Дело о хургадских любовниках (fb2)


Настройки текста:



Андрей Константинов Дело о хургадских любовниках

Рассказывает Глеб Спозаранник

Спозаранник Глеб Егорович, 30 лет, молдаванин. Один из самых квалифицированных сотрудников АЖР. Образцовый муж, отец троих детей. В прошлом кандидат физико-математических наук. Прежние навыки — строгое следование логике, педантизм, дисциплинированность — пытается привить подчиненным. Жесткий и требовательный к себе и другим. Отношения в коллективе сложные в силу перечисленных выше особенностей его характера.

(Из служебной характеристики)

Я еще раз вчитываюсь в милицейскую сводку: «…Убит Олег Краснов, генеральный директор „Информпресс"… Московский, 184… Контрольный выстрел в голову… Макарова с глушителем… С площадки первого этажа… Поджидал свою жертву в нежилой квартире… Следы вскрытия замка…»

Убийство явно не рядовое, прихожу я к выводу, Краснов — владелец крупнейшей в городе фирмы по распространению периодической печати. Наверное, кто-то из конкурентов заказал… и с этими мыслями направляюсь в отдел к своим орлам.

— …Ми, Лордкипанидзе, в нэволе нэ размножаемся… — слышу голос Зураба, громкий смех и открываю дверь.

Двухметровый Гвичия, ухмыляясь и тараща глаза, стоит в центре комнаты и рассказывает очередной грузинский анекдот. Нонна и Макс, оторвавшись от мониторов, слушают Зурабика, довольного произведенным эффектом. Зудинцева и Модестова в комнате нет, и я машинально пытаюсь вспомнить, куда их направил.

— Не знаю, как там Лордкипанидзе, но вы, Зураб Иосифович, думаю, готовы размножаться где угодно, — поправляя очки, говорю я бывшему майору-десантнику, и мой взгляд натыкается на недоеденное пирожное на столе Нонны Железняк.

— Нонна Евгеньевна, вы зря смеетесь, вводить пищу в организм нужно в буфете, а не на рабочем месте. Насекомых скоро, здесь разведете…

— Глеб Егорыч, разрешите, я наведу порядок? — бросается на защиту женщины потомок грузинского князя, и пирожное мгновенно исчезает у него во рту. — Извини Нонночка, но тараканов уже не будет.

Гвичия вытирает руку о джинсы, берет со стола пачку сигарет и вопросительно смотрит на меня.

Минут десять мы обсуждаем скудную первичную информацию об убийстве Краснова, я набираю на компьютере план расследования и ставлю задачу каждому из подчиненных. Нонну направляю на место преступления для опроса соседей, Зудинцев и Каши-рин будут добывать информацию у своих бывших коллег, сыщиков УГРО, а Гвичия и Кононов пообщаются с бизнесменами, знавшими Краснова. Прошу обратить внимание на оперативность работы — необходимо успеть с подготовкой материала по результатам расследования в очередной номер нашей газеты.

— По мере получения информации докладывать мне лично, а затем заносить в компьютер, — заканчиваю я совещание, — и еще раз напоминаю о штабной культуре оформления документов. Особенно это касается вас, Нонна Евгеньевна.

Озадачив личный состав, я направляюсь к Агеевой. Одного взгляда на экран ее монитора было достаточно — Марина Борисовна уже «пробивает» Краснова по базам данных. Видимо, Обнорский сам дал команду. Читаю с экрана: адреса прописки, жена, фирмы Краснова, соучредители, даты регистрации… Так, пока никакой зацепки. Прошу Агееву скинуть всю информацию на мой компьютер и удаляюсь…


* * *

Прошло две недели. Папка «Информпресс» с распечатками добытой информации продолжает пухнуть, а мы по-прежнему в недоумении — кому была выгодна смерть Краснова? На самом деле, судя по всему, выгодна она была многим, но… В управлении уголовного розыска и РУБОПе считают, что заказ на Краснова мог поступить от Георгия Георгиевича Гурджиева, питерского «олигарха», известного в определенных кругах под именем Жоры Армавирского. «Заказчиком», впрочем, мог быть и его вечный соперник, бывший «смотрящий» по Питеру, Алексей Роландович Калугин, он же — Леха Склеп.

Гурджиев, в отличие от Калугина, никогда не скрывал своего желания обзавестись в дополнение к собственному телеканалу и нескольким газетам раскрученной фирмой по продаже СМИ. Однако, размышляю я, хотя и были в прошлом попытки у людей Жоры прибрать к рукам «Информпресс», слишком уж на поверхности эта версия… Который вечер я ломаю голову над этим вопросом и не нахожу ответа…

— Глеб Егорович, кажется, что-то проясняется, — врывается в мой кабинет Безумный Макс, и я даже на расстоянии чувствую исходящие от него пивные ароматы, — есть информация, что Краснова заказал Сбитень.

— Максим Викторович, доложите членораздельно, что вы узнали, — останавливаю я Кононова, — и когда вы наконец перестанете употреблять пиво в рабочее время?

— Глеб Егорыч, ей-богу, так было нужно, — оправдывается Макс, — встречался с источником в пивбаре на Невском, не пить же мне там кофе глясе…

Из сбивчивого рассказа Кононова я узнаю, что он встречался с предпринимателем Владимиром Федоровичем Иванченко, который когда-то начинал свой бизнес с Олегом Красновым. Вроде бы у них фирмочка была совместная, но потом распалась и пути бывших коллег разошлись. Иванченко начал удачно заниматься антиквариатом и через пару лет стал вхож как в околокриминальные крути, так и в круги крупных дельцов и депутатов Законодательного собрания города. Оно и понятно — те, у кого мошна ломится от денег, непременно интересуются антиком.

А примерно за неделю до убийства Краснова он совершенно случайно подслушал разговор в бане. В какой, конечно, не сказал. И ежику понятно, что не в муниципальной. Там был один из братьев Карпенко, депутат ЗакСа, и Вячеслав Сбитнев, бывший вор в законе. О чем был разговор Сбитня с двумя не знакомыми Иванченко мужиками, он не слышал — говорили они тихо. Но донеслась одна фраза, громко сказанная выпившим Сбитнем:

— Когда вы, мудаки, наконец разберетесь с «Информпресс»? Сколько можно возиться с этим ебаным Красновым? Надоело ждать!..

Я отсылаю Макса быстро набрать на компьютере справку о содержании разговора с источником и иду к Обнорскому. В кабинете шефа нет, нахожу его в буфете, где он азартно режется в нарды с Колей По-взло. Шеф недовольно отрывается от игры, когда я начинаю докладывать ему о результатах нашего расследования.

— Погоди, Глеб, не здесь, — говорит мне Обнорский, — давай через десять минут у меня в кабинете. Сейчас клизму Хохлу вставлю и доложишь подробно.

Я молча вздыхаю — начальник есть начальник, и он всегда прав. Недаром инструкция о правоте начальника висит в моем кабинете. Пункт второй гласит: «Если начальник не прав, смотри пункт первый…» Честно говоря, я во всем стараюсь подражать Андрею Обнорскому, который привнес много армейского в работу журналистов агентства. Почти военную дисциплину, штабную культуру в отработке документов, точность информации, необходимость оценки обстановки до принятия решения, расчет времени, сил и средств и многое другое. И мне это безумно нравится, что бы там не говорила моя жена о некоем моральном истязании подчиненных.

Единственное, что я не разделяю с Обнорским — это его увлечение нардами. Впрочем, несколько лет его службы на Ближнем Востоке, видимо, навсегда привили любовь к этой игре…

— Значит, так, Глеб, срочно пиши материал об убийстве Краснова в «Явку с повинной», — резюмирует Обнорский, когда я сообщаю ему о роли Вячеслава Сбитнева в этой истории, — и акцентируй внимание на Сбитне. У нас на него много чего есть. Резакова и Барсова из РУБОПа потереби дополнительно, они давно разрабатывают этого пидараса. Вот урод — из воров в законе полез в бизнесмены, интервью дает на каждом углу…

Шеф берет со стола коробку сигарет «Кэмэл», вертит в руках, достает сигарету, зажигает ее и, затянувшись, продолжает:

— Читал, наверное, в «Молодежке», как он соловьем заливался: «Мы, городские предприниматели, вместе с депутатами ЗакСа делаем все возможное для процветания Питера…» Козел! Если менты не могут его упаковать, мы откроем глаза общественности на этого уголовника…

— Полностью с тобой согласен, Андрей Викторович, — говорю я Обнорскому, поправляя очки, — по нашим данным, Сбитень через своих людей, как минимум, дважды пытался купить «Информпресс» у Краснова. Но тот, зная, с кем имеет дело, просил за фирму запредельную сумму — миллион баксов, и Сбитень отстал. Знаешь, для чего ему нужен «Информпресс»? Чтобы манипулировать общественным мнением вместе с дружками-депутатами через газеты, распространяемые этой фирмой. Мы не поленились подсчитать — Родя Каширин несколько дней ноги сбивал, — почти все газетные киоски в метро и около станций принадлежат «Информпресс». А сколько их еще по городу?!

…После общения с нашим неумолимым цензором Аней Лукошкиной, кстати, членом городской коллегией адвокатов, статью пришлось трижды переделывать. Понятно, что Анне Яковлевне отнюдь не улыбается потом отбиваться на суде, если на нас подадут иск возмущенные герои публикации. Анины соблазнительные ножки, которые она обожает демонстрировать сильному полу, меня не волнуют. Я, стараясь быть корректным, в отличие от эмоциональной юристки, которая едва не переходит на крик, отстаиваю спорные моменты своей статьи. Но тщетно. Ох, уж эти женщины, исчадия ада!


* * *

Понедельник, как известно, день тяжелый. Впрочем, смотря для кого. Я еду на работу с чудесным настроением. И погода в этот один из последних дней мая как по заказу — в небе ни облачка, яркое солнце, тепло; приятный запах распустившихся на деревьях листьев ощущается даже в загазованном центре Питера. Благодать!

Наконец-то решается моя квартирная проблема: договорился о продаже нашей однокомнатной и покупке двухкомнатной квартиры. Вчера ездили с На-дюшей смотреть. Хотелось бы, конечно, побольше, но дензнаков пока хватает только на такую. Да и то приходится в долги залазить. Все равно здорово. Так что мучиться в тесноте впятером осталось недолго…

В отделе, разумеется, еще никого нет. Хотя и пришел я сегодня в десять тридцать, позже обычного, мои орлы подгребут лишь к полудню. Включаю электрочайник, бросаю в кружку пакетик «Липтона» и жду, когда закипит вода. Мысли крутятся вокруг новоявленной «сладкой парочки» — Миши Модестова и Нонны Железняк. Паганеля в пятницу опять не было в агентстве. Я все понимаю — две кошки, шестилетний пацан, домашние хлопоты… Но страдают интересы дела, Нонна не в состоянии полноценно работать в отделе за двоих. Тем более что темы расследований Модестова специфические… Мысли прервал телефонный звонок.

— Глеб Егорович? Добрый день. Ломакин беспокоит. Как вы живы-здоровы?

— Вашими молитвами, Михаил Иванович, — отвечаю я, пытаясь угадать, зачем я на этот раз понадобился легендарному бандиту по кличке Лом, извините, топливному бизнесмену Ломакину, — работаем помаленьку…

— Разговор не телефонный, Глеб Егорыч, надо бы пересечься. Тему одну перетереть. Ты как, не против?

— Давайте завтра, Михаил Иванович. Во второй половине дня, например, — предлагаю я Лому в надежде за это время прозондировать ситуацию и подготовиться к «стрелке», — часа в три. Вас устроит?

— Договорились, Егорыч. Подъезжай ко мне в «Пулковскую». Я там новый офис открыл на седьмом этаже. Пацаны мои встретят и проведут. Лады? Привет Обнорскому.

И в трубке раздались короткие гудки.

Конечно, никакие приветы Андрею от Лома я передавать и не собираюсь. Они друг с другом достаточно пообщались в прошлом. До сих пор для меня непонятно, каким образом после появления в 1996 году книги «Петербург криминальный», в которой Обнорский высветил все уголовное прошлое Ломакина, лидера крупнейшей в городе преступной группировки, у них сложились достаточно ровные отношения. Скорее всего, потому, что оба они — сильные личности, оказавшиеся по разные стороны баррикады…

Однако поставить шефа в известность по поводу встречи с Ломом нужно обязательно. К тому же, может быть, у Обнорского есть свои соображения — Ломакина и его окружение он знает как облупленных. Дай Бог любому!

В кабинет к Обнорскому я успел проникнуть до летучки. В приемной небольшое столпотворение — поздравляют с днем рождения Колю Повзло. По этому случаю, как я понял из галдежа наших дам, шеф распорядился временно отменить «сухой закон» в агентстве и организовать вечером маленький фуршет.

— А, Лом нарисовался! — ничуть не удивился Андрей, когда я рассказал ему о звонке Ломакина, — они же со Сбитнем старые приятели. Ты, Глеб, забыл, наверное? Эти два пидараса еще на зоне спелись, а потом грабили вместе…

— Нет, Андрей Викторович, не забыл. Просто мне пока не ясно, какого черта Лом выходит на нас? Что за тему собирается со мной перетирать?

Обнорский вынимает из своей необъятной сумки какие-то бумаги, наверное рукопись своей очередной книги, и смотрит на меня:

— И думать не хуй. Утечка пошла из нашей конторы. Кто-то слил информацию о том, что мы интересуемся Сбитнем в связи с мочиловом на Московском проспекте. Вот его дружбан и заволновался. Вопрос только, какая сука слила? Разберись, Глеб!

Он закуривает сигарету и, злобно прищурившись, добавляет:

— Узнаю, блядь, мало не покажется — лично морду набью! И из конторы выкину с потрохами…

— Погоди, Андрей, сознательного слива я абсолютно не допускаю. Все ребята честные и давно проверенные. Нет, это исключено.

— Ты, Глебушка, не будь идеалистом. Кто-то мог польститься на большие деньги. Представляешь, сколько могли отвалить эти небедные пидоры за информацию?

— Не согласен с тобой, Андрей. Единственное, что я мог допустить раньше, — это утечку информации из компьютеров. Помнишь, я тебе докладывал: кто-то забирался в компьютеры отдела расследований и просматривал файлы? Мы тогда грешили на наших охранников, которые ночью могут делать все, что им заблагорассудится. Но сейчас все файлы «запаролены», у каждого сотрудника электронный ключ, а двери опечатываются…

— Ладно, Глеб, езжай в «Пулковскую», — Обнорский загасил в пепельнице окурок и стал раскладывать на столе бумаги, — поосторожней там с Ломом. Он мужик тертый и хитрый. Сбитень по сравнению с ним — полный мудак. Как вернешься, сразу ко мне. Все.


* * *

Без пяти минут три я подъехал на частнике ко входу в гостиницу. Искать пацанов Ломакина не пришлось — едва расплатился с водителем, как ко мне подошли два высоких молодых человека, одетых в элегантные костюмы. Вспомнив прежних накачанных «быков», я даже удивился.

— Господин Спозаранник? Здравствуйте, Михаил Иванович ждет вас. Пойдемте.

Огромные апартаменты на седьмом этаже поражали своей роскошью. В просторном холле, сверкающем хрусталем люстр и позолотой багетов антикварных картин, развалившись в мягких креслах под раскидистой пальмой, сидела троица стриженых «быков», в которых я узнал своих старых знакомых по предыдущему визиту к Ломакину.

— Какая встреча! — осклабился, поднимаясь с кресла, двухметровый гигант, бугрящиеся бицепсы которого не мог скрыть даже просторный костюм. — Журналист от Обнорского! Все еще пишете свою хуйню?

Не удостоив его вниманием, я проследовал за своими провожатыми к двери в левой части холла. Ломакин, когда мы вошли в кабинет, поднялся из-за массивного письменного стола и, сделав жест, удаляющий охранников, направился ко мне, протягивая руку. В свои сорок четыре Лом выглядел великолепно. Невысокого роста, сухощавый, черноволосый, в прекрасно сидевшем темном костюме.

— Здравствуйте, Глеб Егорович! Рад вас видеть, — пожатие твердой сухой руки Ломакина было в меру крепким, — присаживайтесь, пожалуйста.

Зная, что от алкоголя я категорически откажусь, Лом предложил мне на выбор чай или кофе. Я согласился на чай, и через пару минут длинноногая девушка с высокой грудью, постреливая глазками, сервировала круглый столик, за который мы с Ломакиным тут же переместились.

— Надеюсь, мои пацаны не успели вас обидеть? — Лом сделал лёгкое движение головой в сторону холла.

— А я на них, Михаил Иванович, внимания не обращаю.

— Ну и правильно делаете, — лицо Ломакина тронула мягкая улыбка, — они ребята хорошие, только воспитания не хватает… — Он достал из внутреннего кармана пиджака маленькую, плоскую, обшитую кожей фляжку, отвинтил крышечку, сделал глоток и сунул фляжку обратно. — Вот зачем вы, Глеб Егорыч, мне понадобились. Буду краток. Уверен, что ваша фирма сейчас расследует убийство Олега Краснова.

— С чего вы взяли, Михаил Иванович? — Я сделал недоуменное лицо, отхлебнул из чашки и уставился на Лома.

— Догадался, — Ломакин усмехнулся, — думаю, что для этого не нужно иметь семь пядей во лбу. Краснов, царство ему небесное, был крупнейшим оператором на рынке распространения прессы, а вы, журналисты, и есть та самая пресса. Поэтому, если следовать логике, которую, как я понял, вы, Глеб Егорыч, обожаете, ваша контора, во главе с Андреем Викторовичем, не может не заниматься этой темой. И, ради Бога, не возражайте. — Ломакин вновь проделал манипуляцию с фляжкой и продолжил: — Хочу вам помочь. Мои ребята узнали, что Краснова грохнули люди из окружения одного известного вам бизнесмена. По понятным соображениям, я не называю его имени — догадайтесь сами. Источник этой информации вполне надежен. Вы, надеюсь, понимаете, что никакой видимой связи между исполнителем заказа и предпринимателем с нерусской фамилией нет. Убежден, что киллер не знал ни его, ни того, кого ликвидировал. Это азбука «заказухи», Глеб Егорыч, прекрасно вам известная…

— 

* * *

…Наша «дружеская» беседа с респектабельным бизнесменом, если закрыть глаза на его бандитское прошлое, как, впрочем, и настоящее, продолжалась еще час, прерываемая время от времени телефонными звонками на трубу Лома.

Ломакин изо всех сил пытался убедить меня в причастности Жоры Армавирского (хотя фамилию бизнесмена он так и не назвал, догадаться, что это Гурджиев, было нетрудно) к убийству Краснова, а я, в свою очередь, зная плохо скрываемые враждебные отношения между Ломом и Жорой стремился, впрочем безрезультатно, выведать любые подробности, связанные с окружением Гурджиева людьми, от которых якобы последовала команда на ликвидацию владельца «Информпресс».

Заданный Лому вопрос вскользь насчет Сбитня не вызвал у моего собеседника особой реакции.

— Славка Сбитнев? Да ты что, Глеб? — Ломакин, по мере опустошения карманной фляжки с коньяком, иногда переходил на «ты» — Он комара не обидит. Сто лет Славку знаю, пиздит он много, но на мокруху никогда не подпишется… И потом, на кой хрен ему «Информпресс»? Он и газет-то не читает…

В конце беседы Лом сменил тему и, видимо, под влиянием выпитого коньяка, хотя внешне на нем это абсолютно не отразилось, ударился в воспоминания. Это мне было уже неинтересно, так как Обнорский в своих книгах описал «боевое» прошлое бандитского лидера более чем подробно. Я поспешил распрощаться с Ломакиным, еще раз ощутил мощную энергетику этого по-своему незаурядного человека, когда он пожал мне руку, и через сорок минут был в агентстве.


* * *

…«Убийство Олега Краснова: слишком много версий…» — так я назвал свою статью, опубликованную вскоре после беседы с Ломом. Хотя и терзали меня некоторые сомнения, а без этого в нашей работе не обходится, я все-таки сделал акцент на причастности к этому преступлению бывшего вора в законе Сбитня. Конечно, пришлось упомянуть и других физических лиц, включая Гурджиева, которые были тоже заинтересованы в устранении владельца «Информпресс».

Материал наделал много шуму. После выхода номера «Явки с повинной» руководители подразделений РУБОПа и УУР, занимающиеся оперативным обеспечением следствия по этому уголовному делу, стали ломать голову, откуда в агентстве появилась столь обширная и разнообразная информация. «На ковер» вызывались оперативники, которые, впрочем, в один голос отрицали свое общение с журналистами.

Одновременно, как я узнал позже, анализ собранной нами информации по делу об убийстве Краснова дал следствию мощный толчок для работы по новым направлениям расследования преступления. Черт побери, все-таки есть польза от нашей работы!

Но никто не ожидал, что последующие события заставят нас оставить на время дело «Информпресс» и заняться другим убийством. Впрочем, это было потом…


* * *

— Ну, что, Глеб Егорович, доигрались? — Вместо приветствия Анна Лукошкина протягивает мне копию искового заявления. — Сбитнев подал на нас в суд, ответчики — агентство и вы, господин Спозаранник. Моральный вред, видите ли, нанесли мы своей статьей честному бизнесмену по кличке Сбитень, обозвали его вором и бандитом. Требует сатисфакции в размере пяти миллионов. — Она усаживается напротив меня нога на ногу и кладет на стол свой изящный радиотелефон.

— Я-то здесь при чем, Анна Яковлевна? Не вы ли как юрист дали добро на публикацию этого материала? — Внутри меня всего трясет от вынужденного общения с этой женщиной, хотя я и сдерживаюсь. — Мое дело написать и переделать по вашему требованию. Что я и сделал в Статье об убийстве Краснова. Кстати, пять «лимонов» чего? Баксов? И не демонстрируйте мне, пожалуйста, ваши коленки.

— Рублей, Глеб Егорович. — Лукошкина, естественно, игнорирует мою просьбу насчет коленок и гневно продолжает: — Но это агентство не спасает. В случае проигрыша на процессе нам грозит разорение. Или вы не знаете нашего плачевного финансового состояния?

— Успокойтесь, Анна Яковлевна, Сбитень не выиграет процесс. Я же вам докладывал, что имеются достоверные данные, свидетельствующие о его причастности к убийству. Вы их видели. Кроме того, милая Анна Яковлевна, есть человек, который, надеюсь, подтвердит слова Сбитня в бане…

— Ага, и подпишет себе смертный приговор. Не будьте таким наивным, Глеб. Иванченко далеко не идиот — он откажется от всего, даже от знакомства с вами. И оперативную информацию, которую вы добыли в УУР и РУБОПе, никто не легализует. Кстати, самое печальное в этой истории, я имею в виду предстоящее судебное разбирательство, это то, что интересы Сбитнева на процессе будут защищать адвокаты из юридической конторы «Петере». Это вам о чем-то говорит?

— Нет, а что?

— К вашему сведению, господин начальник отдела расследований, эта контора принадлежит Михаилу Ивановичу Ломакину. И работают в ней самые лучшие в городе адвокаты. Они получают огромные бабки, зато выигрывают почти безнадежные дела, — Лукошкина задумывается, берет со стола свой радиотелефон, разглядывает его, — в основном в арбитражном суде. Так что, Глебушка, опасность разорения нашего агентства в случае проигрыша очень даже реальная. Мне трудно будет бороться с зубрами из «Петерса»…


* * *

Когда Лукошкина уходит, я пробиваю «Петере» по базе данных городских фирм и, прочитав фамилии учредителей, действительно нахожу человека из окружения Лома. Да, Лукошкина оказалась права — контора явно под Ломакиным. Теперь мне становится понятной его заинтересованность делами агентства «Золотая пуля» в связи с расследованием убийства на Московском проспекте. Не иначе как Лом вознамерился заполучить нашу фирму, если мы проиграем суд, в чем он, судя по всему, абсолютно уверен.

Я смотрю на настенный календарь — как быстро, однако, удалось людям Ломакина добиться рассмотрения иска в суде Ленинского района. Впрочем, что в этом странного? Чего нельзя сделать за деньги, можно сделать за большие деньги…


* * *

— Сбитня убили! — Света Завгородняя кричала так громко, что я вздрогнул от неожиданности и выскочил в коридор.

— Светлана Аристарховна, где и при каких обстоятельствах? — Я выхватил у нее распечатку оперативной сводки и пробежал ее глазами. Так, вчера поздно вечером в ночном клубе «Джефф» четырьмя выстрелами из пистолета… — Света, кто из репортеров поехал на место происшествия? Шаховской? Убедительная просьба, как только вернется, пусть зайдет ко мне.

В ожидании Виктора Шаховского я роюсь в нашем компьютерном архиве. Должен же быть этот «Джефф»; помнится, что-то криминальное связано с его владельцем. Ага, нашел наконец. «…Ночной клуб „Джефф" со стриптизом принадлежал бизнесмену из Уганды Зуки Харбору, застреленному в прошлом году в Купчине, в подъезде собственного дома… Уголовное дело возбуждено по факту убийства. Следствие приостановлено…» Стоп. Кажется, РУБОП занимался этим угандийцем. Набираю номер «трубы» Резакова.

— Алло, Вадим? Спозаранник беспокоит. Да, знаю. Потому и звоню. Кому сейчас этот клуб принадлежит? Ломакину, говоришь? Ладно, подъеду обязательно…


* * *

Я кладу трубку. Все сходится. Лом убрал африканца и завладел престижным ночным клубом. А дядя Слава любил туда похаживать, голенькими девочками любоваться… Однако ни следствие, ни опера не смогли отыскать абсолютно никакой связи Ломакина с этим делом. Чистый «глухарь».

…Приехавший из «Джеффа» Шаховской, подтвердил мои размышления. Действительно, Сбитень заезжал в ночной клуб почти каждый вечер, чтобы пропустить бокал белого французского вина. Вчера он, как обычно, сидел в «Джеффе», потягивал винцо и трепался с кем-то по радиотелефону. Киллер проник в бар через боковой вход, подошел к Сбитню и выстрелил четыре раза из пистолета. Одна пуля попала прямо в сердце, вторая и третья — в шею, а четвертая ушла в стену.

При всеобщем замешательстве публики преступник спокойно вышел из клуба, сел в автомобиль и уехал. Один из охранников запомнил номера этой тачки, но, как выяснилось, они были фальшивыми…

Я смотрю на лежащую на столе судебную повестку. Четырнадцатого июня, то есть через два дня, должно состояться первое заседание Ленинского народного суда по иску гражданина Сбитнева Вячеслава Сергеевича…


* * *

Сегодня почти полдня мотался по городу. Две встречи с СИ — так я называю наши секретные источники информации — в противоположных концах Питера едва не выбили меня из колеи. Пустая болтовня, ничего существенного. Даже обидно, что зря потратил ценное время на этих уродов. Прослушал запись, сделанную миниатюрным цифровым диктофоном (прекрасная шпионская штучка!), и без сожаления стер ее…

Заскочил на Литейный в убойный отдел УУР и тоже неудачно: там все «на ушах» из-за очередной «заказухи» — четыре трупа в поселке Репино. Какого-то крутого предпринимателя по кличке Беня Новгородский и его охранников расстреляли из автоматов. В общем, оперативникам было не до меня.

Приезжаю в агентство, а здесь, пока меня не было, сцепились бывший бандит Шаховской и бывший мент Зудинцев. Орали друг на друга так, что конфликт вот-вот мог перейти в рукоприкладство. Слава Богу, вовремя появился внушительный Зураб Гвичия. Вместе с ним еле разняли «горячих» питерских парней. Обнорский был в ярости и пообещал уволить обоих. Все-таки им противопоказано работать вместе, даже в разных отделах…

— Глеб, срочно зайди ко мне, — голос шефа втелефонной трубке не предвещал ничего хорошего.

«Ну, вот и „разбор полетов"», — подумал я и направился к Обнорскому.

Но на этот раз я ошибся. В приемной у дверей кабинета шефа стояли два бугая, характерная внешность которых не вызывала никаких сомнений в роде их занятий. Типичные «быки». «Быки», просверлив меня глазами и убедившись, что я никакой опасности не представляю, молча посторонились и пропустили в кабинет.

— Глеб Егорович Спозаранник, — представил меня Обнорский двум сидевшим напротив него мужчинам, — начальник отдела расследований. Его сотрудники как раз и занимались делом Краснова.

— Чирков Александр Трофимович, — привстал со стула коренастый шатен лет за сорок с легкой небритостью на лице и дымящейся папиросой в левой руке, — адвокат покойного Сбитнева. А это, — он кивнул на второго посетителя, на вид типичного «братка», вальяжно развалившегося в кресле, — мой помощник… — Как я понял, Глеб Егорович, это ваше творение. — Чирков положил руку на газету «Явка с повинной», раскрытую на странице со статьей про убийство владельца «Информпресс» Олега Краснова. — Очень сожалею, но нам предстоит весьма тяжелый разговор по этому поводу. Скорее, даже не по содержанию статьи — как вы знаете, покойный подал иск в суд, и ряд моментов, унижающих его честь и достоинство, должен был быть нами оспорен…

— Простите, господин Чирков, но я с вами абсолютно не согласен. — Я поправил очки и бросил взгляд на Обнорского, который с хмурым видом дымил «Кэмэлом». — Андрей Викторович был мною ознакомлен с имеющимися документами, подтверждающими неблаговидную роль — извините, что так говорю о покойном — Вячеслава Сбитнева в событиях на Московском проспекте…

— Вы че, пацаны, не врубаетесь, что попали? — визгливым голосом вдруг произнес «помощник адвоката». — Трофимыч, они ни хуя не понимают. За базар надо отвечать. Дай я им объясню…

— Помолчи, Витек, они все поймут, — Чирков зажег очередную беломорину, — я еще не закончил. Так вот, господа журналисты, мои коллеги и я убеждены в том, что иск Вячеслава Сергеевича Ленинский суд бы удовлетворил. Я говорю это не для красного словца — в ходе подготовки к процессу мы, юристы «Петерса», с полным на то основанием дали Сбитневу стопроцентную гарантию выигрыша в суде… — он постучал пальцем по газете и перевел взгляд на Обнорского, — повторяю, Андрей Викторович, — сто процентную…

— Трофимыч, эти писаки ни хуя не понимают! — вновь перебил Чиркова Витек. — Да я за Сергеича их порву, в натуре! Это они его «замочили»!

— Может быть, все-таки перенесем нашу дискуссию в зал суда? — наконец подал голос Обнорский. — Я не желаю выслушивать угрозы всяких уродов…

— Это я, что ли, урод? — вскочил Витек.

— Витя, сидеть! — зарычал Чирков и перехватил занесенную руку бандита. — Остынь, они ответят. Не обижайтесь на моего помощника, он очень уважал покойного. Я продолжу, господа. Так вот, суда не будет. И дискуссии, как вы сказали, Андрей Викторович, тоже не будет. По данным службы безопасности Сбитнева, укомплектованной, не буду скрывать, бывшими офицерами КГБ и МВД, заказ на ликвидацию Вячеслава Сергеевича поступил из вашей конторы. Это однозначно. С тем, кто его убил — мент или человек Лехи Склепа, — разберутся друзья покойного.Я правильно говорю, Витек?адвокат посмотрелна своего помощника.

— Бля буду, Трофимыч, разберемся по понятиям, — со зловещей интонацией проверещал Витек, — падлы позорные…

— Наши аналитики пришли к выводу, — продолжил Чирков, — что ликвидацию Сбитнева оплатила ваша «Золотая пуля», Андрей Викторович. Разумеется, пока это только предположение. Основанное на элементарном расчете: дешевле заказать Вячеслава Сергеевича, чем, проиграв суд, потерять все, — адвокат поднял обе руки и обвел ими стены кабинета Обнорского, — с финансами-то у вас туговато…

— Это полная чушь, Александр Трофимович, — не выдержал я, — какие, к черту, аналитики? Да вы в своем уме? Кажется, ваши люди или, скорее, люди покойного Сбитня, извините, Сбитнева нас с кем-то перепутали. Мы — журналисты и наше агентство — отнюдь не бандитская группировка…

— Глеб, не кипятись, на тебя это не похоже, — остановил меня Обнорский, — пусть договорят, что им от нас нужно. Я слушаю вас, господин адвокат.

— Вы меня правильно поняли, Андрей Викторович, — Чирков вмял окурок папиросы в пепельницу, — перейду к главному. Мы предлагаем вам в ближайшее время перерегистрировать агентство на наших людей. То есть вы, господин Обнорский, и соучредители вашей так называемой «Золотой пули» оформляете передачу всех долей агентства в безвозмездный дар вот этим гражданам. — Адвокат вытащил из кожаной папки с монограммой листок бумаги и протянул его Андрею. — В противном случае последствия, как говорится, не заставят себя ждать.

— Это что? Угроза? — Обнорский уставился на Чиркова поверх массивных очков в роговой оправе. — Или я что-то не так понимаю? Ваши шутки, господин адвокат, могут очень плохо кончиться.

— Понимайте как хотите, Андрей Викторович, — Чирков застегнул молнию своей папки и поднялся со стула, — к сожалению, я не шучу. Впрочем, могу вас успокоить — действовать мы будем в рамках закона. Правда, вот этих парней вряд ли что остановит. — Он похлопал папкой по плечу своего «помощника». — Витя, пошли.


* * *

Один из трех «будущих владельцев» нашей «Золотой пули», чьи полные паспортные данные оставили непрошеные визитеры, оказался из группировки Лома. Связь, правда, была косвенной — он по доверенности ездил на автомобиле БМВ, зарегистрированном на некоего Эдуарда Петрова, активного члена ОПГ, дважды судимого за разбой и вымогательство. Эту информацию подтвердили наши друзья из правоохранительных органов.

На коротком совещании Андрей Обнорский подставил перед моим отделом задачу разобраться с убийством Сбитня, отследить все его деловые и личностные связи. Разумеется, ни о каком переоформлении агентства речь не шла.

— Эти пидоры совсем охренели, — от возмущения голос Андрея звенел сталью, — приперлись сюда с угрозами. Передайте, мол, в дар вашу фирму… Хуй им, а не агентство! Угрожать мне, боевому офицеру… Так, Глебушка, передай своим мой приказ: проявлять максимальную бдительность, без твоего ведома никаких контактов с этими ублюдками, включая адвокатов из «Петерса». Я позвонил в РУБОП Резакову, он уже в курсе. Его опера будут нас прикрывать. На всякий случай. Как говорится, береженого Бог бережет. И последнее — все телефонные звонки переводите на меня…

Таким образом, в «Золотой пуле» было, по сути, объявлено чрезвычайное положение. В агентстве постоянно находился оперативник РУБОПа, на связи с ним бойцы СОБРа в постоянной готовности. В помощь оперативнику я выделил Зураба, вооруженного газовым пистолетом. Как-никак — бывший десантник!..

Через две недели обстановка накалилась еще больше. Обнорскому позвонил Чирков и поинтересовался насчет переоформления агентства. Андрей послал его подальше и бросил трубку. А спустя несколько часов незнакомый мужской голос с блатными интонациями сообщил нашему шефу, что его «поставили на счетчик».

Между тем мое расследование по делу об убийстве Сбитня затормозилось. Несмотря на давно сложившиеся хорошие отношения с оперативниками РУБОПа и УУР, информация, которую они мне с трудом предоставили, никак не позволяла вычислить заказчика ликвидации Дяди Славы. Покойный вел настолько бурный образ жизни, что имел немало врагов и по своей коммерческой деятельности, и в личных делах.

По одной из версий, в его устранении могли быть заинтересованы московские бандиты, контролировавшие в Питере аптечный бизнес, в который Сбитень пытался влезть со своей фирмой «Примакрия». По другим предположениям, одну из питерских группировок, контролировавшую нефтебизнес, чрезвычайно раздражали попытки Сбитня подтянуть в эту сферу итальянцев… В общем, версий оказалось такое количество, что я в них, можно сказать, утонул.

— Глеб, брось ты этой бодягой заниматься, — в один голос говорили мне Вадим Резаков и Леня Барсов. — Сбитень — бывший вор в законе, за ним тянулся такой шлейф преступлений, что страшно представить. Какая тебе, к дьяволу, разница, кто его «заказал»? Наверное, грех так говорить о покойном, но туда ему и дорога! Если б ты знал, Егорыч, сколько он нам крови попортил… Оставь покойничка в покое, Глеб…

Не знаю, чем бы закончилось мое расследование, если бы ни его величество Случай. Однажды к Обнорскому пришел его старый знакомый Владимир Анатольевич Алексеев…


* * *

Алексеева я немного знал, когда, уйдя »из НИИ, начинал свою журналистскую карьеру и забегал в «Молодежку», чтобы пристроить свои первые в жизни статьи. А он работал там в криминальном отделе.

По рассказам коллег, Володя, до того как попасть в газету, долгое время провел на Ближнем Востоке, служил то ли в ГРУ, то ли в ПГУ — сам он предпочитает на этот счет не распространяться, уволился по сокращению в звании подполковника, имеет много наград. С Обнорским они познакомились в какой-то североафриканской стране, кажется Ливии, но чем там занимались, никто не знает…

— Глеб, это Владимир Анатольевич, мой давнишний приятель, однополчанин и с некоторых пор — коллега по криминальной журналистике. — Обнорский зашел в мой кабинет вместе с моложавым загорелым мужчиной невысокого роста в очках. — Кажется, вы немного знакомы. Прошу любить и жаловать.

— Можно просто Володя, — Алексеев пожал мою руку и улыбнулся, — мы действительно знакомы.

— Глебушка, я вас оставлю, сам знаешь — куча дел. А Володя тебе расскажет кое-что по нашей теме. Думаю, тебе это будет безумно интересно. — Обнорский направился к двери, на секунду остановился, повернулся и добавил: — Володя, когда закончите, зайди ко мне…


* * *

Рассказ Алексеева был, что называется, в тему и, по большому счету, поставил точку в нашем расследовании по делу об убийстве Сбитня. Вот что он мне рассказал.

«…Вы знаете, что финансовое положение в питерских ежедневных газетах весьма и весьма неважное. Особенно тяжелое оно в „Мол одежке", где я работаю: гонорары и зарплаты низкие, да и платят нам нерегулярно. В прошлом году мои бывшие коллеги, скажем так — военные переводчики-арабисты, предложили подработать в Египте в качестве гида-переводчика туристической фирмы „Москва-Тур плюс".

Таким образом, я дважды в прошлом и один раз в этом году работал с туристическими группами из Петербурга на египетском курорте Хургада на побережье Красного моря. Скажу честно, платили хорошо, но работа — не мед. Знаете, когда приходится общаться с „новыми русскими", а часто — откровенными бандитами, увешенными золотыми цепями, и их капризными подружками, простите, блядями высокого пошиба, становится тошно…

Так вот, осенью прошлого года в моей группе была очень красивая молодая женщина по имени Татьяна Сбитнева. Да, да, жена того самого Вячеслава Сбитнева, убитого в июне. Конечно, тогда я этого не знал. Татьяна летела из Питера одна, а мы не имеем обыкновения интересоваться семейным положением наших туристов.

Курорт есть курорт. Поэтому люди легко знакомятся и довольно часто завязывают очень близкие, прямо скажем, интимные отношения. Это случилось и с Татьяной Сбитневой. Жила она в отеле „Шедван Голден бич", а в соседнем номере оказался молодой бизнесмен тоже из Питера — Александр Очаковский. Мужик молодой, респектабельный, богатый. Вот, кстати, оба они на фотографии. Это я, а это туристы из моей группы.

В общем, познакомились они очень быстро и, как ни пытались скрыть свои близкие отношения, это у них плохо получалось. Ездили вместе в Каир, Луксор, в бедуинскую деревню, на морские прогулки… А один раз, прогуливаясь ночью около пляжа „Голубая лагуна" на территории отеля, я случайно засек эту парочку на топчане, где они бурно занимались любовью, предварительно искупавшись голышом… К счастью, они так были заняты собой, что меня не заметили.

Естественно, я, свободно владея арабским языком, помогал нашим туристам общаться с арабами, в основном при покупках всяких товаров в местных магазинах.

Как-то подошли ко мне Очаковский с Татьяной и попросили помочь купить украшения. Она выбрала дико дорогие бусы из натурального черного жемчуга и золотой кулон-картуш с древнеегипетскими иероглифами. Я помог сторговаться, расплатился Очаковский, который тут же предложил мне „обмыть" с ними покупки. Я не возражал, и вскоре мы сидели в симпатичном морском ресторанчике…

Алкоголь, как известно, прекрасное средство для развязывания языков. Мне приходилось в прошлом… Впрочем, не буду — это к делу не относится… Минут через сорок я, сам того не желая, узнал некоторые подробности из жизни этих туристов. До сих пор удивляюсь, почему они были так откровенны в компании со мной. Алкоголь, скорее всего, помог…

Итак, Татьяна — совладелица довольно крупной фирмы „Примакрия" в Петербурге, имеет вид на жительство в Швеции (диву даюсь, как ей это удалось?), а недавно приобрела дом в Стокгольме. Кажется, где-то на пересечении улиц Тегнергатан и Регерингга-тан, неподалеку от маленького отеля под названием „Ком". Не удивляйтесь, Глеб, — профессиональная память.

Самое удивительное — это то, что бизнес Очаковского завязан на Швецию. Уж не знаю, есть ли у него вид на жительство, но то, что он часто и подолгу бывает в Стокгольме, не вызывает сомнения…

В марте этого года я вновь работал в Египте и, надо ж такому случится, еще раз встретил в Хургаде Очаковского и Сбитневу. Однако на этот раз они были сдержанны по отношению ко мне. Да я и не навязывался…

Вот, пожалуй, и вся история. А когда я узнал об убийстве Вячеслава Сбитнева, то, сопоставив известные мне факты, пришел к выводу, что заказчиком преступления вполне могли быть Очаковский или его любовница Татьяна. Что, впрочем, одно и то же. Ведь Татьяна, насколько я помню, не скрывала перед Очаковским своего желания навсегда переехать в Стокгольм…»


* * *

…Все сходится — Сбитня заказала собственная женушка. Недаром я никогда не устану повторять, что все женщины — исчадия ада, кроме моей Надюшки.

После смерти мужа Сбитнева получает контрольный пакет фирмы «Примакрия», оцениваемой, как минимум, в полмиллиона долларов. Не слабо, однако! Но ведь там еще два учредителя, друзья покойного. Как она решит вопрос с ними? Ведь и дураку понятно, Что новоиспеченная безутешная вдова хочет стать полной хозяйкой фирмы, затем продать ее и убыть в стольный град Стокгольм к любимому Очаковскому.

…Прослушка сотовых телефонов Александра Очаковского и Татьяны Сбитневой, организованная технической службой РУБОПа, подтвердила, что мы были на правильном пути. Несмотря на то что оперативники не показали нам расшифровку переговоров, Вадим Резаков намекнул, что они готовятся к реализации. Или, на человеческом языке, разрабатывается операция по задержанию «хургадских любовников». А еще я узнал от Вадима, что оперативники «вычислили» третьего участника преступления, приятеля Очаковского, бывшего офицера-афганца, который, скорее всего, исполнил киллерскую работу в ночном клубе «Джефф».

Может быть, слить информацию о любовниках бандитам Сбитня? Нет, это была бы подлянка по отношению к нашим друзьям из органов…


* * *

…Женщина, стоя ко мне спиной, медленно стягивала с себя платье. Ее тело извивалось в ритм откуда-то доносившейся тихой музыки. Вот на пол упал кружевной бюстгальтер и, повинуясь движению рук, вниз по бедрам поползли трусики. Женщина, поочередно подняв ноги, высвободила их и небрежно швырнула белый комочек в угол комнаты. Незнакомка наклонилась и выпятила мне навстречу округлый, очень соблазнительный зад. Продолжая ритмично извиваться, она раздвинула пальцами ягодицы, словно приглашая меня к соитию.

Я подошел к женщине, взял левой рукой ее трепещущую грудь, почувствовав затвердевший сосок, а правую просунул между ляжек и начал нежно ласкать промежность, легко нажимая на клитор и проникая все глубже и глубже. Пальцы увлажнились, а женщина громко застонала… Мое естество мгновенно возбудилось, руки переместились на тонкую талию, крепко сжали ее, и я вошел в пещеру сладострастия…

Тьфу, черт! И приснится же такое!.. Раннее утро. Рядом тихо посапывала спящая Надюшка. Надо же, красавица, которую я трахал во сне, была Татьяной Сбитневой. Я узнал ее, когда она чуть повернула назад голову. А ведь фотографию видел всего один раз… Ей-богу, какая-то связь со стариком Фрейдом…


* * *

…В агентстве меня ожидали сногсшибательные новости. Нонна Железняк, побывавшая накануне в Регистрационной палате, узнала, что фирма «Информпресс» убиенного Олега Краснова перешла в собственность скандально известных предпринимателей братьев Карпенко, связанных с Ломом. Причем процедура перерегистрации фирмы была, по утверждению чиновников Регпалаты, совершенно законной. Как я понял, «Информпресс» братья приобрели примерно по той схеме, которую нам предлагал бандитский адвокат Чирков, плюс мощное вливание капитала, после чего у наследников Краснова остались мизерные проценты долей. Ловко!

Около полудня к агентству подкатила навороченная «нива» Обнорского. Шеф был не в настроении. Буркнул мне на ходу «зайди» и потащился в кабинет со своей, неизменной, чем-то до отказа забитой черной кожаной сумкой.

— Глеб, бандиты оставили нас в покое, — начал Андрей без предисловия, — мне на «трубу» — эти пидоры как-то номер прознали — позвонил небритый уебок Чирков и начал извиняться. Ошиблись, мол, насчет вас. Короче, я его послал…

— Андрей, ты, кстати, не в курсе, повязали лирубоповцы «нежную парочку»? Я никак не могу дозвониться до Резакова. — Я снял очки и стал протирать стекла салфеткой. — Куда они все пропали?

— Мудаки они, — презрительно процедил шеф, сдирая целлофан с пачки «Кэмэла», — не успели. Очаковский скрылся, кто-то наверняка предупредил. Думаю, что дамочка вместе с ним. Надо будет коллеге Тингсону в Стокгольм позвонить, адресок-то стервы мы знаем. Пусть там полиция с Интерполом пошустрят… Да, «афганца» продолжают искать, но вряд ли найдут. Козлы, одним словом. Ни хуя не умеют грамотно работать. — Обнорский почиркал зажигалкой, прикурил, выпустил сизое облачко дыма. — До соплей обидно. Мы им выложили все на блюдечке, а они… Ладно, хер с ними. Что у нас там по плану, Глеб?


* * *

…Через месяц шведский журналист Тингсон, друг Обнорского и соавтор его книги «Криминальная Россия», сообщил нам, что в Стокгольме, в доме 21 по улице Тегнергатан, полиция обнаружила труп молодой женщины, убитой с особой жестокостью ножом. Убитая была идентифицирована как владелица дома Татьяна Сбитнева. Полиция продолжает розыск преступника…


Оглавление

  • Андрей Константинов Дело о хургадских любовниках