Дело о «Черной Пустыни» (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андрей Константинов Дело о «Черной Пустыни»

Рассказывает Светлана ЗАВГОРОДНЯЯ

«До прихода в Агентство журналистских расследований пять лет работала фотомоделью и манекенщицей. Сверхкоммуникабельна, обладает бесценными возможностями для добывания оперативной информации. Натура творческая, поэтому часто увлеченность Светланы той или иной темой сказывается на ее дисциплине…»

Из служебной характеристики

То утро явно не располагало к раннему подъему и умственной активности. Тем не менее прочувствовать эту мысль смогли далеко не все, о чем свидетельствовал насадно трезвонивший телефон. Интересно, какому придурку вздумалось нарушить мой сладкий сон?

Стоило мне нажать кнопку громкой связи, как меня оглушил взволнованный голос Ани Соболиной. Несмотря на свойственную ей спокойную манеру разговора, ее монолог больше походил на визг недорезанного поросенка.

— Почему ты не на убийстве?! Ты знаешь, который час? Мне пора отправлять сводку, а ты еще спишь! Я выпускающий редактор, а не будильник!

Пропустив мимо ушей нелестные эпитеты в свой адрес и другие мало занимательные подробности, я, тем не менее, окончательно проснулась. Этот звонок не предвещал спокойного дня, продолжительного обеда и вялых попыток написать очередной аналитический материал.

Надо сказать, что подобные шедевры, призванные прославить агентство в веках, должны были еженедельно выпархивать из-под пера всех без исключения репортеров. Была тому и альтернатива: отчет корреспондента о проделанной работе. Руководство службы надеялось, что в дальнейшем сии труды станут кладезем секретной информации. Конечно, я всегда успешно пользовалась тем, что ни один мужчина, будь то мент или бандит, никогда не отказывал мне в получении ценных сведений. Другое дело, что потом «источники» здорово утомляли звонками, рассчитывая на продолжение приятного знакомства…

На сборы мне милосердно было отведено пятнадцать минут, а для меня этого более чем достаточно. Скажу без ложной скромности, матушка-природа оказалась ко мне щедра, и отражение в зеркале никогда меня не разочаровывало.

Негативные эмоции пробуждает во мне, скорее, окружающая среда. Увиденный на месте происшествия «несвежий» труп — тому подтверждение.


* * *

Было чуть больше половины второго, когда из-за деревьев показалась милицейская машина. Табличка с облупившейся краской над выбитым фонарем подтвердила, что я уже у цели. Несмотря на свойственный мне с рождения топографический кретинизм, уже через сорок минут; после выезда из дома я была, как говорят менты, «в нужном адресе».

Возле парадной меня тормознул молоденький опер из «убойного». Сверкнув фирменной репортерской улыбкой и показав «ксиву», я вежливо поинтересовалась:

— Здесь ли еще начальник криминальной милиции или уголовного розыска?

С обоими я была неплохо знакома.

Опер замялся, но удача меня не покинула, так как в подъезде послышался знакомый голос. Оттолкнув своим бюстом ошарашенного молодого человека, я, перепрыгивая через две ступеньки, помчалась навстречу первому заму начальника РУВД.

— Владимир Николаевич, как я рада вас видеть!

Полковник Греков расплылся в улыбке. Я думаю, случись у него в районе десяток «глухарей» на дню, он и то был бы счастлив встрече со мной.

— Светочка, Что-то вы давно к нам не заглядывали.

— Каюсь. Но сейчас-то я здесь. У вас тут сегодня трупик забавный. Можно полюбопытствовать?

— Ну пошли, пошли. Квартира на четвертом, а лифт сломан, как обычно.

В принципе, номер квартиры он мог бы и не называть — сладковатый трупный запах не заглушала даже входная дверь, обитая толстым слоем кожи.

На паркетном полу в разводах засохшей крови лежал молодой мужчина, на вид лет двадцати пяти. Он лежал головой к шкафу, широко раскинув руки, как будто собирался обхватить огромный воздушный шар. В его светлых волосах запеклась кровь. Была она и на лице. Парню перерезали горло. От всей этой картины и от тяжелого духа у меня начались позывы к рвоте.

Я поспешно отвернулась и ушла в соседнюю комнату. Там еще работали оперативники, собирая в картонную коробку вещдоки.

— Владимир Николаевич, что изъяли? — обратилась я к стоявшему за моей спиной полковнику.

— Из интересного — разве что героинчик нашелся. У покойника здесь был оптовый центр по продаже героина. Видишь, вон весы для «чеков» лежат.

— Героина-то много нашли?

— Грамм пятнадцать, наверное. Ну да ты же знаешь, у нас эксперты — истина в последней инстанции. Вот проведут анализ и скажут: это стиральный порошок марки «Лотос».

— Ну тут уж вы загнули.

— Почему же, — усмехнулся Греков. — У нас в районе на прошлой неделе взяли двоих пацанов-малолеток с парой «чеков». Выяснилось, что им продали сахарную пудру.

Оперов минут через десять сменили санитары морга, а начш1ьство засобиралось в контору. С ветерком и под «мигалку» (какой мент не любит быстрой езды?) мы домчались до РУВД.

Как и большинство подобных заведений, здание могло претендовать на титул последнего по комфорту в списке районных управлений внутренних дел. Я думаю, для исправления положения требовались кардинальные меры: капитальный ремонт, а лучше снос до фундамента.

Коридоры украшали милые сердцу каждого милиционера плакаты из серии «Как не стать жертвой преступления» и портреты отличников боевой службы. Согласно идее фотографа, они не только должны были поднять самооценку работающих, но и наглядно продемонстрировать посетителям, с кем не стоит входить в один лифт.

Но бытовая неустроенность и отсутствие евроремонта меня не особенно беспокоили. Главное, что в моем любимом РУВД сложилась душевная команда. Сколько удачных, на мой взгляд, материалов было написано благодаря помощи знакомых оперов!

Время вплотную приближалось к обеду. Несмотря на богатое модельное прошлое, я никогда не изнуряла себя диетами. И убедилась, что замечательный аппетит и тонкая талия хорошо уживаются в одном организме.

На сей раз, правда, угощение состояло из чашки кофе с печеньем, что не помешало мне вежливо улыбнуться в ответ. Ведь главная-то цель визита была достигнута (каждый без исключения журналист мечтает быть в центре событий).

— Коля, «пробей» мне быстренько убитого — что из себя представляет, прописан где, — озадачил коллегу Владимир Николаевич. — Игорь Термекилов, 1974 года рождения.

А потом, обернувшись ко мне, добавил:

— Ну вот, Светочка, может, сегодня у нас будет повод выпить шампанского.

— Нет, лучше пепси-колы, — возразила я.

— А что, язва? — понимающе спросил он.

— Да нет, журналистская этика, — сострила я. — Сами знаете, ведь сейчас вся выпивка крепче воды — бодяжная. Поэтому я ликеры пью исключительно в виде конфетной начинки. Тут вам и спиртное, и закуска в одном флаконе…

Мы всегда так перешучиваемся с полковником. Все-таки менты славные люди — я успела в этом убедиться за время своей журналистской карьеры. Раньше мой круг общения был несколько другим, его составляли люди более светские, но при этом намного более «душные». Сегодня общаться с ними я смогла бы только по приговору районного суда.

Вспомнив о работе, я сменила тему разговора и вернулась к убийству. Оперативники сходились во мнении, что Термекилова «завалили» конкуренты по торговле героином. По крайней мере, на банальный разбой ничто не указывало. Помимо наркотиков и пары сотен баксов, в квартире осталась нетронутой дорогостоящая аппаратура. Все это я и поспешила изложить в своем репортаже, вернувшись в агентство, на улицу Росси.

Стоило поторопиться и поскорее закончить работу до прихода подруги Василисы. С Васькой мы не разлей вода с трех лет. Тогда, правда, ее все называли Люльком. Поэтому ее настоящее имя я узнала, уже учась в школе, и была очень удивлена. Детское прозвище в пору взросления немало потрепало ей нервы. Чтобы отучить от дурной привычки родственников, она на целый год в шестом классе ввела штрафные санкции. Отныне после каждого «люлька» в ее копилке прибавлялось по двадцать копеек.

До десятого класса мы учились вместе, но потом она увлеклась психологией, перешла в спецшколу и поступила в «Герцена» на биофак. К своим двадцати пяти годам как-то неожиданно Василиса стала классным психотерапевтом с обширной частной практикой. Я же до сих пор не нашла пока свое призвание. И сейчас пробую себя на стезе криминального журналиста.

Не успела я поставить точку, как на пороге появилась Василиса.

— Всем привет! Как вы тут без меня поживаете? — обратилась ко всем присутствующим Васька.

Ее были рады видеть все. Особенно это касалось стажера Витюши Восьмеренко. При появлении Васьки у нашего юного коллеги в глазах заплясали чертики. Никаких подробностей о личной жизни Восьмеренко никто не знал. По всей видимости, единственной страстью Витюши был Интернет — там он мог провести несколько суток кряду и ни капельки не устать. Его любимым адресатом был китайский друг, с которым Витюша ни разу не встречался, но надеялся съездить к нему на родину на поезде. Другой привязанностью Витюши был трехмерный компьютерный футбол — у нашего новичка его было аж три версии. При всем при том, как считал Восьмеренко, у него с моей подругой Васькой был «бурный платонический роман».

Особых надежд на взаимность Василиса не давала. Любовь еще в зародыше погубил проведенный вместе Новый год. Веселью с гостями Витюша предпочел прослушивание по рации сообщений о пожарах. Пытаясь стать классным журналистом и влиться в наши стройные ряды, бывший студент обзавелся портативным передатчиком и дни и ночи напролет выуживал из эфира «свежие сенсации». Рация, приютившаяся во главе праздничного стола в вазе с фруктами, настолько шокировала хозяйку и гостей, что воспоминаний потом хватило на целый год. Такие номера Витюша откалывал постоянно.

Вот и сейчас, стоило только появиться Ваське, как Восьмеренко расцвел прямо на глазах.

— Ну и когда мы поедем жарить рачков? — хитро улыбаясь, спросил он у Василисы.

— Каких?!! — только и смогла вымолвить она.

— Ну как же… Ты же говорила что любишь…

— Кого? — недоумевала та.

— Ну, это… рачков.

Поймав нить рассуждений своего коллеги, я чуть не свалилась под стул от хохота. Дело в том, что однажды, прикалываясь в кругу близких друзей, мы решили назвать групповой секс варкой креветок. Об этом случайно стало известно Восьмеренко. Сейчас он решил блеснуть эрудицией и порадовать Василису нашим с ней сленгом. Да вот беда, перепутал креветок с рачками.

— Витюша, душа моя, ты, как я вижу, извращенец, — заключила Василиса.

— Почему? — разочарованно откликнулся Восьмеренко.

— Ну ладно, варку креветок я еще как-то могу понять. Но жарка рачков — это уже точно не для меня. Я тебя даже бояться начинаю после твоих кулинарных изысков, — пояснила подруга.

— Василис, я готова, — перебила я подругу. — Может, мы все-таки отправимся?

— Нет, я так просто уйти не могу. Какая ты глупая. Разве ты не видишьг, человеку требуется моя профессиональная помощь, — поучающим тоном начала Васька.

— Послушай, ты так совсем засмущаешь моего коллегу, — ответила я.

— Это ты, право слово, зря, — промурлыкала Васька. — Я всех вылечу. И тебя, и ее, — кивнула в мою сторону подруга. — Света знает, я целый год проработала сексопатолом. Так что твоя, Витюша, проблема вполне решаема. За отдельную плату, конечно, — осадила она уже было воспрянувшего духом Восьмеренко. — Ну что, Малявка, пошли, — обратилась ко мне Василиса.

— Ладно, пошли, моя прелесть. Только не зови меня больше Малявкой. У меня на это имя стойкая аллергия.

— Хорошо, Малявка, больше не буду.

Перебрав практически все мало-мальски подходящие по цене и комфорту заведения на Невском, мы наконец остановили свой выбор на мороженице «Баскин-Роббинс». Набрав в вафельные рожки по пять шариков и заказав по бокалу шампанского, мы уютно устроились за столиком у окна.

Народу в кафе все прибывало и прибывало. Поэтому мы постарались занять сумками и плащами оставшиеся за столиком пару стульев в надежде, что никто не посмеет нас побеспокоить. Очень хотелось посекретничать.

— Что-то у вас Витюша совсем заскучал.

— У него на этой неделе мало материалов, да ты еще тут с кулинарными изысками.

После этой фразы мы, не сговариваясь, весело захихикали. Погрузившись в приятные воспоминания о разговоре с бедным влюбленным Восьмеренко, Васька принялась за десерт и явно переусердствовала. Желая отломить от замороженного шарика кусочек побольше, она погнула ложку, и сладкий клубничный джем выплеснулся на столик. Пытаясь стереть липкую красную лужицу салфеткой, Василиса пуще прежнего размазала джем. Я невольно вспомнила увиденную утром картину — разводы засохшей крови, труп в коридоре и суету оперов. Аппетит пропал сам собой.

— Тебе помочь? — Василиса потянулась ложкой к моему вафельному рожку с разноцветными шариками.

— Знаешь, такой денек выдался. Сегодня в центре нашли трупак пацана одного, Как же его… Термекилов Игорь.

— Игорь Термекилов? — переспросила подруга. — Так его, наверное, за наркоту.

— А ты откуда знаешь? Небось твоих рук дело, — пошутила я.

— Нет, всего лишь тонкое психологическое чутье, — скромно заметила Василиса.

— Да ладно, кончай разыгрывать.

— Я серьезно, — ответила Васька. — Был у меня один клиент года три-четыре назад. Его тоже Игорем Термекиловым звали. Мальчику сейчас двадцать четыре года.

— И он, конечно же, был блондином, — перебила ее я.

— А ведь верно. Не о нем ли речь? — увлеклась подруга. — Помнится, тогда он жил в районе Песков, в коммуналке. Папенька у него «отошел к верхним людям», а мать-старушка еще тянула. Игореша по юности экспериментировал с наркотой, обращался к нам в службу на «Дейтокс». Мальчик впечатлительный, нуждался в теплоте и ласке. Этакий шизоид. Его все к потусторонним вещам тянуло. Он мне тогда еще рассказывал, что у него друзья в секте «Черная пустынь». Ну да знаешь, мы с ним после того, как поработали, практически не виделись. Потом он, правда, пару раз ко мне забегал счастливый и довольный. Сказал, что у него все прекрасно. Видно, друзья его в секту и втянули.

— Так ты думаешь, что этот твой Игорь — клиент морга? — спросила я у Васьки.

— В жизни полно совпадений, — неопределенно ответила она.

Уже поздно вечером, когда я, лежа в постели, вспоминала все перипетии прошедшего дня, раздался телефонный звонок.

— Здравствуй, как дела у моего дорогого Малыша? — послышался в трубке глубокий ласковый баритон. Голос с характерными бархатными нотками нельзя было перепугать ни с одним другим. С его обладателем я познакомилась относительно недавно в «Ночах Голливуда».

Как-то раз в дождливый субботний вечер меня занесло туда на концерт Михаила Гулько. Зал был переполнен понтовыми бандитами, навороченными новыми русскими и валютными проститутками. Конечно, меня удивить чем-либо трудно, но все же такое изобилие счастливых обладателей шестисотых «мерсов» под одной крышей я встречала нечасто. Однако выбирать было некого, наличие шикарной иномарки и отсутствие материальных проблем — это необходимое, но недостаточное условие для знакомства со мной. Я порядком подустала отшивать всех, кто ко мне клеился, и, помешивая трубочкой коктейль, одиноко сидела за столиком. В этот момент сзади послышался голос:

— Стрельцам не свойственно грустить.

— Что? — машинально переспросила я, не много удивившись. Ведь по гороскопу я действительно Стрелец.

— Я колдун, я все знаю.

Накануне приятельница моей мамы, увлекающаяся парапсихологией, сообщила мне о родовом проклятии, якобы висевшем надо мною. Поэтому неожиданное упоминание о колдовстве подействовало на меня подобно электрическому разряду и привело к мысли, что настал мой последний час, который мне не захотелось проводить в одиночестве. Тем более что колдун оказался на редкость привлекательным.

Вообще-то я не расположена к небритым мужчинам. Но его стильная бородка, тонкие благородные черты лица и красивые ухоженные руки вскружили мне голову. Этого человека украшала даже не дорогая одежда из бутика и умопомрачительные драгоценности (одни часы по стоимости приближались к двум среднестатистическим квартирам), а внутреннее обаяние и сила. Звали моего нового знакомого Аркаша,

Он оказался не только ласковым и умелым любовником, но и фантастически интересным собеседником. И всякий раз умудрялся сделать мне что-нибудь неординарно приятное. Это могла быть поездка в Пушкин или поход в стриптиз-клуб. Человек поставил себе целью не просто развлечь меня, но сделать частью своей жизни. Васька, познакомившись с Аркашей, начала мне завидовать черной завистью и пару раз хитро намекала, что было бы неплохо как-нибудь нам всем вместе «поварить креветок». Но я моментально пресекала все эти разговоры — делить Аркашу я не желала ни с кем, даже с лучшей подругой.

Я не расспрашивала Аркадия, чем он занимается — и так было ясно, что чем-то опасным. Тем более что он проявил прекрасную осведомленность о делах агентства, в котором я работаю, и довольно иронично отозвался о нашей последней книге «Петербург мафиозный», обнаружив там кучу фактических ошибок. Может, поэтому я старалась не посвящать Аркадия в подробности своих журналистских расследований, дабы невзначай не повредить родному агентству. Надо сказать, мы вполне обходились и без профессиональных разговоров — у нас находились не менее интересные занятия при каждой встрече.

Но в тот вечер я мягко отклонила его приглашение на очередной ночной «сейшен», сославшись на усталость. На самом же деле я была целиком поглощена предстоящим расследованием убийства незнакомого мне Игоря Термекилова (о чем, разумеется, не стала рассказывать Аркаше).

«Наколки» по убийству, данные Василисой, подогревали кровь. Разборка с двумя наркоторговцами, как подсказывало мне журналистское чутье, могла иметь глубокие корни в полузакрытой и полукриминачьной секте «Черная пустынь», имевшей широкое влияние как в Петербурге, так и за его пределами. Расследователи из нашего агентства уже давно собирали материалы по этой секте.

Я уже знала, что церковь «Черная пустынь» еще в середине века основал канадский кинорежиссер, снимавший фантастические «ужастики», некто Ричард Климовски. Он нашел прекрасный способ заработать миллион долларов на создании нового учения. «Я хочу создать собственную религию — вот где можно отхватить действительно огромный куш», — признался он.

Члены «Пустыни», следуя заветам своего основателя, беспощадно расправлялись со своими критиками. Французский публицист Патрик Дюпен, написавший разоблачительную книгу о «Черной пустыни», потратил два года и двадцать тысяч долларов на адвокатов, чтобы доказать абсурдность выдвинутых против него обвинений. Члены «Черной пустыни» утверждали, что он намеревался разбомбить церковь, и фальсифицировали улики.

В начале 90-х с мощной рекламной кампании началось внедрение этой религии в России. После того как секта отвоевала себе жизненное пространство в Петербурге, за; ней потянулся шлейф грязных историй — ходили слухи о массовых оргиях «пустынцев» с печальным исходом и даже о массовых самоубийствах. Но ни одна из этих историй не получила официального подтверждения. Редкие публикации о «Черной пустыни» в «Калейдоскопе» и других желтых изданиях основывались только на слухах и не содержали ни одной ссылки на достоверный источник.

Наутро у меня уже окончательно созрел смелый план. Хотя моя журналистская карьера исчислялась месяцами, мне очень хотелось попробовать совершить что-то значимое на этом поприще. Не успела я, разгоряченная мыслью о грядущей славе, влететь в кабинет, как раздался телефонный звонок.

— Привет, Малявка!

— Вась, ну сколько можно, — с ноткой легкой обиды в голосе ответила я подруге.

— Ты не забыла о великом событии, которое я хочу отметить в тесном дружеском кругу? — поинтересовалась Василиса.

— Я хотя и старше тебя на полгода, но еще не успела впасть в старческий маразм. То, что у тебя день рождения и ты очень скоро станешь совсем большой, я помню прекрасно. Кстати, хочу сразу озадачить. У меня к тебе есть дело.

— Надеюсь, это касается подарка, — деловым тоном начала Васька.

— Отчасти. Я тут задумала провернуть аферу и очень на тебя рассчитываю.

— Конечно, без меня в твоей жизни еще не проходила ни одна афера. Давай, выкладывай.

— Ну уж нет. Обо всем при встрече, — напоследок заинтриговала я Василису.

Вечером в уютном ресторанчике «Белый слоник» мы вдвоем с Васькой отмечали ее день рождения и здорово налегли на шампанское. Главной темой беседы стала пресловутая «Черная пустынь».

Сначала идею визита в секту Васька вроде бы поддержала. Мы тут же договорились о классном репортаже с места событий. Но стоило нам покинуть уютную обстановку ресторана, как Васькин задор унес первый же порыв безжалостного осеннего ветра. Мысль оказаться в банке с пауками пришлась ей явно не по душе.

— У тебя совесть-то есть? Подруга называется, — принялась канючить я, подхватив под руку свою компаньонку. — Ты же профессионал все-таки. Представь, а если в секте на меня будут оказывать психологическое давление?

— Ты еще скажи, что тебя там съедят, — вяло огрызнулась Василиса. — Бог с тобой, золотая рыбка. Пошли, пока я добрая. Тоже мне, подарочек ко дню рождения… Слушай, сыщик, ты адресок-то знаешь? — вдруг оживилась подруга, ухватившись за последний аргумент, удерживающий ее от авантюры.

Вместо ответа я с сияющим лицом сунула ей под нос бумажку с адресом.

— Где это ты надыбала?

— Секрет фирмы. Это мне Зудинцев дал из отдела расследований. Он намедни материал делал про новые центры по психологии. Вот ему кто-то и подсказал с «Черной пустынью» связаться. Они же курс «психологической поддержки» открыли.

— Да знаю я, знаю. Ты давай, Сусанин, веди лучше, — ответила Василиса.

Георгий Зудинцев, бывший опер, сам никогда не был у «пустынцев», хотя все собирался написать про них отдельный материал. Но, видимо, мне первой выпала честь познакомиться с сектантами.

Их контора располагалась в маленьком дворике на Владимирском проспекте. Вопреки моим ожиданиям, на подступах к офису «Пустыни» не было никаких указателей. Мы едва обнаружили старую деревянную дверь, выкрашенную в грязно-коричневый цвет. Прямо у порога ветер накидал кучу сухих листьев.

Широкоплечий охранник с небольшим шрамом на переносице и коротким ежиком волос несколько секунд, насупившись, оглядывал нас с ног до головы. Видимо, решив, что мы ничем не можем навредить его драгоценной конторе, он чуть посторонился. В этот момент, как по сигналу, из-за его спины выпорхнула молоденькая девица, раскрашенная во все цвета радуги.

— Здравствуйте, девушки. Вы к нам на курсы? — растянув густо напомаженные губы в зубастой улыбке, оживленно затараторила она.

Чтобы прервать неловкое молчание, вдруг воцарившееся в коридоре, я кивнула.

— Да. Мы правильно пришли? Это центр «Новой психологии»? Мы хотели бы записаться на курсы «Успех путем общения».

— А откуда вы про нас узнали? — продолжая улыбаться, спросила секретарша.

— Мне соседка с дачи сказала. Очень рекомендовала ваш центр, — вступила в разговор Вася.

— Пожалуйста, я провожу вас, — пригласила девица.

Мы двинулись по длинному коридору с множеством дверей. В отличие от запустения, которое я наблюдала во дворе дома на Владимирском, внутри офиса царила какая-то неестественная, прямо-таки больничная чистота. У предпоследней двери провожатая остановилась и, постучавшись, пропустила меня и Василису вперед.

— Николай, к тебе гости, — произнесла она, когда сидевший за письменным столом прямо напротив входа молодой человек оторвал взгляд от папки с документами. Николай по виду мало чем отличался от встретившего нас охранника. Но едва он взглянул на нас, лицо его озарила приветливая улыбка.

— Вы, как я понимаю, хотите поступить к нам на курсы психологии, — начал он. — Меня зовут Николай. Работаю здесь менеджером по персоналу. Со специалистами по программе «психотерапия» вы еще успеете познакомиться. Для начала вам следует записаться, пройти тесты, чтобы мы смогли подготовить индивидуальную программу занятий…

— Извините, что мы так бесцеремонно, — дождавшись паузы, перебила его Васька. — Но для начала мы бы хотели поприсутствовать на занятиях, посмотреть на преподавателей, учеников.

— Я думаю, это можно устроить, — взглянув на дорогие часы, красовавшиеся у него на запястье, ответил Николай. — Сейчас в одной из аудиторий как раз проходит семинар по проблемам общения в коллективе. Надежда проводит вас.

— Надя, отведи девушек к Василию Семенычу, — скомандовал он в телефонную трубку.

Не прошло и десяти секунд, как на пороге появилась все та же секретарша и, продолжая хищно улыбаться, повела нас сначала к лестнице за углом коридора, а потом на второй этаж. Нашим конечным пунктом стал довольно большой зал. В нем, составив стулья полукругом, сидело около тридцати «теток с авоськами».

— Смотри, вон гипнотерапевт, он их в транс вводит, — зашептала мне в ухо Василиса, кивнув на лощеного Василия Семеновича, методично делавшего пассы руками.

Тетки в полугипнотическом состоянии наперебой рассказывали всякие неприличные истории из своей жизни. Так, по мнению специалистов центра, они очищались от лишней информации и становились кандидатами на сверхчеловека. Ассистентка с деловым видом нарезала круги по залу со специальным прибором — детектором лжи. Мы с Василисой сошлись во мнении, что она выборочно пропускала слабый разряд через учениц. Если женщину ударяло током — значит, она врала.

Васька, которой происходящее показалось еще более абсурдным, чем мне, принялась громко смеяться. Само собой, тетки повыходили из транса, а второй раз они уже были «негипнабельны». Прекрасно зная об этом, гипнотерапевт состроил нам такую рожу, что секретарша поспешила увести нас из зала. Вечер у компании начинающих пустынцев был безнадежно испорчен. Подмигнув мне, Василиса едва сдержала предательскую улыбку. Мне, в отличие от нее, было не до смеха. За устроенный спектакль нас вполне могли выставить вон. Но вместо этого наша провожатая вновь привела нас к Николаю. Тот даже не поинтересовался нашими впечатлениями и предложил заполнить анкету с указанием фамилии, имени, места жительства и места работы. Василиса тут же пожаловалась, что она живет в новом районе, телефон ей не проведи, и внесла в графу «прописка» адрес своей начальницы по работе. Я, заранее подготовившись к подобным расспросам, тоже выдала липовый адрес. После того так мы с трудом осилили первое задание на пути к «сверхчеловеку», Николай рассказал о схеме занятий. Поначалу казавшееся столь простым внедрение в секту на деле требовало не только завидных артистических талантов, но и уйму времени, а также некоторых денежных затрат.

С деньгами вопрос удалось решить довольно просто — Володя Соболин, начальник нашего отдела, которого мы посвятили в свой план, легко выбил нужную сумму у завхоза агентства Леши Скрипки. Соболину давно хотелось утереть нос начальнику расследовательского отдела, высокомерному Глебу Спозараннику, и доказать, что репортеры могут проводить журналистские расследования не хуже, чем Спозаранник со своими бойцами. И вот представился такой удобный случай.

Гораздо труднее мне было уговорить Василису не бросать начатое дело.

— И много мы узнали? — отчитывала она меня с кислым выражением на лице. — Теперь сиди с тобой по уши в дерьме. Сколько нам еще тут торчать? Разговор шел об одном визите в «Пустынь», а получается, что туда по три раза в неделю надо таскаться.

— Ритуля, ну улыбнись, — попробовала я пошутить, обозвав Ваську ее «сценическим псевдонимом», отныне фигурировавшим в анкете пустынцев.

— Да и, кстати, что я Ритке скажу, если они вздумают проверить наши каракули? Там же липа сплошная; — не унималась подруга.

— Никто не станет проверять, если ты этих психов сама не позовешь. Не боись, мы еще до всех проверок от них смоемся, — закончила я препирательства на оптимистической ноте.


А ночью я долго не могла уснуть, стараясь понять — зачем мне самой все это надо. Только ли жажда журналистской славы меня толкает на авантюру или что-то другое? Мне вспомнился Игорь Термекилов, блондин с перерезанным горлом. Почему я так хочу раскрыть его убийство, кто он мне?.. Торговец героином, наркоман, одним словом — люмпен, отребье. С такой публикой я никогда в жизни близко не общалась. Вдруг я зачем-то представила, каким этот Игорек мог бы быть в постели, и тут же брезгливо вздрогнула при этой мысли. Но уже через миг начала с интересом обдумывать подобный вариант, вспомнила, что меня иногда тянет к чему-то заведомо плохому. Да, случались со мной истории, о которых лучше не вспоминать. Жуть! Кажется, мне пора обратиться за консультацией к Ваське. С этой мыслью я и заснула.


Нас с Василисой сразу же поместили в «молодежную группу для начинающих», где сначала пришлось заполнить тест из полутысячи стандартных вопросов типа: бывает ли у вас нервный тик? Или: перестали ли вы пить коньяк по утрам? В итоге оказалось, что меня уже полгода мучает глубокая депрессия, а Василиса и вовсе находится на грани суицида. И все это, естественно, из-за нерешенных проблем в общении. Слабые попытки возразить или оправдаться' были безжалостно отвергнуты нашим консультантом, который недвусмысленно объяснил, что предлагаемый нашему вниманию курс психологии — единственная альтернатива сегодняшнему бессмысленному существованию. Так секта обзаводилась новыми приверженцами.

За первые две недели ни с кем из старожилов «Пустыни» сблизиться нам не удалось. Каждый раз я с трудом вытаскивала Ваську на занятия, а вскоре и сама начала сомневаться, не напрасно ли мы затеяли эту историю.

И вдруг в нашем вялотекущем расследовании наступил перелом — Николай неожиданно пригласил нас на празднование двухлетней годовщины курсов. Руководство расстаралось и устроило вечер на широкую ногу. Столы, застеленные сильно накрахмаленными белоснежными скатертями, прямо-таки ломились от обилия вкусной еды. Салаты, корзины с яблоками и виноградом, а также небольшие сэндвичи «на пару укусов» порадовали бы любого гурмана. Но более всего нас с Васькой поразили батареи вино-водочных бутылок. Наши друзья из «Черной пустыни» явно шиканули.

Как бы подтверждая мои мысли, Василиса тихо зашептала мне на ухо:

— Ишь ты, смотри, а в руководстве, видно, не дураки выпить и закусить. И как только они, бедные, денег-то наскребли. Все два года, чай, копили, трудились не покладая рук. А ведь еще за аренду сколько… мама дорогая, чует мое сердце, на одну скромную оплату за курсы не погуляешь так.

Ехидные ахи и охи моей любимой подруги прервал наш главный менеджер по персоналу. Прежде чем перейти к обеду, Николай где-то полчаса в пламенной речи превозносил достоинства центра и фантастические успехи его выпускников.

— А теперь позвольте мне подарить нашим лучшим студентам книги по психологии. Они были написаны группой специалистов, возглавлявших нашу московскую компанию, — с этими словами Николай стал поочередно вызывать к себе особо отличившихся пустынцев.

— …Григорий Ковалев уже второй год учится у нас. Сейчас он готовит работу по оздоровительным методикам центра и скоро пройдет тест на должность консультанта по вопросам семейных конфликтов.

Под эти дифирамбы из-за стола поднялся мой сосед слева. Щупленький, невысокого роста парнишка был одет в темный костюм с иголочки и белоснежную рубашку. Бедняга из кожи вон лез, чтобы походить на Николая, старательно копируя его походку и чуть замедленные движения, но, видно от чрезмерных усилий, переигрывал. Тем не менее пацан производил приятное впечатление.

Для него настал звездный час, так как именно к нему было приковано всеобщее внимание зала. Под аплодисменты главный менеджер пожал ему руку, хлопнул по плечу и вручил большой альбом.

Изобразив на лице непритворное восхищение, я томным голосом поинтересовалась:

— Скажите, вы уже давно занимаетесь на этих курсах?

Переведя взгляд с тарелки на мою скромную персону, юноша расцвел пуще прежнего, и я, чтобы усилить впечатление, легко дотронулась до его руки и с придыханием заявила:

— Просто вы сразу производите впечатление удачливого мужчины. Трудно поверить, что вы тоже были нашим студентом.

— Я здесь действительно почти с самого начала. Курсы мне помогли здорово приподняться. Здесь, по-моему, вообще все очень классно. Такой вечер… Позвольте, я налью вам чего-нибудь выпить?

— О, только шампанского.

— Ну а я себе водочки налью. Что ж не выпить, если есть за что. Правда?

— Конечно, — улыбнулась я.

— Мы до сих пор не знакомы, — разом опрокинув себе в рот содержимое стопки, неожиданно заявил мой собеседник. — Я Григорий. Для друзей просто Гриша.

— А я Инга, — помня о конспирации, представилась я. — Хотите, познакомлю вас с подругой? Мы здесь вместе занимаемся.

— Если только она столь же очаровательна, как и вы, — по мере опьянения юноша становился все более раскованным.

— В этом вы сами убедитесь, — шепнула я ему и упорхнула к сидевшей немного поодаль Василисе.

Поняв меня с полуслова, она на ходу проглотила кусок бутерброда и ринулась охмурять молодого сектанта. Весь вечер мы в два голоса твердили о Гришиной неотразимости, не забывая по ходу наполнять его рюмку. Опасаясь вспугнуть единственный источник информации, мы не спешили перейти к теме разговора. Через пару часов мальчик наконец дошел до кондиции. Поочередно хватая то меня, то Ваську за талию, он уже вовсю распевал песенку «Единственная моя…»

На втором куплете наш герой сбился, и в этот момент я наконец спросила:

— Слушай, Гришаня, а ты случайно такого Игорька Термекилова не знал?

Как ни пьян был наш приятель, он гаки насторожился и, привалившись к стенке, замолк. — А тебе зачем? — вскинул голову Гришаня.

— Да так, слухи разные ходят, а нам, бабам, интересно. Понимаешь? — ласково объяснила Василиса.

— Ха! Правда, был такой сучонок, недавно делся куда-то. Его начальство не жаловало особо. Да я точно не знаю, у нас тут говорили, что он предатель. Мне-то плевать. Я с такими знаться не хочу, — разом выпалил юный сектант.

— Вот мне интересно, как так вышло. Вроде люди здесь все солидные, а с ним история какая-то… — неопределенно прокомментировала ситуацию Василиса.

— Если вам так нужно, спросите у Наташки Семеновой. У него тут девочка была. Они даже учились вместе. Сейчас… У меня телефон ее домашний был, — и Гриша принялся с трудом перелистывать свою записную книжку. — Вот, подождите, сейчас найду…

После долгих поисков он наконец нашел ее адрес и номер телефона.

— Она, как Игорь пропал, редко к нам ходит. Да ну ее на фиг. Давайте лучше еще выпьем, — и Григорий вернулся к прерванной трапезе.


На следующее утро, в субботу, мы с Васькой попытались дозвониться до бывшей подруги Игоря.

— Здравствуйте, извините за беспокойство, могу я поговорить с Наташей? — взвешивая каждое слово, произнесла Васька, включив для моего удобства громкую связь.

— Да, я вас слушаю, — на другом конце ответил бесцветный голос.

— Мы, к сожалению, пока с вами не знакомы, но не могли бы мы встретиться? По поводу вашего друга, Игоря Термекилова.

— Игорь умер.

— Мы знаем. Нам просто хотелось бы узнать кое-какие подробности. Очень не хотим вас тревожить, но…

— Вы что, из милиции? — грубо прервала Ваську Наталья.

— Да нет, но…

— Я не буду встречаться, — отрезала бывшая подруга Игоря и повесила трубку.

— Вот черт, — в сердцах бросила Василиса. — Что делать-то теперь?

— Я думаю, надо к ней ехать, — внесла я смелое предложение.

Одно было хорошо — мы знали наверняка, что девушка сейчас сидит дома. Чтобы застать ее, следовало поторопиться, и мы решили тормознуть машину.

Наталья жила на 7-й Советской, а мы звонили с моей работы, где стоял анти-АОН. Я взяла за правило не общаться с домашнего телефона по служебным вопросам. Особенно глупо было светить свой номер сейчас.

— Спорим, что доедем за пять рублей, — при кололась Василиса.

— Идет, только договариваться будешь ты.

Василиса могла уболтать кого угодно, но матерые частники даже ей были не по зубам. Помню, как-то к ней поздно вечером привязался молодой наркоман «под кайфом» и попытался ее изнасиловать. За пятнадцать минут подруга, не сказав ни одного лишнего слова смогла повернуть ситуацию в свою пользу. После внеплановой консультации парень сначала горько разрыдался, а потом с благодарностью засунул в карман куртки номер .телефона кризисного центра и удалился.

Вскоре мы были уже на месте. Оказалось, что наша героиня живет на пятом этаже старого, еще дореволюционного дома, сплошь обжитого бродячими кошками и бомжами. На звонок долго никто не реагировал, но мы с завидным упорством не отпускали кнопку. Наконец из-за двери послышался все тот же уставший голос. Наталья была на месте.

— Кто здесь?

— Извините, это опять мы.

— Ну что вам от меня надо? — спросила хозяйка, чуть не плача.

— Понимаете, нам действительно нужно с вами поговорить об Игоре. Мы журналисты. Надолго вас не задержим — всего лишь пара вопросов. Если вы не захотите, можете не отвечать, но поймите нас правильно — мы же на работе. Если вы против, можем встретиться где-то в другом месте, — объяснила я через дверь.

— Нет, лучше сразу проходите.

Наталья наконец распахнула дверь. Несмотря на неуверенность и надрыв в голосе, она оказалась симпатичной плотной блондинкой. Правда, слегка осунувшейся и с темными синяками под глазами.

Пригласив нас в небогато обставленную, но вполне приличную комнату, она устроилась в кресле и закурила. Молчание прервала Василиса:

— Я понимаю, что для вас это очень больная тема, но давайте вернемся к событиям прошлого месяца. Нам известно, что Игорь состоял в секте «Черная Пустынь», — при этих словах хозяйка вздрогнула, но Василису не перебивала. — У него в квартире при обыске нашли героин. Как вы думаете, это убийство произошло из-за наркотиков?

— Не знаю… Нет… Почему вы так считаете? — спросила Наталья.

— Мы занимаемся журналистским расследованием. Это просто предположение, — осторожно начала я. — А у вас есть какие-то другие версии?

— Слушайте, я же сказала, что ничего не знаю и не хочу больше знать!

Подмигнув мне, Василиса спросила:

— Малявка, как насчет прогулки в близлежащий магазин? Неплохо бы чайку с чем-нибудь попить.

Уважая психологические таланты подруги, я беспрекословно подчинилась и оставила их наедине. Когда я почти через час вернулась с пирожными, расклад успел сильно измениться. Тихо всхлипывая, Наталья пыталась оправдаться:

— Боюсь я теперь сильно, у меня же из родных только мама осталась. Игорь всегда говорил, что из любого дела сухим выйдет, а с ним вон что…

Разговор прервали ее судорожные рыдания.


— Мы же с Игорем еще со школы вместе были. Он там на «герыч» подсел крепко, а как раз все эти секты, курсы по городу пошли. Пацаны со двора в «Пустынь» его сманили, — начала свою историю Наталья.

Дело в том, что в «Черной Пустыни», кроме разных семинаров и курсов, действовал еще «Антинарк» — сектантский центр по работе с наркоманами и алкоголиками. Принцип лечения заключался в подмене одной зависимости другой. Вместо героина шла подсадка на витамины и нейролептики. После курса лечения у Игоря снова начались ломки. Но бесплатных лекарств больше не давали. Руководство «Черной пустыни» послало парня на заработки — вербовку новых членов секты.

Наталья, чтобы не бросать приятеля, устроилась на семинар «Новой психологии», на котором теперь маялись и мы. Ее присутствие позволило девушке быть в курсе всей истории, приключившейся с Игорем Термекиловым.

По ее словам, Игорь решил поискать более простой способ добывания денег. Тут-то и пригодились его детские навыки. Еще по малолетке он был на учете в детской инспекции за форточные кражи. А теперь залез в квартиру к администратору секты и выкрал кое-какие документы, надеясь шантажом получить за них выкуп. Параллельно он вернулся к героину и решил попробовать себя в роли торговца. На всякий случай сделал с краденых бумаг копии и за пару дней до своей гибели отдал их Наталье. Поскольку «отступников» в «Пустыни» почти никогда не было, вычислить человека, который украл бумаги, оказалось несложно.

В секте установлена жесткая система иерархии, и ей могли бы позавидовать даже наши спецслужбы. Помимо вербовки новых членов и промывки мозгов, есть подразделения, ведущие борьбу с противниками — журналистами и предателями, нарушившими устав. Игоря постигла печальная участь — все складывалось в пользу той версии, что его тихо, без следов убрали и, обыскав квартиру, забрали документы. О копиях им было ничего не известно, иначе они бы не оставили в живых и Наталью. С ней, конечно, беседовали, раза два вызывали к начальству, но до прямых вопросов дело не дошло, а сама девушка благоразумно промолчала.

— А почему ты не обратилась в милицию с этим делом? — поинтересовалась я.

— Господи, да что толку, меня же из-под земли достанут. Я даже из секты теперь уйти не могу. Они ж там знают, что мы с Игорем дружили, сразу неладное почуют. Я после этой истории почти не сплю. Все думаю, что со мной будет.

— Скажи, а документы эти до сих пор хранишь? — поинтересовалась я. Вместо ответа Наташа полезла на стул. Сняла с книжной полки несколько детективов и вытащила тонкую полиэтиленовую папку с бумагами.

— Вот они, держи.

— Слушай, блин, здесь же доверенности какие-то, — присвистнула Василиса.

— Да вижу я, вижу, — трясущимися руками я перебирала листки. — Наташа, а ты знаешь, кто такой Виктор Витальевич Познин, 1978 года рождения?

— А, так это Витька Познин. Он вместе с Игорем на «Антинарке» был. Там все доверенности наших ребят из «Черной пустыни», — равнодушно произнесла Наталья. — Ерунда это все. Игоря же не вернешь.

Уже в агентстве мы в должной мере оценили сенсационность попавшего в наши руки материала. Там было двадцать шесть генеральных доверенностей. Среди тех, кто получил в свое распоряжение чужое имущество и квартиры, мы нашли главного менеджера «Пустыни» Николая Хуторного и гипнотерапевта Василия Семеновича Перетятько. По нашей компьютерной базе мы сумели, вычислить телефоны нескольких подаренных квартир и переговорить с их новыми владельцами. Практически все эти квартиры были перепроданы, некоторые даже по нескольку раз, но благодаря Васькиной настойчивости и умению общаться по телефону мы ненавязчиво сумели выяснить, что несколько прежних хозяев жилплощади имели некоторое отношение к нашей «Пустыни». Кроме того, трех человек уже не было в живых.

На то, чтобы оформить эту историю в классный репортаж, ушло меньше недели. Так что уже в следующий понедельник в очередном номере «Новой газеты» вышел сенсационный материал о «Пустыни». От остальных журналистских работ на эту тему он отличался обилием «живых» фактов. Мало кто из коллег мог похвастаться таким знанием темы изнутри.

Окрыленная славой, я не ощущала почвы под ногами. Перечитав несколько раз свое творение, я поспешила удостовериться, что в любимом РУВД известно о моих заслугах.

— Владимир Николаевич, здравствуйте. Как продвигается расследование убийства Игоря Термекилова? Помните? — наивно поинтересовалась я.

— Да, конечно. Пока «глухарь». Работаем…

— У меня кое-что для вас есть, — гордо заявила я.

— И что же?

— Вы говорили, что любите читать «Новую газету». Откройте вторую страничку.

— Мне приятнее узнать последние новости из твоих уст. Слышать твой голос с утра — залог хорошего настроения на целый день, — с неподдельной искренностью сказал полковник Греков.

Поведав на одном дыхании о результатах собственного расследования, я почувствовала напряжение на другом конце провода. В трубке послышалась фраза, оканчивающаяся на родное слово «мать».

— Ты понимаешь, что ты натворила?.. Ты же эту девчонку подставила! Срочно выезжай ко мне со всеми этими хреновыми доверенностями…

Трясущимися руками я стала набирать семь цифр «мобильного» Аркаши. У меня настолько сдали нервы, что правильно набрать номер получилось лишь с четвертой попытки. Аркаша примчался быстрее любых оперативников, мне же считанные минуты показались целой вечностью. Он просек все мгновенно, и через пару минут мы уже летели в РУВД. Утренние пробки не были для нас помехой, поскольку Аркаша предусмотрительно вынул из-под сиденья и установил на крышу «мигалку». Все машины старались держаться подальше от нашего «шестисотого», и даже гаишник не рискнул нас тормознуть.

Когда я оказалась в кабинете начальника криминальной милиции, Владимир Николаевич как раз отдавал распоряжение о подготовке выезда наряда на квартиру подруги Игоря. Через несколько минут ему сообщили, что выехать невозможно из-за отсутствия бензина.

— Это не проблема, транспорт есть! — заявила я удивленному полковнику, и вскоре уже усаживала его и трех оперативников в Аркашин «мерс». Мой друг и бровью не повел при появлении нашей компании, хотел только из вежливости убрать явно незаконную «мигалку», но Владимир Николаевич жестом остановил его, и потому добрались мы мгновенно.

Оперативники безрезультатно давили на кнопку звонка, но никто не открывал, хотя из квартиры Натальи доносились странные шорохи.

— Ломайте! — распорядился полковник.

— Но, Владимир Николаевич… — замялся оперативник. — Без санкции нельзя…

— Какая, блядь, санкция — где я тебе, на хер, сейчас прокурора найду! — заорал полковник, забыв о моем присутствии, но Аркаша молча протянул ему свой «мобильник». На переговоры с райпрокуратурой ушло еще три минуты. После этого старая дверь под натиском молодых и сильных тел вылетела в два счета.

— Жди на лестнице, — строго приказал мне Аркаша, выхватывая на ходу миниатюрный газовый револьвер. Но любопытство оказалось сильнее — я вбежала в квартиру вслед за всеми и спряталась в стенном шкафу в прихожей. Грянул выстрел, зазвенело стекло, послышались хрипы, ругань, шум падающих тел и ломающейся мебели.

— Стоять, гад! — услышала я крик Владимира Николаевича. И увидела сквозь едва прикрытую дверцу шкафа чью-то тень, метнувшуюся к выходу. Еще не успев сообразить, что я делаю, я изо всех сил толкнула вперед дверцу шкафа, сбив бегуна — с глухим ударом, матерясь, он шмякнулся на пол. Через миг, ткнув ему колено в спину, оперативник застегивал на его запястьях браслеты.

В комнате уже лежали лицами вниз, с заломленными руками, пятеро «пустынцев» — обычные стриженые ребята в «косухе». Полураздетую Наташу с растрепанными белокурыми волосами нашли в ванной в бессознательном состоянии. На щеках и груди бедной девушки виднелись следы ожогов от сигарет.

— Наташа, прости, — прошептала я. Но она меня не услышала.

Где-то внизу завыла сирена «скорой помощи».

Осознав, что все плохое позади, я разревелась. И не заметила, как оказалась в объятиях Аркаши. Его дорогой костюм был разорван, белоснежная рубашка забрызгана кровью. Не переставая реветь, я приложила платок к кровоподтеку на его виске. От той журналистской славы, которой я упивалась еще пару часов назад, не осталось и следа. Я вдруг поняла, насколько несерьезны все эти наши игры в сыщиков по сравнению с той настоящей опасностью, что ежедневно испытывают Владимир Николаевич и оперативники. И еще мне стало ясно, что я должна благодарить судьбу за тот счастливый жребий, что выпал мне в облике надежного и верного Аркаши…


Несколько дней спустя мне позвонил Владимир Николаевич.

— Да, Светочка, твоя статейка задала нам работенки. Знаешь, на что мы вышли?

— Могу только догадываться, — спокойно ответила я.

— Ребята, которых мы взяли у Натальи, выполняли всего лишь, так сказать, охранные функции, Один из них раскололся, сдал тех подельников, что Игоря убрали. Остальные пока молчат, но мы их привлекли за Наталью, сейчас работаем, а там, глядишь, и они заговорят. Мы ведь в самой конторе тогда еще четверых из руководства взяли. Двоих отпустить пришлось, но твой Николай-менеджер хорошо засел. Он хоть и был средним звеном, но встречался с «быками» и отдавал все распоряжения. Над ним, конечно, есть люди, сама понимаешь. Это тоже со временем отработаем.

— А что с доверенностями?

— С ними пока не все ясно. Знаешь, куда-то пропали тринадцать человек, подаривших свою недвижимость сектантам, да плюс еще трое умерли «под благовидным предлогом». Там и бумаги в порядке, и заключения о смерти. Но проверить их еще все равно придется. А с теми тринадцатью — вообще беда. Родных нет, заявлений о пропаже нет, да и тел тоже пока не нашли. Есть тут у нас кое-какие подозрения, но никто пока не колется. Конечно, просто так мы никого не отпустим.

— Писать-то об этом можно? — лукаво спросила я.

— Да уж куда от вас, писак, денешься?! — вздохнул полковник.


Оглавление

  • Андрей Константинов Дело о «Черной Пустыни»