попала в беду.

Виконт попытался связать воедино известные ему факты. Мисс Маллесон собиралась встретиться с ним сегодня вечером на балу у леди Фортескью и, несомненно, жаждала этого свидания, а значит, не стала бы отменять его без веских причин.

Но что, если ее помощь понадобилась еще какой-нибудь служанке, решившей сбежать из дома, где с ней плохо обращались, и каким образом она получила известие о том, что кто-то нуждается в ее помощи?

Как вообще Феба узнавала о ситуациях, в которые затем вмешивалась? Джослин нутром чувствовал, что за всеми известными ему «похищениями» служанок стояло именно ее агентство, но он не понимал, как ей удавалось планировать операции и собирать необходимые сведения о доме, в котором работали девушки, о заведенных в нем порядках и об обстановке на прилегающих улицах.

Впрочем, ответ на этот вопрос лежал на поверхности. Не далее как днем Деверелл отправил одного из лакеев клуба понаблюдать за домом Эдит и проследить за ней и ее племянницей. Слуга выполнил поручение и, пока виконт собирался на бал, доложил ему обо всем, что узнал. Эдит и Феба весь день ездили с визитами и посещали дома знакомых тетушки: Феба, очевидно, собирала необходимые сведения. К сожалению, список тех домов, в которых она сегодня побывала, остался в клубе.

– Как жаль, что мисс Маллесон заболела, – сказал он, обращаясь к Эдит. – Интересно, сколько визитов вы с ней сделали сегодня?

– Всего лишь три, – улыбнувшись своему собеседнику, ответила Эдит. – Утром мы заехали к леди Кленшоу, затем к миссис Фортинбрас, а после обеда Феба настояла, чтобы мы посетили леди Чифли. – Эдит подавила вздох. – Честно говоря, я ее не понимаю: леди Чифли такая нудная, только и знает, что бесконечно говорит о талантах своих сыновей, как будто они и вправду обладают какими-то исключительными способностями! – Морщинистые щеки Эдит слегка порозовели. – А на самом-то деле это очень-очень испорченные молодые люди, – понизив голос, сообщила она.

– Надо же. И сколько же лет сыновьям леди Чифли?

– О, они намного моложе вас; старший только что окончил университет. Как ни прискорбно мне это говорить, но светское общество не встретило Фредерика с распростертыми объятиями.

Виконт приподнял бровь.

– Интересно почему?

Эдит, поджав губы, стукнула об пол тростью.

– Это очень неприятный молодой человек, – решительно заявила она. – Феба тоже так думает. Сегодня днем мы встретились с ним в Чифли-Хаус.

Внимательно вглядевшись в выцветшие глаза Эдит, Деверелл спросил себя, сознательно ли она дает ему эту информацию и понимает ли, что сейчас делает? Впрочем, он был склонен дать на этот вопрос утвердительный ответ и тут же поспешно отвесил поклон даме:

– Прошу простить меня, но я должен идти.

Эдит улыбнулась ему с многозначительным видом:

– Конечно, мой дорогой.

Когда Одри и леди Крэнбрук молча кивнули, виконт, повернувшись, направился к выходу и уже через минуту сел в свой экипаж.

Как только Деверелл переступил порог клуба, к нему поспешно подошел Гасторп.

– Милорд, Грейнджер только что прислал сообщение. Полчаса назад мисс Маллесон приехала в агентство и вошла в него с черного хода, а через некоторое время она покинула здание вместе с двумя мужчинами, одним из которых был ее кучер. Все трое сели в экипаж и отбыли в неизвестном направлении. Грейнджер не стал следить за ними, поскольку вы приказали ему наблюдать за агентством.

Услышав эту новость, Деверелл выругался. Похищение девушек, посещение домов, в которых живут отличавшиеся дурным поведением молодые люди… Деверелл не мог ума приложить, чем, черт возьми, занимаются Феба и агентство, принадлежавшее ей, в чем он уже не сомневался.

Впрочем, сейчас у него не было времени на размышления. Увезти служанку из дома, расположенного в центре Лондона, было довольно опасным мероприятием. Феба сильно рисковала.

Отругав себя за то, что не расспросил Эдит подробнее обо всем, что ей было известно, он повернулся к Гасторпу и, озабоченно хмурясь, спросил:

– Где находится Чифли-Хаус?

Виконт увидел мисс Маллесон на узкой улочке, на которую выходили задворки городских усадеб, расположенных на Дувр-стрит: она была в длинном плаще с надвинутым на лицо капюшоном и рядом с ней тяжелой походкой шагал какой-то мужчина.

Вдоль улочки шириной в несколько ярдов тянулись высокие каменные ограды, за которыми располагались дома столичной знати. Прячась в их тени, Деверелл стал следить за Фебой и ее спутником, стараясь не приближаться к ним; прежде чем обнаружить свое присутствие, он хотел посмотреть, как пройдет «похищение», уже заметив одну серьезную ошибку, совершенную Фебой.

Ее экипаж находился за перекрестком, на другой улице – это было слишком далеко, если бы его оставили перед перекрестком: Феба и ее спутник подвергались бы меньшему риску и в случае опасности легко могли спастись от преследования.

Впрочем, виконта вполне устраивало то, что кучер сидел к нему спиной и не видел, как он крадется вдоль ограды, наблюдая за тем, как Феба, замедлив шаг, рассматривает задние фасады зданий, видимо, пытаясь найти нужный дом. В ее руках он увидел небольшой фонарь. Это действительно было умно: на улочке, затерянной между двумя рядами высоких оград, не было видно ни зги. И все же, несмотря на это, Феба так и не отважилась снять футляр с фонаря, чтобы осветить себе дорогу; она прекрасно знала, что ей грозит опасность, и поэтому старалась не привлекать к себе внимания.

Мрачно сдвинув брови, виконт ускорил шаг. Расстояние между ним и мисс Маллесон быстро сокращалось.

Спутник Фебы тронул ее за плечо и, когда она, остановившись, взглянула на него, показал рукой на калитку в ограде.

Джослин напряг слух, но так и не услышал, о чем шел разговор. Подойдя к калитке, мужчина толкнул ее, но она оказалась запертой. Тогда, приблизившись к нему, мисс Маллесон открыла окошко в футляре фонаря и направила луч света на старый тяжелый замок, после чего ее спутник опустился на корточки и начал колдовать над ним.

Деверелл открыл бы его в считанные секунды, но мужчине потребовалось на это несколько минут; однако в конце концов он справился со своей задачей, после чего кивнул Фебе и, распахнув калитку, отступил в сторону.

И тотчас же Феба помахала зажженным фонарем, видимо, делая кому-то заранее условленные знаки, потом сообщники прикрыли калитку, снова зачехлили фонарь и стали ждать.

Через некоторое время тишину ночи разорвал раздавшийся в отдалении, за каменной стеной ограды, приглушенный крик, а затем Деверелл услышал приближающиеся шаги.

Феба и ее спутник тревожно переглянулись: шум определенно доносился со стороны Чифли-Хауса.

Торопливые шаги свидетельствовали о том, что приближавшийся к ним человек перешел на бег. Через мгновение калитка распахнулась и Деверелл увидел женскую фигуру. Беглянка была закутана в плащ с капюшоном и прижимала к груди небольшой узелок с пожитками.

Задыхаясь от быстрого бега и нервно всхлипывая, девушка в ужасе замахала руками, предупреждая своих спасителей об опасности. Затем за оградой послышался грубый мужской голос и тяжелые шаги бегущего человека.

Феба подтолкнула девушку в сниму, и они бросились бежать по улочке в ту сторону, где прятался Деверелл.

В тот же момент из калитки выбежал молодой человек, грубо выругавшись, он набросился на спутника Фебы и нанес ему сильный удар тяжелой дубинкой. Исполин зашатался и рухнул на землю.

Стиснув зубы, Деверелл ждал, затаившись в густой тени; он решил выйти из своего укрытия и атаковать преследователя только после того, как Феба и гувернантка окажутся на безопасном расстоянии.

Но Феба, услышав стон, обернулась, а затем бросилась выручать сопровождавшего ее мужчину. Ее не испугало даже то, что разъяренный преследователь продолжал наносить ее поверженному сообщнику весьма чувствительные удары.

Поняв, что дело плохо, виконт начал приближаться к ним.

К счастью, Феба, по-видимому, мало интересовала молодого человека: окинув ее презрительным взглядом, он грязно выругался и бросился вслед за убегавшей гувернанткой, продолжая сжимать в одной руке дубинку, а в другой – тонкую трость.

Девушка обернулась и, увидев своего преследователя, зарыдала, но тут виконт вышел из густой тени и перегородил ей дорогу.

Заметив его, гувернантка застыла на месте. Не сводя глаз с приближавшегося молодого человека, который, судя по всему, был старшим сыном леди Чифли, Деверелл быстро сдернул с девушки длинный плащ, в полах которого она запуталась, и подтолкнул ее.

– Беги! – приказал он. – За перекрестком тебя ждет экипаж.

Все это было сказано таким непререкаемым тоном, что девушка не посмела его ослушаться; всхлипнув, она снова бросилась бежать и вскоре исчезла в темноте.

Приняв виконта за еще одного сообщника Фебы, Чифли отшвырнул дубинку и выхватил из трости тонкий кинжал, после чего, размахивая им в воздухе, начал атаку.

Выждав подходящий момент, Деверелл сорвал с себя плащ и, бросив на руку, в которой противник держал холодное оружие, ловко обмотал его и рванул на себя.

От неожиданности Чифли выпустил кинжал.

Теперь виконту не составило особого труда расправиться с наглецом: размахнувшись, он нанес сильный удар кулаком в челюсть противника, и тот, закатив глаза, как подкошенный рухнул на землю.

Позади раздался испуганный крик, и виконт, обернувшись, увидел гувернантку: девушка стояла, прислонившись спиной к каменной ограде, и ее тело сотрясалось от беззвучных рыданий.

– Оставайся на месте, – приказал ей Деверелл.

Она судорожно кивнула, не сводя с него испуганных глаз.

Виконт внимательно огляделся вокруг. Жившие в близлежащих домах люди наверняка слышали крики и звуки борьбы и могли с минуты на минуту появиться здесь, поэтому им необходимо было как можно скорее покинуть переулок.

Феба тем временем, пытаясь помочь своему сообщнику, прислонила его к каменной ограде. Увидев виконта, она от изумления лишилась дара речи, но теперь он не обращал на нее никакого внимания.

– Как вы себя чувствуете? – спросил он у пострадавшего.

– Этот негодяй чуть не проломил мне голову, – простонал исполин, прижав руку к ране. – Слава Богу, что череп у меня крепкий.

Деверелл кивнул в сторону Фебы и поставил на ноги.

– Заберите девушку и садитесь в экипаж, – распорядился он. – Делайте то, что я вам сказал!

Поняв, что с ним лучше не спорить, Феба безропотно повиновалась, после чего виконт поднял раненого на ноги и повел прочь от дома Чифли. Взяв с земли его плащ, в который виконт завернул кинжал, Феба набросила его на плечи гувернантки, и они поспешно направились к ожидавшему их экипажу, тогда как выпавший из плаща кинжал их преследователя остался лежать на земле.

– Спасибо вам, – пробормотал помощник мисс Маллесон стараясь как можно быстрее передвигать ногами. – Крики этого петуха наверняка слышали соседи, и теперь нам надо убираться отсюда, пока не сбежался народ.

– Слава Богу, что в вашей маленькой команде есть хотя бы один человек, обладающий здравым смыслом. – Деверелл усмехнулся.

Феба и гувернантка уже добежали до перекрестка и теперь садились в экипаж.

– Мы впервые столкнулись с непредвиденными обстоятельствами. До этого у нас все шло гладко, – сказал мужчина. – Я говорил хозяйке, что все это до добра не доведет, но разве она будет слушать меня?

Деверелл промолчал, а про себя подумал, что не ответил на этот риторический вопрос. Он решил, что на этот раз Фебе придется внимательно выслушать его и принять его слова к сведению.

Спустя пятнадцать минут виконт уже сидел в экипаже и смотрел в окно на проплывавшие мимо силуэты деревьев Гайд-парка.

Четверо взрослых людей едва вместились в тесную карету: виконт сидел рядом с мисс Маллесон, а напротив них расположились ее раненый конюхи гувернантка, которую все еще била нервная дрожь.

Видя, что Феба охвачена сильным беспокойством, Деверелл молчал, выжидая, он жалел лишь о том, что не сел напротив нее. Тогда он видел бы ее лицо и лучше мог судить о том состоянии, в котором она находилась.

Феба тоже с тревогой поглядывала на него, понимая, что теперь, когда он раскрыл ее тайну, она не сможет, как прежде, проводить дерзкие операции по спасению попавших в беду девушек. С другой стороны, ей было страшно даже подумать о том, что могло бы произойти, если бы виконт не проследил за ними и не пришел вовремя им на помощь…

Наконец гувернантка понемногу успокоилась и перестала истерически всхлипывать, а через некоторое время карета свернула с мощеной широкой улицы в узкий переулок, проходивший вдоль задних фасадов лавок, мастерских и магазинов, а затем остановилась.

– Полагаю, что мы подъехали к черному ходу агентства «Афина», – выглянув в окно, уточнил виконт.

Феба бросила на него изумленный взгляд, но ничего не сказала. Тогда он, открыв дверцу, не спеша вышел из экипажа.

Кучер тоже спустился с козел, на нем лица не было от беспокойства. Как и конюх Фебы, этот человек был мощного телосложения, и Деверелл сразу узнал его, именно этого человека он видел в лесу Крэнбрук-Мэнор, в ту ночь, когда следил за Фебой.

– Эй, Фергус, с тобой все в порядке? – спросил кучер, заглядывая внутрь кареты.

– Да, – раздался оттуда слабый голос. – Нам нужно побыстрее войти в дом, а ты не забудь крепче привязать моих лошадей.

Виконт помог мисс Маллесон и гувернантке выйти из экипажа.

По хмурому лицу Фебы он сразу догадался, что она придумывает предлог, под которым можно было бы распрощаться с ним у порога агентства: ей явно не хотелось видеть посторонних в этом здании.

Кучер тем временем помог раненому выйти из кареты.

– Вам не удастся избавиться от меня. Даже не думайте об этом, – прошептал Деверелл на ухо Фебе, и тут же громко позвал своего слугу: – Грейнджер, ты где?

– Я здесь, милорд, – сразу же откликнулся тот, появляясь из-за груды бочек, сваленных на обочине.

– Присмотри за лошадьми, мы скоро вернемся.

Феба с изумлением взглянула на слугу. Она ума не могла приложить, каким образом виконту удалось выйти на след агентства. Неужели все это время он знал о ее тайной деятельности? И что он теперь предпримет?

Тем временем Джослин подвел ее к входу в агентство, гувернантка мисс Констанс Спрай, тихая, робкая девушка, имевшая превосходные рекомендации и безупречную репутацию, семенила следом.

Девушка находилась в ужасной ситуации, и Феба знала это. Во время визита к леди Чифли мисс Маллесон вышла на террасу подышать свежим воздухом. Услышав голоса, она взглянула вниз и увидела на дорожке маленькую хрупкую девушку, отбивавшуюся от старшего сына леди Чифли, который пытался поцеловать ее. Чтобы привлечь к себе внимание, она громко кашлянула, и молодой человек поднял на нее глаза; воспользовавшись удобным моментом, мисс Спрай вырвалась из его объятий и убежала.

Взглянув на Фебу, Чифли посмотрел вслед мисс Спрай и засмеялся; его ничуть не смутило появление свидетельницы его грязных домогательств. Без сомнения, этот человек намеревался продолжать преследовать бедную девушку: тот факт, что мисс Спрай была дочерью священника и воспитывалась в строгости, только еще больше распалял его похоть.

Усмехнувшись, Чифли стал подниматься по каменным ступеням, которые вели на террасу, и Феба, содрогнувшись от отвращения, повернулась и направилась в гостиную. К счастью, уже через несколько минут после того, как молодой человек присоединился к гостям, Эдит, заявила, что ей и ее племяннице пора домой.

Чифли, конечно, успел хорошо разглядеть ее во время визита, но ночью на темной улице все его внимание было приковано к бедной мисс Спрай, и он так и не догадался, кто именно подготовил побег гувернантки.

Подойдя к черному ходу агентства, Феба обернулась и увидела медленно ковылявшего за ней Фергуса. Самым большим своим промахом сегодня она считала то, что во время операции пострадал ее преданный слуга; все остальные ошибки и просчеты были не так важны. В конце концов, даже появление виконта сыграло ей на руку: благодаря его решительным действиям Чифли понес заслуженное наказание. Феба решила быть обходительнее со своим любовником, хотя никак не могла забыть о том, что он все это время шпионил за ней.

Виконт распахнул дверь черного хода, и мисс Маллесон, пройдя мимо него с высоко поднятой головой, переступила порог агентства.

Небольшая темная прихожая вела в просторную кухню, где Эммелин вязала у огня, а Джессика, сидя за столом, болтала с ней. Услышав звук шагов за дверью, обе женщины насторожились, а увидев виконта, дружно вскочили. Затем наступило неловкое молчание; слышалось только шарканье ног входящих в помещение Фергуса и Бертлза.

Пройдя к очагу, в котором весело потрескивал огонь, Феба погрела руки, а затем, повернувшись к оторопевшим женщинам, представила своего спутника:

– Это лорд Пейнтон, прошу любить и жаловать.

Ответом ей было молчание; казалось, никто из присутствующих не решался нарушить тишину. Все же через некоторое время Фергус, которому было трудно стоять, проковылял к стулу и тяжело опустился на него.

– Прошу прощения, мисс, – пробормотал он, – но у меня раскалывается голова от адской боли.

Эммелин ахнула и, бросив на стул вязанье, устремилась к раненому.

– О Господи! – только и воскликнула она.

Тут же все засуетились: Джессика принесла чистые тряпки, Бертзл – таз с теплой водой.

Стоя у огня, Феба наблюдала за царившей вокруг суматохой; лишь мисс Спрай, прижимая к груди узелок с пожитками, молча стояла у стены, стараясь не привлекать к себе внимания.

Когда Джессика, взяв тазик с теплой водой, поставила его на стол перед Эммелин, мисс Маллесон поманила девушку к себе.

– Познакомься, это мисс Спрай, – сказала она. – Отведи ее наверх и покажи комнату, где она сможет отдохнуть. А вы не волнуйтесь, дорогая, здесь абсолютно безопасно. Как только Эммелин перевяжет Фергуса, она поднимется к вам и поможет устроиться на новом месте.

Мисс Спрай робко кивнула:

– Спасибо, миледи, я в неоплатном долгу перед вами и вашими друзьями. – Вслед за Джессикой она вышла из комнаты, и вскоре Феба услышала, как под ногами девушек заскрипели ступени деревянной лестницы, ведущей на второй этаж.

Виконт все это время наблюдал затем, как Эммелин промывает рану на голове Фергуса.

– Дайте-ка я вам помогу, – взволнованно произнес он. Эммелин бросила на него встревоженный взгляд.

– Боюсь, нам самим не справиться; надо бы позвать доктора…

Подняв руку на уровень глаз раненого. Деверелл отошел от него на ярд и показал три пальца.

– Сколько пальцев вы видите?

– Два, – после небольшой паузы ответил Фергус. Виконт обернулся к Фебе.

– Думаю. Эммелин права, – мрачно сказал он. – В годы войны я видел много контузий и сразу могу определить, нужна раненому помощь хирурга или нет.

– Так Фергусу нужен хирург? – Феба бросила на Эммелин растерянный взгляд. – Право, не знаю, куда бы мы могли обратиться…

– Ничего, как-нибудь выкрутимся. – Виконт на мгновение задумался. – Члены нашего клуба пользуются услугами опытного хирурга, который готов явиться на зов в любое время суток. Он привык иметь дело с различного рода ранами и к тому же умеет держать язык за зубами. – Деверелл многозначительно посмотрел на Фебу. – Мы можем отвезти Фергуса в клуб, а потом я вызову туда Прингла, хирурга. Он – прекрасный специалист, осмотрит рану и скажет, что надо делать.

Эммелин не верила своим ушам. Она никогда не думала, что такие знатные люди, как виконт, способны предлагать помощь таким, как Фергус.

Фебе предложение Деверелла тоже показалось подозрительным, похоже, он просто хотел заманить ее в ловушку.

Виконт и в самом деле стремился уединиться с ней в клубе для того, чтобы получить ответы на многочисленные вопросы.

Некоторое время все присутствующие находились в замешательстве; никто так и не мог понять до конца, представляет ли виконт угрозу для них или является их другом, и в этой ситуации именно мисс Маллесон должна была принять решение.

Виконт спокойно ждал, что она скажет, и в конце концов тревога за жизнь Фергуса взяла верх. После некоторого колебания Феба кивнула, соглашаясь поехать с Девереллом в клуб.

В тот же момент на кухне все пришло в движение. Бертлза, супруга Эммелин, оставили в агентстве, а Грсйнджер сел на козлы экипажа.

Фергус не хотел доверять своих лошадей молодому парню, но Деверелл заверил его, что Грейнджер прекрасный кучер.

Бертлз и Эммелин помогли Фергусу дойти до кареты, и вскоре экипаж тронулся.

По дороге Феба молча поглядывала на виконта. Она не хотела начинать разговор в присутствии постороннего человека. Фергус сидел напротив них, держась за голову и постанывая.

Джослин тоже за всю дорогу не произнес ни слова; он терпеливо ждал того момента, когда они с Фебой останутся наедине.

Глава 13

Феба смотрела из окна экипажа на проплывавшие мимо дома лондонской знати: их парадные подъезды были ярко освещены, так как в этот час гости уже разъезжались. Тишину ночных улиц оглашало цоканье копыт, веселые голоса, и в расположенном в нескольких кварталах отсюда, в районе Мейфэр, доме леди Фортескью бал, наверное, подходил к концу.

Феба поймала себя на мысли о том, что ей тоже хотелось бы вести беззаботный образ жизни, от души веселиться на балах, а не разрешать постоянно возникавшие проблемы. Однако в таком случае мисс Спрай попала бы в беду, и никто не пришел бы ей на помощь, и, значит, репутация этой милой девушки была бы навеки погублена.

Разумеется, виконт непременно начнет давить на нее сразу же, как только они останутся наедине, и это было большой проблемой. Теперь, раскрыв ее секрет, он мог поставить под угрозу дело всей ее жизни.

Это был опасный противник. Вот если бы как-нибудь превратить его в союзника… Но даже если ей это не удастся, возможно, она все же сумеет убедить Деверелла хранить молчание обо всем, что он узнал.

Заметив, что карета свернула на тихую улочку, Феба поморщилась. Клуб «Бастион», куда они сейчас направлялись, в ее представлении был настоящим логовом льва, где виконт непременно попытается заставить ее ответить на все интересующие его вопросы, взывая к чувству благодарности.

Феба так и не решила, как ей быть в этой непростой ситуации, когда кони замедлили бег и карета остановилась. Деверелл открыл дверцу и, спрыгнув на землю, помог Фебе выйти из экипажа, а затем послал Грейнджера в дом за слугами. Вскоре кучер вернулся вместе с одетым в ливрею лакеем и важного вида дворецким, державшимся с большим достоинством.

Пока Грейнджер и лакей под наблюдением дворецкого помогали Фергусу выйти из экипажа, виконт повел мисс Маллесон по обсаженной декоративным кустарником дорожке к парадному крыльцу клуба, над которым не было ни вывески, ни какого-либо другого знака, свидетельствовавшего о том, что это место обитания знатных состоятельных джентльменов.

Поднявшись по ступеням крыльца, вошли в холл с выложенным керамическими плитками полом и недавно покрашенными в сдержанные тона стенами. Строгий, лишенный декора интерьер, который украшала лишь напольная ваза с живыми цветами, указывал на то, что здесь задают тон представители сильного пола.

Пропустив слуг, дворецкий закрыл дверь.

– Отведите мистера Макенну в малую гостиную, – распорядился Деверелл, взглянув на Фергуса, который был в полном изнеможении. – И пусть Грейнджер останется с ним. А вы, Гасторп, – обратился он к дворецкому, – пошлите за Принглом. Когда хирург придет, попросите его тщательно осмотреть мистера Макенну – этот человек получил сильный ушиб головы, выполняя служебные обязанности.

Дворецкий поклонился.

– Будет исполнено, милорд, я сейчас же пошлю за Принглом.

– Кто из членов клуба здесь сегодня?

– Кроме вас, никого, милорд.

– В таком случае мы нарушим традицию, и я проведу мисс Маллесон в библиотеку. – Сняв с плеч Фебы плащ, он передал его дворецкому.

Феба одернула темно-синее закрытое платье с длинными рукавами, которое должно было помочь ей слиться с темнотой ночи; она пыталась сделать вид, что не находит ничего необычного в своем появлении в мужском клубе.

Поддерживая Фебу под локоть, Деверелл повел ее к парадной лестнице.

– Пришлете Прингла ко мне наверх, когда он закончит заниматься с Макенной, – бросил он на ходу.

– Слушаюсь, милорд. – Дворецкий поклонился. – Прикажете подать чай?

Деверелл вопросительно посмотрел на Фебу, и она кивнула.

– Пожалуй, это было бы очень кстати.

Когда они поднялись на второй этаж, Феба выглядела, как всегда, спокойной и собранной. Внимательно взглянув на нее, виконт убедился в том, что она хорошо владеет собой, тогда как многие девушки на ее месте были бы потрясены событиями сегодняшней ночи и едва держались бы на ногах от усталости и пережитого волнения.

Распахнув дверь библиотеки, виконт пропустил Фебу вперед, а затем вошел вслед за ней и плотно прикрыл дверь. По правде сказать, ему нравилась выдержка мисс Маллесон, он терпеть не мог женских ахов и охов.

Феба пересекла комнату, обставленную роскошной мебелью. Рядом с глубокими кожаными креслами, стояли круглые полированные столики, на которых лежали спортивные журналы.

Подойдя к камину и взглянув на отражение Деверелла в большом зеркале, висевшем над каминной полкой, Феба опустила глаза и протянула руки к весело потрескивавшему огню так, словно они озябли. При этом виконт вспомнил, что она сделала то же самое, переступив порог кухни в своем агентстве. Однако на улице не было холодно, и он успел заметить, когда помогал Фебе выходить из кареты, что у нее были теплые руки.

Судя по всему, мисс Маллесон просто сильно нервничала; сделав такой вывод, виконт направился к ней и, взяв под локоть, усадил ее в глубокое уютное кресло у камина, а сам сел напротив.

Еще в экипаже он решил, что поговорит с Фебой в библиотеке, а раненого Макенну можно разместить в малой гостиной на первом этаже, той самой, которую обычно члены клуба «Бастион» использовали для встреч с женщинами.

Теперь, глядя на Фебу, виконт чувствовал, что его охватывает возбуждение, и опасался не совладать с собой, тогда как она, удобно устроившись в мягком кресле, все время бросала взгляд на дверь. Состояние здоровья Макенны вызывало у нее сильную тревогу, и эти мысли отвлекали ее от предстоящего разговора.

– Не беспокойтесь, с ним будет все в порядке, – заверил ее виконт, догадавшись, о чем она думает.

«Возможно, это и так, – пронеслось в голове Фебы. – Но будет ли все в порядке со мной?» Прищурившись, она внимательно посмотрела на своего визави. Что было у него на уме? Мурашки забегали по спине Фебы. Скрестив руки на груди, она стала потирать ладонями предплечья так, словно замерзла, хотя в библиотеке было тепло.

Внезапно в дверь постучали, и в комнату вошел Гасторп с подносом в руках. Поставив поднос на столик, стоявший рядом с креслом Фебы, он налил ей чаю и бросил вопросительный взгляд на Деверелла.

– Спасибо, нет, – ответил на его немой вопрос Деверелл. – Я лучше выпью бренди.

Перед трудным разговором ему действительно не мешало взбодриться, чтобы не наделать непоправимых ошибок и не потерять любимую женщину; однако на этот раз он твердо решил идти до конца и непременно узнать всю правду о мисс Маллесон.

Подав Девереллу хрустальный стакан с бренди, Гасторп вышел из библиотеки, и виконт, потягивая крепкий янтарный напиток, стал наблюдать за Фебой, которая, обхватив ладонями чашку чая, не мигая смотрела в огонь.

И тут Джослин, возможно, впервые в жизни испытал чувство щемящей нежности. Он сам не понимал, что с ним происходит, но твердо знал одно: ему следует вести себя с этой женщиной осторожно и не рубить сплеча, поскольку она слишком многое значила для него. Их связывало не только физическое влечение, возраставшее с каждым днем. Ей предстояло стать его женой, и этот вывод был основан не на доводах разума, а на глу боком всепоглощающем чувстве, родившемся в его душе.

– Чем именно занимается агентство «Афина»? – спросил он, не повышая голоса, но хотя вопрос прозвучал буднично, ему все же не удалось скрыть любопытства.

Некоторое время Феба молчала.

– Это не ваше дело, – наконец холодно произнесла она.

Виконт нахмурился.

– Тем не менее я прошу вас ответить.

Однако Феба упорно не желала говорить на эту тему.

– Ну хорошо, – Деверелл сделал глоток бренди, – тогда я сам попытаюсь описать сложившуюся ситуацию, а вы поправите меня, если я в чем-нибудь ошибусь. Вы через агентство помогаете бежать служанкам из тех домов, где они терпят домогательства со стороны своих господ или их родственников. Чтобы создать, а потом поддерживать деятельность агентства, вы использовали деньги из того состояния, которое получили в наследство от тетушки. Здание, в котором расположено агентство, принадлежит вам, хотя само агентство зарегистрировано на имя мистера и миссис Бертлз, а также некоего мистера Лофтуса Коутса, и формально они являются его собственниками.

– Так вы и об этом узнали? – Феба нахмурилась.

– Да, я навел справки.

Феба бросила на своего собеседника подозрительный взгляд.

– Интересно, каким это образом вы наводили справки? – Она вдруг осеклась, догадавшись, что он собирал за ее спиной сведения о ней, используя свои каналы. – Похоже, вы использовали свои старые связи для того, чтобы выяснить, каково мое финансовое положение, так?

Виконт спокойно кивнул, и глаза Фебы вспыхнули.

– Да как вы посмели! – возмутилась она; ее лицо пошло красными пятнами, она была вне себя от ярости.

– Когда речь заходит о вашей безопасности, я готов на все.

Пристально взглянув на него, Феба внезапно поняла, что виконт говорит чистую правду, так как принадлежит к тому типу мужчин, которые не позволяют своим возлюбленным иметь от них тайны; и как видно, ей придется мириться с этим. Виконт не оставит ее в покое до тех пор, пока не узнает всю ее подноготную.

«Боже, только этого мне не хватало, – с отчаянием подумала она. – Впрочем, я сама виновата во всем».

И все же из этой ситуации должен был существовать какой-то выход.

Феба постаралась сосредоточиться и обдумать свое положение, но ее мысли путались.

Если Деверелл кому-нибудь расскажет о том, что узнал, и слух распространится по городу, это вызовет бурю негодования в обществе, и ей придется закрыть агентство. Великосветским дамам вряд ли понравится то, что Феба владеет и руководит заведением по найму прислуги. Еще меньше им по вкусу придется тот факт, что она якшается с выходцами из социальных низов.

Феба вгляделась в изумрудно-зеленые глаза Деверелла. Несмотря на то что он не угрожал ей, не давил на нее и не делал никаких громких заявлений, она чувствовала, что от него можно ожидать чего угодно.

Постаравшись расслабиться, она глубоко вздохнула.

– Что вы хотите знать?

Видя, что упрямица готова сдаться, виконт постарался скрыть свое торжество.

– Как вы узнаете о том, что кто-то из девушек попал в беду и нуждается в помощи?

Допив чай, Феба поставила чашку на поднос и начала подробно рассказывать Девереллу о сети осведомителей, действующих в районе Мейфэри в крупных загородных усадьбах. Это были прежде всего экономки и дворецкие, которые хорошо знали семьи своих господ, а также их слуг и положение дел в доме.

– Добыть необходимые сведения не так трудно, как кажется, – убежденно сказала она. – Везде есть уши. Эммелин работала во многих местах и сохранила старые связи; кроме того, ее семь сестер и два брата до сих пор служат в домах лондонской знати, и они тоже доставляют нам информацию.

– А что происходит потом?

– Потом? – Феба на мгновение задумалась. – Потом, если мы приходим к выводу, что девушку надо вызволять из беды, я посещаю дом, в котором она служит, вместе с Эдит или другой своей тетушкой. Бегство не так уж трудно устроить, и я обычно не вхожу в непосредственный контакт с жертвой сексуального преследования; для этого достаточно беседы экономки или дворецкого – одним словом, того человека, который поднял тревогу и известил нас о творящемся в доме бесчинстве.

– Значит, вы посещаете дом только для того, чтобы разведать обстановку и разработать план действий?

– Да. – Встав, Феба начала расхаживать перед камином. – Если девушка, которой нужна помощь, является горничной, портнихой или компаньонкой хозяйки дома, то подчас бывает лучше устроить для нее побег во время поездки в какое-нибудь поместье или загородную усадьбу.

– Именно поэтому вы помогли бежать горничной леди Моффат во время визита последней в Крэнбрук-Мэнор, не так ли?

Феба кивнула.

– Лорд Моффат на редкость блудлив, его похоть не имеет границ.

Внезапно Феба почувствовала, что виконт сильно напрягся, хотя на его лице не дрогнул ни один мускул, но что явилось причиной его крайней настороженности, она не знала. Внешне он оставался совершенно спокойным, и лишь его глаза потемнели, как грозовое небо.

Продолжая расхаживать по комнате, Феба изредка поглядывала на Деверелла, но он сидел молча, погрузившись в свои мысли.

В конце концов она решила, что нет никакого смысла ходить вокруг да около, и, остановившись перед ним, сцепила пальцы рук, стараясь унять их дрожь.

– Что вы собираетесь делать дальше? – Ее вопрос прозвучал как вызов.

Подняв на нее глаза, Деверелл нахмурился.

– Что делать? – переспросил он.

Недоумение, написанное на его лице, чуть не вывело Фебу из себя: он смотрел на нее с таким видом, как будто не понимал, что в его руках находится ее судьба и по своей прихоти он может погубить дело всей ее жизни.

– Да, что вы собираетесь делать? – Резко повернувшись, она снова начала энергично расхаживать по комнате, чувствуя, как в ней закипает бессильный гнев. – Я прекрасно понимаю, что светское общество придет в ужас, узнав о том, чем я занимаюсь: одно ваше слово, и на работе моего агентства можно ставить крест! А если о моей деятельности узнает отец, то тогда и я погибла вместе с агентством…

Обхватив себя за плечи, Феба резко остановилась перед виконтом, однако ответом ей было лишь задумчивое «Хм…».

На самом деле виконт вовсе не хотел выглядеть невежливым: он понял, чем озабочена Феба, однако не знал, что ответить ей.

До сих пор Джослин не жаловался на выработанную с годами способность быстро оценить любую ситуацию и адекватно реагировать на нее, но он находился в полном замешательстве; его приводила в ужас одна мысль о том, какому огромному риску она подвергала себя.

И вдруг Джослин почувствовал, что ситуация начинает проясняться и Феба зря опасается, что он может причинить ей зло.

– Кто такой Лофтус? – спросил он.

Феба прищурилась.

– Сначала скажите, что вы собираетесь делать дальше. Я не допущу, чтобы этот человек пострадал, тем более что он ничем не заслужил этого.

У Деверелла отлегло от сердца; по тону мисс Маллесон он понял, что этот человек был одним из тех, кто находился под ее покровительством.

– Вас интересует, что я намерен делать дальше? Хорошо, я скажу. По моему мнению, вы занимаетесь тем, чем не пристало заниматься великосветской даме, и ваша деятельность не только вредит вашей репутации, но и представляет для вас смертельную опасность.

Феба нахмурилась.

– По-моему, вы преувеличиваете, не так уж это и опасно.

Виконт с упреком посмотрел на нее.

– Интересно, что бы вы делали, если бы я вовремя не подоспел сегодня вам на помощь? Или выдумаете, что вы и хрупкая мисс Спрай смогли бы вдвоем противостоять разъяренному мужчине, вооруженному дубинкой и кинжалом? Надеюсь, вы все же не станете отрицать очевидное…

Феба покраснела.

– Подобный инцидент произошел со мной впервые, – неуверенно возразила она.

– Тем не менее он произошел и вы едва не погибли. Теперь вы обязаны мне своим спасением.

Поджав губы, мисс Маллесон некоторое время молча смотрела на него.

– Не пойму, куда вы клоните… – наконец выдохнула она.

Виконт небрежно улыбнулся:

– Правила, принятые в обществе, требуют, чтобы я сообщил вашему отцу все, что знаю об этом деле.

Феба возмущенно фыркнула, но не сказала ни слова, видимо, ожидая продолжения.

– Выход из этой ситуации, который устроил бы и меня, и общество, существует, – продолжал Джослин. – Он заключается в том, что я должен взять на себя ответственность за вас и встать на защиту вашей репутации и жизни.

Глаза Фебы потемнели.

– Но такую ответственность может взять на себя только супруг…

– Супруг, покровитель, любовник – называйте это как хотите, суть одна. Выбирайте, что вам больше нравится.

Разумеется, виконт хотел играть в жизни Фебы все три роли одновременно и не сомневался, что добьется этого, но не сразу. Ему не следовало спешить и предъявлять слишком много притязаний.

Феба снова прошлась перед камином.

– Если вы возьмете на себя роль моего покровителя, то что это будет означать и к каким последствиям приведет? – осторожно спросила она.

– Это значит, что я приму участие в тех операциях по спасению девушек, которые будут связаны с опасностью для вас или нанесением ущерба вашей репутации. Моя роль во всем этом деле – защитить вас от любой угрозы и обеспечить вашу безопасность.

Феба недоверчиво взглянула на него.

– И если я соглашусь, вы разрешите мне продолжать руководить агентством?

Деверелл, не колеблясь, кивнул.

– Если вы будете соблюдать мои условия, ничто не помешает вам и вашим людям заниматься тем делом, которое вы для себя избрали, но если возникнет какая-либо угроза для вас, я вмешаюсь и обеспечу вашу безопасность.

Феба пришла в замешательство. Она не понимала мотивов, которыми руководствовался виконт, делая ей столь необычное предложение, и это смущало ее.

Глядя на нее, виконт с удовлетворением отметил, что впервые за эту ночь ему удалось взять ситуацию под контроль.

– Итак, каково ваше решение? – выдержав паузу, спросил он.

Феба тяжело вздохнула.

– Так и быть, я принимаю ваше предложение.

– Отлично. А теперь скажите мне наконец, кто такой Лофтус?

Этот вопрос давно мучил виконта, но, к счастью, Феба развеяла его худшие опасения. Оказалось, что Лофтус был филантропом средних лет, происходил из среды зажиточных торговцев и вел уединенный образ жизни. Узнав три года назад о деятельности агентства от своей экономки, он начал помогать Фебе, оказывая разностороннюю финансовую и практическую помощь.

– Лофтус поставляет нам сведения о новых местах работы для девушек, которых мы вызволяем из беды, – пояснила Феба. – Несмотря на замкнутый образ жизни, он все узнает о состоятельных торговцах, которым нужна хорошо обученная прислуга – горничные и гувернантки для дочерей.

Их разговор прервал негромкий стук в дверь.

– Войдите! – крикнул Деверелл.

На пороге показался Прингл, и виконт, обменявшись с хирургом рукопожатием, представил ему мисс Маллесон, сказав, что Макенна находится у нее на службе.

– Я осмотрел вашего слугу и обработал рану, – сообщил доктор. – Макенне повезло, у него удивительно крепкий череп, поэтому, надеюсь, ранение не будет иметь серьезных последствий. В течение нескольких дней у него будет болеть голова, а потом все пройдет.

– Давайте спустимся и посмотрим, как чувствует себя этот отважный человек, – предложил виконт, – а потом, если с ним все в порядке, я отвезу вас домой.

Феба тут же направилась к двери.

– Макенна служит у вас конюхом и кучером? – спросил Деверелл, когда они спускались по лестнице.

– Да, он поступил на службу к моему отцу, когда мне было восемь лет. Когда я живу у тетушек, Макенна выполняет роль и конюха, и кучера, потому что не любит сидеть без дела.

Виконт ничего не сказал, а про себя подумал, что лорд Мартиндейл не случайно приставил Фергуса к своей дочери и Макенна намеренно вызвался быть кучером для того, чтобы следить за ней и опекать ее.

Когда Деверелл и Феба вошли в малую гостиную на первом этаже, где лежал раненый, Фергус лишь скользнул по ним взглядом, но ничего не сказал.

Феба начала суетиться вокруг пострадавшего, тогда как виконт некоторое время стоял молча, а затем стал объяснять, как намерен доставить всех домой.

– Править лошадьми будет Грейнджер, – сказал он, – а вы поедете в экипаже. Когда доберетесь до дома, Грейнджер распряжет лошадей и поставит их в стойло. Вы можете сами проследить за этим.

Фергус кивнул.

Грейнджер ждал за дверью; он был охвачен радостным волнением, чувствуя себя участником опасного приключения.

В холле Феба снова надела длинный плащ с капюшоном и взяла Деверелла под руку. Первым дом покинул Фергус, которого вели под руки Грейнджер и лакей.

Когда все уселись в карету, она тронулась и медленно покатилась по безлюдным ночным улицам. Званые вечера и балы в великосветских домах уже давно закончились; дамы разъехались по домам, а большинство джентльменов отправились в свои клубы, расположенные в районе Сент-Джеймс. В Мейфэре все стихло до позднего утра – фонари были погашены, двери заперты на засовы.

Заявив, что ему намного лучше, Фергус сел рядом с Грейнджером на козлы, а Деверелл и Феба остались одни в темном экипаже.

Несмотря на царивший вокруг полумрак, виконт чувствовал на себе взгляд Фебы: она была не испугана, но насторожена. Он не пытался снова заговорить с ней о ее агентстве или помогавших ей людях, поскольку знал, что всему свое время. Наступит срок, и они безоглядно предадутся страсти, а пока надо было терпеливо ждать этой минуты.

Фергус показывал Грейнджеру дорогу, и через некоторое время карета свернула в узкий проулок, вдоль которого тянулось ограждение городской усадьбы Эдит. Миновав его, экипаж направился к конюшне, расположенной за большим садом.

Въехав в конюшню, Грейнджер остановил лошадей, и Деверелл, после того как помог Фебе выйти из кареты, распорядился, чтобы Грейнджер отвел Фергуса в комнату, расположенную над каретным сараем.

– А я пока провожу мисс Маллесон в дом, – добавил он. – Когда ты закончишь все дела, возвращайся в клуб.

– Будет исполнено, сэр. – Грейнджер по-военному отдал честь, а затем направился к лошадям; Фергус, поблагодарив виконта за помощь, последовал за ним.

Взяв мисс Маллесон под руку, Джослин вывел ее из конюшни.

– Спасибо за то, что вы помогли Фергусу, – сказала она. – Этот человек все еще считает себя молодым и полным сил, хотя это далеко не так.

– Мы все такие, – насмешливо заметил виконт. Они подошли к незапертой калитке в ограде, и Феба показала на ключ, висевший рядом с калиткой.

– Когда будете уходить, заприте калитку на ключ и перебросьте его через ограду; утром я его найду и подберу. – Повернувшись, Феба направилась по тропинке через сад, и виконт последовал за ней.

Тропинка привела их к черному ходу, но прошла дальше и завернула за угол дома.

Виконту было очень интересно увидеть, каким образом мисс Маллесон тайно покидала свою комнату, а затем возвращалась в нее, и вскоре он получил ответ на свой вопрос. Подойдя к застекленной двустворчатой двери, ведущей, вероятно, в комнату для занятий рукоделием, Феба открыла ее и проникла внутрь, ничуть не удивившись тому, что Деверелл последовал за ней.

В комнате было темно, но Феба знала дом как свои пять пальцев и прекрасно ориентировалась в темноте.

Услышав, что виконт повернул ключ в замке двери, ведущей в сад, она резко остановилась. В ее планы входило поблагодарить Деверелла за всей, пожелав ему спокойной ночи, расстаться, но у него, по-видимому, были совсем другие намерения.

Стараясь ступать бесшумно, виконт приблизился вплотную к Фебе, и она тут же оказалась в его объятиях, ее спина прижалась к его крепкой груди.

Убрав завитки с ее затылка, Джослин припал к нему губами, и Феба, закрыв глаза, попыталась унять бившую ее сладкую дрожь. Это ей не удалось, и от его глубокого обольстительного голоса по ее спине побежали мурашки.

– Эта ночь еще не закончилась для нас, – прошептал виконт ей на ухо, и ее висок обдало его жаркое дыхание.

Итак, он не забыл своих обещаний. У Фебы трепетала каждая жилка от волнения и радостного предвкушения. Боясь поверить в то, что сейчас сбудутся ее заветные мечты, она в нерешительности спросила:

– Вы хотите сделать это… здесь?

Губы Деверелла вновь коснулись ее затылка.

– Я живу в клубе и не могу пригласить вас в свою спальню. Поэтому… – Он сделал паузу. Феба, затаив дыхание, ждала окончания фразы.

Деверелл крепче прижал ее к себе, и она ощутила его грубую мужскую силу.

– Поэтому проводите меня наверх, в свою спальню.

Глава 14

Поднимаясь по лестнице, Феба слышала за собой осторожные шаги: виконт не пытался дотронуться до нее, но она все равно каждой клеточкой ощущала его присутствие.

Когда они двинулись по галерее в центральную часть дома, Деверелл поравнялся с ней.

– Где находится комната Эдит? – неожиданно спросил он.

– В глубине дома. Ее окна выходят в сад, – ответила Феба.

У ее тети был чуткий сон, и она предпочитала тихие комнаты, куда не доносились посторонние звуки. Кроме того, Эдит, опасаясь, что ее может замучить бессонница, обычно пила на ночь снотворное и спокойно спала до самого утра.

– А где ваша горничная?

– Она спит.

Служанка обычно не ждала возвращения своей госпожи в ночи, когда та проводила операции по спасению попавших в беду девушек. Если Фебе необходима была ее помощь или ей нужно было что-нибудь срочно обсудить со Скиннер, она будила ее.

Подойдя к двери своей комнаты, Феба вдруг явственно осознала, что находится наедине с мужчиной глубокой ночью и поблизости нет никого, кто мог бы прибежать на ее крик, прийти ей на помощь в трудную минуту. Деверелл был искусным, опытным любовником, привыкшим брать от жизни все, чего ему хотелось, а это значило, что он способен сделать с ней все, что угодно, и уж точно на этот раз овладеет ею. Странно, но мысль об этом не вызывала у нее страха; Феба испытывала лишь сильное волнение и трепетала от предвкушения. Более того, она сама стремилась к близости с ним! И все же в глубине ее души таился страх: она боялась, что в последнюю минуту волна привычного отчаяния накатит на нее и ею овладеет паника.

Надеясь, что этого все же не случится, Феба отважно переступила порог своей спальни, и виконт, войдя вслед за ней, закрыл дверь. Затем он с любопытством огляделся вокруг. В глаза ему сразу же бросилась большая кровать под опиравшимся на четыре столба балдахином из изумрудного шелка; полог был откинут и перевязан золотистым шнуром с кисточками. По обеим сторонам от кровати, резная спинка которой была вплотную придвинута к стене, располагались окна, выходившие на улицу. Портьеры на окнах были плотно задернуты, и помещение освещалось лишь мерцавшей масляной лампой, стоявшей на туалетном столике.

Обведя взглядом спальню, виконт заметил многочисленные трехсвечные канделябры, стоявшие на комоде, на ночных прикроватных столиках и небольшом инкрустированном столе, за которым Феба обычно завтракала.

– Зажгите их, – распорядился он, указывая на канделябры.

Феба затрепетала от звука его глубокого повелительного голоса. Она вспомнила слова виконта о том, что ему нужны кровать и много света, потому что он хочет видеть лицо возлюбленной в момент соития. Она помнила тон, которым это было сказано: в нем сквозило обещание сделать ее счастливой…

Зажигая свечи, Феба чувствовала, как сжимается ее сердце в предвкушении того наслаждения, которое ждет ее впереди. Услышав за спиной звук шагов Деверелла, она обернулась и увидела, что он поставил еще по одному канделябру на ночные столики, а инкрустированный стол, снабженный откидной доской, разложил во всю длину и придвинул к изножью кровати.

– Поставьте свечи и сюда тоже, – приказал он.

Феба повиновалась, и виконт с довольным видом окинул взглядом залитую золотистым светом кровать.

– Превосходно, просто превосходно!

Подойдя к Фебе, он обнял ее и привлек к себе, а затем, подняв ее лицо за подбородок, заглянул ей в глаза.

– Теперь вы должны выполнить мое следующее требование.

Фебу бросило в жар, она вспомнила, что он хотел видеть ее совершенно нагой, и потупилась.

Положив большой палец на ее подбородок, виконт раскрыл ее губы, как бутон розы, и его язык проник в рот партнерши. Это была любовная игра, которую Феба постигала с его помощью, самозабвенно предаваясь ей. Деверелл обещал многому научить ее, и она хотела быть усердной ученицей.

Прервав поцелуй, виконт слегка отстранился.

– Снимите корсаж, – приказал он.

Феба без колебаний быстро расстегнула крохотные пуговицы на закрытом платье с длинными рукавами, состоявшем из лифа и юбки, которые снимались по отдельности. Хотя Деверелл еще не ласкал ее грудь, она налилась и отяжелела, и Фебе показалось, что корсаж стал ей тесен, поэтому она с радостью избавилась от него.

Пока она возилась с застежкой, виконт положил ладони на ее ягодицы и прижал их к своим бедрам. Феба тут же почувствовала, как в низ ее живота уперся его затвердевший член.

Наконец она распахнула лиф платья и хотела уже снять его, но тут Деверелл припал губами к ее соску и стал сосать его через тонкую ткань нижней сорочки, которая сразу же стала влажной. У Фебы перехватило дыхание, закружилась голова, и она застонала.

Виконт снял с нее лиф и бросил его на пол.

Подняв руки, Феба погрузила пальцы в его густые волосы и, притянув к себе его голову, впилась в его губы, а он, страстно отвечая ей, стал мять ее ягодицы.

По телу Фебы пробежали волны дрожи, кровь забурлила в ее жилах.

Внезапно Деверелл отстранился от нее; его дыхание сделалось учащенным и прерывистым.

– А теперь снимите юбку и нижнее белье, – хрипло произнес он.

Феба не раздумывая стала развязывать пояс, и тут до ее сознания дошел смысл происходящего: виконт рассматривал ее наготу как подарок в знак благодарности ему. Она знала, что в его объятиях ее ждет настоящее блаженство, и была рада подарить ему то, чего он так страстно жаждал.

Ее юбка и нижнее белье упали на пол, и Джослин стал с наслаждением ласкать ее обнаженное тело. Их губы слились в поцелуе; и на этот раз никто из них уже не сдерживал бурные эмоции и пылкие желания.

Ласки Джослина возбуждали Фебу, разжигали огонь в ее крови. Их поцелуй становился все более страстным, все более исступленным, но, почувствовав, что ей не хватает воздуха, Феба вынуждена была прервать его.

Тут же пальцы виконта впились в ее тугой сосок, и когда Феба закричала, он снова запечатал ей рот поцелуем.

Судорога пробежала по ее телу, и она начала выгибать спину в объятиях Деверелла, крепче прижимаясь обнаженной грудью к его сюртуку; ее кожа горела от возбуждения, в ней трепетала каждая жилка от безумного желания слиться воедино с этим сильным, властным человеком, посвящавшим ее в таинства любви.

Ладони виконта исступленно гладили плечи, спину и ягодицы Фебы, и от каждого его прикосновения ее бросало в жар. Внезапно его рука скользнула по ее животу вниз, и пальцы затрепетали в завитках лобка. Выдвинув колено вперед, виконт раздвинул ноги Фебы, и его рука проникла в ее промежность. С удовлетворением отметив, что лоно горячее и влажное, он погрузил в него сначала один, а затем два пальца.

Ногти Фебы впились в его плечи. Чувствуя движение ловких пальцев внутри себя, она запрокинула голову и стала, закусив губу в экстазе, мотать ею из стороны в сторону. Тогда виконт увеличил темп, с каждым разом погружая пальцы все глубже.

Феба тяжело надрывно дышала; ее сердце колотилось так сильно, что ей казалось, оно сейчас выскочит из груди. Волны судорог пробегали по ее телу.

Он вошел глубже, и она повисла на его шее, почти лишившись чувств. Тогда Джослин подхватил Фебу на руки, отнес ее на кровать и, отбросив в сторону покрывало, положил на простыни. Рыжие волосы Фебы рассыпались по подушке, и вокруг ее головы, казалось, заполыхало золотистое пламя, а он, разведя ее руки и ноги в стороны, выставил таким образом напоказ все ее прелести.

Феба вспыхнула от смущения, чувствуя, что Деверелл пожирает ее жадным взглядом. Не сводя глаз с ее роскошного нагого тела, он стал сбрасывать с себя одежду.

Комната и распростертая на кровати красавица были залиты золотистым светом горящих свечей, и это не могло не возбуждать Деверелла. От мысли о том, что он неотрывно смотрит на нее, Фебу бросало в жар, но ее решимость отдаться ему оставалась непоколебимой.

Взглянув на его мускулистую грудь и живот, по которому вниз спускалась полоска черных волос, на его широкие плечи, сильные руки и мощную шею, Феба затрепетала. Прежде его намерения, которые он и не думал скрывать, испугали бы ее, в ней ожили бы былые страхи, и она впала бы в панику, но сей час она совсем не боялась того, что должно было вскоре случиться.

Наконец брюки виконта упали на пол, и он предстал перед Фебой во всем великолепии своей наготы, а когда их взгляды встретились, она увидела в его глазах жадное желание овладеть ею и протянула к нему руки, предлагая любимому всю себя без остатка.

Но виконт медлил, наслаждаясь ее полной капитуляцией. Впрочем, он знал, что до победы было еще далеко: поведение Фебы было непредсказуемо, и за этой непредсказуемостью скрывалась какая-то тайна. Он понимал, что ему не удалось до конца избавить ее от страхов, причина которых была ему неизвестна, и поэтому вел себя крайне осторожно.

Встав рядом с Фебой на колени, виконт шире раздвинул ее ноги и лег на нее, а затем, приставив головку члена к входу в ее лоно, слегка продвинул член вперед и внимательно всмотрелся в лицо возлюбленной, проверяя ее реакцию.

Феба напряглась, ее зрачки расширились.

Наклонившись, Джослин припал к ее губам, и когда по ее телу разлилось приятное тепло, она снова расслабилась.

В тот же миг Деверелл одним мощным толчком глубоко вошел в ее лоно.

Острая боль, словно молния, обожгла Фебу; ее мускулы напряглись. Запрокинув голову, она ахнула и, закрыв глаза, вцепилась в предплечья виконта. Однако сознание подсказывало ей, что на этот раз он овладел ею, и теперь она принадлежала ему… Как только эта мысль пронеслась у нее в голове, боль тут же отступила.

Прервав поцелуй, Деверелл приподнялся, опираясь на руки, и Феба, почувствовав его обжигающее прерывистое дыхание на своем лице, открыла глаза. Их взгляды встретились.

– Все хорошо? – с тревогой спросил он.

Феба ответила не сразу, ее переполняли новые, незнакомые ощущения. Нижняя часть его тела припечатывала ее к постели, но это ее не пугало; она чувствовала себя с Девереллом в полной безопасности.

– Да, – прошептала она, облизнув пересохшие губы.

Сегодня Феба была удивительно молчаливой. Деверелл обещал многому научить ее и сдержал слово, открыв ей целый мир. Она и не подозревала, что существуют столь острые наслаждения, которые можно испытать лишь в объятиях мужчины.

Ни о чем не спрашивая его, она отдалась Девереллу целиком и теперь с тайной радостью усваивала его уроки.

Все удивляло и восхищало ее – жар их покрытых испариной тел, звук ритмичных влажных шлепков при соприкосновении, разгоряченная кожа – ее шелковистая и его более грубая, поросшая жесткими волосками. Любовная игра доставляла ей ни с чем не сравнимое удовольствие.

Губы и пальцы Деверелла постоянно перемещались по ее телу, исследовали его. Он касался ее лица, губ, шеи, груди, гладил и ласкал их, осыпал поцелуями. На этот раз ощущение от его прикосновений было более обостренным, ярким, поскольку Феба знала, что он больше не сдерживает себя и вместе с ней упивается ласками.

Сунув ладони под ее бедра, Джослин еще шире раздвинул их, а затем, закинув ноги Фебы себе на талию, еще глубже проник в нее, а когда она начала исступленно корчиться под ним, он хриплым от страсти голосом зашептал ей слова ободрения.

Феба глотала ртом воздух, ей было нечем дышать от накативших на нее бурных эмоций, и тут Джослин снова приподнялся над ней на руках. Ему хотелось видеть ее искаженное страстью лицо в момент экстаза, и его толчки становились все мощнее, их ритм нарастал.

Волна крайнего возбуждения накатила на Фебу. Она мотала головой, била ладонями по простыням, лихорадочно сжимала и разжимала кулаки.

Деверелл тоже был охвачен неистовой страстью. Каждый толчок, каждое судорожное непроизвольное сокращение ее влагалища, в которое он вводил свой член, увеличивало его возбуждение, заставляя забыть обо всем на свете. Он почти утратил контроль над собой, ему хотелось отдаться на волю своих чувств и желаний.

И все же неимоверным усилием воли он пытался сдержать себя и замедлить темп; только так он мог увлечь Фебу за собой и заставить ее вместе испытать оргазм. Используя свой опыт, виконт умело вел ее к вершине страсти. Она должна была пройти этот путь, чтобы постичь искусство любви, и он не хотел торопить ее. В этот момент Феба приобретала новые навыки и упивалась незнакомыми яркими ощущениями, и ей нужно было время свыкнуться с ними.

Хотя у него туманилась голова, где-то в глубине его сознания билась мысль о том, что сейчас происходит очень важное событие в жизни Фебы. Она не должна чувствовать, что находится в его власти, что полностью подчинена его воле, что она слабее его. Слабее не физически, а морально, поскольку не обладает опытом интимных отношений. Если бы он захотел, она стала бы его жертвой, его рабой…

Но он не хотел этого и старался не торопить события. Феба должна естественным образом достичь апогея страсти, вознестись на седьмое небо от счастья…

И действительно вскоре наступила бурная неистовая разрядка. Феба пережила оргазм на глазах Деверелла: он видел, как она корчится и бьется под ним, видел ее искаженное страстью лицо, он чувствовал, как по ее телу пробежала мощная судорога, и затем оно обмякло…

В решающий момент Деверелл, как будто ставя на ней клеймо собственника, наклонился и жадно приник к ее устам, заглушая вырвавшийся из них яростный вопль, после чего сам утратил остатки самообладания. Его инстинкты вырвались на волю из-под жесткого контроля, и он стал с неистовой силой врубаться в ее тело до тех пор, пока не пришел оргазм. Содрогнувшись, он излил мощную струю семени в горячее влажное лоно Фебы, его женщины, его возлюбленной…

Затем он, застонав, скатился с нее и, заключив ее в объятия, затих.


Спустя два часа виконт, откинувшись на мягкие подушки, попытался отвлечься от мыслей о нежном мягком женственном теле, лежавшем рядом с ним.

Они были как будто созданы друг для друга. Его неудержимо влекло к ней. Впрочем, сейчас он хотел на некоторое время забыть о любовных утехах и сосредоточиться на своих планах.

Свечи понемногу догорали, и комната погрузилась в полутьму. Тем не менее глаза Деверелла уже привыкли к тусклому освещению, и он мог без шума встать с кровати, одеться и уйти; однако у него не было намерений покидать Фебу. Виконт боялся, что какое-нибудь событие нарушит установившуюся между ними идиллию. Тем не менее рано или поздно красавице придется понять, что им предстоит вступить в более серьезные и прочные отношения, чем любовная связь. Правда, сначала ей необходимо прийти в себя после пережитого эмоционального и физического потрясения.

К тому же Феба так и не сказала ему самого главного – почему она, состоятельная, хорошо воспитанная девушка благородного происхождения, избрала для себя столь странное занятие – спасение попавших в беду служанок.

Впрочем, о мотивах было нетрудно догадаться: по всей видимости, какой-то ублюдок пытался изнасиловать ее. При мысли об этом Деверелл вскипел от гнева, но тут же постарался взять себя в руки; он не хотел будить Фебу, спавшую у него на плече. Судя по всему, мерзавцу не удалось добиться своего, однако он нанес ей незаживающую душевную травму.

Теперь пришла пора освободить красавицу от ее страхов.

Сегодняшняя ночь явилась важной вехой в их отношениях. Сначала Деверелл намеревался с помощью ласк склонить Фебу к мысли, что она должна выйти за него замуж, но, догадавшись об истинных причинах, заставивших ее несколько лет назад создать агентство и заняться спасением попавших в беду девушек, он изменил свои первоначальные планы и решил сначала доказать ей, что ее страхи – всего лишь легко устранимая помеха, а не серьезное препятствие, мешавшее ей получать наслаждение в объятиях мужчины.

Джослин был уверен, что достиг своей цели. Кроме того, овладев Фебой, он заявил о своих правах на нее, и отныне она безраздельно принадлежала ему одному.

Сегодня вечером мисс Маллесон признала его своим покровителем, а два часа назад он стал ее любовником, и теперь ему оставалось только стать ее супругом. Именно об этих трех ипостасях виконт говорил Фебе, умолчав, правда, о том, что хочет примерить на себя все три.

Повернув голову, Джослин взглянул на Фебу. Она безмятежно спала, и ее роскошные золотистые волосы рассыпались по подушке. В этот момент она была похожа на прекрасную гурию, однако ей предстояло еще многому научиться, чтобы действовать умело, ублажая мужчин.

Джослин погладил ее по бедру, и Феба тут же проснулась; его прикосновения снова возбудили ее. Она залилась бы краской стыда, если бы ее лицо не было уже покрыто румянцем от страсти.

Закрыв глаза, Феба отдалась на волю чувств и прошептала его имя, а Деверелл, склонившись над ней, развел в стороны ее бедра и глубоко вошел в нее. Затем его член медленно покинул ее лоно. Это повторилось несколько раз. Он действовал размеренно, неспешно, и Феба, застонав, лихорадочно сжала мятую простыню, чувствуя, как Деверелл начал делать мощные толчки. Темп его движений ускорялся, и ее бросило в жар, хотя она и без того сгорала от страсти.

На этот раз разрядка наступила быстро. Когда по телу Фебы пробежала мощная судорога, Деверелл замер, а затем снова начал делать толчки, и постепенно Фебу опять охватило возбуждение. Она наслаждалась яркими острыми ощущениями, и ей хотелось тоже доставлять удовольствие, но она не знала, как это сделать?

И тут, подняв ноги, Феба непроизвольно обхватила Джослина за талию, а он глубже вошел в нее, увеличив ее наслаждение. Каждый раз, когда Деверелл входил в нее, Феба устремлялась навстречу ему, стараясь двигаться с ним в одном ритме.

Неожиданно виконт наклонился к уху Фебы, и она почувствовала его горячее дыхание на своем виске.

– Прекратите проявлять инициативу, – прошептал он. – Лежите смирно.

Это было сказано таким серьезным тоном, что у Фебы мурашки побежали по спине.

Почувствовав, что она задрожала, Деверелл дотронулся губами до ее уха, а затем стал целовать ее мочку и шею.

– Вы лежите голая ночью со мной в постели… – снова зашептал он. – Вы – моя, не забывайте об этом. Моя гурия, рабыня, которая должна дарить мне наслаждение и делать все, что я захочу.

Ладонь Джослина погладила ее грудь и живот.

– Я могу брать вас, когда и как захочу, – заявил он. – Я могу врубаться в ваше податливое, нежное, мягкое тело, когда мне будет угодно. Вы беспомощны передо мной и не сможете воспрепятствовать мне.

Феба невольно усмехнулась: она вовсе не чувствовала себя такой уж беспомощной…

Чтобы раззадорить Деверелла, она начала похотливо корчиться и изгибаться под ним, в результате чего его толчки стали еще глубже и мощнее. Он вел себя грубо и агрессивно, и это ей нравилось. Она хотела, чтобы он забыл о ней и сам получал удовольствие, удовлетворяя свое желание, наслаждаясь ее податливым телом.

Феба напрягла мышцы лона, они сократились, сжавшись вокруг его налитого кровью члена, и виконт утратил контроль над собой. Бедра его неистово бились о ее тело, и постепенно огонь страсти охватил их обоих. Это было бурное самозабвенное соитие.

Одновременно достигнув оргазма, они в изнеможении упали на мятые влажные простыни; кровь гулко стучала у них в висках. В ушах Фебы стоял вопль Деверелла – в последний момент он выкрикнул ее имя.

Спустя несколько часов виконт, встав с постели, подобрал с пола свою одежду и начал одеваться.

– Скоро рассвет, мне надо идти, – сказал он, заметив, что Феба проснулась.

Он произнес это с явной неохотой, и сердце Фебы наполнилось радостью. Его нежелание уходить было для нее лучшим комплиментом. События этой ночи сблизили их, и она полагала, что теперь необязательно соблюдать правила приличия и другие условности, поэтому не таясь стала любоваться его мускулистым телом. Она обожала каждую его складку, каждую впадинку, каждую мышцу.

Сев на кровати и подсунув подушку под спину, она пожирала Деверелла глазами и одновременно понимала, что с ней произошла огромная перемена, после того как виконт посвятил ее в таинства любви.

Она была не настолько наивна, чтобы не заметить, что виконт всеми доступными ему средствами – словами, ласками, эротическими фантазиями – пытался совратить ее, завлечь в ловушку; он хотел, чтобы она попала в эмоциональную и физическую зависимость от него. Тем не менее она вынуждена была признать, что он поступал правильно, только так она могла избавиться от былых страхов, терзавших ей душу. Кроме того, это делало наслаждение, которое она получала во время занятий любовью, более острым и ярким.

Виконт видел ее насквозь, он как будто читал ее тайные мысли. Вообще-то ей не нравилась его проницательность, но она не могла отрицать, что с ее помощью он добился больших успехов и сделал их отношения полноценными. Ему удалось мало-помалу преодолеть ее страхи, сделать их такими же излишними, как соблюдение правил приличия или скромность в отношениях любовников.

Благодаря Девереллу Феба испытывала сейчас подлинное блаженство; сладкая истома разливалась по ее телу. Она утолила свою страсть, чувствовала себя в полной гармонии с миром и была признательна своему любовнику за это пьянящее состояние.

Признательна? Феба вдруг нахмурилась, осознав, что ее чувства к виконту вопреки ее воле были намного сильнее, чем простая благодарность; они заставляли ее сердце сжиматься каждый раз, когда она смотрела на него или когда он прикасался к ней. Прежде она никогда не испытывала подобных эмоций.

Глядя на широкую спину Джослина, Феба продолжала размышлять о своих отношениях с этим человеком. Ей не хотелось, чтобы он уходил; прежде она должна получить заверения в том, что они снова встретятся и лягут в одну постель, что они каждую ночь будут спать вместе…

Влечение Фебы только усилилось после того, как они вступили в близкие отношения, но она понимала, что это может спутать ей карты. Ее план, состоявший в том, чтобы закрутить с виконтом кратковременный роман, а потом расстаться, трещал по швам. К тому же теперь он раскрыл ее тайну: ему стало известно о деятельности агентства и ее «маленьком крестовом походе».

События прошлой ночи перевернули всю ее жизнь, и Феба не знала, что ей теперь делать.

«Как мне справиться с этим человеком?» – думала она, наблюдая затем, как Деверелл, встав с кровати, повернулся к ней, наклонился, погладил ее по щеке, а потом нежно поцеловал в губы.

– Будьте осторожны, – шепнул он, – а я заеду к вам сегодня днем.

С этими словами виконт вышел из комнаты, и Феба проводила его долгим взглядом.

Когда дверь за ним закрылась, она со вздохом откинулась на подушки и уставилась невидящим взором в купол темневшего у нее над головой балдахина. Феба понимала, что сейчас не сможет расстаться с Девереллом: ее слишком сильно тянуло к нему. Ей придется встречаться с ним до тех пор, пока она не пресытится любовными утехами и не усвоит те уроки, которые он давал ей в постели. Кроме того, получать наслаждение, ничего не давая взамен, было, на ее взгляд, неблагоразумно: Деверелл стремился сделать ее заложницей своих чувств, и она намеревалась отплатить ему той же монетой. Феба хотела действовать на равных как с виконтом, так и с любым другим мужчиной.

Сейчас ситуация складывалась в пользу Деверелла, и Феба испытывала необъяснимый трепет всякий раз, когда он подходил к ней. Она с нетерпением ждала запретных ласк, от которых приходила в чувственный восторг. Когда он смотрел ей в глаза или дотрагивался до нее самым невинным образом, ей хотелось оказаться в его объятиях и остаться с ним наедине; она мечтала о той минуте, когда он войдет в нее. Интимная близость с ним доставляла ей ни с чем не сравнимое наслаждение, и Феба понимала, что могла заниматься столь страстной любовью только с Девереллом; других мужчин для нее не существовало. Лишь он один мог посвятить ее в таинство половых отношений, в науку, которую она постигала с огромным удовольствием.

Потянувшись, она легла поудобнее, решив, что воспользуется представившимся ей удобным случаем, чтобы перенять у виконта его богатый сексуальный опыт. Это было для нее прекрасной возможностью познать себя, свой темперамент и пережить ту гамму чувств, которую испытывают женщины в минуту истинного наслаждения.

– Тем более что он уже знает о существовании моего агентства… – в полудреме пробормотала Феба и, закрыв глаза, погрузилась в сон.

Глава 15

Утром того же дня Малколм Синклер нанес визит в дом своего опекуна, расположенный на фешенебельной Арлингтон-стрит в центральной части Лондона неподалеку от Сент-Джеймсского Дворца. Подойдя к двери кабинета, он на мгновение замер в нерешительности, а затем постучал.

– Войдите! – крикнул Генри.

Открыв дверь, Малколм переступил порог.

Генри, седой импозантный джентльмен с властным выражением лица, сидел за массивным письменным столом, на котором были разложены какие-то бумаги, погруженный в изучение документов судебного процесса; он даже не поднял головы при появлении гостя.

Малколм с невозмутимым видом закрыл за собой дверь и, стараясь не шуметь, подошел к столу. Когда он опустился на стул, Генри наконец оторвал глаза от бумаг и взглянул на него из-под косматых бровей. Однако ему не удалось заглянуть в душу Малколма, выражение лица которого было, как всегда, непроницаемым.

– Ну, с чем пожаловал? – буркнул Генри: судя по тону, он был недоволен, поскольку Малколм оторвал его отдел.

– Похоже, у нас возникли проблемы, – спокойно произнес Малколм и устремил пронзительный взгляд на своего опекуна, терпеливо ожидая, что тот скажет. Обычно те, кто сидел на этом месте напротив Генри, сильно нервничали, но ему было не занимать выдержки и спокойствия: Малколм находился под опекой этого человека с шестилетнего возраста и, хорошо изучив его, привык как к надменности и высокомерию, так и к его неприветливому приему. Генри считал себя умнее всех, и Малколм не пытался вывести его из этого пагубного заблуждения.

Хмыкнув, Генри вернулся к работе и начал писать обвинительное заключение, поэтому некоторое время стоявшую в кабинете тишину нарушал только скрип пера.

Взгляд Малколма остановился на висевших на стене пистолетах с длинными стволами и деревянными полированными рукоятками, украшенными медными инкрустациями. Генри был одержимым коллекционером огнестрельного оружия. Малколма всегда удивляла эта безумная страсть опекуна, который в других отношениях оставался осторожным, осмотрительным человеком.

Для Малколма все эти тщательно собранные пистолеты, среди которых были дорогие старинные раритеты, не представляли никакого интереса: он считал, что оружие пригодно только для стрельбы и его нужно использовать по назначению, а не вешать на стену для созерцания.

Зато Генри был помешан на них. Когда он жаждал заполучить новый экспонат в свою коллекцию, то не останавливался ни перед чем. Так например, он выложил за один из принадлежавших Наполеону пистолетов целое состояние, и теперь, после окончания войны, когда на рынке появилось оружие бывших французских маршалов, ему срочно нужны были деньги, чтобы пополнить собрание раритетов.

Дописав фразу, Генри бросил перо.

– Какие проблемы? – спросил он, не удосуживаясь поднять глаза на Малколма.

– Та хорошенькая гувернантка Чифли, на которую у нас были свои планы, исчезла.

Генри на мгновение замер, затем недовольно сдвинул брови.

– Исчезла? Что это значит?

Малколм пожал плечами.

– Она убежала прошлой ночью, и Чифли утверждает, что побег был организован. В переулке ее ждали какие-то люди.

Генри скривил губы.

– Этот надутый индюк не может пропустить ни одной юбки. Скорее всего он, добившись своего, хорошо заплатил девушке и она скрылась с кругленькой суммой.

Малколм с улыбкой покачал головой.

– Я допускаю, что так могло быть, но в данном случае Чифли не врет. Во-первых, он действительно вне себя от ярости, а это значит, что ему так и не удалось уломать красотку. Во-вторых, синяки и кровоподтеки на его лице свидетельствуют о том, что ему изрядно досталось от тех, кто помог гувернантке сбежать. Матери Чифли сказал, что ушибся о дверь.

Генри нахмурился и забарабанил пальцами с желтоватыми ногтями по лежавшим перед ним документам, решавшим судьбу одного из подсудимых.

– Похоже, у нас появились конкуренты, занимающиеся тем же промыслом, – наконец заключил он.

– У меня есть еще кое-какие сведения. Служанки несколько раз исчезали во время больших праздников, устраиваемых в загородных усадьбах, и вот теперь пропала гувернантка из городского дома, расположенного в Мейфэре. Все это не может быть простым совпадением. – Малколм бросил на опекуна почтительный взгляд. – Каковы будут ваши распоряжения?

– Собери побольше информации об исчезновении этих девушек, – с мрачным видом изрек Генри. – Я этого так не оставлю! Если у нас действительно появились конкуренты, мы должны как следует проучить их.


Деверелл не сомневался, что может завоевать сердце Фебы только с помощью доверия, и на пути к достижению этой цели ему уже удалось многое сделать, а теперь предстояло закрепить и развить успех.

Для этого у него был четкий, ясный план, и он полагал, что если женщина спит с мужчиной, значит, она ему доверяет. Тот факт, что Феба стала его любовницей, вселил в его душу уверенность, но до победы было еще далеко. Сейчас ему следовало укрепить отношения с Фебой таким образом, чтобы она влюбилась в него и согласилась стать его женой.

Мысли о счастливом браке не оставляли виконта. Раскрыв тайну Фебы и не запретив ей руководить агентством, он еще больше сблизился с ней, и доверие Фебы к нему от этого только возросло.

В полдень виконт отправился в дом Эдит, где, переступив порог, застал Фебу и ее тетушку сидящими в глубоких креслах. Поздоровавшись с Эдит, он обратился к Фебе:

– Не хотите ли прокатиться по парку, мисс Маллесон? – Заметив, что Феба несколько озадачена его предложением, он добавил: – Сегодня прекрасная погода, и мы могли бы проехаться куда-нибудь подальше от дома, например, до Кенсингтон-Черч-стрит и обратно.

– О да, конечно. – Феба улыбнулась. – Я с удовольствием покатаюсь по парку. – Она повернулась к Эдит: – Полагаю, вы некоторое время обойдетесь без меня, тетушка?

– Конечно, дорогая, – ответила Эдит и одарила Деверелла дружеской улыбкой. – Сегодня у меня намечен всего лишь один визит, я должна заехать к леди Хардкасл и, думаю, самостоятельно справлюсь с этой задачей.

– В таком случае, милорд, подождите немного, я схожу за шляпкой и плащом. – Встав, Феба направилась к двери, но на пороге остановилась и, обернувшись, обратилась к тетушке: – Надеюсь, вы не забудете о моей просьбе? Если вы встретите леди Перселл…

– Конечно, дорогая. – Эдит, кивнула. – Если я увижу ее, то шепну ей на ушко то, о чем вы меня просили.

Выйдя из комнаты, Феба поднялась по лестнице в свою спальню и позвала Скиннер. Надевая перед зеркалом шляпку и завязывая под подбородком широкие ленты, она объяснила горничной, что едет в агентство проведать мисс Спрай и Джессику.

– Джессика завтра уезжает вместе с леди Пелем, – сообщила она, – и я должна удостовериться в том, что у нее все в порядке. А как дела у Фергуса?

– Он все еще не встает с постели. – Скиннер встряхнула плащ Фебы. – К счастью, его обязанности взял на себя слуга виконта, которому его господин велел во всем помогать нам. Фергус сказал, что этот парень выручил его прошлой ночью, и, похоже, он готов доверить ему своих лошадей. Грейнджер, так зовут парня, повезет сегодня миссис Эдит в город. Что же касается Фергуса, то он клянется, что к вечеру придет в себя. – Служанка набросила плащ на плечи Фебы, и та, надев перчатки и выйдя из спальни, спустилась в холл, где ее уже ждал виконт.

– Эдит поднялась к себе, чтобы переодеться. – Деверелл взял Фебу под руку и повел ее к двери. Он словно предугадал ее желание посетить агентство, и это поразило ее. Впрочем, возможно, виконтом двигало простое любопытство: раскрыв ее тайну, он теперь хотел поближе познакомиться с ее работой.

Внезапно Фебу охватила тревога: Деверелл хотел стать покровителем не только ее, но и дела всей ее жизни, и это настораживало. Внутренний голос подсказывал ей, что такие властные люди, как он, стремятся брать на себя ответственность за все происходящее, и возможно, виконт попытается возглавить агентство, оттеснив ее на задний план.

– Что именно известно Эдит о деле, которым вы занимаетесь? – спросил виконт, когда они сели в открытую коляску и она тронулась с места.

– Она знает все и в то же время ничего. Эдит из породы тех людей, которым ничего не надо объяснять, они сами обо врем догадываются. Тетушка давно наблюдает за мной и все понимает, но мы не ведем откровенных разговоров на эту тему; поэтому если папа что-нибудь заподозрит и спросит ее, она с чистой совестью ответит, что ничего не слышала ни о каком агентстве.

Деверелл кивнул.

– Скажите, если Эдит вдруг понадобится срочно связаться с вами, когда вы находитесь в агентстве, она сможет это сделать? Ваша тетушка знает его адрес?

– Она не знает адрес, но его знает прислуга. Ей достаточно попросить Хендерсона отнести мне записку, и я тотчас появлюсь.

– А о чем Эдит должна поговорить с леди Персслл?

Феба поморщилась; она надеялась, что Деверелл не обратит внимания на се короткий диалог с Эдит.

– Хотя тетушка и не знает деталей проводимых нами операций, она понимает, в чем состоит деятельность нашего агентства. Леди Перселл является сестрой леди Чифли: она очень порядочная дама с хорошо развитым чувством справедливости…

Деверелл, прищурившись, посмотрел на Фебу.

– Эдит ездила с вами вчера днем в Чифли-Хаус, где вы встречались с ее сыном, не так ли?

– Да, и ей тоже не понравилась развязность молодого человека. Теперь она может с полным правом рассказать леди Перселл о недопустимом поведении ее племянника. Когда леди Перселл услышит об исчезновении гувернантки, служившей в доме ее сестры, она, без сомнения, сопоставит эти факты и серьезно поговорит с леди Чифли о творящихся в ее доме безобразиях.

– Неплохо придумано. – Виконт на мгновение перенес свое внимание на лошадей, которые резво бежали по дорожке парка.

Вскоре они выехали на улицу с оживленным движением, потом свернули на Кенсингтон-Черч-стрит и, миновав подъезд агентства, подъехали к нему с обратной стороны.

Остановив лошадей, Деверелл вышел из коляски. Редкие прохожие с удивлением смотрели на него: в этом тихом переулке нечасто можно было встретить джентльмена, одетого в пальто с пелериной из дорогой ткани и начищенные до блеска сапоги.

Заметив двух уличных мальчишек, Деверелл поманил их к себе, и когда они, поколебавшись, все же подошли к нему, он попросил их присмотреть за лошадьми.

Феба видела, что он дал мальчишкам несколько монет, и их лица озарились радостью. Поблагодарив виконта, они направились к лошадям, и он быстро ввел их в курс дела, а затем помог своей спутнице выйти из коляски.

– Вы полагаете, что с лошадьми все будет в порядке? – спросила она.

Виконт усмехнулся:

– Не беспокойтесь, мои лошади – смирные, хорошо обученные животные, и дети легко справятся с ними.

Феба кивнула и направилась к служебному входу в агентство. Войдя внутрь, она застала Эммелин, которая месила тесто на кухне. Стоявшая у стола мисс Спрай размалывала орехи, а Бертлз сидел на стуле у горевшего очага.

Увидев Фебу и виконта, он быстро поднялся.

– Как чувствует себя Фергус? – с озабоченным видом спросила Феба.

– Лучше, но до полного выздоровления еще далеко. Сам он клянется, что поправится уже к сегодняшнему вечеру.

Облегченно вздохнув, Феба повернулась к Эммелин.

– Кажется, вы собираетесь приготовить печенье?

Эммелин, до сих пор не сводившая глаз с Деверелла, встрепенулась и, рассеянно взглянув на тесто, кивнула.

– Джессика завтра утром уезжает, и я хотела дать ей чего-нибудь в дорогу. Констанс вызвалась помочь мне.

Выдвинув стул, Феба села возле стола.

– Надеюсь, вы пришли в себя после вчерашнего происшествия? – спросила она мисс Спрай. – Бедняжка, вы, наверное, страшно испугались, когда этот человек погнался за вами.

Констанс Спрай подняла глаза, и когда их взгляды встретились, на ее губах появилась слабая улыбка, затем она снова потупила взгляд и принялась размалывать орехи.

– Слава Богу, что милорд сбил того негодяя с ног одним ударом, – вздохнула она. – Я никогда не забуду, как мерзавец, закатив глаза, упал на землю, словно мешок с луком.

Феба одобрительно кинула: в момент столкновения Деверелла и Чифли она занималась Фергусом и не видела, что произошло.

– Сегодня мы уточним, какое место вы хотели бы получить, – сказала она. – Но сначала я хочу встретиться с Джессикой.

Эммелин кивнула.

– Вы найдете ее наверху, где она пакует вещи.

Поднявшись на второй этаж и пройдя по коридору в глубину дома, Феба нашла Джессику в небольшой комнате, где девушка паковала свой нехитрый багаж. Увидев свою спасительницу, она просияла и торопливо сделала книксен.

Феба улыбнулась в ответ.

– У леди Пелем вам будет очень хорошо, – сказала она и затем, сев на краешек кровати, рассказала Джессике обо всех особенностях характера эксцентричной дамы, а также о взаимоотношениях в семье Пелем. Мужчины этого семейства, с которыми могла столкнуться Джессика, были пожилыми уравновешенными людьми; вряд ли они станут приставать к хорошенькой горничной.

Снизу донесся глубокий голос, затем звякнул дверной колокольчик.

Феба нахмурилась. Неужели Деверелл ушел, не сказав ей ни слова? Поднявшись, она обратилась к Джессике с прощальным напутствием:

– Запомните главное: если вы когда-нибудь снова попадете в беду, то можете вернуться в агентство; здесь вас примут с распростертыми объятиями и помогут найти новое место. Впрочем, пока вам не о чем беспокоиться: в доме леди Пелем царят мир и порядок. Их экономка и дворецкий – прекрасные люди, и они не дадут вас в обиду.

Джессика вздохнула.

– Для меня, мисс, огромным облегчением является уже то, что мне больше не нужно находиться в постоянном напряжении, дрожать от страха, ожидать нападения… Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю.

Феба протянула руку, остановив поток ее взволнованной речи. Пожелав Джессике удачи на новом месте, мисс Маллесон вышла из комнаты и, спустившись вниз, остановилась в растерянности. Голоса Эммелин и Деверелла доносились из помещения конторы. Заглянув в кухню, Феба убедилась, что там находится одна Констанс: девушка выкладывала кусочки теста различной формы на противень.

– Скажите, куда все это ставить? – снова раздался мужской голос. – Сюда?

Феба не могла не узнать голоса Деверелла; но ей было неясно, что происходит. Возможно, что-то случилось с Эммелин?

Охваченная тревогой, Феба быстро направилась ко входу в агентство.

Зрелище, которое предстало перед ней, изумило ее: Эммелин указывала виконту, куда ставить большие коробки с архивными документами агентства, и он беспрекословно повиновался ей.

Поставив очередную коробку, Деверелл стряхнул пыль с рук и, только повернувшись, чтобы взять следующую, заметил Фебу.

– Бертлз ушел за углем, вот я и решил помочь. – Он говорил на удивление невозмутимо, как будто подобное занятие было обычным делом для виконта.

– Подвиньте ее немного правее, милорд, – распорядилась Эммелин. – И оставляйте, пожалуйста, зазор между коробками; так Бертлзу будет легче снимать их, когда они понадобятся.

Виконт безропотно выполнил все ее указания, и Фебе с трудом удалось скрыть изумление.


Если бы Феба придала большее значение инциденту с коробками, дальнейшие события, возможно, меньше поразили бы ее. Виконт все глубже вникал в ее дела, не оставляя ее ни днем, ни ночью. Теперь он знал дорогу в ее спальню и часто приходил к ней под покровом темноты.

С одной стороны, Феба радовалась его приходу, таяла в его объятиях, а с другой – боялась попасть к нему в сети. Магия его ласк все больше порабощала ее, занятия любовью пленяли ее. Во время соития она не только брала, но и давала, не только получала наслаждение, но и доставляла его.

Каждую ночь Феба узнавала что-то новое, и ее рвение только возрастало, но именно эта опасная ситуация вызывала у нее тревогу.

Время бежало незаметно, и вскоре виконту удалось втереться в доверие к Эммелин; уже через пару дней после стычки у дома Чифли он стал равноправным членом маленькой команды. Никого больше не смущали его визиты в агентство; даже Скиннер, которая всего лишь слышала рассказы о его подвигах из уст Фергуса, перестала с презрением отзываться о нем.

Все эти перемены вызывали в душе Фебы тревогу. Она не сомневалась в честных намерениях и порядочности Джослина, но ей казалось, что с ее стороны было неразумно вовлекать аристократа в работу своего маленького агентства. Она постоянно ожидала подвоха от Деверелла, который мог в любой момент потребовать от нее, чтобы она передала ему бразды правления. Феба была убеждена в том, что Деверелл был не предназначен для вторых ролей; вряд ли его властный характер позволит ему долго оставаться в подчинении у женщины.

Первое время Феба была постоянно начеку, готовясь противостоять попыткам виконта узурпировать власть, но он вел себя сдержанно и с улыбкой выслушивал все ее указания.

Вечная настороженность и ожидание подвоха изматывали Фебу; ей было неприятно сознавать, что Джослин видит ее насквозь и читает ее тайные мысли.

После шести дней непрерывного общения с Девереллом – днем в агентстве, по вечерам в свете, по ночам в постели – Феба пришла к выводу, что этот человек является образцом порядочности и заслуживает полного доверия. Ей пришлось признать, что виконт принадлежит к той редкой породе джентльменов, которые всегда берут на себя полную ответственность за происходящее. К тому же Феба обнаружила, что Джослин обладает особым бухгалтерским талантом и деловой хваткой: он с видимым удовольствием просиживал часы напролет над бухгалтерскими книгами агентства, счетами и документами, сверяя их, сводя воедино и подводя баланс. Все это он делал легко и непринужденно, что свидетельствовало о его большом опыте в этой сфере.

Неделю спустя после благополучного отъезда Джессики в имение леди Пелем Феба, сидя на кухне агентства рядом с Эммелин, просматривала списки вакансий прислуги в домах лондонской знати.

Деятельность агентства не ограничивалась помощью попавшим в беду девушкам; в первую очередь оно обслуживало своих многочисленных клиентов. За четыре года работы агентство приобрело хорошую репутацию среди людей, пытающихся найти работу в столице, а также среди экономок, подыскивавших горничных, гувернанток и компаньонок для своих господ.


Деверелл вполуха слушал обсуждение вакансий; сейчас его больше занимали проблемы, связанные с окупаемостью деятельности агентства. Это учреждение до сих пор не имело бюджета, и виконт решил заняться финансовой стороной дела, в которую Феба не спешила вмешиваться.

Звон колокольчика вернул его к действительности; он означал, что кто-то вошел в контору агентства, где сейчас дежурил Бертлз. Феба и Эммелин тотчас замолчали, прислушиваясь.

– Как вы съездили в Харроугейт, сэр? – раздался голос Бертлза. Феба и Эммелин с улыбкой переглянулись, догадавшись о том, кто именно приехал к ним с визитом. – Проходите, сэр, мисс Феба уже здесь. Я уверен, что она будет рада видеть вас.

Феба и Эммелин встали из-за стола, чтобы поздороваться с переступившим порог кухни гостем. Это был высокого роста седовласый хорошо одетый джентльмен с мрачноватым выражением лица.

– Здравствуйте, Лофтус, – с улыбкой приветствовала его Феба, протягивая обе руки.

– Добрый день, мистер Коутс, – радостно поздоровалась Эммелин.

Лофтус Коутс с застенчивой улыбкой пожал руки Фебы.

– Воды не пошли мне впрок, и я вернулся с курорта раньше, чем предполагал, – сказал он и вдруг замолчал, заметив Деверелла.

Обойдя кухонный стол, Джослин приблизился к гостю и протянул ему руку.

– Деверелл, виконт Пейнтон, – представился он; ему до сих пор было непривычно произносить свой полный титул. Заметив немой вопрос в глазах гостя, он пояснил: – Я помогаю мисс Маллесон в ее начинаниях.

– О! – удивленно воскликнул Коутс и бросил растерянный взгляд на мисс Маллесон.

– Странно, конечно, что виконт Пейнтон принимает участие в наших делах, но он нам очень полезен. – Феба жестом пригласила всех сесть. – Во время последней операции по спасению нашей клиентки у нас возникли некоторые затруднения…

Феба и Эммелин сели, и Коутс занял место напротив Деверелла.

– Какие именно затруднения? – поинтересовался он. – Неужели Фергус и Бертлз не смогли справиться с ситуацией?

Глядя в темные глаза Коутса, Деверелл думал о том, что поскольку этот человек столько времени был надежным союзником Фебы, он заслуживает доверия.

– Им трудно было тягаться с разъяренным негодяем, вооруженным дубинкой и кинжалом, – пояснил он.

Коутс покачал головой и с укоризной посмотрел на Фебу:

– Ах, дорогая моя…

Феба остановила его, подняв руку.

– Прежде чем вы начнете читать мне нотацию, я хочу сообщить, что уже согласилась принять помощь виконта. Теперь он будет сопровождать меня на все операции.

Коутс перевел взгляд с Фебы на Деверелла и после небольшой паузы кивнул:

– Что ж, хорошо, но давайте не будем больше говорить на эту тему. Я приехал, чтобы узнать, появилась ли у вас новая клиентка, подыскивающая себе место? Судя по тому, что вы совсем недавно провели операцию, у вас есть девушка, нуждающаяся в работе…

Феба рассказала ему о мисс Спрай, и вскоре из их разговора виконт понял, что у Коутса много знакомых и деловых партнеров из среды состоятельных торговцев и банкиров.

– Думаю, нам будет нетрудно устроить в хороший дом гувернантку с безупречной репутацией и опытом работы с маленькими детьми, – с улыбкой сказал Коутс, выслушав Фебу. – Я займусь этим и дня через два сообщу вам о результате своих поисков.

Лицо Фебы просияло.

– Мы все были бы вам очень признательны, если бы вы устроили эту милую девушку, поскольку у нас на примете нет подходящей работы для нее. После того как слухи о происшествии в доме Чифли распространились в обществе, я не хочу рисковать, подыскивая ей место в доме местной знати.

– Вы совершенно правы, дорогая, – поддержал ее Коутс. – Теперь вам следует быть предельно осторожной.

Виконт был полностью согласен с этим выводом; Лофтус произнес те слова, которые давно уже вертелись у него на языке.

Феба поморщилась, но тут гость, словно ничего не заметив, встал и повернулся к Девереллу.

– Не могли бы вы уделить мне несколько минут, милорд? – вежливо спросил он.

Виконт улыбнулся:

– Конечно, могу. – Стараясь не смотреть на Фебу, которая с подозрительным видом поглядывала на него, он махнул рукой в сторону двери. – Пойдемте, я провожу вас.

Коутс отвесил Фебе поклон.

– Я свяжусь с вами через пару дней. – Он кивнул Эммелин и вышел вслед за виконтом в коридор.

Миновав помещение конторы, где дежурил Бертлз, джентльмены вышли на улицу ипрошли несколько ярдов по тротуару, не желая разговаривать под окнами агентства.

Наконец Коутс остановился и смущенно откашлялся.

– Надеюсь, у меня нет повода сомневаться в чистоте ваших намерений, милорд?

Джослин с улыбкой посмотрел в глаза своему собеседнику.

– Разумеется, нет.

– Тогда у меня есть один вопрос… Как вы относитесь к тому, что мисс Маллесон руководит работой агентства? Я вот уже более трех лет оказываю ей посильную помощь и, признаюсь, восхищен этой женщиной. Мисс Маллесон спасла много несчастных девушек от…

– От незавидной судьбы, – подсказал Деверелл.

– Да, именно так.

Виконт задумался на мгновение, подыскивая слова.

– У меня нет оснований неодобрительно относиться к деятельности мисс Маллесон, и, как и вы, я восхищен ее отвагой и честностью. Но я не могу допустить, чтобы она подвергала себя опасности.

Их взгляды снова встретились, и тон Деверелла стал более твердым.

– Поскольку у меня нет права запретить ей заниматься столь рискованной деятельностью, я вынужден сам участвовать в операциях в качестве ее телохранителя. При этом я преследую только одну цель – обеспечить мисс Маллесон и ее людям полную безопасность.

Коутс с улыбкой протянул виконту руку.

– Спасибо за откровенность. Мне кажется, мы поняли друг друга. Если вам понадобится моя поддержка, я почту за честь помочь вам.

Попрощавшись с Коутсом, Деверелл вернулся в агентство в прекрасном расположении духа, радуясь тому, что совсем неожиданно приобрел еще одного союзника.

Он знал, что делал, или, во всяком случае, думал, что знал. Однако, по мере того как он ближе знакомился с работой агентства, его тревога нарастала. Виконта беспокоило то, что с каждым днем он все больше втягивался в кипевшую вокруг него работу. Дело тут было не только в мисс Маллесон, которая много времени посвящала агентству; Джослина постепенно увлекли сами цели, которые она преследовала.

Как-то ночью, лежа с ней в постели после бурного соития и глядя на балдахин у себя над головой, Деверелл глубоко задумался о причинах своего возросшего интереса к работе агентства. Возможно, ничего странного не было в том, что человеку, отдавшему много лет служению родине, захотелось поучаствовать в сражении, которое вела сейчас Феба. Масштаб борьбы был, конечно, намного меньше, поле битвы выглядело более скромным, ограниченным. Тем не менее это было настоящим сражением между добром и злом, между правдой и ложью. Кроме того, эта борьба велась скрытно, тайно, что было привычно для сотрудника секретной службы.

В агентстве виконт чувствовал себя на своем месте. Задача оберегать Фебу, обеспечивать ее безопасность его вполне устраивала.

Феба мирно посапывала, лежа рядом с ним, и Джослин, улыбнувшись, обнял ее. Она зашевелилась, но не проснулась, скованная сладкой усталостью.

Тогда он стал перебирать в памяти события последних дней. Его жизнь вошла в определенную колею; теперь она подчинялась строгому ритму. По утрам он чаще всего сопровождал мисс Маллесон и Эдит, выезжавших с визитами к своим друзьям и знакомым. Феба продолжала быть «тенью» своей тетушки; это давало ей возможность беспрепятственно входить в дома столичной знати, где она собирала информацию, необходимую для работы агентства.

Затем виконт занимался хозяйственными делами своего имения, заезжал к Монтегю, встречался с поставщиками сельскохозяйственной продукции, а во второй половине дня заезжал в агентство, чтобы поболтать с Бертлзом и Эммелин и узнать у них, как идут дела. Сделав намеченные на день визиты, туда же являлась мисс Маллесон, и они вместе обсуждали планы на будущее, а также пытались решить возникавшие проблемы.

К собственному удивлению, Деверелл был доволен подобным образом жизни. Неожиданно для себя он вошел во вкус и с радостью занимался делами агентства. Деверелл был признателен Фебе и ее людям за то, что они приняли его в свой круг.

На этот раз виконт отвез Фебу в двухместной открытой коляске в усадьбу леди Каслрей. Его появление вызвало фурор среди гостей, и Феба, воспользовавшись тем, что все внимание было сосредоточено на ее спутнике, смогла спокойно заняться сбором сведений о вакансиях и обстановке в домах знати.

На пикнике присутствовала графиня Леонора Трентем со своими тетушками почтенного возраста, и виконт с удовольствием представил им Фебу.

До замужества Леонора нечасто выезжала в свет и не была знакома с Фебой. Тем не менее молодые леди быстро нашли общий язык.

Пока они мило щебетали, он думал об осуществлении своей ближайший цели – женитьбе на мисс Маллесон.

Деверелл уже привык спать с ней в одной постели и не хотел менять своих привычек. Однажды Феба прислала ему записку, извещая о том, что Эдит очень устала после поездки в Ричмонд и они этот вечер проведут дома. Воспользовавшись случаем, виконт заехал в несколько клубов, чтобы пообщаться с приятелями, и в результате после провел ужасную ночь. Он беспокойно метался в своей мягкой удобной постели и в полудреме шарил рукой рядом с собой, тщетно ища возлюбленную.

Ему так и не удалось выспаться, и потом целый день он раздражался по пустякам и находился в отвратительном расположении духа.

Разумеется, ему не хотелось больше повторять этот эксперимент, из чего следовало, что он должен во что бы то ни стало убедить мисс Маллесон выйти за него замуж.

Впрочем, сейчас было не время думать об этом. Крепче обняв Фебу, виконт прижался к ней и медленно погрузился в сон.


На следующий вечер Джослин встретился с Фебой на балу у леди Уокер. Его тетушка Одри с интересом наблюдала за тем, как племянник поклонился Эдит и, немного поговорив с ней, подошел к мисс Маллесон, чтобы поцеловать ей руку.

Виконт искренне надеялся на то, что Одри не станет заводить с ним разговор о свадьбе и его матримониальных планах. К счастью для него, музыканты заиграли вальс, и он тут же предложил Фебе руку.

Она с улыбкой кивнула, и они вышли на середину зала, а затем закружились по паркету, где уже вальсировали другие пары.

– Как дела у нашей новой клиентки? – спросил виконт, когда отзвучали первые такты.

– Она постепенно приходит в себя. – Феба невольно вздохнула. – Судя по ее рассказам, помощь подоспела вовремя.

Трое суток назад они провели еще одну операцию по спасению попавшей в беду девушки. На этот раз все прошло по плану; и их предприятие закончилось полным успехом.

– Эммелин сказала, что намечаются еще две операции, – с беспокойством заметил Деверелл. – Неужели в обществе так много негодяев, что нам придется постоянно спасать бедных служанок от домогательств их господ?

– Вовсе нет; но сейчас для нас настала самая горячая пора. Скоро наступит май, конец светского сезона, а в июне столичная знать разъедется по своим поместьям. Находящиеся в опасности служанки стоят перед выбором: или незамедлительно бежать, или следовать за своими господами в сельские усадьбы, где они могут легко попасть в ловушку и стать жертвой мужской похоти. Кроме того, сейчас намного легче найти новое место, тогда как летом сделать это будет довольно трудно.

Когда танец окончился, мисс Маллесон, в сопровождении виконта подойдя к сестрам Берри, вдруг ощутила беспокойство. Пожилых дам давно уже волновали слухи, ходившие в обществе, и они накинулись на Деверелла с вопросами о его дальнейших планах.

Феба была хорошо знакома с Мэри и Агнес Берри, но она никогда не замечала, чтобы они интересовались делами Джослина. По всей видимости, эти дамы чувствовали, что он не просто увлечен Фебой, а имеет на нее какие-то серьезные виды; это будоражило их воображение, и, разумеется, они хотели первыми узнать все подробности.

Однако виконт был, как всегда, невозмутимым: ему не было дела до досужих домыслов светских сплетниц. И все же Феба решила, что в любом случае ей следует серьезно поговорить с ним и расставить все по своим местам.

Глава 16

«Наши отношения – всего лишь любовная связь», – внушала себе Феба, ожидая в комнате для занятий рукоделием прихода Деверелла. Она вспоминала события недавнего прошло-то, стараясь понять, чего в действительности он хотел от нее.

Виконт удивлял ее на каждом шагу, и после знакомства с ним Феба начала на многое смотреть по-другому. Деверелл научил ее тому, чего она раньше не знала, он открыл ей целый мир, показал, какими бывают отношения между мужчиной и женщиной.

Однако Феба так и не изменила свой взгляд на брак и поэтому считала, что у их отношений нет будущего.

Тем не менее Феба вынуждена была признать, что ее неудержимо тянуло к нему, и с этим ей пока никак не удавалось справиться.

Негромкий звук, донесшийся из сада, заставил Фебу повернуть голову, и она увидела, как калитка распахнулась и в сад вошел Деверелл. Заперев за собой калитку, он вынул ключ и, положив его в условленное место, затем зашагал к застекленной двери комнаты.

Феба решительно направилась ему навстречу.

– Я хотела поговорить с вами, – поздоровавшись, без предисловий начала она, – о том, что думают о нас люди, чего они от нас ожидают. Мне кажется, мы должны принять это во внимание, не так ли?

– Мы должны принимать во внимание только одно – наши желания, – виконт взял Фебу за руку, – а они зависят от нас и касаются только нас. Свет не должен вмешиваться. – Он прижался губами к ее запястью и сразу же почувствовал, как учащенно забился пульс в ответ на его прикосновение. – Вы хотите меня, а я хочу вас, этого вполне достаточно. – Он начал легонько мять ее пышную упругую грудь, рассчитывая, что страсть сможет связать их хотя бы на время этого свидания, хотя бы на эту ночь. – Я хочу, чтобы вы представили себе такую картину, – вкрадчивым, завораживающим голосом продолжил он. – Вы сидите в темноте, и вдруг в комнату входит незнакомец. Вы вскочили на ноги, намереваясь убежать, но он хватает вас за руку…

Феба вздрогнула, во рту у нее пересохло. Взгляд Деверелла завораживал ее, и она не могла отвести глаз от его лица, не могла стряхнуть с себя оцепенения, вызванного его чарами.

– Беда заключается в том, что вы хотите того же, чего хочет он, – голос виконта понизился до шепота, – поэтому вы готовы в точности выполнять все его приказы. – Он сделал паузу. – Все мои приказы, если сказать точнее. Не произносите ни звука, вам не надо ничего говорить. Вы должны во всем повиноваться мне. Сейчас вы проведете меня, незнакомца, пробравшегося в ваш дом, в свою спальню.

Феба заколебалась. Она понимала, что ей следовало бы сказать «нет», но не могла этого сделать.

Сдержав раздражение, она уже собралась согласиться с его условиями, но Деверелл приложил палец к ее губам, призывая к молчанию.

– Не надо слов. Когда мы войдем в вашу спальню и запрем за собой двери, оставив за ними окружающий мир, я разрешу вам стонать, вздыхать и вскрикивать, но я не потерплю никаких разговоров. А теперь ведите меня наверх.

Они молча пошли по темным коридорам; при этом виконт по-прежнему держал Фебу за руку, а когда они, поднявшись на второй этаж, добрались до ее спальни, он остановил ее и, положив руку на ручку двери, заговорил тихим низким голосом:

– Как только мы переступим порог комнаты, мы погрузимся в мир фантазии. Вы будете безропотно выполнять все мои распоряжения. Представьте, что вы в поздний час поднялись в свою спальню. В доме уже давно все спят. Вы входите в комнату, думая, что там никого нет, – Виконт распахнул дверь и выпустил руку Фебы. – Входите!

Феба переступила порог, и Деверелл, войдя за ней, сразу отошел в тень. Обернувшись, она увидела, что дверь распахнута настежь, и закрыла ее.

– Вы полагаете, что в комнате, кроме вас, никого нет, – услышала Феба тихий настойчивый голос. – И начинаете раздеваться, думая в этот момент о своем возлюбленном.

Краем глаза она видела очертания его фигуры, прячущейся в тени, за кругом света, который отбрасывали горящие свечи в канделябре, стоявшем на туалетном столике. Подойдя к столику, она начала вынимать заколки, а когда тяжелые золотистые пряди упали ей на плечи, взяла щетку и стала расчесывать их.

– Вы думаете о своем возлюбленном, вы представляете, с каким вожделением он сейчас смотрел бы на вас, о чем бы он сейчас мечтал… – Виконт опустился в кресло, закинул ногу на ногу и, положив руки на подлокотники, в упор смотрел на Фебу.

Она начала распускать шнуровку на туго затянутом корсаже, затем взглянула на свое отражение в стоявшем неподалеку зеркале.

– Вы представляете, что ваш возлюбленный находится сейчас здесь, с вами, и смотрит, как вы раздеваетесь.

Фебе было нетрудно вообразить себе подобную сцену; взгляд Деверелла словно жег ее, и с каждой минутой ей становилось все жарче.

– Вы раздеваетесь так, чтобы подразнить своего любовника…

Поддерживая обеими руками корсаж на груди, Феба подошла ближе к зеркалу и с любопытством вгляделась в свое отражение. Она видела перед собой высокую стройную женщину с красновато-рыжими волосами и белоснежной кожей. Отражавшиеся в зеркале свечи таинственно мерцали, освещая ее.

Феба стала медленно опускать руки, и ее шелковое платье, скользя по телу, с тихим шелестом упало на пол. Сделав глубокий вдох, она проследила за тем, как поднялись ее груди, верхние полукружия которых виднелись в глубоком вырезе нижней сорочки, затем медленно расстегнула крохотные пуговицы на ней, и сорочка распахнулась спереди до самого пояса, обнажив роскошную грудь с темнеющей ложбинкой посередине.

Кокетливо склонив голову к плечу, она залюбовалась собой. Ее лицо дышало страстью, чувственные губы пламенели от возбуждения. Потом ее взгляд скользнул вниз и остановился на подвязках, видневшихся из-под подола короткой сорочки.

Подвинув к себе табурет, Феба поставила на него ногу в бальной туфельке на низком каблуке и, взявшись обеими руками за подвязку, стала неторопливо спускать ее вместе с шелковым чулком. Дойдя до туфельки, она сняла ее вместе с чулком и подвязкой.

Деверелл заерзал в кресле, и оно заскрипело под ним, а Феба, пряча улыбку, занялась второй подвязкой. Справившись со своей задачей, она выпрямилась и отодвинула табурет; ее глаза потемнели от страсти, веки отяжелели, губы манили к себе, требуя поцелуев.

Взявшись за подол сорочки, Феба медленно подняла его и стянула с себя сорочку. Отбросив ее в сторону, она снова взглянула на себя в зеркало и невольно пришла в восхищение. Деверелл много раз видел ее обнаженной, но сама Феба впервые лицезрела свою наготу.

Неужели это действительно она? И неужели ее тело и вправду имеет над виконтом огромную власть?

Ответ на этот вопрос она получила в тот момент, когда Деверелл снова заговорил; судя по его сдавленному голосу, он сгорал от желания наброситься на нее.

– Помните свои груди, поласкайте их так, как это сделал бы ваш любовник…

Эти слова шокировали Фебу, но все же она подчинилась им, и по ее телу пробежала дрожь возбуждения.

– Закройте глаза.

Феба выполнила приказ. Ее все еще била дрожь от прикосновений к собственной атласной коже.

– Представьте, что к вам прикасаются ладони вашего любовника.

Феба услышала его приближающиеся шаги.

– Представьте, что он гладит вас.

От разыгравшегося воображения возбуждение Фебы усилилось. Почувствовав прикосновение Деверелла, она вздрогнула; его руки начали шарить по ее нагому телу. Он как будто читал ее мысли и предугадывал желания, поэтому ей не надо было ни о чем просить, прибегая к помощи слов или взглядов.

Феба стояла перед зеркалом нагая, с закрытыми глазами, и виконт воплощал ее заветные мечты, претворяя их в жизнь. Его ладони скользили по ее телу, ласкали, разжигали в ней огонь страсти.

Феба почувствовала, как его рука двинулась вниз по ее животу, спустилась к лобку, а затем не спеша проникла в промежность, и, судорожно вздохнув, открыла глаза. Виконт стоял за ее спиной, высокий широкоплечий, и смотрел на ее отражение, в то время как его пальцы поигрывали с ее клитором.

Затрепетав, Феба снова закрыла глаза, однако через мгновение Джослин отстранился от нее.

– Вы мечтаете о том, чтобы ваш любовник пришел сейчас сюда. Вы хотите заняться с ним любовью, но его нет с вами. – Он еще на шаг отступил от Фебы. – У вас тяжело на сердце. Вы открываете глаза, надеваете ночную рубашку, гасите свечи и ложитесь в постель.

Взяв ночную рубашку со спинки кресла, Феба надела ее, застегнула пуговицы и, подойдя к туалетному столику, потушила свечи в канделябре, после чего комната погрузилась в темноту.

Обернувшись, она заметила тень Деверелла возле изножья кровати и, подойдя, снова услышала его голос.

– Вы ложитесь на спину, накрываетесь простыней, натянув ее до подбородка, закрываете глаза и стараетесь уснуть.

Феба сделала все, как он сказал, и, устроившись поудобнее, расслабилась.

– В этот момент вы замечаете, что, кроме вас, в комнате находится мужчина. Он видел, как вы раздевались и похотливо ласкали себя, но не знаете, кто это – ваш любовник или кто-то другой. В комнате слишком темно, вы не можете разглядеть его, поэтому закрываете глаза и притворяетесь, что спите. Вы хотите выждать время и посмотреть, что он будет делать.

В спальне наступила тишина, и Феба, напряженно прислушавшись, поняла, что виконт начал раздеваться.

Внезапно он сдернул с нее простыню, быстро лег рядом и прижался к ней нагим горячим телом, затем схватил обе ее руки за запястья, поднял их, закинул за голову и прижал к подушке.

– Откройте глаза, – приказал он, и Феба, не смея ослушаться, повиновалась. – Кто я? – грозно спросил виконт, и эти слова озадачили ее. – Ваш любовник или незнакомец, от которого исходит опасность?

Феба затрепетала.

– И то и другое, – с замиранием сердца ответила она и, выгнув спину, припала к его губам.

Деверелл тихо засмеялся и стал жадно целовать ее; окутанный ночной тьмой, он был для нее сейчас и возлюбленным, и опасным незнакомцем, пытающимся получить от нее все по максимуму: выпить ее дыхание, насладиться ее поражением…

Но у Фебы были свои планы; она извивалась и корчилась до тех пор, пока он не навалился на нее всем телом. Ее охватил восторг в предвкушении бурного страстного соития: она обожала, когда он ложился на нее вот так.

Они слились в исступленном поцелуе; при этом виконт продолжал крепко держать ее закинутые за голову руки, и Феба была лишена свободы действия; она могла лишь сладострастно извиваться под ним, тереться бедрами о его вставший член, соблазняя его, искушая, заманивая в свое лоно.

Наконец ей удалось разжечь огонь в его крови, разбудить в нем неистовую страсть, заставлявшую забыть обо всем на свете.

Чувствуя, что теряет контроль над собой, Джослин задрал подол ее ночной рубашки до пояса и, раздвинув гладкие бедра, расположился между ними. Тут же Феба обхватила его талию ногами и, приподнявшись, коснулась головки его члена влажными горячими лепестками; она сгорала от желания близости с ним, ей хотелось, чтобы он вошел в нее, наполнил ее собой, слился с ней в единое целое.

– Скажите мне, чего вы хотите, – потребовал виконт хриплым от с трудом сдерживаемой страсти голосом.

Охваченная возбуждением, Феба всхлипнула и попыталась освободить руки, но он не позволил ей сделать это.

– Говорите! Вы хотите, чтобы я овладел вами? Вы хотите, чтобы я взял вас силой?

– Да!

В надрывном голосе Фебы слышались мольба и надежда. Припав к ее губам, Деверелл вошел в нее и начал ритмично двигаться, одновременно терзая ее рот.

Феба закричала – от удовольствия, а не от боли – и устремилась навстречу его толчкам, однако он пресекал все ее попытки проявить инициативу. По его замыслу она должна была молча, неподвижно лежать в темноте и выполнять все его команды.

Это была имитация грубого насилия, а не секс по обоюдному согласию; разрешение Фебы взять ее силой развязывало Девереллу руки, и он отдался на волю переполнявших его первобытных агрессивных эмоций.

Фебе оставалось только одно – погрузиться в океан новых для нее ощущений и получать от этого удовольствие. Это был мощный, свободный, грубый половой акт, и она упивалась необузданной страстью Джослина, его неистовой жаждой овладеть ею.

Достигнув апогея, Феба забилась в конвульсиях, вбирая в себя всю ту мощь, которая исходила от Деверелла. Несмотря на то что он примитивно насиловал ее, он и теперь давал ей больше, чем брал…

Это было последней мыслью, мелькнувшей у нее в голове, прежде чем по ее телу пробежала мощная судорога оргазма. Громкий крик вырвался из груди Фебы, и в тот же момент Деверелл тоже получил разрядку.

Не размыкая объятий, они в изнеможении упали на мятые влажные простыни, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя.

Казалось, ураган страсти разбил корабль о скалы и выбросил их на берег, от которого наконец-то отхлынула волна неистового желания. Кругом плавали обломки эмоций и ощущений, а они лежали на золотом песке, целые и невредимые после кораблекрушения, но все же в чем-то неуловимо изменившиеся.

Во второй половине дня Феба отправилась в агентство, чтобы обсудить с Эммелин текущие дела.

Виконт был уже там; сидя в кухне за столом, из-под которого торчали его длинные ноги, он просматривал лежавшие перед ним бухгалтерские документы.

Улыбнувшись, Феба сбросила плащ и повесила его на спинку стула.

– Итак, давайте обсудим наши дела. – Она села рядом с Эммелин. – Лофтус нашел что-нибудь подходящее для мисс Спрай?

Виконт снова погрузился в изучение счетов, а Эммелин стала подробно отвечать на вопрос Фебы.

Минут через десять приехал Лофтус. Поздоровавшись со всеми, он сел и положил на стол сложенный листок бумаги.

Взяв записку, Феба нетерпеливо развернула ее и быстро пробежала глазами.

– Думаю, это место прекрасно подойдет для мисс Спрай, – сообщил Лофтус, наблюдая за тем, как Феба читает записку с информацией о людях, которым нужна гувернантка. – Речь идет о семье мелкопоместных дворян, довольно состоятельных, с большими связями. Правда, они слегка легкомысленны, но в целом это добрые отзывчивые люди; их потомство быстро увеличивается, и им отчаянно нужна помощь опытной воспитательницы. Пару часов назад я был у них и видел все своими глазами.

Феба и Эммелин тут же засыпали Лофтуса вопросами о доме Фоллингуортов, расположенном в Блумсбери.

– Трое детей в семье младше пяти лет и еще один вот-вот появится? – с сомнением переспросила Эммелин. – На такую ораву, кроме гувернантки, нужна целая армия нянек.

– Думаю, что мисс Спрай справится с возложенными на нее обязанностями, – решительно сказала Феба и снова обратилась к Лофтусу: – Они активно ищут гувернантку?

На лице ее собеседника появилась улыбка.

– Они не думали об этом до тех пор, пока я не поговорил с ними. Я упомянул в разговоре агентство «Афина» и уверен, что на этой неделе миссис Фоллингуорт заглянет к вам.

Феба на мгновение задумалась.

– Блумсбери… – наконец медленно произнесла она. – К тому же семья Фоллингуортов не знакома с Чифли, у них разный круг общения. Это хорошо, и Констанс будет чувствовать себя в безопасности. Но нам придется скрыть информацию о том, где раньше служила мисс Спрай.

Эммелин порылась в бумагах, лежавших на краю стола и, достав несколько документов, покачала головой:

– Мы должны составить новые рекомендации, чтобы скрыть факт побега из дома Чифли. До этого мисс Спрай служила в семье, где ей дали прекрасные рекомендации для поступления на новое место, но нестыковка дат может броситься в глаза новым хозяевам.

– Значит, мы должны выдать ей поддельные документы? – Феба поморщилась. – Вам не следует заниматься этим, поскольку в последнее время вы и так написали множество рекомендаций, и это может вызвать подозрение.

– Вам тоже лучше не делать этого, – заметила Эммелин, – по той же самой причине. Как же нам быть? Не может же Констанс сама себе выдать рекомендации.

В комнате повисла тишина, затем Лофтус негромко кашлянул.

– Я мог бы написать эти рекомендации, – предложил он, – от лица некой миссис Лофтус.

– Нет, почерк должен быть женским, – возразил Джослин, и взгляды женщин тут же обратились к нему. – Поэтому я тоже не могу участвовать в этом деле.

Феба кивнула:

– Виконт прав. – Она нахмурилась. – К сожалению, я не могу попросить об этом Эдит…

Ее речь прервал звон колокольчика над входной дверью, и они услышали голос дежурившего в конторе Бертлза.

– Добрый день, леди. Чем я могу быть вам полезен?

Эммелин тут же встала; однако не успела она сделать и шага, как из-за стены раздался хорошо знакомый Фебе голос:

– Меня интересует только одно – здесь ли находится моя племянница мисс Маллесон?

Глаза Фебы стали круглыми от изумления.

– И мой племянник Деверелл, – послышался голос второй посетительницы. – Возможно, вы знаете его как виконта Пейнтона.

Теперь у Фебы не было никакого сомнения в том, что в агентство нагрянули Эдит и Одри.

– Что за бесцеремонное вторжение, – проворчал Деверелл, отодвигая стул и вставая из-за стола.

Пробормотав что-то себе под нос, Феба вышла вслед за ним из кухни и направилась по коридору в сторону помещения конторы.

– А вот и они! – увидев их, радостно воскликнула Одри и тут же навела на них свой изысканный лорнет – модный аксессуар, дополнявший ее роскошный наряд в египетском стиле. Одри была одета в свободного покроя платье золотисто-зеленоватых тонов и украшенный жемчугом тюрбан из атласа медного цвета.

Деверелл отвесил гостьям легкий поклон.

– Добрый день, – вежливо поздоровался он, – чем мы заслужили неожиданное удовольствие видеть вас?

Феба ткнула его вбок, и Деверелл поморщился; он считал, что его вопрос не выходит за рамки приличий.

– Что-то случилось? – с обеспокоенным видом спросила Феба.

– Нет-нет, дорогая, все в порядке, – поспешила заверить ее Эдит, с любопытством озирая комнату, в которой стояли конторка, письменный стол и стулья, а вдоль стен тянулись полки с коробками. – Мы просто хотели увидеть…

Одри фыркнула, недовольная нерешительностью своей приятельницы.

– Мы подумали, что если Деверелл может посещать вас здесь, то и мы имеем право приехать сюда, чтобы повидаться с вами, – объяснила она. – Ведь мы уже долгое время помогаем вам, не так ли? – Эдит похлопала по руке свою племянницу. – Я решила, дорогая, что настало время кое-что прояснить; меня сильно обеспокоило то, что кто-то чуть не проломил голову бедняге Фергусу, и теперь, как хозяйка дома, я не могу больше делать вид, что ничего не знаю о ваших делах.

Эммелин осторожно заглянула в помещение конторы, и это не ускользнуло от внимания Эдит.

– Ну-ка, кто это там прячется? – с улыбкой спросила она.

Эммелин поспешно сделана книксен.

– Меня зовут Эммелин Бертлз, мэм, – пролепетала она.

– Хм… Где-то я вас уже видела… – некоторое время Одри внимательно разглядывала Эммелин через лорнет. Узнав наконец женщину, которая стояла перед ней, она в изумлении ахнула. – Боже, так вы и есть та компаньонка, которая пропала во время праздника в поместье леди Макаллистер? – Одри на мгновение задумалась. – Интересно, сколько лет прошло с тех пор?

– Пять, – подсказала Феба, бросая умоляющий взгляд на Деверелла.

– Может быть, мы пройдем на кухню? – обратился виконт к гостьям. – Будет лучше, если случайные посетители не увидят нас здесь. Кстати, это Бертлз, муж Эммелин; оба они являются владельцами агентства.

Эдит и Одри улыбнулись Бертлзу, и тот, покраснев от смущения, поклонился.

– А как организована работа в вашем агентстве? – поинтересовалась Одри.

– Давайте все же сначала пройдем на кухню, – напомнил Джослин. – Там Феба вам все объяснит.

Все проследовали на кухню, где Лофтус терпеливо ждал возвращения мисс Маллесон; несмотря на свою робость, он держался молодцом и, когда гости переступили порог, встал и учтиво поклонился.

– Познакомьтесь, – сказала Феба. – Это мистер Лофтус Коутс, он оказывает нам помощь уже в течение нескольки хлет. А это моя тетушка, миссис Эдит Балмейн; я не раз упоминала ее имя.

Лофтус кивнул.

– Рад познакомиться с вами, мэм, – пробормотал он.

Виконт выдвинул стул для тетушки и помог ей сесть.

– Представьте меня этому человеку, – дернув племянника за рукав, потребовала Одри, не сводя глаз с Лофтуса.

– У нас сегодня прямо какой-то парад тетушек, – пробормотал виконт и обратился к Коутсу: – Теперь разрешите мне представить мою тетю мисс Одри Деверелл, которая, кстати, является крестной матерью Фебы.

– Рад познакомиться и с вами тоже, мисс Деверелл. – Лофтус окончательно сконфузился.

– Мне тоже очень приятно познакомиться с вами, мистер Коутс. – Одри протянула Лофтусу руку, и он осторожно пожал ее.

– Слава Богу, что наших дорогих детей в их начинаниях все это время поддерживал мудрый наставник и советчик, – сказала Одри, возвращаясь на свое место.

– К сожалению, мне пора уходить, – смущенно откашлявшись, заявил мистер Коутс, теребя в руках шляпу. – Я лишь заехал на минутку, чтобы…

– Умоляю, останьтесь! – воскликнула Одри. – Нас с Эдит приводит в отчаяние одна мысль о том, что наше появление может расстроить ваши планы.

Немного поколебавшись, Лофтус снова опустился на стул, и Одри устремила взгляд на мисс Маллесон.

– А теперь расскажите нам, дорогая, как обстоят дела в агентстве, – попросила она.

Феба взглянула на Деверелла, как бы ища у него поддержки, потом, вздохнув, начала подробно отвечать на вопросы тетушек.


Пять дней спустя, лежа после бурного соития в своей теплой постели рядом с Девереллом, Феба, закрыв глаза, размышляла о тех переменах, которые за последнее время произошли в ее жизни.

Они заключались не только в том, что у нее появился страстный любовник, который даже сейчас обнимал ее так бережно и осторожно, как будто хотел защитить от неведомой опасности. Виконту удалось не только занять место в ее сердце, но и стать незаменимым человеком в агентстве.

Фебу поражало то, что не только в постели, но и в конторе на Кенсингтон-Черч-стрит, а также в темных переулках во время операций по спасению попавших в беду девушек Деверелл был всегда рядом с ней: не впереди нее, не вместо нее, а рядом, – это свидетельствовало о том, что он и впрямь считал себя ее партнером.

Открыв глаза, Феба посмотрела на виконта, который спал, уткнувшись лицом в подушку. Она не ожидала, что этот властный, привыкший командовать человек способен уступать, подчиняться, прислушиваться к мнению женщины. Лишь изредка, во время операций, когда Фебе грозила опасность, он порой пытался взять бразды правления в свои руки.

Разумеется, ему не нравилось, что Феба принимала участие в спасении девушек, но он вынужден был смириться с этим: попавшие в беду служанки больше доверяли женщине, чем мужчине. Феба, как никто другой, умела подбодрить их, вселить в них уверенность в том, что все кончится для них хорошо.

Феба как раз собралась посетить двух своих бывших клиенток и посмотреть, как они устроились на новом месте, и Джослин, узнав об этом, вызвался отвезти ее в графство Суррей, где служили девушки. Предварительно Эммелин написала им и попросила встретиться с мисс Маллесон в гостинице на постоялом дворе.

Утром Деверелл доставил Фебу в деревушку, где должна была состояться встреча и, сидя в стороне, терпеливо ждал, пока она наговорится со своими подопечными.

По дороге домой Феба думала об отношениях, связывавших ее и виконта. Были ли они партнерскими, и только? Согласившись вступить в интимную связь с ним, она и не подозревала, во что все это может вылиться, не знала, что существуют такие отношения, которые сложились между ними…

Может быть, им все же стоило вернуться к разговору о браке? И как теперь Джослин отнесется к идее, от которой она когда-то заставила его отказаться?

Коляску мерно потряхивало на ухабах, и незаметно подкравшаяся дрема помешала Фебе ответить на эти вопросы, но они продолжали преследовать ее даже во сне.

Глава 17

– Вот возьмите, дорогая, – сказала Одри, бросив на кухонный стол, за которым сидела Феба, листок бумаги с аккуратно написанными рекомендациями. – Могу ли я еще что-нибудь сделать для вас?

Взяв листок, Феба пробежала его глазами и улыбнулась:

– Пока этого достаточно. Я от всего сердца благодарю вас, вы нам очень помогли.

– Дайте мне знать, если вам снова понадобится моя помощь. – Одри повернулась и не спеша покинула кухню. Вот она попрощалась с дежурившей в конторе Эммелин, а затем хлопнула входная дверь..

Деверелл и Феба с улыбкой переглянулись. Когда возникла необходимость написать фальшивые рекомендации для мисс Спрай, Одри, не раздумывая, взяла это на себя. Одри и Эдит тоже охотно согласились составлять поддельные документы и в дальнейшем, понимая, что только таким путем могут внести посильный вклад в работу агентства. Виконт подозревал, что его тетушка, как творческая личность, с огромным энтузиазмом и изобретательностью подошла к этому делу, придумывая обстоятельства и отношения в большом доме, где якобы служила мисс Спрай; она меняла почерк со свойственным ей артистизмом и могла составить много рекомендаций от лица вымышленных дам.

– Эти документы, без сомнения, помогут Далси устроиться в дом леди Хантуэлл, – заявила Феба, откладывая в сторону составленные Одри рекомендации.

Кивнув, виконт снова с головой ушел в изучение счетов и бухгалтерских книг, а Феба глубоко задумалась. Она не лукавила, когда говорила Джослину, что для их агентства наступают жаркие денечки: в ближайшее время им предстояло провести сразу три операции по спасению девушек.

Вскоре из прихожей донеслись женские голоса – Эммелин о чем-то негромко разговаривала с посетительницей, но Феба не могла разобрать слов.

Вскоре дверь снова хлопнула; посетительница ушла, и в коридоре раздались торопливые шаги Эммелин, а через несколько мгновений она появилась на пороге кухни.

– Произошло нечто странное, – с озабоченным видом сообщила она.

– Что именно? – спросил вошедший в кухню с черного хода Бертлз, ставя на пол мешок картошки. – И скажи, куда мне это положить?

Молча махнув рукой в сторону кладовой, Эммелин продолжила:

– Сейчас заходила моя сестра Роуз: вы, наверное, помните, это она рассказывала нам о девушке, которой нужна наша помощь. Бедняжка служит в одном богатом доме под началом экономки миссис Кэмбер, которая является подругой Роуз. Так вот, моя сестра утверждает, что эта служанка ушла из дома, не сказав никому ни слова.

Деверелл нахмурился.

– Попросту говоря, сбежала? – уточнила мисс Маллесон.

Эммелин кивнула:

– Именно так сказала Кэмбер. Она разговаривала с девушкой, и та призналась, что ей не дает прохода племянник хозяина дома. Бедняжка решила обратиться к нам за помощью, а сегодня утром вдруг исчезла. Кэмбер полагает, что приставания молодого господина довели ее до отчаяния, и она, не выдержав, не в силах больше ждать избавления, покинула дом.

Все присутствующие понимали, что на улицах Лондона молодую девушку подстерегало множество опасностей.

– К сожалению, – Феба не скрывала своей тревоги, – мы можем помочь только тому, кто следует нашему плану.

Эммелин, кивнув, направилась в контору, а Бертлз направился к фургону с закупленными съестными припасами. Один виконт никак не мог забыть этот инцидент, поскольку его терзали смутные подозрения. Что, если служанка не сбежала, а… Впрочем, это были лишь догадки, и тем не менее интуиция никогда не обманывала его.


Малколм Синклер взбежал по ступеням крыльца и распахнул дверь в высокое здание, стоявшее на Треднидл-стрит, в деловом центре города, где царили шум и суета. Войдя в вестибюль, он прямиком направился к парадной лестнице и торопливо поднялся на второй этаж. В помещениях в конце коридора располагалась контора Дрейтона, коммерческого агентамистера Томаса Глендовера.

Небрежно постучав, Малколм бесцеремонно вошел в приемную.

Через несколько секунд он был уже в кабинете Дрейтона, средних лет человека, отличавшегося весьма кротким нравом, но при этом бывшего опытным дельцом.

Увидев Малколма, Дрейтон вскочил и с улыбкой приветствовал его.

– А, мистер Глендовер, рад видеть вас, сэр!

Снисходительно усмехнувшись, Малколм пожал Дрейтону руку.

– Надеюсь, у вас все в порядке?

– Все идет прекрасно, сэр. – Дрейтон жестом пригласил Малколма сесть. – Вам будет приятно узнать, что сделка с компанией Боннингтона принесла нам неплохие дивиденды.

Дрейтон принялся подробно докладывать Малколму, которого он знал под именем Томаса Глендовера, о положении его финансовых дел, а тот, внимательно слушая, одновременно обдумывал свои планы на ближайшее будущее: он должен был сделать очередной ход в игре, в которой Малколм Синклер и Томас Глендовер являлись одним человеком.

Генри ничего не знал ни о Томасе Глендовере, ни о финансовых сделках Малколма, взявшего себе псевдоним, когда у него возникла необходимость сохранить и преумножить деньги, накопленные за годы, проведенные в Оксфорде. При этом он стал под вымышленным именем сотрудничать с Дрейтоном, хотя его и забавляла подобная конспирация.

В юности Малколм не терял времени зря, используя то, что молодые люди любят держать пари и играть в азартные игры, ставя крупные суммы. Тот, кто связывался с ним, обычно проигрывал, но Малколм не прибегал к обману, он выигрывал деньги честным путем. Он также обожал азарт, ему щекотали нервы напряжение игры и вызов, который бросал соперник, но то, что в юности начиналось как развлечение, теперь переросло в дело всей его жизни. Для него важен был сам процесс преумножения богатства, и он получал огромное удовлетворение от удачных финансовых сделок.

Томас Глендовер и его ценные бумаги стали неотъемлемой частью жизни Малколма, без которой он не мыслил своего существования, и ему оставалось только благодарить судьбу за то, что он нашел такого трудолюбивого, прилежного помощника, как Дрейтон.

Сидя напротив Дрейтона и внимательно слушая его отчет, Малколм поздравлял себя с тем, что в свое время правильно распорядился наличными деньгами и остановил свой выбор именно на этом агенте.

– Превосходно! – с довольной улыбкой воскликнул он, когда отчет был закончен, и, сунув руку в карман, вытащил пачку банкнот, которые недавно получил за двух женщин, проданных торговцам живым товаром.

Несмотря на свою прижимистость, Генри не мог уследить за потоками наличных денег, которые проходили через руки Малколма, и тот спокойно прикарманивал кругленькие суммы, клятвенно заверяя своего опекуна, что отдаст ему все до последнего пенса.

– Положите это на мой счет, – сказал Малколм, небрежно бросив пачку банкнот на стол, – и постарайтесь выгодно разместить всю сумму. Ее можно, например, вложить в строительство Северного канала. Мне кажется, это дело будет приносить неплохой доход.

Глаза Дрейтона радостно вспыхнули, и он поспешно взял деньги.

– Вы правы, сэр, это превосходный выбор!

Пока Дрейтон пересчитывал банкноты, а его клерки вносили сумму финансовых поступлений в бухгалтерские книги, Малколм размышлял о деле, которым был сейчас занят. В Высокомерие и надменность Генри мешали его опекуну трезво взглянуть на вещи, и это было на руку Малколму. Если случится беда и власти привлекут их к ответственности, Генри придется за все ответить одному, а его протеже выйдет сухим из воды. Малколм не раз говорил опекуну о том, как опасно класть деньги, полученные преступным путем, на свой банковский счет, но Генри не желал ничего слушать, заявляя, что безупречная репутация и высокое положение в обществе защитят его от уголовного преследования.

Возможно, раньше, еще лет десять назад, Генри действительно мог не беспокоиться, но теперь власти стали более бдительными, они не желали попустительствовать аристократам, и Малколм знал это. Он мог в любой момент порвать с торговцами живым товаром, поскольку не особенно нуждался в деньгах, однако Генри весьма сильно зависел от них. Средства, вырученные путем преступных сделок, помогали ему расширять свою коллекцию и приобретать все новые и новые пистолеты.

Закончив дела, Малколм попрощался с Дрейтоном и, встав, направился к выходу. Оказавшись на улице, он глубоко задумался; в последнее время на него навалилось слишком много проблем. Во-первых, ему вряд ли удастся образумить Генри. В течение пятнадцати лет они кое-как уживались вместе, но через несколько недель Малколму исполнится двадцать один, и тогда он сможет сам распоряжаться состоянием отца, которое сейчас находилось под контролем Генри. Тогда он начнет самостоятельно действовать и выйдет наконец из тени своего опекуна.

Малколм не сомневался, что Генри рано или поздно попадется, и хотел, пока этого не произошло, укрепить свои позиции и обеспечить собственную безопасность.


– Три операции в течение одной недели – это рекорд! – воскликнула Феба, чокаясь с Девереллом бокалом с шампанским. – Благодаря вам, господа, все прошло отлично. Мы спасли еще трех девушек и уже устроили одну из них в хороший дом, для остальных подыскали достойные места.

– За наше агентство! – воскликнул Бертлз и осушил свой бокал.

Взяв Деверелла под руку, Феба отвела его в сторону.

– Мою радость омрачает мысль о том, что в нашей стране живет так много негодяев, от которых мы вынуждены спасать девушек, – призналась она.

Виконт сжал ее руку.

– Вы правы, но мы делаем все, что можем, а в остальном должны уповать на Бога.

– Скорее всего вы правы, – Феба с любовью посмотрела на виконта, – и я хочу поблагодарить вас за помощь: без нее мы не смогли бы провести три операции в течение одной недели.

Виконт смущенно усмехнулся:

– Такой отзыв для меня – большая честь, поверьте. Надеюсь, что и впредь наши с вами действия будут столь же успешны.

Феба довольно рассмеялась, и они снова присоединились к своим друзьям, продолжавшим праздновать их общий успех.

Вечером того же дня Деверелл и Феба встретились на балу в доме леди Карнеби. Сюда съехалось множество щеголей и ловеласов, готовых ухаживать за любой хорошенькой женщиной, и это беспокоило виконта; быстро оценив ситуацию, он постарался не отходить от Фебы. Однако через некоторое время Одри и Эдит попросили его принести им чего-нибудь попить, и ему ничего не оставалось, как отправиться в буфет. По дороге его несколько раз останавливали знакомые, но когда он вернулся к дамам, держа в руках два стакана оршада, Феба по-прежнему не страдала от наплыва кавалеров.

Это несколько удивило виконта, однако он не придал данному обстоятельству особого значения. Отойдя от дам, он со стороны взглянул на Фебу, а затем увидел, что на нее внимательно смотрит какой-то симпатичный молодой джентльмен. Этот человек явно любовался ею. Через некоторое время молодой человек заметил, что за ним наблюдают, и застенчиво улыбнулся Девереллу.

– Какая привлекательная девушка, не правда ли? – восхищенно сказал он. – Как жаль, что к ней нельзя подойти.

– Почему нельзя? – несколько опешив, поинтересовался Деверелл.

Молодой человек бросил на него удивленный взгляд.

– Вы, должно быть, долго находились в военных походах и не успели познакомиться с особенностями характера этой леди.

Виконт кивнул.

– И какой же у нее характер, позвольте узнать?

– Дело в том, что мисс Маллесон – так зовут молодую леди – имеет острый, как лезвие кинжала, язык и общение с ней гибели подобно.

– Неужели? – Деверелл с трудом сдержал улыбку. – А вы, случайно, не знаете, почему она такая колючая?

Молодой человек покачал головой:

– Понятия не имею. Насколько я знаю, она всегда была такой, во всяком случае, с тех пор, как стала выезжать в свет. Некоторые джентльмены пробовали ухаживать за ней, но она так резко отказывала им, что они долго после этого не могли прийти в себя. Правда, я слышал, что какой-то смельчак сумел усмирить этого дракона, но не исключено, что эта дама и его обратила в бегство.

Виконту очень хотелось признаться, что именно ему выпало повторить подвиг святого Георгия, но он сдержался и, отойдя от словоохотливого джентльмена, направился к Фебе.

По пути он вспоминал, сколь неприветливо она его встретила в первый день знакомства. Если до этого других джентльменов красавица встречала столь же сурово, то ничего удивительного в словах молодого человека и в самом деле не было.

После бала виконт, как обычно, проник через сад в дом Эдит, чтобы снова встретиться с Фебой в ее спальне; он был исполнен решимости выяснить наконец причины ее нежелания сближаться с мужчинами. Вероятнее всего, причиной стало какое-то печальное событие, произошедшее с ней в прошлом – оно-то и подвигло Фебу учредить агентство и заняться спасением попавших в беду девушек.

Подойдя к Фебе сзади, Деверелл положил руки ей на плечи.

– Вы чем-то заняты?

– Нет, просто задумалась… – Она прижалась спиной к его груди. – Сегодняшний успех заставил меня вспомнить о том, с чего все начиналось, как агентство вставало на ноги, какой сложный путь мы прошли…

Мы открыли агентство в тот год, когда я спасла Эммелин, и нас стало пятеро – я, Эммелин, Скиннер, Фергус и Бертлз. Бертлз и Эммелин служили в одном поместье: он работал садовником, а когда Эммелин бежала из дома, последовал за ней. Ему потребовалось два года, чтобы уговорить ее выйти за него замуж. В первый год мы спасли двух девушек, во второй – четырех. Тогда-то мы и познакомились с Лофтусом. Мы пытались пристроить одну из сбежавших служанок к нему в дом, но он заметил, что у нее поддельные рекомендации, и явился в агентство, чтобы выяснить, в чем дело. Докопавшись до истины, он ушел, и мы опасались, что Лофтус разоблачит нас публично, однако этого не случилось. Вскоре он вернулся и предложил нам свою помощь, а затем начал активно сотрудничать с нами.

– С каждым годом число спасенных вами девушек увеличивалось, не так ли?

– Да. – Феба кивнула. – В прошлом году мы вызволили из беды девять служанок, в этом спасли восемь и готовимся к новым операциям.

– Одна из них состоится завтра ночью, – заметил Деверелл, прижавшись щекой к волосам Фебы. – К вашим достижениям можно отнести также то, что множество служанок было пристроено в хорошие места, в дома, где им ничто не угрожает.

– Вы правы. – Феба хотела повернуться, но виконт, крепко обняв ее, не дал ей этого сделать.

– В чем дело? – удивленно поинтересовалась она.

Джослин вздохнул.

– Феба, я должен вас кое о чем спросить…

– О чем именно?

– Мне нужно знать, какое событие в вашей жизни заставило вас начать работу по спасению попавших в беду девушек.

Феба долго молчала.

– Все это произошло очень давно… – наконец тихо проговорила она.

– И все же, прошу вас, расскажите.

Феба вздохнула и откинула голову ему на плечо.

– Однажды я отправилась на праздник в одно поместье вместе с тетушкой Мэрион, тогда мне было всего семнадцать дет, и я еще не выезжала в свет. В загородной усадьбе влиятельного пэра собрался избранный круг гостей. Для меня было большой честью получить приглашение на этот праздник, и я ужасно волновалась. – Голос Фебы звучал глухо и как будто доносился откуда-то издали. – Мы гостили в поместье три дня. Все случилось в ту ночь, когда хозяйка дома давала бал, на который съехалось множество гостей из города и из близлежащих усадеб. Я была окружена всеобщим вниманием, и, признаюсь, меня ошеломило это обстоятельство. У меня голова шла кругом, я словно опьянела от царившего вокруг шума и веселья. В бальном зале, как и в гостиных на первом этаже, было многолюдно. Ночь была теплой, и мне вскоре стало душно; я попыталась найти Мэрион, но меня со всех сторон окружали кавалеры, которые просто не давали мне прохода. Меня постоянно приглашали танцевать, старались увлечь беседой, и я не знала, как отвязаться от назойливых ухажеров. А потом… – Феба на мгновение замолчала, но потом взяла себя в руки и продолжила: – Один джентльмен, близкий друг хозяина дома, пришел мне на помощь; во всяком случае, сначала это выглядело именно так: он быстро разогнал моих кавалеров, заявив им, что мне необходимо отдохнуть, а затем пригласил меня прогуляться по галерее, поскольку там прохладно и тихо.

Я хотела найти Мэрион и сообщить ей, куда и с кем иду, но этот человек заметил, что здесь не Лондон, а всего лишь сельское поместье. – Феба долго молчала, собираясь с мыслями, прежде чем продолжить свой рассказ. – И вот я пошла за ним, но он повел меня не в главную галерею, расположенную над парадной лестницей, а в отдаленное крыло дома, где находились спальни и где в это время не было ни души. В галерее, как и обещал этот человек, было тихо и прохладно; она не была освещена, и повсюду залегали густые тени, скрывавшие глубокие ниши и проемы в стенах. Мне стало не по себе, но я тут же обвинила себя в излишней мнительности и не чувствовала опасности, не верила, что со мной может случиться что-нибудь плохое…

– Но что же произошло потом?

Дрожь пробежала по телу Фебы, и она вцепилась в руки Деверелла, как будто ища у него защиты.

– Мой спутник начал говорить непристойности, делать мне нескромные предложения… Я пришла в ужас, но мой испуг только еще сильнее возбудил его похоть. Я помню выражение его глаз. – Феба содрогнулась. – Он прижал меня спиной к деревянной обшивке….

Виконт не знал, что на него нашло, но он вдруг увлек Фебу к простенку и прижал ее спиной к стене.

– Вот так? – спросил он.

В призрачном тусклом свете луны, струившемся в окно, Феба не могла разглядеть его лицо; ее зрачки расширились от страха, но она быстро взяла себя в руки.

– Да.

– И что он делал дальше?

– Он пытался меня поцеловать.

– Пытался?

– Я сопротивлялась, отталкивала его.

Тут виконт припал к ее губам в неистовом поцелуе; он терзал ее рот, но Феба не сделала ни малейшей попытки оттолкнуть его и страстно отвечала ему.

Прервав поцелуй, Джослин взглянул в ее затуманенные глаза.

– Вы не сопротивляетесь мне, потому что вам нравится, когда я вас целую.

Феба глубоко вздохнула.

– Вы правы.

– Рассказывайте, что было дальше.

– Дальше? – Она провела кончиком языка по пересохшим губам. – Мы начали бороться. Я пыталась вырваться из его цепких рук, но он был намного сильнее меня. В конце концов он пригвоздил меня к стене и стал задирать юбку.

– Вот так? – Деверелл резким движением руки задрал юбки Фебы. Не сводя с него глаз, она учащенно задышала.

– Да.

Ее голос дрогнул, но не от страха, а от охватившего ее желания.

– А что было потом? – спросил он, и его жаркое дыхание обдало лицо Фебы.

– Насильник втиснул колено между моих ног, заставив меня расставить их шире.

– Вот так? – Он повторил действия насильника.

Феба, ахнув, откинула голову и прижалась затылком к стене.

– Да… так… – едва дыша, прошептала она.

– Нет, не так, – нахмурившись, возразил Деверелл. – С ним вы испытывали совсем другие чувства.

– Да, – согласилась Феба. – Тогда мне было ужасно, а сейчас… Сейчас мне хорошо…

Именно это Деверелл надеялся услышать, своими действиями он стремился доказать Фебе, что ее прошлое не может встать между ними ни сейчас, ни в дальнейшем.

Их взгляды снова встретились.

– Что дальше?

Феба нахмурилась.

– В галерею вошли три горничные: они несли грелки с горячей водой, чтобы согреть постели гостей. Девушки оживленно болтали, но, увидев нас, испуганно замолчали и остановились, не зная, что делать. Насильник отвлекся, чтобы взглянуть на них, и я, воспользовавшись удобным случаем, сильно толкнула его в грудь, вырвалась и убежала.

– Здесь нет горничных, – помолчав, заметил виконт.

– Нет, – согласилась Феба. – Никто не остановит вас, если вы захотите овладеть мной.

Джослин посмотрел ей в глаза.

– Никто, кроме вас.

Феба долго молчала, а затем погладила его по голове, и ее пальцы погрузились в его густые волосы.

– Я не буду останавливать, и вы это знаете. – С этими словами Феба припала к его губам, а виконт до самой талии задрал ее юбки, и его рука проникла в ее влажную горячую промежность. Феба была уже готова к соитию и с нетерпением ждала его.

Ему не понадобилось много времени, чтобы расстегнуть брюки, и его член медленно вошел в лоно Фебы. Она выгнула спину, стремясь, чтобы он проник глубже, а когда Джослин начал делать толчки, громко застонала.

Это было странное и восхитительное соитие. Любовники, задыхаясь от страсти, издавали хрипловатые крики и стоны. Одежда не мешала им сливаться в экстазе и чувствовать себя единым целым, и они, не скупясь, дарили друг другу наслаждение.

Когда они достигли апогея страсти, мощная судорога пробежала по их телам. Их коснулось пламя всепожирающего огня, в котором исчез окружающий мир. Вцепившись друг в друга, они с наслаждением пережили этот момент.

Когда волна возбуждения начала спадать, Деверелл подхватил Фебу на руки и вместе с ней в изнеможении рухнул на кровать.

Некоторое время они лежали молча, пытаясь восстановить дыхание; их бешено колотившиеся сердца, казалось, готовы были выскочить из груди, в висках гулко стучала кровь.

Постепенно Феба пришла в себя, и сладкая истома разливалась по ее телу. Неожиданно засмеявшись, она повернула голову и взглянула належавшего рядом с ней виконта; ее глаза искрились весельем.

– Это было просто замечательно! – заявила она. – Но вы так утомили меня, что я, пожалуй, теперь не скоро смогу встать.

Деверелл фыркнул.

– Нам никто не мешает полежать пару часов; к тому же я и сам тоже совершенно выбился из сил…

Феба снова засмеялась, довольная тем, что сумела так сильно утомить своего любовника. Ее звонкий голос затронул тайные струны его души, и когда Джослин вспомнил, какона кричала от наслаждения в минуты близости, его сердце наполнилось радостью.

Через некоторое время он приподнялся, опершись на локоть, и вгляделся в лицо Фебы, на котором играла блаженная улыбка. Ему не хотелось омрачать ее блаженство неприятными воспоминаниями, но он должен был выяснить все до конца.

– И что произошло потом, когда вы убежали из галереи? – тихо спросил он.

Приподняв отяжелевшие веки, Феба взглянула на него из-под ресниц и печально вздохнула. Воспоминания о прошлом заставляли больно сжиматься ее сердце.

– Я убежала в свою комнату и позвала Скиннер. Позже, когда ко мне заглянула Мэрион и спросила, почему я так рано ушла с бала, я сказала, что у меня разболелась голова. Скиннер я рассказала все, и мы долго обсуждали произошедшее. Меня приводило в ярость то, что я ничего не могла поделать. Если бы я обвинила этого человека в попытке изнасилования, это только испортило бы мою репутацию, так как часть общества не поверила бы мне, решив, что я хочу оклеветать порядочного человека. Другая часть поверила бы в правоту моих слов, но ни за что не встала бы на мою защиту. Кроме того, если бы я рассказала об инциденте в галерее, это бросило бы тень на Мэрион и хозяйку дома, женщину добрейшей души.

– Однако, несмотря на всю свою доброту, она пригласила в дом джентльмена, способного изнасиловать невинную девушку, хотя наверняка знала о его наклонностях, – заметил Деверелл.

Феба на мгновение задумалась. Теперь она понимала, каким наивным созданием была в свои семнадцать лет.

– Да, вы правы…

Они помолчали.

– И кто же это был? – наконец задал Деверелл давно мучивший его вопрос.

Внимательно взглянув на него, Феба решила, что ему не нужно знать имя оскорбившего ее человека, но не потому, что он не имел на это права.

– Я уже отомстила ему за все несколько лет назад, – спокойно сказала она.

Виконт нахмурился.

– Каким образом?

– Я узнала, что он женился из-за денег и целиком зависит от родственников жены. К этому времени я уже познакомилась с обычаями светского общества и мне было известно, какой силой обладают сплетни. Его жена не догадывалась о похождениях своего супруга; пожалуй, только она одна находилась в неведении. Тогда я с помощью Эдит пустила в обществе слух о крайней распущенности этого человека. Как я и рассчитывала, слух очень быстро дошел до жены, причем сразу из нескольких источников, и она начала внимательно наблюдать за своим супругом. Вскоре она убедилась, что слухи не были безосновательными, и с тех пор держит его под домашним арестом в сельской глуши, строго контролируя его финансы и не давая тратить деньги так, как ему хочется. – Феба помолчала, а затем добавила с усмешкой: – Я нанесла ему самый страшный удар – удар по его самолюбию; теперь он стал посмешищем в глазах света, поскольку все знают, почему он безвыездно живет в поместье, а его жена не принимает гостей и не устраивает в усадьбе никаких развлечений.

– О, я вижу, с вами опасно связываться… – Виконт усмехнулся, и Феба тоже улыбнулась.

– Теперь, когда вы знаете все мои тайны, я хочу знать ваши, – заявила она.

Деверелл бросил на нее удивленный взгляд.

– Но у меня нет от вас никаких тайн…

– Неправда! Я хочу знать ваш главный секрет: почему каждое ваше прикосновение доставляет мне наслаждение, даже тогда, когда вы ведете себя со мной грубо, агрессивно, даже тогда, когда я боюсь вас или паникую. Если бы на вашем месте был другой мужчина, я бы возненавидела его, тогда как к вам испытываю совсем другие чувства. Скажите, почему так происходит?

Виконт долго смотрел в глубину фиалковых глаз, а затем потянулся к Фебе и поцеловал в губы.

– Потому что другие мужчины не подходят вам так, как я. Я – именно тот, кто вам нужен. Мы созданы друг для друга, и в этом весь секрет.

Феба больше не задавала вопросов. Нежно поцеловавшись, они разделись в темноте, побросав одежду на пол, легли в постель и заснули в объятиях друг друга.


– Что значит «пропала»? – Феба с недоумением взглянула на Эммелин.

– Она исчезла, – с мрачным видом сообщила Эммелин. – Точно так же, как и предыдущая девушка. Но на этот раз служанка знала, что сегодня ночью мы увезем ее из дома. Ума не приложу, зачем надо бежать накануне спасения?

Оторвав глаза от вороха счетов, лежавших перед ним на столе, виконт взглянул на незнакомую женщину, ожидавшую в коридоре.

– Это и есть экономка? – спросил он.

– Да, миссис Стэнли, она помогала нам готовить побег служанки и теперь в полном недоумении, хотя ни в чем не виновата.

– Попросите ее пройти сюда; может быть, она прольет хоть какой-то свет на это странное происшествие…

Вскоре миссис Стэнли собственной персоной предстала пред ними. Женщина сильно нервничала и все время теребила свою матерчатую сумочку. Увидев Деверелла и Фебу, она поспешно сделала книксен, а когда виконт пригласил ее сесть, заметно растерялась.

– Не бойтесь. – Эммелин выдвинула стул. – Садитесь и постарайтесь ответить на наши вопросы, а потом мы вместе подумаем, что делать дальше.

Миссис Стэнли смущенно опустилась на краешек стула.

– Лизетт с нетерпением ждала сегодняшней ночи, поскольку знала, что вы приедете за ней. – Экономка вздохнула. – Не понимаю, почему она исчезла – эта девушка не была способна на глупые поступки, она всегда отличалась рассудительностью.

– Вы сказали «исчезла»? – Виконт нахмурился.

– Нуда… В последний раз я видела ее вечером, когда Лизетт поднималась к себе наверх, а утром она пропала.

– Ее вещи и одежда остались в комнате?

Миссис Стэнли кивнула.

– Может быть, она куда-то спешила? Не знаю… Я просто ничего не понимаю… – Экономка сокрушенно качала головой.

Виконт на мгновение задумался.

– Мне кажется, миссис Стэнли, что вы и дворецкий должны заявить об исчезновении Лизетт в полицию. Маловероятно, конечно, что ее найдут, но в интересах закона это следует сделать.

Лицо миссис Стэнли помрачнело.

– Вы правы. – Она кивнула. – Я думала об этом, но у меня нет никаких сомнений в том, что они не найдут бедняжку Лизетт, как не нашли Берту.

– Берту?

– Служанку мистера и миссис Ригли. Они живут на Саут-Одли-стрит, и я знакома с их экономкой, миссис Хиггинс. Берта была красивой девушкой, она шесть лет служила в доме, а две недели назад вдруг исчезла, как сквозь землю провалилась. Миссис Хиггинс заявила о ее исчезновении куда следует, но все впустую. С тех пор никто не видел бедняжку.

Все это казалось очень подозрительным, и виконт решил во что бы то ни стало докопаться до истины.

– Вы сказали, что Берта была красивой девушкой. А Лизетт была тоже хороша собой? – поинтересовался он.

– О да, они обе были просто загляденье. Вы же знаете, что в наше время богатые люди обычно нанимают в горничные девушек приятной наружности.

Деверелл промолчал, давая понять миссис Стэнли, что разговор окончен. Когда она встала, он тоже учтиво поднялся и попрощался с ней, после чего экономка поспешно вышла.

Сидевший у камина Бертлз бросил на виконта вопросительный взгляд.

– Вы полагаете, что за всеми этими исчезновениями девушек что-то кроется?

В глазах Феба и Эммелин, казалось, застыл тот же вопрос.

– Подобные необъяснимые исчезновения стали слишком часто происходить, – ответил Деверелл, тщательно подбирая слова, – поэтому нам надо обратить на них самое пристальное внимание. В течение всего лишь двух недель пропали три красивые девушки, хорошо обученные горничные, которых обычно нанимают в знатные дома в Мейфэре.

– Мы работаем в том же районе, – заметил Бертлз.

– Да, – подтвердил виконт. – И поэтому нам нельзя терять бдительности. Мне кажется, что об исчезновении девушек все же следует оповестить власти. Если стражи порядка не положат этому конец, нашему агентству скоро некого будет спасать.

Виконт знал слишком мало, чтобы пугать своими домыслами Фебу и ее помощников, но в то же время он верил своей интуиции, которая никогда его не подводила. Он нутром чуял, что здесь совершалось какое-то злодеяние.

– Пока мы не выясним, что происходит, нам следует быть предельно осторожными, – предупредил он.

Феба поморщилась.

– В ближайшее время нам не о чем беспокоиться, – заметила она. – Сегодняшняя операции не состоится.

Глава 18

– Вот и она, – сказала мисс Маллесон, показав на миниатюрную закутанную в плащ женскую фигурку, стоявшую неподалеку от дома, расположенного на Керзон-стрит.

Бросив взгляд на темный силуэт, Деверелл снова стал следить за переулком, в котором стояла их карета. Это была шестая операция, в которой он принимал участие, и на этот раз обстановка не нравилась ему, поэтому он сильно нервничал.

Они находились в запутанном лабиринте темных переулков, и в любую минуту из густой тени мог вынырнуть сторож или нежелательный свидетель. Странно, но всего лишь в нескольких ярдах отсюда располагался фешенебельный район Мейфэр с его широкими, освещенными фонарями улицами.

Виконт попытался внушить себе, что они находятся не на войне и не собираются отражать атаки вооруженного неприятеля, тем не менее его душу терзала тревога.

Феба, стоя рядом, тоже не спускала глаз с крадущейся вдоль стены девушки. Деверелл тронул ее за рукав.

– Подойдите к ней, – шепотом распорядился он.

Ему не пришлось повторять дважды, так как мисс Маллесон поспешно двинулась навстречу девушке, которая, увидев ее, остановилась и прижала к груди узелок с пожитками.

Виконт снова огляделся. Фергус сидел на козлах экипажа, а Грейнджер вел наблюдение поодаль от них, в том же переулке, обеспечивая путь к отступлению. Бертлз прикрывал их с тыла. Скэтчер прятался в тени поблизости от экипажа.

Внутренний голос подсказывал, что виконту следовало пойти вместе с Фебой и не отходить от нее ни на шаг, но в этом случае служанка могла испугаться и убежать, тогда как Феба, обладая даром убеждения, поговорив с девушками, быстро успокаивала их. После, замечая участвовавших в операциях мужчин, они уже не впадали в панику.

Подойдя к служанке, Феба о чем-то заговорила с ней, и девушка тут же успокоилась.

Решив, что теперь можно подойти к ним, виконт сделал шаг, но тут же остановился, заметив, как из переулка появилась мужская фигура, за ней вторая, третья… У него упало сердце, и когда он бросился бежать, за его спиной раздались шарканье ног и грубая ругань.

– Быстро в карету! – крикнул он Фебе.

Обернувшись, она застыла, устремив взгляд на то, что происходило за спиной Деверелла: там Скэтчер сдерживал натиск выбежавших в переулок мужчин.

В этот момент позади служанки как из-под земли выросли еще двое мужчин и, оттолкну в девушку, набросились на виконта. К счастью, он сумел быстро среагировать: пара точных сильных ударов – и его противники были повержены. Обернувшись, Деверелл взглянул на Скэтчера и увидел, что тот упал, но к нему на помощь уже подоспел Грейнджер. Все же одному из нападавших удалось прорваться вперед, и он устремился к мисс Маллесон и служанке, но вдруг остановился в нерешительности. Вероятно, у него был приказ схватить женщину, но какую? Тот, кто разрабатывал эту операцию, наверняка не предполагал, что в переулке окажутся две особы женского пола.

Наконец, видимо, не придя ни к какому решению, мужчина схватил Фебу и потащил ее за собой. У Деверелла потемнело в глазах. Феба отчаянно сопротивлялась, колотя противника по плечам, и тогда мужчина, выругавшись, ударил ее наотмашь по лицу.

Догнав мерзавца, виконт едва не сбил его с ног; насильник зашатался и выпустил свою жертву.

– В карету! – крикнул Джослин.

Его противник тем временем быстро пришел в себя и, взревев от досады, кинулся на виконта, однако тот дрался намного лучше, владея различными приемами, и несколькими прямыми ударами отправил негодяя в нокаут.

Оглянувшись, Деверелл удостоверился, что Скэтчер и Грейнджер умело держат оборону, и побежал к карете. К этому времени Феба уже довела бьющуюся в истерике служанку до экипажа и открыла дверцу.

– Скорей садитесь! – приказала она.

Подбежав, виконт, не раздумывая, подхватил девушку и втолкнул в карету, а затем точно так же поступил с Фебой.

– Сидите тихо! – Он поспешно захлопнув дверцу. Услышав шум драки, Джослин обогнув карету, увидел, что Бертлз и Фергус сражаются с тремя противниками. Бертлз уже едва держался на ногах, и Фергус, размахивая кнутом, отгонял от него нападавших.

Заметив виконта, бандиты на мгновение опешили, а затем, быстро оценив ситуацию, пустились наутек и вскоре растворились в темноте.

Фергус явно хотел догнать их, но Джослин остановил его:

– Пусть убираются туда, откуда пришли.

Вспомнив о цели операции, Фергус кивнул и снова взобрался на козлы, а виконт помог Бертлзу сесть в карету и затем огляделся.

Впереди на мостовой Грейнджер и Скэтчер все еще сражались со своими противниками.

Деверелл быстро взобрался на козлы к кучеру.

– Трогай! – приказал он. – Мы подберем наших людей по дороге.

Отпустив тормоз, Фергус ударил кнутом по крупам лошадей, и они двинулись с места. Противники Скэтчера и Грейнджера тут же обернулись; увидев, что на них надвигается карета, они в ужасе бросились бежать.

– Давайте сюда! – крикнул Деверелл.

Скэтчер сразу же повиновался, а Грейнджер замешкался, однако Деверелл прикрикнул на своего конюха, и тот наконец подчинился приказу. Карета замедлила ход, и оба парня вскочили на запятки.

Как только вся команда оказалась внутри кареты, Фергус стал подгонять лошадей, и экипаж, благополучно миновав переулок, выехал на широкую улицу, где в этот час было довольно малолюдно.

– Нам лучше бы ехать окольным путем, – заметил Деверелл, и Фергус, кивнув, повиновался.

Только добравшись до агентства и сев за кухонный стол, Феба смогла привести в порядок мысли и проанализировать то, что произошло сегодня. Обведя взглядом своих людей, она тяжело вздохнула.

Виконт сидел рядом с ней, обхватив ладоням и кружку с горячим чаем. Несколько минут назад он и Фергус обработали ушибы Бертлза, а Эммелин и Феба привели в чувство перепуганную служанку. Теперь Молли Дойл, так звали девушку, лежала в кровати наверху, укрывшись грудой одеял, и, наверное, благодарила Бога за чудесное спасение.

Поставив на стол перед мисс Маллесон чашку с чаем, Эммелин села рядом с ней. Бертлз расположился напротив и с удовольствием потягивал горячий крепкий пунш.

Фергус подбросил дров в камин, и в помещении вскоре стало тепло. Привязав лошадей к коновязи, Скэтчер и Грейнджер присоединились к своим товарищам, войдя в кухню через черный ход.

Поднявшись, Деверелл обвел всех присутствующих суровым взглядом.

– Слава Богу, мы вернулись без серьезных потерь, – угрюмо проговорил он. – Мы выбрались из ловушки, но… – Он снова по очереди оглядел своих товарищей, и его взгляд остановился на Фебе. – Нам так и неизвестно, кто эти люди и почему они напали на нас. Это значит, что они могут напасть вновь.

– Определенно не обитатели дома, из которого сбежала девушка, – заметил Бертлз. – На нас напали настоящие бандиты, а не зеленые юнцы.

Скэтчер кивнул:

– Судя по повадкам, это так.

Виконт насторожился:

– Может быть, вы узнали кого-нибудь из них?

Скэтчер покачал головой:

– Они не из этого района и не из Ист-Энда. – Он сделал несколько глотков. – Вероятнее всего, эти парни из Саутуорка.

– Но почему они явились сюда? Это меня больше всего беспокоит, – задумчиво сказал Фергус. – Может быть, они и есть охотники за девушками?

– В любом случае все это выглядит подозрительно, – кивнул Деверелл. – Возможно, мы действительно столкнулись с бандой похитителей, которые в качестве жертвы выбирают особый тип девушек… Вы видели Молли Дойл?

Фергус, Скэтчер и Грейнджер с озадаченным видом уставились на Джослина.

– Она ирландка, служила горничной, очень хороша собой, если не сказать красива. Вспомните, что миссис Хиггинс рассказала о двух пропавших девушках, Лизетт и Берте. Обе они были «просто загляденье». Похоже, эта банда охотится за красивыми горничными, а их легче всего найти в Мейфэре.

– Но зачем они это делают? – растерянно спросила Эммелин.

Лицо виконта помрачнело.

– Мне на ум приходит только одна причина. Эта банда работает на торговцев живым товаром.

Эммелин в ужасе всплеснула руками.

– Я-то думал, подобные преступления остались в прошлом, – проворчал Бертлз.

– Увы, нет. Торговцы живым товаром сейчас процветают. Банда, с которой мы столкнулись, переезжает из города в город и так творит свои черные дела. Несколько месяцев, а быть может, целый год похитители будут действовать в Лондоне, потом переберутся в Бристоль или Ливерпуль, а через какое-то время настанет очередь Саутгемптона. С годами они стали более разборчивыми и охотятся только за красивыми и невинными девушками. На такой товар всегда найдется покупатель. – Виконт помолчал, а потом добавил: – Похоже, на этот раз мерзавцы решили надолго задержаться в Лондоне.

– Вы правы, – вступила в разговор Феба. – Мы действительно столкнулись именно с этими подлецами и наши интересы пересеклись. Мы спасаем красивых девушек, служащих в богатых домах – именно их обычно пытаются совратить господа. Чем красивее девушка, тем больше у нее шансов стать жертвой знатного распутника. Поэтому рано или поздно мы должны были встретиться с орудующей в столице бандой похитителей.

– Нам надо что-то делать с этой бандой, – брови Деверелла слились на переносице, – иначе мы снова встретимся с этими мерзавцами. Они не оставят в покое бедных девушек, потенциальных клиенток нашего агентства, да к тому же бандиты скорее всего снова попытаются напасть на нас.

– И они сделают это ночью в узком переулке, – кивнул Фергус. – Эти люди знают, как действовать, не сомневайтесь.

– Да, невеселые дела. – Виконт помолчал. – Мы не должны позволить им выследить нас, это сейчас главное. Ситуация, в которой мы оказались, ставит нас перед выбором, который мы должны сделать сегодня.

– Что еще за выбор? – встревожилась Феба.

– Мы можем по-разному отреагировать на события сегодняшней ночи. Например, поступить следующим образом: ни во что не вмешиваться, чтобы не привлечь внимания бандитов к агентству. Мы не станем останавливать похитителей, затаимся и подождем, пока волки перестанут рыскать по улицам Лондона и переберутся в другое место. Наше ожидание продлится несколько недель или, может быть, месяцев: на это время мы должны будем прекратить все операции по спасению попавших в беду девушек, оставив их на произвол судьбы. Если даже несчастные сами найдут дорогу в агентство, мы вынуждены будем отказать им в приюте, поскольку теперь здесь небезопасно. Прежде чем вы выскажетесь, я прошу вас хорошенько обдумать мои слова. Наше агентство за годы своего существования спасло множество девушек и спасет еще больше, если мы не дадим ему погибнуть.

Лица слушателей помрачнели, хотя каждый по-своему оценил слова виконта.

– Вы сказали, что существует второй путь выхода из этой ситуации, – заметила Феба.

Виконт одобрительно посмотрел на нее.

– Верно. Второй путь. – Он глазами обвел всех присутствующих. – Мы можем противостоять им, и, если повезет, власти быстро схватят этих мерзавцев. В крайнем случае мы найдем другой способ изгнать их из Лондона, и тогда наше агентство сможет снова продолжить свою работу. Но, обращаясь к властям, мы сильно рискуем: они могут обнаружить, что агентство занимается секретной деятельностью; поэтому нам следует отменить ближайшие операции и затаиться на время. Пусть полиция спокойно занимается бандитами. И тем не менее мы не можем предвидеть всего, что случится, после того как власти узнают о банде, орудующей в городе.

– Не думаю, что у нас на самом деле есть выбор, – Феба гордо расправила плечи. – Мы не можем позволить бандитам и дальше совершать их мерзкие злодеяния. Цель деятельности агентства – противостоять таким, как они, и мы не отступали от своих принципов. Я полагаю, что мы должны пойти по второму пути и направить представителей власти по следу похитителей девушек.

Никто не стал спорить с ней, поэтому Феба тут же поручила Девереллу связаться со своими влиятельными знакомыми и известить их о появлении в городе опасной банды, а виконт, в свою очередь, еще раз предупредил всех о необходимости затаиться и прекратить на время активную деятельность.

На следующее утро, поднимаясь после завтрака на второй этаж клуба, виконт вспоминал события вчерашней ночи.

После собрания, состоявшегося на кухне агентства, он и Феба встретились в ее спальне в доме Эдит и продолжили обсуждение ситуации, в которой оказались.

Виконт не сомневался, что опасность грозит не только агентству, но и Фебе, ее репутации; если в обществе узнают, что она руководит агентством по найму прислуги, не говоря уже о ее участии в операциях по спасению девушек, подвергшихся в домах своих господ сексуальному домогательству, то все отвернутся от нее и она станет изгоем.

Разумеется, он высказал Фебе свои опасения, но она слушала его не слишком внимательно. Тем не менее Девереллу удалось заронить в ее душу зерна сомнения. Тем не менее виконт решил, что в любом случае придет ей на помощь и будет до конца своих дней поддерживать ее.

Вернувшись в клуб и войдя в библиотеку, Джослин прошел в дальний угол, где стоял письменный стол, а спустя полчаса вызвал Гасторпа.

– Отправьте это как можно быстрее, – распорядился он, протягивая дворецкому письма. Одно из них было адресовано виконту Трентему, другое – маркизу Дерну. – А вот это вручите Кроухерсту, когда он проснется.

За завтраком Гасторп сообщил, что поздно ночью в Лондон из своих поместий, расположенных в корнуоллской глуши, прибыл Джервис Трегарт, граф Кроухерст, устав с дороги, он сразу же лег спать, но теперь, по мнению Деверелла, ему уже пора было проснуться.

Гасторп с живым интересом посмотрел на письма.

– Что-то случилось, милорд?

– Да, случилось. – Виконт поднялся. – Я назначил этим господам встречу и надеюсь, что они приедут сегодня во второй половине дня… одновременно с мисс Маллесон. Это, конечно, шокирует джентльменов, но ничего не поделаешь. Нас будет слишком много, поэтому, несмотря на присутствие дамы, встречу придется провести в библиотеке, а не в малой гостиной на первом этаже, как это предписывают правила клуба.

– Как вам будет угодно, милорд. В котором часу состоится встреча?

– Я назначил ее на четыре, но, возможно, она начнется позже. Трентем, Дерн, Кроухерст и мисс Маллесон прибудут вовремя, но когда явятся другие гости, я не знаю. А сейчас, милейший Гасторп, пожелайте мне удачи, я еду в Уайтхолл, чтобы бросить вызов льву.

Далзил, элегантно одетый джентльмен, начальник департамента разведки, в котором более десяти лет служил Деверелл, сейчас походил на голодного, раздраженного льва, готового в любой момент напасть на того, кто выведет его из себя.

Виконт только что закончил доклад о последних событиях – исчезновении горничных из богатых домов и столкновении с неизвестными людьми во время операции по спасению попавшей в беду девушки, и Далзил, выслушав его, глубоко задумался. «Интересно, скоро ли будет пойман последний предатель?» – подумал Деверелл, наблюдая за ним.

В прошлом месяце Далзил, казалось, был близок к успеху. Но гипотетический «последний предатель», который теперь превратился в реального человека из плоти и крови, ускользнул от него. Чтобы скрыться от рук правосудия, он убил своего сообщника, что свидетельствовало о жестокости и беспощадности преступника.

Впрочем, Далзил тоже мог быть жестоким и беспощадным. Сейчас выражение его лица казалось непроницаемым, но Деверелл чувствовал, что его бывший начальник сильно расстроен.

Виконт мог только догадываться о причинах плохого настроения Далзила: этот человек был вхож во многие кабинеты власти и мог обратить внимание сильных мира сего на важные проблемы, а иногда и помочь разрешить их. Несмотря на то что ему так и не удалось поймать «последнего предателя», он не утратил влияния в среде высших чиновников королевства. Далзил по-прежнему не желал мириться с поражениями, он был нацелен только на победу.

– Торговцы живым товаром… – с отвращением произнес он, и Деверелл понял, что административная поддержка ему обеспечена. – А те люди, которые служат в агентстве, сейчас находятся в безопасности?

– На данный момент да: у нас нет информации, что похитители выследили их.

Далзил кивнул:

– Очень хорошо. Можете рассчитывать на мою помощь. Торговля людьми ужасна сама по себе, а то, что на улицах Лондона орудуют банды, похищающие женщин, просто не укладывается в голове. Наверняка у них есть высокопоставленные покровители; бандиты не могли бы действовать без помощи аристократов, хорошо знающих светское общество. То, что они по ошибке едва не похитили мисс Маллесон, говорит об опасности, грозящей не только простолюдинкам, но и знатным людям. Вы совершенно правы, мы не можем полагаться на стражей порядка, у которых и без того дел по горло. – Темные глаза Далзила блеснули хищным огнем. – Кроме того, если в деле замешаны аристократы, то стражи порядка не посмеют предъявить им серьезные обвинения; здесь необходимо наше вмешательство. И мы с вами должны действовать сообща. – Он сделал акцент на слове «мы», и лицо Деверелла просияло. Теперь они с Девереллом снова будут сражаться по одну сторону баррикад, и это непременно приведет их к успеху. – Итак, каковы будут ваши предложения? Какие меры мы, по вашему мнению, должны принять?

– Я назначил встречу в четыре часа в клубе и пригласил Кроухерста, Трентема и Дерна. Все они находятся сейчас в Лондоне, а вот Сент-Остелл, Торрингтон и Уорнфлит уехали в свои поместья. Я послал им письма с приглашением, но боюсь, пока они доберутся до Лондона, наша встреча уже закончится.

– Вы правы. К тому же эти джентльмены совсем недавно обзавелись женами и сейчас наверняка ездят по гостям с визитами, поэтому нам вряд ли стоит ожидать их скорого появления здесь.


После полудня Малколм вновь нанес визит своему опекуну. Он сидел в библиотеке напротив письменного стола Генри, небрежно развалившись на стуле, и призывал себя к терпению.

Наконец Генри соизволил оторвать глаза от футляра для пистолетов, который разглядывал с большой любовью и трепетом истинного коллекционера, и взглянул на Малколма.

– Ну, что скажешь? – прищурившись, спросил он. Малколм щелчком удалил пушинку со своего рукава.

– Мы причинили им некоторые неприятности, но…

Генри нахмурился.

– Но что? Им нужно было преподать урок, и мы это сделали.

– О, я уверен, они это прекрасно поняли. – Малколм не мог скрыть своей тревоги: инстинкт самосохранения предупреждал его об опасности. – Я наблюдал за действиями наших людей из подворотни. Слава Богу, меня никто не заметил, но то, что я видел, мне очень не понравилось.

Генри мрачно свел брови на переносице.

– Что, черт возьми, ты хочешь этим сказать?

Малколм помолчал, восстанавливая в памяти события прошлой ночи.

– Один из наших конкурентов слишком хорошо дерется, – наконец заговорил он. – Это не уличный драчун, не боксер, не цирковой силач: человек, о котором идет речь, мастерски владеет многими приемами борьбы и может одолеть любого соперника.

Перед Малколмом словно снова возникла высокая, атлетически сложенная фигура незнакомца, которого он видел ночью в темном переулке района Мейфэр. Этот человек прекрасно двигался, контролировал себя и действовал быстро и точно.

– Такой противник очень опасен, – продолжил он. – Я плохо разглядел его в темноте, но могу сказать, что внешне он напоминает гвардейца.

– Хм… Похоже, наши конкуренты завербовали одаренного парня.

– Это еще не все. В их команду входит женщина, которая помогает уводить из дома девушек.

– Женщина? – Генри фыркнул. – Вы меня удивляете! Вероятно, это подружка «гвардейца».

– Чифли полагает, что нашим конкурентам помогает какая-то шлюха; но женщину, которую я видел вчера ночью, не назовешь уличной девкой. Она – леди, и хотя я не могу вспомнить ее имя, но она определенно встречалась мне в свете.

На этот раз Генри глубоко задумался.

– Выезжай почаще в свет, – наконец снова заговорил он и, прищурившись, взглянул на Малколма. – Сейчас самый разгар сезона. Посещай балы, приемы, званые вечера и выясни, кто эта леди, но ни в коем случае не приближайся к ней. Узнай ее имя, а потом мы ее разыщем и заставим сказать, с кем она работает. – Генри явно радовала перспектива жесткого разговора с незнакомой леди, тогда как Малколм содрогался при мысли о том, что ему придется иметь дело с «гвардейцем», которого он видел в темном переулке.

– Я начну выезжать в свет прямо с сегодняшнего вечера, – не слишком уверенно заявил он.

Генри кивнул и снова достал из ящика стола футляр для пистолетов.

– Как только выясните, кто эта дама, сразу же сообщите мне, – распорядился он, давая понять, что разговор окончен.


– Он приедет сюда? – удивленно переспросил Тристан и приподнял брови. – Это весьма смело с его стороны.

– Для нашего бывшего начальника не существует никаких законов, кроме собственного мнения. – Деверелл усмехнулся. – Тем не менее он прикрывается псевдонимом, Далзил не настоящее его имя. Никто не знает, как его зовут на самом деле, но мы можем попробовать вместе разгадать эту тайну.

Тристан и Кристиан прибыли в клуб раньше назначенного срока и присоединились к Джервису, и когда Деверелл привез Фебу, все трое сидели в библиотеке, вальяжно развалившись в креслах, потягивая бренди.

При появлении дамы джентльмены учтиво встали, и виконт представил им Фебу. Судя по всему, приятели и не думали осуждать его за нарушения правил клуба, в соответствии с которыми женщин здесь разрешалось принимать лишь в малой гостиной на первом этаже.

Джослин налил Фебе бокал хереса и усадил в удобное кресло, решив рассказать кое-что о Далзиле, который должен был приехать с минуты на минуту.

– Пару недель назад мы узнали, что настоящее имя Далзила – Ройс, – сообщил он.

– Но это мало что дало нам, – заметил Кристиан. – Возможно, это не первое, а второе или даже третье его имя.

– Нам стало также известно, – продолжал Деверелл, – что леди Осбалдестоун и по крайней мере еще две светские дамы давно знакомы с Далзилом, но нам не удалось выведать у них хоть какие-либо сведения о нем. Похоже, они также не знают причину, заставившую его держать в тайне свое настоящее имя.

– Да, наш бывший начальник до сих пор остается для нас большой загадкой, – заключил Тристан.

Феба улыбнулась.

– Я вижу, вы терпеть не можете неразгаданных тайн, – вежливо заметила она.

– Дело в том, что он знает все наши секреты, поэтому было бы справедливо, если бы у него от нас тоже не было никаких тайн. Кстати, существует какая-либо связь между деятельностью вашего агентства и его навязчивой идеей? – обратился Джервис к виконту. – Меня удивляет, что Далзил так живо откликнулся на вашу просьбу о помощи.

– Вряд ли такая связь существует. – Джослин пожал плечами. По дороге в клуб он уже успел рассказать Фебе о том, что Далзил как одержимый стремится поймать «последнего предателя». – Возможно, причина его интереса к нашему делу кроется в том, что он скучает по «образу врага». Далзилу нужна борьба, ему хочется поскорее ввязаться в сражение, иначе он просто зачахнет.

Джентльмены усмехнулись.

– Пожалуй, вы правы, – согласился Кристиан.

– Это еще раз доказывает то, что во время войны он не только строчил отчеты и донесения, иначе сейчас не страдал бы так сильно от отсутствия активной деятельности…

В этот момент часы на каминной полке пробили четыре, дверь распахнулась и слуга ввел в библиотеку гостя. Джентльмены тут же как по команде встали и поклонились, приветствуя своего бывшего начальника.

Далзил поздоровался с каждым за руку, и Феба отметила, что, несмотря на приветливый тон, в его голосе слышались стальные нотки. Далзил относился к той категории людей, которые привыкли повелевать. Он был безупречно одет и причесан, а черты лица выдавали его родство с норманнами, но Фебу больше всего поразили его манеры. Деверелл и его приятели были элегантны и учтивы, но Далзил превосходил даже их в галантности и искусстве хорошо держаться в обществе.

Когда Деверелл подвел его к Фебе и она почувствовала на себе взгляд карих глаз Далзила, ей стало не по себе: в ее душе снова ожили былые страхи.

Она бросила растерянный взгляд на Деверелла, затем робко протянула руку. Пальцы Далзила показались ей холодными, хотя гость едва коснулся ее руки.

Феба натянуто улыбнулась, стараясь унять бившую ее дрожь.

– Приятно познакомиться с вами, мисс Маллесон. – Улыбнувшись одними губами, Далзил отошел от нее, и Феба с облегчением опустилась на стул.

Взглянув украдкой на бывшего начальника Деверелла, она вдруг поняла, почему инстинктивно едва не сделала перед ним глубокий реверанс: она определенно видела этого человека прежде, хотя и не была знакома с ним, – это случилось несколько лет назад на одном из званых вечеров, которые она посещала вместе со своими тетушками; но поскольку в этот момент Деверелл уже начал рассказывать собравшимся о том, что столкнулся с орудующей в Мейфэре бандой, занимающейся похищением девушек с целью продажи, она решила, что вернется к своим воспоминаниям позже.

Виконт упомянул о деятельности агентства и о его роли в спасении попавших в беду служанок настолько подробно, насколько Феба разрешила ему сделать это. Она не сомневалась, что сидевшие в библиотеке джентльмены являются порядочными людьми, но одобрят ли они ее поведение? Что, если они будут шокированы тем фактом, что великосветская дама занимается противоправной деятельностью?

Не сочтут ли они ее вульгарной? У аристократов легко могло возникнуть впечатление, что, спасая девушек от рук распутников, Феба тем самым бросает тень на свою репутацию.

Когда виконт закончил свой рассказ, Феба робко подняла глаза и обвела взглядом присутствующих.

Тристан с легким недоумением посмотрел на Фебу.

– Цели, которые вы преследуете, весьма похвальны, – неопределенно промычал он.

– Согласен. – Джервис поднял стакан с бренди. – Мисс достойна всяческого уважения.

– Я восхищен вашей отвагой, мисс, – неожиданно услышала она голос Далзила, и Фебе показалось, что его карие глаза смотрят ей прямо в душу. – К великому сожалению, ваша деятельность будет необходима до тех пор, пока не изменится моральный климат в обществе.

– Вы правы, – согласился Кристиан, – наша реальность слишком жестока. Было бы хорошо, если бы другие леди помогали вам, мисс Маллесон. Деятельность вашего агентства приносит намного больше пользы, чем простая благотворительность, которой обычно занимаются наши дамы.

– Вы не будете возражать, если я расскажу о вашем агентстве своей жене? – поинтересовался Тристан. – Могу с уверенностью сказать, что она с огромным удовольствием станет помогать вам.

Феба покраснела от смущения. К счастью, она хорошо знала Леонору, жену Тристана, и поэтому не возражала, чтобы он рассказал ей об агентстве.

– Итак, я продолжаю, – снова заговорил Деверелл, виконт обвел собравшихся внимательным взглядом, а затем доложил о событиях последних недель и о недавней стычке с бандитами.

Феба внимательно следила за реакцией приятелей Деверелла: все эти джентльмены отличались атлетическим телосложением, были по своей натуре воинами, привыкшими захватывать города и уничтожать противника. В то же время они всегда могли защитить тех, кто нуждался в их помощи.

– Похищения девушек носят особый характер, – сообщил в заключение виконт. – Исчезают не просто служанки, а красивые молодые горничные.

– Следовательно, – задумчиво произнес Кристиан, – бандитам помогает наводчик. Скорее всего это аристократ, светский человек, и он вхож в богатые дома.

– Вы правы. – Глаза Далзила вспыхнули мрачным огнем. – Именно поэтому мы должны выследить негодяя и добиться, чтобы он предстал перед судом.

Все поддержали это мнение и тут же приступили к обсуждению плана действий. Откинувшись на спинку стула, Феба внимательно слушала выдвигаемые предложения, все больше убеждаясь, что, когда эти люди стремятся к своей цели, для них не существует никаких преград.

– Что могло заставить аристократа заняться преступной деятельностью? Скорее всего деньги, – протянул Джервис.

Далзил кивнул:

– Согласен. Деньги – отличная приманка.

– Итак, какие выводы мы можем сделать о личности человека, помогающего торговцам живым товаром? – Кристиан нахмурился. – Мне кажется, врядли мы имеем дело с женщиной.

– Да, это маловероятно, – согласился Тристан. – Между торговцами живым товаром и этим человеком наверняка заключено соглашение. Трудно представить, что дама, пусть даже сильно нуждающаяся в средствах, могла вступить в контакт с бандитами – это слишком опасно. Для такой дамы существует риск в один прекрасный момент тоже превратиться в товар.

– Итак, это мужчина, – сделал вывод Деверелл. – По всей видимости, он живет в Лондоне большую часть года и его дом скорее всего расположен в Мейфэре.

– При этом никто не подозревает о том, что он находится в затруднительном финансовом положении, – добавил Кристиан.

Далзил покачал головой.

– Не слишком ли все просто у нас получается? – с сомнением произнес он.

– Тем не менее поговорить со светскими людьми и навести справки никогда не помешает, – заметил виконт.

– И не только со светскими. Полагаю, вы еще не растеряли связи в деловом мире, Деверелл…

– Разумеется, нет. Завтра я попробую поговорить с нужными людьми; посмотрим, что они скажут.

– Я тоже наведу справки, но не прямым путем. – Далзил, покрутил в руке стакан с бренди. – Мы ищем человека, которому позарез нужны наличные, а значит, наверняка о нем ходят какие-то слухи.

Деверелл и Кристиан переглянулись; им было бы интересно узнать, что означали слова «не прямым путем», однако никто из них не осмелился спросить об этом.

– А тем временем, – продолжал Далзил, – кто-нибудь из вас должен поговорить со стражами порядка. Посетите караульные части, расположенные в Мейфэре, соберите информацию о пропавших служанках, выясните, когда именно исчезли девушки, – это поможет нам. Мы должны составить полную картину происходящего. – Он взглянул на Деверелла. – Даты исчезновения наведут нас на след преступника; именно в эти дни он получал большие суммы денег и тратил их. Нам останется лишь отыскать человека, проявлявшего необъяснимую щедрость в определенный период времени.

Виконт кивнул:

– Вы правы, и к тому же мы можем вычислить этого человека по банковским счетам. Сопоставив даты исчезновений девушек и пополнения счетов, мы найдем преступника, даже если он прикрывается чужим именем.

– Верно, – присоединился к разговору Кристиан. – Но не забывайте, что мы можем сначала выйти на торговцев живым товаром. Я займусь этим, используя свои старые связи: у меня есть информаторы и в преступном мире. Быть может, мне повезет, и тогда я получу от них весьма ценные сведения.

– Надо еще проверить доки, – промолвил Джервис. – Преступники наверняка используют суда для перевозки живого товара.

– Вдобавок ко всему я приведу в готовность речную полицию, – пообещал Далзил. – Пусть они прочешут береговую линию. Преступники скорее всего держат белых невольниц на берегу, потому что держать их на судне опасно. Он обвел глазами присутствующих, ожидая возражений или других предложений, однако все молчали.

Взглянув на Фебу, Далзил добавил:

– Итак, план действий намечен, но, мне кажется, было бы разумно установить круглосуточное наблюдение за агентством «Афина», во всяком случае, до тех пор, пока мы не установим имя аристократа, помогающего бандитам. Мы не знаем намерений преступников. Возможно, они считают вас своими конкурентами и попытаются вывести из игры, напав на агентство, поэтому мы должны принять все меры предосторожности.

Джентльмены согласились с Далзилом, и Феба, натянуто улыбнувшись, кивком поблагодарила его за заботу. Этот человек думал, что оказывает ей услугу, но что она скажет Эммелин и Молли, которая до сих пор не пришла в себя после пережитого ужаса, а также другим клиенткам, когда они заметят джентльменов, неусыпно следящих за агентством?

Глава 19

Вечером того же дня Феба, сидя за туалетным столиком перед зеркалом, расчесывала свои роскошные волосы и перебирала в памяти недавние события.

Больше всего ее изумляло то, что ей позволили с остальными участвовать во встрече с коллегами Деверелла. Их беседа и обсуждение планов произвели на нее неизгладимое впечатление; хотя она говорила мало, но не чувствовала себя ущемленной. Возможно, джентльмены, к которым относятся Деверелл и его приятели, всегда рассматривают женщин как равноправных партнеров… Если так, то этим они сильно отличаются от остальных представителей светского общества.

Отложив в сторону расческу, Феба стала расстегивать жемчужное ожерелье. Она отпустила Скиннер до утра, сказав, что ей не понадобятся сегодня услуги горничной, однако прежде чем лечь в постель, она хотела поговорить с Девереллом.

После встречи, состоявшейся в клубе, Феба и Деверелл поехали в агентство, чтобы сообщить своим товарищам последние новости. Эммелин сильно растерялась, когда услышала, что на ее кухне скоро появятся еще четыре джентльмена, которые в течение ближайших недель будут дежурить здесь.

Вместе с Эммелин Феба поднялась на второй этаж, в комнату Молли. Обеим женщинам она пояснила, что четверо джентльменов, которые вызвались помочь им, являются друзьями виконта, что они похожи на него и их следует не бояться, а рассчитывать на их поддержку и защиту.

Услышав шаги, Феба обернулась и, увидев Джослина, встала и протянула обе руки ему навстречу.

– Хорошо, что вы не успели раздеться. – Он прижал ее ладони к своей груди.

– Да? И почему же?

Виконт усмехнулся:

– Потому что я хочу научить вас нескольким эффективным приемам самообороны. Помните, как прошлой ночью на вас напал негодяй? Если бы вы умели обороняться, то легко справились бы с ним.

Слова Деверелла заинтриговали Фебу.

– Правда? Вы считаете, что я должна была ударить его? Виконт снова усмехнулся.

– Сожмите кулак, – приказал он. – Сильнее. – Он приставил свой кулак к ее маленькому кулачку. – Видите разницу?

Феба состроила гримасу.

– Ваш кулак в три раза больше.

– Верно. А мое запястье в два раза шире вашего. Если вы попытаетесь ударить кулаком мужчину, то нанесете больше вреда себе. Тем не менее существуют приемы, которые помогут вам одолеть сильного противника. – Он обхватил пальцами ее запястья. – Попробуйте освободить руки.

Феба подняла на него глаза.

– А разве это возможно? – растерянно спросила она.

Джослин улыбнулся:

– Конечно. Сделайте резкие вращательные движения руками вверх и наружу.

Феба выполнила его приказ, и – о чудо! – ее руки оказались на свободе.

– Ого!

– Вы должны вращать руки еще быстрее, иначе противник успеет среагировать. Попробуйте снова…

Тренировка длилась до тех пор, пока у Фебы постепенно не стали появляться необходимые навыки.

– Я и не знала, что это так просто, – удивилась она.

Виконт усмехнулся:

– Дело в том, что женщин чаще всего хватают за запястья: это самый легкий способ удерживать их, не давая им сопротивляться. Однако как только вы примените прием и вырветесь из рук напавшего на вас человека, он изменит тактику и схватит вас вот так!

Прежде чем Феба успела среагировать, виконт схватил ее за талию.

– Что вы будете делать теперь?

Феба взглянула на свои ладони, упершиеся в предплечья Деверелла. Кисти ее рук казались до смешного слабыми.

– Может, я должна ударить вас кулаком?

Деверелл засмеялся.

– Это бесполезно. Используйте руки только в крайнем случае, когда у вас нет другого выхода. Если мужчина держит вас вот так, лицом к лицу, вы можете прибегнуть к более мощному оружию.

– К какому именно? – с недоумением спросила она.

Виконт легонько хлопнул ее по лбу.

– Вот самая мощная кость вашего тела. Используйте ее, стукните противника лбом. Цельтесь в нос, а если не дотянетесь, то в подбородок…

Феба тут же попыталась исполнить подсказку, и до некоторой степени это ей удалось.

– Отлично, – сказал он, потирая ушибленный подбородок. – То, что надо…

– Но вам же больно. – Феба устремилась к нему.

– Ничего, пройдет. Я хочу, чтобы вы усвоили главное правило: прежде всего не допускайте, чтобы вас поймали. Прошлой ночью бандит не сразу вцепился в вас, в течение нескольких секунд он лихорадочно соображал, какую из двух женщин он должен схватить, а вы обе покорно ждали его решения. Запомните, если вы видите, что на вас собираются напасть, бегите!

Он резко сделал шаг по направлению к ней, и Феба, вскрикнув, спряталась за кресло.

– Хорошо, – похвалил ее Деверелл и снова двинулся к ней. Повернувшись, Феба отбежала к кровати, однако виконт следовал за ней по пятам, а настигнув, схватил за талию и крепко прижал к себе, ограничив свободу движений.

– Не надейтесь на то, что вам удастся вырваться, бегите от него что есть духу. Если противник оторвет ваши ноги от земли, вы будете совершенно беспомощны.

У Фебы перехватило дыхание. Она попыталась сопротивляться, но быстро поняла, что Деверелл прав: она оказалась совершенно беспомощной в таком положении.

– А ведь вы могли бы оказать насильнику сопротивление, не дожидаясь, пока он поднимет вас в воздух. – Деверелл поставил Фебу на ноги и дотронулся кончиком ботинка до каблука ее туфельки. – Сразу предупреждаю, не пытайтесь попробовать сейчас, потому что это чертовски больно. Итак, если у вас высокие каблуки, вы можете вонзить их в подъем ступни преследователя. Вполне вероятно, что негодяй выпустит вас, и тогда вы сможете…

– Убежать, – закончила Феба.

– Правильно. Есть также еще один способ избавиться от противника; правда, он не совсем надежный, но все же о нем следует знать. Вы должны обмякнуть в его руках, как бы упасть в обморок; поверьте, очень трудно удержать человека, который не стоит на ногах. Как только тот, кто напал на вас, растеряется, вы должны быстро вырваться, не давая ему возможности опомниться, и убежать. Если вы замешкаетесь, он снова схватит вас. Итак, запомните: бегство – лучший путь к спасению, иначе бандит может поднять вас и бросить…

Подхватив Фебу на руки, Деверелл бросил ее на кровать, и она вскрикнула от неожиданности. Тут же он упал на нее и придавил своим телом к постели, так что Феба взвизгнула; затем она улыбнулась и обвила руками его шею.

– Я полагаю, наш урок закончен?

– Да, на сегодня достаточно.

– И чем же мы займемся теперь?

– Теперь… теперь мы разденем вас, – заявил виконт и без промедления начал расшнуровывать корсаж ее платья.


– Ради Бога, простите, леди Хартинг, но я вынуждена покинуть вас, поскольку меня зовет тетя. – Феба, очаровательно улыбнулась своей собеседнице, настоящей ведьме, и ее племяннице, которая без зазрения совести пялилась на Деверелла.

Взяв виконта под руку, она отвела его в сторону.

– Разве Эдит махнула вам рукой? – с недоумением спросил он, когда они пробирались сквозь толпу. – И вообще, мне кажется, она находится сейчас в другом конце зала. Куда мы идем?

– Эдит действительно сидит сейчас в противоположном конце, но у меня есть еще тетушки. Кто знает, быть может, это одна из них…

На этот раз они находились в доме леди Гиффорд, которая давала грандиозный бал. Прошло пять недель с памятной встречи, состоявшейся в библиотеке клуба «Бастион», и все это время виконт и его друзья пытались выйти на след торговцев живым товаром. Каждый вечер они выезжали в свет, собирали сплетни и слухи, но все было тщетно; их усилия не дали никаких результатов.

Феба бросила на своего спутника насмешливый взгляд.

– Похоже, все мамаши, у которых есть дочки на выданье, считают вас завидной партией. У меня такое чувство, как будто у вас на лбу висит табличка «Сезон охоты открыт», – заметила она.

Виконт усмехнулся:

– Это крест, который вынуждены нести многие холостяки. В свете мы не охотники, а те, на кого охотятся – таковы нравы в наше время, и это очень печально.

Феба фыркнула.

– Но вы ведь общаетесь с юными леди и их мамашами. Мне кажется, вам следовало бы быть с ними более сдержанным.

Деверелл действительно мог бы меньше общаться с назойливыми леди, но ему нравилось, что Феба его ревнует. Она очень забавно отстаивала свое право на его внимание, используя все свое остроумие и изворотливость.

– Я хочу, чтобы вы отточили свое умение отбиваться от докучливых горгон и их потомства, – заявил он. – Раньше вам не приходилось оберегать своего кавалера от ловушек, расставленных на него умелыми руками. Кто знает, возможно, в будущем приобретенные навыки еще вам понадобятся.

«Например, когда ты станешь моей женой», – мысленно добавил он.

Внезапно Феба увлекла его в сторону буфета.

– После общения с леди Хартинг я умираю от жажды, – аявила она.

Светский сезон был в полном разгаре. Балы, маскарады, званые вечера, праздники проходили с большим размахом, и им пришлось долго пробираться сквозь толпу гостей. В довершение ко всему на прошлой неделе принцесса Шарлотта, старшая дочь короля, вышла замуж, что вызвало в обществе невиданный ажиотаж и подстегнуло светских свах к более активным действиям. Вокруг все говорили только о женихах и матримониальных планах.

Разумеется, виконт предпочел бы отсидеться где-нибудь в укромном месте, но Фебе необходимо было выезжать в свет: она по-прежнему прощупывала почву и собирала информацию о попавших в беду девушках и о вакансиях в штате прислуги аристократических домов.

Наконец они добрались до буфета, расположенного в смежной комнате – небольшом салоне; здесь было малолюдно, и Деверелл взял с подноса два бокала с шампанским.

– Давайте пройдем вон в тот укромный уголок, там никто не будет нам мешать, – предложила Феба, пригубив свой бокал.

Проследив за ее взглядом, виконт увидел глубокую оконную нишу, загороженную высокими пальмами в кадках, кивнул и повел туда Фебу. Оттуда сквозь широкий дверной проем хорошо просматривался весь огромный зал.

Когда они наконец уединились, Феба стала разглядывать из своего укрытия гостей, прогуливавшихся по залу.

Наконец она обернулась.

– Я с нетерпением жду, когда вы мне расскажете о сегодняшней встрече. Что удалось разузнать вашим коллегам?

– Поданным полиции за последние недели исчезло восемь девушек, – понизив голос, сообщил Деверелл, – и шесть из них были горничными, служившими в домах, расположенных в районе Мейфэр, тогда как две девушки – дочери торговцев. Они отличались несравненной красотой и общались с джентльменами из высшего общества, которые приобретали товары у их отцов.

– Если предположить, что исчезновение девушек – дело рук мерзавца из высшего общества, значит, он тоже вел дела с отцами своих жертв, – предположила Феба.

Виконт кивнул.

– Теперь мы располагаем датами восьми похищений. Я надеюсь, что Монтегю, мой поверенный, который отличается точностью и огромной работоспособностью, сумеет установить счет, который пополнялся именно в эти периоды времени. Не знаю, как он это делает, и не хочу вникать в его методы сбора подобной информации, но скоро мы узнаем имя интересующего нас человека.

– Неужели такое возможно? – удивленно спросила Феба.

– Да, но получить такие сведения, конечно, нелегко, и, к сожалению, на это потребуется довольно много времени. Тем не менее рано или поздно мы узнаем имя преступника, если он действительно кладет полученные деньги на банковский счет, а не прячет их под матрас. Существует и другой вариант: возможно, преступник не копит деньги, а швыряет их на ветер. Люди Далзила наводят в клубах и игорных домах справки о джентльменах, у которых большие долги и которые отличаются расточительством, даже несмотря на свое плачевное финансовое положение.

Феба нахмурилась.

– Интересно, как этот аристократ взаимодействует с торговцами живым товаром?

– Торговцы сами не похищают девушек, а покупают их у поставщика, который обычно является местным жителем, хорошо знает обстановку и намечает подходящие жертвы. Он и организует похищения, а затем передает девушек торговцам.

Мы поговорили с нашими информаторами и узнали, что новый поставщик по всем статьям превосходит прежнего. Он поставляет превосходный товар и действует очень ловко, не оставляя никаких следов. Вот почему властям никак не удается найти его.

– А где они держат девушек? – не выдержав, спросила Феба.

– Насколько нам известно, база преступников находится в каком-то пакгаузе. Определить в каком, довольно трудно, это все равно что отыскивать иголку в стоге сена.

– Значит, нам не удастся их найти?

– Ну почему же, не все так безнадежно. Эти негодяи накапливают живой товар в пакгаузе, но как только набирается определенное количество девушек, их сажают на судно. Судно с живым грузом найти намного легче, чем пакгауз. Сегодня мы решили не тратить зря силы и сосредоточить внимание на определении местонахождения судна. Если мы найдем его, то спасем девушек. – Деверелл помолчал. – Надеюсь, им не долго придется страдать от жестокости преступников; к тому же торговцы берегут свой товар. Ведь за здоровых красивых девушек можно получить больше денег.

– Тем не менее они находятся взаперти, как пленницы. – В голосе Фебы послышался едва сдерживаемый гнев.

– Тристан разговаривал с лордом Джеком Хендоном, бывшим сослуживцем и другом Тони Блейка, члена нашего клуба. Джек является владельцем крупной судоходной компании, занимающейся перевозкой грузов; у него обширные связи, и он может организовать наблюдение за движением всего водного транспорта на реке. Далзил поставил в известность речную полицию о деятельности преступной группы, и теперь Джек работает в контакте со стражами порядка. Они уверены, что судно работорговцев не заходило в порт и не выходило из него, а это значит, что оно скоро появится.

– Значит, у нас есть шанс спасти девушек? – Феба воспрянула духом.

– Да, если удача будет на нашей стороне.

– Тогда мы должны набраться терпения и ждать момента, когда придет время поднимать девушек на борт судна.

– Верно. Только так мы сможем вырвать несчастных из рук преступников, – согласился виконт.

Закончив разговор, они смешались с гостями и вернулись в зал, делая вид, что от души веселятся.


Феба проснулась на рассвете в объятиях Деверелла. Лежа с закрытыми глазами, она не спеша размышляла о событиях последних дней.

Виконт наконец признал, что она занимается важным делом, и теперь постоянно оказывал агентству неоценимые услуги. Феба склонна была думать, что его, как и Лофтуса, послал ей сам Господь Бог.

В ее голову все чаще приходили мысли о будущей совместной жизни. Их отношения укрепились и перешли на новый уровень; теперь у них было много общего. Поддержка Деверелла не ограничивалась помощью агентству: Феба постоянно чувствовала рядом с собой его крепкое плечо, на которое она всегда могла опереться.

Интересно, а что сам виконт думает об отношениях? Может быть, он тоже понимает, что они уже не могут обходиться друг без друга?

Как ни странно, Феба Мэри Маллесон теперь уже всерьез подумывала о браке. В юности она решила, что никогда не выйдет замуж, но в настоящий момент все ее мысли были заняты будущей совместной жизнью с Девереллом.

Феба не сомневалась, что виконт обрадуется, когда узнает, что она изменила свое решение. Когда он впервые заговорил о браке, она не хотела даже слушать об этом; поэтому было бы справедливо, если бы именно она снова вернулась к этому вопросу.

Феба попыталась представить, что она скажет и что ответит ей Деверелл. Так или иначе, но она добьется того, чтобы Деверелл надел ей на палец обручальное кольцо, и этот брак принесет счастье им обоим.


Малколму Синклеру было не по себе: ему казалось, что в гостиной леди Рэтдаун слишком много света. Излишнее внимание молодых леди его пугало, и он смущенно жался к стене, но все равно светские матроны, подыскивавшие женихов для своихдочек и племянниц, окидывали его оценивающим взглядом, как будто решая про себя, стоит ли начинать охоту.

Единственным спасением для него был его возраст; многие в обществе знали, что Синклер не достиг совершеннолетия и ему еще рано думать о женитьбе. Тем не менее он все равно чувствовал себя не в своей тарелке.

Кроме званого вечера леди Рэтдаун, Малколм намеревался сегодня посетить еще два бала, и всю эту неделю он исправно каждый день выезжал в свет. Дело было вовсе не в приказе Генри. Малколм сам хотел во что бы то ни стало найти ту леди, которую видел ночью в темном переулке; инстинкт самосохранения подсказывал ему, что сейчас это было его главной задачей.

Постепенно он понял, что грандиозные балы, на которых юные-леди ищут себе женихов, не то место, где можно найти таинственную незнакомку, так как эта женщина, вероятно, уже не слишком молода; скорее всего она вдова или почтенная мать семейства. В результате он начал посещать прежде всего те дома, где можно было встретить подобных дам.

Вздохнув, Малколм еще раз внимательно обвел глазами просторную гостиную. И тут увидел ее: дама, наклонившись, что-то сказала пожилой особе, сидевшей на диване, и, выпрямившись, повернулась к высокому джентльмену атлетического телосложения.

Малколм сразу же узнал обоих: леди он успел хорошо разглядеть ночью и сейчас не сомневался, что это именно она. Джентльмена он видел мельком, поэтому некоторые сомнения у него все же оставались.

Прижавшись спиной к стене, Синклер стал наблюдать. Парочка находилась в противоположном конце комнаты, й к тому же в помещение входили все новые гости, поэтому Малколм мог не опасаться, что леди и ее кавалер заметят слежку.

Через несколько минут музыканты, расположившиеся в смежной комнате, заиграли вальс. Джентльмен что-то с улыбкой сказал леди, и она подала ему руку. Малколм отметил, что стройная высокая незнакомка была хороша собой, хотя ему не очень нравились женщины выше среднего роста.

Когда они отправились танцевать, Малколм внимательнее вгляделся в пожилую даму, с которой общались интересовавшая его леди и ее кавалер, и тут же, к собственному изумлению, он узнал Эдит Балмейн; когда-то она дружила с его покойными родителями, а несколько месяцев назад он столкнулся с ней на Бонд-стрит и они мило поболтали.

Судя по фамильярной манере общения, незнакомка приходилась Эдит родственницей, и это немало позабавило Малколма. Отделившись от стены, он пересек комнату, на ходу бросив взгляд на танцующих, леди и ее партнер кружились в вальсе так самозабвенно, как будто, кроме них, на паркете не было других пар. Малколм готов был биться об заклад, что они – любовники.

Ловко увильнув от двух юных леди, пытавшихся обратить на себя его внимание, Синклер не спеша подошел к дивану, на котором сидела Эдит Балмейн.

– Добрый вечер, миссис Балмейн. – Он отвесил легкий поклон. – Вы меня помните? Малколм Синклер к вашим услугам.

Эдит с интересом взглянула на него.

– О Малколм! Я рада снова видеть вас, мой мальчик. Как поживаете?

– Прекрасно. С недавних пор я начал выезжать в свет, как говорится, чтобы себя показать и на людей посмотреть.

– Не сомневаюсь, что двери всех лондонских домов открыты для вас. Кстати, вашу матушку очень любили в свете, но вы вряд ли это помните…

Малколм плохо помнил свою мать, однако надеялся, что вальс не будет длиться вечно и экскурс в историю скоро закончится.

Эдит внимательно посмотрела на него.

– Вы, вероятно, уже закончили учебу?

– Да. Окончив университет в прошлом году, я отправился вместе с друзьями путешествовать, а несколько месяцев назад вернулся в Лондон.

И Малколм коротко описал Эдит свои странствия и лишь под конец задал свой главный вопрос:

– Вы приехали сюда одна, мэм?

Эдит загадочно улыбнулась:

– Нет-нет, я приехала сюда с племянницей, мисс Маллесон; она сейчас танцует, но скоро должна вернуться.

– О! Не та ли это леди, которая несколько минут назад разговаривала с вами? У нее очень импозантный кавалер.

Эдит кивнула:

– Да, это она, а ее кавалера зовут Деверелл, виконт Пейнтон.

– Деверелл? – Малколм наморщил лоб, делая вид, что пытается что-то вспомнить. – По-моему, я не встречал его прежде.

Эдит махнула рукой.

– Конечно, нет! Последние десять лет виконт провел во Франции, в тылу врага, и только после войны вернулся в Лондон – вот почему вы не могли видеть его в свете. Впрочем, если хотите, я могу представить вас племяннице и ее другу.

Мгновение подумав, Синклер счел за благо отказаться, и Эдит вполне спокойно отнеслась к нежеланию молодого человека знакомиться с ее племянницей и Девереллом, видимо, списав это на робость и юношескую нервозность Малколма.

Изобразив на лице открытую мальчишескую улыбку, которая всегда очаровывала пожилых дам, Синклер распрощался с Эдит в тот самый момент, когда прозвучали последние аккорды вальса, и немедленно покинул дом леди Рэтдаун: попадаться на глаза мисс Маллесон и виконту было отнюдь не в его интересах.

Зато теперь у Малколма было прекрасное настроение: он узнал наконец о своих врагах все, что его интересовало.

Впрочем, Феба Маллесон не вызывала у Малколма тревоги; куда больше его беспокоил ее кавалер, с которым она самозабвенно кружилась в вальсе. Этот джентльмен с такой преданностью смотрел на мисс Маллесон, как будто она была для него чем-то самым дорогим в жизни.

Человек, который десять военных лет провел в тылу врага, несомненно, был смертельно опасен, но Малколм был горд хотя бы тем, что ему удалось собрать сведения о своем противнике, и на следующий день поспешил явиться к опекуну, чтобы сообщить ему новости.

– Ага, значит, это Феба Маллесон? – Генри, прищурившись, отложил в сторону книгу. – Дочь и наследница Мартиндейла. Ее отец после смерти жены живет отшельником, и девушка выезжает в свет с тетушками, которых у нее целая дюжина. Впрочем, до сих пор я не слышал, что она подумывает о замужестве; эта особа принципиально не желает вступать в брак.

– На званом вечере с ней была одна из ее тетушек, миссис Эдит Балмейн, – доложил Синклер. – Мне не показалось, что леди Маллесон избегает мужчин; она танцевала с джентльменом, который, судя по всему, неравнодушен к ней.

Тут Малколм подробно описал Генри виконта Пейнтона, однако его слова не произвели на опекуна ни малейшего впечатления.

– Не бери в расчет этого человека. – Глаза Генри вспыхнули холодным огнем. – Ты должен схватить мисс Маллесон и привезти ее сюда; думаю, нам не составит труда узнать у нее, кто является главарем их банды. Не сомневаюсь, что им окажется ее любовник. – Генри презрительно хмыкнул. – Все женщины одинаковы, будь то леди или простолюдинки. Мартиндейлу нужно было лучше приглядывать за своей дочкой, а не спихивать ее на родственниц.

Малколм прищурился.

– А что, если главарем банды является этот Пейнтон? – осторожно спросил он.

– Пейнтон, или, лучше сказать, Деверелл, как его все называют? – Хозяин кабинета усмехнулся с таким видом, как будто Малколм сказал какую-то глупость. – Ты совсем не разбираешься в людях, мой мальчик. Виконт никогда не будет сотрудничать с похитителями: он не просто бывший военный, но и служил в команде Далзила, а значит, предан королю и отечеству и никогда не свернет с прямого пути. Такие люди не связываются с торговцами живым товаром, поверь мне. – Генри нахмурился. – Нет-нет, Фебе Маллесон помогает отнюдь не Деверелл…

Малколм некоторое время молча разглядывал пистолеты, висевшие на стене за спиной опекуна. Наконец подавив раздражение, он негромко произнес:

– Между ними – этой Маллесон и виконтом – определенно что-то есть.

Генри с надменным видом приподнял бровь.

– Нуда, она развлекается с ним, как это принято у кокетливых женщин, может быть, даже поймала Деверелла на удочку, но у нее определенно есть другой любовник – главарь банды, который шантажирует ее. Если мисс Маллесон задумала женить на себе Деверелла, она, конечно же, опасается любовника – ведь он может разоблачить ее, рассказав о своей связи виконту…

На этот раз Синклер сделал вид, что аргументы опекуна убедили его, и Генри, кивнув, бросил на него холодный взгляд.

– Приведи ее сюда, – коротко приказал он.

Глава 20

«Нельзя останавливать работу агентства». Эти слова Джослин твердил как заклинание, и именно они являлись объяснением того, что Феба каждый вечер выезжала в свет, став завсегдатаем многолюдных балов и вечеринок.

Сегодня они уже побывали на одном балу, а также и званом вечере и теперь стояли посреди бального зала в доме леди Мелвин в окружении пестрой шумной толпы.

Хотя на душе у Деверелла скребли кошки, он усилием воли постоянно заставлял себя улыбаться, поскольку великосветские матроны, которым, несмотря на все их усилия, до сих пор не удалось сосватать своих дочек, с отчаянной назойливостью преследовал и его. К счастью, Феба каждый раз вовремя вставала на его защиту.

– Я хочу поговорить с леди Кентербери, – сказала она. – Ходят слухи, что эта дама ищет горничную. Лорд Кентербери, насколько мне известно, человек порядочный, но я не знаю, есть ли еще мужчины в их семье.

– Уверен, у Кентербери нет сыновей. – Джослин обвел взглядом гостей. – Я только что видел леди Кентербери, но, кажется, она перешла в противоположный конец зала.

Феба тут же пошла в указанном направлении, и виконт последовал за ней, не отходя от нее ни на шаг.

Когда они вечером возвращались в дом на Парк-стрит, сидевшая с ними в карете Эдит поинтересовалась, как идет расследование.

– Мы с Тристаном вышли на след двух человек, которые напали на нас в переулке во время операции по спасению Молли Дойл, – рассказал Деверелл. – Этих ребят наняли специально для этого дела. Хотя они не знают имени человека, который это сделал, но зато смогли описать его внешность. Он молод, не из дворян, необразован, но довольно обходителен. Одет он аккуратно, но не богато. У наших свидетелей сложилось впечатление, что этот человек легко устанавливает контакты в их среде, но никто из их приятелей и знакомых его не знает.

Феба удивленно подняла брови.

– Раз эти двое согласились работать на него, значит, этот человек без труда может собрать целую банду.

Виконт усмехнулся:

– Нанявший их человек сдержал свое слово и выплатил им обещанную сумму, несмотря на то что они не справились с заданием – им не удалось захватить Молли Дойл и причинить нам серьезный ущерб. Этот человек поступил мудро, и теперь в уголовном мире о нем распространится слава как о партнере, которому можно доверять. Это значит, что и у него не будет проблем при организации следующей операции. – Джослин нахмурился. – А вот нам придется потрудиться, чтобы поймать его: он очень осторожен, знает законы конспирации и никогда не назначает встречи дважды в одном и том же месте.

Феба глубоко задумалась.

– Для человека, не получившего образования и выросшего в трущобах, он слишком умен и предусмотрителен, – наконец решила она.

– Те, с кем мы говорили, считают, что наниматель действует по чьей-то указке: когда он отдавал им распоряжения, это выглядело так, словно он повторял чьи-то приказы. У всех сложилось впечатление, что это всего лишь мелкая сошка и за ним стоит настоящий хозяин.

– Значит, – подвела итог Эдит, – на поставщика, который, как мы подозреваем, является аристократом, работает молодой человек из простолюдинов, выполняющий различные поручения.

Виконт кивнул.

– Но пока он не пойман, через него мы не сможем выйти на его хозяина. Значит, пора выяснить, кто в последнее время получал незаконным путем крупные суммы денег. Установив это, мы найдем поставщика.

– Может быть, вашему поверенному Монтегю удалось что-нибудь узнать? – спросила Феба, стараясь в полутьме кареты разглядеть выражение лица Деверелла.

– Будем надеяться, что это удастся в скором будущем; Монтегю прислал мне сегодня записку с сообщением о том, что расследование близится к концу. Он явно что-то раскопал, но хочет сам перепроверить факты. Послезавтра во второй половине дня мы все снова встречаемся, чтобы поделиться последними новостями: надеюсь, ктому времени Монтегю уже установит нужное нам имя.

За последнее время мисс Маллесон вместе со своими людьми провела еще две операции по спасению девушек, и они прошли без сучка и задоринки. Деверелл не отходил от своей возлюбленной ни на шаг, обеспечивая ей безопасность.

Мысль о торговцах живым товаром не слишком беспокоила ее; она знала, что рано или поздно полицейские выйдут на их след и отправят за решетку, после чего ее агентству ничто не будет угрожать. Более того, теперь, когда ее деятельность поддерживали влиятельные люди, она надеялась, что дело ее жизни будет процветать. Однако существование загадочного «поставщика», который, судя по всему, был аристократом и выезжал в свет, пугало ее. Она чувствовала отвращение к этому человеку, который, используя свое положение, охотился за беззащитными девушками.


Пробираясь в тумане, Малколм, медленно шел по неширокой улочке, расположенной неподалеку от Лондонского моста.

С обеих сторон сплошной лентой тянулись серые каменные дома; улица была густо населена, и Малколму казалось, что из каждого окна на него с любопытством смотрят чьи-то глаза. Впрочем, послеполуденный смог, висевший над городом, являлся надежной завесой в месте, где запах дыма, гниющих отходов, сточных вод и тумана смешивался со зловонием близлежащих доков.

Увидев слева здание таверны «Лебедь», Малколм быстро направился к нему и, взбежав по стертым ступеням крыльца, вошел в таверну, а затем стал подниматься по лестнице на второй этаж, снизу доносились лишь голоса подвыпивших завсегдатаев и шарканье ног, но вдруг замер на мгновение и прислушался. Ничего подозрительного.

Вздохнув, Малколм продолжил свой путь; он был уверен, что за ним не было слежки. Добравшись до двери расположенного на втором этаже небольшого помещения, он отодвинул засов и вошел. Если бы кто-нибудь захотел подслушать разговор и попытался подкрасться к этой комнате, ветхие ступени лестницы громким скрипом выдали бы его.

Комната была пыльной, тесной, с низким потолком; кроме голого деревянного стола, на котором стояла горящая свеча, и трех табуреток, в ней ничего не было. На одной из табуреток сидел Дженкингз, исполнительный и весьма сообразительный парень; он терпеливо ждал, когда Синклер войдет, и поспешно встал.

Закрыв дверь, Малколм снял свою надвинутую на лоб черную широкополую шляпу, скрывавшую его лицо; без нее обитатели здешних трущоб сразу же почувствовали бы в Малколме чужака.

Некоторое время он внимательно разглядывал Дженкингза. Это был коренастый парень с круглым лицом, аккуратно одетый и чисто выбритый; чем-то он походил на купеческого сынка.

Дженкингз и Малколм были ровесниками, но их разделяла целая пропасть. Глядя на широко улыбающегося парня, Малколм задавался вопросом, как поведет себя этот человек, когда предстанет перед стражами порядка.

Для Малколма это имело большое значение; он уже сейчас выстраивал свою линию защиты перед судом. Если Дженкингза схватят и заставят говорить, он наверняка подтвердит, что Малколм вынужден был действовать по указке опекуна и Генри навязывал ему свою волю. Соответственно он, Малколм Синклер, был всего лишь мелкой сошкой, как и сам Дженкингз, а всем заправлял Генри.

Выдвинув табуретку, Малколм сел.

– Нам предстоит выполнить одно задание, такое, которое мы прежде не делали, – сообщил он и, взглянув в глаза Джен-кингза, увидел в них выражение полной готовности совершить любое преступление. Малколм даже поморщился, его голос дрогнул. – Была бы моя воля, я бы оставил эту даму в покое, потому что она слишком богатая и нападение на нее наделает много шума. Это большой риск.

Малколм помолчал, давая Дженкингзу время обдумать все сказанное.

– К сожалению, мой начальник настаивает, чтобы его план был выполнен, – продолжил он и затем подробно рассказал Дженкингзу, какие люди ему понадобятся для осуществления задания и что конкретно они должны будут сделать.

Дженкингз был явно озадачен тем, что услышал, но Синклер в свое время остановил выбор именно на этом человеке не только из-за подходящей внешности, но и из-за его сообразительности и изворотливости; его помощник наверняка запомнил каждое слово, и ему не нужны были дополнительные объяснения.

Некоторое время Дженкингз молчал, глубоко задумавшись, затем кивнул.

– Я знаю, где найти двух надежных, смышленых ребят, а также экипаж, – заявил он. – Вы уверены, что нам не понадобится больше людей, ведь мы идем на опасное дело.

Синклер покачал головой.

– Большая компания может привлечь к себе излишнее внимание, а нам нужно избежать огласки. Даму захватить не сложно, но риск состоит в том, что вас могут выследить, когда вы повезете ее в дом, адрес которого я вам скажу позже.

Дженкингз нахмурился.

– Такого задания нам еще выполнять не доводилось, но я уверен, что мы справимся.

– Вот и прекрасно. – Малколм достал из-под плаща кошелек и бросил его на стол. Монеты, которыми он был набит, приятно звякнули, и Дженкингз, на глазок оценив содержимое кошелька, удовлетворенно кивнул.

– На этот раз вы должны хорошо заплатить своим людям, так что не торгуйтесь, если они запросят большую сумму. – Синклер встал, наблюдая затем, как Дженкингз, надежно прячет кошелек. Надев шляпу, молодой человек надвинул ее на лоб так, чтобы широкие поля скрывали его лицо, и направился к двери, однако, взявшись за ручку, остановился и обернулся.

Дженкингз подобострастно смотрел на него, ожидая новых указаний.

– Да, вот еще что. – Малколм усмехнулся про себя. – Если послезавтра я не явлюсь на назначенную встречу, это будет означать, что моего начальника разоблачили. В таком случае вы должны исчезнуть из Лондона.

Эти слова, казалось, ничуть не смутили Дженкингза.

– У меня есть тетя, которая живет в Эксетере. – Он усмехнулся. – Я мог бы съездить к ней, чтобы подышать морским воздухом.

Уголки губ Малколма дрогнули.

– Превосходная идея. – Кивнув, он повернулся и уже хотел выйти из комнаты, но Дженкингз остановил его.

– А как же вы? – спросил он.

– За меня не беспокойтесь, если даже власти арестуют моего патрона, они вряд ли заинтересуются мной – простым курьером, передававшим вам его распоряжения. – Махнув рукой на прощание, Синклер распахнул дверь и вышел из комнаты.

Бредя по переулкам, в которых стоял туман, он размышлял о принятых мерах. Казалось бы, он все предусмотрел; только Дженкингз мог бы дать против него показания, но Малколм держал ситуацию под контролем и ловко обманывал его.

Если Генри, который делал много глупостей, в конце концов арестуют, причастность к преступлениям его сообщников все равно сразу обнаружится. Поэтому Малколм предпочитал действовать в открытую; это и было, по его мнению, лучшим способом защиты. Он лишь слегка менял свою внешность, когда отправлялся в район городских трущоб, зато надежную маскировку использовал в общении с Генри, причем его опекун даже не подозревал об этом. Застенчивость и смущение Малколма он принимал за чистую монету, тогда как тот в душе смеялся над Генри и давно уже вел свою игру. Он не сомневался, что все рассчитал правильно и его притворство поможет ему выйти сухим из воды даже втом случае, если власти разоблачат опекуна.

Негромко насвистывая веселый мотивчик, Синклер свернул на главную улицу и зашагал в сторону Мейфэра; у него было прекрасное настроение, так как всего через несколько дней он рассчитывал вступить в новую жизнь и стать полноправным хозяином своей судьбы. Когда ему исполнится двадцать один год и к нему перейдет состояние, оставшееся в наследство от родителей, Генри больше не сможет грабить его.


Выйдя на террасу, Феба окинула взглядом лужайку, за которой тянулся сад, обнесенный высокой оградой. За ее спиной в комнате расположились в креслах Одри и Эдит; послеполуденный зной сморил их, они, закрыв глаза, отдыхали, время от времени лениво перебрасываясь короткими фразами.

Рассеянно взглянув на тетушек, Феба решила прогуляться по саду и, спустившись с террасы, пересекла лужайку, а затем медленно зашагала по тропинке, бегущей вдоль ограды в тени деревьев. Справа от нее располагалась большая клумба. Был уже шестой час вечера, и солнце начало клониться к закату.

Феба часто выходила на прогулки в этот час, а затем шла переодеваться к вечеру. В теплом воздухе стоял аромат цветов, и она наклонилась, чтобы понюхать благоухающую красную розу.

Обычно во время таких прогулок Феба собиралась с мыслями, анализировала события прошедшего дня, строила планы на перспективу, обдумывала то, что ей предстояло сделать вечером, а выезжая в свет, старалась добыть информацию, необходимую для работы агентства.

Но сегодня ее угнетали тяжелые мысли. Она была не в силах отделаться от них. Кто стоял за похищениями беззащитных девушек? Какая участь ждала этих несчастных? Скоро Деверелл должен был узнать имя поставщика. Может быть, он сообщит ей его уже сегодня вечером?

Но что предпримут Деверелл и его коллеги, когда узнают имя мерзавца?

– Если я сейчас же не выброшу все это из головы, то сойду сума, – пробормотала она и взглянула на дом, где на скамейке у стены сидел Фергус и чинил уздечку. Ей осталось пройти мимо расположенных в ограде ворот, чтобы достигнуть дальнего конца саца и полюбоваться розовым кустом, усыпанным полураспустившимися бутонами.

В этот момент дверь черного хода со скрипом распахнулась и в сад выглянула Миллиген, экономка Эдит. Увидев Фебу, она помахала ей рукой, как делала обычно каждый день в это время.

– Ваша тетушка распорядилась, чтобы в гостиную подали чай, мисс! – крикнула она.

Феба махнула рукой, давая понять экономке, что слышит ее.

– Спасибо, Миллиген, сейчас иду!

Увидев сидевшего на скамейке Фергуса, экономка обратилась к нему:

– Ну а вы чего тут расселись? Идите скорее в дом, пока булочки не остыли.

– Булочки? – с интересом переспросил Фергус и, отложив в сторону уздечку, отправился на кухню вслед за Миллиген.

Феба не спешила возвращаться в дом, ведь в саду было так хорошо! Она уже миновала ворота и хотела направиться через лужайку к террасе, как вдруг услышала глухой стук.

– Ой! – раздался отчаянный детский вопль. – Мой мячик! Как я теперь его достану?

Увидев мяч, который упал неподалеку от дорожки и покатился к лужайке. Феба быстро сошла с дорожки, подобрала мяч и, держа его в одной руке, направилась к воротам сада.

– Не перелезайте через ограду! – крикнула она. – Сейчас я вынесу вам мяч.

Сначала Феба хотела перебросить мяч через стену, но передумала, побоявшись, что может промахнуться. Кроме того, мяч мог упасть через дорогу в соседний сад, который сторожила огромная злая собака.

Сняв с гвоздя ключ, отперла замок и отодвинула задвижку. Открыв тяжелую калитку, она выглянула наружу и растерялась у ворот никого не было. Услышавтопот ног, она вышла на улицу и увидела трех мальчуганов, которые убегали так быстро, словно за ними гналась свора собак. Вскоре они исчезли за поворотом.

– Ну и ну! – Феба удивленно покачала головой и тут вдруг почувствовала, что за ее спиной кто-то стоит. Она быстро повернулась, и тут же на ее голове оказался пыльный черный мешок.

Выронив мяч, Феба вцепилась в грубую ткань, но ее запястья перехватили чьи-то сильные руки. Не успела она закричать, как на ее рот легка тугая повязка.

От неожиданности Феба совсем растерялась, но быстро пришла в себя и попыталась оценить обстановку. Ее уже со всех сторон обвязали веревками, запястья связали спереди, а затем, пронеся немного по улице, словно скатанный коврик, положили на пол экипажа, и дверца захлопнулась.

– Закрой проход, – услышала она глухой голос, и вскоре до ее слуха донесся стук калитки. Почти в тот же момент экипаж тронулся с места.

Стоя на противоположной стороне Парк-стрит, элегантно одетый Малколм Синклер походил на джентльмена, вышедшего немного прогуляться. Проводив взглядом прогромыхавший мимо по мостовой экипаж, увозивший мисс Фебу Маллесон, он повернулся и с видом человека, покорившегося судьбе, зашагал по улице.

То, что произошло на его глазах, было очередной глупостью, совершенной Генри: в Мейфэре обитало множество красивых служанок, тогда как увозить знатную богатую леди было в высшей степени опасно.

Постепенно Малколм убедился, что Генри не владел ситуацией и неправильно истолковывал многие факты. Их конкуренты не были связаны с торговцами живым товаром и вообще с преступным миром, и, будь его воля, Малколм сначала осторожно собрал бы сведения о них и выяснил истинный характер ихдействий. Ему казалось маловероятным, что такие люди, как Деверелл и мисс Маллесон, могли совершать уголовные преступления. Скорее всего их целью была не нажива или удовлетворение низких инстинктов, но вряд ли она вписывалась в рамки закона. Если бы Малколм владел информацией об их противоправных деяниях, он мог бы начать их шантажировать и тем самым легко устранил бы исходящую от них угрозу.

Но Генри, казалось, утратил последние остатки здравого смысла; и его вряд ли удалось бы отговорить от опрометчивых поступков с помощью разумных доводов. Да и что толку спорить с опекуном? Малколм никогда не желал показывать Генри свое истинное лицо и много лет притворялся покорным, застенчивым и исполнительным несмышленышем. Сейчас он тем более не торопился снять эту маску.

Генри был мстительным человеком, и Малколм знал об этом; если опекун заподозрил бы его в обмане, то заставил бы дорого заплатить за многолетнюю ложь и притворство.

Дойдя до Пиккадилли, Малколм перешел на другую сторону улицы и, помахивая тростью, зашагал по тротуару вдоль Грин-парк. Со стороны он выглядел как джентльмен, наслаждающийся погожим деньком.

Анализируя последние события, он пришел к выводу, что сделал все возможное, чтобы спасти себя. В декабре Генри, который, как опекун Малколма, мог свободно распоряжаться его деньгами, начал понемногу тратить их на приобретение редких пистолетов для своей коллекции, и это не могло не беспокоить.

Малколм был вынужден искать другой финансовый источник, из которого Генри мог бы черпать наличные средства на свою безумную страсть, и однажды он напрямую заговорил с опекуном о торговцах живым товаром, предлагавших сотрудничество. Генри сразу же ухватился за эту идею, и Малколм начал действовать. Так они втянулись в преступную деятельность, и теперь Генри не собирался отступать: его устраивало нынешнее положение дел, он совсем не чувствовал надвигающейся опасности.

Впрочем, Малколм нив чем не раскаивался; он считал, что сотрудничество с торговцами живым товаром дало ему бесценный опыт: близился конец их совместной деятельности, и Генри скоро должны были арестовать; тогда-то у Малколма начнется наконец новая жизнь. Когда он избавится от опеки, перед ним откроются сотни дорог. Малколм умел делать деньги и намеревался продолжить это занятие.

Он не сомневался в том, что Генри недолго осталось ходить на свободе. Его опекун зарвался: похитив невесту такого влиятельного человека, как Деверелл, Генри непременно навлечет на себя гнев властей.

Остановившись на углу Арлингтон-стрит, Малколм взглянул на фасад дома своего опекуна. Мисс Маллесон, должно быть, уже находилась там, а значит, оставаться вблизи дома было опасно.

Немного поразмыслив, Малколм двинулся в сторону клуба «Уайте»: там всегда было многолюдно, и он мог пообедать с кем-нибудь из своих приятелей. Сейчас ему следовало постоянно быть на виду, чтобы на него не пала даже тень подозрения.

Глава 21

Лежа на полу катившегося по мостовой экипажа, Феба испытывала боль от каждого толчка. К счастью, в конце концов тугая повязка, впившаяся ей в рот, немного ослабла, и ей стало легче дышать.

Когда карета остановилась, Феба вздохнула с облегчением, но она по-прежнему не могла пошевелиться, и ее руки были крепко связаны. Через черный мешок, накинутый ей на голову, совсем не проникал свет, но, хотя Феба ничего не видела, она знала, что находится в Лондоне, поскольку мучительная поездка в экипаже длилась сравнительно недолго, и до ее слуха доносился знакомый столичный шум, который не заглушал даже шерстяной мешок на ее голове. Фебе казалось, что они находятся сейчас где-то в Мейфэре или вблизи этого района, а фырканье лошадей, топот копыт, грубые мужские голоса свидетельствовали о том, что карета остановилась у конюшен какой-то городской усадьбы.

Дверца экипажа отворилась, и Фебу довольно грубо вытащили наружу.

– Я отнесу ее в дом, – сказал один из похитителей, – а ты постереги лошадей.

– Хорошо, но поторопись. – Его сообщник явно нервничал. – Нам нельзя здесь задерживаться: караульная часть находится слишком близко отсюда.

Похититель что-то проворчал и понес Фебу к дому. Он нес ее, как мешок картошки, положив на плечо, и она почувствовала приступ тошноты. Голова Фебы свешивалась вниз, а ее ноги он прижимал к своей груди. Она не могла держаться за него, так как ее руки были связаны.

К счастью, бандит вскоре остановился, и Феба снова пришла в себя. Ощутив прохладу, она поняла, что находится в помещении, но скорее всего не на кухне. Может быть, это был подвал?

– Идите за мной, – услышала Феба хорошо поставленный голос, который мог принадлежать только дворецкому какого-нибудь великосветского дома.

Теперь похититель шагал осторожно, словно боялся побеспокоить хозяев. Феба прислушалась к его шагам. Сначала он шел по каменным плитам, а потом, поднявшись по ступеням, – по полу, выложенному кафелем. Дворецкий следовал впереди, и вскоре Феба ощутила, что они вошли в узкое пространство; возможно, это был коридор.

Пройдя по нему, бандит внес ее в большое гулкое помещение, скорее всего в вестибюль. Пол и здесь был выложен керамической плиткой, ночерез некоторое время шаги мужчин стали звучать приглушенно: видимо, теперь под ногами у них был ковер.

Маленькая процессия поднялась на второй этаж, а затем снова пошла по застеленному ковром коридору.

Вспомнив наставления Деверелла, Феба начала считать шаги.

Они отошли на двенадцать шагов от лестничной площадки, когда дворецкий остановился и начал позвякивать ключами; скорее всего он собирался отпереть какой-то замок.

Дверь со скрипом открылась, и бандит пронес ее через узкий дверной проем, после чего снова начал подниматься по лестнице.

Вероятно, это был черный ход, предназначенный для прислуги, и Феба нахмурилась. Странно, что лестница начиналась на втором этаже. Или, может быть, это была чердачная лестница? Но чердаки в большинстве богатых домов, расположенных в Мейфэре, находились над третьим этажом, а не над вторым.

Может быть, они каким-то образом с улицы сразу оказались на втором этаже? Нет, вряд ли. Керамической плиткой обычно выкладывают пол в холлах, куда ведет парадный вход, а в галереях второго этажа кладут деревянный пол и застилают его ковровой дорожкой.

Но куда же вела эта лестница? Феба насчитала одиннадцать ступеней, прежде чем похититель наклонился и внес ее через низкий узкий дверной проем в какое-то помещение.

– Положите ее на кровать, – распорядился дворецкий.

Носильщик повиновался; сняв Фебу с плеча, он небрежно бросил ее на матрас.

Фебу охватила паника; она начала кататься с боку на бок и бить ногами по постели, и дворецкий, чертыхнувшись, проворно бросился к ней.

– Помогите мне, – приказал он похитителю.

Феба почувствовала, как сильные руки вцепились в ее лодыжки, и попыталась высвободить ноги, но у нее ничего не получилось.

– Вот так-то будет лучше, – заметил дворецкий, когда она перестала дергаться, и, не давая ей опомниться, связал вместе ее ступни, а затем привязал их к столбам в изножье кровати, чтобы пленница не могла скатиться на пол.

Справившись со своей задачей, мужчины отступили, и Феба, попытавшись пошевелить ногами, убедилась, что теперь это стало заметно труднее, чем прежде; ее пятки были приподняты над постелью, и она даже не могла упереться ими в кровать.

– Ну вот, теперь она надежно привязана, – заявил дворецкий, обращаясь к похитителю. – Пойдемте, мне еще надо сообщить хозяину о том, что женщина здесь, а потом я дам вам записку: предъявив ее человеку, который вас нанимал, вы получите остаток причитающейся вам суммы.

Они вышли из комнаты, и Феба услышала, как повернулся ключ в замке, а потом раздался скрип деревянной лестницы. Через некоторое время внизу приглушенно стукнула дверь и все смолкло.

Феба чувствовала себя совершенно беспомощной – с мешком на голове и кляпом во рту, связанными руками и ногами. Она находилась в доме какого-то джентльмена, который наверняка жил в Мейфэре, и вряд ли кто-то будет ее здесь искать. О ее точном местонахождении знали лишь два похитивших ее бандита и дворецкий.

Но кто же хозяин этого особняка и что он за человек? Может быть, это и есть «поставщик», о котором говорил Деверелл, и, похитив ее, он хотел нанести удар по агентству? Этот человек наверняка знал, чем она занимается. И что он теперь собирается делать с ней?

В голове Фебы роились мысли, но она не могла сосредоточиться ни на одной из них. Разумеется, Деверелл обязательно найдет ее и придет за ней, вот только каким образом ему удастся отыскать этот дом в огромном городе? У нее не было ответа на этот вопрос.

Чувствуя, как ее вновь охватывает паника, Феба постаралась успокоиться, напомнив себе о том, что уже сегодня виконт обещал узнать имя поставщика. Как только он появится на Парк-стрит, ему непременно скажут, что она исчезла, и он сразу же поймет, где ее нужно искать.

В этот момент за дверью раздался скрип ступеней, и Феба насторожилась. Вот в замке повернулся ключ, потом заскрежетал засов. Дверь распахнулась…

Почувствовав легкое дуновение воздуха, Феба поняла, что в комнату кто-то вошел; но она ничего не видела, не могла говорить и от этого чувствовала себя еще более беззащитной. Липкая волна страха накатила на нее, и чтобы избавиться от неприятных ощущений, она сосредоточила все свое внимание на вошедшем в комнату человеке, который остановился в изножье кровати.

– Ах как это хорошо! – услышала она наконец резкий мужской голос. – Я рад, что вы взялись за ум, дорогая. – Мужчина похлопал ее по ноге, и Феба вздрогнула. – Истерика утомляет человека, лишает его сил. Уверяю вас, что в данном случае плакать и метаться совершенно бесполезно.

Судя по произношению, это был образованный человек из общества. Возможно даже, у них имелись общие знакомые.

Хозяин дома был уже немолод. Следуя наставлениям Деверелла, голос которого звучал у нее в ушах, Феба попыталась составить портрет своего врага, спокойно расхаживавшего по комнате.

– Я прекрасно понимаю, в каком положении вы сейчас находитесь, – заметил он. – Вам показалось, что вы нашли способ выбраться из той ловушки, в которую угодили. Ваш любовник, или, вернее, бывший любовник, потребовал от вас, чтобы вы помогали ему похищать девиц для торговцев живым товаром; он грозился рассказать о вашем романе виконту Пейнтону, если вы не согласитесь выполнить его требования. Что вам оставалось делать; ведь вы не хотели потерять такого завидного жениха, как Деверелл…

Эти слова изрядно озадачили Фебу, но она все равно не могла ничего возразить.

– Лучше уж передать в руки торговцев несколько смазливых горничных, чем упустить возможность стать виконтессой Пейнтон, – продолжал ее похититель. – Деверелл богат и знатен, от такой выгодной партии трудно отказаться, не так ли?

Феба на мгновение растерялась. Кажется, этот человек думает, что ее шантажировал бывший любовник, заставляя участвовать в похищении служанок? Чтобы разобраться в ситуации, она начала еще более внимательно вслушиваться в каждое его слово.

– Я хочу от вас только одного: назовите имя вашего бывшего любовника, этого недостойного человека, который может скомпрометировать вас, и этого будет достаточно. Не бойтесь открыть мне свою тайну: ваша откровенность не повлечет за собой никаких негативных последствий, и более того, я позабочусь, чтобы этот человек больше не мешал вам. – Мужчина немного помолчал. – Если вы выполните мои требования, то вам никто не причинит вреда – ни я, ни мои люди, – заключил он. – У меня нет причин бояться вас, ведь вы меня не видите. Кроме того, вы сами вовлечены в преступление и уже поэтому не станете доносить на меня. В комнате повисла тишина.

– Итак, – после небольшой паузы донеслось до Фебы, – что вы мне на это скажете?

«Вот идиот!» – раздраженно подумала Феба. Дернувшись, она замычала, напоминая, что у нее кляп во рту.

– Ах да! Прошу прощения, дорогая, – спохватился мужчина. – Сейчас мы все уладим.

Распутав узел, он быстро снял повязку, которая впивалась в рот Фебы, приподняв при этом мешок, и она, скосив глаза, увидела полоску света, свои связанные ступни и изножье кровати.

– Ну вот, теперь ничто не мешает вам говорить. Вы согласны с моим предложением? Назовите имя этого человека, и я отпущу вас.

Пытаясь собраться с мыслями, Феба провела кончиком языка по пересохшим губам.

– Хм… – с трудом прохрипела она.

Феба, конечно же, не верила, что этот человек не тронет ее. Если она сейчас назовет любое имя, пусть даже вымышленное, он убьет ее или сделает то, чего Феба боялась больше смерти. Разумеется, негодяй отлично знал законы света и мог опозорить ее, погубить ее репутацию, сделать так, что от нее отвернутся все друзья и знакомые. Если он действительно участвовал в торговле девушками, значит, у него не было ни чести, ни совести. Этот злодей, конечно же, способен на все, и Феба ни минуты не сомневалась в том, что ему нельзя доверять.

– Я… – Она судорожно вздохнула, собираясь с силами. – Я должна хорошенько подумать… милорд. Мне надо оценить ситуацию. Все не так просто, как вам кажется.

– Неужели? – холодно спросил похититель.

Усилием воли Фебе удалось унять дрожь, и она снова попыталась взглянуть на своего мучителя, а когда ей это удалось, у нее перехватило дыхание.

Теперь у Фебы не оставалось сомнения, что она уже видела этого человека в великосветских гостиных, однако его имя вылетело у нее из головы. Тем не менее он был аристократом и воспринял как должное обращение «милорд».

Когда похититель снова дошел до изножья кровати, Феба попыталась разглядеть его лицо.

Седые волосы, тени под глазами… Пожалуй, ему уже за пятьдесят. Среднего роста, крепкого телосложения, этот человек походил на многих своих ровесников, регулярно появлявшихся в высшем свете. В его осанке и гордой посадке головы чувствовались высокомерие и спесь, свойственные людям его круга.

Пытаясь хоть немного потянуть время, Феба откашлялась.

– Пожалуйста… поймите меня правильно… я не могу прямо сейчас принять решение… – Голос ее дрожал от слез; она хотела казаться слабой, растерянной женщиной, и в сложившейся ситуации это было нетрудно сделать. – Мне нужно время, чтобы собраться с мыслями, прийти в себя после ужасной тряски в карете… Видите ли, меня везли, положив на пол экипажа, а потом несли вниз головой, и я чуть не лишилась чувств.

Похититель бросил на нее недоверчивый взгляд, и в этот момент Фебе удалось хорошо разглядеть его лицо. Имя этого человека вертелось у нее на языке, но волнение мешало ей вспоминать. Густые косматые брови, нависшие над пронзительными холодными глазами… Да, она, несомненно, где-то уже видела его.

Некоторое время мужчина испытующе смотрел на нее, а затем его губы сложились в насмешливую улыбку.

– Даю вам два часа, а я пока займусь неотложными делами. – Повернувшись, он направился к двери. – Я вернусь, как только закончу их, и потребую, чтобы вы назвали мне имя. Больше я не потреплю никаких отговорок, и если вы разочаруете меня, то, поверьте, у вас возникнут большие неприятности. Вы, несомненно, знаете, что торговцам живым товаром наплевать на социальный статус девушек, которых мы им поставляем; главное, чтобы они были хороши собой, а вы этому признаку вполне соответствуете. – Повернувшись, мужчина не спеша вышел из комнаты.

Затаив дыхание, Феба прислушивалась к тому, как сначала щелкнул замок, а затем раздались удаляющиеся шаги на лестнице. Она поблагодарила Всевышнего зато, что он дал ей силы пережить это испытание, и стала думать о том, что ей делать дальше. У нее в запасе имелось всего два часа, м она не сомневалась, что когда похититель вернется, он непременно потребует, чтобы она назвала имя воображаемого «любовника». Тем более она не собиралась лежать и покорно ждать его возвращения.

Прежде всего ей нужно было освободиться от веревок, которыми она была опутана. Они впивались в ее предплечья выше локтя, поэтому Феба не могла поднести связанные запястья ко рту, чтобы зубами развязать узлы. Тогда, чтобы ослабить их, она стала извиваться и корчиться на постели, а когда увидела, что у нее ничего не получается, решила сначала стащить с головы пыльный мешок.

После длительной работы плечами и резких поворотов шеи ей это наконец удалось, и она, с облегчением вздохнув, огляделась.

Комната, в которой находилась Феба, выглядела довольно странно: она была небольшой, но уютной, с удобной кроватью, и совсем не походила на темницу. У двери пленница увидела комод, а у противоположной стены – высокий шкафчик, на котором стояли фарфоровый тазик и кувшин.

И тут Феба наконец поняла, почему эта комната производила странное впечатление: в ней не было окон, лишь высоко в потолке был устроен застекленный люк, в который проникал тусклый свет.

Вздохнув, Феба снова посмотрела на свои связанные руки. Как ни выкручивала она пальцы, ей так и не удалось дотянуться до узлов веревки, и теперь она была близка к отчаянию.

Внезапно ее взгляд упал на тяжелую жемчужную брошь, украшавшую корсаж платья, и она, изловчившись, отцепила брошь, булавка которой оказалась длинной и крепкой. Зажав брошку в опухших пальцах, Феба начала старательно распарывать веревку на запястьях.

Работа предстояла долгая и мучительная, но Феба видела, что дело продвигается, и это воодушевляло ее, но все же ей потребовалось не меньше часа для того, чтобы освободить руки. Когда веревки упали наконец с ее запястий, она едва не вскрикнула от радости, но вовремя сдержалась и, откинувшись на подушки, долго массировала кисти рук, а затем села и начала избавляться от остальных пут, сковывавших ее движения.

Через несколько минут Феба спустила ноги с кровати, потом, расправив затекшие члены, осторожно встала и, подкравшись к двери, приложила ухо к замочной скважине.

В коридоре все было тихо; стража находилась за второй дверью, расположенной на нижней площадке лестницы.

Пройдя по комнате, чтобы размять ноги, Феба снова села и, сложив руки на коленях, глубоко задумалась. Что будете ней, если Деверелл не успеет узнать имя поставщика? Пожалуй, в конце концов решила она, сейчас ей лучше вообще не думать об этом и рассчитывать только на себя.


– Недалеко об причала стоит судно «Юная Мейра» из Гааги, – сообщил Тристан.

Часы на каминной полке в библиотеке клуба «Бастион» пробили шесть раз, однако джентльмены, сидевшие в глубоких креслах, не обратили на это внимания.

– На «Мейре» прибыл в Лондон груз овечьей шерсти, – продолжал Тристан. – Вчера его разгрузили, и капитан заявил, что ждет новый груз; но, судя по документам регистрации, ни один торговец или компания по перевозке грузов не собирается загружать это судно. Капитан утверждает, что какой-то агент заключил с ним договор, однако никто не видел этого агента; поэтому сейчас речная полиция пристально следит за этим подозрительным кораблем.

– Я уверен, что это именно то, чего мы так долго ждали. – Деверелл обвел присутствующих пронзительным взглядом. – Нам надо схватить преступников прежде, чем они успеют переправить на борт девушек и сняться с якоря.

Далзил не спеша достал из кармана сюртука записную книжку.

– Я пошлю описание этого судна капитану корабля военно-морского флота в Фалмуте, – заявил он, – и потребую, чтобы наши моряки перехватили его, если оно все же ускользнет от нас.

Пока Тристан давал подробное описание подозрительного корабля, Далзил быстро делал в блокноте какие-то пометки.

– Пошлите эту записку с Чарлзом, – посоветовал Джервис. – Он любит подобные поручения и к тому же очень хочет чувствовать себя причастным к этому делу.

Далзил с усмешкой кивнул:

– Хорошо. Пусть посыльным будет Сент-Остелл. – Он обвел глазами собравшихся. – Какую еще информацию вам удалось раздобыть?

Все по очереди доложили о том, что узнали за последние дни, однако вскоре выяснилось, что никаких ценных сведений, которые могли бы реально помочь отыскать преступников, им собрать не удалось.

– Итак, – подвел итог Деверелл, – единственным надежным способом найти поставщика являются банковские счета, и нам остается проследить за движением сумм, которые получает преступник.

– Мы можем как-то помочь в этом расследовании? – поинтересовался Кристиан.

– Вряд ли от нас будет большая польза, – заявил Далзил. – Я уверен, что здесь Монтегю справится и без нас; он опытный человек, и у него достаточно связей для того, чтобы выйти на след преступника.

Тут виконт вспомнил, что еще не сообщил своим друзьям о записке поверенного.

– Монтегю уже что-то накопал, – громко произнес он, – и сегодня перепроверяет сведения, которые ему удалось получить. Я сообщил ему о нашей встрече и надеюсь, что к концу дня он решит проблему.

Все присутствующие дружно посмотрели на часы: они показывали половину седьмого. Затем Кристиан встал и направился за графином с бренди.

Выпив по стаканчику, джентльмены продолжили обсуждение планов расследования, как вдруг их беседу прервал громкий стук: кто-то со всей силы бил во входную дверь клуба молоточком. Вскоре изхолла донеслись поспешные шаги Гасторпаи лакея, которые бросились открывать нетерпеливому гостю.

Члены «спасательной команды» в тревоге переглянулись и, дружно выпрямившись в своих креслах, поставили стаканы на стол.

Внизу раздались взволнованные мужские голоса, затем раздался громкий топот ног по лестнице, и через несколько мгновений дверь распахнулась, впустив Фергуса, Грейнджера и едва поспевавшего за ними Гасторпа.

Смяв в огромных руках шапку, Фергус с отчаянием посмотрел на виконта.

– Мерзавцы похитили ее, милорд… – прохрипел он. – Они увезли мисс Фебу в неизвестном направлении…

Деверелл на мгновение похолодел, а затем ему хотелось сорваться с места и немедленно броситься на поиски, но он не мог сдвинуться с места. В конце концов, сделав над собой неимоверное усилие, он стряхнул оцепенение и шагнул к двери, однако Далзил, положив руку ему на плечо, остановил виконта.

– Сначала надо выяснить, кто это сделал, – мягко сказал он. – А потом уже мы предпримем ответные шаги.

Далзил был, бесспорно, прав, и Деверелл, судорожно вздохнув, кивнул. Показав Фергусу на стул, он опустился в кресло, но так и не смог сосредоточиться.

– Расскажите, что случилось, – обратился он к Фергусу, стараясь сдержать дрожь в голосе. – И поскорее, нам нельзя терять ни минуты. Начните с того, когда вы видели мисс Маллесон в последний раз.

Фергус кивнул.

– Она, как обычно, ближе к вечеру прогуливалась по саду вдоль ограды, а мисс Одри и миссис Эдит отдыхали в гостиной…

– Мисс Маллесон каждый день гуляет в одно и то же время? – прервал его Кристиан.

– Да.

– Сад окружен высокой каменной оградой, – пояснил виконт и кивнул: – Продолжайте, Фергус.

– Когда мисс Фе