Дело о бриллиантовой запонке (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Андрей Константинов и Агентство журналистских расследований Дело о бриллиантовой запонке

Максим Максимов, Сергей Балуев (ответственные редакторы проекта),

Александр Горшков, Елена Гусаренко, Андрей Катков, Ольга Крюкова, Роман Лебедев,Елена Летенкова, Наталия Молькова, Александр новиков, Марина Ольховская, Александр Самойлов, Алена Троицкая, Татьяна Федорова


Дело о бриллиантовой запонке
Рассказывает Андрей ОБНОРСКИЙ

Обнорский (Серегин) Андрей Викторович,

директор и главный редактор

Агентства журналистских расследований.

(Служебная характеристика отсутствует)


— Igni et ferro! Это выражение, Андрей, переводится как…

— Огнем и мечом, Бьянка.

— О-о-о-о, Андрей! Если я напишу, что русский журналист владеет еще и латынью, мои читатели…

— Я не владею латынью, синьора.

…А тебе лучше было бы прийти в длинной юбке. Я не могу смотреть на твои ноги и одновременно отвечать на вопросы о страшной, загадочной русской мафии. Это невозможно, Бьянка Мария…

— Что, Андрей?

— Я не владею латынью, Бьянка.

Бог мой, какие ноги! Ты, наверно, сумасшедшая, если приходишь брать интервью в такой короткой юбке.

Igni et ferro…

— И все-таки, Андрей, ты думаешь, что русская мафия…

Я думаю, что у тебя красивые ноги. Я думаю, что у тебя невероятно красивые ноги. Я думаю, что устал. Что — ноябрь. Что — Петербург. Что — снегопад… Igni et ferro. Русская мафия? А, да… русская мафия… Два маленьких пацаненка на плацу Суворовского училища тараканят огромную лопату. Господи, Бьянка, лучше бы ты пришла в брюках…

Вот так вот все это начиналось. Я, офигенная звезда российской журналистики, давал интервью для известной итальянской газеты. И открылась дверь. И Оксана сказала:

— Андрей Викторович, к вам Васнецов. Говорит, что у него дело очень срочное. И не терпит отлагательства.

— А-а… пусть заходит… Вот, кстати, Бьянка, классический представитель страшной русской мафии.

А Васька услышал конец фразы. И распустил хвост. И наткнулся взглядом на ноги.

— Я, — сказал Васька, — страшный русский мафиози. Я внук известного русского художника. В каждом кармане у меня по пистолету, по кастету, по тактическому ядерному заряду. А как зовут барышню?

— Синьору зовут Бьянка Мария делла…

— Все! — сказал Васька. — Я сражен, Андрюха. Больше ничего не говори. Я тихонько сяду в углу и буду плакать.

Ага, будешь ты плакать… С Васькой Васнецовым я когда-то вместе занимался борьбой. Давно это было. Тысячу лет назад. Или две. Или три. Тогда я еще, разумеется, не знал, что буду директором агентства журналистских расследований, а Васька станет известным питерским криминальным авторитетом. А эта итальянская синьора с невероятными ногами…

— …О-о, это у нас строго, — говорит Васька, — Мы чуть что — гранату в зубы. И — кранты.

— Что такое кранты, Василий?

— Кранты, синьора? Кранты — это…

Костюмчик у Васьки стоит не меньше полутора тысяч баксов. В вашей Италии позволить себе такие шмотки могут только очень небедные люди. Да, портки и спинжачок за полторы тыщи баксов… ай да Вася. Igni et ferro.

— Василий Петрович, ты вообще-то зачем пришел? Ты говорил, у тебя дело какое-то срочное.

А Васька уже про меня забыл. Он смотрит на эти ноги, он смотрит в эти черные итальянские глаза. И заливается соловьем. Ну какое тут, к черту, интервью? Синьора Бьянка Мария делла чего-то там еще смотрит на русского бандита Василия Петровича Васнецова с открытым ртом.

— А? Чего, Андрюха?

— Ты по какому срочному делу-то пришел?

— А, фигня… заказали тебя, понимаешь. А скажите, синьорина, чем вы заняты сегодня вечером?

Вот так. Пустяк. Фигня. Заказали меня, понимаешь. Фигня… Я тихонько выхожу из кабинета. И они — рашен бандито и итальянская журналистка — просто не замечают этого. Думаю, что уже сегодня вечером они окажутся в постели. На женщин Василий Петрович всегда оказывает неизгладимое впечатление. А я выхожу из своего кабинета и сажусь напротив своей секретарши. Страшно болит голова.

— Ксюша, — говорю я.

— Да, Андрей.

— Ксюша, — говорю я, — можно мне посмотреть в глаза твои бездонные и утонуть в них навсегда?

— Да ну тебя, Обнорский! Взрослый человек, а прямо как ребенок… Сколько лет с тобой работаю, а так и не могу понять, когда ты всерьез, а когда шутишь.

— Я, Оксана, вообще никогда не шучу. В детстве мне по ошибке удалили чувство юмора. Хотели гланды, а получилось — чувство юмора. Такая у меня, Оксана, беда…

Я еще чего-то вру, а голова раскапывается. Грипп, наверно. Пошло, глупо, банально… Грипп. Раньше это хоть называлось загадочно — инфлюэнца. Теперь — грипп. Кризис, дефолт, грипп… Из кабинета выходят итальянская синьора и Василий Петрович Васнецов. Ноги… Бог мой, какие ноги! Васька перешел на английский. Он держит Бьянку Марию делла чего-то там еще под локоток и бодро впаривает ей про то, что он приглашен на охоту к принцу Эдинбургскому, но…

— Я тебе, Андрей, потом позвоню…

— Ну-ну… привет принцу Эдинбургскому.

Итальянские ноги и костюм за полторы тысячи баксов выходят. Оксана крутит пальцем у виска. Суворовцы за окном орудуют огромной лопатой. Звонит телефон.

— Тебя, Андрей, — говорит Оксана, протягивая трубку.

Господи! Если бы я знал… но тогда я еще не знал. Не мог знать… Я механически взял трубку. И услышал незнакомый голос. Голос сказал, что мы не знакомы. И его фамилия мне ничего не скажет… но есть документы, которые, могут быть мне интересны… А что за документы?

Голова у меня болела уже почти невыносимо, все документы мира, начиная от узелковой письменности майя до последних указов Ельцина, были мне до фонаря. Фанерная лопата суворовцев скребла по асфальту, как по оскальпированной голове: шир-р-р…

— А что за документы?

— Речь идет о таможенных аферах. Вам фамилия Фонарский о чем-нибудь говорит?

Стоп! Стоп, машина! Малый назад! Фамилия Фонарский мне о чем-нибудь говорит… Фанерная лопата проехала по мерзлому асфальту. Наверно, именно так делают трепанацию черепа. Фонарский! Виктор Васильевич Фонарский. Вот его-то фамилия и решила исход дела. А одна из следующих фраз моего анонимного собеседника поставила жирную точку под резолюцией.

— Да, говорит. Вы по его поручению звоните?

— Напротив… если бы господин Фонарский узнал о моем звонке вам… Я думаю, он бы сделал все, чтобы наш разговор не состоялся.

— Вот так? Ну что же, давайте встретимся. Где и когда?

— Лучше бы прямо сегодня, Андрей Викторович. Это возможно?

Это, разумеется, невозможно. Das ist unmoglich[1]. Шир-р-р-р, прокатилась лопата по плацу Суворовского училища. Это невозможно!

— Да, возможно. Если примерно через час в кафе «Северная Пальмира» — идет? Как я вас узнаю?

— Я сам вас узнаю. Я… видел вас по телевизору.

— Ну… хорошо. Значит, в двадцать ноль-ноль. В кафе.

— Спасибо, Андрей Викторович. Вы не пожалеете, документы стоящие.

Тогда я еще не знал, что пожалею. Еще и как пожалею. Если бы я знал… Но я не знал. Может ли это служить оправданием? Нет. Нет, это не может служить оправданием.

…На поставленный вопрос: может ли это служить оправданием, ответил: нет. Прочитайте и распишитесь…

Ну-ну… ты не знал. Огнем и мечом, сказала Бьянка.

Das ist unomglich.

Короче, я поехал. Я съел две таблетки, которые дала мне Оксана, и поехал. Тысячи фар светили мне в лицо. Тысячи пронзительных фар дробились в тысячах дождинок. Голова раскалывалась. Будущие великие полководцы делали трепанацию черепа огромной фанерной лопатой. Дождь сменялся снегом. Снег сменялся меленькой шуршащей крупой. Дождь мгновенно замерзал, асфальт покрывался блестящей кольчугой. Стада автомобилей катились медленно.

Самые предусмотрительные уже переобулись на шипы. Черная вода Фонтанки отражала желтые вспышки светофоров. Огнем и мечом, говоришь? Ну-ну…

Фонарский. Виктор Васильевич Фонарский. Человек, который позвонил мне, не мог знать, что наша встреча обусловлена фамилией Фонарский. Если бы он не сказал — Фонарский, я бы хрен согласился на встречу. Я бы спихнул это дело на Глеба Спозаранника. Или на Володьку Соболина. А сам поехал домой. И выпил бы меду. И полстакана водки. И лег под одеяло.

Да, Фонарский… Третье лицо в Северо-Западной таможне. А по значению, возможно, и не третье. Что-то ему нужно… Дело в том, что Виктор Васильевич сам позвонил мне сегодня. Был любезен. Просил о встрече. Намекал на возможное сотрудничество. И завтра в четырнадцать ноль-ноль у нас с Виктором Васильевичем встреча… Вы что же, Виктор Васильевич, пресс-конференцию собираете?.. Да помилуй Бог, Андрей Викторович, какая же пресс-конференция? Лично вам хочу сдаться. Эксклюзив, так сказать…

Ага, эксклюзив… Эксклюзив — это хорошо.

Вот, собственно, поэтому я и согласился встретиться с анонимом. Звонок Фонарского и — спустя несколько часов — звонок человека, который что-то знает о Фонарском. Поэтому я и еду сейчас в кафе на Суворовском.

Интересно, связан ли как-то звонок Фонарского со звонком моего анонимного собеседника? Скоро узнаем.

Я паркую свою «Ниву» возле кафе. И вхожу внутрь. Здесь тепло, здесь уютно. Негромко играет музыка. Из-за столика навстречу мне поднимается мужчина моего примерно возраста. Легкая седина, внимательный, чуть напряженный взгляд.

— Здравствуйте. Меня зовут Алексей.

Потом мы пьем кофе, и из внутреннего кармана Алексея появляется синяя пластиковая папка с несколькими листочками бумаги.

— К сожалению, копии…

Чтобы изучить несколько листочков, мне понадобилось всего двадцать минут. Да, понятно, почему господин Фонарский «сделал бы все, чтобы наш разговор не состоялся». Эти бледные ксерокопии вполне могут стать для Виктора Васильевича пропуском в «Кресты».

— Вам это интересно? — спрашивает Алексей.

— В общем — да… но все это нуждается в проверке.

— Будете об этом писать?

— После проверки обязательно. У нас в агентстве мы как раз сейчас готовим «Коррумпированный Петербург-98».

— О-о-о-о… Когда же это будет?

— Скоро. Через два-три месяца. Максимум — четыре.

— Жаль, — говорит он тихо, видимо себе, а не мне.

— А что так?

Алексей смотрит на меня, но кажется — мимо.

— Два-три месяца, Андрей, я, скорее всего, не проживу. Фонарский и те люди, что стоят за ним, либо избавятся от меня, либо упекут на нары…

— Вы считаете, что это возможно?

— Еще как возможно, Андрей. Там ведь не дети. Они уже знают, что у меня есть эти копии. Фонарский и его помощничек, некто Семенов, уже провели контроперацию. Против меня фабрикуется дело. Семенов — страшный человек. Убийца.

— Фабрикуется? Но если ты чист…

— Андрей, ты ведь уже догадался, что я тоже сотрудник таможни. С десятилетним стажем. Какой, к чертовой матери, чист? Таможня — это такое болото…

Алексей махнул рукой, рассыпал пепел по скатерти.

— Просто… понимаете ли, Андрей Викторович, можно чуть-чуть помочь человеку с бумажной волокитой. И заработать сотню-другую баксов. А можно, как Фонарский, воровать целыми вагонами и пароходами. Так что… я, конечно, не ангел, но они-то хотят повесить на меня черта с рогами.

— Понятно, — сказал я. — Понятно. Ну а по чему бы тебе не пойти в официальные органы?

— Э-э… там меня сразу возьмут в работу. Это же система. Все куплено.

— Ну… так уж сразу все. Я знаю много порядочных людей и в прокуратуре, и в ФСБ, и в РУБОПе.

— Нет, Андрей. Категорически нет. Будете печатать эти материалы?

— Я же сказал: будем. Но сначала необходимо провести проверку.

— А сколько времени на это потребуется?

— Трудно сказать. Я думаю: два-три дня. Возможно — неделя.

— Ну, пару дней… может, и ничего. Может, и обойдется.

— Все будет хорошо, Алексей. У нас в агентстве работают отличные специалисты. Коли вопрос стоит так остро, я ребят напрягу, сделаем быстро. Вы ведь понимаете — информация-то у вас почти годичной давности. След за это время поостыл.

— Есть и свежая. Совсем свежая. Об афере, которая только готовится. Но она не менее масштабна.

Вот как! Алексей снова лезет в пачку за очередной сигаретой, но там уже пусто, я подталкиваю ему свою пачку с верблюдом. Верблюд неспешно пересекает желтые пески скатерти.

— Спасибо.

— Ну так что же с новой аферой? Хотелось бы увидеть документы, Алексей.

— Они у меня есть. И я их передам вам, как только получу подтверждение серьезности ваших намерений.

«Разумно, — подумал я, — молодец».

— Ну что ж, ваше право… Как мне вас найти?

— Никак, Андрей Викторович. Лучше я сам вас найду.

Наутро я нагрузил своих орлов новой работой. Они, конечно, взвыли… Соболин внезапно вспомнил, что у него срочный разговор с Рио-де-Жанейро.

— А почему не с Нью-Йорком, Володя?

— Если бы у меня был разговор с Нью-Йорком, господин Обнорский, я бы и сказал: с Нью-Йорком. Но если разговор с Рио, то я и говорю — с Рио.

— Логично, — хмыкнул Скрипка и попытался впарить нам очередную свою историю про одного мужика, который хотел позвонить в Жмеринку, но по ошибке попал в Копенгаген.

— Это ты к чему? — спросил бывший опер Зудинцев.

— Да так… для общего развития.

— А-а-а, — протянул Зудинцев. Он вообще был мужик конкретный и пустой болтовни не любил.

— Все, — сказал я. — Бегом работать, хватит трепотней заниматься. А для тебя, Зудинцев, есть конкретная тема.

И я протянул ему пачку «Кэмэла» в полиэтиленовом пакете. Бывший опер взял ее двумя пальцами.

— Что за тема? — спросил он.

— На этой пачке, Зудинцев, есть отпечатки пальцев двух человек. Мои, но мне они не интересны, и еще одного человека. А вот они вызывают огромный интерес. Можно проверить?

— Можно-то можно. Но только если он судимый.

— Этого я не знаю.

— И только если подсел у нас. А если в каком-нибудь Кривом Роге… тогда сложно.

Еще несколько минут Зудинцев читал мне лекцию по основам оперативно-розыскной деятельности. Я терпеливо слушал. Хотя все это мне было знакомо.

Потом он ушел, и я остался один. Но ненадолго. Вернулся Скрипка и с невероятно важным видом завел свой обычный разговор о невероятном (фантастическом! — сказал он) количестве высококачественной бумаги, которую расходуют эти инвестигейторы. Слово «инвестигейторы» он выговорил с нескрываемой издевкой. И его я тоже терпеливо слушал. Хотя и это было знакомо.

А потом пришел по очень срочному делу Василий Петрович Васнецов.

— Ну, Андрюха, — начал он с порога. — Вот это женщина!

— Слушай, Вася, а как охота с принцем?

— Какая, к черту, охота с принцем! Ты мне скажи, часто к тебе такие синьоры приходят?

— Как Бьянка? Бьянка — это что! Второй сорт. Вот в понедельник придет женщина… вот это да! Высокий стиль!

— Ну-ну… рассказывай.

— Не нукай, не запряг. Приходи в понедельник, познакомлю.

В понедельник ожидался визит одной дамы из Тель-Авива. Зоя Залмановна весила не менее сотни килограмм, носила большую бородавку на носу и курила «Беломор». Любимым выражением у нее было: «Греб вашу маму».

— Обязательно приду, — сказал Василий Петрович с фанатичным блеском в глазах.

— Приходи, Вася, приходи, — ласково сказал я. — Слушай, а чего вчера-то прибегал?

Васнецов притушил огоньки в глазах, досадливо крякнул и сел на стул.

— Заказали тебя, Андрюха.

Хорошее начало. Люблю я такие веселые, жизнеутверждающие зачины. Вчера Васька уже на этот счет трепался. Что-то, значит, есть…

А Васька был несколько даже смущен, что на него в принципе не похоже.

— Ну так что, Вася? Не тяни ты кота за хвост.

— Ты такого господина Мамкина знаешь?

— Еще бы… можно сказать, герой нашего совместного с Глебом расследования. Одна статья про его художества уже вышла. На той неделе даем вторую.

— Вот в них-то все и дело, — сказал Васька. — Очень сильно на тебя господин Мамкин обиделся.

— И что?

— А ничего… У меня, понимаешь ли, к господину Мамкину тоже есть свой интерес.

— Какой у тебя-то?

— Коммерческий, конечно… Нужно мне одну бумажонку в мэрии оформить. Как раз по ведомству этого Панкина.

— Мамкина, Вася.

— А хоть дедкина, хоть бабкина. Дочкина, внучкина, жучкина… Ну, вышли мы на этого козла. Все как положено. С конвертиком. А он, пидор, аккурат сильно был твоей статьей огорчен. И двинул нам встречное предложение: тебя, Андрюха, маленько поучить. В обмен на лицензию.

Да, господин Мамкин, не ожидал я от вас такого, подумал я. И хотел расспросить Василия поподробней, но туг пришел Глебушка Спозаранник. Сунулся в кабинет, увидел, что я не один, и хотел уйти. Но я не дал, окликнул:

— Зайди, Глеб Егорыч, послушай. Тебя тоже касается.

И пришлось Василию снова рассказать историю кошмарного заказа на избиение журналиста.

— Вам же это сделать, говорит, без проблем, а? Представляешь, какой козел? Вы его, говорит, поучите. Так, чтобы жив остался, но в больнице повалялся. А все ваши вопросы я, ребята, решу. Вот так, синьоры.

Глебушка выразительно матюгнулся и сказал:

— Ну, действительно козел. Это он после первой статьи так взвыл. А уж после второй…

— Не будет, — перебил я Глеба.

— Что не будет? — удивился он.

— Второй статьи не будет. Снимаем материал.

— Ты что, Андрей?

— Я сказал: снимаем.

— Да почему, Андрей?

— Потому что я так сказал.

Несколько секунд Спозаранник смотрел на меня непонимающим взглядом, а потом резко повернулся и вышел из кабинета. Дверью грохнул от души.


* * *

На девятой линии Васильевского острова, где разместилось Северо-Западное таможенное управление, я еле нашел место для своей «Нивы».

Я зашел под арку старинного и весьма неказистого снаружи здания под зеленым с крестом флагом… и обомлел. К входу в таможенное управление вела шикарная мраморная лестница. Явно современного вида. И лежал сбоку загадочный мраморный грифон. Ни фига себе! Бедно живет таможня… А за державу, конечно, обидно. Бедно, бедно живет таможня.

В огромной приемной меня встретила смазливая деваха. Наверное, внучка знаменитого таможенника Верещагина… ну-ну.

— Вы Обнорский? — спросила она очень приятным голосом. — Виктор Васильевич вас ждет.

И столько тепла было в ее голосе, столько радости, что я подумал: как только вы тут без меня жили-то?

А самого Виктора Васильевича Фонарского я раньше не видел. Третий таможенный чин Северо-Запада оказался маленьким, невзрачным, лысым мужиком. Чем-то он неуловимо напоминал опарыша. Но — умен. Это бесспорно. Хитер, проницателен. Это тебе не Мамкин.

А потом был обязательный кофе. И хороший, обстоятельный рассказ о таможне. Говорил Виктор Васильевич хорошо, толково, по существу. Я слушал, кивал и пытался понять: что же ему от меня нужно?

— А главная проблема, Андрей Викторович, это, разумеется кадры. Вы меня понимаете?

— Конечно, — киваю я, — кадры.

— Кадры… Мы, конечно, организация серьезная. С улицы к нам на работу не попадешь. Все люди проходят очень строгую проверку. Но, тем не менее, бывают и у нас проходимцы. Да, такова реальность.

Фонарский сокрушенно покачал головой. Если бы в ящике моего письменного стола не лежала синяя пластиковая папочка с несколькими бледными ксерокопированными листочками, я бы поверил в искренность Виктора Васильевича. Интересно, сколько вы наварили на той операции? И сколько хотите наварить на следующей?

— …такова реальность. Но мы своих негодяев вычисляем сами.

— Да, любопытно. Может быть, дадите какие-нибудь материалы?

— Конечно, Андрей Викторович, о чем разговор? Мы не боимся выносить сор из избы. Вот, пожалуйста. Свежий пример. На прошлой неделе выявили супостата. Сейчас готовим материалы для передачи в органы.

Фонарский нажат кнопку на селекторе и сказал секретарше:

— Надя, передай Павлу Степановичу, чтоб зашел ко мне с материалами на Горбунова. Срочно.

— Павел Степанович Семенов — мой помощник, — добавил Фонарский для меня. «Семенов страшный человек, — сказан вчера Алексей. — Убийца».

Через минуту в кабинет вошел крепкий, подтянутый мужчина лет сорока. Отличный костюм, безукоризненно начищенные ботинки, гатстук в тон сорочке. И — перебитый нос. И фигура, и нос, и манера двигаться безошибочно выдают бывшего боксера. Он быстро, уверенно прошел по сияющему паркету и положил на стол Фонарского темно-коричневую папку.

— Это не мне, Степаныч, — сказал третий человек в таможне. — Это нашему гостю. Познакомьтесь, кстати. Это — мой помощник Павел Степанович Семенов. А это известный журналист и писатель Андрей Викторович Обнорский. Он же — Серегин. Звезда, можно сказать…

Мы пожали друг другу руки. Рукопожатие Семенова было сильным, крепким. Он улыбнулся, сказал что-то типа: приятно… весьма приятно, — и передал мне папку. Маленькие бесцветные камушки на его запонке метнули искрящиеся лучи. Мать честная! Неужели бриллианты?., очень… очень приятно… Страшный человек, сказал вчера Алексей. Убийца.

Я раскрыл папку. С первой страницы на меня смотрел Алексей. Но на фотографии он был значительно моложе. …Два-три месяца, Андрей, я, скорее всего, не проживу…

— Вы так смотрите пристально, — негромко сказал Семенов. — Вы знакомы?

— Что? А… нет. В первый раз вижу этого Горбунова.

— А мне показалось: вы знакомы.

— Пока нет, — ответил я. — Но, думаю, придется познакомиться.

— А вот это на данный момент затруднительно.

— Почему?

— Да этот гусь скрывается. Глупо, конечно, деваться-то ему некуда. Но… такова реальность.

— Что же он натворил?

— А вы познакомьтесь с документами. Павел Степанович, если что-то непонятно, пояснит…

Папочку я изучил за двадцать минут. Поработали они неплохо… Если этим бумагам дать ход, то Алексей Горбунов гарантированно и надолго попадает за решетку. Неплохо они поработали. Только вот ходу этим бумагам они пока не дали. Понятно… у них одна папка, у Алексея другая. Невыгодно им его сажать. Выгодно поторговаться, совершить обмен. Бартер, так сказать.

— Так что, как видите, Андрей Викторович, мы открыты для сотрудничества в самых широких аспектах. И в информационном, так сказать, плане, и в иных отношениях.

— Это в каких иных отношениях? — вяло поинтересовался я.

— Ну, например… в плане спонсорской помощи прессе, — веско произнес Фонарский. — Мы таможня. У нас возможности не беспредельны, но велики… Мы бы могли организовать вам компьютеры из конфиската. Оргтехнику.

Ишь ты! Спонсорскую помощь, говоришь? Компьютеры — это, конечно, здорово. И оргтехника — здорово. Но… я делаю морду утюгом и наивно спрашиваю:

— А это, извините, законно?

— Андрей Викторович, — весело произносит Фонарский, — нельзя же быть буквоедом. Закон не догма, а руководство к разумному компромиссу.

— О, позвольте я запишу, — говорю я, — блестящий афоризм. Вот только я почему-то очень боюсь компромиссов. Один раз пойдешь на компромисс, другой…

— Полностью с вами согласен, Андрей Викторович. — горячо поддерживает меня Фонарский. Семенов тактично улыбается. — Полностью с вами согласен, разделяю вашу позицию. Про компьютеры я от чистого сердца… так что подумайте.

— Спасибо. От чистого сердца — это дорогого стоит, — говорю я проникновенно. На меня смотрят внимательно.

— Дело-то общее делаем, Андрей Дмитриевич.

— О, да. Дело общее.

Затем меня провожают до выхода. И заверяют в полном и глубоком уважении, в понимании и еще в чем-то… Я прижимаю руки к сердцу и тоже говорю о сотрудничестве, о понимании, об ответственности.

— Да, кстати, — оборачиваюсь я в дверях. — А запонки у вашего помощника…

— Что — запонки?

— Они что, с настоящими бриллиантами?

Фонарский делает удивленное лицо. Фонарский весело и заразительно смеется. Фонарский подмигивает и тихонько говорит мне:

— Вы меня удивляете. Конечно, с настоящими.

Я выхожу и чувствую спиной его внимательный взгляд. Значит, все-таки Алексей. Приглашали меня для беседы об Алексее Горбунове. Интересно, что они знают? Скорее всего, знают они немного… Но, тем не менее, знают. Возможно, сам Горбунов что-то брякнул. Типа: я знаю про ваши аферы и обращаюсь в прессу. Может быть, даже сказал, к кому именно. Вот они и решили подстраховаться. Спонсорская помощь, говоришь? От чистого сердца? Ну-ну…

Вечером снова нарисовался Василий Петрович Васнецов. Зачастил чего-то Вася. Но в этот раз он по делу.

— Сделал, Василий Петрович?

— Конечно… заяц трепаться не любит. Все как договаривались. Держи.

И Василий возвращает мне портативный диктофон, которым я оснастил его утром. Незаменимая машинка, когда хочешь произвести скрытую запись. А в нашей работе такие ситуации иногда случаются.

Мне не терпелось прослушать кассету прямо сейчас, но это было бы не шибко вежливо по отношению к Ваське. Мы потрепались еще минут пять, выкурили по сигарете, и внук великого русского художника ушел. То, что он внучек Васнецова, Васька, конечно, врет… А так он мужик нормальный.

— Ну, я пошел, — говорит Васька с порога. — Значит, я в понедельник приду, Андрюха… лады?

— А чего хочешь?

— Как чего? Ты же сам говорил: женщина будет — супер.

— А-а… — говорю я. — Действительно. Как же я забыл? Ты приходи, Василь Петрович, обязательно приходи. Познакомлю тебя с Зоей. Незабываемое впечатление. Неизгладимое.

— О, Зоя! — мечтательно воскликнул Васька. И исчез.

Да… когда Василий Петрович увидит Зою Залмановну, он, пожалуй, решит, что прав Мамкин и стоит меня поучить… А что? За Зою Залмановну запросто. Да уж чего теперь? Дело-то сделано.

Я остался один и решил наконец-то послушать кассету, которую принес Васька. Опять не вышло: пришел Зудинцев и доложил, что отработка пачки с пальчиками Алексея ничего не дала. Мы, собственно, это предполагали. Крайне маловероятно, чтобы на работу в таможню смог проникнуть судимый… хотя всякое бывает. Расея!

Теперь, после встречи с господином Фонарским, мне, собственно, и так известны фамилия, имя и отчество моего вчерашнего визави. Теперь установить его не проблема. Только что это даст? Если он скрывается… Однако я все же прошу Зудинцева пробить адрес Алексея Горбунова.

А потом приходил Соболин, потом Горностаева, а потом пришел Коля Повзло… вот только Глеб Спозаранник меня явно игнорировал. Ну спасибо…


* * *

Информацию, которую подкинул Алексей Горбунов, проверить удалось, в общем-то, быстро. Все выходило в цвет, срасталось… Вот только сам Горбунов не звонил. А давать ход документам без предварительного разговора с ним я не имел права…

Кончилась еще одна ноябрьская неделя, зима все сильнее напоминала о себе. Зима в сочетании с тягостными какими-то предчувствиями, тревожными ожиданиями изрядно давила на психику. Так, как давят на нее серое ноябрьское небо и быстрые ноябрьские сумерки. Была пятница, неделя кончилась, мои отношения с Глебом так и оставались натянутыми. Вернее, не мои отношения с Глебом, а его отношение ко мне.

Наконец я не выдержал, поймал Спозаран-ника за рукав и усадил на диван в своем кабинете.

— Ну ты чего? — задал я идиотский вопрос. Господи, услышали бы мои читатели, как классно я сформулировал… Но они, разумеется, не слышали. И слава Богу.

А Глебушка оказался умнее меня — он просто промолчал. Он индифферентно смотрел в окно и молчал.

— Нет, Глеб, ну ты чего куксишься-то? — продолжал я. — Ты из-за материала по Мамкину? Ты же ничего не знаешь…

— А чего я должен знать? — угрюмо говорит Спозаранник.

— Вот, кстати, ты послушай, — я протягиваю кассету.

Глеб смотрит на портативную кассету с недоумением.

— А чего я должен слушать? И так уже все ясно. Только раньше ты, Андрюха, другой был.

— Это какой же я раньше был?

— Раньше ты себя не давал запугать. А теперь достаточно стало какому-то Мамкину обратиться к браткам, ты уже и скис… Извини, Андрюха, но работать я с тобой, видимо, не смогу.

— Ясно, — говорю я. — Ясно, Глеб Егорыч. Но ты все-таки кассетку послушай. А потом зайди — поговорим. Там всей записи минут на пятнадцать.

Глеб пожимает плечами и уходит с кассетой в руке. А мне становится немного грустно… И чтобы совсем не раскиснуть, я сажусь работать, прикидываю планы на следующую неделю. Хотя отлично знаю, как легко рассыпаются эти планы. Наша чумовая жизнь вносит свои коррективы постоянно. Мы не успеваем за событиями, бежим за ними, пытаемся догнать… и, как правило, не можем. Расследовательская работа журналиста в пятимиллионном мегаполисе состоит из одного затяжного цейтнота. Мы бежим за событием, как гонится свора борзых за механическим зайцем. А заяц неизбежно оказывается быстрее. Он железный.

Работа расследователя состоит из массы разочарований, потерь, ошибок. И даже когда ты победил, когда ты сложил полноценную мозаику из разрозненных фрагментов, у тебя, как правило, нет никакого чувства победы.

Ты просто разоблачил очередного ворюгу, бандита, взяточника, предателя… Кому это надо? — спрашиваешь ты себя.

— Андрюха, — кричит с порога Спозаранник. — Андрюха, класс!

…Ну вот! Хоть кто-то похвалил. А ты говоришь — кому это надо? Значит, надо. Все-таки надо.

— Просто класс, — говорит Глеб. — Как ты это записал?

— Обыкновенно, Глеб Егорыч. Попросил Ваську Васнецова еще раз сходить к господину Мамкину. И конкретно оговорить задачу: как бить Обнорского? До какой степени? Ломать ли руки? Ноги? Зубы? И вслух внятно подтвердить, что за избиение журналиста он оформит потребную Ваське лицензию.

— Да… влип Папкин.

(Что же это всех так тянет переделывать аристократическую фамилию моего лучшего друга? Беда прямо какая-то, ребята.)

— Ну влип-то он еще раньше, когда взятки брать начал. А теперь мы просто констатируем факт. А факты таковы: в понедельник я иду к Панкину… тьфу, черт! И я туда же… иду к Мамкину, и вместе мы слушаем кассету. И всем становится хорошо: Васька получает свою лицензию, а мы — хорошего информатора.

— И только Папкин не получает ничего.

— Э-э нет, Глебушка. Во-первых, Папкин… тьфу, Мамкин получает бесплатный урок на всю жизнь. И, во-вторых, мы гуманно не печатаем второй материал. Не будем же добивать бедного маленького Папкина?

— Мамкина, — поправляет меня Глеб. И тут же великодушно добавляет: — Конечно, не будем. Хотя и хочется.

Мы с Глебом закуриваем и смотрим друг на друга. А за окном уже совсем темно. И кружатся снежинки. И два маленьких суворовца тарака-нят по плацу огромную фанерную лопату. Еще одна чумовая неделя позади.

— А Васька-то мне, пожалуй, и ребра может посчитать, — говорю я задумчиво.

— Это за что? — интересуется Глеб.

— Ты вчерашнюю итальянку помнишь?

— Ха… такую забудешь.

— Ну вот… Васька на нее запал круто. Но я его пообещал познакомить с еще более крутой дамой. В понедельник придет интервью у меня брать.

— А это кто ж такая? — удивляется Глеб.

— Это Зоя.

— Какая Зоя?

— Зоя Залмановна Лившиц.

…И мы хохочем. И мы катаемся по дивану и хохочем. И открывается дверь. И входит Оксана. Мы все хохочем. Оксана смотрит на нас с удивлением. Мы, наверно, действительно похожи на идиотов.

А потом… а потом Оксана говорит:

— Звонит какой-то мужчина. Назвался Алексеем. Сказал, что ты поймешь.

Глеб все еще продолжает смеяться. И я по инерции улыбаюсь… я улыбаюсь. Igni et ferro. А где-то поблескивают бриллианты в запонке безукоризненно вежливого помощника господина Фонарского. Я беру трубку.

— Андрей Дмитриевич, это Алексей. Не забыли?

— Я рад, что вы наконец позвонили, Алексей.

— Скажите, Андрей Дмитриевич, вы проверили те документы, о которых мы говорили в прошлый раз?

— Да, разумеется. Я думаю, есть потребность поговорить подробно. Документы того стоят. Приезжайте, потолкуем, попьем кофейку.

— Андрей, — мой собеседник слегка замялся, — Андрей Дмитриевич, тут такое дело… мне подъехать к вам затруднительно. А если уж говорить откровенно, то и невозможно. Мои обстоятельства сильно изменились, и, к сожалению, не в лучшую сторону.

— Я понял.

Но в тот момент я только думал, что понял. Если бы я знал! Но я еще не знал…

— Я понял. Давайте договоримся, где и когда.

— Спасибо, — ответил Алексей. — Записывайте адрес.

Я чиркнул на листке бумаги адрес. Отметил про себя, что удачно: недалеко от моего дома.

— Записал. А когда…

— Андрей, очень не хотелось бы откладывать. Сегодня — реально для вас?

— Реально. Часа через полтора-два могу подъехать.

— Очень хорошо. Буду ждать. Не прощаюсь.

Спустя полтора часа я подъехал к огромному девятиэтажному дому в районе «Пяти дураков». Улицы здесь носили такие названия: Ударников, Наставников, Передовиков, Энтузиастов и кого-то там еще… такой вот юмор.

Подъехать прямо к дому не удалось: улица была перекопана. Черный безмолвный экскаватор сиротливо торчал на краю огромной ямы. Я пошел в обход по мерзлым комьям выбранной земли. Яма напоминала могилу неизвестного монстра или ловушку для мамонта. Если зверь попадет в западню, экскаватор выплюнет клуб воняющего соляркой дыма и добьет его ударом зубастого ковша. Огнем и мечом!

В подъезде оказалось относительно чисто, но лифт не работал. На шестой этаж мне пришлось подниматься пешком. Мимо стальных дверей… мимо хлипких фанерных дверей… мимо глазков… мимо изображений поганок… мимо смердящего мусоропровода. По бетонным ступеням — вверх! Черная ловушка на мамонта осталась внизу. Экскаватор с высоты шестого этажа стал еще больше похож на хищника с занесенной для удара когтистой лапой. Он ждал добычу…

Дверь в квартиру девяносто шесть оказалась приоткрытой. Это мне сразу не понравилось. Такие расклады мы уже видали в детективах. Мы уже их видали… И все же я нажал на кнопку звонка. Потом нажал второй раз. Потом третий. Потом я толкнул дверь и вошел внутрь. Прихожая выглядела нежилой. Горела голая, без абажура лампочка под потолком и стояли в углу мужские зимние сапоги.

— Алексей! — позвал я. И не узнал собственный голос.

В прихожую выходили четыре двери. За одной из них, с матовым стеклом, горел свет.

— Алексей! — позвал я. И понял, что никто мне не ответит. На улице заворчал движок экскаватора, вспыхнули желтым круглые, без зрачков, глаза. Я взялся за ручку двери. С лязгом упал вниз ковш. Когти стальной лапы опустились на череп мамонта. Раздался треск и оглушительный рев.

Алексей Горбунов лежал посреди практически пустой комнаты. Голое, без шторы, окно. Старый диван в углу. Телефон на подоконнике и открытая дорожная сумка. Опрокинутый стул… и рядом с ним скорчившийся человек на полу. Мамонт ревел. Ковш снова взлетел вверх и опустился на широкий лоб. Руки и ноги Алексея Горбунова были плотно забинтованы скотчем. А лицо… лицо было похоже на кровавое месиво.

Я опустился на корточки. Я закрыл глаза. Полтора часа назад я разговаривал с ним. Сейчас он страшно улыбался раскрытым ртом с выбитыми зубами. Мамонт ревел. Лязгал ковш экскаватора. Суворовцы тараканили фанерную лопату для трепанации черепа.

Сейчас я распахну глаза — и все кончится. Все будет хорошо. Все будет тамам[2].

Я открыл глаза. Чуда не произошло. Все осталось муштамам. Тело Алексея Горбунова все так же лежало в темно-красной, остро пахнущей луже посреди комнаты. Рядом с ним валялась пустая синяя пластиковая папка. В такой же он приносил документы на нашу первую встречу в кафе.

Я медленно встал. Я сделал шаг к двери. Подкатывала рвота, пол под ногами слегка покачивался. Плясали в глазах разноцветные искорки. Маленькие яркие лазерные лучи. Сейчас это пройдет, сказал я шепотом и снова закрыл глаза. Прежде чем снова раскрыть их, я сосчитал до десяти. Я досчитал до десяти и раскрыл глаза.

Лучики никуда не исчезли. Они весело плясали в углу пустой комнаты с мертвым человеком посредине. Я заставил себя подойти ближе, Я присел. Изящная запонка с россыпью мелких бриллиантов испускала благородное свечение… Рев мамонта стих.

Огнем и мечом, синьора Бьянка.

Огнем и мечом!

Потом я заставил себя подойти к телефону. Я по памяти набрал номер убойного отдела. А потом сел на корточки в углу и стал ждать… Я ждал приезда оперативников, а бриллиантовые лучики сверкали.


* * *

Алиби у Семенова было железным. Бронированным было алиби. Запонка? Ну, с этим еще проще… Трое свидетелей (все — уважаемые, солидные люди) подтвердили, что днем Алексей Горбунов приехал в таможню и набросился на тишайшего Пашм Степановича. Был в невменяемом состоянии, хватал за рукав, «Видите? Разорванную петельку видите? А синяк у локтя?»

…И синяк, и разорванная манжета — действительно были. И прямой, открытый взгляд, и незапятнанная репутация… и алиби… Все в порядке было у гражданина Семенова Павла Степановича.

А третий человек из Северо-Западного таможенного управления, господин Фонарский, позвонил мне только спустя неделю.

— Зря вы это затеяли, Андрей Викторович, — сказал он. — Ей-богу зря.

— Что именно? — спросил я равнодушно. Или, по крайней мере, мне хотелось, чтобы голос звучал равнодушно.

— Вашу гнусную провокацию с ксерокопиями. Экспертиза дала заключение о том, что ваша якобы копия — фальшивка. Сожалею, что так в вас ошибся. Вам все понятно?

— Да, мне все понятно, господин Фонарский.

Шир-р-р… покатилась по плацу фанерная лопата. Шир-р-р-р… Мне все понятно.

Огнем и мечом, Бьянка.

Огнем! И мечом!

Примечания

1

Это невозможно (нем.).

(обратно)

2

Хорошо (арабско-йеменский диалект).

(обратно)

Оглавление

  • Андрей Константинов и Агентство журналистских расследований Дело о бриллиантовой запонке