КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Нечто греховное (fb2)


Настройки текста:



Сюзанна Энок Нечто греховное

Глава 1

– Куда подевались мои башмаки, Кейн? – Шарлемань Гриффин откинул край покрывала, наклонился и принялся шарить в потемках по полу руками. Но вместо обуви нащупал под кроватью давно потерянную книгу.

– Их вот-вот должны принести, милорд! – ответил ему с мелодичным ирландским акцентом лакей, оторопевший от пикантной позы, в которой застал хозяина. – С вашими башмаками нам пришлось изрядно повозиться, чтобы очистить их от грязи, налипшей на них, пока вы были в конюшне «Таттерсоллз» этим утром.

Шарлемань с кряхтением выпрямился, отряхнул с панталон пыль и с досадой крикнул слуге:

– Не стой в дверях столбом, олух! Ступай, поторопи там внизу бездельников, неспособных даже быстро почистить туфли, – не хватало мне только прослыть копуном по их милости. Одеваюсь уже битый час, словно кисейная барышня.

– Одна нога здесь, другая там! – воскликнул Кейн, пятясь к лестнице. – Не извольте гневаться, милорд, я мигом обернусь.

Шарлемань присел на кровать и, послюнявив указательный палец, начал перелистывать страницы вновь обретенной книги, называвшейся «Сто дней в Риме», бормоча себе под нос при этом:

– Так вот, оказывается, где ты запропастилась!

Однако насладиться описанием тридцать седьмого дня путешествия автора по Вечному городу ему помешал чей-то настойчивый стук в дверь опочивальни. Шарлемань со вздохом захлопнул книгу и громко произнес:

– Войдите!

В комнату вошел его младший брат Закери.

– В одних чулках на бал идти нельзя, – заявил он с порога Шарлеманю, окинув его придирчивым взглядом.

– Благодарю тебя, мой заботливый братец! Без твоего присмотра я бы давно стал парией в свете, – с насмешливой улыбкой сказал Шарлемань.

– Рад, что ты понимаешь это, – удовлетворенно кивнул Закери. – Я слышал краем уха, что сегодня у тебя выдался напряженный деловой день…

– Так-так! Удивительно быстро, однако, распространяются по Лондону слухи. Не успел я купить у Дули его охотничью гнедую, как тебе уже об этом доложили!

– Я сам догадался, брат, когда Дули, с которым мы случайно встретились сегодня в клубе «Уайте», посетовал, что продал эту лошадь едва ли не за бесценок. Он был готов разрыдаться. Я тотчас же смекнул, кто именно обвел вокруг пальца этого простака.

– Цена коня была вполне нормальной, – сказал с улыбкой удачливый покупатель. – Я сам ее назначил.

– Расскажи, в чем твой секрет! Как тебе удается завораживать продавцов? Ты владеешь какими-то колдовскими приемами? Так поделись же ими со мной! Самому мне точно не понять, почему разумные вроде бы люди уступают тебе свою собственность за символическую плату. С таким талантом ты в скором времени приобретешь и луну в обмен на палку и поломанное колесо.

– Какой же мне прок от луны, брат? – возразил Шарлемань.

В следующий миг в спальню вбежал, распахнув дверь, лакей с парой туфель в руке.

– Выглядят как новые, милорд! – воскликнул он и, опустившись на колени, стал надевать на ноги хозяина вычищенную до блеска обувь.

Глядя поверх головы Кейна, Шарлемань с улыбкой промолвил:

– Так и быть, я раскрою тебе свой секрет: он заключается в наблюдательности и терпении. До меня докатились слухи, что Дули нечем платить прислуге. Вот я и воспользовался этой ситуацией, чтобы купить за бесценок его гнедого гунтера. Дай я ему за охотничью лошадь настоящую цену, Дули все равно пустил бы деньги по ветру.

– Не слишком ли ты жестокосерден, дорогой брат?

– Это всего только деловой подход, Закери. Коммерция не терпит сантиментов. – Шарлемань притопнул обутой левой ногой. – Должен сообщить тебе, что гунтер Дули был не единственной моей целью сегодня…

– Помилуй, братец! Скольких же достопочтенных людей ты успел облапошить за один день! Как я буду смотреть им в глаза сегодня на балу? – промолвил Закери, выходя из комнаты на лестничную площадку. – Лучше избавь меня от подробностей своих сделок, иначе у меня испортится настроение. А я намерен хорошенько повеселиться этим вечером.

– Как угодно, – с кривой усмешкой ответил Шарлемань, удивленный антипатией брата к деловой жизни. Просто поразительно, как при такой мягкотелости и сентиментальности он умудрился вступить в брак. – Я не стану навязывать тебе свое мнение о тонкостях заключения сделок, раз это тебе неинтересно. Да и вряд ли ты сможешь вникнуть во все нюансы предпринимательства.

– Ты прав, лучше расскажи все это кому-нибудь пошустрее меня, – миролюбиво сказал Закери, прислушиваясь к голосам и топоту ног в прихожей; это прибыли другие члены большого семейства Гриффин, в котором за минувший год прибавилось еще два человека – муж Элеоноры Валентайн Корбетт, маркиз Деверилл, и Каролина, жена Закери.

Шарлемань обожал родню и был рад видеть всех родственников, но временами его начинал тяготить беспорядок, воцаряющийся в доме после семейных сборищ.

– Вот ты где! – воскликнула, заметив брата, Элеонора и чмокнула его в щеку.

– Прекрасно выглядишь, – сказал он ей. – И ты, Каролина, тоже.

Но взгляд его был уже устремлен на самого старшего из их клана, Себастьяна, герцога Мельбурна, второго человека в семье Гриффин, интересующегося коммерцией.

Герцог обсуждал что-то с Валентайном Корбеттом у раскрытой двери кабинета. Шарлемань приблизился к ним и спросил:

– Как прошла беседа с Ливерпулом?

– По-моему, довольно успешно, – ответил Себастьян. – Похоже, он осознал, что гордыня не оправдание для отказа от ведения дел с американскими предпринимателями.

– Спесь усмирить довольно-таки трудно, однако куда сложнее восполнить недостаток воображения, – заметил его собеседник.

– Полностью с этим согласен, – сказал герцог и спросил у Шарлеманя: – Ну как обстоят твои дела?

Шарлемань уже собрался было рассказать ему о завтрашней покупке партии роскошного китайского шелка, но тут вмешался бесцеремонный Закери, Хлопнув его ладонью по спине, этот глупец воскликнул с восторженной улыбкой.

– Вы не поверите, но я своими глазами видел, как Дули рыдал из-за моего гениального брата! Верно, Шарлемань?

– Никто не заставлял его заключать со мной сделку, нахмурившись, пробурчал ловкач и осклабился, демонстрируя всем свои ровные жемчужно-белые крепкие зубы.

– Валентайн уже поведал вам свою грандиозную новость? – громко спросил у всех присутствующих герцог Мельбурн, стремясь затушевать очередную несуразную реплику младшего брата.

– Боюсь, господа, что монопольным правом мой супруг на эту новость не обладает, – беря мужа под руку, проворковала красавица Элеонор.

Закери хлопнул и Валентайна по плечу, воскликнув при этом с горящим жизнерадостным взором.

– Подумать только, ведь еще год назад он разражался нервным смехом, когда кто-нибудь заводил разговор о браке в его присутствии, и краснел, словно девственница, впервые попавшая на бал невест!

– Однако теперь я вполне созрел для забот о продлении рода. Слава Богу за такую супругу! Она вдохновила меня на подвиг, достойный настоящего мужчины. Верно, дорогая?

Маркиз нежно поцеловал жену в щеку.

– Мне повезло с супругом, – гортанно хохотнув, ответила Элеонора. – Мы времени даром не теряли и добились успеха.

Все начали поздравлять счастливую супружескую пару с ожидаемым пополнением семейства. Фамилию Гриффин младенец, как всем было понятно, носить не будет, однако же продлит, подобно Пенелопе, семилетней дочери герцога Мельбурна, их славную родословную. Разулыбалась даже легкомысленная Каролина, очевидно, осознав, что родственники и на нее возлагают аналогичные надежды. Пока суматоха не улеглась, Шарлемань осторожно выскользнул в прихожую.

– Если кто-то вдруг хватится меня, скажи, что я отбыл на важную встречу с Шипли, – сказал он дворецкому Стэнтону, забрав у него перчатки и шляпу.

– Будет исполнено, милорд, – пробасил осанистый лакей. Выйдя на галерею, Шарлемань вдохнул полной грудью прохладный сырой воздух, собрался с мыслями и, сбежав по гранитным ступеням на тротуар, махнул кучеру роскошного экипажа. Шарлемань направлялся на бал. Он все еще немного досадовал на младшего брата за то, что тот не дал ему похвастаться перед герцогом Мельбурном своими успехами. Но вскоре успокоился, рассудив, что в девятом часу вечера разумнее утешиться мыслью о выгодной сделке на ипподроме с простаком Дули. На радостях он закурил от лампы ароматную толстую американскую сигару и блаженно зажмурился, чтобы сизоватый дымок не ел глаза.

Едва могучий дворецкий громогласно объявил залу о прибытии на бал очередного гостя, Шарлемань отправился в дальний угол, где встретился в буфете с министром торговли Шипли и его помощником лордом Полком. Они условились встретиться на следующее утро и поговорить за ленчем. Потом, угостив парочкой сигар подошедшего к ним премьер-министра Ливерпула, надеясь тем самым смягчить его отношение к позиции Мельбурна по таможенным сборам, Шарлемань записался в трех дамских бальных картах на танец и заказал в буфете бокал красного вина.

Окинув изучающим взглядом зал, он с удовлетворением отметил, что никого из его родственников пока еще нет, и пригубил вино. Внезапно кто-то сжал крепкими пальцами его локоть. Шарлемань вздрогнул, на миг подумав, что к нему неслышно подкрался его старший брат, пользующийся славой умельца читать чужие мысли на расстоянии, но, успокоившись логическим умозаключением, что соткаться из воздуха Себастьян никак не мог, он обернулся и увидел сияющую физиономию здоровяка Харкли, которого на дух не переносил.

– Разве вы не должны быть в Мадриде? – поборов удивление, с наигранной улыбкой спросил он, лихорадочно прикидывая, как бы ему побыстрее избавиться от этого одиозного господина.

– Я на днях вернулся оттуда, утомленный бесконечными пересудами тамошнего высшего света об этом фанфароне Бонапарте. И первым же делом пожелал, естественно, вкусить сладких плодов подлинной цивилизации. Ваш старший брат уже пришел? – Крепыш льстиво улыбнулся.

– Себастьян? Пока нет, но должен объявиться здесь с минуты на минуту, – сказал Шарлемань, прикидывая, чем вызван интерес виконта к герцогу Мельбурну, стремящемуся наладить добрые отношения с премьером Ливерпулом. Последний, как было общеизвестно, не переносил наглеца Харкли. Из чего вытекало, что брата следует от него оградить.

– Мне думается, что вам сегодня лучше не вступать с ним в беседу на серьезные темы, – пожевав губами, с многозначительной миной промолвил хитрец. – Минувшая неделя принесла герцогу несколько неприятных известий: о волнениях в колониях, грозящих перерасти в кровопролитные сражения с английскими войсками, неудачах на переговорах о таможенных сборах и некоторых других безрадостных событиях за рубежом.

– Благодарю вас за предупреждение, мой друг! – обрадовался Харкли, подняв бокал с красным вином. – Не стану попадаться ему под горячую руку.

– Всегда к вашим услугам, виконт!

Шарлемань сделал глоток вина и чуть было не поперхнулся, заметив у стола с фруктами божественное создание, вкушающее апельсиновые дольки. Глазки этого ангелочка в обличье прекрасной девицы сверкали, словно алмазы, белые зубки были подобны жемчужинам, губки – кораллам Ослепленный этой неземной красотой, Шарлемань сунул собеседнику в руку свой полупустой хрустальный бокал и, пробормотав извинения, торопливо оставил его, чтобы выяснить, кто эта восхитительная юная леди. Томление, возникшее в чреслах, и волнение в груди заставляли Шарлеманя действовать без промедления. Словно бы опасаясь, что это чудное видение вот-вот исчезнет, он приосанился и стал ловко лавировать между толпящимися возле буфета дамами и господами, работая локтями и не обращая внимания на посылаемые ему вслед недоуменные возгласы и возмущенные взгляды.

Сделав несколько шагов к столу, за которым стояла прекрасная незнакомка, Шарлемань замер и стал с интересом ее рассматривать. В ней было восхитительно все – и уложенные кольцами иссиня-черные волосы, которые, переплетенные сверкающей лентой, спускались роскошной косой по спине до копчика, и золотистые блестки на веках, и золотое шитье на багровом платье. А бездонные зеленые глаза красавицы походили на изумрудные озера, в которых ему вдруг захотелось утонуть.

Шарлемань приказал себе сохранять самообладание и приветливо кивнул незнакомке.

Ему не доставило большого труда догадаться, что она не принадлежит к лондонскому высшему обществу, на всех балах и собраниях которого он перебывал. Лица брюнетки ему прежде видеть на высокосветских вечерах не доводилось.

Это он помнил наверняка. Поймав на себе его испытующий взгляд, она произнесла грудным певучим голосом с едва ощутимым иностранным акцентом:

– Вы смущаете меня, сэр!

– Вы правы, – ответил он чувственным баритоном, – именно этого я и добиваюсь, мадемуазель. – Он поедал глазами изящные черты ее лица, в сравнении с которыми лики Венеры или Афродиты блекли. Вне всякого сомнения, поклонники утомили ее стихотворениями и комплиментами, поэтому уподобляться им ему казалось пошлым. И не долго думая он без обиняков представился: – Шарлемань Гриффин, к вашим услугам, мадемуазель.

– Шарлемань? – Она удивленно вскинула насурьмленные брови.

Ее мелодичный голос вызвал у него непроизвольное напряжение мышц. Он обошел вокруг стола, чтобы встать к ней лицом, и произнес:

– Так решила назвать меня моя мамочка, друзья же называют меня просто Шей. – Он приблизился к ней и поцеловал ей руку. – Позвольте мне узнать ваше имя!

Незнакомка взмахнула ресницами и отвела взгляд, словно бы вспомнив внезапно нечто важное. Неужели у нее есть влиятельный покровитель, ангажировавший ее на весь вечер? Какой-нибудь лорд, вызвать ревность или гнев которого она опасается? Не привыкший стеснять себя чем-либо при общении с прекрасным полом, Шарлемань ощутил легкое раздражение. Однако молча ждал ее ответного шага, готовый в крайнем случае резко выразить ей свое неудовольствие или нелестно отозваться об ее избраннике. Торопить события было не в его правилах.

– Разве нас не должен был представить друг другу кто-то из общих знакомых?

Ободренный тем, что ни жениха, ни любовника у нее, судя по вопросу, нет, Шарлемань пожал плечами, как бы давая понять, что предпочел бы не вовлекать посторонних в их беседу, и проговорил:

– По большому счету это не имеет значения. Умоляю вас, назовите мне свое имя! Я сгораю от нетерпения услышать его из ваших уст.

Она закусила пухлую нижнюю губку, как бы колеблясь, и проворковала:

– Мама рекомендовала мне соблюдать осмотрительность, общаясь с подобными вам самоуверенными и напористыми мужчинами. Юная леди должна заботиться о своей репутации:

– В таком случае назовите фамилию вашей мамы, – язвительно произнес он в ответ на ее колкость. – Мне будет легче догадаться, к какому вы принадлежите семейству.

– Хорошо, – с приторной улыбкой пролепетала она. – Ее зовут Хелен Карлайл, маркиза Ганновер.

Шарлемань задумался, насупив брови. Благодаря обширнейшим семейным связям он знал едва ли не все дворянские фамилии и был на короткой ноге со многими герцогами, маркизами, графами, виконтами и баронами. Ответ незнакомки вызвал у него обоснованные сомнения в ее честности.

– Но маркиз Ганновер скончался, будучи холостяком! Уже около года тому назад!

Его искусительница невозмутимо кивнула:

– Мой отец, Говард, доводится ему младшим братом. Это все объясняло.

– Насколько мне известно, ваш отец долго жил в Индии, – сказал Шарлемань.

– Да, как и мы с мамой. В Лондоне мы всего десять дней. Так вот почему эта райская птичка произвела на него впечатление какого-то экзотического создания с первого же брошенного им на нее взгляда. Не совладав с искушением, Шарлемань дотронулся кончиком указательного пальца до бисера, которым был обильно украшен пышный рукав ее платья, и явственно ощутил аромат корицы. Он не выдержал и спросил:

– Вы действительно только недавно вернулись в Англию из Индии?

– Вы не ослышались, – сказала она, взглянув ему в глаза. – Десять дней назад я впервые вошла в наш лондонский дом. И должна признаться, что никого не знаю в этом городе.

Сердце Шарлеманя возликовало. Все вышеупомянутые обстоятельства были ему только на руку. Понизив голос, он заговорщицки произнес:

– Вашим первым и единственным пока знакомым в Лондоне готов стать я. Но при условии, если вы назовете мне свое имя.

Она похлопала длинными темными пушистыми ресницами и произнесла:

– Меня зовут Сарала Энн Карлайл.

– Сарала? – переспросил Шарлемань, сделав глубокий вдох.

– Так решил назвать меня отец, поскольку мы не собирались уезжать из Дели. Правда, мама поначалу возражала, считая это имя неподходящим для европейской девочки, но, в конце концов, она согласилась.

– Сарала… – повторил Шарлемань, испытывая неописуемое наслаждение от звучания индийского имени, вызывающего в воображении картины восточных реалий – пестрой, яркой шелковой материи, кожаных сандалий, влажных ночей, пронизанных страстью, и ароматных экзотических кушаний, подаваемых смуглыми красавицами с гибкими станами. – Леди Сарала! Вам определенно подходит это звучное имя.

– А мне кажется, что имя Шарлемань – Карл Великий – вам как нельзя больше соответствует. Вы всегда такой самоуверенный?

Сообразив, что собеседница понятия не имеет, с каким влиятельным мужчиной разговаривает, Шарлемань кашлянул и добавил с интригующей интонацией:

– Я не совсем уверен, что это комплимент, однако один мой близкий родственник оценил бы его очень высоко. Я подразумеваю своего старшего брата Себастьяна, которому матушка дала имя нашего отца, в соответствии с традицией.

– Кто же он? Я теряюсь в догадках. Пожалуй, настала ваша очередь поведать мне свою семейную историю, – вздохнув, сказала Сарала.

Шарлемань чуть поднял бровь, сомневаясь, что ему надо откровенничать с этой прелестной юной леди. Опасался он, однако, не признаться ей в том, что является предполагаемым наследником родового герцогского титула как второй сын в семье, а смутить Саралу и дать ей повод насторожиться.

– Можете ограничиться именем своего портного, – пришла ему на помощь леди Карлайл. – Надеюсь, что он-то не отпрыск известного дворянского рода?

– Предлагаю продолжить наш разговор во время вальса! – предложил бархатистым баритоном Шарлемань, обнимая одной рукой прекрасную партнершу за талию.

– Не слишком ли вы торопитесь? – кокетливо спросила она, – А вдруг я обещала станцевать вальс с кем-нибудь еще?

– Ручаюсь, что нет, – пророкотал Шарлемань и положил ее ладонь себе на плечо.

– Откуда вам это знать?

– Элементарно! Вы же еще ни с кем не познакомились в Лондоне, в чем только что сами же мне и признались.

Наивная прелестница захлопала глазами. Любуясь ею, он отметил, что она пока не научилась лицемерить, как столичные светские львицы. Его воображению представилась сказочная картина теплой звездной ночи, которую они с ней проведут, возлежа на шелковом китайском покрывале в его опочивальне, предаваясь головокружительному сладострастию.

– Разве правила хорошего тона позволяют подобную вольность? – спросила Сарала.

– Об этом не тревожьтесь, все нормально! – заверил ее Шарлемань и, презрев возможные неприятные последствия, привлек ее к себе.

Сегодня ему хотелось получить как можно больше удовольствия от танцев. Однако сделать первое па ему домешала чья-то крепкая рука, легшая ему на плечо.

Взбешенный такой неслыханной наглостью, он резко обернулся, но мгновенно остыл, когда увидел перед собой Себастьяна. Столь скорой новой встречи с ним он не ожидал.

– Ах, это ты! – наконец сказал он.

– Какая муха тебя укусила? – спросил у него Себастьян. – Почему ты внезапно оставил нас?

Пожав плечами, Шарлемань отвечал:

– У меня должна была состояться деловая встреча с Шипли. Но мы с ним условились перенести ее на завтрашнее утро, да ты и сам, братец, был занят решением ответственной семейной проблемы, не так ли? Я счел разумным не беспокоить тебя по всяким пустякам и укатил на этот бал.

– Но мы же не завершили наш деловой разговор, ты так ничего и не рассказал мне о предстоящей сделке с шелком…

– Поговорим об этом позже! – ответил ему Шарлемань и закружил свою очаровательную даму в танце.

– Кто это? – поинтересовалась она, посматривая на Себастьяна.

– Мой брат герцог Мельбурн.

– Герцог Мельбурн, Себастьян Гриффин? Тот самый? Глаза Саралы засветились неподдельным интересом. Она, как, оказалось, все-таки знала кое-что об английском высшем обществе, следовательно, подумал Шарлемань, не совсем простодушна.

– Простите, милорд, но я не сразу сообразила, что вы тоже принадлежите к этому знаменитому семейству! Я слышала, что недавно ваш брат женился на художнице. Это верно?

– Да, но лишь отчасти: женился на портретистке мой младший брат Закери, – уточнил Шарлемань.

– Похоже, что ваш старший брат сердится на вас. – заметила Сарала. – Надеюсь, это не потому, что вы танцуете со мной?

– Осмелюсь сказать, что я вправе самостоятельно выбирать себе партнерш по танцам, – мысленно послав Себастьяна ко всем чертям, ответил Шарлемань. – Я вижу, что он произвел на вас сильное впечатление. Не беспокойтесь, он недоволен тем, что я не ввел его в курс одной своей завтрашней сделки, а он считает братским долгом совать свой нос во все мои дела. Такой уж у него характер.

Горделивая осанка могущественной столичной персоны была способна потрясти воображение даже лондонской девушки, впервые вышедшей в свет, а не только уроженки далекой восточной страны, где царят иные нравы и порядки.

Восхитительная грудь Саралы, заинтригованной словами Шарлеманя, стала вздыматься чаще, изумрудные глаза ее засверкали. Она спросила:

– Это секретная сделка? Или вы чего-то боитесь? Не меня ли?

– Вовсе нет, – проклиная себя за болтливость, ответил ей Шарлемань. – С чего вы так решили?

– Какая досада! – сказала девушка разочарованно. Догадавшись, что ей хотелось прикоснуться к тайне, Шарлемань доверительным тоном добавил:

– Но в определенном смысле эта сделка действительно конфиденциального свойства. Распространяться о ней вам не следует, поскольку речь идет о заморской поставке. Вы меня понимаете?

Ему вспомнилось, что Закери не раз упрекал его за то, что он пренебрегает природным любопытством представительниц прекрасного пола. Сам же он был уверен, что женщины в большинстве своем не способны познать все тонкости и нюансы коммерции, а потому лучше вообще не разговаривать с ними о делах. Но Сарала, похоже, была редким исключением.

– Откуда же пришел этот товар? – шепотом спросила она.

– Из Китая, – ответил он.

– Ах, как бы мне хотелось когда-нибудь побывать в этой далекой загадочной стране! – Она мечтательно закрыла глаза.

Очевидно, это наивное юное создание приняло его таинственный тон за чистую монету. Желая произвести на Саралу еще большее впечатление, Шарлемань сказал:

– Пожалуй, я раскрою вам этот маленький секрет!

– Я польщена вашим доверием! – промолвила она.

– Судно «Непокорный» уже вошло в док Блэкфрайарз этим утром, имея на борту пятьсот рулонов отменного китайского шелка. Но об этом еще не знает ни одна живая душа! Капитан поклялся мне, что будет иметь дело только со мной.

Сарала, как ему показалось, затрепетала и невольно прильнула к Шарлеманю, очевидно, ощутив легкое головокружение от его слов. Окрыленный таким успехом, он продолжил:

– Капитан Блинк лично закупил эту партию, решив не тратиться на услуги посредников, и теперь столкнулся с непредвиденной проблемой… – Шарлемань умолк, вдруг подумав, что детали сделки девушке могут быть и неинтересны. Но она развеяла его опасения, спросив ангельским голоском:

– Какие же трудности настигли его, милорд? Шарлемань оглянулся по сторонам и, нахмурив брови, ответил заговорщицким тоном:

– Опасность возникновения бунта на судне!

– Какой кошмар! – воскликнула Сарала. – Но почему?

– Капитану срочно нужно вернуть деньги, потраченные на покупку товара, – продолжал интриговать ее Шарлемань. – Иначе ему будет нечем выплатить матросам жалованье. Он попал в цейтнот. Этим-то я и надеюсь воспользоваться… Главное, чтобы никто не прознал про редкостный груз, иначе цена за него может утроиться.

– Какой ужас! – пролепетала девушка. – Что же делать? Шарлемань успокоил ее:

– Не беспокойтесь, я все предусмотрел.

Сарала была в шоке: очевидно, ей впервые доверили коммерческую тайну. Она облизнула коралловые губки и спросила прищурившись:

– А вы не боитесь, что капитан Блинк уступит товар другому покупателю, по более выгодной для себя цене? Ведь фактическим владельцем шелка пока является он. В котором же часу состоится завтра эта сделка? Вы не опасаетесь ее проспать?

– В десять ровно, – ответил Шарлемань – Однако раньше, чем без четверти одиннадцать я в доке не объявлюсь. – Он самодовольно ухмыльнулся.

– Гениальный план! Я, кажется, поняла его суть. Вы хотите вынудить его снизить цену, ведь его матросы станут роптать из-за непредвиденной задержки и даже могут взяться за ножи, – продолжала строить догадки она.

– До кровопролития дело не дойдет, – уверенно заявил Шарлемань. – В самый критический момент объявлюсь я и предложу капитану уступить мне всю партию шелка за низкую цену. Он будет вынужден согласиться.

– И часто вам удается проворачивать подобные аферы? – с восхищением глядя на него, спросила Сарала, потрясенная его дальновидностью, напористостью и самоуверенностью – качествами, которые, прежде всего, ценят в мужчине все дамы.

– Постоянно! – с гордостью заявил Шарлемань, довольный произведенным на нее впечатлением. – В отличие от меня Себастьян рисковать не любит, он предпочитает получить пусть и небольшую, но верную выгоду, мне же нужно обязательно сорвать крупный куш. А тут уж не обойтись без риска.

– Вы совершенно правы, милорд! – воскликнула Сарала. – Вот теперь я окончательно убедилась в том, что мама не случайно назвала вас в честь императора Карла Великого.

Будь Шарлемань женщиной, он бы, пожалуй, покраснел от этого комплимента, но одних только лестных слов в свой адрес ему было мало, ему хотелось услышать от собеседницы что-нибудь, свидетельствующее о ее уме. Пока же он утешался видом ее несомненных внешних достоинств – гибкого стана, высокой груди, смуглого от загара лица со сверкающими, подобно изумрудам глазами и прочими подробностями, которые рисовало ему разыгравшееся воображение.

Особо заумных речей он, честно говоря, услышать от нее и не ожидал, как и вообще от всех женщин, за исключением своей сестры Элеоноры, наделенной как красотой, так и умом. Он взял себе за правило не заводить с красавицами серьезных романов и удовлетворялся кратковременными интимными отношениями, о которых вскоре забывал.

Однако для индийской прелестницы Шарлемань был готов сделать исключение и уделить ей чуточку больше времени и внимания, если только она проявит к коммерции неподдельный интерес и выкажет деловую хватку. К сожалению, Сарала не пошла дальше общих восторженных фраз, а потому, увы, его планы сужались до узких рамок развлечений с ней в будуаре.

Когда вальс закончился, Шарлемань проводил Саралу, по ее просьбе, до закусочных столов. Раскрасневшаяся после стремительного танца, она выглядела совершенно обольстительно в своем броском наряде. Мужчины провожали ее плотоядными взглядами, дамы же перешептывались между собой, обмахиваясь веерами, очевидно, гадая, кто она такая. Шарлемань ликовал.

Расставаться с ней, не договорившись о новой встрече, ему не хотелось, несмотря на то, что определенного мнения о ее умственных способностях у него так и не сложилось.

Его следующая дама, в карту которой он записался на контрданс, бросала на него негодующие взгляды и переступала с ноги на ногу, как застоявшаяся в стойле кобылица. Притворившись, что он этого не видит, Шарлемань тихо спросил у Саралы:

– Очевидно, в Лондоне вы проживаете в семейной резиденции Карлайл-Хаус?

– Вы угадали, – ответила она, потупившись.

– Вы позволите мне навестить вас там?

– Возможно, – уклончиво ответила она. Партнерша Шарлеманя по контрдансу кашлянула в кулачок.

Он учтиво поклонился Сарале и, поцеловав ей руку, шепнул:

– До скорой встречи!

Она зарделась, словно маков цвет, и кивнула ему.

Танцуя неторопливый контрданс, Шарлемань с удовлетворением отметил, что никто не пригласил на этот танец Саралу, и сделал из этого вывод, что она не солгала, сказав ему, что в Лондоне у нее пока еще нет знакомых. Да и горделивый вид отпугивал от нее ловеласов, она походила на знающую себе цену добропорядочную юную леди, а не на притворщицу, рассчитывающую завлечь в свои сети состоятельного кавалера, падкого на дамские прелести.

И вновь чресла Шарлеманя пронзила молния, рассыпавшись искрами по бедрам. Следующим партнершам он был вынужден отказать и, чтобы немного остыть, вышел на балкон.

Аромат пряностей, источаемый шелковистой кожей Саралы, щекотал ему ноздри и порождал в его взбудораженном мозгу неуместные эротические фантазии, которые вытесняли на задний план мысли о завтрашней сделке.

К нему внезапно подошел Себастьян и спросил:

– Надеюсь, ты не ожидаешь, пока я зарезервирую для тебя следующий танец, чтобы, наконец, услышать ответ на свой вопрос?

Шарлемань расхохотался, оценив его шутку.

– Задержись ты дома на пять минут, я бы все-таки добрался до тебя, шельмец! – Себастьян укоризненно покачал головой.

– Разве я давал повод считать, что нуждаюсь в твоем одобрении любого своего коммерческого начинания? – Шарлемань вскинул бровь.

– Дорогой брат, я не сомневаюсь в твоих деловых качествах, – заверил его герцог, – Ты превосходный делец и способен принимать решения самостоятельно. Признаться, меня изрядно утомил Закери, он замучил меня просьбами помочь ему составить программу разведения крупного рогатого скота в нашем имении. О других родственниках я вообще не желаю вспоминать, они не идут с тобой ни в какое сравнение.

– Выходит, я твой любимчик? – Шарлемань ухмыльнулся. – Естественно, на первом месте твоя дочь. Как поживают ее пони? Уже дали приплод? Как назвали жеребят?

– Тебе бы все зубоскалить! Впрочем, и чувством юмора ты тоже наделен. Однако давай перейдем к деловому разговору. Введи меня в курс этой сделки с китайским шелком.

– Пока рассказывать особенно нечего, – пожав плечами, сказал Шарлемань. – Разве только то, что завтра в одиннадцать утра я стану удачливым обладателем пятисот рулонов отменной китайской ткани. – Он самодовольно вскинул подбородок.

– Заранее поздравляю тебя, мой дорогой брат. Однако вынужден отметить, что я был обескуражен твоим внезапным исчезновением из дома. А не выпить ли нам за твою удачу по бокалу портвейна? – Герцог обнял его за плечи.

– С удовольствием! – ответил Шарлемань.

Но думал он при этом не столько о своем успехе, в котором уже не сомневался, а о многообещающем знакомстве с индийской красавицей Саралой, за здоровье которой был намерен выпить этим вечером бокал вина, а завтра утром – чашку чаю с корицей.

Глава 2

– Как же прикажешь все это понимать, Блинк? Что значит «шелк уже продан»?

Заметно побледневший Питер Блинк откинулся на спинку кресла и, запинаясь, объяснил:

– Один неизвестный мне господин сообщил, что вы раздумали покупать мой товар. И вызвался приобрести всю партию сам. Вот я и продал ему шелк.

– Какой еще господин? – гневно спросил Шарлемань, наливаясь кровью. – Я требую объяснений!

Он сжал пальцы в кулак, готовый в сердцах поколотить капитана судна «Непокорный».

– Да тот самый, с которым вы наверняка разминулись, пока шли сюда. Вид у него вполне респектабельный. Откуда же мне было знать, что он обманщик?

Хорошенькое дело! Шарлемань выругался и пулей выскочил из конторы Блинка на складе заморских товаров. Яркий свет, ударивший в глаза, заставил незадачливого дельца прищуриться. Приставив ладонь козырьком ко лбу, он стал озираться по сторонам, высматривая незнакомца, одетого в темный мешковатый костюм и с саквояжем в руке.

Увидев его наконец, Шарлемань заскрежетал зубами и быстро пошел следом, готовый объяснить этому мошеннику, что обманывать Гриффинов опасно. Моряки и грузчики переносили рулоны шелка из амбара в крытую повозку. Высокий незнакомец, за которым наблюдал Шарлемань, остановился возле стоявшей рядом с грузовыми повозками кареты и постучал в ее окошко. Оттуда к нему протянулась дамская ручка и, взяв у мужчины бумаги, вновь исчезла. Сгорая от нетерпения выяснить, кто же именно увел у него из-под носа лакомый кусок, Шарлемань ускорил шаг.

Мужчина в темном костюме сел в карету и крикнул кучеру, чтобы тот трогал.

Шарлемань побежал следом, размахивая руками и крича:

– Стойте! Эй, вы там! Нам лучше выяснить все теперь же, иначе у вас возникнут серьезные неприятности, негодяи!

Кучер натянул поводья, карета замерла, все сидевшие в ней, а их было трое, разом обернулись. И Шарлемань остолбенел, узнав в одной из пассажирок индийскую принцессу, с которой он танцевал накануне вечером вальс.

– Как, это вы, Сарала? – воскликнул он, с трудом поборов охватившее его негодование.

– Доброе утро, милорд! Вы наконец-то пробудились? Как вам почивалось? Я ведь вас предупреждала, что вы рискуете проспать свой товар. Что ж, это станет вам уроком на будущее. Прощайте. Трогай, кучер!

Сарала помахала Шарлеманю ручкой. – Постойте, Сарала! – крикнул он. – Как вы посмели так поступить со мной?! Я требую объяснений.

– Ничего личного, милорд, это всего лишь коммерция. И огромное вам спасибо за подсказку. Поехали!

Она откинулась на спинку сиденья.

Экипаж умчался и вскоре исчез за углом дома, оставив за собой эхо перестука лошадиных копыт по булыжной мостовой и специфический запах, далекий от аромата корицы.

Шарлемань в сердцах плюнул и махнул рукой. Эта плутовка его перехитрила и была такова. Нужно срочно предпринять ответные действия. Он быстро возвратился туда, где ждали его грузчики и секретарь Роберте, велел всем им оставаться на месте, а сам прыгнул в седло и ускакал.

Проклиная себя за легкомыслие, он во весь опор помчался в погоню за мошенниками, преисполненный решимости свернуть всем им без исключения шею и вернуть товар.

Но когда он достиг складских строений, его пыл остыл. Рассудок подсказывал ему, что в данном случае торопиться не следует. Все-таки Сарала – дочь маркиза, а он – отпрыск рода благородных Гриффинов, никогда, за редкими исключениями, не опускавшихся до расправы с конкурентами столь грубым образом, если разобраться, то он сам и виноват во всем. Ведь его никто не тянул за язык во время танца с Саралой. Незачем ему было лезть из кожи вон, чтобы произвести на нее впечатление. Вот к чему привело его пренебрежительное отношение к умственным способностям женщин!

Он достал из кармана жакета золотые часы и взглянул на них. На сегодня у него было намечено еще несколько важных мероприятий, деловое свидание с одним влиятельным чиновником, обед с министром торговли, да и рабочих пора было отпустить.

Шарлемань развернул гнедого и поскакал в обратном на правлении, к обеспокоенному секретарю Робертсу. В голове у него уже созревал план отмщения коварной обидчице, лишившей его завидного куша.

Как только услужливый дворецкий распахнул дверцу кареты, чтобы помочь выйти из нее Сарале, она внимательно осмотрела улицу и поинтересовалась, дома ли отец.

– Лорд Ганновер у себя в кабинете, миледи! – пробасил старший лакей и подал кучеру рукой знак отогнать экипаж на конюшню.

Сарала легко взбежала на крыльцо особняка, воровато огляделась по сторонам и проскользнула в холл. Там было сумрачно и прохладно. Она уже почти отчаялась дождаться настоящего летнего тепла и насладиться им в полной мере, но лелеяла в сердце надежду, что и в Лондоне однажды воцарится тропическая жара, к которой она привыкла в Индии. И порой в ее голову закрадывался вопрос: коль скоро в Англии такое лето, тогда какая же здесь зима?

Не меньшую тревогу вселили в ее душу и воспоминания о побагровевшем от ярости лице Шарлеманя, бегущего за ее каретой в доке Блэкфрайарз. Но коммерция есть коммерция, и ему ли, собаку съевшему в подобных делах, не знать, что болтливость и бахвальство не доводят до добра.

Пожалуй, он дал бы волю гневу, если бы она не велела кучеру мчаться во весь опор оттуда прочь. И даже теперь, в семейной резиденции, Сарала чувствовала озноб. А ведь еще вчера лорд Гриффин ей мило улыбался и целовал пальцы.

– Деточка, это ты? Где пропадала? – спросила у нее леди Ганновер, выйдя из утренней гостиной. – Подойди же ко мне быстрее и все толком объясни.

– Я была на деловом свидании, мама! – с досадой отвечала Сарала, подойдя к Хелен Карлайл. – А где папа? Мне нужно срочно с ним поговорить.

Улыбка на лице ее матери погасла.

– А зачем он вдруг тебе понадобился? И какие могут быть у тебя с ним неотложные дела? И вообще, Сара, не слишком ли много времени ты стала уделять коммерции? Это не женское занятие. Тебе следует подумать о замужестве и отказаться от прежних замашек. Мы в Англии, дочь моя, а не в Индии. Пора начать приноравливаться к здешним порядкам и почаще появляться на музыкальных вечерах и балах.

– Но раньше я всегда помогала отцу в его делах, – возразила Сарала. – Вам ли этого не знать, мама!

– Тогда мы жили в Дели, деточка, а теперь – в Лондоне, – сказала леди Хелен. – Пожалуй, ты бы и разучилась разговаривать по-английски, останься мы там еще года на два.

– Возможно, вы правы, мама, – согласилась Сарала, сочтя разумным не напоминать ей, что они с отцом разговаривали между собой на хинди ради того, чтобы успешнее торговать с туземцами, – Папа в кабинете?

– Он просматривает наши семейные счета, пожалуйста, не отвлекай его надолго! – сказала леди Хелен.

– Хорошо, мама, не буду, – пообещала ей Сарала и снова пошла по длинному коридору.

Но леди Хелен окликнула ее, и она обернулась:

– Что еще, мама?

– Ты не рассказала, чем занималась утром. Тебя кто-нибудь сопровождал в поездке в город?

– Мистер Уоррик и служанка. Мы заключили выгодную сделку. Вернее, все совершил он, а мы с Дженни сидели в карете.

– Ладно, ступай к отцу, – сказала маркиза, махнув рукой. – Вы с ним два сапога пара, даже не знаю, как я вас терплю.

Пропустив ее последние слова мимо ушей, Сарала поторопилась скрыться с ее глаз в отцовском кабинете.

– Я вернулась, отец! – обратилась она к нему на хинди, затворив за собой массивную дубовую дверь.

– Сарала, доченька! – ответил он ей на том же языке и встал из-за письменного стола. – Ну, как прошла сделка? Надеюсь, успешно?

– Да, папа! – ответила дочь и, подбежав к Говарду Карлайлу, поцеловала его в щеку. – Вот купчая.

– Поздравляю! – воскликнул отец. – Мы стали владельцами прекрасной ткани. Ты молодец! Как вам с Уорриком удалось купить ее всего по одной гинее за рулон?

– Пришлось поторговаться, – пояснила Сарала. – Капитан поначалу затребовал с нас по гинее и десять шиллингов за штуку ткани, но я, в конце концов, сбила цену до одной гинеи.

– Отлично, доченька! Ты пошла в меня.

– Кстати, папа, впредь нам придется разговаривать в присутствии мамы только по-английски. Она на этом настаивает.

– Что ж, не будем ее расстраивать, она желает нам добра, – сказал маркиз.

– Но я не хочу подстраиваться под ее капризы! И под английские дурацкие порядки тоже! – Сарала совсем по-детски притопнула ножкой. – В последнее время я только и делаю, что подлаживаюсь под мамины требования. И постоянно выслушиваю ее наставления и упреки. Мне нет дела до мнения всех этих светских дам! Они только и умеют, что ездить по ателье и сплетничать. Мне противно на них смотреть.

– Папа!

– Терпи, доченька! – вздохнул маркиз. – Такова жизнь. Нам с тобой придется свыкнуться с лондонскими порядками. Скажи, пожалуйста, с тем словоохотливым вертопрахом, который проболтался на балу об этой партии шелка, у тебя не возникло никаких трений?

– Он опоздал, папа! – сказала Сарала, пожав плечами. – Примчался уже к шапочному разбору. – Пусть пеняет на себя!

Она не была уверена, что брат герцога Мельбурна отозвался бы о случившемся этим утром в доке недоразумении примерно так же, но надеялась, что он смирится со своим поражением, как это и подобает серьезному коммерсанту. Правда, судя по его разгневанному лицу, в данном случае их мнения не совпадали. В любой момент Шарлемань мог без предупреждения объявиться в их доме и потребовать, чтобы она вернула ему рулоны шелка. Но делиться своими опасениями с отцом Сарала не стала, чтобы не тревожить его по пустякам. А вдруг все обойдется?

Обычно после полуторачасовой деловой беседы с министром торговли Шарлемань ощущал полное удовлетворение. Но на этот раз у него так и не сложилось впечатления, что собеседник разделяет его точку зрения на проблему урегулирования конфликта между Англией и Соединенными Штатами из-за таможенных тарифов. Он с трудом поддерживал беседу и даже ляпнул один раз что-то невпопад. Причиной его рассеянности была, разумеется, коварная Сарала Карлайл, всю минувшую ночь являвшаяся ему во сне.

– Ну, как прошла встреча с министром? – спросил у него Себастьян, когда он, вернувшись домой, отдавал дворецкому шляпу и перчатки.

Вопрос застал Шарлеманя врасплох, и, желая выиграть время на обдумывание ответа, он тоже поинтересовался:

– А почему ты не на заседании парламента? Стоявший на лестничной площадке герцог Мельбурн только развел руками:

– Сегодня мы завершили его пораньше! Послушай, Шей, нам надо серьезно поговорить.

Он сделал дворецкому знак удалиться.

– Мне стало известно, – понизив голос, продолжил он, когда Стэнтон ушел, – что наша позиция по тактике переговоров с американскими предпринимателями не находит поддержки в министерстве торговли. Там засели тупоголовые бараны, которые никак не могут взять в толк, что лучше уступить в чем-то нашим заокеанским партнерам, чем вынудить их объявить нам войну. Впрочем, это ты, наверное, и сам уже знаешь.

Шарлемань ухмыльнулся:

– Кое-кто тешит себя надеждой, что американцы согласятся снова стать колонистами. Но они явно не пожелают уподобиться покорным овцам и не позволят загнать себя в овчарню. Этот остолоп Шипли переплюнул по части тупой самонадеянности круглого болвана Ливерпула – он назвал янки изменниками.

– Если ты понимаешь это, тогда мне не ясно, что тебя бесит, – внезапно сказал Себастьян, в очередной раз проявив проницательность.

– Тебе показалось, – ответил Шарлемань. – Я приехал, только чтобы переодеться для следующей встречи.

Он стал торопливо подниматься по лестнице, стараясь не смотреть на стоявшего брата.

– С кем же, если это не секрет? – спросил Себастьян.

– Тебе этот человек неизвестен, – уклонился от ответа Шарлемань.

– Сомневаюсь! Я знаю почти всех деловых людей Лондона. У тебя должна была сегодня состояться сделка с партией китайского шелка. Судя по твоей кислой физиономии, ты не удовлетворен ее исходом. Позволь мне дать тебе совет!

– Я весь внимание, – настороженно произнес Шарлемань.

– Оставь эту особу в покое, коль скоро она вывела тебя из душевного равновесия. Лучше найди себе другую пассию.

– Развлечение здесь ни при чем, – холодно возразил Шарлемань, проклиная проницательность брата. – И вовсе я не зол, а просто озабочен и потому задумчив.

– Это так теперь называется? – Герцог рассмеялся. – Мне бы твои заботы!

Шарлемань скрылся в своей спальне. Он был растерян и подавлен, что с ним очень редко случалось. Утреннее происшествие в доке ему было совершенно не по нутру, он жаждал реванша.

Но к тому моменту, когда он добрался до Карлайл-Хауса, желание колотить в дверь кулаком у него пропало, он стал размышлять здраво. Потоптавшись немного возле входа, украшенного вазонами с цветами, он решил обсудить вопрос не с девицей, уведшей товар у него из-под носа, а с тем, кто ею руководил в том, что действовать на свой страх и риск Сарала не могла, он даже не сомневался.

Открывший ему дверь представительный дворецкий спросил, что гостю угодно.

– Доложи лорду Ганноверу, любезный, что его желает видеть Шарлемань Гриффин, – важно сказал незваный гость.

Услышав его фамилию, лакей без лишних слов впустил его в дом и, затворив дверь, проводил в утреннюю гостиную, после чего, отвесив ему поклон, отправился докладывать о визите хозяину.

Комната оказалась небольшой, но уютной и со вкусом обставленной Шарлеманю показалось, что в ней пахнет корицей. Этот запах напомнил ему о коварной плутовке, сумев шей ловко переиграть его. А вкупе с эротическими видения ми, постоянно возникавшими в его воображении, его постыдное поражение казалось ему вдвойне позорным и горьким. Проигрывать он не любил.

Внезапно из холла послышался звук шагов и приглушенный разговор. Затем двери гостиной распахнулись – и перед каменевшим гостем предстала прелестная юная леди собственной персоной. Одетая в очаровательный халат, фасон которого подчеркивал изящество ее форм и шелковистость обнаженных рук и шеи, она встряхнула черными волнистыми волосами и, словно бы бросая гостю вызов, горделиво вскинула подбородок.

От восхищения Шарлемань проглотил язык вместе с гневной тирадой, которую собирался произнести. Красота коварной пленительницы ослепила и парализовала его на несколько мгновений, показавшихся ему вечностью.

– Чем я обязана вашему визиту? – сухо осведомилась Сарала. – Мы с вами уже виделись этим утром, не так ли, лорд Шарлемань?

Мысленно твердя, что волноваться не надо, он прокашлялся и прохрипел:

– Украденным вами китайским шелкам!

– Вы заблуждаетесь, лорд Шарлемань! Никакой кражи я не совершала. Вы любезно оповестили меня о прибытии в док Блэкфрайарз партии китайского товара, и я не преминула воспользоваться вашей информацией. В деловых сферах такое в порядке вещей!

Шарлемань прищурился и произнес:

– Обсуждая с вами этот вопрос, я не предполагал, что вы станете моей соперницей, юная леди!

– Что ж, вы допустили ошибку и поплатились за это! Сарала презрительно фыркнула и задрала носик.

– Где ваш отец? – шагнув к ней, строго спросил Шарлемань. – Я желаю обсудить с ним эту проблему с глазу на глаз. Надеюсь, он рассудительный джентльмен и возвратит мне товар, купленный вами мошенническим образом.

Леди Сарала насупила брови и прожгла его уничижительным взглядом.

– Либо вы будете обсуждать этот вопрос только со мной, либо вообще ни с кем, милорд!

Такой наглости Шарлемань не ожидал. Что ж, подумал он, засопев, еще не известно, чья возьмет! Рукав халата соскользнул с ее плеча, и он увидел жилку, бьющуюся на ее шее, и быстро вздымающийся роскошный бюст, обтянутый великолепной ажурной тканью. Переместив взгляд на ее восхитительный ротик, он сглотнул ком и воскликнул:

– В таком случае верните мне мой шелк!

– Он вовсе не ваш! – прищурившись, бросила ему она. – Теперь это мое имущество! Но я могу вам его продать, если мы сговоримся о цене…

– И какова же она? – Шарлемань вскинул бровь.

– Пять тысяч фунтов стерлингов! – объявила Сарала свою цену.

У Шарлеманя глаза на лоб полезли.

– Пять тысяч фунтов стерлингов? – переспросил он. – За шелк, купленный вами за бесценок? Вы хотите дважды меня обворовать?

Взглянув ему прямо в глаза, она отчетливо произнесла:

– Зарубите у себя на носу, милорд, что я ничего у вас не украла! Я не воровка, а предприимчивая женщина. Либо делайте свое контрпредложение, либо покиньте мой дом.

Не веря, что все это происходит с ним наяву, он встряхнул головой и воскликнул:

– Но это же просто смешно! Послушайте, у вас есть здесь вино?

– Да, вон там, в буфете возле окна, – сказала она с усмешкой.

Он порывисто взял ее за руку и воскликнул, сверкая глазами:

– Вы действительно меня не боитесь!

– А вы хотите нагнать на меня страху? – Сарала высвободила руку и отступила на шаг. – До меня доходили слухи, что вы опасный соперник. Но со мной ваши грязные приемчики не пройдут. Рекомендую поторопиться со встречным предложением, милорд! Я вас абсолютно не боюсь!

Он подался к ней и страстно поцеловал ее в пухлые алые губы. Дрожь пробежала по всему его телу до самых чресел, а мужское естество окрепло и проявило свой беспокойный норов. Вкус ее губ было невозможно выразить словами, ему показалось, что он упивается солнечным светом, морским воздухом, летней жарой и вожделением.

Внезапно она пылко ответила ему на поцелуй, припав к нему горячим трепещущим телом. Такого он не ожидал.

Огромным усилием воли принудив себя прервать поцелуй, он шепотом спросил:

– Вам понравилось?

Сарала прочистила горло, разгладила на себе халат и сказала, отпрянув:

– Да! Но это не стоит пяти тысяч фунтов.

Плутовка прекрасно знала правила игры! Однако его ей переиграть не удастся!

– У вас ясный ум и цепкая хватка, леди Сарала. Но то, чем вы завладели, предназначалось изначально мне. Признайтесь, какую цену вы заплатили на самом деле за этот шелк?

– Разумеется, значительно меньшую, милорд, – без тени смущения ответила она. – Ведь я купила товар, чтобы выгодно его перепродать! Поэтому предлагаю вам, наконец, назвать вашу цену!

Он вновь выразительно посмотрел на ее милый ротик.

– Хорошо. Я готов уплатить вам достойную цену: полторы гинеи за штуку ткани! Согласны? Полагаю, что это честно.

– А где же моя прибыль? – поколебавшись, спросила Сарала. – Нет, ваше предложение меня не устраивает. Пять тысяч фунтов стерлингов и ни пенни меньше.

– Значит, вам мало того, что вы рассердили джентльмена, любезно станцевавшего с вами вальс?

– Милорд, вы закружили меня в вальсе, даже не спросив на то моего разрешения! – парировала она. – Пять тысяч фунтов!

– Ах, вот вы какая! – Шарлемань покачал головой и глубоко вздохнул: этот день продолжал преподносить ему сюрпризы. – Мой ответ – нет!

– В таком случае наши переговоры закончены! Позвольте пожелать вам хорошо провести остаток дня! – сказала Сарала, медленно отступая от него.

Он успел схватить ее за руку и привлек к себе.

– У вас здесь нет покупателей на этот шелк, готовых заплатить за него достойную его качества цену Вы в Лондоне всего несколько дней, если верить тому, что вы сказали мне вчера вечером. Из чего я делаю вывод, что вы намерены продавать товар поштучно ателье и магазинам.

Она вырвала из его пальцев свою руку и заявила:

– Как продавать шелк, я решу сама! Это не ваше дело. Поэтому предлагаю вам оставить наш дом немедленно, а впредь вести переговоры только со мной, а не с моим отцом, милорд Естественно, если вы не чувствуете себя неспособным договориться о чем-либо с дамой, – добавила она, понизив голос, и распахнула дверь.

Дворецкий, стоявший за ней, чуть было не упал на пол, ввалившись спиной в комнату.

В намерения Шарлеманя входило вступить с ней в состязание не интеллектуального, а совершенно иного свойства. Но после таких ее слов о чувствах не могло быть и речи, оставалось только сохранить свое мужское достоинство. Гордо вскинув подбородок, он вышел в холл и произнес, забирая у дворецкого перчатки и шляпу:

– Надеюсь, вы не думаете, что наш разговор закончен! Я хочу получить шелк назад. – Его взгляд невольно обратился на ее чувственный рот. – Должен сказать вам, что у меня есть нечто такое, что может вас заинтересовать. Мы еще вернемся к этому вопросу. Поразмышляйте над моими словами на досуге.

И, не дожидаясь ее ответа, Шарлемань удалился, чтобы забрать купленную им за бесценок накануне охотничью лошадь.

Высокомерный себялюбец! Да как он посмел нагрянуть в их дом и разговаривать с ней подобным тоном?! Не говоря уже о прочих вольностях, которые он себе позволил. Последний разговор с Шарлеманем упорно не выходил у Саралы из головы. Себя она ни в чем, разумеется, не винила, все ошибки и промахи допустил он сам, этот самонадеянный лорд Гриффин. А что за несусветную чушь он нес о своих правах на ее шелк! Слава Богу, что она случайно увидела, как он подъезжал к их особняку, и перехватила инициативу, иначе бы случился скандал! Как назло, именно в это время подруги матери, известные длинными языками, подкреплялись сандвичами в большой столовой. Если бы они узнали о ее ссоре с незваным гостем, они бы растрезвонили о ней по всему Лондону. Особую пикантность их сплетням придало бы то обстоятельство, что она была одета в халат из полупрозрачной материи и не причесана.

– Миледи? – промолвила служанка, обескураженная ее странной медлительностью и задумчивостью.

– Нет, сегодня я, пожалуй, надену другое платье! – сказала Сарала, стряхнув непрошеные мысли. – Вон то, темно-голубое. И подай мне, пожалуйста, к нему серебряный обруч для волос.

– Позвольте напомнить вам, миледи, что маркиза настойчиво рекомендовала вам надевать исключительно новую одежду, сшитую в Лондоне, а не индийскую, вышедшую из моды либо не соответствующую английскому стилю. Все ваши прежние платья мне велено отдать старьевщику.

От возмущения у Саралы перехватило дух. Ее любимые платья, сшитые в Дели, возможно, и были устаревшего фасона, однако смотрелись очень мило. Ей не хотелось расставаться с ними навсегда, в крайнем случае их можно было перешить и подогнать под местные мерки: углубить декольте, обузить талию и добавить кружев. Как можно считать их плохими, если один мужчина пришел в восторг от темно-красного платья, в котором она появилась на балу?

Разумеется, этот господин с ней больше разговаривать не станет, и в сложившихся обстоятельствах это было бы даже к лучшему. Не хватало ей только публичных скандалов! Нет, он не посмеет испортить ее деловую репутацию! Об этом страшно даже подумать!

Но и поостеречься на всякий случай ей не помешает. Рассудив таким образом, Сарала остановила свой выбор на неброском платье бледно-персикового оттенка, которое нравилось ее матери, а голубое велела служанке повесить в платяной шкаф, а не отдавать старьевщику.

– Хорошо, миледи, – сказала Дженни. – В этом платье цвета персика вы будете смотреться великолепно! Я его немедленно отглажу.

Все должно было выглядеть на ней шикарно и безупречно, как и принято в Англии. Конечно, она тоже воспитывалась в британском духе, но получала огромное удовольствие от игры с индийской детворой. В Дели у нее было множество друзей. Она скучала по подругам и часто вспоминала былые счастливые деньки, проведенные с ними. Но теперь, как справедливо говаривала мама, требовалось подлаживаться под нравы лондонского высшего общества. А как ей было приноровиться к тому, что ей претило?

Не нравилось же ей в Лондоне буквально все, начиная с ужасной погоды. Скрасить ее хандру могла бы разве что встреча с лордом Гриффином. Но уверенности в ее благополучном исходе у Саралы не было.

Накануне она позволила этому наглецу поцеловать ее, чего прежде никогда не делала во время деловых встреч. Не в ее правилах было совмещать коммерцию и развлечения. Естественно, немалую роль в данном случае сыграла неординарная внешность этого мужчины, заставившая ее сделать для него исключение.

Его волевое лицо с высокими скулами, впалыми щеками и чувственным ртом, обрамленное темными волосами, достигающими воротничка сорочки, потрясло ее воображение. Равно как и мускулистая фигура с мощными плечами, распирающими жакет, и бедрами, свидетельствующими о том, что он уделяет достаточно много времени езде верхом. И конечно же, на его теле не было ни унции лишнего жира.

Сарала наморщила лоб. Он был хорош собой, влиятелен и умен, однако его подвела излишняя самоуверенность. Незачем было попусту болтать о том, о чем лучше помалкивать. Что ж, она преподала ему хороший урок! И получила в награду за сообразительность и проворство целое состояние – партию отменного китайского шелка, продав которую можно будет частично оплатить долги, оставшиеся отцу в наследство от Дяди Роджера.

Она удобно устроилась в кресле возле окна с книгой по истории Древнего Рима, полистала ее и выглянула в окно Подруги матери начали разъезжаться по домам, следовательно, подумала Сарала, спустя четверть часа компания сплетниц покинет их особняк и можно будет вздохнуть спокойно Для нее стало огромной удачей то, что никто не обратил вчера внимания на визит к ним лорда Шарлеманя. Но до сих пор она так и не смогла избавиться от мысли, что ее деловая репутация в Лондоне под угрозой. В Индии проворачивать сделки значительно легче, там иные порядки.

Подтянув подол халата на колени, она случайно посмотрела на свою левую лодыжку с искусной татуировкой, выполненной с помощью хны ей на добрую память одним ее индийским знакомым. Сарала улыбнулась, вспомнив проведенные ими вместе теплые вечера в Дели, и опустила подол. Не дай Бог, татуировку увидит мама, вот уж тогда она задаст ей жару! Постучавшись в дверь, в комнату заглянула Дженни. – Миледи, вас просит зайти к ней в гостиную маркиза! Сарала покорно кивнула, вовсе не обрадовавшись этому приглашению, и стала переодеваться в зеленое дневное платье. С нынешними подругами маркиза сблизилась еще до отъезда в Индию, то есть около двух десятилетий назад. Теперь их, похоже, заботило только одно: как бы удачно выдать замуж дочерей. Разговоров о чем-то серьезном эти дамы не вели, что, возможно, и послужило причиной формирования у лорда Шарлеманя невысокого мнения о женщинах вообще, не только пожилых, но и молодых, как Сарала.

Она, разумеется, была не прочь выйти замуж, но возражала против утомительного сватовства в угоду материнским капризам и на радость злым языкам. Ее товарок живо интересовало, кто бы мог стать супругом Саралы. Она же пока еще до конца не осознавала, насколько увеличились ее шансы на выгодную партию, после того как ее отец стал маркизом. Окружающие стали значительно внимательнее к ней присматриваться. От Саралы тем не менее не укрылось, как многие представители высшего лондонского света брезгливо морщились, услышав ее произношение с легким индийским акцентом, и перешептывались, осуждая ее смуглый цвет кожи. Из чего она заключила, что, скорее всего они вовсе не горят желанием принять ее в свою семью. Но пока все это ее не слишком огорчало.

Мать она застала сидящей в большой гостиной у камина. Несмотря на ее очевидную радость в связи с возвращением в «цивилизованное общество», маркиза с трудом привыкала к местному прохладному, в сравнении с индийским, климату. Входя в комнату, Сарала предчувствовала, что вновь услышит ее рассуждения о капризной лондонской погоде, за которыми последуют неизменные наставления по правилам хорошего тона. Но вот увидеть здесь отца она совершенно не ожидала. Он стоял, облокотившись о камин, с отрешенным видом.

– Вы звали меня, мама? – певуче спросила Сарала.

– Мы с твоим папой обсуждали, как ты осваиваешься в Англии. Нет, пока ты не совершила ничего предосудительного, но похоже, что мы, твои родители, не сумели все предусмотреть…

– Что случилось, мама? – забеспокоилась Сарала. Маркиза прокашлялась и, поколебавшись, промолвила.

– Папа хочет тебе кое-что сказать. Говори же, Говард! Говард Карлайл затряс головой:

– Ничего подобного, это не моя затея! Говори ты!

– Хорошо, тогда скажу я, – сердито нахмурив брови, согласилась маркиза. – Как тебе известно, деточка, мы с твоим отцом хотели остаться в Индии навсегда. И он достиг там весьма высокого поста в Ост-Индской компании. Этим он во многом обязан своему умению быстро приноравливаться к обычаям местного общества. Ему удалось завоевать расположение индийцев, благодаря чему он и стал преуспевать в коммерции.

– Все это мне известно, мама! – перебила ее Сарала. – Не беспокойтесь, я не жалею, что выросла и провела юность в Дели. Это сказочный город! У меня остались о нем чудесные воспоминания.

– Ты права, деточка. Дели – волшебный город. Но, вспоминая те годы, мы с отцом пришли к выводу, что мы неправильно тебя воспитывали. Как я уже сказала, в наши планы не входило возвращаться в Англию. В связи с этим твой папа настоял, чтобы мы дали тебе индийское имя. Я этому не противилась, о чем теперь сожалею! И вот обстоятельства вынудили нас вернуться в Лондон. Ты стала дочерью английского маркиза и должна завоевывать доверие и расположение англичан, а не индийцев, доченька.

Тревога сжала сердце Саралы.

Разговор обрел куда более серьезный характер, чем она ожидала. Речь шла не о фасонах платьев, которые теперь ей следует носить, и не о хороших манерах. Она облизнула губы и с натянутой улыбкой сказала:

– Я вся внимание, мама! Продолжайте!

– Так вот, доченька, мы с папой посоветовались и решили, что ради облегчения и ускорения твоего вхождения в лондонское высшее общество, тебе следует впредь называться не Саралой, а Сарой.

Сарала от изумления раскрыла рот.

– Простите, мама, что вы сказали? – переспросила она. Отец отвернулся, стыдясь смотреть ей в глаза.

– Сара – английское имя, доченька. Оно сослужит тебе добрую службу и поможет обзавестись новыми друзьями.

– Вы хотите, чтобы я сменила имя? – Сарала обомлела.

– Ради твоего же блага, деточка! – слащаво подтвердила маркиза.

– Готова побиться об заклад, что эту мысль тебе подали твои подружки-сплетницы! – в сердцах воскликнула Сарала, не совладав с охватившим ее гневом. – Да как могло такое прийти тебе в голову, мама?! Эти твои подруги…

Маркиза вскинула правую руку.

– Не смей оскорблять моих подруг! Взгляни на эту проблему спокойно, более отстраненно, Сара!

– Не Сара, а Сарала!

– Нет, отныне мы с папой будем звать тебя Сарой. – Маркиза была непоколебима. – Вспомни, что сразу же говорят люди, знакомясь с тобой?

– В Лондоне? – Сарала передернула плечами. – «Какое у вас необычное имя!»

– Ну а я о чем толкую? – Маркиза прищурилась. – А вот теперь скажи мне, деточка: что происходит обычно потом? Почему, по-твоему, тебя не ангажируют на танцы? Я уже не говорю о приглашении на чай или пикник! У тебя до сих пор еще нет в Лондоне друзей!

– Мама, это же нечестно! Мы здесь совсем недавно, каких-то две недели. У вас с папой были друзья еще до того, как вы уехали в Индию. А у меня их не было.

– Так и не будет, если ты станешь на всех производить странное впечатление! Скверно уже то, что у тебя смуглая от загара кожа. Зря ты не последовала моему совету носить шляпу и вуаль! Ты даже зонт никогда не раскрывала над головой! Тебе хочется прослыть белой вороной?

Видя, что мать намерена твердо стоять на своем, Сарала попыталась найти поддержку у отца.

– Но ты-то, папа, не принимаешь всерьез эту затею с переменой моего имени? – воскликнула она с мольбой в глазах. – Ты ведь сам дал его мне! Менять имя из меркантильных соображений нелепо, постыдно и абсурдно!

Маркиз тяжело вздохнул и переступил с ноги на ногу.

– Считай, что мы всего лишь предлагаем его сократить, – сказал он. – Пусть Сара станет твоим уменьшительным именем, согласись, оно ласкает слух. А главное, не настораживает и не порождает вопросов! Я понимаю, тебе трудно с этим согласиться, но попытайся понять маму и принять ее соображения. В конце концов, она ведь имеет право рассчитывать на это!

Сарала попятилась к двери, торопясь отринуть это кошмарное наваждение.

– Мне нравится мое имя! – воскликнула в отчаянии она. – Вот уже двадцать два года, как я Сарала! И не желаю, чтобы меня называли Сарой!

– Тебе придется с этим смириться, деточка! Поверь, это решение далось нам с огромным трудом. Ты ведь не хочешь ощущать себя здесь изгоем? Привыкай к новой жизни, старайся к ней поскорее приноровиться. Тебе придется изменить взгляды на многие вещи, в первую очередь на свои манеры и отношение к моде. Я уже обсудила с твоей служанкой вопросы, касающиеся обновления твоего гардероба. И прекрати так ярко гримироваться, здесь это не принято.

– Но в Дели броский грим в моде! – возразила Сарала.

– В последний раз повторяю: забудь о Дели, деточка! Мы живем в Лондоне, а в Дели больше не вернемся, если только ты не выйдешь за какого-нибудь чудаковатого пэра, которому взбредет в голову переселиться в Индию. Вот тогда и возьмешь снова свое прежнее туземное имя. Но не раньше! – непререкаемым тоном изрекла маркиза.

– Как вы могли так бессердечно поступить со мной мама?! – вне себя вскричала Сарала и, закрыв лицо руками, выбежала из гостиной. Противиться воле родителей она не могла.

Но и смириться с переменой своего имени тоже. Раз ее назвали Саралой, такой она и останется. Отказавшись от собственного имени, она неминуемо превратится в типично английскую светскую даму, далекую от коммерции. И тогда уже с легким сердцем отдаст этот проклятый китайский шелк невыносимому Шарлеманю Гриффину хоть за шиллинг. Но этому не бывать. Во всяком случае, пока она жива!

Сарала вбежала в свою спальню, бросилась ничком на кровать и дала волю слезам, чего с ней прежде никогда не случалось.

Глава 3

– Я всего лишь подчеркнул, что таможенные сборы меня совершенно не касаются. Своих коров я пасу на английских лугах и продаю английское масло и сливки добропорядочным англичанам! – заявил Закери Гриффин, прожевав кусок жаркого из фазана.

– Более глупого и несерьезного аргумента я не слышал! – воскликнул Шарлемань. – Передай мне солонку!

– Но ведь я и не вступаю с тобой в экономическую полемику! – возразил Закери. – От заумных споров у меня случается мигрень. Я только хотел продемонстрировать, насколько безразличны мне подобные дискуссии. Да мне дела нет до всех этих пошлин!

– А напрасно! Так может рассуждать только недоумок. Пенелопа, дочь герцога Мельбурна, опустила на стол бокал с лимонадом и звонко вскричала:

– Папа! Дядя Шей назвал дядю Закери недоумком!

– Я не глухой, Пенелопа. Следи за своей речью, Шарлемань!

– Особенно в присутствии дам! – пропищала девочка.

– Лично я не возражаю, – сказала с улыбкой Каролина встряхнув каштановыми локонами.

– Меня это тоже не задело, – сказала Элеонора и передала через стол брату солонку. – Более того, я поддерживаю точку зрения Шея. Ты, Закери, тугодум. Нельзя же не видеть ничего дальше собственного носа!

– Благодарю тебя, сестра, – сказал Шарлемань. – Как за поддержку моего мнения, так и за соль.

Закери скорчил обиженную мину и покосился на своего зятя Деверилла, единственного, кто еще не участвовал в разговоре.

– Что ты об этом думаешь, Валентаин?

– Что ты придурок, – невозмутимо изрек маркиз и вновь принялся уплетать пудинг.

– Как вы любезны, маркиз! – воскликнул Закери, багровея.

– Папа! – громче вскричала девочка. – А теперь все произносят нехорошие слова!

– Да, манеры всех присутствующих, к сожалению, оставляют желать лучшего! Доченька, не бери с них пример, будь паинькой. Валентаин, скажи, пожалуйста, ты, случайно, не знаешь, как убедить Моргана пересмотреть свою позицию перед завтрашним голосованием в парламенте?

– Очевидно, ты подразумеваешь шантаж? – Маркиз Деверилл вскинул брови. – Я слышал, что на ночь он надевает дамское белье…

Пенелопа рассмеялась и спросила:

– Он спит в женской ночной сорочке?

– Да, так ему удобнее, – дипломатично ответил маркиз. Герцог Мельбурн прокашлялся.

– Я имел в виду его политическую деятельность. Однако нам лучше поговорить об этом в другой раз, учитывая присутствие дам за столом. – Он с улыбкой поглядел на дочь, весьма смышленую для своих семи лет девочку, наделенную острым языком.

– Не я его затеял, – заметил Валентайн. – Пожалуйста, не втягивайте меня в семейные дрязги, я бы предпочел оставаться счастливым супругом вашей очаровательной сестры.

– Да ты, похоже, превращаешься в домоседа и подкаблучника? – в шутку спросил Закери.

– Зато не помешан на своих коровах, – парировал маркиз. Шарлемань обычно получал удовольствие от семейных ужинов, после которых Гриффины, как правило, отправлялись в оперу либо на бал. Сегодня его давала леди Манц-Диллингс, и в мыслях Шарлемань уже был там и высматривал в толпе приглашенных коварную красавицу плутовку, которая вполне могла уже распорядиться китайским товаром по своему усмотрению.

– Когда же я смогу, наконец, выбрать себе отрез? – спросила у него сестра Элеонора.

– Уже скоро, – успокоил он ее. – Мне еще нужно рассортировать рулоны по цвету и фактуре.

– Надеюсь, что качество шелка соответствует нашим ожиданиям? – спросила хорошенькая жена Закери, не слишком отличающаяся тактом и умом от своего супруга. Ее несколько сдерживало пока присутствие герцога Мельбурна. Но Шарлемань не сердился на нее: она была всего лишь профессиональной портретисткой, внучкой давно усопшего дворянина, и не получила ни надлежащего образования, ни приличного воспитания.

Ей было прекрасно известно, что герцог возражал против женитьбы на ней младшего брата, и она затаила на него обиду. Теперь же, получше узнав характер Каролины, проявившей умение быть в нужный момент сдержанной и вежливой, Себастьян изменил к ней отношение.

– Уверяю тебя, дорогая невестка, вы с Элеонорой получите по целой штуке ткани и останетесь весьма довольны, – сказал Шарлемань. – Эта материя отменного качества, я рассчитываю получить за нее приличную прибыль.

Произнеся это, он мысленно помянул недобрым словом ту, кто действительно владел предметом их разговора, – смекалистую, упрямую и невероятно привлекательную авантюристку, впитавшую в себя с юных лет жестокие и коварные нравы далекой экзотической страны.

– И как же ты намерен продавать свой товар? – с умным видом поинтересовался Закери. – Оптом или в розницу?

– Я пока только размышляю над этим, – уклончиво ответил Шарлемань, еще раз мысленно дав себе слово впредь не строить вслух грандиозных планов о выручке, не имея на руках купчей.

– Значит, этот шелк отменного качества, как ты и сказал, – заметил неугомонный Закери.

Поймав на себе пытливый взгляд Себастьяна, хранящего таинственное молчание во время всего разговора, Шарлемань пожал плечами и вскинул брови, заинтриговав его этим еще больше. Он умышленно дождался завершения ужина и сел в экипаж последним, напротив Закери и его супруги.

Брат взял Каролину за руку, сделал умное лицо и произнес:

– По-моему, мы рановато встали из-за стола. Сейчас половина десятого, и шеф-повар наверняка подал бы нам на десерт клубничный пирог.

– Когда бы мы вообще не выбрались из дома, – возразил Шарлемань, поборов приступ гнева.

Закери погладил жену по руке и добавил:

– Не стану спорить, после десерта мне бы захотелось прилечь. Кстати, Каролина говорила тебе, что в следующем месяце ей будет позировать для портрета принцесса? Картину повесят в большой портретной галерее Карлтон-Хауса.

– Если только это позволит его величество король, – заметила, скромно потупившись, его супруга.

– Что ж, меня это не удивляет, – сказал Шарлемань. – Чего я до сих пор действительно не могу понять, так это почему ты согласилась стать женой Закери.

Каролина смущенно отвернулась и проворковала:

– Он проявил завидную настойчивость. И редкую любовь к живописи. Вы недооцениваете его, дорогой деверь.

Шарлеманю не оставалось ничего другого, кроме как кивнуть, чтобы не обидеть ни ее, ни брата, порой не понимающего шуток. Они любили друг друга, и это не могло не радовать Шарлеманя. Поймав на себе испытующий взгляд Закери, он все-таки добавил:

– В действительности все мы ценим его и уважаем, просто не подаем виду, чтобы он не зазнавался.

Закери просиял, а Каролина с чувством сказала:

– Спасибо вам, Шей, за теплые слова. Между прочим, кто та экзотическая красотка, с которой вы танцевали на балу?

Ее неожиданный вопрос застал Шарлеманя врасплох.

– Разве вы не знакомы с Элоизой Хардинг? – наморщив лоб, спросил, в свою очередь, он.

– Нет, я имею в виду другую даму, приглашенную вами на вальс! Брюнетку с темным от загара лицом и ярким гримом.

– Ах вот ты о ком? Так это же племянница покойного маркиза Ганновера, недавно приехавшая из Индии вместе с родителями.

– Судя по ее платью и манерам, она успела превратиться там в настоящую туземку, – насмешливо сказала Каролина.

– Да, похоже на то, – неохотно пробурчал Шарлемань, ерзая на сиденье. Развивать разговор о Сарале ему сейчас не хотелось.

– Ты веришь тому, что сказал о Моргане Валентайн? – спросил Закери, меняя тему беседы. – Ну кто бы мог подумать, что государственный муж имеет подобные причуды?

– Валентайн обожает собирать об окружающих пикантные сведения, у него натура шпиона, и меня это настораживает, – сказал Шарлемань, тяжело вздохнув.

– Будем надеяться, что он не станет вынюхивать компрометирующие данные о нас, – сказал Закери, похлопав глазами, и наморщил лоб, задумавшись о своих коровах.

И дай-то Бог, подумал Шарлемань, чтобы Небеса уберегли их семью от шантажиста, равно как и от болтуна. Если по городу поползут слухи, что он, Шарлемань, лишился крупного куша из-за своего длинного языка, то его деловая репутация будет навсегда подмочена. Ему нужно срочно исправить ситуацию, чтобы не допустить утечки информации.

– Улыбнись вон тому джентльмену! – прошептала, прикрывшись китайским веером, леди Ганновер.

– Которому, мама? – обернувшись, спросила Сарала и тотчас же увидела стоящего в дверях переполненного бального зала лорда Шарлеманя, решившего почтить своим присутствием собравшуюся в особняке семейства Манц-Диллингс богато одетую публику – сливки лондонского общества.

Его слова, брошенные ей в конце их последней встречи, были восприняты Саралой как вызов, причем не столько обусловленный коммерческим конфликтом между ними из-за партии китайского шелка, сколько их личными отношениями. Чем дольше она размышляла над этим, тем больше утверждалась в правильности такого предположения.

В связи с этим она сочла целесообразным воздержаться вчера от выезда в свет. Однако дальнейшее ее пренебрежение общественными мероприятиями могло вызвать нежелательные пересуды. Встреча с Шарлеманем бросила ее в дрожь и наполнила сладостным жаром ее живот.

– Куда ты смотришь, деточка! Я говорю о лорде Пердью. Брезгливо поморщившись, Сарала переспросила:

– Ты имеешь в виду того одиозного типа в алом жилете? Мама, но он так жалок и смешон!

– Типун тебе на язык! И говори потише, не приведи Господь, он услышит твои оскорбительные слова! – прошептала ее мамочка. – Миссис Уэстерли говорит, что он имеет ежегодный доход в четыре тысячи фунтов стерлингов и громадное имение в графстве Суффолк. Смеяться следует над нищими!

– Но он такой противный! Не говоря уже о его сильном косоглазии. Что тебе известно о нем, мама, кроме того, что он богат? – спросила Сарала. – Не только в деньгах счастье.

– Главное, что он холост и богат, – стояла на своем леди Ганновер, энергично обмахиваясь веером. От возмущения она даже слегка вспотела. – Что именно тебя интересует?

– Да все! Начитан ли он, любит ли театр, способен ли поддержать серьезный разговор, занимается ли чем-нибудь, помимо пьянства и безделья?

– С такими требованиями к жениху ты вообще вряд ли когда-нибудь выйдешь замуж! – проворчала маркиза.

– О каком замужестве может идти речь, если ты не способна даже определиться наконец с моим именем? – парировала Сарала.

– Довольно пороть чепуху: – воскликнула леди Ганновер, потеряв терпение. – Ступай к закусочным столикам и улыбнись ему, если не хочешь, чтобы твоя бальная карта осталась пустой.

Подавив приступ гнева, Сарала, вымученно улыбаясь, направилась к толпе возле столиков с напитками и закусками. Сегодня она пошла матери на уступку и не только надела рекомендованное ею золотисто-персиковое платье, слегка подрумянила щечки и сделала модную прическу, но и согласилась называться новым, английским, именем – Сара.

Выросшая в окружении сочных и ярких красок, она никак не могла привыкнуть к блеклым и скучным тонам лондонской жизни. Но юные столичные леди стремились, к ее удивлению, выглядеть именно бесцветными и вялыми созданиями, потому что это считалось в высшем свете хорошим тоном для потенциальных невест.

Вот и сама она постепенно превращалась в одну из таких томных и безликих барышень, что претило ее живой и бойкой натуре. Никто и глазом не повел, когда дворецкий громко выкликнул ее имя – Сара Карлайл, хотя сама она зажмурилась. Мамочка поспешила заверить ее, что оставаться незаметной в ее же интересах, поскольку это пробудит любопытство к ней находящихся в зале джентльменов. Однако Сарала сомневалась в этом.

– У меня есть кое-что для вас! – пророкотал у нее за спиной мужской голос.

Она вздрогнула и резко обернулась:

– Что же именно? Пять тысяч фунтов?

Сарала взглянула прямо в серые глаза лорда Шарлеманя.

– Не угадали! – ответил он и, прищурившись, взял ее за руку и поцеловал ей кончики пальцев.

Она остолбенела. Но еще большее потрясение ждало ее, когда Шарлемань вложил ей в руку бархатный кошелек со словами «Спрячьте это в ридикюль и загляните внутрь, когда останетесь одна!»

– Я не позволю вам подкупить меня! – шепнула она ему, сжав кошелек к кулачке.

Его глаза лукаво блеснули, словно бы вторя блеску ониксовой заколки в его белом галстуке. С дьявольской улыбкой он произнес бархатистым баритоном:

– Откуда вам знать, что я задумал вас подкупить? А что, ели я хочу вас запугать чем-то жутким? Сушеной дохлой жакт или кусочком угля?

Губы Саралы насмешливо скривились.

– Вы продолжаете меня интриговать? Чего еще мне от вас ожидать, милорд? У вас, оказывается, богатая фантазия!

– А вы дайте волю собственному воображению! Но лучше обуздайте свою женскую пытливость до поры до времени.

– Вы подразумеваете, очевидно, кошачье любопытство? Ведь именно эта слабость и погубила кошку! Но я другой породы и поступлю наоборот – воздержусь от заглядывания в кошелек, раз вы так настойчиво меня к этому склоняете. Береженого Бог бережет!

В глазах Шарлеманя промелькнула тень одобрения, как ей показалось.

Он вручил ей бокал отменной мадеры, взял другой рукой с подноса для себя и вкрадчиво спросил:

– Вы уверены, что вам несвойственно повсюду совать свой дотошный носик?

– Не скрою, я не лишена любопытства, – ответила Сарала. – Но при этом и наделена осмотрительностью.

Она положила кошелек в ридикюль и пригубила вино.

Пусть в действительности ее и снедало желание заглянуть в таинственный бархатный мешочек, но она помнила, что демонстрировать свою слабость мужчине не в ее интересах.

А тем более показывать сопернику в делах, что она удивлена. Лучше сохранить невозмутимую мину, это его озадачит.

– Шей! – раздался чей-то оклик с дальнего конца стола.

Сарала и Шарлемань разом обернулись, едва не расплескав янтарное вино. Человек, помахавший ему рукой, стоял в компании джентльменов, раскрасневшихся от выпитых горячительных напитков, и сам был тоже навеселе.

– Уиллитс, будь он неладен, – узнав его, пробормотал Шарлемань. – Так просто от него вряд ли удастся отделаться. Простите, я покину вас на минутку.

– Вам не за что извиняться, если, конечно, он не злодей или шпион, – с улыбкой промолвила Сарала.

– Позвольте мне записаться на танец в вашей карте! – Он протянул руку так, словно бы не допускал и мысли, что она откажет ему.

– Но вы даже не спросили моего согласия, – укоризненно заметила она.

Шарлемань обаятельно улыбнулся, вызвав у нее спазм в нижней части живота и волнение в груди, и сказал:

– Я боялся услышать от вас отказ, потому и промолчал. Вашу карту, пожалуйста!

Обиженно наморщив носик, она выполнила его просьб> со словами: «Вот, возьмите! Разве мы уже перестали быть соперниками? Или вам предпочтительнее видеть меня только в качестве партнерши по танцам?»

– Ваши глаза, Сара, говорят, что вас устраивают оба варианта.

На щеках Саралы вспыхнул румянец.

– Это не моя идея, милорд, так решили теперь называть меня мои родители.

– Как? Они урезали ваше имя? Значит, это не ошибка дворецкого? – Судя по выражению лица Шарлеманя, он был потрясен.

Она раздраженно хмыкнула и вздернула подбородок:

– Вас это, разумеется, не касается, но им кажется, что с английским именем я легче войду в высшее общество.

Шарлемань окинул ее изучающим взглядом и сказал:

– А знаете, вы, пожалуй, сегодня больше похожи на англичанку.

Он сказал так, возможно, без всякой задней мысли, но Сарала восприняла его слова как оскорбление.

– Но я же англичанка от рождения! – воскликнула она. – Так почему бы мне и не быть на нее похожей даже с именем Сарала?

– Шей! Где вы запропастились! – снова раздался мужской голос. – Мы вас заждались!

– Минуточку! – рявкнул он и, подступив к ней поближе, прошептал: – Как же мне вас лучше называть – Сарой или Саралой?

– Для вас я по-прежнему Сарала, – ответила она, стараясь не выдать волнения. Подозрение, что все его мужские фокусы – бархатный кошелек, интимный тон и напускная любезность – это всего лишь средство выманить у нее китайский шелк, не оставляло ее ни на мгновение.

Шарлемань достал из кармана карандаш и записался в ее карте.

– Вот и прекрасно, – прошептал он. – Рекомендую полакомиться малиновыми пирожными, здесь их чудесно готовят.

Он кивнул ей и отошел к своему знакомому, расправив плечи и выпятив грудь. Сарала взглянула в карту и обнаружила, что он записался только на вальс, исполняемый лишь один раз за весь вечер. Что ж, подумала она, так будет даже лучше, у нее останется больше времени, чтобы отведать здешнего коронного угощения, которое подсластит ей горечь одиночества.

Но не успела Сарала съесть спокойно первое пирожное, как кто-то дернул ее за рукав. Едва не расплескав мадеру, она вскричала:

– Ой! Кто это?

– Френсис Хеннинг, – с поклоном ответил ей лысеющий мужчина. – Я к вашим услугам, леди Сара. Разрешите мне последовать примеру лорда Шея и тоже записаться в вашу танцевальную карту.

И, не дожидаясь ответа, он выхватил у нее карту и вписал туда свою фамилию.

– Благодарю вас, – сказала Сарала и, забрав карту, убрала ее в сумочку, стараясь не расплескать остатки вина.

– Надеюсь, что вас не смутит ни мой невысокий рост, ни мое далеко не богатырское телосложение! – С этими словами господин Хеннинг поклонился и ретировался.

Ободренные тем, что она удостоила вниманием даже субтильного Хеннинга, джентльмены гурьбой ринулись к ней. И вскоре в ее бальной карте оказались заняты все вакантные позиции. Впервые после ее прибытия в Лондон из Индии ее ангажировали на весь вечер.

С одной стороны, Сарала была этому рада, так как обожала танцевать. Однако с другой – удивительное стечение таких обстоятельств, как успех на балу и перемена имени, не могло не огорчить ее: ведь мать не преминет указать ей на это как на доказательство своей правоты.

Но столь несущественная неприятность ее в данный момент не волновала. Все ее внимание было обращено на Шарлеманя, которого она собиралась окончательно обворожить во время вальса и вновь оставить с носом.

– Мы чтим наши традиционные ценности, но полагаем, что закон о пользовании лошадьми и гужевым транспортом давно нуждается в усовершенствовании! – многозначительно глядя на собеседников, произнес герцог Мельбурн и подал лакею знак принести ему еще бокал вина.

– По-вашему, нам пора испещрить сельскую местность водными каналами и ограничить пищевой рацион лошадей фуражом? – Уиллитс вскинул брови и покачал головой.

Получив от брата толчок локтем в бок, Шарлемань сделал глоток мадеры и сосчитал до пяти, прежде чем произнести:

– Это звучит немного жестоко, однако же нельзя сбрасывать со счетов быстрый рост населения Лондона. Конечно, поездки на короткую дистанцию приятнее и целесообразнее совершать верхом или в экипаже. Зато для длительных путешествий куда разумнее и экономнее пользоваться судами, способными взять на борт во много раз больше пассажиров. Представьте себе, что случится, если возникнет острая нехватка кормов для лошадей и продовольствия для горожан! Люди станут есть конину! Честно говоря, мне жаль свою лошадку, – закончил он с улыбкой.

Уиллитс рассмеялся, но возразил:

– Я всегда полагал, что герцог Мельбурн продумывает свои проекты до мелочей и никогда не ошибается. Но на этот раз его затея представляется мне чересчур смелой и несвоевременной.

– А, по-моему, это вопрос исключительной важности, от решения которого во многом зависит, пойдем ли мы в ногу с прогрессом или же безнадежно отстанем от остального мира.

Шарлемань заказал себе еще бокал вина и метнул через плечо взгляд в сторону леди Саралы. Сегодня она не пропускала ни одного танца, и трудно было поверить, что еще недавно ей приходилось пребывать в гордом одиночестве в течение всего бала.

Очевидно, лондонские джентльмены наконец-то оценили ее достоинства. Следовало отдать должное ее грациозности и тонкому вкусу в выборе платья. Ну а запах корицы был способен вскружить голову любому кавалеру. Ее имя имело в данном случае второстепенное значение. Шарлемань чувствовал себя уязвленным ее бесспорным успехом и в очередной раз обманутым. Еще ни одной даме никогда не удавалось его обыграть.

– И много ли уже нашлось желающих вложить свои капиталы в эту затею со строительством судоходных каналов? – спросил Уиллитс.

Заметив, что Шей непростительно рассеян, герцог ответил за него, нахмурив брови:

– Мы пока не опубликовывали приглашение к партнерству в данном проекте. Сначала следует провести глубокие инженерные исследования. И, разумеется, заручиться поддержкой членов парламента.

Хитрец Уиллитс явно хотел выгодно вложить свои деньги. Он знал, что все проекты Гриффинов приносят завидные барыши.

Сам герцог был раздражен, судя по его хмурому лицу, не без причины: на дополнительных исследованиях настаивал не он, а осторожный в подобных делах Шарлемань.

– Извините, мы вас ненадолго покинем, – промолвил Себастьян и подал брату кивком знак выйти в бильярдную комнату. – Ты вполне здоров? – спросил герцог, когда они с Шарлеманем остались наедине. – Что тебя гложет весь вечер?

– Ничего, я чувствую себя прекрасно, – пожал плечами Шарлемань. – А почему ты спрашиваешь?

– Потому что ты говоришь все невпопад! У меня складывается впечатление, что ты витаешь в облаках.

– Да, я слегка рассеян, – признался брат. – Этот Уиллитс бесит меня своим упрямством. По-моему, нам пора от него отдохнуть. Ему вряд ли придется долго скучать в одиночестве.

– Возможно, ты прав, старина! – Себастьян ухмыльнулся и хлопнул его по плечу. – На сегодня довольно серьезных разговоров, нужно немного развлечься.

С этими словами герцог исчез в клубах сигарного дыма, заполнивших кабинет для карточных игр. Проводив его задумчивым взглядом, Шарлемань уже в который раз мысленно пожурил себя за рассеянность, недопустимую при ведении серьезных дел. Он витал где-то между небом и землей, когда беседовал с Уиллитсом, явно набивавшимся к ним в партнеры Да и во время первого вальса с коварной Саралой Карлайл позорно опростоволосился, проболтавшись о предстоящей покупке партии китайского шелка Она ловко перехватила у него товар и теперь еще имела наглость требовать за него пять тысяч фунтов.

Публика между тем уже выстраивалась для контрданса.

На этот раз индийская принцесса приготовилась исполнить грациозный танец. А ведь любой из ее партнеров мог оказаться потенциальным покупателем чудесной ткани, которую он, Шарлемань, имел возможность купить всего за семьсот пятьдесят гиней. Мало того, плутовка вполне могла похвастаться, что сумела провести самого Шарлеманя Гриффина. Нет, это требовалось немедленно предотвратить, подумал он и, расправив плечи, стал пробираться сквозь толпу дебютанток в зал.

Его внимание привлекла блондинка с застенчивой улыбкой на худом лице, с которой они уже были знакомы.

– Мисс Аллен! – обратился он к ней с изящным поклоном. – Позвольте пригласить вас на танец!

– С удовольствием, милорд! – обрадовалась девушка. Он взял ее за руку и увлек за собой к танцующим парам, среди которых увидел Закери. Тот покосился на него и вскинул бровь, однако Шарлемань притворился сосредоточенным на контрдансе и даже ухом не повел.

Заиграла музыка, партнеры поклонились друг другу и стали выделывать первые па.

Шарлемань перешел, как это и положено, к другой даме, затем к следующей и, наконец, очутившись перед Саралой, коснулся рукой ее пальцев и спросил:

– Вы еще не заглянули в бархатный мешочек?

– Я почти забыла о нем! – сказала она, делая шаг ему навстречу. – Право же, это совершенно вылетело у меня из головы!

Шарлемань нахмурился и начал обходить ее вокруг.

– Вы лукавите, миледи, – прошептал он, встав к ней лицом и поклонившись. – У вас прекрасная память!

На ее щеках выступил румянец, однако она уклонилась от ответа и с таинственной улыбкой перешла к следующему партнеру.

Гриффин понял, что она вряд ли вернет ему шелк даром, однако доводить их спор до скандала было нельзя, чтобы не пострадала его репутация. С его стороны было непозволительной дерзостью даже предложить порядочной леди подарок, это могло бросить на нее тень. Ему оставалось только смириться со своим унизительным поражением. Танец закончился, он отвел мисс Аллен к ее подругам, которые тотчас же, окружив ее, разразились веселым смехом. Приглашать кого-либо на следующую за контрдансом кадриль ему расхотелось.

– Ну и как тебе танцевалось с мисс Аллен? – положив ему, по обыкновению, ладонь на плечо, осведомился Закери.

– Очень славно, – ответил Шарлемань.

– Вы прекрасно смотрелись, – проворковала Каролина, беря его под руку. – Она была на седьмом небе от счастья. Не обрати вы на нее внимания, она бы так и простояла весь вечер с подружками-дебютантками. А теперь она воспрянула духом и поверила, что у нее есть шанс. Так что не смей над ним подтрунивать, Закери, твой старший брат поступил очень гуманно и великодушно, бери лучше с него пример!

Шарлемань взял с подноса проходившего мимо лакея бокал с вином, желая не опустошить его, но выиграть время для обдумывания ответа. Более двух бокалов вина он за один вечер не пил. Собравшись наконец с мыслями, он сказал:

– Благодари Бога, Закери, что он послал тебе жену, способную терпеть твои дурацкие выходки. И возьми несколько уроков танцев, чтобы не сделать ее калекой. Мне кажется, Каролина, он и женился-то на тебе потому, что ты стоически терпишь, когда он наступает тебе на ногу, выделывая свои несуразные па.

– Благодарю за добрые советы, брат! Я постараюсь впредь вас больше не огорчать, – отвечал неунывающий Закери. – Только прошу тебя, не раскрывай Каро наши маленькие семейные тайны, не лишай ее удовольствия самой обнаруживать мои недостатки! Иначе ей просто станет скучно жить! – Довольный собой, он расхохотался.

– Однако, мой милый муженек, я уже знаю все твои недостатки, – улыбнулась Каролина.

Супруг ласково поцеловал ее в 1убки и воскликнул:

– Удивительно, как только такая искусная художница выбрала себе в мужья такого недотепу!

– Сама теряюсь в догадках, – пролепетала она, облизнув губки.

– Прошу тебя, Каролина, не соблазняй меня своими восхитительными пальчиками, – промолвил Шарлемань, убирая с плеча ее изящную ручку. – Лучше прибереги ласки для мужа. Шли бы вы лучше домой, голубки, здесь вам больше нечего делать.

– Чудесная мысль! – воскликнул Закери, обняв жену за талию. – Пожелай от нашего имени доброй ночи Себастьяну.

– Непременно! Ступайте! – сказал Шарлемань, улыбнувшись.

Перешептываясь, его брат и невестка выскользнули из зала. Шарлемань проводил их умиленным взглядом, испытывая к ним легкую зависть, приосанился и решительно направился в самую гущу политических и общественных интриг. Уже двое отпрысков их семьи связали себя супружескими узами, и дай-то Бог им благополучия и радости в их семейной жизни. Но он лично не испытывал желания ограничить свою холостяцкую свободу обязанностями любящего мужа. Мельбурну нужен сильный и умелый помощник в их разветвленном клановом предпринимательстве, и эту роль с успехом исполнял Шарлемань, начавший вникать в хитрости ведения дел еще в пору учебы в Оксфорде.

Постепенно он все больше входил во вкус борьбы с конкурентами, получал удовольствие от обдумывания предстоящих тактических шагов и выстраивания психологических портретов противников.

Теперь ему требовалось сорвать маску с обманщицы Саралы Карлайл, прикинувшейся невинной овечкой, но уже выказавшей лисьи повадки и крепкую деловую хватку, пока еще ни одна из его многочисленных уловок не возымела успеха, даже поцелуй не заставил ее сбавить непомерную цену за шелк.

И, судя по ее первой реакции, его подарок тоже вряд ли смягчит ее сердце. Но торопиться с выводами было преждевременно, а тем более терять надежду.

Даже в случае отказа плутовки пойти ему на уступки он извлечет для себя пользу из уже сделанных пробных шагов в этом направлении – получит новую информацию и сможет составить о Сарале более полное представление.

К тому времени, когда музыканты заиграли вальс, Шарлемань обрел, наконец, душевное равновесие. Ведь прошло всего-то два дня, с тех пор как он испытал шок от постигшего его поражения там, где он совершенно этого не ожидал. Что ж, и в этом ему следовало усмотреть своеобразное развлечение и полезный урок, равно как и подтверждение старой, как мир, истины, что первое впечатление, особенно о даме, обычно бывает обманчивым. Ему ли, с его богатым опытом обхаживания прелестниц, сокрушаться из-за пустяков!

Леди Саралу он обнаружил в обществе увядающей прелестной дамы, одетой в модное платье и чрезвычайно похожей на нее чертами лица. Ему не составило особого труда догадаться, что это ее мать леди Ганновер. В отличие от дочери она выглядела как типичная англичанка и даже не имела предательского восточного загара, выдававшего Сару.

Шарлемань знал, что теперь к юной леди нужно обращаться по ее новому имени, однако умышленно приветствовал ее как леди Саралу.

Девушка сделала ему реверанс, хотя и прикусила нижнюю губку, как бы умоляя его не повторять эту оплошность, чтобы не огорчать ее мать.

– Вы знакомы с леди Ганновер, милорд? – спросила она, распрямившись. – Мама, позволь тебе представить лорда Гриффина.

Маркиза тоже изобразила реверанс и произнесла:

– Примите мою благодарность, милорд, зато, что вы пригласили на танец мою дочь Сару.

С трудом поборов желание сказать ей, что лишать собственную дочь имени, которым она была названа при рождении, не просто скверно, но едва ли не преступно. Шарлемань состроил почтительную минуй, поклонившись, промолвил:

– Не надо благодарить меня, миледи! Вальс с Саралой доставил мне тогда неописуемое удовольствие, и теперь я надеюсь испытать его вновь, с вашего позволения.

Леди Ганновер коснулась кончиками пальцев пышного рукава персикового платья дочери и сказала:

– Сегодня Сара немного устала, так как не пропустила ни одного танца за вечер. Ее приглашали такие интересные джентльмены… И всех она пленила своими достоинствами.

– Мама! – предостерегла ее Сарала. – Прекрати!

– Разве можно не быть очарованным таким неземным созданием? – произнес Шарлемань медовым голосом. – Ведь леди Сарала – настоящий ангел во плоти, о котором вскоре заговорит весь лондонский высший свет. Так вы доверите мне ее на вальс?

– Да, конечно, милорд. Ступай, Сара!

Шарлемань взял ее за руку и повел сквозь толпу на площадку для танцев, ощущая учащенное сердцебиение. Он уже не считал свою партнершу наивной провинциалкой и не собирался вскружить ей голову похвальбой и дешевыми комплиментами. Она же не могла ему отказать, а уж тем более зло над ним посмеяться, не рискуя выставить себя в невыгодном свете.

– Я благодарна вам за поддержку, но не следовало злить маму, – прошептала она, кладя руку ему на плечо. – И напрасно вы сказали, что мной невозможно не восхищаться, – теперь она решит, что вы намерены ухаживать за мной.

– А почему вы думаете, что это не так? – спросил он, сверля ее взглядом.

– Не надо, милорд! Мы же оба знаем, что речь идет о партии шелка ценой в пять тысяч фунтов, – с улыбкой ответила Сарала.

Она была права, но таких деловых переговоров ему еще никогда вести не доводилось. А он еще совсем недавно поучал Закери, что нельзя совмещать развлечение с делом. Очевидно, ему самому еще нужно многому научиться, подумал Шарлемань и спросил:

– Так отчего бы нам и не проверить чистоту моих помыслов элементарным образом? Верните мне мой шелк, и тогда увидите, насколько бескорыстно я приглашу вас на танец. Гарантирую, что мы с вами еще не раз повальсируем.

– Вам не наскучила эта тема? Вы же знаете цену партии, заплатите – и не станет никакой проблемы, – сказала Сарала.

– Это несусветная цена! – воскликнул он.

– Но вас никто не принуждает ее платить! Либо принимайте мои условия, либо предложите свои, либо оставьте меня в покое, милорд, – ответила Сарала. Выждав паузу, она добавила, взглянув на него из-под густых длинных ресниц: – И тем самым признайте свое полное поражение!

– Я не привык так легко сдаваться, – промурлыкал он, кружа ее в танце все быстрее и быстрее. – Время покажет, кто из нас победит, а кто проиграет.

– Как вам будет угодно, – смиренно ответила она. – Но только учтите, что я не собираюсь долго хранить шелк, я продам его, как только найду покупателя, который согласится с моей ценой.

– Вы продадите всю партию мне, – не сдавался Шарлемань, в душе которого шевельнулось сомнение в разумности своего упрямства. А вдруг она уже нашла покупателя? А что, если и он ухлестывает за ней? – А почему бы нам не продолжить наш торг завтра утром в одиннадцать часов в Гайд-парке, точнее, в восточной части Роттенроу? Я буду, как обычно, совершать верховую прогулку по этой аллее. Вы знаете, где она находится?

– Да. Но, по-моему, это место не подходит для деловых переговоров, милорд. – Сарала взглянула на него с плохо скрытым подозрением.

– Вы бы немало удивились, в каких странных местечках Лондона порой совершаются сделки! И какие малоподходящие для прогулок закоулки иногда выбирают люди, – возразил Шарлемань, любуясь ее лучистыми изумрудными глазами и точеным носиком.

Какое-то время они просто молча танцевали, наконец, она спросила:

– Но отчего же именно завтра? Можно завершить этот разговор и сегодня!

Откуда же ей было знать, что на этот вечер у него другие планы!

– Потому, моя драгоценная индийская принцесса, – с чарующей улыбкой промолвил Шарлемань, – что если нас увидят вместе после вальса, то поползут слухи, будто бы я преследую вас. И вовсе не из-за партии шелка. – Внезапно он ощутил прилив бурлящей энергии и добавил: – До завтра вы успеете рассмотреть содержимое кошелька и сможете высказать о нем свое суждение.

– Вряд ли наутро что-либо изменится, если только ваш сюрприз не стоит пять тысяч фунтов, – невозмутимо заметила она.

Отчасти Сарала была права, но ему было важно узнать ее мнение о том, что он положил в бархатный мешочек. И не столько с точки зрения цены этой безделицы, сколько с чисто женской позиции в отношении его подарка. Деньги не имели для него большого значения, ему важно было одержать победу над индийской принцессой и получить приз, – разумеется, партию китайского шелка.

Возможно, юная прелестница возомнила себя знатоком шахмат, с ухмылкой подумал он. Однако ей предстоит понять, что одно дело – знать, как расставить на доске фигуры, а совсем другое – делать умные ходы. Лишний урок мудрой игры пойдет ей впрок.

Глава 4

Закончив писать письма, Сарала откинулась на спинку стула и сладко потянулась. В магазине дамского платья мадам Констанцы непременно должны были заинтересоваться дорогой китайской материей. Да и вести переговоры с опыт ной деловой дамой куда приятнее, чем с несговорчивым упрямцем Шарлеманем, даже если он и примет ее условия, все равно ей не помешает подстраховаться, класть все яйца в одну корзину было не в ее правилах.

Пятьсот отрезов ткани для одного магазина, конечно же, многовато, но в Лондоне магазинов и ателье бесчисленное множество, не говоря уже о Южной Англии Адреса их можно легко найти в газетных объявлениях и на страницах, посвященных моде. Ездить по ним Сарале представлялось не-целесообразным, она предпочла воспользоваться услугами королевской почты. По стилю ответных писем она рассчитывала догадаться, кто именно из потенциальных покупателей больше других заинтересован в тонком китайском шелке. В общем, времени Сарала не теряла.

Первую дюжину писем она отдала Блэнкману, с тем чтобы на другой же день он отправил их с утренней почтой. Воображение рисовало ей сказочные перспективы. Вернувшись в спальню в радужном настроении, Сарала, однако, погрустнела, вспомнив о бархатном кошелечке в своем ридикюле.

Положив его на середину изящного круглого столика из красного дерева, Сарала погрузилась в раздумья, предметом которых стал, естественно, лорд Шарлемань и его подарок.

Он все-таки предложил ей свою цену за шелк, которая сулила ей выгоду, равную двумстам пятидесяти гинеям. Это бы па кругленькая сумма, но за китайскую ткань она могла бы получить значительно больше и он, конечно, тоже это знал, что же находилось в бархатном мешочке, который он ей передал? Скорее всего, решила Сарала, какой-то подарок а вернее, взятка. Так или иначе, с помощью него он рассчитывает ее задобрить и заручиться ее расположением в ходе переговоров. Поэтому заглядывать в кошелек было не в ее интересах.

Решив вернуть ему подарок во время их завтрашней встречи, Сарала отошла от столика и легла в постель. Разделась она, как только возвратилась домой с бала, – служанка Дженни помогла ей снять роскошное шелковое платье и переодеться в ночную сорочку, а также расчесала ей волосы и разобрала постель. Едва забравшись под одеяло, Сарала почувствовала усталость и закрыла глаза. Но мысли о Шарлемане прогнать не смогла.

Они продолжали вертеться вокруг его сюрприза снова и снова пыталась она убедить себя не поддаваться соблазну заглянуть в ридикюль и открыть кошелек. Какой в этом прок говорила себе она, коль скоро не в ее интересах отступаться от своей позиции? Цена за всю партию была ему объявлена и на меньшую сумму, чем пять тысяч фунтов, она не согласится Предложенные же Шарлеманем полторы гинеи за штуку ткани вызывали у нее только улыбку.

Напрасно Шарлемань сделал ставку на женское любопытство, с усмешкой подумала Сарала, этим он только задел ее самолюбие и выказал свое высокомерное отношение к женщинам вообще. Ничего, она отомстит ему за всех униженных и оскорбленных представительниц прекрасного пола и докажет, что женщины не глупее мужчин Она преподаст ему Добрый урок, который заставит его в другой раз хорошенько подумать, прежде чем поступать как надменный и глупый мужлан.

Но мысль хранить блаженное неведение покинула Саралу уже спустя пять минут, как только она сменилась догадкой, что предстоящий им разговор ее собеседник будет вести, будучи уверен, что она знает, что было вручено ей накануне. В связи с этим ее неосведомленность уже не пойдет ей на пользу, а только поставит ее в невыгодное положение. Прикидываясь невинной овечкой, она выставит себя просто дурочкой.

– От этой идеи придется отказаться, – пробормотала Сарала и вылезла из постели. Твердя себе, что действует исключительно ради успеха дела, а не из любопытства, она подошла к столику, открыла лежавшую на нем сумочку и заглянула в нее. Бархатный мешочек покоился между зеркальцем и кошельком для монет.

Собравшись с духом, она развязала шнурок и раскрыла мешочек. Внутри находилось восхитительное ожерелье искусной работы. Сарала вытряхнула его из мешочка на ладонь и ахнула, потрясенная великолепной работой и камнем цвета густой крови – драгоценным рубином.

Камень напомнил ей о милой ее сердцу Индии, и она преисполнилась благодарности к Шарлеманю за его щедрый подарок, стоимость которого превосходила цену пятисот рулонов ткани. Но, со свойственной ей логикой, она немедленно задалась вопросом, что побудило ее соперника сделать такой широкий жест. Какой разумный предприниматель потратит на подарок владельцу желанного товара больше денег, чем это требуется для его оплаты? Следовательно, причина такого странного поступка вовсе не в его желании купить шелк. Нет, Шарлемань хочет взять ее самое! Сарала оцепенела, мгновенно охваченная внутренним жаром.

Какая наглость! Он явно намерен соблазнить ее, маскируя деловым разговором бессовестный флирт. Ему, конечно, нельзя отказать в уме и привлекательности, но ведь она только недавно сошла с борта корабля на берег Англии! Да за кого он ее принимает? За простушку, готовую поддаться ухаживаниям первого же встретившегося ей ловеласа? Не на ту напал!

Ситуацию контролировала пока еще она и могла быстро продать с выгодой весь товар и без Шарлеманя. А его коварный план смягчить ее сердце с помощью индийского рубина не пройдет, она его раскусила. За свою дерзость он должен быть наказан! Отныне за шелк она станет требовать уже шесть тысяч фунтов стерлингов. Что же до иных его желаний, то ради их осуществления ему придется потратиться значительно существеннее, чем он уже себе это позволил. Одним рубином, пусть и в обрамлении пылких поцелуев и галантных жестов, ему не обойтись.

Сарала гортанно рассмеялась. Что бы ни возомнил Шарлемань, они с ним оставались соперниками. Поэтому их утренняя встреча в Гайд-парке вряд ли доставит ему то удовольствие, на которое он рассчитывает.

– На улице прохладно и пасмурно, миледи! – сказала Дженни, отдернув занавески на окнах спальни. – По-моему, собирается гроза.

– Как? Опять? – Сарала потянулась и выбралась из-под одеяла. – Ну какое же это лето?

– Нормальное, лондонское, миледи! – обернувшись, с улыбкой воскликнула Дженни. – Хотя, честно говоря, весь нынешний год выдался холодным. По-моему, вам лучше никуда не выходить сегодня из дома.

– Но ведь на аллеях не так ветрено, как на открытой всем ветрам улице! Я бы хотела совершить пешую прогулку по Гайд-парку. Приготовь для меня, пожалуйста, накидку потеплее.

– Вы рискуете простудиться, миледи!

– Мама говорит, что мне нужно привыкать к лондонскому климату, – возразила Сарала, несколько исказив смысл слов матери. – И она права! Ведь мне еще долго здесь жить.

– Как вам будет угодно, леди Сарала. То есть леди Сара! – побледнев, поправилась служанка. – Только не говорите маркизе! Дворецкий предупреждал нас о ее строгости и требовательности к прислуге. Я просто оговорилась.

– Не волнуйся, Дженни, – успокоила девушку Сарала. – Со временем я сама надеюсь свыкнуться со своим новым именем. Но мое настоящее имя мне милее. Помоги мне одеться!

Спустившись по лестнице, она столкнулась в коридоре с отцом. Он торопился отправиться в парламент. Они поздоровались, как всегда, тепло, и она поинтересовалась, позавтракал ли он.

– Да, – сказал отец. – А сейчас спешу на заседание. Тебе не кажется странным, доченька, что государственные мужи спорят в парламенте о вещах, давно уже понятных всему остальному населению Англии? Простые люди без труда находят ответы на любые жизненные вопросы! Я часто спрашиваю себя, не растрачиваю ли свои дни попусту.

Сарала звонко рассмеялась. Отец улыбнулся; любуясь красавицей дочерью, которая в это утро выглядела особенно очаровательной.

– Пусть государственные мужи лучше спорят между собой, чем занимаются конкретными делами, в которых ничего не смыслят. Так будет спокойнее для всех, – промолвила она.

– Ты права! – согласился маркиз. – Да, кстати, как продвигается продажа партии шелка? Надеюсь, успешно?

– Сегодня утром я отправила еще дюжину писем владельцам ателье, – ответила Сарала. – Судя по уже поступившим ответам, мои предложения многих заинтересовали. Уверена, что эта партия товара не задержится надолго на наших складах.

– Какая ты умница! – Отец умиленно вздохнул и поцеловал ее в лоб. – От моего брата к нам перешла уйма долгов, и с твоей помощью мы их наверняка быстро оплатим.

– Надеюсь, – сказала Сарала. – Я постараюсь не ударить в грязь лицом на сегодняшних переговорах.

– Захвати с собой Уоррика, хотя бы ради спокойствия мамы, – посоветовал маркиз, беря у дворецкого перчатки и шляпу.

– Хорошо, папа! Не волнуйся!

Но в душе Сарала сомневалась, что от их бухгалтера будет какой-то прок. Во время покупки шелка он готов был согласиться на условия продавца, чем продемонстрировал свою некомпетентность в торговых делах, требующих выдержки и умения торговаться.

Отец надел шляпу и вышел из дома. Сарала проводила его взглядом до кареты и успокоилась, лишь когда экипаж уехал. Брать на встречу с Шарлеманем бестолкового Уоррика она не собиралась, он мог только испортить ей все дело.

Делить же с ним лавры победителя, как и прибыль, в случае успеха Сарала не собиралась. Она решила добиться своего во что бы то ни стало. Поэтому на встречу с Шарлеманем отправилась с Дженни, которой доверяла.

Спустя час они прибыли на условленное место – восточное окончание аллеи Роттенроу. Сарала, переполняемая нетерпением, с трудом спрятала радостную улыбку, когда, наконец, появился роскошный четырехместный экипаж того, кого она ждала. Шарлемань явно пользовался популярностью среди любителей прогулок по аллеям парка. Большинство совершающих там променад составляли прекрасные дамы, чьи мужья в этот час заседали в парламенте. Все они любезно приветствовали его и посылали ему воздушные поцелуи.

Сарала плотнее запахнула полы накидки и зябко поежилась, подумав, что в сложившихся обстоятельствах ей придется изменить первоначальный план действий. Ведь запросто подойти к Шарлеманю на глазах у многочисленных свидетелей она не могла, равно как и порекомендовать ему распорядиться своим подарком по собственному усмотрению.

– Вы дрожите, миледи! – встревожено воскликнула Дженни. – Не лучше ли нам вернуться домой, пока вы не простудились?

Так, возможно, и следовало поступить, коль скоро ситуация изменилась не в ее пользу. У Саралы даже возникло подозрение, что Шарлемань умышленно избрал для встречи с ней людное место, чтобы лишить ее возможности вернуть ему Рубин. Да и времени, потраченного на путешествие в парк, ей тоже было жалко. Не говоря уже о том, что не в ее правилах было признавать, что ее переиграли.

Словно бы не замечая Саралу, Шарлемань любезничал с поклонницами, испытывая ее терпение. Он, конечно же, проведал об их семейных долгах и был уверен, что она примет его подарок, что, в свою очередь, повлечет за собой ее дальнейшее грехопадение.

– Да, Дженни, мы поедем домой, потерпи минуточку, – сказала она служанке, почувствовав, что та за ней наблюдает.

– Не тот ли это господин, – спросила девушка, – который бежал за нашей каретой на портовом складе? А позже нагрянул к нам в дом? Его зовут, если не ошибаюсь, лорд Шампань.

– Не Шампань, а Шарлемань – как императора Карла Великого, – поправила ее Сарала. – Разве ты не слышала об этом человеке, правившем когда-то почти всей Западной Европой? Этот Шарлемань тоже держится по-королевски, заставляет себя ждать.

– Он довольно привлекательный джентльмен, из тех, которые нравятся дамам. Однако вы, помнится, сказали, что он сумасшедший. Зачем же тогда вам с ним встречаться?

Назвав Шарлеманя в сердцах идиотом, Сарала подразумевала вовсе не болезненное расстройство его мозга, а только вспышку ярости, временно охватившую его. Но сегодня она была готова пересмотреть свою точку зрения и признать его действительно ненормальным. А вот отказать ему в привлекательности было невозможно, и чем дольше она его рассматривала, тем больше убеждалась, что он чертовски хорош собой.

Томительное ожидание продлилось еще несколько минут. С ветвей деревьев, под которыми стояли Сарала и Дженни, на них капала холодная вода. Порывистый ветер крепчал, небо стремительно темнело, где-то громыхали глухие раскаты грома, перемежаемые ослепительными вспышками молнии. Служанка хмурилась и вздрагивала. Сарала ежилась и переступала с ноги на ногу. Терпение ее иссякало.

Тем временем лорд Шарлемань продолжал мило беседовать со знакомыми, улыбаясь и расточая комплименты.

С ее стороны было наивно надеяться, что он не пустит в ход свое обаяние и в ходе переговоров с намерением сбить ее с толку.

Твердой уверенности, что она устоит перед ним, у нее не было, она не имела опыта общения с мужчинами, поднаторевшими в искусстве покорения женских сердец. А Шарлемань, как она уже поняла, был искушенный бонвиван. И несомненно, матерый делец, пусть и допустивший одну досадную ошибку, исправить которую он теперь собирался.

Прикусив от досады губу, Сарала перевела взгляд на окружавших его дам и джентльменов. Симпатичные игривые женщины в дорогих экипажах явно стремились завоевать его симпатию, а солидные мужчины – благосклонность и протекцию. Шарлемань, взирающий на них снисходительно и многообещающе, кивал и надувал щеки, украдкой поглядывая на Саралу.

Перехватив его очередной любопытный взгляд, она мысленно послала ему проклятие. Да как он смеет заставлять ее ждать его и тем более наблюдать всю эту постыдную суматоху?! Он лишил ее возможности покинуть аллею, не запятнав себя тенью подозрения в ревности или неумении сохранять хладнокровие. При этом искусный интриган вынуждал ее держаться от него на расстоянии из опасения уподобиться красоткам, жаждущим его внимания.

Внезапно он что-то сказал, и тотчас же все кареты стали разворачиваться, чтобы покинуть аллею. Спустя несколько мгновений экипаж Шарлеманя подкатил к Сарале и Дженни, успевшим изрядно промокнуть и продрогнуть.

– Доброе утро, леди Сарала, – с обаятельной улыбкой промолвил он, дотронувшись кончиками пальцев до своей шляпы.

– Я думала, что библейское чудо, совершенное Моисеем, по приказу которого расступились воды Красного моря, – это всего лишь аллегория, – без тени улыбки на лице промолвила Сарала, кивнув в сторону опустевшей аллеи.

– Ах, это пустяки! Не надо сравнивать англичан с египетскими воинами! Эти люди гораздо безобиднее и миролюбивее, чем те, которые преследовали в старозаветные времена беглых евреев. Однако же не менее назойливы, чем слепни. Лично мне от них нет спасения ни в парке, ни на балу.

Все ищут моей протекции либо внимания. Особенно юные леди.

– Я постараюсь им не уподобляться, но легкой жизни вам тоже не обещаю, – сказала с иронической улыбкой Сарала.

В ответ он деланно расхохотался, чем лишний раз доказал, что пронять его непросто. А ведь еще недавно, после того как он бежал за ее каретой, Сарала думала, что в ярости он способен сломать ей шею. Да и о его уме у нее сложилось невысокое мнение после их знакомства на балу. Но минуло всего несколько дней, и он неузнаваемо преобразился. Теперь уже ей следовало быть с ним начеку, как в деловом, так и в личном плане.

Словно бы подтверждая ее опасения, громыхнул гром.

Испуганная лошадь встала на дыбы и заржала, кучер натянул поводья, удерживая ее.

– Не прокатиться ли нам по Лондону? – предложил Шарлемань. – Или вокруг Гайд-парка?

Итак, первый ход был им сделан! С очевидной целью заставить ее расслабиться к моменту его главного наступления и заполучить ее шелк!

– Вы можете взять с собой служанку, – добавил он, заметив, что она колеблется. – В моей карете уютно и тепло, в ней есть несколько пледов и печки с углем под сиденьями. Забирайтесь же в нее скорее! Милости прошу!

Он ловко сыграл на ее привычке к комфорту и теплу! И предусмотрел даже воздействие погодных условий на ход их переговоров, хитрец.

– Что же вы медлите? – поторапливал он ее. – Уверяю вас, что экскурсия вам понравится!

– Хорошо, откройте дверцу! – махнула рукой Сарала и подала кивком знак служанке следовать за ней.

Шарлемань услужливо распахнул дверь и помог им с Дженни забраться в карету. Насупив брови, Сарала обдумывала ответный ход, который должен был застать его врасплох.

А в это же самое время на соседней аллее парка, севернее Роттенроу, остановилась карета с гербом маркиза Деверилла на двери Сидевшая в ней леди Элеонора Деверилл спросила у своей спутницы леди Каролины Гриффин:

– Любопытно, кто эта юная леди? – Она кивнула в окошко из которого была видна карета ее старшего брата.

– Я видела, как Шарлемань танцевал с ней вчера на балу, – ответила ее невестка. – Закери пытался выпытать у него какие-нибудь сведения о ней, но он притворился, что она его не интересует. Эта экстравагантная особа недавно приехала в Лондон из Индии, зовут ее, кажется, Сара. Или Сарала, но я в этом не уверена, с ее именами какая-то путаница.

Продолжая смотреть в сторону кареты брата, Элеонора переспросила:

– Ты уверена, что он именно притворился, что не заинтересовался этой девушкой? Может быть, он действительно остался к ней равнодушен?

Ее сердце при этом заколотилось быстрее, но она сохранила невозмутимую мину.

– Возможно, что она на самом деле его не очаровала. Тебе виднее, ты ведь знаешь его лучше, чем я.

Элеонора обернулась к ней и воскликнула:

– Не надо притворяться наивной, чтобы польстить мне! Я знаю, что Закери рассказал тебе все о семействе Гриффин. И то, что ты очень наблюдательна, от меня тоже не укрылось.

– Видишь ли, Элеонора, на мнение Закери не всегда можно положиться, – сказала Каролина, потупившись – Когда я попросила его объяснить, что представляет собой Шей, он почесал лоб и ответил так: «Шей? У него в голове и днем, и ночью вертится множество цифр. И такое положение вещей ему нравится. Другими словами, он сумасшедший». – Она покраснела и смущенно пролепетала: – Только не сердись на меня, пожалуйста!

– Я и не думала сердиться! – воскликнула с улыбкой Элеонора. – Как ты знаешь, я выросла вместе с братьями. – Она вновь посмотрела в окошко и увидела, что карета ее брата поворачивает на другую прогулочную аллею, к западу от Роттенроу. – Итак, посмотрим, что нам известно пока о леди? Вчера на балу, потанцевав с ней, он сказал, что ничего особенного в ней нет. Однако же я видела, что они танцевали дня два назад. А сегодня он катает ее в карете, принадлежащей герцогу Мельбурну. Это при том, что обычно он ничего подобного не делает, так как не любит роскошных экипажей. Более того, сегодня днем он должен был отвезти свою племянницу Пенелопу в музей, но не поехал туда с ней. Принимая все это во внимание, я осмелюсь утверждать, что он перестал относиться к сей загадочной особе равнодушно. Она выразительно заглянула Каролине в глаза.

– И как же мы поступим? – робко спросила та. Элеонора лукаво улыбнулась:

– Будем продолжать наблюдать за этой парочкой голубков, разумеется! Я знаю, что, как сестра Шея, я не должна судить об его любовных интригах. Но скажу по секрету, что только за этот год в его опочивальне перебывало несколько женщин, однако все они показались ему слишком заурядными, не достойными того, чтобы из-за них пересматривать распорядок дня либо менять свои привычки. Ты следишь за ходом моих мыслей?

Каролина вздохнула и наморщила лобик.

– Но ведь Сара, насколько мне известно, дочь маркиза и в Лондоне еще недавно. Не кажется ли тебе, что он рискует погубить ее репутацию, оказывая ей чрезмерное внимание? На Шея это не похоже…

– Разумеется, это не в его правилах, – усмехнувшись, сказала Элеонора. – Тем более нам следует разобраться в этой истории.

Она подала кучеру Доусону знак трогать, и он повез их обратно домой, пока не хлынул ливень.

– Себастьяну мы ничего не скажем, – заговорщицки шептала Элеонора Каролине. – Иначе он обязательно вмешается в это дело и все испортит. А мне хочется посмотреть, как будут развиваться события без его участия.

– Ты считаешь, что он ничего не узнает?

– Да, если только сам Шарлемань ему не проболтается.

– Как интересно! – Глазки Каролины засверкали.

– Толи еще будет! – многозначительно проговорила Элеонора.

Велев кучеру объехать вокруг Гайд-парка, Шарлемань по ходу движения показывал Сарале исторические места и добавлял от себя комментарии. Тем самым он пытался отвлечь ее внимание от сделки с шелком, однако постепенно убедился что все меньше думает о коммерции, то и дело любуясь своей обворожительной спутницей. Прежде с ним не случалось ничего подобного. Не говоря уже о том, чтобы он подарил деловой сопернице рубин.

Внезапно Сарала похлопала его ладонью по колену и спросила:

– А что это такое?

Он вздрогнул и, поморгав, ответил:

– Кенсингтонский дворец. Когда-то он был главной резиденцией королевской семьи.

– Какое грандиозное сооружение! А кто там живет теперь?

– Это зависит от времени года. – Шарлемань загадочно улыбнулся. – В настоящее время – герцогиня Кентская с дочерью – принцессой Викторией. Если желаете, мы совершим по дворцу небольшую экскурсию.

– Нет, ни в коем случае! Как можно их беспокоить? – изумилась Сарала. – Неужели вы с ними настолько близко знакомы?

Такой вопрос мог задать ему только человек, либо не живущий в Лондоне, либо только недавно приехавший в него.

– Мы с ними дальние родственники, – небрежно ответил Шарлемань и спросил: – Вы виделись этим утром со своей матушкой?

Она с подозрением прищурилась:

– А почему вы спрашиваете? Вы думаете, что мне нужно получать ее одобрение на каждую проведенную сделку?

Подавив улыбку, Шарлемань дотронулся кончиком указательного пальца до мочки ее левого уха.

– Нет, я имел в виду другое, а именно – ваши серьги.

Словно бы случайно, он коснулся ее румяной щечки и тотчас же отдернул руку. Кожа ее была нежной, словно дыхание теплого лета.

Сара прикрыла уши ладонями и сердито спросила:

– Чем они вам не нравятся?

– Они прекрасны! И вам к лицу эти аметистовые серьги. Просто я подумал, что раз уж ваша матушка решила переделать ваше имя на английский манер, то она должна была бы и попытаться минимизировать признаки влияния на вас иностранной культуры. Разве я не прав?

– Вы правы, милорд, мама не одобрила бы то, что я надела эти серьги. Но их подарил мне мой близкий друг. И раз уж мы заговорили о подарках, то я должна вам сказать, что не могу принять от вас ожерелье с рубином.

– Почему? – спросил Шарлемань, удивленный ее причудливой логикой. – Оно вам не приглянулось?

– Нет, причина вовсе не в этом. Мы с вами едва знакомы. Вдобавок мы…

– А где ожерелье, собственно говоря? – перебил ее Шарлемань. – Вы захватили с собой кошелек?

Сарала слегка отодвинулась от служанки, словно бы это могло помешать ей слышать каждое сказанное ими слово.

– Позвольте мне закончить! Я хотела вам напомнить, что мы соперники по коммерции. С какой стати вы мне это подарили?

Она раскрыла сумочку и достала из нее бархатный мешочек.

– Чтобы выразить вам свое восхищение! – воскликнул Шарлемань.

Сарала вернула ему подарок, однако спросила:

– Только это?

– Да, к нашим коммерческим делам это не имеет отношения!

Сарала выхватила мешочек с драгоценностью у него из рук и, взяв его за цепочку двумя пальцами, высунула руку в окно, воскликнув:

– В таком случае, милорд, я вправе его выбросить?

– Вышвырнуть рубин? – У Шарлеманя перехватило дух. Он прокашлялся и сказал, распрямляясь: – Пожалуй, вы вправе поступить с этой безделицей по собственному усмотрению. Жаль будет, конечно, что такую изящную вещь кони втопчут копытами в грязь.

Сарала положила мешочек к себе на колени.

– Странно, что вы не поскупились подарить ее мне, зная, что рубин стоит дороже всей партии шелка, и вдруг вам стало жалко, когда я вознамерилась кинуть ваш подарок под колеса кареты. Короче говоря, я рассматриваю эту «безделицу» как своеобразную взятку и решительно отказываюсь ее принять!

– Признайтесь, что ожерелье вам понравилось, – с задумчивым видом проговорил Шарлемань. – По-моему, оно будет чудесно смотреться на вашей шее.

– Естественно! Но я не стану его носить, чтобы не вызвать у людей ненужных вопросов. А также потому, что не хочу чувствовать себя обязанной дешево продать вам этот шелк. И уж тем более я не надену его, если вы надеетесь расплатиться своим подарком за всю партию. Лучше заберите его! – Она запустила в него мешочком.

– Поверьте, миледи, я думал исключительно о том, как великолепно это ожерелье будет выглядеть на фоне вашей нежной кожи, – солгал Шарлемань.

В действительности он желал выяснить ее отношение к такого рода подаркам. Его интересовало, смягчит ли рубин ее сердце, пойдет ли она ему на уступки в их торге о цене шелка и позволит ли продолжать ухаживания. И своей цели он добился. Сарала рассмотрела его подарок всесторонне, под различными углами, и не горела желанием оставить драгоценный камень у себя, даже если он и стоит вдвое больше шелка. Такая ее позиция его разочаровала и спутала ему все карты. Он вновь недооценил ее и был этим огорчен, однако виду не подал.

– Но если ожерелье вам приглянулось, – наконец промолвил он, – то почему бы вам не оставить его себе?

– Нет! Это исключено! – воскликнула Сарала. – Я не приму от вас этого подарка, даже если вы поклянетесь, что он никоим образом не повлияет на наше деловое соперничество. Или станете меня уверять, что такой пустяк вам вполне по карману. Я решила не продавать эту партию шелка за цену меньшую, чем шесть тысяч фунтов стерлингов, милорд! Она вперила в него взгляд своих изумрудных глаз.

– Что? Я не ослышался? Вы сказали «шесть тысяч»? Но я ведь уже заверил вас, что не собирался вас подкупить! В чем же тогда дело?

– А в том, милорд, что у меня складывается впечатление, что вы задумали поволочиться за мной! – выпалила Сарала.

Он сделал глубокий вдох, сосчитал до пяти и только тогда спросил:

– И почему вы так подумали, миледи?

– Да потому, милорд, что именно так и сочтут мои родители, когда увидят на мне это ожерелье. Как и все остальные.

– Но откуда же они узнают, что это именно мой подарок? Я купил эту вещицу в одном маленьком ювелирном магазинчике в пригороде Лондона и сказал продавцу, что хочу порадовать свою невесту. – Он прикусил язык, сообразив, что окончательно утратил самоконтроль, и покраснел.

– А разве не меня вы имели в виду, когда покупали этот рубиновый кулон? Я буду знать, кто подарил мне его. Вам этого мало? У нас с вами явно различные взгляды на коммерцию, лорд Шарлемань. Я рассчитывала, что буду иметь дело с профессионалом, однако вы меня обескуражили. Да будет вам известно, что я разослала предложения о продаже шелка в несколько ателье и жду ответа уже сегодня вечером.

– Право же, Сарала, поверьте, я…

– Высадите нас здесь, милорд! – сказала она.

– Толлинз! – крикнул кучеру Шарлемань. – Останови карету!

– Слушаюсь, милорд! – Кучер тотчас же выполнил его приказ.

Открыв дверцу, Шарлемань первым выбрался из экипажа и помог выйти из него дамам.

– Я не хотел оскорбить ваши чувства, миледи, – пробормотал он осевшим голосом. – Надеюсь, мы продолжим наши переговоры о шелке в другой раз.

– Я готова рассмотреть серьезное контрпредложение, милорд, но только достойное того, чтобы принять его во внимание, – сухо сказала Сарала. – До свидания!

– Толлинз, поезжай домой! – крикнул кучеру Шарлемань, к ее величавшему удивлению, и пошел рядом с нею.

– Как это понимать? – гневно воскликнула Сарала. – Убирайтесь! Вы, как я вижу, действительно опасны! С вами лучше встречаться в публичном месте, на глазах у множества людей.

Он взял ее за руку и, положив ее ладонью на свой рукав, невозмутимо парировал:

– Разумеется, если вы чувствуете, что не сможете разговаривать со мной на равных в иной обстановке. Но я, как истинный джентльмен, не могу оставить леди одну посередине Лондона.

– Мы не так уж далеко от моего дома, милорд! А коль скоро моя принадлежность к женскому полу вас так смущает, то не лучше ли нам продолжить наши переговоры в письменной форме, по почте?

Незаметно дождь усилился. Они очутились на безлюдной дорожке. Сарала делала вид, что не замечает надвигающегося ливня, Шарлемань тоже.

– То, что вы женщина, меня не огорчает, – заверил он. – Если бы моим шелком завладел даже хромой козел, я бы и с ним вступил в переговоры.

– Но не стали бы делать ему дорогих подарков, надеюсь.

– Да, проку от рубинов ему мало, – согласился Шарлемань.

Сарала фыркнула и раскашлялась, пытаясь скрыть смех.

– Вы должны предложить мне настоящую цену, – сказала она. – Ведь у вас появились соперники! Рубинами вам теперь уже не отделаться!

– Неужели? – спросил он и, обняв ее, поцеловал.

Глава 5

Она порывисто обняла его за плечи и прильнула к нему, трепеща от вожделения. Его словно бы пронзила молния и, пробежав по всему позвоночнику, рассыпалась искрами по бедрам. Сарала прижалась к нему еще плотнее.

Внезапно он ощутил удар по затылку и, ослабив объятия, резко обернулся.

Зажав в руке, словно карающий меч, зонт, на него смотрела возмущенная служанка.

– Какого дьявола?! – вскричал он.

– Не смей дотрагиваться до моей хозяйки! – завопила она и снова замахнулась на него зонтом.

– Успокойся, я ведь ее уже не держу! – Шарлемань попятился от девушки.

– Дженни, все в порядке. – Сарала встала между служанкой и Шарлеманем, прикрыв его своим телом.

– Нет, миледи, это не порядок! – не унималась Дженни. – Я должна вас опекать и не допускать никаких происков коварных ловеласов в отношении порядочной девушки. Я не позволю, чтобы какой-то вертопрах запятнал вашу девичью честь! Знаю я их кошачьи повадки! Как вам не стыдно, милорд?!

– Ловеласов? – переспросил Шарлемань, живо представив себя заправским донжуаном, не пропускающим ни одной юбки в парке.

Нет уж, он вовсе не кошачьей породы! Вот уже несколько дней, как у него не находилось времени для своих любовниц, ему не хотелось встречаться ни с одной из игривых подружек, потому что воображением его овладела Сарала, очаровательная смуглокожая индийская принцесса. Шей похлопал глазами, пытаясь собраться с мыслями, и густо покраснел, осознав, что ровным счетом ничего не соображает.

Сарала отобрала у служанки зонт и сказала:

– Не смей называть лорда Шарлеманя вертопрахом! У него и в мыслях не было покушаться на мою честь. Просто он слегка обескуражен своим поражением в торговле и сейчас пытается подтолкнуть меня на опрометчивый шаг. – Она обернулась и спросила у Шарлеманя: – Так что же вы надумали, милорд? Потрясти меня поцелуем? Или же соблазнить? Моя цена остается прежней – шесть тысяч фунтов стерлингов за весь шелк.

Опасаясь, что она поколотит его зонтом, Шарлемань отступил в сторону. Целовать ее он не собирался, это получилось как-то непроизвольно. Она притягивала его к себе острым умом, самоуверенностью и способностью наперед просчитать его шаги. Не означало ли это, что он уже не сможет противостоять ее проницательности и непременно потеряет шелк?

Призвав на выручку всю свою сообразительность, Шарлемань шутливо произнес:

– Я предпочел бы проверить вас на стойкость, сыграв с вами партию в карты либо в бильярд.

– Так на прочность или на вкус? – язвительно спросила она с легкой дрожью в голосе.

Он воспрянул духом, смекнув, что их просто тянет друг к другу, и с улыбкой сказал:

– Это уж вы решайте сами, Сарала. А я навещу вас завтра в полдень, прихватив с собой корзиночку для пикника.

С этими словами он повернулся к ней спиной и направился к южной оконечности парка.

– Я не смогу вас принять! – крикнула ему вслед Сарала. Не замедляя шаг и не оборачиваясь, он воскликнул:

– Еще как примете! – И широко ухмыльнулся, пользуясь тем, что она не видит его лица. Опыт обращения с прекрасными дамами подсказывал ему, что после такого поцелуя их переговоры затянутся на неопределенно долгое время.

– Миледи, так мы промокнем до нитки, – сказала Дженни. Сарала встряхнулась и сообразила, что они стоят под Дождем.

– Пожалуй, – задумчиво произнесла она, передавая служанке зонт, и хотя ручка у него оказалась отломанной и вообще он мог защитить их разве что от капель утренней росы, все-таки можно было еще попытаться спасти платья от превращения в мокрую тряпку. – Пошли скорее домой!

Дженни с трудом раскрыла зонтик и подняла его над их головами.

– Я не сделала ничего дурного, миледи, – сказала она при этом. – Пусть он и лорд, но все равно не вправе целовать вас у всех на виду!

– Успокойся, Дженни! Ты поступила правильно, этот урок пойдет ему на пользу. Спасибо тебе за твою ревностную опеку! Но только пусть все это останется между нами.

Сарала обернулась и посмотрела служанке в глаза.

– Хорошо, миледи. Вы еще не промокли до костей? – спросила она.

– Нет, но все еще чувствую легкий озноб после всего случившегося.

Ее действительно трясло, но только не с перепугу, а вследствие потрясающего поцелуя, которого она жаждала в душе. Он все еще пылал на ее губах. Она провела по ним кончиком пальца, и ей стало жарко. Она ускорила шаг, изменившись в лице Дженни засеменила следом, держа зонт в вытянутой руке.

Случалось, что мужчины и прежде ухаживали за ней. Эти незадачливые ловеласы наивно полагали, что сумеют склонить ее к интимной близости, хотя не могли даже в предпринимательстве с ней сравняться ни сообразительностью, ни деловой хваткой.

Но пылкие поцелуи Шарлеманя разительно отличались от тех, которые порой срывали с ее губ другие ухажеры. Он признался, что восхищен ею, и это подтвердили его крепкие объятия. Немного тревожило ее только то, что целовался он подозрительно хорошо.

Они с Дженни вышли из Гайд-парка. Дождь еще моросил. Служанка передала зонт Сарале и стала махать руками, пытаясь остановить наемный экипаж. Тучи затянули небо сплошной серой пеленой, холодный восточный ветер усиливался. Сарала была не прочь вновь очутиться в теплой карете лорда Шарлеманя.

Ей внезапно представилось, как он идет к себе домой, насквозь промокший и продрогший, и ее сердце оборвалось от жалости. Ведь на нем не было даже плаща с капюшоном, и зонта он тоже с собой не взял. А вдруг он простудится и сляжет? Она вздохнула, устыдившись своего чрезмерного жестокосердия во время торга. Сердце ее забилось быстрее. Конечно, если бы их сделка имела заурядный характер, она бы не волновалась и не напрягалась всякий раз, когда тайком бросала на Шарлеманя взгляд. О специфических ощущениях, которые она испытывала, глядя ему в глаза, ей было даже страшно вспоминать. Но в целом следовало признать, что несколько последних дней стали на редкость насыщенными впечатлениями только благодаря ее знакомству с этим мужчиной.

– Леди Сарала! – сказал дворецкий, забирая у нее мокрый плащ. – В гостиной вас ожидает мама.

«Этого только не хватало», – подумала Сарала, мечтавшая побыстрее добраться до своей спальни и переодеться в сухое. Однако виду не подала и промолвила:

– Благодарю вас, Блэнкман!

– Я принесу вам горячего чаю, миледи! – сказала Дженни, помогая ей снять шляпку и перчатки.

– Спасибо, Дженни, ты очень заботлива' – воскликнула Сарала, тщетно пытаясь не думать о прикосновениях Шея. Насколько же он искусен в других амурных ласках, коль скоро так преуспел в искусстве поцелуя?

Она поднялась по лестнице в гостиную, постучалась в Дверь и, открыв ее, сказала:

– Вы желали меня видеть, мама? – В следующий миг она оторопела, ощутив на себе взгляды подруг маркизы. Так вот почему Блэнкман так сочувственно смотрел на нее, забирая – нее плащ и шляпу! Чтоб этим искусницам злословия провалиться! Что они замышляют?

– Сара! Проходи, доченька, – пропела маркиза.

Изобразив улыбку, Сарала пригладила мокрые волосы и вошла в комнату. Но слишком поздно поняла, что не сняла сережки! Все, теперь ей не поздоровится! Маркиза, сидевшая рядом с леди Аллендейл на кушетке, протянула к дочери руки, чтобы расцеловаться с ней, как это принято, в щеки, но, заметив на ней серьги, нахмурилась и прошептала:

– Сними этот срам немедленно!

Сарала незаметно сняла сережки и убрала их в карман мантильи.

Пальцы ее нащупали там бархатный мешочек с подарком Шарлеманя. И когда только он успел сунуть его туда? Да он просто дьявол! От такого можно ожидать чего угодно.

– Ты ведь уже знакома с нашими гостьями, деточка? – проворковала маркиза.

– Да, мама! – Сарала повернулась лицом к матронам и присела в реверансе. – Прошу меня извинить, но я должна переодеться.

– Пустяки, моя дорогая, – сказала миссис Уэндон, жуя ячменное печенье. – Ты выглядишь очаровательно. Не так ли, Мэри?

Леди Мэри Дорли кивнула, выражая этим полное согласие с подругой, и воскликнула:

– Да. Чудесно! Это именно то, что надо! Сарала нахмурилась:

– Что вы хотите этим сказать? Кому надо? Для чего?

– И акцент у нее очень милый! – добавила Мэри. Сарала покраснела и спросила:

– Вы так и не ответили, что вы подразумевали под словами «именно то, что надо»!

Она уже смекнула, что все подруги ее матери – матерые сводницы. И сделала из этого вывод, что они обсуждали до ее прихода кандидатуры ее возможных женихов. Ей стало не по себе, словно бы ее обступила стая мерзких голодных гиен, готовых залиться жутковатым лаем.

– Объясните мне, наконец, что все это значит! Маркиза взяла ее за руку.

– Мы здесь обсуждали, деточка, какой джентльмен мог бы стать для тебя идеальным женихом. Лично я благосклонно отношусь к герцогу Мельбурну, а леди Аллендейл считает, что…

– Это который герцог? Тот, что доводится братом лорду Шарлеманю? – звонко спросила Дженни, внося чайный поднос.

Резко обернувшись, Сарала обожгла ее взглядом, и служанка, смекнув, что она сболтнула лишнее, с перепугу выронила поднос.

– Ах! Простите! – вскричала она и стала собирать с пола осколки и приборы.

– Пустяки! – сказала Сарала, прежде чем на Дженни набросилась с упреками маркиза. – Здесь есть все, что нужно к чаю, и чашка тоже для меня найдется. Надеюсь, что ты не простыла под холодным дождем. Ступай на кухню и выпей горячего чаю.

– Благодарю вас, леди Сара, – сдавленно произнесла служанка, пятясь к двери.

Но Сара тоже могла бы поблагодарить ее за то, что она дала ей время для осмысления всего услышанного здесь. Что за странная идея пришла ее матери в голову? Почему она решила, что герцог Мельбурн мог бы стать ей супругом? Какая ерунда! Это тем более нелепо, что она фактически конфликтует с его братом Шарлеманем.

– А я придерживаюсь мнения, что Саре подошел бы лорд Джон Тандл, – потирая ладони, сказала леди Аллендейл – Ведь он многие годы служил в Индии!

– Простите, леди Аллендейл, – мягко промолвила Сара, – как я слышала, у вас есть внучка, которая в этом сезоне Должна выйти в свет. Так не лучше ли вам позаботиться в первую очередь о ней?

Миссис Уэндон взорвалась хохотом.

– Она довела свою внучку до ипохондрии, сватая ее ко всем лондонским холостякам без разбору, – пояснила она, успокоившись. – Один из этих джентльменов, побеседовав с бедняжкой, потом сказал, что ей пора лечить нервы.

– Моя внучка излишне чувствительна! С такой натурой ей никогда не выйти замуж, – пробурчала леди Аллендейл. – И вдобавок еще капризна.

– По-моему, они бы составили замечательную пару с лордом Эппингом: он блондин, она брюнетка, – отхлебнув из чашки, вставила миссис Уэндон.

Сарала тяжело вздохнула, приготовившись смиренно слушать их долгую пустую болтовню.

Громко обсудив достоинства лорда Мельбурна, дамы стали судачить о предстоящем музыкальном вечере у Френфилдов и возможности выступления на нем Саралы, прекрасно играющей на фортепьяно. Разумеется, ее мнением никто даже не поинтересовался.

– Не сердитесь на них, – произнес кто-то негромко у нее за спиной.

Обернувшись, она увидела леди Аугусту Джерард, которая стояла позади кушетки. Она была единственной из всех участниц жаркой дискуссии, кто не высказывался за необходимость выдать Сару замуж как можно быстрее. Голубые глаза женщины светились мудростью.

– Похоже, они полны решимости любой ценой устроить мою судьбу, – уклончиво сказала Сарала.

Пожилая дама обошла вокруг кушетки и присела на ее край рядом с Саралой.

– Своих детей они замуж уже повыдавали, внучки им неподвластны. Вот они и решили направить свои силы на новенькую.

– Как я понимаю, – сказала Сарала, – их просто распирает от желания продемонстрировать свою компетентность в матримониальных вопросах.

– Со мной вы можете быть искренней. – Леди Джерард заглянула ей в глаза. – Как мне лучше к вам обращаться? Леди Сара или Сарала?

Разумеется, Сарале хотелось бы поговорить с кем-то откровенно: вот уже несколько недель, как она была лишена общества своих друзей, оставшихся в Дели; пустые пересуды о ее замужестве ей претили. Тем не менее, распахнуть душу перед посторонним человеком она не решалась.

– Мама хочет, чтобы я называлась Сарой, – наконец промолвила она.

Леди Аугуста ответила ей, к ее изумлению, на хинди, что ей не надо ничего опасаться, и пояснила, что когда-то она изъяснялась на этом языке свободно, поскольку пятнадцать лет прожила в Дели, где служил ее супруг.

– Индия – прекрасная страна, совершенно не такая, как Англия, – добавила она.

– Вы правы, – согласилась Сарала. – Вам было жаль ее покидать?

– Мне было больно расставаться с друзьями. Но я предвкушала скорое знакомство с другими людьми по возвращении в Англию и утешалась этим. Вам тоже предстоит обзавестись в Лондоне новыми друзьями, ведь вы родились в Индии, не так ли?

– Я вижу, вы неплохо осведомлены обо мне!

– Я вообще знаю многое о многих! – Леди Аугуста загадочно улыбнулась. – Поэтому меня так часто приглашают в гости. Я неплохо изучила высшее общество. Вот, например, о герцоге Мельбурне я могу сказать наверняка, что вам он не станет делать предложения.

– Это почему же? – Сарала обиженно вскинула брови. Леди Джерард усмехнулась:

– Не обижайтесь, милочка! Вы здесь ни при чем. Мельбурн верен супружеской клятве и предпочитает оставаться вдовцом. К тому же он государственный муж, символ Англии. Гриффины, пришедшие сюда из Рима более восемнадцати столетий назад, – один из крупнейших кланов землевладельцев и аристократов. Ни один из семейства Гриффин не женился на иностранке. И можно с полным правом утверждать, что герцог в этом смысле больше англичанин, чем премьер-министр и некоторые члены королевской фамилии.

– Очевидно, у них не возникало нужды искать себе невесту за рубежом. Ведь они имели возможность выбрать себе лучших кандидаток из англичанок, – облизнув губы, прошептала Сарала, внезапно подумав о поцелуе Шарлеманя, потрясшем ее до основания.

– Насколько я понимаю, вас не огорчило, что у вас мало шансов выйти замуж за герцога, – сказала баронесса, пронзив ее пристальным взглядом холодных голубых глаз.

– Мы виделись с ним только два раза и даже не разговаривали, – сказала Сарала, улыбнувшись многоопытной собеседнице, одетой в темно-зеленое муслиновое платье. – Я вообще только наслышана о людях, упомянутых мамиными подругами во время их оживленного разговора. Но буду благодарна им, если они помогут мне обзавестись в Лондоне знакомствами с влиятельными людьми.

– Я вижу, что вы девушка практичная, мисс Сара!

– Стараюсь быть ею по мере возможностей. Я вообще стремлюсь руководствоваться в своих поступках не чувствами, а рассудком.

Леди Джерард сделала глоток чая, помолчала и спросила.

– Сколько же вам лет, юная леди?

– Двадцать два.

– Признаться, я приятно удивлена, что вы мудры не по годам!

Сарала натянуто улыбнулась, не уверенная, что ее собеседница не уязвлена ее словами. Замуж за герцога Мельбурна Сарала выходить не собиралась, поскольку имела на то вескую причину: ей был небезразличен его брат Шарлемань. Но объяснять это леди Джерард она не хотела, а потому только сказала:

– Как вы знаете, я прибыла в Лондон всего две недели назад. Но за это время со мной уже произошло множество перипетий, как-то: сначала мама поменяла мое имя, а вот теперь она собирается выдать меня замуж за лондонскую достопримечательность. Кстати, меня ведь даже не представили герцогу Мельбурну! Хорошо, что я крепка рассудком, другая на моем месте давно бы свихнулась.

Баронесса рассмеялась, чем привлекла внимание других присутствующих.

– Что там у вас происходит такого забавного? – спросила, вскинув тонкие брови, леди Аллендейл. – Нам тоже хочется повеселиться.

– Ничего особенного, мы говорили о сюрпризах погоды этим летом, – ответила леди Джерард.

– Погода нас нынче не радует, – сказала леди Аллендейл с каменным лицом и добавила, кладя ладонь на руку леди Ганновер: – Слава Богу, вас не было в Лондоне, когда минувшей зимой чуть было не покрылась льдом вся Темза! Молодежь, разумеется, возликовала и не упустила случая порезвиться на льду, но я считаю это скверным знаком, да и холодно было так, что я носа не высовывала из дому до самой весны. Бррр! – Она содрогнулась.

– Пожалуйста, леди, не отвлекайтесь от основной темы! воскликнула миссис Уэндон. – Нам нужно придумать, как леди Саре лучше привлечь к себе внимание мистера Эппинга!

– Вы полагаете, что это возможно? – взволнованно воскликнула мать Саралы. – Я все-таки пока не сбрасываю со счетов герцога Мельбурна. По-моему, он ей вполне подойдет.

– Так давайте же все это обсудим! Вот что я предлагаю.

– Кто-нибудь есть дома? – спросил у дворецкого Шарлемань, отдавая ему свое промокшее пальто.

Сделав мученическое лицо, Стэнтон взял двумя пальцами его верхнюю одежду и произнес:

– Его светлость на сессии парламента, леди Пенелопа у себя наверху, капризничает из-за того, что ее заставляют учить Французский. А вам, милорд, письмо из Гастон-Хауса.

Шарлемань озабоченно нахмурился и взял письмо, доставленное из его личной лондонской резиденции.

– Это от Освальда, – объяснил он дворецкому. – Я буду в бильярдной, попросите повара послать мне туда горячего супа, желательно куриного.

– Будет исполнено, милорд, – с поклоном ответил дворецкий и, поколебавшись, спросил: – Прикажете послать прислуживать вам Кейна?

– Да. Пусть он зайдет ко мне в спальню, – сказал Шарлемань.

– Хорошо, милорд, я немедленно этим займусь. Поеживаясь от озноба и оставляя за собой мокрые следы, Шарлемань поднялся в свои апартаменты в глубине дома, количество обитателей которого недавно сократилось на двух человек. Женившись, Закери перебрался на другую квартиру, а вскоре и Элеонора переехала в дом мужа. Последнее обстоятельство поубавило забот дворецкому, но от этого у Шарлеманя проблем не стало меньше.

В данный момент, однако, его тяготила мысль об очередном опрометчивом поступке с леди Саралой: ему не следовало ее сегодня целовать.

Но он, вкусив медовой сладости ее губ, уже не мог остановиться. Однако же легкий аромат корицы не мог послужить единственной причиной его влечения к ней, хотя и подстегнул игру его воображения. Не шла ни в какое сравнение эта вспыхнувшая в нем страсть и с чувствами, возникающими в обществе прекрасной женщины у любого полноценного мужчины в долгие летние вечера. Нет, он определенно одержим каким-то дьявольским наваждением!

Шарлемань встряхнул мокрыми волосами, пытаясь собраться с мыслями, положил на столик письмо от дворецкого в Гастон-Хаусе и снял с себя жакет и галстук. Сделки с заморскими тканями не были его регулярным занятием, он приторговывал ими от случая к случаю, когда это приносило лично ему существенную выгоду. В сферу его интересов входило множество других увлекательных предприятий: крупные строительные проекты, перевозка грузов, торговля с американскими предпринимателями, коллекционирование предметов старины, а также чтение литературных произведений, общение с родственниками и полезными людьми.

Но только не преследование Саралы с тайной целью заключить ее в объятия и запечатлеть на ее устах поцелуй. Никаких разумных объяснений своим поступкам он пока не находил. Ее заявление, что он целует ее, чтобы сделать податливой и принудить уступить ему в сделке с шелком, было справедливо лишь отчасти. В целом же его порыв вполне можно было списать на временное помрачение рассудка. В дверь постучали. Шарлемань вздрогнул.

– Входи, Кейн!

Ирландец вошел в комнату и промолвил:

– Стэнтон сообщил мне, что вы попали под дождь, милорд.

– Да. И я сам в этом виноват: решил, видишь ли, прогуляться и подышать свежим воздухом, – ответил Шарлемань, разводя руками.

– Не беспокойтесь, милорд, я уже распорядился подать вам экипаж, так что мы с вами не опоздаем в «Уайте».

– Но я вовсе не собирался ехать сегодня в клуб! – нахмурившись, проворчал Шарлемань.

– Я понимаю, что дождь вас немного огорчил, милорд, поэтому вы и запамятовали, – невозмутимо возразил слуга. – Но я ничего никогда не забываю, потому что веду записи. Так вот, в моем ежедневнике значится, что вы наметили еще на прошлой неделе сегодня встречу со своим братом герцогом Мельбурном в «Уайте»… – Он осекся, вглядываясь в свои каракули.

– В час пополудни, – договорил за него Шарлемань. – Я вспомнил.

– Не волнуйтесь, милорд, вы прибудете туда вовремя.

– Спасибо, Кейн. И будь добр, передай повару, что суп я уже есть не стану.

– Хорошо, милорд, будет исполнено.

По мере того как Шарлемань облачался в сухую одежду – табачного цвета жакет, светло-серый жилет и темно-серые брюки, его лицо все больше мрачнело. Прежде еще ни разу не случалось, чтобы его подвела память.

В случае же с Себастьяном это было вообще непростительно, поскольку они с ним встречались ежемесячно, чтобы обедом в клубе подробно обсудить все наиважнейшие дела.

Разговора их отвлекали разве что приятели и знакомые, лающие поприветствовать их и пожелать им приятного аппетита. Но таковых было немного, доступ в «Уайте» – старейший лондонский клуб консерваторов – был ограничен.

Так что же с ним, черт побери, приключилось? Он чуть было не нарушил их с Мельбурном пятилетнюю добрую традицию!

Шарлемань поправил узел на галстуке, кивнул Кейну, сунул в карман письмо Освальда, которое так и не удосужился прочитать, и сбежал по ступенькам в прихожую. Стэнтон подал ему сухое пальто и почтительно распахнул перед ним двери.

Спустя минуту карета уже уносила его по улице на встречу с братом.

– Добрый день, лорд Шарлемань! – приветствовал его метрдотель в фойе клуба. – Его светлость ожидает вас за вашим обычным столиком, добро пожаловать! Не будет ли каких-нибудь указаний?

– Распорядитесь, чтобы мне подали рому! Мне нужно прогреть мои озябшие косточки!

Себастьян, просматривавший в ожидании брата газеты, при его появлении поднял голову и с досадой воскликнул:

– Ведь я же просил тебя не брать сегодня мой парадный экипаж!

– Я поступил даже того хуже, – усевшись за стол, сказал Шарлемань. – В парке я отпустил кучера, а сам пошел домой пешком. Извини, что немного опоздал. А вот и ром!

Он кивнул бесшумно подошедшему к столику лакею. Тот отвесил ему поклон и ушел.

– По-моему, Кейн был огорчен видом моего промокшего платья.

Шарлемань выпил рюмочку рома.

– Так-так, братец. Слава Богу, что ты не закапал водой персидский ковер в бильярдной, который я недавно купил. Или ты все-таки и там успел напакостить?

– Успокойся, Себастьян, не будь мелочным! Нет, в бильярдную я зайти не успел. Ковер, как я вижу, волнует тебя гораздо больше, чем самочувствие родного брата. Ты превращаешься в старого скрягу!

Шарлемань покачал головой и, вспомнив наконец-то о письме из Гастон-Хауса, достал его из кармана.

– Это мне прислал утром с посыльным Освальд, – сказал он.

– Твой дворецкий? – Герцог удивленно поднял бровь.

– Кто-то пытался проникнуть в мой дом прошлой ночью. Освальд и еще двое лакеев услыхали подозрительный шум и спугнули вора. Но тот успел-таки разбить оконное стекло.

– Странная история! Кто же осмелился залезть в дом одного из Гриффинов?

– Возможно, грабитель решил, что связываться со мной не так опасно, как с тобой, – пошутил Шарлемань.

В Гастон-Хаусе, принадлежавшем когда-то их бабушке по материнской линии, он ежегодно проводил только недели две, желая укрыться от суеты и шума, царящих в Гриффин-Хаусе.

– Будем надеяться, что впредь воры побоятся проникать в твой дом, – сказал герцог. – Одной только своей грозной внешностью твой дворецкий наверняка нагнал на них страху: ведь старина Освальд – настоящий гигант. Между прочим, я заказал для тебя жаркое из ягнятины и тушеные почки. А на закуску у меня есть хорошая новость.

– Неужели Принни и Ливерпул одобрили твою идею создать систему судоходных каналов? – вскинув брови, спросил Шарлемань.

– Ты, братец, угадал. Но я собирался обрадовать тебя вовсе не этим известием. Ты помнишь Реджиналда Берни-Смита?

– Брата виконта Даннона? Он, кажется, банкир.

– Теперь еще и крупный инвестор. Так вот, один из его знакомых в Мадриде изъявил желание приобрести партию хорошего шелка.

Лихорадочно размышляя над резонным ответом, Шарлемань в очередной раз попытался убедить себя в том, что Мельбурн не способен угадывать чужие мысли вопреки твердому убеждению других родственников в обратном, и наконец произнес:

– Я приму это к сведению. Но у меня тоже намечается выгодный вариант.

– В любом случае тебе следует наладить с Берни-Смитом деловой контакт, – сказал герцог. – Он может стать неплохим источником информации.

– Дай мне его адрес, я напишу ему письмо.

– Хорошо. – Мельбурн смерил его испытующим взглядом. – А много ли у тебя потенциальных покупателей? Я бы хотел, честно говоря, взглянуть на эти отменные китайские ткани, вокруг которых разыгрались нешуточные страсти.

– Я устрою их показ, когда Элеонора и Каролина надумают выбрать себе по отрезу на платье, – обещал Шарлемань.

– Насколько мне известно, ты хранишь этот шелк на каком-то неведомом мне складе. Почему бы тебе не перевезти все рулоны в наш амбар?

– Позволь и мне задать тебе один вопрос: чем вызвано твое чрезмерное любопытство к моим коммерческим предприятиям?

– Особых причин для этого нет, – пожав плечами, сказал с улыбкой герцог. – Но раз ты предпочитаешь обстряпывать это дельце тайно, давай сменим тему нашей беседы. Вчера утром Пенелопа, как я подозреваю, без спросу проникла в твой кабинет.

Шарлемань рассеянно кивнул, занятый разглядыванием двух аппетитных блюд, поставленных официантом на стол.

– Я сам невольно спровоцировал этот поступок, проболтавшись, что уже купил для нее подарок ко дню рождения. Вероятно, его-то она и искала. Детское любопытство!

– По-моему, она его обнаружила, – сказал Мельбурн.

– Вряд ли. Я спрятал его не в кабинете, а в ее комнате. Улыбнувшись, Шарлемань принялся за аппетитные яства.

– Тогда кому же предназначалось ожерелье, в котором она явилась на завтрак в столовую? Этот рубин стоит немалых денег. Я велел ей положить его на место, чтобы не огорчать тебя.

Мысленно чертыхнувшись, Шарлемань с безмятежной улыбкой произнес:

– Ах, так вот ты о чем! Эту безделицу я собирался подарить одной особе на память.

– Приятная вещица. И кому же именно она предназначалась? – не унимался герцог.

– Я уже передумал ее дарить, – сказал Шарлемань. – Мои планы изменились.

Он искренне надеялся, что Сарала пока не станет надевать это ожерелье, выходя в свет, чтобы не дать повода для досужих домыслов о его происхождении. Меньше всего на свете ему бы хотелось, чтобы его нелепая попытка улестить ее, с пока еще не ясной ему самому целью, выплыла наружу. Да и сама Сарала вряд ли стремилась привлечь внимание света к их странным отношениям.

Наконец Мельбурн перевел беседу на проблемы торговли с Америкой хлопком-сырцом и табаком и противодействие, которое оказывали ей консервативно настроенные члены палаты лордов, главным образом старики. Но Шарлемань его почти не слушал, размышляя о том, почему он сразу не признался брату, что проспал эту выгодную сделку. Теперь он очутился в нелепейшем положении и не решался лишний раз раскрыть рот, чтобы не проболтаться.

Что же останавливало его – гордыня, смущение, стыд за то, что его обманула смазливая девица, недавно приехавшая в Лондон? Еще три дня назад вину за упущенную выгоду можно было бы взвалить на нее. Но теперь, когда он успел нагородить столько лжи и ерунды, винить во всем приходилось только самого себя. Объяснить же другой свой дурацкий поступок – жаркий поцелуй, подаренный сопернице, – он так и не смог.

Вдобавок он как-то вяло и робко торговался с Саралой, когда она обескуражила его своей новой, чересчур высокой стеной. Его прежняя, унизительно низкая цена была отвергла ею, после чего они переключились на другую тему.

Свою оплошность ему предстояло исправить как можно скорее, пока о ней не проведали его родственники.

– …когда Закери и Валентайн убили двух бродячих фокусников, – словно бы во сне услышал он конец фразы, произнесенной Мельбурном.

– Убили? – вздрогнув, переспросил Шарлемань.

– Проснулся? – насмешливо осведомился Мельбурн и выпил глоток вина.

– Я задумался, – пожав плечами, сказал Шарлемань.

– О чем же? – Старший брат пронзил его испытующим взглядом.

– Так, ни о чем особенном. О возможных последствиях разрастания конфликта между Великобританией и Соединенными Штатами. Они же грозятся начать задерживать наши суда, не так ли?

– Вообще-то я рассуждал о том, не начать ли нам призывать на военную службу моряков из Штатов и бесцеремонно арестовывать их в наших заморских портах. Впрочем, и то и другое чревато серьезными последствиями и, по сути, является частью одной проблемы.

– Ты прав, – сказал Шарлемань, приказав себе собраться с мыслями. – Недавно я разговаривал с адмиралом…

– Мне бы хотелось услышать твое мнение, – перебил его герцог, понизив голос. – Я пришел сюда вовсе не для того, чтобы побеседовать вслух с самим собой.

– Да, разумеется, Себастьян! Я извиняюсь. Просто мне не дают покоя несколько важных вопросов…

– Так давай же их обсудим!

– Не стоит, – отмахнулся Шарлемань. – Я постараюсь переубедить адмирала во время нашей следующей встречи.

Себастьян продолжал сверлить его темно-серыми глазами с той же пристальностью, которая не раз вынуждала некоторых членов правительства покидать парламентский зал совещаний под разными благовидными предлогами. Наконец он кивнул и произнес:

– Постарайся сделать для этого все, что в твоих силах. Хотя я, признаться, опасаюсь, что уже поздно. И еще: нам вовсе не обязательно обсуждать во время наших регулярных встреч в этом клубе только политические и деловые вопросы. Если тебя что-то гложет, поделись со мной как с братом и близким другом, не стесняйся.

Прекрасно! Он умудрился-таки вселить в Мельбурна беспокойство. Так не лучше ли взять и покаяться ему в собственной глупости? В конце концов, прошло всего трое суток. Однако его уязвленное самолюбие взяло верх над опасением опростоволоситься, и он решил еще раз попытаться договориться с упрямой Саралой относительно партии шелка. Ему ли, многоопытному бизнесмену, не найти подхода к молодой леди?

И тогда денька через два ему будет уже не в чем каяться.

– Вероятно, меня вывело из равновесия известие, что у Элеоноры и Валентайна скоро родится ребенок, – слукавил он. – Для меня сестра все еще остается девчонкой, а мысль о появлении на свет крохотной копии Валентайна меня просто пугает.

Герцог рассмеялся и, расслабившись, признался:

– Честно говоря, мне тоже страшно себе такое представить. Но я хочу наконец увидеть Элеонору счастливой и надеюсь, что ее дитя будет похоже на мать, а не на отца.

– Да будет так! – сказал Шарлемань, подняв рюмку с ромом, и выпил ее залпом, даже не поморщившись. Себастьян только покачал головой.

Глава 6

– Неужели мы не можем заняться чем-нибудь более полезным, папа, чем присутствовать на музыкальном вечере ради нескольких незнакомых людей? – в сердцах воскликнула Сарала.

Ее мать, одетая в чересчур броское для подобного собрания роскошное желтое платье, ответила, входя в холл:

– Побывав там, ты со всеми познакомишься, они же будут благодарны тебе за твое присутствие. А как иначе ты собираешься обзаводиться новыми друзьями, деточка?

Честно говоря, Сарала и сама думала так же, но притворялась, что вовсе не горит желанием исполнить роль потенциальной невесты. Расправляя рукава плаща, она промолвила, когда они вышли из дома все втроем:

– Все это звучит замечательно и чудесно, но я знаю, что твоя истинная цель в другом.

– И в чем же она заключается, доченька? – поинтересовался отец, поудобнее усаживаясь в карете рядом с супругой.

– Видишь ли, папочка, дело в том, что мамины подруги вознамерились выдать меня за лорда Эппинга или за лорда Джона Тандла, а наша мама вообще-то прочит мне в мужья герцога Мельбурна. – Она улыбнулась, считая идею маркизы невероятно дурацкой. – Вот только сами джентльмены пока даже не догадываются об этом.

– Не смей насмехаться над мамиными планами! – одернул ее отец. – Ей виднее. Но позволь тебя спросить: не с братом ли герцога ты танцевала на последнем балу?

– С лордом Шарлеманем, – кивнула Сарала. – Он показался мне очень высокомерным. А его светлость, как мне кажется, в десять раз хуже, на меня он даже не взглянет.

– Ты, Говард, по-моему, знаком с герцогом, – сказала маркиза. – Вот и представь ему нашу дочь.

Маркиз пожал ей руку и виновато промямлил:

– Мы всего-то и перебросились с ним словечком-другим. О чем такому блестящему государственному мужу беседовать со мной, бедным стариком? Я ведь только недавно получил титул, и в свете меня почти не знают. Нет уж, уволь меня от этого!

– Ты можешь быть интересным собеседником, папа! – сказала Сарала. – Просто герцог тебя еще плохо знает.

Отец наклонился к ней и потрепал по щеке.

– С твоей стороны весьма любезно польстить мне, доченька! Вынужден признаться, что я мог бы рассказать его светлости, как я однажды охотился на тигров, сидя на спине слона. Вряд ли герцогу доводилось принимать участие в королевской охоте. Тут требуется немалая сноровка!

– Я сомневаюсь, что на такой охоте побывали и многие другие англичане, – сказала Сарала.

– Довольно! – прервала их разговор леди Ганновер. – Чтобы удачно выйти замуж, требуется не меньшее искусство, чем на охоте на тигров. Так ты сумеешь организовать представление нашей дочери его светлости, Говард?

– Да, моя дорогая, – с тяжелым вздохом ответил ей супруг, __ Разумеется, если сегодня он объявится в салоне.

– Леди Тремейн по секрету сообщила леди Аллендейл, что там будет присутствовать все их семейство. Они ведь старинные приятели с Френфилдами.

При мысли о возможной встрече с лордом Шарлеманем по спине Саралы побежали мурашки. Женится ли на ней впоследствии какой-нибудь титулованный государственный муж, которому ее сегодня представят, ее совершенно не волновало. Зато ее привела в дрожь перспектива во второй раз за день увидеться с Шеем.

Бальный зал Френфилд-Хауса был заставлен стульями, У дальней стены стояли музыкальные инструменты – фортепьяно и арфа. Сарала мысленно поблагодарила Бога за то, что самой ей выступать здесь на этот раз не придется, поскольку маркиза объявила своим подругам, что ей необходимо помузицировать немного дома, чтобы восстановить беглость пальцев.

– Похоже, что мы приехали слишком рано, – с досадой сказала маркиза, окинув глазами полупустой зал. – Я надеялась войти сюда с большей помпой.

– Ничего не поделаешь, – произнес лорд Ганновер, – возвращаться же нам домой, чтобы снова приехать сюда позже! Будем рассаживаться?

– Не надо торопиться, дорогой! Посмотри, нет ли в зале кто-нибудь из Гриффинов, – сказала маркиза, вертя головой.

– Пока еще нет. Очевидно, им повезет больше, чем нам. Эффектным входом в зал, – с улыбкой констатировал маркиз. – Что ж, у них и опыта в таких делах побольше, и титул повыше.

– Избавь меня, пожалуйста, от своего сарказма, мне совсем не до шуток, – махнула на него рукой маркиза.

Сарала тоже осмотрелась и наморщила носик, не обнаружив среди гостей ни одного знакомого, кроме мистера Фрэнсиса Хеннинга, общаться с которым ей совершенно не хотелось.

Лакей подал ей бокал пунша. Взбодрившись им, она приблизилась к Хеннингу и мелодично промолвила:

– Здравствуйте, мистер Хеннинг!

– Ах, это вы, леди Сара! Или Сарала? – Он осклабился. – Признайтесь, вы намеренно интригуете своих кавалеров?

– С чего вы это взяли? Можете называть меня, как вам больше нравится, я не обижусь.

– Боже! – воскликнул Хеннинг, взглянув поверх ее плеча. – Сюда пожаловала моя бабушка. Прошу меня извинить, но я должен пойти угостить ее пуншем. – Он ретировался.

Обернувшись, Сарала увидела дородную даму с пышными седыми волосами. Старуха ткнула концом трости внука в грудь, что-то сказала ему и указала тростью на Саралу.

Что бы все это могло означать? Сарала наморщила лоб, пытаясь угадать, чем она привлекла к себе внимание пожилой матроны – платьем или загаром. А ведь кое-кто даже утверждал, что она говорит по-английски с индийским акцентом! Очевидно, она не соответствует высоким требованиям, предъявляемым высшим обществом к потенциальной невесте титулованной особы.

Вот и леди Джерард, вдруг вспомнилось Сарале, говорила примерно то же самое, рассказывая о брачных традициях Гриффинов. Видимо, не только один Мельбурн и его родственники предпочитают жениться на уроженках Англии…

– Почему ты не фланируешь по залу, дорогая? Ступай, пообщайся с другими гостями, – сказала у нее за спиной мать.

– В зале пока еще собралось мало народу, – ответила Сарала. – Вероятно, те, кто сегодня будет выступать, находятся в другом помещении.

– Я знаю, что несколько светских дам разносят гостям напитки. В другой ситуации я бы не стала к ним даже приближаться, поскольку все они прожженные сплетницы. Но сейчас мне кажется, что нам с тобой нечего опасаться, будем раскланиваться со всеми и любезно улыбаться. А как иначе ты сможешь познакомиться с другими девушками из высшего общества? Ведь светские львицы привели с собой сюда дочерей, как это принято, – сказала леди Ганновер.

– Что ж, вам виднее, мама, я согласна! – сдалась Сарала. Ей было бы куда приятнее, если бы она могла назваться своим истинным именем, знакомясь со сверстницами, но это было невозможно, раз о том, что она сменила имя, знал даже мистер Хеннинг. Для нее предпочтительнее было бы сопроводить отца в клуб и поужинать там с ним, но традиция вынуждала ее довольствоваться чаем и пересудами. Леди Ганновер поцеловала ее в щеку.

– Ты просто ангел! Никогда не надо падать духом! Окинув взглядом зал, маркиза увидела новую партию публики, столпившуюся возле дверей, и радостно воскликнула:

– Взгляни-ка, доченька, прибыли миссис Уэндон и леди Аллендайл! Без них не обходится ни одно светское собрание Они большие энтузиастки музицирования! Любовь к искусству у них в крови.

Она принялась нервно обмахиваться веером.

Сарала подумала, что их скорее следует назвать прирожденными сводницами, не преминувшими воспользоваться случаем приглядеть за ней и выяснить, кто станет энергичнее других обхаживать ее – лорд Джон Тандл или же лорд Эппинг. Лично она пока не заметила среди присутствующих этих двух джентльменов и вообще не думала ни об одном из них, поскольку ожидала с замиранием сердца появления Мельбурна и Шарлеманя. Как, впрочем, и ее мамаша. Которая то и дело вытягивала шею и приподнималась на цыпочках.

Спустя примерно четверть часа в дверях раздался знакомый мужской смех, и Сарала, резко обернувшись, случайно толкнула локтем в бок джентльмена, стоявшего у нее за спиной.

– Извините, – сказала она, всматриваясь в лица спутников Шарлеманя. Ими оказались его брат Закери и невестка, которые лучезарно улыбались. Сладкая дрожь пробежала по спине Саралы.

В этот момент мужчина, которого она толкнула, взял ее за кисть руки и произнес хорошо поставленным голосом:

– Нет, это вы должны меня извинить, миледи! По-моему, мы с вами не знакомы. Позвольте представиться – герцог Мельбурн.

Ком застрял у нее в горле, глаза округлились.

– Ваша светлость! – проверещала она. – Я польщена… меня зовут…

– Леди Сара Карлайл, – сказал он, улыбнувшись.

Под пристальным взглядом его темно-серых глаз она затрепетала и смутилась: взгляд был направлен на ее вздымающийся бюст. Однако же тотчас она сообразила, что его заинтересовали не столько ее женские прелести, сколько ожерелье с рубином, подаренное ей Шеем. Она надела его, будучи уверенной, что ни одна живая душа в Лондоне не знает, откуда эта безделица у нее. К числу фамильных драгоценностей Гриффинов она не принадлежала, равно как и к украденным вещам. Поборов волнение, Сарала сказала:

– Да, ваша светлость, я Сара Карлайл. Приятно познакомиться.

Однако герцог словно бы не слышал ее, целиком поглощенный разглядыванием изящной драгоценности. Даже мать не поинтересовалась, откуда у нее это украшение, вероятно, сочтя его подарком одного из ее индийских поклонников. Единственным же мужчиной, чье внимание Сарале хотелось бы привлечь к ожерелью, был Шей Гриффин.

Она представила себе его лицо в тот миг, когда он заметит свой подарок у нее на шее и вспомнит, что за шелк она по-прежнему требует шесть тысяч фунтов стерлингов. Ее совесть была чиста: ведь он сам сказал, что дарит ей рубин в знак своего восхищения ею, а не с тайным умыслом вынудить ее уменьшить цену. Но если его старший брат что-то проведал об их торге, тогда все в корне менялось.

– Я слышал, что вы только недавно прибыли в Англию из Индии, – наконец промолвил Мельбурн. – Я не ошибаюсь?

Ни слова об ожерелье! Может быть, оно заинтересовало его как любопытный образец ювелирного искусства? Дай-то Бог!

Герцог вперил в нее пытливый взгляд серых глаз, ожидая ответа на вопрос. Она же медлила, мысленно сравнивая их с глазами Шарлеманя, которые были слегка посветлее.

– Да, ваша светлость, – спохватившись, сказала она. – Мы приехали в Лондон около двух недель назад.

– В таком случае у вас еще нет здесь близких друзей, – сказал герцог. – Предлагаю вам занять места рядом с моими родственниками.

От радости у Саралы перехватило горло.

– Как это любезно с вашей стороны, ваша светлость! Но я не могу решать за своих родителей.

– Где ваш отец? – спросил Мельбурн.

Она указала рукой на маркиза. Герцог повернулся и, кивнув ей, пошел в указанном ему направлении Руки матери легли Сарале на плечи.

– Что он сказал? – взволнованно спросила она. – И прекрати дрожать!

– Ты меня напугала, – шумно дыша, слукавила Сарала. – Он поинтересовался, давно ли мы в Лондоне…

В этот момент к ним подошел взволнованный маркиз.

– Я хочу сообщить вам потрясающее известие, – сказал Он. – Только что герцог Мельбурн сам подошел ко мне и пригласил нас занять места рядом с ним!

Маркиза радостно взвизгнула:

– Небеса вняли нашим мольбам! Ты произвела-таки на герцога надлежащее впечатление, Сара. Это великолепное известие!

Сарала стиснула зубы, заподозрив в этом любезном жесте герцога козни Шарлеманя, вознамерившегося подключить к их торгу старшего брата. И, разумеется, герцог станет обсуждать эту тему не с ней, а с ее отцом.

Такое умозаключение показалось ей резонным и убедительным. Она решила, что не станет вмешиваться в мужской разговор, пока Мельбурн не попытается воспользоваться своим авторитетом и не начнет принуждать ее отца пойти на значительные уступки в их сделке. В конце концов, их семья не настолько богата, чтобы нести существенные финансовые потери из-за чьих-то неумеренных амбиций.

Вскоре хозяйка дома пригласила гостей занять свои места. Сарала продолжала обдумывать неожиданный шаг Шарлеманя. С его стороны было некрасиво и даже трусливо втягивать брата в это щекотливое дело, касающееся только их двоих, решила она. Однако тотчас же была вынуждена признать, что не в его обыкновении выпускать ход собственных коммерческих переговоров из-под личного контроля. Нет, определенно тут было что-то не так!

– Подтяни рукава! – шепнула ей маркиза.

– С рукавами у меня все нормально, мама! Успокойся! – сказала Сарала.

– Но я совсем не волнуюсь, деточка! Я всего лишь хочу, чтобы ты выглядела безупречно. Это же твой лучший шанс! Герцог не приглашает познакомиться со своими родственниками кого угодно! Ты должна это понимать!

Маркиза шутливо погрозила ей указательным пальцем.

И действительно, подумала Сарала, далеко не всякому выпадает такая честь! Отныне лондонский высший свет станет смотреть на ее семью совсем иначе! Сарала вздернула носик и расправила плечи. Маркиза горделиво приосанилась, а маркиз выпятил грудь и кивком предложил ей взять его под руку. Вся их семья начала плавно и торжественно двигаться к своим креслам.

Сарала стала обдумывать план дальнейших шагов в отношении Шарлеманя. Теперь, когда ситуация изменилась коренным образом, она уже не могла разговаривать с ним без экивоков и диктовать ему условия, как намеревалась это сделать. И вообще она сожалела, что надела ожерелье, отправляясь на музыкальный вечер. Ей следовало потерпеть до завтрашнего утра и явиться в этом украшении на пикник, который ему вздумалось устроить.

Сарала собралась было уже снять ожерелье, когда отец остановился, чтобы пожать герцогу руку.

– Позвольте мне представить вам свою супругу, ваша светлость! – произнес он. – А с моей дочерью Сарой вы, по-моему, уже познакомились.

Леди Ганновер сделала реверанс и заставила сделать его Саралу, чуть было не принудив ее сесть на пол.

– Мы благодарим вашу светлость за оказанную нам честь!

– Знакомство с вами доставило мне удовольствие. Герцог стал представлять своих родственников членамсемьи маркиза. Сарала изобразила на лице улыбку. Шарлемань смотрел только на нее, игнорируя родителей. От волнения у нее пересохло во рту. Вот его взгляд соскользнул на ожерелье – и его глаза округлились. Она снова упрекнула себя в том, что надела сегодня его подарок. Но тотчас же решила, что она поступила правильно, не сняв его здесь же, в зале. Судя по реакции Шарлеманя, он чего-то опасался, следовательно, оказывался в невыгодном положении, подобно черному королю, которому белая королева объявила шах.

Зеленые глаза Саралы заискрились от предчувствия своей скорой победы, губы вытянулись в улыбке.

Она продолжала таинственно улыбаться, даже сев в кресло, и время от времени посматривала на Шарлеманя, потрясенного тем, что она надела подаренное им ожерелье.

Ему же было совсем не до веселья, из головы не выходила мысль о неминуемом неприятном разговоре с Мельбурном, Уже наверняка заметившим на шее Саралы украшение с рубином. Похоже было, что и без того непростой торг о цене шелка осложнится еще больше.

Не лучше ли разрубить этот гордиев узел?

Но прежде надлежало выяснить, готова ли Сарала уступить ему товар за семьсот пятьдесят гиней.

– Не согласится ли леди Сарала помочь мне принести для всех нас бокалы с пуншем? – спросил он.

Не дожидаясь ответа дамы, свою помощь ему предложил неуемный Закери, однако захлопнул рот, едва лишь Шей наступил ему на ногу. Сарала благосклонно кивнула и встала.

– Я сохраню для тебя это место. – Леди Ганновер похлопала по сиденью кресла ладонью. – Не задерживайся там!

– Мы быстро обернемся, – успокоил ее Шарлемань и увлек Саралу к столам с напитками, стоящим в другом конце зала.

– Однако вы быстро просохли. – заметила она, едва поспевая за ним.

Леди Френфилд объявила, что концерт начинается.

– И вы тоже, – сказал Шарлемань, остановившись у столов. – И даже надели ожерелье.

– Вы же сами сунули его тайком мне в карман! – воскликнула она. – Вот я и решила, что лучше его носить, чем хранить в шкатулке для потомков.

Первой должна была выступить дочь леди Френфилд Хатти – сыграть фортепьянный концерт Гайдна. Зрители встретили ее жидкими аплодисментами. Как только зазвучала музыка австрийского композитора, Шарлемань вручил Сарале бокал и сказал:

– Мне приятно, что вы надели мое ожерелье. Оно вам к лицу.

– Теперь оно принадлежит мне! – сказала Сарала. – Так что не надейтесь, что я продам вам товар дешевле, чем за шесть тысяч фунтов стерлингов.

«Какая наглость!» – подумал Шей, стиснув зубы. Помолчав, он вымучил улыбку и сказал:

– Пожалуйста, называйте меня впредь по имени, мы же с вами друзья! Не правда ли?

Он взглянул ей в глаза, такие бездонные, что хотелось утонуть в них.

Она томно опустила ресницы и с придыханием произнесла:

– Хорошо, Шей! Я доставлю вам это удовольствие.

Охваченный страстным желанием обнять ее и привлечь гибкий стан к себе, Шарлемань воровато огляделся по сторонам и, удостоверившись, что даже лакеи смотрят на сцену, коснулся указательным пальцем ее бархатистой щеки.

– Не прикасайтесь ко мне! – прошипела она. – Что подумают о нас люди? И не пытайтесь сбить меня с толку своими трюками.

Шарлемань отдернул руку и виновато сказал:

– Но я всего лишь хотел смахнуть ресничку с вашей щеки. Это не такой уж и большой грех! Должен вас предупредить, что платить вам шесть тысяч фунтов я не намерен. Лучше я вообще откажусь от этой сделки. Верните мне ожерелье! Еще ни одной даме не приходило в голову жестоко наказать меня за сделанный ей мною подарок.

– Рубин я вам не верну! – отрезала Сарала. – Но могу снизить цену товара до пяти тысяч.

– Не ждите благодарности, – сказал Шей и добавил, понизив голос: – Почему бы нам не продолжить этот разговор в более спокойном месте, например в утренней гостиной?

Сарала негодующе фыркнула и прошептала:

– Лучше признайтесь, Шей, что вам захотелось еще раз меня поцеловать. Только у вас ничего не выйдет, я не позволю вам зацеловать меня до беспамятства и заставить отдать вам шелк даром.

– Что же мне делать? Мне так понравилось целоваться с вами!

Шей тяжело вздохнул:

– Угадайте, что пришло мне сейчас в голову? Сарала усмехнулась:

– Я не умею читать чужие мысли. Но могу предположить, что серьезного встречного предложения мне от вас не дождаться.

Завороженный ее влажными от пунша губами, он сказал.

– Так и быть, я сам вам это скажу: мне подумалось, что вы, не только дьявольски хитры, но и чертовски темпераментны.

На щеках Саралы вспыхнул румянец.

– Вы говорите так, потому что злитесь на меня за то, что я вас переиграла, – сказала она. – Признаться, большого ума для этого не потребовалось.

– Однако же вам стало стыдно за свои колкости, вы даже покраснели! – возразил Шей, борясь с желанием вновь погладить ее по щеке.

– Вовсе нет! – парировала она. – Я раскраснелась, потому что отчаялась дождаться от вас дельного предложения. Давайте возвратимся на свои места, пока не возникло никаких пересудов в связи с нашим затянувшимся отсутствием.

– А вам не приходило в голову, Сарала, что вы бы лишились оправданий своих оскорблений в мой адрес, если бы получили, наконец, от меня разумное предложение?

– Раз уж вы додумались до этого, объясните, что вам мешает предотвратить любые мои нападки! Пока что вы ничего для этого не сделали.

И в самом деле, подумал Шарлемань, почему бы ему не принять защитные меры? Быть может, его останавливает то, что она впервые очутилась на лондонском музыкальном вечере? Никогда не бывала на королевских балах и приемах? И явно не знает, что, при всей экзотичности, загар считается просто неприличным для благовоспитанной английской девушки?

Или же его смущает значительная разница в их общественном положении? Он изобразил на лице искреннюю улыбку и наконец ответил:

– А мне доставляют удовольствие ваши колкости! Я нахожу интересным пикироваться с таким очаровательным созданием. Но если вы скажете, что вам это неприятно, тогда мы продолжим наш торг там, где его следовало бы начать, – в кабинете вашего отца.

Сарала подошла к нему поближе и заявила:

– Не смейте запугивать меня, Шей! Продажа шелка – это моя привилегия. Только попробуйте поступить так со мной, и я буду называть вас обманщиком и трусом.

На Шарлеманя пахнуло ароматом корицы. Проглотив слюнки, он мягко произнес:

– В таком случае предлагаю возобновить наш торг завтра на пикнике, согласитесь, что это будет оптимальным решением проблемы.

Пока Сарала, наморщив лоб, молча размышляла над его предложением, Шарлемань стоически боролся с искушением заключить ее в объятия и поцеловать.

– Хорошо, я согласна, – наконец сказала она. – Отложим наши переговоры до завтрашнего утра.

Сарала взяла четыре бокала и хотела повернуться, чтобы уйти. Но Шарлемань раскусил ее хитрость и, положив ей ладонь на плечо, повернул к себе лицом.

– Раз мы покончили с деловым разговором, – сказал он, – то почему бы нам просто не поболтать? Расскажите мне, как вы обычно проводили дни в Индии.

Взглянув на него с нескрываемым удивлением, Сарала напомнила ему, что им пора вернуться в зал.

– Поверьте, им до нас сейчас нет дела, – возразил Шарлемань.

– Я в этом не уверена, – заявила Сарала. – И зачем вам знать, чем я занималась в Индии?

– Мне просто интересно, – заверил он ее.

Она сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

Шей с очевидным восхищением посмотрел на ее бюст. Его интерес к ней был неподдельным, ему действительно хотелось знать о прошлом Саралы. Проведай об этом его младший брат, он бы покатился со смеху: ведь прежде Шарлемань слыл противником пустой болтовни и не скрывал, что равнодушен к обычным темам женских разговоров.

– Летом совершать прогулки там можно только рано утром, – сказала Сарала. – Мы с Нахи, моей подругой, обычно прогуливались по улице между дворцом Ред Форт и мечетью Джама Масджид, одними из красивейших зданий в мире, потом мы шли дальше, в старый город, чтобы сделать там на Рынке покупки.

– Вы разгуливали по городу вдвоем?

– Нет, нас сопровождали слуги, а иногда и двое солдат.

– Слава Богу, – сказал Шарлемань.

Сарала мягко улыбнулась.

– Честно говоря, в охране мы не нуждались, нам с Нахи было нечего бояться, она индианка, я же владею хинди свободно. К тому же меня там многие знали благодаря влиятельному положению моего отца в Ост-Индской компании и его обширным связям с местными чиновниками.

Взгляд ее вдруг стал печальным.

– Расскажите мне, пожалуйста, поподробнее об индийских рынках! – попросил Шарлемань. – Очевидно, это экзотическое зрелище.

– Да, очутившись там, испытываешь странное ощущение, что ты попала в сказочную страну. Чего только там не продают! И кур, и коз, и посуду, и гашиш, и пряности, и ткани, и разнообразные украшения – бусы, браслеты, перстни, кольца, серьги. Воздух пропитан смесью пыли и ароматических смол и трав, от зноя даже трудно дышать.

– Разве индусы едят мясо? – спросил Шарлемань, пытаясь представить себе Саралу в национальной индийской одежде, покупающую козленка.

– Да, вопреки расхожему мнению большинство индусов едят и мясо, и яйца, а также пьют козье молоко. И не забывайте, что в Дели живет еще много англичан.

– А вы носили там сари? – спросил Шарлемань, с вожделением глядя на ее ротик.

Она усмехнулась и прикрыла рот ладошкой, словно бы опасаясь, что ее может услышать мать.

– Однажды я надела сари на свадьбу Нахи. Когда мама увидала меня в таком наряде и босой, она пришла в ярость.

– Так вы перестали после этого надевать сари? – спросил Шарлемань, пытаясь представить ее себе в процессе переодевания.

– Нет, конечно, я надевала сари еще много раз, но только тайком, – сказала Сарала. – Не пора ли нам вернуться к нашим родственникам?

– Да, пожалуй, пора, – согласился Шарлемань, забирая со столика бокалы, наполненные пуншем.

Когда они, наконец, вернулись на свои места, Сарала с очаровательной улыбкой отдала четыре бокала дамам, а Шей, угостив остальных, сел рядом с Элеонорой. Леди Хелен усадила дочь на стул между собой и герцогом Мельбурном.

Музыкальный вечер шел своим чередом, но Шарлемань мысленно перенесся в другой, экзотический мир, с ярко-оранжевым солнцем на пронзительно-синем небе, пением райских птиц и воздухом, пропитанным пряными запахами. Это был тот самый загадочный мир делийских базаров, который так любила Сарала. Она до сих пор вспоминала о нем с легкой грустью во взгляде, потому что понимала, что ей уже не суждено возвратиться в него из холодного чопорного Лондона.

Музыка смолкла, Шарлемань встрепенулся и вместе со всеми захлопал в ладоши, отдавая дань уважения исполнителю. Когда все слушатели повставали с мест, он шепнул Сарале:

– А вы совсем не такая, как я думал. Вы вселили в меня мечту обязательно побывать в Индии.

Она обернулась и сказала, глядя ему в глаза:

– И вы тоже оказались не таким, каким поначалу мне представлялись.

– Надеюсь, это вас приятно поразило, – с полупоклоном произнес он.

– Да! – подтвердила она. – И хорошо бы вы не заставили меня изменить мнение о вас в худшую сторону.

Их разговор прервала леди Ганновер, громко обратившаяся к герцогу Мельбурну:

– Позвольте мне выразить вам, ваша светлость, искреннюю благодарность за то, что вы взяли нас под свое крыло на этот вечер.

Мельбурн ответил ей, улыбаясь одними губами:

– Это доставило мне удовольствие, леди Ганновер, надеюсь, что леди Саре понравился этот маленький концерт в салоне Френфилдов.

– Чрезвычайно понравился! – воскликнула Сара. – Особенно же приятно было познакомиться с вами и вашей семьей. – Леди Хелен выразительно взглянула на нее, и она добавила: – Мне бы хотелось продолжить это знакомство. На лице ее при этом не было уже и тени улыбки.

– Благодарю вас, – поклонившись ей, сказал Мельбурн. И все Гриффины чинно удалились.

– В этом году Хатти играла заметно лучше, чем в прошлом, – выйдя на улицу, произнесла Элеонора и поцеловала на прощание Каролину и братьев в щечку, а Валентайна в губы. – Спасибо, что пришли.

– Вечер был довольно милым, – сказал Деверилл, поглядывая на Элеонору, – однако я бы предпочел провести его за карточной игрой и с бокалом доброго хереса.

– Какой же ты мужлан! – со вздохом заметила она.

– Именно поэтому ты и находишь меня неотразимым, – сказал он, осклабившись.

Закери молча пожал Себастьяну руку, а Шарлеманя чмокнул в ушную раковину.

– Проклятие! – воскликнул тот, потирая ухо. – И как только тебе удается терпеть его, Каролина! Я тебе сочувствую.

Деверилл подозвал рукой свой экипаж и спросил у герцога:

– Ты поедешь с нами или с Закери?

– Нет, только не с ним! – Мельбурн взял под руку Каролину и помог ей сесть в карету.

Шарлемань взглянул на затянутое тучами небо.

– Кажется, дождя больше не будет. Прогуляюсь-ка я лучше пешком.

– Я составлю тебе компанию, – предложил его старший брат.

– Не стоит, я, возможно, загляну в клуб по дороге. А тебе пора возвращаться домой, уже довольно-таки поздно, – сказал Шарлемань, зная, что Мельбурн захочет успеть вернуться к тому времени, когда слуги будут укладывать спать его дочь, чтобы почитать ей библейскую притчу на сон грядущий. Помимо того, ему хотелось проветрить мозги и выработать план действий на завтрашний день, что в обществе брата было бы затруднительно. А главное, ему требовалось отделаться от навязчивых мыслей об Индии, равно как и от грез об индийской принцессе, которая с каждой минутой все больше его очаровывала. Вот почему помочь ему взбодриться могла только одинокая прогулка.

Проводив удаляющегося брата задумчивым взглядом, Себастьян обернулся к сестре и сказал:

– Что ж, можно считать, что день закончился. По-моему, музыкальный вечер прошел удачно.

– С твоей стороны было очень любезно пригласить семейство Ганновер сесть рядом с нами, – беря его под руку, сказала Элеонора.

– Да, я счел разумным поближе познакомиться с ними, – кивнув, сказал Мельбурн.

– У тебя имелись на то особые причины? – спросила сестра.

– А почему ты задаешь мне такой вопрос? – в свою очередь, поинтересовался Себастьян, заподозрив, что ей что-то известно о тайном общении Шарлеманя с Сарой.

– Просто так, – сказала Элеонора и высвободила свою руку.

– Вот и у меня не было особых причин поступить таким образом, – ответил он.

– Умоляю тебя, Себастьян, только не вмешивайся в их отношения, – попросила она.

– О чем вы тут без меня секретничаете? – спросил Закери.

– Мы предполагаем, что Шей заинтересовался леди Сарой, – сказала Элеонора.

– Шей положил глаз на эту очаровательную крошку? – Закери озабоченно наморщил лоб. – Но мы в это вмешиваться не станем. Послушай, Мельбурн, я, пожалуй, сообщу ему эту радостную новость! Ты точно не будешь совать нос в их отношения?

– Я предпочел бы воздержаться от комментариев, – сказал герцог, не желая, чтобы его снова обвинили в неуемном желании всех опекать и поучать. – Быть о чем-либо осведомленным еще не означает, что нужно в это вмешиваться.

– Правильно! – воскликнула Элеонора. – Следовательно, я смогу со спокойной душой пригласить леди Сару к себе на обед в конце недели. Это тоже нельзя рассматривать как вмешательство в ее личную жизнь. А тебе, Мельбурн, я ничего не расскажу потом о нашем с ней разговоре!

– Поступай как знаешь, – вскинув вверх руки, сказал он, недоумевая, почему все родственники вдруг ополчились на него, хотя он и не произнес ни слова. Над этим следовало поразмышлять.

Глава 7

– Да, пожалуй, я дойду пешком до дома и умру от воспаления легких. Великолепно! – пробормотал себе под нос Шарлемань, бредя в одиночестве под моросящим дождем по Пэлл-Мэлл-стрит.

Его беда заключалась в том, что обычно все решения он принимал, предварительно проанализировав сопутствующие факторы, свой опыт и знания, различные гипотезы, связанные с данной проблемой. И лишь после этого действовал. Однако в течение нескольких последних дней, а также сегодня вечером он чересчур глубоко погрузился в рефлексию. А перенапряжение мозгов, как известно, чревато безумием.

Шарлемань содрогнулся и плотнее запахнул полы пальто, промокшего насквозь. Нет, подумалось ему, не надо было гулять в такую погоду. Оправдывало его только то, что он был вынужден отправиться домой пешком, поскольку не желал выслушивать суждения Мельбурна о Карлайлах.

Он заранее знал, что сказал бы о них Себастьян: что лорд Ганновер неплохо выглядит для своего возраста, леди Ганновер почти помешалась на почве стремления попасть в окружение Мельбурна, а Сарала – ну, она, разумеется, сменила свое имя на Сару, чтобы казаться настоящей англичанкой.

При ее-то загаре и броской внешности она могла бы и сохранить настоящее имя, пусть даже иностранное, хотя, честно говоря, ни одно из имен ничего не говорило об ее характере. В целом же Ганноверы были вполне симпатичными людьми, хотя и со странностями, но особых причин приближать их к себе не усматривалось. Всяк сверчок знай свой шесток!

Так с какой же стати герцог Мельбурн любезно пригласил их сесть рядом с Гриффинами? В свете личных особых отношений Шарлеманя с Саралой поступок брата выглядел подозрительным. И даже нежелательным, если принять во внимание неудачное развитие торга из-за партии китайского шелка.

Внезапно вдоль стены прошмыгнула какая-то подозрительная темная фигура и свернула в проулок.

Шарлемань замедлил шаг и прислушался. Зря он не захватил с собой пистолет. Отбиться теперь он мог только тростью, которая в умелых руках вполне могла стать грозным оружием, так как была полой и служила ножнами для находившейся внутри ее рапиры.

Готовый в любой момент вступить в бой, Шарлемань осторожно продолжил путь. Охваченное тревожным предчувствием, его сердце забилось быстрее. Но страха он не испытывал, потому что был неплохо натренирован в искусстве рукопашного боя. На одно только богатство он не полагался, зная, что порой требуется применить силу и сноровку ради спасения своей жизни.

Обычно в это время суток лондонские улочки еще были довольно-таки оживленными: аристократы возвращались из театра либо из клуба, фланировали праздные искатели ночных развлечений, возле фонарей порхали «ночные бабочки». Сегодня же погода в городе была настолько отвратительной, Что, казалось, Лондон вымер. Но Шарлемань знал, что это впечатление обманчиво, и не терял бдительности.

До перекрестка он дошел без приключений, не заметив ничего подозрительного. Где-то неподалеку проехала карета, но цоканье лошадиных копыт вскоре стихло, остался только пронизывающий до костей холодный, сырой ветер, завывающий в печных трубах на крышах и в темных подворотнях, да шелест сорной травы, растущей по обочинам дороги у стен кирпичных домов, серых и мрачных. Тем не менее, Шарлеманя не покидало ощущение, что за ним наблюдают.

Это мерзостное чувство сопровождало его на протяжении всего пути. Неплохо, конечно, было бы зайти в клуб и взбодриться рюмкой бренди, но последствия такого шага могли оказаться печальными, разумнее было быстрее добраться до своей крепости и там позвать кого-то на помощь.

И вот, наконец, он благополучно достиг семейного особняка Гриффинов и постучался в дверь. Открыл ему дворецкий.

– Вы снова промокли до нитки, милорд, – с укоризной произнес он, окинув вошедшего взглядом с головы до ног.

– Скорее затвори дверь, – сказал ему Шарлемань. Дворецкий захлопнул дверь и запер ее на засов.

– Что-то стряслось, милорд? – спросил он.

– Мельбурн дома?

– Да, милорд. Но в чем дело?

– Будь начеку! – бросил ему Шарлемань и, взбежав наверх по лестнице и миновав коридор, вошел в темную бильярдную и выглянул в окно. На улице не было ни души. Он чертыхнулся.

– В чем дело, Шей? – спросил у него Себастьян, бесшумно вошедший в комнату.

– Так, пустяки. Какое-то смутное тревожное предчувствие.

– И чем же оно вызвано? Себастьян тоже подошел к окну.

– Мне показалось, что кто-то втайне следует за мной. Шарлемань отвернулся от окна. Герцог внимательно посмотрел на него и произнес:

– Не исключено, что все это только померещилось тебе. В последнее время ты стал подвержен фантазиям и раздражительности. Но все-таки, что именно ты видел?

– Какую-то тень, промелькнувшую в проулке. Нужно отменить тревогу и успокоить Стэнтона, пусть ложится спать, – сказал Шарлемань с тяжелым вздохом.

– Я сам с ним поговорю, а ты ступай, переоденься во все сухое, – сказал герцог и задернул занавески.

Они вышли из бильярдной в коридор, и Шарлемань спросил у брата:

– А что, на твой взгляд, хуже – оказаться в заблуждении относительно преследования либо в доме, осажденном шайкой разбойников?

– Хуже, конечно же, подвергнуться разбойному нападению, – хлопнув его ладонью по плечу, сказал брат. – Хотя только безумцам может прийти в голову напасть на этот особняк.

Однако же не далее как этим утром какой-то злоумышленник предпринял попытку проникнуть в другой их дом – Гастон-Хаус. Явилось ли это случайным совпадением? Было над чем подумать! Герцог наморщил лоб.

– Наверное, это пролетела сова либо просто мелькнула тень раскачивающегося дерева, – не совсем уверенно предположил Шарлемань.

В окна снова застучали капли дождя.

– Я, наверное, старею и становлюсь излишне мнительным.

– Этого не может быть, – усмехнулся герцог. – Я старше тебя на пять лет, однако в здравом уме и твердой памяти Я навещу тебя утром. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Шарлемань пошел в свои покои.

Там его поджидал лакей, но Шей отправил его спать, желая остаться в одиночестве: он слишком устал за этот день и не хотел, чтобы вокруг него суетился не в меру говорливый ирландец.

Раздевшись и задув свечу, стоявшую на столе возле кровати, он, однако, не улегся в постель, а уселся в кресле у окна Занавески на нем были задернуты неплотно, что давало наблюдающему улицу возможность видеть только одну подъездную дорожку, ведущую на задний двор. По ней-то и предпочел бы подкрасться к их дому ночью вор или душегуб.

За окном продолжал сыпать мелкий дождь, нагоняя на Шарлеманя дремоту. Из головы у него не выходила странная тень, промелькнувшая на фоне кирпичной стены дома и вмиг растворившаяся во мраке проулка. Нет, на сову она не была похожа. Так что же это тогда было?

Просидев битый час у окна и не заметив на дорожке ни совы, ни кошки, Шарлемань встал, надел халат и неслышно спустился по лестнице на первый этаж, чтобы проверить, плотно ли закрыты окна. Ветер крепчал, и его порыв мог распахнуть створки. Так, во всяком случае, рассуждал Шарлемань, идя по темному коридору. Но это был самообман. Его снедала неосознанная тревога, вызывавшая мурашки на коже, не замечать которые он не мог.

Он беззвучно вошел в утреннюю гостиную и замер, отчетливо уловив чуть слышный вздох, и едва успел уклониться от человека, прыгнувшего на него из угла. В следующий миг Шарлемань мощным ударом кулака отправил нападавшего на кушетку. Пока тот приходил в себя, Шарлемань с яростным рыком перешел в контратаку, преисполненный решимости защитить близких от наглого злоумышленника, дерзнувшего тайком проникнуть в их родовое гнездо.

– Получи, гад! – рявкнул он, обрушивая на незнакомца град ударов. Рухнув на пол, тот задел ногой столик, с которого упала и разбилась фарфоровая ваза с цветами.

Внезапно в темноте возникла еще одна фигура.

– Стоять, мерзавец! – прорычал Стэнтон и взвел курок пистолета.

– На помощь, Стэнтон! Убивают! – завопил человек, которого угощал тумаками Шарлемань.

Откуда же ему известно имя дворецкого? И почему тот целится из пистолета не в негодяя, а в него, своего хозяина? Неужели они в сговоре?

– Что за чертовщина здесь творится? – грозно спросил у Стэнтона Шарлемань.

– Это вы, милорд? – Дворецкий остолбенел.

– Да зажги ты, наконец, свечу! – сказал Шарлемань.

На лестнице раздался топот башмаков Себастьяна, спешащего на шум. В одной руке он держал фонарь, в другой – пистолет.

– Что случилось, Стэнтон? – воскликнул герцог, но, увидев, что Шарлемань контролирует ситуацию, немного успокоился.

– Милорд, вы меня не узнали? Это же я, ваш слуга Том! – хрипло вскричал мужчина, которого держал за грудки Шарлемань. – Можно сказать вам два слова с глазу на глаз?

– Том! – вмешался в разговор дворецкий. – Я все объясню господам сам. А ты выпей чашку чаю и снова заступай на пост.

Шарлемань тяжело вздохнул и вышел в коридор.

Герцог пошептался с дворецким и подошел к брату. Шарлемань, уже догадавшийся кое о чем, спросил:

– Зачем ты расставил по дому посты?

– Береженого Бог бережет, – нахмурившись, ответил герцог – Стэнтон оставил в каждой комнате засаду. Смотри не перестреляй всю прислугу!

– Но ведь я сказал тебе, что видел сову!

– Допустим. Однако неизвестный проник же в твой дом. У нашей семьи есть враги, возможно, кто-то из них решил действовать. И, честно говоря, мне просто не верится, что ты принял человека за птицу.

– Все возможно, особенно когда дует северный ветер, – ухмыльнулся Шарлемань.

– Ложись спать, Шей. Наш дом надежно охраняется, – сказал Себастьян. – Тебе нужно отдохнуть.

Заметив в его глазах нешуточную озабоченность, Шарлемань понял, что с ним действительно происходит что-то неладное, и покорно последовал совету брата.

– Ты в самом деле собираешься отправиться на пикник с лордом Гриффином сегодня? – спросила леди Ганновер, вбежав в спальню дочери. – Так мне сказала служанка.

Сарала продолжала невозмутимо намазывать масло на гренок. Ее взволнованная мамаша воскликнула:

– Надеюсь, ты не оглохла? Я задала тебе вопрос!

– Да, мы условились встретиться в полдень, мама, – наконец ответила ей Сарала и откусила кусок от бутерброда. Ей не хотелось посвящать леди Хелен в свои личные дела, потому что мамаша могла превратно истолковать их с Шеем деловое свидание. – Но он хотел совершить со мной поездку по Лондону, а не на природу, – слукавила она, чтобы поскорее завершить разговор. В конце концов, твердой уверенности в том, что Шей не забыл о своем обещании, у нее не было.

– Значит, он задумал сперва устроить для тебя экскурсию, – предположила маркиза, – а после нее – пикник. Великолепно! Как ты думаешь, доченька, его брат к вам присоединится?

– Вряд ли. Герцог Мельбурн – очень занятой человек, ему не до пикников с юными леди, он решает государственные вопросы. И почему ты вбила себе в голову, вопреки общему мнению, что герцог непременно женится во второй раз? Говорят, что он решил остаться вдовцом.

– Этого никто не может знать наверняка, доченька, – промолвила маркиза. – Надень зеленое муслиновое платье и жемчужное ожерелье.

– У меня нет обыкновения надевать на пикник жемчуга, мама! Мне казалось, что вы рекомендовали мне стараться соответствовать лондонским традициям, а не становиться всеобщим посмешищем.

– Делай как знаешь, – вздохнула маркиза и ушла, обмахиваясь веером.

Сарала взглянула на каминные часы. До полуденной встречи с Шарлеманем оставалось чуть больше двух часов. Ее охватила нервная дрожь.

Разумеется, ему следует прекратить с ней флиртовать и отнестись к этому делу серьезно. Пока же Сарала не была уверена, чем обернется их рандеву. Ситуация выглядела довольно курьезной, прежде ей никогда не доводилось участвовать в подобном торге. Пожалуй, отношения с Шарлеманем все больше напоминали своеобразное развлечение. И оно начинало доставлять ей удовольствие.

К завтраку леди Хелен почему-то не вышла, отец же распорядился, чтобы яичницу с ветчиной ему подали в кабинет. Это было скверным предзнаменованием: очевидно, маркиз был огорчен ухудшающимся положением дел с покрытием семейных долгов, из-за которых им приходилось даже продавать имущество. Жизнь в Лондоне резко отличалась от той, которую они вели в Дели. Если в Индии в их доме всегда был достаток, то в Англии им стало трудно сводить концы с концами. Пополнять дырявый семейный бюджет им пока помогал оставшийся от дяди Роджера антиквариат. Вот и сегодня Сарале было поручено продать несколько ценных безделиц. В дверях возник дворецкий и доложил:

– К вам посетитель, миледи!

У Саралы учащенно забилось сердце. Кто бы это мог нанести ей столь ранний визит?

– Он представился? – спросила она у Блэнкмана, зная наверняка, что это не Шарлемань, которого она ожидала только в полдень.

Дворецкий протянул ей на серебряном подносе визитную карточку с виньеткой, посередине которой значилось витиеватыми буквами имя – леди Элеонора Деверилл, а в левом верхнем углу был изображен миниатюрный грифон, свидетельствующий о принадлежности указанной особы к королевской фамилии. Чем же она обязана вниманию знатной персоны? Что побудило леди Элеонору навестить ее в половине десятого утра?

– А где она меня ожидает? – спросила Сарала у дворецкого, встав из-за стола и обтерев кончики пальцев от масла салфеткой.

– В утренней гостиной, конечно, – удивленно ответил Блэнкман. – Я провожу туда всех почтенных гостей.

Сарала усмехнулась, предположив, что обыкновенных посетителей он сопровождает в погреб, и сказала:

– Благодарю вас, Блэнкман. Пожалуйста, подайте туда нам чаю.

С этими словами она торопливо пошла по коридору, на ходу поглядывая в зеркала и оправляя на себе платье. Двери гостиной были распахнуты, поэтому гостью она увидела издалека: одетая в безупречное роскошное голубое платье, чудесно сочетающееся с темно-синей мантильей с сапфировыми застежками, эта жгучая брюнетка была прекрасно причесана и светилась жизнерадостностью, как и положено одной из богатейших и красивейших молодых родовитых англичанок.

– Доброе утро, миледи! – мелодично приветствовала Сарала маркизу и сделала вежливый реверанс.

– Здравствуйте, леди Сара, – хорошо поставленным голосом ответила гостья. – Примите мои извинения за столь ранний визит.

– Но я давно уже на ногах, миледи, вы ничуть меня не потревожили. Я как раз собиралась отправиться к господину Пули.

– Вы имеете в виду торговца антикварными изделиями?

– Да, его самого, – подтвердила Сарала, удивленная тем, что маркиза осведомлена о существовании в Лондоне этого мелкого дельца, торгующего старинными вещицами. Напрасно она упомянула его имя! Леди Деверилл вовсе не обязательно знать, что семья Карлайл вынуждена продавать вещи из своего наследства.

Элеонора Корбетт взглянула на Саралу так, словно бы ожидала от нее приглашения составить ей компанию в этой поездке к антиквару. Но, не дождавшись его, она с улыбкой проворковала:

– У меня остались наиприятнейшие впечатления от нашей вчерашней встречи на музыкальном вечере, и я подумала, что было бы чудесно пообедать вместе послезавтра. Ко мне придут некоторые мои близкие друзья, я представлю им вас. Уверена, что вы друг другу понравитесь. У вас природный дар легко сходиться с людьми.

Сарала была польщена и тронута ее словами. В круг друзей маркизы входили избранные члены высшего лондонского общества. Знакомство с никому не известной девицей, родившейся за границей, не делало им чести, но для Саралы, не имевшей в городе подруг, это был прекрасный шанс повысить свой статус в свете и обзавестись друзьями. Тем не менее интуиция подсказывала ей, что не надо обнаруживать радость.

– Это очень любезно с вашей стороны, миледи, но я… – пролепетала было она, однако Элеонора ее перебила:

– Обращайтесь ко мне просто по имени. И пожалуйста, не отказывайтесь!

Это было произнесено так искренне, что Сарала тотчас же согласилась и сказала:

– Кажется, в эту пятницу я свободна.

– Прекрасно! – Маркиза улыбнулась. – В половине первого вас будет ожидать мой экипаж.

Сарала благодарно улыбнулась.

Удовлетворенная ее согласием, леди Деверилл продолжала:

– Буду с нетерпением ожидать нашей скорой новой встречи!

– Благодарю вас, Элеонора! – поклонившись, сказала Сарала.

После ухода маркизы она еще несколько минут пребывала в задумчивости. Визит Элеоноры не только приятно удивил, но и насторожил ее. Однако угадать, нет ли подвоха в ее приглашении на званый обед, Сарале так и не удалось. Оставалось только радоваться открывающимся для нее возможностям, уверив себя в том, что маркиза ищет ее дружбы без всяких задних мыслей.

– Ты здесь, Сарала? – спросил у нее отец, заглянув в гостиную.

– Мне вернули мое настоящее имя! Ура! – воскликнула она.

– Напрасно радуешься, доченька! Ты по-прежнему Сара, прости меня, – сказал он. – Право же, не стоит обращать внимание на это маленькое сокращение. Это сущий пустяк!

– Честно говоря, папа, я не вижу никакого смысла в перемене моего имени, – сказала Сарала. – Уж если маме взбрело в голову придать ему более английское звучание, то Нужно было позаботиться об этом еще до нашего возвращения в Англию. Теперь же с ним возникла нелепая путаница, которая порой ставит людей в неловкое положение. Что прикажешь им отвечать, когда они спрашивают, как меня лучше величать?

Пожалуй, только Шарлемань воспротивился вздорному капризу ее матери, хотя и знал о нем с самого начала, и за это Сарала была ему втайне благодарна.

– Поверь мне, деточка, я не желаю, чтобы ты сама переменилась вместе с именем. Оставайся собой, не подстраивайся под чужие капризы, будь верна своим убеждениям.

– Благодарю тебя, отец! Ты вызвал к нам господина Уоррика, надеюсь? Я хочу отвезти наши старинные часы к господину Пули пораньше, пока на улицах еще мало народу.

Впрочем, подумала она, леди Деверилл уже наверняка отправилась наносить визиты, как и все свахи из окружения маркизы. Обитатели района Мейфэр имели привычку вставать и приниматься за дело рано.

– Именно в связи с этим я и зашел к тебе, – сказал маркиз. – Видишь ли, тебе не надо встречаться с Пули.

– Это почему же? Ты нашел клад у нас под лестницей?

– Хорошо бы! Нет, доченька, дело не в этом. Ко мне обратился с деловым предложением младший брат герцога Мельбурна, Закери. Он изъявил желание взять у нас в аренду пастбище для скота, ну то, что досталось нам в наследство от дяди.

– Заливной луг в пригороде Бата? Да, я слышала о нем.

– Очевидно, наша семья произвела на Гриффинов приятное впечатление, раз им захотелось иметь с нами дела. Какая удача!

Возможно, кто-то и произвел на кого-то впечатление, подумала Сарала, но лично она вчера разговаривала главным образом с Шарлеманем. Нет, предчувствие чьих-то скрытых интриг ее не обмануло, Гриффины начали оказывать их семье различные знаки внимания явно не случайно, простым совпадением это не назовешь.

Не зная, что сказать отцу, Сарала воскликнула:

– По-моему, нам лучше избавиться от этих часов, папа! Охотничьи собаки, которыми они украшены, мне совершенно не нравятся.

– Но часы могут нам еще пригодиться, доченька! Я распоряжусь, чтобы их пока убрали на чердак, где находится прочий антиквариат. – Он извлек из карманчика часы, открыл крышку и добавил, взглянув на циферблат: – Мне пора идти на встречу с лордом Закери. Пожалуй, отдам-ка я ему тот выгон в аренду. Пусть вырученные за это деньги нас и не спасут, однако же, на некоторое время успокоят волков-кредиторов. Кстати, как продвигается твоя затея с китайским шелком?

– У меня уже есть предложение на сумму в семьсот пятьдесят гиней, – сказала Сарала. – Но я хочу повременить с окончательным решением. А вдруг кто-то предложит мне большую цену?

Маркиз улыбнулся и погрозил ей пальцем:

– А ты азартна, доченька! Хотелось бы мне поприсутствовать при торге, но помни: нельзя оставлять покупателя без штанов! Лучше пойти ему на уступку, чем нажить себе врага.

– Я все поняла, папочка, и буду умницей! – отвечала Сарала, почему-то живо представив себе лорда Шарлеманя без панталон. У нее даже дух перехватило от нарисовавшейся перед ней картины.

– Увидимся за ужином, деточка, – сказал маркиз.

– И в театре тоже, папа! Надеюсь, ты не забыл, что вечером мы идем на премьеру «Бури» в «Друри-Лейн»?

– Как же я мог об этом запамятовать? – Маркиз улыбнулся, – Вот видишь, тебе уже кое-что начинает нравиться в Лондоне.

– О да, папа! Именно кое-что, – многозначительно промолвила Сарала, томно вздохнув.

– И это всего лишь начало! То ли еще будет! – Маркиз чмокнул дочь в щечку. – До свидания!

Едва только он ушел, как она вернулась в спальню и уселась за расчеты. Как же ей недоставало своего кабинета! А еще лучше было бы обзавестись собственной конторой. Но этим ее мечтам было не суждено сбыться! Пока же ее утешало только то, что мадам Констанца изъявила желание приобрести у нее десять рулонов шелка по две гинеи за штуку. Помимо нее, выразили готовность купить эту ткань и влладельцы еще двух ателье, правда, несколько дешевле. Увы, их аппетиты были весьма скромными: они ограничивались всего четырьмя рулонами. Ей было бы выгоднее продать всю партию оптом, но такого покупателя пока не нашлось. Если, конечно, не принимать во внимание Шарлеманя.

Сарала убрала письма от заказчиков в ридикюль, чтобы в случае необходимости предъявить их Шею в качестве подтверждения серьезности своих намерений, и решила, что отдаст ему всю партию не дешевле, чем за тысячу двести гиней. Эта сумма была ему по карману, вот только захочет ли он с ней расстаться? Даже названная ею поначалу цена в пять тысяч фунтов вызвала у него усмешку. Что ж, подумала Сарала, сегодня ему будет не до смеха! Отцу срочно требовались деньги на выплату долгов, и она твердо вознамерилась ему помочь.

Рассудив таким образом, Сарала вновь позвала Дженни.

– Будь добра, принеси мне коричневое муслиновое платье! – сказала она, когда в комнату вошла служака.

– Ваша мама распорядилась, чтобы вы навели зеленое, миледи! – робко заметила девушка.

Этот восхитительный наряд уже был подготовлен для Саралы. Его глубокое декольте и зауженная талия могли сразить наповал любого мужчину. Естественно, в первую очередь маркиза имела в виду герцога Мельбурна, но только Сарала относилась к ее пожеланиям скептически. Что же до его брата – мастера потрясать порядочных леди своими поцелуями, то сегодня ему предстояло понять, что, кроме деловых, никаких других отношений между ними не может быть.

Сара нахмурилась, взяла в руку ножницы и направилась к кровати, на которой лежало зеленое платье.

Не обращая внимания на протестующие вопли Дженни, она ловко укоротила подол на добрых шесть дюймов и удовлетворенно произнесла:

– Вот теперь я смогу его надеть! И ты не будешь иметь оснований упрекать меня в нарушении материнскиx указаний.

– О Боже! Что же теперь будет? – прошептала служанка, чуть не плача.

– А мы скажем, что я случайно оторвала кусок подола, наступив на него каблуком. Или же принеси мне то платье, которое я просила, – коричневое.

– Да, пожалуй, так будет лучше, миледи. Сейчас принесу!

Выбранное Саралой платье было обыкновенного кроя и выглядело очень скромно, однако облачалась в него Сарала долго. Хорошо, что нужда встречаться с антикваром Пули у нее отпала, иначе она бы опоздала на свидание. Сарала поворачивалась к зеркалу то одним, то другим боком, проверяя, насколько она похожа на деловую женщину: уверенную, строгую и серьезную. Одним только своим внешним видом Сарала рассчитывала охладить пыл Шарлеманя и отбить у него желание заключать ее в объятия. Его поведение во время торга было не только вопиющим нарушением деловой этики, но и чудовищным потрясением для ее впечатлительной натуры. Эти фокусы он, естественно, проделывал с ней, чтобы сбить ее с толку и принудить пойти на уступки.

– Вы не желаете заколоть волосы тем золотистым гребнем, миледи? – спросила Дженни. – Не обижайтесь, но в этом наряде вы смотритесь немного простовато.

– Именно этого-то я и добиваюсь, – ответила Сарала. – А гребень мне вовсе не понадобится, потому что я надену коричневую шляпку.

– Ту, что похожа на чепец? Как вам угодно, миледи.

Этот уродливый, на взгляд Дженни, национальный головной убор подарила Сарале на добрую память бабушка ее индийской подруги. Она еще ни разу его не надевала, но теперь, вдруг вспомнила о нем и решила, что он произведет на Шарлеманя неизгладимое впечатление.

Сарала водрузила шляпу на голову и еще раз взглянула в зеркало. Ее волосы были собраны в пучок, волнистые локоны, обрамляющие лицо, скрыты короткими полями своеобразного головного убора, стоячий воротничок подвязан скромной косынкой, а на плечи накинута коричневая мантилья.

Юная леди, одетая подобным образом, явно не давала повода мужчине позволять себе какие-либо вольности в отношении нее. Именно так и должна была, на взгляд Саралы, выглядеть истинная англичанка.

Еще раз полюбовавшись на свое отражение, Сарала вышла из комнаты и спустилась в гостиную, где должна была встретиться с Шарлеманем. Ее благообразное лицо светилось спокойствием. Но сердечко билось, как птичка, попавшая в клетку. Рой догадок о стратегии, которую сегодня выберет ее коварный оппонент, гудел у нее в голове. Попытается ли Шарлемань подкупить ее лестью или соблазнить? Или же без обиняков объявит ей свои условия сделки и не уступит ни пенса? А может быть, он ринется в атаку, подобно разъяренному быку, в надежде напугать ее и сломить ее волю? От него можно ожидать чего угодно!

– Сара! – окликнула ее в холле маркиза. – Что ты на себя напялила? Ты похожа на огородное пугало!

– Это мое любимое муслиновое платье, – невозмутимо ответила Сарала, обернувшись.

– Какой кошмар! Ступай немедленно переоденься в зеленое платье, то, что с миленьким кружевом спереди.

– Ах, мама! – капризно воскликнула Сарала. – Не обижайся, но…

– И слышать ничего не желаю! – перебила ее маркиза. – Сейчас же переоденься!

– Но я случайно наступила на подол и оторвала от него кусок! – плаксиво сказала Сарала.

– Ничего страшного, пусть Дженни быстренько его подошьет! У тебя есть еще в запасе время, чтобы одеться прилично.

– Но мне казалось, что я в первую очередь должна походить на истинную английскую леди. Чем тебе не нравится этот наряд? Чем плох коричневый цвет?

– И слышать ничего не желаю! Сейчас же ступай, переоденься в зеленое платье с кружевами!

В следующий момент дворецкий Блэнкман объявил, что к леди Саре пожаловал посетитель.

По телу Саралы пробежала дрожь. Он прибыл к ним на целых двенадцать минут раньше! Следует ли понимать этот поступок как его горячее желание приобрести шелк? Если так, то это даже к лучшему. Сделав каменное лицо, она сказала:

– Простите, мама, но времени на переодевание у меня уже не осталось. Не заставлять же мне мистера Гриффина ждать! Это дурной тон.

– Ты права, Сара. – Леди Ганновер взяла один из исторических романов, которые читала дочь, и уселась в кресло. – Пригласи гостя, Блэнкман!

– Слушаюсь, миледи! – выпалил дворецкий.

Допустить присутствие матери при их с Шарлеманем разговоре Сарала не могла. Но маркиза не позволила ей даже рта раскрыть и приказала:

– Сядь, Сара!

Дворецкий исчез за дверью. Спустя короткое время он вернулся вместе с гостем и объявил:

– Лорд Шарлемань Гриффин!

Посетитель отвесил дамам поклон, те встали и сделали реверанс.

– Добрый день, милорд, – одновременно сказали они.

Он приветствовал их бархатным баритоном. К удивлению Саралы, к ней он обратился по ее настоящему имени.

– Присаживайтесь, милорд, – сказала леди Ганновер, кивнув на диван, на котором сидела ее дочь. – Не желаете ли выпить чаю, прежде чем отправиться вместе с Сарой на прогулку?

К изумлению Саралы, он с удовольствием плюхнулся на Диван и с обаятельной улыбкой произнес:

– Благодарю вас, миледи. Я чрезвычайно признателен вам за оказанную мне честь сопровождать вашу дочь в экскурсии по Лондону. От чая же откажусь, я плотно позавтракал.

Он выглядел замечательно и явно был в ударе. Сарала пожалела, что надела скромное платье. Лорд Шарлемань сегодня щеголял в прекрасных лосинах и отменных сапогах, чудесно сочетавшихся с темным сюртуком и черным жилетом, а галстук был завязан безупречным узлом.

– Нам приятно, что вы принимаете живое участие в просвещении Сары в истории Англии! – промолвила маркиза.

– Не благодарите меня, леди Ганновер, опекать Саралу доставляет мне удовольствие, – подчеркнуто любезно сказал Шарлемань, выразительно взглянув на Саралу.

По лицу маркизы пробежала тень досады, но она промолчала и потупилась. Желая предотвратить возможное недоразумение, Сарала спросила:

– Может быть, нам пора выезжать?

Но леди Ганновер, оправившаяся после легкого потрясения, вызванного упорным нежеланием гостя называть ее дочь Сарой, спросила:

– Как чувствует себя ваш брат? Я интересуюсь этим, поскольку он был чрезвычайно любезен с нами на прошлом музыкальном вечере и даже пригласил нас занять места рядом с ним.

Досадливо поморщившись, Шарлемань ответил:

– Он был в добром здравии и хорошем расположении духа, когда в последний раз мы с ним виделись. – Он достал из кармана серебряные часы, открыл их и добавил: – С вашего дозволения, леди Ганновер, мы с Саралой покинем вас.

– Разумеется! – встав с дивана, воскликнула маркиза. – Не стану вас больше задерживать! Желаю вам приятно провести время!

Глава 8

– Вы задались целью нажить себе смертельного врага в лице моей матери? – спросила Сарала, когда они с Шарлеманем уселись в его фаэтон и поехали в Сент-Джеймс-парк, чтобы полюбоваться пеликанами, плавающими в озере. – Это ваша новая оригинальная стратегия торга?

– Нет, я поступил так из солидарности с вами, – с улыбкой ответил он. – Дело в том, что мои родственники тоже пытались называть меня Джоном. Имя Шарлемань им показалось труднопроизносимым. Но я настоял на том, чтобы воля моей матери была соблюдена.

– Что ж, если так, то примите мою благодарность, – сказала Сарала.

– Пожалуйста, – кивнул он. – Однако позвольте поинтересоваться: почему вы так странно одеты?

Сарала невольно поправила свой экстравагантный головной убор и с наивной миной спросила:

– А что вы, собственно говоря, имеете в виду?

– Вашу шляпу, разумеется, она вам абсолютно не к лицу! В ней вы смахиваете на монахиню или на провинциалку. А это платье просто чудовищно и совсем не идет вам.

– Мне жаль, что мой наряд огорчил вас, милорд, однако моя внешность не имеет никакого отношения к нашим коммерческим проблемам, – сказала Сарала, придерживая «чепец» рукой.

Шарлемань рассмеялся.

– Не следует ли понимать вас так, что вы нарочно оделись подобным образом, желая подчеркнуть деловой характер нашего рандеву?

– Совершенно верно, милорд! А что в этом забавного?

– Надень вы даже обыкновенное холщовое платье, Сарала, для меня вы все равно остались бы очаровательной юной леди, подобной цветущей розе.

Его слова повергли ее в смущение. Он понял это, заметив, как судорожно сжались ее пальцы и колени. Поерзав на сиденье, Сарала спросила:

– А мы не могли бы сегодня еще разок покататься по Гайд-парку?

Лицо ее выражало при этом ангельскую невинность, а в душе она ликовала в связи с первой победой, одержанной в этом туре переговоров, свидетельством которой стал сделанный им ей комплимент. Он сравнил ее с принцессой, прячущей свою красоту под рубищем. Его слова прозвучали для нее, словно чарующая музыка, и вызвали в ее жилах приятный жар.

– Разумеется, – живо отозвался Шарлемань и повернул коляску в направлении Риджент-стрит. – Однако позвольте поинтересоваться: чем вызвано ваше желание?

– Мне захотелось полюбоваться озером Серпантин. Моя служанка сказала, что оно создано по указанию самой королевы.

Фаэтон свернул на Пиккадилли, и вскоре они очутились возле Гайд-парка. Шарлемань, с трудом свыкающийся с мыслью, что Сарала практически ничего не знает о Лондоне, в котором он прожил всю жизнь, сказал:

– Да, это озеро было создано по приказу супруги короля Георга II Каролины и стало подлинной жемчужиной этого прекрасного парка.

– Странно, однако, что в Англии делают искусственные водоемы только ради придания пущей красоты тому, что создано самой природой, – улыбнувшись, заметила Сарала. – Хочу предупредить вас, что вам не удастся сбить меня с толку своими глубокими познаниями в истории, географии и архитектуре. Все равно я буду постоянно начеку!

Единственным желанием Шарлеманя в этот момент было развлечь прекрасную индийскую принцессу, но он сказал:

– Вы же сами пожелали увидеть этот водоем, напоминающий большую змею. Благодарю вас за то, что вы считаете меня гениальным интриганом и ловкачом.

– Вдобавок вы еще и непревзойденный притворщик, милорд!

– Помнится, еще недавно вы называли меня просто Шеем!

Сарала выразительно посмотрела на него и сказала:

– Хорошо, впредь я буду обращаться к вам только по имени, Шей! – Слова ее прозвучали проникновенно.

Он резко натянул поводья и спросил, не обращая внимания на жалобные вопли ливрейного пажа, едва не упавшего с откидного сиденья фаэтона:

– Может быть, это вы используете свои женские чары?

Ее изумрудные глаза засверкали. Она воскликнула:

– Я вас не понимаю! Что особенного я сказала?

– Ничего, но вы так выговорили мое имя, что теперь я готов умолять вас это повторить. Пожалуйста, произнесите мое имя снова, Сарала! – с дрожью в голосе попросил он.

– Вы сегодня настроены чересчур фривольно, Шей! – Она рассмеялась.

– Боже правый, вы первая, кто назвал меня нескромным мужчиной! – воскликнул он и, расхохотавшись, тронул экипаж с места.

– Как прикажете это понимать? – взмахнув ресницами, осведомилась Сарала. – Разве я неверно вас охарактеризовала? Или вы позволяете себе заигрывать только со мной?

– Умоляю, пощадите меня! Не задавайте мне подобных вопросов! – взмолился Шарлемань. – Я сгорю со стыда, если отвечу на них. Пожалуйста, увольте меня от ответа! Коль скоро вам не по душе мои комплименты, давайте перейдем к деловому разговору.

Эти слова он произнес скрепя сердце, поскольку флирт с очаровательной спутницей доставлял ему неописуемое удовольствие, чего никогда не случалось с ним прежде.

Если же он и сожалел о чем-то, то лишь о том, что они фривольничают, будучи одетыми. Впрочем, если бы Сарала сняла платье, ему стало бы уже не до разговоров, пусть и раскованных.

– Вы желаете обсудить цену за партию китайского шелка? – сухо уточнила она, сделав серьезное лицо. – Я произвела некоторые расчеты и пришла к заключению, что сумма в три тысячи пятьсот фунтов стерлингов была бы справедливой для обеих договаривающихся сторон. Ну, что вы на это скажете?

Объявленная Саралой цена была вполне обоснованной, однако уплатить ее Шарлемань был не готов, а потому сказал:

– По-моему, ваш товар имеет какой-то скрытый изъян, если вы готовы уменьшить его цену в сравнении с прежней, а полторы тысячи фунтов еще до начала торга.

– Вы лукавите, милорд! Я предлагаю вам честную сделку. Если помните, об этой партии сообщили мне вы, а потому вправе рассчитывать на скидку, но учтите: я уже получила несколько выгодных предложений от потенциальных покупателей и не намерена долго тянуть с ответом. Если вы будете продолжать увиливать от решения, то я вступлю с ними в переговоры.

– Согласитесь, Сарала, это весьма необычная ситуация, – помолчав, произнес осипшим голосом Шарлемань. – Надеюсь, вы не вынудите меня прибегнуть к иным мерам, чтобы вернуть себе предназначавшийся мне шелк. – Он взглянул ей в глаза и холодно добавил: – Рекомендую хорошенько подумать, прежде чем отвечать.

Сарала спокойно выдержала его взгляд и сказала, горделиво вскинув подбородок:

– Неужели вы всерьез надеетесь, что я и впредь буду смиренно терпеть ваши ухаживания, пошлые комплименты и оскорбительно низкие контрпредложения? Нет, я не стану потакать вашему нездоровому желанию позабавиться со мной таким недостойным образом, милорд!

Отнесись Шарлемань к этим ее словам серьезно, он бы немедленно прекратил торг. Однако он произнес:

– Вам известно, принцесса, чем заканчивались наши предыдущие деловые свидания. Тем не менее, вы продолжаете встречаться со мной и не торопитесь продать шелк! И это при том, что могли бы давно распорядиться им по своему усмотрению. Я верю, что к вам поступили другие предложения, поскольку вижу, что имею дело с серьезной женщиной. Вся закавыка в том, что этот товар пока еще на вашем складе. Так что не смейте обвинять меня в лукавстве и заманивании вас на рандеву под надуманным предлогом. По-моему, мы в равной степени симпатичны друг другу и получаем от наших встреч неподдельное удовольствие.

– Не слишком ли вы самоуверенны? – парировала Сарала, не привыкшая лезть в карман за ответом.

Фаэтон остановился под буковым деревом.

– Откуда вам знать, что я не обольщаю вас с тайной целью сделать более податливым и согласиться на мою цену?

Шарлемань громко расхохотался, да так, что испугал лошадь.

– А вдруг я тоже пытаюсь соблазнить вас? – отдышавшись, спросил он. – Не советую вам раскрывать свои карты, это ослабит вашу позицию.

Он спрыгнул из экипажа на землю.

– Я не нуждаюсь в ваших советах! – резко ответила Сарала.

Он вновь рассмеялся и, обойдя вокруг фаэтона, протянул Сарале руку, чтобы помочь ей выбраться из коляски. При этом он с улыбкой произнес:

– Не спешите отвергать мои добрые рекомендации, миледи! Я бы мог обучить вас кое-чему, чего вы пока еще не знаете, при всей вашей образованности.

– Надеюсь, вы не собираетесь уточнять, какие именно полезные уроки вы готовы мне преподать? – спросила она, ощущая подозрительную дрожь. – Позволю себе заметить: если вы не соблаговолите высказаться более откровенно, мы лишимся возможности выяснить, что именно вы готовы мне предложить и насколько я в этом заинтересована.

Он вздрогнул от ее многозначительного взгляда и жара, исходящего от ее руки. Внезапно где-то в камышах загоготал гусак, и Шарлемань резко обернулся на этот звук. Все утро его не покидало чувство, что за ним следят. Его нервозность усугубилась близостью Саралы. С трудом совладав с волнением, он хрипло произнес:

– Между нами, принцесса, подобное заявление может бросить тень на репутацию порядочной девушки в лондонском высшем обществе.

Ее щеки потемнели от румянца.

– Но вы же первый начали этот разговор, Шей! – сказала она, – я всего лишь подыграла вам.

– Прошу прощения, забудем об этом маленьком недоразумении.

Он обнял ее за талию одной рукой и увлек на аллею. На несколько мгновений Шарлемань погрузился в приятные воспоминания об их первой встрече в этом же парке. Но вновь поцеловать Саралу он так и не решился. Очнувшись, он убрал руку с ее талии, прокашлялся и произнес:

– Надеюсь, что за время нашего путешествия у вас разыграйся аппетит! Позвольте мне угостить вас яствами, которыми мой повар наполнил корзиночку для пикника.

И, чувствуя себя робким юношей, впервые очутившимся на свидании с особой противоположного пола, Шарлемань взял из корзины с продуктами плед и расстелил его на земле под развесистым деревом. Все, что он уже наговорил Сарале, блекло в сравнении с охватившим его чувством восторга. Любой прохожий, случайно очутившийся рядом с ними в эту минуту, с уверенностью сказал бы, что он ухаживает за своей возлюбленной. Уже одно то, что это слово пришло ему в голову, было невероятным. Он еще не называл так ни одну из женщин. Их же с Саралой отношения напоминали чудесный сон, и ему было трудно поверить, что все это происходит с ним наяву.

Сочтя все происходящее загадочным наваждением или временным умопомрачением, Шарлемань впервые отдался на волю обстоятельств, хотя прежде наперед продумывал каждый шаг. Ему страстно хотелось подольше побыть с этой восхитительной девушкой, не думая о том, что она может воспринять это как его хитрость и сделать встречные шаги, снова оставив его в дураках.

Поднатужившись, он перенес тяжелую корзину из коляски на плед и предложил своей умолкнувшей спутнице присесть. Она же медлила, словно бы ожидая от него подвоха; он с замиранием сердца ждал, что она скажет.

Наконец она уселась на плед и проговорила:

– В последний раз я садилась на землю в Дели, чтобы научиться, как заклинать кобру.

Такое замечание нисколько не удивило Шарлеманя, чего-то подобного он от нее и ожидал, а потому с улыбкой сказал.

– Тешу себя надеждой, что вы не сравниваете меня с ядовитой змеей.

Сарала насмешливо фыркнула:

– Нет. Однако приемчики, что использует заклинатель змей, похожи на ухищрения, к которым прибегают порой коммерсанты.

– Вы так считаете? – спросил Шарлемань. – Отчего же? Сарала сбросила с ног туфли и только тогда ответила:

– В основе этих приемов лежит стремление отвлечь противника и направить его мысли в другом направлении. А разве вам это не известно?

Он посмотрел на ее коричневые туфли, скользнул взглядом по щиколоткам с индийской татуировкой и спросил:

– Вы не боитесь со мной откровенничать? Любопытно, как далеко простирается ваша дерзость?

– А вот как! – ответила Сарала и, подавшись вперед, обняла его и поцеловала в губы.

Чресла Шарлеманя свело болезненным спазмом, а по спине пробежала дрожь. Он ответил ей жарким поцелуем, и она даже слегка раскрыла рот. В этот миг он пожалел, что не выбрал более укромного местечка для пикника, фаэтон же был слабой защитой от посторонних глаз. Ах, как бы ему хотелось стянуть с Саралы платье и повалить ее на плед, грудью ощутить биение ее сердца! От одной лишь этой мысли его окрепшее мужское естество взбунтовалось.

Шарлемань тотчас же отпрянул от Саралы и прохрипел:

– Здесь нас могут увидеть… Она вздернула носик и заявила:

– Но я всего лишь хотела проверить, вскружит ли вам голову наш третий по счету поцелуй! Как вы себя чувствуете?

– Весьма оригинально, – помрачнев, сказал он. – А мне почему-то казалось, что это я вас тогда поцеловал…

– Не обижайтесь, Шей, вы целуетесь замечательно, – успокоила она его, – но только не забывайте, что поцелуй – Это обоюдоострое оружие и я тоже им неплохо владею.

– Вы хотите сказать, что целовали меня для того, чтобы продемонстрировать мне тщетность моих ухищрений вас очаровать? – Шарлемань вперил в нее пристальный взгляд. – Так вот, значит, какого низкого вы обо мне мнения! По-вашему, я жалкий трюкач?

– Я всего лишь хотела намекнуть, что бесполезно пытаться смутить меня своими мужскими фокусами. Я их все давно изучила. А вы смогли бы загипнотизировать кобру?

– Две с половиной тысячи! – рявкнул он, очнувшись от оторопи. Выставлять себя полным идиотом было не в его привычках. Уж если ей приспичило поторговаться, то он ей это устроит. Она надолго запомнит этот торг!

Сарала растерянно заморгала:

– Но этот шелк стоит значительно дороже! Вот что я вам скажу: если вы немедленно не откроете корзинку, то я сама это сделаю.

Она подтянула корзину к себе и откинула крышку.

Ее волнение выдавал только легкий румянец, и не будь его у нее на щеках, Шарлемань решил бы, что она действительно поцеловала его, чтобы преподать ему урок честной игры. Тем не менее, та страстность, с которой она упивалась их поцелуем, свидетельствовала, что ею движут искренние чувства, а не только коммерческие интересы. Чего он действительно не предусмотрел, так это ее умения заклинать змей. Шарлемань перевел дух и приказал себе наслаждаться прекрасным мгновением.

– Отведайте сандвича с ветчиной и зеленью! – предложила ему Сарала.

– И передайте мне, пожалуйста, бутылку мадеры, я наполню бокалы, – сказал он, забирал у нее сандвич, обернутый салфеткой.

– Вот, возьмите! – Она передала ему бутылку и бокалы. – Могу я задать вам один вопрос?

– Вы можете не спрашивать моего разрешения!

– Вы часто устраиваете пикники для деловых соперников?

Он заметил искорки в ее глазах и рассмеялся:

– Это со мной впервые. Вы стали приятным исключением. И, разумеется, я никого из них не целовал, как вас.

Он передал ей бокал, наполненный рубиновым нектаром.

– Что ж, чудесно! Ответьте мне тогда еще на один вопрос: много ли женщин было среди ваших деловых оппонентов?

– Однажды я долго торговался с леди Эдалсен из-за мраморного бюста Цезаря. Других аналогичных случаев я, пожалуй, не припомню.

– И кто же из вас победил?

– Как-нибудь вы полюбуетесь этим бюстом в моем особняке. Он стоит в бильярдной комнате.

Сарала отведала вина из бокала и спросила:

– Коль скоро вы можете позволить себе хранить в бильярдной целое состояние, то почему бы вам не заплатить мне за шелк три с половиной тысячи фунтов? Разве это вам не по средствам?

– Отчего же, мне это вполне по карману. Но из этого еще не следует, что я желаю заплатить эту цену.

– Понимаю. – Сарала сделала еще глоток мадеры и устремила задумчивый взгляд на озеро. – Итак, вы – счастливый обладатель древнеримского бюста Цезаря. А какие еще старинные предметы вы приобрели?

Уловив неподдельный интерес в ее вопросе, Шарлемань понял, что она задала его не ради поддержания беседы. Несомненно, ее тоже влекло к памятникам прошлого, разным антикварным безделицам, что весьма необычно для девушки, родившейся не в Англии.

– Я начал коллекционировать антиквариат еще юношей, – наконец ответил Шарлемань. – И со временем собрал такую коллекцию, что с трудом разместил ее в своем доме.

– Но разве вы не живете постоянно с братом? Поколебавшись, Шарлемань пояснил:

– Нам с Мельбурном часто приходится решать совместно важные проблемы. Поэтому для меня целесообразнее жить в одном доме с ним и его маленькой дочерью.

Была и другая причина, сугубо личного свойства, его проживания в семейной резиденции – сочувствие к Себастьяну, вынужденному в одиночку воспитывать маленькую дочку. Порой Шарлемань спрашивал себя, что бы делал его старший брат, останься он после смерти жены только в обществе трехлетней девочки. Часто ему долго не удавалось уснуть, этот вопрос не оставлял его и по ночам, а забывшись сном, он метался по кровати, терзаемый кошмарами, и внезапно просыпался в холодном поту. Верность родственному долгу он сохранил даже тогда, когда его второй брат, Закери, и сестра Элеонора обзавелись семьями и стали жить отдельно.

Из тяжких размышлений о трудной поре, наступившей после кончины Шарлоты, Шарлеманя вывела Сарала.

– Я всю жизнь интересовалась историей Англии и ее связями с Римом, – сказала она.

– Признайтесь, Сарала, что вы сказали это только чтобы произвести на меня впечатление, – с улыбкой промолвил Шарлемань, доставая из корзины пакет с персиками и гроздь сладкого винограда.

– Мне нет нужды пускать вам пыль в глаза, – с усмешкой ответила она. – Ведь пока весь шелк находится у меня.

– Если так, тогда после пикника мне бы хотелось вам кое-что показать.

– И далеко ли это «кое-что» находится?

– На территории Тауэра, в самом центре города. Там вы сможете полюбоваться руинами римской крепостной стены, когда-то окружавшей старый Лондон.

– Колоссально! Я с радостью принимаю ваше приглашение!

– А мне доставит истинное наслаждение сопровождать вас в это историческое место.

Он скользнул жадным взглядом по босым ногам черноволосой принцессы и почувствовал, как его обдало жаром. С каждым днем он все больше увлекался экзотической красавицей, и это начинало ему нравиться.

Глава 9

Герцог Мельбурн обнаружил младшего брата Закери сидящим за столиком у окна в клубе «Сосайети» и спросил у него, окинув рассеянным взглядом переполненный зал:

– Нельзя ли пересесть за другой столик, подальше от любопытных взглядов праздношатающихся снаружи? Терпеть не могу сидеть у окна.

– Увы, свободных мест нет, – ответил Закери. – Я уже разговаривал об этом с официантом. Но если ты лично обратишься с этой просьбой к Мартинсу, он вряд ли тебе откажет и попросит кого-нибудь освободить для нас более уютный столик. Как, например, вон тот, в углу, за которым сидят лорд Талмидж с племянником.

Раздраженно взглянув на неуемного балагура, Себастьян опустился на стул напротив него и пробурчал:

– А потом мне придется заботиться обо всех его племянниках и племянницах, если лорда вдруг хватит очередной апоплексический удар, который и сведет его в могилу. Нет уж, благодарю за добрый совет, братец!

– Ваша светлость! Какая честь для нашего заведения! – Метрдотель Мартине поклонился герцогу. – Чего изволите?

– Распорядитесь, голубчик, чтобы мне подали бутылочку лучшего белого вина и большую порцию жареной рыбы.

– А для меня, Мартине, пусть приготовят утку с апельсинами, – добавил Закери, слывший гурманом.

– Будет исполнено, милорд!

Как только Мартине удалился на кухню, Себастьян снова обратился к брату, таращившемуся на прохожих с не меньшим интересом, чем они на него:

– Итак, зачем ты вызвал меня сюда? Закери встряхнул головой и наморщил лоб:

– Сначала поклянись, что не убьешь меня за известие, которое я тебе принес.

– Можешь быть спокоен, я сохраню тебе жизнь!

– Ты в этом уверен? А вдруг это сообщение выведет тебя из равновесия? Ты даже не полюбопытствовал, хорошее оно или дурное.

Их пикировку прервал официант, принесший им на серебряном подносе бутылку вина. Себастьян подал Закери знак опробовать его и дать свое одобрение. По собственному горькому опыту герцог знал, что цена напитка не всегда соответствует его качеству. Однако известный знаток вин Закери не нашел в принесенном нектаре никаких изъянов, поэтому Себастьян кивнул лакею, чтобы тот наполнил бокалы.

Сделав глоток, герцог сказал:

– Во-первых, мой дорогой брат, я не казню родственников, как это тебе прекрасно известно. Во всяком случае, не обрушиваю на них свой гнев на людях. Во-вторых, я предполагаю, что речь пойдет о Шарлемане, коль скоро его нет за этим столом. В-третьих, если ты изъявил желание побеседовать о нем именно со мной, значит, ты намерен просить меня о каком-то одолжении. Итак, рассказывай!

– Ты меня пугаешь своей проницательностью! – воскликнул Закери. – Ты буквально читаешь чужие мысли.

– Это правда, у меня действительно есть такой дар. Но сегодня я бы хотел услышать новость из твоих уст, – мягко сказал Себастьян.

– Прекрасно. Речь пойдет не о Шее, как ты предполагал, а об одной его очаровательной знакомой и ее родственниках. В общем, я пригласил семью Карлайл в твою ложу на сегодняшний спектакль в «Друри-Лейн».

Закери невинно захлопал глазами.

Это действительно стало для Себастьяна ударом, которого он не ожидал.

– Ты посмел пригласить чужих людей в мою ложу, не спросив на то моего разрешения? Разве тебе не известно, что я нуждаюсь в полном покое после дневных трудов? Или ты запамятовал, что я запретил ею пользоваться даже тебе и Элеоноре?

Закери только виновато пожал плечами.

– Как подобная блажь могла прийти тебе в голову?! – продолжал негодовать герцог. – Я надеялся приятно провести там сегодня время в компании Шея.

– Разве ты не говорил, что нам следует получше узнать этих людей? – возразил Закери, состроив оскорбленную мину.

– Узнать кого-то получше еще не означает общаться с ним постоянно, можно ограничиться и сбором сведений об интересующем тебя человеке. Заруби это у себя на носу, братец!

– Однако не лучше ли изучать объект своего внимания непосредственно? Тем более если есть возможность сделать им одолжение и пригласить в лучшую ложу в театре? Ведь иначе им, лишь недавно прибывшим в Лондон, пришлось бы довольствоваться наисквернейшими местами!

– Откуда тебе это известно?

– От самого маркиза Ганновера. Мы с ним встречались этим утром по поводу сдачи мне в аренду его пастбища неподалеку от Бата.

– И он пожаловался тебе, что недоволен местами в театре?

За этим невинным на первый взгляд вопросом таилось желание опытного политика выяснить характер и настроение маркиза, меру его амбициозности и неудовлетворенности положением семьи в высшем лондонском обществе.

– Да нет, он ни на что не сетовал, просто обмолвился об этом случайно, когда разговор зашел о наиболее ярких событиях в нынешнем светском сезоне. Маркиз, похоже, был рад и тому, что ему вообще удалось достать билеты на премьеру этой пьесы. «Буря» – одна из любимых вещей его дочери.

Себастьян мысленно отметил, что в этом ее предпочтения совпадают с театральными вкусами Шарлеманя. Любопытно, упоминал ли он сам эту пьесу в беседе с Саралой? Как правило, охотницы за состоятельными мужьями называют в таких случаях другие произведения Шекспира в качестве любимых – «Ромео и Джульетта», «Сон в летнюю ночь», «Много шума из ничего». Приходилось признать, что эта девушка мыслит весьма неординарно.

– Раз так, то не надо ли послать за семьей Карлайл мой экипаж? – спросил он.

– Нет, они будут ожидать вас с Шеем в фойе театра. Лакей поставил на стол заказанные блюда, и Закери умолк: во время еды он утрачивал способность думать и разговаривать.

Выждав некоторое время, Себастьян все же спросил:

– А как мне объяснить эту встречу с ними Шарлеманю? Он ведь обязательно спросит, кто ее нам устроил.

Проглотив кусок утки, Закери облизнулся и сказал:

– Так это ты сам все и устроил, дорогой брат! Мы ведь уже говорили об этом. Скажи Шею, что пригласил их в свою ложу, поскольку знал, как трудно достать билеты на этот спектакль.

– Оригинальная идея! Скажи на милость, а кроме этого, я ничего такого не сделал, о чем запамятовал?

– Пока нет, но в случае чего я дам тебе знать.

– Благодарю тебя, Закери! Но впредь попрошу уведомлять меня о моих поступках заранее. Договорились?

Закери чуть было не поперхнулся.

– Разумеется, Себастьян, – прокашлявшись, ответил он. – Но только это больше не повторится, будем считать сегодняшний случай исключительным.

– Рад это слышать! – усмехнулся Себастьян.

Пока Дженни колдовала с ее волосами, укладывая их замысловатым образом у нее на голове, Сарала напевала веселую индийскую песенку. Весь день оказался полон удивительных событий, и если бы она вела дневник, то непременно описала бы их в подробностях, испещрив наиболее примечательные записи восклицательными знаками и прочими пометами.

Лорд Шарлемань Гриффин оказался настолько любезен, что не только устроил ей экскурсию по руинам римской крепостной стены и старого Тауэра, но и попросил, чтобы им дали в сопровождающие опытного гида. От него Сарала узнала столько нового для себя из истории Лондона, что пришла в полнейшее восхищение.

В общем, все прошло блестяще – иначе нельзя сказать. Теперь даже странная манера Шея торговаться из-за китайского шелка не вызывала у нее возмущения. Впрочем, вряд ли те ощущения, которые она действительно испытывала, можно было назвать неприятными, хотя они и вызывали у нее сердцебиение и мурашки по коже. Все это с лихвой компенсировалось удовольствием, полученным от обстоятельной беседы об антиквариате, деловой практике и политике.

Даже разговоры со знатоками истории в Дели не доставляли Сарале такого наслаждения. Там ее собеседниками становились либо престарелые чиновники английской администрации, либо высокомерные офицеры, либо самодовольные и амбициозные юноши из местных знатных семей, заботящиеся только о собственной карьере или коммерческой выгоде. После бесед с ними у нее возникало чувство, что они как бы делали ей одолжение. Шарлемань оказался совершенно другим.

Его характер нельзя было назвать легким, но следовало отдать должное и его самоуверенности, эрудиции и приятной внешности. В последние дни испарились и всякие следы снисходительности в его тоне, зато прибавилось страстности в поцелуях и напористости в ведении переговоров.

Вот только почему-то он отказывался согласиться на ее условия, вполне разумные, на ее взгляд. Да и она тоже не настаивала на скорейшем достижении соглашения, хотя и могла бы. Похоже было, что она боялась утратить возможность встречаться с ним и пользоваться его любезными приглашениями на экскурсии по достопримечательностям Лондона. При всей ее преданности семейным интересам и желании пополнить золотыми гинеями заветный сундучок ей было трудно сделать выбор между дочерним долгом и приятным времяпрепровождением с Шарлеманем. Так или иначе, но пока она что-то мурлыкала себе под нос.

Итак, сегодня вечером ей предстояло увидеть «Бурю». Предвкушение удовольствия не омрачили ни сожаления отца в связи с их плохими местами, ни истерика, которую закатила маркиза, заявившая, что она отказывается посещать театр, Раз им придется сидеть далеко от «нужных людей, в окружении стряпчих, банковских клерков и мелких торговцев, что Для нее просто унизительно».

Сарала была готова даже простоять весь спектакль в проходе. Она обожала пьесы Шекспира и являлась страстной поклонницей таланта Эдмунда Кина, игравшего Просперо.

– Вы в хорошем настроении, миледи, – заметила Дженни, покончив с ее прической и взявшись за украшение хозяйки серьгами и ожерельем.

– Да, это верно, – подтвердила Сарала.

– Следовательно, вы довольны тем, как прошел пикник с лордом Шарлеманем?

– Более чем. Вдобавок он отвез меня на экскурсию в Тауэр.

– Надеюсь, он не пытался снова вас поцеловать? Ваше скромное платье остудило его пыл?

– Фу, Дженни! Прекрати говорить глупости!

– Не сочтите за дерзость, миледи, но позволю себе напомнить вам, что ваша матушка леди Ганновер приказала мне присматривать за вами. К тому же вы плохо знаете Лондон, а я выросла в нем. И мне ли не знать, что девушке нельзя позволять кавалерам целовать ее до свадьбы. Это может плохо кончиться.

– Но мы же не станем рассказывать об этом кому попало, верно? – Сарала натянуто улыбнулась. – Пойми, Дженни, это всего лишь одно из ухищрений лорда Шея с целью купить у меня шелк подешевле, и не более того.

– Уж больно необычный вы затеяли с ним торг, миледи!

– И вдобавок безуспешный. Зато как чудесно он целуется, Дженни!

– Боже, леди Сара! Да что вы такое говорите! Служанка зарделась от смущения.

Но Бог был явно здесь ни при чем, скорее, ее попутал бес, подумала Сарала. Однако же как отказаться от столь сладкого греха? Она состроила серьезную мину и заговорщицки произнесла:

– Дай мне слово, что никому не проболтаешься!

– Можете быть во мне уверены, миледи!

Внезапно дверь спальни распахнулась и влетевшая в нее леди Ганновер воскликнула, сделав пируэт:

– У меня для тебя грандиозная новость, доченька!

– Какая же, мама? Говори скорее! – нетерпеливо воскликнула Сарала, пораженная поведением матери.

– Твой дорогой папочка сообщил мне, что он отказался от билетов на те скверные места, деточка.

– Что? – Сарала вскочила со стула так резко, что одна серьга упала на пол. – И вы называете это грандиозной новостью, мама? Это же просто ужасное известие. Вам ли не знать, как я ждала возможности посмотреть эту пьесу!

– Позволь мне договорить, деточка! Маркиз отказался от билетов на прежние места, потому что герцог Мельбурн пригласил всех нас в свою личную ложу.

– В личную ложу? – Сарала захлопала глазами.

– Да, представь себе! Теперь ты понимаешь, почему я в таком чудесном расположении духа? – Маркиза сделала еще один пируэт. – Хорошо бы на спектакль не пришел средний брат герцога, тот, что упорно зовет тебя Саралой, игнорируя все мои протесты.

– Но, мама! Лорда Шарлеманя следует понять и простить, ведь ему представили меня именно как Саралу! – То, что их никто не представлял друг другу, она благоразумно скрыла от маркизы. Не стала она и допытываться, есть ли иные причины антипатии матушки к ее конкуренту.

– И сними немедленно это кошмарное платье! – воскликнула леди Ганновер.

Этого только не хватало! Долго ли еще ей будут указывать, как лучше одеваться? Сделав глубокий вдох, Сарала возразила:

– Но вы же сами велели мне надеть это желтое шелковое платье, мама! Даже не знаю, как вам угодить!

– Я сказала так до того, как узнала, что нас пригласил в свою ложу герцог Мельбурн. А теперь тебе следует переодеться в новое шелковое платье цвета лаванды, отделанное белым кружевом и бисером.

– Но оно еще не готово, мама! Надо его чуточку украсить.

– Нет, оно замечательно смотрится на тебе и без дополнительных украшений. Принеси платье, Дженни!

Сделав реверанс, служанка пошла исполнять приказ.

– Я побуду здесь, пока ты не оденешься, Сара. Чтобы ты снова случайно не наступила на подол, как в прошлый раз! – Маркиза язвительно усмехнулась.

Вскоре служанка принесла новый наряд, и Сарала молча подняла вверх руки. Спустя считанные мгновения на ней уже было надето не желтое, а лавандовое платье с глубоким декольте.

Окинув дочь придирчивым взглядом, маркиза осталась довольна ее видом и неожиданно спросила:

– А где тот рубиновый кулон на серебряной цепочке, который я видела на тебе вчера?

У Саралы екнуло сердце, но она тотчас же сообразила, что мать ни в чем ее не заподозрила, и невозмутимо переспросила:

– Вам непременно хочется, чтобы я надела его и нынче? Но ведь все Гриффины уже видели его на мне!

В действительности же ее беспокоило только то, что подумает Шарлемань, когда увидит на ней это ожерелье в театре. Наверняка он возомнит, что полностью покорил ее и вправе рассчитывать на существенную скидку при покупке шелка, а это не входило в ее деловые планы.

– Ты права, доченька, – подумав, промолвила леди Ганновер. – У тебя светлая голова! Надень лучше серебряную цепочку с крупной жемчужиной. И такие же серьги.

Когда Сарала была полностью одета, все три женщины спустились в столовую ужинать, Спустя некоторое время приехал и маркиз. Заметив, как засуетились слуги, он спросил:

– К чему эта спешка? До начала спектакля еще два часа!

– А к тому, что нам предстоит встретиться с его светлостью в фойе. Нужно прибыть в театр пораньше, чтобы люди видели, как мы непринужденно беседуем с герцогом.

– А кто еще из Гриффинов там будет? – спросила у отца Сарала.

– Во всяком случае, надеюсь, что их средний брат не объявится на этот раз, – перебила ее маркиза. – Он упорно отказывается называть нашу дочь Сарой, предпочитая обращаться к ней по другому ее имени. Это неслыханное сумасбродство!

– Мама! Я называлась Саралой двадцать два года! – возмутилась Сарала, не желавшая смириться со своим укороченным именем.

– Я понятия не имею, кто еще будет вместе с нами в ложе, – пожав плечами, ответил маркиз. – Закери ничего об этом не сказал, он только сообщил мне, что герцог просит нас присоединиться к нему.

– Это замечательно! – возликовала леди Ганновер. – Я чрезвычайно рада! Уж скорее бы с ним встретиться! У меня просто дух захватывает!

– Не взять ли нам с собой мешочек ароматической соли? – предложила Сарала, ища предлог покинуть столовую. – Я могу сходить принести его сейчас же.

– Не суетись! Остынет твое жаркое из оленины. Ешь его быстрее, надо прибыть в театр хотя бы за час до начала спектакля. – Маркиза стала энергично обмахиваться веером.

Сарала и маркиз многозначительно переглянулись.

– Конечно, мама, – потупившись, сказала Сарала, желая как-то ее успокоить. Но маркиза продолжала отпускать шпильки по адресу Шарлеманя. Оставалось только надеяться, что герцог успеет выпить бокал-другой вина перед встречей с ними.

Однако вот загадка – зачем он пригласил их к себе в ложу? Ведь они виделись еще совсем недавно, с какой же стати ему встречаться с ними снова? Разве мало у него других знакомых? Сарала терялась в догадках.

Неужели она действительно приглянулась герцогу Мельбурну? Сарала отказывалась в такое поверить, хотя ее мать в этом не сомневалась. Тем не менее, интуиция подсказывала Сарале, что назревают серьезные события. Не случайно же к ней вдруг пожаловала леди Деверилл, а лорд Закери сделал ее отцу выгодное деловое предложение! А вот теперь еще и неожиданное приглашение в его персональную ложу от герцога Мельбурна. Между тем единственным Гриффином, для встреч с которым у нее имелись веские причины, был Шей. Но об этом ее родители не догадывались. Как, очевидно, и его родственники.

Ломать себе голову было бессмысленно, оставалось только отправиться в театр на спектакль, которого она с таким нетерпением ждала. И там уделять внимание каждому сказанному герцогом слову. Но, конечно же, не следует истолковывать все произнесенное им как предложение ей стать его супругой. Этого никогда не могло случиться, хотя ее матушка и была уверена в обратном. Однако поразмышлять о возникшей непростой ситуации в любом случае не помешает, решила Сарала.

Отправляясь в театр «Друри-Лейн» на час раньше, чем следовало бы, она не сомневалась, что никто не обратит на их семью ни малейшего внимания, пока они будут стоять в фойе, ожидая герцога. Но в этом она заблуждалась. Если и был кто-то, не стремившийся подойти к ним и завести светский разговор, так это сам герцог, почему-то не торопившийся к ним на встречу. Не было видно и никого из его близких. Зато вниманием великосветской публики семья Ганновер в этот вечер обделена не была.

– Добрый вечер, Ганновер! – воскликнул высокий широкоплечий господин с густой седой шевелюрой, протягивая руку маркизу. – Рад вас видеть!

– Ваша светлость! Какая честь для всех нас! Позвольте мне представить вам свою супругу, леди Ганновер, и дочь Сару.

– Герцог Монмаут! – Он отвесил дамам поклон. – Надеюсь, нам всем понравится спектакль. Вы любите пьесы Шекспира?

– Я их обожаю! – просияла Сарала.

Герцог Монмаут был не единственным известным в свете человеком, пожелавшим выразить их семье свое почтение. Несколько десятков великосветских особ сочли своим долгом подойти к ним и осведомиться об их здоровье и о том, довольны ли они жизнью в Лондоне. Если поначалу на них почти не обращали внимания, то теперь все внезапно резко переменилось и они стали важными персонами.

Неожиданно возле входных дверей возникло оживление. Взглянув туда, Сарала увидела входящего в фойе герцога Мельбурна. Следом шел Шарлемань, одетый в изящный темный костюм. У Саралы мурашки забегали по телу. Ей подумалось, что, не перехвати она тогда партию китайского шелка, их с Шарлеманем знакомство закончилось бы, как только они дотанцевали вальс на балу у Бринстонов. Боже, какой ужас! И вот теперь благодаря этому дерзкому поступку Карлайлы оказались в центре внимания высшего общества.

– Ганновер! – Герцог пожал маркизу руку. – Закери сказал мне, что вы согласились составить нам приятную компанию сегодня вечером.

– Благодарю вас за любезное приглашение, – ответил маркиз. – Сара давно мечтала увидеть этот спектакль.

– Надеюсь, что ваше желание еще не пропало? – спросил герцог, смерив Саралу холодным оценивающим взглядом. Она вздрогнула, охваченная жаром, и пролепетала:

– Мы с папой часто посещали театр в Дели, с самого моего раннего детства.

– Мы немного задержались, – вступил в разговор Шей. – Не лучше ли нам сразу пройти в ложу?

Как только они направились к своим местам, остальные великосветские дамы и господа последовали их примеру. Шарлемань предложил Сарале взять его под руку, она судорожно вцепилась ему в локоть. Он тихо спросил:

– Отчего вы не сказали мне, что являетесь страстной поклонницей таланта Шекспира и больше других его вещей любите «Бурю»?

– Мне просто не приходило это в голову! – промолвила она. – Почему ваш брат пригласил нашу семью в свою ложу?

– Задайте лучше этот вопрос ему самому!

– Разве не вы подали ему такую идею?

– Я бы непременно это сделал, если бы мне было известно о вашем горячем интересе именно к этой пьесе! Но вышло так, что я узнал обо всем от герцога.

– Так это была его идея? – сглотнув ком, спросила она.

– Выходит, что так! – Шарлемань пожал плечами. – Но все равно я рад новой встрече с вами.

– Вот, значит, как! В таком случае я не вижу повода для того, чтобы снизить свою цену на шелк! – сказала Сарала. – Ведь это не вы проявили любезность к нашему семейству, а ваш брат.

– Будь вы не очаровательной леди, а мужчиной, – рассмеявшись, сказал Шарлемань, – вы бы непременно стали прекрасным премьер-министром. У вас ловко выходит поворачивать все себе на пользу.

– Если бы я была мужчиной, – сказала Сарала, – то наш торг уже давно бы завершился.

– Возможно, вы правы, – согласился он. – Нам туда, в ту закрытую портьерой дверь. – Он завел Саралу за портьеру, привлек ее к себе и добавил, глядя в декольте: – Сегодня вы сногсшибательны!

Она затрепетала и прошептала:

– Нынче вы превзошли меня по дерзости! Интересно, насколько далеко она простирается?

– Вы даже не представляете, как мне трудно было сдерживаться все это время, – ответил он ей в тон бархатистым баритоном, едва ли не касаясь губами ее уха. – Не лучше ли нам продолжить наш разговор немного позже? Сюда идут ваши родители и герцог!

Они прошли в ложу, следом туда вошли все остальные Пока их глаза привыкали к полумраку, Сарала подумала, что мать оказалась права, настоятельно порекомендовав ей надеть это платье с глубоким вырезом, пошитое по последней лондонской моде. Шарлеманю оно явно понравилось.

Герцог Мельбурн жестом предложил гостям занять три передних кресла, но маркиз покачал головой:

– Пусть эти места займут молодые люди, а мы с Хелен сядем сзади, чтобы никто не заметил, что мы задремали во время представления.

– Как вам угодно. Позвольте, леди Сара? – Герцог усадил ее в кресло между собой и братом.

Чувствуя на себе взгляды публики в партере, она заерзала на бархатном сиденье и устремила взгляд на сцену, расположенную от нее по левую руку.

– Могу я спросить у вас, миледи, – сказал герцог с интонациями властного, но в то же время безукоризненно воспитанного человека, – чем обусловлено ваше предпочтение именно этой пьесы Шекспира? Вы находите другие его творения менее значительными?

Она улыбнулась и, обернувшись, ответила:

– Очевидно, эта пьеса чем-то напоминает мне индийскую волшебную сказку. В ней тоже действуют маги, какие-то необычные создания, бушуют страсти. Все это очень увлекательно!

– Вы правы, – согласился Мельбурн. – Я вижу, вам близка индийская культура, которую вы хорошо знаете. Надеюсь, что со временем, когда вам станет лучше знакома английская культура, вы тоже ее полюбите.

– Пока еще многое из того, что я здесь узнала, мне не до конца понятно, – сказала Сарала. – А некоторые английские традиции представляются спорными, даже абсурдными.

– Вам просто недостает опыта, который есть у коренных жителей Лондона. Осмелюсь утверждать, что любая местная традиция имеет историческую подоплеку, поэтому достойна уважения, – сказал герцог с многозначительной миной.

Сарала постаралась не выдать своего недоумения. Следовало ли ей понимать эти слова как скрытый упрек? Судить, так ли это, по мягкому, вежливому тону герцога было трудно, однако у нее в любом случае не осталось сомнений в том, что он ею не очарован, пожалуй, даже наоборот. И слава Богу! Но несмотря на испытанное в связи с этим облегчение, Сарала так и не поняла, почему их семья удостоилась чести быть приглашенной в лучшую ложу театра.

Любопытные взгляды, устремленные на них со всех сторон, продолжали жечь ей кожу. И внезапно Сарале стало Жутковато, она почувствовала себя уязвимой. Оказавшись волею случая под неусыпным вниманием светских злоязычников, она должна была тщательно продумывать каждый свой поступок, любое слово, контролировать собственные чувства и быть ловкой притворщицей, чтобы не загубить себя и близких.

Многоопытный в житейских делах герцог Мельбурн понимал это и, пусть и в своеобразной манере, указал ей на ее промахи. Мать мечтала, чтобы она обрела популярность в свете, и вот ее мечта осуществилась. Отдавала ли маркиза себе отчет, каковы могут быть последствия этого? Наверняка нет. Леди Ганновер стремилась исключительно к обманчивому престижу, грезила о призрачном благополучии, не давая себе труда задуматься, насколько болезненным может быть падение с этих желанных высот. Как не понимала она и того, что придирчивый высший свет безжалостно отторгает всякого, кого он сочтет недостойным титула избранного, не отвечающим строгим требованиям, предъявляемым кандидату в полноправные члены их закрытого клуба.

Обескураженная и потрясенная снизошедшим на нее просветлением, Сарала внутренне содрогнулась от мысли, что она не соответствует этим стандартам и рискует свернуть себе шею, рухнув с ослепительной вершины.

Будучи более не в силах превозмогать свой страх, Сарала похлопала Шарлеманя ладонью по руке. Он обернулся и спросил:

– Вам нравится актер Кин? Уверен, что вы останетесь под неизгладимым впечатлением от его исполнения роли Просперо.

Она вымучила улыбку и прошептала:

– Шей, мне нужно вам кое-что сказать…

– Вас что-то беспокоит? – спросил он, нахмурившись.

– Дело в том, что я… – Она осеклась.

– Не принимайте это близко к сердцу, все уладится. – Шарлемань рывком поднял ее с места и сказал: – Леди Сарале стало душно. Мы скоро вернемся, она только выпьет глоток воды.

Он увлек ее за собой в коридор. Едва лишь они очутились там, как она зажмурилась и стала сползать по стене на пол, восклицая:

– О Боже! Что же я натворила!

Открыв глаза, Сарала, к своему удивлению, не обнаружила рядом с собой Шарлеманя. Занятно! Очевидно, ему захотелось увидеть начало спектакля, и он вернулся в ложу. Из зала послышались аплодисменты.

– Вот, выпейте! – раздался голос Шея, и он сунул бокал в ее дрожащую руку. – Если предпочитаете воде виски, можете сделать глоток из этого бокала. – Он поднял вторую руку, сжимающую хрустальный сосуд.

– Вода вполне меня устроит, – пролепетала Сарала и залпом опустошила бокал.

– Не слишком ли вы торопитесь? Так ведь можно и поперхнуться! – с шутливой усмешкой сказал Шей.

– Мне уже все равно, я погибла! – выпалила она, мотая головой. Очевидно, вид у нее в это мгновение был настолько дикий, что Шей встревожено спросил, что с ней случилось.

– Сама не знаю, – чужим голосом ответила она. – Но чувствую, что погибаю. Мне кажется, что все присутствующие в зрительном зале только и ждут, когда я, практически чужестранка для них, сделаю неверный шаг и опозорюсь.

– Вам что-то сказал Мельбурн? – спросил Шей, помрачнев.

– О нет! Я сама это чувствую, – отвечала Сарала.

– Не понимаю, чего вы испугались! Вы же англичанка! Как вы можете совершить нечто, несвойственное англичанам? Это абсурд! Выпейте-ка лучше виски! – Он поднес бокал к ее губам.

– Нет, не надо! – Она отвернулась. – Откуда вам знать, что я не натворю глупостей? Например, я вполне способна скинуть с себя тесные туфли. Или, к примеру, сказать что-то грубое какому-нибудь дряхлому ловеласу, увлекшемуся моим Декольте. Либо рассказать некой чувствительной даме историю из жизни заклинателей змей… Всякое возможно! Мне трудно постоянно ощущать на себе посторонние взгляды.

– Уверяю вас, публику больше интересует, что скажет или сделает герцог Мельбурн, – успокоил ее Шей. – Попытайтесь поменьше об этом думать, сосредоточьтесь на чем-нибудь приятном.

– Например? Продолжать торговаться вы не хотите, и я даже не представляю, на чем мне лучше сконцентрироваться…

– А вы предпочли бы поторговаться со мной еще немного? – вкрадчиво спросил Шарлемань, глядя ей в рот.

Сарала вздрогнула и тоже посмотрела на его губы.

– Да! – прошептала она. – Меня успокаивают цифры, цены…

– Количество единиц товара, качество услуг…

– Да, борьба умов и…

Он запечатлел долгий поцелуй на ее устах. Она почувствовала, что начинает млеть, и закрыла глаза. Натиск Шарлеманя стремительно крепчал, Сарала стала задыхаться и, не владея собой, обняла его. Сердце ее готово было вырваться из груди. Бокал выскользнул из ее дрожащих пальцев и упал на пол, к счастью, застланный ковром.

Шарлемань прижал ее спиной к стене и стиснул в объятиях. Она остро почувствовала его мужскую мощь и совершенно сомлела. Он глухо произнес:

– Мне нравится с вами торговаться!

– Вы опасный соперник.

Он вдруг прервал поцелуй и, глядя ей в глаза, четко произнес:

– Вот и не забывайте никогда об этом!

Голова Саралы наполнилась туманом, все поплыло у нее перед глазами, колени задрожали. Тем не менее, она спросила:

– К чему вы клоните? Чего хотите?

– Я хочу, чтобы вы подумали, устроит ли вас сумма в две тысячи восемьсот фунтов! – сказал Шарлемань, вдавливая ее в стену своим взбунтовавшимся естеством.

– Я не нахожу эту сумму разумной, – проронила Сарала, чуть дыша. – Сделайте мне другое предложение.

– Предлагаю вернуться в ложу, – улыбнулся он и отступил от нее на шаг.

Огорченная, Сарала встряхнула головой. Но все смешалось в ней – шелк, деньги, поцелуи, предчувствия… Ему удалось-таки одурманить ее.

– Хорошо, ведите меня туда, мой герой, мой Просперо! – сказала она.

Шарлемань отдернул портьеру и пропустил ее вперед, как и подобает истинному джентльмену. При этом он шепнул ей:

– Благодарю вас за то, что вы назвали меня своим героем, моя принцесса!

Все вновь смешалось у нее в голове, и она упала в кресло почти без чувств. Еще ни одному конкуренту не удавалось довести ее до подобного состояния во время торга. И никогда прежде не испытывала она удовольствия от этого!

Глава 10

Спускаясь в столовую по лестнице, Шарлемань с наслаждением вдыхал воздух, пропитанный запахом свежеиспеченного хлеба. Как доложил ему лакей, Себастьян все еще находился за обеденным столом. Сегодня заседание в парламенте должно было начаться после полудня, и брат не преминул этим воспользоваться, чтобы хорошенько выспаться и плотно позавтракать.

– Доброе утро! – приветствовал его Шарлемань, войдя в комнату.

– Доброе утро, – сказал Себастьян. – Ты уже виделся с Пенелопой?

– Я слышал, как она пела в детской, и решил ей не мешать.

– Она заявила, что станет актрисой, когда вырастет большой, – с кривой усмешкой сообщил ему старший брат.

– На прошлой неделе она хотела стать пиратом. На твоем месте я бы не стал волноваться, – с улыбкой посоветовал Шей.

– Волноваться за свою дочь – мой отцовский долг.

– До самой смерти! – добавил Шарлемань.

– Ну спасибо! Успокоил! – поморщился герцог. Расхохотавшись, Шарлемань уселся за столом напротив него и воскликнул:

– На эту тему у Просперо есть прекрасный монолог! Суть его в том, что вся наша жизнь, с ее мечтами и надеждами, – всего лишь миг в сравнении с вечностью, а потому нужно смотреть на вещи философски. Тебе не кажется, что ты немного похож на этого шекспировского героя? Тебе ведь тоже удается изменять ход событий на собственный лад! Раскрой же мне секрет такого волшебства!

– Нет, своих секретов я не раскрываю, – отвечал герцог. – Но могу дать совет: регулярно читай утренние газеты. Вот, ознакомься! – Он протянул Шарлеманю свежий номер «Тайме».

– И что же там любопытненького? – Шей откусил кусочек гренка, пробежал глазами несколько строк и едва не подавился.

– Ага! Выходит, ты ничего об этом не знал? – усмехнулся Себастьян.

– Откуда же я мог знать? – Шарлемань прочел потрясшую его новость вслух: – «Разыскивается капитан судна, подозреваемый в мошенничестве». Так-так, очень любопытно. Куда же запропастился наш Питер Блинк?

– Ведь это он продал тебе партию китайского шелка? Шарлемань не торопился отвечать.

Шелк у капитана Блинка он бы действительно мог приобрести, если бы его не опередила Сарала, развеяв этим миф о его непобедимости в торговых делах. Но пока его позорное поражение еще не стало достоянием гласности, и почти все были уверены, что он является владельцем этой партии товара.

Боже правый! По телу Шея пополз холодок. Нет, исчезновение капитана судна «Непокорный» не могло быть связано с этим грузом; главное – не паниковать, приказал он себе и сказал:

– Да, шелк мне продал Блинк.

– А не мог ли он впасть в запой, этот старый морской волк? – спросил Себастьян, продолжая сверлить его взгляда – Для людей его породы это обыкновенное дело.

– Возможно, ты прав, – уткнувшись носом в газету, пробурчал Шарлемань. – В заметке сказано, кто заявил об его исчезновении?

– Его первый помощник. В понедельник судно должно было отправиться в плавание по Средиземному морю. Однако капитан до сих пор не позаботился о погрузке на корабль запасов воды и продуктов и не заплатил портовую пошлину.

Это было совсем не похоже на старину Блинка, человека серьезного и предусмотрительного, хотя и корыстолюбивого.

– Странная история, – заметил Шарлемань. – Хотелось бы мне знать, не связана ли она каким-то образом с попыткой неизвестных грабителей проникнуть в мой дом и со слежкой за мной в последние дни…

В комнату вбежала Пенелопа.

– Доброе утро, папочка! Доброе утро, дядя Шей! – звонко воскликнула она. – О чем вы тут без меня секретничали?

Шарлемань чмокнул племянницу в щечку.

– О том, как я промок позавчера вечером на прогулке до нитки под проливным дождем. Меня до сих пор еще знобит.

Девочка скорчила смешную рожицу.

– Надеюсь, что сегодня дождя не будет.

– По-моему, нет. А почему это тебя волнует? Пенелопа положила себе на тарелку гроздь винограда и уселась рядом с отцом.

– Потому что сегодня я собираюсь дать вам еще одну возможность сводить меня в музей. Амелия Харпер утверждает, что одна из мумий ей подмигнула. Мне в это, конечно, не верится, но я хочу лично убедиться, что она все это выдумала.

Шарлеманю тоже нужно было кое в чем удостовериться, а именно: что с Саралой ничего подозрительного не произошло. При всей сомнительности гипотезы о скрытой связи между исчезновением капитана судна и нападением на Гастон-Хаус, он испытывал настоятельную потребность разобраться в этой темной истории до конца, поскольку был заинтересован в приобретении партии шелка, которую увела у него из-под носа Сарала.

– Ты не против того, чтобы в музей мы отправились после полудня, Пенелопа? – спросил он у племянницы.

– Нет, разумеется! – ответила она.

Шарлемань откусил еще кусочек гренка и встал из-за стола.

– Прошу меня извинить, но у меня есть кое-какие дела. Себастьян тоже поднялся и сказал:

– Минуточку, Шей! Пройдем в утреннюю гостиную! Мне надо поговорить с тобой. Пенелопа, проследи, чтобы лакей не забрал мою тарелку!

– Хорошо, папочка, я постерегу ее.

Братья прошли в гостиную, где Шарлемань спросил:

– В чем дело?

– Ты предполагаешь, что исчезновение капитана Блинка связано с партией китайского шелка?

– Да, у меня возникло такое ощущение. Нужно в этом разобраться.

Перед его мысленным взором возникла черноволосая принцесса на фоне экзотического индийского ландшафта, одетая в сари. Ее изумрудные глаза излучали таинственный свет.

– Советую тебе поскорее избавиться от этого товара! Совет был хорош, но неосуществим: прежде ему нужно было приобрести шелк.

– Я не привык опасаться чьих-то махинаций за моей спиной, – ответил Шарлемань. – Я хочу сам добраться до сути.

– Эта история скверно пахнет, Шей!

– Мне она тоже не нравится, Себастьян. Обещаю держать тебя в курсе дела.

– Советую поторопиться! Медлить нельзя!

– Не беспокойся, брат! Возможно, это всего лишь мои досужие домыслы. Никакой определенной угрозы для себя и нашей семьи я пока не вижу.

– Именно это меня больше всего и беспокоит, – сказал герцог. – Во всяком деле должна быть полная ясность.

Приказав оседлать коня, Шей верхом отправился в дом Карлайлов, чтобы лично поговорить с Саралой, а не ограничиваться предупредительной запиской. К его огорчению, дворецкий сказал, что хозяев нет дома.

– Где я могу найти леди Саралу? – спросил Шей.

– Леди Сара с большой компанией дам отправились куда-то завтракать, – последовал ответ.

Это известие чрезвычайно расстроило Шарлеманя. Ему во что бы то ни стало нужно увидеться с Саралой, хотя явных причин для этого у него не было. Он прокашлялся и сказал дворецкому:

– Позвольте мне задать вам еще один вопрос.

– Сочту за честь ответить, – сказал дворецкий.

– В вашем доме в последние дни ничего необычного не случалось?

– Необычного, милорд? В каком смысле?

– Ну, не разбивал ли кто-то окон, не наносил ли вам визита какой-нибудь подозрительный незнакомец?

– Ни о чем подобном мне лично не известно, – сухо ответил удивленный дворецкий.

– В таком случае я удаляюсь, – сказал Шей. – Это хорошо, что у вас обошлось без происшествий. По городу прокатилась волна краж со взломом, я хотел предупредить ваших хозяев о необходимости быть начеку.

– Пусть только кто-то сунется сюда, милорд! – проговорил дворецкий со скрытой угрозой. – Им не поздоровится.

– Рад это слышать! До свидания!

Немного успокоенный разговором с дворецким Карлайлов, хотя ничего толком так и не узнав, Шарлемань решил не метаться в поисках пропавшего Питера Блинка по Лондону в надежде разыскать его в стельку пьяным в трактире, а вернуться домой, где все спокойно обдумать.

Когда он прибыл в Гриффин-Хаус, Себастьян уже отправился в парламент. Зато возле лестницы его поджидала, зажав под мышкой блокнот для рисования, Пенелопа.

– Я собираюсь сделать несколько зарисовок, – заявила она. – Этот блокнот мне одолжила тетя Каролина.

– Отличная идея! – одобрил Шей, выходя с племянницей из дома, чтобы сесть вместе с ней в экипаж. – В музее много подозрительных мумий, которые ты сможешь запечатлеть.

– Да, я так и сделаю! – заявила девочка. – И докажу, что голова у Амелии Харпер набита опилками. Я уверена, что мумии не подмигивают посетителям и вообще не шевелятся.

В Британском музее она направилась прямиком в египетский зал, сопровождаемая озабоченным дядей. В новой экспозиции появилось несколько оригинальных экспонатов, чему Шарлемань очень обрадовался и стал их с интересом рассматривать.

– Дядя Шей! – дернув его за рукав, сказала Пенелопа. – Могу я одолжить у вас трость?

– А зачем она тебе? – с подозрением спросил он.

– Чтобы ткнуть ею в мумию и проверить, не закричит ли она.

С трудом подавив улыбку, Шей произнес:

– Не думаю, что это следует делать, Пенелопа! Экспонаты лучше не трогать, чтобы не подхватить от них какую-нибудь экзотическую заразу.

– Но как же тогда я узнаю, что у этого человека в саркофаге не открываются глаза? – шепотом спросила девочка.

В этот момент в зал вошел смотритель музея.

– Давай спросим у него об этом, – предложил племяннице Шарлемань. – Он все знает об этих египетских мумиях.

– Хорошо, дядя Шей! – воскликнула Пенелопа. – Только я сама с ним поговорю! А вы подождите меня возле этого древнего гроба.

– Как вам будет угодно, миледи!

Смотритель музея, разумеется, был польщен обращением к нему члена семейства Гриффин, пусть и семилетней крохи, и с воодушевлением начал рассказывать ей историю экспоната.

Тем временем Шей отошел в сторонку и стал читать висевшую на стене табличку с пояснениями к другому экспонату – фрагменту древней могильной стены, испещренной иероглифами черного и красного цвета. В коллекции Шея была подобная табличка, она украшала гостиную Гастон-Хауса.

– Поразительно! – воскликнул он, уловив удивительное сходство между надписями.

Внезапно он заметил краем глаза подозрительную тень, промелькнувшую за гранитным бюстом Аменхотепа, поднял голову и посмотрел, чем занимается Пенелопа. Девочка с интересом разглядывала мумию в саркофаге, слушая подробные объяснения смотрителя музея. Посетителей в зале было мало, и странный человек, прячущийся за одним из экспонатов, вызвал у Шея опасения.

Но оставить племянницу одну и броситься в погоню за тенью Шей счел неразумным, а потому перевел дух и, сжав в руке набалдашник трости, с непринужденным видом обошел вокруг бюста фараона.

Однако там никого не оказалось. Неужели ему померещилось?

Он чертыхнулся, обернулся – и вновь увидел странного человека, пробудившего в нем недоверие. Это был щуплый невысокий мужчина с длинными черными волосами, забранными в хвостик, и с внешностью китайца. Незнакомец стоял в дальнем конце зала и злобно смотрел на Шарлеманя. И хотя одет он был в холщовую рубаху и штаны свободного кроя, всей своей осанкой он походил на грозного воина. Азиат поклонился Шею и скрылся за углом.

Первым желанием Шарлеманя было броситься за ним в погоню. Но, подумав, он решил воздержаться от опрометчивого шага, чтобы не угодить в западню. Однако оставаться в музее становилось опасно.

– Пенелопа! – окликнул он племянницу. – Нам пора идти!

– Но я же еще ничего не зарисовала! – воспротивилась девочка. – Давайте еще немного посидим на скамеечке у стены!

– Смотритель музея объяснил тебе, что мумии не оживают? – подойдя к ней, спросил Шей. – Ты успокоилась?

– Да, он все мне рассказал о мумиях в деталях. Поэтому-то мне и надо их зарисовать! Я покажу рисунки Амелии Харпер и докажу, что она ненормальная.

– Предлагаю поступить более тактично, – сказал Шарлемань, беря девочку за руку. – У меня есть иллюстрированный альбом экспонатов этого музея. Ты можешь его взять, если хочешь.

– А можно мне вырезать из книжки картинки?

Шарлемань заскрежетал зубами, но кивнул в знак согласия, не в силах отказать своей любимице. Он даже похвалил ее за находчивость, чтобы подсластить горечь преждевременного выхода из музея, пленившего ее детское воображение.

Возвращаясь в экипаже домой, Шарлемань прокрутил в голове несколько возможных сценариев странного происшествия в египетском зале. Воинственного вида китаец подтверждал его гипотезу, что исчезновение Блинка связано с той партией китайского шелка. Видимо, у китайца были причины следить за всеми, кто был причастен к этой поставке. Вероятно, азиат был уверен, что рулоны ткани хранятся у Шарлеманя. Следовательно, Сарале пока ничто не угрожало!

Дело было за малым – выяснить, что именно нужно китайцу.

– У тебя совершенно измученный вид, – сказал Шею на другой день при встрече Себастьян.

– Мне пришлось провести одно расследование, – сказал Шей – А который теперь, интересно, час? Я все утро просидел в библиотеке и не заметил, как пролетело время.

– Уже полдень, братец, и пятница, если ты забыл, – ухмыльнулся герцог Мельбурн.

Шарлемань действительно потерял голову после происшествия в Британском музее. Его обуревали догадки, одна страшнее другой, и в поисках ответа он окунулся в чтение книг по истории Китая и мысленный анализ всего, что было ему известно о деятельности капитана Блинка. Вечер же он посвятил встречам с немногими людьми, знавшими этого старого морского волка, своими друзьями из правительства и китайскими дипломатами, но собрал только жалкие крохи информации.

– Что тебе удалось узнать о Блинке? – поинтересовался у него старший брат, сопровождая его к лестнице.

– Пока ничего особенного, – ответил Шарлемань, – но надеюсь сегодня же получить о нем важные сведения. Мне надо кое с кем встретиться.

– С Саралой, как я догадываюсь? Ты, похоже, за ней ухаживаешь?

В очередной раз потрясенный проницательностью Себастьяна, Шей замер на ступеньке.

– С чего ты это взял? – наконец спросил он.

– Не притворяйся, что это не так! Ты думаешь, что нам ничего не известно о ваших встречах? Тебе не приходило в голову, что я не случайно оказываю этой семье внимание?

– Что? – Шарлемань остолбенел. Все сразу же встало на свои места. Боже, какой же он идиот! Похоже, у него случилось размягчение мозга. – Ради Бога, не выдумывай ничего! Сарала и я… Мы с ней всего лишь… – Он осекся, чтобы перевести дух и сообразить, что ему лучше сказать брату. – Видишь ли, Себастьян, она умудрилась перехватить эту партию шелка у меня из-под носа. И теперь я хочу ее выкупить.

На этот раз от изумления рот раскрыл герцог Мельбурн. Он попытался было что-то произнести, но не смог и, захлопнув рот, вперил в брата недоуменный взгляд. Таким его Шарлемань видел впервые. Наконец Себастьян отрешенно сказал:

– Выходит, у вас действительно чисто деловые отношения?

– Она оказалась опытной коммерсанткой, с ней нелегко договориться, – ответил Шарлемань, как бы оправдываясь.

– Это не укладывается у меня в голове! Как ты посмел скрыть от меня все это?! Я доверял тебе, не вмешивался в твои дела. И чем это закончилось? Ты не оправдал моих надежд!

– Не горячись, Себастьян! Лучше давай обсудим все спокойно!

Внезапно стекло окна в прихожей разлетелось вдребезги.

Братья рванулись в Голубую комнату, где хранилось оружие. Шарлемань схватил со стены рыцарский меч, готовый искромсать им врагов на мелкие кусочки. Но Себастьян подал ему знак угомониться и замер, прислушиваясь. В доме было тихо. Шарлемань увидел на полу подозрительный узелок и, наклонившись, поднял его. Тем временем Себастьян кликнул на помощь лакеев. Тотчас же на его зов примчался, сжимая в руках мушкет, здоровяк Том. Застыв в дверях, он приготовился дать отпор любому незваному гостю.

– Взгляни-ка на это! – Шей протянул Себастьяну камень, завернутый в шелковый лоскут. – Дело, похоже, обретает нешуточный оборот. Пожалуй, я проведаю Саралу. Сегодня меня с утра не покидает тревожное предчувствие.

– Я не отпущу тебя к ней одного! – сказал Себастьян.

– Не беспокойся, я смогу постоять за себя. Мне нужно действовать быстро и решительно, пока злоумышленники не догадались, что не я владею злополучным китайским шелком.

– Не кажется ли тебе, Шей, что дело здесь не только в коммерческом интересе? По-моему, тут попахивает политикой!

Но Шарлемань только махнул рукой и побежал на конюшню. Его меньше всего занимало, что является подлинной причиной цепи подозрительных событий, случившихся в последние дни. Он тревожился за Саралу, хотя эта бестия фактически украла у него ценный груз, доставленный капитаном Блинком. Девушка уже не казалась ему соперницей в коммерции, он думал только о том, как устранить нависшую над ней опасность. Общеизвестно, что китайские головорезы безжалостны и коварны.

Завернутый в китайский шелк камень был грозным предупреждением, и Шарлемань решил с честью принять дерзкий вызов опасного таинственного противника.

Конюх подвел к нему коня. Шей вспрыгнул в седло и поскакал по центральной аллее к воротам особняка. На крыльцо выбежал герцог Мельбурн и помахал ему рукой. Но Шарлемань не обернулся и пришпорил скакуна.

В этот час улочки Мейфэра уже заполнились торговцами, прохожими и слугами, покупающими свежие овощи и молоко. Шей направил гнедого в проулок и вдруг увидел на своем пути воина-китайца с острой кривой саблей в руке.

Осадив коня, Шарлемань спешился, достал из кармана плаща пистолет и взвел курок.

– Я не сомневаюсь в вашем умении владеть оружием, – произнес при этом он, повернувшись к стене спиной. – Но и вам рекомендую принять во внимание мое искусство обращения с пистолетом. Ваша голова разлетится на кусочки от одной пули!

– В таком случае предлагаю обсудить все спокойно, – ответил по-английски, но с сильным акцентом китаец.

– В музее я видел другого вашего земляка, – сказал Шей.

– Да, там был он! – Китаец указал на крышу дома, напротив которого стоял Шарлемань.

У трубы сидел на корточках другой азиатский воин, тоже вооруженный большой острой саблей. Его свирепая физиономия была Шею знакома. Душегуб хищно осклабился.

Хитрые негодяи ловко заманили его в ловушку. Успокаивало Шея только то, что на его месте не оказалась Сарала Он собрался с духом и спросил:

– Это вы похитили капитана Блинка? А кто из вас, любопытно, следовал вчера за мной по пятам?

– Все это наша работа, – сказал первый китаец. Краем глаза Шарлемань увидел и третьего их приятеля, возникшего, словно из-под земли, в конце проулка.

– Зачем все это вам нужно? – спросил Шарлемань без обиняков. – Какого дьявола вы меня преследуете? – в сердцах добавил он, теряя хладнокровие.

– Вы похитили имущество нашего императора Цзя-цина!

– Я ничего не крал!

– Император Китая считает иначе! Он хочет, чтобы ему вернули его имущество, а вора наказали.

– Кого? Капитана Блинка?

– Он украл шелк, сотканный специально ко дню рождения нашего великого императора Цзя-цина. Ткань должна быть возвращена в Китай к торжествам. Вы оба непременно отдадите весь товар его величеству, а сами предстанете перед ним, чтобы понести заслуженное наказание.

– Но какое я-то имею отношение к краже? – спросил Шарлемань, на всякий случай взяв на прицел воина, перекрывавшего ему путь к бегству. – Если хотите получить шелк, давайте встретимся завтра в полдень в Британском музее, в том же зале.

Ничего лучшего Шарлемань придумать не смог, но этот бесхитростный план позволял ему выиграть время. Китаец передернул плечами.

– Только будь мужественным до конца, не трусь, как этот капитан, и не пытайся убежать от нас. Мы все равно тебя найдем.

– О моем мужестве можете не беспокоиться, – ответил Шей. – Завтра я точно приду в музей. А вы туда явитесь?

Говоря это, он оценил обстановку и рассчитал свои действия. Путь китайцу, сидящему на крыше, преграждала лошадь. Тот, что разговаривал с ним, будет сражен выстрелом наповал, другой – оглушен рукоятью пистолета. Мысленно Шарлемань приготовился к схватке.

Но китаец, стоявший перед ним, с поклоном произнес:

– Мы все втроем будем там непременно.

Он что-то крикнул по-китайски своим землякам, и все они моментально исчезли, словно бы провалившись сквозь землю.

Шарлемань с облегчением вздохнул и убрал оружие в карман. Гнедой призывно заржал и забил копытом о мостовую. Шарлемань успокоил своего любимца, вскочил в седло и поскакал к Сарале, чтобы убедиться, что в ее доме все в порядке.

Глава 11

– Это вы пригласили сюда всех этих дам? – шепотом спросила у золовки леди Деверилл.

Леди Каролина Гриффин покачала головой:

– Добрую половину из них я вижу впервые! Стоявшая у них за спиной Сарала улыбнулась уголками рта, обед для узкого круга друзей, на который пригласила ее Элеонора, разросся до пира невообразимых размеров. Заложив за спину дрожащие от волнения руки, Сарала приблизилась к двум своим знакомым и спросила, не требуется ли им помощь.

Разом обернувшись, дамы воскликнули:

– Нет, нет, дорогая Сара! Здесь достаточно прислуги. Лакеи суетились между гостями, разнося на серебряных подносах щедрое угощение. В ожидании обеда женщины лакомились пирожными и печеньем. В саду между тем накрывали дополнительные столы. К удивлению хозяев дома, к ним прибывали все новые и новые гости, разумеется, без приглашения. Но Сарала уже догадалась, что это она стала причиной небывалого паломничества в особняк Девериллов. Всех интересовало, почему Гриффины окружили ее семью своим вниманием.

Ей самой тоже хотелось это понять, однако обсудить сию загадку было не с кем, затрагивать же щекотливую тему в разговоре с Элеонорой и Каролиной она не решалась, вернее, опасалась услышать неприятный ответ.

Каролина, пошептавшись о чем-то с Элеонорой, подошла к Марале и взяла ее под руку.

– Итак, леди Сара, что вы думаете о лондонском высшем обществе? Давайте прогуляемся немного по саду. Сегодня чудесная погода, не правда ли? Здешний климат гораздо мягче и приятнее, чем, к примеру, в графстве Шропшир.

– Представьте себе, что местный климат абсолютно не похож и на делийский тоже! – проворковала с невинным видом Сарала, прикинувшись простушкой. – Но мне Лондон с каждым днем нравится все больше. Здесь живут такие милые люди!

– Я рада это слышать, – с натянутой улыбкой ответила ее собеседница. – Мне доставляет огромное удовольствие рисовать их портреты. – Она усмехнулась. – А вы, случайно, не рисуете?

– Теперь уже нет, но в юности пыталась.

– Чем же вы тогда увлекаетесь? У вас есть хобби? Поборов желание послать ее к дьяволу, Сарала вежливо ответила:

– Я люблю читать исторические книги. А еще я иногда помогаю отцу в его коммерческих делах. Однако пока я не обзавелась в Англии такими же обширными деловыми связями, какие были у меня в Индии.

Сказав так, она нарушила строжайший запрет матери и наказы ее многочисленных подружек, считавших, что предпринимательство не женское дело. Но Каролина даже бровью не повела и сохранила невозмутимое выражение лица. Сарала же многое бы отдала, чтобы узнать, что сейчас на уме ужены лорда Закери. Наверняка она знала, что именно Сарала стала невольной виновницей небывалого нашествия лондонских кумушек на их резиденцию.

– Могу я вас кое о чем спросить? – промолвила Сарала.

– Разумеется!

– Зачем я здесь?

Каролина метнула взгляд в леди Деверилл, потупилась и пролепетала:

– А разве Элеонора не говорила вам, что нам просто захотелось доставить вам удовольствие?

– Да, она сказала что-то в этом роде. Но для меня остается загадкой, чем я обязана вниманию, оказанному нашей семье герцогом Мельбурном. У него ведь так много других знакомых, с которыми он бы мог разделить свою театральную ложу.

– Я не берусь судить о мотивах поступков герцога Мельбурна, – уклончиво ответила Каролина. – Он чрезвычайно скрытен и непредсказуем.

И вдобавок не слишком любезен, подумала Сарала, но вслух произнесла:

– Надеюсь, он не пытается за мной ухаживать?

Едва лишь эти слова сорвались с ее языка, как она его прикусила. Каролина сначала побледнела, потом покраснела и промямлила:

– Простите, я не разобрала, что вы сказали.

– Не обращайте внимания, это шутка! – выпалила Сарала и засмеялась.

– Признаться, мне нечего не известно о намерениях его светлости снова жениться, – запинаясь, произнесла Каролина. – А что, он интересует вас в этом плане?

– Герцог Мельбурн? Нет, естественно! Для меня он чересчур пропитан истинно британским духом.

– Чем пропитан? Британским духом? – Каролина захлопала глазами.

– Ну, я имела в виду, что герцог слишком непоколебим в убеждениях, по-моему, с ним невозможно о чем-либо спорить, он привык всегда стоять на своем, – сбивчиво объяснила Сарала, проклиная себя за болтливость.

Неожиданно она обернулась и увидела Шарлеманя. Сердце у нее радостно забилось. Однако тотчас же екнуло, едва лишь она заметила в его глазах тревогу. Он разыскал в толпе взглядом свою сестру и подошел к ней, бледный от волнения.

– Что случилось, Шей? – встревожено спросила та.

– Почему ты не сказала мне, что пригласила к себе на обед Саралу? – прошипел он, озираясь по сторонам.

– Я вправе сама выбирать себе гостей! – вспылила Элеонора.

– Говори, пожалуйста, тише! Ты все-таки могла бы предупредить меня! Это все Себастьян, очевидно, затеял? Что за дурацкое сватовство!

– О чем ты говоришь? Я тебя не понимаю!

– Ладно, обсудим это позже. Где она? Ах, так вон же она, рядом с женой Закери. Прекрасно! – Он быстро подошел к Сарале и прошептал: – Нам срочно нужно поговорить об одном серьезном деле!

Сарала оцепенела, почувствовав устремленные на нее со всех сторон любопытные взгляды. Шарлемань шумно задышал и нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Сарала пролепетала:

– Прямо здесь и сейчас? Но на нас обращают внимание.

– Ерунда! Я объехал почти весь город, чтобы встретиться и поговорить с вами, – возразил Шей. – В Карлайл-Хаусе вас не оказалось. Слава Богу, что дворецкий подсказал мне, где вас можно найти.

– Почему вы меня преследуете? – Сарала надула губки.

– Умоляю, Сарала, только не задавайте лишних вопросов! Лучше пройдем в одну из пустых комнат и поговорим там обо всем без свидетелей.

Поняв, что он действительно чем-то серьезно обеспокоен, Сарала согласилась:

– Хорошо, ведите же туда меня, милорд!

Без лишних слов он взял ее под руку и увлек в кабинет, очутившись в котором, первым делом затворил за собой дверь. Это не понравилось Сарале, и она воскликнула:

– Откройте дверь немедленно! Иначе я закричу! Вы слишком многое себе позволяете!

Шарлеманю не оставалось ничего другого, кроме как закрыть ей рот поцелуем, и тотчас же все ее страхи и сомнения рассеялись, она ответила ему с неописуемым восторгом, забыв о правилах приличия и возможных пересудах светских сплетниц. Обвив руками его плечи, Сарала упивалась чудесным мгновением, готовая расстаться с китайскими шелками даром, если он и впредь станет целовать ее так же сладко.

Но Шарлемань вдруг отстранился и глухо произнес, глядя ей в глаза:

– Отдайте мне ткань, Сарала!

Ошеломленная таким неслыханным коварством, она вскинула брови и спросила:

– Так вот, значит, почему вы меня поцеловали? Шарлемань насупился и с негодованием вскричал:

– Нет, разумеется! Я поцеловал вас, потому что не в силах устоять. Продайте же мне скорее китайский шелк, Сарала! Промедление подобно смерти!

Она приказала себе сосредоточиться на смысле его просьбы и, помолчав, спросила:

– Но к чему такая спешка? Целую неделю вы разводили канитель, а сегодня вдруг оторвали меня от собеседницы и предъявили мне какие-то нелепые требования. Чем вызвана происшедшая с вами метаморфоза?

– Плачу вам за всю партию четыре тысячи фунтов! – рявкнул он, вытаращив глаза. – Подпишите купчую и скажите, где хранится товар! – Он извлек из кармана лист бумаги и, развернув его, ткнул в него пальцем: – Поставьте вот здесь свою подпись, и я мгновенно испарюсь.

Всего-то четыре тысячи? Это Саралу не устраивало.

– Я ничего не стану подписывать! – взвизгнула она. – Очевидно, вы нашли покупателя, готового заплатить вам большую сумму. Нет, я не позволю вам одурачить меня!

– Вы неверно поняли меня, Сарала! – разъярился Шей, запустив пятерню в свою шевелюру. – Никакого покупателя я не нашел, а просто устал от этого дурацкого торга и хочу с ним покончить. Вас устраивает моя цена?

– Дурацкого торга? – прищурившись, переспросила Сарала. – Если вы подразумеваете под этим собственную неспособность умело торговаться, тогда я с этим согласна. Только не считайте меня дурочкой, милорд!

Подперев бока кулаками, Шарлемань обошел ее вокруг и заявил:

– Я нахожу объявленную мной цену честной и обоснованной.

– Цена подскочила до восьми тысяч, милорд! – заявила Сарала.

– Что? – переменившись в лице, спросил он. – Но еще позавчера вас устраивали три с половиной тысячи фунтов!

– Вы сами подали мне повод поднять цену, предложив на пятьсот фунтов больше, – пожав плечами, пояснила Сарала. Взгляд ее застыл на его чувственных губах, полных, влажных и красных. С трудом совладав с собой, она добавила: – И вы заплатите-таки мне восемь тысяч, если вам действительно приспичило купить этот товар.

– Ах вот вы какая! – Шей вновь обошел вокруг Саралы, разглядывая ее с головы до ног так, будто видел впервые.

Неожиданно его рука протянулась к ее вздернутому подбородку, он подался вперед и вновь поцеловал ее в полураскрытый рот.

– Впрочем, как вам угодно, я согласен, – заявил он, прокашлявшись. – Расписка вас устроит? У меня нет при себе такой огромной суммы. – Он достал из кармана еще один лист бумаги.

– Может быть, вы, наконец, объясните, что происходит? – звонко спросила Сарала, дрожа от возбуждения. – Я требую правдивого ответа!

– Ничего особенного! Я готов заплатить восемь тысяч фунтов за все ваши рулоны шелка. На чье имя писать расписку? На ваше или на вашего отца? – Шарлемань склонился над письменным столом и взял в руку перо.

– Нет! – заявила Сарала. – Цена повысилась до двенадцати тысяч фунтов!

В подтверждение своих слов она притопнула ножкой. Шарлемань отшвырнул перо и бумагу и резко обернулся. Испуганная его гневным обликом, Сарала попятилась к двери.

– Я не шучу! – рявкнул Шей, наступая на нее.

– А, по-моему, вы первый превратили наш торг в забаву, – парировала Сарала, задрав носик. Всем своим дерзким видом она демонстрировала Шарлеманю, что ни капельки не испугалась его натиска.

– Вам это только так показалось, миледи! – воскликнул он, подойдя к ней вплотную. – Этот груз предназначался мне, и вам это известно. Я делаю вам любезность, соглашаясь на восемь тысяч. Подписывайте купчую!

– Не подпишу, пока не скажете, сколько надеетесь получить с вашего покупателя! – возразила Сарала.

Шарлемань шумно вздохнул и потер ладонями лицо.

– Вы не поверите, но этот шелк принадлежит китайскому императору, который требует вернуть ему его! – выпалил он.

Сарала расхохоталась:

– Так вы хотите отправить шелк в Китай? Удивительная изобретательность! Я преклоняюсь перед вашей способностью любому заморочить голову!

Шарлемань схватил ее за плечи и встряхнул.

– Повторяю, миледи, я не шучу! Дорога каждая минута! Подпишите купчую, если не хотите…

– Вы меня запугиваете? – возмутилась Сарала.

Ему не оставалось ничего другого, как привлечь ее к себе и пылко поцеловать. Сладкая истома мгновенно вытеснила из ее сердца гнев и отчаяние. Сарала прильнула к Шею и затрепетала от вожделения. Он скомкал лист бумаги и, разжав пальцы, впился ими в ее волнующие ягодицы. Сарала застонала и задвигала бедрами. При этом она случайно задела столик, на котором стояла китайская фарфоровая ваза, хрупкий сосуд упал на пол и разбился вдребезги. Но влюбленные не обратили на это внимания.

Сарала подумала, что заблуждалась, полагая, что нельзя совместить удовольствие с предпринимательством. Шарлемань доказал ей обратное. Вот и теперь его язык проник ей в рот, и она стала с жадностью его сосать. Их поцелуй казался ей сладким, как мед. Шарлемань начал подталкивать Саралу к дивану. Она споткнулась о край ковра и упала на диван спиной, увлекая за собой Шарлеманя. Сарала вновь томно застонала и крепче обняла его.

В следующий миг кто-то тихо окликнул Шея по имени.

Он обернулся и, к своему ужасу, увидел в дверях кабинета старшего брата. Лицо герцога словно окаменело. Сарала похолодела. Шей чертыхнулся.

Из-за спины герцога Мельбурна в кабинет проскользнула Элеонора. За ней – еще несколько ошеломленных дам с округлившимися глазами. Всем им не терпелось увидеть редкостную сцену на диване. Лицо Элеоноры стало бледнее мела.

– Черт бы вас всех побрал! – прорычал Шей.

Сарале подумалось, что все это ей привиделось. Она расслабилась и раскинула в стороны руки. По комнате и коридору распространился ропот. В дверях кабинета началось столпотворение. Наконец Шей выпрямился и отпрянул от дивана. Сарала продолжала возлежать на нем, словно бы ее сморил сон.

Мельбурн сделал шаг вперед и насмешливо произнес:

– Вы могли бы и потерпеть до завтра, голубки, чтобы этим зрелищем смогли насладиться супруги Карлайл, которых я пригласил на завтрак. Но раз уж так вышло, то я возьму на себя смелость первым вас поздравить. – Он обернулся лицом к толпе и добавил: – Полагаю, что все присутствующие присоединятся ко мне и пожелают моему брату и его будущей супруге счастья. Надеюсь, что вы приняли его предложение, Сарала?

«Что? О нет, нет, нет! Только не это!» Не обращая внимания на радостные комментарии всех свидетелей ее грехопадения, дружно поддержавших герцога, она раскрыла было рот, чтобы возразить. Но тут Шарлемань наклонился и прошептал, стиснув стальными пальцами ее запястье:

– Притворитесь, что вы рады и счастливы! – Он с нежностью пригладил ее непослушный локон и добавил: – Мы все исправим позже!

– Да вы с ума сошли! – прошипела Сарала. – Что можно теперь исправить? Только что ваш брат объявил о нашей помолвке!

– Я не глухой, – ответил Шей и, прочистив горло, сказал – Благодарю тебя, Себастьян! Ты чрезвычайно любезен.

Герцог по-свойски хлопнул его по плечу.

– Ты редкий идиот! – пробормотал он.

У Саралы возникло желание поколотить кого-то из них. Но внезапно ее охватила чудовищная слабость и ей показалось, что она теряет сознание. Это испытание было похуже того, что ей пришлось вытерпеть в музыкальном театре, где на нее таращились со всех концов зрительного зала. Что же с ней будет?

Кто-то взял ее за руку. Открыв глаза, Сарала увидела склонившуюся над ней леди Деверилл.

– Вставайте, дорогая, – прошептала она. – Я помогу вам. Сарала с трудом поднялась с дивана и поправила на себе платье.

– Это я во всем виноват, – сказал сестре Шарлемань.

– Я знаю, болван! – прошипела она. – Но теперь позволь мне сопроводить бедняжку в сад, на свежий воздух. Здесь слишком душно!

– Побудь с ней там немного, – приказал герцог. – И выпроводи гостей. Да, и еще: нужно послать кого-то за ее родителями.

– Хорошо, – кивнула Элеонора.

У Саралы хватило сил только на то, чтобы дойти до библиотеки. Там у нее подкосились колени, и она упала в кресло. Если родственники Шея считают его болваном и идиотом, то что же они могут думать о ней? А главное, как она сама расценит свое поведение, когда к ней вернется способность размышлять здраво? Станет ли ей после этого лучше? Вряд ли.

– Я всегда считал, что в нашей семье только один урод – Закери! Но то, что выкинул ты, превзошло все, что можно было ожидать от него. С чего там у вас все началось? Снова с торга из-за этого проклятого китайского шелка?

Разговор двух братьев происходил в бильярдной Корбетт-Хауса. Герцог рвал и метал от ярости. Шей стоял у стола и задумчиво смотрел в окно, вспоминая все необыкновенные события минувших дней. Наконец он встряхнул головой и произнес:

– Очевидно, именно так.

– Ты в этом не уверен? Еще несколько дней назад ты утверждал, что шелк у тебя. Какой же я был дурак, что поверил тебе! Но какое отношение имеет твое бесцеремонное заигрывание с девственной дочерью маркиза к покупке партии заморской материи? Объясни мне это наконец-то, Шей!

– Все началось как бы с игры, – промямлил Шарлемань, пожав плечами. – Но мы чересчур увлеклись ею…

– И в дураках остался ты! Ведь она практически вынудила тебя жениться на ней, болван! Как ты мог попасться в ее сети?

– Ты не прав, брат! И ты сам это знаешь. Сарала не такая, она порядочная девушка, – возразил Шарлемань. – И не нападай на меня, пожалуйста, мне и без того горько.

– Не надо было ее целовать! Я, например, не имею привычки лобызаться со своими деловыми соперниками.

– Этого только не хватало! Кстати, со мной такое случилось впервые, – заметил Шей, ухмыльнувшись.

– Но дело приняло серьезный оборот, – желчно заметил герцог. – Сейчас этот дом охраняет с полдюжины слуг! Но сумеют ли они отразить нападение китайских головорезов? Что нужно от тебя китайцам? Объясни мне все толком!

– Я пытаюсь это сделать, но ты меня постоянно перебиваешь! Все началось с того, что накануне моей встречи с капитаном Блинком я проболтался о ней на балу Сарале, желая произвести на нее выгодное впечатление. На следующее утро, когда я прибыл за шелком в док Блэкфрайарз, эта плутовка уже купила весь товар и была такова!

– Я начинаю кое-что понимать, – усмехнулся Себастьян. – Но почему ты сразу же не сказал мне, что упустил свой шанс?

– Я боялся упасть в твоих глазах как предприниматель, – признался Шарлемань. – Ведь до этого мне всегда везло. Во всяком случае, меня не переигрывали девицы. Но теперь не это главное! Я тогда не знал, что Блинк украл эту ткань.

– Украл? Но у кого? – спросил герцог.

– У китайского императора!

– Что?

– Да, у самого Цзя-цина, ты не ослышался.

– Ты ничего не перепутал, Шей? Не слишком ли далеко тебя увлекло твое воображение? Твои выводы кажутся мне преувеличенными. – Мельбурн прищурился.

– Ничего я не выдумываю, Себастьян! Это не игра моего больного воображения, а суровая реальность. На пути в Карлайл-Хаус я столкнулся с тремя китайцами, вооруженными саблями. Они предупредили меня, что не остановятся ни перед чем, чтобы вернуть украденный у их императора шелк в Китай ко дню его рождения. Мне тоже надлежит отправиться туда, чтобы предстать перед высоким судом его величества. По-моему, эти люди вовсе не наемники, а воины императорской гвардии.

Герцог побледнел как мел и заявил, выпятив грудь:

– Мы живем не в Средневековье, брат! Неужели китайцы думают всерьез, что английский аристократ добровольно отдастся на волю их императора, который может его обезглавить из-за нелепого недоразумения? Это фантасмагория.

– Сарала тоже в это не поверила, – уныло промолвил Шей. – Я опасался, что Блинк сообщил китайцам ее приметы или имя, и пытался убедить ее уступить шелк мне, пока не поздно. Но она стала непомерно завышать цену, и наш жаркий торг внезапно перерос в страстные объятия. Почему так случилось, я объяснить затрудняюсь. – Он повеселел и улыбнулся, вспомнив эти приятные мгновения, завершившиеся внезапным конфузом.

– Скажи на милость, Шей: ты уверен, что китайцы не лгут? Может быть, это обыкновенная афера? – спросил Мельбурн.

Вопрос брата потряс Шея, он мгновенно понял, на что тот намекает. Однако отказывался поверить в это.

– Нет! – воскликнул он, тряся головой. – Сарала не могла организовать такой изощренный фарс! Во-первых, потому, что она только недавно прибыла в Лондон, а во-вторых, она добропорядочная девушка, а не аферистка. Нет, определенно она не способна пойти на столь низкий обман.

Мельбурн продолжал молча сверлить его взглядом. Угадать по выражению его бесстрастного лица, что у него в голове, было невозможно. Однако Шей догадывался, что вся эта грязная история ему не по душе. Ведь Саралу можно было только с натяжкой считать английской аристократкой, всю жизнь она провела в Индии, на родине факиров и заклинателей змей. Это не украшало ее репутацию.

– Если бы она задалась целью вытянуть из меня за шелк побольше денег, – продолжил Шарлемань, – то она согласилась бы уступить их мне за восемь тысяч фунтов. Однако же она мои условия не приняла.

Герцог подошел к окну и сказал:

– А мне кажется, она пожертвовала деньгами, чтобы заставить тебя жениться на ней. Разве можно сравнить эту мизерную сумму и твое состояние?

– Но ведь это я целовал ее! – привел свой последний аргумент Шарлемань.

– Это не так уж и трудно подстроить, – с ухмылкой заметил герцог. – Нет, братец, ты явно ослеплен любовью к ней. Тебя впервые ловко обвели вокруг пальца. А ведь это можно было предотвратить, если бы ты посоветовался со мной. Теперь же тебя застали в пикантной ситуации на диване с дочерью дворянина. Придется тебе на ней жениться! Иначе нашим семьям не избежать позора!

Шарлемань тяжело вздохнул: логический круг замкнулся.

– Скажи на милость, Себастьян, ты ничего от меня не скрываешь? – спросил он. – Однажды мне показалось, что ты в курсе наших с Саралой отношений.

Мельбурн прищурился:

– По-моему, речь идет не обо мне!

– Однако тебе не помешало бы объяснить, почему ты предложил Карлайлам сесть рядом с нами на музыкальном вечере, а позже пригласил их в свою ложу в театре. Зачем ты это сделал?

– Моей единственной целью было поближе познакомиться с родителями понравившейся тебе красивой девушки, – холодно ответил герцог.

– И при этом у тебя не возникало никаких задних мыслей?

– Абсолютно никаких. До тех пор, пока я не увидел тебя в ее объятиях на диване. Ты так и не понял, что произошло?

– Да ничего особенного! Это вышло случайно!

– Идиот! Ты обязан на ней жениться! И не важно, что именно вскружило тебе голову – ее красота, китайский шелк или императорские воины. В результате ты стал женихом Саралы Карлайл. Если говорить откровенно, ты бы мог выбрать себе в жены девицу и получше. – Герцог вздохнул.

Туман в голове Шарлеманя наконец рассеялся, и в нем заговорило мужское самолюбие.

– Коль скоро я должен взять Саралу в жены, – отчетливо произнес он, – то прошу тебя выбирать тон и выражения, говоря о ней. Кстати, куда увела ее Элеонора? Мне нужно с ней договорить! Немедленно!

– Не горячись! Сначала надо обсудить все с ее родителями. – Себастьян подошел к двери и распахнул ее. – Твоя роковая ошибка нам дорого обойдется, – добавил он с многозначительной миной.

– Моя так называемая ошибка, Себастьян, не будет стоить вам ни пенса, – возразил Шарлемань ощущая, к своему удивлению, необъяснимое самодовольство.

– Я не имел в виду деньги. Пошевели извилинами – и сам все поймешь. – Мельбурн в последний раз выразительно посмотрел на Шея и направился к двери. – Мне придется отменить ряд важных встреч. Я буду дожидаться Ганноверов в кабинете Валентайна. Поступай как хочешь, Шей, но не забывай, что твои поступки скажутся на всех нас.

– Я понимаю, – сказал Шарлемань, кивнув Себастьяну на прощание.

Они с братом не ссорились со времен юности, но сегодня у него вдруг зачесались руки, когда Себастьян позволил себе нелестно отозваться о Сарале.

Однако в ходе их перепалки выяснилось одно важное обстоятельство, которому он раньше не придавал значения, – то, что он совершенно ничего не знает о прошлом своей невесты. Практически о себе она поведала ему только то, что обожает ходить босиком, скучает по Индии и умеет заклинать змей. И еще, разумеется, что любит заниматься коммерцией. Пора было восполнить этот пробел в его познаниях.

Пока Сарала гуляла по обширному саду, леди Деверилл притворялась, что подрезает розовый куст. Однако от гостьи не укрылось, что хозяйка то и дело поглядывает на дом и улыбается украдкой.

– Я вовсе не хотела, чтобы все так нелепо вышло, – пролепетала Сарала, подойдя к Элеоноре.

– Разумеется! Во всем виноват Шей, – согласилась та. Однако эти слова Саралу не успокоили. Она все еще не поняла, из-за чего возник такой шум. Они с Шеем просто немного поспорили, а потом поцеловались. Как вдруг в комнату влетел герцог Мельбурн с целой свитой взволнованных дам, и все стали поздравлять их с помолвкой. Но разве могла она стать его супругой? Ведь он член семьи Гриффин, она же дочь новоиспеченного маркиза, недавно возвратившегося из Индии.

– Сарала! – окликнул ее внезапно Шей. Она даже подскочила от испуга.

– Уйди, Шей! – строго приказала брату Элеонора, положив садовые ножницы в корзинку. – Ты уже натворил достаточно дел сегодня!

– Нет, сестра, лучше ты оставь нас с Саралой одних! – заявил Шарлемань – Нам нужно поговорить.

За его спиной появился дворецкий.

– Прошу прощения, леди Деверилл и лорд Шарлемань, – произнес он, – прибыли лорд и леди Ганновер. Я провел их в малую гостиную, как вы и распорядились.

– Спасибо, Гоббс! – сказала Элеонора. – А где Мельбурн?

– Его светлость сейчас в библиотеке. Он просил передать лорду Шарлеманю, что ожидает его.

– Хорошо, я сейчас к нему зайду, – сказал Шей. – И мы примем гостей. А ты, Элеонора, пока побудь в саду с Саралой.

Сарала растерянно заморгала. Почему вдруг ее хотят отстранить от важного разговора с ее родителями? Смириться с этим она не могла и решительно заявила:

– Нет! Сначала я сама поговорю с ними. Я имею на это право!

– Разумеется, – сказал Шей, – но виноват в этом досадном недоразумении только один я. Поэтому лучше побудь в саду.

– Недоразумении? – вскричала Сарала. – Мы оба повинны в нем! И я должна заявить об этом своим родителям. Пусть они сначала выслушают меня, а уж потом беседуют с вами, если только у вас не припадет желание увидеться с ними после этого.

– Я просто оговорился, Сарала! – попытался оправдаться Шарлемань, но она и слушать его не стала, а не долго думая прошла мимо дворецкого в дом.

Оказавшись в коридоре, Сарала некоторое время стояла возле закрытых дверей гостиной, размышляя над оговоркой Шарлеманя. Была ли она случайной? И как ей теперь с этим поступить? Однако в голову ей ничего толкового не приходило.

– Что за нелепость! – пробормотала, наконец, она. – И какая же я тупица! Как я могла позволить себе уединяться в комнате с мужчиной?! Это непростительная ошибка. Ведь я знала, что он станет снова целовать меня, и могла бы предположить, во что это выльется. Но ему бы следовало следить за тем, что он говорит, и не употреблять обидных слов.

Она сделала глубокий вдох и распахнула двери. Родители, сидевшие на диване, тотчас же встали. Леди Ганновер выглядела ошарашенной, маркиз явно пребывал в недоумении.

– Что случилась, Сара? – воскликнула маркиза. – Надеюсь, ты не пострадала?

– Нет, мама, со мной все в порядке, – успокоила ее Сарала.

– Слава Богу! – Леди Ганновер принялась энергично обмахиваться веером. – Я собралась было уже составлять обеденное меню, как внезапно к нам примчался посыльный и едва ли не потребовал, чтобы мы немедленно прибыли сюда.

– Что произошло, доченька? – мягко спросил маркиз.

Ах, если бы только они могли переговорить с отцом с глазу на глаз! Он бы все понял. Ему-то она смогла бы все объяснить. Увы, этому не суждено было случиться. Сарала собралась с духом и сказала:

– Разве вам не известно, что я приглашена сюда леди Деверилл на званый обед?

– Да, конечно, это чрезвычайно любезно с ее стороны пригласить к себе тебя. Но ведь нас она не приглашала! Так из-за чего возник такой переполох? Ты что-то съела за обедом?

– Очевидно, мне следовало бы кое-что вам объяснить, – промолвила Сарала. – Шарлемань Гриффин выразил желание купить у меня китайский шелк, папа. И мы стали торговаться.

– Я наслышан об успехах Шарлеманя Гриффина в коммерции. Надеюсь, что его репутация вполне оправданна?

– Не это сейчас главное, – сказала Сарала. – Дело в том, что…

Но маркиза не позволила дочери развить свою мысль.

– Во-первых, ты не должна была вступать в коммерческие дела с мужчиной. Это стыд и срам! – воскликнула она. – Разве я тебя не предупреждала о недопустимости такого поведения? Ты наверняка разозлила лорда Шарлеманя своим упрямством. Что же нам теперь делать? Гриффины откажут нам от дома! От нас отвернется все лондонское высшее общество! Нам никто не подаст руки. Боже, что ты натворила!

– Он меня поцеловал, – сказала Сарала. Маркиза упала без чувств на стул.

– Что он сделал? – тихо переспросил маркиз. Сарала замотала головой, но быстро поборола отчаяние и взяла себя в руки.

– Точнее будет сказать, что мы с ним поцеловались, – сказала она с невозмутимой миной.

– Да что ты такое говоришь, доченька! – Маркиз отшатнулся от нее в испуге. – Нет, я в это не верю! Неужели он…

– Шарлемань собирался что-то сказать мне о шелке, и мы с ним уединились для разговора в пустой комнате, – продолжала Сарала. – Он сказал, что шелк краденый. Но не это главное! Куда важнее то, что мы начали целоваться и совершенно случайно очутились на диване. В этот момент в гостиную вошел герцог Мельбурн и застал нас в пикантном положении. И другие гости тоже все видели…

Маркиза очнулась и простонала, закрыв ладонями лицо:

– О Боже! Какой позор! С нами все кончено, раз и навсегда. Что же делать, Говард?

– Герцог объявил во всеуслышание, что мы с ним помолвлены, – поспешно вставила Сарала, пока отца не хватил удар. – Он представил все так, будто бы мы все заранее обговорили, но не сумели сдержаться…

– Не сумели сдержаться? Что он под этим подразумевал? – спросила леди Ганновер. – И объясни же, наконец, нам с отцом толком, кто должен на тебе жениться – герцог Мельбурн или же лорд Шарлемань?

– Шарлемань, разумеется! Разве это не понятно, мама?

Она замолчала, заметив, как переменились в лице ее родители. Красный, как вареный рак, маркиз не скрывал огорчения. Маркиза же смертельно побледнела от охватившего ее ужаса. Наконец она опомнилась и вскричала, обняв Саралу:

– Ах, моя дорогая доченька! Ты все-таки станешь женой одного из Гриффинов. Боже, я так за тебя рада! Это не такая уж и плохая партия! Все могло бы обернуться гораздо хуже…

– Однако, дамы, где же герцог и лорд Шарлемань? – спросил маркиз, озираясь по сторонам. – Почему их здесь нет?

– Я настояла, чтобы они подождали, пока я не переговорю с вами, – сказала Сарала и, кашлянув, добавила: – Но да будет вам известно, что я не хочу выходить замуж.

Родители молча посмотрели друг на друга.

– Как? – разом спросили, наконец, они. – Ты не желаешь стать супругой Гриффина? Да ты с ума сошла!

– Мы с Шеем вели чисто деловые переговоры, – пояснила Сарала. – Разве это может стать поводом для женитьбы?

– А почему бы и нет, деточка? – воскликнула маркиза – Или ты предпочитаешь остаться опозоренной на весь свет?

– Но ведь он тебе нравится? – спросил у нее отец.

– Да, разумеется, – сказала Сарала. – Он очень умный человек.

О том, что он еще и симпатичный, энергичный, образованный джентльмен, не лишенный чувства юмора, она говорить не стала. Потому что к их внезапной помолвке это не имело никакого отношения.

– Если он тебе нравится, тогда я даже не знаю, что нам теперь делать, – растерянно пробормотал маркиз.

– А вот я знаю! – Маркиза топнула ножкой. – Мы примем это своеобразное предложение лорда Шарлеманя своей руки и сердца нашей единственной дочери. И точка!

– Но Шей не предлагал мне стать его женой! За него это сделал Мельбурн! – возразила Сарала.

– Какая разница? Ведь они родные братья! – резонно заметила леди Ганновер.

Однако Сарала так не считала.

– Папа! – сказала она, обращаясь к маркизу. – Я поступлю так, как скажешь ты. Но мне все-таки думается, что должен быть какой-то другой выход из этой нелепой ситуации.

Маркиз обессилено откинулся на спинку стула, страшно побледнев. Помолчав немного, он хрипло проговорил:

– Надо подождать, что скажет герцог. Он глава семьи Гриффин, ему и принимать решение.

В следующий миг раздался энергичный стук, дверь распахнулась, и в гостиную вошел герцог Мельбурн, а следом и лорд Шарлемань.

– Приношу вам свои извинения, – сказал Мельбурн, обращаясь к маркизу. – Полагаю, вам уже известно, что здесь произошло?

– Да, мы все знаем, – сказал маркиз и, встав, гневно обратился к Шарлеманю: – Как вы посмели, сэр, так поступить с моей дочерью?

– Предлагаю обсудить все спокойно, – вмешался Себастьян, заметив, что по скулам брата заходили желваки. – Уверяю вас, что при любых обстоятельствах Шарлемань поступит благородно, как джентльмен.

– Надеюсь, что так оно и будет, – вставила маркиза.

– Не находите ли вы, что это касается исключительно нас с Шарлеманем? – воскликнула Сарала, не совладав с собой. Герцог пожевал губами и произнес:

– Вам обоим будет предоставлено слово во время разбирательства.

– Какого еще разбирательства? – спросила Сарала.

– Веди себя прилично, Сара! – одернула ее мать.

– Полагаю, что нам следует встретиться завтра в десять утра в нашей семейной резиденции Гриффин-Хаус, – сказал глава семьи. – Вы вправе взять с собой туда любого защитника ваших интересов. Вас это устраивает, лорд Ганновер?

– Да, конечно, – подтвердил маркиз.

– В таком случае до завтра, господа!

– Мне надо поговорить с Саралой! – заявил Шарлемань.

– Придется подождать до завтра, – строго сказал ему брат. – До свидания, господа! – Он отвесил всем поклон, повернулся и покинул помещение. Шей растерянно посмотрел на Саралу и последовал за ним, махнув рукой.

– А ведь он прав, – задумчиво произнес маркиз. – Нельзя ничего решать сгоряча! Поехали домой, мне нужно связаться с Уорриком и Дейли.

Он имел в виду своих поверенных, разумеется.

Сарала вышла за родителями из гостиной, молча миновала вестибюль и села в карету, которая примчала их в Корбетт-Хаус. Шей явно был на ее стороне, и это не могло ее не утешать. Но что скажет завтра его брат? И как поведет себя Шарлемань во время выяснения обстоятельств случившегося сегодня?

Нет, определенно, до этого дня она не понимала, что фактически совершенно не знает Шарлеманя. А теперь, после этого ужасного происшествия, не рискнула бы предсказать, чем все закончится.

Глава 12

Как только карета леди Деверилл остановилась перед их особняком, Сарала первая выбралась из нее и побежала в дом, торопясь уединиться в своей спальне. Только оставшись одна, могла она успокоиться и все хорошенько обдумать. Общество матери, без умолка восклицающей, что наконец-то они тоже станут почти членами королевской семьи, и отца, который всем своим обликом как бы говорил, что он ужасно разочарован в дочери, не способствовало активной работе ее мозга. А поразмышлять ей было о чем.

Несомненно, решила Сарала, мамочка первым делом усядется за стол писать письма подругам, в которых станет хвастаться, что ее дочь заманила одного из Гриффинов в капкан супружества. Пусть ее мужем станет и не сам герцог, однако его брат тоже птица высокого полета, подстрелить такого гуся – большая удача для неопытной охотницы. А Сарала, то есть Сара, и в Лондоне-то всего без году неделя. Ну разве она после этого не умница?

– Вот дурища! – сказала Сарала своему отражению, глядя в зеркало на столике. Какое сумасбродство – целоваться с Шеем Гриффином! Ничего более безрассудного она себе еще не позволяла. Ну разве что один лишь раз, в Индии…

И она еще считала, что извлекла из того случая должный урок. Черта с два! Снова наступила на те же грабли. Проклятые мужчины!

В дверь постучали.

– Я занята, – ответила Сарала, уронив лицо на ладони.

– Миледи, – послышался голос Дженни, – к вам с визитом пришел какой-то джентльмен. И ваши родители настоятельно просят вас спуститься в гостиную.

– Джентльмен? – Сарала подняла голову. Нет, определенно это не Шарлемань! Его-то Дженни знает. И не Мельбурн, раз он перенес разговор на завтра. Тогда кто же?

– Похоже, что маркиз его хорошо знает, – добавила служанка. – Так вы спуститесь к ним или нет?

– Одну минуточку! – сказала Сарала и подошла к окну. На подъездной дорожке стояла коляска, лошадь ей была не знакома, герба на дверце не было. Вероятно, предположила она, это один из приятелей отца, который успел обзавестись широким кругом знакомств в парламенте. По крайней мере это не очередной кандидат в ее женихи, сосватанный ей подружками матери. Наверняка известие о ее помолвке успело облететь весь город.

Сарала встряхнула головой и покинула спальню, чтобы присоединиться к родителям и нежданному посетителю.

– Сара! – воскликнула маркиза, сидевшая в кресле возле окна. – Ты только посмотри, кто нашел нас в Лондоне!

Стоявший возле камина широкоплечий светловолосый мужчина обернулся – и она обомлела.

– Вы совершенно не изменились со времени нашей последней встречи и по-прежнему прекрасны, – пробасил он с обаятельной улыбкой.

Сарала наконец-то взяла себя в руки и, сделав реверанс, сухо произнесла:

– Виконт Делейн! Добрый день!

– Разве тебя не радует встреча со старинным другом нашей семьи, Сара? – с удивлением спросила маркиза.

– Не будьте к ней так строги, миледи, – сказал гость. – Очевидно, Сара запамятовала, что когда-то называла меня просто Джоном.

– Джон говорит, что заезжал по делам в Суссекс и там случайно узнал из газет о нашем приезде в Лондон, – вступил в разговор маркиз, угощая гостя бокалом красного вина.

– Да, – подтвердил блондин. – В газете говорилось, что вы блистаете в высшем обществе, пользуясь покровительством герцога Мельбурна и его родственников. Я не смог удержаться и примчался сюда. – Виконт улыбнулся: – Мне даже не верится, что мы с вами не виделись вот уже два года!

– Вы непременно должны поужинать с нами! – Леди Ганновер взяла со столика колокольчик и позвонила.

– Я не смею навязываться, – скромно потупившись, отвечал виконт.

– Что за вздор! Ведь мы почти родственники!

– Вызывали, миледи? – спросил дворецкий, прибежавший на звонок.

– Да, голубчик, передайте повару, что за столом сегодня будет еще одна персона.

– Будет исполнено, миледи! – Лакей поклонился и ушел.

– Где вы остановились в Лондоне? – спросила Сарала, надеясь, что ее сердце наконец успокоится и она сможет собраться с мыслями. Ей казалось, что все присутствующие слышат, как громко оно стучит у нее в груди. Что же привело виконта в их дом? И почему именно теперь? Случайно ли он нагрянул к ней, когда у нее и без того шла голова кругом?

Джон Делейн, с которым они познакомились в Дели, не был для Саралы желанным гостем. Она прекрасно знала, что он собой представляет на самом деле, и не желала снова связываться с этим амбициозным и хитрым лисом.

Живя в Дели, этот скользкий человек добился больших успехов как по карьерной, так и по коммерческой линии. Однако постоянно искал протекции и дружбы главы семьи Карлайл, занимавшего высокий пост в Ост-Индской компании в то время и слывшего весьма состоятельной особой.

– В Лондоне живет мой кузен Уильям Адамсен, – сказал он. – Я решил воспользоваться его любезным приглашением погостить у него.

– Это приятное известие, – проговорил маркиз. – Ты согласна со мной, Сара?

Скрепя сердце она ответила:

– Да, разумеется, папа! Будет приятно знать, что где-то рядом проживает наш хороший знакомый. – Она прокашлялась и добавила: – Прошу извинить меня, но я должна прилечь, мне что-то нездоровится. – И направилась было к выходу.

– Не торопись уйти от нас, доченька, – остановила ее мать. – Ты непременно должна сообщить нашему гостю радостное известие.

– Осмелюсь вам возразить, мама, что это несколько преждевременно, – с вымученной улыбкой ответила Сарала.

Делейн обвел всех присутствующих удивленным взглядом:

– Должен признаться, господа, вы просто заинтриговали меня!

– Так и быть, новость сообщу вам я! – воскликнула маркиза. – Сара выходит замуж за брата герцога Мельбурна. Разве это не чудесно? – Она потерла ладони.

Виконт вскинул бровь и вперил в нее взгляд карих глаз.

– Неужели? – спросил он. – Какой сюрприз!

– Его зовут Шарлемань, – вставила Сарала. – Но пока еще ничего окончательно не решено.

Губы виконта вытянулись в язвительной улыбке.

– Поздравляю вас, леди Сара! Я рад за вас.

Она кивнула, закусив нижнюю губу, и поспешно ретировалась в свою спальню, лелея в сердце надежду, что ничего более ужасного нынче уже не произойдет.

Их лица походили на непроницаемые суровые лики испанских инквизиторов, предвкушающих удовольствие от пытки еретиков. Шарлеманю показалось даже несколько странным, что они не потирают от злорадства ладони. Маркиза, хищно осклабившись и обменявшись многозначительными взглядами с адвокатами, проговорила:

– Во-первых, милорд, мы потрясены вашим неджентльменским обращением с нашей дочерью Сарой.

Сидевший рядом с ней за обеденным столом худой и бледный стряпчий записал что-то в блокноте.

Шарлемань цинично подумал, что эта запись обойдется ему еще в пятьсот фунтов.

– Но тотчас же после этого недоразумения он сделал нашей дочери предложение стать его законной супругой, – добавил лорд Ганновер.

Шарлемань мысленно вычел из общей суммы предстоящих ему расходов двести пятьдесят фунтов. Пока ему не задавали никаких вопросов, и это его вполне устраивало. Единственным его желанием было вытащить из-за стола Саралу, увлечь ее в укромный уголок и довести своими поцелуями до такого состояния, в котором она бы наконец отдала ему проклятые рулоны шелка.

Сарала не поднимала на него глаз, с тех пор как прибыла вместе с родителями и адвокатами для разбирательства в Гриффин-Хаус. Вид у нее был подавленный, как, впрочем, и у ее отца. Герцог Мельбурн походил на айсберг холодным и бесстрастным выражением лица. Шарлемань сделал вывод, что со вчерашнего дня он не изменил свою точку зрения на происшествие в доме Элеоноры.

За спиной герцога расположилось несколько приглашенных им сюда опытных юристов – они как бы подчеркивали самим присутствием здесь, кто в этом доме хозяин. Мельбурн никогда не выпускал ситуацию из-под контроля и не собирался делать исключения из этого правила сегодня.

Метнув взгляд на Саралу, Шарлемань встал и заявил:

– С вашего позволения, мы с Саралой покинем вас на некоторое время. Полагаю, что наше участие в этом разговоре не обязательно. Сарала, позволь мне пригласить тебя прогуляться по саду. Погода сегодня благоприятствует этому, не правда ли?

– Не думаю, милорд, что в сложившихся обстоятельствах это будет благопристойно, – заметила леди Ганновер, энергично обмахиваясь газетным листом вместо веера.

– Не забывайте, миледи, что мы с ней помолвлены, – парировал Шей неожиданно резким тоном и, обойдя вокруг стола, положил на плечо невесты ладонь.

Ощутив его пальцы, она вздрогнула и напряглась.

– Так мы прогуляемся по саду? – мягко спросил он.

– Разумеется, – ответила она и встала.

Он предложил ей взять его под руку, но она проигнорировала этот жест и быстро прошмыгнула мимо него в коридор, провожаемая изумленными взглядами всех присутствующих. Шарлемань догнал Саралу только возле дверей. Лакей распахнул их, и она выпорхнула на крыльцо.

– Ты намерена бежать от меня домой? – иронически спросил у нее Шарлемань, схватив ее за руку.

Она рывком высвободилась и, обернувшись, раздраженно возразила:

– Бежать я никуда не собираюсь! Мне просто стало там душно и вообще как-то не по себе.

– Мне тоже. Прошу сюда! – Он махнул рукой, показывая ей путь в сад.

Очутившись в розарии, Шарлемань и Сарала сели на деревянную скамейку под каменной стеной в тени развесистого векового дуба. Она повернулась к Шею лицом:

– Прошу извинить меня за это чудовищное разбирательство!

– Но разве тебя оно не радует? – насмешливо спросил он.

– Чему же мне радоваться? – Она нахмурилась.

– Хотя бы тому, что твоя честь спасена!

– Не вижу в этом твоей заслуги. Ты должен извиниться передо мной, Шей! Тебе так не кажется?

На ее щеках выступил румянец, а дыхание стало частым.

– В чем же я провинился? Уж не в том ли, что поцеловал тебя? Но ведь ты сама спровоцировала меня на это, Сарала!

– Ах, поцелуи здесь ни при чем! – с досадой сказала она. – Извинись за свои глупые выдумки о воинах китайского императора, требующих возврата им шелка. Это ведь твоя очередная тактическая уловка, не так ли?

– К сожалению, это горькая правда, – помрачнев, ответил он. – Где рулоны? Ты должна срочно отдать их мне.

– Ах, ради Бога! За кого ты меня принимаешь? За полную дурочку? – Она наигранно рассмеялась.

– Поверь мне, Сарала, никакая это не уловка, – со вздохом сказал Шарлемань, пораженный ее стойкостью. – И за дурочку я тебя не принимаю. Послушай теперь меня внимательно: два дня назад в газетах появилось сообщение об исчезновении капитана Питера Блинка.

Щеки Саралы моментально стали бледными.

– Это правда? Капитан Блинк исчез?

Шарлемань молча кивнул, сожалея, что она не упала в обморок или не завизжала с перепугу: тогда бы он получил повод утешить ее поцелуем, но в то же время, подумалось ему, будь она притворщицей или истеричкой, он бы не стал целовать ее со всепоглощающей страстью.

– Значит, его странное исчезновение было истолковано тобой так, будто бы он пытается скрыться от посланников китайского императора? Ты хочешь выглядеть в моих глазах благородным спасителем?

– Уж не принимаешь ли ты меня за слабоумного? – Шарлемань нахмурился.

– Тогда ты должен объяснить мне все в подробностях.

– Но я же пытаюсь это сделать, а ты меня не слушаешь! После музыкального вечера я пошел домой пешком. И мне показалось, что кто-то следит за мной. А в то же утро неизвестный злодей предпринял попытку проникнуть в мой дом. Я подразумеваю Гастон-Хаус.

Во взгляде Саралы читалось недоверие. Она требовала доказательств его предположения о наличии связи между всеми необъяснимыми происшествиями, случившимися в последние дни. Ему страстно захотелось обнять и поцеловать ее, но он сжал пальцы в кулак и подавил свой порыв, рассудив, что для поцелуев у них еще будет время. Сделав глубокий вдох, Шей продолжал:

– А несколько позже, во время посещения мною и Пенелопой Британского музея, я увидел в египетском зале китайского воина, который следил за мной. Вчера же утром кто-то швырнул булыжник, обернутый шелком, в окно Гриффин-Хауса. Не перебивай меня, пожалуйста, дозволь мне закончить свою мысль!

Сарала пожала плечами, все еще не веря ему.

– После этого происшествия мне пришло в голову, что исчезновение Блинка связано с китайским товаром. Я поскакал в Карлайл-Хаус, желая убедиться, что ты цела и невредима. По дороге мне преградили путь три китайца, вооруженные кривыми саблями.

Лицо Саралы вытянулось, обретя озабоченное выражение.

– Так это все не выдумка! Боже, что же теперь с нами будет?

– Наконец-то до тебя дошло, что мне вовсе не до глупых россказней! Китайцы сказали, что они охотятся за этой партией ткани, потому что она похищена капитаном Блинком. Он уже, похоже, у них в руках, а я должен вернуть им шелк, иначе…

Шарлемань умолк, не решаясь сказать Сарале, что ему, возможно, еще придется отправиться в Китай и предстать там перед императором.

– Какая невероятная история, однако! – изумилась она.

– Да, все это напоминает восточную сказку. Ты должна отдать мне шелк сегодня же, Сарала! В полдень я встречаюсь в музее с китайцами.

– Если это правда, тогда с ними встречусь я сама! – воскликнула Сарала. – Ведь я купила их у Блинка, не правда ли?

– Послушай, твое благородство похвально, однако рисковать тобой я не намерен. С китайцами увижусь один я, – решительно заявил Шарлемань.

Поколебавшись немного, Сарала сказала:

– Но если я безвозмездно отдам тебе шелк, будет ли это способствовать тому, что герцог наконец-то поймет, что все случившееся не более чем недоразумение? Он же может избавить нас от этой вздорной затеи без нежелательных последствий для репутации моей семьи?

Уловив отчаяние и грусть в ее голосе, Шарлемань отчетливо осознал, в какое трудное положение он ее поставил. Вчерашнее происшествие грозило ей катастрофой.

– Я готов заплатить за партию шелка восемь тысяч фунтов, – сказал он. – И давай закончим на этом наш торг.

– Но я отдам его тебе даром, Шей! Только сделай так, чтобы вся эта бредовая затея не осуществилась! – в отчаянии пролепетала Сарала и расплакалась. – Я принесу свои извинения герцогу и попрошу его дать в газете объявление, что ты отменяешь нашу помолвку. Пожалуйста, Шей!

– Иными словами, ты не желаешь выходит за меня замуж? – подытожил он их затянувшийся разговор.

– Нет, естественно, – ответила она, глядя ему в глаза.

Он остолбенел. Получалось, что в их свадьбе он был заинтересован больше, чем она! Ради своей свободы и чести Сарала была даже готова пожертвовать партией товара, из-за которой она так долго и отчаянно торговалась. Такой поворот событий его совершенно не устраивал. Ему хотелось иметь возможность и впредь встречаться с ней, спорить, смеяться, целоваться и просто любоваться ею.

– Но почему бы тебе и не выйти за меня? – спросил он.

– Ты снова шутишь? – Она вскинула брови. – Это же был обыкновенный деловой спор, только по странному стечению обстоятельств мы завершили его не рукопожатием, а поцелуем. Будем считать это ошибкой.

Шарлемань нахмурился.

– Во-первых, – сказал он, – я не совершаю таких промахов. Во-вторых, пожать друг другу руки мы не могли, поскольку не пришли к соглашению. Между прочим, до сих пор этот вопрос еще так и не решен!

– Не переоцениваешь ли ты себя, Шей? Разве ты не проболтался мне на балу о своих намерениях? С этого-то все и началось! – возразила Сарала.

Однако сам Шарлемань после долгих размышлений на эту тему пришел к выводу, что совершил тогда самый разумный поступок в жизни. Китайцев же он в расчет не принимал.

– А вот мне кажется, что моя болтливость обернулась для нас обоих удачей, – помолчав, ответил он, прокашлялся и добавил: – Сарала, нам надо решить сразу несколько проблем. Прежде всего вернуть шелк китайцам, чтобы раз и навсегда с этим покончить. Я готов уплатить тебе за него любую цену.

– А как же быть с другой проблемой?

– Клянусь, что решу ее честно и благородно.

– Огромное спасибо! – всхлипнула она и продолжала, несколько успокоившись: – Что же до цены партии шелка, я готова уступить ее тебе за четыре тысячи фунтов. По-моему, это будет по-честному.

Она вздохнула и протянула ему руку.

На этот раз он ее пожал, искренне надеясь, что сумеет уговорить ее выйти за него, до того как свирепые китайские воины закуют его в кандалы и увезут на суд своего повелителя в далекий Китай.

Хотя Шарлемань и заявил, что морока с шелком и незадача с помолвкой – это две разные напасти, Сарала подписала купчую и сказала новому владельцу товара, где хранятся рулоны ткани, до того как они вернулись в дом. Ей казалось, что свалившиеся на нее беды как-то связаны между собой, и потому она решила, что чем скорее сумеет избавиться от одной головоломки, тем быстрее разрешится сама собой вторая.

Шей проявил озабоченность и понимание перед лицом нависшей над ними обоими угрозы, был добр и великодушен к счастью, он не присутствовал накануне вечером при истерическом ликовании ее матери в связи с открывшейся перед их семьей перспективой породниться с Гриффинами. Найти себе союзника среди своих близких Сарале было не суждено Отец отнесся к ней с сочувствием, однако же был вынужден заботиться в первую очередь о репутации семьи, без нее было j бы невозможно обрести надежные деловые и политические связи в городе, в котором о маркизе практически не помнили из-за его почти двадцатилетнего отсутствия. Все отцовские планы наверняка бы мгновенно рухнули, если бы по Лондону разнеслась молва, что они оскорбили Гриффинов. Вот почему внезапное появление в их лондонском доме Джона Делейна вселило в сердце Саралы смутное опасение, хотя этот пройдоха любезно расточал комплименты и пожелания им успехов во всех их начинаниях.

– Ну, ты готова вернуться в львиное логово? – спросил у нее Шей, остановившись возле дверей столовой.

Из комнаты до них доносились отголоски спора, не прекращавшегося, очевидно, ни на миг, с тех нор как они вышли в сад. Поколебавшись, Сарала спросила:

– Так мы скажем им, что передумали вступать в брак? Шарлемань покачал головой и строго произнес:

– В присутствии стряпчих этого делать нельзя, наш долг заботиться в первую очередь о сохранении семейной репутации.

Его довод показался Сарале вполне обоснованным и свидетельствовал о серьезном отношении Шея к сложившейся ситуации. Он действительно был опытным стратегом, иметь его в числе своих сторонников было в ее интересах.

– Что ж, пожалуй, нужно туда войти, если так, – сказала она, собравшись с духом.

Улыбнувшись уголками рта, Шарлемань распахнул дверь и пропустил ее в комнату. Маркиза вскочила с места и воскликнула, заключив дочь в объятия:

– Наконец-то ты снова с нами, Сара! Если бы ты только знала, что нам пришлось здесь вытерпеть в твое отсутствие!

– Минуточку! – сказал Шарлемань, подойдя к старшему брату. – Я должен вам кое-что сообщить. Я настоятельно требую, чтобы с этого момента Саралу все называли исключительно ее подлинным именем. Если, разумеется, она сама не возражает. – Он ласково посмотрел на возлюбленную.

Она была приятно удивлена его заступничеством, ей казалось, что он обиделся на нее после ее отказа выйти за него замуж. А вместо этого Шей осуществил то, на что она сама не решалась.

– Конечно, мне это будет очень приятно, – сказала она.

– Вот и прекрасно! – Он обернулся и, взглянув на каминные часы, добавил: – К сожалению, мне надо торопиться на важную встречу, прошу меня извинять.

– Как вы смеете так говорить?! – воскликнула маркиза – ведь именно по вашей милости мы все здесь собрались!

Сначала вы куда-то удалились с моей дочерью с непонятными целями, а теперь хотите уйти раньше времени? Это возмутительно!

Герцог Мельбурн вскочил со стула.

– Довольно истерик, мадам! – холодно произнес он. – Мой брат прав. У нас обоих намечены неотложные свидания на полдень. Уверяю вас, что приготовления к свадьбе пойдут своим чередом и вы останетесь довольны условиями бракосочетания.

Из-за стола внезапно встал маркиз.

– Ваши деловые встречи имеют какое-то отношение к партии китайского шелка, о которой мне рассказывала Сарала? – спросил он. – По-моему, с этим товаром в значительной мере связаны те щекотливые проблемы, которые мы пытаемся решить.

– Отныне шелк уже не ваша забота, маркиз, – ответил ему Шей. – Сарала продала его мне. Поэтому все связанные с ним проблемы теперь буду решать один я.

– Да что это вам вдруг вздумалось обсуждать коммерческие дела, когда речь идет о свадьбе нашей дочери? – вмешалась в разговор мужчин мать Саралы.

– Я бы хотел сопровождать вас, – сказал маркиз, не обращая на жену внимания.

– Я тоже поеду вместе с вами! – заявила Сарала, чем повергла маркизу в оторопь.

– Нет! – отрезал Шарлемань. – Это небезопасно!

– Тогда мы с отцом сами явимся в полдень в Британский музей. Верно, папочка?

– Разумеется, деточка! Продолжим начавшийся разговор позже, – сказал маркиз. – Например, завтра.

– Чудесно, – согласился герцог. – Однако в прочие наши проблемы я попрошу вас не вмешиваться. Мы сами с ними справимся.

Сарала судорожно вздохнула, решив бороться за свои права до конца. Раз уж ей удалось воспользоваться этим недоразумением с помолвкой, чтобы отвоевать свое настоящее имя то почему бы ей не попробовать еще раз добиться торжества справедливости?

– Простите, ваша светлость, но позволю себе напомнить вам, что я тоже скоро стану носить фамилию Гриф, фин. Поэтому я поеду туда вместе со всеми, хотите ли вы того или нет.

– Прекратим этот бессмысленный спор! – воскликнул Шей, чертыхнувшись себе под нос. – Не надо превращать серьезный вопрос в балаган. Ты готова выехать немедленно, Сарала?

– Разумеется! – ответила она, широко улыбнувшись. Когда они вышли на улицу, маркиза не преминула закатить мужу сцену.

– Как ты мог позволить Мельбурну уйти, не решив вопроса? Он бы вполне мог оплатить все наши долги!

– Успокойся, мама, – вмешалась Сарала. – Это было бы нечестно с нашей стороны. Я повинна в случившемся скандале в той же мере, что и Шарлемань. Мы оба вели себя недостойно.

– Надеюсь, что ему ты ничего подобного не говорила? Как мужчина, он обязан взять всю вину за это некрасивое происшествие на себя. Верно, Говард? – Она дернула мужа за рукав.

– Не волнуйся так, дорогая, – попытался он успокоить ее. – Я не сомневаюсь, что Шарлемань поведет себя как джентльмен. А вот и наемный экипаж! Садись в него и поезжай домой, Хелен.

– Хорошо, Говард, буду надеяться, что все так и случится, – сказала маркиза, садясь в карету. – Только обещай, что нынче с вами больше ничего ужасного не произойдет, я просто не переживу этого. Странная история с шелком мне совершенно не нравится.

– Трогай! – крикнул извозчику маркиз и с улыбкой добавил, помахав супруге рукой: – Дорогая, все обойдется! Мы с Саралой будем начеку. Верно, доченька?

До музея решили добраться в двух каретах, Гриффинам нужно было что-то обсудить с глазу на глаз по дороге, и Сарала поехала вместе с отцом. Очевидно, подумала она, предметом разговора братьев была предстоящая одному из них свадьба, которая требовала не менее серьезной подготовки, чем любая сделка. В Индии, например, брачная церемония состоится только после того, как родственники жениха и невесты уладят все связанные с ней организационные вопросы.

В Англии в аристократических кругах по-прежнему соблюдались не менее строгие правила. Но Сарале не хотелось, чтобы ее свадьба превратилась в фарс, напоминающий торг на базаре. Она не желала выступать в роли овечки, покорно ожидающей своей участи. Шарлемань обещал ей, что ничего подобного не случится, и она склонна была ему верить. Однако смутная тревога все еще не покинула ее.

Она предпочла бы выйти замуж тихо, без суеты и шума, за мужчину, пусть и не столь высокого общественного положения, как Шарлемань, зато готового принять ее со всеми ее недостатками. И хотя самой Сарале эти изъяны и не представлялись существенными, она осознавала, что другие придерживаются совсем иного мнения на этот счет.

Что бы ни обсуждали Шарлемань и герцог Мельбурн по дороге в Британский музей, вид у них обоих был мрачный, когда они вышли из кареты. Шей подошел к Сарале:

– Я настаиваю, чтобы вы с маркизом отправились домой.

– Обещаю не делать глупостей, – сказала Сарала. – Но домой не вернусь, пока проблема не разрешится миром.

– Я так и знал, – вздохнул Шей. – Что ж, я тебя предупредил.

– Надеюсь, что вы все обдумали до мелочей? – вкрадчиво спросила она, беря его под руку. – Каков же ваш план?

– План таков, вы с маркизом будете ожидать нас в дальнем конце египетского зала, – ответил Шей. – Если что-то пойдет не так, немедленно уходите из музея и уезжайте.

– Ты чего-то недоговариваешь, верно? – испуганно спросила она – Тебе угрожает опасность?

– Нет, – слукавил Шарлемань. – Возвращайся к отцу и спокойно осматривай вместе с ним саркофаги с мумиями.

Она бросила на него недоверчивый взгляд, однако поступила так, как он сказал. Шарлемань и Себастьян же пошли другим коридором ко входу в зал с противоположного конца.

– Вряд ли китайцы осмелятся предпринять что-то в людном месте, – сказал Шарлемань.

– Этим коварным азиатам нельзя доверять. Не забывай, что случилось с капитаном Блинком! Мы должны быть готовы к любому повороту дела, – возразил герцог.

– Я попытаюсь выручить этого бедолагу, – сказал Шей.

– Он сам виноват в своей незавидной участи, – встал на дыбы герцог. – Ведь именно по его милости и возникли все неприятности. Пусть сам и пожинает плоды этого некрасивого поступка.

– Как же это бессердечно, Себастьян! – воскликнул Шей.

– Меня больше тревожит судьба других людей, – заметил герцог. – Лучше скажи, что ты задумал.

Они подошли к мумии, которую пыталась расшевелить Пенелопа, и Шарлемань ответил:

– Я решил действовать по обстоятельствам.

– Но они хотят увезти тебя в Китай! Не забывай об этом! – сжав ему локоть, сказал герцог. – И спрашивать твоего согласия они не станут.

– Как же я могу отправиться в Китай, если мне нужно жениться? – попытался пошутить Шарлемань.

– Это вовсе не смешно! – нахмурился Себастьян. – Не забывай, что китайцы не станут с тобой торговаться.

– А вот это мы еще посмотрим, – возразил ему Шей. – Ведь нужный им товар еще у меня. Почему бы мне и не выдвинуть свои условия, прежде чем отдать им шелк?

– На всякий случай я захватил с собой пару пистолетов, – сказал Себастьян.

– Надеюсь, что до стрельбы дело не дойдет. Доверься моему опыту ведения переговоров, брат!

– Я тебе полностью доверяю, Шей!

– Вот и чудесно.

И хотя Шарлеманю и было приятно услышать заверения герцога, что тот ему верит, на душе у него скребли кошки. Судя по грозному виду посланцев китайского императора, они были намерены во что бы то ни стало выполнить его приказ.

Да и Себастьян сказал так, скорее всего, чтобы слегка успокоить его. Герцог привык решать все серьезные проблемы сам, как на бытовом, так и на государственном уровне. А сегодня вдруг оказался низведенным до положения помощника своего младшего брата! Что ж, подумал Шарлемань, возможно, этот новый опыт позже покажется ему полезным. Если, конечно, все завершится для них благополучно.

Между тем в другом конце египетского зала Сарала и маркиз рассматривали стоящие в ряд саркофаги и прочие погребальные предметы. На ее месте Шей поступил бы точно так же. Тем не менее, она то и дело отвлекала его и мешала ему сосредоточиться.

Наконец в дверях зала появились два вооруженных саблями китайца. Правда, контуры смертельно опасного оружия скрывала их просторная холщовая одежда, но у Шарлеманя глаз на такие предметы был наметан. Третьего китайца пока не было видно, он наверняка где-то затаился – в музее было немало укромных мест.

Шей кивнул старшему из воинов и спросил:

– А где же ваш третий друг?

– Он здесь, поблизости, – уклончиво ответил китаец. – Я до сих пор не могу взять в толк, почему вы выбрали для нашей встречи именно это место. Или вы чего-то опасаетесь?

– Я хочу, чтобы все было по-честному, – сказал Шей. Между тем Себастьян начал медленно отходить от него, очевидно, чтобы занять более выгодную для возможного боя позицию.

– Странно слышать это от вора, – сказал китаец, обнажив крупные жемчужно-белые зубы в улыбке.

– Вы не желаете назвать мне свое имя? – спросил Шей.

– Меня зовут Юнь. А тебя – английский вор и трус.

Хотя Шарлеманю никогда не доводилось иметь дело с уроженцами Китая, но добрую половину своего состояния он сколотил, облапошивая чванливых зазнаек, уповающих в коммерческих делах не на ум и смекалку, а на впечатление, производимое на конкурента размерами их шпаги и богатства. Сам же он предпочитал прибегать в борьбе с соперниками и к рассудку, и к бицепсам. Оставаясь верным этому правилу, он изобразил на лице улыбку и произнес:

– До сих пор я проявлял готовность к сотрудничеству и терпение. Однако вынужден вас предупредить, почтенный Юнь, что впредь я не намерен терпеть ваши оскорбления. Во избежание недоразумений рекомендую вам попридержать язык. Хочу также напомнить, что об исчезновении капитана Блинка, который поставил нас обоих в затруднительное положение, мне стало известно только вчера.

– Довольно болтать! Где шелк, принадлежащий императору Цзя-цину, мошенник? – Юнь злобно прищурился.

Не раздумывая, Шей двинул ему кулаком в челюсть так, что он отлетел на несколько шагов и стукнулся затылком о стену. Тем не менее, это не охладило его пыла. Китаец выхватил из-за спины кинжал и вновь бросился на Шарлеманя. Но не на того напал: Шей уклонился от нападения и вновь отправил его мощным ударом в дальний угол. Кинжал упал на пол, Шарлемань поднял его и сунул в саркофаг.

– Я тебя предупреждал! – сказал он китайцу и погрозил ему указательным пальцем: дескать, то ли еще будет!

Юнь с трудом поднялся с пола, достал из рукава шелковый платок, обтер им рассеченную нижнюю губу и произнес:

– Я понял, что ты не шутишь, англичанин. Оказывается, ты можешь не только болтать языком, но и работать кулаками. Где шелк? Задета честь нашего императора. Это недопустимо.

– Откуда же мне было знать, что товар краденый? – Шарлемань пожал плечами. – Вы же поймали вора – капитана Блинка? Что вам еще надо? Пусть он вам за все и заплатит.

– Императору Цзя-цину деньги не нужны! – заявил китаец. – Он требует отмщения за свою поруганную честь!

Иными словами, подумал Шей, император хочет, чтобы ему принесли на блюде отрубленную голову бедняги Блинка.

– А когда вы будете праздновать его день рождения?

– Приблизительно в канун вашего Рождества. Из этого шелка надо успеть сшить одежду и флаги. Времени осталось в обрез, нам надо торопиться.

– А что еще, кроме крови, могло бы компенсировать ущерб, нанесенный чести императора? – спросил Шей, все еще не теряя надежды на мирный исход переговоров.

– Вам нечего опасаться, мистер Гриффин, если вы не повинны в похищении шелка, – сказал китаец, наконец-то назвав его по имени, что было добрым знаком.

– Дело вовсе не в моих опасениях, – сказал Шарлемань. – Будучи гражданином Великобритании, я под защитой своего государства. Как, между прочим, и капитан Блинк. Надеюсь, это было известно вашему императору, когда он отправлял вас сюда в качестве своего представителя. Кстати, каковы ваши полномочия?

– Я капитан его личной стражи! – с легким поклоном сказал Юнь. – Нашу службу называют еще Армией Дракона, император мне полностью доверяет.

– Я тоже пользуюсь доверием правительства своей страны, – сказал Шарлемань. – Надеюсь, что нам удастся не только в полной мере возместить ущерб, нанесенный вашему императору, но и укрепить его дружбу с нашим принцем-регентом, с тем чтобы предотвратить повторение подобных недоразумений.

Смерив собеседника долгим изучающим взглядом, Юнь сказал:

– Мне думается, что капитану Блинку чрезвычайно повезло, что он продал шелк именно вам. Надеюсь, что товар хранится в надежном месте?

– Да, можете в этом не сомневаться, – сказал Шей, хотя и не был в этом совершенно уверен. Только теперь он вспомнил, что вообще видел пока всего лишь несколько образцов той ткани, которые ему показал Блинк накануне сделки. Рулоны же шелка, которые помощники Саралы погружали в повозки, были обшиты мешковиной.

– Мне нужно посоветоваться со своими друзьями, – сказал Юнь. – Их полномочия в данном вопросе равны моим. И не пытайтесь обмануть нас, учтите, что нам известно все о ваших родственниках и друзьях, равно как и о вашей женщине.

Он кивнул на Саралу, стоявшую в дальнем углу зала.

– Я не собираюсь морочить вам голову! – бросил ему Шей. – Когда мы встретимся в следующий раз?

– Вы надеетесь сохранить шелк? – насмешливо спросил Юнь.

Шарлемань стиснул зубы.

– Ткань будет у меня, пока вы с вашими товарищами будете принимать решение, – наконец ответил он. – С головы капитана Блинка не должен упасть ни один волос!

– Хорошо. Встретимся во вторник, в десять часов утра.

– Нет, в одиннадцать, – сказал Шарлемань. – В западной оконечности пруда в Сент-Джеймс-парке.

Он специально выбрал для встречи именно это открытое и всегда людное место, чтобы минимизировать вероятность возникновения вооруженного конфликта.

– Вы все еще не доверяете мне? – усмехнулся китаец.

– Я готов положиться на вас в той же мере, в какой вы верите мне, – ответил Шей. – И предупреждаю вас, Юнь, если кому-то из моих близких будет нанесен вред, я сожгу товар не колеблясь.

– Похоже, мы отлично поняли друг друга, – сказал Юнь. Отвесив Шею низкий поклон, китаец удалился вместе с соратником. Где находился все это время третий воин, Шей так и не понял, хотя и чувствовал, что он где-то рядом.

– Зачем ты его ударил? Ведь он вооружен! – набросился на Шарлеманя Себастьян, выйдя из-за колонны. – Разве можно так вести себя с опасными людьми!

– Я предупредил его, что не потерплю, чтобы меня называли мошенником, трусом и вором, – сказал Шей и пошел навстречу маркизу и Сарале. – Нам удалось найти язык.

– Это было восхитительное зрелище! – восторженно воскликнула она, беря его под руку. – Проблема, надеюсь, решена?

– К сожалению, пока еще нет. Но мы движемся в правильном направлении, – дипломатично ответил Шей, чувствуя, как наполняется теплом все его тело. Сделанный ему Саралой комплимент вселил в него еще большую уверенность в своих силах и возможностях, ведь она знала толк в искусстве переговоров.

– И что же ты намерен теперь предпринять? – осведомилась с улыбкой Сарала.

– Ты уверен, что никто из китайцев снова не набросится на тебя с кулаками? – спросил герцог Мельбурн, озираясь по сторонам. – Каковы их планы?

– Юнь сказал, что ему нужно посоветоваться с товарищами и сообща решить, какой должна быть компенсация за оскорбление, нанесенное их императору. Ответ я узнаю во вторник.

– Все это звучит очень мило, однако же, никто не уполномочивал тебя представлять Англию на государственном уровне. Я сомневаюсь, что из казны китайцам будет уплачен хотя бы пенс за спасение головы Блинка.

– Императору нанесен урон. Умышленно это сделал капитан Блинк или нет – это другой вопрос. Мы должны удовлетворить требования оскорбленного Цзя-цина в любом случае. – Шарлемань направился к выходу из музея. – Ты сможешь уговорить принца-регента написать ему официальное письмо с выражением сожаления и расщедриться на подарок?

– Я попытаюсь, – неуверенно ответил Себастьян. – Однако надеюсь, что ты в полной мере осознаешь свою ответственность за последствия возможного международного скандала. Ты заварил крутую кашу!

– Я это понимаю, – помрачнел Шарлемань, рискующий своей головой в этой игре, которую кто-то затеял помимо его воли. Будто бы мало ему других забот! И важнейшая из них – попытаться склонить Саралу к их скорейшей свадьбе.

Глава 13

– Есть здесь кто-нибудь живой? Мне жарко! – крикнула леди Ганновер, сидевшая на кушетке в гостиной на втором этаже. – Я слышала, что герцога Мельбурна убили проклятые китайцы. Это правда? Неужели эти дикари действительно сняли с него скальп?

– Китайцы не скальпируют врагов, милая, – отозвался маркиз. – Они отрубают ворам руки или голову.

– Какой ужас! Мне дурно! Воды, воды! – Маркиза принялась обмахиваться веером. – Помоги же мне скорее, Сарала!

Вошедшие в комнату маркиз и Сарала обменялись многозначительными взглядами и подошли к ней. Дочь наклонилась и сказала, взяв мать за руку:

– Все пока еще живы, не волнуйся, мама!

Было немного странно видеть маркизу одну в гостиной, где всегда собиралось множество дам. Очевидно, сенсационное известие о помолвке одного из братьев Гриффин и ее дочери так потрясло старых сводниц, что они все еще не могли прийти в себя либо с раннего утра отправились разносить эту новость по всему Лондону. Так что затишье в доме Карлайлов явно было обманчивым и недолгим.

– Так Мельбурн жив! Слава Богу! – с облегчением воскликнула маркиза, все еще не расставшаяся с безумными надеждами выдать Саралу за герцога и не свыкнувшаяся с мыслью, что дочь уже помолвлена с его братом.

– Жаль, что вы не видели, мама, как умело Шарлемань вел с китайцами переговоры! – сказала Сарала, подавая ей бокал с водой.

Маркиза утолила жажду и спросила:

– Но где же теперь эти Гриффины? Нам необходимо решить вопрос о свадьбе! Говард, не позволяй им морочить тебе голову и настаивай на достойном выкупе за невесту!

Маркиз достал из кармана сюртука лист бумаги, свернутый вчетверо, который ему ранее дала дочь, развернул его, пробежал текст и с удовлетворением сказал:

– Не беспокойся, дорогая! Все будет в порядке. А пока же у меня есть расписка лорда Шарлеманя в том, что он обязуется уплатить Сарале за партию шелка четыре тысячи фунтов. Неплохо, доченька! Ты просто умница.

– Спасибо, папа! – Однако Сарала умолчала о том, что она могла бы получить и вдвое больше.

– Четыре тысячи фунтов? – переспросила маркиза. – Но ты же сказал, что товар принадлежал китайскому императору. Разве не выгоднее было бы продать этот шелк непосредственно ему?

Маркиз засунул листок в карман и покачал головой:

– От сделок с всемогущими азиатскими правителями лучше воздерживаться, да и вообще твоя идея несколько отдает беспринципностью, дорогая. Как можно продавать краденое его бывшему законному владельцу? – Маркиз пожал плечами.

– По-моему, для китайского императора такая потеря незначительна. Он вряд ли вообще ее заметил! – Маркиза фыркнула.

Сарала не разделяла точку зрения матери, не присутствовавшей в Британском музее во время встречи Шарлеманя и специального посланника правителя Китая. Азиат явно был настроен очень воинственно, однако Шей дал ему достойный отпор и не дрогнул перед угрозами. Сарале с большим трудом удалось подавить возникшее у нее тогда желание расцеловать Шарлеманя прямо в египетском зале.

Дай она волю своим чувствам, это разрушило бы их планы расторгнуть свою помолвку. Тем не менее ей даже теперь хотелось его поцеловать и ощутить кожей тепло его сильных рук, прильнув к нему всем телом.

– Ты, похоже, не слушаешь меня, Сарала! – развеял ее грезы материнский окрик. – А ведь нам надо подумать об Устройстве бала по случаю твоей помолвки! Как ты считаешь, герцог Мельбурн согласится дать его у себя в особняке? Это было бы грандиозно! Собрался бы весь высший свет! Гриффины, как я слышала, вот уже три года как не приглашают в Дом гостей.

– Разве ты не знаешь, мама, что герцог в трауре в связи с кончиной супруги? – удивилась Сарала. – Я не стану огорчать его такой нескромной просьбой. Тем более что о нашей с Шарлеманем помолвке он объявил исключительно ради спасения моей репутации. Не исключено, что Шей передумает жениться на мне. И если это случится, то я буду только рада. Как бы тебе ни хотелось выдать меня за одного из влиятельных Гриффинов, это было бы непорядочно.

Выпалив эту тираду, Сарала поняла, что попала в самую точку. Именно в этом и заключалась суть проблемы. Ведь как бы ни импонировал ей Шарлемань, такой привлекательный, самоуверенный и сильный, их помолвка была обманом, обусловленным исключительными обстоятельствами. Выходить замуж, будучи не уверенной в его подлинных чувствах и намерениях, Сарала не желала. Она хотела, чтобы все было по-честному. Ему ведь и раньше доводилось целовать девушек, и роль авантюристки, сумевшей поймать его на этом, ей претила. Как жить с мыслью, что в душе он ее ненавидит?

Маркиза вскочила с кушетки и принялась расхаживать по комнате, восклицая:

– Какую чушь ты несешь, деточка! Именно поэтому-то нам и необходимо как можно скорее обо всем с ними договориться! Я не допущу, чтобы кто-то из вас, голубков, передумал!

– Какой кошмар! – Сарала схватилась руками за голову.

– Таковы суровые правила жизни, доченька! Послышался стук в парадную дверь, и маркиза умолкла, прислушиваясь. Блэнкман отворил и впустил кого-то.

– Это наверняка леди Аллендейл, – сказала маркиза. – Мы с ней собирались обсудить подготовку к свадебным торжествам.

Этого только не хватало, подумала Сарала.

– Тогда не стану вам мешать! – Она повернулась к матери спиной, чтобы выйти из комнаты.

– Держись бодрее, смотри веселее, доченька! – напутствовала ее мать – Иначе Гриффины могут подумать, что ты не рада помолвке.

Сарала глубоко вздохнула, терпение ее иссякало. К счастью, в гостиную вошел, держа в руке поднос с визитными карточками, дворецкий. Отвесив дамам поклон, он объявил:

– Прибыли леди Аллендейл и Мэри Доли. Они спрашивают, соизволите ли вы их принять.

– Да, можешь их сюда пригласить. И распорядись, чтобы нам подали чаю, Блэнкман! – Маркиза оживилась.

– Слушаюсь, миледи! – Дворецкий снова поклонился.

– Пожалуй, мы с Саралой пойдем. – Маркиз направился к другой двери вместе с дочерью.

– Хорошо, ступайте! – Маркиза кивнула. – Вы будете нам только мешать, у вас обоих такие кислые лица.

Сарала стремительно выскользнула из гостиной и прошла в свою спальню. Очутившись в ней, она стала читать книгу о римском завоевании Британии, но вскоре положила увесистый том на колени и погрузилась в размышления.

У нее кислое лицо! А каким же еще оно может быть, если она чувствует себя зверушкой, попавшей в капкан! И зачем только Шею Гриффину вздумалось пригласить ее в тот вечер на танец? В ее планы не входило ничего подобного тому, что теперь вокруг нее творилось. Надо было проявить твердость и не поддаваться на его мужские чары. И уж тем более соблазну легко выручить кругленькую сумму на перепродаже китайского шелка, купленного, благодаря случаю по дешевке.

Однако как прекрасен был этот вальс, в котором они с Шеем тогда кружились! Впервые после приезда из Индии она почувствовала себя счастливой. И даже надула она тогда Шарлеманя с легким сердцем и вдохновением, в наказание за его высокомерие и легкомыслие. Даже теперь ей было приятно вспомнить об этом.

Как, впрочем, и обо всем, что связано с Шарлеманем, этим обаятельным, умным и проницательным человеком, которого она, правда, поначалу недооценила. Больше всего ей нравилось вступать с ним в торг, обязательно перераставший в жаркие поцелуи. Вот и сейчас ее вдруг обдало пламенем от желания снова увидеть его.

Кто-то осторожно постучался в дверь спальни.

– К вам можно, миледи? – раздался тихий голос служанки.

– Входи, Дженни!

Горничная впорхнула в комнату, с улыбкой на лице и с запиской в руке.

– Блэнкман просил меня срочно передать это вам! – Она протянула хозяйке записку.

– Спасибо, Дженни! Но почему ты улыбаешься? – взяв у девушки листок, промолвила Сарала. – Ты похожа на кошку, нашедшую полную миску сливок.

– Я рада за вас и лорда Шарлеманя! И хочу пожелать вам с ним счастья! – ответила горничная. – А какой грандиозный вчера был скандал! Но все обошлось. Разве это не повод для радости?

– Дженни, это всего лишь маленькое недоразумение. Шей все непременно объяснит брату, а я потом растолкую это моим родителям. И тогда жизнь пойдет своим чередом.

– Разве вы не хотите выходить за него замуж? Глаза у Дженни округлились, а щечки раскраснелись.

– Это не входило в мои ближайшие планы, – уклончиво ответила Сарала и развернула бумажку. – Ой, что это?

На ладонь ей выпала золотая монетка, довольно-таки увесистая. Нахмурившись, она вгляделась в профиль, отчеканенный на ней, и узнала римского императора Адриана, правившего почти семнадцать столетий назад. Только один человек мог отправить ей такой прекрасно сохранившийся артефакт. Ну конечно же, это был Шей! Эти подтверждала и его подпись. От волнения у нее екнуло сердце.

– Не могла бы ты принести мне чаю? – попросила она служанку, желая прочитать записку в уединении.

– Конечно, леди Сарала! – с поклоном ответила Дженни.

Когда горничная ушла, Сарала села в кресло у окна и стала читать послание Шарлеманя, написанное твердым почерком. Оно гласило:

«Моя драгоценная Сарала! Яувидел эту монету среди прочих экспонатов, выставленных в моем кабинете, и почему-то подумал о тебе. Хотя ты и не настолько стара, как она, и совершенно не похожа на римского императора Адриана.

Сарала прыснула со смеху, прикрыв рот ладошкой. Ей казалось невероятным, что после всех перипетий, случившихся в один день, Шей не только вспомнил о ней, но и послал ей подарок. Успокоившись, она продолжила чтение его записки:

Жди меня в саду ровно в три, я непременно приду.

Твой Шеи.»

У нее стало светло и радостно на душе от предвкушения их новой встречи. Он даже не забыл, что она интересуется историей Древнего мира! Как, право же, это мило с его стороны! Ком подкатил у нее к горлу, глаза увлажнились. Сарала принялась рассматривать монетку. Но мысли ее уже были на месте их нового рандеву, и воображение рисовало ей картины, далекие от обстоятельств обыкновенной встречи добрых друзей. Сердце у нее вдруг бешено забилось.

Да могли ли вообще они с Шеем остаться друзьями, после того как она с жаром ответила на его поцелуй? Тогда во что же могут вылиться их отношения? Неужели в любовный роман? Ее бросило в жар. Нет, ее репутация в этом случае была бы непоправимо испорчена, а Шей женился бы на другой…

Все смешалось в ее голове. Она зажмурилась и сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Но разве это было возможно, когда всего спустя час ей предстояло выскользнуть незаметно в сад, где ее будет ожидать уважаемый и любимый мужчина? Улыбка заиграла на ее губах, лицо просветлело. Она встала и подошла к туалетному столику, чтобы положить монету в ларец, где хранила свои сокровища.

Дверь отворилась, и раздался голос Дженни:

– Ваш чай, миледи! Леди Ганновер просит вас спуститься в столовую, она хочет обсудить с вами что-то, связанное со свадебными торжествами.

Проклятие! Как, однако, несвоевременно мать затеяла эту суматоху! Скоро всему Лондону станет известно, что она готовится к свадьбе. А ведь Шарлемань еще попытается уговорить брата объявить об отмене их помолвки. Какой же тогда разразится скандал!

– Куда ты собрался идти? – спросил у Шарлеманя Закери, внезапно влетевший в его комнату.

С тяжелым вздохом Шей оправил на себе серый жилет и ответил, что отправляется на конную прогулку.

– И я с тобой! – вызвался Закери.

– Нет, мне нужно побыть одному! – воспротивился его затее Шарлемань. – Ты же не дашь мне ни минуты покоя.

– Ты, кажется, опять не в духе. Подумать только! – Закери вскинул бровь.

– А что тебя сюда принесло? Обедать уже поздно, ужинать еще рановато. Занялся бы лучше каким-нибудь делом, как подобает семейному человеку, – пробурчал Шей.

– Разве я не имею права проведать брата, который собирается жениться? – Закери ухмыльнулся. – Вообще-то я надеялся поговорить с Мел бурном. Но он меня даже не принял, а лакей по секрету шепнул мне, что таким злым он еще никогда его не видел. По-моему, он все еще не может простить мне, что я женился на Каролине.

Сердиться на этого жизнерадостного простофилю было бесполезно. Шарлемань уселся в кресло, вытянул ноги и произнес:

– Он разозлился на тебя потому, что считал твой поступок глупым. А теперь полагает, что в ловушку угодил я. Похоже, что все тоже в этом уверены. Но почему-то никто не поинтересовался моим мнением. Так вот, я думаю, что поступаю правильно, собираясь жениться на Сарале.

– Как? Разве это не решено еще окончательно? – изумленно вытаращив глаза, спросил Закери. – Или я чего-то не знаю?

– Прекрати прикидываться простачком, – нахмурился Шарлемань. – О чем ты собирался поговорить с Себастьяном?

– Видишь ли, Шей, мы озабочены сложившейся ситуацией. Себастьян считает, Сара разжалобила тебя сетованием на то, что в Лондоне ей тоскливо и одиноко…

– Во-первых, прошу впредь называть ее Саралой, – перебил его Шарлемань. – И вовсе ничем она меня не разжалобила. Поначалу она вообще не произвела на меня никакого впечатления.

Он умышленно покривил душой, чтобы прекратить этот глупый разговор. В действительности же Сарала потрясла его своей экзотической красотой, своеобразным акцентом и проницательным умом. Ее граничащий с цинизмом юмор заставил его взглянуть на Англию глазами иностранца, а необычная манера торговаться вынудила его по-новому посмотреть на женщин, о деловых способностях которых он прежде был довольно невысокого мнения.

– Каролина убеждена, что чувство порядочности помешало вам обоим выкрутиться из той пикантной ситуации, в которой вас застали. И вы не придумали ничего лучшего, чем объявить о намерении пожениться. Хотя, на мой взгляд, братец, она тебе не пара. Себастьян сказал мне, что между вами были только коммерческие отношения. На мой взгляд, это скучно. Мне жаль вас обоих. Скажу тебе честно, Шей: в твоих жилах вместо крови чернила. Слава Богу, что он не лишил меня толики романтизма.

– Спасибо тебе, дорогой Закери! – воскликнул Шей, хлопнув брата по спине ладонью. – Ты мне многое помог понять.

– Ты не шутишь? – Закери изумленно поднял брови. – Впрочем, очевидно, это действительно так. Для того я и пришел, чтобы заставить тебя пошевелить мозгами. Ну и что ты собираешься теперь предпринять? Сообщить Мельбурну, что ты передумал жениться на этой девице?

– Нет, напротив, я намерен сперва очаровать ее, а затем жениться на ней, – с улыбкой ответил Шарлемань.

Без четверти три Шарлемань оставил своего гнедого скакуна в конюшне приятеля и пешком отправился в дом Караилов. В иных обстоятельствах, если бы не состоялось его знакомство с Саралой, он бы спокойно осматривал товар и отдавал распоряжения относительно его доставки покупателю. Но теперь он был способен думать исключительно о женитьбе на этой юной прекрасной особе. А потому ему было необходимо с ней снова встретиться.

Когда он подошел к нужному ему дому, напротив парадного входа уже стояли пять экипажей. Оглядевшись по сторонам, Шарлемань обошел вокруг особняка и крадучись приблизился к скамеечке под распахнутыми окнами, выходящими в сад. Здесь они должны были встретиться с Саралой утром он отправил ей с посыльным записку, но полной уверенности в том, что она выйдет к нему на встречу, у Шарлеманя не было. Надеялся он только на то, что ее подтолкнет на этот поступок любопытство. Он тихонько присел на скамейку.

Старый сад освежал прохладой. Густые кроны вековых деревьев были полны птичьего гомона. Пряный аромат трав кружил голову. Шарлемань расслабился.

Из открытого окна библиотеки донесся женский голос:

– Коль скоро вопрос касается женитьбы одного из Гриффинов, то разумеется, что церемония состоится в Вестминстерском аббатстве.

– По-вашему, в ней примет участие сам принц-регент? – отозвался хорошо знакомый ему голос леди Ганновер.

Шарлемань навострил уши.

– Я думаю, что на их бракосочетание соберется весь высший свет. Это станет центральным событием сезона. Потому что другие родственники жениха венчались очень скромно Леди Деверилл – в Шотландии, лорд Закери – в Шропшире. Для этой семьи женитьба лорда Шарлеманя – последняя и наилучшая возможность проявить себя в полном блеске. Ведь Мельбурн утверждает, что намерен оставаться вдовцом и впредь.

– Но разве герцог не женился в свое время в Вестминстерском аббатстве? – прозвенел мелодичный голос Саралы, вступившей в разговор.

Шарлемань вздрогнул и расправил плечи. Он был удивлен, что она проявила интерес к этой щекотливой теме. Не означает ли это, что Себастьян не ошибся, утверждая, что девица просто ловко заманила его в сети? Неужели Закери прав, говоря, что она ему не пара? В этом деле следовало основательно разобраться.

– Леди Сарала, – подала голос другая дама, – со времени женитьбы герцога Мельбурна прошло восемь лет. Он точно не женится вновь, даже если какой-то очаровательной особе и удастся растопить в его сердце лед. Впрочем, еще один шанс заявить о себе на весь Лондон у Гриффинов остается – ведь у герцога подрастает дочь Пенелопа.

Непринужденный разговор легкомысленных дам вызвал, однако, у Шея горькие воспоминания. Беды семьи Гриффин не ограничивались отсутствием возможностей часто устраивать пышные торжества. Родители их скончались, когда Себастьяну только исполнилось семнадцать, а Шарлеманю – двенадцать. Шарлота, супруга Мельбурна, умерла, когда ее дочери было всего три годика. Шей сглотнул ком и продолжал слушать.

– Мне кажется, что в выборе церкви следует принять во внимание мнение обеих семей, – сказала Сарала. – И вообще, не рано ли все это обсуждать?

– Сарала, довольно! – одернула ее мать.

– Простите, мама! Но я все еще не понимаю, почему у всех такое предпраздничное настроение. Мы с Шарлеманем совершили необдуманный поступок, но зачем же к нему так серьезно относиться? По-моему, вы делаете слона из мухи, как говорят в Индии. – Зашуршали ее юбки, очевидно, она встала. – С вашего позволения, я выйду в сад подышать свежим воздухом. – Послышался звук захлопнувшейся двери.

– Не волнуйся, Хелен! – сказала одна издам. – Со временем она поймет, как ей повезло с женихом. Любая девушка мечтает о роскошной свадьбе. А ее свадебное торжество будет обставлено на высочайшем уровне.

Едва лишь на тропинке появилась Сарала, как Шарлемань вскочил со скамейки. Черные волосы девушки отливали при солнечном свете темной бронзой, глаза сверкали, словно изумруды. Завидев Шея под окнами библиотеки, она нахмурилась. Он приложил палец к губам и кивнул на окно. Она остановилась, он подошел к ней и, взяв ее за руку, увлек по аллее в направлении конюшни. Дыхание Саралы стало прерывистым, она явно волновалась. Они шли быстро и молча. Возле стога сена у стены конюшни Шей остановился, огляделся по сторонам и лишь тогда произнес:

– Добрый день! Не присесть ли нам здесь?

Сарала молча села. Он тоже опустился на сено. Она спросила, сверля его взглядом:

– И долго вы ожидали меня на скамейке под раскрытыми окнами библиотеки? – Щечки ее стали алыми.

– Достаточно для того, чтобы услышать, что наша свадьба станет самой роскошной в Англии.

– О Боже! Но ведь это было вовсе не мое предложение, Шей! Это все мамины грандиозные планы. Мы не имеем к этому никакого отношения, не правда ли?

Наконец-то она сказала «мы», отметил Шарлемань и спросил:

– Ты получила монету, которую я отправил тебе с посыльным?

– Да, спасибо. Она в отличном состоянии. Ты сам ее нашел?

Шарлемань улыбнулся и кивнул:

– Да, и при весьма забавных обстоятельствах.

– Любопытно, при каких же?

– Как-то во время верховой прогулки по окрестностям города на лошади друга я не усидел в седле. Очнувшись после падения, я увидел на земле эту чудесную монету времен императора Адриана. Она сверкала между корнями дуба.

– Легко же она вам досталась! – Сарала рассмеялась. – Не лучше ли было выдумать историю о том, как вы долго искали древний клад в развалинах старого замка?

Шарлемань расхохотался и сказал:

– Да, пожалуй. Что ж, придумаю такое в другой раз.

Их взгляды встретились, пламя вспыхнуло в его чреслах, он подался вперед, обнял Саралу и пылко поцеловал ее в губы.

Она растаяла в его объятиях. Ее гибкие руки обвили его сильные плечи, она прижалась к нему животом и грудью и затрепетала. Его мужское естество напряглось. Их безудержно влекло друг к другу.

Но все было далеко не просто. Червь сомнения продолжал грызть сердце Саралы. Будет ли счастлив, женившись на ней, ее великолепный возлюбленный? Если нет, тогда и ей мало радости принесет этот брак. Провести же остаток своих дней в печали не входило в ее планы. Собравшись с духом, она отпрянула.

– В чем дело? – недоуменно спросил он.

– Ты разговаривал с братом?

– Да, с Закери, – ответил он. – С его точки зрения, мы поступили как добропорядочные люди, не имеющие никакого воображения, полагая, что поцелуй неминуемо должен завершиться бракосочетанием.

– Как это жестоко с его стороны – так говорить!

– Он просто сделал логический вывод из того, что ему сказал Себастьян. Но имей в виду, что я целовал тебя вовсе не потому, что хотел выманить у тебя шелк.

– Тогда почему же? Тогда, в первый раз?

– Да потому, что не мог удержаться.

Сарала прокашлялась и расслабилась. Ей были приятны его слова, но кое-какие сомнения относительно их правдивости у нее все еще оставались. Она спросила:

– Значит, Шей, ты можешь со спокойной душой утверждать, что и вчера, когда ты поцеловал меня в доме своей сестры, ты сделал это, намереваясь жениться на мне в скором времени?

– Нет, этого я не могу утверждать, – ответил Шарлемань. – Однако я надеялся, что мы снова встретимся с тобой, например, вот здесь, в этом укромном месте.

Он смахнул рукой былинку с ее волос, и по спине Саралы пробежала дрожь.

– Мне тоже этого хотелось, – сказала она. – Ты чудесно целуешься.

Он рассмеялся, и она ощутила жар во всем теле.

– Чем в таком случае вы недовольны, принцесса? – спросил он.

Сарала нахмурилась и слегка отодвинулась от него.

– Никогда не называй меня так!

– Почему? Ты выглядела как истинная индийская принцесса, когда я впервые тебя увидел на балу.

– Я не индианка! Я англичанка! И уж точно не принцесса.

– Ну, не в буквальном смысле слова, однако же…

– Ты собираешься поговорить с герцогом? – перебила она его.

Шарлемань задумчиво наморщил лоб. Сарала поняла по выражению его лица, каким будет его ответ, и с замиранием сердца ждала, с какой именно интонацией он произнесет эти слова. Это тоже многое значило для нее.

– Нет, – ответил он наконец. – Я не стану просить Себастьяна помочь нам расторгнуть помолвку.

Голос его прозвучал спокойно и уверенно.

– Но ты ведь обещал мне поговорить с ним!

– Выслушай меня спокойно, Сарала, Во-первых, нас с тобой застали, когда мы целовались, лежа на диване. А пол был усыпан осколками разбившейся вазы. Над твоей репутацией нависла серьезная опасность. И примириться с этим я не могу. Я не хочу чувствовать себя скотиной.

– Но разве не доводилось тебе раньше целовать женщин. Ты ведь не женился на них после этого, верно? Я тоже целовалась с мужчинами и не выходила за них замуж.

Лицо Шарлеманя потемнело от гнева. Но он взял себя в руки и спокойно произнес:

– Мои прежние встречи с дамами не получали скандальной огласки. И репутация их не пострадала. О происшествии же в Корбетт-Хаусе известно всему Лондону.

– Мне это безразлично, – передернув плечами, сказала Сарала.

– Да, к сожалению. Но я знавал женщин, чье доброе имя было испорчено. Вряд ли они допустили бы такое, если бы это было в их силах. От них отвернулось высшее общество.

Горькие нотки в его голосе не укрылись от Саралы. Она помолчала и сказала:

– Значит, по-твоему, нам волей-неволей придется пожениться.

Ее сердце едва не выскочило при этом из груди.

– Да, именно так. Но в жизни случаются вещи и похуже вынужденного брака, Сарала, – сказал Шарлемань. – Например, сплетни и скандалы.

– Допустим. Но какова вторая причина, препятствующая твоему отказу от разговора с герцогом? – спросила Сарала.

Он заметил слезы, навернувшиеся у нее на глазах, и все тотчас же понял.

– Ты можешь выслушать меня спокойно и не перебивать? Она кивнула.

– Прекрасно! – Шарлемань вздохнул и произнес: – Другая, главная причина заключается том, Сарала, что я люблю тебя. Мне доводилось знавать многих женщин, однако ни одной из них не удалось затронуть тайных струн моего сердца. И мне даже стало казаться, что я так и останусь холостяком. «В конце концов, – рассуждал я, – в моей помощи нуждается Мельбурн, а Закери и Элеонора сумеют продолжить наш род». Короче говоря, Сарала, ты стала первой женщиной, которая меня всерьез заинтересовала. Мы помолвлены, однако же я не женюсь на тебе, до тех пор пока ты не полюбишь меня так же, как я тебя.

Сарала оцепенела. Но Шарлемань не торопил ее с ответом.

Глава 14

Наконец Сарала очнулась и произнесла:

– В таком случае мы будем еще долго оставаться только помолвленными. – Она встала и принялась расхаживать туда-сюда по дорожке.

Шарлеманя бросило в пот, в горле у него пересохло. Он лишь кивнул, охваченный противоречивыми чувствами. Тем не менее, хорошо было уже то, что она не влепила ему пощечину, узнав, что он отказывается расторгнуть их помолвку.

– Такая перспектива меня не устраивает, – хрипло сказал он.

– И ты намерен влюбить меня в себя? – спросила без обиняков она, остановившись напротив него.

– Именно так, – подтвердил он.

– В таком случае позволь мне задать тебе еще один вопрос.

– Я внимательно тебя слушаю.

Сарала вновь присела на стожок сена и взяла его за руку.

– Я видела, как умело ты ведешь дела, убедилась, что ты знаешь толк в коммерции. Но тебе потребовалась целая неделя и угроза со стороны китайцев, чтобы сделать мне ответное предложение. Разве это не так?

– К чему ты клонишь? Я заинтригован, – сказал Шарлемань.

– К тому, Шей, что я не то же самое, что партия китайского шелка. Как долго ты намерен еще меня обхаживать?

Дрожь пробежала по его телу после таких слов, он понял, что близок к желанной цели, и привлек ее к себе, чтобы ответить ей поцелуем. Ее податливые теплые губы разомкнулись, а язычок проник ему в рот. От нее пахло корицей, и этот пьянящий аромат заставил Шарлеманя крепче сжать ее в объятиях.

Он пытался сдержать рвущиеся наружу чувства, но это было нелегко. Оставаться же на протяжении всей их помолвки в неведении о ее женских достоинствах он не мог. К тому же никаких условий относительно воздержания не было обговорено. А после того как она призналась, что целовалась и до него с другими мужчинами, он уже не усматривал особых причин для воздержания от соития с ней.

Первым его желанием, возникшим после ее признания в своих прошлых грехах, было потребовать, чтобы она назвала имена мужчин, с которыми целовалась. Он был готов найти их всех до одного и хорошенько поколотить. Его не расхолаживало даже то обстоятельство, что они, вероятно, проживали в далекой Индии.

– Завтра Уэкстоны дают бал-маскарад, – сказал он, прервав долгий поцелуй. – У нас в семье принято ужинать, прежде чем отправиться туда. Почему бы твоим родным к нам не присоединиться?

– Нас не приглашали на этот бал, – сказала Сарала, шумно дыша и завораживая Шарлеманя своим вздымающимся бюстом. Ее взгляд был устремлен в его рот.

– Считай, что я это сделал. Завтра утром я отправлю письмо твоему отцу с приглашением.

– Но в чем же я туда пойду? И ты не ответил на мой вопрос, – сказала Сарала, облизнув губки.

Шарлемань широко улыбнулся и встал. Поднялась со стога сена и Сарала. Дай он ей более обстоятельный ответ, они были бы уже нагими. Он медленно повел ее к дому по дорожке, до самой каменной скамейки, на которой поджидал ее под окнами библиотеки. Укрывшись за кустами, он произнес:

– Надеюсь, ты придумаешь что-нибудь относительно маскарадного костюма. Что же касается твоего вопроса, то я уже на него частично ответил, но готов добавить, что в данном случае сравнение наших отношений с торгом неуместно. Я не торгуюсь с тобой, Сарала, я тебя соблазняю.

Издав томный вздох, она его поцеловала.

Сладость ее губ мгновенно вскружила ему голову и заставила его забыть и о своих обязательствах перед семьей, и об угрозе международного скандала. Утратив самообладание, Шарлемань сжал ее в объятиях и целовал до тех пор, пока не поборол желание повалить ее на землю и решительным мужским поступком доказать ей, что они созданы друг Для друга. Если такая мысль могла родиться только в голове безумца, то он предпочел бы им остаться и не желал обращаться к лекарю.

– Тебе лучше уйти, – придя в себя, сказал он. Сарала стряхнула с себя паутину наваждения и сказала:

– Да, ты прав, Шей. Хорошо, что ты мне все объяснил, это очень мило с твоей стороны. – Она погладила его ладонью по щеке. – Ты так внимателен и добр ко мне.

– Я стараюсь быть еще и разумным, – добавил он и, поцеловав ее в шею, разжал объятия, чтобы бесшумно и быстро раствориться в зелени сада. Он старался не оглядываться, чтобы не натворить новых глупостей или же не начать декламировать строки из «Ромео и Джульетты» о сладостной печали расставания. Ему нужно было поторапливаться.

Чем ближе подъезжал он к своему дому, тем лучше и отчетливее воспринимал окружающий мир. Окончательно же он отрезвел, когда вошел в прихожую и увидел там Себастьяна, уже надевающего перчатки.

– Где тебя черти носят? – раздраженно спросил герцог.

– Я был у Саралы. А в чем дело? Что-нибудь случилось?

– А ты сам-то не догадываешься? – Мельбурн хмыкнул. – Так, произошло маленькое недоразумение: китайцы намерены увезти моего брата в Китай и посадить там в темницу. В остальном же все в порядке. – Герцог резанул Шея ледяным взглядом.

Мельбурн все еще держался с непутевым братом холодно и отстраненно. Застав случайно его в библиотеке в доме Элеоноры с Саралой, он пришел в ярость и с тех пор не мог успокоиться. Так продолжаться больше не могло, братьям нужно было объясниться и найти взаимопонимание, но в данный момент Шею предстояло несколько других срочных дел.

– Куда ты направляешься? – спросил он у герцога.

– В Карлтон-Хаус. Нужно обсудить с нашими адвокатами вопрос о возможных осложнениях с этой партией китайского шелка. Пусть подумают над тем, как возместить китайцам ущерб. Ты не желаешь составить мне компанию? Или у тебя есть какие-то другие, более важные планы?

– Нет, я хочу присутствовать на встрече с нашими юристами, – поспешно ответил Шей и забрал у дворецкого Стэнтона свою шляпу.

С площадки второго этажа его окликнула племянница:

– Дядя Шей!

– Привет, Пенелопа! – подняв голову, воскликнул он. Девочка приподнялась на цыпочках и звонко сказала, встряхнув темными вьющимися волосами:

– До меня дошли слухи, что вы собираетесь жениться.

– Да, так оно и есть, – ответил Шей.

– А почему вы мне сами ничего об этом не сказали?

– Приношу тебе извинения, Пенелопа, просто последние дни выдались очень суматошными.

– Пусть так, но вы даже не представили мне свою невесту.

Видя, что Себастьян уже нетерпеливо переминается с ноги на ногу, Шей вымучил улыбку и ответил.

– Завтра вечером она с родителями приедет к нам на ужин, а потом мы все вместе отправимся на бал-маскарад. Так что вы с ней обязательно познакомитесь. Наберись терпения радость моя! А пока прошу меня простить, я тороплюсь.

– Хорошо, дядя Шей. Но только обязательно поговори те со мной, когда вернетесь. У меня есть к вам несколько вопросов.

– Непременно, Пенелопа!

Помахав племяннице рукой, он вышел из дома и сел в экипаж. Спустя мгновение к нему присоединился Себастьян:

_ Это ты сказал девочке? – спросил у герцога Шей когда карета тронулась. – Ведь это от тебя она узнала о помолвке?

Пожав плечами, Мельбурн уставился в окно. Помолчав он произнес:

– Она спросила, что за шум случился в доме. Я сказал, что мы обсуждали твою помолвку. А почему ты спрашиваешь? Что в этом особенного?

– Потому что мне бы не хотелось, чтобы моя племянница презирала Саралу или недолюбливала ее, когда она поселится в нашем доме. Ребенок чувствует настроение своего отца.

– Не волнуйся, Шей, я не посвящал ее в подробности и не выказывал своего недовольства, – ответил герцог с усмешкой.

Шарлемань предпочел бы не выяснять отношений с братом, однако демонстрировать свою слабость он тоже не собирался. Подавшись вперед, он произнес:

– А чем, собственно говоря, вызвано твое недовольство? Семьей Саралы или же моим намерением жениться?

– Тебя заманили в сети Гименея, простачок! – резко ответил герцог. – Элементарно одурачили. Использовали, чтобы войти в высшие сферы английской знати. Это был хорошо рассчитанный ход!

– Ты не прав, Себастьян! Я в любом случае женился бы на Сарале, – едва сдерживая гнев, ответил Шарлемань. – Рано или поздно предложил бы ей руку и сердце. Она великолепна!

– А ее мамаша – амбициозная охотница за высокими титулованными особами.

– Ну и что из того? По-моему, они надеялись, что ты сделаешь Сарале предложение. Кстати, Сарала просила меня сегодня утром убедить тебя объявить о расторжении нашей помолвки. Она полагает, что между нами чисто деловые отношения. Это я первым дерзнул ее поцеловать, она же расценила мой поступок как попытку вскружить ей голову и сбить цену на товар.

Себастьян обернулся и взглянул на брата с неподдельным изумлением:

– Позволь, я ничего не понимаю… Чего ты от меня хочешь?

– Я хочу, чтобы Сарала поселилась в нашем доме! – выпалил Шей. – У нас вполне достаточно свободных комнат. И она не будет мешать нашим сложившимся отношениям. Однако прежде ты должен изменить о ней мнение, иначе она будет чувствовать себя здесь неуютно.

– Ты должен понять меня правильно, Шарлемань, – сухо произнес Себастьян. – Я обязан думать о репутации всей нашей семьи в первую очередь.

– Она же англичанка и дочь маркиза!

– Да, но пока выглядит белой вороной. О чем только думал ее папаша, давая ей такое странное имя – Сарала? Вдобавок она настолько глубоко впитала индийские традиции, что находит английскую культуру странной и ведет себя весьма дерзко.

– Она воспитывалась в среде, отличной от той, к которой привыкли мы. Например, она умеет заклинать ядовитых змей.

– Послушай, Шей, давай прекратим этот нелепый спор!

– Нет уж, позволь мне высказаться! Я прекрасно понял все, что ты сказал. Поэтому хочу просить тебя встретиться с ней и обстоятельно поговорить, а не делать преждевременных выводов относительно ее воспитания. Лично мне по душе и ее манеры, и акцент, и даже стойкий загар. Не говоря уже об ее обширных познаниях в истории и литературе Древней Греции и Римской империи. Она наверняка понравится тебе, Себастьян, когда ты лучше ее узнаешь.

– Перестань убеждать меня, Шарлемань! Все, что ты наговорил, противоречит здравому смыслу. По правде говоря, меня настораживает, что ты признался мне в своих чувствах к этой экстравагантной девице только после того, как я принудил тебя к откровенному разговору. Я вообще не уверен, что ты влюблен в нее. Почему ты даже не упомянул о ней ни разу, пока ваши отношения не всплыли наружу?

– Если честно, – вздохнув, сказал Шарлемань, – то порой я действительно веду себя глупо. Я боялся, что ты отобьешь у меня Саралу. И вообще надеялся избежать этого разговора с тобой. Однако согласись, что я не слишком часто ошибаюсь, и постарайся меня понять и простить.

– Роковую ошибку достаточно допустить один раз, брат!

– Но это не тот случай!

На лице герцога отобразилась сложная игра чувств.

– Хорошо. Ответь мне честно: ты бы согласился расторгнуть вашу помолвку, если бы я помог тебе сделать это? – спросил он.

– Нет, естественно! – не задумываясь ответил Шей.

– А Сарала?

Сердце Шарлеманя сковало холодом. Ручаться за то, что его строптивая и гордая невеста не согласится на предложение герцога, он не мог. Как и обманывать Мельбурна.

– Она бы пошла на это, – наконец произнес он. – А потому прошу тебя не затрагивать с ней вопрос о помолвке.

– По-твоему, это честно? – Мельбурн прищурился. Сделав судорожный вдох, Шей сказал:

– Ради Бога, не притворяйся только, что ты печешься о ее благе. Дай мне время попытаться доказать ей свою любовь. Если же она меня окончательно отвергнет и после этого, тогда…

У него перехватило дух, и он не смог закончить фразу.

– Понимаю. – Себастьян отряхнул пылинку с рукава. – Так прикажешь распорядиться о приготовлениях к свадебному балу либо повременить с этим?

– Как мне стало случайно известно, ее матушка мечтает, что наше бракосочетание состоится в особой королевской церкви – Вестминстерском аббатстве. На меньшее она не согласна. Если ты не возражаешь, я мог бы обсудить с ней этот вопрос.

– Что ж, желаю успеха. А я поговорю с Саралой. Сказав так, герцог откинулся на сиденье и уставился в окошко кареты.

Это был пусть и маленький, но все-таки шаг вперед. От мнения и поступков герцога зависело очень многое. Обычно он был скуп на обещания и действовал осмотрительно, чувствуя на себе бремя ответственности за весь их клан, уходящий корнями во времена императора Адриана. Он свято чтил своих предков, благодаря которым и стал герцогом, и никогда бы не предал их память.

– Спасибо, Себастьян, – сказал Шей.

– Но не забывай, что мои хлопоты могут закончиться, если китайцы отсекут тебе голову.

– Будем надеяться на лучшее.

– Ты видела это? – спросила у Саралы леди Ганновер, размахивая запиской. – Я всегда говорила, что все решают полезные знакомства! Ах, как я рада, что ты не вышла замуж в Индии!

– Тогда вы так не считали, мама! – возразила Сарала, отложив в сторону книгу по истории Древнего Рима, хотя и сама была безмерно рада, что не совершила в Индии роковой ошибки.

– Пожалуйста, не морочь мне голову! Это ничего не меняет.

Судя по гербовой печати на полученном письме, на которой был изображен грифон, его прислал кто-то из Гриффинов.

Однако леди Ганновер притворилась, что не догадывается об этом, и с невинным видом воскликнула:

– Любопытно, кто бы мог это нам прислать? Сейчас узнаем, доченька. – Она вскрыла письмо, развернула его, пробежала глазами и сказала, прижимая листок к груди: – Герцог Мельбурн просит всех нас на ужин к себе, а после него – на бал-маскарад у Уэкстонов. Это просто невероятно! Все приглашения на этот бал были разосланы еще за месяц до того, как мы прибыли в Лондон.

– Что ж, это действительно приятная новость, – сказала Сарала, потупив взгляд, чтобы не выдать охватившего ее волнения.

– Приятная? Это колоссальное известие! Поспешу-ка я обрадовать им твоего отца. Наверное, он играет в бильярд с лордом Делейном.

– Как? Джон здесь? – Сарала опешила.

– Да, он приехал с четверть часа назад.

Леди Ганновер поспешно покинула утреннюю гостиную, чтобы подняться в бильярдную на втором этаже. Сарала последовала за ней.

– Подождите, мама! – тихо окликнула она.

– В чем дело, деточка? – Мать остановилась на лестничной площадке и обернулась.

– Ты не думаешь, что не стоит говорить отцу о бале пока у нас находится лорд Делейн? А вдруг его туда не пригласили?

– Да, пожалуй, ты права! Я передам письмо отцу, пусть он сам его прочтет, – сказала маркиза и продолжила путь по ступенькам наверх. Стиснув зубы, Сарала проводила ее взглядом до дверей бильярдной. Письмо Мельбурна стало для нее неожиданностью, она не думала, что герцог действительно пригласит их на ужин и бал, считающийся гвоздем великосветского сезона. Слова же Шарлеманя она даже не приняла всерьез. От восторга у нее сдавило горло.

Она уже придумала, в каком костюме отправится на этот маскарад, но опасалась, что ее наряд вызовет истерику у ее матери. Оставалось одно – собраться с духом и действовать решительно и хладнокровно.

Послышался громкий стук в парадную дверь. Спустя минуту в гостиной появился дворецкий, неся на подносе визитную карточку.

– Миледи! – объявил он. – Вас желают видеть леди Деверилл и леди Каролина Гриффин.

Сарала встала, ощущая неописуемое волнение. Если дело и дальше так пойдет, подумалось ей, до свадьбы она просто не доживет.

– Пригласи гостей войти, – сказала она дворецкому. – И подай нам чаю.

Обе дамы были так заботливы по отношению к ней два дня назад, когда случился тот конфуз на диване в библиотеке дома Элеоноры. Но, будучи в полном смятении чувств, Сарала не поблагодарила их и не знала, что они подумали о ней в действительности. Сама же она вряд ли проявила бы терпение и благожелательность, если бы стала свидетельницей подобного происшествия со своим братом или деверем.

– Доброе утро! – войдя в комнату, промолвила леди Деверилл. За ней следовала леди Каролина, которая тоже поздоровалась с Саралой.

– Доброе утро! – Сарала пожала гостьям руку. Каролина, к ее удивлению, поцеловала ее в щеку.

– Как поживаете? – спросила она при этом.

– Пребываю в легком волнения, – ответила с вялой улыбкой Сарала. – Чем я могу быть вам полезна?

– Мы хотим просить вас об одолжении, – сказала Элеонора, садясь в кресло.

Сарала подумала, что они станут уговаривать ее вернуться в Индию, однако не подала виду и ответила:

– Я к вашим услугам, леди.

– Как вам известно, этой ночью состоится грандиозный бал у Уэкстонов. Себастьян уже пригласил вас к нам присоединиться?

– Да, мы получили его письмо! – Сарала кивнула.

– Замечательно! – Каролина прочистила горло. – Элеонора, будешь говорить ты или доверишь эту миссию мне?

– Боже, да в чем дело? – спросила Сарала, не совладав с нервами. – Надеюсь, вы не собираетесь предложить мне кого-то убить?

– Пока нет. Мы хотим попросить вас помочь нам с маскарадными костюмами.

– Каким же образом?

– Нам пришло в голову, – продолжала Элеонора, – что будет очень забавно и оригинально, если все мы облачимся в платья индийских дам. Однако же если эта затея вас смущает, настаивать на ней мы не будем.

– Я и сама задумала надеть индийский национальный костюм, – призналась Сарала. – Но боюсь, что это испортит мою репутацию в свете, а также бросит тень на вашу.

Она говорила откровенно, надеясь услышать правдивый ответ.

– Очевидно, вы предполагаете, что мы досадуем на вас из-за той истории с Шарлеманем? – спросила Элеонора. – Но ведь вы же с ним помолвлены, следовательно, все произошло по вашему обоюдному желанию. Что же в этом предосудительного? Если сердиться на кого-то, так это на моего брата, который повел себя с вами бесцеремонно, не совладав с эмоциями.

Это звучало вполне искренно. Сарала ответила:

– Пожалуйста, не судите его строго, очевидно, я дала ему повод для этого, сама того не ведая.

– Я видела, как вы, голубки, смотрели друг на друга, – промолвила маркиза, беря чашку чая у дворецкого. Она улыбнулась, сделала маленький глоток и добавила: – Я ведь не догадывалась о вашей взаимной симпатии, когда приглашала вас к себе на обед.

– Так что вы скажете о нашей затее с индийскими костюмами? – перешла к делу леди Деверилл. – Надеть нам платья восточных принцесс или нет?

Шарлемань постоянно называл Саралу принцессой. Почему бы и не облачиться в ее наряд в последний раз?

– Я привезла из Индии несколько костюмов такого рода, – сказала Сарала. – Если желаете, можете взглянуть на них.

– Закери упадет в обморок, – сказала Каролина смеясь, В комнату вошел маркиз Ганновер. Дамы замерли. Он поклонился им и произнес:

– Добрый день, дорогие леди! Дворецкий доложил мне, что вы здесь. Я хочу попросить вас разрешить мне взять с собой одного моего знакомого на бал-маскарад. Он только недавно прибыл из Индии.

– Ради Бога! – воскликнула Элеонора. – В большой компании веселее! Я сообщу Мельбурну, что нас будет на одного человека больше.

– Замечательно. Что ж, дамы, не буду вам мешать, до свидания.

С этими словами маркиз удалился.

Сарала не подала виду, что огорчена словами отца, и, вызвав Дженни, пошла в свою спальню. Однако постепенно ее недовольство складывающейся ситуацией переросло в страх. Встреча Шарлеманя Гриффина и лорда Делейна была чревата ужасающими последствиями.

Женщины договорились надеть маскарадные костюмы после ужина. Сарала предвидела недовольство матери и удивление членов семьи Гриффин в связи с ее непривычным обликом и поэтому всячески стремилась оттянуть этот момент Присутствовать за столом ей было удобнее в нормальной, а не в национальной индийской одежде.

Без четверти семь вечера она вместе с родителями прибыла в Гриффин-Хаус во второй раз в жизни. В воздухе витало праздничное настроение, смягчавшее горький осадок, оставшийся у нее на душе после предыдущего дня. Мать все еще продолжала брюзжать по поводу недоговоренности о свадьбе, но значительно реже после получения приглашения от герцога. Саралу же обуревали тревожные предчувствия.

Виконт Делейн уехал домой, чтобы переодеться в вечерний костюм, и Сарала ожидала его скорого появления в Гриффин-Хаусе. Оказаться приглашенным в столь респектабельный дом было значительно почетнее и труднее, чем на бал в доме Уэкстонов. Лакей в ливрее помог ей выйти из кареты и провел по мраморной лестнице к дверям особняка. В просторном вестибюле ее встретил Шарлемань. Они поздоровались. Он сказал.

– Ты сегодня выглядишь умопомрачительно.

– И ты очень импозантен, – сказала Сарала.

– Моя сестра тоже так считает, – улыбнулся он.

И действительно, его черный фрак великолепно гармонировал с жилетом из узорчатого шелка, а черные брюки подчеркивали мускулистость бедер. Белоснежный галстук был украшен рубиновой заколкой, очевидно, камень был индийский.

– Позволь мне сопроводить тебя в бильярдную и показать стоящий там бюст Цезаря, – предложил Шарлемань.

– Не следует ли мне сначала поприветствовать герцога Мельбурна? – спросила Сарала. – Надо выразить почтение хозяину дома.

– Но я тоже здесь живу, – подняв бровь, заметил Шеи – Достаточно того, что ты поздоровалась со мной, а с Мельбурном вы еще наговоритесь за вечер. Пошли взглянем на Цезаря.

Он взял ее за пальцы и повел за собой:

– Только не вовлекай меня в очередной скандал, Шей! – пролепетала Сарала и, высвободив пальцы, взяла его под руку.

Уединяться с Шарлеманем было небезопасно, зато это освобождало ее от присутствия при встрече герцога с ее мамашей.

Стену вдоль галереи на втором этаже украшали портреты знаменитых предков обитателей дома, на столиках в холле стояли изумительные фарфоровые вазы и сосуды из итальянского стекла, карнизы были позолочены.

– Ваша семья давно живет в этом особняке? – спросила она.

– Этот дом принадлежал когда-то моей прапрапрабабушке, дочери герцога Корнуолла. Гриффин-Хаусом он стал именоваться в 1648 году. Во время Великого лондонского пожара в 1666 году сгорела его задняя половина. В этом нет ничего удивительного, тогда полыхал весь город. Но спустя год дом был восстановлен. В дальнейшем он много раз перестраивался, обновлялся и расширялся, – ответил Шарлемань.

– Складывается впечатление, что ваша семья живет здесь еще со времен римского завоевания Британии, – заметила Сарала, желая побольше узнать о предках будущих родственников вообще и Шарлеманя в особенности.

– Так оно и есть, – с самодовольной ухмылкой подтвердил он. – У императора Траяна служил генерал Максим Грифан. Легенда гласит, что он был влюблен в дочь вождя одного местного племени. На свадьбу император даровал ему обширный участок земли. Генерал вышел в отставку и стал землевладельцем. Его потомки не ушли вместе с римлянами, а остались в Британии и стали местными аристократами.

Они вошли в бильярдную, и Шарлемань указал рукой на белый мраморный бюст, стоящий в простенке между окнами:

– Закери называет его дядюшкой Юлием, хотя наше родство с ним весьма сомнительно.

Сарала приблизилась к бюсту, желая рассмотреть его получше, и сказала:

– Однако вероятность этого полностью не исключена, не так ли? Разве возможное родство с императором не льстит твоему самолюбию?

– В истории любой семьи есть какая-то тайна, – пожал плечами Шей. – Если бы в нашей семье не сохранялись архивные документы, мы бы и не догадывались о своем происхождении от знатных римлян. История этого изваяния сама по себе весьма любопытна, разумеется, но меня привлекло в нем больше его отменное качество. Взгляни, что за искусная работа! Какая четкость линий, как приятно холодит пальцы мрамор!

И действительно, бюст, когда-то наверняка украшавший один из римских дворцов, был чрезвычайно хорош. Но разглядеть и пощупать его Сарале помешало появление в дверях комнаты хрупкой девочки, похожей на Элеонору. Заложив руки за спину, она кашлянула и уставилась на обернувшуюся Саралу. Несомненно, это была дочь герцога Мельбурна.

– Представьте меня своей гостье, дядя Шей! – сказала она.

– Это леди Сарала Карлайл, – улыбнулся Шей. – Сарала, познакомься, пожалуйста, с моей племянницей леди Пенелопой.

Сарала сделала реверанс:

– Очень приятно.

– И мне тоже, – произнесла девочка, тоже низко присев. Шарлемань предложил Сарале вновь взять его под руку.

– Леди Сарала долгое время прожила в Индии, – сказал он девочке, чтобы объяснить ей едва заметный акцент гостьи. – Она умеет заклинать кобр.

– Это правда, что заклинатели змей завораживают их музыкой? – с жаром воскликнула девочка.

– Нет, это делает сам факир, покачиваясь в такт музыке вместе с флейтой, – пояснила Сарала. – А тебе не доводилось никого укрощать?

– Разве что дядю Закери! – хихикнув, ответила Пенело. В каком наряде вы появитесь сегодня на маскараде?

Сарала дала Каролине и Элеоноре слово не выдавать их секрета, но для девочки можно было сделать исключение. Тем не менее Сарала ответила уклончиво:

– Ты узнаешь это сразу после ужина, когда я в него переоденусь.

– А я надену костюм пирата! – похвалилась девочка. – Правда, папа говорит, что в нем я напугаю всех дам. А можно мне занять за столом место рядом с леди Саралой? – спросила она у дяди.

– Разумеется, можно! – Шарлемань поцеловал племянницу в макушку.

– Она просто ангел! – сказала Сарала. – И вообще все женщины в вашей семье очень милые.

– Они компенсируют дьявольский норов мужчин семьи Гриффин, – заметил Шарлемань, целуя ей кончики пальцев.

Саралу охватило жаром. Она попыталась представить себя супругой этого мужчины и пришла в неописуемое волнение.

Больше всего ее пугало то, что он действительно хотел жениться на ней.

Глава 15

Пенелопе Сарала понравилась. Особенно симпатизировала девочке ее способность заклинать кобр. Стойкий загар и своеобразный акцент гостьи тоже произвели на племянницу Шарлеманя приятное впечатление. Да и вообще внешность леди Карлайл была неординарной. Таких дам в окружении дяди малышке видеть раньше не доводилось.

Как только прибыли Элеонора и Каролина, Сарала увела их в укромный уголок, где, пошептавшись, они решили посвятить в свою тайну Пенелопу. Пока еще все были одеты в обыкновенное нарядное платье. Однако тот факт, что они привезли с собой служанок, наводил на мысль, что эта троица что-то замышляет.

Леди Ганновер надела платье из белой и золотистой ткани, в руках она держала маску из лебяжьего пуха, которой обмахивалась, как веером. Едва лишь Шарлемань увидел, что она направляется к Мельбурну, который разговаривал с Валентайном, как тотчас же быстро пошел ей наперерез. Экзальтированная маркиза легко могла все испортить и настроить герцога против Саралы. Общеизвестно, что амбициозные мамаши, стремящиеся устроить для дочек выгодную партию, – настоящий бич для неженатых мужчин. Шарлемань преградил ей дорогу к брату и с почтительной миной произнес:

– Вы роскошно выглядите сегодня, леди Ганновер. Просто по-королевски!

– Благодарю вас, лорд Шарлемань! – Маркиза улыбнулась. – Вы позволите мне называть вас просто Шеем?

– Разумеется, мне это будет приятно. – Он подставил ей согнутую в локте руку. – Разрешите мне показать вам наш дом.

– Вообще-то я хотела сначала поговорить с герцогом Нужно обсудить некоторые аспекты подготовки к свадьбе.

– Да, конечно! Но ведь Сарала выходит не за Мельбурна! Она станет моей женой. Поэтому мы все можем обсудить с вами без него, я достаточно самостоятельный человек и не стеснен в средствах. Поверьте, ваша дочь ни в чем не будет нуждаться. Вашу с маркизом жизнь я тоже сумею обеспечить.

Она окинула его изучающим взглядом оливковых глаз и промолвила:

– Чудесно сказано, Шей! Но вы ни разу не говорили, насколько глубоки ваши чувства к моей дочери. Вы любите ее?

Она была права, старая перечница! Выходит, не такая уж она и дура, как ему показалось поначалу.

– Позвольте мне заверить вас, миледи, что мои чувства к Сарале неизмеримо глубоки. Но разве у вас возникли какие-то сомнения на этот счет? Почему вы задали мне этот вопрос?

– Потому что я хочу вас предупредить об особом свободолюбии моей гордой дочери. Она не потерпит принуждения, поскольку мы с мужем почти не ограничивали ее независимость в юности. Мы не настолько бедны и погрязли в долгах, чтобы продавать свою дочь, милорд. Если ей покажется, что мы ею торгуем, то она воспротивится вашему браку. На искреннюю же любовь Сарала ответит подлинной преданностью.

– Буду иметь это в виду, миледи. Мы поговорим с вами об оптимальных условиях брачного договора позже, – сказал Шарлемань.

– Это именно то, мой мальчик, что я хотела услышать!

Маркиза похлопала Шея по руке ладонью и присоединилась к своему мужу и Закери, оживленно обсуждавшим виды на урожай, породы коров и пастбища. Если бы не угроза со стороны китайских воинов и исчезновение капитана Блинка, этот вечер вполне можно было считать идеальным, заключил Шарлемань, наблюдавший эту сцену.

– Ваша светлость, милорды и леди, – громко произнес возникший в дверях дворецкий. – Позвольте представить вам лорда Джона Делейна.

Это прозвучало излишне напыщенно и театрально, однако Стэнтона не следовало судить чересчур строго за чрезмерное старание, поскольку семейные ужины в доме Гриффинов устраивались в последнее время редко. Да и откуда было дворецкому знать, что представляет собой лорд Делейн, виконт, недавно прибывший в Англию из Индии, где он пробыл гораздо дольше, чем Карлайлы?

Мельбурн и Ганновер вышли встречать гостя, вошедшего в гостиную с довольно-таки ошарашенным видом. Шарлемань предполагал, что это пожилой человек, но в действительности он оказался только на год-другой старше Закери, то есть ему было лет двадцать пять – двадцать шесть. Лицо его было светлее, чем у Саралы. Она и в этом являла собой исключение из правила, подумал Шарлемань.

Он направился было к виконту, чтобы представиться ему, но остановился, почувствовав, что его взяла под руку Сарала.

– Итак, вы, судя по всему, что-то замышляете? – спросил он у нее, улыбнувшись.

– Мы просто кое-что обсуждали, – ответила она.

Он с трудом поборол желание поцеловать ее в пухлые губки, что непременно бы сделал при иных обстоятельствах. Теперь же, в присутствии всех родственников и гостя, он обязан был сдерживать чувственные порывы, тем более что Сарала пока еще не дала официального согласия стать его супругой.

– Приглядывай за Пенелопой, – шепнул он ей. – Она продаст все твои секреты за пакетик леденцов.

– Понятно. Так у тебя уже припасен один, чтобы купить их?

– Поищи в кармане, может быть, найдешь, – ответил Шей.

– Попробую, но чуточку позже. – Она улыбнулась.

У него пересохло во рту. С ней было трудно оставаться джентльменом, она постоянно провоцировала его на необдуманные поступки. И вела себя далеко не как наивная девственница, впервые отправляющаяся на званый бал в надежде найти жениха. Очевидно, она знала, как свести его с ума, хорошенько изучив его во время торга из-за китайского шелка.

– По-моему, сегодня тебе нужно надеть костюм сирены. Мне хочется разбиться о скалы, повинуясь твоему голосу.

– Не пытайся даже угадать, во что я буду одета, – с лукавой улыбкой проворковала Сарала. – И мне бы не хотелось, чтобы ты разбился о камни, – воздержись пока от этого неразумного шага.

Она обернулась и вновь взглянула ему в глаза – он прочитал в них желание уединиться с ним в укромном уголке и предаться там безумству. Представив на миг, что он овладеет ею наконец, Шарлемань утратил контроль над собой, и брюки его до неприличия оттопырились.

– Сегодня на балу будет моя тетя Тремейн, – брякнул он первое, что пришло ему в голову, чтобы слегка умерить свой пыл. – Мы приглашали ее на ужин, однако она отказалась, заявив, что за столом и так соберется едва ли не целый батальон. Забавно, не правда ли?

Складка на брючине была испорчена, как ни пытался он вообразить себя пчелкой, собирающей нектар с цветов. Поняв причину его смущения, Сарала рассмеялась.

– Я буду рада с ней познакомиться, – сказала она. – у вас еще много родственников, которых я пока не знаю?

– Нет. Если не считать нескольких дальних, с которыми мы мало общаемся. Вообще-то все аристократы так или иначе связаны кровным родством. Нужно только покопаться в их корнях.

– Лучше не копать слишком глубоко, – сказала Сарала. – Меня, например, вполне устраивает и то, что я дочь маркиза Ганновера, пусть и получившего свой титул в связи с трагическими обстоятельствами» Соревноваться с кем-то в родовитости и знатности я не собираюсь, Мне это не интересно.

Шарлемань был немало удивлен такими словами, потому что на протяжении всей своей жизни едва ли не ежедневно становился свидетелем жарких споров о чьем-то превосходстве.

– Ты необыкновенная женщина, Сарала, – сказал он.

– Моя мама называет меня сумасбродкой. Такое определение мне больше по душе, – сказала она.

Стэнтон объявил, что ужин готов, и вместе с остальными они прошли в столовую.

– Какой костюм вы наденете на бал? – спросила Сарала. Вопрос застал Шарлеманя врасплох. Обычно он никогда не надевал маску, считая это пустой затеей. Но теперь, когда он пригласил Саралу на маскарад, было бы логично соблюсти традицию. После переезда в собственный дом его брата Закери осталось несколько забавных масок.

– Раз вы не хотите раскрыть мне ваш секрет, то и не ждите, что я раскрою свой.

В следующий момент к ним подошла Пенелопа и заговорила с Саралой. Шарлемань подозвал Стэнтона и сказал ему:

– Пусть мой лакей Кейн осмотрит покои Закери и подберет для меня подходящую маску.

– Будет исполнено, милорд! – шепнул ему дворецкий.

Вернувшись за стол, Шарлемань обнаружил, что Сарала сидит между его племянницей и Мельбурном. Это его вполне устраивало. Чем больше герцог и его дочь будут с ней общаться, тем скорее они найдут общий язык. Шарлемань занял стул между Пенелопой и Джоном Делейном. Лакеи стали подавать на стол блюда.

– Как я догадываюсь, вы лорд Шарлемань? – сказал его сосед, протягивая ему руку.

– Да, – пожав ее, ответил Шей. – Извините, что я не успел вам раньше представиться.

– Пустяки. Так это вы сделали предложение Сарале? Шарлемань кивнул, не оставив без внимания то, как по-свойски назвал собеседник его невесту.

– Это так, – сказал он. – Маркиз Ганновер сообщил мне, что вы находились в Индии в то же время, что и они.

– Это правда. У меня там наше семейное имущество, я должен был проконтролировать его продажу. Но в результате задержался в Дели на два года. Индия – необыкновенное место.

– Вы только недавно вернулись оттуда?

– Нет, вот уже два года, как я живу в Суссексе. И совершенно случайно вдруг узнаю, что Карлайлы сейчас в Англии, где пользуются покровительством герцога Мельбурна. Естественно, я тотчас же отправился в Лондон, чтобы повидаться с друзьями.

– Наверняка они были рады этой встрече!

– Как и я, разумеется.

Сидевший во главе стола Мельбурн успешно исполнял роль остроумного и щедрого хозяина, уделяющего равное внимание как своим родственникам, так и гостям. Однако Шей, прекрасно знавший брата, чувствовал, что тот напряжен и озабочен. Герцог обещал Шею не делать выводов о Сарале, пока не узнает ее получше, тем не менее, его вид вселял в Шарлеманя беспокойство.

Для себя он твердо решил, что они с Саралой поженятся. В конце концов, он обязан поступить как джентльмен. Однако же было предпочтительнее, чтобы Сарала оказалась желанным членом их семьи и гармонично вписалась в их жизнь. Тем более что Мельбурн доводился Шею не только старшим братом, но и был деловым партнером.

Шарлемань отпил вина из бокала. Привыкший к интригам, сопровождающим любую сделку, он на этот раз желал бы обойтись без них. Выбирать между Саралой и семьей ему совершенно не хотелось, и он надеялся, что честолюбивый Мельбурн сможет оценить Саралу по достоинству и принять ее в семью.

Между тем Пенелопа говорила Сарале:

– Я все еще сержусь на дядю Шея за то, что он ничего не сказал мне о китайских воинах, находившихся в музее. Ведь мы бы могли вступить с ними в бой. Я хочу стать пиратом. Или актрисой. Вот!

– Пенелопа! Веди себя достойно! – одернул ее отец. Закери едва не поперхнулся куском жареной свинины.

– Прошу прощения, – обратился к Шарлеманю Делейн – Как я понимаю, девочка говорила о костюмах для китайских воинов, выставленных в музее. Верно?

– Пирату вряд ли было бы интересно сражаться с костюмами, – едко заметил Валентайн.

Виконт изумленно вскинул брови:

– Как! Неужели там были настоящие воины? Живые китайцы?

– К сожалению, именно так, Джон, – встрял в разговор лорд Ганновер. – Дело в том, что…

– Это довольно нудная и долгая история, – перебил его Шарлемань. – Произошло недоразумение, связанное с торговыми переговорами. Кое-кто не учел особенностей китайских традиций, чем вызвал небольшое осложнение. Все уладится.

Откровенничать с Делейном ему казалось излишним, так как он не был ни их родственником, ни деловым партнером. Ему было незачем знать слишком много о делах семьи Гриффин.

– А чем вы занимались в Индии, лорд Делейн? – спросил у гостя Шей.

– Коммерцией, – ответил виконт. – Мой дядя, служивший там, получил в награду за оказанные королю Георгу III услуги землю, продал ее местному богачу за весьма кругленькую сумму. А я, став его наследником, пустил капитал в оборот.

– И весьма преуспел, должна я заметить, – добавила леди Ганновер.

Сарала опустила глаза, явно недовольная вмешательством матери в этот разговор. А Шарлемань подумал, что эта неуемная дама доставит их семье немало хлопот. В отличие от своей мамаши Сарала знала, когда лучше придержать язык за зубами, и обладала достаточным тактом, чтобы не встревать в беседу мужчин.

– И каков же круг ваших интересов теперь здесь, в Англии? – спросил он у Делейна.

– Ох уж эти мне мужчины! – воскликнула как нельзя вовремя Элеонора. – Отложите свои скучные деловые разговоры до тех пор, пока дамы встанут из-за стола. Вот мне, например, куда интереснее было бы узнать, как удалось Каролине уговорить маркиза Веллингтона позировать ей для портрета без головного убора. Я думала, что он постоянно носит шляпу.

– Предлагаю тост – за талант и вдохновение моей супруги! – воскликнул Закери, подняв бокал с вином.

– Мой секрет прост: я сделала ему несколько банальных комплиментов, – сказала Каролина. – Ведь их любят в равной степени и женщины, и мужчины.

– Но путь к сердцу дяди Закери точно пролегает через его желудок, – добавила мудрая не по годам Пенелопа и хихикнула: – Когда он хорошо поест, то становится веселым и добрым.

Разговор перешел на вопросы, связанные с живописью, в частности на натюрморты, на которых запечатлено нечто съестное. Шарлеманя же больше интересовало, как именно познакомился в Дели Делейн с Карлайлами и какие у него сложились отношения с Саралой.

Когда ужин был съеден, дамы встали из-за стола и, под громкое хихиканье Пенелопы, перемежаемое выразительными вздохами леди Ганновер, покинули столовую, чтобы переодеться для бала.

– Что, по-твоему, они замышляют? – спросил у Валентайна Закери, проводив женщин взглядом.

– Предсказать женские поступки невозможно, – пожав плечами, ответил Валентайн.

Шарлемань кивнул, выражая полное с ним согласие, хотя всего несколько недель назад ему казалось, что он знает женскую натуру как свои пять пальцев. Теперь же он бы многое отдал за то, чтобы разгадать, что предпримет женщина, завоевавшая его сердце.

– Ты полагаешь, они о чем-то подозревают? – спросила у золовки Каролина, пока служанка расчесывала ее длинные каштановые волосы.

– Ты же знаешь натуру мужчин! – ответила Элеонора, глядя на свое отражение в большом зеркале. – Наверняка они считают, что все знают о нас, но, разумеется, заблуждаются. – Она оправила на себе наряд, обернулась к Сарале и с улыбкой добавила: – Как хорошо, что вы захватили с собой в Англию эти вещи! Валентайн и Закери упадут замертво, увидев нас в этой одежде.

– Плохо может стать даже мне! – заявила мать Саралы, сидевшая в кресле возле окна. – Это же неслыханное дело – три дамы появятся одновременно в брюках перед почтенной публикой. Не сомневаюсь, что после такого пассажа нас выдворят из Англии в назидание другим.

Сарала тоже опасалась возможных неприятных последствий их дерзкой выходки, однако не выказывала страха, чтобы не огорчить Элеонору и Каролину, которые приняли ее идею с восторгом. Они стали ее первыми подругами в Лондоне. Правда, этим она была в первую очередь обязана Шарлеманю. Так или иначе, теперь ей уже не столь одиноко, как раньше. И похоже, дружеские чувства к ней этих молодых леди были искренними.

– Это же не брюки, мама! – воскликнула она. – Это шаровары, традиционная одежда индианок, живущих в Дели, как и сари, а также рубаха «кадез».

– Здесь Лондон, деточка! – напомнила ей мать.

– А мы будем в ней только на маскараде.

– Надеюсь, что вы не заявитесь туда босыми!

– Нет, у нас есть мягкие сандалии. Вот, взгляните!

Она взяла со столика пару алых туфель из парчи и передала их Каролине. Одетая в костюм красно-золотистого цвета, Каролина с радостью надела их и залилась счастливым звонким смехом, взглянув на себя в зеркало.

Элеонора, судя по ее светящемуся лицу, тоже была довольна своим желтым индийским нарядом, состоявшим из сари и шаровар. Сарала же облачилась в зеленый костюм, отделанный красным бисером, а тюрбан украсила подаренным ей Шеем рубином.

Встав перед зеркалом, все три дамы полюбовались своим отражением и остались удовлетворены настолько оригинальным обликом. Ликовала и Пенелопа, которой Сарала дала надеть голубой головной убор с вуалью. Она вызвалась первой появиться в маскарадном наряде перед родственниками и гостями.

– Ступай, деточка! – велела ей Элеонора – А мы пойдем следом. Ведь мы готовы?

– Да, вполне, – вздохнув, сказала Каролина.

Все вышли из комнаты и начали спускаться по лестнице Замыкала процессию леди Ганновер. Сарала с волнением ожидала реакции Шарлеманя, ведь она впервые появится перед ним в национальном индийском наряде, больше похожая на индианку, чем на англичанку, благодаря своему стойкому загару. Как это отразится на его свадебных планах? Не передумает ли он жениться на ней?

Пенелопа смело подошла к дворецкому и громко спросила:

– Стэнтон, а где мой папа?

От удивления у бедняги глаза на лоб полезли. Когда же он перевел взгляд на остальных женщин, то даже рот раскрыл:

– Он в гостиной, леди Пенелопа, – поборов волнение ответил наконец он.

– Будь добр, открой нам двери, – сказала девочка.

– Да, конечно, – ответил дворецкий. – Сейчас, миледи.

На лице Элеоноры в это время не дрогнул ни один мускул. Она держалась с завидным хладнокровием, свойственным всем Гриффинам. Очевидно, она проявляла бесстрашие во всем, тем более в выборе костюма, заключила Сарала.

Входя в гостиную, она очень волновалась, сердце ее бешено стучало в груди, над верхней губой выступила испарина. Первой подала голос Пенелопа.

– Ну и что ты думаешь об этом, папа? – спросила она у герцога Мельбурна.

Себастьян обернулся и застыл, не веря своим глазам. Но взгляд Саралы был устремлен на Шарлеманя. На его лице тоже отображалось изумление. Он долго не мог произнести ни звука. Сарала невольно улыбнулась, глядя на него.

– Разрази меня гром! – промолвил Закери, откинувшись на высокую спинку стула.

Лорд Деверилл поставил бокал с портвейном на стол.

– Которая же из вас моя супруга? – спросил он.

– Я здесь! – Элеонора помахала ему рукой.

– Ты прелесть! – воскликнул он, вскочил и поцеловал жену.

Шарлемань тоже встал из-за стола и, подойдя к Сарале, спросил:

– Это твоя идея?

– Нет, братец мой! – ответила ему Элеонора. – Взгляни на Себастьяна! Похоже, он проглотил язык.

– Ничего подобного, – заявил герцог, выпив вина. – Вы все выглядите замечательно. И будете в центре всеобщего внимания на балу. – Он выразительно взглянул на Саралу. – Вот только готовы ли вы сами к этому?

– Нам с Саралой будут завидовать, – пожав плечами, сказал Шей, обнимая невесту за талию.

Она преисполнилась чувством огромной благодарности к нему за поддержку. Мельбурн же явно был не в восторге от ее затеи. Он довольно-таки сердито взглянул на сестру и хмыкнул. Другие же присутствующие мужчины разделяли точку зрения Шея. Отец Саралы усмехался и покачивал головой.

Не упрекнул герцог только Пенелопу, однако и комплимента ей он тоже не сделал. В вестибюле он молча передал ее под опеку гувернантки и стал надевать шляпу и перчатки.

– А где же твоя маска? – спросила Сарала у Шарлеманя.

– Проклятие! Чуть было не забыл о ней. – Он побежал наверх по лестнице.

– Вот теперь ты стала похожа на ту Саралу, которую я помню по Индии, – шепнул ей Делейн и предложил взять его под руку.

Сарала сделала вид, что не заметила этого жеста, и поправила украшение на своем головном уборе.

– По-моему, в таком наряде вам не доводилось меня видеть, милорд, – подчеркнуто холодно ответила она.

– Возможно, однако именно такой я тебя всегда и представлял себе, когда вспоминал, – ответил он.

Вскоре вернулся Шарлемань, держа в руке маску.

– Ну и что ты на это скажешь? – спросил он.

– Это же лик дьявола! – Сарала изумленно распахнула глаза.

Шарлемань разразился сатанинским смехом и увлек ее к выходу. На площадке парадной лестницы он отметил, что рубин чудесно гармонирует с ее головным убором.

– Как и твоя заколка на галстуке с этой полумаской красного цвета, – сказала Сарала.

Элеонора взяла ее под руку и изъявила желание сесть в одну карету с остальными дамами.

– Я не отпущу ее сегодня от себя ни на шаг! – заявил Шей.

– Лорд Ганновер! Мне надо обсудить с вами один земельный вопрос, – сказал Закери, предлагая леди Ганновер взять его под руку.

На какое-то время все позабыли о Джоне Делейне. Виконт растерянно переводил взгляд с одной кареты на другую, и радостная улыбка медленно сползала с его лица. Наблюдая за ним, Сарала втайне ликовала. Он явно рано радовался, что попал в круг избранных, и чувствовал себя лишним среди родовитых аристократов.

Мельбурн что-то шепнул Закери, направляясь к карете Деверилла, младший брат обернулся и сказал виконту:

– Поезжайте с нами, Делейн!

Лорд Деверилл заметил, когда карета тронулась с места:

– Как это вы чуть было не забыли старого приятеля вашей семьи, леди Сарала?

Она только пожала плечами в ответ, сидя между герцогом и Шарлеманем. Однако, помолчав, все же ответила:

– Герцог Мельбурн оказал нашей семье и без того большую честь, пригласив нас на такое торжество. Моему отцу не следовало просить его еще об одной услуге.

– Вы критикуете во всеуслышание отца? – промолвил, глядя в окошко кареты, Мельбурн.

– Себастьян! – холодно одернул его Шарлемань.

– Я критикую его за излишнюю душевную доброту. Как показывает обретенный мной в высшем обществе опыт, это качество не в почете среди аристократов. Для них главное – пустить пыль в глаза.

Герцог рассмеялся:

– А теперь вы возражаете мне!

– Вам виднее, ваша светлость.

– Если кто-то считает, что в этой карете тесно, то я могу отвезти Элеонору домой, – сказал Деверилл и погладил супругу по руке. – И сделаю это с превеликим удовольствием.

Она потрепала мужа по колену и проворковала:

– Наберись терпения, Валентайн, тебе еще придется сегодня танцевать со мной.

Возле особняка графа Уэкстона к их прибытию туда собралась уже добрая половина экипажей лондонской знати. Выглянув в окошко, Элеонора с улыбкой воскликнула:

– Ханна Дайсон снова надела костюм пастушки! Бедняжка!

– Очевидно, ей нравятся овечки, – ответил Деверилл, выходя первым из кареты и подавая руку супруге.

Сарала вдруг отчетливо осознала, как разительно отличаются они в своих индийских костюмах от остальной публики, и запаниковала. Не подвергла ли она помолвку с Шеем неоправданному риску? Высший свет может воспринять ее затею как дерзкий вызов устоям.

– Я впервые вижу столько людей, собравшихся в одном доме! – воскликнула она, очутившись в просторном холле. – Возможно ли свободно передвигаться в такой толпе?

Шарлемань рассмеялся. Лично он пока еще не отходил от Саралы ни на шаг.

– Фокус в том, чтобы двигаться в одном направлении с общим потоком. А вот и тетушка Тремейн!

– Как вам удалось узнать меня, проказник? Я ведь в маскарадном костюме! – ответил ему густой женский голос.

– Я не могу лишь понять, в чей именно костюм вы переоделись, – сказал Шей, наклонившись, чтобы чмокнуть тетю в щеку.

– Я сегодня Боадиция, королева бриттов. – Дородная дама внимательно посмотрела на Саралу: – А вы, должно быть, леди Сарала. Меня зовут Глэдис Тремейн.

– Очень приятно познакомиться, миледи!

– Пожалуйста, называй меня просто тетушкой Тремейн, как все мои племянники и племянницы. Мы ведь скоро породнимся, не правда ли?

– Хорошо, тетушка Тремейн, – сказала Сарала, все еще не совсем уверенная, что их с Шарлеманем свадьба состоится. Ведь ему о ней пока далеко не все было известно.

Глава 16

Контрданс, затянувшийся на добрую четверть часа, уже успел надоесть Сарале. Когда наконец они с Шеем снова сошлись в пару, она заметила, что он слегка вспотел.

– Похоже, все мужчины стремятся потанцевать с тобой, – сказал он с легким укором. – И все из-за этого костюма. Но не только…

– Это ты привлек ко мне внимание, пригласив меня на вальс в день нашего знакомства, – возразила она, делая очередную фигуру танца.

– Как же мог я не заметить твоих зеленых глаз! Не оценить твой редкий ум! Не поддаться обаянию твоей улыбки! – воскликнул Шарлемань.

Сарала рассмеялась и подала ему руку для заключительного совместного прохода вдоль рядов танцующих.

– Я не могу дождаться дня нашей свадьбы! – сказал он.

– А вдруг ты обнаружишь во мне какие-то недостатки? – спросила она без тени улыбки.

– Пока еще я их не вижу, – серьезно ответил Шарлемань. В дальнем конце зала Сарала увидела Джона Делейна с бокалом мадеры в руке. Он шел в их направлении. Она взяла Шея под руку и увлекла к дверям, говоря на ходу:

– Подумай сам, Шарлемань, кто ты и кто я. Сколько прекрасных коренных англичанок мечтают выйти за тебя. Разве одно то, что я прожила всю жизнь в Индии, не является моим изъяном?

– Меня совершенно не интересуют другие дамы. С тех пор как я увидел тебя, я под разными предлогами перестал встречаться с прежними знакомыми и не могу думать ни о ком, кроме тебя. Конечно, я не святой и далек от совершенства. А ты постоянно соблазняешь меня на грехопадение, особенно сегодня, в этом костюме.

Сарала поняла, что настало время действовать, пока она не растаяла окончательно от его медовых речей.

– Что там? – спросила она, остановившись перед одной из дверей.

– Библиотека, – сказал Шарлемань.

Она толкнула дверь – та поддалась. Они проскользнули в комнату, освещенную тусклым светом нескольких свечей и растопленного камина. Внимание Саралы привлек большой портрет, висящий на стене. Она спросила:

– Это один из владельцев дома?

– Да, это Уэкстон в год, когда он окончил Оксфорд.

– Потрясающе! – Сарала заметила, что дверь закрыта неплотно, вернулась и захлопнула ее. Затем она подошла к камину, взяла Шарлеманя за руку и сказала, глядя ему в глаза:

– Ты поцелуешь меня наконец или нет?

Он откинул вуаль с ее лица, наклонился и поцеловал в губы.

Легкий стон вырвался из ее груди. Шей крепче обнял ее и прижал к себе. Она обвила руками его плечи. Его язык проник ей в рот. Она затрепетала. Он прижал ее спиной к стене. Неожиданно что-то щелкнуло – и стенная панель распахнулась внутрь потайной комнаты. Шей изумленно воскликнул:

– Что за чертовщина?!

Обернувшись, Сарала прошептала:

– Это какой-то тайный проход! Любопытно, куда он ведет?

– Когда-то дом принадлежал одной из любовниц короля Генриха. Вероятно, пользуясь этим проходом, он навещал возлюбленную.

Сарала взяла с камина свечу и смело вошла в темный туннель. За ее спиной Шей встревожено воскликнул:

– Что ты задумала?

– Хочу взглянуть на спальню! – ответила Сарала.

– Но мы можем это сделать, зайдя из коридора!

– Тогда все узнают об этом! Ты идешь?

– Разумеется, иду, – ответил без колебаний Шей.

Он затворил за собой дверцу и пошел за Саралой. Что бы она ни задумала, спорить с ней он не собирался. Паутина ее совершенно не пугала, как и мрак. Они быстро миновали темный коридор, без особого труда нашли потайной рычаг и, открыв еще одну скрытую дверь, очутились в спальне.

– Постой пока здесь, – шепнул Сарале Шей и, проскользнув мимо нее вперед, проверил, затворена ли входная дверь. Она была заперта, но он закрыл ее на задвижку на всякий случай. Затем зажег свечи и подал Сарале знак войти.

Она захлопнула за собой дверцу и воскликнула:

– Весьма оригинальная идея – этот потайной проход? Если бы такой был в нашем доме в Дели, мне бы не пришлось выбираться тайком из своей комнаты через окно.

Шарлемань подошел к ней и спросил:

– И с кем же ты встречалась во время тайных прогулок, если не секрет?

Она погладила его по щеке и прошептала:

– Я знакомилась с Индией.

Ее пальцы коснулись его волос, она привлекла его голову к себе и поцеловала в губы. Маска дьявола упала на пол.

– Сарала! – прошептал он, охваченный жаром. – Мне трудно оставаться с тобой здесь джентльменом.

– Я хочу стать твоей, Шей! Здесь есть кровать. Почему бы нам не воспользоваться ею?

Шарлемань не поверил своим ушам. Он прокашлялся и сказал:

– Мне казалось, что ты не хочешь стать моей женой.

– Не хочу. – Она нахмурилась и, сняв с него галстук, швырнула его на пол. – Потому что не могу. Но я все равно тебя люблю. Так что же нам мешает воспользоваться ложем короля Георга?

– Надеюсь, что матрац с тех пор поменяли, – сказал он, уже не в силах совладать с эрекцией.

– Ты все еще чувствуешь себя джентльменом? – спросила она, покосившись на выпуклость в его брюках.

Он подхватил ее под мышки и усадил на кровать, давая понять, что не мучается условностями. Она стала расстегивать на нем пуговицы фрака, учащенно дыша.

Он же вспоминал ее слова о тайных вылазках из окна спальни ее дома в Индии. Видимо, тогда она тоже была в национальном костюме и с ярким гримом на лице, делающим ее похожей на индийскую красавицу, порывистую и страстную. Он опустился перед своей принцессой на колени, сжал ей щеки ладонями и поцеловал в губы.

Ее руки обвили его плечи, его объятия стали жарче. Оба они изнывали от сладострастия. Она стянула с него фрак и спросила:

– На ковре или на ложе?

– Тебе так не терпится? – спросил он, пораженный ее самоуверенностью и бесстыдством. Но он тоже не был робким девственником.

Не раздумывая, он скинул башмаки и стал раздевать Саралу: снял с нее сначала вуаль, затем тюрбан, потом начал вынимать заколки из ее волос. Длинные локоны упали на ее плечи. Запрокинув ей голову, он стал покрывать ее шею поцелуями, губами чувствуя биение ее сердца.

Вскоре он сам остался без фрака и сорочки. Развязывая узел сари на плече, она спросила:

– Как ты думаешь, кому еще известно о потайном проходе?

– Вряд ли сама леди Уэкстон знает о нем, – улыбнувшись, ответил Шей и помог ей снять зеленые туфли.

Затем он встал и протянул ей руку. Скинув сари, она осталась в длинной рубахе, отделанной золотой каймой, и шароварах, суженных на щиколотках.

Он без лишних слов запустил руку ей под рубаху и развязал пояс ее индийских штанов. Дыхание Саралы участилось. Он стянул с нее шаровары до колен. Она сама доделала все остальное и предстала перед ним с обнаженными ногами. У нее на лодыжке он увидел татуировку и спросил:

– Что это?

– Прощальный подарок моей подруги Нахи.

Он рухнул на колени и стал целовать ей ноги, впившись пальцами в ее тугие ягодицы. Когда его язык коснулся ее бедра, она вскрикнула и сжала пальцами его плечи. Он встал и жадно поцеловал ее в уста.

– Где еще у тебя есть татуировка? – хрипло прошептал он. Вместо ответа она стянула с себя через голову сорочку, обнажив свои женские прелести, и запустила руки под его рубаху, хрипя при этом:

– Ласкай же меня скорее, Шарлемань!

Он не заставил ее повторять это дважды и начал целовать ее голые плечи, сжимая пальцами груди, подобные спелым дыням. Ее соски мгновенно отвердели. Запрокинув голову, она сладострастно застонала и, сев на кровать, привлекла Шея к себе.

Он снова стал ее целовать, млея от ощущения ее бархатистой кожи. Она легла и потянула его на себя, шепча:

– Ты бесподобный любовник!

– Я испытываю истинно райское наслаждение, – ответил он и впился ртом в ее сосок.

Она же вцепилась пальцами ему в волосы. Он стянул с себя брюки одной рукой, отшвырнул их на пол и запустил руку ей между бедер. Стоило только его пальцу проникнуть в ее горячую росистую ложбину страсти, как он понял, что она готова принять его целиком. Ликование Шея не поддавалось описанию.

Их взгляды встретились, она рывком привлекла его к себе. Прижавшись грудью к ее бюсту, он жарко поцеловал ее в губы.

Она почувствовала, что по всему его телу пробежало пламя страсти, и начала таять в его объятиях. Он раздвинул ее ноги и сжал рукой вход в ее лоно. Она закинула ноги ему на спину и застонала. Его амурный жезл обрел твердость стали.

– Скорее, Шей! – простонала Сарала.

Но ему захотелось отведать на вкус ее божественного нектара и довести своими оральными ласками до экстаза, чтобы после этого уже не услышать от нее отказа выйти за него.

Он ублажал ее пальцами и языком до тех пор, пока по ее телу не пробежала крупная дрожь, перешедшая в содрогания. Рассмеявшись от счастья, она прохрипела:

– Прекрати, Шей, умоляю! Ты сведешь меня с ума. Меня отправят в Бедлам.

– Ты попадешь в рай, – возразил он и продолжил ее ласкать. Сарала застонала и задвигала бедрами. – Ты не передумала делить со мной свое наслаждение? – спросил Шарлемань, багровея от перенапряжения в чреслах.

– Нет! И перестань пытать меня! Лучше возьми меня скорее!

Шей шумно задышал и медленно вошел в нее. Его любовный инструмент продвигался все глубже и глубже в горячем тесном амурном тоннеле, пока не достиг заветных глубин чрева. В тот же миг его охватили противоречивые мысли и чувства. Восхищение перемежалось с отчаянием и огорчением. Желание продолжать свое мужское дело до тех пор, пока не выплеснется семя, омрачалось тем удручающим обстоятельством, что не он первопроходец в этой волшебной пещере блаженства. Сколько же еще любителей экзотики срывало в этой тесной лощине цветы удовольствия?

Он замер, стиснув зубы, и взглянул в ее кошачьи глаза.

Но Сарала и бровью не повела.

– Значит, ты не невинна? – прорычал он.

– Но и ты тоже, – простонала она, резко подавшись вперед низом живота. – Я же предупреждала тебя, что не смогу стать твоей супругой. – В глазах ее светилась неутоленная страсть. – Только не покидай меня сейчас, продолжай!

– Проклятие! – рявкнул он. – Что ты несешь!

В ответ она стала целовать его, а потом сжала ему пальцами ягодицы и прошептала, бешено двигая торсом:

– Продолжай, Шей! Умоляю! Не своди меня с ума! Проклиная себя за слабоволие, он уступил ее просьбе и собственной похоти. Его телодвижения были резкими и бесцеремонными, он дико рычал и вгонял в ее податливое тело свой амурный жезл до предела. Сарала забросала ноги ему на спину, зажмурилась и понеслась под ним вскачь. Такой упоительной скачки ему не доводилось испытывать.

– Посмотри на меня! – приказал ей он, в очередной раз заставив ее содрогнуться. – Я хочу, чтобы ты запомнила этот момент на всю жизнь. И никогда бы меня не забывала.

– Я никогда тебя не забуду, любимый, – открыв глаза, простонала она и ускорила свои порывистые движения.

Внезапно лоно Саралы сжалось, до боли стиснув его орудие сладкой пытки, она выкрикнула его имя и содрогнулась несколько раз подряд. Полубезумный от ярости, Шарлемань полностью отдался сладострастию и начал штурмовать оплот ее женственности с нечеловеческой энергией. Он жаждал этого с того самого момента, когда впервые увидел Саралу. И теперь, когда этот миг наступил, стремился стать пусть и не первым, но последним и постоянным владельцем ее волшебного бастиона. Наконец он достиг вершины наслаждения и произвел салют из своего мужского орудия. Сарала вскрикнула и лишилась чувств. Он тоже впал в забытье. В спальне словно бы пролетел тихий ангел.

Очнувшись, Сарала, стараясь не дышать, крепче прижала к себе Шарлеманя, застывшего на ней без движений. Его мужское естество все еще находилось в ее теле. И это слегка успокаивало ее. Она не хотела выпускать его из своих объятий, опасаясь, что он встанет и покинет ее навсегда.

Наконец Шей поднял голову и взглянул в ее изумрудные глаза. Его захлестнули обида и ярость.

– Ты придумала все это, чтобы войти в семью Гриффин? – спросил он, стараясь не выказывать волнения. – Мельбурн предупреждал меня об этом, но я поднял его на смех. Какой лее я наивный глупец! – Он резко вскочил и, подняв с пола одежду, заявил: – Я не позволю делать из меня дурака! Твой фокус не пройдет, Сарала рывком села и спустила ноги с кровати.

– Но те же обвинения могу предъявить тебе и я! Ты ведь тоже не девственник! У тебя, судя по всему, было много любовниц. Разве всех их ты любил? У тебя есть от них дети?

– Что? Да как ты смеешь задавать мне подобные вопросы?! Не забывай, что я мужчина и вправе…

– Кто наделил тебя этим правом? – перебила она его бесцеремонно. – Кстати, я тебя предупреждала, что не смогу стать твоей женой! У тебя нет причин злиться на меня, Шарлемань. Особенно после того, как мы стали любовниками.

– Ты сама затащила меня сюда! – возразил он.

– Я просто хотела внести ясность в наши отношения. Теперь можешь просить Мельбурна объявить о расторжении нашей помолвки.

– Значит, это был урок мне? Наглядное доказательство того, что мы абсолютно не подходим друг другу? Одевайся. – Он поднял с пола ее рубаху и швырнул ей.

Слезы навернулись у Саралы на глаза, но она их сдержала.

– Да, у меня был другой мужчина до тебя, поэтому я не могу выйти замуж за Гриффина. Найду себе какого-нибудь бедного барона или племянника виконта, которого устроят мои неординарные деловые качества, и стану его женой.

– Ах, ради Бога, только не смеши меня! Избавь меня от этого фарса! – воскликнул Шарлемань, одеваясь. – Ты плохая актриса.

– Не надо меня оскорблять! Лучше подумай, как с честью выйти из этой ситуации.

– Хорошо, помолчи немного, я буду думать! – Шей сел на ковер и погрузился в раздумье, но желанной тишины Сарала ему не обеспечила. Она вскочила с кровати и воскликнула:

– Пусть я и не леди, но и ты тоже не джентльмен! Помоги мне одеться и уходи!

– Нет! – отрезал Шей.

– Ты не хочешь помочь мне одеться? – с тревогой спросила Сарала.

– Нет, я не собираюсь уходить. Крупная слеза скатилась по ее щеке.

– Как это понимать? – с дрожью в голосе спросила она.

– Я хочу знать, кто этот мужчина, – сказал он.

– Сначала назови мне имена своих любовниц. Шей' А потом задавай подобные нескромные вопросы!

– Не дождешься! – рявкнул он. – Даже не подумаю.

– Тогда и я ничего тебе не скажу!

– Лучше не выводи меня из себя, Сарала! – Он проткнул воздух указательным пальцем, словно шпагой. – И помолчи хотя бы минуту, чтобы я смог сосредоточиться.

– Это я-то вывожу тебя из себя? Чем же, любопытно? – Сарала подперла кулаками бока и широко расставила ноги. – Ты не впервые имеешь дело с женщиной, Шарлемань. Чем, интересно, я повергла тебя в задумчивость? И разве вообще тебя можно вывести из душевного равновесия? Так что же тебя тогда раздражает?

– Хотя бы то, что ты стоишь передо мной голая! Или ты считаешь, что я могу при этом сохранять хладнокровие? – пробурчал Шарлемань и стал одеваться. Но это плохо у него получалось, и он все сильнее злился.

– Ты считаешь, что мне было легко устоять перед твоими комплиментами и нежными словами? – воскликнула Сарала. – Тогда ты законченный болван!

– Как ты меня назвала? – Шарлемань перестал пытаться правильно застегнуть пуговицы на фраке и вытаращил на нее налившиеся кровью глаза.

Сарала в страхе вскинула руки и в отчаянии вскричала:

– Да, черт бы тебя побрал, Шарлемань, у меня был любовник! Один! Но это было давно, когда я была еще глупой девчонкой. Теперь мы уже давно не поддерживаем с ним интимных отношений. Сейчас я здесь и с тобой и пытаюсь объяснить, как страстно хотела стать хотя бы твоей любовницей, если не женой. И так как ты не понял, что я сделала тебе подарок, ты просто дурак.

Шарлемань подскочил к ней и, грубо схватив ее за руки, закричал:

– Назови мне его имя! Немедленно!

– Нет! Это не имеет значения! Мне казалось, что у нас любовь, он был очень настойчив. Но я в нем разочаровалась. И вот сегодня мне захотелось отдаться тебе. Но, похоже, что я вновь ошиблась…

Он закрыл ей рот поцелуем, и дрожь пробежала у нее по спине. Она вновь почувствовала жар вожделения. Тем не менее, тревога за исход этого приключения не ослабла, Шарлемань Гриффин явно не мог совладать со своими эмоциями. Поэтому она оттолкнула его, упершись ладонями ему в грудь, и отвернулась.

– Ты потрясающая женщина, – сказал он. – А я, похоже, действительно болван. Но не законченный. Это ты вывела меня из равновесия. Ты заставила меня пересмотреть свои прежние принципы ведения дел, а также взгляды на женщин. Я много думал об этом.

– И каковы же твои выводы?

– Главный из них – нам не следует расторгать помолвку.

– Но я же не девственница! – воскликнула Сарала.

– Как ты справедливо отметила, я тоже далек от невинности, – вскинув голову, заявил Шей.

Это нельзя было назвать клятвой в вечной любви, но все-таки шаг к их взаимопониманию был им сделан, что вселяло в Саралу надежду на продолжение их взаимоотношений. Теперь, познав Шея как любовника, она могла сравнить его со своим первым мужчиной. И многое говорило в его пользу. Но признаваться в этом ему сегодня не входило в ее планы.

– А как же нам быть с твоими родственниками? – спросила она, выдержав паузу.

– Это наше личное дело, – ответил он и, взяв ее за руку, привлек к себе. – Дай мне дня два на размышление. А потом мы возобновим этот разговор.

– Хорошо, я согласна!

Глядя ему в глаза, Сарала вновь почувствовала желание ему отдаться. Ей в голову внезапно закралось сомнение, что он так же страстно хотел бы жениться на ней, если бы она была неопытной в любви девушкой.

Шарлемань прокашлялся и произнес:

– Если ты не хочешь оставаться голой, тогда позволь мне помочь тебе одеться.

Облегченно вздохнув, она села на кровать.

– Здесь немного прохладно, пожалуй, я лучше оденусь. Он фыркнул и широко улыбнулся:

– В отличие от тебя мне почему-то жарко. Особенно когда я вижу тебя обнаженной. Итак, с чего начнем?

Он помог ей привести в порядок ее прическу, надел на нее рубаху и кое-как обмотал ее сари. Затем она помогла ему завязать галстук и оправила на нем фрак. Вуаль, которую она опустила на лицо, скрыла следы ее волнения. Он окинул ее придирчивым взглядом и спросил, прежде чем задуть свечи:

– Ты выйдешь за меня, если я сделаю тебе предложение?

– Пока еще не знаю, – тихо ответила она, благодарная ему уже только за то, что он не завел разговор о том, как им лучше расторгнуть их помолвку, избежав скандала. – Мне нужно подумать.

– Нам обоим надо подумать. Очень хорошо! – сказал Шей.

Глава 17

– Я долго размышлял… – произнес Себастьян и, склонившись над бильярдным столом, послал шар точно в лузу.

– Ты постоянно в раздумье, – отозвался Шарлемань. – Мне кажется, что поэтому-то Закери и боится тебя, как черт ладана.

Сам он был занят мыслями о том, куда лучше поместить на хранение рулоны китайского шелка на время переговоров с посланцами китайского императора.

– Так вот, основные расходы на свадьбу должна нести семья жениха, в том числе – на организацию свадебного бала, – развил свою мысль Себастьян.

– Это мы уже обсудили, – вскинув руку, заметил Шей. – Мне кажется, нужно привлечь к этому делу тетушку Тремейн. Она избавит тебя от лишних хлопот.

– Но ведь твой бал состоится не в ее доме, – возразил Себастьян. – Ты мой брат, и я сделаю все, что в этом случае требуется.

– Благодарю за поддержку, – сказал Шарлемань и снова погрузился в размышления о хранилище для шелка, с которыми уже готов был расстаться ради спокойствия своих родственников и родителей Саралы. Наиболее подходящим местом для этого ему представлялся небольшой склад Мельбурна, находившийся в миле от Темзы, который хорошо охранялся.

Однако продумать все тщательно, до мелочей, ему мешали назойливые воспоминания о сюрпризе, который преподнесла ему накануне Сарала. Она буквально ошеломила его своей необузданной страстью и ослепила несомненными женскими достоинствами. Но сделанное им при этом открытие повергло его в шок. Потому-то он и попросил у нее время на раздумье, и вот теперь вновь вернулся к основной загадке, имени ее первого любовника.

– Могу я воспользоваться твоим складом на Халф-Мун-стрит? – вздохнув, спросил он у брата. – Для хранения:

– Неплохая мысль! – похвалил его Себастьян. – Не возражаю.

– В таком случае я отправлю охранять его Фарлоу с его молодцами, а главным над ними назначу Робертса.

– Ты снова с головой ушел в коммерцию? Что ж, когда задумаешься о дате свадьбы, дай мне знать. Желательно, до того, как состоится банкет по случаю помолвки, – язвительно сказал Мельбурн.

– Объявление о моей помолвке опубликовано в «Тайме», – заметил Шарлемань. – Так что отступать уже поздно.

– Тогда предлагаю устроить торжество по случаю помолвки на следующей неделе, – сказал Мельбурн.

– Не лучше ли переговорить о точной дате с леди Ганновер?

Лицо Мельбурна окаменело.

– Ни в коем случае! Это не подлежит обсуждению. Впрочем, если считаешь нужным, ты сам можешь выяснить ее точку зрения.

– Я знаю, что у нее есть особые пожелания в связи с организацией брачной церемонии, – осторожно проговорил Шей.

– Какие же именно? – спросил Мельбурн.

– Она бы хотела, чтобы мы поженились в Вестминстере. Но по-моему, лучше будет венчаться в соборе Святого Павла.

– Об этом не может быть и речи! Элеонора венчалась в Гретна-Грин, Закери – в Шропшире. Но ты непременно должен венчаться только в Вестминстерском аббатстве!

– Но ведь я второй сын!

– И мой предполагаемый наследник. Хорошо, решено, только Вестминстерское аббатство. Лично у меня остались от моего бракосочетания там самые яркие и благоприятные воспоминания. И если бы не смерть Шарлоты всего четыре года спустя…

Он умолк, охваченный скорбью по горячо любимой супруге.

– Пусть будет по-твоему, Себастьян, – сказал Шей.

Герцог кивнул и, положив кий на стол, добавил:

– Я отправлю этой даме письмо с уведомлением о времени и месте проведения свадебного бала. И пожалуйста, реши наконец, когда именно ты бы хотел провести торжественную церемонию. Если, разумеется, ты не предпочтешь, чтобы китайцы отрубили тебе прежде голову.

– Этого я постараюсь избежать. – Шарлемань вместе с братом вышел в коридор. – Съезжу-ка я осмотрю рулоны и перевезу их из дома Ганноверов к нам.

– Возьми с собой кого-нибудь для охраны. Мне поехать с тобой?

– Я возьму Тиммонса и Фарлоу с его молодцами. Этого вполне достаточно. Так что тебе сопровождать меня не обязательно.

– Ты в этом уверен?

– Ты же знаешь, что я могу постоять за себя, – с мрачной ухмылкой ответил Шей. – И я позабочусь о безопасности Саралы.

– Ты любишь ее?

– Пока могу сказать, что она мне очень нравится. Но как только окончательно решу, люблю ли я эту женщину или нет, ты будешь третьим человеком, который об этом тотчас же узнает.

– Ценю твою честность. Позови ее родителей к нам на обед в среду. Мы обсудим вопрос о приглашениях на бал и деталях его организации.

– Может быть, стоит попросить к нам и Элеонору?

– Да, разумеется, и ее тоже.

Мельбурн ушел в свой кабинет. На лестнице Шарлеманя окликнула племянница. Она заявила, что хочет с ним поговорить о чем-то важном.

– Я к твоим услугам, Пенелопа! – ответил с улыбкой он. – Не пройти ли нам в утреннюю гостиную, коль скоро разговор предстоит серьезный?

Пенелопа кивнула, и они прошли в гостиную. Там она сказала:

– Я случайно подслушала ваш спор… И я с вами не согласна!

– В самом деле? – Он вскинул брови. – В чем же?

– Нельзя просто так взять и решить, влюблен ты в кого-то или нет.

Ошарашенный ее поразительной прозорливостью, Шей нахмурился.

– Вы, дядя Шей, сказали моему папе, что сообщите ему об этом, как только придете к окончательному выводу. Верно? Но ведь это глупо! Да, и не смотрите так на меня, пожалуйста!

– Почему ты так считаешь?

– Потому что прежде чем люди влюбляются, они должны кое-что сделать. Это доказанный факт!

– Любопытно. Давай присядем на диван, и ты все объяснишь мне подробно.

– Хорошо. – Девочка устроилась на диване рядом с ним. – Когда вместе с нами здесь жила Элеонора, то она и леди Барбара иногда читали друг другу вслух романы. А я подслушивала через дымоход камина, затаившись в спальне над их комнатой.

– Это дурно, Пенелопа! – сделал строгую мину Шарлемань. Мысленно же он поблагодарил Бога за то, что тот не допустил, чтобы он привел в этот дом любовницу.

– Но как иначе я могла бы узнать, что здесь происходит? Ведь мне далеко не обо всем рассказывают! – Пенелопа покровительственно похлопала дядю по колену. – Так вот, слушайте, дядя Шей. Чтобы влюбиться, нужно сперва победить в бою злодея, поразив его мечом или шпагой. Но можно и выстрелом из пистолета. Потом дама вашего сердца непременно должна разрыдаться, а вы – разорвать на себе сорочку и ударить себя кулаком в грудь, прежде чем заключить ее в объятия. А потом… – Девочка подсела к Шею еще ближе и шепнула ему на ухо: – А потом вы поцелуете ее!

– Значит, влюбляются именно так? – спросил Шей. Пенелопа кивнула и подтвердила:

– Да, именно так это и делается. Теперь вы понимаете что одних только ваших слов мало? Бить себя в грудь не обязательно, однако надо совершить героический поступок, например сразиться с драконом, большим волком или же львом.

Едва не прыснув со смеху, Шарлемань сказал:

– Я тебе чрезвычайно благодарен, Пенелопа! А я-то сам об этом даже не подозревал.

– Я так и подумала, когда услышала ваш разговор. И решила вам помочь.

– Значит, ты хочешь, чтобы я взял Саралу в жены?

– Да, поэтому-то я и объяснила вам, как надо влюбляться.

Пенелопа спрыгнула с дивана и выскользнула из комнаты.

Проводив ее задумчивым взглядом, Шарлемань с горечью заключил, что ему легче было бы сразиться с драконом, чем взвесить все возможные последствия женитьбы на Сарале и решить для себя, влюблен он в нее или нет.

Сарала встретилась с ним у здания склада и спросила:

– Кто еще, помимо китайцев, может попытаться завладеть рулонами шелка?

– Понятия не имею, – ответил он, беря ее за руку. Она давно заметила, что ему нравится прикасаться к ней.

А после того, что произошло накануне, ее сердце забилось быстрее.

– Я уверен только в одном, – продолжал Шарлемань, – чем больше людей будет знать об этом, тем вероятнее, что у кого-то возникнет желание разжечь войну между Китаем и Англией либо скомпрометировать мою семью. Для этого нужно лишь поджечь этот склад.

– Так вот почему его охраняет не менее десятка сторожей?

– Да, именно поэтому я выставил здесь надежную охрану.

Сарала внимательно взглянула на Шарлеманя, и его обдало жаром. Она тоже почувствовала, как растекается по телу приятное тепло. После происшествия, случившегося накануне, замужество уже не так сильно страшило ее, хотя и было связано с ограничением ее свободы. Теперь последнее слово оставалось за Шеем. Она же была готова пожать горькие плоды ошибок, допущенных ею в Дели.

– Я поеду вместе с тобой завтра в Сент-Джеймс-парк. – помолчав, сказала она.

– Нет, этому не бывать! – Шарлемань подозвал своего секретаря Робертса. – Фарлоу знает, что нельзя никого допускать к складу без моего разрешения?

– Да, милорд. Вместе с ним склад будут охранять еще трое.

– Хорошо.

Когда секретарь ушел, Сарала высвободила руку и спросила:

– Ты всерьез считаешь, что способен остановить меня?

– Нет, я так не думаю, но надеюсь, что ты побережешь мои истрепанные нервы и останешься в безопасном месте.

– Значит, ты беспокоишься за меня? – с улыбкой спросила Сарала.

Он огляделся в последний раз по сторонам и, взяв ее за руку, повел к экипажу. Она не сопротивлялась.

– Надо соблюдать осторожность, Сарала' Это очень опасное дело, нам нельзя рисковать. К тому же ты будешь меня отвлекать, потому что у меня может возникнуть желание сорвать с тебя платье и овладеть тобой в парке.

– Боже, что ты такое говоришь! – Сарала даже задрожала от охватившего ее мгновенно вожделения. – Следует ли мне понимать твои слова так, что ты пришел к определенному решению?

– Да, я хочу на тебе жениться! – заявил он.

– Ты готов взять меня в жены потому, что действительно хочешь этого? Или же идешь на такую жертву ради сохранения репутации семьи Гриффин?

Шарлемань помог ей забраться в карету. Ее вопрос его покоробил. Она догадалась об этом по его окаменевшему лицу.

– Через неделю будет дан обед по случаю нашей помолвки, – произнес он, захлопнув дверцу кареты. – Себастьян просил меня назвать день нашей свадьбы заранее. Я уже сказал ему, что хочу жениться на тебе, Сарала. Я не бросаюсь такими словами. Моя племянница даже считает, что я отношусь к женитьбе излишне серьезно. На ее взгляд, надо не раздумывать, а сразиться с драконом и заключить тебя в объятия.

– Что? – Сарала вскинула брови.

– Короче говоря, не надо тебе завтра ездить в парк. После переговоров с китайцами я сам приеду к тебе и расскажу все в подробностях.

– А вдруг с тобой случится беда? – Сарала сжала ему руку и с тревогой взглянула в глаза.

– Тогда тебе не придется ломать себе голову над мотивами моего желания стать твоим супругом, – с улыбкой ответил он.

Сарала тяжело вздохнула и откинулась на спинку сиденья. В карету сели Дженни и Уоррик, и она повезла своих пассажиров обратно в Карлайл-Хаус.

– Что скажете, мистер Уоррик? – спросила Сарала у поверенного.

– Он чересчур самонадеян, однако пока контролирует ситуацию. Жаль, что капитан Блинк не был достаточно откровенен со мной, но если учесть, что китайцы пообещали его обезглавить, а лорда Шарлеманя заковать в кандалы и увезти в Китай, то возьму на себя смелость утверждать, что ваш отец обрадуется, узнав, что мы выпутались из этого опасного дела.

– Что вы сказали? – спросила Сарала, не поверив своим ушам. – Китайцы хотят увезти Шарлеманя в Китай, заковав его в кандалы? Ничего подобного он мне не говорил.

Уоррик густо покраснел, сообразив, что сболтнул лишнее.

– Прошу прощения, леди Сарала. Я не хотел вас огорчить.

Ее первым намерением было приказать кучеру развернуть экипаж и откровенно поговорить с Шеем. Однако, подумав, она сообразила, что ничего нового он ей все равно не скажет.

Она и без того узнала вполне достаточно, чтобы сделать свои выводы. Ей было обидно, что он утаил от нее важные сведения, но сильнее обиды был охвативший ее страх за его жизнь. Если с ним что-нибудь случится…

У Саралы перехватило горло и засосало под ложечкой. Если бы не Шей, она бы не завела себе в Лондоне друзей и не освоилась так быстро в практически чужой для нее стране. И уж конечно, ее бы не приняли так радушно в высшем свете.

Сердце ее начинало колотиться в груди, едва лишь она замечала его, и замирало, когда он целовал ее. Разочаровавшись в любви в восемнадцать лет, Сарала вновь прониклась этим чувством, встретив Шарлеманя. Без него жизнь ее стала бы пустой и бессмысленной.

Сарала лихорадочно соображала, какие шаги ей следует предпринять в связи с грозящей Шею опасностью. Первым делом ей надо было переодеться, а потом нанести кое-кому визит. И еще – увидеться с Элеонорой и посоветоваться с ней относительно особенностей натуры ее брата.

Едва карета подкатила к ее дому, как она увидела привязанного к столбу гнедого мерина лорда Делейна и нахмурилась. Внезапный визит этого неприятного ей человека мог нарушить все ее планы. Уоррик отправился в контору, Сарала и Дженни проследовали в ее спальню. Внезапно из гостиной вышла ее мать и поинтересовалась, куда они так спешат.

– Я тороплюсь на деловую встречу с Шарлеманем, – ответила Сарала.

– У меня для тебя новость, – сказала маркиза и протянула ей письмо. – Во-первых, его светлость герцог Мельбурн приглашает нас на обед, который состоится послезавтра, чтобы обсудить с нами детали банкета по случаю вашей помолвки, а также вопросы подготовки к свадьбе. Наконец-то он начал мыслить здраво и готов выслушать меня. А ведь я уже было собиралась вызвать его на дуэль, чтобы заставить считаться с моим мнением.

– Что ж, это благородно с его стороны, – сказала Сарала.

Леди Ганновер нахмурилась, разочарованная чересчур спокойной, на ее взгляд, реакцией дочери на радостную новость.

– И это все, что ты можешь по этому поводу сказать? Нужно проявлять больше энтузиазма, деточка! Нельзя производить впечатление неблагодарных людей.

– Конечно, мама, вы правы, – согласилась Сарала. – Я чрезвычайно рада! – Но в ее голосе особого восторга не ощущалось.

– Ты просто несносная девчонка! Кстати, тебя желает видеть лорд Делейн, он дожидается тебя. Он истинный джентльмен. Непременно пригласи его на обед по случаю своей помолвки.

– Хорошо, мама. Где он?

– Беседует с твоим отцом в библиотеке.

– Благодарю вас, мама! Я его приму. – Сарала стала подниматься в спальню по лестнице.

– Я пригласила его отужинать с нами, – сообщила маркиза.

– Чудесно, мама! – не оборачиваясь, сказала Сарала. Двери библиотеки оказались распахнутыми. Увидев дочь, маркиз радостно улыбнулся и спросил:

– Надеюсь, твои дела идут удачно?

– Да, папа, все хорошо, – ответила Сарала, стараясь не смотреть на гостя.

– Великолепно. А я как раз рассказывал Джону о наших приключениях.

– Да, о китайских воинах и похищенном императорском шелке, – сказал виконт. – Невероятная история, в нее трудно поверить!

Сарала мысленно чертыхнулась. Она не ожидала, что отец настолько болтлив. Желая смягчить отцовский промах, она сказала:

– Боюсь, что в действительности все обстоит совсем иначе, ничего особенного в этом деле нет.

Делейн вскочил с кресла и воскликнул:

– Позвольте мне с этим не согласиться, миледи! Ситуация чрезвычайно опасная. Но заверяю вас, что я буду хранить обо всем услышанном здесь молчание.

– Мне приятно это слышать, виконт, – сказала Сарала.

– Я прискакал к вам, чтобы поделиться с вами известием, полученным от капитана Амунфорда, – сказал Делейн.

Сарале был симпатичен Чарлз Амунфорд, офицер, служивший в английском гарнизоне в Дели. Поэтому она сказала:

– Я с радостью вас выслушаю, милорд.

– Не прогуляться ли нам по саду? Сегодня такой чудесный день! – воскликнул Делейн.

Они вышли в сад, и Сарала спросила:

– А письмо Амунфорда у вас с собой? Могу я на него взглянуть?

Делейн прокашлялся.

– Дело в том, Сарала, что никакого письма нет. Весьма удивленная таким поворотом дела, Сарала сказала:

– У вас странная манера шутить, виконт! До свидания! Она повернулась к нему спиной, чтобы уйти в дом.

– Мне хотелось поговорить с вами с глазу на глаз. – Делейн следовал за ней.

– О чем же? – спросила Сарала, замедлив шаг. Он поморщился и сел на ржавый железный стул.

– Я хочу, чтобы вы знали, что меня не надо опасаться.

– Но я вовсе не боюсь вас, Джон! – обернувшись, воскликнула Сарала и подперла бока кулаками.

– Мне думается, что вам очень повезло с Шарлеманем Гриффином. Я хочу вас поздравить с этим успехом, – сказал виконт.

– Я тоже очень рада, что познакомилась с ним на балу. Но смею вас заверить, у меня не было никаких корыстных целей, – пояснила Сарала. – Мы просто понравились друг другу.

– Вот именно потому-то я и рад за вас, дорогая Сарала! И хочу заверить вас, что не стану у вас поперек дороги.

Внезапно сердце ее тревожно застучало.

– Коль скоро вы так настойчиво заверяете меня в отсутствии у вас дурных намерений, я позволю себе предположить, что вы уже что-то затеяли. Что вам от меня надо?

Он положил на грудь ладонь и произнес:

– Мне неприятен этот разговор, Сарала. Мы просто старинные приятели, не так ли? И если мне и стало известно о вас кое-что сугубо личного свойства, то это еще не означает, что я поделюсь этой тайной с кем-то еще. Умоляю вас, не отвергайте меня, своего старинного друга, только из опасения, что я раскрою кому-то ваши секреты.

– Но разве я дала вам повод заподозрить меня в этом? Мы не виделись уже два года и не страдали от разлуки, по-моему, нам следует продолжать жить в том же духе. Прощайте!

С этими словами Сарала резко повернулась к нему спиной и быстро пошла по дорожке.

На полпути к дому Делейн догнал ее и грубо схватил за плечо.

– Не упрямьтесь, Сарала! – сказал он, когда она обернулась. – Вы прекрасно поняли, к чему я клоню. У вас образовался прекрасный круг знакомых. Я всего лишь хочу в него войти, вот и все.

– Разве вам мало того, что вы друг моего отца? Вот пусть он и познакомит вас с влиятельными лондонскими персонами, – ответила Сарала. – А меня прошу навсегда оставить в покое.

– Меня это не устраивает. – Виконт покачал головой. Сарала пришла в ярость.

– Вы, кажется, не поняли меня, Джон. Я прошу вас не докучать мне визитами и разговорами.

– Друзья должны оказывать взаимную поддержку, – не унимался он. – Вы свели близкое знакомство со сливками лондонского высшего общества. Такими важными господами, как герцог Мельбурн и Шарлемань Гриффин. Однако согласитесь, что скучно разговаривать с одними и теми же людьми.

Саралу охватила паника. Делейн показывал ей свои когти. В его словах таилась скрытая угроза ее благополучию. Он был опытный шантажист.

– Можете беседовать с Шарлеманем на любые темы, – сухо произнесла она. – Только имейте в виду, что он отличный боксер. Постарайтесь не вывести его из терпения.

Делейн смерил ее долгим изучающим взглядом.

– Одной из тем мог бы стать, например, весьма любопытный вопрос о путешествиях, – наконец сказал он. – Мне доводилось побывать первым в определенных местах, и я бы мог поделиться с ним впечатлениями. Полагаю, что мой рассказ его чрезвычайно заинтересует. Это был очень своеобразный вояж! Правда, я не могу поручиться, что после меня в этом экзотическом местечке больше никто не побывал…

У Саралы перехватило дух.

– Поступайте как знаете. До свидания, – сдавленно повторила она и, стиснув зубы, вновь повернулась к виконту спиной.

– Вы забываете, что он один из Гриффинов, моя прелесть! – воскликнул Делейн у нее за спиной. – По-вашему, он заинтересуется мешком поломанных игрушек? Он ведь не старьевщик, чтобы подбирать всякий хлам. Особенно в случае, если об этом узнает весь Лондон.

Грязные слухи наверняка бы запятнали доброе имя Шея и разрушили их отношения. При одной только мысли об этом ей стало так скверно, что захотелось умереть.

– От вас мне нужна пустячная услуга, – как ни в чем не бывало продолжал Делейн. – Пригласите меня на ваш следующий семейный обед. И уговорите Гриффинов сделать меня своим деловым партнером.

Сарала открыла было рот, чтобы одернуть виконта, но тотчас же и захлопнула его. Она не могла позволить себе ни влепить ему звонкую пощечину, ни послать к дьяволу. Пять лет назад она легкомысленно надеялась, что последствия ее роковой ошибки не будут слишком тяжелыми, разве что в плане заключения выгодного брака. С Шеем ей повезло, он оказался не менее рассудительным, чем страстным мужчиной, и она это высоко оценила. Но ее счастье теперь зависело от одного слова, произнесенного виконтом Делейном, и с этим ей нельзя было не считаться.

– Хорошо, – выдавила она из себя. – Я попытаюсь сделать все так, как вы просите, милорд. Вы оставите меня после этого в покое?

– Этого будет вполне достаточно, уверяю вас, – ответил Делейн ласково. – Извинитесь за меня перед своим отцом, скажите ему, что я был вынужден срочно отбыть на встречу с портным или что-нибудь в этом роде.

Сарала побрела к дому, чувствуя себя несчастнейшей женщиной на свете. Сколько бед она уже принесла близким после прибытия в Англию! Ей теперь следовало навсегда исчезнуть из Лондона и начать новую жизнь где-нибудь в провинции, устроившись работать гувернанткой. Темный оттенок кожи вряд ли станет препятствием, со временем она посветлеет Да и акцент ей тоже не помешает.

Внезапно в прихожую вошел Шарлемань с букетом алых и белых роз в руке.

– Добрый день, Шей! – приветствовала его Сарала. Он тепло улыбнулся ей и сказал:

– Добрый день. Ты готова меня принять?

– Да, проходи, пожалуйста, – торопливо сказала она, судорожно вздохнув, и взяла у него букет.

– Извини меня за то, что сегодня я был немного невежлив и быстро покинул тебя, – сказал Шей.

Они вместе прошли в утреннюю гостиную.

– Утром мы оба очень спешили. – Сарала понюхала розы – Принеси, пожалуйста, вазу с водой, Дженни! – попросила она вошедшую следом служанку.

Дженни кивнула и исчезла за дверью, Шарлемань тотчас же заключил Саралу в объятия и поцеловал в губы. Закрыв глаза от охватившего ее мгновенно блаженства, она сомлела и едва устояла на ногах.

– Нам нужно поговорить, – наконец промолвила она и села в кресло, чтобы не упасть.

– Я весь внимание. – Шарлемань продолжал стоять.

– Я передумала выходить за тебя замуж, – без обиняков выпалила Сарала.

Шей захлопнул дверь, едва не сбив ею с ног Дженни, вернувшуюся с вазой, и гневно спросил:

– В чем дело, Сарала? Ты сведешь меня с ума! Стараясь говорить спокойно, она положила на столик букет и, вскинув подбородок, спросила:

– Не мог бы ты молча выслушать меня, Шей? Будь джентльменом и наберись терпения, я все объясню.

Шарлемань пристально вгляделся в ее лицо. Она прятала глаза и явно нервничала, на высоких скулах выступил румянец, пальцы правой руки машинально теребили колючий стебель розы. Пытаясь сдержать гнев, Шарлемань спросил:

– Так почему же все-таки ты не хочешь выходить за меня?

– Я хорошенько подумала и пришла к выводу, что мы с тобой не пара, – прокашлявшись, ответила Сарала.

– Это неправда! Другой женщины мне не надо! – воскликнул Шарлемань. – Мы чудесно подходим друг другу.

– Это ты так считаешь, я же думаю иначе, – возразила она.

У него возникло желание выпить чего-нибудь крепкого. Ему показалось, что его оглушили дубиной по голове. Однако прежде чем напиться, ему нужно разобраться в причине внезапного отказа Саралы. Он спросил:

– Тебе что-то сказал Мельбурн?

– Нет! Он здесь вообще ни при чем!

– Тогда я ничего не понимаю… – Шей принялся расхаживать взад и вперед по комнате. – Может быть, я тебя чем-то обидел? Прости, я не хотел этого!

– Да нет же, Шей! Просто я передумала. Поезжай домой. Он заметил слезы в ее изумрудных глазах и, подойдя к ней, сел напротив нее в кресло. Что-то серьезное стряслось с ней в это утро, подумал он, и ему необходимо узнать правду.

– Я не уйду! Объясни, что случилось!

– Нет, Шей! Я ничего не стану объяснять! – воскликнула в отчаянии Сарала. – Тебе нельзя жениться на мне! Я недостойна тебя. У вашей семьи могут возникнуть неприятности.

– Какие же, например? – спокойно спросил Шарлемань.

– Очень серьезные! Поверь мне на слово и оставь меня, – сказала Сарала и разрыдалась.

– Но почему ты не хочешь сказать мне правду? – спросил он, с трудом сдерживая желание обнять и успокоить ее.

– Не вынуждай меня звать отца, чтобы он выпроводил тебя! – вскричала она и снова разрыдалась.

– Пожалуй, его действительно стоит сюда позвать, – сказал Шарлемань и встал с кресла.

– Не надо! – простонала Сарала.

Шарлемань остановился и опустился перед ней на колени.

– Умоляю тебя, расскажи мне все без утайки!

– Тогда ты меня возненавидишь! – прошептала Сарала.

– Это невозможно! – пылко воскликнул он, беря ее за руки и целуя ей пальцы, исколотые до крови шипами розы. – Расскажи мне все спокойно, облегчи душу!

Поколебавшись, Сарала судорожно вздохнула и проговорила:

– Это должно было рано или поздно случиться, меня шантажируют. Угрожают распространить по Лондону порочащие меня сведения о моем безрассудном поведении в прошлом, об ошибках, которые я допустила в юности. Вспыхнет невиданный скандал! Наши семьи будут опозорены. Я не могу допустить этого!

– Ничего не бойся! Я встану на твою защиту, тебя будут оберегать все Гриффины, – заверил ее Шарлемань.

– Все не так просто, как тебе кажется, – сказала Сарала. – В Лондоне сейчас находится мужчина, с которым у меня была непродолжительная интрижка в Индии. Он требует, чтобы я поближе свела его с твоим старшим братом и уговорила Мельбурна и тебя сделать его вашим деловым партнером. В противном случае он растрезвонит по всему городу, что ты женишься на девице легкого поведения, которая обманом втянула тебя в свои сети.

Шарлемань похолодел. Озноб пробрал его до мозга костей. Сарала ждала ответа, в ее глазах читалось отчаяние.

– Он может доказать, что лишил тебя невинности? – спросил он наконец.

– А разве ему необходимо доказывать это? – с надеждой во взгляде спросила она.

– На слово можно поверить только добропорядочному и благородному человеку. Но разве джентльмен стал бы шантажировать тебя? – сказал Шарлемань. – Значит, он обыкновенный негодяй, верить которому нельзя.

– Но он производит впечатление обворожительного и достойного доверия человека. Потому-то я ему и поверила.

– Сколько тебе тогда было лет?

– Семнадцать. Но я вполне осознавала, на какой решаюсь шаг. Он был старше меня, говорил мне лестные слова и многое мне обещал объяснить и показать…

– Ты была в него влюблена?

– Тогда мне так казалось. Я была наивна и глупа. Мое любопытство завело меня чересчур далеко, он оказался опытным любовником и на многое открыл мне глаза. Ему же хотелось наладить деловые отношения с моим отцом. Когда я поняла это, то прогнала его. Он оставил меня в покое, однако продолжал как ни в чем не бывало общаться с моими родителями и знакомыми. А теперь…

– Так это же Делейн! – прорычал Шарлемань. – Мерзавец!

Пальцы Саралы сжались в кулак. Это стало лучшим подтверждением верности его догадки. Виконт не произвел на Шея особого впечатления, но вполне мог очаровать юную наивную англичанку, живущую в Индии, пустить ей пыль в глаза, представившись богатым землевладельцем и вообще бывалым человеком. Судорожно вздохнув, Сарала сказала:

– Не важно, как его зовут! Главное, что он исполнит свою Угрозу, если я не выполню его требования. Либо Гриффины позаботятся о его процветании и благополучии, либо позор падет не только на мою, но и на твою семью. Вот почему нам с тобой лучше расстаться.

– Проклятие! – в сердцах воскликнула Сарала. – Какие, однако, в этом доме идиотские порядки: не могут сразу сказать, дома хозяин или нет. А ведь в любой момент может произойти непоправимое! Дорога каждая минута! Нет, медлить больше нельзя! Пошли отсюда, Дженни!

– Но, миледи, зачем же так торопиться?! – воскликнула служанка.

Дверь распахнулась, и в комнату стремительно вошел герцог Мельбурн. Он был бледен.

– Что стряслось?

– Ваша светлость! – Сарала схватила его за руку. – Нам необходимо поговорить с глазу на глаз. Немедленно!

– Подождите нас здесь, – сказал герцог служанке и пригласил Саралу следовать за ним.

Они прошли по длинному коридору в просторный кабинет, обставленный мебелью из красного дерева, и Мельбурн пригласил ее сесть в кресло.

– Желаете выпить чаю? – любезно осведомился он, встав у стола.

Но до чаепития ли ей сейчас было! Поблагодарив его, она воскликнула:

– Я в полном отчаянии, милорд! Дело в том, что Шарлемань…

– Если вы намерены заставить меня жалобами выделить еще больше денег на вашу семью, – перебил ее герцог, – то боюсь, что я буду вынужден вас разочаровать. И вы не можете знать наверняка, что беременны.

Ошарашенная, Сарала захлопала глазами.

– Что? – наконец пролепетала она.

– Прошлой ночью Шей не уводил вас с бала силой, и я не допущу, чтобы его шантажировали либо втягивали в сомнительную игру…

– Нет! – Сарала топнула ножкой, охваченная одновременно яростью, негодованием и опасением за судьбу Шея. Ей было крайне необходимо объяснить ситуацию Мельбурну и развеять его сомнения относительно цели ее внезапного визита. – Речь идет вовсе не об этом! Я совершила пять лет назад неблагоразумный поступок. И теперь лорд Делейн, знающий о нем, грозится раскрыть мой секрет всему Лондону. Это погубит обе наши семьи. Он требует, чтобы я обеспечила ему получение прибыли от его участия в вашем бизнесе. Герцог расправил плечи и холодно спросил:

– И чего же вы хотите? Полагаю, что вы сообщили мне все это не для того, чтобы я принял это к сведению.

– Вовсе нет, ваша светлость! Я заявила Шею, что желаю расторгнуть нашу помолвку, и рекомендовала ему удалиться от меня, пока слухи не поползли по городу. – Сарала выкинула подбородок. – Я не меньше, чем вы, ненавижу шантажистов и не собираюсь поддаваться угрозам. Но Шей догадался, от кого они исходят, и ускакал, чтобы разобраться с Делейном. Он сказал, что мертвецы не сплетничают. Но я не хочу, чтобы Шей расплачивался по моим старым долгам. Его надо остановить.

Мельбурн тихо выругался себе под нос.

– Вы приехали ко мне в своей карете? – спросил он, обходя вокруг стола и выдвигая один из ящиков. Как и предполагала Сарала, он извлек оттуда пистолет. Сунув его в карман сюртука, он подошел к дверям и распахнул их. – Так у вас есть экипаж?

– Да! – ответила она, побледнев.

– Чудесно. Он не привлечет к себе внимания. Стэнтон, я уезжаю. Ваша служанка поедет с нами, – добавил он, обращаясь к Сарале.

Она сделала испуганной Дженни знак следовать за герцогом и вместе с ним пошла к экипажу.

– Куда направился Шей? – спросил Мельбурн, рывком открыв дверцу кареты.

– Мне известно только, что Джон остановился в Лондоне у своего кузена Уильяма Адамсена где-то в Найтсбридже. Но я не уверена, что Шей отправился именно туда.

– Я знаю, где живет поверенный Адамсена. Садитесь в карету, поехали, – сказал Мельбурн. – Но сначала заедем к моему адвокату и кое-что уточним.

Не осмеливаясь поинтересоваться, зачем он берет ее и Дженни с собой, Сарала залезла в карету и помогла забраться в нее Дженни, дрожащей со страху. Герцог крикнул кучеру адрес и тоже сел в экипаж.

– По-моему, мой отец знает наверняка, где живет Делейн, – подумав, сказала Сарала.

– Если Бейсли не знает адреса, тогда поедем к вам. Но было бы лучше не впутывать маркиза в эту грязную историю, – решил Мельбурн, опасаясь, что старик все разболтает.

– Но папа будет держать язык за зубами, если вы его попросите, – сказала Сарала, угадав мысли герцога. – Он просто очень долго прожил в Индии и плохо знает порядки английского высшего света. И вообще он еще не свыкся с тем, что стал маркизом, и по-прежнему считает себя коммерсантом. Он далек от политических и светских интриг.

– Ваш отец дружит с Делейном. – Герцог помолчал. – Он придет в ярость, если узнает, что тот обманщик и мерзавец. Нам будет трудно его удержать. Сейчас надо спасать Шея, пока он не совершил роковой ошибки. Вы меня понимаете, леди Сарала? Вопрос идет о жизни и смерти!

Она только охнула в ответ и мысленно обозвала себя законченной дурой. Ее служанка молча дрожала от ужаса.

– Вы сказали, что Шарлемань догадался, кто вас шантажирует. Не могли бы вы рассказать об этом поподробнее?

– А что именно вас интересует, ваша светлость? – спросила Сарала, понимая, что герцог и сам уже кое-что понял, поскольку обладал не менее проницательным умом, чем Шей, и тоже поднаторел в политическом интриганстве. – Если вы подозреваете, что я умышленно выдумала опасность, грозящую мне со стороны Делейна, чтобы вынудить Шея решить за меня мои проблемы, то уверяю вас, это не так. Ваш брат очень упрям, и когда я сообщила ему, что не хочу выходить за него замуж, он отказался поверить мне на слово.

– Да, он иногда проявляет чрезвычайный эгоизм и упрямство, – согласился Мельбурн. – Это не делает ему чести.

– Я также сказала, что готова вернуться в Индию, с тем чтобы он мог возложить всю вину на меня, когда по Лондону начнут распространяться грязные сплетни. Он понимает, что скандал отразится главным образом на моей семье и не станет особой проблемой для Гриффинов. Однако же отказывается согласиться с моим предложением вопреки всякой логике. Хотя я и предупредила его, что не хочу, чтобы кто-то избавлял меня от расплаты за мои грехи и ошибки.

Сарала умолчала о том, что ей было приятно, когда Шарлемань встал на ее защиту.

– Иными словами, он знает о вашем недостойном поведении в Индии? – спросил герцог.

Сарала вскинула подбородок и поджала губы. Скоро весь Лондон узнает о ее грехопадении в Дели, подумалось ей при этом, так что лучше привыкать относиться к таким вопросам хладнокровно.

– Да, ему все известно, – наконец промолвила она. – Хотя только сегодня он узнал, кто именно толкнул меня на путь греха. По-моему, именно это и привело его в бешенство.

– Прошло пять лет с того рокового дня. И сколько же вам тогда было? Шестнадцать?

– Семнадцать. Но, откровенно говоря, Делейн вовсе не толкал меня на путь греха, я согрешила осознанно. – Начав исповедоваться, она уже не могла замолчать и продолжала: – Мне тогда казалось, что это правильно. Я была глупой девчонкой. Впрочем, сейчас это не играет никакой роли. Шей не должен из-за меня пострадать.

Кучер резко остановил экипаж. Кони заржали. Мельбурн взглянул в окно кареты и встал.

– Подождите меня здесь, я скоро вернусь, – сказал он и, открыв дверцу, выбрался наружу.

Сарала понимала, что они действуют достаточно быстро и эффективно, что давало им шанс разыскать Делейна даже скорее, чем это сделает Шарлемань. Если только он уже не узнал точный адрес виконта у ее отца.

Впрочем, находясь в смятенном состояния ума, Шей вряд ли станет действовать логично и начнет искать Делейна во всех возможных местах.

Вскоре возвратился из дома Бейсли герцог Мельбурн. Отдав указания Хортону, он забрался в карету и сказал, что до особняка Адамсена всего миля и надо поторопиться.

Герцог постучал по потолку кареты, и она тронулась с места.

Сарала зажмурилась, благодаря Всевышнего за то, что Шарлемань, ускакавший из ее дома полчаса назад, еще в пути. Однако всякое было возможно, и она спросила, открыв глаза:

– А вдруг Шей уже там? Что тогда?

– Не знаю, – ответил герцог. – И это далеко не единственная наша проблема. Делейна может и не оказаться дома. И тогда нам придется там задержаться. Если же Делейн будет на месте, нам надо забрать его оттуда и увезти в Гриффин-Хаус, чтобы Шей его не убил.

Сарала покосилась на пистолет, рукоять которого выглядывала из кармана сюртука герцога, и, нахмурившись, сказала:

– Я и вам не позволю пристрелить Делейна.

– Уж не собираетесь ли вы закрыть его своим телом? – язвительно спросил герцог.

– Нет, я намерена удержать вас от ошибочных шагов! – отвечала Сарала.

– В этом нет особой надобности, я знаю, что делаю.

– Вы, мужчины, слишком высокого о себе мнения! – в сердцах воскликнула Сарала. – Но вы напрасно недооцениваете ум женщины. Я не допущу, чтобы из-за меня пострадали близкие Шею люди или он сам.

Служанка Дженни забилась в угол кареты и тихо молилась.

– Я пока не стану спрашивать у вас, что именно вы намерены предпринять, чтобы помешать мне поступить с Делейном по своему усмотрению. – Мельбурн откинулся на спинку сиденья и скрестил руки на груди. – Должен сказать, что вовсе не собираюсь его похищать, а тем более убивать. Напротив, я намерен предложить ему сотрудничать со мной.

– Неужели вы поддадитесь его угрозам? – с недоумением спросила Сарала.

– Во всяком случае, притворюсь, что обеспокоен. Но мне понадобится ваша помощь.

И в самом деле, подумала Сарала, введя Делейна в заблуждение, можно будет выиграть время для составления плана дальнейшего сопротивления его нажиму.

– Признаться, – сказала она, – я согласилась помочь ему завязать знакомство с вами и способствовать его обогащению.

– Это очень разумно с вашей стороны, Сарала, – одобрил Мельбурн. – Тем не менее вряд ли он рискнет сесть в эту карету, даже если он вам и поверил.

Экипаж остановился.

– Давайте пошлем к нему с письмом Дженни, – предложила Сарала. – Либо поручим на словах передать ему приглашение в Гриффин-Хаус. Разумеется, если только вы не станете возражать, ваша светлость. Я наслышана о вашей осторожности в тех делах, которые чреваты неприятностями для Гриффинов. Честно говоря, мне было бы легче самой сходить к Делейну и сказать ему, что наша с Шарлеманем помолвка расторгнута, а сама я возвращаюсь в Индию, одна либо с родителями.

– Боюсь, это лишит меня брата, – сказал Мельбурн и, обращаясь к Дженни, добавил: – Ступай сейчас же к лорду Делейну и передай ему, что твоя хозяйка имела беседу со мной, герцогом Мельбурном. И что он, желая избежать скандала, приглашает виконта, то есть его, к себе для делового разговора.

– Будет исполнено, ваша светлость! – не задумываясь ответила Дженни. – А вдруг он станет выпытывать у меня какие-то детали?

– Тогда ответь, что ты больше ничего не знаешь, разве что заметила, что я чем-то удручен.

– Хорошо, ваша светлость, я все сделаю!

– Тогда поторопись! У нас мало времени, с минуты на минуту сюда может примчаться Шей. Будем ждать тебя здесь. Нет, пожалуй, лучше вон за тем углом. Поняла? Тогда ступай!

Герцог открыл дверцу, и служанка Саралы ловко выбралась из экипажа. Спрыгнув на землю, она обернулась и спросила:

– А что мне делать, если внезапно объявится лорд Шарлемань?

– Спрячься!

Разыскать проклятого Делейна оказалось не таким уж и легким делом: он спрятался, как крыса в канализации. Но охота только раззадоривала Шарлеманя, с каждой новой минутой энергичной погони его ярость все накалялась, она клокотала у него в груди, словно огненная лава. Казалось, еще немного, и из его ноздрей и ушей повалит пар, как у дракона. Иначе и быть не могло, ведь негодяй Делейн не только совратил пять лет назад наивную юную девушку, но и теперь пытался использовать ее в своих корыстных интересах. Он едва не вынудил ее вернуться в Индию! Допустить этого Шей не мог.

После часа безуспешных поисков он заехал в дом Адамсена и поговорил там со служанкой. Болтушка с радостью сообщила ему, что кузена ее хозяина срочно вызвали в Гриффин-Хаус для важного разговора. Совершенно обескураженный этим известием, Шей помчался домой. Он был полон решимости не позволить подлому шантажисту втянуть в его грязные интриги герцога.

Прибыв в Гриффин-Хаус, Шарлемань увидел легкую повозку Делейна и карету своего брата, а также экипаж Карлайлов. Неужели к ним пожаловала Сарала? Успел ли Делейн очернить ее в глазах Себастьяна? Сердце Шея бешено застучало. Он отдал коня конюху Тиммонсу и взбежал по ступенькам парадной лестницы.

Дверь ему отворил испуганный Стэнтон.

– Добрый день, милорд! – сказал он.

– Где Делейн? – рявкнул Шей, скидывая жакет, шляпу и перчатки.

– В Голубой комнате, милорд, – севшим голосом проговорил дворецкий.

– Отлично! – Шей подошел к двери и распахнул ее. Внезапно сзади кто-то втолкнул его в гостиную и, захлопнув дверь, запер ее снаружи на ключ.

– Стэнтон! Открой! – рявкнул Шей и принялся колотить в дверь кулаками. Но она не поддавалась. Вторая дверь в другом конце комнаты тоже оказалась запертой. Но это не охладило пыл Шарлеманя. Он схватил стул и направился с ним к окну. Едва лишь он размахнулся, как дверь отворилась.

– Поставь стул на место, Шей! – приказал ему герцог.

– Почему ты вмешиваешься в мои дела? – набросился на брата Шарлемань. – Зачем сюда пожаловал Делейн? Где Сарала?

– Сначала ты должен выслушать меня! – Герцог вскинул руку. – И не горячись, это не в твоих интересах.

– Я ничего не желаю больше слушать! Прочь с дороги!

– Быть может, тебе будет интересно узнать, почему Делейн находится в нашем доме? – Мельбурн осклабился.

– Отойди, Мельбурн! – затряс головой Шей, придя в бешенство.

Герцог отступил в сторону. Прищурившись и с шумом втягивая раздувающимися ноздрями воздух, Шарлемань шагнул вперед и тотчас же замер, увидев за спиной у брата взволнованную Саралу.

Она схватила его за руку и потащила в Голубую комнату, шепча на ходу:

– Нам нужно поговорить! Успокойся!

Себастьян тем временем запер дверь снаружи, оставив их в гостиной одних. Шарлемань высвободил руку и спросил:

– Что происходит? Вы сговорились против меня?

– Замолчи и выслушай меня! – звенящим голосом ответила Сарала.

– Я зол как черт! – вскричал он и стал расхаживать из угла в угол. – И вряд ли смогу успокоиться и выслушать тебя.

– Тебе придется, хочешь ты того или нет. Я разговаривала с Мельбурном. Я не хочу, чтобы ты убил Делейна.

– Какого черта ты защищаешь этого негодяя? – взорвался Шей. – Как, по-твоему, я должен поступить с ним, после того как ты все мне рассказала? Расцеловать его?

– Глупец! Я предполагала, что ты предпочтешь расстаться со мной! – заорала Сарала.

– Ты не в первый раз оскорбляешь меня. Изволь объяснить свои мотивы! – прорычал Шарлемань.

– Если ты убьешь Делейна, то попадешь в тюрьму. Это в лучшем случае. В худшем же тебя казнят. Я этого не хочу.

– Ты не вернешься в Индию, Сарала! Я этого не допущу. Так что же нам остается делать? Это тупик!

– А вот и нет! Как я уже сказала, я разговаривала с твоим братом и во всем ему призналась.

– Во всем? – упавшим голосом переспросил Шей, покрывшись холодным потом. Значит, Мельбурну известно об угрозе скандала. И об опасности, нависшей над Саралой, к которой он особых симпатий не питает. Если так, тогда уж лучше уехать вместе с ней в Индию, чем расстаться. – И что он предлагает?

– Мы работаем над его идеей. В общих же чертах план герцога таков: пообещать Делейну деловое сотрудничество, а потом сыграть на его алчности и оставить с носом.

– Не понимаю, – сказал Шарлемань, сев на стул. – Себастьян не способен на низкий обман.

– В данном случае, однако, он сам выдвинул эту идею! Помоги нам осуществить ее, Шей, если сможешь.

– Да мне противно даже находиться с этим гнусным типом в одном помещении и дышать с ним одним воздухом!

– Потерпи немного, если не хочешь, чтобы я покинула Лондон. – Сарала смахнула пальцем слезу со щеки.

У Шарлеманя сковало болью грудь, чего с ним прежде не случалось. Он сделал глубокий вдох и, встав со стула, спросил:

– Что я должен сделать?

– Помочь нам с герцогом придумать, как лучше с ним поступить Для начала мы накачали его пуншем, пока ждали тебя. Он пьян и плохо соображает. Обещай, что не убьешь его!

– Даю слово, что не прикончу его прямо сейчас! Шарлемань обнял Саралу за талию и крепко поцеловал.

Глава 19

Увидев входящего в большую гостиную Шарлеманя, Джон Делейн поставил на стол бокал и встал. Шей заметил, что негодяй поглядывает на торчащую из камина кочергу, и мысленно представил, как убьет мерзавца, прежде чем тот успеет дотянуться до нее.

– Сядьте, виконт, – сказал он. – О чем вы тут беседовали с моим братом?

– О делах, – ответил Мельбурн, сидевший в кресле у окна с бокалом вина в руке.

– Чем именно вы предпочитаете заниматься, Делейн? – спросил Шей, направляясь к буфету, чтобы наполнить бокал и слегка взбодриться.

Виконт прокашлялся и произнес:

– Отличный вопрос, лорд Шарлемань! Я рад, что вы его мне задали!

– Называйте меня просто Шеем, – сказал Шарлемань.

– Прекрасно, Шей! Кажется, мы сможем достичь взаимопонимания. Обнадеживающее начало! Маркиз Ганновер упомянул в разговоре со мной о том, что вы затеяли сделку с императором Китая. Именно такого рода дела всегда меня и привлекали. Мне нравится ваш размах! Такой бизнес престижен и прибылен, как я себе представляю.

– У вас отменный коммерческий нюх, виконт, – сделал ему комплимент Шарлемань, подмигнув брату. – Как Раз завтра мы встречаемся с нашими китайскими партнерами.

– Вот и Ганновер так говорит. Пожалуй, я к вам присоединюсь, лорд Шарлемань.

– Замечательно! – воскликнул Шей, подавив желание врезать наглецу кулаком между глаз. Взяв наполненный мадерой бокал, он подошел к Сарале и, сжав ей локоть, добавил: – Встреча состоится ровно в полдень у пруда в Сент-Джеймс-парке. Не опаздывайте, виконт. Китайцы любят точных и обязательных людей. И приходите трезвым.

– Всенепременно, – с поклоном ответил Делейн. – Но какова моя роль в этих переговорах? Я бы не хотел остаться сторонним наблюдателем.

– Я скажу, что вы наш полноправный партнер, – заверил его Шей. – Да, и наденьте свой лучший наряд, китайцы любят роскошь и солидность.

– Это довольно легко организовать. – Виконт махнул рукой. – Но какова будет моя доля прибыли?

– Нам еще нужно обсудить некоторые детали сделки, – вмешался в разговор Мельбурн и, встав, прогулялся взад-вперед по комнате. – А вы гарантируете свое молчание в обмен на ваше участие в разделе прибыли от этой выгодной сделки, виконт? – внезапно спросил он у Делейна, поднесшего ко рту бокал с красным вином.

– Разумеется, – не моргнув глазом сказал Делейн. – Кому придет в голову наносить вред своим деловым партнерам?

Стоявшая рядом с Шарлеманем Сарала затряслась от негодования и прошептала:

– Я сейчас его ударю! Ему нельзя доверять! Он обманщик. Шей сжал ей запястья и удержал от необдуманного шага.

Хотя самого его так и подмывало надавать негодяю тумаков.

– Извините нас, виконт, – сказал он, – но нам хотелось бы остаться одним и обсудить вопросы, связанные с предстоящей свадьбой.

– Я вас понимаю! – Делейн встал. – Но рекомендую помнить, что меня лучше не обижать и не лишать моей доли. Иначе вы пожалеете об этом.

Возмущенный угрозой, Мельбурн воскликнул:

– Я всегда держу свое слово! Стэнтон, проводите, пожалуйста, лорда Делейна до его кареты.

– Слушаюсь, ваша светлость!

– Итак, встретимся завтра в полдень, – сказал Делейн, глядя на Саралу. – Благодарю вас, моя дорогая, я знал, что вы оправдаете мои надежды.

С этими словами виконт удалился. Шарлемань метнулся было следом, чтобы влепить ему затрещину, но Мельбурн преградил ему путь и предупредил, затворяя дверь:

– Если ты не хочешь испортить нам всю игру, то, пожалуйста, держи себя в руках.

– Я постараюсь, – пообещал Шей. – Но уж больно руки чешутся.

– Итак, ты умышленно пригласил виконта к месту встречи с китайцами на час позже и вдобавок убедил его надеть свой лучший наряд. Это часть твоего замысла? – спросил Мельбурн.

– Да, пока я не смог придумать ничего получше. Ведь ты запретил мне его убивать. Вот я и задумал свести его с китайцами. Надеюсь, что знакомство с ними закончится для него печально.

– Не думал, что у меня такой коварный брат, – заметил герцог. – Я бы не хотел стать твоим врагом.

– И все-таки я бы предпочел убить этого подонка, – сказал Шей, насупив брови.

– Если твой план не сработает, у тебя еще будет такая возможность, – сказал Мельбурн, похлопав его по плечу.

Снизу послышался звук хлопнувшей парадной двери. Вскоре в гостиную вошел Стэнтон и доложил, что гость ушел.

– У нас мало времени, – озабоченно проговорил Себастьян. – Надо вызвать сюда подкрепление. Вы, надеюсь, поужинаете с нами, Сарала?

Голова у нее шла кругом. Она растерянно посмотрела на обоих братьев и со вздохом сказала:

– Надо предупредить моих родителей, что я задержусь.

– А почему бы нам не пригласить их сюда? – С этими словами Мельбурн вышел из гостиной.

Шарлемань закрыл дверь, рывком привлек к себе Саралу и жадно поцеловал ее в губы. Охваченная страстью, она закрыла глаза. Он прервал поцелуй и прошептал:

– Ты едва не сорвала нашу помолвку, обратившись к Мельбурну.

Не дожидаясь ответа, он полез рукой ей под юбку и сжал пальцами бедро. Она сладострастно застонала.

– Не могла же я рисковать твоей жизнью, – наконец сказала она и стала расстегивать ремень на его брюках и пуговицы на сорочке.

– Но я не стану тобой рисковать, – ответил он и быстро снял одежду.

– Ой! Что ты делаешь? – вскричала Сарала, когда Шей, приподняв ее, усадил на свои бедра и прижал спиной к стене. Но вместо ответа он до упора вогнал в ее росистую расселину свой амурный жезл. Ей не оставалось ничего другого, кроме как обнять его покрепче за плечи и запрокинуть голову. Снова и снова его нефритовый инструмент входил в ее сокровищницу удовольствия, заставляя Саралу издавать звериные стоны. Шей стремился выпустить пар из своего огнедышащего дракона, но вместо этого разжег пожар в ее лоне. Сарала бешено задвигала бедрами и пронзительно вскричала:

– Еще, Шей! Не жалей меня!

Он ускорил телодвижения и довел ее до экстаза. Они одновременно содрогнулись, словно от удара молнии, и повалились на пол. Но и после этого он продолжил свою безумную атаку. Сарала впала в беспамятство и перестала себя контролировать. С нечеловеческим рыком Шей в последний раз сотряс ее до основания и утихомирился. Она же еще долго не могла прийти в себя, а очнувшись, поняла, что он первый мужчина, сумевший затмить ей рассудок своими ласками. Все ее сомнения относительно их брачного союза рассеялись. Она твердо решила, что никогда его не оставит.

Вскоре начало прибывать вызванное Мельбурном подкрепление. Из окна бильярдной Шей видел, как подъехали к их дому одна за другой кареты Закери и Каролины, Деверилла и Элеоноры, а также экипажи с их мускулистыми лакеями. Со стороны все выглядело так, будто Гриффины собираются на семейный ужин.

– Не пора ли и нам спуститься в гостиную? – спросила Сарала.

– Нет, пока еще рано, пусть сначала Мельбурн им все объяснит. Я же подумаю, как нам лучше завтра поступить с Делейном.

– Ты просто прячешь меня от них, хитрец! Но я не дура.

– Дело вовсе не в этом. Я хочу, чтобы историю с Делейном рассказал им вместо нас Мельбурн. У него это лучше получится. Они должны понять, что исходящая от виконта опасность достаточно серьезна.

– Ты знаешь, у меня словно бы пелена упала с глаз, – сказала Сарала. – Теперь мне его совершенно не жалко.

– Ты меня пугаешь, Сарала! – промолвил Шей.

Она склонилась над бильярдным столом и одним метким ударом послала в лузы сразу два шара.

– А главное, – улыбнувшись, добавила она, – теперь я знаю, как исправить свои ошибки. Мы с Дженни пока побудем здесь, а ты ступай, поговори с родственниками.

Шарлемань неохотно поставил кий на подставку, поцеловал Саралу, игнорируя возмущенные вздохи и охи служанки, и сказал:

– Если вам что-нибудь понадобится, позвоните в колокольчик, и тотчас же явится Стэнтон. Кстати, рядом находится библиотека.

– Я никуда отсюда не уйду, побуду здесь, пока вы не решите, как нам поступить с Джоном. Так будет лучше для всех, пока еще я чужая в этом доме.

– Ты вовсе не чужая здесь, Сарала, – сказал Шей, открыв дверь. – Ты моя сказочная принцесса. Я тебя обожаю.

Он послал ей воздушный поцелуй и вышел в коридор.

Снизу, из утренней гостиной, доносились отзвуки горячего спора. Шей сбежал по ступенькам и вошел в комнату, где собрались на совет его родственники.

Пять пар глаз – три серых и две темно-зеленых – тотчас же разом устремили на него взгляд. По иронии судьбы, Гриффины предпочитали зеленоглазых партнеров, и Шей не стал в этом смысле исключением: изумрудные глаза Саралы стали для него подлинным наваждением.

Элеонора встала с кушетки, подошла к брату и поцеловала его в щеку. Смущенный, он пробормотал:

– Признаться, я не ожидал такого теплого приема.

– Делейн мне лично не понравился сразу, но теперь я знаю, что именно в нем внушало мне отвращение, – сказала сестра.

– Так что же мы с ним будем делать? – спросил Закери, встав и поклонившись Шарлеманю.

– Прекрати паясничать! – одернул его Шей. – Можешь сколько угодно оскорблять меня, братец, однако позволю себе заметить, что преследует шантажист не меня.

– Вернемся к делу, – прервал их пикировку Мельбурн. – Итак, в лице Делейна мы имеем опасного врага, который угрожает благополучию нашей семьи. Больше других пострадают, разумеется, Шарлемань, Сарала и ее родители. Мы не должны этого допустить. Что скажешь?

– Скажу, что не расстанусь с Саралой ни при каких обстоятельствах, – ответил он, шумно дыша.

– Услышать от тебя что-то другое я и не ожидал, – сказал герцог. – Присядь, пожалуйста. Какие-то идеи в связи со сложившейся ситуацией у тебя уже наверняка созрели. Поделись же ими с нами. Как ты думаешь избавиться от этой грязной свиньи Делейна?

– Да, иначе его и не назовешь, – кивнул в знак согласия Деверилл. – Как я понял из рассказа Себастьяна, этот негодяй желает участвовать в сделке с китайцами. А нельзя ли уговорить их отрубить ему голову?

– У меня есть некоторые соображения по этому поводу, ~~ сказал Шарлемань, сев в кресло возле камина, рядом с герцогом, и вытянув ноги. – Но прежде чем поделиться ими с вами, я бы хотел выразить свое удивление в связи с вашим желанием участвовать в этом некрасивом деле. Ведь, в конце концов, Делейн ничего не выдумывает относительно своих давних отношений с Саралой.

– Возможно, однако, для нас важнее выручить тебя из этой запутанной истории. Закери, к примеру, то и дело совершает глупые промахи, но мы же не отказываемся от него, а всегда приходим ему на помощь.

– На него нельзя обижаться, – махнул рукой Шарлемань.

– Послушайте! – воскликнул Закери. – Сейчас мы, кажется, собрались здесь не из-за меня. На этот раз дров наломал наш умник Шарлемань, всегда считавшийся благоразумным и предусмотрительным. Оказалось, однако, что и он далеко не ангел и не эталон. Сарала мне нравится, и, по-моему, нельзя винить ее в том, что какой-то мерзавец заморочил ей в юности голову, а теперь еще хочет и сыграть на этом.

Все закивали в знак согласия. Шарлемань даже на миг утратил дар речи от удивления. Единогласная поддержка родственников согрела ему душу и вселила надежду в его сердце Его семья не дрогнула даже перед угрозой неслыханного скандала, хотя фактически он принудил всех родных Шея принять Саралу как родную.

– Благодарю вас, – наконец произнес он.

– Продолжай излагать свой план, – сказал Деверилл. – Меня так и подмывает совершить какую-то гнусность в отношении пройдохи Делейна.

– Не пригласить ли нам сюда Саралу? – спросил Шей. – У нее наверняка есть собственное мнение по этому вопросу.

– Надо было сразу это сделать! – с упреком заметила Элеонора. – Когда же ты изменишь свое отношение к женщинам?

– Я хотел сначала выслушать каждого из вас! – попытался оправдаться Шарлемань. – Да и она сама изъявила желание подождать меня в бильярдной.

– Мы с Каролиной сейчас приведем ее, – сказала Элеонора. – Ей следует знать, что мы хотим ей помочь.

Обе молодые дамы быстро ушли.

– Полагаю, что никто из нас не исключает и такую меру, как убийство этого негодяя, – сказал Деверилл, когда за дамами закрылась дверь.

– За убийство кому-то придется ответить, – холодно заметил герцог Мельбурн. – Подозрение не должно пасть на кого-то из нас. Даже слухи, которые, несомненно, поползут по Лондону, должны быть в нашу пользу. А вот Делейна следует выставить исключительно в темных тонах. Если же план Шея провалится, то мы подберем снадобье, которое поможет нам быстро залечить полученные раны. Сарала после нашего с ней разговора представилась мне в совершенно ином свете, чем прежде. Я буду рад, если она станет полноправным членом нашей семьи.

Определенно, этот день был полон приятных сюрпризов. Шарлемань знал старшего брата вот уже двадцать восемь лет и не ожидал, что внезапно откроет для себя новую грань его натуры.

В комнату вошла в сопровождении Каролины и Элеоноры взволнованная Сарала. Шей улыбнулся и сказал, подавая ей руку:

– Мне искренне жаль беднягу Делейна. Он обречен, у него нет ни малейшего шанса на спасение.

Во вторник в одиннадцать часов утра в парке прогуливались главным образом гувернантки со своими подопечными. Кое-где подстригали кустарник и собирали жухлую листву садовники. Именно потому Шей и выбрал это безлюдное место для встречи с китайскими воинами.

– У тебя обеспокоенный вид, – сказала ему Сарала.

– Естественно, я волнуюсь. Ты даже не представляешь, дорогая, насколько важно для меня найти с китайцами общий язык! Ведь эти люди настроены пока далеко не дружелюбно.

– Я тоже очень тревожусь, Шей. По-моему, это скверная затея. – Сарала с опаской огляделась по сторонам.

– Однако же ты тоже внесла свой вклад в наш общий план, – заметил Шарлемань, осматривая берега пруда. – Нужно быть готовым и к неудаче. Всего ведь не учтешь. А вот и китайцы!

Три китайских воина появились из-за плакучей ивы на дорожке парка. Вид у них был суровым. Шей убрал руку с плеч Саралы. Она сдавленно прошептала:

– Лучше бы мы уехали в Индию, Шей! Но я тебя понимаю, ты не можешь оставить семью и бизнес.

– Я не предоставлю Делейну удовольствия переиграть меня. Постой пока здесь, если все пойдет нормально, я подам тебе условный знак. Если же я не кивну, тогда…

– Тогда ты скрестишь руки на груди, и я должна буду убежать. Вот только вряд ли мне это удастся, – сказала Сарала.

– За деревьями за нами спрятались Валентайн и Закери, вооруженные мушкетами, они тебя защитят, – успокоил ее Шей.

– Я все поняла. – Сарала сжала ему пальцы. – Постарайся не делать ошибок.

– Приложу все силы, – пообещал Шарлемань и пошел к пруду навстречу китайцам.

– Здравствуй, Гриффин! – приветствовал его старший из них.

– Добрый день, Юнь, – поздоровался с ним Шей. – Вы обговорили со своими товарищами, как лучше действовать?

– Да. Нас всех угнетает тяжесть чудовищного преступления, совершенного против нашего императора.

– Меня тоже. Итак, каковы же ваши рекомендации?

– Личные сожаления вашего регента значительно смягчат его гнев. А подарок в знак уважения к его величеству улучшит отношения между нашими странами, – сказал Юнь.

Шарлемань кивнул, этого он и ожидал.

– Полагаю, что все именно так и будет, я позабочусь об этом. Разумеется, шелк вам тоже возвратят.

– Наш корабль выходит из лондонского дока через десять дней, – сообщил китаец. – К этому времени все должно быть исполнено.

– А как быть с капитаном Блинком? – спросил Шей.

– Как вор, он должен понести наказание.

Шей мысленно выругался. Отказ китайцев договориться относительно участи Блинка путал его карты. Тем не менее он сдержанно произнес:

– Я вас понимаю.

– Каковы ваши требования? – спросил Юнь.

– Их у меня нет. Я готов вернуть украденное законному владельцу и выплатить ему компенсацию за урон. – Шей извлек из кармана лист бумаги и протянул его Юню. – Вот адрес склада, мои люди надежно охраняют находящийся там шелк.

– Теперь я вижу, что недооценивал англичан. – Юнь взглянул ему в глаза.

– Юнь, у меня к тебе просьба, – помолчав, сказал Шарлемань. – Мне нужна ваша помощь.

– Какого рода? – спросил Юнь. Шарлемань прочистил горло и стал объяснять:

– Один человек, аристократ, грозится, что распространит порочащие мою семью слухи по Лондону. Факты, известные ему, имели место, но они чисто личного свойства. И хотя они касаются только одной юной леди, их огласка чревата большим ущербом и для нее, и для моих родственников.

– Мы не наемные убийцы, Гриффин, – заявил китаец. – Нас послал сюда император.

– Я понимаю. Этого человека не нужно убивать, его достаточно опозорить, с тем чтобы его бредням потом уже никто не поверил. И вы могли бы мне в этом посодействовать.

К его удивлению, Юнь улыбнулся и спросил:

– Речь идет вон о той леди? – Он кивнул в сторону Саралы.

– Да, – сказал Шей.

– Он что-нибудь у нее похитил?

– Он украл ее девичью честь!

Юнь обернулся и что-то сказал по-китайски своим товарищам. Поговорив с ними, он спросил у Шея:

– И что же вы намерены предпринять?

С облегчением вздохнув, Шей кивнул, подавая Сарале условный знак подойти к ним. Когда она приблизилась, он сказал:

– Этого человека зовут Джон Делейн, он прибудет сюда спустя полчаса. Свои угрозы он использует, чтобы войти в мои коммерческие дела. Конкретно – в наше дело с императорским шелком. Его интересует только выгода, отношения между нашими странами ему глубоко безразличны. Он жаждет признания как коммерсант.

– Я все понял, – проговорил догадливый Юнь. – Вы хотите заманить его в его же сети.

– Именно так. Юнь, позволь мне представить тебе свою будущую жену леди Саралу.

– Ах вот как? Тогда мне все ясно. – Китаец улыбнулся.

– Большое вам спасибо за содействие, – с поклоном промолвила Сарала. – Мы вам многим обязаны. Вот что я придумала. Вы должны предложить ему в обмен за рулоны шелка фарфоровые китайские вазы. Их мы вам, естественно, предоставим. А также почетную ленту для лорда Делейна в награду за его помощь в решении чрезвычайно важной проблемы.

Юнь улыбнулся и кивнул.

Глава 20

В Сент-Джеймс-парк лорд Делейн прикатил в карете своего родственника. Когда он с важным видом вышел из нее, у Саралы от удивления округлились глаза: виконт оказался не только точен, но и безукоризненно одет.

– Только не делай вид, что ты рада поделиться с ним прибылью. Он ничего не должен заподозрить, – шепнул Сарале Шей.

– Я все поняла, – ответила Сарала, изобразив улыбку на лице, когда к ним приблизился Делейн.

– Разве китайцы еще не пришли? – спросил виконт, оглядываясь по сторонам. – Мне казалось, что они очень аккуратны.

– Если не ошибаюсь, они наблюдают за нами вон из-за тех деревьев. – Шей кивнул на платаны, за которыми прятались Закери и Деверилл.

– И сколько же их там? – поинтересовался виконт, на всякий случай прячась за Саралу. – Ганновер говорил, что их только трое.

– По-моему, их не менее дюжины, – сказал Шарлемань. – Будьте начеку, виконт. Я не могу за них поручиться.

Из-за дуба вышел герцог Мельбурн и, подойдя к брату, произнес с озабоченным видом:

– Китайцы появятся здесь е минуты на минуту, Мне думается, нам не следовало связываться с ними. Если их не устроят наши условия, они отрубят нам головы.

– Верно. Однако, договорившись с ними, мы сказочно разбогатеем. Ты же видел вазу, которую нам показывал тот, что со шрамом на щеке, – она просто бесценна!

– Все обстояло бы значительно проще, если бы они не считали, что мы украли эти рулоны шелка, – заметил Мельбурн. – И я не уверен, что разумно требовать выкуп за этот товар.

Делейн ловил каждое слово, сказанное братьями в их странном разговоре. Сарала же внимательно всматривалась в его лицо. Делейн, судя по злорадству, светящемуся в его глазах, предвкушал победу и крупный куш. У него от волнения даже пересохли губы, и он то и дело облизывал их.

– Ты чересчур самонадеян, – упрекнул Шея Мельбурн. – Надеюсь, что ты представляешь себе, чем для нас чреват провал этой авантюры?

– Тише! – воскликнула вдруг Сарала. – Они идут.

На соседней дорожке остановилась открытая повозка, на заднюю часть ее была наброшена парусина. Из экипажа выбрался Юнь с большой саблей, привязанной к поясу. Двое других воинов остались в колымаге.

– Рад вас видеть, уважаемый Юнь! – приветствовал китайца Шарлемань, низко поклонившись ему.

– У меня нет времени на обмен любезностями! – прорычал китаец. – Где шелк нашего императора?

– Он хранится в надежном месте. Вы привезли достойное вознаграждение?

– Вознаграждение? Скорее, выкуп! Вы хотите, чтобы между нашими великими государствами вспыхнула война? Но учтите, что вас первым убьют на ней.

Юнь превзошел актерским мастерством самого великого Эдмунда Кина. Делейн явно был обескуражен его виртуозной игрой. Да и Сарала немного испугалась.

– Мы не обязаны возвращать вам эти проклятые рулоны! – рявкнул Шей. – Я мог бы распорядиться, чтобы ткань порезали на попоны или сшили из нее мешки.

– Ты варвар! – воскликнул Юнь и выхватил из ножен саблю.

– Сделайте же хоть что-нибудь! – шепнул Мельбурн Делейну, уже трясущемуся от ужаса. Шарлемань украдкой подмигнул Сарале.

– Господа! – с дрожью в голосе произнес виконт. – Кровопролитие ни к чему хорошему нас не приведет. Будьте же благоразумны! Нужно договориться миром.

– А ты кто такой? – спросил Юнь.

– Джон Делейн, виконт, к вашим услугам. Я здесь для того, чтобы обеспечить честное заключение сделки.

Китаец смерил его изучающим взглядом с головы до пят.

– Тебя послал сюда регент?

– Нет, – с надменным видом ответил Делейн. – Вряд ли его высочество вообще знает, что здесь происходит.

Юнь усмехнулся и убрал оружие в ножны.

– Если так, тогда зачем же ты так вырядился?

– По-моему, меня ввели в заблуждение люди, назначившие вам здесь встречу. Ни я, ни вы им, очевидно, не симпатичны, вот они нас всех и дурачат. Как мне известно, кое-кто из их родственников уже запятнал себя неблаговидными поступками. На вашем месте я бы позаботился о том, чтобы они не продали кому-нибудь этот шелк.

– В таком случае я предпочту иметь дело с тобой, – ответил Юнь. – По-моему, ты благородный муж.

– Это так, однако я настаиваю на честной компенсации за свои услуги, – сказал Делейн.

– За этим дело не станет. – Юнь хищно улыбнулся.

– Минуточку! – возмутился Шей. – Разве не я организовал эту встречу?

– Да, – кивнул китаец. – И если мы не договоримся по-хорошему, тебе придется поплатиться за это головой. Итак, где шелк? Отвечай!

– Советую вам сказать ему правду, – произнес виконт. – Ваша родословная вас в данном случае не спасет.

Шей чертыхнулся, но адрес склада все-таки назвал. Юнь что-то сказал своим приятелям, и те заметно повеселели.

– Все-таки этот англичанин оказался джентльменом, – сказал Юнь, обращаясь к Делейну.

– А где же вазы? – спросил у Юня Шей.

Китаец кивнул в сторону повозки. Один из его товарищей запустил руку под парусину и достал из-под нее прекрасную фарфоровую вазу с цветочным орнаментом, выдержанным в голубом и желто-зеленом тонах. Китаец передал ее Юню, а тот вручил виконту.

– Минуточку! – вскинул руку Шарлемань. – Этого мало.

– В повозке еще две дюжины таких же чудесных ваз, – сказал, осклабившись, Юнь. – И еще столько же мы добавим вам, когда вечером, в восемь часов, заберем со склада рулоны ткани. Они по праву принадлежат лорду Делейну. Пусть он поступит с ними по своему усмотрению.

– Благодарю вас, господин Юнь. Вы поступили благородно, – с поклоном ответил ему виконт.

Юнь проворно обошел вокруг него и вскричал, схватив Шея за грудки:

– А тебе, Гриффин, лучше больше не попадаться на моем пути! Если хотя бы одного рулона мы недосчитаемся, то не сносить тебе головы.

Он отпустил лацканы сюртука Шея, достал из кармана своего шелкового костюма широкую красно-серебристую ленту с вышитой на ней желтой розой и торжественно надел ее на виконта, сказав при этом с важным видом:

– Этот почетный знак вам дарует наш император. Отныне вы член его личной охраны, Армии Дракона. Всякий, кто увидит на вас эту ленту, поймет, кто вы такой. Поздравляю!

– Благодарю вас за оказанную мне честь, господин Юнь! В последний раз метнув суровый взгляд в Шарлеманя, Юнь и его товарищи ретировались, оставив повозку на аллее. Как только они исчезли из виду, Делейн самодовольно заявил:

– Эту вазу я дарю вам, ваша светлость! – Он вручил сосуд Мельбурну. – Сколько она, любопытно, стоит?

– Около восьми гиней, – сказал Шей. – Но мы так не договаривались, одной вазы нам мало!

– Прекрати, Шей! – одернул его герцог. – Он спас тебе жизнь. Этого вполне достаточно.

– Верно, – кивнул Делейн. – Полученная мной доля станет разумной компенсацией за мое молчание о недостойном поведении Саралы в юности. Завтра я заберу со склада все остальные вазы. Прощайте! – Он подошел к повозке, отдернул парусину и осмотрел лежавшие под ней вазы. – Кстати, надо отметить возвращение шелка китайскому императору, – добавил он, обернувшись. – Пожалуйста, передайте леди Эллис, устроительнице сегодняшнего званого ужина, что я буду в числе ее гостей.

Возмущенный до глубины души, Мельбурн шагнул к нему и произнес:

– Не забывайте, виконт, что сделка пока не завершена. И если она не заладится, то китайцы обвинят в этом моего брата. Я же не премину заняться вами. Не думаю, что вам это понравится.

Виконт побледнел, однако ответил:

– Вам следовало бы вести себя со мной более учтиво, герцог. Это всего лишь начало нашего партнерства. Я надеюсь, что оно и впредь будет взаимовыгодным.

Не дожидаясь ответа, он забрался в повозку и прикрикнул на серую кобылу, запряженную в нее. Экипаж поехал, за ним тронулась и карета кузена виконта.

– Жалкий фигляр! – поморщившись, пробормотал Мельбурн и, повернувшись, подал условный знак сидящим в засаде Закери и Девериллу.

Они подошли к нему, и Закери спросил:

– Все прошло не так, как ты рассчитывал?

– Ничего подобного! Спектакль даже превзошел мои ожидания, – ответил Мельбурн.

– Вот только Юнь в азарте едва не отрубил мне голову, – улыбнулся Шарлемань. – Он прекрасно сыграл свою роль. Нам нужно поторапливаться. Юнь ожидает нас на складе.

– А какова подлинная цена этой вазы? – поинтересовалась Сарала, беря Шея под руку.

– Не больше шиллинга, – с ухмылкой отвечал Шей, забирая вазу у брата. – Верно, Себастьян?

– Да, но все-таки постарайся не разбить ее. Надо вернуть хотя бы одну вазу в нашу посудную лавку. У Каролины должен быть образец, с которого она сделает копии.

– Однако у вас хороший вкус, – сказала Сарала.

– Не зря же он всю ночь просидел над книгами о китайском антиквариате, – ухмыльнулся Закери.

– Прошу вас всех, дорогие детки, – сказал Мельбурн, остановившись у своего экипажа, – не забывать, что наша игра пока не завершена. Нам предстоит еще многое сделать этим вечером, ошибок допускать нельзя. Речь идет не только о нашей чести, но и об ответственности перед Юнем, оказавшим нам неоценимую услугу.

– Значит, мы должны постараться не допускать промахов, – проговорил Шарлемань. – Я хочу поблагодарить всех вас за то, что вы пришли мне на выручку.

– Пустяки, – отмахнулся Мельбурн. – Только ничего не рассказывай Пенелопе. Ну, я отбываю к принцу-регенту, а вы, мои дорогие, сообщите господину Юню, что его высочество примет его сегодня вечером.

Когда он уехал, Закери и Деверилл отправились на склад, чтобы помочь лакеям в подготовке партии шелка к передаче ее китайцам. Сажая Саралу в карету, Шарлемань спросил, как она себя чувствует.

– Я думала, что мое сердце разорвется, – призналась она. – Хорошо, что всего этого не видела моя служанка.

Сарала посмотрела на Дженни, спящую в углу кареты.

– Послушай, нам надо подумать о дате нашей свадьбы, – сказал Шарлемань, помолчав. – Себастьян должен объявить о ней уже на той неделе. Что ты думаешь, к примеру, о субботе? Следующей после банкета по случаю нашей помолвки.

– Значит, в нашем распоряжении всего две недели? – испугалась Сарала. – А вдруг с китайцами или виконтом что-нибудь не заладится?

Он погладил ее по руке, сожалея, что не сможет развеять все ее страхи поцелуем, и спокойно ответил:

– Тогда мы перенесем свадьбу еще на неделю. Главное, моя дорогая, что рано или поздно мы все равно поженимся.

– Не загадывай! Всякое может случиться, – промолвила она, сдерживая слезы умиления.

Он втащил ее в карету и усадил к себе на колени.

– Успокойся, принцесса. Все будет нормально, если только мне сегодня не отрубят голову китайской саблей.

Она рассмеялась и взъерошила волосы у него на голове.

Он ответил ей долгим поцелуем. Она заерзала у него на коленях, почувствовав прилив его мужской мощи.

Шей сжал ладонями ее щеки и снова страстно поцеловал в губы. Проснувшаяся служанка тщетно призывала их соблюдать правила приличия и не забывать, что они еще не поженились.

– Довольно, Шей! – взмолилась Сарала. – Я уже задыхаюсь. Здесь жарко.

– Как ты думаешь, Делейн будет хвастаться перед твоим отцом своим участием в этом происшествии? – осведомился Шарлемань.

– Не знаю, – задумчиво ответила Сарала. – От него всего можно ожидать. Боже, папа ведь ничего не знает!

– Нам надо упредить виконта и поговорить с твоими родителями, – заявил Шарлемань. – Иначе предстоящий ужин может быть испорчен.

– Но отец будет разочарован и огорчен таким моим поступком. Он считает виконта Делейна своим другом, – возразила Сарала.

– Тем более ему следует узнать о нем правду. Пусть и не совсем всю, но достаточно, чтобы понять, что виконт в действительности собой представляет. Пусть лучше они узнают это от нас, чем из сплетен или от Делейна.

– Пожалуй, ты прав, Шей. Я сама поговорю с ними, – согласилась Сарала. – А ты подожди меня где-нибудь поблизости.

– Договорились, – с улыбкой сказал Шей. – Но помни, что я тебя никогда не оставлю. Даже если ты снова наденешь тот ужасный коричневый головной убор.

Сарала рассмеялась, вновь обретя хорошее расположение духа. Но этого Шею было мало, он хотел заключить ее в объятия и забыть о собственных трудностях. Но ему, по плану Пенелопы, обязательно требовалось еще победить злодея или дракона.

Глава 21

Шарлемань метался из угла в угол в утренней гостиной Карлайлов, с тревогой прислушиваясь к отголоскам скандала, разыгравшегося в комнате напротив через коридор. Казалось бы, им с Саралой пока удавалось делать все наилучшим образом. Однако же все пошло не так гладко, как бы им хотелось, часы ожидания званого ужина вдруг наполнились недобрыми предчувствиями.

Сарала уговорила его побыть в другом помещении, пока она будет объясняться с родителями в связи с угрозой шантажа, нависшей над обеими семьями. И вот теперь, когда она призналась, что еще пять лет назад утратила девственность, на ее голову пал праведный родительский гнев.

Подождав еще несколько минут, Шарлемань не выдержал и, чертыхнувшись, прошел в комнату, где Сарала выясняла отношения с родителями. Едва лишь он поздоровался с маркизом и его супругой, как всеми фибрами души почувствовал атмосферу негодования и горя, воцарившуюся в помещении. На несчастную Саралу больно было смотреть. Сердце Шея сжалось от сострадания. Лицо ее опухло от слез. Заплаканные глаза покраснели. Такой он ее еще никогда не видел.

– Извините, Шей, – сухо промолвил маркиз, – но у нас чисто семейный разговор.

– Да, я понимаю, – согласился Шарлемань. – Но обязан сказать, что ни я сам, ни мои родственники не считают Саралу в чем-либо виновной. Напротив, все находят ее замечательной женщиной. – Он почувствовал, что теряет логическую нить своих рассуждений, но остановиться уже не мог. – Ей нельзя отказать ни в уме, ни в силе воли, ни в неземной красоте. С того самого дня, когда мы с ней познакомились, я благодарю Бога, что она не такая, как другие лондонские леди.

Эти слова стали бальзамом для родителей Саралы, они пораскрывали рты и вытаращили глаза. Сама же она едва не упала в обморок от избытка чувств.

– Мы с ней идеально подходим друг другу, – добавил Шей, лаская возлюбленную нежным взглядом. – У нас обоих рациональный ум, и мы доверяем голосу разума больше, чем игре воображения либо эмоциям. Но при всем том я пришел к одному занимательному выводу.

– Какому же? – чуть слышно спросила Сарала.

– Любовь неподвластна уму. Она не имеет ничего общего ни с образованностью, ни с рассудительностью. Вот почему я понял, что готов пожертвовать ради нашей любви всеми шелками и любым китайским чаем. Я люблю тебя, Сарала, всем сердцем.

Она порывисто бросилась к нему в объятия и прошептала, взглянув ему в глаза:

– Я потрясена твоими словами, Шей. Я тоже люблю тебя. Кровь вскипела в его жилах, и он ее поцеловал. Все стало очень легко и просто, чего он сам даже не ожидал. Оказалось, что не нужно решать никаких сложных задач, чтобы понять, любит он эту девушку или нет. Она вцепилась в его плечи и плотнее прильнула к нему.

– Благословляю вас, дети мои! – промолвил маркиз.

– Помолчи, Говард! – Маркиза приложила платок к глазам. – Какая трогательная сцена!

Не выпуская Саралу из объятий, Шарлемань сказал:

– Не знаю, что вам успела поведать ваша дочь, однако хочу сообщить, что все разрешится сегодня вечером, когда на званый ужин явится лорд Делейн.

– Я захвачу туда с собой пистолет! – прорычал Ганновер.

– Сарала выдвинула условие, чтобы никто из-за нее не пострадал, – продолжал Шей. – И я с ней в этом согласен.

– По-вашему, мы должны мило улыбаться этому негодяю?

– Ни в коем случае! Пока еще ему не известно, что вы все знаете о случившемся. Нам не следует упоминать в разговоре ни китайцев, ни шелка. Над самим же Делейном лучше всего посмеиваться, давая понять, что его нельзя принимать всерьез.

– Понимаю! – Ганновер кивнул. – Но признаться, не ожидал от него столь низкого коварства. А ведь я ему доверял! Считал его своим другом. – Он взглянул на дочь. – Если бы мне раньше стали известны эти печальные факты, я бы обращался с ним иначе. Какой же он мерзавец!

– Сделанного не воротишь. Нам остается лишь обставить все так, чтобы никто не поверил ни одному его слову, либо нагнать на него смертельного страха и вынудить замолчать.

– Лично я никогда не прощу ему такой низости, – сказала маркиза, взяв было свое вышивание и вновь отложив его на столик. – Это же надо такое выдумать – сперва совратить нашу дочь, потом притвориться другом нашей семьи, есть и пить здесь, думая при этом исключительно о собственных корыстных интересах и абсолютно не заботясь о страданиях других. Гореть ему за это в адском пламени! Тьфу!

– Верно, мама, – поддержала ее Сарала. – Я тоже не смогу его простить.

– Все вместе мы составляем несокрушимую силу, – сказал Шарлемань, ощутив неописуемый прилив сил. – Я вынужден вас оставить. Увидимся в семь вечера, хорошо?

– До встречи у Эллис! – сказала Сарала.

– И дай нам Бог сил с честью довести все задуманное до конца, – пожелал себе Шарлемань.

Входя в бальный зал в доме Эллис, опершись на руку отца, Сарала чувствовала себя так, словно она парит в воздухе. Весь день она пребывала в смятении, но внезапно объявился Шарлемань и развеял все ее опасения своим признанием в любви. Его речь так потрясла ее мать, что она даже произнесла несколько трогательных слов в его честь, отметив его джентльменское поведение и привлекательную внешность. Отец только кивал, соглашаясь с ней, и блаженно улыбался, радуясь относительно благополучному разрешению неприятной ситуации.

И все же в глубине души Саралы затаилась тревога, которая омрачала ее безмерную радость. Она все еще опасалась, что Делейн догадается об их плане, боялась, как бы не пострадал Шарлемань в этот вечер. Эти странные предчувствия смущали ее и повергали в задумчивость. Еще две недели назад она была готова вернуться в Индию, но теперь холодела при мысли, что навсегда расстанется с Шарлеманем.

Она почувствовала, что он где-то рядом, даже не видя его, и, обернувшись, впилась в него взглядом. Он о чем-то разговаривал с Мельбурном и супругами Эллис, очевидно, о шансах трех дочерей графа удачно выйти замуж в этом сезоне.

Их взгляды встретились, и Шей улыбнулся ей уголками чувственного рта. Для остальных он оставался холодным и расчетливым аристократом, и только ей одной было известно, что теперь у него на уме и на душе.

– Он уже здесь, – шепнула она отцу.

– И Делейн тоже, – отозвался маркиз. Сарала похолодела и застыла на месте.

В дальнем конце зала стоял Джон Делейн собственной персоной, в роскошном наряде и с подаренной ему китайцем красно-серебристой лентой с желтым цветком через плечо. В таком одиозном виде он просто не мог не привлечь к себе всеобщего внимания.

Шарлемань неслышно подошел к ней с отцом и поздоровался.

Маркиз пожал ему руку и многозначительно кивнул в сторону виконта.

– Кажется, мы прибыли вовремя, – сказал Шей. – Этот идиот сам напросился в гости. Что ж, посмеемся от души. Любопытно, какую забавную историю он поведает благородному обществу? Деверилл уже фланирует взад и вперед мимо него, навострив уши.

– Тебе сейчас не хватает только рыцарских доспехов, – заметила Сарала, почувствовав ярость, кипящую в его сердце. – Тогда бы ты смог сразиться с этим злодеем.

– Но рыцарские доспехи есть в моей коллекции древностей. Они когда-то принадлежали моему прапрапрадеду Гарольду Гриффину. Он поразил своей булавой немало врагов. – Шей поцеловал ее пальцы и добавил: – Надеюсь, что сегодня, принцесса, вы будете танцевать только со мной. Даже один танец с вами вселяет в мужчину ощущение, что он герой.

Рядом с ним Сарала чувствовала себя в полной безопасности и не думала о том, что ее репутация пока еще во многом зависит от негодяя Делейна, готового совершить любую низость ради собственной выгоды.

– Не надо смотреть на него с такой ненавистью, – сказал ей Шей. – Ты можешь прожечь его своим взглядом насквозь. А мне еще надо навесить замок на его рот.

– В данный момент его рот ни на мгновение не закрывается, – заметил подошедший к ним вместе с женой лорд Деверилл. Другие члены семьи Гриффин тоже направлялись к ним с разных концов бального зала.

– А что он говорит, Валентайн? – спросила Сарала.

– Хвастается, что спас жизнь Шарлеманю и предотвратил конфликт между Китаем и Англией. Утверждает, что подаренная ему от имени императора лента – лучшее тому подтверждение.

– И ему кто-нибудь поверил? – спросил Мельбурн.

– Кто-то считает, что такую ленту мог бы надеть только безумец, но некоторые ему верят, – сказал Деверилл.

– Вот и чудесно, – ухмыльнулся Шей.

– Ко мне уже подходила Барбара Хоусен с просьбой подтвердить или опровергнуть его историю, – сказала Элеонора. – Я сказала ей, что он просто помешался от зависти к Карлайлам, узнав, что они скоро породнятся с Гриффинами, и задался целью любой ценой прослыть их близким другом.

– Ты просто умница, – похвалил сестру Шей и поцеловал ее в щеку.

Герцог взглянул на свои карманные часы и сказал:

– Что ж, будем действовать, как договорились. Через сорок минут Шей выйдет на балкон выкурить сигару. Это станет для всех остальных сигналом.

Пожелав друг другу удачи, все Гриффины смешались с остальной публикой. Шарлемань же обнял Саралу за талию и закружил ее в вальсе.

Они танцевали молча. Сарала млела в его руках и жалела, что не согласилась выйти за него замуж в следующую субботу. А ведь всего лишь несколько недель назад она мечтала только о заключении с ним выгодного торгового соглашения.

– Пусть это будет первая суббота июля, Шей! – произнесла она помимо своей воли.

– Что ты подразумеваешь, дорогая? – спросил он.

– Разумеется, нашу свадьбу!

Шарлемань издал восторженный вопль, чем вызвал суматоху среди других танцующих, и чуть было не стал виновником обморока леди Гродин: она споткнулась и шлепнулась на пол.

– Простите ради Бога! – сказал он, помогая ей встать. – Похоже, любовь совершенно вскружила мне голову.

Джон Делейн украдкой погладил свою желтую розу, не переставая восхищаться китайцами. Эти славные парни не только щедро наградили его за содействие в улаживании назревавшего международного скандала, но и возвели его в почетный ранг императорского гвардейца. Он пока еще немного смущался своей ленты, но был безмерно рад, что оказался в центре всеобщего внимания.

Его кузен пытался отговорить его от компрометации Гриффинов, однако Джон не счел нужным к нему прислушиваться, будучи уверен, что эта семья ничего не сделает ему. Поначалу он опасался, что китайцы отрубят ему голову, узнав, что он не уполномочен на переговоры с ними принцем-регентом. Но теперь, получив титул почетного императорского гвардейца, он обрел спокойствие. Более того, он подстраховался, объявив во всеуслышание, что спас жизнь Шарлеманю, из чего следовало, что Гриффины в неоплатном долгу перед ним.

Такой головокружительный успех с лихвой компенсировал ему утрату шанса жениться на Сарале, этой своенравной диковатой красавице, сумевшей заманить в сети доверчивого Шея. Пусть он теперь расплачивается за свой необдуманный поступок и пожинает его горькие плоды. Рано или поздно эта всезнайка ему опостылеет, и вот тогда он будет рвать на себе волосы. Пока же Шарлемань все еще пребывал в счастливом заблуждении и, очевидно, был опьянен ее сладким дурманным нектаром.

Заметив, что Шарлемань выходит один покурить на балкон, Делейн воровато огляделся по сторонам и, убедившись, что никто из Гриффинов за ним не наблюдает, быстро последовал за Шеем.

– Добрый вечер, – приветствовал он Шарлеманя, дымящего толстой и длинной ароматной сигарой.

– Что вам угодно? – не оборачиваясь, холодно спросил тот.

– Я хотел еще раз поблагодарить вас за то, что вы представили меня своим китайским друзьям, – промолвил ласковым голосом виконт. – Очевидно, они уже забрали шелк.

– Да, и это меня тревожит, – сказал Шей.

– Отчего же? – Делейн нахмурился.

– Дело в том, что я взял парочку рулонов для собственных нужд. Хотел сделать подарок родственницам и Сарале. Из такого материала можно сшить первоклассные платья. Но вряд ли эти дикари умеют считать до пятидесяти, они, пожалуй, даже не заметят пропажи…

Едва только он произнес эти слова, как из темноты возник китаец Юнь. Он выхватил саблю и приставил ее острием к горлу Шарлеманя, прошипев при этом:

– А мы ее заметили!

– Джон! Выручай! – прохрипел Шарлемань, сжав пальцами обтянутую шелком руку китайца.

– Лорд Юнь! – воскликнул Делейн. – Наверняка ведь можно договориться о компенсации!

Юнь что-то крикнул по-китайски, и на балконе появились еще два его вооруженных товарища. Они обнажили сабли и направили их острием на Делейна.

– Не вмешивайтесь! – рявкнул один из них. – Вам повезло, что этот вор сам во всем сознался, иначе не сносить бы и вам головы.

Сверкнула сталь, красные брызги полетели в разные стороны, Шарлемань покачнулся, и Юнь бесцеремонно скинул его с балкона в сад.

– Вы убили его! – в ужасе воскликнул Джон.

– Этот глупец рассчитывал, что его спасет его имя. Юнь обтер окровавленную саблю о шелковый платок и убрал ее в ножны.

– Вы получите причитающееся вам на складе! – сказал он Делейну, взмахнул окровавленным платком, и один из его подручных принес откуда-то фарфоровую вазу. – Это подарок вам за благородство и верность нашему императору!

Делейн дрожащими руками взял вазу, не в силах произнести ни слова.

– Ступайте и оповестите всех о смерти презренного вора. Я хочу видеть, как его будут оплакивать родственники и невеста. Его труп они найдут в саду.

– О Боже! – простонал Джон и с воплем побежал в зал.

Сарала танцевала с герцогом Мельбурном. Он приятно удивил ее своей живостью и умением выделывать сложные па.

– Делейн вышел, – прошептал он ей на ухо. – Все пока идет так, как и задумал Шей. Он обладает удивительным знанием характера людей и способностью предсказывать их поступки в определенных ситуациях. Я должен извиниться перед вами, Сарала, за то, что не поверил его первому впечатлению о вас. Тогда я заблуждался на ваш счет.

– Вы считали, что я способна обманом заманить в брачные сети вашего брата? – с улыбкой спросила Сарала. – Что ж, я на вас не сержусь, ведь вы так много сделали для нас в последние дни. Признаться, моя мама настаивала, чтобы я вышла замуж за вас. – Она стыдливо опустила глаза.

Он усмехнулся, но тотчас же вновь стал серьезным и шепнул:

– Приготовьтесь!

С балкона раздался чей-то дикий крик.

С испугу Сарала вцепилась в руку герцога.

В зал вбежал, сжимая в руках китайскую вазу, с безумным видом виконт Делейн. Лицо его было серым от страха. Сарале даже стало чуточку его жаль.

– Мельбурн! – истошно завопил он, пробираясь сквозь толпу гостей к герцогу. – Произошло нечто ужасное! Он убит!

– О ком вы говорите, виконт? – спросил, легонько оттолкнув Саралу, Себастьян. – Кого убили?

– Его! О Боже! Какое горе! – стенал Делейн, прижимая нелепую вазу к груди обеими руками.

– Отдайте мне мою вазу! – взвизгнула леди Эллис. – Это наследство моей прабабушки! Где вы ее взяли?

– Нет! Это моя ваза! Они мне ее дали! – завопил Делейн.

– Идиот! – прорычал лорд Эллис. – Гарви, заберите у него нашу вазу! И спрячьте ее в надежном месте.

Лакей немедленно исполнил приказ хозяина.

– Нет! Верните мне мое имущество! – закричал виконт истошно. – Из-за нее меня чуть было не убили. Но все-таки они зарезали Шарлеманя.

– Что ты сказал?! – гневно воскликнул герцог Мельбурн и, схватив виконта за плечи, затряс его, как грушу.

– О чем вы говорите, Джон? – включилась в игру Сарала, стряхнув охватившую было ее оторопь.

– Китайские воины на балконе! – ответил он, кивая в сторону распахнутых дверей на балкон. – Они перерезали ему горло и сбросили в сад.

– О Боже! – воскликнула Сарала и упала без чувств. Закери, стоявший рядом, подхватил ее на руки.

– Успокойтесь, Сарала! – воскликнул он. – Мы сейчас все проверим. По-моему, ваш друг решил нас разыграть.

– Такими вещами не шутят! – резко ответила Сарала. К ней подошли Каролина и Элеонора, очень взволнованные. – Меня немного позабавило ваше хвастовство о мнимых подвигах, которые вы уже якобы совершили, спасая жизнь моему жениху. Но то, что вы говорите сейчас, выходит за рамки благопристойности, Джон! Умерьте ваше воображение.

– Не делайте из меня помешанного! – негодующе вскричал виконт. – Я не псих! Шарлемань Гриффин лежит бездыханный в саду, с перерезанным китайской саблей горлом. Скорее ловите китайцев на балконе!

– Все! С меня довольно этого бреда! – воскликнул Мельбурн и, выпятив грудь, направился на балкон. Все бросились следом.

– Но здесь никого нет! – выглянув в дверь, воскликнула Сарала. – Как же вам не стыдно, Джон!

– Не считайте меня за идиота! – взвизгнул виконт и, выйдя пошатывающейся походкой на балкон, замер в изумлении. Китайцев уже и след простыл. – Они сбежали! – завопил он. – Они боялись, что их арестуют за убийство. Но труп Шарлеманя в саду.

Мельбурн посмотрел вниз и покачал головой:

– Я вижу только цветы и кусты! Вам придется ответить за злую шутку, сэр!

Виконт наклонился, едва не перевалившись через перила, посмотрел на газон и пробормотал:

– Но я же все видел собственными глазами. Кровь! Там должна быть его кровь!

Кто-то принес бронзовый канделябр и осветил газон. Но ни на нем, ни на дорожке не было никаких бурых пятен. Люди стали перешептываться и хихикать. Мельбурн схватил виконта за локоть и увлек его обратно в зал, говоря при этом сурово:

– С нас достаточно вашего дурацкого представления!

– Если я солгал, тогда скажите, где Шарлемань? – вырвавшись, с вызовом спросил Делейн. – Он мертв! Должно быть, китайцы забрали его труп с собой.

Вдруг кто-то из гостей воскликнул:

– Да вот же он! Живой и невредимый!

В дверях стоял улыбающийся Шей, держа в руках бокал с красным вином.

– Что здесь происходит? – спросил он.

– Шей! Ты жив! – крикнула Сарала и кинулась ему на шею. – Слава Богу! А Джон объявил, что тебя зарезали на балконе какие-то свирепые китайцы.

– Кто меня зарезал? – изумленно вскинув брови, переспросил Шей.

Делейн молча хватал ртом воздух, вытаращив глаза.

– Я выходил, чтобы налить себе в бокал вина, – сказал Шарлемань будничным тоном. – И заказал дворецкому бутылку шампанского. А вот и оно! – Лакей внес поднос с шампанским и бокалами. – Предлагаю тост за свою скорую свадьбу!

Он обернулся и с презрением взглянул на Делейна. Тот побледнел как мел и едва удержался на ногах.

– Что бы вы ни пытались изобразить здесь, виконт, это вовсе не показалось нам забавным. Вы должны извиниться перед Саралой и всеми нами.

– Ни за что! – пятясь от него, крикнул Делейн. – Я все понял! Вы хотите, чтобы я выглядел в глазах почтенной публики безумцем! Но вам не удастся выставить меня дураком! А перед ней мне извиняться незачем, она давным-давно побывала в моей постели и осталась довольна. Теперь наслаждайтесь вы вволю моими объедками! – Он дико расхохотался.

Без лишних слов Шарлемань ударил его в подбородок так, что он рухнул на пол.

– Слабоумный ублюдок! – воскликнул Шей. – Я не потерплю, чтобы ты клеветал на Саралу. В следующий раз я тебя убью, негодяй!

Виконт открыл глаза и сел.

– Довольно, Шей! – Герцог встал между братом и виконтом. – Нельзя обижаться на безумцев, их можно только жалеть. Ведь они сами не ведают, что творят.

Лорд Эллис и его дворецкий рывком поставили Делейна на ноги и увлекли его к выходу из зала, говоря при этом:

– Вам лучше поехать домой и отдохнуть, лорд Делейн. И попрошу вас не возвращаться больше сюда. Прощайте!

– Музыканты! Играйте вальс! – крикнула графиня, ударив напоследок виконта пребольно ридикюлем. – Все танцуют!

Бал возобновился, словно бы ничего и не случилось. Не могла быстро успокоиться только Сарала. Она дернула Шея за рукав и шепотом спросила:

– Ты не ушибся, когда падал с балкона? И где же кровь?

– Я спрыгнул рядом с розовым кустом, весь перепачканный кровью цыпленка. Потом мне пришлось сбегать переодеться. Похоже, Юню пришелся по душе последний акт этого представления. Дорогая, не выпить ли нам шампанского? За наш успех!

– С удовольствием, милый! – ответила Сарала и поцеловала его, не обращая внимания на лакея, держащего поднос.

Глава 22

Шарлемань и Сарала стояли у стены великолепного церемониального зала. Напротив них, ближе к его середине, лорд Ганновер терпеливо ожидал, когда принц-регент Георг закончит разговор с Шеем и его товарищами.

Принц-регент с удовольствием подписал декларацию о дружбе и сотрудничестве Британии и Китая. Он вообще обожал все азиатское, особенно восточное искусство.

Спустя несколько минут Юнь подошел к Шарлеманю и поинтересовался, не болит ли у него шея.

– Нет, – ответил Шарлемань, – я в прекрасной форме и рад, что вы тогда не перерезали мне горло, войдя в роль. Я ваш должник, Юнь.

– Полагаю, что мы продолжим наши деловые отношения, после того как наш император узнает о благосклонном отношении к Китаю вашего принца-регента, – сказал Юнь.

– Мне приятно это слышать, – улыбнулся Шарлемань. – Мы встретим и примем вас в нашем доме как родного.

– Вы тоже найдете в Китае радушный прием, – пообещал Юнь. – Так что поберегите вашу голову до нашей новой встречи.

– Постараюсь!

Сарала подошла к мужественному воину и, поцеловав его в щеку, сказала:

– Благодарю вас от всей души, Юнь.

Мельбурн и Ганновер проводили китайских гостей до дверей. Попрощавшись с ними, герцог подошел к брату и воскликнул, хлопнув его по плечу:

– Все прошло отлично! В знак своего уважения принц-регент подарил их императору великолепный фарфоровый обеденный сервиз на шестьдесят персон.

– А какова судьба капитана Блинка?

– Ему придется предстать за воровство перед английским судом. Полагаю, что он сейчас в тюрьме.

– Ему повезло, что его не забрали с собой китайцы. Признаться, я уже не сержусь на него, – сказал Шей. – Хотя по его вине у меня возникли нешуточные неприятности.

В следующий миг Шарлеманя окликнул принц-регент.

– Я к вашим услугам, ваше величество!