КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Миллиардеры предпочитают блондинок (fb2)


Настройки текста:



Сюзанна Энок Миллиардеры предпочитают блондинок

Моему племяннику Райану Коннору Берну, самому младшему члену клана и непревзойденному боевому младенцу-гиганту во время игр.

Ты куда более устрашающ, чем Годзилла.

Я люблю тебя, Райан!

Глава 1

Вторник, 14.17

Саманта Джеллико любила Нью-Йорк. Черт, ее бродяжьи туфли так и жаждали сбиться с дороги, вернее, с пути истинного, как говорится в песне. Однако дальнейшее содержание ее стихов немного отличалось от того, что пел Синатра. Саманта ворковала о том, как богатые граждане жили в вечной опасности и неуверенности в будущем среди скоплений машин и домов и как все такси выглядели совершенно одинаковыми, что было весьма удачно, особенно если требовалось побыстрее смыться с места преступления.

А для таких людей, как Саманта, добывающих хлеб насущный именно тем, что совали свои бродяжьи туфли в такие места, где им быть ни в коем случае не следовало, этот город был чем-то вроде земли обетованной.

Скажем прямо: Саманта добывала хлеб насущный тем, что пряталась в темноте, терпеливо выжидая, пока будет можно свистнуть весьма дорогие вещицы, увы, принадлежавшие не ей. Но с этим покончено. Отныне она удалилась от дел. У-да-ли-лась. Что никак не соответствовало ее нынешнему местонахождению в доме весьма влиятельной особы. Ну, ладно-ладно, если уж начистоту, она не окончательно удалилась от дел. Просто легализовалась. Теперь у нее дневная работа, Да, вот так вот!

С легким, профессионально выверенным наклоном головы она улыбнулась и пожала руку мистера Бойдена Лока.

– Рада, что смогла помочь, Бойден, – произнесла она, не до конца уверенная, что подобное имя не выдумано имиджмейкерами фирмы с целью привлечения инвесторов. Лично она выбрала бы для себя что-то вроде «Саманта сейфхаус».[1] – И спасибо вам за кофе.

Он задержал ее руку чуть дольше, чем позволяли приличия, вне всякого сомнения, давая понять, что заинтересован отнюдь не только в ее советах. Можно подумать, она сама не могла понять, судя по тому, как он последние двадцать минут обращался исключительно к ее титькам. Мистер Лок, возможно, понятия не имел, какого цвета ее глаза. Его были карими, то и дело шарившими по бесчисленным сокровищам этого дома, особенно когда речь заходила о способах их безопасного хранения.

– Нет, это вам спасибо, – ответил он. – Людям моего положения лучше принимать все возможные меры предосторожности. Я знаю, что в доме устарела сигнализация, но хотел убедиться, что нашел наиболее подходящего человека для выполнения столь ответственной работы.

Непонятно, каким образом это невинное замечание прозвучало в его устах непристойностью, но Саманта все равно улыбнулась. Она давно подозревала, что ее считали «наиболее подходящим человеком» скорее из-за мужчины, с которым она сейчас жила, чем благодаря солидным рекомендациям. Но если ее связь с Риком Аддисоном способствует процветанию бизнеса, значит, так тому и быть.

– Я отпечатаю свои рекомендации и перешлю вам.

– А я прикажу своим людям их просмотреть. И приглашаю вас в любое время заглядывать на кофе.

Саманта растянула губы в вынужденной улыбке.

– Буду иметь это в виду. Через неделю-другую получите мой счет-фактуру, – пообещала она, осторожно отняла руку и выскользнула за дверь. Оказавшись на улице, она порылась в сумочке и вытащила пачку мятной жвачки.

– Кофе. Черный, – пробормотала она, сунув в рот пару пластинок.

Похоже, она сделает все во имя расширения бизнеса, если унизилась до питья… ладно, честно говоря, едва пригубила – кофе.

На углу она повернулась и снова обозрела дом Лока. Старый, элегантный, идеально расположенный в Ист-Сайде, районе богатых и влиятельных. Понятно, почему он пригласил Саманту поговорить насчет сигнализации едва ли не в ту же секунду, как ее самолет приземлился в Ла-Гуардиа.

Несколько лет назад, она ограбила дом по соседству. Добыча оказалась богатой. Один Моне принес ей четверть миллиона, а в гостиной Лока висел Пикассо! Если бы покупатель, пославший ее на дело, предпочитал модерн импрессионистам, вполне возможно, жертвой пал бы именно Лок.

Его система сигнализации оказалась довольно стандартной: провода на дверях и окнах и датчики на произведениях искусства. На какой-то момент она едва не поддалась искушению взломать дверь черного хода хотя бы ради прежних времен, а уж потом мирно приняться за усовершенствование системы сигнализации для Лока. Она могла бы стянуть Пикассо еще до того, как он успеет налить себе очередную чашку кофе. Правда, с ее везением… он еще вообразит, что она охотится не за Пикассо, а за ним.

Телефон в сумочке звякнул, прерывая приятные воспоминания о полусчастливых старых днях. При звуках знакомой темы из бондианы она расплылась в улыбке.

– Привет, мой горячий пирожок, – выдохнула она, пытаясь свободной рукой остановить такси.

– Значит, встреча прошла хорошо, – ответил холодноватый мужской голос со слегка поблекшим британским акцентом.

– И ты можешь заключить это всего из четырех слов?

– Да. Произнеси ты пять, я посчитал бы, что встреча прошла плохо.

Она хмыкнула, одновременно шагнув к подкатившему желтому такси. Открыла дверь и скользнула внутрь.

– Какие пять слов?

– Обычная фраза: «Отцепись от меня, поганец несчастный!» По крайней мере, насколько я помню.

– Да, но речь не всегда идет о бизнесе.

Он издал совершенно непривычное для него фырканье.

– Саманта Джеллико, я призываю тебя отважиться, приехать сюда и сказать это мне в глаза.

Во рту у нее пересохло. Стоит ему хотя бы намекнуть на секс, и у нее практически начинается оргазм!

– Слюнки текут от похоти? – поддела она.

– Ты и понятия не имеешь, до какой степени! Собственно говоря, я позвонил узнать, остается ли в силе договоренность насчет сегодняшнего ужина.

– Ни за что не хотелось бы испортить тебе сюрприз.

– И я высоко это ценю. Собралась на шопинг?

Саманта удержалась от порыва проверить такси на предмет спрятанных камер.

– И какое слово выдало эти мои намерения?

– Мэдисон-авеню, дорогая. Купи что-нибудь сексуальное. И красное.

– Я перестану покупать красное, если будешь по-прежнему срывать его с меня в порыве страсти. К тому же красное и секси вряд ли подходит для «Подиз пицца».

– Мы идем не в «Полиз пицца».

– Как прикажешь. И поскольку не желаешь объяснить, куда именно мы идем, увидимся вечером, – пропела она и закрыла флип телефона.

Такси остановилось, и Саманта вышла на Мэдисон-авеню, прежде чем вспомнила, что забыла спросить, как проходит его совещание.

– Черт, – буркнула она, снова потянувшись за телефоном, и набрала номер его сотового.

– Аддисон, – раздался спокойный, чуть отчужденный голос. Упс!

– Значит, совещание еще не кончилось? – спросила она, проклиная себя. Ну конечно, он позвонил ей в первый же свободный момент.

– Совершенно верно.

– Прости, я только хотела узнать, как оно проходит. Ключевое слово «слияние», если все хорошо, и «акционерный опцион», если все хуже некуда.

Несколько мгновений трубка молчала.

– Слияние, – весело сообщил он наконец.

– Прекрасно. Значит, до вечера.

– Разумеется. Тогда и поговорим о наших акционерных опционах.

На этот раз он отключился первым.

Ничего не скажешь, она постепенно привыкала к совместному существованию, хотя, после пяти месяцев жизни с Риком Аддисоном, возможно, не стоило постоянно напоминать себе, что, звоня ей, он отвлекается от собственных дел, чтобы узнать, как там у нее. Что же, есть один верный способ исправить свою ошибку.

– Секси и красное, – пробормотала она, заходя в бутик Валентине.

Два часа спустя она стояла в переулке за элегантным таунхаусом на ист-сайдском Манхэттене. Сверток с туфлями и очень открытым красным платьем был надежно спрятан под изящным желтым блузоном.

Хм… попытка пробраться в дом, выходящий на Центральный парк, – задача не для новичка, но она давно уже не считалась новичком. Лет этак с семи, когда отец стал брать ее на дело: чистить карманы в парке или на площади в любом городе, куда заносила их судьба.

В доме находились дворецкий, две горничные и повар, но Саманта недаром целых два дня изучала распорядок в доме. В этот момент по телевизору шел «Доктор Фил», и все собрались на кухне. Владелец же сидел в манхэттенском офисе, в миле от дома, то ли продавал что-то, то ли покупал.

Саманта с легкой улыбкой вынула из сумочки лайковые перчатки, которые всегда носила с собой, повесила ремешок сумочки на шею, заправила через плечо и на манер Человека-паука поползла по старой кирпичной стене к пожарной лестнице, вонзая пальцы рук и ног в крошечные впадинки в штукатурке.

Пусть не может быть и речи о том, чтобы проникнуть в дом Лока, но иногда очень хочется почесать там, где зудит. А после целого дня тоскливого раздражающего безделья она буквально звенела напряжением.

Перемахнув через перила, Саманта взобралась по металлическим ступенькам на третий этаж. Конечно, окно в конце коридора оказалось закрыто и заперто и, поскольку находилось рядом с пожарной лестницей, было еще и оборудовано сигнализацией. Трюк состоял в том, чтобы не разомкнуть цепь. Вытянув из сумочки металлическую пилку для ногтей, она стала выковыривать замазку вокруг нижнего центрального оконного переплета. И когда остался последний кусочек, взяла небольшой рулон скотча и обмотала запястье клейкой бумагой. Распластала ладонь на стекле и свободной рукой убрала последний кусочек замазки. Стекло отошло, но не упало, потому что прилипло к скотчу. Сэм отставила стекло, снова взяла пилку для ногтей и подсунула под раму, чтобы сигнализация не сработала. Для верности она закрепила пилку еще одним отрезком скотча, перегнулась и открыла оконную задвижку. Еще секунда – и она оказалась в доме.

И потратила несколько драгоценных моментов на то, чтобы нахмуриться и покачать головой. Этот дом определенно нуждается в модернизации сигнальных устройств.

Легко ей дался сегодняшний взлом или нет, но нервы немного успокоились. Раздражение, накопившееся за два последних дня, проведенных в вежливых разговорах с людьми, беззастенчиво пялившимися на ее грудь, сразу улеглось.

Напевая себе под нос, она сняла перчатки и направилась в верхний офис, чтобы добыть диетколу из холодильника, но на полпути застыла как вкопанная.

В комнате сидела куча народу: женщины и мужчины в строгих деловых костюмах. Все внимательно слушали человека, стоявшего в центре. Заслышав шаги, они дружно, как в мультике, повернулись к двери.

Черт, черт, черт!

– Привет, – выдавила она. – Извините. Ошиблась дверью.

И, пятясь, поспешно выскочила за порог и прикрыла дверь. И почти успела спуститься вниз, как дверь снова открылась.

– Саманта, немедленно остановись.

– Прости.

Саманта повернулась лицом к хозяину дома.

– Ты сказал, что сидишь в своем проклятом офисе.

Ричард Аддисон. Британский миллиардер, бизнесмен, коллекционер, филантроп, тело, как у профессионального игрока в американский футбол, глаза синее сапфиров. И даже пять месяцев спустя он, похоже, питал неистребимую страсть к одной бывшей воровке. Дьявол бы все это побрал!

– А ты сказала, что отправилась по магазинам.

Он спустился по лестнице и бесцеремонно положил руку на живот Сэм, вернее, на спрятанную там одежду.

– Что-то ты потолстела с нашей последней встречи.

Господи, он еще считает ее привлекательной даже с таким горбом спереди!

– Я пообедала бургером.

– И заодно, как Годзилла, сожрала несколько небоскребов.

– Ха-ха-ха. Это мое платье и туфли. – Она подняла блузон и вытащила сверток с одеждой. – Видишь, я не солгала. Ходила по магазинам.

– И действительно купила красное платье.

– Ты сам предложил. Но вот что ты делаешь здесь, если должен сидеть в офисе?

– Я и был в офисе, – парировал он, вешая пакет с покупками на перила. – К тому же мы только вчера прилетели.

Саманта недовольно поджала губы.

– Вот видишь? Ты сказал: «Мы потихоньку, как церковные мыши, выскользнем из аэропорта и проведем в Нью-Йорке пару спокойных дней», – прошипела она, изображая британский акцент и краем глаза подмечая, как смешливо дернулись его чувственные губы.

– Да-да, прости, пожалуйста. Оказалось, что половина Нью-Йорка решила сегодня навестить меня и поздравить с возвращением. Секретарь окончательно выбилась из сил, и я вполне ее понимаю. Нелегко отсеивать звонки, когда все – от Трампа до Джулиани и от Блумберга до Джорджа Стайнбреннера – торопятся связаться со мной.

– Сам виноват. Нечего быть таким красивым, богатым и знаменитым, – ухмыльнулась Саманта. – Только не пытайся отменить ужин и сегодняшний аукцион.

– Каким образом ты узнала, куда мы едем?

Саманта еще шире улыбнулась:

– Бен спросил, в какое время подать лимузин. Я вытянула из него всю правду.

– Гнусная шпионка.

– Да, я такая.

– Значит, наденешь это платье?

– А иначе с чего бы мне его покупать?

Рик подступил ближе, обнял ее за талию и притянул к себе.

– Что же, все мне на пользу. Пока все будут глазеть на тебя, никто не вздумает торговаться за картины.

– Ничего подобного. На вечерние аукционы «Сотбис» все одеваются, как на бал.

– Но до тебя им далеко.

Он поцеловал ее, нежно и медленно. Колени Саманты разом подогнулись.

– Скажи, что ты знаешь о вечерних аукционах «Сотбиз».

– Я там не бывала вот уже три года. Если намекаешь именно на это.

Если уж быть точной, то два, беря в расчет их лондонское отделение.

– Угу. Я закончу дела в офисе к шести.

Он подался вперед и снова поцеловал Сэм, перегибая ее через руку, чтобы дать ощутить серьезность своих намерений.

Его рука прокралась под блузон, скользнула по обнаженной груди.

Пальцы ног Сэм свело судорогой.

– Договорились, – быстро сказала она, вынуждая себя вернуться к реальности. – Я что-нибудь перехвачу, пошлю факс Стоуни и приму душ.

Она отвела его руку, выскользнула из его объятий, забрала сверток с платьем и пошла вниз.

Глубочайшее удовлетворение, смешанное с пьянящим возбуждением, клубилось внизу живота. Вот уже в третий раз она вламывается в один из его домов, и сейчас он ее не поймал. И ничего не заподозрил!

– Саманта! Ах, дьявол…

Она обернулась и увидела, что он рассматривает окно, в котором зияет дыра. Нет, пока все в порядке. Пусть зрение у него хорошее. Но не орлиное же!

– Да, Рик? – откликнулась она, подражая его тону.

Первое правило вора – никогда ни в чем не признаваться.

Именно это вечно вдалбливал ей Мартин Джеллико, родной папаша, пока три года назад не закончил жизнь в тюремной камере.

– В прихожей валяются дюжина пальто и два портфеля, – сообщил Рик. – Как это ты прошла мимо, не сообразив, что у меня здесь целая компания?

– Я думала о другом. Ладно, веселись со своими сообщниками.

– И почему ты вошла через переднюю дверь, спрятав под блузоном платье и туфли?

– Руки были заняты.

– Случайно, не стеклом из того окна? – Рик снова спустился вниз. – Ты вломилась в дом.

– Может быть, – процедила она, отступая к выходу. – А может, я забыла ключ?

Рик двумя шагами очутился рядом.

– Могла бы просто постучать. Уайлдер и Вилсо в доме. – Глаза его заметно похолодели. – Да и горничные тоже.

Он ненавидел, когда она выкидывала подобные штуки; независимо от обстоятельств и настроения.

Саманта шумно перевела дыхание. По крайней мере, она умела сдаваться с честью.

– О'кей, о'кей. Бойден Лок сорок минут беседовал с моими титьками, пока я продавала ему усовершенствованную сигнализацию для его таунхауса. А потом я отправилась покупать платье, но почему-то все время замечала разные… штуки.

– Что еще за штуки?

– Камеры. Системы сигнализации. Все такое. Я просто с ума сходила. Кроме того, именно сегодня мы должны были поехать на аукцион «Сотбис». Из всех возможных мест это для меня самое опасное. Вот мне и стало немного… не по себе. Поэтому я решила подавить свои преступные порывы, вломившись в чей-то дом. Согласись, я выбрала самое безопасное место.

С формальной точки зрения на этот раз он поймал ее далеко не сразу и только из-за идиотской ошибки с ее стороны, но, пока примитивный голодный озноб полз по спине, она не собиралась противоречить Рику. Наоборот, обняла его свободной рукой и прижалась к губам.

– Полагаю, ты требуешь еще одну награду?

Он слегка прикусил мочку ее уха.

– Определенно. Сейчас она взорвется!

– Почему бы тебе не избавиться от своих шестерок прямо сейчас, и я вознагражу тебя на месте!

Рик зябко вздрогнул.

– Перестань искушать меня.

– Но я вломилась в твой большой старый дом. Неужели…

Вместо ответа он прижал ее к перилам красного дерева, едва при этом не перевалившись вниз, и зажал рот жарким, яростным поцелуем.

Вот это уже ближе к делу. Должно быть, с ней в самом деле что-то неладно, если даже через пять месяцев она не может им насытиться. Слава Богу, у него точно та же проблема во всем, что касается ее!

Но все же остатки здравого смысла подсказывали, что чем скорее он закончит совещание, тем раньше они окажутся на «Сотбис». И как бы ни пожирал ее неутолимый голод к Рику, все же это место было чем-то вроде воровской Мекки. Именно сегодняшний аукцион и заставил ее на время покинуть новый бизнес по обеспечению безопасности в Палм-Бич и лететь с Риком в Нью-Йорк, хотя Саманта в жизни не призналась бы в этом вслух.

Его губы скользнули по ее подбородку, и ноги Сэм превратились в вареные макаронины.

– Прекрати, прекрати, прекрати, – бормотала она, но так тихо, что он, возможно, ее не слышал.

Но оказалось, что слышал, и даже отстранился. Ровно на дюйм.

– Во всем виноват я. Не ты, милая.

– Знаю, но я ужасно проголодалась.

– И на что направлен твой голод? – прищурился Рик. – На меня, на ужин или на аукцион.

– На все вместе, брит. Возвращайся в офис и избавься от этих типов.

– Дай мне ровно час, янк.

– Даю. Лишних пять минут, и я иду на ужин с дворецким.

– Ни под каким видом! – притворно возмутился Рик и исчез наверху, осторожно прикрыв за собой дверь.

Саманта, сдвинув брови, долго смотрела ему вслед. Черт, как же она прокололась! Нет, Рик не поймал ее на месте преступления, но наверняка ничего не узнал бы о ее появлении через окно, если бы не ее непростительный промах. Конечно, в ее внезапном появлении на совещании Рика нет ничего особенного, если не считать позорного смущения, но она просто так взяла и впорхнула в комнату, набитую людьми, не имея ни малейшего представления об их присутствии. Сделай она подобное в прежней жизни, от нее, возможно, остался бы только очерченный мелом силуэт на полу.

Сэм стащила с кухни яблоко, чем, возможно, оскорбила повара Вилсо, и вернулась наверх, в комнату рядом с офисом, большую, коричневую с черным спальню с гардеробной, которые делила с Риком. Плюхнулась на кровать и задумалась.

Нет, она что-то сильно расслабилась за последнее время. Вопрос в том, так ли уж это важно.

Очевидно, оставаясь с Риком, она не может вернуться к прежнему образу жизни. Он был слишком известен, а кроме того, сюда же вплеталась довольно скользкая проблема моральных принципов плюс тот факт, что он считался приятелем многих людей, которых она успела обчистить.

Но ей так не хватало адреналина в крови, внутреннего возбуждения, ощущения полноты жизни, возникающего при проникновении в те места, где ей не полагалось быть, и присвоении тех вещей, которых ей не полагалось иметь. Конечно, она не оставляла себе эти вещи, но, черт возьми, до чего же кстати приходились денежки, за них полученные!

И тут словно по заказу зазвонил сотовый, зачирикав навязшую в зубах мелодию «Капли дождя падают прямо на голову».

– Я же велела никогда не звонить мне сюда, – прошипела она, открывая флип.

– Где же ты в таком случае? – раздался знакомый голос ее бывшего скупщика краденого, приемного отца и нынешнего бизнес-партнера Уолта Барстоуна – Стоуни. – Неужели в туалете? Только это может удержать тебя от разговора со мной.

– Не звони, пока я в отпуске.

– Да ты в жизни своей не брала отпуска и не знаешь, что это такое. А я хотел справиться, как прошел разговор с Локом.

Саманта вытянула губы трубочкой, словно собираясь свистнуть.

– Все лучше некуда. Этот тип настоящий извращенец, но денег у него навалом. Через полчаса отправлю тебе факс с подробностями переговоров, чтобы потом послать ему счет.

– Похоже, ты здорово на взводе, – осторожно заметил Стоуни, помолчав немного.

– Да, понимаешь, я вломилась в дом и ввалилась прямо в переговорную комнату, где Рик вел совещание.

– И за каким чертом тебе это понадобилось?

– Потому что час назад я пыталась заняться шопингом и стала присматриваться, как бы половчее взломать бутик на Мэдисон-авеню. Гребаный приступ паники едва не задушил меня!

У него хватило наглости посмеяться над ней.

– В таком случае, кошечка, перестань делать покупки на Мэдисон-авеню, тем более что в Метрополитен-музее есть вещи куда интереснее. Собственно говоря, я знаю двух парней, готовых платить все, что попросишь, за любые вещи Ренуара или Дега. Речь идет о полумиллионе наличными на каждого.

– Заткнись. Я ничего не желаю знать об этих людях, – отрезала Саманта, переворачиваясь на живот. – Кроме того, если помнишь, я музеями не занимаюсь.

– Помню. Как насчет «Сотбис»? Уговорила своего миллиардера пойти туда сегодня?

– Это была его идея, – оправдывалась она. – Лично я держу руки в карманах. Просто хочу посмотреть и, может, дать Рику пару советов.

– Угу. Как скажешь.

– Именно этой скажу.

– Чудненько, кошечка. Я всего лишь стараюсь помочь тебе справиться с кризисом.

– С такими друзьями, как ты и… тому подобное.

– Я тоже люблю тебя, Сэм. И кстати, раз уж я все равно помешал твоему отдыху, те визитки, что мы распространили по Палм-Бич, дают свои плоды. Обри уже трижды звонили с просьбой о консультации. Один особняк, одна художественная студия и офис поверенного.

О, вот и прекрасно. Очередной источник радости и возбуждения для нее.

– Здорово. Потолкуй с ними, хорошо?

– Они не хотят толковать со мной, Сэм. Им нужна подружка Рика Аддисона. Та, что вступает в рукопашную с наследницами-убийцами и посылает в нокаут парней, которые крадут картины у Рика.

– Господи, Стоуни, ты изображаешь меня каким-то Терминатором в маске. По-моему, я во всех случаях пользовалась исключительно мозгами, а не грубой силой.

Конечно, время от времени дело заканчивалось сотрясением мозга, пулевой раной я целой россыпью синяков и ссадин, но, черт возьми, она неизменно выходила победительницей.

– Именно это им и требуется. Твои мозги. И ты лично.

Три звонка в мартовский уик-энд на Палм-Бич, Флорида… совсем неплохо. Большинство самых богатых обитателей, остающихся только на зиму, уже перебираются в летние дома, а количество постоянных жителей ничтожно по сравнению с зимним нашествием.

– Надеюсь. Обри сказал, что я в деловой командировке?

– Теперь это так называется? – вздохнул Стоуни. – Да, он так и сказал.

– Ну что ж, тогда назначим встречу, когда я вернусь. Дней через десять или около того.

– Как пожелаешь. Только помни, что я не собираюсь разгребать все это дерьмо в одиночку. Не забудь, мы партнеры. И кроме того, думаю, я нравлюсь Обри.

– Ах, как мило! – фыркнула Саманта. – Десять дней. Обещаю, я попытаюсь держаться в рамках.

– В таком случае перестань прикидывать, как лучше взломать очередной бутик. Вряд ли это понравится Аддисону.

Однако Стоуни не показался ей слишком расстроенным или хотя бы удивленным.

– Что же, лапочка, мне пора. Пока, солнышко. Думай обо мне.

Сэм, застонав, направилась под душ. Можно подумать, она только и нуждается в наставлениях Стоуни насчет того, что воровство никак не монтируется с ее новой жизнью. Черт, да вот уже пять месяцев она чиста, как только что выпавший снег, и не только ради себя, но и ради Рика. Но до чего же странно вести жизнь, при которой можно подолгу жить на одном месте и не вытирать каждую ручку, опасаясь, что на ней останутся отпечатки пальцев, которые наведут Интерпол на ее след.

Да, теперь у Саманты совершенно новая жизнь. Почему же ее не оставляет ощущение необходимости постоянно держать себя в рамках и обдумывать каждый свой шаг? Наверное, всему виной старые привычки и тому подобное дерьмо. Но существовать, постоянно оглядываясь, куда труднее, чем помнить о требовании Рика ослепительно улыбаться папарацци.

Глава 2

Вторник, 18.08

К тому времени, как Ричард Аддисон проводил своих сообщников, как называла их Саманта, он уже был готов забыть и об ужине, и об аукционе в пользу спокойного вечера с возлюбленной. Но если он хоть сколько-нибудь знает девушку, ничего подобного она не допустит.

Он почти подозревал что ее готовность сопровождать его в Нью-Йорк каким-то образом связана с полученным им приглашением на аукцион «Сотбис», независимо от того, делала ли она вид, что понятия ни о чем не имела, или это действительно так. «Аукцион произведений великих мастеров» – как раз по ее теме. Но если она и посещала нечто подобное раньше, то вовсе не с тем, чтобы делать ставки.

– Саманта! – позвал он, открывая дверь спальни.

Учитывая, как мало времени у него оставалось, чтобы надеть смокинг и успеть поужинать до начала аукциона, Рик даже немного обрадовался, что Саманты не оказалось в комнате. С другой стороны, весь последний час он опасался выходить из-за письменного стола, чтобы хоть каким-то образом сохранить достоинство, а это оказалось нелегко. Попытки сосредоточиться на образе старой королевы-матери и одновременно выдать здравомыслящее предложение для нового отеля «Манхэттен» закончились дикой головной болью и приступом сексуальной неудовлетворенности.

Уайлдер уже успел достать для него смокинг, и после быстрого ледяного душа, отнюдь не улучшившего его состояние и в том, и в другом отношении, Рик оделся и направился вниз, на поиски своей одержимости.

Одержимость сидела в гостиной, глядя в окно на Центральный парк.

– Надеюсь, ты успела снять ярлычок с этого платья, – пробормотал он, чувствуя знакомое стеснение в горле при виде девушки, – поскольку, мне кажется, ты должна носить его вместо ночной сорочки.

Саманта обернулась и расплылась в улыбке:

– Тогда все простыни будут в блестках.

– Да, знаю.

Красный цвет подчеркивал медь ее волос, которые она закалывала наверх беспорядочным узлом. Ричарду до смерти захотелось запустить в него пальцы. Но вместо этого он шагнул к ней.

– Идем?

– Истинный джентльмен, ничего не скажешь, – протянула она с почти настоящим южным выговором, сжимая его пальцы и поднимаясь.

Но сделал он это не столько из требований этикета, сколько из желания коснуться ее.

– Если бы ты хоть немного представляла, как сильно я хочу сейчас быть с тобой, вряд ли назвала меня джентльменом, – признался он, целуя ее мягкие, обведенные красной помадой губы.

– Не сотри помаду, – предупредила она, обхватив его плечи.

– Тогда позже, – прошептал он, отступая, и даже не пытаясь скрыть, с какой неохотой покидает ее. Каждый раз, отстраняясь, он ловил себя на мысли, что не сумеет больше схватить ее и прижать к себе. – У нас заказан столик в «Вид».

– Мне ужасно хотелось посмотреть, как он выглядит сейчас, – выпалила она, провожая его в вестибюль, где уже ждал Уайлдер с ее черной шалью в руках.

– Сейчас? Но он открыт всего несколько месяцев назад.

Саманта одарила его величественной улыбкой и позволила дворецкому накинуть ей шаль на плечи.

– Да, как ресторан.

Превосходно. Значит, она уже бывала в подвале аукционного зала «Сотбис» еще до того, как его переделали в ресторан. Хочет ли он узнать больше? Да, но будь он проклят, если станет приставать к ней с расспросами в присутствии Уайлдера!

Едва они оказались на последней ступеньке крыльца, как рядом остановился лимузин, откуда выскочил водитель, поспешивший открыть для них дверцу.

– Бен, – с улыбкой спросила Саманта, – вы нашли ту… вещь, о которой я упоминала?

– Какую еще вещь? – вмешался Ричард.

Бен ухмыльнулся и вытащил из кармана шоколадный батончик.

– Шоколад и карамель, – сообщил он, вручая конфету Саманте.

– Вы надежны, как скала, водитель, – промурлыкала она, наградив его поцелуем в щеку, чем ужасно смутила: недаром бедняга покраснел как свекла. Саманта нырнула на заднее сиденье. На какую-то секунду Рик пожалел, что захватил с собой Бена из Палм-Бич. Найти водителя в Нью-Йорке проще простого, но Бен много знал о них… об их… привычках, которые никогда не вздумал бы обсуждать. Следовательно, дополнительная защита им не помешает. По крайней мере, так считал Ричард. Но предполагалось, что чертов водитель вообще-то должен работать на него!

Рик сел рядом.

– Не вздумай есть это сейчас!

Но она уже развернула батончик.

– Я поделюсь с тобой.

– Испортишь аппетит.

Саманта состроила рожицу и торжественно откусила от батончика огромный кусок.

– На эту тему мы не говорим, – промямлила она с полным ртом.

Черт возьми, она проделывает это нарочно, дразнит его дурацкой конфетой, чтобы он не стал расспрашивать, откуда она знает о подвале аукционного дома «Сотбис». И он почти поддался на удочку!

– А теперь поведай о своих приключениях в «Сотбис».

– Ни за что!

Она проглотила шоколадку, завернула остаток в фантик и сунула в сумочку. Интересно, что еще лежит в маленькой, расшитой блестками сумочке от Гуччи: возможно, скрепки, электрический провод, магнит и бечевка. Любой контроль пропустит все это, а вооруженная вот таким нехитрым, оборудованием, она сумеет за полминуты стащить Пикассо да и любую картину. При этом больше ей ничего не понадобится.

– Ты сказала, что была там раньше. Три года назад, не так ли?

Она спокойно смотрела на него холодными зелеными глазами.

– Прежде всего, подумай, ты действительно хочешь знать все детали моей преступной деятельности? И второе: может ли мой ответ в какой-то степени изменить наши сегодняшние планы?

Рик, не отводя взгляда, шумно выдохнул:

– И да, и нет.

Легкая улыбка промелькнула на ее губах.

– Полагаю, ты не струсил?

– Только не в том, что касается тебя, любовь моя. – Он взял ее руку и стал играть длинными пальцами. – Ты знаешь, я не выдам твоих секретов.

– Знаю, – кивнула она, задумчиво глядя в окно. – Шутки шутками, но иногда мне становится не по себе при мысли о том, как много ты обо мне знаешь.

– Позволь заметить, что я мог бы сказать то же самое о тебе, в том, что касается меня.

– Верно. Я могла бы сказать миру, что ты просто большая белая акула в мире акул бизнеса, что не любишь печеный картофель по-американски, а в постели – просто сам дьявол. И твоя репутация будет навсегда уничтожена.

Господи, как он хотел зацеловать ее прямо сейчас. Всю. С головы до кончиков пальцев.

– Ты снова уходишь от темы.

– Вовсе нет.

Он притянул ее ближе, осторожно заправил прядь рыжих волос за открытое ушко. Она ненавидела серьги, поскольку они имели свойство теряться в самые неподходящие моменты, а именно – во время краж со взломом.

– Ты спросила меня, хочу ли я знать, и я сказал «да». Теперь можешь говорить или молчать, но не притворяйся, будто не понимаешь, о чем я.

– Умник нашелся! – Она глубоко вздохнула, чем выставила груди в самом выгодном свете, показав их едва ли не до сосков в вырезе платья с тонкими бретельками. – Я обкрадывала «Сотбис» шесть раз.

Шесть раз?! Для Джеллико это почти все равно что побывать в супермаркете!

– В таком случае, почему ты так стремишься туда опять, особенно сегодня ночью?

– Думаешь, я подрядилась на новое дело или что-то в этом роде?

– Думаю, тебя могут узнать, и ты отправишься в тюрьму на очень-очень долгий срок. Глупышка ты этакая. – Он сжал ее руку, едва удерживаясь, чтобы не тряхнуть хорошенько. – И можешь не придумывать очередных отговорок.

Она открыла рот, но мудро воздержалась от ответа, поскольку он был прав. Она действительно придумывала очередную отговорку.

– Я всегда была замаскирована. Парик, контактные линзы. А в последний раз была знойной грудастой блондинкой. Я впервые буду там в своем естественном виде.

Интересно, каков ее естественный вид? Иногда он был уверен, что понятия не имеет.

– Думаешь, после того как ты побывала там шесть раз, никто не догадался составить фоторобот?

– Ты отпустишь мои руки? – устало спросила она. – По-моему, ты лучше других знаешь, как я ненавижу, когда меня хватают.

Действительно, ненавидит.

Поэтому он, сдерживая тревогу, немедленно отпустил ее. Не хватало еще получить коленом в пах и напрочь испортить всякую возможность порезвиться в кровати сегодня ночью.

– Шесть раз. Как часто ты бывала здесь? – спросил он уже спокойнее.

– Ежегодно, начиная с шестнадцати лет. По какой-то причине в этом году операция отменяется.

Она послала ему сардонический взгляд.

– Но возможно, следовало бы предупредить тебя ранее, что они могут искать девушку приблизительно моего роста и сложения.

Лед в груди сгустился в айсберг, достаточно большой, чтоб потопить «Титаник».

– Еще раз, почему мы туда едем?

– Честно? Потому что там интересно.

Она зажала ему рот, прежде чем он успел ответить колкостью.

– И никто, ничего не предпримет насчет меня, прежде всего потому, что в твоем приглашении написано «Ричард Аддисон с гостьей», и, во-вторых, потому что я с тобой. Вряд ли они осмелятся хоть пальцем тронуть столь необычную спутницу Рика Аддисона.

Сначала он предпочел проигнорировать тот факт, что она добровольно отозвалась о себе, как о необычной спутнице. Несмотря на серьезные сомнения Рика, ее аргументы имели смысл.

– Значит, я твоя гарантия свободы от тюремной камеры, – констатировал он наконец.

– Ты попал в точку, мой горячий пирожок.

– Итак, насколько грудастой была прошлогодняя блондинка?

– Глаз не отведешь. По-моему, у меня до сих пор сохранилась накладная грудь.

– А парик?

Сэм удивленно вскинула брови.

– Если предпочитаешь грудастых блондинок, нечего было разводиться с Патрицией.

– Я из чистого любопытства.

– Угу.

К изумлению Рика, она поудобнее устроилась на его груди.

– Как прошло твое совещание, дорогой? Какие-то насильственные захваты компаний или истории с венчурными капиталами?

Ричард зарылся носом в ее волосы, стараясь не растрепать прическу.

– Я люблю тебя, Саманта Джеллико, – выдохнул он, обнимая ее за талию.

– Я тоже люблю тебя, Рик.

Она все еще с трудом выговаривала эти слова, но по крайней мере теперь они давались ей легче. И слыша это, правда, крайне редко, он чувствовал себя Кинг-Конгом, взбирающимся на Эмпайр стейт-билдинг и небрежно сбрасывающим вниз всех любопытных туристов.

– Хосидо хочет продать отель «Манхэттен». Но ничем этого не показывает, боясь, что таким образом ослабит свои позиции.

– Ах уж эта японская честь, – кивнула она, упираясь лбом в его грудь. – В моем бизнесе с ними тоже трудно работать. Я имею в виду старый бизнес.

Легкая тень тревоги вновь коснулась его лица, но он ее прогнал.

– Большая часть сегодняшней работы касалась выработки подхода, который мог бы удовлетворить обе стороны. До цены и условий мы еще и близко не дошли.

– Ах, так вы еще находитесь на самой опасной начальной стадии переговоров.

Рик засмеялся и поцеловал ее.

– Совершенно верно.

– Ничего, брит, ты выбьешь его из седла. Как всегда.

– Именно таков мой план.

Не в силах противиться искушению, он провел ладонью по ее ноге, видневшейся в вырезе платья.

– Уверена, что не предпочла бы сегодня вечером заняться чем-то другим?

– Спасибо, но я рассчитываю на ужин, «Сотбис» и совокупление. Именно в этом порядке. Впрочем, я могла бы…

Переговорное устройство зажужжало. Ричард со вздохом нажал кнопку.

– Да, Бен?

– Мы почти на месте, сэр. Остановиться или объехать вокруг?

Бен устрашающе хорошо знал свои обязанности: Ричард предпочитал объехать вокруг квартала, вместо того чтобы выйти сразу, поскольку хотел как следует подготовиться к встрече. Кроме того, водитель был прекрасно знаком с привычками хозяина и его спутницы и потому обычно проверял, одеты ли пассажиры на заднем сиденье.

– Останавливай, Бен.

Лимузин подкатил к обочине. Саманта выпрямилась и одернула платье. Бен обошел машину, чтобы открыть дверцу.

– Потрясающе, – промямлила она, шаря в сумочке в поисках зеркала, чтобы проверить прическу и помаду. К счастью, Рик ухитрился ничего не смазать и не растрепать.

– А что такое? – удивился он. Судя по выражению его лица, он не находил в ней никаких недостатков. Саманта задохнулась от счастья. – Выглядишь классно.

– Тут полно папарацци, – пожаловалась она, тыча пальцем в окно.

– Чего же ты ожидала? Сегодня большая ночь в «Сотбис».

– Знаю, знаю.

Она оперлась на руку Бена и вышла на тротуар.

– Но не находишь, что было бы чудесно, если бы людей, приезжающих на аукцион, хотя бы раз в жизни оставили в покое?

– Сноб, – ухмыльнулся Рик, беря ее под руку. Немедленно засверкали надоедливые вспышки, и Сэм поспешно натянула светскую улыбку, которую старательно вырабатывала со дня первого публичного появления в обществе Аддисона. Завтра все читатели «Пост» или «Инкуайрер» увидят ее имя и снимок и будут точно знать, кто она такая, с кем проводит время и чем занимается. А впрочем, прошлой ночью ее и Рика показывали по национальному телевидению, так что черт с ним! Какая, в конце концов, разница?!

– Ты в порядке? – спросил Рик, наклоняясь ближе. Снова замелькали вспышки.

«Соберись, Сэм», – приказала она себе. Все, что она наговорила ему насчет пребывания в его обществе и в подобном месте, конечно, правда. Но что-то в последнюю минуту может пойти не так. Как говаривал Мартин Джеллико, если что-то может покатиться ко всем чертям, оно и покатится. Главное – иметь заранее подготовленный план отступления.

– В полном. Просто гадаю, как размажут меня по стенке на сайте твоих фанаток.

Рик кивнул, не сводя глаз с двери.

– Если перестанешь околачиваться там под именем Салли из Спрингфилда, ничего не узнаешь. А меньше знаешь – лучше спишь.

– Эй, должен же кто-то защищать мою честь, даже если это всего лишь я! – прошипела она, вонзая пальцы в его руку. – Ты и сам туда захаживаешь, чтобы читать их дифирамбы.

– Любимая, это ты рассказала мне о сайте моих фанаток.

Саманта всегда считала себя мастером отвлечений, уловок и обмана, но и Рик, как выяснилось, ей не уступал. По крайней мере, она перестала скрипеть зубами по поводу представителей прессы, собравшихся перед аукционным залом.

Очевидно, не им одним пришла в голову мысль поужинать в «Вид» перед аукционом. Но и она, и особенно Рик определенно выделялись в толпе, пусть и состоящей из сливок американского общества. Эти лица Саманта в основном узнавала по обложкам журналов, валявшихся в офисе Рика: «СЕО», «Бизнес уик» и тому подобных. Среди них было и несколько актеров, хотя основная масса в это время вечера, должно быть, еще работала на Бродвее. Однако повсюду кишели критики и продюсеры, которые, очевидно, не трудились показываться в театре без особой нужды. Впрочем, вряд ли критики будут что-то покупать на аукционе.

Как только они оказались в ресторане, Саманта приступила к главному пункту плана: слиться с толпой. Эти правила она усвоила давным-давно: если хочешь, чтобы тебя не запомнили, выгляди точно так же, как окружающие. Она проделывала это сотни раз, и пока что Рику Аддисону не удалось убедить ее изменить себе.

– Потрясающе, – пробормотала она, садясь на предложенный официантом стул.

– Так и думал, что тебе понравится, – кивнул Рик и попросил бутылку вина.

– Не ожидала, что отделка будет в бежевых тонах, – рассеянно ответила Сэм, внимание которой было устремлено на картины и скульптуры, занимавшие каждый свободный уголок. – Это подлинный Ренуар!

Рик проследил за направлением ее взгляда.

– Они украшают ресторан предметами, выставленными на аукцион, – пояснил он, сжимая ее пальцы и кивком показывая на нишу в правом углу. – Видишь это?

Саманта чуть повернула голову.

– Роден?

– Ты лучше любого учебника, – хмыкнул Рик.

Саманта расплылась в улыбке:

– И при этом толку от меня куда больше, чем от любого учебника.

– Можно подумать, я не знаю. Так что ты думаешь об этой вещи? А именно о Родене?

Да, он хорошо ее знал!

Пригубив вина, она снова посмотрела в сторону скульптуры. Судя по всему, он не хотел, чтобы она выказывала слишком откровенный интерес, но Саманта была докой в подобных делах!

– Прежде я никогда не видела эту вещь. Определенно Роден. Смелые линии, нешлифованный постамент. И общее настроение очень напоминает «Мыслителя». Не находишь?

– Существует предположение, что это парная скульптура. Говорят, что Роден хотел выставить обе, но парижская мэрия согласилась заплатить только за одну.

Саманта не сводила глаз со скульптуры. Обнаженная женщина, чуть приподнявшая ногу для следующего шага, слегка прогнувшись, оглядывается на кого-то невидимого, стоящего за спиной. Левая рука опущена и сжата в кулак, правая протянута вперед, ладонью вверх. Одна нога словно врастает в камень, вторая высвобождается из тяжелой глыбы.

– Как она называется? – пробормотала Саманта.

– «Быстротечное время».

Прежде чем кто-то успел заметить ее чересчур пристальное внимание, Сэм отвернулась.

– Мне нравится.

– Я собираюсь ее купить, – шепнул он, очевидно, опасаясь, что кто-то из обедающих услышит, передаст другим и этим подогреет интерес к скульптуре. – Она напоминает мне тебя.

Щеки Сэм загорелись. Просто класс! Немного лести, и она тает, как масло на солнце.

– У меня загар лучше.

– И кожа теплее, – согласился Рик, коснувшись края ее бокала своим, прежде чем отпить глоток. – Не можешь найти для нее место в девонширской галерее?

– Разумеется. Я специально постаралась спроектировать галерею скульптур в Роули-Хаусе как можно шире и длиннее. Мы просто втиснем Микеланджело поближе, к Донателло и переставим кое-какие светильники.

– Втиснешь? – повторил он, стараясь не морщиться. – Больше ничего не говори, иначе испортишь мне аппетит.

– О нет, я ни за что не допустила бы этого!

Саманта снова оглядела статую.

– Она правда напоминает меня?

– Да, но каким-то неуловимым образом.

– Именно поэтому ты хочешь ее купить?

На этот раз он посмотрел ей прямо в глаза.

– Именно поэтому я намереваюсь ею завладеть.

Она давно усвоила, что в присутствии Рика ей хорошо и спокойно. Уютно и безопасно. И сейчас знакомый озноб удовлетворения и неловкости прошел по спине. Конечно, это всего лишь метафора: он не хотел владеть ею в полном смысле этого слова. Но добивался немного больше власти над ней. Черт возьми, она и без того с трудом держала себя в узде! Не хватало ей еще одного господина!

Тут появился официант, и Сэм была так благодарна ему за передышку, что, возможно, слишком усердно улыбалась, заказывая цесарку. Рик удовлетворился рыбой сибасс.

После ухода официанта Саманта облегченно вздохнула:

– Послушай, я не…

– Ты так и не рассказала о встрече с Бойденом Локом, – перебил он, намазывая хлеб маслом. – Что-нибудь интересное?

– Ага, так теперь ты меняешь тему? – уколола она, вскинув брови.

Улыбка коснулась уголков его рта.

– Ты чертовски бесстрашна, дорогая, но я отлично знаю момент, когда нажал на твою кнопку тревоги. Лок показал тебе своего Пикассо?

– Да, и всю сигнализацию тоже. Настоящее дерьмо. Оставайся я до сих пор в бизнесе, ничего не стоило бы расщелкать эту так называемую сигнализацию как орешек.

– Саманта!

– Знаю, знаю. Но люди так чертовски доверчивы.

Она подалась вперед, постукивая по костяшкам его пальцев ножом для масла.

– Появись я в твоем доме, неужели ты показал бы мне свою охранную систему только потому, что я похвасталась знакомством с Дональдом Трампом и к тому же имею неплохие сиськи?

– Нет, – рассмеялся Рик, – но я довольно подозрителен. Однажды в мой дом попыталась вломиться воровка…

– Попыталась? – повторила она.

– Видишь ли, сумей ты доказать, что действительно знакома с Трампом… скажем, вы вместе появлялись на журнальных страницах и всем известно, что ты живешь с ним… тогда я был бы более склонен тебе поверить. Лок знает твою историю, во всяком случае, ту часть, что известна публике.

– А вот он на это поддался. Фр-р, она в Нью-Йорке. Фр-р, она знакома с Риком Аддисоном.

– Значит, я одновременно и паспорт, и визитная карточка. Если это поможет расширению твоего бизнеса, в чем проблемы?

– Никаких проблем, – нахмурилась Сэм. – Просто я ужасный циник!

– Это я уже успел заметить. Если тебе от этого легче, кое-кто из твоих клиентов сначала звонит мне, чтобы справиться о тебе.

– Кто именно звонил?

– Говорю же, некоторые. А я, конечно, всячески тебя расхваливаю.

– Ой, а вот за это спасибо. Значит, и Лок тебе звонил?

– Нет. Очевидно, он положился на слухи.

Саманта могла бы провести следующие сорок минут, гадал, почему Рик до этого момента не решался говорить ей, что несколько потенциальных клиентов справляются о ней именно у него… или наслаждаясь очень вкусной цесаркой в панировке. Она предпочла второе, в основном потому, что это позволяло ей оглядывать комнату. Рик оказался прав насчет декора: гладко выбеленные стены служили отличным фоном для выставляемых на аукцион предметов. Иисусе! Оставалось надеяться, что никто не плеснет соусом от спагетти на английский пейзаж Констебла.

Они непременно должны быть оборудованы сигнализацией. Или служащие «Сотбис» полагаются на толпу свидетелей, забитые до отказа кабинки и столы да еще на немногочисленных охранников, чтобы обеспечить безопасность вещей, стоивших миллионы весьма соблазнительных долларов?

– О чем ты думаешь? – ворвался в ее мысли голос Рика.

– Ты о чем? – удивленно моргнула Саманта.

– У тебя буквально слюнки текут.

– Ничего подобного. Я пытаюсь определить уровень безопасности. Когда я последний раз была в «Сотбис», здесь был подвал, где хранились шедевры. Ладно, предположим, воров сегодня здесь нет, но что, если кто-то чихнет на Рембрандта?

– Понятия не имею, какие меры предосторожности они принимают. Хочешь, чтоб я потребовал встречи с директором?

Она не совсем поняла, шутит он или нет, но не собиралась беседовать по душам с типом, которого успела за шесть лет обокрасть столько же раз.

– Я не настолько любопытна. Когда мы поднимемся наверх?

– Аукцион начинается через час. Полагаю, у нас еще есть время прогуляться по галерее.

– Прекрасно. Эта часть вечера мне нравится.

– Так я и знал.

Несколько секунд Саманта сосредоточенно ела.

– Ты ведешь себя так, словно я здесь по своему делу и непременно что-нибудь выкину.

– Именно ты согласилась поехать со мной в Нью-Йорк только после того, как я получил приглашение на аукцион.

Черт… значит, он заметил…

– Это не единственная причина. Но признаю, мне любопытно побывать здесь на законном основании, пусть и в качестве ручной конфетки Рика Аддисона.

– Очень кислой конфетки, нужно сказать, – мягко отметил он. – Хотелось бы узнать, что действительно тебя тревожит. Видимо, это как-то связано с твоим сегодняшним шопингом, но, как говорится, орешек ты крепкий. Тебя просто так не расколешь.

– Я считаю это комплиментом, – кивнула Саманта и, глубоко вздохнув, отложила вилку и нож. – О'кей, я не знаю, что меня гложет. Просто меня трясет от напряжения. Словно я готовлюсь к тому, что наверняка ни за что не произойдет.

Темно-синие глаза спокойно смотрели на нее.

– Что же, это имеет некий смысл. Большую часть твоей жизни ты посвятила тому, чтобы сначала вляпаться в очередную неприятность, а потом из нее выпутываться. Поэтому сейчас…

– Эй, – перебила она, мрачно хмурясь, – звучит не слишком лестно.

– Зато это факт. Ты крадешь Моне, а потом из кожи вон лезешь, чтобы не попасть в кутузку. Теперь же, когда твоя жизнь вошла в более спокойное русло, ты невольно ждешь беды.

– Ненавижу, когда меня анализируют.

– Я всего лишь хочу помочь.

– Немедленно прекрати. Я справлюсь со всем, что меня грызет, и для этого мне не понадобится хватать Пикассо и смываться. Так что не волнуйся.

– Я всегда волнуюсь, но не по этому поводу.

После этого ей показалось наилучшим выходом держать свои мысли при себе и поскорее покончить с ужином. Рик, очевидно, понял, что еще одно слово – и трехдюймовый каблук вонзится ему в голень, поэтому предпочел замолчать, Да, возможно, ее чересчур нервирует окружение, а это не слишком хороший признак. Может, следовало бы все забыть, но, учитывая, что за пять месяцев знакомства с Риком ее едва не взорвали, проломили голову, устроили две автокатастрофы, после чего она даже подружилась с полицейским детективом Палм-Бич, стоит, пожалуй, держать ухо востро. Вполне адекватная реакция!

– Десерт или галерея? – спросил наконец Рик, коснувшись губ салфеткой знакомым чувственным жестом.

– Галерея, – решила она, стоически игнорируя гору соблазнительных десертов, проплывающих мимо на сервировочном столике.

Рик встал, обошел вокруг стола, отодвинул ее стул и помог встать.

– В таком случае пора в дорогу!

– Аминь.

Глава 3

Вторник, 20.21

– Полагаю, тебя стоит благодарить за это? – пробормотал Ричард, забирая ключи и часы с дальнего конца детектора металла.

– Возможно, – так же тихо ответила она, беря его под руку. – Контроль с каждым годом становится все строже. Для меня это что-то вроде игры – пытаться угадать, что новенького они выдумают на сей раз и как это новенькое обойти.

Последний аукцион «Сотбис», на котором побывал Ричард, проходил два года назад в Лондоне, и охрана всячески старалась угодить клиентам. Здесь же, в Нью-Йорке, следующим шагом, вероятно, будет обыск с раздеванием догола и заглядыванием в каждую дырку.

– Абсолютно уверена, что никто не узнает тебя после этих забавных маленьких встреч?

Она прижалась к его боку, и его сердце глухо забилось.

– Они, возможно, узнают меня по журнальным снимкам, где я в компании с тобой. Но никто не докажет, что я воровала здесь картины.

Господи, до чего же она уверена… но из того, что он слышал и узнал о Саманте, у нее есть на это полное право.

– Поверю тебе на слово, но при этом приму все меры предосторожности.

Саманта послала ему быструю, как ртуть, улыбку.

– Должна признать, было бы интересно видеть, как ты помогаешь мне сбежать от охраны.

– Только помни, что ты никуда не двинешься без меня!

Они миновали большую толпу охранников в униформах и без, хотя если бы Саманта Элизабет Джеллико действительно вышла на охоту, сомнительно, что весь персонал «Сотбис» сумел бы предотвратить готовящееся преступление.

Любой посторонний посчитал бы, что Саманта абсолютно спокойна, держит себя в руках и наслаждается вечером. Но Рик видел ее пристальный взгляд, манеру подмечать каждую камеру, каждый запасной выход и тех, кто стоял между ней и улицей.

Держа в уме, что иногда, правда, крайне редко, самоуверенность Саманты переходит все границы, он нашел места в глубине комнаты, прямо на центральном проходе. Самое главное – чтобы она была в безопасности. И хотя эта задача могла отвлечь его от важных деловых интересов, все же ничего более волнующего, даже возбуждающего, чем эта женщина, в его жизни не случилось. Это много говорило о человеке его опыта и происхождения.

– Леди и джентльмены, я Йен Смайт, – объявил тощий мужчина в черном костюме, поднимаясь на подиум. – Сегодня я ваш аукционист. Обратите внимание, что, кроме наших клиентов, сидящих в зале, у нас имеется двадцать телефонных линий и пять интернет-счетов для заинтересованных лиц, не сумевших сегодня лично посетить аукцион.

Саманта нагнулась к уху Ричарда, обдавая его теплым, пьянящим дыханием.

– Или тех, кто не желает открывать свои имена налоговому управлению или тем взломщикам, которые могут присутствовать в публике, – добавила она.

Да, она определенно развлекалась!

– Ш-ш-ш!

– И еще одно объявление, – продолжал Йен. – Я счастлив отметить, что когда наши эксперты оценивали картину Хогарта, обозначенную в каталоге продаж под номером 32501, под ней обнаружилось еще одно полотно этого автора, натянутое на ту же раму. Мы проконсультировались с владельцами, и, к нашей радости, они согласились выставить картину на продажу. В перерыве она будет показана нашим потенциальным покупателям и обозначена как лот номер 32501-А.

Судя по внезапному оживлению и возбужденному шепотку толпы, Ричард оказался не единственным, кто был удивлен новостями. Саманта схватила каталог продаж с колен Ричарда и отыскала нужную страницу.

– «Рыбачья флотилия», – прочла она, глядя на фото. – Знаменитая работа. Не знаешь, кто владелец?

Ричард покачал головой:

– Очевидно, она давно не переходила из рук в руки, иначе кто-нибудь догадался бы о втором холсте, спрятанном под первым. Сам сюжет достаточно необычен: Уильям Хогарт известен своими сатирическими зарисовками современного ему общества. А эта просто… прелестна.

– Поразительное спокойствие, – выдохнула она, отдавая ему каталог. – Когда я работала в музее Нортона и занималась реставрацией…

– Твоя законная работа, – перебил он с медленной улыбкой.

– Да, одна из немногих. Так или иначе, мы обнаружили второй холст за картиной Магритта, но там была какая-то неподписанная мазня, как будто его ребенок баловался с красками, а сам художник поленился вынимать полотно из рамы, прежде чем вставить новое.

– Так случается. Но редко. Если я скрою покупку Хогарта, пока не откроется наша галерея в Роули-Хаус, широкая и бесплатная реклама нам обеспечена. В конце концов, он английский художник!

Саманта вскинула брови.

– Что-то ты опережаешь события. Неизвестно, сумеешь ли ты ее купить.

Ричард взял ее руку и поцеловал костяшки пальцев.

– Если мне она понравится, значит, будет моей.

– Угу.

Она не слишком мягко отняла руку.

– Не хвастайся, брит! Я здесь по причине взаимного безумия. Ты пока еще не мой хозяин.

Черт возьми! Когда же он запомнит, что на нее вовсе ни к чему производить впечатление властью и богатством! Более того, частое упоминание этих тем может отпугнуть ее.

– Прости, Саманта, – пробормотал он. – Я всего лишь хотел сказать, что ты не должна сомневаться в моей решимости.

– О, я и не сомневаюсь! – фыркнула она. – Ты тот тип, что исполнен решимости. Торгуйся. Я здесь, просто чтобы посмотреть.

К счастью, в эту минуту Йен Смайт как раз стукнул молотком и открыл аукцион, прежде чем Рик успел запротестовать, что никогда не пытался влиять на нее своими деньгами. Саманта уселась поудобнее и глубоко вздохнула. Рик умел делать жизнь легкой, безопасной и удобной, и ей ужасно хотелось упасть на перину из гусиного пуха и натянуть на голову атласные простыни.

Хорошо еще, что часть ее души, та самая, что умела считать до семи (срок давности, после которого дело о преступлении, не связанном с убийством, закрывается), знала, что пройдет еще шесть лет, прежде чем можно по-настоящему расслабиться, И эта самая часть также смертельно боялась, что слово «удобный» является синонимом скуки. Во всяком случае, именно это она испытывала, беседуя сегодня с Бойденом Локом. И не только сегодня, а последние два месяца, когда консультировала добрую дюжину клиентов. И пусть она получала за это неплохие деньги, но в сравнении с тем способом, которым привыкла зарабатывать на жизнь, все казалось слишком… легким.

Правда, прежняя, волнующая жизнь имела свои недостатки. Вот и сейчас она поймала несколько подозрительных взглядов со стороны старших охранников «Сотбис». Но общество Рика Аддисона было надежнее любых доспехов. Прижавшись к его боку чуть теснее, она отдалась возбуждающему ритму ставок, кивков, взрывов аплодисментов и комментариев. Странно, когда она последний раз это делала, сердце билось со скоростью миллион миль в час, пока она ждала выигрышной ставки на особенно ценного Дега. Тогда сотрудники возвращались в подвал, к тому месту, где хранилась картина. А она приступала к работе.

Приятные воспоминания вызвали на ее лице легкую улыбку. Продолжая улыбаться, она еще раз оглядела сливки сливок нью-йоркского общества. Многих определенно можно было отнести к «старым деньгам», но, даже не появляйся они в новостях с завидной регулярностью, она все равно знала бы, кто они. Тем более что не меньше дюжины пострадали от ее набегов за всю блестящую карьеру Саманты. В дальнем углу рядом с модернистской скульптурой стоял какой-то человек. Среднего роста, худой, жилистый, светло-каштановые седеющие волосы и дорогой, со вкусом сшитый костюм… он вполне вписывался в обстановку этой комнаты, если бы не руки.

Длинные искривленные пальцы выбивали на бедре нервный ритм, не имеющий ничего общего с мелодичным голосом Смайта или с ударами молотка. Словно почувствовав ее взгляд, он повернулся. Взгляды карих и зеленых глаз скрестились.

Она знала эти глаза всю свою жизнь, если не считать шести последних лет. Мартин Риз Джеллико.

Саманта рванулась вперед, тяжело дыша и слыша, как громом отдаются в ушах отзвуки ее собственного дыхания. Сердце просто остановилось. Пальцы заледенели, а сумочка свалилась на пол у ее ног. Даже в шумной комнате звук показался слишком громким.

– Саманта? – пробормотал Ричард, искоса глядя на нее, прежде чем поднять сумочку и положить ей на колени. – Сэм! Что случилось?

«Соберись, соберись…»

В нескольких шагах стоит призрак, и она спятила, и хочется кричать, блевануть и смыться туда, где поспокойнее, где можно поразмыслить без помех, но все это еще не означает, что стоит показывать окружающим свое состояние.

– Прости, – прошептала она. – От таких сумм голова идет кругом.

– Погоди, – хмыкнул он, – пока я не начну торговаться.

Но Саманта едва его слышала. Она старалась дышать ровнее. Подождав, пока внимание присутствующих привлечет очередной лот, она осторожно оглянулась, почти ожидая увидеть пустоту. Но он по-прежнему стоял там.

Мать твою так! Ее отец… ее отец появился на «Сотбис». Ее усопший отец. Тот, который умер во флоридской тюрьме и чьи незатейливые, дешевые тюремные похороны она видела в бинокль с расстояния в полмили. Мартин Джеллико в свое время считался одним из лучших взломщиков, но даже на пике своей карьеры не смог бы сымитировать собственное погребение. Сбежать – разумеется, и именно так он оказался в исправительной колонии Окичоби – третьем и наиболее строго охраняемом тюремном заведении, начальство которого попыталось удержать его в тех стенах.

По-прежнему стараясь дышать ровнее, хотя сердце, казалось, вот-вот прорвет дыру и вырвется наружу, Саманта сунула руку в сумку и нащупала сотовый. Но кому ей звонить? В управление исправительными учреждениями штата Флорида? Охотникам за привидениями? Стоуни? Знай об этом Стоуни… вряд ли можно предположить, что он знал и ничего ей не сказал, особенно после того, сколько они пережили вместе. А вот ее отец где-то пребывал последние три года, причем явно не под шестью футами земли. А ведь за это время она стала весьма известной особой. Если бы он потрудился связаться с ней, возможно, все было бы иначе…

– Ну вот, начинаем! – объявил Рик.

Сэм от неожиданности подскочила.

– Что именно?

– Роден, – пояснил он, почти раздраженно. – Постарайся не спать. Лично я, например, нахожу это весьма волнительным.

– Я тоже, – парировала она, мысленно встряхнувшись. Все было бы куда проще, сумей она просто подойти и спросить Мартина, где он был и что затеял. Но все инстинкты, которыми она обладала, в один голос вопили, что это крайне неудачная идея.

– Я как раз думала о Хогарте, – солгала она. – Интересно, когда они обнаружили второе полотно?

– Спрошу в перерыве, – пообещал он, небрежно поднимая каталог, и Йен Смайт добавил еще десять тысяч долларов к всевозрастающей цене на статую. Еще минута – и стоимость подскочила сначала на пятьдесят, а потом и на сто тысяч.

Перерыв. Может, ей удастся потолковать с Мартином.

Она постаралась сесть и принять такое же спокойное, безмятежное выражение, какое в этот момент было у Рика: улыбка и легкая, заинтересованность, но тут еще одна ужасная мысль молнией пронзила мозг: почему Мартин Джеллико появился именно здесь и сейчас.

Если причина в ней, он мог бы прийти гораздо раньше. Даже если забыть о последних трех годах, сегодня она два часа провела в магазинах, а утром бегала в Центральном парке. «Сотбис» – совершенно неподходящее место, чтобы воскреснуть и предстать перед дочерью. А значит, он здесь не ради нее. Остается второй вариант – воровство. Но что он задумал украсть?

– По телефону повысили цену до двенадцати миллионов четырехсот тысяч. Кажется, я слышу «двенадцать пятьсот»? – вернул ее к действительности голос Смайта.

Рик поднял каталог.

– Двенадцать пятьсот. Кто даст двенадцать шестьсот?

– Рик, – прошептала Саманта, – можно я взгляну го каталог?

– Сейчас? – произнес он одними губами.

– Да.

– Но он мне нужен.

– А мне просто необходимо кое-что посмотреть.

Попытаться понять, что именно заставило отца столь неожиданно появиться после трехлетнего отсутствия.

Он снова взмахнул каталогом.

– Подожди минуту.

– Прекрасно, – прошипела Саманта. Вряд ли она сумеет вырвать у него каталог. Да и к чему? Как бы она ни нервничала, несколько лишних минут ничего не изменят.

– Мистер Аддисон предлагает тринадцать миллионов долларов! – крикнул Смайт, вертя в руках молоток. – Кажется, я слышу «тринадцать двести пятьдесят»?

В комнате снова поднялось жужжание, но никто не моргнул, не кивнул, не почесался и не поднял руки. Саманта затаила дыхание. Рик хотел получить Родена, но был также расчетливым бизнесменом, который не станет переплачивать больше того, что считал предельной ценой. И предел был почти достигнут, это очевидно. Но лицо Рика по-прежнему оставалось спокойным и безмятежным. Несмотря на состояние нервного возбуждения, Саманту пронзило предчувствие победы. А ведь она – всего лишь посторонняя, хоть и чертовски заинтересована в выигрыше Рика. Он просто поразителен, и неудивительно, что владеет огромной частью мира.

– Никто больше? Тринадцать двести, возможно? Миссис Куэй? Нет? Хорошо, в таком случае продано, продано, продано!

Молоток с треском впечатался в столешницу.

– Продано мистеру Ричарду Аддисону за тринадцать миллионов долларов, – улыбнулся Смайт. – Поздравляю, сэр. Или следует сказать «милорд»?

Присутствующие разразились аплодисментами, к которым запоздало присоединилась Саманта, стоило Рику устало отмахнуться от вопроса. Он настолько старался не афишировать свою голубую кровь, что большинство людей, особенно не бывших членами его клуба фанатов, возможно, понятия не имели, что он, помимо всего прочего, маркиз Роули: настоящий, чистой воды аристократ.

– Ты так спокоен, – выдохнула она, награждая его поцелуем в губы.

– Спасибо, любовь моя.

У него хватило такта сделать вид, что Саманта постоянно выражает свои чувства на людях, и прервать поцелуй, пока она сама не сообразила сделать это.

– Возьми каталог. Что ты хотела посмотреть.

– Да так…

– Поздравляю, Рик, – перебил ее один из присутствующих, прежде чем Саманта успела сочинить подходящее объяснение.

Пока Рик болтал с приятелями и знакомыми, а служащие вносили следующий лот, Саманта лихорадочно листала каталог. Если Мартин задумал что-то стащить, это наверняка будет картина: все продающиеся сегодня скульптуры слишком велики и тяжелы, чтобы схватить одну и сбежать. Но какая именно картина?

Она снова вгляделась в снимок работы Хогарта. Второй Хогарт, тот, кого еще никто не видел, вероятно, не будет самым дорогим предметом продажи в эту ночь, зато, несомненно, остается самым примечательным. Если папаша узнал о картине одновременно с собравшимися, вряд ли станет охотиться именно за ней.

– Ты нашла, что искала? – спросил Рик, наклонившись к ней. – Снова Хогарт? Ты же ненавидишь тайны, верно?

– Наоборот, люблю, когда они разгадываются, – возразила она. – Скоро перерыв?

– После Мане, – пояснил он, с любопытством глядя на нее, – Что происходит?

– Ничего, – пожала плечами Саманта, отказываясь смотреть в сторону прятавшейся в тени фигуры. – Ладно, сознаюсь, я просто не привыкла бездельничать на подобных мероприятиях.

– Хочешь повышать ставки на Хогарта? Для меня?

Саманта нахмурилась.

– Господи, конечно, нет. Но ты уверен, что хочешь торговаться за нее? Ведь ты в глаза не видел эту картину? Что, если она тебе не понравится? Что, если это просто мошенничество?

– Мне, как правило, нравятся работы Хогарта. И не волнуйся, я проведу экспертизу и получу заверенное свидетельство на другую картину, прежде чем что-то предпринять. Не хочешь посмотреть на нее? Ты определяешь подделки быстрее и точнее любого эксперта.

– Спасибо, я подумаю… нет, конечно, посмотрю.

Черт! Вот тебе и разговор с усопшим отцом во время перерыва!

Рик провел большим пальцем по внутренней стороне ее запястья.

– Расслабься, Саманта. Единственное, о чем ты сегодня должна беспокоиться, – это я. Кстати, я уже упоминал, что нахожу аукционы весьма волнующими? – прошептал он, целуя мочку ее уха.

Несмотря на невеселые мысли, она вздрогнула. Что бы ни мучило Саманту, Рик Аддисон обладал способностью одним лишь взглядом заставить ее сгорать от желания. Когда он всерьез пытался завести ее… Иисусе, прочь с дороги все, иначе будет катастрофа!

– Я вся мокрая, и это твоя вина, – прошептала она, выгибая шею, под его губами.

– Господи, – пробормотал он в ответ, – давай забудем о Хогартах и поскорее уберемся отсюда. Я хочу войти в тебя.

А она-то как хотела! Но если они сейчас уйдут, Саманта скорее всего больше не увидит Мартина. А ей необходимо получить кое-какие чертовы ответы.

– Держи крепче штанишки, брит, – едва слышно велела она. – Можешь получить меня позже.

– Именно это я и намереваюсь сделать. А теперь немедленно отдай каталог. Слава Богу, хотя бы есть чем прикрыть колени и сохранить некоторое подобие достоинства.

Саманта фыркнула. Нет, сегодня Рик совершенно не способен ее отвлечь!

– Тебя так легко охмурить.

– Только если за дело берешься ты.

Мане ушел за семь миллионов с довеском, и когда Йен Смайт объявил двадцатиминутный перерыв, половина присутствующих поднялась с мест и направилась к прикрытой холстом картине на другой стороне комнаты: очевидно, не один Рик интересовался недавно обнаруженным Хогартом. Когда он взял ее за руку и повел к картине, Саманта невольно оглянулась на Мартина. Отец по-прежнему не двигался с места. Если бы не постоянное постукивание пальцами по бедру, он мог бы сойти за очередное произведение современного искусства. Стой смирно в укромном уголке, и люди тебя не заметят. А если внезапно исчезнешь, те же самые люди, вероятнее всего, посчитают, что тебя с самого начала здесь не было. По крайней мере будут считать до того момента, когда взвоют сирены сигнализации и помещение наполнится копами. Но к тому времени ты уже давно успеешь смыться.

Шок и недоверие по-прежнему одолевали ее, но она решительно взяла себя в руки. Вопросы могут подождать, пока у нее не будет времени хорошенько все обдумать. Главное, узнать почему.

– Да, – говорила один из экспертов «Сотбис», явно взволнованная, несмотря на то что всеми силами старалась сохранить привычно учтивое выражение лица. – Это случилось две недели назад. До начала аукциона мы обычно проверяем аутентичность и законность владения каждой вещью. Именно во время этого исследования мы и обнаружили второе полотно, скрытое под первым. Верхний холст достался нынешнему владельцу в наследство, и вряд ли его пристально рассматривали последние пятьдесят лет или около того.

Размашистым жестом она сорвала простыню, закрывавшую полотно. Саманта уставилась на картину с тем же интересом, что и остальные окружающие… с одним исключением. Восхищаясь уверенными мазками и пастельными тонами рассветного океана, по волнующейся поверхности которого плыла рыбачья флотилия, она также отметила размер, окантовку и вычислила возможный вес. Служащие «Сотбис» знали о находке вот уже две недели. Конечно, картину скорее всего обнаружили после выхода каталога, но вряд ли заинтересованные лица до сих пор хранили молчание. Дополнительная реклама не помешала бы, и, черт возьми, они получали процент с каждой продажи!

Две недели. По ее опыту этого более чем достаточно, чтобы узнать о картине все. Решить, хочет ли он или она владеть тем, о чем почти никто ничего не знал, и договориться о доставке. Черт возьми. Мартин скорее всего пришел за Хогартом.

– Великолепно, не находишь? – пробормотал Рик из-за ее плеча. – Лучше, чем та, которая ее закрывала.

– Должно быть, это парные картины. Тема одна и та же, – заметила она.

– Согласен, – кивнул он. – Похоже, придется приобрести обе. Их нельзя разлучать.

Эксперт снова стала закрывать картину. Теперь полотно спрячут в специальный запасник, пока не настанет время выставить его на аукцион. А Саманта точно знала, насколько «безопасно» это место. Да оттуда картину умыкнет любой новичок!

– Простите, – выдохнула она, приняв наивный вид, – но не правильнее ли будет оставить ее на виду? Я хотела бы еще немного ею полюбоваться.

Остальные зрители согласились с ней, и служащие, наскоро обменявшись словами, поставили картину в углу подиума аукциониста. Снова обернувшись, Саманта наткнулась на пристальный взгляд Мартина и окончательно утвердилась в своих подозрениях. Он действительно охотится на Хогарта. Впрочем, как и Рик. Черт!

Такого кошмара она не ожидала. И у нее еще есть время, пока успеют продать три картины. Четвертой будет Хогарт.

Ладно. Она привыкла быстро принимать решения. Важные решения. Решения, в которых речь идет о жизни и смерти. У нее есть три выхода. Первый: откровенно признаться Рику, что Мартин жив, находится в Нью-Йорке и явно облюбовал одну из тех картин, на которые положил глаз Рик. Второй: подойти к Мартину, поздороваться и посоветовать держаться подальше от Хогартов, приглянувшихся ее бой-френду. И наконец, уговорить Рика отказаться от картин, поехать домой и заниматься любовью до умопомрачения, чтобы она смогла проснуться утром и понять, что видела всего лишь дурной сон о Мартине.

Третий вариант определенно самый выигрышный. Он уже предлагал уехать.

– Рик, – пробормотала она, подбираясь ближе.

– М-м, – рассеянно промычал он, не отрывая глаз от картины.

– Я тут обдумывала то, о чем ты сказал раньше. До перерыва. Знаешь, это неплохая идея.

Она зазывно коснулась пальцами его бедра.

– Прости… ты о чем?

– Насколько отчаянно ты хочешь меня, солнышко? – выпалила она. – Все эти картины, все эти деньги… я немного разгорячилась, и…

– Вовсе нет, – покачал он головой, слегка хмурясь. – Лучше признавайся, что задумала.

– Ничего. Ничего я не затеваю. Просто пытаюсь сказать тебе, что хочу быть разгоряченной, потной и голой в постели с тобой.

– Саманта, объясни, почему тебе вдруг захотелось уйти? – настаивал он.

Очевидно, сегодня вечером она растеряла все свое искусство убеждения, если Рик требует объяснений, почему ей не терпится заняться с ним сексом. Что же теперь? Ей следует оскорбиться или возобновить попытки?

– Если вздумаешь допрашивать меня, ничего не добьешься, котик. В этом случае я тебе просто не дам.

Его лицо немного смягчилось.

– Значит, будешь лежать и наблюдать, а я возьму всю работу на себя, пока решишь, хочешь присоединиться ко мне или нет.

Во рту у нее пересохло.

– Иисусе, Рик, давай уберемся отсюда.

– Дай мне пятнадцать минут, и у нас появятся два Хогарта. Если хочешь, захватим их домой. Они тоже могут наблюдать.

Ладно. Может, рассказать Рику о внезапном появлении Мартина? Черт! Рик ненавидел ее дружбу со Стоуни, который отошел от дел в то же самое время, что и она. Если он докопается, что в комнате присутствует считающийся мертвым взломщик, который, конечно, каким-то образом успел сбежать да еще и охотится за Хогартом, начнется извержение вулкана. Недаром он допытывался, почему ей так приспичило ехать с ним в Нью-Йорк. И отчасти был прав. Помимо всего прочего, она ненавидела давать объяснения, не зная сама всех ответов. Ей просто необходимо потолковать с Мартином. Так или иначе, существует некий кодекс воровской чести, особенно для тех, кто достиг такого уровня, как она и Мартин. Когда Рик начнет повышать ставки, отец поймет, что картины – ее добыча, не важно, законная или нет, и отступится. По крайней мере, пока она не сможет поговорить с ним.

Что же, вполне логично. И поскольку в этот момент она могла только разве что нажать кнопку пожарной сигнализации и завопить: «Горим!», приходилось ждать.

Она привалилась к боку Рика, и он обнял ее за голые плечи.

– Пытаешься меня соблазнить?

– Еще как! Только поторопись, ладно?

– Твое желание – закон для меня, любимая.

Черт, до чего же упрямый осел! Но нужно признать, умнее и сексуальнее человека она не встречала в жизни! Если она отговорит его от борьбы за Хогартов, можно надеяться, что Мартин запомнит и последует кодексу чести. Но она должна быть уверена в этом, а для этого необходимо поговорить с отцом.

Она порылась в сумке в поисках листочка бумаги и ручки. В этот момент как раз началась продажа первого Хогарта. Только на секунду она вспомнила, что ее первой… вернее, второй реакцией на появление предположительно мертвого отца была тревога. Что, если он устроит неприятности ей и Рику? Впрочем, она никогда, не делала вид, что родилась и воспитывалась в семье, которая в наши дни может сойти за нормальную.

«М., – нацарапала она, пока Рик увлеченно торговался за Хогарта. – Встретимся у статуи Болто в два – час дьявола».

Ей нужно было многое ему сказать, но время, место и привычная паранойя заставили ее сократить записку до минимума. Никаких имен или дат: даже «М» – и без того слишком многое выдает. Он, разумеется, сообразит, что встреча назначена в два часа ночи. Ночь куда безопаснее, пусть ей ужасно хотелось увидеть его при свете дня.

Стук молотка заставил ее подскочить. Сначала она даже не поняла, за кем осталась картина, пока сидевший сзади посетитель не хлопнул Рика по плечу.

– Вы молодец, Аддисон!

– Спасибо.

Рик повернулся к ней, и Саманта нежно поцеловала его в губы.

– Ничего не скажешь, умеешь ты покупать вещи! – восхитилась она.

Рик задорно хмыкнул.

– Пять миллионов не такая уже высокая цена. Настоящая драка начнется за вторую картину. Что ты там пишешь?

– Вспомнила, что нужно кое-что передать Стоуни, – как ни в чем не бывало солгала она.

– А ты…

– Следующий лот, – объявил Смайт, – 32501 А. Начальная цена… два миллиона семьсот тысяч. Кто-нибудь даст восемьсот?

Десятки рук, пальцев, каталогов, бровей и подбородков мгновенно взметнулись вверх. Очевидно, не только Рик и Мартин гонялись за Хогартом. Увидев одного из руководителей «Мобил ойд», нетерпеливо шевелившего пальцами, Саманта на миг понадеялась, что картина достанется не Рику. Пусть тогда Мартин делает с ней что пожелает, что, впрочем, еще не отвечало на вопрос, каким образом он ухитрился остаться в живых. Зато он не сумеет перессорить ее и Рика.

– А, я вижу, что промежуточные суммы можно пропустить, – заметил Смайт под общий смех. – Значит, сразу пять миллионов, верно? Кто-нибудь хочет повысить цену?

Ответили те же претенденты, к которым присоединилось еще несколько.

– У тебя приблизительно пятнадцать соперников, – пробормотала Саманта, осторожно оглядываясь.

К ее удивлению, Рик опустил каталог.

– В таком случае я подожду, – ответил он в том же тоне. – Ненавижу быть одним из толпы.

– А вот мне это лучше всего удается.

– С того места, где я сижу, мне так не кажется. – Он взял ее руку и нежно сжал пальцы. – Кто там сидит на два ряда дальше нас? Смайт все время поглядывает в ту сторону, но я ни за что не повернусь.

– Билл Кроуфорд, – бросила она, не глядя.

– Превосходно! Посредник Гетти!

– Да. А что, у него больше денег, чем у тебя? – спросила она, когда цена дошла до семи миллионов и примерно четверть претендентов вышла из игры.

– Полагаю, это мы сейчас выясним, – ухмыльнулся он, не той мягкой, чувственной усмешкой, которую приберегал исключительно для нее, а зловещей улыбкой хищника, готового в любую минуту обнажить клыки. Ее большая белая акула вот-вот скользнет в жадно питающийся планктоном косяк.

На ставке в девять миллионов восемьсот тысяч в игре оставалось только трое, и Рик снова вступил в борьбу. Кто-то за их спиной с чувством выругался, но его почти не услышали за возбужденным шепотом и громкими комментариями наблюдателей. Саманта не была уверена в том, что ругался именно Кроуфорд, но и поручиться в обратном тоже не могла.

Она осторожно глянула в сторону Мартина. Он больше не смотрел на возвышение, а скорее рассматривал публику, вне всякого сомнения, пытаясь определить, кому достанется победа, и что будет делать с картиной этот человек. Большинство из присутствующих, возможно, поручили бы переправку картины «Сотбис», а это значит, что картина останется здесь еще несколько часов, и все это время будет подвергаться опасности.

Рик хотел отправить картину в свое английское поместье, и в этом заключается немалая проблема. Ставки дошли до десяти миллионов шестисот тысяч. В игре оставались Рик, анонимный покупатель и Кроуфорд. Если Рик был расстроен невозможностью видеть лица претендентов, то ничем не показал этого. Мало того, для парня, собиравшегося в один вечер просадить тридцать миллионов, он выглядел спокойным и холодным, как огурец из английской пословицы. С таким же видом он мог опускать мелочь в лас-вегасский автомат. О да, он действительно пришел сюда играть!

Она вытащила помаду и зеркальце, поглядывая при этом на Рика. Если он не захочет, чтобы она оглядывалась, непременно даст ей знать. Но он посмотрел на нее смеющимися глазами.

– Как там выглядит Кроуфорд? – прошептал он.

Украдкой направив на Кроу форда зеркальце, она коснулась губы мизинцем, и снова опустила зеркальце.

– Думаю, еще четверть миллиона – и он либо блеванет, либо отключится. Ты его достал.

– Кому и знать, как не тебе, солнышко.

Хихикнув, она добавила к записке: «Руки прочь от Майка». «Майк», сокращенное от Микеланджело, кодовое слово для произведения искусства в целом. Картины также обозначались «Винс» в честь Ван Гога, но Рик, кроме того, купил и Родена. Воровской кодекс гласил, что Мартин должен отказаться от покупок Аддисона только потому, что она была ближе к последнему. Но отец никогда не играл по правилам, если мог этого избежать. Особенно когда выходил на охоту.

Получит Рик второго Хогарта или нет, Саманта должна потолковать с Мартином, не рискуя при этом, что кого-то из них арестуют. У нее накопилось множество вопросов к нему и себе всего за несколько минут спокойных раздумий. Черт, ее отец жив! И это поразительно. Поразительно и очень тревожно.

Но она снова постаралась выбросить эти мысли из головы. Хотя бы на время.

– Десять миллионов восемьсот. Кажется, я слышу «десять девятьсот»?

Саманта заерзала, жалея, что она не одна из тех девиц, которые более всего в жизни озабочены состоянием своего маникюра. Должно быть, такое существование чертовски утомительно, зато вполне безопасно, если не считать беспокойства по поводу накладных ногтей.

– Сгораешь от нетерпения? – тихо спросил Рик. – Или от скуки?

– Предвкушаю празднование по случаю победы, – заверила она, коснувшись его бедра своим.

– Я тоже. Давай проверим твою теорию насчет Кроуфорда. Одиннадцать миллионов, – громко объявил он, поднимая каталог.

Публика восхищенно заахала. Да, ее парень готов выбросить лишних полмиллиона, лишь бы подольше потрахаться с ней.

– Одиннадцать миллионов от мистера Аддисона.

Сэм снова подняла зеркальце.

– Кроуфорд только сейчас покачал головой. Значит, готов.

– Заткнись, – пробормотал Рик. – Не смей портить потенциального соревнования.

– Мистер Кроуфорд, – предложил Смайт, – я возьму даже пятьдесят тысяч, если хотите снизить темп. Нет? Прекрасно. Что там с нашим телефонным клиентом, Дженни?

– Одиннадцать миллионов двести, – объявила низенькая женщина, державшая телефонную трубку.

Смайт показал молотком на Рика:

– Итак, одиннадцать и…

– Двенадцать миллионов, – перебил Рик, не сводя глаз с Дженни. Бедняжка растерянно повторила цифру невидимому конкуренту. Трудно осуждать ее. Рик способен запугать кого угодно, даже ни в чем не повинную телефонистку. Но тут она облегченно улыбнулась и покачала головой. Игра окончена.

– Больше ставок нет?

Молоток опустился на столешницу.

– Продано мистеру Аддисону за двенадцать миллионов долларов. Еще раз примите мои поздравления, сэр.

Публика разразилась аплодисментами, к которым на этот раз присоединилась и Саманта. Рик встал, поднял ее и наградил поцелуем в классическом стиле вернувшегося с войны солдата. И хотя она терпеть не могла выказывать чувства на публике, все же обхватила его за плечи и прижалась к груди, пока он все сильнее перегибал ее через руку.

– Это и есть празднование победы? – прошептала она, когда он усадил ее и дал отдышаться.

– Всего лишь прелюдия, – отмахнулся он, снова целуя ее. – Давай поскорее уйдем, хорошо?

О нет! Только когда она убедится, что все его покупки в безопасности.

– Как насчет наших приобретений? – спросила она, противясь его притяжению.

– Я прикажу переправить их в Англию.

А вот это неудачная мысль!

– Нельзя ли взять их с собой в здешний дом? Ты сам это предложил!

– Только не Родена, – отказался Рик. – Он весит полтонны.

– Тогда Хогартов, – настаивала она, на секунду пожелав, чтобы прошлое хотя бы на миг перестало ее преследовать. – Пойдем, Рик. Мне часто удавалось красть картины, приготовленные к отправке. Не хочу оставлять их здесь.

– Нервничаешь?

– Нервничаю.

– Ладно, – кивнул он, подумав – Поговорю с Толмиджем.

– Спасибо.

Рон Толмидж был заведующим отделом продаж Сотбис». Хотя непонятно, как он умудрился сохранить свою должность, если она лично стащила картин на общую сумму около восьмидесяти миллионов долларов. Интересно, подозревает ли Рик, что ее доля составила почти пятнадцать миллионов? Конечно, ворам приходилось платить многим и за многое, чтобы не попасть в тюрьму, так что и у нее были свои расходы. Оставаться в тени – удовольствие чертовски дорогое. И все же она состояла членом клуба миллионеров, хотя Рик был неизмеримо богаче. Как только он отошел, чтобы поговорить с Толмиджем, Саманта сложила записку в маленький квадратик и направилась к туалету. Проходя мимо отца, она прерывисто вздохнула и сунула записку ему в карман. Пальцы коснулись шершавой шерсти его пиджака, и она, вздрогнув, ускорила шаги. Иисусе, она коснулась его, и он не обратился в дым. Значит, настоящий! Мартин Джеллико действительно жив! И она только что назначила ему свидание. До чего же странная штука – жизнь!

Глава 4

Глубокое удовлетворение наполняло каждую частицу существа Ричарда, ожидавшего Саманту у входа в аукционный дом. Он получил Родена, классическую картину и никогда не виденного ранее Хогарта, и теперь оставалось только посвятить вечер и ночь буйной страсти, удовлетворяя желание к своей одержимости. К Саманте Джеллико.

Она появилась секунду спустя: завораживающие зеленые глаза, шелковистые медные волосы и очень модное красное платье. Похоже, она разрешила все проблемы, терзавшие ее во время аукциона, потому что ее улыбка при виде Рика могла бы растопить гранит. У него подогнулись йоги, и в то же время возникло желание вершить великие дела, достойные столь необыкновенной и исключительной женщины, как она.

Он поскорее взял ее за руку, потому что даже после пяти месяцев бурного романа просто не мог не касаться ее как можно чаще, уверяя себя, что она не исчезнет в ночи.

– Я позвонил Бену, – сообщил он, привлекая ее к себе. – Он ждет у подъезда.

– А Хогарты?

– Упакованы и готовы присоединиться к нам.

– Прекрасно, – кивнула она.

Они уже были у выхода, и Ричард придержал для нее дверь. Саманта, несколько служащих «Сотбис», несших картины, и охранники направились к тротуару. Бен уже распахнул дверцы лимузина, и они пристроили Хогартов за водительским сиденьем. Положить их в багажник казалось… оскорбительным.

– Спасибо, джентльмены, – поблагодарил Ричард, принимая очередной раунд поздравлений и игнорируя кишевших вокруг папарацци. Он усадил Саманту на заднее сиденье, хотя она могла сама сделать это без особых трудностей, но, как любила указывать, он обожал разыгрывать рыцаря в сверкающих доспехах. Очевидно, эта потребность была у него в крови.

– Доволен? – спросила Саманта, едва Бен закрыл их дверцу и поспешил сесть на свое место.

– Да, я получил, что хотел. В основном, – объявил он и, погладив ее по щеке, поцеловал в губы, глубоко и медленно. Она пьянила сильнее шампанского.

Саманта ответила на поцелуй, завела руку назад и нажала кнопку, поднимавшую панель между водителем и пассажирами.

– Значит, везения в искусстве для тебя недостаточно?

Он неспешно спустил с ее плеч тонкие красные бретельки, не переставая осыпать поцелуями плечи.

– Недостаточно, когда ты рядом.

– Находчиво, – признала она. – Уверен, что не хочешь подождать до дома?

– Не могу, – признался он, проводя рукой по ее бедру под тонким красным шелком и, нажав кнопку интеркома, приказал: – Бен, вези самым длинным маршрутом.

– Да, с…

Но он уже снова нажал кнопку, отсекая голос водителя.

– Здорово! Теперь Бен знает, чем мы тут занимаемся.

– Можно подумать, он раньше не знал!

Ричард рывком спустил лиф платья до талии. На ней не было лифчика, значит, можно не терять времени на крючки с петельками. Он опустил голову, пробуя на вкус ее мягкие груди, ощущая, как под языком расцветают соски. Она негромко охнула, отчего на его брюках едва не разошлась молния.

– Что, если нас преследует фотограф с инфракрасной камерой или чем-то в этом роде? – взвизгнула она, выгибаясь.

– Это как раз тот момент, когда твоя паранойя заходит чересчур далеко, – возразил он, укладывая ее на кожаное сиденье.

– Неужели? – прошептала она, легонько сжимая его напряженную плоть. В зеленых глазах светилась невинность, которая иногда еще могла его обмануть. – Мм… кто-то счастлив.

– Вот именно, любимая, – согласился он, задирая ей юбку до талии. – Иисусе! Красные танга!

– Я думала, тебе понравится. Пытаюсь одеваться в новом стиле.

– Мне больше нравится, когда они на полу.

Она приподняла бедра, и он протащил трусики через туфли на высоких каблуках. Саманта носила колготки только в самых крайних случаях. И слава Богу за это!

– Не собираешься сказать мне, что встревожило тебя сегодня на аукционе? – спросил он, перебрасывая ее белье через плечо, в направлении Хогартов.

– Ничего. Просто… знаешь, как-то странно быть законопослушной особой. Ну, ты так и собираешься стоять на коленях или начнешь действовать?

– О, я что-нибудь придумаю.

Рик выпрямился, расстегнул брюки, спустил вместе с трусами до бедер и лег на нее. Она немедленно обвила его ногами и прижала к себе, пока он медленно входил в нее. Упругая, тесная, горячая и принадлежит ему.

– Ну, как тебе? – пропыхтел он, приподнимаясь на локтях.

Она вздрогнула, и он ощутил ее трепет всеми фибрами души. Саманта молча припала к его губам открытым ртом. Запустив пальцы в ее волосы, он стал двигаться быстро и резко. Утонченность и избавление от его туфель могут подождать, пока они не выберутся из чертовой машины.

Он понял, что она кончила, как ее бедра и тело конвульсивно стиснули его плоть. Странно, что эти ощущения заставляли его чувствовать себя куда более могущественным, чем при заключении мультимиллионной сделки, но это было именно так. Он замедлил темп, продлевая наслаждение, хотя каждая мышца жаждала продолжения, подгоняла его поторопиться, вонзаться еще глубже и застолбить свою территорию. Как ни боялась Саманта признать это вслух, как ни страшно было, что он вынуждая ее сделать это, но она уже принадлежала ему.

– Рик, – выдохнула она, впиваясь пальцами в его ягодицы. Он опустил голову рядом с ее головой и продолжал врываться в нее, пока с громким стоном не содрогнулся, изливаясь.

– Твоя булавка для галстука впивается мне в живот, – весело пробормотала Саманта, наконец пытаясь отдышаться.

– Прошу прощения.

Он подвинулся, и колено повисло в воздухе.

– Черт во…

Оба с глухим стуком свалились на пол, причем она оказалась сверху и свернулась клубочком на его груди, умирая от смеха.

– Ты такой гладенький, – фыркнула она.

– Заткнись!

Раздалось жужжание интеркома.

– Сэр? Э… мисс Сэм? У вас все в порядке?

Ричард вытянул ногу, ударившись пяткой о подлокотник.

– Все в порядке. Поезжай!

– Я рада, что ты случайно не опустил окно или не открыл дверь, – едва выговорила сквозь смех Саманта.

– А я рад, что никто не проткнул локтем Хогартов, – сказал он, пытаясь натянуть брюки.

– Где мое чертово белье? – прошипела Саманта, опуская подол платья и ползая по полу салона.

Рик поднял язычок молнии.

– Я не видел, куда оно приземлилось – пробормотал он, но тут же заметил красный лоскуток, повисший на уголке обернутой в бумагу картины. Ричард потянулся и сорвал лоскуток.

– Вот, возьми.

– Спасибо. Теперь на этой неделе можно купить всего шесть штук на замену.

– Да ты не потеряла ни одной пары с тех пор, как мы оказались в Нью-Йорке.

– Это было только вчера, брит!

Ричард, не отрываясь, наблюдал, как она надевает трусики и приглаживает юбку.

– Саманта!

– Что?

– Я люблю тебя.

Она подползла к нему, села рядом и поцеловала в уголок рта.

– Я тоже тебя люблю.

Рик невольно улыбнулся. За последние два месяца она сто раз повторяла эти слова, но в ее устах они по-прежнему звучали свежо, чисто и трогательно. Ему бы пришлось больше по душе, признайся она в любви первой, но все еще впереди.

– Уверена, что ничто тебя не тревожит? Ты, случайно, не заметила старого партнера, вышедшего на дело?

– Надело! – фыркнула Саманта. – Иногда мне кажется, что ты знаешь «феню» лучше, чем американский.

– Да, иногда я перебарщиваю.

– Это еще что значит?

– Лезу вон из кожи. Пытаюсь превзойти себя. И вообще я говорю по-английски лучше тебя, и это признанный факт.

– Отнюдь.

Она снова уселась на сиденье, взяла Рика за руку и потянула к себе.

– И ничто меня не беспокоит. Интересно, правда, что именно ты сказал своим сообщникам, когда я ворвалась в комнату в обличье будущей матери? Они здорово струсили?

Да, Рик поймал несколько вопросительных взглядов, после того как вернулся в офис, но будь он проклят, если собирался объяснять появление Саманты. Он не обязан ни перед кем отчитываться! Во всяком случае, история весьма забавная.

– Ты едва не довела меня до сердечного приступа, но не думаю, что остальные были так же шокированы.

– Я напугала тебя? – спросила она, снова выуживая зеркальце из крохотной сумочки. – Что именно? Мой вид или возможность иметь детей от меня? Или вообще роль отца?

Ричард долго молча смотрел на нее. Обычно он мог довольно легко определить ее настроение, но сегодня с ней творилось что-то странное.

– Я отказываюсь отвечать на том основании, что любой ответ может помешать мне заняться с тобой сексом сегодня ночью.

– О, брось! Ты никогда об этом не упоминал, и я знаю, что тебе придется рано или поздно подумать о детях. Ведь маркиз Роули нуждается в наследниках, или что-то в этом роде?

– Конечно, я думал об этом, – признался Рик, сажая ее себе на колени и целуя. – И все равно ответов ты от меня не дождешься.

И он продолжал целовать Сэм, прежде чем та попыталась сказать что-то еще. Конечно, это был дешевый прием, но сегодня он совершенно не собирался открывать ей душу, говорить, что да, он хочет детей и что да, он хочет, чтобы их матерью была именно она. Услышав это, она бесследно исчезнет еще до рассвета.

– Трус.

– Ругай меня, как хочешь, Саманта, – согласился он, обнимая ее за талию, – но не думай, будто я не подозреваю, чего ты добиваешься.

– Ерзая на твоих коленях и стараясь привести тебя в полную боевую готовность?

– О нет. В лучшем случае ты очень стараешься отвлечь меня от расспросов о твоем весьма странном поведении на аукционе, а в худшем – пытаешься затеять ссору, чтобы исчезнуть куда-то сегодня вечером, причем без необходимости выдумывать подходящий предлог.

Она застыла. Всего на мгновение, но этого оказалось достаточно. Достаточно, чтобы послать ледяной озноб по его телу. Проклятие!

– Ладно, – вздохнула она, наконец обмякнув у него на груди. – Мне показалось, что сегодня вечером я встретила одного знакомого.

– Кого именно?

– Тебе не стоит знать подробности. Но я подумала, что он, возможно, охотится за Хогартом, поэтому и попросила увезти картины сразу после аукциона. Значит, проблема решена, никого на этот раз не подстрелят и не взорвут, а мы мирно сидим в лимузине, увозя картины. Совсем неплохой конец сегодняшнего вечера, не находишь?

– Ты могла с самого начала сказать мне, – тихо упрекнул он, переплетая ее пальцы со своими, довольный, что она заговорила, и едва сдерживая торжество по поводу того, что сумел ее разгадать. Такое случалось нечасто. – Я уже обещал не выдавать твоих старых друзей полиции, пока не пропадет что-то из моего.

Он и ее включал в свою коллекцию, но признать это вслух – значит заработать удар локтем в живот. Он знал, как высоко она ценит свою независимость, хотя урок этот стоил ему нескольких синяков.

– Поэтому я и говорю тебе сейчас. Стараюсь стать хорошей. Это не так легко, как ты можешь посчитать.

– Я по-прежнему воздерживаюсь от комментариев.

– Ладно, Швейцария.

– Давай поедем домой, хорошо? – ухмыльнулся Ричард.

Саманта потянулась к кнопке интеркома.

– Домой, пожалуйста, Бен!

– Мы будем там через две минуты, мисс Сэм.

Ричард притворно нахмурился:

– Интересно, он так хорошо рассчитал время наших забав или просто объезжает квартал?

Саманта хмыкнула и снова поцеловала его.

– Он, возможно, объезжает автозаправку в надежде, что бензин кончится раньше, чем у тебя – запал.

Внизу живота скопилась знакомая тяжесть, и Ричард просунул ладонь под лиф, чтобы сжать правую грудь.

– О нет, любимая, до конца еще далеко.

Она, задыхаясь, рассмеялась и надавила грудью на его руку.

– Я начинаю думать, что ты снабжен солнечной батареей.

– В нашем случае скорее уже лунной.

Собственно, для того, чтобы возбудить его, хватало вида ее лица, запаха или прикосновения. Он в любую минуту отдал бы за это обоих Хогартов.


Должно быть, с ними обоими что-то неладно. Пробыв вместе около пяти месяцев, они не должны были так загораться при виде друг друга. Саманта прочла несколько журнальных статей на тему отношений между мужчиной и женщиной, но все статьи и руководства лишь сильнее убедили ее в том, что у нее и Рика все еще существуют некоторые интимные проблемы.

Она слегка пошевелилась на постели, и дыхание Рика коснулось ее щеки. Проблемы… да, у нее и Рика они есть, но секс к ним не относится. До сих пор ее отношения с мужчинами длились не больше нескольких недель, но вряд ли их можно назвать типичными. Зато каждый раз при виде Рика ей хотелось броситься ему на шею, обхватить руками и ногами, заползти под кожу: только там она чувствовала себя нужной, желанной, согретой и под его защитой.

Конечно, вынужденная необходимость лгать ему и удирать из дома под покровом ночи отнюдь ее не радовала. Но пока Саманта не узнает, что задумал Мартин… если это был действительно Мартин, а не какой-то двойник, который, должно быть, сейчас крайне смущен ее запиской, – она не собиралась ни с кем откровенничать.

Двигаясь медленно и осторожно, Саманта выползла из-под правой руки Рика и соскользнула с кровати. По привычке она всегда хранила джинсы, футболку и кроссовки под тумбочкой или в изножье кровати. Сейчас она отнесла все это в ванную и натянула, не включая света. Раньше меры предосторожности приходилось принимать уже на месте, теперь же все начиналось в спальне. Ничего не скажешь, большой прогресс!

Она бесшумно спустилась вниз, отключила и снова включила сигнализацию, что дало ей полминуты на бегство из дома: целая жизнь в мире воров. Сэм сбежала по узким ступеням крыльца и свернула на Пятую авеню. Даже в это время здесь было полно такси, водители которых высматривали пассажиров, слишком пьяных, чтобы вести машину самостоятельно, или слишком трусливых, чтобы спуститься в метро в такой час.

Стоило ей взмахнуть рукой, как к обочине тут же подкатило такси.

– Центральный парк на углу Восточной Шестьдесят седьмой улицы, – велела она, садясь так, чтобы не попасть в дыру в обивке сиденья. Всего пара кварталов отсюда, и она могла бы добраться пешком, но это наверняка привлекло бы внимание, что нежелательно: недаром она привыкла доверять своим инстинктам.

Водитель изогнул шею, стараясь разглядеть ее сквозь плексигласовую перегородку.

– Надеюсь, для такого короткого путешествия чаевые будут достаточно велики, леди, – пророкотал он с сильным украинским акцентом.

– Это зависит от того, насколько вы будете вежливы, – ответила Саманта, несколько преувеличивая манхэттенский выговор. Она знала правила: деловитый, спокойный, не слишком кокетливый тон, и тогда этот разговор скоро вылетит у водителя из памяти.

– О'кей. Счастлив услужить, ваше высочество, – ответил водитель, послав ей очередной раздраженный взгляд в зеркальце над лобовым стеклом.

– Вот так-то лучше.

Движение было на редкость спокойным, и пресмыкающиеся, которые обычно скрывались от дневного света, выползли на тротуары. Она любила ночной Нью-Йорк куда больше дневного. В этот час на улицах почти не было порядочных людей, и если они не были пьяны или под кайфом, то слишком боялись за собственные шкуры, чтобы оглядываться по сторонам. Скорее бы добраться домой, очутиться в безопасности! У остального же полуночного населения имелись собственные проблемы, реальные или воображаемые, и чужие их не интересовали, особенно если они не могли из– влечь пользы для себя.

Ровно через три минуты такси прибыло на место.

– Ну как, ваше высочество?

На счетчике было три пятьдесят, поэтому она вручила ему шесть долларов.

– Довольно?

Он хмыкнул и кивнул:

– Вас подождать?

– Нет. Я могу задержаться.

Водитель, отсалютовав, влился в негустой поток движения. Саманта немного постояла на месте. Несмотря на то что вдоль дорожек горели фонари, Центральный парк казался большой темной кляксой. Кляксой, где-то в глубине которой находился ее отец.

Впервые с той минуты, как встала с постели, Саманта позволила себе задаться вопросом, почему готова прогуляться по восточной стороне Центрального парка в разгар ночи. Она вздрогнула, но не от страха. Просто нервы разгулялись. Чертовски хорошее место для встречи с призраками. Наверное, в создавшихся обстоятельствах лучше бы назначить свидание в более людном месте.

Подождав, пока поток машин прервется, она перешла Пятую авеню.

«Соберись, Сэм», – повторяла она себе. Ее новая мантра.

В последний раз оглядев авеню, она расправила плечи и вошла в парк.

За эти годы она видела статую Болто, знаменитой упряжной собаки, всего раза два. Бока пса были до блеска натерты маленькими детскими руками. Даже в темноте у нее ушло менее четверти часа на то, чтобы обойти собаку и выбрать подходящее место в кустах на южной стороне поляны. Она и без часов знала, что пришла минут на десять раньше, и теперь с терпеливым вздохом прислонилась к ближайшему дереву.

Если бы не тихий шум моторов, она с таким же успехом могла бы оказаться в глуши Новой Англии. Нет уж, спасибо. Она предпочитала городские джунгли, где даже на бегу можно раздобыть гамбургер без необходимости сначала загнать зверя и пристрелить.

Двое мужчин прошли совсем рядом, так что она могла коснуться одного и даже вытащить пистолет из-за его пояса, но подобные вещи были не в ее стиле. Может, это коп, работающий под прикрытием и патрулирующий парк? Так или иначе, она не рискнула привлечь его внимание.

Папочка называл Сэм снобом, потому что она соглашалась на работу только в том случае, когда предмет кражи интересовал ее: редкая картина, антиквариат, древняя каменная табличка. Даже у Мартина были свои моральные принципы, и, насколько она знала, он никогда не брал на дело оружие. «Это для громил, которые не могут незаметно войти и выйти», – всегда говаривал он.

Где-то нестройно прозвенели церковные колокола, но она ясно услышала два удара. Два часа. Пора бы Мартину и явиться.

Мимо проследовала парочка кроликов, подергивая носами и ушами, оставляя на своем пути темные катышки и изредка оглядывая небо в поисках сов. Пролетевший мимо велосипедист распугал трусишек. Саманта оставалась в тени, неподвижная, настороженная.

Сорок минут спустя Саманта подвела итоги. За это время она видела с полдюжины пешеходов, тощего пса и то ли кота, то ли большую крысу. Но только не Мартина Джеллико. В старые времена она прождала бы десять минут после назначенного времени, а потом смылась бы, решив, что свидание не состоялось. Но она не видела отца шесть лет. И даже когда он не пришел вовремя, не смогла заставить себя уйти. Может, он просто не решается увидеть дочь.

Она выдохнула, и изо рта вырвалось облачко пара.

– Где тебя носит, Мартин? – прошептала она. Господи, они не виделись шесть лет, и она – его единственная дочь.

Саманта нахмурилась. Если он не умер три года назад, значит, вполне мог разыскать ее. Так почему не сделал этого? В каком аду пропадал? Пока она путешествовала по темной стороне планеты, сумела самостоятельно завершить каждое ограбление, и никто не спутал ее работу со стилем Мартина Джеллико. Впрочем, она никогда не пыталась ему подражать.

Сэм услышала шаги и снова замерла. Сердце заколотилось, хотя к этому моменту она не была уверена, нервничает или сердится. Но тип, идущий по тропе, был почти на полфута выше папаши. Обтрепанное пальто мешком висело на тощей фигуре, и даже с дальнего конца поляны до нее доносился запах застарелого перегара. Он проковылял мимо, бормоча что-то насчет Бэтмена.

Когда она сдалась и взглянула на часы, было почти три.

– Черт, – пробормотала она, выходя на тропинку. Либо это не был Мартин, либо он что-то задумал. А по ее опыту, это что-то не сулило ничего хорошего.

Глава 5

Среда, 3.01

Где-то на улице завыл автомобильный клаксон. Ричард моргнул, нехотя выплывая из глубокого сна, в котором Саманта фигурировала в виде обнаженной русалки. Клаксон снова затрубил, и Рик повернулся на живот.

– Чертова янк, – пробормотал он. Но ответа не получил. Рик приоткрыл глаз, оглядел широкую постель. Широкую пустую постель.

– Саманта! – окликнул он, садясь и щурясь в сторону темной ванной комнаты. Окончательно проснувшись, он скатился с кровати и накинул синий халат.

Саманта всегда любила бродить по ночам, но путешествия учащались, когда что-то ее беспокоило. Что бы она ему ни говорила, как бы ни уверяла, что все в порядке, что-то тревожило бывшую взломщицу.

Завязав пояс, он вышел из спальни, наскоро проверил офис и гостиную. Хм… может, она проголодалась?

Рик, как был босым, спустился на первый этаж. В кухне было так же темно и тихо, как во всем доме.

Вряд ли Саманта будет скрываться в своем доме. Значит… она ушла?

Рик нахмурился; сердце забилось сильнее, несмотря на все уговоры не волноваться раньше времени. Сейчас он проверит гостиную первого этажа. Ничего, кроме двух Хогартов, прислоненных к…

Одного Хогарта, прислоненного к дивану. Знакомый ледяной поток прошел по спине. Рик пригляделся: действительно, осталась одна картина. Теперь исчезновение Саманты не казалось всего лишь слегка раздражающим обстоятельством. Пропала Сэм, пропала картина.

На какую-то долю секунды он усомнился в ней! И также быстро выбросил эти глупости из головы. Может, эти два факта как-то связаны, но она не брала Хогарта, Он сознавал это сердцем и умом.

Выругавшись, Рик бросился наверх, чтобы натянуть что-нибудь поприличнее. Роясь в гардеробе, он случайно глянул в висевшее рядом зеркало. В нем отражалась сторона постели, где спала Саманта. Смятые простыни, и ни следа одежды, которую она всегда тут хранила.

Надев джинсы, Рик бросился в ванную. Ничего… да он и сам не знал, что найдет, кроме разве записки на клейком листочке, которые она иногда оставляла на зеркале. Но ничто не омрачало гладкую поверхность.

– Черт, черт, черт!

Едва ли не впервые в жизни он не был уверен, что следует предпринять дальше. Его обокрали. Нужно вызывать полицию. Но пока он не узнает, где Саманта и каким образом замешана во всем этом, никакой полиции.

Но тут он сообразил, что полиция уже в пути. Проходя мимо тумбочки, он заметил на телефоне красный подмигивающий глазок. Включилась тревожная сигнализация, и охранная фирма наверняка вызвала Уайлдера, чтобы тот подтвердил факт взлома. Черт побери!

Не успел он спуститься вниз, как взвыли сирены и в окнах замелькали красные и голубые огни.

Вот дерьмо!

– Сэр! – воскликнул Уайлдер, встретив его в вестибюле. Дворецкий был непривычно растрепан и успел надеть клетчатый халат поверх черных пижамных брюк и такого же цвета шлепанцы. – Сигнализация сработала. Кто-то вломился в дом, и полицию немедленно уведомили.

На какую-то секунду Рика охватило облегчение. Саманта в жизни не позволила бы себе так грубо обойтись с сигнализацией… если только не сделала это нарочно. Вот тебе и облегчение.

– Что именно было взломано?

– Верхнее окно в глубине коридора. Пропади все пропадом!

– Откройте дверь полиции, – велел он, перепрыгивая через две ступеньки.

Черт возьми, где ее носит?

Пока дворецкий приветствовал четверых полицейских, Ричард наскоро разделся и снова накинул халат. За эти жалкие секунды он успел разложить все по полочкам: сколько знает он, что можно рассказать полицейским, рассказать о похищенной картине или рискнуть быть пойманным на лжи чуть позже. Но главное – что ответить, когда спросят, сколько человек живет в доме, и где, дьявол ее побери, она может быть в три часа утра?

Заслышав топот ног по лестнице, он распахнул дверь спальни.

– Какого черта тут творится?!

– Ваша сигнализация сработала, мистер Аддисон, – услужливо пояснил один из полицейских. – Отойдите в сторону, и мы обыщем дом на предмет обнаружения посторонних.

Выхватив пистолеты, они обшарили каждый уголок по пути к верхнему окну. Если они ничего не найдут, стоит, пожалуй, отослать их, а уж потом обнаружить пропажу картины… после того, как отыщется Саманта. Беда в том, что если кто-то другой украл картину, он хотел, не теряя времени пустить детективов по следу.

– Взгляни-ка, – заметил один из полицейских. – Целый переплет выставлен, а на стекле – царапины.

Именно над этим окном Саманта поработала сегодня. Она также починила его, как могла, потому что результаты были налицо.

Рик бросил взгляд на Уайлдера. Дворецкий, разумеется, не собирался выдавать какую-либо информацию, но, судя по его виду, был весьма взволнован.

– Вы ничего не слышали? – спросил офицер, на бейдже которого значилась фамилия Спанолли, вынимая из кармана блокнот.

– Только сирены.

– Необходимо немедленно проверить, на месте ли ценности, – продолжал Спанолли.

– Судя по размерам и виду дома, боюсь, это не так легко сделать, – проворчал другой.

– Разумеется, я посмотрю, – кивнул Рик, направляясь к своему офису. Чем дольше он будет оттягивать сообщение о пропавшем полотне, тем больше времени у него останется для выработки стратегии.

– Кто еще живет здесь в этом доме?

Рик медленно втянул в себя воздух. Если они смотрели светскую хронику, значит, уже знают ответ на это.

– И кто это может быть.

Неожиданно возникла другая проблема, хотя довольно незначительная в сравнении с первой. Кем он может представить Саманту? Подружкой? Слишком инфантильное определение для человека, которому за тридцать. Любовница? Звучит пошло. «Моя бесценная»… пожалуй, лучше, но слишком несовременно и отдает «Властелином колец».

– Саманта Джеллико, – нерешительно ответил он, решив, что это самое неопределенное и самое точное описание. – Она живет со мной.

Полицейские снова стали переговариваться. Либо пронюхали, что она занимается системами безопасности, либо знали о занятиях ее отца.

– Где она сейчас, мистер Аддисон?

Всякую выданную им информацию позже придется обосновывать.

– Поехала развеяться.

– В три часа ночи?

– Ей хотелось увидеть ночной Манхэттен. У меня совещание с утра пораньше, – пояснил он, пожав плечами и слегка улыбаясь. – А она – человек нетерпеливый.

Наскоро осмотрев офис, он снова повернулся к офицеру Спанолли:

– Насколько я могу судить, здесь все ценности на месте.

– Вы были в спальне, верно?

– Да.

– Перейдем в соседнюю комнату. И не торопитесь, мистер Аддисон. Кто-то, несомненно, вскрыл окно. В городе работает банда взломщиков.

Превосходно. Еще вопросы, на которые у него нет желания отвечать. Вопросы, на которые он не может ответить. Нужно немедленно позвонить поверенному, Тому Доннеру. Но в три часа ночи и на расстоянии в несколько штатов ему нужно нечто более существенное, чем «Я.не могу найти Саманту», сопровождаемое признанием: «Картина Хогарта пропала». Том мгновенно сложит два и два и посчитает Саманту виновной. Происходи все это четыре месяца назад, Рик подумал бы то же самое.

Кроме того факта, что он доверял ей: если бы даже Саманта разлюбила его и решила сбежать, все равно не взяла бы Хогарта. В доме на Палм-Бич висели Пикассо, два Рембрандта и Гейнсборо, не считая двух дюжин других шедевров. Основная часть коллекций находилась в его английском доме, в графстве Девоншир. Конечно, Хогарта только сейчас обнаружили. Но он отнюдь не был самой ценной картиной в собрании. Кроме того, он и так подарил бы полотно ей.

– Мистер Аддисон?

Он вздрогнул.

– Дальше идет гостиная.

Кажется, на этот раз он действительно растерялся. Не в его привычках намеренно оттягивать события. И все же в эту минуту ничего другого не оставалось… Когда они спустятся вниз, ему придется заметить, что картина пропала.

На верхней площадке стоял еще один мужчина, в темном, поразительно элегантном костюме и галстуке. С такой модной прической и дорогими туфлями он вполне мог бы сыграть копа в одной из серий «Закон и порядок».

– Вы Аддисон? – спросил он, не потрудившись выплюнуть изжеванную зубочистку.

– Совершенно верно. А вы?

– Детектив Горстайн. Расследование краж со взломом, Вы спали, когда это случилось? – спросил детектив, оценивающе оглядев халат Рика.

– Проснулся от воя сирен, – не моргнув глазом солгал тот.

Горстайн кивнул.

– Что-то пропало?

Спанолли выступил вперед:

– Пока ничего. Мы проверили офис и гостиную. Они вломились сюда, – продолжал офицер, ткнув ручкой в сторону окна. – Стекло выставлено.

Горстайн согласно хмыкнул, протиснулся мимо и заглянул в спальню.

– Где ваша подружка?

Рик постарался скрыть раздражение. Он по-прежнему держит все под контролем, но придется действовать осторожно. Этот Горстайн, очевидно, почитывает таблоиды.

– Ее нет дома, Наслаждается достопримечательностями.

– Ладно.

Детектив что-то прошептал одному из полицейских, который немедленно направился вниз.

– Мои эксперты все еще на первом этаже. Спанолли, найдите Джину и попросите проверить подоконник на наличие отпечатков. Пошлите Тейлора к запасному выходу, чтобы проверить отпечатки там. Сюда явно вломился не Человек-паук.

– Да, сэр.

И Спанолли, только что не щелкнув каблуками, исчез внизу.

– С вами целая бригада экспертов? – удивился Ричард. – Но здесь не убийство.

– Нет, всего лишь грабеж. Возможно. Но вы Рик Аддисон и платите кучу налогов, – соизволил пояснить Горстайн, перебросив зубочистку в другой угол рта – Вы ведь сегодня были на аукционе «Сотбис», верно?

– Откуда вы знаете?

Возможно, осмотрительнее было бы не спрашивать, но нужно понять, кто этот тип и сколько неприятностей он способен доставить Саманте и самому Рику.

– Сообщили в новостях, как раз после спорта. Вы купили пару картин и большую статую.

Дьявол!

– Купил.

– Они здесь?

– Картины внизу, в гостиной.

– Вы проверили, на месте ли они?

– Не успел. Мы начали обыск сверху.

– Не слишком умно с вашей стороны, – заметил Горстайн, снова направляясь к лестнице. – Потрать я только сейчас пару миллионов, естественно, захотел бы убедиться, что все на месте.

Ричард чуть прищурился.

– На вашем месте я не стал бы называть глупцом человека, который платит кучу налогов, детектив, – отрезал он. Горстайна надо поставить на место. Пусть помнит, где находится и с кем имеет дело. И, что всего важнее, кто здесь главный.

– Верно. Прошу прощения. Но все равно давайте проверим ваши картины, согласны, мистер Аддисон?

– Разумеется.

Очевидно, Горстайн был человеком иного калибра, чем те полицейские, что почтительно сопровождали Ричарда. А детектив уже кого-то подозревал. Кого и до какой степени, Рик пока не знал. Но намеревался выяснить как можно скорее.

Стараясь взять себя в руки, он спустился вниз впереди Горстайна. Там, во Флориде, Саманта умудрилась заслужить уважение и даже доверие по крайней мере одного сотрудника полицейского департамента Палм-Бич. Здесь, на Манхэттене, полиция слишком хорошо знала имя и репутацию ее отца. А также помнила о некоторых нераскрытых кражах со взломом.

Однако Мартина Джеллико поймали и осудили за многочисленные кражи дорогих предметов искусства и антиквариата. Кроме того, он умер в тюрьме. Они могут думать о Саманте что угодно, но доказательств у них нет. А он потратил бог знает сколько времени на то, чтобы отвести от нее все подозрения. Теперь она на виду, хотя бы потому, что живет с ним, Риком Аддисоном, светским человеком и миллиардером, и он никому, в том числе и себе, не позволит об этом забыть.

– Постарайтесь ничего не касаться, мистер Аддисон, – предупредил Горстайн, когда они вошли в нижнюю гостиную.

– Я живу здесь, – бесстрастно произнес Ричард, – и думаю, здесь повсюду можно найти отпечатки пальцев: мои, Саманты, Уайлдера и обеих горничных.

– Не хотелось бы, чтобы вы смазали чьи-то еще отпечатки. Итак, где картины?

– Вон там.

Оба медленно зашагали к дивану, где стояла одна картина, упакованная в плоский ящик, обернутая сначала слоем мягкого волокна, а потом – толстой коричневой почтовой бумагой. Почему-то это зрелище снова с той же силой поразило Рика. Возможно, подсознательно он надеялся, что Сэм каким-то таинственным образом возникла в доме и раздобыла вторую картину.

– Сколько полотен вы привезли домой? – осведомился Горстайн, жестом подзывая одного из полицейских.

– Два.

– Я вижу одно.

Ричард с притворным уважением воззрился на него:

– Теперь я знаю, почему вы выбились в детективы.

– Да, я весьма наблюдателен. Во сколько она вам обошлась?

– Это зависит оттого, какую именно украли. От пяти до двенадцати миллионов долларов.

– Американских?

– Совершенно верно. Американских долларов.

Горстайн громко откашлялся.

– Прекрасно. Мне нужны несколько снимков комнаты. Пусть эксперты снимут отпечатки со всех поверхностей. Потом мы посмотрим, какая картина украдена. Прошу.

Он посторонился, пропуская Ричарда.

– Выйдем отсюда. Мне нужно переброситься с вами парой слов.

– Мне не хотелось бы, чтобы дело получило огласку, – заметил Ричард, уводя детектива в безлюдную кухню. – Не хватало еще, чтобы пресса раздула дело об ограблении!

Детектив бесцеремонно развалился на кухонном стуле.

– Простите, но происшествие, похоже, совершенно вас не удивило, мистер Аддисон.

– Может, мне следовало упасть в обморок? – сухо сказал Рик. – В мой дом вломились, и по коридорам шныряют полицейские. Пропала картина, нет, я не удивлен. И навряд ли вы единственный узнали из сегодняшних новостей, что я приобрел на «Сотбис» несколько предметов искусства.

– Тут вы правы. Поэтому подозревается весь Манхэттен. Как насчет вашей подружки?

Быстро он сообразил!

– Не мелите чуши!

– Ее здесь нет, вашей картины здесь нет, а фамилия девушки – Джеллико.

– Она вернется и, кроме того, не имеет ничего общего со своим отцом. Поверьте, стоило сказать слово, и я подарил бы картину ей.

Горстайн вынул зубочистку, оглядел размочаленный конец и снова сунул между зубов.

– Рад, что вы так считаете, но ваше мнение вряд ли поможет расследованию. И наверное, вам не известно, что мы в участке соревнуемся, кто раньше отыщет преступника. За это начисляются очки.

– Весьма ценю ваш сарказм, – ехидно произнес Рик. – Но предпочитаю, чтобы вы нашли истинного преступника, а не теряли время, гоняясь за невинными людьми.

– Прошу вас встать на мою точку зрения, – не сдавался детектив. – В новостях передали, что на аукционе вы потратили почти тридцать миллионов баксов. Потом я получаю вызов в ваш дом, где только что случилась кража со взломом. Здесь я обнаруживаю, что пропала ваша подружка, дочь известного в узких кругах взломщика. Что мне прикажете думать? «Ага, она исчезает в ту ночь, когда эти самые картины Хобарта…»

– Хогарта, – процедил Ричард сквозь зубы.

– Когда картины Хогарта привезли в дом. Дело с самого начала дурно пахнет. Но вы, человек, которого никак нельзя посчитать идиотом, даже не потрудились проверить, целы ли картины, пока я практически не вынудил вас это сделать. Повторяю, мистер Аддисон, все это весьма подозрительно. Похоже, вы точно знали, что пропало и почему. И бьюсь об заклад, картины были застрахованы.

– Понятно. В таком случае давайте прекратим этот разговор, и я немедленно звоню своему адвокату. Не стоит дважды повторять одни и те же действия. Пусть за всем наблюдает мой поверенный.

– Что же, неплохая мысль, – кивнул Горстайн, выпрямляясь. – Звоните по этому телефону. И не расхаживайте по дому, пока эксперты не закончат работу.

Ричард посмотрел вслед детективу, выходившему из кухни, и, прежде чем успел облегченно вздохнуть, получив несколько минут на раздумья, в комнату вошел другой полицейский и сел за стол. Очевидно, Горстайн отдал приказ не оставлять его одного. Если бы не Саманта, Ричард отбросил бы его щелчком, как надоедливого жука.

В этом вся чертова суть проблемы. Пока он не будет точно знать, где Саманта и каким образом замешана во всем этом, его руки связаны. И если он не будет крайне осторожен, эти самые руки могут оказаться в стальных браслетах. Черт!


Когда такси остановилось на противоположном углу от дома, Саманта посмотрела на часы. Три двадцать. Здорово! Рик всегда очень рано вставал, так что еще час-другой – и он будет на ногах. Она ничего не имела против бессонных ночей, но только в тех случаях, если проводила ночь в объятиях любовника или шла на дело. Сегодня же пришлось битый час проторчать в кустах Центрального парка!

Но сейчас ей было не до сна. Сэм знала точно: Мартин ей не привиделся. И к тому же намеренно уклонился от встречи. Значит, нужно срочно позвонить Стоуни. И теперь нужно сообразить, что следует открыть Рику… и стоит ли что-то говорить вообще.

Впрочем, что там говорить, если она сама почти ничего не знает. Неожиданная встреча и дурное предчувствие вряд ли могут служить доказательствами для здравомыслящего человека. Все же…

– Стоять на месте!

Сэм на мгновение замерла. Какой-то тип семенил к ней по тротуару. С одним она как-нибудь справится, несмотря даже на то что в одной руке он держал пистолет. Какого черта она позволила себе так расслабиться, что ничего не заметила, пока он практически не набросился на нее?

Сердце девушки тревожно екнуло, давно забытый фонтан адреналина забил в крови. Саманта слегка пожала плечами, позволив сумочке соскользнуть с плеча на запястье, и стиснула ремешок. Не слишком-то грозное оружие, но он, возможно, не ожидал сопротивления.

– Почему бы тебе не сбавить темп, котик? – протянула она с мягким южным акцентом. – Разве можно пугать девушку до полусмерти такими наездами?

– Встать на колени, руки на голову!

Она слышала эти слова в каждой части полицейского сериала, который смотрела по телевизору. Душа ушла в пятки, когда она заметила блеск полицейского значка.

– Я живу прямо за углом, – попыталась объяснить она пятясь в сторону Центрального парка. – Дом двенадцать. Я живу с Риком Аддисоном.

– На колени! Вот дерьмо!

Каждая мышца, каждый инстинкт вопили сиренами, призывая ее бежать. Но, заглушив этот порыв, Саманта встала на колени, напомнив себе, что не сделала ничего дурного. Конечно, провести ночь в Центральном парке – это чистое безумие, но не преступление.

– Руки на голову. Переплетите пальцы, – командовал полицейский.

– Ладно-ладно, только успокойтесь. Уже поздно, и я устала.

Коп постучал по микрофону, прикрепленному к плечу, и сказал нечто, прозвучавшее, как «Я ее взял», прежде чем зашел Сэм за спину и схватил за руки.

Судя по всему, они искали именно ее. А это худо, очень худо!

Холодный, жесткий и очень тесный наручник сомкнулся на запястье.

– Иисусе, – пробормотала она, душа панику при мысли о том, что ее наконец сцапали. – Может, хотя бы скажете, что происходит? С Риком все в порядке?

Вместо ответа коп заломил ее правую руку за спину и защелкнул второй браслет.

– Вставайте, мисс.

По крайней мере, он хотя бы относительно вежлив. Саманта, неловко ворочаясь, поднялась. Держась одной рукой за цепочку наручников, коп пошарил другой по ее рукам, ногам и талии. И к счастью, не заметил скрепки в наружном кармане левой штанины, что значительно улучшило ее настроение. Имея скрепку, можно открыть наручники быстрее, чем коп успеет глазом моргнуть.

Больше всего ее беспокоило то, что коп отказывался отвечать на вопросы.

– Пожалуйста, объясните, что случилось, – взмолилась она, споткнувшись, поскольку коп как раз в этот момент подтолкнул ее в спину. – С Риком все в порядке?

– Насчет этого поговорите с детективом Горстайном.

– Отдел убийств? – пролепетала она, надеясь, что это не так.

– Грабежи.

Слава Богу! Рик жив. И никто не умер, что само но себе большое счастье.

Коп снова подтолкнул ее вперед. Очевидно, он привык задерживать громил и пьяниц. При желании она могла бы всадить колено ему в пах и раствориться в ночи.

Едва они приблизились к углу, Сэм заметила вспышки красных и голубых отблесков на зданиях и деревьях. Интересно… Еще несколько футов, и она сообразила бы, что происходит. И скорее всего сумела бы сбежать.

Сэм насчитала пять патрульных машин, микроавтобус и автомобиль без опознавательных знаков с красным сигналом на заднем стекле. Ни «скорой помощи», ни пожарных, но что-то определенно случилось, и случилось в ее… то есть в доме Рика.

Симпатичный парень в темном костюме встретил ее у подножия лестницы.

– Вы, должно быть, Горстайн, – кивнула она.

– А вы, полагаю, мисс Джеллико, – бросил он, продолжая грызть зубочистку. Вероятно, недавно бросил курить, вот и пытается чем-то заменить сигарету. Впрочем, для копа слишком хорошо одет.

Разглядывая его, она мысленно избирала линию поведения. Стоит казаться паинькой? Или стервой? Но, поскольку копов было куда больше, а на ее запястьях – браслеты, пожалуй, разумнее будет притвориться дружелюбной.

– Да, я Сэм Джеллико. Протянула бы руку, но, к сожалению, моя свобода ограничена.

Уголок его губ слегка покривился.

– Восемь лет назад я расследовал один из грабежей вашего отца. К сожалению, мы так и не нашли то полотно Энди Уорхола. Бьюсь об заклад, даже Мартину до вас далеко.

Господи, при чем тут Мартин? Это она увела тогда Энди Уорхола!

Ее даже затрясло от страха.

– Я не мой отец, – процедила она. – И хотела бы знать, что тут творится.

– Но сначала мне нужно задать вам пару, вопросов.

– Никаких ответов, пока вы не скажете мне, всели в порядке с Риком.

– С Аддисоном? Все в полном порядке. Сидит на кухне и скорее всего беседует по телефону со своим адвокатом.

Класс! Не хватало еще впутать во все эти дела Тома Доннера, этого ретивого бойскаута!

Но тут до нее по-настоящему дошли слова Горстайна.

– Зачем Рику понадобился адвокат.

– Об этом лучше узнать у него. А теперь прошу объяснить, где вы были от полуночи до трех.

– По-моему, это мое личное дело, – огрызнулась она. – Я что, арестована?

Он оглядел ее, прежде чем кивнуть:

– Именно так.

– В этом случае прошу зачитать мне мои права, и я желаю увидеться с Риком Аддисоном.

– Нет. Руис, зачитай даме права.

Коп, надевший на нее наручники, вытащил из нагрудного кармана небольшую карточку. Саманта наскоро оглядела окна близстоящих домов, откуда выглядывали любопытные физиономии соседей. У двоих даже были камеры. Мать твою за ногу!

Сэм глубоко вздохнула.

– Вы имеете право молчать. Помните, все, что вы…

– Рик!

Горстайн перекусил зубочистку.

– Ведите ее в машину. Допросим в полицейском участке.

Но стоило Руису потащить ее к ближайшей патрульной машине, как Саманта уперлась ногами в землю.

– По крайней мере объясните, за что меня арестовали.

Горстайн с похоронным видом уставился на половинки зубочистки, прежде чем уронить их на тротуар.

– Кража в крупных размерах.

– Чего именно?

Коп, стоявший в дверях дома, отлетел в сторону, Рик босиком и в одном синем халате, сбежал с крыльца и бросился к ней.

– Саманта!

– Тащите ее в чертову машину, – прорычал Горстайн и подхватив ее под локти, оторвал от земли. Второй коп тем временем распахнул дверцу машины. – Нельзя, чтобы они сговорились!

Значит, Рика тоже в чем-то подозревают?

– Какого дьявола тут творится?! – завопила она.

– Хогарт пропал, – откликнулся Рик. Горстайн на секунду оставил ее и попытался оттеснить его в дом. – Я сказал, что ты поехала осматривать город, но они, очевидно, не поняли, какую ошибку совершили.

Руис толкнул ее так, что она влетела на заднее сиденье машины. Должно быть, на ее лице отразились эмоции, которые она в этот момент ощутила, потому что Рик очень тихо сказал что-то Горстайну и детектив резко отодвинулся.

– Одна минута, – предупредил он.

– Саманта, – пробормотал Рик, нагибаясь к дверце, – не делай ничего опрометчивого. Я поеду за тобой в участок, и к завтраку ты будешь на свободе.

– Даешь слово?

Она судорожно глотнула воздух, понимая, до чего по-детски звучит это «даешь слово», и все же отчаянно нуждаясь в ободрении.

Он спокойно встретил ее взгляд.

– Даю слово. Только не убегай, Сэм.

Очевидно, он куда больше копов знал о тонкостях ее ремесла.

– Ладно, – буркнула она.

Саманте ничего-не-стоило убежать. И она так и сделала бы, если бы не одно обстоятельство. Смывшись, она больше никогда не увидит Рика. И чтобы не допустить этого, она даже позволит взять у себя отпечатки пальцев. Отец перевернулся бы в могиле… если бы лежал там на самом деле. А вот она, вполне даже вероятно, торопится именно в этом направлении.

Глава 6

Среда, 3.32

Едва полицейская машина увезла Саманту, в доме разгорелась открытая война.

– Я не заявлял о чертовом преступлении, – рявкнул Рик, не давая Горстайну войти в вестибюль. – И желаю, чтобы ваши люди немедленно убрались из моего дома. Кроме того, я требую отпустить Саманту Джеллико, извиниться перед ней и доставить домой. В данный момент я решаю, подавать ли в суд на ваш департамент за незаконный арест и вторжение в дом.

– Послушайте, мистер Аддисон, ваш дворецкий подтвердил факт взлома, а охранная фирма вызвала нас. Вы уже признали, что картина пропала.

– Я ошибся. Проваливайте.

– Не можем. Как только выясняется, что произошла кража, мы открываем дело. И если картины застрахованы, мы действуем не в ваших интересах, для нас главное – истина.

– Очень благородно. Надеюсь, когда вас вышибут из полиции и вы сумеете устроиться водителем или помощником судомойки, будете испытывать те же чувства.

– Что, если мы постараемся покончить с этим по возможности быстро и безболезненно? – продолжал детектив, вынимая из кармана новую зубочистку, которую и сунул между зубами. – Если вы вернетесь на кухню, мы довольно быстро завершим осмотр.

– О нет, меня это не устраивает. Я требую, чтобы вы закончили сейчас.

– Хорошо, но в таком случае мне придется получить ответы у мисс Джеллико.

А вот этого ему не стоило говорить.

– Предлагаю вам именно так и поступить, – угрожающе тихо посоветовал Ричард. – Желаю удачи.

– Все прошло бы куда более гладко, согласись вы сотрудничать, – поморщился Горстайн.

– Все прошло бы куда более гладко, не арестуй вы Саманту.

– Я мог бы арестовать вас. Не заставляйте меня передумать.

Ричард улыбнулся, хотя ему было не до веселья.

– Был бы очень рад, если бы вы передумали.

Молчание.

– Нет? В таком случае прощайте. У вас две минуты на то, чтобы убраться из моего дома. Возвращайтесь с ордером. Если кто-то захочет узнать, почему я вас вышвырнул из дома, объясните, что это из-за публичного ареста Саманты.

С этими словами Рик повернулся, вошел в дом, схватил сотовый и нажал кнопку скоростного набора.

– Алло? – раздался сонный голос после третьего звонка.

– Том, прости, что разбудил тебя так рано. Но мне необходима твоя помощь, – объявил Рик, поднимаясь в спальню.

– Рик? – насторожился Том. – Что случилось?

– Ко мне в дом вломились и украли одну из только что купленных картин.

Захлопнув за собой дверь спальни, он сбросил халат и снова потянулся за одеждой.

– С тобой ничего не случилось?

– Я проспал самое главное, – заверил Рик, натягивая джинсы.

– Украденная картина? Вот как? А где Джеллико?

– Закована в наручники и едет в участок, – гневно вырвалось у Рика. Насколько бы она ни, была замешана в этом деле, Саманта принадлежит ему. И никто не смеет увозить ее против ее чертовой воли.

– А она…

– Только посмей спросить, черт побери! Я еду в участок. А ты позвони Филу Риптону, пусть он поднимет на ноги всех своих помощников и всех судей на Манхэттене, но к рассвету она должна быть дома!

– Рик, сейчас четыре ут…

– Ты справишься с этим? – перебил Ричард. – Я прошу тебя об услуге, потому что ты знаешь историю Саманты, и потому что я тебе доверяю.

Том шумно выдохнул.

– Я немедленно берусь за дело.

– Спасибо. Позвони на мобильный, когда узнаешь что-то.

Ричард захлопнул флип телефона, швырнул на кровать и надел рубашку и легкий пиджак. Сначала он хотел вызвать Бена с лимузином, потому рассудил, что лимузин у полицейского участка привлечет ненужное внимание, которое не пойдет на пользу ни ему, ни Саманте.

Рик сунул в карман бумажник и спустился вниз.

– Уайлдер, – сказал он, увидев, что дворецкий раздает чашки с кофе полицейским, стоявшим на тротуаре. – Я ухожу. Мобильник со мной. Если нужно, звоните, но не смейте впускать их без ордера.

Ему до смерти хотелось запретить раздачу кофе, но тут Уайлдер прав: не стоит восстанавливать против себя департамент полиции Нью-Йорка, особенно теперь, когда они схватили Саманту. Кроме того, сейчас он сражается исключительно против Горстайна!

– Я прослежу за всем, сэр.

Станолли стоял поодаль, пил кофе и болтал с коллегами.

– Полагаю, детектив Горстайн уехал? – спросил Ричард.

– Вернулся в участок. Вам нужен?..

– Увижусь с ним там.

– Мистер Аддисон, вам нельзя никуда ехать, пока мы не закончим здесь.

– Я отправляюсь в участок, – заявил Ричард, которому втайне очень хотелось, чтобы полицейские попробовали его остановить. – Если у вас с этим проблема, пожалуйста, объясните, какая именно.

– Э… нет, сэр.

Несмотря на нелюбовь к вмешательству в свою личную жизнь, Ричард предположил, что собравшаяся толпа зевак и папарацци имеет свои преимущества. Полицейские не посмеют сотворить какую-нибудь пакость в присутствии стольких свидетелей. Игнорируя вспышки камер, он остановил такси и сел.

– Вам куда?

Рик прочел адрес участка, напечатанный на отданной ему Горстайном карточке. В машине стоял слабый неприятный запах, но Рик лишь мельком отметил это. Он ломал голову над тем, что скажет Саманте, когда та выйдет на свободу. Нужно сделать все, чтобы она не вздумала исчезнуть туда, где почувствует себя в безопасности и где никто, включая его самого, не сумеет ее найти.

Если бы картину взяла она, то не позвала бы его. Это он знал твердо. Значит, кто-то другой вломился в дом и украл то, что принадлежит ему. Вещь, стоившую двенадцать миллионов долларов.

И все же, как ни странно, она в этом замешана. Исчезает посреди ночи и появляется, как раз когда полиция шарит в доме, Учитывая обстоятельства, он не только хочет услышать от нее кое-какие чертовы ответы, но и имеет на это полное право.

Ричард выругался себе под нос. Пять месяцев назад с помощью Саманты он обнаружил, что люди, которым он доверял, похищали его картины и заменяли их подделками. Трое сели в тюрьму, а остальные трое погибли, но все это начиналось при куда более благоприятных обстоятельствах.

Да, его собрание застраховано, и да, он знал, на что намекал Горстайн: что Рик мог получить двенадцать миллионов страховки, а картину спрятать в одном из своих бесчисленных домов или замков.

Вот только детектив не понимал одного: Рик не потерпит ни единого пятнышка на своей репутации, даже если об этом пятнышке будет знать только он. И сейчас дело было не в деньгах, а в том, что кто-то посмел его ограбить. Но как только он вытащит Саманту из этого переплета, бросит все силы на то, чтобы найти злодея.

Зазвонил мобильный телефон.

– Аддисон, – бросил он в трубку.

– Рик, это я, Том. Я разбудил Фила, и он работает над тем, чтобы освободить Джеллико. Он просит тебя позвонить, чтобы фирма смогла подать иск о моральном ущербе и дискредитации.

– Дискредитации?

– Утренние новости только что начались, и ты – главный герой. Полицейский участок уже окружили папарацци.

– Черт бы все это побрал! Я еще даже не добрался до участка!

– Немедленно звони Филу, пока еще не успел туда доехать. У него возникла пара неглупых идей. Дело не только в Джеллико. Твоя репутация тоже может пострадать.

– Знаю.

– Ладно, вижу ты здорово зол. Я просто пытаюсь играть роль голоса разума.

Возможно, Рику не помешает прислушаться к таковому. И поскольку план взять тюрьму приступом и освободить Саманту казался несколько непродуманным, то следовало принять совет Тома, тем более что Горстайн вряд ли питает к нему дружеские чувства.

– Дай мне номер Риптона, – попросил он, вспомнив, что оставил наладонник на туалетном столике.

Отключившись, он немедленно набрал номер поверенного.

– Фил? Это Рик.

– Рик! Ну и ночка выдалась! Только в Нью-Йорке может быть такое!

– Что сказал тебе Том?

– Что твою девушку арестовали и что ее папаша – прославленный взломщик. Весьма слабые основания для ареста.

– Слабые или нет, но сейчас ее допрашивают в полицейском участке. Это совершенно неприемлемо.

– Ты сейчас где?

– В такси. В пяти минутах езды от участка.

В трубке послышались приглушенные голоса.

– Рик, примерно в квартале от участка есть кафе «Стар-бакс». Жди меня там.

– Я еду за Самантой.

– Если ты появишься в участке один, они попытаются обвести тебя вокруг пальца и заставят наделать глупостей. Они просто обожают, когда богатенькие мальчики начинают им угрожать, особенно если явишься один, без адвоката, а вокруг уже наверняка кишит пресса. Копы будут счастливы завести на тебя дело.

– Я не дурак, – оборвал Рик, хотя сознавал, что и без того, находится на взводе и уже успел пригрозить Горстайну. – И не оставлю Саманту там ни на минуту.

– Послушай, я еду к судье Пеноса. Дай мне полчаса, и встретимся в кафе. Я раздобуду предписание судьи, и мы живо вытащим ее без всяких проволочек.

А вот это хороший план. Чем сильнее будет подкрепление, тем скорее они выиграют бой. Ричард даже сравнил логику Фила Риптона с теми наклонностями, которые Сэм назвала идеалами рыцаря в сверкающих доспехах.

– Тридцать минут, Фил. После этого я звоню губернатору и, если понадобится, иду туда во главе Национальной гвардии!

– Договорились. Я понимаю твои чувства, Рик. Но подожди меня.

Он подождет. Полчаса. И ни чертовой секундой больше.


Детектив Горстайн обошел серый металлический стол и неожиданно впечатал кушак в исцарапанную столешницу. Саманта с притворным зевком подняла на него глаза.

– Так вы добрый коп или злой?

– Я всего лишь парень, который хочет дать тебе отдохнуть, если расскажешь, где была прошлой ночью.

Теперь, освободившись от наручников и преодолев первый приступ паники, вызванный арестом и доставкой в полицейский участок, она постепенно пришла в себя и даже начинала наслаждаться сложившейся ситуацией, поскольку определенно умела манипулировать людьми и намеревалась поиграть с этим типом в кошки-мышки, И совсем не обязательно быть с ним доброй и приветливой, потому что именно он приказал надеть на нее наручники и потому что они оба знали: если для того, чтобы освободить ее, понадобится поднять со дна «Титаник», Рик сделает это. До сих пор худшим было то, что с неё сняли отпечатки пальцев и сфотографировали. Позже она подумает над тем, как вытащить из полицейской картотеки и то, и другое.

– Я буду куда более склонна верить вам, – протянула она, – если принесете мне диетическую колу и позволите позвонить по телефону.

Он схватил телефон с дальнего конца стола и повертел перед ее носом.

– Я вам не помешаю.

– Но и уйти – не уйдете, так ведь?

– Уйду.

– И встанете по другую сторону зеркала, верно?

Его зубочистка дернулась.

– Угу.

– Прекрасно, – присвистнула она. Если бы он хоть на минуту оставил ее в покое, она позвонила бы Стоуни. Рик, конечно, старается освободить ее, но нужен человек, который помог бы разрешить проблему Мартина, тем более что ей стало известно об исчезновении Хогарта, как раз когда она сообщила отцу, что будет ждать его в парке.

Под пристальным взглядом Горстайна она набрала номер Рика.

– Аддисон, – немедленно ответил тот.

Саманта сделала вид, что при звуках его голоса с ее плеч упала огромная тяжесть.

– Привет, мой горячий пирожок.

– Саманта! С тобой все в порядке?

– Они направляют мне в лицо прожектор и заставляют слушать Манилова,[2] – пожаловалась она.

Молчание.

– Рад, что ты развлекаешься, – выговорил он наконец, – тем более что я нахожусь на грани нервного срыва.

– Только не говори мамочке, – прохныкала она.

– Тебя слушают? – резко спросил он.

– Еще бы!

– Дай мне десять минут, любимая. Постарайся не сорваться.

– Это мне раз плюнуть.

– О'кей, – перебил Горстайн. – Ваше время истекло.

Саманта вытянула губы в трубочку, чмокнула воздух и повесила трубку. Она и без того знала, что Рик уже в пути, но услышав это от него самого, едва не потеряла сознание от радости.

Облегченно вздохнув, она дерзко уставилась на детектива.

– Вы, видно, считаете все это очень забавным, – продолжал детектив, облокотившись на стол, – но я действительно пытаюсь найти картину ценой в двенадцать миллионов долларов.

– В таком случае не следовало бы зря терять время, докапываясь до меня, старина. Потому что, если это ваш метод расследования, я найду Хогарта, прежде чем вы успеете оглянуться.

– Тогда почему бы не подсказать нам, с чего начать поиски?

У нее на этот счет родилась неплохая идея. Не с чего, а с кого…

– Эй, не забыли? Мой бизнес – защищать ценности других людей. Не красть.

– Следовательно, вы все равно плохо делаете свою работу, не так ли?

– Ешьте меня поедом. Я на все готова.

Он прав: она плохо справляется со своими обязанностями. Честно говоря, именно ее отсутствие позволило взломщику… то есть Мартину, украсть картину. Черт, до чего противно, когда ею манипулируют! И это при ее жизненном опыте!

– Кажется, я попал в точку?

Сэм подняла брови.

– И что вы этим хотите сказать?

– Что вы либо говорите правду, либо я не ошибся, и вы замешаны в этом по самые уши. Иначе говоря, я пока не решил.

– Что же, поскольку я все еще жду своего адвоката и свою колу, вам придется довольствоваться этим.

Горстайн принялся энергично жевать зубочистку. Возможно, у него их целый запас.

– Скажите, если бы я не арестовал вас, беседа велась бы в ином тоне?

Саманту так и подмывало ответить начистоту. Но этот тип хитер и увертлив, и следовало бы об этом помнить.

– Возможно, нет, – задумчиво вздохнула она, – если только вы снабдили бы меня кое-какой информацией и принесли содовую. В этом случае мы могли бы вместе поразмыслить над некоторыми фактами.

– Значит, вы помогли бы мне. Она невесело усмехнулась:

– Да. Если бы вы меня не арестовали. Боюсь, подобные вещи непоправимо портят отношения.

– Вы Джеллико и, следовательно, по моему мнению, способны на многое.

– Глупость чистой воды. И где моя чертова содовая?

Горстайн оглянулся на зеркало во всю стену.

– Принеси содовую.

– Похолоднее. Диетическую колу, – велела она, повернувшись в ту же сторону.

– Воображаете, что очень умны, – проворчал он, вставая и принимаясь снова обходить стол, – но главный здесь я и сейчас проверяю ваши отпечатки. Если за вами числится хотя бы неоплаченная штрафная квитанция, я задержу вас.

Она получила права всего три недели назад, так что шансы на штрафную квитанцию были крайне малы. Что же до остального… вряд ли она оставляла за собой улики. Впрочем, это неплохой тест. Сейчас она все узнает…

– Вижу, у вас много лишнего времени. Почему бы вам не позвонить детективу Фрэнку Кастильо из Палм-Бич? Правда, он из убойного отдела, но не стоит завидовать. Иногда я ему помогаю.

Очевидно, ее слова больно его задели.

– Послушайте, Джеллико… – процедил он, – я не…

– Задела за живое, верно?

Горстайн злобно прищурился.

– Вы выражаетесь вовсе не так, как человек, живущий в таунхаусе в Ист-Сайде.

– Если хотите, могу задрать нос и выражаться, как на балу у губернатора, но картину я не брала.

– Как насчет, алиби? Можете ли по крайней мере объяснить, где были?

Возможно, она и смогла бы признаться, что таксист высадил ее у парка в половине второго, а второй подвез к дому в начале четвертого утра. Однако статуя Болто находилась чересчур близко к дому, и в такси особой нужды не было. Она могла добраться до парка на машине, вернуться, украсть Хогарта, снова пойти в парк и взять такси до дома.

– Как насчет того, чтобы приняться за поиски людей, которые действительно украли картину, вместо того чтобы допрашивать человека, практически живущего в художественной галерее?

Что-то проворчав, он отшвырнул стул.

– Если бы вы были откровенны со мной и ответили на чертов вопрос, может, у меня было бы время начать поиски.

Саманта с насмешливой улыбкой наклонила голову набок.

– Простите, детектив, мне показалось, что вы не считаете виновной меня? Что-то я запуталась. Я помогаю найти вора, или я и есть воровка?

– Вот что я скажу: вы настоящая…

Дверь в комнату для допросов распахнулась, и на пороге появился немолодой мужчина с буйными клоками белых волос, беспорядочно росших над ушами.

– Отпустите ее, детектив.

Горстайн растерянно выпрямился.

– Что?!

– Боюсь, ваша милая беседа закончена, – рявкнул высокий лысеющий тип в дорогом костюме от Армани, протискиваясь мимо мистера Буйные Волосы. – Если, конечно, не хотите, чтобы вам вчинили судебный иск за незаконный арест.

Саманта, даже не пыталась скрыть ехидной ухмылки, особенно когда из-за спин незнакомцев выглянул Рик.

– Сэр Галахад, – пробормотала она, вставая.

На нем были джинсы и серая фланелевая толстовка поверх черной футболки. Ей показалось, что он излучал нескрываемую силу.

– Все хорошо? – прошептал он, обнимая ее.

Теперь да.

– Почти, – кивнула она, только сейчас осознав, в каком напряжении провела последний час. Все же в присутствии копов она не собиралась признаваться в чем-то подобном. – Ты успел к завтраку.

– Как и обещал.

– Что за вздор, капитан? – прорычал Горстайн. – У нее нет алиби, а ее папаша был…

– Прежде чем вы снова возьметесь за нее, – перебил Дорогой серый костюм, – стоило бы напомнить, что занятие ее отца – еще не причина для ареста. Счастливо оставаться.

Рик обнял Саманту за плечи, и все вместе двинулись к выходу. У самого порога Сэм не устояла против прощального выстрела.

– Вы все еще должны мне диетическую колу, Горстайн, – напомнила она разъяренному детективу.

В коридоре было полно копов, явно не обрадованных уходом Саманты. Ничего, обойдутся! Не слишком-то ей нужна их дружба. И к тому же ей не терпелось поскорее убраться отсюда.

Армани, загородив ей дорогу, протянул бумажный пакет, в котором лежали ее сумочка и телефон.

– Подгони лимузин поближе, Рик, – посоветовал он, поправляя очки. – Не стоит ждать на улице.

Рик кивнул и вытащил из кармана мобильник.

– Саманта, это Фил Риптон, – представил он, набирая номер. – Фил, это моя Саманта.

Они пожали друг другу руки. Теплое, твердое пожатие. Ни потных ладоней, ни колебаний, ни демонстрации мужской силы. Класс! Еще один порядочный адвокат. До встречи с Томом Доннером она не думала, что подобные типы еще существуют в природе.

– Учитывая все обстоятельства, – улыбнулась она, – я очень счастлива познакомиться.

Фил кивнул:

– Мы пока еще не распутали это дело, но главным требованием Рика было вытащить вас отсюда.

Рик звонко щелкнул флипом телефона.

– Бен нас ждет. Пойдем отсюда к чертовой матери.

– Аминь, – с чувством подтвердила Саманта, сжав его пальцы.

Рик, хмурясь, повернул ее руку ладонью вверх.

– Они сняли твои отпечатки, – сказал он, сверкнув синими, как Карибское море, глазами.

Оба прекрасно понимали, что это означает.

– Да, – прошептала она. Только сейчас ее настигла запоздалая реакция в виде неудержимого озноба.

– Нельзя ли убрать их из картотеки? – обратился Рик к Риптону.

Дерьмо какое! Это она навлекла на его голову кучу неприятностей, и теперь он потерял контроль над ситуацией. Черт возьми, все катится неизвестно куда, а ей позарез нужны кое-какие гребаные ответы!

– Я займусь этим, как только приеду в контору.

Саманту вводили в полицейский участок с черного хода, куда имели доступ только копы и правонарушители. Теперь же они вышли на переднее крыльцо, и, когда Рик толкнул плечом дверь, она поняла, почему он велел Бену подъехать как можно ближе.

– Иисусе, – пробормотала она, подвигаясь ближе к Рику. – Они собрались здесь из-за меня?

– Мы – герои утренних новостей, – пояснил он вполголоса, сделав бесстрастное лицо.

Тут толпились не менее сотни телевизионных и новостных репортеров, фотографов, звукооператоров, папарацци и просто зевак. Стоило Саманте с Риком шагнуть за порог, как вся эта орда дружно на них набросилась:

– Мистер Аддисон, не уточните, что именно было украдено из вашего дома?

– Вам предъявили обвинение в грабеже, мисс Джеллико?

– Сколько…

– Каковы…

Но они уже шагали к лимузину. Если Рик не собирается отвечать, то она тем более будет нема как рыба! Что бы он ни рассказал Риптону о ее прошлом, адвокат тоже не из болтливых. Даже сакраментальные слова «Без комментариев», и те не слетели с его губ. Ха! Пусть репортеры покажут это в выпусках новостей.

Тишина в лимузине казалась почти оглушающей. Саманта пошарила в холодильнике под сиденьем и вытащила банку диетической колы.

– Очевидно, в трущобах этого не найдешь, – выдохнула она, вскрывая язычок и жадно припав к отверстию.

– Где ты была вчера ночью? – спокойно спросил Рик, не сводя с нее глаз.

Дерьмо!

– Осматривала город, – буркнула она.

– Не смей мне лгать, Сэм. Когда я проснулся…

– Кто-то может это подтвердить? – вмешался Риптон. – Свидетель? Алиби?

Она с трудом оторвала взгляд от Рика. Проблема номер один – выпутаться из неприятностей с копами.

– Нет. Мне некому помочь.

– Только не говори, что просто гуляла по Манхэттену в два часа ночи.

– Ладно, я брала такси. Дважды. Но между первым и вторым разом прошло довольно времени, чтобы ни о каком алиби не могло быть и речи. Надеюсь, Рик, ты не считаешь, что я имею с этим что-то общее?

– Конечно, нет. Но моя страховая компания не заплатит двенадцать миллионов долларов без проведения расследования. Очевидно, я такой же подозреваемый, как и ты.

– Не может быть! – ахнула она. – Но это вздор! Ты стоишь не меньше двадцати миллиардов долларов. С чего бы тебе…

– Слухи могут быть так же разрушительны, как доказательства, – перебил он. – Я хочу знать, кто это сделал. Фил, учитывая, как они ухватились за Саманту, нельзя ли получить копии свидетельских доказательств?

Риптон снова поправил очки.

– Думаю, я бы воздержался от вмешательства в полицейское расследование, тем более что в департаменте полиции у тебя поклонников не наблюдается.

– Хочу, чтобы Саманта увидела, что у них есть. Она эксперт по охранным системам и знает о грабежах и взломах куда больше многих профессионалов. Может, и сумеет увидеть то, что они пропустили.

Потому что когда-то была одним из таких профессионалов…

– Да, я бы хотела взглянуть, если возможно, – кивнула она. – Сама я этого не делала, но, может, сумею понять, кто вломился в дом.

Тем более что она уже примерно знала имя вора.

Если это окажется Мартин, Рик никогда больше ей не доверится. Никогда не поверит, будто она не знала, что отец жив. И что она не помогла отцу осуществить хищение, сознательно или нет… И при этом даже не слишком ошибется. Да, она определенно по уши в дерьме, что бы там ни случилось дальше.

Глава 7

Среда, 11.16

Ричард и Саманта заперлись в гостиной. Включив телевизор, она оглянулась.

– Куда ты дел Фила?

– Ему нужно сделать кое-какие звонки из офиса.

– Позволишь ему взять ситуацию под контроль?

Рик скрипнул зубами.

– Это работа для адвокатов. Я хочу в первую очередь отвязаться от копов.

– А отель? Разве у тебя сегодня нет совещания?

– Это не имеет значения. Я перенес время.

Сбросив подушку на пол, он сел на диван рядом с Самантой.

– Начинаю думать, что мне не помешал бы помощник.

– Он у тебя есть.

– Сара в Лондоне. Я больше не провожу там так много времени, как раньше.

Саманта грациозно, как кошка, подвернула под себя ногу, и устроилась так, чтобы видеть лицо Рика.

– Ты так обозлен, что едва способен мыслить связно.

В обычное время он попытался бы доказать, что это не так, но сейчас не было настроения.

– Кто-то обокрал меня. Снова. Да, я очень зол.

– А особенно на меня.

– Не пытайся угадать, о чем я думаю.

Она долго смотрела на него, не обращая внимания на экран, где шла одна из серий «Годзиллы». У нее было чутье на эти фильмы, она всегда знала, когда идет очередной.

– Брось, Рик, тут нет ничего такого. Я скрылась посреди ночи неизвестно куда, и ты вне себя от злости.

– Прошлой ночью, – медленно начал он, стараясь держать себя в руках, не потому что боялся покалечить ее, просто не знал, какова будет ее реакция. – Прошлой ночью, на аукционе, ты была не в себе. Что-то тревожило тебя, и ты попыталась отговорить меня от покупки картин. А через пять часов одна из них пропала.

– Я не собираюсь клясться, что не делала этого, – заявила она.

– Ты сказала, что встретила знакомого. Кого именно?

– Значит, теперь я сообщница вора? Почему бы тебе не решить сразу, виновна я или нет, а потом начать именно с этого момента? Ну?

Она сложила руки на задорных грудях и выпрямилась. Ричард скрипнул зубами.

– Я не желаю говорить на эту тему, – буркнул он, вставая. – Смотри свой идиотский фильм и не выходи из дома, пока не будут закончены все формальности и не выпустят пресс-релиз.

На полпути к двери в спину ему врезалась подушка. Рик застыл.

– Что ты себе позволяешь?

– В следующий раз я швырну что-нибудь потяжелее.

Он резко обернулся.

– Тебе не пять лет!

– Может быть. Но ведь это ты только сейчас отослал меня в мою комнату! – Саманта была в ярости. – Ты с ума сошел? Я привыкла идти куда хочу, делать все, что хочу, быть той, кем захочу. И гребаные копы никогда не ждали меня у входной двери, потому что никто не знал, где я живу! А теперь всем известно, кто я такая и где нахожусь.

Иисусе! Обычно он обожал ее непредсказуемость.

– То есть во всем виноват я?

Сэм упрямо поджала губы.

– Я этого не говорила.

– Еще как говорила.

Саманта повернулась к нему спиной и выключила телевизор.

– Заткнись, ладно? – процедила она. – Могу я хотя бы поскандалить вволю? Они надели на меня чертовы наручники, Рик.

– Знаю.

– Сначала, увидев всех этих копов, я подумала, что, может, с тобой что-то случилось. Я так переволновалась! За тебя! И какой я после, этого долбаный профессионал?

– Скорее уж удалившийся на покой профессионал. И не ты одна волновалась, – заверил он, подходя к ней. – Конечно, я знал, что не ты взяла картину, но понятия не имел, где ты находишься. Тут включился тревожный сигнал, появилась полиция, а я даже не мог сообразить, что им сказать. А как ты, наверное, уже успела заметить, я всегда найду что сказать.

Саманта шумно выдохнула.

– Пойду под душ.

Она старательно обошла Рика и открыла дверь.

– Мы еще недоговорили.

– Я договорила.

Пока она шла по коридору к их общей спальне, Рик упорно следовал за ней и остановился на секунду у двери офиса.

– Фил, мы будем готовы через четверть часа.

Фил поднял голову от телефонной трубки и рассеянно кивнул.

К тому времени, когда он толкнул дверь ванной, Сэм уже успела раздеться.

– Тебя не приглашали, – отрезала она, встав под душ.

– Да у меня и настроения нет, – фыркнул он, прислонившись к косяку. – Лучше скажи, какого дьявола ты где-то шлялась? Я думал, ты мне доверяешь.

– А я думала, ты доверяешь мне.

– Это не я исчез в самый разгар ограбления.

Дверца душевой кабинки отодвинулась и оттуда высунулась голова Саманты.

– Ты кретин, – бросила она и снова задвинула дверцу.

– А ты по-прежнему прячешь голову в песок. Сначала кино, потом душ. Я не собираюсь дожидаться, пока ты все расскажешь или но крайней мере объяснишь, почему так упорно отмалчиваешься.

Несколько минут ничего не было слышно, кроме шума воды. Она, пожалуй, сумеет протянуть время, тем более что они зашли в тупик. А ведь им еще нужно идти к Риптону и делать заявление для прессы. Черт возьми! Он не станет извиняться и оправдываться, он не сделал ничего плохого.

– Прости, что причинила тебе столько неприятностей.

– Никаких неприятностей. Я всего лишь добиваюсь объяснения. Не извинений.

Рик снова посмотрел на часы.

– Через десять минут нужно ехать в офис Риптона, где он прочтет наше заявление для прессы.

Вода перестала течь, и душевая кабинка снова открылась.

– Я не собираюсь отвечать на вопросы прессы, – отрезала Саманта, заворачиваясь в полотенце.

– И никто не собирается. Мы просто выступим единым?

фронтом, независимо от того, существует он на самом деле или кет.

– Единым фронтом? Против кого?

– Против кого? – удивленно повторил он. – Тебя арестовали. И если полиция не найдет других подозреваемых, мне могут предъявить обвинение в мошенничестве.

Она стала энергично вытирать волосы.

– Можно подумать, тебя посадят за какие-то двенадцать миллионов!

– Люди иногда делают глупости по самым идиотским причинам.

– Может, причины вовсе не так уж глупы, и это ты их просто не понимаешь.

Ричард, разрываясь между изумлением и гневом, выхватил у нее полотенце.

– Пытаешься сказать мне что-то? Тогда нечего ходить вокруг да около!

Саманта вызывающе уперла кулачки в голые бедра.

– Ладно, я это сделала. Украла Хогарта и спрятала в ячейке камеры хранения на Юнион-Стейшн. Патриция действовала заодно со мной. Вот именно, твоя бывшая и я объединили силы.

– Ты…

– Ты хорошо меня понял? Кто бы это ни сделал, я когда-то была одной из них. А всего год назад, не задумываясь, стащила бы твоего Хогарта. Так что не вижу тут никакой глупости. Очевидно, кто-то пожелал иметь твоего Хогарта и украл его именно по этой причине. Если думаешь, что мне очень понравилось проводить утро в наручниках на заднем сиденье патрульной машины, тогда катись в задницу!

Она снова накинула на себя полотенце. И протопала мимо Рика в спальню. Несколько секунд, прежде чем последовать за ней, он провожал взглядом ее покачивающийся голый зад. В первый день их странного знакомства детектив Кастильо пытался надеть на нее наручники. Он до сих пор помнил ледяной ужас в глазах Сэм при мысли о том, что ее поймали.

Этим утром она выдержала допрос и снятие отпечатков, потому что он пообещал прийти за ней. Оба знали, что при желании Сэм сбежала бы. Но она осталась.

– Саманта, – прошептал он, приподняв ее подбородок, – прости меня. Думаю, будет справедливым сказать, что мы оба не в своей тарелке; Пойдем со мной в офис Риптона, а потом закажем еду из китайского ресторанчика. Мир?

В эту минуту он хотел лишь одного – ласкать ее обнаженное тело. Но Саманта, очевидно, еще не угомонилась.

– Думаешь, я позволила бы тебе обвинить меня, даже если бы украла картину? – прошипела ока, сузив зеленые глаза.

Она, возможно, нашла бы способ обелить его, даже если бы это он украл картину.

– Не думаю.

– Тогда брось эту ерунду типа «я куда более зол, чем ты», потому что я вне себя от злости. Тот, кто спер Хогарта, прекрасно знал, что я живу с тобой. Это пощечина, наглая пощечина, и я на нее отвечу.

– Попробуй хоть на дюйм переступить закон, и Горстайн за тебя возьмется.

Она вырвала подбородок из его пальцев и натянула трусики.

– Только если будет об этом знать. Ты покупай свой отель, а я позабочусь о картине.

– Прости, но от этого мне легче не становится, – пробурчал он, вытаскивая из шкафа чистую рубашку и галстук. – По-моему, детективу не слишком понравилось то, что ты сказала, любимая. Он следит за тобой, ожидая первого хода.

– Пусть следит, сколько вздумается. Я стою перед офисом адвоката, слушая тираду о своей невиновности, а потом наслаждаюсь китайской кухней.

Похоже, они наконец помирились, и он решил пока что не допытываться, где она была. Хотя в душе осталось неприятное ощущение того, что ему не доверяют.

– Господи, до чего же мы жалкая пара неудачников, верно? – отметила она не сразу, надевая модное шелковое платье без рукавов от Лука-Лука с оранжевыми и коричневыми диагональными полосами.

– Угу. Сомневаюсь, что мы хоть чего-то стоим.

Он взял ее за руку и, когда она не отстранилась, прижал к себе. Саманта обняла, его за талию и потерлась лбом о плечо.

– Мы обнаружим, что происходит, – пообещал он, вдыхая запах ее волос. – И кто стащил мою чертову картину. А тогда я потребую личного извинения or детектива Горстайна и добьюсь, чтобы вора примерно наказали. Потому что, может, когда-то ты и была, одной из них, но не сейчас.

Он вспоминал это каждый раз, когда кого-то арестовывали за подобное преступление. Саманта когда-то была воровкой. И это ее могли арестовать.

Она резко отстранилась.

– Ладно. Идем и сделаем это, пока я не передумала.

Он коротко улыбнулся.

– Не передумаешь.

И, не в силах совладать с собой, сжал ее щеки, ладонями и поцеловал в губы.

И тут зазвонил мобильник в его кармане. Рик неохотно отстранился и открыл флип.

– Черт, – пробормотал он. Сэм вытянула шею и взглянула на экранчик.

– Класс. Патриция. Легка на помине!

– Аддисон, – с досадой бросил Рик в трубку.

– Ричард, я только сейчас услышала о случившемся, – донесся до него нежный голос с идеальным лондонским выговором. – Если я могу чем-то помочь, только скажи:…

– У нас все прекрасно, Патриция. Прости, я занят, поэтому до сви…

– Мог бы сообщить, что прилетаешь в Нью-Йорк. Как тебе известно, я тоже тут живу.

– Знаю. Я сам нашел и оплатил тебе квартиру.

– И по крайней мере мог бы пригласить меня на ужин! В самом деле, Ричард!

В капризном голосе жены звучали торжествующие нотки. Еще бы! Ее, порядочную женщину, он проигнорировал, а эту Саманту бросили в тюрьму!

– Я здесь по делу. Поговорим позже.

– Ты привез Джеллико в деловую поездку? Так чьи это дела? Ее или твои?

– Ты что, устроилась репортером в «Инкуайрер»?

– О, прошу тебя! Это абсолютно логичный вопрос.

– Эй, Патти! – громко воскликнула Сэм. – Не можешь ли перезвонить? Мы как раз занимались сексом, и ты прервала нас на самом интересном месте!

– Эта женщина просто невыносима! – возмущенно ахнула Патриция.

Ричард положил трубку.

– Тебе не стоит восстанавливать ее против нас, – мягко посоветовал он, целуя Саманту.

– Она первая начала. И потом не понимаю, почему она так меня ненавидит. Ты развелся с ней за два года до нашей встречи.

– Ненавидит? Потому что я тебя люблю. Саманта поджала мягкие губы.

– Вижу, ты просто какой-то шейх с собственным гаремом!

– Еще бы! Пять минут.

– Я буду готова, – кивнула она. Рик отправился в офис. Патриция обладала необычайной способностью: ее появление немедленно заставляло Саманту становиться на его сторону. Плохо только, что она знает об их присутствии на Манхэттене, а ведь ее квартира находится всего в двух милях от дома Рика, так что ничего хорошего ждать не приходится.

Поцелуй Рика кружил голову: властный, возбуждающий, отчасти гневный – всего понемногу. Пусть он все еще настороже, но и ей тоже не до смеха.

Сэм знала, что сказал бы Мартин: что она водит Рика за нос, используя его власть и деньги ради своих прихотей. Ах, если бы все было так просто!


Едва Рик закрыл за собой дверь, Саманта бросилась к кровати, где лежал мобильник, и набрала номер своего офиса в Палм-Бич.

На третьем звонке трубку подняли.

– «Джеллико секьюрити», – протянул теплый мужской голос. – Мы здесь, чтобы помочь вам.

– Привет, Обри! – воскликнула она, сунув ноги в светло-коричневые босоножки. – Стоило бы добавить, что мы готовы помочь за приличную цену.

– Мисс Саманта, сначала мы заманиваем клиентов и только потом объявляем цены.

– Верно. Кстати, рядом с тобой, случайно, нет Стоуни?

– Имеется. Подожди, солнышко.

В трубке зазвучала старая мелодия: нежный диксиленд. Обри явно взял верх над Стоуни, предпочитавшим коллективные труды «Эниа». Через секунду подошел сам Стоуни.

– Получила мой е-мейл, солнышко? Я просил тебя проверить цифры, прежде чем послать счет Локу. Видишь ли…

– Мы можем поговорить? – перебила она. Она почти увидела, как взлетают его брови.

– Подожди. Сейчас закрою дверь.

Молчание.

– Давай выкладывай, что у тебя?

– Немедленно садись на самолет и тащи свою задницу на Манхэттен, – велела она, понижая голос, несмотря на то, что дверь спальни была закрыта: офис находился в следующей комнате.

– Зачем? Если вы с Риком поцапались, это не мое собачье де…

– Я думаю… знаю… прошлой ночью я видела Мартина.

Стоуни потерял дар речи. Молчание на другом конце линии просто пугало.

– Милая, – выговорил он наконец тоном, приберегаемым для инвалидов или психов, – Мартин умер. Ты знаешь это не хуже меня.

– Вчера вечером он был в зале. Примерялся, что бы стянуть, – настаивала она, стараясь убедить не столько его сколько себя, – Очень заинтересовался только что найденным Хогартом, которого купил Рик. Я сунула ему записку с предложением свидания, но пока ждала его в Центральном парке, кто-то вломился в дом Рика и свистнул чертово полотно.

– Но…

– Да-да, Стоуни! Все это абсолютный вздор. Безумие. Но он здесь. И думаю, использовал меня, чтобы добыть эту картину. Стоуни, только ты один можешь мне помочь, У меня больше никого нет.

Снова долгое молчание.

– Рик знает обо всем этом?

– Нет. Но знает, что вчера ночью меня не было дома, а потом копы сцапали меня… меня! – за грабеж. Я провела целый гребаный час в наручниках. А я не…

Ее голос прервался. Прошло несколько минут, прежде чем она вновь обрела равновесие, Нет, она не собирается распускать нюни. Нет, нет, нет!

– Больше я такого не допущу. И не позволю никому испортить жизнь мне и Рику, пока не пойму, что происходит.

– Я вылетаю следующим рейсом, – пообещал он.

– Только я не хочу, чтобы Рик что-то знал об этом. По крайней мере, пока.

– Ладно. Сейчас же звоню Делрою. Он найдет, где мне остановиться. Позвоню, когда устроюсь.

– Спасибо, Стоуни. Без тебя мне туго пришлось бы.

– Эй, солнышко, для чего же тогда родственники, как не охотиться за привидениями!

Она смахнула со щеки благодарную слезу, удивленная, что, оказывается, плачет.

– Что ты скажешь Обри?

– Нашему голубенькому красавчику? Объясню, что решил взять отпуск и в случае необходимости он может связаться со мной по телефону.

– А Рик считает, что Обри не голубой, – улыбнулась Саманта.

– Миллиардер просто ревнует, потому что Обри не положил на него глаз. Ладно, бегу домой собираться и еду в аэропорт. Жди.

– Еще раз спасибо.

Прозвучало это довольно жалко, учитывая, что Уолтер Барстоун действительно был единственным в этом мире, на которого она могла рассчитывать, тем более что он действительно мог поверить в ее встречу с живым Мартином Джеллико и при этом не вызвать психиатров. И кто бы ни украл Хогарта, Мартин или нет, нужно сделать асе, чтобы вернуть картину.

Закончив разговор, она почувствовала себя жалкой, подлой предательницей. Рик был в другой комнате: перечитывал пресс-релиз, в котором утверждалась их невиновность. А она тем временем мучается мыслью о том, кто выполнил грязную работу, да еще и тайно зовет на помощь, за спиной Рика.

Она поклялась себе, что едва, выяснит что-то, немедленно поделится с Риком, но была, ли при этом достаточно честна? Если отец действительно замешай в воровстве, она не знает, как сказать Рику, не рискуя его потерять. Не важно, доверяет он ей или нет, но появление Мартина на сцене изменило все. Пусть она отошла от дел, но похоже, Мартин этого не сделал. И как ни богат Рик Аддисон, он не может позволить себе иметь вора в семье.

Телефон в ее руке звякнул. Растерявшись от неожиданности, она едва не швырнула его об стену, прежде чем достаточно овладела собой, чтобы нажать зеленую кнопку.

– Алло?

– Здравствуйте, – ответил резкий мужской голос с британским акцептом. – Джон Стиллуэл хотел бы поговорить с Ричардом, лордом Роули.

– Подождите, пожалуйста.

Захватив трубку, Сэм подошла к двери офиса и постучала.

– Войдите.

Сэм распахнула дверь и, не входя, низко поклонилась.

– Лорд Роули, некий Джон Стиллуэл просит разрешения поговорить с вами. Угодно ли вашему королевскому величеству ответить?!

– Проклятые бриты, – проворчал Рик, морщась, и ловко поймал брошенный ею телефон. – Должно быть, я оставил ему номер по ошибке. Мои извинения.

Если Рик оставляет домашний номер вместо служебного, значит, действительно не в себе. И опять она виновата.

– Ничего страшного, – отмахнулась она, давя в себе раздражение. – Похоже, дело очень срочное.

Она снова ушла, закрыв за собой дверь. Немного постояла в коридоре и подошла к окну. Рик, вероятно, посчитал подозрительным, что неизвестный влез в то же окно, которое она взломала днем, но любой сколько-нибудь стоящий вор посчитал бы это место самым подходящим.

Слава Богу, у нее хотя бы хватило ума надеть перчатки, прежде чем влезать в окно, иначе детектив Горстайн до сих пор бы ее допрашивал.

Саманта отставила с дороги низкий столик и присела на корточки перед окном, стараясь при этом не помять платье. Замазка, которой они с Уайлдером пытались исправить нанесенный урон, все еще валялась на полу влажными комочками. Свеженанесенные царапины уродовали подоконник в том месте, где под провода сигнализации был подсунут какой-то предмет.

Хм… что бы там ни использовал взломщик, судя по форме царапин, эта штука была длиннее ее пилки для ногтей. Возможно, что-то вроде старой медной рулетки. Неглупо. Но еще важнее тот факт, что взломщик, входя в дом, ухитрялся не потревожить сигнализацию. Следовательно, тревога была поднята на обратном пути. Хорошо бы понять, намеренно это сделано или нет.

Если, как она предполагала, грабителем был отец, значит, можно поклясться, что он ни в коем случае не потревожил сигнализацию случайно. Но если это сделано нарочно, значит, у нее возникла куча проблем.

– Поосторожнее с отпечатками, – предупредил подошедший сзади Рик, все еще держа трубку в руке. – Правда, полицейские уже их сняли. Но могут еще вернуться.

– Я ни до чего не дотрагивалась, – заверила она, не поднимаясь. – Просто смотрю.

– Видишь что-то интересное?

– И даже очень много. Кто бы это ни был, он вошел точно таким же способом, как до этого я.

– Но ты не включила сигнализацию.

– Да. На входе.

Он остановился и насторожился.

– Значит, это было сделано, когда он уходил. Специально?

Саманта встала, отряхивая руки, стараясь подольше потянуть время.

– Он, она, они вошли, не затронув сигнализации, прокрадись по коридору, спустились вниз, нашли нужную картину, – как я полагаю, им понадобился новый Хогарт, – снова поднялись наверх и выбрались на улицу. Бьюсь об заклад, сигнализация включилась не случайно.

– Это означает, что я разминулся с грабителем не более чем на минуту.

Холодный пот выступил на лбу Саманты. Мартин и Рик… какого мнения были бы они друг о друге, если бы встретились? Вряд ли хорошего. Оставалось надеяться, что этого не случится.

– Сейчас позвоню, чтобы сигнализацию восстановили, – решила она, проходя мимо Рика. Но тот положил ей руку на плечо.

– Почему они не взяли обе картины?

Саманта пожала плечами:

– На их месте я бы так и поступила. Тем более что обе уже упакованы. Может, на одну уже есть покупатель, а вторая ему не нужна. А может, у покупателя просто негде хранить картину.

– Думаю, что за полотно ценой пять миллионов долларов можно нанять специальный сейф.

Саманта искоса взглянула на него.

– Я думала, что это ты меня перевоспитал, а оказалось, что я потихоньку превращаю тебя во взломщика.

Ричард, усмехнувшись, еще крепче сжал пальцы и повернул ее лицом к себе.

– Как ты уже говорила, наши миры временами не слишком различаются.

Они сами не знали, сколько простояли так, соединенные только его рукой. В любую другую минуту он поцеловал бы ее, но сегодня опустил руку, как только из офиса вышел Риптон.

– Готовы? – спросил он.

Саманта с глубоким вздохом тряхнула руку Рика, и они стали спускаться вниз, к выходу. Ей предстояло стоять на крыльце, пока Рик будет читать заявление, в котором нет ни единого слова правды. Хотя бы потому, что она кое-что знала насчет грабежа и они с Риком пальцем не пошевелили! чтобы помочь полиции.

В прежние времена, может, оно и было бы к лучшему. Сэм знала правила своего отца, правила, который Мартин вдалбливал дочери в голову на протяжении всего ее детства. Защищаться всеми силами, выдавать только ту информацию, которая уже известна полиции, и прежде всего заботиться о себе. Но, прожив с Риком пять месяцев, она не только отказалась от некоторых правил, но и посчитала, что большинство из них глупы, эгоистичны и годятся только для представителей преступного мира. Но вот теперь тень этого мира снова смыкается над ней, хотя пока что она еще в силах справиться сама. Даже несмотря на то что неоткровенна с Риком.

Тот уже знал о ней достаточно, чтобы упрятать за решетку на очень долгий срок. Но если ей из-за него придется бежать в ночь, вряд ли она сможет вернуться к прежнему образу жизни. Он заставил ее стать собой. Раньше ей удавалось быть настоящей, истинной Самантой Джеллико только в редчайших случаях. Она все еще мыслила категориями грабителя, но… но уже далеко не всегда. Горизонты ее жизни расширились. Она меньше оглядывалась и больше смотрела вперед. И это состояние казалось ей чем-то хрупким и драгоценным.

Неужели Мартин задумал вернуть ее в прошлое? Учитывая то обстоятельство, что до вчерашнего дня она считала его мертвым, подобные методы были не совсем справедливыми. Мартин всегда имел макиавеллиевский склад ума и считал, что цель оправдывает средства.

Саманта глубоко вздохнула. Исход любого варианта казался одинаково дурным. Все плохо. Плохо для свободы. Плохо для здоровья, плохо для сердца.

Глава 8

Среда, 21.18

– Какая наглость! – пожаловалась Саманта, подбирая палочками китайскую лапшу, которую сунула в рот, и только потом негодующе ткнула палочками в экран телевизора.

– Они даже не показали ту часть, где Риптон объявляет, что мы хотим вернуть картину!

Рик, сидевший рядом на диване, стащил с ее тарелки кусочек цыпленка с грибами. В другой момент она непременно поинтересовалась бы, зачем он заказал говядину с брокколи, если без зазрения совести поедает ее цыпленка, но сейчас ей было приятно, что он предпочитает разделить с ней ужин.

– Это гламурная передача. Наподобие светской хроники, – пояснил он, жестикулируя своими палочками. Им все равно, кто это сделал, лишь бы об этом говорили.

– Но мы ни о чем таком же говорили.

– Зато показались на всеобщее обозрение. Это единственное требование.

– В таком случае почему мы показались на всеобщее обозрение?

– Потому что гламурные передачи нам не важны. Мы пытаемся впечатлить полицию.

– Это что-то новенькое.

– Ничего не поделать.

Саманта взглянула на большие напольные часы в углу. Начало десятого вечера. Стоуни уже прилетел и теперь, наверное, растянулся на диване Делроя. Удирать из дома две ночи подряд не слишком разумно, но ей позарез необходимо потолковать со Стоуни.

– Странно, что Уолтер не позвонил тебе, – резко бросил Рик. Уж не научился ли он читать мысли? – В Пал м-Бич, должно быть уже все известно.

– Он смотрит только телевизионные игры.

– Значит, ты ему не звонила?

– Звонила. Пока ты был у Риптона. Он считает, что я идиотка и должна бежать в Париж.

– Неужели? – Рик выпрямился и перетащил очередную порцию цыпленка на свою тарелку. – И что ты ответила?

– Весна в Париже не место для одиноких женщин. Это так обидно! – улыбнулась она. – Скажи, это испортит твою сделку с владельцем отеля?

Рик пожал плечами:

– Кто-то стащил мою картину. Это бросает на меня тень. Создает впечатление моей слабости. Вполне возможно, что Мацуо Хосидо в этот момент искренне смеется надо мной, собираясь повысить окончательную цену на миллион-другой, и добавляет к договору несколько условий, вряд ли для меня приемлемых.

– Я знаю кое-кого в городе, – тяжело вздохнула Саманта, – и могла бы порасспросить людей.

Ожидание и безделье сведут ее с ума, а ей нужен предлог, чтобы выбраться из дома. И это даже не будет ложью.

– Прекрасная идея. Добиваешься, чтобы, тебя увидели с известными ворами и грабителями?

– Кто говорит, что я позволю себя увидеть, умник ты этакий? Насколько я понимаю, ты хочешь вернуть картину. Каким образом – это не важно.

– Не знаю, как объяснить тебе, Саманта, но Горстайна ты не смогла очаровать. Мало того, он твой враг.

– Об этом я ничего не знаю.

– Пойми, это делает его опасный, – продолжал Рик, словно не заметив, что его перебили. – Он не станет подобно Фрэнку Кастильо смотреть сквозь пальцы на твои проделки. А я готов рискнуть процессом, основанным на пустых предположениях и слухах, чем на снимках и записях твоих разговоров с преступниками.

При одном слове «процесс» ей стало дурно. Саманта уставилась на профиль сосредоточенно жующего Рика. По телевизору шла одна из серий фильма «Закон и порядок», и он изредка вскидывал глаза на экран. Ничего не скажешь, он знал, на какую клавишу нажать, чтобы заставить ее сидеть тихо.

– Фрэнк не смотрит на меня сквозь пальцы. Он понимает, что у меня другие способы добиваться своего.

– Особенно потому, что ты помогла ему раскрыть два убийства, – буркнул Рик.

– Я могла бы очаровать Горстайна, если бы захотела, но в этих обстоятельствах не вижу смысла.

– Угу. Что это означает? – Рик продолжал пожирать лапшу. – Что это означает? – повторил он.

– М-м… я очаровала тебя, приятель, и могу свести с ума любого.

Вот тебе!

Саманта сунула в пустую коробочку из-под риса остатки цыпленка. Конечно, Уайлдер придет и уберет, но Сэм все еще было не по себе, когда другие люди убирали за ней. Да, экономки и дворецкие – все это хорошо и удобно, но она терпеть не могла, когда кому-то приходилось устранять устроенный ею беспорядок.

Видя, что Рик по-прежнему ест, она встала и выпрямилась.

– Я иду спать. А завтра, пока ты будешь проводить совещание, я снова отправлюсь за покупками. Твоя светская жизнь почти истощила мой гардероб. – И поскольку она не могла продолжать спор, не зная точно, как он настроен, то, остановившись в дверях, добавила: – Если мы, конечно, по-прежнему собираемся посещать вместе светские тусовки.

Рик отшвырнул тарелку, молниеносно оказался на ногах и двумя шагами пересек комнату. Прежде чем Сэм успела опомниться, он схватил ее за руки, дернул на себя и закрыл рот поцелуем, горячим, жадным и слегка отдающим сливочным сыром.

У нее мгновенно закружилась голова. Сэм тут же забыла обо всем, как всегда, когда он был рядом, независимо оттого, какой бы пресыщенной она ни была, как бы много ни знала о потребностях и алчности и о том, на что способны люди для защиты своих интересов. Вероятно… нет, очевидно, он считал ее одним из своих интересов.

Сэм застонала, запуская пальцы в его черные вьющиеся волосы. В ответ он сжал ее попку и притиснул ее бедра к своим. Боже, как она может отказаться от всего этого?

– Мы еще не закончили, – бормотал он между поцелуями. – И вопреки здравому смыслу я, зная, что ты хочешь получить кое-какие ответы, готов дать их тебе при условии, что ты будешь вести себя смирно и не дашь Горстайну повода для подозрений.

Если повезет, Горстайн так и не узнает, что она задумала.

– Обещаю, Рик.

Он просунул ладони под ее футболку.

– А теперь можно и наверх, правда?

– Господи, поскорее!

Сэм надеялась, что он в конце концов поймет, почему она не может сидеть сложа руки. Было такое чувство, будто прежняя жизнь вздымается душной волной, чтобы похоронить ее, а она не может этого допустить: ради себя и ради Рика. Он верил ей. Но не верил ее прошлому. Да и она тоже…


Наутро она проснулась почти в девять. Вот это да! Но нужно же было восстановить силы!

Рика нигде не было видно: впрочем, он всегда вставал рано. Ждали дела. А ее прежняя жизнь редко начиналась раньше полуночи.

Саманта потянулась и направилась в ванную. К зеркалу была прилеплена записка:

«Занят. Покупаю отель. Пригласишь меня на ленч? Люблю, Рик».

Да, это ее парень, и она тоже любит его. Не для всякого она рискнет свободой и будущим. Правда, временами ей хотелось надавать ему оплеух и посоветовать перестать пытаться быть ее совестью… Она в этом доме не единственная, кто играет с законом, даже если ее игры легче распознать, а игрока предать суду.

Так и быть, она пойдет с ним на ленч, особенно если это поможет смягчить подозрения. Однако первый ее телефонный звонок за день был адресован другому.

Одевшись и наложив макияж, она немедленно схватила мобильный и. набрала номер Стоуни. Слава Богу, она смогла уговорить его купить сотовый; поскольку ее не арестовали, когда Рик подарил ей телефон, Стоуни рассудил, что это, возможно, вполне безопасно.

– Привет! – раздался «го ил ос…

– Привет, громила. Как поживаешь?

– По-моему, после ночи, проведенной на чертовом диване Делроя, мне еще долго придется вытаскивать «читос» из задницы, – проворчал он. – Я перебираюсь в отель.

– Только не в «Манхэттен», – предупредила, она. Представить страшно, что сбудет, если Стоуни остановится в отеле, который покупает Рик!

– Заметано! Где встречаемся? Саманта посмотрела на ближайшие часы.

– Давай минут через тридцать у входа в «Трамп-Тауэр» со стороны Амстердам-авеню.

– Договорились Я турист или бизнесмен?

Саманта немного подумала.

– Я одета для шоппинга на Мэдисон-авеню, так что ты будешь туристом. Сигналы прежние.

– Мартин их знает, – серьезно напомнил Стоуни.

– А вот копы нет. И поскольку им не слишком хотелось меня отпускать, может, они пустили за мной слежку. Главный детектив как-то пытался прижать Мартина. Не стоит еще больше усложнять положение.

– Да уж, – фыркнул он, – хватит и нынешних бед.

Она изобразила в трубку поцелуй.

– Эй. Я. даже, не упомянул о том, что до того, как ты исправилась, ни разу не попадала в подобные ситуации.

– Если не считать последнего дела. Того, где охранника взорвали и мне пришлось спасать жизни хозяев дома.

– Кстати, о хозяине: дома. Как поживает Аддисон?

– По-прежнему ни о чем не подозревает… А. я не собираюсь его просвещать. Представляешь, каково ему будет, когда он узнает, что Мартин жив?

– Если он жив. И ты-то тут при чем? Разве в этом твоя вина?

– Дело не в вине. Дело в том, что Мартин постоянно будет рядом.

– Повторяю: если: он жив. Говорил я тебе: преступление проще.

– Да, но здешние постели мягче.

– Понятно. Значит, увидимся в десять, солнышко.

Все ее вещи: ключи, зеркало, небольшая катушка скотча, скрепки, помада, наличные, кредитные карты – были в черной сумочке, которую она брала с собой прошлой ночью. Сэм вытащила из шкафа другую сумочку, пересмотрела каждый предмет, прежде чем перенесшего из прежней, и сунула черную сумку в мусорное ведро. Пусть она параноик, но после прошлой ночи лишняя осторожность не помешает. Вдруг за ней в самом деле ведется слежка?

Она никогда не думала, что честная жизнь обходится дороже преступной, но при этом не рассчитывала, что встретит парня, покупавшего отели просто так, для развлечения. Черная, сумка от Луи Бюиттона стоила четыреста сорок долларов, и купила она ее на благотворительном ленче в Палм-Бич всего два месяца назад.

– Дерьмо, – пробормотала она.

Как только такси, вызванное Уайлдером, отъехало от обочины. Саманта вынула зеркальце из новой сумочки и стала возиться с волосами. Вернее, делать вид. Через пару секунд, после того, как она свернула за угол, коричневый, «форд-таурус» повторил маневр. Возможно, совпадение… но стоит держать ухо востро.

К тому времени, как они добрались до Пятьдесят девятой улицы, «таурус» по-прежнему держался за ее такси. Дело дрянь.

Подавшись вперед, она постучала в перегородку, разделявшую водителя и пассажира.

– Сворачивайте налево, на следующую улицу с односторонним движением, и высадите меня на середине. Не подъезжайте к обочине. Просто остановитесь.

– Que?[3] – переспросил он, оглядываясь.

Она повторила просьбу по-испански, и водитель кивнул.

– О'кей, сеньорита.

– Bueno, – поблагодарила она, сунув ему двадцатку. Он остановил машину посреди улицы, и Сэм, выпрыгнув на мостовую, пошла назад, навстречу движению. И как ее ни подмывало помахать рукой, прошла мимо «тауруса», ускорившего движение. Сейчас постараются вызвать вторую машину. Но Сэм, свернув за угол, остановила другое такси, идущее в том же направлении, что и полицейская машина.

– «Трамп-Тауэр», – велела она водителю-индусу в тюрбане.

– Без проблем, мисс.

Пусть-ка теперь копы поищут такси в Нью-Йорке, раз уж потеряли ее из виду. Ха! Но ее предчувствия оправдались. Горстайн пустил по ее следу своих ищеек. Теперь ей придется совсем несладко.

Три года назад она переехала в Палм-Бич, штат Флорида, и до того как ограничить свою деятельность только самыми интересными случаями, она совершила с полдюжины лихих ограблений в одном Нью-Йорке, не считая краж на аукционах «Сотбис» и «Кристис». Вряд ли эти воспоминания можно назвать счастливыми, но настроение они поднимали.

И все это она бросила ради Рика… то есть не только ради него, но и ради себя. Ради будущего, в котором не придется постоянно оглядываться в ожидании ареста. Впрочем, вокруг ничего не изменилось, разве что воровать стали еще яростнее. Ничего, за исключением того факта, что больше она не получала дохода от нарушений закона.


Стоуни захватил карту, камеру, нацепил на нос темные очки и прикрыл лысину бейсболкой с эмблемой «Детройтских тигров».

– Простите, – обратился он к ней, когда они поравнялись, – я ищу «Трамп-Тауэр». Не могли бы вы мне помочь?

– Я не «скорая помощь», – отрезала она, беря его за руку и уводя к обочине.

– А я думал, мы пользуемся кодом, – проворчал он, яростно взирая на нее поверх очков.

– Это ты пользуешься. А вот я обнаружила за собой «хвост». Правда, удалось оторваться. Идем быстрее.

– Куда именно? – поинтересовался Стоуни, энергично размахивая картой, чтобы остановить очередное такси.

– Откуда бы ты начал поиски Мартина? – спросила она, садясь в истрепанное черное такси.

– Он сам всегда меня находил. Если предположить, что ты не наелась испорченных морепродуктов и Мартин действительно жив, не думаю, что он захочет ответить на те шифрованные объявления, которые мы могли бы поместить в газете.

– От всей души надеюсь, что наелась каких-то галлюциногенов, но это еще не объясняет, кто именно взял Хогарта. И я согласна: учитывая обстоятельства, Мартин вряд ли хочет, чтобы его нашли. Мы много времени проводили в Нью-Йорке, прежде чем разлучиться. Иногда он водил меня по своим притонам, но я знаю далеко не все.

– Он отвел бы тебя в каждый, – вздохнул Стоуни, – если бы я ему позволил. Разве место десятилетней девочке в «Ханниганс»?

– Бар «Ханниганс», – велела Саманта водителю. – На пристани.

Отвращение в голосе Стоуни поразило ее. Собственно говоря, она куда реже жила с Мартином, чем со Стоуни, но никогда не сомневалась, что это для ее же блага.

– Я делала неплохие деньги, разнося напитки в «Ханниганс».

– Ну да, подслушивала других грабителей и мошенников, пока те пили, и рассказывала Мартину о намеченной ими добыче.

– Он отбивал хлеб у своих же друзей? – удивилась Саманта.

– Да, каждый раз, когда, по его мнению, это могло сойти ему с рук.

– Раньше ты никогда не говорил о Мартине в подобном тоне, – заметила она.

– Он попался как раз после того, как тебе исполнилось восемнадцать, а три года спустя отдал концы. Я рассудил, что ты уже сама взрослая и выбрала свой путь. А потому не обязана слушать о том дерьме, в котором всю жизнь плавал Мартин.

– Я многое знала. И по правде говоря, он научил меня всему, что только можно знать о ремесле взломщика.

– Он научил тебя основам. Так сказать, механике всего дела. Ты же возвела ремесло в искусство. И сохранила высокие моральные принципы. – Он долго смотрел в окно, прежде чем откашляться и обернуться. – Я сбывал краденое для многих воров. Ты единственная, кто всегда отказывался грабить музеи.

– Знаю, – поморщилась Саманта, – со мной нелегко работать.

– Не извиняйся, солнышко. Я… – Он снова откашлялся. – Я гордился тобой. И. как мне ни обидно видеть твое нынешнее занятие и терпеть твоего наглого миллиардера, я все равно тобой горжусь.

Саманта сильно прикусила губу, чтобы не расплакаться. И поскольку боялась открыть рот и сболтнуть что-нибудь сентиментальное, молча подалась вперед и поцеловала Стоуни в щеку.

– Спасибо, – прошептала она.

– Да. И знай, что я буду точно так же гордиться тобой, если решишь снова вернуться, в бизнес и взять те два европейских заказа, о которых я тебе твержу.

– Спроси меня еще раз, через неделю, – сказала Саманта. Гулять свободной и счастливой на набережной в Каннах или терпеть слежку и наглость нью-йоркских детективов! Если бы не Рик, решение было бы вовсе не сложно принять.

Стоуни повел ее в «Ханниганс». Четырнадцать, лет спустя бар казался меньше, обшарпаннее и вонял еще больше, чем раньше. Но некоторые лица даже в одиннадцать утра казались знакомыми.

– Будь я проклят, если это не Стоуни и не малышка Джеллико! – громко воскликнул бармен.

Услышав это, парочка посетителей, немедленно бросилась к черному ходу. Правда, среди них не было Мартина. Значит, кое-кто из старых приятелей не желает с ней общаться. Странно, но неудивительно. Что ни говори, а теперь она якшается с копами и адвокатами.

– Мы ищем нашего старого друга, – сообщил Стоуни, плюхнувшись на высокий табурет у стойки.

– И кто бы это мог быть?

– Он сам нас узнает, да и вы его узнаете тоже, если увидите, – вставила Саманта. – А в этом-случае позвоните мне.

Она протянула ему визитную карточку с номером сотового.

– «Джеллико секьюрити». Будь я проклят. Так это все для прикрытия, или ты теперь на стороне ангелов?

– Пока не решила. Но если выдадите нужную информацию, у меня найдется тонна баксов с вашим именем на каждом.

– Охотно верю. Я видел тебя в новостях. Здорово смеялся, когда тебя показали вчера утром в наручниках.

Саманта перегнулась через стойку.

– Да неужели, Луи? А у тебя не возникло предчувствие, что сегодня кто-то здорово отпинает твой зад?

Сэм жила среди этих людей, хотя многим из них и не снились ее доходы и те дела, которые она проворачивала. Но большей части про этих людей нельзя было сказать ничего хорошего. И возвращение к прежним манерам и способу выражаться казалось ей чем-то вроде возможности вновь надеть старую, удобную рубашку.

Бармен попытался презрительно фыркнуть, но вместо этого поперхнулся.

– Послушай, не злись. Но сама должна признать, не слишком часто доводится увидеть Джеллико в наручниках. Последний раз это было, когда закрыли твоего папашу.

– И что тут такого смешного?

– Он хвастался, что его никогда не поймают. На свете нет никого хитрее и проворнее Мартина. А кончилось тем, что он подох в каталажке. Какая ирония!

Тут он прав.

– Именно ирония. Но так или иначе, не забудь позвонить, если что пронюхаешь.

В глубине бара, где тени казались частью декора, громко скрипнул стул.

– Эй, Стоуни, мне нравится твоя камера. Никак, нанялся папарацци к знаменитой малышке Джеллико?

– Пойдем, – пробормотала Сэм. – Они ничего не знают.

– Ладно, – кивнул Стоуни, шагнув к двери и на всякий случай прикрывая спину Саманты. – Думаю, теперь нам нужно к Доффлеру.

Саманта, вздохнув, кивнула:

– Ненавижу этого типа.

Глава 9

Четверг, 12.25

Ричард стоял, прихлебывая горячий чай и глядя в окно своего нью-йоркского офиса на пятидесятом этаже. За спиной полдюжины его служащих спорили с полудюжиной служащих Хосидо насчет передачи аренды и налоговых льгот. Как он и подозревал, сегодня совещание проходило не так гладко: очевидно, противная сторона считала кражу Хогарта чем-то вроде вмятины в его доспехах.

– Знаете, отсюда Эдисон-Тауэрс на Сорок седьмой и Бродвее выглядят весьма привлекательно, – заметил он. – Кайл, позвоните в их дирекцию и устройте мне встречу с владельцем.

– Да, сэр, – кивнул Кайл, потянувшись к одному из телефонных аппаратов.

– Прошу прощения, – вмешался один из адвокатов Хосидо. – Не будет ли разумнее сначала закончить переговоры с нами, прежде чем покупать новый отель? Так или иначе «Эдисон» и «Манхэттен» – известные конкуренты.

– Совершенно верно. И если вы будете продолжать впаривать мне эту чушь собачью насчет собственности на парковку, можете возвращаться домой, а мы с Хосидо станем конкурентами, когда я куплю Эдисон-Тауэрс.

– Это переговоры, мистер Аддисон, – процедил адвокат сквозь зубы. – Ничего еще пока не высечено в камне.

– Хм… я только сейчас задался вопросом, чьи интересы вы защищаете: Хосидо или свои, мистер Рейлсмит.

– Но…

Индикатор первой линии того телефона, что стоял у края стола, замигал красным глазком.

– Простите, – буркнул Рик, подходя, чтобы взять трубку.

– Аддисон.

– Сэр, это я, Сара, – раздался мягкий голос с британским выговором, – Сегодня пришел финансовый отчет «Кингдом фиттингз». А вот «Омнинет» и «Афра» запаздывают. Хотите получить то, что есть, или подождете, пока не соберу все документы?

– Вы, надеюсь, объясняли, как мне нужны эти отчеты? – спросил он.

– Несколько раз, – заверила она. Даже по телефону было слышно, как она расстроена. – Очевидно, ваш секретарь для них не указ.

Верно. Они хотели все услышать именно от него. Немного лести, некоторое поощрение – и дело в шляпе: он мастер получать все, что хочет. Но в последнее время его преданность бизнесу немного ослабела, и подданные большинства его владений, похоже, знали и это, и степень его равнодушия.

– Я сам об этом, позабочусь, – пообещал он. – Подержите до завтра отчет «Кингдом», Да, позвоните Джону Сташлуэлу в офис «Санрайз» и попросите перезвонить на этот номер.

– Немедленно, сэр.

Пока ничто не ушло из-под контроля. Но если его жизнь с Самантой продолжится прежним порядком, ему придется столкнуться с кое-какими неприятными фактами. И самым главным оказывался тот, что, как бы он ни ценил свою независимость, способность появляться в тот момент, когда одна из его компаний нуждалась в хорошем пинке в зад, или наставлении на путь истинный, или некотором повышении морального уровня, важнейшим приоритетом становилась его личная жизнь. Как сказал бы Том Доннер, больше он не был человеком-оркестром. Может, если бы три года назад он думал или чувствовал так же, как сейчас, они с Патрицией до сих пор не развелись бы.

Однако Патриция была как бизнес-аксессуар, который принято брать с собой на светские мероприятия и тусовки. Бедняжка не виновата, что при виде ее у него не кружилась голова, не подгибались колени, не таяли кости. Для этого была необходима Саманта. И поскольку он помыслить не мог, чтобы расстаться с ней, и в то же время не собирался уступать конкурентам свои владения, значит, срочно нуждался в помощи.

Телефон снова зазвонил.

– Аддисон.

– Сэр, – сообщила секретарь, – на линии Джон Стиллуэл.

– Великолепно. Пусть немного подождет, пока я не найду пустой офис.

– Сегодня Карен Тайсон не вышла на работу.

– Вот и хорошо. Через две минуты переведите звонок туда.

Он повесил трубку и повернулся к адвокатам, все еще ссорившимся в другом конце комнаты:

– Леди и джентльмены, закажите себе ленч и немного успокойтесь. Сделка будет завершена, а мы должны этому радоваться, хотя бы умеренно.

Дверь офиса Карен Тайсон, менеджера по персоналу, была напротив его офиса. Едва он вошел, телефон зазвонил.

– Джон?

– Лорд Роули, – деловито приветствовал Джон. – То есть Рик. Добрый день.

– Джон, почему-то финансовые отчеты из двух компаний до сих пор не прибыли. Если сможете переслать их до воскресенья, я намереваюсь предложить вам место своего личного помощника. И я имею в виду не для того, чтобы приносить мне чай. Ваши обязанности будут почти такими же… только на более высоком уровне. Придется больше путешествовать и заниматься срочными проблемами моего бизнеса. Считайте себя моим начальником штаба.

– Сэр, я не знаю, что сказать.

– Я следил за вашей работой в «Санрайз», а Матумбе прекрасного о вас мнения. Для начала скажу, что жалованье будет составлять двести тысяч фунтов в год плюс накладные расходы. У вас есть постоянная действующая американская виза, не так ли?

– Разумеется.

– Если вы согласны, значит, жду вас в воскресенье в Нью-Йорке.

– Спасибо, ло… Рик. Я буду там…

– Минуту, Джон, – перебил Ричард. – Вы женаты?

– Нет, сэр.

– Встречаетесь с кем-то?

– В настоящий момент нет.

– Надеюсь, у вас не возникнут проблемы из-за необходимости много и часто путешествовать?

В конце концов, он нанимает помощника, с тем, чтобы свободно вести личную жизнь. Но вряд ли кто-то для этого пожертвует своей. Для него это было откровением, за которое нужно благодарить Саманту.

– Я жду прямого ответа, Джон. Не говорите то, что от вас ожидают услышать.

– У меня таких проблем нет, сэр. Честно говоря, именно такой возможности я и ожидал, когда устраивался на работу в одну из ваших компаний.

Ричард широко улыбнулся:

– Лесть совершенно не обязательна, разве что по специальному требованию. Сара, та, что работает в лондонском офисе, обладает полным объемом необходимой вам информации.

– Я все сделаю, Рик.

– Надеюсь.

Итак, одно дело улажено. Вернее, три. Теперь остается помешать адвокатам кидаться друг в друга булыжниками и спокойно приступать к работе.

В животе заурчало, Ричард посмотрел на настольные часы. Черт!

Вынув сотовый, он нажал кнопку ускоренного набора.

– Привет. Ты очень голодна?

– Пожираю глазами пиццерию, – донесся спокойный голос Саманты. – Как по-твоему, тебе долго ехать?

– Слишком долго. Закажу, пожалуй, пиццу в офис.

– Не забудь покормить своих сообщников.

– Да, любимая, – улыбнулся он. – Я уже велел им поискать крошек. Увидимся через несколько часов.

Это его Сэм, профессиональная воровка и защитник всех угнетенных в офисе.

– Договорились. Как идут дела сегодня?

– Неплохо. Я только что пригрозил отказаться от «Манхэттена» и купить другой отель.

– Недаром я никогда не играю с тобой в «Монополию», – хмыкнула она. – До вечера.

На этот раз он немного подождал и, не услышав ни слова, тяжело вздохнул.

– Я люблю тебя.

– И я люблю тебя, горячий пирожок.

«Терпение, Рик, – напомнил он себе. – Когда-нибудь она сумеет легко произносить эти три слова, не дожидаясь подсказки». Недаром их жизнь разительно изменилась с самой первой встречи, но они все еще учились быть партнерами. И если все будет, как он задумал, для этого у них есть целая вечность.


Саманта перегнула пополам корочку от пиццы и сунула в рот. Стоуни, сидевший напротив, аккуратно ел итальянский овощной салат. Со стороны парочка, возможно, выглядела недавно явившейся на землю из ада.

– Ты не рассказала Аддисону, как отделала Доффлера, – заметил бывший скупщик краденого.

– Сегодня я занимаюсь шопингом, а не драками с преступниками. – Саманта оглядела полупустую пиццерию. – Кроме того, Доффлеру не следовало говорить, что я потеряла кураж.

– Так чего ты пытаешься добиться? Найти Мартина или сохранить репутацию? Последнее, что я слышал, – ты отошла от дел. Во всяком случае, так считает тот парень, с которым ты болтала по телефону.

– Я действительно отошла от дел. Но теперь я конструирую системы безопасности для людей и не желаю, чтобы всякие мошенники и воры посчитали, будто я настолько расслабилась, что они вправе смело обчищать оборудованные моей сигнализацией дома.

– Вот как? Значит, это бизнес, а не эго.

– Ешь свой проклятый салат.

– Я так и подумал.

– Ладно, как насчет скупщиков краденого? – спросила она. – Конечно, Мартин в основном сбывал вещи тебе. Но некоторые были просто дешевкой.

– Те, кто покупает нечто подобное, недолго держатся в бизнесе.

– После ленча сделаю пару звонков и посмотрю, нельзя ли найти кого-то из них. – Саманта откусила кусочек пиццы и задумчиво нахмурилась. – Можно задать тебе вопрос?

– Только если он не касается тебя и Аддисона.

– Почему я выросла совершенно не похожей на Мартина?

Стоуни насмешливо фыркнул:

– Знай я это, солнышко, сберег бы кучу аргументов. Мартин обычно винил во всем твою мать.

Саманта замерла с открытым ртом.

– Почему?

– Она была умной леди. Он чуть ли не обманом вырвал у нее согласие выйти за него. И поскольку сам не мог понять, почему ты такая, легче всего было свалить вину на супругу. А ведь он не всегда исповедовал принцип «хватай и беги» Он…

– Знаю. Он был едва ли не лучшим в бизнесе, просто…

– Постарел, – донесся тихий голос слева.

Саманта замерла. Сердце на миг перестало биться: во всяком случае, она задохнулась. Темное лицо Стоуни приобрело серый оттенок, но Сэм все же не хотела оглянуться на соседний столик. Почему она не знала? Почему не почувствовала, когда он вошел в дверь и сел радом?

– Кошка украла твой язык, Сэм?

«Соберись, Сэм», – прикрикнула она на себя и, украдкой сжав кулаки, повернула голову:

– Привет, Мартин.

Он ничуть не изменился с того дня, когда в последний раз сидел с ней за столом. Нет, не так. Светло-каштановые волосы прошиты сединой, морщины на лбу и вокруг рта стали глубже. И он немного похудел. Но человек, сидевший за белым пластиковым столом, несомненно, был ее отцом. Мартином Джеллико.

– Ч-что? – заикаясь, выдавил Стоуни. – К-как?

Карие глаза скользнули по бывшему скупщику краденого и вновь уставились на Саманту.

– Сюрприз, – улыбнулся Мартин той уверенной, вкрадчивой улыбкой, которую она так хорошо помнила. – Сюрприз.

– Какого дьявола тут происходит, Мартин? – попытался возмутиться Стоуни.

– Подожди немного, через минуту я доберусь до тебя, – вместо ответа произнес Мартин. – Первое: что ты хотела сказать, Сэм? Что Мартин слишком постарел для высококлассной работы? Что он стал, обычным карманным вором? Полагаю, я еще достаточно хорош, чтобы вернуться из мертвых, не так ли?

– Не понимаю, – прошептала наконец Саманта. Голос дрожал так, что она никак не могла с ним совладать.

Мартин хлопнул ладонью по столешнице.

– Надеюсь, ты не всегда так медленно соображаешь, – хмыкнул он. – Что здесь главное? То, что я жив. Неужели тебе нужно тратить время на расспросы, как и почему?

– Нужно, и очень. Очевидно, у тебя было время освоиться на земле после трехлетнего пребывания в аду. Я видела твои похороны, Мартин!

– Считала, что видела. И в этом твоя ошибка. Я велел тебе и близко не подходить, если меня когда-нибудь заметут. Ты слишком мягкотела, Сэм. По крайней мере, я раньше так думал. Сколько ты выкачиваешь из своего брита каждый месяц? Миллион? Больше? Я узнал, что ты живешь с ним, и подумал: «Вот молодец, девчонка!» Может, ты наконец усвоила все то, чему я пытался тебя научить.

– Об этом я не желаю говорить, – парировала Саманта, шок которой сменился гневом, как только он упомянул о Рике. – И если продолжаешь давать уроки, значит, для меня важнее всего знать, почему ты здесь. Ты не умер В тюрьме, но и не мог выбраться оттуда самостоятельно, иначе в газетах наверняка упоминался бы побег из тюрьмы. Да, и еще одна маленькая проблема: где ты был последние три года? Не мог послать даже открытки?

– Где я был? То тут, то там. Дела, видишь ли. Кстати, об уроках. Имеется одно нерушимое правило: мы никогда не вмешиваемся в дела друг друга. Ты же почему-то посчитала себя вправе сунуть нос в мои.

– О чем это ты, черт возьми? – выпалил Стоуни. – Знаешь ли, чему подверг эту девочку? Какого дьявола…

– Забудьте о Хогарте. Оба. И больше не ищи меня. Твой британский мальчик ничего не потеряет. Страховка покроет все.

– Ты подставил меня.

Саманта встала, опираясь о столешницу кулаками и нечеловеческим усилием воли подавляя желание наброситься на него. Не потому, что он обокрал Рика. Потому что последние три года был жив и не потрудился сообщить об этом собственной дочери.

– Я назначила тебе свидание, а ты воспользовался этим, чтобы подставить меня.

– Радуйся, что пыталась встретиться именно со мной. Никогда не забывай о прикрытии. Ты подставила себя под огонь, и все из глупого любопытства. Сколько раз я предупреждал тебя не делать этого!

– Ты появился, чтобы преподать мне дополнительные уроки воровства? Как насчет того, чтобы хоть на минуту почувствовать себя моим чертовым папашей?

Наконец-то она поняла, что так ее мучило все эти годы. Мартин всегда выступал в роли старшего наставника. Не отца. Очевидно, шестилетнее отсутствие ничего не изменило. Иисусе, до чего же голова кружится! И если кто-то воспользуется ее состоянием, так это Пронырливый-цель-оправдывает-средства Мартин!

– Ты просто злишься, потому что я тебя перехитрил, – фыркнул Мартин. – Неужели пожалела старому папочке всего одно яичко из золотого гнездышка?

– Потому что копы обвинили в краже меня! – Опять они спорят, кто лучше, словно прошло всего шесть дней, а не шесть лет со времени их последнего разговора! – И поскольку я – главная подозреваемая, страховая компания не выплатит ни цента. Если меня арестуют, они даже могут обвинить Рика в мошенничестве.

– Придется тебе найти нового гуся. Ты общипывала старого шесть месяцев? Так что…

– Пять, – сухо поправила она.

– Не важно. И скорее всего выжала из него все, что можно. Рано или поздно он обязательно заметит пропажу мебели.

Она даже не пыталась объяснить природу своих отношений с Риком: Мартин все равно не поймет. Но Саманта не собирается платить за то, что сотворил отец. Теперь она знает, в чем его сущность. Некоторые вещи никогда не меняются, сколько бы лет ни прошло. О да, она отлично усвоила его первый и главный урок: каждый сам за себя. Однако в ее новом мире речь идет не только о ней, но и о Рике.

– Кто заказал тебе Хогарта? – неожиданно выпалила она.

– Не твое дело. Иди займись своим шопингом и тусовками и предоставь мне жить, как хочу.

– Пока не решишь снова столкнуть меня в яму с дерьмом? О нет, Мартин, не выйдет. – Вынудив мышцы расслабиться, она снова села. – Ты мог бы украсть картину прямо с аукциона. Но тебе понадобилось вломиться в мой дом. Ты подождал, пока я уйду на встречу с тобой, прежде чем сделать ход. Так вот, папочка, на этот раз ты объяснишь, что происходит. Думаешь, это я влезла в твои дела? Ты только что прошелся по моим грязными сапогами, и мне это не нравится.

Взгляд Мартина из обаятельного стал хищным.

– Придержи язык, Сэм. Я не обязан ничего тебе объяснять.

– Но она задала тебе вполне справедливый вопрос, Мартин, – вставил Стоуни. – Она могла попасть в тюрьму.

– Все обойдется, – отмахнулся Мартин, бесцеремонно забирая с тарелки Сэм кусочек пиццы. – Мистер Контроль снова вступил в свои права. – И ты сама так думаешь, иначе давно уже летела в Париж или Милан.

О нет… если при этом требовалось бросить Рика, тем более что побег – все равно что признание собственной вины.

– Должна быть причина, – медленно начала она, – по которой ты вдруг исчезаешь бесследно, а через сто лет решаешь появиться снова. При этом ни я, ни Стоуни понятия не имели, что ты жив да еще до сих пор в бизнесе.

Лесть творила чудеса со многими ее жертвами: почему бы не попробовать с Мартином?

– Скажем так: некоторым людям выгоднее выпустить меня из тюрьмы, чем держать за решеткой.

Он по крайней мере дважды сбегал из различных тюрем, и она это знала. Кому выгодно, чтобы он был на свободе? Похоже, кому-то он стоил немалых денег.

– Ты работаешь на правительство? – прошептала она, с опаской оглядывая ресторан.

– В уме тебе не откажешь, девочка. Впрочем, это не совсем правительство. Я помогаю Интерполу, – улыбнулся Мартин знакомой самодовольной улыбкой превосходства, которую она видела каждый раз, когда ему удавалась особенно головоломная работа.

– Прости, – снова вставил Стоуни, не скрывая скептической усмешки, – но я не вижу, каким образом похищение картины у Рика Аддисона может помочь Интерполу.

– Помнишь ту работу в Лувре в прошлом году? – осведомился Мартин, откусив большой кусок пиццы.

– Это был не ты, – безапелляционно бросила она. – Судя по тому, что говорили в новостях, грабителей было четверо. Они застрелили охранника.

– Верно. И так достали Интерпол, что они заключили со мной сделку. Я узнаю, кто были те парни из Лувра, и проникаю в их команду. Мне всего лишь нужно было по-быстрому сделать работенку на пару миллионов – и дело в шляпе.

– Значит, ты показался мне на аукционе, дождался, пока я назначу тебе встречу, и вломился в мой дом, только чтобы проникнуть в шайку громил?

– Твой дом? – ухмыльнулся он. – А этих парней трудно назвать громилами. Весьма талантливые люди – именно поэтому Интерпол так во мне нуждается. Теперь члены шайки мне доверяют, и только нужно узнать время и место их следующей операции, после чего твоего папочку ждет счастливая жизнь пенсионера под другим именем и в теплых краях. Ну, скажем, в Монако в качестве Джона Роби.

Джон Роби. Персонаж Кэри Гранта из фильма «Поймать вора». Мартин всегда подражал этому парню, хотя Саманта считала, что его характер мало соответствует реальному.

– Мне нужен Хогарт. Зарабатывай свою репутацию за чей-нибудь еще счет. Не за мой.

– Поздно. Не я украл картину, хотя план, сознаюсь, принадлежит мне.

Саманта похолодела от ужаса.

– Ты позволил типам, застрелившим охранника, вломиться в дом, где спал Рик?! – воскликнула она. Одно дело Мартин: он никогда не носил оружия. И совсем другое – банда убийц. – Иисусе, Мартин!

– Потише, Сэм. И говорю тебе, оставь это. После того как Интерпол их схватит, вам, возможно, вернут полотно.

– Можно, подумать, они будут хранить его до тех пор, – буркнул Стоуни. – Да они сбудут картину при первой возможности. Уж поверьте, я знаток в подобных вещах. То есть… – он виновато взглянул на Саманту, – был знатоком. Теперь я удалился на покой.

– Долго ждать не придется. Забудь про это, оставь меня в покое, и, может, я приглашу тебя на вечеринку по случаю ухода от дел. Если ты начнешь охотиться за Хогартом, они поймут, что я рассказал тебе обо всем, и сможешь посетить мои следующие похороны. На этот раз настоящие, – прошипел Мартин, после чего встал и вышел из пиццерии.

Саманта и Стоуни долго смотрели друг на друга.

– Что мне теперь делать? – простонала она, наконец ударив кулаком по столу. – Стоит ему показаться – и мне снова двенадцать лет, а он – великий магистр всех взломщиков. Совершил ли он в жизни хотя бы один честный поступок?

– Об этом мне ничего не известно, – признался Стоуни.

Саманта жалостно шмыгнула носом. Ее сотовый пропел тему из бондианы. Рик.

Она с заколотившимся сердцем открыла флип. Только этого не хватало! Впрочем, можно подумать, он видел, как она разговаривает с усопшим отцом!

– Привет, милый, – спокойно сказала она в трубку. – Передумал насчет ленча?

– Нет. Я делаю вид, что разговариваю с Трампом о совместной сделке. Посмотрела бы ты на лица парней Хосидо. Они уже сдали восемь верхних этажей «Манхэттена».

– Медленно работаешь, – уколола она.

– Черта с два, Как там шопинг?

Попалась!

– Пока что присматриваюсь.

Она осеклась. Что можно без опаски сказать ему, не выдав того, что непременно придется скрывать? Он ожидает подробностей. В жизни Саманты Джеллико не так много скучных дней!

– Ты будешь счастлив узнать, что какие-то копы в штатском пытались преследовать мое такси.

– А где они сейчас? – резко бросил Рик, и она словно наяву увидела, как он сидит за письменным столом, подавшись вперед.

– Я сумела от них оторваться. Поменяла машины, нацепила усы.

– Саманта, я рад, что это тебя забавляет, но…

– Ошибаешься. Я не совсем уверена, как реагировать на все это. Никогда не бывала раньше в подобных ситуациях.

– Знаю. Я тоже. Эй, у меня для тебя есть подарок. Специально на после ужина.

– О-о, как неприлично!

Стоуни красноречиво закатил глаза, но Сэм показала ему язык.

– Не можешь хотя бы намекнуть?

– Нет. Буду дома после шести.

– Постараюсь вернуться к этому времени.

– Я люблю тебя, янк.

– Я тоже, брит.

Ока отключила телефон.

– Что ты скажешь ему, Сэм?

Стоуни наконец перестал притворяться, что ест салат, и отодвинул тарелку.

– Что бы там ни затеял Мартин, но если он предпочел впутать Аддисона, дело плохо.

– Это верно. – Она перевела дыхание. – Не знаю, что скажу ему. «Прости, мой папаша снова в деле, и он хочет обчистить тебя до нитки»? Звучит не слишком обнадеживающе. Нужно подумать. Ты можешь задержаться в городе?

– Я никуда не еду, солнышко. Но ты будь осторожна, или к тому времени, как рассеется пороховой дым, на ногах, вполне возможно, останусь один я.

– Знаю, – пробормотала она, бросая остатки пиццы в ближайшую мусорную корзину. – Теперь мне нужно купить что-то шикарное, чтобы Рик не заподозрил меня в коварных планах.


– Я сам позабочусь об этом, Уайлдер, – сказал Ричард, жестом отпуская дворецкого.

– Прекрасно, сэр. Вилсо говорит, что ужин будет готов через двадцать минут, – кивнул дворецкий и направился на кухню. Ричард снова выглянул в окно. Саманта протянула водителю такси несколько банкнот, после чего выпрямилась, подняла пакет от «Бдумингдейла» и направилась к крыльцу. Бывшая воровка, нынешняя подозреваемая в краже, она заставляла его сердце биться так же сильно, как пять месяцев назад, когда свалилась с потолка и предложила деловое партнерство.

– Добрый вечер, – сказал он, открывая дверь.

– Что у тебя есть для меня? – спросила она, притягивая к себе его голову свободной рукой и впиваясь в губы свирепым поцелуем.

Разума в нем осталось ровно настолько, чтобы, не прерывая поцелуя, закрыть и запереть дверь. Правда, для большинства ее знакомых запоры особого значения не имели. Он прижал ее к двери, отнял пакет с покупками и уронил на пол. Она немедленно схватилась за его ремень и расстегнула молнию.

– И что все это значит? – застонал он, когда она стала мять и гладить то, что скрывала ширинка джинсов.

– Я хочу тебя.

Ее рука все еще была в его джинсах, когда они ввалились в переднюю гостиную. Ричард захлопнул дверь ногой, и они, перекатившись через диван, свалились на пол.

– Сбавь скорость, милая, – задыхаясь, попросил он, когда она стянула с него джинсы и толкнула на спину. – Я никуда не денусь.

– Не желаю сбавлять скорость.

Извиваясь, она расстегнула свои слаксы и пинком отшвырнула в сторону. За ними последовали узкие голубые трусики, и Сэм с протяжным вздохом-стоном опустилась на него. Подняв голову, тяжело дыша, Рик наблюдал, как его «петушок» исчезает, дюйм за дюймом, в тугом горячем жерле. Что бы там она ни творила, он спорить не собирается.

Она поднималась и опускалась на нем, жестко и быстро. Борясь за крохотную долю контроля, Ричард сунул руки ей под блузку и стал ласкать задорно торчащие груди. Подхватив ритм, он скоро ощутил, что она кончает, и стал врезаться в нее. Наконец он, зарычав, тоже обмяк.

Саманта упала ему на грудь и снова стала целовать.

– Я совершенно потеряла всякий стыд, верно? – пропыхтела она, прильнув к нему.

– Верно, но это так здорово, – прошептал он, обнимая ее.

Сэм не слишком любила крепкие объятия, когда она хотя бы на минуту, но оказывалась в плену, и в эту секунду ее отчаянная страсть насмерть перепугала Рика. Она долго лежала так, прижимаясь щекой к его груди, словно слушая стук сердца.

– И я ничуть не возражаю, – тихо пробормотал он, боясь прервать внезапно возникшую близость, но обеспокоенный настолько, что посмел спросить: – Что-то мучит тебя, Сэм?

Она затаила дыхание, но только на мгновение. И медленно кивнула, упершись лбом ему в грудь.

Иисусе.

Значит, все хуже некуда. Решая, насколько можно на нее надавить и как она отреагирует, Рик задумал лестью и уговорами вызвать ее на откровенность.

– Ты не больна?

– Нет, – пробормотала она прямо ему в рубашку. Уже неплохо.

– Я тоже не болен, верно?

– Верно.

– И никто не умер?

– Никто. Все живы.

Теперь она уже объясняется предложениями, хоть и короткими. Все-таки прогресс. Продолжая тихо и спокойно задавать ничего не значащие вопросы, он усыплял ее бдительность.

– Надеюсь, ты не стащила чего-то такого, что теперь заставит тебя бежать из страны?

– Я вообще ничего не брала.

– Надеюсь, Стоуни не арестовали?

– Нет.

– Кто-то из твоих знакомых стащил что-то такое масштабное, что теперь ему придется бежать из страны?

Саманта села, глядя на него сквозь покрывало спутанных рыжих волос. Она отрастила их на несколько дюймов, что он находил безумно сексуальным.

– Я должна кое о чем подумать, – медленно выговорила она.

– А со мной ты не поделишься?

– Не сейчас.

– И никогда?

– Именно об этом я и думаю. Не торопи события, ладно?

Он попытался соображать связно, что было нелегко, поскольку он так и не вышел из нее. Она призналась, что происходит нечто неладное. Если он согласится не задавать вопросов, не даст ли тем самым молчаливое разрешение на выполнение ее замыслов? Похоже, они оба попали в переплет.

– Можешь поклясться, что те обстоятельства, над которыми ты размышляешь, не подвергнут твою жизнь опасности?

– Клянусь, – немедленно кивнула Саманта.

– Тогда я дам тебе немного времени, Сэм, но не отстану от тебя. Пока мы вместе, то, что изводит тебя, изводит и меня. Ты прекрасно знаешь, что можешь рассказать мне все. Все на свете.

– Не считаешь, что это слишком опрометчивое заявление? – бросила она – Есть вещи, которые ты просто не захочешь услышать.

Ричард долго смотрел ей в глаза. Несмотря на то, что он достаточно хорошо успел ее узнать, временами ее было невозможно понять. И это как раз такой случай. Неужели что-то, сказанное ею, может охладить его чувства? Учитывая ее ответы на предыдущие вопросы, трудно вообразить, что это может быть. Все же она вряд ли жила обычной жизнью, даже когда проводила день в «Блумингдейле»!

– И все равно ты можешь сказать мне все.

– Дай мне день-другой.

– Заметано.

И не секундой дольше.

Она медленно подалась вперед и снова поцеловала его.

– Спасибо, – прошептала она выпрямляясь. – А теперь где мой подарок?

Несмотря на все тревоги, он фыркнул. Ничего не скажешь, Сэм держит его в узде, даже в такие вот моменты. Заставляет стоять по стойке «смирно», пусть сейчас он лежит на спине.

– На обеденном столе.

Она встала, и он последовал ее примеру. Остается только ждать следующего удара и вооружиться всей возможной информацией, прежде чем этот день настанет.

Глава 10

Четверг, 20.40

– И что это такое? – спросил Ричард, показывая на плазменный экран телевизора.

– Это Родан. Мы обсуждали его раньше. Но сейчас он выглядит по-другому. О, вот здорово! Они его апгрейдили! Теперь даже шея двигается!

– Тебе слишком легко угодить, дорогая.

– Вовсе нет! И перестань отвлекать меня! Родан уничтожает Нью-Йорк! – воскликнула она, подпрыгивая на подушках. – Смотри-смотри! Это американская версия «Годзиллы», где они атакуют Сидней. Это точно он.

– Где уж мне тебя отвлечь! Рядом с Годзиллой я согласен играть вторую скрипку.

Ричард сел рядом с ней на диван. Сердце его сильно забилось, когда Саманта свернулась у его левого бока и положила его ладонь себе на плечо. Он и без того старался касаться ее при каждой возможности. Но сегодня был на седьмом небе. Она держала его руку, рассеянно играя пальцами, пока он делал единственное, чтобы успокоить Сэм, несмотря на упорное молчание: играть по ее правилам и позволить смотреть «Годзиллу».

– Еще раз спасибо за диск, – поблагодарила она. – Откуда ты узнал, что я этой серии не видела?

– Кое-кого порасспросил. Она выпущена всего несколько месяцев назад и никогда не показывалась по американскому кабельному телевидению.

Продавец из «Блокбастер видео» узнал Рика и явно посчитал психом, когда тот спросил, где находится раздел с ужастиками. Но «Годзилла – последние войны» оказался верным выбором.

В офисе зазвонил телефон, но он проигнорировал звонок. Там включен автоответчик, а он не собирается вставать с дивана без Саманты. Только не сегодня вечером, когда он стал надеяться что она в конце концов решила довериться ему.

– А если это тот японец с отелем? – встревожилась она.

– Подождет до завтра.

Но через секунду включился сотовый.

– Вдруг он хочет получить назад свои восемь верхних этажей? – не унималась она.

– Ладно уж, умница! Он схватил трубку.

– Аддисон.

– Где тебя носило, черт возьми? – спросил Том Доннер.

– Я был в опере, – сухо сообщил Рик.

– Вранье. Прос… я слышу «Годзиллу». Смотришь фильм вместе с Джеллико.

Ричард переместил телефон к правому уху.

– Не знал, что и ты поклонник «Годзиллы».

– У меня четырнадцатилетний сын, забыл? У Майка все видеоигры. Можешь говорить?

– Вкратце.

– Ладно. Я, как ты просил, заехал в офис Джеллико проверить обстановку. Обри все держит под контролем. Скажи, Джеллико расстроится, если я попытаюсь его переманить?

– Еще бы. Я…

– Так вот, я как бы между делом спросил об Уолтере, поскольку его нигде не было видно.

Судя по драматической паузе, Ричарда ждал неприятный сюрприз.

– И?.. – спросил он наконец.

– Барстоуна нет в городе. Сказал Обри, что берет отпуск, и куда-то улетел. И прежде чем ты обвинишь меня в распускании сплетен, должен добавить, что он умчался ровно через два часа после того, как ты вызволил Джеллико из тюрьмы.

Проклятие! Он так и подозревал, что Саманта начала поиски пропавшего Хогарта! Исчезновение Уолтера из Флориды – еще не доказательство, но совпадение по меньшей мере странное, в этом он уверен.

– Здорово, – сказал он вслух. – Я пошлю тебе следующий список требований, как только сам их получу. Обними за меня Кейт.

– Доннер? – спросила Саманта, когда он закрыл телефон.

– Да. Появилась пара вопросов насчет одного из моих е-мейлов.

Итак, Уолтер, возможно, в Нью-Йорке, и то ли он, то ли Саманта что-то обнаружили. Что-то достаточно серьезное. Недаром обычно независимая Саманта буквально льнет к нему и до сих пор отказывается обсуждать случившееся. Ему нужны чертовы ответы. Он не привык оставаться в неведении и ждать, пока дерьмо хлынет буйным потоком.

* * *

Саманта села и осторожно сползла со своего края кровати, пока Рик мирно храпел рядом. Три часа ночи. Самое рабочее время… в прежние дни. Ночные совы улеглись спать, а ранние пташки еще не поднялись. Зато взломщик может без помех скользнуть в норку добычи и схватить червячка.

Темно-коричневые оконные шторы были задернуты, и только сбоку пробивался лучик света. Сэм подошла туда и осторожно выглянула. На тротуаре были припаркованы с десяток машин. И все столпились у дома Рика. Значит, наблюдение ведется либо из какой-то машины, либо с дерева, выходящего на низкую кирпичную ограду Центрального парка.

Должно быть, Горстайн так озверел, когда она сбросила «хвост», что наверняка послал своих ищеек наблюдать за домом. Если у них хватит ума, а также бюджетных средств, кого-то поставят в переулке за домом.

Уже через минуту она засекла наблюдателя: мимолетно мелькнувшее в заднем стекле «хонды» световое пятно. Бинокль. Похоже, Горстайн всерьез взялся за поимку плохишей.

Слегка улыбнувшись, Саманта вышла за дверь. В окне коридора уже заменили стекло, и в темноте не было заметно, что кто-то его взламывал. Распластавшись по стене, она заглянула в окно сбоку. Отсюда был прекрасно виден переулок. Двое бездомных с чашками кофе из «Старбакса» и красноречиво бугрившимися кобурами под мышками выглядели довольно многообещающе.

Прекрасно. Как ни странно, она даже рада. Ее трясло от страха при мысли о том, что Мартин послал сюда команду убийц, зная, что ее нет дома, а они не задумаются расправиться с Риком. Может, папочка таким образом старался уберечь ее от опасности, но Рик в это время мирно спал. Уайлдер, Бен и Вилсо ночевали внизу, в старых помещениях для слуг, но первой жертвой пал бы именно Рик. Ее Рик… по крайней мере, до той минуты, пока он не узнает, что это ее отец устроил похищение. После этого все рухнет.

За спиной щелкнула дверь спальни, и Саманта обернулась. Он не мог видеть ее в углу у окна. Из чистого инстинкта она застыла неподвижно, прежде чем позволила себе расслабиться.

– Сюда, – тихо позвала она.

Он обернулся к ней, одновременно опуская правую руку. Иисусе, да у него пистолет! Сэм знала, что у Рика есть пара пистолетов, но не думала, что он захватит их с собой в Нью-Йорк. Поступил бы он так, если бы она не жила с ним? Впрочем, он и без нее знал немало опасных людей.

– Что случилось? – спросил он, двигаясь вдоль стены, чтобы его не увидели из окна. Он устрашающе быстро перенимал ее приемы!

– Просто слежу за копами. Мы окружены, – ответила она.

– Для тебя это проблема?

Посреди ночи? Класс! Опять он зол!

– Они следили за мной вчера, Рик, вот в чем проблема. Я хотела знать, следят ли все еще за нами. Тебе это не нравится?

– Разумеется, нет. Если они по-прежнему торчат здесь, значит, не ищут мою чертову картину и того, кто ее стащил.

А вот об этом она не подумала. Будь Мартин мертв, он перевернулся бы в гробу. Черт, она просто счастлива, что копы сейчас здесь, и даже не сознает, что их присутствие означает одно: они до сих пор подозреваемые номер один.

Если она расскажет Рику, что знает, кто украл картину… не называя имен, разумеется, он потребует, чтобы она пошла с этой информацией к Горстайну. Она может распространить слухи о Мартине, но если нью-йоркская полиция заметет луврскую команду за одну кражу, а не за большую операцию, которую те планировали, сделка отца с Интерполом будет отменена. Она не имеет права рисковать жизнью Мартина. Конечно, отношения у них сложные, но она не хочет посещать его вторые похороны.

Рик молча, приподнял волну ее рыжих волос и припал поцелуем к затылку.

– Утром я позвоню и попытаюсь убедить детектива Горстайна выполнять свои чертовы обязанности, даже если придется посоветовать ему забыть об этой картине.

– Ты позволишь, чтобы кому-то сошла с рук кража Хогарта?

– Есть и другие способы все уладить. Думаю, частный детектив будет куда полезнее, особенно учитывая обстоятельства.

Под обстоятельствами подразумевается, что копы больше не станут преследовать ее. Класс!

– Рик, ты не…

– Идем в постель, янк, – перебил он. – Без тебя мне холодно.

Она взяла его протянутую руку, и он притянул ее к себе. Должен быть способ обелить себя, раздобыть картину и при этом не скомпрометировать Мартина и не потерять этого человека. Должен быть…


– Объясни еще раз, почему мы встречаемся здесь? – спросил Стоуни, оглядывая просторный вестибюль.

– Купаюсь в лучах искусства.

Саманта посмотрела в сторону справочной стойки. Рядом трое парней охраняли вход в Метрополитен-музей. Она за секунду может обвести их вокруг пальца. С камерами будет посложнее, но…

– А по правде говоря?

Сэм поспешно встряхнулась. Опять она оценивает обстановку!

– Мой уютный домик окружен копами, мне нужно было выбраться оттуда.

И до чего же приятно снова оторваться от «хвоста» по дороге в музей! Пусть они точно знают, где она спит каждую ночь, а вот день… это их не касается!

– Уверена, что они не выследили тебя? – в сотый раз спросил бывший торговец краденым.

– Отстань, – добродушно улыбнулась Саманта. – Пойдем лучше к европейским импрессионистам.

– Согласен, – кивнул Стоуни. – Знаешь, я тут подумал, что, если Мартин говорит правду, Интерпол, возможно, найдет и вернет твоему парню Хогарта. Аддисон исключен из списка подозреваемых, а тебе не грозят неприятности с копами. Конец фильма.

– Можно подумать, тебя беспокоит Хогарт. Просто ищешь подходящий предлог промолчать и скрыть от Рика, что происходит.

– А ты пытаешься убедить себя в необходимости позвать его на помощь. Большая ошибка, солнышко. Поверь мне. Огромная ошибка.

– Он не может винить меня в том, что Мартин жив. Я не знала, – тихо сказала Саманта. – Но если условием вхождения Мартина в шайку стало похищение картины, совершенно не обязательно было красть именно Хогарта. Я не могу не думать, что Мартин выбрал Хогарта из-за меня. И вот теперь Рик не знает, честна я с ним или нет, боится, что пираньи вот-вот нагрянут, чтобы ухватить свой кусок, только потому, что я живу в его доме. И может, он не зря волнуется.

– Говорю тебе, Сэм, лучше солги ему.

Она замедлила шаг. Решение казалось вполне логичным: она и без того постоянно лгала. О том, кто она на самом деле, о том, что делает на той или иной вечеринке. Но вот Рику она старалась не лгать. Просто терпеть не могла. Может, дело в угрызениях совести или страхе быть позже пойманной на вранье. И она не хотела разрушать их отношения.

– Я слишком многим ему обязана. Не думаю, что смогу ему солгать.

– Ты счастлива с Аддисоном, но если все выложишь начистоту, правда вряд ли ему понравится. И меня расстроишь. Не делай этого.

Но Сэм упрямо покачала головой:

– Это вопрос верности и преданности. И пока Мартин не покажется снова, я знаю, что буду стоять за тебя и за Рика. Поэтому и задалась вопросом: чем я ему обязана? Мартину.

– Он твой отец, солнышко. Ты не должна так говорить! Конечно, он не бакалейщик, не пилот, не миллионер, а простой вор, но вырастил тебя и передал свои знания. А лучшей воровки, чем ты, я не видел. Никогда.

– Спасибо, Стоуни, – прошептала она, крепко сжимая его руку. – Но теперь я не уверена в том, что те качества, которые люблю в себе… и любит во мне Рик, привил именно Мартин. – Она неловко откашлялась и умоляюще взглянула на Стоуни. – Значит, ты советуешь отойти в сторону и ничего не делать. В самом деле считаешь, что я должна солгать Рику?

– Вот дерьмо, – пробормотал он, отворачиваясь. – Не знаю. Правда, не знаю.

Господи, они становятся настоящими тюфяками. Тряпками. Кто бы мог подумать?!

– Я все скажу ему, – объявила она, поняв, что, возможно, приняла решение в тот момент, когда Мартин появился в пиццерии. – Но мне скорее всего придется переехать обратно к тебе, на Палм-Бич.

– Можешь поселиться в гостевой спальне. Если, конечно, не считаешь, что нам будет лучше в Париже. Там мы могли бы сделать тонну деньжат.

Саманта снова покачала головой и улыбнулась:

– У нас уже есть целая тонна. И неприлично говорить о кражах посреди музея искусств, не находишь?

– Ты права. Виноват, – вздохнул Стоуни. – Так как ты желаешь провести свой последний день в лучах славы?

Саманта подавила дрожь. Она вполне обойдется без лучей славы. Они ей ни к чему.

– Лучше пойдем к французским мастерам.

– Круто!


– Позвольте мне говорить начистоту, детектив, – начал Ричард, расхаживая по офису. Гнев льдинками звенел в его голосе. Саманта уверяла, что, когда он злится, британский акцент становится более заметным. Правда, он ей не верил, считая, что и без того говорит, как стопроцентный британец. – Саманта Джеллико не брала мою картину. Я не крал у себя картину. И вы знаете это, иначе давно раздобыли бы ордер и снова обыскали бы мой дом.

– Я не собираюсь рассказывать вам, как идет расследование…

– Учитывая, что у вас абсолютно нет доказательств, кроме некоей странной теории, основанной на том, что Саманта могла быть замешанной в чем-то, потому что ее отец вор, я начинаю подумывать, что давно пора подать на вас в суд за нарушение долга и халатность.

– У нее нет алиби, мистер Адд…

– А у вас больше нет дела. Я уже позвонил в страховую компанию и отказался от выплат за Хогарта. И забрал из полиции свое заявление. Если вам угодно тратить время зря, я с удовольствием поспособствую вам, подав иск на вас и ваш департамент за вторжение в частную жизнь. Боюсь, отныне вам с утра до вечера придется отбиваться от адвокатов. И все потому, что вы не желаете выполнять вашу сегодняшнюю работу. Подумайте над этим.

Он отшвырнул телефонную трубку.

Значит, он потерял двенадцать миллионов долларов. Зато, будем надеяться, прекратил слежку за Самантой, но все же стремился докопаться до истины. У Рика были кое-какие догадки и кое-какие улики, но ему нужны факты. В бизнесе люди обычно стараются представить факты: цифры прибылей, калькуляции, экономический эффект… – а он на основе этой информации решал, какова будет стратегия. Пусть официального расследования не будет, но он желал вернуть свою чертову картину.

Что он знал наверняка? Саманту что-то явно гложет. Уолтер Барстоун покинул Флориду первым же рейсом после освобождения Саманты под залог. Лицо или лица, укравшие Хогарта, вломились в дом точно тем же путем, что и Саманта двенадцатью часами ранее. При всем изобилии картин и предметов искусства в доме взяли одного Хогарта. Значит, охотились именно за ним. А Саманта пыталась отговорить Рика от покупки.

Рик замедлил шаг и перестал метаться. Он совсем забыл, как она пыталась умаслить его покинуть аукцион раньше срока. А ему показалось, что она кого-то узнала.

Зажужжал интерком, и по комнате разнесся голос секретаря:

– Мистер Аддисон! В приемной сидит Сэм Джеллико, а мистер Хосидо на линии.

Легка на помине.

– Пожалуйста, попросите Саманту войти и соедините меня с Мацуо.

Телефон звякнул.

– Ричард? У моих людей от тебя скоро начнутся инфаркты, – сообщил Хосидо вместо приветствия.

Ричард поднял трубку как раз в тот момент, когда открылась дверь.

– Это не я постоянно изменяю цены и условия договора, – парировал он, знаком велев Саманте садиться. – Я покупаю дом в старом известном квартале, а не канистру с бензином.

– Да, но обстоятельства меняются, а вместе с ними и цены.

– Обстоятельства? Позвольте объяснить вам мои обстоятельства, Мацуо-сан. Я занимаюсь поисками похищенной картины, стоящей менее одного процента от моего общего капитала. Если вы считаете, что эта кража каким-то образом ослабила мои позиции, значит, сильно ошибаетесь. И если воображаете, будто этот факт заставит меня заплатить больше той суммы, о которой мы договаривались, значит, слухи о вашем уме сильно преувеличены. А я точно знаю, что вы не дурак.

– В таком случае переговоры, наверное, будут, продолжены. Доброго вам дня.

– И вам, Мацуо-сан, – пожелал Рик, вешая трубку.

– Привет, – шепнул он, наблюдая, как Саманта медленно бредет вдоль окон. На ней были узкие черные джинсы и миленькая зеленая майка со сверкающим сердцем на груди Нью-йоркский повседневный стиль – подходит для любых случаев.

– Привет. Должно быть, это тот тип с отелем?

– Да. Мацуо Хосидо.

– Ты был очень резок с ним.

Они еще не обменялись взглядами. Мышцы Рика непроизвольно напряглись.

– Полагаю, что так. Какие-нибудь полицейские приключения сегодня утром?

– Какие же это приключения? Они слишком легко сдаются.

– Трудно их за это осуждать. Ты здорово уходишь от слежки.

– Спасибо.

Он подождал, пока она повернется к нему, и заметил, что длинные тонкие пальцы стиснуты в кулачки.

– Я должна кое-что рассказать тебе.

– Это та штука, над которой ты думала вчера вечером?

Саманта кивнула:

– Я ничего не планировала, ничего такого не знала, но все это неожиданно обрушилось на меня. И ты тоже должен знать… потому что это касается нас обоих.

Ричард с трудом сглотнул, смутно удивляясь тому, что перед глазами все плывет. Он едва успел схватиться за спинку стула, чтобы не упасть.

– Ты… ты беременна? – пробормотал он слегка задрожавшим голосом. Восторг, безумный ужас – он сделал все, чтобы не выказать одолевавших его чувств. Он думал, что они поговорят о картине, но это… вполне объясняет ее поведение за последние дни. Факты. Ему нужны проклятые факты.

– Что… откуда… – Она покраснела. – Нет, Господи, конечно, нет. – Свирепо хмурясь, она покаянно выдавила: – А что, я вела себя так будто…

– Именно.

Странное ощущение, сжавшее сердце… неужели это разочарование? Позже он над этим подумает.

– Продолжай.

– Ладно. И я заранее прошу прощения, поскольку, вполне возможно, к тому времени, когда закончу, ты не захочешь вообще со мной разговаривать.

Звучит не слишком обнадеживающе.

– Как я уже упоминал, ты можешь сказать мне все.

– Будь осторожен в своих желаниях: они могут исполниться.


Уолтер Барстоун метался по большой приемной нью-йоркского административного здания фирмы Аддисона. Поверить невозможно, что он вообще перешагнул порог этого чертова небоскреба.

Сэм вошла в третью дверь по левой стороне коридора, и Уолтер не спускал с этой двери глаз. Идиотка! Рискует всем ради такой неверной вещи, как правда. Впрочем, она по-своему всегда была честной девочкой. Верной своим моральным принципам.

Шум голосов за дверью становился громче. О Господи! Еще минута – и они начнут швыряться вещами. Пожалуй, кончится тем, что кто-то вылетит из окна, и, поскольку они находились на пятидесятом этаже, без жертв не обойдется.

По ту сторону двери что-то разбилось. Уолтер передернул плечами. Пожалуй, пора вмешаться.

Он шагнул вперед. Секретарь испуганно вскочила.

– Простите, сэр, но вам лучше подождать здесь. Туда нельзя!

– Все в порядке. Я родственник, – утешил он, распахнув дверь. Он слышал, как секретарь зовет на помощь охрану, но, не обращая ни на что внимания, закрыл за собой дверь.

– Вот это да! Шикарный офис, Аддисон, – заметил он, переступая через поднос с грудой битых стаканов. Рик круто развернулся.

– Уолтер! Вижу, и вы участвуете в воссоединении семьи!

– Два дня назад я поразился не меньше вашего. Никто этого не хотел.

Глаза Аддисона были каменно-холодными.

– Очевидно, я на это напросился. И теперь вся чертова семья и друзья Джеллико получили карт-бланш на право грабить меня. Можете представить, как я восхищен известием о своей редкостной глупости.

Злобный, яростный, разящий прямо в цель. Ничего не скажешь, умеет Сэм выбирать мужчин.

Сэм стояла в другом конце комнаты, злобно косясь на Аддисона. Похоже, он успел здорово ее оскорбить. Уолтер редко видел ее в таком состоянии. Прекрасно. Два извержения вулкана, а он в центре.

– Поскольку я пропустил вечеринку, позвольте мне подвести итоги, и распрощаться.

– Почему бы вам не сделать это где-нибудь в другом месте? – предложил Аддисон с ледяным британским достоинством. – Это частная беседа.

– Нет, пожалуй, побуду здесь еще немного. Итак, ты сказала ему о появлении Мартина и о том, что тот поменял пожизненный срок на сотрудничество с Интерполом?

– Не трудись, Стоуни, – проворчала наконец Сэм, не сводя глаз с Аддисона. – Я призналась во всем, а мистер Хозяин Замка в бешенстве. Пойдем отсюда.

– Нет! – вмешался Аддисон. – Я хотел бы знать, какие картины мисс Хватай-все-что-плохо-лежит предложила своим дружкам.

– Какие еще друзья? О каких друзьях может идти речь, когда ты рядом?

– Ты…

– О, мать вашу, замолчите оба! – взорвался Уолтер. – Неужели еще не допер, Аддисон? Если она вернет картину, бандиты поймут, что Мартин распустил язык, и прирежут его, как свинью. Да и Сэм, возможно, тоже. Если она…

Дверь распахнулась, и на пороге возникла парочка вооруженных охранников, настороженно водивших пистолетами из стороны в сторону.

– Не двигаться!

Аддисон поспешно выступил вперед.

– Все в порядке, парни. Просто семейная ссора. Спасибо, и можете идти.

Охранники спрятали оружие и отступили.

– О'кей, мистер Аддисон. Извините, что не вовремя.

– Рик, ты упустил свой звездный шанс снова освободить меня от наручников, – издевательски бросила Сэм.

– Тебе лучше заткнуться, – прошипел Аддисон. – Так о чем это вы, Уолтер?

– Итак, если Сэм не станет пытаться вернуть картину, а вместо того расскажет всю историю копам, Интерпол провалит операцию, и Мартин вернется в тюрьму. Я советовал ей ничего вам не говорить, и тогда все закончится благополучно. Но Сэм считает, что не может вам солгать.

Добрую минуту Сэм и Аддисон злобно ели друг друга глазами; коса, нашедшая на камень. Но по крайней мере он хотя бы ненадолго их заткнул.

– Однажды я уже становился мишенью для воров, – сообщил брит уже спокойнее. – И тогда мне это показалось невыносимым. Если я стерплю сейчас, с таким же успехом могу повесить на шею табличку: «Пинайте все, кому не лень». Твоим прежним дружкам наплевать, если в деле на этот раз имеются смягчающие обстоятельства.

– Хочешь сказать, они считают наше сожительство индульгенцией на грабеж? – уточнила Сэм. – И после этой истории так оно и будет. Я это знаю.

– Установи сигнализацию, крошка, – посоветовал Уолтер.

– Нет, Рик прав, – возразила она едва слышно. – Я знала, что это произойдет, как только увидела Мартина. Прекрасный из меня охранник, ничего не скажешь. – Она униженно опустила голову.

– Ты не обязана охранять мои вещи.

– Но и красть их – тоже!

Аддисон на секунду прикрыл глаза.

– Уолтер, не можете оставить нас на несколько минут?

– Сэм?

Подкрепление не удалится, пока индейцы не окружат ковбоев.

Сэм вскинула голову.

– Я иду гулять, а вы делайте что хотите. – Она оттолкнулась от стены и направилась к двери.

– Иди, при условии, что вернешься! – крикнул Аддисон ей вслед.

– Не смей мною командовать! – взвилась она.

– А ты перестань обороняться. Встретимся через полчаса в том кафе, что в вестибюле.

– Платишь ты. И пригласи Стоуни. Он, бедняга, всю ночь провел на чужом диване.

Она аккуратно прикрыла за собой дверь. Ричард повернулся к бывшему скупщику краденого.

– Какого черта вы делаете в Нью-Йорке?

– Сэм позвонила, сказала, что увидела призрака, и попросила приехать и проверить, спятила она или нет.

– Если бы вы не приехали, она, возможно, поделилась бы со мной. Это вам в голову не приходило?

Все еще пытаясь осознать полученную за последние двадцать минут информацию, Ричард одновременно ощущал сильнейший соблазн разделать Барстоуна под орех только потому, что под руку подвернулся. Господи Боже! От Саманты он ожидал всего. Но услышать, что ее отец не только жив и здоров, но по-прежнему в бизнесе… такое вынести нелегко.

– Нет. Не приходило. Она звонила. Я прилетел. Мы одна семья.

– Кто же я в таком случае?

Барстоун поморщился.

– Не думаю, что вам захочется услышать ответ.

– Еще как захочется!

Уолтер был тяжелее, но рост у них почти одинаковый. Учитывая, что Ричард на двадцать лет моложе и регулярно тренируется, преимущество на его стороне.

– Уж сделайте одолжение, Уолтер.

– Прекрасно. Вы богатый мальчик, схватившийся за новую игрушку, и собираетесь забавляться ею, до тех пор, пока эта игрушка каким-то образом не начнет плохо влиять на ваш бизнес. Как в этом случае, например. Поэтому вы и злитесь, верно? Теперь она стала досадной помехой.

– Чушь собачья! – рявкнул Ричард, подходя к окну. – Чушь собачья. Я зол, потому что она вообразила, будто я… просто умою руки и отвернусь. Только потому, что ее прошлое вернулось. Она даже не сказала мне прямо, это подразумевалось. Как должное. А вы посоветовали не впутывать меня. Солгать и скрыть правду. В чем же тут моя вина? Скорее уж ваша.

– Моя? А какого черта вы впутываете меня в это дело?

– Потому что, пока вы рядом, она всегда может вернуться в это самое прошлое. Вы готовы предоставить ей убежище и полную свободу действий. И вместо того чтобы идти вперед, она станет пятиться назад.

– Нет. Я даю ей выбор. Ничего не скажешь, человек вы крутой, но если она захочет остаться с вами, значит, перед ней всего одна дорога. Разница между нами в том, что я буду стоять за нее, в каком бы направлении она ни пошла. Если вы сделаете ее счастливой, я отойду в сторону, таким образом, чтобы она не тревожилась обо мне. Если же загоните ее в угол и ей придется каждый раз доказывать, какая она хорошая, тут вы правы: я выйду на сцену и попытаюсь защитить мою девочку.

Ричард глубоко вздохнул и стиснул зубы, опасаясь, что не сдержится и снова начнет кричать. Единственное, что пугало его больше, чем возвращение Саманты к прежней жизни, – это вполне реальная возможность, что в этой прежней жизни ему не будет места.

– Как по-вашему, она не станет копаться в этой истории? – спросил он наконец.

– Еще как станет. Вы ясно дали понять, что терпеть не можете, когда вас используют. Так вот, ей тоже это не нравится. – Уолтер покачал головой. – Знаете, подобные штуки весьма типичны для Мартина. Исчезнуть на три года, убедив малышку, что он мертв, а потом явиться, впутать ее в одну из своих подлых затей и объяснить, что это очередной урок, и для ее же блага. Он называл себя учителем, и иногда его уроки помогают спасти жизнь, только мне вот он всегда напоминал Фейджина.[4]

– Очевидно, – медленно произнес Ричард, снова подходя к Барстоуну, – я неверно судил о вас. То есть не совсем верно.

– Благодарю.

– Больше всего меня заботят счастье и безопасность Саманты. Можете не верить, но я люблю ее. Очень люблю. И не хочу потерять.

– Скажем так… возможно, я вам верю.

– Пока и этого довольно. – Ричард протянул руку. – Как насчет перемирия?

Чуть поколебавшись, Уолтер сжал его руку своей, большой и черной.

– Перемирие.

Глава 11

Пятница, 12.12

Саманта пожалела, что сейчас на ней не кроссовки, а пятисотдолларовые босоножки от Феррагамо, правда, на удобных, низких каблуках, но в этот момент ей хотелось бежать. Бежать, бежать и бежать.

Может, она не нашла нужного подхода к Рику? Заранее начала извиняться и предлагать уйти. В конце концов, не ее вина, что она дочь Мартина. И хотя почти всю жизнь она брала пример с отца, больше этого не будет. По крайней мере, она пыталась исправиться.

Она уже хотела заказать помадку, когда из магазина «Олд нэви» вышла дама с двумя девочками. Младшая напомнила ей Оливию, дочь Тома Доннера. Дети – такие интересные создания. Сэм совсем не помнила себя ребенком, несмотря на почти фотографическую память. Из детства остались воспоминания о бесчисленных карманных, кражах и жгучий интерес к вещам, которые раздобывал Мартин, чтобы потом «переправить» Стоуни.

Она любила такую жизнь: никаких правил, никаких школ, если не считать случаев, когда они оседали в одном городе на пару месяцев. Тогда она с лета хватала знания и языки. А трепет и восторг первой работы, первого Рембрандта, древних египетских реликвий, статуи римской богини плодородия с на редкость пышной грудью, не помещавшейся в сумку Сэм…

Саманта хмыкнула.

Какого черта она связалась с Риком Аддисоном? И не просто связалась, а живет с ним, делит свою жизнь и любовь? С другой стороны, разве может она отказаться от уже изведанного счастья?!

– Сэм Джеллико, – тихо позвал кто-то. Холодная рука коснулась ее поясницы. Сэм на миг оцепенела, но тут же взяла себя в руки и обернулась.

Высокий бледный мужчина, примерно ровесник Рика, смотрел на нее сверху вниз. Теперь его рука оказалась на уровне ее груди. Светлые, почти прозрачные волосы стояли на его голове ежиком. И глаза такие же светлые, вернее, бесцветные.

– Николас Вайтсрайг, – охнула она, отступая.

– Вижу, ты меня помнишь, – улыбнулся он, показав идеальные зубы. Немецкий акцент в его речи был едва различим, и, не знай она его национальности, могла бы ничего не заметить.

Вернее, она-то заметила бы в отличие от большинства людей.

– Я всегда запоминаю тюремных надзирателей.

Если он в Нью-Йорке, значит, это самое большое совпадение во всей истории совпадений…или она только сейчас нашла несколько недостающих кусочков головоломки.

– О, Сэм, ты так жестока и всегда считаешь себя выше нас. Ты меня ранишь в самое сердце.

– Я выше вас всех.

– Не похоже, особенно когда на тебя надели наручники. Или когда ты вчера разговаривала со своим папочкой.

Прекрасно! Значит, за ней следят и хорошие, и плохие парни.

– Тебе что-то нужно, или ты под кайфом? Мартин мертв, помнишь?

– Твой друг так мирно спал на синих шелковых простынях. Я надеялся, что ты тоже будешь дома. Но полагаю, Мартин тебя предупредил. Все еще хочешь играть в вопросы-ответы?

Саманта едва удержалась, чтобы не врезать ему. Он был в их гребаной спальне и смотрел на спящего Рика!

– Аддисон – настоящий красавчик, – согласилась она, бесстрастно кивнув, – но я не знала за тобой подобных пристрастий. Примкнул к голубой братии? Господи! Чего только не узнаешь о людях!

– Довольно вздора, Сэм. Я решил сделать тебе одолжение.

– Какое именно? Учти, я не принадлежу ни к голубым, ни к розовым.

– Видишь? Именно об этом я и рассуждаю. Знаю, почему ты злишься: копы замели тебя за работу, которую сделал я. Так что я тебе обязан. Мартин – вор опытный, но ты лучше разбираешься в системах сигнализации. Мы не прочь взять тебя на следующую операцию.

– Я не горю желанием, фритци.

– Но я вполне могу тебя убедить. Твой папаша переговорил с тобой. Не считаешь, что всем будет безопаснее, если ты поможешь нам в работе. Я даже дам тебе процент от продажи. Может, потом мы станем партнерами. Кто знает? Что ни говори, а ты, заведя такого бойфренда, получила доступ в самые эксклюзивные и богатые дома мира.

– Думаешь, я не поняла этого, когда сошлась с ним? – спросила она, сообразив, куда он клонит. – Но взломщики работают в одиночку.

– А самые умные – в компании. Будь ты в Париже в прошлом году, добавила бы к своему счету еще три миллиона баксов.

Что ей делать?

Саманта окинула немца тем же оценивающим взглядом, которым он удостоил ее минуту назад. Ей не раз предлагали партнерство, но никогда – воры уровня Вайтсрайга. Если бы предложение было прямым, без всяких скрытых мотивов и условий, она прямо объяснила бы, что не работает с оружием, а тем более с убийцами. Однако у этого типа картина Рика, и стоит сказать лишнее слово, как жизнь Мартина повиснет на волоске.

– Не скажешь, кого собираешься грабить?

– Нет, пока ты не согласишься и пока мы не будем уверены, что ты не сольешь информацию копам в обмен на то, что они оставят тебя в покое.

– Сомневаюсь, что все сказанное мной копам убедит их в чем-то, – честно ответила она, надеясь, что Горстайн и ее люди отменили слежку и сейчас не наблюдают их милое свидание.

– А ты знаешь, что Мартин прошел небольшое посвящение пару недель назад в Мюнхене? Очень милая скульптура Кановы ценой примерно в миллион. Плюс проценты за наводку на Хогарта.

Саманта медленно перевела дух.

– Итак, хочешь, чтобы и я прошла посвящение? Можно подумать, я никогда не работала раньше.

– Хотелось бы точно знать, что ты всерьез работаешь и сейчас, и если нас заметут, тебе есть что терять наравне с нами со всеми. Ты засадила в каталажку Шона О'Ханнона. А кое-кто поговаривает даже, что подставила его под пулю.

– О'Ханнон имел глупость связаться с неподходящими людьми, что и подставило его под пулю, – буркнула она. Именно та история, которая свела их с Риком, и была причиной ее решения отойти от дел. – Это ты обратился ко мне, Николас. Не я к тебе. Что ты хочешь?

Николас улыбнулся, ухитряясь даже при этом выглядеть устрашающе.

– Подарок. Мне нужен подарок. Что-нибудь маленькое и сверкающее ценой не меньше чем полмиллиона. Мог бы попросить и дороже, но поскольку даю слишком короткий срок, то особо придираться не буду. Но в остальном ты должна сработать не хуже своего папочки.

– И когда тебе нужен этот подарок?

– Сегодня пятница. Значит, суббота – самый подходящий день. И я хочу услышать о краже в новостях. Не вздумай ничего покупать в магазине, чтобы меня одурачить.

– Иисусе! Неужели твоя паранойя дошла до такой степени? А если я скажу «нет»?

– У тебя нет выбора, Сэм. Помни, мне известно, что Мартин все тебе рассказал. Не знаю, что именно, но теперь ты в доле. Иначе тебе конец. Так что докажи, что я могу тебе доверять, или немедленно получишь пулю в лоб.

И что теперь?

– А если я случайно обворую место, которое ты готовишь для своей грандиозной операции?

– Ни в коем случае. Ну как, заметано?

– Будь ты проклят, фритци!

Она поджала губы, нацепила на лицо задумчивое выражение, пытаясь сделать вид, что мозг вот-вот взорвется, а сердце бессильно трепыхается.

– Можешь поклясться, что, если все пройдет как надо, мне не придется покинуть Рика? В конце концов, он мой пропуск к богатству и успеху!

– Если все обойдется, никто ничего не узнает. Я дал тебе эту возможность как профессионал профессионалу и из уважения к Мартину. Ну? Согласна? Или он – труп.

Мысленно скрестив пальцы, Саманта кивнула.

– Будет забавно снова поработать с Мартином. Я в деле.

Вайтсрайг снова ухмыльнулся.

– Я так и знал, что только притворяешься, будто встала на путь праведный. Дай мне телефон, по которому тебя можно застать.

Она дала ему номер сотового.

– Я пробуду в Нью-Йорке еще неделю. Если придется задержаться, сообщи, чтобы я заранее изобрела подходящий предлог.

– Ты окажешься в уютном Палм-Бич точно в срок, – пообещал Николас и, сжав подбородок Сэм тонкими, длинными пальцами, запрокинул ее лицо. – Больше никто ничего не должен знать, Сэм. Если я что-то услышу, отошлю в полицию снимки нашей сегодняшней встречи. И не вздумай блефовать: малейшая ошибка, и Мартин мертв. А за ним последует твой богатенький бойфренд и уж потом – ты. Ясно?

Саманта даже не пробовала вырываться.

– Ясно. Но если не выделишь мне долю или утаишь денежки, помни: тебе это с рук не сойдет.

– Вот и хорошо, – кивнул он, отпустив ее. – Значит, договорились. Увидимся в субботу. Я изложу детали и уточню сумму твоего процента.

– Если эта сумма не будет меньше десяти, проблем не возникнет.

Николас с кивком и хитренькой усмешкой направился вниз по улице. Саманта перевела дыхание. А она думала, что худшего утра, чем сегодня с Риком, в ее жизни не было!

Теперь придется во всем признаваться ему и Стоуни. Они должны знать, что ее ожидает.

Саманта прошла пешком еще один квартал, после чего демонстративно посмотрела на часы. Николас вряд ли блефовал, утверждая, что пошлет фотосвидетельства их встречи в полицию. Это означало, что за ними наблюдали его люди. Кто знает, может, наблюдают и сейчас.

Ладно, значит, теперь она знает, на кого работает Мартин и за кем охотится Интерпол. Но Николас взял из дома всего одну картину. Вопрос в том, на кого работает он сам. И кого ей придется ограбить, чтобы купить пропуск в шайку?

Господи, в какое же дерьмо она вляпалась!

Но старый знакомый адреналин уже бурлил в мышцах. Да, такова уж она. Опасность для нее – наркотик. Что бы там ни было, она только что согласилась на кражу, достаточно крупную, чтобы привлечь внимание Интерпола, плюс на маленькое грязное дельце, выполнить которое ей предстояло самостоятельно. А если ее поймают, значит, притащат к Горстайну, и на этот раз ей так легко не отвертеться.

Подумать только, всего два дня назад она сожалела, что на этот раз визит в Нью-Йорк для человека, ставшего на путь исправления, будет нестерпимо скучен!

* * *

Зрелище, открывшееся ей в кафе, было настолько необычным, что Саманта остановилась как вкопанная. В глубине большого зала сидели Рик и Стоуни. Оба, нагнувшись над листом бумаги, что-то обсуждали. Вероятно, строили планы убийства. Вполне возможно, намеченной жертвой была она.

– Привет, мальчики, – пробормотала она, осторожно приближаясь к столу. Схватка с Риком вымотала ее, а милая беседа с Вайтсрайгом довела до крайности. Так что пусть лучше они ведут себя прилично, иначе никому несдобровать!

Рик встал, как всегда, когда она входила в комнату.

– Успокоилась? – тихо спросил он, выдвигая для нее стул.

– И да, и нет. Что вы делаете? – поинтересовалась она, указав подбородком на листок бумаги.

– Двенадцатиэтапная программа по удалению тебя из Нью-Йорка, – объявил Стоуни.

– Неужели? Кажется, вы успели подружиться, вероятно, с целью надуть меня… или вообще избавиться.

– Ничего подобного. Он по-прежнему мне не нравится, – объявил Рик, погладив ее по руке. – У нас просто общее дело.

– Ну конечно!

Все еще подстегиваемая адреналином, она и не подумала рассердиться и украдкой оглядела кафе. Оно было расположено в вестибюле административного здания фирмы Рика, так что там обычно обедали служащие, которые сегодня предпочитали держаться подальше от его стола. Конечно, все исподтишка наблюдали за ними, но вряд ли кто-то осмелится подслушивать! И это прекрасно, поскольку никто из команды Николаса не подберется к ним достаточно близко, не вызвав подозрений.

– Итак, насколько мы понимаем, – начал Рик, заказав проходившей мимо официантке три бокала диетической колы, – обвинений тебе не предъявили.

– Пока еще нет, – кивнула она.

– И не предъявят по крайней мере до той минуты, пока шайка не осуществит свою большую операцию, о которой упоминал твой отец. До этого времени никто не помешает нам покинуть страну. Как только мы окажемся в Англии, оттуда легче легкого улететь туда, где не существует экстрадиции.

Саманта притянула его к себе за лацканы пиджака и поцеловала в губы.

– Ты молодец, брит.

– Я тоже так думаю.

Саманта грустно взглянула ему в глаза.

– Но есть кое-что такое, что ты должен знать.

Появилась официантка с кока-колой, и Сэм припала губами к стакану. Рик заказал сандвич с ветчиной, а Стоуни – салат. Сэм не хотела есть, но все же попросила начос.

После ухода официантки Сэм игриво улыбнулась и уселась поудобнее.

– Никаких серьезных взглядов и заговорщического шепота, пока я буду говорить. За нами могут следить.

– Кто именно? – пробормотал Рик с ответной улыбкой, сжимая ее пальцы. Бизнесмен или нет, но у него была душа вора.

– Стоуни, ты когда-нибудь имел дело с Николасом Вайтсрайгом?

– Раза два. Он всегда сам связывается с клиентами. И любил… любит большие, можно сказать, пафосные операции.

– Угадайте, кого Мартин собирается сдать Интерполу?

– Святой Моисей!

– Не то слово. Продолжай улыбаться, Стоуни.

– Может, кто-то позаботится просветить меня? – вмешался Рик, вскинув брови.

Стоуни старательно прихлебывал кока-колу, поэтому объяснить случившееся предстояло именно Сэм.

– Он обычно работает с командой из четырех-пяти человек, как правило, европейцев. Как сказал Стоуни, они обожают масштабные операции. Это они ограбили Лувр в прошлом году и едва не стащили «Мону Лизу». Но пришлось убить охранника.

– Зато они украли картин на пятьдесят миллионов, – кивнул Рик. – Интерпол связался со мной, чтобы узнать, не предлагали ли мне что-то краденое. Но грабители ко мне не обращались.

– Возможно, все покоится в потайной комнате какого-нибудь крупного гонконгского бизнесмена, – цинично заметила Саманта. – Так или иначе, сейчас команда Вайтсрайга прибыла в Нью-Йорк. И они попросили у Мартина помощи с наводкой.

– Ты снова видела Мартина? – всполошился Стоуни. – Откуда ты все это знаешь?

– Несколько минут назад Николас остановил меня на улице.

Рик порывисто подался вперед, и она вонзила ногти ему в ладонь.

– Мы тут веселимся, планируем вечеринку, помнишь?

– Да, конечно, – расслабился Рик. – Продолжай.

– Так вот, он пронюхал, что Мартин разговаривал со мной, а посему уже одно это делает меня либо партнером, либо обузой. Памятуя о моей репутации, он предложил мне место в банде при выполнении следующей операции.

– А ты ему отказала, – очень тихо заметил Рик. Искорки смеха в глазах исчезли.

– Он… э… сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться.

Тут принесли ленч, и Сэм решила, что иногда стоит сообщать дурные вести на людях: по крайней мере, Рик не взорвется и не даст повода папарацци стать свидетелями пикантной сцены.

Нужно это запомнить!

– Что за предложение? – жестко спросил Стоуни. Очевидно, он тоже не удостоился быть услышанным.

– Как я уже сказала, он ясно дал понять, что в моем положении есть два выхода: либо я присоединяюсь к ним, либо я – труп. И он пригрозил Мартину тоже. Поэтому я сказала, что за приличный процент согласна идти с ними.

– Саманта, нам нужно немедленно обратиться в полицию, – прошептал Рик, до боли сжимая ее пальцы. Однако, судя по выражению его лица, он вполне мог бы обсуждать крикетный матч.

– Нельзя. Интерпол уже осведомлен об этом деле, а с ними у меня договоренности нет. Кроме того, все еще хуже, чем вы думаете.

– Иисусе! Еще хуже?!

– Даже с моей репутацией Вайтсрайг не убежден, что я по-прежнему работаю в тени. Он хочет получить подарок, чтобы убедиться в моей лояльности.

– Какой еще по…

– Я пытаюсь рассказать все, как было, – чуть более резко, чем следовало, перебила она. Черт, и без того ей тяжело исповедоваться в таких вещах, так еще и Рику приспичило сопровождать вопросом каждое предложение. – Он желает изделие из бриллиантов, стоящее не менее полумиллиона. И требует, чтобы я не купила его, а украла. Если об этой краже не сообщат в новостях, я получу пулю. Если же все пройдет благополучно, меня возьмут на дело, потому что я запачкаюсь в дерьме по самые уши.

– Нет. Ни в коем случае.

– А что это за большое дело? – вскинулся Стоуни.

– Значит, теперь вы снова превратились в скупщика краденого? – прошипел Рик. – Это таким образом вы собираетесь поддерживать ее во всем?

– Это вполне законный вопрос, Аддисон. Нужно знать все уравнение, прежде чем решать, как поступить. Поэтому, заткнитесь.

– Прекрасно, прекрасно, – процедила Саманта. – Но я не знаю, в чем состоит работа. Знаю только, что все должно произойти на следующей неделе. Я дала ему номер сотового, и он сказал, что позвонит в субботу и назначит встречу, на которой я должна отдать ему его подарок. Если ему понравится, он сообщит мне детали.

– Никаких подарков. Ты пока в безопасности только потому, что ничего не сотворила. Когда…

– Прежде всего, – перебила Саманта, – я никогда не просила меня охранять. Это не было частью… словом, частью наших отношений. Спасибо за то, что вытащил меня из тюрьмы, но я бы и сама справилась. Поэтому прекрати разыгрывать рыцаря в сверкающих доспехах. Вспомни, ты делаешь все это не только ради меня, но и ради себя тоже.

– Я никогда этого не отрицал.

Это остановило хорошо спланированный взрыв праведного гнева.

– Далее, – продолжала она, – у меня не было выбора. Я согласилась, чтобы выиграть время.

– Позволь спросить, для чего тебе время? Или уже наметила подходящего ювелира, чтобы облегчить его на полмиллиона?

– Перестань язвить! Стоуни, ты не сможешь узнать, в чем заключается работа?

– Возможно, – пожал тот плечами. – Потолкую с Меррадо. Многие уверены, что я до сих пор в бизнесе, так что не станут таиться.

– Договорились.

Она было нахмурилась и, чтобы скрыть выражение лица, поспешно сунула в рот облитый сыром чипе.

– Было бы недурно, согласись Мартин дать нам больше информации или по крайней мере объяснить, как с ним можно связаться.

Несколько минут все трое молча ели… вернее, делали вид. Рик был вне себя от злости. Сэм втайне даже удивлялась, почему он еще не ушел. Очевидно, не лгал, утверждая, что любит ее. Ее беспокоило, что она до сих пор не могла понять его мотивы, хотя была почти уверена, что таких у него просто нет, по крайней мере, в этом случае. А вот Мартин твердил, что всякий и каждый прежде всего думает о себе. И доказал это, предав дочь. Проклятый Хогарт был всего-навсего второстепенным дельцем, о котором договорился Николас, узнав, что картина в Нью-Йорке. Мартин дал наводку, и вот теперь благодаря ему она замешана в какой-то крупной афере.

Да, но почему именно Хогарт и именно она?

– Стоуни, – начала Сэм, слегка вздрогнув, – перед тем как Мартина поймали, он просил меня поучаствовать с ним в паре операций.

– Помню. Один раз ты согласилась, но потом сказала, что предпочитаешь работать соло.

– Да. Мартин перепутал время смены охранников, и мы едва не попались. Я сказала, что больше не желаю работать с ним и что ему давно пора на покой, потому что он потерял последние мозги и мышей не ловит.

Стоуни тихо присвистнул.

– Помню, он был здорово зол, но я не знал, что ты сказала ему именно это. Иисусе, Сэм!

– Я была так раздражена, что сама не поняла, как с языка сорвалось.

Пока ее друг перебирал в памяти только что сказанное, Рик уже кое-что понял.

– Думаешь, твой отец натравил на тебя Вайтсрайга?

– Или подстроил кражу Хогарта, чтобы подтолкнуть Николаса в этом направлении.

– Доказательств у нас нет, Сэм.

Саманта кивнула Стоуни:

– Знаю, но не стоит это сбрасывать со счетов. Может, он сделал это специально, желая доказать, что он все еще годится в партнеры. А может, подставляет меня, потому что через шесть месяцев после моего ухода его сцапали.

– Если хоть что-то из сказанного является правдой, все выглядит так, словно он определенно пытается вернуть тебя к прежней жизни.

Рик с небрежным видом оглядел комнату, но поскольку все присутствующие не сводили с него глаз, выделить того, кто следил за ними, было невозможно.

– Да, меня и Пачино, – сухо обронила она. – Мне нужны детали, а потом и план.

Кроме того, нужно обдумать кражу, которую необходимо совершить сегодня.

Рик глубоко вздохнул.

– Неплохо также определить путь отступления.

Глава 12

Пятница, 19.44

– Глупо, – пробормотала Сэм, выходя из лимузина, – Я не желаю находиться здесь.

Ей нужно спланировать чертову кражу, а Рику приспичило потусоваться!

Рик взял ее под руку.

– Это благородный жест. И мы уже приехали.

Она не вырвалась и позволила увести себя на тротуар.

– Это не жест. Он пригласил нас только затем, чтобы все смогли вдоволь наглядеться на меня, и тебя тоже. А заодно и посплетничать.

– Я привык к сплетням.

– Вот и прекрасно. Это не тебя арестовали на этой неделе. Да и что о тебе говорить: «О-о, в жизни он еще лучше, чем на фото», или: «Эй, Мардж, как по-твоему, он так богат, как говорят?»

– Мардж? – со смехом переспросил он.

– Ты иди. Бен отвезет меня домой.

– Ну да. Я буду веселиться на вечеринке, пока ты решаешь, у кого стащить бриллианты.

У Сэм сердце ушло в пятки. Слышать такое… мерзко и непривычно. Она и Стоуни никогда не беседовали открыто на подобные темы.

– Я жду альтернативных предложений. Придумай, как выполнить все требования Вайтсрайга, чтобы мне не пришлось к тому же бежать из страны.

Рик слегка приподнял брови.

– Я над этим работаю.

– Я тоже. В таком случае давай вернемся домой и поработаем вместе.

– Мы уже приняли предложение.

Очевидно, он не понимает!

– С каких это пор ты полюбил пафосные вечеринки, где всякий заглядывает тебе в глаза и ловит каждое твое слово? Наверное, жонглеры в последнюю минуту отменили выступление, и теперь хозяин нуждается во мне, чтобы развлекать гостей. Поэтому он пригласил нас. Но сегодня мне нужно разгребать собственное дерьмо, так что огромное тебе спасибо.

– Саманта, – вздохнул он, пропуская ее вперед, – иногда мотивы не играют роли. Важен поступок. Предпочитаешь, чтобы эти люди запомнили тебя в наручниках или в очаровательном платье и в доме Бойдена Лока? Это твои потенциальные клиенты!

Клиенты. И будущие жертвы. Черт!

– Значит, все равно, о чем они злословят, лишь бы видели, что я приглашена на бал?

– Совершенно верно, Золушка. Что бы там Лок ни думал о твоей виновности или невиновности, приглашение в его дом означает поддержку, – кивнул Рик, кладя ладонь на ее плечо.

Он скорее всего прав. Но это не делало роль предмета всеобщего любопытства более привлекательной.

– Я бы спокойнее перенесла это, будь кем-то другим, – проворчала она. – Например, блондинкой. Ты любишь блондинок.

– Я люблю тебя.

Она и села в лимузин по единственной причине: тот, кто нанял Николаса и Мартина, мог присутствовать на вечеринке. Шансы на это были минимальными, но по крайней мере она может спокойно оглядеться и, если повезет, найти подходящую мишень. Кто бы это ни оказался, денег у него, должно быть, навалом. Ни один взломщик не работает задаром. И, как сказал Рик, людям, которые могут позволить себе нового Хогарта и тому подобные предметы искусства, вполне по карману ее услуги.

Ричард постучал, и дверь открылась. Навстречу хлынули волны света и шума.

– Вперед, на штурм, – пробормотал он, перетаскивая ее через порог.

– Меняю королевство на очень большую бутылку виски, – буркнула Саманта и, нацепив на лицо теплую улыбку, подошла приветствовать хозяина.

– Бойден, приглашение на кофе было огромным великодушием с вашей стороны, – пропела она, сжимая руки Лока. – Вы просто чудо.

– Это вы чудо. Аддисон, вы счастливец.

Ричард пожал руку Лока.

– Я прекрасно это сознаю.

Он отступил и стал наблюдать, как Лок водит Саманту по комнате, представляя самым богатым и влиятельным обитателям Манхэттена. Она легко очаровала всех и каждого и даже слегка пошутила насчет своих вкусов в искусстве. Рик беспомощно смотрел, как Сэм болтает с ними, и гадал, кого она решит обокрасть и что, черт возьми, он может предпринять.

– Ну, что это, – раздался за спиной мягкий голос с безупречным британским выговором.

Мысленно готовясь к худшему, он обернулся.

– Здравствуй, Патриция, я предчувствовал, что увижу тебя здесь.

Рубиново-красные губы растянулись в улыбке, тонкие пальцы слегка коснулись затейливого узла светлых волос.

– Именно поэтому ты приехал?

– Именно поэтому я едва не отказался. С кем ты сегодня?

– Пока что у меня нет никого постоянного. Если не считать первого мужа, должна признать, что в отношении мужчин вкус у меня отвратительный.

Да уж. Репутацию девушке создали смертные приговоры за убийства, вынесенные сначала мужу номер два, а потом и постоянному бойфренду. Патриции, разумеется, не стоило об этом напоминать, а тем более на людях. Поэтому он поднял ее руку и коснулся губами костяшек пальцев.

– Прекрасно выглядишь.

Голубые глаза удивленно раскрылись.

– Спасибо, Ричард. Ты тоже.

Словно в плохом фильме. Ричард чуть поморщился. Но в этот момент на сцене появился Мацуо Хосидо под руку с привлекательной миниатюрной японочкой.

– А, Ричард! – воскликнул он, кланяясь. – Это прелестная Саманта, верно?

Патриция Аддисон-Уоллис откашлялась, но не успела ответить, как Ричард решительно качнул головой.

– Это прелестная Патриция Уоллис, – пояснил он, пожимая руку Хосидо. – Саманта – она…

Он замолк, когда обнаженная рука легла на его рукав.

– Саманта перед вами, – продолжал он, глядя на нее.

Но Саманта уже обратилась к Патриции:

– Привет, Патти. Похоже, Бойден тебя ищет.

Подбородок Патриции едва заметно дернулся.

– Спасибо. Прошу меня извинить.

Не потрудившись посмотреть ей вслед, Саманта предложила руку Хосидо и, в свою очередь, поклонилась.

– Вы, должно быть, мистер Хосидо. Рик несколько раз проклинал ваши редкостные деловые качества.

Пожимая ее руку, Хосидо усмехнулся.

– Вы так же очаровательны, как утверждает Рик. Ричард, это моя жена, Миядзаки. Боюсь, ее английский…

– Bonsowa-ru, – вмешалась Саманта, протягивая руку миссис Хосидо. – Добрый вечер.

– Bonsowa-ru. Вы… говорите по-японски?

– Hai, Wazuka.

– Превосходно! – воскликнула миссис Хосидо. – Я тоже немного говорю по-английски.

– В таком случае мы прекрасно поладим, – улыбнулась Саманта.

Пока женщины болтали и пересмеивались, Хосидо сделал Рику знак пройтись по комнате. Он сжал руку Саманты и отошел.

– Ваша Саманта – человек замечательный, – заметил Мацуо, нежно улыбаясь собственной жене.

– Тут вы правы.

Владелец отеля вскинул брови.

– Вы ведь не знали, что она говорит по-японски.

– Понятия не имел, – хмыкнул Рик.

– Она также достаточно отважна, чтобы прийти туда, где все знают о ее аресте.

Чудесно!

– Да, тем более что прошлое ее отца – сплошное черное пятно, поэтому полиция повела себя слишком ревностно. Несчастная ошибка.

– Но вы сами признали пропажу очень ценной картины.

– Да, – спокойно подтвердил Ричард. – Еще одна несчастная ошибка, на этот раз со стороны вора.

– И вы действительно считаете, что сумеете вернуть картину?

– Так оно и будет.

– Смелое заявление.

– А я вообще очень смел по натуре.

И он никому не позволит обокрасть его и остаться безнаказанным.

– У меня предложение.

– Какое именно? – спросил Ричард..

– Приглашаю вас завтра на ужин. Без адвокатов и без жен. Только мы вдвоем. Может, мы сумеем прийти к соглашению, если посторонние не станут вмешиваться.

– Прекрасная мысль, Мацуо. Давайте в «Дэниелз» на Шестьдесят шестой в семь вечера?

– Я буду.

Они вернулись к дамам, пробиваясь через толпу богатой элиты, окружившей их. Глядя на Саманту, всякий посчитал бы, что она одна из них, высокорожденная принцесса, снизошедшая до своих подданных. И хотя жонглировать ее не просили, было ясно, что она настоящая волшебница.

Рик, усмехнувшись, вынул сотовый и набрал номер.

– Мария, постарайтесь заказать столик на двоих в «Дэниелз» на завтра в семь. Если возможно, угловую кабинку.

– Все сделаю, мистер Аддисон.

Ну вот, одно препятствие взято. Но сейчас его больше беспокоили дела Саманты.

За следующие два часа Сэм успела составить список полудюжины возможных покупателей Хогарта, а также вдвое больший список своих потенциальных жертв. Что же до того, кем мог оказаться босс Вайтсрайга… двое из присутствующих принимали краденое, но один специализировался на египетских древностях, а другой питал пристрастие к современному искусству. Значит, оставалось четверо, и ни в одном она не была уверена.

В каком-то смысле просеивать сквозь мысленное сито эту толпу оказалось куда труднее, чем влезать в чье-то окно и удаляться со шкатулкой драгоценностей. Труд физиономиста нелегок, Нужно оценить мишень, определить, где находится место работы… она проделывала это и раньше, но ее никогда не трогало, что о ней думают. В прежние времена Сэм всегда была замаскирована, буквально или фигурально, и роль, которую, играла, зависела от того, что она собирается добыть. Сегодня она здесь как Сэм Джеллико, интимная подружка Рика Аддисона. Она уйдет, как вошла, – через дверь и завтра останется тем же человеком.

– Да вы просто королева бала, – донесся до нее холодный голос Патриции.

Саманта видела, как Рик приветствовал свою бывшую, и каковы бы ни были ее личные чувства к Патриции, придется брать пример с него. В конце концов, именно он оскорбленная сторона. В те времена он был для нее всего лишь лицом с обложки и легендой среди взломщиков: человеком, который до этой минуты оставался неуязвимым для воров.

– Привет, Патти, – бросила она.

– В последний раз повторяю: ненавижу, когда меня называют Патти, – отрезала Бывшая, подплывая ближе. Сэм отметила, что ее белокурые волосы элегантно уложены, а черное с золотом платье от Донны Каран явно куплено не на распродаже.

– Я хочу объявить перемирие, прежде чем сложить оружие, – пояснила Сэм. – Рик сказал, что ты сегодня пришла одна.

– И что из этого? По-твоему, я не нашла бы спутника, если бы захо…

– Круто, – перебила Сэм. – Новая Патриция. Идет, куда хочет, уходит, когда пожелает. И никакие мужчины ей ни к чему.

– Полагаю, что так.

Саманта шагнула к ней, рискуя получить стакан вина в лицо.

– Если хочешь знать, Бойден Лок искал тебя всю ночь. Лет семь назад он прошел через крайне неприятный развод, и на сегодняшней вечеринке у него тоже нет пары.

– Он несколько стар для меня, не находишь?

– Ему сорок восемь. Я не пытаюсь, вас свести. Просто констатирую некоторые факты.

Патриция долго смотрела на нее, прежде чем выговорить:

– Я не заключаю перемирие. Но полагаю, это начало. При условии, что ты не пытаешься дурачить меня.

– То есть надуть?

– Американцы, – пробормотала Бывшая. – В общем, да.

– О нет. Ни в коем случае.

Лок определенно не ее тип мужчины: слишком тщеславен и помпезен, следовательно, весьма подходит Патти.

Рик, все это время беседовавший с Локом и. Трампом, отошел и направился к женщинам. Богат как Крез, старомодный фрак, черные волосы, ласкающие, воротничок, и синие-синие глаза. Неудивительно, что большинство женщин в этой комнате не сводили с него глаз, Она тоже наблюдала за ним. Но по другим причинам. Да, он красив. И к тому же чертовски сексуален, умен, как ни один ее знакомый, мужчина, обладает редкостным чувством, юмора и обожает барбекю.

– Хотелось бы мне знать, что тут происходит, – протянул он со своим шикарным британским акцентом, – поскольку при виде вас обеих вместе я пугаюсь до полусмерти.

– Как и должно быть, – парировала Саманта. Патриция вежливо откашлялась.

– Простите… мне нужно повидать одного мужчину… насчет… мужчины…

Рик проводил ее взглядом.

– Она шутит? – удивился он. – Патриция шутит?

– Странно, правда?

Он обнял Сэм за талию.

– Готова удалиться?

– Да, черт побери!

Рик немедленно вытащил телефон и нажал кнопку ускоренного набора:

– Бен? Мы выходим.

– О чем ты говорил с Трампом? – спросила она, продвигаясь сквозь поредевшую толпу к входной двери.

– О красном галстуке, который вечно висит у него на шее. Я посоветовал ему носить клетчатый платок и тем самым окончательно распугать окружающих.

– И?..

– И он, кажется, решил послушать моего совета и расширить ассортимент галстуков. А вы с Патрицией? О чем вы толковали?

– О той забавной родинке на твоей заднице.

– Нет, серьезно?

Сэм фыркнула:

– Я сказала, что она нравится Бойдену, и сегодня у него нет пары.

– Сватаешь мою бывшую жену?

– Просто сообщила ей кое-какую информацию. Вот и все, парниша.

Бен уже успел открыть дверцу лимузина, и она ловко скользнула внутрь. Рик последовал за ней.

– Домой, сэр? – спросил водитель.

– Да.

Рику скорее всего не терпелось допросить ее, каким образом она собирается выполнить требование Вайтсрайга. Но, проведя вечер с очаровательными людьми и пытаясь выведать их тайны, Сэм сейчас просто хотела посидеть с ним рядом и помолчать. Она прижалась к нему, он обнял ее за плечи и поцеловал волосы. Вот и хорошо. Он все понял. Впрочем, как всегда.

– Ты произвела впечатление на Хосидо. – пробормотал он наконец.

– Пару месяцев я жила в Японии. Его жена очень остроумна, так что и он, вероятно, тоже.

– Да, когда не бывает твердозадым владельцем отеля, пытающимся вытащить у меня из кармана лишний миллион.

– Брось, – отмахнулась она. – Я, возможно, сумела сбросить цену миллионов этак на десять.

– Вполне вероятно. Представляешь, думаешь, что хорошо знаешь человека, а через пять месяцев выясняется, что этот человек говорит по-японски.

Сэм нагнулась, сбросила туфли и принялась сгибать и разгибать затекшие пальцы.

– Твой японский, брит, скорее всего, гораздо лучше, чем мой, так что не делай вид, будто завидуешь.

– Откуда тебе известно про мой японский?

– Почти фотографическая память, помнишь? «Ньюсуик», 17 мая 2001 года. «Не говоря уже о деловой хватке, величайшим достижением Аддисона в переговорах с главами японских многонациональных корпораций в Калифорнии может стать превосходное знание языка». Почти дословная цитата. Продолжать?

Несколько секунд он ошеломленно молчал.

– Ты чертовски поразительная женщина, Саманта Элизабет Джеллико.

– Спасибо. Я же рассказывала, что прочитала о тебе все, прежде чем второй раз свалиться на твою голову.

В ту ночь, пять месяцев назад, Сэм поняла, сколько бед может принести ей Ричард Аддисон. Время доказало ее правоту.

Уайлдер поспешил открыть входную дверь. Неся туфли в руках, Саманта прошмыгнула мимо и бросилась наверх. Она хотела позвонить Стоуни: он знал больше покупателей, чем она, и мог каким-то образом подтвердить ее подозрения. Конечно, не исключено, что она ошибается. Просто уж очень хотелось, чтобы плохиш присутствовал на сегодняшней вечеринке и был легко доступен.

Постель уже была расстелена: работа дневной горничной, – и Саманта стащила платье и уселась. И ощутила что-то жесткое под бедром. Нахмурившись, она встала и провела ладонью по шелковой простыне, под которой оказался небольшой прямоугольник.

– Что ты делаешь? – удивился Рик, закрывая за собой дверь.

Сэм встала на колени и подняла простыню.

– Не знаю.

Это был конверт. Ничего не скажешь, если она собирается хранить секреты от Рика, стоит быть поосторожнее! Сэм вынула конверт и снова разгладила простыню.

– Какого черта все это значит?

Рик сбросил фрак на спинку стула и дернул за узел галстука.

– И откуда ты знаешь, что он адресован тебе?

– Воображаешь, что это от одной из бывших любовниц? – парировала она, стараясь скрыть охватившую ее панику при мысли о том, кто мог положить сюда конверт. – Он на моей стороне кровати.

Она распечатала конверт и побледнела.

– Это от Николаса.

Как мерзко, что он снова побывал в их спальне! И конечно, знал, какая сторона кровати ее, поскольку видел спящего здесь Рика.

Черт возьми, она должна была приказать перепрограммировать систему безопасности в ту же секунду, как самолет приземлился в Нью-Йорке. Большинство воров не имеют такой квалификации, как она, Мартин или Николас. Но все может случиться. Вернее, уже случилось и, вполне вероятно, повторится снова.

Рик выхватил у нее бумагу и ударил ее по руке, когда Сэм попыталась потянуться за ней.

– «Надеюсь, ты хорошо провела время, – ледяным голосом прочитал он. – Прекрасно выглядишь в черном. Я только хотел напомнить тебе о работе. И о том, что могу добраться до тебя и твоего британского дружка в любое время».

Рик посмотрел на нее.

– И он прав. Выражается довольно прямо.

– Чего ты ожидал? Для меня подобные угрозы – всего лишь рабочий лексикон.

– Да, В прошлом. Но сейчас нужно немедленно звонить Горстайну.

– Ни за что. – В конце концов, на кону стоит не только ее жизнь. Если она все испортит, Рик тоже окажется в опасности. – Ты ничего об этом не знаешь. Я вообще тебе не рассказывала. – Она отобрала у него записку. – И я даже не удивлена. Взгляни на это с его точки зрения.

– Пожалуйста, просвети меня.

– С удовольствием. Я живу с богатым парнем. Тяну с него деньги. По его понятиям, я вся в шоколаде. А он пытается заставить меня сделать нечто такое, что кончится большими неприятностями. Он обязан угрожать мне, иначе я и пальцем не пошевельну.

– Я рад, что ты так трезво мыслишь, – прорычал он, сбрасывая жилет и рубашку.

– Ничего не поделаешь, иначе он еще больше обозлится.

– Ничто не изменилось. Мы придерживаемся выработанного плана, пока не узнаем, чего они хотят.

Он уселся на кровать рядом с ней.

– Какие у тебя планы на вечер?

– Небольшая кража со взломом. А ты как думаешь?

Рик судорожно вцепился в ее локоть.

– Ты больше никогда и ничего не украдешь.

– Ты мне не босс.

– Я чертовски серьезен, Саманта. И уже говорил, что не позволю делать из своего дома убежище для воровки. Ни по какой причине.

Она долго смотрела на него. Очень долго. И поскольку уже сто раз перебрала варианты, неожиданно подумала, что теперь ей немного легче сделать то, на что решилась.

– Хорошо, – спокойно ответила она наконец.

– И что это значит?

– То и значит, что я не стану использовать твой дом в качестве убежища и базы для операций.

Рик зажмурился.

– Черт, – пробормотал он. – И ты уйдешь? Уйдешь просто так?

– Но ведь это ты предъявил ультиматум. И что мне прикажешь делать? Позволить, чтобы Мартина убили? Позволить, чтобы убили тебя? Не говоря уже обо мне. И не смей твердить, что я должна идти к копам, потому что сам знаешь, чем это кончится. Как только у меня будет чем торговаться, помимо намеков пары типов, которые не постесняются солгать родной матери, я смогу действовать… Но, чтобы знать наверняка, кого собираются ограбить Николас и его шайка, я должна выполнить его условия.

– И кого ты собралась грабить?

– Ту милую пожилую пару с засекреченным рецептом печенья. Ходжесы. Они живут на углу Западной Шестьдесят шестой и Коламбус-авеню. И у них есть пекинес по имени Паффи.

– Ты полчаса болтала с владельцами «Миссис Ходжес феймос кукиз», после чего решила вломиться к ним в дом. Как ты можешь?

– Не забывай, я воровка. Вот тебе и причина. Когда-то я делала это ради денег.

Он молча уставился на нее. И поскольку не взял назад свой ультиматум, она сделала вид, что мышцы не дрожат от горя и напряжения, и встала, чтобы взять хранившуюся под тумбочкой одежду. Сложила все на постели, подошла к шкафу и вытащила рюкзак. Эта серая, унылого вида вещь была с ней всегда и везде. Внутри хранилось все необходимое для повседневной жизни. Имея этот рюкзак, ей не придется ничего брать ни из этого дома, ни у Рика.

Что же касается оборудования, необходимого для кражи… она все позаимствует у Делроя.

Повесив рюкзак на плечо, она собрала одежду и направилась к двери. Переоденется внизу, где не будет чувствовать его упрямого, рассерженного взгляда. Впереди трудная работа, и просто необходимо сосредоточиться.

Сзади послышались шаги Рика. Но если она обернется, значит, непременно заплачет. Не нужно, чтобы он видел ее слезы. Черт возьми, она Сэм Джеллико, воровка, взломщица. Пусть думает о ней что угодно, но она делает все, чтобы защитить его, себя и Мартина.

Но тут рюкзак сдернули с ее плеча с такой силой, что Сэм пошатнулась.

– Эй! – крикнула она, оборачиваясь.

Рик стоял перед ней, плотно сжав губы. Глаза горели синим пламенем. Рука, сжимавшая ее рюкзак, слегка дрожала. Саманта рассеянно отметила, как побелели от напряжения костяшки его пальцев. Но тут он швырнул рюкзак на кровать.

– Я иду с тобой, – яростно прошипел он. – И даже не… даже не пробуй меня отговорить.

Саманта взвесила ситуацию. На чашах весов – то, что она должна сделать, против того, что хочет иметь. Решение должно было стать еще более трудным, но почему-то на сердце стало легче.

– Идем.

Глава 13

Суббота, 1.09

Очевидно, его вмешательство в работу Саманты вызвало куда больше трудностей, чем предвиделось. Рик стоял рядом с ней у стойки портье в вестибюле отеля «Манхэттен» и протягивал одну из кредитных карточек.

– Да, лучшее, что у вас есть.

– Значит, сьют[5] «Скайлайн» на тридцать пятом этаже. Тысяча сто долларов за ночь, – сообщил портье.

Либо он не знал, с кем имеет дело, либо понятия не имел, что отель продается. Ричард кивнул:

– Прекрасно. Мы устали и хотим немедленно подняться наверх.

– Да… мистер Аддисон.

– Лицо клерка вытянулось, стоило прочесть имя на пластиковой карточке.

– Видите ли… кухня уже закрыта, но если вам что-то понадобится, мы будем счастливы доста…

– Попрошу нас не беспокоить. Никаких телефонных звонков, никаких вторжений. И мы сами понесем наши вещи, – перебил Рик.

– Да, разумеется.

Портье дрожащими пальцами протянул магнитные карточки-ключи.

– Бесплатный континентальный завтрак – с семи часов в кафе «Парк». А также…

– Мы прочтем буклет, – перебила Саманта, схватив карточки и одновременно поднимая сумку. В лифте оба молчали Рик знал, что Саманта предпочла бы все сделать самостоятельно, и сознавал также, что ситуация полностью вышла из-под контроля. Но увязаться за ней – единственный способ быть в курсе происходящего.

Остановившись у нужного номера, она сунула в щель карточку и открыла дверь.

– Не закрывай, – пробормотала она и, взяв у него сумку, швырнула вместе со своей на кровать, после чего вернулась к двери и повесила на внешнюю ручку табличку «Не беспокоить»

– Почему не закрывать? – спросил он, когда они направились к служебному лифту.

– Некоторые отели учитывают, сколько раз открываются и закрываются двери в номерах люкс. Насколько им известно, мы пока что в номере.

– А как насчет камер?

– Только в лифтах. Но не в служебном. Гости на этом этаже тщательно оберегают свою личную жизнь.

– Значит, ты уже проделывала нечто подобное?

– Но не с компаньоном, – уточнила она, ступив в лифт и нажимая кнопку подвала.

Оттуда они выбрались через служебный выход на улицу. Прошагали квартал, после чего взяли такси. Все эти меры предосторожности были бы не обязательны, действуй она в одиночку. Просто выбралась бы из окна их дома и исчезла в ночи. Но по крайней мере Рик должен иметь правдоподобное алиби. Возможно, Вайтсрайг и полиция следили за ними по пути в отель, поэтому Рик объявил, что чувствует себя так, словно возглавляет парад.

Делрой жил недалеко от Сто тридцать третьей улицы, в многоквартирном доме, явно знававшем лучшие времена. Выйдя из машины, Рик подвинулся ближе к Саманте. Как бы он ни был зол, все равно не мог допустить, чтобы с ней что-то случилось.

– Перестань толкать меня, – пробормотала она, подходя прямо к шестой двери слева на первом этаже. Постучала сначала трижды, прислушалась, а потом еще дважды.

Дверь открылась, и на пороге возник Уолтер.

– Сэм, ты спятила, – проворчал он, отступая. – Нельзя же брать на дело новичка, да еще в занятую хату.

– Что такое «занятая хата»? – поинтересовался Ричард, изумленно воззрившись на входившего в гостиную черного великана.

– Это означает кражу со взломом, когда хозяева дома, – пояснила Саманта, подходя к человеку-горе.

– Привет, Делрой! – воскликнула она, обнимая его. – Ты, случайно, не принес сегодня булочек с тройным слоем шоколада?

Великан расплылся в улыбке.

– Если бы знал, беби, что ты придешь, непременно захватил бы.

– Эта гадость когда-нибудь убьет тебя, – пробурчал Уолтер.

– Так это и есть твой парень? – продолжал Делрой, окидывая Ричарда одобрительным взглядом.

У Рика возникло неприятное ощущение человека, которого неприкрыто оценивают. Но он постарался не выказывать эмоций.

– Рик, – представился он, протягивая руку.

– Простите, я забылась, – вмешалась Сэм. – Делрой Барстоун, Ричард Аддисон. Делрой – младший брат Уолтера.

Они обменялись рукопожатием. Уолтер исчез в соседней комнате и минуту спустя появился с двумя черными рюкзаками в руках.

– Не знал точно, что вам понадобится, поэтому уложил обычное оборудование. Плюс все, о чем ты просила по телефону.

Саманта, кивнув, взяла оба рюкзака, взвесила на ладонях, и бросила один Ричарду. Тот поймал его и удивился необычайной тяжести.

– Спасибо, Стоуни, – поблагодарила она. – Мы вернемся минут через сорок, если все пройдет как надо.

Уолтер мрачно свел брови.

– Вы поссорились? Нехорошо идти на дело не помирившись…

– А вот это не твоя забота, – процедила Сэм. – У нас просто разногласия по философским вопросам. Все обойдется.

Уолтер примирительно поднял руки.

– Ладно-ладно. Не моя, так не моя. Увидимся через сорок минут.

Ричард последовал за Сэм в коридор, а оттуда – на улицу, где она поймала очередное такси.

– Саманта, мы…

– Никаких имен, – велела она, садясь в машину. – Если кто-то подслушает, мы…

– Понял, – пробормотал он, стараясь убрать из речи британский акцент.

– О'кей.

Она попросила водителя высадить их в двух кварталах от нужного дома. Рик не спал уже почти сутки, но, глядя на ее напряженное лицо, чувствовал, что бодрствует целую вечность. Да, она злится, но у него тоже есть немало причин чувствовать себя не в своей тарелке. Со вчерашнего утра на него столько всего свалилось!

Она была готова уйти. Сказала, что ей важнее защитить свою семью, чем остаться с ним. Тот факт, что частью этой семьи был он сам, приносил мало утешения. И как бы ни был он взбешен из-за того, что она сделала этот выбор, еще больше злился на себя за то, что не оставил ей никакой альтернативы.

Такой блестящий бизнесмен, как он, едва не совершил фатальной ошибки. Вайтсрайг предложил Сэм сотрудничество, грозя в противном случае смертью всем ее близким. А Рик… вместо того, чтобы найти разумный компромисс, уперся, как баран, и фактически приказал ей подвергнуть опасности и его самого, и вновь обретенного папашу.

– Идиот, – пробормотал он, поднимая тяжелый рюкзак.

– Держи свои комментарии при себе, – бросила Саманта, надвигая бейсболку на глаза и оглядывая ряд темных окон на левой стороне. Она продолжали идти: Сэм, вне всякого, сомнения, предпочитала войти с переулка, чем рисковать быть увиденной водителями машин, катившихся по Западной Шестьдесят шестой.

– Я говорил о себе, – пояснил он.

– Ты сам захотел пойти. Если раскаиваешься, возвращайся в отель.

– Дело не в…

Ричард раздраженно вздохнул. Ему нужно собраться с силами, обрести ясность мысли, прежде чем их обоих схватят или убьют.

– Ты уверена, что все думают, будто мы до сих пор в отеле?

– Абсолютно.

Похоже, сегодня она взяла на себя инициативу и приняла командование. И это, возможно, к лучшему. Правда, не будь она воровкой, может, ничего не случилось бы.

Они остановились у входа в переулок, словно ожидая возможности перебежать через улицу. Как только поток машин поредел, Саманта повернулась и направилась в темный переулок.

– Откуда ты знаешь, какой дом принадлежит…

– Ш-ш-ш, – прошипела она. – Я считаю окна.

Пока Саманта занималась своим делом, он оглядывал переулок. В дальнем конце, рядом с мусорными баками, копошились неясные фигуры. Либо наркоманы, либо, судя по слабым возгласам, попросту трахались. Но так или иначе, они не обращали особого внимания на происходящее вокруг.

– Ну вот что…

Она остановилась и открыла свой рюкзак.

– Идешь или остаешься здесь?

– Иду.

– Тогда надень перчатки. – Наконец она впервые за последний час посмотрела ему в глаза. – Обещай, что будешь во всем меня слушаться.

– Я и раньше был с тобой в одной компании, – ответил он, подавляя раздражение, вызванное ее повелительным током. Но все же вытащил перчатки из своего рюкзака. – Да, но эти люди сейчас дома и к тому же ни в чем не виноваты. То, что мы… я… делаю, непорядочно и некрасиво.

Она размотала моток веревки и привязала к одному концу тяжелую резиновую собачью кость-игрушку.

– Эти люди получат свои вещи назад, когда все будет кончено?

– Я на это рассчитываю. Но мои приятели могут посчитать иначе.

– Ладно. В этот раз я постараюсь задавить угрызения совести.

Интересно, происходит ли с ней то же самое?

– Кстати, почему собачья игрушка?

– Это резина, поэтому издаст меньше шума, когда ударится о пожарную лестницу, хоть послужит хорошим противовесом. Пойми, нельзя дойти до полдороги, нужно быть преданным делу.

– Я предан тебе.

Она неожиданно, обернулась и быстро поцеловала его в губы.

– Я все сумею уладить.

Иисусе! Вот она, его Сэм, берет грехи остальных на свои плечи. А он считал, что она чересчур поспешно согласилась на воровство, выбрала тот курс, которым наслаждалась больше всего. Но Саманта давно ушла вперед, оставив прошлое позади, и ему нужно догонять ее, если он не желает плестись в хвосте. Навсегда.

Она раскачала веревку и забросила на перила пожарной лестницы. Собачья кость перелетела через перила и с глухим стуком ударилась о ступеньку. Сэм продолжала медленно вытравливать веревку, пока кость не свесилась с обратной стороны. Рик поймал ее и обмотал веревку вокруг колеса мусорного контейнера, после чего выпрямился и кивнул.

Саманта подпрыгнула, схватилась за противоположный конец веревки и полезла на лестницу. Металлические ступеньки протестующе скрипели и стонали, но звуки почти не выделялись из общего уличного шума.

На несколько секунд она скорчилась на лестнице, неподвижная, застывшая, прежде чем жестом велела ему присоединиться к ней. Наскоро помолившись, чтобы не опозориться и не стать причиной их поимки, он полез по веревке.

Добравшись до площадки, он с уважением подумал о ее выносливости. Как же она не побоялась рискнуть, позволив ему пойти на дело! Его трудно было назвать слабаком, но она двигалась с такой легкостью, уверенностью и грацией, что, очевидно, в своем мире могла считаться несравненной. Как и он – в своем.

– Все в порядке? – спросила она одними губами, помогая ему перелезть через перила.

Ричард кивнул, не решаясь потереть горящие мышцы предплечий. Вместе они добрались до верхней площадки: Сэм впереди, Рик – сзади. К своему удивлению, он обнаружил, что окно приоткрыто дюйма на два. Саманта осторожно отодвинула шторы двумя пальцами, оглядела темный коридор и снова отступила. На ее лице играла отсутствующая полуулыбка. Хотя скорее всего она этого не сознавала. А вот он с трудом удерживался от ухмылки. Несмотря на то, что они собираются обворовать двух невинных старичков, несмотря на гнев, вызванный Самантой, посмевшей иметь прошлое и, следовательно, стать жертвой манипуляций дружков по профессии, он неожиданно увидел привлекательность этого приключения. Адреналин бурлил в мышцах, предвещая битву умов, нервов и удачи.

– Чего ты ждешь? – выдохнул он.

Саманта, слегка нахмурившись, показала на верхушки окон. Рик смутно различил деревянные штыри, всунутые в ручки шпингалетов и упиравшиеся в подоконники.

Сэм наклонилась к его уху.

– Дешево, но эффективно, – пробормотала она, обдавая его щеку теплым дыханием. Сунула руку в рюкзак, вытащила стеклорез и моток скотча, быстро заклеила небольшой кружок, рассеченный штырем, и знаком велела достать вантуз, лежавший в его рюкзаке. – Приложи к кружку, – шепотом командовала она, – только не вздумай давить, иначе все пропало.

Рик не знал, дала ли она ему настоящее дело или просто не могла придумать, чем занять навязавшегося в компанию новичка, но он не собирался ничего портить. Молча приложил вантуз к месту, залепленному скотчем, и стал держать.

Саманта прислонилась к стене и принялась вырезать в середине скотча кружок величиной с ладонь. Если не считать глухого царапанья, особенного шума не было. Когда она довела кривую до конца, стекло внутри поддалось. Удерживать его от падения оказалось труднее, чем ожидалось. Но он стиснул зубы и не шевелился. Рик Аддисон не допустит, чтобы его арестовали на чужой пожарной лестнице.

Она снова взглянула в просвет между шторами и выпрямилась.

– Теперь тяни, медленно и равномерно.

Как он умудрился впутаться в этот детский сад?!

Ричард молча послушался. Стекло легко вынулось. Саманта молниеносно сунула руку в отверстие и подхватила штырь. Другой же рукой слегка опустила верхнюю часть окна. Штырь высвободился, и она, повернув запястье, вынула его через вырезанный круг.

– Прекрасно.

Улыбнувшись своей белозубой улыбкой, она отставила палку и вынула из рюкзака банку с арахисовым маслом. На глазах у изумленного Ричарда она набрала горсть масла и швырнула внутрь, на пол. Проделала эту же процедуру еще пять раз, измазав весь пол, и только после этого подняла окно.

Ему казалось, что они торчат здесь целую вечность, но, посмотрев на часы, он увидел, что прошло всего три минуты. Но когда Рик встал, чтобы перелезть через подоконник, Сэм оттащила его.

– Подожди минуту.

И, словно вторя ей, в комнате раздался высокий звенящий звук. Они не шевелились, наполовину закрытые занавесями, и терпеливо ждали, пока по коридору шествовал пекинес. Принюхавшись, Паффи подошел ближе и стал слизывать арахисовое масло.

– Привет, Паффи, хороший песик Паффи, – нараспев шептала Саманта.

Песик склонил голову и тявкнул.

Рик уставился на Саманту, которая оперлась подбородком о подоконник и продолжала улещать собачку. Медленно протянув в комнату измазанные маслом руки в перчатках, она повторяла:

– Какой хороший Паффи. Правда, вкусное масло? Ням-ням, Паффи!

– О Господи, – не сдержался Ричард.

– Заткнись, – пропела она, перегибаясь через подоконник. – Паффи – мамочкин беби, а собачки не лают, когда арахисовое масло забивает им глотки.

Еще полминуты – и она уже сидела на полу коридора с пекинесом на коленях. Пафф старательно слизывал остатки масла с ее перчаток. Чертовски забавно!

– Заходи, папочка медведь, и захвати банку с маслом, – велела она, почесывая брюшко собаки свободной рукой. – Только не разговаривай.

Пока что ее метод сработал!

Рик молча перелез через подоконник и протянул ей банку. Сэм покачала головой и осторожно встала, не выпуская собаку. Еще мгновение – и один из богатейших людей мира унизился до роли няньки при собаке. Намазав маслом подбородок Рика, Сэм передала ему Паффи. Бедняге Рику пришлось смириться. Не будь его рядом, ей пришлось бы нести Паффи в спальню и одной рукой рыться в драгоценностях Ходжесов.

Сделав ему знак оставаться в коридоре и занимать Паффи, Сэм скользнула в комнату, из которой вышел песик. Перри и Джин Ходжес крепко спали на огромной, отделанной оборками постели. Оса жались друг к другу. Седые головы лежали на одной подушке.

– Черт побери, да сосредоточься же!

Мысленно лягнув себя в задницу, она шагнула к комоду, но остановилась и невольно залюбовалась спящей парой. Подумать только, они все еще обнимаются… после сорока двух лет совместной жизни… а у нее замирает сердце. Это все чертово влияние Рика. И одна из причин, почему она больше не может так жить!

Проходя мимо огромного шкафа, она заглянула внутрь. Сейф прятался там, рядом с обувными коробками. Ходжесы поздно покинули вечеринку Бойдена, за несколько минут до нее и Рика, и выглядели усталыми. Оставалось надеяться, что усталость помешала им запереть драгоценности, которые надевала сегодня миссис Ходжес. Повезет, если они в этой же комнате, иначе придется взламывать сейф, а на это уйдет больше времени, чем ей хотелось потратить.

Она открыла низкий сундучок. Бинго! Гарнитур из бриллиантового колье, браслета и серег. Рядом лежали мужской бумажник, пара усыпанных бриллиантами обручальных колец и еще одно колье. На первый взгляд все вместе стоило около полумиллиона.

Сэм молча забрала драгоценности. Пожалуй, вместе с обручальными кольцами цена похищенного перейдет условленный предел, и поэтому Саманта, тяжело вздохнув, оставила кольца. Пропади все пропадом! Николасу нужны не столько драгоценности, сколько доказательства тою, что она не оставила прежнего ремесла.

Она обернулась. В-дверях стоял Рик. В одной руке он держал, счастливого Паффи, чья голова почти скрылась в банке арахисового масла. Рик медленно раздвинул губы в улыбке.

Прекрасно. Можно только предположить, что он подумал, увиден, как она оставила обручальные кольца. Но все размышления и рассуждения потом.

Она кивнула в сторону выхода. Очутившись в коридоре, Сэм сунула драгоценности в карман и взяла Паффи. Рик выскользнул на площадку пожарной лестницы, а она оставила собаке банку с маслом и последовала за Риком. Оказавшись на лестнице, она ловко закрыла окно снаружи. Не стоит рисковать тем, что песик побежит за ними и упадет со второго этажа!

Надев рюкзак, она спустилась до нижней ступеньки, а оттуда съехала но веревке в переулок. Рик отвязал, веревку от мусорного контейнера, и Сэм осторожно вытянула ее до самой земли. Она едва успела смотать и спрятать веревку, как Рик притиснул ее к стене и впился в губы страстным безжалостным поцелуем.

– Это за что? – спросила, она, поправляя бейсболку и притворяясь, что вовсе не испытала оргазма, в самом неподходящем на свете месте. Адреналин и Рик. О-ой, мамочки!

– Потому что я люблю, тебя. Поэтому мы вернем, снаряжение. Д… твоему другу и проберемся в отель.

– Неплохой план.

Она отряхнула его рукав, и они вместе пошли к выходу из переулка.

– И я сделаю все, чтобы он удался.

Рик взял ее за руку.

– В следующем году подпишу контракт на поставку печенья миссис Ходжес во все мои офисы. Пойдем. Мне не терпится, смыть с лица слюну Паффи.

– Вот увидишь, когда мы вернемся в отель, счастливее тебя не найдется человека на всей земле.

– Я на это рассчитываю.

Глава 14

Суббота, 19,42

Саманта положила бриллианты миссис Ходжес в бархатный мешочек, обращаясь с ними также осторожно, как с любой вещью, которую ей заказывали украсть.

После этого она положила мешочек и сотовый на журнальный столик и принялась бродить по комнате. Никто не назначал ей время звонка или встречи, но если операция назначена на ближайшие дни, Вайтсрайг скоро с ней свяжется. Она приготовила ему чертов подарок и провела немало времени перед телевизором, желая удостовериться, что о краже у Ходжесов сообщалось во всех выпусках новостей. Теперь она была известна как бандит с арахисовым маслом.

Хорошо еще, что полиция считала, будто кражу совершил один человек, и здорово, что у нее есть алиби: снять номер в «Манхэттене» было блестящей идеей Рика, тем более что именно он собирался купить этот отель.

Слава Богу, он не отменил ужин с Мацуо Хосидо. А ведь сначала собирался. И не делал никакой тайны из этого факта. Однако она уговорила его пойти и заниматься, как обычно, делами, особенно на случай, если за домом следили хорошие или плохие парни. Следовательно, команда Аддисон – Джеллико не может позволить себе никаких подозрительных действий. Кроме того, Николас вряд ли позвонит, зная, что Рик дома.

Сэм, не находя себе места, принялась переключать каналы. Интересно, продержится ли весенняя погода хотя бы следующие пять дней? Она предпочитала совершать кражи в дождливую погоду, но не когда работала с незнакомыми людьми, да еще зная, что ее, возможно, ждет подстава, если не от сообщников, значит, от Интерпола. В дверях гостиной появился Уайлдер.

– Вилсо готовит спагетти, как вы просили, мисс Сэм. Подать, вам диетическую колу со льдом?

Во всех домах Рика хранились огромные запасы ее любимого напитка, причем несколько бутылок обязательно стояло в холодильнике.

– Спасибо, Уайлдер. Было бы совсем неплохо.

– Рад услужить, мисс.

После ухода дворецкого что-то на телеэкране привлекло ее внимание. Всмотревшись, она увидела некоронованного короля экрана, душку репортера Билла Немоски, ведущего репортаж с места, событий.

– …третий взлом за неделю и второй – за последние двадцать четыре часа. Полиция от души, надеется, что это не начало серийных грабежей местных домов.

Саманта тяжело опустилась на диван.

– …Третий взлом за эту неделю случился между десятью утра и полуднем, когда экономка мистера Лока ушла в магазин за продуктами.

Сэм передернулась, как от озноба, при виде городского дома Бойдена Лока, не слишком отличавшегося от дома Рика и расположенного на очень тихой улочке. То есть она была тихой до сегодняшнего дня. Сегодня же покой нарушали вспышки полицейских мигалок и толпы любопытных соседей. Никто из них не присутствовал на вчерашней вечеринке.

– Пропала картина Пикассо, приобретенная Бойденом Локом на прошлогоднем аукционе, стоимостью приблизительно пятнадцать миллионов долларов. У полиции уже имеется несколько версий, но подозреваемый еще не назван. Как вы помните, сожительница Рика Аддисона, Саманта Джеллико, была ненадолго задержана полицией после кражи у Аддисона. Когда я говорил с детективами, они не подтвердили, но и не отрицали, что именно она может оказаться в центре расследования.

– Черт, черт, черт, – прошипела Сэм. Идиотский двенадцатиэтапный план побега, задуманный Риком и Стоуни, стал казаться не столь уж и глупым. Теперь вместо отдельного грабежа дело Ходжесов стало одним из трех, и она лично связана с двумя остальными.

Стационарный аппарат зазвонил, и она подскочила едва не на фут. Это не сотовый, значит, звонит не Вайтсрайг, и поэтому необходимо срочно успокоиться.

– Алло? – бросила она в трубку.

– Я смотрю нью-йоркские новости по сотовому телевидению, – донесся тягучий голос Тома Доннера, – и что же вижу? Серийные грабежи, с главной героиней Самантой Джеллико!

– Да неужели это йелец?! – воскликнула она, жалея, что под рукой нет полицейского свистка, чтобы дунуть прямо ему в ухо. – Главный сплетник Америки и благородный бойскаут! По-моему, тебе давно следовало спать после молочка с печеньем!

– Язви, язви, пока еще можешь, тюремная птичка! Где Рик?

– Как, ты намекаешь, что он не ужинает с Мацуо Хосидо? Неужели продажа отеля далеко не так важна для его бизнеса?

– Еще как важна! Просто у меня все вылетело из головы, когда увидел, что ты вернулась на прежнюю кривую дорожку. Впрочем, этого следовало ожидать, не так ли?

У входной двери затрещал звонок. Уайлдер пошел открывать. Послышался знакомый стейтен-айлендский выговор детектива Горстайна. Во рту у нее мигом пересохло.

– Брось, Джеллико, взломщица должна по крайней мере…

– Доннер, – жестко перебила она, – копы на крыльце. Я оставлю трубку на столе. Если дела пойдут худо, звони Филу Риптону. В самом крайнем случае вызывай Рика.

– Держись, Джеллико, – донесся его деловитый голос.

Сэм схватила бархатный мешочек и сунула под одну из подушек дивана как раз в тот момент, когда в комнату вошел Горстайн. За ним следовал неодобрительно хмурившийся Уайлдер. Саманта набрала в грудь воздуха, небрежно отбросила трубку и встала.

Учитывая, в какой переплет она попала, больше не даст заковать себя в наручники!

– Детектив! – весело приветствовала она. – А я думала, вы привезли с собой своего верного друга, мистера Ордер-на-обыск.

– Я попросил подождать, пока узнаю, готовы ли вы его принять, мисс Сэм.

– Ничего, Уайлдер, все в порядке.

– Формально говоря, это все еще сцена преступления, – сообщил Горстайн, сунув зубочистку между зубами и сжимая в другой руке небольшой бумажный пакетик.

– Неужели мне нужен ордер, чтобы потолковать с вами?

– Полагаю, это зависит от того, на какие темы вы желаете со мной потолковать.

– Дело серьезное, мисс Джей. Сегодня произошла очередная кража со взломом.

– Две, если верить новостям. Bay! Представляю, сколько у вас работы! Выше крыши! – лениво протянула она, готовая поклясться, что слышит голос Доннера, оравшего во всю мочь, требовавшего, чтобы она заткнулась и не раздражала детектива. Но она хорошо знала людей, подобных Горстайну: настоящие акулы. Те плывут на запах крови, эти вынюхивают малейшие признаки слабости. Не дождутся:

– Я бы предпочитал служить в парковом хозяйстве, – саркастически заметил он.

– Уверена, Рик может вам это устроить. Итак, вам что-то нужно или просто ходите от двери до двери и угрожаете мирным жителям?

– Может, скажете, где были сегодня в десять утра?

– Выписывалась из отеля «Манхэттен» вместе с Риком Аддисоном. Впрочем, ищейки, которых вы послали за мной, должны это знать.

– Да. Это весьма любопытно, – кивнул он, даже не потрудившись отрицать, что ведет за ней слежку. – Почему прошлую ночь вы провели в отеле?

– Никак, издеваетесь? – фыркнула она. – Благодаря вам все, кто смотрит по телевизору новости, знает, что мы в Нью-Йорке. И каждый шакал от прессы добивается интервью с Риком Аддисоном. Поэтому мы удрали от них.

– Я слышал, Аддисон покупает «Манхэттен».

– Пока что ведутся переговоры. Хотите скидку на номер?

– Куда вы отправились потом, когда выписались из отеля? – не унимался он, не обращая внимания на ее колкости.

Ничего не скажешь, хорош. Каждая частичка ее души восставала против откровенности с копом, пусть даже ради ее же блага. Но раз уж она очутилась в этом дерьме, лучше, чтобы Горстайн уверился в ее невиновности.

– Приехала сюда. Кажется, подхватила где-то простуду, – пожаловалась она, закашлявшись для пущего эффекта.

– Имеются свидетели?

– Только ваши ищейки, миллиардер и прислуга. – Сэм тяжело вздохнула. – Как уже было сказано раньше, Горстайн, это мой отец был вором. Не я.

– Предположим, ваше алиби подтвердится, но тем не менее я должен задать вам один вопрос.

Она всмотрелась в циферблат часов.

– Только побыстрее. Сейчас начнется моя любимая передача.

– Вы гласные покупаете или крадете? Уж больно выговор странный. – Оттолкнувшись от косяка, Горстайн шагнул в комнату.

Саманта отступила на шаг, стараясь не смотреть в сторону спрятанных бриллиантов. Черт! Тысяч на четыреста похищенных драгоценностей лежат в пяти футах от копа, ведущего расследование о крупномасштабных кражах со взломом.

– Я не разрешала вам входить. Немедленно остановитесь, Горстайн.

Он послушно замер.

– Вот, – буркнул он, кладя бумажный пакет на подлокотник дивана и поспешно ретируясь.

– Бы в самом деле воображаете, что я возьму в руки пакет, не зная, что в нем лежит? Неужели вы такого низкого мнения обо мне?

– Иисусе, – пробормотал, он, снова подходя ближе, и с преувеличенной осторожностью, поднял пакет, сунул туда руку и вытащил банку диетической колы. Сунул пустой пакет в карман и снова поставил банку на подлокотник.

– Ваша содовая.

– Вижу.

– В участке вам никто не дал напиться, поэтому я и принес вам колу. Так сказать, трубка мира.

Саманта не выдержала и фыркнула:

– Вы надели на меня наручники, сняли отпечатки пальцев и засунули в клетушку с решетками на окнах.

– Отсюда и трубка мира.

– Но почему?! – спросила она, гадая, плачет или смеется Доннер, слушая разговор из своего идеального дома в Палм-Бич, где жила его дружная идеальная семья, ни один член которой никогда не оказывался в наручниках.

– Ваш… э… Аддисон звонил вчера утром. Мы и без того решили снять с вас подозрения, но он… весьма настойчиво предположил, что, если я отстану, у вас могут появиться некоторые идеи насчет того, кто все это проделывает. И я позвонил в Палм-Бич, вашему копу. Он ручается за вас.

Она подняла брови и на секунду выбросила из головы неприятную мысль о том, что прошлой ночью предала Фрэнка Кастильо.

– Кроме того, он выматерил меня и сказал что-то насчет того, что остаток карьеры я проведу в суде.

Ее герой!

Хотела бы она слышать их разговор!

– Холодная?

– Что именно?

– Кола. Холодная?

– Возможно, нет. Я купил ее около часа назад. Ехал сюда, но пришлось остановиться у дома Лока, узнать последние новости.

– Итак, что вы хотите знать?

– Можно мне сесть?

– Нет. Вот если бы вы принесли мне целую упаковку, тогда, вероятно, я и позволила бы.

Он прислонился к книжному шкафу. Сэм выключила телевизор и примостилась на журнальном столике лицом к нему. Появился Уайлдер с извиняющимся видом и ледяной колой на подносе, но она знаком велела ему уйти. Пока она и Горстайн мерили друг друга взглядами, она потянулась к телефонной трубке.

– Йелец?

– Что ты орешь, Джеллико! Это и есть твоя идея…

– Потолкуем позже. Пока.

– Кто это был? – насторожился Горстайн, когда она положила трубку.

– Джимини Крикет.[6] Валяйте, Горстайн. У меня есть дела поважнее, чем глазеть на вас всю ночь.

Ей нужно было сделать еще один звонок, и, уж конечно, не дай Бог, Николас позвонит в присутствии Горстайна! Правда, если кто-то из шайки следит за домом, она уже по уши в дерьме. Поскольку за ней одновременно присматривают и хорошие, и плохие парни, удивительно еще, что они не наткнулись друг на друга. Правда, плохиши знали о присутствии хороших парней, так что это давало первым преимущество.

– Сегодня миссис Ходжес потеряла тонну бриллиантов, а Бойден Лок – Пикассо.

– Я уже все знаю из новостей.

– Насколько мне известно, несколько дней назад вы консультировали Лока по охранным системам. И прошлой ночью были в его доме.

– Снова допрос? Если так, придется снова вызывать Джимини.

Как ни противно признавать, но она знает номер Денвера. А вот Риптона – нет. Но ничего, она это исправит сразу после ухода Горстайна.

– Как бы мне ни хотелось снова потащить вас в участок, если я арестую вас, придется арестовать Трампа, мэра и, возможно, половину городского совета.

– До чего же, должно быть, неприятно оказаться на вашем месте! И кстати, вы так и не задали свой вопрос.

– В доме Лока кто-то обошел сигнализацию с помощью медного провода и скотча. Они открыли окно аншпугом и прошли мимо трех других картин, прежде чем добраться до Пикассо, Почему?

– Почему только Пикассо?

– Да.

– Полагаю, вор путешествует быстро и налегке, а к тому же имеет при себе список покупок.

– Считаете, что место взлома и предмет кражи никак не могут быть выбраны наугад?

– Очень сомневаюсь. Весьма узкая временная граница и дневная кража означают, что грабитель тщательно готовил операцию.

– Думаете, Лока и Аддисона обокрал один и тот же человек?

Сэм пожала плечами. Она ничего не знала наверняка и не могла доказать, да и имей эти доказательства, все равно не имела права откровенничать. Но все же неплохо бы заработать пару очков у нью-йоркского департамента полиции.

– Обезвредить сигнализацию и взломать окно аншпугом может каждый уважающий себя взломщик, так что Лока и Аддисона могли ограбить совершенно разные люди. Но в обоих домах вор оставил другие ценные вещи и взял по одному полотну.

– И этот вор не вы.

– И этот вор не я, – отрезала она, изнемогая от внезапной усталости: уж очень тяжелыми выдались последние два дня.

– Слишком хорошо вы разбираетесь во всех тонкостях этого дерьма, – продолжал он, словно не слыша.

– Ну все, с меня хватит. Я вызываю сверчка.

До чего же горькая ирония! Доверить Тому Доннеру спасать ее задницу! Мир переворачивается! Она снова подняла трубку.

– Я просто хочу сказать, – вмешался Горстайн, – что для среднего гражданина вы на редкость здорово осведомлены.

– Я не просто средний гражданин. Итак, я набираю номер?

– Я мог бы надеть на вас наручники, не успей вы набрать первую цифру.

– Сомневаюсь.

– Как насчет дома Ходжесов?

– А что случилось? Я слышала, они называют грабителя бандитом с арахисовым маслом. Он что, ел сандвич в доме своих жертв?

– Нет, накормил маслом собаку. Там не было сигнализации, но он прорезан дыру в стекле и взобрался в дом по пожарной лестнице, как и остальные двое.

– Вполне разумно, – кивнула она. – Думаете, это и был тот тип с Пикасссо?

– Не знаю. В том доме были и другие вещи. Скульптура Ремингтона и пара картин Джорджии О'Киф.

Значит, Ходжесы – поклонники вестерна. Это означало, что у Перри наверняка был револьвер. Слава Христу за арахисовое масло.

– Если бы вы могли сказать…

В эту минуту зазвонил сотовый. Стандартный звонок, не одна из тех мелодий, которые она приберегала для друзей и семьи. Попалась!

– Собираетесь отвечать?

Сэм пронзила Горстайна злобным взглядом и открыла флип.

– Привет.

– В твоем доме полицейский, и это в тот момент, когда я ожидаю подарка, – донесся голос Николаса. – Можешь объяснить, в чем дело?

– Привет, милый, – пропела она, растянув губы в теплой улыбке. – Никогда не догадаешься, кто у меня в гостях.

– Какого хре…

– Нет, это детектив Горстайн. Хочет знать, где я была сегодня утром, когда воровали Пикассо у Бойдена Лока.

– И что ты ему ответила? Я предупреждал, что будет, если не согласишься сотрудничать с…

– Скажем так: я пытаюсь быть милой и вежливой, но, кажется, немного устала. Почему бы тебе не перезвонить через пять минут?

– Почему бы мне не навестить тебя через пять минут? Если коп все еще будет там – он труп.

– Спасибо, милый. До встречи.

Она отключила телефон и отложила трубку, сохраняя спокойное выражение лица, несмотря на бешено бьющееся сердце.

Конечно, она терпеть не может Горстайна, но не желает ему смерти.

– Что-то еще, детектив?

– Не сейчас. Но если пропадут очередная картина или бриллианты, я вернусь. С ордером и наручниками. Тогда, может быть, вы соизволите ответить на вопросы.

– В следующий раз, когда понадобится моя помощь, вежливо попросите, прежде чем бросаться угрозами. А пока что проваливайте вон из моего дома.

Горстайн выпрямился.

– Дома богатого красавчика, хотите сказать.

Ну нет, этого она ему не спустит! Она считает этот дом своим, особенно с тех пор, когда в него начали вламываться.

– Мы делим этот дом. Доброй ночи.

Горстайн бросил зубочистку в погасший камин.

– Оставайтесь в городе, мисс Джей, иначе у меня снова возникнут подозрения.

Как только захлопнулась входная дверь, Саманта заперла ее и сбежала вниз, на кухню. И дворецкий, и повар смотрели бейсбол по телевизору.

– Парни, я попрошу вас некоторое время оставаться здесь, – бросила она, когда Уайлдер встал.

– Что-то не так?

– Пока все в порядке. Просто оставайтесь тут. У вас есть сотовый?

– Нет, мисс Сэм, – нахмурился дворецкий. – Мы..

Она бросила им свой.

– Если услышите выстрелы или крики, запирайтесь в кладовой и вызывайте копов. И заприте дверь черного хода. Открываете только мне, Аддисону или если точно удостоверитесь, что это коп. Ясно?

– Да, мэм. Но…

Захлопнув за собой дверь, она взлетела по ступенькам в основную часть дома. Горничные давно ушли, а Бен повез Рика на ужин, так что единственная проблема возникнет, если Рик вернется домой рано. Домой.

Постаравшись подавить внезапный прилив хозяйственности, Саманта проверила подол блузки, чтобы убедиться, что медная проволока, вставленная туда, не выпала. Скрепка и круглая резинка лежали в кармане брюк, а кусочек скотча обвивал внутреннюю часть штанины. Если ее схватят, есть все шансы сбежать.

Но если Вайтсрайг набросится на нее с пистолетом…

Она оглядела предметы, могущие послужить орудием защиты. Бронзовая маска Аполлона, обломок скалы с вросшим в него зубом динозавра, кочерга и другие безделушки разных форм и стоимости. Прекрасный выбор оружия, пусть и слишком дорогого. И кроме того, если она погибнет, Рик и Стоуни но крайней мере будут знать, кому мстить.

За спиной послышались шаги. Он снова влез в чертово окно!

– Сюда! – позвала Сэм, снова садясь на журнальный столик. Он стоял в центре, так что она могла поворачиваться в любом направлении.

В дверях появился Вайтсрайг.

– С каких это пор ты беседуешь с полицией? – спросил он с отчетливым немецким акцентом. Он либо зол, либо раздражен, что одинаково плохо для нее.

– С тех пор, как меня арестовали и считают подозреваемой. Забыл, что следует стучать?

– Похоже, копы следят за твоим домом, – сообщил он, пожав широкими плечами. – Кроме того, я иду, куда хочу.

– И хватаешь все, что пожелаешь. Почему Пикассо и почему именно Лок? Знаешь, что вчера вечером я была у него на вечеринке, а перед этим разговаривала об охранных системах?

– Носишь с собой диктофон, Сэм? Или «жучок»? Именно поэтому приходил полицейский?

– Катись в задницу! Неужели действительно думаешь, что он мне тут был нужен?

Николас покачал головой и медленно вытащил пистолет, спрятанный под легким пиджаком.

– Я должен удостовериться. Встань. Руки в стороны. Класс!

– Не слишком хороший способ начинать наше партнерство, – зло сказала она, но подчинилась. – И учти, распустишь лапы – я тебя кастрирую.

Он подошел ближе. Провел рукой по ее ногам, вокруг талии, по рукам, пошарил по лифчику и, прежде чем отойти, больно сжал грудь.

– Удовлетворен, мистер Хапун?

– Я думал, ты меня кастрируешь.

– Пожалуй, потерплю до тех пор, пока не получу свои денежки.

Какое счастье, что ее рыцарь этого не видел!

– Почему Лок?

– Где мой подарок?

Брезгливо морщась, она вытащила мешочек и швырнула ему. Он поймал его другой рукой, распустил шнурки, заглянул внутрь и вывалил содержимое на подушки.

– Очень мило. Выбрала вчера вечером на вечеринке?

– Ты можешь ответить на вопрос? Почему Лок?

– Мы пару дней следили за его домом. Покупателю был нужен Пикассо, а ты знала Лока, у которого был Пикассо, вот я и подумал: черт возьми, чем больше впутать тебя в это дело, тем вернее ты будешь держаться нас.

– Боже, я польщена! Кто покупатель?

– Так я тебе и сказал! Мечтаешь выдавить меня из дела? Он – мой клиент. Довольствуйся своими.

Он. Мужчина. Один. Это сужало круг поисков, хотя совсем на чуть-чуть.

– Вижу, ты своего не упустишь.

– Ты не носишь оружия, – заметил он, пряча пистолет.

– Оружие для громил, которые не умеют сделать дельце чисто. И потом, оружие злит людей.

Он склонил светловолосую голову.

– И ты здорово злишься?

Она вдруг поняла, что сидит так, что ее лицо находится на уровне его ширинки. Не слишком хорошая идея, учитывая тот факт, как он ест ее глазами. Поэтому она встала.

– Хотелось бы знать, ты воображаешь себя неотразимым или имеешь в запасе то, что действительно меня интересует: разумный план.

Николас снова оглядел ее с ног до головы, она изо всех сил постаралась не передернуться от омерзения. В общем-то он неплох собой, но разве можно сравнить его с Риком. Такого, как Рик, нет на всем белом свете, и если они даже расстанутся, вряд ли она захочет встречаться, а тем более спать с другим мужчиной.

Наконец Николас присел на подлокотник дивана.

– Если я расскажу тебе, назад дороги не будет. Посмей только поморщиться – и ты труп.

Саманта немедленно нахмурилась.

– Я думала, что уже в деле. Для чего тогда нужно было воровать гребаные бриллианты?

– Верно, – улыбнулся он, – но я хотел убедиться, что ты все понимаешь. И если все пройдет хорошо, учитывая твои таланты и репутацию, мы согласились разделить полученную долю на семь частей.

– И отец тоже согласился?

– Тоже.

Отец редко соглашался расстаться с деньгами. Значит, должно быть, действительно работал на Интерпол.

– Сколько это составит?

– После сдачи товара – по два с половиной миллиона каждому. Сюда не включены Хогарт, Пикассо и драгоценности. Ты тут ни при чем.

Она и не хочет иметь на своей совести плату за эти бриллианты.

– Евро или доллары?

– Добрые старые американские доллары.

Быстро произведя в уме вычисления, она прикинула общую сумму похищенного.

– Сто семьдесят пять миллионов. Вы что, решили грабануть американское казначейство?

– Подписываешься?

– А ты гарантируешь мою долю?

– В жизни гарантий не бывает, Сэм, и ты это знаешь. Если работа окажется успешной и никто не попытается выкинуть какую-то пакость, ты получишь долю.

– Тогда я в деле.

В душе она сожалела, что не попробовала жестче поспорить с собой насчет моральных принципов, прежде чем согласилась на грабеж. Но ей до смерти хотелось узнать, что это за дело такое. И она уже предвкушала новый прилив адреналина. Прошлой ночью всё прошло чертовски легко и напомнило, как она стосковалась по настоящей работе.

– Итак, в чем суть операции.

– Прежде всего, позволь напомнить, что если копы, Интерпол или ФБР услышат хоть слово, я убью твоего отца, твоего дружка и всех твоих близких.

– Это еще что такое, черт возьми? – возмутилась она, сражаясь с противоречивыми приливами паники и адреналина. – Ты сказал, что убьешь меня, если не соглашусь. Но прости, об этой работе знают еще шестеро плюс заказчик, и, возможно, куда более подробно, чем я. Лично я не продам. Остальное – твоя проблема.

Ник медленно кивнул:

– Достаточно справедливо.

– Итак, в чем суть гребаного дела?

– Скрипка Страдивари. «Мадонна с младенцем» Беллини. «Венера и Адонис» Тициана. «Вид Толедо» Эль Греко и «Вашингтон, переходящий реку Делавэр» Льютца. Как тебе сумма, за пять минут работы?

Саманта похолодела.

– Вы собираетесь обчистить Мет?

Ник широко улыбнулся и направился к двери.

– Через пару часов узнаешь детали, как только я удостоверюсь, что это бриллианты Ходжесов и ты не воспользовалась результатами чужой работы. И единственная поправка, Сэм. Мы грабим Метрополитен-музей. Во вторник.

Глава 15

Суббота, 23,25

Лимузин остановился у крыльца, и Рик вышел.

– Завтра вы понадобитесь мне в девять, Бен, – сказал он водителю, придержавшему дверь.

– Я оставлю машину здесь, – кивнул Бен и, поколебавшись, добавил: – Может… вам понадобится помощь, сэр?

Ричард оглянулся.

– Ровно в девять.

– Да, сэр.

Ричард взошел на крыльцо и потянул за дверную ручку. Заперто. Поскольку он не собирался стучаться в собственный чертов дом, то поискал в карманах ключ. Попытался сунуть его в скважину, но промахнулся, и ключ с тихим звоном упал на ступеньку.

Нагнувшись, чтобы поднять его, он потерял равновесие, и скатился по ступенькам. Здорово же это выглядело бы на обложке журнала «СЕО»!

Рик запоздало огляделся, но, если не считать проезжавших машин, улица казалась пустой. Конечно, если верить Саманте, за домом наблюдают полиция, грабители, а может, еще и Годзилла с Санта-Клаусом.

Невесело усмехнувшись, он поднял ключ и открыл дверь. В доме было темно и тихо. Саманта обычно в это время еще не в постели. Но может, именно сейчас она свисает с чужого окна в десяти милях отсюда. Откуда ему знать, вдруг Вайтсрайг захотел получить еще бриллианты. Или изумруды.

Он запер за собой дверь и включил сигнализацию, хотя, учитывая последние события, не особенно верил в подобные меры предосторожности. Очевидно, сюда способен проникнуть каждый, кому в голову взбредет! Впрочем, он не собирался облегчать им жизнь.

Несмотря на неодинаковые интервалы между ступеньками, которых он раньше не замечал, Рик довольно успешно добрался до первого этажа, вернее, до второго, ведь речь шла об Америке. К счастью, дверь спальни была отперта, поскольку у него не было ключа от этой комнаты. Или от женщины, которая, как он надеялся, ждала внутри.

Свет и телевизор были включены, и Саманта сидела на кровати в окружении книг и газет. Значит, сегодня она не собиралась грабить кафе-мороженое.

– Привет! – улыбнулась она. – Купил еще несколько этажей отеля?

– Нет, но я почти у цели. Если что-то не заставит Хосидо снова поднять цену. Чертов Мацуо.

– Почему? Он мне понравился.

– Мне тоже.

За обедом Мацуо рассказывал о японских традициях ухаживания за женщинами и об изменениях, которые его жена внесла в помолвку и свадьбу.

– Миядзаки Хосидо – женщина необыкновенная, даже учитывая то обстоятельство, что, вероятно, никогда ничего не украла.

Рик сбросил пиджак, развязал галстук. Он носил проклятую удавку целых шестнадцать часов и сейчас мог расслабиться… И расслабился бы, не свяжись Саманта с шайкой убийц и не укради при этом бриллианты у пары, которая неизменно отдавала часть прибылей на благотворительность.

Рик, хмурясь, сбросил туфли.

– Ты пьян?

Ричард бросил взгляд на кровать.

– Меня, дорогая, достали, затрахали и заколебали. Так по крайней мере говорят в тех местах, откуда я родом.

Саманта принялась собирать газеты и книги в стопку.

– Надеюсь, пить начали после окончания переговоров.

Рик расстегнул ремень и молнию брюк.

– Прости, кажется, ты указываешь мне, как вести дела? А вот я припоминаю, как ты отказывалась от моих советов.

– Я не собираюсь с тобой спорить, – холодно сказала она, складывая всю груду на письменный стол. – Я знаю, что тебя достали, заколебали и затрахали и что тебе нужно выпустить пар. Но что толку говорить с тобой, если утром ты даже не вспомнишь, о чем шла речь?

– Почему нет? И если я даже, выпил, разве это изменит тот факт, что ты лгала мне насчет того, кто украл моего Хогарта? Разве это изменит тот факт, что ты решила участвовать в грабеже, о чем и сообщила мне за ленчем? Разве это изменит тот факт, что мы обокрали милых, добрых людей, зарабатывающих на жизнь тем, что пекут печенье? Разве это изменит тот факт, что, как бы я ни пытался помочь тебе, ты успешно ускользаешь от меня в компанию своих дружков-бандитов, которые стреляют людей, как мух!

Вместо ответа Сэм долго, молча смотрела на него с дальнего края кровати. Рик тем временем старался не слишком шататься. Потом она снова взяла бумаги и подошла к нему.

– Знаешь, – тихо сказала она, – последние три часа я только и думала о том, как хочу поговорить с тобой. Мне действительно была нужна твоя помощь.

Она медленно прошла мимо него к двери. Ричард повернулся, едва не запутавшись в спущенных брюках.

– Какого черта, спрашивается, ты уходишь?

– Я иду в гостевую спальню. Мне еще нужно поработать, а это займет больше времени, чем я ожидала, потому что придется все делать в одиночку. Спокойной ночи, Рик.

Она оставила его стоять в одной темно-синей сорочке, клетчатых боксерах и черных носках.

– Черт, – пробурчал он, прежде чем рухнуть на постель.


Четыре часа спустя он проснулся, замерзший, с затекшими конечностями и больной головой. Кое-как поднявшись, он поплелся в ванную за аспирином, схватил зубную щетку и пасту и ступил под душ.

Еще двадцать минут – и он смог одновременно открыть налитые кровью глаза, и мозг, хоть и со скрипом, но стал вновь функционировать. Саманта. Она сказала, что идет в гостевую спальню, но при этом имела мерзкую привычку ускользать от него среди ночи.

Натянув голубой полотняный халат, он вышел из ванной и направился в глубь дома. Дверь была закрыта, но не заперта: хороший признак.

– Саманта, – тихо позвал он, толкнув дверь. Ночник на тумбочке все еще горел, но она не читала. Книги и бумаги покрывали всю кровать, за исключением того уголка, где свернулась Саманта. Рыжие волосы раскинулись на подушке. Она так и не сняла джинсов и футболки, поверх которой была накинута распахнутая рубашка.

Если он хотел лишний раз увериться, что не просто рассуждает о любви, невероятное облегчение при виде Саманты, ошеломляющее чувство… нежности, желания держать ее в объятиях и защищать стали ответом на вопрос, истинна ли его любовь.

Он бесшумно собрал бумаги. Инстинкт, призывающий воспользоваться беспомощным положением противника, так и подстегивал просмотреть бумаги. Узнать, что она задумала. Но Рик держался стойко. Если она захочет, чтобы он знал, сама все покажет.

Рик сложил бумаги на полу, поднял мягкий плед, лежавший у изножья кровати, и осторожно накрыл Сэм. Та открыла сонные глаза.

– Я замерзла без тебя, – пробормотала она и снова заснула.

Рик с лёгкой улыбкой примостился рядом, и Сэм, вздохнув, прикрыла его краем пледа.

– Я люблю тебя, – прошептал он, обнимая ее за плечи.

– Я люблю тебя, – согласилась она, прильнув к нему.

И мир вдруг снова стал прежним. Плевать ему на чертов отель, когда у него есть собственная, почти удалившаяся от дел взломщица! Подумать только, двести пятьдесят лет назад, как пэр королевства, он был бы обязан приговорить ее к повешению. Слава Богу и дьяволу, что это не роман с перемещениями во времени. Потому что, пусть гром гремит и земля разверзнется, но если она задумала совершить очередную крупную кражу, он готов ей помочь.

Ричард, застонав, открыл глаза от довольно крепкого толчка в бок. Саманта.

– Что?!

– Уже восемь утра, – объявила она, спрыгивая с кровати. – Ты вчера сказал, что в девять тридцать собираешься созвать совещание по выработке стратегии.

Он заметил, что она переоделась в джинсовые шорты и красный топ-майку, свою обычную домашнюю одежду. Рику страстно захотелось отменить все совещания и снова оказаться в постели с Самантой, на этот раз без всякой одежды.

– Спасибо. Не мог бы я получить чашку ко…

– Кофе? – перебила она, вручая ему дымящуюся чашку. – И Вилсо жарит тосты.

– После вчерашнего я думал, что ты выплеснешь все это мне в лицо, – признался он, вдыхая ванильно-ореховый аромат. Чай – напиток куда более цивилизованный, но благодарение Богу хотя бы за кофе.

– Странно, – вздохнула она, поднимая бумаги и снова швыряя их на кровать. – До меня только сейчас дошло, что обычно это я теряю терпение, а ты взываешь к моему благоразумию или стараешься держаться подальше, пока я не выпущу пар.

– Полагаю, ты права.

– Можно спросить почему? – промурлыкала Сэм, вновь устраиваясь на кровати.

– Нет, – отрезал он, прихлебывая божественно горячий кофе.

– Нет?

– Прошлой ночью это еще имело смысл, но утром… ты только посмеешься надо мной. А для меня это слишком важно, чтобы терпеть твои насмешки.

– В таком случае ты должен рассказать мне, – ухмыльнулась она, – потому что моя история не так забавна.

Рик тяжело вздохнул. Впрочем, после вчерашней ночи он, пожалуй, обязан кое-что ей объяснить.

– Прекрасно. У меня немало собственности во всех частях света. Дела идут гладко. На меня работают сотни людей. Они выполняют мои приказы, и все идет как по маслу. Одна из причин моего успеха в том, что я умею рассчитывать на несколько шагов вперед и вижу, что предпримет мой противник, а следовательно, вовремя могу отразить атаку. Но позавчера, когда мы сидели в кафе и ты призналась, что собираешься участвовать в каком-то крупном ограблении плюс совершить еще одно, поменьше, для чьего-то развлечения, я вдруг обнаружил, что абсолютно не знаю, как поступить дальше. И на вечеринке у Лока я видел, что ты высматриваешь будущую жертву.

– Рик, ты…

– А потом я отправился на ужин, тогда как тебе пришлось ждать телефонного звонка и визита, как я понимаю, очень опасного человека.

– Переговоры о сделке на восемьдесят семь миллионов долларов – далеко не пустяки, и я тоже не знала, что делать с Вайтсрайгом. Я вовсе не собираюсь возвращаться к прежнему и просто тянула время, пока мы… не придумаем, что делать.

– Да, но во время ужина я вдруг представил, как Миядзаки Хосидо вламывается в чей-то дом и усмиряет собачку арахисовым маслом. Потом я попытался представить на ее месте Патрицию. Они наверняка все испортили бы. Из всех женщин мира только ты способна так виртуозно провернуть дело, И я рассердился на себя, потому что гордился тобой.

– Ты начал пить до или после того, как осознал, что гордишься мной?

– После. Поэтому и начал пить.

Она подалась вперед и поцеловала его в щеку.

– Значит, и у тебя есть слабость. Если тебе станет легче скажу, что и я не всегда такая стойкая, какой кажусь.

Ричард так смеялся, что едва не поперхнулся кофе.

– Итак, какие новости? Вайтсрайг звонил?

– Да, но это только часть моей истории.

Он осторожно глотнул кофе, напоминая себе, что она не нарочно дразнит его. Саманта есть Саманта: вечно ищет новых путей и возможностей, лучшего способа приблизиться ко всему. Всему на свете.

– И?.. – выдавил он наконец.

– О'кей.

Она наклонилась и понюхала кофе.

– Знаешь, если на вкус это так же хорошо, как на запах, я не стала бы так его ругать. Просто люблю диетическую колу. Именно поэтому детектив Горстайн принес мне банку, когда заявился вчера вечером.

– Он… что?

Чашка в его руке дрогнула, и он поставил ее на тумбочку.

– Очевидно, за мной ничего нет, и кто-то позвонил ему и предложил быть со мной повежливее, поскольку в этом случае я смогу поделиться с ним своим даром предвидения.

– Хм…

Вряд ли Горстайну понадобится дар предвидения.

– Значит, ты с ним говорила?

– Но сначала спрятала бриллианты под подушку. Думаю, он уже пришел к тем же заключениям, но и у меня было алиби на вчерашнее утро. Он спросил меня об отеле так что определенно следил за мной и знал, где я была в пятницу ночью.

Ричард, уже собиравшийся сесть, замер.

– Вчера утром?

– Бойден Лок лишился Пикассо. К счастью, мы в это время выписывались из отеля «Манхэттен», а потом вернулись сюда в сопровождении копов. Но мы оба знали, что я легко могла ускользнуть и совершить еще одну кражу.

Очевидно, дальнейший рассказ был еще неприятнее. Она пока не упоминала Вайтсрайга. Подняв руку, он остановил ее повелительным жестом, взял трубку внутреннего телефона и позвал Уайлдера:

– Уайлдер, пожалуйста, передайте Бену, что я сдвигаю сегодняшнее расписание. Жду его в половине десятого.

– Хорошо, сэр.

– Нет, лучше в десять.

– Я сообщу ему.

Рик взял руку Саманты и переплел ее пальцы со своими.

– Что еще?

Саманта со вздохом положила голову ему на плечо.

– Горстайн был у меня, когда позвонил Вайтсрайг. Хотел знать, почему копы были в доме. Я сделала вид, что это звонишь ты, и попросила его перезвонить. Вместо этого он сказал, что придет через пять минут, чтобы избавиться заодно и от Горстайна, и… и по другим делам.

– И по другим делам?

Рик сжал кулаки. Как жаль, что вчера он пришел слишком поздно. Впрочем, если бы он явился пьяным, могла погибнуть не только Саманта, но и он сам. Какая от него польза?!

– Я едва успела вытолкнуть Горстайна за дверь. Но угадай, что он планирует?

– Сэм?!

– О'кей, о'кей. Мы чистим Мет. Во вторник. Тебе, вероятно, стоит пересмотреть свой график работы.

Она рассказала все, что узнала из второго звонка, последовавшего двумя часами позже. Сэм сообщили о месте встречи и объяснили, ее роль.

К тому времени, когда она закончила, оба лежали на животах, и рассматривали планы музея, которые она нарыла в одной из книг Рика по искусству. Она надеялась, что у Николаса или Мартина, были планы расположения охранной сигнализации, тогда работы будет поменьше.

– Одного я не понимаю, – заметил Рик, рассматривая фото «Венеры и Адониса», – знает ли эта шайка…

– Команда, – поправила она.

– Знает ли эта команда о твоей репутации? О том, что ты никогда, не грабишь музеи?

– Вряд ли их интересуют мои личные предпочтения.

Он нахмурился… сексуальный, как сам дьявол, со своей утренней щетиной, взъерошенными черными волосами и в голубом халате, в котором провел ночь.

– Что думает Уолтер обо всем этом?

– Я еще с ним не говорила. Это касается нас… тебя и меня, больше, чем Стоуни. Я думала, ты должен знать первым.

Темно-синие глаза встретились с зелеными.

– Прости, что был таким подонком прошлой ночью. Ты знаешь, обычно я так себя не веду.

– Знаю.

То, что он сказал, ранило в основном потому, что было правдой.

– И я пытаюсь, – тихо пробормотала она, разглядывая свои руки. Длиннопалые руки воровки. Мартин всегда говорил, что ее пальцы – доказательство ее предназначения. – Но быть хорошей очень трудно.

– Трудно, если действительно стараешься, – прошептал он, откидывая ее волосы со лба. – Только притворяться легко.

Она улыбнулась, гадая, выглядит ли такой же счастливой, как себя чувствует.

– Ты очень хороший человек.

– Вовсе нет.

Он потянул ее за руку так, что она перевернулась на спину, и принялся целовать. Она ощутила вкус кофе и зубной пасты. Нежные губы медленно мучили ее, язык сплетался с языком и тут же ускользал. Сэм застонала, вцепившись в его плечи, когда он повалился на нее. Щетина немного царапала щеки, но ей это нравилось.

В ее старом мире никто не понимал подобных отношений. Там все считали, что она поймала богатенького спонсора, которого не грех и ограбить, стоит ему зазеваться. А ведь ей нравилось быть с Риком, вести долгие беседы, зная, что она возбуждает его так же сильно, как он ее.

Все еще целуя ее, он медленно поднял ее топ, проник пальцами под лифчик, поднял и его припал губами сначала к одной груди, потом к другой.

Саманта застонала, прижимаясь к нему. Его халат легко сполз с плеч, но когда она попыталась расстегнуть его шорты. Рик сжал ее руки.

– Сегодня воскресенье, – пробормотал он, снова целуя ее в губы. – Наш день отдыха.

Он провел рукой по ее позвоночнику и, перевернувшись, потянул ее на себя.

– На отдых это мало похоже, – хмыкнула ока. – А у тебя сегодня совещание.

Несмотря на все свое возбуждение, она испытывала облегчение. После того как он столько злился на нее за решение ограбить Ходжесов, и прошлой ночи, когда она так разочаровалась в нем… до чего же здорово чувствовать себя в полной безопасности в его объятиях, ощущать его желание к ней.

– Полагаю, меня подождут.

Она сползла вниз, целуя по пути его грудь и соски, с наслаждением чувствуя дрожь твердых мышц под кожей. Значит, он сказал, что гордится ею за то, что в выбранной профессии лучше ее нет. Но она по-прежнему не была убеждена. Люди не являются домой пьяными и в воинственном настроении, когда они счастливы.

– Что, если это случится снова? – прошептала она, проводя губами по его подбородку.

– Что именно случится снова?

– Что, если обстоятельства заставят меня выбрать кражу, а не смерть и позор?

– Мы позаботимся, чтобы этого не случилось, – проворчал он, сжимая ее попку и гладя бедра.

– Мы не можем сделать это.

– Не сейчас, Саманта.

Прежде чем она успела запротестовать, он стал целовать ее, пока она не задохнулась.

– Ты самая умная женщина из всех, кого я знаю, – прошептал он наконец, принимаясь расстегивать ее шорты. – Благородная, добрая и ослепительно красивая, и я люблю тебя. Все остальное вторично.

Она улыбнулась, когда он вновь подмял ее под себя.

– Значит, я добрая?

Рик стянул с нее шорты и голубые трусики-танга. Похоже, танга ему нравились куда больше кружевных штанишек, и, если бы задняя лямка не впивалась в просвет между ягодицами, она носила бы только их.

– Ты отвлекла внимание Паффи арахисовым маслом. Вряд ли такое пришло бы в голову твоим прежним дружкам. Они просто бы придушили собачку.

Это было чистой правдой, но она терпеть не могла убивать. Даже пауков.

– Он такой милый, – пояснила она и охнула, когда он провел пальцами по внутренней стороне ее бедер.

– Ты мокрая, – прошептал он. Она дернулась и едва не подскочила.

– Я хочу тебя, брит.

– Я люблю тебя, янк.

Рик снова придавил ее своим телом и стал лизать чувствительную шею горла. Сэм стонала все громче под его ласками, А когда больше не смогла выдержать напряжения, изогнула бедра и притянула Рика к себе.

– Пожалуйста, – прошептала она.

– Как пожелаешь, – выдохнул он и глубоко погрузился в нее.

Она кончила немедленно, бурно цепляясь за него, пока он продолжал вонзаться в нее. Зажмурившись, задыхаясь, Саманта откинула голову. О, как она обожала, когда он наполнял ее. Каковы бы ни были их отношения, ЭТО перевешивало все. Они созданы друг для друга. Их сердца созданы друг для друга.

– Ты поражаешь меня, – пропыхтел Рик, глядя на нее.

– Знаю.

Усмехнувшись, он рванулся вперед и опустился на нее.

– Если бы не чертово совещание, – пожаловался он, немного отдышавшись, – думаю, сегодня мы могли бы убить друг друга сексом.

Смеясь, все еще ощущая его в себе, она погладила его по голове.

– В следующий раз, дорогой.

– Иди со мной, – резко потребовал он, приподнимаясь.

– Я только сейчас это сделала.

– Глупенькая! Я имею в виду на совещание. – Он снова поцеловал ее, очень нежно. – Я немного беспокоюсь за тебя.

– Не могу. Нужно найти способ оторваться от копов и грабителей, встретиться со Стоуни и заняться шопингом. Поскольку я не привезла свое воровское оборудование в Нью-Йорк, мне кое-что понадобится. У Делроя всего не найдется.

Это было не совсем правдой. У Сэм имелись отмычки и другие, более невинно выглядевшие инструменты ее ремесла, но ничто не отвечало стандартам, необходимым для Метрополитен-музея. К тому же ей хотелось выследить Вайтсрайга и его сообщников. Задачу облегчало то, что она знала, где они работают, и, кроме того, их можно использовать для поисков того, кто заказал Хогарта и Пикассо, а заодно и большинство вещей, которые предстояло украсть из музея. А сейчас для нее главное – найти две пропавшие картины и вернуть драгоценности Ходжесов.

– Знаешь, меня тревожит, что твой отец, похоже, хотел твоего участия в краже, когда договаривался с Вайтсрайгом и Интерполом. Каким образом ты вписываешься в эту картину?

– Есть у меня кое-какие соображения, но все же мне придется до определенного момента играть свою роль. – Она крепко обняла его, вдыхая знакомый и по-прежнему пьянящий запах кожи. – Слезай с меня и отправляйся на свое совещание.

Рик с величайшей неохотой последовал ее приказу.

– Иногда мне хочется навечно запереть тебя в доме и никуда не выпускать.

Вечность – пугающе долгое время, хотя теперь идея уже не пугала ее так сильно, как сейчас.

– Мы проголодаемся, – улыбнулась она и принялась разыскивать трусики. Натянув их и красный топ, она поправила лифчик и направилась в спальню за джинсами. Проходя мимо двери офиса Рика, она отшатнулась при виде скользнувшей навстречу тени.

Саманта взвизгнула и с силой захлопнула полуоткрытую дверь. С нее довольно! Слишком много чертовых грабителей облюбовали этот дом!

– Рик!

Но тот, кто стоял по другую сторону, обладал железной хваткой. Ручка повернулась в ее пальцах, и она всем телом налегла на медленно открывающуюся дверь. Едва Рик вбежал в коридор, она перенесла вес на другую ногу, налегла на дверь всем телом и толкнула что было сил.

Дверь распахнулась, но тот, кто тянул за нее, отлетел назад и приземлился на одном из стульев. Она вбежала в комнату и, пока неизвестный не успел опомниться, стащила его за ногу на пол. Мужчина истерически взвизгнул, когда она встала коленом на его горло.

– На кого ты работаешь, мать твою? – прорычала она, пытаясь связать ему руки его же галстуком.

– Вообще-то он работает на меня, – спокойно сообщил Рик, хотя его так и подмывало рассмеяться. – Саманта, пожалуйста, слезь с моего нового помощника.

Глава 16

Воскресенье 10.18

– Прекрасная работа, – похватал Ричард, просматривая все три отчета, пока лимузин уносил их к офису.

Джон Стиллуэл все еще возился с галстуком, который вернула ему Саманта.

– Спасибо, сэр, – откашлялся он. – Прошу извинить мои необдуманные поступки. Я не…

– Уайлдер попросил вас подождать в офисе. И вы не совершили ничего неподобающего.

Собственно говоря, он вообще ничего такого не совершил, но Саманта даже в лучших из обстоятельств могла быть непредсказуемой. По крайней мере Стиллуэл не обмочился, отражая атаку женщины в топе и трусиках-танга.

– Не такое первое впечатление я хотел бы произвести.

Рик потряс перед его носом бумагами:

– Я считаю вашим первым впечатлением вот это.

Он оглядел сидевшего напротив молодого человека. Они иногда встречались, и хотя работали на разных участках «Ад-диско», все же ему приходилось видеть работу парнишки, да и начальство всегда хвалило Стиллуэла.

– Когда вы прилетели в Нью-Йорк?

– Самолет приземлился в семь утра, сэр.

– Рик, пожалуйста. Сара нашла вам номер в отеле?

– Она не знала, сколько вы пробудете в городе. Я оставил вещи у вашего дворецкого, пока не решится…

– Мы поселим вас в комнате для гостей, – решил Рик, – поскольку пробудем в Нью-Йорке не больше недели.

Если не случится несчастья.

– В Палм-Бич у вас будет куда больше места.

– Если можно спросить… мисс Джеллико… она… то есть я что-то должен знать, чтобы как следует выполнять свои обязанности?

– Весьма сомнительно, что Саманта вновь набросится на вас, – заверил Рик, гася улыбку. – Несколько дней назад нас ограбили, поэтому мы немного нервничаем. Впрочем, вы, наверное, слышали о похищении картин.

Собственно говоря, в дом проникали трижды, но это был один и тот же человек. Впрочем, это их внутренние дела.

– Понятно, сэр… Рик. Конечно, мне следовало сообщить о своем присутствии, но… я предположил, что вы заняты.

Да, прямо в соседней комнате.

Рик снова углубился в отчеты. Если Стиллуэл подслушал часть его разговора с Самантой, это объясняет его явную нервозность и стремление поскорее убраться из офиса. С другой стороны, он мог услышать весьма недвусмысленные звуки, издаваемые в порыве страсти, или трясся от неизвестности, которую нес его первый рабочий день. И хотя Ричард никогда не страдал от паранойи, пока Сэм присутствует в его жизни, осторожность не помешает.

– Мне следует ввести вас в курс сегодняшнего совещания, – начал он. – Моя цена за отель – восемьдесят семь миллионов. Но у меня нет времени вести переговоры, а кроме того, я не получил окончательного согласия города на пересмотр налогов на собственность и налоговые льготы.

– В самолете я читал о владельцах коммерческой собственности в Нью-Йорке, – заметил Стиллуэл.

– Вот и прекрасно. Потому что сегодня вам предстоит вести совещание. У меня есть другие дела.

Его новый помощник беззастенчиво вытаращил глаза.

– Простите, Рик, но я читал книгу. И более чем рад выполнять обязанности помощника, но в качестве председателя, боюсь… наделаю дел.

– Американские и британские законы написаны для адвокатов, которые будут там, чтобы вас выручить. Пользуйтесь их советами. А сейчас я хочу посмотреть, как вы проведете переговоры. Я видел вашу работу и желаю понять, можно или нет положиться на вас. Лучше понять это сейчас, чем потом.

– Я… очень хорошо. Я не разочарую вас, Рик.

– Надеюсь, что нет, – твердо ответил Рик, глядя ему в глаза. Отдал пакет документов Стиллуэлу, сообщил свои пожелания и велел Бену остановить лимузин у входа в здание. – Если я понадоблюсь, звоните на мобильный. Я вернусь через час-другой, – сказал он, когда Джон вышел из машины.

– Спасибо, что дали мне шанс, Рик.

Как только Стиллуэл исчез в глубине здания, Ричард снова уселся.

– Бен, какая самая большая достопримечательность на Манхэттене?

– Для кого?

– Для всех.

– Таймс-сквер.

– Прекрасно. Вези меня туда.

Не слишком хитрый план, но у него всего одно утро, чтобы его осуществить. И однажды он уже сработал: в тот первый раз, когда Рик пытался следить за Самантой. Оставалось надеяться, что ее отец был хотя бы вполовину так же умен, как его единственная дочь.

Бен припарковал лимузин рядом с «Планетой Голливуд».

– Сэр, вы уверены, что хотите идти туда? Там слишком много народа.

– Именно это мне и нужно.

– Но к вам начнут приставать. Может, мне пойти с вами? А вдруг вас ограбят?

– Нет. Возвращайтесь в офис. И будьте готовы к спасательной миссии… на всякий случай.

– Да, сэр. Удачи вам.

Ричард, глубоко вздохнув, вышел из машины. Он любил одиночество.

Учитывая его известность, он был глубоко благодарен за высокие стены и надежную охрану. На Манхэттене одиночество не было особой проблемой, если только знаменитость не появлялась в месте скопления туристов.

В своем голубом костюме от Армани, бордовой сорочке и черном галстуке он был донельзя узнаваем. На что и рассчитывал.

Прошло ровно полторы минуты. Пробираясь через поток ревущих такси, уличных торговцев и миллион пешеходов, он миновал телевизионный центр «Эй-би-си», – по его мнению, лучшее место, чтобы быть увиденным. И точно, группа молодых девиц, года на два-три моложе Саманты, одетых, как чирлидеры,[7] с логотипом «Техас Тек», намалеванным на футболках, окружили его плотным кольцом.

– Вы Рик Аддисон, верно? – прочирикала одна.

Он улыбнулся своей лучшей журнальной улыбкой:

– Он самый.

– Я же говорила.

– О, нельзя ли сняться с вами?!

– Разумеется.

– Что вы делаете в Нью-Йорке?

– Покупаю недвижи…

– Вы знаете Дональда Трампа?

Его улыбка чуть дрогнула, но он смело водворил ее обратно, поскольку к девицам присоединились новые туристы.

– Знаю.

– И зовете его Дональд?

– Не…

– Кому нужен Трамп? – вмешался кто-то еще. – У Аддисона денег больше.

– И он куда симпатичнее!

В течение последних десяти минут он делал наименее любимые в мире вещи: позировал для фотографий и давал автографы. Толпа становилась все больше и громогласнее, но по крайней мере никто не полез к нему в карман и не попытался наступить на ногу.

Расталкивая людей, к нему, пробился полицейский.

– Все в порядке, мистер Аддисон?

Он улыбнулся еще шире под вспышки камеры.

– Да, в полном. Просто до меня только сейчас дошло, что за все эти годы я ни разу не побывал на Таймс-сквер.

– Верно.

Офицер что-то сказал в висевшую на плече рацию, и двое конных полицейских, стоявших на Бродвее, немедленно двинулись к нему. Самое время. И наконец, одна из новостных бригад выкатилась из находившейся прямо за его спиной студии.

– Рик Аддисон, – воскликнула женщина-репортер, – что привело вас на Таймс-сквер?!

Рик, старательно глядя в камеру, повторил то же, что скачал полицейскому.

– На прошлой неделе у вас украли ценную картину. Полиция уже напала на след?

– Нет. В полдень у меня встреча с Мартином, моим адвокатом. Полагаю, он придет ко мне в офис.

Репортер, чье имя он так и не вспомнил, оглядела его и расплылась в профессиональной улыбке.

– Как насчет вашей подружки Саманты Джеллико? Она все еще считается центральным объектом?

Поскольку задача была выполнена, Ричард холодно усмехнулся:

– Для меня – определенно. Об остальном узнайте у полиции.

– Услышим ли мы в этом году известие о свадьбе?

– Без комментариев, – ответил Рик.

Ну вот. Сюжет наверняка пройдет в одиннадцатичасовых новостях. Остается вернуться в офис и надеяться, что Мартин Джеллико смотрит новости также регулярно, как Саманта, а вот Вайтсрайг не делает этого, а если и делает, то ничего не заподозрит. А если кому-то покажется, что выглядит Рик на экране странновато, так ведь он – англичанин. И это многое извиняет.


– Карабины и канаты проверены, – объявил Струни, садясь на пассажирское сиденье черного прокатного джипа «чероки».

Саманта влилась в поток движения.

– Как мне все это надоело! – проворчала она. – Знай я, что буду заниматься кражами в Нью-Йорке, привезла бы свое оборудование.

– Я ошибся, или ты хвастаешься своим снаряжением?

– Брось, самый остроумный трюк с Ходжесами заключался в арахисовом масле. Это мое первое настоящее дело за пять месяцев. Так тяжело расставаться с бизнесом!

Стоуни картинно сложил руки на груди.

– Почему же расставаться? Я и сам работаю в чертовом офисе и устанавливаю чертову сигнализацию, от которой скоро с ума сойду!

– Я забросила профессию из-за невероятно длинного удачливого периода, который рано или поздно, но обязательно закончится. И еще потому, что во время последнего дела трое людей были убиты.

И потому что в то же время она встретила мужчину, который впервые в жизни искушал куда больше, чем сдобренная адреналином опасность ее прошлого.

Очевидно, Стоуни это тоже сознавал, но не желал рассуждать на эту тему, потому что, пренебрежительно фыркнув, забросил снаряжение на заднее сиденье.

– Поезжай к Шестьдесят третьей. Я знаю парня, который знает парня, который сможет снабдить тебя электронным разделителем сигналов.

Ее сотовый зазвучал. Сэм, нахмурившись, проверила номер, но смогла понять только, что звонят откуда-то с Манхэттена.

– Именно поэтому ты подзуживала меня поближе общаться с Бойденом. Локом? – раздался голос Патриции, в котором сквозь сдержанный британский акцент прорывались разъяренные нотки. – Знала, что на следующий день украдешь у него Пикассо.

– Господи Боже, я не имею с этим ничего общего. И вообще не все вертится вокруг тебя.

– При чем тут это?

– Но ведь ты позвонила мне.

– Потому что не желаю, чтобы мной манипулировали. Я помогла тебе, и вот как ты отплатила мне. Ты еще омерзительнее, чем я считала!

– Бывшая? – пробормотал Стоуни.

Сэм кивнула. Когда-нибудь она серьезно поговорит с Риком о том, что побудило его жениться на этой женщине. В конце концов, именно он привел Бывшую в их совместную жизнь. Сама Сэм в жизни не женилась бы на такой, как Патти. Но у нее в отличие от Рика было куда меньше терпения и доброжелательности к тому, что она называла паршивым дерьмом.

– По-моему, сведя тебя и Бойдена, я с лихвой отплатила за твою доброту. Просто тебя преследуют неудачи. Может, ты нуждаешься в экзорцизме. Пусть бы кто-то изгнал из тебя дьявола.

– Только чтобы освободить меня из твоих лап.

– Да я бы до тебя и пальцем не дотронулась! Лапы, тоже мне еще! – фыркнула Саманта. – И к тому же я сейчас вроде как занята…

– Тебе было недостаточно разрушить мои отношения с двумя мужчинами, нужно было еще и подставить меня так, чтобы я уже никогда не поднялась!

– Единственный раз в жизни тебе достался хороший парень. Ты спала с ним, потом вышла за одного убийцу и встречалась с другим. Вини их за то, что перешли мне дорогу, и вини себя за то, что была такой идиоткой. Я ничего не брала у Бойдена Лока. Прощай. – Она рывком захлопнула флип. – Теперь мой день приобрел некую законченность.

– В чем она обвиняет тебя сейчас? – осведомился Стоуни.

– Я посоветовала ей присмотреться к Локу, а теперь она считает, что, поскольку его ограбили, значит, я снова ее подставила.

– Поэтому я никогда не пытаюсь сводить людей.

– Спасибо за поддержку.

– Угу. Сворачивай вправо, если не хочешь врезаться в угол здания.

Саманта кивнула, посигналила и свернула вправо. Синий «линкольн», державшийся двумя машинами дальше, последовал ее примеру. Впрочем, как и с полдюжины такси, и когда она перестроилась в другой ряд, «линкольн» отстал.

– На следующем углу снова свернешь направо, – наставлял Стоуни.

– Обязательно. Я просто играю в туриста.

Подождав, пока они подъехали к светофору на дюжину ярдов, она резко перестроилась в правый ряд и свернула. На этот раз «линкольн» посигналил и тоже свернул.

– Что это? – спросил Стоуни, не сводя глаз с зеркала заднего вида.

– Должно быть, у меня паранойя. Но если это один из парней Горстайна, не стоит ему видеть, как я забираю электронный разделитель. А если это шестерки Николаса, не желаю, чтобы они знали о твоем участии.

– Они были за нами на последней остановке?

– Не заметила.

– Значит, не было. Сверни еще раз и посмотри, что выйдет.

Посигналив и перейдя в другой ряд, она свернула налево. «Линкольн» держался прямо за ней как привязанный. Очевидно, водитель просек ее маневры и не собирался упускать объект слежки.

– Черт бы его побрал, – пробормотала она.

– Уходи от них.

– Ты взял машину напрокат. Если начнется погоня, следы приведут к тебе.

– Они уже успели увидеть номера, солнышко, – ухмыльнулся Уолтер. – И ты действительно воображаешь, будто я предъявил подлинные водительские права?

Саманта облегченно вздохнула.

– По крайней мере, у одного из нас еще работают мозги. Так кто нанял эту машину?

– Антуан Вашингтон. Из Бруклина.

– Ага. Один из старых приемов. Возьми оборудование с заднего сиденья.

Уолтер перегнулся и подхватил альпинистское снаряжение, черную краску-спрей, промышленные стеклорезы и все сложил в рюкзак, специально принесенный Сэм для такого случая. Только потом он натянул ремень безопасности.

– Готов? – спросила Саманта, вынимая из сумочки тряпку и вытирая рулевое колесо, рычаг переключения скоростей и дверную ручку, после, чего попросила Стоуни сделать то же самое. Натянула кожаные перчатки и снова сжала рулевое колесо.

– Готов.

– Держись.

Она нажала на акселератор, дача задний ход и врезалась в «линкольн». И услышала, даже несмотря на поднятые стекла, шипение подушек безопасности. Снова нажав на акселератор, она свернула направо, потом налево и при этом едва не задела такси и лоток с хот-догами. На следующем левом повороте она сбавила скорость.

– Справа есть подземная парковка, – сообщил Стоуни, сверившись с зеркальцем. Она уже посмотрелась в свое. Никто их не преследовал.

– Ясно.

Сэм съехала по пандусу, взяла квитанцию и припарковала джип. Они по очереди вышли, вытерли и закрыли двери, а заодно и ключи, которые Сэм бросила на заднее сиденье. Машина, возможно, исчезнет уже через десять минут, но это им только на пользу.

– По-моему, ты нe потеряла своих навыков, солнышко, – заметил Стоуни, отдавая ей рюкзак и первым поднимаясь по ступенькам. – Это было здорово.

– Спасибо. Надеюсь только, что парень в «линкольне» был копом.

Повесив на плечо рюкзак, она последовала за Стоуни.

– Что, если мы разделим пополам список покупок и встретимся у «Трамп-Тауэр» в… – Она взглянула на часы. – В три. У нас есть еще два часа.

Стоуни кивнул.

– Я возьму разделитель сигналов и устройство для зачистки проводов. Ты бери инфракрасные очки и термометр.

– А потом поджарим индейку.

Стоуни первым нашел такси и уехал, а Сэм прошагала еще один квартал, прежде чем остановила машину. Издали доносился вой сирен, но поскольку никто не прислушивался и не оглядывался, Сэм тоже не обратила на это внимания.

Едва она устроилась на заднем сиденье такси, мимо пролетел прокатный «мерседес-бенц». Она мельком увидела серебряные с черным волосы и темные очки «Рэй-Бэн».[8]

Бойден Лок. Странное совпадение, если только и он не преследовал ее. Неужели подозревает, что она украла его Пикассо?

– Поезжайте за этим «мерседесом», – попросила она водителя.

– О'кей. Вы коп? – спросил он на ломаном английском.

– Я его жена, – заявила Сэм с оскорбленным выражением на лице.

– Только никакой стрельбы из моего такси, леди.

– Мне просто нужно знать, куда он едет. Никаких перестрелок.

– Договорились.

Лок объехал квартал, потом следующий. Да, он точно высматривает ее. Вот тебе и поддержка! Вот тебе и приглашение на вечеринку… хотя тогда Пикассо был цел. Возможно, это Патти наговорила на нее. Класс. Теперь в любую минуту жди его звонка. Он уж точно откажется от ее услуг! А если слухи о том, что она украла картину, распространятся в Палм-Бич, не только Доннер постарается с ней связаться. Нужно позвонить Обри Пендлтону, спросить, отменил ли кто-то назначенные визиты из-за всего этого дерьма. Черт бы побрал Мартина и Николаса Вайтсрайга. Если она не сможет консультировать людей по охранным системам, то просто сойдет с ума от безделья!

Тяжело вздохнув, она попросила отвезти ее в ближайший супермаркет электронного оборудования. Возможно, Вайтсрайг и его сообщники запаслись сверхсовременным снаряжением, но если уж ее считают профессионалом, то она и будет выглядеть таковым. Это вопрос гордости: в конце кондов, она – Сэм Джеллико, дочь Мартина. Девочка, которая превзошла отца в бизнесе, за что он ее и возненавидел.

Но если это действительно так, почему договорился об участии в операции? Собирается сдать ее Интерполу, как считает Рик? Трудно сказать. Мартин манипулировал ею, как остальными людьми, но ведь он ее отец!

Вбежав в магазин, она прошла мимо телевизоров, сотовых, плейеров, консолей и плейстешнз. Здесь оказалось только два вида охотничьих биноклей, инфракрасных и ночного видения, но тот, что полегче, показался ей вполне подходящим. Обычно она предпочитала несложное оборудование, полагаясь на свое искусство и интуицию, а не на очередной прибор с крошечными, вечно ломающимися деталями. Но Мет был оборудован сигнализацией по последнему слову техники. Приходилось приспосабливаться.

На полпути к телевизорам она услышала знакомый голос и остановилась. Лицо Рика смотрело на нее сразу с двадцати экранов. За его правым плечом виднелась вывеска «Планеты Голливуд». Сэм быстро включила ближайший телевизор.

– …артином, своим адвокатом, в полдень. Полагаю, он придет ко мне в офис.

Репортер спросила что-то насчет мисс Джеллико и женитьбы. Услышав привычное «без комментариев», Сэм отвернулась.

– Здоровый, подлый, хитрый ублюдок, – пробормотала она, поспешно подходя к кассе, чтобы заплатить за бинокль: не хватало еще, чтобы ее сцапали за кражу в магазине перед работой на два с половиной миллиона!

Оказавшись на улице, она взяла еще одно такси и поехала в Брукстоун. Возможно, у них есть цифровые комнатные термометры. Ну а потом она отправится в офис Рика и выяснит, зачем ему понадобилось встретиться с ее отцом.


Ричард мерил шагами конференц-зал со стеклянными стенами. За столом, позади него, сидел Джон Стиллуэл, пустивший в ход все свое британское терпение и язвительную вежливость, что, очевидно, помогло ему продвинуться в переговорах с нью-йоркской строительной комиссией. Было как-то странно не участвовать в переговорах, но он уже принял решение, что его жизнь с Самантой не пойдет по тому же пути, как брак с Патрицией Аддисон-Уоллис.

Он расширял свой бизнес, превращая его в империю, и был при этом очень удачлив. И кроме того, оказался полнейшим неудачником. А ошибок он не повторял. А Сэм… он отказывался потерять ее, потому что слишком много времени размышлял над квадратными метрами и процентами на прибыль.

Его телефон зажужжал.

– Аддисон, – сказал он в трубку.

– Сэр, – начала Мария, – в вестибюле ждет адвокат, мистер Мартин. Пришел на прием к вам. В списке он не зна…

– Зовите его.

Он пришел.

С ближайшего конца конференц-зала Ричард видел три из шести лифтов, обслуживавших здание. Ровно в двадцать пять минут первого из лифта вышел мужчина и остановился перед столом секретаря.

Ричард наблюдал за ним сквозь стеклянную стену.

Среднего роста, на полголовы ниже его самого, каштановые волосы, густо просоленные сединой, дорогой, хорошо сшитый серый костюм и красивый портфель. Прекрасно вписывается в окружающую обстановку, и до знакомства с Самантой он даже не взглянул бы на него.

Она тоже умела растворяться в окружающей среде. Чертов хамелеон, и, только узнав ее лучше, он понял, что нашел настоящее сокровище: свою веселую, смелую и даже немного мягкосердечную Саманту.

Жизнь и обстоятельства научили его разбираться в людях и наградили необычайной наблюдательностью. Вот и сейчас он заметил высокие скулы, длинные пальцы, свободную, легкую походку. Походку Сэм. Значит, это действительно ее отец. Мартин Джеллико. Во плоти.

Не сказав ни слова собравшимся, спорившим у него за спиной. Рик распахнул дверь конференц-зала и вышел в приемную.

– Мистер Мартин, полагаю? – тихо спросил он. И получил в ответ оценивающий взгляд карих глазах.

– Мой клиент, полагаю, – ответил Джеллико в тон.

– Совершенно верно. Продолжим беседу в моем офисе?

– Ведите.

– Мария, ни с кем меня не соединяйте, – бросил Рик, направляясь к офису. Как сильно ни хотелось, он не обернулся, чтобы проверить, следует ли за ним Мартин.

Рик показал Мартину на стул, сам сел рядом. Вероятно, стоило бы сесть за письменный стол, но встреча будет непростой. Этот человек – отец его любимой женщины и, возможно, самая большая угроза ее благополучию. Они начнут беседу на равных.

– Вероятно, мне следует представиться, – сказал он, немного помолчав. – Рик Аддисон.

– Я знаю, кто вы. Тот брит, который трахает мою дочь.

– Если вам угодно видеть это в таком свете. – Рик наклонил голову. Испытание началось. – Я считаю наши отношения немного более сложными.

– Возможно, если она сказала вам, что я не умер.

– Я слышал, что вы работаете с Интерполом. Этим вы и занимались последние три года?

– Вижу, вы прямиком вцепляетесь в горло. Именно так и пригвоздили Сэм?

Рик предпочел проигнорировать укол.

– Я спрашиваю только потому, что по крайней мере последние пять месяцев вы знали точно, где живет Саманта, и все же попытались связаться с ней только три дня назад. А через несколько часов ее арестовали. Несколько подозрительно, не находите?

– Думаете, я подставил собственную девочку?

– Знай я это наверняка, пристрелил бы вас без лишних слов. На случай, если я непонятно выразился: вы мне очень не нравитесь.

– Еще бы! Задевает ваше эго, не так ли? Подумать только, вместо того чтобы кувыркаться с вами в кровати, она предпочла провести время со мной. Полагаю, вы не так для нее важны, как я.

– Во всяком случае, вы несете ей куда больше бед, чем я.

– Верно. Это я вытащил ее на телевидение. Из-за меня ее фото – во всех газетах. Давайте напрямую, Аддисон: я научил эту девочку всему, что она знает, и она сумела заработать миллионы своим искусством. Вы – всего лишь затянувшийся уик-энд.

– Я – тот, кому пришлось договариваться с властями, чтобы вытащить ее из тюрьмы. Думаю, она переросла вас.

– Идите в задницу!

Ах вот как! Он задел чувствительное место!

– Зачем вам понадобилось впутывать ее во все это, если после трех лет вы не позаботились позвонить ей?

– Впутать ее во что? Вы настоящий параноик, Аддисон.

Рик ответил фирменной холодной улыбкой.

– Если вы не знаете, я не собираюсь вас просвещать. Но мне кажется, что, учитывая ваш… роман с Интерполом, любой контакт с Самантой идет ей во вред. Особенно при столь сомнительных обстоятельствах.

Грабитель слегка подался вперед.

– Сэм воображает, будто знает все. Но это не так. И просвещать ее – моя работа. Не ваша.

– Мы можем договориться не соглашаться по этому поводу. Меня интересует одно: желаете вы добра Саманте или нет. И стоит ли мне выбить из вас пыль и потроха за то, что подвергли ее опасности.

Джеллико – Рик никак не мог заставить себя думать о нем как о Мартине – наконец уселся напротив него.

– У меня есть свои причины держать Сэм при себе.

– А именно?

– Если она не сказала, меня не спрашивайте, – улыбнулся Мартин. – Может, вы двое не так близки, как вам кажется.

Терпение Рика быстро истощалось, но он держался, как мог. Чем больше информации он вытянет из этого человека, тем лучше для Саманты.

– Какой цели служит участие Саманты во всем этом? – настаивал он. – Вы связаны с Интерполом, который знает подробности операции, и посылаете дочь в лучшем случае на арест, если не на гибель.

Впервые на безмятежном лице Джеллико промелькнула тень раздражения.

– Она прекрасно сознает всю степень грозящей ей опасности. Это часть ее работы. Риск, за который много платят. Она сама решает, идти или нет. Мне сдается, что она решила в последний раз поработать со своим папочкой.

– Хотя и отошла от дел.

Мартин хитро хмыкнул.

– Ну да, в точности как Майкл Джордан.

Рик медленно вдохнул и выдохнул, вынуждая кулаки разжаться.

– И вы знаете это, потому что были так близки к Сэм с тех пор, как она приняла решение?

– Я знаю свою девочку. Именно поэтому вы хотели видеть меня? Пожурить за то, что принимал так мало участия в ее жизни?

– Разве дело в этом? Неужели не сознаете, сколько бед принесло ваше появление?

– Может, как вы сказали, мы договоримся не соглашаться по этому поводу. Вы считаете это бедами и неприятностями. А Сэм обожает риск. И она снова работает со мной, зная, что у старого папочки найдется что ей преподать.

Он встал и взял со стола портфель.

– Итак. Если это все, у меня еще дела.

– Когда Интерпол схватит Вайтсрайга и его команду, что будет с Самантой? – настаивал Рик, вскакивая. – Или это вам даже в голову не приходило?

– Я знаю, что будет со мной. Новое имя и хороший большой дом на Средиземном море. Саманта уже все это получила. Кроме нового имени, конечно, но, думаю, она над этим работает. Вряд ли тут она нуждается в моей помощи.

Рик позволил ему добраться до двери.

– Ваша дочь – необыкновенная женщина, – бросил он вслед Джеллико. – И не потому, что она взломщица. И уж конечно, не благодаря тому влиянию, которое вы имеете или не имеете на нее.

– Верно. Я читал новости. Вы встретились, когда она грабила ваш дом. Поэтому валяйте, тешьте себя любыми сказками, которые позволят вам мирно спать по ночам. Как уже сказано, я знаю своего ребенка. Она – моя копия. Адью. Рик.

И с едва уловимой улыбкой, совершенно не имевшей того очарования, что у Сэм, Мартин выскользнул из двери и шагнул к лифтам. Рик подошел к окну. Кажется, он добивался от Мартина, чтобы тот уверил его, что Сэм в безопасности. Что кто-то из шайки Вайтсрайга присмотрит за ней. Неуслышанное еще больше обеспокоило его.

На чьей бы стороне ни работала Саманта, Интерпол питает к ней не больше любви, чем нью-йоркский департамент полиции. Даже меньше. А без сделки; заключенной Мартином Джеллико, они, возможно, ухватятся за шанс упрятать ее на тридцать – сорок лет. Если Саманта ничего не придумает, дело плохо.

И что еще хуже, Джеллико, похоже, желает преподать дочери урок. Учитывая обстоятельства, это могло означать многое: как ограбить музей, как обхитрить остальных членов шайки, как сговориться с Интерполом или… как не доверять собственному отцу там, где речь идет о деньгах. Все эти возможности до смерти пугали Ричарда.

Мартин, очевидно, уверен, что Сэм во всем похожа на него. Ричард, однако, так не считал, потому что знал Саманту Элизабет Джеллико. И знал, что она поступит правильно даже ценой собственного благополучия.

А ее благополучие было твердо и необратимо связано с тем, что таилось в его сердце.

Глава 17

Воскресенье, 13.40

Выйдя из лифта на пятидесятом этаже «Аддиско», Саманта сразу увидела Рика в главном конференц-зале стеклянными стенами. Мимоходом повесив рюкзак на спинку стула, она направилась к нему, не сводя глаз со своей жертвы. В джинсах и простом топе она удивительно не подходила обстановке зала, но сегодня ей было не до этого. Мало того, она надеялась, что Рик увидит ее издали.

Большинство присутствующих знали ее в лицо, поэтому никто не загородил ей дорогу.

– Привет, Рик, – ледяным голосом поздоровалась она, распахнув двойные двери конференц-зала. Рик, повернулся и вскочил.

– Саманта, что…

– Могу я отнять у тебя минуту, милый? – перебила она, игнорируя изумленные взгляды собравшихся в зале.

– Разумеется, – сухо процедил Рик. – Не подождешь у меня в офисе?

Очевидно, вряд ли она имеет право орать на него при посторонних.

Сэм коротко кивнула, развернулась и зашагала в его офис. По пути она не забыла прихватить с собой рюкзак.

Целых пять минут она кипела от гнева, металась по комнате и наверняка побила бы все стеклянные предметы, будь здесь хотя бы один. Учитывая роскошь его домов, офис Рика придал новое значение слову «спартанский».

Наконец он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь.

– Как ты могла заметить, – отрезал он, – я был занят.

– Отвали! Какого дьявола ты лезешь в мои дела? Объявляешь на весь город, что ждешь Мартина у себя в офисе! Воображаешь, что стоит только пальцем поманить и люди сбегутся, как собаки – по свистку?

– С тобой это сработало, – сдержанно напомнил он.

– И ты посчитал, что это сработает и для Мартина? Ты специально старался привлечь его внимание.

– Совершенно верно. Ты ночью ходила на свидание с ним.

– Он мой отец.

– Именно. И я хотел поговорить с ним.

– Попросить разрешения ухаживать за мной или чего-то в этом роде? Как ты смеешь врываться в мою жизнь, не спросив даже моего позволения? Не говоря уже о том, что Николас и его команда могли следить за тобой! И что, по-твоему, он скажет, узнав о твоей встрече с Мартином?

Рик прошелся к письменному столу и обратно. Судя по неестественно выпрямленной спине, он был также зол, как она. Вот и прекрасно. Она ненавидела игру в одни ворота.

– Через три дня ты собираешься вломиться в музей, верно? – спросил он с непривычно сильным девонширским акцентом.

– Да, и для этого мне не требуется твоего разрешения…

– Заткнись. Я хотел встретить человека, появившегося в твоей жизни после трех лет небытия только для того, чтобы швырнуть тебя в омут преступления. И я действительно оставляю за собой право врываться в твою чертову жизнь, потому что она много значит для меня.

– Ты…

– Я не просил твоего отца вдаваться в подробности и детали твоего характера, не просил разрешения быть с тобой. Я спросил, почему он выбрал эту работу, чтобы вновь вернуть тебя в прошлое. И не получил ответа, который посчитал приемлемым.

– Ты не получил…

– Ты интересовалась, есть ли у него план отступления после того, как нагрянет Интерпол? Видишь ли, я думаю, что такого плана нет. Он не собирается совершить бескорыстный героический поступок, позаботиться о том, чтобы твоя помощь была вознаграждена, а свобода – защищена.

Она размахнулась, но Рик блокировал удар предплечьем и сжал ее запястье.

– Пусти меня! – взвизгнула она.

– Никогда, – дрожащим голосом прорычал он.

Но она сумела вырваться и набросилась на него. Они перелетели через столешницу и рухнули на пол у окна. В голове Сэм не осталось связных мыслей. Ничего, кроме исступленной черной ярости. Но она тут же расплакалась, и Рик мгновенно прижал ее к себе.

– Это… не истерика, – всхлипывала она.

– Знаю.

– Я очень сердита на тебя.

– Знаю.

– Почему ты говорил с ним?

– Потому что тревожусь за тебя.

Он чуть сильнее сжал руки и стал укачивать ее. Черт возьми, он укачивает ее!

Она выпрямилась и оседлала его бедра.

– Прекрати. Я не какая-то глупая девчонка!

Он тоже сел, но не выпустил ее из объятий.

– Разве я сказал что-то в этом роде?

Несколько секунд оба молчали.

– Когда мои родители умерли, – неожиданно сказал он, – я был в пансионе, в двух тысячах миль от места их гибели. Это оказалось очень… трудно. Если бы мой отец внезапно появился и вынудил меня… вернуться в школу, в то время как я еще не до конца осознал случившееся… не представляю, что бы со мной было.

– Дело не в этом, – шмыгнула она носом, вытирая ладонью глаза. Она ненавидела глупые слезы и очень редко плакала. И только один человек мог заставить ее плакать. Рик.

– Тогда что это?

Сэм сцепила руки и заломила пальцы.

– Я не хотела, чтобы ты с ним встречался, – выговорила она наконец едва слышно.

Рик пошевелился и обнял ее за плечи.

– Иисусе, Сэм. Ты – вовсе не он, если ты об этом думаешь.

Подняв голову, она встретила темно-синий взволнованный взгляд.

– Но могла быть такой, как он. Я ненавижу грабить музеи… и все же так возбуждена, что в глазах стоит туман. И я знаю, как велики шансы на то, что меня поймают. Я ушла ночью из дома, чтобы не впутывать тебя во все это. Подумать только, мой бизнес начал расти, но каждый раз, когда я вижу кого-то из моих клиентов, обязательно думаю: «Я могла бы обобрать тебя до нижнего белья, и ты никогда не узнаешь, как это случилось». А теперь Бойден Лок следит за мной. Значит, не доверяет. И возможно, остальные клиенты тоже. Да они и правы. Патти звонила. Считает, что я подставила ее, сведя с Бойденом Локом. Я сказала, что она нуждается в экзорцизме, но, возможно, он требуется именно мне.

– Ты удираешь по ночам тайком.

– И тайком же прихожу обратно. – Она с силой ударила кулаками по его бедрам. – Я такая гребаная неудачница! Зачем только ты связался со мной!

Рик принялся медленно расчесывать пальцами ее волосы.

– Потому что ты продолжаешь вламываться в мой дом, – прошептал он. – И потому что при первой встрече ты спасла мою жизнь. И потому что ты постоянно рискуешь жизнью, чтобы помочь другим.

Сэм вздохнула, пытаясь взять себя в руки.

– Ладно, ладно. Я необыкновенная и потрясающая. Задерганная и затраханная, но классная.

– Совершенно верно.

Он поцеловал ее, сначала в лоб, а потом – в губы.

Саманта прильнула к нему, и Рик с облегченным вздохом закрыл глаза. Он был страшно встревожен и пытался обдумать, что теперь делать, Иисусе, они скандалили и раньше, но впервые она подошла так близко к тому, чтобы ударить его. И даже не это его волновало.

С последним вздохом в его губы она встала и протянула руку, чтобы помочь ему подняться. Несмотря на синяки, украшавшие его бедро, он отказался от помощи и встал самостоятельно.

– Дай мне несколько минут, и мы выберемся отсюда, – пообещал он.

– Нет, я в порядке. И мне нужно встретиться со Стоуни, чтобы забрать остальное снаряжение.

– Я думал, вы пошли по магазинам вместе.

– Хотели, но копы погнались за нами, и пришлось врезаться в их машину и оставить свою на подземной парковке, после чего мы разделились.

Ее губы дернулись в подобии улыбки, которой она изображала неудержимое веселье.

– По крайней мере, день не прошел даром, – мягко заметил он, обнимая ее и подводя к двери.

– Полагаю, что нет. Вайтсрайг, возможно, позвонит мне еще до того, как ты приедешь домой. Придется идти на встречу с ним, но я обязательно оставлю записку на тумбочке.

Потребовалось немалое усилие воли, чтобы позволить ей уйти. Но если он попробует остановить ее, между ними вырастет стена, одолеть которую будет невозможно.

– Ради Бога, поосторожнее, – попросил он, надеясь, что она не сочтет это вмешательством в ее дела. – Сама знаешь, это убийцы.

– Интересно, кто их нанял? – мрачно пробормотала она.

– Давай не станем это выяснять.

Саманта повернулась к нему, положила руки на плечи, приподнялась на носочки и поцеловала в губы. Погладила по щеке и побежала к лифтам.

Ричард проводил ее взглядом, заправил рубашку в брюки и попытался разгладить пиджак. «Армани» – прекрасная фирма, но не предназначена для схваток в стиле американского футбола.

Однако теперь он лучше понимал Саманту, особенно после того, как вместе с ней ограбил Ходжесов. Адреналин, возбуждение, азарт – все это такая же часть приманки, как огромные деньги, которые она получала за каждую операцию.

Нет, у него есть другие причины для волнения. Видя, как развивается и растет ее бизнес, он был уверен, что Саманта постепенно отойдет от старых дел. Ему в голову не приходило, что она терпеть не может свой новый бизнес.

Но чем еще заняться бывшей взломщице? Сидеть дома и разгадывать кроссворды? Это не для Саманты. Наняться телохранителем? Сэм не любит оружия, да и он не хотел, чтобы она слишком часто отсутствовала. Профессиональная борьба? Недостаточно интеллектуальное для нее занятие, хотя при мысли о Саманте на ринге он неизменно улыбался.

Нет, им обоим нужно хорошенько подумать. Они не будут счастливы, если Саманта станет заниматься нелюбимой работой, и к тому же он боится, что она вернется к старому бизнесу. А вдруг клиенты начнут отказываться от ее услуг, потому что отец ухитрился впутать ее в грабеж? Она должна сама, добровольно оставить свой бизнес. Не из-за капризной клиентуры.

Ричард сжал челюсти и вернулся на совещание. Теперь важнее всего, чтобы после этого вторника Сэм осталась живой и на свободе. А это значит, что он не может связаться с Интерполом, полицией или ФБР.

Внезапно он замер. А вдруг сможет? Тяжело вздохнув, он набрал номер.

– Том Доннер.

– Привет, Том.

– Привет. Я смотрю бейсбол. Играет команда Майка. Угадай, кто только сейчас заработал два очка?

Ричард улыбнулся. Том обожал семью. Интересно, а сам Рик мог бы вот так сидеть на трибунах и дико орать, подбадривая сына или дочь?

«Вторник. Рик. Сосредоточься».

– Я бы сказал, что это Майк, – откликнулся он. – Передай ему мои поздравления.

– Обязательно. Итак, что случилось?

– У нас заключен договор клиента с адвокатом, верно? И ты не имеешь права разглашать сказанное тебе с глазу на глаз.

– Верно. А что, Джеллико опять арестовали?

– Пока еще нет.

– Пока еще нет? Звучит не слишком обнадеживающе. Погоди. Сейчас зайду за автомат с закусками, и мы поговорим.

– Не пропусти игры Майка.

– Он еще не на поле. Так что происходит?

– Во вторник собираются ограбить Метрополитен-музей.

– Что? Это она тебе сказала? Звони чертовым копам.

– Операция под контролем Интерпола. Саманта помогает… своему другу, внедренному в шайку. Беда в том, что у нее нет договора с властями.

– Тогда ей нужно сматывать удочки.

– Она не может. Слишком все сложно. Они пригрозили убить нас обоих, если она не станет сотрудничать.

– Интерпол? Это – безумие.

– Не Интерпол. Бандиты. Я хотел знать, можно ли что-то предпринять, чтобы свести к минимуму риск.

– Я корпоративный адвокат, Рик, – проворчал Том, прибавив на редкость изобретательное ругательство. – И как нацист риска, которому она подвергает тебя? Она убедила нью-йоркскую полицию, что не брала Хогарта, но если ее поймают в музее, тебя привлекут либо как соучастника, либо как полного идиота, не знавшего, что творится у него под носом.

Ричард промолчал, напомнив себе, что Том понятия не имеет о его участии в ограблении Ходжесов и, кроме того, искренне заботится о нем.

– Повторяю, – медленно выговорил он, – есть ли способ свести риск к минимуму?

– Дай подумать. Я ходил в школу с двумя парнями, которые сейчас просиживают зады в госдепе. Посмотрю, что можно сделать. Но сегодня воскресенье, так что не ожидай чуда.

– А вот чудо нам не помешало бы.

– Я тебе позвоню.

– Буду ждать.

И пытаться сочинять несколько собственных сценариев.


Саманта заплатила водителю и вышла у дома Рика. Стоуни нашел для нее классный разделитель сигнала и три легких устройства для зачистки проводов, из которых она выбрала лучшее.

Поблагодарив его, она ушла. И ни слова не сказала о сегодняшней встрече Рика с Мартином и о том, что Лок пытается ее найти, возможно, с тем, чтобы вернуть Пикассо.

Почему она ничего не сказала человеку, с которым делилась всем, причем с раннего детства? Именно он купил ей первую коробку «тампаксов», хотя она почувствовала, что, сделав это, он переступил некую черту, что было для него совсем нелегко.

Но когда Рик объяснил, почему хотел видеть Мартина и что тот не приготовил плана отступления для дочери, Сэм долго не могла опомниться. Впрочем, она привыкла заботиться о себе. Это был один из первых уроков, преподанный отцом. Каждый прежде всего должен думать о себе. В общем, и Стоуни поступал так же, поскольку рисковала она одна, а он только сбывал вещи, за которые получал огромные деньги.

А вот Рик действовал по-другому. Да, бывали случаи, когда он мгновенно превращался в большую белую акулу, безжалостно пожирая конкурентов. Но в то же время не жалел своей жизни, чтобы спасти Сэм. И это бывало не раз. Обычно им везло, и все кончалось хорошо.

Сзади раздался шум мотора. Но Сэм намеренно не оглянулась. Только крепче сжала ручку рюкзака. Вполне годится, чтобы проломить чью-то голову.

– Сэм.

Она сразу узнала голос Николаса. Ну разумеется, как же, станет он заранее объявлять о встрече. Просто увезет ее неизвестно куда. А она так и не успела оставить записку Рику. Черт побери!

– Заблудился? – небрежно бросила она, обернувшись. Он покачал головой и приоткрыл дверцу черного «форда-эксплорер»:

– Садись.

– Копы, возможно, наблюдают за домом.

– Значит, поторопись.

Раздраженно морщась, она села на среднее сиденье, рядом с двумя мужчинами, потеснившимися, чтобы уступить ей место.

– Все это довольно глупо, не находишь?

– Может, я хочу, чтобы копы нас увидели! Только чтобы убедиться, что ты на сто процентов предана нашему проекту.

– А, теперь это проект? А я думала, грабеж. Зря я принесла такое сложное оборудование.

– Хочешь, чтобы тебя опять обыскали на предмет диктофонов и «жучков»?

– Нет. Кто твои друзья? Я узнаю Боно.[9]

Сидевший рядом парень с длинными жирными волосами, горбатым носом и в темных очках нахмурился.

– Боно? Вот это здорово! – фыркнул Николас. – Он Эрик. А тот, что у окна, – Дольф. Водителя зовут Вулфом.

– Кого не хватает, кроме Мартина? Ты сказал, что доля делится на семь частей.

– Да, и две части полагаются мне. В конце концов, я все это придумал.

– Пожалуй, до вторника я не узнаю, стоишь ли ты этих двух частей.

Николас резко обернулся.

– Беспокойся лучше о себе!

Опять угрозы. В ее бизнесе они так же обычны, как устройства для зачистки проводов.

– Если это и есть генеральное совещание, где же Мартин?

– Мы едем к нему. Я решил помочь тебе сэкономить деньги на такси, а заодно и оторваться от полиции.

– Спасибо, особенно если они нас преследуют. Ты уже четвертый раз торчишь у моего дома.

– Вулф? – спросил Вайтсрайг.

– Никто за нами не следит, – заверил водитель, но все же принялся петлять по всему Манхэттену. Саманте понравилась его осторожность, хоть и не сулившая ничего хорошего ей или Мартину. Когда Интерпол схватит всех, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, кто слил информацию. Рик считал, что Мартин хочет ее подставить, и у Сэм не было причин не верить ему. Поэтому нужно выработать план отступления. Хороший план.

– Ты заблудился? – снова повторила она. – Если нет, я хотела бы посмотреть планы сражения, а заодно схемы сигнализации.

– Пять минут. И отдай Боно свой рюкзак.

Саманта с раздраженным видом швырнула рюкзак на колени Эрику.

– Ничего не разбей. Тут все новое.

Эрик повертел в руках разделитель.

– Джи-пи-эс, – пробормотал он.

– Это электронный разделитель сигнала, олух ты этакий. Для отключения участков сигнализации.

– Почему он новый? У тебя разве не было такого, Джеллико?

– Все осталось в Палм-Бич. Я приехала в Нью-Йорк немного отдохнуть, а тут вы затеяли все это. Я всего лишь стараюсь подготовиться.

Эрик на немецком языке подтвердил, что в ее рюкзаке нет ничего подозрительного, и сунул рюкзак ей обратно.

– Спасибо. Означает ли это, что я сдала экзамен? И принята в клуб?

– Да. Гони на склад, Вулф.

Банды или бригады вечно берут в аренду склады. Саманта, работавшая в одиночку, не понимала, зачем им это надо. Разве только они смотрели одни и те же фильмы и не хотели, чтобы коллеги по профессии над ними смеялись. На месте представителей закона она бы с подозрением относилась к людям, арендовавшим склад и не спешившим наполнить его товарами.

Они остановились перед длинным зданием, тянувшимся вдоль реки и выходившим на Нью-Джерси. Дольф вышел, набрал код замка – Саманта немедленно запомнила его – и поднял дверь из гофрированного железа. «Форд» въехал на территорию склада, и Дольф опустил дверь.

– Так это и есть главная штаб-квартира. Что же… просторно, – заметила Саманта. К ним направлялся Мартин, обходя груды коробок.

– Джеллико и Джеллико снова вместе.

– Привет, Мартин.

– Вижу, недолго ты отдыхала. Я всегда говорил, что истинный чемпион не может уйти на покой в расцвете славы. У них в крови жажда побед. Приходится бороться до конца.

– И мы знаем, на какой стороне холма ты стоишь, так. Мартин? – хмыкнул Вайтсрайг, хлопнув ее отца по спине. – Давай лучше посмотрим на эти кальки.

– Прежде чем начать, – объявила Саманта, швырнув рюкзак на валявшуюся рядом коробку и отмечая, что в глубине стоит темный фургон для доставки продуктов с аббревиатурой СУОТ, намалеванной поперек логотипа компании но доставке,[10] – у меня вопрос.

– Какой именно?

– Полагаю, вы планировали это много недель. Почему надо включать меня за три дня до начала операции?

– Прежде всего, – начал Николас, бросив ей банку с пивом, – мы не знали, что ты окажешься в Нью-Йорке в самое подходящее время, но поскольку ты уже здесь, было бы глупо, этим не воспользоваться. Во-вторых, заказ на Страдивари поступил в последнюю минуту, и у нас просто не хватало людей, чтобы выполнить все сразу.

– Значит, вам потребовалось подкрепление.

– Женское, – добавил Дольф, – не сводя глаз с ее груди, едва прикрытой топом.

Прекрасно. Только этого ей не хватало. Парень с переизбытком ревущих гормонов. Сперматоксикоз.

– И в-третьих, простой громила, как ты нас называешь, не сможет подготовиться за три дня, а вот ты сможешь.

– Что же, неглупо, – кивнула Саманта. – Но как насчет вашей квалификаций?

Николас развернул перед ней кальки и схемы сигнализации.

– А это мы сейчас посмотрим.

Глава 18

Воскресенье, 22.47

Не успела Сэм потянуться к ручке двери, как на пороге вырос Рик.

– Ты не оставила записку, – заметил он, беря ее руку вместе с ключами и втаскивая в дом.

– Не получилось, – устало пояснила она, бросая рюкзак на столик и натягивая толстовку. Вулф высадил ее за несколько кварталов, так что пришлось взять такси, и она очень замерзла.

– Они забрали меня от самого дома.

На толстовке было написано «Оксфорд», и пахла она лосьоном после бритья Рика.

За спиной Рика вырос Стоуни.

– Не стоит оставлять здесь свое снаряжение. Если ворвутся копы, сразу поймут, где искать.

– Знаю, – простонала она. – Не могу я получить чертов сандвич и таблетку аспирина, прежде чем вы начнете играть в доброго миллиардера и злого торговца краденым? Или наоборот.

– Конечно, можешь.

Рик взял ее за плечи и повел к кухне.

– Вот и хорошо. И пожалуйста, никаких дурных новостей на мой пустой желудок, усекли?

Пальцы Рика чуть сжались и снова расслабились.

– Усекли.

– Стоуни, а ты что тут делаешь? Мало копы нас подозревают?

– Аддисон позвонил мне, когда ты исчезла. Пришлось взобраться по пожарной лестнице и влезть в окно.

Несмотря на усталость, она фыркнула:

– Нечто вроде кражи со взломом?

– Только взлом, – поправил Рик. – Впрочем, я открыл ему окно.

– Вы у меня молодцы, – кивнула она, обняв Рика за талию. Тот усадил ее за маленький кухонный стол, пошел в кладовую, принес тарелку, пару кусочков хлеба, положил все это на стол и направился к холодильнику. – А где Вилсо?

– Учитывая обстоятельства, я решил, что ему и Уайлдеру будет безопаснее в другом месте. Дал им несколько дней отпуска. А заодно и Бену.

– Но они ночуют здесь!

– Видно, я не так выразился. Я дал им оплаченный отпуск. Хорошо оплаченный, – ухмыльнулся Рик.

– Тогда ладно.

– Арахисовое масло или индейка?

– Индейка. Поменьше майонеза, побольше горчицы.

Рик насмешливо вскинул брови:

– Я похож на повара?

– Придется быть поваром, пока Вилсо не вернется. Потому что все, что распространяется за пределы пиццы, которую требуется разогреть в микроволновке, – твоя территория, милый.

Рик принялся покорно мазать горчицей ломтик хлеба.

– Прекрасно. Значит, мало мне переговоров насчет отеля, теперь я еще и готовь? Хочешь помидоры?

– М-м… да, дорогой.

– Кхм. Невинный прохожий, старающийся не слишком мешать хозяевам, – объявил Стоуни, помахав рукой с порога. – Так в чем там фишка?

– Все после еды. Хочешь, Рик сделает тебе сандвич?

– Эй! – запротестовал Рик.

– Нет, спасибо, я поел у Делроя. – Стоуни поморщился. – Подумать только, человек делает потрясные пироги, но способен испортить бифштекс как нечего делать!

– Что случилось с отелем, куда ты намеревался перебраться?

– Я пытался уйти, но у Делроя лицо сделалось, как у обиженного щенка. Поэтому я по-прежнему сплю на бугристом диване и ем ту подозрительную гадость, которую он мне предлагает.

– Ты очень добрый.

Чувство юмора постепенно возвращалось к ней, а головная боль немного утихла. Саманта подошла к столу и оторвала листик латука для своего сандвича.

– Напомните мне еще раз, что вы двое – закоренелые преступники, а я – миллиардер, владеющий кучей недвижимости, – объявил Рик, целуя ее.

Как просила Сэм, он из кожи вон лез, чтобы не омрачить ей настроения, по крайней мере, до конца ужина. Вечер обещал быть еще неприятнее, чем предполагала Сэм: не у нее одной были плохие новости.

Подойдя к холодильнику, она налила себе лимонада, после чего пошарила в шкафчиках и нашла аспирин.

– Стоуни, я обнаружила чипсы тортилья, – сообщила она, бросив пакет через плечо.

– Эй, перестань ими трясти, – проворчал Барстоун, бросаясь вперед с ловкостью, удивительной для столь крупного джентльмена. – Обломаешь углы. И налей мне лимонада.

– Сейчас. Рик, а тебе?

– Не стоит.

До чего же странная у них семейка! Да, они стали именно семьей. Он даже не знал, нравится ли ему Уолтер Барстоун, но за последние два дня он проникся уважением к этому человеку. Уолтер искренне любил Саманту, хотя вряд ли его влияние на нее можно было назвать благотворным. Но по сравнению с Мартином Джеллико этот человек святой.

– Ты в порядке? – пробормотала Саманта, подталкивая его локтем в бок.

– Я просто думал, как клево ты выглядишь в моей старой толстовке.

– Клево?

– О… миленько. Янки, что с них взять!

Соорудив гигантский сандвич, Рик взял нож и разрезал его надвое.

– Ужин подан, миледи, – величественно объявил он, ставя тарелку на стол.

Она мигом проглотила половину и стащила пригоршню чипсов у Стоуни.

– У Вайтсрайга в шайке три немца плюс Мартин и я.

– Ты кого-то знаешь? – спросил Уолтер, отбирая у нее пакет с чипсами.

– Нет, но, по-моему, это его постоянные партнеры.

– Каков план?

– Мы заходим за двадцать минут до закрытия. Я отключаю сигнализацию боковых и запасных выходов и тому подобное, вывожу из строя видеокамеры и сигнальные устройства вызова копов. А потом иду в Музыкальный зал за скрипкой Страдивари. Парни тем временем берут картины.

– Но люди вас заметят! – завопил Рик, сжимая руки так сильно, что костяшки пальцев побелели. – Даже при нерабочих камерах. Двадцать минут до закрытия – это…

– Это безумие. Но думаю, что Вайтсрайг считает, будто чем больше окажется в залах людей, тем лучше. Поднимется такой хаос, что мы в суматохе сумеем ускользнуть.

Она взяла вторую половину сандвича и откусила.

– Если бы планировала я, то зашла бы в музей в два утра с командой из трех человек и скорее всего спустилась бы с потолка. Впрочем, я ни за что не ограбила бы музей.

– Полагаю, они будут вооружены? – спросил Рик, заправляя ей локон за ухо. Слушая ее речи и зная о некоторых подвигах, он скорее представил бы Сэм бугрящейся мышцами амазонкой, чем миниатюрной динамомашиной ростом в пять футов и весом в сто двадцать фунтов.

– Да. Они даже Мартину дали «глок». И здорово обозлились, когда я отказалась от оружия. И поскольку их четверо против нас двоих, может, мне следовало взять пистолет.

– Я далеко не уверен в таком раскладе Сил, – сказал Ричард, жалея, что не может потолковать с ней с глазу на глаз, а больше всего – что приходится сказать правду.

– Ты о чем? – удивилась она.

– Я кое-куда позвонил сегодня днем.

Сэм шлепнула остаток сандвича на тарелку.

– Доннеру, конечно? Черт побери, Рик, неужели не понимаешь, как грязно играют эти парни?! Если они унюхают что-то… хоть что угодно – прострелят головы мне и Мартину и вернутся за тобой.

– Ничего они не унюхают.

– То есть как…

– Том знает кое-кого в государственном департаменте, а те знакомы кое с кем из ФБР. Он намекнул, что я готов пожертвовать кое-какие произведения искусства Метрополитен-музею, и, не побрезговав выкручиванием рук, узнал от одного из руководителей ФБР об операции, проводимой ими в Нью-Йорке. ФБР и Интерпол готовы нанести удар… в пятницу. Тогда же в музее будут работать несколько агентов под прикрытием, изображающих посетителей.

– В пятницу? – ахнул посеревший Уолтер.

Саманта долго молчала. Будь на ее месте кто-то другой, Рик посчитал бы, что она просто вне себя. Ошеломлена. Но только не его Саманта. Она лихорадочно думала, прокручивая в голове разные варианты сценариев. Наконец она кивнула:

– Мне даже легче стало.

– Потому что Мартин дурачит Интерпол?

– Нет. Потому что он не подставляет, меня. Я полагала, что он кого-то обманет, но считала, что это буду я. Но теперь я не жду никакого подвоха. Обычная работа.

– Да, в музее. С вооруженными бандитами.

– Мартин никогда не отказывался грабить музеи. И называл меня снобом за то, что я этого не делала.

– Так что теперь ты участвуешь в обыкновенном грабеже? – допытывался Рик.

– Погоди, не все сразу, – отмахнулась она, пытаясь встать.

Но Рик не дал:

– Нет, сразу. Объясни, что происходит.

– Я должна идти, Рик, – жестко сказала она. – Иначе они исполнят свои угрозы. Наконец-то бандиты доверились мне, так что преимущество на моей стороне. Но если они что-то заподозрят – я мертва.

– А что будет там, куда ты так рвешься? Украсть что-то днем, в толпе, на людях, с оружием в руках… это уже не кража со взломом, а вооруженный грабеж. Ты хоть представляешь, сколько неожиданностей вас подстерегает? И если даже никто никого не пристрелит, а тебя поймают, – это двадцать лет тюрьмы. Или пожизненное, если судьи вздумают покопаться в твоем прошлом.

– До чего же ты мало веришь в меня, горячий пирожок! – ухмыльнулась она. – И дай мне несколько минут подумать, как лучше поступить. Только не разыгрывай сэра Галахада.

Она отодвинула стул и встала.

– Я иду под душ. Стоуни, возвращайся к Делрою. Позвоню, когда что-нибудь придумаю.

После ее ухода мужчины переглянулись.

– Она найдет выход, – заверил наконец Уолтер. – Как всегда.

– Но она не пытается найти способ отмазаться от работы. Хочет идти грабить музей! – возмутился Рик.

– Только чтобы проверить, на что способна.

– Вот меня и волнует то обстоятельство, что она не знает наверняка, на что способна.

Это и тот факт, что, если она снова украдет что-то, между ними все будет кончено. Он еще мог оправдать ее кражу у Ходжесов, но этот грабеж был куда масштабнее, не говоря уже о наказании, которое за него полагалось. И как бы сильно он ни любил ее, все же не мог позволить использовать свой дом, свою жизнь как базу для преступных операций.

– Пойдемте, Уолтер, я помогу вам вылезти из окна.

– Ладно, – согласился тот, – но чипсы я забираю с собой.

Саманта сказала, что ей нужно время подумать, но Ричард хотел напомнить ей, что дело не только в степени опасности ее работы. Речь шла об их совместном будущем.

Он помог Уолтеру выбраться из заднего окна и проследил, как тот спускается по пожарной лестнице, после чего закрыл окно и отправился включать сигнализацию. Очевидно, система не стоила того дерева и штукатурки, к которым была привинчена, но он отказывался облегчить всякой швали проникновение в его дом.

Поднимаясь наверх, он услышал, как щелкнул замок. Саманта уже стоит под душем: сквозь закрытую дверь спальни доносился шум воды.

Рик прошел мимо и остановился. Черт, он совсем забыл!

– Джон, – окликнул он, постучав.

Через несколько секунд дверь приоткрылась.

– Да, сэр?

– Как устроились?

– Прекрасно, сэр. Но… поскольку вашего повара нет, что делать с завтраком?

– Берите что хотите. Холодильник полон, и буфеты тоже. Вам нужны полотенца, одеяла или еще что-то?

– Нет, сэр. Все в порядке. У вас… чудесный дом.

– Спасибо, – кивнул Рик, отступая. – Спокойной ночи.

– Доброй ночи, сэр.

– Рик, – поправил он.

– Да, сэр. Рик. Я запомню.

– Кстати, в доме включена сигнализация. Если откроете внешнюю дверь или окно, она подаст сигнал тревоги.

– Буду иметь в виду, Рик. Спасибо.

Дверь закрылась с тем же щелчком, который он слышал раньше. Где находился Джин Стиллуэл во время их разговора на кухне? И как, спрашивается, сам Рик смог забыть, что в доме есть посторонние? На него это не похоже.

Ричард запер за собой дверь спальни, сбросил туфли, послал их пинком в направлении гардеробной, расстегнул темно-красную рубашку, стащил брюки и, оставив на пороге шорты и носки, направился в ванную.

– Я забыл кое-что сказать тебе, янк, – объявил он, заглядывая в душевую кабинку. Она уставилась на него. Мыльные струйки причудливыми узорами змеились по ее голой коже. Его тело среагировало немедленно. Он шагнул вперед и задвинул дверцу.

– Я все вижу, – предупредила она, глядя вниз.

– У нас гость.

– Но Стоуни не может оставаться здесь.

– Не он. Джон Стиллуэл.

– Парень, которого я отделала сегодня утром?

– Да. Я… несколько отвлекся от дел и попросил его помочь мне.

– Значит, он здесь. Сейчас.

– В гостевой комнате.

– Ты сделал это для того, чтобы я не смогла там ночевать.

– Да, я ужасно хитрый. Плачу ему кучу денег, чтобы не дать тебе удрать из нашей постели.

– Ладно, я все поняла. А теперь убирайся. Я думаю.

Она отвернулась, подставив лицо и плечи под горячую воду.

– Подумай и об этом, – пробормотал он, лаская ее соски, мгновенно затвердевшие под его пальцами.

– Рик, ты…

– И об этом, – продолжал он, прикусывая мочку ее уха и шею на затылке.

Она попыталась обернуться, но он прижал ее к себе. Розовая попка терлась об его «петушок», вызывая острую боль-желание. Сунув руку между ее ног, раздвинув складки пальцами, он резко нагнул ее и вонзился в теплое лоно.

Саманта схватилась за поручень и держалась изо всех сил, пока он работал бедрами, жестко и быстро. Влажные хлопки от столкновения тел пьянили его, и он застонал, снова сжимая ее груди.

Она должна, обязана понять: они созданы друг для друга, и он владеет ею так, как не владел ни один мужчина. Впрочем, и он ее неоспоримая собственность.

– Боже, – выдохнула она, и ее мышцы конвульсивно сжали его плоть.

– Я люблю, когда ты кончаешь для меня, – прошептал он, убыстряя свой ритм, пока не излился в нее. И еще долго держал ее в объятиях, тяжело дыша, позволяя поту, мылу и воде смешаться на их телах. Наконец он отстранился. – Я просто хотел напомнить, что у тебя есть о чем подумать, помимо кражи, – объявил он, выходя из кабинки, и хватая полотенце.

– Рик!

Он обернулся.

Мокрая теплая губка ударила ему в лицо. Когда рассерженный Рик схватил губку, Саманта все еще смотрела на него с каким-то странным выражением.

– Я ни на минуту об этом не забывала, – заверила она куда мягче, чем он ожидал. – А теперь возвращайся и потри мне спинку.

О, от такого он никогда не откажется!

Ричард уронил полотенце и вернулся в кабинку.

Глава 19

Понедельник, 7.40

– Мне не обязательно ехать в офис, – заметил Рик, поправляя, черный с серым галстук.

Сидя за маленьким столиком под окном спальни, Саманта перевернула очередную страницу путеводителя по Метрополитен-музею, купленного, когда она была там вместе со Стоуни.

– Нет, обязательно, – возразила она, разглядывая скрипку Страдивари, которую предстояло украсть завтра. – Я не напишу тебе записку в школу за пропуск сегодняшних переговоров.

– Я и задействовал Стиллуэла на случай, если возникнет что-то неожиданное. Он сразу же свяжется со мной.

Саманта уставилась на него.

– Ты нанял его, чтобы развязать себе руки, а самому следить за мной. Ты не моя чертова мать и не надзирающий офицер.

Рик нахмурился.

– Прекрасно, – прошептал он, осторожно закрывая дверь спальни. – Думаю, он нас подслушивает.

– Сейчас? Так рано? И мы не сказали ничего особенного.

– Нет. Прошлой ночью.

– Прошлой… о черт! Конечно, не секс под душем, а беседу на кухне?

– Совершенно верно.

– Дьявол. Уволь его!

– Он не сделал ничего дурного. Мало того, вчера сэкономил мне с полмиллиона ежегодно в налогах на собственность. И разве не лицемерие с твоей стороны предполагать, что он – одна сплошная неприятность?

Сэм ухмыльнулась.

– Но ты ведь не ошибся, полагая, что я одна сплошная неприятность?

– Во всяком случае, присматривай за ним, пока не будем знать точно.

– Должна сказать, что мне не нравится идея иметь в нашем доме потенциального шпиона.

– Мне тоже, – вздохнул Рик. – Но я с ним справлюсь. – Он сел рядом. – И я нанял его, потому что моя жизнь изменилась за последние несколько месяцев и я только приспосабливаюсь. И причина этих изменений – ты.

Рик взял ее стакан с диетколой и сделал глоток.

– Совсем не то, что кофе.

Отклонив назад ее стул, он поцеловал Сэм в губы.

– Позвоню, как только выберу минуту.

– Аминь. Иди работай. Я проверю список, посмотрю, все ли у меня есть.

Ричард кивнул, поставил стул на все четыре ножки, схватил пиджак и направился к двери.

Глядя ему вслед, Саманта вздрогнула. Ее вдруг осенило. Вот оно, решение! Способ остановить Вайтсрайга и не дать Мартину отказаться от сделки с Интерполом, а заодно и снять подозрения с Рика. Ее сердце на миг остановилось, но тут же заколотилось с удвоенной силой.

– Эй, брит! – окликнула она, подходя к верхней площадке.

Рик остановился и взглянул на нее.

– Что тебе?

– Я тебя люблю.

Он ошеломленно воззрился на нее, прежде чем прошептать:

– Я тоже люблю тебя, янк.

И нерешительно сделал шаг, словно раздумывая, стоит ли уходить.

– Позвони мне! – улыбнулась она. – Пообедаем вместе. И не забудь взять с собой Стиллуэла.

Рик почтительно поклонился, прежде чем сбежать вниз. Саманта оставалась на месте, пока не услышала мужские голоса и стук входной двери. Только потом она метнулась в спальню и схватила свой сотовый.

Она всегда запоминала номера с первого раза и теперь нажимала на кнопки с молниеносной быстротой, словно боясь передумать.

– Горстайн, – раздался голос на другом конце линии.

– Горстайн, это Джеллико. Хотелось бы потолковать с вами.

Горстайн долго молчал. Значит, она удивила его. Прекрасно.

– Приезжайте в участок.

– Нет. Встретимся в «Арт-кафе», на Бродвее, в восемь тридцать.

Это даст ей время избавиться от любой слежки.

– Я уже поел.

– А мне плевать. Так вы будете там или нет?

– Буду.

– Если я увижу мундир или наручники, значит, посчитаю, что вы нечестно играете.

– У вас паранойя, мисс Джей.

– И не забудьте, что я сказала.

Возможно, не имеет значения, следят ли за ней копы сегодня, но дело в принципе. Кроме того, она не может рисковать, чтобы кто-то из членов шайки Вайтсрайга увидел ее в компании копа, особенно того, что накануне был у нее дома.

Схватив телефон, сумочку и путеводитель по музею, она вышла из дома и взяла такси. Сначала она хотела оставить Рику записку, но побоялась, что, если что-то пойдет наперекосяк, пара слов на бумаге ничего не объяснит.

Поменяв машины четыре раза, она вышла на тротуаре перед «Арт-кафе». Ей нравилось это место: вкусная недорогая еда, непритязательная обстановка, и, главное, Вайтсрайг и его шестерки, возможно, понятия не имели о его существовании.

– Мисс Джей.

К ней приближался детектив Горстайн. Хоть не опоздал. И то слава Богу. Так этому типу она должна открыть душу?! Рассказать все и надеяться, что он скорее предпочтет прижать шайку крупных воров и попасть в милость к Интерполу и ФБР, чем задержать мелких сошек вроде нее и Мартина.

Что же до кражи у Ходжесов… она еще не решила, признаваться или нет. В конце концов, ее ведь не подозревают?

По крайней мере в отличие от Фрэнка Кастильо от Горстайна не несло за версту полицейским, что значительно облегчало появление с ним на публике. Он по-прежнему не нравился ей, но все, кто знает о ее прежней репутации, посчитают, что она встречается с торговцем краденым или знатоком антиквариата.

И тут она охнула, вспомнив кое-что. Горстайн не походил на копа, но Николас немедленно раскрыл его инкогнито. А ведь Николас совсем недавно прибыл в город. Это означало одно: Горстайн – прикормленный полицейский, а она собирается сама пустить себе пулю в лоб.

– Заходим? – спросил он, придерживая дверь.

Господи, ей нужно знать точно! Подсознательно она доверяла ему настолько, чтобы позвонить. Если интуиция верно ей подсказывает, план все еще сможет сработать. Если же она ошибается, Николас точно узнает, что она затеяла, и будет ждать, готова она продать их полиции или нет.

Она молча вошла в кафе.

– Поскольку беседа доверительная, могу я узнать, как ваше имя? Кроме обращения «детектив Горстайн», разумеется.

– Да. Меня зовут Сэм.

Саманта вытаращила глаза.

– Да вы шутите!

– Вовсе нет.

– В таком случае я не буду звать вас Сэмом.

– А я так не думаю.

Пытаясь выиграть время, ока заказала оладьи с бананами и грецкими орехами плюс диетическую колу. Горстайн попросил булочку из отрубей и кофе. Типичная еда копов, хотя сейчас это ничего не означает.

– Я думала, вы поели, – заметила она, оглядывая комнату в поисках знакомых лиц. Никого.

– Да. Жвачку и «Тик-так».

– Пытаетесь бросить курить? Это объясняет вашу раздражительность.

– Я не курю, – буркнул он. – И всегда раздражителен.

Если не считать дурацкой зубочистки, которую коп не вынимал изо рта, он был совсем не так плох. Можно сказать, красив. Ей стало не по себе, словно она тайком изменяла Рику и, помимо желания исповедаться, появился еще один предлог, чтобы увидеть его. Неужели вторая причина для нее важнее первой?

Как только официант принес заказы, Саманта поставила локти на стол и подалась вперед:

– Какие-то новые обстоятельства по кражам картин?

Горстайн, наоборот, отодвинулся.

– Если собираетесь водить меня за нос, забудьте. У меня полно работы.

Похоже, он искренне раздосадован. Для нее это означало честность. Хорошо… если только он не лучший актер, чем она сама.

Господи, что она за идиотка: впутаться в такое дело без надежной поддержки. Оставалось надеяться, что у нее будет шанс извлечь пользу из урока.

Сэм широко улыбнулась:

– Я никого не вожу за нос. Но в моем положении нужно быть осторожной. Не находите?

– И что это за положение?

– Вы сказали, что как-то охотились за моим отцом. Вы вообще видели его когда-нибудь? Откуда вы знаете, что гонялись именно за Мартином Джеллико?

Особенно потому, что это был вовсе не он. Но если Горстайн – продажный полицейский, он, возможно, видел отца, притом совсем недавно.

– Нет. Никогда не видел. По крайней мере, до ареста. Этот сукин… простите, конечно, он ваш отец, но все же мое мнение о нем остается прежним.

– Понятно. Он никогда не распространился о том, чем зарабатывает на жизнь, но я знала.

Нет, она не собирается полностью обнажать перед ним душу. Не такая она идиотка.

– Да, верно. Знаете, мне нравится ваша прямота и даже пристрастие к диетколе… очаровательно. Но если вы засмеетесь, я найду способ упечь вас в каталажку. Клянусь, что найду. И кстати, вчера вы разбили полицейскую машину.

– А чем вы это докажете? И даю слово, что не стану смеяться.

В ее состоянии, когда нервы натянуты, как струны, чудо, если она не закатит истерику!

– Мы так и не нашли того, кто это сделал. Только восемь месяцев спустя полиция Майами схватила Мартина Джеллико с поличным, а именно с грудой испанских дублонов в историческом музее южной Флориды. Тамошние полицейские позвонили мне. Я вылетел в Майами, чтобы допросить его, но он не промолвил ни единого чертова слова. Только ухмылялся: мол, чем докажешь? А у меня не было ни одной улики. Скользкий, как угорь.

Он так резко отставил чашку, что кофе выплеснулся на блюдце.

– Сколько ему дали?

– Сто восемнадцать лет. Сто восемнадцать лет в тюрьме, а я так и не докопался, кому он сбыл Уорхола. Извините за выражение, я отдал бы свое левое яйцо, чтобы скрутить его.

Саманта прислушивалась к гневу и раздражению, звучавшим в голосе этого человека. Похоже, он не притворяется. И пусть не Мартин украл Уорхола, она все равно ни при каких обстоятельствах не поверит, что Горстайн согласился бы работать с ее отцом и дал ему ускользнуть с еще более дорогой добычей.

А вот Мартин видел Горстайна раньше. Узнал его в ту ночь, когда она была арестована, потому что наверняка смотрел новости по телевизору. Значит, это его работа. Он выдал Горстайна Николасу.

– Кража Уорхола случилась восемь лет назад, – начала она, готовясь бежать, если он погонится за ней. Не стоит доверять копам, ни честным, ни продажным, хотя и по совершенно разным причинам. Но сейчас она готова держать пари, что этот – честный. Такому, пожалуй, можно кое-что доверить. – Срок давности уже вышел.

– А мне все еще не дает покоя та кража, хотя ублюдок мертв и я не смогу вырвать у него предсмертной исповеди. Ненавижу висяки.

– Что же, в интересах, как я надеюсь, нашего будущего партнерства, могу сказать, что Уорхол сейчас находится в частной коллекции в Амстердаме.

Карие глаза подозрительно сузились.

– Вы хотите сказать… я правильно вас понял?

– Это я его украла.

Он попытался подняться. Саманта вытянула руку. Другая легла на нож для резки масла.

– Срок давности, зайчик. Меня нельзя арестовать за это.

– И теперь вы здесь, чтобы позлорадствовать? Сказать, что я потратил столько времени на не того Джеллико и руки у меня связаны?

Сэм схватила его за запястье и дернула назад.

– Придержите чертов язык и говорите потише, – прошипела она. – Очень нужно мне злорадствовать! Вы принесли мне содовую и отнеслись по-человечески. Может, я смогу немного отплатить вам за Уорхола!

– Черт! И как вы собираетесь сделать это?

– Только не для протокола. Я расскажу вам кое-что, потому что передо мной два пути. И один ведет к могиле, а другой… вынудит потерять то, чего я не желаю терять. Вы – мой третий путь.

– Так это вы украли Хогарта и Пикассо? Я знал это, вы…

– Не я. – Она еще больше понизила голос. – У меня есть одно незыблемое правило: я требую, чтобы меня выслушали до конца.

Горстайн резко выпрямился.

– И потом я смогу вас арестовать.

Пальцы ее похолодели. Сэм нервно потерла ладони.

– Это путь номер четыре. Но я предоставляю решение вам.


– Я немного устал от повторения одних тех же фраз, – объявил Ричард, сидевший во главе стола для совещаний. – Если городской совет предпочтет иметь старомодное тридцатипятиэтажное здание в центре Манхэттена и если ему не нужны двадцать миллионов долларов на строительство малобюджетных домов, упомяните еще раз дорожные пробки, и на этом мы закончим.

Он встал и подошел к окну. Джон Стиллуэл громко откашлялся.

– Насколько я понял, мистер Аддисон доказывает, что увеличение транспортного потока будет незначительным, особенно по сравнению с появлением престижного пятизвездочного отеля в этом квартале Манхэттена. Кроме того, мы получим большее количество рабочих мест, а также повышенные налоговые сборы. Мистер Аддисон был крайне терпелив, но рано или поздно всему наступает предел, и, думаю, мы займемся другим проектом.

– Но должны же мы учитывать…

– О, ради Бога! – Ричард устремился к двери конференц-зала. – Прошу моих служащих удалиться.

Люди немедленно начали подниматься и выходить в коридор, оставив ошеломленных членов городского совета по-прежнему сидеть за столами.

Ричард остановился в дверях.

– Полагаю, вам хватит пятнадцати минут на то, чтобы учесть все необходимое, – бросил он, перед тем как выйти.

– Рик! – окликнул его Стиллуэл, подходя с какими-то документами в руках.

– Нет. Мы и шагу не сделаем дальше, пока я не получу ответ от города. А сейчас выпейте кофе или что там еще. Не желаю, чтобы они вообще нас видели. И, Джон, это был прекрасный пример игры в доброго и злого полицейского.

Стиллуэл слегка улыбнулся, бросил взгляд в сторону зала и снова принял бесстрастный вид.

– Спасибо.

Его команда разошлась. Жалея, что не может запереть чертовы двери конференц-зала, Ричард пошел к себе в офис. На полпути его сотовый разразился мелодией, обозначавшей, что звонит Саманта.

Он снял телефон с ремня и открыл флип.

– Как ты, дорогая?

– Ты очень занят?

– На следующие четырнадцать минут мы объявили забастовку, – пояснил он, удивленный ее монотонным голосом. Ему вдруг стало не по себе. – Что случилось?

– Я буду очень благодарна, если приедешь в «Арт-кафе» на Бродвее, – тихо ответила она.

– Ты в безопасности?

– Да. Постарайся, чтобы за тобой не следили.

Господи, да что там творится?!

– Сэм?

– Говорю же, я в порядке. Но у нас мало времени. Случилось что-то серьезное. Недаром она очень встревожена.

– Уже лечу.

Повернувшись, он почти вбежал в новый офис Стиллуэла.

– Джон, у меня срочное дело. Если они не готовы обсуждать вопросы увеличения транспортного потока, прекращайте совещание. Скажите им, пусть позвонит мэр и скажет, готов он продолжать наше обсуждение или нет.

– Хорошо, сэр.

Он спустился на первый этаж, пытаясь не паниковать и жалея, что не установил лифт только для руководства. Или хотя бы шест для скоростного спуска, как у пожарных. Саманте бы понравилось.

В первом такси он проехал три квартала, велел свернуть направо, вышел, взял другое такси и отправился в противоположном направлении. И при этом очень надеялся, что кто-то следит за ним, иначе он выглядит последним идиотом в собственных и чужих глазах!

Он попросил проехать мимо кафе и, не заметив признаков кровавой битвы, взял третье такси, на котором и подъехал к дверям. И сразу увидел Саманту, сидевшую вместе с детективом Горстайном в отдельной кабинке. Остальные обедающие возбужденно зашептались, когда он проходил мимо. Сэм помахала рукой: слава Богу, на ней не было наручников. Она вскочила, поцеловала его в щеку и усадила рядом с собой.

– Детектив? – вопросительно начала она, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

– Мисс Джей рассказала мне историю, – сообщил Горстайн.

– Какую именно?

– О, ты знаешь! – отмахнулась Саманта. – Люди, воскресшие из мертвых, ограбленные музеи, все такое прочее.

Рик почувствовал, как отливает от лица кровь.

– Простите?

– Мистер Аддисон! – воскликнул подошедший официант. – Принести вам что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо…

– Чашку чаю, – перебила Саманта.

Официант кивнул и удалился.

– Саман…

– Мы просто общаемся, – предупредила она. – Это неофициальная встреча.

– Надеюсь, что нет, – прошептал он, сжимая ее пальцы под столом. – Ты просто захотела поболтать с копом, который тебя арестовал? И при этом позабыла упомянуть о том, куда едешь?

– Это мое дело. Мое решение.

– Надеюсь, ты предупредила Уолтера?

– Что-то ты сегодня плохо соображаешь, Аддисон. Не понимаешь таких слов, как «мое решение»? – Она тоже сжала его пальцы, несмотря на холодность тона. – Я посчитала, что если приду к Горстайну, он отпустит мне грехи.

– А вы, детектив? Каково ваше мнение об этой истории? – обратился к Горстайну Ричард.

– Что придумать такое безумие просто невозможно. И нужно очень доверять человеку, чтобы рассказать ему нечто подобное.

Доверять… Весьма многообещающее слово при подобных обстоятельствах.

Официант принес чайник, и Ричард благодарно кивнул.

– И что вызвало такой прилив доверия?

– Я просчитала все возможные варианты и решила, что Горстайн нас выручит и для этого нужно потолковать с ним. – Саманта пожала плечами. – Если хочешь поссориться из-за этого, то лучше потом. А пока нам нужно кое о чем позаботиться. Мой выход на сцену – завтра днем.

Ее выход! Весьма слабо сказано.

И наконец, ужас происходящего дошел до него.

– Вы сидели и вот так просто обсуждали все это?

– В основном говорила она, а я слушал с раскрытым ртом.

– Рик прав, – вмешалась Саманта. – Пока что никто не обращал на нас особого внимания. А теперь, сэр Галахад, когда вы здесь, можно попытаться найти более уединенное местечко.

Он понял, что она старается сменить тему, и его изумление, вызванное столь неожиданным поворотом сюжета, потихоньку начинало бледнеть. На этот раз именно его жизнь, его судьба создавали трудности для этих людей.

– Как вы попали сюда, детектив? – спросил он.

– В машине. Она в гараже, за углом.

Ричард встал и потянул за собой Саманту.

– В таком случае пойдем заберем ее.

Он бросил на стол достаточно денег, чтобы оплатить нечто похожее на остатки завтрака, и направился вслед за Горстайном и Самантой. Что за сумасшедшая встреча в стиле «Глубокого горла»[11] и в подземном гараже! Но, как сказала Саманта, времени у них немного.

– Полагаю, вы уже выработали какой-то план? – спросил он, прислонившись к заднему бамперу новенького «тауруса» последней модели.

Саманта взобралась на багажник и прижалась к его плечу.

– Горстайн собирается намекнуть ФБР, что время операции изменилось.

– Значит, ты по-прежнему оказываешься в самом центре вооруженного грабежа. Не вижу особенных подвижек.

– Но Интерпол произведет аресты и не даст вынести картины из музея, так что сделка с Мартином остается в силе.

– Я посмотрю, нельзя ли договориться с одним из моих парней, работающих в музее под прикрытием, – пообещал стоявший в нескольких футах от них детектив. – Мы сделаем, что сможем, чтобы уберечь Джеллико.

– Этого недостаточно.

– Ну… поскольку она сама вызвалась участвовать в этой маленькой операции, не позаботившись предварительно договориться с кем-то из властей, вряд ли я могу сделать что-то еще. Полагаю… мисс Джеллико знает кое-какие вещи, о которых Интерполу было бы интересно поговорить с ней. Инциденты, случившиеся менее семи лет назад и срок действия наказания за которые не истек. Бьюсь об заклад, вы нужны им не меньше, чем этот тип Вайтсрайг.

Господи, что она успела ему наговорить?

– Тем более этот план неприемлем, – проворчал Рик. Он не мог остановить Саманту, решившую очертя голову броситься в опасную ситуацию. Он понимал и принимал жажду приключений, ставшую частью ее характера. Однако риск при этом был огромен.

– Я предложила Горстайну арестовать меня, чтобы помешать моему участию в операции.

– Согласен! – обрадовался Рик, взяв ее за руку. – Лучше просидишь в тюрьме день, чем целую жизнь.

– А вот я пока ничего не выбрала, – отрезала она. – Проблема в том, что, если меня арестуют, Николас и Мартин отменят операцию. Я… мы по-прежнему будем у них на крючке, а Интерпол ничего не сделает для Мартина.

– Ничего, переживет. Он беззастенчиво их обманывает!

– Может быть, он не сумел получить последнюю информацию. Операция готовилась в большой спешке, что, вероятно, означает полный ее провал.

– Мне от этого лучше не становится.

– Я все равно пойду, Рик. Нужно, чтобы кража состоялась, тогда копы смогут вмешаться, или нас обязательно впутают еще раз, только уже позже. Я знала, что меня никто не прикрывает и Мартин не собирается обо мне позаботиться. Поэтому и постаралась защититься единственным способом, который сочла надежным.

– Вам нужна минута, чтобы договориться? – осведомился Горстайн, выудив из кармана зубочистку и сунув в рот.

Ричарду была нужна не одна минута, а несколько. Оттолкнувшись от бампера, он яростно уставился на Саманту. Уже очень давно никто не пытался диктовать ему, что делать, а теперь он был взбешен. Нужно остановить ее. Любой ценой. Заковать ее в наручники, сунуть в самолет и вернуть в Англию, где в поместье был очень высокий забор, отделявший его от всего света. И пусть забор не поможет удержать Саманту, зато помешает проникнуть в дом тем, кто попытается ей повредить.

– Хорошо, – процедил он сквозь зубы.

– Вот и прекрасно, – вставил детектив, не дав Саманте сказать ни слова. – Потому что у меня есть тридцать часов, чтобы свести вместе Интерпол, ФБР и нью-йоркскую полицию, составить план и осуществить его!

Но Ричард не сводил глаз с Саманты.

– А если у него ничего не выйдет, я приму любые меры, чтобы держать тебя подальше от этого музея. Всем все ясно?

Зеленые глаза сузились.

– Абсолютно.

– О'кей, – проворчал Горстайн, хлопнув в ладоши. – Слетайте с моей машины. Мне нужно в участок.

– И вы никому не упомянете моего имени.

– Никому, кроме тех парней, которых посажу вам на хвост тигра, – пообещал детектив, вынув ключи и открывая дверцу машины. – И будьте там, где я смогу легко вас найти. На всякий случай. Мне придется отвечать на весьма непростые вопросы.

– Мы будем дома, – кивнул Рик, – и Саманта будет строить планы отхода.

И не один, а несколько.

Глава 20

Вторник, 8.28

– О'кей, я все понял, – ворчливо пробормотал Стоуни, переваливаясь через подоконник в коридоре второго этажа. – И я чертовски устал лазить по чужим окнам.

– А я этим зарабатывала себе на хлеб, – проговорила Саманта, снова закрывая окно и толкая на место столик.

– Ты несколько энергичнее. И на тридцать лет моложе.

– Отговорки, отговорки, – пробормотала она, подводя его к библиотеке, где потребовала выложить снаряжение.

– Дай мне посмотреть.

– Сначала скажи спасибо.

– Спасибо, Стоуни.

– Так-то лучше. Правда, вещички тут намного сложнее тех, к которым ты привыкла, верно?

– Куда сложнее. Надеюсь, я смогу сообразить, как с ними управляться.

– Особенно еще и потому, что на все про все у тебя пять минут. Сэм, ты делала немало такого, что пугало меня до полусмерти, но это чистое безумие.

– По крайней мере, если все это не сработает, я напоследок громко хлопну дверью.

– Не смей так говорить! – пропыхтел Стоуни. – Где брит?

– Внизу, занимает разговорами нашего гостя, пока тот не уйдет на работу.

– Это что-то новенькое! У вас, никак, завелась дуэнья?

– В доме и без того живут чужие люди, – передернула она плечами. – В Солано-Дорадо места хватит. Кроме того, Стиллуэл часто будет путешествовать.

– Интересно, с чего вдруг Аддисону понадобился помощник?

– С того, что он хочет проводить со мной больше времени.

– То есть приглядывать за тобой.

– Нет. Да. Возможно. Не знаю. Посмотрим, что из этого получится. Потому что все мы знаем, что я не собираюсь провести остаток жизни прикованной к Рику, как бы мне ни нравилось его общество.

Она вынула из пакета с полдюжины мини-пультов управления и приемников.

– Очень мило. Рамон?

– Дуглас, – покачал головой Стоуни. – И пришлось ему заплатить, так что ты должна мне четыре штуки баксов.

Сэм присела на библиотечный столик и принялась рассматривать первый прибор.

– Здорово, – кивнула она, похлопав по стулу рядом с собой. – Это моя вина, что тебе приходится платить наличными.

– Ты заставила меня отойти от дел, так что, конечно, во всем твоя вина. А эти парни понимают, что ты должна торговаться только с теми, кто может предложить что-то стоящее.

– Я не собираюсь ни за что извиняться. Такая жизнь куда безопаснее для нас обоих.

– О, я это вижу, – фыркнул он.

– Что поделаешь, – вздохнула Саманта, принимаясь работать с паяльником. – Знаешь, и Горстайн, и все остальные верили бы мне больше, предоставь я им заказчика.

– Ты переходишь все границы. Знакомых заказчиков у тебя куча. Если все вообразят, что ты решила их продать, не представляешь, сколько бед на тебя обрушится и какие влиятельные люди станут твоими врагами.

– Вполне возможно, – протянула она, – но все они слишком умны и поймут, что тот тип первым переступил границу. Стащить картину из дома взломшицы просто неприлично и рисует меня в дурном свете.

– В таком случае постарайся до завтрашнего дня добыть информацию из Вайтсрайга.

– Я пыталась, но он считает, что я могу обвести его вокруг пальца и сама договориться с заказчиком.

– В наше время просто не стоит быть грабителем – себе дороже.

– И не говори. Но кем бы ни был этот тип, я готова его убить. И не сдамся, пока не разоблачу его.

Стоуни несколько минут наблюдал, как она работает.

– Могу я кое-что спросить?

– М-м…

– Почему ты решила связаться с копами?

– Потому что мы не можем прямо обратиться в Интерпол.

– Я не об этом.

– Тогда о чем?

Стоуни положил ладонь на ее руку, мешая работать.

– Видишь ли, Мартин дал тебе весьма прибыльную профессию. Настолько прибыльную, что отказаться от нее трудно, даже если это музей. Конечно, у тебя существует правило насчет музеев, но в остальном…

– В остальном это именно та работа, которая нравится мне, – докончила Саманта, кладя на место щипцы. – Хочешь спросить, почему бы мне не воспользоваться возможностью и не нырнуть в прежнюю жизнь?

– Тебе бы этого очень хотелось, верно? Не терпится дожить до назначенного часа?

Сама она почти всю ночь не могла отрешиться от тех же вопросов.

– Это что-то вроде вызова. Ты знаешь, как я реагирую на любой вызов.

– Это более чем вызов. Ты словно алкоголик, закодировавшийся на пять месяцев. А теперь глотнула текилы в виде этих несчастных бриллиантов и умираешь по большой запотевшей бутылке «Джека Дэниелса».

– Вот мило! Спасибо огромное!

– Ты знаешь, что я хочу сказать.

Да. Знает.

– Почему Мартин хочет втянуть меня во все это? Ты не задумывался?

– Но ты уже поняла, что он не пытается провести тебя. Просто не может обойтись без твоей помощи.

– А вот это верно. Вместе мы можем запустить электронику быстрее, но нужна я ему не для этого.

Стоуни уселся поудобнее.

– Ладно, тогда скажи мне, что ты об этом думаешь. Для чего ты понадобилась Мартину? Ты уже знаешь, что он не подставит тебя. Недаром солгал Интерполу насчет дня операции.

Она повернулась к нему, по привычке подложив одну ногу под себя.

– Он следил за мной последние три года. С самой своей предполагаемой смерти. Все три года он вился где-то рядом, затевая игры с Интерполом, делая все возможное, чтобы вести относительно честную жизнь, и не позволяя никому скова утопить себя в том же болоте.

– Я примерно так и думал. Под прикрытием Интерпола он вполне свободно проворачивает свои мелкие делишки, да еще может свалить их на тех, кого в очередной раз подставляет.

Стоуни помолчал.

– Ты права, – изрек он наконец. – Мартин всегда здорово умел манипулировать людьми во имя своих целей.

– Помню. И всегда повторял, что преподает мне уроки. Итак, что произойдет, когда я помогу ему обокрасть музей? Мы с Риком расстаемся, потому что даже он не сможет на этот раз прикрыть меня. Мартин получает наличные, остается своим в очень успешной бригаде, а я… мне некуда идти, кроме как продолжать грабить людей.

– Он мстит тебе за то, что тогда ты не захотела стать его партнером.

Сэм взяла стакан с колой.

– Что же, награди его за это медалью.

– Это поэтому ты обратилась к копам? Чтобы больше никогда не работать с Мартином?

– Ради Бога, оставь меня в покое! Моя жизнь сейчас неидеальна, но есть моменты, когда я по-настоящему счастлива. Я влюблена. И мне ничто не грозит.

Стоуни с сомнением покачал головой, но Сэм улыбнулась:

– Поверь, это именно так. Сегодняшний день – исключение.

– Сколько еще исключений будет терпеть Аддисон?

Саманта тоже задавалась этим вопросом.

– Не знаю. Полагаю, когда магическая цифра будет достигнута, все станет ясно.

– А ты этого хочешь?

– Ты кто, мой советник и наставник?

– Я считал себя твоим Йодой.[12]

– Но сегодня утром, ты – мой С-ЗРО[13] и невероятно меня раздражаешь. Конечно, я не хочу достигнуть магической цифры. Если мы с Риком разойдемся, не желаю, чтобы это было потому… что на меня начнут показывать пальцами…

Раздался стук.

– Все в приличном виде? – спросил Рик, распахивая дверь.

– Стиллуэл ушел?

– Да. Я отправил его на переговоры с городским советом. И это вполне справедливо, тем более что они целых три дня меня донимали.

Он уселся напротив Сэм.

– Могу я спросить, как вы вообще собираетесь пронести все это в музей? – осведомился он, показывая на снаряжение.

– Скажем так: парадным входом мы не воспользуемся. Во всяком случае, не все мы.

– И объясни еще раз план отхода. Я хочу проверить все как следует. Ошибки недопустимы.

Тревога в синих глазах заставила ее прикусить язык и не отделаться шуточкой, которая так и вертелась на языке. Это было ужасно трудно – сознавать, что кто-то имеет такое эмоциональное и даже физическое влияние на ее жизнь.

– План отхода крайне прост. Как только интерполовцы ворвутся в зал, я бросаю свое снаряжение, вылетаю через ближайший выход, прохожу пешком квартал, в конце которого ты ждешь с такси, и мы едем в твой офис, чтобы обеспечить мне алиби. Если парни Горстайна дадут мне пару дополнительных секунд, будет еще лучше.

– Как же не лучше, – пробормотал Стоуни. – Если не считать всех этих выстрелов, и беготни, и той вполне вероятной возможности, что кто-то может последовать за тобой, или что кто-то может тебя узнать. Если помнишь, тебя показывали по телевизору.

– Об этом я тоже подумала, – кивнула она, вынимая из рюкзака блондинистый парик.

– Надеюсь, подкладка этой штуки из брони, – кисло заметил бывший торговец краденым.

– Правда ли, мистер Аддисон, – прочирикала она, кокетливо улыбаясь, – что миллиардеры предпочитают блондинок?

Рик, фыркнув, накрутил на палец белокурый локон.

– Ты в любом цвете кажешься красавицей, янк. Если превращение в блондинку поможет тебе благополучно ретироваться из Метрополитен, тогда да, я предпочитаю блондинок.

– Хороший ответ, – кивнула она, целуя его чувственный рот.

Оставив в покое ее парик, Рик снова вгляделся в разложенные на столе приборы.

– Если ты все равно собираешься от этого избавиться, зачем с ними возиться? – спросил он, поднимая один из пультов и внимательно его исследуя.

– Нужно подстраховаться. Николас или Мартин, возможно, захотят проверить, что у меня в рюкзаке. Я должна по крайней мере делать вид, что выполняю свою долю работы.

Если она скажет ему, для чего на самом деле нужны приборы, он запрет ее в кладовой до Судного дня. Но есть веши, которые ему лучше не знать.

– Итак, каков план отступления, разработанный твоими партнерами?

– Мы уже это проходили.

– Если не возражаешь, я послушаю еще раз.

Значит, вот как он работает. Изучает все углы и аспекты ситуации. В этом они почти схожи.

– Мы с Мартином отключаем датчики и сигнализацию, – процедила она, стараясь сдержать нетерпение, – и пока смотрители и охранники начинают освобождать залы и коридоры, мы срываем картины со стен. Тут возникает паника, мы швыряем осветительные патроны и дымовые шашки, а тем временем прячем в сумки все, что нам действительно заказали.

– Как продукты в бакалее.

– Совершенно верно. Закончив работу, мы вылетаем из парадной двери и прямо в ожидающий нас грузовик-фургон, замаскированный под машину спецназа. Включаем сирены и мигалки и убираемся подальше от музея, меняем один грузовик на другой и возвращаемся на склад.

– Но даже при выключенной сигнализации в вестибюле дежурят вооруженные охранники.

– Будем надеяться, что при всей этой суматохе им будет не до нас. Не забывай, посетители в панике начнут метаться по всему музею.

– Так считает Вайтсрайг, полагаю? – не унимался Рик. – Он уже застрелил охранника в Лувре и не задумается сделать подобное снова. Это тебе понятно?

– Я не настолько глупа, Рик, – парировала она, уже во власти хмельного, адреналина, туманившего голову. – Копы знают, на что он способен. И будут готовы ко всяким неожиданностям. Именно поэтому я и потолковала с Горстайном, помнишь?

Он продолжал скептически качать головой, поэтому она, взглядом попросив его не вмешиваться в ее дела, встала.

– Пойду принесу еще банку колы, – гневно объявила она, прежде чем удалиться.

Ричард немедленно обратился к Уолтеру:

– Как по-вашему, когда ей позвонят?

– В течение следующих двух часов. Таким образом, они успеют отдать последние распоряжения без риска, что кто-то кому-то проговорится.

– Неужели среди грабителей нет понятия чести?

– Только не с этими людьми. Господи, у меня дурное предчувствие насчет всего этого.

– И не только у вас. – Рик еще больше понизил голос: – Когда она уедет, мы с вами кое-что предпримем.

– Что именно? – нахмурился Стоуни.

– Из кожи вон вылезем, чтобы наша девочка осталась жива. Вы со мной?

Уолтер торжественно протянул руку:

– Еще бы! До конца!

– Рад слышать, – кивнул Рик, пожимая его руку. Пусть Саманта делает то, что должна делать. Он поступит, как считает нужным.

При мысли о том, что бесценные произведения будут срываться со стен и расшвыриваться по залу, ему, как коллекционеру, стало не по себе. Однако его чувства относительно методов действия шайки Вайтсрайга были не важны. Как только в музее появятся Интерпол и полиция, бандиты поймут, что их подставили, и набросятся либо на Мартина, либо на Саманту, либо на обоих. Мартин пусть выпутывается сам. Но никто из представителей закона и глазом не моргнет, если при выполнении операции погибнет кто-то из грабителей, и что бы там ни воображал детектив Горстайн, его подчиненные и близко не успеют подойти к Саманте. Значит, остаются Стоуни и он сам. А после того, как он несколько минут назад подслушал разговор Барстоуна и Саманты, ничто, ничто не должно случиться с Сэм… если от Рика хоть что-то зависит. Следовательно, нужно сделать так, чтобы зависело.

Когда Сэм вернулась в библиотеку с содовой в руке, Уолтер тяжело поднялся.

– Если не возражаете, я хотел бы посмотреть новости. Убедиться, что ни одна из местных станций не ведет репортаж из Метрополитен-музея или что-то в этом роде.

– Трус, – бросила Саманта, возвращаясь к работе над крохотными приборчиками, принесенными Уолтером.

– Не хочешь объяснить, для чего все это? – неожиданно спросил Рик.

– Для того чтобы включить или выключить сигнализацию с короткого расстояния, – буркнула она, наклеивая на каждый прибор кусочек скотча и помечая маркером. – Таким образом, я сохраняю контроль над частью сигнализации, когда во всем музее поднимется суматоха. По крайней мере я на это надеюсь.

– Я все же предлагаю увезти тебя на Багамы. Можешь захватить с собой парик.

Он видел, как Сэм взбирается по стенам и залезает в окна, но знать, что она разбирается в электронике, было ново и непривычно.

– А когда все кончится, можешь умыкнуть меня в Палм-Бич. Как тебе такое предложение?

Значит, она готова вернуться к консультациям по охранным системам, работе, которую не особенно любила.

– Звучит чудесно, – тем не менее сказал он.

Когда она закончила возиться с приборами, Ричард помог сложить все необходимое в рюкзак. Подумать только, что всего несколько месяцев назад он в жизни не предположил бы, что будет помогать женщине, своей женщине, возиться с оборудованием, в которое входили электронные приборы, разделитель сигнала, устройство для зачистки проводов, прибор ночного видения и еще многое другое.

Он видел ее возбужденное лицо, слышал взволнованный голос, знал, что испытывает она в эту минуту, и хотя это пугало его, все же он мог понять, какие чувства испытывает Сэм.

– Хочешь, положу туда сандвич с арахисовым маслом? – спросил он, показав на рюкзак.

– Другие грабители будут смеяться надо мной.

– Этого мы допустить не можем.

Ему так хотелось коснуться ее, унести в спальню, раздеть, напомнить, что способен возбудить ее не хуже любой кражи. Но отвлекать Сэм перед операцией! Возможно, оттого, как она сумеет сконцентрироваться, зависит ее жизнь. Нет, он не станет так рисковать.

– Что теперь? – спросил он.

– Сейчас я начну метаться и выходить из себя в ожидании назначенного часа.

– Велика ли вероятность того, что Вайтсрайг изменит планы в последний момент?

– Я никогда не работала с ним раньше, но вся эта история – настоящая задница, и скорее всего нас ждет провал независимо от изменений. Но основной план, во всяком случае, остается тем же.

– Что, если он…

Запел сотовый. Мелодия показалась ему знакомой. Но Рик не мог припомнить, откуда знает ее. Ричард нахмурился, а вот Сэм улыбнулась.

– Это из «Терминатора», – пояснила она, открывая флип. – Алло? – Она молча с бесстрастным лицом выслушала собеседника. – Договорились, – произнесла она наконец и снова закрыла телефон.

– Ну?

– Пора. Нужно уходить прямо сейчас.

Теперь, когда настал момент, ему хотелось все изменить: его мужское эго и желание владеть ею требовали не отпускать эту женщину, держать в объятиях то, что было дорого ему.

Рик глубоко вздохнул.

– Береги себя, – прошептал он, беря ее за руку.

Она обняла его и поцеловала, теплая, встревоженная и взволнованная одновременно.

– Только будь на месте, когда я попытаюсь сбежать.

– Рассчитывай на меня.

Сэм, подмигнув, повесила рюкзак на плечо и шагнула к двери.

– Я люблю тебя, брит.

Она уже дважды сказала это первая. Не в ответ на его признание в любви. Будем надеяться, что это не в последний раз.

– Я люблю тебя, янк. Скоро увидимся.

Глава 21

Вторник, 16.41

Стоя под деревьями, Боно-Эрик и Дольф спорили по-немецки, у кого из них хватит денег увести Сэм от Рика и уложить в постель.

Саманта, Мартин и Николас, стоя в нескольких ярдах от них, изображали туристов. Мартин тоже говорил по-немецки, но, очевидно, обсуждение добродетели Сэм его не волновало.

– Четыре минуты, – объявил Вайтсрайг, для наглядности хлопнув себя по бедру столько же раз.

Лицо Мартина выражало неподдельное равнодушие. Немцы выглядели несколько самодовольно: впрочем, для них тут не было ничего нового.

– Ты когда-нибудь скажешь мне, кто заказчик? – прошипела Саманта.

Ник покачал головой:

– Ты получишь деньги, чего еще требуется?

– Из-за тебя я чувствую себя отверженной. По крайней мере, объясни: он получит Хогарта и Пикассо и в придачу бриллианты?

– Одно из перечисленного он уж точно не получит, – рассмеялся Мартин.

– Мартин, прошу тебя, не распускай язык.

– Она член команды, Ники.

– Нет. Да и ты в курсе только потому, что помог мне раздобыть Хогарта.

Итак, заказчик не получит одного из украденных предметов. Означает ли это, что этот предмет уже есть у него? И это не Хогарт, потому что Мартин помогал украсть картину.

– Послушай, она пытается вычислить заказчика.

– Заткнись, Боно.

Саманта облегченно вздохнула. Ей есть из-за чего беспокоиться и без этого чертова заказчика. Осталось только три минуты. Время на исходе.

– Николас, можно я поговорю с Мартином? Мы всегда совещаемся перед работой.

Вайтсрайг глубоко затянулся сигаретой. Без фильтра. Мерзость.

– Ты, похоже, нервничаешь, Сэм?

– Я несколько месяцев была вне игры. Дай поговорить с отцом, ладно?

– Ради Бога. Но ни слова о заказчике, Мартин, – ухмыльнулся Вайтсрайг и отошел к немцам. Вулф уже сидел в своей замаскированной под спецназовскую машине, ожидая, когда можно будет забрать сообщников.

– Мартин, – начала Саманта, – как…

– Что ты вытворяешь, – перебил он, – позволяя этому бандиту Ники видеть, как ты нервничаешь? Сколько раз я предупреждал: никому не показывай своего страха!

– Плевать мне на то, что он думает! Как твои друзья сегодня?

Ответ она знала. Его друзья готовятся к операции в пятницу. Рик был уверен, что Мартин манипулирует ею, в точности как всеми остальными, но она хотела сама услышать это из уст отца, прежде чем начнет свое соло.

– Мнение других всегда важно, – объявил он громким, слегка наставительным, учительским голосом, каким он всегда читал ей лекции. – Мы живем в тесном мире. Не хочешь же ты приобрести репутацию нервной особы, тем более что, в сущности, тебя ничем не прошибешь.

– Пойми, это дело для меня последнее, одноразовое, и ты это знаешь. Я просто помогаю тебе. И хотела бы знать, чего ожидать от твоих проклятых дружков.

Мартин величественно сложил руки на груди.

– Значит, ты воображаешь, будто протягиваешь мне руку помощи? Хрен тебе! Это я помогаю единственной дочери. А когда в твоем кармане очутятся два с половиной миллиона баксов, можешь сказать мне спасибо.

Черт возьми. Рик был прав, во всем прав. Она сделала ошеломленное лицо, но тут же постаралась принять бесстрастный вид.

– Так твои друзья не появятся? – прошептала она.

– Благодаря моим друзьям, – заявил он, – последние три года были лучшими в моей жизни. Это они свели меня с Ники, хотя можешь этому не верить. После этой операции Интерпол мне больше не понадобится, и мы расстанемся.

Лучшие три года его жизни! И все это время она считала его мертвым!

– Значит, вот так? Думаешь, им неинтересно будет поговорить с тобой после того, как поможешь грабителям провернуть операцию такого масштаба, а потом исчезнешь?

– Кому это интересно? Они гонялись за мной двадцать пять лет, прежде чем им повезло. Попробую рискнуть еще раз.

Она едва не напомнила, что, несмотря на все его усилия, его все-таки сцапали. Как бы он ни задирал нос, этого факта не изменить.

– А как насчет меня, Мартин? Думаешь, Рик не узнает, что я натворила? На прошлой неделе меня едва не арестовали за кражу картины. Копы наверняка заподозрят, что я замешана в истории с музеем.

– Тебе давно пора прежде всего думать о себе, девочка. Раньше ты назубок знала правила игры. Думаю, я объявился как раз вовремя.

– Наоборот, слишком поздно. Я покончила с прошлым.

– Вовсе нет: просто взяла отпуск. И чтобы отпраздновать твое возвращение, я купил пару билетов в Венесуэлу, где сейчас живу. Один из них – для тебя.

– Значит, мы теперь вроде Буча Кэссиди и Санданса Кида?[14] Та история кончилась плохо.

– Мы гораздо умнее этой парочки.

Она верно угадала: эта операция должна была стать ее бенефисом. Большая, зрелищная, экстравагантная. Подобной не случалось в Америке лет пятьдесят.

– Ты не пошла на попятный, надеюсь? – спросил он. Впервые голос его прозвучал нерешительно.

– Ты и Николас сильно затруднили мне возможность отступления, – честно ответила она. – Но было бы неплохо, если бы ты не воображал, будто можешь манипулировать и мною. И было бы неплохо, если бы за прошедшие три года ты не поленился заглянуть к Стоуни и сказать: «Привет, я живой».

– А тебе не стоит закатывать истерики за минуту до начала работы. Веди себя спокойно, делай, что полагается по плану, и завтра мы будем в Южной Америке.

Сэм ничего не ответила. В чем-то он прав, тем более что она все успела подготовить, и теперь несколько десятков представителей правопорядка разгуливают по территории музея. Правда, большинство из них вряд ли отнесутся к ней иначе, чем к остальным членам шайки.

К ним снова подошел Николас.

– Готова, Сэм? Потому что, если ты все испортишь, твоя пуля первая.

– Это я уже слышала. И готова ко всему. Только постарайся не отстать.

Он показал на остальных:

– Шопинг начинается.

Саманта отдала рюкзак Мартину, оставив себе гаечный ключ и ножницы для резки проволоки, спрятанные в пачке с прокладками. Пока остальные входили через подземный гараж, она направилась к парадному входу.

Сразу за порогом стояли два охранника, проверявшие пакеты и сумочки. Она, не дожидаясь просьб, расстегнула свою, открыла и остановилась перед тем, кто помоложе.

– Еще не слишком поздно зайти в сувенирный магазин? – спросила она, беря со стола план музея.

– Нет. Галереи закрываются через пятнадцать минут. Магазин и кафетерий – в восемнадцать тридцать.

Она широко улыбнулась ему и в камеру над его головой.

– Спасибо.

С этого момента она была запечатлена на пленке. Голова под париком немного чесалась, но она часто носила парики, отправляясь на дело, и поэтому игнорировала небольшой дискомфорт. Кроме того, она старалась не смотреть на посетителей, роившихся в вестибюле, хотя и отметила необычайное количество одиноких мужчин. Впрочем, это может быть ее воображение. Пока что она должна дурачить и бандитов, и копов.

Неспешным, но решительным шагом она направилась в сувенирный магазин, вышла в противоположную дверь и оказалась у задней стены, рядом с помещением для охраны. Помня о камере в коридоре, она зарылась в развернутую карту, словно заблудилась и не знала, куда идти. Под прикрытием бумажного листа она натянула перчатки, прошла под камерой, вытащила ножницы и перерезала провод питания. Оглядела короткий коридор, выбрала место у задней стены, размахнулась ножницами, как ножом, и вонзила в стену на уровне талии.

Бинго! Точно в центр схемы. Торопливо стиснув поручень, она вскрыла блок плавких предохранителей и стала наугад выдергивать все выключатели, до которых могла дотянуться. На это ушло двадцать секунд, затем она задвинула металлическую пластину на место, чтобы никто ничего не заметил. Потом она снова зашла за угол, где могла видеть двери помещения для охраны. Оттуда выскочили трое охранников и стали разбегаться по коридорам. Саманта проскользнула в помещение, прежде чем дверь успела захлопнуться. В комнате оставался один охранник.

– Какого черта вы… – начал он, удивленно уставясь на Сэм. Та брызнула ему в лицо из баллончика с перечным спреем. Бедняга, разрываясь от кашля, согнулся в три погибели, а Сэм молниеносно спеленала его скотчем, заклеила рот и отвезла в кресле за дверь. Она ненавидела схватки подобного рода и гордилась тем, что обычно умела их избежать. Однако, учитывая обстоятельства, лучше связать беднягу, чем видеть мертвым.

Она наскоро обесточила вторую камеру, выдернув и обрезав все провода. Тому, кто попытается вернуть ее к жизни, придется нелегко.

После этого она открыла запасные выходы и отключила внешнюю сигнализацию. На часах было пять часов семь минут вечера. Ха! У нее в запасе почти минута!

Остальные, кроме Мартина, войдут через подземный гараж. Мартин сейчас придет в помещение охраны и отдаст ее рюкзак, а потом начнутся скачки.

Две минуты спустя в дверь постучали условным стуком. Сэм удовлетворенно кивнула и открыла замок.

– Привет.

Никаких имен, иначе спеленатый страж снова окажется в опасности.

Мартин скользнул внутрь и опять запер дверь.

– Похоже, охранники окончательно сбиты с толку, – ухмыльнулся он, – но никто не знает, что происходит.

– Скоро узнают.

Она взяла рюкзак и вытащила разделитель сигнала, чтобы обойти датчики на стене второго этажа. На место разделителя она сунула свою сумочку.

– Мы выберемся, пока не перекроют выходы.

– А если нет? Собираешься перестрелять кучу народу?

Мартин поднял глаза от компьютера, с помощью которого обесточивал тяжелые противопожарные двери, которые обычно падали с потолка, чтобы защитить находящиеся в опасности экспонаты. Теоретически в отсутствие дверей единственным препятствием оставались охранники, те немногие, которые не были заняты, пытаясь успокоить впавших в панику посетителей.

– Вот в Риме… – начал он, возвращаясь к работе.

– Мы не в Риме. Мы в гребаном музее.

– Займись делом. Будем спорить в самолете, увозящем нас в рай.

Она глубоко вздохнула.

Сосредоточься!

Перерезая телефонные линии, она краем глаза наблюдала Мартина за работой, отмечая, что он обесточивает двери и датчики только в трех главных галереях, которые они собирались ограбить. Что же, вполне естественно: каждая система имеет такую же дублирующую где-то в здании, и у них очень немного времени, прежде чем кто-нибудь поймет, что происходит, и восстановит системы.

– Готово, – объявила она наконец. – Всякий владелец мобильника может вызвать копов, но автоматические системы не заработают.

Во всяком случае, без посторонней помощи, на что она и рассчитывала.

Через несколько секунд Мартин тоже встал.

– Двери открыты, датчики на стенах выведены из строя на следующие девять минут.

Он подхватил свой рюкзак и кивнул:

– Пойдем.

– Только после вас.

Как только Мартин вышел за дверь, Саманта быстро кликнула мышкой по мерцающей иконке перезагрузки на экране, за которым работал отец. Понадобится несколько минут, чтобы вся система снова пришла в действие, зато частичный контроль будет восстановлен уже через три минуты. Именно этого она и добивалась. Сэм любила рисковать, но при этом считала, что из всякой ситуации нужно иметь не менее двух выходов. Оставалось надеяться, что ее задумка сработает.

Она догнала Мартина, и оба поднялись наверх, но на втором этаже разошлись. Он направился к выставке американского искусства, ее путь предположительно лежал к Музыкальному залу. Саманта взглянула на часы. Через минуту в музее начнется настоящий ад.

Тяжело вздохнув, она направилась к одному из трех основных входов в галерею европейской живописи, смежному с крылом, где располагались произведения американского искусства: преимущество, которое при определенном везении сработает в ее пользу. Она нашла распределительный щит и застряла в дверях магазина второго этажа, разглядывая книги по искусству и выжидая.

Сердце бешено колотилось. Любая мелочь может привести к катастрофе. И если она ошиблась, то закончит дни в тюрьме или могиле. А Рик сидит в такси в квартале отсюда и понятия не имеет, что происходит, пока Горстайн не позвонит ему с новостями.

Ровно в семнадцать пятнадцать смотрители и охранники объявили, что галерея закрыта, и стали выпроваживать людей. Пока толпа выливалась из галерей в магазин, Сэм рискнула заглянуть в комнату – как раз вовремя, чтобы увидеть, как Боно ударил охранника по голове рукояткой пистолета, вошел в галерею и сорвал со стены большое полотно Помпео Батони. Все произошло с такой скоростью, что девушка ахнула.

Кто-то совсем рядом с ней вскрикнул, и тут же повалил дым из дымовой шашки. Посетители с криками рвались на свободу. Саманта встала лицом к стене, открыла распределительный щит и стала зачищать провода. К счастью, все они были промаркированы, и у нее ушло не более секунды, чтобы перевести питание на ту цепь, которая ей понадобилась, и соединить ее с одним из приемников, после чего Сэм захлопнула щит и присоединилась к всеобщему исходу, пока не смогла проникнуть в следующую комнату. Несмотря на то что в галереях было множество экспонатов, по всему периметру находились только три двери. Еще два щита, и она может перейти в следующую галерею.

– Эй!

Охранник схватил ее за плечо как раз в тот момент, когда ее руки по локти погрузились в проводку. Развернувшись, она ударила его по голове рюкзаком, и он свалился, как камень. Но теперь ее заметили те, кто бежал к ближайшим лестницам. Черт!

Она вытащила дымовую шашку и бросила в том направлении, куда шла.

– Убирайтесь! – завопила она, размахивая руками.

Все равно что швырнуть змею в мышиное гнездо!

Посетители разлетелись в разные стороны, и ей удалось промчаться мимо. Действуя на автомате, она бросила другую шашку в Музыкальный зал и воспользовалась коридором как кратчайшим путем. К счастью, толпа быстро редела: именно то, что ей нужно. Саманта приостановилась только на миг, удостовериться, что скрипка Страдивари благополучно покоится под стеклом. Собственно говоря, именно ей поручалось украсть скрипку, но если это сделал кто-то другой из членов шайки, значит, ее разоблачили.

У дверей, ведущих одновременно в американскую и европейскую галереи, она подсоединила к распределительному щиту еще один приемник и сделала то же самое с двумя основными входами в галерею американского искусства. Может, все это ни к чему, может, Интерпол, полиция и ФБР уже успели взять все под контроль. Но почему-то ей так не казалось. И она была готова рискнуть будущим ради сознания того, что сможет перехитрить и Николаса Вайтсрайга, и Мартина Джеллико. Они, возможно, до сих пор спорят, кто из них главный.

Едва она закончила с последним распределительным щитом, сквозь стену дыма появился Мартин с большой черной трубкой на плече. Значит, успел стащить картину Льютца «Вашингтон, переходящий реку Делавэр», которая, по-видимому, навсегда исчезнет из поля зрения почитателей.

– Сэм, какого черта ты здесь делаешь? – рявкнул он. – Немедленно бери чертова Страда, прежде…

– ФБР! Замрите!

Класс! Вот теперь им приспичило появиться.

Высокий тип в темном костюме и с пистолетом в руке материализовался в нескольких футах от Мартина. Дуло пистолета было направлено на ее отца, но краем глаза тип поглядывал и на нее, стоявшую у порога галереи.

– Идите сюда, леди, и побыстрее.

О'кей, значит, пора.

Сэм задохнулась от возбуждения.

– Ты подставил нас, Мартин! – громко объявила она. – Будь ты проклят!

С этими словами она нажала пульт дистанционного управления.

В нескольких шагах от нее с потолка рухнула тяжелая огнеупорная дверь, отсекая Мартина и фэбээровца. Стараясь не поддаваться угрызениям совести, она вытащила из соседнего дверного проема вопящую обезумевшую женщину и снова привела в действие противопожарную дверь. Та врезалась в пол.

– Быстрее, леди! – крикнула Сэм, толкая женщину к лестнице.

– Спасибо, спа…

Саманта пустилась бежать.

– Осталось четыре, – выкашляла она два слова, заскакивая в очередной коридор. Пульты дистанционного управления имели достаточно большую дальность действия, но в музейных стенах было много металла, и она опасалась, что одна из дверей может не закрыться. Она могла опустить их в ту же минуту, как вскрыла распределительные щиты, но тогда в музее оставалось еще слишком много народа. Оставалось лишь надеяться, что к этому часу все плохиши и представители закона успели добраться до лестниц. И вообще она старалась обойтись без заложников.

Двое вооруженных мужчин с рациями ворвались в галерею европейского искусства как раз в тот момент, когда она собиралась привести в действие смежную дверь. Сэм быстро нырнула под скамью, чтобы ее не заметили, и когда они пробежали мимо, оказалась за их спинами.

– Эй! – окликнула она. И когда один развернулся лицом к ней, ударила его рюкзаком в грудь так сильно, что он пролетел сквозь смежные двери в американское крыло. Второй схватил ее за руку, но она извернулась и всадила ему ногу в колено. Он попятился и наткнулся на первого, который поднял пистолет.

– Мать вашу, леди, немедленно замрите, иначе…

Она нажала кнопку, и дверь рухнула, разделив их. Адреналин бурлил в ее мышцах, когда она повернулась и снова побежала. Она обезвредила Николаса и Мартина и отсекла их от Боно и Дольфа!

Но предстояло еще закрыть два выхода из галереи европейского искусства. Дым валил так густо, что в двух шагах ничего не было видно. Пройдя через зал греческого искусства, она едва не наступила на картину Эль Греко и была вынуждена сбавить темп. Николас не шутил, обещая устроить хаос. Но может, это задержало их, и они не сумеют захватить ее в галерее. Но «Вид на Толедо» уже исчез. Значит, один из немцев успел здесь побывать. Дьявол. Хоть бы они задержались в галерее! Если она не сможет выбраться до того, как они уйдут, значит, либо рискует упустить их, либо замурует себя вместе с ними.

Когда она добралась до второго выхода, из двери зала итальянской живописи появился Боно.

– Идем, Сэм, – пролаял он.

– Осторожно. Я слышала переговоры по рации, – сымпровизировала она.

– Без проблем, – пожал плечами Боно, устремляясь к двери главной галереи. Саманта едва успела схватить его за плечо:

– Погоди. Я пойду первой. У меня вид более невинный.

– Поторопись.

Кивнув, она переступила порог, и следующая дверь упала так близко, что сорвала с плеча рюкзак. Позади раздался выстрел: очевидно, Боно был взбешен. Она снова нацепила рюкзак.

Оставался только Дольф, а потом можно и бежать.

Она снова влетела в Музыкальный зал и промчалась через магазин, направляясь к последней двери, объединявшей две галереи. За спиной открылась дверь лифта.

– Стоять на месте!

Но Саманта и не думала слушаться. Мимо уха просвистела пуля и ударилась о стену магазина, попортив постер с репродукцией Моне. Сэм, взвизгнув, нырнула за двойной стенд с открытками. Черт, Горстайн наверняка никому не сказал о ней!

Поравнявшись с последней дверью галереи европейской живописи, она нажала последнюю кнопку. Дверь упала, и остановилась в двух футах от пола.

Дьявол!

Она снова нажала кнопку. В спешке кто-то сбил книжную полку и третий стенд с открытками. Дверь визжала и стонала, медленно давя груды дерева, проволоки и музейных путеводителей в твердых обложках.

– Закрывайся, закрывайся, закрывайся, – скандировала Сэм, пинками отбрасывая книга с дороги. Но тут в проем протянулась рука и схватила ее за щиколотку. Потеряв равновесие, Сэм упала.

Из-под двери выкатился Николас Вайтсрайг, и секундой позже стальное чудовище с ужасным треском ударило в пол.

Саманта пыталась отползти и вырвать ногу, но ничего не получалось. Негодяй, должно быть, поменялся местами с Дольфом! Николас был гораздо сильнее.

– Сука! – выдохнул он и, встав на четвереньки, принялся подминать ее под себя. Саманта согнула ноги и ударила его коленями в пах. Николас взвыл и откатился. Она отползла в сторону, но рюкзак зацепился за стенд с открытками. Она дернула изо всех сил. Стенд обрушился на Николаса, и тот снова повалился на пол. Забыв о рюкзаке, Саманта сбросила лямку, поднялась на ноги и побежала. Она уже успела добраться до верхней площадки лестницы, но полицейские не отставали. Она надеялась, что они вернутся за Николасом, если, конечно, заметили его. Внизу появились с полдюжины парней со значками «Интерпол» на рубашках и тоже стали подниматься наверх.

Прошептав молитву, она взвилась в воздух, всем телом ударилась об одного из преследователей, схватилась за перила, снова оттолкнулась, прыгнула вниз и оказалась на первом лестничном пролете. При этом она так сильно ударилась, что несколько мгновений не могла вдохнуть воздух. Десятки голосов орали в рации и микрофоны, вокруг раздавался топот тяжелых ботинок, но она покатилась по ступенькам и оказалась на полу вестибюля.

Кое-как она поднялась на ноги и рванула вдоль стены, не обращая, внимания на боль в растянутой щиколотке. Время словно остановилось. Копы, оружие, хаос, вопящие туристы, давившие друг друга, чтобы добраться до дверей, разлетевшиеся повсюду вещи, пакеты и брошюры, и в центре всего – она.

Ее уже приметили представители закона, так что пора менять внешность. Саманта нырнула за гранитную урну для мусора, стащила парик и черную рубашку. Под ней оказалась красная футболка, выбранная потому, что придавала ей вид туристки. Она аккуратно заправила футболку в джинсы. Выкинув в урну парик и рубашку, она выдавила несколько слезинок, придала лицу растерянное, испуганное выражение и стала оглядываться по сторонам.

Громила со значком ФБР приблизился к ней с полуавтоматическим пистолетом, небрежно лежавшим на сгибе руки.

– Постойте, леди! – прорычал он.

Она подняла дрожащие руки и при этом даже не притворялась. Пусть думают, что это страх. На самом же деле это адреналин!

– Что происходит? – заплакала она. – Я была в дамской комнате, но тут погас свет, и все стали кричать.

Он слегка опустил оружие.

– Произошло ограбление. Пожалуйста, идите к выходу, и кто-нибудь запишет ваши показания.

– Я оставила сумочку в туа…

– Позже мы ее найдем.

Он прошел мимо, и она двинулась к дальнему выходу.

– Спа…

Кто-то ударил ее в спину, толкнув на мраморный пьедестал. Оглушенная девушка попыталась повернуться. Дуло пистолета уперлось в губы, раня десны. Вайтсрайг.

– Попалась! – пропыхтел он и, когда кто-то оглянулся на них, показал фальшивый значок Интерпола. Рывком поднял ее на ноги и сунул за пояс брюк что-то тяжелое. Гребаный пистолет! Он пристрелит ее на глазах у всех, и, поскольку она вооружена, все будет по закону! А потом он выйдет на улицу, найдет Рика и убьет его тоже. – Где бомба?! – заорал он, тыча пистолетом ей в зубы. – Где бомба?! Все немедленно вон отсюда!

Уловка сработала. Все в ужасе бросились к выходу. Крики «бомба» эхом отдавались в полутемном вестибюле.

– Прощай, Сэм, – бросил он, спуская курок.

Глава 22

Вторник, 17.33

И в этот момент Саманта бросилась вбок. Немедленно огромная, смутно видимая фигура выступила из тени и огрела Вайтсрайга по голове чем-то большим и тяжелым. Рик!

Вспышка озарила ее левую щеку; в вестибюле еще гремело эхо выстрела. Саманта с трудом поднялась на ноги. В ушах до сих пор звенело.

Вайтсрайг валялся на полу бесчувственной грудой. Рик встал над ним с зажатой в кулаке римской бронзовой чашей. Ей вдруг показалось, что сейчас он добьет Николаса.

– Р-рик, – пробормотала она, заикаясь.

Рик повернулся к ней, и она впервые заметила, что он прилепил фальшивые усы и длинные бачки.

– Пойдем, – велел он, хватая ее за руку и ставя чашу на треножник.

– Но…

– Пойдем, – повторил он. – Сейчас не время для джентльменских поединков на кулачках. Нельзя, чтобы тебя здесь видели.

Она почти не могла идти, и он повел ее к выходу. Немного придя в себя, Сэм выхватила из-за пояса пистолет и уронила на пол. Никакого оружия. Никогда.

Парень из нью-йоркского департамента полиции уставился на них, но Саманта показала пальцем на Николаса. Полицейский кивнул и отошел. Значит, Горстайн сдержал слово.

Рик встряхнул платок и осторожно приложил к ее щеке.

– Расступитесь, – просил он людей, забивших выходы, и при этом довольно правдоподобно изображал южный акцент. – Мою жену поранило стеклом.

Пытаясь немного прояснить голову, Саманта вырвалась и отошла от него.

– Ты тоже не должен быть здесь, – пробормотала она.

Он провел пальцем по усам.

– Я вовсе не здесь. Симпатично, верно?

– Ты словно явился из семидесятых годов!

Рик снова взял ее за руку, и они наконец очутились на улице. Какофония сирен, клаксонов и воплей из полицейских раций обрушилась на ее несчастную голову. Обстановка выглядела так, словно на Пятой авеню разразился Армагеддон. С помощью поддерживавшего ее Рика она осторожно двигалась по самому краю тротуара. Здесь, среди охваченных паникой людей, она чувствовала себя более защищенной, но Рик не остановился и на ходу вытащил телефон и набрал номер.

– Мы на месте, – сказал он и отключился. Грузовик спецназа с включенной сиреной подкатил к обочине прямо перед ними. Но там… там же Вулф!

Саманта попятилась, но Рик, не обращая внимания, подтолкнул ее к самой дверце.

– Рик, нет! Ты…

– Все в порядке, солнышко.

Она подняла голову и не поверила глазам. На месте водителя сидел Стоуни, улыбка которого выглядела несколько напряженной.

– Залезай, детка. Счетчик крутится.

– Но…

Стоило Рику прыгнуть вслед за ней, как грузовик рванул с места. Саманте пришлось опереться о потолок, чтобы сохранить равновесие. Рик открыл заднюю дверцу и пинком выбросил на улицу бесформенную, завернутую в брезент груду.

– Это Вулф, верно? – спросила она, хотя уже знала ответ.

– Его так звали? Он не представился.

Саманта, не удержавшись на ногах, тяжело плюхнулась на пол грузовика.

– Какого черта тут происходит? Я в обмороке? Или мертва?

– Ни то, ни другое, – заверил Рик. – Ты в самом деле воображала, будто я буду сидеть в такси в квартале отсюда и спокойно ждать тебя?

– Ты сам согласился.

– Еще бы не согласиться!

Нагнувшись, он отнял платок от ее щеки.

– Ты чудом спаслась, Саманта. – Голос его дрожал. – Я едва не опоздал.

Она потрогала щеку. Обычная ссадина, вернее, ожог от пули. Черт, а больно как!

– Учитывая обстоятельства, я не стану жаловаться.

– Почему ты не сбежала, когда начался хаос?

– Хотела сделать все, чтобы они не улизнули. Нужно было вовремя привести в действие противопожарные двери. Николас успел пролезть под последней.

– Уолтер, гоните в ближайшую больницу, – приказал Рик.

– Уже еду.

– Нет-нет, Стоуни. Едем к реке.

– Мы все еще бежим.

– У реки находится склад Вайтсрайга. Мы должны были привезти краденое туда. Там же наверняка находятся Хогарт и Пикассо.

– Потом, – отмахнулся Рик, возвращая платок на прежнее место. Сэм охнула от боли.

– Если мы опоздаем, кто-то из шайки может выдать расположение склада копам.

– И что тут плохого?

– Я хочу убедиться, что все на месте и что не существует никаких компрометирующих снимков, на которых я изображена в компании Николаса. Если за мной следили, то могли и фотографировать.

И еще ей очень хотелось докопаться, кто заказал ограбление. Если беда следует по пятам, нужно понять, кто ее наслал.

Ричард, морщась, отклеил усы и бачки. Саманте не нравился его вид, но, вероятно, накладные волосы сослужили добрую службу, и никто не узнал Рика.

– Так и быть, – неохотно пробурчал он. – Сначала склад.

Жаль, что у него не было времени избить Вайтсрайга до полусмерти; этот говнюк Вулф вообще не оказал сопротивления. Впрочем, как справедливо указал Уолтер, Рик был так зол, что ударил его куда сильнее, чем требовали обстоятельства.

Его телефон зазвонил. Рик машинально открыл флип.

– Аддисон.

– Рик, это Джон Стиллуэл.

– Джон, можно я перезвоню вам через час-другой? Я немного…

– Сворачивай налево, Стоуни, – велела Саманта, – и два квартала направо.

– Рик, на другой линии – Мацуо Хосидо. Заявил, что, если поговорит с тобой сейчас, вы заключите сделку сегодня.

– Как насчет города?

– Вроде у него появился план, как справиться с ними.

Саманта наклонилась вперед:

– Стоуни, остановись.

– Что тебе, солнышко.

Ричард нахмурился.

– Я перезвоню, Джон.

– Но…

Он закрыл телефон и сунул в карман.

– Что случилось?

– Ничего.

Саманта встала и пошла к выходу.

– Мы находимся в большом грузовике, замаскированном под машину спецназа. Не стоит подъезжать к дверям склада, не важно, примут нас за шайку Ника или нет.

– Верно, – пристыженно пробормотал Уолтер, сворачивая на боковую улицу.

Когда они вышли из грузовика, Ричард встал рядом с Самантой и сунул руку в карман, сжимая лежавший там «глок». Он никогда не был так близок к убийству, как в ту минуту в вестибюле музея: вид Саманты, пятившейся от Вайтсрайга, буквально сунувшего пистолет ей в рот… Знай он наверняка, что успеет выстрелить раньше ублюдка, непременно сделал бы это, невзирая ни на какое ФБР.

Наскоро оглянувшись, Саманта подошла к кодовому замку, поработала пальцами в кожаных перчатках и набрала несколько цифр. Красный цвет индикатора сменился зеленым.

– Попытайся поднять дверь, – попросила она.

Ричард почти ожидал, что она сорвет крышку с кодового замка и перепрограммирует его. Тряхнув головой, он шагнул ближе и рывком поднял дверь. Как только все трое очутились внутри, он снова опустил пластину гофрированного железа.

– Если кто-то раскололся, копы будут тут с минуты на минуту, – заметила Саманта, подходя к столу, заваленному кальками. – Вы, парни, ищите картины, если они здесь, значит, возможно, лежат в коробках.

– Здесь их целая куча, – пожаловался Уолтер. – Начинать справа или слева?

– Слева, – решил Рик, направляясь к дальней стороне склада.

– Рик!

Он повернулся к Саманте и ловко поймал брошенную ему пару старых рабочих перчаток. Верно. Отпечатки пальцев. Не хватало еще, чтобы кто-то убедил страховую компанию, что он сам украл своего Хогарта!

По всему складу беспорядочными грудами валялись коробки. Он не знал размера Пикассо, но Хогарт был довольно большим. По крайней мере, есть с чего начать.

Саманта и Уолтер с увлечением громили склад, Ричард схватил отвертку и приступил к работе.

– Ничего, кроме автозапчастей! – крикнул Уолтер, появляясь из-за очередной горы коробок. – Должно быть, куплены для маскировки.

– Черт! – выругалась Саманта. – Я тоже ничего не вижу. Если картин здесь нет, где же они? Вся шайка жила на складе. Где же им еще прятать награбленное?

– Если только они уже их не продали, – вставил Ричард, подобравшись к топчанам и переворачивая каждый, чтобы проверить, не прикреплено ли что-то к обратной стороне. Конечно, картину неплохо бы найти, но самое главное – проверить, нет ли здесь снимков Саманты в компании Николаса.

И тут он неожиданно увидел дверь с надписью: «Дворник». Очевидно, нога дворника не ступала сюда по крайней мере лет десять. Но перед дверью в тонком слое пыли виднелись следы и царапины. Он потянул за ручку. Заперто.

– По-моему, там что-то есть, – пробормотал он, и в этот момент телефон зазвонил снова. – Черт бы все это побрал, – прошипел Рик, не собираясь отвечать.

– Что? – спросила Саманта, оставив груды мусора и шагнув к нему.

– Дверь…

Уолтер пронзительно свистнул.

– Черт. Прячься, – велела Саманта, нырнув за ближайшую коробку и утаскивая его за собой.

Дверь склада затряслась и стала подниматься. Внутрь въехал серебристый «мерседес-бенц».

– Какого хрена? – выдохнула Саманта. Глаза у нее были прищурены, лицо замкнутое и мрачное. Очевидно, она знала хозяина этой машины.

Дверца открылась, из машины вышел приземистый человек с темными седеющими волосами и опустил за собой дверь. Дорогой костюм, дорогая машина и очень знакомое лицо.

– Это Бойден Лок, – прошептал Ричард.

– Сукин сын!

Она откатилась вбок, и Ричард подвинулся, чтобы не выпускать из виду и ее, и Лока.

Он был ее клиентом. После их прилета в Нью-Йорк он позвонил и попросил Саманту посмотреть его систему сигнализации. Потом пригласил ее и Ричарда на вечеринку. На следующий день у него пропал Пикассо. Какого черта он делает в логове шайки, которая предположительно украла его картину?

– Думаешь, это он нанял Вайтсрайга? – спросил Рик у Саманты.

Та кивнула, не сводя глаз с Лока, медленно двигавшегося в их сторону:

– Точно, он. Подумать только, я хотела свести с ним Патти! Подвинься!

Она поползла вокруг коробок, стараясь, чтобы они оказались между ней и Локом. Рику оставалось еще ниже опустить голову. Очевидно, Лок понятия не имел, что взломщица, вернее, бывшая взломщица, скрывается в трех футах от него, иначе не открыл бы чулан дворника вытащенным из кармана ключом.

Лок скрылся в чулане, а Саманта бесшумно встала за дверью. Сначала Рик подумал, что она собирается запереть Лока, но Сэм оставалась на месте. Через несколько минут Лок снова появился, таща за собой плоский прямоугольный ящик.

– Бойден, – негромко произнесла она, и Лок растерянно повернулся.

Саманта с силой ударила его по лицу. Ящик выпал из рук Лока, подняв фонтан грязи и пыли. Лок пошатнулся и попятился. Он был настоящим здоровяком, но и у нее имелась защита. Кроме того, он обманул ее. Похоже, практически все, с кем она встречалась в Нью-Йорке, пытались манипулировать ею. Вот что она получила за то, что старалась играть честно: люди беззастенчиво ее использовали.

– Какого черта ты здесь делаешь? – рявкнул Лок, вытирая тыльной стороной ладони окровавленную губу.

Неужели считает, что она действительно участвовала в ограблении? Хм… Пожалуй, это можно как-то обыграть.

– Скрываюсь. Классный был план. Вы подставили нас, верно?

– План был потрясающим, и я никого не подставлял. Помоги мне сложить это в машину.

– Ну, разве что за два с половиной миллиона. Иначе мы не договоримся.

Саманта увидела Рика, медленно заходившего сзади, так, чтобы оказаться между Бойденом и «мерседесом». Вид у него был самый злобный. Но он пока что не вмешивался: у Рика определенно были неплохие инстинкты, и она по-прежнему считала, что из него выйдет прекрасный вор.

– Деньги полагались за работу в музее. Помоги мне все уложить, и я не пожалуюсь властям, что Аддисон предлагал мне якобы украсть картины и получить страховку. А исполнителем называл тебя.

Что же, тут он ее переиграл. И он, и Рик сейчас на складе, и если сюда ворвутся копы, кому скорее всего поверят? Одному богачу или другому, чью подружку подозревают в темных делах? Кажется, все плохо…

Но тут она заметила, что у Рика в руке. Не пистолет, как она предполагала, а телефон. Телефон с камерой!

Она едва сдержала улыбку.

– Вы задумали обокрасть музей еще до того, как я приехала в этот город, – продолжала она, подвигаясь ближе к ящику. – Зачем же Хогарт и Пикассо?

– Судьба, – пробормотал он, снова вытирая рот. – Я пытался купить Хогарта по телефону, но Аддисон перебил мою цену. Тогда я пустил в ход второй план. И раз уж предстояло его обокрасть, почему бы и не меня тоже? Страховка за Пикассо как раз составит гонорар Николаса и остальных соучастников. А пригласить тебя на вечеринку было ловким ходом, не так ли?

– И не говорите, – согласилась она. – Но все же я не гружу картины бесплатно. – Она ткнула пальцем в сторону Рика: – Ради него, возможно, но не ради вас.

Лок круто развернулся.

– Какого…

Рик ехидно ухмыльнулся.

– Скажи «чи-и-из», – попросил он, делая снимок.

Лок с ревом бросился на него. Рик кинул Саманте телефон, ловко отступил и в то же время ударил Лока ногой по почкам. Очевидно, настало время джентльменской потасовки. Рик сбил пошатнувшегося Лока в груду коробок, и оба покатились по полу.

Прекрасно. В последнее время Рик так и рвался в бой. Судя по доносившимся ругательствам, он был на седьмом небе.

Саманта, не теряя времени, бросилась в чулан. У стены стоял еще один ящик, размером побольше, на пыльной полке лежали три чистых, новых конверта из канцелярской бумаги, явно не отсюда. Она схватила конверты, разорвала самый толстый и подскочила от радости. В самую точку. Бриллианты дамы с печеньем! По сравнению со всем остальным, что собирался заграбастать Ник, стоимость украшений была незначительной, но Ходжесы обрадуются, увидев их снова. А уж она как будет счастлива вернуть их владельцам!

Она осторожно отложила конверт.

Во втором конверте нашлись снимки, где она разговаривала с Николасом перед домом Рика, еще одни, на которых Сэм покидала дом Лока: ничего компрометирующего, но в сочетании с другими косвенными уликами этого будет достаточно, чтобы засадить ее за решетку.

Она сунула снимки за пазуху и открыла третий конверт. Здесь были запечатлены встречи Лока с Николасом, а также находилась пара снимков Николаса и Мартина. Последние она тоже сунула за пазуху и положила конверт на полку. Если грабители настолько спятили, чтобы фотографировать самих себя на тайных встречах, пусть терпят последствия, а она тут ни при чем.

Телефон Рика снова зазвонил. Нахмурившись, она вышла из чулана и свистом подозвала Стоуни. Нужно вызывать копов и смываться.

– Алло, – сказала она, открывая флип.

– Мисс… Сэм? – нерешительно спросил Стиллуэл.

– Привет, Джон. Рик немного занят сейчас, – пояснила она, отступая от подкатившегося под ноги Лока. – Может, он вам перезвонит?

– Если он немедленно не поговорит с Хосидо, сделка отменяется. Мацуо-сан считает, что Рик дурачит его, и поэтому очень сердится.

– О'кей. Подождите минуту, – попросила она и, прикрыв ладонью трубку, прошипела: – Рик, это тебя.

– Прими чертово сообщение, – прорычал он. Кровь стекала с его нижней губы, рукав рубашки был оторван.

Лок попытался схватить ее, но она отскочила и коленом ударила его по голове. Он с воплем рухнул на пол.

– Это Стиллуэл. Мацуо считает, что ты его дурачишь, и, если не возьмешь трубку, потеряешь отель.

– Плевать.

– А мне не плевать. Возьми трубку.

Она бросила ему телефон. Он выругался.

– Что там, Джон? – рявкнул он, потрясая поцарапанной правой рукой.

Усевшись на Лока, дабы убедиться, что он никуда не денется, Саманта вытащила из кармана свой телефон, набрала номер и поморщилась, задев обожженную пулей щеку.

– Черт, – пробормотала она, прикладывая телефон к другому уху. На щеке, возможно, останется шрам?

– Горстайн.

– Привет. Как дела?

– Лучше некуда. Я – главный герой. Трое немцев и взломщик мирового класса, ранее считавшийся мертвым. Однако присутствие того типа, замотанного в брезент, было трудновато объяснить. Да и девушку, которая выбила все дерьмо из двух фэбээровцев. Плюс одного парня увезли в больницу.

– Интерпол допрашивает Мартина?

– Да. Я и близко не могу к ним подойти, но, похоже, именно он закрыл немцев в галереях, опустив двери.

– Ладно. Пришлите кого-нибудь в склад на угол Вест-Энд-авеню и Западной Пятьдесят девятой. Думаю, тут найдутся пара украденных картин и парень, который нанял немцев.

– Мы уже едем. Ты там будешь?

– Нет, если успею… Вы сказали, трое немцев?

– Хм…

И тут она вдруг сообразила, что Рик замолчал и что Стоуни так и не явился на зов. Подняв голову, она увидела Николаса Вайтсрайга, торчавшего в дверях склада с пистолетом в руках, и стоявшего на коленях у его ног Стоуни.

– Кончай болтать, Сэм, – велел Николас. Она послушно закрыла телефон.

Глава 23

Вторник, 16.55

– Ты тоже убирай телефон, – приказал Вайтсрайг, переводя дуло пистолета на Ричарда.

– Рик, вы там? – позвал Стиллуэл.

– Завершайте сделку, Джон, – коротко бросил Рик и закрыл телефон. Ярость билась прямо под кожей, но он держал себя в руках. Там, в музее, самым главным было вытащить Саманту. Теперь же все его внимание было устремлено на человека, задумавшего убить ее.

– Копы уже едут, Николас, – холодно сообщила Саманта.

Бойден Лок, подмятый ее телом, застонал и попробовал перевернуться.

– Слезай с мистера Лока, Сэм, – скомандовал Николас, целясь в нее. – Я думал, у вас отношения с мистером Аддисоном.

Сэм встала, и, хотя Ричард предпочел бы, чтобы она подвинулась ближе к нему – все лишняя защита, – отступила в противоположном направлении. Стратегически было действительно разумнее отойти от него как можно дальше, чтобы Вайтсрайг не смог контролировать сразу обоих. Но сэру Галахаду, разумеется, это не понравилось.

Лок, кряхтя, сел.

– Аддисон делал снимки, – простонал он, ткнув в Ричарда рукой. – Своим телефоном.

– Брось его сюда, – наставлял Вайтсрайг. – Да побыстрее. Ричард, стиснув зубы, швырнул ему свой телефон. Вайтсрайг прицелился, и телефон с резком хлопком взорвался в воздухе. Уолтер воспользовался суматохой, пролез под полуопущенной дверью и исчез.

– Верни его! – завопил Лок и, шатаясь, поднялся.

– Зачем? У нас есть все, что нам нужно, – пожал плечами Вайтсрайг, глядя на Саманту. – И все, что мы хотим. – Он показал на пистолет. – Сэм и Аддисон, положите картины на заднее сиденье «мерседеса». Немедленно!

– Ты слышала его! – крикнул Лок, толкнув Сэм в спину. Она схватилась за угол ящика.

– Рик?

Ричард отвел глаза от Лока и стал ей помогать.

– Следовало бы прикончить вас обоих, когда был шанс, – пробормотал он.

– Успокойся, Рик, – шепнула она, стараясь не хмуриться.

– Он убьет тебя, а ты предлагаешь успокоиться?

– Он убьет нас обоих.

Они с натугой уложили ящик на заднее сиденье «мерседеса».

– Постарайся, Рик.

– Я вооружен, – выдохнул он ей в ухо. – И как только дам знак, бросайся в укрытие.

Вайтсрайг шагнул ближе.

– Беритесь за другой ящик. И нечего болтать. Это меня нервирует.

Ричард понял, что, как только они с Самантой войдут в чулан, тесная комнатушка окажется их последним пристанищем.

– Знаешь, Вайтсрайг, – заметил он, не повышая голоса, – я по сравнению с тобой нахожусь в крайне невыгодном положении. Потребуй ты от меня денег, вряд ли я стал бы спорить.

– У меня и без того имеется двенадцать миллионов, принадлежащих тебе. Я не жаден.

– Не двенадцать миллионов, а только часть. Вне всякого сомнения, твоя доля окажется меньше, чем у Лока.

– О, мы оба довольны нашим соглашением, Аддисон, – возразил Лок. – Двигайся быстрее.

– Я не с тобой говорю, иначе давно бы объяснил, что переслал электронной почтой ту видеозапись, в которой ты признаешься Саманте, что нанял Вайтсрайга. А ты, Николас, подумай. Поскольку, убив нас, ты станешь предметом охоты полиции всего мира, может, предпочтешь наличные?

– Он лжет! – завопил Лок.

– О, теперь я убеждена, – саркастически хмыкнула Саманта. – У Лока куда больше денег и адвокатов, чем у тебя, Николас. Угадай, кто проведет больше времени под замком? Полагаю…

Вой сирены заглушил остальные слова. Вайтсрайг схватил Саманту как раз в тот момент, когда металлическая дверь разлетелась, разбитая спецназовским грузовиком.

Уолтер.

Ричард рванулся вперед, выворачивая руку Николаса с пистолетом, налегая на него всем весом, и все-таки выбил оружие. Все трое повалились на землю извивающейся, лягающейся массой. Пронзительно взвизгнув, Вайтсрайг вцепился в волосы Саманте, пытавшейся откатиться в сторону. Она ударила его острым локтем в подбородок, и он выпустил ее.

– Не позволяй Локу завладеть оружием, – простонал Ричард, обрабатывая кулаками ребра Николаса. Но Саманта уже ползла к отлетевшему пистолету. Лок тоже не зевал. На его стороне была сила, на ее – проворство. Она грациозно взвилась в воздух, пнув по пути Лока в лицо, схватила рукой пистолет и ткнула им в его окровавленный нос.

– Не двигайся, – прохрипела она.

Теперь Ричард мог спокойно сосредоточиться на человеке, пытавшемся убить его женщину. Он встал на колено как раз вовремя, чтобы отбить направленный в лицо пинок, после чего схватил Вайтсрайга за щиколотку и дернул, опрокинув грабителя на шину, Тот не успел опомниться, как Ричард надавил коленом ему на грудь, сжал кулак и от души врезал по физиономии. У Николаса перехватило дыхание. Глаза обморочно закатились. И тут Рик выхватил из кармана свой «глок» и всадил дуло в рот грабителя, безжалостно кроша зубы.

– Рик!

– Ты хотел убить ее, – прорычал он, тяжело дыша. Никто не посмеет отнять у него Саманту! Ни один человек на свете. – Вставай. – Он вскочил, подняв Вайтсрайга за шиворот и по-прежнему держа пистолет. – Шантажом заставил ее работать на тебя, а когда она оказалась умнее, попытался убить?!

– Рик, прекрати!

До него смутно донеслись вопли сирен: это приехали полицейские. Уолтер, не экономя на скотче, старательно обматывал Лока с головы до ног. Рик смотрел прямо в бесцветные глаза Вайтсрайга, наблюдая, как плещется в них страх.

– Знаешь одну хорошую поговорку? – пробормотал он, отступая на несколько дюймов. – Как там… Ах да: долг платежом красен.

Он нажал курок.

Саманта вскрикнула, когда Николас повалился на пол.

Господи Боже, Господи Боже!

Но тут Николас, мотая головой, поднялся на четвереньки, и ей стало легче дышать. Бедняга согнулся в три погибели, пытаясь остановить поток крови.

– Ты отстрелил мне ухо!

– Только кусочек, – отмахнулся Рик, кладя пистолет в карман.

Саманта стояла, разинув рот и тупо глядя в пространство, пока подошедший Рик не взял у нее пистолет. А ведь она совсем забыла про оружие.

Он выщелкнул обойму и положил вместе с пистолетом на капот «мерседеса».

– Я думала… – пролепетала она, но недоговорила.

– Я едва сдержался, – жестко бросил он.

Саманта рванулась вперед и обняла его. Во всех своих кошмарных сценариях именно она заходила слишком далеко и этим отпугивала Рика. Рик же неизменно был собран и прекрасно владел собой. А теперь оказалось, что он едва не убил человека, пытавшегося причинить ей зло.

Его руки сомкнулись вокруг нее, сильные и теплые. И надежные. Для нее – надежные всегда.

– Остаешься, чтобы посмотреть, что будет дальше? – осведомился он. – Сейчас здесь появится не только Горстайн.

– Придется, – откликнулась она, хотя дрожала как осиновый лист, потому что до смерти боялась Интерпола и ФБР.

– Вовсе не обязательно.

– Я остаюсь. Даже супергерой вроде тебя не смог бы проделать все это в одиночку.

К ним подсеменил Стоуни.

– Объясняйтесь с полицией сами. Мне лучше убраться отсюда. Позвоню тебе вечером, беби.

С этими словами он перебрался через груды мусора и обломков и направился к пристани.

Двадцать секунд спустя появилась первая полицейская машина. Горстайна в ней не было.

– Руки вверх, все! – заорал коп. Из машины высыпались еще с полдюжины мундиров. Рик отпустил ее и поднял руки.

– Это мы вызвали вас, – заявил он идеально бесстрастным, сверхобаятельным голосом с британским акцентом.

– Позвольте посмотреть на ваши ладони, прежде чем все выяснится, – смягчился полицейский.

Двое других подняли на ноги стонущего Николаса.

– Он стрелял в меня, – охнул тот, пытаясь зажать поврежденное ухо, в то время как полицейские безжалостно отрывали его ладонь от головы.

Дула пистолетов снова повернулись в сторону Рика. Черт! Не будь он так растрепан, грязен и окровавлен, акцент, возможно, и сработал бы.

– И он украл мою картину, – пропыхтел заклеенный скотчем Лок.

– Где пистолет, парень?

У Рика хватило ума не пошевелиться.

– В правом переднем кармане пиджака.

Они окружили его. И тут Саманта поняла, каким беспомощным чувствовал себя Рик, когда на нее надели наручники. Но и сейчас он не сводил с нее взгляда, словно умолял не наделать глупостей. А ей так хотелось наделать глупостей! Она могла схватить пистолет, втолкнуть Рика в машину и удрать.

Стараясь дышать равномерно и, сжав кулаки, она отступила. И молча вынесла все. Увидела, как ему завели руки за спину и надели наручники.

– Мисс Джей!

При звуках знакомого голоса Горстайна она едва не потеряла сознание от облегчения. И потеряла бы… имей она привычку падать в обморок. Господи, жизнь превратилась в полное безумие, а у нее наверняка поехала крыша, если она счастлива видеть копа!

– Горстайн, уберите их от Рика!

Он вошел на склад в сопровождении дюжины офицеров ФБР и Интерпола.

– Джентльмены, – объявил он, – это Саманта Джеллико, та, которая сообщила мне о месте сбора шайки.

– Джеллико? – оживился один из интерполовцевц здоровенный итальянец. – Его дочь?

Потребовалось все ее мужество, чтобы кивнуть.

– Папа позвонил мне и сказал что занят в большом деле, – сымпровизировала она, – и добавил, что картина Рика Аддисона должна быть здесь. Услышав по телевизору о случившемся в музее, я решила, что мы должны ехать сюда и сделать все, чтобы никто не удрал вместе с Хогартом.

– Я следил за ней, – громко объявил Лок, когда полицейские заменили скотч наручниками. – Хотел вернуть Пикассо. А она и Аддисон решили меня прикончить.

– Давайте пока что снимем наручники с мистера Аддисона и мистера Лока, – решил Горстайн, перебросив зубочистку в другой уголок рта. – Отвезем всех в участок для дачи показаний.

Пораженная Саманта ткнула пальцем в Лока.

– Это он все задумал.

Горстайн шагнул ближе к ней. Рик встал по другую сторону.

– У тебя есть доказательства? – пробормотал он.

Сэм перевела взгляд с осколков телефона Рика на его поцарапанное, окровавленное лицо. Он едва заметно качнул головой. Черт! Значит, он не отсылал никакого е-мейла. Блефовал!

– Фото! – неожиданно воскликнула она. – В конверте из канцелярской бумаги. В том чулане. На них Лок вместе с этим типом. – Она ткнула пальцем в Николаса. – Это он – главарь всей шайки, если верить моему папе.

Но Лок продолжал уверять в своей невиновности все то время, пока его уводили из склада. Горстайн не протестовал, когда Интерпол взял на себя заботу о Николасе, но когда взглянул на Сэм, лицо его было мрачнее тучи.

– Что еще? – удивилась она. – Вы ведь главный герой, не так ли?

– Что это вы натворили в музее? – проворчал он. – Дымовые шашки, обрезанная проводка, дыры от пуль…

– Не понимаю, о чем вы, детектив, – перебил Рик, осторожно взяв ее руку. – Мы сидели дома, пока не услышали новости и не раздался звонок от отца Саманты.

– Ладно. Вы двое поедете со мной в участок, где я составлю протокол.

– Нового мы вам ничего не сообщим, – заявил Рик, – но, конечно, рады помочь полиции.

– Не могу дождаться, чтобы посмотреть, чем все это закончится. – Горстайн вытащил зубочистку, выбросил и заменил новой. – Интересное, должно быть, зрелище!

Три часа спустя Горстайн вернулся в конференц-зал, куда поместили ее и Рика. Очевидно, когда на сцене появлялся сэр Галахад, маленькая комнатушка с решетками на окнах была недостаточно хороша. Фил Риптон присоединился к ним больше часа назад, но его основной обязанностью было удерживать ФБР от попыток опознать ее как подозреваемую, избившую нескольких офицеров в музее. Пусть миллиардеры и предпочитают блондинок, она была рада снять парик и показать собственные рыжие волосы.

– Ну, как вы держитесь? – спросил детектив, ставя перед Самантой холодную банку с диетколой, уже третью с начала их пребывания в участке: очевидно, таким способом он выражал благодарность.

– Я бы держалась еще лучше, появись здесь пицца, – проговорила Саманта. И вообще она чувствовала бы себя куда спокойнее, уберись они отсюда восвояси. Щека горела, а она и Рик крайне нуждались в душе. Предпочтительно совместном.

– Думаю, мы закончили, – объявил Горстайн, садясь рядом с Риптоном. – Мистер Вайтсрайг вышел из больницы и направляется в офис ФБР. Остальные немцы и ваш папочка уже там.

– А какие показания дал Мартин? – осторожно осведомилась она.

Этот момент был наиболее сложным: она остановила Мартина, вынудила совершить честный поступок, дала понять, что это ему на пользу. А вот заставить его сотрудничать не могла. Он должен сделать это по собственной воле. И решить, сколько он сам захочет рассказать властям о ее участии в этом деле.

– Я не слишком много знаю, – пожал плечами детектив. – ФБР сомкнуло ряды. Вроде он пытался сообщить своему связному в Интерполе, что ограбление произойдет на три дня раньше, но Вайтсрайг не спускал с него глаз. Поэтому он решил действовать через дочь.

– Ладно, это еще ничего.

Но Рик крепче сжал ее пальцы. Он весь вечер не выпускал ее руки. И она, считавшая себя гордой и независимой, радовалась его поддержке и прикосновению. День был таким долгим… И в доказательство оба могли бы показать синяки.

– Значит, это и есть степень участия Саманты? – уточнил он.

– Пока что да.

– Мне этого недостаточно.

– Все это свалилось на меня только вчера, мистер Аддисон. И простите, но для меня главное, чтобы шайка, пытавшаяся ограбить мой музей в моем городе, отправилась в тюрьму на возможно долгий срок. Если Мартин Джеллико сможет мне это обеспечить, я сделаю все, чтобы вытащить мисс Джей из переплета.

– Я не…

– Пока что я могу довольствоваться и этим, – перебила Саманта. Она не имела ни малейшего желания выступать в роли свидетеля обвинения. Но Горстайну и Интерполу об этом знать ни к чему.

Рик уставился на нее:

– Но это…

– Все прекрасно, – твердо перебила она.

Он медленно вдохнул и выдохнул.

– О'кей.

– Ну, теперь все счастливы? – спросил детектив.

– Как насчет Бойдена Лока? – продолжала допытываться Саманта. Он не менее Мартина виновен в том, что ее втянули в этот ужас. – У вас есть его фотографии, где он снят с Николасом Вайтсрайгом!

– Случайная встреча. Его слово против вашего. И вы хотите остаться в стороне по вполне понятным причинам.

– Черт побери! – выругался Рик.

– Взгляните на это с точки зрения обвинителя. Двое владельцев пропавших картин оказались на складе грабителей среди пропавших картин. Один парень показывает нам фото второго в обществе Вайтсрайга, подружка другого имеет отца, который работал с Вайтсрайгом. Тупик.

Саманта недоверчиво фыркнула.

– Почему я так отчаянно пытаюсь стать хорошей? – вздохнула она. – Знаете, сколько денег я смогла бы сделать сегодня?

Горстайн откашлялся.

– Простите, по-моему, мне звонят.

Он встал, подошел к двери и открыл ее.

– Бросьте, мисс Джей. После того, что я сейчас слышал, мы квиты.

Сэм тоже поднялась и протиснулась мимо него, не дожидаясь Рика и Риптона.

– И вы запомните это в следующий раз, когда понадобится моя помощь, И поскольку мы квиты, это будет стоить вам упаковки содовой. Адью, Сэм.

– До свидания, Сэм, – поморщился Горстайн.

Рик догнал ее в коридоре.

– Его действительно зовут Сэм? – спросил он, кивнув в сторону Горстайна.

– Да, – коротко ответила она.

Рик проглотил все, что собирался сказать.

– Глупое имя для копа.

Саманта обняла его за талию и прижалась к боку.

– Отвези меня домой, милый.

– Но сперва в больницу.

– Со мной все в порядке.

– Зато я вывихнул палец на ноге.

Она рассмеялась, когда он наклонился и поцеловал ее в лоб.

– Значит, ты хромой.

– Поэтому и еду в больницу.

– Класс. Теперь мы Эббот и Костелло.[15]

Фил Риптон подвез их в приемный покой и подождал, пока Рику наложат пять швов на лоб и обработают Сэм щеку. Сэм цинично подумала, что поверенному, должно быть, хорошо платят. Возможно, он из кожи вон лезет, потому что Рик – просто хороший парень.

Однако, учитывая, что Локу все сошло с рук, вероятно, здесь дело в деньгах, которые имеют привычку говорить громче, чем поведение и душевные качества. Черт! Она знала, что и Рик иногда толковал правила в свою пользу, как, впрочем, все богатые люди. Но то, что сделал Лок, непростительно! Пользуясь своими деньгами, он пытался получить бесценные сокровища музея. И вышел чистеньким благодаря своим связям.

– Ты в порядке? – спросил Рик, помогая ей устроиться на заднем сиденье «мерседеса» Риптона, и обошел машину вокруг, чтобы сесть рядом.

Ей это понравилось: Фил Риптон – одновременно и поверенный, и водитель неприлично богатого человека.

– В порядке. Но меня опять ранили.

– Так, царапина. Опять.

– Ты просто завидуешь, потому что всего лишь, пару раз получил по физиономии. – Она погладила его по бедру. – Не расстраивайся, тебя тоже когда-нибудь ранят. Я уверена.

– М-м… возможно, именно ты и ранишь.

– Возможно.


Среда, 0.31

– Надеюсь, у тебя есть ключ, – пробормотала Саманта, подпрыгнув и усаживаясь на перила кованого железа, ограждавшие крыльцо, – потому что я слишком устала, чтобы искать отмычки.

Рик помахал вслед Филу Риптону. Теперь он и у Фила в долгу.

Он сунул руку в карман, поморщившись от соприкосновения ткани с ободранными костяшками.

– Есть.

– Ура! – зевнула она.

Он открыл дверь и взялся за ручку, но она вырвалась у него. Рик на секунду окаменел от изумления. Неужели опять?!

Толкнув дверь плечом, он ворвался в вестибюль и успел схватить кого-то, пытавшегося удрать. Зарычав, Ричард поднял кулак. Но Саманта вовремя успела схватить его за руку.

– Потише, ковбой, – со смешком сказала она.

– Сэр! Рик! Это я!

Мысленно встряхнувшись, Рик отпустил Стиллуэла.

– Прошу прощения, – проворчал он, включая свет.

– Просто день был долгим, и он очень устал, – добавила Саманта, запирая дверь.

– Я видел вас по телевизору. Обоих. И оставил на вашем сотовом, Рик, несколько сообщений.

– Моего сотового, увы, больше не существует, – вздохнул Ричард. – Правда, фэбээровцы собрали обломки, чтобы попробовать восстановить снимки. Вот и еще одна работа для Риптона – позаботиться, чтобы они искали в телефоне только снимки Лока.

– Я думал, что вы, возможно, его выключили. Но…

– Если, не возражаете, Джон, побеседуем утром, – перебил Рик. Он хотел в душ. Потом он хотел Саманту.

– Конечно, Рик, – кивнул Стиллуэл, давая дорогу Рику, медленно поднимавшемуся по ступенькам. Тем временем Саманта включила сигнализацию и направилась в сторону кухни.

– Приготовлю сандвичи, – крикнула она. – Хочешь? Чувство голода притупилось несколько часов назад.

– Да, пожалуйста. Джон, вы хотите сказать что-то еще?

– Видите ли… – Джон споткнулся на верхней площадке и продолжал пятиться. – Вы, возможно, помните, что я пытался устроить телефонное совещание между вами и Мацуо Хосидо.

Господи! Отель! Об отеле он совершенно забыл.

– Я завтра же позвоню Мацуо и извинюсь за то, что не смог с ним поговорить.

– В этом все и дело, Рик. Он тоже видел новости. Попытку ограбления Метрополитен, а потом вас на складе в окружении фэбээровцев. Он… простите меня, но он сказал, что у вас есть сила воли. Что вы настоящий мужчина. Завтра он позвонит в строительную комиссию и попросит, чтобы они от вас отцепились.

Рик остановился.

– Великолепно, Джон. Вы молодец!

– Спасибо, сэр, Рик, – улыбнулся Стиллуэл. – И вы тоже.

Похоже, это достаточно наглядный пример того, что он всегда говорил Саманте: сила притягивает силу. Он помог вернуть свою украденную собственность и снова стал силой, с которой нельзя шутить.

– Утром мы обсудим детали.

– Конечно, Рик. Спокойной ночи. – Ричард открыл дверь спальни и остановился, поняв, что Джон и не думает уходить – Что-то случилось?

Стиллуэл осторожно посмотрел в сторону лестницы.

– Я… э… мне нужна эта работа, Рик.

– И вы ее получили.

– Да, но думаю, будет справедливым… то есть я хочу быть абсолютно честным с вами.

Ричард подавил зевок.

– Выкладывайте, Стиллуэл.

– Ладно… вчера вечером я подслушал вас… и мисс Сэм… и того парня, Стоуни.

– Я так и думал.

– Но почему ничего не сказали?

– А почему промолчали вы?

– Потому что решил сначала потолковать с вами. Не хотел обращаться к властям за вашей спиной, и к тому же не зная всех фактов.

И слава Богу!

– Я ценю вашу искренность. И буду так же откровенен с вами. У меня необычный дом. Если вы останетесь у меня на службе, увидите и услышите много такого, что вряд ли можно назвать ординарным. Иногда всплывут такие вещи, о которых я все равно не расскажу вам, просите или не просите.

Стиллуэл неловко откашлялся.

– И… эти вещи будут иметь такие же последствия, как те, что случились в музее сегодня?

– Более чем вероятно.

– Если это так, не вижу никаких сложностей в наших с вами отношениях, – слегка улыбнулся Стиллуэл. – Но не обещаю не задавать вопросов, хотя бы иногда.

– В таком случае добро пожаловать в команду, – кивнул Рик, протягивая руку. Стиллуэл без колебаний ее пожал. – И в свете этого у меня для вас еще одно задание.

– Все, что угодно.

Рик скрыл улыбку. Ах этот юношеский энтузиазм!

– Мне нужен список предприятий, которыми владеет Бойден Лок. Мистер Лок не должен об этом знать.

– Завтра же займусь.

– Позже я объясню, что нужно делать дальше. А пока иду спать.

– Да, сэр. Спокойной ночи.

Наконец Джон ушел к себе и закрыл дверь. Парень, похоже, кристально честен, что иногда бывает несколько утомительно. Все же, учитывая, что Саманта имеет тенденцию вламываться в дом с достаточно регулярными интервалами, пусть лучше ему задают вопросы, чем пытаются шантажировать.

Рик шагнул к двери, обернулся и замер при виде Саманты, стоявшей на верхней площадке с завернутыми в салфетки сандвичами в каждой руке и бутылкой воды под мышкой. Даже после сегодняшнего ужасного дня она двигалась, как тень.

– Привет, – выдохнул он.

– Привет. Собираешься уничтожить Лока?

– Именно.

– Круто.

Она вручила ему сандвич и проскользнула в дверь первой.

Круто. Возможно, больше она ничего по этому поводу не скажет. У нее свои методы работы, у него – свои. Они чертовски хорошая команда.

Он закрыл и запер дверь и вгрызся в сандвич. Джем. Она ненавидела джем и поэтому наверняка сделала два разных сандвича.

– Ты богиня, – восхитился он. Она села на кровать, и сбросила туфли.

– Это я, Ларсениус, богиня воровства.

– Я имел в виду сандвич. Пойдешь в душ первой?

– Мы можем разделить удовольствие.

– Саманта, ведь сегодня ты смогла бы улизнуть из музея со всем, что значилось в списке, верно?

Саманта подняла брови.

– Да, – ответила она наконец. – А имей я еще несколько дней на выработку плана, возможно, удвоила бы добычу. Будь я по-прежнему воровкой, привыкшей грабить музеи.

Он не сомневался ни в одном ее слове. Она в одиночку скрутила троих воров, одним из которых был ее отец. И это притом, что в музее было полно представителей закона, предупрежденных о неприятностях. Если бы она сосредоточилась на деле, вместо того чтобы помешать грабителям, никто и ничто не остановило бы ее.

– Иногда ты меня пугаешь.

Ее лицо осветилось улыбкой.

– Вот и хорошо.

Стянув топ, она плюхнулась на постель.

– Можно кое о чем спросить тебя? Он сел рядом.

– Угу.

– Ты хотел отстрелить Вайтсрайгу ухо или просто промахнулся?

Ричард задумался. Что ей сказать?

– Ты когда-нибудь видела фильм «Невеста-принцесса»?

– Да. И всегда хотела быть ужасным пиратом Робертсом.

Рик фыркнул.

– Помнишь драку в конце? Вернее, не драку. Принц Хампердинк хочет сражаться до последней капли крови, а Уэстли – до первой боли. И описывает, как страстно желает, чтобы Хампердинк пострадал за то, что сделал с Лютиком. Будь у меня больше времени, Вайтсрайг не отделался бы одним ухом, любимая. И да, я убил бы его. Рано или поздно.

Саманта запустила пальцы в его волосы, прижалась и поцеловала.

– А я воображала себя единственным киношным фанатом в этом доме, – пробормотала она, целуя его так пылко, что он ощутил вкус клубничного джема со своего сандвича на ее мягких губах.

– Я пытаюсь соответствовать, – признался он, откидываясь назад вместе с ней. – Почему не сказала, что терпеть не можешь консультации по охранным системам?

Она немного напряглась, потом снова расслабилась, когда он стал снимать с нее лифчик.

– Я вовсе не ненавижу эту-работу. То есть не все мне… Господи. Как хорошо…

– Ты про это?

Он взглянул на нее и тут же продолжил лизать и покусывать ее груди.

– Это твой вариант… ой… сыворотки правды или чего-то в этом роде?

– Не уходи от темы, Джеллико.

Она выгнула спину, когда он просунул руку за пояс ее джинсов.

– Прекрасно. Это я виновата.

Саманта изогнулась, чтобы расстегнуть его брюки, а когда сжала твердую плоть, он прикрыл глаза.

– Мое прежнее… Иисусе, Рик, жизнь была построена на возбуждении.

– А сейчас ты не возбуждена?

Он отодвинул ее трусики, и длинный палец скользнул внутрь.

– Секс сейчас. Разговоры позже, – охнула она, спуская его брюки до бедер.

Язык больше не слушался Рика, но он последним усилием стянул с нее джинсы с трусиками и швырнул на пол.

– Потолкуем позже. Обещаешь?

– Обещаю. Ну же, Рик, не медли. Я хочу тебя.

Забросив ее ногу себе на плечо, он приподнялся и глубоко вонзился в узкое лоно. Саманта охнула, когда он наполнил ее. Рик двигался медленно, наслаждаясь ощущением тугого тепла, обхватившего его.

Продолжая двигаться, он обвил ее ногами свои бедра и уложил ее на спину. Саманта выгнула шею, откинула голову, обняла его за плечи и стонала в такт его выпадам.

Пять месяцев вместе. Пять месяцев, а его плоть по-прежнему твердеет, стоит ей поцеловать его. Пять месяцев, а он все еще не может насытиться ею.

– Сэм, – выдохнул он, – кончи для меня. Я тебя чувствую. Кончи для меня.

И она содрогнулась, отчаянно цепляясь за него. Положив голову на ее плечо, он ускорил движения, пока их тела не вплавились друг в друга. Наконец он тоже кончил, яростно сжимая ее.

Саманта стала играть с концами его волос, осыпая поцелуями его щеки и подбородок.

– Большинство людей не получают внутреннего удовлетворения от работы, верно? – бросила она.

– Большинству людей приходится работать. В отличие от тебя.

– Да. И консультации по охранным системам… это неплохо. Похоже на мое прежнее занятие, но без нарушения закона.

Он перевернулся, подняв ее на себя и оставив бессильно лежать на нем.

– Я не хочу, чтобы ты остепенилась. У тебя это… не выйдет.

– Это показывает, как много ты обо мне знаешь.

Почти ощутимо взяв себя в руки, она поцеловала его и поднялась.

– Ужасно хочу в душ. И ты, наверное, тоже. Пойдем. Будем чистыми героями. Покажем хороший пример, и все такое.

– Учти, этот герой проспит все утро.

Саманта села, положила руки ему на грудь и подняла глаза. Буйные рыжие волосы обрамляли лицо и затеняли зеленые глаза.

– Я люблю тебя, – призналась она.

Ричард улыбнулся.

– Я люблю тебя, – повторил он. Оставалось надеяться, что этого будет достаточно, чтобы удержать ее здесь. У Лютика и Уэстли все получилось, но ведь Лютик не была бывшей воровкой с безумной страстью к сложным задачам и брошенным вызовам.


Черт!

Саманта едва не подавилась своей диетколой и, схватив пульт, увеличила звук.

– Рик!

Перепуганный Рик выскочил из офиса и влетел в гостиную.

– Что слу…

– Смотри! – охнула она, показывая на экран.

Из горла Рика вырвался странный звук: нечто среднее между проклятием и смехом.

– Ты выглядишь убийственно, – сказал он наконец.

По телевизору передавали новости. На экране Сэм мчалась по задымленной галерее музея. Очевидно, съемка была любительская, потому что изображение дрожало. Сэм вытолкнула истерически рыдавшую женщину в другой зал и, нажав кнопку пульта, послала вниз тяжелую железную дверь, врезавшуюся в пол.

– Проклятые туристы, – пробормотала она, злобно глядя на строку «Любительское видео», бегущую внизу экрана.

Хорошо еще, что на ней парик! Новостная бригада могла только гадать, кто эта таинственная женщина и какое участие миллиардер Рик Аддисон и его приятельница, Саманта Джеллико, живущая с ним в одном, доме, принимали в возвращении двух украденных картин и бриллиантов. К счастью, никто не догадался отождествить «таинственную женщину» с этой самой Самантой Джеллико.

– ФБР обязательно узнает меня, особенно если найдут белокурый парик. И почему меня вечно называют твоей приятельницей?

Рик вскинул брови, поморщился и коснулся повязки, закрывавшей швы.

– Тебе не нравится определение?

– Нет. Просто… О, какое мне до всего этого дело? Я на чертовом телевидении. Опять!

Она отбросила пульт.

– Оказывается, они могут снять меня в разгар неудавшегося ограбления, зато не могут восстановить видео, на котором изображен чертов Лок!

– По крайней мере, там говорили, что таинственная блондинка помогла поймать воров. Они знают, что ты не участвовала в ограблении.

– Не желаю, чтобы они вообще что-то обо мне говорили!

Вчера она поверила, что Риптон сумел убедить представителей закона, что свидетель из нее никакой. А вот теперь откуда-то появилась пленка с блондинкой, вполне подходившей под ее описание, причем эта самая блондинка находилась в музее!

Рик потянулся к телефону.

– Позвоню Филу, пусть все уладит.

Но едва он коснулся трубки, телефон зазвонил. Саманта подскочила, но тут же рассмеялась над собственными страхами.

– Кажется, мне пора на отдых, – пробормотала она.

– Алло, – бросил Рик и помрачнел.

– Это тебя, – буркнул он, отдавая ей трубку.

– Кто? – спросила она одними губами.

Рик скрестил указательные пальцы. Класс. Бывшая!

– Привет, Патриция, – сказала она, морщась.

– Я полагала, – сухо начала бывшая жена Рика, – что ты позвонишь, признаешься, как была не права насчет Бойдена Лока, и извинишься зато, что попыталась свести меня с ним.

– О'кей. – Ее требование звучало достаточно резонно. – Я собиралась позвонить тебе, как только узнала правду о Локе, и действительно жалею, что пыталась вас свести. Хотя в то время Лок показался мне самой подходящей кандидатурой, и, полагаю, даже сейчас он куда предпочтительнее Питера или Дэниела.

– Это не…

Пронзительный голос Патриции оборвался.

– Хочешь сказать, он не убийца? О, только этого не хватало.

– Патти, не знаю, принимаешь ты меня всерьез или нет, но сейчас я предлагаю тебе бросить Лока.

– Пфф! Мне не терпится дать тебе тот же совет, когда Ричард наконец избавится от своего наваждения и отправит тебя туда же, куда поместил меня.

– Спасибо за мудрые слова, – произнесла Саманта, не объяснив, что Рик нанял помощника, лишь бы побольше времени проводить с ней.

– Да, я чрезвычайно всем этим недовольна. – А я завтракаю. Прощай, Патти.

– Патри…

Сэм отключилась и бросила трубку Рику.

– Прости, если хотел, чтобы мы поладили, – вздохнула она.

– Обойдусь, – хмыкнул Рик. – На самом деле я предпочел бы, чтобы вы держались как можно дальше друг от друга.

Едва он снова попытался набрать номер, позвонили в дверь. Класс! Это, наверное, ФБР.

Сэм с заколотившимся сердцем нагнулась, чтобы завязать шнурки на кроссовках. Сначала пленка, потом Патти, теперь звонок. Возможно, это совпадение, но она не могла поручиться за это жизнью или свободой.

– Собираешься открыть дверь? – спросил Рик, зажимая ладонью микрофон.

Саманта встала.

– Я сейчас вылезу в заднее окно. Позвоню тебе от Делроя. Узнаю, можно ли без опаски вернуться сюда.

– Я перезвоню, – сказал он в трубку и швырнул ее на диван. – Саманта, ты хороший парень, и это подтвердит всякий.

– Верно. Отныне ты становишься председателем моего фэн-клуба, но я больше не желаю носить наручники… Никогда.

Она не успела выйти в коридор, как он схватил ее за руку.

– Подожди здесь, – проворчал он, когда звонок, прозвенел снова. – Я сам открою дверь. Ты… постой у заднего окна. Если дела плохи, я что-нибудь съехидничаю насчет янк.

Она постаралась выбросить из головы мысли о том, что, если он поможет ей сбежать, сам может оказаться в тюрьме. Он знал это не хуже ее.

Поэтому она наскоро поцеловала его и помчалась в спальню за рюкзаком, который всегда держала наготове. Тем самым, в который сложила все, что может понадобиться при побеге.

Внизу открылась входная дверь, и она различила бормотание мужских голосов. Про янк ничего сказано не было, но Сэм тем не менее оттащила столик от окна и открыла шпингалет.

– Саманта, не могла бы ты на минуту спуститься? – позвал Рик.

Ладно, либо все в порядке, либо все очень плохо, и он нуждается в помощи.

Поморщившись, она сунула рюкзак под столик и направилась к лестнице.

– Мы в гостиной!

Судя по голосу, Рик ничуть не встревожен, но опять же мелкие неприятности его не трогают.

Подобравшись на цыпочках к двери, готовая в любую минуту удрать, она заглянула внутрь.

На диване сидел Фил Риптон. Рик устроился напротив на стуле. Третий был ей незнаком. Жилистый коротышка, выглядевший так, словно не спал последние два дня, сидел рядом с адвокатом. Прекрасно. Этих она всегда сумеет обогнать.

– Привет, Фил, – кивнула она, появляясь в дверях.

Все трое встали по инициативе, разумеется, ее сэра Галахада.

– Фил здесь по небольшому неофициальному дельцу, – пояснил он, взмахом руки приглашая ее подойти.

Сэм уселась, и все последовали ее примеру.

– Неофициальному? Какому же именно? – не выдержала она.

– Сэм, это Джозеф Висканти. Джозеф, это Саманта Джеллико. Джозеф – это…

– Директор Метрополитен-музея, – докончила за него Саманта. Класс. Просто супер. Если он хочет, чтобы она извинилась за произведенный в здании беспорядок, зря надеется. Официально ее там не было.

– Мы с Филом играем вместе в теннис, – начал Висканти мягким, тихим голосом типичного библиотекаря. – И я случайно узнал, что он выполняет какую-то работу для «Аддиско».

Беседа с молниеносной скоростью перетекала из тревожащей в скучную.

– Потрясающе, – кивнула она, изобразив улыбку. – Если верить новостям, вчера у вас был тяжелый день.

– Не то слово. Слава Богу, ничего не пропало, хотя некоторые картины, вырезанные из рам, придется реставрировать.

– Простите, но мне кажется, что у вас полно забот. Почему же вы здесь?

Висканти откашлялся. Носи он очки, наверняка сейчас снял бы их и стал протирать стекла.

– Видите ли, все это довольно неловко, но буду откровенен. Я много лет в бизнесе и кое-что слышал. И знаю о вашей репутации, мисс Джеллико.

Рик заерзал на стуле.

– Нам всем известно, что отец Сэм – взломщик. Но это еще не означает, что она имеет какое-то отношение к…

– О, нет-нет. Я здесь не потому. Мне сказали, что вы работаете в качестве консультанта по охранным системам и что вы с блеском находите утерянные шедевры. Я… хотел спросить, может… вы возьметесь вернуть Ренуара, украденного восемь месяцев назад из запасника. Мы сумели не допустить шумихи, но наш страховщик уверен, что это сделал кто-то из своих, и поэтому отказывается платить.

Саманту словно громом ударило. Возврат утраченных шедевров. Она слышала о людях, работавших в этой области в основном по поручению страховых компаний. Но таких было немного, и работали они недолго.

– Как вы уже сказали, – вставил Рик, и его жесткий голос вернул ее к действительности, – Саманта – консультант по охранным системам. Она никогда никого не грабила и не вламывалась в чужие дома. Ни при каких обстоятельствах…

– Какая информация по воровству у вас имеется? – перебила она голосом, дрожащим от нескрываемого предвкушения. Иисусе! Сейчас она чувствовала себя, как во время очередной операции: тот же трепет, тот же пьянящий прилив адреналина.

– У меня имеется досье толщиной в два дюйма, которое я могу переслать вам, если потребуете. Музей готов заплатить восемьдесят тысяч долларов за возвращение картины. – Висканти перевел взгляд на Рика. – Я ни на что не намекаю, мистер Аддисон. Просто хочу знать, заинтересована ли мисс Джеллико в помощи музею или нет.

– Заинтересована.

– Саманта…

– Буду благодарна, если перешлете мне это досье сегодня же, – продолжала она, вставая. Температура Рика поднялась на глазах, даже не глядя на него, можно было это понять. Поэтому необходимо выставить обоих парней, прежде чем он взорвется.

– Вы получите все сегодня же днем.

Мужчины и Рик встали, и она повела гостей к входной двери.

– Рада была познакомиться, мистер Висканти. Я дам вам знать, что решу.

– Спасибо.

Сэм закрыла за ними дверь и вернулась на диван. Что сейчас будет?!

– Сэм! – процедил Рик, прислонившись к косяку. Синие глаза казались почти черными.

– Что?

– Мне это не нравится.

Она медленно выдохнула.

– Что именно тебе не нравится?

– Твое согласие работать на Висканти.

Так она и знала. Ему не терпится связать ей руки! Первое по-настоящему крутое занятие, которое она нашла себе в мире честных людей, и он тут же заявил, что ему это не нравится.

Саманта вскочила и угрожающе шагнула к нему.

– Жаль, что не угодила тебе, но я…

– Откажи ему, – резко перебил он.

– Что? Да ты, никак, спятил? Я не…

– Сядь.

– Я не соби…

– Сядь!

Она скрестила руки на груди и злобно уставилась на него.

Он ответил таким же злобным взглядом, но выражение его лица в отличие от ее собственного было непроницаемым.

– Прекрасно.

Она протопала к стулу, села и стиснула кулаки в надежде услышать очередной приказ. Уж тогда она ему покажет!

Рик сел на место Висканти.

– Я не собираюсь ничего тебе приказывать.

– Можно подумать, я нуждаюсь в твоем гребаном раз…

– Может, заткнешься и позволишь мне сказать то, что я пытаюсь сказать?

– Ну конечно, – саркастически бросила она. – Валяй, выкладывай.

– Спасибо. – Он вдохнул и медленно выдохнул. – Я знаю, как тебе этого хочется! Ты практически рвешься с цепи при мысли о грабеже ради доброго дела.

Он замолчал, ожидая, что она набросится на него, но она не собиралась давать ему этого удовлетворения. Он заявил, что желает высказаться, и она ему позволит. Ну, а уж потом выскажет все, о чем думает!

– Я просто хочу, чтобы ты немного подумала, – наконец добавил он. – Не сомневаюсь, что у тебя хватит ума и мастерства, чтобы добиться успеха. Но если ты вернешь Ренуара, поползут слухи. Об этом узнают другие музеи, люди, которых обворовали, и люди, которые их обворовали. – Он подался вперед, касаясь ее колена пальцами. – Ты сама говорила, что, идя против прежних собратьев по профессии, чувствуешь себя не в своей тарелке. Для тебя консультации по охранным системам – способ обойти и их, и закон.

– Да, я ставлю таблички «Вход воспрещен», – неохотно согласилась она. – Если они пересекают границу и попадают в руки полиции, сами виноваты.

Тут он прав. Нельзя так открыто злить грабителей – это прямая конфронтация. Кроме того, теперь ей придется решать, на чьей она стороне. Решать раз и навсегда. И Рик понял это, увидев, как взволнована она при мысли о столь рискованной работе.

– Bay! – тихо пробормотала она. – Это важный шаг.

– Именно.

Саманта долго смотрела в его красивое озабоченное лицо. Если она согласится на эту работу, старые коллеги непременно об этом узнают. Может, ей предложат новые дела, а может, и нет. Однако это уже значения не имеет. Возвратив похищенное один раз, она уже никогда не сможет вернуться к прежнему занятию. Рубикон будет перейден. Никто из грабителей не подумает довериться ей. Никто не осмелится с ней работать.

– Если я соглашусь, это может быть опасно.

Рик кивнул:

– Твою жизнь в настоящий момент трудно назвать скучной.

– Опасно не только для меня.

– Я это понимаю.

– И готов смириться.

– Решать тебе.

– Но ты готов смириться, – повторила она.

– Я бы очень тревожился, но да, готов смириться. Вопрос в другом: тебе эта работа по душе?

– Думаю, что да.

– Ты точно так думаешь?

Сэм закрыла глаза, ожидая, что ощутит неуверенность или страх при мысли о том, что отныне ее жизнь необратимо изменится. Но ничего не почувствовала. И снова открыла глаза.

– Я хотела бы получить эту работу, – тихо призналась она.

– Вот именно в этом я и желал убедиться, – сказал Рик, соскальзывая с кресла и становясь на колени у ее ног. – Потому что считаю, из тебя выйдет потрясающий представитель закона.

Саманта подпрыгнула, обняла его и крепко поцеловала в губы.

– Ты бриллиант чистой воды.

– Знаю.

Эпилог

Четверг, 14.21

– Но мы по-прежнему останемся консультантами по охранным системам, – объявил Обри Пендлтон, сидевший в приемной «Джеллико секьюрити» на Палм-Бич, штат Флорида.

– Да, это будет нашим основным занятием, – кивнула Саманта, вертя в руках банку диетколы. – Не каждый день попадаются шедевры, стоящие настолько дорого, чтобы музеи и законные владельцы были готовы заплатить огромные деньга за их возвращение. И не каждый день их крадут. – Она пожала плечами: – Мы можем не получить других подобных заданий. А если получим, я прошу тебя быть готовым ко всему.

Обри улыбнулся своей обаятельной улыбкой южанина.

– Весьма волнующе, мисс Саманта. Мы будем кем-то вроде Робин Гудов.

– Скорее вроде бандитов и грабителей, – скептически произнес Стоуни со своего места на диване.

– Я никого не прошу голосовать, – отрезала Саманта. – Но если тебе не нравится, сарказм тут неуместен. Просто скажи прямо, и все.

– Мне интересно знать, что ты собираешься делать, если все сработает и тебе позвонит человек, лишившийся хрустального черепа работы индейцев майя. Или чего-то в этом роде. Возьмешься за дело?

Она знала, что он имеет в виду. Хрустальный череп – это ее работа. И если теперь она заберет его у человека, купившего череп у нее и Стоуни, значит, приобретет кучу врагов, не говоря уже об озлобленных бывших коллегах.

– Полагаю, будем обсуждать каждое задание по мере поступления, – заявила она.

– И Аддисон тебя в этом поддерживает?

– Совершенно верно, – раздался голос Рика из соседней комнаты. Он вошел в приемную и закрыл за собой дверь. – Либо это, либо придется купить ей пушку, чтобы палила из нее ради развлечения.

Сэм ехидно ухмыльнулась:

– И ты здесь потому, что…

– Том сейчас зайдет за мной, и мы отправимся на ленч. Я приехал пригласить тебя.

– Нет, спасибо. С меня хватает и того, что мой офис находится напротив доннеровского. Постараюсь видеться с ним исключительно в случае крайней необходимости.

– Как пожелаешь.

Он подошел и нежно поцеловал ее в губы.

– Увидимся.

– Конечно.

В офисе зазвонил телефон. Обри поднял трубку:

– «Джеллико секьюрити». Добрый день. – Немного послушав, он кивнул: – Минутку. Саманта, тебе звонит некий Джон Роби.

Сердце девушки перестало биться… Стоуни вскочил как ошпаренный: должно быть, узнал условное имя.

– Переключи на мой офис, – попросила она.

– Саманта!

Рик стоял в дверях приемной, поняв по лицу Стоуни, что что-то неладно.

– У тебя есть минута? – спросила она.

Он снова закрыл дверь и жестом велел ей идти вперед.

– Конечно.

Оказавшись в своем офисе; она нажала кнопку громкой связи.

– Я все же думаю, что Джон Роби – это слишком очевидно, Мартин.

Рик медленно опустился в кресло напротив.

– Может быть, но зато это стильно, – откликнулся отец. – Кстати, почему громкая связь? Кто еще с тобой в комнате?

– Рик.

– Подними трубку, Сэм. Это семейный бизнес. Личное.

– Рик – это тоже семья. И больше ты не станешь мной манипулировать. Что тебе нужно?

– Ты сделала мне огромное одолжение, – признался он, немного подумав. – Во всяком случае, Интерпол удовлетворен. Но если попытаешься проделать со мной нечто подобное в следующий раз, поверь, меня это не обрадует.

– Позволь мне ответить тем же предупреждением.

– Это был очередной урок для тебя, Сэм. Я научил тебя всему, что ты знаешь.

– Нет. Ты научил меня всему, что знаешь сам.

– Это ты так думаешь, – хмыкнул Мартин. – Аддисон, приглядывайте за ней. Она чересчур умна.

– За это я ее и люблю, – холодно отрезал Рик.

– Думаю, тебе следует знать, Мартин, что я собираюсь работать с Метрополитен-музеем. Возвращать вещи, украденные людьми, которым это сошло с рук.

Возможно, дразнить Мартина было не слишком умно, но ведь она едва не погибла из-за его замысла.

– Чертовски глупая идея. Лично я считаю, что тратить время на честную жизнь – просто позор. Мы могли бы работать вместе. Как в прежние времена.

Она чувствовала взгляд Рика, но сама не поднимала глаз от аппарата.

– Я не хочу возврата прежних времен, Мартин. Хочу начать все сначала. А тебе советую избегать таких дел, которые могли бы привести к открытому конфликту между нами.

– Единственное, что я способен гарантировать, Сэм, так это то, что ты папина дочка. Может, идти прямой и узкой дорожкой поначалу и будет забавно, но у тебя слишком горячая кровь. И скоро ты это обнаружишь. Вот увидишь, пара месяцев – и такое существование тебе наскучит.

Связь оборвалась.

– Знаешь, он не прав.

Рик встал и, подойдя, присел перед ней на корточки.

Она посмотрела на него сверху вниз.

– Я рада, что хотя бы один из нас в этом уверен. Черт возьми, да если бы я заключила сделку с Интерполом и могла бы сменить имя, значит, получила бы полнейшую возможность снова пойти по кривой дорожке. Могла бы даже стать блондинкой!

– Только не это! Обожаю рыжие волосы! Твои волосы! И… – Он помолчал. – И я верю тебе. Кстати, какой план предлагает твое новое бизнес-предприятие?

Саманта широко улыбнулась:

– Это не имеет значения. Потому что я подцепила на крючок богатого парня.

Она соскользнула с кресла на пол и поцеловала его.

Богатый парень и начало новой волнующей жизни! Черт, ну разве не гениальная мысль – поручить бывшей взломщице искать украденные шедевры!

Примечания

1

Безопасный дом (англ.). – Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

Барри Манилов – известный в 60–70 гг. американский певец и композитор. Считается любимцем старшего поколения.

(обратно)

3

Что? (исп.)

(обратно)

4

Персонаж романа Ч. Диккенса «Оливер Твист», старый еврей, обучающий подростков искусству воровства.

(обратно)

5

Двухкомнатный номер люкс.

(обратно)

6

Умный говорящий сверчок из мультфильма «Пиноккио».

(обратно)

7

Члены групп поддержки спортивных студенческих команд.

(обратно)

8

Очень дорогая марка солнечных очков.

(обратно)

9

Знаменитый американский певец.

(обратно)

10

Американский спецназ.

(обратно)

11

Нашумевший американский порнофильм.

(обратно)

12

Один из героев «Звездных войн», мудрый наставник.

(обратно)

13

Один из персонажей «Звездных войн»

(обратно)

14

Герои американского фильма о похождениях двух бандитов, которых в конце концов убивают.

(обратно)

15

Пара известных комических актеров. Первый – худой и нервный, второй – толстый и добродушный. Имели огромный успех в комедиях сороковых годов.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Эпилог
  • *** Примечания ***



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке