КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно  

Правила флирта (fb2)


Настройки текста:



Сюзанна Энок Правила флирта

Глава 1

Вторник, 2 часа 17минут пополуночи

«Интересно, кто это придумал, что каждый уважающий себя вор при попытке обчистить нечто более значительное, чем карман пиджака, должен обязательно карабкаться на стены?» — думала Саманта Джеллико. Тем не менее это считалось неоспоримой истиной, и везде: в тюрьмах и старинных замках, в Голливуде и парках развлечений — об этом знали. Видимо, на то же самое рассчитывал и хозяин роскошного поместья во Флориде, у стен которого сейчас находилась Саманта. Каменная кладка, многочисленные камеры и улавливатели, фиксирующие малейшее движение, а также толпа охранников защищали частную собственность от любой угрозы извне.

Переведя взгляд с каменной стены на двойные чугунные ворота с затейливым узором, за которыми просматривался фасад великолепного особняка Солано-Дорадо-Хаус, девушка слегка улыбнулась. Некоторые преступники отличаются большей сообразительностью, чем все остальные. Они просто лучше знают неписаные законы воровского дела.

Сделав глубокий вдох, чтобы унять сердцебиение, Саманта сняла с плеча винтовку, отступила в тень, которую отбрасывали ворота, навела прицел на камеру, установленную на пятнадцатифутовой стене слева, и спустила курок. Раздался легкий хлопок, и шарик краски, с силой ударившись о корпус камеры, развернул ее объективом вверх, забрызгав линзу белым. Спугнутая шумом сова ухнула и вспорхнула с ветки кипариса, задев крылом поврежденную камеру.

Отличный выстрел, похвалила себя Саманта, водворяя винтовку на плечо. В гороскопе говорилось, что сегодня ей предстоит удачный день. Она вообще-то не верила в астрологию, но ради того, чтобы за один вечер получить десять процентов от полутора миллионов долларов, стоило заручиться поддержкой звезд. Девушка крадучись сделала несколько шагов вперед и закрепила два зеркала на длинных ручках по обеим сторонам тяжелых ворот, чтобы порвать инфракрасный луч. Покончив с приготовлениями, она мгновенно разгадала комбинацию кода на панели управления воротами и проскользнула внутрь.

Саманта потратила целый день на то, чтобы запомнить расположение остальных камер и еще трех улавливателей, так что теперь она прямиком направилась через небольшую рощицу и ухоженный парк к лестнице из красного мрамора. Тут она присела на корточки. У нее имелась схема дома с обозначенными на ней окнами и дверьми, а также с указанием моделей всех замков и типов проводки. К сожалению, схема была черно-белая и в сильно уменьшенном масштабе, и теперь Саманта воспользовалась минуткой для того, чтобы перевести дух, а заодно полюбоваться декадентской роскошью поместья.

Солано-Дорадо был построен в 1920-е годы до обвала фондового рынка, и каждый новый владелец надстраивал дополнительные этажи, так что дом постепенно превратился в весьма необычное сооружение. Последний вариант, похоже, оказался наиболее удачным: массивные белые стены, красная черепичная крыша под сенью пальм и древних кипарисов на берегу пруда размером с хоккейное поле. За домом, где сейчас находилась Саманта, располагались олимпийских размеров бассейн и два теннисных корта. Всего в сотне ярдов от дома шумел океан, но то был общественный пляж, а Солано-Дорадо являл собой образец частного поместья, отлично защищенного и оснащенного всем, о чем только мог мечтать самый прихотливый хозяин. За восемьдесят лет своего существования дом неоднократно перестраивался и расширялся, так что теперь им мог владеть только человек с раздутым счетом в банке и не менее раздутым самомнением. Сегодня у этого незнакомца, которого в данный момент не было дома, по гороскопу выдался явно несчастливый день.

Двери и решетки на окнах, разумеется, напичканы проводами, но, как известно, к самым сложным замкам подходит самый простой ключ. Как не раз говаривал мистер Скотт из «Звездного пути», чем изогнутее труба, тем проще ее засорить. Взглянув на часы, чтобы правильно рассчитать время, Саманта вытащила из сумки моток серого скотча. Затем приклеила его по кругу на окно и достала присоску и нож для резки стекла. Оконное стекло оказалось довольно плотным и тяжелым, так что, когда Саманта вытаскивала аккуратно вырезанный круглый кусок диаметром примерно три фута, стекло довольно громко звякнуло. Слегка поморщившись, Саманта спрятала стекло в кадку с растением и вернулась к проделанному отверстию.

Она перебрала в памяти всех людей, которые могли услышать шум. Точно не охранник, сидящий на первом этаже в комнате видеонаблюдения. Правда, в отсутствие хозяина дом периодически патрулируют еще двое охранников. Немного помедлив, Саманта прислушалась, сделала глубокий вдох и, ощутив знакомый выброс адреналина в кровь, пролезла внутрь.

С помощью двух кусков скотча она прикрыла шторами дырку в окне. Нечего оставлять путь к отступлению открытым посторонним взорам. Затем поднялась по лестнице. На первом пролете висел подлинник Пикассо, который девушка удостоила лишь беглым взглядом. Она знала, что вторая картина висит наверху, в конференц-зале. Каждое полотно стоимостью в несколько миллионов долларов напичкано сенсорами. Саманте это все было известно, но сегодня ее целью были не картины.

Поднявшись на второй этаж, девушка опустилась на корточки и заглянула в длинный темный коридор. Мысленно отметив, что не во всех музеях можно увидеть такую богатую коллекцию оружия и доспехов, она внимательно прислушалась, пытаясь уловить малейший шорох и распознать новые сенсоры, не отмеченные у нее на схеме. К ее вящему ужасу, в коридоре было полно темных мест, где мог притаиться охранник, которого невозможно было заметить с лестницы.

То, за чем Саманта проникла в этот дом, находилось в комнате слева посередине коридора. Она не стала смотреть на часы: девушка отлично сознавала, сколько времени провела в доме и сколько у нее осталось до того, как охранники обнаружат либо дыру в стекле, либо зеркала на воротах. Сделав еще один вдох, она бесшумно двинулась вперед.

Низко пригнувшись, она метнулась к ближайшему неподвижному рыцарю и, притаившись в его тени, прислушалась и сделала еще несколько шагов. Осталось совсем чуть-чуть, она успеет войти в комнату до того, как в коридоре появится охранник. Именно из-за цейтнота Саманта особенно любила эту стадию работы, и дело было даже не в технике, а в простом умении владеть собой. Технику может освоить любой новичок, а вот хладнокровие как раз и отличает женщину от девушки.

В десяти футах от цели она вдруг резко остановилась. Тонкий бледный луч лунного света пересекал коридор на расстоянии двух футов от пола и трех дюймов от ее левой ноги. Провод. Какой дурак догадался протянуть стальной провод посередине коридора? Это глупо, слишком очевидно, а также опасно для обитателей дома. Конечно, в поместье сейчас нет никого из хозяев, но кто-нибудь из охраны наверняка забудет про него и либо покалечится сам, либо поставит на уши весь дом.

Выругавшись про себя, Саманта придвинулась ближе к стене, чтобы посмотреть, как крепится эта чертова штука. Ей надо только переступить через провод, взять то, за чем пришла, и уйти. Господи, ну кому в этом напичканном новейшими технологиями доме вздумалось протягивать в коридоре этот дурацкий стальной провод?

Дурацкий медный провод, поправилась Саманта, присмотревшись повнимательнее. Он крепился к плоским черным панелькам на стенах и был натянут довольно сильно, но не строго параллельно полу. Надо же! Саманта знала о том, что владелец дома уделяет вопросам безопасности особое внимание, но с проводом он явно переборщил. Видимо, такая уж у него натура — все делать по максимуму, особенно если судить по богатству внутренней отделки дома. Саманта нахмурилась.

— Ни с места!

Саманта застыла, стоя на коленях перед проводом. Черт! Охранник пришел раньше времени. В тридцати футах дальше по коридору из темной ниши между двумя рыцарями в сверкающих серебряных доспехах вышел мужчина.

— Не двигайтесь!

— А я и не двигаюсь, — спокойно проговорила Саманта. Он на своей территории, а она нет. Кроме того, у мужчины был пистолет, который он довольно неуверенно держал обеими руками. — Я не вооружена, — продолжала Саманта тем же холодным голосом, не отводя глаз от колеблющегося дула пистолета и мысленно умоляя незнакомца держать себя в руках.

— А что висит у вас на плече? — рявкнул мужчина, придвигаясь ближе. По лбу у него скатилась капелька пота.

«Веди себя спокойно, и пусть он тоже успокоится». Саманта знала, как вести себя в подобных ситуациях.

— Это ружье стреляет краской.

— Положите его на пол вместе с сумкой.

Слава Богу, он не спешил разрядить обойму. Молодой, конечно, но довольно опытный. Саманта ненавидела новичков. Она опустила вещи на дорогую персидскую ковровую дорожку.

— Вам не о чем беспокоиться. Мы с вами заодно.

— Черта с два. — Переложив пистолет в правую руку, незнакомец нащупал что-то у себя на плече. — Кларк? В доме посторонний человек. В галерее на третьем этаже.

— Да ты гонишь! — донеслось из рации.

— Правда, правда. Вызывай полицию.

Мысленно поблагодарив хозяина дома, который не разрешил устанавливать камеры внутри, чтобы укрыть личное пространство от посторонних взоров, Сэм шумно выдохнула.

— Зачем вызывать полицию? Твой хозяин нанял меня для проверки системы безопасности.

— Ты мне зубы не заговаривай, — парировал охранник. Даже в темноте девушка могла разглядеть скептическое выражение его лица. — Я ничего такого не знаю, так что можешь повторить свою историю копам. Вставай!

Девушка медленно поднялась на ноги, раскинув руки в стороны. Внутри она вся дрожала. На всякий случай она сделала шаг назад, чтобы оказаться подальше от провода.

— Если бы тебя предупредили, я бы не смогла проверить систему как следует. Прекрати, я могла бы украсть картину Пикассо, которая висит на лестнице, или Матисса из гостиной, или что угодно еще. Меня наняли протестировать центральную систему безопасности. Включи свет, и я покажу тебе свой паспорт.

В ту же секунду коридор залил яркий свет. Какого черта? Голосового управления в доме не было, да и охранник, надо сказать, выглядел довольно растерянно, и пистолет у него в руке снова дрожал.

— Эй, потише, — как можно спокойнее проговорила Саманта. Она слегка согнула ноги в коленях, приготовившись бежать.

Однако смущенный взгляд охранника был устремлен на что-то за ее спиной.

— Мистер Аддисон, я обнаружил…

— Я вижу.

Сэм охватили одновременно гнев и страшное желание обернуться и посмотреть на этого богатейшего человека, чьи фотографии в прессе почти не появлялись. Если только она выберется отсюда, что с каждой минутой становилось все более сомнительно, Стоуни не жить. «Голову даю на отсечение, что в доме никого нет».

— Ричард Аддисон, как я полагаю, — пробормотала девушка, принимая расслабленную позу.

— Ты же сказала, что он тебя нанял, — возмутился охранник, который при свете и при поддержке хозяина почувствовал себя более уверенно.

— Не он, — возразила Саманта, решив придерживаться своей версии до конца, — а охранное предприятие «Майерсон — Шмидт», в котором ты, кстати, тоже работаешь.

— Очень сомневаюсь, — раздался низкий голос прямо за спиной девушки. Для состоятельного молодого человека он передвигался довольно бесшумно. — Она не вооружена, Прентисс, — уже более громким голосом, в котором проскальзывал британский аристократический акцент, продолжил Аддисон. — Опусти пистолет, пока никто из нас не пострадал, и давайте обсудим сложившуюся ситуацию внизу.

Немного поколебавшись, Прентисс опустил пистолет.

— Да, сэр.

— А теперь мне бы хотелось взглянуть в лицо мисс…

— Смит, — отозвалась девушка.

— Какая неожиданная встреча!

Сэм не слушала его. Она видела, как Прентисс засунул пистолет в кобуру и направился вперед, не глядя под ноги. Он был очень горд от того, что сумел выделиться перед боссом.

— Стой! — воскликнула она тонким от волнения голосом.

— Черта с…

— Боже! — Быстро развернувшись, Сэм бросилась к лестнице и с разбегу налетела на Аддисона, повалив его на пол и в спешке заметив только голую грудь, удивленные серые глаза и спутанные темные волосы. За спиной у девушки раздался хлопок, сверкнула яркая вспышка, и коридор как будто взорвался. В спину ей ударила волна тепла, еще сильнее прижав к полу и к Аддисону. Дом затрясся, зазвенели стекла. Под потолком раздался раскат грома, и свет погас.

Глава 2

Вторник, 2 часа 46 минут пополуночи

Ричард Аддисон пришел в себя и обнаружил склонившегося над ним врача «скорой помощи», светившего ему в глаз фонариком.

— Отстаньте от меня, ради Бога, — проворчал он и поспешно встал на ноги.

— Лягте, пожалуйста, мистер Аддисон, у вас могут быть внутренние повреж…

— Черт, — выдохнул Ричард, ощутив острую боль в затылке, и опустил голову. Грудь болела так, словно по ней хорошенько прошлись бейсбольной битой. Он попробовал сделать вдох, но тут же закашлялся от боли и резкого запаха дыма. В памяти мгновенно всплыли недавние события: взрыв, охранник, девушка. — Где она?

— Не беспокойтесь, сэр, — раздался второй голос, и в поле зрения Ричарда оказался другой врач. — Мы уже связались с вашим лечащим врачом. Он ожидает вас в больнице.

— Да нет же, где та девушка? — Спрашивать, как дела у Прентисса, смысла не было. У Ричарда перед глазами до сих пор стояло всепожирающее пламя и горящая штукатурка, посыпавшаяся с потолка в лицо парню.

— Мы не можем пока сказать ничего определенного, сэр. Саперы и полицейские прибыли уже давно и дожидаются, пока пожарники закончат работу. Вы видели это устройство?

Ричард снова закашлялся и поморщился от боли.

— Ничего я, черт подери, не видел.

— Вы уверены? — послышался третий голос, и Ричард вынужден был перевести взгляд на говорящего.

Скромный костюм с дешевым, но довольно красивым галстуком. Видимо, это и есть следователь, о котором упомянул врач.

— А вы кто такой? — на всякий случай уточнил он.

— Моя фамилия Кастильо, я следователь, — подтвердил его догадку детектив. — Ваш охранник позвонил и сообщил, что в доме случился взрыв, а перед этим в нем был обнаружен посторонний человек. Я так полагаю, это та женщина, о которой вы говорите?

— Да, — кивнул Ричард.

— Она хотела вас убить, причем настолько, что готова была ради этого пожертвовать жизнью вашего охранника и своей собственной. Вам повезло, что вы сумели спуститься вниз. Можете ее описать?

Впервые с тех пор, как к нему вернулось сознание, Ричард огляделся. Он был на втором этаже, недалеко от лестничного пролета, и затылок у него до сих пор саднил в том месте, где он ударился об пол. Вряд ли это пожарники спустили его вниз, иначе Кастильо не стал бы говорить, что ему повезло. А сам он, черт возьми, никак не мог здесь оказаться.

— Она сказала, что ее фамилия Смит, — медленно проговорил Ричард, повторив попытку сесть. — Она небольшого роста, худенькая, одета во все черное. Стояла ко мне спиной, и на ней была бейсболка. Боюсь, я не успел ее как следует рассмотреть. Помню только зеленые глаза, — добавил Ричард, так как в памяти у него всплыл тот момент, когда девушка развернулась и бросилась на него. Она спасла ему жизнь.

— Не слишком подробное описание, конечно, но мы прозвоним все окрестные больницы. Даже если на даме был бронежилет, вряд ли она могла выбраться из дома без единой царапины. — Детектив подкрутил густые седеющие усы. — Поезжайте в больницу, а я присоединюсь к вам чуть позже.

Отлично, журналисты оценят такой демарш с его стороны. Ричард отрицательно помотал головой:

— Никуда я не поеду.

— Нет уж, мистер Аддисон, поедете. Если вы умрете, меня уволят с работы.

Двумя часами позже, сидя в пустой больничной палате со стенами из белого пластика и с белым же линолеумом на полу, Ричард прислушивался к болтовне тележурналиста и ругал себя за то, что не настоял на своем и не остался дома. Разумеется, пресса мигом пронюхала. Бог знает, какие гипотезы будут выдвинуты по поводу его госпитализации. Своими опасениями он поделился с врачом, пока тот зашивал четырехдюймовый порез у него на груди.

— А вы держитесь молодцом, — заметил доктор Клемм, забинтовывая ему грудь. — Я принес львиную порцию обезболивающего. Зря только тащил.

— На всякий случай оставьте лекарство поближе. Я с ума схожу, — коротко проговорил Ричард, стараясь не делать глубоких вдохов и с трудом удерживаясь от того, чтобы не откинуться на подушки. Обезболивающее, которое вкололи ему врачи из «скорой помощи», уже почти не действовало, но от него у Ричарда кружилась голова, поэтому он не стал просить дополнительную дозу. Кто-то пытался его убить, и он не собирался спать в то время, как кто-то другой будет искать преступника. — Где Доннер?

— Я здесь, — послышался мягкий голос с легким техасским акцентом, и в палату вошел долговязый мужчина, ведущий адвокат конторы «Доннер, Родс и Критченсон». — Господи, Рик, до чего же паршиво ты выглядишь!

— Кто она такая, Том? И где моя одежда?

— Мы пока не знаем. Одежда, вот она, — быстро проговорил Доннер, прищурив светло-голубые глаза. — Но ты не беспокойся, мы ее разыщем. — Поставив на стул спортивную сумку, адвокат извлек оттуда джинсы, черную футболку и хлопковую рубашку с длинным рукавом.

Ричард удивленно изогнул бровь:

— Это из коллекции прет-а-порте Тома Доннера?

— Я хотел взять вещи у тебя из дома, но меня туда не пустили. Тебе будет впору. — Поморщившись при виде того, как Клемм закрепил на груди его друга последний пластырь, Доннер протянул Ричарду дизайнерские кроссовки. — Послушай, а что ты вообще здесь делаешь? Ты вроде должен быть в Штутгарте?

— Гарри уговаривал меня задержаться еще на денек. Зря я его не послушал. — Ричард повел плечом и поморщился от боли. — Соедини меня с «Майерсон — Шмидт».

— Сейчас четыре часа ночи. Завтра я уволю их от твоего имени.

— Нет, сначала я должен с ними поговорить. — Ричард хотел убедиться в том, что это не они прислали к нему в дом очень умную и везучую девушку, чтобы протестировать систему безопасности.

— Черт, копы обнаружили, что одна камера испорчена выстрелом из винтовки для игры в пейнтбол, инфракрасный луч на воротах порван при помощи двух зеркал, а в одном из выходящих во двор окон проделана дырка. Не говоря уже о несчастном охраннике и самом хозяине, которому подпалили волосы.

— Ничего мне не подпалили. И я не собираюсь сидеть здесь сложа руки. Я хочу присутствовать при ее допросе. — Разумеется, сначала девушку требуется найти. Полиция, конечно, выйдет на след, но внутренний голос подсказывал Ричарду, что это будет не так-то просто. Кто бы ни была эта девушка, он до сих пор не мог выбросить ее из головы, постоянно думая о том, что за проверку она проводила и что произошло после взрыва на третьем этаже.

— Забудь об этом, Рик. Эта женщина хотела убить тебя, но просчиталась. Не она первая. Кроме того, у лифта тебя поджидают репортеры с пяти каналов, которые жаждут подробностей.

— Похоже, она спасла мне жизнь. — С трудом удержав стон, Ричард натянул футболку. — Согласись, это довольно странно для человека, который якобы пытался меня прикончить.

Том Доннер открыл и закрыл рот.

— Расскажи мне, что именно произошло.

Ричард поведал ему всю историю, начиная с того, как какой-то идиот запрограммировал факс таким образом, чтобы тот каждые две минуты начиная с двух часов ночи набирал его персональный номер, и заканчивая тем, как он услышал, как Прентисс по рации сообщил Кларку о том, что в доме посторонний, и как мисс Смит пыталась остановить Прентисса и потом за секунду до взрыва бросилась на него.

— Смит? — переспросил Том.

— Думаю, она соврала, — заметил Ричард, слегка улыбнувшись.

— Считаешь? Она знала про бомбу.

Ричард покачал головой:

— Ей что-то известно. Я заметил, какой испуганный у нее был взгляд, когда она кинулась на меня.

— Я бы тоже перепугался, если бы какой-то недотепа охранник привел мое взрывное устройство в действие до того, как я оказался бы на безопасном расстоянии.

— Она вполне бы успела пробежать мимо меня до взрыва. Это она спустила меня вниз. Что бы там ни думала полиция, я не мог сделать это самостоятельно.

«Разумеется, девушка пробралась в дом с целью ограбления. И вполне возможно, с целью убить тебя», — циничный внутренний голос Ричарда. А потом произошло нечто, заставившее ее изменить мнение. И Ричард хотел знать, что именно.

В палату зашел следователь.

— Кастильо, — представился он и показал значок насторожившемуся Доннеру. — Вы уверены, что она сбила вас с ног специально, мистер Аддисон?

— Уверен, — буркнул Рик. Сейчас ему не хотелось отвечать на вопросы детектива. Этот взрыв задел его лично. Ричард желал сам задавать вопросы и получать на них ответы. Он чувствовал себя так, словно находился у кого-то на службе, а к такому он не привык.

Детектив кашлянул.

— Я лично испытываю сомнения на этот счет. Мои люди составили фоторобот, и я уверен, девушка в скором времени объявится в одной из клиник. Советую вам пока побыть в каком-нибудь укромном месте. Я приставлю к вам круглосуточную охрану.

— Я не хочу, чтобы кто-то ходил за мной по пятам, — нахмурился Ричард.

— Таковы правила. Вы можете воспользоваться услугами полицейского департамента Палм-Бич или службой шерифа.

— Нет уж, я не собираюсь уезжать из дома. Кроме того, в поместье имеется собственная служба безопасности.

— При всем уважении, мистер Аддисон, ваша служба работает не слишком исправно.

— Не могу не согласиться с вами, — простонал Ричард, который в этот момент пытался натянуть потертые джинсы.

— Господи, Рик, я схожу за коляской, — проговорил адвокат и бросился к двери палаты.

— Нет, я пойду сам, — возразил Ричард, стиснув зубы. Слава Богу, конечно, что кровь не хлещет из него фонтаном, но боль просто адская. Мисс Смит, кстати, пережила то же самое. — Том, немедленно свяжись с «Майерсон — Шмидт». И не вздумай разговаривать с секретаршей. Мне нужен человек, который в курсе всех их дел.

— Одну минуту, — отозвался Доннер, который как раз вернулся в палату, зажав сотовый телефон между ухом и плечом и толкая перед собой кресло-каталку.

С трудом удерживаясь на ногах, Ричард повернулся к Кастильо:

— Сообщите мне, если… когда вы найдете мисс Смит. Я хочу присутствовать при допросе.

— Это не совсем законно, мистер Аддисон.

Устав изображать из себя стоика, Ричард плюхнулся в кресло.

— Плевать я хотел на закон. Мои налоговые выплаты составляют половину годового дохода всего вашего департамента. Если вы будете допрашивать девушку, то только в моем присутствии.

Доннер бросил на него вопросительный взгляд, но Ричард притворился, что ничего не заметил. Ему необходимо было получить ответы на мучившие его вопросы.

— Постараюсь сделать все возможное.


— Он — что?

Саманта вздрогнула.

— Стоуни, черт побери, нельзя поаккуратнее? Мне эта рука пригодится.

Усмехнувшись, Стоуни зажал длинный рваный порез на плече девушки. Его толстые пальцы оказались на удивление нежными.

— Тебе нужно в больницу, милочка, — заметил он, свободной рукой выдавливая на рану тюбик медицинского клея.

— Единственное, что мне нужно, так это большой тупой предмет, которым я могла бы врезать тебе по башке, — парировала Саманта, больше чтобы не застонать от боли, нежели в очередной раз выказать свой гнев. — Ты же говорил, что Аддисон задержится в Штутгарте еще на день.

— Так было написано в «Уолл-стрит джорнал». Он заключил какую-то финансовую сделку с Гарольдом Меридьеном. Можешь подать в суд на газету за ложную информацию или на самого Аддисона за вранье. Ты, кстати, могла бы на обратном пути захватить Пикассо. Сигнализация-то все равно уже сработала.

— То есть ты хотел, чтобы у меня на руках была краденая картина, на которую нет покупателя? — Нет уж, спасибо, подумала Саманта. Сегодня вечером у нее на руках побывало нечто посерьезнее, чем картина, а именно очень тяжелый Ричард Аддисон в глубоком обмороке. Она видела несколько его фотографий в «Инкуайрер», посвященных скандальному бракоразводному процессу в позапрошлом году, а также пару снимков, сделанных несколько месяцев назад на какой-то вечеринке в Голливуде, где Аддисон пожертвовал на что-то гигантскую сумму денег. Богатый, разведенный, таинственный Ричард Аддисон. А еще страшно непредсказуемый Ричард Аддисон.

— Надеюсь, поможет, — проговорил Стоуни, отпустив руку девушки. Клей держался. — Давай на всякий случай перебинтую.

— Что с моей спиной? — Саманта изогнулась, чтобы посмотреть.

— Хорошо, что на тебе был бронежилет, милочка. Смотри, прямо след отпечатался. — Стоуни прочертил пальцем кривую линию между лопаток девушки. — Пока не носи на спине никаких железок. Честно говоря, меня больше беспокоит порез у тебя на ноге. Ты много ходишь, и клей держать не будет.

Саманта воззрилась на него с притворным изумлением:

— Тебя беспокоит моя нога? Как мило. — Чмокнув его в маленький крючковатый нос, девушка лихо спрыгнула с его длинного кухонного стола.

— Я серьезно, ты могла наследить кровью. Вдруг они проведут анализ ДНК?

Саманта уже успела подумать об этом и больше не беспокоилась.

— Им нужна я, чтобы сравнить анализы, — сказала она, осторожно наступая на пораненную ногу и морщась отболи в пятке, — а я, как видишь, здесь. — Саманта бросила взгляд на часы в форме кошачьей головы с бегающими глазками, висящие над холодильником. — Уже почти пять. Давай посмотрим новости.

Стоуни встал со стула и, шаркая тапочками, поплелся к небольшому телевизору. Воспользовавшись случаем, Саманта натянула джинсы, которые всегда держала про запас на квартире у Стоуни. «Вот, наверное, почему мамы всегда заставляют детишек носить свежее белье, — подумала она, аккуратно, чтобы не разбередить рану, засовывая ногу в штанину, — чтобы было не стыдно раздеться у врача, когда он будет осматривать тебя после взрыва».

— Ты же сказала, что охранник погиб, Сэм, — проворчал Стоуни, щелкая пультом в поисках программы новостей. — Что ты хочешь увидеть, фотографию трупа?

— Я сразу убежала, — отозвалась девушка, натянув футболку и заглянув в холодильник, чтобы взять банку диетической колы. — Думаю, я не нарвалась ни на одну камеру, но надо знать точно.

Стоуни изумленно вскинул брови:

— И это все?

— Ну, еще мне интересно, кто придумал натянуть в коридоре этот провод и выжил ли Аддисон.

Ее спокойный голос не обманул Стоуни. Девушка явно переживала. Взрывной волной ее швырнуло об пол, и она наверняка получила небольшое сотрясение мозга. Потеряв способность мыслить здраво, она инстинктивно потащила Аддисона вниз, не подумав о том, что впоследствии он может сообщить ее приметы полиции. Охранник Прентисс, несомненно, мертв, и первое подозрение, разумеется, падет на нее. Дела плохи.

— Сэм.

Она вскинула голову и посмотрела на экран.

— …ночную тишину разорвал взрыв в Солано-Дорадо, загородном поместье известного миллиардера и филантропа Ричарда Аддисона. В результате несчастного случая погиб один человек, а причины взрыва пока не установлены. Аддисона отвезли в больницу. Он отделался легкими порезами и синяками и уже вернулся домой. — На экране появился Аддисон в сопровождении высокого светловолосого мужчины. В следующее мгновение они нырнули в черный лимузин «мерседес». Повязку на лбу прикрывали растрепанные темные волосы. В остальном мужчина выглядел целым и невредимым. Саманта почувствовала мгновенное облегчение.

— Прекрасно, — вздохнул Стоуни. — Тебе надо было оставить его наверху.

— Не думаю, что судьи сочли бы за смягчающее обстоятельство тот факт, что я оставила Ричарда Аддисона погибать в огне, — съязвила Саманта, поежившись при одной только мысли о подобном исходе.

— Он успел тебя разглядеть?

— Мельком, — пожала плечами Сэм.

— Тебя будут искать.

— Знаю, но я умею прятаться.

— Сейчас все не так, как прежде, милочка.

И это Саманта прекрасно понимала. Погиб человек. А другой, очень богатый человек был на волосок от смерти. А она даже не смогла украсть камень, за которым пришла.

— Я сглупила. Как я не заметила, что кто-то успел проникнуть в дом до меня и заложить бомбу? Проклятие! — Саманта сделала большой глоток колы. — И кому понадобилось взрывать этот дом? Какую цель преследовал преступник?

— Думаешь, Аддисона хотели убить? — спросил Стоуни.

— Но зачем? А главное, зачем с таким шумом?

— Откуда мне знать, Сэм, — пророкотал огромный чернокожий детина. — На твоем месте я бы больше переживал за то, что тебя обвинят в смерти охранника, а не воображал бы себя миссис «Она написала убийство».

— То есть Джессикой Флетчер, — рассеянно поправила его Саманта, глядя на экран телевизора, на котором беззвучно сменялись кадры. Вот Аддисон позирует фотографам на очередном благотворительном ужине под руку с моделью Джулией Пул.

— И будь у меня такая память, как у тебя, я бы играл в телевикторины, а не шарил по домам в поисках всякого дерьма.

Саманта не могла винить работников телевидения за то, что они вовсю крутили кадры с Аддисоном. Всем же интересно знать, что происходит в жизни такого богатого и знаменитого человека. Разумеется, репортаж о каком-нибудь политическом скандале или банкротстве крупной корпорации получил бы не меньшее освещение, но Саманту угораздило вломиться в дом к Аддисону в тот день, когда такого рода новостей не было. Она слушала, как этот человек отвечает на глупые вопросы журналистов. «Он скучает, — подумала девушка, — а еще его немного веселит вся эта шумиха вокруг его персоны».

— Я никогда не воровала дерьма, прошу заметить. И вообще я предпочитаю называть это передачей предметов из одних рук в другие. — Допив колу она бросила пустую банку в мусорное ведро и подняла с пола свою рваную и местами прогоревшую одежду. Она собиралась выкинуть ее по дороге домой. Бронежилет, конечно, тяжело нести, но его хотя бы можно починить. — Пойду прогуляюсь. Вечером перезвоню.

— Ты куда, Сэм?

Оглянувшись, она выдавила из себя улыбку.

— Не скажу.

— Будь осторожна, малышка, — предостерег Стоуни, провожая ее до двери.

— И ты тоже. Покупателю известно, что сегодня ночью кто-то должен был отправиться на охоту, так что он может начать давить на тебя.

Стоуни улыбнулся, обнажив белоснежные зубы:

— А мне нравится, когда на меня давят.

Саманте тоже нравилось работать под давлением, но не в таком количестве. Полицейские всегда добросовестно занимались поисками пропавших колец или картин, но если из-за них погибал человек, то они удваивали усилия. А уж если нечто подобное случилось в Палм-Бич, в доме человека, украсившего собой в прошлом году обложку «Тайме», то они из кожи вон вылезут.

Саманте нужно было хорошенько обо всем подумать. Например, о том, почему кто-то заложил бомбу в напичканный антиквариатом дом. А еще ей хотелось знать, будет ли заветный камень числиться в списке пострадавших в огне вещей или на нее ко всему прочему повесят еще и кражу.

Глава 3

Вторник, 6 часов 15 минут утра

Том Доннер захлопнул крышку мобильного телефона.

— В «Майерсон — Шмидт» подтвердили, что они не посылали никого проверять систему безопасности. Но при этом они весьма заинтересованы в продолжении сотрудничества с тобой.

Ричард, который сидел рядом с другом на заднем сиденье «мерседеса», шумно выдохнул. Проклятие! Он-то надеялся, что неуловимая мисс Смит сказала правду.

— А что с Прентиссом? У него есть семья?

— Да, родители и старшая сестра. Они живут в Дейд-Каунти. К ним поехал сотрудник «Майерсон — Шмидт».

— Не буду вмешиваться, — решил Ричард. — Отправлю им свои соболезнования и узнаю, что еще можно для них сделать.

— Сэр, пресса и полицейские загородили дорогу, — бросил через плечо водитель, замедляя ход черного лимузина.

— Поезжай прямо на них, Бен. Почему, черт возьми, я не могу спокойно попасть в собственный дом?

— А я думал, что вы, британцы, смело встречаете превратности судьбы.

В этот момент защелкали вспышки фотоаппаратов, и Ричард перевел взгляд на своего друга и адвоката.

— Превратности судьбы, Том, я как раз встречаю смело. Я хочу, чтобы эти люди ушли.

— Кто именно: репортеры или полицейские?

— И те, и другие.

— Ладно, я займусь прессой. Но, учитывая, что сегодня ночью кто-то пытался тебя убить, я не советую отсылать полицию.

— Только пусть они не занимают всю подъездную дорожку. Я не собираюсь менять свой образ жизни из-за какой-то ерунды. Понимаешь, если человек моей профессии хоть раз проявит слабость, то он уже не отмоется. Я не позволю полиции забаррикадировать мой дом, словно я какой-то отшельник, который боится и шагу ступить без охраны. Кроме того, я не собираюсь жить на военном положении.

— Так и быть, сделаю все возможное, но ты, Рик, взгляни правде в глаза — что будет с миром, если он потеряет такого человека, как ты?

Лимузин проехал через ворота, по обеим сторонам которых стояли полицейские. Ричард не стал устраивать скандал по поводу того, что ему требуется теперь разрешение на въезд в собственное поместье, и перевел взгляд на дом, фасад которого показался при выезде из густой пальмовой рощицы. Прямо перед крыльцом были навалены погоревшая мебель, шторы и ковры. Тут же лежали картины и статуи. Представители страховой компании были уже тут как тут, пересчитывая и внимательно осматривая предметы искусства. Самые хрупкие и ценные экземпляры заворачивались в фетр и укладывались в деревянные ящики. За этим процессом бдительно следила полиция.

— Пара разбитых стекол, — заметил Доннер, перегнувшись через Ричарда, чтобы лучше рассмотреть повреждения, — и местами погоревшая черепица. В общем, не так уж плохо.

Когда машина остановилась, дверцу распахнул полицейский. За время пути из больницы у Ричарда затекли мышцы, и теперь каждое движение причиняло ему новую боль.

— Надо еще внутри посмотреть, — пробормотал он, поднимаясь по широкой лестнице. На гранитных ступенях были свалены в кучу какие-то инструменты, а работники спасательных служб попивали кофе из его фарфоровых чашек.

— Сэр? Мистер Аддисон? — раздался за его спиной голос полицейского. — Сэр, в доме еще не до конца ликвидированы последствия взрыва.

— По-моему, ликвидировали не только последствия взрыва, но и много чего другого, — отозвался Ричард, окинув взглядом лужайку, заваленную его вещами. Похоже, вся галерея с третьего этажа переместилась на свежий воздух.

— Я хотел сказать, что саперы еще не закончили работать. Они проверили первые два этажа, а третий этаж и чердак осматривают сейчас.

— Тогда передайте им, чтобы они предупредили, если обнаружат неразорвавшуюся бомбу.

— Рик, — предостерегающе сказал Доннер, — эти люди на нашей стороне.

Ричард нахмурился. Он купил это поместье для того, чтобы иметь возможность побыть одному и отдохнуть от вечно преследовавших его репортеров. Следовало признать, что если бы не полиция, то журналисты из половины городских таблоидов уже давно штурмовали бы стены. Он обернулся и взглянул на семенившего следом полицейского.

— Как ваше имя?

— Кеннеди. Джеймс Кеннеди.

— Вы можете следовать за нами, Джеймс Кеннеди, только не путайтесь под ногами.

— Сэр, я должен…

— Либо спереди, либо сзади, Кеннеди. — Головная боль и ломота в спине мешали ему быть вежливым.

— Мистер Аддисон имел в виду, что он готов сотрудничать с полицией, — попытался исправить положение Том. — Но у него накопилось слишком много дел, требующих внимания. Ваше присутствие означает, что мы не будем прикасаться ни к чему в доме без вашего разрешения, чтобы не помешать следствию.

— Детективу это не понравится, — сказал Кеннеди.

— Мы будем очень осторожны.

— Ну что ж, пусть будет по-вашему.

Данте Партино, менеджер по предметам искусства, встретился им на лестнице.

— Здесь такой бардак, Рик, — с легким итальянским акцентом проговорил он. — Кто мог решиться на такое? Погибли доспехи 1190 года, римский шлем, половина…

— Я вижу, — оборвал его Ричард, остановившись на площадке третьего этажа. Слово «бардак» не совсем точно передавало суть того, что творилось в галерее. Точнее было бы назвать это «концом света». На полу, как на поле боя из мрамора, черепицы и клочьев ковра, валялись почерневшие и деформированные доспехи. От французского гобелена эпохи Возрождения, одного из первых экземпляров в коллекции Ричарда, остались одни лохмотья. Он почувствовал, как в нем закипает гнев. Никто еще никогда не осмеливался поступать с ним таким образом.

— Господи, — прошептал Том, — где же ты стоял?

Ричард сделал несколько шагов вперед и остановился прямо посреди всей этой разрухи.

— Вот здесь.

Данте кашлянул, прервав воцарившуюся после этих слов тишину.

— Рик, я хотел бы лично осмотреть все поврежденные экспонаты, но люди из страховой компании ведут себя так, словно здесь все принадлежит им. Они не понимают, насколько хрупкие…

— Данте, все в порядке, — прервал своего менеджера Ричард. Надо было успокоить его. Несмотря на свою ярость, Ричард отдавал себе отчет в том, что потеря части экспонатов — это еще полбеды. Главное, узнать, кто за всем этим стоит. — Том проследит за тем, чтобы тебе открыли доступ к экспонатам.

— Но…

— Все, Данте.

Партино кивнул, теребя в руках планшет:

— Хорошо. Я еще хотел сказать, что вода и огнетушительный состав попортили некоторые картины на втором этаже. Может, нам стоит…

— А что с камнем? — неожиданно спросил Ричард. Он, конечно, уважал рвение Партино, но сегодняшняя ночь была для него слишком богатой событиями.

— Его нет на месте, — ответил Кастильо, который только что поднялся по лестнице следом за ними. — Мы полагаем, что женщина проникла в дом как раз за ним. И вам нельзя здесь находиться, мистер Аддисон. Идет расследование убийства.

— Вы уже все здесь сфотографировали? Сняли отпечатки пальцев?

— Да.

— Тогда ответьте, какова природа взрыва. — Отмахнувшись от недовольного фырканья офицера Кеннеди, Ричард прошел вперед и неуклюже опустился на корточки перед черневшей в стене коридора дырой.

Кастильо вздохнул:

— Похоже на буксирный трос, натянутый поперек коридора и действующий по принципу чеки гранаты: выдергиваешь шнур, и вот тебе взрыв. Сделано наспех, но весьма профессионально. Такая конструкция позволяет ловко замести следы, если преступника обнаруживают до того, как он успевает покинуть дом.

— А что, если ей все-таки удалось сбежать? — осведомился Ричард.

— В таком случае ей придется хорошенько потрудиться, чтобы спрятать ворованную драгоценность.

— Она очень рискует, — проговорил Ричард уже более спокойным тоном. — Пару лет за кражу и срок за убийство первой степени, я правильно понимаю?

— Да, но только если ее поймают. Я бы, честно говоря, пошел на риск ради парочки экспонатов из вашей коллекции.

— А я бы нет, — отозвался Ричард, поднимаясь и отряхивая руки. — Кастильо, я предоставлю вам возможность спокойно работать, а вы, пожалуйста, держите меня в курсе того, как продвигается расследование. Мне надо позвонить в несколько мест.

Пока Данте суетился над экспонатами, как наседка, Том с Ричардом заперлись в кабинете на втором этаже. Огромные окна выходили на лужайку перед домом и пруд, которые обычно являли собой приятное глазу зрелище, а сегодня были заполнены людьми в форме и завалены кучей хлама. Не сдержав стона, Ричард тяжело плюхнулся в кресло за массивным столом из черного хрома. Это был один из немногих неантикварных предметов в доме, и то только потому, что в семнадцатом веке изготовители столов не брали в расчет компьютеры, телефоны и прочую электронику.

— Что тебя так беспокоит? — поинтересовался Доннер, достав из небольшого встроенного холодильника бутылку воды и опустившись на плюшевое кресло в дальнем конце комнаты. — За исключением того, конечно, что тебя едва не разнесло на куски.

— Я же говорил, что не выспался ночью.

— Из-за постоянных звонков по факсу?

— Именно. Так вот, я ходил из угла в угол, дожидаясь, когда можно будет позвонить в нью-йоркский офис. Я бы в любом случае зашел в галерею, даже если бы Прентисс не обнаружил взломщика.

Том некоторое время помолчал, переваривая информацию.

— Ты должен разорвать контракт с «Майерсон — Шмидт».

— Дело не в этом. Она просила Прентисса остановиться, а потом с разбегу толкнула меня.

— Кастильо считает, что она пыталась спасти собственную шкуру.

— Нет.

— Тогда в чем дело, Рик? Я не понимаю.

— Ты только представь себе: она проникает в дом, преодолевает все преграды и завладевает камнем — должен заметить, у меня имеются гораздо более ценные вещи, — потом задерживается в галерее, чтобы установить взрывное устройство, ее застают за этим делом, и она пытается уберечь всех от взрыва.

— Ты хочешь сказать, она пытается уберечь себя? Может быть.

— Но если бы она не стала устанавливать бомбу, она легко могла бы выбраться из дома незамеченной.

Том скрестил длинные ноги.

— Итак, версия номер один: она не собиралась ничего красть. Как ты верно подметил, она обманула твою хваленую систему безопасности.

— В таком случае получается, что она хотела убить меня. — Ричард как сейчас видел глаза и выражение лица девушки в тот момент, когда она бросилась на него. — Тогда зачем она стащила меня вниз, спасая от огня?

Адвокат пожал плечами:

— Струсила в последний момент. А может, она не на тебя нацеливалась.

— А на кого? На Прентисса? Не думаю. — Ричард наклонился вперед, постукивая пальцами по черной столешнице. — Версия номер два: бомбу установила не она.

— Прекрасно, тогда мы имеем двух преступников, вломившихся в дом одновременно: один через окно, а второй… неким иным способом. Одному нужен камень, а второй жаждет что-нибудь взорвать. Вернее, не что-нибудь, а кого-нибудь. Тебя, например.

— Да, только меня не должно было быть дома.

Доннер моргнул.

— Точно. Ты же должен был вернуться из Штутгарта только сегодня вечером.

— Бомба взорвалась бы во время очередного обхода галереи. Меня при этом могло не быть.

— Если только преступник не был осведомлен о том, что ты вернулся из Германии раньше времени.

Ричард усмехнулся:

— В этом случае список подозреваемых сводится к нескольким людям, большинству из которых я безоговорочно доверяю. В частности, это Гарри Меридьен, который уговаривал меня остаться даже после того, как я отказался платить больше, чем мы договаривались, за акции его проклятого банка.

— Сейчас никому нельзя доверять.

— Моим людям можно. — Встав из-за стола, Ричард принялся мерить шагами кабинет. — Я хочу поговорить с мисс Смит.

— Не только ты, но еще и полиция Палм-Бич, а также ФБР. Ты же знаешь, как они не любят, когда влиятельные бизнесмены из дружественных иностранных государств взлетают на воздух на территории США.

Ричард отмахнулся. ФБР в данный момент интересовало его меньше всего.

— Меня волнуют только собственные дела. Кто-то проник в мой дом, убил моего охранника и похитил мою вещь. И «виновна» — «не виновна» — это не ответ на мой вопрос.

Доннер вздохнул:

— Ладно, будь по-твоему. Постараюсь сделать все, чтобы добиться свидания с этой девушкой, если ее найдут. — Он покачал головой. — Но если нас арестуют за вмешательство в расследование, я не стану представлять твои интересы в суде.

— Если нас арестуют, я уволю тебя за некомпетентность, — улыбнулся Ричард и потянулся за телефоном. — А теперь можешь идти. Мне надо поработать.


Прошло два мучительных дня. Саманта зарылась в диванные подушки и переключила канал. Она ненавидела сидеть взаперти, а при нынешних обстоятельствах это было вдвойне тяжело. СМИ по-прежнему со всех сторон обсасывали историю с Аддисоном, а Саманта не находила сил подумать о чем-нибудь другом.

За последние два дня никаких новых событий не произошло, а потому Саманта в десятый раз прослушивала информацию про жизнь Ричарда Майкла Аддисона, истории любви Ричарда Майкла Аддисона, про его склонность к филантропии, про его бизнес и так далее. В конце каждой такой передачи перечислялись известные факты: в Солано-Дорадо произошел взрыв, охранник по имени Дон Прентисс погиб, несколько ценных экспонатов сгорели. И полиция занималась поисками белой женщины ростом от 5, 4 до 5, 7 фута и весом от 120 до 150 фунтов.

— Ну, 150 фунтов — это они загнули, — пробормотала Саманта, снова переключая канал. С другой стороны, каков бы ни был указанный вес, ясно было одно: у полиции есть подозреваемый, и этот подозреваемый — она.

Инстинкт подсказывал Саманте, что надо бежать и наблюдать за происходящим с безопасного расстояния. Проблема заключалась в том, что человек, подозреваемый в убийстве Аддисона, нигде не мог чувствовать себя в безопасности. Все аэропорты и автовокзалы напичканы полицейскими. Ну и пусть себе ищут, думала Саманта, которой, однако, не очень приятно было каждый день слышать о том, что полиция «вот-вот арестует подозреваемую». Она не верила в подобный исход, но терять бдительность тоже не собиралась.

Поэтому она сидела на диване, пила газировку, грызла поп-корн и слушала утренние новости, пытаясь представить, что же все-таки произошло на самом деле. Она считала себя исключительно талантливой воровкой. Так говорил ее отец, так говорил Стоуни, а также некоторые довольные клиенты.

Ей нравилось то ощущение независимости, которое она испытывала благодаря своим способностям, нравилось постоянно рисковать и чувствовать, что в ее руках, пусть и ненадолго, находились порой самые дорогие вещи на земле. Кроме того, она получала за работу неплохие деньги, которые, надо заметить, всегда тратила аккуратно и с умом. «Помни о пенсии, — не раз повторял отец, обучая ее ремеслу. — Работай не ради завтрашнего дня, а ради того, чтобы обеспечить себе нормальную старость».

Ради этого Саманта жила в уютном, но скромном домике недалеко от Помпано-Бич и за гроши работала консультантом отдела искусств в нескольких музеях. И именно из-за этого она никогда не соглашалась никого убивать. Люди, способные на убийство ради обладания неодушевленным предметом, никак не смогут спокойно доживать свой век где-нибудь на средиземноморском побережье в окружении красивых мальчиков-слуг.

Сейчас Саманте было ясно только одно: если она хочет дожить до пенсии, надо выяснить, кто заложил бомбу. Ее либо одурачили, либо ей страшно не повезло. В любом случае она алкала сатисфакции. Ей необходимо было доказать свою невиновность, потому что удовлетворенное любопытство не спасет ее от тюрьмы.

В новостях ничего интересного не сказали, а Саманта наконец нашла что посмотреть. Предоставив Годзилле громить Токио, девушка слезла с дивана, включила компьютер и первым делом проверила почту. Поскольку увеличение члена и бесплатная поездка во Флориду ее не интересовали, она удалила рассылку, загрузила поисковую систему и ввела имя Ричарда Аддисона.

На экране появилось множество ссылок на статьи из самых разных газет и журналов, начиная с «Аркитекчерал дайджест» и заканчивая «Ньюсуик».

— А вы, оказывается, весьма популярны, мистер Аддисон, — пробормотала Саманта, переходя на следующую страницу.

Большинство статей сопровождалось одними и теми же фотографиями, как будто Аддисон согласился принять участие в одной-единственной фотосессии, а журналисты потом выбирали из того, что осталось. Несмотря на то что его темные волнистые волосы были слегка длинноваты, Ричард Аддисон выглядел как настоящий миллиардер. И дело было не в черном костюме от Армани, черном галстуке и темно-серой рубашке, а во взгляде. Его серые блестящие глаза излучали спокойствие и уверенность в себе. Этот человек всем своим видом демонстрировал, что его надо воспринимать серьезно.

— Неплохо, — заметила Саманта. Нет, неподходящее слово. Он, как бы получше выразиться, великолепен. В спортивных штанах, весь в крови и в пыли — даже тогда ему не было равных.

Разозлившись на саму себя за подобные мысли, Саманта перешла на третью страницу. Теперь статьи приобрели более обтекаемую форму, и девушка стала вчитываться внимательнее. Так, покупка антиквариата, сайт яхтсменов, а также страница, посвященная разводам, автором которой был не мистер Аддисон, а Патриция, его бывшая жена. Ага. Саманта, конечно, понимала, что должна интересоваться другими вещами о человеке, из-за которого оказалась втянута в историю с убийством, но она все равно кликнула на ссылку.

На экране появилась фотография Патриции Аддисон-Уоллис. Миниатюрная блондинка, красота которой оплачивалась многозначными цифрами на чеках для парикмахеров и косметологов. Бывшая миссис Аддисон отвечала на вопросы посетителей сайта и советовала, как можно добиться наибольших выгод при разводе, в чем она сама, кстати сказать, не преуспела. Учитывая то, что два года назад муж застал ее в постели с сэром Питером Уоллисом на своей вилле на Ямайке, Патриция, по мнению Саманты, отделалась довольно легко. Не каждый рогатый муж согласится обеспечить бывшую жену и ее нового мужа настолько, чтобы они могли позволить себе содержать красивый особняк в Лондоне.

Раздался телефонный звонок. Саманта подпрыгнула от неожиданности и пошла на кухню, чтобы ответить.

— Алло.

— Саманта Джеллико, — раздался мужской голос с сильным французским акцентом, — вот, значит, где вы прячетесь.

Сердце девушки на секунду замерло, а потом заколотилось с бешеной силой. Этого еще не хватало.

— Этьен Девор? Я не прячусь. Как, черт возьми, вы узнали мой номер?

На другом конце провода презрительно фыркнули:

— Я знаю свое дело, шери. Советую не вставать у меня на пути. Это может быть опасно.

Где-то на улице завыла сирена. Затем все снова стихло. Почувствовав, как волосы на затылке встали дыбом, Саманта осторожно отодвинула кружевную занавеску и выглянула на улицу. Ничего, хотя время звонка вдруг показалось ей очень подозрительным.

— Так в доме Аддисона были вы! Вы чуть не убили меня!

— Я не думал, что вы возьметесь за такую работу. Это ведь очень и очень трудно.

— Облажались, мон ами.

Неожиданно в голову Саманте пришла другая мысль, и она невольно нахмурилась.

— А откуда вы узнали, что я была там?

Этьен снова фыркнул.

— Не надо меня обижать. Любой другой человек обязательно взлетел бы на воздух. Да и вы были на волосок от смерти, признайтесь. Кроме того, я хочу сделать вам одолжение.

— Одол…

Снова послышался вой сирены, который вдруг резко оборвался, сменившись типичным глухим урчанием. Машина остановилась.

— Черт, Этьен, мне надо идти. Если это вы наслали на меня копов, то вам не жить.

— Я никогда не звоню в полицию, Саманта. Это наговоры. Идите, я обо всем позабочусь.

— Хорошо. — Недоумевая, кто мог выдать ее, Саманта положила трубку. Она бросилась в спальню, достала из-под кровати рюкзак и вернулась в гостиную. Компьютер по-прежнему мигал светящимся экраном, спрашивая, не желает ли она за 12 долларов и 95 центов в месяц подписаться на рассылку, посвященную бизнесу и личной жизни Ричарда Аддисона.

Выдернув шнур из розетки, она содрала обшивку с процессора и вытащила все микросхемы и провода, которые не были припаяны. Засунув их в рюкзак, Саманта раздавила ногой развороченный процессор, а затем принялась методично осматривать окна. Не обнаружив ничего подозрительного, она выскользнула через заднюю дверь. Перемахнув через соседский забор, она забралась на крышу дома миссис Эспосито и, поморщившись от резкой боли в ноге, бросилась бежать.

Она оставила свою «хонду» на стоянке возле супермаркета. Девушка добежала до машины как раз в тот момент, когда вертолеты полиции и новостного канала пролетели у нее над головой по направлению к ее дому. К ее бывшему дому. Девушка завела мотор и, отъехав мили полторы, припарковалась на площади, где было много ресторанов фаст-фуд. Телефон-автомат работал, хотя внутри кабинки стоял невыносимый запах. Бросив в щель 25 пенсов, она набрала номер Стоуни.

— Алло?

— Хорхе? — проговорила она, имитируя испанский акцент. — Хорхе дома?

Человек на другом конце провода резко втянул в себя воздух.

— Послушайте, дамочка, я повторяю, что Хорхе нет. Его нет. Ясно?

— Ясно. — Дрожащими руками Саманта повесила трубку. Они уже нашли Стоуни или, во всяком случае, держат его на мушке. А это значит, что они попытаются выяснить, откуда был сделан звонок. Выругавшись, девушка вернулась в машину и двинулась на север. Как, черт возьми, полицейским удалось так быстро выйти на ее след? Она была уверена, что не оставила никаких улик, и даже если Аддисон сумел четко описать ее внешность, полицейским было не с чем сравнивать. Она верила в то, что Этьен тут ни при чем — это не в его стиле. Хотя его, кажется, не удивил приезд полиции. Кто-то сдал их со Стоуни. Зрачки Саманты сузились. Еще никому не удавалось безнаказанно дурачить ее.

Такое случается сплошь и рядом. У богатых людей вечно что-нибудь воруют, поэтому-то они и придумали страховку. Правда, богатых людей не всегда хотят взорвать. Чертов Этьен. Она вспомнила, какое было лицо у Аддисона, когда она бросилась на него: легкое веселье мигом сменилось потрясением. Он должен понимать, что она не хотела убить его. Напротив, она спасла ему жизнь.

Сердце девушки подпрыгнуло в груди. Насколько она могла судить, Ричард Аддисон был единственным свидетелем происшедшего. Этьен, конечно, обещал позаботиться обо всем, но Саманта по опыту знала, что он всегда беспокоится исключительно о собственной заднице. Он, по своему обыкновению, исчезнет на несколько недель, а потом появится, чтобы получить свою долю прибыли. При этом у Саманты будет гора неприятностей. Значит, ей нужен Аддисон. Она должна убедить его, что невиновна, хотя бы отчасти. Кому-то придется взять на себя вину за случившееся, но только не ей. Похоже, она все-таки полезет на стену.

Глава 4

Четверг, 9 часов 8 минут вечера

— Это просто смешно! — воскликнул Ричард, положив трубку после разговора с главой полицейского департамента Палм-Бич. — Прошло уже два дня, а они по-прежнему уверяют, что вышли на ее след, но пока ничего конкретного сообщить не могут.

— Этого следовало ожидать, — заметил Том, наблюдая за метаниями друга.

— Они сказали только, что установили слежку за неким Уолтером Барстоуном по прозвищу Стоуни. — Ричард бросил взгляд на факс, который принес ему Доннер. — И еще они обыскали какой-то дом. Впечатляющие результаты, ничего не скажешь!

— Ну, это уже кое-что. Правда, учитывая тот факт, что дом записан на имя Хуаниты Фуэнтес, умершей в 1997 году, полицейские пока сами точно не знают, что делают.

— Я хочу съездить в этот дом, — сказал Ричард. Открыв дверцу бара, он налил себе бренди и задумчиво потер висок.

Доктор Клемм предупреждал, что у него может быть легкое сотрясение мозга, но Ричард считал, что голова у него разболелась от расстройства.

— Ты не можешь этого сделать. Официально нам еще ничего не сообщали. Прости, Рик, но даже твое имя открывает не все двери.

— Я терпеть не могу неизвестность. И, что бы там ни говорили полицейские, она не…

— Не вела себя как убийца? Ты это уже говорил. Но в данном случае решать не тебе. — Доннер кашлянул и поднялся со стула. — Меня больше беспокоит тот факт, что тебе запретили покидать территорию Флориды. — Заметив хмурый взгляд Ричарда, он улыбнулся. — Мне, конечно, приятно видеть тебя здесь, но, с другой стороны, ситуация сложилась, прямо скажем, взрывоопасная.

— Согласен.

— Но тебе, по-моему, нравится сидеть по уши в дерьме.

Ричард смерил его взглядом.

— Мне нравится получать ответы на вопросы. Пойди займись чем-нибудь полезным.

Том отвесил боссу низкий поклон. Ох уж эти американцы!

— Да, ваше величество. Я немедленно отправлюсь в офис и позвоню сенатору Брэнстону. Вдруг мне удастся заставить ее оторвать задницу от стула ради тебя.

— Да уж, потряси Барбару хорошенько, а не то мне придется заняться этим лично.

— Нет, потому что ты как бы лег на дно и предоставил полиции заниматься своей непосредственной работой. Я твой адвокат, и это я должен проявить чудеса изворотливости.

Доннер вышел и закрыл за собой дверь. Ричард продолжал ходить по кабинету. Он ненавидел, когда ему указывали, что делать, даже если приказы исходили от таких близких друзей, как Том. Услышанное от главы полицейского департамента его прямо-таки оскорбило. Что же касается ФБР, то с этим ведомством Ричард давно был не в ладах.

Он полагал, что его держат под подозрением вследствие чрезмерно разыгравшегося воображения кого-то из властей предержащих, но скорее всего ему запретили выезжать из Флориды, чтобы подольше удержать внимание СМИ и убедить полицейский департамент в необходимости приплачивать следователям за работу в неурочное время. Ладно уж, он готов был пожить на виду у репортеров, если это ускорит поиски мисс Смит.

Ричард поднес к губам бокал с бренди, но не успел сделать глоток, как прозрачный люк в потолке загремел и открылся и оттуда с превеликим изяществом спрыгнула девушка. Та самая девушка, отметил про себя Ричард, инстинктивно сделав шаг назад.

— Спасибо, что выпроводили вашего друга, — низким голосом проговорила она. — У меня уже ноги затекать начали.

— Мисс Смит, я полагаю?

Саманта кивнула и, не отрывая от него зеленых глаз, подошла к двери и заперла ее на замок.

— А вы точно Ричард Аддисон? Я всегда думала, что он даже спит в костюме, но позавчера ночью на вас были одни только спортивные брюки, а сегодня, — девушка оглядела его с ног до головы, — джинсы с футболкой без всякого намека на ботинки.

Ричард почувствовал, как мышцы пресса вдруг сжались, причем, что удивительно, не от страха.

— Костюм я сдал в химчистку. — В руках у девушки, как и той ночью, ничего не было, как не было у нее и рюкзака с винтовкой для пейнтбола. Она снова была одета во все черное: черные ботинки, облегающие черные брюки и черная футболка, подчеркивавшая ее соблазнительные формы.

Саманта поджала губы.

— Можете быть спокойны: я не прячу на себе оружия.

— Интересно, куда бы вы его засунули, если бы захотели? — парировал Ричард, в свою очередь, скользнув взглядом по фигуре девушки.

— Спасибо, что заметили.

— Если честно, — продолжал Ричард, — мне кажется, что в вашей одежде чего-то не хватает. Ну конечно, вы забыли надеть бейсболку. Зря, это сейчас очень модно.

Девушка широко улыбнулась:

— Ага, а еще я прячу под нее свои длинные золотые локоны.

— Не премину сообщить об этом в полицию, — сказал Ричард, пытаясь угадать, куда же все-таки можно спрятать оружие в таком наряде. — Только, если вы явились сюда с намерением убить меня, мне уже все равно, какого цвета у вас волосы.

— Если бы у меня было такое намерение, — мягким спокойным голосом проговорила девушка, бросив взгляд на стол Ричарда, — вы были бы уже мертвы.

— Вы так уверены в себе? — Она была не вооружена. Ричард мог в любой момент схватить ее и сдать в полицию. Он сделал глоток бренди.

— Всегда, — ответила девушка. — Кстати, а кого это вы послали потормошить сенатора Брэнстона? Или, вернее сказать, Барбару?

Ричард поймал себя на том, что не может оторвать глаз от ее полных мягких губ. «Сосредоточься, черт бы тебя побрал!» Сделав глубокий вдох, Ричард возвел глаза к потолку. Стекло было довольно толстым, но не настолько, чтобы сверху нельзя было установить подслушивающее устройство. И оно не удержало бы пулю. Значит, у нее снова была возможность убить его, но она этим не воспользовалась. Интересно.

— Своего адвоката, Тома Доннера.

— Обожаю адвокатов. А теперь почему бы вам не подойти на минутку вот сюда, поближе к шкафу? — проговорила девушка, сделав шаг ему навстречу. Она напоминала свернутую пружину, она готова была броситься в любом направлении, мгновенно отреагировать на малейшее движение Ричарда. Странно, но его такое поведение заинтриговало. Обычно люди в его присутствии вели себя более осторожно. Мисс Смит, похоже, считала себя его ровней.

— Вы в моем офисе, мисс Смит. Почему бы вам не придерживаться более вежливого тона? Учитывая, что вы безоружны?

На губах девушки вновь заиграла мягкая улыбка: она не только была уверена в своих силах, но и, кажется, наслаждалась этим словесным поединком.

— Ну, пожалуйста, мистер Аддисон, подойдите сюда, — промурлыкала она.

Ричард повиновался, сгорая от желания узнать, что будет дальше. Сделав шаг вперед, девушка провела затянутой в перчатку рукой по его бумагам и папкам.

— Я тоже не прячу оружия, — сказал он, испытав легкое раздражение в тот момент, когда девушка открыла верхний ящик стола.

— Ну разумеется, прячете, — отозвалась она. — Я просто хочу удостовериться, что вы не сможете неожиданно выхватить его. — Она задержалась взглядом на его джинсах.

В следующее мгновение она отошла от стола, жестом показав, что все в порядке. Ричард вернулся на место и присел на край столешницы. Если бы она проверила шкаф, то нашла бы там пистолет, но девушка, видимо, решила, что успеет сбежать до того, как он что-нибудь предпримет.

— Ну хорошо, мисс Смит, допустим, я поверил, что вы не хотите убить меня. Тогда зачем вы здесь?

Впервые с момента своего появления девушка заколебалась, и на гладком лбу появились морщинки.

— Я пришла просить вас о помощи.

А он-то думал, что уже ничему не удивится!

— Не понял?

— Думаю, вы понимаете, что той ночью я не хотела вас убить. Да, я пыталась похитить вашу реликвию и не собираюсь просить за это прощения. Но в воровском деле есть свои ограничения, это вам не душегубство. — Она помедлила. — Я не способна убить человека.

— В таком случае сообщите об этом полиции.

Девушка фыркнула:

— Ни за что. Я, может, и упустила камень, но воровские законы для меня действовать не перестали.

Ричард сложил руки на груди. Значит, это не она украла камень. Еще интереснее. Ладно, не стоит пока говорить ей о том, что камень украл кто-то другой.

— Значит, вы занимаетесь тем, что крадете вещи у других людей?

Девушка подняла глаза к потолку, и ее нежное юное личико слегка омрачилось. Она в отчаянии, сказал себе Ричард. Как бы она ни храбрилась, ей стоило немалого труда проникнуть к нему в кабинет. Если бы он не научился читать по человеческим лицам, пытаясь уловить симптомы слабости, он никогда не заметил бы ее состояния. Вне всякого сомнения, она ас в своем деле, но промелькнувшая на ее лице уязвимость не укрылась от взгляда Ричарда и подстегнула его любопытство.

— Я спасла вам жизнь, — заявила девушка, вновь надев на себя маску спокойствия, — так что вы у меня в долгу. Скажите всем, полицейским, агентам ФБР и журналистам, что я не убивала того охранника и не имела намерения убить вас. С остальным я справлюсь.

— Понятно. — Ричард и сам до конца не сознавал, что именно чувствует: то ли его притягивает ее неординарная личность, то ли раздражает ее самоуверенность. — Вы просите меня уладить все ваши проблемы, чтобы вы могли выйти из воды сухой. При этом вы не отрицаете, что совершили преступление, пусть и не удавшееся.

— Не отрицаю, — согласилась девушка с легкой улыбкой.

«Интересно, как далеко она зайдет в своем желании снять с себя все подозрения», — подумал Ричард.

— Можете предъявить мне обвинение в попытке кражи, только снимите с меня убийство.

— Нет. — Ричард хотел получить ответы на свои вопросы и не собирался идти на компромисс, даже с такой пленительной девушкой, как мисс Смит.

В течение нескольких секунд она молча смотрела ему в глаза, а потом кивнула:

— Попытка не пытка. Вы только не забывайте о том, что кто-то все же заложил эту бомбу. Причем этот человек гораздо лучше меня умеет проникать в чужие дома, а уж я в этом ох как преуспела, поверьте мне.

— Не сомневаюсь. — Ричард смерил девушку взглядом и невольно задался вопросом, что будет, если вся ее энергия вдруг вырвется наружу. Она явно знала, как обращаться с такими людьми, как он, и ему, в свою очередь, хотелось нащупать ее слабые места. — Должен признаться, у вас имеется кое-что, от чего бы я не отказался, — медленно проговорил он. — Речь, конечно, не о ваших теориях и воровских способностях.

Подойдя к люку, девушка сделала быстрое движение рукой, и с крыши свесился край веревки.

— О, мистер Аддисон, я никогда ничего не отдаю просто так.

Ричард поймал себя на том, что хочет удержать девушку.

— Может, сумеем договориться?

Отпустив веревку, она двинулась к нему кошачьей походкой, при этом сексуально покачивая бедрами.

— Я уже предложила свой вариант, но вы мне отказали. Будьте осторожны. Кто-то хочет от вас избавиться. И вы даже не представляете, насколько близко опытный убийца может подобраться к вам, — пробормотала она, приблизив лицо к его лицу.

Господи, да она буквально искрила! Ричард почувствовал, как встали дыбом волоски у него на руке.

— Последую вашему совету, — так же медленно протянул он и придвинулся ближе к девушке, вынуждая ее сделать следующий шаг. Если она решится, их тела соприкоснутся. Надо сказать, что Ричарду безумно хотелось потрогать ее. Исходящее от ее тела тепло было почти осязаемым.

Она осталась стоять на том же месте, обдавая его губы жарким дыханием, а потом улыбнулась и в следующее мгновение уже вскарабкалась наверх по веревке.

— Значит, вы не удивились, увидев меня сегодня? Смотрите, Аддисон, раз вы не хотите помочь мне, я тоже не стану вам помогать.

— Помогать мне?

Она исчезла, а потом в проеме показалась ее голова.

— Мне известны некоторые вещи, до которых копы в жизни не додумаются. Спокойной ночи, мистер Аддисон. — Девушка послала ему воздушный поцелуй. — Спите крепко.

Ричард быстро подошел к люку, но она уже испарилась.

— Я удивился, — сказал он, сделав очередной глоток бренди, — а теперь мне нужен холодный душ.


Следовало отдать Аддисону должное хотя бы в одном: он не забил тревогу и дал ей возможность спокойно выбраться из его дома и поместья.

Это была глупая затея. Подумать только, она находилась в бегах всего два дня, а уже начала хвататься за призрачные надежды! Разумеется, у него нет ни малейшего повода верить, а уж тем более помогать ей, хотя Саманта могла с большой долей уверенности сказать, кто заложил бомбу. Не то чтобы она собиралась выдать Этьена, но она была вполне способна отвести от себя подозрения полицейских. И чего она добилась: дала возможность Аддисону получше рассмотреть себя, осведомила его, а значит, и полицию о том, что она все еще в Палм-Бич, а также дала понять, что могла пронести в дом взрывчатку с той же легкостью, с какой на сей раз преодолела их хваленую систему безопасности.

Что она вынесла из беседы с Ричардом Аддисоном? Сэм поджала губы. Она и раньше знала, что он хорош собой, но теперь убедилась в том, что он еще и невероятно сексуален. Слава Богу, флирт не входил в ее сегодняшний план, потому что она в любом случае не удержалась бы от этого. Наверное, гормоны разыгрались, но в любом случае сотрудничество с таким мужчиной ничего хорошего не дало бы.

Прошагав последнюю милю до того места, где она оставила машину, Саманта уселась за руль, завела мотор и задумалась. Он не стал включать сигнализацию. Значит, он поверил, пусть отчасти. Это уже что-то, хотя и не тот вид помощи, о котором она просила.

Сделав глубокий вдох, чтобы избавиться от возбуждения, которое охватило ее при виде Аддисона, Саманта сдвинулась с места. Пора начать разрабатывать новый план. Через пару дней придется менять машину, а такими вещами девушка не любила заниматься. Отец однажды сказал, что она очень привередлива, но правильнее было бы назвать ее снобом. Ей очень не хватало того ощущения, которое она испытывала, проникая в недозволенные места и прикасаясь к… вечности.

Древние манускрипты, картины старых мастеров, римские монеты, троянские каменные таблички — история завораживала девушку, и за это ее тоже нередко ругали. Но Саманта не могла ничего с собой поделать: прежде чем воровать вещь, она старалась узнать о ней как можно больше. Отец расценивал все это исключительно как денежные потоки, а самого себя считал банкиром, переводящим средства с одного счета на другой и получающим за это процент.

Проклятие! Раз уж Этьен оказался настолько неразговорчив, надо было узнать у Аддисона, что стало с камнем: пропал ли он или погиб в огне? Хотя вряд ли он просветил бы ее на этот счет. Разница все-таки существенная: в первом случае бомба послужила отвлекающим маневром, а во втором — орудием убийства. Кто-то явно хотел избавиться от Ричарда Аддисона, этого великолепного, сексуального Ричарда Аддисона, единственного из известных ей миллиардеров, который ходил босиком и в облегающих джинсах.

Сэм помотала головой. «Прекрати», — сказала она самой себе и включила радио. Судя по тому, какое влияние оказывает на нее этот мужчина, она правильно сделала, что ушла. Ну и что с того, что он даст полиции ее приметы? Они все равно никогда ее не найдут. Осталось только выждать несколько дней, пока полиция устанет следить за ней и ослабит бдительность. Главное, не упустить этот момент.

Она волновалась за Стоуни, хотя, конечно, человек, привыкший работать с ее не слишком осторожным отцом, сумеет выкрутиться из любой ситуации. Сама она собиралась поехать в Милан, где из-за обилия туристов выследить ее будет практически невозможно. Саманта боялась думать, что будет с ней дальше: вернуться в США она не сможет, потому что здесь на ней по-прежнему будут висеть убийство и попытка убийства.

Саманта снова мысленно обругала Этьена. Он думает лишь о себе, как, впрочем, и она сама. Только на этот раз он совершил ошибку, за которую ей придется расплачиваться.

Саманта ехала в Клюистон, где у нее остался отцовский дом. Жалкое, конечно, местечко, зато безопасное. Никому и в голову не придет, что уважающий себя вор может там скрываться.

Раны на плече и ноге давали о себе знать. Надо протереть их спиртом и залить медицинским клеем. О будущем можно подумать и завтра. А сегодня она будет размышлять о том, почему ее так беспокоит тот факт, что кто-то хочет убить Ричарда Аддисона, единственного человека, который мог свидетельствовать против нее.

Глава 5

Пятница, 8 часов 27 минут утра

— Данте показывал тебе отчет о состоянии экспонатов? — спросил Ричард, откинувшись на мягкое кожаное сиденье лимузина.

Доннер забрался в машину следом за ним.

— Да, но речь в нем идет только о тех экспонатах, к которым ему открыли доступ. Он до сих пор воюет со страховой компанией по поводу стоимости большинства сгоревших в огне предметов. Оценщика, по-моему, уже тошнит от Данте.

Машина проехала вниз по длинной извилистой дорожке и миновала ворота, которые по-прежнему охранялись полицейскими в форме.

— Они здесь уже третий день. Когда это закончится?

— Думаю, не раньше, чем поймают преступника. Знаешь, мне как-то стыдно жаловаться на полицию за то, что она так тщательно тебя охраняет. Кстати, сегодня утром звонил Кастильо, он возражал против того, чтобы ты выходил из, цитирую, «надежно защищенного дома, тем самым подвергая себя опасности повторного нападения», конец цитаты.

— Будем считать, что он меня предупредил. Если меня убьют, можешь не тащить его в суд, — пожал плечами Ричард. — Я поеду к тебе в офис и поработаю несколько часов. — Он бросил взгляд на Доннера: — Ты, кстати, не против того, что пришлось сначала заехать за мной, а потом везти меня на работу? Если что, я могу сам сесть за руль.

— Поскольку я живу на одну зарплату, — улыбнулся Том, — то имеет смысл требовать от тебя сверхурочные.

— Я не рассказал тебе об одном событии, которое произошло вчера. — Доннер продолжал молча смотреть на него, поэтому Ричард набрал в грудь побольше воздуха, приготовившись рассказать другу правду. Конечно, он предпочел бы держать это при себе, но, с другой стороны, если с ним все-таки что-то случится, надо, чтобы хоть кто-то владел всей информацией и мог разыскать убийцу. — У меня была гостья. Она явилась ко мне в кабинет сразу после твоего ухода.

— Кто она? Хоть намекни, мистер Самый Завидный Холостяк Великобритании.

— Я же просил не называть меня так.

— Прости, — фыркнул Том. — Ну, и кто к тебе приходил?

— Мисс Смит.

Том открыл рот, но не произнес ни слова.

— Ты… она… почему, черт возьми, ты ничего не сказал? Рик! Проклятие! — Доннер схватился за висевший у него на поясе сотовый. — Вот. — Он погрозил Рику пальцем, одновременно набирая номер. — Вот зачем тебе нужна круглосуточная охрана.

— Не звони никуда.

— Ну уж нет. Надоел ты мне со своей британской храбростью. Она была в твоем доме? Когда? Она тебе угрожала?

— Я не храбрюсь и не делаю вид, что все прекрасно. — Ричард вырвал из рук адвоката сотовый и резко захлопнул крышку. — Я заплатил за этот телефон, за твой дом и за возможность обучать Криса в Йеле. Не заставляй меня жалеть об этом, — проворчал он.

— Ты… — побагровел Том.

— Ты можешь хотя бы раз довериться мне, Том? Это не она пыталась убить меня. Если ты расскажешь обо всем Кастильо, ничего хорошего из этого не выйдет.

— Ничего хорошего для нее. — Том со всей силы швырнул бутылку с водой на сиденье напротив. — Проклятие! И откуда, интересно, ты знаешь, что это была не она?

— Она так сказала. — Ричард пребывал в страшном раздражении, и ему доставляло удовольствие мучить Доннера. В конце концов, мисс Смит — это его проблема, и он сам в состоянии с ней справиться.

— Черт, Аддисон, дай мне телефон. Можешь, если хочешь, уволить меня, но я не допущу, чтобы тебя убили практически у меня на глазах.

— Звучит впечатляюще, но это не твоя проблема, а моя. А теперь успокойся и выслушай меня, иначе я вообще не буду ни о чем рассказывать.

Выругавшись, Том откинулся на спинку сиденья и сложил на груди руки. По его лицу видно было, что он до сих пор в ярости.

— Я слушаю.

— После взрыва я был без сознания минут пять. Вместо того чтобы прикончить меня или оставить погибать в огне, она стащила меня вниз, рискуя быть пойманной. Вчера вечером, когда она появилась в моем кабинете из люка в потолке, она напомнила мне события той ночи, а потом в точности пересказала наш с тобой разговор, продемонстрировав тем самым, что снова могла убить меня, но не стала. Она призналась, что хотела украсть камень, — безуспешно, как ты знаешь, — и просила меня помочь убедить полицию в том, что она не имеет отношения к взрыву.

— И что ты ответил?

— Отказал. — И именно это мучило его, понял Ричард, когда стоял под холодным душем после ухода мисс Смит. Не потому, что он возбуждался от одного вида девушки, а потому, что хотел сам разобраться с этим делом, а мисс Смит хотела дать ему такую возможность. Но то, что она предложила, не соответствовало его правилам, и он отказался. — Потом она посоветовала мне быть очень осторожным, потому что человек, который заложил бомбу, так же хорошо, как она, умеет проникать в дома. Она на собственном примере показала, что любая система безопасности преодолима.

— И это все?

— Ну, она еще предложила помочь мне узнать, кто же все-таки заложил бомбу, при условии, что я сниму с нее обвинение в убийстве. — Мисс Смит сказала еще кое-что, но об этом Ричард счел за лучшее умолчать. Наклонившись вперед, он взял бутылку с водой и протянул ее Доннеру. — И теперь я думаю, что, наверное, надо было согласиться.

Том продолжал с мрачным видом взирать на него, а Ричард в который раз пожалел о том, что позволил ей уйти вчера. За ее показной бравадой скрывался неподдельный испуг, и Ричарду по какой-то непонятной причине захотелось помочь девушке. Кроме того, она не стала бы предлагать свою помощь, если была не в состоянии выполнить обещание. Она явно человек слова.

В каком-то смысле ее положение очень напоминало его собственное, правда, его противники ходили в костюмах и в большинстве случаев вершили свои дела при свете дня. Будь он на ее месте, поступил бы точно так же — отправился бы к самому могущественному из противников и попробовал повлиять на ход событий. Если бы Джулия Пул или любая другая актриса или модель из тех, с кем он встречался, попала в подобное положение, она бы захлопала ресницами и бросилась к нему в объятия в надежде, что он все уладит. Мисс Смит пошла другим путем. Она предложила сделку. Видимо, она так же, как и он, привыкла держать все под контролем.

— Ты правда так считаешь?

— Я бизнесмен, Том. Я полагаюсь на свою интуицию в оценке людей и ситуаций, потому что она никогда меня не подводила. Да, я действительно допускаю такой вариант развития событий.

— Допустим, ты всерьез решишь объединиться с мисс Смит. И как ты собираешься ее ловить?

— Доложишь обо всем Кастильо? Не думаю, что ты на такое способен.

— Хватит корчить из себя образцового британца!

Ричард недоуменно изогнул бровь:

— Как ты неоднократно повторял за последние дни, я в самом деле британец.

— Ты мой друг. Если ты выпрыгнешь из самолета, я выпрыгну следом, но в руках у меня будет запасной парашют. Ты, главное, держись за кольцо, и парашют будет оставаться между нами, если только он не будет тебе мешать.

— Вся наша жизнь — это риск, — проговорил Ричард, глядя в окно и постукивая пальцами по подлокотнику. На смену пальмам и береговой линии пришли небоскребы и светофоры. — Как обычно выходят на людей, которых не может разыскать полиция?

— Я вообще не понимаю, зачем тебе так рисковать. — Покачав головой, Доннер открыл бутылку, сделал глоток воды и поморщился, как будто ожидал найти там бурбон.

Из микрофона раздался голос водителя Бена:

— Мистер Аддисон, нас снова атаковали репортеры. Мне заезжать на стоянку?

Прямо перед ними высилась сверкающая башня, последние три этажа которой занимала адвокатская контора «Доннер, Родс и Критченсон». Прямо перед вращающимися дверьми из меди и стекла стояли дюжина репортеров и несколько съемочных групп, которые при виде лимузина мигом встрепенулись, как львы, почуявшие газель. Не долго думая Ричард сунул телефон Доннеру.

— Нет, остановись возле тротуара.

Шофер и адвокат недоуменно уставились на него.

— Да, я уверен, — сказал Ричард, поправляя галстук. — Том, сделай вид, что говоришь по телефону, и передай его мне, как только я закончу говорить с репортерами. Проследи за тем, чтобы вначале их микрофоны были направлены на меня.

— Хорошо, босс.

— Вот так уже лучше, — улыбнулся Ричард.

Бен остановил машину и поспешил открыть пассажирскую дверцу. Том вышел первым, подталкиваемый сзади Ричардом. Господи, до чего же он ненавидел прессу! Мало того, что эти людишки постоянно вертелись у него под ногами, так еще два года назад они превратили его развод в настоящее побоище, а потом, как коршуны, вились над пепелищем. Что ж, сегодня они будут делать то, что захочет он.

— Мистер Аддисон… Рик… расскажите о своем самочувствии.

— Это было ограбление или попытка убийства?

— Что из ваших вещей пропало?

— Вы подозреваете свою бывшую жену?

Ричард взял телефон, который настойчиво совал ему Том, пока они пробирались сквозь вопящую толпу.

— Минуточку, пожалуйста, — сказал он и поднес трубку к уху. — Мисс Джонс… — начал он, — да, в четыре часа я смогу. Том оформит все бумаги. Спасибо за помощь. До встречи. — Выключив телефон, он захлопнул крышку и передал его Тому, в то время как шум вокруг него нарастал. — Я не имею права открыто сообщить вам о том, что пропало из моего дома, — продолжил он более громким голосом. — В огне погибло несколько статуэток из майсенского фарфора. Это были мои любимые экспонаты, и я очень жалею, что лишился их.

Он не мог сказать ничего большего, не рискуя при этом возбудить любопытство Кастильо и ФБР, но мисс Смит, похоже, очень неглупая девушка. Он готов был побиться об заклад, что она прекрасно знает, о каких именно предметах искусства он говорил и где он их хранил. Остается только ждать ее появления.

— Но вы можете подтвердить или опровергнуть, что Патриция Аддисон-Уоллис…

— Простите, у меня встреча, — оборвал он репортера, с трудом сдерживая гнев. Стоило ему услышать эту двойную фамилию, как сразу появлялось желание хорошенько стукнуть кого-нибудь. Суд позволил Патриции сохранить за собой фамилию первого мужа, чем она не преминула воспользоваться.

В тишине вестибюля царила приятная прохлада, которая действовала особенно благотворно после жаркой влажной улицы и шумной толпы журналистов. Дождавшись Доннера, Ричард не удержался оттого, чтобы одернуть рукава пиджака и проверить ворот на предмет наличия спрятанных микрофонов.

— Господи, — простонал Том, вынырнув из вращающихся дверей, — я думал, они мне руку оторвут.

— Какой вывод ты сделал из моих слов? — спросил Ричард, направляясь к хромированному лифту на противоположном конце холла. Его голос слабым эхом отразился от высокого потолка.

— Я понял, что ты намекал на мисс Смит и предлагал ей встретиться в четыре часа. Насчет погибшего фарфора я, честно говоря, до сих пор пребываю в неведении.

— Я говорил о майсенских статуэтках, за которыми охотятся многие коллекционеры, а крупнейший магазин находится как раз на Уорт-авеню, недалеко отсюда.

— А-а, в таком случае я надеюсь, что мисс Смит окажется сообразительнее меня.

— Если нет, — пожал плечами Ричард, — то сегодня в четыре часа я просто так куплю майсенскую статуэтку.


— Может быть, вот эту, мистер Аддисон? — Услужливая продавщица успевала одновременно показывать товар и демонстрировать свое декольте. — Она больше подходит под ваше описание.

Ричард в сотый раз за последние десять минут взглянул на дверь. Сегодня во всех программах новостей показывали сюжет с телефонным разговором, и если у мисс Смит был поблизости телевизор, она просто не могла не увидеть его. Если она видела сюжет, то скорее всего поняла, на что он намекал. Значит, она должна прийти. Сделав глубокий вдох, Ричард обратил свой взгляд на настенную лампу по типу бра, изготовленную в 1870 году.

— Нет, мне нужна настольная лампа.

— Хорошо, сэр, тогда пройдите вот сюда. Мы как раз недавно купили несколько ламп восемнадцатого века, хранившихся в одном поместье близ Страсбурга.

В последний раз посмотрев на дверь, Ричард направился следом за продавщицей. Она опоздала, а он ненавидел ждать. Если он назначал встречу, то человек всегда приходил вовремя или даже раньше, поскольку время Ричарда Аддисона стоило очень дорого.

Продавщица отлично понимала это, поэтому табличка на двери, гласившая «Прием только по записи», не помешала ему войти. Деловая этика не помешала девушке написать на оборотной стороне визитной карточки свой номер телефона, и если он сделает покупку, эта карточка наверняка окажется у него в сумке.

Том держался несколько в стороне, не обращая внимания на фарфор, но зато исподволь разглядывая других продавцов и клиентов. Конечно, такому именитому адвокату не пристало играть роль телохранителя, но Ричард знал цену истинной дружбы. Если Том считает, что, следуя за ним по пятам, он держит ситуацию под контролем — все в порядке. Главное, пусть он не мешает.

— И сколько примерно стоит вот эта вещица? — поинтересовался Доннер, который уже успел расслабиться настолько, чтобы обратить внимание на небольшую вазу.

— Думаю, в пределах миллиона.

— Думаешь? Рик, ты знаешь цену всему на свете.

— Я же говорил, что не коллекционирую фарфор.

— Но…

— Я специально выбрал Майсен, потому что мисс Смит не видела ничего подобного у меня в галерее.

— У тебя полно антиквариата и предметов искусства, Рик. Откуда ей знать, что фарфор ты как раз не собираешь?

Чувствуя на себе взгляд продавщицы, Ричард сделал вид, что его крайне заинтересовала статуэтка на пасторальный сюжет, изображавшая девушку с козленком.

— Дело не в этом, в моей коллекции нет не только фарфора. Думаю, многим людям нравятся модели Джи Ай-Джо, но лично я их не собираю.

— Старые, с натуральными волосами, у него были лучше.

Рик вдруг словно прирос к полу. Повернув голову, он увидел молодую женщину, рассматривавшую розовую конфетницу с изображением лебедя. Неудивительно, что он ее не узнал. Ее наряд как нельзя лучше соответствовал Уорт-авеню: короткое хлопковое платье в желто-синей гамме, открывавшее длинные загорелые ноги, желтые босоножки на каблуках и небольшая белая сумочка с маленькой «G», выдававшей имя дизайнера.

Суетившийся вокруг нее продавец завершал образ богачки из Палм-Бич. На мгновение Ричард подумал, что она вполне может быть одной из здешних обитательниц, занимающихся воровством от нечего делать, но тут же отогнал эту мысль. Слишком уж заинтересованный у нее был взгляд, чтобы можно было отнести ее к разряду уставших от жизни миллионерш.

— И как вам это удается? — мягким голосом осведомился он.

— Вы о фигурках Джо? О, их можно увидеть в любом антикварном магазине уровнем пониже этого. Я, правда, в таких нечасто бываю. — Не глядя на него, девушка перешла к другой витрине.

Ричард двигался в одном ритме с ней вдоль противоположной стороны витрины. Прямые каштановые волосы без малейшего проблеска рыжего или коричневого спадали ей на плечи, блестя под лампочками антикварного магазина. И снова Ричард ощутил, как между ними проскочила искра. Интересно, чувствует ли она то же самое?

— Я имел в виду вашу способность незаметно появляться и исчезать.

Уголки ее губ поползли вверх.

— Я прекрасно поняла, что вы имели в виду. Вы назначили мне встречу, верно? — Подняв глаза, она посмотрела за его плечо. — И сделайте так, чтобы он держался от меня подальше.

— Том, пойди посмотри какие-нибудь вещицы, — скомандовал Ричард, услышав за спиной дыхание Доннера.

— Я как раз этим и занимаюсь. Мисс Смит, я полагаю?

— А вы Том Доннер, адвокат в законе. Не люблю адвокатов.

— А я не люблю воров и убийц.

— Том, проваливай, — повторил Ричард, не отрывая глаз от баснословно дорогого фарфора на полках. — Я сам пригласил ее.

— Да, и…

— Да, пригласили, — вмешалась девушка, переведя взгляд на Ричарда, как будто сочла Тома не заслуживающим внимания. — Зачем?

— Я передумал, — отозвался Ричард и, обойдя витрину, остановился рядом с ней.

На лице у девушки появилось удивленное выражение.

— Почему?

— Я должен объяснять?

— Да, как мне кажется.

Почувствовав, что интерес клиента ослабевает, продавщица вновь подошла к Ричарду, а мисс Смит двинулась к следующей витрине в сопровождении своего продавца. Посетовав на то, что мисс Смит заполучить совсем не так легко, как майсенскую статуэтку, он показал пальцем на первую попавшуюся вещь. Это был кувшин для сливок.

— Я возьму вот эту, заверните, пожалуйста.

Пришел, захотел, получил — так он привык делать бизнес.

— Конечно, мистер Аддисон.

— А я считаю, что в вашем интерьере пастушка с козленком будут смотреться лучше.

Ричард сделал вид, что не заметил иронии.

— Том, оформи бумаги.

— Черта с…

— Я никуда не уйду и передам тебе содержание нашего разговора, — солгал Ричард. — Можешь ты дать мне пять минут покоя?

— Знаешь, глядя на нее, я понимаю, почему ты так заинтересован в этом деле, — пробормотал Доннер. — Надеюсь, ты думаешь той частью тела.

— Ты мне не нянька, — отозвался Ричард, придвигаясь ближе к девушке, которая вертела в руках очередную статуэтку. Он подумал о том, сколько маленьких статуэток она уже засунула в свою сумочку. Пришел, захотел, получил. В данном случае бизнес и личная жизнь мало чем отличаются. От этой мысли Ричард почувствовал стеснение в паху. Он прикоснулся рукой к ее руке: — Вчера вы сказали, что ваше мнение может оказаться для меня полезнее мнения детектива.

Мисс Смит на секунду задумалась.

— То есть вы сделаете так, что с меня снимут обвинение в убийстве?

— Постараюсь.

— Вы позвоните куда надо и вызволите меня из этого дерьма?

— Повторяю: я сделаю все, что в моих силах.

— И вы не станете привлекать меня за кражу?

— Вы же ничего у меня не украли, разве не так? — Ричард внимательно всмотрелся в ее настороженное лицо.

— Нет, как вы могли заметить.

Опять этот черный юмор. Ричарду сейчас было не до смеха. Они многое хотели получить друг от друга, и, раз она пришла на встречу, Ричард считал, что следующий шаг должен быть за ним.

— Мы должны доверять друг другу, — сказал он. — Надеюсь, когда эта история закончится, моя коллекция останется в том же составе. Вам ясно, мисс Смит?

Впервые за сегодняшний день мисс Смит посмотрела ему прямо в глаза, и ее взгляд ясно говорил о том, что ей пришлось пережить, чтобы попасть на эту встречу. Она должна была взвесить все «за» и «против», чтобы принять решение.

— Меня зовут Саманта, — полушепотом проговорила она. — Сэм. Фамилию я назову, когда решу, что могу доверять вам.

Ричард протянул ей руку:

— Рад познакомиться, Саманта.

Сделав глубокий вдох, она пожала протянутую руку. От соприкосновения Ричарда обдало волной тепла. Что бы ни сулило это сотрудничество, им обоим придется нелегко.

Глава 6

Пятница, 4 часа 33 минуты пополудни

— Я не собираюсь садиться с вами в машину. — Выйдя из магазина майсенского фарфора, Саманта осознала, что при свете дня и при свидетелях Аддисон выглядит ничуть не менее привлекательно.

— Это не машина, а лимузин, — отозвался Ричард, — и я не собираюсь похищать вас.

— Я предпочитаю встретиться вечером у вас в поместье. — Саманта считала, что так безопаснее. Во-первых, она будет знать, где вход и где выход. Во-вторых, сможет хотя бы частично контролировать ситуацию. — знаю, как туда попасть.

— Вы больше не будете вламываться в мой дом. В любом случае вам не удастся миновать охраняемые ворота.

— Хотелось бы взглянуть на это, — вставил Доннер. Саманта снисходительно улыбнулась, даже не пытаясь скрыть своего раздражения. По роду занятий она привыкла держаться в тени, но сейчас на карту было поставлено слишком многое, чтобы рисковать. А учитывая то, что от одного только вида Аддисона у нее пересыхало во рту, нужно было держать дистанцию и думать в перспективе. Очевидно в их маленькой компании теперь два охотника. — Я оставила все свои вещи в двух кварталах отсюда и хочу забрать их.

Аддисон хотел было что-то сказать, но передумал.

— Все свои вещи? — повторил он, не скрывая удивления. Видимо, у него в голове не укладывалась мысль о том, что кто-то может наперечет знать все свои пожитки и даже умещать их в багажник машины.

— Боюсь, что да. — Саманта слегка приврала, конечно, потому что недалеко от Майами у нее была собственная ячейка в камере хранения, несколько домов и солидный счет в швейцарском банке, но Аддисона это не касалось. Все необходимые для жизни вещи лежали в багажнике ее «хонды».

— Мы заедем за ними.

Сэм начинала ощущать себя не охотником, а дичью, и ей это не слишком нравилось. В конце концов, идея сотрудничества принадлежала изначально ей, а не ему.

— Черта с два, — выпалила Саманта. — Либо я добираюсь до поместья самостоятельно, либо мы расстаемся. Нечего вам быть у меня на побегушках.

— А может, я хочу быть у вас на побегушках, — продолжал настаивать Аддисон. Чувствовалось, что он с трудом сдерживает раздражение.

— Вы, наверное, не привыкли, чтобы вам возражали? — сказала девушка.

— Нет, не привык.

— Что ж, привыкайте, — парировала Саманта, не желая сдавать позиции. Позже она попробует взять на себя командование всей операцией, но правила игры надо задавать уже сейчас.

— Вы должны быть благодарны за то, что мы не вызвали полицию, мисс Смит, и всячески помогать нам, — проворчал адвокат, скрестив на груди руки. Он стоял, прислонившись спиной к лимузину, и был похож на загорелого светловолосого мафиози в ковбойских ботинках.

— А в ваши обязанности входит, я так понимаю, вовремя вызывать неотложку и вытирать Аддисону задницу? — осведомилась Саманта, радуясь тому, что расположение адвоката ей не требуется.

— Спасибо, но я пока сам в состоянии это сделать, — спокойно проговорил Аддисон. — Садитесь в машину.

— Я…

— Я не собираюсь с вами спорить. Сейчас вы свободны, потому что я не стал вызывать полицию. Мы заберем ваши вещи, а потом поедем в поместье и займемся делом. Вот что я предлагаю, милочка.

Саманте захотелось спросить, какой именно бизнес он имеет в виду, но она сочла за лучшее промолчать. Он был прав, когда говорил, что ей представился шанс. Аддисон, конечно, не стал вызывать полицию, но чем дольше она будет стоять на Уорт-авеню, тем больше у нее шансов быть арестованной.

— Ладно.

— Поехали, — сказал адвокат, с недовольным видом разглядывая что-то за их спинами, — если не хотите смотреть шестичасовые новости в компании с Дракулой и Ганнибалом Лектером.

Сэм проследила за направлением его взгляда, щурясь под ярким солнцем. При виде направляющихся к ним репортеров она чуть не вскрикнула. Не дожидаясь, пока кто-то откроет для нее дверцу лимузина, девушка быстро забралась внутрь. Никаких фотографий. Никогда. Один снимок — и тебя заметили, чтобы вспомнить при случае.

— Быстрее, — скомандовала она, отодвигаясь подальше от окна машины.

— А я всегда думал, что это я ненавижу прессу, — заметил Аддисон, усаживаясь рядом с ней.

Доннер сел напротив, и лимузин на приличной скорости врезался в поток машин. Сэм выдохнула только тогда, когда они миновали последний фургон команды новостей.

— Как вы думаете, они поедут за нами?

— Конечно. Кажется, за нами сейчас следит их вертолет.

— Тогда забудьте о моей машине. Я съезжу за вещами попозже, — нахмурилась Саманта.

— Я отправлю кого-нибудь за ними. Вам от этого станет легче?

— Мне будет легче от сознания того, что я единственная, кому известно их местонахождение.

— А вы нервничаете, как я посмотрю, — заметил адвокат, достав из встроенного холодильника бутылку с водой. Ей он воду не предложил.

— Вас разыскивает полиция? — осведомилась она.

— Нет.

— Тогда заткнитесь.

Сделав вид, что не заметил этого обмена любезностями, Аддисон нажал кнопку на двери.

— Бен, отвези нас домой, пожалуйста.

— Да, сэр.

Сжав зубы от смешанного ощущения тошноты, нервозности и возбуждения, Сэм наблюдала за тем, как Доннер встряхнул бутылку с водой и сделал большой глоток. Капелька воды скатилась по его руке и упала на галстук.

— Вода для всех, или он пользуется особыми привилегиями?

Издав короткий смешок, Аддисон достал из холодильника другую бутылку и протянул девушке.

— Он в самом деле пользуется особыми привилегиями, но вы не стесняйтесь.

— Я рад, что тебе весело, Рик, — пробормотал Доннер. — Когда ты сказал, что нуждаешься в ее помощи, я представлял себе это несколько в ином свете. Я думал, ты ограничишься парой телефонных звонков, а не пригласишь лису обратно в курятник.

— Цыплята Аддисона находятся в полной безопасности, — парировала Сэм. — Послушайте, а мы не можем обойтись без него? — обратилась она к Аддисону, который смотрел на нее, сексуально улыбаясь.

— Пока нет.

— Отлично. — Саманта хотела, чтобы ее голос прозвучал более раздраженно, но она была не виновата в том, что этот мужчина выглядел так непозволительно хорошо спустя всего три дня после взрыва. Ее все больше одолевали сомнения относительно исхода этого предприятия, и она поспешно сделал глоток воды, чтобы унять панику. «Признайся, Сэм, это сомнения или просто похоть?» Скорее последнее, учитывая, какую реакцию он вызывает в ее теле.

— Почему вы передумали? — поинтересовалась она.

— Из чистого любопытства. — Он откинулся на спинку сиденья в свободной позе. В дорогом синем костюме он выглядел так же непринужденно, как накануне в джинсах и футболке. — Итак, Саманта, кто, по вашему мнению, мог украсть реликвию и заложить бомбу?

Сэм так и не донесла бутылку до рта.

— Камень пропал?

Ричард кивнул.

— Разочарованы?

«Я это заслужила», — подумала Саманта и не стала отвечать.

— Это меняет дело. — Бросив сердитый взгляд на адвоката, взиравшего на нее со скептическим выражением лица, Саманта отпила из бутылки, мысленно ругая Этьена. И того, кто его нанял. Личность этого человека как раз и следовало установить. — Получается, что мотив преступления был иным. Впрочем, для меня ничто не изменилось. Кстати, Аддисон, каким образом вы планируете вызволить меня из передряги?

— У меня есть парочка идей на этот счет, но в ответ я ожидаю помощи от вас. Я никогда ничего не делаю просто так. Это бизнес.

— Знаю.

Честно говоря, Саманта именно так и привыкла делать дела: получать многое, прилагая минимум усилий. Впрочем, сейчас речь шла совсем о другом. Внутренний голос твердил, что Ричарду Аддисону нельзя доверять, что доверять нельзя никому и никогда. Ее свобода и сама жизнь зависели исключительно от нее самой. Разумеется, она знала, кто украл камень и заложил бомбу. Этьен никогда не признается в содеянном, а она не собиралась сдавать его. Лучше всего бросить на растерзание волкам его заказчика, но понадобится время, чтобы разыскать его, поэтому она приняла приглашение Аддисона и села в его лимузин.

Аддисон кивнул, бросив предупреждающий взгляд на адвоката.

— В таком случае мы должны держаться вместе.

— Хорошо, но только позволь мне иногда ворчать и говорить: «Я же тебя предупреждал», — сказал Доннер, откинувшись на спинку сиденья.

— Весьма полезная привычка, — заметила Сэм.

— Мне бы не пришлось говорить этого, если бы вы не вломились в дом Рика, мисс Хорошие Манеры.

— Да, мистер выпускник Гарварда, но вам в любом случае предстоит расследовать дело о краже и взрыве.

— Я выпускник Йеля, а вы…

— Ну, хватит ссориться, ребята, — вмешался Аддисон, — не то мне придется остановить машину.

Состроив рожицу адвокату, Сэм отвернулась к окну. Отец, наверное, перевернулся в могиле. Подумать только, его дочь едет в машине с адвокатом и с одним из богатейших людей на Земле. Она точно знала, что бы сделал на ее месте Мартин Джеллико — он бы украл Ричарда Аддисона, предварительно оглушив его. Поэтому, впрочем, он и провел последние пять лет жизни в тюрьме. В отличие от него Саманта умела быть сдержанной и терпеливой. Взглянув на Аддисона, она сказала себе, что сдержанность ей особенно пригодится.

Глядя в окно на пролетающие мимо пальмы на пляже, Саманта ругала себя за то, что влезла в эту авантюру. С каждой минутой ее уносило все дальше от дома, от отца, от уюта и безопасности большого города. Господи, да у нее нет с собой даже смены белья! Но ей придется принять правила игры, другого выбора нет.

Лимузин подъехал к воротам, по обеим сторонам которых стояли полицейские. Машина замедлила ход, и девушка инстинктивно вжалась в сиденье. В одиночку она не смогла бы проникнуть в поместье, хотя, с другой стороны, будь она одна, она бы не стала входить через ворота. Водитель лимузина опустил окно, перекинулся парой слов с полицейским и проехал на территорию поместья.

— Видите, как я и обещал, вы беспрепятственно оказались внутри, и не пришлось лезть на стену, рыть подземный ход или что там вы еще делаете.

Обернувшись, Саманта увидела, как ворота закрылись за машиной.

— У вас паршивая система безопасности.

— Ворота охраняются двумя полицейскими, — заметил Доннер.

Переведя взгляд на адвоката, Саманта ухмыльнулась:

— Да, и они даже не сообразили проверить багажник и салон лимузина. Если они хотят сохранить жизнь мистера Аддисона, то они должны проверять паспорта у всех и каждого, и, прежде чем открыть ворота, они обязаны убедиться, что в машине нет заложников. Уверена, вы сообщили им мои приметы. Я слышала их в новостях. Прекрасно, вот она я: сижу в машине вместе с клиентом!

Ричард смотрел в окно. Саманта права. Полиция Палм-Бич весьма усердно охраняла известного бизнесмена и богача, но Ричард понимал, что единственное, в чем он может на них положиться, — это их способность держать прессу на расстоянии от его дома. Ни вчера, ни сегодня они не заметили, что у него гости.

— Вы беспокоитесь обо мне? — осведомился он.

— Вы — мой билет на свободу, — поддразнила его Саманта.

— Тогда не лгите мне.

— Постараюсь.

— Спасибо.

На лице Тома сохранялось скептическое выражение, но Ричард почему-то поверил девушке. При этом он не собирался терять бдительности. Может, эта штучка и погорячее флоридского солнца, но они с ней затеяли опасную игру. Единственная разница заключалась в том, какие цели они преследовали: Саманта хотела получить свободу, а он хотел… ее.

— В Солано-Дорадо я иногда занимаюсь делами, — сказал он, — а иногда развлекаюсь. У меня будут гости. И должен признаться, в этой одежде вы не слишком похожи на воровку. — Воспользовавшись случаем, Ричард окинул взглядом ее длинные ноги.

Если она и заметила это, то виду не подала.

— Ваши гости, Аддисон, и глазом не моргнули бы, будь я голой или в бронежилете.

— Вы правы. Кстати, поскольку ваша фамилия мне неизвестна, то прошу вас называть меня Риком.

— Посмотрим, — отозвалась Саманта, голос которой слегка смягчился. — Но спасибо за предложение, Аддисон.

Ага, она решила установить границы. Очень интересно, очень интригующе.

Остановившись в конце длинной подъездной аллеи, Бен вышел и открыл перед ними дверцу машины. Саманта выбралась первой, испытывая явное облегчение от того, что поездка прошла без приключений. Ричард вышел следом и, взглянув на девушку, увидел, что она в нерешительности остановилась на ступеньках. Очевидно, она впервые видела дом при свете дня.

— Попозже, если хотите, я покажу вам поместье.

— Черт возьми, Рик, она не твоя гостья, — прошептал Том, идя следом за другом. — Ты мишень. Может, она, конечно, и сообразительная малышка, но я ей не доверяю. Она уже дважды была здесь без приглашения.

— А теперь я ее пригласил. Отстань, Том. Встретимся у меня в кабинете через несколько минут. Соедини меня с Уильямом Бентоном.

— С Бентоном? Ты…

— Том.

— Да, сэр. — Том быстро пересек холл и стал подниматься по лестнице, изредка бросая недовольные взгляды на Саманту. Она ничего не замечала, потому что рассматривала стоящую на столе вазу.

— Как вы можете держать вазу, которой полторы тысячи лет, так близко от входной двери? В Палм-Бич часто бывают ураганы, или служба безопасности охраняет вас и от стихийных бедствий тоже?

— Это…

Нахмурившись, Саманта наклонилась поближе, чтобы рассмотреть рисунок, одновременно постукивая пальцем по ободку.

— О, так у вас и подделки имеются?

— В магазине мне показалось, что у вазы веселенькая расцветка, — улыбнулся Ричард. Надо сказать, он был под впечатлением. Данте потребовался почти час, чтобы понять, что это подделка. — На самом деле это дубликат. Он был изготовлен для одного благотворительного мероприятия. Вы разбираетесь в искусстве?

— Могу наизусть зачитать список бестселлеров, но предпочитаю антиквариат. Кто тут у вас работает?

— А разве воры не наводят справки, прежде чем вламываться в дома?

— Вас здесь не должно было быть. Когда вы не во Флориде, в доме находятся шесть человек днем и двое ночью, не считая наемных работников службы безопасности и комнаты, где иногда остается ночевать ваш менеджер по предметам искусства. Не знаю, кого вы нанимаете дополнительно, когда бываете в поместье.

— Здесь постоянно работают около дюжины слуг, — отозвался Ричард, — правда, я пока не вызвал половину из них. Полицейские считают, что я должен обходиться минимумом персонала. Они правы, я не хочу никого подвергать опасности.

— Разумно. У вас есть дворецкий?

— Да.

— И его зовут Дживс?

Рик одобрительно улыбнулся. Он с каждой минутой убеждался в том, что очарование девушки исходит изнутри, что это часть ее характера. Она, конечно, сознавала, как правильно использовать врожденный дар, но от этого она нравилась ему не меньше.

— Его зовут Сайке, и он британец.

— Получается, слуги ездят за вами по всему миру из дома в дом?

Продолжая говорить, Саманта прошла из вестибюля в гостиную. Ее внимание привлекли старинные шкафы, в которых были выставлены всевозможные статуэтки и тарелки из китайского фарфора. Ричард прошел следом и остановился, прислонившись к дверному косяку. В отсутствие Тома она немного расслабилась. Неудивительно, что люди ее профессии не любят адвокатов. Саманта снова пробежала пальцами по резной поверхности письменного стола семнадцатого века, как будто ей нужно было прикоснуться к вещи, чтобы оценить ее стоимость.

Ее руки казались Ричарду очень чувственными. «Прекрати, — сказал он сам себе, — это не свидание, а расследование убийства». Наблюдая за ее изящными движениями, он резко втянул в себя воздух. Черт, эта девушка буквально завораживала.

— Ну так как?

— Прошу прощения? — моргнул Ричард.

— Я спрашивала о слугах, Аддисон. Они путешествуют за вами по всему миру?

Он кашлянул.

— Некоторые — да, но большинству из них я плачу жалованье с тем, чтобы они весь год находились в одном доме. Например, в случае с Сайксом. Он постоянно живет в моем поместье в Девоне. Там хватает дел, даже когда меня нет. Кроме того, у многих семьи, и они не хотят переезжать. А почему вы спрашиваете?

— Можете считать меня подозрительной.

— Вы подозреваете моих слуг?

— Только не говорите, что полиция не задавала вам подобного вопроса, — сказала Саманта, глянув на него через плечо, прежде чем направиться к очередному шкафу с фарфором.

— Задавали. Но никто из них не подходит под описание, поэтому они усиленно ищут вас.

Саманта вздохнула:

— Понятно. В таком случае для моего спокойствия скажите: кто из слуг знал, что вы вернетесь из Германии раньше времени?

— Мои пилоты, водитель Бен и управляющий Рейнальдо. В Штутгарте я остановился в отеле и никого не предупреждал, куда поеду. Не думаю, что это кто-то из слуг.

— А как насчет членов их семей?

— Нет.

— Ладно, это была не я. Что вы думаете о ваших… немецких… м-м-м… друзьях?

— Вам интересно знать, есть ли у меня любовница в Германии?

Ричарду показалось, что девушка покраснела, но, поскольку она стояла к нему боком, он не мог быть уверен до конца. Он удивился. Надо же, такая опытная и уверенная в себе женщина и вдруг краснеет.

— Разумеется. Ну, так как?

— Я ездил в Штутгарт по делу и ни с кем там не встречался.

— Гм…

— Что это значит?

— Дайте подумать. — Сэм прошла мимо него в вестибюль и направилась ко входной двери.

— О чем же вы думаете?

Саманта посмотрела на него с полуулыбкой:

— А о чем думаете вы, Аддисон? Вы бы ни за что не пригласили меня сюда, если бы считали, что я заложила бомбу. Так кого подозреваете вы? Какие мотивы могли быть у преступника? Обнаружены ли в доме другие следы взлома? Я, конечно, помогу, но кое-что вам придется сделать самостоятельно.

Старинные часы в зале пробили шесть.

— У меня нет черного списка, — улыбнулся Ричард, отметив про себя, что она по-прежнему называла его по фамилии. Интересно, сколько еще защитных барьеров она возведет и удастся ли ему вообще хоть что-нибудь узнать о ней? Узнав ее имя, он, конечно, продвинулся по сравнению со вчерашним днем, но, учитывая, с какой неохотой она представилась, вряд ли с ней будет легко. Ничего, Ричард любил трудности. — Полиция не обнаружила больше никаких следов взлома, кроме ваших, — продолжил он. — Я так понимаю, это вы установили зеркала на воротах и вырезали дырку в окне. Ужинать будете?

— Я не останусь здесь, — напряженно проговорила Саманта.

— Здесь вы в большей безопасности, чем где бы то ни было, особенно до тех пор, пока нам не удастся убедить Кастильо в вашей невиновности.

— Вы хотите сказать, что я здесь в безопасности до тех пор, пока вас не попытаются взорвать снова. Вы, конечно, очаровательны, но жизнь мне дороже. — Подойдя к двери, она нажала на ручку и вышла.

— Если вы попытаетесь уйти, я вызову охрану, — спокойно проговорил Ричард. Он не даст ей уйти. По крайней мере не сейчас.

— Я думала, мы заключили соглашение, — сказала Саманта, остановившись и по-прежнему держась за ручку двери.

— Конечно, милочка, вы будете помогать мне, а я вам. Раз уж вы с Томом здесь, я поджарю стейки.

— А выпускник Гарварда, случайно, не спит у вас в ногах?

— Том — мой друг, и он считает, что я веду себя неосмотрительно, поэтому приготовьтесь к тому, что он будет досаждать еще некоторое время. Не волнуйтесь, долго это не продлится.

Тяжело вздохнув, Саманта снова посмотрела на него:

— Мне бы очень хотелось отведать стейков, но, боюсь, мне пора ехать к себе в замок.

— Это в тот, который в Помпано-Бич? На вашем месте я бы поостерегся возвращаться туда.

— Помпано-Бич? Это, кажется, недалеко отсюда? — не моргнув глазом, отозвалась девушка. — а, я живу там?

— Так полагают некоторые. Пойдемте, я покажу вам вашу комнату. Мне надо обсудить с Томом ряд деловых вопросов, а потом мы будем ужинать.

— Вы не можете держать меня здесь насильно, — бросила девушка, проходя мимо него обратно в дом.

— Я просто хочу быть уверенным в том, что мы оба сумеем выполнить свои обязательства друг перед другом, — сказал Ричард, догнав девушку. — Вы профессиональная воровка, Саманта. Не думайте, что я об этом забыл.

— Я ничего такого и не думаю, но и сама пребываю в твердой памяти. Где моя камера?

Ричард не стал спорить. Он молча поднялся на второй этаж.

— В шкафу имеется кое-какая одежда, а в ванной — туалетные принадлежности.

— Вашей бывшей жены?

Ричард поджал губы.

— У меня часто бывают гости, — проговорил он, — и я хочу, чтобы им было здесь комфортно.

— Я смотрю, вас не очень-то задевают разговоры о неудавшемся браке.

У Ричарда было такое чувство, что девушка видит его насквозь. Что ж, он тоже неплохо умел разбираться в людях. Он привел ее в апартаменты в дальнем конце коридора. Не удержавшись от самодовольной улыбки, он распахнул дверь:

— Прошу вас.

Когда девушка проходила мимо него, Ричард наклонился и вдохнул аромат ее каштановых волос. Малина. Очень приятно и очень возбуждающе.

Войдя, Саманта остановилась и огляделась. Справа от нее находилась огромная ванная комната, отделанная плиткой и зеркалами, а через открытые двери слева виднелась королевских размеров кровать, задрапированная зеленым и серым цветами. Впереди за дверями из дерева и стекла располагался балкончик, с которого розовые мраморные ступени вели к небольшому бассейну, расположенному в гроте. В гостиной, где она сейчас находилась, стояли мягкие зеленые кресла в английском георгианском стиле, которые так и манили усесться перед камином и посмотреть огромный плазменный телевизор на стене.

— Это у вас что, зеленая комната? — осведомилась Саманта после небольшой паузы.

— Вообще-то да, — улыбнулся Ричард. — Нравится?

— Очень мило, — кивнула она с искренней улыбкой.

— Я зайду за вами через несколько минут, а вы пока подберите что-нибудь подходящее для пикника, — сказал Ричард, испытывая удовольствие оттого, что комната пришлась ей по вкусу.

— Вы меня запрете?

— А разве это может остановить вас?

— Нет. — Саманта не удержалась от улыбки.

— В таком случае чего зря стараться.

— Я переоденусь, а вы, пожалуйста, снимите вот это, — она дотронулась до его галстука, — а то я как-то неловко себя ощущаю.

— Я не думал, что вас способно смутить хоть что-нибудь, — отозвался Ричард, который очень остро отреагировал на ее прикосновение. Ничего, очень скоро она откроется ему. — Никуда не уходите.

— И ничего не берите, знаю.

Ричард положил ключ от комнаты на кофейный столик, чтобы девушка могла быть спокойна. В конце концов, в кармане у него лежал запасной. Улыбнувшись, он направился к себе в кабинет.

Это куда интереснее, чем покупка убыточного телевизионного канала, которая была назначена у него на эту неделю. Проклятие! Придется отменить ряд встреч. Преступник может совершить вторую попытку убийства, и Ричард не хотел подвергать никого опасности. Но главное, он хотел посвятить все свое время Саманте и их соглашению.

Глава 7

Саманта в своей жизни не раз имела дело с могущественными и самовлюбленными бизнесменами. Она прекрасно понимала, что для Ричарда Аддисона их соглашение — это своего рода игра. Она могла принять его правила, а могла установить свои. Сейчас главным для нее было отвести подозрения от себя и от Стоуни, чтобы они могли ненадолго скрыться из Флориды и чтобы над ней не тяготело обвинение в убийстве.

Стоуни. Саманте до безумия хотелось позвонить ему и узнать, что с ним происходит. Полиции при желании не составило бы особого труда выяснить его местонахождение. Однако Уолтер Барстоун тридцать лет проработал, по его собственному выражению, на темной стороне закона. Он всегда отличался беззаботностью и не вызывал ни у кого подозрений. Получается, кто-то сдал его.

Покусывая губы, девушка посмотрела на стоящий на прикроватной тумбочке телефон. Интересно, что подумают полицейские, если узнают, что Стоуни звонили из поместья Аддисона? Не стоит забывать слова великолепного хозяина о том, что сейчас она в безопасности. Глупо рисковать. Пока, во всяком случае.

Обнаружив в огромной спальне стенной шкаф, девушка полюбопытствовала, что там внутри. Саманта любила носить платья и туфли на высоком каблуке, особенно в тех случаях, когда требовалось провести рекогносцировку в частном доме или в общественном учреждении. Хорошие вещи хранились в приличных домах, и приходилось соответствовать. Во время работы юбки и бюстгальтеры на поролоне, наоборот, только стесняли движения. Сегодняшний вечер, несмотря на то что воровать Саманта ничего не собиралась, воспринимался ею как работа.

Очевидно, большинство гостей, проводивших время в зеленой комнате, не имели собственных купальников. К счастью, в глубине шкафа обнаружились несколько футболок и джемперов и даже пара блестящих вечерних платьев и смокинг. Рик хочет, чтобы она расслабилась. Отлично, она сделает вид, что так и есть. Спрятавшись за дверцей шкафа, девушка сняла платье. Аккуратно сложив, она спрятала его в сумку и надела голубую футболку с желтыми шортами, едва-едва прикрывавшими рану на ноге.

На полу у стены стояло несколько коробок с кедами, но Саманта предпочла вьетнамки. Во-первых, они больше соответствовали ее намерению показаться расслабленной и спокойной. Во-вторых, судя по тому, как Аддисон смотрел на ее ноги, чем больше будет выставлено напоказ, тем лучше. Сегодня она поиграет в отвлекающие маневры. И вообще, когда на тебя так смотрит красивый и богатый парень, это очень льстит самолюбию и некоторым частям тела.

Задержавшись в комнате еще на несколько минут, чтобы как следует рассмотреть меблировку и предметы декора, девушка через стеклянные двери прошла на балкон. Вода в бассейне блестела в лучах заходящего солнца, а над ней нависали кроны пальм, в которых резвились райские птички. Слева, поближе к западному крылу дома, находился большой мангал для барбекю, окруженный живописными столами и стульями из резного железа.

Итак, сегодня вечером она отведает стейка, приготовленного миллиардером. Так странно и совсем не похоже на то, чего она ожидала. До сих пор Саманта ни разу не попадала в тюрьму, потому что сразу видела людей насквозь, но Ричард Аддисон по-прежнему оставался для нее загадкой. Богатые люди не занимаются такими вещами, как готовка. Интересно, а слуги знают, что он любит жарить барбекю? Наверняка. А вот полицейские вряд ли. Действительно, кто поверит в то, что человек, который может купить себе целое государство, будет стоять у бассейна и делать себе стейки на гриле? До сегодняшнего дня она в это тоже не верила.

Нахмурившись, Саманта облокотилась о перила. С океана доносился легкий ветер, приятно обдувавший ноги. Девушка сделала глубокий вдох. Напряжение в спине так и не прошло, но она уже начала привыкать к этому состоянию.

Шлепая по мраморным ступеням, Саманта спустилась к бассейну. Она не переставала ругать себя за то, что пошла на такой риск. К сожалению, другого выхода просто не было: Аддисон — ее единственный свидетель, единственный человек, который может снять с нее обвинение, и, пока этого не произошло, он не должен умереть. Этьен однажды попытался убить его, и Саманта подозревала, что он или кто-то другой может попробовать сделать это снова.

Мангал был сложен из кирпича и камня на испанский манер, сверху располагалась решетка из нержавеющей стали, а сбоку была приделана вытяжка. Газ, как и положено, был выключен, и девушка присела на корточки, чтобы прощупать трубу. Она сама не знала, что ожидала там увидеть: бомба в галерее была сделана весьма профессионально, но наспех, и, если знать, где искать, обнаружить ее было элементарно. Она мало что знала о разных типах взрывчатки, кроме тех, что использовались, например, для открытия сейфов, но она не понаслышке знала, что такое ухищрения и недомолвки.

Труба соединялась с угольным ящиком, так что девушке пришлось снова встать. С трудом сняв решетку, она запустила руки в уголь, расталкивая куски, чтобы добраться до места подачи газа.

— Покажи мне руки.

Черт. Сэм на секунду закрыла глаза, а потом медленно вытащила грязные руки из угля. Зря она доверилась постороннему человеку. Находясь в десяти милях от того места, где она оставила машину, девушка могла только сбросить шлепанцы и проделать все расстояние до нее бегом в надежде, что преследователь окажется физически слабее.

— Повернись.

Разведя руки в стороны, Саманта повернулась. Детектив в штатском. И разумеется, в маленьком блокнотике, что лежит в кармане его пиджака, записано ее подробное описание.

— У вас есть оружие?

Саманта покачала головой, пытаясь собраться с мыслями.

— Я здесь работаю, — сказала она, стараясь говорить как можно спокойнее. — Никто не проверял гриль, а мистер Аддисон захотел сегодня вечером пожарить барбекю.

— Мне кажется, вы говорили примерно то же самое пару дней назад.

Девушка нахмурилась, а сердце ее бешено заколотилось в груди.

— О чем вы говорите? Мы с вами не знакомы.

— Отойдите от гриля, лягте на землю и скрестите руки за головой.

Саманта вздохнула и напустила на себя слегка раздраженный вид.

— Я испачкаю волосы углем.

— Повторять я не буду.

Присев на колени, девушка заметила спускающегося по лестнице Аддисона. Ему повезло, что у полицейского имелся пистолет. Оказывается, никто и не думал играть с ней. Саманта поверить не могла в то, как легко Аддисон провел ее. Где была ее голова? При виде того, как детектив извлек из кармана брюк наручники, девушка на не шутку перепугалась. Впервые в жизни она попалась.

— Детектив Кастильо, — сказал Ричард, остановившись на нижней ступеньке, — все в порядке.

— Сейчас — да, — проворчал Кастильо. — Отойдите в сторону, мистер Аддисон, я вызову саперов, чтобы они проверили гриль.

Так, значит, это не Аддисон ее сдал.

— Я этим как раз и занималась, придурок! — воскликнула Саманта, решив не отступать. — Ну скажите же ему, мистер Аддисон!

— Она работает на меня. Вы сказали, что мне нужен телохранитель. Так вот, на «Майерсон — Шмидт» я больше не надеюсь. Доннер нанял для меня эту девушку.

— Когда?

— Сегодня днем.

Детектив недоверчиво посмотрел на Аддисона:

— То есть вы хотите сказать, что телохранители теперь одеваются подобным образом.

— Да.

— Не возражаете, если я наведу о ней кое-какие справки?

— Я представила мистеру Аддисону рекомендательные письма, — вмешалась девушка, чтобы выглядеть как можно убедительнее. — А вам разрешено здесь находиться, детектив?

— Я веду это расследование и хотел бы лично взглянуть на рекомендательные письма.

— Ну разумеется, детектив Кастильо, — вмешался Аддисон. — Я бы даже настаивал на этом, хотя, должен признаться, резюме девушки меня полностью устраивает. Можете позвонить Уильяму Бентону в…

— Тому самому Биллу Бентону?

— Да, бывшему сотруднику ЦРУ. Мы с ним вместе играем в гольф, и он порекомендовал мне эту девушку.

Впервые за последние несколько минут на лице Кастильо появилось выражение неуверенности. Бросив на девушку последний подозрительный взгляд, он убрал пистолет в кобуру.

— Хорошо, только я должен знать ее имя.

Черт. Он прав, врага надо знать в лицо, подумала Саманта, взглянув на Аддисона в поисках поддержки.

— Саманта, — с сильно бьющимся сердцем проговорила она. Родство с Мартином Джеллико может сослужить ей плохую службу, а может, и наоборот, учитывая, что она якобы дружит с бывшим сотрудником органов. — Сэм Джеллико. Я вообще-то специализируюсь на охране ценностей и сейчас работаю независимо от ЦРУ.

Детектив удивленно воззрился на нее, инстинктивно положив руку на пистолет.

— Вы сказали, Джеллико?

Саманта втянула в себя воздух. Она ненавидела пистолеты.

— Я его дочь. Заглаживаю отцовскую вину, если можно так сказать.

— Я не знал, что у него есть дочь.

— А я паршивая овца в семье. Обо мне никто не говорит.

Они оценивающе уставились друг на друга, ни на минуту не доверяя один другому. Наконец Аддисон решил вмешаться:

— Это все, детектив?

Проведя пальцем по усам, Кастильо покачал головой:

— Да. Но если у вас есть приводы, мисс Джеллико, то мы с вами еще увидимся. В любом случае я буду за вами приглядывать.

— Отлично, я как раз подумываю о расширении своего фан-клуба, — парировала Саманта.

Детектив еще несколько минут вполголоса говорил о чем-то с Аддисоном, потом развернулся и ушел. Дождавшись, пока он окончательно скроется из виду, девушка обратилась к Аддисону:

— Вы должны были снять с меня обвинения, а не делать вид, что я другой человек.

Он пожал плечами:

— Так мы выиграем время. А кто ваш отец, Саманта Джеллико?

— Это не ваше дело, Рик Аддисон, — огрызнулась она. Проклятие! Через пять минут вся полиция Палм-Бич будет знать, кто она и где находится. А через десять минут ее данные будут в Интерполе.

— Так-так, а как же насчет взаимного доверия?

— Я расскажу об отце, когда вы расскажете о бывшей жене. Идет?

Аддисон помрачнел.

— Это не…

— Забудь об этом, — раздался громкий голос у нее за спиной. Не успела девушка обернуться, как Доннер схватил ее за руку: — Какого черта вы здесь делали?

— Отпустите меня, — отрезала Саманта.

— Том…

— Ты можешь лгать полиции сколько твоей душе угодно, Рик. Но она была здесь одна и копалась в угольном ящике. Мы с тобой оба видели ее. И я хочу знать, что, черт возьми, она затеяла.

Сэм вздохнула, собираясь с мыслями. Хороший вопрос, но сейчас она была не в настроении отвечать. Во всяком случае, не в присутствии адвоката.

— Отпустите меня, — повторила она, чувствуя стальную хватку Доннера.

— Я спрашиваю: что вы…

Резко подавшись вперед, Сэм нырнула вниз и ударила левой ногой ему под колени. Том потерял равновесие, и девушка, поспешно вскочив на ноги, отпрянула. Адвокат же не удержался и прямиком полетел в бассейн.

— Вы владеете карате? — спокойно осведомился Аддисон, сложив руки на груди и не обращая внимания на брызги и ругательства, доносившиеся из воды. В его серых глазах плясали искорки смеха.

Саманта и раньше это замечала, хотя англичанин всегда казался предельно серьезным.

— Я просто ловкая, — бросила она, направляясь к лестнице. — Пойду вымою руки. Кстати, ваш мангал в полном порядке, насколько я могу судить. Не думаю, что кто-нибудь другой догадался бы его проверить.

Поведав детективу глупую сказку о том, что она якобы его телохранитель, Аддисон купил ей немного свободы, но не избавил от обвинений. С другой стороны, он и себе связал руки, если, конечно, не хотел быть привлеченным к ответственности за вмешательство в полицейское расследование.

Открыв дверь в ванную локтем, Сэм подставила грязные руки под струю воды. Теперь они оба по уши в дерьме, и ей придется остаться на ужин. В конце концов, уговор есть уговор.

Когда она вернулась обратно, возле мангала никого не было. Дорожка мокрых следов тянулась от бассейна к другой лестнице, ведущей, как Саманта помнила еще по схеме дома, в коридор, по обеим сторонам которого располагались спальни, не такие, правда, большие и шикарные, как у нее. Да, видимо, она понравилась Аддисону. Слегка улыбнувшись, девушка поставила стул таким образом, чтобы быть лицом к убежищу Доннера, и села.

По вечерам из-за легкого ветерка влажность воздуха слегка рассеивалась. Саманта с наслаждением втянула в себя напоенный ароматами моря и жасмина воздух. Где-то за ее спиной в густой зелени, населенной райскими птичками и низкими разноцветными бегониями, заквакала лягушка. Красота!

В этот момент к ней подошел юноша кубинской внешности.

— Не желаете ли чего-нибудь выпить? — с легким акцентом в голосе осведомился он.

— У вас имеется холодный чай?

— Обычный или фруктовый?

— Малиновый, Рейнальдо, — раздался голос Аддисона, который появился из двери первого этажа. — Мне тоже чаю, а Тому принеси бренди.

С лица девушки исчезло настороженное выражение, но она так до конца и не расслабилась. Стороннему наблюдателю она скорее всего показалась бы совершенно спокойной, но он чувствовал малейшие колебания ее настроения. Интересно, а она вообще умеет расслабляться?

— Адвокат до сих пор здесь?

— Тома нелегко выбить из колеи, он переодевается. — И еще звонит Биллу Бентону, чтобы сообщить новую информацию о Саманте, а именно ее фамилию. Это будет стоить ему абонемента на игры «Дельфинов», причем на самые лучшие места, но Ричард не особенно переживал, потому что времени ходить на стадион у него все равно не было. Он предпочитал английский футбол.

— Я не собираюсь перед ним извиняться.

Ричард поставил поднос, который держал в руках, на мангал.

— Он не должен был хватать вас. Как вы предпочитаете стейк?

— Средне прожаренным.

Пока Ричард занимался барбекю, вернулся Рейнальдо с напитками. Ричард не сдержал улыбки при виде того, как Саманта взяла бренди и поставила его на самый дальний столик. Он также заметил, что его чаю было позволено остаться рядом с ней. Воспользовавшись такой удачей, он разжег угли и сел на стул.

— Кастильо обнаружит за вами приводы? — осведомился он, сделав глоток малинового чая.

Саманта смерила его взглядом, обдумывая, касается его это или нет.

— Нет, не обнаружит. Я работаю на музеи и галереи. Все вполне законно.

— Прекрасно, это облегчает задачу.

— Какую задачу?

— Снять с вас обвинения и выяснить, кто преступник. А вы что подумали?

Саманта с силой пнула ножку стола.

— Я хотела бы взглянуть на вашу комнату видеонаблюдения.

Глядя на девушку поверх стакана, Ричард подумал о том, что Доннер был прав, когда сказал, что в отношениях с Самантой он думает не тем местом. Показать воровке систему безопасности, открыть ей доступ к камерам и сенсорам было чистой воды безумием. Но с другой стороны, ему надо было любым способом удержать ее, иначе придется рассчитывать только на Кастильо.

— Хорошо, а вы за это расскажете, как проникли в дом в первый и во второй раз.

— Я не веду практические занятия по взлому, Аддисон.

— Но во второй раз вы не оставили никаких следов взлома. Может, преступник проник в дом точно так же? — Он нахмурился. — А почему вы не вошли так же и в первый раз?

Она пожала плечами, как будто удивившись столь глупому вопросу.

— Дело в местонахождении объекта. В тот раз мне было быстрее проделать дырку в стекле. Кроме того, я скрывалась от охраны.

— А почему вы выбрали ночь с понедельника на вторник?

Встретившись с девушкой взглядом, он заметил в ее глазах искорки смеха.

— Вас не было дома, а накануне вы заявили, что отправите камень в Британский музей.

— Откуда вы узнали, что меня не будет?

На ее губах появилась легкая улыбка.

— В интервью «Уолл-стрит джорнал» вы сказали, что пробудете в Штутгарте до четверга.

— Что в этом смешного? — осведомился Ричард. Интересно, как она отреагирует, если узнает, что он отменил ужин с сенатором и ее мужем ради того, чтобы угостить ее стейком собственного приготовления?

— Мой парень говорит, что нельзя верить тому, кто лжет репортерам из «Уолл-стрит джорнал».

— Ваш парень? — мягко переспросил Ричард, сделав акцент на последнем слове.

— Мой брокер, моя крыша, если хотите. Человек, который продает то, что я краду.

— А, я не знал, что у вас имеется напарник, — сказал Ричард.

— Не имеется. В последнее время я работаю в одиночку.

Ричард больше, чем надо, обрадовался тому факту, что она работает одна.

— Не думаю, что вы стали бы подозревать «вашего парня» в чем-то серьезном.

— Я бы на вашем месте подозревала в первую очередь Тома Доннера.

Ричард покачал головой:

— Том не вор.

— Нет, он адвокат. Это гораздо хуже. А вы доверяете ему, что очень глупо.

Зрачки Ричарда сузились.

— Мы говорим о вашем друге, а не о моем. У этого «парня» есть имя?

— Есть, конечно, — спокойно отозвалась девушка, пригубив чаю, — но я доверила вам свою свободу, а не его.

Ричард не мог избавиться от ощущения, что ей что-то известно. Причем речь шла не о банальной воровской интуиции.

— Если это может помочь расследованию…

— Если это может помочь, Шерлок, я обязательно сообщу вам. Но пока мне так не кажется. Я… прекрасно.

Ему не надо было поворачиваться, чтобы понять, кто появился на горизонте.

— Том, как…

— Иду, — отозвался адвокат, усаживаясь за стол и протягивая руку к бокалу.

Он смотрел на Саманту волком, но Ричарда это не волновало. Доннер понимал, что перегнул палку. Может, его не следовало кидать в бассейн, но он сам нарвался.

— Я хотел спросить, в каком виде ты предпочитаешь стейк.

— А ты хочешь приготовить ту классную штуку из грибов и лука?

— Да, Ханс на кухне сейчас готовит гарнир.

— В таком случае средне прожаренным.

— Вы часто делаете барбекю? — спросила Саманта, глядя при этом на Доннера. Она не шутила: Сэм Джеллико терпеть не могла адвокатов. Но Рик чувствовал, что к нему она испытывает явную симпатию, и этот факт не мог его не радовать.

— Когда я бываю здесь, да, — отозвался он. — Том с семьей часто становятся жертвами моих кулинарных экспериментов.

— Не думаю, чтобы они осмелились возразить.

Ричард направился было к мангалу, но обернулся и посмотрел на девушку:

— Что вы имеете в виду?

— Да ладно вам, этот мистер приклеился к вам как банный лист. Неужели вы думаете, что он откажется от приглашения на ужин в американский вариант Букингемского дворца?

— Это был комплимент?

— Только не в мой адрес, — проворчал Доннер.

— В Солано-Дорадо очень красиво, — сказала Саманта.

— Спасибо.

Зеленые глаза на секунду задержались на его лице, потом снова устремились куда-то в сторону.

— Не за что, хотя вам теперь известно, что я все время лгу.

Доннер сделал глоток бренди.

— Все это, конечно, очень мило, но мне все же хочется узнать, кто пытался взорвать Рика. Если вы не возражаете, Джеллико.

Ричард уже начал жалеть, что пригласил Тома на ужин. Мало того, что ему просто хотелось побыть наедине с Самантой, он еще рассчитывал добиться от нее хоть какой-то информации.

— После ужина, Том. Почему бы вам с мисс Джеллико не поговорить о майсенском фарфоре?

— Нет, уж лучше мы поговорим о троянских каменных табличках. — Доннер резко опустил бокал на стол, так что стекло жалобно звякнуло. — Вы ведь не для себя хотели ее украсть, правда? Кому вы собирались ее продать? Или вы сначала крадете вещь, а потом ищете покупателя?

— Я работаю по контракту, — сказала Саманта, удивив обоих мужчин. — Мой парень получает запрос на какую-то вещь, иногда в нем указывается ее местонахождение. Мы обговариваем цену и сроки, а потом я собираю информацию, иду куда надо и забираю эту вещь.

Укладывая стейки на гриль и поливая их соусом, Ричард размышлял над словами Саманты.

— Камень мне доставили всего пару недель назад, и это ни для кого не было секретом. — Ричард поджал губы, размышляя, насколько далеко ему удастся зайти, пока она снова не сменит тему разговора. — Я не хочу переходить на личности, но не могли бы вы уточнить одну вещь: вашему заказчику был нужен именно мой камень?

— Троянские каменные таблички не так легко достать. — Саманта взглянула на Ричарда с легким превосходством, как будто хотела пристыдить его за неосведомленность. — Насколько я помню, их всего три штуки, — продолжила она, вертя в руках стакан. — И заказчик хотел получить именно вашу.

— Почему?

Саманта задумалась.

— Не знаю. Думаю, из соображений удобства. Две другие хранятся в частных коллекциях: одна — в Гамбурге, другая — в Стамбуле. Ну и, разумеется, вопрос цены.

Том фыркнул:

— Вы хотите сказать, что камень Ричарда дешевле всех остальных?

Мягкие губы девушки изогнулись в улыбке. Вернее, Ричарду казалось, что они очень мягкие.

— Может быть, — отозвалась она. — А может, заказчик живет в США. Перевозка контрабанды из одной страны в другую обходится недешево, а в последнее время это стало еще и очень опасно.

— Гм-м… — протянул Ричард, переворачивая стейки, — через несколько дней табличка должна была отправиться в Лондон. В ваших словах есть смысл.

— Однако нам нужен не заказчик, — заметила Саманта. — Нам нужен человек, который специализируется на закладывании взрывчатки в закрытых пространствах, и тот, кто мог его нанять. — Девушка встала со стула и подошла к Ричарду, который колдовал над мясом. — Пахнет вкусно.

«Как и ты», — подумал Ричард.

— Это мой фирменный рецепт.

— Я хочу снова осмотреть галерею. Это может навести меня на мысли.

— О том, что еще можно украсть? — без тени юмора проговорил Доннер.

Саманта прислонилась к мангалу и приторно улыбнулась:

— А вам не хочется снова побывать в воде?

— Дети, — сказал Ричард, взяв из рук у появившегося слуги тарелку с грибами и луком, — ведите себя прилично.

— Я же пообещала, что не буду ничего воровать, Доннер. И я сдержу слово.

— А я думал, вы все время лгали.

Ее взгляд остыл, а улыбка стала еще более приторной.

— Только в ряде случаев. Знаете, Аддисон, я могла бы подарить вам попугая, который выполнял бы всю работу Доннера и обходился гораздо дешевле: только расходы на клетку и корм.

— Да, — парировал Том, — но он бы загадил все его бумаги.

Ричард перевернул очередной стейк.

— Объявляю перемирие, — сказал он, чувствуя, что еще немного, и бедняга Доннер снова окажется в воде, — а кто не согласен, может убираться ко всем чертям. — Он взглянул на Саманту: — Сходим в галерею, когда Том уйдет.

— Отлично, может, ты и ключ ей дашь?

Ричард проигнорировал замечание друга. Кроме того, этой гостье не нужен был никакой ключ.

— Садитесь, Саманта, — с улыбкой проговорил он, — я приготовил отличные стейки.

Глава 8

Пятница, 8 часов 3 минуты вечера

В одном Аддисон оказался прав: стейки у него получились отличные.

Когда стемнело, вдоль бортиков бассейна, вокруг цветочных клумб и в пальмовой рощице зажглись маленькие лампочки. Рейнальдо принес изысканные свечи и красиво расставил их на столе.

— Если бы не адвокат, — вполголоса произнесла Саманта, обращаясь к Ричарду, — то все это очень напоминало бы свидание.

— Не сказал бы, — раздался голос Доннера. Он потянулся и встал из-за стола. — Ладно, мне пора.

— Пока.

Состроив ей в ответ гримасу, Доннер в обнимку с другом направился к дому.

— К завтрашнему дню я подготовлю кое-какие страховые документы. Если хочешь, могу привезти их тебе.

— Да, пожалуйста.

Когда мужчины скрылись из виду, Саманта откинулась на спинку стула и полной грудью вдохнула напоенный ароматами цветов воздух. Теперь уже она думала, что правильно сделала, согласившись на предложение миллиардера. В противном случае ей пришлось бы весь вечер торчать в этой жалкой лачуге в Клюистоне, пялясь в экран телевизора в надежде, что полиции надоест разыскивать ее.

— Ну что, идем в галерею? — осведомился появившийся на пороге дома Аддисон. На нем были джинсы, свободная зеленая футболка и серая рубашка. Он, как и Саманта, надел шлепанцы. Океанский бриз ласково теребил густую черную гриву волос. Девушка и сама не отказалась бы запустить в них пальцы.

Она нервно сглотнула.

— Сначала зайдем в комнату видеонаблюдения.

По лицу Ричарда было видно, что он сомневается, стоит ли пускать ее туда, поэтому Саманта продолжала настаивать. Он сам предложил поиграть в доверие, пусть теперь немного попотеет.

Аддисон жестом пригласил девушку проследовать за ним на подъездную аллею.

— Тогда нам сюда.

Он вошел в дом через заднюю дверь, в стекле которой Саманта накануне вырезала дыру.

— Надо же, как быстро, — заметила Саманта. — У вас имеются запасные стекла или вы владеете стекольной мастерской?

— Ни то ни другое, у меня просто море обаяния. Это точно.

— А что стало с прежним стеклом? — спросила она.

— Его забрали полицейские, — отозвался Ричард. — Наверное, снимают отпечатки пальцев.

— Моих они там точно не обнаружат.

— Надеюсь. Если вы вдруг вспомните, что оставили той ночью какие-то следы, лучше сразу скажите.

— Такого просто не может быть, — сказала Саманта. — Я же говорила, что знаю свое дело.

— Не сомневаюсь, я просто хочу избежать возможных проблем. — Аддисон прошел через кухню, направляясь в заднюю часть дома, откуда небольшая лестница вела в подвал, где располагались комната с миниатюрной электростанцией, насос для бассейна, система отопления и, наконец, комната видеонаблюдения.

— Мистер Аддисон. — Мужчина в коричневой форме охранника из фирмы «Майерсон — Шмидт» подскочил при виде хозяина так стремительно, что свалил стул. Сэм выставила вперед ногу и успела удержать его.

— Луи, все в порядке, мы просто пришли посмотреть, — сказал Аддисон и жестом пригласил Саманту внутрь.

На стенах висело двадцать мониторов, скрепленных по четыре. Посередине располагался главный компьютер, и еще два, стоявшие по бокам, использовались для воспроизведения.

— Здесь всегда находится только один человек? — поинтересовалась Саманта.

— Да, если только в поместье не устраивается большая вечеринка, — сказал Луи.

— А почему вы так удивились, когда мы вошли? — продолжала Саманта. — Вы разве не видели нас на одном из экранов?

Охранник кашлянул.

— Я проверял камеры, установленные по внешнему периметру забора, — смущенно проговорил он. — При всем моем уважении, мэм, вас бы не пустили в дом, если бы здесь не было мистера Аддисона.

На языке у девушки вертелось несколько едких замечаний, но она смолчала.

— Отлично. Я полагаю, вы передали полиции записи, сделанные в ночь взрыва?

— Да, — кивнул Аддисон. — Еще вопросы имеются?

— Нет, пойдемте в галерею.

Они вернулись в переднюю часть дома и стали подниматься по лестнице. Пикассо по-прежнему висел в одном из пролетов. Огонь, дым и вода нисколько не повредили полотно. За эту картину Аддисон когда-то выложил несколько миллионов долларов.

— С вами часто такое происходит? — спросила Саманта. Аддисон замедлил шаг.

— Я часто получал подобного рода угрозы, но это первый раз, когда преступник подошел настолько близко к цели.

— Этот человек профессионал.

— Может, и так, — пожал плечами Аддисон, — но меня злит тот факт, что он разворотил мой дом.

— Может, бомба была заложена с иной целью?

— Если жертвой должен был стать не я, то, значит, кто-то другой из обитателей дома. Я так или иначе отвечаю за всех этих людей.

— Вы говорите как средневековый феодал, — улыбнулась Саманта.

Аддисон кивнул:

— Я примерно так себя и ощущаю. Осторожно: здесь кое-где не убран мусор, и пол в некоторых местах прохудился.

Вход в галерею загораживала желтая полицейская лента, но Аддисон сорвал ее так, словно это была обыкновенная паутина. То, с каким видом он стоял у входа и взирал на разрушенную галерею, красноречивее слов свидетельствовало о том, насколько близко к сердцу он принял случившееся.

— По-моему, здесь было гораздо больше оружия, — заметила девушка, проходя мимо него.

— Мой менеджер отправил несколько экземпляров оружейному мастеру, чтобы тот попробовал починить их.

— Тут были очень красивые экспонаты.

Саманта подошла к двери, за которой когда-то хранилась каменная реликвия. Теперь же дверь свисала на вывороченных петлях, торчавших из почерневшей стены.

Стоя на месте, Ричард молча наблюдал за девушкой. Он уже был в галерее раньше, и теперь не уставал поражаться тому, насколько взгляд Саманты отличался от его собственного, насколько четко она подмечала вещи, на которые он даже внимания не обратил бы. Все в этой женщине поражало его.

— Это ваша сокровищница, как я понимаю. Двойной замок и инфракрасный луч на полу.

Ричард кивнул, сделав себе мысленную пометку спросить, откуда она обо всем этом узнала.

— Да, а на задней стене установлена видеокамера, которая ведет наблюдение за дверью.

— И разумеется, на пленке ничего нет.

— Нет, если верить детективу Кастильо.

— Если уж вас так раздражает, что посторонние люди свободно проникают в ваш дом, почему бы не установить внутри побольше камер?

— Так я защищу свое имущество, но не частную жизнь. — Сделав несколько шагов вперед, чтобы лучше видеть девушку, Ричард обнаружил ее сидящей на корточках перед дверью и исследующей второй замок. — Что вы там обнаружили?

Она выпрямилась и вытерла руки о шорты, оставив на желтой ткани черные разводы.

— Я собиралась вырезать основной замок и взломать второй, — сказала она после секундного колебания. — Преступник действовал точно так же: на замке остались зарубки.

— Работа профессионала.

— Да, — пожала плечами Саманта, заходя в комнату. — И… иногда воры носят с собой пистолеты и даже гранаты на случай, если их застукают или схватят.

— А вы нет.

— Меня невозможно схватить, — улыбнулась Саманта. — Я просто пытаюсь понять, что именно это было: кража или попытка убийства.

— Вы можете установить это по зарубкам на замке?

Девушка кивнула.

— Нигде в доме нет следов взлома, кроме моих.

— И?..

— Это значит, что преступник не заботился об осторожности, потому что в любом случае собирался взорвать весь дом.

Саманта прошла в глубь комнаты, где на стене висела камера, а Ричард так и не сдвинулся с места. Никаких следов взлома и срезанный замок на третьем этаже. В полиции сказали, что на пленке ничего нет. Впрочем, у него имелся дубликат.

Когда Ричарда не бывало в поместье, доступ в дом имели множество людей: садовники, охрана, слуги, чистильщики бассейна, управляющие, а также несколько близких друзей, которые могли пользоваться домом когда угодно. Ключи от охраняемых комнат достать, конечно, было труднее, но они существовали.

Саманта остановилась возле упавшего пьедестала, на котором раньше стояла каменная реликвия.

— Это свалили с большим трудом. Табличка наверняка разбилась.

— Вы склоняетесь к мысли, что бомба была заложена, чтобы скрыть кражу?

Саманта перевела взгляд на Ричарда:

— Возможно. В любом случае преступник знал, какие ценности хранятся в этой комнате, и не хотел, чтобы она пострадала.

Уже в который раз девушка говорила об этом человеке в мужском роде. При других обстоятельствах он был не обратил на это внимания, но сейчас перед ним стояла профессиональная воровка, причем самого что ни на есть женского пола.

— С какой стати убийце беспокоиться о сохранности антиквариата?

— Не знаю, я не убийца. — Улыбнувшись Ричарду, она вышла обратно в галерею. — С другой стороны, ему явно было наплевать на все, что у вас хранилось здесь и в остальных комнатах. Если бы спасатели не приехали так быстро, все бы сгорело. — Она помрачнела. — А сколько, если не секрет, сейчас стоит полный комплект доспехов шестнадцатого века?

— Плюс минус пятьсот тысяч.

— Ни фига себе!

— Откуда вы узнали? Я имею в виду бомбу.

Она подошла к большой дыре в стене и присела на корточки, чтобы рассмотреть ее поближе.

— Я и не знала. Я чуть сама не наткнулась на шнур. Заметила его в последнюю секунду и, надо признаться, жутко испугалась.

— Почему? — Внимательно всматриваясь в лицо девушки, Ричард старался не обращать внимания на то, как сжалось сердце при мысли о том, что она могла нарваться на бомбу. Она вломилась в его дом, проникла в его сокровищницу, а он почему-то беспокоился за нее.

— У вас весь дом напичкан самыми дорогими системами безопасности, которые, как выяснилось, гроша ломаного не стоят, и вдруг этот шнур. Что за глупости! Охранники или кто-то из гостей мог споткнуться об него в любой момент и поднять на уши весь дом. А потом я заметила, что он натянут не совсем параллельно полу, и это меня… обеспокоило.

Ричард опустился на корточки рядом с ней.

— Значит, вы готовились украсть бесценную реликвию, но при этом обращали внимание на такие вещи, как неровно натянутый шнур?

— Просто в этом доме все сделано со вкусом и продумано до мелочей. Шнур совершенно не вписывался в общую картину, вы бы никогда такое не одобрили. Его либо вообще не стали бы натягивать, либо натянули бы ровно. Я не была до конца уверена в своей догадке, пока не увидела, что Прентисс идет на нас и даже не смотрит под ноги.

А он-то привык считать себя наблюдательным!

— Я бы тоже на него наступил, — пробормотал Ричард. В темноте, разозленный непрестанными звонками факса, думая о двух предстоящих встречах, о контракте и поездке в Пекин, назначенной на следующую неделю, он бы ни за что не заметил шнур. И поплатился бы за это жизнью. — Спасибо, — тихо проговорил он.

— Да уж, смотрите, что у меня теперь. — От улыбки на щеках девушки расцвели две ямочки.

Ричард уже начинал думать, что их партнерство приняло несколько иной оттенок. Он встал и, сгорая от желания дотронуться до девушки, протянул ей руку. Опершись о его ладонь, Саманта поднялась на ноги и бросила на него взгляд из-под ресниц.

Господи! Ричард понимал, что это игра, что Саманта точно так же смотрит на других мужчин, зная, что получит от них все, что пожелает. И все же он не мог не реагировать на этот взгляд. Он медленно улыбнулся ей в ответ. Пока ситуация находится под его контролем, можно позволить себя насладиться игрой.

— Есть какие-нибудь идеи? — осведомился он, пропуская девушку вперед. Она направилась к дальнему концу галереи.

— Заминирована только одна стена, — сказала она, — значит, преступник скрылся в этом направлении. Если, конечно, ему вообще удалось выбраться.

— Я бы не стал на это надеяться.

— Знаю. Просто…

— Что «просто»? — подхватил Ричард.

— Я не привыкла смотреть на кражу с точки зрения пострадавшей стороны. Я думаю, что я сделала бы на месте вора, но он не я.

— Если забыть про бомбу, что еще вас смущает, Саманта? Я не ищу ссоры, просто хочу во всем разобраться.

Она вздохнула.

— Ладно, слушайте: я люблю входить и выходить как можно быстрее. Я изучаю чертежи, фотографии, схемы, выбираю кратчайший путь до цели и действую по сценарию. Насчет следов взлома я не беспокоюсь, если, конечно, они не указывают конкретно на меня.

— Если вещь пропала, значит, ее украли, — заметил Ричард. Саманта кивнула. — Это логично.

— Но этот парень не хотел, чтобы кто-то догадался о том, что он побывал здесь. Таким образом, напрашивается один-единственный вывод. — Она медленно пошла обратно, по дороге нечаянно наступив на поверженного и обезглавленного рыцаря. — Преступник отлично знал дом и пришел сюда, чтобы украсть реликвию и заодно взорвать поместье.

— Получается, убийство не входило в его планы.

— Или он покушался на убийство. Только не на вас. Вы должны были быть в Штутгарте.

— И не на вас.

— Отлично, давайте танцевать от этого, — сказала Саманта, задумчиво сдвинув брови. — Кто был здесь…

— Давайте поговорим внизу, — прервал ее Ричард. — малиновый шербет?

— До чего же ты гостеприимный парень! — воскликнула она, одобрительно улыбнувшись. — Вы хоть помните, что я пыталась ограбить вас?

— Да, но все-таки вы любите малиновый шербет? — повторил Ричард с улыбкой. Эта женщина была до того сексуальна, что он просто не мог успокоиться, но, с другой стороны, она вроде тоже проявляла к нему интерес. Больше всего на свете ему хотелось сейчас оказаться с ней в одной постели.

— Конечно.

Распахнув дверь гостиной, Ричард пропустил Саманту вперед. Опустив глаза, чтобы полюбоваться ее попкой, он заметил струйку крови, стекавшую по левому бедру.

— Саманта, вы поранились! — воскликнул он и схватил девушку за плечо.

— Нет.

— У вас на ноге кровь.

Она высвободилась из его хватки.

— А вы что, на мои ноги глазели? — холодно осведомилась она, глядя на Рейнальдо и Джозефа, другого слугу. — Не волнуйтесь, это простой порез. У вас есть суперклей?

— Супер что?

— Ничего, у меня в сумочке есть. — Она повернулась, чтобы выйти.

Ричард загородил ей путь.

— Я отправлю за ней Джозефа. — Прежде чем девушка успела что-то сказать, он сделал жест рукой, и молодой латиноамериканец кинулся выполнять приказ. — Сядьте… или лучше наклонитесь, я посмотрю.

— Не стоит, ваше сиятельство, особенно перед десертом. И хватит волноваться. Со мной все в порядке. Мой друг обработал рану. Видимо, я разбередила ее, когда села на корточки.

— Принесите мне чистую тряпку, — рявкнул Ричард, и Рейнальдо в мгновение ока раздобыл полотенце. Заметив мятежное выражение зеленых глаз девушки, он сделал слуге знак выйти. Не удержавшись от улыбки, домоправитель прикрыл за собой дверь.

— Что это, интересно…

— Снимите шорты.

Саманта хотела обернуться, но он толкнул ее к столу.

— Не очень-то романтично. Может, для начала предложите бокал вина? — бросила она через плечо.

— Вы поранились, спасая мне жизнь, — проворчал Ричард, удерживая ее в горизонтальном положении. — Почему вы сказали, что вышли из огня невредимой?

— Это разве рана?

— Да. Хватит валять дурака, снимайте шорты. Я не собираюсь вас соблазнять, просто хочу удостовериться, что с вами все в порядке. — В этот момент появился Джозеф с ее сумочкой. — Дай сюда сумку и проваливай! — крикнул Ричард.

Дождавшись, пока за юношей закроется дверь, Саманта обреченно вздохнула и сняла шорты. Ричард опустился на колени. От его внимания не ускользнуло ни красивое розовое белье, ни теплая гладкая кожа. Подавив неуместное желание провести ладонями по внутренней стороне ее бедер, он принялся рыться в сумочке. Он мечтал увидеть Саманту в таком примерно положении с тех пор, как она спрыгнула с потолка в его кабинете. Правда, при несколько иных обстоятельствах.

— Это суперклей? — осведомился он, вытянув вперед руку с зажатым в ней тюбиком.

Кивнув, девушка вырвала у него из рук сумку.

— Это личное имущество.

— Да, но только чье?

— Идите на… — фыркнула она.

— Полагаю, я это заслужил, — отозвался Ричард. — Вы правда хотите, чтобы я это сделал? Может, лучше вызвать врача? Он никому ничего не расскажет, обещаю.

— Нет, вы просто соедините шов, намажьте клеем и подождите минутку. И не испачкайте пальцы, а то ни в жизнь от меня не отклеитесь.

— Действительно, нам это было бы не с руки.

Саманта попыталась рассмеяться, и Ричард счел это хорошим знаком.

— Я правда не хочу, чтобы ваша рука прилипла к моей заднице, особенно учитывая тот факт, что к вашей и так уже прилип Доннер.

Надо сказать, попка у нее была что надо: упругая, накачанная, идеально соответствовавшая длинным ногам. Он осторожно отклеил пластырь, размотал бинт и при виде раны невольно вскрикнул.

— Это не просто порез, — сказал он, вытирая кровь с ноги, — вам нужен врач.

Саманта промолчала, и, взглянув на нее, Ричард заметил, с какой силой она вцепилась в стол. Боже, ей, видимо, очень больно! Очистив рану, он соединил два края и залил шов клеем.

К чести Саманты, она ни разу не закричала, хотя боль была адская.

— Ну вот, готово, — пробормотал Ричард. — Сейчас выпьем по бокалу вина и съедим шербет.

— Аддисон?

— Я уже закончил. — Ричард осторожно подул на рану, чтобы клей лучше закрепился, и как бы невзначай провел ладонью по ее ноге. Он больше не мог сдерживаться. Клей, похоже, держался. — Как в…

Он не закончил, потому что в этот момент девушка безвольно обмякла у него в руках.

Глава 9

Суббота, 6 часов 54 минуты утра

Саманту разбудили мужские голоса. Приоткрыв один глаз, она обнаружила темный полог в нескольких дюймах от своего лица.

— Зеленый, — пробормотала она в мягкую подушку, стараясь сообразить, где, черт возьми, находится.

За пологом почувствовалось некое шевеление.

— Доброе утро, — раздался голос с сильным британским акцентом, и она вспомнила.

— Черт! — выругалась она, приподнимаясь на кровати.

— Саманта, все в порядке. Ты просто упала в обморок.

Саманта оглядела комнату. Одного Аддисона было предостаточно, но с ним был еще кто-то: худой лысый мужичонка с козлиной бородкой и в очках Дрю Кэрри.

— А вы кто такой?

— Это мой лечащий врач, — ответил Аддисон, — доктор Клемм.

Девушка встала на колени, так что шелковая простыня сползла с плеч к лодыжкам. Аддисон нацепил на нее дурацкую розовую пижаму. Уход за больным не требовал от хозяина дома обеспечения пострадавшей стороны пижамой. Да уж, он настоящий британский аристократ: им всем нравится, когда женщина одета в розовое. Подавив смешок, она пододвинулась к краю кровати.

— Я же сказала: никаких врачей.

— А я пообещал, что он никому ничего не расскажет. Тебе не о чем беспокоиться, дорогая.

Саманта уже приготовилась возразить, но смолчала, так как почувствовала, что ноге в самом деле полегчало. Плечо вроде как тоже не болело, и чтобы окончательно убедиться в этом, она повертела рукой. Преисполнившись разумной благодарности, она взглянула на хозяина дома.

Сегодня на нем снова были джинсы, черная футболка с белой рубашкой и фирменные кеды.

— На миллиардера ты как-то не тянешь, — заметила она, старательно делая вид, что это не она целые сутки провалялась без сознания. Проклятие! Она ни в коем случае не собиралась падать в обморок. После такого конфуза требовалось время, чтобы прийти в себя.

— Да? А на кого же тогда?

— На футболиста или лыжника, — проворчала Саманта, с неохотой признаваясь самой себе, что он действительно похож на профессионального спортсмена, — из тех, что позируют для дешевых календарей.

Аддисон улыбнулся, и его серые глаза заблестели.

— Я отлично катаюсь на лыжах.

Доктор кашлянул.

— Если кому интересно, то я наложил на ваше бедро пятнадцать швов, юная леди, а на плечо — семь. Суперклей — это, конечно, замечательная вещь, но я бы не советовал использовать его слишком часто. Рик сказал, что если вы быстро придете в себя, то я скорее всего вас больше не увижу, поэтому я сделал рассасывающиеся швы. Не теребите их.

Гм-м… лояльнее и профессиональнее некуда. Хорошо иметь такого семейного врача. Саманта улыбнулась.

— Не понимаю, почему мистер Аддисон считает, что я так враждебно настроена против врачей, — сказала она, проигнорировав фырканье Ричарда. — Судя по тому, как быстро зажили мои бедро с плечом, я должна вам обед, доктор Клемм, причем с десертом.

— Как насчет печеных яблок?

— Это мое любимое блюдо. — Улыбка девушки стала еще шире. — И я знаю место, где пекут лучшие яблоки в США.

— В таком случае, мисс Джеллико, ваше предложение принимается.

— У тебя будут еще какие-нибудь рекомендации, Джордж? — вмешался Аддисон.

— Нет. Единственное, я бы посоветовал в течение недели не принимать ванну и не купаться в бассейне. От душа вреда не будет. — Доктор Клемм с веселым видом взглянул на девушку: — Я взял на себя смелость заменить пластырь у вас на спине и обработать ссадины антисептиком. На столе есть еще мазь. — С этими словами он указал на белый тюбик возле кровати.

— Спасибо, я вам позвоню, чтобы сходить на обед.

— Буду ждать.

Аддисон махнул рукой в сторону выхода:

— Я провожу тебя, Джордж. — На пороге он обернулся и посмотрел на Саманту: — Никуда не уходи, я вернусь через несколько минут.

Саманта дождалась, пока за мужчинами закроется дверь, и осмотрелась. Ее одежды нигде не было видно, зато розовый бюстгальтер висел на стуле возле кровати. Отлично: он видел ее обнаженной. Интересно, ему понравилась ее грудь второго размера? Судя по фотографиям, его прежние подружки отличались пышностью форм. Слава Богу, он хотя бы оставил на ней трусы.

К сожалению, Саманте не удалось убедить себя в том, что ей безразлично мнение Ричарда, равно как и в том, что внимание с его стороны не доставляет ей никакого особенного удовольствия. Встав с кровати, Сэм распахнула дверцы шкафа, в котором со вчерашнего дня заметно прибавилось одежды — еще несколько пар джинсов, куча футболок и блузок. Причем, что удивительно, ее размера. Похоже, у нее появился личный стилист. Сняв с вешалки джинсы и белую с синим блузку с коротким рукавом, девушка взяла со стула бюстгальтер и вышла в гостиную.

Может, он и лицезрел ее грудь, пока она вчера была в бессознательном состоянии, но это не значит, что она доставит ему такое же удовольствие и сегодня. Флирт и поддразнивание — это одно дело, но отдать главный приз — значит потерять основной козырь, а учитывая то, какое влияние оказывал на нее этот мужчина, еще и надежды на перспективное сотрудничество. Закрыв входную дверь на ключ, она прошла в исполинских размеров ванную и на всякий случай тоже заперлась.

Струя воды оказывала воистину божественное действие и почти не тревожила раны. В шкафчике для лекарств обнаружились дезодорант, зубная щетка и паста, и к тому времени, как она высушила и расчесала волосы, Саманта полностью пришла в себя. Если бы не нависшее над ней обвинение в убийстве и присутствие рядом чертовски соблазнительного парня, спутавшего ей все планы, утро можно было бы считать удачным.

Она думала, что, выйдя из ванной, обнаружит в гостиной Аддисона, которому замок не помеха, но ошиблась. В этот момент раздался стук в балконную дверь, и девушка подпрыгнула от неожиданности.

— Господи, — пробормотала она и раздвинула шторы.

— Проголодалась? — осведомился Аддисон из-за стеклянной двери, улыбаясь при виде ее изумленного лица.

Саманта открыла дверь и впустила его.

— А ты разве не должен быть на работе? — осведомилась она, краем глаза отметив стол, два стула, два прибора, две стопки блинов, два стакана апельсинового сока и миску свежей клубники. Рейнальдо стоял у края бассейна, ожидая дальнейших указаний.

— Будешь кофе?

— Лучше диетическую колу, если у тебя есть.

Ричард удивленно изогнул бровь, но ничего не сказал. Вместо этого он сделал знак домоправителю:

— Принеси диетическую колу для дамы и чай для меня. Затем он отодвинул для нее стул и предложил сесть.

— Что слышно от адвоката и Кастильо? — поинтересовалась Саманта, засунув в рот клубничину.

— Сейчас только половина восьмого, — отозвался Ричард, — дай им поспать. Как твое самочувствие?

— Все нормально, — поморщилась Саманта. — Со мной редко такое бывает. Я обещала помочь тебе разобраться в этом деле, и я сдержу слово. Наверное, я просто устала…

— Саманта, — самым серьезным тоном проговорил Аддисон, — учитывая то, при каких обстоятельствах ты получила эти раны, ты не обязана извиняться.

От его взгляда девушка ощутила легкое покалывание во всем теле. От него исходила мощная волна магнетизма и мужественности. Может, он для разнообразия повстречается с девушкой, у которой грудь второго размера, а не четвертого?

— Хорошо.

— Ешь блины.

Рейнальдо принес напитки, Саманта открыла банку и налила колу в красивый бокал, в котором лежали кусочки льда в форме пальмовых листьев. Вчера она призналась самой себе, что не прочь довериться Аддисону, хотя всю жизнь привыкла считать, что нельзя доверять никому на свете.

— Тебе совсем не обязательно быть таким благородным, — заметила Саманта, попробовав блин с кленовым сиропом. — Ты меня раздел.

— Да, но я не смотрел.

— Врешь.

Аддисон рассмеялся. При звуках этого низкого мелодичного голоса девушка не удержалась от ответной улыбки. Их взгляды встретились, и ее смех почему-то оборвался. Кто бы мог подумать, что Саманта Джеллико будет всерьез наслаждаться обществом такого человека, как Рик Аддисон? Нет, не такого, как он, а именно его. Помимо того, что их связывало общее дело и явное физическое влечение, Саманта начинала наслаждаться его компанией, а это было опасно.

— Ну хорошо, хорошо, я взглянул одним глазком, но исключительно по необходимости. — Он сделал глоток сока. — Поверить не могу, что ты проделала все эти акробатические трюки у меня в кабинете и сбросила Тома в бассейн с такими ранами.

Обрадовавшись перемене темы, Саманта пожала плечами:

— Уверена, ты прикинулся больным.

— Да, но я съездил в больницу.

— Я видела в новостях. — Протянув руку, она отвела черную прядь волос у него со лба и окинула взглядом небольшой шрам на виске.

Аддисон поймал ее за запястье.

— Ты видела меня в новостях? — осведомился он, и от его взгляда Саманте вдруг стало очень жарко. «Держи дистанцию, Сэм».

— Я… я хотела узнать, насколько все серьезно.

— Ты когда-нибудь попадала в такую переделку?

Ричард не выпускал ее руки, нежно поглаживая пальцами то место, где бился пульс. Легкий ветерок шевелил верхушки пальм и играл ее длинными волосами.

— Нет, не припоминаю.

Ричарду захотелось поцеловать ее, перегнуться через стол и прижаться губами к ее губам, чтобы ощутить вкус клубники и кленового сиропа. С любой другой женщиной он бы так и поступил, но Саманта Джеллико требовала по отношению к себе особой осторожности. С явной неохотой он отпустил ее руку, ограничившись тем, что отвел прядь волос от ее глаз.

— Я тебя вытащу.

У Ричарда зазвонил сотовый. Не успел он поднести трубку к уху, как раздался недовольный голос Тома Доннера.

— Господи, — проговорил он, состроив гримасу, — хватит орать!

Том понизил голос, но общий тон беседы не изменился. В конце концов Ричарду надоело, и он прервал его на полуслове.

— Ты просто привези документы, и все, — рявкнул он и отсоединился.

— Плохие новости? — спросила Саманта. Она наблюдала за ним все время разговора, не выпуская из рук банку с колой.

Сделав глубокий вдох, он встал из-за стола.

— Ты знаешь некоего Этьена Девора?

Саманта нахмурилась, сжав в руках банку:

— А что?

— Значит, знаешь. — Обойдя вокруг стола, он взял Саманту за руку и поднял одним движением. Не заметив предостерегающего взгляда девушки, он потащил ее обратно в комнату. Желание поцеловать Саманту внезапно сменилось отчаянным стремлением сохранить ей жизнь. — Насколько близко вы знакомы? — осведомился Ричард.

— Не очень, — ответила она, высвободив руку. — А что?

— Он… — Ричард досчитал до пяти, — полиция обнаружила его сегодня утром.

Изящные брови Саманты сошлись на переносице.

— Этьена? Ты, наверное, шутишь? Да его не поймает даже Человек-паук, а уж полиция Палм-Бич и пода…

— Он мертв, Саманта.

Она разом побледнела. Ричард кинулся было к ней, но она отмахнулась и опустилась в одно из георгианских кресел.

— Боже мой!

Он сел рядом с ней.

— Мне очень жаль. Вижу, вы были близки.

Какой бы силой духа ни обладала эта девушка, не следовало так прямо вываливать на нее эту новость. С другой стороны, он хотел знать, насколько тесно она была связана с человеком, которого парижская полиция прозвала «ночной кошкой». В конце концов, Саманта принадлежала к тому же обществу, что и он, и это ее тело могли выловить из океана и опознать агенты Интерпола.

— Как… — пробормотала она, — где?

— К северу от Бока-Рейтон. Его выбросило на берег. — Ричард втянул в себя воздух, мучаясь от того, что пришлось сыграть роль вестника беды. — Доннер говорит, что вскрытие еще не сделали, но, судя по всему, его застрелили.

Саманта сжала руки в кулаки и закрыла глаза.

— Застрелили, — глухим голосом повторила она. — Этьен всегда говорил, что умрет старым и очень богатым в окружении полуобнаженных наложниц где-нибудь на собственном острове. — Она резко встала, прошлась до балкона и вернулась обратно. — Знаешь, люди нашей профессии никогда не верят в то, что их застрелят, взорвут или схватят. Если ты идешь на дело с мыслью, что попадешься, у тебя ничего не получится. Я очень хорошо относилась к Этьену. Он, конечно, был не подарок, но зато с ним бывало весело.

— Мне очень жаль, — повторил он, чувствуя, что Саманта говорит искренне. Он страстно хотел ее, но, помимо этого, она все больше и больше нравилась ему как человек.

— Ты ни в чем не виноват. Этьен сам выбрал свой путь в жизни, впрочем, как и я. Он… — Она снова побледнела. — Мне надо позвонить. Черт! — Саманта бросилась к двери, но тут же вернулась и буквально опустилась перед ним на колени. — Мне нужен телефон, который не прослушивается, — проговорила она, и вид у нее при этом был очень и очень озабоченный. — Я не могу…

Ричард резко поднялся с места и протянул руку Саманте. Ему захотелось лишний раз дотронуться до нее, успокоить… И не важно, что она станет сопротивляться… и не важно, что он не знает, как ее утешить…

— Пойдем…

Саманта неожиданно сильно сжала его ладонь, но Ричард старался не думать об этом. Он привел девушку в свой кабинет, запер дверь и усадил ее за стол.

— У тебя могут быть неприятности из-за этого, — сказала она, опустив руки на столешницу из стекла и хрома.

— Ничего страшного. Третья линия. Это прямой телефон.

Сняв трубку, Саманта замерла, выжидательно поглядывая на Ричарда. Тот, в свою очередь, ждал, когда она попросит его уйти. Сам он этого делать не собирался. Саманта промолчала и быстро набрала семизначный номер. Ричард запомнил только первые две цифры, но понял, что это кто-то местный.

— Стоуни? — проговорила она с заметным облегчением в голосе. — Нет, все в порядке. Да помолчи ты. Как дела? — Она улыбнулась в ответ на какое-то замечание собеседника. — Хорошо. Хорошо. Пока.

— Что это было?

Повесив трубку, Саманта закрыла глаза.

— С ним все в порядке. За Стоуни я не беспокоилась, а насчет Этьена хотела все-таки уточнить.

— Я так полагаю, у нас назначена встреча?

Саманта отрицательно покачала головой:

— Не у нас, а у меня, ваше британское сиятельство. Есть одна животноводческая ферма недалеко от 95-й автотрассы, Баттерфлай-Уорлд. Отвези меня в город, а обратно я доберусь сама.

— Нет, я не выпущу тебя из поля зрения.

— Ты привлекаешь слишком много внимания. Тебя заметят, а значит, заметят и нас с моим парнем.

— Со Стоуни то бишь, — проговорил Ричард и изогнул бровь при виде изумленного выражения ее лица. — Ты сама назвала его по имени. Кроме того, мне известно, что полиция разыскивает Уолтера Барстоуна. Как видишь, я могу оказаться полезен.

— Повторяю: ты слишком бросаешься в глаза.

Мысль о том, чтобы пойти с Самантой, особенно когда она стала возражать, нравилась Ричарду все больше и больше. Она отправляется за информацией, и он желал присутствовать при этом. В противном случае ему не быть с ней на равных в этой игре и уж тем более не взять верх. Кроме того, имя Девора было ей явно знакомо.

— Ничего, я замаскируюсь.

— Точно, в Баттерфлай-Уорлде тебе дадут костюм.

— Да, и учти, что если ты покинешь поместье, то только вместе со мной.

Саманта провела рукой по лицу.

— Аддисон, я понимаю, что все это тебя забавляет. Воры, секретные коды, расследование. Но не забывай, что погибли двое человек, а твоя голова представляет слишком большую ценность, чтобы рисковать ею по пустякам.

Она явно мало знает о его жизни.

— Это касается меня точно так же, как и тебя, — спокойно проговорил Ричард. — Кроме того, если за Стоуни следят, то вас обоих арестуют. Хочешь ты этого или нет, но без меня тебе не справиться, дорогуша.

— Ты всегда добиваешься своего? — Саманта направилась к двери.

— Да.

Открыв дверь, она бросила на него взгляд через плечо:

— Отлично. Думаю, при виде тебя Стоуни наделает в штаны.

— Прекрасно, — парировал Ричард. Слава Богу, к ней вернулось чувство юмора. — Давай возьмем напитки и прогуляемся.

— Прогуляемся?

— Да, по территории поместья. Полиция не обнаружила никаких следов взлома, кроме твоих, но вдруг тебе повезет больше?

— Хорошо.

— Помнишь, я обещал показать тебе сад? — Ричарду было очень важно заставить девушку поверить в то, что он умеет держать слово. Если, конечно, она не захочет первая изменить правила игры.

— А я думала, к тебе должен приехать адвокатишка.

Черт, Ричард совсем забыл об этом.

— Уверен, он нас разыщет.

— Разумеется, — вздохнула Саманта.

Ричард попросил Рейнальдо принести новую банку из холодильника. Такую роскошь можно было позволить себе только дома или в лучших супермаркетах. Саманта так и сказала, а он только улыбнулся в ответ. Для богача он обладал недюжинным чувством юмора. Сегодня она в этом особенно нуждалась: Ричард помог ей вспомнить, что жизнь — это не только опасные ночные прогулки и мертвые друзья.

Еще вчера Саманта намеревалась изображать из себя глупенькую нимфетку, проникшую в дом благодаря счастливой случайности, но сегодня она с облегчением поняла, что притворяться не имеет смысла. Похоже, Ричарду она нравится такой, какая есть. Ее беспокоил только тот факт, что в компании этого мужчины она забывала обо всем на свете, а главное, о том, что оказалась в этом доме по делу. Она чувствовала себя растерянной, а для людей ее профессии это было равносильно провалу.

— Может, он пролез вот там? — Ричард указал на высокую каменную стену, опоясывавшую северную часть поместья.

— Вполне вероятно. — Саманта сошла с покрытой гравием тропинки и приблизилась к стене. — А у тебя острый глаз.

— Надеюсь, это комплимент.

Аддисон, как и прежде, проследовал за ней. То ли ему нравилось продираться через паутину, то ли он боялся, что она сбежит. Судя по тому, что она успела узнать о Ричарде Аддисоне, он испытывал оба чувства одновременно.

— Стоп, — скомандовала она, заметив, что камера видеонаблюдения повернулась в их направлении.

Ричард спокойно прошел мимо.

— Ничего страшного, если нас увидят, — со смехом проговорил он. — Ты разве забыла, что я здесь хозяин?

Черт!

— Прости, старая привычка. — Саманта наблюдала затем, как глазок камеры медленно разворачивается на сто восемьдесят градусов. Камеры были расположены вдоль всей стены на расстоянии сорока ярдов друг от друга и поворачивались в асинхронном режиме. Это было сделано специально. На полпути от дома до стены находился фонарь со встроенными сенсорами движения. — Это «Майерсон — Шмидт» постаралась, или все это уже было, когда ты купил поместье?

— Камеры были, я мои люди установили сенсоры. А что?

— Тут имеются мертвые зоны. Паршивая у тебя система безопасности, Аддисон, особенно учитывая то, что внутри дома камер нет. Даже если охранники патрулируют коридоры двадцать четыре часа в сутки, проникнуть туда элементарно.

— Раз все так элементарно, зачем было устанавливать на воротах зеркала и прорезать дырку в окне?

Саманта улыбнулась и скользнула за папоротник.

— Какой интерес заходить в дом просто так? — Сэм посмотрела вниз и резко остановилась.

— Значит, ты испортила окно забавы ради.

— Типа того, — рассеянно отозвалась она и, присев на корточки, потрогала пальцем нечто похожее на раздавленный лист бегонии.

— Ты что-то нашла? — насторожился Аддисон и сел на корточки рядом с ней.

— Не уверена. Кто-то раздавил лист, но это вполне могли сделать полицейские во время обыска. Тут повсюду следы. — Она выпрямилась, отошла от стены и посмотрела наверх.

— Мертвая зона, — догадался он.

— Да, и очень удобно добираться до дома по берегу ручья. Пришлось бы вывести из строя всего пару сенсоров. Гм-м…

— Что такое?

Внимание Саманты привлекло нечто на стене, и она не удержалась от улыбки. Готово!

— Ты меня не подсадишь?

Ричард послушно подставил руки и, когда девушка поставила ногу, резким движением поднял ее наверх. Теперь она могла как следует рассмотреть отпечаток.

— Ты и раньше знала, что это Девор подложил бомбу? — раздался снизу голос Ричарда.

Проклятие! Он что, умеет читать чужие мысли?

— Знаешь, с вещами такой ценовой категории может работать только ограниченный круг людей, — осторожно проговорила она.

— И Девор был одним из них?

— Да.

— А ты?

Саманта не ответила, проведя пальцем по контуру следа. Этьен был предельно осторожен, но посреди ночи не всегда возможно начисто оттереть ботинки перед тем, как лезть на стену. Тот факт, что он выбирался из дома с такими предосторожностями, говорил о многом. Никто не должен был узнать, что он вообще там был. Почему? Раньше он всегда работал в том же стиле, что и Саманта. Что изменилось на этот раз?

— Что ты нашла? — осведомился Ричард.

Девушка тряхнула головой. «Сосредоточься, идиотка. Тебя по-прежнему могут обвинить в убийстве».

— Переднюю часть отпечатка ноги, — отозвалась она. — Преступник карабкался по стене и цеплялся носками для опоры. На подошвах у него была грязь. Часть осыпалась, но кое-какие следы сохранились. На обратном пути всегда так нервничаешь, что теряешь бдительность.

— Хорошая новость.

— Ладно, спусти меня.

Саманта ухватилась за его плечо и в следующее мгновение оказалась в дюйме от его лица. Ричард был ростом чуть больше шести футов, потому что ее глаза находились на уровне его ключицы.

— Ты знала, кто это сделал, — повторил он. — Почему ты ничего не сказала?

Сэм пожала плечами:

— Воровская честь. Меня лично больше интересует, кто нанял Этьена и зачем: похитить камень или убить тебя? Он… он позвонил мне и просил не вмешиваться.

— Но ты все равно здесь.

— Да, я очень упрямая. Кроме того, он слишком поздно меня предупредил. Теперь я хочу выяснить правду.

— И я тоже, — кивнул Ричард. Только смотрел он не на стену, а на Саманту. Слегка придвинувшись к девушке, как будто опасаясь, что она может вырваться, он взял ее подбородок длинными красивыми пальцами и прикоснулся губами к ее губам.

Не успела Саманта решить, чего ей хочется больше: оттолкнуть его или заняться любовью прямо здесь, — он отпрянул. Выпрямившись, Ричард с легкой улыбкой посмотрел на нее.

«Не теряй головы, Сэм. Ты нуждаешься в нем больше, чем он в тебе. Правда, кто кого больше хочет, это еще вопрос».

— Пять баллов, Аддисон. Только зачем ты это сделал?

— Я восхищен тобой, Саманта, — пробормотал он, ласково проведя подушечкой пальца по ее нижней губе.

— А-а… — протянула Саманта. Ей так понравился этот поцелуй, а Ричард казался таким спокойным и невозмутимым, что она не выдержала и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его сама. Он удивился, а потом ответил на поцелуй, но как раз в этот момент Саманта отстранилась. — Я тобой тоже восхищена, Аддисон, — сказала она и, слегка пошатываясь, пошла прочь.

Глава 10

Суббота, 10 часов 39 минут утра

Вернувшись в кабинет, Ричард обнаружил там Тома Доннера и четыре сообщения на автоответчике. Саманту он привел с собой, опасаясь, как бы она не уехала одна в Баттер-флай-Уорлд. У него хватило ума понять, что эта девушка способна в любой момент без труда выбраться из поместья.

— Рейнальдо сказал, что вы отправились на прогулку, — сказал Доннер, сидя в кресле и вытянув вперед длинные ноги.

— Я решил проверить наружную систему безопасности. Должен признаться, я разочарован. — Ричард бросил взгляд на Саманту, которая остановилась у окна, любуясь блестевшей на солнце водой бассейна. После того поцелуя они почти не разговаривали, никто из них явно не собирался извиняться. Слава Богу, все закончилось относительно быстро: еще пара минут взаимного «восхищения» друг другом, и ему понадобился бы холодный душ.

— Система безопасности оборудована по последнему слову техники, — сказал Том, в свою очередь, посмотрев на Саманту. — Кастильо хочет приехать с фотографиями Девора, чтобы ты или кто-то из обитателей поместья смогли его опознать. Похоже, этот парень не раз совершал крупные кражи, и он числится в розыске в восьми странах.

— Они сказали, когда это произошло? — тихо спросила Саманта, не поворачивая головы.

Доннер аж подскочил.

— Значит, вы были знакомы. Прекрасно: налицо целая воровская шайка. Ну, что будем делать: нам принести выпивку и закуски, или вы взломаете замок и возьмете все необходимое сами?

— Том, прекрати, — сказал Ричард, думая о том, в полициях скольких стран лежат ордера на арест Саманты за ее ночные подвиги. — Они были друзьями.

— Потрясающе, — не унимался адвокат. — Я не знаю, когда это произошло. Думаю, после вскрытия все станет ясно и Кастильо нам сообщит.

— Этьен звонил мне в четверг после взрыва. Он просил меня не вмешиваться в это дело и явно очень испугался, узнав о том, что я засветилась. Если заказчик слышал наш разговор, то… — резко втянув в себя воздух, Саманта расправила плечи и повернулась к мужчинам, — его могли убить за излишнюю болтливость. Больше у меня никаких версий нет. Может, это была простая случайность.

— Но ты ведь так не думаешь? — Ричард достал из холодильника банку колы, но Саманта отрицательно помотала головой:

— Его не так-то легко поймать.

— А у него был напарник?

Саманта слегка улыбнулась:

— Нет, он любил работать непосредственно с заказчиком.

— Вы уверены, что это он украл камень и заложил бомбу? — спросил Том.

Саманта рассеянно глядела в пустоту, явно думая о чем-то своем, и улыбалась. Несмотря на улыбку, она выглядела очень грустной и одинокой, так что Ричард с трудом подавил желание подойти и обнять ее.

— Во-первых, он позвонил мне и практически сознался. Во-вторых, как я уже говорила Аддисону, воров такого уровня, как Этьен, можно пересчитать по пальцам, — начала она. — Но я все равно хотела бы просмотреть записи, сделанные камерами видеонаблюдения в северной части поместья.

— Посмотрим перед уходом, — пообещал Ричард.

— И куда же это вы собрались? — осведомился Том.

— Так мы вам и расскажем, — огрызнулась Саманта.

— Мы едем на экскурсию, — перебил Ричард, усаживаясь на стул. — Что еще?

— Предварительная оценка ущерба. Данте сейчас принесет список утраченных экспонатов, чтобы я мог сравнить рыночную стоимость с тем, что предлагает страховая компания. Кроме того, у меня с собой статистические данные по каналу Даблю-эн-би-ти. Их прислал Коннор после того, как ты отменил встречу. Кажется, боится, что ты передумаешь.

— А ему не приходило в голову, что у меня могут быть какие-то личные дела? В конце концов, мой дом только что взорвали.

— Видимо, нет, — улыбнулся Том.

— Тогда он сам виноват в том, что из-за задержки цена может снизиться.

Саманта со вздохом отошла от окна.

— Все это очень интересно, но не думаю, что мое присутствие так уж необходимо.

— Куда ты собралась? — спросил Ричард, приготовившись привязать девушку к стулу, если она не признается.

Она пожала плечами.

— Я обещала, что ничего не трону в этом доме, — сказала она, взявшись за ручку двери, — но у тебя ведь соседи имеются?

Ричард вскочил со стула:

— Саманта! Не вздумай превращать мой дом в тренировочный полигон! И не лезь к моим соседям!

Она посмотрела на него со смешанным чувством раздражения и снисхождения.

— Я пошутила, я умею держать себя в руках. Посижу у бассейна. — Открыв дверь, она вдруг остановилась. — Но ты, Аддисон, думай, с кем говоришь. Наше соглашение распространяется исключительно в пределах твоего поместья, а за его стенами я могу делать все, что захочу. Пара стейков и банка колы не дают тебе права приказывать мне.

Когда за Самантой закрылась дверь, Ричард с рассерженным видом сел на стул.

— Проклятие!

— Она воровка, Рик. Ты нашел ей хорошее применение, но все же…

— Что, Том? — взорвался Ричард. — Думаешь, горбатого могила исправит? Полагаешь, я занимаюсь благотворительностью?

— Ты по жизни филантроп, Рик, и в этом твоя беда.

Выдавив улыбку, Ричард взял со стола папку с документами, которые принес Том.

— Не только Саманта умеет держать себя в руках. И я тоже буду делать что хочу.

— Не стоит изливать на меня свой гнев. Я всего лишь твой подчиненный.

— Знаю, знаю. По телефону ты сказал, что выяснил что-то о ее отце.

Проблема заключалась не в Доннере и даже не в Саманте Джеллико. Чем ближе он узнавал девушку, тем усиленнее искал оправдания ее поступкам: у нее было трудное детство; она отдавала весь свой заработок бедным; кто-то путем шантажа заставил ее преступить закон. В то же время он понимал, что все это ерунда. Саманта стала воровкой, потому что ей нравилось это дело и она отлично с ним справлялась.

Чем бы ни занимался ее отец — а судя по реакции Кастильо, он успел совершить немало выдающегося за свою воровскую карьеру, — Саманта — очень сообразительная девушка. Если бы она хотела сделать иную карьеру, она бы ее сделала.

— Ладно. Я навел справки в спецслужбах и узнал, что некий Мартин Джеллико умер, отсидев пять из тридцати положенных лет в тюрьме строгого режима. — Том достал очередную папку и быстро пролистал ее. — Думаю, его поместили в тюрьму строгого режима, потому что из остальных он сбегал. Три раза.

— Чем он занимался?

— Воровал ценные вещи, причем по всему миру. Существует мнение, что он совершил в реальности гораздо больше краж, чем известно суду. Власти Рима и Флоренции составили совместное прошение об экстрадиции в 2002 году, которое впоследствии отозвали.

— Почему?

— Потому что в тот год он умер в тюрьме. Вскрытие констатировало сердечный приступ, — сказал Доннер. — Помнишь историю с неудавшимся похищением «Джоконды» два года назад?

— Это был он? Господи! — Внезапная догадка захолодила сердце Ричарда. — Это точно был он, а не она?

— Во всяком случае, это дело ему тоже приписали. Кстати, а сколько лет мисс Джеллико? Двадцать четыре, двадцать пять? Не думаю, что она занимается воровством с шестнадцати лет, Рик. Следователи подозревали, что в некоторых случаях он работал с напарником, но Джеллико так и не признался. Если это была она, то, надо отдать ей должное, это было непросто.

— Естественно.

— Рик, я серьезно. Они крали вещи у многих богатых и могущественных людей. И с тех пор об этих предметах искусства ни слуху ни духу: королевские драгоценности, картины Моне, бортовой журнал «Мейфлауэра».

Ричард откинулся на спинку стула и посмотрел в окно. Она сидела возле бассейна и крошила хлеб рыбам и уткам. Сказав, что восхищен ею, Ричард не покривил душой: дело было не в профессии Саманты, а в ее профессионализме и силе духа.

— Так вот, я хочу сказать, что когда все закончится и ты добьешься снятия обвинений, эта девушка не станет на путь добродетели.

— Хватит, Том.

— Когда она в следующий раз сворует что-нибудь, ты будешь виноват в этом.

— Том, прекрати. — Ричард сделал глубокий вдох. — Надо решать проблемы по мере их поступления.

— Хорошо, тогда взгляни вот на это. — Доннер протянул ему номер «Палм-Бич пост». — Страница три.

Ричард заранее знал, что увидит на этой странице: там всегда печатались фотографии богатых и знаменитых людей, приезжавших в Палм-Бич, и рассказывалось о том, чем они занимаются в городе. После развода Ричарда таблоиды по всему миру каждый день печатали его фотографии с разными женщинами, даже если они едва знали друг друга или просто переходили улицу в одно и то же время. После того как Доннер выиграл дюжину судебных исков, репортеры стали вести себя осторожнее. Правда, в течение последующих полутора лет его личная жизнь давала немало поводов для газетных публикаций. Развод не сделал из него монаха.

Фотография отличалась хорошим качеством, учитывая, на каком расстоянии от лимузина находился репортер. Доннер стоял, прислонившись спиной к машине, а Ричард с улыбкой на лице разговаривал с «таинственной незнакомкой», которая, слава Богу, была снята со спины.

— Не говори ей об этом.

— Я не собираюсь ничего ей рассказывать, ты сам это сделаешь.

Бросив последний взгляд на фото, Ричард закрыл газету и вернул ее Тому.

— Ясно, а теперь покажи отчет страховой компании.

Изучив предварительные цифры страховых выплат, они занялись подсчетом стоимости ремонта поврежденных стен и пола галереи, когда в дверь постучал Данте.

— Рик, Том, — сказал он, усаживаясь за стол и кивая в знак приветствия, — я сделал новое отк…

— Кроме каменной таблички, пропало еще что-то? — перебил его Ричард. Если украдено что-то еще, то правила игры с Самантой придется слегка изменить. Он начал доверять ей — во всяком случае, в том, что касалось ее отношения к работе. Если она солгала…

— Нет, пропала только табличка, но многие другие экспонаты сильно повреждены. Я…

— Подожди минутку.

Ричард встал со стула и подошел к окну. Больше ничего не пропало. Слава Богу. Странно, что он испытывал такое облегчение; Том правильно сказал — она причинила много вреда другим людям, но ему все-таки стало легче.

Ричард знал, что Саманту еще ни разу не арестовывали, но ему также был известен тот факт, что она совершила многое из того, в чем обвинял ее Том. Эта девушка действовала слишком профессионально для того, чтобы Ричард наивно поверил в то, что это ее первое дело. Какой смысл закрывать глаза на реальность?

Он открыл окно.

— Саманта!

Девушка бросила на него взгляд через плечо.

— Поднимись к нам!

Кивнув, она поспешно встала и исчезла на ведущей к дому тропинке. Все, что он так или иначе узнал о ней, может подождать. В конце концов, нужно уметь держать слово. Как он сказал Доннеру, надо решать проблемы по мере их поступления. Когда все закончится, можно будет подумать о том, что делать с Самантой.

Люди имеют полное право охранять свою собственность и испытывать неудовольствие от того, что кто-то пытается влезть туда без спроса. Этьен, конечно, отличался высокомерием и жадностью, но он прекрасно знал этот закон и последствия, которые могло повлечь за собой его нарушение.

Точно так же, как и Саманта. Тот факт, что из океана выловили его изрешеченное пулями тело, не означал смерть как таковую, пусть даже в воровской карьере. Это просто убийство, которое не является частью чьей-то игры. Кстати сказать, играть в последнее время стало довольно опасно.

— Ты выяснил новые подробности об Этье… — начала было Саманта, войдя в кабинет. Заметив третьего человека, она осеклась. — Вы, видимо, Данте.

Верный британскому воспитанию, Ричард встал, когда она вошла в комнату.

— Саманта, позволь представить тебе моего менеджера по предметам искусства, Данте Партино. Данте, это мой консультант по вопросам безопасности, Саманта Джеллико.

Господи, ну почему он всем называет ее полное имя? Ей это каждый раз было как ножом по сердцу.

— Привет, — поздоровалась она, усаживаясь рядом с Аддисоном. — Что здесь происходит?

— Данте составил список поврежденных предметов искусства. Я хочу, чтобы ты с ним тоже ознакомилась.

— Хочешь, чтобы я почувствовала себя виноватой? — пробормотала Саманта.

— Нет, это же не ты заложила бомбу. Мне интересно твое мнение.

Саманта не понимала, почему его может интересовать ее мнение. Она беспокоилась исключительно о том, кто мог заложить бомбу и украсть табличку, а также о том, кто убил Этьена Девора. Но она на всякий случай кивнула и приготовилась слушать.

— Консультант по вопросам безопасности? — повторил Данте, глядя на девушку точно так же, как Доннер во время первой встречи. — Вы из «Майерсон — Шмидт»?

— Нет, она сама по себе, — ответил Аддисон, взглянув на Саманту с плохо скрываемым весельем. — Мисс Джеллико специализируется на охране ценностей. Продолжай.

Партино зачитал весь список, сопровождая название каждой вещи фотографией, затем назвал примерную рыночную стоимость всех экспонатов, объем причиненного ущерба и сумму, в которую может обойтись ремонт. Видно было, что этот человек знает свое дело. Саманта вспомнила о том, что у Ричарда по меньшей мере три поместья в разных частях света и что все они буквально напичканы антиквариатом и предметами искусства. Для нее это было бы Рождество, Четвертое июля и День благодарения в одном флаконе.

При всем при этом Саманте было весьма трудно сосредоточиться на монологе Партино, потому что Аддисон сидел настолько близко, что она могла ощущать тепло его тела. Интересно, как он отреагирует, если она вдруг возьмет и на глазах у всех поцелует его в эти чувственные, серьезно сжатые губы?

Он затеял эту игру, но для Саманты ставки оказались гораздо выше. «Не обращай на него внимания, — приказала она себе. — У тебя и так проблем хватает. Раз Этьена убили, то же самое может случиться и с тобой». Саманта слегка придвинулась к Ричарду, чтобы взглянуть на бумагу, которую он держал в руках. То же самое может случиться и с ним.

— Что тебя интересует? — спросил Ричард, искоса взглянув на девушку.

Сэм моргнула.

— Да нет, ничего, все эти вещи можно перепродать. Они имеют примерно одинаковую стоимость. За исключением каменной таблички, которую кто-то явно очень сильно хотел.

— Мисс Джеллико, — раздался голос Партино, — при всем уважении к вашему опыту я должен заметить, что настоящий коллекционер каждый экспонат считает бесценным.

— Скажите это тому парню, который заполучил одну вещь и спокойно взорвал все остальные.

Партино нервно поерзал на стуле.

— Я никогда не советую покупать вещи низкого качества. Все экспонаты в коллекции мистера Аддисона уникальны в своем роде.

— Вы всем готовы нагрубить, — заметил Доннер. Саманта не выдержала:

— Кто бы говорил: какой-то адвокатишка, неспособный отличить Рембрандта от Дега!

— Знаете что, — прошипел Доннер, — я не позволю…

— Вы сами пригласили меня на заседание, — фыркнула Саманта, поднимаясь со стула, — но теперь заканчивайте без меня.

Выйдя из кабинета и направившись по коридору к своим апартаментам, она надеялась, что Аддисон позовет ее обратно. Кто-то, видимо Рейнальдо, поставил на кофейный столик вазу с фруктами. Саманта взяла яблоко и, подбрасывая его одной рукой, другой взяла пульт дистанционного управления и включила домашний кинотеатр.

Пощелкав каналы, она нашла тот самый Дабл-ю-эн-би-ти, который собирался прикупить Ричард. На экране возник знакомый силуэт Годзиллы, крушащей Токио, на сей раз в компании монстра Икса и Родана. Прекрасно.

Минут через двадцать она услышала, как щелкнул замок и открылась входная дверь. Саманта знала, кто это, но привычка и обостренное чувство самосохранения заставили ее обернуться.

— Когда ты покупаешь телевизионный канал, ты формат меняешь?

Заперев дверь, Аддисон уселся рядом с девушкой и выставил на кофейный столик две банки с колой.

— Не всегда, а что?

— Во-первых, почему ты не пользуешься подставками? — спросила она, наклонившись и засунув под банки две подставки цветочной расцветки эпохи королевы Виктории. — Это же георгианский стол. Ему двести пятьдесят лет.

— Двести тридцать один, — уточнил Ричард.

— Во-вторых, это единственный канал в округе, по которому показывают классику. — Рукой с огрызком она указала на экран. — Например, на этой неделе крутят все серии «Годзиллы».

— Вижу, — сказал Ричард, откусив кусочек персика. По подбородку потек сок, и Ричард стер его большим пальцем, который потом облизал. — «Годзилла» — это, конечно, классика.

«Тоже мне, сноб», — подумала Саманта.

— Я говорю в общем. Знаешь, многие считают Годзиллу чем-то вроде экологического мстителя. По-моему, это глупо. В конце концов, чудовище — это побочный продукт ядерных испытаний. Оно по природе своей должно быть плохим.

— Почему ты занимаешься воровством? — неожиданно спросил Ричард, не отрывая глаз от экрана.

Любопытство не порок, но чем больше Ричард узнавал о ней, тем опаснее становилось иметь с ним дело.

— А почему ты женился на Патриции? — парировала она. Аддисон поерзал на стуле.

— Рано или поздно ты будешь доверять мне настолько, чтобы рассказать об этом, — бесстрастно проговорил он.

— Рано или поздно ты выполнишь свое обещание, и я уйду, — отозвалась Саманта, швырнув огрызок в мусорное ведро у двери. Два очка.

— Ты хочешь уйти?

— Сейчас?

— Да, сейчас. Сегодня. Сию минуту. Хочешь? Нет.

— Единственное, чего мне хочется, — медленно проговорила Саманта, которой вдруг стало тяжело выдерживать взгляд серых глаз, — так это поехать в Баттерфлай-Уорлд.

Встав со стула, Ричард протянул руку и помог ей подняться.

— Отлично, тогда поехали, чтобы у нас осталось немного времени для осмотра тамошних достопримечательностей.

— Ты такой странный, — заметила Саманта, не сдержав улыбки.

— Я загадочный, — поправил он. — Тебе следует ценить меня больше.

Если она будет ценить его больше, то вместо того, чтобы заняться делом, они будут все время проводить в постели. И к черту последствия.

Глава 11

Суббота, 1 час 18 минут пополудни

— Мы не поедем на твоем лимузине, — сказала Саманта, скрестив руки на груди.

Ричард с трудом сдерживал смех, не понимая, что она имеет против лимузина.

— А я не говорил, что мы поедем на нем, милочка.

— Ты же сказал Бену подогнать машину.

В этот момент из-за угла дома выехал желтый «мерседес-бенц» и резко затормозил у крыльца.

— Да, но не уточнил, какую именно.

— Разве Джеймс Бонд ездит не на «БМВ»? — осведомилась Саманта, усаживаясь на пассажирское сиденье, в то время как Ричард сел за руль. — Желтая машина как нельзя лучше подходит для целей конспирации.

— Я не Джеймс Бонд.

На самом деле машина Саманте понравилась: Ричард видел в ее улыбке искреннее одобрение. И еще она провела рукой по приборной доске, что тоже являлось хорошим знаком. Похоже, осязание — это ее основное из пяти чувств. Интересно, в постели она ведет себя так же? Ричард смущенно поерзал на сиденье. «Думай о холодном душе», — приказал он сам себе.

Саманта наконец пристегнулась и с улыбкой посмотрела на него:

— А можно опустить верх?

Ричард послушно нажал кнопку на приборной доске. Багажник открылся, крыша приподнялась и одним движением сложилась в багажник.

— Так лучше?

— Здорово.

Полицейские по-прежнему стояли у ворот, но теперь на их лицах читалась скука, а не надежда поймать преступника.

Они, бедняги, не догадываются, что взрывателя-то давно уже выловили из океана. Ричард бросил взгляд на Саманту, которая оперлась рукой об окно и положила на нее подбородок.

— Полиция опознала Девора и внесла его в список подозреваемых, — проговорил он, — но от поисков женщины они не отказались.

— Они наверняка считают, что он работал в паре с кем-то. Меня им, разумеется, не поймать, но обвинений это с меня не снимает. Пока, — уточнила девушка, бросив взгляд на Ричарда.

— Он раньше пользовался взрывчаткой?

— Я не в курсе всех его дел, но думаю, что да. Этьен не стал бы звонить мне, если бы речь шла о простой краже, — пожала плечами Саманта. — Он и раньше занимался кражами ценностей, но вечно жаловался, что в этом нет никакого драйва. Люди передвигаются и подставляют себя под удар, а вещи лежат на одном месте, надо только подойти и взять их.

— А вы с Девором когда-нибудь были… партнерами?

Откинувшись на спинку сиденья, Саманта включила магнитолу.

— О Господи! — поморщилась она, услышав музыку Моцарта. — Ты хочешь знать, были ли мы партнерами по воровству и в постели? По воровству — нет.

Вцепившись в руль в приступе неожиданной глупой ревности, Ричард кивнул:

— В таком случае мне жаль вдвойне.

— Да ладно, это не твоя вина. Люди постоянно то появляются в моей жизни, то исчезают. Я к этому привыкла.

— А ты, оказывается, очень цинична.

— Я стараюсь заниматься тем, что у меня хорошо получается. И потом чего тебе жаловаться? На данный момент ты как раз в моей жизни.

«Насколько, интересно», — подумал Ричард.

— Это была констатация факта, а не жалоба.

Саманта одарила его своей фирменной улыбкой.

— Хорошо. Я надеюсь, что Стоуни знает, кто был заказчиком Этьена. В противном случае мы окажемся в том же положении, что и полиция. — Ветер постоянно забрасывал длинные каштановые волосы в лицо девушке, так что она в конце концов достала из сумочки заколку и сделала хвост.

— Я думал, мы собирались маскироваться, — заметил Ричард. — Зачем же ты взяла такую дорогую сумочку?

— Это все, что у меня есть. Кроме того, с ней я буду похожа на настоящую туристку. Надеюсь, ты захватил мятую бейсболку или что-нибудь в этом роде?

— Прости, я забыл утром порыться в мятом белье.

Саманта несколько секунд изучала его профиль, пока он делал вид, что следит за дорогой. Слава Богу, машин было немного.

— Тогда надень темные очки. Ты не в костюме, так что очки могут помочь. Купим тебе панамку.

— Ни за что.

Саманта замолчала, глядя на магнитолу с такой тоской, что Ричарду стало смешно.

— Ты сказал своему телохранителю Доннеру, куда мы поехали?

— Я доверяю ему, Саманта, и…

— А я нет. Никогда не доверяй человеку, который знает, сколько у тебя денег.

— Все знают, сколько у меня денег.

— Да, но не все имеют к ним такой доступ, как он, — заметила Саманта, постукивая пальцами по стеклу. — Твоя смерть сулит ему громадную прибыль.

Ричард нахмурился и постарался выкинуть эту мысль из головы. Он считал Тома Доннера своим ближайшим другом. Сама мысль о том, что он может желать ему смерти, казалась смешной. Кроме того, Ричард всегда был предельно осторожен в общении с людьми, за исключением, пожалуй, этой девушки.

— Я доверяю ему, — повторил Ричард. — Хватит.

— Хорошо. Если тебе от этого будет легче, я скажу, что на твоем месте ни за что не поехала бы никуда со мной, не предупредив близкого человека. Я только не выбрала бы на роль доверенного лица Доннера.

Этот неуклюжий комплимент доставил Ричарду удовольствие.

— Если хочешь, можешь поменять диск, — сказал он, — но…

Саманта нажала кнопку на магнитоле. Вместо Моцарта зазвучал Бетховен, затем Гайдн. Откинувшись на сиденье, она сердито сложила руки на груди.

— Ты слушаешь только мертвых парней?

— Ты же любишь антиквариат. Я думал, тебе нравится классическая музыка.

— Да, но только не в кабриолете а-ля Джеймс Бонд.

— Никакой я не Джеймс…

Одним движением Саманта выключила диск и стала переключать радиостанции, пока наконец динамик не начали сотрясать тяжелые барабаны и электрические гитары, сопровождаемые каким-то скрипом. Увеличив звук, Саманта откинулась на спинку сиденья. Ричард рассмеялся:

— Что это, черт возьми, такое?

— Какая разница? Все равно это подходит больше, чем Моцарт.

Положив подбородок на руку, Саманта подставила лицо теплому ветерку. Она любила Флориду. Конечно, Европа обогнала весь мир по количеству живописных деревушек, затерянных среди бескрайних зарослей дуба и сосны, но ничто не могло сравниться с США по контрастности пейзажей. За окном машины пролетали обширные топи, посреди которых виднелись редкие домики в стороне от магистрали с проржавевшими автомобильчиками на лужайке перед входом, которые сменялись небольшими рощицами двухсотлетних вязов и плакучих ив по берегам мелких речушек, сквозь их прозрачные кроны виднелись отдаленные башни из стекла и стали в деловых районах.

А Палм-Бич, даже без огромного количества миллионеров на квадратный километр рая, завораживал ее еще больше. Смесь красоты, старины и современности — мечта для профессионального вора. Она бросила взгляд на Ричарда. В ее профессии сюрпризы неминуемо влекли за собой опасность. А она не переставала удивляться с тех пор, как проникла в Солано-Дорадо.

Сэм слегка наклонила голову, чтобы получше видеть то, что отражалось в боковом зеркале.

— Перестройся, — сказала она.

— Зачем?

Напомнив себе, что Ричард — бизнесмен, а не вор, она спокойно пояснила:

— Я хочу посмотреть, будет ли перестраиваться та машина, которая едет за нами.

— Бежевый седан? — спросил Ричард, не отрывая глаз от дороги.

— Ты заметил? — От удивления она даже выпрямилась на сиденье.

Аддисон кивнул:

— Он едет за нами с тех самых пор, как мы выехали на автостраду. Правда, это главная дорога, дорогуша.

— Ладно, ладно, ты очень наблюдателен. Но теперь потренируйся играть роль параноика. Перестройся. Сделай вид, что собираешься свернуть.

— С тобой часто такое происходит?

Саманта улыбнулась:

— Только последнюю неделю. Обычно никто не знает, кто я такая.

— Слишком поздно. — Взглянув в зеркало заднего вида, Ричард увидел, что седан перестроился следом за ними.

— Это может быть простым совпадением, — пробормотал Ричард, не отрывая глаз от зеркала и перестраиваясь в крайний левый ряд. Машина сделала то же самое. — Или нет.

— Видишь, паранойя может спасти жизнь. Пропусти его.

— Хочешь узнать, кто за рулем?

— Господи, Аддисон, ты разве не знаешь, что любопытной Варваре на базаре нос оторвали? Так вот, я Варвара.

— А я нет, — сказал Ричард, нажав на тормоз.

Каковы бы ни были тормоза на этой роскошной машине, шины все равно задымились от резкой остановки. Шоссе, конечно, было почти свободно, но водитель объехавшего их грузовика счел своим долгом посигналить и сделать соответствующий знак рукой.

— Ничего себе.

У седана таких тормозов не было. Машина с визгом развернулась и, едва не задев «мерседес», съехала на обочину. Водитель вовремя успел крутануть руль, так что седан не забуксовал в густой траве. Сразу было видно, что за рулем профессионал. Седан остановился примерно в двенадцати ярдах от них на другой стороне шоссе.

— Voila[1]. — Аддисон нажал на газ и через секунду остановился возле седана.

— Надеюсь, этот человек не вооружен.

Аддисон отстегнул ремень безопасности и вытащил из бардачка небольшой пистолет.

— Я привык быть готовым ко всему.

— Никакого оружия, — возразила Саманта, в свою очередь, отстегнувшись и выйдя из машины. — Тебя могут арестовать.

Пассажирская дверца седана со скрипом открылась.

— Доброе утро, детектив Кастильо! — воскликнула Саманта, подойдя к машине. «Будь с ним вежлива», — напомнила она себе.

— Какого черта вы остановились? — проворчал детектив.

— Это я виновата, — отозвалась девушка, почувствовав за своей спиной присутствие Аддисона. — Я заметила, что нас преследуют, и попросила мистера Аддисона затормозить. — Она выдавила улыбку. — Боюсь, он не на шутку перепугался.

— Черта с два, — вмешался Ричард. — Зачем вы меня преследуете?

— Они не тебя, а меня преследуют, — сказала Саманта. — Не волнуйтесь, детектив, я хорошая девочка. Знаете, вы могли своими действиями предупредить того, кто на самом деле преследовал мистера Аддисона. — Не скрывая презрения, она махнула рукой в сторону седана. — Туристы никогда не берут напрокат «Бьюик-91», и ни один уважающий себя вор или убийца не станет ездить на старой бежевой развалюхе. Вы водите лучше, чем журналисты, значит, вы копы.

— Ага, и поэтому вы решили избавиться от нас таким образом?

Аддисон оттолкнул Саманту и вышел вперед.

— Она не хотела. Это я струсил. Вы что-то хотели, детектив?

— Нет, ничего особенного. Вы только помните, мистер Аддисон, что если вас убьют, меня уволят. Вам нельзя покидать поместье.

— Я буду осторожен. — Аддисон взял девушку за руку. — Поехали, Саманта, а то опоздаем.

— Да. Не волнуйтесь, Кастильо. Я как раз и занимаюсь тем, что охраняю его, — улыбнулась Саманта, — чего бы мне это ни стоило.

— Я почти верю вам, Джеллико, — улыбнулся детектив и подкрутил ус.

— Чувствую, теперь мне придется прилагать куда больше усилий.

С этими словами она вернулась в машину, и Аддисон нажал на газ.

— Как ты думаешь, они от нас отстанут? — спросил он, глядя в зеркало заднего вида.

— Скорее всего. На случай, если кому-нибудь еще захочется узнать, куда мы едем, какую скорость может развить эта машина?

Выехав на магистраль, Ричард включил музыку и выжал педаль газа до предела.

— Давай посмотрим.


Кастильо увидел, как желтая машина тронулась с места в южном направлении и в считанные секунды развила бешеную скорость.

— Проклятие!

Он сел на пассажирское сиденье, и офицер Джеймс Кеннеди завел мотор «бьюика».

— Едем за ними?

— Нет.

— Я могу связаться со службой дорожного патруля и попросить оштрафовать их за превышение скорости.

— Не надо.

— Тогда что будем делать?

— Поедем обратно в участок и ознакомимся с заявлением Аддисона в страховую компанию. Может, он и миллиардер, но это не помешает мне как следует заниматься расследованием.

— Думаете, он как-то связан с ворами?

Детектив взглянул на возбужденного помощника:

— Думаю, с ворами связана девушка, а Аддисон якшается с ней по доброй воле. За всем этим кроется нечто большее, чем кража и взрыв. Но за размышления мне не платят, а простаивая здесь, мы тратим драгоценное время.

Развернувшись, Кеннеди направился к въезду на северную магистраль.

— Я говорил его адвокату, что лучше бы он нанял меня в качестве телохранителя. Раз он взял эту малолетку, значит, точно что-то скрывает.

Кастильо достал из кармана жвачку и развернул обертку.

— Учитывая то, кого мы сегодня выловили из океана, эта девушка, пожалуй, может считаться лучшей воровкой современности. Имей уважение.

Как только полицейская машина свернула на 95-ю магистраль, с заправочной станции выехала черная тонированная «БМВ» и на большой скорости устремилась к югу.


На стоянке возле Баттерфлай-Уорлда было довольно много машин для утра субботы, но Саманта решила, что так даже лучше. В компании с Аддисоном трудно остаться незамеченной. Не хватало еще, чтобы они были единственными посетителями на ферме.

— Давай припаркуемся вон там, — показала она. Аддисон остановил машину.

— Ты везде видишь потенциальные ловушки? — осведомился он, отстегнув ремень и выйдя из машины. — Видимо, поэтому мы остановились в трех футах от выхода и в четверти мили от входа.

— Сегодня мы действительно в любую минуту можем угодить в ловушку, — отозвалась Саманта, повесив на плечо сумочку и захлопнув дверцу машины. — Нам еще повезло, что преследователями оказались копы.

— Но ты ведь знала это до того, как мы остановились?

Саманта намеренно проигнорировала его укоризненный тон. Она пожала плечами:

— Как я уже говорила, мне сразу стало ясно, что в такой машине не может ехать никто из твоих друзей или врагов, потому что у всех этих людей побольше самоуважения. Оставалось два варианта: журналисты или копы. И я рада, что это были копы.

На его чувственных губах заиграла улыбка.

— У меня такое чувство, дорогая, что ты боишься фотографов еще больше, чем я.

Саманта кивнула:

— Да, профессиональная привычка.

— Понятно. — Ричард протянул руку, но Саманта не решалась взять ее. — Ты разве забыла, что мы довольные жизнью туристы? — насмешливо проговорил он, поманив ее пальцем. — Может, мы молодожены и у нас медовый месяц?

— Ты слишком много об этом думаешь, Аддисон, — сказала она, взяв его за руку и усиленно делая вид, что ей все равно.

Его теплые пальцы нежно сжали ее ладонь.

— Называй меня Рик.

Она кивнула, но не произнесла его имени.

— Пошли. Касса работает до четырех часов, а в пять всех уже выгоняют.

— Значит, после нас уже никто не войдет.

— Вот-вот.

Ричард перенимал ее повадки с молниеносной скоростью. Впрочем, Саманта давно заметила, что он, мягко говоря, не дурак. Им со Стоуни придется разработать новый секретный код, что они проделывали каждый раз, когда отца арестовывали. Это было довольно кропотливое занятие, которым, однако, нельзя было пренебрегать из соображений безопасности.

Когда они подошли к кассе, Саманта не выдержала и оглянулась. Бежевого «бьюика» видно не было. Аддисон развил такую немыслимую скорость, что только кто-то из НАСА имел шанс за ним угнаться. Но если бы она не проверила, то потом все время мучилась бы.

— Два взрослых, пожалуйста, — проговорил Аддисон, обращаясь к молодой кассирше.

— У вас будет только час для осмотра, — ответила она с легким южным акцентом.

— Ничего страшного.

— С вас 29 долларов и 90 центов.

Не успела Сэм возразить, как он уже достал деньги из кармана джинсов и с улыбкой принял сдачу. Взяв девушку за руку, он повел ее ко входу.

— Ты обратила внимание, что я расплатился наличными, — прошептал Ричард, — в противном случае меня могли бы выследить по номеру кредитки.

Руки девушки покрылись гусиной кожей.

— Ты быстро учишься, Аддисон, — сказала она в надежде, что Стоуни их не видит. Она вздрогнула, почувствовав прикосновение его губ к уху. Мгновенно напрягшись, она с шумом выдохнула. «Прекрати», — сказала себе Саманта, когда они вошли в Баттерфлай-Уорлд, который одновременно являлся крупным питомником бабочек.

Вход на выставку преграждали двойные двери, не дававшие бабочкам разлететься. Миновав первые, они остановились, и Ричард притянул девушку к себе.

— Назови меня по имени, — тихо попросил он.

— Пошли, Стоуни уже наверняка ждет.

— Назови меня по имени.

— Иди ты…

— Прошу тебя, Саманта.

— Тебе нужно все время руководить? — Она сдавленно рассмеялась. — Ты, наверное, с ума сходишь от того, что не можешь заставить меня сделать что-то против во…

Ричард завладел губами девушки, свободной рукой прижав ее к своему плоскому твердому животу. Саманту накрыла волна тепла. Этот поцелуй был совсем не похож на тот в саду: тогда Ричард прощупывал почву, а сейчас ясно давал ей понять, чего хочет. Самое ужасное, Саманта хотела того же самого, и не меньше.

В темном вестибюле было тепло и влажно. Ричард прижал девушку ко второй двери, продолжая жадно целовать и ласкать ее.

— Полегче, Тарзан, — пробормотала она, глотнув горячего влажного воздуха. — Кто-нибудь может нас увидеть.

— Назови меня по имени, — повторил он, слегка прихватив зубами ее нижнюю губу.

Господи!

— Рик, — с трудом выговорила она, чувствуя, как ее затягивает в омут страсти к этому паршивцу Аддисону, который все сильнее прижимал ее к двери. — Хва…

В этот момент она ударилась спиной о дверную ручку, и под ее весом внутренняя дверь распахнулась. Слившись в поцелуе, Саманта с Ричардом влетели в зал.

Несколько посетителей обернулись и с любопытством посмотрели на них. Саманта беззаботно рассмеялась, взяла Ричарда за руку и игриво помахала ею.

— Мы молодожены, — во всеуслышание заявила она. Это далось ей нелегко, учитывая, что она задыхалась, только что буквально испытав оргазм от одного поцелуя, но, похоже, сработало.

Не успела она сделать и нескольких шагов, как Аддисон снова притянул ее к себе.

— Не отходи от меня далеко, Саманта.

— Гм-м… Аддисон, ты снова восхитился мной? — прошептала она.

— Нет, это была похоть. А как насчет мурлыканья и помахивания ручкой?

— Я тебе подыграла. Это ты начал. Я всего лишь предложила купить тебе панаму, а ты вон чего напридумывал.

— Значит, я один во всем виноват? Мне поблагодарить тебя за то, что не сбросила меня в бассейн? — мягко осведомился он.

— Если бы я хотела бросить тебя в бассейн, я бы так и поступила, — прошептала Саманта, потянув Ричарда за собой. — Идем, милый.

— Джеллико, ты притворялась? — осведомился Ричард.

— Может быть, а может, и нет. Ох уж эти мужчины!

— Аддисон, я не желаю, чтобы у тебя поднялся уровень тестостерона. Нам и так придется нелегко, не усложняй ситуацию.

Ричард снова придвинулся к ней вплотную, пожирая ее взглядом.

— Она и так уже усложнилась. Черт!

— Прекрати. Господи, откуда что берется? В машине ты вроде вел себя прилично.

— Это копилось во мне весь день, — со смехом проговорил он, — просто тогда я должен был следить за дорогой, а сейчас мне ничто не мешает.

Некоторые женщины разглядывали Ричарда поверх голов мужей или сквозь листья папоротника. Саманта не могла понять, то ли они узнали его, то ли их привлекала его фантастическая внешность, но ей в любом случае было приятно. Он хочет Саманту Джеллико. «Сосите лапу, девочки».

— Смотри на бабочек, — скомандовала она. — Мы сюда за этим пришли.

Ричард сжал ее руку, но тут же отпустил.

— Ты видишь Стоуни?

— Нет пока. Наверное, он в саду за главным питомником. — Мимо пролетела крупная синяя бабочка и уселась на голову Аддисону. — Не шевелись. У тебя появился друг.

— Отлично.

Сэм рассмеялась:

— Жаль, что нет фотоаппарата. Интересно, как выглядит у бабочки задница?

Ричард осторожно потряс головой, и бабочка, вспорхнув, исчезла в зарослях папоротника. В зале негромко звучала классическая музыка, что оказалось весьма кстати — ведь все здесь являлись своего рода критиками. Под высоким прозрачным потолком вились сотни бабочек всех размеров и цветов, а из скрытых отверстий на стенах лился теплый прозрачный туман.

— Как красиво, — проговорил Ричард.

— Надо было прийти пораньше.

— Может, нам стоит вернуться и посмотреть здесь все как следует?

— Хочешь устроить свидание? — пробормотала Саманта.

— Я могу договориться, чтобы нас пустили после закрытия. Мы будем здесь одни.

Воображение девушки мигом нарисовало соблазнительную картину: она лежит обнаженная среди папоротников, сверху на ней Аддисон, а у них над головами кружатся бабочки.

— Прояви сдержанность.

От его улыбки у нее стало мокро между ног.

— Я и так предельно сдержан. — Стараясь не спешить, они прошли по извилистой тропинке, которая вела к дальней двери. — Ты хоть скажешь, как Стоуни выглядит?

Сквозь стеклянные двери Саманта увидела Стоуни, сидящего на скамейке в розарии. Девушка почувствовала такое облегчение, что невольно вздрогнула. Уловив ее движение, Аддисон остановился и встревоженно посмотрел на нее:

— Что случилось?

— Стоуни — это смесь Халка Хогана, — сказала она, высвободив руку и двинувшись вперед, — и Дайаны Росс. У него серебряный крестик на шее и сломанный нос.

Миновав двойные двери, Саманта свернула налево, куда указывала стрелка с надписью: «Английский розарий». Когда Аддисон поравнялся с девушкой, она замедлила шаг. Если она сейчас бросится вперед, то все их меры предосторожности пойдут псу под хвост.

Завидев ее, Стоуни встал, но в ту же секунду увидел рядом с ней Аддисона. Он немедленно развернулся и зашагал в противоположном направлении. У них было особое слово, означавшее, что все в порядке, но Саманта боялась произнести его вслух. Присутствие Аддисона не могло не насторожить Стоуни. С другой стороны, она дала слово этому миллиардеру, и если сейчас они уйдут, не поговорив со Стоуни, он будет считать ее предательницей.

— А как тебе понравились «Дельфины»? — спросила она, обращаясь к Аддисону.

— Что?

— Заткнись и подыграй мне, — прошипела она. — Как думаешь, они дойдут в этом году до Суперкубка?

— Не знаю, учитывая, что Дэн Куэйл…

— Марино.

— …Марино ушел.

— Вы поклонник «Дельфинов»? — раздался у нее за спиной глубокий мелодичный голос.

Она шутливо погрозила Ричарду пальчиком:

— О-о, пока нет, но я над этим работаю.

Это Ричард Аддисон.

— Уолтер. — Стоуни протянул руку, сохраняя на лице дружелюбное выражение. — Ты с ума сошла, Сэм, нас не должны видеть втроем.

Когда Аддисон со Стоуни поздоровались, Сэм воспользовалась случаем и несколько дольше, чем требовалось, задержала в своей ладони грубые пальцы Стоуни.

— Ты слышал про Этьена?

— Да, и пока ты мне не позвонила, я считал, что следующей выловят тебя. — Стоуни говорил почти спокойно, но Саманта все же почувствовала, как сильно он переживал.

— Он позвонил за минуту до того, как ко мне домой наведались полицейские, и сказал, что я по уши в дерьме. Ты знаешь, на кого он работал? — Глупые сантименты подождут, решила Саманта.

Стоуни бросил взгляд на Аддисона:

— Сначала ты должна кое-что объяснить мне, солнышко.

— Мы с Самантой заключили соглашение, — вмешался Аддисон. — Она помогает мне установить, кто пытался взорвать мой дом и зачем, а я снимаю с нее обвинения во взломе и убийстве.

— Она ведь спасла вам жизнь.

— Знаю, поэтому я здесь.

— Я сказал ей, что, задержавшись в доме ради вашего спасения, она навлекла на себя кучу неприятностей, но такова уж Сэм: не способна даже муху обидеть.

— Заткнись, Стоуни, — прошипела Саманта. Он выбалтывал ее самые сокровенные тайны. — Думаю, заказчик Этьена сам убил его или нанял киллера. Ты знаешь, с кем он работал?

— Более или менее. Это кто-то из Европы. Этьен же сам приехал из-за границы. Если он работал через посредника, то я узнаю, но не думаю. Он ненавидел делиться прибылью.

При этих словах Аддисон презрительно фыркнул, но Саманта сделала вид, что не заметила.

— А теперь, Стоуни, последний вопрос: кто нанял нас с тобой?

— Ты не знаешь? — прошептал Аддисон, сжав ее руку. Сделав шаг назад, Стоуни откашлялся.

— Мне позвонил О'Ханнон. Как только случился взрыв, я сразу же перезвонил ему, но он не взял трубку. А теперь я и вовсе не могу до него дозвониться.

Сэм сердито воззрилась на друга:

— Ты принял заказ от третьего лица? Почему ты сразу не сказал?

— Потому что он предложил большие деньги и потому что ты бы отказалась, если бы узнала. Я знаю Шона О'Ханнона пятнадцать лет.

— Ты прав, я бы никогда не согласилась работать на этого человека. Господи, Стоуни, он же подлец. Выясни, кто сделал заказ ему.

Стоуни кивнул.

— Как мне с тобой связаться?

— Позвоните мне на сотовый, — сказал Аддисон, записывая номер на оборотной стороне билета. — Он не прослушивается.

— Ты не против, Сэм?

— Против, конечно, но это самый безопасный способ. Мы должны все выяснить, Стоуни, и чем раньше, тем лучше.

Стоуни с минуту молча смотрел на нее.

— Могу я поговорить с тобой с глазу на глаз, Сэм?

— Никаких секретов, — сквозь зубы процедил Аддисон.

— Давай. — Девушка высвободила руку. — Я сейчас вернусь.

— Саманта…

— Подожди здесь. — Медленно улыбнувшись, она прижалась губами к его уху и промурлыкала: — Рик.

Они со Стоуни прошли чуть дальше по тропинке, вившейся между кустами роз, а Ричард с обреченным видом уселся на свободную скамейку.

— Что с тобой, Сэм? — проворчал Стоуни, как только они оказались на достаточном расстоянии от Аддисона.

Притворяться времени не было.

— Полагаю, ты имеешь в виду богача. Сейчас это… необходимо.

Стоуни укоризненно покачал головой:

— Необходимо для чего? Для твоей безопасности? Погибли два человека, причем оба были связаны с камнем, с этим домом и с этим человеком.

— Знаю.

Нахмурившись, Стоуни взял ее за руку:

— Я ничего не понимаю, но доверяю тебе.

Саманта сжала его пальцы:

— Приятно слышать.

— Все пошло кувырком с самого начала, и это моя вина, но тебе не следует путаться с этим парнем.

— Что тебе известно? — спросила Саманта. — Только честно.

— Что-то пошло не так. О'Ханнон был в ужасе, когда я позвонил ему, а еще я не могу понять, на кой черт Этьену понадобилось закладывать бомбу.

— Вот это-то меня и беспокоит. Эта чертова каменная табличка пропала, и если не Этьен, значит, ее взял кто-то другой. Если узнаешь, что кто-то ее покупает или продает, дай мне знать.

— И ты будешь жить у мистера Аддисона до тех пор, пока не разгадаешь эту загадку?

— Не знаю.

— Сэм, я вижу, как он на тебя смотрит. Он не о твоих интересах печется. Этот человек привык получать все, что хочет, не думая о последствиях.

В этом девушка не была уверена, хотя сама мечтала о сексе с Аддисоном.

— Я буду осторожна, Стоуни. Умоляю, сделай все, что в твоих силах.

— Хорошо. Черт!

Он отвернулся, но Саманта схватила его за руку.

— И будь осторожен, ладно? — прошептала она. — Ты — это вся моя семья.

Стоуни ласково улыбнулся:

— Бедная девочка, мне так жаль тебя!

Саманта проводила Стоуни взглядом, а потом вернулась к Аддисону:

— Прогуляемся по саду?

— Я не люблю секреты, Саманта, — бесстрастным тоном проговорил он, даже не сделав попытки встать.

— Ты просто привык жить по-другому, — горячо возразила она. — И я в общем-то тоже. Я знаю Стоуни всю жизнь, и он волнуется за меня. — Откинув с лица прядь волос, она протянула Ричарду руку.

Он медленно протянул руку и сжал ее пальцы:

— Честно говоря, я тоже за тебя волнуюсь.

Глава 12

Суббота, 6 часов 15 минут вечера

Терпение не входило в число добродетелей Ричарда Аддисона. Ему нужны были ответы на вопросы. Саманта оставила магнитолу в покое, и теперь из динамиков лилась мягкая музыка Гайдна. Она не стала возражать, когда он опустил верх машины: не потому что устала, а потому что думала о других вещах.

Саманта постукивала пальцами по дверной ручке.

— Если я стану рассказывать тебе все, что, как мне кажется, будет тебе полезно, в твоих руках окажется не только моя свобода и безопасность, Рик.

Она назвала его Риком, а значит, стала понемногу доверять.

— Ты здесь для того, чтобы помочь мне.

— Вообще-то я здесь для того, чтобы ты помог мне, но свои обещания я тоже постараюсь выполнить.

— И чего ты хочешь? Чтобы я дал слово, что никакая информация не пойдет дальше меня? Этого я сделать не могу, Саманта. Во-первых, мне не нравится мысль о том, что вся моя коллекция находится под угрозой. Во-вто…

— Нет, — перебила она его, выпрямившись на сиденье. — Я здесь не из-за кражи, а из-за бомбы. — Саманта поджала губы, раздумывая, как бы сгладить конфликт. — Я предлагаю тебе сделку. Используй любую информацию, касающуюся Этьена Девора. Все остальное, что я тебе расскажу или что ты узнаешь по своим каналам, используй в целях самозащиты, но не передавай полиции.

— Никаких сделок.

— Тогда останови машину и выпусти меня.

— Нет.

Саманта нажала кнопку открывания окна.

— Отлично. Я могу и выпрыгнуть.

— Не делай глупостей. — Ричард закрыл окно и заблокировал кнопку.

Бросив на Ричарда сердитый взгляд, она отстегнула ремень и попыталась открыть дверцу.

— Ничего лучшего я тебе предложить не могу. Если не хочешь играть по моим правилам, то мы расстаемся. Прямо сейчас.

Сама мысль о том, чтобы убить человека ради овладения какой-то вещью, претила ей. Ричард почувствовал это еще во время их первой встречи и пока не нуждался в дополнительных подтверждениях. На его решение повлиял также тот факт, что он безумно хотел Саманту, равно как и то, что он ни на секунду не верил в искусную наигранность ее флирта.

— Пристегни ремень, живо!

— Это означает «да»?

— Да, в смысле, что я готов обсудить условия.

Саманта кивнула и заново пристегнулась.

— Это очень сложно.

«Она даже не представляет себе, насколько», — подумал Ричард.

— Я люблю трудности. Ладно, что скажешь: заедем на ужин в паб «У Руни» или я позвоню Хансу и попрошу приготовить нам что-нибудь итальянское?

— Как же ты это любишь! — заметила Саманта.

— Что именно?

— Предлагать людям выбор, чтобы у них создавалось впечатление, будто решения принимают они, тогда как в действительности ситуацию контролируешь ты.

Ричард улыбнулся:

— Ну, так как: ирландская кухня или итальянская?

— По-моему, паб «У Руни» не соответствует образу Джеймса Бонда.

— Я не Джеймс Бонд, и хватит увиливать.

— Уговорил, поехали в паб.

Саманта, как всегда, оказалась права. Она выбрала людное место, в котором приватный разговор уже не казался таким приватным. Ричард справедливо рассудил, что лучше будет начать прямо сейчас.

— Раз уж мы заговорили об Ирландии, расскажи мне об этом О'Ханноне, который нанял Уолтера Барстоуна, который нанял тебя.

— Он подлец.

— Это я уже слышал. Что еще тебе о нем известно? И пожалуйста, говори яснее.

На губах ее промелькнула улыбка.

— Он очень умный парень. Живет в Лондоне. Честно говоря, он вообще ни разу оттуда не выезжал, потому что боится летать, боится воды и замкнутого пространства. — Поерзав на сиденье, Саманта поджала одну ногу, оказавшись вполоборота к Ричарду. — Я не люблю работать с ним, потому что он вечно пытается урезать долю добытчика.

— Каким же образом?

— Он говорит тебе, что нашел покупателя, готового заплатить цену на пятьдесят или сто тысяч ниже рыночной, но это очень простая работа и все такое. Ты соглашаешься, а потом выясняется, что покупатель на самом деле собирался заплатить на пятьдесят или сто тысяч больше рыночной цены.

— И эта разница полностью идет ему в карман без выплаты процентов вору?

— Да.

Не отрывая глаз от дороги, Ричард покрепче сжал руль.

— Предположим, у него назревает выгодная сделка, которая, однако, может привлечь к себе нежелательное внимание со стороны прессы. Как ты считаешь, он способен подставить кого-нибудь, скажем, человека, с которым он редко имел дело и который вполне может заговорить и рассказать его подноготную?

Не дождавшись ответа, он взглянул на Саманту. Губы девушки были сжаты в тонкую линию, а зеленые глаза в темноте казались почти карими.

— Ты думаешь, бомба предназначалась не тебе?

— Он смог бы так поступить, Саманта? — настаивал Ричард.

— Господи! — Она провела рукой по волосам и резким движением выхватила заколку, так что мягкие каштановые локоны разметались у нее по плечам. — Он вполне на такое способен. Это, кстати, многое объясняет. Проклятие! Что за чертовщина?

Выругавшись себе под нос, Ричард съехал на обочину, пока она не начала пинаться. Она выскочила на ходу и стала метаться по траве, сжав кулаки. Ричард, в свою очередь, тоже вышел из машины, прислонился к крылу и стал ждать, пока она спустит пары.

Мысль о том, что бомба могла предназначаться Саманте, посетила его в тот момент, когда она проникла к нему в кабинет через люк в потолке. Тогда это было лишь предположение, не подкрепленное никакими фактами. С тех пор у него появились сведения о ныне мертвом воре, который, оказывается, предупредил Саманту об опасности, о неизвестном заказчике и не менее загадочном посреднике, а также о том, что каменная табличка не погибла в огне, а досталась вору, — вот, собственно, и все. У полиции, правда, было еще меньше информации.

— Зачем он тебя подставил? — спросил Ричард.

— Из-за денег, больше его ничто не волнует.

Ричард некоторое время молча наблюдал за ее метаниями.

— Что скажешь насчет такого сценария? — сказал он, бросив взгляд на часы. Скоро стемнеет, и раз преступник охотится за Самантой, не следует позволять ей находиться на открытом пространстве. — О'Ханнон отправил Девора за табличкой, а тебя послал туда же в качестве козла отпущения. Он хотел подстроить все таким образом, чтобы все подумали, будто ты подорвалась на бомбе, которую сама же и подложила в качестве отвлекающего момента. Затем он избавился от Девора, потому что, как ты справедливо заметила, он подлец и не пожелал делиться прибылью.

— Звучит правдоподобно, но такой вариант развития событий невозможен по двум причинам. Во-первых, О'Ханнон — трус, и у него не хватит смелости убить кого бы…

Она осеклась, заметив приближающуюся черную «БМВ», которая перестроилась на ближайшую к ним полосу и замедлила ход. Ричард открыл пассажирскую дверцу и стал искать в бардачке пистолет, который убрал по просьбе Саманты. Машина, однако, не остановилась, а проехав мимо них, резко увеличила скорость. Отлично. Берегитесь, добрые самаритяне, копы и убийцы.

Саманта проследила взглядом за удаляющейся «БМВ».

— Во-вторых, если бы меня нашли убитой, то полицейские очень удивились бы, не обнаружив при мне таблички. Раз камня нет, значит, его забрал кто-то другой. Если этим другим оказался Этьен, кто, в свою очередь, забрал табличку у него? О'Ханнон не мог приехать лично. Ему пришлось бы нанять специального человека, а значит, понести расходы.

— Может, он рассчитывал на то, что все подумают, будто табличка погибла в огне вместе с тобой?

— Может быть. Я только не понимаю, зачем ему понадобилось убивать Этьена. Парни, убивающие своих добытчиков, долго в таком бизнесе, как наш, не задерживаются. — Высказав свои соображения, Саманта успокоилась и сбавила ход. — Мне нужно подумать, — пробормотала она, остановившись перед Ричардом.

— Предлагаю подумать об этом за кружкой пива с куском картофельной запеканки с мясом, — сказал Ричард, открыв пассажирскую дверцу. — Поехали.

Поскольку они находились совсем недалеко от Палм-Бич, машин было довольно много. К счастью, никто больше не замедлял ход, чтобы посмотреть на них, и желтый «мерседес» Ричарда благополучно влился в поток. Правда, его больше беспокоила Саманта Джеллико, чем возможные пробки на дороге. Какой бы отвратительной он ни считал профессию девушки, он не мог допустить, чтобы ее убили. Он и сам не мог понять, когда успел прийти к такому выводу и превратиться в ее телохранителя.

Через четверть часа Ричард свернул на улицу Клематис и заехал на стоянку перед пабом. Внутри, как всегда, было полно народа, и громкая ирландская музыка была слышна даже на улице. Несмотря на многолюдность, Ричарду здесь нравилось: во Флориде не так просто найти уголок настоящей Британии.

— Здравствуйте, мистер Аддисон, — с улыбкой поприветствовала его хостесса, — вы сегодня не один?

— Здравствуй, Энни, посади нас куда-нибудь в уголок, если получится.

— Ну конечно.

Ричард жестом пригласил Саманту следовать за Энни в глубь зала. Когда Ричард бывал в Палм-Бич, хозяин заведения всегда держал для него столик где-нибудь в укромном уголке, подальше от переполненного бара, из уважения к его персоне. Саманта села лицом к входной двери, чем нисколько не удивила Ричарда. Он подвинул свой стул так, чтобы сидеть к ней под прямым углом и одновременно видеть вход в бильярдную. До Джеймса Бонда ему, конечно, было еще далеко, но он все сильнее ощущал себе неким секретным агентом.

Заказав обоим по пинте «Гиннесса», он дождался ухода официантки и придвинулся ближе к Саманте.

— Для тебя это, наверное, необычно? — пробормотал он. — Я имею в виду бомбу, а не паб.

— Я просто не могу поверить, что Этьен оказался способен… — Она сглотнула. — Вряд ли он знал, что я там буду. В противном случае он не был бы так напуган после нашего разговора по телефону.

— А я не верю, что О'Ханнон решил убить тебя просто из соображений удобства.

— Это лишь предположение. Я думаю, кроме соображений удобства, он имел в виду еще что-то.

— Что именно?

Саманта оторвалась от созерцания зала и перевела взгляд на Ричарда. На губах девушки заиграла легкая улыбка.

— Ты, похоже, не на шутку рассержен.

— Это правда, — проговорил Ричард и накрыл рукой ее руку.

Она подпрыгнула от неожиданности, но руку не убрала.

— Знаешь, это меняет дело, — сказала она. — Раз твоя жизнь вне опасности, тебе нет нужды помогать мне. — Она сделала глубокий вдох. — Честно говоря, с твоей стороны будет ошибкой продолжать общаться со мной.

— Я по-прежнему не знаю, где моя троянская каменная табличка, — тихо проговорил Ричард. — Кроме того, раз ты провела ночь под крышей моего дома, ты теперь под моей защитой.

— Снова решил поиграть в феодала? Вообразил себя графом Палм-Бич?

Губы Ричарда изогнулись в улыбке.

— Как ты верно подметила, человек не должен погибать из-за неодушевленного предмета. И я собираюсь сделать все возможное, чтобы с тобой не произошло ничего подобного.

— Звучит весьма самонадеянно, ваше сиятельство, — поддразнила его Саманта, непроизвольно сжав его пальцы, — но мне все равно приятно.

— Ты спасла мне жизнь, Саманта. Долг платежом красен.

В этот момент подошла официантка с пивом, и Саманта занялась своей порцией. Никогда еще с ней такого не случалось. Когда полиция арестовала ее отца во время «простой» операции по изъятию элемента греческого фриза, она была в глубоком шоке. Она разработала тысячи сценариев, тысячи планов, как можно его вытащить, сбежать из страны или совершить новое преступление, чтобы снять подозрения с отца, и ни один из них не привела в действие. Но даже самые глупые и неосуществимые планы много лучше, чем ощущение собственного одиночества перед лицом опасности.

Постепенно она смирилась с тем, что не сможет больше видеть его, что ее не пустят на судебное заседание и что она не будет иметь возможности навещать его в тюрьме. Когда он умер два года назад, она почувствовала облегчение, потому что ей больше не надо было планировать каждый свой шаг с расчетом на то, что он в любую минуту может появиться на пороге, и она больше не чувствовала себя виноватой от того, что находится на свободе, а он до конца жизни заперт в тесной камере.

Каждый раз, отправляясь на задание, она рисковала. Но никто никогда не пытался ее убить или использовать ее тело в качестве отвлекающего момента. Предположение Ричарда, конечно, было далеко от истины, но пока это была самая правдоподобная версия развития событий.

Саманта осушил бокал и попросила вторую порцию, и Аддисон заказал две запеканки. Несмотря на то, что она спокойно проспала всю ночь, и на то, что ее раны обработал профессиональный врач, девушка ощущала себя морально и физически разбитой. Узнав от Стоуни об участии в этом деле О'Ханнона, Саманта получила ответ на многие свои вопросы и, как ни больно было в этом сознаваться, согласилась с логикой Ричарда. Ей необходимо было выстроить собственную версию развития событий, лучше всего в присутствии мужчины, который сидел рядом и потягивал пиво, демонстрируя завидную выдержку.

— Ты говорила, что Девор не остановился бы перед убийством, — сказал Ричард, кивнув в знак приветствия парочке, которая, проходя мимо их столика, с неприкрытым любопытством таращилась на него, — но только если речь шла не о тебе.

— Я до сих пор в этом уверена. Если он не знал, кого должен убить, или если кто-то обманул его на этот счет, то это еще больше осложняет ситуацию. Если бомба предназначалась не для меня, то я хочу знать, кто заказал тебя. В любом случае последняя версия имеет больше прав на существование.

— Это еще почему?

Официантка принесла запеканку, и Саманта с наслаждением втянула аромат горячих овощей, картофеля и телятины. Когда они остались одни, девушка проткнула вилкой картофельную корочку, и оттуда вырвался густой пар.

— Не стоит так переживать за меня, правда, — сказала она.

— Позволь не согласиться с тобой. — Челюсти Ричарда по-прежнему были плотно сжаты, а в глазах горели те же гнев и напряжение, что и в Баттерфлай-Уорлде.

— Не соглашайся, если хочешь, но это правда. Вряд ли кто-то пошел на такое из-за денег. И даже камень не стоит таких жертв. Конечно, десять процентов — это хорошая цена, но Этьен не стал бы совершать кражу и убийство за какие-то сто пятьдесят тысяч.

— Значит, О'Ханнон или еще кто-то заплатил ему гораздо больше.

— Почему ты так думаешь? Каждый, кто принимал участие в этом деле, рассчитывал на прибыль, — нахмурилась Саманта. — Я сомневаюсь, что Этьен вообще пошел бы на риск за такие деньги. Я сама взялась за это дело, потому что помирала со скуки. Моя доля — если бы, конечно, меня не убили — составила бы десять процентов, плюс надо было бы заплатить человеку, который поймал Этьена. Раз речь зашла об убийстве, задействованные суммы должны были быть куда выше.

— Если только это не личная месть.

— Мне?

Ричард пожал плечами.

— Ты в последнее время совершала какие-нибудь подлости?

— Не помню, а ты?

— Аналогично. Ты… ты поддерживала отношения с Девором?

— Мы с ним ладили, но за последний год мы, кажется, ни разу не виделись. — Сэм от всей души наслаждалась нежным, слегка пряным вкусом запеканки, смешанным с чуть горьковатым «Гиннессом». Неудивительно, что Аддисону здесь так нравится. — Если честно, я в последнее время… не высовывалась.

— Почему? — полюбопытствовал Ричард. Господи, он всегда такой дотошный?

— Потому. — Саманта довольно умело скопировала его мягкий британский акцент, чтобы скрыть смущение. Она не привыкла говорить о себе. — Просто музей Нортона прошлой осенью получил в дар большую коллекцию предметов искусства. Я помогала чистить некоторые экспонаты, а также составлять опись.

— То есть занималась легальной деятельностью, — мягко проговорил Ричард, слегка улыбнувшись.

— Прекрати, англичанишка.

— Хорошо, доедай запеканку и оставь место для шоколадного торта. Пальчики оближешь, уверяю тебя.

Мгновенная вспышка ослепила Саманту, и она инстинктивно выбросила вперед руку, чтобы загородить Ричарда. Тот, в свою очередь, отреагировал также стремительно и, перехватив ее ладонь, удержал на месте.

— Полегче, — прошептал он, глядя на человека, который стоял в нескольких метрах от них, держа в руке фотоаппарат. — Это журналист.

— Черт!

— Довольны? — уже громче осведомился Ричард. — Вы свое получили, так что дайте нам с подругой спокойно поужинать.

Журналист ехидно улыбнулся, и Саманте захотелось дать ему в челюсть.

— А у вашей подруги есть имя, мистер Аддисон?

Пальцы Рика впились в ее плечо.

— Если мы не скажем, они раздуют целый скандал, — прошептал он ей на ухо, сделав вид, что целует девушку в висок.

Фотограф сделал очередной снимок.

— Пожалуйста, не надо, — взмолилась Саманта, — я ненавижу…

— У Саманты Джеллико есть законный повод находиться в моем обществе, — проговорил Ричард удивительно нежным голосом. — Просто доверься мне.

Внутренний голос твердил Саманте, что нужно убежать и спрятаться, но сердцем она чувствовала, что Ричард прав. Она шумно выдохнула.

— Сэм Джеллико, — выпалила она, улыбнувшись, как ей показалось, весьма профессионально.

— Фамилия пишется с двумя «л», — услужливо подсказал Ричард.

— Какие отношения вас связывают?

— Я его консультант по охране предметов иск…

— Мы встречаемся, — перебил ее Ричард.

— Черта с…

— И я как раз обсуждаю с ней вопросы безопасности, — спокойно проговорил он. — Что-нибудь еще?

— Было бы неплохо узнать ее адресочек.

— Если вы нарываетесь на грубость, то, должен заметить, вы почти добились своего. Мне нужна ваша визитка, немедленно.

Веселый бонвиван Ричард Аддисон мигом исчез, уступив место жесткому бизнесмену, о котором Саманта читала в газетах. Она нисколько не удивилась тому, что журналист покорно опустил фотоаппарат и достал из кармана визитку.

— Спасибо, мистер… Мадейро, — продолжил Аддисон. — Надеюсь, «Пост» напечатает на своих страницах достоверную информацию. Желаю приятного вечера.

— И в-вам того же.

Как только журналист повернулся к ним спиной, Саманта пихнула Аддисона в бок локтем. Он хрюкнул и сложился пополам.

— Никогда так больше не делай, — прошипела Саманта, отодвинула стул и встала.

Развернувшись, Ричард схватил ее за руку и силой заставил сесть на место.

— Предоставь мне самому разбираться с репортерами! — прорычал он, не выпустив ее руку, даже когда она снова пихнула его.

— Зачем ты это сделал?

— Я не хотел, чтобы пресса узнала о твоей роли в нашем маленьком расследовании, — сказал он, потирая ребра. — Кто бы ни заплатил Девору, он не мог знать больше того, что вор, которому удалось сбежать, — это женщина. Я редко встречаюсь с кем-либо и не пользуюсь услугами личного телохранителя, а теперь ты прослывешь одновременно телохранителем и специалистом по искусству.

Саманта сжала челюсти. Проклятие! Аддисон отпустил ее руку, но она сидела, не двигаясь с места и пытаясь произнести слова, которые никогда раньше никому не говорила.

— Прости, — пробормотала она, — я перегнула палку.

— Бывает, — отозвался Ричард. — Просто нам с тобой теперь придется вести себя еще осторожнее.

— Надеюсь, я тебя не очень сильно стукнула, — пробормотала Сэм, проведя рукой по его ребрам. — С тобой все в порядке?

— Я заработал парочку синяков несколько дней назад, когда одна очаровательная юная леди упала на меня и тем самым спасла мне жизнь.

— О Боже, Рик, мне правда очень жаль! Прости.

— Тебе не понравилось, что я намекнул на близкие отношения между нами. Я понял. Вся эта игра в молодоженов с объятиями и поцелуями была затеяна исключительно для пользы дела.

Осознание его неправоты не принесло Саманте облегчения. Не в ее правилах было так остро реагировать на ложь. Черт, да она привыкла жить во лжи!

— Стоуни был прав, — пробормотала она, осушив бокал, — я схожу с ума.

Ричард заставил ее съесть десерт. Надо признаться, она не слишком протестовала, увидев волшебное шоколадное лакомство. Когда они подошли к машине, девушка вдруг дотронулась рукой до его плеча. Раз уж кто-то вознамерился ее убить, негоже, чтобы ее снаряжение без дела валялось в десяти милях от того места, где она в данный момент проживала.

— Послушай, — проговорила она, — раз уж наши партнерские отношения развиваются так удачно, я решила воспользоваться твоим предложением поставить мою машину в гараж к адвокаташке.

— Хорошо. — Если Ричард и был удивлен, то никак это не продемонстрировал. Он спокойно нажал на кнопку дистанционной сигнализации, чтобы отпереть замок в машине. — Куда ехать?

Саманта объяснила, и через пятнадцать минут они остановились возле ее незаметной синей «хонды».

— Покажешь дорогу до гаража? — спросила она, вылезая из «мерседеса».

Ричард с минуту всматривался в ее лицо, слабо освещенное фонарем.

— А ты никуда не сбежишь?

Она отрицательно покачала головой, проклиная себя за слабость, мешавшую ей скрыться под покровом ночи.

— С тобой мне сейчас безопаснее всего.

Слегка нахмурившись, Рик дождался, пока она заведет мотор, и выехал на шоссе. При любых других обстоятельствах та аккуратность, с которой он ехал, чтобы никакая машина не вклинилась между ними, чтобы не оставить ее где-нибудь на светофоре, развеселила бы девушку, но в ее нынешнем состоянии она могла только слепо следовать за ним. Неизвестно, что сказал Ричард охраннику, но тот пропустил обе машины не моргнув глазом. Припарковавшись недалеко от въезда, но так, чтобы машину не было видно с улицы, Саманта вышла.

— У тебя в багажнике найдется место для моего барахла? — спросила она, заглянув в окно «мерседеса».

— Смотря для какого. Надеюсь, ты не возишь с собой лестницы и крюки для карабканья на стены?

— Нет, это я держу в кошельке.

— Знаешь, я почему-то не удивлен.

Нажав на кнопку, Ричард открыл багажник, а Саманта в это время извлекла вещи из своей «хонды». К счастью, они были целы и невредимы. С помощью Рика она перенесла в «мерседес» рюкзак, матерчатую сумку и небольшой чемоданчик, в котором хранила самое хрупкое снаряжение. Захлопнув крышку багажника, девушка прислонилась спиной к машине.

— Спасибо.

— Не за что. У меня есть один вопрос, — сказал Аддисон, садясь за руль и выезжая на проезжую часть.

Немного расслабившись теперь, когда все вещи были при ней, Саманта беззаботно откинулась на спинку сиденья.

— Валяй.

— Ты когда-нибудь воруешь вещи из музеев, в которых работаешь?

Отличная тема для светской беседы, ничего не скажешь.

— А ты бы развелся со своей женой, если бы не застал ее в постели с другим мужчиной?

— Его, кстати, зовут Питер Эмерсон Уоллис, — натянутым тоном проговорил Аддисон. — В Англии такие разговоры принято называть игрой в кошки-мышки.

— В Америке тоже, — отозвалась Саманта, чувствуя, что он не желает обсуждать бывшую жену. — Ответь на мой вопрос, и тогда я отвечу на твой.

— Ладно. Держу пари, твой ответ будет «да».

Это было неожиданно.

— Почему, интересно?

— Сначала ответь на мой вопрос, дорогуша.

Сэм втянула в себя воздух. С каждой секундой ей становилось все труднее скрывать что-либо от Ричарда.

— Нет, я никогда не ворую из музеев, в которых работаю. Теперь твоя очередь.

Он пожал плечами:

— Думаю, мы протянули бы чуть-чуть побольше, чем три года, но ей в любом случае не нравился мой образ жизни.

— Почему? Потому что все женщины без исключения мечтают с тобой переспать и начинают раздевать тебя взглядом, стоит тебе появиться в общественном месте?

— Да, и плюс моя одержимость работой. — Ричард выехал на главную магистраль. — Твой ход. Почему ты не воруешь из музеев?

— Это глупо, — сказала девушка, зачем-то всматриваясь в свое отражение в оконном стекле. — Музеи предназначены для хранения ценностей. Ни один человек не имеет права лишать остальных возможности познакомиться с историей.

— Это не глупо. Это интересно.

Отец всегда считал, что это глупо. Но именно его тяга к ограблению музеев и художественных галерей стоила ему свободы и жизни. Одно дело — разгневать частного коллекционера, и совсем другое — разозлить народ целой страны, похитив ее национальное достояние.

Саманта решительно стряхнула с себя туман воспоминаний.

— А вы с сэром Питером Уоллисом дружили? Я имею в виду, до того происшествия?

— Да, мы вместе учились в Кембридже и даже целый год прожили в одной комнате.

— Значит, вы были близкими друзьями.

— Некоторое время. Честно говоря, он всегда во всем старался меня превзойти, и это меня раздражало. Шла ли речь о машинах, сделках или женщинах, он вечно пытался выделиться.

— То есть он победил.

Аддисон сердито уставился на Саманту:

— Потому что увел у меня Патрицию? Наверное, ты права. Он… он предал нашу дружбу, и это оскорбило меня куда сильнее, нежели измена жены.

— Тебя трудно провести.

— Практически невозможно.

— Раз ты так разозлился, почему позволил им жить в одном из твоих лондонских домов?

— А ты, оказывается, многое обо мне знаешь.

Саманта слегка улыбнулась:

— О тебе куча информации в Интернете.

— Потрясающе. Я позволил им жить в моем доме, потому что, во-первых, это ускорило процедуру развода, а во-вторых, я счел это справедливым, хотя и не испытывал особой радости. Я понимаю, что она не была счастлива в браке, а я не сделал ничего, чтобы исправить ситуацию. — Он пожал плечами. — Может, я просто хотел оставить последнее слово за собой.

Не успела Саманта поздравить себя с тем, что выудила из него столько информации, задав всего один вопрос, как Ричард свернул на подъездную аллею и въехал в поместье. На сей раз полицейские открыли ворота, даже не взглянув на пассажиров.

— Они становятся рассеянными, — потягиваясь, проговорила Саманта, пока они ехали через пальмовую рощицу. — Твоя паршивая система безопасности стала вконец неэффективной.

Выйдя из машины, Рик поймал Саманту за руку и повел к дому. Остановившись у двери, он вдруг развернул ее лицом к себе:

— Ты не ответила на мой вопрос, — пробормотал он. Саманта выдавила улыбку:

— На какой еще вопрос?

В течение нескольких секунд Аддисон молча смотрел на нее. Затем отвел со лба девушки каштановую прядь, а потом наклонился и поцеловал ее. От этого мягкого и волнующего поцелуя по всему ее телу разлилось блаженное тепло. Его язык скользнул по ее зубам, и Саманта, не задумываясь ни о чем, с готовностью открылась ему навстречу. Между ног у нее стало мокро. Не успела она подумать о том, что вот-вот умрет от счастья, как Ричард отстранился.

— Так каким будет твой ответ, Саманта? — прошептал он, почти касаясь губами ее губ.

Глава 13

Суббота, 9 часов 21 минута вечера

Не отрываясь друг от друга, молодые люди быстро поднялись по ступенькам крыльца. Сунув руку в карман его брюк в поисках ключа от входной двери, Саманта провела пальцами по его напрягшемуся члену, так что Ричард буквально подпрыгнул от возбуждения. Господи! Она с улыбкой притянула его к себе и, прижавшись к его губам в страстном поцелуе, ловко вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь.

Они ввалились в прихожую. Рик прижал Саманту к двери из английского дуба и, обхватив руками ее лицо, принялся покрывать страстными поцелуями. Их языки сплетались в причудливом ритме желания и взаимного влечения, необходимости обладать друг другом. Ричард чувствовал, что сходит с ума. Да уж, если эта девушка принимала решение, ее уже было не остановить.

Он хотел взять ее прямо здесь, на мраморном полу, на кушетке в ближайшей гостиной или на лестнице. И только мысль о том, что за домом круглосуточно наблюдают несколько охранников, удерживала его оттого, чтобы повалить ее на пол. Скользнув руками по спине девушки и притянув ее к себе за бедра, он вдруг понял, что давно уже не испытывал ничего подобного. Секс для него всегда был развлечением, а не всепоглощающим желанием обладать женщиной. До сегодняшнего вечера. До Саманты Джеллико.

— Рик! — простонала она, сорвав с него расстегнутую рубашку и швырнув ее на фальшивую китайскую вазу. Затем она вытащила футболку из его джинсов.

— Пойдем наверх, — пробормотал он, призвав на помощь всю силу воли, чтобы оторваться от нее. Не успела Саманта возразить, как он схватил ее за руку и потянул за собой.

Рик не знал, что сделал бы, если бы она сказала «нет». Он умирал от желания с тех самых пор, как они сели в машину утром. Необходимость разделять работу и личную жизнь мучила его. Он не понимал, как можно одновременно хотеть женщину и осуждать ее род деятельности. Поэтому-то он постоянно искал ей оправдания. Она любила работать в музеях и никогда не воровала из них. Значит, она вполне способна отказаться от криминальной стороны своей жизни.

На верхней площадке лестницы желание вновь ощутить вкус губ Саманты взяло верх. Остановившись, Ричард притянул ее к себе, наслаждаясь ее губами и теплой шеей. Прижав ее к стене, он просунул руку между их телами, расстегнул джинсы девушки и потрогал ее. Она была насквозь мокрой от желания.

— Проказник, — выдохнула Саманта.

Когда он ввел в нее палец, она застонала и с силой прижалась к нему. Все, чему она научилась на собственном опыте и знала по рассказам других представителей ее профессии, говорило о том, что то, чем она занимается, очень опасно. Нельзя доверять ни клиентам, ни жертвам. С другой стороны, она вела себя крайне неразумно с той самой ночи, когда впервые попала в Солано-Дорадо.

Заметив промелькнувшую по холлу тень, она напряглась. Секс — это, конечно, здорово, но только не на глазах у охранника.

— Рик, — слабо запротестовала она, оторвавшись от его губ и слегка подавшись назад, — прекрати.

Аддисон сразу почувствовал, что она говорит серьезно. Он убрал руку и обернулся. В этот момент из коридора, примыкающего к холлу, появился охранник. Судя по застывшему выражению лица, он прекрасно видел, где именно была рука его хозяина, но, не говоря ни слова, направился к западному крылу дома.

— Черт, — задыхаясь, выругался Ричард, — пойдем отсюда.

— Это плохая мысль, — возразила Саманта, собрав в кулак остатки здравого смысла. Она не должна была делать этого, каким бы сильным ни было желание. Ричард заставил ее потерять бдительность, но она не имела права дать слабину, потому что от этого зависели жизни их обоих.

— Это прекрасная мысль, — прошептал Ричард, вновь овладевая ее губами. — Я хочу быть внутри тебя, Саманта.

— У нас деловое соглашение, — снова запротестовала она, при этом позволив ему увлечь себя в восточное крыло дома, где она раньше никогда не бывала.

— Нет, — обернувшись, возразил Ричард. — Ты что, испугалась? — осведомился он.

— Нисколько, — отозвалась Сэм, возвращая поцелуй. Когда Ричард ввел ее в комнату и запер за собой дверь, она почувствовала, что находится в святая святых. Перед ее глазами возникла слабо освещенная гостиная со старинной дубовой мебелью и темно-синей драпировкой. Саманта готова была побиться об заклад, что здесь нет камер видеонаблюдения и сюда не допускаются охранники.

— Мило, ваше сиятельство, — проговорила она, чуть не задохнувшись, потому что руки Ричарда скользнули под ее блузку и накрыли груди.

— Очень мило, — согласился он, нежно прикусив мочку ее уха.

К черту здравый смысл! Потом можно будет просто уйти. Сэм стащила с него футболку, заметив повязку на груди и плече. Им обоим досталось, и раз этот великолепный сексуальный мужчина хочет ее, так тому и быть. Завтра начнется другая жизнь, а сегодня она позволит себе быть счастливой. Ее блузка полетела на пол, и, когда Ричард завел руки ей за спину, чтобы расстегнуть бюстгальтер, Саманта прильнула к его губам в сладком, слегка шоколадном поцелуе. Он потер пальцами ее соски, исторгнув из груди девушки низкий стон.

— Знаешь, я давно хотел сказать, — прошептал Ричард, слегка отстранившись и обводя ее соски круговыми движениями и перекатывая их между большими и указательными пальцами, пока они не затвердели, — что у тебя красивая грудь.

— Спаси…

Рик наклонил голову и обхватил губами левый сосок, нежно посасывая и лаская его. Сэм выгнулась ему навстречу и запустила руку в густые волосы.

— Боже мой! — пробормотала она, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание от восторга.

Они упали на пол, покрытый густым мягким ковром цвета индиго. Рик ловко стянул с девушки джинсы.

— И еще я забыл сказать, что у тебя классная попка, — сказал он, наклонив голову и проложив мучительно долгую дорожку поцелуев от ее груди до резинки трусиков. — Когда я накладывал на рану медицинский клей, мне это показалось не совсем удобным.

— Ты настоящий джентльмен, — выдохнула она, приподняв бедра, чтобы он легко мог снять с нее трусики.

Ричард с улыбкой отбросил в сторону комок ткани.

— Нет, я не джентльмен, — отозвался он, широко разведя колени девушки. Зарывшись лицом у нее между ног, Ричард буквально свел Саманту с ума своими умелыми губами и руками. Когда он снова ввел в нее палец, девушка резко подалась вперед.

Господи! Похоже, не одна она утратила контроль над собой.

— Иди сюда, — выдохнула она, заставив Рика приподняться и потянувшись руками к молнии на его джинсах. Она села и с нарочитой медлительностью начала расстегивать молнию, слегка подсмеиваясь над его попытками поторопить ее. Притянув его к себе за ремень, она обхватила губами крохотный сосок и слегка сжала. Он застонал и, запустив руку в волосы девушки, прижал ее к себе, а она тем временем расправилась с джинсами.

Задавшись на секунду вопросом, почему все эти красотки с журнальных разворотов так любят Ричарда Аддисона, она стянула с него джинсы. Явно не только из-за денег.

— Симпатичный член, — прошептала она, осторожно обхватив пальцами его напряженный пенис и принявшись ласкать его. Рик откинул голову назад и прикрыл глаза от удовольствия.

— Спасибо, он сейчас в лучшем виде.

У Ричарда было потрясающее тело, гладкое и мускулистое, как у профессионального спортсмена. Он снова опрокинул ее на спину. Когда он вновь завладел ее губами в исступленном поцелуе, разум окончательно покинул девушку. Запустив руки в его волосы, она заставила его опустить голову ниже и снова поцеловать ее между ног. Ну почему в Интернете не говорилось ничего о том, насколько этот человек хорош в постели — или, вернее сказать, на полу? Саманта выгнула спину, и его язык ворвался в нее.

— Боже мой!

— Саманта, — пробормотал он, медленно проведя языком по плечу девушки и обхватив губами ее сосок.

Вцепившись руками в его спину, Саманта позволила себе отдаться на волю чувств. Думать о самоконтроле и долге она будет потом, а сейчас ей хотелось наслаждаться мгновением. Напряжение нарастало в ней с каждой секундой, пока умелые руки Ричарда ласкали ее тело, доводя до исступления, так что в конце концов у нее сбилось дыхание.

— Рик… Ричард… я хочу тебя… сейчас.

— Я… черт… — Он резко поднялся на ноги.

— Что? Что произошло, черт возьми? — Саманте вдруг стало холодно. И очень, очень больно. Она не могла смириться с тем, что все закончится вот так.

— Не двигайся, я сейчас вернусь.

Прекрасный в своем возбуждении, Рик прошел в ванную и тут же вернулся обратно.

— А, средство защиты, — выдохнула Саманта и, обхватив его за плечи, притянула к себе. Он настолько затуманил ей мозги, что она и думать забыла о защите, чего раньше с ней никогда не случалось. Правда, раньше ей не приходилось иметь дело с Риком Аддисоном.

— Готова или нет? — спросил он, раздвинув коленом ее ноги.

— Да, готова.

Рик нарочито медленно вошел в нее. Голова Сэм запрокинулась назад, а глаза закрылись, когда он наполнил ее, горячий и твердый, словно специально созданный для нее.

— Нет, Саманта, посмотри на меня, — скомандовал он, погружаясь в нее целиком.

Она всем телом прижалась к нему, заставив себя открыть глаза и встретить его серый взгляд. Он начал двигаться внутри ее, огромный и каменно твердый, а она выгнулась ему навстречу. Его огонь сжигал ее изнутри. Тело Саманты было охвачено пламенем, она обхватила его руками за шею и обвила ноги вокруг его бедер. Вцепившись пальцами в его спину, девушка встречала каждый толчок, сжимаясь вокруг него, пока не достигла пика наслаждения и, издав гортанный стон, не содрогнулась всем телом.

Ричард сбавил темп, продолжая двигаться.

— До чего же здорово! — прошептал он.

Сэм ничего не говорила. Хватая ртом воздух, она никак не могла избавиться от сладкого тумана, окутавшего голову. Нарастающий ритм его движений уносил ее в такие дали, о которых она раньше и не подозревала.

— Господи, — наконец вымолвила она, усилием воли открыв глаза, — сделай это еще раз.

Рик усмехнулся и снова поцеловал ее.

— А я и не останавливался.

Увеличив темп, он пошевелился, чтобы повыше поднять ее ноги и одновременно глубже погрузиться в нее. Почувствовав нарастающее напряжение, Сэм напрягла все мышцы и сжалась вокруг него. Черт, как же это приятно!

Рик застонал и, вцепившись ей в плечи, резко подался вперед. Сэм во второй раз испытала невероятный оргазм и с силой притянула Рика к себе. Он издал низкий удовлетворенный стон и опустился на нее всем своим весом, положив голову на пол рядом с ней. Саманта закрыла глаза, не выпуская его из рук. Прислушавшись к его прерывистому дыханию и почувствовав, как слаженно бьются их сердца, девушка вдруг поняла, что заставляло ее так сильно желать Ричарда Аддисона: в его объятиях она чувствовала себя в безопасности.

Через несколько секунд он поднял голову и посмотрел на нее из-за завесы темных волос, спадавших на лоб.

— Спальня там. Пошли?

Саманта мягко рассмеялась и, поцеловав его, провела рукой по вспотевшей спине.

— У тебя достаточный запас средств защиты?

— Боюсь, нам едва ли хватит, — отозвался Ричард, подхватил Саманту на руки и отнес ее в спальню.

Ричард медленно открыл глаза, боясь пошевелиться. Еще неделю назад он и подумать не мог, что когда-нибудь проснется в одной постели с такой женщиной, как Саманта Джеллико. Тем не менее она лежала рядом с ним, обхватив его рукой за талию и обдавая его щеку горячим дыханием. Разметавшиеся каштановые волосы щекотали ему лицо. Его рука, на которой лежала девушка, окончательно затекла, но ему было все равно. Господи, что это была за ночь! Он оказался прав насчет того, что мир она изучает преимущественно путем осязания: на его теле не осталось ни одного участка, который бы она не исследовала руками и губами.

В его жизни были женщины и до Патриции, и после нее: в основном это были модели и актрисы, которые легко смирялись с пристальным вниманием общественности и его вечной занятостью. С Самантой так быть просто не могло. Уединение было ей так же необходимо, как воздух. Кроме того, она собиралась уйти из его жизни, как только выяснится, кто преступник. Ну, в этом она ошибалась.

Саманта открыла глаза, и ее взгляд тут же стал настороженным. Она мгновенно вспомнила, где находится и с кем.

— М-м… доброе утро, — лукаво улыбнулась она и сладко потянулась.

— Доброе.

Вытащив из-под нее руку, Ричард пошевелил пальцами, чтобы согнать отек. Положив другую руку под голову, он с наслаждением принялся наблюдать за игрой мышц девушки, которая села на постели и подняла руки над головой, отчего ее груди соблазнительно приподнялись. Несмотря на то что ему предстояло отправиться в аптеку за новой упаковкой презервативов, он почувствовал, что снова возбуждается.

Саманта покосилась на одеяло, прикрывавшее нижнюю часть его тела.

— Ничего себе! А я-то думала, что вы, британцы, скучные, флегматичные особы.

— Переходим на седьмой участок? — пробормотал Ричард, придвинувшись к Саманте и обхватив рукой ее левую грудь. Сосок моментально напрягся под его горячими пальцами. — Это, кажется, по-американски?

— Господи, неужели это будет седьмой раз? — выдохнула Саманта и выгнула спину, наслаждаясь его ласками. — Мне казалось, что это один непрекращающийся оргазм.

— Для тебя, может быть, но я веду счет из соображений безопасности.

Саманта рассмеялась, обняла его и принялась покрывать поцелуями его губы, уши, шею, грудь, словом, все, что могла достать губами. Минувшей ночью она была очень раскованна и отзывчива, но смеющейся Ричард увидел ее впервые. Улыбнувшись в ответ, он усадил ее к себе на колени, раздвинул ей ноги, стараясь не задеть шрамов на бедре, и медленно вошел в нее.

Когда все закончилось, было уже довольно поздно. Ричард опоздал на очередное собрание по поводу покупки телевизионного канала, и они оба умирали с голоду.

— Я позвоню на кухню и попрошу Рейнальдо принести нам завтрак, — сказал он и потянулся за телефоном на прикроватной тумбочке.

Саманта лежала на животе в том положении, в каком он ее оставил.

— Нет. Мне нужен душ. А также одежда и чистое белье.

— Я прикажу доставить все сюда.

Саманта посмотрела на него.

— Я не хочу, чтобы ты покупал мне белье, — отчеканила она. — У меня есть кое-что в машине в сумке.

— Тогда я попрошу принести сумку, — слегка раздраженно проговорил Ричард. — Если, конечно, ты не планируешь сбежать от меня.

Скорчив гримасу, Саманта перевернулась на бок и смерила Ричарда недовольным взглядом:

— Если вы обратили внимание, ваше сиятельство, в данный момент я лежу голая в вашей постели. Но у нас с вами есть дела помимо секса.

— И они никуда не денутся, если я попрошу принести нам еду и одежду.

— Полегче, — парировала она, сев и свесив ноги с кровати, — хватит выпендриваться. Меня не впечатляет твое умение выбирать розовые трусики. Найди мне лучше халат или что-нибудь в этом роде.

— Он висит на двери в ванной. Возьми сама, воровка.

Улыбнувшись и чмокнув Ричарда в щеку, Саманта вскочила с постели и бросилась в ванную. Сев на постели, он проводил ее взглядом. Он до сих пор не мог понять ход ее мыслей. Она казалась такой твердой и в то же время такой хрупкой! Саманта Джеллико сводила его с ума, и одна ночь, проведенная в ней, на ней, под ней и рядом с ней, ничего не изменила.

Ричарду самому хотелось в душ, а возможность оказаться в одной кабине с Самантой казалась особенно привлекательной. Он со стоном слез с кровати. За тридцать три года жизни у него не случилось ни одной ночи, похожей на эту. Во всяком случае, так ему казалось. Улыбнувшись, он прошел в гостиную, ступая по разбросанной одежде. Не успел он подойти к ванной, как из нее показалась Саманта.

— Схожу в машину, — сказала она, завязав белый шелковый халат на талии.

Открыв дверь, Ричард снял с крючка второй и накинул его на плечи.

— Я пойду с тобой.

— Я никуда не денусь, — отозвалась Саманта и, чтобы слегка смягчить отказ, запахнула на нем синий халат и завязала пояс.

Ричард ждал, что она скажет «пока», и, несмотря на то что слово не было произнесено, между ними возникло напряжение. Заставив себя улыбнуться, Ричард притянул девушку к груди и поцеловал ее.

— И надеюсь, мне дадут позавтракать.

— Разумеется.

Пригладив рукой волосы, чтобы не напугать слуг, Ричард спустился вниз следом за девушкой. Она направилась к входной двери, и он последовал за ней, положив руку ей на талию.

— Это в гараже, — сказал он, разворачивая ее в другую сторону.

Как он и предполагал, Саманта терпела его руку в течение нескольких секунд, а потом стряхнула ее. Конечно, дело было не в публичном проявлении чувств; за исключением минувшей ночи, она всячески демонстрировала свою потребность в личном пространстве в прямом и переносном смысле. Что ж, придется поработать, чтобы дать ей понять, что прикосновения и объятия не делают ее уязвимой и слабой. Во всяком случае, не в его глазах. Сегодня утром он готов был удовлетвориться тем, что мог идти позади девушки и любоваться тем, как покачиваются при ходьбе ее бедра.

Он не сомневался, что она знает, где гараж. Саманта говорила, что изучила схему дома. И его точно так же не удивила реакция девушки, когда она открыла смежную с кухней дверь.

— Батюшки! — воскликнула она, и ее голос эхом отразился от высокого потолка. — Да это не гараж, а целый стадион.

— Я люблю машины, — пояснил Ричард и, взяв девушку за руку, повел ее мимо рядов новых и старинных автомобилей к желтому «мерседесу». — Ты когда-нибудь занималась любовью на заднем сиденье «роллс-ройса»? — Засунув руку в карман шелкового халата, Ричард погладил ее бедро.

— Что-то не припомню, — усмехнулась Саманта.

— Надо будет восполнить этот пробел. А как насчет «бентли»?

— Нет уж, я не выдержу.

Ричард открыл багажник «мерседеса», нисколько не заботясь о том, что выглядит при этом самодовольно и напыщенно.

— Если хочешь, можем отнести это все наверх, — сказал он, извлекая одну за другой ее сумки.

Саманта выудила из общей кучи свой рюкзак.

— И ты согласен терпеть все это барахло у себя в доме?

— Ну, я же терплю тебя, — отозвался Ричард и замолчал, опустив глаза вниз.

Его пальцы наткнулись на плоский твердый предмет, торчавший из сумки. Нахмурившись, он открыл сумку, извлек оттуда сверток и кинул сумку обратно.

— Эй, это частная со… — воскликнула Саманта, не заметив перемены в его лице. Проследив за направлением взгляда Ричарда, она осеклась на полуслове. — Боже мой!

Глава 14

Воскресенье, 10 часов 36 минут утра

— Доброе утро, мистер Аддисон. Простите за столь бесцеремонное вторжение, но охранник сказал, что вы здесь, — проговорил детектив Кастильо, который появился из широких двойных дверей на противоположном конце гаража.

Выругавшись себе под нос, Ричард запихнул троянскую каменную табличку обратно в сумку и развернулся. Кто бы мог подумать, что такие ценности могут вот так запросто обнаружиться в холщовом мешке! Саманта побелела, и на ее руках, лихорадочно сжимавших рюкзак, видна была каждая вена. Сам Ричард умудрился сохранить спокойное выражение лица исключительно благодаря долгим годам, проведенным в мире бизнеса.

— А, детектив Кастильо. Мы ведь должны были встретиться сегодня попозже в офисе у Доннера.

— Да, но я подумал, что здесь вам будет удобнее разговаривать. Кроме того, я имел счастье лицезреть, как вы ведете машину в возбужденном состоянии, и не хочу лишний раз подвергать мирное население опасности. — Проницательные темные глаза прошлись по одинаковым халатам, двум парам босых ног и соприкасающимся плечам Аддисона и Джеллико.

Ричард кивнул, сохраняя на лице спокойную и слегка недовольную улыбку. Он заметил направление взгляда Кастильо и понял, что теперь каждый их с Самантой поступок будет иметь последствия для другого. А учитывая, что лежало у нее в сумке, они оба по уши завязли в дерьме.

— Лучше всего нам будет перейти на кухню, детектив, — сказал он. — Надеюсь, вы не против.

— Вы чашечку кофе мне предложите?

— Разумеется.

Ничто из вещей Саманты не выдавало рода ее деятельности, но Кастильо и раньше сомневался в правдивости ее слов. Удивительно, но первым порывом Ричарда было встать на ее защиту, несмотря на эту злополучную табличку у нее в сумке. Проклятие! Ему захотелось хорошенько пнуть что-нибудь ногой, а вместо этого он просто вытащил из багажника холщовую сумку и чемодан.

— Вы дадите нам время одеться?

— Конечно, — пожал плечами детектив. — Могу помочь донести вещи.

— Нет, спасибо, мы сами справимся, — отозвалась Саманта, к которой вернулось все ее привычное хладнокровие, свойственное профессиональным ворам и обманщикам. — Я просто решила перевезти кое-какие… личные вещи, — добавила она.

— Да, я прочел в утренней газете о том, что вы встречаетесь. — Кастильо сделал шаг назад, чтобы увернуться от мешка, который Ричард закинул на плечо. — Вы, видимо, заявили об этом только вчера. Простите, мисс Джеллико, мою нескромность, — продолжил детектив, увязавшись следом за ними, — но откуда именно вы перевозите свои личные вещи? Я ввел ваши данные в компьютер, но адреса не обнаружил. Там даже нет номера ваших водительских прав.

Прекрасно. Это ко всему прочему и краденая машина. Ричард не знал, что делать: злиться на Саманту или на собственную глупость? А теперь еще он занимается сокрытием улик и скорее всего преступника только из-за того, что не может справиться с влечением к женщине, зарекомендовавшей себя как отъявленная лгунья.

— Я жила с другом, — поморщившись, проговорила Саманта. — Не обижайтесь, но с моей фамилией я постоянно страдаю от нападок копов, где бы я ни поселилась. Лучше уж совсем не иметь постоянной прописки.

— Вам следовало бы написать книгу об отце.

— Никто бы мне не поверил, — фыркнула Саманта. — Кроме того, он всегда требовал, чтобы я держалась в стороне от его дел.

— Несмотря на это, — улыбнулся детектив, — я уверен, вам есть что рассказать.

— Угостите меня как-нибудь пивом, и я поведаю вам все, что знаю.

— Заметано.

И как этой девушке удается с такой легкостью очаровывать людей?

— Я попрошу Ханса сварить вам кофе, детектив, — вмешался Ричард. — Подождете нас десять минут?

— Даже двадцать, — согласился Кастильо.

Войдя на кухню, Ричард распорядился насчет кофе и завтрака. Как только за ними закрылась дверь, он набросился на Саманту:

— Какого че…

Она поднялась на цыпочки и поцеловала его. В ее поцелуе не было страсти: к губам Ричарда прижались холодные и дрожащие губы. Тем не менее он замолчал.

— Не здесь, — прошептала она. — Помни об опасности. Черт!

— Пошли ко мне, — рявкнул он, схватил мешок и бросился вверх по лестнице. Он знал, что Саманта последует за ним: ведь у него в руках была каменная табличка.

Впустив девушку внутрь, Ричард захлопнул дверь.

— Почему ты врала мне? — заорал он, швырнув сумку на диван.

— Я не врала, — отозвалась Саманта, невольно поморщившись.

— Проклятие! Да я должен немедленно сдать тебя Кастильо! — Он яростно провел рукой по волосам, как будто хотел перейти к более активным действиям, нежели крик. Этот мужчина с холодным взглядом серых глаз владел доброй половиной мира, и Саманту угораздило навлечь на себя его гнев. Огромный злой британец метался по спальне, как голодный волк в поисках свежей плоти.

Пора показать коготки.

— Я не понимаю, что происходит, — отозвалась она, не желая сдавать позиции. — Я не клала туда эту чертову табличку.

— Я не идиот, Саманта, — повысил голос он.

— А я не вру. Кто-то…

— Ты хочешь сказать, что табличку кто-то подложил? Какую бы там игру ты ни затеяла, все кончено. Хватит с меня.

— Почему ты не проверишь Доннера? Он знает о тебе все. Ни у кого нет такого неограниченного доступа в твой дом и…

— Не уходи от темы! Это твоя сумка!

— Я этого не делала, Рик, — прошептала Саманта, не в силах сдерживаться. Она всю жизнь провела, балансируя на краю пропасти. Когда отца арестовали, она думала, что ее засосет порочный водоворот, но этого не случилось, она удержалась на ногах. А сейчас, впервые в жизни, она оступилась и полетела вниз. И не могла придумать, что бы такое сказать или соврать, чтобы выбраться. — Я этого не делала. Правда.

— Ты за этим сюда и пришла.

— Конечно. На этот счет я не врала. Но я не брала табличку. Если бы мне удалось ее украсть, я бы никогда не обратилась к тебе за помощью. И уж, конечно, не взяла бы ее с собой. Я не знаю, что происходит, но мне точно так же неприятно чувствовать себя дурой.

— Тогда каким образом табличка оказалась у тебя в сумке? — осведомился Ричард, извлекая пресловутый камень.

— Я не… — Саманта осеклась. Она не могла думать связно, потому что приходилось постоянно отвлекаться на Ричарда. — Дай-ка посмотреть, — спокойно проговорила она.

Ричард бросил на нее сердитый взгляд и сделал глубокий вдох, с трудом сдерживая гнев.

— Черта с два. Оденься. Я вызову Тома, пока Кастильо не сообразил, что к чему. — Он погрозил ей пальцем, нахмурился и сжал руку в кулак. — Черт тебя возьми, Саманта, какую игру ты затеяла?

Она покачала головой, от всей души надеясь, что он поверит ей:

— Никакую. Прентисс погиб, когда кто-то… скорее всего Этьен, украл табличку. А потом погиб Этьен. Думаю, это дело рук заказчика. Какой смысл ему было подбрасывать табличку мне в сумку, раз из-за нее уже погибли двое людей? Кто-то готов был пойти на убийство ради обладания ею. Причем на двойное.

Впервые с тех пор, как они вошли в комнату, Ричард отвел глаза от девушки и посмотрел на древний щербатый камень, который держал в руках.

— Действительно, никакого смысла, — наконец проговорил он. — Вся эта история бессмысленна от начала до конца.

— Для кого-то она имеет смысл. — Почувствовав, что опасность миновала, Саманта приблизилась к Ричарду. — И этот человек только что отказался от миллиона долларов ради того, чтобы обвинить меня в убийстве. Дай мне взглянуть на табличку, Ричард.

Он перевел взгляд с камня на телефон. Саманта понимала, о чем он думает: если сейчас он спустится вниз и расскажет обо всем Кастильо, их обоих арестуют. Если же он позвонит Доннеру, то сможет выпутаться сам, но подставит ее. Эта минута показалась девушке длиною в вечность. Наконец Ричард протянул ей табличку.

Саманта выдохнула.

— Спасибо, — проговорила она, еще не успев взять у него табличку.

— За что? — пробормотал Ричард.

— За то, что не… — По ее щеке неожиданно скатилась слеза. Саманта удивилась и поспешно стерла ее. Она никогда не плакала. Никогда. — За то, что дал мне еще один шанс разгадать эту загадку.

Ричард чувствовал себя так, словно только что с закрытыми глазами ступил в пропасть в слепой надежде почувствовать мостик под ногами. Рука девушки дрогнула, когда он вложил табличку ей в ладонь. Он впервые видел ее такой взволнованной.

— Как красиво, — прошептала она, поглаживая пальцами грубую поверхность, покрытую руническими символами, нанесенными писцом, который умер более трех тысяч лет назад.

Она с таким благоговением взирала на табличку! Именно ее взгляд, а не слова, убедил Ричарда в том, что она видит эту вещь впервые. Ему хотелось верить в ее невиновность. Но больше всего он боялся испытать то противное чувство разочарования, которое возникло у него в груди впервые три года назад, когда он застал Патрицию с Питером в постели, а во второй раз — при виде таблички в сумке девушки. Ричард пристально следил за Самантой, которая расхаживала по комнате, сжимая в руках табличку и поглаживая пальцами шершавые края.

— О чем ты думаешь? — поинтересовался он.

— Кто-то приложил немало усилий, чтобы свалить вину на меня, — медленно проговорила она. — Никто не знал, где моя машина. Никто, даже Стоуни с адвокатишкой.

Решив не комментировать ее предвзятое отношение к Тому, Ричард опустился на диван рядом с сумкой.

— А этот кто-то мог подбросить табличку еще до того, как ты положила сумки в машину?

Саманта покачала головой:

— Эта сумка лежала у меня под кроватью. Переехав от Стоуни, я два дня провела дома, пока ко мне не наведались копы.

— Надеюсь, ты понимаешь, что такими разговорами еще больше загоняешь себя в угол, — заметил Ричард, которого эта мысль почему-то успокаивала. Будь девушка виновна, она бы вмиг придумала себе оправдание. Она, как и он, любила ответы на вопросы и никогда за словом в карман не лезла.

— Зачем ты открыл сумку в гараже? — спросила Саманта. Ричард удивленно изогнул бровь:

— Ты что, собираешься обвинить меня?

— У тебя паранойя? — фыркнула Саманта. — Зачем ты открыл сумку? — повторила она, снова заметавшись по комнате.

— Вообще-то из нее торчал сверток, и я открыл сумку, чтобы запихнуть его… обратно. — Ричард вдруг нахмурился. — Ты бы не осмелилась так небрежно бросить сумку в машину. Ты бы обращалась со столь ценной вещью предельно осторожно, как сейчас, например.

— Получается, кто-то отчаянно желает убедить тебя в том, что табличку украла именно я. И это после того, как ее забрали буквально у меня из-под носа, — проговорила Саманта, подойдя к дивану и усевшись рядом с Ричардом.

— Получается, мишенью была ты, а не я и не мой персонал.

Она слегка побледнела.

— Кажется, я кому-то сильно насолила.

— Или кто-то вознамерился убрать тебя с дороги. Но зачем? Зачем сначала нанимать тебя, затем пытаться тебя убить и, наконец, после всего этого свалить на тебя вину?

— И главное, как они решились расстаться с табличкой?

— Если полиция найдет ее у тебя, они прекратят расследование.

Саманта кивнула.

— На месте Кастильо я бы купилась на эту уловку, — согласилась она, вертя в руках табличку. — Но… но что-то в этой ситуации меня смущает.

— Что именно?

— Я — или та таинственная женщина, личность которой нам как бы неизвестна, — по-прежнему остаюсь главной подозреваемой, так ведь? Получается, что, с табличкой или без нее, у меня все равно проблемы.

Ричард взглянул на часы:

— Пошли, а то Кастильо забеспокоится.

Взяв у Ричарда из рук тряпку, Саманта аккуратно сложила ее на кофейном столике рядом с табличкой.

— Что тебе известно о табличке?

— У меня в офисе имеются страховые документы и фотографии, а что?

— Могу я взглянуть на них, пока ты одеваешься?

— Дверь закрыта.

Поднявшись на ноги, она улыбнулась Ричарду, хотя взгляд ее оставался по-прежнему обеспокоенным.

— Для меня это не проблема.

Стоило ей направиться к двери, как Ричард немедленно вскочил с дивана:

— Саманта, я…

Она развернулась и подошла к нему.

— Лучше молчи, чтобы не навлечь на себя неприятности, Рик. Похоже, каждый раз, когда ты пытаешься помочь мне, ты все глубже увязаешь в дерьме. — Сделав глубокий вдох, она взялась за пояс его халата. — Но… но если тебе придется отвечать на вопросы Кастильо, ты хоть крикни, чтобы я успела сделать ноги, хорошо?

Что бы ни случилось, Ричард твердо решил ничего не говорить Кастильо. Во всяком случае, пока. И причина этому была крайне проста: он не был готов расстаться с Самантой Джеллико. Ричард заправил ей за ухо каштановый локон.

— Если я и сдам тебя Кастильо, то только после того, как буду полностью уверен в том, что преступница ты. Разумеется, в этом случае я тебя предупреждать не стану.

— Справедливо.

Ричард поцеловал девушку и неохотно отпустил ее. Они уже перешли тот рубеж, после которого он не мог расстаться с ней. Черт, да он сам заявил во всеуслышание, что они встречаются. Кроме того, Ричард прекрасно понимал, что их с Самантой отношения давно перестали быть чисто деловыми. Ему и раньше случалось иметь партнеров по бизнесу, но никто никогда не выводил его из себя так, как это сделала сегодня утром Саманта.

Судя по тому, как развиваются события, если девушка врет ему, им обоим придется несладко.


Насколько было известно Саманте, как только след начинал запутываться, какая-то его часть в то же время становилась предельно проста. Она не стала делиться с Риком своей догадкой, желая вначале удостовериться в ее справедливости. Внутренний голос, однако, твердил девушке, что человек, подложивший табличку, имеет свободный доступ в поместье, а значит, это не может быть кто-то извне. Конечно, это не помогало разгадать загадку с бомбой, но зато теперь Саманта точно знала, что подозревать следует всех и каждого в этом доме.

Сэм открыла дверь в кабинет Рика при помощи скрепки, на всякий случай сделав вид, что это ключ. Несмотря на то что Рик разрешил ей копаться у себя в столе, Саманте почему-то было очень трудно решиться, хотя обычно никаких угрызений совести она не испытывала. Аддисон явно имел на нее особое влияние.

Фотографии таблички с подробной историей ее странствий по частным коллекциям находились в папке с особым номером, который, как подозревала Саманта, обозначал ее место в обширной коллекции антиквариата Рика. Остаться в кабинете и просмотреть документы на месте показалось Саманте неудобным, как будто она снова была в положении воровки, поэтому она прямиком направилась в личные апартаменты хозяина дома. Там она почувствовала себя в относительной безопасности.

Безопасность. До вчерашней ночи она не понимала, насколько это слово не увязывалось с ее образом жизни. До вчерашней ночи она никогда не могла полностью расслабиться, снять оборону и почувствовать себя счастливой. Кстати сказать, ощущение безопасности было мощным афродизиаком, почти таким же сильным, как обаяние Ричарда Аддисона.

— Опасность, Уилл Робинсон, опасность, опасность, — пробормотала она, положив папку рядом с табличкой и открыв сумку в поисках смены одежды.

Ситуация с каждым часом становилась все опаснее, и не только потому, что люди погибали, а по дому и вокруг него разгуливали полицейские. Когда сегодня утром она проследила за взглядом Рика и увидела в багажнике каменную табличку, первая ее мысль была далеко не о собственной безопасности. Она испугалась, что Ричард не поверит в ее непричастность. По идее ей следовало в первую очередь беспокоиться о себе. Таков закон жизни.

Вместо того чтобы заняться осмотром таблички, Саманта направилась в ванную, во второй раз за сегодняшнее утро нарушив воровское правило номер один. Ей надо было хорошенько обо всем подумать, а душ как нельзя лучше подходил для подобных целей. Кроме того, ей не хотелось прикасаться к табличке в отсутствие Рика. Сейчас она еще больше нуждалась в его защите, но, самое главное, она хотела, чтобы Рик доверял ей, что, разумеется, было глупо в подобных обстоятельствах. Да на его месте она бы арестовала себя еще полчаса назад!

Когда Саманта вышла из ванной, в голове у нее оформился список подозреваемых, но ей необходимо было, чтобы Рик точно сказал, кто мог быть в поместье одновременно в ночь взрыва и вчера вечером или сегодня утром. Кроме того, ей хотелось взглянуть на сегодняшнюю газету и удостовериться, действительно ли ее имя и фотография оказались на первой полосе, как утверждал Кастильо. Господи, этого еще не хватало!

Желая избежать соблазна взять в руки табличку, Саманта прошла на террасу и уселась под зонтиком, чтобы высушить волосы. Она могла бы, конечно, уйти в свою комнату, но тогда тот человек, который сумел подложить табличку ей в сумку, с такой же легкостью мог проникнуть в комнату Рика и взять ее обратно.

— Чему ты улыбаешься?

Саманта так и подпрыгнула от неожиданности, увидев Рика на ступеньках лестницы у бассейна.

— Господи! — выдохнула она, схватившись рукой за сердце.

— Прости, — отозвался Рик, улыбаясь одними глазами, — я думал, у тебя железные нервы.

— Ты прямо-таки супермен.

— А ты тогда женщина-кошка.

— Прекрасно. А где наш коп, Бэтмен?

— Я только что проводил его до машины.

— Что ему было нужно?

— Он показал мне несколько фотографий Девора и спросил, не могу ли я опознать этого человека. Он хотел задать те же самые вопросы и тебе, но я уговорил его отложить допрос, сославшись на твоего адвоката.

— То есть Этьен теперь официальный подозреваемый?

— Да. За три дня до ограбления он прилетел в Майами, и в его гостиничном номере был обнаружен медный провод, точно такой же, каким бомба была прикреплена к стене.

Несмотря на прямые улики и полупризнание самого Девора, Саманта не могла поверить, что этот самолюбивый француз пытался убить ее.

— А что ты рассказал о женщине?

— У меня, видимо, были галлюцинации.

— Скорее всего.

— Им нужна табличка. Уверен, обнаружив ее, полицейские будут полностью удовлетворены. — Ричард уселся напротив. — Так почему ты улыбалась?

— О, мне просто стало смешно при мысли о том, что сначала я пыталась украсть табличку, а теперь сижу здесь и стерегу ее. .

Взгляд Ричарда мигом посерьезнел.

— Что значит — стережешь? Ты что-то обнаружила?

— Я просто не хотела смотреть ее без тебя, — отозвалась Саманта, отметив про себя, что сегодня Ричард был больше похож на миллиардера: на нем были светло-коричневые брюки и белая рубашка с расстегнутым воротом и закатанными рукавами. Завершали образ теннисные туфли на босу ногу, хотя Саманте почему-то казалось, что к одежде он относится так же небрежно, как она к чинам и должностям. — Но у меня есть парочка соображений.

Ей предстояло решить для себя, какой образ выбрать: девушки богатого парня или же его консультанта по вопросам безопасности. То, каким взглядом он окинул ее шорты и топик с накинутой поверх рубашкой, призванной скрыть следы от ожогов на спине, образ девушки нравился ему куда больше. Но Саманта хотела все же найти некий компромисс.

— Расскажи мне.

— Это касается моей сумки. Если отбросить мысль о том, что кто-то очень сильно хочет свалить всю вину на мои плечи, следует заметить, что преступник мог забраться к тебе в машину, когда она стояла ночью без присмотра.

— Кто-то снова проник на территорию поместья. Это я уже понял. Сейчас посмотрим видеозаписи.

— Мне кажется, этот человек все время находился в доме, — медленно проговорила девушка, следя за выражением лица Ричарда.

— Объясни.

Он не насмехался над ней, а просто хотел знать логику ее размышлений, поняла Саманта и почувствовала огромное облегчение.

— Это не Этьен, а кто-то другой вернулся, чтобы подбросить табличку.

На щеке у Рика задергался мускул.

— Ты подозреваешь кого-то из моего персонала? Но ты же никого из них раньше не встречала. Какой им смысл возводить на тебя напраслину?

— Не знаю, но в ночь взрыва и вчера вечером в доме находились только мы с тобой и кто-то из персонала.

Глаза Рика подозрительно сузились. Он встал со стула, подошел к парапету и окинул взглядом простиравшиеся перед ним земли поместья.

— Еще несколько часов назад меня полностью удовлетворяла версия с Девором, но ты права: табличка не покидала поместья. Черт возьми!

— Мне бы хотелось повнимательнее изучить саму табличку, а также сопроводительные документы. Кто знает, вдруг нам что-то подскажет имя одного из бывших владельцев? У нас нет другого выбора, кроме как сидеть и ждать, пока полицейские сами до всего докопаются и арестуют меня.

— Я не привык сидеть сложа руки, особенно если дело касается такой женщины, как ты. — Ричард открыл дверь и жестом пригласил Саманту пройти внутрь. Они уселись на диван, и девушка раскрыла папку.

— Ты собирался продать табличку Британскому музею или же подарить ее? — осведомилась Саманта, разложив фотографии вокруг таблички и углубившись в историю ее странствований после извлечения из-под земли во время раскопок. Кое-где встречались пробелы длиною примерно в сто лет, следом за которыми шло подробное описание операций купли-продажи, которым подвергалась табличка.

— Я собирался ее подарить. А что, есть разница?

— Не знаю. Все это так… так странно. — Она перевернула страницу. — Черт, если верить тому, что здесь написано, твоя табличка была в числе предметов, по которым Калверт и Шлиман сделали выводы о местонахождении Трои. Вот почему они проводили раскопки в Гизарлике в 1868 году.

— Знаю, — улыбнулся Рик.

— А я вот не знала. У меня было мало времени на изучение материала. — Внезапно нахмурившись, она взглянула на табличку, а потом взяла со стола одну из фотографий. — Я бы никогда не стала использовать такую вещь, чтобы оклеветать кого-то, особенно учитывая тот факт, что сама не находилась бы под подозрением. Это слишком опасно, слишком… — Саманта вдруг осеклась и удивленно воззрилась на фотографию. Затем она поднесла ее к табличке. — Будь я проклята!

— Это не та табличка, — сказал Рик, в свою очередь, посмотрев на камень. Он указал на фотографию, а затем на один из рунических символов на табличке. — На фотографии вот эти надписи почти совсем стерты, а на табличке они прекрасно видны.

— Да вообще все надписи гораздо четче, чем на фотографиях, — пробормотала Саманта себе под нос, присмотревшись к очередному снимку, чтобы убедиться, что потертые надписи не являются результатом игры света или погрешности фотоаппарата. — Господи, глазам своим не верю! Это же…

— Подделка, — закончил за нее Рик, взяв со стола табличку и повертев ее в руках.

От такого открытия у Саманты закружилась голова.

— А ты наблюдательный, — медленно проговорила девушка, прокручивая в памяти всю информацию, которой она располагала относительно кражи и взрыва.

— Я смотрю, ты не слишком удивлена. А, Саманта? — спросил Рик, потершись бедром о ее ногу.

— Как я уже говорила, я бы удивилась больше, обнаружив у себя в сумке оригинал. Вопрос только в том, достаточно ли это хорошая подделка, чтобы преподнести ее в дар Британскому музею.

Рик удивленно взглянул на нее:

— На время вполне. Учитывая, что таких табличек в мире всего три, администрация музея была в шоке от возможности получить ее. До кражи ни у них, ни у меня не было причин для подозрений. Разумеется, после выставки они планировали провести экспертизу. Вот почему я и хотел подарить ее. — Ричард выпрямился. — Не буду же я, в самом деле, говорить полиции, что лично заменил табличку на подделку, чтобы всучить ее музею.

Саманта улыбнулась и покачала головой. Нет, конечно, убедить Рика сказать полиции такое невозможно.

— Нет, но вдруг преступник предполагал именно такой вариант развития событий? Оригинала здесь нет, но такая версия могла бы объяснить, каким образом тут оказалась подделка.

— То есть им попросту было удобно свалить вину на тебя? «Ой, я забыл поставить выключатель!»? Тогда мы возвращаемся к прежнему вопросу: зачем нужно было устанавливать бомбу?

— Да. А как насчет этого? — парировала Саманта, вытащив из кучи очередной снимок. — Какой смысл изготавливать подделку такого хорошего качества, если все равно собираешься взорвать ее?

— А зачем взрывать? — медленно проговорил Рик. — По условиям страховки я получаю одинаковую сумму в случае, если вещь украдена, утеряна или уничтожена.

Рик поднялся на ноги. Саманта думала, что он начнет мерить шагами комнату, как привыкла делать она сама, когда требовалось разрешить сложную проблему, но он просто подошел к телефону, снял трубку и набрал номер. Девушка приказала себе сохранять спокойствие, от всей души надеясь, что он не сделает ничего, что могло бы поставить их обоих под угрозу.

— Привет, Кейт, это Рик. Том дома?

Сэм закатила глаза. Даже если бы адвокатишка не находился у нее под подозрением, она все равно не смогла бы отказать себе в удовольствии противостоять ему. И это может разозлить его настолько, чтобы он допустил ошибку.

— Том, кто, черт побери, занимается моими выплатами? Нет, не моими личными, конечно, а выплатами по поместью? Мне нужно знать, кто находился в доме за последние… скажем… три недели.

Подавшись вперед, Саманта собрала фотографии и сложила их обратно в папку.

— Узнай еще, услугами каких фирм по обслуживанию дома мы пользовались и кто из их сотрудников находился в доме постоянно. Отлично. Нет, тебе не обязательно привозить бумаги лично. Пришли мне их по факсу. Но документы нужны мне сегодня, так что тебе придется съездить в офис. Да, и пришли заодно список людей из постоянного штата поместья. — Он снова замолчал, слушая собеседника, и выражение его лица постепенно превратилось из взволнованного в гневное. — Не твое дело.

— Он обо мне говорит?

— Тихо. — Повернувшись к Саманте спиной, он вышел на веранду с трубкой в руках. — Да, да, я узнал кое-что новое. Приезжай завтра к десяти утра с поверенным, например, с Мейконом. Мне нужен человек, который всерьез воспринимает свои обязанности по отношению к клиенту.

Закончив разговор, он вернулся и сел на диван.

— Не спорь, — сказал он, предупредив ее слова. — Я предпочитаю быть готовым к любым неожиданностям. Если Кастильо или еще кто-нибудь увидит это, — он указал на табличку, — у тебя будут большие неприятности. Не хочу, чтобы тебя застукали с этой табличкой, пусть и с поддельной.

— На это, видимо, и рассчитывал тот, кто подсунул ее мне в сумку. Хочешь, чтобы я ее спрятала?

— Я сам обо всем позабочусь.

— При всем уважении к твоему уму, Рик, в некоторых вопросах я компетентнее. Я умею прятать вещи. Я увязла в этом деле гораздо глубже, чем ты, и не хочу, чтобы ты сел в тюрьму из-за меня.

— Поздно, моя дорогая, — сказал Рик, отведя ей волосы от лица. — У нас в Британии говорят: «Сделал на пенни — сделаешь и на фунт».

Господи, она заводилась от одного его прикосновения! Повинуясь инстинкту, Саманта подалась вперед и поцеловала Ричарда. Тот, в свою очередь, обнял ее за плечи, притянул к себе и поцеловал в ответ. Как всегда при подобных обстоятельствах, разум оставил Саманту. Ей страстно захотелось раствориться в этом мужчине и забыть обо всех проблемах, забыть обо всем, кроме счастья находиться рядом с Ричардом Аддисоном. И этого хватит до того момента, пока кому-нибудь не вздумается подкинуть пистолет, из которого убили Этьена, ей в рюкзак.

Саманта отстранилась, но Ричард не дал ей уйти. Он опрокинул ее на спину, так что голова девушки оказалась на сумке. Теплая ладонь скользнула ей под блузку и накрыла грудь.

— Рик, прекрати, — выдохнула она, невольно застонав от наслаждения.

— Я хочу тебя, — пробормотал он, прижавшись носом к ее шее.

— Господи, — вздрогнула Саманта и оттолкнула его, — мы же трахались всю ночь! Прекрати отвлекать меня от дела, — сказала она, выворачиваясь из его объятий.

— По-моему, это комплимент.

— Рик, я хочу просмотреть видеозаписи за вчерашний вечер и сегодняшнее утро.

— Потом.

— Кем бы ни был этот человек, он все время на шаг впереди нас, — сказала Саманта и прижала ладонь к его чувственным губам, чтобы заглушить слова протеста. — Я хочу хотя бы сравняться с ним. Лучше, конечно, обогнать.

Выругавшись, Рик сел.

— Хорошо, сейчас посмотрим видео. — Он бросил взгляд на табличку. — А куда, по-твоему, следует спрятать эту штуку? Под кровать?

— Не думаю.

Завернув табличку в ткань, она выпотрошила свой рюкзак, завернула сверток в футболку и засунула его внутрь.

— Вот так. Пусть пока полежит здесь, пока мы не подыщем более безопасного места.

Рик разворошил носком ботинка кучу вещей, которые Саманта извлекла из рюкзака. Наклонившись, он поднял с пола поломанную деталь компьютера.

— А это что такое?

— Это от моего домашнего компьютера. Я услышала, что к дому подъехали полицейские, и предпочла уничтожить все следы.

Он взглянул на нее со смесью страсти и тревоги.

— Когда все это закончится, тебе надо будет сменить род деятельности, — пробормотал он.

Саманте показалось, что это неплохая идея.

Глава 15

Воскресенье, 11 часов 54 минуты утра

После той памятной ночи Рональда Кларка перевели на дневную смену, поэтому, когда Ричард ввел Саманту в комнату видеонаблюдения, в кресле перед многочисленными телевизорами и компьютерными экранами сидел именно он.

— Мистер Аддисон, — поздоровался охранник, при виде хозяина вежливо приподнявшись из кресла. Он являл собой весьма неприятное зрелище: адамово яблоко подергивалось над тугим воротничком рубашки, а редеющие светлые волосы были зализаны назад. Несостоявшийся полицейский, мигом догадалась девушка. Он явно до сих пор не понял, почему не смог ответить ни на один вопрос по психологии на экзамене.

— Здравствуйте, Кларк. Нам с мисс Джеллико хотелось бы просмотреть видеозаписи из гаража, начиная со вчерашнего вечера, примерно с 9 часов, и заканчивая сегодняшним утром.

— И заодно записи с подъездной аллеи, — добавила Саманта.

Кларк снова сел.

— М-м… хорошо, записи сейчас появятся вон на тех экранах. Одну минуточку.

— Во сколько вы сегодня заступили на службу, Кларк? — поинтересовалась Саманта, которая, проходя мимо Ричарда, случайно задела его рукой.

Он терял самообладание от одного только осознания близости этой женщины. А она еще смела обвинять его в том, что он отвлекает ее от работы! С тех пор как она появилась у него в офисе с просьбой о помощи, Саманта Джеллико стала для Ричарда наваждением. Ради возможности побыть с ней он отменил три встречи, четыре важных звонка и поездку в Майами. Подобная небрежность могла стоить ему нескольких миллионов долларов, хотя для Аддисона такие суммы, разумеется, ничего не значили. Важно было лишь то, что в присутствии Саманты у него учащался пульс, сильнее начинало биться сердце, а жизнь… жизнь приобретала новый смысл. Умная, веселая женщина, скрывавшаяся под маской холодного профессионала, сводила его с ума.

— Я заступил в шесть утра, — отозвался Кларк, переведя взгляд с хозяина на Саманту. — Ночью работал Луи Морсон, а что?

— Ничего, — ответил за девушку Ричард и подошел вместе с ней к угловому монитору.

Судя по выражению лица Саманты, она была с ним категорически не согласна, но Ричард не мог позволить себе обвинять людей без веских причин. Она ухватилась за его плечо и встала на цыпочки, чтобы дотянуться до его уха.

— Не спеши, налицо не простое совпадение, а ты так легко отмахнулся.

— В первый раз я отмахнулся, когда дело касалось тебя, — мягко проговорил Ричард.

— Ну да, конечно, ты тоже был в доме оба раза, — съехидничала Саманта.

В этот момент включился монитор. Камера видеонаблюдения в гараже располагалась в юго-восточном углу, откуда были видны широкие главные ворота и маленькая дверца, которая вела в дом. В отличие от внешних камер, которые могли поворачиваться в разные стороны, эта была неподвижна.

Саманта одобрительно кивнула.

— Хорошее расположение, — сказала она, — только камера паршивая. Если кто-то сообразит, как пройти мимо нее, ему не составит труда проникнуть в дом.

— Не все же разбираются в электронике и имеют за плечами большой опыт проникновения в чужие дома, — проговорил Ричард, понизив голос, чтобы Кларк их не услышал.

— Да любой, кто сумел зайти так далеко, может считать себя профессионалом.

— Ты смогла бы зайти и выйти из гаража так, чтобы тебя никто не заметил?

— О-о, твои люди, разумеется, узнали бы, что я была в гараже, но только после того, как оттуда исчез бы вон тот синий «бентли-континентал».

Значит, «бентли» ей понравился. Ричард решил, что, когда они в следующий раз поедут куда-нибудь вместе, он позволит ей сесть за руль. Не похоже, правда, что у нее имеются водительские права, но кого это волнует?

— Можно промотать немного вперед? — обратился он к охраннику.

— Да, под столом имеется клавиатура. Там уже все настроено, мистер Аддисон.

На экране значилось время: 9.03. Это означало, что «мерседес» еще не вернулся в гараж. Выдвинув клавиатуру, Саманта нажала на кнопку, и пленка начала стремительно перематываться. Примерно через сорок пять минут машина въехала в гараж и заняла свободное место.

Саманта отмотала пленку назад, чтобы еще раз осмотреть вход. Бен Хиннок поставил «мерседес» на место, вылез из машины, стер пятно с лобового стекла и вышел через главные ворота, плотно закрыв их за собой. В одиннадцать свет погас, и гараж погрузился в полумрак.

— Что за глупости! — пробормотала Саманта, снова начав перематывать пленку. — Можно подумать, машинам нужна темнота, чтобы заснуть или еще что-нибудь сделать.

— Как можно что-то разглядеть в таком темпе?

— Смотри только на багажник. Больше нас ничто не интересует, если, конечно, тебя не прельщает перспектива просидеть здесь тринадцать часов.

— Ладно. А что будем делать, если обнаружим нечто подозрительное, а, Саманта?

— Если мы что-то обнаружим, то покажем пленку Кастильо, скажем, что специально из-за этого проверили мою сумку и обнаружили в ней странный предмет.

Ричард изумленно приподнял бровь:

— Ты меня пугаешь.

Она продолжала смотреть на экран, но на губах ее промелькнула легкая улыбка.

— Я тебя тоже побаиваюсь.

Ричард прислонился к столу, уставившись в экран немигающим взглядом.

— Надо было сначала позавтракать или хотя бы выпить кофе.

— Нет, лучше содовой. Кофе — это для слабаков.

— Я не говорил, что ты очень стра…

— Господи! — Саманта быстро нажала на стоп. — Ты это видел?

Ричард мгновенно насторожился:

— Что именно? Я не заметил никакого движения.

— Да нет, не это. Время. — Девушка отмотала пленку назад и пустила в обычном режиме. В семь пятнадцать магнитофон как будто зажевал пленку, а на следующем кадре было уже семь девятнадцать. Больше на экране ничто не изменилось. — Четыре минуты.

— То же самое произошло в комнате видеонаблюдения в ту ночь. — Ричард посмотрел на нее. — Это легко делается?

Она пожала плечами:

— Если хорошо знать, как работает система, то ничего сложного нет. Если ты уверен, что наш друг Кларк не приложил к этому руку, — прошептала Саманта, — то табличку подбросили в этот промежуток времени, причем так, что не сработала ни одна сигнализация.

— Думаешь, Кларк не заметил, что на экране ничего нет?

— Изображение было обычным, просто камера не записывала. Или картинка застыла на четыре минуты, или что-нибудь в этом роде. — Саманта крутанулась на стуле. — Кларк, в котором часу у тебя утренний перерыв?

Охранник провел рукой по лысеющей голове.

— Я вышел на кухню где-то в семь пятнадцать, но меня не было всего пять минут. Потом до половины десятого я обычно не покидаю комнаты.

— Значит, у вас твердый характер?

— Ну да. Ханс говорит, что убьет меня, если я попытаюсь сварить кофе прямо здесь, а сам он начинает работать не раньше семи утра.

— Ханс очень трепетно относится к своему кофе, — с легкой улыбкой проговорил Ричард. — Однажды он получил за него премию.

— Жаль, что я не пью кофе.

Саманта снова начала мотать пленку вперед, но больше ничего необычного не произошло вплоть до десяти часов утра, когда они вдвоем, держась за руки и одетые в шелковые халаты, вошли в гараж. Ричард внимательно наблюдал за их флиртом и, заметив, как Саманта смотрела на него, когда он не видел, удовлетворенно улыбнулся. Кастильо появился в кадре в тот момент, когда они склонились над багажником, но, слава Богу, таблички на экране видно не было.

Сэм остановила пленку.

— На всякий случай надо просмотреть записи с подъездной дорожки, — сказала она. — Возможно, преступник проходил по ней по пути в гараж или обратно.

— Ты правда считаешь, что этот человек вообще не покидал пределов дома? — заметил Ричард. — Ты сама говорила, что преступник все время находился внутри.

— Я все больше убеждаюсь в том, что этот человек отлично знает образ жизни в Солано-Дорадо и разбирается в устройстве системы безопасности.

— Чего я никак не могу понять, так это кто и каким образом заложил бомбу, — сказал Ричард, взяв Саманту за руку. Глупо, конечно, но ему необходимо было каждые несколько минут прикасаться к Саманте, чтобы удостовериться, что она по-прежнему рядом, а заодно продемонстрировать всем окружающим, включая самого себя, что она, сама того не сознавая, принадлежит ему.

— А можно мне позавтракать? Или уже пообедать? — проговорила она с напускной плаксивостью в голосе, когда они вернулись в холл. — На голодный желудок мне плохо думается.

— Давай, только на моей веранде, — отозвался Ричард.

— Нет, на моей. Оттуда видно подъездную дорожку.

Ричард не мог винить ее за эту паранойю. Не будь она излишне осторожна, она была бы уже мертва.

— Я отдам распоряжения Хансу и зайду в кабинет проверить, не пришел ли факс от Доннера.

Саманта кивнула и направилась было вверх по лестнице, но Ричард вдруг схватил ее за руку и развернул лицом к себе.

— Что такое? — воскликнула она.

— Я не могу насытиться тобой, — пробормотал он, прикоснувшись губами к ее губам.

— А знаешь, для богатенького британца ты не так уж плох, — слегка задыхаясь, проговорила Саманта. — Не возражаешь, если я загляну к тебе в комнату за своими вещами?

«За своими вещами» — значит, за табличкой.

— Саманта, ты…

— Я не хочу, чтобы эту вещь обнаружили в твоей комнате, — сказала она, удивив Ричарда серьезностью тона, — но я не стану ничего с ней делать без твоего согласия.

Ричард не стал вступать в заведомо проигрышный поединок.

— Ладно, увидимся через несколько минут.

— Я никуда не денусь. Ты разве забыл, что мы партнеры?

Он-то помнил. Главное, чтобы помнила она.

Во всей этой суматохе Рик упустил самое главное, думала Саманта, направляясь по коридору к его апартаментам. Себя самого. Она мало встречалась с мужчинами, ссылаясь на необычный образ жизни, но на самом деле ей просто было с ними скучно… В лице Рика она встретила достойного и даже опасного соперника. И этим он сводил ее с ума. Они познакомились меньше недели назад, но она уже не могла обходиться без него. Как она найдет в себе силы уйти?

— Мисс Джеллико.

Саманта резко обернулась. К ней подошел менеджер по предметам искусства, слащавенький итальянец с безупречно уложенными черными вьющимися волосами.

— Здравствуйте, Партино.

— Я хотел сказать, что рад видеть вас в нашей компании.

— Прошу прощения? — нахмурилась Саманта.

— Я читал статью в утренней газете. Рик нанял вас для охраны предметов искусства.

— Ах да. Я буду работать до тех пор, пока мы не разрешим все эти проблемы.

— Я навел кое-какие справки. Вы, оказывается, работаете в Нортоне экспертом по искусству и предметам старины.

В устах итальянца это прозвучало почти как обвинение, и девушка невольно улыбнулась. Пришло время применить женские чары.

— Я не пытаюсь отнять у вас хлеб. Я здесь только для охраны ценностей, причем временно.

Партино лучезарно улыбнулся ей в ответ, хотя улыбка не затронула его темных глаз.

— Конечно, временно.

— Почему вы так уверены?

Его улыбка стала еще шире.

— Вы не первая сотрудница, которая пытается залезть в постель к боссу, мисс Джеллико. Ни одна из ваших предшественниц здесь не задержалась.

Глаза ее сузились.

— По-моему, это вас мало касается.

— Разумеется, — кивнул Партино. — Понимаете, каждый ведь должен в первую очередь преследовать собственные интересы.

— Понимаю, конечно.

— В таком случае всего хорошего, — проговорил итальянец и откланялся.

Саманта стряхнула с себя неприятное липкое чувство, оставшееся после разговора с коротышкой итальянцем. Видимо, он тоже в какой-то степени чувствует себя неловко. Менеджер по предметам искусства, позволивший ускользнуть столь ценному экспонату, как троянская табличка, рискует потерять работу.

В то же время, насколько Саманте было известно, это была первая кража в Солано-Дорадо, совсем неплохо, учитывая, какие экземпляры имеются в коллекции Рика. Партино работает на Аддисона вот уже добрый десяток лет. Ей не было дела до того, что ждет в будущем этого противного итальяшку, но если бы табличку украла она, то его, получается, уволили бы по ее вине. Как все запутано!

Их с Риком апартаменты располагались в противоположных крыльях дома, и к тому времени, как она перетаскала к себе все вещи, Саманта просто выбилась из сил. Господи! Надо будет походить в тренажерный зал. Хотя, если они с Риком будут продолжать в том же духе, что и прошлой ночью, она придет в форму еще скорее.

Саманта с улыбкой толкнула дверь в свою комнату и втащила внутрь сумку. Если они будут продолжать в том же духе, что и прошлой ночью, она не доживет до конца недели. Хотя агония, надо заметить, будет весьма сладкой.

Раз уж она решила не трогать табличку без Рика, то распаковывать рюкзак не имеет смысла. В сумке у нее имелись свежее белье и чистая одежда. В ней девушка всегда чувствовала себе спокойнее и независимее, хотя те вещи, что одолжил ей Рик, были ничуть не хуже.

Взвалив на спину тяжелую сумку, Саманта направилась в спальню. В дверях она уперлась во что-то бедром и инстинктивно сделала шаг назад.

Она опоздала. С легким хлопком защитная чека в конце провода отскочила от гранаты, приклеенной скотчем к дальней стене спальни. Затаив дыхание, Саманта выбросила вперед руку, едва успев прижать начавшую отваливаться чеку.

Сделав резкое движение, она потеряла равновесие, но, падая на пол, все-таки не выпустила из рук гранату.

— Господи! — выдохнула она, боясь пошевелиться.

На двери покачивалась вторая граната, едва державшаяся при помощи чеки. Нога Саманты, запутанная в проводе, невольно дернулась, и чека сдвинулась еще немного вниз.

— Рик!


Насвистывая, Ричард направлялся в апартаменты к Саманте. Он нес в руках миску с засахаренной клубникой и не переставал удивляться тому, как он мог чувствовать себя настолько счастливым, находясь под одной крышей с вором и убийцей. Ничто не могло омрачить воспоминаний о минувшей ночи, когда у него был лучший секс в жизни. И что бы ни случилось, в ближайшее время он собирался повторить этот марафон.

— Рик!

От прозвучавшего в голосе девушки страха он весь похолодел. Уронив миску, он бросился в комнату Саманты. Дверь была полуоткрыта, и он сразу же ворвался внутрь.

— Саманта!

— Сюда!

Он увидел ее ноги, торчавшие из двери спальни, причем одна была согнута под неестественным углом.

— Что случилось? — выкрикнул он, бросившись на зов.

— Стой! Тут граната!

Остановившись на пороге, Рик заглянул в комнату. Она лежала на боку, придерживая рукой гранату, которая была скотчем приклеена к стене в полуметре над ее головой. На двери висела вторая граната, которая еле-еле держалась на проводе. Левая нога девушки запуталась в проводе.

— Господи, ты только не двигайся! — Ухватившись за косяк двери, Ричард потянулся ко второй гранате.

— Не трогай! Убирайся отсюда! Позови кого-нибудь!

— Ладно, — ответил он, приложив все усилия к тому, чтобы его рука, тянувшаяся к гранате, не дрожала. — Сейчас позову.

Он осторожно вернул чеку на место указательным пальцем. Не опуская руку, он перешагнул через Саманту. Свободной рукой он распутал провод и освободил ее ногу. На его дальнем конце повисла чека от первой гранаты.

— Я позову кого-нибудь на помощь, а потом мы попробуем вернуть на место чеку, — произнес он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. Если бы не ее молниеносная реакция… Боже!

— Забудь о чеке, — отозвалась Саманта. — Со мной все в порядке. Позвони из гостиной, а потом убирайся.

Осторожно сдвинув провод так, чтобы уменьшить давление на гранату, Ричард поднялся на ноги и подошел к тумбочке.

— Я никуда не пойду. Хочешь подраться, иди сюда.

— Черт, не дури.

— Тихо, я звоню.

Ричард позвонил Кларку.

— Да, сэр?

— Кларк, позвони в полицию. Сообщи им, что в зеленых апартаментах граната и моя девушка держит ее в руках, чтобы она не разорвалась.

— Гр… я мигом, мистер Аддисон. Только не…

Ричард повесил трубку.

— Как ты себя чувствуешь, Саманта? — спросил он, опустившись на корточки рядом с ней.

— Лучше, чем ты, идиот. Скажи своим людям, чтобы убирались. И я, черт возьми, не твоя девушка.

От гнева щеки девушки слегка порозовели. Она была по-прежнему бледна, но животный ужас исчез из ее глаз.

— В газетах написано именно так.

— Да, кстати, хотелось бы взглянуть на это.

— Потом. Я возьму чеку.

— Нет, так безопаснее. Конструкция довольно примитивная, но я не стану рисковать, пытаясь вставить чеку на место. Или, еще хлеще, пытаться оторвать чеку от стены, если ты это имеешь в виду.

Несмотря на выступившие у нее на лбу капельки пота, Саманта вела себя как настоящий профессионал.

— Господи, ты великолепна! — пробормотал Ричард и пошел звонить Кларку, чтобы тот приказал всем выйти из дома, но ни в коем случае не покидать территорию поместья. Закончив, он вернулся к Саманте.

— Я так понимаю, ты готов поверить в то, что преступник находится в доме? — слегка поерзав, осведомилась Саманта.

У нее, наверное, затекла рука, подумал Ричард. Он сел сзади нее так, чтобы она могла прислониться к нему спиной и таким образом снять часть нагрузки с руки и плеча. Ему хотелось вырвать гранату из рук Саманты, но он понимал, что такому геройству сейчас не место. Девушке удалось в один миг взять всю ситуацию под контроль.

— Я давно уже в это поверил и теперь не хочу допустить, чтобы преступник в суматохе ускользнул и состряпал себе алиби. Я убью того, кто сделал с тобой такое, Саманта.

Через десять минут в комнате появились саперы. Судя по выражениям их лиц, такого им видеть еще не приходилось. Несмотря на удивление, они действовали весьма профессионально, втащив в спальню специальный контейнер для бомб, надели защитные костюмы и маски. Затем они, как могли, натянули защитный костюм и на Саманту тоже и приступили к обезвреживанию гранаты.

Отказ Ричарда покинуть помещение явно разозлил спасателей, но ему было все равно. Он твердо решил не оставлять Саманту.

Наконец саперы приклеили гранату к стене с помощью того же скотча и освободили девушку.

— Ну все, всем покинуть дом, — приказал лейтенант.

— Можно подумать, я горю желанием остаться, — буркнула Саманта и, опершись на руку Ричарда, встала с пола.

Она слегка покачивалась, и он обхватил ее рукой за талию, чтобы помочь выйти из комнаты. Спустившись по лестнице, она высвободилась из его объятий.

— Теперь можно и посидеть, — сказала она и опустилась на белые гранитные ступеньки.

Ричард сел рядом и, не удержавшись, обнял ее за плечи.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке? — тихо спросил он, целуя ее волосы.

— Я даже не заметила ее. Господи, какая чушь! — воскликнула она.

— Что произошло?

Саманта с шумом перевела дух и расправила плечи, явно пытаясь успокоиться.

— Я перенесла свои вещи, а потом потащила сумку в спальню, чтобы достать кое-какую одежду. Я зацепилась за что-то ногой и подалась назад, но чека уже отскочила. — Саманта пожала плечами. — Я развернулась и успела схватить гранату и тут заметила на двери вторую. Мне повезло, что она не разорвалась.

— У тебя к тому же быстрая реакция.

— Такого не должно было произойти. Я привыкла быть настороже. — К удивлению Ричарда, по щеке девушки скатилась слеза.

Он покрепче прижал ее к себе.

— Не говори так. Кто-то во второй раз попытался перехитрить тебя, но не сумел.

Высвободившись из его объятий, Саманта сердито стукнула кулаком по коленке.

— Никогда в жизни мне не было так страшно.

— Все позади, — сказал Ричард. Поздно было спасать Саманту, но ему инстинктивно хотелось защитить ее. Страх отступил, и его место занял гнев. Что же до Ричарда, у него по-прежнему сильно билось сердце. — Мы переезжаем.

— Нет, ключ к разгадке где-то здесь, — покачала головой Саманта. — И теперь я точно хочу докопаться до истины. Видимо, убить хотят действительно меня.

К дому подъехала машина Кастильо. Саманта напряглась, но Рик не отпустил ее.

— Доверься мне, — прошептал он, — я не дам тебя в обиду.

— Я не тебя боюсь, Рик. Не забывай, что табличка лежит у меня в сумке, в моей спальне, где сейчас находятся двадцать копов.

— Нелегкое выдалось утро? — сказал Кастильо, остановившись на крыльце рядом с ними. — С вами все в порядке?

— Как видите, никто не взлетел на воздух, — съязвила Саманта.

— Уже хорошо, — отозвался детектив и начал подниматься по лестнице. — Мистер Аддисон, мисс Джеллико, оставайтесь здесь. Пойду взгляну, что там творится.

Ричард был рад отделаться от него. Ему нужно было время, чтобы решить, какую информацию скрыть и насколько далеко зайти в своей лжи, чтобы защитить Саманту от полиции, от убийцы и, главное, от нее самой.

Глава 16

Воскресенье, 1 час 30 минут пополудни

— Мне надо позвонить Тому, — сказал Ричард, но с места не сдвинулся.

Саманта стерла с лица непрошеные слезы. Во всем виноват адреналин: ее до сих пор трясло от переизбытка энергии. Он привыкла ко всякого рода потрясениям, но ощущения, которые она испытала, держа в руках готовую разорваться гранату, не шли ни в какое сравнение с легким возбуждением, испытываемым каждый раз после удачно завершенной операции.

— Что именно ты планируешь рассказать Кастильо? — поинтересовалась она, преисполнившись чувством благодарности к Ричарду, который сделал вид, что не заметил ее глупых слез.

— Достаточно для того, чтобы выяснить наконец, кто ставит бомбы в моем доме. — Нахмурившись, он достал из кармана сотовый телефон.

— Он скажет, что это я.

— Вот поэтому-то я и звоню Тому. Даже если Кастильо арестует тебя, мы освободим тебя под залог через час.

Саманту охватил внезапный страх, и она резко вскочила на ноги:

— Нет, я не…

— Саманта, успокойся. Я не позволю…

Она сделала еще один шаг назад, ловко увернувшись от его руки.

— Это не твое дело. Я не собираюсь идти в тюрьму только для того, чтобы ты мог надеть сияющие доспехи и спасти меня. Нет уж.

Рик поднялся на ноги.

— Не лучше ли будет раз и навсегда снять с тебя все обвинения? В противном случае люди Кастильо будут преследовать тебя всю жизнь.

Он понятия не имел, на что похожа ее жизнь.

— Я привыкла прятаться, а обвинения с меня снять невозможно, — прошипела Саманта, задрожав всем телом. Она боялась, что не выдержит и сорвется. Обычно она умела держать себя в руках. И не собиралась распускать нюни даже в том случае, когда одни пытались убить ее, а другие — люди, которым она вроде бы начала доверять, — предлагали ей сесть в тюрьму. — Если я сяду, то не выйду уже никогда.

— Успокойся. — Ричард говорил ровным и спокойным голосом, как будто боялся, что она вдруг бросится бежать. Саманте и в самом деле хотелось это сделать. Более того, она уже отыскала глазами выход. — Все будет хорошо. Не волнуйся. Ты никуда не поедешь. Сядь и дай мне позвонить Доннеру.

— Я не буду волноваться, — повторила Саманта, — только явно в другом месте.

— Тебя пытались убить, — резко проговорил Рик. — Я не позволю тебе скрыться.

— Тогда иди следом за мной, — отозвалась Саманта и резко развернулась на каблуках. — Я хочу прогуляться.

Она услышала за спиной низкий стон Рика, а потом его шаги по гравию. Он действительно шел следом. Почувствовав себя на удивление спокойно, она направилась к пруду.

Кастильо выглянул из окна террасы. В комнате мисс Джеллико взрывных устройств больше обнаружено не было. Ее уже не должно было быть в живых. Саперы сказали, что либо она сама все подстроила, либо у нее просто фантастически быстрая реакция. Судя по тому, что в течение последних дней следователю удалось узнать о ее отце, а также о кражах, которые ему приписывались, второй вариант казался более правдоподобным.

На подъездной аллее Аддисон с Джеллико яростно спорили о чем-то, скорее всего о том, какой информацией следует поделиться с ним. Если бы подобное произошло в любом другом доме, он бы немедленно забрал их обоих в участок для допроса. Однако, проработав двадцать лет в Палм-Бич, он знал, что такое круговая порука, которая вступала в действие в тех случаях, когда дело касалось столь влиятельных особ, как Ричард Аддисон: миллионер знал губернатора, губернатор знал комиссара, комиссар знал капитана, капитан знал руководителя следственного отдела, ну и последний, как водится, знал Кастильо.

В то же время Кастильо готов был поспорить на свой полицейский значок, что Саманта Джеллико — это и есть та женщина, которую Аддисон видел в ночь ограбления и которая, как он утверждал, спасла ему жизнь. Ему было также очевидно, что Саманта не одна принимала участие в этом деле. В морге хранилось еще одно тело. Этьен Девор, правда, не сказал ничего, кроме того, что в него дважды стреляли, а затем сбросили в океан.

Руководитель следственного отдела ясно дал понять, что хочет свалить вину за взрыв и последующую смерть Прентисса на Девора. Это позволит закрыть дело о взрыве в Солано-Дорадо и отделаться от Ричарда Аддисона и компании. Но Кастильо терпеть не мог неразгаданные загадки. Речь явно шла не просто об украденной табличке, и детективу во что бы то ни стало хотелось выяснить, что именно произошло в ту ночь и почему.

Начальник саперов снабдил его подробным описанием устройства гранаты и объяснил, каким образом Саманте Джеллико удалось остаться в живых. Вооруженный этими сведениями, он решил прогуляться до пруда.

— Адвокатишка уже, как я понимаю, мчится сюда? — Саманта присела на прохладную траву на берегу пруда, упорно не глядя на Ричарда и делая вид, что ее безумно интересует сидящая рядом с ней на камне лягушка.

Ричард ходил по берегу взад и вперед, слишком взволнованный для того, чтобы сесть. Подумать только, в его доме находится человек, который подложил гранаты! Саманта обвинила его в желании сыграть для нее роль рыцаря в сверкающих доспехах и, надо сказать, попала не в бровь, а в глаз.

— Да, и он везет с собой список всех, кто у меня работает.

— Отлично. Уверена, он жутко разозлился.

— Ага.

— Он считает меня виновной во всех твоих бедах.

— Он считает, что с тобой опасно иметь дело. А тот факт, что ты постоянно ему противоречишь, только подливает масла в огонь.

— Да, но так я чувствую себя увереннее, что немаловажно.

— И прекрати называть его адвокатишкой. Он, между прочим, закончил Йель и был лучшим в своем выпуске.

Ричард наконец решил, что такое большое количество полицейских помешает злоумышленнику возобновить свои попытки убить Саманту, и уселся рядом с ней, тем более что ему очень хотелось обнять девушку. Лягушка взглянула на него и прыгнула в пруд.

— Ты ее напугал, — сказала Саманта и чуть придвинулась к Ричарду. — Почему Доннер считает меня опасной?

У Ричарда сложилось впечатление, что такое отношение ей даже льстит.

— По словам Тома, у тебя слишком много секретов, ты не можешь толком объяснить, почему ведешь такой образ жизни, но, самое главное, ты компрометируешь меня.

— А что думает по этому поводу Ричард Аддисон?

— А он в общем-то не знает, что с тобой делать, но ты вызываешь в нем неподдельный интерес и заставляешь совершать поступки, о которых он раньше и помыслить не мог.

— Например, лгать полиции?

— Именно. — Честно говоря, Ричард уже имел за собой такой грешок, правда, тогда речь шла не о столь серьезном деле. Увидев на тропинке Кастильо, он поспешно выкинул из головы эту мысль. — Здравствуйте, детектив.

— Называйте меня Фрэнк, — сказал Кастильо, опустившись на камень, где до него сидела лягушка. — В комнате больше ничего нет. Саперы прочесывают дом. Пара моих ребят допрашивает людей, но пока ничего выяснить не удалось. Вы правильно сделали, что собрали всех вместе. — Детектив подался вперед, пристально всматриваясь в воду. — У вас тут рыба водится?

— Карпы, — отозвался Ричард, — только сейчас они прячутся под камнями и под листьями лилий.

— Прямо как наш взрыватель, — заметил Фрэнк, сунув руку в карман. — Карпы любят семечки подсолнуха?

— Скорее всего они все помрут от несварения желудка, но, впрочем, какая разница? Мы зато сможем их выманить.

Кастильо бросил в воду несколько семечек.

— У нас тут возникла небольшая проблема, — спокойно проговорил Кастильо. — О, глядите-ка, вот и они. — Он бросил в воду очередную порцию семечек и принялся наблюдать за тем, как большие яркие рыбины набросились на корм.

— Проблема? — переспросил Ричард, отметив про себя, что Саманта отодвинулась от следователя как можно дальше. Она сохраняла приветливое выражение лица, но на разговоры сегодня явно была не настроена.

— Да, дело в том, что я собрал все кусочки головоломки, но целостной картины все равно не получается. Например, я готов был побиться об заклад, что Девор, тот парень, о котором я спрашивал у вас утром, проник в дом, украл табличку и заложил бомбу. Но он умер, а значит, не мог подложить сегодняшние гранаты. Кроме того, он совсем не подходит под описание той женщины, которая, как вы говорите, спасла вам жизнь.

Украдкой бросив взгляд на непроницаемое лицо Саманты, Ричард сделал глубокий вдох.

— А что, если я ошибся насчет той женщины, Фрэнк, и она была в доме по моему приглашению?

— Ну, это даст возможность свалить вину на Девора, но, правда, не объяснит, откуда взялись гранаты.

— Это сделали разные люди, — резко проговорила Саманта, сорвав травинку и по-прежнему не отрывая глаз от водной глади.

— То же самое говорят и саперы, — тем же спокойным тоном продолжал Кастильо, продолжая кидать в воду семечки. — Они утверждают, что первую бомбу заложил профессионал, а вторую — любитель, пытавшийся скопировать его стиль.

Саманта кивнула:

— Взрывное устройство установить намного сложнее, чем простую гранату. Кроме того, необходимо было заранее удалить чеку, чтобы от малейшего контакта с проводом произошел взрыв. Тогда остановить его не было бы никаких шансов. Хотя у жертвы все равно было бы четыре или пять секунд на то, чтобы убежать.

Ричард на секунду закрыл глаза. Как она может так спокойно рассуждать о недостатках взрывного механизма, который чуть не убил ее полчаса назад? Снова открыв глаза, он перевел взгляд с Кастильо на девушку.

— А что, если я скажу, что сегодня утром мы обнаружили подделку таблички, а одна из видеокамер была выведена из строя тем же способом, что и в ночь ограбления?

— Что? — Кастильо вскочил было на ноги, но потом передумал и с видимым усилием сел на место. — В любом случае я хочу просмотреть пленку. — Он откашлялся. — Также мне хотелось бы определить время, в которое могли быть заложены гранаты. Во сколько вы сегодня утром вышли из комнаты, мисс Джеллико?

— Она провела ночь в другом месте, — ответил за нее Ричард. — Я лично считаю, что гранаты могли быть установлены в течение последних двадцати четырех часов.

— Нет, — тихо проговорила Саманта.

— Почему? — разом спросили мужчины.

Девушка сделала глубокий вдох. Она так не хотела ни о чем рассказывать, что Ричарду даже стало на какой-то момент смешно.

— Утром обо мне появилась заметка в газете, — она посмотрела на Ричарда, — в которой сообщалось, что я консультант по охране предметов искусства. Это была моя ошибка.

— Что сделано, то сделано. — Ричард накрыл руку девушки своей, но быстро опомнился и убрал. Он теперь знал, как нужно вести себя с Самантой: своей хитростью и изворотливостью она скорее напоминала тигровую акулу, нежели робкую гурами. Он хотел ее, но в процессе завоевания этой женщины не желал растратить все свое оружие.

— Я не люблю… обвинять людей, не имея доказательств, — с еще большей неохотой проговорила она, — поэтому я просто сообщаю вам информацию. Данте Партино сегодня утром поздравил меня с поступлением на новую должность и дал понять, что знает о моем музейном прошлом.

— Что? Это см…

— Он вам угрожал? — перебил его Кастильо, обращаясь к девушке.

Она поморщилась:

— Послушайте, я не собираюсь…

— Саманта, — решительно вмешался Ричард, — он тебе угрожал?

— Нет, — ответила она и нахмурилась. — Он сказал, что я здесь долго не задержусь. И… черт, он еще сказал, что знает, где я провела ночь.

— Проклятие! — Ричард вскочил на ноги.

— Подождите минутку, мистер Аддисон, — сказал Кастильо, встав и перегородив ему дорогу к дому. — Вы абсолютно уверены в том, что именно сказал вам Партино, мисс Джеллико?

Саманта тоже встала, чувствуя себя неуютно под взглядами двух мужчин.

— Называйте меня Сэм, — вздохнула она. — Да, я уверена, у меня фотографическая память.

Кастильо снова стал рыться в кармане, только на сей раз извлек оттуда рацию.

— Мендес, разыщи Данте Партино. Будь повежливее, но не выпускай его из виду.

— Есть, сэр, — раздался в трубке женский голос.

Фотографическая память. Вот почему она так быстро сообразила, что им подкинули фальшивку. Она где-то видела фотографии оригинала раньше. Это также объясняло, почему она прикасалась практически ко всему, что видела: у девушки была сильно развита осязательная память. Это-то Ричард успел почувствовать на собственном опыте.

— Вы не можете арестовать его на основе моих слов! — воскликнула Саманта, сделав шаг назад.

— Нет, но я могу задать ему несколько вопросов, основываясь на полученной от вас информации, — с неожиданным участием в голосе проговорил детектив.

Похоже, у Саманты Джеллико появился новый поклонник. Разумеется, ей не помешает заручиться поддержкой полицейского. В то же время хитрая, расчетливая женщина, неохотно выдающая информацию, чтобы обвинить другого человека, очень напоминала по стилю своего отца.

— Я хочу присутствовать при этом, — заявил Ричард.

— Да, я так и подумал. Только сначала я бы хотел просмотреть видеозаписи.

— Ну конечно, — пробормотала Саманта, настроение которой постепенно ухудшалось.

Ричард не сдержал улыбки.

— Не волнуйся, — прошептал он ей на ухо, — сплочение перед лицом опасности помогает закалить характер.

— Скажи это кому-нибудь другому.

— Я предпочитаю говорить с тобой, только желательно в более интимной обстановке.

Она придвинулась ближе.

— Только, чур, место выбираю я, — выдохнула Саманта. Господи, эта девушка опьяняла его!

— Договорились.

— Когда Кастильо посмотрит пленку, тебе придется признаться, что мы обнаружили табличку в моей сумке и скрыли это от него, — продолжала она.

Ричард мигом протрезвел.

— Я дал тебе слово, — прошептал он, — и намерен сдержать его.

Саманта ничего не ответила, а просто вложила руку в его ладонь. Он молча сжал пальцы. Черт, ситуация осложнялась. Не хватало еще, чтобы один из его доверенных лиц подпал под подозрение в убийстве. Странное дело: ему почему-то легче было поверить в виновность Партино, нежели Саманты.

В этот момент у него зазвонил сотовый телефон.

— Аддисон, — сказал он в трубку.

— Рик, скажи полицейским, чтобы они открыли эти чертовы ворота, — раздался недовольный голос Доннера.

Ричард опустил телефон.

— Фрэнк, пропусти, пожалуйста, Тома Доннера.

Кастильо недовольно поморщился:

— Мы тут с вами так мило общались. Хотите, чтобы адвокат все испортил?

— Полностью с вами согласна, — улыбнулась Саманта. Чудесно: теперь воры и полицейские прониклись взаимной симпатией.

— Да, я считаю, что его присутствие необходимо, — проговорил Ричард. — Кроме того, он привез кое-какие данные, которые могут нам пригодиться.

— Хорошо. — Фрэнк поднес к губам рацию и отдал приказ. Ричард прижал к уху телефон, прислушиваясь к тому, как Доннер ожесточенно спорит с охранниками у ворот.

— Том? Подожди секунду. Тебя сейчас пропустят.

— Выскочка, — пробормотала Саманта. Ричард притянул ее ближе к себе.

— Не ссорься с Томом, — тихо проговорил он, — он очень скоро может нам понадобиться.

Глава 17

Воскресенье, 2 часа 15 минут пополудни

Фрэнк Кастильо молча просмотрел видеозапись, сделанную в гараже, включая тот момент, когда Рик с Самантой рылись в багажнике «мерседеса», а потом беседовали с ним самим. Саманта то и дело нервно сглатывала. Она стояла у двери, поминутно ожидая услышать обвинения в свой адрес. Она твердо знала одно: Кастильо придется потрудиться, если он захочет упечь ее за решетку.

Доннер тоже молчал, но, судя по тому, какие звуки он издавал, ему был предельно ясен смысл одинаковых халатов и держания за руки. Проклятие! Он бы с радостью сгноил ее в тюрьме. Конечно, если всю эту историю заварил он, ему было бы приятнее увидеть ее мертвой, нежели заключенной под стражу. Гм-м… интересно, что известно бойскаутам о ручных гранатах?

— Отлично, — наконец проговорил детектив, откинувшись на спинку стула. — У преступника было четыре минуты на то, чтобы подкинуть табличку. Гранаты же могли быть установлены потом. Не исключаю также варианта, что действовало несколько человек.

— Не думаю, — с неохотой проговорила Сэм, жалея, что не умела, как отец, плевать на всех и вся и больше молчать, чем говорить.

— Почему? — осведомился Рик.

— По плану меня сначала должны были обвинить во взрыве и только потом убить, — пояснила она.

— Данте Партино проработал на тебя десять лет, — с мрачным видом проговорил Доннер. — Ты уверен, что он может быть причастен?

— Лично я уверен в том, что его следует допросить в участке, — сказал детектив, поднимаясь с места.

— Я хочу присутствовать при допросе, — сказал Ричард, когда они вышли из комнаты видеонаблюдения.

Когда двое мужчин начали подниматься по лестнице, Сэм схватила Ричарда за руку. Она слышала, как Кастильо предупредил Кларка, чтобы тот никому не рассказывал о том, что здесь произошло.

— Я видела, как полицейские выносили осколки чего-то из коридора, который ведет в мою комнату. Что это было?

— Засахаренная клубника.

— Мое любимое блюдо. — Саманта провела рукой по груди Ричарда и, приподнявшись на цыпочках, поцеловала его. В следующее мгновение он притянул ее к себе и с силой прижал к своему стройному, гибкому телу. Саманта мгновенно ощутила выброс адреналина в кровь, который на сей раз сопровождался всепоглощающим желанием. — Спасибо, — прошептала она между поцелуями.

Рик прижал девушку к стене и принялся покрывать поцелуями ее лицо. Она застонала от наслаждения. Снова прижавшись губами к ее губам, он скользнул ладонями под ее футболку и вверх по спине.

— Рик, вы идете? — раздался сверху голос Доннера.

— Идем, — пробормотал он, с неохотой убрав руки. — Да, — добавил он уже громче, чтобы адвокат мог его услышать.

— Ты уверен, что хочешь съездить в полицию? — спросила Саманта, потершись носом о его подбородок. — А то я хотела как следует тебя отблагодарить.

Она запустила пальцы в его густые темные волосы, и Рик невольно застонал.

— У меня есть идея, — пробормотал он. — Мы можем взять лимузин и немножко побаловаться на заднем сиденье.

Несмотря ни на что, Саманта готова была согласиться.

— Я не поеду в полицию.

— Нет, поедешь, — прошептал он, снова целуя и лаская ее языком. — Если мы правы насчет Данте, то в этом деле замешаны по крайней мере двое: он и Девор. Интересно, два для них — это счастливое число или конспиративная мера? И пока я это не выясню, я не выпущу тебя из поля зрения.

Саманта поспешно оттолкнула его.

— Нет, Рик, я говорю серьезно.

Он сделал шаг назад и пристально всмотрелся в лицо девушки своими холодными серыми глазами.

— Отлично, тогда мы сделаем это здесь.

Саманта не удержалась и презрительно фыркнула:

— Тебе не кажется, что это слишком самоуверенно с твоей стороны?

— Кажется, — улыбнулся Рик.

Потом они вместе поднялись по лестнице и прошли на кухню. Кастильо стоял возле огромной духовки с двумя отделениями и резким голосом отдавал приказы по рации. Доннер тоже говорил по телефону, но стоило Рику поднять руку, как разговоры смолкли. Здорово, наверное, чувствовать себя начальником.

— Джентльмены, я хотел бы сделать это здесь, — сказал он, — в моем офисе.

— Если мы проведем допрос здесь, — проговорил Кастильо, опустив рацию, — я не смогу зачитать ему его права. В отсутствие его адвоката ничего из того, что он скажет, не сможет быть использовано в суде против него. Доннер не подходит на роль его адвоката, потому что он работает на вас.

— Вы же сказали, что в любом случае не сможете арестовать его, опираясь только на мое свидетельство, — вмешалась рассерженная Саманта.

Все трое мужчин разом посмотрели на нее. Она расправила плечи. Ну и пусть смотрят. Никто не сядет в тюрьму по ее вине. Если она заработает репутацию доносчицы, ей больше никогда не будет доверия в воровской среде.

Кастильо поджал губы.

— В таком случае я проведу с ним светскую беседу. Но хочу сразу предупредить, мистер Аддисон, что на вас я не работаю. Я здесь для того, чтобы расследовать два убийства и попытку убийства. И я разгадаю тайну, чего бы мне это ни стоило.

— Называйте меня Рик, — ответил Аддисон. — Я ценю ваши усилия, детектив. Кстати, где Данте?

— На теннисном корте, как и все остальные.

Доннер поднялся со стула:

— Пойду приведу его.

— Нет, я сам за ним схожу, — сказал детектив. — Допрос проведем в вашем офисе, Рик, но не забывайте, что расследованием занимаюсь я. Если вы выйдете за рамки дозволенного, я арестую вас за попытку помешать следствию. Вы и так уже порядком мне надоели.

— Договорились. — Проводив его взглядом, Рик обернулся к Тому: — Где список служащих?

Адвокат достал бумагу из кармана пиджака.

— Ты спятил, Рик.

Взгляд, который Ричард бросил на своего друга и адвоката, напугал даже видавшую виды Саманту.

— Час назад Саманта была на волосок от смерти! — рявкнул он. — И это в моем чертовом доме! Так что помоги мне или убирайся, Том. Я не шучу.

Доннер удивленно воззрился на него. Затем он шумно выдохнул и, похоже, успокоился. Он молча протянул Рику список и вышел за дверь.

— Не считая вас с Джеллико, в ночь взрыва и вчера вечером в доме находились еще шесть человек.

— Данте входит в их число?

— Да.

Выходя из кухни, Саманта заметила на столе номер утренней газеты. Вопросительно взглянув на Ханса и получив его разрешение, она схватила газету и на ходу принялась листать ее, пока наконец не наткнулась на раздел светских новостей.

— Страница три, — бросил Доннер через плечо.

Судя по выражению лица адвоката, он был уверен, что ее самолюбию польстит увидеть собственную фотографию в газете, да еще в обществе Ричарда Аддисона. Да уж, со стороны она наверняка выглядит как жаждущая славы авантюристка. Адвокатишке и невдомек, что она бы предпочла еще раз подержать в руках гранату без чеки, чем увидеть свои имя и фотографию в газете.

— Хороший снимок, — заметил Рик, который убавил шаг, чтобы идти рядом с ней.

Редакторы газеты выбрали первый снимок, потому что на втором она скорее всего получилась как олень в свете автомобильных фар. На фотографии видно было, что они ведут непринужденную беседу и Рик улыбается ей. На ее лице было выражение заинтересованной скуки, а лежащая на ее руке рука мужчины свидетельствовала о взаимной привязанности.

— Странно, — пробормотала девушка, внезапно почувствовав себя очень неловко. Она взглянула на заголовок статьи, в котором ее называли Сэм Джеллико, новой подружкой и консультантом по охране предметов искусства миллиардера Ричарда Аддисона.

— Что странно?

— Это похоже на… свидетельство, — выдохнула она, закрыв газету.

Рик забрал газету у нее из рук.

— Свидетельство чего? Того, что я тебе нравлюсь? И что ты нравишься мне? Разве это так плохо, Саманта?

— Этот снимок не отражает общей картины, — пробормотала она. — На нем не видно, что через секунду я пихнула тебя в бок и…

— …и что через час я трахнул тебя, — прошептал он, касаясь губами ее уха. — Кстати, я намерен повторить это, причем не один раз.

— Знаешь, ты опаснее, чем гранаты, — поежилась Саманта.

— Я буду считать это комплиментом, — усмехнулся Рик.

— Осмелюсь воззвать к вашему разуму, — сказал Доннер, стоявший у дверей кабинета в ожидании, пока Рик откроет дверь своим ключом, — и спросить, уверены ли вы в том, что Партино мог убить охранника, потом застрелить и сбросить в океан еще одного человека и, наконец, попытаться убить Джеллико. Данте. Наш Данте. Маленький итальянец с напомаженными волосами.

— Я говорила исключительно о третьем случае, — сказала Саманта. — Первые два убийства Партино совершить не мог. Во всяком случае, пока у меня нет причин подозревать его.

— Саперы считают, что бомбу и гранаты заложили разные люди, — добавил Рик.

— Отлично. Но какой, черт возьми, у него мог быть мотив? — осведомился адвокат, бросив взгляд на Саманту.

— Вот это-то нам и предстоит выяснить. Присаживайся, Саманта, — сказал Рик и сел рядом с ней, предоставив Доннеру возможность занять кресло во главе стола для переговоров. — Судя по тому, что он наговорил Саманте, нам следует волноваться за ее безопасность.

— Я понимаю его чувства. Ты слишком уж любезен с его потенциальной соперницей.

— Но это не дает ему права убивать ее, — резко проговорил Рик.

— Если это в самом деле был он.

— Да, если это был он. Но я не об этом говорю. Он сказал, что знает о том, что ты специалист в области искусства. Верно, Саманта?

— Да.

Ричард уселся таким образом, чтобы быть лицом к двери и первым увидеть Фрэнка Кастильо с Данте. Обычно эмоциональный, итальянец на этот раз молчал, но это видимое спокойствие явно давалось ему с большим трудом, потому что он постоянно то теребил ухо, то щелкал костяшками пальцев, так что Рик удивлялся, как они у него до сих пор не отвалились.

Это был самый любимый момент для Ричарда во всех деловых переговорах: когда собеседник понимал, что у него больше нет шансов и что ловушка вот-вот захлопнется. Рику потребовалась вся сила воли, чтобы сдержаться и не избить менеджера по предметам искусства до смерти.

— Рик, Том, с вами все в порядке? Полицейские заставили меня покинуть кабинет. — Партино покосился на Саманту и быстро отвел глаза.

«Тебе не жить», — сказал про себя Ричард. Он уже видел Данте Партино в гробу.

— Да, никто не пострадал, — ровным голосом проговорил он, сохраняя на лице вежливую улыбку.

— Мистер Партино, — сказал Кастильо, усаживаясь за огромный стол из красного дерева, — я хотел бы задать вам несколько вопросов. Надеюсь, это поможет пролить свет на некоторые подробности, касающиеся недавней кражи.

— Разумеется, я готов помочь, чем смогу.

— Речь пойдет о табличке. Вы утверждали, что она стоит примерно полтора миллиона долларов.

— Именно.

— На чем основана ваша оценка?

Ричард нетерпеливо поерзал на стуле. Какое отношение к делу имеет эта проклятая табличка? Речь идет о попытке убить Саманту! Правда, девушка, судя по всему, не возражала против такого поворота. Она взяла у Доннера лист бумаги и принялась рисовать карпа. Надо заметить, рисовала она вполне прилично. Интересно, у нее природный талант или она где-то училась? Скорее всего это у нее врожденное. Сэм Джеллико, женщина эпохи Возрождения.

— Ну, стоимость обычно устанавливается при сравнении одного предмета с другими похожими.

— Но я думал, что таких табличек в мире всего три. Их в последнее время разве перепродавали?

— Нет, но Рик купил ее в январе за миллион с небольшим. Должен заметить, что цены на рынке греко-римских древностей в последние месяцы сильно выросли. Я в курсе котировок на всех аукционах. Это часть моих обязанностей.

— А что вы можете сказать по поводу погибших в огне экспонатов?

— К ним применимы те же правила. Стоимость доспехов установить всегда легче, потому что их на рынке гораздо больше. К несчастью, некоторые детали были очень редкими, и страховая компания должна нам огромную сумму денег. Уверен, Том может поделиться с вами нужной информацией, потому что такого рода формальностями занимается он.

Саманта продолжала рисовать, делая вид, что не обращает внимания на разговор. Учитывая, что все это было затеяно ради нее, Ричард начал понемногу раздражаться.

— Что ты делаешь? — пробормотал он.

— Пытаюсь заглянуть в будущее.

Данте бросил взгляд на рисунок. Если Ричард не ошибся, его румяное лицо слегка побледнело. Он, в свою очередь, тоже посмотрел на картинку и едва удержался от улыбки. Рыбка непонятным образом превратилась в виселицу с петлей. «Интересно, — подумал Рик, — она умеет играть в „хорошего полицейского и плохого полицейского“ или таким образом просто пытается выразить свою агрессию?»

— А что вы делаете с экспонатами, которые еще можно отреставрировать? — продолжил «хороший полицейский» Кастильо, делая пометку в своем блокноте.

Саманта тем временем начала подрисовывать повешенного, у которого были темные напомаженные гелем волосы и в точности такой костюм, как у Данте.

— Их осматривают представители страховой компании и эксперт по предметам искусства. Если реставрационные работы не повредят экспонату и не поставят под сомнение его подлинность, то на них выдается разрешение. В противном случае страховая компания выплачивает сумму для покрытия нанесенного ущерба.

— Получается, что владелец не теряет денег ни если вещь украдена, ни если она испорчена?

Партино кивнул:

— Именно так. Честно говоря, если на рынке ожидается падение цен на изделия того или иного рода, их порча может даже оказаться выгодна для владельца.

— То есть? — переспросил Ричард.

— Я просто отвечаю на вопросы следователя, Рик. Я обязан говорить правду. — Он выпрямился на стуле. — И поэтому я должен сказать, что ваша подружка — известная охотница за предметами искусства.

Рука Саманты замерла, и она медленно подняла сверкающий гневом взгляд на Данте:

— Прошу прощения?

— Да. Ее отец, тоже знаменитый вор, умер в тюрьме. Я не удивлюсь, если табличка у нее и она пыталась убить меня первой бомбой, чтобы я ее не узнал. Ей нельзя доверять.

— А как насчет гранаты? — осведомился Рик, до боли сжав пальцы.

— Она заложила их специально, чтобы отвести от себя подозрения. Вы обыскали ее комнату, детектив?

— Вам, Партино, могли бы поверить, если бы вы не наняли человека, чтобы изготовить подделку, — парировала Саманта и швырнула менеджеру в лицо бумагу с карандашом, прежде чем Рик или Кастильо успели остановить ее. — Неудивительно, что вы пытались убить меня, чтобы я не смогла распознать фальшь. Но только знаете, чтобы сохранить тайну, вам пришлось бы избавиться от всех старше семи лет!

— Вам ничего не известно, — отозвался Партино, встав со стула и ударив кулаком по столу. — Я знаю, что вы пытались меня убить, и вам не отвертеться. Полиция выяснит правду.

— Они уже выяснили, — парировала Саманта. — Вы нарочно оказались неподалеку от первой бомбы, а о том, что меня чуть не убило гранатой, вам никто не говорил. Откуда вы об этом знаете? Жаль, что у вас нет оригинала таблички. На вырученные деньги вы могли бы купить себе отмену смертного приговора, жалкий вы ублюдок!

— Сука! — возопил Партино и перегнулся через стол, чтобы ударить девушку.

Доннер и Кастильо схватили его за плечи и усадили на место. В ту же секунду Ричард вскочил со стула и заслонил Саманту.

— Хватит! — крикнул он.

— Что вы использовали в качестве формы? — раздался из-за его спины издевательский голос Саманты. — Пластилин? Или вы нашли умельца, который изготовил подделку с помощью простого резца?

— Я не буду говорить без адвоката!

— Вам действительно стоит вызвать его, — мрачно проговорил Кастильо. — Данте Партино, вы арестованы по подозрению в покушении на убийство, воровстве, а также во всем, что я сумею придумать по дороге в участок.

— Нет! Я ничего такого не делал! Это она! Я ничего не брал! У нее подделка!

Ричард быстро обошел вокруг стола и схватил Партино за галстук.

— Какая подделка? — рявкнул он.

Партино побледнел. Он сглотнул и закрыл рот.

— Я хочу видеть адвоката, — проговорил он и не уставал повторять эти слова до тех пор, пока в комнате не появился офицер с наручниками.

Когда менеджер — вернее, бывший менеджер — по предметам искусства вышел за дверь, Кастильо вновь перевел взгляд на Ричарда.

— Мне нужна подделка, — сказал он.

— Я принесу.

— Я пойду с вами. Порча улик и все такое, понимаете ли.

Они вышли из комнаты, но перед этим Ричард бросил предупреждающие взгляды на Саманту и Доннера. Обстановка в кабинете накалилась, и он не желал, вернувшись, увидеть одного из них в крови.

— Знаете, а ведь Партино прав насчет Джеллико, — доверительно проговорил Кастильо.

С минуту Ричард хранил молчание.

— У вас имеются доказательства? — спросил он наконец.

— Нет. Если бы имелись, она давно уже была бы в тюрьме.

— В этой стране существует презумпция невиновности, — сказал Ричард. — По-моему, вы, янки, твердо ее придерживаетесь.

— Да, но вас, как я погляжу, мое заявление не удивило. — Кастильо искоса взглянула на Рика. — Впрочем, так я и думал.

— Насколько мне известно, она не сделала ничего плохого. В тюрьме сидел ее отец, а не она сама.

Кастильо вздохнул.

— Она, конечно, куколка, но на вашем месте, мистер Аддисон, я бы держал руку на кошельке. Она весьма скользкая штучка. Черт, я ловлю воров вот уже двадцать лет, но мне все равно хочется подразнить ее.

— А мне нет.

— Вот-вот, поэтому, если я что-то раскопаю, она сядет в тюрьму.

— Вы ничего не раскопаете. — Рик не был так уж уверен в своих словах, но он надеялся на ум и изобретательность Саманты. Кастильо ничего не найдет — здесь, во всяком случае.

Оказавшись в комнате Саманты, где после визита саперов царил страшный беспорядок, он взял с дивана рюкзак и вытащил оттуда сверток с фальшивой табличкой.

— Держите.

— И вы, конечно, обнаружили это среди ее вещей в багажнике вашей машины?

— Да.

— Сегодня утром.

— Да.

— Тогда почему вы ничего не сказали мне в гараже?

— Мы находились под впечатлением, — очаровательно улыбнулся Ричард.

Кивнув, Кастильо развернул сверток, оглядел табличку и снова завернул.

— Ладно, я отдам ее эксперту, чтобы он подтвердил наличие подделки. Я думаю, Партино сегодня утром увидел вашу с Сэм фотографию в газете и решил, что должен укрепить свое пошатнувшееся служебное положение. Он подбросил фальшивую табличку, чтобы полиция прекратила поиски настоящей, а потом заложил гранаты, чтобы никому в голову не пришло проверить подлинность таблички.

— Согласен.

— Да, но доказать это будет сложно. Мне нужно знать, зачем он сделал подделку, где он взял гранаты и где оригинал.

Эти же три вопроса мучили и Ричарда. Какой смысл воровать табличку и прятать подделку, когда ее можно было бы подложить вместо настоящей и таким образом скрыть факт похищения? Или, если принять версию Саманты о том, что табличку забрал ее друг Девор, зачем Партино вообще понадобилось изготавливать подделку? И зачем была заложена первая бомба?

Проклятие, куда ни глянь — одни сплошные вопросы, и ни одного ответа. И несмотря на то что Данте арестовали, Рик чувствовал, что это еще далеко не конец истории. Проводив Кастильо до двери, он вернулся в кабинет.

— Где Саманта? — осведомился он, войдя в комнату. Доннер в одиночестве сидел за столом для переговоров и листал газету.

— Она сказала, что проголодалась, и пошла на кухню.

— Молодец, — отозвался Ричард, вспомнив, что со вчерашнего дня они так ничего и не поели. — Хочешь бутерброд?

— Нет. — Доннер перевернул очередную страницу. Устало поморщившись, Рик опустился на стул.

— Что ты обо всем этом думаешь?

— Тебе это неинтересно, Рик.

— О Боже, Том! Знаешь, как там на свадьбах говорится: «Пусть скажет сейчас или не говорит никогда».

— Ладно. — Адвокат отложил газету. — Во-первых, ты спишь с известной воровкой. Во-вторых, если бы табличка, которую ты нашел в багажнике, оказалась подлинной, тебя бы арестовали за обман страховой компании. В-третьих, ты отправил Данте в тюрьму и глазом не моргнув. В-четвертых, я не верю, что можно пойти на два — вернее, почти три — убийства ради одной троянской таблички. Отсюда вытекает пятое и последнее: ради чего можно пойти на тройное убийство?

— Данте как-то с этим связан.

— Настолько, чтобы сесть в тюрьму? Черт, ты знаешь Данте уже десять лет, и ты отправил его в тюрьму по наговору человека, с которым знаком меньше недели и которого ты застукал при попытке взломать твою дверь!

Неужели с тех пор прошло меньше недели? Он никогда не страдал от недостатка решительности, но на этот раз все произошло слишком уж быстро!

— Если Данте невиновен, я найму для его защиты адвоката из твоей конторы. Но если честно, Том, кого ты больше подозреваешь во лжи?

Доннер посмотрел на Рика долгим взглядом, затем встал и достал из холодильника бутылку воды.

— Черт! Между нами говоря, я считаю, что если бы Джеллико сделала это, ее бы здесь не было. И она не стала бы сваливать вину на другого.

— Ого, вот это признание! — Несмотря на шутливый тон, в глубине души Ричард был искренне благодарен Тому. Интересно, что бы сказал Доннер, узнай он о том, какие подозрения на его счет питает девушка?

— Да уж. — Сделав глоток воды, адвокат направился к двери. — Мне надо удостовериться, что у Данте надежная защита. В конце концов, мы от этого только выиграем. Должен же кто-то поддерживать твою популярность в прессе.

Ричард спустился вниз следом за ним.

— Я не буду комментировать твои действия, но если Данте виновен, то для него же надежнее будет сидеть в тюрьме.

У выхода Доннер снова остановился:

— Ладно, последний вопрос.

— Какой?

— У вас с Джеллико серьезно?

— Не знаю. — Какая-то часть Рика вообще не желала задумываться об этом. Саманта была рядом, и он просто наслаждался ее обществом. Как верно подметил Том, они были знакомы меньше недели. Ему потребуется куда больше времени, чтобы определиться, а главное, чтобы определить ее намерения.

— Плохо, — протянул Том и театрально закатил глаза. — Почему бы вам двоим не заглянуть к нам сегодня на ужин?

Ричард не удержался от улыбки.

— Ты шутишь?

— Нет, я просто рассказал о ней Кейт — ничего такого, ты не подумай, — и она пригласила вас на ужин. Будет цыпленок с пармезаном. Около семи.

— Отличная мысль, приедем обязательно.

Глава 18

Воскресенье, 3 часа 21 минута пополудни

Саманта наблюдала за тем, как Ханс мастерски снимает корочку с хлеба, предназначенного для сандвича с огурцом.

— Вы художник, — сказала она, положив локти на стол. Высокий швед бросил взгляд в ее сторону:

— Это всего лишь сандвич, мисс.

— Называйте меня Сэм. Вы правы, это, конечно, простой сандвич, но я привыкла все делать в спешке. — Очень часто она вообще забывала поесть до тех пор, пока желудок сам не напоминал ей о необходимости приема пищи. Кстати, именно это больше всего озадачивало и притягивало ее к Рику: в его обществе она могла просто сидеть и смотреть, как он жарит стейки, или как его именитый повар готовит для нее сандвич, а потом просто наслаждаться результатом. — Готовка так… успокаивает, вам не кажется?

Ханс улыбнулся.

— Я думаю, вы тоже художница. — Он поставил перед девушкой фарфоровую тарелку и достал из холодильника банку диетической колы. — Большинство гостей мистера Аддисона не знают, где находится кухня, и уж, конечно, не обращают внимания на то, как у них срезана корочка с хлеба.

— Это их проблемы. Настоящая красота в мелочах, Ханс.

Забрав тарелку с ленчем, девушка пошла наверх. Было бы, конечно, здорово немного позлить Доннера, усевшись с едой у него под носом, но ей необходимо поразмыслить, поэтому она направилась в библиотеку. Она располагалась над кабинетом Рика в другом крыле дома. Ханс сказал, что по дороге можно увидеть немало интересных вещей.

Саманта не знала, сам ли Рик подбирает экспонаты для своей коллекции или поручает это специалистам вроде Партино, но представшая ее глазам смесь стилей и веков показалась ей одновременно необычной и завораживающей. Она могла только воображать, какие еще сокровища хранятся в других его домах. Жаль, конечно, что она ничего этого не увидит, потому что единственный способ попасть в его дом — это украсть что-нибудь, а Сэм твердо решила никогда больше ничего не воровать у Рика Аддисона.

В одном из коридоров стены были выложены красной, синей и желтой римской напольной мозаикой. Она осторожно провела рукой по изящной керамике, ужаснувшись при мысли о том, что римляне ходили по этому четыре тысячи лет назад. Тут же под стеклом хранились римские монеты, за ними располагался стенд с римскими копьями и шлемами.

Интересно, почему в коллекции Рика так много предметов, принадлежавших воинам: рыцарям, центурионам, самураям, конкистадорам? В мире бизнеса Рик тоже был своего рода завоевателем, и если судить по количеству и качеству его трофеев, то его вполне можно было назвать Александром Македонским или Чингисханом двадцать первого века.

Сэм вошла в библиотеку.

— Господи! — пробормотала она.

Одна стена была сделана полностью из стекла. Остальные три были уставлены книгами, а посередине комнаты на небольшом расстоянии друг от друга располагались книжные полки. Сбоку стоял огромный письменный стол, и, разумеется, по краям полок красовались античные бюсты греческих богов. Будь она в воровском настроении, у нее дух захватило бы при виде такого изобилия. Даже сейчас у нее волосы на голове встали дыбом.

Поставив тарелку на стол, она пошла побродить по комнате. Книги на полках произвели на нее даже большее впечатление, чем бюсты. За стеклянными дверцами стояли первые издания сотен книг, от Твена до Стокера, и даже первое издание «Бури» Шекспира.

Через несколько минут она поняла систему расположения томов и разыскала книгу по греческим древностям. История трех троянских каменных табличек была вполне пристойной, во всяком случае, в течение последних трех столетий, и благодаря тому, что их сохранилось всего три, многие историки и исследователи не раз их фотографировали. Эти таблички считались одним из немногочисленных письменных памятников древней Трои, хотя их происхождение до сих пор оспаривалось. В любом случае это были очень древние и баснословно дорогие экспонаты.

Учитывая то, что одна исчезла, цена двух оставшихся в Гамбурге и Стамбуле соответственно должна будет подняться в несколько раз. Пришло время выяснить, где именно они находятся, а потом и избавить нынешних владельцев от такой головной боли.

— Не знаю, что ты сказала моему повару, — раздался с порога голос Рика, — но сейчас он готовит какой-то десерт в твою честь.

Она улыбнулась:

— Надеюсь, это не желе «Джеллико».

— Как тебе удалось его очаровать?

— Я просто попросила сделать мне сандвич, — отозвалась она, слизав с пальца майонез и перевернув страницу, — и похвалила его кулинарные способности. Я где-то слышала, что он получил премию за кофе.

— Ну, что бы ты ни сказала, а Ханс прямо-таки светится, — продолжал он своим низким мелодичным голосом с аристократическим британским акцентом.

Она пожала плечами:

— Я попросила всего лишь арахисового масла и желе, но он подумал, что моему изысканному вкусу больше соответствует джем, и в конце концов сделал мне сандвич с огурцом на ржаном хлебе. — А еще дал несколько вкусных конфет, которые она уже съела.

— Может, он просто хотел таким образом сказать, что ты не отличишь джем от желе, — усмехнулся Рик.

— Да, но этим не только я страдаю. Кстати, у тебя теперь будут огромные запасы мятного мороженого. Узнав, что это мое любимое, Ханс сделал большой заказ.

— Ты когда-нибудь встречала человека, который не поддался бы твоим чарам? — пробормотал Рик.

— Доннер. — Она бросила на него взгляд через плечо и улыбнулась при виде его мрачного лица. — Ну же, Бэтмен, я очаровашка и ничего не могу с этим поделать.

— Да уж, а еще ты горячая штучка. — Подойдя к Саманте сзади, он провел ладонями по ее плечам.

— Осторожнее, у меня там швы наложены, — пробормотала Саманта, пытаясь сконцентрироваться на книге. Наконец она нашла страницу, которую искала. Сэм отложила бутерброд, вытерла пальцы салфеткой и поднесла книгу поближе к глазам.

Он на мгновение сжал ее плечи, потом ослабил объятия.

— Что ты делаешь?

— Пытаюсь определить местонахождение табличек.

— Зачем?

Она посмотрела на него. Прямой холодный взгляд не удивил ее: Ричард был зол.

— Не знаю, — протянула она. — Твою я упустила, но есть еще две.

— Даже не пытайся, — низким суровым голосом произнес он.

— Знаешь, — сказала Саманта, вывернувшись из его объятий, — скопи денег и купи себе немного чувства юмора.

На мгновение он словно потерял дар речи.

— Ты должна понимать, что, несмотря на нашу… близость, я тебя совсем не знаю.

— В таком случае ты должен знать, что когда мне что-то приказывают, я раздражаюсь и делаю наоборот назло этому человеку.

Ричард опустился на стул рядом с ней.

— Ясно. Так зачем тебе знать местонахождение двух других табличек?

— Ты быстро соображаешь, — проворчала она. — Мне нужно знать, где они хранятся, чтобы выяснить, не пытался ли кто-нибудь их украсть в последнее время.

— Я могу позвонить в свой лондонский офис и узнать имена владельцев, — сказал Рик.

Она искоса взглянула на него и покраснела.

— Это, конечно, глупый вопрос, но что у тебя за бизнес?

Рик рассмеялся:

— Ты разве не знаешь?

Сэм пожала плечами, покраснев еще сильнее:

— У меня не было времени прочитать все статьи в Интернете. Ты покупаешь и продаешь вещи, но, думаю, это не все.

— Ага, как говорится, наш пострел везде поспел. Я покупаю предприятия, привожу их дела в порядок, а потом перепродаю. Иногда я выкупаю целые промышленные отрасли.

— И что ты собираешься делать с каналом Дабл-ю-эн-би-ти?

Он улыбнулся:

— Ну, «Годзилла», судя по всему, пользуется успехом. Может, сделаю так, чтобы по нему весь день крутили фильмы про каких-нибудь монстров.

— Отлично.

— Вообще-то канал приносит одни убытки в течение последних четырех лет. Я хочу поставить во главе нескольких моих менеджеров, чтобы исправить ситуацию.

— Значит, у тебя есть доверенные лица, — протянула Саманта. Разумеется, ей было об этом известно, но все равно хотелось узнать как можно больше. Все то время, что они провели вместе, Рик был настолько поглощен ее проблемами, что как-то странно было предположить, что у него, помимо этого, есть дело — процветающая бизнес-империя, которая требовала внимания.

— Один из этих людей Том, но есть и другие.

— Сколько?

— Зависит от ситуации. Примерно шестьсот — семьсот за раз. В их число входят архитекторы, подрядчики, плотники, бухгалтеры, адвокаты, мой секретарь, дворецкие и другие люди, которые работают вместе со мной над очередным проектом.

— Отлично, — повторила она. У нее возник очередной вопрос: — А я здесь зачем?

— Мы заключили соглашение, — отозвался он, — по твоей, кстати, инициативе.

Да, инициатива принадлежала ей, но Саманта и представить себе не могла, чем это обернется. Она не помышляла ни о чем ином, кроме как заставить его помочь ей, а потом исчезнуть, потому что иметь дело с Ричардом Аддисоном было опасно. Не только опасно, но еще и очень волнительно.

— А почему тогда мы спим вместе?

— Потому что нам этого хочется. Если честно, Саманта, ты сводишь меня с ума. Я чувствую, что никогда не смогу выбросить тебя из головы.

— Это не есть хорошо.

Он придвинулся ближе и мягкими ласковыми пальцами убрал каштановый локон ей за ухо.

— Почему? Ты хочешь сейчас оказаться где-нибудь в другом месте?

Да — обнаженной в его постели, и чтобы он был внутри.

— Да нет, мне и здесь хорошо.

Заметив, как заиграли желваки у него на лице, Саманта не выдержала и поцеловала Рика.

Он ответил на поцелуй, дразня ее губами и языком. Саманту накрыла волна тепла. Запустив руки в его волосы, она тихонько застонала, предвкушая удовольствие, которое сулило тело мужчины.

— Ты пахнешь садом, — пробормотал он, усаживая девушку к себе на колени.

Саманта мигом ощутила, как сильно он возбужден.

— Это огурец.

— Нет, это ты, — возразил Ричард и, скользнув рукой ей под рубашку, обхватил грудь.

Когда его пальцы проникли под бюстгальтер и коснулись ее груди, девушка низко застонала. Господи, они занимались этим всю ночь и всего несколько часов назад вылезли из постели, а она уже с ума сходила от желания вновь ощутить его ласки, тепло его тела. А когда он прикоснулся губами к ямочке у нее на подбородке, она растаяла и полностью отдалась во власть желания.

Он снял с нее рубашку и топ и швырнул их куда-то в сторону. Туда же последовал и бюстгальтер, после чего пальцы Рика полностью сосредоточились на ее сосках.

— Я надеюсь, у тебя с собой имеется защитное оружие, — простонала Саманта, вытащив его рубашку из джинсов и начав расстегивать пуговицы.

— Вообще-то я положил несколько штук в бумажник сегодня утром, — со смехом проговорил он. — Последний раз я проделывал такое в колледже.

— Умный мальчик.

В этот момент раздался телефонный звонок.

— Черт!

Речи о том, чтобы он не ответил, и быть не могло. Он поднес трубку к уху, а Сэм в это время принялась покрывать поцелуями его шею.

— Аддисон.

Почувствовав, как напряглись мышцы у него на груди, она подняла голову. Его лицо замерло, он внимательно прислушивался к тому, о чем говорил собеседник на другом конце провода. Сначала он долго молчал, а затем перевел взгляд на Саманту.

— Скажите ей это сами, — проговорил он и передал трубку Саманте. — Это Уолтер, — тихо произнес он.

С замирающим сердцем она поднесла трубку к уху:

— Стоуни?

— Привет, крошка. Сегодня утром я снова стал звонить О'Ханнону, и трубку снял коп. Он не стал вдаваться в подробности, и я быстро отсоединился, чтобы они не смогли вычислить звонок, но он мертв.

Сэм резко втянула в себя воздух. Она никогда не любила Шона О'Ханнона. Но они работали в одной сфере и считались своими людьми. Кроме того, он был связан с делом троянской таблички.

— Ты представляешь, как это могло произойти?

— Коп сказал, что в результате взрыва. Это все, что мне известно. — Стоуни на секунду замолчал. — Сэм, мне придется исчезнуть на несколько дней. Думаю, тебе следует сделать то же самое.

Рик обнял ее, причем им двигала не страсть, а желание успокоить девушку. Она опустила голову ему на плечо.

— Будь осторожен, — проговорила она. — Позвони по этому номеру, как только устроишься.

— По этому номеру? — слегка изменившимся тоном переспросил он. — Ты остаешься с богатеем?

— Если нет, я украду у него сотовый, — отозвалась Сэм, но это было сказано специально для Стоуни. Она не собиралась никуда уезжать.

— Правильно. Не высовывайся, крошка.

— И ты тоже.

Отсоединившись, Сэм передала телефон Рику. Он положил его на стол, не разжимая рук и слегка покачивая девушку из стороны в сторону. «Ну почему, почему мне так спокойно в его объятиях?» — думала Саманта. Она сделала глубокий вдох, чтобы собрать воедино разбегавшиеся мысли. Господи, всего минуту назад она безумно хотела Рика!

— Надо рассказать Кастильо, — предложила Саманта и почувствовала, как Рик согласно кивнул. — Но только о том, что я знала О'Ханнона, что он интересовался каменными табличками и что теперь он умер. О том, что Стоуни был с ним связан, ни слова.

— Я вообще не знаю, кто такой Стоуни, — покорно проговорил Ричард, прижавшись щекой к ее плечу.

— Мне… м-м… мне надо одеться, — пробормотала Саманта, которая вдруг остро ощутила свою наготу.

— Да, пока. — Слегка отодвинувшись, он снова поцеловал ее долгим глубоким поцелуем. — Уверена, что с тобой все в порядке?

— Шайка плохих парней тает на глазах, но, черт возьми, в этом и состоит главное очарование моей работы, не правда ли?

— Точно. — Ричард в последний раз обнял ее и спустил с колен, чтобы она могла одеться. — Почему бы тебе пока не попытаться хотя бы приблизительно установить местонахождение двух оставшихся табличек, а я свяжусь с Кастильо? В Лондоне сейчас, — он взглянул на часы — «Ролекс», естественно, — восемь часов вечера, так что я позвоню Саре домой.

Сэм затаила дыхание.

— Саре?

— Это моя секретарша. — На его чувственных губах заиграла порочная улыбка. — Она очень мне предана и готова выполнить любую просьбу.

— Не сомневаюсь.

Да какая ей разница? Они знакомы всего несколько дней, а еще через несколько их пути разойдутся, и она никогда больше не увидит Рика Аддисона, разве что в какой-нибудь газете. Как верно подметил Партино, она у него не первая и явно не последняя.

Саманта поспешно натянула топ и рубашку, и в этот момент Рик схватил ее за руку:

— Знаешь, Саманта, я по жизни однолюб. И я уже говорил, что мне нравишься ты.

— Я не ревную, Аддисон. — Она снова села. — Это просто смешно. Ладно, пошевеливайся, мне надо работать.

Вот, так ему и надо. Он-то у нее тоже не первый.

— Смешно, значит, — медленно проговорил Ричард, не сдвинувшись с места. — Я смешон.

— Да. Не мешай, пойди купи себе остров или еще что-нибудь.

Не успела она придумать очередную колкость, как Рик резко откинул назад ее стул, так что он закачался на двух ножках. Саманта замахала руками, стараясь удержать равновесие, а он склонился над ней и заглянул в ее испуганные глаза.

— Цитируя твои слова, когда меня заставляют что-то сделать, я обычно делаю наоборот, — пробормотал он и прильнул к ее губам в перевернутом поцелуе, от которого у девушки перехватило дух.

— Ясно, — выдохнула она, сдвинувшись на край стула, чтобы вернуть его в нормальное положение.

— Пока нет, но ты быстро учишься, — прошептал он и, насвистывая, вышел из комнаты.

— Черт! — выругалась Саманта себе под нос, отряхнулась и раскрыла книгу.

Закончив разговор с Фрэнком Кастильо, Ричард сообразил, что не сказал Саманте о приглашении Доннера. Что ж, она, конечно, откажется, но, учитывая, какой у нее сегодня выдался день, ее можно понять.

Кастильо был весьма заинтересован известием о смерти Шона О'Ханнона, хотя это только осложнило ситуацию с Данте Партино. Тот скорее всего играл в этом деле весьма незначительную роль.

Ричард сидел на террасе, глядя на расстилавшийся перед ним сад и пруд. Вернувшись на прошлой неделе из Штутгарта, он рассчитывал купить телевизионный канал, провести пару дней с Томом Доннером и его семьей, проследить затем, чтобы Данте отправил табличку в Британский музей, и вернуться в Англию, чтобы провести несколько недель в своем родовом имении в Девоне.

Вместо этого он чуть не погиб при взрыве, табличку украли, он пропустил срок покупки канала, Тома макнули в его бассейн, а он сам встретил Саманту Джеллико.

Разумеется, были и другие волнующие моменты: мертвые воры, таинственные следы, гранаты в комнате, которую он выделил Сэм, фальшивая табличка, арест человека, которому он доверял в течение десяти лет, и много отличного секса.

Саманта назвала его смешным. Он лично не имел ничего против этого слова, но то, что под ним подразумевала Саманта, ему не нравилось. Так обычно называют людей, с которыми проводят время от нечего делать.

Странно, Рика вполне должна была устроить сложившаяся ситуация, но почему-то не устраивала. Выражаясь языком Саманты, его это доставало. Он по-прежнему хотел спать с этой женщиной и заниматься с ней любовью. А раз так, она не может уйти.

Каким бы местом он ни думал, ясно было только одно: в их отношениях с Самантой Джеллико было нечто большее, чем просто секс. Смерть О'Ханнона означала, что в деле с табличкой замешан еще кто-то. Насколько он мог судить, людей, заинтересованных в троянском камне, было шестеро: Саманта, Стоуни, Девор, Партино, О'Ханнон и тот, кто его убил.

«Почему?» — спрашивал себя Рик. Конечно, это весьма редкая и ценная вещь, но таких вещей немало. Почему именно эта и почему именно сейчас?

Раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнул Ричард, вспомнив, что закрыл дверь во время разговора с Кастильо. Не успел он подняться со стула, как дверь распахнулась.

— Отлично, — проговорила Саманта, сунув в карман нечто похожее на скрепку, — первая табличка находится в коллекции Густава Харвинга из Гамбурга. Вторая принадлежит семейству Арутани из Стамбула, но в городе проживает несколько семей с такой же фамилией.

— Для начала неплохо. Я позвоню Саре. Уверен, нам удастся выяснить нужную информацию законными путями.

Саманта улыбнулась:

— Да уж, для разнообразия.

Ему надо было обсудить с секретаршей еще ряд вопросов, но он не хотел делать это в присутствии Саманты.

— У тебя есть планы на вторую половину дня? — спросил он.

— Да, — саркастическим тоном произнесла девушка, — «Годзилла» против «Годзиллы-2». А у тебя?

Он усмехнулся:

— Могу я к тебе присоединиться? Ты расскажешь мне обо всех перипетиях войн чудовищ.

— Уговорил, — кивнула Саманта, всматриваясь в его лицо. — Хочешь, чтобы я оставила тебя в покое? Чтобы я просто посидела спокойно и никуда не лезла?

— И постарайся снова не угодить в беду, — добавил он. — Мне надо сделать несколько телефонных звонков. Это ненадолго.

— Я буду у себя в комнате.

Саманта уже развернулась, чтобы уходить, но он удержал ее за руку.

— Я подумал, что мы могли бы поужинать где-нибудь сегодня вечером, — сказал он, пытаясь предугадать ее реакцию на его слова. Проклятие, эта девушка умудрялась вечно держать его в напряжении.

— Ладно, только я боюсь, как бы Ханс не обиделся. Он хорошо ко мне относится, и я надеялась увидеть ледяную скульптуру, вырезанную специально для меня.

— Ничего страшного, Ханс переживет. — Ричард поцеловал ее в щеку. — Я позвоню Кейт и скажу, что мы придем.

Саманта мгновенно насторожилась:

— Кейт? Какой Кейт?

— Кейт Доннер, жене Тома. Они пригласили нас на ужин.

На лице Саманты появилось смешанное выражение ужаса и недоверия.

— Ты шутишь?

— Нет, мы должны быть у них к семи.

Сэм попятилась к двери.

— Нет, забудь, ужины в кругу семьи — это не для меня.

— Ну, это всего один вечер, — не унимался Ричард, наступая по мере того, как девушка пятилась назад. Со стороны это напоминало оригинальную схему танго. — Доннеры — это моя единственная, как ты говоришь, семья, и я их очень люблю.

— Вот что я тебе скажу, — отозвалась Саманта, проведя рукой по его груди, — мы останемся дома, и можешь делать со мной все, что захочешь.

Ричард усмехнулся:

— Я в любом случае это сделаю, когда мы вернемся. — Он снова поцеловал ее, на этот раз в губы. — Ты любишь постигать новое. Вот тебе отличная возможность.

Поморщившись, Саманта открыла дверь и вышла.

— Ладно, но это только потому, что я у тебя в долгу, англичанишка.

— Спасибо, янки.

Глава 19

Воскресенье, 5 часов 48 минут вечера

Саманта буквально слышала, как отец переворачивается в гробу. Мартин Джеллико в жизни не смог бы представить себе, что его дочь собирается на свидание с Ричардом Аддисоном, более того, едет на ужин к адвокату. Он не то что не увидел бы в таком поступке никакой выгоды, напротив, он бы с радостью указал на возможные негативные последствия.

Она и сама была не на шутку обеспокоена, но это было связано скорее с тем, что она чересчур сильно увлеклась Ричардом. Секс — это одно; хотя, надо заметить, заниматься любовью с Риком было весьма приятно, тем более что во многом благодаря этому он стал на ее сторону. Надо быть дурой, чтобы не воспользоваться таким шансом, а заодно и не получить удовольствия. Но встречаться с ним — это совсем другое. Здесь она начинала действовать за пределами своих интересов: надо было знакомиться с его друзьями и представляться, но в качестве кого? Его подружки? Его любовницы?

С сильно бьющимся сердцем Сэм заглянула в шкаф.

— Что, интересно, я должна надеть?

Из гостиной донесся смех Рика.

— Надевай что хочешь. Слушай, тут Годзилла нападает на робота. Ты же говорила, что это отрицательный персонаж!

Сняв с вешалки сарафан, Саманта подошла к двери.

— Нет, я говорила, что ему особенно удается роль мерзавца. Как тебе это? — Она показала ему коротенькое, красное с желтым, платье.

Он перегнулся через спинку дивана, чтобы взглянуть на то, что она выбрала.

— Хорошо, только…

— Что? — нахмурилась Саманта.

— Будут видны шрамы и порезы на спине.

Черт, благодаря антисептической мази доктора Клемма раны ее больше не беспокоили, так что она почти забыла про них.

— А ты что наденешь?

— Я не буду переодеваться.

— Ты и так прекрасно выглядишь.

— Спасибо. Если хочешь, я могу пролить что-нибудь на себя.

Он снова начал поддразнивать ее. Вообще-то он проделывал это постоянно с тех пор, как почувствовал, что идея поужинать с Кейт и Томом ей не слишком по душе. Она, конечно, согласилась, частично из-за того, что Рик назвал ее трусихой, но по большей части она просто чувствовала себя у него в долгу после того, что произошло сегодня утром.

— Ну что, подобрала что-нибудь? — поинтересовался Рик, заглянув в шкаф.

— Ты лучше смотри и рассказывай мне, что происходит, — отозвалась Саманта. — Когда я выберу платье, я тебе покажу.

— Надень что-нибудь зеленое в честь Годзиллы.

— Место!

Рик вскинул руки в шутливом повиновении:

— Хорошо, хорошо.

Саманта невольно рассмеялась, но тут же обругала себя за это. Нельзя же, в конце концов, так привязываться к человеку. Подумать только: ей становилось хорошо от сознания того, что хорошо ему!

Эта новая жизнь одновременно пугала и искушала Саманту. Она встряхнулась, сняла с вешалки очередное платье и закрыла дверцу шкафа, чтобы спокойно померить его без комментариев со стороны Ричарда. Нельзя позволять себе расслабляться и привыкать к такой жизни. При работе, как у нее, расслабиться — значит попасть в тюрьму или вообще расстаться с жизнью. А сейчас она как раз работала, пытаясь разгадать тайну троянской таблички.

Несмотря на то что к Тому Доннеру у нее по-прежнему имелась парочка вопросов, ее подозрения переключились на Данте Партино. Когда полицейские увезли менеджера в участок, они также забрали с собой несколько коробок с документами из его кабинета. Рабочее место педанта Партино пребывало в странном беспорядке, но Саманта воздержалась от комментариев. Вместо этого она решила проникнуть к нему в кабинет сегодня ночью, чтобы проверить, не осталось ли там чего полезного. Если ничего не выйдет, можно выяснить домашний адрес Партино. Раз Рик взял на себя обязанность выследить местонахождение двух оставшихся табличек, ей надо было чем-то себя занять. Бездействие раздражало Саманту. Кроме того, ее по-прежнему хотели убить. В отличие от Аддисона, который ее просто хотел.

— Ладно, как тебе это? — спросила Саманта, взяв себя в руки. Сегодня она во что бы то ни стало будет на высоте. Это не так уж сложно, если забыть о том, что Аддисон легко умеет читать ее мысли и чувства.

— Ты все-таки выбрала зеленое, — проговорил он, встав с дивана.

— Потому что у него короткие рукава и закрытая спина, — терпеливо пояснила Саманта. — Если, конечно, ты считаешь, что я похожа на сожравшего Токио монстра, я могу переодеться.

— Ты не похожа на Годзиллу, — отозвался Ричард, и его красивое лицо озарилось мягкой улыбкой. — Ты великолепна.

Саманта выдохнула:

— Хорошо. Теперь надо подумать о прическе и макияже.

— Тебе это не обязательно.

— Хороший ответ, но я не напрашиваюсь на комплимент. Я хочу выглядеть… достойно. Как любая нормальная женщина. Полагаю, миссис Доннер относится к числу таких. Хотя адвокатишка явно не из ее песочницы.

— Ты видишь Тома не с лучшей стороны, потому что он подозревает всех и каждого в желании разжиться за мой счет. Он вполне нормальный человек, хотя я, признаться, не понимаю, что значит «нормальный человек» в твоем представлении.

— Да я в общем-то тоже. — Страсти на экране накалялись, поэтому Саманта поспешила занять место на диване рядом с Риком. Макияж подождет. Главное сейчас — это спасти Токио. — Могу я высказать предположение? — спросила она несколько минут спустя, искоса взглянув на Рика.

Он по-прежнему смотрел на нее, а не на экран.

— Конечно.

— За твой счет еще никому не удавалось разжиться.

— Никому и никогда.

— За исключением твоего друга Питера Уоллиса.

Ричард заметно напрягся.

— В каждом правиле есть исключения.

— Всего одно? — не унималась Саманта.

— Я так понимаю, ты говоришь про Данте?

Она имела в виду Доннера, но на всякий случай кивнула.

— Ты ему доверял.

— Да, но это разные вещи. Я давно знаю Данте, но с Питером у нас были другие отношения. И именно из-за Питера я стал очень осторожен в выборе друзей, Саманта. Один раз я испытал разочарование. Больше такого не повторится.

Их взгляды встретились.

— А я в какой категории?

Серые глаза задержались на ее лице.

— Боюсь, ты образуешь совершенно особую категорию. — Он медленно провел рукой по ее бедру. — Весьма, надо сказать, интересную.

Тепло от его ладони растеклось по всему телу девушки.

— Ладно, еще один вопрос.

— Я из-за тебя фильм пропущу, янки.

Саманта проигнорировала его слова: вряд ли Рику всерьез нравятся фильмы про виртуальных монстров.

— Ты вот уже полчаса сидишь со мной на одном диване и при этом ведешь себя как настоящий джентльмен.

— То есть тебе не нравится, что я до сих пор тебя не раздел и не набросился на тебя?

Боже!

— Ну да, вроде того.

— Дело в том, что через час мы должны быть в гостях, а я не хочу комкать удовольствие.

— Днем ты придерживался иного мнения.

— Это было до того, как мы узнали про О'Ханнона. Теперь я весьма обеспокоен вопросом твоей безопасности и намерен посвятить тебе время вечером, когда я буду иметь возможность сполна насладиться твоим прекрасным телом.

Она поежилась. Господи, от его слов она чувствовала себя такой… слабой.

— Ты ведь знаешь, что это ненадолго, — проговорила Саманта, пытаясь выстроить между ними ментальную преграду.

— Что ненадолго? — нахмурился он.

— То, что между нами. Посмотри правде в глаза. Мы познакомились совсем недавно. Наше сотрудничество почти завершено. Как только выяснится, кто украл табличку, наши дороги разойдутся. У меня нет причин остаться, а тебе есть чем заняться, кроме как удерживать меня.

Он резко встал, с трудом сдерживая гнев.

— Отлично. Пойду за пивом. Встречаемся внизу в половине седьмого.

— Хорошо.

На полпути к двери он вдруг остановился, подошел к дивану и наклонился, положив руки на колени девушке, так что их лица оказались в каком-то сантиметре друг от друга.

— Многие люди полагали, что хорошо меня знают, — тихо проговорил он, сверкая глазами, — и все они потом жестоко разочаровывались.

— Рик, это правда. Я не…

— Ты высказала свое мнение по ряду вопросов. И я прошу тебя подождать, пока я сам выскажу свое, прежде чем принимать решение за меня.

С этими словами он вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь, хотя Саманта предпочла бы, чтобы он ею громко хлопнул. Проклятие! Никогда в жизни ей не встречался человек с таким сложным характером. Обычно она видела людей насквозь. Ее жизнь часто зависела от способности мгновенно оценивать людей. Аддисон, похоже, всерьез обеспокоен ее положением и бесится от того, что она не дает их отношениям шанса.

«Разберись с этим и уноси ноги. Это единственный выход». Она оказалась в Солано-Дорадо на собственных условиях и преследуя собственные интересы. И она уйдет только тогда, когда сама этого захочет, а не когда это покажется необходимым ему. Переведя взгляд на экран, Саманта увидела, что Годзилла-робот повержена. Слава Богу, хоть кто-то в этом мире уходит вовремя.

Саманта пять раз переделывала прическу и макияж, пока наконец не осталась довольна результатом. Потом она специально дождалась шести сорока, прежде чем спуститься в холл. Ричард Аддисон может диктовать условия, сколько ему вздумается, но она будет принимать решения самостоятельно.

Она ожидала, что он будет в гневе метаться по гостиной, но Ричарда там вовсе не оказалось. Он сидел у бассейна, потягивая джин.

— Готов? — окликнула она, так и не сумев побороть легкое смущение в голосе.

Он встал со стула:

— Уже пора?

Она хотела огрызнуться, но Ричард тогда понял бы, что разозлил ее, поэтому она воздержалась. Молча кивнув, она развернулась и зашагала по подъездной дорожке.

У крыльца был припаркован роскошный синий «бентли». Помимо воли по спине девушки пробежала легкая дрожь возбуждения. Господи, они поедут на «бентли»!

— Держи. — Рик бросил ей ключи.

Сэм уже хотела было признаться, что у нее нет действующих водительских прав, но вовремя одумалась.

— Мама мия! — радостно воскликнула она, усаживаясь за руль.

Бен закрыл за ней дверцу.

— Сколько стоит такая машина? — поинтересовалась Саманта, заводя двигатель и до упора выжимая газ.

— Много. Постарайся не угробить нас.

Не в силах сдержать улыбки, Сэм вырулила на подъездную дорожку и пулей устремилась вперед. Машина пронеслась по дорожке и чудом не врезалась в ворота, разогнав испуганных охранников.

— Куда ехать?

— На перекрестке направо. Далее я буду тебе говорить. — Рик пристегнулся, но больше его, похоже, ничто не беспокоило.

Выехав за пределы поместья и миновав мост, за которым располагался богатый спальный район Палм-Бич, Саманта убавила скорость. В этой части города было много детей на велосипедах, скейтбордах и роликах, и девушка не хотела никого сбить. Эти счастливые малыши и не подозревали, что в мире есть плохие люди. Сама она уже не помнила, когда была такой наивной. Внезапно ее посетила ужасающая мысль.

— Слушай, а у них есть дети?

— Поворачивай направо, — скомандовал Рик и отвернул от себя вентилятор.

— Боже, почему ты не сказал, что там будут дети?

— Ты тоже когда-то была ребенком, — со смехом в голосе проговорил Рик. — Уверен, ты справишься.

— Я никогда не была ребенком. А сколько им лет?

— Крису девятнадцать, но его нет дома. У него недавно начался учебный год в Йеле.

— В Йеле, говоришь? Это далеко. Слава Богу. Теперь давай плохие новости.

Он усмехнулся:

— Майку четырнадцать, а Оливии девять.

Саманта застонала:

— Это засада.

— Нет, они отличные ребята, а Сэм прекрасно готовит. Третий дом слева.

Дома на этой улице были выдержаны в консервативном стиле. За высокими заборами виднелись огромные сады. У Доннеров забора не было, только со стороны улицы белел низкий частокол. «Ничего себе, — подумала Саманта, — белый частокол в доме у адвоката!»

Ричард не отрывал глаз от девушки, пока они парковались возле дома. Он, конечно, схитрил, скрыв кое-какие подробности, но она сама виновата. Нечего было злить его.

Судя по всему, Саманте предстоит первая в ее жизни встреча с нормальной семьей. Ее жилище, в которое наведались полицейские, располагалось в бедном и неблагополучном районе, хотя Рик подозревал, что с соседями она общалась не слишком тесно. По данным следователя, окружающие привыкли считать ее тихой и скромной племянницей Хуаниты Фуэнтес.

Саманта остановила «бентли», но мотор не выключила. Она сидела с таким видом, словно мечтала, чтобы их подхватил ураган и сбросил в океан.

— Хватит. Сделай глубокий вдох, и пошли.

Бросив на Ричарда сердитый взгляд, Саманта выключила двигатель и вышла из машины. И тут же буквально приросла к месту:

— Черт, надо было захватить им какой-нибудь подарок!

Интересно, подумал Ричард, Джейн испытывала такие же трудности, когда впервые привела Тарзана на ужин в приличное общество? Да уж, ему будет над чем посмеяться сегодня вечером.

— Я об этом позаботился. Открывай багажник.

Внутри оказалось два небольших свертка.

— Кто понесет: ты или я? — спросил Ричард, опустив крышку багажника.

— Я уроню, — съязвила Саманта, пока они шли по усыпанной гравием дорожке к огромной входной двери. — Нет, лучше дай один мне, чтобы было чем руки занять.

Быстро сообразив, какой из подарков менее хрупкий, Ричард вручил ей соответствующий сверток и нажал на кнопку звонка. Он также умолчал о том, насколько сногсшибательно она выглядит: вьющиеся каштановые локоны свободно рассыпались по плечам, а чувственные губы были слегка подкрашены помадой бронзового оттенка. И еще она что-то сделала со своими глазами: зеленый цвет платья углублял их природный изумрудный оттенок, а довершали образ невозможно длинные черные ресницы.

— Ну вот, никого нет дома, — проговорила Саманта после пяти секунд ожидания. — Поехали назад.

— Трусиха.

Это, как и предполагал Ричард, задело девушку. Она расправила плечи и поджала губы.

— Между прочим, я сегодня утром держала в руках гранаты, причем две, — фыркнула она.

В этот момент распахнулась дверь.

— Тогда тебе нечего бояться, — прошептал он, протягивая руку Тому.

Рику всегда нравилось у Доннеров. Здесь было так… тепло, уютно и по-домашнему, такую атмосферу нечасто встретишь в огромном поместье. В этом доме люди просто жили, а не принимали глав государств, не устраивали благотворительных балов и не гостили по месяцу раз в год.

— Кейт до сих пор на кухне, — сказал Том, закрывая дверь за гостями. При этом Рик заметил, какой оценивающий взгляд он бросил на Саманту. Бедняжка, ей предстоит в скором времени выдержать еще один, но Ричард счел за лучшее не предупреждать ее, чтобы не расстраивать заранее.

Хотя, может, ей все равно. Саманта пожала руку Тома и ласково улыбнулась, не выказав ни малейшего признака былой неприязни.

— Очень мило.

— Спасибо. Мы полностью снесли старый дом лет шесть назад и построили вот этот. Мы до сих пор кое-что доделываем, но это даже приятно, — проговорил Доннер с гордостью человека, который лично наблюдал за каждой стадией строительства. — Не хотите выпить? Мы повесили в саду фонарики.

— Мне пива, — сказал Ричард, не отрывая глаз от Саманты.

— Мне тоже.

Так, сегодня вечером никакой диетической колы. Она с видимым интересом разглядывала гостиную. Ричард знал, что Саманта очень нервничает, но внешне это никак не проявлялось. Вероятно, это инстинкт самосохранения — хотя ему она позволила увидеть свою слабость. Значит ли это, что она стала понемногу ему доверять? Или просто решила усыпить его бдительность?

На лестнице слева раздался топот ног.

— Дядя Рик!

Ричард развернулся, и Оливия с разбегу налетела на него, обхватив ручонками за пояс. Он с улыбкой прижал ее к себе и поцеловал.

— Как ты, моя бабочка? Выглядишь здорово. И выросла по меньшей мере на шесть футов!

— Всего на три, — ответила девятилетняя девочка и улыбнулась Ричарду. Эта малышка с пышными светлыми волосами и голубыми глазами через несколько лет обещала стать грозой мальчишек, и, кажется, прекрасно сознавала это. — Что ты мне принес?

— Сначала поздоровайся с моей подругой. Сэм, это Оливия. Оливия, познакомься с Самантой.

Оливия протянула руку, и Саманта крепко пожала ее.

— Рада познакомиться, Оливия. — Она бросила взгляд на Рика: — Хватит мучить ребенка, отдавай скорей подарок.

Ричард сначала помахал свертком перед глазами девчушки и только потом отдал.

— Помнишь, ты говорила, что она должна быть красной и японской. Так что, если это не то, что тебе нужно, я не виноват.

— Ладно-ладно, я знаю, что ты принес то, что надо, — сказала девочка и, блестя глазами, развязала бант и сняла крышку с коробки. С превеликой осторожностью она извлекла оттуда маленькую фарфоровую куколку в ярко-красном японском кимоно, расшитом белыми орхидеями. При виде подарка девчушка взвизгнула от удовольствия. — Точно такую же я видела в книге! — воскликнула она, обняв Рика. — Ее зовут Око. Она такая красивая. Спасибо, дядя Рик.

— Не за что.

Том тоже улыбался.

— Пойди покажи маме, Лив.

— Мама, смотри, что привез мне дядя Рик! — закричала малышка, устремившись на кухню.

— Она собирает фарфоровых куколок по всему миру, — пояснил Доннер, обращаясь к Саманте. Затем он снова перевел взгляд на Рика: — Готов побиться об заклад, ты заплатил за нее кучу денег.

Ричард пожал плечами:

— Она же их любит.

— Да, это заметно, — улыбнулась Саманта. — А почему она назвала тебя дядей?

— Я знаю ее с рождения, — отозвался Ричард, пытаясь угадать, что происходит в голове у девушки.

— Рик, ты превзошел сам себя, — раздался мягкий женский голос, и Ричард с улыбкой вскинул взгляд.

— Здравствуй, Кейт. — Он обнял изящную блондинку и поцеловал ее в щеку.

— Откуда ты узнал, что нам нужна именно такая куколка? — спросила она, протянув руку, чтобы стереть помаду с его щеки. — Мы нигде не могли ее найти. А уж поверь мне, мы искали как следует.

— Вообще-то Оливия прислала мне по факсу в Лондон ее изображение и просила, если что, иметь в виду. Ты меня знаешь, я не смог устоять перед соблазном.

— Да уж. — Голубые глаза переместились на Саманту, которая, надо сказать, держалась куда более непринужденно, чем мог предполагать Ричард. Слава Богу, он уже дошел до того момента, когда распознать фальшь в поведении девушки не составляло труда. — А вы, наверное, Сэм. Слышала, вы макнули Тома в бассейн. Правильно сделали, он иногда бывает несносен.

— Ну спасибо, удружила, — проворчал Доннер.

— Привет, — поздоровалась Саманта, смущенно улыбнувшись. — У вас замечательный дом. Мне так нравится эта сосновая отделка.

— Это Том придумал. Когда я сказала, что маленькая хижина в прерии — это не для меня, он поразмыслил немного, и в результате получилось то, что вы видите.

Улыбка Саманты стала еще шире.

— Надо же, а я думала, он изобразит нечто в стиле «Золотого дна»[2].

Кейт рассмеялась:

— Вы бы видели первоначальный проект! Он хотел развесить по стенам рога и все в таком духе. Это было ужасно. — Она взяла Саманту под руку. — Готовить умеешь?

— Только бутерброды и поп-корн, — с обезоруживающей улыбкой призналась Саманта. — Насколько мне известно, тебе я и в подметки не гожусь.

— О, как мне это нравится! — улыбнулась Кейт. — Я бы не отказалась, если бы ты помогла резать оливки. Только не думай, что я пытаюсь загрузить тебя работой.

Саманта улыбнулась в ответ, издав неопределенный звук, нечто среднее между смешком и фырканьем.

— Резать я умею отлично, — заявила она и, сунув сверток Рику, направилась в кухню вместе с Кейт и Оливией.

— А где Майк? — осведомился Рик, повертев в руках подарок.

— На бейсболе. Вернется минут через двадцать. — Доннер направился к бару в противоположном конце гостиной, пригласив Рика следовать за ним. — Что, черт возьми, произошло с Джеллико?

— Что ты имеешь в виду?

— Да брось, Рик, ты сам знаешь: у тебя дома она вела себя со мной по-хамски, а теперь вдруг превратилась в мисс Конгениальность.

Ричард глубоко вздохнул. Лучше бы Том ничего не заметил, но что поделаешь: первый выпускник Йеля.

— Она немного пообтесалась.

— Пообтесалась?

«Раз уж я привел в дом к Доннеру воровку, он заслуживает по крайней мере объяснения».

— Ну, она адаптируется, — тихо проговорил он, — пытается соответствовать. Она по натуре борец, не привыкла отступать перед трудностями.

Том извлек из-под барной стойки две бутылки «Миллера».

— И в чем это проявляется?

— Во всем.

Конечно, Рик понимал, что обман можно легко принять за очарование, но, с другой стороны, он видел Саманту в страхе, в горе и в страсти. В эти моменты она была настоящей. Должна была быть.

— Давай сменим тему, — сказал он, положив подарок на стойку.

— Ладно. Я заметил, что она была за рулем «бентли». Очень интересно.

— Почему?

Адвокат протянул ему бутылку.

— Мне ты водить не даешь.

— Я не пытаюсь произвести на тебя впечатление.

— А на нее, значит, пытаешься? Мне казалось, все как раз наоборот.

— Я так больше не могу. — Ричард облокотился о стойку. — Что известно Кейт?

— Только то, о чем говорится в газетах: что она консультант по вопросам безопасности предметов искусства и что ты встречаешься с ней. Да, еще я сказал, что она помогает расследовать дело об украденной табличке и что она макнула меня в бассейн.

— Хорошо, спасибо.

— Но я и остальное расскажу, ты же знаешь.

— Знаю, но сначала у нее будет возможность составить о Саманте свое собственное мнение.

— Или она поверит в то, во что Джеллико заставит ее поверить.

— Прекрати, Том. Все совсем не так. Она просто пытается выпутаться из сложившейся ситуации.

Том устремил на друга испытующий взгляд:

— Я вижу, у вас с ней серьезно.

— Похоже, — отозвался Рик, которому сейчас не хотелось вдаваться в подробности относительно своих чувств. — В любом случае я позволил ей сесть за руль «бентли».

— Вот об этом я как раз…

— Есть новости о Данте?

— Все в порядке. Я как раз был в участке, когда ты позвонил мне насчет О'Ханнона. Следователь рассказал обо всем Партино, но тот, честно говоря, не выглядел особо счастливым, хотя благодаря такому повороту событий с него сняли обвинения в убийстве Девора.

— Как же он отреагировал?

Том на всякий случай огляделся, чтобы никто не мог подслушать их разговор.

— Он чуть в штаны не наделал. Я нашел ему адвоката.

— Кого?

— Стива Танберга.

Рик одобрительно кивнул:

— Я рад, что ты пригласил человека из другой фирмы.

— Да, я решил, что лучше не доводить до конфликта интересов. Честно говоря, я немного испугался, когда после допроса Танберг вышел из кабинета без Данте. Судя по словам Стива, Данте сам предпочел остаться в тюрьме. Говорит, что таким образом хочет выказать свой протест против несправедливого отношения к нему бывших друзей, но…

— Но ты думаешь, что он не выдержит и расколется, как только окажется на свободе.

— Вроде того.

— Он так до сих пор и не заговорил?

Доннер поморщился.

— Я, конечно, не должен располагать такой информацией, но, похоже, он готов сознаться насчет таблички. В таком случае ему также придется ответить за порчу видеокамеры.

Ричард кивнул:

— А тогда ему могут пришить и гранаты.

— Я, честно говоря, думал о том, что его обвинят в краже и гибели Прентисса, но твой вариант тоже возможен.

— Прости. — Ричард сделал глоток пива. — Я не могу перестать думать о ней.

— Что ж, признаться, я не могу винить тебя за это, учитывая то, как она сегодня выглядит.

— Знаю.

— Пап? — В гостиной возникла Оливия. — Мама говорит, что тебя убить мало за то, что ты не принес ей кузнечика, а Сэм пива.

— Точно, уже иду.

Девочка вместо того, чтобы уйти, приблизилась к бару.

— Ты встречаешься с Сэм? — спросила она, взяв Ричарда за руку своей крохотной ладошкой.

— Да.

— Почему?

— Потому что с ней очень интересно, и она мне нравится.

— Она знает, что моя кукла была изготовлена вручную в 1922 году и что у нее натуральные волосы. А еще мы с ней испортили несколько оливок, пока мама не видела. Мы их на пальцы надели.

— Да уж, с ней не соскучишься, — согласился Ричард. Оливия рассмеялась:

— Господи, как ты выражаешься! Ты такой старый! Проводив дочь взглядом, Том рассмеялся.

— Ты правда старый, — сказал он, когда Ричард, изогнув бровь, обратил на него свой взор.

— Я, между прочим, моложе тебя.

— Да, на целых четыре года. — Он протянул Ричарду очередную бутылку пива и взял стакан, предназначенный для жены. — Пойду отнесу, пока меня снова не начали ругать.

Ричард отправился на кухню вместе с ним. В дверях он невольно задержался. Кейт нацепила на Саманту фартук с надписью «Успокойтесь, сегодня готовлю я». Девушка стояла у стола, держа в одной руке нож, а в другой — пучок сельдерея. Ричард ощутил, как мышцы живота сжимаются от вожделения. Кто бы мог подумать, что его возбудит вид женщины в переднике?

При виде его Саманта улыбнулась:

— Смотри, мне доверили сельдерей.

Кейт со смехом открыла духовку и, вынув оттуда горшочек с пастой, поставила его охладиться.

— К концу вечера я, пожалуй, доверю ей перемешивать салат.

Саманта весело расхохоталась:

— Знай наших!

Не в силах долее сдерживаться, Рик подошел к столу, поставил бутылку пива и, наклонившись, поцеловал девушку в губы.

— Ты такая самоуверенная, — пробормотал он. Саманта улыбнулась и сунула ему в рот оливку.

— А ты просто душка.

Глава 20

Воскресенье, 7 часов 50 минут вечера

Саманте никогда не доводилось бывать в доме, где бы царила такая спокойная атмосфера. Если бы кто-то попытался описать ей такой дом, она, со своим ограниченным опытом, сочла бы его невыносимо скучным. Странно, но в гостях у Доннеров ей вовсе не было скучно. Уютно, комфортно — да, но только не скучно. Ей нравилось у них, даже когда она осознала, что надеется на то, что Том в свое время был бойскаутом, а ее неприязнь к нему вызвана не им самим, а его родом деятельности.

— Сэм, отнеси, пожалуйста, салат, — попросила Кейт, сняв с полки стопку ярко-желтых тарелок.

— С удовольствием.

Впереди шла Оливия с тарелкой, на которой были разложены разные виды соусов для салата. Вместе они вышли во двор. По всему периметру Том зажег фонари, видимо, для того, чтобы отпугивать насекомых. Фонари были вмонтированы в землю и красиво освещали цветы и густую зеленую листву деревьев.

Доннеры, похоже, вложили немало сил и средств в этот дом.

— Вы давно во Флориде? — спросила она у Оливии, которая была занята тем, что пыталась втиснуть тарелку с соусами в крохотный кусочек свободного пространства на столе.

— Да. Раньше у нас был маленький дом поближе к папиной работе, но потом он построил этот, потому что мы выросли и уже не влезали в старый.

Сэм улыбнулась. Она не могла представить себе, как можно всю жизнь прожить в том месте, где появился на свет. Она вообще не знала, где родилась.

На пороге показалась Кейт с тарелками на подносе.

— На кухне осталась еще одна, — сказала она, поставив блюда с курицей и макаронами на стол.

Рик с Доннером собрали напитки и тарелку с пармезаном, и все вместе перешли во двор. Они оставили место для среднего сына Доннеров, Майка, и Кейт поставила его тарелку в микроволновку.

В дверях Саманта задержалась, дотронувшись до руки Кейт. Чтобы расслабиться, ей надо было точно знать, каков на самом деле Том Доннер.

— Где ванная? — спросила она.

Кейт жестом указала на другой конец гостиной:

— Вторая дверь налево, прямо за кабинетом Тома.

— Не ждите меня, я мигом, — улыбнулась Саманта и поспешила в указанном направлении.

Она справедливо рассудила, что за ужином у нее появится хорошая возможность провести небольшое расследование. Потом Доннеры разойдутся по всему дому, а если Рику с Томом вздумается обсудить какие-нибудь дела, то ей вообще будет отрезан доступ к самому интересному. Отыскав ванную, она закрыла дверь, чтобы создать впечатление, будто она действительно там, а сама проскользнула в кабинет Доннера.

Наверняка в офисе у него имеется отдельный кабинет, но если он занимается некой подпольной деятельностью, то свидетельства скорее всего держит здесь. На большом столе красного дерева царил безупречный порядок: телефон, компьютер, несколько фотографий, словом, ничего лишнего. Усевшись в кресло, девушка выдвинула ящик. Ручки, несколько пачек самоклеек, скрепки и три солдатика. Все.

Сэм взяла в руки одного солдатика. По-видимому, это игрушка Оливии. Она перевела взгляд на фотографии. В самую большую рамку была вставлена фотография всей семьи на фоне здания Йельского университета. Старший отпрыск Доннеров, Крис, явно унаследовал все лучшее от обоих родителей: этот высокий белокурый юноша с прямым уверенным взглядом обещал стать блестящим адвокатом. На остальных снимках были Майк, играющий в бейсбол, и Оливия в костюме феи. А на последней были Том с Риком. Оба улыбались, демонстрируя глубоководных рыбин, которых им удалось поймать. У Рика рыба была больше.

Саманта привыкла полагаться на свою интуицию: она могла составить представление о характере человека, бросив один только беглый взгляд на его комнату. Здесь же у нее в распоряжении был целый дом, спроектированный самим подозреваемым. Шумно выдохнув, Саманта задвинула ящик и откинулась на спинку кресла.

— Удовлетворена? — раздался с порога тихий голос Рика. Она так и подскочила. Черт!

— Я просто…

Он вошел в кабинет.

— Что «просто»?

Сэм тоже встала и придвинула кресло к столу.

— Я искала доказательства того, что Том причастен к краже таблички и к убийствам.

— Зачем?

Саманта, конечно, могла бы наврать, но вот что удивительно: ей почему-то нравилось говорить правду Ричарду Аддисону.

— Ты наотрез отказался подозревать его, и я хотела удостовериться, что он не водит тебя за нос.

— И?.. Нашла что-нибудь?

Сэм недовольно поморщилась:

— Как ни неприятно это признавать, но Доннер чист.

Остановившись возле стола, Рик взял девушку за руку.

Она слегка поколебалась, неуверенная в его настрое, а потом крепко сжала его пальцы. Если он расскажет обо всем Доннеру, то ее выставят за дверь. А ей, как ни странно, хотелось остаться подольше. Рик притянул ее к себе и приподнял ее голову за подбородок.

— Я же говорил, что тщательно выбираю друзей, — прошептал он. — А это значит, что ты единственный человек, которому позволительно водить меня за нос.

— Я не…

Он впился в ее губы в горячем безжалостном поцелуе, от которого у девушки перехватило дыхание. А потом, не успела она закрыть глаза и представить себе, что будет, если Доннеры войдут и увидят их обнаженными на столе Тома, он разомкнул объятия. Посмотрев на девушку, он вытер с ее лица следы размазавшейся помады.

— Не забывай только, — проговорил он, потянув ее к двери, — что я прекрасно понимаю, что ты делаешь, и чаша моего терпения не бездонна.

А он не утратил контроля над собой, осознала Саманта. Он осуществил четко продуманный план: завел ее, заставив забыть обо всем на свете, а сам при этом остался холоден и уравновешен. Проклятие! Вернувшись во двор, они сели рядом, вызвав улыбку Кейт.

— Будешь салат?

— Да, с удовольствием.

Саманта мысленно приказала себе встряхнуться. Рик любит играть в игры, и ей было известно об этом с самого начала. А теперь ей надо успокоиться и просто наслаждаться вечером в компании Доннеров, потому что с такими искренними, простыми людьми ей нечасто приходилось иметь дело.

— А что из этого готовила ты? — поинтересовался Рик.

— Я только резала и дегустировала, — призналась Саманта. — Это здорово, поверь мне на слово.

— Пахнет вкусно, — согласился Рик, взяв у Кейт миску с салатом и протянув ее Саманте.

Сделав глубокий вдох, она с важным видом положила на тарелку щедрую порцию салата. Ей приходилось ужинать в компании отца и Стоуни, но тогда на столе были в основном пицца и паста из ближайшей закусочной. Свежая домашняя пища с хрустящим салатом и отварными овощами была для нее редкостью.

— Я дома! — раздался детский голосок. Кейт встала и направилась в дом.

— Твой ужин в микроволновке.

Через минуту во дворе появился растрепанный мальчуган. В одной руке у него была тарелка с курицей, а в другой — банка газированной воды. При виде Рика его серьезное личико просияло.

— Я так и знал, что это твоя машина! — воскликнул он, усевшись по другую сторону от Рика.

— На барной стойке лежит подарок для тебя, — сказал Рик, обняв мальчика за плечи и шутливо сжав его.

— После ужина, — сказала Кейт, заметив, что сын уже готов бежать за подарком. — И поздоровайся с Сэм. Это подруга Рика.

— Привет, — проговорил Майк, и уши у него заметно покраснели.

— Здравствуй, — улыбнулась Саманта.

— Я извиняюсь за опоздание, — сказал Майк, обращаясь к отцу и одновременно ковыряя вилкой в салате, — но тренер заставил нас пробежать несколько дополнительных кругов, потому что Крейг с Тодом стали кидаться водяными шариками.

— Только Крейг с Тодом? — уточнил Том. Майк улыбнулся:

— В основном. Ну попались-то они. — Справедливо рассудив, что пора сменить тему, он повернулся к Рику: — Это правда, что тебя чуть не взорвали?

— Это было не так уж забавно, — пожал плечами Рик.

— Мы видели тебя в новостях, — вмешалась Оливия, — выглядел ты ужасно.

Усмехнувшись, Рик потянулся за соусом барбекю.

— А как же иначе? На мне ведь была папина рубашка.

Оливия рассмеялась.

— Мы хотели сделать цветные метки на всех его вещах, чтобы он легко мог подбирать нужные сочетания, но папе эта идея не понравилась.

Доннер вздохнул и сделал глоток пива.

— У меня больше не осталось секретов.

Кейт похлопала его по руке:

— Все в порядке, Том. Ты не виноват, что не умеешь одеваться.

Сэм едва успевала есть. Эта шутливая перепалка между Доннерами ей страшно нравилась. Никто не пытался превзойти другого в остроумии, никто не язвил, и никто не рассуждал о том, какие все скучные, глупые и ничтожные по сравнению с ними. Саманта была очень рада тому, что ей удалось установить невиновность Доннера, потому что с каждой минутой этот человек импонировал ей все больше и больше.

— Сэм, а кем ты работаешь? — поинтересовался Майк, передавая ей плетенку с хлебом.

— Ну, сейчас я подрабатываю в музее Нортон, — проговорила она, надо сказать, довольно спокойно. Почему она заранее не подумала, что ответить на подобный вопрос? — Музей получил щедрое пожертвование, и я помогаю закупать новые экспонаты и оформлять все документы.

— А вы с дядей Риком познакомились, потому что кто-то украл у него табличку? — спросила Оливия.

— Да, — ответил за нее Рик.

Начиная понемногу нервничать, Саманта окинула взглядом дворик. «Спокойно, Джеллико, ты неплохо держишься. Главное, веди себя естественно. Что бы ни произошло».

— Кейт, — резко проговорила она, — это мотыльковые орхидеи?

Жена Тома улыбнулась:

— Ну ты даешь! Как догадалась?

— Я люблю цветы, — слегка покраснев, призналась Саманта. — Я бы тоже развела у себя сад, но, к сожалению, времени не хватает. А у тебя здесь чудесно.

— А где именно эти орхидеи? — осведомился Рик, изогнувшись, чтобы разглядеть клумбу за спиной.

Кейт указала ему на один из цветочных горшков на ступеньках лестницы.

— Это вон те фиолетовые цветы. Когда они в прошлом месяце вдруг зацвели, я глазам своим не поверила. Это в первый раз.

— У меня тоже красивый сад, — сказал Рик. — Причем даже несколько.

— Да, но только у тебя по меньшей мере семьдесят садовников, Аддисон.

Саманта перевела взгляд с Кейт на Доннера.

— Ставлю десять долларов на то, что Кейт сама занимается цветами, а Том подстригает деревья и чистит фонтан. У вас имеется садовник, но он отвечает только за лужайку.

— Ты ей рассказал? — Том удивленно воззрился на Рика. Рик со смехом достал из кармана брюк кошелек.

— Ни слова не говорил. Саманта очень наблюдательна.

Он выложил на стол десятидолларовую купюру, но девушка покачала головой и отодвинула ее.

— Две по пять, пожалуйста.

— Что с вами, юная леди? — отозвался Ричард, специально усилив свой аристократический акцент, чтобы повеселить детей. На столе появились две пятерки, а десятку он убрал обратно в кошелек.

Сэм взяла деньги и раздала по пять долларов Майку с Оливией.

— Надо было развести тебя на большую сумму, — рассмеялась она, глядя на Рика.

— Точно, — заметила Оливия.

— Нет уж, я с тобой больше пари заключать не буду, — помотал головой Ричард.

— Спасибо, Сэм. А можно мне теперь за подарком сходить? — спросил Майк, дожевывая остатки салата.

— Да, беги. И выключи заодно кофеварку.

Четырнадцатилетнего паренька как ветром сдуло, и Сэм невольно поморщилась. Кофе. Она должна была догадаться, что произойдет нечто подобное. Ладно, один раз можно и кофе попить, раз уж компания подобралась такая приятная.

Майк вернулся с подарком и бесцеремонно порвал упаковку.

— Класс! — воскликнул он, швырнув обертку за спину.

— Майкл! — строго проговорила Кейт, но не удержалась от улыбки.

— Смотри! Он нашел его!

Доннер нахмурился:

— Гм… прости мою неосведомленность, но, кажется, у тебя уже есть один такой золотой парень.

— Пап, — Майк театрально закатил зеленые глаза, — это не золотой парень, а С-ЗРО.

— А-а, робот из «Звездных войн». Знаю, знаю. И у тебя разве нет такого?

— У меня он 1997 года выпуска производства «Хасбро». А это модель 1978 года от «Дженерал миллс». — Майк показал отцу черную коробку, украшенную звездами и фотографией робота. — Смотри, он пошире в поясе, и ноги у него не гнутся, а глаза такого же золотистого оттенка, как кожа, а не желтого, как в новой версии. И потом, он в оригинальной упаковке.

— То есть он лучше.

— Это оригинал, более редкая модель. Нужно быть очень осторожным, потому что некоторые умельцы покупают новые модели, перекрашивают глаза в золотистый цвет и запаивают шарниры на ногах, чтобы выдать их за оригиналы. Правда, по ногам все равно можно определить подделку. Разметка совершенно разная. Но некоторые так хотят иметь старую модель, что их легко обмануть. Сейчас кругом полно подделок.

Они продолжали рассуждать о характеристиках модели С-ЗРО 1978 года, но Сэм слушала вполуха. Кое-что в словах Майкла навело ее на одну мысль. Раньше ей это в голову не приходило. У нее появились соображения насчет того, почему человек с такой престижной работой, как у Данте Партино, готов был пойти на риск…

— Саманта, — прошептал ей на ухо Рик, — что с тобой?

— А? Ничего. Я просто задумалась.

— О чем? — продолжал настаивать Рик.

— Потом скажу.

— Обещаешь? — промурлыкал он, проведя ладонью по ее обнаженной руке.

— Обещаю.

— Откуда ты знаешь про мотыльковые орхидеи?

Саманта пожала плечами, остро реагируя на прикосновение его пальцев.

— Люблю читать книги по садоводству.

— Хочу поцеловать тебя прямо сейчас, — прошептал он. Оказывается, не так уж он холоден. Отлично.

— Ты меня уже поцеловал, — усмехнулась Сэм и высвободила ладонь. Хорошо, что не пришлось объяснять, почему она так мечтает иметь сад. С ее образом жизни это практически невозможно. — Так что держи себя в руках, дурачок, — поддразнила она Рика. — Не забывай, что тут дети.

— Меня так еще никто не называл, — проговорил он с мягкой улыбкой на губах.

Кейт откашлялась.

— Не хотите перейти в гостиную и выпить кофе? — Она посмотрела на Рика. — Или чаю, если хотите. А ты что будешь, Сэм? Кофе, чай, горячий шоколад или газированную воду?

— Газированную воду, — с радостью отозвалась Сэм. — Я помогу тебе убрать со стола.

— Не надо. Для этого есть дети.

— Мам, — захихикала Оливия, — мы не рабы.

— Ошибаешься. Убирайте со стола, рабы, трудитесь.

Пока все переходили из дворика в гостиную, Рик ждал, что Кейт отведет его в сторону и начнет задавать вопросы. Он знал, что Том рассказал ей про Саманту только самые общие сведения, но, зная Кейт, можно было не сомневаться, что она додумала остальное.

Слава Богу, он пошел искать Саманту, когда она ушла якобы в ванную. И слава Богу, что ему достало ума спокойно оценить ситуацию вместо того, чтобы с порога броситься обвинять ее в злоупотреблении гостеприимством его друзей. Увидев, как она смотрит на фотографии Доннера с детьми, он невольно задумался о том, какова была ее жизнь до их встречи.

Майку с Оливией она, похоже, понравилась. Скорее всего потому, что она общалась с ними на равных, а не как с детьми. Вряд ли у нее было такое детство, как у отпрысков Доннеров. Судя по всему, у нее не было матери, которая пекла по выходным шоколадное печенье. У него, впрочем, тоже.

За ужином что-то привлекло ее внимание. Он понятия не имел, что это могло быть, но надеялся вскоре узнать. Все в этой девушке завораживало Рика, а особенно ход ее мыслей.

В своем коротеньком зеленом платье Саманта уселась между Кейт и Оливией, которая принесла показать ей других куколок. Ему нравилось дарить детям новые экземпляры для их коллекций, особенно если это были редкие вещи, которые они не могли себе позволить. Его детство было не вполне нормальным, и, наверное, поэтому ему нравилось приобретать то, что некогда принадлежало другим людям. Он посмотрел на Саманту. «Интересно, мы ищем то, что знаем, или то, чего нам не хватает?»

Кейт поднялась с дивана.

— Кто хочет сандей[3]? — спросила она.

Рука Оливии взметнулась вверх. Ее примеру последовали Майк, Том и, наконец, Саманта. Она явно выжидала, не зная, как следует реагировать в таких случаях. Ей по-прежнему приходилось подстраиваться, но Рик чувствовал, что она начинает входить в роль.

— Рик, помоги мне, — скомандовала Кейт, направляясь на кухню.

Ага, настал час расплаты. Вздохнув и бросив ободряющий взгляд на Саманту, он встал и пошел следом.

— Слушаюсь, мэм, — отсалютовал он, войдя в кухню.

— Достань, пожалуйста, пиалы из шкафа.

Рик достал шесть пиал и расставил их на столе. Кейт стала накладывать мороженое, а он тем временем достал из холодильника вишню и шоколадный сироп. Это было простое занятие, которое он проделывал не один десяток раз.

— Рик, что тебе известно о Саманте?

— Достаточно на данный момент, — отозвался он, — а что?

— Мне не нравится, что ты привел в мой дом и к моим детям кого-то… опасного.

— Она может позаботиться о себе, — сказал Рик, прислонившись к стене, — но сейчас за ней идет охота. Только ты не бойся, вам она не опасна.

— Уверен?

— Абсолютно.

Кейт начала было разливать сироп, но прервалась и посмотрела на Рика.

— Мне Саманта нравится, — медленно проговорила она, — но ведь мы оба знаем, что она не просто консультант по предметам искусства.

— И что дальше?

— Почему она с тобой?

— Я же говорил, что она мне нравится. Кроме того, в ночь ограбления она спасла мне жизнь. Мы работаем вместе. — Он изогнул бровь, как бы предлагая Кейт попробовать возразить на это.

— Ясно, — тихо проговорила она и вышла из кухни.

К тому времени как Рик с Самантой собрались уходить, Оливия уже крепко спала на плече у отца. К чести Саманты, она пожала на прощание руку Тому и даже обнялась с Кейт. Ричард, правда, не мог скрыть удивления, когда она протянула ему ключи от «бентли».

— Тебе не понравилось быть за рулем?

— Очень понравилось. Но ты за рулем не будешь ко мне приставать, и я смогу подумать.

Ричард сел на водительское сиденье.

— Ты будешь думать о том, что так занимало тебя во время ужина?

— Да.

— Ты обещала рассказать.

— Да. — Пристегнув ремень, она посмотрела на него: — Слушай, ты не сердишься на меня за мою вылазку?

Рику понадобилось некоторое время, прежде чем он сообразил, что речь идет о взломе. Надо бы опубликовать приложение с воровским жаргоном к Королевскому толковому словарю.

— Не сержусь.

Плечи Саманты видимо расслабились. Очевидно, она была готова к худшему.

— Отлично.

— Ладно, сколько времени тебе понадобится на раздумья?

— Поезжай.

Усмехнувшись, Рик завел машину и выехал на дорогу. В одном Саманта была права: если бы за рулем сидела она, он бы не сумел держать себя в руках. Он весь вечер испытывал определенный дискомфорт в паху, а теперь, когда они остались одни, напряжение сделалось нестерпимым.

Несколько минут Саманта хранила полное молчание, глядя в окно немигающим взглядом. Ричард никогда не видел ее такой задумчивой. Чтобы отвлечься, он включил радио.

Наконец она сделала глубокий вдох.

— Послушай, вот о чем я подумала. Зачем такому человеку, как Данте Партино, рисковать свободой, репутацией и карьерой ради таблички за полтора миллиона долларов?

— Видимо, у него были причины.

— Я в этом не уверена.

Ричард чуть не проскочил на красный свет.

— Что ты сказала? Ты считаешь, что это не он изготовил поддельную табличку и заложил гранаты? Почему?

— Нет, я как раз думаю, что он это сделал. Но он известный сноб. Ему нравится его работа, он считает ее очень престижной. Не думаю, что он стал бы так рисковать ради одной вещи. Ну, не убивают людей ради троянских табличек. Ладно бы речь шла о бриллианте «Надежда»! У Данте имелась подделка. А зачем нужна подделка, если не для того, чтобы подложить ее на место оригинала? С чего мы взяли…

Резко крутанув руль вправо, Ричард заехал на пустую стоянку перед торговым центром и заглушил двигатель. Он понял, о чем идет речь, и эта мысль одновременно поразила и разозлила его.

— Ты хочешь сказать, что он сделал это давно, — рявкнул он, — и без моего ведома?

— Он в других твоих домах работает или только здесь?

Ричард стукнул кулаком по приборной доске.

— Он покупает вещи для других домов, но живет во Флориде. Ему нравится здешний климат.

— Сколько времени в году ты проводишь во Флориде?

— Месяц-другой во время сезона и пару недель в другое время.

— Может, именно это и удерживает Данте в Солано-Дорадо?

— Ты преувеличиваешь, Саманта. Конечно, я могу допустить, что Партино решил поживиться за мой счет и украл табличку, но ты говоришь, что он постоянно обворовывал меня.

— Я лишь сделала предположение, Рик. Я ни в чем не уверена. Просто такая версия кажется мне не лишенной смысла. Надо бы взглянуть на некоторые другие твои экспонаты.

В ее словах в самом деле был смысл, и это-то бесило Рика больше всего.

— Черт! Проклятие!

— Ты сам просил поделиться моими соображениями, — возразила Саманта. — Господи, забудь. Если ты все время так реагируешь, то лучше мне в следующий раз попридержать язык.

— Нет, не надо, — отозвался Ричард. — Я не на тебя злюсь, а на себя за то, что не предусмотрел такой возможности раньше.

— Скорее всего я ошибаюсь. Здесь может быть замешан какой-нибудь фанатичный коллекционер табличек, или же кто-то просто пригрозил Данте.

— Посмотрим утром.

— Ут…

— Да, утром. Нечего шарить впотьмах. Кроме того, я хочу лично во всем убедиться, пока о твоих догадках не узнали другие.

Ричард порывисто схватил девушку за руку и притянул к себе, чтобы поцеловать. Она приоткрыла губы и проскользнула язычком ему в рот.

Его и без того напряженный член буквально рвался из брюк.

— Господи! — пробормотал Ричард, вытащив ключ из зажигания.

Она забралась к нему на колени и, запустив руки в волосы, прижалась к его груди.

— От тебя пахнет шоколадом, — пробормотала она и, отстегнув ремень, опустила руку вниз и прикоснулась к его возбужденному пенису. — М-м…

Чувствуя, что утрачивает контроль над собой, Ричард засунул руку в вырез ее платья и, обхватив правую грудь, принялся поигрывать ее соском, который мгновенно напрягся под его умелыми пальцами. Саманта резко подалась вперед, и он стукнулся головой о стекло.

— Черт!

— Давай на заднее сиденье, — простонала она и, вытащив его руку из платья, ловко перемахнула через водительское кресло назад и увлекла Ричарда за собой.

Ричард не стал задумываться над ее выдающимися акробатическими способностями. Он провел руками по ее бедрам и поднял подол платья. Ему хотелось ворваться в нее, подчинить себе, привязать настолько, чтобы она никогда не смогла убежать. Ловкие пальцы Саманты расстегнули его брюки и стянули их вниз вместе с трусами. Ричард пошел легким путем и просто разорвал ее белые кружевные трусики.

— А я думала, вы умеете держать себя в руках, мистер Аддисон, — выдохнула Саманта с улыбкой, обхватив пальцами его член и поглаживая его.

Ричард ввел в нее палец, одновременно двигаясь в ее ладони.

— Да, но только не тогда, когда дело касается тебя.

— Ты, черт возьми, испортил мне белье.

— Я куплю тебе новое.

— Я не хочу, чтобы ты покупал мне белье. Я хочу, чтобы ты вошел в меня. Немедленно.

— Защит…

— Немедленно, — нетерпеливо повторила Саманта, приподняв бедра.

Ричарда не надо было долго упрашивать. Одним движением он погрузился в нее до самого конца. Застонав, она выгнула спину и сжала коленями его бедра, подчиняясь быстрому темпу его сильных толчков.

Господи, эта женщина сводила его с ума! Вот сейчас, когда каждая клеточка его тела была настроена на нее, на лихорадочное биение ее сердца, прерывистое дыхание, низкие стоны и теплую влажную тесноту ее тела, Ричард готов был простить Саманте все на свете.

— Ты принадлежишь мне, — прошептал он, прижавшись щекой к щеке девушки и предвкушая близившееся освобождение, — скажи, что ты принадлежишь мне.

— Ты принадлежишь мне, — с торжествующим стоном повторила Саманта, вцепившись руками ему в плечи, а зубами в плечо. В следующее мгновение она забилась под ним. И Ричард последовал за ней, успев в последний момент осознать, что она, как всегда, права.

Глава 21

Понедельник, 0 часов 46 минут

Когда они наконец подъехали к воротам Солано-Дорадо, даже дежурные полицейские клевали носом. Если бы не убийство О'Ханнона, их здесь наверняка уже не было бы, но Кастильо свято хранил безопасность местной элиты. Бросив на них укоряющий взгляд, один из охранников открыл ворота, и синий «бентли» въехал во двор.

На полпути Сэм вдруг обнаружила на зеркале заднего вида свои испорченные трусики и, глубоко вздохнув, сняла их и убрала в сумочку, чем несказанно рассмешила Рика. Почувствовав, что он в хорошем настроении, Саманта расслабилась и закрыла глаза.

— Хочешь, я внесу тебя в дом на руках? — с самодовольной улыбкой осведомился Рик, распахнув дверцу машины.

— Я бы сказала: «Рискни здоровьем», — но тогда, боюсь, мы никогда не дойдем до дома. — Подавив зевок, Саманта вышла из машины. Натянув короткое платье на голую попку, она направилась к двери.

Рик повернул ключ в замке.

— А на тебе ничего нет, — тихонько пропел он и, когда она проходила мимо, наклонился и поцеловал ее в шею.

У Саманты вмиг ослабли колени.

— Хватит, — огрызнулась она. — Не забывай, что мы в опасности.

— Наша фотография появилась в газете, милая. Ни для кого не секрет, что мы с тобой встречаемся.

— Мы не встречаемся. И то, что ты только что сделал, больше подходит для спальни.

Рик рассмеялся:

— Тебе, кстати, надо побывать у меня в спальне.

Саманта окинула взглядом лестницу, чтобы проверить, нет ли там провода или еще чего-нибудь в этом роде. После гибели Этьена и ареста Партино она чувствовала себя в относительной безопасности. Но с другой стороны, кто-то ведь убил и О'Ханнона.

— Да зачем мне идти в спальню? — воскликнула она, не удержавшись от лукавой улыбки. — Мне и в машине было неплохо.

Настолько неплохо, что они приехали домой за полночь, и, судя по блеску в глазах Ричарда, для него это маленькое приключение еще не закончилось. Саманта и раньше считала его весьма привлекательным мужчиной, но теперь она поняла, что недооценивала его. И дело было не только в сексе, отменного, надо заметить, качества. Было нечто опьяняющее в этом мужчине, который входил в комнату так, словно он здесь хозяин (впрочем, чаще всего так оно и было). Для человека ее профессии, привыкшего постоянно маскироваться и мгновенно адаптироваться к любой неожиданной ситуации, его бьющая в глаза уверенность в себе была чем-то из области фантастики.

Саманта начала было подниматься по лестнице, но он удержал ее за локоть:

— Я пойду первым.

Сэм бросила на него сердитый взгляд:

— Не говори ерунды. Вы занимаетесь спасением утопающих, ваше сиятельство, а я возьму на себя разведку.

Саманта мгновенно почувствовала, что разозлила его. Рик Аддисон обладал недюжинным умом и здравым смыслом, поэтому после небольшой паузы он кивнул и жестом предложил ей идти вперед.

Проходя мимо картины Пикассо, она не удержалась и бросила на нее взгляд. В темноте она не могла определить, подлинник это или фальшивка, так что она решила последовать совету Рика и заняться этим с утра.

Честно говоря, ей очень хотелось спать. После вчерашней бурной ночи, утра с гранатами и секса на заднем сиденье «бентли» она валилась с ног от усталости, но мысль оказаться в одной постели с Риком наполняла ее… ощущением удовлетворения, которое было даже сильнее желания. Жаль, что сегодня ночью она намеревалась обыскать офис Партино. Можно, конечно, отложить это на утро, но она и так уже изменила всем своим принципам. Пора бы вспомнить о том, зачем она оказалась в этом доме.

— Я на всякий случай проверю твою комнату и свою, — бросила она через плечо, держась освещенной стороны коридора.

— Мою комнату утром проверят охранники, — возразил Рик. — Мы идем к тебе в комнату, и ты не мой телохранитель.

— Я не хочу, чтобы ты нарвался на бомбу, Рик. И себе я доверяю больше, чем полицейским. Я все-таки осмотрю твою спальню.

— Ты боишься за меня, — заметил он.

— Ты отлично готовишь стейки, — сказала девушка. Прекрасно. Она давно уже осознала, что это партнерство переросло в нечто гораздо более серьезное, а теперь, похоже, и Рик это понял.

Развернув Саманту лицом к себе, он поцеловал ее.

— Спасибо. Проверим мою спальню завтра, — предложил он. — У меня глаза слипаются от усталости, а у тебя, думаю, и подавно. Какой смысл бродить впотьмах? Особенно учитывая тот факт, что убийца О'Ханнона по-прежнему на свободе.

— Ладно, ладно. — Высвободившись из его объятий, Саманта направилась дальше по коридору. — Но я не думала, что люди вроде тебя когда-нибудь устают.

— Только когда имеют дело с такими, как ты.

В коридоре и в ее комнате все было в порядке. Пока Рик был в душе, Саманта надела чистое белье, натянула футболку и прилегла в ожидании своей очереди.

Проснувшись, она обнаружила рядом с собой спящего Ричарда. Он лежал на животе, обняв ее за плечи одной рукой. Длинные ресницы слегка подрагивали в такт медленному спокойному дыханию. Голова у нее была тяжелая, как после долгого сна, поэтому она полежала несколько минут, пытаясь прийти в себя.

Ричард был такой красивый! И Саманта знала, что не позволит никому причинить ему боль, как знала это с самого начала, впервые увидев его растерянный взгляд в ночь взрыва, а потом еще один, более долгий и внимательный, когда стаскивала его вниз по лестнице. Больше всего на свете ей хотелось прижаться к нему покрепче и снова уснуть, но, если она собиралась выполнить свою часть соглашения, надо было действовать.

Осторожно выбравшись из-под его руки, Саманта одним движением поднялась с кровати. Натянув шорты, она босиком направилась в гостиную. Патрулирующие коридоры охранники были ей не страшны, у нее не было причин прятаться от них, но в качестве практики она решила не попадаться им на глаза.

Кабинет Партино располагался на первом этаже на противоположном конце коридора, ведущего от комнаты видеонаблюдения. В него можно было попасть как по внешней лестнице, соединявшей служебные помещения, так и по внутренней, которая вела также в частный спортивный зал. Саманта пошла по внутренней лестнице, темной и тихой, предназначенной для гостей дома. Девушке приятно было вспомнить профессиональные приемы, но привычного азарта она не ощущала, ведь если бы кто-нибудь из охранников или слуг увидел ее, он бы просто кивнул и пошел дальше.

Несмотря на это, она почувствовала нечто вроде торжества, когда проникла в кабинет Партино, никем не замеченная. Полиция забрала его компьютер и папки с документами, в которых скорее всего содержалась информация о недавних сделках. Саманту эти сведения интересовали как раз меньше всего.

Она отодрала один конец полицейской ленты, которая опечатывала два больших архивных шкафа в кабинете Данте. Достав из кармана короткую медную проволочку, она в мгновение ока открыла первый шкаф. Все папки были пронумерованы и располагались по порядку. Видимо, так Партино архивировал поступления в коллекцию. Сэм на всякий случай оглядела стол, хотя было ясно, что если список и существует, то он уже давно в полиции.

— Ладно, мы легких путей не ищем, — пробормотала она, вернувшись к шкафу.

В первой папке хранилась фотография средневекового гобелена, который Саманта видела в галерее в ночь взрыва. Под ней аккуратным почерком была выведена дата покупки и стояли инициалы Р. М. А., из чего Саманта заключила, что гобелен Ричард приобрел сам. Также в описании указывалась цена, название поместья, в котором хранился экспонат, и его месторасположение среди других экспонатов.

Кроме того, Партино вел учет рыночной стоимости аналогичных предметов за последние десять лет. Ничего себе, да этот парень сумасшедший! Хотя в аккуратности ему не откажешь.

Саманта просмотрела все папки по порядку и выбрала несколько для более тщательного изучения. В коллекции у Рика были самые разнообразные предметы: от крошечной римской монеты до четырнадцатиметровой фрески Лоренцетти, написанной в середине четырнадцатого века.

Иногда она останавливалась, чтобы получше рассмотреть фотографии. Жаль, что у нее не было возможности увидеть эти предметы наяву. Большинство из них Ричард покупал сам, несмотря на безграничное доверие к Данте. Следовало признать, что у него был отменный вкус.

Добравшись до третьего шкафа, Саманта неожиданно осознала, что до сих пор не видела папки с описанием картины Пикассо из холла. Правда, ей предстояло проверить еще три шкафа. Папка с данными о троянской табличке, например, хранилась в кабинете у Рика. И все равно Саманта чувствовала, что здесь что-то не так.

В этот момент повернулась дверная ручка, и Саманта инстинктивно нырнула в темное пространство за столом. Рик заглянул в кабинет, окинул его быстрым взглядом и уже хотел закрыть дверь. И вдруг его взгляд остановился на открытом шкафу.

— Черт, — выругался он, — неужели снова?

Нахмурившись, Сэм вышла из своего укрытия.

— Прости, — пробормотала она. Ричард не на шутку перепугался.

— Боже, ты меня в могилу сведешь! Что ты здесь делаешь?

Ричард не подумал надеть рубашку и стоял босой, в одних джинсах и с растрепанными волосами. Глаза у него были еще заспанные. Он был очень похож на того Рика, которого она впервые увидела несколько дней назад. Он даже повязку снял.

— Как ты узнал, что я здесь? — ответила она вопросом на вопрос.

— Когда я проснулся, тебя не было рядом. — Он зевнул и взъерошил волосы. — У меня нюх выработался. Страшно, да?

— Да, — медленно проговорила Саманта. Это действительно было пугающе и одновременно возбуждающе…

— Объясни, в чем дело.

Саманта включила свет, так что Ричард заморгал и сердито посмотрел на нее.

— Ладно. Я, конечно, не уверена, но думаю, что здесь можно обнаружить кое-что интересное.

— Что-то, что укрылось от внимания полиции?

— Что-то, чего полицейские даже не искали.

Чувственные губы Ричарда тронула улыбка.

— Ну хорошо, инспектор Морс, что вы обнаружили?

— Морс? Так ты смотришь «Би-би-си Америка»? Почему не Шерлок или не любимый американцами Коломбо?

— Сейчас три часа ночи. Скажи спасибо, что я не нарвался на самопальную мину. — Он обнял Саманту и притянул к себе. — Рассказывай.

Сделав глубокий вдох, Саманта потерлась носом о его теплое плечо.

— Тебе это не понравится, — пробормотала она.

— Знаю, но ты все-таки расскажи.

— Мне кажется, что здесь не хватает некоторых папок.

— Саманта, я коллекционирую предметы искусства больше шестнадцати лет. В архивах хранятся тысячи папок с данными о старых и новых приобретениях. Если одной нет, это не значит…

— У тебя имеется общий список, или мне осматривать все шкафы до конца? — Иногда предчувствие обманывало девушку, но наоборот бывало гораздо чаще, поэтому она всегда проверяла свои предположения.

— Ты такая упрямая, — пробормотал он, разомкнув объятия и одной рукой открыв левый верхний ящик стола Данте. — Я готов сделать что угодно, лишь бы ты вернулась в постель.

Она проследила за его взглядом.

— Если ты думаешь, что список там, то ты ошибаешься. Я уже проверяла.

— Значит, он в полиции. Завтра раздобуду копию.

— Рик, здесь что-то не так, — проворчала Саманта, вернувшись к шкафу. — У Партино, кажется, есть своя комната в поместье?

— Да, внизу, на этаже для обслуживающего персонала. Он там почти не живет, только ночует время от времени, если работает допоздна или хочет остаться на выходные.

— Вот эти самые дни, когда он работает допоздна, и интересуют меня больше всего, англичанишка.

— Тогда пойдем, — покорно проговорил Ричард.

— Тебе не обязательно идти со мной. Сейчас три часа ночи.

— Нет, обязательно. Сейчас три часа ночи.

В маленькой комнатке, отведенной Партино, папок также не оказалось. Делая вид, что осматривает полупустой шкаф, Саманта на самом деле думала о том, насколько убого выглядит эта каморка управляющего поместьем, с двухэтажной кроватью и душевой вместо ванной, по сравнению с ее роскошными апартаментами.

— Я так понимаю, следующим этапом будет сличение всех папок со списком с целью выяснить, каких не хватает.

— Если каких-то не хватает, — зевнув, поправил Рик. Не дождавшись ответа, он посмотрел на девушку. В темноте невозможно было определить выражение его лица. — Ладно. Ты уверена, что здесь что-то нечисто?

Сэм поморщилась:

— Я готова поспорить на твой «бентли», что с папками что-то не в порядке. Если мы выясним, каких именно не хватает, мы сможем определить суть проблемы.

— Тогда пошли проверять папки.

Господи, это займет несколько часов! И даже если ее опасения подтвердятся, ответа на главный вопрос — где находятся пропавшие папки — они так и не получат.

— У меня другая идея.

— Если она связана с тем, что у тебя под футболкой, то я за, — сказал Рик и, взяв Саманту за руку, повел ее обратно в офис Партино.

Ему нравилось держать ее за руку. Саманта сразу это заметила и, хотя это в некоторой степени ограничивало ее свободу, ей нравилось наблюдать за тем, как Ричард изловчается, чтобы лишний раз дотронуться до нее.

— Скажем так: я почти уверена, что недостающих папок в Солано-Дорадо нет.

— Согласен.

— Так вот, я могу наведаться к Партино домой и поискать там.

Рик так резко остановился, что она невольно потеряла равновесие.

— Не понял?

— Полицейские там уже побывали, но искали свидетельства его причастности к взрыву и краже таблички. Эти папки представляют большую ценность. В противном случае такой педантичный человек, как Данте, не стал бы вытаскивать их из каталога. И уничтожить их он тоже не мог: не пережил бы.

— Саманта, ты намекаешь на очередную вылазку? Или как ты там это называешь?

— Что скажешь?

Рик стоял посреди залитого лунным светом коридора и изумленно взирал на девушку. Когда, проснувшись, он не обнаружил Саманту рядом, его охватил страх, хотя логика подсказывала, что она не уйдет, пока не выяснит все до конца. В то же время его пугал тот факт, что конец расследования не за горами. Сколько еще будет продолжаться эта игра в «давай подождем до завтра»? И все-таки ее идея казалась ему безумством.

— Нет, Саманта. Завтра мы поговорим об этом с Кастильо.

В течение нескольких секунд она молча смотрела на него, потом кивнула:

— Тогда спать.

Когда она проходила мимо Ричарда, он схватил ее за руку и развернул лицом к себе.

— Ты считаешь меня совсем дураком? Ошибаешься, Саманта.

Она положила руки ему на плечи и подняла на него блестящие зеленые глаза:

— Взгляни на ситуацию моими глазами, Рик. Я у тебя в долгу. Так что если у тебя поблизости нет башни с хорошим замком, то увидимся утром.

— Я не…

— Если ты не хочешь, чтобы я возвращалась, я не вернусь, — перебила Саманта. — Но я все равно выясню, что происходит. Я знаю, что Партино пытался меня убить. У него были на то причины, и, насколько я знаю, не ревность…

— Сэм…

— Ты все время говоришь, что это преступление носит личный характер. Для меня. И теперь, когда у меня появилась зацепка, я не собираюсь терять время зря. Полиции я мало доверяю.

Развернувшись, она направилась к себе в комнату. Там находились ее инструменты, а спорить с Риком она больше не собиралась.

— Я пойду с тобой, — угрюмо пробормотал он, последовав за девушкой.

Таким вот образом через полчаса Рик выключил фары «мерседеса» и, проехав оставшиеся полквартала в кромешной тьме, остановился за углом.

— Я чувствую себя преступником, — пробормотал он.

— Ты им будешь, если войдешь со мной вместе и тебя поймают. — Саманта натянула черные перчатки и такую же бейсболку. — Почему бы тебе не постоять на стреме? За это можно рассчитывать на условное освобождение.

Господи, как она умудрялась шутить в такой ситуации!

— Я иду с тобой, и точка, — отрезал Рик, нацепив кожаные перчатки и лыжную шапочку.

— Отлично. Напомни мне купить тебе бейсболку. Она лучше скроет твои седины. — Выскользнув из машины, она осторожно прикрыла за собой дверцу. — Не закрывай, — предупредила она. — Шум, свет, слишком долго потом забираться внутрь. Проблемы нам не нужны.

— Я, конечно, не собираюсь делать карьеру на этом поприще, — Ричард закрыл дверцу и убрал в карман ключи, — но спасибо за урок воровского этикета.

Ричард мог бы припомнить в своей практике несколько деловых операций, которые назвать законными можно было только с большой натяжкой, но вырученные деньги он всегда вкладывал в проекты менее удачных коллег, которых считал талантливыми. Это примиряло его с действительностью. А Саманта была простой воровкой, которая к тому же скрывала от него свои мотивы. Конечно, у нее имелись свои моральные принципы: она никогда не крала из музеев, не любила оружие и не одобряла людей, готовых пойти на убийство ради обладания вещью. И все же она была воровкой. Пусть и высокого класса.

Оглядевшись по сторонам, Саманта зашагала по тротуару. Поравнявшись с дверью Данте, она развернулась и пошла прямо на нее. Рик следовал за ней по пятам. Девушка казалась необыкновенно бодрой, несмотря на то что на часах было четыре часа утра. Ричард вдруг понял, почему она выбрала такую профессию: осознание того, что тебя в любой момент могут схватить, делало эту ночную прогулку куда увлекательнее любой банковской сделки или выкупа компании.

Саманта постучала в дверь, и у Рика сердце ушло в пятки.

— Что ты…

— Тихо. Я не собираюсь вламываться, если вдруг престарелая мать Данте приехала поддержать его в трудную минуту, — прошептала она в ответ.

— Ладно, ладно.

После того как они простояли под дверью, как ему показалось, целый час, она взялась обеими руками за дверную ручку. В темноте он не разглядел ее манипуляций, но через секунду дверь была открыта.

— Откуда ты узнала, что здесь нет сигнализации? — поинтересовался Ричард.

— Почему нет? Есть, — сказала Саманта, войдя в дом. — У него на стекле наклейка. Если это стандартное устройство, то через тридцать секунд мы перебудим всю округу. Так что надо спешить. Ты со мной?

С этими словами Саманта подошла к маленькому светящемуся ящичку на стене прихожей. На сей раз она извлекла из сумки нечто похожее на батарейку с проводками и клеммами. Она сняла крышку ящичка, и через несколько секунд он запищал.

— Отлично, — пробормотала она. — Управились за шестнадцать секунд.

— А теперь что?

— Ты здесь раньше бывал?

— Нет.

— Тогда будем искать кабинет. — Саманта направилась было в глубь помещения, но потом остановилась и посмотрела на Рика через плечо: — Слушай, а почему ты здесь раньше не был? Даже если вы с Партино не были близкими друзьями, он проработал на тебя десять лет.

— Ты уверена, что сейчас стоит об этом говорить?

— Он приглашал тебя, а ты отказывался, или он вообще тебя не приглашал?

Рик понял, что это не пустая болтовня: задавая вопросы про Данте, девушка искала ключ к разгадке таинственных событий, развернувшихся в Солано-Дорадо.

— Не помню, чтобы он хоть раз меня пригласил.

— Значит, друзьями вы все-таки не были.

— Он был на моей свадьбе.

— Да, я думаю, у тебя на свадьбе и королева была, — улыбнулась Саманта и проскользнула в приоткрытую дверь.

— В этом смысле ее величество предельно вежлива, — отозвался Ричард, которому почему-то вдруг стало очень смешно.

— Кажется, пришли, — раздался из-за двери голос Саманты, и Ричард следом за ней вошел в большой опрятный кабинет. Девушка уже стояла возле архивного шкафа, а ему жестом приказала сесть за стол. — Позови меня, если он закрыт.

Он и сам мог прекрасно открыть письменный стол. Верхний ящик был на замке, и пока Ричард возился с ним, он услышал, как открылась дверца архивного шкафа. Профессиональная работа. Он, конечно, и раньше это понимал, но видеть Саманту в действии было приятно вдвойне. Он снова потряс ящик, приподнял его и резко дернул на себя. Раздался треск дерева, и он открылся.

— Тонкая работа, — бросила Саманта не оборачиваясь.

— Да ладно тебе, получилось ведь.

Ричард снял крючок, и, открыв таким образом все остальные ящики, начал поиски. Чеки, квитанции из видеопроката, письма из налоговых органов — все было разложено по алфавиту. Даже ручки лежали по цветам.

— Ищи странные депозитные чеки, все, что не соответствует его заработной плате.

— Саманта, нас интересуют исключительно папки. Остальным пусть занимается полиция.

— Ты играешь в благородство или просто боишься что-нибудь обнаружить?

— Если он в самом деле замешан, я не буду усугублять положение. Данте могут посадить в тюрьму очень надолго. — Рик остановился, обнаружив аккуратную папку с фотографиями Кэтрин Зета-Джонс. Странно, потому что сам Рик дал себе зарок не интересоваться замужними женщинами. Правда, не все следовали его примеру. — Точно так же я действовал в отношении Патриции с Питером — предоставил им возможность самим выкопать себе яму.

— Напомни мне не злить тебя, — отозвалась Саманта, покончив с первым ящиком и переходя ко второму. — И кто же из них разозлил тебя сильнее?

— Тебе больше нечем заняться?

Саманта фыркнула.

— Я не говорил, что вылазки меня очень возбуждают?

— Боже!

— Питер.

— Но Патриция была твоей женой.

— Она была несчастлива и сказала об этом Питеру. Вместо того чтобы рассказать обо всем мне, он решил, что трахать ее самому — это лучший выход из положения. А я считаю, что друзья, которые трахают мою жену, перестают быть моими друзьями.

— Но ты ведь тоже ей изменял.

Рик втянул в себя воздух.

— Моя жена не должна спать с другими мужчинами.

Последовавшее за этим изумленное молчание не удивило Рика. Несмотря на то что прошло три года, он отчетливо помнил звуки, запахи и ощущение того, что его обвели вокруг пальца. Ну, она сама завела этот разговор.

— Эврика, — пробормотала Саманта через минуту. Он закрыл ящик стола.

— Что ты нашла?

— Твои папки. Во всяком случае, папки с той же системой нумерации, что и у тебя в поместье. — Она выложила на стол подряд три стопки. — Их тут примерно штук тридцать.

— Давай посмотрим.

— Можно, конечно, — отозвалась Саманта, — но уже почти рассвело. — Поджав губы, она перевела взгляд с Рика на папки. — Поправь меня, если я ошибаюсь, но разве эти папки не твоя собственность?

— Да, но что будет, если Данте станут судить на основании данных, содержащихся в папках, которые мы нашли у него дома?

Эти слова на миг озадачили Саманту. Видимо, она не задумывалась над тем, что результаты их поисков смогут быть потом использованы в суде.

— Давай сделаем вот как: если мы что-нибудь обнаружим, то расскажем об этом Кастильо и попросим его взять ордер на обыск. Если надо, я в любой момент положу папки на место.

Ричард отрицательно покачал головой:

— Давай сначала отвезем папки в поместье и просмотрим их. А потом решим, насколько они нам важны.

Она улыбнулась в ответ.

— А знаешь, мне даже нравится иметь напарника. Немного практики, и ты станешь неплохим вором.

— Нет уж, увольте. — Собрав со стола папки, Рик жестом пригласил девушку следовать вперед. — Пошли.

Отцепив проводки от сигнализации, Саманта вышла из дома и закрыла замок, не переставая при этом считать про себя.

— Чистая работа, — сказала она, закончив все махинации. Они спустились вниз по улице и сели в машину. Пока Рик заводил мотор, Саманта наклонилась, взяла его за подбородок и крепко поцеловала в губы. Он ответил на поцелуй, жалея, что они не взяли машину с задним сиденьем и что стояли они в тридцати ярдах от обворованного ими же дома.

— У тебя всегда все проходит так гладко? — поинтересовался он, выруливая на дорогу и стараясь не думать о стеснении в паху.

— Нет, тебе повезло. — Поцеловав его еще раз, она откинулась на спинку сиденья, сняла перчатки и кепку. — Кстати, спасибо тебе.

Как только они завернули за угол, Ричард включил фары.

— За что?

— За то, что доверился мне настолько, чтобы пойти на такую авантюру. Я знаю, что тебе это не по душе.

Ричарду не нравилось воровать, но сам процесс, надо признаться, действовал весьма возбуждающе. Правда, говорить об этом Саманте не следовало.

— Посмотрим, стоит ли это приложенных усилий.

Не прошло и часа, как Ричард с Самантой сидели на полу в кабинете Данте, просматривая разложенные вокруг картонные папки. Они были очень похожи на те, что хранились в Солано-Дорадо, и Саманта невольно нахмурилась.

— Черт возьми, я уверена, что здесь что-то должно быть.

— Надо посмотреть сами экспонаты, на которые заведены папки, — сказал Рик, взяв с пола одну папку и снова пролистав ее. Саманта последовала его примеру, просматривая сначала папку из поместья, а потом — соответствующую ей из дома Партино. Все было одинаково до тех пор, пока девушка не открыла страницу сравнительной рыночной стоимости. В папке, которая хранилась в доме у менеджера, велись тщательнейшие записи на протяжении трех лет, что предмет искусства находился во владении Рика, но полгода назад все записи прекратились.

Нахмурившись, Сэм снова открыла предыдущую папку. Как и во всех остальных, здесь содержались данные вплоть до последнего месяца. Отлично, на это стоит взглянуть повнимательнее. Отложив папку, Саманта принялась за следующую.

В ней записи обрывались так же загадочно, только не семь месяцев назад, а одиннадцать. До этого момента рыночная стоимость неуклонно шла вверх, что исключало возможность того, что Данте списал вещь как убыточную.

— Рик? Взгляни-ка вот на это.

Она показала ему оба комплекта папок, и по мере того, как Рик изучал данные, его лицо становилось все более замкнутым.

— Ты была права, — наконец пробормотал он.

— Возможно. Но прежде, чем делать выводы, мы должны взглянуть на сами предметы. И надо изучить каждую папку, чтобы удостовериться, что это не ошибка в расчетах.

— Так давай приступим.

Усталость Ричарда переросла в сдержанный гнев. Саманта повторяла, что может и ошибаться, но он уже научился доверять ее интуиции.

— И сколько их? — спросил он, потягиваясь.

— Не знаю. Около восьмисот, — сказала Саманта, положив очередную папку в стопку «нормальных». — Тридцать неправильных папок из тысячи — это не так уж много. Может, он почему-то вытащил их, а потом просто забыл. Ты же понимаешь, как трудно каждый месяц регистрировать цифры в тысяче папок.

— Не понимаю, зачем ты его защищаешь. Он пытался тебя убить. Кроме того, цифры отсутствуют только в тех папках, которые мы нашли у него дома. И записи в них заканчиваются не одновременно. Ничего он не забыл.

Она поморщилась, в очередной раз завязывая волосы в хвост, который не держался больше пяти минут.

— Это… это вроде кодекса чести. Я регулярно преступаю закон, Рик. И я не могу выдать человека, занимающегося тем же самым.

Рик наклонился и провел ладонью по ее щеке.

— Ты не такая, как он, Саманта. Я вообще не встречал таких, как ты.

— Давай без телячьих нежностей, — пробормотала она и отклонилась, чтобы он мог встать. — Пойду за колой. Хочешь чаю или кофе?

Ричард со стоном сел на корточки, а потом, ухватившись за стол, поднялся на ноги.

— Я пойду с тобой. — Наклонившись, он собрал с пола «подозрительные» папки. — И их мы тоже захватим.

— Никто не знает, что папки здесь, — заметила Саманта, открыв ему дверь. — Не думаю, что сегодня утром их стоит куда-то перетаскивать.

Ричард взял ее за руку.

— Больше я ничего не упущу, — сказал он. Интересно, поняла ли Саманта, что именно он хотел этим сказать?

— Нам все равно надо проверить сами предметы, — сказала она, щелкнув пальцами по папке. — Может, наймешь кого-нибудь?

— Нет, я нанимаю тебя. Если мы ошибаемся и это станет известно за пределами дома, моя коллекция потеряет всякую ценность. Если же мы правы, то я хочу сам решить, какую информацию выдать полиции, и выяснить, кто еще замешан в этом деле.

Ричард понимал, что значит этот ее «кодекс чести», хотя и был немного раздражен. Раньше она не стеснялась высказывать свои предположения, теперь же она желала лично убедиться в их основательности, прежде чем рассказывать ему. А уж полиции и подавно. Ричард представить себе не мог, какова была бы реакция Саманты, если бы ее попросили свидетельствовать против Партино в суде. Она убежит, и он никогда больше не увидит ее. Он покрепче прижал папки к груди. Пока в это дело не вмешался кто-то третий, надо четко знать, где хранятся улики.

Войдя в кухню вместе с Самантой, Ричард с трудом удержался от смеха, заметив выражение слепого обожания на лице Ханса.

— Ханс, дай, пожалуйста, чашку кофе и диетическую колу.

— Разумеется. Но я нашел новый сорт кофе мокка, который может вам понравиться, мисс Сэм. Он почти не имеет послевкусия. Не хотите попробовать?

— Я тебе доверяю, Ханс, — улыбнулась Сэм.

— Отлично. Могу я предложить вам на завтрак омлет?

— Звучит заманчиво. Ты как, Рик?

Он кивнул, пытаясь сообразить, в какой момент потерял власть в собственном доме.

— Согласен.

Утро выдалось туманным и влажным, поэтому он провел девушку не в сад, а в библиотеку. Там было достаточно места и для папок. Интересно, сколько времени потребовалось бы ему, чтобы понять, что каких-то папок не хватает, если бы он вообще соизволил проверить. А уж что значит отсутствие в них некоторых цифр, он бы точно не сообразил.

Если верить Саманте, Партино рассуждал не как преступник. По ее словам, ни один здравомыслящий вор не изготавливал фальшивку в надежде, что принимающий музей ничего не заметит. Судя по всему, Партино начал с малого некоторое время назад и постепенно дошел до того, что придумал, как стащить табличку, чтобы при этом никто не заметил фальшивки. В случае чего он планировал свалить вину на другого человека.

— Я бы вздремнула, — сказала Саманта, опустившись в кресло.

— А я не отказался бы от душа, — отозвался Ричард, сложив папки на письменный стол. — Пойду прямо сейчас. Ты здесь останешься?

— Нет, если ты собираешься идти к себе в комнату. Я ее еще не проверила. — Она со вздохом поднялась на ноги. — Я должна это сделать, пока кто-нибудь другой не нарвался бы на что-нибудь неприятное.

— Саманта, я же сказал…

— Я слышала. — Собрав папки, она направилась к двери. — Но это не значит, что я обязана слушаться.

Проворчав что-то себе под нос, Ричард подошел и забрал у девушки папки. Он был не в силах ее остановить, но хотя бы имел возможность быть рядом. В его спальне, к счастью, не оказалось никаких взрывчатых веществ. А вместо убийцы там была воровка.

— Ладно, пойду в библиотеку съем твой омлет, — со слабой улыбкой проговорила она и, забрав папки, развернулась, чтобы идти.

— Саманта.

Она обернулась:

— Что?

— Вчера в гостях ты выглядела очень мило.

— Спасибо, — отозвалась она, взмахнув ресницами. Господи, до чего же она хороша!

— Только не говори Хансу, что резала оливки. Ты упадешь в его глазах.

— Не волнуйся. Я не хочу, чтобы кто-то еще из твоих служащих подумал, что я претендую на его место.

Закрыв за собой дверцу душевой кабины, Ричард вдруг осознал, что обнаруженные Самантой факты еще сильнее запутали ситуацию с Партино. Единственной уликой, способной связать гранаты, фальшивую табличку и кражу с именем Партино, был пропущенный фрагмент на пленке. Если цифры в папках ничего не дадут, им останется рассчитывать только на Кастильо.

Он решил позвонить детективу после завтрака. Потому что, хоть Саманта этого и не осознавала, если с Данте будет снято обвинение, под подозрением снова окажется она. Сам Ричард не верил в ее виновность, да и Кастильо скорее всего тоже, но кого-то все равно посадят в тюрьму.

Ричард засунул голову под струю воды. Проклятие! Должен же быть ключ к разгадке. Где-то должен быть след, который ведет к человеку, завладевшему этой проклятой табличкой. И чем раньше они выяснят, кто это, тем лучше для Саманты. И тем хуже для него, потому что у нее больше не будет причин оставаться рядом.

Глава 22

Понедельник, 8 часов 3 минуты утра

Они решили начать с картины Пикассо, во-первых, потому что это было удобно, а во-вторых, потому что она не выходила у Сэм из головы. Художник как таковой ей не нравился: она считала, что у человека, который в прямом смысле слова расчленяет женщин на своих полотнах, с головой не все в порядке, какие бы высокие цели он ни преследовал.

— Я так не могу, — недовольно протянула Сэм, стоя вплотную к картине и практически касаясь ее носом. — Давай снимем.

— Тогда я позову Кларка и попрошу его выключить сигнализацию, — сказал Рик, отделившись от перил лестницы.

Спустившись вниз, он зашел в кабинет и набрал номер по внутреннему телефону. Его голос был слышен Саманте.

— Действуй, — сказал он, снова появившись на лестнице.

— Это похоже на обман, — проворчала Саманта, приподняв нижний край картины и отвязав медные проводки, соединявшие ее с сигнализацией. Проделав то же самое с верхней частью, она сняла картину со стены.

— Слишком просто? — осведомился Рик, забрав у нее картину. — Можем посмотреть в библиотеке. Там свет лучше.

Рик решил полностью положиться на ее оценку подлинности картины. В этом трудно было признаться, но Саманте льстило оказанное ей доверие. И в то же время она ощущала себя весьма странно. То, что он попросил ее сделать, было вполне в духе закона, но от этого не менее увлекательно.

Она применяла свои познания при работе в музеях, но это было всего лишь времяпрепровождение между кражами. До сегодняшнего дня она считала, что воровство — это единственное, что она умеет делать хорошо, и единственное, что доставляет ей настоящее удовольствие. Ей было всего пять лет, когда отец научил ее чистить карманы в Рио. По мере того как она подрастала, все ее дни заполнялись учебой: днем она изучала математику, искусство и язык, а вечером — воровское дело.

— Рик? — окликнула она его, идя следом в библиотеку.

— Что?

— Ты всегда хотел этим заниматься?

Положив картину на письменный стол, он посмотрел на Саманту:

— Чем? Пытаться определить, не фальшивка ли мой Пикассо за четыре с половиной миллиона?

— Нет, я имею в виду твой бизнес: покупать компании, а потом снова продавать их.

— Не совсем. Я изучал бизнес в колледже, — сказал он, усевшись напротив Саманты. — Просто все… все как-то естественно получилось. Хотя, признаться, мне это нравится.

— Иначе ты не добился бы таких успехов. — Включив настольную лампу, Саманта направила ее на картину.

— Спасибо за комплимент, но возвращать его я не собираюсь, — сказал он с улыбкой, встретившись с ней взглядом. — Скажу только, что ты удивительная женщина.

— Спасибо. — Они открыли папку с фотографиями полотна, хотя Саманте они особо и не были нужны. — Поверхность очень ровная, — проговорила она минуту спустя и положила подбородок на стол, чтобы получше рассмотреть картину. — Нет наложения пластов.

— Как будто человек знал, что именно рисует, перед тем как начать, — добавил Рик, вытащил фотографию и, взглянув на нее, перевел взгляд на картину.

— Так быстрее, не надо ждать, пока высохнет один слой, чтобы нанести другой. Люди не понимают, что художники иногда меняют сюжет посреди работы над картиной. — Она выпрямилась и посмотрела на Рика. — Это та же рама, в которой она продавалась?

— Совершенно точно, — отозвался Рик, на всякий случай еще раз сравнив с фотографией.

— Давай перевернем ее на секунду, — сказала Саманта, — только так, чтобы поверхность не касалась стола. Это на случай, если мы ошибаемся. Рейнальдо, честно говоря, не слишком тщательно полирует мебель.

Разумеется, в верхнем углу рамы были две маленькие выемки. Саманте было ясно как день, что кто-то с помощью специального инструмента вытащил картину из рамы и вставил другую. Она указала Рику на выемки, и он начал ругаться.

Снова перевернув картину, Саманта забрала у Рика фотографию, чтобы лишний раз проверить свои предположения. Подделка была выполнена довольно качественно и даже кое-что стоила сама по себе. И уж, конечно, легко могла обмануть неискушенного человека.

— Продать подделку гораздо сложнее, чем заменить ею оригинал в чьей-то постоянной коллекции, — вполголоса проговорила Саманта. — Когда ты покупаешь вещь, ты, естественно, имеешь право на подозрения. А если речь идет о нескольких миллионах, то ты нанимаешь специалиста. Иногда подделки все же удается реализовать: они бывают сделаны даже лучше, чем оригиналы. Но когда картина прошла проверку и заняла свое почетное место на стене, кто заметит, что она вдруг стала чуть ярче, аккуратнее или, наоборот, чуть небрежнее?

— Ты пытаешься меня успокоить? — процедил он, подняв на Саманту сверкающие гневом глаза.

— Я просто говорю, что это весьма выгодный бизнес.

— Это не бизнес, — рявкнул он. — Это банальное воровство.

Он имел право злиться. Если каждая лежащая здесь папка означала, что вместо данного предмета в коллекции Рика подделка, то он потерял миллионы долларов. Для человека с его самоуверенностью и чувством собственного достоинства это нелегко переварить.

— Я считаю, что на это должен взглянуть эксперт, — тихо проговорила Саманта. — Мне кажется, что картина поддельная, но нужно, чтобы кто-то подтвердил мои предположения.

Ричард так резко вскочил, что она подпрыгнула от неожиданности.

— Я позвоню Тому. Он нам кого-нибудь посоветует.

— Если честно, я подумала о своем начальнике в музее, докторе Ирвинге Траусте. У него большой опыт в таких делах и колоссальное чутье.

— Я знаю его, — сказал Ричард, меряя шагами комнату. — Кстати, как ты объяснила ему свою недельную отлучку?

— Сказала, что поехала к двоюродной сестре в Калифорнию.

— Да? А вдруг он читает газеты?

Сэм покраснела. Черт! Если он читает газеты, то наверняка уже видел ее фотографию в компании с одним из самых влиятельных людей в мире.

— Дерьмо, — вслух произнесла она.

— Ну что ж, если тебя уволят из музея, без средств к существованию ты не останешься. Вспомнишь воровское дело.

— Эй, богатенький, хватит меня подкалывать. Я тебя никогда не обманывала.

С минуту Ричард сердито взирал на нее.

— Нет, но ты пыталась обворовать меня.

— И я же пытаюсь помочь тебе отыскать пропажу.

— У меня такое чувство, — бросил Рик, проведя рукой по волосам, — что, если кто-нибудь из знакомых скажет мне теперь, что его ограбили, я подумаю на тебя.

— Это уж твои проблемы.

— Как ты это проделываешь? Просто заходишь и берешь, что понравится?

Саманта нахмурилась:

— Чем я занимаюсь, это мое дело. Остынь. Злись на Данте, а не на меня. Я тебя не предавала.

— Пока.

Саманта поднялась.

— Ты снова за старое? Я же пообещала, что ничего у тебя не украду!

— Я бы предпочел, чтобы ты пообещала ни у кого ничего не воровать.

Сэм некоторое время молча смотрела на Ричарда, чувствуя, как внутри у нее все сжимается.

— Хватит, мне надоело, что ты вечно указываешь мне, как поступать. Я такая, какая есть. И смирись с этим.

Ричард не переставая метался по комнате, прерываясь только для того, чтобы ответить.

— А если я не захочу смириться?

Покачав головой, Саманта развернулась, чтобы уйти.

— Тогда занимайся этим сам.

— Куда ты, черт возьми, собралась? — взревел он, отбросив стул и ринувшись следом за ней.

Саманта хлопнула дверью у него перед носом, засунув между ручкой и косяком римское копье.

— Я вызываю такси! И если ты попытаешься открыть дверь, то слопаешь свое дурацкое копье!

— Сэм!

Перепрыгивая через две ступеньки, она бросилась в свою комнату. Набрав номер справочной службы, она попросила соединить ее с таксопарком. Ничего, от лишнего телефонного счета Аддисон не разорится. Покончив с этим, она запихала вещи в рюкзак, собрала сумку, чемодан и кошелек.

— Черт, сколько же у тебя барахла, Саманта! — проворчала она, открыв ногой дверь на веранду и принявшись стаскивать свои вещи к бассейну.

Она знала, что в конце концов так все и будет. Черт, черт, черт! Ричард Аддисон возомнил, что ему подвластно все на свете — в том числе и она. Останься она подольше, он бы на нее смирительную рубашку нацепил. Она никому не позволит пользоваться ее талантами, а потом осуждать их. Между прочим, только благодаря ей Ричард остался в живых. Да не будь она воровкой, он бы вообще ее не заметил! Лицемер! Глупый лицемер!

— Лицемер! — крикнула она, повернувшись лицом к дому. Удар последовал сбоку. Саманта не успела отбросить в сторону сумку, и они вместе полетели в бассейн.

От холодной воды Саманта испытала настоящий шок. У нее перехватило дыхание, и в первый момент она могла думать лишь о том, как бы выбраться на поверхность. Вынырнув и хватая ртом воздух, она решила, что неплохо было бы убить Рика Аддисона.

— Обалдел, что ли? — крикнула она, пихнув его в бок. Он перехватил ее руки и завел их ей за спину.

— Прекрати, Саманта!

— Отпусти меня!

Рик утопил ее. Она снова вынырнула и закашлялась. Все, с нее хватит. Сделав глубокий вдох, она ушла под воду. Выгнув спину, она толкнула Ричарда вперед, сбила с ног, заплыла под него и резко подалась вверх. Освободив руки, она быстро поплыла к бортику.

Ногой она подцепила сумку, а вот тяжелый чемодан затонул в самой глубокой части бассейна. Черт, может, удастся выловить его шестом? В любом случае оставлять здесь свои вещи она не собиралась.

— Саманта, полезай обратно в бассейн! — рявкнул Рик, схватив девушку за ноги, когда она уже почти вылезла на бортик.

— Со сколькими зубами тебе не жаль расстаться? — осведомилась девушка, вскинув руки в боксерской позиции.

— В бассейн, — повторил он и дернул ее вниз. Саманта полетела в воду, задев Рика кулаком по лицу. Не успела она повторить удар, как он притянул ее к себе и поцеловал.

Ощущение теплых губ на прохладной коже оказалось на удивление возбуждающим, и Саманта на мгновение позволила себе расслабиться, прежде чем резко оттолкнуть его от себя.

— Я не собираюсь целоваться с тобой, — фыркнула она, снова устремившись к бортику. — Я очень зла, и я ухожу!

— Прости.

Саманта поморщилась:

— Ты сбросил меня в бассейн!

— Но это ведь остановило тебя! — Рик сделал шаг назад. — Мне показалось, что нам обоим не помешает слегка охладиться.

— Еще чего!

— Ну все, хватит. — Он отбросил со лба влажные волосы. — Ты была права. Мне не нравится твоя работа, но благодаря ей мы познакомились. Прости меня.

Саманта сделала глубокий вдох.

— Я воровка, Рик. Меня с детства обучали этому ремеслу, и, честно говоря, оно мне по душе. То, что у меня якобы есть «нормальная» работа, не меняет сути вещей. А все это, — она помахала мокрой рукой между собой и Риком, — просто смешно.

Ричард подплыл вплотную к ней.

— Тебе здесь нравится? — спросил он, ухватившись за бортик. Его глаза под густыми ресницами, отяжелевшими от воды, смотрели очень серьезно. — Помимо истории с гранатами, конечно.

— Нравится. У тебя очень красивый дом.

— А тебе нравится быть со мной? — уже более мягким голосом произнес он. Прохладная ладонь коснулась щеки Саманты, и она поддалась этой ласке, забыв обо всем на свете.

— С тобой все в порядке, — уклончиво ответила она.

— С тобой тоже, — сказал Ричард. — Оставайся, будем решать проблемы по мере их поступления.

— Рик…

Он покачал головой:

— В любом случае ты не можешь уйти, пока мы не разобрались с табличкой. Неизвестность сведет тебя с ума, и ты сама это прекрасно понимаешь.

Рик наклонился, замерев в дюйме от губ девушки. Она физически ощущала напряжение между ними. Она жаждала прикосновения его рук, тяжести его тела на себе и внутри себя. Она с ума сходила по этому мужчине и боялась собственных чувств.

Он все сказал правильно. Невозможно было оставаться воровкой, если она хотела поддерживать отношения с ним. При этом она не знала, как отказаться от привычного ремесла и как найти в себе силы расстаться с Риком. Потолок стремительно опускался. Сэм закрыла глаза. Проклятие! Можно отложить принятие решения надень, а лучше на неделю. Это нормально. Это позволительно.

— Саманта?

Медленно, все время ощущая на лице его дыхание, она приблизилась и поцеловала его.

Не отрываясь от ее губ, Рик с силой прижал Саманту к себе.

— Молчание — знак согласия, — пробормотал он в перерыве между поцелуями.

Она не противилась, но как только ладонь Рика скользнула по ее шортам, она мгновенно открыла глаза.

— Камеры.

— Черт, ненавижу эту систему безопасности! — проворчал он.

— И я тоже, — пробормотала Саманта, решив немного его помучить.

— Ну все, хватит, — насупился Рик. — Я ведь извинился.

— Ты, кстати, еще бросил мой чемодан в самое глубокое место, — не унималась Саманта.

— Сейчас достану.

Рик развернулся и, оттолкнувшись от бортика, поплыл за чемоданом. Интересно, подумала Саманта, сумеет ли он поднять такую тяжесть? Рик смог: он по стенке подтащил чемодан к бортику.

— Господи, до чего же он тяжелый! — выдохнул он. Выбравшись из бассейна, Сэм прошлепала вдоль бортика, чтобы помочь Рику вытащить чемодан и вылезти самому.

— Поделом тебе, — добродушно проворчала она. — Нечего было купать меня в бассейне. Доктор Клемм сказал, чтобы я остерегалась воды в течение десяти дней.

— О да, можно подумать, ты прислушиваешься к его советам, — отозвался Рик, подняв с земли насквозь промокшие вещи девушки и направившись с ними в дом.

— Он мне нравится. — Чемодан показался Саманте в два раза тяжелее, чем раньше. — Ну вот, теперь мне придется все это сушить. Надеюсь, ты мне ничего не попортил.

«Наверное, она ждет, что я предложу возместить все испорченные вещи», — подумал Ричард. Он так и планировал поступить, если, конечно, речь пойдет о каких-то личных вещах, а не ножах, не пилах и всякого рода воровском инструменте.

Удержать Саманту оказалось нелегко. Ради этого пришлось даже пожертвовать римским копьем. Слава Богу, их на рынке имеется достаточно много. Наверное, надо было отпустить ее: Саманта намекнула, в каком направлении надо вести расследование, и ему, строго говоря, не требовалась ее помощь для того, чтобы поделиться этой информацией с полицией. Правда, пока он не собирался ничего рассказывать Кастильо — во всяком случае, до тех пор, пока у него не будет достаточно улик. А для этого ему необходима была Саманта Джеллико.

Кроме того, он не хотел отпускать Саманту. Ричард чувствовал, что в последнее время она была сама собой. Настоящая Сэм Джеллико оказалась сообразительной, находчивой, умной, с потрясающим чувством юмора. Перед таким сочетанием он не мог устоять. Рик Аддисон привык контролировать ситуацию и предугадывать поступки людей. С Самантой это не работало, ее мысли и настроения менялись с молниеносной быстротой. Рика это одновременно раздражало и заводило.

— Вот что я тебе скажу, — проговорил он. — Ты расскажешь мне, что это за вещи, а я помогу тебе их сушить.

— И не забудь про мой рюкзак, — добавила она, поднимаясь следом за ним по лестнице.

— Ты сама вся мокрая, — заметил Ричард, чувствуя, как им вновь овладевает желание.

— Да, пожалуй, — с лукавой улыбкой отозвалась Саманта. Рик ощутил напряжение в паху.

— Я так чувствую, что ты вот-вот лишишься еще одних трусиков, — прошептал он, оказавшись возле двери в ее комнату.

— Сначала позвони доктору Траусту, — сказала Саманта и прижала ладони к мокрой рубашке Рика, чтобы удержать его. — Я не хочу, чтобы надо мной тяготело обвинение в убийстве.

— Хорошо. Надеюсь, ты знаешь его телефон?

Девушка назвала номер и отправилась в душ. Доктор Трауст был очень удивлен и польщен звонком и обещал заехать завтра с утра. Не удержавшись, Рик спросил его мнение о Саманте.

— Вы о Сэм Мартин? — уточнил куратор музея. — О, она просто великолепна! Никогда еще не встречал таких умных девушек. Она подмечает такие вещи, которые ускользают даже от моего внимания, а ведь я доктор наук. Вы ее знаете?

Очевидно, Ирвинг Трауст не читает «Пост».

— Она мой близкий друг и… — Ричард запнулся на полуслове, потому что в этот момент из ванной появилась обнаженная Саманта. — Значит, завтра в девять утра? Спасибо, доктор Трауст. — Не дождавшись ответа доктора, он повесил трубку. — Привет.

— Он приедет? — спросила Саманта.

— Что? Ах да, конечно. Прости, я утратил способность рассуждать здраво, — отозвался Рик, стаскивая мокрую футболку через голову.

Может, он не в силах завладеть ее разумом, но зато он вполне способен обладать ее телом. Они начали с душа, затем переместились на пол в гостиной. Саманта оседлала его и в полной мере продемонстрировала свою мышечную форму. Когда у них обоих не осталось больше сил, Саманта распростерлась на нем сверху, и они долго лежали так, прислушиваясь к дыханию друг друга. Ричард ощущал биение ее сердца.

— Рик?

— А?

— Спасибо.

Он не удержался от улыбки.

— Не за что. И тебе тоже спасибо.

Саманта обняла его за плечи и спрятала лицо у него на груди.

— Да не за это, хотя для богатого парня ты весьма неплох.

— Весьма неплох?

Она тихо расслабленно засмеялась.

— Ты, я вижу, уже вырвался из-под контроля. Не хочу льстить твоему и без того раздутому самолюбию. — Она слегка прикусила его ухо.

Похоже, они навечно останутся в этой комнате.

— Тогда за что ты меня благодарила?

— За то, что уговорил меня остаться. Никто никогда не просил меня об этом.

Тронутый до глубины души, Ричард крепко обнял девушку.

— Если я отвечу на некоторые твои вопросы относительно моего темного прошлого, ты ответишь на мои?

— Какие вопросы?

— Вообще-то у меня их два. Вопрос первый: в музее ты называешься Сэм Мартин?

— О, черт, забыла! Да. Фамилия Джеллико не в почете в музеях. — Она чмокнула его в подбородок. — Давай второй вопрос.

Они явно стали больше доверять друг другу. Ричард дал себе слово на досуге подумать об этом поосновательнее.

— Хорошо. Вы с отцом были близки?

Мышцы на спине у Саманты напряглись, она приподняла голову и посмотрела на Ричарда из-за пелены каштановых волос.

— Можно, я сперва оденусь? — сказала она и медленно поднялась. — Если тебе в самом деле интересно, то нам надо встать и одеться.

— Какая ты жестокая! — шутливо укорил ее Ричард, садясь рядом. — Но мне правда интересно.

Саманта ушла в спальню, а Ричард завернулся в полотенце и буквально бегом пустился в свою комнату за сухими джинсами и футболкой. Черт, иногда этот дом казался ему слишком большим. Он хотел успеть вернуться, пока она не передумала.

Ни с одной женщиной, даже с Патрицией, он не чувствовал себя так, как с Самантой. Он впервые в жизни задумался о том, была ли Патриция одержима Питером Уоллисом так, как он Самантой Джеллико. Что было бы, если бы они с Самантой познакомились, когда он еще был женат на Патриции?

Они почти одновременно вошли в гостиную.

— Ого! — воскликнул Ричард, замерев на пороге.

Саманта надела темно-голубое трикотажное платье до колен. Босая, с еще влажными локонами, рассыпавшимися по плечам, она являла собой живое воплощение греха.

Склонив голову набок, Саманта улыбнулась:

— Может, посмотрим последнюю серию «Сына Годзиллы»?

— Ты хочешь сказать, что предпочитаешь мне общество зеленого монстра? — рассмеялся Ричард.

— Ты меня разозлил.

— Но зато ты кончила несколько раз подряд.

— М-м… — пробормотала Саманта. — Если ты будешь извиняться таким образом каждый раз, то я не прочь позлиться.

С этими словами она взяла пульт и включила телевизор. Усевшись рядом на диван, он взял ее руку и поднес к глазам, рассматривая длинные изящные пальцы с короткими аккуратными ногтями. У такой девушки, как Саманта, не могло быть длинных накрашенных когтей: они бы мешали ей при работе.

— У тебя руки художницы.

— Моя мама была пианисткой, — отозвалась Саманта, прижимаясь к его плечу, — во всяком случае, так говорил мой отец. Она выгнала нас обоих, когда мне было четыре года.

— Выгнала?

— Думаю, она выгнала Мартина и не стала особо возражать, когда он решил забрать меня с собой. — Она замолчала, потому что на экране появился Годзилла, спешащий на подмогу сыну. — Что касается того, были ли мы близки, то Мартин научил меня всему, что я умею. Мы могли бы быть напарниками. Ему, кстати, тоже нравились мои пальцы. С такими удобно обчищать карманы, — проговорила она и пошевелила пальчиками.

— Тебе, наверное, нелегко пришлось, когда его арестовали.

Она пожала плечами:

— Для меня это не было неожиданностью. С годами он стал менее… разборчив. Думаю, его талант пошел на убыль и он пытался компенсировать отсутствие навыков тем, что брался за любое дело. — Саманта сжала его ладонь, но тут же ослабила хватку. — Я никогда никому об этом не рассказывала. Даже Стоуни.

— И я никому ничего не скажу.

— Знаю. — Саманта поглубже зарылась в диванные подушки. — В последний год он работал один, и мы практически не общались. Мы оба имели дело со Стоуни, потому что доверяли ему, но сотрудничать с отцом я не хотела. Скорее всего он считал, что я возомнила себя талантливее его, и злился от этого. Кроме того, он завидовал тому, что я могла взять на себя работу, выполнить которую ему было не под силу, а с тем, чем занимался он, я даже связываться не хотела.

— А ты никогда не пыталась разыскать свою мать?

— Она без сожаления отпустила нас. Зачем мне искать такого человека?

Досада? Похоже на то, хотя в Саманте может просто говорить природный практицизм.

— Ты же сказала, что тебе было всего четыре. Может, отец рассказал тебе не всю правду?

— Стоуни всегда говорил то же самое. — Свернувшись комочком, она поцеловала его в шею. — Ладно, твоя очередь. Что такого темного было в твоем прошлом?

Господи, он никогда не признается ей в том, какое чувство наполненности посещает его каждый раз, когда Саманта сама идет на контакт. И как на него действуют ее прикосновения.

— Я не собираюсь давать тебе никаких подсказок, — пробормотал он. — О, смотри, Годзилла на кого-то наступил.

— Нет. Он почти никогда ни на кого не наступает, — рассмеялась Саманта. — Буду отгадывать сама. Ты когда-нибудь делал что-нибудь противозаконное? До того, как встретился со мной, конечно.

Ричард понял, зачем она задала такой вопрос: она хотела уравнять их положение. Доверие. Она доверилась ему, и он должен был ответить ей тем же.

— Однажды. Я действовал на теневой стороне закона, но доказать ничего нельзя.

— Расскажи.

— Ты можешь надолго упечь меня в тюрьму, — прошептал Ричард.

— Чепуха, Доннер тебя вытащит. Кроме того, я готова пообещать тебе то же самое, что ты мне.

Ричард вздохнул с притворным раздражением, чтобы скрыть свою неуверенность. Его девиз по жизни был: как бы ты себя ни чувствовал, никогда не показывай, что ты в чем-то не уверен. С Самантой, однако, придерживаться этого правила оказалось очень трудно.

— Я был не совсем честен с тобой, когда рассказывал о своих отношениях с Питером и Патрицией. Как только я узнал всю правду, еще до развода, я решил, что должен им отомстить. Мы с Питером занимались практически одним и тем же бизнесом, и я знал, что он пошел на большой риск, чтобы купить одну компьютерную компанию в Нью-Йорке, — медленно проговорил он. — Вернувшись в Штаты, я завел дружбу с главой аудиторской фирмы, которая ведала их отчетностью. В течение почти полугода я делал вид, что мы с ним близкие друзья, покупал все, на что бы он ни обратил свой взор, и однажды вечером он по секрету сообщил мне, что владелец компании, сэр Питер Уоллис, «наделает в штаны» — так он, по-моему, выразился, — потому что цифры, которые он ему покажет в пятницу, выглядят ужасающе.

— Ага, то есть ты воспользовался падением курса акций и выкупил компанию у него из-под носа?

— Да, а потом я распродал ее по частям.

— И как? Почувствовал удовлетворение?

— Нет. Питер потерял все, что у него было. Но с другой стороны, остались без работы семьдесят ни в чем не повинных людей, и только потому, что мне захотелось доказать Питеру с Патрицией, что приговора судьи мне недостаточно.

— Мне его даже жаль. Ты хоть что-то ему оставил?

— Уверен, ему есть на что жить. Бог свидетель, если бы я захотел, он остался бы без штанов. Но я решил, что одного раза достаточно.

— Ты добился своего, — заметила Саманта.

— Вот именно. В любом случае, если бы я окончательно разорил его, мне бы пришлось платить огромные алименты. Так что все хорошо, что хорошо кончается.

Саманта кивнула, а потом резко отстранилась и встала с дивана.

— Ладно, кино кончилось. Помоги мне сушить вещи.

— А кто победил?

— Годзилла. Он всегда побеждает.

Глава 23

Понедельник, 10 часов 28 минут утра

Доктор Ирвинг Трауст откинулся на спинку стула, снял очки и сделал глоток чая со льдом.

— Мистер Аддисон, Рик… я даже не знаю, как вам это сказать. Я считаю, что картина поддельная.

Ричард неожиданно для себя шумно выдохнул. Сэм была права.

— Я подозревал это, доктор Трауст, но хотел заручиться мнением эксперта.

Трауст перевел взгляд на Саманту.

— Кто продал вам эту картину?

— Боюсь, все намного сложнее. Я купил оригинал Пикассо. — Ричард подошел к столу и сел напротив куратора музея. — Я бы хотел, чтобы вы взглянули еще на несколько предметов. Кроме того, я вынужден просить вас держать эту информацию в секрете.

— Я не буду участвовать в обмане, — сказал Ирвинг, нацепив на нос очки.

— Не волнуйтесь, Ирвинг, — вмешалась Саманта, которая подошла и села рядом с Ричардом. — Он не собирается перепродавать картину. Мы просто хотим понять, какой ущерб нанесен коллекции.

— Понятно.

Том Доннер приехал в тот момент, когда Саманта отбирала предметы для экспертизы.

— Простите за опоздание. Что я пропустил?

Ричард познакомил их с Траустом и кратко описал случившееся.

— Об этом известно только нам четверым, так что держи язык за зубами.

— Нам четверым? — повторил Доннер. — Я бы так не сказал. Где-то бродит кто-то еще.

— Если наш план сработает, то мы сможем доказать виновность Партино. Тогда я попробую убедить его рассказать все, что он знает.

— То есть ты хочешь выстроить цепочку фактов и припереть его к стенке? Умно.

Саманта вернулась, неся в руках небольшое полотно Матисса. Ричард нахмурился, мгновенно уловив озабоченное выражение лица девушки. Насколько он знал, Матисс был настоящий, но Саманта, видимо, специально пошла на такой шаг. Если Трауст все признает подделками, им придется искать другого эксперта и придумывать новую легенду относительно папок Данте.

Пока Ирвинг осматривал полотно, Саманта отошла к окну. Ричард с Томом присоединились к ней.

— И все равно пока рано делать выводы, — пробормотала она.

— Как раз пора. Надо решить, что мы скажем Кастильо.

На лице Тома было недовольное выражение.

— Мы расскажем ему всю правду. Если вы не ошибаетесь, то Партино занимался воровством много лет.

— Я хочу знать, у кого сейчас находится оригинал Пикассо, — проговорила Саманта, чье внимание было приковано к доктору Траусту.

— А это можно выяснить?

— Вас обоих арестуют за вмешательство в расследование, — прошипел Доннер. — Пусть этим занимается полиция.

— Хорошо бы мне удалось связаться со Стоуни, тогда появилась бы хоть какая-то ниточка, — продолжала Саманта, не обращая внимания на Тома. — Партино может и дальше молчать, и я ничего не смогу предпринять. — Она взглянула на Ричарда. — Разумеется, если Данте сообразит, какой срок ему светит, он может согласиться рассказать нам кое-что.

— Я как раз на это и рассчитываю, — признал Ричард.

— Принесите, пожалуйста, еще чаю, — попросил Трауст, убрав лупу, но не отрывая глаз от картины.

— Сейчас, — отозвалась Саманта. — Этим, кстати, мне приходится заниматься и в музее.

Не успела она выйти из комнаты, как Доннер принялся за свое:

— Какого черта вы затеяли? Это тебе не серия «Детективного агентства „Лунный свет“». Я, конечно, понимаю, что тебе весело и нравится проводить время с Джеллико, но…

— Не забывай, что сегодня она Мартин.

— Забуду, если она еще хоть раз назовет меня адвокатишкой. Ты сказал, что нашел двадцать семь папок. Получается, у тебя украли предметов на пятьдесят миллионов долларов?

— Похоже на то.

— Это серьезно. Из-за этого уже погибли несколько человек. Кроме того, в этот дом, как выяснилось, можно проникнуть. А ведь это твой дом, Рик.

— Знаю, Том, поэтому сам хочу ответить на вызов. — Он сделал глубокий вдох и усилием воли разжал кулаки. — Я не люблю терять контроль над ситуацией.

— Я буду с тобой, потому что ты мой друг. Но ты идешь на бесполезный риск, и если это все ради того, чтобы произвести впечатление на девушку, то зря стараешься, потому что в умении попадать в щекотливые ситуации ей нет равных.

Рик терпеть не мог, когда Том оказывался прав.

— Давай посмотрим, что будет сегодня, — предложил он. — Если Трауст скажет, что Матисс — это тоже подделка, то либо мы с Самантой не там искали, либо нам придется нанять другого эксперта.

— Ты хочешь сказать, что картина настоящая?

— Так считает Саманта. Кроме того, соответствующая папка находилась здесь и данные в ней содержатся свежие.

— Кстати, о Джелл… то есть о Мартин. Я рассказал Кейт, кто она такая.

Этого еще не хватало.

— И что?

— Кейт сказала, что она ей все равно нравится. Она боится, что тебе будет больно, но Сэм ей по душе.

— Пусть за меня не переживает. Я могу о себе позаботиться. — Ричард бросил взгляд на занятого делом эксперта. — А почему она считает, что мне будет больно?

— Она сказала, что Сэм наверняка не привыкла подолгу задерживаться на одном месте, а если точнее, она сказала, что Сэм еще более неугомонная, чем ты.

— Что еще сказала Кейт?

— Я, конечно, не должен об этом говорить, но она считает, что у тебя не может быть будущего с воровкой. Одному из вас придется круто изменить свою жизнь. Ты этого делать не станешь, а Джеллико вряд ли сумеет.

— Ясно. Не говори Кейт, что она сделала выводы на основании одной короткой встречи и что люди меняются.

— Господи, я как будто снова в школе. Вам с Кейт надо пообедать вместе и сравнить конспекты, потому что я не желаю вмешиваться в…

Саманта вошла в комнату, ловко удерживая поднос в одной руке.

— Заткнись, — пробормотал Ричард.

— Малиновый чай для Ирвинга, вода для Тома, кола для меня, а для Рика по настоянию Ханса я принесла холодное пиво. — Раздав напитки, она подошла к Рику, прислонилась к нему и, открыв банку диетической колы, сделала глоток. — Выяснилось что-нибудь? — прошептала она.

— Пока нет, — отозвался Рик, стараясь не шевелиться. Иногда он ощущал себя охотником, пытающимся заманить лань в капкан. «Не двигайся, иначе она вспомнит, что ты здесь, и убежит».

— Я по-прежнему считаю, что мы должны позвонить Кастильо, — вставил Том.

— Давайте подождем, что скажет Ирвинг, — возразила Саманта. — Кстати, я вот о чем подумала. Если Ирвинг определит, что Матисс у тебя настоящий, тебе следует нанять его или кого-то еще для осмотра всех остальных предметов коллекции. Не потому, что среди них могут быть подделки, а чтобы доказать всем, что девяносто семь процентов твоей коллекции остались нетронутыми.

— И предать случившееся огласке?

— Если Партино будут судить, правда все равно выплывет наружу, — заметил Том.

— Ненавижу прессу, — буркнул Ричард, сделав глоток пива.

— Можно подумать, я ее люблю, — отозвалась Саманта. — Просто используй журналистов. В противном случае, как ты верно подметил, твоя коллекция потеряет всякую ценность. — Она отпила из банки. — Даже если об этом не сообщат по телевизору, торговцы и коллекционеры все равно пронюхают. Поверь мне, ты станешь предметом сплетен по всему миру.

Через пять минут доктор Трауст поднял голову от картины, увидел чай и одним глотком осушил полстакана.

— Ну, знаете, Рик, может, я чего-то не замечаю, но эта картина кажется мне настоящей. Я видел репродукции, да и книг о творчестве Матисса написано немало. — Нахмурившись, он вытер очки об галстук. — А ты что обнаружила, Сэм?

Она улыбнулась:

— Я ничего не обнаружила, Ирвинг, и очень надеялась, что вы тоже ничего не найдете.

— А, так это было испытание. И я, кажется, его прошел.

— На ура, как говорится, доктор Трауст. И вас ждет следующее.

— Звучит заманчиво.

Поверх ее головы Ричард посмотрел на Тома:

— Теперь можно звонить Кастильо.

К концу дня библиотека была заставлена подделками. По мере того как их количество возрастало, Ричарду все сильнее хотелось поддеть что-нибудь ногой. Саманта явно разделяла его желание, и даже Том начал понемногу раздражаться, но прибывший на место Кастильо заявил, что каждая вещь — это улика.

— Пятнадцать, — вслух произнесла Саманта, когда в кучу полетел римский шлем первого века. — А он не такой глупый, как оказалось. Он перестал вести учет рыночной стоимости некоторых оригинальных предметов, чтобы потом, в случае чего, можно было списать все на недосмотр. — Саманта искоса посмотрела на Ричарда. — Он мог бы даже обвинить в этом тебя.

Кастильо облокотился о стол.

— А может, на эти предметы у него имелась очередь покупателей и он просто не успел изготовить подделки.

— Вполне возможно. — Ричард передал следователю тарелку с бутербродами с огурцом, которые Ханс приготовил в честь Сэм. — Только почему-то в документах на подделки не содержится текущих рыночных цен.

Саманта улыбнулась:

— Это лишний раз свидетельствует об изворотливости Партино.

— Это все очень интересно, — заметил детектив, взяв с тарелки бутерброд, — но не в моей компетенции. Я могу обвинить Партино в покушении на убийство Сэм, но для расследования воровства такого уровня придется привлечь ФБР.

— Нет, нет, нет, имя Сэм прозвучать не должно. — Саманта покачала головой и отошла от стола. — Вы арестовали его за поддельную табличку, подмену видеозаписи и гранаты.

— Я занимаюсь расследованием убийств, — заметил Кастильо, — и покушений на убийства. Поэтому я имею право заниматься только вашим делом и делом Прентисса. К сожалению, Прентисс не может дать показания. Зато можете вы.

Саманта посмотрела на Ричарда.

— Нет, я не могу, — неуверенным тоном произнесла она.

— Потом об этом поговорим, — сказал Ричард.

— Ты что, будешь меня уговаривать? Я не могу давать показания в суде. — Она встала и вышла из библиотеки.

— Отличная работа, Фрэнк, — проворчал Ричард и на всякий случай так же сердито посмотрел на Доннера. — Приглядывайте за Ирвингом.

Она нашел Саманту в галерее: она рассматривала почерневшие от огня стены и пол.

— Знаешь, вряд ли дело дойдет до дачи показаний, — сказал он, решив держаться подальше, пока не поймет, в каком девушка настроении. — Мы сообщим ему информацию, и, может быть, он один справится.

— Ты прямо как Сэм Спейд, — фыркнула Саманта. — «Улыбнись, это копы».

— Ладно, что ты обо всем этом думаешь?

— Честно говоря, не знаю, — отозвалась она, уперев руки в бока. — Прежде чем приступать к работе, я прокручиваю сценарий в голове: остановись, наклонись, поверни налево, поднимись по лестнице и так далее.

— В этом есть смысл, — признал Ричард, которому больше понравилось бы, если бы она использовала прошедшее время.

— Но это не помогает уловить ход мыслей Этьена. Я уже не раз пробовала, не получается.

— Давай попробуем вместе, — предложил Рик, подойдя поближе к ней. — Конечно, у меня нет такого опыта, как у тебя, но с логикой у меня тоже неплохо.

К его удивлению, Саманта согласно кивнула:

— Давай, только не в присутствии детектива с адвокатишкой и моего босса.

— Кстати, Том пригрозил, что выдаст тебя Ирвингу, если ты еще раз так его назовешь.

— Ладно, придумаю другое слово.

— Займемся логическими размышлениями после ужина.

— Знаешь, — Саманта подошла к нему и обняла рукой за талию, — ты приглашал меня на ужин к Доннерам, и я решила отплатить тебе той же любезностью.

— Хочешь пригласить меня на ужин? — Ричард не двигался, предоставляя ей возможность самой установить уровень близости между ними.

— Да. — Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его.

— Это будет свидание?

— Конечно, и потом ты от этого только выиграешь, — ответила она после секундного колебания.

Будь у Ричарда под рукой календарь, он бы обвел эту дату красным фломастером. Сэм впервые сделала шаг к тому, чтобы их отношения перешли в иную стадию, нежели простое физическое влечение.

— Это будет до или после того, как мы обсудим логику действий Этьена?

Усмехнувшись, Саманта прижалась к его груди и скользнула ладонями вниз по спине. Когда она выпрямилась, в одной руке у нее был его бумажник. Он даже не почувствовал, как она его вытащила.

— И до, и после, может быть, — сказала она и открыла кошелек. — Я так и знала, — певучим голосом произнесла Саманта и отдала кошелек, как показалось Ричарду, в целости и сохранности.

— Что ты знала? — осведомился он, убрав бумажник обратно в карман.

— Большинство парней носят по одному презервативу, — отозвалась Саманта, поднимаясь вверх по лестнице. — Один, а не три. А вы, мистер Аддисон, явно считаете себя асом в постели.

— Так мне говорили.

— Тогда давай быстренько поужинаем, и ты сможешь заново продемонстрировать мне свои умения.

— Саманта?

Она остановилась и посмотрела на него: — Что?

— Это, конечно, не самое романтичное, что можно сказать, но раз уж ты затронула тему презервативов, последние два раза мы делали это без защиты. Ты…

— Я здорова, если тебя это интересует.

Ричард покраснел.

— Нет, я имел в виду, принимаешь ли ты контрацептивы?

— О Боже, ты британец до мозга костей! — усмехнулась она. — Я пью таблетки.

— А, хорошо, я об этом и хотел спросить.

Саманта спустилась и крепко поцеловала его в губы.

— Спасибо, что спросил.

— Я просто джентльмен.

— Да, кстати, к ужину спускайся в шортах.

Притворно насупившись, он проследовал за ней в библиотеку.

— В шортах? Кто придумал такой странный дресс-код?

— Я, — с улыбкой отозвалась Саманта и вошла в библиотеку.

Глава 24

Понедельник, 6 часов 25 минут вечера

Для транспортировки подделок Кастильо прислал трех полицейских и грузовик. После недолгой дискуссии он согласился допросить Партино в присутствии его адвоката завтра утром и не связываться с ФБР до тех пор, пока не обсудит полученную информацию с Доннером. Саманта понимала, что детектив не станет слепо подчиняться указаниям Ричарда с Томом, но, к ее немалому удивлению, Кастильо ей нравился.

Вообще с ней в последнее время творилось нечто странное. Сначала она подружилась с человеком, с которым раньше и знакомиться поостереглась бы, затем зауважала адвоката, а теперь то же самое произошло с полицейским. Кто следующий? Священник?

— Надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь, — отозвался Ричард, входя в вестибюль следом за девушкой. — Обычно я не ношу шорты, надеваю их только в крайних обстоятельствах.

— Хорошие шортики, — с улыбкой отозвалась девушка, одобрительно глядя на свободные серые шорты Ричарда. Сверху он надел черную футболку и был настолько хорош собой, что Саманте захотелось немедленно на него наброситься и послать ужин ко всем чертям. А она-то надеялась, что в такой одежде он будет чувствовать неловкость! Она, конечно, пыталась убедить себя в том, что с ее стороны это была тонкая попытка проверить, насколько далеко он готов зайти в желании угодить ей, но это был самообман. На самом деле это была проверка для нее: сумеет ли она вести себя как нормальный человек и хотя бы на вечер забыть о своей воровской жизни.

— Если ты решила таким образом пошутить, то ты пожалеешь.

Сэм расправила плечи. Не сдаваться!

— У тебя есть какая-нибудь так себе машинка?

— Если под словами «так себе» ты подразумеваешь дешевая, то мой ответ — нет.

Она нарочито громко вздохнула, наслаждаясь тревожным выражением его лица.

— Ладно, тогда возьмем «бенц».

— Какой? — оживился Ричард.

— «СЛК». Он достаточно маленький.

— Проказница, — пробормотал Ричард. — только поведу я на случай, если придется быстро уносить ноги.

Интересно, это единственное, на чем он будет настаивать сегодня вечером?

— Хорошо, поехали.

Когда они приехали в даунтаун Палм-Бич, Саманта наконец рассказала Ричарду, куда они направляются.

— К «Гарольду и Чаку»? — переспросил Рик. — Я о таком не слышал.

— Да ты что? Это лучший морской ресторан в городе. А еще там живая музыка и дискотека.

— Дискотека? А мы любим танцевать?

— Да.

— В шортах?

— Нам надо быть похожими на туристов.

Свернув на Ройял-Пуансиана-уэй, Ричард ловко припарковался возле ресторана. «Удивительно для человека, привыкшего всю жизнь ездить по правой стороне», — подумала Саманта.

— А зачем нам быть похожими на туристов? — осведомился Ричард, нажав на кнопку и дожидаясь, пока опустится крыша.

— Потому что это туристическое место.

Рик коснулся рукой ее щеки.

— Как ты однажды заметила, мне нелегко бывает слиться с толпой, — пробормотал он, заправив ей за ухо прядь волос, — но я постараюсь.

Рику не удалось исполнить обещание, но если бы он явился в своих дорогущих брюках и рубашке, они бы и в дверь не вошли без того, чтобы какой-нибудь папарацци не начал щелкать камерой. А так тем, кому интересно, придется посмотреть в их сторону дважды. И потом, у Рика были красивые ноги, с ним было не стыдно.

— Где вы хотели бы сесть: на тротуаре или в саду? — спросила официантка. Разумеется, Рик держал ее за руку, и когда все женщины в зале уставились на этого темноволосого сероглазого бога, Саманта испытала возмутительное чувство превосходства.

— Это я пригласила тебя на свидание, — сказала она, — так что выбирать тебе.

— В саду, — решил Аддисон.

Сама она предпочла бы сесть на тротуаре, чтобы иметь возможность следить за тем, что происходит на улице. Правда, в таком случае она провалила бы свой эксперимент под названием «нормальная жизнь Саманты Джеллико». Они прошли в сад следом за официанткой, Рик выдвинул ей стул, и она села.

— Ладно, признаю, что здесь почти все в шортах, — сказал Рик, перегнувшись через стол, чтобы перекричать джаз-банд.

— Я же говорила.

— Кстати, дорогая, раз уж ты меня пригласила, могу я рассчитывать на то, что платить будешь тоже ты?

— Можешь. — В конце концов, от одного ужина ее банковский счет не пострадает. — Не отказывай себе ни в чем.

Его улыбка стала еще шире, озарив серые глаза волшебным внутренним сиянием. Сердце так и подпрыгнуло в груди Саманты. Она поспешно схватила со стола стакан воды и сделала большой глоток.

— Что будем пить? — поинтересовалась официантка, на бэйджике у которой значилось Кэнди[4]. Да уж, та еще конфетка.

— У вас есть карта вин? — вежливо осведомился Рик и подмигнул Сэм: мол, зря сказала, чтобы я ни в чем себе не отказывал.

— У нас вино по цветам: белое и красное.

Рик одарил официантку своей фирменной улыбкой, так что она чуть жвачку не проглотила.

— В таком случае какое у вас лучшее красное вино?

Кэнди сказала, что это французское мерло, и Рик попросил принести бутылку.

— Сейчас принесу и приму остальной заказ.

— Ничего себе, она даже не спросила, что буду пить я, — заметила Сэм.

— Ну, видимо, она решила, что это я тебя пригласил и делаю заказ на двоих. Хочешь, я позову ее обратно?

— Заткнись, англичанишка. Я люблю мерло.

Усмехнувшись, Рик открыл меню.

— Я так понимаю, ты здесь уже была? Что у них тут самое вкусное?

— Хлебные палочки и гарнир.

— Простите меня, — раздался над ухом Саманты женский голос с придыханием, и она подняла голову от меню. Потрясающая блондинка с декольте до пупка и с неприличным разрезом на ноге стояла возле их столика.

— Пожалуйста, — ответила Саманта, не зная, то ли ей плакать, то ли смеяться.

— Вы Ричард Аддисон? — выдохнула блондинка, не обращая внимания на Саманту.

Ричард моргнул.

— А, так вы ко мне обращаетесь? Я думал, вы говорите с ней. Да, я Аддисон.

— Могу я попросить ваш автограф?

— Конечно. У вас есть ручка? — Женщина подала ручку с салфеткой, и Ричард поставил свою подпись. — Пожалуйста.

— А как насчет телефончика? — Женщина глупо хихикнула, но все-таки сунула салфетку Ричарду в руки.

Сэм уже хотела встать, но Рик пихнул ее под столом ногой.

— Больно, — проворчала она, испепелив его взглядом.

— Простите, но я не раздаю всем подряд свой номер телефона.

— Уверены? — Цыпочка облизала губы.

— Знаете что, мисс, — продолжал Рик, сохраняя на лице приветливую улыбку, хотя его глаза выражали лишь холодную неприязнь, — я сейчас немного занят. Со мной за столом сидит очаровательная молодая женщина, и я наслаждаюсь каждой проведенной с ней минутой. — Он расправил плечи и понизил голос до шепота. — Так что спасибо за проявленный интерес, но я ни за что на свете не дам вам своего номера телефона. Всего доброго.

Побагровев под толстым слоем косметики, женщина эффектно развернулась и ушла.

— Ну ты даешь, — выдохнула Саманта.

— Могла бы хоть притвориться, что ревнуешь, — отозвался Ричард, поднеся ее руку к губам.

Саманта на самом деле ревновала, но она бы скорее умерла, чем призналась в этом ему. Во всяком случае, ей сперва хотелось самой разобраться в своих чувствах. Слава Богу, она не поддалась панике и не попыталась скрутить полуобнаженную блондинку, подкравшуюся к ней сзади.

— Она не в твоем вкусе.

— А кто в моем вкусе? — осведомился Рик.

— Женщина, которая способна дать тебе отпор.

Фыркнув, Рик отпил воды из своего стакана.

— Ты, кстати, права. Так что мне заказать?

— Гарнир не хочешь? — спросила Саманта и рассмеялась, увидев страдальческое выражение его лица. Ничего, пусть расплачивается. Нельзя же, в конце концов, быть таким красивым. — Ладно, ладно. Здесь отлично готовят щупальца королевских крабов с Аляски. А я возьму махи в ореховом соусе.

Рик доверился ей и заказал крабов, а она, в свою очередь, признала, что мерло в сочетании с рыбой гораздо лучше, чем пиво, которое она собиралась заказать. Навес над садом убрали, и полная луна освещала танцплощадку. Саманта не думала, что здесь будет так романтично: живая джазовая музыка и кружащиеся в танце пары.

Наконец Ричард закончил есть и положил приборы на стол.

— Ты была права. Отличные крабы.

Саманта поймала себя на глупых мечтаниях и поспешно взяла салфетку.

— Рада, что тебе понравилось.

— Не хочешь потанцевать, милая?

— Я…

Он встал и протянул ей руку. Что делать, она сама выбрала это место. Саманта со вздохом подала руку и встала из-за стола.

— Я должен тебе кое в чем признаться, — тихо проговорил Ричард, опустив руки ей на талию.

— В чем?

— Даже если бы та женщина была голой, я бы все равно не смог отвести глаз от тебя.

Они двигались в такт музыке, соприкасаясь руками, грудью и бедрами.

— Она и так была почти голой.

— Правда? Это лишний раз подтверждает мои слова.

Ричард думал, что Саманта поведет его в какой-нибудь подвальный ресторанчик в демилитаризованной зоне. Вопреки его ожиданиям у «Гарольда и Чака» оказалось очень весело и даже романтично, особенно на открытой танцплощадке. Он обычно ходил в менее людные рестораны, потому что там к нему редко подходили за автографом или советом по поводу выгодных инвестиций, но в целом ему здесь очень понравилось, и он бы с удовольствием вернулся сюда снова.

Он, правда, чувствовал себя слегка глупо, танцуя медленный танец в шортах, поэтому, когда минут через двадцать она предложила вернуться домой и еще раз осмотреть галерею, он не стал возражать. Счет примерно на сто долларов лежал на столе, но Саманта не дала ему заплатить. Вместо этого она выудила из кармана пачку купюр и положила на стол. Ричард не стал спрашивать, где она взяла деньги.

— Ты разве забыл, что это я тебя пригласила? — сказала она, направляясь обратно к машине.

— Хочешь сесть за руль?

— Можно? С удовольствием.

Убрав крышу, Саманта завела мотор и выехала на дорогу, но тут же снова остановилась.

— Что случилось? — спросил он, заметив обеспокоенное выражение ее лица.

— Я хочу, чтобы ты знал, что ты нравишься мне не из-за этого, — сказала она, постучав по рулю.

— Нет?

— Нет. Из-за… этого. — Протянув руку, она ласково похлопала его по голове, пропустив сквозь пальцы шелковистые пряди его волос, а потом прижала ладонь к его груди: — И из-за этого тоже. А еще из-за того, что ты надел шорты в ресторан, когда я попросила. Все ясно?

— Ясно, — улыбнулся Ричард.

— Отлично, тогда держись.

Вернувшись домой, Ричард надел джинсы, кеды и поднялся в галерею, где его уже ждала Саманта. Она стояла в другом конце коридора, закрыв глаза и свободно свесив руки по сторонам. Ричард молча наблюдал за ней, понимая, что мысленно она сейчас сползает вниз по стене, крадется по саду, пересекает лужайку.

— Мы уже в доме? — спросил он через минуту. Саманта подпрыгнула от неожиданности.

— Нет, мы как раз подходим к нему. — Слегка нахмурившись, она повернулась к Ричарду спиной и направилась к черной лестнице. — Идем.

— А как мы попали внутрь? — спросил Рик, спускаясь следом за ней на первый этаж.

Выйдя через заднюю дверь, которая вела во дворик, Саманта прошла прямиком в гущу кипарисов на западной стороне.

— Проблема заключается в том, — отозвалась она, прикидывая расстояние до ближайшей камеры, — что я исхожу, может быть, из неправильного начального представления. То есть я либо во всем права, либо во всем ошибаюсь.

— Надо хотя бы попробовать, — заметил Ричард, который наконец понял, что Саманта имела в виду, заявляя, что система безопасности у него ни к черту. Да в том месте, где они сейчас находились, мог бы спокойно пройти матч регби, и никто не обратил бы внимания. — Я, кстати, заметил, что у тебя отлично развита интуиция.

— Гм-м… своей лестью ты, пожалуй, многого добьешься, — с лукавой улыбкой отозвалась Саманта, все внимание которой по-прежнему было сосредоточено на окружающей обстановке.

Ричард ощутил то же опьяняющее покалывание во всем теле, как в ту ночь, когда они проникли в дом к Данте. Он вспомнил, как Саманта говорила, что ее возбуждает осознание того, что она находится в запретном месте. Он понял, что она имела в виду, хотя его целью была изящная фигурка Саманты в лунном свете.

— Ну так как?

— Ладно. Вот что я думаю: Этьен пришел отсюда, потому что это самый безопасный путь от того места, где мы нашли отпечаток ноги.

— А какой ему смысл осторожничать, если Данте мог выключить все наружные камеры? — спросил Ричард.

— У меня есть соображения и на этот счет, но об этом позже. — Она двинулась дальше в темноту, ведя рукой по шершавой поверхности стены. — А здесь что такое? — спросила она, постучав по оконному стеклу.

Ричард присмотрелся.

— Это кладовка. Там хранятся лишние стулья и дополнительные столешницы для вечеринок и приемов.

Саманта включила фонарик, который он у нее даже не заметил.

— Ага, вот здесь он и вошел. — Она потерла пальцем крохотную царапинку на подоконнике. — Он подсунул под раму плоскую отмычку и открыл замок.

— Значит, не только наружные камеры и сенсоры были отключены?

— Вряд ли что-то было выключено, — пробормотала Саманта, — иначе Этьен правда не стал бы осторожничать. Если я не ошибаюсь, Партино выключил все сенсоры и сигнализацию внутри дома. Так было проще, тем более что он мог точно не знать, как именно охраняется дверь в галерею. Но мы забежали вперед. Давай вернемся в дом.

— В дом?

— Через дверь, если ты, конечно, не хочешь лезть в окно, — отозвалась Саманта, блеснув в темноте улыбкой.

— Давай вернемся.

Они вошли в дом через заднюю дверь и по лабиринту коридоров направились в сторону кладовки. Дверь была заперта, но Саманта открыла ее быстрее, чем Рик успел достать ключ.

— Замок на окне сломан, — прокомментировала она, пробираясь между грудами мебели. — Видишь? — Она постучала по замку другим концом фонарика. Замок казался закрытым, но при малейшем прикосновении развалился.

— Девор сломал замок таким образом, чтобы он казался целым после того, как он закрыл за собой окно, уходя.

— Вижу.

— Ладно, у меня есть вопрос.

— Давай.

— Зачем Девор проник в дом, если Данте собирался лично подменить табличку?

— А вот это, мой милый, вопрос на миллион долларов, — отозвалась она, выйдя из кладовки. — Ладно, представим, что мы — это Этьен. По чертежам дома мы знаем, где находится галерея. Нам также известно, что камера в хранилище выключена и что через окно проникнуть в дом безопаснее всего.

— Итак, мы поднимаемся по черной лестнице на третий этаж, — рассказывал Ричард, при этом проделывая все, о чем говорил, — в надежде не нарваться на тупых охранников этого Аддисона.

Саманта продолжала идти вперед.

— Мы подходим к двери. С замком можно особо не церемониться, потому что все равно через пару минут он взлетит на воздух. — Дверь свисала на одной петле, но Саманта осторожно отодвинула ее и вошла внутрь. — Раз мы знаем, что сигнализация отключена, — продолжала она, — мы хватаем табличку и покидаем комнату, закрыв за собой дверь.

— Зачем?

— Думаю, он хотел, чтобы со стороны галереи все выглядело нетронутым. Если бы Прентисс, например, увидел открытую дверь, он мог бы заглянуть в комнату, а потом вернуться тем же путем, не нарвавшись на бомбу.

Ричард с минуту молча смотрел на Саманту.

— Значит, мишенью был Прентисс?

Она опустилась на корточки возле стены, как будто чтобы установить взрывное устройство.

— Я так не думаю.

— А что ты думаешь?

— Вот в этом я как раз и сомневаюсь. — Она вытерла руки о шорты и встала, не отрывая глаз от дыры в стене, где раньше была бомба. — Приготовься выслушать совершенно нелепую версию.

— У меня такое чувство, что самая нелепая версия и окажется самой точной. А как быть с охранниками? Данте ведь не мог отключить их.

— Они совершают обход каждые пятнадцать минут. Этьен знал об этом, как, впрочем, и я.

— То есть Партино и Девор работали вместе?

— Не думаю. Мне кажется, Этьен был в курсе, что Партино собирается выключить внутреннюю сигнализацию. Только, по-моему, Партино не знал, что в дом хочет наведаться Девор.

Пытаясь переварить полученную информацию, Ричард вскинул голову и посмотрел в направлении выхода из галереи.

— Но мы уверены, что внутреннюю сигнализацию и камеры выключил именно Партино?

— Да, потому что он сделал то же самое, когда устанавливал гранаты и подкладывал мне фальшивую табличку. — Саманта неожиданно сделала шаг вперед. — Давай представим на минутку, что мы — это Партино.

Саманта спустилась вниз по лестнице, но пошла не в офис менеджера поместья, а в его маленькую комнатку.

— Если он засиживался допоздна, то ночевал здесь, верно?

— Да.

— Принимая во внимание то, что он регулярно осуществлял подмену предметов искусства, у Партино должен иметься свободный доступ к сигнализациям. — На ее лице появилось крайне озабоченное выражение. — Или же Кларк с ним заодно. Причем я говорю не только о троянской табличке, а о ценностях на сумму в пятьдесят миллионов долларов, которые покинули Солано-Дорадо с его помощью.

— Интересная теория, — мрачно проговорил Рик.

— Но только не для настоящего случая. — Открыв дверь в комнату Партино с той же легкостью, с которой ранее справилась с дверью кладовки, Саманта вошла внутрь. — Скорее всего он держал фальшивку здесь, потому что вы с Доннером могли свободно входить в его кабинет. — Она обвела взглядом комнату и слегка нахмурилась. — Я хотела спросить: почему здесь нет никаких картин или чего-нибудь в этом роде?

— Не знаю. Честно говоря, я не особо интересуюсь дизайном комнат моих сотрудников.

— Даже в комнатах для гостей есть на что взглянуть. Странно, что у человека, который занимается покупкой и описью предметов искусства, нет ничего, кроме нескольких плакатов и псевдовикторианского кувшина.

Ричард кивнул.

— Зато, если бы отсюда пропало что-нибудь ценное, он был бы главным подозреваемым.

— По нашей версии он и так главный подозреваемый. Ладно, допустим, мы выключили сигнализацию и забрали отсюда фальшивую табличку, чтобы положить ее на место настоящей. Мы сообщили… нашему брокеру, в какой день и в какое время табличка будет у нас, а наш брокер или даже сам покупатель, в свою очередь, рассказал Этьену или тому, кто его нанял.

— Откуда мы знаем, что он это сделал?

— Судя по тому, каким образом Этьен пробрался в дом, он знал, что сигнализация будет отключена.

— Верно. Продолжай.

— Табличку ждут брокер с покупателем, а через неделю она должна отбыть в Лондон, так что независимо от того, знал Партино, что ты вернешься из Штутгарта раньше, или нет, он должен был осуществить подмену. Этьен явно не знал, что ты будешь дома, но его это мало волновало. Данте приступает к делу и оставляет включенной радиосвязь охраны, то ли из чистой паранойи, то ли для того, чтобы Кларк мог предупредить его об опасности. Может, он, как и ты, слышал, как Прентисс сообщал по рации, что обнаружил взломщика. Он пугается, возвращается к себе и включает сигнализацию, чтобы никто не заподозрил, что это было сделано изнутри.

— Потом все взрывается, табличка исчезает, а у него на руках остается подделка.

— Да. Только ты упустил из виду одну деталь. — Саманта остановилась на лестничной площадке у входа в галерею. — Если бы я не проникла в дом и если бы тебя тоже не было, на бомбу нарвался бы именно он.

Ричард изумленно уставился на девушку. В ее устах все выглядело вполне логично.

— То есть убить хотели Данте.

— Может быть, точно не уверена.

— Но зачем? — удивился Ричард. — Зачем кому-то понадобилось нанимать Девора, чтобы украсть табличку и убить Партино, если Партино все равно хотел забрать табличку? Из того, что ты сказала, я могу заключить, что инструкции им обоим давал один и тот же человек.

— В этом я как раз не уверена. И еще вопрос: кому понадобилось, чтобы и я приняла участие в этой заварушке?

Ее не просто наняли для кражи. Ее намеренно бросили в эпицентр чьей-то разборки, не удосужившись объяснить, в чем будет заключаться ее роль. Ричард нервно сглотнул. Саманте Джеллико несказанно повезло. И хотя он никогда не встречался с Шоном О'Ханноном, если этот человек знал подробности дела, то даже хорошо, что он убит.

— А О'Ханнон мог так сделать? — спросил он. — Он мог нанять вас троих для одной и той же работы?

Саманта отрицательно покачала головой.

— У него бы не хватило воображения, чтобы координировать действия трех взломщиков в одно и то же время в одном и том же месте, причем так, чтобы они не догадались о существовании друг друга. К тому же его тоже убили.

— Но при чем тут ты? Ты же ничего не знала о том, что у меня регулярно воруют предметы искусства?

— Думаю, из меня хотели сделать козла отпущения. Не важно, схватили бы меня или я подорвалась бы на бомбе, всю вину свалили бы на меня. Наверное, они рассчитывали на то, что Партино и поддельную табличку обнаружат под обломками. Разумеется, все решили бы, что это оригинал и что Партино забрал табличку у меня как раз перед взрывом.

— Завидую твоему хладнокровию: как можно так спокойно говорить о собственной смерти?

Саманта подошла к Рику и поцеловала его в щеку.

— Это потому, что я жива. Поверь, мне очень страшно. — Выругавшись себе под нос, она оттолкнула попавший под ногу обгоревший кусок дерева. — Этьен с Шоном мертвы, и я не знаю, кто их нанял. Стоуни мог бы мне помочь, но я понятия не имею, где он сейчас. У Партино спросить мы тоже не можем, потому что Кастильо вот-вот передаст твои подделки и его в придачу в руки ФБР.

— И они обо всем позаботятся, — заметил Рик.

— Да, но только улики по-прежнему указывают на меня. Это значит, что наше соглашение больше не действует и мне пора уносить отсюда ноги.

Почувствовав, как внутри все сжимается, Ричард схватил ее за руку. Господи, что он натворил? Он же знал о планах Кастильо относительно ФБР, почему не сообразил, что под подозрением окажется Саманта? Все ясно — он просто не мог представить себе, что девушка захочет уйти. Конечно, он же привык всегда быть хозяином положения! Проклятие! Он не даст ей уйти.

— Надо было сказать об этом до того, как мы обратились к Кастильо, — проговорил Рик, призвав на помощь все свое знаменитое самообладание.

Она сжала его пальцы:

— Рик, погибли три человека. Думаю, это важнее, чем мое личное спокойствие. — Ее взгляд был гораздо красноречивее слов, однако Рик не знал, как понять его, — он чувствовал только то, что она не хочет уходить.

Как же сделать так, чтобы она осталась? Очевидно, что, если они найдут заказчика, все проблемы будут решены, но, как верно подметила Саманта, у них не осталось ни одной ниточки. Рик задумался. А вдруг зацепка все-таки есть?

— Помнишь то зеленое платье, в котором ты была у Тома? Пойди надень его.

— Что? Учитывая, как мало времени, я…

— И туфли на высоком каблуке. В шкафу есть несколько пар. — Саманта продолжала упрямиться, поэтому он наклонился и поцеловал ее. — Доверься мне. Жду тебя в гостиной.

Она не понимала, о чем думает Рик, но зато прекрасно сознавала, что ей пора сматывать удочки. Кто бы ни стоял за всем этим, этот человек проделал слишком большую работу, чтобы остановиться на полпути. У ФБР и Интерпола пока нет достаточно улик против нее, но это вопрос времени. Они будут копать глубже. А, как любил повторять ее отец, когда глубоко копаешь, всегда находишь червей.

Странно, что решение уйти далось ей с таким трудом. У нее оставались еще примерно сутки до того, как мужчины в строгих костюмах придут за ней. В глубине души она давно поняла, что этим все кончится. Смерть Этьена могла означать лишь одно: на карту была поставлена не только табличка.

Если уйти до рассвета, то можно успеть на самолет. Когда Кастильо принял решение прекратить ее поиски, полицейские кордоны в аэропортах значительно поредели.

Сэм сняла платье с вешалки и бросила его на кровать. Потом она достала пару бежевых туфель. Наряд был замечательный, но от этого настроение Саманты не улучшилось. Ее угнетала мысль о том, что придется покинуть Солано-Дорадо. Покинуть Рика.

Вот ведь как бывает. Она спокойно жила себе на окраине Палм-Бич почти четыре года, занимаясь увлекательной работой, которая не требовала применения отмычек и ружей для пейнтбола, иногда выполняя кое-какие особо интересные задания Стоуни. А теперь, через неделю после того, как она встретила… самого прекрасного мужчину на свете, ей надо было уходить. Злая судьба.

Что бы там ни придумал Рик, он явно хотел, чтобы она выглядела достойно, поэтому девушка причесалась и поправила макияж. Взглянув на свое отражение в зеркале, она чуть не расплакалась.

— Соберись, Саманта, — проворчала она. Она никогда не плакала. Тот факт, что она только что осознала, какое счастье подарила ей судьба, еще не означает, что этот дар вечно пребудет с ней.

Спустившись в гостиную к Рику, она забыла про слезы. Более того, она забыла сделать очередной вдох. Он стоял возле двери в черном костюме с серой рубашкой и алым галстуком. Она всегда считала Ричарда уверенным в себе, сильным человеком, но сейчас он выглядел по-настоящему… внушительно.

— Ого! — воскликнула она. — Похоже, Армани работает только для тебя.

— Спасибо. Ты тоже потрясающе выглядишь. Готова ехать?

— Куда?

— В тюрьму.

Глава 25

Понедельник, 11 часов 8 минут вечера

Офицер провел их в небольшое помещение, похожее на комнату для допросов из передачи «Закон и порядок», хотя раньше Саманте не доводилось бывать в таких местах. Она сразу же обратила внимание на огромное, во всю стену, зеркало. Интересно, кто стоит по другую сторону? Кто может наблюдать за ними и слышать весь разговор?

— Расслабься, — шепнул Ричард, усадив Саманту на стул.

— А вдруг мы будем не одни? — пробормотала она в ответ, не отрывая глаз от зеркала. — Вдруг я скажу что-нибудь компрометирующее?

Ричард взял ее руку и поцеловал костяшки пальцев.

— Доверься мне, Саманта. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Клянусь.

Она выдавила улыбку:

— Снова пытаешься нацепить блестящие доспехи?

Ричард не успел ответить, потому что в комнату в сопровождении полицейского вошел Данте Партино. У Сэм перехватило дыхание при виде оранжевой тюремной робы и привязанных к поясу запястий в наручниках. Она не могла представить себе, что чувствует человек, закованный в наручники и запертый в маленькой камере.

— Вы не могли бы снять это? — спросил Ричард, жестом указав на наручники.

— Это вообще-то… ладно, но только на десять минут.

Как только за полицейским закрылась дверь, Данте стремительно вскочил со стула.

— Я могу надеяться, что вы пришли вызволить меня? Рик, я работал на тебя десять лет. А ты готов поверить словам этой шлюхи, которая пробралась к тебе в постель?

— Данте, я не собирался к тебе сегодня вечером. — Голос Ричарда прозвучал настолько спокойно и холодно, что Саманта даже удивилась. — С тобой хорошо обращаются? Я просил Тома найти тебе самого лучшего адвоката, за мой счет, разумеется.

Партино нахмурился.

— Ничего не понимаю, — уже более спокойным тоном произнес он. — Почему все утверждают, будто я украл табличку и пытался убить… ее? Зачем мне это?

Рик пихнул девушку ногой под столом, так что она подскочила от неожиданности. Видимо, сейчас ее выход. Саманта сделала глубокий вдох и постаралась забыть, где они находятся, и не замечать зеркала у себя за спиной.

— Может, из-за денег, — начала она.

— Я не собираюсь слушать ваши глупости, — окрысился Партино. — Кроме того, денег у меня достаточно. Рик хорошо платит, потому что я хорошо работаю. Спросите любого. У меня не было причин воровать эту проклятую табличку.

— Я говорю не о табличке. За нее вы получили сколько, десять тысяч? Даже такому мерзавцу, как вы, этого мало.

Партино стукнул кулаком по столу, явно рассчитывая устрашить девушку.

— Кто еще из нас двоих мерзавец! Я-то знаю, что на самом деле табличку украли вы. Это в вашей сумке, а не в моей нашли подделку.

— Потому что все ваши подделки давно развешаны по стенам, — парировала Саманта.

Партино побелел как полотно.

— Не понимаю, о чем вы.

— Да ладно вам, Данте. Картина Пикассо выглядит так, словно ее рисовала макака. А вы настолько глупы, что даже пометили дату, когда украли настоящую.

— Чушь!

— Июнь 1999 года, — продолжала Саманта, мысленно скрестив пальцы. Один неверный шаг, и он уйдет в себя. А ей не хотелось задерживаться в этой комнате. Господи, Саманта Джеллико в тюрьме!

Партино смотрел на нее с такой ненавистью, что она была готова к тому, что он вот-вот накинется на нее. Он шумно выдохнул, подошел к зеркалу и вернулся обратно. Рик повернулся на стуле, чтобы не упустить его из виду. Он явно не доверял итальянцу точно так же, как и Саманта.

— Вы ничего не сможете доказать, — прошипел он. — Я честный человек.

— Я как раз все могу доказать, — отозвалась Саманта с оттенком презрения в голосе. — Хотите, назову весь список? Ремингтон! Голубой Гоген!

— Заткнись!

— Пожалуйста, но это ничего не изменит. Утром вас навестят агенты ФБР. Я просто хотела сообщить вам, что знаю, что вы сделали. Более того, я рассказала об этом Рику, а он, в свою очередь, поставит в известность ФБР. Пойдем отсюда? — Она посмотрела на Рика, молча призывая его подыграть ей.

Менеджер посерел. Не выдержав, он рухнул на стул.

— ФБР? Шлюха!

Рик с силой обрушил кулак на стул, так что Партино с Самантой подскочили от страха.

— Хватит! — взревел он.

— Рик, я…

— Заткнись, Данте! Мне нужно от тебя два слова, и я сделаю все, чтобы помочь тебе. Если же ты промолчишь, то я отдам все, что у меня есть, но добьюсь, чтобы тебя обвинили в убийстве Прентисса и покушении на меня.

— Я никогда…

— Это не те два слова.

— А что… что ты хочешь услышать?

— Имя покупателя таблички. Мы знаем, что у тебя были планы относительно ее.

— Я не…

— И ты снова ошибся. Третья попытка, Данте. И последняя.

Ричард откинулся на спинку стула, не отрывая глаз от Данте.

— Кто собирался купить у тебя табличку?

Данте молча открыл и закрыл рот, как выброшенная из воды рыба, а затем конвульсивно сглотнул.

— Меридьен, — выдохнул он наконец. — Гарольд Меридьен.

Имя показалось Саманте смутно знакомым. Рик плотно сжал челюсти. На секунду она подумала, что Рик не знает этого человека, но тут он вскочил со стула.

— Я прослежу за тем, чтобы судьи узнали о том, что ты всего лишь соучастник, — резко проговорил он. — Но ради твоей же безопасности, Данте, тебе лучше никогда не выходить из тюрьмы.

— Рик…

Рик подошел к двери и громко постучал. Офицер открыл. Коротко кивнув, Рик вышел. Саманта вздохнула и поспешила следом за ним.

— Дай мне ключи, — сказал он, когда они вышли на стоянку. — Я знаю, что ты их подняла.

— Нет. Залезай в машину, я поведу.

— Я сам хочу сесть за руль.

Склонив голову набок, Саманта внимательно вгляделась в его лицо.

— А ты бы позволил мне сесть за руль в таком состоянии?

— Саманта…

— Ты рассержен, ты хочешь разогнаться до бешеной скорости и убить этого типа по фамилии Меридьен. Не бойся, я буду ехать быстро, и у тебя будет возможность побуйствовать в поместье. А пока ты расскажешь мне, кто такой Меридьен и откуда ты его знаешь. Не забывай, что мне стоило большого труда прийти сюда. Надеюсь, это был первый и последний раз.

Коротко кивнув, Ричард обошел машину и сел на пассажирское место.

— Только езжай побыстрее, — проворчал он.

Саманта не обманула его ожиданий. Рик сидел, уставившись в лобовое стекло, как статуя или, скорее, как готовый извергнуться вулкан. Меридьен. Кажется, это имя как-то связано с большим бизнесом, а точнее, банковским делом. Когда Данте назвал эту фамилию, она думала о чем-то другом, иначе непременно вспомнила бы. Рик расскажет, но если он будет медлить, то ей придется уйти. Даже ради Рика она не готова была попасться в руки ФБР.


Фрэнк Кастильо дождался, пока офицер наденет на Данте наручники и уведет его. Он сломал карандаш, пока делал записи, но, несмотря на клокочущую внутри ярость, он не мог не признать, что из Сэм Джеллико вышел бы отличный детектив, если бы судьба и генетика не толкнули ее на другую дорожку.

Гарольд Меридьен. Кажется, банкир или что-то в этом роде. Надо будет проверить. Не местный, иначе он сразу вспомнил бы. Ладно уж, благодаря тому, что Ричард Аддисон воспользовался своим влиянием и решился обойти закон, он получил информацию.

Фрэнк устало поднялся на ноги. Джеллико и Аддисон не стали выспрашивать у Партино имя его босса по кражам и изготовлению подделок, значит, у них на уме нечто иное. И Аддисон явно понял, о ком идет речь. Похоже, утром ему снова придется наведаться в Солано-Дорадо. Каковы бы ни были результаты, формальности необходимо было соблюдать. Может, Аддисону с Джеллико достаточно получить ответы на вопросы, но ему нужен подозреваемый и приговор. И хватит этим двоим играть в игры.

Не успела Саманта остановить машину, как Ричард вылез и стремительно направился к дому. Ему надо было сделать несколько звонков, и плевать он хотел на разницу во времени.

Он с силой захлопнул за собой дверь.

— Так и будешь молчать? — осведомилась Саманта.

— Потом, — отрезал он. — Завтра я должен быть в Штутгарте.

Только преодолев первый лестничный пролет, Ричард осознал, что Саманта осталась внизу. Сделав глубокий вдох, он обернулся:

— Просто это стало очень личным, Саманта. Я все объясню позже.

— Хорошо, — произнесла она с непроницаемым лицом, — удачи тебе.

Это прозвучало как приговор. Ричард нахмурился:

— Что это значит?

— Только то, что я сказала. Удачи.

— У меня нет времени на разборки, Саманта.

Наклонив голову, она посмотрела на него. Он готов был поклясться, что разглядел в полумраке, как по ее щеке скатилась слеза.

— Это не разборка, Ричард, — спокойным, ровным голосом произнесла она. — Тебе нужно идти, и мне нужно идти. Это только факты.

Сердце Ричарда пропустило один удар.

— Что? Я просто еду в Штутгарт. Я вернусь через день-другой, в зависимости от того, что обнаружу там. — Он спустился на одну ступеньку.

Саманта тяжело вздохнула. Ее плечи поднялись и опустились.

— Завтра, когда за Данте придут из ФБР, он будет выкрикивать мое имя на каждом углу, чтобы спасти свою задницу. Я не могу сидеть и ждать этого.

При мысли о том, что Саманту могут вот так же запереть в крохотной комнатушке перед зеркалом во всю стену, Ричарда прошиб холодный пот. Решение пришло мгновенно.

— Поднимайся наверх, — сказал он, — и собирай вещи. Ты едешь со мной.

— Ты больше не должен играть роль моего защитника, — отозвалась Саманта, не двигаясь с места. — Наш договор этого не предусматривал.

— Наш договор, — четко произнес он, спустившись к Саманте, — изменился. Я тебя не отпущу. Я не хочу, чтобы ты скрылась под покровом ночи и навсегда исчезла из моей жизни.

— Рик…

Схватив Саманту за плечи, он притянул ее к себе и крепко поцеловал. После секундного колебания она обняла его за плечи и ответила на поцелуй. Ричард прижимал девушку к себе, стараясь не думать о том, что только что чуть ее не потерял.

— Нет, — пробормотал он, — наши с тобой отношения не закончены. — Неохотно отпустив Саманту, он взял ее за руку и потянул за собой вверх по лестнице. — Я должен позвонить пилоту, чтобы самолет был готов к утру. А потом я буду обзванивать людей, чтобы выяснить, где в данный момент находится Меридьен. А потом мы с тобой навестим его и побеседуем.

— Кто он тебе?

Господи, ему неприятно было даже говорить об этом! Это уже третий человек в его жизни, который притворялся другом, а на деле хотел обокрасть его. И тот факт, что он никогда особенно не любил Меридьена, не успокаивал. Главное, что человек, которому он решил довериться в этом деле, оказался профессиональным вором.

— Две недели назад он почти стал моим партнером в банковском деле.

Глава 26

Вторник, 2 часа 12 минут пополудни

— Планы изменились, — сказал Рик после полутора часов лета, повесив трубку. С тех пор как они вылетели, он почти безостановочно говорил по телефону.

— Как это? — Сэм перестала делать вид, что слишком устала и не замечает роскошной отделки частного самолета Рика: ворсистой обивки, услужливости стюарда, помещения с баром, столом для переговоров, огромным диваном и телевизором. Устав наконец играть с пультом управления от телевизора, она посмотрела на Рика. Они улетели позже, чем думала девушка, но после четырех часов, проведенных у иллюминатора в ожидании полицейских, агентов Интерпола или ФБР, она была несказанно рада оказаться в воздухе.

— В Штутгарте его нет. Это Том звонил. Он жутко разозлился, что мы улетели, ничего ему не сказав.

— Такова жизнь, — отозвалась Сэм. — А куда мы тогда полетим?

— Он в своем лондонском отделении. — Откинувшись на спинку сиденья, Рик сделал глоток чая, который официант молча подливал каждые двадцать минут. — А я все думал, почему он так уговаривал меня остаться в Штутгарте еще на день, особенно после того, как я отказался платить баснословную сумму, которую он просил за контрольный пакет акций в своем банке. — Рик шумно выдохнул, всем своим видом выражая презрение. — Он даже пригласил меня на экскурсию на завод «Мерседес-Бенц».

— Его можно понять, — заметила Сэм. — Он не хотел, чтобы ты помешал ворам.

— В таком случае возникает вопрос: знал он про Девора и взрывчатку или нет?

— Если бы и знал, вряд ли хотел бы убить тебя.

— Разумеется, как бы я тогда выкупил его чертов банк?

— А ты уверен, что Партино не мог подставить этого человека, чтобы отвести подозрения от себя? Ты считаешь, что Меридьен способен на такое?

На лбу Рика залегли глубокие морщины.

— Как ты описывала Девора? Самоуверенный, амбициозный и неразборчивый в средствах для достижения своих целей?

— Что-то типа этого.

— Так вот, Гарри очень на него похож. Он несколько раз пытался надуть меня в бизнесе, и каждый раз при этом нес большие потери.

— Поэтому-то он и хотел, чтобы ты купил акции его банка.

Рик встал.

— Да, я сейчас вернусь. Надо предупредить Джека, что мы летим в Хитроу. — Проходя мимо, он наклонился и поцеловал ее в лоб. — Тебе надо поспать. Можно разложить диван.

Сэм не стала возражать. Рик хотел было идти, но она удержала его за руку.

— Я кое-что обнаружила.

— Что? — Он озабоченно взглянул на нее.

— Мне… мне нравится спать рядом с тобой. — Заметив на лице у Рика самодовольную ухмылку, Саманта скорчила рожицу. — Просто ты очень теплый и мягкий.

Рик улыбнулся, и его глаза потеплели.

— Правда? Ловлю на слове.

Между ног у нее стало мокро. И о чем она только думает? Вчера ночью, когда она считала, что их отношениям настал конец, она испытала мучительную боль.

— Пожалуйста.

— Ну, держись.

Когда через несколько минут Ричард вернулся из кабины пилота, Саманта нашла по телевизору только фильм про волка-оборотня. При виде его горящих желанием глаз она не удержалась от улыбки. Слава Богу, что неделя Годзиллы закончилась.

Опустившись на колени перед Самантой, Рик медленно провел руками по ее бедрам и обнял за талию.

— Сколько времени прошло с тех пор, как я в последний раз был в тебе? — прошептал он, не отрывая глаз от ее лица.

— Кажется, около шестнадцати часов, — проговорила Саманта, так и не сумев придать своему голосу желаемой твердости.

— Слишком долго. — Подавшись вперед, он поцеловал ее подбородок. Видимо, понял, что это у нее особо чувствительное место.

— Ужас, у меня уже наступил оргазм.

— В таком случае позволь мне присоединиться к тебе. — Он прижался к ее губам в неистовом поцелуе.

— Ладно, парень, живо в комнату, — скомандовала Саманта.

Рик легко подхватил ее на руки.

— Ты представить себе не можешь, как сильно я тебя хочу, — сказал он. — Я постоянно хочу тебя.

Опустив ее на стол для переговоров, он вернулся и закрыл дверь.

— Ловко сработано, — заметила Саманта. Подходя к ней, Ричард начал одновременно расстегивать пуговицы рубашки. — ты, я думаю, чемпион по количеству совершенных перелетов в твоем миллионерском клубе?

Губы Ричарда насмешливо изогнулись.

— Я член этого клуба, — отозвался он. — При наличии частного самолета никто не может избежать этой участи. Но в чемпионах не хожу. — Раздвинув ей колени, он придвинул ее на край стола и начал расстегивать джинсы. — Я всегда говорю, что надо ловить момент.

Когда его рука оказалась под резинкой ее трусиков, она обняла его за плечи и притянула к себе. Шумно выдохнув, она приподняла бедра. Еще никогда, ни с одним мужчиной она не чувствовала себя так, как с Риком: стоило ему только взглянуть на нее, как она уже не чуяла под собой ног от счастья. А когда он прикасался к ней, время останавливалось. Где взять сил расстаться со всем этим, расстаться с ним?

Наклонившись, Рик задрал ей кофту, расстегнул лифчик и принялся ласкать соски губами и языком. Саманта застонала и ставшими вдруг странно неуклюжими руками принялась расстегивать его джинсы. Рик сбросил штаны и начал медленно стягивать с нее джинсы, целуя каждый дюйм обнажавшейся кожи. Она не могла больше ждать.

— Черт, Рик, давай же! — воскликнула она, приподнявшись и обхватив его за плечи.

Он со стоном рванул ее на себя и погрузился в нее. Саманта почти испытала оргазм от одного только звука их соития. Он начал совершать сильные резкие толчки, а она села и покрепче прижала его к себе.

Оставаясь по-прежнему внутри ее, Рик подхватил ее на руки, и они вдвоем упали на диван.

— Господи, до чего же мне хорошо с тобой! — выдохнул он, очертив языком контур ее уха. Потом он приподнял ее. — Повернись, Сэм.

Хрипло рассмеявшись, Саманта повиновалась, и он медленно вошел в нее сзади. Просунув руку под нее, он стал ласкать ее груди, так что Саманта снова забилась в судорогах наслаждения.

— Рик! — простонала она, каждой клеточкой своего тела ощущая его близость.

Он увеличил темп и, низко застонав, извергся в нее. Потом он опустился на диван рядом и прижался щекой к ее щеке.

Была ли то страсть, чувство безопасности или просто желание ощутить поддержку другого человека, но в тот момент они оба чувствовали себя на вершине блаженства. Они еще долго лежали в полудреме. Наконец Саманта подняла голову, чтобы взглянуть на Рика, но, очевидно не выдержав такого напряжения, снова откинулась на подушки.

— Еда. Мне нужна еда, — пробормотала она.

— По-моему, сегодня у нас в меню жареный цыпленок, — отозвался Рик, подвинувшись таким образом, чтобы оказаться под ней. «До чего же она красивая, — думал Рик, — и при этом сама не осознает своей красоты». Он аккуратно убрал волосы у нее со лба.

— Отлично. Я так хочу есть, — прошептала она и, опустив голову ему на грудь, закрыла глаза.

Он усмехнулся.

— Могу позвать Мишель и сказать, чтобы она накрывала на стол.

— Я не могу пошевелиться. Я мертва.

— Я так и думал, что вставать придется мне. — Он со стоном дотянулся до стола и нажал кнопку интеркома. — Мишель?

— Да, мистер Аддисон?

— Не принесешь нам чего-нибудь поесть?

— Через десять минут, сэр, хорошо?

— Отлично. Спасибо.

Отпустив кнопку, он провел ладонью по руке Саманты. Даже получив полное удовлетворение, он жаждал прикасаться к ней, обнимать ее, защищать ее.

— Рик?

— Что?

— Ты просто гигант. — Нащупав его ладонь, она переплела его пальцы со своими.

— Открой глаза, — прошептал Рик, глядя снизу вверх на ее расслабленное лицо.

Длинные ресницы затрепетали, и затуманенные сном зеленые глаза открылись. Он медленно приподнялся и нежно поцеловал ее в теплые губы.

— Просто гигант, — повторила она с улыбкой.

— Саманта, пообещай мне кое-что.

— Что?

— Пообещай, что не уйдешь без предупреждения, не дав мне возможности попытаться удержать тебя.

— Обещаю, — сказала она, скользнув вниз по его телу.


Рик собирался прямо из аэропорта поехать к Гарри домой. Правда, в это время банкир обычно находился в офисе. Кроме того, пришлось бы вызывать лимузин. Он знал, что, просто приехав к Гарри домой, не получит полного удовлетворения. Его собственный дом неподалеку от Кэдоган-сквер находился практически по соседству с домом Гарри, поэтому он решил сначала тщательно спланировать атаку, укрывшись за пуленепробиваемыми окнами.

— Это твой дом, — спросила сидящая рядом Саманта, — или ты его снимаешь?

— Мой. Когда я узнал, что надо лететь в Лондон, я сразу вызвал из Девона Эрнеста.

— Из Девона? Там у тебя тоже дом?

— Это мой, так сказать, настоящий дом. Я там вырос.

— Как он выглядит?

Отвернувшись от окна, за которым проносились улицы Лондона, он посмотрел на Саманту:

— Ты пытаешься меня отвлечь?

Она пожала плечами:

— Ты выглядишь так, словно вот-вот взорвешься.

— А это плохо, потому что… — начал Рик, ожидая, что она подхватит фразу.

— Потому что Хан из сериала «Звездный путь» однажды сказал, что «месть — это блюдо, которое подается холодным».

Ричард не удержался от улыбки:

— Кажется, это сказал кто-то до него.

— Знаю, но мне нравится Хан. Он даже Мелвилла цитирует.

— Ты все запоминаешь?

— Только то, что мне важно или интересно.

Он хотел было спросить, что она запомнила из его рассказов о себе, но потом передумал. Этот вопрос прозвучал бы довольно жалко. Он хотел сказать Саманте еще кое-что и почти сделал это на борту самолета, когда она не могла убежать. Но посчитал, что так будет нечестно. Он хотел признаться в любви. «Не торопись, — осадил он сам себя. — Даже в мыслях это очень рискованный шаг». Он не мог преждевременно спугнуть девушку, как бы ни желал утвердить свою власть над ней.

— Я даже не отомстить хочу, — проговорил Ричард, снова отвернувшись к окну. — Вернее, хочу, но сначала я должен узнать, как, почему и…

Лимузин резко бросило в сторону. Раздался скрежет металла, и Саманта больно ударилась о плечо Рика. Прижав девушку к себе, он уперся ногами в пол, а свободной рукой в накренившийся бок машины. Внезапно они с головокружительной быстротой взметнулись вверх, а потом упали обратно на дорогу.

— Что…

В разбитое стекло со стороны Саманты он увидел огромный тяжелый грузовик, который в этот момент снова ударил их, так что лимузин вынесло на встречную полосу и к реке. Мотор лимузина взвыл, машину бросило вперед и снова закрутило, потому что в этот момент грузовик врезался в заднюю часть.

— Эрнест! — крикнул Ричард.

— Я стараюсь, сэр! Он пытается сбросить нас в Темзу!

Они неслись вперед, скрежеща, как старая консервная банка, а грузовик мчался за ними. По правую сторону совсем близко от них темнели обрывистые берега Темзы.

— Отсюда можно пролезть в багажник? — выдохнула Саманта, которую снова бросило на Рика от очередного удара грузовика.

— Через сиденья.

Он не стал задавать лишних вопросов, когда Саманта принялась искать замок. Вместо этого он принялся активно помогать ей, но, откинув сиденье, сам упал на пол, потому что грузовик в этот момент снова ударил их сзади.

— Открой люк! — крикнула Саманта, которая нырнула в покореженный багажник и извлекла оттуда свой чемодан.

Ричард нажал на кнопку, но люк открылся наполовину и застрял. Он попытался подвинуть люк рукой, при эт