Дело об исчезновении в Тайцах (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андрей Константинов Дело об исчезновении в Тайцах

Рассказывает Родион КАШИРИН

«За время стажировки (три недели) Р.Каширин продемонстрировал интерес к различным сторонам деятельности агентства…

Недостатки: опыт работы в журналистике отсутствует. Навыки планомерной работы отсутствуют…

Предложения по использованию: считаю целесообразным на месяц-два прикрепить стажера Каширина к кому-либо из более опытных сотрудников агентства (например, к В. Горностаевой)».

Из служебной характеристики

За окном шел майский снег (с момента моего прихода в агентство с природой стало твориться что-то странное), а я сидел в кабинете и слушал Спозаранника, который монотонным голосом читал прескучнейшую лекцию о составлении справок и о премудростях журналистских расследований вообще.

В принципе я должен был быть благодарен ему за то, что он со мной возится, но нельзя же в самом деле в такой манере все это преподносить! Ведь я же могу и уснуть прямо у него на глазах, и тем самым спровоцировать полный сбой в его компьютерной головной системе. А если его перемкнет? Кто тогда работать будет, я, что ли?

Я бы с радостью, да не умею пока. Мое присутствие в агентстве исчисляется только тремя неделями. До этого я кем только не работал — был радистом в Арктике, там же пару лет поработал оперуполномоченным, Потом вернулся в Ленинград. Стал охранником в одной специализированной фирме. Платили неплохо, хотя и скучно. Наверно, работал бы я там и по сегодняшний день, не произойди со мной несчастья.

На фирму, которую я охранял, наехали бандиты. И меня — может, для того чтобы я не рыпался, а может, для острастки руководителей той фирмы, на которую наезжали, — стукнули по голове. Стукнули довольно сильно. Три месяца пролежал в больнице. Не знаю, что мне больше помогло: профессионализм врачей или мое здоровье, которым я так гордился до ранения. Раньше у меня и насморк случался не чаще одного раза в пять лет.

Как бы то ни было, но на ноги меня поставили, правда, присвоили вторую группу инвалидности, и из охранной фирмы пришлось уйти.

В общем, последствия остались на всю жизнь. Например, я стал сутулым, потому что когда выпрямляю спину, то испытываю боль. Да и за руль мне теперь уже не сесть, так как я в любой момент могу потерять зрение и ослепнуть минут на десять (один раз я ослеп даже на полчаса). Что ни говори, а удары по голове или головой не проходят бесследно.

Пока я лежал в больнице, жена ушла от меня к другому, наверное, здоровому и богатому. Я ее даже постарался понять: в конце концов, кому захочется тратить лучшие годы жизни на ухаживание за беспомощным супругом.

А уголовное дело по факту хулиганского нападения на меня хотя и не закрыли, но шансов на его успешное завершение не было никаких. В фирме, которую я охранял, все молчали. Наверное, с бандитами уже договорились.

Потом, после выписки из больницы, я почти год провел в поисках нормальной работы, но нигде и никому не нужны были инвалиды — бывшие охранники. Подрабатывать, конечно, случалось, но нормальной работы мне никто не предлагал.

Я уж было подумал, что оказался далеко за бортом жизни. Но как-то раз вечером стоял посередине Литейного моста и курил, размышляя. Вдруг сзади меня окликнули:

— Эй, Родион!

Я обернулся и увидел Жору Зудинцева, с которым мы выросли в одном дворе, он был старшим братом моего друга детства. Он спросил:

— Сколько ж мы с тобой не виделись? Лет пять?

— Побольше — лет семь, с тех пор как вы переехали на новую квартиру.

Он предложил зайти в тихий кабачок, располагавшийся в подвале дома, в котором когда-то жил Бродский. Тут я вынужден был признаться ему, что несколько стеснен в средствах по причине безработицы. Зудинцев в ответ заявил, что это пустяки, и все-таки затащил меня туда. Там мы разговорились, и я вкратце рассказал ему историю моих несчастий и невезений.

Он внимательно выслушал, потом записал к себе в блокнот номер моего домашнего телефона и обещал помочь с работой.

Позвонил он через три дня и велел подойти в 13.00 на улицу Зодчего Росси. Я оделся как на парад и явился на полчаса раньше назначенного срока.

Мы поднялись по лестнице на второй этаж. В коридор выходило множество, как мне показалось, дверей. На них висели таблички, на которых были написаны названия отделов: архивно-аналитический, расследований, репортерский. На одной двери было написано: «Андрей Обнорский. Директор».

В больнице я успел прочитать несколько книг про Обнорского, но считал, что это чистый вымысел автора. Теперь получалось, что Андрей Обнорский — реально существующий человек. Зудинцев подтолкнул меня в спину, и мы вошли в кабинет директора. Сидевший за столом человек, увидев нас, поднялся и протянул мне руку.

— Обнорский, — представился он.

В течение следующих десяти минут я узнал, что мне предлагают попробовать поработать в агентстве Обнорского — в расследовательском отделе.

— Я, конечно, понимаю, что вы не журналист и не имеете абсолютно никакого представления об этой работе, но это не беда. Сегодня не умеешь — потом научишься. А нам будет очень полезен ваш жизненный опыт и знания. У нас и так коллектив очень пестрый. Зудинцев вот — бывший опер-убойщик. Есть профессиональные журналисты, бывшие коммерсанты, военные в отставке, юристы, программисты, артисты, музыканты и даже одна победительница конкурса красоты.

Для начала запомните одну простую вещь. Мы не боремся с преступностью, мы ее исследуем. А бороться с преступностью должны те, кому это положено и кто имеет для этого возможности. Зудинцев, например, вечно про это забывает, и я бы не хотел, чтобы с вами, как с бывшим сотрудником милиции и охранных структур, повторилась та же история. Не надо жуликов ловить и к операм таскать — это не наша работа.

Потом Обнорский вызвал Глеба Спозаранника, начальника отдела расследований, и официально прикрепил меня к нему. Так Глеб стал моим мини-шефом или, как я его про себя окрестил, «ефрейтором на сносях», потому что он стал беременен мною и должен был родить журналиста.

С тех пор прошло три недели. В мае вернулась зима, и Спозаранник под падающий за окном снег читал лекцию.

В коридоре послышался стук каблучков. Я попытался определить, кто это к нам идет. Через пару секунд в кабинет заглянула Света Завгородняя, та самая победительница конкурса красоты.

— Родик, тебя шеф зовет, — приятным голоском сообщил мой ангел-спаситель.

— Что сидишь, иди! — сказал Спозаранник.

Пятнадцать шагов по коридору, дверь, обитая кожей, и я попадаю в покои нашего царя-батюшки.

Обнорский был не один: перед ним, скромно сложив руки на коленях, сидела некая весьма облезлая личность. Не коммерсант, не бандит, не чиновник и не мент: этих я определяю автоматически. Этот же больше всего был похож на мужа-рогоносца.

Надо сказать, что каждый пятый посетитель нашего агентства — идиот. «Вы знаете, у нас в подъезде собирается по вечерам мафия, записывайте адрес. Только вы побыстрее с ними разбирайтесь, а то может случиться непоправимое или еще что-нибудь похуже! А в подвале у них заложники, взрывчатка и чемоданы с общаком! На всякий случай прощайте, товарищи, меня могут убрать, поскольку я — главный свидетель!»

А однажды, помню, доброжелатель сообщил о готовящемся чеченскими террористами взрыве женского отделения городской бани…

Таких Обнорский внимательно выслушивает и рекомендует обращаться в милицию или еще куда-нибудь: в ООН, НАТО, Кремль, в крайнем случае — в психдиспансер…

— Родион, — обратился ко мне Обнорский, — познакомься, это Павел Морозов. А это, — обернулся он к посетителю, — один из самых опытных сотрудников агентства, за его плечами сотни сложнейших, запутаннейших расследований, можно сказать, наш ас!

Я невольно обернулся, думая, что в кабинете присутствует кто-то еще, кого и представляет шеф Павлу Морозову. Кстати, ну и имечко! Павлик Морозов! Хуже может быть только Крокодил Торпедович!

Однако никого за моей спиной не оказалось, так что, как ни странно, шеф имел в виду меня.

— У Павла случилась беда, — между тем продолжал Обнорский, — от него, можно сказать, ушла жена. Но не к другому мужчине, а в какую-то секту. Хотя, может, это и не секта вовсе — мошенники так любят денежки у народа забирать. В общем, разберись и выведи мошенников на чистую воду!

Я заметил, что Обнорский говорит не совсем так, как обычно, наверное, специально для этого Павла. Определенно считает Павла не совсем нормальным человеком. Но раз он его не выгнал сразу, а дал мне задание с ним поработать, значит, считает, что накопать что-нибудь интересное можно. А возможно, и меня хочет проверить.

— Ну что, пошли, пострадавший, — сказал я Павлу и первым покинул кабинет шефа.

Я с детства невезучий! И вот, пожалуйста: у всех дела как дела: у одного депутат из ЗАКСа, у другого чиновник из Смольного, а у меня?

Мы пошли в ханство Спозаранника. Павел семенил позади меня. Походка у него была какая-то странная. Когда мы зашли в кабинет, я с удовлетворением увидел, что Глеб про меня забыл, он сидел перед экраном компьютера и яростно стучал по клавишам. Наверно, сочинял молдавские песни.

— А почему ты в милицию не обратился? — спросил я у Павла.

— Как это не обращался? Обращался! — встрепенулся Павел, до него не сразу дошел смысл моего вопроса. — Еще как жаловался! Только они там все взяточники, бесплатно делать ничего не хотят!

— Они что, с тебя деньги вымогали?

— Нет, вслух не говорили, но они так все обставили, что было абсолютно понятно! Они, знаете, что заявили? Дескать, у нас в стране свобода вероисповеданий, и моя жена совершеннолетняя…

— Не понял, — перебил я, — а из чего следует, что они с тебя взятку вымогали?

— Ну как это из чего? Они же отказались мне помочь! Значит, бесплатно не хотят!

— Ладно, проехали, — я вдруг почувствовал, что еще чуть-чуть — и я начну выполнять часть общественной нагрузки по защите ментов, взятой на себя экс-милиционером Зудинцевым. — Ты мне, Павел, лучше расскажи все с начала!

— С самого?

Я покивал головой в знак согласия. И он начал:

— В общем, началось все это не так уж и давно. Мы с Катюшей (это моя жена) уже шесть лет как были женаты, а детей все не было. Никак она забеременеть не могла. А потом, как в сказке, у нас все получилось! Как последние идиоты, детскую кроватку купили, простынки там всякие, распашонки… Хотя говорили нам люди, что нельзя ничего заранее покупать. В общем, сглазили. Жена мертвого мальчика родила… У Катюши после этого что-то в голове сдвинулось. Она странная стала, закроется одна в ванной и разговаривает сама с собой. А месяца через два я в аварию попал — дальнобойщиком работал — и вот без ноги остался.

Он приподнял штанину и показал мне протез. Теперь я понял, почему у него ±акая странная походка.

— Инвалидность дани. Но работать я, естественно, уже не мог. Вам этого не понять! — вдруг он перешел почти на крик — так что Спозаранник недовольно поднял голову от компьютера. — Не понять, что значит в тридцать лет инвалидом стать!

После этого Павел замолчал. Я сидел и ждал, когда он соизволит продолжить свое нытье. Сочувствия он у меня не вызвал ни на грамм.

Затем он поднял голову и спросил:

— Вы меня хоть чуть-чуть понимаете?

— Ты бы, Павел, лучше рассказывал дальше, а то только время зря тянем, — постарался я ответить как можно спокойнее.

— И решили мы с Катериной тогда сходить к бабке, — продолжал Павел, — знаете, объявления в газетах печатают? Сходили. Бабка Агафья, ей лет сорок где-то. Она нам сказала, что порчу на нас великую навели, и чтобы от нее избавиться, надо пять сеансов специального лечения пройти, по триста рублей каждый. Но где такие деньги взять? Отказались. Хотя, если уж совсем честно, то мне кажется, что жульничество это одно. Вы так не думаете?

Я пожал плечами.

— А потом как-то вечером возвращались мы домой от тещи. И когда уже почти дошли до дома, Катюша упала. Я ее подхватить не успел. Неудачно она упала, повредила ногу. Может, растянула, может, вывихнула. Она лежала на земле и плакала, а я стоял около нее и не знал, что делать. Именно тогда мы с ним и познакомились. Я имею в виду отца Филиппа. Он рядом проходил, увидел нас и остановился, предложил помощь. Несколько секунд ему понадобилось, чтобы ногу вылечить. Погладил ее рукой и резко дернул. Ну, мы его, понятное дело, сразу благодарить начали, а он смеется и говорит: пустяки, но на вас я порчу великую вижу. Если ее не снять, с нами, дескать, так и будут всякие нехорошие случаи происходить. А потом начал те же слова говорить, что и бабка Агафья. Вы можете мне не верить, но прямо слово в слово! И на меня это как удар тока подействовало, а уж на Катерину, — так и вообще! Сами подумайте, два абсолютно разных человека говорят одно и то же! Я хочу сказать, что это я тогда так подумал, а сейчас не сомневаюсь в том, что они знают друг друга и просто сговорились.

— Ну и что дальше было? — попытался я ускорить его рассказ.

— Дальше он нам дал визитку с адресом и предложил пройти у него курс лечения. Я сразу же спросил: сколько это будет стоить. Он ответил, что денег за лечение принципиально не берет и даже наоборот — его святой долг в меру сил помогать обездоленным. Мы к нему на следующий день поехали. Он в Тайцах живет, у него там свой дом. Провели первый курс лечения, чайку попили. Филипп нас о жизни спрашивал, что раньше с нами было, сочувствовал… Потом другие люди стали подходить. Все садились в кружок, говорили о жизни.

— Так что же это за секта у твоего Филиппа? — решил уточнить я.

— Это не секта. Это официально называется Общество милосердия «Сострадание».

— Ну, вы о Боге говорили?

— Да нет, все больше о жизни. Вернее, о том, как надо жить.

— Ну и как?

— Филипп говорил, что семья — это слишком маленькая ячейка. Что она не может стать опорой в жизни. Поэтому надо собираться в такие большие семьи или коммуны. Там достоинства каждого превратятся в благо для всех членов семьи.

— Так он коммунист, что ли, твой Филипп?

— Он говорил, что он не коммунист, а коммунар.

— А за счет чего вся эта контора существует?

— За счет пожертвований. Кто сколько может, тот отдает. Но обычно людям уже ничего и не надо. Постоянные члены семей живут вместе, в одном доме.

— А почему ты ушел от этого Филиппа?

— Да мне показалось, что не за так он все делает.

— Он что, просил тебя квартиру продать?

— Нет. Не просил.

— А что же тогда?

— Жена мне как-то сказала, что если ее тетка, не дай Бог, умрет, то нам ничего от нее брать не надо.

— Ну и что?

— Надо, говорит, отдать людям.

— А тетка чья?

— Жены.

— Богатая?

— У нее был муж — коллекционер. Я у нее дома, правда, только раз был — но там картины, книжки, чего только нет…

— И кому все это достанется, если что?

— Да завещание на жену написано…

В общем, Павел ушел от этого Филиппа, а жена осталась в его «Сострадании». И теперь Павел хотел, чтобы сначала милиция, а теперь мы ему помогли жену оттуда вызволить.

Закончил свою исповедь Павел тем, чем я и ожидал. Филипп стал намекать Павлу и его жене на то, что у его организации появились финансовые проблемы. И если бы они продали свою квартиру в Питере и переехали в общий дом где-то в Гатчине, то очень помогли бы общине.

Павел продавать квартиру не хотел, а потому прозрел и решил выйти из коммуны Филиппа, забрав с собой и жену. У него это получилось только наполовину. Жена наотрез отказалась уходить от Филиппа. С тех пор к нему домой каждый день стали приходить братья и сестры из общины. Павлику это сильно надоело, и он обратился в милицию, а затем прибежал к нам.

— Если хотите, мы можем прямо сейчас съездить в Тайцы к Филиппу. Вы ему покажете свое удостоверение, и он испугается, — предложил Павел.

— Это почему? — удивился я.

— Ну как это почему? Книги вашего агентства на лотках лежат, по телевизору ваши сообщения передают. Кто с вами ругаться захочет?

— Нет! — категорически отрезал я. — Это контрпродуктивно! Так мы его только вспугнем раньше времени, слиняет в другой город, и все! Сам подумай, сколько членов секты уже продали свои квартиры и деньги ему отдали… Если его вспугнуть, он бросит своих нынешних сектантов и в какой-нибудь Новгород махнет, а дураков у нас везде полно, новых найдет. И вообще, он не один, скорее всего, работает, с ним еще группа поддержки должна быть, нечто вроде «крыши». Давай мне адрес Филиппа и дуй домой. Я сам съезжу, посмотрю.

Павел ушел, а я еще немного посидел и решил спросить совета у Спозаранника:

— Глеб, ты все слышан?

— Да.

— Будут какие-нибудь инструкции, пожелания?

— Какие могут быть инструкции? — удивился он. — Мы даже не знаем, правду он тут сейчас рассказал или нет! Тебе в самом деле нужно съездить на место и посмотреть там. После этого и будем решать, что делать и чего не делать.


* * *

В Тайцы я приехал к пяти часам вечера. Нужную мне улицу удалось найти довольно быстро.

Дома по обе стороны дороги были в основном одноэтажными. Я искал дом под номером семь, Проходя мимо пятого, заметил на заборе объявление: «SALE PLEASE CALL Олег Борисович» и номер телефона. Чуть ниже была приписка на русском: «Могу и сдать, если надо». Ого! Хозяин надеется, что на его недвижимость клюнет импортный миллионер. Я представил себе американского миллионера, несущегося по утру через двор от крыльца к деревянному строению, именуемому у нас сортиром. Там у него все мысли будут только о том, как бы в дыру не упасть.

Дом номер семь был двухэтажным, его окружал высокий деревянный забор.

Чтобы не привлекать внимания, пришлось пройти вперед еще метров сто пятьдесят. Затем я повернулся и пошел обратно, пытаясь сообразить, что бы делал Спозаранник на моем месте. Но представить на моем месте Спозаранника не получалось.

Вдруг мне в голову пришла отличная идея. Я уверенной походкой направился к дому на другой стороне улицы. Там в палисаднике копался дедок лет семидесяти. Он яростно стучал молотком по деревяшке. Подойдя еще ближе, я увидел значок с Лениным на его куртке.

— Приветствую вас, товарищ, — поздоровался я.

— Тамбовский волк тебе товарищ, — недобро пробурчал дедок, но молотком колотить перестал и внимательно осмотрел свой инструмент. Его боевые качества, видимо, старика не устроили, и он направился к своему дому, может, за винтовкой или пулеметом. Эх, не любит у нас простой народ «тамбовцев».

— Что вы, дедуля, я не из «тамбовцев», я, наоборот, очень даже мирный. Дом вот у Олега Борисовича покупаю, так что соседями скоро будем! Познакомиться хотел, а вы…

В конце концов между мной и дедком завязалась нормальная беседа. Поговорили о ценах, погоде и политике. После того как я шесть раз упомянул «паршивых демократов», он подрастаял. Я плавно перевел разговор на интересующую меня тему, спросив о соседях. Дед сказал, что днем там собираются «мракобесы», а по ночам мафия.

— Дом нужно окружить ротой солдат, всех в нем арестовать, дать по десять лет лагерей и отправить копать водоканал, соединяющий Балтийское море с Тихим океаном.

Я согласился, что арык бы получился замечательный.

Еще немного покрутившись по Тайцам, я направился на станцию и, пока ждал электричку, переписал расписание движения поездов.

Вернулся домой только к десяти часам вечера. Очень хотелось есть, но, открыв холодильник, я нашел всего одно куриное яйцо и половину сосиски. Вздохнул и поставил сковородку на огонь. Жениться, что ли, еще раз, хоть кормить будут…


* * *

На работу я пришел к двенадцати. У нас все сотрудники, кроме Спозаранника, приходят на работу только к обеду. Что поделать, народ у нас творческий, над ним нельзя издеваться, требуя, чтобы приходили на рабочее место ни свет ни заря, например к десяти. Правда, справедливости ради следует отметить, что когда нужно работать всю ночь до утра, никто и слова против не говорит.

Зайдя в кабинет я поздоровался с Глебом, который, как обычно работал за компьютером и одновременно разговаривал с кем-то по телефону. Закончив разговор, он положил трубку и спросил:

— Ну как там в Тайнах?

Я. подробно рассказал ему о моем вчерашнем посещения «святых мест».

— Нужно «пробить» дом, в котором живет этот Филипп…

— Хозяин — пенсионер, ему восемьдесят, один год. Дом он сдает, а сам живет у сына на Московском проспекте.

— Тогда нужно…

Спозаранник воистину генератор идей. Они в несметном количестве рождаются в его мозгу, и он выстреливает их со скоростью пулемета. Склад ума у него математический, поэтому все его идеи сугубо практические.

Я внимательно слушат Глеба, купаясь в водопаде его идей и стараясь не захлебнуться. Закончил он тем, что дом, который «sale», нужно снять на неделю и посмотреть, что там происходит.

— Иди к шефу и проси у него денег, скажи, что я не против.

Я встал со стула и хотел пойти к-Обнорскому, но Глеб остановил меня неожиданным вопросом:

— Ты японским случайно не владеешь?

— Совсем не владею, — ответил я и вышел в коридор.

Там около окна стоял печальный Зудинцев и курил.

— Что случилось? — спросил я, протягивая ему руку.

— Депутат сорвался. То есть не депутат, а кандидат в депутаты. Он в декабре на выборах в ЗАКС провалился, а деньги под это дело у братвы брал. Они ему после того, как он их так подвел, счетчик выставили, раз в пять превышающий первоначальную сумму. Придурок к другой бригаде за помощью обратился, так его с двух сторон рвать начали. Он в милицию побежал жаловаться. А толку? В конце концов к Обнорскому пришел, потом этого дуралея ко мне направили. Только мы с ним плодотворно работать начали, как он пропал куда-то. Его жене неизвестно, где он. На работе тоже ни хрена не знают. Теперь вот Шаховского жду, может, он что присоветует…

— Ну, жди, — только это я и смог сказать ему в утешение и пошел к шефу.

Обнорский стоял посередине кабинета и метал дротики в мишень, висящую на стене. На диване сидел Скрипка и рассказывал о Спозараннике, требующем деньги на покупку русско-японского словаря технических терминов.

Я поздоровался с обоими и вкратце рассказал про вчерашнее, а также передал им предложение мини-шефа об аренде соседнего с филипповской фазендой дома.

Шеф довольно долго не соглашался, но в конце концов заявил, что мне, как стажеру, нужна практика, и поэтому он не возражает. Скрипка выдал мне пятнадцать долларов под это дело, сказав, что больше не даст ни за что.

Дозвониться до владельца сдававшегося в Тайцах дома — Олега Борисовича — удалось почти сразу. Встретиться договорились в самих Тайцах, на перроне, но он поставил условие, сказав, что дом сдаст только семейной паре. У меня в паспорте не было отметки о разводе, так как официально мы с Верой числились счастливой ячейкой российского общества. Так что хозяину можно будет показать мой документ, а про «жену» сказать, что она свой паспорт отдала на вклеивание второй фотографии. Но где взять жену? С этим вопросом я обратился к Глебу. Он немного подумал, потом встал и ушел. Вернулся минут через десять и сообщил:

— Жену тебе нашли! Будешь жить в Тайцах с Горностаевой. Она очень хороший товарищ и опытный журналист, так что будет за тобой присматривать. Ты сможешь у нее кое-чему научиться.

— Спасибо, Глеб! — искренне поблагодарил я.

— Зря радуешься, она к мужчинам не проявляет интереса, — подал голос Зудинцев, сидевший за своим столом.

— Это к делу не относится! — отрезал Глеб.

— Как сказать, как сказать… — ехидно сказал бывший опер.

Перед самым моим уходом из агентства на «задание» позвонил Павел и с истерическими, нотками в голосе сообщил, что вчера, пока он был у нас, его жена Катерина собрала и унесла из дома все ценные вещи.

Я положил трубку и пошел за Горностаевой.


* * *

Домик оказался совсем маленьким. Веранда, одна комната и крошечный закуток без окон, громко названный хозяином кухней.

Из мебели тоже необходимый минимум — кровать, например, в единственном экземпляре, и это вселило в меня некоторую надежду относительно перспектив предстоящей ночи.

Получив с меня плату, хозяин уехал в город, и мы остались одни. Следующие полчаса у нас ушли на то, что я вводил Валю в курс дела. Слушала она меня, как мне показалось, без особого интереса.

Потом мы попили чаю и, не включая свет, обсудили наши дальнейшие действия.

— А может, мне сходить туда к ним, познакомиться? — предложила Валя. — Как будто за солью, а?

Я согласился, и она ушла. Ее отсутствие длилось минут двадцать. Сидя у окна, я наблюдал за входной дверью соседского дома. Когда Горностаева наконец появилась, то провожать ее вышел невысокий мужчина с бородой.

— Кто это был? — спросил я Валентину, когда она зашла в комнату.

— Это и есть твой Филипп. Мы кофе с ним попили, приятно поговорили.

— О чем?

— О смысле жизни, о назначении человека. Да ты все равно не поймешь…

Время шло, а к Филиппу никто не приезжал. На улице окончательно стемнело. Наконец на дороге послышался шум автомобильного двигателя. Сказав Вале, чтобы она никуда не выходила, я выбрался из дома и кустами, стараясь двигаться бесшумно, подобрался к заборчику, отделяющему наш двор от филипповского, и стал ждать.

В этот момент мне показалось, что кто-то крадется ко мне сзади. Неужели меня заметили? Меньше всего на свете я хотел еще раз получить по голове. Подождав, пока ко мне подойдут поближе, я немного привстал, опираясь на локоть. Пора! Выбросив локоть назад, я ударил. И тут же перекатился в сторону.

О ужас!

На земле лежала Валя и судорожно хватала ртом воздух. Надо же мне было так лопухнуться!

Что было потом, лучше даже и не рассказывать. Короче говоря, спал я той ночью в кресле, награжденный множеством эпитетов, самым мягким из которых был «жаба антикварная».

Утром мы уехали в город, договорившись, что Валя приедет обратно на пятичасовой: электричке, а я попозже, так как у меня еще были кое-какие дела.


* * *

В Тайны я вернулся, как и планировал, только к девяти часам вечера. Входная дверь была закрыта на замок. И сколько я ни стучался; мне никто не открыл. Чертыхнувшись и решив, что Валентина спит как сурок, я достал свой ключ и открыл дверь. В доме никого не было. Я уселся на свою дежурную табуретку и задумался. Какая она, эта Валя, все-таки. Необязательная: договорились ведь, что подъедет к пяти часам и будет наблюдать за соседями. И что в итоге? Придется теперь тащиться на станцию, встречать ее со следующей электрички, которая приходит в Тайцы только к половине одиннадцатого. Будет совсем темно, и блудную Валентину во избежание инцидентов с местной шпаной просто необходимо встретить…

В это время из-за поворота показался джип. Сбавил скорость и остановился рядом с поповским домом. Из джипа вышли двое мужчин, им открыли калитку в заборе, и они скрылись из виду. Я запомнил номер джипа.

До электрички оставалось еще много времени, я решил сходить на почту и позвонить своим приятелям из охранной фирмы — они могли помочь мне «пробить» номер джипа.

Выяснить мне все удалось на удивление быстро: машина оказалась зарегистрирована на Карасева Павла Викторовича, 1965 года рождения, две судимости, последняя за умышленное убийство. На этой же машине с января по май этого года нарушали правила дорожного движения некто Измайлов и Аганесян. На них по специальным базам ничего нет, а вот Карасев числится бригадиром у Толи Гнилого. Но это, пояснили мне дополнительно, очень условно. Вчера у Гнилого, сегодня у Хромого, а завтра у какого нибудь Кривого или вообще сам по себе…

Я вернулся обратно в дом. До похода на станцию еще можно было попить чайку и поразмыслить над полученной информацией. Прошел в закуток без окон, именующийся кухней, заварил себе чай и с чашкой в руках вернулся в комнату.

И тут меня осенило! Бегом бросился на кухню — там на крючке висела сумка. Валькина сумка! Схватив ее, я вернулся в комнату. Вытряхнув ее содержимое на стол, я увидел сотовый телефон, косметичку и разные другие женские штучки.

Вот это был номер! Получалось, что Валя действительно вернулась сюда к пяти часам, а потом, не взяв с собой самого для нее святого, женской сумочки, куда-то ушла. Если ко всему этому прибавить странное поведение соседей, то вывод напрашивался только один: Валя или по своей воле оказалась в поповском доме, или ее туда затащили. Скорее всего, ее взяли в плен, а потом вызвали подкрепление из города.

Главное, не впадать в панику, сказал я себе. Ничего непоправимого еще не произошло, они не знают, что я в доме.

Решив больше не тянуть время, я взял Валькин телефон, поднялся на чердак и, рискуя свернуть себе шею, слез по стене на землю.

Через окно, находящееся на первом этаже, и в дверь, как нормальные люди, выходить было нельзя, потому что двор хорошо просматривался из филипповского дома.

Далее мне пришлось пробираться огородами. В одном из них на меня напала маленькая зловредная собачонка, желавшая откусить кусок моей ноги. При этом она еще и лаяла, как бешеная. Я был вынужден дать ей пинка.

Выбравшись из поселка, я метров двести прошел по дороге, пока не натолкнулся на развалины какой-то автобусной остановки. Я сел прямо на землю и набрал на трубке номер Зудинцева. Поговорив с ним, я попробовал еще до кого-нибудь дозвониться, но у меня ничего не вышло.

Я покурил, встал и направился обратно в поселок. Я, конечно, не герой, но раз уж до приезда помощи оставалось еще как минимум два часа, то следовало их употребить на наблюдение за домом. Возвращался я вновь огородами, и на меня второй раз подряд напала собачонка. Получив от меня очередной пинок, она заткнулась.

Я подобрался к окружавшему филипповский дом забору и прислушался.

Слышно было, как какие-то мужчины внутри дома ругаются между собой. Потом — так мне показалось — кто-то из них получил по морде, потому что ругань прекратилась.

Я посмотрел на часы, — следовало возвращаться на дорогу, Зудинцев вот-вот должен был подъехать. Проторенной дорожкой я вернулся к развалинам остановки и стал ждать.

На дороге, пока еще очень далеко, засветились фары. Я на всякий случай отошел подальше от дороги и спрятался в кустах.

Может, еще одна бандюковская машина везет очередную партию заложников? Машина сбавила скорость и остановилась прямо напротив остановки, и у меня не осталось никаких сомнений насчет того, кем были ее пассажиры. Я вышел из укрытия. За рулем сидел Зудинцев, рядом с ним на пассажирском сиденье восседала Света Завгородняя, а на заднем расположились Зураб и Шаховский. Открыв дверцу машины, я протянул всем по очереди руку, включая и Свету.

— Товарищ Дзержинский, группа захвата прибыла, — сказал Зудинцев, приложив руку к козырьку кепки. — Ну что, выйдем на улицу и обсудим?

— Да иди ты к черту, я замерз как собака, — возразил я и, обращаясь к сидящим на заднем сиденье, потребовал: — Ну-ка подвиньтесь, я к вам залезу.

В машине было тепло. Пересказывая им последние события, успел согреться. После краткого совещания, на котором, кстати сказать, ничего и не решили, мы загнали машину в перелесок и вышли под свет звезд.

Я шел рядом с Зудинцевым и шепотом спросил его:

— А зачем вы Светку с собой притащили, какой с нее прок сейчас может быть?

— Да не хотели мы ее с собой брать, она сама увязалась!

— Не понял! А что она у тебя дома в двенадцать ночи делала?

Зудинцев резко остановился:

— Ну что ты ко мне привязался? Может, ей ночевать негде! Может, я ей комнату сдаю! И вообще, отстань от меня со своей ерундой!

Он в сердцах плюнул на землю и пошел дальше. Метрах в двухстах от филипповского дома мы опять остановились, потому что теперь просто необходимо было что-то решать.

— Оружие надо, — сказал я.

Каждый из них отреагировал по-своему. Зудинцев полез к себе под мышку и вытащил револьвер, пояснив, что он газовый, а Зураб откуда-то извлек кастет. Света из своей сумочки вынула электрошокер. Шаховский же только презрительно усмехнулся и не сделал ни одного движения.

— А у тебя что? — полюбопытствовал я.

— У меня штучка посерьезнее.

— Конечно, у вас, у израильских шпионов, все может быть.

— С каких это пор я израильским шпионом стал? — изумился Шаховский.

— Я-то откуда знаю! — ответил я. — Может, с тех пор, как услышал голос родины?

— Какой такой родины?..

— Хватит вам пререкаться! — потребовал Зудинцев. — Давайте лучше решим, что делать теперь будем. Горностаеву оттуда вытаскивать надо, а вы тут какой-то херней занимаетесь, шпионы, блин, недобитые!

— А что тут обсуждать? Налетим неожиданно и перебьем их! — внес предложение Зураб и посмотрел на свой кастет.

— Не пойдет, тут тебе не Абхазия, — категорически возразил Зудинцев, — они нас перещелкают, как кроликов.

— При чем тут Абхазия? — взвился Зураб. — Зачем Абхазия, там такого не помню, а вот в Приднестровье помню…

— Хватит! — оборвал его Зудинцев. — Давайте Родика послушаем, он хоть подступы к дому обследовал.

— Значит так, — начал я, — скорее всего, Вальку они держат в дальней комнате, это нечто вроде пристройки к дому. Я уже осматривал ее издали, окон там как будто нет, но зато в соседней есть. Как раз под этим окном на улице сидит амбал. Там от ближайших кустов метров семь до него будет, и по : идее он раза три в нас выстрелить успеет или завопит, как паровоз. Но есть одна мысль… можно попробовать, только без активного участия Светы не обойтись

Света, услышав, что от нее что-то зависит, расправила плечи и заявила:

— Я готоваа!

— Вот и отлично, — обрадовался я. — Единственная возможность подобраться к охраннику — это его чем-то несказанно удивить. Ну скажем, вдруг выходит на него прямо из кустов голая девушка.

— А где ты голую девушку найдешь? — с подозрением спросила Света.

— А Зудинцев на что?.. — огрызнулся я. — Он же у нас больше всех на голую бабу похож! И вообще, Света, не задавай глупых вопросов!

— Что за идиотизм! Вам надо, вы и раздевайтесь!

Я вздохнул и принялся ей объяснять, что если к сторожу из темноты выйдет голый мужик, то эффект будет немножко не тот.

— Я тоже думаю, что план прекрасный, самый лучший, какой только можно было придумать! Давай, Светочка, я тебе помогу… — потянул к ней руки обрадованный Зураб.

— Уберите его! — зашипела Света. — Я сама!

— Погоди, — остановил ее Зудинцев, — поближе подойдем, там и разденешься, а то замерзнешь у нас раньше времени и подвиг свой . не совершишь.

Как диверсанты в тылу врага, мы подкрались к поповскому дому на максимально близкое расстояние. По дороге на нас опять напала та вредная собачонка, и пришлось дать ей еще один пинок. Светлана разделась, предварительно потребовав, чтобы мы отвернулись. По-моему, мы все жульничали, и кажется. Света это заметила, но никак не отреагировала. Правда, трусики снимать она категорически отказалась, заявив, что для бандита будет достаточно и одной обнаженной верхней части тела. Посмотрев на нее, я вынужден был признать ее правоту. Зураб же, конечно, остался крайне недоволен, он явно рассчитывал на большее.

— Делаем так, — командовал Зудинцев. — Я и Шаховский подбираемся вдоль забора, а вы двое — через кусты смородины. Света через пять минут выходит из кустов. Поняла? Учтите, мы должны выскочить очень быстро. Если он успеет заорать, то нам всем крышка! Перестреляют, как котят!

Вообще-то командовать должен был Зураб, как наиболее опытный в проведении таких операций, но Зудинцев как-то сразу захватил инициативу…

Через пять минут мы уже были на исходных позициях и ожидали выхода на сцену Светы. Я страшно нервничал, и от этого мне в голову лезли совершенно идиотские мысли. Так, например, я подумал, что неплохо было бы покрыть Свету фосфором, чтобы она светилась зеленым цветом.

Но где же она? Пора на выход!

Кусты раздвинулись, и в слабом свете луны вышла богиня Неожиданности в одних белых трусиках! Это было великолепно! Бандит, охранявший окно, сначала вскочил на ноги, выронив из рук на землю ружье, потом, наоборот, сел на задницу и несколько раз очень тихим голосом сказал «мама». Тут мы и рванули в атаку. Бедняга был так поражен, что даже не понял, что происходит, когда несколько раз получил по голове тяжелыми предметами. Без звука он завалился на бок и так и остался лежать без движения.

Мой план сработал! Закончила первый этап операции Света. Она из-под резинки своих трусиков извлекла электрошокер и ткнула им в нос поверженному бандиту. Вопреки ее ожиданиям, он не дернулся, а только по-крысиному пошевелил носом. Получилось очень комично, и будь ситуация немного другой, мы бы, наверно, долго смеялись.

После этого наша примадонна убежала одеваться, Шаховский встал на шухер, Зудинцев принялся профессиональными движениями вязать бандита, а Зураб продолжал стоять, глядя на кусты, в которых скрылась Света. Я же достал перочинный ножик и начал отдирать рейки на раме, держащие стекло. Вскоре мне удалось его снять. Просунув руку внутрь, я открыл щеколду и, стараясь не производить лишнего шума, распахнул окно.

— Отойди! — сказал Зураб, отодвинув меня в сторону, и полез в дом. Ему, наверно, стало стыдно, что он пялился на Свету вместо того, чтобы помогать нам.

Он с грацией пантеры бесшумно перепрыгнул через подоконник и оказался внутри дома. Я гораздо менее ловко последовал за ним. Зудинцев тоже хотел лезть в окно, но в это время где-то с другой стороны дома послышались голоса. Бандиты говорили между собой на повышенных тонах, и Зудинцев, держа в руках трофейное ружье, остался на улице.

В доме было абсолютно темно. Откуда-то сбоку послышался голос Зураба:

— Эй, сюда!

Я пошел на голос и тут же ударился лбом о стену. Как только Зураб ориентируется в кромешной мгле? Осторожно, ощупывая пространство вокруг себя, я двинулся вперед и скоро натолкнулся на моего напарника, сидящего на корточках. Он подергал меня за руку, требуя, чтобы я тоже присел.

На полу кто-то лежал. Зураб тормошил этого «кого-то» за плечо. Результата не было никакого. Кое-как мы с Зурабом подтащили тело к окну. Я нес за ноги, а Зураб за руки. Когда мы вытащили его (или ее) почти наполовину на улицу, стало ясно, что это не Валя. Вместо нее мы спасали какого-то незнакомого мужика.

— Вах! — сказал огорченно Зураб. — Это не наше, потащили обратно, надо на место положить, нехорошо брать чужое.

Но Зудинцев, принимавший у нас мужика, внимательно посмотрел на него и вдруг радостным голосом сказал:

— Это мне! Давай его сюда!

— Ты что? — изумился Зураб. — Наша Валя гораздо лучше!

— Сюда давай, говорю! — зашипел Зудинцев.

Зураб недоуменно пожал плечами и вывалил мужика прямо на Зудинцева. В этот момент из кустов вернулась Света. Зураб, увидев ее, вновь забыл, зачем сюда приехал, и сделал попытку вылезти из окна. Я схватил его за руку и спросил:

— А.как же Валька?

Он вздохнул, и мы вернулись, обратно в темноту. Но больше никого не нашли. Пришлось вернуться.

Наш маленький отряд пробирался сквозь кусты, как стадо мамонтов, мы даже умудрились сломать по пути какой-то заборчик. Во дворе третьего дома нас опять атаковала все та же шавка и в очередной раз за эту ночь получила по морде. В жизни не видел таких настырных собак!

Вскоре мы добрались до трассы и благополучно ее пересекли, спрятавшись на другой стороне; в маленьком лесочке.

— Кто это? — спросил Зудинцева Зураб, — показывая на связанного мужика, которого мы вытащили из дома.

— Это мой кандидат, в депутаты, блудный, правда, — сияя, ответил бывший опер и, как бы все еще не веря в то, что нашел своего клиента, погладил того по голове.

— Так давай его развяжем тогда, — предложил я.

— Ни в коем случае! — возразил Зудинцев. — Он у меня вечно куда-то пропадает, пусть уж лучше так полежит, целее будет!

Со стороны дороги послышался шум двигателей. Из поселка в город мчался джип. И в это же время на дороге со стороны города тоже послышался шум автомобильных моторов, причем не менее чем трех. Джип, сойдя с дороги, поехал прямо по полю. Но водитель явно переоценил возможности своей машины, она завязла в грязи. Этот маневр не остался незамеченным. Автомобили, мчавшиеся из города, остановились, и из них наружу выскочили не менее десяти человек. Все это происходило в километре от нас, но мы все равно услышали, крики, приказывающие кому-то остановиться. Потом все стихло.

Вскоре караван из трех машин проследовал мимо нас в Тайцы. Бандитский джип так и остался стоять в поле.

Я, Зураб и Зудинцев решили вернуться в поселок. В это время на дороге показался одинокий велосипедист, кативший в нашу сторону.

— Будем брать? — спросил Зураб.

— Может, это обычный человек в город едет? — возразил я.

А велосипедист изо всех сил крутил педали. Нас он заметил, не доезжая метров десяти, резко затормозил и начал разворачиваться. После этого маневра мы рванули к нему. Первым велосипедиста догнал Зураб, схватил его за шиворот, а сам резко остановился. Эффект получился потрясающий. Велосипед без пассажира поехал дальше, Зураб и его добыча грохнулись на землю, а мы на полной скорости налетели на них. В итоге получилась приличная куча-мала.

Когда нам наконец удалось разобраться, где чьи ноги и руки, мы стали разглядывать пленника. Это был седобородый Филипп.

— Где Валя? — спросил у него Зудинцев.

— Какая Валя? — вопросом на вопросом по пробовал ответить Филипп.

Зурабу такой ответ не понравился, и Филипп лишился двух передних зубов.

— Не порти товарный вид, нам его еще милиции сдавать, — испугался за жизнь Филиппа Зудинцев.

— Они ему что, зубы считать будут? Он что, лошадь? — удивился Зураб.

— Куда вы дели нашу сотрудницу? — продолжал спрашивать Зудинцев.

Но ответа от Филиппа мы так и не добились.

Мы связали наш живой трофей, чтобы он под шумок куда-нибудь не скрылся, и оставили сторожить его и мужика-кандидата Шаховского со Светой. А сами втроем пошли обратно в Тайцы.

Около филипповского дома Зудинцев поздоровался с мужчиной в штатском. Это оказался его бывший коллега по угрозыску.

— Двоих взяли, — рассказал знакомый Зудинцева. — В доме нашли ТТ и помповое ружье. Да, еще одного мужика в кустах обнаружили. И знаешь, его по башке так шандарахнули, что у него что-то там сдвинулось! Такую чушь несет, ты бы слышал! Говорит, что его голая баба по голове стукнула! Ну что, журналисты, пойдете смотреть? Нам надо, чтобы вы на месте кое-что пояснили. Да, тут еще один ваш чуть всех задержанных не перебил. Он, когда домик обыскали и поняли, что вас там нет, на бандюков с черенком от лопаты начал кидаться. Перебить всех хотел! Где, кричит, наши? Мы его еле-еле оттащить смогли!

— Не понял, ты про кого говоришь? — ответил Зудинцев. — Все наши, которые буйные, уже тут давно! Еще, правда, Обнорский есть, но он далеко, в Новгороде, в командировке. Я ему, конечно, позвонил перед тем, как сюда ехать, но слишком мало времени прошло, он не мог так быстро сюда добраться! — недоумевал Зудинцев.

В это время из дверей дома появился Спозаранник. Одет он был крайне необычно. Вместо привычного для нас костюма с галетуком на нем были синие спортивные штаны, футболка и домашние тапочки. Он производил впечатление совершенно одичавшего человека. (Потом, мы узнали обстоятельства появления Спозаранника в Тайцах в таком экзотическом виде. Оказалось, что Зудинцев перед отъездом ко мне; оставил ему на автоответчике запись. Вернувшись домой и прослушав сообщения, Глеб тут, же в чем был побежал к соседу, у которого без лишних слов отобрал техпаспорт и ключи от доисторической «копейки» и погнал в Тайцы…)


Увидев нас, Спозаранник полез обниматься. Но, видимо, вскоре, вспомнил о том, что является начальником, и вновь принял свой обычный

— Все, что тут произошло, завтра: в письменном виде мне на стол! Чтобы был полный отчет! Расписать все по минутам. Да, Валентина с вами?

— Нет, мы ее не нашли, — тихо сообщил Зудинцев.


* * *

В этот момент на дороге — целая и невредимая — появилась Валентина Горностаева.

Она подошла к нашей группе и удивленно спросила:

— А что это вы тут все делаете?

Дальше были вопли, крики, которые нет никакой возможности описать. Выяснилось следующее: Валентина вернулась в Тайцы, как мы и договаривались, на пятичасовой электричке. Потом ей позвонили и сказали, что ее любимый племянник попал в больницу. Она тут же, забыв свою сумку, рванула обратно в город.

— А чего ж ты мне ничего не сообщила? — наседал на Горностаеву я.

— Как? Я оставила записку на столе. Написала, что поехала в больницу и вернусь, как только смогу. Просила без меня ничего не предпринимать.

Тут я все понял. Для конспирации я не включал в доме свет. И поэтому увидеть горностаевскую записку просто не мог.


* * *

Рядом с нами остановилась зеленая навороченная «Нива». Это была машина шефа. Обнорский сидел за рулем, с переднего сиденья махал рукой Скрипка.

— Все целы? — спросил Обнорский, подозрительно рассматривая Спозаранника…

Филиппа и кандидата в депутаты пришлось отдать оперативникам.


* * *

В город мы поехали только часа через три. Первым двигался Обнорский на «Ниве», за ним шла наша «четверка», замыкал колонну Споза-ранник. Когда мы проезжали мимо какого-то озера, «Нива» Обнорского показала нам правый поворот и несколько раз просигналила. Все поняли это как знак остановиться.

Обнорский подождал, пока все вылезут из машин, а потом решил устроить небольшое собрание.

— Ну что, господа журналисты, раз уж так получилось, что мы почти по независящим от нас обстоятельствам оказались на загородной прогулке, то предлагаю гулять по полной программе! Время, кстати, уже не раннее, так что сейчас обзвоним остальных наших и в срочном порядке вызовем их сюда. В ближайшей деревне купим мяса и устроим сабантуйчик! Воздержавшиеся есть?

— А вино будет? — спросил Зураб.

— Вина — не будет, — ответил Обнорский, который всегда категорически возражает против употребления любых спиртных напитков.

Почему — так и остается для меня загадкой.


Оглавление

  • Андрей Константинов Дело об исчезновении в Тайцах