Женщина на заказ (fb2)


Настройки текста:



Айрис Джоансен Женщина на заказ

ГЛАВА 1

Северный Ирак 6 января 1991 г.

Прохладная вода, прозрачная, как стекло. Джед Келби плыл по ней. Господи, как ему хотелось пить! Стоит открыть рот, и вода потечет в горло, но ему хотелось первым делом заглянуть в тот высокий арочный проем. Огромная, украшенная богатой резьбой арка так и манила его к себе…

Он проплыл под аркой, и перед ним открылся город.

Гигантские белые колонны, построенные на века. Улицы, проложенные в геометрически правильном порядке. Гармония и симметрия повсюду…

— Джед!

Кто-то расталкивал его. Николас. Джед мгновенно очнулся.

— Пора? — спросил он шепотом. Николас кивнул:

— Они опять за тобой придут минут через пять. Я просто хотел убедиться, что мы на одной волне. А потом решил: к черту план, я и один с ними справлюсь.

— Да пошел ты!

— Ты облажаешься, и мы оба погорим. Ты три дня ничего не ел и не пил. Когда они приволокли тебя обратно в камеру, вид у тебя был такой, будто тебя грузовик переехал.

— Заткнись! Не хочу с тобой спорить, у меня горло болит. — Джед прислонился к каменной стене и закрыл глаза. — Все пойдет по плану, как договаривались. Я подаю сигнал. Просто дай мне знать, когда заслышишь их в коридоре. Я буду готов.

Ему хотелось вернуться в море. В море его сила. Нет такой жажды, которую море не могло бы утолить. В воде он мог двигаться без боли.

Сверкающие белые колонны…

— Они идут, — прошептал Николас.

Джед чуть приоткрыл глаза, пока дверь отпирали снаружи. Те же два охранника. Хассам придерживал локтем автомат «узи». У Джеда был такой туман в голове, что он никак не мог вспомнить имя второго охранника. Зато хорошо помнил носок сапога этого самого охранника, впивающийся ему в ребра. О да, это он помнил хорошо.

Али — вот как звали этого ублюдка.

— Вставай, Келби! — Хассам склонился над ним. — Американский пес готов к новой порции побоев?

Джед застонал.

— Возьми его, Али. Он слишком ослабел: не может встать и посмотреть нам в глаза.

Али с улыбкой подошел и встал рядом с Хассамом.

— На это раз он сломается. Мы привезем его в Багдад и покажем всему миру, какие трусы эти американцы.

Он наклонился, намереваясь схватить Джеда за ворот рубашки.

Пора.

Джед выбросил ногу вверх и въехал в пах арабу. Потом он перекатился через себя и сбил Али с ног подсечкой.

До него донеслось проклятие, вырвавшееся у Хассама, пока тот поднимался на ноги. Джед заскочил за спину Али, пока араб не успел подняться с колен, и обхватил рукой его шею.

Он сломал ее одним поворотом.

Потом Джед обернулся к Николасу и увидел, как его друг обрушивает «узи» на голову Хассама. Брызнула кровь. Николас нанес второй удар.

— Пошли! — Джед схватил пистолет и нож Али и бросился к двери. — Не трать на него время.

— Он потратил много времени на тебя. Я только хотел убедиться, что он ушел к Аллаху.

И Николас побежал по коридору следом за Джедом.

Когда они ворвались в караульную в передней части дома, еще один охранник вскочил и потянулся за пистолетом, но поднять его не успел: Джед перерезал ему горло.

Они вырвались из хижины и побежали к холмам.

Сзади послышались выстрелы.

Продолжай бежать.

Николас оглянулся через плечо.

— Ты как, в порядке?

— Нормально. Давай живее.

Острая боль в боку.

Не останавливайся.

Приток адреналина в крови слабел, суставы тяжелели, словно наливались свинцом.

Уйди от этого. Сосредоточься. Ты плывешь к арке. Там нет боли.

Он выровнялся, побежал быстрее. Холмы уже маячили впереди. Он добежит.

Он проплыл под аркой. Белые колонны сверкали вдалеке.

Маринт…


Остров Лонтана Малые Антильские острова

Наши дни

Ажурная золоченая резьба.

Бархатные занавеси.

Барабаны.

Кто-то подходит к ней.

Это опять случится. Беспомощна. Беспомощна. Беспомощна.

Крик, исторгнувшийся из горла Мелис, вырвал ее из сна.

Она рывком села в постели. Мелис дрожала всем телом, ее футболка была влажной от пота.

Кафас.

Или Маринт?

Иногда она не была уверена… Это не имело значения.

Всего лишь сон.

Нет, она не была беспомощной. Она больше никогда не будет беспомощной. Теперь она стала сильной.

Но только не во сне. Сны лишали ее силы, и ей приходилось вспоминать. Но в последнее время сны стали приходить к ней не так часто. Последний приснился больше месяца назад. И все же ей стало бы легче, если бы было с кем поговорить. Может быть, стоит позвонить Кэролин и…

Нет, она должна справиться с этим сама. Она знала, что делать после таких снов, чтобы избавиться от этих приступов дрожи и вернуться к благословенной реальности. Она стащила с себя футболку, бросила ее в спальне и направилась в ланай[1].

Через минуту она нырнула с ланая в океан.

Было уже за полночь, но вода не казалась холодной, она была всего лишь прохладной. И эта прохладная вода, как нежный шелк, ласкала ее тело. Чистая, ласковая, успокаивающая…

Здесь ничто ей не угрожает. Здесь нет унизительного подчинения. Только ночь и море. Господи, как хорошо побыть одной!

Но она не была одна.

Что-то гладкое и прохладное скользнуло по ее ноге.

— Сьюзи?

Наверняка это Сьюзи. Самка дельфина была куда более склонна к ласкам, чем Пит. Самец прикасался к ней лишь изредка и по особым случаям.

Однако в воде рядом с ней оказался именно Пит. Она заметила его краем глаза, направляясь кролем к защитной сетке, перегораживающей узкий вход в бухту.

— Привет, Пит. Как поживаешь?

Пит тихонько пощелкал на своем дельфиньем языке и нырнул в глубину. Через секунду Сьюзи и Пит вынырнули вместе и поплыли к сетке, обогнав ее. Просто удивительно, как они всегда чувствуют, что она расстроена. Обычно их поведение было игривым, даже утомительным и назойливым в своей жизнерадостности. Только почуяв, что она расстроена, они становились такими тихими. Вообще-то предполагалось, что это она должна обучать дельфинов. На самом же деле каждый день, проведенный в их компании, давал Мелис что-то новое. Дельфины обогащали ее жизнь, и она была им за это благодарна…

Но сегодня что-то было не так.

Сьюзи и Пит отчаянно щелкали и пищали своими скрипучими дельфиньими голосами.

Мелис напряглась.

Сеть была опущена.

Какого черта?! Никто не мог разъединить сетку. Вернее, мог разъединить только тот, кто знал, где точка разъема.

— Я тут все исправлю. Возвращайтесь домой, ребята.

Не реагируя на ее слова, дельфины продолжали плавать вокруг Мелис кругами, пока она осматривала сетку. Порезов и разрывов в крепкой металлической сети не было. Мелис закрепила разъем — это заняло всего несколько минут — и сильными, решительными, но осторожными гребками направилась обратно к коттеджу.

Ничего страшного не случилось. Не исключено, что это Фил вернулся из своего последнего путешествия. Ее приемный отец отсутствовал на этот раз около семи месяцев и лишь изредка удостаивал ее звонком или открыткой, чтобы дать знать, что он жив.

А может быть, и случилось. Два года назад Филу пришлось пуститься в бега, и угроза еще не миновала. Где-то там, в большом мире, еще были люди, желающие с ним поквитаться. Фил был неглуп, но не отличался благоразумием и осмотрительностью. Он был мечтателем и шел на риск, не задумываясь…

— Мелис!

Она замерла на месте, перебирая руками и ногами, вглядываясь в ланай, до которого уже почти доплыла. На фоне зажженных в гостиной ламп вырисовывался темный силуэт мужчины. Но это был не Фил. Фил — маленький, жилистый, а этот крупный, мускулистый… И все-таки смутно знакомый.

—Извини, Мелис, я не хотел тебя пугать. Это я, Кол.

Она успокоилась. Тут опасности нет. Кол Дьюган, первый помощник Фила. Она знала Кола с тех пор, как ей исполнилось шестнадцать. Он славный. Должно быть, оставил свою лодку у пирса по другую сторону от дома, вот Мелис ее и не увидела. Она подплыла к ланаю.

— Почему ты мне не позвонил? И какого черта ты не поднял за собой сетку? Если бы сюда заплыла акула и добралась до Пита и Сьюзи, я бы тебя своими руками задушила.

— Да я собирался вернуться и поднять ее, — принялся оправдываться Кол. — А вообще-то нет, я собирался тебя попросить. Я не могу шарить там в темноте, как по Брайлю[2].

— Слушай, Кол, чтобы создать угрозу для дельфинов, хватит минуты, не больше. Тебе просто повезло, что этого не случилось.

— Откуда ты знаешь, что сюда не заплыла акула?

— Пит сказал бы мне.

— Ах да, Пит. — Кол бросил на пол банное полотенце и повернулся к ней спиной. — Скажи мне, когда можно будет смотреть. Как я погляжу, ты так и не научилась носить купальник?

— А с какой стати? Тут меня никто не видит, кроме Пита и Сьюзи. — Мелис подтянулась, взобралась на террасу и закуталась в полотенце. — А также незваных гостей.

— А вот грубить не надо. Фил меня пригласил.

— А сам он когда вернется? Завтра?

— Вряд ли.

— Разве он не на Тобаго?

— Он взял курс на Афины, когда послал меня сюда.

—Что?

— Он велел мне сесть на самолет в Генуе, добраться сюда и передать тебе вот это. — Кол протянул ей большой конверт плотной коричневой бумаги. — И ждать его здесь.

— Ждать его здесь? Но почему? Ты ему нужен там! Ему не обойтись без тебя, Кол!

— Вот ровно то же самое и я ему сказал. — Кол пожал плечами. — А он велел мне ехать к тебе.

Мелис взглянула на конверт.

— Здесь я ничего не вижу. Пошли внутрь, там свет. — Мелис поплотнее закуталась в полотенце. — Свари себе кофе, а я пока посмотрю, что тут.

Кол поморщился.

— Объясни своим дельфинам, что я тебя не съем. Хватит им стрекотать.

Мелис почти не замечала их присутствия. Но они все еще были здесь, возле террасы.

— Плывите, ребята. Все в порядке.

Пит и Сьюзи скрылись под водой.

— Разрази меня гром! — изумился Кол. — Они действительно тебя понимают.

— Да, — рассеянно бросила на ходу Мелис и ушла в коттедж. — Генуя, говоришь? Что он еще задумал?

— Хоть убей, не знаю. Несколько месяцев назад он высадил меня вместе с командой в Лас-Пальмасе и заявил, что у нас трехмесячный отпуск. Набрал на «Последний приют» временную команду и отчалил.

— Куда?

Кол пожал плечами.

— Он не сказал. Большой секрет. Совсем не похоже на Фила. Все было как тогда, когда он уплыл с тобой. Только на этот раз он нервничал и ничего не желал объяснять. Как будто мы не проплавали с ним вместе последние пятнадцать лет! — с горечью добавил Кол. — Черт знает чего только мы не пережили с ним вместе! Я был с ним, когда он нашел тот испанский галеон, а Терри и Гэри пришли на следующий год. Это даже… обидно.

— Ты же знаешь, когда он зациклится на чем-нибудь одном, ничего вокруг не замечает.

Но она знала, что никогда раньше Фил не отгораживался от своей команды. Вообще-то он никого не подпускал к себе, но они были самыми близкими ему людьми. Гораздо ближе, чем она.

Впрочем, она, пожалуй, сама виновата. Ей трудно было открыто проявлять свою привязанность к Филу. Их отношения складывались непросто, порой бывали бурными, порой доходили до разрыва. Мелис часто теряла терпение и злилась на него. Ее раздражало его почти детское упрямство. Но они были командой, они дополняли друг друга, помогали друг другу. И она все-таки любила его.

— Мелис! — Она бросила взгляд на Кола и увидела, что он смущенно смотрит на нее. — Ты не могла бы одеться? Ты красивая молодая женщина, а я все-таки нормальный мужчина с нормальными реакциями, хоть и гожусь тебе в отцы.

Разумеется, он был нормальным мужчиной. И не важно, что он знает ее с шестнадцати лет. Мужчины есть мужчины. Секс правит даже лучшими из них. Ей понадобилось много времени, чтобы принять эту истину без гнева.

— Я сейчас вернусь. — С этими словами Мелис направилась в спальню. — Свари кофе.

Не потрудившись принять душ, Мелис натянула свою привычную униформу: шорты и футболку. Потом она присела на постель и взяла конверт. Может, это ерунда, ничего личного, но ей не хотелось вскрывать его при Коле.

В конверте было два документа. Мелис взяла первый и развернула. И замерла.

— Какого черта?!


Отель «Хайят» Афины, Греция

— Хватит спорить. Я приеду за тобой. — Рука Мелис крепко сжала телефонную трубку. — Где ты, Фил?

— В таверне на набережной. Отель «Дельфы», — сказал Филип Лонтана. — Но я не буду втягивать тебя в это, Мелис. Езжай домой.

— Непременно. Мы вместе поедем домой. И считай, что я уже в это втянута. Ты меня официально уведомил, что перевел на мое имя остров и «Последний приют». Думаешь, я останусь сидеть в сторонке и помалкивать? Если это не завещание, то я не знаю, как это еще назвать. Что, черт побери, происходит?

— Ну, надо же мне было когда-то стать ответственным гражданином.

Нет, уж кто-кто, но только не Фил. Ему было уже за шестьдесят, но он оставался вечным Питером Пэном[3].

— Чего ты боишься?

— Ничего я не боюсь. Просто хотел позаботиться о тебе. Знаю, у нас в жизни бывало всякое, и белое, и черное, но ты всегда приходила на помощь, когда я нуждался в тебе. Ты вытаскивала меня из разных передряг, держала этих кровососов подальше от меня…

— Я вытащу тебя из новой передряги, если только ты мне скажешь, что происходит.

— Ничего не происходит. Океан не знает жалости. Ты не можешь знать, когда я совершу ошибку и…

— Фил!

— Я всё изложил в письменном виде. Найдешь на «Последнем приюте».

— Прекрасно! Значит, ты сам все мне прочтешь на обратном пути, пока мы плывем к острову.

— Вряд ли это возможно. — Он помедлил. — Я все пытаюсь связаться с Джедом Келби. Он не отвечает на мои звонки.

— Сукин сын!

— Может быть, и так. Но чертовски умный сукин сын. Говорят, он гений.

— Кто тебе это сказал? Его агент по связям с прессой?

— Не злись. Надо все-таки отдать ему должное…

— Нет, не надо. Я, по крайней мере, ничего ему не должна. Мне не нравятся богатые люди, считающие мир своей игрушкой.

— Тебе не нравятся богатые люди, и точка, — сказал Фил. — Но мне нужно, чтобы ты с ним связалась. Со мной он не идет на контакт. Вряд ли я сумею до него достучаться.

— Конечно, сумеешь! Хотя я, честно говоря, не понимаю, зачем тебе это нужно. Ты никогда раньше не обращался за помощью.

— Он мне нужен. Он одержим той же страстью, но, в отличие от меня, у него есть средства. Он может осуществить свою мечту. — Фил помолчал. — Обещай, что свяжешься с ним для меня, Мелис. Для меня это очень важно. Я тебя больше никогда ни о чем не попрошу.

— Ты не должен…

— Обещай мне.

Она видела, что он не успокоится, пока не добьется своего.

— Обещаю. Доволен?

— Нет, не доволен. Мне до смерти не хотелось тебя просить. Мне не хотелось попадать в эту передрягу. Не будь я так упрям, не пришлось бы мне… — Он судорожно втянул в себя воздух. — Но что сейчас об этом говорить! Назад дороги нет. А впереди меня ждет слишком многое.

— Тогда зачем составлять завещание, черт возьми?

— Потому что у них не было шанса составить завещание.

— О чем ты?

— О твоих родителях. Мы должны учиться на их ошибках. — Фил помолчал. — Кто заботится о Пите и Сьюзи?

— Кол.

— Удивляюсь, как ты ему доверила своих дельфинов. Ведь они тебе дороже кого угодно на двух ногах.

— Очевидно, нет, раз я здесь. Кол хорошо позаботится о Пите и Сьюзи, Я на него страху божьего нагнала перед отъездом.

Фил засмеялся:

— Держу пари, тебя он боится больше, чем бога. Но ты же знаешь, насколько они важны. Возвращайся к ним. Если я не дам о себе знать через две недели, обратись к Келби. Добудь его для меня. До свидания, Мелис.

— Не смей вешать трубку! Что тебе нужно от Келби? Это как-то связано с твоей проклятой сверхзвуковой пушкой?

— При чем тут пушка?! Речь вовсе не об этом.

— Тогда о чем?

— Я так и знал, что ты расстроишься. Ты всегда близко к сердцу принимала «Последний приют»… Даже в детстве.

— «Последний приют»? Твою шхуну?

— Нет, другой «Последний приют». Маринт.

Он повесил трубку.

А Мелис так и застыла с трубкой в руке и только потом, спохватившись, положила ее на рычаг. Маринт. О господи!


Яхта «Трина» Венеция, Италия

— Что это, черт возьми, такое — Маринт?

Джед Келби резко выпрямился в кресле.

— Что?

— Маринт. — Джон Уилсон оторвался от стопки адресованных Келби писем, которые он просматривал для Келби. — Тут больше ничего не написано. Только одно слово. Должно быть, чья-то шутка или рекламный трюк.

— Дай сюда. — Келби медленно протянул руку через стол и взял письмо вместе с конвертом.

— Что-то не так, Джед? — встревожился Уилсон. Он отложил пачку писем, которую только что доставил на борт.

— Возможно. — Джед взглянул на имя, указанное в обратном адресе. Филип Лонтана. И дата двухнедельной давности на почтовом штемпеле. — Почему, черт возьми, я не получил его раньше?

— Может, и получил бы, если бы сидел на месте чуточку дольше, чем день или два, — сердито ответил Уилсон. — Ты даже мне две недели не давал о себе знать. Как я могу держать тебя в курсе дела, если ты исчезаешь? Я стараюсь как могу, но с тобой не так-то просто…

— Да ладно, ладно. — Джед откинулся на спинку кресла и снова взглянул на лежащее перед ним письмо. — Филип Лонтана… несколько лет ничего о нем не слышал. Я даже думал, может, он вышел из бизнеса.

— Я о нем вообще не слыхал.

— Само собой. Он не акционер и не банкир, тебя он не интересует.

— Ну да, конечно. У меня одно дело: умножать твое и без того неприличное богатство да еще спасать тебя от налоговой службы. — Уилсон разложил перед ним на столе несколько документов. — Вот это подпиши — все три экземпляра. — Он с явным неодобрением наблюдал, как Келби подписывает контракт. — Мог бы хоть прочесть. Откуда тебе знать, может, я тебя подставил?

— Ты на это морально не способен. Если бы хотел, ты сдал бы меня в чистку десять лет назад, когда балансировал на грани банкротства.

— Верно. Но ты вытащил меня из этой ямы. В этом смысле я для тебя не показатель.

— Я дал тебе побарахтаться какое-то время, хотел посмотреть, что ты будешь делать, и только потом вмешался.

Уилсон вскинул голову.

— А я так и не понял, что прохожу испытание.

— Извини. — Взгляд Джеда был по-прежнему прикован к письму. — Такова природа зверя. За всю свою жизнь я мало кому мог довериться, Уилсон.

«Бог свидетель, это правда», — подумал Уилсон. Еще в детстве Джед Келби стал наследником одного из крупнейших состояний в Америке. После смерти отца он и его трастовый фонд превратились в поле сражения между его матерью и бабкой с отцовской стороны. Иски и встречные иски, бесконечные судебные слушания следовали друг за другом, пока Джеду не исполнился двадцать один год[4]. После этого он взял дело в свои руки и повел его с блеском: холодно и безжалостно разорвал все контакты с матерью и бабушкой, нанял экспертов для управления своими финансами. Он завершил свое образование, после чего стал колесить по миру, да так и не пустил корни по сей день. Во время войны в Заливе он был «тюленем»[5], затем купил яхту «Трина» и начал поиски подводных сокровищ, принесшие ему славу, которую он не ценил, и деньги, в которых не нуждался. Тем не менее он, судя по всему, наслаждался такой жизнью. Последние восемь лет он рисковал довольно круто, общался с весьма подозрительными типами. Нет, Уилсон не мог винить его за недоверчивость и цинизм. Уилсона это не смущало. Он и сам был циничен, а с годами искренне привязался к сукиному сыну.

— Лонтана пытался связаться со мной раньше? — спросил Джед.

Уилсон просмотрел оставшуюся почту.

— Это единственное письмо. — Он открыл свой ежедневник. — Первый звонок двадцать третьего июня. Просил перезвонить. Еще один звонок двадцать пятого. То же сообщение. Моя секретарша спросила, что у него за дело, но он не ответил. Я не думал, что это так срочно, и не стал тебя разыскивать. Я ошибся?

— Возможно. — Джед встал и подошел к иллюминатору. — Он, безусловно, знал, чем меня заинтересовать.

— Кто он такой?

— Бразильский океанограф. О нем много писали в прессе, когда он откопал испанский галеон. Это было примерно лет пятнадцать тому назад. Его мать была американкой, отец — бразильцем, а сам он — существо из другого века. Воображает себя великим путешественником, этаким грозой морей, и бороздит океаны в поисках исчезнувших городов и затонувших галеонов. Правда, он нашел всего один галеон, но нюх у него острый, в этом нет сомнения.

— Ты с ним никогда не встречался?

— Да нет, меня это, в общем-то, не интересовало. У нас было мало общего. Я, безусловно, продукт этого века. Мы с ним не на одной волне.

Уилсон не был так твердо в этом уверен. Конечно, Келби не был мечтателем, но он был наделен дерзкой, наступательной, не знающей жалости отвагой, которая в любом веке была характерна для пиратов.

— Так чего этот Лонтана хочет от тебя? — Уилсон прищурился, глядя на Джеда. — И чего ты хочешь от Лонтаны?

— Чего он от меня хочет, я не знаю. — Джед стоял, устремив взгляд через иллюминатор на океан, и напряженно думал. — Но я знаю, чего я от него хочу. Весь вопрос: может ли он мне это дать?

— Звучит интригующе.

— Разве? — Джед резко повернулся к Уилсону. — Что ж, в таком случае нам следует все прояснить, не так ли? Все должно быть предельно ясно.

Уилсону стало не по себе, когда он увидел возбужденное и отчаянное выражение на лице Джеда. Исходившая от Джеда агрессия была буквально осязаемой.

— Ну, насколько я понял, ты хочешь, чтобы я связался с Лонтаной, так?

— Верно. Более того, мы нанесем ему визит.

— Мы? Мне надо возвращаться в Нью-Йорк.

Джед покачал головой.

— Ты можешь мне понадобиться.

— Ты же знаешь, я ни черта не смыслю в океанографии, Джед. Черт побери, да я и не хочу ничего знать! У меня ученые степени по юриспруденции и бухгалтерскому делу. Тут я тебе не нужен.

— Никогда не можешь знать наверняка. Не исключено, что мне понадобится любая помощь. Морской воздух пойдет тебе на пользу. — Джед снова взглянул на конверт, и опять Уилсон ощутил исходящую от него электризующую волну возбуждения. — Но, пожалуй, нам следует для начала преподать Лонтане небольшой урок. Хочет размахивать морковкой у меня перед носом, пусть не обижается, если я проглочу ее в один присест. Дай мне номер его телефона.


Она поняла, что за ней следят.

Нет, черт побери, это не паранойя. Она это чувствовала.

Мелис бросила взгляд через плечо. Бесполезно. Она понятия не имела, кого ей высматривать, кого подозревать в пестрой портовой толпе у себя за спиной. Это мог быть кто угодно. Карманник, моряк в поисках временной подружки… или люди, надеющиеся, что она приведет их к Филу. Ни одного варианта нельзя было исключать.

Особенно теперь, когда в деле замешан Маринт.

Надо избавиться от «хвоста».

Мелис свернула в ближайший переулок, пробежала один квартал, нырнула в какой-то магазинчик и стала ждать. Правило номер один: убедись, что это не паранойя. Правило номер два: врага надо знать в лицо.

Седоватый мужчина в брюках цвета хаки и клетчатой рубашке с короткими рукавами завернул за угол и остановился. Он выглядел как обычный турист, один из многих, посещающих Афины в это время года. Вот только вид у него был раздосадованный, и это противоречило образу. Он был явно раздражен и беспокойным взглядом кого-то искал в толпе людей, текущей по улице.

Значит, это не паранойя. И теперь она запомнит этого человека, кем бы он ни был.

Мелис выскочила из дверей и бросилась бежать. Она повернула налево, пробежала по короткому переулку и у следующего угла повернула направо.

Обернувшись через плечо, она успела заметить клетчатую рубашку. Он больше не пытался смешаться с толпой. Он двигался быстро и решительно.

Через пять минут она остановилась, тяжело дыша.

Кажется, оторвалась. Кажется.

«Боже, Фил, во что ты втянул нас на этот раз?»

Мелис выждала еще десять минут для верности, а затем повернула назад и снова вышла на набережную. Судя по карте, отель «Дельфы» должен был находиться в следующем квартале.

А вот и он. Узкое трехэтажное здание с облупившейся по фасаду краской, старое, грязное, закопченное смогом и тем не менее обладающее какой-то неповторимой аурой. При обычных обстоятельствах

Фил не ступил бы сюда ни ногой. Он любил старину и комфорт и не терпел убожества. Он слишком ценил удобства. Еще одна загадка…

— Мелис!

Она повернулась и увидела невысокого мужчину с седыми висками в джинсах и футболке, сидевшего за столиком открытого кафе.

— Гэри? А где Фил?

Он кивнул на воду.

— На «Последнем приюте».

— Без тебя? Я в это не верю.

Сперва Кол, а теперь и Гэри Сент-Джордж?

— Я тоже не верил. — Он отхлебнул глоток узо[6]. — Я решил поторчать тут еще пару дней, может, он вернется и заберет меня. Куда он без меня денется? Он же не сможет управлять «Последним приютом» в одиночку.

— А где Терри?

— Фил уволил его в Риме, сразу после того, как отослал Кола. Велел ехать к тебе, ты, дескать, найдешь ему какую-нибудь работу. И мне сказал то же самое. — Гэри усмехнулся. — Ну как, Мелис, жаждешь насладиться нашим обществом?

— Когда он ушел?

— Ну, может, с час назад. Отчалил сразу после разговора с тобой.

— И куда направился?

— На юго-восток, к Греческим островам.

Мелис двинулась к пристани.

— Пошли.

Гэри вскочил на ноги.

— Куда?

— Найму моторный катер и поеду за этим старым болваном. Мне понадобится помощь. Должен же кто-то сидеть у руля, пока я буду высматривать «Последний приют».

— Еще не стемнело. — Он нагнал ее и пошел с ней в ногу. — Шанс у нас есть.

— Что значит шанс?! Мы его найдем во что бы то ни стало!

Они нашли «Последний приют» как раз перед наступлением темноты. В тускнеющем предвечернем свете двухмачтовая шхуна казалась кораблем из другого мира. Мелис всегда говорила Филу, что корабль напоминает ей иллюстрацию к «Летучему голландцу». Золотистые туманные сумерки придавали ему особенно загадочный вид.

Сходство еще больше усиливалось, потому что, подобно «Летучему голландцу», «Последний приют» был покинут своей командой.

Мелис ощутила дрожь страха. Нет, не может быть, чтобы он был совсем покинут! Фил где-то внизу, раз на палубе его не видно.

— Жутко, да? — спросил Гэри, направляя катер к кораблю. — Он заглушил двигатели. Какого черта он там делает?

— Может, у него неполадки. Что ж, так ему и надо. Это ж уму непостижимо — распустить свою команду и отправиться куда-то самому, как будто он… — Мелис замолкла на полуслове и откашлялась. — Подойди как можно ближе. Я поднимусь на борт.

— Вряд ли он расстелет тебе красную ковровую дорожку, Мелис. — Гэри прищурился, глядя на шхуну. — Он не хотел видеть тебя здесь. В это плавание он не хотел брать никого из нас.

— Мало ли чего он не хотел! Не всегда получаешь то, что хочешь. Фил не всегда делает правильный выбор, ты же знаешь. Он видит только то, что хочет видеть, а потом летит очертя голову, на полной скорости. Я не могу позволить… А вот и он!

Фил поднялся на палубу. Даже на расстоянии было видно, как он хмурится, глядя на них поверх сокращающейся полоски воды.

— Фил, черт бы тебя побрал, что ты делаешь? — закричала Мелис. — Я поднимаюсь на борт.

Фил замотал головой:

— С кораблем что-то не в порядке. Мотор только что заглох. Я не уверен…

— Что случилось?

— Мне следовало это предвидеть. Мне следовало быть осторожнее.

— Что ты несешь, Фил? О чем ты?

— У меня нет времени на разговоры. Мне надо пойти посмотреть, может, найду, где он… Возвращайся домой, Мелис. Позаботься о дельфинах. Ты должна делать свою работу, это очень важно.

— Нам надо поговорить. Я не собираюсь… — Она говорила впустую. Фил повернулся и скрылся из глаз. — Подберись к нему поближе, — обратилась она к Гэри.

— Он не даст тебе взойти на борт, Мелис.

— Еще как даст. Даже если мне придется лезть по якорной цепи до самого…

В эту секунду раздался страшный взрыв — «Последний приют» взорвался и взлетел на воздух тысячами огненных осколков.

Вместе с Филом.

— Нет! — Мелис даже не замечала, что кричит вслух. Агония отчаяния охватила ее. От корабля осталась половина, да и та была охвачена огнем. — Подойди ближе! Мы должны…

Новый взрыв.

Боль.

Ее голова, казалось, раскололась пополам, как корабль. Тьма.

ГЛАВА 2

Больница Святой Екатерины

Афины, Греция

— У Мелис Немид сотрясение мозга, — сказал Уилсон. — Один из матросов Лонтаны привез ее сюда после взрыва. Доктора считают, что с ней все будет в порядке, но она пробыла без сознания последние сутки.

— Я хочу ее видеть. — Джед двинулся вперед по коридору. — Добудь мне разрешение.

— Ты меня не понял. Она в отключке, Джед.

— Я хочу быть на месте, когда она очнется. Я должен поговорить с ней первым.

— Это же больница. У них тут очень строгие правила. А ты ей не родственник. Может, они и не захотят пустить тебя в палату, когда она очнется.

— А ты сделай так, чтобы захотели. И мне плевать, сколько ты за это дашь. Купи хоть всю больницу. А потом свяжись с береговой охраной, проверь, найдено ли тело Лонтаны. И еще отыщи человека, который привез сюда дочь Лонтаны, и выкачай из него всю информацию, какая есть. Я хочу знать все о том, что случилось с Лонтаной и с «Последним приютом». В какой она палате?

— В двадцать первой. — Уилсон помедлил. — Джед, она только что потеряла отца. Ради всего святого, к чему такая спешка?

Спешка объяснялась тем, что впервые за много лет Джед обрел надежду и тут же чуть было не потерял ее. Будь он проклят, если позволит этому случиться.

— Я не собираюсь допрашивать ее с пристрастием. Воспользуюсь одним из твоих любимых выражений: это было бы непродуктивно. Все-таки пусть в небольшом количестве, но такт у меня имеется.

— Но ты пользуешься им по своему усмотрению. — Уилсон пожал плечами. — Ты все равно поступишь по-своему. Ладно, я договорюсь с медсестрами, а потом пойду посмотрю, что еще можно узнать об этом взрыве.

«Вряд ли ты много узнаешь», — подумал Джед. Судя по сообщениям в выпуске новостей, который они слушали по дороге в Афины, шхуну буквально разорвало надвое взрывом. Сначала он отправился на место происшествия, и оказалось, что там просто нечего спасать. На первых порах репортеры осторожно называли происшествие «аварией». Но это не было похоже на правду. Были зафиксированы два взрыва в противоположных концах корабля. А вот и двадцать первая палата.

Джед открыл дверь и вошел в палату. Женщина лежала на больничной кровати, занимавшей большую часть пространства чистой и тихой комнаты. Слава богу, никаких медсестер. Уилсон, конечно, знал свое дело, но и ему требовалось время, чтобы наладить здесь отношения. Джед подхватил стоявший у двери стул и перенес его к кровати. Мелис не пошевелилась, когда он сел и начал изучать ее. Голова Мелис Немид была забинтована, но Джед видел пряди золотистых волос, выбившиеся из-под повязки и прилипшие к щекам. Господи, она была… необыкновенной. Тело у нее было миниатюрное, с тонкой костью, она казалась хрупкой, как рождественская елочная игрушка. Когда такое хрупкое существо страдает, это всегда берет за душу. Он вспомнил свою мать и те времена, когда…

Господи, он годами не встречал никого, кто так живо и ярко напомнил бы ему о том периоде его жизни.

«Отбрось эти воспоминания. Сломай ситуацию. Представь ее в другом свете».

Он вгляделся в лежащую перед ним женщину с холодной объективностью. Да, она хрупкая и выглядит беспомощной. Но как ни странно, сама эта хрупкость делает ее чувственной и соблазнительной. Вот так человек, держащий в руке чашку тончайшего китайского фарфора, испытывает соблазн сломать ее одним движением. Джед устремил взгляд на лицо Мелис. Точеные черты. Крупный, безупречной формы рот, еще больше усиливающий общее впечатление чувственности. Чертовски красивая женщина.

Так это и есть приемная дочь Лонтаны? Лонтане было за шестьдесят, а этой женщине на вид лет двадцать пять. Конечно, все возможно. Но не исключено, что статус приемной дочери призван закамуфлировать отношения между маем и декабрем во избежание ненужных вопросов.

Ему не было дела до их отношений. Существенно одно: отношения длительные и достаточно близкие. Вот и хорошо: эта женщина скажет ему все, что он захочет узнать. Если сама она в курсе дела, уж он позаботится, чтобы она ему все рассказала.

Джед откинулся на спинку стула и стал ждать ее пробуждения.


Господи, как болит голова!

Наркотики? Нет, они перестали давать ей наркотики, когда она прекратила сопротивляться. Она осторожно приоткрыла глаза. Слава богу, нет никакой золоченой резьбы. Мелис вздохнула с облегчением. Прохладные голубые стены, прохладные, как море. Хрустящая накрахмаленная простыня. Где она? В больнице?

— Вы, наверное, пить хотите? Дать вам воды?

Мужской голос. Может быть, доктор, медбрат или санитар… Ее взгляд метнулся к мужчине, сидевшему на стуле у кровати.

— Спокойно, я не предлагаю вам яду! — Он улыбнулся. — Всего лишь стакан воды.

Он не был доктором. На нем были джинсы и льняная рубашка с закатанными до локтей рукавами, и он казался ей… смутно знакомым.

— Где я?

— В больнице Святой Екатерины.

Незнакомец поднес стакан к ее губам, медленно наклоняя его, по мере того как стакан опустошался. Мелис опасливо взглянула на него поверх стакана. Черноволосый, темноглазый, чуть больше тридцати. Держится уверенно. Если бы она уже встречала его раньше, она бы его непременно запомнила.

— Что случилось?

— А вы не помните?

Раскалывающаяся шхуна, обломки палубы и куски металла, взлетающие в воздух.

— Фил! — Мелис стремительно села в постели. Фил был там, в этом аду. Фил был там… Она попыталась спустить ноги на пол. — Он был там. Я должна… Он спустился в каюту и…

— Вам нужно лечь. — Мужчина силой уложил ее обратно на подушки. — Вы уже ничего не сможете сделать. С момента взрыва прошли сутки. Береговая охрана продолжает поиски. Если он жив, они обязательно найдут его.

Сутки. Двадцать четыре часа. Мелис ошеломленно взглянула на незнакомца.

— Они его не нашли?

Он покачал головой:

— Пока нет.

— Они не должны прекращать поиски. Не позволяйте им сдаваться.

— Не позволю. Постарайтесь снова уснуть. Меня вышибут отсюда пинком под зад, если кто-нибудь из медперсонала подумает, что я вас расстроил. Я просто считал, что вам следует знать. Мне почему-то кажется, что мы с вами похожи. Вы захотите узнать правду, даже если это больно.

— Фил… — Мелис закрыла глаза, ее охватила боль. — Больно. Хотела бы я заплакать…

— Ну так плачьте.

— Не могу. Я не… Я никогда… Уходите. Не хочу, чтоб кто-то видел меня в таком состоянии.

— Ну, я вас уже видел. Поэтому я лучше посижу тут еще какое-то время. Хочу убедиться, что с вами все в порядке.

Мелис открыла глаза и внимательно посмотрела на него. Крутой… Вот как это называется. Очень крутой.

— Да вам плевать, в порядке я или нет. Кто вы, черт побери, такой?

— Джед Келби.

Так вот где она его видела! Газеты, журналы, телевидение…

— Мне следовало вспомнить. Золотой Мальчик.

— Когда-то я ненавидел это прозвище, как и все, что с ним связано. Дело было не только в этом, но это одна из причин, заставивших меня так воинственно обращаться с прессой. — Он улыбнулся. — Но я пережил этот этап. Я больше не мальчик. Я мужчина. Такой, как есть. И такой, как есть, я могу оказаться вам очень полезным.

— Уходите.

Он немного помедлил, но потом все же встал.

— Я вернусь. А тем временем постараюсь нажать на береговую охрану. Пусть продолжают искать Лонтану.

— Спасибо.

— На здоровье. Хотите, я попрошу медсестру дать вам болеутоляющее?

— Нет! Я не принимаю…

— Хорошо-хорошо! Как скажете.

Мелис проводила его взглядом, пока за ним не закрылась дверь. Он был очень мил, можно даже сказать — добр. Она не знала, что и думать о нем, ей было слишком больно, в голове стоял туман. Но она почувствовала, что подпадает под обаяние излучаемой им спокойной уверенности и силы. И это ее встревожило.

«Не думай о нем.

И старайся не думать о Филе. Двадцать четыре часа — большой срок, но, возможно, он еще жив. Возможно, он где-то там.

Если успел схватить спасательный жилет.

Если его не разорвало на кусочки еще до того, как он коснулся воды».

Господи, уж лучше бы она умела плакать.

— А не рано тебе вставать? — озабоченно хмурясь, спросил Гэри, увидев Мелис сидящей на стуле у окна на следующее утро. — Медсестра мне сказала, что ты пришла в себя только вчера вечером.

— Со мной все в порядке. И я должна им доказать, что мне больше нечего здесь делать. — Мелис стиснула подлокотники. — Они хотят, чтобы я дождалась полиции.

— Да, я уже сделал для них заявление. Они не будут к тебе приставать, Мелис.

— Они уже ко мне пристают. Полиция придет сюда только после обеда, и я их ждать не буду. Но оформить выписку — это столько писанины, я в ней просто увязну. Мне кажется, они делают это нарочно. Они говорят, что мне все равно надо остаться здесь до завтра.

— Я бы сказал, что докторам виднее.

— Черта с два! Мне надо вернуться туда, где затонул корабль. Я хочу найти Фила.

— Мелис… — Гэри нерешительно замялся. — Я был там вместе с береговой охраной. Ты не найдешь Фила. Мы его потеряли.

— Не желаю этого слышать. Я должна сама убедиться. — Ее взгляд переместился к аккуратно подстриженным лужайкам за окном. — Что здесь делал Келби?

— Главным образом перевернул вверх дном всю больницу. Меня они не хотели пускать даже на порог твоей палаты, а вот Келби прошел без проблем. А перед тем как прийти сюда, он помогал береговой охране в поисках. Ты ведь с ним не знакома, верно?

— Я с ним никогда не встречалась. Но Фил говорил мне, что он попытается со мной связаться. Ты не знаешь, что ему нужно?

Гэри покачал головой:

— Может быть, Кол знает.

Мелис в этом сомневалась. Какие бы дела ни связывали Фила с Келби, они, похоже, вписывались в кровавый сценарий, стоивший Филу жизни. И о том, что это за дела, он не пожелал рассказать даже самым близким своим друзьям.

Господи, она уже думает о Филе как о мертвом!

Покорно принимает то, что ей рассказали. Нет, этого допускать нельзя.

— Найди мне Келби, Гэри. Передай ему, чтоб вытащил меня отсюда.

—Что?

— Ты же говоришь, он умеет нажимать на кнопки. Вот и передай ему, пусть займется любимым делом. Вряд ли он тебе откажет. Он пришел сюда, потому что ему что-то нужно от меня. Что ж, он ничего от меня не получит, пока я валяюсь на больничной койке. Он не откажется вытащить меня отсюда.

— Даже во вред твоему здоровью?

Мелис вспомнила, какое впечатление произвел на нее Келби. Он был тверд как скала.

— Ему наплевать. Скажи ему, чтоб вытащил меня отсюда.

— Хорошо. — Гэри поморщился. — Но я все-таки считаю, что ты совершаешь ошибку. Филу бы это не понравилось.

— Ты же знаешь, Фил никогда не вмешивался. Я всегда делала что хотела. Его это устраивало. Хлопот меньше. — Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы голос не дрожал. — Прошу тебя, не спорь со мной, Гэри. У меня сегодня трудный день.

— Ты прекрасно справляешься. Ты всегда прекрасно умела справляться.

И он поспешно покинул комнату.

Бедный Гэри! Не привык видеть ее не в форме. Его это расстраивает. Ее это тоже расстраивало. Мелис не нравилось чувствовать себя беспомощной.

Нет, она не беспомощна. Мелис мгновенно отвергла это слово. Всегда можно что-то сделать. Всегда можно найти какой-то выход. Она просто расстроена, рассержена, она в отчаянии. Но никогда и ни за что она больше не будет беспомощной. Просто сейчас у нее в голове туман, она еще не в силах найти нужный выход.

Но решать нужно быстро. Келби маячит на пороге, и она вынуждена подпустить его ближе. Он этим воспользуется, чтобы занять лучшее место и укрепить свои позиции.

Мелис откинулась на спинку стула и попыталась успокоиться. Ей надо отдохнуть и собраться с силами, пока у нее еще есть такой шанс. Ей понадобятся все силы, чтобы вытолкнуть Келби за порог и захлопнуть дверь.

Джед весело усмехнулся, глядя, как Мелис Немид подходит к парадному выходу из больницы. За ней семенила монахиня, толкая перед собой инвалидное кресло на колесиках, в котором Мелис полагалось ехать. Вид у монашки был очень недовольный.

Джед вспомнил свое первое впечатление. Тогда Мелис показалась ему очень хрупкой и ранимой. Волнующая, даже дразнящая хрупкость была присуща ей и сейчас, но уравновешивалась исходящей от нее жизненной силой, энергичностью походки. С той самой минуты, как она открыла глаза, он понял, что она представляет собой силу, с которой придется считаться. И как ее бог свел с таким оторванным от жизни мечтателем, как Лонтана? Как он сумел ее приручить? Впрочем, вполне возможно, что это она его приручила. Это куда больше похоже на правду.

Она остановилась прямо перед ним.

— Полагаю, мне следует вас поблагодарить за то, что заставили их меня выпустить.

— Здесь не тюрьма, мисс Немид, — обиженно заметила монахиня. — Мы лишь хотели убедиться, что есть кому о вас позаботиться. И вы должны были соблюсти процедуру и позволить мне доставить вас к выходу в коляске.

— Спасибо, сестра. Теперь я за ней пригляжу. — Джед взял Мелис под руку и мягко подтолкнул ее к выходу. — Сегодня ближе к вечеру у вас назначена встреча в полиции. Они ждут от вас заявления. Я уладил все дела в больнице, заполнил бумаги и взял ваш рецепт.

— Что за рецепт?

— Просто успокоительные средства на случай, если они вам понадобятся.

— Они мне не понадобятся. — Мелис отняла у него руку. — Можете прислать мне счет.

— Прекрасно! Я убежден, что любую игру нужно вести на поле, разделенном надвое. — Джед открыл дверцу машины, стоявшей у входа в больницу. — Попрошу Уилсона прислать вам счет к первому числу.

— Кто такой Уилсон? Ваш дворецкий?

— Мой ассистент. Следит за моей платежеспособностью.

— Непыльная работенка.

— Не скажите. Некоторые мои исследования пробивают большие бреши в корпоративном бюджете. Садитесь.

Мелис покачала головой.

— Я еду в штаб береговой охраны.

— Зря прокатитесь. Они прекратили поиски.

Это сообщение потрясло Мелис.

— Уже?

— У них возникли вопросы относительно душевного состояния Лонтаны. — Джед помолчал. — Это не был несчастный случай. Они нашли среди обломков следы пластита и таймер. Думаете, он мог сам установить и взорвать заряд?

У нее округлились глаза.

—Что?

— Вы должны признать, что такая возможность теоретически существует.

— Ничего я никому не должна. Такой возможности не существует. Фил был обеспокоен, когда мотор на его корабле заглох посреди моря. Он спустился в машинное отделение, чтобы проверить, что случилось.

— Именно так Гэри и заявил береговой охране, но ведь Лонтана не сказал ничего определенного. Ничего такого, что полностью исключило бы версию самоубийства.

— Все это вздор! Фил наслаждался каждой минутой своей жизни. Он был как ребенок. За каждым поворотом его ждало новое приключение.

— Боюсь, это приключение стало для него последним. Такой взрыв — не было надежды, что он выживет.

— Надежда есть всегда. — Мелис сделала шаг в сторону и бросила уже через плечо: — Фил заслуживает своего шанса.

— Никто не отнимает у него его шанс. Я просто говорю вам, что… Эй, вы куда?

— Я должна видеть собственными глазами. Найму катер в порту и…

— Ваш друг Гэри Сент-Джордж уже ждет вас на «Трине». Он сказал, что вы полны решимости отправиться туда и возобновить поиски. Мы можем оказаться в точке взрыва «Последнего приюта» через час.

Мелис колебалась.

— Чего вы опасаетесь?

— Попасть в мышеловку.

Он засмеялся.

— Верно. Но вы же знали, на что идете, когда послали за мной Сент-Джорджа, чтобы я вытащил вас из больницы. Вы сами вступили в игру, вот теперь играйте.

— Для меня это не игра.

Его улыбка угасла.

— Да, я вижу, что для вас это не игра. Извините. Вы для меня — неизвестная величина. Возможно, я ошибся, приняв вашу стойкость за бесчувственность. — Джед пожал плечами. — Поехали, на этот раз я вас прокачу бесплатно. Никаких сделок, никаких обязательств.

Мелис пристально посмотрела ему в глаза, потом повернулась и села в машину.

— Я в это поверю, когда сама увижу.

— Увидите. Знаете, я и сам себе иногда удивляюсь.

Они осматривали зону взрыва до самых сумерек, но нашли лишь несколько плавающих обломков. С каждым часом надежда Мелис угасала.

Его там не было. Ни вся ее решимость, ни все эти поиски не смогут вернуть Фила. Бирюзовое море было таким спокойным, таким безмятежно-прекрасным, что ей прямо-таки неловко было думать о страшной тайне, которую оно скрывало.

«Но ведь не море убило Фила», — напомнила себе Мелис. Может, оно и стало его могилой, но оно не было убийцей.

— Хотите пройти еще разок? — тихо спросил Джед. — Мы могли бы еще больше расширить периметр.

— Нет, — не поворачиваясь к нему, ответила Мелис. — Это было бы пустой тратой времени. Его здесь нет. Собираетесь сказать: «Я так и знал»?

— Нет. Вам было необходимо убедиться собственными глазами, поверить в реальность. Я это понимаю. Но теперь вы готовы вернуться в Афины?

Мелис нервно кивнула.

— Может, хотите поесть? Я велел Билли сделать фирменные бутерброды. Он в этом деле просто кудесник. Уилсон и ваш друг Гэри в кают-компании поглощают их тоннами.

— Билли?

— Билли Сандерс, кок. Я украл его из лучшего ресторана Праги.

Ну, разумеется, на такой роскошной яхте, как «Трина», есть свой кок. Она, кажется, где-то читала, что Келби купил яхту у саудовского нефтяного шейха. Огромная, лоснящаяся, как кит, яхта была начинена самым современным оборудованием и несла на себе две вспомогательные моторные лодки внушительных размеров. Световые годы отделяли ее от «Последнего приюта». Примерно то же расстояние лежало между Келби и Филом. И тем не менее Фил считал, что между ним и Келби есть что-то общее.

«Он одержим той же страстью, и он может осуществить свою мечту».

Вот что Фил сказал ей о Келби в последнем телефонном разговоре. И он был прав. Она ощущала страсть, двигавшую Джедом Келби, и уже убедилась, что средства у него есть.

— Как насчет поесть? — напомнил Джед. Мелис покачала головой:

— Я не голодна. Я лучше посижу тут какое-то время. — Она села на палубе и крепко обхватила колени руками. — У меня был не самый легкий день.

— Верно подмечено. — Его голос вдруг стал резким: — Последние два часа я ждал, что вы сломаетесь. Ради всего святого, никто не подумает о вас плохо, если вы заплачете.

— А мне плевать, кто и что обо мне подумает. И даже если я буду рыдать в голос, Филу это не поможет. Ему уже теперь никто и ничто не поможет.

Он не ответил, и, бросив на него взгляд, она увидела, что он, прищурившись, изучает горизонт.

— В чем дело? Вы что-то видите?

— Нет. — Его взгляд вернулся к ней. — И что вы теперь собираетесь делать? У вас есть какие-то планы?

— Я не знаю, что мне делать. Сейчас я даже думать ни о чем не могу. Прежде всего мне надо вернуться домой. У меня есть обязанности. А уж потом решу, что мне дальше делать.

— А домой — это куда?

— На остров в архипелаге Малых Антильских, недалеко от Тобаго. Остров принадлежал Филу, но он юридически перевел его на меня. — Ее губы скривились в горькой улыбке. — «Последний приют» он тоже перевел на меня. Осталось только собрать обломки. Ну ничего, думаю, лет за десять управлюсь.

— Должно быть, он вас очень сильно любил.

— Я тоже его любила, — прошептала Мелис. — Думаю, он знал. Но лучше бы я ему сказала. Господи, ну почему я ему не сказала?

— Я уверен, что он не чувствовал себя обделенным. Он был вознагражден сполна.

Что-то в его голосе насторожило Мелис.

— Что вы имеете в виду?

— Ничего. — Джед отвернулся. — Слова часто ничего не значат.

— Но иногда они значат очень много. Фил сказал мне, что вы не отвечаете на его звонки. Ему никак не удавалось к вам пробиться. Что он вам такое сказал, в конце концов, если это заставило вас приехать сюда?

— Он прислал мне письмо, содержащее всего одно слово. — Джед повернулся к ней и пристально посмотрел в глаза. — Я полагаю, вы знаете, что это за слово.

Она не ответила.

— Маринт.

Мелис смотрела на него молча.

— Судя по всему, вы не желаете мне сказать, что вы знаете о Маринте.

— Я ничего не знаю. — Она выдержала его взгляд. — И ничего не хочу знать.

— Я готов хорошо заплатить вам за любую информацию, которой вам захочется поделиться.

Мелис отрицательно покачала головой.

— Если вы не готовы признать, что Лонтана совершил самоубийство, вам не приходит в голову, что есть и другое объяснение?

Разумеется, ей это приходило в голову, но она весь день гнала от себя эту мысль. В эту минуту она была просто не в состоянии что-либо анализировать. И какова бы ни была причина смерти Фила, она не собиралась брать Келби себе в союзники.

— Я ничего не знаю, — повторила Мелис. Джед внимательно изучал ее.

— Не думаю, что вы говорите мне правду. Полагаю, вы знаете довольно много.

— Полагайте все, что хотите. Я не собираюсь это обсуждать.

— Ну, тогда я оставлю вас одну. — Он повернулся, собираясь уходить. — Видите, какой я чуткий? Если передумаете насчет бутербродов, спускайтесь в каюту.

Он, конечно, пошутил, но все то время, что она находилась на борту «Трины», он действительно был необычайно чуток и внимателен к ней. Он принялся за работу со спокойной деловитостью, беспрекословно выполнял все ее приказы и вообще позволил ей исполнять роль капитана. За все время она не услышала от него ни единой жалобы. Благодаря ему она сумела выдержать эти мучительные поиски.

— Келби!

Он повернулся к ней.

— Спасибо. Вы были очень добры ко мне сегодня.

— Не берите в голову. Любого может неожиданно подстеречь припадок сентиментальности. Со мной это бывает редко. Я дешево отделался.

— И мне очень жаль, что вы проделали весь этот путь в Афины понапрасну.

— А мне ничуть не жаль. — Он улыбнулся. — Потому что есть у меня предчувствие, что это вовсе не понапрасну. Мне нужен Маринт. Я своего добьюсь, Мелис.

— Желаю удачи.

— Нет, тут одной удачей не обойтись. Мне понадобится помощь. Я собирался получить ее от Лонтаны, но, раз его нет, остаетесь только вы.

— Считайте, что меня тоже нет.

— Пока вы не сошли с судна. Я дал вам слово, что не буду ничего от вас требовать сегодня. Как только вы сойдете на сушу, слово потеряет силу.

Мелис охватил приступ паники, пока она провожала его взглядом. Даже ее взвешенное эмоциональное состояние не помешало ей увидеть в Джеде непреклонную решимость.

Но это все ее не касается. Все, что нужно ей, это вернуться домой и зализать свои раны. И тогда она вновь будет сильна, как прежде. Она вновь обретет способность думать и принимать решения. Как только она доберется до острова, ни Келби, ни кто-либо другой не смогут ее запугать.


— Она отказалась от поисков. — Арчер стиснул руки на поручне круизного катера. — Черт побери, они возвращаются в Афины.

— Может, она завтра вернется и продолжит поиски, — предположил Пенниг. — Уже темнеет.

— У Келби прожекторов хватит осветить все побережье. Нет, она отказалась от поисков. Собирается удрать к себе на этот чертов остров. Ты хоть понимаешь, как нам теперь будет трудно? Я-то надеялся, что она задержится здесь еще хоть на день.

Значит, еще одного дня у него не будет. Все пошло не так, как он планировал. Женщина должна была быть уязвимой. Он на это рассчитывал. Но тут вмешался Келби и спутал ему все карты. Одним своим присутствием Келби воздвиг крепостную стену вокруг Мелис Немид.

— Я должен достать эту суку.

— А что, если она не вернется домой? Может, Келби ей заплатил. Заплатил столько, что она согласилась подняться к нему на борт.

— Нет. Даже Лонтана не мог ее уговорить поехать с ним. Он мне говорил, что она не желает иметь с этим ничего общего. Но она знает, черт бы ее побрал. Эта сука знает.

— Значит, Тобаго?

— Тобаго — маленький остров, и ее там все знают. Вот почему я хотел заманить ее сюда. — Арчер сделал глубокий вздох, усилием воли подавляя бушующий внутри гнев. Он надеялся пойти простым путем и избежать осложнений. Терпение. Все получится, если он не будет делать ложных ходов. — Нет, нам просто придется найти способ заставить ее покинуть остров и прийти к нам.

И позаботиться, чтобы она сломалась и дала ему, что ему нужно, раньше, чем он с ней покончит.


Джед стоял у поручня и наблюдал, как Гэри помогает Мелис выбраться из катера на набережную. Не оглянувшись ни на него, ни на яхту, она торопливым шагом направилась по набережной к стоянке такси.

Она уже сбросила его со счетов — понял Джед. Эта мысль вызвала у него улыбку, к которой примешивалось легкое огорчение.

«Ни за что, Мелис. Этого не будет».

— Я думал, она не выдержит. — Уилсон присоединился к нему у бортового поручня. — Сегодняшний день дался ей чертовски тяжело.

—Да.

— У ее друга Гэри никаких сомнений не было. Он сказал, что знает ее с тех пор, как Лонтана взял ее к себе, а она была тогда еще подростком. Он говорит, что такой крутой девчонки он в жизни своей не видел. Настоящая чертовка. Вот уж никогда бы не подумал! Посмотришь на нее, и кажется, под дождем растает.

— Ошибочное впечатление. — Джед наблюдал, как она садится в такси. Так и не оглянулась. — Эта обманчивая хрупкость может стать мощным оружием женщины.

— Вряд ли она им воспользуется. Мне кажется, она терпеть не может признавать свою слабость в чем бы то ни было. — Уилсон бросил взгляд на Джеда. — Не все такие, как Трина. И нечего сравнивать. Знаешь, ты на редкость циничный ублюдок.

— Я и не думал сравнивать. Мне совершенно все равно. Просто мне приходится считаться с любыми запасами в ее арсенале, чтобы не нарваться на сюрприз.

— Ты не получил от нее что хотел?

— Пока нет.

— И что же мы будем делать?

— Я улетаю ближайшим рейсом на Тобаго. А ты раскопай, что сможешь, о Лонтане и Мелис Немид.

— И как глубоко мне копать?

— До самого донышка, но сконцентрируйся на последнем годе. Он попытался вступить со мной в контакт только в прошлом месяце, а, судя по тому, что ты узнал от Сент-Джорджа, он вел себя как ненормальный последние полгода.

— Если версия самоубийства верна, его умственное и душевное состояние могло быть…

— Отбрось версии. Добудь мне факты.

— И когда тебе нужен этот отчет? — спросил Уилсон.

— Вчера. Предварительные результаты должны ждать меня к моменту приземления на Тобаго.

— Прекрасно. Что-нибудь еще?

— Да. Сегодня, пока мы вели поиски, там всю дорогу маячил круизный катер. Я несколько раз его засек. Он ни разу не подошел достаточно близко, номера я не видел, но, мне кажется, первые три буквы на корме: С, И, Р.

— И это все? Отлично. Можно сказать, исчерпывающие данные. В этой зоне полно круизных катеров. Может, это были рыбаки? Или представители страховой компании?

— Разузнай насчет арендованных круизных судов.

— Даже если катер был арендован, он мог быть взят напрокат где угодно, в любой точке побережья. Я полагаю, это тебе тоже нужно ко времени прибытия на Тобаго?

Такси отъехало. Мелис по-прежнему смотрела прямо перед собой.

— Оставь этот неуместный сарказм, Уилсон. — Джед повернулся и направился в каюту. — Сам знаешь, ты же любишь делать невозможное. Это льстит твоему самолюбию. Только поэтому ты и остаешься со мной все эти годы.

— Да ну? — Уилсон уже тянулся за сотовым телефоном. — Все это для меня новость. А я-то думал, что просто хочу выкачать из тебя побольше денег и купить виллу на Ривьере, когда уйду на покой.

ГЛАВА 3

Как обычно, Сьюзи и Пит встретили Мелис у сетки.

Откуда дельфины всегда узнавали, когда она возвращается, так и осталось загадкой для нее. Конечно, слух у них феноменальный, но они часто игнорировали прибытие почтового катера или проходившие мимо рыболовецкие суда. А вот когда она возвращалась из любой поездки, они всегда были на месте. Мелис даже проводила тесты, пыталась их обмануть. Однажды она оставила катер в миле от сетки и остаток пути проделала вплавь. Но их инстинкт был безошибочен. Они всегда были тут как тут, ждали, возбужденно повизгивали, щелкали, свистели, выпрыгивали из воды, ныряли, стремительно кружили на месте.

— Ну, ладно, ладно, я тоже по вас соскучилась. — Заглушив двигатель, Мелис плавно перевела катер через опущенную сетку и вновь застегнула ее. — Ну, как вы тут? Плохо себя вели? Сильно досаждали Колу, пока меня не было?

Сьюзи издала высокий, пронзительный, щелкающий визг, так похожий на смех.

Господи, до чего же хорошо вернуться домой! Оказавшись здесь, с Питом и Сьюзи, после всего того ужаса, который ей пришлось пережить в Афинах,

Мелис словно ощутила дружескую, ласковую руку, успокаивающую ее.

— Я так и знала. — Она вновь завела двигатель. — Пошли, ребята, мы раздобудем что-нибудь на ужин, а вы попросите прощения у Кола.

Опять раздался этот веселый смех, и дельфины, опережая катер, устремились к коттеджу.

Кол встретил ее на пирсе. Его лицо было мрачным.

— Ты в порядке?

Нет, она не была в порядке. Но теперь, оказавшись дома, она почувствовала себя значительно лучше.

— Гэри звонил тебе?

Он кивнул, привязывая катер.

— Мне чертовски жаль, Мелис. Мне будет его не хватать. Нам всем будет его не хватать.

— Да, нам всем будет его не хватать. — Мелис вылезла из катера. — Давай не будем сейчас говорить о Филе, если ты не против. Мне самой еще предстоит найти собственный способ примириться с этим.

— Да, конечно. — Кол пошел с ней в ногу. — Тогда, может быть, поговорим о Келби?

Мелис напряглась всем телом.

— С какой стати?

— Потому что Келби предложил Гэри работу на «Трине».

Она остановилась и повернулась к нему.

—Что?

— Хорошее жалованье. Хорошая работа. Конечно, это не то же самое, что работа на «Последнем приюте», но мы же должны как-то зарабатывать себе на жизнь.

— Мы?

— Гэри сказал, что там есть работа для Терри и для меня тоже. Он дал мне номер сотового Келби. Велел позвонить, если мы хотим получить работу. — Кол отвернулся от нее. — И если ты не против.

Она была против. Сама мысль о том, что придется расстаться с этими людьми — а ведь она с ними практически выросла! — вызывала у нее паническое чувство.

— Думаешь, тебе понравилось бы работать на Келби?

— Гэри говорит, что Келби ему понравился. И потом, он поговорил с командой на «Трине». Они все говорят, что Келби приличный мужик, и если ты с ним по-честному, то и он с тобой по-честному. — Кол помолчал. — Но мы не обязаны соглашаться, если тебе это не по душе. Я знаю, ты спорила с Филом насчет Келби. Но репутация у него хорошая.

Репутация у Келби была не просто хорошая. Он был восходящей звездой в профессии, которую так любил Фил. Он уже нашел и поднял четыре галеона в Карибском море. Вот поэтому он ей так и не нравился. За то короткое время, что он был в деле, Келби без особых усилий удалось перекрыть достижения Фила.

Нехорошо быть эгоисткой. Она так обрадовалась, она почувствовала себя такой защищенной, когда оказалась на острове! И теперь ей больно было сознавать, что Келби успел добраться даже сюда и отнять у нее старых друзей.

— Что я думаю, значения не имеет. Главное, что так лучше для вас.

— Мы бы не хотели, чтобы ты…

— Кол, все в порядке. Позвони Келби и соглашайся. Не сомневайся, а то можно подумать, будто тебя нанимает группа террористов. Мне все равно пришлось бы подыскивать всем вам новое место на корабельной койке. Здесь у меня для вас работы нет. Так что иди туда, где работа есть. — Кол все еще хмурился, и Мелис заставила себя улыбнуться. — А может, ты жаждешь наняться на постоянной основе помогать мне ухаживать за Питом и Сьюзи?

— Боже упаси! — воскликнул он в ужасе. — Знаешь, что они со мной сделали? Они у меня плавки украли. Я устроил утренний заплыв, так эта самка, она подплыла ко мне снизу и сдернула их с меня. Я думал, на меня напали. Нельзя так обращаться с человеком. Мои интимные части никого не касаются.

Мелис подавила улыбку.

— Это была всего лишь шутка. Они не понимают, что такое одежда. Для них это что-то вроде игрушки.

— Да? Оставили меня в чем мать родила, и это шутка? Я таких шуток не понимаю.

Он был так разобижен, что Мелис не удержалась от искушения:

— Должно быть, они находят тебя привлекательным. Дельфины очень сексуальны, ты же знаешь.

— Боже милостивый!

Она тихонько засмеялась и покачала головой.

— Они просто играли. Ни один из них еще не достиг половой зрелости. Им всего по восемь лет. Осталось ждать еще год-два.

— Напомни мне, чтобы я тут не светился. Между прочим, это не все, что они сделали. Стоило мне забраться в лодку, как они ее переворачивали.

— Да, я вижу, ты крупно пострадал. Я с ними об этом поговорю. — Мелис открыла входную дверь. — Обещаю, после ужина они попросят у тебя прощения.

— Не нужны мне их извинения, все равно они не считают себя виноватыми. — Кол сердито нахмурился. — Только больше не оставляй меня с ними наедине.

— Только в самом крайнем случае.

Он пристально заглянул ей в лицо.

— Что это должно означать? Ты же никогда не уезжаешь с острова, если только тебя силой не заставить.

— Мало ли, что может случиться. Я не хотела уезжать, когда ты привез мне эти документы от Фила, но ведь пришлось. — Мелис направилась в кухню. — И потом, тебя ведь здесь не будет, и ты меня не подменишь, если собираешься принять предложение Келби.

— Я никогда не бросаю друга в беде.

Она была тронута.

— Спасибо, Кол. Обещаю, что больше не буду подвергать тебя таким испытаниям.

— Не волнуйся! Надеюсь, я с ними все-таки справлюсь. — Он помедлил. — Может быть.

— Ты им вправду нравишься, иначе они не стали бы с тобой играть. Честно говоря, ты должен чувствовать себя польщенным. Это великолепный комп…

— Мне их лесть не нужна. Я просто не хочу остаться без штанов. — Кол толкнул ее к террасе. — У тебя усталый вид. Иди, посиди там. Я приготовлю ужин. — Он замялся. — Я тут подумал… Мы должны кого-то известить насчет Фила? У него вроде бы не было родственников?

— Если и есть, он годами ни с кем не поддерживал отношений. Ты и остальные парни были ему ближе, чем любые члены семьи. — Впрочем, одному человеку она собиралась позвонить. Не ради Фила, ради себя. Кэролин встревожится, если потом узнает, что Мелис ей не сказала. — Пожалуй, я сделаю пару звонков.

— Я тебе нужна? — спросила Кэролин. — Только скажи, и я найму здесь, в Нассау, гидроплан. Ты и оглянуться не успеешь, как я приводнюсь прямо у твоей сетки.

— Я в порядке, — сказала Мелис, глядя на воду, где играли Пит и Сьюзи. — Ну, не то чтобы в порядке, но я собираю себя по кусочкам.

— Ты грустишь? Чувствуешь себя виноватой?

— Даже не знаю. Я в каком-то отупении. Одно знаю точно: я была рада вернуться домой. Мне кажется, у меня внутри все сжалось, как пружина, и никак не может выйти наружу.

— Я приеду к тебе.

— Нет, не надо. Я же знаю, какое у тебя плотное расписание и, как всегда, пациентов под завязку.

— И у меня есть подруга, которой я нужна.

— Спасибо, Кэролин, я справляюсь. Но если захочешь приехать сюда на выходные, я буду только рада. Ты уже давно не видела Пита и Сьюзи.

Мелис представила себе, как сосредоточенно размышляет Кэролин, хмуря свой шоколадный лоб.

— Ты там одна? — спросила Кэролин.

— Нет, Кол здесь. И даже если бы его не было, я никогда не чувствую себя одинокой, Кэролин. У меня есть дельфины.

— Ну да, есть с кем поговорить по душам.

— По правде говоря, да. Они, по крайней мере, не огрызаются.

Кэролин засмеялась.

— Ладно, тогда дождусь выходных. А на следующей неделе возьму себе несколько отгулов, и мы махнем на моем катере на остров Парадиз. Будем лежать на пляже, пить пинаколаду[7], а весь остальной мир пошлем к чертям.

— Отличный план!

— Да, но нереалистичный. Ну ладно! — Кэролин помолчала. — Позвони мне, если я тебе понадоблюсь. Это давно назревало, ты же знаешь. И когда твои эмоции вырвутся из-под спуда, я хочу быть на месте и прийти к тебе на помощь.

— Я справлюсь. Жду тебя в пятницу после обеда. — Мелис помедлила секунду. — Спасибо, Кэролин. Я тебе когда-нибудь говорила, как много для меня значит иметь такую подругу, как ты?

— Точно не скажу, но уверена, в одном из припадков сентиментальности ты об этом упоминала. Увидимся в пятницу.

Кэролин повесила трубку.

В пятницу… А сегодня вторник. Волна одиночества накатила на Мелис. Выходные вдруг показались ей страшно далекими. Ей захотелось тут же перезвонить Кэролин и…

Стоп! Что она скажет Кэролин, если перезвонит? Захнычет и признается, что ей так одиноко? Нет, она никому не будет плакаться в жилетку. Даже Кэролин.

Надо заняться дельфинами. Остров успокоит ее, залечит ее раны.

«Если твои эмоции прорвутся из-под спуда, я хочу быть на месте и прийти к тебе на помощь».

Эмоции не прорвутся. Она уже пришла в себя. Она владела ситуацией. Как всегда.

А до пятницы совсем не так далеко.


Через четверть часа после того, как Джед сошел с самолета на Тобаго, его сотовый зазвонил.

— Ну как, я не задержал тебя с первым отчетом? — спросил Уилсон. — Не хотел заставлять тебя ждать.

— Тебе полагается медаль за старательность, разве я тебе не говорил? — Джед рассчитался с носильщиком и сел в такси. — В порт, — сказал он водителю, устраиваясь на заднем сиденье. — Что у тебя есть для меня?

— Не так много, как мне бы хотелось. Профессиональное прошлое Лонтаны тебе известно.

— Только не за последние пару лет.

— Это потому, что два года назад он исчез со всех радаров. Никто не знал, где он и что делает.

— Где-то плавал? Сокровища искал?

— Его шхуна стояла на приколе в Нассау еще год назад. Потом он прилетел, снялся с якоря и в большой спешке отправился куда-то на «Последнем приюте». Он никому не сказал, куда собирается и когда вернется.

— Интересно!

— А сразу после того как он покинул Нассау, там появились крутые костоломы и начали его искать. Вопросы они задавали весьма грубо.

— А где была Мелис Немид все это время?

— На своем острове с дельфинами.

— Она знала, где Лонтана?

— Если и знала, никому ничего не сказала.

— Расскажи мне о Мелис Немид.

— Тут много белых пятен. Похоже, она появилась в жизни Лонтаны, когда ей было шестнадцать. Он тогда изучал теплые океанские течения у берегов Сантьяго в Чили. Она была подопечной некоего Луиса Дельгадо. Училась в школе и участвовала в его программе «Спасите дельфинов». По словам Гэри Сент-Джорджа, она была тихой, замкнутой девочкой, казалось, вся ее жизнь сосредоточена на учебе и работе с дельфинами. Тихоня. Умна не по годам. Училась в основном дома, через Интернет, и на практике, во время работы. Но в шестнадцать лет ее приняли в колледж, и она защитила сразу магистерскую степень по биологии моря, минуя бакалавра.

— Стало быть, очень умна.

— И, судя по всему, обществу людей она предпочитает своих дельфинов. Большую часть времени проводит в одиночестве на своем острове. Правда, полгода назад она ездила во Флориду, но только для того, чтобы протестовать против чиновников, мешающих спасать выбросившихся на берег дельфинов.

— А что сталось с этим Луисом Дельгадо?

— Он переехал в Сантьяго, когда ей было шестнадцать.

— И просто оставил ее?

— Вот это и есть одно из белых пятен. Я знаю одно: на той же неделе она отплыла из Сантьяго с Лонтаной и с тех пор с ним не расставалась. Плавала с ним на «Последнем приюте», принимала участие в нескольких экспедициях. И в то же время каждый из них, судя по всему, ведет свою собственную жизнь.

— А что это за остров, на котором она живет?

— Лонтана купил его на деньги, вырученные от поднятия испанского галеона. Если ты надумал нанести ей визит, без приглашения ездить не советую. Пристать можно только в бухте на южной стороне острова, а вход в бухту огражден сетью под током, чтобы защитить дельфинов. Растительность до того буйная, что даже вертолет не сможет сесть.

— Я пока не собирался наносить ей визит. Найму круизный катер и останусь здесь, пока ты не добудешь мне что-нибудь, что я мог бы использовать. Я думаю, ей нужно время, чтобы примириться со смертью Лонтаны.

— Тогда зачем ты прилетел?

Джед пропустил вопрос мимо ушей.

— Что ты узнал насчет того катера, который я засек, пока искал Лонтану?

— Я все еще над этим работаю. Если он был арендован, есть вероятность, что мы скоро его найдем. Буквы С, И, Р означают «Сирена». Это тип судов, которыми владеет британская лизинговая компания в Афинах. Зарегистрировано множество «Сирен», но у всех названий существительному предшествует прилагательное. Хотя, возможно, я иду по ложному следу. — Уилсон помолчал. — Думаешь, кто-то следил за ней?

— Не исключено. Добудь мне имена и описания. Как можно скорее.

— Завтра.

— Сегодня.

— Трудный ты человек, Джед. Что-нибудь еще?

— Да, попытайся разыскать Николаса Лайонса, пусть приедет сюда.

— О черт!

— Все нормально, Уилсон, — засмеялся Джед. — Насколько мне известно, он в последнее время стал весьма осмотрительным и действует вполне легально… по его меркам.

— Ну, это звучит не слишком обнадеживающе. Похоже, мне следует быть готовым к тому, чтобы снова выкупать вас обоих из тюрьмы?

— Подумаешь, всего-то разок и было дело, а ты все попрекаешь. И тюрьма эта в Алжире — настоящая крепость, а то мы бы и без тебя из нее выбрались.

— Я думаю, ты выбирал себе в друзья самых отчаянных типов, когда служил в «тюленях».

— Ошибаешься. Это я был самым отвязанным типом, Уилсон.

— Что ж, мне остается благодарить бога, что ты вырос, повзрослел и перестал играть в десантника. Это было бы очень похоже на тебя — схлопотать пулю, а меня оставить разгребать всю бумажную работу.

— Ну нет, так подло я бы с тобой не поступил.

— Поступил бы! — Уилсон вздохнул. — У тебя есть хоть малейшее представление о том, где сейчас Лайонс?

— В Санкт-Петербурге.

— Можешь ему позвонить?

— Нет, он часто меняет номера телефонов.

— Что весьма характерно для всех здравомыслящих и осмотрительных граждан.

— Найди его, Уилсон. Заставь его мне позвонить.

— Скрепя сердце и вопреки рассудку. — Уилсон сделал паузу. — Я узнал от Гэри Сент-Джорджа еще одну вещь относительно Мелис Немид. Первые два года жизни с Лонтаной она регулярно посещала промывателя мозгов в Нассау. Доктора Кэролин Мьюлан.

— И что?

— Она не делала из этого секрета. О своих визитах к доктору Мьюлан она говорила вполне открыто. Даже шутила по этому поводу. Сент-Джордж уверен, что и в Сантьяго она посещала психоаналитика.

— Вот это сюрприз! У меня сложилось о ней иное впечатление. Мне она показалась весьма уравновешенной особой. Я даже подумал, что такие редко встречаются.

— Хочешь, я свяжусь с докторшей и попробую ее прокачать?

— Есть такая вещь, как врачебная тайна.

— Удачно размещенная взятка зачастую помогает преодолеть этот барьер.

Об этом Джед знал не хуже Уилсона. Деньги говорят сами за себя, деньги могут черное превратить в белое. С этой правдой он столкнулся давно — когда был еще ребенком. Почему же ему сейчас так не хочется отдавать медицинские записи Мелис Немид на растерзание Уилсону? Это было бы гнусно. Она небось душу открывала этой промывательнице мозгов. Все равно, что раздеть ее догола, чтобы покопаться в ее секретах.

Но она могла рассказать докторше о Маринте.

— Попробуй, может, что и найдешь, — наконец произнес Джед.


Нассау

Господи, какая жара.

Кэролин Мьюлан промокнула вспотевшую шею платком и, подойдя к окну, выглянула на Парламент-стрит. Кондиционер в здании опять сломался. Ей не терпелось выбраться из кабинета, съездить на пляж и искупаться. Пожалуй, она возьмет лодку и отправится на остров Парадиз. Нет, лучше подождать и отправиться туда вместе с Мелис. Если ей повезет, на следующей неделе она сумеет, уговорить Мелис оторваться на пару дней от своих дельфинов.

Еще один пациент, и она свободна.

Раздался стук, и дверь открылась.

— Доктор Мьюлан? Извините, что вторгаюсь к вам без приглашения, но ваша секретарша, кажется, куда-то отлучилась со своего поста.

Голос у него был нерешительный, манера тоже. Он был невысокий и бледный, лет сорока, в аккуратном синем костюме. На вид — подкаблучник, типичный персонаж какого-нибудь телевизионного ток-шоу. Но Кэролин давно уже усвоила, что «типичных» людей не бывает. Каждый пациент индивидуален и заслуживает особого отношения.

— Отлучилась? На Марию это не похоже. Я уверена, она скоро вернется. — Кэролин улыбнулась. — Входите, прошу вас. Извините, я не помню вашего имени.

— Арчер. Хью Арчер. — Он вошел и закрыл дверь. — И не стоит извиняться. Я к этому привык. Я один из тех, кого не запоминают. Сливаюсь с окружающей средой.

— Не говорите ерунды. Просто обычно Мария заранее кладет мне на стол карту пациента. — Кэролин направилась к двери. — Я возьму у нее со стола бланк, мы его заполним и тогда сможем поговорить.

— Великолепно. — Он загораживал ей выход и не сдвинулся с места. — Просто не могу вам передать, как мне не терпится с вами поговорить.


Телефон Джеда Келби зазвонил в четвертом часу утра.

— Я нашел Лайонса, — сказал Уилсон. — Он уже держит курс на Тобаго. Мне кажется, он был рад покинуть Россию.

— Ясное дело! На Антильских островах климат куда приятнее.

— Да, и полиция не так строга к контрабанде.

— Тоже верно.

— И мне может понадобиться самолет. Я должен лично быть в Нассау.

— Зачем?

— Никак не могу связаться с Кэролин Мьюлан по телефону. Я буду продолжать ей звонить, но, возможно, мне придется отыскивать ее лично.

— На работу звонил?

— Автоответчик. У нее есть секретарша, Мария Перес, но до нее я тоже не могу дозвониться.

— Мне это не нравится.

— Она не вернулась домой, но в этом нет ничего необычного. У нее есть соседка, которая сказала мне, что у Марии сразу несколько страстных романов с местными красавцами.

— А Кэролин Мьюлан?

— Разведена, ей за пятьдесят. Серьезных связей с мужчинами на данный момент нет. У нее плавучий дом, и она проводит там все свое время, свободное от работы.

— Дай мне знать, как только свяжешься с ней.

Джед повесил трубку и вышел на палубу. Было жарко, душно, море расстилалось перед ним подобно темному ковру. Черт побери, ему не нравилось, как складывается ситуация с Кэролин Мьюлан. Если он сообразил, что женщина, лечившая Мелис, может оказаться ему полезной, та же мысль может прийти в голову кому-нибудь другому.

Ему хотелось завести двигатель и направиться прямо к острову Мелис. Он устал от безделья и ожидания. Он никогда не умел выжидать и теперь, подобравшись так близко к Маринту, просто места себе не находил от нетерпения.

Нет, он ведет себя, как ребенок. Уилсон найдет Кэролин Мьюлан. А сам он может все испортить, если неправильно поведет себя с Мелис Немид. Нет, он поступит правильно и подождет.


В два тридцать пять ночи крепко спавшая Мелис была разбужена телефонным звонком.

— Мелис?

Голос был такой хриплый, что Мелис не сразу его узнала.

— Мелис, я… мне нужно, чтобы ты приехала сюда.

Кэролин?

Мелис села в постели, сон слетел с нее в одну секунду.

— Кэролин, это ты? Что случилось? У тебя какой-то странный…

— Я в порядке. Мне нужно, чтобы ты… — Ее голос сорвался. — Прости. Господи, прости меня. Я не хотела. Кокс. Не приезжай. Ничему не верь. Ради всего святого, не приезжай…

Связь прервалась.

Мелис схватила записную книжку и набрала сотовый номер Кэролин.

Ответа не было.

Она позвонила на работу и домой. В обоих местах включался автоответчик. Мелис замерла, пытаясь справиться с волнением.

Что, черт побери, происходит? Она знала Кэролин с тех пор, как сама была подростком. Кэролин стала ей близкой подругой, а не только врачом. Мелис всегда рассчитывала на нее. Кэролин была надежной, как скала. Но этой ночью ей показалось, что скала… рухнула.

Ее охватила паника.

— Боже! — Мелис спустила ноги с постели на пол и пробежала по коридору в гостевую спальню. — Кол! Проснись! Мне надо позвонить в полицию, а потом ехать в Нассау.


Скорее. Она должна спешить.

Мелис выпрыгнула из такси у маленького воздушного терминала и торопливо расплатилась с водителем. Потом стремительно повернулась и направилась к входу.

— Мелис!

Джед Келби ждал ее за дверями терминала. Она остановилась.

— Господи, только этого мне не хватало. — Мелис прошла мимо него, направляясь к билетной кассе. — Не мешайте мне, Келби. Мне надо успеть на самолет.

— Знаю. Но вам предстоит пересадка в Сан-Хуане, чтобы попасть в Нассау коммерческим рейсом. Я нанял частный самолет с пилотом. — Он взял ее за локоть. — Мы прилетим на два часа раньше.

Она отдернула руку.

— Откуда вы знаете, что я лечу в Нассау?

— Кол. Он беспокоится о вас, а вы не позволили ему поехать с вами.

— И поэтому он позвонил вам?

— В тот вечер, когда он позвонил, чтобы принять приглашение на работу, я попросил его держать глаза открытыми и предупредить, если у вас будут проблемы.

— О боже, я поверить не могу, что он позвонил вам!

— Он вас не предавал. Он хотел помочь.

Мелис презрительно скривила губы.

— А заодно услужить новому боссу.

Джед покачал головой.

— Он предан вам, Мелис. Он просто тревожится. Ему не понравился этот телефонный звонок Кэролин Мьюлан. Кстати, мне он тоже не понравился.

Звонок не понравился и самой Мелис. Она была напугана, и с каждой минутой ее страх возрастал.

— Это не ваше дело, Келби. Все это не имеет к вам никакого отношения.

— Но Маринт — это мое дело, потому что я так решил. А вы имеете к нему отношение. — Он взглянул ей прямо в глаза. — Как и Кэролин Мьюлан. Уилсон последние два дня безуспешно пытался связаться с ней. Кто-то мог узнать, что мы пытаемся вступить с ней в контакт. Возможно, эти люди нашли ее сами. Возможно, они опередили нас, и именно поэтому мы никак не можем с ней связаться.

— И кто они, эти люди?

— Не знаю. Если бы знал, я бы сказал вам. В тех местах, где мы искали Лонтану, был замечен круизный катер. Возможно, он не имеет никакого отношения к делу, но я пытаюсь его отследить. Не исключено, что я вообще дал маху, и исчезновение Кэролин Мьюлан никак не связано со смертью Лонтаны. Но мне особенно не нравится, что ее заставили выманить вас в Нассау, — мрачно добавил Джед. — Это выглядит скверно.

— Скверно? Это выглядит чудовищно! Вы и представить себе не можете, что надо было сделать, чтобы заставить Кэролин…

— Но вы летите в Нассау, хотя она просила вас этого не делать.

— Я не могу поступить иначе. Я позвонила в полицию Нассау еще до отъезда с острова. Они ее ищут.

Он кивнул.

— Я тоже им позвонил. Я думал, это может помочь. Как бы то ни было, я лечу в Нассау сегодня же вечером и сам буду ее искать, полетите вы со мной или нет. Я просто предложил вас подбросить.

Ее руки сами собой стиснулись в кулаки. Кэролин попала в ловушку. Кэролин сидит в клетке и скребется о решетку, совершенно беспомощная. Кошмар! Кошмар! Будь он проклят! Будь они все прокляты!

— Ваш самолет готов к взлету?

— Да.

Мелис резко мотнула головой.

— Тогда давайте выбираться отсюда.


Она молчала почти до самого Нассау.

— Зачем вы пытались разыскать Кэролин?

— Вы не хотели со мной разговаривать. Я думал, может, она захочет.

— О Маринте? Она ничего не знает. Я никогда не рассказывала ей о Маринте.

— Я этого не знал.

— Она все равно ничего бы вам не сказала. Кэролин ни за что не выдала бы то, что я ей рассказывала во время сеансов. Соблюдение врачебной тайны для нее — это святое. И вообще, она моя подруга.

— Мне пришлось действовать вслепую. Я думал, хорошая взятка перевесит.

— Никогда, — яростно отчеканила Мелис. — Из всех людей, которых я знала, Кэролин — самая благородная. Она умная и добрая, и она никогда не сдается. Видит бог, она не опустила руки, не сдалась, когда работала со мной. Будь у меня сестра, я бы хотела, чтобы она была похожа на Кэролин.

— Серьезное заявление. Лонтана с ней ладил?

— Он ее мало знал. Он нашел ее для меня, но ему самому нечего было ей сказать. Он всегда немного стеснялся в присутствии Кэролин. Психоанализ — это не его стихия. Но он обещал, что я буду посещать психоаналитика, и строго следил, чтобы я не пропускала сеансы.

— Обещал вам?

— Нет, Кем… — Мелис спохватилась, что сказала лишнее. Все это его совершенно не касается. И если она вот так болтает при нем, это лишь свидетельствует о том, что она в панике и в отчаянии. — Полиция очень встревожена. Ее здесь хорошо знают и ценят. Может, они уже найдут ее, когда мы прилетим?

— Возможно.

— У нее голос был… Это была как будто не она. — Голос самой Мелис дрожал, она замолчала, чтобы справиться с собой. — Я вам передать не могу, какая она сильная. Когда я пришла к ней впервые, это было все равно, что… Я раньше никогда не позволяла себе ни на кого опираться. Она могла сделать так, чтобы я стала зависеть от нее, но не сделала этого. Она не стала тащить меня на себе. Она просто протянула мне руку и сказала, что всегда будет моим другом. И сдержала слово.

— Я понимаю, что отношения между врачом и пациентом могут стать очень близкими.

— Дело не в этом. Просто после тех первых лет она действительно стала моим лучшим другом. — Мелис откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. — Когда она позвонила… Ее голос… Мне кажется, ей было больно.

— Мы этого пока не знаем. Но узнаем обязательно. — Джед накрыл ее руку своей на подлокотнике кресла. — Не мучайте себя.

Он не отвергал и не подтверждал ее подозрения. Иначе она бы ему не поверила. Но теплое прикосновение его руки принесло утешение. Мелис не убрала руку. Сейчас она как никогда нуждалась в утешении и готова была взять его везде, где могла найти.

Господи, хоть бы полиция нашла Кэролин!

ГЛАВА 4

— Мисс Немид? Мистер Келби? — Коренастый чернокожий мужчина в бежевом костюме ждал их в ангаре, когда они покинули самолет. — Я детектив Майкл Галлей.

Мелис кивнула.

— Вы нашли Кэролин?

Он покачал головой:

— Пока нет. Но мы делаем все возможное.

Мелис поникла.

— Это маленький остров. Тут все знают Кэролин. Кто-то наверняка ее видел или что-то знает о ней. Как насчет Марии Перес?

Детектив замялся и ответил не сразу.

— К несчастью, мы нашли мисс Перес.

— К несчастью? — встревоженно переспросила Мелис.

— Ее тело нашли на пляже подростки. С перерезанным горлом.

Мелис пошатнулась. Если бы не Келби, подхвативший ее под локоть в молчаливой поддержке, она вряд ли удержалась бы на ногах.

— Как…

— Скорее всего, убийство было совершено не на пляже. Мы обнаружили следы крови в приемной, в кабинете доктора Мьюлан и в переулке с задней стороны здания. Другие съемщики покидают здание в шесть вечера, поэтому тело, скорее всего, было вынесено из здания после наступления темноты и брошено на пляже.

Брошено. Как будто речь идет о груде мусора, а не о веселой, бесшабашной Марии, которую Мелис знала много лет.

— Вы уверены, что это Мария?

Галлей покачал головой:

— Мы привезли в морг для опознания ее соседку. Они на пару снимали жилье. Личность Марии Перес установлена. Мы просим вас заехать в участок и сделать официальное заявление.

Мелис кивнула:

— Я сделаю все, что могу, чтобы помочь вам найти Кэролин. Я только не представляю, зачем кому-то понадобилось убивать Марию.

Галлей пожал плечами:

— Может, шантаж? Такая возможность не исключена. Один из шкафов картотеки наполовину пуст, записи украдены.

— Какие записи? — моментально спросил Джед.

— От М до Я, — ответил Галлей и тут же повернулся к Мелис. — Она держала записи ваших сеансов у себя в кабинете, мисс Немид?

— Да. Это надежное место. Шкаф был всегда заперт.

— Очевидно, это было не самое надежное место, — нахмурился детектив. — И мне не нравится, что украдено так много других дел. Мы получили множество звонков от обеспокоенных граждан. Судя по всему, у доктора Мьюлан были пациенты среди правительственных чиновников всех уровней. Будет крайне неловко, если их записи станут достоянием гласности.

— Неловко? — Оцепенение, охватившее Мелис, сменилось яростью. — Мне жаль, что ваши политики могут попасть в неловкое положение, но тут уж ничего не поделаешь. Мне плевать, чьи еще дела были украдены! Кэролин пропала, будьте вы прокляты. Найдите ее!

— Спокойно, Мелис. — Джед сделал шаг вперед и кивнул в сторону «Мерседеса», стоящего у входа в ангар. — У меня машина наготове, детектив. Мы поедем за вами в участок.

Галлей кивнул.

— Извините. Мне меньше всего хотелось показаться бесчувственным. Просто это преступление представляет для нас проблему на многих уровнях. — Он повернулся и направился к коричневому седану. — Я буду вас ждать.

— Идем. — Джед подтолкнул Мелис к «Мерседесу». — Надо с этим покончить. — Он извлек ключ из коробочки, прикрепленной магнитом под задним бампером, и отпер машину. — Или, если хотите, я могу попросить Галлея подождать, пока вы придете в себя. Вы слишком расстроены.

— Менее расстроенной мне уже не быть. По крайней мере, пока мы не найдем Кэролин. — Мелис села на пассажирское сиденье. — Я надеялась… Все гораздо хуже, чем я предполагала. Они убили Марию.

— Вы хорошо ее знали?

— Мария работала на Кэролин еще до того, как я стала ее пациенткой, — объяснила Мелис. — Она несколько раз ездила вместе с нами в отпуск. Кэролин считала, что мне полезна ее компания.

— Почему?

— Она была… не такая, как я. Мы с ней — полные противоположности. Но она мне нравилась. Она всегда была… — Мелис слепо смотрела в окно, пока он заводил машину. — Они перерезали ей горло. Господи, они перерезали ей горло. За что?

— Нож работает быстро и бесшумно.

«Да, в таких делах ты знаток», — подумала Мелис. Где-то она читала, что он служил в «тюленях», а «тюлени» были специалистами по быстрым и бесшумным убийствам.

— Она никогда никому не делала зла. Ей просто хотелось весело проводить время. Она умела радоваться каждой минуте жизни.

— Значит, она просто оказалась не в то время и не в том месте. — Джед тронул машину с места. — Обычно невинные люди так и становятся жертвами.

— Она помешала кому-то добраться до Кэролин?

— Или к документам. Галлей, по-моему, считает, что вы могли оказаться не единственной мишенью.

— А вы как думаете?

— Ну, вдруг ваша подруга позвонила вчера вечером не только вам, но и кому-то еще из своих пациентов? Впрочем, мне это кажется маловероятным. Если она позвонила только вам, значит, вы и есть мишень, а записи украдены для отвода глаз.

— Галлей сказал бы нам, если бы объявился кто-то еще, кому позвонила Кэролин.

— Этот «кто-то» мог и не объявиться, если записи его компрометировали, — возразил Джед. — Я говорю вам только о том, что мне подсказывает интуиция.

Собственная интуиция подсказывала ей то же самое.

— Кэролин хотела приехать ко мне на остров сразу после моего возвращения. Я знала, что она занята, и посоветовала ей подождать до выходных. Господи, уж лучше бы я пригласила ее сразу!

— Да, так было бы лучше. Но вы же не могли этого предвидеть! — Он коснулся ее руки, лежавшей на коленях. — Задним умом мы все крепки. Вы не можете винить себя за то, что вы не ясновидящая. По ходу дела вы считали меня единственной угрозой. Но я ни за что не поверю, что вы подозреваете меня в убийстве.

— За мной следили от самого отеля до афинского порта. Я просто не хотела думать ни о чем таком, что касалось Фила, пока не справилась с мыслью о его гибели. Я думала, что риск грозит только мне одной.

— Вы хоть приблизительно представляете себе… — Джед оборвал себя на полуслове. — Извините. Вам сейчас не нужны лишние вопросы. Галлей забросает вас вопросами, как только мы доберемся до участка.

— Я никогда его раньше не видела. — Мелис с трудом сообразила, что так и не отняла у Келби свою руку. Странно! Она терпеть не могла, когда ее трогали, но сейчас приняла физический контакт без сопротивления. — И я не могла установить, имеет он отношение к Филу или нет. Я женщина, и я была одна, а там полно сексуально озабоченных самцов.

— И вы, бесспорно, представляете собой лакомый кусочек.

Мелис напряглась и попыталась отнять у него руку.

Он сжал ее крепче.

— Да не для меня, черт бы тебя побрал! Не сейчас. Это было бы все равно, что пинать щенка.

— Щенок беспомощен. Я никогда не буду беспомощной.

— Я ничего такого и не имел в виду. Но раз уж мы в этом деле вместе, и в настоящий момент я для тебя угрозы не представляю, уж позволь мне помочь тебе в скверной ситуации. Ничего страшного в этом нет. — Он крепко сжал губы. — А ситуация скверная, это я тебе точно говорю.

— Без тебя обойдусь.

Опять он назвал клубящийся вокруг нее ужас «скверной ситуацией». Ей казалось, что она погружается в удушающий туман. Но Келби был силен и полон жизни. И он сказал, что не представляет для нее угрозы.

Она не отняла у него руки.


— Кофе?

Мелис подняла голову и увидела, что Келби протягивает ей пластмассовую чашку.

— Спасибо. — Она взяла чашку и отхлебнула горячей жидкости. — Ты уже? Так скоро?

— А мне показалось, что это было очень долго. Галлей весьма дотошен. Я не имел никакого отношения к твоей подруге, разве что попросил Уилсона встретиться с ней. Я мало что мог ему сообщить.

— А может, он боялся тебя обидеть. Ты сделал большие инвестиции в комплекс «Атлантида», не так ли?

— Да, но это не остановило Галлея. Он меня допрашивал так же скрупулезно, как и тебя. Доктор Мьюлан тут всем очень дорога. — Джед сел рядом с ней. — Ты провела в участке почти шесть часов, и приемная у них, прямо скажем, не номер люкс. Давай-ка я отвезу тебя в отель, а? Я останусь здесь и дам тебе знать, как только… — Мелис покачала головой. — Я так и знал. — Он отпил кофе. — Ну, слава богу, кофе приличный, хоть и из автомата. Я был в тюрьмах, где вместо кофе давали настоящие помои.

— В тюрьмах?

— Ты удивлена? Ну да, конечно, Уилсон старается, чтобы мое пестрое прошлое не просочилось в прессу. И это — то немногое, что ему удалось скрыть.

— За что ты сидел в тюрьме?

— Да, в общем-то, ничего особенно страшного за мной не числится. Просто мне надо было перебеситься, когда ушел из «тюленей». Я чувствовал себя неприкаянным, не знал, куда податься. Шатался по разным странам, все никак не мог определиться.

— И выбрал океанографию.

— Можно сказать, это она меня выбрала. Я любил плавать с тех пор, как был еще мальчишкой. Логично было сделать следующий шаг. — Джед сделал еще глоток. — А ты тоже с детства знала, кем захочешь стать?

— Да, с тех пор, как мне исполнилось двенадцать. Я увидела океан, увидела дельфинов и поняла, что не хочу с ними расставаться. Они принесли мне успокоение.

— А успокоение — это именно то, что было необходимо двенадцатилетней девочке?

— Этой двенадцатилетней девочке — да. — Мелис бросила взгляд на Галлея. Он сидел за стеклянной перегородкой, отделявшей его кабинет от комнаты ожидания. Вот он поднял телефонную трубку и что-то сказал. — Почему так долго? Думаешь, он знает, что делает?

— По-моему, да. Он кажется вполне компетентным. И он хочет найти ее, Мелис.

«Тогда почему не может?» — спрашивала себя Мелис. За все эти долгие часы, проведенные здесь, они так ничего и не узнали.

— У меня просто в голове не укладывается, что никто не видел, как Марию и Кэролин похищают с работы.

— Я уверен, что они еще не всех опросили. Еще не исключено, что… Черт! — Джед, не сводивший глаз с детектива, увидел, как тот кладет трубку. — Не нравится мне выражение его лица.

Мелис насторожилась. Галлей встал и двинулся к двери, ведущей в комнату ожидания. Его плечи были расправлены, а лицо…

— Мисс Немид, я глубоко сожалею, — заговорил он очень мягко. — Тело было выброшено на берег возле отеля «Касл». Женщина за пятьдесят, высокая, седые волосы. Мы думаем, что это может быть Кэролин Мьюлан.

— Вы думаете? Но точно вы не знаете? Почему?

— Зафиксированы… значительные повреждения. Они везут тело в морг для опознания.

— Я хочу ее видеть. Я могу сказать вам, Кэролин это или нет.

— Возможно, вам не удастся ее опознать. Лицо… сильно изуродовано.

Мелис стиснула кулаки так, что ногти впились в ладони.

— Я знаю ее много лет. Она мне ближе, чем сестра. Я скажу, она это или нет.

— Вам не стоит смотреть на тело, мисс Немид.

— Черта с два! — Голос у нее задрожал. — Может, это и не она. Я не хочу, чтобы вы прекращали поиски, пока будете определять ДНК и снимать зубные слепки у этой женщины. Я хочу сама посмотреть.

Галлей бросил взгляд на Джеда.

— Если она уверена, что может дать нам положительную идентификацию, я не могу отказать. В деле об убийстве время важный фактор. Но, богом клянусь, мне это не нравится. Вы можете ее отговорить?

— Был бы рад, — вздохнул Джед. — Ничего не выйдет.

— Скорее всего, это не она. — Мелис нервно кусала губы. — Вы ее не знаете. Она очень сильная. Самая сильная женщина из всех, кого я знаю. С ней не могло ничего такого случиться. Она бы этого не допустила. Я уверена, что это кто-то другой.

— Тогда зачем тебе через это проходить? — резко спросил Джед. — Несколько часов, даже сутки, ничего не решают…

— Заткнись, Келби. Я должна… — Она повернулась к Галлею. — Вы можете отвезти меня в этот… в морг?

— Я тебя отвезу. — Джед взял ее под руку. — Давайте с этим покончим, Галлей.


В помещении стоял ледяной холод.

Но залитый ослепительным светом стол нержавеющей стали, на котором лежало укрытое белой простыней тело, казался еще холоднее.

Впрочем, холод был повсюду. Мелис дрожала всем телом и никак не могла унять душившую ее ярость.

— Ты еще можешь передумать, — прошептал Джед. — Ты не обязана это делать, Мелис.

— Обязана. — Мелис подошла поближе к столу. — Я должна знать… — Она сделала глубокий вздох и повернулась к Галлею: — Откройте ее лицо.

Галлей помедлил, потом медленно стянул простыню с головы.

— О боже! — Мелис отпрянула от стола и столкнулась с Джедом. — О господи, нет!

— Уходим. — Джед обхватил ее за плечи. — Давайте уведем ее отсюда, Галлей.

— Нет. — Мелис судорожно сглотнула и вновь сделала шаг к столу. — Есть еще… Может быть, это и не… У Кэролин родинка на левом виске у линии волос. Она все хотела ее удалить, но так и не собралась.

Мелис бережно отвела волосы назад от того, что осталось от лица женщины. «Господи, господи, хоть бы ее там не было! Пусть окажется, что эта несчастная истерзанная женщина не Кэролин».

— Мелис? — спросил Джед.

— Я… меня тошнит.

Она едва успела добежать до раковины из нержавейки на другом конце комнаты, и ее вывернуло наизнанку. Ей пришлось вцепиться в края раковины, чтобы удержаться на ногах.

Джед подошел к ней, обнял ее. Опустив голову ему на грудь, Мелис слышала, как бьется его сердце. Жизнь. Сердце Кэролин уже никогда не будет так биться.

— Это твоя подруга? — мягко спросил Джед.

— Это Кэролин.

— Вы уверены? — спросил Галлей.

Она была уверена с того самого момента, как он оттянул простыню, но сама себе не хотела в этом признаваться.

—Да.

— Тогда вам надо уходить отсюда. — Галлей отвернулся и натянул простыню на лицо Кэролин.

— Нет. — Мелис высвободилась из объятий Джеда и вернулась к столу. — Еще не пора. Я должна… — Она склонилась над столом и откинула простыню. — Я должна запомнить…

Боль пронзила ее раскаленным клинком. Холод пропал, осталось одно отчаяние.

Кэролин…

Подруга. Учитель. Сестра. Мать.

«Господи боже милостивый, Кэролин, что они с тобой сделали?»


— Вот твоя комната. — Джед отпер дверь и включил свет в номере отеля. — Я рядом, в соседнем номере. Здесь есть смежная дверь, держи ее приоткрытой. Я хочу слышать, если ты позовешь. А дверь в коридор ни в коем случае не открывай.

Кэролин, холодная и неподвижная.

— Ладно.

Джед тихо выругался.

— Ты меня не слушаешь. Ты слышала, что я сказал?

— Не открывать дверь. Я не буду открывать. И не буду никого впускать.

Ей хотелось побыть одной. Закрыться от мира. Закрыться от боли.

— Ну, я думаю, хуже тебе уже не будет. Помни, я буду рядом, если вдруг тебе что-то понадобится.

— Я запомню.

Он взглянул на нее с бессильной досадой.

— Я не знаю, что мне делать, черт побери. Это не мое… Скажи мне, что я могу для тебя сделать.

— Уходи, — ответила она. — Просто уходи.

Он не двинулся с места, противоречивые чувства сменяли друг друга на его лице.

— Да пошло оно все к черту!

Дверь за ним закрылась, через мгновение она услышала, как он проверяет, хорошо ли защелкнулся замок.

Он не верит, что она сама сумеет правильно запереть дверь, поняла Мелис. Что ж, может, он и прав. Мысли у нее разбегались, она никак не могла сосредоточиться.

Зато от воспоминаний отбою не было. Воспоминание о том, какой была Кэролин, когда они встретились впервые. Воспоминание о том, как Кэролин стояла за рулем своей моторной лодки и смеялась, оглядываясь на Мелис через плечо. Воспоминание о мертвой изуродованной Кэролин, лежащей на стальном столе в морге.

Мелис выключила свет и опустилась в мягкое кресло у окна. Ей не нужен свет. Ей хотелось заползти в пещеру и остаться в темноте.

Но страшные воспоминания последуют за ней и в самую темную пещеру.


— Ты неуловим, Джед.

Джед повернулся волчком и увидел мужчину гигантского роста, идущего к нему по коридору. Он сразу узнал Николаса Лайонса и успокоился.

— Кто бы говорил! Уилсон с ног сбился, разыскивая тебя, Николас. Ему пришлось прочесать весь Санкт-Петербург.

— У меня были кое-какие трудности. Но я хотя бы не оставил за собой шлейф трупов, — сухо добавил Николас. — Уилсон говорит, что ты тут вляпался в первоклассное дерьмо. — Он бросил взгляд на дверь. — Это ее комната?

— Мелис Немид, — подтвердил Джед. Он прошел несколько шагов и отпер соседнюю дверь. — Входи, я закажу тебе выпивку и введу в курс дела.

— Я уж не чаял дождаться приглашения. — Николас поморщился, входя в комнату вслед за Джедом. — Может, мне стоит вернуться в Россию? Там безопаснее.

— Зато не так выгодно. — Джед включил свет. — Если уж рискуешь своей шкурой, имеет смысл делать это ради чего-то стоящего.

— Маринт?

— Уилсон тебе сказал?

Лайонс кивнул.

— Эта приманка заставила меня бросить все и приехать сюда. Я решил, что тебе понадобятся услуги первоклассного шамана, такого, как я, раз уж ты решил заняться Маринтом.

— Это ты-то первоклассный шаман? Да ты апач-полукровка, выросший в трущобах Детройта.

— Что ты лезешь со своей правдой, когда я сочиняю такую красивую легенду? И вообще, летние месяцы я проводил в резервации. Ты даже представить себе не можешь, сколько я узнал о магии, когда приложил старание.

Нет, Джед легко мог себе это представить. Он понял, что Лайонс человек разносторонний, с тех самых пор, как впервые познакомился с ним в тренировочном лагере «тюленей» в Сан-Диего. Внешне он казался дружелюбным, обаятельным, компанейским парнем, но Джед в жизни не встречал более свирепого и в то же время хладнокровного бойца.

— Что за магия?

— Белая магия, разумеется. Нам, индейцам, приходится по нынешним временам соблюдать политкорректность. — Он улыбнулся. — Хочешь, разгадаю, что у тебя на уме?

— Нет уж, спасибо, не надо.

— Вечно ты мне кайф ломаешь. Не даешь продемонстрировать мои таланты в полную силу. Я тебе все равно скажу. — Николас закрыл глаза и прижал руку ко лбу. — Ты думаешь о Маринте.

— Ну, это легко было угадать, — фыркнул Джед.

— Когда речь идет о Маринте, ничего легкого нет и быть не может. — Николас открыл глаза, и его улыбка исчезла. — Потому что это твоя мечта, Джед. Мечта — это всегда непросто. Слишком много разных толкований.

— Это и твоя мечта тоже, иначе тебя бы здесь не было.

— Я мечтаю о деньгах, которые с этого можно поиметь. Черт, да я о Маринте ничего другого и не знаю. Я и не хотел знать, если на то пошло. А теперь придется тебе меня просветить.

— Ладно, имеешь право. Первые новости о Маринте просочились в прессу в конце сороковых годов.

— Да, я видел у тебя на «Трине» старый экземпляр «Нэшнл джиогрэфик». Они дали большой иллюстрированный репортаж о могиле какого-то древнего писца, обнаруженной учеными в Египте, в Долине фараонов.

— Геспут, писец придворного суда. Это была великая находка, потому что он еще при жизни покрыл внутренние стены своей будущей усыпальницы записями истории своего времени. Однако целая стена была посвящена повести о Маринте, островном городе-государстве, затонувшем во время великого наводнения. Уже при жизни писца эта легенда считалась древней. Маринт был сказочно богат: плодородные земли, флот, рыболовство. Он считался культурной и научно-технической Меккой древнего мира. Но однажды ночью боги забрали назад все, что создали. Они послали великую волну, и море, из которого возник остров, поглотило его.

— Подозрительно напоминает Атлантиду.

— Все на этом сошлись. Маринт стал просто новым названием Атлантиды. — Джед задумался. — Возможно, так оно и было. Дело не в этом. Тут важно другое: целую стену в месте своего последнего упокоения писец посвятил именно Маринту. Все остальные надписи, найденные в усыпальнице, относятся к реальным событиям истории Древнего Египта. С какой стати ему было менять свой замысел и рассказывать сказку?

— Значит, ты думаешь, что это не легенда?

— Возможно, отчасти это легенда. Но, даже если десятая часть всего этого является правдой, возможности открываются просто фантастические.

— Как я уже говорил, это твоя мечта. — Взгляд Николаса переместился к двери, ведущей в смежную комнату. — Но это не ее мечта, не так ли? После всего того, что случилось, для нее это скорее кошмар.

— Я позабочусь, чтобы она имела с этого свою выгоду.

— «Выгода» — это слово, тоже богатое толкованиями.

— Черт, терпеть не могу, когда ты ударяешься в философию.

— Ну какая же это философия?! Скорее фантазии.

Джед подошел к телефону.

— Закажу тебе бурбон. Может, он затуманит тебе…

— Нечего меня спаивать. Ты же знаешь, нам, индейцам, нельзя пить огненную воду.

— Ничего подобного я не знаю. Мы много раз вместе выпивали, и ты был трезв как стеклышко, когда я уже валялся под столом.

— Мне нужна ясная голова, раз уж ты втягиваешь меня в дело, где я могу ее потерять. И потом, мне кажется, ты сам сегодня не в настроении. Мое шаманское чутье подсказывает мне, что кругом полно отрицательной эмоциональной энергии. — Николас повернулся и направился к двери. — Я даже не успел зарегистрироваться в этой ночлежке. Позвоню тебе, когда у меня будет номер.

— Ты даже не спросил, что мне от тебя нужно.

— Ты хочешь сделать меня богатым. Ты хочешь, чтобы я помог тебе воплотить твою мечту. — Николас остановился и снова бросил взгляд на дверь комнаты Мелис. — И ты хочешь, чтобы она осталась жива, пока мы воплощаем твою мечту. Для этого тебе тоже нужна моя помощь. Я все перечислил?

— Все до точки.

— А ты еще сомневался в моих шаманских способностях! — Дверь за ним закрылась.

«Николас прав», — устало подумал Джед. Он чувствовал себя разбитым, обессилевшим, настроение у него, безусловно, было подавленное. Хорошо, что Николас приехал, но сейчас даже компания Николаса была ему не в радость. Лучше побыть одному. Он никак не мог отогнать от себя воспоминание о лице Мелис Немид, когда она посмотрела на то, что осталось от ее подруги. Ему хотелось сжать кулаки и затопать ногами, проклясть все на свете, а потом подхватить ее на руки и унести подальше от этого ужаса.

Необычная реакция для него. Впрочем, все его реакции были необычными, с тех пор как он повстречал Мелис. Поначалу он пытался как-то трансформировать свои нежные чувства к ней, сосредоточившись на чем-то ином, например, на ее сексуальности. Так было, когда он увидел ее в больнице в Афинах. Но с тех пор как он встретил ее в аэропорту Тобаго, ему это больше не удавалось. Да, она волновала его как женщина, но к этому примешивалось нечто иное. Она вызывала в нем чувства, о существовании которых он даже не подозревал.

А она так и не открыла внутреннюю дверь, как он ей велел.

Джед пересек комнату и чуть-чуть приоткрыл эту дверь. В ее номере свет не горел, но он чувствовал, что она не спит… и что ей больно. Казалось, он каким-то образом подключен к ней. Нет, это просто безумие.

Скорее бы она пришла в себя и перестала быть такой уязвимой! Его бы это только обрадовало. Это помогло бы ему объективно оценить ситуацию, а главное, хотя бы немного отстраниться.

«Не думай о ней. Надо позвонить Уилсону, узнать, удалось ли ему отследить круизный катер. Потом надо связаться с детективом Галлеем, сообщить ему номер своей комнаты. Вдруг у него появилась какая-нибудь новая информация?

Не думай о Мелис Немид, сидящей в соседней комнате! Не думай о ее боли! Не думай о ее мужестве. Займись делом и работай, добивайся своей цели. Иди к своей мечте. К Маринту».


Джед постучал в дверь смежной комнаты, но, когда ему никто не ответил, распахнул ее.

— Ты в порядке?

— Нет.

— Ну, я все-таки войду. Я решил дать тебе время погоревать в одиночестве, но ты просидела тут в темноте уже целые сутки. Тебе надо поесть.

— Я не голодна.

— Хоть немного. — Джед вошел и включил свет. — Надо преодолеть шок. Я заказал томатный суп и сандвич. — Он нахмурился. — Знаю, ты не хочешь меня видеть, но ты должна мне сказать, с кем еще ты хотела бы связаться. Я позвоню.

Мелис отрицательно покачала головой:

— Они закончили вскрытие?

— Не надо об этом говорить.

— Нет, надо. Скажи мне.

— Ну, ладно. Они сделали вскрытие и провели тест ДНК в приоритетном порядке. По ряду причин им хотелось поскорее получить окончательное подтверждение.

— Из-за тех людей, чьи записи были украдены?

— Готов признать, что беднягу Галлея поджаривают весьма основательно. Дело в том… — Джед прервал себя на полуслове, когда раздался стук в дверь. — Это твоя еда. — Он пересек комнату, и она услышала, как он разговаривает с официантом. Потом он закрыл дверь и вернулся, катя перед собой столик на колесиках. — Сядь и поешь. Я отвечу на все твои вопросы, когда ты поешь.

— Я не… — Мелис встретила его взгляд. Он не уступит, а ей нужна информация. Что ж, цена невелика. Она села и начала есть. Съела сандвич, к супу не притронулась и отодвинула столик. — Когда они отдадут тело Кэролин?

Джед налил ей чашку кофе из кофейника.

— Хочешь, я спрошу Галлея?

Мелис кивнула.

— Кэролин хотела, чтобы ее кремировали, а пепел развеяли над морем. Я хочу быть здесь, когда это случится. Я должна попрощаться.

— Бен Дрейк, ее бывший муж, уже занят приготовлениями. Осталось только дождаться выдачи тела.

— Бен, наверное, в полном отчаянии. Он все еще ее любит, понимаешь? Они не ужились вместе, но это ничего не значит. Все любили Кэролин.

— А ты больше всех. — Джед внимательно смотрел на нее. — А ты держишься лучше, чем я думал. Бледная, как привидение, но я ожидал полного коллапса, когда привез тебя сюда. Ты была на грани.

Она все еще была на грани. Ей казалось, что она идет в горах по самому краю обрыва, ставя одну ногу впереди другой и не зная, когда под ногами осыплются камни.

— Я не дам себе сорваться ради Кэролин. — Мелис с трудом удерживала дрожь в голосе. — Она бы разочаровалась во мне, если бы я развалилась на куски. Она считала бы, что это она меня подвела.

— Если она была такая добрая, как ты говоришь, вряд ли она была бы против, если бы ты дала себе волю и…

— Я — против. — Мелис встала и подошла к окну, выходящему на море. — Они еще что-то разузнали о смерти Кэролин?

— Официальное заключение: смерть от потери крови.

Мелис напряглась всем телом.

— Ее пытали, не так ли? Ее бедное лицо…

—Да.

— Что… что они с ней сделали?

Джед молчал.

— Скажи мне. Я должна знать.

— Чтобы тебе было еще больнее? — грубо спросил он.

— Они пытали ее, потому что хотели заставить ее заманить меня сюда. Они почти преуспели, значит, причинили ей нечеловеческую боль. — Мелис крепко обхватила себя руками. Надо держаться. Спрятаться в скорлупу, и тогда слова не ранят так больно. — Если ты мне не скажешь, я спрошу у Галлея.

— Они изрезали ножом лицо и грудь. Вырвали у нее несколько коренных зубов. Ну как, с тебя хватит? Ты довольна?

«Не кричи. Держись крепче. Держись. Держись».

— Нет, я не довольна, но теперь я знаю, по какому счету мне придется платить. — Мелис проглотила ком в горле. — У Галлея есть улики? Свидетели?

— Нет.

— А как насчет имени, которое она назвала? Кокс.

— Служба иммиграции зарегистрировала одного Кокса. Недавно прибыл на остров. Но он добропорядочный гражданин, филантроп. Ему за семьдесят. И потом, я не думаю, что тот подонок, который заставил доктора Мьюлан позвонить тебе, позволил бы ей назвать свое имя. Возможно, она сама не сознавала, что говорит.

— А имена в регистрационной книге?

— Нет регистрационной книги. Пропала вместе с записями о пациентах.

— Когда будут похороны Марии?

— Завтра в десять. Сегодня вечером ее мать прилетает из Пуэрто-Рико. Ты пойдешь?

— Разумеется.

— Никаких «разумеется» тут нет и быть не может. За последние двое суток произошли два убийства, и оба они связаны с тобой. Кто-то очень сильно хочет заполучить тебя. А ты собираешься на похороны, как будто ничего не случилось.

— А почему бы и нет? — усмехнулась Мелис. — Ты позаботишься, чтобы со мной ничего не случилось. Ты же не хочешь, чтобы кто-то еще что-нибудь узнал о Маринте? Разве не поэтому ты разбил лагерь у меня на пороге?

Он вздрогнул, как от удара.

— Ну, конечно. Ясное дело. Если бы не это, я позволил бы людям, порезавшим на части твою подругу, сделать то же самое с тобой. Какая, черт побери, мне разница?

Он рассердился. Может, даже обиделся? Мелис не знала и была не в состоянии анализировать чувства Джеда. Да она его почти не знала!

Нет, это неправда. После того, что им довелось перенести вместе, она поняла, что Джед Келби — вовсе не тот амбициозный избалованный мальчишка, каким она его считала. Он был крут, но не бессердечен.

— Я сказала, не подумав. Наверное, я просто подозрительна по природе.

— Вот уж это точно. Но ты права. Просто ты застала меня врасплох. — Джед двинулся к двери. — Я буду здесь завтра утром, заберу тебя и отвезу на похороны. Я пойду в участок и попытаюсь выжать из Галлея побольше информации. У меня тут есть друг в соседнем номере, он за тобой присмотрит. Его зовут Николас Лайонс. Он большой, страшный, с длинными черными волосами и похож на Джеронимо[8]. Держи дверь на замке.

Дверь за ним захлопнулась.

Хорошо, что он ушел. Он был слишком сильный, слишком живой. Ей не хотелось отвлекаться, но, когда Келби был рядом, он невольно приковывал к себе ее внимание. А ей надо было сосредоточиться, сконцентрировать все свои усилия на том, чтобы просто пережить следующие несколько часов, несколько дней.

И решить, как ей сравнять счет.

ГЛАВА 5

На следующее утро в половине десятого в комнате Мелис зазвонил телефон.

— Мисс Немид, я Николас Лайонс. Джед в полицейском участке, он немного задержится. Он попросил меня отвезти вас на похороны. Сам он приедет прямо туда.

— Встретимся в вестибюле.

— Нет, я зайду за вами. Тут слишком много выходов, а лифты всегда небезопасны. Джеду не понравится, если я позволю вас похитить у нас из-под носа. Посмотрите в «глазок», когда я постучу. Я уверен, что Джед вам меня описал. Высокий, красивый, полный достоинства и обаяния. Верно?

— Не совсем.

— Ну, значит, вас ждет приятный сюрприз. — Он повесил трубку.

Мелис бросила взгляд в зеркало. Слава богу, выглядит она не так ужасно, как чувствует себя. Она была бледна, но не казалась изможденной. Хотя мать Марии вряд ли обратит на это внимание. Ее горе будет слишком велико…

Стук в дверь.

Мелис заглянула в «глазок».

— Николас Лайонс. Видите? Джед вас обманул. — Николас улыбнулся. — Он всегда мне завидовал.

Келби ее не обманул. В Лайонсе было под два метра росту, он был атлетического сложения, его блестящие черные волосы были заплетены в косичку. Грубые черты лица могли бы показаться уродливыми, если бы не были такими выразительными.

— Он был не прав, когда сказал, что вы похожи на Джеронимо. — Мелис распахнула дверь. — Все снимки Джеронимо, какие мне приходилось видеть, были сделаны, когда он был стариком.

— Он имел в виду кинематографическую версию. Молодой, динамичный, блистательный, великолепный. — Лицо Николаса помрачнело. — Я сочувствую вашей утрате. Джед говорит, что вам пришлось нелегко. Просто хочу вам сказать: с вами ничего плохого не случится, пока вы со мной.

Странно, но она ему сразу поверила. От него исходило обнадеживающее ощущение силы и решительности.

— Спасибо вам. Приятно сознавать, что Джеронимо на моей стороне.

— И будет следовать за вами как тень. — Он сделал приглашающий жест. — Нам надо двигаться. Джед будет волноваться, а когда он волнуется, с ним трудно ладить.

Мелис закрыла дверь и направилась к лифту.

— Вы его так хорошо знаете?

— Да, но на это ушло чертовски много времени. Его так в детстве воспитали, что ему трудно оказать кому-нибудь свое доверие, а уж тем более — открыть душу.

— А вас как воспитывали в детстве?

— Мой дед всем внушал священный трепет. Иногда всего один человек может коренным образом изменить ситуацию.

— Вы мне не ответили.

— А, вы это заметили? — Он улыбнулся. — Вы проницательная женщина…

Он вдруг повернулся волчком и загородил ее своим телом, когда рядом с ними открылась дверь какого-то номера. Буквально за секунду его поведение изменилось. Непринужденно светский человек превратился в символ устрашения. Официант с подносом, вошедший в эту минуту в коридор с лестничной площадки, замер на ходу и попятился. Мелис его прекрасно понимала. Она бы тоже растерялась.

Потом Николас улыбнулся, кивнул официанту и сделал ему знак, что они пропускают его вперед. Официант торопливо пробежал по коридору.

— Да, так на чем я остановился? — как ни в чем не бывало спросил Николас. — Ах да, я говорил, что вы наблюдательная женщина.

«А ты — интригующий мужчина», — подумала Мелис. Но он ей понравился. Ее не удивило, что друг Келби — человек опасный. Свой своему поневоле брат. А ей сейчас было не до разгадывания головоломок. Ей предстояло продержаться во время похорон Марии и предложить хоть какое-нибудь утешение ее матери.

«Держись! Не давай воли горю и ярости. Действуй, но будь осмотрительна».


— Эта Немид была сегодня на похоронах секретарши, — сказал Пенниг, как только Арчер снял трубку. — Пробиться к ней не было никакой возможности. Келби не отходил от нее ни на шаг, и она была окружена полицией, другими пришедшими на похороны людьми.

— Ты держался на расстоянии?

— Конечно. Она же видела меня в Афинах. Эта сука уставилась прямо на меня. Она могла меня узнать.

— Сам виноват, что подставился. Надо было быть осторожнее.

— Я был осторожен. Просто не представляю, как она узнала, что я иду за ней.

— Интуиция. Качество, которого тебе не хватает, Пенниг. Зато у тебя есть другие таланты, которыми я восхищаюсь. Именно эти таланты я стараюсь в тебе культивировать. Хотя я немного разочарован тем, что ты потерпел фиаско с Мьюлан. И это после всего, чему я тебя учил.

— Мне почти удалось ее сломать, — торопливо возразил Пенниг. — С ней было непросто. Женщины иногда бывают крепче мужчин.

— Но ты меня заверил, что довел ее до кондиции! Иначе я ни за что не позволил бы ей позвонить Мелис Немид. Серьезная недооценка ситуации с твоей стороны.

— Это больше не повторится.

— Конечно, не повторится. Потому что я этого не допущу.

Пенниг ощутил первые признаки тревоги и постарался справиться с волнением.

— Хочешь, чтобы я оставался здесь? Не знаю, насколько близко мне удастся к ней подобраться.

— Останься, последи за ней. Мало ли что, вдруг тебе выпадет еще шанс? А пока узнай все, что сможешь, о Келби и обо всех, кто с ним может быть связан. Включая номер его мобильного и место стоянки его яхты. Прилетишь ко мне в Майами через два дня, если в Нассау ничего не выгорит. И никому не попадайся на глаза, черт бы тебя побрал. Твои связники в Майами нашли пару парней тебе на подхват?

— Да, двое местных из Майами, Кобб и Данск. Мелкая рыбешка, но для наблюдения за островом сгодятся.

— Надеюсь, они не понадобятся. Я был бы чрезвычайно доволен, если бы ты достал Мелис Немид прямо в Нассау.

Пенниг задумался.

— А если не удастся, что будем делать?

— Я найду способ уколоть Мелис Немид в самое больное место, только и всего, — ответил Арчер. — И, уж поверь мне, я не допущу такого провала, какой у тебя случился с Кэролин Мьюлан.


«В один миг», — подумала Мелис, глядя, как пепел Кэролин исчезает в море. Волны поглотили ее останки буквально в секунду.

Была жизнь, и вот ее больше нет. Но она оставила после себя память. И сколько людей будут хранить ее в своих сердцах, пока они живы! Мелис вынула серебряный свисток, который подарила ей Кэролин, поцеловала его и бросила в воду.

— А это что такое? — спросил Джед.

— Свисток. Кэролин дала его мне на счастье, когда я привезла домой дельфинов. — Мелис судорожно перевела дух. — Он был слишком красивый и непрактичный, я им не пользовалась, но всегда носила его с собой.

— Разве ты не хотела его сохранить?

Мелис отрицательно покачала головой:

— Пусть он останется у нее. Она будет знать, что он значил для меня.

— Ублюдки.

Мелис обернулась и увидела Бена Дрейка, бывшего мужа Кэролин. Он стоял с другой стороны от нее, глядя через поручень на волны, расходившиеся по бокам от парохода. Глаза у него были воспаленные и блестели непролитыми слезами.

— Сукины дети. Как мог кто-то… — Он отвернулся и протолкался через толпу на другой борт парохода.

— Ты права, он в полном отчаянии. — Джед оглядел толпу, собравшуюся на палубе. — У нее было много друзей.

— Если бы они пустили на борт всех желающих с ней проститься, пароход затонул бы. — Мелис вновь уставилась на воду. — Она была… необыкновенной.

— Все так думают, это совершенно очевидно. — Прошло время, пароход развернулся и направился обратно в порт. — И что теперь? — спросил Джед тихо. — Ты сказала, что ничего не сможешь решить до окончания похорон твоей подруги. Но ты не можешь оставаться здесь. Для тебя это слишком опасно. Ты вернешься на свой остров?

— Да.

— Ты позволишь мне поехать с тобой?

Мелис видела по глазам, что он уверен в отказе.

Она бросила взгляд через плечо на море, поглотившее останки Кэролин.

Прощай, моя дорогая подруга. Спасибо тебе за все, что ты для меня сделала. Я тебя не забуду.

Крепко сжав губы, она повернулась лицом к Келби.

— Ну конечно, Джед, поедем со мной.


— Внушительная система, — заметил Джед, наблюдая, как она опускает заградительную сеть. — И твои друзья дельфины никогда не предпринимают попыток выбраться на волю?

— Нет. Пит и Сьюзи довольны здешней жизнью. Однажды я прикрепила к ним по радиомаяку и попыталась их отпустить, но они все время возвращались к сетке и звали меня, чтобы я впустила их обратно.

— Большой мир пришелся им не по вкусу?

— Они знают, что он может быть опасен. А приключений у них было более чем достаточно. — Мелис застегнула сетку, когда они проплыли над ней. — Далеко не все любят дельфинов.

— Трудно в это поверить. Пит и Сьюзи совершенно неотразимы. — Он улыбнулся, глядя, как дельфины закладывают головокружительные виражи вокруг идущего на малой скорости катера. — И, судя по всему, они очень тебя любят.

— Да, — улыбнулась в ответ Мелис. — Они меня любят. Они считают меня членом семьи. — Она завела мотор. — Семья очень важна для дельфинов.

— А твою подругу Кэролин они тоже приняли в семью?

— Она им нравилась. Может, они и привязались бы к ней, как к родной, если бы она могла проводить с ними больше времени. Но она была слишком занята своей врачебной практикой. — Мелис помахала рукой. — Вон Кол на причале. Вот уж кто будет рад, что я вернулась. Пит и Сьюзи заставляют его нервничать. А они чувствуют, что он нервничает, и выделывают с ним разные штуки. — Она подвела катер к причалу и заглушила мотор. — Привет, Кол. Все в порядке?

— Все нормально. — Он помог ей выбраться из катера. — По правде говоря, дельфины вели себя образцово, пока тебя не было.

Мелис повела рукой в сторону Джеда:

— Джед Келби, это Кол Дьюган, твой новый работник. Вы уже говорили друг с другом по телефону. Кол покажет тебе твою комнату. Я пойду приму душ, а вы пока познакомьтесь друг с другом поближе. Увидимся за ужином.

И она направилась по причалу к дому.

— Похоже, меня сбагрили с рук на руки, — пробормотал Джед, провожая Мелис взглядом. — Видимо, надо быть дельфином, чтобы заслужить ее внимание.

— Точно подмечено, — сказал Кол. — Но, по крайней мере, она позволила вам сюда приехать. Она не раздает приглашения направо и налево.

— Если только у нее нет какого-то скрытого плана.

— У Мелис ничего скрытого не бывает. У нее все открыто, все на поверхности. — Кол поморщился. — Она всегда говорит прямо в лицо все, что думает.

— Значит, она просто еще не готова сказать мне, почему пригласила меня в гости. — Джед вновь задумчиво посмотрел ей вслед. — Пока еще не готова.

Солнце уже садилось, когда Джед вышел на террасу. Мелис сидела на краю ланая, болтая ногами в морской воде, и тихонько беседовала с Питом и Сьюзи.

Джед остановился, наблюдая за ней. Ее лицо лучилось нежностью. Она была совершенно не похожа на женщину, с которой он познакомился в Афинах.

Впрочем, это еще не означало, что она перестала быть крепким орешком. Он должен об этом помнить и не обращать внимания на эту женщину, беспечно, как ребенок, болтающую со своими дельфинами. Женщины всегда бывают особенно опасными, когда на вид кажутся совершенно безобидными. У него есть веская причина для пребывания здесь, и ничто не должно помешать ему добиться своей цели.

Как же, черта с два! За это время столько помех встало между ним и его целью! Но они все-таки сумели вместе пройти через кошмар в Нассау. Теперь он сможет сосредоточиться на своей мечте и вести прицельный огонь.

Джед решительно направился к Мелис.

— Впечатление такое, будто они понимают каждое твое слово.

Мелис вздрогнула и бросила взгляд на Джеда.

— Я не знала, что ты здесь.

— Ты была совершенно поглощена дельфинами. Они всегда приплывают с визитом на закате?

Джед присел рядом. Пит и Сьюзи стремительно отплыли подальше и принялись кувыркаться в воде.

— Как правило, да. Они обычно приплывают на закате и желают в это время мне спокойной ночи. Им это нравится.

— Как ты их различаешь в воде? Вероятно, мне следует спросить, как мне их различать? У тебя, похоже, выработалось особое чутье.

— Пит крупнее, у него на рыльце серые пятна более темного оттенка. У Сьюзи V-образный разрез в середине спинного плавника. А где Кол?

— Я послал его на Тобаго за припасами и попросил встретить Николаса с самолета. Они вернутся завтра.

— Николас Лайонс приедет сюда?

— Только с твоего разрешения. Это твой остров. Он может остаться на Тобаго. Я просто хотел, чтобы он был поблизости.

— Пусть приезжает. Мне все равно.

— А Кол мне совсем не так сказал. Он говорил, что это исключительно частная территория и чужим сюда ходу нет.

— Я предпочитаю, чтобы так и было. Но иногда нам приходится поступаться своими предпочтениями. Он может понадобиться тебе.

— В самом деле?

— Спокойной ночи, ребята! — крикнула она дельфинам. — Увидимся утром.

Они выдали на прощание пулеметную очередь щелчков и скрылись под водой.

— Они не вернутся, если только я не позову.

— Почему ты зовешь их ребятами? Ведь Сьюзи самка.

— Когда я впервые с ними познакомилась, они не подпускали меня достаточно близко, чтобы определить пол. Они созданы для скорости, поэтому гениталии у них пока не используются, аккуратно спрятаны подальше от глаз. Я просто привыкла называть их ребятами. — Мелис поднялась на ноги. — Я сварила кофе. Принесу сюда чашки и кофейник.

— Я пойду с тобой.

— Нет, оставайся здесь.

Она не хотела, чтобы он шел с ней. Она хотела хоть несколько минут побыть одной. Господи, она вообще не хотела этим заниматься. Но то, что она хотела или не хотела, не имело значения. Она приняла решение, и теперь ей предстояло его выполнять.

Он стоял на краю ланая и смотрел на закат, когда она вернулась.

— Боже, какая красота! Неудивительно, что ты не хочешь отсюда уезжать.

— В мире много красивых мест. — Мелис поставила поднос на стол. — И ты, скорее всего, видел большинство из них.

— Я старался. — Джед разлил кофе по чашкам и взял свою на край ланая. — Но иногда красота превращается в уродство. Все зависит от того, что в этих красивых местах происходит. Надеюсь, в этом месте ничего плохого не случится.

— Вот почему я заставила Фила оградить остров защитными барьерами.

— Кол сказал мне, что ты можешь нагнать напряжение электричества в сетке от низковольтного до смертельного. — Джед помолчал. — И у тебя все было наготове задолго до последних событий. Очевидно, ты не слишком доверяешь правоохранительным органам.

— Береговая охрана обычно прибывает на место уже совершившегося преступления. Я давно поняла, что если хочешь сохранить независимость, можешь рассчитывать только на себя. — Мелис посмотрела ему в глаза. — А ты так не думаешь?

— Думаю. — Джед поднял чашку ко рту. — Мне и в голову не приходило критиковать твои методы сохранения независимости. Я просто рассуждал вслух. — Он встретился с ней взглядом. — Ладно, мы обсудили красоту пейзажа, безопасность и независимость. Теперь ты мне скажешь, зачем я здесь?

— Как зачем? Я собираюсь дать тебе то, что ты хочешь. То, что вы все хотите. — Она сделала паузу. — Маринт.

— Что? — изумился Джед.

— Ты меня слышал. Древний город, крепость, клад с драгоценностями. Большой приз. — Ее губы горько скривились. — Трофей, который стоил жизни Кэролин, Филу и Марии.

— Ты знаешь, где находится Маринт?

— Я знаю приблизительное местоположение. Это в районе Канарских островов. Это будет непросто. Есть препятствия. Но я смогу его найти.

— Как?

— Я тебе не скажу. Мне важно, чтобы ты нуждался во мне.

— Потому что ты мне не доверяешь?

— Я никому не доверяю, когда речь идет о Маринте. Я прожила с Филом много лет, и все эти годы он мечтал найти Маринт. Он рассказывал мне легенды, рассказывал об экспедициях, искавших город. Он даже назвал свой корабль «Последним приютом», потому что именно так Геспут называл Маринт на стене своей усыпальницы. Атлантида волновала Фила куда меньше. Он был уверен, что Маринт — это венец цивилизации в технологическом и культурном отношении. Полжизни он провел в бессмысленных поисках этого города. — Мелис перевела дух. — А шесть лет назад он решил, что нашел его. Он держал свое открытие в секрете, чтобы не нагрянули другие искатели сокровищ. Он оставил команду в Афинах и взял на место только меня.

— Он действительно его нашел?

— Он нашел способ его найти. Нашел доказательства того, что Маринт существовал. Он тогда был просто без ума от счастья.

— Тогда почему он не пошел до конца?

— Была одна проблема. Ему нужна была моя помощь, а я отказалась ему помогать.

— Почему?

— Если он так хотел найти Маринт, искал бы сам. А я считала, что некоторым вещам лучше оставаться похороненными в океане.

— Но теперь ты готова помочь? Что изменилось?

— Это цена, которую мне придется заплатить. Ты же хочешь найти Маринт не меньше, чем Фил.

— А ты чего хочешь?

— Я хочу найти тех, кто убил Фила, Кэролин и Марию. Я хочу, чтобы они понесли наказание.

— А наказание — это смерть?

Кэролин, лежащая на холодном стальном столе.

— Да!

— Значит, ты не веришь, что полиция найдет их?

— Я не могу так рисковать. А я одна не смогу справиться с этим — у меня может не хватить времени. Поиски могут занять годы. У меня нет нужных связей, нет денег. Этот остров — мое единственное достояние. Так что, нравится мне это или нет — моя ставка. Денег у тебя — как у царя Мидаса. Ты служил в «тюленях», прошел выучку, значит, знаешь, как убивать. И у тебя есть стимул. Я только что дала его тебе.

— Но я должен дать тебе то, что ты просишь, до того, как получу свою награду.

— Я не дура, Келби.

— Я тоже не дурак. Ты не хотела помочь Лонтане найти Маринт, а ведь его ты любила. С какой стати я должен верить, что ты послушно отведешь меня к Маринту?

— Ты мне не веришь. Но ты одержим, как и Фил, поэтому ты пойдешь на риск и понадеешься, что я выполню свою часть сделки.

— Ты в этом уверена?

— Уверена.

— Докажи мне, что ты знаешь, где расположен Маринт.

— У меня здесь на месте нет вещественных доказательств, которые я могла бы тебе предъявить. Тебе придется мне довериться.

— Если их нет здесь, то где они?

— Недалеко от Лас-Пальмаса.

— Ну, это слишком туманно. Почему бы нам не слетать туда, чтобы ты могла мне показать?

— Если я покажу тебе доказательство, ты можешь решить, что обойдешься без меня.

— В таком случае тебе придется довериться мне, не так ли? — Джед покачал головой. — Мы зашли в тупик. Снаряжение корабля для такой экспедиции может влететь в кругленькую сумму. И я должен выложить эту сумму в одной лишь надежде, что ты скажешь мне правду? Уилсон меня не одобрит, если я вбухаю такие деньги в погоне за химерой.

— О чем мы спорим? — нахмурилась Мелис. — Ты этого хотел от меня с самого начала, с нашей первой встречи. И теперь я сама даю тебе это.

— Ты говоришь, что даешь мне это. А знаешь, сколько раз в жизни я доверялся людям, которые потом кусали меня за задницу? Уже давным-давно я поклялся, что больше это со мной не повторится. Почему я должен верить, что ты чем-то отличаешься от остальных? У меня нет никаких доказательств твоей порядочности и надежности. — Джед немного помолчал. — Я обдумаю твое предложение.

Мелис ощутила легкую дрожь паники. Она никак не ожидала такого поворота. Фил не стал бы колебаться ни секунды. За осуществление своей мечты он готов был отдать все, что угодно.

— Что еще тебе нужно?

— Я же сказал: я подумаю.

— Нет, ты должен мне помочь. Кэролин была… Я не могу смириться с мыслью, что они уйдут на все четыре стороны после того, что… — Мелис сделала глубокий вздох. — Что тебе от меня нужно? Я все сделаю. Хочешь, чтобы я спала с тобой? Хорошо! Своего рода долговая расписка, не так ли? Все, что угодно, лишь бы ты поверил…

— Ради всего святого, замолчи! Не хочу я с тобой спать.

— Ты об этом никогда даже не думал? — иронически осведомилась она. — Ну, конечно, думал. Я… нравлюсь мужчинам. Всегда нравилась. Это как-то связано с внешностью, с тем, как я выгляжу. Кэролин говорила, что мой внешний вид пробуждает в мужчинах инстинкт покорителя, и что я должна смириться и справиться с этим. Что ж, я с этим справляюсь, Джед. Хочешь небольшой поощрительный приз в придачу к Маринту? Можешь получить. Только дай мне слово.

— Черта с два!

— Дай мне слово.

— Ничего я тебе не дам. — Джед сделал шаг к ней. Его лицо напряглось, глаза горели. — Да, черт побери, это правда, я хотел бы затащить тебя в постель. Я этого хотел с той самой минуты, как увидел тебя в Афинах. Но я не из тех, кто готов прыгнуть на женщину, когда она ранена, когда она уязвима. Черт возьми, я же не животное. Я не буду обращаться с тобой как со шлюхой, хотя ты сама это предлагаешь. Если я все-таки приму решение отыскивать Маринт, твой поощрительный приз мне не нужен.

— И я должна поблагодарить тебя за это? Мне все равно, что ты будешь делать. Для меня это ничего не значит.

Он выругался себе под нос.

— Господи, неудивительно, что из тебя сделали мишень. Вряд ли найдется мужчина, который не захотел бы тебя трахнуть, просто чтобы доказать, что ты не права. — Он повернулся на каблуках и направился к двери, ведущей с террасы во внутренние помещения. — Мне надо держаться от тебя подальше, разрази меня гром. Поговорим завтра утром.

«Значит, я ошиблась, я совершила промах», — в отчаянии подумала Мелис, когда он скрылся в коттедже. Она собиралась быть спокойной и деловитой, но при первом же намеке на отказ ударилась в панику. Она предложила ему единственный, как она считала, приемлемый товар.

Но ему товар не подошел. По какой-то непостижимой причине она его разозлила и возмутила.

А ведь нельзя сказать, что он ее не хотел. Она видела все признаки. Почувствовала напряжение, возбуждение… готовность его тела. Почувствовала исходящий от него жар грубой сексуальности.

И не отшатнулась.

Осознание этого потрясло ее. Не было этого привычного, инстинктивного, как коленный рефлекс, отторжения. Может быть, потому что она все еще пребывала в эмоциональном вакууме? Но в то же время она оказалась достаточно эмоциональной, чтобы ощутить панику, когда он отказал ей.

Надо забыть об этом. Утром она постарается его переубедить. Утро вечера мудренее. У него вся ночь впереди, чтобы подумать о Маринте, обо всем том, что с ним связано. Секс — всего лишь временная приманка, во всяком случае, для мужчины. А вот честолюбие и жажда золота постоянны и неизменны. Они все сметают на своем пути. Уж кому знать, как не ей?

Всходила луна, ее свет серебряной дорожкой лег на воду. Мелис решила еще немного посидеть на террасе. Ей хотелось немного успокоиться перед тем, как отправиться спать. Взгляд Мелис остановился на сетке, загораживающей вход в бухту. Сколько зла скопилось за этой сеткой! Акулы, барракуды и та мразь человеческая, которая убила Кэролин. На острове Мелис всегда чувствовала себя в безопасности. Но так было раньше, не сейчас.

Не сейчас…


Да, он хотел ее!

И какой же он был идиот! Джед в ожесточении называл себя ослом и тупицей. Зачем он ушел? Самоотречение не входило в число его добродетелей. Ему предложили секс. Ну, так бери его!

Наверное, все дело было во внезапности! Вот что сбило его с толку! Она ни разу ни намеком не дала понять, что ей известно о мучившем его подспудном сексуальном напряжении. Черт, с самой первой минуты их знакомства он попал в эмоциональный штопор.

Вот в том-то и загвоздка, черт бы ее побрал!

Ладно, забудем о сексе и сосредоточимся на том, что действительно важно. Она сказала, что может дать ему Маринт. Вопрос: может ли он ей доверять? Она одержима желанием найти тех, кто убил ее подругу. Она могла и солгать, когда сказала, что знает, где находится Маринт. Она могла солгать, когда пообещала, что выполнит свою часть сделки. Сложная ситуация.

А он не в состоянии даже оценить ее объективно. Сперва ему нужно принять холодный душ, а уж потом он все обдумает.

Телефон Джеда зазвонил в тот самый момент, когда он направлялся в спальню.

— Я узнал, кто арендовал «Сирену», — сказал Уилсон, как только Джед включил связь. — Хью Арчер. Его сопровождал некий Джозеф Пенниг. Это было непросто. Я истратил кучу твоих денег. Спиро, владелец прокатной компании, был перепуган до смерти и не хотел ничего говорить.

— Почему?

— Насколько я понял, в ход были пущены страшные угрозы. Спиро — стреляный воробей, не побрезгует сдать напрокат свою флотилию наркодельцам из Алжира. Из этого я заключаю, что угрозы были нешуточные. Он сказал, что Пенниг пригрозил отрезать ему член, если он вспомнит, что когда-либо его видел.

— Да, это любого мужчину заставит задуматься. Спиро что-нибудь знает о прошлом Арчера?

— Ну, Спиро не стал просить его заполнить заявку на кредит, — сухо ответил Уилсон. — Но задал несколько тактичных вопросов у него за спиной после того, как Арчер выложил всю сумму вперед за аренду.

— Наркоделец?

— В настоящее время нет. Он покупает и продает оружие. Очень крупный игрок. Говорят, сумел протащить ядерные компоненты в Ирак.

— Ну, стало быть, ему не составляло труда раздобыть пластит, которым был подорван «Последний приют».

— Но зачем? Разве что Лонтана был замешан в транспортировке его грузов?

— Я не знаю, зачем. Маринт мог послужить достаточной приманкой. Может быть, Лонтана помогал Арчеру, а потом стал ему мешать. Но, с другой стороны, поднятие затонувшего города со дна моря — это не способ быстро обогатиться. Чтобы добраться до сокровищ, приходится тратить время и чертовски много денег. И все-таки я склоняюсь к Маринту. Кэролин Мьюлан похитили потому, что хотели добраться до Мелис. А Мелис знает о Маринте.

— И Лонтана пытался связаться с тобой по поводу Маринта. Хочешь, я покопаюсь в прошлом Арчера, узнаю, кто он и откуда?

— Ты уже знаешь ответ, так зачем спрашиваешь? Постарайся разузнать, был ли он на Багамах на прошлой неделе. Как думаешь, сколько это может занять?

— Откуда, черт побери, мне знать? У меня нет никаких контактов с Интерполом.

— Ну, так заведи их. Я не знаю, каким временем мы располагаем.

— Поговори с Лайонсом, — сухо посоветовал Уилсон. — Я уверен, что у него есть тесные контакты с полицией на нескольких континентах.

— Тесные возможно. Но вряд ли дружеские.

— Мелис даст тебе наводку на Маринт?

— Да, можно и так сказать. Свяжись со мной, как только что-то узнаешь.

Джед отключил мобильный.

Арчер. Человек на круизном катере обрел имя и прошлое. Очень грязное прошлое. Что ж, если это он в ответе за смерть Лонтаны, Марии Перес и Кэролин Мьюлан, его настоящее еще более грязно. Он не станет потерей для человечества, если Джед решит убрать его с дороги.

Если? Решение уже было принято. К черту сомнения! Он ощущал известный трепет с той самой минуты, как впервые увидел Мелис Немид. Надо признать, она здорово его зацепила. Теперь этот Арчер. Он найдет способ заставить Мелис выполнить свое обещание. Маринт маячил на горизонте и ждал его.

Ну так делай что хочешь. Найди Маринт и возьми его себе. Согласись на сделку.

И секс в придачу. Да, безусловно, он возьмет и секс.

ГЛАВА 6

Телефон Мелис зазвонил в половине первого ночи.

Кэролин.

Звонок не разбудил ее, она не спала, но все равно он заставил ее подскочить в постели. Он живо напомнил ей о той ночи, когда позвонила Кэролин. Истерзанная пытками. Умирающая…

Телефон продолжал звонить.

Может быть, это Кол звонит с Тобаго?

Она нажала кнопку.

Мужской голос. Тихий, вкрадчивый.

— Мелис Немид?

Это был не Кол.

— Да. Кто это?

— Особая доставка.

— Что?

— У меня для тебя посылка.

— Это что, шутка?

— О нет, я говорю совершенно серьезно. Я привязал свой подарок к сетке. Меня здорово тряхнуло током. После этого у меня возникло весьма неприязненное чувство к тебе. Надо сказать, я очень на тебя обижен.

— О чем, черт побери, вы говорите?

— А знаешь, тебе действительно не стоило так упрямиться насчет Маринта. Мне-то это на руку, а вот тебе последствия явно не понравятся.

— Кто это?

— Мы позже поговорим. Иди забери свой подарок.

— Никуда я не пойду.

— Я думаю, пойдешь. Любопытство — такой сильный стимул. Знаешь, мне очень не понравились эти визжащие дельфины.

Мелис замерла.

— Только попробуй их тронуть, и я перережу тебе глотку.

— Какое неистовство! И склонность к насилию. У тебя много общего с одним из моих приятелей. Надо будет вас познакомить. — Мужчина сделал паузу: — Мне доставил большое удовольствие разговор с тобой напрямую. Это гораздо приятнее, чем подслушивать твои разговоры.

Он повесил трубку.

А Мелис осталась сидеть в оцепенении.

Последняя фраза могла означать только одно.

Кэролин.

Он слушал, это он заставлял Кэролин лгать ей!

— Боже!

Мелис вскочила с постели, натянула шорты и футболку и выбежала из спальни. Открыв щиток электрогенератора, она рванула рычаг на полную мощность. Дверь с грохотом захлопнулась за ней, когда она выскочила из дома.

Джед появился в дверях, когда она уже бежала по причалу.

— Эй, куда тебя несет?

— Сьюзи и Пит. Этот сукин сын хочет добраться до моих ребят. — Мелис отвязала моторную лодку. — Я не позволю…

— Какой сукин сын? — Джед подбежал к ней и прыгнул в лодку. — И зачем ему дельфины?

— Потому что он ублюдок. — Мелис завела мотор. — Потому что это его профессия. Он — убийца. Режет, мучит и…

— Можешь ты, наконец, объяснить, что происходит?

— Мне сейчас позвонил человек, который убил Кэролин. Сказал, что у него для меня подарок, а потом завел разговор про Пита и Сьюзи, и как он… — Она, судорожно всхлипывая, втянула в себя воздух. — Я убью его, если он их хоть пальцем тронет.

— Ты в любом случае приготовила для него именно такой конец. Он назвал свое имя?

— Нет, но он практически напрямую сказал мне, что он был рядом, когда Кэролин мне звонила. — Мелис наклонилась, достала со дна лодки два мощных фонаря и перебросила их Джеду. — Может, и ты на что-нибудь сгодишься, раз уж ты здесь. Посвети вон туда, за сетку. Вдруг он там поджидает меня с винтовкой.

— Это было бы нелогично. — Джед зажег фонари и направил мощный луч на черные воды за сеткой. — Ничего! Вряд ли он хочет твоей смерти.

— К черту логику! — Мелис замедлила ход, когда лодка подошла к сетке. — О боже, я не слышу Пита и Сьюзи.

— Может, они под водой?

— Нет, не может, если кто-то возится с сеткой. Они все равно, что сторожевые псы. — Мелис взяла свисток, висевший у нее на шее, и дунула в него. Она по-прежнему не слышала их. Ее охватила паника. — Они могли пострадать. Почему они не…

— Спокойно. Я их слышу.

Теперь она тоже их слышала. Тонкий визг у южного берега бухты. Мелис повернула лодку.

— Посвети туда. Я должна убедиться, что с ними все в порядке.

Две лоснящихся серых головы поднялись над водой при ее приближении. Судя по всему, дельфины не были ранены, просто крайне возбуждены.

— Все в порядке, ребята, — успокаивающе окликнула их Мелис. — Я здесь. С вами ничего не случится.

Они взволнованно застрекотали, и Сьюзи поплыла к ней. Но Пит остался у сетки. Он плавал взад-вперед, как часовой.

— Подойди ближе. На другой стороне сетки что-то есть. — Джед направил фонарь на участок за спиной у Пита. — Я вижу, как что-то блестит в воде.

— Блестит? — Теперь Мелис тоже увидела. Это было похоже на секцию изгороди два фута на два. — Что это, черт возьми, такое?

— Что бы это ни было, оно прикреплено к сетке, — сказал Джед. — И мы не сможем это выловить, пока ты не опустишь сетку и не отключишь 'электричество.

Мелис напряглась:

— Мой подарок!

— На вид — ничего страшного. Но решать тебе.

— Я хочу знать, что это такое. Не выключай фонарь.

Мелис направила лодку к месту соединения. Через три минуты она опустила сетку, отключила электричество и вернулась к Питу. Дельфин не сделал ни единой попытки проплыть над опущенной сеткой. Он молча сновал взад-вперед неподалеку от загадочного предмета в воде.

— Он обеспокоен, — заметила Мелис. — Чувствует что-то… не то. Он всегда был более чутким, чем Сьюзи.

Она встала в лодке, пристально вглядываясь в дрейфующий у поверхности воды предмет. Тревога охватывала Мелис все больше. Как и у Пита, у нее было нехорошее предчувствие.

— Необязательно забирать его сейчас, — тихо сказал Джед. — Я вернусь позже и вытащу его.

— Нет! — Мелис медленно подвела лодку еще ближе. — Как ты сказал, убивать меня, взрывать, словом, расправиться со мной было бы нелогично. Я встану рядом, а ты его достанешь и отцепишь от сетки.

— Ну, если ты настаиваешь… — Джед перегнулся через борт лодки и погрузил руки в воду. — Привязано веревкой. Мне понадобится минута…

Мелис не стала бы переживать, если бы ему потребовались годы. Она надеялась, что эта чертова штука потонет и ляжет на дно. Джед поставил фонари на дно лодки, но свет пробивался поверх воды, и она различала этот странный блеск. Ее охватила дрожь.

Золото. Это было похоже на золото.

— Есть. — Джед втащил деревянную панель в лодку и осмотрел ее. — Но что это такое? Довольно тонкая резьба. Красивая. Это похоже на позолоту, но никакого послания тут нет.

Ажурная золоченая резьба.

— Ошибаешься. Это и есть послание, — едва проговорила Мелис.

Ажурная золоченая резьба.

— Я не вижу… — Джед замолк и поднял на нее взгляд. — Ты знаешь, что это означает.

— Да, я знаю. — Слова давались ей с трудом. В горле стоял ком. Только бы не стошнило. — Выброси в море.

— Ты уверена?

— Черт побери, избавься от нее!

— Как скажешь.

Джед размахнулся изо всех сил и выбросил панель обратно в воду.

Мелис повернула лодку и направила ее к берегу.

— Мелис, ты должна поднять сетку, — напомнил Джед.

Господи, она забыла! За все время, что провела здесь, Мелис ни разу не забывала обезопасить остров.

— Спасибо!

Она повернула лодку и направила ее обратно к сетке.

Джед молчал всю обратную дорогу и заговорил, только когда они добрались до коттеджа:

— Ты не хочешь объяснить, что за послание отправил тебе Арчер?

— Арчер? Тебе известно его имя? Еще несколько часов назад ты говорил, что не знаешь его.

— Уилсон сказал, что его зовут Хью Арчер. Если это тот же человек, который арендовал круизный катер в Греции.

— Почему ты мне не сказал?

— Я только вечером узнал, а ты была не в настроении слушать. Ты так боялась за своих дельфинов!

Она до сих пор боялась. Столько зла! Она даже вообразить не могла, до какой степени зла должен был дойти этот Арчер, чтобы послать ей резную панель.

— Ты так и не ответила. Ты собираешься мне сказать, что значит для тебя это послание?

— Нет.

— Что ж, коротко и ясно. Ну, тогда, может быть, ты мне скажешь, что это было: одноразовый контакт или прелюдия к игре?

— Это только начало. — У причала Мелис заглушила мотор. — Будут еще посылки. Скоро. Он захочет снова причинить мне боль.

— Почему?

— Так уж созданы некоторые мужчины. — Мелис сама не знала, о чем говорит — о прошлом или о настоящем. Они сливались воедино. — Вероятно, и получал удовольствие, когда пытал Кэролин. Власть. Они любят властвовать… — Мелис молча посмотрела на темный дом.

— Мелис, как я смогу тебе помочь, если ты будешь держать меня в неведении?

— Я не могу сейчас говорить с тобой. Оставь меня в покое.

Мелис вошла в дом и направилась в свою комнату. Она включила свет и забралась с ногами в кресло, съежилась, глядя на трубку радиотелефона, которая так и осталась брошенной на столике у кровати. Надо унять дрожь. Он скоро позвонит, и она должна быть готова.

Господи, как же ей хотелось унять эту дрожь!


Он не перезвонил.

Мелис перестала ждать и пошла принять душ, когда на горизонте уже пробились первые лучи рассвета. Горячая вода согрела ее застывшее тело, но так и не помогла напрягшимся мышцам расслабиться. Ничто ей не поможет, пока не кончится это ожидание. Надо было догадаться, что он захочет растянуть удовольствие.

Ожидание всегда было для нее своего рода пыткой. Он-то, конечно, это понял. Он все знал наперед.

Джед сидел в кресле, когда она вышла в ланай. Он кивнул на поднос с кофейником на столе.

— Я сварил свежего кофе, когда услышал, что ты подаешь признаки жизни. — Он внимательно заглянул ей в лицо. — Вид у тебя жуткий.

— Спасибо на добром слове. — Мелис налила себе кофе. — У тебя самого вид тоже не цветущий. Ты что, просидел здесь всю ночь?

— Да. А ты чего ждала? Когда ты вбежала в дом, ты была похожа на узницу Освенцима.

— И тебе стало любопытно…

— Ну, можно и так сказать. Ты же не веришь, что я могу просто тревожиться за тебя. Так ты поговоришь со мной или нет?

— Не сейчас. — Мелис положила на стол радиотелефон и села в шезлонг, пристально вглядываясь в линию горизонта. Молчание затянулось. — Он… у него мои записи… Пленки… Я рассказывала Кэролин о таких вещах… Я о них больше никому не говорила. Теперь он точно знает, как сделать мне больно. Он пытается найти способ манипулировать мной, хочет подчинить себе, раздавить, добить…

— Сукин сын!

— А разве ты не с той же целью преследовал меня от самых Афин? Тебе надо было найти зацепку, чтобы заставить меня рассказать о Маринте. Он пытается сделать то же самое, что и ты.

— Буду тебе чрезвычайно признателен, если ты перестанешь сравнивать меня с ним.

— А я и не сравнивала. Второго такого подлеца, как он, на свете нет.

— Как утешительно!

Наверное, ей следовало извиниться. Но она была так измучена, что не могла трезво мыслить.

— Я не хотела… Просто я попала в западню, и мне надо как-то из нее выбраться. Я не знаю, кому я могу довериться… Но я точно знаю, что не предложила бы тебе заключить сделку, если бы думала, что ты такой же, как он.

— Значит, предложение остается в силе?

— Да, конечно. А ты думал, я позволю ему себя запугать? — Мелис сжала губы. — Ему меня не запугать… Я никогда не дам ему того, что он хочет.

— Но мы не знаем, что именно он хочет.

— Маринт. Он мне сказал.

— Арчер — контрабандист, крупный торговец оружием. Я и представить себе не могу, как он вообще оказался в этом замешан. Другое дело, если бы он вступил в игру, чтобы снять жирную пенку с уже добытого сокровища, но на этом этапе…

— Он торговец оружием? — перебила его Мелис неожиданным вопросом.

— Да. — Джед вгляделся в ее лицо. — Я вижу, тебя это зацепило. В чем дело?

— Возможно, я знаю, каким образом он оказался замешан. Филу нужны были деньги на эту экспедицию. Я уверена, что именно поэтому он хотел с тобой связаться. Но Арчер мог прослышать о Филе и вступить с ним в контакт.

— Прослышать в какой связи?

Мелис ответила не сразу. Трудно было довериться постороннему человеку, ведь она привыкла годами защищать Фила. Но Фил был мертв. Ей больше не нужно его защищать.

— Мы… нашли таблички. Бронзовые таблички. Два маленьких бронзовых сундучка, и оба они были доверху забиты табличками.

— В Маринте.

— Не в руинах. Сами руины мы не нашли. Фил думал, что они были отброшены от города той силой, которая его уничтожила. А может быть, эти таблички были надежно спрятаны еще до катастрофы. Фил тогда был вне себя от счастья.

— Я его прекрасно понимаю.

— Таблички были исписаны иероглифами, но эти иероглифы отличались от всех ранее известных в Египте. Филу был нужен переводчик, вернее, настоящий профессионал. Ему пришлось быть очень осторожным в выборе специалиста, которому он мог бы доверять. Понадобилось больше года, чтобы расшифровать эти символы.

— Господи!

— Тебя это интригует? Фил тоже был страшно возбужден, он буквально горел нетерпением. — Мелис бросила изучающий взгляд на Джеда. — Мне тоже было интересно… поначалу. Это было все равно, как открыть огромный новый мир, узнать нечто неизвестное, таинственное…

Джед сверлил ее взглядом.

— Но потом что-то заставило тебя разочароваться. Что?

— Иногда новый мир оказывается на деле совсем не таким, каким мы его представляли. Но Фил был счастлив. Он изучал теплые подводные течения в океане и в одной из табличек нашел подсказку, которая, как ему казалось, могла изменить мир. Формулу создания акустического сверхзвукового аппарата, способного влиять на течения, а возможно, и на магму земного ядра. Предполагалось, что этот аппарат может генерировать геотермическую энергию — дешевую и экологически чистую. Фил зажегся этой идеей, он уже видел себя спасителем мира…

— Он построил этот аппарат?

— Да. На это потребовалось много времени, но он это сделал.

— И аппарат работал?

— Мог бы работать, если бы его использовали по назначению. Фил обратился к одному сенатору, который горячо ратовал за охрану окружающей среды. Ему дали лабораторию и научную команду для завершения работы над проектом. — Мелис облизнула губы. — Но ему не понравилось то, что там происходило. Слишком было много разговоров о вулканических эффектах и почти ничего — о геотермической энергии. Фил понял, что они, скорее всего, собирались использовать эту систему как оружие.

— Сверхзвуковая пушка? — Джед слегка присвистнул. — Это может стать чертовски грозным оружием. Землетрясения?

— Безусловно, — подтвердила Мелис.

— Ты так в этом уверена?

— Был один… инцидент. Трагедия. Это случилось не по вине Фила. Сам-то он к тому времени уже успел уйти оттуда, прихватив свои записи и образцы-прототипы. Фил поклялся мне, что прекратит все попытки в этом направлении. — Мелис горько усмехнулась. — Но он не отказался от попыток найти Маринт. Он возобновил поиски.

— И ты думаешь, что Арчер узнал об экспериментах и решил включиться в игру?

Она пожала плечами:

— Я не знаю наверняка, но это не исключено. Для работы над проектом наняли нескольких весьма сомнительных типов.

— Значит, Арчеру, возможно, нужен вовсе не Маринт. У тебя есть эти записи? Результаты исследований Лонтаны?

— Прототипов нет. Но у меня есть таблички, переводы и документы — записи результатов работы над правительственным проектом.

— Где?

— Не здесь. Думаешь, я сказала бы тебе?

— Да нет, я думаю, не сказала бы. Но, думаю, ты была бы в большей безопасности, если бы еще кто-то, кроме тебя, знал, где эти документы.

Мелис не ответила.

— Ладно, не говори. Я сверхзвуковыми пушками не интересуюсь.

— Неужели? Большинство мужчин любит игрушки. И возможность сосредоточить в своих руках силу, способную вызвать глобальное землетрясение, импонирует им.

— Опять ты обобщаешь. И, честно говоря, мне это уже начинает надоедать…

— Кто-то сюда едет. — Мелис вскочила и направилась в дом. — Разве ты не слышишь Пита и Сьюзи?

— Я ничего не слышу. Должно быть, у тебя встроенная антенна. — Джед поднялся и последовал за ней. — Но ведь не обязательно к нам с визитом, верно?

— Нет, но на сей раз это к нам с визитом. — Мелис пересекла холл и вышла через парадную дверь. — Слава богу! Это Кол и Николас Лайонс. О боже, я совсем забыла, что они этим утром должны приехать.

— Видимо, потому что твоя голова была занята другими вещами, — невозмутимо заметил Джед. Он вышел вместе с ней на причал. — Что-то они рановато появились. Должно быть, выехали еще до рассвета.

Мелис насторожилась.

— До рассвета? Зачем им понадобилось выезжать в такую рань?

— Понятия не имею. — Джед пристально смотрел на катер. — Но они не представляют для тебя угрозы, Мелис. Не знаю, как насчет Кола Дьюгана, но Николас абсолютно надежен. Я много раз доверял ему свою жизнь.

— Я знаю Кола много лет. Я и мысли не допускаю, что он может… Но теперь все изменилось. Я не знаю, чего ждать в будущем.

Кол с катера помахал ей.

Она помахала в ответ и почувствовала, что начинает успокаиваться. Просто в последнее время нервы у нее были слишком напряжены. Кол выглядел спокойным, он казался даже веселым.

— Ну, ты успокоилась? — спросил Джед. — Видишь, Пит и Сьюзи плывут назад. По крайней мере, на данный момент твоему маленькому миру ничто не угрожает. Если ты не против, я пойду на кухню, сварганю нам яичницу на четверых.

— Я сама сделаю. Мне надо чем-то заняться. — Мелис следила, как Кол и Николас подплывают к причалу. — Проголодались? — крикнула она им. — Вы, должно быть, отчалили с Тобаго задолго до завтрака?

— Да я с голоду умираю, — проворчал Кол, поравнявшись с причалом. — Я собирался угостить Лайонса завтраком в одном приморском ресторанчике, но у него репей в штанах, ему не терпелось попасть сюда. Я ему говорил, что это все ерунда.

— Что ерунда? — насторожился Джед.

— Вот это было оставлено у дверей Кола, — ответил Лайонс. Он наклонился и поднял предмет, лежавший у него в ногах. — Там было имя Мелис.

— Да это всего-навсего пустая птичья клетка, — сказал Кол. — Ты бы, ясное дело, напугалась, если бы там внутри была мертвая птица или что-то в этом роде. А так… она даже хорошенькая. Никогда раньше не видел, чтобы их золотом крыли.

Кафас.

Мелис почувствовала, как причал уплывает у нее из-под ног.

«Не смей падать в обморок. Держись! Он был бы счастлив, если бы ты испугалась. Счастлив узнать, что имеет над тобой власть. Помни, они любят власть».

— Мелис? — окликнул ее Джед.

— Это… это Арчер. Кроме него, некому.

— Что мне с ней делать?

— Мне все равно. Я не хочу это видеть. Делай с ней что хочешь. — Она решительно отвернулась. — Я собираюсь поплавать. Покорми их, Джед. Справишься?

— Без проблем. Об этом не беспокойся.

А она и не беспокоилась. Сейчас она… не могла думать ни о чем другом, кроме этой проклятой золотой клетки.

Кафас.

Николас тихо присвистнул, провожая взглядом скрывшуюся в доме Мелис.

— Большие неприятности?

Джед кивнул.

— И эта клетка — лишь вершина чудовищного айсберга. — Он повернулся к Колу: — Возьми эту чертову штуку и разломай на кусочки. Позаботься, чтобы Мелис ее больше не видела.

Кол обеспокоенно нахмурился.

— Я не хотел… Я не думал, что это ее так встревожит. — Он взял клетку и направился вверх по причалу. — Такая… хорошенькая штучка.

— Я пытался ему растолковать, — сказал Николас. — Хорошенькая штучка не обязательно означает безобидная. А в чем проблема?

— Торговец оружием по имени Хью Арчер, вероятно, убивший Лонтану, Кэролин Мьюлан и ее секретаршу. Он был здесь прошлой ночью. Подплыл к сетке с той стороны и предпринял попытку мелкого террора.

Взгляд Николаса переместился к сетке.

— Видимо, он держит остров под наблюдением. Хочешь, я возьму катер и разведаю обстановку?

— Именно об этом я собирался тебя просить.

— Я так и думал. Можно сначала позавтракать?

— Ты же слышал. Мелис оставила мне приказ вас покормить.

— Приказ? Тебе? В самом деле? — усмехнулся Николас. — Пожалуй, мне понравится на этом острове.

ГЛАВА 7

Звонок Арчера раздался в девять вечера.

— Извини, что заставил тебя ждать, Мелис. Тебя это, должно быть, очень расстроило. Но я хотел быть уверен, что ты все поняла правильно — целиком и полностью. Ты, надеюсь, уже получила клетку? Она тебе понравилась? Мне потребовалось немало времени, чтобы покрасить ее аэрозолем. Я такой педант!

— Это была глупая садистская шутка. Но должна тебя огорчить: меня она нисколько не расстроила. Твоя игра в кошки-мышки меня не впечатляет.

— Ты лжешь! Ты терпеть не можешь ждать. Ожидание навевает на тебя слишком много воспоминаний. Ты сама когда-то так сказала. Кажется, это было на пленке номер три. Я ничего не путаю?

— Я уже это пережила. Я пережила и преодолела множество травм, от которых у тебя слюнки текут.

— По правде говоря, тут ты права. Я прослушал эти пленки и нашел их захватывающими. Обожаю маленьких девочек. Но теперь я убежден, что ты сама окажешься не менее волнующей. Я буду очень разочарован, если ты слишком скоро отдашь мне эти разработки.

— Ничего я тебе не дам.

— А вот твоя подруга Кэролин говорила совсем другое. Хочешь закончить свои дни, как она?

— А пошел ты!

— Нет, не так, как она. Я должен для каждого придумать соответствующее наказание. Как я уже говорил, я педант. Полагаю, ты скучаешь по Стамбулу? Думаю, мне следует постараться, чтобы найти для тебя достойное место. Я никогда не посещал кафас в Стамбуле, но в мире полно других мест, где есть кафас. Албания, Кувейт, Буэнос-Айрес. Я был завсегдатаем всех этих мест.

— Не сомневаюсь. — Ей пришлось напрячься, чтобы голос не дрожал. — Ничего другого я от тебя не ждала.

— Но я уверен, что мне больше всего понравится именно твой укромный уголок.

Клетка. Ажурная золоченая резьба. Барабанный бой.

— Ты что, слова сказать не можешь? Да, я понимаю, как тебе должно быть тяжело. А ты знала, что доктора Мьюлан очень беспокоил твой прогноз?

Она считала тебя слишком зажатой. Она боялась, что ты можешь стать неуравновешенной, если что-то тебя спровоцирует. У тебя была такая приятная жизнь! Мне бы очень не хотелось, чтобы что-то подобное случилось. Психиатрическая лечебница — это та же клетка.

— Ты меня провоцируешь? Думаешь, сможешь толкнуть меня за грань?

— Ну да! Во время занятий с психоаналитиком ты балансировала на грани, ты побывала в самом аду. Я убежден, что, если расшевелить эти воспоминания, они могут загнать тебя обратно в ад. Периодические звонки, возвращающие прошлое в настоящее. Зачем тебе нужны такие муки? — Он хихикнул. — Конечно, я предпочел бы перевести их в реальную плоскость, но и такая форма общения доставит мне огромное удовольствие.

— Слушай, ты! И не надейся, я не дам тебе свести меня с ума. Я не дам тебе меня погубить. — Мелис на секунду умолкла. — А кафас — это мое прошлое, а не будущее. Кэролин научила меня отличать разницу.

— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Арчер. — Боюсь, ты не так сильна, как тебе кажется. Были времена, когда ты боялась уснуть, потому что боялась своих снов. Кстати, ты хорошо спала прошлой ночью, Мелис?

— Как камень.

— Нехорошо обманывать, я же знаю, что это неправда. А дальше будет еще хуже. Потому что я всегда буду рядом, я буду напоминать тебе каждую деталь. По моим прикидкам, еще неделя, ну, может, чуть больше — и ты рухнешь. Ты будешь меня умолять забрать у тебя эти бронзовые таблички и бумаги с разработками и оставить тебя в покое. И тогда я приплыву и избавлю тебя от них. Надеюсь, для тебя будет не слишком поздно.

— Да пошел ты!

— Да, кстати, Келби знает о кафасе?

— А что ты знаешь о Келби?

— Знаю, что ты держишь Маринт как морковку у него перед носом и что в Нассау вы жили в смежных номерах. Полагаю, ты доставляешь ему истинное удовольствие. Думаю, я тоже получил бы удовольствие, поговорив с ним о кафасе.

— С чего бы это?

— Судя по его репутации, я бы сказал, что он человек с богатым опытом. Я уверен, что он оценил бы игру, которая так нравится мне. А ты как думаешь?

— Я думаю, что ты ненормальный сукин сын.

Она повесила трубку.

Сколько зла! Мелис казалось, что она дотронулась до чего-то скользкого и гадкого. Она чувствовала себя грязной… и напуганной. Господи, как же она испугалась! Мышцы живота у нее стянуло тугим узлом, грудь так сдавило, что она едва могла дышать.

В мире полно других мест, где есть кафас.

Но не для нее. Только не для нее.

Не надо думать о том, что он говорил. Он хотел ее напугать. Он ее терроризировал. Он хочет ее подавить, лишить воли, показать свою власть.

О боже! Неужели ей не дано забыть?! Он не даст ей забыть ни минуты из тех воспоминаний, которыми она поделилась с Кэролин.

«Разберись с этим» — так сказала бы ей Кэролин.

Ее телефон опять зазвонил. Она не станет отвечать. Только не сейчас. Потом, когда она наберется сил.

Телефон продолжал звонить. Мелис выбежала из спальни на террасу, вдохнула теплый влажный воздух. «Не обращай внимания на телефон. Он не может тебя достать, пока ты здесь, на острове. Здесь ты в безопасности».

Нет, она лгала себе. Она никогда не будет в безопасности. Не будет, пока в мире есть такие люди, как Арчер. Всегда будет риск, всегда будет опасность, а значит, и страх. Ей придется с этим разобраться, ей придется с этим справиться, как учила ее Кэролин. Ей придется найти в себе силы. Это всего лишь…

— Собираешься устроить еще один заплыв со своими дельфинами?

Она вздрогнула от неожиданности и, повернувшись, увидела Джеда, направлявшегося к ней через террасу.

— Нет.

— Какой сюрприз! Мне казалось, что это твой обычный путь к бегству. — Джед заглянул в комнату через ее плечо. — Твой телефон звонит. Ты не хочешь ответить?

— Нет. Это Арчер. Я с ним уже поговорила.

— Хочешь, я отвечу? — Он зло усмехнулся. — Я тебя уверяю, я был бы просто счастлив.

— Это не имеет никакого смысла. — Мелис закрыла стеклянные двери, чтобы заглушить звонок. — Он же хочет измучить меня.

— Что ж, он, безусловно, в этом преуспел. Он пропускает тебя через мясорубку.

— Ты поспешил с выводами. Я это переживу.

Мелис крепко-накрепко обхватила себя руками.

Ей так хотелось, чтобы телефон наконец перестал звонить. Надо бы войти в комнату и приглушить звук. Нет, тогда она не узнает, когда он потерял терпение и бросил трубку. Ей будет казаться, что телефон звонит и звонит…

— И чего он пытается добиться, терроризируя тебя?

— Он хочет свести меня с ума. Он уверен, что я отдам ему бронзовые таблички, если он доведет меня до кондиции, — ответила Мелис. — Он хочет пить из меня кровь, пока я не околею. Как Кэролин. Она истекла кровью. Но я не дам ему сделать это со мной. Я больше никогда не буду беспомощной. Именно этого он и добивается. Именно этого они все добиваются. Я не сойду с ума и не…

— Господи, Мелис, успокойся. — Его руки сомкнулись вокруг нее. — И не надо цепенеть, когда я тебя обнимаю. Я не причиню тебе боли. Я просто смотреть на тебя не могу, когда ты в таком состоянии. Все равно, что стоять и смотреть, как кого-то распинают.

— Я в порядке. Он ничего мне не сделал. Это всего лишь телефонный звонок, это все только слова…

— Черта с два! — Джед положил ладонь на ее затылок и начал нежно и осторожно укачивать ее, как ребенка. — Тихо, тихо, девочка, все будет хорошо! Ты в безопасности. Я не позволю ему тебя обидеть.

— Не надо меня успокаивать! Я должна сама с этим справиться. Кэролин говорила, что я должна справляться сама.

— Справиться с чем?

— С кафасом.

— Что такое кафас?

— Клетка. Золотая клетка. Он об этом знает. Вот почему он послал мне золоченую птичью клетку. Он знает обо мне все. Я чувствую, как его грязные пальцы ощупывают мою душу. Хотя он-то предпочел бы ощупывать мое тело. Он один из них. Я их знаю. Я всегда могу точно сказать, когда они…

— Мелис, ты не в себе. Ты пожалеешь…

— Нет! Я в порядке. Я владею собой.

— Господи, я вовсе не хотел сказать, что ты сходишь с ума. — Джед отстранил ее от себя и заглянул в лицо. — Конечно, ты сейчас расстроена. Я только хотел сказать, что не хочу слушать твои рассказы, о которых ты потом можешь сама пожалеть. Я не хочу, чтобы ты относилась ко мне так же, как к этому ублюдку Арчеру. Я не перенесу твоей ненависти.

— Ты не похож на него. Будь ты таким же, как он, я бы знала. Я бы не позволила тебе к себе прикоснуться, будь ты таким, как он. И не собираюсь я тебе что-то рассказывать! Тебя это не касается. — Мелис отступила на шаг. — Извини. Я знаю, ты хотел как лучше. Я была… Просто это случилось так неожиданно… Это выбило меня из колеи.

— Ты все еще не в лучшей форме. — Джед говорил неторопливо, стараясь успокоить Мелис. — Арчер знает что-то такое о твоем прошлом, что может тебе навредить. Во всяком случае, он сам в этом уверен. Ты допускаешь вероятность шантажа?

Какая-то интонация в его голосе насторожила ее.

— И что бы ты сделал, если бы я сказала «да»?

— Я мог бы расторгнуть нашу сделку, и доставить тебе голову Арчера безвозмездно. — Его улыбка была холодна. — Я очень не люблю шантажистов.

Мелис покачала головой:

— Он не может меня шантажировать. Я давным-давно уже перестала беспокоиться о том, что подумает обо мне мир.

— Жаль! Мне так хотелось оторвать кому-нибудь голову. — Джед встретился с ней взглядом. — И не говори мне, что это типичная мужская реакция. Я не в настроении.

— Я и не думала ничего такого говорить. Буду только рада, если ты оторвешь Арчеру голову. Смотри только, как бы я тебя не опередила. — Мелис облизала пересохшие губы. — Он знает о тебе. Уверен, что мы любовники. Не исключено, что он попытается действовать через тебя, чтобы достать меня. Похоже, он думает, что история с кафасом может тебя огорчить, смутить или потрясти. Я не настолько хорошо тебя знаю, впрочем, как и этот Арчер, чтобы предугадать твою реакцию.

— Поскольку мы не любовники, ему не повезло, не так ли?

— Да, не повезло. Честно говоря, мне безразлично, что он думает и что думаешь ты.

— Ну, тогда мне хотелось бы, чтобы ты перестала дрожать.

— Перестану. — Мелис попыталась высвободиться из его объятий. — Мне жаль, что я тебя расстроила. Я больше не побеспокою…

— Господи! О чем ты?! Я не это имел в виду!

— Это моя проблема. И она никого, ни одну живую душу не касается! — Мелис тяжело вздохнула. — Хотя из той грязи, которой он меня забрасывает, можно извлечь и пользу. Если я сумею его убедить, что ему удалось меня сломать, мы сможем заманить его в западню.

— И ты хочешь, чтобы я помог тебе ее захлопнуть?

— Да, теперь это будет значительно проще. Я уверена, он будет звонить мне снова и снова. — Мелис невесело усмехнулась. — Он хочет быть моим новым лучшим другом. Он уже облизывается от нетерпения.

— Ты же не собираешься снова выслушивать всю эту грязь? Он хочет заставить тебя страдать, но ты ведь ему не позволишь?

— Как раз позволю. В том-то вся и соль! Пусть думает, что у него есть шанс свести меня с ума. Это дает мне преимущество. Пока он так думает, я владею ситуацией. Но я не должна сдаваться слишком быстро, иначе он заподозрит подвох. Я должна выждать, пока он не поверит, что победил.

— Если ты сможешь это выдержать. — Джед многозначительно взглянул на плотно закрытые балконные двери, ведущие в спальню. — Пока что ты не слишком успешно справляешься.

— Мне придется к этому привыкнуть. Но так сразу — это непросто.

— Неужели? Вот удивительно! Наверное, это истязание, близкое к колесованию с последующим четвертованием, — безжалостно проговорил Джед. — Но я уверен, что ты выдержишь. Ты с этим справишься! Я верю в тебя!

— Да, справлюсь. — Мелис вздохнула. — Но не надо меня добивать. Вряд ли мне станет легче, если ты будешь злиться и отпускать саркастические шуточки.

— На данный момент это мое единственное оружие, — не проявил снисходительности Джед. — А чего ты ожидала? Я ничем не могу тебе помочь, я чувствую себя совершенно беспомощным, а когда я чувствую себя беспомощным, я начинаю злиться. — Он отступил на шаг и добавил: — Сделай одолжение, будь так добра! Не отвечай на его звонки сегодня. Для меня это будет невыносимо.

Мелис помедлила с ответом.

— Ладно, не отвечу. Но не потому, что ты просишь меня об этом. Кто знает, может, это еще больше его раззадорит? Может, он еще охотнее поговорит со мной завтра. А ты как думаешь?

Джед выругался и скрылся в доме.

Он ушел, а Мелис по-прежнему ощущала чреватое взрывом напряжение в воздухе, словно терпкий запах озона после удара молнии. Его реакция оказалась для нее не менее болезненной, чем звонок Арчера. И Мелис удивилась этому.

Неужели телефон все еще звонит?

Втянув в легкие побольше воздуха, Мелис распахнула двери. Телефон молчал. Но он еще зазвонит. Арчер уверен — она жертва в его руках. Он хотел сбить ее с ног, использовать, уничтожить все, что она построила на руинах своей прежней жизни. Все, что дали ему эти записи и пленки, он использует как оружие против нее.

Она не станет его разочаровывать, она не поколеблет его уверенности в успехе его затеи.

А потом, когда наступит подходящий момент, она уничтожит его.

Николас тихо присвистнул, когда Джед вошел в гостиную.

— Вид у тебя неважнецкий. Это имеет какое-то отношение к Мелис и к птичьей клетке?

— Самое непосредственное. — Про себя Джед с отвращением подумал, что справился с ситуацией, мягко говоря, не лучшим образом. Наорал на женщину, выплеснул на нее всю свою досаду и ушел. Действовал, что называется, в белых перчатках. — И к этому сукину сыну Арчеру. Он пытается довести ее до нервного срыва. И настроен серьезно.

— Думаешь, у него получится?

— Вряд ли, она крепкий орешек. Но он может превратить ее жизнь в ад, и она собирается ему это позволить. Она думает, что таким образом сумеет заманить его в ловушку.

— Неплохая идея.

— А по-моему, паршивая. Вся эта затея мне кажется паршивой.

— И что ты собираешься делать?

— Собираюсь найти Маринт. Сделать себя легендой. И уплыть за горизонт на закате. — Джед вытащил сотовый телефон. — Но сначала мне нужен корабль. Я позвоню на «Трину» и отдам команде приказ взять курс на Лас-Пальмас.

— Это там находится Маринт?

— Откуда, черт возьми, мне знать? Она говорит, где-то в этом районе. Конечно, она могла и соврать. Она мне не доверяет ни на йоту. И кто бы стал ее в этом винить? Думаю, она мало кому из мужчин может доверять.

— Я тебе все еще нужен?

— Более чем. Сперва позвоню на «Трину», потом Уилсону. Посмотрим, что нам известно об Арчере. — Джед набрал номер «Трины». — Перед тем как отплыть за горизонт, я сброшу весь балласт. И Арчер первым окажется за бортом.

Солнце ярко светило, вода ласкала тело подобно шелку, пока Мелис плавно двигалась вперед. Пит и Сьюзи, разумеется, ее обогнали, но они все время возвращались, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Ей всегда хотелось знать: может, они думают, что она инвалид? Им должно казаться странным, что она движется так медленно, когда их гладкие, обтекаемые тела природой созданы, чтобы рассекать воду.

Пора возвращаться. Она видела Джеда, наблюдавшего за ней с террасы. На нем были брюки цвета хаки, прогулочные туфли и свободная белая рубашка. Высокий, худощавый, он излучал бодрость и жизненную силу. Увидев его после тяжелого вчерашнего разговора, Мелис почувствовала смутную тревогу. Она не ожидала этого ощущения… близости с ним. Как будто несколько откровенных слов, сказанных вчера вечером, соткали какую-то связь между ними.

Безумие! Скорее всего, это ее фантазии. Джед казался невозмутимым, даже слегка отстраненным.

— О, ты надела купальник! — Он нагнулся, взял Мелис за руку и подтянул ее на край террасы. — Какое разочарование! Кол сказал, что обычно ты купаешься нагишом.

— Только не тогда, когда у меня в доме гости. — Она взяла протянутое им полотенце и начала вытираться. — А сегодня у меня их с избытком.

— Не очень ты любезна. Мне казалось, что меня пригласили. Хотя у тебя, конечно, были свои скрытые мотивы. — Джед опустился в шезлонг. — Ты говорила с Арчером?

— Нет. Я же тебе обещала, что не буду. Я выключила телефон. Включу его, когда пойду переодеваться.

— Я вчера говорил с Уилсоном и получил разработку на Арчера. Хочешь узнать, с каким монстром ты имеешь дело?

— Монстры — они и есть монстры. Но, я полагаю, о нем мне следует узнать все, что только можно.

— Нет, Арчер — это особая категория. Ты вряд ли себе представляешь. Он вырос в трущобах Альбукерке, Нью-Мексико. Толкал наркотики уже в девятилетнем возрасте, был задержан по подозрению в убийстве одноклассника, когда ему было тринадцать. Это было убийство, совершенное с особой жестокостью: он долго измывался над парнем, прежде чем положить конец его страданиям.

Штат не смог завести на него дело, и Арчер ушел на все четыре стороны. Он исчез, предположительно, сбежал в Мексику. После этого его уголовное досье читается как энциклопедия. Он переключился с наркотиков на оружие, оно стало делом его жизни.

К двадцати двум годам он сколотил свою собственную группировку и вышел на международную арену. За последние двадцать лет он весьма преуспел. У него есть инвестиции в Швейцарии и судно под названием «Славная девчонка», которое он использует для своего бизнеса. Порт приписки — Марсель, но он использует эту посудину для транспортировки оружия на Ближний Восток. Ублюдок любит деньги и власть, он так и не утратил вкус к садистским выходкам. Ходят прямо-таки леденящие душу истории о том, как он расправлялся с лидерами конкурирующих группировок и с другими своими жертвами. В каком-то смысле это стало для него отличной рекламой. Никто не жаждет попасть в его черный список.

— Едва ли это может меня удивить, — сказала Мелис. — Я представляю, что он такое, — я видела, что он сделал с Кэролин. Мы получим его фотографию?

— Как только Уилсон сумеет ее раздобыть. — Джед задумчиво помолчал. — А знаешь, в этом нет необходимости. Не отвечай на звонки. Ты не обязана принимать такое наказание. Арчер последует за нами, когда мы отправимся в Лас-Пальмас.

Мелис резко вскинула голову.

— А мы отправляемся в Лас-Пальмас?

— Как только я узнаю, что «Трина» в порту и должным образом экипирована.

— Значит, ты твердо решил мне помочь? А как насчет доказательств и обязательств?

— Каждому в жизни выпадает случай бросить жребий. — Джед прищурился. — Но я собираюсь свести риск к минимуму. Сначала мы найдем Маринт, потом Арчера. Есть шанс, что нам удастся подстрелить двух зайцев сразу, если он последует за нами в Лас-Пальмас.

— Мы по-прежнему в тупике. Мне придется довериться тебе.

Он кивком подтвердил ее правоту.

— Но, знаешь, теперь я и сам мечтаю добраться до этого сукина сына. Тебе не придется слишком сильно рисковать. И вот еще что, — сухо добавил Джед. — Таблички и переводы принадлежат мне. Это мое условие.

— Нет, они мне могут понадобиться как приманка для Арчера.

— Я их тебе одолжу, но с этого момента они принадлежат мне.

Мелис обдумала его слова.

— Ты ставишь трудные условия, Джед.

— Я прошел выучку у профессионалов. Все это дорогостоящее мероприятие обернется заурядной авантюрой, если ты не дашь то, что мне нужно.

— Я сдержу слово. Я все тебе дам.

— Одно мне нужно знать прямо сейчас. Какое оборудование мне понадобится? Какова предполагаемая глубина?

— Там, где мы нашли таблички, глубина всего шестьдесят метров. Если только там нет какой-нибудь впадины, для первоначальных исследований сгодятся и водолазы.

— Без спускаемых аппаратов? Это значительно сократит расходы.

— Экономь на чем сможешь и пока сможешь. — Мелис сделала паузу. — Потому что поиски местонахождения обойдутся тебе гораздо дороже, чем ты думаешь. Тебе придется найти самолет, который можно будет оборудовать резервуарами для транспортировки Пита и Сьюзи. А когда они прибудут в Лас-Пальмас, тебе потребуется еще более емкий резервуар. Бассейн.

— Что? Ни за что! Я знаю, как ты привязана к Питу и Сьюзи, но я не буду оплачивать перевозку твоих водоплавающих друзей через полмира. Если бы ты знала, сколько денег потребуется…

— Они должны быть с нами. Это мое условие!

— Я оставлю на острове достаточно людей, чтобы присмотреть за твоими питомцами и оградить их от любой угрозы. Ничего с ними не случится.

— Ты не понимаешь. Без них мы не сможем найти Маринт. Только они знают туда дорогу.

— Не понял?!

— Ты меня слышал. Мы нашли Пита и Сьюзи в береговых водах вблизи Кадоры, одного из Канарских островов, когда Фил искал Маринт. Они все время путались у нас под ногами, плыли в кильватере «Последнего приюта», ныряли вместе с нами, когда мы погружались под воду в поисках. Они были молоды, не старше двух лет. Это необычно для молодых дельфинов — отделяться от матери или своей избранной подгруппы, но Пит и Сьюзи с самого начала были необычными дельфинами. Казалось, они жаждали человеческого внимания. Я дала им это внимание. Они всегда появлялись у «Последнего приюта» с рассветом и исчезали на закате. Я никогда не видела их в темноте. Может быть, именно тогда они уплывали к своей матери или к своей стае. Меня это не занимало, мне было довольно дневных часов. Честно говоря, я не горела желанием отыскивать затерянные города, а тут мне выпал шанс понаблюдать за дикими дельфинами с близкого расстояния. Под водой я больше времени проводила с ними, чем в поисках мечты Фила.

— Что вряд ли привело его в восторг.

— Верно, не привело. Но зато он пришел в полный восторг, когда я последовала за дельфинами в одну из подводных пещер и нашла таблички.

— Ты хочешь сказать, что дельфины привели тебя к табличкам?

— Я не знаю наверняка. Думаю, да, хотя доказать не смогу. Может быть, они просто хотели поиграть в знакомых для себя местах.

— А весь навар достался Лонтане! Неплохо!

Мелис поджала губы.

— Он был вне себя об возбуждения. Он был уверен, что дельфины приведут его к самому городу. Вместе с людьми, которых он нанял в Лас-Пальмасе, он неделями нырял каждый день и следовал за дельфинами. Он пытался их гонять, даже запугивать, чтобы они уплыли от шхуны и показали путь. Мне хотелось его придушить. Я просила его прекратить, но он ничего не желал слушал. Он мог думать только о Маринте.

— Но он ведь не получил, что хотел?

— Нет. Однажды на рассвете Пит и Сьюзи не приплыли. Три дня спустя мы узнали, что пара молодых дельфинов запуталась в рыбацких сетях у берегов Лансароты. Это были Пит и Сьюзи. Они были больны и сильно обезвожены. Я страшно рассердилась на Фила. Я ему заявила, что, если мы не возьмем дельфинов к себе на остров, чтобы дать им поправиться, я раструблю о найденных табличках на весь мир.

— Смею предположить, угроза возымела действие.

— Ему это не понравилось. Денег у него было немного, а транспортировка дельфинов дело дорогое. Но мы перевезли Пита и Сьюзи домой самолетом, и с тех пор они здесь.

— Но, я бьюсь об заклад, Лонтана не хотел, чтобы они оставались здесь. А что сделал он сам? Вернулся на Канары и попытался отыскать Маринт без них?

— Да, но морское дно в том месте — это лабиринт рифов, уступов, пещер. И если случайно не наткнуться на Маринт, его можно проискать хоть сто лет, но так и не найти.

— И он больше не давил на тебя, чтобы опять задействовать дельфинов?

— Разумеется, давил. Особенно после того, как получил перевод текста табличек. Среди прочего выяснилось, что жители Маринта постоянно использовали дельфинов в своей повседневной жизни.

— Каким образом?

— Остров жил рыбной ловлей, и дельфины помогали загонять рыбу в сети, предупреждали о появлении акул и даже учили детей плавать. Дельфины столетиями были неотъемлемой частью жизни тех людей.

— И что же? Какое отношение это имеет к обнаружению Маринта?

— Дельфины по-прежнему являются для нас загадкой. Не исключена вероятность существования генетической памяти, передающейся от поколения к поколению. Возможно, дельфины, появившиеся на свет уже после разрушения Маринта, сохранили на генетическом уровне воспоминания о нем. Но не исключено, что они просто привязались к ареалу, оказавшемуся для них благоприятным. Как бы то ни было, Фил был уверен, что мы должны дать Питу и Сьюзи новый шанс отыскать Маринт.

— А ты отказалась даже рассматривать такую возможность?

— Ты прав. Транспортировка серьезно травмирует дельфинов. По его вине они чуть не погибли в этих сетях. Я считала, что Фил может и сам отыскать Маринт. Они ведь уже дали ему таблички.

— Ты действительно думаешь, что Пит и Сьюзи могут помочь в поисках?

— Если их мать или кто-то из знакомых им дельфинов все еще находится в районе руин. Каждый дельфин издает свой особенный сигнальный свист, и они с легкостью пойдут на этот зов.

— Но Лонтана не смог их заставить найти Маринт.

— Он обращался с ними жестоко, и вообще они не настолько знали Фила, чтобы ему доверять. Да, я думаю, есть шанс, и неплохой, что Пит и Сьюзи приведут нас к Маринту. Они нашли таблички. А жители Маринта, написавшие эти таблички, называли дельфинов своими младшими братьями. Что ж, судя по всему, их младшие братья оказались единственным животным видом, пережившим катаклизм, и потомки тех дельфинов все еще плавают над затонувшим городом. Думаешь, мне хочется брать туда Пита и Сьюзи? — с неожиданной яростью спросила Мелис. — Здесь они в безопасности, здесь они счастливы. Если бы я видела какой-то иной выход, я бы им воспользовалась. А так, сколько зубами ни скрипи, эту пулю тебе придется проглотить. Пит и Сьюзи поедут первым классом, Джед.

— Ладно! Ладно! Я что, спорю? — Он взглянул на Пита и Сьюзи, беспечно игравших в воде. — Но в этом случае им лучше обзавестись хорошим чутьем на затонувшие города.

ГЛАВА 8

Когда Мелис вошла в свою спальню в этот вечер, у нее на автоответчике было семь посланий. Она стерла их, не прослушивая, и вновь включила звонок телефона. «Ну, давай, Арчер, вперед. Я готова».

Она лгала сама себе. Она не была готова. Мелис чувствовала, как бешено начинает биться сердце при одной лишь мысли о том, что опять придется отвечать на звонок этого мерзавца. Надо избавиться от нервозности, уговорить себя не дергаться. Телефон зазвонил ровно в полночь.

— Мне не нравится, когда меня игнорируют, — сказал Арчер. — Я думал, тебе дороги эти дельфины.

Сердце у нее замерло.

— О чем, черт побери, ты говоришь?

— Я так понимаю, ты не прослушала сообщения.

— С какой стати мне слушать всякую грязь?

— Потому что я этого хочу. А не будешь слушать, с твоими дельфинами произойдет несчастный случай. Мне даже не придется штурмовать твой маленький земной рай. Может быть, отравленная рыба? Я найду способ, не сомневайся.

— Они всего лишь объект исследования. Невелика потеря.

— Не надо мне врать, детка. А вот Лонтана был иного мнения.

Мелис перевела дух.

— И что он тебе рассказывал?

— О Маринте, о дельфинах. Когда я пришел к нему с предложением приобрести чертежи сверхзвуковой пушки, он попытался отвлечь мое внимание. Рассказал мне все о тебе, о Маринте и о бронзовых табличках. Я пытался ему втолковать, что меня не интересует Маринт, но он не желал обсуждать сверхзвуковую пушку.

— Он уже раньше успел крепко обжечься, имея дело с такими типами, как ты.

— Я знаю. Но если он не хотел играть с большими мальчиками, ему следовало сидеть дома на этом острове. Потенциал слишком огромен, его просто невозможно игнорировать. У меня прямо сейчас есть три покупателя, и все они рвутся назвать свою цену. И уже есть признаки того, что на шум сплываются другие акулы. Мне нужны результаты исследований Лонтаны.

— У меня их нет.

— Не на острове. Лонтана мне говорил, что бумаги не на острове. Думаю, он пытался тебя защитить. Но он проболтался, что тебе известно, где они. Вот и скажи мне, где они.

— Ты лжешь. Он никогда не сделал бы меня мишенью.

— В то время он еще не потерял надежды, что я вложу деньги в поиски затонувшего города. Он был довольно наивен, не правда ли? И очень, очень упрям. Как и Кэролин Мьюлан. Как и ты.

— Вот тут ты прав, я тоже упряма. Думаешь, я отдам тебе хоть что-нибудь, если могу отказать?

— Но ты не можешь мне отказать! Ты, конечно, еще будешь сопротивляться какое-то время, но я внимательно прослушал твои пленки. Я знаю, настолько у тебя хрупкая психика.

— Ты ошибаешься.

— Я так не думаю. В любом случае попробовать стоит. Итак, вот как это будет выглядеть. Я буду звонить тебе дважды в день, и ты будешь отвечать и слушать. Мы поговорим о кафасе, о гареме, обо всех незабываемых событиях твоего детства. Если не будешь отвечать, я убью дельфинов.

— Я могу поместить их в загон рядом с домом.

— Дельфины плохо переносят загоны в течение длительного времени. Они заболевают и умирают.

— Откуда ты знаешь?

— Я провел исследование. Хороший бизнесмен всегда исследует предмет.

— Бизнесмен? Скорее убийца.

— Только в самом крайнем случае. Обычно я получаю, что хочу, без кровопролития. С годами я даже избаловался. От души надеюсь, что ты сдашься до того, как я сломаю тебя окончательно, — добавил он тихо. — У меня такое чувство, будто я знаю тебя очень хорошо. Ночами я лежу в темноте и воображаю, будто я с тобой. Только ты гораздо, гораздо моложе. А знаешь, чем мы занимаемся?

Мелис закрыла глаза. «Задуши в себе гнев. Обуздай панику. Дыши глубже. Дыши медленно».

— Ты не ответила.

— Ты сказал, что я должна слушать, а не говорить.

— Верно, именно так я и сказал. А ты очень послушна. Это заслуживает награды. Спокойной ночи, Мелис.

Он повесил трубку.

Все кончилось. На этот раз.

Но завтра опять начнется. Только будет еще хуже, еще безобразнее, еще непристойнее. Он сольет прошлое и настоящее в одно кошмарное месиво.

Мелис встала и пошла в ванную. Она примет душ и попытается вновь почувствовать себя чистой. Она примет это наказание, она все вытерпит. Всего дважды в день. Надо просто блокировать его слова, не давать им проникать в сознание. Думать о том, что он сделал с Филом, с Марией и с Кэролин.

И о том, что она сделает с ним.


Тобаго

— «Трина» отплыла из Афин, — объявил Пенниг, выходя на террасу. — Дженкинс сказал, что она покинула порт прошлой ночью.

— Направление? — спросил Арчер.

— Он не уверен. Сказал, поспрашивает.

— Лучше бы он приложил больше стараний. Это, скорее всего, означает, что они скоро покинут остров. Позаботься, чтоб мы знали, что они делают. Чтоб я был в курсе каждого их шага.

Пенниг замешкался.

— Пожалуй, нам следует когти рвать отсюда. Мы слишком близко от острова. Кобб сказал, что Лайонс несколько раз покидал остров. Сегодня вечером он видел, как Лайонс гонит катер на Тобаго.

— Я об этом подумаю. Но он же не знает, где мы находимся. — Арчер задумчиво взглянул на морской берег. — Похоже, Келби зашевелился. Я так и думал, что он не будет долго ждать, начнет зондировать почву. А наша нежная Мелис явно дает ему все, что он хочет.

— Почему? Она же не стала помогать Лонтане.

— Ну, тогда меня там не было. Она чувствует, что ей угрожает опасность.

«И чем дальше, тем ей будет только хуже», — подумал Арчер злорадно. Мелис Немид оказалась весьма интригующим объектом. Когда он впервые прослушал эти пленки и прочитал записи, его интересовало только одно: как найти оружие против нее. Но теперь он мог живо представить себе каждую сцену, вообразить все, что ей пришлось пережить в те далекие годы. Все это казалось ему безумно волнующим.

— Она заплатит Келби все, что он потребует, чтобы спасти себя.

— Таблички и пушку?

— Возможно. Думаю, он больше заинтересован в Маринте, но, насколько я о нем наслышан, он любит власть и одним Маринтом не удовольствуется. — Арчер улыбнулся. — Но пушку он не получит. Эти бумаги — мои.

И Мелис Немид он тоже не получит. Чем больше Арчер узнавал эту женщину, тем больше убеждался в том, что его отношения с ней должны продолжаться. Они доставляли ему немалое удовольствие. Существовало множество способов унизить ее, причинить ей боль…

Он должен испробовать каждый из них, прежде чем он с ней покончит.

Сотовый телефон Джеда зазвонил среди ночи.

— Я нашел наблюдательный пост, — объявил Николас, когда Джед ответил. — Черно-белая моторная лодка. Он прячется в бухточке на острове в двух милях отсюда. Достаточно близко, чтобы не выпускать из виду Мелис, но не настолько близко, чтобы быть замеченным. Моя лодка где-то в полумиле, замаскирована нависающими деревьями.

— Ты уверен, что это тот самый?

— Это оскорбление я проигнорирую. Я дышу ему в затылок. Он тебя засечет, когда будешь покидать остров. Тебе придется взять курс на Тобаго и на полпути развернуться. Ты едешь?

Джед спустил ноги на пол.

— Еду. Сориентируй по местности.

Человек в черно-белой моторной лодке оказался высоким седеющим блондином. Он следил за островом Лонтаны в мощнейший бинокль.

Джед опустил свой собственный инфракрасный бинокль и повернулся к Николасу.

— Мы можем рассчитывать, что его кто-то сменит?

— Возможно. Я торчу тут с полуночи и никого больше не видел, кроме него. А сидеть в лодке одному ночью посреди океана — это не самое большое удовольствие.

— Может, он заступил в ночную смену. — Джед бросил взгляд на часы. — До рассвета еще несколько часов. Возвращайся на остров, а я тут подежурю.

— Ты пойдешь за ним, когда он сменится с вахты?

— Ты же знаешь, что пойду. Если Арчер вчера был где-то в этом районе, значит, не исключено, что он все еще где-то здесь. Он явно человек практического склада.

— Как и ты, — заметил Николас. — Не хочешь поручить этого типа мне?

— Нет, — покачал головой Джед. — Мне действительно нужен этот ублюдок. Возвращайся на остров и глаз не спускай с Мелис. Но я не хочу, чтобы она узнала об этом раньше времени. Вдруг все сорвется?

Николас невозмутимо пожал плечами.

— Как скажешь. — Он завел мотор. — Держи связь.

Джед устроился в лодке поудобнее и снова взял бинокль.

Едва занялась заря, когда Дэйв Кобб привязал свою лодку у причала на Тобаго и направился в портовую гостиницу.

В обветшалом вестибюле отеля «Океаник» пахло какой-то дезинфекцией и тропическими цветами, стоявшими в вазе на стойке. Запах казался ему таким же отвратительным, как и все, что было связано с этим городом. Кобб вошел в лифт и поднялся на третий этаж, где был его номер. Он хотел, чтобы Пенниг устроил его в центре города, но этот гад настоял, что он должен жить поближе к гавани.

Он позвонил Пеннигу, как только вошел в номер.

— Ничего важного сообщить не имею, — доложил Кобб, когда Пенниг ответил по телефону. — Как я уже говорил, Лайонс вчера вечером отправился на Тобаго. Келби покинул остров сегодня около трех утра.

— В том же направлении?

— Да, Тобаго.

— Это существенная деталь, Кобб. Я тебе еще вчера говорил, что передвижения Лайонса очень важны.

— Но ты не даешь мне за ним проследить. Данск даст тебе знать, когда они вернутся на остров. А я приму горячий душ — и в койку. Сколько еще мы должны там торчать и пялиться на этот проклятый остров?

— Пока Арчер не скомандует отбой. Тебе за это платят.

— Мало платят, — проворчал Кобб. — Двенадцать часов в этой сырой, заплесневелой лодке — это слишком долго. Я городской парень.

— Хочешь рассказать об этом Арчеру?

— Я говорю тебе. — Черт, пожалуй, ему лучше сдать назад. Арчер — сукин сын, настоящий садист, да и Пенниг ничем его не лучше. Рассказов о них ходит много, даже слишком много. Но часть из них наверняка правда. — Я свою работу делаю. Просто вытащи меня из этой лодки как можно скорее.

— Когда работу сделаешь.

Пенниг повесил трубку.

Чтоб его! Кобб грохнул трубку на рычаг и пошел в ванную. Не взялся бы он за эту работу, да деньги были нужны. Он даже почувствовал себя немного польщенным, когда такой крупный игрок, как Арчер, взял его в дело, но он любил именно дело делать, а не отсиживать себе задницу в вонючей лодке.

Он включил душ и встал под горячие струи. Вот так-то лучше. Перед рассветом похолодало, и он продрог до костей. У него даже возникло искушение не ждать Данска, вернуться на Тобаго и послать Пеннига куда подальше. Еще одна такая ночка, и он, пожалуй, так и сделает. Не такие уж это большие деньги, а он… Какого черта! Дверь ванной открылась.

— Тебе когда-нибудь говорили, насколько человек уязвим в душевой кабинке? — тихо спросил Джед Келби. — Можешь поскользнуться на куске мыла, или ошпариться, или…

Кобб выругался и бросился на него. Джед уклонился и вырубил противника коротким ударом по сонной артерии.

— …или кто-то вроде меня может нанести серьезный ущерб твоей нервной и костной системе. Давай это обсудим, если ты не против.


Мелис сидела за кухонным столом и пила кофе, когда в кухню вошел Николас Лайонс.

— О, это как раз то, что мне доктор прописал. Можно?

— Угощайся.

— Непременно. — Он налил себе чашку и сел за стол напротив нее. — Джед просил тебе передать, что он поехал на Тобаго. Хочет попытаться найти подходящие резервуары для твоих друзей Флипперов[9].

— Он даром времени не теряет.

— Никогда. У тебя волосы мокрые. Купалась с Питом и Сьюзи?

Мелис кивнула.

— Каждое утро. Дельфины — отличная компания.

— Многие люди не поняли бы такой концепции. Но, поскольку я шаман, у меня нет проблем с общением между животным и духовным началом. Может, в другой жизни ты была дельфином?

— Вряд ли. Я слишком быстро теряю терпение, когда они не понимают, чего я от них требую.

— Но они дают тебе то, что нужно, не правда ли? — Николас поднес чашку к губам. — Они тебя занимают, забавляют и не дают тосковать. Это очень важно, особенно для такой одиночки, как ты.

Мелис откинулась на спинку стула.

— Ты считаешь меня одиночкой?

— О да! Ты окружила себя стеной. Толщиной в милю. Пробиться за нее никто не может. За исключением разве что твоей подруги Кэролин.

— Тебя послушать — так я прямо ледышка.

— Вовсе нет. Ты добра к своим дельфинам. Ты хорошо относишься к Колу. Судя по тому, что он мне рассказал, с Лонтаной было нелегко ужиться, но ты была с ним очень терпелива. Когда Кэролин Мьюлан умерла, у тебя чуть сердце не разорвалось. Ты не ледышка, просто ты очень осторожна и недоверчива.

— Не могу тебе даже передать, как я рада, что ты пришел к такому выводу. Я и понятия не имела, что все это время ты изучал меня под микроскопом.

— Я вообще люблю изучать человеческую природу, а ты очень интересный объект для изучения.

Мелис заглянула ему в лицо и опять, уже в который раз, поразилась сложным граням его характера. Что скрывается за этой открытой, на вид вполне искренней улыбкой?

— Ты тоже интересный объект для изучения. Почему ты едешь с нами? Из-за Маринта?

Николас покачал головой.

— Я люблю деньги, и мне нравится Джед Келби. А тут у вас такой фейерверк, что решил и я тряхнуть стариной, вспомнить свои золотые денечки. Как и ты, я одиночка. Я мало кого впускаю к себе в душу.

— Фейерверк? Ты ведь служил в «тюленях» вместе с Джедом, верно?

— Да, — кивнул Николас, — и мы с ним уже после увольнения успели пошататься вместе по свету. Ну а потом разошлись, как в море корабли.

— Мне трудно представить Джеда «тюленем», с учетом того, откуда он родом. — Мелис вгляделась в остатки кофе в своей чашке. — Все, что я о нем читала, представляет его довольно-таки недисциплинированным бунтарем-одиночкой. Он был хорошим «тюленем»?

Николас немного помолчал.

— Это провокационный вопрос.

— Разве?

— Погоди, дай-ка я воспользуюсь своим шаманским даром, посмотрим, что за ним кроется. Арчер — очень опасный человек. Хочешь знать, сможет ли Джед доставить тебе его голову на блюде?

— Ты все верно угадал, — кивнула она.

— Люблю я женщин, которые прямо берут быка за рога. — Он внимательно посмотрел на нее. — Что ты думаешь о Джеде?

— Он крутой. Но вот достаточно ли он крут?

— А как ты думаешь, каково было Джеду проходить подготовку для получения лейтенантского звания? Предполагается, что там для всех условия равны, но он был богатеньким сынком, о нем трубила вся пресса. Другие курсанты делали все, что могли, чтобы отравить ему жизнь, и способов у них было предостаточно, можешь мне поверить. Все эти способы они испробовали на Джеде.

— И ты тоже принимал в этом участие?

— А как же! Я могу быть таким же садистом, как и любой другой. Может, даже хуже. Я всегда верил в испытания. Испытываешь других, испытываешь себя. Это единственный способ опередить других в игре. Ставишь себе планку и стараешься ее преодолеть. Не вышло? Отходишь в сторону и даешь кому-нибудь другому испытать свои силы. И не надо хныкать, если нахватаешь синяков. Выживает сильнейший.

— Очень жестокая философия.

— Ну, может, тут сказываются мои индейские корни. А может, психология парня, выросшего в трущобах.

— Ты гордишься своей индейской родословной, верно?

— Ну, если человек не гордится тем, кто он есть, значит, у него есть проблемы, — улыбнулся Николас. — Я над этим подшучиваю, но на самом деле так и вижу себя в те стародавние времена, когда краснокожие воевали с бледнолицыми. Я был бы отличным разведчиком и свирепым воином. Меня всегда привлекала охота. Может быть, поэтому я и пошел в «тюлени». Ну, как бы то ни было, Джед вынес все, что выпало на его долю за месяцы базовой подготовки, и не сдался. Он был упрям, как сам черт. — Николас опять улыбнулся. — Ну а потом он расквитался со всеми нами по полной программе.

— Значит, у него большая выносливость.

— Выносливость? — Улыбка сошла с лица Николаса. — Что ж, можно и так сказать. Хочешь послушать, какая у него была выносливость? Во время войны в Заливе наш взвод забросили на территорию Ирака с особым заданием. Воздушная разведка засекла небольшое подземное предприятие по производству биологического оружия в северной части страны. Нашу группу послали с секретным заданием его уничтожить. Начальство хотело провернуть дельце по-тихому, ведь известие о том, что войска оказались под угрозой бактериологической атаки, могло бы вызвать громкий публичный скандал. Но все пошло наперекосяк с самого начала. Нет, производство мы взорвали, но двое были убиты, а мы с Джедом не успели добраться до вертолетной площадки: нас захватили в плен местные.

Иракцы упорно продолжали лгать насчет биологического оружия, поэтому они засунули нас в крошечную тюрьму посреди пустыни и послали гонца к Саддаму с вестью о двух захваченных в плен «тюленях». Саддам ответил, что ему требуется признание вины и осуждение американского военного вторжения. Я точно не знаю, почему они решили обработать в первую очередь именно Джеда, а не меня. Может быть, прознали о его происхождении и решили продемонстрировать слабость и трусость магнатов капитализма.

— Они его пытали?

— По полной программе. Три дня измывались, не давали ни пищи, ни воды, держали его в раскаленном металлическом ящике. У его было сломано два ребра, на нем живого места не было от кровоподтеков, когда они бросили его обратно в камеру. Но он не сломался. Как я уже говорил, он был чертовски упрям. Я думал, он не перенесет побег, но он выжил и даже положил двух охранников. Мы прятались, пробирались по холмам и перебрались через границу. — Николас криво усмехнулся. — Да, я бы сказал, у него большой запас выносливости. И я не завидую Арчеру, если уж Джед пустился по его следу. Ну, ты узнала, что хотела?

Она узнала даже больше, чем хотела. Ей было неприятно представлять себе Джеда в роли жертвы, даже зная, что он не сдался и преодолел все. Мысль о Джеде в камере, избитом и страдающем, была непереносима.

— Да, именно это я и хотела узнать. — Мелис налила им обоим еще по чашке кофе. — Спасибо.

— Не за что. — Николас отодвинул свой стул от стола. — И какие у нас сегодня планы на утро?

— У нас?

— Джед сказал, что я должен глаз с тебя не спускать, пока он не вернется.

— Ты мне не нужен. Здесь на острове я в безопасности.

— А со мной все-таки надежнее. Что-то вроде двойной страховки. Будем резвиться в воде с дельфинами?

— Резвиться? — Мелис задумчиво склонила голову набок. — Это не входило в мои планы, но почему бы и нет? Иди надень плавки. Питу и Сьюзи понравится с тобой резвиться. Это я тебе гарантирую. — Она хитро улыбнулась. — Спроси Кола.

— Арчер был на Тобаго, — коротко сообщил Джед, когда Николас снял телефонную трубку четыре часа спустя. — В «Брэмли-Тауэрз». А сейчас его там нет.

— Снялся с насеста?

— Да, черт бы его побрал! Парня в засаде звали Кобб, и он сказал, что Пенниг встревожен твоими отлучками с острова на Тобаго. Очевидно, Арчер тоже занервничал и дал деру.

— А мы знаем, куда он подался?

— Кобб был нанят в Майами. Я позвонил детективу Галлею в Нассау, спросил, сможет ли он проследить Арчера в Майами. Кроме того, я велел ему приехать и забрать Кобба и его приятеля Данска.

— А Кобб не знал, где можно найти Арчера?

— Поверь мне, если бы Кобб знал, он сказал бы мне.

— В этом я не сомневаюсь, — сказал Николас. — Просто я удивляюсь, что ты решил передать Кобба в руки полиции.

— Мелкая рыбешка. Я уже выкачал из него все, что хотел. А теперь ты поезжай, забери Данска и сдай его Галлею в аэропорту.

— Ну, наконец-то мне тоже что-то перепало! Мне, конечно, не достанется повеселиться, как тебе?

— Данск вряд ли что знает. Не стоит тратить на него твое драгоценное время. Просто передай его Галлею. Можешь отправляться прямо сейчас. Я возвращаюсь на остров.

— Рад слышать. У твоей Мелис нездоровое чувство юмора. Она меня заманила в воду поиграть с дельфинами, а потом оскорбила мое достоинство.

— Она не моя Мелис, это, во-первых, а во-вторых, любое существо, будь то человек или животное, которое сумеет хоть чуток сбить с тебя спеси, получит мой голос на выборах. Позвони мне, если будут проблемы с Данском.

ГЛАВА 9

— Все прошло хорошо? — спросила Мелис у Джеда. — Ты какой-то нервный.

— И ничего не нервный.

— Как насчет резервуаров?

— Резервуаров? А, да, я об этом позаботился. —

Джед повернулся и взглянул на нее. — Хочешь кофе?

— Только не сейчас. Солнце скоро сядет. Ребята вот-вот приплывут пожелать спокойной ночи.

— Ну, тогда я сварю немного себе.

Мелис проводила его взглядом, когда он ушел в дом. Может, Джед и не нервничал, но он явно был напряжен. С тех пор как вернулся после обеда, он был заражен энергией и не находил себе места. Может, такое поведение было естественно для него, когда намечалось большое дело.

Но ее это не встревожило, вдруг поняла Мелис. Она уже начала привыкать к нему, появились даже первые робкие ростки доверия.

Ее телефон, лежавший на столе, зазвонил.

Мелис вздрогнула и медленно протянула к нему руку.

— Ты почему мне не позвонила и не сказала, что Лонтана был убит?

— Кемаль? — На нее нахлынула волна облегчения. — Как я рада слышать твой голос!

— Тебе стоит только снять трубку и набрать номер. Ты сама от меня отдалилась. Я всегда тебе рад.

— Знаю. — Мелис закрыла глаза и представила себе его лицо с плутовской искрой в темных глазах и с улыбкой, согревавшей ей сердце, навсегда, казалось бы, остывшего и опустошенного. — Как поживает Мариза?

— Замечательно. Она хочет ребенка, — добавил он через паузу.

— Ты был бы прекрасным отцом.

— Верно. Но для нее все усложнилось бы еще больше. Я этого не допущу. Мы подождем. Но я не за этим тебе звоню. Я только сегодня узнал про Лонтану. Как ты? Хочешь, я приеду?

— Нет.

— Я так и знал, что ты это скажешь. Мелис, я хочу тебе помочь.

— Мне не нужна помощь. Откуда ты узнал о Филе?

— А ты думала, я не буду приглядывать за вами обоими? Это не в моем характере.

Нет, в его характере было защищать тех, кого он любил, окружать их заботой и любовью. Слава богу, он еще ничего не знает о Кэролин!

— Поначалу было тяжело, но я приспособилась. Было бы глупо срывать тебя с места и звать на помощь, когда я в ней не нуждаюсь. Но спасибо, что позвонил.

— Мы с тобой не нуждаемся во взаимных комплиментах. Мы родственные души. — Он помедлил. — Приезжай в Сан-Франциско.

— Мне и здесь хорошо.

— Тебе деньги нужны?

— Нет.

Кемаль вздохнул.

— Не отгораживайся от меня, Мелис. Мне больно.

Никогда, ни за что она не причинила бы ему боли.

— Честное слово, мне ничего не нужно, Кемаль. Позаботься о Маризе. Ты же знаешь, я привыкла быть одна. Меня не смущает одиночество.

— Значит, дело в чем-то другом. Не лги мне! Я тебя слишком хорошо знаю. Ты так и не научилась раскрывать душу, впускать в нее людей.

— За исключением тебя.

— Я не в счет. Для тебя куда важнее твоя подруга Кэролин. Как она поживает?

— Я давно ее не видела, — поспешила с ответом Мелис.

— Ну, хоть с ней-то ты можешь поддерживать связь! — Его голос смягчился. — А еще лучше приезжай сюда и позволь мне над тобой поработать. Я всегда считал тебя одним из своих незавершенных шедевров.

— Это лишь делает меня неповторимой. Не беспокойся обо мне.

— Ты требуешь невозможного.

— Я приеду, если буду в тебе нуждаться. До свиданья, Кемаль. Передай привет Маризе.

Он немного помолчал:

— Я всегда думаю о тебе с любовью. Помни об этом, Мелис.

— Я тоже люблю тебя, Кемаль, — прошептала она и положила трубку.

У нее защипало глаза, когда она посмотрела на телефон. Его голос вызвал в душе много горьких воспоминаний, но ей ни за что не хотелось бы пропустить этот звонок.

— Мелис!

Она подняла голову и увидела Джеда, стоявшего в дверях с кофейником и двумя чашками на подносе. Она тряхнула головой, чтобы отогнать воспоминания.

— Быстро ты управился. Пожалуй, сейчас я не отказалась бы от кофе.

— Я управился быстрее, чем ты думаешь. Я стою в этих дверях последние пять минут. — Он подошел к ней и с громким стуком поставил поднос на стол. — Арчер?

Мелис покачала головой.

— Не ври! — прикрикнул на нее Джед. — Я же вижу, что ты лжешь!

— Я не лгу тебе. — Мелис задумалась. — Это был Кемаль, мой старый друг.

— И поэтому ты выглядишь так, будто собираешься… Кто он такой, этот Кемаль?

— Я же сказала: он мой друг. Нет, больше, чем друг. Он мой спаситель. Он забрал меня из кафаса. Знаешь, что это означало для меня?

— Нет, и не уверен, что хочу знать.

— А почему? — язвительно усмехнулась Мелис. — Разве тебе не любопытно?

— Конечно, любопытно. Я об этом думал. Но не настолько я любопытен, чтобы лезть в душу. В этом меня обвинить нельзя. Чувствую, что дело серьезное.

— Лезть в душу? Как мелодраматично! — Мелис с трудом перевела дух. — Все не так, как ты думаешь. Ты ничего у меня не отнимаешь. От меня не убудет, если ты узнаешь про кафас. Кэролин сказала мне как-то раз, что только виновные должны испытывать стыд. Я отказываюсь стыдиться. Все равно в какой-то момент Арчер наверняка вступит с тобой в контакт и вольет эту отраву тебе в ухо.

— «От меня не убудет» — это не довод. Мне этого мало. Ты сама-то хочешь мне все рассказать?

Мелис вдруг поняла, что ей просто необходимо рассказать о себе. Этот разговор с Кемалем всколыхнул слишком много воспоминаний. Она подавляла их в себе, задыхалась, и не было рядом Кэролин, которая могла бы ее освободить и утешить.

— Да… пожалуй.

Джед отвернулся от нее.

— Ладно, расскажи мне про кафас.

— Это означает «золотая клетка». Это было что-то вроде эксклюзивного клуба в Стамбуле. — Мелис вскочила и подошла к краю ланая. — К нему примыкало еще более экзотическое место: гарем. Бархатные диваны, панели ажурной золоченой резьбы. Роскошь во всем: ведь клиентами были люди исключительно влиятельные и богатые. Это был бордель для удовлетворения любых сексуальных вкусов. Я была его обитательницей в течение шестнадцати месяцев.

— Что?

— Мне они показались шестнадцатью годами. Дети живут настоящим, причем настолько интенсивно, что не могут себе представить перемен в жизни. Поэтому, если они живут в аду, им кажется, что это будет продолжаться вечно.

— Дети? — изумленно переспросил Джед.

— Мне было десять лет, когда меня продали в гарем. Мне было одиннадцать с половиной, когда я его покинула.

— Боже! Ты говоришь — продали? Но как?

— Обычное дело в белой работорговле. Мои родители погибли в автокатастрофе, когда я была годовалым ребенком. Родственников у меня не было, поэтому меня поместили в детский дом в Лондоне. Довольно приличное место, но, к несчастью, директору нужны были деньги на оплату карточных долгов. Поэтому он периодически объявлял кое-кого из детей «сбежавшими». «Сбежав», они неизменно оказывались в Стамбуле.

Мелис замолчала. Казалось, она вернулась в свое прошлое, забыв о присутствии Джеда. Но через несколько мгновений продолжала окрепнувшим голосом:

— Ему требовалось очень много денег, и за это он должен был поставлять им совершенно особый товар. Они сочли, что я идеально подхожу по всем параметрам. Блондинка, нежный румянец детства, и при этом я обладала еще одним крайне ценным для них качеством. Я казалась… уязвимой. Это считалось важным фактором. Педофилы обожают охотиться на хрупких детей. Это придает им еще больше могущества в собственных глазах. Хозяин борделя решил, что меня можно будет предлагать и обычным клиентам, когда я немного подрасту. Для него я оказалась ценным приобретением.

— Как звали хозяина?

— Это неважно.

— Это важно. Я избавлю мир от этого сукина сына. Как его зовут?

— Ирмак. Он уже мертв. Он был убит, когда Кемаль забрал меня и других детей из гарема.

— Хорошо. Это тот самый Кемаль, который тебе звонил?

— Кемаль Немид. — Теперь говорить стало легче. Кемаль был частью не только кошмара, но и хороших времен. — Это он привез меня из Турции в Чили. Он был мне как брат родной. Я прожила с ним почти пять лет.

— Я думал, ты жила с Луисом Дельгадо.

— Откуда ты знаешь, что я… — Ее губы дрогнули. — Ну, ясное дело, ты решил разузнать обо мне как можно больше «жареного». Я сказала тебе хоть что-нибудь, чего ты раньше не знал?

— Уилсон ничего не знал об этом самом кафасе, — мрачно ответил Джед. — Он знал только о твоей жизни в Чили с Луисом Дельгадо.

— Дельгадо — это и есть Кемаль. У него было пестрое прошлое, и он решил сменить нам имя. Он назвал меня Мелисандой…

— А потом сбагрил тебя с рук, и тебе пришлось жить с Лонтаной? Мировой парень!

Мелис яростно повернулась к нему.

— Да, он мировой парень! — прорычала она. — Ты ничего не знаешь! Он бы меня не бросил. Никогда! Это я от него сбежала. Он собирался в Штаты и хотел, чтобы я поехала с ним. Он собирался начать новую жизнь.

— Тогда почему ты сбежала?

— Я стала бы для него обузой. Пять лет я сидела у него на шее. Я его связывала. Он все для меня делал. Я была на грани нервного срыва, когда покинула кафас. Он добыл мне врача, он послал меня в школу, он всегда готов был прийти на помощь, когда я в нем нуждалась. А потом настала пора его отпустить.

— Господи, тебе же было всего шестнадцать! Будь я на его месте, я не отпустил бы тебя с Лонтаной.

— Ты не понимаешь. Мой возраст никакого значения не имеет. Я уже давно, очень давно перестала быть ребенком. Я была как та маленькая девочка в «Интервью с вампиром»: взрослый человек, помещенный в теле ребенка. Кемаль это понимал. — Мелис пожала плечами. — Фил закончил свои исследования по подводным течениям у побережья Чили и собирался в исследовательскую экспедицию на Азорские острова. Я поднялась на борт «Последнего приюта» и попросила его взять меня с собой. Я знала его все эти годы. Они с Кемалем стали друзьями, когда Фил отдал «Последний приют» внаем для инспекционных рейдов в рамках программы «Спасите дельфинов». Мы с Филом отлично ладили, и он нуждался во мне. Я вела его бухгалтерию, объяснялась с его кредиторами и вообще возвращала его с небес на землю, когда было нужно.

— И Кемаль не пытался тебя вернуть?

— Я позвонила и поговорила с ним. Он заставил меня пообещать, что обращусь к нему, если окажусь в беде.

— Но ведь ты не сдержала слова.

— А какой смысл отпускать кого-то на волю, если потом поминутно дергаешь его обратно, как чертика на веревочке? Он и так много сделал для меня: оплачивая мое образование и визиты к психоаналитику. Честно говоря, мне не хотелось продолжать эти визиты. Мне казалось, что они совершенно не помогают. Кошмары продолжали меня мучить.

— А потом ты нашла Кэролин Мьюлан?

— Да, потом я нашла Кэролин. Не наукообразную дребедень. Не жалость. Она дала мне выговориться. Потом она сказала: да, это было ужасно. «Да, — сказала она, — я понимаю, что ты просыпаешься с криком. Но все уже кончилось, и ты выжила. Ты все еще на ногах. Не позволяй этому терзать себя. Ты должна с этим справиться». Это была ее любимая фраза.

— Тебе повезло, что именно с ней тебя свела судьба.

— Да, но ей не повезло. Если бы она не встретилась со мной, она сейчас была бы жива. — Мелис сокрушенно покачала головой. — Она не хотела, чтобы я винила себя. Ее это всегда возмущало. Это была одна из моих проблем: нетрудно внушить ребенку, что он сам во всем виноват. Если я хороший, за что же меня наказывают? В глубине души я думала, что попала в кафас по своей вине.

— Ну, тогда ты действительно была сумасшедшей. С таким же успехом можно обвинить человека, привязанного к рельсам, в том, что его переехал поезд.

— Кэролин была того же мнения. Нам потребовалось много времени, чтобы вытащить меня из этой клетки. Она говорила, что винить себя неестественно. Ну вот, я с этим справляюсь. — Мелис взглянула ему прямо в глаза. — И я справлюсь с Арчером. Такие люди не имеют права жить. Он хуже тех мерзавцев, которые приходили заниматься сексом с маленькой девочкой в белом кисейном платьице. Он такой же Ирмак. Только зарабатывает на смерти, а не на сексе.

— И ты готова сразиться с ним в одиночку? Ты позволишь этому извращенцу нашептывать гадости тебе на ухо, ты будешь все это терпеть? Ну разве это не мило?

Джед был так спокоен внешне, что Мелис лишь теперь догадалась, какая ярость бушует у него внутри. Лишь теперь она заметила, каких сил стоит ему сдерживаться.

— Мне не придется сражаться в одиночку. Ты мне поможешь.

— Как это любезно с твоей стороны — позволить мне принять участие! — Джед сделал шаг к ней. — Ты хоть можешь представить себе, что я сейчас испытываю? Ты рассказываешь мне такую историю, что мне хочется разорвать на куски каждого из тех, кто насиловал ту маленькую девочку в гареме, а потом заявляешь, что я должен стоять в сторонке и наблюдать, как Арчер насилует тебя по телефону.

Он был в бешенстве. Даже на расстоянии Мелис чувствовала теперь этот клокочущий в нем гнев.

— Я тоже ненавижу это ощущение беспомощности. Но той маленькой девочки больше, не существует.

— А я думаю, существует. И что ты имела в виду, когда предложила мне с тобой переспать? Что, по-твоему, я должен испытывать, обнаружив, что занимался сексом с жертвой этого проклятого места?

— Я не жертва. И я уже занималась сексом после того, что случилось. Дважды. Кэролин считала, что мне это пойдет на пользу.

— И как? Тебе это пошло на пользу?

— Это не было неприятно. — Мелис отвернулась от него. — Зачем мы вообще об этом разговариваем? Ты же все равно отклонил мое предложение.

— Потому что в глубине души не сомневался, что это случится. Я ничем не отличаюсь от всех остальных мерзавцев, которым хотелось с тобой переспать. Черт, я все еще этого хочу! — Джед повернулся кругом и направился к раздвигающейся стеклянной двери. — В свете того, что ты мне рассказала, все это сильно поднимает меня в собственных глазах. Но ты не беспокойся: как говорила твоя подруга Кэролин, я с этим справлюсь.

— О чем ты говоришь? У тебя нет ничего общего с теми мужчинами, которые ходили в кафас.

— Ошибаешься. У нас есть кое-что общее, и это, безусловно, не привычка сдерживать свои инстинкты.

Мелис проводила его взглядом и вздрогнула, когда за ним закрылась дверь. Опять ему удалось ее удивить. Она сама не знала, чего ждала от него, но уж точно не той реакции, которую получила. Тут все смешалось: сочувствие, гнев, подавленное сексуальное влечение. И это вернуло ее из кошмара прошлого в не менее бурное настоящее.

Но, как ни странно, она испытала облегчение. Она никогда раньше никому не рассказывала о своем прошлом, кроме Кэролин, и теперь у нее возникло странное ощущение, почти катарсис, когда она рассказала Джеду о кафасе. Она снова ощутила пронзительную радость освобождения. Она словно стала сильнее. Возможно, сыграло роль осознание того, что Джед был обычным человеком, а не врачом-специалистом. Наверное, она не утратила окончательно чувства вины, над уничтожением которого так упорно трудилась Кэролин. Но Джед не считал ее виноватой. Он обвинял мужчин, сделавших ее своей жертвой. Он был рассержен, он хотел встать на ее защиту, и он хотел… просто хотел ее. И, как ни странно, ее это порадовало. Рассказ о кафасе не оттолкнул его, не уничтожил и даже не уменьшил его желания. Он принял этот период ее жизни как данность. Даже его гнев стал для нее своего рода утешением. Ведь она убедилась, что он верит в ее силы, в ее способность с этим справиться. Кто бы мог подумать, что звонок Кемаля принесет ей это ощущение покоя и силы?

Кемаль или Джед? Кемаль подарил ей утешение, а Джед — гнев, и она не знала, что для нее ценнее.

Мелис твердо знала одно: когда прозвонит телефон и она услышит в трубке голос Арчера, она будет готова с этим справиться.

— Несколько минут назад Галлей забрал Данска и Кобба, — доложил Николас, когда Джед ответил по телефону. — Что мне теперь делать? Оставаться здесь, в городе, или возвращаться на остров?

— Возвращайся сюда. Мне надо на время отлучиться.

— Голос у тебя какой-то злой. Дела идут неважно?

— С чего ты взял? Мы живем в таком прекрасном и ярком мире, в окружении таких добрых, заботливых людей! Одного этого довольно, чтобы вызвать на глазах слезы радости!

— Ну и дела! — присвистнул Николас. — Буду через час. Надеюсь, ты не скажешь, что я тебя задерживаю?

— Придется этим удовольствоваться.

Джед повесил трубку, вышел из дома и прошел по причалу. Николас, конечно, не поймет, но для него и час ожидания был вечностью. Жалость, гнев, бессильная досада душили его, он чувствовал, что вот-вот взорвется. Ему надо было вырваться на водный простор, рассекать волны, и пусть ветер выдует у него из головы эти страшные картины.

Если он не может совладать со своими эмоциями, лучше хоть на время уйти от этого подальше.

Проплыть под арками…

Нет, это никуда не годится. Он не должен отождествлять Мелис с Маринтом. Она — ключ, а не цель.

Ему ничего другого не оставалось, как сидеть на причале и ждать Николаса.

И стараться не думать о маленькой золотоволосой девочке в белом кисейном платье.

— Я знаю, вы этого не поймете, — говорила Мелис, глядя на Пита и Сьюзи в загонах. Они были явно недовольны. Дельфины сразу невзлюбили загородки, которые Кол помог ей построить возле ланая несколько дней назад. — Как бы я хотела вам объяснить!

— А разве ты не можешь? — раздался голос Джеда у нее за спиной.

Она обернулась и увидела его. Джеда не было весь день. Она заметила, что он только что принял душ, потому что его волосы еще хранили влагу. Он был босиком, без рубашки, и это придавало ему вид молодого удачливого повесы.

— Что ты имеешь в виду?

— Я уж было подумал, что ты умеешь с ними разговаривать. Между вами явно есть родственная связь.

Мелис отрицательно покачала головой.

— Хотя иногда мне кажется, что они умеют читать мои мысли. Кто знает, может быть, это и правда. Дельфины — странные существа. Чем больше о них узнаю, тем больше понимаю, что ничего не знаю. — Она бросила на него вопросительный взгляд. — Достал машину для производства льда?

— В настоящий момент ее монтируют на самолет. — Его красивое лицо помрачнело. — Честно говоря, пилот был несколько смущен и никак не мог взять в толк, зачем она нужна. Мне пришлось его убеждать, что мы не планируем грандиозную воздушную вечеринку с коктейлями.

— Нам надо позаботиться, чтобы ребята не перегревались в резервуаре. Это совершенно необходимо. Холод, влага и никаких толчков.

— Никаких толчков. Поэтому ты будешь держать их в этих пенопластовых зажимах?

— Тела дельфинов приспособлены к упругости водной среды, — объяснила Мелис. — Когда извлекаешь их из воды, собственный вес тела начинает давить на жизненно важные органы и травмирует их. В этих транспортных резервуарах не хватит воды, чтобы нейтрализовать вес.

— Перестань волноваться. Я сделал все, что ты просила, для их безопасности. Уверяю тебя, когда мы завтра загрузим дельфинов в самолет, им там будет удобнее, чем нам. С ними все будет в порядке, Мелис, клянусь тебе.

— Просто они… они беспомощны. Они мне доверяют.

— Значит, они не дураки. Такой женщине, как ты, можно доверять.

Мелис удивленно взглянула на него.

— Если ты дельфин, — добавил он с легкой улыбкой.

— Я так и знала, что подобный комплимент ты обязательно сопроводишь оговоркой.

— Да уж не без этого. — Джед сел рядом с ней, поболтал босыми ногами в воде. — Если без оговорок, ты еще подумаешь, что я стал сентиментальным.

— Не надейся. — За последние несколько дней Мелис обнаружила, что он динамичен и напорист, но идет на уступки: надо только убедить его, что он не прав. — Для этого ты слишком упрям.

— Кто бы говорил! — Джед вытащил рыбину из ведра, стоявшего на ланае, и бросил ее Сьюзи. — Смотри, аппетита она не утратила. — Он бросил вторую рыбину Питу. Дельфин шлепнул хвостом по воде и не взял рыбу. — А вот с ним у нас, похоже, будут проблемы.

— Его нельзя подкупить.

Мелис опустила взгляд на его руки. Красивые, сильные, загорелые руки с длинными ловкими пальцами. Ее всегда притягивали к себе руки. У Джеда Келби были необыкновенные руки. Можно было поверить, что эти руки умеют заниматься и тяжелым трудом, и игрой на фортепьяно. Мелис давно уже заметила, что он очень полагается на осязание. Она видела, как он легко касается кончиками пальцев края бокала, как ощупывает ротанговый подлокотник шезлонга. Очевидно, ему нравилось прикасаться, трогать, поглаживать, исследовать на ощупь.

— Неужели нельзя?

Оторвавшись от созерцания его рук, Мелис встретилась с ним глазами. О чем он спросил? Что-то насчет Пита.

— Он самец, обычно они более агрессивны. Но Пит отличается покладистостью. Возможно, потому, что у него не было возможности перемещаться с группой других самцов, как у большинства дельфинов.

— Разве они не образуют общей стаи?

— Нет, самки обычно держатся в женской стае, а самцы уходят в мужскую. Каждый самец, как правило, находит себе приятеля, и эта дружба нередко продолжается всю жизнь. Вот почему отношения между Питом и Сьюзи представляются уникальными. Как я уже говорила, Пит — не обычный дельфин.

— И ты сделала его своим любимцем.

— Я не делала его своим любимцем. Я лишь позаботилась, чтобы они оба смогли выжить самостоятельно в случае чего. Но я надеюсь, что сделала их своими друзьями.

— Вариации на тему Флиппера?

— Нет, было бы ошибкой думать, что дельфины — такие же существа, как мы. Они не такие, как мы. Они живут в чуждой для нас среде, в которой мы не могли бы выжить. У них другие органы чувств, не такие, как у нас. У них мозг устроен иначе. Мы должны принимать их такими, как есть.

— Но разве они не могут дружить с людьми?

— О взаимодействии людей и дельфинов существуют легенды, уходящие в глубь тысячелетий. О дельфинах, спасающих людям жизнь. О дельфинах, загоняющих рыбу в рыбацкие сети. Да, я верю, что дружба возможна. Но для этого мы должны научиться принимать их такими, как есть, и не пытаться переделать их по своему образу и подобию.

— Интересно. — Джед бросил Сьюзи еще одну рыбину. — Они брат и сестра? Или мы можем ожидать появления на горизонте целого выводка маленьких дельфинчиков?

— Они не брат и сестра. Я взяла анализ на ДНК, когда привезла их на остров. Просто они еще не достигли половой зрелости.

— Но ведь им уже больше восьми лет?

— Дельфины живут долго. Сорок-пятьдесят лет. Иногда половая зрелость наступает только после двенадцати или даже тринадцати лет, но обычно — после восьми-девяти. Так что Питу и Сьюзи недолго осталось ждать.

— И что ты об этом думаешь?

— В каком смысле?

— Сейчас у них вроде бы затянувшийся период счастливого детства. Но скоро все изменится.

— Думаешь, я стала бы возражать? — Мелис строго поджала губы. — Я не калека. Я годами изучала дельфинов с их сексуальными особенностями. Дельфины наделены обостренной сексуальностью. Судя по тому, как Пит играет со своими игрушками, могу сказать, что он будет особенно сексуален. В естественном, природном сексе ничего непристойного нет. Я буду только рада, если у них будет полноценная жизнь.

— Я никогда не считал тебя калекой, — сказал Джед. — Ты сильнее любой другой женщины из всех, кого я знаю. Ты прошла через то, что заставило бы большинство женщин — да и мужчин тоже — сломаться. Ты даже шрамов своих не показываешь.

— Потому что никто не желает задумываться о том, что с детьми может случиться что-то плохое. Людям становится не по себе, они начинают переживать. А кто же любит испытывать муки совести?! — Мелис устремила взгляд на Джеда. — Разве тебя это не расстроило?

— Не могу сказать, что мне было не по себе, — ответил Джед. — Я разозлился до чертиков. Разозлился за тебя и на тебя. Я-то уж было настроился затащить тебя в койку и оттянуться по полной, а ты меня остановила на самом интересном месте.

— Я вовсе не собиралась раздразнить тебя и бросить. Я была расстроена и действовала чисто инстинктивно. Возвращение в кафас… Я знала, что мужчина, скорее всего, оценит нечто в этом роде.

— Вот уже истинная правда. Пит здесь не единственный самец, наделенный обостренной сексуальностью. — Джед поднялся на ноги. — Но я лишь хотел сказать, что тебе не стоит беспокоиться. У меня, конечно, бывают разные моменты, но обычно я держу себя в руках.

— В самом деле? Ты затеял весь этот милый светский разговор, чтобы сказать мне это?

— Нам предстоит много времени провести вместе, и я не хочу, чтобы ты нервничала.

— Я не нервничаю. — Увидев, что он смотрит на нее скептически, Мелис пояснила: — Я не нервничаю и я тебя не боюсь. Просто иногда ты меня беспокоишь.

— Я тебя беспокою? — удивился Джед. — С чего бы это?

— Я не знаю. — Это было неправдой. Она слишком остро реагировала на него, чувствовала его приближение, ее волновало его присутствие. Мелис вскочила на ноги. — Мне надо пойти проверить толщину прокладок в зажимах. Увидимся за обедом.

— Хорошо. — Он тоже поднялся на ноги. — Сегодня очередь Николаса готовить, так что особых разносолов не жди. Он говорит, что кулинария — это предмет, не включенный в курсы подготовки шаманов.

— Возможно, я буду слишком занята… — Ее мобильный зазвонил, и она оцепенела. Только не сейчас. У нее было слишком много дел, а каждый разговор с Арчером доводил ее чуть ли не до нервного срыва.

— Не отвечай, Мелис! — Джед напрягся не меньше, чем она сама. — Ты мне сказала, что он пригрозил убить дельфинов, если ты не будешь отвечать на его звонки. Но ведь пока они в загонах, он ничего не может им сделать.

— Они не на век останутся в загонах. И, кроме того, он должен думать, что я его боюсь, что я скоро сломаюсь. — Краем уха Мелис расслышала, как он выругался, пока она нажимала кнопку. — Ты сегодня рано, Арчер.

— Это потому, что через несколько часов я улетаю, но я не мог пропустить наш разговор. Я бы этого не вынес. Я так люблю наши разговоры.

— И куда ты направляешься?

— Туда же, куда и ты. В Лас-Пальмас. Насколько мне известно, «Трина» пришла туда вчера вечером.

— Какое отношение это имеет ко мне?

— Думаешь, я не держал тебя под пристальным наблюдением? Может, Келби и добрался до Кобба и Данска, но мне нетрудно было нанять новых людей. А он нанял грузовую реактивную «Дельту» и даже не пытался это скрыть. Брать на борт дельфинов — это, должно быть, так проблематично! Видимо, ты совсем свела с ума беднягу Келби, если он идет ради тебя на такие жертвы. Что тебе пришлось сделать, чтобы его заставить?

— Ничего.

— Да брось, расскажи мне.

— Пошел ты! — Мелис помолчала. — Кобб и Данск? Я должна знать эти имена?

— Только не говори мне, что ты не знаешь. Да, он изъял из оборота двух моих людей, наблюдавших за островом. Возможно, они были очень не профессиональны, иначе ему ни за что не удалось бы…

— Вероятно, он счел это несущественным, потому и не сказал мне.

— А может, он знает, как ты слаба. Только на то и годишься, чтобы употреблять тебя по прямому назначению.

— Он вовсе не так обо мне думает!

— О, да у тебя голос дрожит! А вчера, перед тем как повесить трубку, я слышал, как ты заплакала. Может, передашь мне документы? Я сразу оставлю тебя в покое.

Мелис сделала паузу. Пусть думает, что она пытается овладеть собой.

— Я не плакала. Это тебе показалось. Я никогда не плачу.

— Ты была на грани. Ты уже несколько раз побывала на грани за последние несколько дней. А ведь это не кончится, ты же знаешь. Я буду ждать тебя в Лас-Пальмасе.

— Хорошо. — Мелис не пыталась сдержать дрожь в голосе. Пусть думает, что дрожь вызвана страхом, а не гневом. — Я передам полиции, куда ты едешь. Может, они тебя арестуют и запрут до конца твоих дней.

— Этого никогда не случится. У меня большие связи. Ты имеешь дело не с каким-нибудь там жалким любителем. А на Ближнем Востоке имеется один весьма влиятельный лидер, готовый нажать на любые кнопки, чтобы я ни в чем не нуждался. Ему очень импонирует идея сверхзвуковой пушки.

— Забудь! Он ее не получит.

— Получит. Ты уже почти готова. А сейчас я включу пленку номер два, и ты будешь слушать. Я прослушал все, и эта моя самая любимая. А потом будет блиц-опрос, поэтому не пытайся ее блокировать.

После этого в трубке послышался ее собственный голос на пленке.

Мелис видела, как Джед впивается в нее взглядом, чувствовала, как все его тело наливается яростью и дрожит, словно под действием электрического тока. Она повернулась к нему спиной и ушла на край ланая.

— Сукин сын!

До нее донесся громкий стук стеклянной двери: это Джед ушел с террасы.

Мелис не оглянулась. Она прекрасно понимала, почему именно эта пленка стала для Арчера самой любимой. Записанный на ней рассказ был полон боли, страданий и ярких деталей, призванных воскресить страшные воспоминания.

Надо держаться. Она больше не та девочка. Нельзя дать ему победить.

Джед был в кухне и яростно шинковал морковь на деревянной доске, когда Мелис вернулась с ланая.

— Закончила разговор?

— Да. Он знает, что мы отправляемся в Лас-Пальмас. Он все это время следил за «Триной». За тобой он тоже следил. Он знает, что мы берем дельфинов.

— Я и не пытался сделать из этого секрет. — Нож, который он сжимал в руке, глубоко врезался в дерево. — Я думал, может, он подойдет поближе, и тогда я его вырублю.

— Нельзя резать морковь таким ножом, — нахмурилась Мелис. — Так ты палец себе оттяпаешь.

— Не бойся, не оттяпаю. Не один только Арчер умеет владеть ножом.

— Ты же говорил, что сегодня очередь Николаса готовить.

— Ему нужна была помощь, а мне — трудотерапия. Мне хотелось ощутить в руке оружие. — Джед все еще не смотрел на нее. — Душевно пообщалась?

— Все было не так уж страшно.

— Не лги мне. Я видел твое лицо.

— Ладно, допустим, это была не лучшая минута моей жизни. Почему ты не рассказал мне про Кобба и Данска?

— Да с какой стати мне тебя дергать? Я же не взял Арчера, а эти… Так, мелкая рыбешка.

— С такой стати, что мне не нравится, когда меня держат в неведении. С такой стати, что Арчер использовал это против меня.

— Ладно, в следующий раз я тебе обязательно скажу. О чем еще вы говорили?

— Он прокрутил мне одну из пленок Кэролин.

— Лучше бы она их сожгла.

— Откуда ей было знать?

— Зато мы теперь знаем. Я их сожгу. А когда поймаю Арчера, может, я и его сожгу. Изжарю эту свинью живьем на медленном огне. Сейчас мне кажется, что нож — это слишком чистая вещь для такого, как он.

Мелис попыталась улыбнуться.

— Ну, если уж ты собираешься зажарить его, как рождественского поросенка, может быть, мне стоит сунуть яблоко ему в рот?

Джед вскинул на нее взгляд, и она испугалась пылавшего в.нем бешенства.

— Мне не до шуток, Мелис! Может, ты и способна выносить садистские выходки Арчера, но меня уволь. Мне все это дерьмо уже стоит поперек горла. Не могу смотреть, как ты это выносишь.

— Это мой выбор. Ты тут ни при чем.

— Это пока я не поймал Арчера. Когда я его поймаю, все сделки отменяются. Ты хотела, чтобы я тебе помог его свалить. Я тебе помогу.

— Послушай меня, Джед Келби. Мне нужна помощь, а не покровительство. Не вздумай действовать через мою голову. Это я должна… О черт! — Из большого пальца Джеда потекла кровь. — Я же тебе говорила, возьми другой нож. — Мелис оторвала кусок бумажного полотенца, обмотала им палец Джеда, крепко сжала и подняла руку выше сердца, чтобы остановить кровотечение. — Да, я уж вижу, как ты владеешь ножом. Удивляюсь, как ты не дорезал до самой кости.

— Да какой это нож! — угрюмо проворчал он. — Просто я отвлекся.

— И еще угрожал. Так тебе и надо. — Когда кровь перестала течь, Мелис промыла и просушила ранку, выдавила на нее из тюбика немного «Неоспорина», а потом заклеила пластырем. — А теперь скажи Николасу, пусть закончит готовку. И пусть уж постарается выполнить свою работу лучше, чем ты.

— Как скажешь.

Мелис подняла взгляд, уловив какую-то странную нотку в его голосе. Он смотрел на нее так, что дрожь пробежала по всему ее телу. Она вдруг почувствовала, что они стоят слишком близко, ощутила жар его тела, мощь руки, которую все еще продолжала сжимать в своей. Она попятилась назад и выпустила его руку.

— Все верно, Мелис. — Джед отвернулся к разделочной доске. — Тебе лучше ко мне не прикасаться.

Она немного постояла, не зная, на что решиться, потом повернулась и пошла к двери.

— А может, не так уж я и прав, — раздался его тихий голос у нее за спиной. — По крайней мере, теперь ты больше не думаешь об этой проклятой пленке, верно?

ГЛАВА 10

— Осторожнее. — Мучительно терзаясь, Мелис следила, как дельфинов, зафиксированных в специальных мягких зажимах, опускают в резервуары на самолете. — Ради бога, не уроните их.

— Все в порядке, Мелис, — ответил Джед. — Мы их держим.

— Тогда давайте выбираться отсюда поскорее. — Мелис отерла пот со лба. — Нам семь часов лететь до Лас-Пальмаса, а они уже в страшном расстройстве.

— Все мы тут в страшном расстройстве, — заметил Джед. — Отдавай команду на взлет, Николас.

— Иду. — Лайонс направился к открытой кабине пилота. — Все будет хорошо, Мелис. Мы все предусмотрели.

— Ничего хорошего тут нет. — Мелис взобралась по трем ступенькам к резервуару Пита и тихонько потрогала его нос, гладкий и шелковистый на ощупь. — Прости меня, парень. Знаю, это несправедливо, и ты на это не подписывался. Я постараюсь, чтобы все закончилась поскорее.

— Сьюзи вроде бы не так сильно переживает, — сказал Джед, вернувшись от второго резервуара, где он проверял состояние самки. — Она уже открыла глаза. Они у нее были закрыты все то время, что мы ее грузили.

— Она была напугана. — Мелис даже удивилась: она не думала, что Джед заметит. Последние три четверти часа он бегал взад-вперед, совещался с пилотом и следил за погрузкой дельфинов. — А Пит просто зол, как черт.

— Откуда ты знаешь?

— Я его хорошо изучила. Они почти на все реагируют по-разному.

— Сядь и пристегнись. Нам пора взлетать.

Мелис села в кресло и застегнула ремень.

— Сколько нам потребуется времени, чтобы спустить ребят в большой резервуар в порту Лас-Пальмаса?

— Минут двадцать максимум. — Джед тоже застегнул свой ремень. — Я договорился со студентами с факультета биологии моря, они помогут выпустить их в резервуар. Ребята — я имею в виду студентов — страшно загорелись, они хотят помочь и готовы присматривать за дельфинами. Резервуар имеет семьдесят футов в длину, настоящий бассейн. Твоим ребятам там будет неплохо. Да и пробыть там им придется недолго. Мы их скоро выпустим.

— Ты проверил, чтобы в стенках бассейна были внутренние выступы?

— Все, как было велено. А зачем это нужно?

— Обязательно надо микшировать звук. У дельфинов такая высокоразвитая слуховая система, что им будет очень некомфортно, если их крики и свист будут отражаться от гладкой поверхности.

Самолет наконец оторвался от земли. Подъем проходил ровно и постепенно, как она и велела, но до Мелис все-таки доносилось тревожное пощелкивание Сьюзи. Как только машина выровнялась в воздухе, она начала отстегивать ремень безопасности.

— Я проверю Пита. — Джед уже взбирался по лесенке. — А ты посмотри, сможешь ли ты успокоить Сьюзи.

— Будь осторожен. Он может и цапнуть.

— Да, ты мне говорила. Он зол, как черт. — Джед взглянул на Пита. — По-моему, он в порядке. Что еще мы можем сделать?

— Только навещать их почаще, следить, чтобы они были хорошо увлажнены, и стараться их успокоить. Господи, хоть бы полет прошел нормально.

— Пилот заверил меня, что погода хорошая. Никаких причин для турбулентности.

— Слава богу! — Мелис погладила удлиненное, как бутылочное горлышко, рыльце Сьюзи. — Держись, детка. Все будет не так уж страшно. Ты возвращаешься в родные места.

Сьюзи жалобно запищала.

— Знаю, знаю, ты мне не веришь. Но я тебе обещаю, ничего плохого с тобой не случится. — Мелис бросила многозначительный взгляд на Джеда. — И лучше бы я говорила правду.

— Я тебе обещал, что ничего не случится.

— Я не вправе обвинять тебя, если что-то случится. Это я в ответе за дельфинов и больше никто. — Мелис еще раз погладила Сьюзи и спустилась с лесенки. — И это я обратилась к тебе и предложила сделку. — Мелис села. Господи, как же она устала! Прошлой ночью она до того разволновалась из-за Сьюзи и Пита, что так и не смогла заснуть. — А ты отлично организовал транспортировку, не могу не признать.

— Верно! — Джед сел напротив нее. — Но я не думаю, что это войдет у меня в традицию. Это слишком сильно травмирует. Вот доставлю их обратно домой на твой остров и подведу черту. — Он вопросительно взглянул на нее. — Если ты хочешь вернуть их назад. Может, ты захочешь выпустить их на волю.

— Нет, я так не думаю. Будь это девственный мир, не замусоренный людьми, тогда можно было бы рассмотреть такую возможность. Но люди создали для них слишком много опасностей и угроз. Загрязнение, рыбацкие сети, в которых они могут запутаться и погибнуть, даже туристы, подходящие слишком близко к стаям дельфинов на своих дурацких катерах.

— Вот тут признаю себя виновным. — Джед улыбнулся. — Когда я был мальчишкой, мой дядя брал меня на свою яхту. Помню, стоило мне завидеть стаю дельфинов, как я начинал умолять его спустить катер и позволить мне подобраться к ним поближе. Мне хотелось их потрогать.

— А он разрешал?

— Конечно. Он разрешал мне все, что бы я ни попросил. Ведь его яхта оплачивалась из моего трастового фонда. Он ни за что не стал бы портить со мной отношения.

— Может быть, он просто любил тебя?

— Может быть. Но я продолжал получать счета за яхту и после того, как достиг совершеннолетия.

— Ты их оплачивал?

Джед отвернулся и посмотрел в окно.

— Да, я их оплачивал. А почему бы и нет?

— Потому что ты его любил?

— Потому что эти путешествия на яхте были моим спасением. А спасение даром не дается. Ничто не дается даром.

— Я думаю, ты его все-таки любил. Ты уже тогда решил, что хочешь такую же яхту, как у него?

— Да, — кивнул Джед, — но только еще больше и еще лучше.

— Ты ее, безусловно, получил. Почему ты назвал ее «Триной»?

— Я назвал ее в честь моей матери.

Мелис удивленно взглянула на него.

— Но я думала…

— Что я не испытываю нежных чувств к родной матери? Это журналисты расстарались. Благодаря усилиям прессы весь мир в курсе того, что дипломатические отношения между нами были прерваны, когда я был еще ребенком.

— Тогда почему ты назвал яхту ее именем?

— Моя мать была великой мастерицей манипулировать людьми. И еще она была необычайно честолюбива. Она вышла замуж за отца, потому что хотела быть хозяйкой самого известного светского салона двух континентов. Она забеременела мной, потому что это был единственный способ удержать контроль над моим отцом. Он был непостоянен и уже пережил один развод.

— Откуда ты это знаешь?

— Имел счастье стать свидетелем одной из истерик, которые она периодически закатывала моей бабке. Ни одна из них особенно не заботилась о моих нежных чувствах. — Джед горько рассмеялся. — Честно говоря, я был даже рад, что оказался в комнате. До этого дня ей удавалось морочить мне голову. Когда мой отец погиб в автомобильной аварии, сразу же начались слушания по делам об опеке. Он оставил все мне, и мать была в ярости. Но тот, кто контролировал меня, контролировал и деньги. Она это поняла и тотчас же ввязалась в бой. Любой ребенок хочет хорошо думать о своей матери, а она была талантливой лицедейкой. Она прекрасно умела изображать слабую, беспомощную жертву. Она была настоящей южной красавицей. Бесконечные слезы и жалобы на жестокость моей бабки. Полагаю, она репетировала свою речь в суде, на месте дачи показаний. И пыталась повлиять на меня, чтобы я свидетельствовал в ее пользу.

— А твоя бабушка?

— Она любила отца, но еще больше любила деньги. Она ненавидела Трину, а я был для нее помехой и орудием в руках матери.

— Представляю, что ты чувствовал.

— Ничего, я выжил. Я же не был в кафасе, как ты. Большую часть времени я проводил в закрытых частных школах или на яхте дяди Ральфа. По-настоящему плохо бывало только тогда, когда меня тащили в суд или заставляли вернуться домой и терпеть, пока Трина облизывает меня перед журналистами. Я вел себя как обезумевший злобный волчонок всякий раз, как оказывался рядом с ней, и тем самым сводил на нет все ее усилия.

— И все же ты назвал яхту ее именем?

— Всего лишь маленькая тайная шуточка за счет моей милой мамочки. Яхта стоила целое состояние, а она сейчас живет на пособие. Пособие немалое, но явно не по ее запросам, — усмехнулся Джед. — А контроль над «Триной» полностью принадлежит мне. Здесь я отдаю команды, и я же выплачиваю матери пособие. Я, безусловно, черпаю в этом злорадное удовлетворение.

— Ты ее ненавидишь?

— Было когда-то. Со временем я смягчился. На какое-то время она действительно сумела меня одурачить этой своей фальшивой слабостью и хрупкостью. Я был наивным ребенком-идеалистом, я готов был сразиться с ветряными мельницами, чтобы ее защитить, пока не понял, что мне надо защищать себя от нее. Для меня это стало прямо-таки откровением. — Джед встал. — Пойду возьму еще порцию льда, надо освежить резервуары. Ты говорила, что дельфинов надо охлаждать, а Пит что-то стал беспокойным. Я слышу, как он бьет хвостом.

Мелис кивнула.

— А я пойду проведаю Сьюзи. — Она поднялась на ноги и начала взбираться по лесенке. Вдруг она замерла. — Джед!

Он оглянулся через плечо.

— Я выгляжу… Многие мужчины считают, что я кажусь… хрупкой. Я напоминаю тебе твою мать?

— Поначалу и вправду твоя кажущаяся хрупкость вызвала у меня неприязненное чувство. — Его губы дрогнули в улыбке. — Но я клянусь тебе, ты никогда не напоминала мне мою мать.


Лас-Пальмас

— Они потрясающие! — Роза Вальдес восторженно глядела на Пита и Сьюзи в семидесятифутовом бассейне, пришвартованном у боковой стенки набережной. — И вообще, дельфины — сказочные существа, правда, Мелис?

— Да, они великолепны, — рассеянно отозвалась Мелис.

Сьюзи освободили от зажимов, как только опустили в бассейн, но она легла на дно да так и осталась лежать. Пока они добирались до порта, она вроде бы была в неплохой форме. Почему она не двигается? Пит тоже был обеспокоен и взволнованно плавал вокруг нее.

— Для нас это настоящая честь, что вы позволили нам ухаживать за ними, — торжественно говорила Роза. — Мы помогаем в здешнем аквариуме, но это совсем другое дело. Это настоящее.

— Я благодарна вам за помощь.

Если Сьюзи не начнет двигаться, придется прыгнуть в бассейн и проверить…

Пит осторожно толкнул Сьюзи носом.

Хвост Сьюзи задвигался из стороны в сторону.

Пит снова ткнул ее носом, на этот раз без всяких церемоний.

Сьюзи ударила его хвостом, всплыла к поверхности и возмущенно застрекотала, словно строчила из пулемета.

Мелис облегченно перевела дух. Никаких травм. Просто Сьюзи была королевой мелодрамы. Мелис повернулась к девушке:

— Спасибо. Я не смогла бы их устроить без вас и Мануэля.

— Для нас это честь, — повторила Роза. — Наш профессор так обрадовался, что нам разрешили заботиться о дельфинах, пока вы их не выпустите в открытое море. Мы будем вести дневники, это будет для нас дополнительный зачет.

«Она так серьезно к этому относится, — с улыбкой подумала Мелис. — Серьезная, восторженная и юная. Каково это — чувствовать себя такой молодой?»

— Вы говорите, завтра другие студенты придут помогать?

— Марко Бенедиц и Дженнифер Монтеро. Они оба хотели прийти прямо сегодня вечером, но мы решили, что будет неудобно являться целым отрядом.

— Я была бы только рада вам всем. — Мелис повернулась к леднику, установленному на набережной рядом с бассейном. — Их надо накормить. Я их специально не кормила до и во время перелета: не хотела иметь дело с рвотой или фекалиями в такой тесноте. Вы с Мануэлем хотите их покормить?

— А можно? — Роза уже открывала крышку ледника, опередив Мелис. — А сколько им давать? Их надо кормить с руки или просто бросать корм в бассейн?

— Я вам покажу. — Мелис вдруг задумалась. Пожалуй, стоит научить их, как оберегать дельфинов, пока они тут помогают. — Вы должны следить, чтобы дельфинам доставалась только еда из ледника и больше ничего. Многие люди любят бросать дельфинам человеческую пищу, но этого допускать нельзя. Вы понимаете?

— Да, конечно, — кивнула Роза.

— И еще: поскольку для них это совершенно новая среда, Пит и Сьюзи нуждаются в круглосуточном наблюдении. Кто-то должен находиться при них постоянно. Каждую минуту.

— Мы так и собирались сделать. Мы уже разбились на смены по двое, чтобы вести наши дневниковые записи.

— Хорошо. — Мелис склонилась над ледником. — Они любят цельную рыбу. Кусочками я кормлю их только в самых крайних случаях. Можете просто бросать им рыбу. Позже я покажу вам, как кормить с руки. Это удивительное ощущение…

— Ну, ты довольна? — Джед ждал ее на другой стороне набережной, когда она отошла от бассейна час спустя. — По крайней мере, эти дети горят желанием поработать.

— Это слишком слабо сказано. Они глаз не спустят с дельфинов двадцать четыре часа в сутки.

— Вот и отлично, — сказал Джед. — Тебе не придется беспокоиться о каком-либо вмешательстве, пока они несут вахту. Я проверил всех студентов по университетскому журналу, хотел убедиться, что среди них нет самозванцев. И все-таки я оставлю Кола за часового.

Он имел в виду вмешательство со стороны Арчера. Кого же еще? О чем бы они ни думали в эти дни, они неизменно возвращались к Арчеру.

— Об Арчере ничего не слышно?

— Пока нет. Я попросил Николаса прочесать все гостиницы поблизости от порта, но не исключено, что Арчер устроил себе базу на «Славной девчонке».

— Он наверняка захочет узнать, что мы делаем здесь, в городе. Он не сможет за нами следить, отсиживаясь на корабле. — Мелис стала пристально вглядываться в затянутый сумраком горизонт. Может быть, Арчер где-то там? Может быть, затаился и ждет? Они прибыли в Лас-Пальмас четыре часа назад, но он до сих пор так и не позвонил. — Сколько нам придется здесь оставаться?

— Возможно, дня два. «Трина» еще не до конца экипирована. Уилсону предстоит договориться с военными моряками, чтобы одолжили нам на время подводный акустический ЭОП — электронно-оптический преобразователь. Он прибудет сюда только завтра.

— Сложная техника?

— Я возлагаю на нее большие надежды. Эта сложная техника сработала не блестяще, когда ученые задействовали ее в поисках затерянного древнегреческого полиса Элика, но этот преобразователь не сравнить с тем, который они там использовали.

— Лучше ставь на Пита и Сьюзи.

— Посмотрим. Если их родня ответит на их посвист. Как у дельфинов обстоят дела с памятью?

— Превосходно.

— Рад слышать. А почему Лонтана выбрал именно акваторию Канарских островов в поисках Маринта? Мне казалось, что ему бы следовало держаться поближе к Египту.

— По наитию. Предполагается, что жители Маринта были превосходными мореплавателями, поэтому Канарские острова — не такое уж натянутое предположение. А топография некоторых островов вписывается в легенду.

— Каким образом?

— Они вулканического происхождения, а это предполагает возможные землетрясения. Некоторые ученые считают, что землетрясения в этом районе могут порождать цунами.

— Это подтверждает ту часть легенды, где говорится, что море забрало Маринт назад?

— Да, — кивнула Мелис. — Фил изучал течения в этом регионе, и ему пришло в голову, что это может быть то самое место. Ты зарегистрировал нас в какой-нибудь гостинице? — неожиданно сменила тему Мелис.

— Гостиницы — это рискованно. Мы останемся на «Трине». Она стоит у причала всего в десяти минутах ходьбы отсюда. Пока мы на борту, я могу обеспечить безопасность.

— Не имеет значения, где остановиться, просто мне нужна постель.

— Да уж, это верно. — Лицо Джеда помрачнело. — Все последнее время этот ублюдок не дает тебе спать.

— Сегодня мне тоже не придется долго спать. Максимум шесть часов, и после этого я возвращаюсь к дельфинам. Ты не мог бы послать кого-нибудь передать студентам, где меня можно найти?

— Как только доберемся до «Трины». — Джед взял ее под локоть. — Идем. Я попрошу Билли нас накормить, а потом можешь падать прямо в койку.

Билли? Ах да, кок. Тот день на «Трине» казался ей теперь бесконечно далеким.

— Вся команда на борту?

— Нет, только Билли. Если не считать двух часовых у бассейна, я дал команде увольнение на берег. Представления не имею, сколько может продлиться наше плавание. Должен сознаться, я не разделяю твою безоговорочную веру в Пита и Сьюзи.

— Я никогда не говорила, что верю в них безоговорочно. Я просто считаю, что шансы высоки. — Мелис покосилась на Джеда. — Ты сдержал слово. Сделал все, что я просила. Я знаю, как сильно ты хочешь найти Маринт. Я постараюсь тебя не разочаровать.

— Мне в любом случае не грозит разочарование. Если мы достанем Арчера, считай, мы уже одержали победу. Иногда мне кажется, что Арчер нужен мне почти так же, как Маринт.

— Тут ключевое слово «почти». — Перед ними вырос силуэт «Трины». Яхта была такой же прекрасной, какой запомнилась ей при первом знакомстве. — Ничто не сравнится с Маринтом. Я понимаю. Это как лихорадка, как болезнь.

— Бывают разные виды лихорадки. — Джед помог ей подняться по трапу. — Я думаю, не стоит сейчас говорить о лихорадке. Это было бы неразумно.

— Почему? Это была заветная мечта Фила… — Мелис вдруг забыла, о чем говорила. Жар. Она отвернулась и сделала глубокий вздох. — Ладно, не будем говорить о лихорадке.

— Трусишка, — тихо поддразнил ее Джед. — Я думал, ты ответишь на вызов.

— Тогда говори прямо, что ты имеешь в виду. — Мелис подняла глаза. — Не играй словами. Я не сильна в играх.

Его улыбка угасла.

— Я тоже в них не силен. Ты застала меня врасплох. Но я не ожидал, что ты тоже это почувствуешь.

Она тоже этого не ожидала. Это пришло, как удар молнии — горячий, обжигающий, неистово сексуальный. Она никак не могла прийти в себя от шока.

— Все в порядке, — тихо сказал Джед. — Я не стану пользоваться моментом слабости. — Он кивнул в сторону трапа, ведущего к каютам. — Я велел Колу отнести твой чемодан в первую каюту справа. Думаю, ты найдешь там все, что может понадобиться.

«Мне не хочется от него уходить», — с изумлением осознала Мелис.

— Спасибо.

Она нерешительно направилась к трапу. Господи, что же это такое происходит?

Мелис не была наивной дурочкой. Она знала, что происходит. Все дело было в том, что раньше с ней такое никогда не происходило.

Подойдя к трапу, она оглянулась через плечо. Джед стоял на месте и по-прежнему смотрел на нее. Сильный, полный жизни, источающий чувственную, сексуальную мужественность.

Жар. Желание. Нежность.

Мелис заторопилась вниз по трапу.


Собравшись с силами и сделав глубокий вздох, Мелис открыла дверь в каюту Джеда.

— Послушай, извини за вторжение, но я…

Его там не было. Прошло уже два часа с тех пор, как она оставила его на палубе.

Мелис прошла по коридору и взобралась по трапу на верхнюю палубу. Он стоял у поручня и смотрел на море.

— Джед!

Он обернулся к ней.

— Проблемы?

— Да. — Голос у нее дрожал. — И я не знаю, что с этим делать. Я не могу заснуть, и мне кажется… — Мелис подошла и встала рядом. — Но я не думаю, что это само пройдет. Как мне с этим справиться? — Она положила руки ему на грудь и почувствовала, как забилось его сердце, а мускулы напряглись от ее прикосновения. — Кэролин сказала бы, что это положительное изменение.

— А ты уважаешь ее мнение? Мне все равно, почему и как, лишь бы это случилось. — Он коснулся пальцами ее шеи. — Ты такая… хрупкая до ужаса. А я не самый нежный и ласковый мужчина на свете. Я могу увлечься, начну торопиться… Ну, словом, я боюсь, что могу причинить тебе боль.

— Чушь! Я вовсе не хрупкая. Я сильная, и ты, пожалуйста, об этом не забывай.

Он усмехнулся:

— Я не забуду. Обещаю!

Его рука спустилась к ее груди. Мелис судорожно втянула в себя воздух. Он мгновенно поднял на нее настороженный взгляд.

— Нет?

— Я тебя не отталкиваю, черт побери! Мы не продвинемся ни на шаг, если ты будешь обращаться со мной, как с фарфоровой куклой. Просто это было… так волнующе. Все взаимосвязано, понимаешь? Ты трогаешь меня там, а я это чувствую… везде.

— Так оно обычно и бывает. — Его голос звучал хрипло. — И иногда это происходит очень быстро. Поэтому я думаю, что нам лучше спуститься в мою каюту.


Он безуспешно пытался отдышаться.

— Я сделал тебе больно?

— Я не помню. — Джед оказался невероятно страстным, возможно, он был с ней груб. Но Мелис сочла, что ей грех жаловаться. После первых нескольких минут они оба превратились в животных. Ей смутно вспоминалось, как ее ногти впиваются ему в плечи. — А я сделала тебе больно?

— Нет, но ты меня чертовски удивила.

— Я и сама удивилась. Все было не так, как с теми мужчинами, которых для меня выбирала Кэролин. Она старалась, как могла, но это было… это был медицинский эксперимент.

— Держу пари, она была разочарована.

— Да, но она сказала, что мы потом попробуем еще раз. Я отказывалась, но если б я знала, что это будет так, пожалуй, согласилась бы еще раз попробовать.

— Я думаю, тебе лучше держаться за меня. Я апробированный продукт. — Джед подтянул ее ближе к себе. — Страха не было?

— Только вначале. А потом все прошло. Думаю, это потому, что мы вели себя, как пара медведей, пытающихся вцепиться друг другу в глотку. Но это было так… естественно. Если кто-то в этой постели и был жертвой, то это ты, Джед Келби.

— Я с радостью готов снова принести свое тело в жертву. Я рад, что сумел тебе угодить.

Мелис не сразу нашлась с ответом.

— Это было любопытно. Джед засмеялся.

— Не самая вдохновляющая похвала моему искусству в любовных делах. — Он провел губами по ее виску. — И для тебя это было не просто любопытно. Ты была чертовски горяча.

— Это тоже было любопытно. — Мелис придвинулась к нему. — Это продолжалось бесконечно. Я думаю, ты должен быть похож на Пита.

— Что?

— Ты как-то сказал, что ты наделен обостренной сексуальностью, как Пит. Я думаю, ты был прав.

— Это что, намек? Я готов.

О да, он был готов. И она тоже была готова. Это было просто невероятно, что она так скоро захотела быть с ним еще. Должно быть, годы и помощь Кэролин принесли ей исцеление. Кэролин была бы за нее рада…

Джед приподнялся на локте.

— Куда это ты собралась, черт возьми?

— В свою каюту принять душ и одеться. — Мелис помедлила. — Хочу, чтоб ты знал: я понимаю, что для тебя это ничего не значило. Я хотела раньше тебе сказать, но у меня голова была занята другим.

— У меня тоже голова была занята другим, но для меня это кое-что значило.

Мелис улыбнулась.

— Мы здорово провели время. Но я знаю, что у тебя нет никаких причин доверять женщинам, и до сегодняшнего вечера я даже не подозревала, что мужчина тоже может быть уязвимым. Я просто хотела тебе сказать, что не подам на тебя в суд и не стану закатывать истерик, когда ты уплывешь от меня. Никаких обязательств. Тем-то и прекрасно то, что сегодня случилось.

— Вот как? — Он задумался. — Тогда почему бы тебе не вернуться сюда? Мы можем продолжить то, что начали. Секс без обязательств.

Мелис покачала головой:

— Мне надо проверить, как там Пит и Сьюзи.

Джед откинул простыню.

— Тогда я пойду с тобой.

— Зачем? У тебя и здесь дел полно. Например, тебе надо поспать. Мы ведь почти не спали.

— Николас все еще в городе, а я никуда не отпущу тебя одну.

Арчер. Как же она могла забыть?

— Он мне еще не звонил.

— Вот и слава богу. Не думаю, что я смог бы это вынести теперь.

— Ты не можешь приставить ко мне постоянного телохранителя. Лучше добудь мне пистолет, Джед.

— Это можно, но не каждую проблему можно решить с его помощью. Ты права, тебе нужен телохранитель, и ты его получишь. Либо это буду я, либо кто-то, кому я доверяю. — Он встал и направился в ванную. — Арчер был бы в восторге, если бы сумел до тебя добраться, а здесь ты не так защищена, как на своем острове. Я не собираюсь наносить визит в морг, чтобы опознать твое тело только потому, что ты упряма, как черт.

Дверь ванной захлопнулась за ним.

Кэролин, мертвая и изуродованная на холодном стальном столе.

Мелис поежилась, открывая дверь в коридор. Воспоминание вернуло ее к реальности, словно швырнуло в бездонную ледяную прорубь. Она возьмет телохранителя. Эти последние часы вновь напомнили ей, сколь многим она обязана Кэролин. Она еще не окончательно исцелилась, но была на пути к исцелению. А долги надо платить.

И чтобы их заплатить, она должна остаться в живых.

Арчер позвонил довольно поздно: она успела больше часа пробыть у бассейна.

— Расставание было слишком долгим, Мелис. Тебе меня не хватало?

— Я надеялась, что кто-нибудь наступит на тебя и раздавит, как таракана. Впрочем, ты и есть таракан.

— А тебе не доводилось слышать, что именно тараканы унаследуют землю? Как дельфины перенесли путешествие?

— Прекрасно. Кстати, они очень хорошо защищены.

— Знаю. Я проверил обстановку. Но это еще не значит, что я не смог бы до них добраться, если бы захотел.

— Ты здесь, в Лас-Пальмасе?

— Где ты, там и я. Неужели ты до сих пор этого не поняла? — Арчер сделал зловещую паузу. — Пока не дашь мне то, что мне нужно. Для тебя это не должно составлять труда. Тебя ведь учили давать мужчинам то, что им нужно. У тебя такой богатый опыт! Говорят, дети усваивают знания быстрее и основательнее, чем взрослые. Разве это не чудесно — сознавать, что навыки и воспоминания останутся с тобой навсегда? Я завидую Келби. Должно быть, он отлично проводит время с тобой. Но не исключено, что одной лишь зависти мне будет мало и я захочу попробовать тебя сам. Наряжу тебя в маленькое белое платьице и…

— Заткнись.

Это заставило его задуматься.

— Еще одна трещина в твоей броне. Она постепенно рушится, не правда ли? Отдай мне документы Лонтаны, Мелис.

— Будь ты проклят!

— Если ты этого не сделаешь, я останусь с тобой до конца твоих дней. Для меня это не проблема. Мне это доставляет большое удовольствие. — Арчер понизил голос. — Но женщины долго не живут в таких местах, как кафас, и если я потеряю терпение, придется мне изыскать способ отправить тебя в один из них. Если я это сделаю, ты быстро мне расскажешь все, что я хочу знать.

«Не отвечай. Не огрызайся, не кричи на него. Пусть думает, что он тебя запугал, что ты языка лишилась от страха».

— Бедная Мелис! Тебе так трудно бороться. Оно того не стоит.

— Я не могу сказать… Ты убил…

— Да какая разница? Они все равно мертвы. Они не хотели бы, чтобы ты так страдала. Отдай мне документы.

— Нет.

— Но это «нет» все больше начинает походить на «да». Я уже слышу нотку отчаяния.

— Что ты слышишь, это твое дело. — Мелис сделала нарочитую запинку. — Я… ничем не могу помочь. Уходи.

— О, я уйду! Ты же должна обдумать мои слова. Я перезвоню тебе сегодня вечером. Полагаю, нам следует пройтись по пленке номер один. Это был первый день, когда тебя поместили в гарем. Ты была в полном замешательстве. Ты не понимала, что с тобой происходит. Все было так свежо, так наполнено болью. Помнишь?

Он повесил трубку.

Мелис хорошо помнила ту боль. Но по какой-то непонятной причине она была не так сильно потрясена, как тогда, когда Арчер позвонил впервые. Она тогда заявила, что больше не та маленькая девочка, но, видимо, сама этому всерьез не верила. Возможно, обрушив на нее ушаты той старой мерзости, Арчер притупил в ней остроту воспоминаний. Как он будет разочарован, если это окажется правдой!

К ней подошла Роза Вальдес.

— Они просто бесподобны! Сегодня утром самка дала мне себя погладить.

— Она очень общительна. — Пытаясь прогнать воспоминание об Арчере, Мелис решительным жестом сунула телефон в карман. Она не могла позволить этому мерзавцу расстраивать себя дольше, чем длится разговор. Ей надо было делать свою работу. — Кто-нибудь подходил к бассейну после того, как мы поместили туда дельфинов?

— Никто, кроме студентов, работающих в команде. — Роза нахмурилась. — Я всем сказала, что таковы инструкции. А что, что-нибудь случилось?

— Да нет, я просто спросила. — Мелис повернулась и направилась к бассейну. — Вы дали дельфинам их игрушки?

— Да. Мне кажется, после этого им сразу стало лучше. А что, Сьюзи всегда надевает на себя этот пластмассовый воротник? Мне кажется, она очень кокетлива.

— Так и есть. Я видела, как она таким же манером наматывает на себя морские водоросли, и решила, что ей нужно найти что-нибудь попрочнее. — А вот Пит, очевидно, не стал играть с пластмассовым поплавком, иначе Роза упомянула бы об этом. — Я думала, игрушки помогут. Им скучно в бассейне, им не хватает простора. Это врем…

— Матерь божья! — взвизгнула Роза. Ее глаза округлились, она уставилась на Пита. — Что он делает?

— Именно то, что вам кажется. Ему нравится плавать с поплавком.

— Да, но поплавок… поплавок у него на пенисе!

— О да, он порой забавляется так часами. — Губы Мелис дрогнули в улыбке. — Должно быть, он думает, что это клево.

— Да, наверно, он так думает, — еле слышно прошептала Роза, не отрывая зачарованного взгляда от Пита. — Надо будет сию же минуту зафиксировать это в дневнике.


— Яхта развивает хорошую скорость, на ней большой арсенал оружия и команда из шести человек, — доложил Пенниг. — Трудно будет атаковать ее в открытом море.

— Трудно еще не означает невозможно. Насколько они на «Трине» близки к полной готовности?

— День или два. Ждут какого-то аппарата, агрегата… чего-то в этом роде.

— День или два, — задумчиво повторил Арчер.

Пожалуй, у него остается не так уж много времени на обработку Мелис. Но, может быть, этого времени как раз хватит. Когда он говорил с ней в последний раз, у нее явно наметились признаки нервного срыва. Мысль о том, что придется звонить ей, когда она окажется на яхте с Келби в открытом море, его не вдохновляла. Там она может почувствовать себя слишком свободной, защищенной, изолированной от него, Арчера.

Может быть, стоит усилить давление, увеличив количество звонков?

Может быть.

Но ему до ужаса не хотелось менять сложившийся ритм. Он представлял себе, как она томится, как опасливо косится на телефон в ожидании звонка.

— Это ведь Аль-Хаким вчера звонил? — осторожно спросил Пенниг. — Он проявляет нетерпение?

— Ты имеешь наглость намекнуть, что я не справляюсь с ситуацией?

— Конечно, нет! — торопливо заверил его Пенниг. — Я просто подумал…

Аль-Хаким действительно звонил вчера, и он действительно стал проявлять нетерпение. И меньше всего на свете Арчеру хотелось довести дело до того, чтобы Аль-Хаким окончательно потерял терпение. Не дай бог, он пошлет сюда своих террористов-костоломов с приказом оценить ситуацию на месте и взять ее под контроль.

— Держи свои мысли при себе, Пенниг. Я знаю, что делаю.

Медленная и терпеливая обработка Мелис Немид доставляла ему утонченное удовольствие. Но терпение становилось все более опасной добродетелью.

Придется рассмотреть возможность повышения ставок.

ГЛАВА 11

— Как они поживают? — спросил Джед, направляясь к Мелис. — Пит все еще злится?

— Не очень. — Мелис передала ведро рыбы Мануэлю и вновь повернулась к Джеду: — Он немного успокоился, когда ему отдали его игрушки.

— Да, я видел, как он играл одной из них, когда заглянул сюда сегодня утром. Это было любопытно.

— Я не знала, что ты заглядывал сюда сегодня утром.

— Ты была на базаре, выбирала рыбу для Пита и Сьюзи.

— И Николас все это время не отходил от меня ни на шаг. Он был не в восторге, когда ему пришлось тащить к бассейну целую гору пахучей рыбы. Он сказал, что не прочь поработать телохранителем, но, когда его запрягают, как тягловое животное, чтобы таскать рыбу для Пита и Сьюзи, это унижает его достоинство.

— Ничего, ему это полезно. — Джед передал ей небольшую холщовую сумку, висевшую у него на руке. — Один револьвер тридцать восьмого калибра, как и было заказано. Ты знаешь, как им пользоваться?

— Да, — кивнула Мелис, — Кемаль мне показал. Он говорил, что обучение самообороне — это лучшая терапия, какую он может мне предложить.

— Я начинаю менять свое отношение к твоему Кемалю в лучшую сторону.

— Давно пора. Он замечательный человек.

— Ну, я еще не настолько к нему привязался. У меня в душе проклевываются ростки ревности.

Мелис уставилась на него в немом изумлении.

— Знаю, — усмехнулся Джед. — Сам удивляюсь. — Он взглянул на Пита в бассейне. — Мне нужно вернуть уверенность в себе. Хочешь вернуться на яхту и поработать над этим?

Их тела — переплетенные, изгибающиеся, движущиеся…

Мелис почувствовала, как жар охватывает ее при этом воспоминании.

— Не нужна тебе уверенность в себе. Как только я увидела тебя впервые, сразу подумала, что второго такого самоуверенного наглеца мне в жизни встречать не приходилось.

— Ты права, — усмехнулся он. — Просто, будучи самоуверенным наглецом, я попытался сыграть на твоем сострадании и затащить тебя в постель.

— Ты промахнулся. Ни капли сострадания к тебе я не испытываю, и к тому же мне надо оставаться с дельфинами. После обеда придут два новых студента, я хочу встретить их здесь.

— Да ладно, ладно. — Джед вскинул руки в знак того, что сдается. — Упаси меня бог от соперничества с Питом и Сьюзи. Пока! — Он повернулся и пошел вверх по набережной. — Если передумаешь, я буду на «Трине», — бросил он через плечо.

Мелис проводила его взглядом, пока он уходил от нее прочь. Боже, как он был прекрасен! Прекрасен, как дельфины. О, как бы он взвился, доведись ему услышать, что она сравнивает его с дельфинами! Худощавый, крепко сбитый, состоящий из одних мускулов, он был так же прочно привязан к земле, как дельфины — к воде. Линялые джинсы плотно облегали его узкие бедра, икры и ягодицы, твердые и мускулистые. Опять ее обдала волна жара, на этот раз еще более сильная и обжигающая.

О черт!

Черт с ними, с этими студентами! Она вернется сюда позже.

Мелис направилась вверх по набережной следом за Джедом.

Она потом вернется к дельфинам.

— Просто трахнула меня, а теперь встаешь и уходишь. — Джед лениво следил за ней, лежа в постели, пока она одевалась. — Ты меня просто использовала.

— Да, я тебя использовала, — рассмеялась Мелис. — Несколько раз. Ты этого хотел, ты это и получил.

— И я тебе бесконечно благодарен. Может, вернешься в постель и используешь меня еще раз!

Мелис выглянула в иллюминатор. Дневной свет угасал, скоро начнет смеркаться.

— Мне нужно вернуться к дельфинам. Разве у тебя нет каких-то важных дел?

— Самое важное дело я только что сделал. — Его лицо стало серьезным. — А знаешь, ты своего рода чудо.

— Разумеется. Я умна, со мной приятно общаться, и я умею говорить по-дельфиньи. Иногда.

— И ты неизмеримо более щедра, чем любая женщина из всех, кого я встречал. Это само по себе чудо.

— Из-за моего прошлого, — сказала Мелис, застегивая пуговицы на блузке, — я тоже считаю это чудом. Никогда не думала, что буду такой темпераментной. Я сама этого не ожидала.

— А это чисто случайно не имеет отношения к тому, что я лучший любовник во всем нашем полушарии?

— Нет, это не имеет отношения ни к чему подобному.

— Крушение всех моих надежд, — вздохнул Джед. — Тогда к чему?

— Я не знаю. Может быть, до меня вдруг дошло все, чему учила меня Кэролин. Может быть, я привыкла наблюдать за сексом в природе и наконец поняла, что грязь и мерзость сопутствуют не акту, а намерению. — Мелис окинула его оценивающим взглядом, склонив голову набок. — А может быть, все дело в том, что ты не худший любовник в этом полушарии. — Она открыла дверь. — Увидимся позже, Джед.

Он кивнул и достал свой сотовый телефон.

— Погоди, я позвоню Гэри Сент-Джорджу. Он встретит тебя у трапа. Я бы сам пошел, но я жду доставки преобразователя.

— Прекрасно. Это означает, что я смогу уже завтра выпустить дельфинов из этого дурацкого бассейна.

— Или послезавтра. Я должен убедиться, что преобразователь находится в рабочем состоянии. — Джед многозначительно поднял бровь. — Но ты же знаешь эту волокиту: когда они говорят «через час», это может означать все, что угодно. Может, вернешься в постель и поможешь мне скоротать часы ожидания?

Боже милостивый, она почувствовала, что ей трудно противиться искушению!

«Дельфины», — напомнила себе Мелис.

— Не хочу тебя утомлять, Джед. Ты мне, пожалуй, еще пригодишься, но позже.

— Отлично выглядишь, Мелис, — заметил Гэри, когда она сошла по трапу. — Вид у тебя… отдохнувший.

Она почувствовала, как краска горячей волной заливает ей лицо. Известно ли ему и другим членам команды, где и с кем она отдыхала? У нее мелькнуло неприятное подозрение, что всем наверняка все известно. Она как будто несла на себе отпечаток тела Джеда.

— Я беспокоился о тебе, когда посадил тебя на самолет в Афинах. Никогда не видел тебя такой напряженной.

Мелис мысленно велела себе впредь не делать поспешных выводов. Гэри не видел ее после того ужасного дня в Афинах. Конечно, он заметил разницу.

— Мне стало лучше, — сказала она вслух. — А ты как поживаешь, Гэри?

— Хорошо. — Он улыбнулся. — Тут отличная команда. Келби нанял Терри. А Чарли Коллинз, первый помощник, просто первый класс. Карл Брехт — молчун, но это как раз неплохо. Я предпочитаю молчунов пустобрехам. И я уверен, мне понравится работать на Келби. Все говорят, что он жутко строгий, но справедливый.

— Я думаю, и то и другое верно.

— Я рад, что ты передумала насчет поисков, — заметил Гэри, шагая рядом с ней по набережной. — Я тогда так и не понял, почему ты против этого настроена. Фил так мечтал найти Маринт.

— Я ему никогда не препятствовала. Я просто не хотела ему помогать.

— Он чуть ли не бредил этим проектом. Особенно в последние месяцы перед смертью.

— Не пытайся вызвать у меня комплекс вины, Гэри. Я сделала правильный выбор. Ради себя и ради дельфинов.

— Я же не говорю, что ты была не права, Мелис. Ты делала то, что должна была делать. Но просто я рад, что теперь ты решила тоже в этом поучаствовать. Команде достанется крупная премия, если мы его найдем. Говорят, Келби очень щедр.

— Не стоит слишком сильно рассчитывать на эти деньги, Гэри. Тут очень много неизвестных.

— Фил был уверен, что ты сможешь его найти, если постараешься. Он только об этом и говорил. Можно сказать, бредил. Под конец он ни о чем другом не мог думать.

— Я знаю, Гэри. — Вдруг ей в голову пришло неожиданное предположение. — Фил пытался найти финансирование для этой экспедиции. Ты не видел человека, с которым он вел переговоры?

Гэри отрицательно качнул головой.

— Я знаю, что кто-то был. Пять или шесть вечеров подряд он сходил на берег, чтобы с ним встретиться. Поначалу он возвращался окрыленный, прямо-таки парил над землей. Но я сразу увидел по его лицу, когда все кончилось пшиком. В последний раз он вернулся в страшной спешке, поднял якорь, и мы отчалили.

— И он начал избавляться от команды.

Видимо, Фил хотел спасти непричастных, увидев, что Арчер пустился в погоню. Потерпев неудачу с Филом, Арчер решил устранить его — единственного человека, который знал о Маринте и о проклятой акустической пушке. Смерть Фила обернулась для Арчера двойной выгодой: заставила ее приехать в Афины и сделала уязвимой.

— Ну почему он не мог просто забыть об этом проклятом городе?

— Ему за всю жизнь так и не удалось сорвать большой куш. — Глубокие морщины избороздили лоб Гэри, пока он оглядывал простирающуюся впереди набережную с переносным бассейном в дальнем конце. — Только тот единственный галеон. Может, он стал бы богатым и знаменитым. Может, до него никто ничего подобного не находил. Вот уж чего никто не мог у него отнять… — Оборвав себя на полуслове, Гэри вдруг пристально вгляделся в даль. — Где Кол? Это была его очередь нести вахту у бассейна.

Мелис остановилась.

— Что?

— Он вечно ворчал, что ему приходится караулить дельфинов. Это была его очередь…

Колени у него подкосились, и он рухнул на набережную.

— Гэри!

Только теперь Мелис увидела круглую дырочку, появившуюся в центре его лба. Кровь…

Черный седан несся по набережной ей навстречу. Вот открылась задняя дверца… Машина приближалась, а Мелис стояла как вкопанная и не могла сдвинуться с места.

— Нет!

Она бросилась бежать, нащупывая холщовую сумку. Револьвер. Надо достать револьвер!

Седан уже почти поравнялся с ней. Кто-то высунулся из задней двери.

О господи. Кокс.

Мелис подняла револьвер. До нее донеслось проклятие, и задняя дверца седана захлопнулась в тот самый момент, когда она спустила курок. Пуля оцарапала дверцу.

Водитель. Мелис попыталась прицелиться, но на бегу это было невозможно. Она все-таки выстрелила.

Стекло разбилось, седан внезапно вильнул к стоявшему справа складскому зданию. Потом он развернулся и вновь устремился прямо на нее.

Некуда бежать. Некогда думать.

Мелис нырнула с набережной прямо в воду.


Джед был в бешенстве. Каждая клеточка его тела излучала ярость, когда он ворвался в помещение склада, куда ее поместили, и протянул ей большой холщовый мешок.

— Я принес тебе сухую одежду.

— Спасибо. — Мелис поплотнее закуталась в одеяло, выданное ей лейтенантом полиции. — Но мне надо принять душ, прежде чем я надену чистую одежду. У меня такое чувство, будто я вся покрыта солью. По-моему, они со мной почти закончили. Лейтенант Лоренцо сказал, что вернется через пару минут.

— Ты в порядке? — сквозь зубы спросил Джед.

— Я не пострадала, — подтвердила Мелис. — Но они и не хотели, чтобы я пострадала. Они всего-навсего хотели, чтобы я попала к ним в руки. — Она поежилась. — Они убили Гэри.

— Знаю.

— И одного из студентов ударили по голове, у него сотрясение. Это Мануэль. — Мелис потерла лоб. — Кажется, так они мне сказали. Бедный мальчик.

— Мануэль Хуарес. Он поправится.

— В Кола тоже стреляли, но он выживет. Похоже, Арчер и его люди пытались повысить свои ставки. Они хотели захватить меня у бассейна, если не удастся схватить по дороге, и заранее расчистили место, чтобы некому было меня защитить. — Она перевела дух. — Кола ранили в плечо, и Арчер приказал бросить его в бассейн к дельфинам, чтобы избавиться от тела. Он наверняка утонул бы, но Пит и Сьюзи зажали его между своими телами и держали над водой.

— Да здравствуют Пит и Сьюзи!

Мелис встретилась с ним взглядом.

— Кол так считает.

Джед помолчал:

— Я тоже так считаю.

— Тогда почему ты язвишь?

— Потому что пришел сюда и увидел, как ты сидишь в этом вонючем сарае вся мокрая, как крыса-утопленница. Потому что тут была перестрелка, есть убитые и раненые, но меня здесь не было, чтобы это остановить. Потому что мне позвонили из полиции, и мне пришлось от них узнавать, что тут произошло. Какого черта ты мне не позвонила?

— У меня голова была занята другим.

— И тебе не пришло в голову, что я тоже захочу помочь?

— Нет. — Голос у нее дрогнул. — У меня мысли путались.

Джед мрачно посмотрел на нее и тихо выругался себе под нос. Потом он опустился на корточки рядом с ней, подхватил край одеяла и промокнул ее щеку.

— Почему ты не просушила волосы? У тебя вода течет по лицу…

. — Все равно мне их мыть. От меня так и разит морской водой. — Мелис попыталась унять озноб, сотрясавший все ее тело. — Ты был прав, Джед. Револьвер мне не помог. Я пыталась в них стрелять, но ничего не вышло. Когда я прыгнула в воду и подплыла под сваи, они сорвались с места и умчались.

Машина была найдена в шести кварталах от порта. Лейтенант Лоренцо считает, что я ранила водителя. На сиденье была кровь.

— Отлично. Надеюсь, за рулем сидел Арчер.

— Нет, Арчер сидел сзади. Это он открыл дверцу и пытался втащить меня в машину.

— Откуда ты знаешь? У нас же еще нет его фотографии.

— Кокс.

— Что?

— Кэролин назвала это имя по телефону в тот последний раз. Я думаю, она пыталась помочь мне опознать Арчера. Она была большой поклонницей ночного телевидения и классических комедий. У нее даже были видеозаписи ее любимых шоу, которые уже перестали повторять по телевизору. Иногда мы с ней сидели до утра, разговаривали, ели попкорн и смотрели ее любимые передачи.

— И что же?

— У нее была кассета с записью комедийного шоу под названием «Мистер Пеперс» с актером Уолли Коксом. Он изображал классический узнаваемый персонаж: безропотного, бесхребетного, забитого жизнью подкаблучника. Арчер действительно похож на Уолли Кокса.

— Я бы не сказал, что слово «подкаблучник» соответствует характеру Арчера.

— Но именно такое несоответствие внешности и его истинной сути может порождать его садистские склонности. Когда раздобудем фотографию, ты сам убедишься, что он похож на Уолли Кокса.

— Не стану спорить. Считай, что ты меня убедила. — Джед выпрямился. — Все, мы больше ни минуты не ждем твоего лейтенанта. Тебе нужно принять горячий душ и переодеться в сухое. А если он хочет задать еще какие-то вопросы, с таким же успехом может прийти на «Трину».

Мелис кивнула в знак согласия.

— Только проверю сначала, как там Пит и Сьюзи. Лейтенант сказал, что они в порядке, но я должна сама проверить.

— Я знал, что ты будешь беспокоиться, поэтому послал Терри и Карла постоять на часах. Ничего с ними не… — Джед оборвал себя на полуслове. — Я только даром сотрясаю воздух. Пошли. Поговорим с твоим лейтенантом, а потом пойдем к бассейну.

Сьюзи возбужденно заверещала, как только завидела Мелис. Она как будто пыталась рассказать ей, что произошло. Пит молчал, но его хвост нервно подергивался, пока он делал круги вдоль стенок бассейна.

— Видишь? Я же тебе говорил, что все в порядке, — заметил Джед. — Может, они немного расстроены, но чего еще можно было ожидать?

— Да, они в порядке, — тихо вздохнула Мелис. — В полном порядке. Я даже не надеялась.

— Они действительно спасли жизнь Колу?

— Можешь не сомневаться. Он был без сознания, когда санитары влезли в бассейн, чтобы его достать. И этот случай нельзя считать необычным. История знает немало случаев, когда дельфины спасали пловцов. — Мелис тихонько окликнула дельфинов: — Вы все правильно сделали, ребята. Вы молодцы. Я горжусь вами.

Пит внезапно поднялся к поверхности и выпрыгнул из воды, обдав их тучей брызг.

— Это ответ? — спросил Джед.

— Возможно. Да, я думаю, он тоже гордится собой.

— Ну, тогда можем мы вернуться на «Трину»? Тебя трясет, как в лихорадке.

Ей не хотелось уходить. Опасность подошла слишком близко. Она потеряла Гэри и чуть было не потеряла Кола. Ей была непереносима сама мысль о том, что она может потерять дельфинов.

— Арчер вряд ли вернется сегодня вечером. — Джед как будто прочитал ее мысли. — И потом, я приставил охрану к дельфинам, в порту шагу негде ступить от полиции. Вернуться назад для него было бы безумием.

— А он и есть безумец. Ты же видел, что он сделал с Кэролин. — Джед открыл было рот, но Мелис взмахнула рукой, не давая ему заговорить. — Знаю, знаю. Тут есть разница. Я тоже не думаю, что он вернется сегодня. — Она повернулась и направилась вверх по набережной. — Мы идем на яхту.

Джед сидел в кресле в ее каюте, когда она вышла из ванной.

— Как ты себя чувствуешь?

— Я согрелась, вымылась, но мне плохо. — Мелис села на постель и начала сушить волосы полотенцем. — Я не ожидала, что такое случится. Я думала, мне удалось его обмануть. Я думала, он будет ждать, пока я не сломаюсь и не отдам ему бумаги Фила.

— Может, он потерял терпение?

— Я совершила ошибку — недооценила Арчера. Моя самонадеянность меня же и подвела. Может быть, Гэри был бы жив, если б мы были осторожнее.

— Как сказала бы твоя Кэролин, ты очень близка к тому, чтобы начать винить себя. Ей это не понравилось бы.

— Нет, не понравилось бы. Она страшно рассердилась бы на меня. — Мелис попыталась улыбнуться. — Оказывается, ты умеешь предсказывать реакции Кэролин куда лучше, чем я.

— Я все лучше узнаю тебя. И она тебя хорошо знала.

— Да, наверно, ты прав. Ладно, я не буду себя винить. — Мелис отбросила полотенце. — Но я здесь не останусь. Я больше не желаю рисковать. Дельфины в бассейне — мишень для Арчера. Он запросто мог бы их убить, когда избавился от Кола и Мануэля. Мне все равно, экипирована яхта или нет. Завтра утром мне надо пойти в полицейский участок и сделать письменное заявление, но после этого мы уходим из Лас-Пальмаса. Мы должны заняться поисками Маринта, а возьмемся за Арчера. Он слишком близко подобрался к нам.

— А я и не спорю, — кивнул Джед. — Мне, как никому другому, хочется отчалить поскорее.

— Я тебя понимаю. — Мелис с трудом заставила себя улыбнуться. — Ведь тебя ждет Маринт.

— Ты абсолютно права. Думала, я буду отрицать, что хочу найти его? Но первым делом нам лучше разобраться с документами Лонтаны и этими табличками. Ты говорила, они здесь?

— Не совсем здесь. Они на маленьком острове на некотором расстоянии от Лансароты.

— На каком острове?

— Кадора. Документы спрятаны на склоне потухшего вулкана в северной части острова. На Кадоре живут всего несколько тысяч человек, и все они селятся на побережье. Это красивое место. Мы с Филом какое-то время арендовали там коттедж. — Мелис поморщилась. — Конечно, за припасами нам каждый раз приходилось ездить на Лансароту. Кадору нельзя назвать Меккой для покупателей.

— На склоне вулкана? А я-то думал, что Лонтана держал их под замком в какой-нибудь банковской ячейке.

— Ты не знал Фила. Он не доверял банкам. Он все спрятал в большой сундук и закопал. Он вечно мне твердил, что пираты прятали сокровища в земле, и их потом столетиями никто не мог найти.

— В те времена мир не был так тесен.

— Его мир остался таким же. Он был полон мечтаний. — Мелис вдруг стало грустно. — Слишком много мечтаний.

— Ты мне доверишь достать этот сундук с табличками и документами и поместить его в действительно надежное место?

— Нет. — Увидев, как он напрягся, Мелис поспешила объяснить: — Это не вопрос доверия. Эти бумаги могут мне понадобиться как приманка для Арчера. Они останутся там, где лежат. Я не хочу, чтобы они оказались в банковском подземелье, где к ним действительно не будет доступа.

— И ты никому не доверяешь, кроме себя?

— Вряд ли ты заинтересуешься результатами его научных изысканий.

— Но бронзовые таблички и перевод являются приманкой для меня. И ты это знаешь.

— Разумеется. Ты их получишь… как только мы доберемся до Арчера. — Мелис отвернулась и откинула край одеяла. — Мне надо отдохнуть. Завтра мне рано вставать. Спокойной ночи.

— Меня прогоняют?

— Я не пойду в твою каюту. В настоящий момент у меня нет настроения заниматься сексом.

— Ну, ясное дело. Тебе больно, у тебя на сердце пусто, тебе страшно. — Джед встал с кресла и сделал шаг к ней. — И ты ни за что в этом не признаешься. — Он обнял ее и прижал к себе. — Господи, до чего же с тобой трудно! Не смей меня отталкивать! Я не пытаюсь принудить тебя силой. Я просто хочу тебе доказать, что мне от тебя нужен не только секс. Хотя, должен признаться, этот аспект тоже не оставляет меня равнодушным. — Уложив ее на кровать, Джед натянул на нее одеяло, а сам лег рядом и обнял ее. — А теперь успокойся и спи. Ты в безопасности.

В безопасности… Судорожный вздох вырвался из ее груди, мышцы постепенно расслабились. До этой минуты Мелис даже не подозревала, как ей страшно. Она отталкивала от себя страх с тех самых пор, как увидела Арчера в черном седане.

— Гэри погиб, Джед, — прошептала она. — Я с ним говорила, и через секунду его не стало. Я даже не слышала выстрела. Лейтенант сказал, что оружие, должно быть, было с глушителем. Гэри говорил о Филе и о том, как он хочет найти Маринт, а потом он упал и…

— Я знаю. — Пальцы Джеда успокаивающе гладили ей спину. — В первый раз я увидел, как умирает друг, когда служил в «тюленях». Я поверить не мог, что это произошло так быстро. У него не было ни единого шанса подготовиться, и мне показалось, что это неправильно. А потом, гораздо позже, я подумал, что быстрая смерть, пожалуй, более милосердна. Он ничего не ждал, ни о чем не подозревал, и все кончилось в один миг. Постарайся думать так о Гэри.

— Арчер убил его, потому что Гэри мешал ему добраться до меня. У Гэри было еще столько лет впереди, а Арчер взял все эти годы и просто вычеркнул. Фил, Кэролин, Мария, а теперь вот еще и Гэри. Я не могу позволить ему продолжать.

— Мы его достанем.

— Он ни перед чем не остановится. Он способен на все. Он похож на Ирмака. Он даже сказал, что хочет вернуть меня в кафас. Ему нравится смотреть, как я мучаюсь, как меня используют, и… Меня это пугает. И он это знает. Он знает о снах.

— Тебе снится кафас?

— Да. Но в этих снах я больше не маленькая девочка. Я возвращаюсь туда, но все происходит сейчас.

— Этого не случится. — Джед обнял ее еще крепче. — Я не дам этому случиться.

В этот момент Мелис готова была поверить, что он говорит правду. Что никогда не будет нового кафаса, что он не даст Арчеру уничтожить ее.

— Ты за это не в ответе, — сказала она вслух. — Я должна сама с этим разобраться. Кэролин сказала бы…

— Ш-ш-ш… Я глубоко уважаю Кэролин, но уж больно она была строга. Можно принять помощь со стороны. Ничего страшного в этом нет.

Она уже принимала его помощь. Прямо сейчас, в эту минуту. Она чувствовала себя защищенной со всех сторон, она черпала в нем силу. Наверное, ей это не на пользу. Наверное, надо его оттолкнуть.

Только не сейчас. Ей надо набраться сил. Все можно сделать завтра.

— Спасибо. Ты очень добр. Я… я тебе благодарна.

— Не беспокойся, я найду способ взыскать должок.

— Маринт?

Он нежно коснулся губами ее лба.

— Нет, не Маринт.


— Кофе?

Мелис с трудом открыла сонные глаза и увидела Джеда, стоявшего у постели с чашкой на блюдце в руке. Он был полностью одет и выглядел так, словно встал уже давно.

— Спасибо. — Мелис села и взяла у него чашку. — А который час?

— Одиннадцатый. — Он сел в кресло и взял свою чашку. — Ты крепко спала. Очевидно, была потребность.

— Да, наверное. — Мелис ничего не помнила с того момента, как уснула. — Давно ты встал?

— Пару часов назад. Надо было кое о чем договориться.

— О чем договориться? Об отплытии?

— Надо было еще кое-что подготовить. — Джед отхлебнул кофе. — Я поговорил с Колом в больнице, узнал имена ближайших родственников Гэри. У него есть сестра, живет на Ки-Уэсте. Я ей позвонил и сообщил скорбную весть. Она хочет похоронить его там, просит отправить к ней его тело. Уилсон уже летит сюда, он займется деталями.

— Я собиралась этим заняться.

— Я так и думал. Но Уилсон — непревзойденный мастер улаживать дела.

— Гэри был моим другом, Джед.

— Вот именно. Вот я и подумал, что он вряд ли захотел бы причинять тебе лишние огорчения. Бог свидетель, горя тебе хватает. Я звонил лейтенанту Лоренцо, к одиннадцати он собирается прислать за тобой полицейскую машину. Он сказал, что к двум тебя отпустит и отправит с полицейским эскортом обратно на яхту. — Джед отпил кофе. — К пяти часам мы должны быть готовы к отплытию. Как нам выпустить дельфинов?

— Поставишь яхту на якорь в море, я возьму катер, подведу его поближе к бассейну, открою воротца со стороны моря и выпущу дельфинов. Они будут сбиты с толку, но я постараюсь их уговорить. Будем надеяться, что они последуют за катером к яхте. Дельфины обожают прыгать и плыть в кильватере судов.

— Будем надеяться?

— Они могут просто уплыть. Я прикрепила радиомаяки, поэтому, если они уплывут, я, наверное, смогу снова их отыскать.

— Будем надеяться, наверное… — Джед не сводил глаз с ее лица. — Ты боишься их потерять.

— Ты чертовски прав: я боюсь. Я боюсь, что они будут дезориентированы и в конце концов попадут в сети какого-нибудь рыбака. Боюсь, они поймут, что попали домой, и отправятся искать свою семью. Боюсь, что Арчер подстерегает их где-то там и уже готов всадить в них гарпун. Я хочу, чтобы они держались поближе к яхте, но я не уверена, что сумею им это объяснить.

— Но думаешь, что сможешь.

— Если бы я не думала, что смогу, я не привезла бы их сюда. Но я больше полагаюсь на их инстинкт, чем на любые формы общения. Я же тебя говорила, иногда мне кажется, что они читают мои мысли. Надеюсь, это будет как раз один из тех случаев. — Мелис поставила чашку на ночной столик и спустила ноги на пол. — Хочу проведать дельфинов до того, как попаду в полицейский участок. Им предстоит еще один тяжелый день, и я должна убедиться, что они к этому готовы. — Она подошла к дверям, но на пороге оглянулась. — Спасибо, что позвонил сестре Гэри. Мне было бы трудно сказать ей об этом.

— Мне это тоже было непросто. Но кто-то должен был это сделать, а я не хотел, чтобы это была ты. — Его губы сурово сжались. — Надеюсь, это последняя обязанность такого рода, которую кому-либо из нас придется исполнять. — Он встал. — Мне надо отдать несколько распоряжений команде, а потом буду ждать тебя у трапа.

— Ты пойдешь со мной?

— Я буду сопровождать тебя повсюду. Ни на минуту глаз с тебя не спущу. Вчера вечером я усвоил преподанный урок. Хочешь, чтобы дело было сделано, делай его сам, не поручай никому.

— Но тогда именно ты мог бы получить пулю между глаз. — Мелис вся похолодела, когда эта мысль дошла до нее в полной мере.

— У меня больше опыта в ведении партизанской войны, чем у бедняги Гэри. Я был бы настороже. Встретимся на палубе.

Мелис так и осталась стоять на месте, когда дверь за ним закрылась. Приступ паники сковал ее тело. До сих пор ей и в голову не приходило, что Джед может пострадать. Он был слишком уверен в себе, слишком крут, слишком полон жизни.

Как вообразить себе, что в Джеда будут стрелять?

Представить, что его убьют?!

Воротца бассейна были открыты. Мелис, затаив дыхание, ждала, когда же Пит и Сьюзи это обнаружат. Минута. Две. Три. Рыльце Сьюзи внезапно показалось в проеме.

— Хорошая девочка, — похвалила ее Мелис. — Давай, Сьюзи.

Сьюзи зашлась в целой оратории щелчков и посвистов, нырнула в море и поплыла к катеру.

— Пит!

Никакого Пита.

Мелис поднесла свисток к губам и тихонько свистнула.

Пита по-прежнему не было видно. Она свистнула громче.

— Черт бы тебя побрал, Пит, кончай упрямиться! Выходи сюда.

Его удлиненное рыльце высунулось в проем, но дальше дело не пошло.

Сьюзи нервно зачирикала.

— Видишь, как она волнуется, — сказала Мелис. — Ты ей нужен.

Пит все медлил, но, когда клекот Сьюзи стал еще громче, выплыл из бассейна навстречу катеру.

— Цену себе набиваешь, — проворчала Мелис и включила двигатель. — Поплыли, ребята. Держим курс на корабль.

Что теперь будет? Последуют ли они, за ней или уплывут куда глаза глядят? За следующие несколько минут она дважды оглянулась назад. Они плыли следом за ней. Уже неплохо.

Нет, они исчезли!

Мелис испустила вздох облегчения, увидев два серебристых тела, грациозно изогнувшихся над водой в высоком прыжке. Дельфины всего лишь нырнули поглубже перед прыжком. Они разминаются, возвращают себе свои навыки после долгого заточения в бассейне.

Корпус «Трины» высился прямо по курсу. Она увидела Джеда и Николаса Лайонса, стоявших на палубе.

— Сработало? — окликнул ее Джед.

— Они следуют за мной, — подтвердила Мелис. — Но все было не так просто. Мне пришлось их уговаривать покинуть бассейн. Пит не желает никому доверять. И я его понимаю.

— Я тоже, — сказал Николас. — Мы можем чем-нибудь помочь?

— Нет. Сейчас я взойду на борт и покормлю их. Потом поплаваю с ними, посижу на палубе и поговорю. Мы не двинемся дальше, пока они не привыкнут к мысли, что я на судне и что именно здесь они могут меня найти. — Мелис оглянулась через плечо. Дельфины по-прежнему прыгали и играли в воде у нее за спиной. Она направила катер к корме «Трины». — Бросьте мне лестницу. Мне надо скорее подняться на борт, пока они заняты игрой. Не хочу их нервировать.

ГЛАВА 12

— Я принес тебе сандвич. — Джед сел рядом с ней на палубе. — Билли расстроился, когда ты отвергла его ужин.

— Спасибо! — Мелис благодарно кивнула, не сводя глаз с Пита и Сьюзи. — Не хочу от них уходить. Сейчас критический период. Они должны привыкнуть к тому, что я здесь, на яхте.

— А они привыкают?

— Мне кажется, да. Они держатся рядом и играют вокруг «Трины» в точности, как играли вокруг «Последнего приюта» несколько лет назад. — Она вдруг задумалась. — Но на закате они меня покидали и уплывали куда-то. В то место, которое считали своим домом. Сейчас уже почти полночь, но они еще не ушли от меня.

— Это хорошо?

— Я не знаю. Возможно, чувствуют, что они еще не в своих привычных местах. Я почти надеюсь, что они не уйдут. Даже не представляю, что будет, если они попытаются отыскать свою родную стаю и не сумеют ее найти.

— Если они останутся здесь на ночь, можем мы завтра тронуться в путь?

— Да, но нам придется идти очень медленно. Я хочу говорить с ними. Они должны слышать мой голос. — Мелис доела сандвич. — Судя по всему, они уже сориентировались в открытом море. Но они должны связать его со мной. Я должна стать частью общей картины.

— Похоже, они не утратили своих нежных чувств к тебе, — усмехнулся Джед и резко сменил тему: — Арчер не звонил?

— Нет. Возможно, он залег на дно, когда полиция объявила план «Перехват» после убийства Гэри.

— Ну, я бы не стал рассчитывать, что это продлится слишком долго.

— Я ни на что не рассчитываю. Я просто благодарю бога за любую передышку, какую могу от него получить. Мне надо сосредоточиться на Пите и Сьюзи.

— Ты, безусловно, не манкируешь своими обязанностями. — Джед снял с себя штормовку и накинул ее на плечи Мелис. — Уж если ты собираешься провести здесь всю ночь, надо будет обеспечить тебе хоть мало-мальский комфорт. Могу предложить спальный мешок, а также неиссякаемый поток кофе и сандвичей.

— Ты вовсе не обязан это делать.

— Обязан. — Джед оперся о поручень и стал наблюдать за дельфинами. — Господи, да у них глаза светятся в темноте! Никогда раньше не замечал. Прямо как у котов.

— Ярче, чем у котов. Им приходится жить и действовать на больших глубинах, преодолевать различные уровни светопреломления под поверхностью воды, невыносимые для человека.

— Ты сказала, что идея Флиппера в корне ошибочна, что дельфины для нас чужие. Но вот я смотрю на них, и все, что я вижу, это пара симпатичных и забавных млекопитающих. Почему они чужие для нас?

— По тысяче причин, выбирай любую. Их слуховой потенциал не поддается воображению. Они улавливают частоты в радиусе в десять раз шире твоего. У них такая гидроакустика, что они умеют создавать трехмерные изображения своими встроенными эхолотами и обрабатывают их быстрее, чем любой компьютер.

— Да, это действительно не про нас.

— У них нет обоняния, они не различают запахов. Глотают все целиком, так что вкус для них тоже не очень важен.

— Как насчет осязания?

— Осязание играет очень важную роль. Они проводят около тридцати процентов своего времени в физическом контакте с другими дельфинами. Рук у них нет, поэтому они используют всю поверхность тела, чтобы ласкать, исследовать, переносить предметы. — Мелис улыбнулась. — Ты уже видел, как они играют.

— Я заметил, как они трутся друг о друга. Как будто гладят. Но это делает их скорее похожими на людей, а не чуждыми.

— Верно, — кивнула Мелис, — но есть еще одно существенное отличие. Ученые считают, что они не спят. А если и спят, то отключается лишь половина мозга. А один русский ученый измерял их REM-фазу[10] и выяснил, что они не видят снов. — Она пожала плечами. — Конечно, можно сказать, что в этом смысле им повезло.

— А может быть, именно по этой причине они не вернулись на сушу и не взяли власть над землей. Сны — это те же мечты, а кто не мечтает, мало чего добьется.

— Может быть, они нашли другой способ мечтать. Как работает их разум, для нас загадка. Удивительная, волнующая загадка, — добавила Мелис. — Знаешь, на Черном море есть курорт, где детей с психическими травмами и расстройствами приглашают поиграть в море с дельфинами. В их состоянии отмечаются некоторые улучшения. По крайней мере, дети уезжают оттуда успокоенными и довольными. А самое интересное заключается в том, что дельфины к концу дня становятся дезориентированными и недовольными. Как будто они перенимают у детей их проблемы и отдают им свое спокойствие.

— Ну, это довольно туманное предположение.

— Да, эта программа вызывает довольно много споров, — согласилась Мелис.

— Но ты в нее веришь?

— Я знаю, что они сделали для меня. Ни у кого не было стольких душевных расстройств, как у меня, когда я приехала в Чили и впервые увидела дельфинов.

— А они подарили тебе покой.

— Помнишь, я тебе об этом рассказывала? — улыбнулась она.

— Я помню все, что ты мне когда-либо говорила, каждое слово. — Джед сделал несколько шагов по палубе. — Через час вернусь с новой порцией кофе.

Мелис проводила его взглядом, потом положила его штормовку под голову и прилегла. От штормовки слабо пахло лимоном, соленым морским воздухом и мускусом, она все еще хранила тепло его тела. Эти запахи успокоили Мелис. Она вернулась взглядом к дельфинам.

— Я здесь, ребята, — сказала она. — Никто вас тут не обидит.

Надо говорить, не умолкая. Пусть они ее слышат. Пусть знают, что она здесь. Надо продолжать говорить.

Они завели двигатели на следующий день в шесть тридцать утра. Выждали еще час, чтобы дать дельфинам привыкнуть к звуку и вибрации. Затем «Трина» медленно двинулась на восток. Мелис стиснула руками поручень. Пит и Сьюзи так и не покинули того места, где плавали раньше.

— Пошли, ребята, мы отчаливаем.

Они не обратили на нее внимания. Она свистнула в свой свисток.

Пит заколебался, потому вдруг развернулся и поплыл в противоположную сторону. Сьюзи тотчас же последовала за ним.

— Эй, Пит, а ну-ка возвращайся сейчас же!

Он скрылся под водой.

— Может, нам остановиться? — спросил Джед.

— Пока нет.

Сьюзи тоже ушла под воду вслед за Питом.

Господи, неужели они бросили ее? Вдруг они решили, что это она их бросила?

Голова Пита внезапно высунулась из воды в трех шагах от того места, где она стояла на палубе. Радостно фыркнув, он поднялся вертикально и, помогая себе хвостом, начал пятиться по воде спиной вперед.

У Мелис чуть ноги не подкосились от облегчения.

— Ладно, ладно, очень смешно, — проворчала она. — Где Сьюзи?

Мордочка Сьюзи вынырнула рядом с Питом. Пронзительно вереща, она тоже дала задний ход.

— Да-да, вы оба молодцы. А теперь спектакль окончен, — сказала Мелис. — Мы уходим.

Они плыли следом. Резали воду за кормой «Трины». Играли, ныряли, ловили волну и катались на ней.

— Наша взяла? — спросил Джед.

— Наша взяла, — прошептала Мелис. — Дай им еще часок, и потом можешь увеличивать скорость.

— Хорошо. А то нам потребовалась бы неделя, чтобы добраться до Кадоры такими темпами. — Джед наблюдал за дельфинами, прыгающими в волнах. — Боже, как они прекрасны! Глядя на них, я вновь чувствую себя мальчишкой.

Мелис была охвачена той же эйфорией, но к ее радости примешивалось облегчение.

— Они тоже чувствуют себя детьми. То, что Пит проделал со мной, — это чистой воды розыгрыш.

— Ты все еще должна с ними разговаривать?

— Для страховки. Но если они и дальше будут так кувыркаться, они просто не обратят на меня внимания. Долго нам идти до Кадоры?

— Это зависит от дельфинов. По крайней мере, до рассвета. — Джед отошел от поручня и направился на капитанский мостик.

Ее облегчение внезапно испарилось. Солнце садилось в родных водах Пита и Сьюзи. В игру вступят инстинкт и генетическая память. Неужели они ее покинут?

Кадора высилась на горизонте темным нагромождением горных утесов на фоне лиловато-розового неба. Солнце садилось в ярких сполохах огня.

И Пит и Сьюзи все еще держались рядом с яхтой, когда Джед отключил двигатели.

— И что теперь? — спросил он.

— Теперь подождем. — Мелис перегнулась через поручень, не сводя глаз с дельфинов: — Решайте, ребята. Я привезла вас домой. Выбор за вами.

— Много времени прошло. Может, они не понимают, что это дом.

— Я думаю, понимают. С тех самых пор, как на горизонте показался остров, они перестали играть и притихли.

— Испугались?

— Занервничали. Они не знают, что им делать. — Она и сама не знала, что ей делать. С той самой минуты, как несколько лет назад она увидела дельфинов, запутавшихся в сетях у берегов Лансароты, Мелис не чувствовала себя такой беспомощной. — Все хорошо! — сказала она дельфинам. — Делайте, что вам нужно. Я согласна.

— Но ведь они же не понимают, верно?

— Откуда мне знать? Ученые все еще спорят по этому поводу. Мне иногда кажется, что все они понимают. Может быть, они не обрабатывают информацию, как мы, но не исключено, что они чувствительны к интонации. Я же тебе говорила — у них невероятно острый слух.

— Я заметил.

Пит и Сьюзи описывали неторопливые круги вокруг яхты.

— Что они делают?

— Думают.

— Они больше не перещелкиваются, или как это там у них называется. Они общаются друг с другом?

— О да! Они умеют общаться беззвучно. Никто точно не знает, как им это удается. Я склоняюсь к теории, утверждающей, что единственным объяснением является телепатия. — Пальцы Мелис стиснули поручень с такой силой, что костяшки рук побелели. — Нам остается только ждать.

Прошло пять минут. Дельфины продолжали кружить.

— Может, они успокоятся, если ты их покормишь, — предположил Джед.

Мелис досадливо отмахнулась.

— Я не хочу, чтобы они успокаивались. Теперь, когда мы здесь, я не могу их заставлять или принуждать. Что будет, то и будет. Я увезла их отсюда шесть лет назад, а теперь привезла обратно. И теперь им решать, что… Они уходят!

Оба дельфина ушли глубоко под воду. Мелис не отрывала глаз от поверхности. Они не вынырнули.

Минуты шли, но Пит и Сьюзи не показывались.

— Что ж, похоже, они приняли решение. — Джед взглянул на нее. — Ты в порядке?

— Нет. — Голос у нее дрожал. — Я боюсь, что они не вернутся.

— Ты же сказала, что нацепила радиомаяки.

— Но это же совсем другое дело! Да, я могу их вернуть, но это было бы не добровольно. Я не хочу вторгаться в их мир. — Мелис села в шезлонг и устремила взгляд на горизонт, на котором уже сгущались сумерки. — Я буду ждать до рассвета, посмотрю, не вернутся ли они.

— Ты говорила, что раньше они возвращались.

— Это было до того, как Фил начал их терроризировать и загнал прямо в эти проклятые сети. Они могут это вспомнить и не пожелают возвращаться.

— Они могут вспомнить шесть лет добра и дружбы с тобой. Я бы сказал, что шансы в твою пользу. — Джед сел рядом с ней. — Будем надеяться на лучшее.

— Ты не обязан оставаться здесь со мной.

— Но ты же не ляжешь спать, верно?

— Нет. Они могут вернуться сегодня.

— Тогда я останусь. Если бы не я, тебе не пришлось бы отпускать дельфинов. Я чувствую определенную долю ответственности.

— Ответственность лежит на мне. Я знала, на что иду. Я нуждалась в тебе и знала, какую цену придется заплатить. Фил мне говорил, что ты одержим той же страстью. Он не сомневался, что рано или поздно мы сюда вернемся. — Взошла луна. Мелис не сводила глаз с серебристой дорожки на темной воде. Но нигде в пределах видимости нельзя было различить ни следа спинного плавника над водой. — Он оказался прав. Но почему? Почему ты так мечтаешь его найти? Это всего-навсего мертвый город. Пусть остается похороненным. Почему бы тебе не оставить его в покое?

— Не могу. Он таит в себе столько открытий! Столько красоты! Столько знаний! Кто знает, что еще мы сумеем там обнаружить? Мой бог, да та же самая сверхзвуковая пушка может стать благословением божьим, если использовать ее должным образом. Неужели мы должны сделать вид, что знаний и технологий, которым много тысяч лет, просто не существует?

Его лицо горело от волнения. Мелис устало понурила голову.

— Ты рассуждаешь прямо, как Фил.

— Я не стану извиняться за то, что хочу вернуть к жизни Маринт. Я с детства мечтал, что мне будет дан шанс испробовать свои силы.

— С детства?

— С детства, — кивнул Джед. — Мой дядя приносил мне разные книжки о морских приключениях и зарытых сокровищах, когда я бывал у него на яхте. В некоторых из них упоминался Маринт, и он где-то откопал для меня старый номер «Нэшнл джиогрэфик» с описанием гробницы Геспута. Я увлекся. Я лежал в постели и воображал, как проплываю через город. И куда бы я ни взглянул, повсюду меня ждали приключения и чудеса.

— Детские фантазии!

— Может быть. Но мне они пошли на пользу. Бывали времена, когда мне нужно было уйти куда-нибудь подальше от всего того дерьма, которое меня окружало, и тогда я сосредоточивался на Маринте. Это был великолепный путь к бегству.

Мелис сокрушенно покачала головой:

— У Фила все было иначе. Для него это было Эльдорадо.

— Вот в том-то и состоит основная притягательность Маринта. Он отвечает любым запросам и каждому дает что-то свое. — Джед вдруг нахмурился, что-то припоминая. — Но ты же говорила, что сама поначалу увлеклась поисками Маринта?

— Поиски Маринта превратили Фила в фанатика. Он был готов на все. Он чуть не убил Пита и Сьюзи.

— Но ведь это еще не все?

Мелис долго молчала.

— Нет.

— А что еще?

— Таблички… Маринт был описан в табличках как нечто идеальное. Все, чего только может пожелать душа человека. Демократия, как у греков. Свободный выбор профессии и вероисповедания, что было само по себе удивительно, поскольку там же была перечислена целая иерархия богов и богинь. Они поощряли искусство во всех видах и формах и отвергали войны и насилие. Они были добры к своим младшим братьям дельфинам.

— Что ж тут такого плохого?

— Любой мужчина сказал бы, что тут все идеально, что это воплощение его мечты, — с горечью вздохнула Мелис. — Включая такое общественное устройство, которое использовало женщин как животных-производителей и как игрушки. Никаких браков. Никакого равенства. Никакой свободы для женщин. Они были рабынями или шлюхами, в зависимости от их привлекательности и силы. По всему Маринту стояли дома, где женщин держали для развлечения. Красивые дома для услаждения граждан мужского пола. Им предлагались на выбор прекраснейшие формы искусства и ремесла. Настенные росписи, шелковые подушки с вышивкой, мебель, инкрустированная драгоценными камнями. — Она вскинула взгляд на Джеда. — На что спорим, у них там были золоченые панели ажурной резьбы?

— Ты отождествила Маринт с кафасом.

— Да. Когда я прочла перевод, Маринт стал частью моих кошмаров. Они смешивались у меня в голове.

— И это одна из причин, заставивших тебя отказать Лонтане в помощи. Я понимаю твои чувства, но… Ты бы не стала запрещать людям изучение эпохи Возрождения только потому, что политическая система того времени была коррумпирована донельзя.

— Может быть, это было неразумно. Может быть, вы с Филом правы насчет того, что хорошее перевешивает плохое. Но я не хотела иметь с этим ничего общего.

— Пока я тебя к этому не принудил, — закончил за нее Джед.

— Пока Арчер меня к этому не принудил, — поправила его Мелис. — Кэролин сказала бы, что тебе следует взять под контроль эту твою склонность винить во всем себя. Это вредно для здоровья.

— Ладно, — улыбнулся Джед, — я за этим послежу. — Его взгляд вновь переместился к морю. — И послежу за твоими дельфинами. Возможно, они вернутся на рассвете?

— Надеюсь.

Дельфины не вернулись на рассвете. Прошло два часа после восхода солнца, а их по-прежнему не было видно.

— Ты же не знаешь, как далеко им пришлось заплыть в поисках своей семейной группы, — сказал Джед. — Может быть, дельфины сменили территорию за эти шесть лет.

— А может, им устроили горячий прием по случаю возвращения домой, — предположил Николас. — Я, к примеру, наутро после вечеринки никогда рано не встаю.

Мелис знала: они изо всех сил стараются ее подбодрить. Разумеется, их усилия ни к чему не приводили, но она все-таки заставила себя улыбнуться.

— Хватит вам мучиться. Я в порядке. Нам просто придется набраться терпения.

— Ты не в порядке. Ты еле держишься, — заметил Джед. — Дадим им еще восемь часов, а потом попытаемся их выследить.

— Завтра.

Джед решительно отказался:

— Я не стану смотреть, как ты тут маешься и несешь еще одну ночную вахту. Хватит с меня вчерашней ночи. Знаю, ты хочешь, чтобы они вернулись сами, по доброй воле, но лучше бы им поторапливаться. — Он повернулся на каблуках и двинулся на мостик. — В четыре часа мы отплываем за ними.

— Он не шутит, Мелис, — сказал Николас. — Если этот свисток у тебя на шее хоть на что-нибудь годен, советую тебе пустить его в ход, не откладывая.

Она в отчаянии покачала головой:

— Это не поможет. И ничто не поможет, если они не захотят вернуться.

— Хочешь воспользоваться моими шаманскими чарами?

— Нет, но вот молитва могла бы помочь.

— Без проблем. Какую тебе: христианскую, индуистскую, буддистскую? В других религиях я влияния не имею. — Николас подбадривающим жестом потрепал ее по плечу. — Помни старую индейскую поговорку: как дерево согнешь, так оно и вырастет. Эти дельфины тебя любят. Они не забудут.

— Их здесь нет, — вздохнула Мелис. — Но они вернутся. Мне просто нужно проявить терпение.


К полудню дельфины так и не вернулись.

К двум тридцати их еще не было.

В три пятнадцать в пяти футах от того места, где Мелис стояла у поручня, вода взорвалась гигантским фонтаном.

Пит!

Он выдал громкую, стремительную трель щелчков, прокатился на хвосте задом наперед и нырнул в море.

— А где Сьюзи? — Джед бегом добрался до места, где стояла Мелис. — Я ее не вижу.

Мелис тоже ее не видела. Но Пит ни за что не бросил бы Сьюзи.

— Сюда! — позвал Николас с противоположного борта яхты. — Что это там — дельфин или акула?

Мелис перебежала через палубу. Спинной плавник резал воду по направлению к ним. Плавник с V-образным разрезом посредине.

— Сьюзи.

Ее голова высунулась из воды, она яростно застрекотала, словно пытаясь рассказать Мелис, что с ней случилось.

Потом рядом с ней появился Пит и начал подталкивать Сьюзи ближе к яхте.

— Пора уже было вам вернуться. Я вас заждалась… — Мелис оборвала себя на полуслове. — Она ранена. Смотрите на спинной плавник!

Не говоря больше ни слова, Мелис нырнула с яхты в море. Как только ее голова показалась над водой, она позвала дельфинов.

— Сюда, Сьюзи.

— Что ты, черт побери, делаешь? — окликнул ее Джед. — Вернись на борт и надень костюм.

— Прежде всего, я хочу осмотреть плавник. Если у Сьюзи кровь идет, она может привлечь акул.

— И ты послужишь им обедом.

— Тихо, я занята. — Мелис осмотрела плавник. — Если и было кровотечение, сейчас оно остановилось. Я думаю, с ней все в порядке. — Она проплыла вокруг Сьюзи, осматривая ее со всех сторон. — Других ранений нет. — Она погладила Сьюзи по носу. — Вот видишь, что бывает, когда уходишь в загул без тормозов?

Джед бросил ей канат.

— Вылезай из воды.

Мелис погладила нос Пита, потом схватила канат и направилась к лесенке.

— Николас, будь добр, брось им рыбы.

— Сей момент.

Он уже метал в воду селедку за селедкой, в то время как Мелис добралась до палубы. Она взяла полотенце, которое протягивал ей Джед, и, вытираясь, стала наблюдать, как Пит и Сьюзи с азартом поглощают пищу. Она никак не могла прогнать с лица улыбку.

— Хорошо, что они вернулись, — заметил Джед. — Я и вообразить не мог, что так крепко привяжусь к паре дельфинов. Я уже начал себя чувствовать отцом малолетних преступников.

— Ну и фантазия у тебя! — Мелис вернулась к поручню и наклонилась, глядя на Пита и Сьюзи. — Может, и вели себя как малолетние преступники, потому что у них были на то причины. Я думаю, на плавнике у Сьюзи была ссадина, а не укус.

— И что это значит?

— Другие дельфины часто выражают свое неудовольствие трением о тела незваных гостей. В дельфинах нет кротости. Не исключена вероятность, что Пита и Сьюзи встретили неприветливо. Может быть, у них возникли проблемы с общением, которые им пришлось разрешить, прежде чем они смогли свободно покинуть стаю.

— Во всяком случае, сейчас они здесь. — Джед поднял глаза к небу. — Но до заката у них осталось всего четыре-пять часов от силы. Они опять уйдут, когда солнце сядет?

— Думаю, да. Разве что они провели время слишком бурно и теперь напуганы. Но они не выглядят напуганными. Слава богу, вид у них вполне нормальный. Но если они однажды вернулись, вернутся и опять.

— Откуда ты знаешь?

— Они помнят распорядок, который у нас выработался шесть лет назад.

— И они тебя любят, — заметил Николас, не отрываясь от процесса кормления.

— Да, они меня любят.

— И что нам теперь делать? — спросил Джед.

— Как только Николас их покормит, я надену костюм и поплаваю с ними. Надо, чтобы они привыкли видеть меня в этих водах.

— Я сказал «нам». Им придется привыкать видеть в этих водах и меня тоже. — Джед вскинул руку, когда Мелис приготовилась возражать. — Я не буду их терроризировать, как Лонтана. Командовать будешь ты. Но ты прекрасно знаешь, как здесь опасно плавать без напарника.

— У меня два напарника.

— Считай, что у тебя их трое. И один из них, то есть я, вооружен против акул. — Джед направился к трапу, ведущему вниз, в каюты. — Пойду переоденусь, а ты покамест проведи разъяснительную беседу с Питом и Сьюзи. Растолкуй им, чтоб вели себя со мной повежливее.

Перед самым закатом Джед протянул руку Мелис и помог ей взобраться на борт «Трины».

— Они не ушли далеко от корабля. — Он стянул защитные очки-консервы. — Может, они боятся?

— Мы скоро узнаем наверняка. — Мелис сняла акваланг с баллоном сжатого воздуха и подошла к борту. Пит и Сьюзи все еще играли в море. — Ты был очень хорош в воде, Джед. Лучшего напарника я и пожелать бы не могла.

— Ну а чего ты ждала? Я этим на жизнь зарабатываю.

— Помимо стрижки купонов? — засмеялась она.

— Купоны для меня стрижет Уилсон. — Он вновь взглянул на дельфинов. — И все-таки спускаться с ними в глубину было как-то странно. Это их мир. Ты чувствуешь себя чужаком.

— А как, по-твоему, они чувствуют себя на берегу? — Мелис тряхнула волосами. — Только для них это вопрос жизни и смерти.

— Для нас в их царстве это тоже мог бы быть вопрос жизни и смерти. Но у нас есть необходимые аппараты для поддержания жизни.

— Если только они не сломаются. И тогда мы замерзнем там в минуту. А их тела на глубине автоматически начинают вырабатывать больше тепла. Они невероятно приспособлены к морю. Просто невозможно поверить, что они родом с суши. Каждая часть их тела… Ну вот, они уходят.

Дельфины скрылись под водой. Лишь тусклый отблеск серебра мелькнул под поверхностью, пока они уплывали.

Бесполезно было стоять на палубе и смотреть им вслед.

— Все. — Мелис повернулась и пошла в каюту. — Мне надо снять с себя все это и встать под душ.

— Хочешь сначала взглянуть на акустический преобразователь?

Она остановилась.

—Что?

Джед указал на громоздкий предмет, затянутый брезентом, стоявший посреди палубы.

— Команда под началом Николаса доставила его сюда из трюма по моей просьбе. Я не был уверен, что мы заручимся помощью Пита и Сьюзи. Это классная железка.

Мелис подумала, что он похож на восторженного мальчишку.

— Ну, конечно, я хочу посмотреть. Покажи мне.

Джед сдернул брезент с длинной желтой машины.

— Новейшая технология. Видишь, он крепится к корме корабля, и мы тянем его за собой. Звуковые волны отражаются от океанского дна, их длина измеряется, все данные передаются графически. Это гораздо более сложная техника, чем та, которую они использовали в поисках Элики. Тот аппарат они окрестили «рыбкой», а этот…

— «Птичкой додо»?

Джед нахмурился:

— «Реактивным динозавром». А какого черта ты смеешься?

— Потому что это смешно. Вот эти отводки по бокам напоминают крылышки. — Мелис обошла преобразователь кругом и, остановившись у головной части, вновь рассмеялась. — О мой бог!

— В чем дело? — Джед подошел к ней и выругался от души: — Я убью Николаса.

По обеим сторонам головки аппарата было нарисовано по глазу. Не забыты были даже густые, длинные, загнутые кверху ресницы.

— А ты уверен, что это Николас?

— Кто же еще способен осквернить такой прекрасный механизм?

— Да, тут ты, пожалуй, прав. Он похож на пеликана или на какую-то фантастическую птицу из мультфильма.

— Может быть, и так, — сердито нахмурился Джед. — Но птицы додо вымерли, а это новейшая технология.

— Ты это уже говорил, — напомнила Мелис. — Извини, что я назвала его додо, но так уж я увидела. — Джед казался таким разочарованным и обиженным, что она добавила: — Зато твой додо выкрашен в такой красивый, бодрящий цвет.

— Ну, спасибо тебе за снисходительность. По крайней мере, мне не придется уговаривать преобразователь помочь нам. Это тебе не Пит и Сьюзи.

— Вынуждена тебя разочаровать. Уж лучше я понадеюсь на Пита и Сьюзи. — Мелис отвернулась от него. — Увидимся за ужином.

— Билли будет рад, — заметил Джед. — Он считает, что ты избегаешь его еду. У него уже развивается комплекс на этой почве.

— Ну нет, этого мы не допустим. — Мелис улыбнулась ему через плечо. — Здесь явно не хватает нормальных людей.

— А мне нравится то, что здесь есть, — возразил он. — Хоть ты и высмеяла мой преобразователь. Ты столько не улыбалась за все то время, что мы знакомы.

— Я счастлива, — простодушно призналась Мелис. — В последнее время случилось много ужасного, но вот эти несколько часов мне было хорошо. И я отказываюсь чувствовать себя виноватой в том, что позволила себе насладиться ими.

— Бога ради! — Его лицо смягчилось в улыбке. — Наслаждайся.


Арчер позвонил в тот самый момент, когда она выходила из своей каюты.

Мелис остановилась и посмотрела на телефон, оставленный на ночном столике. Господи, как ей хотелось просто махнуть на него рукой!

Телефон снова прозвонил.

«Проглоти пулю».

Мелис вернулась к телефону и ответила.

— Ты очень плохо себя вела, — раздался в трубке голос Арчера. — А ты ведь знаешь, как наказывают непослушных маленьких девочек.

Мелис стиснула в руке трубку. Ее затопила волна мерзости, она чуть не задохнулась. Она надеялась, что время, проведенное на яхте, вдали от яда Арчера, позволит ей собраться с силами, но его голос обрушился на нее с прежней силой.

— А ты думал, я просто позволю втянуть себя в машину?

— Готов признать, я ожидал, что ты застынешь в ужасе, как кролик. И уж мне, безусловно, не приходило в голову, что ты выстрелишь в бедного Пеннига.

— Надеюсь, я его убила.

— Нет, не убила. Ты задела его шею, и он потерял довольно много крови. Он был очень, очень сердит на тебя. Он умолял меня предоставить ему шанс хорошенько тебя наказать, но я ему сказал, что не смогу с тобой расстаться. Ни за что на свете. У меня слишком большие виды на тебя.

— Ты не слишком горел желанием их осуществить после позорного провала в Лас-Пальмасе.

— Было всего лишь разумно скрыться из виду на какое-то время. Но не думай, что я не наблюдал за тобой все это время. У меня всегда есть человек наготове. В настоящий момент ты находишься неподалеку от прелестного островка Кадора. — Арчер выждал паузу. — И ты освободила дельфинов. Тебе не кажется, что это рискованно?

— А что, ты собираешься охотиться на них с гарпуном? Хотела бы я взглянуть на мистера Пеперса в водолазном костюме.

Наступило долгое молчание.

— Уже не в первый раз меня сравнивают с этим слабаком. Никакое другое сравнение не может рассердить меня так, как это. Да, я убью дельфинов. Раньше я собирался подождать, пока ты не окажешься в доме, где есть кафас, пока не пробудешь там достаточно долго, чтобы тебе стало все равно, что я делаю. Но теперь я передумал. Тебя надо наказать прямо сейчас. Вряд ли что-то может причинить тебе больше боли, чем убийство твоих скользких друзей.

Страх пронзил ее ножом. В его голосе она уловила неуклонную решимость. Она вела себя с ним слишком дерзко. Трудно было сдерживать себя, когда она была в такой ярости. Пора давать задний ход.

— Дельфинов? — Ей даже не пришлось симулировать дрожь в голосе. — Я не думала, что ты это серьезно. Ты хочешь убить Пита и Сьюзи?

— Испугалась? Я тебя предупреждал. Надо было быть послушнее. Вот если будешь вести себя хорошо и передашь мне документы прямо сейчас, я могу и передумать.

— Я… я тебе не верю.

— Меня торопят. Я должен передать акустическое оружие моему другу на Ближнем Востоке. Вот почему я был вынужден посильнее нажать на тебя в Лас-Пальмасе.

— Нажать, — повторила Мелис. — Из-за тебя умер хороший человек.

— А ты испугалась, забрала своих дельфинов и сбежала.

— Да, я испугалась. У меня были все основания испугаться. Ты от меня не отстаешь. Я не могу спать. Я не могу есть. — Голос у нее дрожал. — А теперь ты мне заявляешь, что собираешься убить Пита и Сьюзи.

— Бедное дитя!

— Я вешаю трубку.

— Нет, это мне решать! Разве ты еще не поняла, что власть принадлежит мне? Мы еще немного поговорим о кафасе и о том, что я сделаю с дельфинами. Когда повесить трубку, решаю я, а не ты. Ты меня слушаешь?

Мелис выждала полминуты и только после этого прошептала: — Да.

— Хорошая девочка. А теперь сделаем вид, что мы вернулись в кафас, и я вхожу в твою комнату в гареме…

ГЛАВА 13

— Долго же ты собиралась, — с улыбкой начал Джед, когда она наконец вошла в кают-компанию. — Последние десять минут мне пришлось успокаивать Билли… О господи. — Его лицо потемнело. — Арчер?

Мелис кивнула.

— Но я не оплошала. Убедила его, что я на грани срыва, слышал бы ты мой жалкий лепет. Еще несколько звонков, и он решит, что я у него в руках.

— Обычная хреновина, как всегда?

— Гадостно, как всегда, но на этот раз он добавил в обычную мешанину кое-что новенькое. Мне кажется, он решил переменить ориентировку. И ты должен знать еще кое-что. Он мне сказал, что у него есть человек, который следит за нами. Он знает, что мы выпустили дельфинов. — Следующая фраза далась ей с трудом. — И еще он сказал, что убьет их. В наказание мне за то, что случилось в Лас-Пальмасе.

— Он и раньше грозился их убить.

— Думаю, на этот раз тут была не пустая угроза. Мне кажется он это сделает.

— Мы этого не допустим. — Джед встретился с ней взглядом. — Но если ты хочешь удалить дельфинов из этой зоны и поместить их в загон, я не стану возражать.

— Ни в каком загоне они не будут в безопасности. Он будет преследовать их повсюду. Уж скорее риск для них будет меньше, когда они в океане. Когда кругом плавает столько дельфинов, как он выберет во всей этой массе Пита и Сьюзи? Если мы сможем держать его на расстоянии от яхты и не спускать глаз с Пита и Сьюзи, когда они рядом с нами, думаю, нам удастся их уберечь. Господи, я на это надеюсь, — вздохнула Мелис.

— Идет, — кивнул Джед. — Я заставлю команду наблюдать за водой, пока они рядом.

— Я как раз хотела тебя об этом попросить. — Мелис оглядела отлично сервированный стол. — Кажется, я все-таки не буду ужинать. Я не в настроении. Будь добр, объясни все Билли.

— Объяснить, что этот сукин сын пьет твою кровь крупными глотками? В это трудно поверить и еще труднее понять. — Джед поднялся на ноги. — Идем. Давай проветримся. Или ты собираешься зализывать свои раны в одиночестве?

— Я вовсе не истекаю кровью, — заверила его Мелис. — Нет, уж такого удовольствия я ему не доставлю. Поначалу слушать его было просто ужасно. До сих пор тошно, но я научилась с этим справляться.

Оказавшись на палубе, Мелис подошла к поручню и всей грудью вдохнула воздух.

— Как тут хорошо! Чисто, свежо… Господи, как же тут чисто!

Джед заговорил не сразу:

— Давай отложим Маринт на время. Я думаю, нам следует отправиться за Арчером.

Мелис посмотрела на него с удивлением.

— А на острове ты говорил совсем по-другому. Я не могла предоставить тебе никаких гарантий, и ты потребовал Маринт вперед. А потом Арчера.

— Я передумал. Имею право.

Она решительно покачала головой:

— Я обещала тебе Маринт. Я сдержу слово.

— К чертям твое обещание. Я тебе доверяю, неужели не ясно?

Мелис обдумала новое предложение, но, в конце концов, решила от него отказаться.

— Если бы ты сделал это предложение до того, как я поговорила с Арчером сегодня вечером, я бы его на лету схватила. После того, что случилось в Лас-Пальмасе, было бы безумием не пойти сначала за ним.

— А теперь нет?

— Чем скорее мы найдем Маринт, тем скорее я смогу сосредоточиться на том, как найти стопроцентно надежный способ защитить Пита и Сьюзи. Больше всего я тревожусь о них. И потом, если он будет охотиться за дельфинами, мы сможем его взять.

— Это верно. А что, если Маринта нет? Что, если таблички — это единственное, что осталось от города?

— Сначала Маринт. — Мелис повернулась к нему лицом. — А теперь хватит об этом, Джед. Мне нужно спросить тебя о чем-то очень важном.

— Жду, затаив дыхание.

— И не смей язвить. — Она беспокойно облизнула пересохшие губы. — Ты позволишь мне лечь с тобой в постель?

Джед замер.

— Прямо сейчас?

Мелис нервно кивнула.

— Если ты не против.

— Черт, конечно, я не против! Могла бы и не спрашивать. Просто позволь полюбопытствовать. Я как-то не думал, что сразу после звонка Арчера это будет для тебя так актуально.

— Ты не понимаешь. Он так грязен, что и меня заставляет чувствовать себя грязной. Я задыхаюсь в этой грязи. — Мелис попыталась улыбнуться дрожащими губами. — Но все это неправда. С тобой я не чувствую себя грязной. Ты чистый, Джед. С тобой все естественно и правильно. Я как будто плаваю с дельфинами. Чувствую себя так же. Мне необходимо почувствовать это прямо сейчас.

Несколько мгновений Джед смотрел на нее молча, потом протянул руку и ласково провел пальцами по ее щеке.

— Быть уподобленным заплыву в холодной воде океана с парой водных млекопитающих? Есть ли на свете более изысканный комплимент для мужчины?

— Это совершенно особые млекопитающие. — Мелис волновалась все больше. — И холодно не будет. Я не буду холодной. — Она сделала шаг вперед и опустила голову ему на грудь. — Обещаю.


— Мы подбираемся все ближе к ней, Пенниг. — Арчер с улыбкой смотрел за горизонт. — Я думаю, скоро, очень скоро я получу ее.

— Хорошо бы, — буркнул Пенниг. — Хочу, чтобы она как следует помучилась.

— Увидишь. В качестве вознаграждения за полученную рану, возможно, я позволю тебе посетить бордель, в который продам ее. Ничто так не подслащивает наказание, как сексуальное господство.

— Не хочу я ее трахать. Я хочу ее убить.

— У тебя нет ни капли воображения. Смерть — это не начало, это конец. — Арчер в задумчивости склонил голову. — Пожалуй, она несколько заблуждается насчет безопасности своего положения. Я ее здорово тряхнул, когда пригрозил убить дельфинов, но мы должны постоянно повышать давление. Она вела себя прямо-таки вызывающе. Я страшно рассердился. Я считаю, что нам придется ее наказать. Разъяснить ей, что так поступать не годится.

— Как же мы ее накажем?

Арчер снял телефонную трубку.

— Покажем ей, что нет такого места на земле или на море, где она будет находиться в безопасности…


Мелис все еще спала.

Джед очень осторожно и тихо выбрался из постели и быстро оделся.

У дверей он остановился. Она так и не пошевелилась. Это было необычно для нее — спать так крепко. Обычно она поднималась на рассвете, внутренняя энергия заставляла ее беспрерывно двигаться. А сейчас она казалась усталой маленькой девочкой, растрепанной, теплой от сна и настолько, черт бы ее побрал, прекрасной, что у него ком подкатил к горлу при одном взгляде на нее.

«Ну так не смотри на нее! У тебя и без того дел по горло».

Он отвернулся и вышел из каюты.

Николаса он нашел на палубе и, не тратя лишних слов, перешел прямо к делу.

— У Арчера где-то здесь поблизости есть наблюдатель. Он уже знает, что мы выпустили дельфинов. Он пригрозил их убить, — сказал Джед. — Мы должны знать, где он, и позаботиться, чтобы он не подобрался слишком близко.

— Океан большой, — усмехнулся Николас. — Но и я большой человек. Ты правильно сделал, когда выбрал для этой работы столь исключительного человека. — Его лицо стало серьезным. — Арчер звонил Мелис?

— Вчера вечером.

— Ублюдок! Нам надо что-то делать с этим сукиным сыном. И медлить нельзя.

— Вот и я так думаю, — кивнул Джед. — Мы должны найти не только дозорного, мы должны найти его базу. И сделать это как можно более незаметно. Я не хочу, чтобы Арчер знал, что мы подбираемся к нему.

— Думаешь, он на «Славной девчонке»?

— Это вполне логично, если предположить, что он подстерегает Мелис. Уилсон сказал, что корабль покинул Марсель еще до того, как мы отправились на остров Лонтаны.

— Нам придется атаковать «Славную девчонку»? Пустить ее ко дну?

— Возможно.

Николас удовлетворенно улыбнулся.

— Хвала господу за малые милости! Вот это настоящая мужская игра. А то мне уже надоело работать нянькой при паре дельфинов.

— Мы все работаем няньками при паре дельфинов. — Джед взглянул на Пита, только что высунувшегося из воды. — Будем надеяться, они этого не забудут и проявят свою признательность, когда мы с Мелис погрузимся на сорокаметровую глубину.


Похоже, дельфины просто играют с ней, подумала Мелис. Поначалу они, казалось бы, двинулись вперед очень целеустремленно, но весь последний час провели, проплывая через подводные пещеры, огибая скалы и коралловые рифы. Она готова была поклясться, что они играют в прятки.

Джед подплыл к ней и сделал знак, что им пора подниматься на поверхность.

Она отрицательно качнула головой и поплыла вслед за Питом. Еще одна попытка. На этот раз дельфины увели их дальше от яхты, чем когда-либо за последние три дня. Здесь вода была мутнее, чем на более коротких дистанциях. Она почти не различала Сьюзи, которая плыла впереди Пита. Вот они оба исчезли за огромным валуном.

Мелис тоже обогнула валун.

Ни Пита, ни Сьюзи.

Джед подплыл к ней и загородил дорогу. Он нетерпеливо поднял большой палец вверх. Мелис видела, что он злится.

Сама она тоже злилась, но не собиралась сдаваться, не сделав последней попытки найти дельфинов. А Джед? Пусть потерпит, пока она не использовала свой последний шанс.

В ответ она послала его подальше, сделав универсальный жест средним пальцем, и с легкостью обогнула его.

Прошло пять минут, но она так и не увидела ни Пита, ни Сьюзи.

Все, хватит.

Мелис дала знак Джеду, что всплывает, и начала медленное восхождение к поверхности.

Она напряглась, когда что-то коснулось ее ноги, взглянула вниз и увидела ускользающий от нее спинной плавник. Сьюзи?

Джед держался позади нее с подводным ружьем от акул в руке. Он покачал головой, словно угадав ее мысли. Не акула.

Значит, это был дельфин. Но не Сьюзи и не Пит. В мутной воде Мелис все-таки различала, что этот дельфин крупнее любого из них, и он решительно плывет к…

О боже!

Дельфины, сотни дельфинов. Никогда в жизни ей не приходилось видеть столь крупной стаи.

Джед жестикулировал, знаками спрашивал ее, хочет ли она остаться и изучить обстановку.

Мелис колебалась, потом покачала головой. Она неуклонно поднималась, и через несколько минут ее голова показалась над водой. Она помахала Николасу, дежурившему в катере на некотором расстоянии. Он помахал в ответ, завел катер и направился к ней.

— А где Джед? — спросил Николас, заглушив мотор рядом с ней.

Она и сама себя об этом спрашивала.

— Я не знаю. Он был прямо у меня за спиной.

Джед поднялся на поверхность только через две минуты.

Мелис с облегчением перевела дух.

— А еще говорил, что напарники должны держаться вместе! — проворчала она, пока Николас втягивал ее на борт.

— Я хотел посмотреть на них поближе, — объяснил Джед, влезая в катер. — Очень крупные, и их очень много. Ты мне вроде бы говорила, что самцы крупнее самок? Неужели там были одни самцы?

— Нет, вряд ли. Не в такой крупной группе. Самцы действительно передвигаются самостоятельно в своих подгруппах, когда покидают матерей, но мы же имеем дело с группой свыше сотни особей.

— Ну, может, я ошибся, — пожал плечами Джед. — Мне не хотелось оставлять тебя одну слишком надолго.

— А может, ты и прав. — Мелис чувствовала, как при одной мысли об этом ее охватывает волнение. — Если возрастная подгруппа может быть такой большой, ты представляешь себе, сколько там всего дельфинов?

— Почему ты не захотела остаться и проверить, сколько их там?

— Самцы могут проявить агрессию. Если они почувствуют в нас угрозу, они могут сбиться в стаю и атаковать нас.

— Почему же они не всплыли на поверхность?

— Я не знаю. Возможно, у них есть свои собственные устойчивые поведенческие модели. Может, они всплывут за много миль отсюда.

— А Питу и Сьюзи ничто не угрожает, пока они там внизу с этими чужими дельфинами? — спросил Николас.

— Надеюсь, что нет. Они должны чувствовать себя в безопасности. — Мелис пожала плечами. — Я думала, Пит и Сьюзи просто играют, но не исключено, что они хотели представить нас своей семье.

— Познакомиться с таким количеством дельфинов — на это потребуется время. Пожалуй, я пропущу это мероприятие, — заметил Джед.

Волнение Мелис росло с каждой минутой.

— Вряд ли ты захочешь его пропустить, — возразила она. — Не забывай, дельфины были младшими братьями жителей Маринта. Их защищали, оберегали, поэтому их популяция наверняка увеличивалась. Такие крупные стаи очень необычны. А мы ищем именно чего-то необычного.

— Но ведь последнюю пару тысяч лет их никто не оберегал и не защищал. — Потом Джед задумался. — Тем не менее установившаяся популяция могла сохраняться сколь угодно долгое время практически в неизменном виде.

— Вот именно! — возбужденно подтвердила Мелис. — К тому же там внизу скопилось большое количество илистых отложений.

— Эй, что все это должно значить? — возмутился Николас.

Они не обратили на него внимания.

— Если в море смыло целый остров, разве там не должен присутствовать повышенный фактор ила? — предположила Мелис.

— По-моему, логично, — согласился Джед. — Давай еще нырнем.

— Завтра, — сказала она. — Вместе с Питом и Сьюзи. Я хочу дать им шанс поработать для нас чем-то вроде буфера. Ты глубоко заблуждаешься, если думаешь, что все дельфины похожи на Пита и Сьюзи. Наоборот, они с самого начала вели себя необычно. А обычные дельфины в некоторых ситуациях могут быть не менее опасными, чем акулы. Откуда нам знать, может, у этих дельфинов врожденный наследственный инстинкт защищать Маринт?

— Жуть, — замогильным голосом проговорил Николас.

Джед недоуменно поднял брови.

— Ты утверждаешь, что ты шаман, и поведение дельфинов кажется тебе странным?

— Ничего я не утверждаю. И оставляю за собой право находить странным все, что мне кажется странным. — Николас развернул катер. — Я также оставляю за собой право оставаться над водой, пока вы там резвитесь с вашими дельфинами. Благодаря стараниям Мелис я уже пережил незабываемое приключение с Питом и Сьюзи, и хватит с меня этого. Не горю желанием быть атакованным целой сотней.

Они уже два часа пробыли на борту «Трины», когда наконец рядом с яхтой всплыли Пит и Сьюзи.

— Вид у них вроде бы нормальный. — Мелис придирчивым взглядом осмотрела дельфинов, когда они подплыли к борту и приветственно защелкали, завидев ее. — Ранений нет. Травм нет. Да, вид у них совершенно нормальный.

— Вот и хорошо, — рассеянно отозвался Джед. — Я тут подумал… Может, нам не стоит завтра спускаться с дельфинами?

— Что? — Она изумленно повернулась, к нему. — Почему нет? Ты же был полон решимости спуститься прямо сегодня.

— А ты сказала, что дельфины могут повести себя агрессивно. Давай заставим поработать технику. Пусть она нам подскажет, стоит туда спускаться или нет.

— Птичка додо, — поняла Мелис.

— Я заплатил чертову уйму денег за эту птичку додо. Давай попробуем разок. Речь идет об одном дне. Это не помешает, зато может дать нам представление о том, есть ли на океанском дне что-нибудь необычное.

— А может и не дать. — Ну, конечно, чего еще ждать от мужчин? Вечно они одержимы механическими игрушками! Но Мелис пожала плечами. — После пары тысяч лет один день ничего не решает. Ладно, попробуем птичку додо. — Тут она увидела, как Николас прыгает в катер. — Куда это он собрался?

— На разведку. Мы же не хотим, чтобы Арчер застал нас врасплох. Такого удовольствия мы ему не доставим.

Мелис была так поглощена дельфинами, что всякие мысли об Арчере вылетели у нее из головы. О, если бы она могла себе позволить позабыть о нем навсегда!

— Нет, мы не хотим доставлять Арчеру какое бы то ни было удовольствие.

Ажурная золоченая резьба. Барабаны. Кафас.

Мелис стремительно села в постели. Ее сердце отчаянно билось.

— Что с тобой? — Джед, оказывается, не спал. — Кошмар приснился?

Она судорожно кивнула и спустила ноги на пол.

— Я выйду на палубу. — Мелис схватила халат. — Мне нужен воздух.

Джед тоже встал.

— Я пойду с тобой.

— Нет никакой необходимости.

— Не упрямься! — Джед тоже набросил халат. — Идем. Сделаем несколько глубоких дыхательных упражнений, а потом спустимся в кубрик и сварим кофе.

— Не беспокойся, все нормально…

Он ее не слушал. Мелис повернулась и вышла из каюты. Ночь была прохладной, легкий ветерок зашевелил ее волосы, когда она прислонилась к поручню.

— Хорошо тут.

Он несколько минут молчал, но потом спросил:

— Тот же сон?

— Да, — подтвердила Мелис. — Я этого почти ожидала. Мы подбираемся все ближе к Маринту. Я не могу об этом не думать.

— Я мог бы попробовать найти его в одиночку. Пит и Сьюзи меня уже знают.

— Нет.

— Почему нет?

Мелис устало покачала головой.

— Я не знаю. — Она задумалась. — Нет, знаю. Это одна из тех вещей, от которых я пряталась все эти годы. Я была взволнована и обрадована не меньше Фила, когда мы впервые поверили, что вот-вот найдем Маринт. А потом я своими воспоминаниями о кафасе отравила эту мечту. Не надо было этого допускать. Черт возьми, мужчины были гадами и сволочами по отношению к женщинам на протяжении всей истории. В раннем Средневековье советы представителей знати даже собирались, чтобы решить, причислить ли женщин к роду человеческому или отнести их к животным. А знаешь, почему они все-таки причислили нас к людям? По одной-единственной причине: чтобы не быть обвиненными в скотоложстве. И все же мы не только выжили, но и обрели независимость.

Джед улыбнулся.

Мелис повернулась к нему.

— Поэтому я дам тебе твой Маринт, а ты, уж будь любезен, постарайся найти в нем что-нибудь действительно стоящее. Настолько стоящее, чтобы искупить страдания всех этих несчастных женщин, так и не получивших шанса свергнуть этих проклятых самцов с их мужским шовинизмом.

— Я постараюсь. — Его ладонь, теплая и сильная, накрыла ее руку на поручне. — Ну как, ты готова к порции кофе?

— Пока еще нет. Мне нужно время. — Но страх уходил, вдруг поняла она с удивлением. Обычно ей требовалось гораздо больше времени, чтобы с ним справиться. Мелис посмотрела на воду. — Арчер сегодня вечером не перезвонил. Меня это беспокоит.

— А может, он именно этого и добивается. Мне кажется, он довел моральные пытки до научного совершенства.

— Он страшный человек, — согласилась Мелис. — И он, должно быть, ненавидит женщин. — Ее передернуло от отвращения. — Бьюсь об заклад, на совете знати он отстаивал бы «животную теорию».

— Не буду биться с тобой об заклад, — засмеялся Джед.

Они смеялись над Арчером! Мысль об этом ошеломила Мелис. Но сама возможность посмеяться над ним делала Арчера не таким страшным, уменьшала его в масштабе.

— Он всего лишь злобный маленький человечек, Мелис, — сказал Джед, внимательно наблюдая за ее лицом. — Мы сумеем его побороть.

Мелис кивнула и с трудом заставила себя улыбнуться.

— Конечно, сможем. Ну вот, теперь я готова выпить кофе. — Она повернулась и направилась в кубрик. — Я сама его сварю. Ты так самоотверженно прослушал мою лекцию о борьбе за равноправие женщин, что заслужил награду.

— Ты проповедуешь обращенному. За все время моего общения с женщинами я ни разу не сталкивался с проявлениями слабости. У меня была одна задача — выжить.

Его мать и его бабушка. Ее вдруг охватил приступ гнева, когда она подумала о маленьком мальчике, которого эти две женщины разрывали на части.

— Независимость — это одно дело, а сволочизм — совсем другое, — сказала Мелис. — И, честно говоря, чем больше я об этом думаю, тем меньше мне нравится, что ты назвал яхту «Триной». Я понимаю, для тебя это своего рода извращенная шутка, но она не должна занимать даже столь малого места в твоей жизни.

— Ты рассердилась.

— Да, рассердилась. — Она не просто рассердилась, ей хотелось его защитить. Это было совершенно неожиданное чувство, и оно ее испугало. — Почему бы и нет? Ты был добр ко мне. Обычно мне приходится полагаться на дельфинов. Они составляют мне компанию, когда меня мучают кошмары.

— Ну вот опять. Я всего лишь заменитель Пита и Сьюзи. — Джед открыл дверь в кубрик. — История моей жизни.

Мелис остановилась.

— И никакой ты не заменитель… Сегодня мне не нужны были Пит и Сьюзи. Даже когда я была с ними после кошмара, все равно я чувствовала себя… опустошенной. Но сегодня мне не было одиноко. — Мелис запиналась и, наверное, говорила слова, которых он вовсе не хотел слышать. Она проскользнула мимо него к стоявшей на прилавке кофеварке. — Вот и все. Я просто хотела сказать тебе, что ты, по-моему, не проголосовал бы за «животную теорию» на совете. И не потому, что боялся быть обвиненным в скотоложстве.

— Я благодарен, — тихо сказал Джед.

— Так и должно быть. — Мелис повернулась к нему лицом. — Где найти банку кофе в этих джунглях из нержавейки? Мне казалось, что она должна быть… — Она резко втянула в себя воздух. — Что ты так на меня смотришь?

— Как? — отвел взгляд. — Ах вот ты о чем! Это похоть. Чистейшая похоть без всяких примесей. — Он сел за стол. — Но я постараюсь сдерживать себя, пока ты варишь кофе. Банка на верхней полке слева от тебя.


— Мы примерно в миле от того места, где видели стаю дельфинов. — Джед ушел с мостика и спустился на палубу, где был установлен основной экран. — Вот теперь посмотрим, на что способна птичка додо.

Выкрашенный желтой краской акустический преобразователь, спущенный на воду, тащился за кормой яхты. Ответвления по бокам напоминали крылья огромного пеликана.

— Да, посмотрим. — Мелис почувствовала легкое волнение, несмотря на весь свой скептицизм. Она взглянула на дисплей. — Вроде бы работает нормально. Может быть, технология и вправду восторжествует.

— Должна восторжествовать. ВМС содрали с меня целое состояние за птичку додо. — Джед с досадой покачал головой. — Вот черт, ты и меня заразила.

— Может, ты вовсе не такой фанат техники, каким сам себя считаешь. — Николас прислонился к поручню, не сводя глаз с преобразователя. — Честно говоря, выглядит он довольно-таки глупо. Хочешь, я поколдую немного и наделю его бессмертной душой?

— Нет, не хочу, — ответил Джед. — Все, что нам нужно, это одно из твоих дурацких заклинаний, чтобы попытка окончилась провалом.

— Заклинаний? Да я хотел повесить компакт-диск Стиви Уандера на шею додо.

Мелис подавила невольную улыбку.

— Отличная мысль. Но я предпочитаю Аретту Франклин.

— Очень смешно, — обиделся Джед. — Ну все, мы как раз над тем местом. Посмотрим, кто будет смеяться поел… О черт!

Мелис устремила взгляд на додо.

— О боже!

Николас зашелся от смеха.

Пит вынырнул откуда ни возьмись и попытался на полной скорости протаранить преобразователь. Птичка додо закачалась как пьяная и снова выпрямилась.

Джед начал ругаться.

— Отзови его. Он пытается потопить преобразователь.

Мелис со страхом в душе признала его правоту. Пит отплыл подальше, туда, где ждала Сьюзи, но она понимала, что новая атака — лишь вопрос времени.

— Нет, Пит!

Она дунула в свисток.

Дельфин не обратил на нее никакого внимания. Он плавал кругами, наращивая скорость.

Мелис снова дунула в свисток.

Николас так смеялся, что ему пришлось ухватиться за поручень.

— Он похож на быка, роющего землю перед тем, как броситься на матадора.

— Я тебя убью, Николас, — сквозь зубы пригрозил Джед. — Какого черта он это делает?

— Я не знаю. Аппарат похож на птицу. Возможно, это сбило его с толку. Может быть, он думает, что это какой-то странный дельфин или акула. Может быть, он защищает свою территорию. — Мелис больше не могла удерживаться от смеха. — Извини, Джед, я понимаю, это ценный ап…

— Прекрати этот смех.

Мелис старалась изо всех сил.

Пит вновь протаранил додо. Аппарат закачался как пьяный и закружился волчком на воде.

— О господи! — Теперь уже и Джед не мог удержаться от смеха. — О, черт бы тебя побрал! Давай, топи его, психованный дельфин!

— Нет. — Мелис отерла слезы со щек. — Мы должны спасти бедного, глупенького додо. — Она сбросила сандалии. — Быстрей летящей пули… — Она нырнула в море и поплыла к преобразователю. — Держись, додо. Не бойся. Я спасу тебя.

— Никого и ничего ты не спасешь, если не перестанешь смеяться. — Джед был уже рядом с ней в воде. — Я этого не забуду.

— Это угроза? Откуда мне было знать, что Пит так разозлится?

— Нет, это всего лишь констатация факта. В первый раз вижу, как ты смеешься. Смеешься по-настоящему. Мне это нравится. — Джед обогнал ее. — Ну, и как нам заставить Пита отказаться от намерения протаранить додо?

— Понятия не имею. Проплыть вокруг додо, чтобы показать Питу, что это друг? — Эта мысль показалась Мелис такой нелепой, что она опять засмеялась. — Преградить ему дорогу и попытаться его остановить? — Это, наоборот, было совсем не смешно. — Может, нам удастся использовать Сьюзи, чтобы его разоружить. Мы что-нибудь придумаем.

— Надеюсь. — Джед бросил убийственный взгляд на «Трину». — Мне не нравится, что Николас получает слишком большое удовольствие от спектакля.

ГЛАВА 14

Битый час они пытались убедить Пита оставить преобразователь в покое. Мелис испробовала все: сама цеплялась за додо, заставила Сьюзи проплыть рядом с аппаратом. Но Пит был, как всегда, упрям до чертиков и не желал слушаться. Наконец Николас вывел катер к додо и начал бросать Питу и Сьюзи рыбу, чтобы воинственный самец начал ассоциировать преобразователь с чем-то приятным.

— Пришлось вспомнить свою первую профессию, — сказал Николас, помогая Мелис забраться в катер. — Я собирался притащить сюда компакт-диск Стиви Уандера. Знаешь, как это говорится: «И зверя буйного музыка укрощает…»[11]

— «Сердце буйное», а не зверя, — поправил его Джед. — И вряд ли Мелис тебя одобрит; если ты будешь называть Пита буйным. Он просто сбит с толку, бедняга.

— Ну, как бы то ни было, рыба сработала более эффективно, чем музыка, — примирительно заметил Николас. Он взглянул на играющих в воде Пита и Сьюзи. — Похоже, он позабыл о смертельно опасном додо. Как ты думаешь, додо пережил атаку Пита?

— Предполагается, что аппарат обладает повышенной прочностью, — ответил Джед. — Посмотрим, что нам скажут датчики, когда поднимемся обратно на борт.

Зеленый светодиод все еще горел на контрольной панели, когда они поднялись на «Трину» десять минут спустя.

— Разрази меня гром! — воскликнул Николас. — Птичка жива! И кто сказал, что додо вымерли? Этот точно не вымер. Ты спасла его, Мелис.

— Иди-ка скажи Билли, чтоб готовил ленч. — Джед не сводил глаз с панели. — И, раз уж ты спускаешься, захвати заодно пару полотенец.

— Ты что, хочешь от меня избавиться? То я рыботорговец, то теперь вот — стюард. Ты должен обещать, что ничего такого не предпримешь, что могло бы меня позабавить, пока я не вернусь.

С этими словами Николас ушел.

— Я удивляюсь, как это он еще работает. — Мелис подошла поближе к панели. — Ты же говорил, что он сверхчувствительный.

— Преобразователь сверхчувствительный, но оболочка сделана, как танковая броня и может выдержать все, что угодно. — Джед наклонился и подкрутил какое-то колесико. — Очевидно, включая и дельфина, пытающегося его потопить.

— Ты не согласен с Николасом? Я не спасла додо?

— Боже сохрани! Я бы не посмел. Ты же у нас быстрей летящей пули! — Джед подошел к дисплею. — Просто ты спасла его не без помощи со стороны… Будь я проклят!

— Что там? — Мелис подошла к нему и тоже взглянула на дисплей. — Что-то есть?

— Мы стояли над нужной точкой все то время, пока ты пыталась вразумить Пита, чтобы он оставил додо в покое. — Джед указал на ломаную линию на бумаге, вылезающей из печатного устройства. — Там что-то есть. — Он поднял упавшую на палубный настил часть бумажного рулона. — Если исключить пару минут, когда наш додо вертелся, как детская юла, преобразователь фиксирует однотипные отклонения. Более высокие и ярко выраженные к западу.

— А ты не слишком торопишься? Может быть, это всего лишь еще один…

— А может быть, это оно самое. — Джед не отрывал глаз от графика. — Спустись в каюту и переоденься, Мелис. Мы возьмем додо на небольшую прогулку в западном направлении и послушаем, что он нам там споет.

В двух милях к западу зигзаги на графике еще больше заострились, и между ними появились горизонтальные линии.

А еще через полмили они увидели дельфинов.

Сотни и сотни дельфинов. Их лоснящиеся тела поблескивали на послеполуденном солнце, пока они плыли и выпрыгивали из воды, играя и резвясь. Радость. Красота. Свобода.

— Мой бог… — прошептала Мелис. — Это наводит на мысль о временах сотворения мира.

— «Последний приют»? — спросил Джед.

— Не исключено, — ответила Мелис. Вид дельфинов вызывал у нее чувство, похожее на священный трепет. Она не могла оторвать от них глаз. Лучи солнца просачивались сквозь синевато-серые тучки и подсвечивали море ослепительным блеском. Дельфины произвели на нее впечатление еще вчера, когда она видела их под водой, но нынешнее зрелище было поистине завораживающим. От волнения у нее ком подкатил к горлу. — Я думаю, мы завтра увидим, когда спустимся с Питом и Сьюзи.

— Если все эти другие дельфины подпустят нас к городу.

— Мы можем и не использовать Пита и Сьюзи. — Мелис не смотрела на него. — Ты мог бы взять для исследований водолазный колокол или какой-нибудь другой из твоих хитрых спускаемых аппаратов.

— Нет, не могу. Это было бы уже не то. Не хочу я в первый раз увидеть Маринт, сидя в железной клетке.

— Мечта? — улыбнулась Мелис.

— А что же еще? — Голос Джеда вдруг зазвенел от волнения. — Боже мой, Мелис, я знаю, что он здесь.

— Надеюсь, что так.

Господи, как же он был счастлив! Его лицо сияло, и Мелис почувствовала, как при взгляде на него ее омывает теплая волна. Она не разделяла его мечты, но могла разделить с ним эту радость. Эта радость захлестнула, затопила ее. Она сделала шаг к нему и взяла его за руку.

Джед вопросительно взглянул на нее.

— Да нет, все в порядке, — ответила она с улыбкой. — Просто хотела к тебе прикоснуться.

— Какой же это порядок?! Это нечто необыкновенное.

— Хорошо. — Мелис оглянулась на океан и на дельфинов, объединившихся в вечном круговороте жизни и обновления. — Но не сейчас. Не здесь.

— Наш наблюдатель использует быстроходный однокорпусный катер военного образца длиной 7, 6 метра, — сказал Николас Джеду, вернувшись на яхту в тот вечер. — Вообще-то не исключено, что наблюдателей двое.

— Двое?

— Я видел другую моторную лодку на некотором расстоянии, но она скрылась, прежде чем я успел подобраться ближе. А что? Это разумно. Им нужны по меньшей мере двое, если они хотят вести круглосуточное наблюдение.

— Они тебя видели?

— Я не знаю. А если и видели, подумаешь, большое дело! Они не удивятся, если мы выставим собственный дозор. — Николас презрительно скривился. — Не думаю, что я кого-нибудь спугнул. Катер по дальности и мощности не уступает твоему, Джед. Если стартует первым, его не догонишь.

— Ты мог бы проследить один из них до «Славной девчонки»?

— Попробую. Я в любом случае начну свой собственный поиск. Как только вы вернетесь со своих погружений в конце дня, я отсюда смоюсь.

Мелис едва различала Пита и Сьюзи, плывущих впереди нее в замутненной илом воде. И она еще говорила, что хочет использовать дельфинов как буфер, подумала она с горечью. С той самой минуты, как они с Джедом спустились под воду, Пит и Сьюзи практически их не замечали.

Нет, это было не совсем так. Они двигались целеустремленно. Они знали пункт назначения и плыли прямо к нему. Точно так же они действовали шесть лет назад, когда вели Мелис к определенной цели. И сегодня, заметив в них ту же решительность, она ощутила, что ее сердце наполняется надеждой.

Джед, уплывший вперед, вернулся к ней и покачал головой, словно преграждая ей дорогу.

Что же случилось?

Он сделал движение рукой.

Акула?

И тут она увидела их сама. Это были дельфины. Стая, столь же крупная, как та, что они вчера после полудня видели на поверхности, сегодня опустилась вглубь.

И вся эта живая шевелящаяся масса находилась всего в нескольких ярдах[12] от них. Она пугала одним своим видом.

А еще больше испугал Мелис один самец, направлявшийся к ним и проявлявший, как ей показалось, явно недружелюбный интерес.

Господи.

Дельфин грубо толкнул Джеда, а затем двинулся к ней.

Джед расчехлил ружье против акул.

Мелис решительно покачала головой. В следующую минуту дельфин ударил ее. Удар пришелся в грудную клетку.

Боль.

А потом дельфин скрылся.

Но он мог и вернуться. Может, он уплыл за подкреплением?

Джед сделал ей условный знак, что им пора подниматься.

Возможно, это был бы неглупый ход. Они могут вернуться завтра, когда придумают, каким образом…

Вернулись Пит и Сьюзи.

Пит плавал вокруг них оборонительными кругами, а Сьюзи приблизилась и поплыла рядом с Мелис.

Мелис протянула руку и погладила ее по носу.

Вам давно уже пора было быть здесь, юная леди.

Словно чувствуя себя виноватой, Сьюзи подплыла еще ближе и потерлась об нее.

После некоторого раздумья Мелис сделала знак Джеду плыть дальше.

Он начал было отказываться, потом пожал плечами и двинулся вперед.

Не бросят ли их Пит и Сьюзи?

А если не бросят, произведет ли это впечатление на других дельфинов?

Мелис медленно плыла к стае дельфинов.

Пит продолжал плавать вокруг них кругами, а Сьюзи плыла слева от Мелис.

И вот они врезались в самую гущу дельфиньей стаи. Это было невероятно.

И страшно до дрожи.

«Не оставляйте нас, ребята!» — мысленно взмолилась Мелис.

Пит и Сьюзи по-прежнему держались рядом.

Одна самка отделилась от внешнего периметра стаи и поплыла к ним.

Пит мгновенно выдвинулся вперед и заставил ее отвернуть в сторону от Джеда и Мелис, после чего продолжил свое патрульное курсирование вокруг них.

Через десять минут дельфинье царство стало постепенно утрачивать к ним интерес.

А еще пять минут спустя Пит расширил свои круги, словно давая понять, что они в безопасности.

Но Пит и Сьюзи остались с ними, пока они медленно пробирались сквозь тучи дельфинов.

И вот они миновали дельфинье стадо и выбрались с другой стороны, проследовали за Питом и Сьюзи через подводный грот и выплыли в открытое море.

Но они ничего не увидели.

Вода и здесь была мутной, но все же достаточно прозрачной, чтобы разглядеть дно. Дно, покрытое толстым слоем ила. Никаких колонн. Никакого древнего города. Никаких руин. Только ил.

«О боже, Джед будет разочарован», — подумала Мелис.

Но он не выказывал никаких признаков разочарования. Он плыл быстрее, загребал сильнее, опускался ниже, ближе ко дну. Он обследовал, высматривал, а потом перевернулся, подплыл обратно к ней и поднял вверх большой палец, показывая, что им пора всплывать.

Джед ничего не сказал, пока они не вернулись на «Трину», но Мелис угадывала скрытое под этой внешней сдержанностью внутреннее волнение.

— Я думаю, он там, — сказал Джед Николасу, пока тот помогал им снимать водолазные костюмы. — Маринт. Я почти уверен, что он там.

— Я видела один только ил, — покачала головой Мелис.

— И я тоже, пока не подобрался ближе. Я увидел металлические фрагменты, выступающие из ила. Ты сказала, что таблички были бронзовые. Они могли использовать металл в разных целях.

— Для создания микроволновок и стиральных машин, — кивнул Николас.

Джед проигнорировал это легкомысленное замечание.

— Все может быть. Узнаем наверняка, когда откопаем Маринт из ила.

— Если только это Маринт, а не останки какой-нибудь потопленной субмарины времен Второй мировой войны, — возразил Николас. — Ты же не знаешь точно.

— Буду знать, когда снова спущусь и подберу образцы этого металла. Я хочу, чтобы ты спустился со мной, как только закачаю новую порцию воздуха в баллоны.

— Я уж думал, ты меня никогда не пригласишь, — усмехнулся Николас.

— Нет, — сказала Мелис. — Я спущусь вместе с тобой.

— Мы не знаем, проявит ли эта дельфинья банда такую же терпимость, как в этот раз, когда с нами были Пит и Сьюзи, — покачал головой Джед.

— Нам могут вновь понадобиться Пит и Сьюзи, а они недостаточно хорошо знают Николаса.

— Они меня знают даже слишком хорошо, — вмешался Николас. — Оставили меня без штанов.

— Спускаться буду я, — повторила Мелис. — Кто-то должен остаться на борту на случай поломки оборудования. Когда мы убедимся, что это то самое место и что дельфины нас не тронут, Николае сможет попытать свое счастье.

Джед заколебался.

— Как твои ребра?

— Побаливают. Но я спускаюсь.

Джед переглянулся с Николасом и пожал плечами:

— Она спускается.

Следующие два погружения не принесли им ничего, кроме осколков бронзы и нескольких непонятных кусков металла.

После третьего погружения Джед поднял на борт длинный узкий цилиндр, сделанный из того же металла.

Николас ждал их вместе со всей командой, когда они поднялись на «Трину».

— Что-нибудь интересное? — Николас подошел поближе и наклонился к предмету в бредне. — Не слишком пострадал от коррозии. Бронза?

— Какой-то сплав. — Джед опустился на колени рядом с цилиндром. — И на мой взгляд, он не похож на запчасть от субмарины времен Второй мировой войны. Иди сюда, Мелис.

Она уже была рядом.

— Что?

— Ну-ка посмотри на надписи по краю цилиндра.

Мелис ахнула. Она не заметила крошечных значков.

— Иероглифы? — спросил Джед. — Такие же, как на тех табличках?

— Выглядят похоже, — кивнула она.

— Черт побери! — Джед торжествующе улыбнулся во весь рот. — Я так и знал! Мы нашли его!

Вся команда салютовала им громким «ура».

— Пойди открой шампанское, Билли, — сказал Джед, продолжая осматривать цилиндр. — Интересно, что бы это могло быть?

— Банка для специй? — предположил Николас и указал на один из иероглифов. — Держу пари, там написано: «Перец чили».

— Черт, может, ты и прав, — засмеялся Джед. — Я пытаюсь увидеть в этом нечто более возвышенное. У меня голова идет кругом.

— Пожалуй, пойду-ка я помогу Билли выбрать шампанское. По такому случаю требуется нечто особенное. — Выражение лица Николаса смягчилось, когда он оглянулся через плечо. — Я бы сказал, ты имеешь право на небольшое головокружение. Поздравляю, Джед.

— Спасибо. — Джед перевел взгляд на Мелис. — И тебе спасибо.

— Тебе не за что меня благодарить, — возразила она. — Я же дала тебе слово. Думаешь, это реальное доказательство?

— Ну, если не оно, тогда я не знаю, что еще это может быть. Если завтра нароем еще несколько предметов, можно считать, что последние сомнения отпали.

— И что же дальше?

— Я сию же минуту звоню Уилсону. Пошлю его в Мадрид, пусть оформит мне разрешение на работы и все что нужно, чтобы застолбить мое право на раскопки. Это надо сделать немедленно, иначе, если пресса пронюхает, весь этот район будет кишеть спасательными судами любителей легкой наживы.

— А сколько времени ему понадобится на оформление прав?

— Немного, если подмазать кого надо. Уилсон в таких делах знаток. — Джед помрачнел. — Я не забыл об Арчере. Дай мне еще один день, Мелис. Вот все, что мне нужно.

— Я и не думала на тебя давить, — успокоила его Мелис. — Хотела бы я забыть об Арчере, да не могу. Он все время напоминает о себе. Маринт оказался не таким, как ты думал? — спросила она после паузы. — Моих ожиданий он точно не оправдал. Я думала увидеть обломки колонн, руины зданий, а не горы ила.

— Когда я был мальчишкой, мне снился арочный портал, ведущий в прекрасный город, — подтвердил он.

— И все-таки не похоже, что ты разочарован.

— Ну, то была мечта, сон. А это действительность, она всегда интереснее и богаче любых снов. Ее можно потрогать, взять в руки, изменить. Может быть, в детстве мне нужна была мечта, — признался Джед, — но сейчас… я не знаю. Кто знает, что скрывается под всеми этими горами ила? Может, под ними арочный портал? — Он подмигнул Мелис и взял ее за руку. — Идем, нам надо переодеться в сухое. А потом выпьем шампанского.

Джеда не было в постели рядом с ней.

Мелис бросила взгляд на часы. Они показывали четвертый час утра, а Джед редко поднимался раньше шести.

Если только ничего не случилось.

Дельфины.

Мелис села, спустила ноги на пол и потянулась за халатом. Через минуту она взбиралась по трапу на верхнюю палубу.

Джед стоял у перил, подняв голову и устремив взгляд на звездное небо.

— Джед?

Он обернулся и улыбнулся ей.

— Иди сюда.

Ничего не случилось. Он не смог бы так улыбаться, если бы в подвластном ему мире что-то случилось. Мелис подошла к нему.

— Что ты здесь делаешь?

— Никак не мог заснуть. Я чувствую себя ребенком накануне Рождества. — Джед обхватил ее плечи одной рукой. — Всего через несколько часов я смогу открыть свои подарки.

Его лицо светилось тем же радостным воодушевлением, которое не покидало его с того момента, как он нашел цилиндр.

— А вдруг новые подарки будут не такими приятными, как тот, что ты нашел вчера?

— А может, они будут даже лучше? — Джед опять взглянул на небо. — Знаешь, металл какой-то странный. Я думал, может, это метеориты?

— А может, его доставили на Землю инопланетяне? — засмеялась Мелис.

— Зря смеешься, ничего невозможного нет. Кто бы мог подумать, что общество, основанное несколько тысячелетий назад, добьется такого прогресса, какого они, по-видимому, добились? — Джед обнял ее еще крепче. — И все это ждет нас, Мелис. Все эти чудеса…

— Чудеса? Он кивнул.

— В мире осталось так мало чудес! Дети — единственные существа на земле, умеющие верить в чудеса и удивляться им. И они теряют эту способность с возрастом. Но изредка случается нечто, заставляющее нас вспомнить, что, если держать глаза открытыми и упорно искать, мы все-таки можем найти настоящее чудо.

— Как ты думаешь, что там могло сохраниться, под этой толщей ила?

— Геспут не вдавался в детали. Не могу дождаться, когда же наконец мне попадут в руки эти бронзовые таблички. Они смогут навести меня на мысль о том, чего следует ждать, а главное, где искать.

Мелис рассмеялась и покачала головой:

— Тебе не нужно знать, чего следует ждать. Это испортило бы тебе все удовольствие.

— Ты права, отчасти волшебство было бы утрачено, — сокрушенно вздохнул Джед. — А волшебство — важная часть всего предприятия. — Он посмотрел на нее и улыбнулся. — Ладно, иди спать. Уже поздно. Или рано? Извини, я сегодня совершенно распсиховался.

Ей не хотелось уходить. Она видела, что ему хочется поговорить, и ей хотелось остаться с ним. Быть рядом с Джедом в минуту его триумфа — это само по себе было волшебством.

Волшебством и чудом.

— Я не хочу спать. Ты упомянул об арочном портале. Если бы он существовал, как ты думаешь, как он должен был выглядеть?

— Хочешь поиграть со мной в эту игру? — Джед посмотрел на море. — Огромная арка, покрытая тонкой резьбой. Может быть, инкрустированная перламутром и украшенная позолотой. А дальше, когда минуешь арку, видишь улицы, распланированные с идеальной симметрией. Они похожи на спицы колеса и ведут к огромному храму в самом центре города…

— Вчерашней ночью я нашел «Славную девчонку», — понизив голос, сообщил Николас на следующее утро, помогая Джеду надеть баллон со сжатым воздухом. — Она стоит на якоре примерно в тридцати милях отсюда.

Джед внимательно взглянул на него.

— Тебе удалось рассмотреть ее хорошенько?

— Большая. Лоснится, как кит. Вероятно, быстроходная. Так и кишит охраной. Я насчитал четырех часовых, обходивших палубы, за то недолгое время, что я там пробыл. Арчер явно не хочет, чтобы его застали врасплох. И еще напоследок я видел, как агент береговой охраны всходил на борт «Славной девчонки», — добавил Николас.

— Досмотр?

— Все выглядело гораздо дружелюбнее.

— Подкуп?

— Я поставил бы на лошадь под этой кличкой.

— Значит, на помощь со стороны нам рассчитывать нечего.

— Невелика потеря. Посторонние обычно только путаются под ногами.

— Отличная работа, Николас.

— Ты же от меня ничего другого не ждешь. Теперь нам есть с чем работать. Хотя это дело и не идет под номером первым в твоей повестке дня. Удачи тебе, Джед, — улыбнулся Николас на прощание и пошел помочь Мелис.

В то утро Джед и Мелис подняли наверх четыре полных бредня артефактов с океанского дна. Большинство предметов были повседневного или неопределенного назначения, но один заставил Джеда широко открыть глаза.

— Мелис! — Он осторожно поднял предмет в руке. — Посмотри.

Она подошла поближе.

— Что это?..

Это был кубок. Золото потускнело, ляпис-лазурь и рубины были покрыты слоем ила, но никакой ил не мог скрыть искусной работы.

Но не поэтому Мелис застыла как зачарованная при виде кубка. Она неуверенно протянула руку и коснулась края чаши. Тысячи лет назад какой-то мужчина или какая-то женщина пили из этого кубка. Их губы касались этого края. Они жили, смеялись, плакали, любили в древнем городе, который сейчас лежал на дне моря. Странно, кубок, поднятый со дна, казался теплым на ощупь…

Мелис подняла глаза и встретилась взглядом с Джедом. Он улыбнулся и кивнул, давая понять, что разделяет ее чувства.

Чудеса…


Послеобеденный улов был не столь богатым, но и его оказалось достаточно, чтобы заставить их продолжить поиски.

Только перед самым вечером Джед сделал знак, что им пора подниматься. Мелис кивнула и оттолкнулась вверх в мутной воде. Она чувствовала себя усталой. Руки как будто налились свинцом, а баллоны с воздухом казались тяжкой ношей, которую она…

Пит начал стремительно плавать взад-вперед перед ней, преграждая ей путь.

Только не сейчас, Пит.

Мелис была решительно не в настроении играть. Она двинулась вперед по воде, перебирая ластами, ожидая, что он…

Что-то большое и твердое толкнуло ее.

Еще один дельфин? Нет, она не видела ни одного…

Впереди мелькнуло что-то черное и блестящее. Водолазный костюм. Не Джед. У него костюм был ярко-синий, и к тому же Джед находился у нее за спиной.

Гарпунное ружье!

Пит возбужденно заклокотал, пытаясь отгородить ее от человека в черном водолазном костюме.

Вода окрасилась кровью.

О боже, он подстрелил Пита! Мелис увидела гарпун, торчащий у него в боку. Она поплыла к Питу.

А Джед поплыл к человеку с гарпунным ружьем. Краем глаза Мелис заметила, как в руке Джеда блеснула сталь, когда он настиг незнакомца. Это был нож.

Они схватились, стали бороться, переворачиваясь в воде.

Борьба была недолгой.

Опять в воду выплеснулась кровь.

Джед оттолкнул от себя человека в черном водолазном костюме. Только это был уже не человек, а мертвое тело, медленно опустившееся на дно.

Джед поплыл обратно к ней. Он сделал ей знак подниматься, но Мелис отрицательно покачала головой. Пит двигался, но как-то вяло, еле-еле. Она боялась вынимать гарпун из его бока, но и оставить его не могла. Она попыталась толкнуть его наверх. Он остался недвижим.

Потом рядом с ним появилась Сьюзи. Она расталкивала его, плавала вокруг него кругами, озабоченно щелкая.

Через минуту Пит очнулся и начал медленно всплывать.

Боже, сколько крови…

ГЛАВА 15

Арчер позвонил только после полуночи.

— Что ты сделала с бедным Анджело, Мелис?

— Ах ты, ублюдок! — Голос у нее дрожал. — Ты убил Пита. Он же не причинил тебе никакого зла! Зачем тебе понадобилось его убивать?

— Я же тебя предупреждал, что я это сделаю, если не станешь посговорчивее. А самку Анджело тоже убил?

— Нет.

— Ну, значит, она следующая в очереди!

— Нет! — закричала Мелис. — Келби убил твоего Анджело. Он убьет каждого, кто попытается напасть на Сьюзи. Ты к ней близко не подойдешь!

— У меня есть другие люди, а океан велик. Скажи мне, твой дельфин страдал?

— Да, — прошептала Мелис.

— Я так и думал. Я велел Анджело позаботиться, чтобы рана была болезненной. Самка будет страдать еще больше.

— О господи, — заплакала Мелис, — нет, пожалуйста, не убивай Сьюзи!

— Мне придется это сделать. Ты же не хочешь отдавать мне бумаги. На самом деле это ты ее убиваешь, Мелис. Помни об этом, когда будешь смотреть, как она умирает. Спокойной ночи.

— Нет, погоди, не клади трубку, — В ее голосе слышалась паника. — Я отдам тебе эти чертовы бумаги. Я сделаю все, что ты хочешь. Только не убивай Сьюзи.

— Ну, наконец-то! — Он секунду помолчал: — И что для этого потребовалось? Всего-навсего один мертвый дельфин! Надо было сделать этот ход раньше.

— Не убивай ее. Скажи мне, что надо делать. Ты же говорил, что уйдешь, что оставишь меня в покое, если я отдам тебе бумаги.

— Прекрати рыдать. Я тебя совсем не слышу.

Мелис судорожно вздохнула.

— Извини. Только не вешай трубку. Скажи мне, что ты хочешь.

— Такие слова ты говорила мужчинам, которые приходили к тебе в кафасе?

— Нет.

— Нет — это неправильный ответ. Скажи мне то, что я хочу услышать.

— Да, я их умоляла. Я говорила… «Все… все, что пожелаете. Я все сделаю».

— Вот и умница, хорошая девочка. — В голосе Арчера послышалось довольное мурлыканье. — Может быть, тебе все-таки удастся спасти своего дельфина.

— Не заставляй меня проходить через это. Просто позволь мне передать тебе эти проклятые бумаги.

— Хорошо! Но ты это сделаешь по моим правилам. Так, как я захочу.

— Если я отдам тебе бумаги, ты оставишь меня и Сьюзи в покое?

— Ну конечно. — Арчер опять сделал многозначительную паузу. — Но, знаешь, мне будет всего этого не хватать.

— Где я могу передать их тебе?

— А где они находятся?

— На склоне потухшего вулкана на Кадоре.

— Ну, тогда мы пойдем туда и заберем их вместе. Я просто сгораю от нетерпения. Встретимся на Кадоре. На причале завтра в десять вечера. Ты меня не увидишь, пока я сам этого не захочу. Если увижу, что тебя кто-то сопровождает, я исчезну и отдам приказ убить второго дельфина.

— Я буду одна.

— Ну вот и правильно. Ты уже достаточно наказана и не будешь делать глупости. Спокойной ночи, Мелис. Надеюсь, ты увидишь меня во сне.

Она боялась, что он действительно ей приснится. Приснится смерть, зло, истекающий кровью Пит…

— Ну?

Мелис повернулась к Джеду, сидевшему напротив нее в каюте.

— Завтра в десять вечера. Мы с ним встретимся на причале. Если со мной кто-то будет, он не появится. А потом убьет Сьюзи.

— Думаю, на этот раз он поверил, что прижал тебя к канатам. — Джед так крепко стиснул зубы, что на его скулах заиграли желваки. — Я сам чуть было не поверил. Этот сукин сын выворачивает тебя наизнанку. Мне нелегко было спокойно сидеть и слушать.

— А мне, думаешь, было легко? — Мелис била мелкая дрожь. — Но это был подходящий случай. Мы должны использовать то, что случилось с Питом.

— Ну что ж, ты это использовала. — Джед откинулся на спинку кресла. — И если ты думаешь, что я отпущу тебя одну на Кадору, значит, ты сошла с ума. Мы договорились, что я уберу Арчера, если ты отдашь мне Маринт, Ты останешься здесь и предоставишь мне выполнять мою часть уговора.

— Нет, — покачала головой Мелис. — Я приманка. Только я могу привести его к тайнику.

— Допустим, он действительно верит, что ему удалось запугать тебя настолько, что ты готова на все. Так или иначе, он постарается подстраховать свои ставки, — уверенно сказал Джед. — Уж он позаботится, чтобы ты оказалась беспомощной. Ему только этого и надо.

— Ну, тогда мы должны позаботиться, чтобы я не была беспомощной, не так ли? — Мелис встала, пересекла каюту и выглянула в иллюминатор. — Я же не исключаю твоего участия. Это было бы глупо. Зачем, спрашивается, я тебя позвала? Но именно я должна заманить его в ловушку.

Джед выругался себе под нос.

— Это вовсе не обязательно должна быть ты. Нам вообще не нужны эти проклятые бумаги, чтобы его достать. Я же тебе говорил, что Николас обнаружил местоположение его корабля.

— Это слишком ненадежно. На Тобаго он от тебя улизнул. Он может хоть завтра сняться с якоря и уйти на все четыре стороны. — Мелис чувствовала, как в душе у Джеда нарастает досада. Она заторопилась, заговорила, не глядя на него: — Сундук спрятан в разломе на западном склоне горы. Он закопан под единственным в этом месте большим валуном из застывшей лавы. Копать придется всего на три фута в глубину, почва — песок и камни. Надо только откатить валун, и после этого Арчер достанет сундук буквально через несколько минут. Я думаю, вам с Николасом надо ждать прямо там, в лесу, пока они не закончат копать. Ты прав, Арчер захочет подстраховаться. Он меня обыщет на предмет оружия и придет не один на случай, если я окажусь не той запуганной дурочкой, какой он меня считает. Ты сможешь надежно спрятаться, если они будут прочесывать лес?

— Что за обидный вопрос, конечно! Как ты думаешь, чему нас учили?! Но я не хочу прятаться в лесу. Я хочу взять корабль Арчера штурмом.

Последние две фразы Мелис проигнорировала.

— Когда они найдут сундук и начнут рыться в бумагах, они обо всем на свете позабудут. Вот тогда-то и будет самое время взять Арчера.

— Пока ты стоишь над ним? Знаешь, что он сделает? Первым долгом он тебя пристрелит. Ты будешь беспомощна.

— Я не буду беспомощна, потому что ты спрячешь мой револьвер всего в нескольких футах от тайника. На северной стороне прогалины растут две сосны. Прикрой револьвер листьями и сухими иголками у корней той, что слева. Я буду готова. Как только ты сделаешь свой ход, я побегу к деревьям.

— Давай кое-что проясним. Ты бегаешь не быстрее летящей пули. Это была просто шутка. Есть риск, и немалый, что он тебя уложит еще до того, как ты добежишь до этих деревьев.

Мелис упрямо топнула ногой.

— Там всего несколько шагов. Если ты обеспечишь вмешательство, я успею. Должна успеть.

— Должна? Не нравится мне это слово.

— Я обязательно успею. Ну как? Это слово тебе больше нравится?

— Нет! — Джед встал. — Это полный бред. А ведь ты долго к этому готовилась, верно? Ты давным-давно все это спланировала, да?

— С того самого вечера, как нашли тело Кэролин. — Мелис повернулась к нему: — Арчер должен умереть, Джед. Он оскверняет землю своим присутствием.

— И ты хочешь убить его своими руками?

— Он убийца, — напомнила Мелис. — Он больше, чем просто убийца. Он ничем не лучше Ирмака и всех тех грязных извращенцев, которые приходили в кафас. У меня не было шанса рассчитаться с ними, но я могу рассчитаться с Арчером. Я должна наказать его, Джед.

Он долго не отвечал, но повисшее в воздухе молчание было заряжено чувством.

— Да, я понимаю. — Он отвернулся. — И, помоги мне бог, я дам тебе это сделать.

Николас полулежал на постели, когда Джед вошел в его каюту.

— Арчер звонил?

Джед кивнул.

— Ну что, берем его на корабле?

— Нет, на Кадоре, — отрывисто бросил Джед. — Я не смог ее отговорить. Завтра в десять вечера. Она будет приманкой, мы — западней. Если только она даст нам шанс ее захлопнуть.

— Ты зол как черт.

— Нет, я напуган до чертиков.

— Мы могли бы захватить его на корабле сегодня же и решить проблему. Пока ты шнырял по дну в поисках Маринта, я взял катер, смотался на Лансароту и сделал несколько жизненно важных покупок. Могу изготовить парочку фугасов буквально за минуту.

— Нет, она должна принять в этом участие. Ей это необходимо. Я не собираюсь ее обманывать.

— Тогда какого черта ты ко мне пришел? Душу излить? Что-то я в этом сомневаюсь.

— Чтобы снять твою задницу с этой койки. Мы сегодня же плывем на Кадору.

Мелис проводила взглядом рычащий катер. Он ушел на север, а потом повернул на восток.

Значит, Джед отправился на Кадору.

Сундук.

Это была ее первая мысль. Она же сама ему все описала, указала точное место. Никто и ничто не помешает ему забрать сундук. Даже совесть. Она же сказала, что отдаст ему все, как только избавится от Арчера.

Но они не избавились от Арчера. И если Арчер обнаружит, что сундука нет на месте, он придет в ярость и ударит ее, как кобра.

«И, помоги мне бог, я дам тебе это сделать».

Джед произнес эти слова с такой убежденностью, с такой страстью… Не может быть, чтобы он обманул ее.

Он не возьмет сундук. Наверное, хочет провести разведку и спрятать для нее оружие. Что бы ему ни понадобилось на Кадоре, он не станет красть документы. Теперь она близко узнала его и была уверена, что он говорил правду.

Мелис похолодела. Господи, как же он стал дорог и близок ей! Друг, компаньон, напарник, любовник — вот кем он стал для нее за последние недели. Она ощутила приступ паники. Как же это случилось? И как ей жить, когда она его оставит?

Пустота. Одиночество.

Она знала, как справиться и с тем и с другим. Она прекрасно с этим справлялась. Всю свою жизнь она была и ощущала себя одиночкой.

Но ей больше не хотелось продолжать такую жизнь. Она узнала нечто новое, и это новое нравилось ей куда больше.

Так что же ей делать? Цепляться за него, тянуть на себя, как одна из тех женщин, которых он ненавидел? Она никогда не будет такой, как его мать или бабка. Она поймет, когда надо будет уйти, и она уйдет. Она не станет беспомощной и жалкой. Она его хочет, но она в нем не нуждается. Она без него обойдется. У нее своя жизнь, и это будет хорошая жизнь.

Но она жалела о совершенной глупости. Зачем она открыла ему свое тело и душу? Лучше бы ей совсем не знать того, что случилось между ними и стало для нее таким важным и необходимым… И его самого лучше бы не знать!

Но поздно плакать о пролитом молоке. Желать невозможного — опасное занятие, никому и никогда не приносившее пользы. Надо реально смотреть на жизнь. А в ее жизни сейчас самая серьезная проблема — Арчер.

«Думай о том, что ждет тебя завтра», — приказала себе Мелис.

На причале никого не было.

Но Мелис и не надеялась увидеть его на причале.

Она знала, что он прячется где-то в темноте, следит за ней. Она знала бы об этом, даже если бы он ей не сказал.

Она выпрыгнула из катера и привязала его, а потом направилась по пирсу в маленький порт. Вдоль короткой набережной тянулись складские строения, все освещение составляли два уличных фонаря на столбах. Но, слава богу, светила полная луна. Издалека до Мелис доносился шум уличного движения.

«Ну давай, Арчер. Вот она я. Бедная, жалкая, беззащитная я. Подходи и сгребай меня в охапку».

Мелис остановилась на набережной у самого окончания пирса.

«У тебя должен быть подавленный вид, — напомнила она себе. — Вид побитой собаки. Ты должна выглядеть испуганной».

Она переминалась с ноги на ногу. Ее взгляд торопливо скользил по теряющейся в темноте набережной, по ближайшим, хорошо освещенным складам.

— Привет, Мелис. Как я рад снова тебя видеть.

Ее взгляд метнулся ко второму складу справа от нее.

Арчер!

Он радушно улыбнулся и подошел к ней. Кокс. Невысокий. Редеющие волосы зачесаны назад от высокого лба. В машине на набережной Лас-Пальмаса она видела его лишь мельком, но спутать его с кем-либо было невозможно. Мелис нервно кивнула.

— Я здесь.

— И такая испуганная! Ты не должна меня бояться. Ведь мы с тобой почти сблизились. Как рабыня и хозяин. Разве не так?

— Как хочешь… Мне только надо отдать тебе то, что ты жаждешь заполучить.

— Ты знаешь, как играть в хозяина и рабыню? — Арчер проигнорировал ее слова — Это моя любимая игра. Я играю в нее с маленькими девочками. В моем доме в Буэнос-Айресе.

— Пойдем, Арчер.

— Она прямо-таки сгорает от нетерпения! Ты слышишь, Пенниг, — бросил Арчер через плечо, — я думаю, придется взять у нее эти бумаги.

— Давно пора. — Пенниг вышел из тени. Это был тот самый человек, которого она видела в Афинах. Только теперь на шее у него была повязка, а лицо, и без того не блещущее красотой, искажала злая гримаса. — Упертая сука!

— Ну-ну, Пенниг, не надо на нее сердиться. Маленькие девочки расстраиваются, когда ты сердишься.

— Она меня подстрелила, черт побери!

— Но она готова искупить свою вину, и мы должны проявить снисхождение. Будем с ней помягче. Обыщи ее.

Руки Пеннига грубо и больно мяли ее тело, пока он обыскивал ее от плеч до самых стоп.

— Она чиста.

— Я так и думал. Вряд ли она могла что-то спрятать в этих облегающих брючках и легкой рубашечке. — Арчер бросил взгляд на пустынный пирс. — Трудно было уговорить Келби отпустить тебя одну?

— Он получил, что хотел. Ему был нужен Маринт. И теперь я для него не представляю интереса.

— Да что ты? Вот досада — ты ведь такая привлекательная! Я ему завидую. Твое присутствие скрасило ему долгие часы поисков, я в этом не сомневаюсь, — улыбнулся Арчер. — Но, я вижу, ты все больше расстраиваешься с каждой минутой. Это так? Ну что ж, я проявлю широту души и не буду тебя больше томить. Положу конец твоим страданиям. — Он поднес к уху сотовый телефон и заговорил: — Все в порядке, Джайлз. Давай сюда машину. — Отключив связь, он повернулся к Мелис: — Как далеко мы сможем проехать на машине?

— Только до подножия холмов. Тайник находится в миле от этой точки.

Черный «Мерседес» с ревом вырулил из-за угла в двух кварталах от них и двинулся по прямой.

— Сундук закопан под большим куском застывшей лавы в разломе, на западном склоне горы.

Мелис не отрывала глаз от «Мерседеса». Боже, в машине уже сидели трое, как ей показалось, вместе с Арчером и Пеннигом их будет пятеро!

— Ах да, я чуть было не забыл. — Арчер повернулся к Пеннигу: — Возьми коробку и отнеси в ее катер.

Коробку?

Пенниг вынес откуда-то из тени большую коробку в подарочной упаковке и направился с ней вниз по пирсу.

— Что это такое?

— Всего лишь небольшой подарок на прощание. Сюрприз.

«Мерседес» подъехал и остановился. Арчер открыл перед ней заднюю дверцу.

— Пора ехать!

«Ты должна выглядеть испуганной, — напомнила себе Мелис. — Ты должна испугаться, увидев людей в машине». Это было не так уж трудно. Она действительно испугалась. Пожалуй, было бы логично запротестовать.

— Я же тебе сказала, где это находится. Я не обязана тебе показывать. Ты обещал меня отпустить.

— Только после того, как получу бумаги, — ответил Арчер. — Садись в машину, Мелис.

Она еще немного помедлила, но потом все-таки села в «Мерседес».

— Сколько ехать? — спросил Арчер, усаживаясь на широкое пассажирское сиденье впереди.

Пенниг вернулся все так же бегом и сел рядом с ним.

— Ну, может, минут пятнадцать, — прошептала Мелис, пока шофер заводил машину.

Двое на заднем сиденье рядом с ней молчали, но само их присутствие так близко от нее, в тесном, замкнутом пространстве казалось удушающим.

Ей предстояли самые долгие пятнадцать минут в ее жизни.

— В конце дороги остановился «Мерседес», — сказал Николас, вбежав под укрытие деревьев. — Пятеро мужчин и Мелис. Арчер и Мелис остались возле машины. Остальные четверо поднимаются.

Джед именно этого и ждал. Ни за что на свете Арчер не станет рисковать своей драгоценной шкурой, пока не убедится, что на месте все чисто и ничто ему не угрожает. Он начал взбираться на заранее облюбованное дерево.

— На первом обходе мы их пропустим. Они наверняка поставят часового следить за дорогой и еще одного или двух здесь, в лесу. Не станем их убирать, пока сюда не придут Мелис и Арчер.

— У меня руки чешутся убрать их прямо сейчас, — признался Николас и ловко, помогая себе коленями, полез на дерево в нескольких ярдах от Джеда. — Но я постараюсь сдержать свои инстинкты. Я ближе к дороге. Я сниму первого часового.

— Я буду действовать по обстановке. Но нам нужно нейтрализовать как можно больше охранников к тому моменту, как они выкопают сундук.

— Птичий посвист?

— Да. Филин. Я видел одного на дереве.

Джед прикрылся камуфляжем из лапника и устроился поудобнее на втором снизу толстом суку. С этой точки он хорошо видел и дорогу, и большой валун в разломе. Мелис стояла у переднего бампера «Мерседеса». С этого расстояния она казалась маленькой и хрупкой.

«Не думай о ней. Думай о предстоящем деле».

Четверо мужчин, которых Арчер послал впереди себя, уже приближались. Через минуту они будут здесь, под деревьями.

«Успокойся. Сбрось напряжение. Не шевелись».

Мужчина, который был за рулем «Мерседеса», теперь стоял в конце тропы и махал сигнальным фонарем.

Арчер выругался.

Мелис удивленно взглянула на него.

— Что случилось? — спросила она.

— Ничего. Джайлз сигналит нам, что все чисто, — ответил Арчер. — Идем, Мелис.

Мелис изо всех сил старалась не выдать своего облегчения. Она пребывала в напряжении с тех самых пор, как Арчер отправил своих людей обыскивать местность. Зря она так волновалась. Ведь Джед говорил ей, что у них с Николасом проблем не будет. Но одно дело понимать, что она должна чувствовать, а другое — что она чувствовала на самом деле: страх! Страх жил в ней, и она не могла справиться с ним никакими доводами рассудка.

— Позволь мне вернуться в город. Ты же видишь, я тебя не обманула.

— Хватит ныть! — Он сжал ее локоть и потащил за собой вверх по тропе. — Я понимаю, все это очень неприятно. Ты хорошо себя вела. Мне не хотелось бы тебя наказывать, когда все уже почти закончилось. Не вынуждай меня.

Мелис громко, судорожно всхлипнула.

— Ты не убьешь Сьюзи? Я же сделала все, что ты велел.

— Ты все правильно сделала. — Арчер шарил жадным взглядом по деревьям, его голос зазвучал отстраненно: — Не разговаривай со мной. Мне некогда возиться с тобой сейчас. Я с тобой потом разберусь.

Они откатили валун, и Пенниг начал копать. Мелис и Арчер стояли рядом в двух шагах от ямы.

Джед знал, что времени почти не осталось.

Один человек на дороге.

Второй — в семи ярдах от того дерева, на котором он сидел.

Третий — в двадцати ярдах по другую сторону прогалины. Вот этот будет трудной мишенью. Надо будет убрать тех, что стоят по эту сторону разлома, а уж потом пробираться на другую сторону. Прикрытие не слишком надежное, а у того часового в руках «узи». Люди Арчера по эту сторону прогалины вооружены только пистолетами.

Джед сделал глубокий вздох, сложил руки рупором и заухал филином.

Часовой, стоявший ближе к нему, мгновенно обвел деревья сильным лучом фонаря. Этот луч выхватил из темноты желтые круглые глаза филина на соседнем дереве. Ослепленный внезапным светом, настоящий филин тоже заухал и снялся с дерева.

Фонарь погас.

Джед выжидал.

Одна минута.

Две.

Тихое уханье филина. Потом еще раз.

Значит, Николас снял часового у дороги.

Теперь его очередь.

Джед бросил камень, который держал в руке, в кусты в нескольких ярдах слева от того места, где стоял часовой.

Часовой повернулся волчком и стремительно бросился на шум.

Быстро.

Тихо.

Джед спустился с дерева и оказался за спиной у охранника, прежде чем тот его заметил. Тот почуял опасность, повернулся и открыл рот, собираясь позвать на помощь.

Слишком поздно. Гаррота обвилась вокруг его шеи и прорезала плоть, поэтому из горла вырвалось только слабое сипенье. Секунда — и он был мертв.

Джед опустил его тело на землю и трижды тихо ухнул, сигнализируя Николасу. Потом он бросил взгляд на Мелис и Арчера. Пенниг уже успел вырыть в земле яму двух футов глубиной.

О черт!

Надо успеть снять еще одного часового по ту сторону разлома. Только потом можно без лишнего риска валить Арчера и Пеннига.

Джед пригнулся и двинулся вперед. Он стремительно обогнул разлом и подобрался к человеку с автоматом «узи».

— Ты же говорила, что копать неглубоко, всего пару футов, — сказал Арчер. — Нам давно пора дойти до руды.

— Уже скоро. — Мелис старалась сдержать нервную дрожь. Из-под деревьев, где Арчер разместил своих людей, не доносилось ни звука. Может быть, это ничего не значит, может быть, все идет по плану. А может быть, это означает провал. — Я сказала то, что знаю от Фила. Он терпеть не мог тяжелый труд. Он мне сказал, что глупо копать глубоко, раз мы все равно собираемся завалить место камнем.

— Я и сам не люблю физический труд, — сквозь зубы пробормотал Пенниг, врезаясь лопатой в землю. — Хотел бы я рыть траншеи, не стал бы… — Он оборвал себя на полуслове. — Кажется, что-то есть.

Арчер придвинулся ближе.

— Копай, черт тебя побери!

— А я что делаю? Я копаю.

И в самом деле комья так и полетели из-под лопаты.

Они больше не обращали на нее внимания.

Мелис сделала крошечный шажок назад, к двум соснам. Потом еще один. И еще один.

Они вытащили сундук, начали сбивать замок.

Мелис отступила еще на два шага.

Как только они откроют сундук и начнут рыться в его содержимом, она побежит.

Под деревьями было по-прежнему тихо, и эта тишина давила на нее.

Слышалось только напряженное пыхтенье Пеннига и Арчера, пока они поднимали крышку.

— Какого черта?

Пусто. Даже с того места, где она стояла, было видно, что сундук пуст.

Арчер с руганью повернулся к ней.

Она зигзагами, короткими перебежками бросилась к соснам.

Пуля, обжигая, просвистела у самого ее уха.

Еще один ярд. Ей казалось, что она движется, как в замедленном кино.

Боль рванула ее левый бок, удар пули по инерции толкнул вперед. Шатаясь, ковыляя, она сделала несколько последних шагов и оказалась под соснами.

Револьвер. Надо найти револьвер. Мелис принялась лихорадочно шарить в сухой траве и опавших сосновых иголках под деревом.

Арчер, ругаясь на чем свет стоит, звал своих людей на помощь.

В нескольких ярдах впереди нее замаячила какая-то неясная фигура. Еще один наемник Арчера?

Где же револьвер? Под деревьями было так темно, что она ничего не видела.

Вот он. Нашла.

Тут она увидела, как Джед валит охранника, садится на него верхом и сворачивает ему шею.

Арчер. Она должна достать Арчера.

Она потеряла его из виду. Зато она видела Пеннига, он шел прямо на нее. Его лицо было искажено бешеной яростью.

Мелис подняла револьвер и выстрелила.

Он пошатнулся.

Она выстрелила еще раз.

Он упал на землю.

Джед опустился на колени рядом с ней, забрал у нее револьвер.

Она мотнула головой.

— Нет. Арчер. Мы должны достать Арчера.

— Нет, мы должны остановить кровотечение. — Джед начал бережно расстегивать ее рубашку. — Черт возьми, я же говорил тебе, что это рискованно!

— Арчер…

— Он сбежал, как только понял, что его люди не придут ему на помощь. Может быть, Николасу удастся его поймать, но вряд ли, — хрипло проговорил Джед. — У Арчера была хорошая фора. Николас был на этой стороне, рядом со мной. — Джед сделал из рубашки компресс и прижал его к ране. — Тебе нужен врач. Я же тебе говорил, что…

— Прекрати… — Господи, ей было дурно. Голова кружилась. — Хватит твердить: «Я же тебе говорил». У нас все получилось бы, если бы не сундук… Он был пуст. Он не должен… быть пуст…

— Кровища… — Джед выругался себе под нос. — Так и льет. Куда, черт побери, делся Николас? Мне надо, чтобы он зажал рану, пока я несу тебя в машину. К черту Арчера. Мы с ним потом…

Больше Мелис ничего не слышала.

Занавески в красную клеточку.

Это было первое, что заметила Мелис, когда открыла глаза. Занавески в красную клеточку и кожаное кресло в углу комнаты.

— Ну как? Вы снова с нами? — Смуглый мужчина лет пятидесяти в вязаном свитере взял ее запястье и сосчитал пульс. — Я доктор Гонсалес. Как вы себя чувствуете?

— Голова немного кружится.

— У вас пулевая рана в левом боку. Пуля не задела жизненно важных органов, но вы потеряли много крови. — Он улыбнулся. — Не так много, как кажется вашему другу мистеру Келби, но все-таки довольно много. Мистер Келби вел себя грубо и вызывающе. Он ворвался ко мне в дом с криками и угрозами. Я чуть было не выбросил его вон. Мы тут на Кадоре к такому не привыкли. Это очень мирный остров. Вот потому-то я и осел здесь.

— Где он?

— На улице. Я ему сказал, что он может подождать в машине, пока вы не очнетесь. Он производит слишком много шума.

— А это очень мирный остров, — повторила она его слова. — Мне необходимо его увидеть.

— Пусть подождет еще несколько минут, ничего с ним не случится. Я дал ему антибиотики для вас, но если увидите признаки воспаления, немедленно обратитесь к врачу. — Он замялся. — Надеюсь, вы понимаете, что мне придется сообщить о пулевом ранении?

— Мне все равно. Делайте, что считаете нужным. А который час?

— Ночь на дворе. Четвертый час утра.

А подстрелили ее где-то около полуночи.

— Я пробыла без сознания три часа?

— Вы начали приходить в себя, но я дал вам успокоительное, пока промывал и сшивал вашу рану.

Арчер.

А три часа — долгий срок.

— Мне действительно очень нужно увидеть мистера Келби, доктор.

— Ну, если вы настаиваете, — развел руками доктор. — Хотя, признаюсь вам честно, мне очень не хотелось бы уступать его хамскому напору. Ему следует поучиться терпению. — Он подошел к двери, но на пороге обернулся: — Не позволяйте ему вас расстраивать.

Мелис и без того была расстроена. В эту ночь она убила человека, не могла понять, как сундук мог оказаться пустым, и не знала, где теперь Арчер.

Стоп. Сначала надо сосредоточиться и понять, что случилось с документами по сверхзвуковому оружию.

Но вопрос, который она задала Джеду, когда он вошел в комнату, был другим:

— Арчер?

— Я так и знал, что ты спросишь о нем, как только очнешься. — Джед покачал головой. — Он был уже в машине и дал по газам к тому времени, как Николас добрался до дороги.

— Значит, все было напрасно. — Мелис закрыла глаза. Ее охватило горькое разочарование. — Я рискнула нашими жизнями, а он до сих пор жив.

— Это ненадолго, — решительно пообещал Джед. — У нас еще будет шанс. Он не станет отсиживаться в щели. Он будет зол как черт и захочет поквитаться с нами. — Легкая усмешка тронула его губы. — И нельзя сказать, что мы потратили время даром. Мы убрали четырех подонков, поганящих землю.

Мелис взволнованно спросила:

— У нас будут неприятности с полицией?

— Я так не думаю. Испанские власти абсолютно непримиримы к торговцам оружием, которые снабжают террористов. Я позвонил Уилсону, вызвал его сюда из Мадрида. Он привезет уголовные досье с их висельными рожами, и нам вообще не придется иметь дело с полицией. Разумеется, он не скажет властям, что мы имели к этому отношение. Но я в любом случае уверен, что, когда они увидят, какого рода тварями усеян склон вулкана, они просто позабудут об их существовании. Ведь это такой мирный остров, — усмехнувшись, добавил Джед.

— Доктор Гонсалес производит впечатление очень приятного человека.

— Мы с ним не нашли общего языка. Но дело свое он знает. Он говорит, что мы можем забрать тебя отсюда, если ты дашь слово, что пару дней полежишь спокойно в кровати. Полагаю, ты не хочешь здесь застрять?

Вместо ответа Мелис бросила на него убийственный взгляд.

— Ты поможешь мне подняться? — Только тут ей пришло в голову оглядеть себя. — А где моя рубашка?

— Она была вся в крови, я решил, что не стоит ее беречь. — Джед стянул с себя черную рубашку. — На, надень вот это. — Он помог ей сесть и осторожно продел ее руки в рукава. — Порядок?

Комната кружилась каруселью, в боку болезненно пульсировало.

— Порядок!

— Врешь! — Джед подхватил ее на руки и понес к двери. — Но тебе станет лучше, когда я доставлю тебя домой.

Домой? Ах да, на «Трину». Для Джеда это был дом, а за последние дни яхта и для нее стала домом.

— Тебе не тяжело? Я могу идти сама.

— Знаю, что можешь. Но я всегда выступаю за эффективность. Так будет быстрее. — Джед остановился у дверей, увидев доктора Гонсалеса, и коротко бросил: — Я ее забираю. Спасибо за то, что сделали свою работу.

— Спасибо за то, что оставляете меня в покое. — Доктор Гонсалес улыбнулся Мелис. — Смотрите не повредите мои швы. И держитесь подальше от таких буйных типов, как этот ваш мистер Келби. Такое общество вам не пойдет на пользу.

Последние слова были обращены уже в спину Джеду, который прошел мимо доктора к машине, запаркованной на усыпанной гравием подъездной дорожке к дому. Николас выскочил из машины и распахнул заднюю дверцу.

— Почему бы тебе не прилечь? Сможешь вытянуть ноги, может, даже вздремнешь.

Мелис покачала головой, когда Джед осторожно поместил ее на сиденье. Ей не хотелось спать. Случилось нечто непредвиденное и очень скверное. Ей надо было подумать.

— Я лучше посижу. Мне так легче.

— Спорное утверждение, — сказал Джед, занимая место на переднем пассажирском сиденье. — Но я не буду спорить. Я хочу как можно скорее доставить тебя на южный берег, где мы оставили катер. Твой катер мы оставим у причала, Николас заберет его завтра.

Пока Николас заводил двигатель, Мелис сидела очень прямо, стараясь не обращать внимания на пульсирующую боль в боку.

«Думай, — приказала она себе. — В головоломке не хватает одной детали».

Она понимала, что ей необходимо задать Джеду один важный вопрос. Задавать его не хотелось, но выбора у нее не было.

— Сундук был пуст, Джед.

— Я знаю, черт возьми.

Надо решаться.

— Ты это сделал?

Мелис увидела, как напряглись его плечи. Он медленно повернулся и взглянул на нее.

— Прошу прощения?

— Вчера вечером ты приезжал сюда, на Кадору.

Он с минуту помолчал, а когда заговорил, каждое его слово падало, словно гиря на чашу весов:

— Мы оба знаем, как важно было отвлечь Арчера от тебя. Это был вопрос жизни и смерти. Ты чуть не погибла, когда этого не произошло. И ты спрашиваешь меня, не пришел ли я сюда, чтобы откопать эти проклятые бумаги?

— Ой-ей-ей, — тихо простонал Николас. Мелис его почти не слышала.

— Я должна об этом спросить. Просто ответь мне — да или нет.

— Нет, разрази меня гром, я не брал эти бумаги! — Джед отвернулся и сел очень прямо, мрачно уставившись на дорогу. — И лучше бы тебе заткнуться, пока мы не приехали на берег, а то как бы у меня не появилось искушение закончить то, что не удалось Арчеру.

Ее опалял исходящий от него гнев. Гнев и обида. Она не могла на него обижаться. Она и сама чувствовала бы то же самое.

Но она не могла занимать себя переживаниями Джеда. Ей надо было думать. У нее появилось ужасное предчувствие…

ГЛАВА 16

Они были уже в паре миль от причала, когда Мелис наклонилась вперед и сказала Николасу:

— Поверни налево на следующем съезде.

— Что?

— Просто поворачивай.

Джед бросил на нее холодный взгляд.

— Ты что, бредишь?

— Нет. А может, и да. Мне кажется, я знаю, куда Фил перепрятал бумаги. Тут на берегу есть одно место. Мне надо туда съездить. Только, пожалуйста, ни о чем не спрашивайте.

— Думаешь, бумаги там?

— Они могут быть там. Я должна проверить.

Николас переглянулся с Джедом. Джед пожал плечами:

— Поезжай. Показывай дорогу, Мелис.


Коттедж выглядел именно так, как ей запомнилось. Побеленные стены с наглухо закрытыми голубыми ставнями. Мелис открыла дверь и выбралась из машины, прежде чем Джед успел ей помочь.

— Ради всего святого, Мелис. — Джед нагнал ее, когда она двинулась к коттеджу, и подхватил под руку. — Ты же слаба, как котенок. Если не рухнешь по дороге, считай, тебе крупно повезло.

Мелис не чувствовала себя слабой. Ей давал силу адреналин, который она ощущала каждой клеточкой своего тела.

— Почему ты думаешь, что они могут быть спрятаны здесь? — спросил Джед.

— Мы несколько месяцев прожили в коттедже, пока вели поиски в этом районе. — Ее глаза не отрывались от входной двери. Она попыталась высвободить свою руку из руки Джеда. — Это единственное…

Дверь коттеджа внезапно распахнулась, и на пороге освещенного помещения возник мужской силуэт.

Мелис почувствовала, как напрягся идущий рядом с ней Джед.

Он опасался неизвестной угрозы. Мелис тоже была в страхе, но по другой причине. Она сделала неуверенный шаг вперед.

— Фил?

— Тебе не следовало сюда приходить, Мелис. — Он спустился по двум ступеням и подошел к ней. — Я надеялся увидеть тебя в более благоприятной ситуации.

— Где? У жемчужных ворот? Ты же погиб, Фил!

— Как сказал Марк Твен, слухи о моей смерти оказались несколько преувеличенными.

Джед сделал шаг вперед.

— Лонтана?

Фил кивнул:

— Здравствуйте, Келби. Отличная работа. Я знал, что вы сможете это сделать. Но, разумеется, я сам сделал бы это лучше.

— Сделал что?

— Нашел бы Маринт, конечно, — простодушно улыбнулся Фил. — Хотел бы я пожать вам руку, но, похоже, карты не так легли, верно?

— Я пока не знаю, как они легли. — Джед снова взял Мелис за руку. — Одно я знаю точно: Мелис нужно хотя бы сесть. Она была ранена.

— Ранена? — встревожился Фил. — Тяжело?

— Да тебе-то что, Фил?! — с горечью воскликнула Мелис. — Разве тебя это волнует? И чего ты ждал? Что, по-твоему, должно было случиться, Фил?

— Конечно, меня это волнует, — обиделся Фил. — Неужели ты думаешь, что меня не заботит твоя судьба?

— Именно так я и думаю, — ответила Мелис. — Тебя же не заботило, что ты положил мою голову на плаху, когда перепрятал документы из сундука.

— Это там тебя ранили? Но я надеялся, что Арчер не будет требовать документы у тебя. — Вид у него был обескураженный. — Я этого не хотел. Мне пришлось это сделать. Это ты меня вынудила. Ты же не хотела помочь мне, Мелис.

— Это начинает скверно пахнуть, — сказал Джед. — Что, черт возьми, вы натворили, Лонтана?

— Инсценировал свою смерть, — ответила за него Мелис. — Он сам взорвал «Последний приют».

— Ты хоть представляешь, как мне было больно? — спросил Фил.

— Как же вы спаслись? Акваланг и кто-то в лодке неподалеку, готовый вас подобрать?

— Да, — вздохнул Фил. — Мне было так грустно видеть, как моя старая шхуна взлетела на воздух. Я так ее любил…

— Но ведь она стоила такой жертвы! — заметила Мелис. — Ты получил что хотел.

— Что он получил? — недоумевал Джед. — Он же больше не хотел иметь дело с Арчером?

— По дороге сюда я надеялась, что так оно и есть. — Мелис встретилась взглядом с Филом. — Но я слишком хорошо тебя знаю, Фил. Ты ни за что не пожертвовал бы «Последним приютом», не получив взамен чего-нибудь получше. А единственное, что тебе дороже «Последнего приюта», это Маринт. Ты заключил сделку с Арчером, верно, Фил?

— Ну почему ты думаешь…

— Верно, Фил?

Он медленно опустил голову.

— У меня не было выбора. Ты же не захотела мне помочь. Маринт был там, ждал меня, а я не мог до него добраться. Это все ты виновата.

— Вот сукин сын, — прошептал Джед. — Значит, это вы пустили Арчера по следу Мелис?

— Говорю же вам, я не хотел! У меня и в мыслях не было делать из нее мишень! Мы просто хотели ее подтолкнуть, чтобы у нее не было иного выхода, как обратиться к вам за помощью. Я знал, что вы поставите Маринт козырем на торгах. Уж вы-то знаете, что на самом деле имеет значение.

— Думаете, знаю?

— Я шесть лет уговаривал ее использовать дельфинов. Уж вы-то можете меня понять. Я должен был получить Маринт.

— Но ты его не получил, — напомнила Мелис. — Его получил Келби.

Лонтана взглянул на нее и отвернулся.

— Может, я и не получу всей славы, но зато буду знать, что все это свершилось именно благодаря мне. А что касается прибыли… — Фил пожал плечами. — Я старею. Мне много денег не надо. Все, что мне нужно, это остаться здесь и наблюдать, как Маринт поднимается со дна моря.

— И все это время ты просидел здесь, в этом коттедже?

— За исключением тех случаев, когда я выходил в море на лодке и наблюдал за вами в свой бинокль. — Его лицо осветилось простодушной мальчишеской улыбкой. — Признайся, Мелис, разве это не здорово? Как мне хотелось спуститься под воду вместе с вами! Когда я видел, как вы вытягиваете все эти полные сети, мне хотелось закричать от радости.

— Вы были во второй лодке, которую я видел, — сказал Николас.

— В тот раз вы меня удивили, — согласился Фил. — А вас зовут…

— Николас Лайонс.

— Ах да, наслышан о вас.

— Тебе все известно о том, что тут происходило, так ведь, Фил? — тихо спросила Мелис. — Думаешь, я такая идиотка? Думаешь, я поверю, что ты готов наблюдать из-за кулис, как кто-то другой, купаясь в лучах славы, забирает себе все лавры обнаружения Маринта?

— Можешь верить во что хочешь.

— Я так и сделаю. Но то, во что я верю, мне не нравится. — Мелис всеми силами старалась успокоиться и говорить сдержанно. — И знаешь, как все это выглядит, с моей точки зрения? Я начинаю думать, что ты виновен не меньше, чем Арчер. Надо только собрать воедино все части головоломки. В чем состояла сделка? Арчер должен был меня мучить, пока я не дойду до полного отчаяния и не сделаю то, что тебе нужно. И что ты хотел получить взамен? Только не говори мне, что всего лишь шанс остаться здесь и получать сведения о Маринте из вторых рук.

— Я никогда не хотел причинять тебе боль, Мелис. Я знал, что Арчеру тебя не сломать. Но тебя надо было подтолкнуть.

— Подтолкнуть? — Мелис вспомнила о кошмарных полуночных разговорах по телефону с Арчером. О той страшной минуте, когда она стояла над изуродованным телом Кэролин. — О да, он здорово сумел меня подтолкнуть. Но суть не в этом. Ты так и не ответил. Какую цену ты назначил, Фил?

Он медлил с ответом.

— Я думаю, тебе лучше уйти. Прямо сейчас.

— Еще не время. — Джед подошел на шаг. — Давайте поговорим о мишенях. Вы сказали, что не хотели делать Мелис мишенью. А кто же тогда должен был стать мишенью, Лонтана?

Фил отвернулся, собираясь скрыться в коттедже.

— Это был ты, Джед, — ответила за него Мелис. — С самого начала это был ты. Все, чему подверг меня Арчер, предпринималось только для того, чтобы заставить нас подойти как можно ближе к Маринту. Дезориентировать меня, расстроить мою психику, сделать меня одержимой. Чтобы я продолжала давить на тебя. Он не был уверен, что ему удастся получить от меня результаты исследований. Не правда ли, Фил?

— Вздор!

— Ты хотел найти Маринт. И ты подставил Джеда Келби, чтобы загребать жар его руками. Но что будет теперь, когда он нашел Маринт? Я думаю, ты велел Арчеру убить Келби и уничтожить «Трину», чтобы ты мог сам перехватить права на разработку проекта. Вот единственная плата, имеющая смысл. Маринт и смерть Келби в обмен на твое открытие. Иначе зачем тебе понадобилось опустошать сундук и перепрятывать бумаги?

Филип Лонтана пожал плечами:

— Я знал, что Арчер ведет двойную игру. Ему было известно, что ты знаешь, где закопан сундук. Он мог заставить тебя отдать бумаги и сделал бы это непременно. И тогда я остался бы ни с чем.

— Вы хотите сказать, что он не убил бы меня, — заметил Джед.

— Ничего я не хочу сказать, — отрезал Лонтана. — Честно говоря, я думаю, вы бы мне понравились, Келби. У нас с вами много общего.

— Арчер действительно вел двойную игру, Джед. Он ожидал, что ты окажешься на горе, думал, что ты придешь мне на помощь, — сказала Мелис. — Меня это сразу насторожило: чего это он так расстроился, когда его люди прочесали лес и никого не нашли? Он думал, что ты будешь там. И тогда, если бы я солгала насчет местонахождения сундука, он все равно мог бы получить результаты исследования от Фила в качестве платы за твое устранение. Где документы, Фил?

Лонтана колебался.

— В шкафчике под подоконником.

— И ты не боялся, что Арчер придет сюда и найдет их?

— Он не знает, что я здесь. Я не настолько глуп, чтобы подпустить его к себе и даться ему в руки. Мы общаемся по телефону. Он настоящий бандит.

— А сам-то ты кто, Фил?

— Пойди и забери бумаги, Николас, — приказал Джед.

Николас кивнул и направился к дому.

— Эти таблички принадлежат мне и результаты научного открытия тоже, — возмутился Фил. — Вы не имеете права отнимать их у меня.

— А вот сейчас посмотрим, — ответил Джед. — Таблички нашла Мелис. Научное открытие описано в них, оно было сделано несколько тысяч лет назад. Вы ничего не получите, Лонтана.

— Останови его, Мелис. Ты же знаешь, сколько трудов я положил!

— Вы меня просто поражаете, — сказал Джед. — Вы действительно ждете, что она будет вам помогать?

— Я же ей помогал! Я дал ей дом, когда она в нем нуждалась, — начал оправдываться Фил. — Не будь она такой упрямой, ничего этого не понадобилось бы.

— Они у меня. Бумаги и таблички. — Николас вышел из коттеджа с большой деревянной коробкой в руках. — Пойду отнесу их в машину.

— Не позволяй ему отнимать их у меня, Мелис. Я сделал только то, что должен был сделать, — в отчаянии взмолился Фил. — На самом деле я ничего плохого не делал. Там, в Маринте, погребено столько сокровищ, столько открытий! Это акустическое устройство было всего лишь верхушкой айсберга. И только я имею право его исследовать. Весь мир только выиграет от того, что я там найду.

— Выиграет? — Мелис задыхалась, и голос у нее дрожал. — В данный момент меня не волнует, выиграет ли весь мир от всего, что ты натворил. Я хочу знать только одно. Когда ты пытался убедить Арчера дать тебе денег на поиски Маринта, ты явно рассказал ему обо мне. Это ты сказал ему о Кэролин и ее записях?

Он задумался над ответом.

— Я не мог упомянуть о них. Он сказал, что ему нужно чем-то тебя зацепить. Мы обсуждали различные варианты.

Мелис не могла до конца поверить в эту страшную правду.

— Варианты? О мой бог! — Ее обожгло гневом. Она сделала шаг вперед. — Кэролин в мучениях умерла из-за того, что ты рассказал ему о ней и об этих записях. Ах ты, сукин сын! Он зарезал ее.

Глаза Фила округлились.

— Она умерла?

— А как ты думаешь, что еще могло случиться, когда ты напустил на нее этого садиста? Это ты запустил весь механизм, а сам отсиживался тут на острове, дожидаясь, пока Маринт свалится тебе прямо в руки, как спелое яблоко.

— Я вовсе не хотел, чтобы она пострадала. У меня и в мыслях не было.

— Точно так же, как ты вовсе не хотел, чтобы Джеда убили?

Фил кивнул головой:

— Я не признавал и не признаю…

— Может, ты и мечтатель, но ты же не дурак. И не настолько ты оторван от жизни. В глубине души ты прекрасно знал, какой конец ждет Кэролин. — Ее голос звенел от негодования. — Тебя не волновала судьба Кэролин. Тебя не волновала судьба Джеда. Тебя не волновала моя судьба. Тебя вообще ничто не волновало, кроме Маринта.

— Ты несправедлива. Я заботился о тебе. Я всегда был очень привязан к тебе, Мелис:

— Правда? Тогда почему же ты забыл, сколько лет мы прожили вместе? Почему заключил сделку, чтобы убить Джеда? Почему позволил Арчеру убить мою лучшую подругу? Почему позволил ему терроризировать меня своими гнусностями? Этот кровопийца едва не довел меня до психического расстройства!

— Это не моя вина. — Лонтана попытался улыбнуться. — И я знаю, что никто не смог бы довести тебя до психического расстройства. Уж я-то знаю, какая ты сильная. От тебя все отскакивает. Ты всегда была храброй…

— С тобой разговаривать бесполезно. Ты такой же растленный тип, как и Арчер, только сам этого не понимаешь. Что ж, зато я понимаю. Чтоб тебе гореть в аду, Фил! Будь проклят!

Мелис повернулась и направилась к машине.

— Ты никогда не понимала, что такое Маринт! Я все сделал правильно! — крикнул он ей вслед. — Это не моя вина, если где-то что-то пошло не так, если какие-то частности не сложились. Ты должна вернуть мне мои бумаги. Они мне нужны.

«Какие-то частности», — в изумлении повторила про себя Мелис. Три ни в чем не повинных человека погибли из-за страсти Фила к мертвому городу, а он все еще не сознавал всей чудовищности того, что натворил. А может, и никогда не осознает.

— Я думаю, было бы ошибкой оставлять Лонтану в его уютном маленьком коттедже, — прошептал Джед, открывая для нее заднюю дверцу машины. — Может, вы с Николасом подождете меня немного, а я вернусь и позабочусь, чтобы Лонтана больше никогда не причинял тебе подобного рода неприятностей?

Мелис покачала головой.

— Официально он числится мертвым.

Джед говорил серьезно. Никогда раньше она не видела такой жестокой решимости у него в лице. Она снова покачала головой.

— Ладно, как скажешь. — Джед пожал плечами. — Может, позже. Я думаю, на сегодня с тебя хватит. — Он сел на заднее сиденье рядом с ней. — Поехали, Николас.

— Он этого заслуживает, Мелис, — сказал Николас, заводя машину. — Лучше бы ты передумала.

— Я знаю, что он этого заслуживает. Я… я просто не могу разобраться с этим сейчас. Он действительно помог мне, когда я в нем нуждалась. Я все время об этом вспоминаю, и это мне мешает. — Мелис устало потерла висок. — И он даже не понимает… Он убежден, что ничего плохого не делает. У него какой-то провал в совести, когда речь заходит о Маринте.

— Как ты узнала, что тут замешан Лонтана? — спросил Джед.

— Я не знала, я догадалась. Ведь все пошло не так. Я лежала в домике доктора и пыталась сложить все кусочки воедино, но у меня ничего не получалось. Ты мне сказал, что ты этого не делал. А кроме тебя, на свете есть только два человека, которые знали, где закопан сундук: это Фил и я.

— А если, допустим, я тебе солгал?

— Точно знаю, что ты мне не лгал. Мне очень жаль, что пришлось задать тебе этот вопрос.

— Мне тоже очень жаль. Я чуть было не свернул тебе шею.

— Знаю. Но мне надо было убедиться. Второе возможное объяснение показалось мне слишком диким. Я просто не могла его осмыслить. — Губы у нее задрожали. — Нет, это неправда. Мне было слишком больно думать, что Фил способен так поступить со мной.

— Я думаю, Николасу следует развернуть машину.

— Нет! — Мелис запрокинула голову на спинку сиденья. Она была бесконечно измучена душой и телом. И сердцем тоже. Она оплакала Фила в Афинах, там она его похоронила. Но нынешнее расставание оказалось острее и горше. — Если я этого не делала и ты этого не делал, значит, бумаги перепрятал Фил. Но если он сделал это перед смертью, то по какой причине? Что его на это подвигло? Тот Фил, которого я знала, вернее, думала, что знаю, обязательно предупредил бы меня. Маринт значил для него все. Окажись он в опасности, он не стал бы рисковать и не унес бы эту тайну с собой, чтобы она была утеряна навек. — Ей пришлось замолчать, чтобы отдышаться. — Но он мне ничего не сказал. И это заставило меня задуматься о других возможностях. Мои размышления привели меня к совершенно безумному предположению. Но только оно не было безумным, верно? Оно оказалось верным, вполне разумным и настолько отвратительным…

— Тише, девочка. — Джед осторожно обнял ее, притянул к себе, заставил опустить голову себе на плечо. — Все кончено. Разве что ты изменишь свое решение, и тогда я вернусь повидаться с Лонтаной с глазу на глаз. Только скажи, и я к твоим услугам.

— Это ничего не изменит. Я теперь знаю, что он не тот человек, кем я его считала. Он мне не друг, он пожертвовал мной ради Маринта. Я это навсегда запомню… Но я не хочу вспоминать его смерть.

— Ладно, тебе решать. Для меня это стало бы очень приятным воспоминанием. — Джед принялся осторожно массировать ей шею. — Рана болит?

— Немного.

Ей было приятно прижиматься к его сильному, полному жизни телу. А Фил хладнокровно заключил сделку, чтобы погасить эту жизнь! О господи! Это было ужаснее всех терзаний, через которые протащил ее Арчер. Фил должен быть наказан. Мелис знала, что гнев еще придет, но сейчас ее душа была наполнена болью. Правда, присутствие Джеда не давало ей почувствовать себя одинокой. Сколько раз он обнимал ее, терпеливо утешал за то короткое время, что они были вместе? Она не собиралась считать. Он дал ей главное — веру и надежду.

— Лонтана причинил тебе больше боли, — сказал Джед. — И эту рану я, черт меня побери, лечить не берусь.

— Я больше не хочу о нем думать. — Мелис понимала, что, несмотря на всю ее решимость, ей до конца своих дней придется жить с этим ощущением предательства. — Мы уже рядом с причалом?

— Еще пять минут, — заверил ее Николас.

— Хорошо.

Ей хотелось поскорее добраться до яхты и хоть ненадолго спрятаться ото всех. Ей еще предстояло подумать об Арчере, но прямо сейчас у нее не было на это сил. Ей хотелось оказаться как можно дальше от этого острова.

Подальше от Фила и его маленького коттеджа с окнами на бескрайнее синее море, хранившее его мечту.


Только с третьей попытки Лонтана сумел дозвониться до Арчера. Ему пришлось собрать всю свою выдержку, чтобы скрыть панику, когда Арчер наконец ответил.

— Ты мне обещал, что уберешь Келби из кадра! Ты должен сделать это немедленно. У меня уже снаряжено судно для подъема находок со дна, мне пора заявлять о правах на разработку участка, но я не могу этого сделать, пока он жив. И его, и «Трину» надо уничтожить немедленно.

— Где бумаги, Лонтана?

— Они у меня. Избавься от Келби.

Наступило долгое молчание.

— А почему ты позвонил мне именно сейчас?

— Что ты должен… — Лонтане пришлось остановиться и глотнуть воздуха. — Ты пытался меня предать. Сегодня ночью ты хотел забрать мои исследования у Мелис. Ладно, я тебя не виню, я понимаю. Но теперь ты знаешь, что все бумаги у меня, и ты должен сдержать слово. Делай то, что обещал.

— Откуда ты знаешь, что случилось сегодня ночью?

— Позвони мне, когда сделаешь то, о чем мы договорилась. После этого мы встретимся, и я отдам тебе бумаги.

С этими словами Лонтана бросил трубку.


Арчер в задумчивости смотрел на телефон после разговора с Лонтаной.

Этот подонок сильно напуган. Но как, черт возьми, он узнал, что именно в этот вечер Арчер собирался перехватить бумаги у него за спиной?

Тут может быть только один ответ: Келби или Мелис сказали ему об этом.

А как они могли ему рассказать? Мелис уверена, что Лонтана мертв. У нее, безусловно, нет его нового телефонного номера. Или он сам ей позвонил — что маловероятно, — или она поговорила с ним лично.

На Кадоре.

Есть!

Арчер пытался разыскать Лонтану с тех самых пор, как они заключили сделку, и вот теперь наконец-то засек. Надо было догадаться, что этот скользкий ублюдок захочет держаться поближе к Маринту.

Теперь он сможет вернуться на Кадору, взять Лонтану с его дурацкими бумагами, а потом отправляться домой.


«Поверил ли мне Арчер?» — спрашивал себя Лонтана. Он должен поверить! Он не может отдать Маринт Джеду Келби. Если Арчер немедленно избавится от Келби, все может кончиться хорошо. Он потом придумает, как избежать мести Арчера. Все будет хорошо, все уладится, если только он получит Маринт.

Маринт…

Лонтана вышел из коттеджа и подошел к краю утеса. Глядя на море, он почувствовал, как его тревога постепенно стихает. Конечно, Арчер ему поверил! Маринт всегда был его судьбой. Судьба его не обманет. Судьба не позволит другим его обмануть. Маринт зовет его. Он слышит этот зов.

— Лонтана.

Он вздрогнул и настороженно обернулся.

Черные волосы, стянутые назад и заплетенные в косичку, немигающие черные глаза, взирающие на него с неумолимой ненавистью.

Его сердце подпрыгнуло от ужаса.

Он бросился бежать, но не сделал и двух шагов. Сильная рука обвилась вокруг его шеи.

Через секунду он был мертв.

Когда Николас подъехал на катере, Джед встретил его у борта.

— Может быть, объяснишь мне, где ты был?

— Может быть. — Николас поднялся на борт. — Как там Мелис?

— Спит. Она была измучена вконец. Уснула чуть ли не прежде, чем легла в постель. — Джед бросил взгляд на восток. — Лонтана?

— Бедняга свалился с утеса и сломал, себе шею.

— Ясно. Ты вовсе не обязан был это делать. Не ты за это в ответе.

— Мелис не хотела, чтобы это сделал ты. Если бы она потом решила, что Лонтану надо наказать, ей было бы больно делать это самой. — Николас флегматично повел плечами: — Так что выбора не было.

— И все-таки: почему?

— Этот ненормальный сукин сын был бы для тебя постоянной угрозой. Он не отстал бы от тебя, пока ты разрабатываешь Маринт.

— Но ведь речь идет об угрозе мне, Николас.

— Когда угрожают моим друзьям, значит, угрожают мне. Старинная шаманская поговорка, — ухмыльнулся Николас. — Спокойной ночи, Джед. — Он направился в свою каюту, но на полпути остановился и оглянулся. — Расскажем Мелис о злосчастном конце Лонтаны?

— Только не сейчас. Ей выпало слишком много переживаний за последнее время. — Джед замялся, но потом неуклюже обронил: — Спасибо, Николас.

Николас лишь кивнул в ответ и отправился спать.

Мелис проспала, не просыпаясь, восемь часов кряду. Проснувшись наконец, она почувствовала себя одурманенной. И одинокой. Джед обнимал ее, пока она не заснула, но сейчас его не было рядом.

Нет, ну а чего она ждала? Он был к ней добр и внимателен, но он вовсе не хотел, чтобы она повисла на нем до скончания дней.

И она не собиралась виснуть. Она получила жестокий удар, но теперь ей пора встать и начать наносить ответные удары.

Она встала с постели и пошла принять душ. Через двадцать минут она поднялась по трапу на палубу. Николас бросал рыбу в море. Он обернулся, когда она подошла к нему.

— Добрый день. Выглядишь намного лучше. А как себя чувствуешь?

— Немного ослабела, и бок побаливает. Сегодня придется отдохнуть и поесть поплотнее, но к завтрашнему дню буду как новенькая. А как там Пит?

— Голодный. — Николас бросил еще одну рыбину Питу, державшемуся у самого борта яхты. — Сам все съедает, бедной Сьюзи, считай, ничего не достается. Но она вроде бы не против.

— Это я вижу. — Сьюзи сочувственно терлась о бок Пита. — Она знает, что он пострадал.

— Ты уверена, что нам не следует поднять его на борт и поухаживать за ним тут?

— Ну, разве что мы захотим его убить. Джед извлек гарпун, я остановила кровотечение и дала ему антибиотик. Он быстрее выздоровеет в морской воде.

— Я думал, ему конец, когда вы подняли его в тот день.

Мелис тоже так думала. Кровопотеря привела ее в ужас. Только позже она сообразила, что нападение на Пита можно использовать, чтобы заставить Арчера поверить, что ему удалось ее сломать.

— Нам повезло, что человек Арчера действовал в спешке. Удар пришелся по касательной. Если бы не это, ранение могло быть куда более опасным.

— Угу, — кивнул Николас. — Как ты думаешь, скоро он поправится и станет таким, как прежде?

— Скоро. Он сам нам скажет. Он знает свое тело. Природа — замечательная вещь.

— Вот и хорошо. Нравится мне этот парень. Они оба мне нравятся. Умеют они влезть в душу. — Он скорчил комическую рожу. — Хотя твои проклятые дельфины превратили меня в няньку.

— Ничего, тебе это полезно, — сказал подошедший Джед. — В глубине души ты всегда был сентиментальным.

— Чья бы корова… — отозвался Николас. — Все, следующую кормежку придется проводить кому-нибудь из вас. А мне надо прыгнуть в катер и провести небольшую разведку.

— Хочешь проверить, снялся ли Арчер с места? — понимающе кивнул Джед.

— Такая вероятность не исключена.

— Он не уйдет, — уверенно заявила Мелис. — Во-первых, ему по-прежнему нужны эти бумаги, а во-вторых, даже если бы они не были ему нужны, он в ярости. Он считает, что мы его обдурили. Мы обратили его в бегство, и теперь он захочет отомстить.

— Он, прежде всего, захочет отомстить тебе, — напомнил Джед. — Поэтому тебе лучше пока оставаться в каюте. Предоставь нам делать дело.

— Он точно так же зол на тебя. И что нам теперь делать? Всем дружно прятаться под кроватью? — Мелис решительно тряхнула головой. — Мы должны положить этому конец. — Она повернулась к Николасу: — Я позабочусь о Пите и Сьюзи, а ты займись кораблем Арчера. Проследи за ним. Нам нужно знать, что происходит.

— Согласен. — Николас повернулся к Джеду: — Сегодня утром, до того как заняться кормлением дельфинов, я слегка повысил нашу огневую мощь. На всякий случай. — Он двинулся к трапу. — Пойду перехвачу чего-нибудь поесть перед дорогой. Не исключено, что мне предстоит долгая ночь.

— Почему ты меня не разбудил? — повернулась Мелис к Джеду.

— Тебе необходимо было поспать. И не только из-за раны. Лонтана нанес тебе страшный удар. Полный нокаут. И ты ничего не могла с этим поделать. А теперь нам придется перейти к тактике выжидания.

Мелис опасалась, что он прав. Она уже заранее была уверена, что тактика выжидания ей очень не понравится.

— Вчера я так надеялась, что там все и кончится.

— Так и должно было быть. У нас был вполне разумный план. Просто он провалился.

— Спасибо Филу. — Мелис бросила взгляд в сторону Кадоры. Фил где-то там. Сидит небось в своем коттедже и поздравляет себя с успехом. — Он был так горд собой.

— Перестань думать о нем.

— Постараюсь. Все еще слишком свежо. Я думала, он мой друг.

— По-моему, сам он до сих пор в это верит. Мне кажется, он слегка свихнулся.

— Нет. Просто все мы для него тени, не больше. Маринт — вот его единственная реальность. — Мелис заставила себя отвернуться. — Будешь сегодня спускаться?

— Один разок. И, в ответ на твой невысказанный вопрос, — нет, ты не пойдешь со мной. Я возьму Чарли.

— Я и не собиралась спускаться. Не могу рисковать, пока эта рана не заживет.

— Доктор сказал, никаких серьезных нагрузок в течение недели.

— Я быстро поправляюсь. — Мелис слабо улыбнулась. — В этом смысле я похожа на Пита. Я сама скажу, когда буду готова.

Джед задумался.

— Не знаю, готова ли ты к тому, что я сейчас скажу. Мы нашли коробку в подарочной упаковке в катере, на котором ты ездила на Кадору.

Мелис напряглась всем телом. Она совершенно забыла о коробке, которую Пенниг положил в катер.

— Ты ее открыл?

— Нет, я хотел ее выбросить, но я не вправе решать. Она в твоей каюте. Выброси ее сама, — добавил он решительно. — Даже не открывай.

Она кивнула и медленно пошла к себе в каюту.

«Что же за подарочек ты мне приготовил, Арчер? Что за жестокий сюрприз?»

Коробка стояла на ее кровати. К крышке была прикреплена записка в конверте. Мелис открыла конверт.

Мелис!

Надеюсь, мне не придется избавляться от тебя сегодня. Мне очень хотелось бы открыть эту коробку вместе с тобой. Просто умираю от желания увидеть твое лицо.

Мелис помедлила, но потом все-таки разорвала золотую оберточную фольгу.

Она подняла один уголок крышки.

Белая ткань. Тонкая, как лунный луч.

Она с силой захлопнула крышку коробки.

Будь он проклят! Проклят! Проклят!

Мелис схватила коробку и направилась к двери. Надо ее уничтожить. Выбросить за борт.

Потом она остановилась и сделала глубокий вздох. Нельзя действовать, не подумав. Ведь все изменилось. Сейчас у них нет оружия против Арчера. Возможно, им придется действовать против него его же собственным оружием.

Но только не этим. О боже милостивый, только не этим!

Мелис заставила себя вернуться, подойти к стенному шкафу, спрятать туда коробку и захлопнуть дверь.

Она даже не знала, сможет ли жить в одной комнате с этой коробкой. Ей легче было бы знать, что в этом шкафу свернулась кобра.

Но она не обязана жить в этой комнате. У нее есть Джед, и, пока он с ней, она в безопасности. Она желанная гостья в его каюте, в его постели. И не важно, что это лишь временно. Как хорошо знать, что он здесь, что он готов прийти на помощь!

В тот вечер Николас вернулся только около девяти.

— Часа два искал эту проклятую лоханку. Арчер снялся с якоря и уплыл на десять миль к востоку. Я уж испугался, что мы его потеряли.

— Он все еще на борту?

— Я нашел корабль чуть ли не на закате. Надолго не задерживался и старался держаться как можно дальше, чтобы меня не засекли. По-моему, на палубе его не было.

— Он на корабле, — с уверенностью сказала Мелис. — Он выжидает. Вот-вот нагрянет, как кошмарный сон.

— Держу пари, он занят не только собиранием черных туч вокруг твоей головы, — возразил Джед. — Он подтягивает подкрепление. Мы положили четверых его людей. Ему потребуется время, чтобы созвать подмогу и получить оружие.

— Разумно, — согласился Николас. — Завтра я смогу получше разглядеть, чем они там занимаются. Кто приходит, кто уходит. В четырех милях от того места, где Арчер встал на якорь, есть цепочка необитаемых островов. Могу устроить базу наблюдения на одном из них.

— Какое оружие? — спросила Мелис.

— Он имеет доступ к довольно-таки впечатляющей огневой мощи, — мрачно ответил Джед. — Может быть, даже к ракетным установкам. Нет, никаких «может быть» тут нет, если он решит атаковать «Трину».

— Думаешь, он может напасть?

— Думаю, он настолько взбешен, что готов на все. В общем, такую возможность исключать нельзя.

— Но тогда, может быть, нам не стоит ждать, пока он подтянет подкрепление? — предложил Николас.

— Если он настолько зол, как я думаю, мы можем это использовать, — сказала Мелис.

Джед настороженно покосился на нее.

— Как?

— Я точно не знаю.

— Ты не собираешься использовать его злость. Ты вовсе не то имела в виду. Ты хочешь использовать себя, — сказал Джед. — Выброси это из головы.

— Откуда ты знаешь, может, эти ракетные установки уже у него на борту? Может, он просто набирает новую команду? — заспорила Мелис. — Хочешь, чтобы «Трина» взлетела на воздух?

— Нет, но, чтобы ты взлетела на воздух, я тоже не хочу.

— Мы должны узнать, что он задумал. Давай дадим ему еще день.

— А ты уверена, что через день мы узнаем?

— Да. Он мне позвонит. Он не устоит перед искушением. Он только ждет того момента, когда, по его мнению, преимущество будет на его стороне. Ему наверняка не терпится позвонить прямо сейчас, но он не хочет чувствовать себя проигравшим, когда будет говорить со мной. — Мелис усмехнулась. — Представь, он хочет играть в хозяина и рабыню.

Джед задумчиво посмотрел на нее.

— Ну ладно, один день. Но это все. — Он прищурился, глядя на нее. — Что ты задумала? Ты не можешь дважды провернуть с ним один и тот же трюк.

— Знаю. Теперь он захочет получить меня не меньше, чем эти бумаги. До сих пор я была всего лишь небольшой дополнительной компенсацией. — Она вздохнула. — Сама не знаю, о чем я думаю. Должен быть способ…

Им не пришлось ждать звонка Арчера целый день. Ее телефон зазвонил два часа спустя.

— Злорадствуешь? — спросил Арчер. — Все осталось по-прежнему, Мелис. Я жив, и ты жива. И ты все еще должна отдать мне бумаги.

— Не все осталось по-прежнему. Пенниг мертв.

— Его можно заменить. — Арчер помолчал. — Но ты права, кое-что изменилось. Я совершил небольшую поездку на Кадору. Отныне ты мой единственный источник в поисках этих документов. Ты взяла их у Лонтаны, не так ли?

— А чего ты ждал?

— Ты сильно осложнила мне жизнь. Боюсь, теперь за это придется заплатить высокую цену. Хочешь знать, какую?

— Думаешь, я буду дрожать и плакать? Это был спектакль, Арчер. Я тебя одурачила.

— Сука! — Было слышно, как он судорожно переводит дух. — Ты за это заплатишь. Даже не знаю, что я хотел бы заполучить больше: тебя или эти бумаги.

— Этого не случится. Здесь я в безопасности. Келби защитит меня. Нет, вообще-то ему на меня плевать, но суть не в этом. Я даю ему то, что ему нужно, а он за это не подпускает ко мне всяких извращенных импотентов вроде тебя.

Мелис казалось, что сквозь эфир до нее доносится из телефонной трубки волна его ненависти.

— Ты ему скоро наскучишь.

— Я слишком хороша, и есть только одна вещь на свете, которую Келби любит больше, чем секс. Он считает, что эта его идиотская яхта сделана на небесах. Стоит кому-то из команды хотя бы поцарапать какую-нибудь дурацкую перегородку, как он ударяется в крик. И только мне удается его успокоить. Я многому научилась в кафасе. Нет, у тебя больше никогда не будет шанса добраться до меня, Арчер.

Она повесила трубку.

— Да, на этот раз ты выпалила в него из всех стволов, — уважительно протянул Джед, приподнявшись на локте в постели. — Он, безусловно, никогда больше не будет считать тебя безвольной куклой. И вот что еще я тебе скажу: ни один мужчина не придет в восторг, когда сомнению подвергаются его мужские достоинства.

— Я хотела его разозлить, — объяснила Мелис, — чтобы он не догадался, что я нарочно вложила ему в руки оружие.

— Какое оружие?

— Тебя.

— Одержимого сексом никчемного плейбоя, которому на тебя плевать? Не могу сказать, что мне понравился такой портрет.

— Держу пари, он понравился тебе больше, чем портрет извращенного импотента.

— Это верно!

— Мне надо было переключить его внимание. Он теряет терпение. Не знаю, откуда, но ему стало известно, что у Фила бумаг больше нет. Он пытался убить дельфинов, и это не сработало. Телефонные разговоры со мной больше не приносят ему удовлетворения. Он чувствует, что я больше не жертва. Он не может меня терроризировать.

Джед замер.

— Не может?

Мелис покачала головой:

— Теперь только я сама могу причинить себе боль. Пожалуй, мне бы следовало его поблагодарить. Он столько меня мучил, что я стала прямо-таки пуленепробиваемой и теперь могу выдержать практически все.

Джед протянул руку и коснулся ее щеки.

— Когда ты это поняла?

— Это произошло не сразу. — Мелис нетерпеливо тряхнула головой. — Хватит говорить обо мне, у нас времени нет. Арчер может перезвонить.

— Почему?

— Потому что, когда он очухается от первого приступа злости, он задумается над тем, что я сказала.

— И после этого он тебе перезвонит.

— Нет, он тебе перезвонит и попробует заключить с тобой сделку. Он пригрозит, что взорвет «Трину», если ты не отдашь ему меня.

Джед задумчиво кивнул.

— Потому что даже самая классная баба не сравнится с такой яхтой, как «Трина»?

— Ты ведь уже нашел Маринт. Тебе не нужны эти таблички или результаты его исследований. Ты уже получил от меня все данные, которые тебе нужны. Я всего лишь сексуальный объект. Такой ход мыслей будет понятен Арчеру.

— А мне нет.

— Конечно, нет, ведь ты же проголосовал бы как надо на том совете знати, — улыбнулась Мелис.

— Но все-таки, в чем наша цель? Зачем я должен сервировать тебя ему?

— Мне надо попасть на его судно.

— Ты сошла с ума.

Мелис помрачнела.

— Ты должен вести себя убедительно. Наверное, будет правильнее сказать ему, что тебе надо все хорошенько обдумать.

— Этого не будет, — решительно отказался Джед. — Никогда. Ни за что.

Мелис внимательно вгляделась в его лицо. Уговаривать его было бесполезно.

— Я прошу тебя только выиграть время. Когда он позвонит, сделай вид, что ты обдумываешь его предложение.

— Я обдумаю, как бы отрезать ему яйца.

— Джед! Ну, прошу тебя. Пожалуйста. Ты же сам понимаешь, нам нужно время. Тяни время.

Все это ему явно не нравилось.

— Ладно, я буду тянуть время, — неохотно проворчал Джед. — Только пусть не разевает свою грязную пасть на тебя.

Мелис поняла, что большего она от него не добьется. Ей оставалось лишь молить бога, что Арчер будет говорить кратко и по делу.

ГЛАВА 17

Бог ответил на молитвы Мелис. Когда Арчер позвонил Джеду в восемь часов следующего утра, они проговорили всего несколько минут. Джед был краток и деловит, если не считать одного-единственного и весьма убедительного взрыва непристойной ругани.

— Ничего у тебя не выйдет. Тебе не отвертеться. Я обращусь к береговой охране. — Потом он замолчал, слушая, что отвечает ему собеседник, и наконец сказал: — Ладно, я об этом подумаю. — После этого Джед повесил трубку и посмотрел на нее. — Ты была права. Он пригрозил взорвать меня со всеми потрохами, если я не отдам ему тебя и бумаги Лонтаны. Когда я упомянул о береговой охране, он ответил, что я могу звать кого угодно и сколько угодно, они не придут мне на помощь. Они у него в кармане.

— Николас так и думал.

— Он был прав, — согласился Джед. — И я не сказал ничего из того, что хотел сказать. Ты довольна?

— При сложившихся обстоятельствах ничего лучшего я от тебя не ожидала. Он назвал какой-то определенный срок?

— Я не дал ему такого шанса. — Джед встал с постели и начал одеваться. — Если бы я проговорил с этим скользким подонком еще хоть минуту, ничем хорошим это не кончилось бы.

— Ты куда?

— Не могу здесь оставаться. Мне кажется, я сейчас взорвусь. Пойду на палубу, подожду, пока Николас вернется из своей разведки.

Мелис проводила его взглядом. Он вышел, хлопнув дверью.

Он не хотел, чтобы она шла с ним. Он был сердит… Нет, он был страшно зол. Он хотел защитить, оградить ее от Арчера. Никогда она не видела его столь решительно настроенным. Нет, надо положить этому конец. Она должна быть на месте, когда Николас вернется.

Мелис поднялась с постели и торопливо оделась.

— Насколько я могу судить, Арчер принял на борт боевое пополнение в количестве четырех человек, — доложил Николас, когда вернулся в полдень. — И они без дела не сидят. Снуют повсюду, высматривают лодки, высматривают пловцов. Все время высвечивают прожекторами воду вокруг судна. Прикреплять взрывчатку на корпус рискованно. И взойти на борт чертовски трудно, если только не задействовать отвлекающий маневр.

— Какого рода отвлекающий маневр? — спросила Мелис.

— Придумаем что-нибудь, — пожал плечами Николас. Он бросил взгляд на Джеда. — Я видел Арчера. Вчера он поднял на борт груз. Четыре ящика шесть на семь.

— РПК[13]? А дополнительный персонал? Четыре человека — это мало. Этого хватит только для обороны.

— Людей больше не было, — сказал Николас. — Но они могут появиться в любую минуту.

— Значит, мы должны действовать быстро. Если мы не можем установить взрывчатку на корпусе, возможно, нам тоже понадобится небольшая ракетная установка.

Мелис оцепенела от ужаса.

— Что?

Джед не обратил внимания на ее вопрос.

— Сколько времени на это потребуется?

— Сутки, может, немного больше. Мой ближайший поставщик находится в Цюрихе. У нас есть в запасе сутки?

— Может быть. — Джед бросил взгляд на Мелис. — Кое-какое время мы выиграли. Он, скорее всего, будет выжидать и пойдет на нас, только когда удостоверится, что я не дам ему то, что ему нужно.

— Мне это не нравится, — сказал Николас. — Стоит нам двинуться с места, как он сразу все поймет. Если они погрузили на борт то, что я думаю, это довольно серьезнее игрушки. Они смогут запросто отправить нас из воды прямо на небеса.

— Значит, нам придется найти способ не выдать наши планы. Добудь все, что нужно.

— Ясно, — кивнул Николас. — Немедленно сажусь на телефон, начну делать закупки. — Он повернулся к трапу, но остановился. — Но мы должны приглядывать за «Славной девчонкой». Надо убедиться, что планы не изменились.

— Я возьму катер и буду вести наблюдение. А ты поспи, когда покончишь с делами. Сменишь меня на рассвете.

— Есть.

Мелис выждала, пока голова Николаса не скрылась под палубным уровнем, и повернулась к Джеду.

— Ракетно-пусковые установки? Похоже, начинается настоящая война.

— Мы просто готовимся к любым неожиданностям, — успокоил ее Джед. — Мне вовсе не улыбается использовать всю эту боевую мощь, и без особой надобности я этого делать не буду. Грязная работа.

— А они будут стрелять в ответ. Николас прав, это гораздо опаснее.

— А может, я посмотрю и решу, что Николас не прав, и гораздо безопаснее взорвать все эти боеприпасы в трюме. Там видно будет.

— Он сказал, что можно взойти на борт, если задействовать отвлекающий маневр.

Джед бросил на нее свирепый взгляд.

— Нет, Мелис, ты в этом не участвуешь.

— Черта с два!

— Послушай меня. Я понял, через что тебе пришлось пройти. Поэтому я и позволил себя уговорить. Мы расставили западню Арчеру, и все кончилось тем, что тебя едва не убили. Второй раз я в эти игры не играю. — В его голосе зазвенел металл. — Можешь спорить до посинения, толку не будет. Ни за что.

Мелис поняла, что возражать ему бесполезно. Джед был полон решимости не подпускать ее к военным действиям против Арчера.

Но и ей решимости было не занимать. Она никому не позволит навязать ей свою волю.

Мелис проследила за катером Джеда, пока он не скрылся за горизонтом, и только после этого пошла искать Николаса.

Он как раз вешал телефонную трубку.

— Похоже, РПК у нас будет. Но мы получим ее только…

— Мне нужна твоя помощь, — сказала Мелис. Николас бросил на нее настороженный взгляд.

— Что-то мне подсказывает, что мне это не понравится.

— Ни один из вас не хочет использовать эту ракетную установку. Вам с Джедом нужен отвлекающий маневр. Я могу его обеспечить. Только Джед и слышать об этом не желает.

— А почему ты думаешь, что я захочу?

— Потому что это логично и нет времени искать что-то другое. Я не хочу, чтобы «Трину» обстреливали ракетами. Джед обожает эту яхту.

— Я и сам от этого не в восторге. — Он покачал головой. — Но то, что ты предлагаешь, слишком рискованно. Арчер тебя ненавидит лютой ненавистью.

— Он не станет меня убивать.

— Этого ты наверняка знать не можешь.

— Я знаю Арчера. Могу заглянуть во все грязные уголки его душонки. Я вовсе не склонна к мученичеству. Я могу это сделать, Николас. Я могу отвлечь внимание Арчера в критический момент, но ты должен мне помочь. О каком отвлекающем маневре ты говорил?

— О небольшом взрыве, который отвлек бы охранников от бортов.

— Можешь раздобыть мне гранату?

— У меня прямо сейчас есть кое-что технически куда более совершенное, — улыбнулся он. — Компактное и легко маскируемое.

— Тогда просто скажи мне, где и когда тебе нужен взрыв.

Николас глубоко задумался.

— Джед меня убьет.

— Но ты это сделаешь?

— А что ты сделаешь, если я тебе откажу?

— Найду другой способ сделать то, что я задумала, без тебя и без этой твоей взрывчатки.

— Не сомневался, что именно так ты сделаешь. — Николас еще немного помолчал. — Дай мне это обдумать.

Он повернулся и пошел от нее прочь.

— Времени у нас мало! — крикнула она ему в спину.

Он обернулся через плечо, и выражение его лица поразило ее своей суровостью.

— Не дави на меня, Мелис. Я люблю пошутить, но сейчас не время для шуток. Ты не можешь принудить меня сделать то, что я считаю неправильным. Я соглашусь на твой план не прежде, чем сам приду к выводу, что это самый умный ход для всех нас. Но не потому, что ты горишь желанием добраться до Арчера и вцепиться ему в глотку. Я не поступлю так с Джедом. Да и с самим собой тоже, можешь не сомневаться.

Мелис смотрела ему вслед с удивлением и тревогой. А он пересек палубу и стал вглядываться в морскую даль. Ей лишь изредка удавалось разглядеть грозную сущность Николаса, которую он так умело маскировал за фасадом шуток и легкомыслия. Ей хотелось подойти к нему и попытаться его убедить, но она знала, что это напрасный труд. Он казался замкнутым и всем своим видом как будто говорил: «Не тронь». Видно, придется ей ждать, пока он сам подойдет.

Усевшись в шезлонг на палубе, Мелис устремила взгляд на пугающий и привлекательный профиль Николаса Лайонса. Шаман. Этот титул, который он использовал в шутку, вовсе не казался сейчас таким смешным. От него исходило ощущение спокойной силы и мощи. Мелис даже спросила себя: а знает ли она его вообще? Тот мужчина, который пририсовал глаза птичке додо, куда-то исчез. Перед ней был совсем другой человек.

Прошло почти тридцать томительных минут, прежде чем Николас оторвался от поручня, пересек палубу и подошел к ней.

— Ладно, попробуем, — коротко бросил он. — Велик риск, что ты получишь пулю, но, если мы с Джедом будем участвовать в игре, твои шансы на выживание повышаются. А главное, нам действительно необходим отвлекающий маневр. Джед с меня шкуру спустит, но ничего, вытерплю.

Мелис облегченно вздохнула.

— Куда я должна бросить взрывчатку?

— Либо в машинное отделение, либо в камбуз. И там, и там есть сжиженный газ, и этого достаточно, чтобы вызвать сильный взрыв.

— И где же мне прятать эту взрывчатку?

— В подошве одной из твоих сандалий. Там будет ручной включатель, и у тебя будет пятнадцать секунд, чтобы бросить сандалию. Помни, ты должна быть в полной боевой готовности. Нам остается лишь молиться, что он не будет тебя обыскивать слишком тщательно.

— Думаю, я знаю, как этого не допустить. — Мелис невесело усмехнулась. — Есть у меня идея, как осуществить мой собственный отвлекающий маневр. — Она сбросила сандалии. — Принимайся за работу, Николас. Я иду в свою каюту, мне надо сделать кое-какие приготовления.

Она повернулась, собираясь уходить.

— Было бы неплохо заодно помолиться, — сказал он. — Твои шансы выбраться из этой передряги живой — примерно пятьдесят на пятьдесят.

Его голос прозвучал холодно, без всякого выражения, и это заставило ее обернуться.

— Ты этим явно расстроен.

— Буду расстроен, если он тебя убьет. Буду так расстроен, что мне придется убить его самому, и все равно я себе не прощу, что позволил тебе туда пойти. Но раз уж я принял решение, не буду давать волю чувствам. Перед нами одна задача: сделать дело и остаться в живых. — Николас подобрал белые палубные сандалии на деревянной подошве. — Я их для тебя подготовлю. Отличные толстые подошвы. Считай, с этим нам повезло. Нам понадобится все везение, какое только подарит судьба.

С этими словами он направился к себе в каюту.

Ей было дурно.

«Не смотри в зеркало. Не думай об этом. Просто выйди на палубу к Николасу».

Он стоял у борта рядом с катером.

— Я отполировал твои сандалии. Устройство в правой. Никто в жизни не догадается… О мой бог! — Его глаза округлились. — Какого черта ты так вырядилась? На Хеллоуин, что ли?!

Мелис трясущейся рукой провела по белому кисейному платью с высокой талией в стиле ампир.

— Нет, но элемент устрашения в моем наряде есть. Это подарок Арчера. Я описала это платье на одной из пленок, и он сделал точную копию. Детское платьице, только взрослого размера. Ты свяжешь мне руки, пришпилишь записку, которую мы сочинили, к лифу платья и доставишь меня к Арчеру с комплиментами от Джеда. — Она судорожно сглотнула. — Он знает, что это для меня значит — надеть это платье. Он не поверит, что я сама его надела по доброй воле. Он решит, что это дело рук Джеда.

— Господи, ну и план ты придумала!

— Во-первых, это придаст достоверности передаче меня в качестве подарка. Во-вторых, увидев меня в этом платье, Арчер забудет обо всем остальном. Это и есть отвлекающий маневр. Он будет торжествовать. Он будет возбужден. Он любит маленьких девочек. — Мелис глотнула побольше воздуха и надела сандалии, которые протягивал ей Николас. — А теперь поехали. Я хочу как можно скорее вылезти из этого платья. Долго я не вытерплю.

— Ближе мы подойти не можем, они нас заметят, — объяснил Николас, заглушив мотор. Он сидел и смотрел на корабль Арчера, светящийся огнями в темноте. — Последний раз спрашиваю: ты уверена, что хочешь это сделать?

— Уверена. — Мелис протянула запястья. — Свяжи меня. Потуже. Но сделай так, чтобы я могла видеть свои часы.

Он взял припасенную веревку и связал ей запястья.

— Это омерзительно, Мелис. Как я только согласился в этом участвовать!

— Арчер омерзителен.

Мелис смотрела на корабль, и ей было страшно. Кисейное платье, связанные руки, подступавшее ощущение беспомощности. Она, казалось, слышала барабанный бой кафаса. Ей хотелось закричать. Или заплакать.

Но она сама все решила. Она проделывала все это по своему собственному желанию. Это был ее свободный выбор. Значит, надо двигаться дальше.

— И еще одно, Николас. Выруби меня.

— Что?

— Ударь меня. Позаботься, чтобы был синяк, но я буду тебе очень благодарна, если ты не сломаешь мне челюсть. Арчер должен думать, что я совершенно беспомощна, когда увидит меня в бинокль.

— Я бы не хотел…

— А мне плевать, чего ты хотел или не хотел. Ты знаешь, что должен это сделать. Ударь меня, черт бы тебя побрал!

— Ладно, только не смотри на меня.

— Тоже мне шаман! — Мелис отвернулась и стала смотреть на корабль.

— Шаманы были волшебниками, а не воинами. Хотя они действительно совершали жертвоприношения, в том числе и человеческие. Вот именно так я чувствую себя сейчас…

Боль взорвалась у неё в подбородке, когда он пустил в ход мощный правый хук.

Николас смотрел на бесчувственную Мелис, упавшую на сиденье. В этом платье она казалась уснувшей маленькой девочкой.

А себя он чувствовал как последний сукин сын. У него возникло громадное искушение просто развернуть катер и вернуться на «Трину».

Он не мог этого сделать. Он был связан словом, а передумать в такой ситуации, уступить сомнению было смерти подобно. К тому же Мелис зашла слишком далеко, нельзя было ее обманывать. Он ласково погладил ее по щеке и шепнул: «Удачи». Потом он запустил настроенный на три минуты таймер, прикрепленный к спасательной ракете, бросил в воду непромокаемый мешок со снаряжением и нырнул сам. Он плыл, рассекая воду мощными, длинными гребками. Ему требовалось, по крайней мере, двадцать минут, чтобы доплыть до необитаемого острова, с которого Джед наблюдал за «Славной девчонкой». Николас знал, какой его ждет «горячий» прием. Пока он доплывет, Мелис уже поднимут на борт «Славной девчонки», и Джед наверняка будет в курсе.

Пронзительный свист послышался у него за спиной.

Николас оглянулся через плечо и увидел, как спасательная ракета разрезает воздух.

— Что, черт побери, происходит? — Арчер выбежал на палубу, его взгляд был прикован к ракете. — Дестрикс, врубай прожектора.

Он взял бинокль у первого помощника. Поначалу ему показалось, что корабль атакован, но он сразу сообразил, что Келби не стал бы столь демонстративно привлекать к себе внимание.

Его глаза лихорадочно рыскали по воде в том месте, где взлетела ракета. Ничего.

— Да где же эти чертовы прожектора?

Свет прожекторов пронизал ночной воздух над водой. Катер с заглушённым мотором тихо покачивается на волнах.

— Он слишком далеко, из воды его не выбьешь, — сказал Дестрикс. — И потом, мне кажется, он пуст.

Арчер сфокусировал бинокль на катере. Что-то белое… Он еще раз подкрутил фокус. Маленькая девочка с золотистыми волосами. Тонкие запястья связаны веревкой. Мелис!

— Есть!!!

Его охватило неудержимое волнение. Келби капитулировал! Он получил Мелис.

Арчер повернулся к Дестриксу:

— Доставь ее сюда. Проверь катер, убедись, что он не заминирован, но, главное, доставь ее мне.

Он проследил за Дестриксом и двумя матросами, пока они спускали шлюпку и гребли к катеру, а потом снова навел бинокль на Мелис. Она явно была без сознания. Может, ее одурманили наркотиками? Надо было подавить ее волю каким-то способом, чтобы втиснуть в это платье. Оно пробуждало слишком много кошмарных воспоминаний о кафасе.

Но раз уж Келби заставил ее надеть платье, это недвусмысленно означало, что он капитулировал по всем фронтам. Он не просто отдал Мелис, он преподнес ее в подарочной упаковке, которую Арчер сам для нее выбрал. Похоже, что в отношении Келби к ней не было ни капли сентиментальности.

Дестрикс добрался до катера и уже проверил его. Потом он поднял Мелис и передал ее одному из матросов в шлюпке. Они подняли весла, включили двигатель и понеслись назад к кораблю.

Сердце у него билось сильно, до боли, пока он следил за приближающейся шлюпкой. Он и сам не знал, что заставляет его кровь как безумную бежать по жилам: ненависть, похоть или предвкушение мести. Это уже не имело значения.

Мелис будет принадлежать ему.

Джед с такой силой стискивал бинокль, что вены вздулись у него на руках, пока он смотрел, как Мелис поднимают на борт. Она была безжизненной, как тряпичная кукла, пока ее везли в шлюпке, но сейчас начала шевелиться.

А когда ее подняли на борт, даже смогла встать на ноги. Но лишь на один миг. Арчер размахнулся и изо всех сил ударил ее по лицу. Она упала на палубу.

— Джед, — раздался у него за спиной голос Николаса.

— Не сейчас, ублюдок.

Один из мужчин заставил Мелис подняться на ноги и начал подталкивать ее к трапу, ведущему в каюты. Она скрылась из вида.

Джед волчком повернулся к Николасу. Его душила ярость, он даже не сразу смог заговорить.

— Ах ты, сукин сын! Ты что творишь?

— Только то, что хотела сама Мелис. Это был ее план с самого старта. Ты не хотел, чтобы она нам помогала, вот она и пошла сама.

— С твоей помощью, будь ты проклят!

— Она нашла бы способ и без меня. Ты совершил ошибку, Джед. Ее невозможно было удержать.

— Ты не дал мне ни единого шанса.

— На ее месте я чувствовал бы то же самое. Она должна была это сделать. Арчер ей крупно задолжал. На Кадоре она не смогла взыскать свой должок, вот и решила, что другого случая не будет. И к тому же нам действительно был чертовски нужен этот отвлекающий маневр.

Перед глазами у Джеда стояла картина: Арчер бьет Мелис наотмашь по лицу, и она падает на палубу.

— Она у него в руках. Ты хоть понимаешь, что это значит?!

— Ну так пойдем и заберем ее обратно, пока он не причинил ей вреда. Я принес тебе водолазный костюм и снаряжение, — сказал Николас. — Мелис подорвет заряд в час сорок пять. У нас осталось чуть больше часа, чтобы доплыть туда и занять положение. Когда раздастся взрыв, все побегут в зону камбуза. Это наш шанс попасть на борт. После этого все зависит от нас. Я велел Мелис спрятаться и не высовываться после того, как она бросит взрывчатку.

— Если к тому времени она еще будет жива.

— Она умница, Джед. Она не наделает глупостей.

Джед это знал, но ничего не мог с собой поделать: страх глодал его изнутри. Надо взять себя в руки, иначе он не сможет действовать в боевой обстановке.

— Ладно, куда ты спрятал взрывчатку?

— В ее правую сандалию. А в левую я поместил один из моих любимых стилетов и отмычку, — улыбнулся Николас.

— Легко достать?

— Стоит только сорвать подметку, и дело в шляпе. Она сможет это сделать одной рукой.

— У нее руки связаны! Твоя идея?

— Я же тебе сказал: все придумала Мелис. Если он ее не развяжет, она сможет использовать стилет. Это будет нелегко, но выполнимо.

— Если у нее будет шанс.

— Да, если у нее будет шанс.

— Ты мог ее остановить.

— Я решил не пытаться. — Николас смотрел прямо в глаза Джеду. — Можешь сколько угодно винить во всем меня. От этого ничего не изменится. Дело сделано.

Он был прав. Дело было сделано. И Джед не мог повернуть время вспять.

Николас смягчился, увидев отчаяние Джеда.

— Мне очень жаль, что пришлось так поступить. Поверь, я сам вовсе этому не рад, Джед. Я тоже очень за нее тревожусь.

— Ты тревожишься? Ты и понятия не имеешь, что это такое. — Джед отвернулся. — Давай двигаться. Где мой костюм?


Стены каюты были отделаны панелями ажурной золотой резьбы.

Постель была застелена бархатным покрывалом.

Когда матросы из команды Арчера втолкнули Мелис в его каюту, она прижалась к стене, да так и застыла. Ей было дурно. Это был ее кошмар, воплотившийся в жизнь. Даже марокканские фонари стояли на полу возле постели.

Неужели она слышит барабанный бой? Нет, это лишь игра ее воображения. Она закрыла глаза, чтобы прогнать видение. Но она не могла изгнать воспоминания.

Надо собраться с силами и одолеть их, сказала она себе. Именно на такую реакцию и рассчитывает Арчер. Не надо давать ему ничего из того, на что он рассчитывает.

Который теперь час? Мелис заставила себя открыть глаза и взглянуть на часы в золотом корпусе на стене. У нее еще пятьдесят минут. Еще пятьдесят минут ей придется оставаться в этом золоченом аду. Если она будет стоять очень тихо и смотреть только на потолок, она выдержит.

Дверь открылась, и на пороге возник Арчер. Он стоял, глядя на нее, и улыбался.

— Ты похожа на трусливую мышь. Где твое достоинство, Мелис?

Она с трудом выпрямилась.

— Ты столько трудов затратил… Когда же ты все это успел?

— Как только прибыл сюда из Майами. Я ни минуты не сомневался, что рано или поздно ты окажешься в этой каюте. Это был лишь вопрос времени. Подбор и компоновка материалов доставили мне громадное удовольствие. Я внимательно прослушивал пленки и в соответствии с ними заказывал товар. Это не давало мне скучать. — Он сокрушенно покачал головой. — Жаль, что меня здесь не было, когда ты увидела каюту. Хотелось бы мне видеть твое лицо в этот момент. Я был немного рассержен, иначе не забыл бы, что собирался быть здесь. — Арчер подошел к ней и дотронулся до синяка у нее на подбородке. — Келби не питал к тебе тех нежных чувств, на какие ты рассчитывала, верно?

— Он подонок! — Мелис посмотрела ему прямо в глаза. — Такой же, как ты.

— Рыбак рыбака видит издалека. — Одним пальцем он погладил розовую атласную ленточку у нее в волосах. — Но ты не должна его винить. Ты же мне сама говорила, что он без ума от своей яхты.

— Я все-таки не думала, что ради этой идиотской яхты он продаст меня.

— Неужели ты до сих пор не усвоила, что шлюхи — одноразовый товар? На смену одной всегда найдется другая. Но я готов признать, что твой случай — особенный. Я питаю к тебе чуть ли не родственную привязанность. — Арчер отступил на шаг. — И ты так прелестно выглядишь! Ну-ка повернись. Сделай это для меня.

— Пошел ты к черту!

Арчер закатил ей пощечину.

— Ты что, забыла? Непослушание всегда наказывается. — Он вопросительно склонил голову набок. — Но они, кажется, накачали тебя «дурью»? Мне бы не хотелось, чтобы ты с самого начала была покрыта синяками. Может, мне тоже стоит попробовать этот способ? Хочешь дозу?

— Нет!

Она не смогла бы функционировать, если бы он накачал ее наркотиками. Осталось сорок пять минут.

Мелис повернулась кругом.

— Еще раз. Медленнее.

Она закусила нижнюю губу и повиновалась.

— Хорошая девочка. — Вдруг Арчер уставился на ее сандалии. — А где блестящие лакированные туфельки, которые я тебе послал? — спросил он капризным голосом избалованного мальчишки.

Мелис постаралась не выдать лицом охватившей ее паники.

— Им пришлось меня держать, чтобы напялить на меня это платье. Когда я пнула его по яйцам, Келби решил не рисковать с туфлями.

Арчер довольно хихикнул.

— Он явно не знает, как надо обращаться с непослушными маленькими девочками. Тут нужен опыт. — Вдруг он нахмурился. — Но он не прислал с тобой бумаги.

— У него их нет. Думаешь, я поделилась бы с ним этим? Это мое!

Он внимательно посмотрел на нее.

— Да, конечно, я вижу. Ты нуждалась в небольшой подстраховке. И, в конце концов, он же получил Маринт.

— И эту чертову яхту.

— Сколько озлобленности! Ну что ж, передачу мне бумаг мы обсудим позже. А теперь иди сюда и ляг.

Мелис яростно замотала головой.

— О, да ты побледнела! А ведь это такая чудная, такая мягкая постелька! А знаешь, что мы будем в ней делать? Мы ляжем вместе и послушаем пленочки. И я буду смотреть на твое личико. Не могу тебе даже выразить, как мне этого не хватало, когда я тебе звонил. Мне хотелось увидеть каждое выражение, каждый оттенок чувства.

— Я… я не могу.

— Не заставляй меня прибегать к наркотикам. Это притупило бы твои чувства. Взгляни на постель.

Красный бархат, гора подушек.

— А теперь иди сюда и сядь на нее. Будем действовать постепенно. Не люблю спешки.

Каждая секунда казалась ей веком, но Мелис пересекла каюту и села на край кровати.

— Тебе неприятно это прикосновение бархата к коже, да?

— Да. — Прошло всего две минуты. — Я его терпеть не могу.

— Ты даже не представляешь, сколько всего ты можешь вытерпеть. Мы это проверим, когда прослушаем пленки. — Он лег и похлопал по постели. — Ложись рядом с папочкой, милая. Разве не так говорили тебе многие твои клиенты?

Мелис судорожно кивнула.

— Я… отдам тебе бумаги, если только ты выпустишь меня отсюда.

— Всему свое время. Ложись, Мелис. Прошли еще две минуты.

— Сними с меня эти веревки.

— А мне они нравятся. Скажи «пожалуйста».

— Пожалуйста.

Арчер достал из кармана перочинный ножик и перерезал веревки.

— Ляг, а не то я опять тебя свяжу.

Мелис нехотя откинулась на подушки. О господи, все началось сначала! Она чувствовала, что сейчас закричит.

Нет, этого не случится. Она сумеет удержаться. Просто надо овладеть собой. Надо с этим справиться. Неужели это голос Кэролин?

— Твое выражение просто бесценно, — хрипло прошептал Арчер, жадно разглядывая ее лицо. — Жаль, что у меня нет камеры под рукой. Надо будет запомнить на будущее. — Он протянул руку и включил магнитофон, стоявший на ночном столике. — Но сейчас мне не терпится. Я хочу просто посмотреть на тебя…

И тут она услышала свой собственный голос на пленке.

ГЛАВА 18

Осталось пять минут.

— Двое на капитанском мостике, — прошептал Николас. — Один, скорее всего, останется у руля, даже если второй бросится к месту взрыва. Ты или я?

— Ты. Я спущусь в каютный отсек.

— Я так и подумал.

Напряженно прищурившись, Джед вглядывался в палубу. Боже, ему хотелось начать действовать прямо сейчас.


Четыре минуты.

Мелис резко выпрямилась и села в постели, зажимая рот рукой.

— О боже, меня сейчас стошнит.

— Какая досада! — Арчер тоже сел. — А мы как раз подошли к самому интересному!

Она перегнулась через край кровати, делая вид, что подступает рвота.

— Э нет, даже не думай. Только не на этой кровати. У меня на нее большие виды. — Арчер вскочил и сдернул ее с кровати. — В ванную, сука. — Он подтащил ее к встроенной ванной. — И давай побыстрее. Да, и не вздумай посадить хоть пятнышко на это платье.

Он втолкнул ее в ванную и захлопнул дверь.

Мелис осталась одна.

Она боялась, что он войдет в ванную вместе с ней, но мало кто любит наблюдать такие картины. Впрочем, это еще не значит, что он не стоит прямо за дверью.

Мелис воспроизвела соответствующие звуки, нагнулась и содрала подметку с правой сандалии. Она осторожно вынула миниатюрное взрывное устройство и положила его на крышку унитаза, а потом извлекла стилет из левой подошвы.

— Ну, все уже? — спросил Арчер из-за двери. Она опять закашлялась.

— Да вроде бы.

— Тогда умойся и сполосни рот, как послушная маленькая девочка. Ты меня немного рассердила. Придется мне тебя отшлепать.

Мелис включила воду над раковиной и сделала несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Ее рука стиснула рукоятку стилета. Надо двигаться. Не выключать воду. Это даст возможность выиграть несколько драгоценных секунд и застать его врасплох, когда она откроет дверь.

— Мелис!

Она распахнула дверь и прыгнула вперед. Уловила мимоходом выражение панического ужаса на ошеломленном лице Арчера, когда стилет вонзился ему в грудь. Он зашатался и начал валиться на пол.

Хватит ли одной раны?

Нет времени проверять. Прошла уже минута после срока. Мелис выбежала из каюты. Когда ее тащили вниз, она заметила, что камбуз находится чуть дальше по коридору.

В камбузе никого не было.

Мелис включила взрыватель устройства.

Мужчина, вооруженный автоматической винтовкой, спускался по трапу у нее за спиной.

— Эй, ты что здесь делаешь?

— Я искала Арчера. Он мне велел оставаться в каюте, но я…

Она со всей силы швырнула взрывное устройство в камбуз, стремительно отпрыгнула и бросилась на пол, прикрывая голову руками.

Камбуз взорвался с такой силой, что содрогнулся весь корпус корабля. Мелис услышала, как мужчина на трапе громко застонал от боли.

Обломки летели во всех направлениях, как шрапнель. Мелис ощутила жалящую боль в ноге, но смотреть не стала. Она по-прежнему прикрывала голову руками. Лучше пусть нога пострадает, чем голова. Через несколько секунд она осторожно приподняла голову. Мужчина упал с трапа и лежал на полу без сознания. Изо лба у него обильно текла кровь.

Тряска прекратилась. Скоро появятся другие члены команды, будут проверять, что случилось. Надо либо прятаться, либо выбираться отсюда.

Выбираться отсюда.

В камбузе ревело пламя. Она испечется заживо, если останется здесь.

Но до нее уже доносились и приказы, отдаваемые наверху, на палубе. Она наткнется прямо на них, если поднимется по трапу. Она не была десантником, и ей хотелось жить. Лучше спрятаться, как велел ей Николас.

Ладно, подождем. Мелис выхватила тяжелую автоматическую винтовку у человека, лежащего на полу, и спряталась в тесном пространстве под трапом. Винтовку она прихватила на всякий случай, даже не задумываясь, зачем ей это оружие. Черт, она даже не знала, как из этой винтовки стрелять.

Ну что ж, вот и настало подходящее время сообразить, как это делается.


Двое из людей Арчера бежали к трапу, ведущему на нижнюю палубу.

Джед прицелился и выстрелил. Один из мужчин упал. Второй, чертыхнувшись, повернулся кругом с обнаженным стволом в руке.

Джед свалил его выстрелом между глаз.

Остался еще один член команды. Только где же он, черт возьми?

О боже, из палубного люка валил черный дым.

Он бросился к трапу.

Ничего нельзя было разглядеть. Дым разъедал ему глаза.

— Мелис!

— Не ходи сюда! Я поднимаюсь.

— Слава богу! — Оказывается, глаза у него щипало не только от дыма. — Тебе нужна помощь? Ты не…

— Мне нужна новая пара легких. — Мелис закашлялась, поднимаясь по трапу. Она попыталась отдышаться. — Мои горят.

— Арчер?

— Мертв.

— Оставайся здесь. У нас еще один из членов команды остался ненайденным.

Мелис покачала головой.

— Он там… внизу.

— Ты уверена?

Она показала на оружие у себя в руке.

— Вот это я взяла у него.

— Отдышись. Мне надо проверить, как там Николас.

Он бросился бежать к капитанскому мостику.

Отдышаться?

Легче сказать, чем сделать, подумала Мелис, прислонившись к поручню. У нее было такое чувство, что легкие у нее сгорели дотла. Перегнувшись через поручень, она сделала несколько неглубоких вдохов-выдохов. Вроде бы немного легче. Надо попытаться сделать глубокий вздох.

— Какая скверная девчонка!

Она повернулась и увидела Арчера, привалившегося к дверному косяку. Его лицо почернело от дыма, он весь с головы до ног был залит кровью.

Но в руке у него был пистолет.

Мелис дернулась в сторону, когда он спустил курок.

Пуля едва не оцарапала ей щеку.

Она вскинула автоматическую винтовку. Быстро, но аккуратно прицелилась. Выстрелила.

Он завизжал, когда пули впились ему в пах. Пистолет выпал из его руки, и сам он упал.

Мелис продолжала стрелять. Она стреляла и стреляла, не переставая.

— По-моему, он уже не годен к строевой, Мелис, — громко сказал Джед. Он подошел к ней и протянул руку. — Отдай мне это штуку. У тебя уже пули отскакивают рикошетом повсюду вокруг него, а это опасно.

У нее все равно уже кончился боекомплект, но она так и не отдала винтовку.

— А я не знала, как из нее стрелять. Просто нажала на курок да так и держала.

— Вполне эффективный метод, — заметил подошедший Николас. — Бог ты мой! По-моему, ты ему яйца отстрелила.

— Я именно это и собиралась сделать. Не могла придумать для него более достойного конца. Ты уверен, что он мертв?

Джед подошел к Арчеру и склонился над ним.

— Разрази меня гром! Он еще жив.

Глаза Арчера открылись, он отыскал взглядом Мелис.

— Сука. Шлюха.

Джед поднял его пистолет.

— Он жив, но, я думаю, ему пора сказать всем нам сайонара[14].

— Нет, — сказала Мелис. — Ему больно?

— Еще как!

— Раны смертельны?

— О да. Пара пуль сидит у него в животе.

— И сколько он будет умирать?

— Трудно сказать. Может, полчаса, а может, и несколько часов.

Мелис медленно подошла к Арчеру.

— Сука, — шептал он. — Сука.

— Тебе больно, Арчер? — Она наклонилась над ним и прошептала: — Как ты думаешь, такую же боль чувствовала Кэролин? Думаешь, это так… ужасно, как то, что испытывали маленькие девочки, когда ты их насиловал? Надеюсь, что да.

— Шлюха! Всегда была шлюхой и всегда будешь. — Он буквально плевался ядом. — И я заставил тебя это понять. Все, что сделала для тебя твоя Кэролин, я уничтожил. Я сегодня видел это по твоему лицу.

— Ошибаешься. Ты обеспечил мне окончательное исцеление. Если я смогла пройти через этот кошмар, значит, смогу вынести все, что угодно.

У него на лице промелькнуло сомнение.

— Ты лжешь.

Мелис покачала головой.

— Кэролин всегда говорила, что единственный способ избавится от кошмара — это справиться с ним. — Она взглянула вниз, на его истекающий кровью пах. — Я со своим справилась.

Она повернулась и ушла.

Джед и Николас нагнали ее где-то на середине палубы.

— Ты уверена, что не хочешь, чтобы один из нас его прикончил? — спросил Николас. — Мне бы это доставило удовольствие.

— Я хочу, что бы он умирал медленно. Для него это слишком малая кара, но придется удовлетвориться этим. — Мелис оглянулась на огонь, вырвавшийся из нижнего отделения и теперь пожиравший настил палубы. — Надеюсь, этот корабль не потонет слишком скоро.

— Думаю, на всякий случай нам нужно как можно скорее его покинуть. — Джед двинулся к катеру. — Пошли.

— Осталось еще одно дело. — Мелис сорвала с себя белое кисейное платье, оставшись в лифчике и трусиках. Потом она вытащила из волос розовую атласную ленточку. Платье вместе с ленточкой она бросила на палубу, где к ним стали подползать языки пламени. — Вот теперь я готова.

Она прыгнула в катер.

— Джед, высади меня на острове, я там немного подежурю, пока эта посудина не потонет, — сказал Николас. — Нам не нужны осечки в последнюю минуту. — Он бросил Мелис одеяло. — Завернись. Ты можешь замерзнуть.

— Не замерзну.

Мелис чувствовала себя сильной и свободной.

Арчер душераздирающе кричал от боли.

Джед завел двигатель, и катер медленно отчалил.

Первые язычки огня достигли белого кисейного платья. Тонкая ткань начала загибаться черными завитками. А потом она ярко вспыхнула.

Всего несколько минут, и огонь полностью поглотил платье и ленточку.

Остался только пепел.

Два часа спустя, стоя на палубе «Трины», Мелис и Джед увидели в восточной части горизонта вспышку света.

— Вот и все, — сказал Джед. — Огонь добрался до арсенала. Потребовалось больше, чем я думал.

— А мне жаль, что все произошло так быстро.

— Кровожадная девчонка!

— Да, я такая.

— Ну, теперь-то, может, спустишься вниз и встанешь под душ? С тех пор как мы вернулись, ты как будто приклеилась к этому поручню.

— Нет, я пока останусь здесь. Подожду Николаса. Я должна быть уверена. А ты иди, если хочешь.

Он покачал головой и оперся на поручень, не отрывая глаз от горизонта на востоке. Николас появился через полчаса.

— Большой бум, — сказал он, взбираясь на борт. — Арчер загрузил в трюмы довольно-таки мощный фейерверк. — Он повернулся к Мелис: — Никаких чудесных избавлений в последнюю минуту. Ублюдок мертв, Мелис. Распылен на атомы к чертям собачьим.

Она упорно смотрела на восток. Он мертв, Кэролин. Он больше никогда никому не причинит вреда.

— Мелис! — Джед ласково положил руку ей на плечо. — Пора об этом забыть.

Она кивнула и отвернулась от горизонта. Все кончено. Дело сделано. Пора об этом забыть.

Пита и Сьюзи не оказалось на месте, когда Мелис вышла на палубу на следующее утро.

— Это не страшно? — спросил Джед, подходя к ней. — Ты говорила, что Пит сам поймет, когда поправится.

— Я думаю, все в порядке, — ответила Мелис. — Многое в дельфинах ставит меня в тупик. Иногда мне кажется, что я совсем не знаю Пита и Сьюзи.

— Но бывают и другие случаи. Ты каждый день узнаешь что-то новое, ты мне сама говорила. Не волнуйся, Мелис, они вернутся.

Она кивнула и села в шезлонге на палубе.

— Я побуду здесь. Ты собираешься сегодня нырять?

— Нет, — покачал головой Джед. — Я собираюсь нанести визит береговой охране. Нельзя потопить корабль без последствий, даже если он использовался для криминальных целей. Но если они готовы были брать взятки у Арчера, возьмут и у меня.

— Деньги решают все.

— Нет, но они бывают полезны. Позвони мне, если будут проблемы с Питом.

— Я справлюсь.

Джед помедлил, глядя на нее.

— Ты сегодня витаешь где-то за тысячу миль.

— Я странно себя чувствую… Может быть, немного опустошенной. — Мелис слабо улыбнулась. — Много недель я жила одной-единственной целью, а теперь ее больше нет. Со мной все будет в порядке, нужно только привыкнуть к этому. Когда ты вернешься?

— Это зависит от того, сколько времени и денег мне потребуется, чтобы их убедить, что корабль Арчера случайно взлетел на воздух, так как был перегружен оружием и взрывчаткой. Воздаяние за грех. — Джед двинулся к катеру. — Я дам тебе знать, если буду задерживаться.

— Ты вовсе не обязан передо мной отчитываться. — Мелис посмотрела на воду. — Я же обещала, что не буду для тебя обузой.

— Это любезность, черт побери! — Он нахмурился. — Я хочу тебе позвонить.

— Ну, тогда звони.

— Мелис, я не могу… — Джед покачал головой. — К черту. Мне кажется, сегодня мне до тебя не достучаться. — Он прыгнул в катер. — Увидимся позже.

Мелис проводила его взглядом, пока катер несся прочь от «Трины». Потом ее взгляд переместился к глади океана. Она ждала возвращения Пита и Сьюзи.

Они всплыли у борта яхты два часа спустя.

«Пит в порядке, — с облегчением отметила Мелис. — Не просто в порядке, он в отличной форме».

Пит и Сьюзи как ни в чем не бывало кувыркались в воде и весело стрекотали.

— Привет, ребята, — тихо сказала Мелис. — Могли бы подождать, пока я выйду, прежде чем пускаться в путешествие. — Она сняла через голову футболку. — Я иду к вам. Все будет как в добрые старые времена. Я хочу, чтобы сегодня все было хорошо.

Она нырнула. Прохладная, чистая, освежающая среда. Вынырнув, она увидела у поручня Николаса. Мелис помахала ему рукой.

— Ты не взяла акваланг! — крикнул он ей. — И тебе не следует спускаться под воду одной.

— Я не собираюсь нырять. Просто сделаю небольшой заплыв с дельфинами. Это мне поможет прояснить мысли.

— Джеду это не понравится. Он чуть не свихнулся, когда увидел, как тебя поднимают на корабль Арчера. Все еще злится на меня до чертиков.

— Прости, Николас, мне очень жаль.

Но она поплыла брассом вместе Питом и Сьюзи, которые прикрывали ее с флангов. Правда, такая диспозиция просуществовала меньше минуты: им, как всегда, наскучил ее медленный темп, и они уплыли вперед, периодически возвращаясь к ней.

И все же сегодняшнее купанье было не таким, как всегда. С тех пор как они прибыли на Канары, в их совместном плавании всегда была цель. А сейчас она как будто вернулась с ними на родной остров.

Нет, не так. Теперь у них была другая жизнь. Раньше они принадлежали ей. Они по-прежнему дарили ей свое время и привязанность, но теперь они соединились со своим племенем. У них был выбор. Не стоит об этом грустить. Выбор — это хорошо. Это правильно.

Вот и ее жизнь стала такой же. Ей придется сделать свой выбор. Ей предстояло принять решение.

И с каждой минутой оно обретало все более четкие очертания. Да, ей все было предельно ясно.


Джед заглушил мотор, приближаясь к «Трине». Второго катера не было на месте.

«Не паникуй. Николас мог отправиться на Лансароту за припасами или… Или за чем?»

Николас не брал катер. Он встретил Джеда на палубе.

— Где, черт возьми, второй катер? — потребовал ответа Джед, как только взошел на борт. — И где Мелис?

— Катер стоит у причала на Лансароте. А Мелис сейчас, наверное, садится на самолет в Лас-Пальмасе.

— Что?

— Пит вернулся. Она пошла поплавать с дельфинами, а когда вернулась, упаковала свои вещи и отчалила.

— Она мне не позвонила. И ты не позвонил.

— Она просила не звонить.

— Слушай, что тут происходит? Вы что, сговорились у меня за спиной?

— Ну, я решил, что все равно я у тебя в черном списке. Хуже не будет.

— Ошибаешься. Будет.

Николас пожал плечами.

— Она сказала, что ей надо вернуться на остров. Я ее понимаю: она прошла через ад. Ей нужно время успокоиться и отдохнуть.

— Тогда почему, черт возьми, она мне об этом не сказала?

— Ну, это тебе у нее придется спросить. — Николас сунул руку в карман. — Она оставила тебе записку.

Записка была короткой.

Я возвращаюсь на остров. Позаботься, пожалуйста, о Пите и Сьюзи.

— Ну, мать твою!


Остров Лонтана

Закат был прекрасен, но ей не хватало Пита и Сьюзи. Некому было пожелать ей спокойной ночи.

И не только их.

Мелис расправила плечи, повернулась и ушла с террасы. Ей еще предстояла работа, и нет смысла эту работу откладывать. Она сделала то, что должна была сделать. Будь что будет.

Она пошла в спальню и вытащила чемодан. Тут где-то были коробки. Наверное, они пахнут…

— Какого черта ты тут делаешь?

Мелис замерла. Ей было страшно поворачиваться.

— Джед?

— А кто еще мог пробиться через все эти стены, которые ты вокруг себя возвела? — спросил он угрюмо. — Удивляюсь, как ты еще ток не подключила, чтобы меня шарахнуло хорошенько.

— Я никогда бы этого не сделала. — Голос у нее дрожал. — Никогда не причинила бы тебе боли.

— Это ты не причинила бы мне боли? Ну ты даешь! Да повернись же ты, черт бы тебя побрал!

Мелис сделала глубокий вздох и повернулась к нему лицом.

— Что это за письмо, а? — Джед швырнул скомканный шариком листок к ее ногам. — Ни здрасьте, ни до свиданья. Никаких объяснений. Ни «рада была с тобой познакомиться». Просто «позаботься о Пите и Сьюзи».

— Ты поэтому приехал сюда с другого края света? Потому что ты на меня сердит?

— Вполне веская причина. — Он подошел к ней вплотную и схватил ее за плечи. — Почему ты уехала?

— Я должна была вернуться на остров, чтобы упаковать вещи. Я больше не могу здесь жить.

— И куда ты собралась?

— Найду где-нибудь работу. Я квалифицированный специалист.

— Но ко мне не вернешься!

— Это зависит от обстоятельств.

— От каких именно?

— От того, насколько я тебе нужна. От того, поедешь ты за мной или нет.

— Это что, испытание? — Его руки еще крепче стиснули ее плечи. — Да, ты мне очень нужна. Да, я поехал бы за тобой в ад и обратно. Ты это хотела услышать?

Сердце у нее подпрыгнуло от счастья.

—Да.

— Тогда какого черта ты испарилась? Я бы тебе все сказал, вернувшись на яхту! Все, что от тебя требовалось, — это поговорить со мной.

— Я хотела предоставить тебе выбор. Ты мог прочесть записку и сказать: «К чертям эту неблагодарную сучку». Я предоставила тебе выход.

— Зачем?

— Я обещала, что не буду за тебя цепляться.

— Ну, положим, это я за тебя цепляюсь. Я держу тебя крепко-крепко.

— Теперь у тебя нет для этого причин. У тебя есть Маринт. Арчер мертв. Значит, ты приехал только ради меня. Я — единственная причина. — Мелис заглянула ему в глаза. — Я стою этого, Джед, Я могу дать тебе больше, чем Маринт, но и ты должен дать мне то, что мне нужно.

— И что же именно?

— Я… Мне кажется, я люблю тебя. — Мелис глубоко вздохнула. — Хотя нет — не так. Мне не кажется, я точно тебя люблю. Просто это трудно сказать. — Еще один глубокий вздох. Следующая фраза далась ей еще тяжелее: — И я больше не хочу оставаться одна.

— Господи! — Он привлек ее к себе и спрятал лицо в ее волосах. — Мелис…

— Ты не обязан говорить, что ты меня любишь. Я обещала, что не буду…

— К черту твои обещания! Я их у тебя не просил. — Джед крепко поцеловал ее. — Я тоже больше не хочу оставаться один. Ты положила меня на лопатки еще до того, как мы уехали отсюда. — Он обхватил ее лицо ладонями. — Послушай меня. Я люблю тебя. Я бы давным-давно тебе сказал, если бы не боялся, что ты сбежишь. Ведь мы с тобой были так осторожны, ничего друг другу не обещали и не брали на себя никаких обязательств. И тебя это устраивало.

— Я старалась быть честной по отношению к тебе.

— А мне не надо, чтобы ты была честной. Я хочу жить с тобой, есть, пить и спать, заниматься любовью. — Он сделал паузу. — И когда ты наконец поймешь, что я именно тот, с кем ты хочешь провести ближайшие семьдесят лет, я хочу, чтобы мы оба взяли на себя самые серьезные обязательства. Ясно?

Ослепительная улыбка вспыхнула на ее лице.

— Яснее не бывает.

— Надеюсь, что ясно. Потому что учти: я не дам тебе пойти на попятный. Ты видела, что для меня значил Маринт. Умножь на бесконечность, и увидишь, как осложнится твоя жизнь, если попытаешься от меня уйти. — Джед легко коснулся губами ее лба. — Только попробуй, и тебе придется жить с дельфинами.

— У меня легкие не приспособлены.

— Ну, тогда тебе лучше от меня не уходить.

Мелис опустила голову ему на грудь.

— Ты прав, — прошептала она.

Они покинули остров Лонтана на следующее утро.

Когда катер после остановки у защитной сетки набрал скорость, Мелис оглянулась на плывущий в утренней дымке остров.

— Красивое место, — тихо сказал Джед. — Тебе будет его не хватать.

— Какое-то время.

— Я куплю тебе другой остров. Еще больше, еще красивее.

— Да, это на тебя похоже, — улыбнулась Мелис. — Мне не нужен остров. Теперь уже не нужен. Я хочу остаться с тобой на «Трине». — Она вдруг нахмурилась. — А ты не мог бы сменить это название?

— Уже поставил «птичку» в этой графе. Хочешь, я назову ее в твою честь?

— Конечно, нет!

— В честь нашего первого ребенка?

Ее глаза округлились.

— Там видно будет, — осторожно ответила она. — Хочешь привязать меня к себе намертво?

— Заметь, я не сказал третьего или пятого, — усмехнулся Джед.

— Пожалуй, «Трина» — не такое уж плохое название. Можно оставить его на время.

— Трусиха!

— Тебе надо поднимать со дна Маринт. Мне надо изучать живущих там дельфинов. Есть у меня предположение, что они будут отличаться от всех тех, которых мне приходилось наблюдать раньше. У нас будет много дел.

— И тебе придется заботиться о Пите и Сьюзи.

— Всегда, — кивнула Мелис.

— Но ты оставила их на моем попечении.

— Если бы ты не приехал за мной, я вернулась бы сама и нашла бы способ понаблюдать за ними. Я за них отвечаю.

— Пожалуй, тебе все-таки понадобится остров. Забыть не могу, как ты мне рассказала обо всех опасностях, подстерегающих диких дельфинов. Ты уверена, что не хочешь привезти их домой, в тихую гавань?

— Нет, не уверена. Все будет зависеть от обстоятельств. Если проект контролируешь ты, значит, у тебя в руках есть все возможности контролировать дельфинов. — Взгляд Мелис стал суровым. — А если нет, нам придется собрать их всех и увезти в безопасное место.

— Не уверен, что это место выдержит столько сотен дельфинов, — засмеялся Джед. — Но мы попробуем.

— Я собираюсь передать этот остров фонду «Спасите дельфинов» от имени Кэролин, — сказала Мелис. — Фил мне этого никогда не простит, — добавила она с улыбкой. — Не сомневаюсь, он-то надеялся, что рано или поздно я переведу остров обратно на его имя.

— Да нет, вряд ли.

Какая-то странная нотка в его голосе заставила Мелис насторожиться. Она бросила взгляд на его лицо.

— Нет?

Джед покачал головой.

— Он умер? — шепотом спросила Мелис.

— Он упал с утеса. Это был несчастный случай.

— Случай? И, конечно, ты не имеешь к этому отношения?

— Конечно. И больше я об этом ничего не скажу.

Мелис не верила в такие случайности. Значит, это был Николас. Она умолкла, переваривая эту новость. Столько лет она проработала рядом с Филом, столько лет оберегала его! И теперь у нее в голове не укладывалось, что его больше нет. Наконец она сказала:

— Странно, я ничего не чувствую, кроме облегчения. Мне было так страшно! Он не оставил бы попыток отнять у тебя Маринт. Я не могла этого допустить. Маринт для тебя — все.

— И вовсе даже не все, — улыбнулся Джед.

— Приятно это слышать.

Мелис вновь оглянулась на остров. На таком расстоянии он казался маленьким и каким-то одиноким. Сколько лет было с ним связано, сколько воспоминаний о Пите и Сьюзи…

Но впереди ее ждали лучшие годы. Они оставят по себе куда более яркие воспоминания. Что же делать с охватившей ее грустью? С ней нужно справиться.

И Мелис точно знала, как это нужно сделать.

Она протянула руку и накрыла ладонью руку Джеда.

Чудо! Случилось чудо!

Примечания

1

На Гавайях — терраса, идущая вдоль дома, находящегося у воды. {Здесь и далее прим. перев.)

(обратно)

2

Луи Брайль (1809—1852) — французский педагог, разработавший рельефно-точечный шрифт для слепых.

(обратно)

3

Герой одноименной пьесы Джеймса Барри, мальчик, который не становился взрослым.

(обратно)

4

Возраст совершеннолетия в США.

(обратно)

5

«Тюленями» — по сходству аббревиатуры SEAL с английским слово «тюлень» — называют членов элитного подразделения армии США, подготовленных для участия в морских, наземных и воздушно-десантных операциях.

(обратно)

6

Греческая анисовая настойка.

(обратно)

7

Ананасовый коктейль.

(обратно)

8

Вождь американских индейцев племени апачей в XIX веке. Героически оборонял земли своего племени от вторжения американцев, пока не был взят в плен в 1882 году.

(обратно)

9

Кличка дельфина из одноименного телесериала 60-х годов.

(обратно)

10

REM (от английского rapid eye movement — быстрое движение глаз) — фаза сна, во время которой человек видит сновидения.

(обратно)

11

Искаженная цитата из пьесы английского драматурга Уильяма Конгрива (1670—1729) «Невеста в трауре».

(обратно)

12

1 ярд примерно равен 1 метру.

(обратно)

13

Ракетно-пусковой комплекс.

(обратно)

14

До свидания (яп.).

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18