Мятеж На Энтерпрайзе (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Глава 1

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4769,1:

«Миссия по предварительному контакту на планете Q Дельта Канарис IV завершена. Планета занесена в звездные карты Федерации. После выполнения этой миссии „Энтерпрайзу“ требуется обширный ремонт, а экипаж крайне нуждается в отдыхе на Звездной Базе I. Я представил руководству ходатайство об объявлении благодарности нескольким членам экипажа, и в первую очередь – мистеру Споку, проявившему завидное упорство и профессионализм при установлении контакта с кристаллическими разумными существами на планете с высокой гравитацией. Примененные мистером Споком методы вступления в контакт с новыми формами жизни следует заложить в основу создания стандартов, которые могут быть использованы не только в течение нашей пятилетней экспедиции, но и в дальнейшем, другими научно-исследовательскими судами, осуществляющими первичный контакт».

– Вот она, капитан, – взволнованным голосом сообщил лейтенант Зулу. – Звездная База I. Никогда прежде не казалась она мне такой прекрасной.

Джеймс Т. Кирк откинулся в кресле и взглянул на видеодисплей. В околопланетном пространстве парили расположенные в безупречном геометрическом порядке орбитальные доки, способные принять огромные звездолеты вроде «Энтерпрайза». Чуть правее, под восково-белыми облаками, прорезаемыми время от времени чернотой грозовых фронтов и вспышками молний, раскинулся во все стороны комплекс Звездной Базы I. Кирк на мгновение закрыл глаза, живо припоминая последнее свое пребывание здесь.

Было это до начала нынешней исследовательской экспедиции «Энтерпрайза». До того, как «Энтерпрайз» посетил Алнат 2 и до обнаружения удивительных разумных существ миллиметровой толщины на Дельте Канарис. Это было еще до того, как Кирку доверили командование кораблем. Тогда, будучи еще лейтенантом, он прошел почти по всем общественным уровням этой Базы. Он все еще помнил долгие ночи, вечеринки, радостное возбуждение.

Вздохнув, Кирк открыл глаза, отгоняя воспоминания. Теперь все это было позади. Теперь у него слишком много ответственности, чтобы предаваться грезам о прошлом. Управление кораблем таких размеров, как «Энтерпрайз», предполагает полную отдачу в работе и непрестанные заботы. Кирк понимал, что ему, в отличие от его младших офицеров, которые могут отправиться на Базу поразвлечься, придется большую часть времени проводить на борту корабля, чтобы удостовериться, что каждый блок оборудования приведен в исправность и подогнан к строжайшим стандартам Звездного Флота.

Иначе и быть не может.

– Вызов, капитан, – послышался тихий голос Ниоты Ухуры, – от адмирала Маккенны.

Кирк издал протяжный вздох. Меньше всего хотелось ему общаться со своенравной адмиральшей.

– Давайте адмирала на экран, лейтенант, – сказал он.

Картинка планеты на дисплее сморщилась и сменилась изображением женщины с решительно зачесанными назад волосами, что отнюдь не прибавляло ей привлекательности.

– Здравствуйте, адмирал, – поприветствовал ее Кирк, – как поживаете?

– Прекрасно, Кирк, – отрывисто ответила Маккенна, – в док не заходи. Вы недолго пробудете на орбите.

– Что? – Кирк насторожился, вглядываясь сузившимися глазами в лицо адмиральши.

Седые пряди в ее черных волосах делали внешность женщины еще более властной. Глубокие морщины на лбу и у глаз указывали, насколько тяжел ей груз руководства. Однако Кирк не испытывал ни малейшего желания делить с нею это бремя. Не теперь, во всяком случае, после того, что пришлось испытать его кораблю и экипажу.

– Если твой корабельный врач поставит тебе диагноз ухудшения слуха, я отстраню тебя от командования судном. Если же нет, тогда готовься принять на борт троих пассажиров.

– Адмирал Маккенна, у вас ведь было время просмотреть мой рапорт о состоянии корабля. Судну требуется серьезный ремонт. Нашим двигателям необходима переоснастка, а компьютеру – проверка и настройка кибернетиками Базы. Мой экипаж…

Женщина нетерпеливо взмахнула рукой, перебивая Кирка.

– Ты не устаешь хвалить своего… как его… Монтгомери Скотта. Я справилась в его послужном списке. Он способен совладать с любым двигателем, в каком бы состоянии он ни находился. А твой мистер Спок обучал нашего главного кибернетика. И вообще, твой рапорт пестрит оценками «отлично» для каждого подразделения. Или ты представил мне не правильный отчет?

– Удар ниже пояса, адмирал. Мой экипаж – лучший в Федерации, но нам нужен отпуск. Я требую для моих людей отпуск. Они – не машины, способные работать без отдыха. Они из плоти и крови.

Адмирал Маккенна проигнорировала тираду Кирка.

– Посмотри на первый и четвертый причалы. Скажи, что ты там видишь?

Нервно постукивая пальцами по панели управления, Кирк повернул голову направо, к одному из экранов, на который Спок подал видеоинформацию о причалах, названных адмиральшей.

– Там стоят два корабля, которым необходим капитальный ремонт. У одного полностью отсутствуют двигатели. У другого, похоже, удалена большая секция в зоне капитанского мостика.

– У него больше нет мостика… совсем нет, – хмуро уточнила Маккенна, сжав губы в тонкую жесткую линию. – Ромуланцы позаботились об этом. Распылили на атомы мостик «Скарборо» вместе с капитаном Вирой и несколькими его офицерами. Командование кораблем взяли на себя четверо младших офицеров.

– Ромуланцы? – скептически переспросил Кирк, – что-то я не слыхал, чтобы они причиняли нам неприятности в последнее время.

– Однако факт налицо. Ситуация чрезвычайно опасная. Короче говоря, сейчас у нас нет кораблей в лучшем состоянии, чем «Энтерпрайз». И времени терять мы не можем. Данная миссия не потребует бравых действий. Мне и самой не хочется отсылать тебя на новое задание без надлежащего ремонта, но от вас требуется лишь транспортировать на Аммдон делегацию дипломатов-миротворцев.

– И все? – усомнился Кирк.

– Почти все. Не исключено что послу Зарву и его спутникам потребуются от тебя какие-то другие услуги – это будет зависеть от обстоятельств. Я уже отдала приказ начальнику четырнадцатого дока подготовиться к погрузке на «Энтерпрайз» всего необходимого. Если твои техники поторопятся, еще успеют представить заявку о том, что им нужно для ремонта по пути на Аммдон.

– Адмирал Маккенна, я протестую. Если ситуация настолько серьезна…

– Серьезнее некуда, капитан. Посол Зарв введет вас в курс дела. И еще считайте Зарва не просто пассажиром.

– Я должен подчиняться его приказам?

– Нет, капитан Кирк, не должны. Но вместе с тем, – добавила женщина, прочищая горло, – предложения посла следует воспринимать если не как приказ, то как что-то весьма к нему близкое. Я ясно выражаюсь?

– Вполне, адмирал.

– Прекрасно, – Маккенна внимательно вгляделась в лицо Кирка, и выражение ее светло-серых глаз смягчилось, – знаешь, Джим, я и правда сожалею, что так получилось. Действительно сожалею.

Изображение лица женщины разорвалось, и на экране вновь появился пейзаж планеты. Белые облака значительно потемнели, и гигавольтные разряды молний сотрясали теперь плоскую гору, на которой расположилась Звездная База I.

– Капитан, – послышался ровный голос Спока, – с минуты на минуту к нам придут трое гостей. Примете их на борт, сэр?

– Разве у меня есть выбор, мистер Спок? – с горечью спросил Кирк, оборачиваясь к своему помощнику по науке, который слегка приподнял бровь – самая яркая эмоция, какую Спок мог проявить, выказывая свое отношение к возможному игнорированию Кирком приказа руководства.

– Пойдемте встречать посла Зарва с его командой миротворцев. Мистер Чехов, примите управление кораблем.

Двери турболифта открылись и закрылись, и только тогда, когда они снова открылись, Кирк осознал, что он покинул мостик. Мысли его были мрачнее грозовых туч, окутавших планету: «Проклятие, мой экипаж заслужил отпуск!»

– Капитан, вы в порядке? – спросил Спок. Вулканец стоял рядом с Кирком, держа руки за спиной.

– Какое там, к черту, в порядке, Спок! Она не имеет права посылать нас сейчас на новое задание! Мои люди измотаны, а корабль нуждается в ремонте. Даже нам следовало бы немного отдохнуть.

– Мне, капитан? Вряд ли, – Спок повернулся и посмотрел на пляшущие в лучах транспортатора мерцающие пылинки. Спустя пару секунд колонны искрящейся энергии превратились в три фигуры. Кирк шагнул вперед, чтобы поприветствовать прибывших.

– Кирк? – хрюкнул свиноподобный коротышка. – Когда мы стартуем на Аммдон? Наше дело срочное и не терпит отлагательств. Мы не должны задерживаться. Ни единого мгновения!

– Господин Зарв, – сказал Кирк, недоумевая, кому пришло в голову посылать на важные переговоры этого грубого и бесцеремонного телларитянина, – добро пожаловать на борт звездолета «Энтерпрайз».

– Не утруждайте себя, Кирк. Мне известно, как называется ваше жестяное корыто!

Кирк едва сдержал улыбку, заметив, как напрягся вахтенный техник, обслуживающий транспортатор. Скотт, до безумия влюбленный в «Энтерпрайз», воспитал подобное чувство у всего персонала своего подразделения. Услышь сейчас Скотт, что его драгоценный «Энтерпрайз» обозвали «жестяным корытом», Зарва без лишних слов затолкали бы обратно в транспортатор и рассеяли бы луч в открытом пространстве.

– Если вам известно, стало быть, вы должны знать, что нам нужно принять на борт необходимый груз, что…

– Капитан Кирк, – перебил его второй из троицы, – беспокойство господина Зарва вполне оправданно. Мы и без того уж слишком задержались здесь, а нам нужно достигнуть Аммдона как можно скорее. Полагаю, ваше руководство уведомило вас об этом?

– Отчасти. Мне хотелось бы выяснить, ради чего, собственно, я и мой экипаж собираемся подвергать опасности наши жизни, – обратился Кирк к говорившему землянину, судя по его виду. Облаченный в голубой бархатный пиджак, рубашку с жабо и черные, плотно облегающие брюки, он походил скорее на манекенщика, нежели на дипломата. Однако Кирк сразу же отбросил мысль о том, что перед ним стоит обычный щеголь. Несмотря на теплый и проникновенный тон голоса, глаза незнакомца напоминали колючие льдинки, а под одеянием франта угадывалась железная воля.

– Планеты Аммдон и Джурнамория владеют соседними солнечными системами. Их дипломатические отношения несколько примитивны, поэтому…

– Ближе к делу, Лорритсон, – оборвал подчиненного Зарв, – суть в том, Кирк, что, если мы вовремя не вмешаемся, эти варвары вот-вот начнут палить друг в друга. А Федерация заинтересована в поддержании мира в данном регионе. Разработка недр, промышленность и все такое… Усугубляется ситуация тем, что Аммдон и Джурнамория расположены в Зоне Орион…

… А ромуланцы предпринимают в зоне агрессивные поползновения, – закончил за него Кирк, вспомнив скупые комментарии адмирала Маккенны насчет «Скарборо»…

– Точно, – подтвердил Зарв, подходя ближе к Кирку. Даже выпрямившись в полный рост, он едва достигал груди капитана.

Задрав голову, посол вперил в лицо Кирка крошечные, близко сидящие глазки, горящие чуть ли не фанатичным огнем.

– Мы эксперты в подобного рода делах, Кирк. Доставьте нас туда, – пролаял Зарв.

Посол ткнул пальцем в сторону Спока.

– Вы. Отведите нас в наши каюты.

Спок взглянул на Кирка, тот кивнул. Спок молчаливо повел Зарва к выходу. Лорритсон и третий дипломат остались.

– Мы еще не представились друг другу официально, капитан, – заговорил Лорритсон, – я – Дональд Лорритсон, главный атташе в системе Аммдона.

Кирк удивленно моргнул. На вид Лорритсону было от силы тридцать. Слишком молод для столь высокого дипломатического поста… если только он не является высококлассным специалистом по ведению переговоров. А если является и, тем не менее, находится в подчинении у Зарва, значит, последний кое-что из себя представляет…

– А это еще один член нашей делегации, Мек Джоккор. Он – эксперт по сельскохозяйственной продукции, особенно по той, которая культивируется в Зоне Орион.

Кирк обменялся рукопожатием с Меком Джоккором, ладонь которого показалась ему слегка липкой на ощупь.

– Мек Джоккор не принадлежит к белковой форме жизни, как мы с вами, капитан. В клетках его организма не содержится ДНК. Он более сродни растениям нашего мира, нежели нам.

– Вы не умеете разговаривать? – спросил Кирк, рассматривая существо.

В ответ он удостоился едва заметного кивка головы, вполне человеческого на вид.

– Мек Джоккор занимается экспертизой в области адаптации растений Аммдона к природным условиям Джурнамории, и наоборот. Мы намерены использовать его опыт в качестве рычага переговоров, так сказать, поскольку значительная часть проблемы, возникшей во взаимоотношениях между планетами, касается запасов продовольствия.

В коридоре, снаружи транспортаторного отсека, эхом отдался громкий крик.

– Спасибо за разъяснение, мистер Лорритсон, – торопливо поблагодарил Кирк, – но, как бы мне ни хотелось услышать более подробные сведения о предстоящей вам миссии, боюсь, нам придется отложить разговор. Сдается мне, ваш шеф… ревет, будто его режут.

Лорритсон улыбнулся, затем кивнул Меку Джоккору, и оба дипломата быстро проследовали к выходу, обойдя вошедшего в отсек Леонарда Маккоя.

– Что происходит, Джим? – поинтересовался Маккой. – Почему такой переполох из-за этого телларитянина? И вообще, какого черта им нужно на корабле?

– Господин посол Зарв будет просто счастлив лично посвятить тебя в детали, Боунз, – лукаво пообещал Кирк. – Что до меня, так, похоже, я только что подвергся опылению.

Он вытер правую руку о мундир, прежде чем Маккой задал следующий вопрос, на который Кирку не хотелось отвечать.

* * *

– Это невозможно, сэр, – запротестовал Монтгомери Скотт, – мои малыши не выдержат такого напряжения.

Он раскинул руки, будто намереваясь обнять могучие двигатели «Энтерпрайза».

– Сделай то, что сможешь, Скотти. Пока мы на орбите, можешь заказать любое оборудование, которое тебе потребуется. Все, что можно доставить по лучу.

– Для более или менее приличного ремонта мы должны поставить судно в док.

Джеймс Кирк оглядел машинное отделение. Все в идеальном порядке, все сверкает, ни единого пятнышка. Во всем Звездном Флоте не было инженера лучше, чем Монтгомери Скотт. Скотт относился к своим двигателям столь трепетно, что отклонение стрелки какого-нибудь индикатора от заданного уровня на сотую долю процента воспринималось им, как пытка, будто в его собственную плоть вонзили раскаленную иглу.

– Скотти, это будет обычный рейс. Никакой спешки, никакого аварийного повышения скорости или сложного маневрирования. Всего-то и делов – доставить троих дипломатов на Аммдон.

– Аммдон! – воскликнул инженер. – Аммдон на другом конце Вселенной!

– Ну, не совсем, – улыбнулся Кирк, – не думаю, что наш старина «Энтерпрайз» развалится на кусочки.

– Развалиться-то не развалится, – признал Скотт, – но…

Кирк видел, что инженеру хочется разобрать двигатели до мельчайшего винтика любовно вновь собрать их, попутно модифицируя, делая еще мощнее.

… но полет все же нежелателен.

– Что может отказать в первую очередь?

– Магнитные емкости. Поля в некоторых местах сильно истончились. Достаточно одного разрыва, и мы потеряем всю мощность. А это… – Скотт проделал руками выразительный жест, показывая, как все может взорваться.

Кирк на мгновение задумался, потом спросил:

– Какой ВОРП-фактор ты считаешь безопасным минимумом?

– Ну… думаю, фактор – 3. Напряжение…

– Знаю, Скотт. Прекрасно знаю. – Кирк сделал глубокий вдох, еще раз окинул взглядом машинное отделение, потом сказал:

– Выполняй приказ, Скотт. А я постараюсь не просить у тебя больше, чем фактор-2.

Выходя из машинного отделения, Кирк оглянулся. Скотт, бормоча себе что-то под нос, уже манипулировал регуляторами, продолжая свою бесконечную работу по отысканию новых способов наиточнейшей настройки бесценных двигателей. Инженеру Кирк не показал виду, что его крайне обеспокоило сообщение Скотта о нестабильности в магнитных емкостях ВОРП-двигателей. Мощные магнитные поля сдерживали реакцию взаимодействия материи и антиматерии, которая проталкивала корабль сквозь искривленное пространство. Малейшее ослабление этого поля означало в лучшем случае потерю мощности, а в худшем – полное разрушение «Энтерпрайза».

Кирк решительно выбросил эту мысль из головы. В конце концов, он получил приказ от руководства и должен его исполнить. Так пусть и Скотт выполняет его, Кирка, приказ.

* * *

– Докладывайте, мистер Чехов.

– Все в норме, капитан, – отозвался навигатор, – курс верный, ВОРП-фактор-2, как приказано.

– Что у вас, Спок?

– Компьютерный контроль производится согласно графику, сэр. Используется новая программа, составленная мною.

– Полагаю, вы составили ее в свободное от работы время, мистер Спок?

– Само собой разумеется, капитан.

Кирку показалось, что он уловил в голосе Спока негодующие нотки.

– Я никогда и ни за что не позволю себе заниматься личными проектами в рабочее время.

Кирк покачал головой и опустился в командирское кресло. На протяжении трех недель, прошедших после старта от Звездной Базы I, «Энтерпрайз» функционировал безупречно. Только присутствие на борту дипломатов нарушало обычный корабельный распорядок. Посол Зарв, казалось, намеренно вел себя таким образом, чтобы каждый член экипажа почувствовал, что он несет персональную ответственность за то, что миротворческая миссия никак не доберется до Аммдона. Кирк переговорил насчет несносного поведения Зарва с Дональдом Лорритсоном, но тот ненамного успокоил капитана.

– Посол Зарв, – сказал он, – одержимый человек. Он видит опасность в любом военном конфликте, имеющем место в Зоне Орион. Он считает, что в случае вмешательства ромуланцев мы или утратим все контакты с разбросанными по Зоне планетами, или развяжем межзвездную войну. Правда, надо отдать ему должное, Зарв – искуснейший дипломат, один из лучших в Федерации. Постарайтесь потерпеть его выходки еще несколько дней.

Кирк горестно вздохнул. Его вовсе не устраивала такая перспектива порой ему хотелось просто взять и вышвырнуть за борт этого зануду-посла, который не переставал толковать о чрезмерной медлительности «Энтерпрайза», отвлекая членов экипажа от обязанностей и усиливая их и без того растущее раздражение тем, что им не предоставили заслуженного отпуска.

– Мистер Спок, поскольку мы пересекаем относительно неизученный участок пространства, позаботьтесь о том, чтобы кто-либо вел точную регистрацию нашего маршрута. «Энтерпрайз» ведь, в конце концов, не космическое такси, а научно-исследовательское судно. Когда вернемся на Звездную Базу I, хочу представить адмиралу Маккенне полные карты региона, по которому пролегает наш путь.

– Такая работа уже ведется, капитан. Я взял на себя смелость приказать нескольким членам экипажа начать ее, чтобы занять их делом.

– Хорошо, – Кирк откинулся на спинку командирского кресла и оглядел рубку, переводя взгляд с одной панели управления на другую. Хикару Зулу, рулевой, работает безупречно. Впрочем, иначе и быть не может. Зулу – настоящий профессионал, а сейчас ему и делать-то особенно нечего. Курс заложен в компьютер, а вокруг корабля во всех направлениях простирается лишь унылое, заполненное облаками газа пространство. Павел Чехов взялся давать уроки навигации изнывающим от безделья членам подразделения, обслуживающего фазеры. Спок занимался своим компьютером. Ниота Ухура предается мечтаниям, поскольку ее функции как офицера связи не потребуются еще в течение, по меньшей мере, недели.

Рутина. Вокруг ничего, кроме утомительной рутины. Скучно до смерти…

Вспышка огней сигнализации тревоги и пронзительный звук оживших вдруг сирен разом вырвали капитана Кирка из полудремотного состояния.

– В чем дело, Спок?

– Неопознанное судно со стороны левого борта, капитан.

– Ни аудио, ни визуальный контакт не устанавливается, сэр, – немедленно доложила Ухура.

– Вывести дефлекторы на половину мощности.

– Есть, сэр, – Чехов быстро установил нужный уровень мощности защитных экранов-отражателей. – Как насчет фазеров, сэр?

– Подготовить, но огонь пока не открывать.

– Капитан, судно свободно парит в пространстве, двигатели не функционируют, видимо, корабль покинут командой… Хотя нет, я только что зафиксировал показания о наличии на борту форм жизни. Поправка – я засек форму жизни необычной природы.

– Объясните.

Спок покачал головой.

– Не могу. В нашем банке данных нет информации о подобной форме жизни. Да и конструкция корабля нам неизвестна.

– Зулу, выведи корабль на вектор, параллельный этому судну.

Кирк ударил по одной из встроенных в подлокотник кресла кнопок интеркома.

– Транспортатор, приготовиться к приему на борт формы жизни неизвестного вида. – Кирк нажал другую кнопку.

– Доктор Маккой, отправляйтесь в транспортаторный отсек. Возьмите с собой медицинские принадлежности для возможного обслуживания чуждой формы жизни.

Прежде чем Маккой успел ответить, Кирк прервал с ним связь и продолжил отдавать приказы другим службам корабля.

Он буквально наслаждался деятельностью. От невыносимой скуки не осталось и следа. Еще бы! Наконец-то он и его люди снова занялись своим делом – исследованием неведомого, поиском новых форм жизни и вступлением с ними в контакт.

– Похоже, из этой миссии можно извлечь какую-то пользу, – сказал Кирк, скорее самому себе, нежели кому-либо другому.

Он услыхал, как позади него открывается и закрывается дверь турболифта, и понял, что сейчас ему предстоит отразить бешеную атаку со стороны высокопоставленного дипломатического лица.

– Кирк, что означает весь этот кавардак? – проревел Зарв. – Чем на этот раз обусловлена задержка? Аммдон и Джурнамория со дня на день вцепятся друг другу в глотки. Мне нужно находиться на Аммдоне, чтобы остановить их. Я должен остановить ромуланцев!

– Господин Зарв, – ответил Кирк ровным спокойным голосом, – мы не можем бросить этот корабль. Вам, как специалисту по космическому праву, следует, знать, что мы должны реагировать на сигнал бедствия, невзирая на то, какая миссия в данный момент выполняется.

– Сигнал бедствия? Какой еще, к дьяволу, сигнал бедствия? Разве была какая-нибудь радиосвязь? – Зарв повернулся к Ухуре и ткнул в ее сторону пухлой ручонкой. – Эй… вы. Что за сигнал?

– Показания о наличии формы жизни на объекте достаточно для организации спасательной акции, господин посол, – подчеркнул Спок. – В данный момент мы транспортируем единственное оставшееся в живых на этом корабле существо на борт «Энтерпрайза».

– А если оно инфицировано какими-то болезнетворными микробами? Мы ведь все можем заразиться и умереть… и тогда я не доберусь до Аммдона. Клянусь Водоворотами Антареса, меня окружают слабоумные крестьяне, а не опытные астронавты! – патетически воскликнул посол, воздевая короткие руки к воображаемым небесам, после чего величавой поступью покинул мостик.

– Мистер Спок, пойдемте посмотрим, что принес нам луч. Мистер Чехов, принимайте управление кораблем.

В транспортаторном отсеке они увидели доктора Маккоя, склонившегося над маленькой фигуркой в одежде из просвечивающегося материала цвета морской волны.

Кирк подошел поближе. Глаза женщины вдруг широко распахнулись и встретились со взглядом капитана. Рука Джеймса Кирка непроизвольно потянулась к руке незнакомки.

– Она в шоке, Джим.

– Что, Боунз? Ах, да. Шок. Ты уверен?

– Я всего лишь врач и не умею читать мысли. Но, думаю, у нее шок.

– Внешне она похожа на человека.

– Да, вроде бы обычная женщина. Однако взгляни на показания медицинского трикодера, – он подал Кирку аппарат; все индикаторы указывали на серьезные проблемы для организма. Для человеческого организма.

– Тяжелейшее радиоактивное заражение, а она жива. Признаков обмена веществ не наблюдается, и тем не менее она теплая.

– Теплая, – рассеянно повторил Кирк, не в силах оторвать взгляда от глаз женщины. – А она милашка.

– Помоги мне доставить ее в лазарет. Там, может быть, удастся выяснить что-то еще.

– Не нужно, доктор Маккой, – послышался ее голос, легкий я воздушный – будто весенний ветерок, ласкающий высокие сосны. – Я не совсем здорова, но жить буду.

– Вы говорите на нашем языке? – опешил Маккой. – Но каким образом? Я пропустил ваши биопоказания через корабельный компьютер и выяснил, что в федерации неизвестна раса, к которой вы принадлежите.

– Я… способна быстро выучить язык, – она приняла сидячее положение, расправляя платье из тонкого материала, охватывавшее ее стройную фигуру. Она наклонилась вперед и снова заглянула в глаза Кирку. – Устную речь очень легко освоить. Знаковую – гораздо труднее.

– Что произошло с вашим кораблем? – спросил Кирк.

Она пожала плечами.

– Какое-то механическое повреждение. Весь экипаж погиб. Я плохо разбираюсь в космических кораблях. Я – оратор.

– Оратор? В каком смысле? Откуда вы?

– Я – уроженка планеты Хайла.

Кирк взглянул на Спока, тот чуть заметно кивнул головой.

– Эта планета нам неизвестна. Не могли бы вы дать нам более подробную информацию о ней?

– Конечно, хотя мои знания о ее местонахождении ограниченны. Я провела на борту «Склоры» почти два месяца. Одна. В какой-то момент двигатели вдруг взорвались. Когда горючее вытекло, «Склора» продолжала движение по своему последнему вектору.

– Стало быть, вы не знаете, где находится Хайла?

– Я не знаю, где мы находимся сейчас.

– Джим, проклятие, ты разве не понимаешь, что ей довелось испытать? Прекрати ее допрашивать, будто она шпионка. Мне нужно провести полное биосканирование ее организма.

– Не волнуйтесь, доктор, я относительно здорова, уверяю вас. Моя жизнь вне опасности. – Она снова обратила взор к Кирку.

– У вас есть имя? – спросил капитан. – Называть вас оратором… как-то не совсем…

– Но ведь ваши друзья называют вас капитаном, – лучезарно улыбнулась она. – У нас нет имен вроде Маккой, Спок или Кирк.

– Значит, будем называть вас оратор.

Она одарила его еще одной улыбкой, в лучах которой Кирк едва не растаял.

– Зовите меня Лорелея.

Глава 2

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4801,4:

«До сих пор полет проходил без особых происшествий, за исключением спасения Лорелеи, оратора планеты Хайла. Спок тщательно исследовал банк нашего компьютера, но не обнаружил информации о существовании такой планеты. Маккой, однако, утверждает, что биомодели организма Лорелеи приблизительно соответствуют земным нормам. Имеющиеся отличия не мешают ей дышать атмосферной смесью на борту „Энтерпрайза“ или питаться нашей пищей. Она поразительная женщина – умная, хороша собой и обладает каким-то не поддающимся определению качеством, которое я нахожу неотразимым».

Дуга огромных голубых искр с громким треском метнулась от панели управления к терминалам двигателей искривления. На ее пути оказался один из техников. Не успели его истошные вопли смениться тихим постаныванием, как по машинному отделению распространился запах горелой плоти.

– Позовите Маккоя, быстро! – проорал Скотт. – О Боже, двигатели! Макконел, нужно понизить их мощность. Но полностью не отключай! Прежде надо узнать показания компьютера.

Рыжеволосая Макконел бросилась выполнять указания шефа, а Скотт тем временем осторожно потащил по полу обмякшее тело раненого техника подальше от зоны короткого замыкания, не обращая внимания на искры, угрожающие вспыхнуть в каком-нибудь дюйме над его головой. Удалив парня на безопасное расстояние от панели, Скотт сел рядом с ним на пол и прерывисто вздохнул.

– Мои двигатели. Драгоценные мои малыши, – пробормотал он в отчаянии, качая головой. Дуга, интенсивность которой заметно повысилась, пролегала теперь смертоносным радужным мостом между панелью управления и обшивкой одного из двигателей. Почерневший металл обшивки, превратившись в шлак, уже начал отслаиваться и осыпаться на пол. Сложнейшие печатные платы, интегральные схемы и проводка, подверженные сильному нагреванию, расплавились и тоже начали обугливаться. «Еще несколько секунд, и схемы-возбудители материи-антиматерии будут разрушены», – с ужасом подумал Монтгомери Скотт.

– Готово, Скотт, – крикнула рыжеволосая с другого конца машинного отделения. – Я убрала энергию с двадцать третьей.

– Дорогуша, но ведь это отключит системы жизнеобеспечения корабля!.. Впрочем, пусть лучше несколько минут не будет света и вентиляции, чем взорвется двигатель.

– Что происходит, проклятие? – ворвался в машинное отделение доктор Маккой. – Ты вырубил всю энергию в коридорах. Даже двери не открываются.

– Прошу прощения, доктор, но сначала окажите помощь моему парню, а потом я вам все объясню.

– Что с ним? – Маккой присел на корточки рядом с пострадавшим, бегло оглядел, и лицо его скривилось в гримасе. – Ого! Ожоги третьей степени на плечах и спине. Электричество?

– Так точно. Короткое замыкание, – Скотт махнул в сторону панели. Искрящейся дуги уже не было.

Она исчезла, как только Макконел убрала энергию с шины управления номер двадцать три.

– Здесь я ему мало чем смогу помочь. Необходимо доставить его в лазарет. Нужен противоожоговый гель. Плазма. Поврежденным венам и артериям потребуется микрохирургия, – говоря это, Маккой уже приступил к работе. Взглянув на показания медицинского трикодера, он ввел технику обезболивающий бета-эндорфиновый стимулятор.

– Транспорт подан, доктор, – сообщила Макконел, указывая на появившегося в дверях парня с носилками-антигравами. Маккой кивнул санитару, и тот опустил антигравитационную платформу на пол рядом с раненым. Техника осторожно положили на платформу, и она поплыла в сопровождении медика из машинного отделения.

– Через минуту он будет в лазарете, – сказал Маккой, – еще кто-нибудь пострадал. Скотт?

– Больше никто, доктор, слава Богу. Только Андре.

Леонард Маккой огляделся и пожал плечами.

– Сделаю все, что в моих силах, чтобы поскорее поставить парня на ноги, но пока придется обойтись без него.

– Ясно, доктор, – кивнул Скотт. – Ну, Хезер, что там стряслось?

– Все не так плохо, как на первый взгляд, – ответила рыжеволосая. – Схему возбудителя можно восстановить. Думаю, мы вполне справимся.

Скотт благодарно улыбнулся помощнице. Приятно, черт побери, когда в трудную минуту рядом с тобой верная соратница, влюбленная в двигатели, как и ты сам. Для Скотта это означало даже больше, чем то, что Макконел, как и он, была шотландкой по происхождению.

– Доложите обстановку, мистер Скотт, – раздался требовательный голос. Скотт обернулся к только что вошедшему в машинное отделение Кирку. На лице капитана застыло тревожное выражение. – Мне необходима энергия на палубах с четвертой по восьмую.

– Капитан, это будет возможно только после устранения неисправности.

Кирк окинул цепким взглядом оборудование, мгновенно зафиксировал место повреждения и попытался на глаз определить его степень.

– Пока ничего страшного, сэр, – ответила Макконел на безмолвный вопрос капитана. – Однако магнитные емкости двигателя правого борта опасно истончились. Они на грани разрыва.

– И в этом причина аварии? Истончение магнитного поля обусловило утечку радиации?

– Схемы перегрузились, пытаясь стабилизировать поле, сэр, – грустно объяснил Скотт. – В наших условиях невозможно отладить двигатели должным образом.

– А если я понижу скорость до фактора – 1, ты сможешь произвести ремонт на ходу?

– Было бы лучше, сэр, если бы мы нашли что-то вроде дока, где можно причалить. Для приличной работы над двигателями мне требуется защитное экранирование, – проговорил Скотт почти умоляюще.

– До Аммдона еще суток пятнадцать лету, а на пониженной скорости даже больше. Ты ведь знаешь, почему нам нужно доставить туда дипломатов, Скотт. Делай что хочешь, только не отключай двигатели.

– Есть, сэр. Они будут работать, но это небезопасно.

– Все обойдется, Скотт. Я в тебя верю, – Кирк ободряюще улыбнулся и направился к выходу, торопясь в лазарет.

* * *

– Знаешь, Боунз, – устало сказал Кирк, откидываясь на спинку кресла и потягивая бренди, которым угостил его доктор, – сдается мне, что последний наш рейс несколько неудачный, мягко говоря.

– Если ты имеешь в виду техника, которого долбануло электрическим разрядом – и который, как ты убедился, уже неплохо себя чувствует благодаря моим усилиям, – так подобные вещи постоянно происходят на космическом корабле.

– Постоянно, Боунз? Только не на борту «Энтерпрайза».

– Ты прекрасно понимаешь, что я хотел сказать. Если имеешь дело с токами высокого напряжения и прочей гадостью, всегда следует ожидать, что кто-то рано или поздно подпалит себе шкуру.

– По-прежнему не доверяешь машинам? А чем ты пользовался при лечении этого бедолаги? Нет-нет, – Кирк поднял руку, предупреждая возражения со стороны Маккоя, – попробую угадать. Итак, ты водрузил его на биосканировочный стол и позволил компьютеру проанализировать каждую функцию организма. Затем ты провел графическое зондирование его. Тела и поручил компьютеру сопоставить полученные результаты с состоянием парня, в котором он находился до того, как обгорел. Маленький фокус-покус с установкой автоматизированной хирургии, намного пластической реконструкции с помощью голографического имиджйнатора – и ты препоручаешь пациента нежным заботам госпитального компьютера-сиделки.

– Вообще-то ты прав, – кисло согласился Маккой, – но это вовсе не означает, что я люблю машины. Все вокруг заполнили механизмы.

Маккой сделал из своего стакана приличный глоток, скривился, как от зубной боли, затем плеснул и Кирку, и себе еще по одной порции бренди.

– Так вот, насчет неудачного рейса, – вернулся Кирк к прерванной теме разговора. – Я имел в виду присутствие на борту Зарва и его сотоварищей. Меня эти ребята уже достали. Они бродят по коридорам. Они суются не в свои дела. Они будто нарочно раздражают экипаж.

– Ну, положим, не все они. Зарв – это да. Этот всюду прет напролом, как дикий кабан. А вот Лорритсон, похоже, вполне сносный мужик. Знавал я одного парня, который очень на него похож, фермер из Джорджии.

– Вспоминаешь прелести скромной и естественной жизни на лоне природы? – улыбнулся Кирк. – Но насчет Лорритсона ты, я думаю, заблуждаешься. Мне кажется, он весьма крепкий орешек. Впрочем, и Зарв, видимо, тоже. Недаром ведь власть предержащие поручили столь важную миссию именно им. И, в конце концов, не суть важно, нравятся они нам или нет.

– А мне нравится Мек Джоккор. Молчун. Уважаю молчунов.

Кирк покосился на Маккоя и понял, что доктор не знает о происхождении «растительного» дипломата.

– Я заметил, что он буквально съеживается от страха, когда кто-нибудь в его присутствии ест салат из брокколи.

– Странная фобия, – задумчиво произнес Маккой, – должно быть, это связано с каким-то неприятным воспоминанием из детства.

– Несомненно.

Некоторое время оба молчаливо потягивали бренди, каждый думая о чем-то своем. И тут из коридора донеслись возбужденные голоса. Разговаривали двое.

– Слышишь? Вот так все время, – пожаловался Маккой. – Неужели нельзя сделать стены лазарета звуконепроницаемыми? Мне надоело…

– Тихо, Боунз. Дай послушать.

– Выходит, ты шпионишь за собственным экипажем? – с деланным отвращением спросил Маккой. – Стыд и срам.

– Помолчи, я сказал.

Спор в коридоре продолжался.

– С магнитными емкостями нелады, – сказал один голос, – уж я – то знаю. Весь корабль вот-вот взорвется.

– Капитан просто спятил, – с жаром заявил второй, – он намерен втянуть нас в войну.

– Какая разница, если мы все погибнем при взрыве материи-антиматерии? – спросил первый.

Кирк поднялся на ноги и тихо произнес:

– Это надо пресечь в корне немедленно.

Маккой пожал плечами и проводил взглядом Кирка, который открыл дверь и шагнул в коридор.

Двое спорщиков стояли, прислонившись к переборке. Один, завидев Кирка, умолк на полуслове и потянул другого за рукав мол, заткнись.

– Хорошо, джентльмены, – начал Кирк тоном, ничего хорошего не предвещающим, – прошу прощения, но я случайно подслушал ваши дикие догадки и составленные на основе ложной информации мнения относительно состояния вверенного мне судна.

– Вы убьете нас. Всех нас, – выпалил один, младший лейтенант.

– Что? Кто кого убивает? Никто не умер, все живы. Ранило техника в результате несчастного случая, ничего более. Доктор Маккой уверяет меня, что Андрей уже через несколько дней будет совсем здоров.

– Вы пытаетесь убить нас. Вы поступаете не правильно.

– Что вы имеете в виду, мистер? – взорвался Кирк. – Что за околесицу несете? Вы – члены моего экипажа, а посему соизвольте вести себя уважительно по отношению к командиру. Вы меня поняли?

– Да-да, сэр, – пролепетал второй, побледневший от страха. Он пятился от Кирка с таким видом, будто только что застал своего капитана на месте преступления с окровавленным ножом в руке.

– Он убьет нас всех, – забубнил первый, – я это знаю. Посмотри на него. Посмотри в его глаза. Убийца!

– Смирно! – рявкнул вдруг Кирк. Оба мгновенно вытянулись перед капитаном в струнку. – Вы, оба, находясь в данный момент при исполнении служебных обязанностей, позволили себе напиться.

– Мы не пьяны, сэр.

– Ваше поведение говорит о прямо противоположном. Вы будете наказаны за пререкания с командиром корабля и неуважительное отношение к старшему офицеру. О деталях налагаемого на обоих взыскания вас уведомит мистер Спок.

Оба так и стояли по стойке «смирно», пока Кирк не вернулся в кабинет Маккоя. Только после того, как дверь за ним закрылась, капитан Джеймс Кирк позволил себе расслабиться.

– Я все слышал, Джим. Что происходит?

– Понятия не имею, Боунз. С такой реакцией я еще ни разу не сталкивался. Неповиновение, но какое-то… агрессивное.

Он подошел к столу и включил интерком.

– Мостик? Дайте мне Спока.

Спустя мгновение из динамика донесся ровный голос вулканца:

– Здесь Спок, капитан.

– Мистер Спок, астронавты Бреттон и Габриэль в данный момент при исполнении?

– Да сэр, – немедленно подтвердил Спок. – Обоим предписано оказывать помощь нашей гостье Лорелее в ее ознакомлении с кораблем – компьютерная библиотека, спортивное оборудование и другие устройства, неизвестные ей.

– Лорелея, – повторил Кирк.

– Так точно, капитан.

– В непосредственном контакте с ней только эти двое?

– Не знаю, сэр. Полагаю, они представили ее многим членам экипажа. Что-то не в порядке?

– Да нет… не думаю. Благодарю, мистер Спок, – Кирк нажал кнопку отключения интеркома и взглянул на Маккоя. – Надеюсь, во всяком случае.

* * *

– Все в сборе? – спросил Кирк, энергичным шагом входя в офицерскую кают-компанию. Старшие офицеры поднялись из-за стола и встали по стойке «смирно»; трое дипломатов остались сидеть. Кирк занял место во главе стола, включил рекордер и кивнул Зарву.

– Замечательно, – проскрипел свинорылый посол, – вы все же соблаговолили прийти.

– Прошу прощения, господин посол, я немного задержался. Дела, знаете ли… Вы просили организовать небольшое совещание. Пожалуйста, начинайте.

– Совещание? – взорвался Зарв. – Никаких совещаний! Я требую увеличить скорость! Нам нужно как можно скорее добраться да Аммдона, а тут вы с вашими выкрутасами.

– Господин посол хочет сказать, капитан, – заговорил Дональд Лорритсон, – что в данный момент уменьшение скорости неприемлемо.

– Неприемлемо, мистер Лорритсон? Для кого неприемлемо?

– Для лидеров Федерации, Кирк! – взревел Зарв. Он вскочил со стула и саданул обоими кулаками по столешнице.

Кирк оглядел сидящих за столом офицеров, изумленно взирающих на разбушевавшегося дипломата: Ухура, явно шокированная тем, что кто-то посмел разговаривать с ее капитаном в подобном тоне; Зулу со смешанным выражением удивления и презрения на лице; Маккой, сам готовый с минуты на минуту вскипеть. Даже Спок слегка приподнял брови.

– «Энтерпрайз» не получил надлежащего ремонта на Звездной Базе I, господин посол, – медленно проговорил Кирк. – Вследствие этого корабельное оборудование отказывает гораздо чаще, нежели в оптимальных условиях.

– «Энтерпрайз» не должен появиться в системе Аммдон в таком виде, будто вот-вот развалится на куски!

– Почему нет? Мне приказано доставить вашу делегацию на Аммдон. Вот и все.

Однако Кирк и сам понимал, что не все. Было что-то еще. Он вспомнил комментарий адмирала Маккенны по этому поводу.

– Капитан, – Лорритсон прочистил горло. – Данная миссия требует демонстрации силы. Силы «Энтерпрайза», если вы улавливаете смысл.

– Нет, мистер Лорритсон, не улавливаю. Посылая нас в этот рейс, адмирал Маккенна знала, что наш корабль далеко не в лучшей боевой форме. Вы намекаете, что по прибытии в систему Аммдона нам надлежит осуществить военную акцию?

– Нет-нет, ничего подобного! – поспешил заверить Кирка Лорритсон. – Скорее, скажем так, демонстрация силы зачастую важнее реального проявления огневой мощи.

– Вы, – вступил в разговор Спок. – намерены использовать «Энтерпрайз» в качестве устрашающей дубинки в ваших переговорах с Джурнаморией. Если мы выступим на стороне Аммдона, вы получите возможность заставить Джурнаморию уступить вашим требованиям.

– Несколько грубовато, но суть схвачена верно.

– Значит, Спок попал в точку, – пробормотал Маккой, – мы будем вроде тарелочки для стрельбы в тире.

– Кирк, нам нужна скорость. Вы утверждаете, что до Аммдона еще около двух недель лету. Об этом не может быть речи! От силы несколько дней. «Энтерпрайз» ведь межзвездный крейсер, а не прогулочная яхта, в конце-то концов! Выведите двигатели на фактор искривления 8. И немедленно. Я приказываю!

– Господин Зарв, вы не являетесь капитаном этого судна. А будь вы таковым, поняли бы, насколько самоубийственны предлагаемые вами сейчас действия. Мой главный инженер, мистер Монтгомери Скотт, не присутствует на данном собрании потому, что занят устранением повреждения, обусловленного полетом на скорости, которую мы и сами считаем не более чем черепашьим шагом. Мистер Скотт – лучший инженер Звездного Флота; он говорит, что наши двигатели не выдержат фактора – 3, не то что 8.

– Отстраните его от работы. А вместо него назначьте вот этого… этого вулканца. Думаю, он знает, как довести двигатели до ума, – Зарв ткнул коротким, будто обрубленным, пальцем в Спока, на желтоватом лице которого не дрогнул ни один мускул, даже бровь не поползла вверх.

– Да, господин Зарв, мои офицеры способны выполнять различные функции, но это уж мне решать, кому на каком месте находиться.

Зарв зашипел, едва не брызжа слюной, и поднялся так резко, что стул его опрокинулся и упал.

Посол, не оглядываясь, вихрем бросился прочь из кают-компании. Лорритсон и Мек Джоккор переглянулись, после чего человек-растение последовал за шефом, а Лорритсон остался.

– Зарв – не самое приятное существо в Галактике, капитан, – извиняющимся тоном объяснил Лорритсон. – Но попытайтесь все же понять сущность нашей миссии.

– Я и мои люди именно поэтому и собрались на это совещание. Окажите честь, мистер Лорритсон, помогите нам разобраться.

Дипломат сделал глубокий вдох, затем медленно выдохнул воздух. Он встал, смахнул несуществующую ниточку со своего роскошного пурпурного пиджака из альтаирской льняной ткани, расправил плечи и принял ораторскую стойку.

Кирк завороженно наблюдал, как Лорритсон превращается из мелкой сошки, помощника Зарва, в динамичную, могущественную, привыкшую повелевать личность.

– Ромуланская Империя граничит с системами Аммдона и Джурнамории, – начал Лорритсон, включая голографический дисплей компьютера. – На протяжении многих месяцев ромуланцы предпринимали незначительные рейды в пространство федерации. Ничего серьезного… до инцидента со «Скарборо», который и убедил лидеров федерации в том, что ромуланцы наконец-то решились посягнуть на несколько планет в Зоне Орион… здесь, здесь и вот здесь.

Указанные Лорритсоном планеты замигали красным светом.

– Этим они как бы вбивают клин в оккупированную нами зону. Нам грозит потеря громадных залежей полезных ископаемых, не говоря уже о дюжине обитаемых планет.

– Весьма логичный план, – заметил Спок, – ромуланцы прибирают к рукам важнейший в стратегическом отношении район, слишком удаленный, чтобы федерация могла патрулировать его должным образом.

– Верно, мистер Спок, – согласился Лорритсон. – Федерация не может, а вот Аммдон и Джурнамория – вместе – смогли бы. Хотя обе, планеты довольно отсталые, по сравнению с большинством миров Федерации, они имеют одно преимущество: они расположены в стратегически важном регионе, как вы правильно отметили.

– С помощью Федерации они смогут отпугнуть ромуланцев, не так ли? – спросил Маккой. – Вы добиваетесь мира между Аммдоном и Джурнаморией, после чего федерация начинает поставлять обеим планетам вооружение.

– Что-то вроде того, доктор. Война с ромуланцами была бы для нас гибельной. Федерация не оправилась бы в течение многих десятилетий. Теперь вы понимаете, почему посла Зарва так беспокоит наша задержка в пути?

Кирк задумчиво изучал голограмму. Лорритсон, конечно, прав. Если Ромуланская Империя заполучит плацдарм в Зоне Орион, борьба будет долгой и кровавой. Лучше предотвратить небольшой военный конфликт между двумя планетами, чем позволить развязаться вероломной широкомасштабной войне между целыми цивилизациями.

– Я понимаю причину нетерпения Зарва, но мои замечания относительно состояния «Энтерпрайза» – вовсе не пустые слова. При ВОРП-факторе – 1 корабль без труда продолжит полет. При факторе – 2 уже возникнут проблемы. А о факторе – 3 не может быть и речи, пока мы не достигнем какой-либо планеты, где будет возможность изготовить средства экранирования двигателей, необходимые для их капитального ремонта.

– Стало быть, скорость нельзя увеличивать ни в коем случае? – нахмурился Лорритсон.

– Боюсь, что нет. Законы физики незыблемы. Сожалею, но ничего не поделаешь, – Кирк поморщился, услышав рев Зарва в коридоре.

– Понимаю, капитан. И все же, если вам удастся придумать какой-либо иной выход из сложившейся ситуации, поставьте нас в известность, – Лорритсон собрал лежавшие на столе бумаги и покинул кают-компанию.

Кирк заметил, что Спок хочет что-то сказать.

– Пожалуйста, мистер Спок, докладывайте.

– Дипломаты использовали корабельный компьютер для моделирования каждого возможного исхода переговоров.

– И что же?

– Если расчеты Мека Джоккора касательно распределения продовольственных продуктов точны – а я не имею возможность проверить, на основе чего он их производил, – миссия дипломатов увенчается успехом.

– Благодарю, мистер Спок. – Кирк оглядел присутствующих.

– Кто-нибудь еще желает высказать свои соображения? Нет? Тогда совещание объявляется закрытым. Все свободны.

Офицеры встали и направились к выходу. Кирка неприятно удивил их крайне угрюмый вид, будто каждому только что сообщили о вынесении смертного приговора.

* * *

– Капитан Кирк, могу я переговорить с вами? Наедине.

Кирк обернулся и увидел появившуюся из-за угла коридора Лорелею – парящее облачко легкого тумана, принесенного ветром. Встретив взгляд ее шоколадного цвета глаз, капитан почувствовал, как участилось его сердцебиение. То, как она смотрела на него, странным образом волновало Кирка, как первая любовь, как тайное свидание, как поцелуй украдкой.

– Разумеется. О чем вы хотите поговорить со мной? Вас никто не обидел? Как относится к вам экипаж?

– Хорошо. Очень хорошо, капитан… Джеймс. – Его собственное имя, произнесенное ее устами, показалось Кирку шепотом возлюбленной. Чушь. Кирк решительно стряхнул с себя наваждение. Приятно, конечно, но это всего лишь фантазия.

– Моя каюта неподалеку. Приглашаю вас выпить со мной.

– Мне не нравятся ваши алкогольные напитки. А вот от кофе не откажусь. Он меня стимулирует.

В каюте, сидя за столом напротив Лорелеи, Кирк ощущал себя защитником осажденной крепости. Впервые за всю свою жизнь он был рад, что массивная деревянная поверхность отделяет его от хорошенькой женщины. Он украдкой наблюдал за нею через краешек стакана, пытаясь решить, действительно ли она красива или нет. Правильные черты лица, нежная, как бы просвечивающаяся, кожа, с легким оттенком орехового цвета, мягкие черные волосы и широко поставленные глаза… эти огромные карие глаза, в которые он будто нырял всякий раз, когда смотрел на нее.

Красива? Нет, решил он. Пожалуй, миловидна. Привлекательна. Да, определенно привлекательна.

– Капитан, я разговаривала со многими членами экипажа и хочу сказать, что я озабочена безопасностью вашего корабля.

– Безопасностью корабля? Вы имеете в виду аварию в машинном отделении? Выбросьте это из головы. Происшествие, конечно, неприятное, но раненый техник уже выздоравливает. У нас отличное медицинское оборудование.

– Я не имела в виду ранение, хотя дело само по себе серьезное. Я говорила об опасности, которой подвергается «Энтерпрайз» в системе Аммдона.

Кирк хмуро взглянул на хрупкую женщину.

– Сожалею, что мы не можем незамедлительно доставить вас на Хайлу, поскольку прежде нам надлежит исполнить крайне важную, миротворческую миссию. Мы намерены предотвратить войну в системе Аммдона, а не развязывать оную, как вы намекаете.

– Ваше присутствие там и вызовет войну. Правители Аммдона воспользуются вашим присутствием для нанесения упреждающего удара по Джурнамории.

– Для человека, который до недавнего времени даже не знал о существовании Федерации, вы слишком хорошо разбираетесь в вопросах ее политики.

– Я знаю природу разумных существ. Во всех нас живет дух насилия, капитан. Насилие позволило нам выжить на первобытной стадии развития. Но теперь нет нужды убивать друг друга. Все проблемы можно решать другими, более мирными способами. Вы не сможете войти в систему Аммдона, не подвергая опасности ваш «Энтерпрайз».

Кирк почувствовал, что руки его мелко дрожат. Он осторожно поставил стакан на стол.

– Я доверяю своим руководителям, которые поручили делегации Зарва вести мирные переговоры.

– Аммдон использует вас.

– Объясните.

Кирк хотел сказать резким приказным тоном, а получилось так, что он произнес это слово как бы колеблясь, почти не желая услышать объяснение Лорелеи, будто догадываясь, что ее доводы пойдут вразрез со всем, во что он верит.

– Аммдон и Федерация имеют договор о взаимной обороне. Федерация и Джурнамория такого договора не имеют. В любой войне Аммдон рассчитывает на поддержку Федерации.

– Откуда вам известно об этом договоре?

– Он записан в вашем корабельном компьютере.

Кирк сглотнул комок в горле, запрашивая на терминал своего персонального компьютера информацию. Появившееся на дисплее краткое изложение договора подтвердило слова Лорелеи.

– Войдя в систему, вы предоставите Аммдону возможность атаковать. Вы начнете войну, а не предотвратите ее.

Кирк почувствовал, что его раздирают противоречивые эмоции. Да, аргументы Лорелеи весьма логичны и убедительны. Однако, с другой стороны, и Зарв, и Лорритсон, и Мек Джоккор – все они профессиональные дипломаты. Не войны они хотят, а мира, Зона Орион – сфера жизненно важных интересов Федерации, а постоянная угроза со стороны ромуланцев слишком реальна.

– Джеймс, – произнесла Лорелея трепетным проникновенным голосом, достигающим, казалось, самых сокровенных глубин души, – в опасности не только ваш экипаж, но и жизни людей двух планет. Не выполняйте приказ вашего руководства. Возвращайтесь на Звездную Базу I.

– Я не могу, Лорелея, – только и сумел выдавить из себя Кирк. Она чуть наклонила голову, кивнула и, не говоря больше ни слова, вышла из каюты.

* * *

У Кирка возникло такое чувство, будто он только что нечаянно ударил слабого беззащитного котенка.

Долго еще сидел капитан Джеймс Т. Кирк за столом в своей каюте, уставившись невидящим взглядом в пустую стену и размышляя над тем, что он услышал как от Лорритсона, так и от Лорелеи.

«Война? Или мир? Неужели и то и другое в моей власти? Где правильное решение? Кому верить?»

Глава 3

Бортовой журнал капитана; дополнение:

«Оратор планеты Хайла, Лорелея, оказывает на меня странное, какое-то тревожащее воздействие. Я все чаще ловлю себя на мысли, что ее аргументы относительно прекращения миротворческой миссии и возвращения на Звездную Базу I чрезвычайно убедительны. Состояние „Энтерпрайза“ ухудшается. Меня, однако, больше беспокоят не участившиеся отказы оборудования, а растущее недовольство экипажа, грозящее вылиться в открытое неповиновение… Нет, это абсурд. Подобное не может случиться на этом корабле. Никогда».

– Объясните поподробнее, мистер Спок, – попросил Джеймс Кирк, наблюдая, как медленно приподнимается тонкая бровь его помощника по науке, придавая лицу вулканца слегка недоуменное – или обиженное? – выражение.

– Полагаю, мой рапорт достаточно ясен, капитан. Спор доктора Маккоя и Мека Джоккора взбудоражил всех присутствовавших в офицерской кают-компании настолько, что некоторые из них не сразу вернулись к исполнению своих служебных обязанностей.

Кирк нахмурился. Обстановка на корабле становилась для него все более непонятной. Нужно во что бы то ни стало добраться до сути дела. Непременно.

– Мек Джоккор не умеет говорить. Каким же образом Маккой спорил с растительным существом, не имеющим голосовых связок?

– Консоль компьютера вполне способна воспринимать мысли инопланетянина и переводить их в голосовой эквивалент, понятный даже доктору Маккою.

– Стало быть, не только Маккой, но и все находившиеся в кают-компании слышали откровения Мека Джоккора? Запросите запись разговора. Я хочу с ней ознакомиться.

Спок молчаливо исполнил приказ командира. Кирк нервно постукивал пальцами по панели управления, обдумывая новую проблему, свалившуюся на его голову. Придется дать Маккою, нагоняй. Устроил дискуссию с дипломатом, да еще в присутствии стольких свидетелей…

… Вы не правы, человек, – донесся из динамика смоделированный компьютером голос инопланетянина. – Наша миссия жизненно важна для безопасности Федерации. Мирный договор между Аммдоном и Джурнаморией упрочит стабильность в Зоне Орион и сдержит агрессивные намерения ромуланцев.

– Наше присутствие вызовет войну, говорю я вам, – отозвался раздраженный голос Маккоя. – Аммдон использует «Энтерпрайз» как инструмент войны, но не мира, а нас – да и всю Федерацию – выставит круглыми дураками.

– Но… – начал было Кирк, потом вдруг осекся.

– Да, капитан? – вопросительно взглянул на него Спок.

– Нет. Нет, ничего. Просто я уже слышал от кого-то подобные рассуждения. Похоже, Маккой не одинок в своем мнении. А может, я ошибаюсь…

– Не понимаю.

– Ничего, Спок. Продолжайте воспроизведение. – Вслушиваясь в компьютеризированный спор между доктором и сельскохозяйственным экспертом, помощником Зарва, Кирк с каждой секундой все больше убеждался в том, что Маккой приводит практически те же самые доводы, что и Лорелея.

Лорелея…

Кирк вздохнул, вспоминая эту таинственную, непостижимую женщину, и вновь ощутил угрызения совестя за то, что с ходу отверг ее просьбу – да нет, почти мольбу – вернуть «Энтерпрайз» на Звездную Базу I. Холодные пальцы схватили сердце Кирка и принялись медленно сжимать его, пока он не начал испытывать такое чувство, будто задыхается. Кирк не знал, что беспокоит его больше то ли необъяснимое влияние на него Лорелеи, то ли поднимающаяся в нем и пугающая его самого злоба на Маккоя, на Мека Джоккора, на Зарва, на всех остальных.

– Что происходит с «Энтерпрайзом», – воскликнул он, обрушивая кулак на коммуникационную консоль. Ухура, вздрогнув, испуганно посмотрела на капитана. Зулу и Чехов, разговаривавшие о чем-то, умолкли и тоже повернули к нему головы.

– Капитан, кораблю требуется основательный ремонт, а так, ничего экстраординарного.

– Проклятие, Спок, не принимайте меня так буквально. Я имею в виду экипаж. Почему Маккой затеял спор с Меком Джоккором? И с чего он взял, что Аммдон намерен использовать нас как представителей Федерации для достижения своих целей?

– Такая политика типична для развивающихся миров. Интересы Федерации простираются гораздо дальше стремлений Аммдона, и в то время, как мы решаем проблему общего, глобального характера, они получают возможность добиться конкретной, сиюминутной выгоды.

– Другими словами, вы согласны с Лор… – Кирк запнулся, будто подавившись именем женщины, затем продолжил:

– Вы согласны с Маккоем насчет того, что Аммдон держит нас за идиотов, что «Энтерпрайз» будет втянут в войну Аммдона против Джурнамории.

– Вполне вероятно, но здесь нужно принимать во внимание знания и опыт дипломатической делегации, посланной Советом Федерации. Профессиональная репутация Зарва безупречна, несмотря на всю его грубость. Уж он-то явно не болван.

– Равно как и Лорритсон. Впрочем, я думаю, и Мек Джоккор тоже.

– Совершенно верно, капитан.

Логические рассуждения Спока несколько утихомирили бурю эмоций, бушующую в душе Кирка, но гнев остался.

– Маккой. Не общался ли он с Лорелеей в течение последних одного-двух часов?

– Не знаю, капитан. Почему бы вам не спросить об этом самого доктора?

Взгляд Спока сфокусировался в какой-то точке за спиной командира. Кирк увидел Маккоя, с мрачнейшим выражением лица входившего в рубку.

– Джим, я желаю заявить протест. Этот беженец из саккоташа ведет себя непозволительно.

– Мек Джоккор?

– Да, этот растительный парень. Он оскорбил меня. Заставил меня выйти из себя. Мне это не нравится.

– Еще бы, – Кирк хотел было сказать, что ознакомился с содержанием спора в кают-компании, но потом решил применить новую тактику. Если доктор поймет, что за ним шпионили, он взъярится, и тогда толку от него не добьешься. Кирк нутром чуял, что за всей этой историей кроется нечто большее, нежели простая перебранка между корабельным врачом и помощником посла.

– Он утверждает, что мы должны продолжать эту миссию, я же считаю, что нам следует развернуться и лететь домой. Экипаж нуждается в отдыхе. «Энтерпрайз» на ладан дышит, того и гляди развалится. И вообще, если хочешь знать мое мнение как медика, то я настоятельно рекомендую вернуться на Базу.

– Ваше мнение принято к сведению, доктор. Впрочем, я сам не слепой – вижу, насколько переутомлены люди. Однако не следует забывать критическую ситуацию, сложившуюся в отношениях между Аммдоном и Джурнаморией.

– Аммдон использует нас.

– Несомненно, Мек Джоккор допускает такую возможность. Я уверен, что Зарв и Лорритсон также осознают ее. А скажи-ка мне, Боунз, перед тем, как вы с Меком Джоккором развязали вашу… э-э… дискуссию, чем ты занимался?

– Чем занимался? Да ничем особенным. Работал. Думаешь, я помню? Я не веду поминутный дневник.

– А следовало бы, наверное. Тогда мне было бы легче выяснить некоторые вопросы.

– Например? – настороженно спросил доктор, расправляя плечи и опуская подбородок, будто готовясь к схватке.

– Например, мне хотелось бы узнать о физическом состоянии Лорелеи. Она ведь… не совсем человек, скажем так. Стыдно нам будет, если она, к примеру, вдруг начнет медленно умирать от недостатка каких-либо питательных веществ, которые мы по недосмотру забыли включить в ее диету. Ведь ей столько пришлось испытать, бедняжке.

Кирк почувствовал, как при упоминании о Лорелее сердце его снова болезненно сжалось. «Определенно, есть в ней какая-то аномалия, – подумал Кирк, – во всяком случае, мои реакции на нее явно ненормальны».

– Я полностью обследовал ее как раз перед тем, как схлестнулся с этим… с этой брюквой. Лорелея в порядке, Джим, так что за нее можешь не беспокоиться.

– Как долго продолжалось обследование? – поинтересовался Кирк, стараясь говорить как можно более небрежным тоном, однако его тщательно скрываемое напряжение передалось Маккою.

– Я – врач, – заявил Маккой голосом, от которого повеяло холодом космического вакуума. – Мне не нравятся ваши намерения, сэр. Санитар Чэпел находилась вместе с нами в лазарете на протяжении всей процедуры. А по окончании обследования мы с Лорелеей всего лишь перекинулись парой слов об этой так называемой миссии мира.

– Извини, Боунз, я не хотел тебя обидеть. И в мыслях не держу, что ты способен на неэтичный поступок.

Доктор покачал головой и молча покинул мостик. Кирк уселся в свое командирское кресло и задумчиво почесал подбородок. Лорелея разговаривала с Боунзом Маккоем за несколько минут до его спора с Меком Джоккором и менее чем за полчаса до беседы с ним, Кирком, в его каюте. Маккой заглотил закинутый ею крючок не поперхнувшись. И даже не заметил, что попал на удочку.

Кирк потер пальцами виски, в которых начала пульсировать боль. В голове капитана поселилась мигрень. И, похоже, надолго.

* * *

– Взгляните на это, Кирк. Нет, вы только взгляните! – посол Зарв размахивал перед носом капитана листком тонкой бумаги. – Это последнее субпространственное радиокоммюнике со Звездной Базы I. Они сообщают о возросшем напряжении между Аммдоном и Джурнаморией. Мало того, ромуланцы перебрасывают к демаркационной линии тяжелые крейсера. Они скоро начнут вторжение, и все потому, что вы болван!

Свиноподобный дипломат всхрапнул и начал бить тяжелым башмаком, как лошадь копытом, в твердую панель пола. Его короткие ручонки непроизвольно дрожали, а округлившиеся от гнева, выпученные глаза, казалось, вот-вот выскочат из орбит. «Чего доброго, его еще кондрашка хватит», – озабоченно подумал Кирк.

– Господин посол, сообщение, конечно, очень важное. Я признаю это, но я также не должен ни на секунду забывать о состоянии моего корабля. Об увеличении скорости сейчас не может быть и речи.

– Тогда не может быть речи и о мире, – свирепо проговорил телларитянин, – и вы, именно вы, будете вести ответственность за втягивание всей Зоны Орион в войну на ближайшую сотню лет. Федерации, возможно, никогда не удастся вновь упрочить свое положение в этом регионе из-за того, что вы отказываетесь немного увеличить мощность двигателей.

Джеймс Кирк с трудом сдерживал свой гнев. Почему телларитянин не желает прислушиваться к его словам? Конечно, после того, что рассказал Дональд Лорритсон, фанатизм Зарва по отношению к ромуланцем понятен. Много лет назад всю семью Зарва убили во время пиратского рейда ромуланцев. Его ненависть к ним, как к врагам федерации, усиливается еще и личной трагедией. Но дипломат отказывается принимать во внимание факторы, не связанные напрямую с его миссией.

– Что бы вы предпочли, господин посол? – заговорил Спок. – Скорейшее прибытие в систему Аммдона вследствие увеличения скорости, при риске взрыва двигателей, или обязательное прибытие к месту назначения, хотя и несколько позже, чем вы желаете?

– Что это, игра «угадайка»? Вы знаете, что я предпочитаю. Скорость и прибытие!

Телларитянин скомкал листок бумаги, сунул его в карман своей куртки и бросился прочь из рубки. Кирк проводил его взглядом и повернулся к Дональду Лорритсону, облаченному на сей раз в безупречно скроенный смокинг.

– Господин посол крайне обеспокоен содержанием полученного сообщения, капитан, – начал атташе.

– Я вполне разделяю его беспокойство, но и он должен меня понять. Один из моих техников попал в лазарет после аварии в машинном отделении – вышла из строя схема стабилизатора. Случай не смертельный, но он наглядно демонстрирует, какими опасностями чревата для корабля и экипажа работа на пределе возможностей.

Дональд Лорритсон посмотрел прямо в глаза Кирку и тихо произнес:

– Да, трудно быть капитаном космического корабля. Однако нести ответственность за судьбы планет, балансирующих на грани войны, к тому же перед лицом угрозы ромуланского вторжения – тоже задачка не из легких.

– Мы с вами понимаем друг друга, мистер Лорритсон. Жаль только, что господин посол не делает ни малейшего усилия, чтобы разделить нашу точку зрения.

– Он все понимает, сэр. Однако телларитянский склад характера далеко не идеален для спокойной дискуссии или, – Лорритсон взглянул на Спока, – логических рассуждений. Но в определенных ситуациях – таких, как эта, к примеру, – личность, подобная Зарву, близка к идеалу.

– В это трудно поверить. – Лорритсон криво усмехнулся.

– Вы, должно быть, ни разу не сталкивались с аммдонцами или джурнаморианцами.

– Мне приходилось сталкиваться с ромуланцами, и одного этого достаточно, чтобы заставить меня согласиться продолжать полет в сложившихся условиях.

– Благодарю вас, капитан. А теперь, прошу меня извинить, я должен присоединиться к Зарву и Меку Джоккору. Мы должны проанализировать потенциальные подходы к проблеме, которую нам предстоит решить.

– Компьютер в вашем распоряжении.

Лорритсон церемонно кивнул и удалился. Кирк посмотрел на экран переднего обзора. Поскольку «Энтерпрайз» перемещался в пространстве в режиме ВОРП-фактора – 1, звезды, казалось, едва ползут мимо корабля, будто обмакнутые в некий космический клей. Кирку и самому до чертиков надоело тащиться так медленно. Скорее бы доставить Зарва с помощниками до места назначения. Похоже, в системе Аммдона действительно назревают крупные неприятности. Надо помочь дипломатам исполнить их миссию.

Но слова Лорелеи были такими проникновенными, такими убедительными…

* * *

… Итак, шотландец поправляет свой кольт и говорит: «Ну, малыш, не знаю, где ты был и что делал, но ты завоевал первый приз!» – Хезер Макконел заканчивала рассказывать анекдот как раз в тот момент, когда Кирк вошел в кают-компанию. Рыжеволосая красавица внезапно умолкла и отвернулась, уставившись в пустую переборку. Кирк сделал вид, что не слышал последней фразы.

Монтгомери Скотт заметил неожиданную перемену в поведении своей напарницы и развернулся во вращающемся кресле лицом к двери. Увидев капитана, он покраснел и вскочил на ноги.

– Вольно, – бросил Кирк, – Скотт, на пару слов. Выйдем.

– Да, сэр.

Скотт бросил на Макконел убийственный взгляд и последовал за Кирком в коридор.

– Не обращай внимания, капитан.

– На что, на этот анекдот с бородой? Ерунда. И потом, почему бы моим людям не рассказывать друг другу анекдоты?

– Так вы не рассердились?

– Нет. Меня волнуют более насущные проблемы. Двигатели, к примеру. Каково их состояние?

– Неважно, сэр.

Скотт всегда так говорил, поэтому Кирк нетерпеливо махнул рукой, требуя от инженера более детальной информации о состоянии ВОРП-двигателей.

– На сей раз это действительно так, сэр. Я практически ничем не могу помочь беднягам.

– Могу я рассчитывать на ВОРП-фактор – 3? Хотя бы ненадолго?

– Невозможно, – убежденно заявил непреклонный шотландец. – Даже при факторе – 2 риск велик. Если только…

– Что?

– Ну, капитан, есть один шанс – очень маленький, – что мы с Макконел сумеем кое-что починить на скорую руку. Подчеркиваю, только шанс.

– И как быстро ты сможешь сделать это, Скотт?

Инженер покачал головой, прежде чем ответить.

– Не хочу обнадеживать вас раньше времени, капитан. Ведь может ничего не получиться.

– Скотт, – сказал Кирк, похлопывая его по плечу, – зная тебя, я уверен, что все получится. А что именно ты задумал?

– Нас ограничивает поврежденный стабилизатор в схеме возбудителя. Если удастся его наладить, попробую вывести двигатели на фактор – 3. Но ни на йоту больше!

– Сделай это, Скотт, а я позабочусь о том, чтобы адмирал Маккенна представила тебя к награде.

– Не нужно мне награды, сэр. Просто позвольте мне спокойно перебрать двигатели, когда вернемся на Базу.

– Договорились. Приступай к работе. Я загляну к вам через часок.

Скотт позвал из каюты свою рыжеволосую помощницу, и они пошли по коридору в сторону машинного отделения, горячо обсуждая новейшее «рацпредложение» Скотта. Они скрылись за углом, и Кирк двинулся в противоположном направлении. Теперь следовало проверить вместе со Споком, как функционируют остальные службы «Энтерпрайза».

* * *

– Хезер! – крикнул Монтгомери Скотт, – увеличь мощность на десять процентов, а потом снова уменьшишь, когда я скажу.

Скотт опасно балансировал на хлипкой металлической лесенке, которую он соорудил из подручных материалов, чтобы добраться до схемы стабилизатора. Квантовый гаечный ключ с длинной рукояткой, который инженер засунул во входное отверстие переборки, проник глубоко в недра эксайтерного стабилизатора.

Никакой разницы. Скотт внимательно наблюдал за показаниями индикатора, но не заметил ни малейшего отклонения стрелки. Скотт изогнулся, пытаясь выглянуть за угол переборки, чтобы посмотреть на панель управления, за которой стояла Хезер Макконел.

– В чем дело? – громко спросил Скотт. – Стрелка даже не шевельнулась.

И снова никакого ответа. Скотт пробормотал себе под нос ругательство, закрепил ключ в отверстии, чтобы не вставлять его потом второй раз, и осторожно спустился по непрочной лестнице на пол. Сделав пару шагов, он увидел, почему помощница не отвечает на его призывы. Хезер Макконел увлеченно разговаривала о чем-то с Лорелеей, выразительно при этом жестикулируя.

– Мисс Макконел, – громко произнес Скотт, – почему вы не выполняете то, что я вам приказал?

– Что? А, Скотт, послушай-ка, что говорит эта девушка. Я, правда, не совсем врубилась, но, может, ты поймешь, в чем тут дело.

Скотт направился к женщинам, чувствуя, как в нем закипает злость. Он получил от капитана приказ выжать из двигателей все, что возможно. Малыши напряглись до предела, того и гляди, взвоют. Им требуется значительная перенастройка, прежде чем «Энтерпрайз» наберет даже устойчивую скорость ВОРП-фактора – 2, не говоря уж о факторе – 3, который нужен Кирку. А эта невесть откуда взявшаяся бабенка отвлекает людей от срочной работы. Скотту это не нравилось. Совсем не нравилось. Больше того, его несказанно удивило, что Макконел с такой легкостью пренебрегла своими служебными обязанностями, чего с ней прежде не случалось.

– Ну, что тут у вас? – угрюмо спросил Скотт.

– Мистер Скотт, – чарующим голосом обратилась к нему Лорелея, – извините, что побеспокоила вас, но мне захотелось взглянуть, как работает высококлассный инженер. Вы содержите ваши двигатели в такой прекрасной форме.

Ее слова несколько охладили его гнев. И все же…

– Дорогуша, хорошо, что ты так тепло отзываешься обо мне и моих двигателях, но, видишь ли, у нас много работы…

– Работы, которая погубит весь корабль.

– Что?

– Скотт, я и хотела, чтобы ты вот это услышал, – встряла Хезер. – Лорелея интересные вещи говорит. В них есть смысл.

– У меня нет времени выслушивать досужие домыслы.

Решимость Скотта мгновенно растаяла, как только он взглянул на Лорелею. Не то чтобы, она вдруг показалась ему гораздо привлекательнее, чем до этой минуты; Хезер, к примеру, больше соответствовала его представлениям о том, как должна выглядеть настоящая женщина. Здесь было что-то другое. От хрупкой инопланетянки исходила некая аура уверенности и компетентности, что ли. Скотт по достоинству оценил это.

– Ну ладно, дорогуша, даю тебе пару минут. Выкладывай.

Она заговорила, и секунд тридцать спустя Скотт и Хезер совершенно забыли о том, что их ждет неотложная работа. Голос Лорелеи нес в себе убежденность и вместе с тем мольбу, касаясь каких-то струн в душе слушающего, которые заставляли неотрывно внимать, казалось бы, простым словам. Не ожидая от самого себя, Скотт понял, что все больше и больше соглашается с Лорелеей. Несколько раз он пытался было возразить ей, но женщина парировала его аргументы с такой убийственной логикой, что он в конце концов сдался. Ей было невозможно не верить.

Лорелея ушла, оставив Скотта и Макконел тихонько обсуждать услышанное от нее. Но, несмотря на то, что она убедила обоих в правоте своих слов, в тонких чертах лица женщины не отразилось ни малейшего намека на удовлетворенность маленькой победой. Только печаль, безмерная печаль.

* * *

– Скотти! – позвал Джеймс Кирк. – Как дела? Ты где? Скотти?

Кирк оглядел машинное отделение, у панели управления – ни души. Слышалось только тихое жужжание реле, переводящих огромное количество энергии через стабилизаторные контуры, которые управляли магнитными емкостями, сдерживающими адский огонь реакции материя-антиматерия. Только шум оборудования, но ни одного звука, указывающего на присутствие людей.

– Скотти? Макконел?

Раздражение постепенно сменилось противным страхом. Что-то неладное. Скотт оставил свой пост? Чушь несусветная! Он не мог сделать этого, особенно сейчас, когда крайне необходимо отрегулировать двигатели. Монтгомери Скотт дневал и ночевал в машинном отделении, пока не удостоверится, что двигатели функционируют с полной отдачей. А уйти самому и увести все свое подразделение, это противоречит всему, во что он верит.

Кирк подошел к интеркому и ударил по кнопке включения.

– Мостик? Дайте мне Спока.

Спустя мгновение динамик ответил жестким голосом вулканца:

– Да, капитан.

– Спок, вы не знаете, где в данный момент находится мистер Скотт?

– Разве его нет в машинном отделении?

– Ни его, ни Хезер Макконел, ни кого-нибудь другого.

– Странно. Минуточку, капитан.

Кирк нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая, пока его помощник по науке запросит информацию с главного компьютера. Менее чем через десять секунд Спок доложил:

– На палубе машинного отделения не регистрируется форм жизни, кроме вашей. Однако компьютер сообщает о присутствии более десятка человек в конструкторской лаборатории мистера Скотта. Возможно ли, что он проводит там какие-либо эксперименты?

– Он должен работать здесь, а не экспериментировать! Проверьте двигатели, Спок. Каковы уровни мощности?

– ВОРП-фактор – 1, сэр, но индикаторы показывают, что уровни мощности понижаются, причем такими темпами, что менее чем через сорок часов «Энтерпрайз» прекратит движение.

– Вы хотите сказать, что двигатели вскоре совсем отключатся?

– Так точно, сэр, Кирк со злостью ударил кулаком по кнопке интеркома, прерывая связь, и, выскочил из машинного отделения, помчался в конструкторскую лабораторию.

Скотт и Хезер восседали за большим столом в центре лаборатории. Вокруг них выстроились еще двенадцать подчиненных Монтгомери Скотта, подобно апостолам на Тайной Вечере.

– Что означает неожиданное уменьшение скорости, Скотти, после того, как я приказал ее увеличить?

Выражение лица Скотта озадачило Кирка. Инженер мог выглядеть сердитым, или подавленным, или счастливым, но Кирку редко доводилось видеть его смущенным, причем смущение его было столь велико, что он почти заикался.

– Капитан, мы обсуждаем состояние двигателей. Ситуация назревает нехорошая.

– Магнитные емкости? – встревожился Кирк. У него по спине пробежал холодок при мысли о том, что эти магнитные экраны прорвутся и выпустят наружу чудовищную энергию радиации материя-антиматерия. «Энтерпрайз» не взорвется, он попросту исчезнет, как если бы вдруг он оказался в центре солнечного ядра.

– С ними пока все нормально, капитан Кирк, – успокоила его Хезер Макконел. – Дело в том, что мы не можем участвовать в этой миссии.

– Ты подвергаешь сомнению целесообразность нашего полета в систему Аммдона? – Кирк встал на месте как вкопанный. От кого угодно, только не от Макконел, мог он ожидать сомнений в правильности решения командования.

– Видите ли, капитан, Хезер говорит от имени всех нас.

– Скотти?.. – Кирк на секунду онемел от шока.

– Капитан, «Энтерпрайз» погибнет, если мы продолжим полет. Эту самоубийственную миссию следует прервать. Я приказал вывести двигатели в режим уменьшения скорости.

– То, что ты делаешь, – неподчинение прямому приказу, Скотти, – Кирк вновь обрел дар речи и начал мало-помалу приходить в себя. – Ты понимаешь, чем это может тебе грозить?

– Да, сэр, трибуналом. Но лучше предстать перед земным судом, чем быть распыленным на атомы среди звезд.

– Мистер Скотт, немедленно возвращайтесь на свой пост. Вы и мисс Макконел повысите мощность двигателей, вы увеличите скорость настолько, насколько это возможно, вы будете исполнять ваши обязанности. Это приказ. Вы меня поняли?

– Да, капитан, но…

– Никаких «но», сэр! Выполняйте приказ! – Джеймс Кирк развернулся на каблуках и вышел из лаборатории, не оглядываясь из боязни увидеть открытое неповиновение.

«Что происходит? Почему эта проклятая заваруха между Аммдоном и Джурнаморией так волнует мой экипаж?» – задавался вопросами Кирк… боясь признаться самому себе, что знает ответы на них.

* * *

– Я глазам своим не верю, Спок. Впечатление такое, будто им всем наплевать на работу, – Кирк озабоченно оглядел мостик – офицеры, игнорируя свои обязанности, собрались в несколько небольших групп и тихонько переговаривались.

– Рассеянность – это свойство человеческого характера, которое я изучал, но так до конца и не понял. Для меня абсолютно непостижимо, как можно потерять сосредоточенность, занимаясь каким-либо делом.

– Прикажите им вернуться на свои посты.

Спок медленно двинулся по рубке, чуть не подталкивая членов экипажа к их рабочим местам. Как правильно отметил Спок, люди не выказывали открытого неповиновения, однако, даже возвратившись на свои посты, они работали как-то бессистемно, спустя рукава, явно поглощенные… чем?

– Желаете взглянуть на мой рапорт о состоянии корабля?

– Хм-м… Да, конечно, Спок.

Вулканец будто читал его мысли – Кирк сейчас предпочитал видеоотчет, а не устное сообщение, чтобы остальные на мостике не услышали рапорта. Лишь взглянув на первые строчки информации, поползшие по экрану дисплея, Кирк мысленно похвалил себя за такую скрытность – состояние большинства корабельных систем было далеко не оптимальным.

– Объясните мне, Спок, почему все трещит по швам? Ведь не просто же из-за того, что мы не провели капремонта. Системы жизнеобеспечения, к примеру, были в отличном состоянии.

– Были. Но теперь и их состояние оставляет желать лучшего. Небрежность, капитан. Невнимание к деталям. Похоже, экипаж более расположен сейчас к сборищам и тайным разговорам.

– Отмененный отпуск. Должно быть, все дело в нем. Спок, распространите по кораблю бюллетень о том, что по возвращении на Базу каждый член экипажа получит вдобавок к положенному отпуску дополнительные две недели.

– Капитан, небрежность в работе имеет под собой более зловещую почву, нежели усталость или недовольство отменой отпуска.

– Объясните, Спок.

– Боюсь, что неповиновение вскоре станет открытым, а затем выльется в мятеж.

Кирк презрительно фыркнул, напрочь отвергая подобное предположение.

– Будьте реалистом, Спок. Мой экипаж не станет поднимать мятеж. Какой им резон? «Энтерпрайз» – лучший корабль Звездного флота. Да, я требую от них безукоризненной работы, но за свою работу они и вознаграждение получают адекватное, если не более того.

– Системы плохо функционируют вследствие небрежностей в работе, капитан, – стоял на своем Спок. – Экипаж не следует инструкциям по обслуживанию корабля; многие агитируют за создание на судне профсоюза.

– Что такое «профсоюз»? Я не понимаю.

– На Земле 20-го и 21-го веков этот термин означал группу рабочих, имеющих общие интересы и общие претензии к работодателю. Из группы избирался представитель – или несколько представителей, – который доводил до сведения руководства пожелания рабочих относительно изменений условий труда.

– Мистер Спок, на корабле не может быть демократии. Я подчиняюсь командованию Звездного Флота, экипаж подчиняется мне. Голосовать по каждому решению не только непрактично, но просто невозможно и крайне опасно. Мы должны полагаться на специалистов, даже экспертов в различных областях. Я, к примеру, неплохо разбираюсь в двигателях, но мне не отремонтировать их так, как сделает это Скотт. Мое дело – руководить экипажем и исполнять приказы командования. Мне приказано доставить миротворческую миссию на Аммдон, стало быть, я доставлю ее туда. И приказ этот не подлежит обсуждению – ни с моей стороны, ни уж тем более со стороны экипажа.

– Мне этого можете не объяснять, капитан. Вы спросили, что такое профсоюз, – я предоставил вам требующуюся информацию, вот и все. Я вовсе не сторонник подобных организаций.

– Не обижайтесь, Спок. Я просто никогда не слыхал о таких… – он не закончил фразу, снова оглядев мостик. Зулу и Чехов спорили теперь в открытую, громко; Ухура и дежурный бортинженер также оживленно дискуссировали.

– Что происходит? – беспомощно прошептал Кирк.

– Я убежден, – заявил Спок бесстрастным тоном, – что экипаж «Энтерпрайза» готовится к мятежу.

Глава 4

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4822,9:

«Я достаточно долго терпел небрежное отношение экипажа к своим обязанностям. Что стряслось с моими людьми? Ведь экипаж „Энтерпрайза“ – один из лучших в Звездном Флоте. Нет, не один из лучших, а лучший. И тем не менее нам со Споком приходится постоянно самим контролировать работу всех жизненно важных систем корабля, чтобы избежать катастрофы. Я по-прежнему уверен, что основной причиной такого поведения является отмененный отпуск. Нужно собрать на совещание руководителей всех подразделений и поставить точку в этом вопросе, иначе в систему Аммдона-Джурнамории прибудет не лучший крейсер Федерации, а ветхая изношенная шаланда».

Джеймс Кирк сидел в своей каюте и напряженно вслушивался в доносившиеся из коридора звуки шагов. Довольно оживленное движение указывало на то, что приказы капитана исполняются… на данный момент, по крайней мере. Сегодня утром ему пришлось наказать несколько младших офицеров, которых он застал беседующими в кают-компании, тогда как им надлежало находиться на своих рабочих местах. Кирк надеялся, что это дисциплинарное взыскание хотя бы ненадолго, как бы по инерции, заставит провинившихся относиться к своим обязанностям как прежде.

Но в глубине души он уже почти не рассчитывал на такой эффект.

Спок неоднократно предупреждал его о возможности мятежа, но у Кирка не укладывалось в голове, что его люди – люди, с которыми он делил все тяготы нынешней экспедиции, взбунтуются против него.

– Дикая фантазия, – пробормотал Кирк, глядя на дисплей терминала. Молчаливо бегущие по экрану строчки рапорта о текущем состоянии «Энтерпрайза» начинали выводить Кирка из себя, и он резко ударил по нескольким клавишам, запрашивая с главного компьютера информацию обо всех известных случаях мятежей на судах Звездного Флота.

За всю историю Флота таких случаев насчитывалось всего пять. Официальные отчеты были неполными и предвзятыми, но даже на их основе Кирку удалось прийти к выводу, от которого ему стало не по себе. Каждый мятеж был вызван невыносимыми, находящимися за пределами человеческих возможностей, условиями жизни и работы экипажа. Так, капитан крейсера «Фараллонес» – педант и ярый сторонник строжайшей дисциплины – вовлек свой экипаж в смертельно опасную ситуацию в демилитаризованной зоне между Ромуланской Империей и Федерацией. Капитана, кадрового офицера по фамилии Маккаллум, убили; зачинщиков мятежа приговорили к пожизненному заключению на одной из отдаленных планет-колоний, без какой бы то ни было возможности реабилитации. Более того, Кирка обеспокоил тот факт, что виноват во всем был, в сущности, Маккаллум, а не мятежники – его действия могли спровоцировать войну между ромуланцами и Федерацией.

– Неужели я втягиваю «Энтерпрайз» в войну? – громко спросил себя Кирк. – Но ведь я получил приказ, а Зарв и его помощники – опытнейшие дипломаты. Они намерены предотвратить войну, а не развязать ее. Тогда почему мой экипаж относится к их миссии с такой антипатией? – Слова его, словно глас вопиющего в пустыне, ничуть не убедили Кирка в правильности занятой им позиции. Кирк взглянул на хронометр – пора на совещание. Он встал, оправил мундир и вышел из каюты, направляясь в офицерскую кают-компанию.

* * *

– Вольно, – машинально бросил он, когда дверь за ним с тихим шуршанием закрылась. Обычно при появлении капитана в помещении офицеры вскакивали и вытягивались по стойке «смирно». На этот раз, однако, многие были настолько увлечены разговорами между собой, что даже не заметили присутствия командира. Кирк решил не заострять внимание на явном несоблюдении устава.

– Капитан, все руководители подразделений собрались на совещание, за исключением тех, кто не смог явиться по уважительной причине, – доложил Спок, указывая глазами на несколько пустых стульев. Кирк хотел было поинтересоваться насчет отсутствующих, но передумал. Спок говорит, что причины уважительные. Ну что же, ограничимся разговором с теми, кто соизволил прийти. Пока.

– Леди и джентльмены, хочу довести до вашего сведения, что среди членов экипажа складывается неверное представление о том, кто является командиром «Энтерпрайза», – он выждал несколько секунд, удостоверившись, что завладел вниманием аудитории целиком и полностью. – Так вот, я командую данным судном.

– Э-э, сэр, разве это неочевидно? – спросил лейтенант Паттен, глава службы безопасности. – Вы ведь капитан, в конце концов.

– Похоже, в последнее время это подвергается сомнению. Я имею в виду вопиющую халатность в работе со стороны всего экипажа. Я не выделяю какое-либо отдельное подразделение – все в равной степени виноваты в том, что я считаю преступным нарушением дисциплины.

– Это несправедливо, сэр, – заговорила лейтенант Бьюканан. Она встала и наклонилась вперед, опершись на стол ладонями, бессознательно копируя позу самого Кирка. – Люди измотаны до предела. А теперь, когда вы ведете нас в зону военного конфликта…

– Кто сказал вам об этом, лейтенант? Кто? – Не получив ответа от женщины, Кирк выпрямился и оглядел сидевших за столом. То, что он увидел, не принесло ему ни малейшего утешения: выражение лица каждого из присутствующих говорило о неприкрытом скептицизме относительно миссии «Энтерпрайза».

– Хочу заявить вам всем – официально, – что мы не направляемся в систему Аммдона для того, чтобы разжечь войну. Напротив, наша цель такая же, как и всегда: мы способствуем сохранению мира между разумными расами.

Кто-то из офицеров хмыкнул.

– Миротворческая делегация на борту «Энтерпрайза» состоит из высокопрофессиональных дипломатов, мастеров своего дела, – продолжал Кирк. – Если мы прибудем в систему Аммдона – Джурнамории вовремя, война не начнется.

– Ромуланцы уже там, – подал голос один из офицеров, – и нам придется схлестнуться с ними. А при первой же попытке вступить с ними в схватку они превратят нас в космическую пыль. «Энтерпрайз» не способен вести сейчас боевые действия.

– Мистер, – холодно ответствовал Кирк. – «Энтерпрайз» не собирается вести никаких боевых действий. Ромуланцы не смогут оккупировать систему Аммдона, если миротворческая миссия Федерации увенчается успехом. Но она провалится, эта миссия… если вы не наведете порядок во вверенных вам подразделениях. Вы – офицеры Звездного Флота. Вы обязаны подчиняться приказам и способствовать упрочнению мира во всех секторах Галактики.

– Красивые слова, капитан, – сказала Бьюканан, – но они не соответствуют действительности. Наше прибытие аммдонцы воспримут как сигнал к началу войны. Они сочтут, что мы их поддерживаем, а это вынудит Джурнаморию заключить союз с ромуланцами, и война будет объявлена через несколько минут после подписания ромуланско-джурнаморианского договора.

– Как вы уверены в этом! Вы все. У меня складывается впечатление, что кто-то внушил вам одни и те же мысли. Доктор Маккой… – обратился Кирк к другу, не проронившему до сих пор ни слова.

– Да, капитан?

– Вы первый из экипажа посвятили меня в эту интересную теорию. С чего вы взяли, что наше появление в системе Аммдона вызовет войну, а не предотвратит ее?

– С чего я взял? Проклятие, Джим, но ведь это проще…

– Прекрати, Боунз, – оборвал его Кирк. – Я догадываюсь, откуда ветер дует. Выкладывай – говорила с тобой Лорелея об этой миссии до нашего с тобой разговора?

– Ну, наверное… не помню. Только какое это имеет отношение к моим собственным соображениям?

– Это не только тебя касается. Задумайтесь вы все – вам не кажется, что Лорелея повлияла каким-то образом на ваше мышление?

Кирк ощутил, как у него перехватило горло при одном лишь упоминании об инопланетянке. Столь мощное воздействие на него образа загадочной гостьи мешало ему мыслить рационально, но он, собрав в кулак всю свою волю, сумел превозмочь секундную слабость. Нужно во что бы то ни стало вновь заручиться доверием своих офицеров; сейчас от этого зависит судьба миссии, да и судьба самого «Энтерпрайза».

– Ну, не знаю, – неуверенно начал лейтенант Перрон. – Я разговаривал с ней. Но не насчет Аммдона. Мы просто… беседовали. Она мне понравилась.

Губы офицера тронула легкая ухмылка, придавая его лицу несколько комичное выражение. Но никто не засмеялся. На лицах большинства присутствующих при мысли о Лорелеи появились подобные же улыбки.

– Нравится она нам или нет – это не должно мешать исполнению приказов командира и командования Звездного Флота.

– Прошу прощения, сэр, но подобная симпатия может иметь решающее значение, – Спок задумчиво провел тонким пальцем по щеке. Отбрасываемый экраном компьютера мерцающий свет делал внешность вулканца какой-то демонической, превращая желтоватую кожу его лица в бледно-голубую и резко выделяя его изогнутые брови.

– Продолжайте, мистер Спок. Я всегда с интересом выслушиваю ваши теории.

– Это не просто теория, сэр, а скорее гипотеза, предположение. Нам ничего не известно о Хайле, родной планете Лорелеи, Мы мало знаем о культуре ее народа, за исключением того, что она соблаговолила поведать нам. Судя по ее титулу – оратор – можно сделать вывод, что она обладает недюжинным талантом в этой сфере.

– Замечательно, – пробормотал Маккой, – и ради этого меня отвлекли от моей работы?

Кирк проигнорировал язвительный комментарий доктора, а Спок не удостоил врача даже косым взглядом.

– Она – первоклассный оратор и умеет привлекать аудиторию на свою сторону. Она проявила свое пацифистское мировоззрение вскоре после того, как мы спасли ее. Вполне вероятно, что она проповедует свою философию настолько эффективно, что последняя начинает оказывать влияние на поведение экипажа.

– Не слишком ли преждевременны наши выводы? – Кирк сел в кресло и, откинувшись на спинку, внимательно посмотрел на своего помощника по науке. – Вы приписываете ей сверхчеловеческие качества.

– Не сверхчеловеческие, капитан, но определенно чуждые человеческим. Доктор Маккой подтвердит – ей удалось выжить на космическом корабле, долгое время подвергаемом смертоносным излучениям. Ни человек, ни вулканец не перенесли бы такой радиации на протяжении столь долгого периода. А показания о форме жизни доктор вообще не в состоянии объяснить.

– Но ведь для нее приемлемы и наша атмосфер ваша пища, – возразил Маккой. – Вы же пытаетесь представить ее, как какого-то уродца. А у нее, по крайней мере, уши не заостренные…

– Уймись, Боунз, – метнул Кирк раздраженный взгляд в сторону доктора; тот прикусил язык.

– Спок, у вас есть основания для таких утверждений? Если все, что вы говорите, соответствует истине, Лорелея весьма опасна для нас.

– Да, сэр, опасна, но не в физическом смысле. Просто философия, которую проповедует она, идет вразрез с курсом, которому мы следуем.

– Но ведь мы стараемся сохранить мир, черт побери! Почему это противоречит ее пацифистским устремлениям?

– Гнев ничего не дает, а лишь затрудняет логическое мышление, – спокойно заметил Спок.

Кирк открыл было рот, чтобы резко ответить вулканцу, но вдруг понял, что тот прав, и жестом предложил ему продолжать. Спок слегка наклонил голову и приступил к объяснению своей позиции:

– У нее, видимо, есть свои причины на то, чтобы считать – мы говорим одно, а делаем другое. Наш образ жизни кажется ей, вероятно, таким же странным, как ее образ жизни – нам. Ее логика подсказывает ей, что она права; а для того, чтобы не отступать от своих убеждений, она использует свой… талант… для пропаганды своей точки зрения среди членов экипажа.

– Мне кажется, вы преувеличиваете ее возможности, мистер Спок, – капитан Кирк оглядел подчиненных и пришел к заключению, что ему их не убедить. Не здесь и не сейчас, во всяком случае. – Предлагаю провести открытые дебаты, с трансляцией по всему кораблю, между Лорелеей и послом Зарвом. Я уверен, что посол развеет все ваши опасения относительно истинной цели нашей миссии. Организацию этого мероприятия поручаю вам, мистер Спок.

Лицо помощника по науке едва заметно дернулось, и такое проявление эмоций обеспокоило Кирка больше, чем если бы Спок выказал открытое несогласие. Кирк быстро встал и покинул кают-компанию.

«Я поступил правильно, – уверял он себя. – Иного выхода нет».

* * *

– Вы поступили опрометчиво, капитан.

– Что вы имеете в виду, Спок?

– Я хочу сказать, что не следовало устраивать подобную дискуссию сейчас, когда на борту корабля пахнет мятежом.

– Давайте не будем больше затрагивать эту тему, – скривился Кирк. – Если слишком часто говорить о чем-то, это в конце концов случится.

– Суеверие, причем нелогичное. Я опираюсь на факты.

Кирк не успел ответить, отвлеченный до боли знакомым шумом, пронесшимся по коридору и ворвавшимся в каюту, в которой техники установили видеоаппаратуру для трансляции предстоящих дебатов на все подразделения корабля.

– Кирк, – проревел посол Зарв, – с чего это я должен дискутировать с какой-то девчонкой? У вас что, межзвездная пыль вместо мозгов?

– Господин посол, сложившаяся на корабле ситуация настолько уникальна, что я взял на себя смелость организовать неофициальную дискуссию относительно нашей политики, нашей миротворческой миссии, дабы разъяснить экипажу, какие цели преследовало руководство, посылая в систему Аммдона делегацию, в состав которой входят ведущие дипломаты Федерации. Полагаю, вам не составит труда опровергнуть аргументы Лорелеи, не так ли?

– Само собой, – буркнул Зарв, явно польщенный.

Вошедший вслед за послом Дональд Лорритсон понимающе ухмыльнулся, по достоинству оценив верный – хотя и несколько грубоватый – ход капитана.

– Отлично, – просиял Кирк, – Лорелея придет с минуты на минуту.

Зарв, фыркнув, обернулся к помощнику.

– Надеюсь, что мы хотя бы не зря потратим время, Лорритсон. Попробую испытать разработанные нами методы убеждения на здешней публике. Не думаю, что менталитет экипажа космического корабля сильно отличается от воззрений Зоны Орион.

– Прекрасная возможность для того, чтобы отточить ваше дипломатическое искусство, сэр, – согласился Лорритсон.

Мек Джоккор проскользнул в каюту и встал под одним из прожекторов, купаясь в его свете, как подсолнух в солнечных лучах. Кирк живо представил себе процесс фотосинтеза, происходящий в организме растительного существа.

Спок взял капитана под руку и отвел его в сторону, тихо говоря:

– Сэр, еще не поздно отменить эту авантюру. Если Лорелея – та, кем ее считают, тогда она…

– Лорелея! – воскликнул Кирк, отталкивая Спока.

Изящная маленькая женщина появилась в каюте, будто сказочная фея.

– Вы решили принять участие в дискуссии. Рад, безмерно рад…

Он осекся, завидев выражение ее лица. Она явно была не в восторге от происходящего.

– Капитан, мне не нравится то, в чем мне предстоит участвовать, но ради дела мира я готова на все.

– Равно как и мы… во имя галактического мира.

– Скажите мне, что это такое, – она указала на видеокамеры. – У нас, на Хайле, нет таких аппаратов.

– Посредством этой аппаратуры ваше объемное изображение будет транслироваться по всему кораблю. Все кают-компании и рабочие места экипажа оснащены приемниками.

– Стало быть, все увидят мое изображение. А мой голос?

– И голос все услышат, не беспокойтесь. Без него ваш чудный образ был бы неполным.

– Капитан, вы слишком добры ко мне.

Кирк ощутил волну тепла, поднимавшуюся из глубин его существа. Да, она не красавица, окончательно решил он, но чертовски привлекательна. Определенно привлекательна. Впрочем, кто знает, где пролегает граница между привлекательностью и красотой? Красотой не физической, но душевной, которая включает в себя такие аспекты, как интеллект, сопереживание, чувство собственного достоинства и массу других качеств.

– Ну что же, давайте приступим к делу, – пробурчал Зарв. – Мне еще предстоит основательно подготовиться к прибытию в систему Аммдона.

– Да, начнем, пожалуй, – согласился Кирк. – Господин посол, вам – первое слово.

– Не возражаю.

Как только на голографической видеокамере зажегся индикатор включения, облик телларитянина изменился, словно по мановению волшебной палочки. Вместо грубого чиновника перед аудиторией вдруг предстал мудрый государственный деятель, лаконично и вместе с тем убедительно излагающий свои мысли. Спустя пару минут Кирк поглядел на Спока и улыбнулся, как бы говоря своему помощнику по науке: «Логика не всегда срабатывает, иной раз достаточно воздействовать на инстинкты слушателей и внушить им веру в свою компетентность».

Спок пододвинулся к капитану и прошептал:

– Вы допускаете ошибку, сэр. Нас слушает весь экипаж. Нельзя позволить Лорелее говорить.

– Ерунда. Послушайте Зарва. Теперь я понимаю, почему его назначили главой делегации. Он и мертвого уговорит. Я даже начинаю забывать, что он похож на поросенка.

– Дело не в его внешности, капитан.

Кирк приложил указательный палец к губам, призывая вулканца соблюдать тишину. Спок умолк, явно озабоченный поведением командира, о чем свидетельствовала его вздернутая бровь. Кирк же не желал ничего другого, кроме как внимать стройным аргументам Зарва, мотивирующим настоятельную необходимость миротворческой миссии в системе Аммдона. «Теперь-то уж все критики на борту „Энтерпрайза“ будут посрамлены», – удовлетворенно подумал капитан.

Свою десятиминутную речь Зарв закончил, сказав:

– Благодарю вас за предоставленную возможность внести ясность в это дело.

Он с победным видом сел в кресло, уступая место перед камерой Лорелее.

– Видите, как невыгодно она смотрится по сравнению с Зарвом? – сказал Кирк вулканцу. – Да и куда ей тягаться с телларитянином? Он ведь профессионал, мастер своего дела, а она – всего лишь женщина.

И тут Лорелея, оратор планеты Хайла, заговорила. Почти мгновенно Джеймс Кирк ощутил неодолимую энергетику ее слов, их точность и емкость, глубину и искренность выражаемых ими эмоций. Кирку казалось, что он то падает в бездну, то возносится к вершинам благоговейного экстаза, а затем что-то выворачивало его наизнанку или заставляло глаза слезиться – такова была сила слов, слетавших с уст Лорелеи. Впервые за все это время Кирк наконец-то понял, что же, собственно, замышляет Аммдон. «Энтерпрайз» – не более чем пешка в игре аммдонцев. Если «Энтерпрайз» войдет в систему Аммдона, вторжение ромуланцев можно будет считать свершившимся фактом. У Джурнамории не остается выбора, кроме как объединиться с Империей.

– Капитан, прекратите это немедленно, – зашептал Спок. – Вы возбуждены. Даже я чувствую силу ее слов, а воздействие их на экипаж вообще непредсказуемо.

– Но ведь она права, Спок! Как мы могли настолько заблуждаться! Послушайте! Она раскрывает перед нами истину, – Кирк наклонился вперед, весь превратившись в слух и не обращая внимания на возмущенное фырканье Зарва.

Дональд Лорритсон что-то быстро говорил шефу на ухо. Второй помощник посла, Мек Джоккор, безмолвно стоял в стороне, по-прежнему наслаждаясь сиянием прожектора.

А Джеймс Кирк слушал, действительно слушал, как никогда прежде.

– Она права, Спок. Мы должны…

Корабль вдруг содрогнулся, словно гигантский кулак схватил его и начал трясти. Несколько секунд спустя пронзительно завыли сирены, оглушая всех присутствующих в каюте.

Кирк вскочил на ноги и ударил по кнопке интеркома.

– Скотт, докладывайте! Что у вас там стряслось, проклятие!

– Сэр, – послышался дрожащий голос инженера, – мы потеряли магнитную емкость левого борта. Мне пришлось отключить энергию. Сэр, «Энтерпрайз» в смертельной опасности. Он может взорваться.

Глава 5

Бортовой журнал капитана; дополнение:

«Хотя степень повреждения „Энтерпрайза“ еще до сих пор не определена, я боюсь, что она весьма высока и потенциально опасна для всех находящихся на борту. Поскольку ВОРП-двигатели необходимо отключить, возможности нашего транспортатора и субпространственного радиопередатчика будут сведены практически к нулю. У нас имеются, правда, и другие способы сообщить Звездной Базе I о нашем затруднении, но я предпочел бы попытаться вновь запустить ВОРП-двигатели и завершить нашу миссию. Если этого сделать не удастся… тогда впервые за все время моей службы на Звездном Флоте я не смогу выполнить приказ командования».

– Прежде необходимо надеть противорадиационный скафандр, капитан, – твердо заявил Спок, останавливая Джеймса Кирка у входа в машинное отделение. Над дверью зловеще мигали красные огни. Издалека по-прежнему доносилось режущее слух завывание аварийных сирен.

– Вся зона вокруг ВОРП-двигателей пронизана жесткими гамма-рентгеновскими лучами, испускаемыми раскрытой антиматерией.

– Принеси мне скафандр, – приказал Кирк проходившему мимо технику.

Тот как-то ошеломленно уставился на капитана, но повиновался, двигаясь, будто автомат. Кирк быстро забрался в громоздкий защитный скафандр, и к тому времени, как он нажал кнопку открывания двери, ведущей в залитую радиацией зону, Спок облачился в такой же «костюмчик». Оба осторожно шагнули в машинное отделение.

Первым впечатлением Кирка было то, что он стал жертвой грандиозной мистификации. Все вокруг казалось нормальным… пока он не увидел людей Скотта, усердно работавших у панели управления. Несмотря на выведенные почти на полную мощность автономные внутрискафандровые установки кондиционирования воздуха, пластиковые прозрачные забрала шлемов затуманились от чрезмерного потепления. Теперь, когда взору Кирка открылось зрелище трудившихся в поте лица членов экипажа, он понял, что ситуация далека от нормальной. Окончательно он убедился в этом, окинув взглядом счетчики радиации, установленные по всему периметру машинного отделения.

Цифровые показания приборов превышали все те, которые ему когда-либо приходилось видеть снаружи экспериментальных станционных лабораторий.

– Уровень всего лишь на несколько порядков ниже величины, достигаемой в центре рабочего модуля материи-антиматерии, – сообщил Спок. – Без скафандров мы умерли бы мгновенно.

– Где Скотт? Я хочу переговорить с ним.

Спок, вглядевшись в похожие друг на друга фигуры, указал Кирку на Монтгомери Скотта и Хезер Макконел, которые, раскрыв внутренности одной из панелей управления, погрузили руки в лабиринт печатных плат и интегральных схем, орудуя там с такой небрежной уверенностью, что Кирк даже несколько испугался. Обычно Скотт относился к своему оборудованию с почти религиозной почтительностью, сейчас же главный инженер «Энтерпрайза» вырывал и отбрасывал дорогостоящие электронные детали так, будто они – ненужный хлам.

– Радиация разрушила функциональные блоки, – объяснил Спок. – Мистер Скотт пытается добраться до вспомогательных обходных цепей прерывания. Это необходимо для того, чтобы полностью лишить оба двигателя энергии, пока не удастся получить доступ к местам повреждений.

– Совершенно верно, мистер Спок, – подтвердила Макконел, на мгновение отвлекаясь от своей разрушительной деятельности в недрах сложнейшего электронного лабиринта. – Скотта сделал все, что смог, но толку от этого пока мало.

– Хезер, твои пальцы потоньше моих. Попробуй-ка ты добраться туда.

Скотт отошел чуть в сторону, освобождая место для помощницы, и только теперь заметил Кирка и Спока.

– Не знаю, капитан, – горестно покачал он головой, – сумеем ли мы отремонтировать это. Дела, надо признать, паршивые.

– Докладывайте.

– Докладываю, – начал Скотт бесконечно уставшим голосом, – магнитные емкости не прорвались, как я опасался, но стенки емкостей истончились в некоторых местах настолько, что достаточно большое количество радиации проникло в эту секцию, и схемы расплавились. Мы работаем над тем, чтобы сдержать утечку радиации и полностью прекратить реакцию материи-антиматерии.

– Но ведь если ты совсем прекратишь ее, для повторного запуска потребуется оборудование дока! – возразил Кирк. – А мы, к сожалению, находимся на расстоянии многих световых лет от ближайшей Звездной Базы, значит, застрянем здесь, утратив способность двигаться со сверхсветовой скоростью.

– А если мы не прекратим ее, тогда мы… п-у-у-ф! – Скотт изобразил жестом, как «Энтерпрайз» просто-напросто исчезнет в ослепительной вспышке лучистой энергии. – Но я попробую снова запустить двигатели.

– Вы имеете в виду метод Роцлера? – спросил Спок. – Но он ведь чисто теоретический, и его никогда не применяли практически при реальных аварийных ситуациях в космическом пространстве.

– Что еще за «метод Роцлера»? – поинтересовался Кирк. – Вы хотите сказать, что нам удастся запустить ВОРП-двигатели после их остановки и ремонта?

– В принципе это возможно, но метод требует значительного количества материала для изготовления защитного противорадиационного покрытия, а такого количества у нас на борту нет. Двигатели нужно экранировать полностью, со всех сторон, их следует как бы заключить в футляр. Экранирование позволит задержать всю – или большую часть – радиацию, пока окружающая среда не нагреется до точки зажигания. Попробую. Подобную методику следует охарактеризовать скорее как «теплый старт», нежели как «холодный старт».

– А если использовать для покрытия тот свинцовый экран толщиной в несколько сантиметров, который есть у нас?

– Абсолютно недостаточно, – отрезал Спок.

– Да, капитан, вулканец прав. Для нужной нам толщины экрана потребуется дюжина метров ртути или свинца. Меньше нельзя, ни в коем случае.

– Дюжина метров? – Кирк обернулся и посмотрел на входную дверь. До нее – шагов десять; Скотт требует слой свинца или ртути, толщина которого превышала бы это расстояние… а длина каждого двигателя – около сотни метров.

– Это невозможно.

– Боюсь, что это так, – угрюмо согласился шотландец.

Кирк не хотел мириться с мыслью о том, что «Энтерпрайз» будет болтаться в пространстве, на расстоянии многих световых лет от дома. До сих пор никто еще не упоминал ни одного факта, хотя все прекрасно знали, что для функционирования субпространственного радиопередатчика необходима ВОРП-энергия. При отключенных ВОРП-двигателях коммуникационные возможности «Энтерпрайза» резко ограничиваются. Если уж отправлять «снаряд-сообщение», то это следует сделать как можно скорее, иначе придется дрейфовать несколько месяцев, прежде чем прибудет спасательный корабль с Базы…

– И все же я отказываюсь верить, – упрямо заявил Кирк, – что мы не сможем завершить нашу миссию.

Все находившиеся поблизости повернулись к капитану и скептически поглядели на него.

– Мистер Скотт, продолжайте работать. Сделайте все, что сможете, затем представьте мне полный отчет. Мистер Спок, приступайте к детальному анализу того, что вам потребуется для осуществления метода Роцлера. Да, и прикажите Зулу и Чехову произвести всестороннее сканирование близлежащего пространства. Мы могли не заметить чего-нибудь, а данный сектор не очень хорошо исследован. Может, обнаружим какую-либо подходящую планетную систему.

– Есть, сэр, – отозвался Спок и широким твердым шагом направился к выходу; похоже, громоздкий противорадиационный скафандр нисколько не стеснял движений невозмутимого вулканца.

Кирк торопливо оглядел неповрежденное на вид машинное отделение, отдавая себе отчет в том, что корабль сильно – возможно, навсегда – искалечен и что только благодаря трудолюбию и профессионализму экипажа все они не превратились в облако сверхгорячей плазмы.

Погруженный в мрачные мысли, капитан Кирк пошел на мостик.

* * *

– Заключительный контроль схем, сэр. Желаете ознакомиться с подтверждением? – Спок вперил взгляд в экран компьютера, непрерывный поток цифр на котором информировал его о состоянии корабля.

– Продолжайте, мистер Спок, – Кирк устало откинулся на спинку кресла. Никогда еще не казалось оно капитану таким жестким и неудобным.

Скотт полностью отключил двигатели материи-антиматерии, и сейчас «Энтерпрайз» беспомощно дрейфовал в пространстве, дожидаясь, пока импульсные двигатели не будут выведены на полную рабочую мощность. Корабельные системы жизнеобеспечения работали пока что на энергии, получаемой от аварийного источника питания.

– Мощность увеличивается! – крикнул Чехов. – Импульсные двигатели выходят на половину… на три четверти… импульсные двигатели выведены на полную мощность! Сэр, переключать внутренние системы связи на прием энергии от импульсов?

– Да, мистер Чехов. Системы жизнеобеспечения нужно вывести, по меньшей мере, на пятидесятипроцентную норму. Отключите все оборудование, не выполняющее существенных функций. Мистер Спок, готовьте к отправке на базу снаряд-сообщение.

– Боюсь, в данный момент это не представляется возможным, сэр.

– Что вы имеете в виду?

Снаряд-сообщение представляет из себя ракету с инерционным устройством самонаведения, настраивающимся на ближайшую Звездную Базу. В случаях нарушения связи, в аварийных ситуациях или при необходимости посылки небольших материальных предметов использование снарядов было наиболее предпочтительным способом транспортировки.

– Все пять снарядов повреждены.

– Повреждены? Но каким образом? Авария ведь произошла только в машинном отделении!

Спок немного помедлил с ответом, затем тихо произнес:

– Похоже, сэр, имел место диверсионный акт.

Кирк поднялся с кресла, потом снова тяжело опустился в него, не веря своим ушам. Диверсия! На «Энтерпрайзе»?! Услышь Кирк подобное предположение от кого-либо другого, а не от Спока, он напрочь отверг бы его. Но если уж вулканец говорит «похоже», значит, это предположение можно считать утвердительным. Спок ни за что не позволил бы себе выступать с таким заявлением, не удостоверившись в том, что для него есть веские основания. «Итак, на корабле совершен диверсионный акт. Но кем? А если Лорелеей?» – подумал Кирк и тотчас же устыдился своего столь скоропалительного обвинения в адрес женщины. Ее доводы относительно того, что присутствие «Энтерпрайза» в системе Аммдона вызовет войну, оказали на всех членов экипажа огромное воздействие. Отключение же ВОРП-двигателей корабля предоставило противникам Зарва прекрасную возможность воспрепятствовать продолжению его миссии. Любой, кто слушал проникновенную речь Лорелеи, мог решиться на порчу снарядов-сообщений. Пройдет уйма времени, прежде чем Федерация пошлет на Аммдон другую дипломатическую делегацию. А если и авария в машинном отделении?.. Нет-нет, это уж слишком, решительно отогнал капитан возникшую вдруг догадку. Кирк не хотел и мысли допускать о том, что ВОРП-двигатели пострадали тоже в результате диверсии.

– Нельзя ли отремонтировать снаряды?

– Невозможно. Выведены из строя ВОРП-приводы. Они не способны развить сверхсветовую скорость, как и сам «Энтерпрайз».

– Проклятие, Спок, вы буквально утопили меня в плохих новостях. Мы застряли у черта на куличках, имея в своем распоряжении только импульсную энергию. Связь со Звездной Базой I отсутствует, мы не можем завершить нашу миссию, ВОРП-двигатели невозможно починить без должного экранирования… неужели у вас нет никакой сколько-нибудь утешительной информации?

– Капитан, я что-то засек, – сообщил вдруг Зулу, вертя рукоятку настройки. Пальцы его забегали по клавиатуре пульта, и на экране переднего обзора появилось прыгающее изображение.

– Что это, мистер Зулу?

– Вполне вероятно, что планетная система, сэр. Тусклая звезда. Класс «Джи». Затемнена пылевым облаком.

– Произвожу компьютерный анализ полученных мистером Зулу данных, – доложил Спок. – Да, капитан. Вы хотели хороших новостей. Думаю, новость действительно неплохая. Обнаруженная мистером Зулу система содержит шесть планет – четыре твердых и два газовых гиганта. С полной уверенностью не могу утверждать – слишком велико расстояние, – но, судя по всему, по крайней мере одна из планет может быть обитаема.

– Формы жизни?

– На данный момент никаких показаний, – последовал немедленный ответ Спока. – Я же сказал, сэр, слишком далеко.

– Ухура, – рявкнул Кирк, – радиосигналы есть? Что-нибудь на частотах, на которых мы еще можем работать?

– Ничего, сэр.

– Как долго нам лететь до этой системы, мистер Зулу?

– Секундочку, сэр… Готово, – рулевой развернулся в своем кресле, и его азиатское лицо расплылось в широкой улыбке. – Трое суток при максимальной мощности двигателей.

– Хорошо. Ложитесь на курс, мистер Чехов. Доставьте нас туда.

Кирк удовлетворенно наблюдал за оживлением на мостике. У людей снова появилась цель. Они забыли на время о щекотливом вопросе относительно целесообразности аммдонской дипломатической миссии. Кирк вновь видел перед собой свой экипаж. Экипаж, который он обучал, которым он руководил и которым так гордился. Палец капитана нажал на пульте интеркома кнопку вызова.

– Боунз, через пять минут встречаемся на палубе номер четыре. Поможете мне провести небольшое неофициальное расследование.

Он не стал слушать жалобные протесты доктора, улыбнулся и прервал связь, не давая Маккою возможности вступить в пространные пререкания.

Взглянув в последний раз на новое место назначения «Энтерпрайза», мерцающее сквозь облако космической пыли, Джеймс Кирк отправился на встречу с Леонардом Маккоем. Капитан надеялся, что задуманное им мероприятие заставит доктора забыть о жалобах.

* * *

– У меня море работы, Джим, важной работы. Я не могу понапрасну терять время.

Леонард Маккой ходил взад-вперед по каюте, сцепив руки за спиной.

– Сейчас, когда подача энергии сокращена вдвое – наполовину! – мне едва удается поддерживать на должном уровне функциональные способности моего оборудования.

– Я поговорю со Споком, он что-нибудь придумает. У тебя ведь на данный момент нет пациентов, не так ли?

– Нет. Андрей уже приступил к работе. По правде говоря, я ожидал наплыва обгоревших и облученных после последней заварушки в машинном отделении. Радиация, черт бы ее подрал, – доктор поежился. – Угораздило же нас допустить такое!

Кирк проигнорировал хныканье Боунза. По некоторым вопросам с Маккоем было бессмысленно спорить. Капитан давно уже смирился с язвительно-пессимистическими – но, в сущности, безвредными – разглагольствованиями друга, которыми тот чуть ли не наслаждался. Порой Кирк находил их довольно полезными; Маккой как бы высвобождал какое-то количество отрицательной энергии, находившейся у всего экипажа.

– Мне нужны твои услуги как врачевателя. Таланты целителя. Целителя не тела, но разума. Хочу, чтобы ты сопровождал меня в обходе судна и представил мне отчет о душевном состоянии экипажа после аварии.

– А мне не нужно совершать дурацкий обход корабля, заглядывая в мозги членов экипажа. Я могу сказать все, что тебе требуется, прямо здесь, не сходя с этого места.

Кирк приготовился ждать, зная, что Маккой способен разродиться продолжительной тирадой на любую тему, только дай ему шанс. (Однако, к удивлению капитана, на этот раз доктор будто воды в рот набрал.

– Ну, и каковы твои оценки, Боунз, – спросил Кирк спустя несколько секунд, прерывая затянувшуюся паузу.

Маккой покачал головой.

– Хорошего мало. Никогда прежде моральное состояние экипажа «Энтерпрайза» не было столь низким. Будь я независимым наблюдателем, получившим от командования Звездного Флота задание представить полный отчет о ситуации на судне, я рекомендовал бы списать с корабля почти всех.

– Почти всех?

– За исключением Спока. Проклятие, – подобное признание стоило Маккою частички собственной гордости, – он кажется неуязвимым. Это сочетание в нем полувулканца, получеловека работает на него в условиях, которые подталкивают нас всех к грани срыва.

– Считаешь, что и тебе грозит опасность нервного срыва?

– Мне вряд ли, – фыркнул доктор. – Но для многих других угроза вполне реальна. Тебе следовало бы прислушаться к моим словам, когда я уговаривал тебя вернуться, не ввязываясь в это сомнительное дело.

– Стало быть, ты полагаешь, что «аммдонское дело» причина всему.

Кирк втянул носом воздух, потом медленно выдохнул. Предостережения Спока насчет воздействия на экипаж выступления Лорелеи оказались пугающе точными; но, несмотря на это, Кирк все еще мысленно боролся с самим собой, не решив окончательно, как же ему относиться к присутствию на корабле инопланетянки. Она выглядела настолько безобидной, что совершенно не верилось в могущество, которое приписывал ей Спок. Но, с другой стороны, накопилось уже такое количество фактов, что волей-неволей приходилось с ними считаться. Смутно осознавая, что женщина действительно представляет опасность – большую опасность, как заявил вулканец, – Кирк, тем не менее, пока что не хотел признавать этого.

– Давай-ка все-таки проведем небольшое расследование, – предложил он Маккою. – Пойдем со мной, Боунз, вместе мы управимся гораздо быстрее.

– А куда? – подозрительно спросил доктор. – Уж не в машинное ли отделение?

– Да ты что! Там еще полно радиации. Я просто хочу пройтись по верхним палубам.

– Ну ладно, тогда я пойду. Мне тоже не помешает прогуляться.

Маккой прошествовал к двери и, не оглядываясь на капитана, вышел в коридор. Не пройдя и десяти метров, он вдруг остановился. Кирк нагнал его и понял, в чем дело – откуда-то доносилось низкое бормотание, усиливаемое металлическими панелями пола. Капитан замер, напрягая слух, чтобы разобрать слова.

… Отказываться делать что бы то ни было. Тогда им придется вернуться на Базу.

– Верно!

Кирк, нахмурившись, кивнул, когда Маккой указал пальцем на рекреацию. Сейчас он ненавидел себя за то, что шпионит за своими же людьми, но ситуация становилась настолько угрожающей, что ему пришлось наплевать на сантименты. И вот Джеймс Т. Кирк, капитан лучшего крейсера Федерации, подкрался на цыпочках к закрытой двери и, прислонившись к переборке, стал слушать.

Голоса продолжали оживленную беседу.

– Нам вообще не следовало покидать Базу. Я с самого начала подозревал, что миссия военная. Теперь это ясно, как божий день. А ведь мы должны способствовать делу мира!

– Я не намерена заступать на вахту. Посмотрим, как им удастся содержать фазеры в боевом режиме!

Кирк шагнул к двери, резким движением отодвинул ее в сторону и вошел в каюту отдыха. За одним из столиков сидели мужчина и женщина, попивая кофе. Кирк с угрожающим видом приблизился к ним и мрачно спросил:

– Вы почему не на своих постах? Росс и Кессельманн, не так ли?

– Так точно, сэр, – спокойно ответила женщина, даже не потрудившись встать по стойке «смирно», как сделал ее собеседник. – Хочу поставить вас в известность, что впредь я отказываюсь нести обязанности по обслуживанию фазеров. Они являются средством ведения войны, а я желаю служить только делу мира. Мира для всей Вселенной.

– Младший лейтенант Росс, вы считаете такую позицию адекватной перед яйцом ромуланской агрессии?

– Если мы не начнем боевых действий, то и ромуланцы не начнут, – отпарировла она.

– Анита, – прошипел ее товарищ, – помолчи.

– Ну уж нет, Деке, настало время постоять за наши убеждения. Ни один из нас не примет участия в акции, которая подвергает опасности иную форму жизни. Со смертью и разрушениями нужно покончить повсеместно. Сейчас в нашей власти не допустить войны. И мы ее не допустим!

– Она говорит и от вашего имени, младший лейтенант Кессельманн? Насколько я помню, вы приписаны к подразделению биоподдержки, не так ли?

– Жизнь – величайшая ценность, сэр, – невпопад ответил Кессельманн, потом продолжил:

– Д-да, она говорит и от моего имени. А также от имени многих других членов экипажа.

Молодой офицер выпалил последнюю фразу с такой поспешностью, что казалось, слова обжигают ему язык. Лоб его покрылся испариной, свидетельствовавшей о сильном напряжении.

– Безусловно, жизнь бесценна. Вот почему федерация и послала дипломатическую миссию в систему Аммдона – чтобы предотвратить войну и спасти множество жизней…

Кирк ничуть не удивился, корда оба – и Росс, и Кессельманн – скептически ухмыльнулись: мол, не надо вешать нам лапшу на уши.

– А вам не кажется, – продолжал Кирк, – что ваши убеждения изменились после того, как каждый из вас побеседовал с инопланетянкой Лорелеей?

– Семена подобных убеждений уже были посеяны в наших душах еще до встречи с инопланетянкой. Лорелея лишь помогла им прорасти. Нам постоянно твердили, что Федерация ставит перед собой благородную цель – поиск новых форм жизни и вступление с ними в контакт. Но дело всегда заканчивается тем, что мы уничтожаем инопланетную расу.

– Да что вы такое несете, черт побери! – возмутился Маккой. – Когда это мы преднамеренно уничтожали инопланетную расу?

Кирк подозревал, что в большей части доктор разделяет мнение обоих офицеров, но их замечание относительно уничтожения вывело Маккоя из себя.

– Признаю, мы в какой-то степени вмешиваемся в уклад жизни, но чтобы уничтожать? Никогда!

– Вмешательство в культуру той или иной расы столь же разрушительно, как если бы мы стирали с лица планет их обитателей путем широкомасштабного применения фазеров, – горячо возразила Анита Росс. – Какая разница, навязываем мы им свою культуру постепенно или убиваем их сразу? Насаждение чуждой расе нашей философии – такой же акт насилия, как и систематическое разрушение планеты фотонными торпедами, запускаемыми с орбиты!

– Поскольку в данный момент нет нужды в использовании фазеров или торпед, ваше неповиновение не является серьезным нарушением дисциплины, младший лейтенант. Однако я полагаю, что праздное времяпровождение, которому вы предаетесь, крайне непродуктивно, учитывая критическую ситуацию, в которой мы все оказались. Я поговорю с командиром вашего подразделения, пусть он возложит на вас какие-то другие обязанности.

– Если они будут предполагать насилие, я заранее отказываюсь их выполнять.

Кирк, не удостоив Аниту ответом, повернулся на сто восемьдесят градусов и вышел из рекреационной каюты. В коридоре он хмуро спросил Маккоя:

– У многих подобные настроения?

– Да практически у всех, Джим. Но я думаю, в этом есть один положительный момент. Я имею в виду неприятие насилия и убийства.

– Хотел бы я посмотреть, как ты объяснишь это ромуланскому боевому кораблю, готовому превратить тебя в облачко плазмы. Война, конечно, грязное дело, и ее надо по возможности избегать, но если проявлять при этом слишком большое усердие, оглянуться не успеешь, как опустишься до рабского положения… Думаю, пора мне побеседовать с нашим найденышем.

– С Лорелеей?

Кирк кивнул и двинулся по коридору в направлении каюты инопланетянки. Ему не хотелось конфронтации с Лорелеей, но он понимал, что разговор с нею неизбежен. Безопасность «Энтерпрайза» значила больше, нежели чувство щемящего страха, испытываемого капитаном.

* * *

Дверь, ведущая в каюту Лорелеи, была полуоткрыта – в таком состоянии находились сейчас все двери на борту «Энтерпрайза» в связи с дефицитом энергии. Каждый эрг, вырабатываемый двигателями, предназначался для поддержания реактивной движущей силы корабля и обеспечения более или менее сносной работы систем жизнеобеспечения, так что пришлось отказаться на время от непозволительной сейчас роскоши – самозакрывающихся дверей.

– Лорелея! – позвал Кирк несколько дрожащим голосом, пытаясь взять себя в руки. Почему он боится ее? Она ведь не монстр какой-нибудь. Как раз наоборот. Тогда почему? Может, всему виной ее философия пацифизма? Или ее пугающая способность убеждать окружающих в своей правоте?

– Капитан Кирк… Джеймс. Входите, пожалуйста. – Она сидела на низком табурете, вытянув перед собой стройные ноги. На ней было тонкое облегающее платье, подчеркивающее безупречные линии ее тела. Огромные карие глаза придавали ее облику нежность, девическую непорочность и уязвимость. На какое-то время Кирку показалось, что она нуждается в его защите и покровительстве, но он решительно отмел эту мысль. Пожалуй, она контролировала сейчас ситуацию на корабле гораздо лучше, чем он.

– Я хотел бы попросить вас не разговаривать с членами экипажа.

Ну вот. Он выразил все, что намеревался сказать, одной торопливой фразой.

– Почему нет? Неужели вы считаете, что общение со мной губительно для них?

Она слегка откинулась назад, удерживая свой вес на руках. Такая поза выглядела бы провокационной, не обладай Лорелея почти детской внешностью.

– Их слова очень похожи на ваши. Вам каким-то образом – а я теряюсь в догадках, каким именно, – удалось внушить им свои мысли. Многие члены экипажа отказываются исполнять свои обязанности, руководствуясь лишь обретенными идеалами пацифизма. Если они в решающий момент не подчинятся приказу, – скажем, при угрозе атаки со стороны ромуланского крейсера или при встрече с астероидом, слишком крупным для того, чтобы столкновение с ним могли предотвратить наши дефлекторные экраны, – это может стоить жизни не только им самим, но и всем, кто находится на борту «Энтерпрайза». Вы ведь не хотите, чтобы смерти стольких людей были на вашей совести, правда?

На лицо женщины легла тень печали, будто туча, заслонившая солнечный диск. Лорелея покачала головой.

– Все не так просто, Джеймс. Идеи, попадающие в благодатную почву, начинают расти и крепнуть. Зачастую они становятся такими жизнестойкими, что их невозможно искоренить.

– Но ведь именно вы внедрили их, эти идеи. Зачем? – Кирк сел напротив Лорелеи, стараясь не глядеть ей прямо в глаза.

– Я – оратор Хайлы. Я обучена тщательно подбирать слова, использовать их значения, как явные так и скрытые. Искусно, утонченно построенная фраза обладает большой силой, поскольку она стимулирует мыслительный процесс слушающего. Я вовсе не намеревалась навредить вам и вашему драгоценному судну. Но ваша миссия противоречит всему, что для меня свято.

– Я только и слышу от моих людей: «Мы направляемся на Аммдон, чтобы развязать войну». Но ведь это не так. Посол Зарв и его спутники хотят мира, не войны.

– Ваш посол – замечательный оратор. На Хайле он пользовался бы большим почетом.

Лорелея вздохнула и повернулась немного в сторону – движение, которое тоже могло показаться сексуально-провокационным, если бы физически инопланетянка не выглядела, как девочка-подросток.

– Этой войны хотят ромуланцы, а не Федерация.

– Да, Джеймс, я такого же мнения. В самом деле. Я изучила ваши компьютерные запасы, ознакомилась – насколько это было возможно – с историей человечества и пришла к выводу, что люди ищут в Космосе мира, а не войны.

– Тогда почему же вы препятствуете нам?

– Мотивы, движущие лидерами Федерации, благородны, вне всякого сомнения. Вы стремитесь к миру, но средство для достижения благой цели выбрано неверно. Мы, хайланцы, еще несколько тысячелетий назад осознали, что без эффективных действий чистые мотивы бессмысленны. Зарву, возможно, и удалось бы предотвратить войну между Аммдоном и Джурнаморией; опыта ему не занимать. Но присутствие «Энтерпрайза» не позволит ему осуществить свой план. Аммдонцы коварны…

… И используют «Энтерпрайз» для предупреждающего удара по Джурнамории, которая будет вынуждена обратиться за помощью к ромуланцам. Я все это слышал. Но я должен доверять Зарву, Лорритсону и Меку Джоккору. Хотя я… и не дипломат. Я плохо разбираюсь в высокой политике.

– Но ведь вы и не солдат до мозга костей. Я уверена, вы искренне желаете мира. Ваша основная миссия – открывать новые миры, вступать в контакт с новыми формами жизни… мирным путем… У вас прекрасная профессия, и вы вполне достойны ее.

Лорелея поднялась на ноги и встала на колени перед Кирком. Протянув тонкую руку, она нежно погладила его зардевшуюся щеку. Кирк заглянул в прозрачные озера ее шоколадных глаз и почувствовал, что пропадает окончательно, не в силах сопротивляться ее чарам. Дело было не только во внешней привлекательности; Лорелея, казалось, олицетворяла собой всеобъемлющее спокойствие, целомудренную чистоту и нерушимый мир во всей Вселенной.

– Сотни веков назад на Хайле бушевали ожесточенные войны. Мы обладаем определенной технологией, позволяющей нам испытывать на себе чувства наших далеких предков. Я подвергала себя такому испытанию. Это… это было ужасно, но, с другой стороны, я еще острее ощутила настоятельную потребность везде и всегда бороться за дело всеобщего мира. У всех хайланцев врожденное отвращение к военным инстинктам, и мы посвящаем наши жизни предотвращению войны, насколько это в наших силах. А вы – не обижайтесь, Джеймс, – но вы или слепы, или неопытны, или наивны.

– Наивен? – вскрикнул Кирк, уязвленный критическим замечанием со стороны столь хрупкой и беззащитной на вид женщины. – Вряд ли.

– Ну, может быть, я не совсем правильно выразилась. Лучше, наверное, будет так – вы усталый, как душой, так и телом. Вы и все остальные на борту данного судна выглядите измотанными. Вы слишком долго не отдыхали. А будучи переутомленными, невозможно мыслить трезво.

– Верно, но мы должны выполнить полученное задание.

– Похвальная преданность своему делу, – произнесла Лорелея с еще большей грустью. – Мне жаль, что я, сама того не желая, мешаю вам исполнить ваш долг. Хайланское общество, в отличие от вашего, не является жестко структурированным. У нас не анархия, но вместе с тем у нас нет лидеров в вашем понимании.

– А каким образом вы поддерживаете всеобщий порядок, если у вас, так сказать, безвластие? Если каждый волен делать то, что ему заблагорассудится?

– Хайланцы не нуждаются в руководителях и руководящих указаниях. Если что-то нужно сделать, и мы чувствуем в себе силы, мы сделаем это. Всякая работа почетна до тех пор, пока она во благо обществу и не причиняет вреда ближним.

– Выходит, ваше общество можно считать идеальным?

У Кирка появилось чувство, что слова женщины окутывают его, как паутина муху, заставляя чувствовать себя дикарем в присутствии искушенного миссионера.

– Идеальным? – удивленно переспросила Лорелея и тихонько рассмеялась – словно маленькие серебряные колокольчики зазвенели в мозгу Кирка. – Едва ли. Наше общество не свободно от недостатков, и мы хорошо осознаем это. Однако неуклонное стремление ко всеобщему миру нам помогает совершенствоваться.

– У нас общая цель.

Кирк почувствовал, что все глубже и глубже погружается в пучину ее глаз, ее интеллекта и доводов. Все сказанное ею было полно смысла, безупречного смысла… И снова она протянула руку и легонько коснулась его. Кирк с трудом подавил желание поцеловать ее ладонь.

– Меня воспитали солдатом, но мир дорог мне. Я желаю мира всей Галактике, всем – и ромуланцам, и клингонам, и Федерации.

Лорелея промолчала, и рука Кирка непроизвольно потянулась к ее нежной щеке.

И тут резко зазуммерил интерком.

– Капитан Кирк, говорит мостик. Отзовитесь, пожалуйста.

Кирк поднялся и, подойдя к интеркому, раздраженно ударил по кнопке ребром ладони.

– Здесь Кирк. В чем дело?

– Сэр, мистер Спок сообщает, что мы миновали пылевое облако. Он завершил предварительное сканирование планетной системы.

– Хорошо.

– Даже лучше, сэр. Четвертая планета системы обитаема.

– Сейчас буду на мостике.

Кирк оглянулся через плечо на Лорелею, которая оставалась в той же неподвижной позе, стоя на коленях перед стулом, где только что сидел капитан.

– Мне нужно идти, – сказал он, ощущая, как вскипают в глубине его естества противоречивые эмоции, грозящие вновь сбить его с толку. Пока он разговаривал с Лорелеей, все казалось ясным и понятным, а теперь снова начали беспорядочно перемешиваться Война. Мир. Границы между этими понятиями перестали быть четкими.

– Идите. Исполняйте свой долг, – прошептала она. – А я буду исполнять свой. Это наша судьба, Джеймс. Каждый должен делать то, что необходимо.

Он кивнул, радуясь, что может уйти. Ему не терпелось вернуться на мостик.

Обитаемая планета! Значит, не все еще потеряно!

Глава 6

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4903,01:

«Мы скоро выходим на орбиту вокруг четвертой планеты в системе неизвестной звезды. Ухура по-прежнему не запеленговала никаких ридиосигналов, но результаты проведенного мистером Споком сканирования указывают на наличие высокоорганизованной цивилизации. Налицо явное противоречие. До сих пор в Галактике еще, не обнаружено ни одной сколько-нибудь развитой цивилизации, которая не использует способ беспроволочной передачи сообщений на расстояние посредством электромагнитных волн. Ну что же, возможно, эта – первая».

– Придерживайтесь стандартной орбиты, – скомандовал Кирк.

– Есть, сэр, – одновременно отозвались Зулу и Чехов. Позади Кирка лейтенант Ухура тщетно прочесывала все мыслимые частоты в поисках хотя бы намека на радиосигналы.

– Мистер Спок, каково ваше первое впечатление об этом мире? – обратился Кирк к вулканцу, не спуская глаз с видеоэкрана, дающего изображение планеты с обширными областями коричневых, зеленых и голубых оттенков.

– Определенно, это высокоразвитая цивилизация, вполне вероятно, равная по уровню развития нашей.

– Космические полеты? Сверхсветовая скорости?

– Никаких признаков внепланетной деятельности, сэр. Однако я обнаружил свидетельства наличия предприятий, производящих атомную энергию, сложных транспортных систем на поверхности планеты и даже летательных аппаратов, приблизительно сходных с вашими средствами авиации двадцать первого века.

– Вы находите странным то, что они не пользуются радио?

– Теоретически я могу представить себе культуру без радио. Например, на Земле в середине двадцатого века началось небольшое просачивание в космическое пространство. Появившиеся вскоре маломощные геосинхронные спутники связи начали принимать на себя возрастающую нагрузку аудио и видеопередач. К концу века основными средствами трансляции стали лазеры и комсаты, а они, как вам известно, не являются источниками утечки излучения.

– Зулу, есть ли свидетельства присутствия комсатов на орбите?

– Нет, сэр, – последовал незамедлительный ответ. – Мистер Спок попросил меня выяснить это в первую очередь.

Кирк улыбнулся про себя. Спок редко упускал из виду что-либо действительно важное. Именно поэтому он и считался лучшим «научным офицером» Звездного Флота. Кирку не хотелось думать, что однажды ему придется расстаться с вулканцем – рано или поздно Спок сам получит должность капитана.

– И как вы объясните это противоречие? Согласно теории цивилизаций Пророка развитие сложной культуры невозможно без передовой коммуникационной сети.

– Я согласен с этой теорией. Смею предположить, что обитатели данной планеты используют некий метод связи, который нам неведом. Как я уже сказал, цивилизация высокоразвитая, возможно, они в своем развитии обогнали нас.

– Но ведь они же не путешествуют в космосе. Даже к ближайшим планетам их системы.

– Некоторые культуры не нуждаются в космических исследованиях. Вполне вероятно, что эта – именно такая, – Спок говорил, продолжая работать за компьютером. – Я обнаружил и другие примеры передовой цивилизации. Сельскохозяйственные угодья расположены с учетом климатических условий того или иного региона планеты. Водные пути указывают на оптимально спланированную ирригацию, а наземная транспортная система позволяет распределять продукты сельскохозяйственного производства по всей планете.

Заключение Спока подтверждалось увеличенными изображениями участков планеты: по экрану проходили, словно на параде, возделанные поля с четкой конфигурацией – такой же, какой отдавали предпочтение фермеры в большинстве миров Федерации. Подобная планировка, основанная на компьютерном анализе, обеспечивала, наряду с другими факторами, максимальный сбор урожая. «Интересно, – подумал Кирк, – здешние аборигены тоже использовали компьютерное моделирование или какой-либо другой метод?»

– Ну, на такой планете и я бы не отказался поселиться, – раздался из-за плеча Кирка голос Маккоя. Капитан чуть было не подпрыгнул от неожиданности, не заметив появления доктора. – Мир и спокойствие. Так вот возьмешь комочек земли, раскрошишь пальцами и сам чувствуешь себя частичкой природы.

– Сомневаюсь, – хмыкнул Кирк, – что ты вообще когда-нибудь видел окрестности сельскохозяйственной фермы. Представляю, как ты стоишь в лоджии своей роскошной квартиры на верхнем этаже атлантского кондоминиума и с тоской вглядываешься в горизонт, за которым где-то там вроде бы должны находиться поля.

– Я вырос на ферме, Джим, – прозвучавшая в голосе Маккоя обида заставила Кирка мгновенно сменить тему.

– Ты закончил анализ биосканирования?

– Все готово и заложено в компьютер Спока. Во всей Галактике не найти другой планеты земного типа. Прекрасное место. Никаких поллютантов в воздухе от фабрик или заводов, климат замечательный… короче, рай да и только.

– Нет фабрик и заводов? Спок, это так?

– Да, капитан. Удивительно. До сего момента я как-то не задумывался об этом аспекте. Ведь на Земле, к примеру, вся способная загрязнять окружающую среду промышленность вынесена на орбиту, так что атмосфера остается неиспорченной. Здесь же я не нахожу свидетельств присутствия подобных орбитальных фабрик. Теряюсь в догадках.

– Биосканнеры исследуют в данный момент один из городов, – сказал Маккой. – По-моему, не очень-то эстетичная у них архитектура. Сплошные шестиугольники.

– А я считаю, что пристрастие аборигенов к шестиугольным формам как в архитектуре, так и в городском планировании вполне объяснимо. В конце концов, шестиугольник – такая же эффективная фигура, как и квадрат, а с математической точки зрения даже более приятна.

– Вы не способны оценить прелестей настоящей архитектуры. Все у вас сводится к геометрии и математическим доказательствам.

– Доктор, я никак не пойму, почему вы упорно пренебрегаете научной логикой. Неужели лучше двигаться по жизни на ощупь, полагаясь единственно на ошибочные эмоции?

– Довольно, – бросил Кирк, утихомиривая спорщиков. – Как полагаете, они засекли, что мы вращаемся по орбите вокруг их планеты?

– Нет, сэр, – подала голос Ухура, – я веду постоянное сканирование полос частот всех радаров и детекторов. Похоже, обитатели планеты не пользуются радарами. Заметить нас можно только визуально, когда мы заслоняем звезду.

– Но каким же образом они регулируют полеты своих аэропланов? Посредством лазеров? Спок, Ухура, ваши соображения?

Ни Спок, ни Ухура не успели ответить, поскольку помещение рубки вдруг заполнилось до боли знакомым голосом:

– Я требую объяснить мне, чем обусловлена задержка на этот раз?

– Господин Зарв, настоятельно прошу вас вернуться в свои апартаменты. В данный момент мы заняты неотложными делами, в которых вы вряд ли сможете оказать нам помощь.

Кирк почувствовал, как нарастает его раздражение по отношению к телларитянину. Зарв не сумел переубедить экипаж, как на то надеялся Кирк, хотя Лорелея высоко оценила ораторские способности дипломата. Пользы от его присутствия на корабле не было никакой, мало того, когда бы он ни появлялся в том или ином месте, тотчас же начинался переполох.

– И не подумаю уходить, Кирк, пока не получу объяснений. Почему мы крутимся вокруг этого никчемного комка грязи? Это не Аммдон. Я знаю. Я там был. На Аммдоне очертания континентов совсем Другие.

Он махнул ручонкой в сторону видеоэкрана.

– На тот случай, если вы забыли, господин посол, я вам напомню: наши ВОРП-двигатели отключены, и мы находимся в ужаснейшем положении, о котором даже не можем сообщить командованию Звездной Базы I. Все пять наших снарядов-сообщений выведены из строя, а без энергии ВОРП-двигателей нет никакой возможности активизировать субпространственный радиопередатчик. Мы можем пользоваться только нашим транспортатором, да и то с ограничениями. Следовательно, при полете на импульсных двигателях нам потребуются многие годы…

– Четыреста семьдесят три года девять месяцев и двадцать дней, если быть точным, – подсказал Спок, – почти пять сотен лет, чтобы вернуться на Базу. Аммдон немного ближе. Восемьдесят восемь лет шесть месяцев и пять дней, если не врут звездные карты.

– Благодарю, мистер Спок, – поморщился Кирк. Его раздражала сейчас даже невозмутимость вулканца. Он ощущал себя до предела натянутой пружиной, вот-вот готовой лопнуть. – Мы не можем ни продолжать полет, ни вернуться, ни связаться со Звездным Флотом. А посему единственное, что нам остается делать, так это ремонтировать ВОРП-двигатели. Удастся починить их капитально – доберемся до Аммдона; починим их не полностью – сможем хотя бы воспользоваться субпространственным радиопередатчиком, чтобы сообщить своим о нашем местонахождении и состоянии корабля. Как видите, господин посол, в любом случае вы не в состоянии предложить нам что-то дельное. Возвращайтесь в свою каюту и оставайтесь там. Не отвлекайте нас от работы.

– Кирк, я не позволю вам давать мне указания, что и как делать. Я…

– Лейтенант Паттен, – позвал Кирк, нажимая кнопку интеркома, – пришлите пятерых человек на мостик, дабы эскортировать господина Зарва в его апартаменты.

– Да как вы смеете! – завопил телларитянин, но, завидев крепких парней из службы безопасности корабля, только фыркнул, развернулся на каблуках и удалился с мостика в сопровождении вооруженного конвоя.

– Мистер Спок, почему эта планета не занесена в звездные каталоги? Как так могло получиться, что Федеральная Служба Дальней Разведки не обнаружила столь развитую цивилизацию?

Теперь, когда увели склочного посла, Кирк позволил себе расслабиться. Несмотря на крайне неблагоприятную обстановку, сложившуюся на судне, ему больше импонировали проблемы, касающиеся корабля и экипажа, нежели общение со своенравным дипломатом.

– Неизвестно, сэр. Данная звездная система располагается не так уж далеко от маршрута Звездная База I – Аммдон, да и движение по этой трассе стало более оживленным в последнее время – после того, как ромуланцы начали предпринимать налеты. Даже за пылевым облаком разведчики обязательно должны были что-то заметить.

– Вовсе не обязательно, мистер Спок, – возразила Ухура. – До того, как меня включили в экипаж «Энтерпрайза», я служила на разведывательном судне. Так вот, мы частенько проскакивали через тот или иной сектор чуть ли не на полной скорости, нанося на карту только звезды с планетами, приблизительно соответствующими классу М, да и те мы всегда сканировали лишь на предмет радиоактивности.

– Вопиющая небрежность, – пробормотал Спок.

– Вы слишком строги, мистер Спок, – сказал Кирк. – Галактика велика, и всего сразу не усмотришь. Порой случается, что мы ищем пригодные для жизни планеты где-нибудь на задворках, но не замечаем обитаемую систему у нашего порога. Будем считать, что нам крупно повезло.

Открылась дверь турболифта, и Кирк внутренне напрягся, думая, что вернулся этот скандалист Зарв. Оглянувшись, он облегченно вздохнул – к нему быстрым шагом шел доктор Маккой с дискетой в руке.

– Показания биосканеров полностью проанализированы, Джим. Похоже, хорошие новости. Этот народец там, внизу, нельзя отнести к роду человеческому, однако с некоторой натяжкой их можно даже назвать людьми, как, скажем, того же Спока или…

– Не болтай, Боунз, – оборвал доктора Кирк, – говори по существу. Что там насчет атмосферы, аквасферы, экосферы – будут ли для нас какие-то проблемы с окружающей средой?

– Трудно сказать без анализа воздуха, воды и прочего, но, сдается мне, этот мир – просто конфетка для существ вроде нас… или для тамошних ребят, – Маккой указал дискетой на видеоэкран. – По внешнему виду они гуманоиды, с небольшими отклонениями. Имеются кое-какие странности, но ничего, что представляло бы для нас страшную опасность.

– Не могли бы вы объясниться более конкретно, доктор? – Спок взглянул из-за плеча Маккоя на дискету, содержащую предварительные результаты. – Что именно вы считаете «странностями»?

– Никакой конкретики пока что предложить не могу. Я понимаю ваши чувства и эмоции, но удовлетворить ваше любопытство пока не могу. А насчет странностей – там, внизу, слишком много жизни.

– Я вовсе не обуреваем человеческими эмоциями, которые препятствуют логическому мышлению. И я не понимаю, что вы хотите сказать этим вашим «слишком много жизни».

– Так же, как и я, Боунз, – посмотрел Кирк на друга.

Доктор пожал плечами.

– Ну как бы вам объяснить… слишком высокие показатели наличия форм жизни для такого количества «людей». Может, они более интенсивны как биологический вид, нежели мы?

– Какой ненаучный подход, – пробурчал Спок.

– Ладно, нечего гадать. Раз уж непосредственная опасность нам не грозит, стало быть, нужно предпринимать вылазку. Мистер Спок, Боунз, берите несколько человек из службы безопасности и отправляйтесь на планету.

– Есть, сэр, – Спок уже направлялся к выходу. Маккой явно неохотно последовал за вулканцем.

– Вы знаете, что нам нужно. Ведите переговоры о материале для защитного экрана. Хорошо бы свинец. А может, у них есть что-либо и получше. Если же не будет возможности получить свинец или что-либо другое, просите, в крайнем случае, твердую скальную породу.

– Поскольку они пользуются ядерными реакторами, у них непременно должны быть средства экранирования.

– А что они захотят взамен? – спросил Маккой.

– Без подходящей команды контакта мы не сможем предложить им что-нибудь из нашей технологии, а они слишком развиты, чтобы обрадоваться стеклянным бусам и безделушкам.

– Доктор, – сказал Спок, – полагаю, что в Уставе Звездного Флота данный вопрос разъяснен достаточно точно. Поскольку мы подвергаемся опасности, а наша миссия под угрозой срыва, перед лицом вторжения ромуланцев мы вправе видоизменить Приказ-Инструкцию I таким образом, чтобы иметь возможность предложить здешней культуре то, чем она не обладает. Конечно, нам следует соблюдать осторожность относительно предлагаемых нами знаний, но наши действия санкционированы законом.

– Похоже, у вас на все есть ответ, – вздохнул Маккой, с опаской поглядывая на платформу транспортатора.

– Ну ладно, удачи вам, – сказал Кирк. – Ведите непрерывную трикодерную запись встречи с аборигенами, Федеральная Комиссия по контактам будет очень заинтересована. За последние двадцать лет это первая открытая нами культура с действительно передовой технологией.

– Мы готовы, капитан, – доложил спустя пару секунд вулканец, стоя вместе с Маккоем на платформе транспортатора в окружении четырех человек из службы безопасности.

– Активизировать транспортатор, – приказал Кирк.

Мерцающие колонны энергии сформировались вокруг шести фигур, и группа первого контакта исчезла из виду.

* * *

Леонард Маккой споткнулся и упал на одно колено, изрыгнув проклятие.

– Когда они сконструируют машину, которая будет работать как положено? Чертова штуковина материализовала меня в дюйме от земли.

– Вы потеряли равновесие еще на борту «Энтерпрайза», – сказал Спок. – Если бы вы не боялись транспортатора, такого не случилось бы.

– Да, я побаиваюсь этой дьявольской машины. Кайл говорит, что ее модифицировали из-за ситуации с энергией. Негодяйка разрывает меня на атомы, жонглирует ими, как какой-нибудь циркач, а потом снова слепляет их воедино одному Богу известно где. Удивительно, что мои ферменты все еще функционируют. Надо бы исследовать этот аспект. Каким образом сказывается слишком частое пользование транспортатором на ферментных уровнях?

– Доктор, такие исследования проводились как на Вулкане, так и во многих других мирах, и они не выявили сколько-нибудь вредного воздействия луча транспортатора на организм.

– Посмотрите, сэр, – сказал Нил, командир службы безопасности, указывая рукой на несколько приближающихся гуманоидов.

Спок внимательно наблюдал за аборигенами, не забывая вести трикодерную запись, как приказал Кирк. Транспортатор доставил вулканца и его спутников в предместье большого города. Бархатисто-зеленый дерн под их ногами мягким ковром стелился вплоть до городских улиц, покрытых блестящим глянцевым материалом, напоминавшим стеклоасфальт. Ближайшие здания также казались мягкими. Спок нигде не заметил твердого материала, типа кирпича или стали.

– Странные показания о наличии жизненных форм, – пробормотал он. – Как вы и говорили, доктор Маккой, «слишком интенсивные».

Гуманоиды подошли поближе и остановились. От их безволосых голов отражались тусклые лучи полуденного солнца. У них не было бровей, и поэтому глаза казались очень большими – больше человеческих, во всяком случае, – но Спока поразила не величина глаз, его поразило отсутствие ушей. Аборигены стояли безмолвно, не глядя друг на друга. Они смотрели на Спока, Маккоя и остальных без какого бы то ни было заметного выражения на лицах, будь то любопытство или страх.

– Как нам вступить с ними в контакт? – спросил Маккой. – Давненько я не перечитывал «Робинзона Крузо».

Спок шагнул вперед и отчетливо произнес:

– Я – представитель звездолета «Энтерпрайз», который вращается сейчас по орбите вокруг вашего мира. Мы хотим торговать с вами.

Никакого ответа. Спок подстроил свои трикодеры, затем повторил попытку. На лицах существ не промелькнуло ничего, хотя бы отдаленно напоминавшего эмоции.

– Вы явно не любимец публики, Спок. Эстрадный комик из вас получился бы никудышный.

– Не время для шуток, доктор. У меня нет показаний даже о том, что они нас заметили. Отсутствие ушей говорит о том, что они общаются между собой не таким способом, как мы. Возможно, посредством телепатии.

– Хотите попробовать ваше вулканское «слияние разумов»?..

– Попытаюсь, хотя на данной стадии контакта такой подход может оказаться неплодотворным.

Спок, помедлив, сделал еще несколько шагов вперед и остановился приблизительно в полуметре от крайнего слева гуманоида. Вулканец протянул руку. Гуманоид не шевелился. Спок легонько коснулся пальцами лба гуманоида; реакция была мгновенной.

Взметнулся тяжелый кулак и ударил вулканца в живот. Спок попятился, пытаясь сохранить равновесие и восстановить дыхание.

– Погодите! – произнес он задыхающимся голосом, обращаясь к охране. – Не стреляйте!

Они, видимо, не расслышали, что говорил Спок – голос вулканца еще недостаточно окреп, – и открыли огонь из фазеров, выведенных в режим станнера. Гуманоиды вздрогнули от напора энергии, но не рухнули оземь, лишившись сознания, как того ожидали люди.

– Прекратите палить! – заорал Маккой. – Их нервная система, должно быть, не такая, как у нас.

К этому времени Спок почти оправился от удара, но сделать он уже ничего не успел. Еще с дюжину аборигенов появились вокруг, словно из воздуха, и скрутили всем шестерым незваным гостям руки.

– Славненько, – буркнул Маккой. – Что вы теперь намерены предпринять, мистер Спок?

– Самое логичное в сложившейся ситуации – подчиниться и ждать возможности поговорить с их лидерами… вернее, не поговорить, а пообщаться каким-то способом, который принят у них.

– Вполне вероятно, что мы не дождемся такого шанса, – мрачно изрек Маккой, когда их потащили по мягкому бархатно-зеленому дерну в сторону города, – Нас могут попросту прикончить.

* * *

– Их взяли в плен, сэр, – немедленно доложил Чехов.

– В плен? Что случилось? Я иду прямо из транспортаторного отсека. У них даже не было времени на то, чтобы попасть в переделку.

– Мистер Спок предпринял попытку вступить в мысленный контакт посредством вулканской методики слияния разумов. Его ударили. Охрана открыла огонь из ручных фазеров. Потом всех наших схватили и отвели в город.

– Зулу, наблюдается какая-нибудь активность на орбите или в околопланетном пространстве?

– Никакой, сэр.

– Ухура, радиотрансляция?

– Нет, сэр.

– Подайте все записанное трикодерами на передний видеоэкран. Хочу посмотреть, что видели Спок и Маккой непосредственно перед инцидентом.

Чехов воспроизвел запись с первых секунд прибытия людей Спока на планету. Кирк просмотрел все с самого начала, но так и не понял, почему попытка первого контакта закончилась чуть ли не катастрофой. Спок приближался к аборигенам медленно, не выказывая враждебных намерений. Если он был прав насчет телепатии как метода общения, это многое объясняло. Телепатическая культура не нуждается в радио. Но если они телепаты, тогда почему они не «прочли» мирных намерений Спока? Правда, у некоторых культур на прикосновения налагаются табу, но Спок ведь не сразу дотронулся до гуманоида. Если прикосновения запрещены, почему гуманоид не попятился или каким-то другим образом не дал понять Споку, что тот должен остановиться?

– Проклятие, – процедил капитан сквозь зубы, до боли в пальцах сжимая кулаки, – Спок в точности следовал инструкции по первому контакту. Этого не должно было случиться.

– Что будем делать, сэр? – спросил Чехов.

– Готовьте фазеры.

– Фотонные торпеды тоже, капитан?

– Нет, мистер Чехов. Фазеры более точны. Я не хочу развязывать войну. Я лишь хочу получить от обитателей этой планеты материал для противорадиационных экранов.

Чехов защелкал переключателями… и вдруг на панели расцвели, будто весной, красные огни.

– Сэр, фазерные расчеты отсутствуют на своих постах.

– Как это «отсутствуют»? Почему?

Павел Чехов повернулся и пожал плечами – мол, понятия не имею.

– Мистер Зулу, принимайте командование. Пойду сам посмотрю, в чем там дело.

– Есть, сэр.

Зулу занял место командира, а Кирк бросился к турболифту, который быстро доставил его вниз, к широкой «тарелке» главной части «Энтерпрайза». Преодолев еще несколько десятков метров, капитан ворвался в модуль управления огнем…

Никого. В отсеке не было ни одного человека, будто все спешно эвакуировались.

Кирк уселся в кресло управления и подготовил фазеры.

– Мистер Зулу, как там пленники?

– Ничего не изменилось, сэр. Аборигены даже не потрудились заключить наших людей в темную камеру. Они просто загнали их, как домашний скот, в какой-то загон – что-то вроде кораля с трехметровой высоты забором.

– Я активировал огневые контуры фазеров. Быстро пришлите сюда несколько человек из службы безопасности. Мне нужны люди для обслуживания фазеров. Затем узнайте фамилии тех, кто оставил этот пост. Все они будут подвергнуты дисциплинарным взысканиям в соответствии с законом военного времени.

Кирк свирепо саданул кулаком по кнопке интеркома, обрывая связь с мостиком, и сконцентрировал внимание на фазерах. Заслышав позади себя чьи-то легкие шаги, он отрывисто проговорил:

– Займите мое место. Я должен вернуться на мостик.

Капитан развернулся в кресле и увидел Лорелею, тихонько стоящую в дверях.

– Джеймс, экипаж наконец-то обнаружил Истинный Путь. Никто не будет обслуживать ваше оружие. Впредь не будет никакого насилия.

– Спок, Маккой и еще четверо подвергаются страшной опасности. Применение фазеров, возможно, единственный способ освободить их. Вы желаете приговорить их к смерти?

– Если их жизни можно спасти лишь в обмен на жизнь других разумных существ, то да. Подобный торг не уместен.

– Они – мои люди, друзья, члены моего экипажа! – вскричал Кирк.

– Мне безмерно жаль, что так получилось, но насилием не решить ни одной проблемы. Насилие только обострит уже и без того напряженную ситуацию.

– Вы уговорили моих людей покинуть их посты?

– Не буду лгать вам, Джеймс. Я откровенно говорила со многими из них, отвечала на их вопросы, помогала им преодолеть сомнения. Никто из них не вернется к исполнению своих служебных обязанностей, если те повлекут за собой причинение вреда другим существам. Вы должны найти какое-то иное – мирное – решение.

– Охрана! – громко обратился Кирк к появившимся в модуле сотрудникам службы безопасности. – Проводите Лорелею в ее каюту и позаботьтесь о том, чтобы она не покидала ее.

– Вы, – приказал он одному из вошедших, – будете обслуживать первую группу фазеров.

– А вы, – крикнул он другому, – займитесь второй группой.

Кирк не стал ждать, чтобы удостовериться, исполняются его приказы или нет. Людей из СБ нельзя было поколебать ни доводами, ни мольбой. Они знали свой служебный долг и не отступали от него ни на йоту.

Как и капитан Джеймс Т. Кирк.

Однако на обратном пути к командной рубке Кирк почувствовал, что слова Лорелеи начинают разъедать его твердокаменную мысленную оборону. Что, если она права? Что, если имеется способ выхода из сложившейся ситуации, не требующий применения силы?

Капитан быстро мотнул головой. «Хорошо, – сказал он себе. – Все мирные варианты решения проблемы я использую, прежде чем применить фазеры. В конце концов, Спок и остальные еще живы, хотя и попали в плен. Но если их убьют…»

Кирк не хотел думать о том, что он может сделать, если их убьют.

* * *

Кто-то коснулся его плеча, и Кирк ощутил кожей – ощутил через ткань мундира – нечто липкое. Испуганно обернувшись, капитан обнаружил стоящего рядом с ним Мека Джоккора. На лице инопланетянина застыло озабоченное выражение. Ладонь на плече Кирка напряглась, и по, чувствительной коже заплясали крошечные колючие усики. «Он хочет что-то сказать мне, – подумал Кирк, – но что?»

– Прошу прощения, но я не понимаю.

– Вы многого не понимаете, болван вы этакий, – на мостик вихрем ворвался посол Зарв, за ним следом Дональд Лорритсон.

– Это правда, что вы потеряли своего помощника по науке при несостоявшейся попытке приобрести у этих дикарей несколько кубометров противорадиационной экранировки?

– Я не потерял своего помощника по науке, как вы изволили выразиться. Он, доктор Маккой и еще четверо человек взяты в плен обитателями этой планеты. Мы пока что не выяснили, нарушениями каких табу обусловлены такие действия со стороны аборигенов.

– Дилетанты. На Звездном флоте сплошь одни дилетанты. Я порой удивляюсь, почему до сих пор не оставил федеральную дипломатическую службу.

– Капитан, – сказал Лорритсон, прерывая тираду шефа, – мы внимательно исследовали трикодерные записи и не усмотрели ничего, что могло бы спровоцировать аборигенов на предпринятые ими действия. Однако трикодер, вероятно, не записал тех тонкостей, которые наверняка заметили бы мы – господин Зарв, Мек Джоккор или я: незначительные подергивания лицевых мышц, малейшие движения, даже относительные расстояния между участниками встречи. В общем, тысячу мелочей, которые для непосвященного не имеют никакого значения.

– Ближе к делу, мистер Лорритсон.

– Мы хотим отправиться на планету и договориться с аборигенами об освобождении членов вашего экипажа и, по ходу дела, получить материал противорадиационной экранировки, необходимой для ремонта «Энтерпрайза».

Кирк задумался. Предложение казалось достаточно разумным. Эти трое – профессиональные дипломаты. Опыта им не занимать. Они, пожалуй, смогли бы вызволить Спока, Маккоя и остальных без применения силы. Мирным путем.

«О, Господи», – взмолился Кирк. Опять мысли Лорелеи коварно проникают в его мозг и переплетаются с его собственными, оказывая влияние на решение, которое ему придется принять. Кирку и самому хотелось тихого, мирного разрешения этой проблемы, но он не мог исключить и силового варианта, в случае необходимости.

– Я ценю ваше предложение, мистер Лорритсон, но я не имею права посылать на планету другую группу сразу же вслед за первой. Это может насторожить аборигенов. Прежде нам надлежит проанализировать произошедшее, а затем одному из вас будет позволено сопровождать вторую группу. Отправлять вас троих слишком рискованно.

– Мы – команда, Кирк, – набычился Зарв, – вы втянули нас в эту передрягу, и мы не хотим сидеть сложа руки, дожидаясь неизвестно чего. Чем скорее мы освободим ваших людей, тем скорее отправимся в путь. Мы должны быть на Аммдоне не позднее, чем через две недели. Если мы не прибудем вовремя, последствия военного конфликта между Аммдоном и Джурнаморией будут губительны для всей федерации.

– Если вас швырнут в кораль к Споку и остальным, вы вообще не доберетесь до Аммдона. Я отвечаю за вашу безопасность, господин посол, нравится вам это или нет. Если у вас есть какие-либо аналитические соображения по поводу сложившейся ситуации, представьте их нам. Лейтенант Эвитте пропустит их через компьютер. Кирк указал на женщину, занимавшую место Спока. Хотя она и не обладала способностями Спока, – впрочем, кто во всем Звездном Флоте мог сравниться со Споком? – она многому у него научилась, и капитан вполне доверял ей.

– У нас нет времени на такие теоретические маневры, Кирк. Мы – практики, а не какие-нибудь кабинетные крысы-бюрократы. Мы должны высадиться на планету и вступить в переговоры непосредственно с лидерами аборигенов.

– Мы еще даже не установили, кто их лидеры, Зарв, – раздраженно произнес Кирк, начиная терять терпение.

– Это недоразумение мы быстро уладим, капитан, – вмешался Дональд Лорритсон, смахивая воображаемые пылинки с рукава своего красного шелкового камзола. – Таким вещам мы обучены.

– Это «недоразумение» может оказаться более опасным, нежели неспособность моих офицеров осуществить первый контакт, мистер Лорритсон. Вы слышали мой приказ. Исполняйте.

– Приказ! – взревел Зарв. – Плевать нам на ваши приказы. Мы…

Лорритсон и Мек Джоккор отвели посла в сторону, и Дональд на протяжении нескольких минут что-то серьезно втолковывал телларитянину. Мек Джоккор безучастно стоял рядом, словно его ничуть не интересовало выяснение отношений между представителями животного мира.

– Хорошо, капитан, – буркнул наконец Зарв, – мы уходим. Не будем вам мешать.

И троица удалилась без дальнейших церемоний.

– Ф-фу, – выдохнул Кирк, откидываясь на спинку кресла, – убрались, слава Богу. Докладывайте, Чехов. В каком там состоянии фазеры?

– Э-э, сэр, никто не отвечает на мой вызов – Вы взяли контроль над фазерами на себя?

– Конечно, сэр, но требуется некоторая коммутация, которую я не могу произвести отсюда. А в фазерном модуле, похоже, опять никого нет.

«Снова ушли со своих постов», – обреченно подумал Кирк. Выходит, Лорелея обрела такую власть над экипажем, что капитана теперь никто ни в грош не ставит. Одна хорошая очередь из фазеров оставалась единственным, на что он мог рассчитывать…

– Сэр, вы давали разрешение на пользование транспортатором? – озабоченно спросила Ухура.

– Конечно же нет. Что еще стряслось?

– Зарв и его помощники только что транспортировались на поверхность планеты.

Глава 7

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4904,2:

«Спок, Маккой и четверо человек из СБ взяты в плен обитателями планеты. Но беда никогда не приходит одна – посол Зарв со своими подчиненными без разрешения транспортировались на планету. Затрата энергии, потреблявшейся для незапланированного использования транспортатора, вынудила нас полностью перекрыть седьмой уровень. Теперь этой зоной можно будет пользоваться только после того, как мы снова достигнем некоторой степени мощности ВОРП-двигателей. Контакт с населяющей планету цивилизацией представляется все менее и менее возможным. Если, как считает Спок, аборигены общаются посредством некоей формы телепатии, шансы на успешные переговоры – как относительно освобождения узников, так и насчет приобретения столь необходимой нам экранировки – практически равны нулю».

– Капитан, есть связь с послом. Он и Мек Джоккор не взяли с собой коммуникаторов; я получаю информацию через видеоканал трикодера Лорритсона, – Ухура набрала на клавиатуру нужную комбинацию, и на экране переднего обзора появилось изображение телларитянина.

Кирк, не давая Зарву возможности заговорить первым, торопливо сказал:

– Вы транспортировались без моего разрешения, а я пока еще капитан этого корабля. Немедленно возвращайтесь. Вам грозит смертельная опасность.

– Ерунда, Кирк, никакой опасности. Мы – дипломаты. Мы знаем, как контролировать ситуацию и как контактировать с иными культурами. В отличие от ваших горе-контактеров мы уже установили конструктивные, рабочие взаимоотношения с местным населением.

Зарв повернулся и указал на Мека Джоккора, стоящего на бархатисто-зеленом дерне – ноги широко расставлены, на лице играет выражение абсолютного блаженства. Кирк с изумлением наблюдал, как черты лица инопланетянина начинают расплываться, с каждой секундой все меньше и меньше напоминая человеческие. Похоже, Мек Джоккор постепенно возвращался в свою первоначальную растительную форму… вот уже и руки вроде бы превратились в ветви, покрытые листьями, слегка трепещущими от легкого ветерка, дующего откуда-то из полей…

– Видите? Он делает успехи. Не будучи телепатом, он общается с ними посредством каких-то других невербальных способов. У нас все получится. Мы вызволим ваших офицеров и достанем вам материал для экранировки.

– Вы имеете дело с культурой, совершенно отличной от тех, с которыми нам когда-либо доводилось встречаться. Спок не болван. Он не стал бы… – Кирк осекся, не закончив своего предостережения.

Мек Джоккор вдруг напрягся, затем изогнулся. Ступни его будто пустили корни в почву под бархатисто-зеленым «ковром». Из дерна взметнулись коричневые змеи и, обвившись вокруг лодыжек Мека Джоккора, заскользили вверх по его ногам, кусая их. Человек-растение дернулся, пытаясь высвободиться, но змеи, продолжая двигаться по спирали вокруг его ног, поднимались все выше и выше, пока он не упал на колени. Ни звука не сорвалось с губ псевдорта, и это делало страшную сцену еще более кошмарной. Мек Джоккор испытывал ужасную боль, но был не способен выразить ее голосом.

– Не прикасайся к нему, Зарв! – рявкнул Кирк. Слишком поздно. Телларитянин бросился на выручку своему помощнику, намереваясь сорвать коричневые ленты, опутывавшие тело Мека Джоккора. Как только посол дотронулся до одной из змей, стоящие чуть поодаль гуманоиды мгновенно пришли в движение. Подскочив к Зарву, они схватили его и потащили прочь… не обращая никакого внимания на Дональда Лорритсона, который застыл на месте, раскрыв рот.

– Не понимаю, – пробормотал он в свой коммуникатор, – что происходит? Почему они атаковали нас?

– Не вас, а Зарва. Вас они не заметили, и слава Богу. Приготовьтесь к транспортации на корабль. Посла и Мека Джоккора попытаемся вернуть позже.

– А если все же попробовать пообщаться с аборигенами?

– Не стоит, Лорритсон. Они – телепаты. Мек Джоккор чем-то рассердил их. Посол вмешался, вот они его и схомутали. Не привлекайте к себе внимания.

Кирк повернулся к Зулу.

– Есть энергия для транспортатора?

– Сэр, некоторые затруднения с коммутацией. Мистер Скотт только что дал мне немного дополнительной энергии от импульсных двигателей для удерживания «Энтерпрайза» на орбите. Можно попробовать перевести некоторое ее количество на транспортатор.

– Так пробуйте, черт побери!

– Есть, сэр.

Кирк вскипел от злости, наблюдая за происходившим внизу, на планете. Трикодер Лорритсона продолжал добросовестно транслировать сцену пленения Зарва и Мека Джоккора. Гуманоиды волокли упиравшуюся парочку в сторону города, собираясь, несомненно, запереть обоих дипломатов в загоне, вместе со Споком и остальными.

– Лорритсон, не надо! Вы ничем не сумеете им помочь! – прокричал Кирк.

Дипломат, проигнорировав его отчаянный призыв, помчался к контактной группе гуманоидов. Капитан, прикусив в бессильной ярости нижнюю губу, увидел, как Лорритсон отважно набросился на ближайшего аборигена и сбил его с ног. Через аудио-канал упавшего на землю трикодера Лорритсона донесся звук тяжело топочущих ног, затем на видеоэкране появились отвратительного вида животные, похожие одновременно на земных гориллой на веганских «солнечных дьяволов». Жуткие существа окружили всю группу…

Плененные дипломаты прекратили сопротивление. Всех троих, включая потерявшего сознание Лорритсона, потащили в направлении города.

– Ну что, Зулу, удалось восстановить энергию в транспортаторном модуле?

– Удалось-то удалось, сэр, но… не везет нам. При скачке напряжения во время коммутации вышел из строя дальномер.

Пальцы Кирка непроизвольно вцепились в подлокотник кресла. Час от часу не легче! Без дальномера невозможно транспортировать с планеты тех, чьи коммуникаторы не настроены на нужную частоту. Спок и его спутники потеряли свои коммуникаторы в пылу схватки или во время обыска; Зарв и Мек Джоккор вообще не взяли их с собой, а трикодер Лорритсона валялся на земле, бесполезный для точного определения местонахождения узников.

– А никак нельзя использовать транспортатор без дальномера или коммуникаторной связи?

– Сэр, – скептически начал Зулу, – ошибись мы даже на одну миллиардную часть метра, любой попавший в луч транспортатора мгновенно погибнет, поскольку атомы его перемещаются в произвольном порядке, Нет, нужен или дальномер… или один из коммуникаторов, на который мы смогли бы нацелиться. А действовать вслепую…

Зулу безнадежно махнул рукой.

– Ухура, можешь определить местонахождение коммуникаторов?

– Секундочку, сэр. Готово. Вот они, капитан, все в одном месте за городом. Даю изображение на экран.

Картина представляла мало интересного. Из-за слишком большого расстояния до планеты трудно было разглядеть какие-либо подробности, хотя стало ясно, что коммуникаторы не получили повреждений. Ухура сместила фокус на кораль, куда заточили Спока, Маккоя и остальных из первой злосчастной группы высадки. Теперь к ним присоединился и Зарв со своими помощниками. Несмотря на оказываемое ими сопротивление, они, похоже, были целы и невредимы.

– Им надо помочь выбраться из этого загона и добраться до коммуникаторов.

– Каким образом, капитан? – спросил Чехов.

– Готовь фазеры. Мы прожжем дыру в заборе, потом прерывистым фазерным огнем укажем им дорогу к коммуникаторам. Спок поймет. Зулу, когда они добегут до коммуникаторов, нужно перевести всю энергию, какую только возможно, на транспортатор.

– У нас едва хватает энергии для ограниченного использования транспортатора, функционирования систем жизнеобеспечения и удержания «Энтерпрайза» на орбите. Нам придется постоянно переключать энергию с фазеров на транспортатор и обратно.

– А подобная коммутация и спалила нам дальномер, – тяжко вздохнул Кирк. Он понимал, что Скотт работает сейчас, как Геракл, поддерживая «Энтерпрайз», в более или менее функциональном состоянии. – Передайте мистеру Скотту, чтобы он был готов переключиться по моей команде.

– Есть, сэр.

Кирк взглянул на видеоэкран, затем приказал:

– Прицел на северный периметр кораля. Фазеры, огонь!

Ничего.

– Фазеры, огонь! В чем дело, Чехов? Огонь!

– Сэр, фазерные расчеты не отвечают.

– Проклятие! Пойду туда.

Он вскочил с кресла, крикнул «Зулу, принимай управление» – и метнулся к турболифту.

Ворвавшись несколько минут спустя в фазерный модуль, он тотчас увидел ту же картину, что и в прошлый раз. Снова отсек был безлюден. Снова фазерщики покинули свои посты. Однако на этот раз их самовольный уход грозил почти неминуемой смертью Споку, Маккою, дипломатам и людям из СБ.

– Сэр, не прикасайтесь, пожалуйста, к пульту.

Кирк обернулся и увидел несколько членов экипажа из команды СБ, выстроившихся в шеренгу вдоль задней переборки.

– Использование фазеров против живых существ недопустимо.

– Немедленно займите свои посты. Это приказ! Мы лишимся наших товарищей, если вы не подчинитесь!

– Мы с готовностью исполним любые ваши приказы, сэр, за исключением тех, которые предполагают насилие. Мы не сделаем этого. Лорелея все нам объяснила.

У Кирка не было времени на споры. Он повернулся к пульту и начал программировать фазеры на огневую последовательность. Когда вспыхнули огни индикаторов готовности, он ударил по кнопке интеркома.

– Чехов, огонь! Я установил фазеры в режим трехсекундных очередей. Никакого ответа.

– Чехов? – позвал Кирк. – Отвечай. Что случилось? Открывай огонь!

– Сэр… – послышался неуверенный голос навигатора, – сэр, я свяжусь с вами через несколько минут.

Кирк прогнулся, будто ему саданули кулаком под дых. С трудом выпрямившись, он обернулся и сказал:

– Вы все… вон отсюда! Живо!

К его облегчению и удивлению, они повиновались и потянулись к выходу. Кирк схватил со стеллажа ручной фазе? и, держа их под прицелом, вышел вслед за ними в коридор. Закрыв за собою дверь, он лучом фазера мгновенно приварил ее край к переборке в нескольких местах. Сварной шов не позволил бы теперь кому-либо быстро проникнуть в модуль и вывести из строя панели управления.

– Возвращайтесь в свои каюты и оставайтесь там впредь до дальнейших распоряжений, – приказал Кирк и заторопился на мостик, отчаянно надеясь, что его худшие опасения не сбудутся.

* * *

Едва взойдя на мостик, он понял, что окончательно утратил контроль над экипажем. Опять офицеры стояли маленькими группками, тихонько обсуждая… что? Скорее всего, философию пацифизма, внушенную им Лорелеей, тоскливо решил капитан.

Но Кирк не желал сдаваться без боя.

– Чехов, открыть фазерный огонь! – прокричал он.

Младший лейтенант Чехов обернулся и медленно покачал головой.

– Прошу меня простить, капитан, но оружием мы эту проблему не решим.

– Вы слышали мой приказ, мистер? Выполняйте!!!

Чехов снова покачал головой и оставил свой пост. Зулу, чуть помедлив, присоединился к нему. Слева от Кирка вполголоса переговаривались между собой лейтенант Эвиттс и Ухура, изредка бросая на капитана косые взгляды. А капитан стоял как вкопанный, чувствуя себя крошечным островком в разбушевавшемся штормовом море. Никто из офицеров на мостике не желал заниматься своей работой.

Кирк обратил взор к видеоэкрану и увидел кораль, в котором содержались Спок и остальные узники. Как раз в этот момент один из офицеров СБ начал взбираться по шипам на колючую стену загона. Он почти достиг верха, и тут из стены вдруг стремительно вырос еще один шип толщиной в человеческую руку и пронзил смельчака в области живота. Парень затрепыхался, как рыба на остроге; лицо его мертвенно побледнело, глаза вылезли из орбит, в уголках рта запузырилась кровавая пена. Звукового сигнала не поступало, и Кирк не слышал предсмертных криков, вырывавшихся из широко открытого рта несчастного. Офицер дернулся последний раз и безжизненно повис на громадном шипе.

Ужасное зрелище побудило Кирка к немедленным действиям. Он ринулся к пульту, оттолкнув с дороги Чехова, и с силой надавил кнопку пуска фазера… но подбрюшье «Энтерпрайза» не изрыгнуло смертоносного фазерного огня. Триггер не сработал.

– Фазеры выведены из строя Джеймс, несмотря на ваши усилия воспротивиться этому, – прошептал нежный тихий голос, от которого у Кирка по спине прошел холодок. Резко повернувшись, капитан вперил взгляд в Лорелею, неторопливо направляющуюся к нему от турболифта. Она шла грациозной поступью – милое, изящное и непорочное дитя, да и только. Но на лице ее не осталось и следа детской чистоты и наивности. Оно несло на себе отпечаток забот и тягот долгой многотрудной жизни.

– Я сожалею, что мне пришлось так поступить с вами, Джеймс. Поверьте мне, прошу вас. То, что я сделала, является своего рода агрессией, но агрессией, не несущей смерть. А вот ваш путь ведет только к смерти. Мой путь несоизмеримо гуманнее. Пацифизм – это Истинный Путь.

– Да взгляните вы на экран! Только что погиб один из моих младших офицеров. Его уже не вернешь, Лорелея. Он умер насильственной смертью, а я мог предотвратить ее. Позвольте мне прожечь шипованные стены загона, чтобы вызволить моих людей и дипломатов. Они смогут транспортироваться на корабль, если доберутся до своих коммуникаторов.

– Ваш офицер умер потому, что сам предпринял насильственные действия. Они обернулись против него же. Нет, Джеймс, я не могу позволить вам использовать фазеры против беззащитной цивилизации.

– Лорелея, но ведь это мятеж.

– Да, ваш экипаж взбунтовался, согласно вашим законам. Но не моим. Мир должен торжествовать, даже если это означает нарушение законов. Во Вселенной существует высшее призвание – сохранение жизни. И никакие неестественные, искусственные законы не должны противоречить этому.

Кирк снова почувствовал, как его опутывает паутина ее слов, деформируя и искривляя его взгляды на жизнь. В его голове мелькнула мысль: «Мир – это единственный путь. Я был не прав, приказывая фазерным расчетам открыть огонь». Лорелея подошла совсем близко к нему, и тут он впервые уловил исходящий от нее тонкий нежный аромат, благоухание, от которого закружилась голова. Кирк оперся рукой о консоль компьютера, чтобы не упасть, и стоял так несколько секунд, пытаясь собраться с мыслями.

Мир. Война. Нет войне. Все перемешалось.

– Я не хочу насилия! – вскричал он. – Вы заставляете меня делать это.

– Вы хотите быть миролюбивым, Джеймс. И вы можете стать таковым. Положите фазер. Гармоничное сотрудничество поможет нам достать материал для экранировки. Мы решим все вопросы только мирным путем, а не агрессией.

Вибрирующая энергетика ее слов проникала, казалось, в каждую клеточку его организма, и Кирк осознал, что начинает ей верить. Нет, больше того – начал верить Лорелее, ежесекундно убеждаясь в ее правоте, но… Немного повернув голову, Кирк увидел на экране безжизненное тело молодого офицера, насаженное на чудовищный шип, конец которого, испачканный уже свернувшейся черной кровью, выступал из тела убитого дюймов на десять…

– НЕТ! – взревел капитан. Волна гнева и адреналина мгновенно смыла преграду, воздвигнутую коварными словами Лорелеи. – Ухура, Чехов, Зулу, послушайте меня. Мы должны спасти их… спасти всех нас!

– Капитан, она права, – заговорила тихим голосом Ухура. – Агрессией ничего хорошего не добьешься.

Ее взгляд сфокусировался на какой-то точке, находящейся скорее где-то ближе к бесконечности, нежели на мостике «Энтерпрайза», и она добавила:

– Вы знаете, что мое имя означает «мир»?..

– Проклятие! – Кирк решительно двинулся к турболифту, понимая, что, если он останется здесь, Лорелея в конце концов сломит и его волю.

– Не надо, Джеймс, не уходите. Вам некуда бежать. На борту «Энтерпрайза» все теперь согласны со мной.

– Мне не следовало давать распоряжение на ведение ваших дебатов с Зарвом. Я допустил большую ошибку, предоставив вам возможность непосредственного контакта с экипажем.

– Никакой ошибки, Джеймс. Вы позволили мне коснуться души каждого. Служение делу мира не может быть ошибкой. Смиритесь, Джеймс. Пожалуйста, – с мольбой в голосе произнесла она. – Пожалуйста.

Кирк шагнул в лифт, дверь с шипением закрылась, и капитан отправился на палубу машинного отделения. «Энтерпрайз» казался ему сейчас мертвым кораблем, с которого вдруг пропал весь экипаж; эдаким космическим «Летучим Голландцем», безвольно вращающимся по орбите… Но нет, жизнь еще теплилась внутри стального корпуса громадного звездолета, и совсем угаснуть ей не давали искусные пальцы Скотта, его терпение, с которым он едва ли не уговаривал импульсные двигатели выдать хоть чуточку больше энергии, его самоотверженность, с которой он оберегал свои умирающие ВОРП-двигатели.

Аварийные огни над дверью машинного отделения уже не горели. Скотт наконец-то устранил утечку радиации, которая на время превратила вотчину Монтгомери Скотта в смертоносную ядерную ловушку. Кирк вошел в помещение… и сердце его упало.

Скотт, Макконел и с дюжину техников бесцельно слонялись по машинному отделению, не обращая внимания ни на двигатели, ни на обслуживающее оборудование.

– Скотти… неужели и ты тоже? – в полной растерянности прошептал Кирк. – Но ведь мне без тебя не обойтись. Ни за что.

– Сэр, вы не правы. Прислушайтесь к этой девушке. Она дело говорит.

Капитан Джеймс Т. Кирк лишился последней поддержки. Он никогда не ожидал, что Скотт предаст его. Самые преданные члены его экипажа отвернулись от него, наслушавшись мелодичных речей Лорелеи. Он сорвал миротворческую миссию Зарва. Он допустил то, что его корабль практически выведен из строя. Его друзья попали в плен и умирают на чужой, враждебной планете.

Кирк доковылял до ближайшего кресла и тяжело опустился в него.

– Капитан, вы выглядите усталым, – сочувственно произнес подошедший к командиру Скотт. – Мы сами справимся. Сделаем все, что необходимо.

В мозгу у Кирка будто что-то щелкнуло.

– Нет! Это мой корабль. Я никому не уступлю командование судном. Ни тебе, ни Лорелее, ни кому-либо еще. Я несу за него ответственность и не сдам его без боя!

Он встал на ноги, оттолкнул Скотта и повернулся к двери. Выход заблокировала команда СБ во главе с Лорелеей.

– Джеймс, – грустно сказала она, – вы насквозь пропитаны ядом насилия. Вы заражаете им окружающих, заставляя их сомневаться в необходимости отказа от применения насильственных методов.

– Ты промыла им мозги. Не знаю, как тебе удалось, но ты настроила их против меня, против Федерации. Они учинили мятеж.

– Они просто сделали еще один шаг ко всеобщей гармонии, к единению. Когда становишься частью единого целого, не остается места конфликтам.

Кирк вскинул фазер, но он опоздал. Его опередили. Последнее, что он услышал, были печальные слова Лорелеи.

– Вы всего лишь оглушены. Даже такое насилие причиняет мне душевную боль, но оно необходимо для предотвращения дальнейшей его эскалации.

Покалывающий луч фазера сковал нервы Кирка. Тело его судорожно дернулось, и он медленно осел на пол, потеряв сознание.

* * *

Откуда-то издалека донесся свист ветра, качающего верхушки деревьев. Шум, напоминающий капель, всколыхнул в мозгу Джеймса. Кирка давнишний, почти забытый образ: дождь, падающий с листьев. Капитан испытывал такое ощущение, будто собственное тело отвергает его; боль хлестала его органы чувств и навязывала ему действительность. Он застонал и перевернулся на спину. Солнечные лучи залили его лицо приятным теплом, и Кирк, прищурившись от неожиданного света, прикрыл глаза рукой. Полежав еще несколько секунд, он с трудом принял сидячее положение. Свежеопавшие листья под ним измялись, издавая какой-то влажный аромат, а ровный, будто подстриженный дерн, который он уже видел с мостика «Энтерпрайза», как бы струился под его ладонями, словно некая жидкость.

Кирк огляделся. Его транспортировали на поверхность планеты.

– Мой коммуникатор! – вскричал он, машинально хватаясь за место на поясе, где обычно висел прибор. Коммуникатор исчез. Кирк понял, что Лорелея сослала его на планету. Мгновенно охватившая его паника так же быстро улетучилась, как только Кирк осознал, что он мог бы оказаться в гораздо худшем положении, если бы Лорелея решила заключить его в тюремную камеру на борту судна. Из корабельной арестантской не сбежишь. А здесь, на свободе, у Кирка еще оставался шанс выкрутиться.

«Перво-наперво найду Спока и Маккоя, мы вернемся на „Энтерпрайз“… а там посмотрим, чья возьмет», – рассуждал Кирк. Он погрозил небесам кулаком, потом осторожно поднялся на ноги и некоторое время стоял неподвижно, глядя сквозь деревья на травянистую равнину, куда транспортировались обе группы «первого контакта». «Пора в путь», – подумал Кирк, но помедлил, услышав какое-то шуршание в опавшей листве. Он повернул голову на шорох.

Небольшие животные, не крупнее земных домашних кошек, деловито копошились в листьях, отыскивая гусениц и других насекомых, пожирали их и быстро перебегали на новое место. Заинтересованный, Кирк последовал за зверюшками, наблюдая за их действиями. Он ясно видел, что хотя каждый участок, где шарят лапами зверьки, буквально кишит гусеницами и личинками, животные поедают лишь по несколько штук, затем двигаются дальше. Странно. При таком обилии пищи животные могли бы пировать не сходя с одного места – пока ничего не останется, – прежде чем отправиться на поиски нового источника питания.

Тишина начинала действовать Кирку на нервы. Насекомоядные существа, за которыми он «шпионил», не издавали никаких звуков – ни писка, ни визга, ни довольного урчания при поглощении пищи. Животные, очевидно, не имели ни ушей, ни голосовых связок… и не обращали ни малейшего внимания на Кирка. Нахмурившись, он зашагал по мягкому дерну, огибая деревья. Вскоре лес кончился. Кирк прошел еще несколько метров и вдруг остановился. Что-то обеспокоило его больше, чем тишина. Он оглянулся на лес, и тут до него дошло.

Здесь нет подлеска, беспорядочно растущих кустов или травы. Лес такой аккуратный, словно садовник постоянно ухаживает за ним. Казалось, каждый кустик или травинка растет в строго определенном месте. И ни на одном растении не видно ни насекомых-паразитов, ни следов болезни, ни увядших листьев.

– Похоже на сад, – пробормотал Кирк, отворачиваясь от леса.

И тут он увидел группу гуманоидов, идущих ему навстречу. Что делать? Ждать, пока они приблизятся или бежать назад и укрыться под сенью этого ухоженного стерильного леса? В конце концов Кирк решил, что аборигены уже засекли его, и бегство может спровоцировать их на погоню, которая неизвестно чем закончится. Он замер, напряженно ожидая их приближения…

А они прошли мимо, даже не взглянув в его сторону.

– Эй, вы! – позвал он, ошарашенный таким отсутствием внимания к своей персоне. – Погодите!

Они продолжали идти, не сбавляя и не убыстряя шага.

– Стойте!

Они маршировали в унисон, в полном согласии друг с другом.

– Да остановитесь же! – проорал Кирк… и прикусил язык.

«Идиот», – обругал он себя. У них ведь нет слуха. Хоть заорись, толку не будет никакого. Капитан начал искать оброненный Лорритсоном трикодер, вскоре он нашел его и первым делом отключил трансляцию на «Энтерпрайз». Нельзя было допустить, чтобы Лорелея догадалась о том, что он планирует.

Скрестив ноги, Кирк уселся на ковер из мягкого дерна и принялся изучать показания трикодера, пытаясь составить из разрозненных кусочков информации более или менее цельную картину этой необычной планеты. С каждой секундой он убеждался в том, что гуманоиды игнорируют происходящие вокруг них странные вещи, активно реагируют только на попытки прямого, физического контакта. Споков метод слияния разумов побудил одного из гуманоидов нанести вулканцу удар. Змеи атаковали Мека Джоккора, когда тот «пускал корни» в почву; аборигены накинулись на него все одновременно, как бы в полном согласии друг с другом.

– Полное согласие, – пробормотал Кирк. Потом еще раз повторил:

– Полное согласие, – будто пробуя фразу на вкус. Он заложил в трикодер несколько возможных вариантов, сверяя результаты по мере того, как портативный прибор обрабатывал данные и выдавал окончательные выводы.

– Полная гармония, – произнес наконец капитан. Он начал рыться в дерне, пока не обнаружил на глубине нескольких сантиметров корнеобразные усики. Трикодер тихонько замурлыкал, когда Кирк провел им над растениями. И вдруг откуда ни возьмись появилось небольшое животное с носом в виде крошечной лопатки. Кирк испуганно вскочил на ноги, а существо погрузило нос в почву и принялось набрасывать на обнаженные усики кусочки развороченного Кирком дерна, которые мгновенно срастались, вновь образуя сплошное бархатисто-зеленое покрытие. Завершив работу, зверушка удалилась так же тихо, как и пришла. Спустя несколько секунд на поверхности не осталось и следа «насильственных» действий Джеймса Т. Кирка.

– Самовосстанавливающаяся планета, – вслух констатировал капитан. – Нарушаешь какую-то одну часть, и тотчас же все остальное спешит на помощь, чтобы устранить повреждение. Но… лесные животные поедают все-таки некоторых личинок, хотя далеко не всех. Пожирая их, они тоже нарушают баланс. Или так и должно быть – некоторые жертвуют собой ради пропитания других?

Окончательно запутавшись, Кирк отключил трикодер. Жалко, что рядом нет Спока или Боунза. Они, может быть, и решили бы эту экологическую головоломку.

Кирк направился в сторону города, стараясь ни на что не наступать, кроме короткой, будто подстриженной травы, из боязни причинить вред какому-либо живому существу. «Скорей бы найти Спока, – подумал он. – Одному мне не совладать с Лорелеей и не вернуть „Энтерпрайз“… а возможно, и не выжить на этой планете».

Глава 8

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4905,8:

«Высаженный – нет, скорее, выброшенный – на планету, я не имею свободы выбора. Экипаж „Энтерпрайза“ взбунтовался, пав жертвой пацифистской философии инопланетянки Лорелеи. Я должен добраться до Спока и остальных, освободить их и, опираясь на эту маленькую группу, вернуть себе командование кораблем. Перспективы успешного выполнения моего плана не очень радужные, надо признать».

Джим Кирк крайне осторожно, хотя и довольно быстрым шагом, продвигался по черной ленте дороги, ведущей в город. Он опасался, что может ненароком нарушить идеальный природный баланс, за проявлениями которого он наблюдал в лесу и на равнине. Мягко ступая по глянцевитому дорожному покрытию, Кирк вскоре достиг города и, включив трикодер, чтобы фиксировать всю информацию об окружающем, пошел по улице. По мере продвижения в глубь города он чувствовал, как с каждой секундой нарастает в нем изумление от удивительной биологии этой планеты. Поначалу Кирку показалось, что барахлит трикодер, но нет, прибор функционировал безукоризненно, капитана смутило то, что, судя по показаниям трикодера, даже здания представляли из себя живые организмы. Кирк нерешительно приложил ладонь к стене одного из зданий, кирпичного на вид. Рука ощутила теплую пульсирующую поверхность, а ровная стена легонько прогнулась вовнутрь, как бы давая ему понять, что все строение является живым, дышащим существом.

Кирк отпрянул и, отступив на несколько шагов назад, оглядел биологически активное четырехэтажное здание. В десятке метров от того места, где стоял капитан, гуманоиды входили в это сооружение и выходили из него, как обычные жители любой планеты, где дома строят из стали и гранита.

– Непостижимо! Они выращивают свои здания! Что это? Животные? Растения?

Трикодер не дал ему ответа на этот вопрос, а лишь добросовестно сообщал, что здесь «слишком много жизни», как выразился Боунз. «Ладно, – подумал Кирк, – тщательно анализировать этот феномен будут эксперты».

Он вернулся на середину улицы и пошел дальше по центральной части города, разглядывая возвышающиеся по обеим сторонам живые дома. Кирк понимал, что нужно как можно скорее найти Спока и остальных, но, завидев, как возводят новое здание местные «строители», остановился, заинтересованный процессом, в котором участвовали гуманоиды и крошечные черные стремительные существа, похожие на альтаирских птицепауков. «Птички» носились над уже выросшим фундаментом, формируя в воздухе нечто вроде каркаса какими-то почти невидимыми нитями-паутинками, а здание легко и непринужденно следовало их планированию. Оно росло буквально на глазах – сначала на несколько сантиметров в минуту, но вскоре счет пошел на метры. Сооружение нетерпеливо рвалось ввысь, к лазурному небу. Гуманоидные аборигены вели себя не как рабы, не как хозяева, руководящие строительством. Они работали с таким же усердием, как и птицеобразные существа. А внутри растущего здания орудовали какие-то червеподобные твари, выгрызающие в мясистой пульсирующей массе коридоры и комнаты.

– Симбиоз. Все работают вместе, все нуждаются друг в друге. Настоящий коммунизм. Один за всех и все за одного; все знают, что делать и как. Очаровательно…

Кирк умолк, задумался над тем, что только что сказал… и рассмеялся:

– Начинаю говорить как Спок. Но это и в самом деле очаровательно.

Удостоверившись, что трикодер просканировал и записал весь строительный процесс, он двинулся дальше, ориентируясь на силовой сигнал прибора, который указывал местонахождение плененных членов экипажа «Энтерпрайза».

Спустя несколько минут Кирк увидел, что дорога стала неровной… и вдруг огромные черные куски мостовой перед ним вздыбились, как бы намереваясь сделать ему подножку. Он отскочил назад, чертыхаясь, и мостовая осела, возвращаясь в неподвижное состояние. Менее чем в десяти метрах от Кирка высился шипованный забор.

– Спок! – крикнул он. – Вы там?

– Так точно, капитан, – донесся ровный голос вулканца. – Насколько я понимаю, вы на свободе. Честно говоря, я несколько удивлен, что вы не попытались нас спасти, воспользовавшись транспортатором.

– Дальномер вышел из строя при скачке напряжения во время коммутации…

… А у нас нет коммуникаторов, по которым вы смогли бы определить наше местонахождение. Как я и предполагал.

– Джим, ты можешь вытащить меня отсюда? – послышался раздраженный голос Маккоя. Раздраженный, но не испуганный. – Спок меня уже достал. Ведет себя как командир.

– Я и рад бы, но… на «Энтерпрайзе» случились кое-какие неприятности.

– Мятеж? – спросил Маккой сдавленным голосом после довольно продолжительной паузы.

– Да, – с горечью ответил Кирк, – никто из офицеров не поддержал меня. Все встали на сторону Лорелеи. Даже Скотти, Ухура, Чехов и Зулу. Все внезапно превратились в пацифистов, когда я попытался воспользоваться фазерами, чтобы вызволить вас из кораля.

– Спок говорил, что такое может случиться… Проклятие, и опять он был прав.

– Давайте думать, как я смогу вас вытащить, – сказал Кирк. – А потом обсудим, как нам вернуть корабль и как туда попасть. Я не могу подойти к вам ближе, чем на десять метров. Дальше меня не пускает мостовая… бред какой-то.

– Доктор Маккой, надо отдать ему должное, додумался до единственно возможного способа побега, капитан, – сообщил Спок. – Его аптечка у вас?

– Нет. Если она и не у вас, значит, осталась там, где коммуникаторы. Аборигены свалили все в кучу на окраине города. У меня только трикодер, который обронил Лорритсон.

Кирк, помедлив, спросил:

– Кстати, как там дипломаты?

– Погиб Мек Джоккор.

Кирк поежился, несмотря на теплый ветерок, овевающий город.

– Я наблюдал, как он пытался пустить корни… наверное, нарушил симбиоз.

– Не совсем точный термин, капитан. Симбиоз – это длительное сожительство организмов разных видов, приносящее им взаимную пользу. А здесь нечто другое. Думаю, вся эта планета представляет собой единый гигантский живой организм.

– Вы хотите сказать, что отдельным его частям нет необходимости каким-то образом общаться между собой? По крайней мере так, как организм одного вида общается с организмом другого вида?

– Это единственно возможное объяснение, капитан. Гуманоидные аборигены – не телепаты, они часть единого целого, часть своеобразной жизненной формы, которая отнеслась к Меку Джоккору, как к чему-то вроде раковой опухоли. Вот гуманоиды и удалили эту опухоль… В их действиях не больше осмысления, чем в работе антител в вашем организме.

– А что с Зарвом? И с Лорритсоном?

– С ними все в порядке, но после гибели этого парня они с нами почти не разговаривают. Шепчутся о чем-то друг с другом… я полагаю, обсуждают возможность дипломатического» контакта, но вряд ли им удастся осуществить свои планы.

– А для чего вам аптечка Маккоя, Спок?

– Там у меня есть анестетик, Джим, – ответил за вулканца Боунз. – Я обследовал кораль – он имеет один единый стержневой корень. Кораль на некоторое время выйдет из строя, если мы введем в корень приличную дозу метаморфина, и пока он будет «без сознания», так сказать, мы попробуем выбраться отсюда. Но когда он придет в себя – или если планета почувствует, что он «спит», – тогда… тогда всем чертям станет тошно.

– Да, рискованно, – согласился Спок, – но выбирать нам не приходится.

– Я принесу аптечку. А вы ждите здесь, никуда не уходите.

– Капитан Кирк, – я ценю ваше чувство юмора, но, боюсь, что данная ситуация не располагает к шуткам.

* * *

Кирку не составило труда найти то место, где гуманоиды сложили все отобранное у пленников. Затолкав в сумку Маккоя – в которой лежала аптечка – коммуникаторы, трикодер Спока и оружие, Кирк, поколебавшись, все же взял один из фазеров и прицепил его к своему поясу, отдавая себе отчет в том, что такое оружие малоэффективно против подобного противника – планеты, являющейся единым организмом. Внезапное нарушение функций какой-либо части этого организма лишь привлекало бы внимание, чего капитан не хотел. Энергии ручных фазеров не хватило бы для того, чтобы парализовать всю планету. Впрочем, с этой задачей не справилась бы и главная фазерная батарея «Энтерпрайза», даже при выведенных на полную мощность ВОРП-двигателях.

Теперь предстояло вернуться к коралю, но на это раз Кирк решил приблизиться к нему с другой стороны, где не было черной мостовой. В результате этого маневра ему удалось подойти к загону почти вплотную – до него оставалось всего метра два, – прежде чем зеленый дерн начал «возмущенно» приподниматься, намереваясь задержать нарушителя.

– Я принес аптечку и все остальное. Бросить ее вам через стену?

– Да, однако будь осторожен. Не задень шипы, они очень чувствительны к прикосновениям.

Кирк поднял глаза и тяжело сглотнул комок в горле. На высоте примерно двух с половиной метров от земли внутри кораля висел, насаженный на толстый шип, младший лейтенант СБ, который попытался перелезть через стенку. Уже начавшее разлагаться тело опутали колючие, слегка вибрирующие побеги, будто пожирая труп.

– Лови! – Кирк размахнулся аптечкой и с силой швырнул ее вверх по широкой дуге. Она перелетела через стену…

– Поймал! – послышался радостный возглас доктора. – Ну-ка, посмотрим… ага, у меня тут достаточно метаморфина, чтобы на недельку уложить в постельку эту прокляую изгородь.

– Не вводите слишком много препарата сразу, доктор, – предупредил Спок, – оцепенение должно охватывать существо постепенно, чтобы оно ничего не заметило.

– Будь спокоен, Спок… неплохой каламбурчик, да? Я привык иметь дело с домашней скотиной на ферме – коровки, лошадки и все такое. Бывало, бедная животина и опомниться не успеет, а я ее уже обработал.

– Этим, несомненно, объясняется ваше несравненное умение подойти к пациенту – сказывается животноводческая практика.

– Довольно болтать! – прикрикнул Кирк. – Занимайтесь делом. Нас могут услышать.

– Сомневаюсь, капитан. Ни одно из виденных вами существ не имеет ни ушей, ни ушных отверстий, ни каких-либо других органов слуха. Глухота распространяется на все здешние «биологические виды». Поскольку вся планета представляет из себя единый сверхинтегрированный организм, отдельным его составляющим нет нужды общаться между собой посредством звуковых сигналов… как, скажем, вашей ноге совсем не обязательно слышать, что делает ваша рука.

– Неудачная аналогия, Спок, – пробурчал Маккой. – Ну ладно, приступим.

Спустя несколько секунд Кирк увидел, как зловеще торчащие из стен шипы начинают понемногу опадать; еще через минуту тело погибшего офицера сорвалось с обмякшего «вертела» и свалилось на землю с глухим стуком. Спок раздвинул руками колючую ограду и через образовавшееся в заборе отверстие протиснулся наружу. За ним последовал Маккой и остальные. Последними выбрались Зарв и Лорритсон, оба молчаливые и подавленные. Дипломаты, видимо, еще не оправились от потрясения, которое им пришлось испытать во время пленения и заключения.

– Они съели Мека Джоккора, – пробормотал Лорритсон, оказавшись на свободе. – Они сожрали его!

– Скорее, его ассимилировали, – поправил дипломата Спок. – При других обстоятельствах Мек Джоккор вполне мог установить дружеские отношения с этим миром, но, по несчастью, его восприняли как угрозу.

– Давайте-ка сматываться отсюда, – предложил Кирк, – нам надо обмозговать, что делать дальше. Укроемся в лесу – там безопаснее.

– Капитан, – сказал Спок, – что касается относительной безопасности, то нет никакой разницы, находимся ли мы здесь или в каком-нибудь другом месте на этой планете. Организм поднимет тревогу, так сказать, только после того, как прекратится действие препарата, введенного доктором Маккоем. Если, конечно, мы до тех пор снова не нарушим каким-то образом его покой.

– Трудно поверить в то, что за нами может следить целый мир, что вся планета может ополчиться против нас.

– Да, на первый взгляд подобная точка зрения кажется настолько парадоксальной, но в сущности она достаточно верна. А теперь расскажите мне, что произошло на борту «Энтерпрайза» за время нашего отсутствия.

Кирк быстро обрисовал сложившуюся на корабле ситуацию.

– Я не ожидал такого от своего экипажа, – закончил он с горечью, – особенно от Скотти и офицеров на мостике. Но все они с готовностью присоединились к мятежу.

– Вы несправедливо обвиняете их, капитан, – заявил Спок, – здесь, в заточении, у меня было время для того, чтобы хорошенько поразмыслить о феномене Лорелеи, и я пришел к выводу, что она обладает чем-то большим, нежели просто ораторское искусство.

– Что вы имеете в виду?

– Она как бы проникает в мысли собеседника. Чувствуя сопротивление, она начинает менять характер своих аргументов, до тех пор, пока слушающий не становится более восприимчивым к ее словам. Таким образом она подбирает аргументы, на которые каждый индивидуум наиболее легко реагирует. Другим аспектом ее таланта может являться способность издавать субзвуковые и ультразвуковые гармонические колебания.

– Вы хотите сказать, что она способна настраивать высоту и тембр своего голоса так, что мы даже не осознаем этого? Довод довольно притянутый за волосы, – фыркнул Маккой.

– Только этим можно объяснить ту легкость, с которой Лорелея обратила в пацифистскую философию экипаж федерального крейсера. При общении с тем или иным членом экипажа она использует строго индивидуализированную форму гипнотической речи. Она находит у нас такие душевные струны, о существовании которых мы даже и не подозреваем, и умело играет на них. Она касается наших глубинных подсознательных страхов, предубеждений и идей.

– Вы полагаете, что Скотти и остальные действуют не по собственной воле? – ухватился Кирк за соломинку.

– Воздействие на них Лорелеи аналогично работе наркотического препарата в крови. За результатом следит не реципиент, а тот, кто вводит ему наркотик.

– Стало быть, она выдающийся психолог, к тому же обладающий способностью генерировать гипнотизирующие гармонические колебания? Не слишком ли много для такой девушки? – Маккой, присев на корточки, рылся в своей аптечке, проводя инвентаризацию того, что имелось в его распоряжении.

– Я сильно сомневаюсь насчет того, что она «девушка», как вы выразились. Думаю, она гораздо старше, чем выглядит.

– Не будем развертывать дискуссию по поводу ее возраста, джентльмены, – вмешался Кирк. – Нам надо думать, как выбраться с планеты и вернуть себе командование «Энтерпрайзом».

– И действовать при этом как можно быстрее, – заговорил вдруг Дональд Лорритсон. – Боюсь… боюсь, что господин посол травмирован.

Он поднял руку, останавливая Маккоя, который двинулся было к телларитянину.

– Нет-нет, травма не физическая – у него железный организм, – а душевная. Никогда прежде Зарв не испытывал такого поражения, потеряв при этом одного из лучших своих помощников. А тут еще эта кровавая сцена…

Лорритсон кивнул в сторону шипованного загона, в котором лежал труп молодого офицера.

– У него просто депрессия. Он выйдет из этого состояния… если мы вернемся на корабль.

– Доктор, правильнее сказать «когда», а не «если». Думаю, мы найдем транспорт, на котором выберемся отсюда, – Спок указал куда-то вверх.

Кирк обернулся и, прикрыв ладонью глаза от солнца, вгляделся в безоблачное небо. Вдали появилась крошечная серебристая точка. Спустя долю секунды она значительно увеличилась в размерах и с ревом пронеслась над городом.

– Шаттл с «Энтерпрайза».

– Точно, – подтвердил Спок. – Наш способ покинуть планету. Давайте поторопимся, пока нас не хватились.

Кирк повел небольшую группу через город, строго приказав ни в коем случае не вмешиваться в размеренный ход чуждой жизни, которая занималась своими делами, не обращая никакого внимания на «инородные тела».

* * *

Пока они шли по равнине, шаттл сделал еще два рейса.

– Похоже, он перевозит какой-то груз, – сказал Кирк. – Может, Лорелея сумела каким-то образом убедить планетную жизненную форму предоставить ей материал для изготовления экранировки?

– Мой трикодер фиксирует следы радиоактивности. Где-то поблизости расположена атомная электростанция.

– Где, Спок? – Кирк повертел головой, оглядывая окрестности – низкие покатые холмы, заслоняющие горизонт, без каких бы то ни было признаков технических сооружении.

– Станция должна работать от какого-то источника питания и передавать выработанную энергию к местам пользования. А здесь даже дороги не видно, не говоря уж о линиях электропередачи.

– Здесь иной способ транспортировки энергии, капитан. Все строится на органической основе. К примеру, здешние летательные аппараты хотя и напоминают земные самолеты, являются такими же органическими конструкциями, как и здания. Сходство же их с известными нам средствами воздушного транспорта продиктовано всеобщими законами физики – согласно уравнению Бернулли подобная конфигурация наиболее приемлема для полетов в атмосфере.

– Но для атомной электростанции необходимы мощные защитные сооружения из железобетона и свинца, а то и силовые экраны, – сказал Маккой.

– Логичный довод, доктор. Однако, как я уже заметил, все на этой планете имеет под собой органическую основу, включая и поведение обитателей.

– Вы хотите сказать, что всем и вся управляет только одна жизненная форма?

– В таком же смысле, как вас – или любого другого из нас – можно назвать единой жизненной формой, содержащей в себе митохондрии, ядра, эндоплазматические сетки, бактерии и вирусы разнообразнейших видов. Короче говоря, мириады крошечных существ, из которых сформировано одно большое существо – вы.

– Так что же, все что мы видим вокруг – деревья, трава, холмы, – это всего лишь составные части одного гигантского существа? – спросил Лорритсон, проявляя первые признаки любопытства после освобождения из живой тюрьмы.

– Интегральные, неразрывно связанные между собой части. Трудно, конечно, постичь, что все живые создания на планете являются элементами одного и того же существа, но, судя по всему, дело обстоит именно так. А в таком случае атомная электростанция тоже должна быть органической по природе.

– Деление ядра органической живой клетки и деление атомного ядра при цепной реакции – это не совсем одно и то же, – ухмыльнулся Маккой.

– Мне известно об этом, мистер Маккой. Но, доктор, и вам должно быть известно о том, что существуют природные ядерные реакторы. Например, у вас на Земле, на Африканском континенте, такой реактор функционировал на протяжении нескольких сотен лет. Урановая руда в подземной жиле оказалась достаточно обогащенной для того, чтобы началась ядерная реакция, которую сдерживала горная порода самого континента. Полагаю, здесь такой же случай.

– Значит, энергия используется непосредственно жизненной формой? И здесь нет ни турбин, ни других механических приспособлений?

– Нет, – ответил Спок капитану.

– Скотти будет разочарован.

Они взошли на вершину холма. Кирк первым заметил «предприятие». Как и предполагал Спок, ядерный реактор был явно органического происхождения и содержался в громадных пульсирующих лентах из серого материала, представляющего собой, судя по виду, животную мышечную ткань.

– Эти серые обручи удерживают на месте неорганические защитные экраны. В сердцевине естественного реактора нарастает тепло. Какое-то существо, находящееся внутри реактора, поглощает теплоту и передает ее к жизненной форме за пределами радиационной зоны.

– Ни одно существо не способно жить внутри ядерного реактора, Спок, – возразил Маккой.

– Доктор, я порой удивляюсь ограниченности вашего биологического образования. Многие виды бактерий живут и процветают не только в кипящей воде, но и в высокорадиационной среде атомного реактора.

– Никогда не слыхал о таких микроорганизмах.

– Они существуют и известны науке уже много столетий.

– Капитан! – крикнул один из офицеров СБ. – Глядите. Вон там.

Кирк увидел, как из глубокого кратера, расположенного за дальней стороной естественного атомного реактора, с ревом стартовал шаттл. Летательный аппарат с трудом набирал высоту, слегка подергиваясь от напряжения, – видимо, груз был довольно тяжелым. Не тратя времени на дальнейшие разговоры, Кирк пошел вперед, жестом предлагая всей группе следовать за ним. Поторопившись, они могли добраться до карьера как раз перед заходом солнца.

* * *

– Все так, как я и предполагал, капитан, – тихим голосом произнес Спок, – обратите внимание, они поддерживают постоянную коммуникаторную связь с «Энтерпрайзом».

Кирк кивнул. Время от времени он слышал голос Лорелеи. Громкость всех коммуникаторов в руках загипнотизированных членов его экипажа выведена на максимум. Несмотря на приличное расстояние, Кирк и сам ощущал воздействие проникновенных слов Лорелеи. Мир. Недопустимость агрессии. Истинный Путь.

Спок взял Кирка за плечи и легонько встряхнул его, выводя из ступора.

– Капитан, не следует слишком сильно вслушиваться, иначе и вы попадете под ее чары.

– Да, вы правы, Спок, – Кирк помотал головой, прогоняя наваждение.

– Материал для экранировки добывается червями, сэр, – доложил один из офицеров СБ, – гигантскими червями с огромными режущими жвалами. Они вгрызаются в горную породу так, как если бы пользовались атомными резаками. Какие-то пресмыкающиеся твари, вроде ящериц, доставляют куски на взлетно-посадочную полосу, где мы используем антигравитационные подъемники для погрузки руды в шаттл… прошу прощения, сэр, где они используют подъемники, – поправил он себя, нахмурившись.

– Расслабьтесь, мистер Нил, мы не собираемся вступать в бой с нашим собственным экипажем. Найдем какой-нибудь другой способ.

– Благодарю, сэр. Я… мне не хотелось бы причинить вред кому-либо из них.

– Джим?.. – Маккой вцепился в руку капитана, не сводя глаз с офицера СБ.

– Не волнуйся, Боунз, это просто естественное нежелание вредить своим друзьям. Вряд ли Лорелея сумела достать его своими речами, – понизив голос, Кирк добавил:

– И я позабочусь о том, чтобы она больше никого не достала.

Они молча наблюдали некоторое время за погрузкой очередной партии руды. Загрузившись, шаттл снова взмыл в небо, оставив несколько человек на посадочной площадке. Один из них – Кирк не смог разглядеть, кто именно – положил коммуникатор у дерева. Усиленный голос Лорелеи громко вещал из переговорного устройства, эхом отдаваясь в карьере.

– Она разговаривает с планетарной жизненной формой. Похоже, ей удалось околдовать целую планету своими речами, – сказал Спок. – Разве удивительно, что она пленила своими речами экипаж одного-единственного корабля?

– Неудивительно, – устало согласился Кирк, – она обладает сверх естественным даром убеждения. Вот я и задаюсь вопросом, каким образом мы отберем у нее наш «Энтерпрайз».

На это у Спока не нашлось ответа.

Глава 9

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4906,1:

«Мы заняли наблюдательную позицию на холме, возвышающемся над карьером, в котором добывается экранировка для ремонта двигателей „Энтерпрайза“. Наше напряжение нарастает с каждой очередной загрузкой шаттла. Мы не знаем, сколько еще рейсов он сделает, а выбраться отсюда можно только на нем. Спока беспокоит и то, что наше присутствие здесь может быть обнаружено. Как только воздействие препарата, который Маккой впрыснул коралю, прекратится, вся планета станет для нас адом кромешным. Нужно бежать с планеты как можно скорее… иначе нас постигнет участь Мека Джоккора и того несчастного парня, проколотого шипом».

– Я подсчитал, какое количество руды потребуется мистеру Скотту для изготовления адекватного противорадиационного покрытия, – сказал Спок, – 37 962 метрические тонны. Это означает, что шаттлу осталось сделать всего один рейс.

– А почему они просто не воспользуются транспортатором? – спросил Маккой. – Ведь такая челночная перевозка груза отнимает уйму времени.

– Даже если бы не вышел из строя дальномер транспортатора, доктор, им не удалось бы транспортировать экранировку по лучу. Речь идет не о килограммах. Для того, чтобы обезопасить своих техников при ремонте ВОРП-двигателей, мистеру Скотту требуется несколько десятков тонн экранирующего вещества.

Спок умолк, и мгновенно воцарилась гнетущая тишина. Кирк поежился. Абсолютное безмолвие действовало ему на нервы. Здесь не было слышно ни стрекотания кузнечиков или сверчков, ни щебетания или чириканья птиц – ни единого звука не доносилось в укрытие на холме.

– Как полагаете, когда начнет проходить воздействие наркотика на кораль? – спросил Спок у Маккоя.

Доктор пожал плечами.

– Нам неизвестно, какова скорость обмена веществ у этого куста, но, думаю, мы можем рассчитывать всего лишь на несколько часов. Как только он оправится от инъекции метаморфина, за нами начнется охота.

– Стало быть, надо убраться отсюда с последним рейсом шаттла, – Кирк тяжело вздохнул. – И тогда перед нами встанет проблема захвата «Энтерпрайза». Не знаю, как нам удастся одолеть Лорелею.

– Да уж, она достаточно эффективно опутала весь экипаж своим звуковым гипнозом.

– Дело не только в звуковом гипнозе, Спок, – задумчиво произнес Кирк. – Вот я, например… стоит мне ее увидеть, как я чувствую себя… каким-то другим.

– Сдается мне, что на вас влияет не столько ее внешность, сколько ее запах. Она принадлежит к иной расе, но феромоны ее биологического вида могут волновать людей определенного склада характера.

– Таких, как я? – спросил Кирк, чуть улыбнувшись. – Возможно. Я как-то раз почувствовал, что от нее исходит какой-то аромат, будто она пользовалась духами. Но где она могла взять их? Ведь когда мы ее спасли, на ней была только ее одежда.

– Планета Хайла могла бы стать интереснейшим и ценнейшим союзником Федерации, если мы сумеем отыскать ее и наладить контакт.

– Если? Спок? Уж не превращаетесь ли вы в пессимиста?

– Нет, не будучи пессимистом, я в то же время и реалист. Шансы на то, что мы успешно выберемся с этой планеты, крайне…

Кирк поднял руку, не давая вулканцу закончить фразу.

– Ладно, не будем об этом. Мы все понимаем, что у нас мало надежды.

– Надежды, капитан? Чисто человеческая концепция, не опирающаяся на точный анализ. Понятие «надежда», равно как и ваша странная идея об «удаче», противоречит законам логики.

– Довольно, Спок. Давайте-ка лучше еще раз обсудим план нашего проникновения на борт шаттла. Все должно получиться.

– Нет, не все, сэр. Если…

– Заткнитесь, Спок! – взорвался Маккой. – Я до смерти устал от всех ваших «если». Надо что-то делать, а не гадать попусту.

Доктор поднялся и шагнул в сторону того места, где сидели капитан и вулканец, задев башмаком торчащий из дерна пень. Мертвый на вид кусок дерева содрогнулся, а из почвы начали вырастать корни, потянувшиеся к ноге Маккоя.

– Осторожно, доктор! – предостерег его Спок. – Все взаимосвязано. Будьте предельно внимательны.

– Проклятая планета! Того и гляди попадешь в лапы какой-нибудь твари, – Маккой с опаской обогнул оживший пень и, робко ступая по дерну, приблизился к Кирку и Споку. Присев рядом с капитаном, доктор ухмыльнулся:

– Хорошо, я понял. Я буду осторожен, чтобы не нарушить покой этой чертовой планеты.

– Итак, – начал Кирк, – об открытом штурме шаттла не может быть и речи. Мы также не должны привлекать к себе внимание планетной жизненной формы. С другой стороны, нам не удастся приблизиться к шаттлу незамеченными. Во время погрузки они выставляют охрану.

– У нас есть ручные фазеры. Почему бы не оглушить охранников? – предложил Маккой.

– Нельзя, – возразил Спок, – если Лорелея заподозрит, что шаттл захвачен нами, она просто не откроет двери посадочного отсека «Энтерпрайза». Или, что еще хуже, уведет корабль с орбиты и отправится на поиски какой-нибудь другой планеты, где можно будет произвести ремонт. И в том, и в другом случае мы застрянем здесь.

– Да, мы не должны настораживать ее, – согласился Кирк. – Пусть думает, что все идет согласно ее планам. Можно попробовать обезвредить охранников по одному, но их командира не трогать, чтобы Лорелея не смогла быстро понять, что что-то не в порядке.

– Неужели захват какого-то несчастного шаттла настолько сложен? Мы словно готовимся к битве у Рифта – 23, когда ромуланцы пытались вбить клин в самый центр федерации.

– Боунз, наш успех или наша неудача вполне могут отразиться на ходе исторического процесса. Зарв и Лорритсон еще не завершили своей миссии, а ромуланцы не станут дожидаться нас. Аммдонско-Джурнаморианский конфликт разрастется в крупномасштабную войну без каких-либо мирных альтернатив.

– Шаттл, сэр! – крикнул один из СБ.

Отдаленный рев напомнил о том, что существует в Галактике цивилизации-существа, пленниками которой оказались Кирк и его товарищи. Довольно низко летящий шаттл появился не один, а с эскортом: его молчаливо сопровождали, летя чуть повыше, два живых аэроплана. Когда шаттл, сделав вираж, начал заходить на посадку, воздушные «сторожевые псы» планетарной жизненной формы взмыли ввысь и вскоре исчезли из виду.

– Ну, пора, – решительно произнес Кирк, когда шаттл приземлился. – Мистер Нил, занимайте вон за тем холмиком позицию, рядом с шаттлом. Спок, Маккой, вы оба держитесь ближе ко мне. Остальные будут ждать здесь.

Кирк не хотел, чтобы вся группа участвовала в захвате шаттла, потому что люди могли просто помешать друг другу, а неожиданная и слаженная атака оставалась единственным шансом сбежать с планеты. Не удайся она, и все будет потеряно.

Нил быстро, но осторожно двинулся вперед в указанном Кирком направлении. К тому моменту, как открылся люк шаттла, Нил успел спрятаться за холмом всего в нескольких метрах от двери. Все затаили дыхание, когда вышедший из шаттла член экипажа прошествовал мимо укрытия Нила… затем посадочную площадку озарила вспышка света, и спустя секунду Нил заменил на посту упавшего без сознания охранника. Кирк подал рукой знак, призывая Спока и Маккоя следовать за ним.

Они быстро сбежали с холма и, спрятавшись за возвышением, за которым только что сидел Нил, стали ждать, пока местные рабочие-рептилии подтащат экранировочный материал к посадочной площадке, где три человека из экипажа шаттла подвозили подъемники-антигравы под огромные куски горной породы.

– Да, их нужно заменять по одному и только после этого проникать в шаттл, – прошептал Кирк, – лобовой атаки у нас не получится.

– Сэр, ими командует мистер Скотт, – вулканец своим острым зрением разглядел в сгущающихся сумерках детали, которых не различали ни Кирк, ни Маккой, – он сразу узнает нас.

– У нас нет выбора.

Спок пожал плечами, но не стал возражать, предоставляя капитану самому принимать окончательное решение.

– Вперед! – скомандовал Кирк.

Все трое одновременно ринулись в атаку из укрытия. Кирку удалось нокаутировать своего противника со второго удара. Спок разделался со своим мгновенно, применив какой-то вулканский приемчик, и только у Маккоя возникли затруднения – он никак не мог вырубить доставшегося ему оппонента, не переставая ворчать, что он, мол, врач и ему надлежит помогать пациентам, а не увечить их.

– В данном случае, доктор, – сказал Спок, – слишком очевидно, что он – скорее всего жертва, нежели пациент.

– Вы правы, Спок. Он – моя жертва. Спасибо вам, что помогли мне это понять. Я вас отблагодарю – сделаю вам бесплатную косметическую операцию ушей, как только вернемся на «Энтерпрайз». Может, станете больше походить на человека, хотя я сомневаюсь.

– Меня ни в малейшей степени не прельщает перспектива быть больше похожим на вас, доктор Маккой.

Кирк жестом показал им, что надо бы закончить работу, начатую экипажем шаттла. Они задали направление антигравам и потащили их к шаттлу. Похожие на ящериц существа, доставившие на площадку материал для экранирования, не обратили на них никакого внимания. Для них, видимо, все чуждые создания были идентичны, и они никак не реагировали на присутствие людей, пока те не вступили с ними в непосредственное физическое взаимодействие, представляющее угрозу.

– Пока что все идет как по маслу, – заметил Кирк.

– Пока, – буркнул Спок.

– Там Скотти, – прошептал Маккой, – смотрит в другую сторону.

– И слава Богу. Давайте-ка транспортируем груз в трюм шаттла. А потом будем разбираться со Скоттом.

Они сопроводили тяжелую экранировку в трюм, закрепили груз силовыми лентами и отослали антигравитационные сани назад, в сгустившуюся темноту. Антигравы зависли в воздухе в нескольких метрах от люка, покорно ожидая следующего рейса в карьер.

– Ну ладно, – сказал Кирк. – теперь надо атаковать внезапно и быстро. Спок, вы берете на себя Скотти. Мы с Боунзом займемся остальными.

– А если они успеют предупредить Лорелею?

– Спокойствие, Боунз, только спокойствие. Готовы? Пошли!

Все трое неслышно выскользнули из трюма и уже направились было к передней части шаттла, как вдруг со стороны карьера донесся громкий предостерегающий крик. Крик бессловесный, наполненный болью… и человеческий.

– Ребята, – послышался голос Скотта, – ступайте посмотрите, что там внизу стряслось. Не нравится мне это место.

Мимо притаившихся в полутемном проходе Кирка, Маккоя и Спока пробежали двое человек с фазерами в руках. Кирк услышал, как Скотт включил коммуникатор.

– «Энтерпрайз», прием.

Ответ пришел незамедлительно.

– В чем дело, мистер Скотт? – зазвучал в эфире нежный чарующий голос Лорелеи. – Вы ничем не нарушили биосферу планеты?

– Я не знаю, в чем дело, Лорелея.

Скотт продолжал говорить с «командиршей», а Кирк сделал друзьям знак рукой – мол, отходим. Даже с пятиметрового расстояния, отделяющего их от Скотта, чувствовалось гипнотическое воздействие голоса хайланки, транслирующегося с «Энтерпрайза» на ручной коммуникатор Монтгомери Скотта.

Троица «захватчиков» снова укрылась в грузовом трюме. Кирк закрыл уши ладонями и кивнул Маккою и Споку, чтобы те последовали его примеру. Спок время от времени выглядывал из-за угла, дабы удостовериться, что Скотт по-прежнему говорит в коммуникатор, и безмолвно сообщил Кирку движением губ, что «да», связь Лорелеи с шаттлом не прервана.

Кирк пододвинулся к вулканцу и зашептал ему на ухо:

– Надо вернуться и выяснить, что случилось. Может, охранники оклемались и засекли Зарва и остальных.

Они выбрались из шаттла. Спок и Маккой взялись за рукоятки антигравов и начали толкать их вниз по тропе в направлении карьера. Теперь, под покровом темноты, они могли не опасаться, что Скотт узнает их.

Однако заговорить они решились, только удалившись на безопасное расстояние.

– Вы что-нибудь видите? – спросил Кирк. – Кто-то кричал. Наверняка один из наших.

– Необязательно, капитан. Кто-нибудь из охранников, временно выведенных из строя, мог прийти в себя и нечаянно рассердить чем-то планетную жизненную форму. А если так, то мы должны как можно скорее завершить акцию захвата шаттла, иначе…

Кирку даже и думать не хотелось о том, что будет «иначе». Если воздействие впрыснутого коралю наркотика прекратилось, вся планета примется искать сбежавших пленников, и тогда никому не сдобровать.

– Смотрите! Вон там!

На двоих парней в форме СБ, которых Скотт послал на разведку в карьер, наседали, прижав их к большому валуну, четырехногие, высотой людям по колено, животные с клыками достаточно длинными для того, чтобы прокусить кусок твердой древесины толщиной в два дюйма. Громкие клацающие звуки открывающихся и закрывающихся челюстей говорили о явно не мирных намерениях животных.

– Никаких фазеров, – предупредил Кирк, когда Маккой выхватил оружие. – Фазерный огонь и обусловил эту заваруху. Видишь?

Он указал на несколько оглушенных хищников, лежащих у тел троих человек, которых Кирку и его людям пришлось «отключить» в начале атаки на шаттл. Глотки у всех троих были разорваны в клочья.

– Господи всеблагий! – в ужасе прошептал Маккой.

– Экосистема планеты действует безупречно, – ровным голосом произнес Спок. – Эти животные, видимо, питаются падалью и выполняют роль природных санитаров. Обнаружив неподвижные тела – люди ведь лежали без сознания, не шевелясь, – падальщики приступили к исполнению своих функций.

– Они пожирали их!

– Существа удаляли потенциально разлагающуюся плоть. Люди, выведенные нами из строя, не могли отреагировать на какие-то призывы со стороны планетарной жизненной формы, и для нее стало очевидным, что они закончили свои жизненный цикл и их следует ликвидировать.

Кирк снова удержал Маккоя, когда тот вскинул фазер.

– Позволь мне остановить их, Джим. Если мы ничего не предпримем, эти парни погибнут. Не важно, околдованы они Лорелеей, нет ли, они по-прежнему члены экипажа «Энтерпрайза». Твоего корабля.

– Боунз, – Джеймс Т. Кирк чувствовал, как его разрывает на части практически неразрешимая дилемма. Быстрые действия со стороны группы Кирка могли бы предотвратить гибель двоих людей Скотта. Но эти же действия не только взбудоражили бы планетарную жизненную форму, но и сообщили бы Скотту – и Лорелее – о присутствии опального капитана близ шаттла. А тогда с надеждой на бегство с планеты можно было распрощаться.

«Но если я ничего не сделаю, погибнут двое членов экипажа. Моего экипажа».

– Ну что же ты, Джим? – молящим голосом спросил Маккой. – Они не смогут долго сдерживать натиск этих тварей. У них, наверное, уже все ноги искусаны. Только какого дьявола они не воспользуются фазерами?

– Хайланская философия пацифизма, внушенная им Лорелеей, настолько прочно укоренилась в них, что они не способны защитить свою собственную жизнь, – объяснил Спок.

– Скотт, на помощь! – проорал Кирк и метнулся с тропы, увлекая за собой вулканца и доктора в густую тень ночи, где их никто не смог бы увидеть.

Несколько секунд спустя послышалась тяжелая поступь, и на тропе появилась фигура Монтгомери Скотта.

– Силы небесные… моих ребят едят заживо! он говорил в коммуникатор.

– Мир! – раздался голос Лорелеи. Слово прокатилось по посадочной площадке, достигая щелкающих зубами животных, представляющих из себя одно из множественных проявлений планетарной жизни. – Эти люди не навредят вам. Они живые. Их не нужно удалять. Не причиняйте им вреда. Позвольте им уйти.

Кирк плотно закрыл ладонями уши, пытаясь оградить свой разум от увещеваний Лорелеи, которые хотя и не предназначались ему или его людям, все же оказывали свое пагубное воздействие, заставляя капитана уже в который раз усомниться в правильности своих идеалов, своей философии. Лорелея говорила минут пятнадцать, успокаивая и убеждая существ, даже не обладающих органами слуха. «Спок прав, – подумал, Кирк, – хайланка использует в своей технике гипноза некие суб и ультразвуковые гармонические колебания».

Стая падальщиков заметно умерила свою лихорадочную активность. Животные оставили в покое почти не оказывающих сопротивления людей и, помедлив немного, разбежались, исчезнув в ночной тьме. Двое спасенных людей Скотта держались друг за друга, чтобы не упасть. Шок от пережитого кошмара притупил, видимо, чувство страшной боли в, израненных ногах. Оба не издавали ни звука, а лишь мелко дрожали, с ужасом взирая на тела своих окровавленных, изуродованных товарищей.

Скотт жестом приказал им возвращаться в шаттл. Они безропотно повиновались и заковыляли по тропинке.

А Скотт тем временем закончил свой рапорт Лорелее, закрыл крышку коммуникатора и, горестно покачав головой, принялся грузить трупы на один из антигравов, который Спок оставил на краю тропы. Бормоча Что-то себе под нос, инженер начал толкать ужасный груз в направлении шаттла.

* * *

– Он намерен смыться, – предупредил Маккой. – Потеряв стольких людей, он не пожелает здесь оставаться. Да и экранировки у них уже достаточно.

– Ты прав, Боунз. С минуты на минуту он стартует. Ступай позови Нила и остальных, а мы со Споком обработаем Скотта. Это наш лучший шанс.

– Это наш единственный шанс.

Кирк не ответил доктору и, выждав, пока Маккой растворится в ночи, осторожно двинулся в сторону шаттла, стараясь ничем не встревожить сверхчувствительную экосферу планеты-организма. Теперь нужно было действовать четко, быстро и безошибочно. «Если мы не захватим шаттл в течение ближайших минут, – подумал капитан, – останемся здесь на веки вечные. Вряд ли Лорелея или кто-то из экипажа „Энтерпрайза“ захочет возвращаться сюда после этого кровавого инцидента».

– Вон он, капитан. Закрывает грузовой люк, – прошептал вулканец, когда они проскользнули в шаттл.

Кирк кивнул, подождал, пока Спок, неслышно ступающий по металлическому полу, укроется за углом всего в метре от Скотта, потом вошел в зону, освещаемую лишь переносным фонарем, закрепленным над люком, и тихонько окликнул инженера:

– Мистер Скотт!

Скотт медленно обернулся и внимательно вгляделся в лицо стоящего перед ним человека.

– Капитан, это вы! – появившееся было на его лице радостное выражение мгновенно сменилось возмущением. – Вам не следовало приходить сюда. Лорелея говорит, что вы сосланы на планету. Вы дурно влияете на людей.

– Мне нужно вернуться на «Энтерпрайз», Скотти. И вернусь я на этом шаттле.

Кирк осклабился и, протянув руку, ласково похлопал ладонью по холодному металлу корпуса.

– Старина «Галилей – 7» не подведет нас, не правда ли?

– Капитан, не в моей власти разрешить вам покинуть планету, но попробую уговорить Лорелею.

Рука Скотта потянулась к коммуникатору… и он застыл, будто замороженный, когда молниеносно мотнувшийся из-за угла Спок применил против него вулканский прием, неуловимым движением ущемив нерв в области ключицы.

– Ловкая работа, Спок, – похвалил вулканца Кирк, вслушиваясь в доносившийся снаружи хруст гравия под ногами в тяжелых башмаках. – Вы никогда не слыхали выражения «Кто-то ходит по моей могиле»? У меня сейчас именно такое чувство.

Кирк взял фонарь и, подойдя к выходному люку, направил луч в темноту. В желтый конус света вступили Маккой, Нил и остальные. Зарв и Лорритсон тащились позади всех. Дипломаты, судя по их виду, так и не оправились от пережитых потрясений.

– Нам придется основательно поработать над Скоттом, – прежде чем возвращаться на корабль, – сказал Кирк Споку, глядя на приближающуюся «процессию». – Похоже, Лорелея основательно сбила его с толку.

– У этого парня, видимо, совсем крыша поехала, капитан, – отдуваясь, произнес подошедший Нил, сваливая с плеч связанного по рукам и ногам часового. Кирк узнал в нем того самого мичмана, которого Нил обезвредил в самом начале операции по захвату шаттла. Большой кляп во рту мешал ему выражать свои протесты вслух, и он лишь извивался всем телом, тщетно пытаясь разорвать опутывающие запястья и лодыжки ремни.

– Ну, что вы думаете, Спок?

– Мистер Скотт вряд ли легко освободится от воздействия примененного Лорелеей метода промывания мозгов, если поведение этого человека является примером его эффективности, – Спок указал на связанного охранника. – Он уже минут двадцать не слыхал ее голоса, но по-прежнему сопротивляется.

– Неужели вы намерены применить к Скотти свое вулканское слияние разумов? – спросил Маккой.

– Я не вижу альтернативы.

Кирк, нахмурившись, кивнул:

– Ну что же, Спок, используйте свой метод. Постарайтесь убедить Скотти в том, что он должен помочь нам.

– Даже если мистеру Споку и удастся сделать это, мы все равно станем уязвимыми, как только окажемся в пределах слышимости ее голоса, – возразил Нил.

– Доктор, можно на скорую руку изготовить что-то вроде затычек для ушей?

Маккой почесал подбородок, потом улыбнулся.

– Хочешь последовать примеру Одиссея, Джим? Ну ладно, я запечатаю вам уши так, что ни одна Сирена не сумеет вас совратить. Нил, пойдем со мной в трюм… Там где-то должен быть кусок озокерита. Поможешь мне найти его.

Оба торопливо двинулись к грузовому трюму. Джим Кирк повернулся к Споку и Скотту. Вулканец уже приступил к делу. Его длинные пальцы нежно поглаживали лицо инженера. Вот пальцы достигли лба Скотта, затем висков и вдруг сильно на давили на них. Оба – и Скотт, и Спок – дернулись. Лицо вулканца стало каким-то дряблым.

– Он… его разум в конфликте с самим собой, – прошелестел голос, чем-то слегка отличавшийся от голоса Спока, однако, безусловно, принадлежавший вулканцу. – Я не могу полностью упорядочить его мысли. Слова – ее слова – мешают, привносят суматоху. Так близко… я так близок к освобождению его от чужого влияния…

Спок убрал ладони с лица Скотта, будто плоть инженера обожгла его кожу.

– Спок, вы в порядке?

– Более или менее, капитан. Думаю, мне удалось убедить его, по крайней мере, частично.

– Капитан Кирк, я… вспомнил. Я пытался остановить вас. О Боги, как я после этого смогу смотреть вам в глаза, сэр… – Скотт закрыл лицо ладонями и застонал, качаясь из стороны в сторону. – Никогда я не навлекал на себя такого позора. Это трагедия.

– Трагедия будет, если мы не смотаемся отсюда… Ты способен помочь нам, Скотти?

– Конечно, капитан, конечно. «Энтерпрайз»… Она завладела «Энтерпрайзом»! Лорелея!

– Воспоминания будут возвращаться к нему постепенно. Я неврологически перегруппировал траектории некоторых из них. Он придет в норму, но в течение нескольких ближайших дней память его будет несколько хаотична.

– Мистер Спок, так это вы копались в моих мозгах!

Кирк обернулся к возвратившимся из трюма Маккою и Нилу. Маккой победно улыбнулся, держа в высоко поднятой руке большой кусок желто-зеленого воска.

– Вот наш обратный билет на Олимп.

– Пожалуйста, доктор, оставьте ваши классические аллюзии при себе.

Маккой раскрыл было рот, чтобы огрызнуться, но передумал, встретив мрачный взгляд Кирка.

– Довольно, Боунз. Считаешь, что это сработает?

– Должно сработать. Ну-ка, подставляйте ваши ушки, по очереди… Так, хорошо… следующий…

Спустя несколько минут он всем залепил слуховые каналы мягкой тепловатой массой. Довольный своей работой, Маккой помог Нилу затащить упирающегося охранника в трюм шаттла. Туда же препроводили и обоих его товарищей, пострадавших от укусов падальщиков. Их тоже связали и заткнули рты кляпами, хотя они пока что не оказывали сопротивления – Кирк решил на всякий случай перестраховаться. Кто знает, как долго они будут находиться под гипнозом Лорелеи? Несколько часов? Или несколько дней? Лучше не рисковать.

– Всем в шаттл, – громко приказал Кирк, сопровождая слова жестами, поскольку Маккоевы «билеты на Олимп» ограничивали слуховое восприятие. – Я хочу убраться с этой планеты как можно скорее. У меня появилось какое-то нехорошее предчувствие.

– Капитан Кирк, – заговорил Лорритсон, – я вас недооценил. Это было время испытаний для всех нас. Вы оказались на высоте. Выдержали испытание с честью.

– Забирайтесь внутрь, я сказал. Дифирамбы друг другу будем петь позже. Когда одолеем Лорелею.

Кирк махнул рукой Зарву, который стоял метрах в двух от входа в шаттл будто вкопанный.

– Господин посол! – рявкнул Кирк. – Вы нас задерживаете!

– Зарв! – закричал вдруг Лорритсон, уже вошедший в шаттл. Никто и опомниться не успел, как он пулей метнулся из шаттла и подскочил к послу Правую ногу телларитянина опутала то ли веревка, то ли лиана. Другие змеевидные побеги быстро вырастали из почвы и слепо тянулись к остолбеневшему послу.

– Что это, Спок? Почему?

– Планетарная жизненная форма осознала, что мы сбежали из кораля, Джим. Сенсоры шаттла фиксируют резкое повышение активности в той зоне. Эскадрильи органических флайеров подняты в воздух и взяли курс на карьер, а с другой стороны в нашем направлении маршевым порядком движутся армии гуманоидов. У нас не остается времени. Ни минуты!

– Я должен спасти дипломатов. Без них нам не прекратить войны в системе Аммдона.

Кирк выпрыгнул из люка и, яростно круша каблуками выползающие из грязи лианы, пробрался поближе к Лорритсону. Дональд судорожно вздрагивал, словно в припадке эпилепсии. Взглянув на Зарва, Кирк понял, что явилось причиной такой реакции Лорритсона. Одна из лиан, спирально охватившая горло телларитянина, удушила его. Голова Зарва склонилась на сторону, распухший посиневший язык вывалился изо рта, крошечные глаза выпучились, как у глубоководной рыбы, внезапно извлеченной на поверхность океана. Кирк едва не сблевал, глядя на эту гротескно-отвратительную маску, появившуюся вместо лица… «Похожего на свиное рыло», – некстати подумалось капитану.

– Дональд, давай назад. Ему ты уже ничем не поможешь. Теперь ты посол. Ты обязан завершить миротворческую миссию.

– Зарв, – всхлипнул Лорритсон, – он был для меня не только шефом. Он… он был моим другом Трудно поверить, что его больше нет. Мы так хорошо дополняли друг друга. А с Меком Джоккором…

– Лорритсон! Прекрати ныть! – Кирк принялся злобно расшвыривать ногами змеящиеся лианы, пытаясь расчистить дорогу к шаттлу. Безрезультатно. Тогда капитан сорвал с пояса фазер и двумя короткими очередями полоснул по копошащейся у его ног массе отростков. Фазерные лучи оказали воздействие на жизненную форму, но вовсе не то, какого он ожидал.

Лианы сморщились и втянулись в почву… какая-то мохнатая лапа сильным ударом выбила оружие из рук Кирка, а по ногам поползли снизу вверх тонкие колючие усики, больно жаля кожу и парализуя мышцы. Кирк отчаянно рванулся… и не сдвинулся с места. Целая планета навалилась на него своей мощью.

– Спок! – крикнул он. – Стартуй! Бросьте меня. Остановите Лорелею!

Запечатанные уши не позволили ему услышать диалог между Споком и Маккоем. Он лишь увидел, как его помощник по науке оттолкнул доктора и захлопнул люк. Странное чувство – сочетание гордости и страха – обуяло капитана. У Спока достало ума повиноваться. «Энтерпрайз» не будет потерян для Федерации. Вулканец сумеет одолеть хайланку. Ради этого стоит пожертвовать еще одной жизнью. «Моей жизнью», – подумал Кирк.

И тут дюзы двигателей шаттла ярко вспыхнули. Горячие выхлопные газы хлестнули по лицу капитана, по его рукам, по всему телу.

Но «Галилей – 7» не оторвался от поверхности планеты. Спок развернул шаттл таким образом, чтобы языки пламени зажигателя двигателей лишь слегка опалили Кирка и опутывающие его побеги чуждой жизни. Кирк, понимая, что делает Спок, собрал последние силы и сделал еще один, решающий, рывок. У него еще оставался шанс выжить. Колючая лоза, сковывающая его движения, не выдержала жара, исходившего от двигателей шаттла, и ослабила захват. Кирк стряхнул с ног тонкие увядающие щупальца и, спотыкаясь, направился к шаттлу.

– Поторопитесь, капитан, в таком режиме я долго не продержусь, – доносящийся из внешнего динамика голос вулканца был приглушенным, но Кирк все понял. Раздавив каблуком проклюнувшиеся из почвы настырные побеги лозы, капитан устремился к люку и едва не упал, но сильные руки подхватили его и втащили внутрь.

– Зарв, Лорритсон, оба погибли, – только и удалось прошептать ему.

– Но вы-то живы! – услыхал он чей-то крик. А мгновение спустя, когда взревевшие двигатели шаттла вышли на полную мощность, Джим Кирк рухнул на стальные панели пола, не выдержав резкого ускорения. Последние его мысли были о смерти и… о Лорелее.

Глава 10

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 4908,0:

«Как ни труден был побег с планеты-организма, мне кажется, что вернуть под свое командование „Энтерпрайз“ будет еще сложнее. Лорелея полностью контролирует экипаж; она опутала моих людей сладкой паутиной своих изречений о мире и недопустимости насилия, лишила их воли. Чтобы поправить это, потребуются большие усилия и много времени. А времени у нас не осталось».

– Осторожнее, Спок. Вы подошли слишком близко.

– Доктор, я – квалифицированный пилот. Я не нуждаюсь в ваших указаниях. Занимайтесь лучше своими пациентами. Надеюсь, ваши медицинские навыки превосходят ваши навигационные способности.

Кирк, издав стон, открыл глаза. Он вспомнил, что потерял сознание, упав на стальной пол шаттла. Теперь же он лежал на одной из противоперегрузочных мягких кушеток. Капитан с трудом принял сидячее положение и, разлепив губы, хрипло приказал:

– Докладывайте, Спок.

– Сэр, мы находимся менее чем в тысяче метров от «Энтерпрайза». Мистер Скотт связался с бригадой, обслуживающей посадочный отсек. Они уже открывают двери. Скоро пришвартуемся.

– Посмотрите, капитан. Ремонт идет согласно плану, – сказал Скотт, глядящий наружу через крошечные иллюминаторы. – Молодцы, ребята.

Он сиял от удовольствия при виде столь искусно реконструируемых модулей материи-антиматерии. Корпус одного из ВОРП-двигателей был раскрыт. Экранировка парила всего в нескольких миллиметрах от смертоносной антиматерии, удерживаемая на месте невидимыми силовыми полями. Приближалась последняя стадия ремонта, когда следовало переформировать магнитные емкости, чтобы активировать мощный источник питания корабля.

– У нас семь человек, способных выдержать воздействие голоса Лорелеи. Как полагаете, такого количества достаточно? – спросил Кирк.

– Я думаю об этом, капитан. Если нам удастся оглушить членов команды посадочного отсека, тогда мы сможем сразу же пробраться в машинное отделение. А оттуда нам будет достаточно просто задействовать баллоны с усыпляющим газом. Конечно, таким образом мы временно выведем из строя сразу четыреста двадцать членов экипажа, но ничего не поделаешь – постепенно, по частям, нам не справиться с такой массой народа.

– Как обычно, Спок, ваш анализ проведен мастерски, – вздохнул Кирк. – Я вот только боюсь, что Лорелея отсоединила баллоны с усыпляющим газом от системы циркуляции воздуха. Она ведь имеет свободный доступ в любой отсек корабля.

– Применение усыпляющего газа не является насильственным методом, капитан. Это не должно противоречить философии хайланки.

– Она понимает, что это может быть использовано против нее. Захват корабля не был спонтанным, она все спланировала заранее. Меня не удивит, если мы обнаружим, что повреждено большинство средств внутренней обороны.

– Даже если они и не повреждены, – сказал Скотт, – многие члены экипажа находятся снаружи, занятые ремонтом двигателей. По первому зову Лорелеи они набросятся на нас.

– Если, как вы утверждаете, они прониклись идеями пацифизма, тогда они не в состоянии оказывать нам физического сопротивления, – встрял в разговор Нил. – В этом наше преимущество. Мы можем драться, они – нет.

– Они по-прежнему члены нашего экипажа и наши друзья, мистер, – резко заявил Кирк. – А их пацифистские настроения не помешают им засадить нас в кутузку. Количественное соотношение не в нашу пользу – по шестьдесят человек на каждого из нас. Единственное наше преимущество – внезапность.

– И скорость. Нужно действовать очень быстро.

– Да-да, скорость и внезапность, – согласился Скотт. – Но если, как вы предполагаете, усыпляющий газ не сработает, тогда что нам делать?

– Мы возьмем в плен Лорелею. Запрем ее в тюремной камере, чтобы у нее не было возможности общаться с кем-либо. Сработает усыпляющий газ – хорошо. Нет, значит, попробуем обойтись без него. Без непосредственного контакта с людьми гипнотические влияния Лорелеи значительно понизятся.

– Конечно, – сказал Спок, – однако на протяжении нескольких суток люди будут испытывать те чувства, которые уже успела внушить им хайланка. А для их полного излечения потребуется еще больше времени. Думаю, когда мы вернемся на Звездную Базу I, всех членов экипажа необходимо подвергнуть полной психологической обработке.

– Всех, кроме вас, конечно, – язвительно заметил Маккой. – Насколько я понимаю, вы, вулканцы, совсем не воспринимаете подобные чары, которыми околдовала нас Лорелея?

– Нет, не совсем. Я обнаруживаю в своем поведении некоторое – незначительное, правда, – влияние ее личности. Но в отличие от вас, людей, мы способны логически контролировать свои действия… А теперь, доктор, извините, но я попросил бы вас не отвлекать меня несколько минут. Мы входим в корабельный док.

Перед приближающимся к кораблю шаттлом немедленно распахнулись двери посадочного отсека – «Энтерпрайз» будто широко зевнул. Спок искусно провел «Галилея – 7» через раскрытые ворота, мягко, почти без толчка, пришвартовался к причалу, потом взглянул на поднявшегося на ноги Кирка. Капитана слегка пошатывало – он еще не вполне оправился от удара головой о металлический пол при старте.

– Ну, с Богом. Лорелея, наверное, на мостике. Оглушаем всех, кто попадется у нас на пути. Нельзя допустить, чтобы кто-нибудь сбежал и поднял тревогу.

– Есть, капитан, – кивнул Спок.

Джеймс Т. Кирк повернулся и подал сигнал Нилу, чтобы тот открыл люк. Кирк не стал дожидаться, пока крышка люка поднимется полностью, она отошла лишь наполовину, а капитан уже послал в проем красный луч фазерного огня. Двое техников, встречавших шаттл, почти одновременно свалились на палубу, оглушенные. Кирк рванулся наружу; следом за ним высыпала вся группа захвата, обрушив на противника огонь фазеров и поражая оцепеневшие от неожиданности живые мишени.

Спустя несколько секунд все было кончено – десять человек персонала, обслуживающего посадочный отсек, лежали на полу без сознания.

– Готово, капитан, – сказал Скотт, – теперь я доложу обстановку этой девушке на мостике. Он включил коммуникатор.

– Лорелея, здесь Скотт. Докладываю о благополучном возвращении. Идет разгрузка последней партии экранировки.

– Отлично, мистер Скотт. Вы прекрасно справились с заданием. – Кирк заметил, что выражение лица Скотта чуть изменилось. Даже с запечатанными ушами он слышал проникновенный голос инопланетянки, который мог снова вернуть его в рабство. Кирк взял инженера за плечи и сильно встряхнул. Скотт заморгал и, мотнув пару раз головой, сдержанно кивнул капитану, как бы говоря: ну уж нет, больше я ей не поддамся.

Добежав до турболифта, они вшестером – Скотт отправился в машинное отделение – втиснулись в кабину и поехали на мостик. Восковые затычки в ушах лишали их возможности слышать знакомые звуки: шуршание кабины, несущейся сквозь этажи, электронное жужжание оборудования, тихое скрежетание металла о металл, когда двери лифта раскрылись. Мостик. Кирк сделал два быстрых шага вперед.

Лорелея сидела в командирском кресле, созерцая изображение на видеоэкране. Взгляд Кирка метнулся на картинку – его, Кирка, экипаж усердно трудился на ремонте двигателей – и тотчас же вернулся к Лорелее. В эту долю секунды хайланка и почувствовала неладное. Она ударила по кнопке тревоги. На пульте вспыхнули красные огни, где-то в отдалении взвыла сирена.

Спок и Кирк открыли огонь из фазеров. Чехов и Зулу, даже не успев обернуться, обмякли в своих креслах. Вскочившая на ноги Ухура попыталась заслонить своим телом хрупкую инопланетянку. Ей это удалось, и она, получив сдвоенный лучевой удар, откинулась на пульт, широко раскинув руки, после чего сползла на пол, уже без сознания.

А Лорелея тем временем кинулась к винтовой аварийной лестнице, ведущей на палубу нижнего уровня.

Кирк не услышал, а ощутил, как в спину ему дунуло воздухом. Обернувшись, он увидел, что двери турболифта закрылись и кабина двинулась вниз. Ясно – Маккой и Нил хотят перехватить там Лорелею. Остальные офицеры, несущие вахту на мостике, ринулись было на атакующих, но точный огонь Спока не оставил им шанса. Секунд через пятнадцать все уже мирно лежали на полу, погрузившись в сон без сновидений.

– Проклятие, Спок, она улизнула от нас!

– Корабль под нашим контролем, капитан. Без мостика она не сможет вернуть себе полную власть.

Кирк уселся в кресло командира и набрал на клавиатуре код. На панели Чехова не загорелось ни одной красной лампочки.

– Она нейтрализовала газовые баллоны, как я и предполагал. Мостик-то наш, но большинство систем корабля по-прежнему в ее руках. Как только она доберется до вспомогательного пульта управления, у нас появятся проблемы.

– Турболифт мы вывели из строя. Теперь на мостик можно проникнуть только по лестнице.

– Или через купол, – Кирк воздел глаза к прозрачной стеклостальной крыше мостика. – Несколько минут работы атомным резаком и внезапная декомпрессия убьет всех присутствующих в командной рубке.

Но Кирк не хотел и думать о том, что техники, ремонтирующие двигатели, решатся на такой шаг.

Лобовая атака капитана почти увенчалась успехом. Почти! Да она с треском провалилась, атака эта! Лорелея сбежала, целая и невредимая, по-прежнему контролирующая умы людей и имеющая в своем распоряжении уйму времени для тщательного планирования контратаки. Время работало на нее, а не на Кирка и его группу.

– Сэр, мистер Скотт на связи.

– Докладывай, Скотта.

– Я в машинном отделении. Хезер Макконел придет в норму достаточно скоро. К счастью, хайланка не очень часто полоскала ей мозги, – он хохотнул. – Остальных я запер в инструментальном бункере.

– Завари фазером все двери, которые только можно, чтобы никто не смог быстро проникнуть в зону машинного отделения. Мы упустили Лорелею… В любую минуту она может бросить на вас все силы.

– Понятно, сэр.

Скотт отключил связь, а Кирк, нахмурив лоб, стал размышлять, как же им изловить Лорелею. Жужжание фазера Спока отвлекло его от мрачных мыслей. Кирк повернулся в кресле и увидел троих оглушенных вулканцем человек, упавших у входа на лестницу. И тут вдруг раскрылись двери турболифта. Кирк мгновенно вскинул фазер и уложил разом еще шестерых. Двери лифта закрылись, и кабина поехала вниз.

– Спок, вы же сказали, что турболифт выведен из строя!

– Неувязочка, капитан. Лорелея опередила нас. Добралась-таки до вспомогательного командного пункта.

– Значит, мы не можем контролировать ни одну из секций корабля.

– Боюсь, что да, сэр. Поскольку ВОРП-двигатели еще не функционируют, а большая часть внутренней энергии поступает от батарей аварийного источника, мы практически ничего не можем сделать. Мне даже не удается отключить систему циркуляции воздуха.

Вулканец еще не закончил говорить, когда видеоэкран покрылся рябью, и вместо изображения ВОРП-двигателя и ремонтной бригады на нем появилось печальное лицо Лорелеи.

– Джеймс, вы удивительный человек. Не ожидала, что вы вернетесь из ссылки, – инопланетянка горестно вздохнула. – Жаль, что вы упорно не желаете отказаться от насильственных методов.

Кирк сглотнул комок в горле. Один лишь вид этой женщины бередил ему душу, не говоря уж о всяких там феромонах и гармонических колебаниях. Несмотря на воск в ушах, убедительные интонации ее голоса прорывались в сознание Кирка.

– Спок, а нельзя ли как-нибудь приглушить ее?

– Секундочку, капитан.

Изображение осталось, но ангельский лик хайланки покрылся узором «в елочку». Слова стали сливаться друг с другом и звучали теперь непонятно, но Кирк по-прежнему хорошо понимал ее. Слишком хорошо.

– Вы не можете ни сбежать, ни одержать надо мною победу. Смиритесь, Джеймс. Я не желаю вам зла, – не дождавшись от него ответа, Лорелея грустно улыбнулась и добавила:

– Мы схватили вашего доктора Маккоя.

– Боунза?! – воскликнул Кирк, приподнимаясь с кресла.

– Он будет транспортирован обратно на планету-организм. Я попытаюсь объяснить ему ситуацию. Доктору не причинят вреда. Он лишь должен жить в гармонии с экосистемой.

– Вы убьете его. Ни один человек не сможет там жить. Мы для планеты инородные тела.

– Я подал на экран помехи второй степени, капитан. Она почти не видит и не слышит вас.

Она схомутала Маккоя, – Кирк безвольно откинулся на спинку кресла, внезапно ощутив безмерную усталость.

* * *

– Джеймс, пожалуйста, не реагируйте на мои слова так неистово.

Кирк мерно молотил кулаками по подлокотникам командирского кресла. Он весь дрожал от нереализованного желания действовать, делать хоть что-нибудь… и от бессильной ярости.

– С доктором Маккоем все будет в порядке.

– Вы же сказали, что транспортируете его на планету.

– Да, я должна сделать это. Я не могу допустить распрей на борту корабля. Насилие следует подавлять в зародыше.

– Он погибнет на этой планете. Ее экосистема…

– Я знаю, что представляет из себя ее экосистема.

Кирк всем своим существом ощущал вибрации ее чудного голоса, теплый свет доброты, который согревал и умиротворял его. «Почему я так противлюсь ей? Ведь вот он, всеобщий мир – стоит только попросить. Что от меня требуется? Ничего, кроме как слушать, слушать, слушать…»

– Капитан! – рявкнул Спок, вырывая командира из паутины чар хайланки. – Я не рекомендовал бы вам беседовать с ней даже на протяжении коротких отрезков времени.

Кирк встряхнул головой, потер пальцами виски. «Болван, – обругал он себя. – Опять позволил ей коварно внедриться в свой мозг. Не будь рядом Спока, я не выдержал бы натиска ее гармонических атак. Она пользовалась своим голосом как инструментом, настраивая его на определенную частоту. Нет, это даже не инструмент, – решил Кирк, – а скорее оружие».

Да, она проповедует мир, но ее пацифистская философия губительна в сложившихся обстоятельствах. Любой, кто окажется на этой невообразимой планете, являющейся единой взаимосвязанной формой жизни – будь то человек, телларитянин, да и сама хайланка, – неминуемо погибнет. Планета постарается во что бы то ни стало удалить его, отторгнуть, уничтожить, как раковую опухоль, угрожающую здоровью всего организма.

– Лорелея, не отправляйте Маккоя на планету. Ему там не место.

– Ему больше не место и здесь, на борту «Энтерпрайза», Джеймс. Так же, как и вам. Вы не способны адаптироваться к мирному образу жизни.

– Лорелея… – начал было возражать Кирк, но, передумав, отключил связь с хайланкой. На экран вернулось изображение ремонтируемых ВОРП-двигателей. Техники уже заканчивали реконструкцию модуля материи-антиматерии.

– Ну, что будем делать, Спок? Я не могу позволить ей отослать Маккоя на планету. Я должен остановить ее. Пойду попытаюсь отбить у них Боунза.

– Сэр, у меня появилась идея, которая может сработать. Правда, нужно основательно проанализировать ее с помощью компьютера.

– Доставьте меня в транспортаторный отсек, а потом делайте все что хотите.

– Есть, сэр. Готово.

Двери турболифта распахнулись, и Кирк двинулся к, ним, испытывая чувство, будто он марширует прямиком в пасть гигантского зверя, вознамерившегося пожрать его. Никогда еще не ощущал он себя таким одиноким, как сейчас, когда двери лифта захлопнулись и кабина понеслась вниз со скоростью, от которой у Кирка перехватило дыхание. Он едва успел справиться с минутной слабостью и заставить себя подготовиться к враждебному приему, который ожидал его в транспортаторном отсеке.

Спасла его быстрота рефлексов. Лишь только двери начали раскрываться, мозг Кирка Зафиксировал несколько человек в форме СБ, стоявших в коридоре с фазерами наизготовку. Однако его фазер выстрелил первым. Красный луч метнулся по шеренге охранников, и те начали медленно оседать на пол.

Окинув взглядом коридор и удостоверившись, что здесь для него больше нет угрозы, Кирк перешагнул через распростертое на палубе тело одного из охранников и ворвался в транспортаторную. Командир подразделения лучевой транспортировки подготавливал к пуску установку, а на площадке транспортатора стоял Маккой со связанными за спиной руками.

– Сойди с площадки, Боунз! – проорал Кирк. – Отключите транспортатор, мистер Кайл.

Офицер заколебался, раздираемый сомнениями и противоречивыми чувствами: служебный долг вынуждал его повиноваться капитану, но Лорелея приказала ему отправить доктора на планету.

– Капитан, и… – только и успел он произнести, прежде чем луч фазера отбросил его к стене, по которой он сполз, теряя сознание, на пол.

– Рад тебя видеть, Джим. Ты появился как раз вовремя. Еще секунда – и меня вышвырнули бы с «Энтерпрайза». Спасибо.

– Пожалуйста. Пошли. Боунз, нам надо поскорее возвращаться на мостик, пока Лорелея не прислала сюда усиленный отряд, а то нас обоих выкинут.

– Но как тебе удалось сюда добраться? Ведь она контролирует турболифт от вспомогательного пульта управления.

– Я… я не знаю. Наверное, Спок что-то сделал.

– Нет, Джеймс, это я позволила прийти. Я считаю, что, с тактической точки зрения, слишком опасно держать вас и вулканца вместе, – зазвучал из динамика интеркома голос хайланки.

– С тактической точки?.. Вы говорите, как генерал, Лорелея. Как военачальник. Вы объявляете мне войну? – Он сделал знак рукой Маккою, чтобы тот шел к турболифту.

– Войну? Ну что же, может быть, только не в вашем Понимании этого слова. Это скорее схватка между диаметрально противоположными мировоззрениями. Сила ничего не решает. Я напрочь отвергаю насилие. Вы же не способны на это.

– Джим, мои уши. Я… я чувствую ее голос. – Кирк стремительно подскочил к Маккою и, широко разведя руки, с силой хлопнул ладонями по ушам доктора. Маккой взвыл и ошалело уставился на капитана.

– Проклятие, ты что, рехнулся! – заголосил он, не слыша собственного голоса, но, увидев, что Кирк приложил палец к губам, умолк, осознав, что капитан вынужден был так поступить.

– Вы по-прежнему не желаете вступать на Истинный Путь, – продолжала вещать Лорелея. – Вы мне нравитесь, Джеймс. Сожалею, что нам пришлось встретиться при таких обстоятельствах. Извините, но вы тоже будете сосланы на планету. Ваше необузданное поведение раздражает экипаж.

Дверь транспортаторного отсека закрылась, и Кирк решительно вывел регулятор своего фазера на полную мощность. Ярко-оранжевый луч фазера полоснул по металлу. Кирк, стиснув зубы, быстро вырезал в двери круглое отверстие и подтолкнул к нему Маккоя. Доктор протиснулся сквозь дымящуюся дыру в коридор. Последовавший за ним Кирк почувствовал, как неровные края горящего металла прорвали мундир я обожгли кожу. Не обращая внимания на боль, капитан устремился к лестнице, ведущей на палубу машинного отделения. «Если Скотт еще контролирует ситуацию в своих владениях, – лихорадочно соображал он, – оттуда можно попробовать предпринять лобовую атаку на вспомогательный пункт, где обосновалась Лорелея».

– Нет, Джеймс, ничего у нас не получится. Вы не сможете причинить вреда вашим людям. Они – ваши друзья. Они не желают вам зла. Помогите им.

Кирк споткнулся на бегу, ощущая, как голос хайланки растворяет его решительность продолжать борьбу. Он попытался мысленно декламировать стихи, вспомнить расписание дежурств экипажа, думать о чем угодно, только бы не вслушиваться в мягкие увещевания Лорелеи, коварно вползающие в его мозг. Не будь у него восковых затычек в ушах, Кирк в конце концов не выдержал бы натиска доводов Лорелеи.

– Джеймс, вы должны поверить в правоту моего дела, как верю в нее я. Смиритесь. Сотрудничество со мной принесет вам успокоение. Дружба между нами могла бы…

Душераздирающий визг настенных динамиков внутренней связи прорезал нарастающее оцепенение Кирка, как нож масло. Интерком, словно обезумевший, извергал пронзительные завывания, вплетающиеся в громкую оглушительную трескотню и низкое утробное гудение. От всего этого шума у Кирка заломило зубы и завибрировали внутренние органы. Он пошатнулся, наверное, он упал бы, если бы Маккой не поддержал его.

Однако невообразимая какафония в эфире показалась ему сейчас приятной музыкой. Он не слышал теперь голоса Лорелеи! Кирк решил воспользоваться суматохой и направиться не к Скотту, а попытаться немедленно обезвредить хайланку, – Пошли на вспомогательный мостик! – прокричал он прямо в ухо полуоглохшему Маккою. Тот кивнул, и оба помчались по коридору.

На ходу переключив фазер на режим станнера, Кирк выскочил из-за угла и прерывистой очередью оглушил двоих охранников у двери, затем распахнул ее, готовый продолжить атаку. Но в рубке не было никого, кто бы мог оказать ему сопротивление. Никого, кроме Лорелеи. Она сидела в кресле управления. Осунувшееся лицо ее исказилось в гримасе безмерной душевной боли.

– Джеймс, – выдохнула она, печально взирая на вскинутое оружие капитана, – не надо, Дж…

Фазер, коротко прожужжав, выплюнул красный луч парализующей энергии, окатившей хайланку с головы до ног. Лорелея судорожно дернулась и обмякла в кресле. Маккой подбежал к ней, проверил, есть ли дыхание, пощупал пульс, потом кивнул Кирку – мол, жить будет.

Капитан приблизился к креслу, легко поднял на руки хрупкое тело и вышел из рубки.

* * *

Джеймс Т. Кирк смотрел на женщину сквозь мерцание силового занавеса. Лорелею поместили в тюремную камеру, откуда она не могла общаться с кем-либо из членов экипажа. Кирк вопросительно взглянул на вулканца. Спок кивнул.

– Схема готова к действию, капитан. Она будет работать в соответствии с вашими инструкциями.

– Благодарю, мистер Спок.

Кирк щелкнул переключателем на небольшой черной коробочке, вспыхнула красная лампочка, и Кирк спросил:

– Вы слышите меня, Лорелея?

– Да, Джеймс, – послышался искаженный частотными модуляциями голос, звучащий скорее как мужской бас, нежели контральто хайланки. – Вы не должны были запирать меня здесь.

– Извините, Лорелея, но иначе поступить я не мог. Вы срываете нашу миссию. Только изолировав вас таким вот образом, я могу рассчитывать на то, что вы не используете ваше… – он осекся, едва не сказав «оружие», потом продолжил, – ваш талант убеждения.

– Вы по-прежнему стремитесь в систему Аммдона? Результатом вашего прибытия будет война.

– Я вам не верю.

– Все дипломаты погибли. Они стояли на позиции войны, а не мира. Собственная агрессивность и уничтожила их.

– Их уничтожила планетарная жизненная форма. Она расправляется с любым чуждым ей существом. Она убила людей – Лорритсона и одного из моих офицеров. Посол Зарв хотя был не человеком, а телларитянином, тоже умер. А Мек Джоккор? Тот вообще был, грубо говоря, растением, но и он не вписался в биосферу планетарного организма. Лорелея, неужели вы не понимаете, что во Вселенной существуют места, где люди и подобные им создания – вроде Спока, Зарва, да и вас самой – никогда не будут приняты, где они никогда не смогут жить?

– Жить можно везде. Жить мирно, без конфликтов.

– Я разделяю вашу точку зрения, но лишь отчасти. Я вовсе не сторонник военной экспансии, которую, к примеру, проводят клингоны и ромуланцы, но любое миролюбивое сообщество должно уметь постоять за себя, должно быть способно отразить агрессию. А оборона тоже предполагает определенную степень насилия.

– Нет, для обороны вполне достаточно методов убеждения.

– Для Хайлы, может быть, и достаточно. Для человечества нет.

Она посмотрела на него глазами, полными сострадания, как на несмышленого ребенка, который абсолютно не понимает сути дела. Кирк выдержал ее сочувственный взгляд и, помедлив, сказал:

– Я позабочусь о том, чтобы вы вернулись на Хайлу как можно скорее.

– Разве вы не собираетесь меня убить?

Кирк возмущенно фыркнул и, не отвечая на столь дурацкий вопрос-предположение, щелкнул тумблером на черной коробке, прерывая связь с Лорелеей. Дождавшись, пока погаснет огонек на верхней панели прибора, он повернулся к Нилу.

– С ней никто, кроме меня, не должен вступать в контакт. Большинство членов экипажа все еще находится под ее влиянием. Согласно оценкам доктора Маккоя, воздействие гипноза будет продолжаться еще несколько дней, с постепенным понижением к концу недели. До тех пор, повторяю, никаких контактов. Вы несете за это персональную ответственность. Понятно, мистер Нил?

– Так точно, сэр! – офицер отдал честь двинувшемуся к выходу капитану, за которым последовал и Спок.

Когда они вышли в коридор, вулканец активировал еще один силовой барьер и лишь после этого обратился к Кирку.

– Сэр, мистер Скотт просит вас немедленно прийти в машинное отделение. Ремонтные работы достигли решающей стадии.

– Хорошо. А вы, Спок, проследите, чтобы на мостике было все в порядке, чтобы никаких проявлений нелояльности… к федерации.

– С Ухурой, Зулу и Чеховым я поработал обстоятельно – применил свой метод слияния разумов, – так что с их стороны не будет рецидивов неповиновения.

– Отлично.

* * *

– А, капитан, наконец-то. Взгляните сюда, – Скотт указал на дисплей компьютера.

– Ну-ка, ну-ка, что тут у тебя? Хм-м, уровень мощности повышается. Славненько. Левый двигатель в норме. Прекрасная работа.

– Да нет, капитан, посмотрите на двигатель правого борта. Мы сейчас именно его пытаемся довести до ума. Вот он-то далеко не в норме.

Отражаемые на диаграмме игольчато-острыми всплесками колебания мощности подтверждали мнение Скотта. Кирк, не будучи квалифицированным специалистом по ВОРП-двигателям, все же достаточно хорошо разбирался в них, чтобы визуально распознать опасные функциональные нарушения. Нахмурившись, он оглянулся на Скотта.

– Да-да, сэр, дело дрянь. Я прошу вас позволить мне лично выйти наружу и попытаться покопаться в правом модуле материи-антиматерии.

– А почему бы тебе не использовать роботов?

– Никак нельзя, сэр. Эта работа деликатная, тонкая. Слишком тонкая, чтобы доверить ее роботизированным зондам.

– Ты уверен, что тебе удастся восстановить полный баланс материи-антиматерии.

– Абсолютно, сэр.

Кирк задумался. Будь на месте Монтгомери Скотта кто-то другой, капитан ни за что не разрешил бы подобную вылазку. Но Скотт есть Скотт, и если он говорит, что устранить неполадку может только он сам, значит, так тому и быть.

– Ну ладно, валяй. Но в сопровождение себе бери минимальное количество подручных. Понимаешь, почему?

– Понимаю, сэр. Не все еще полностью оправились от промывания мозгов, которое устроила эта девчушка. Не беспокойтесь. Со мной пойдет только Хезер. Больше мне никого не надо.

Кирк обернулся и внимательно посмотрел на рыжеволосую помощницу Скотта. Макконел, покусывая нижнюю губу, настраивала одну из схем стабилизатора.

– Ну, если ты ей доверяешь…

– Как самому себе, капитан.

– Хорошо. Приступайте. И поддерживайте связь со Споком. Он может посоветовать что-нибудь дельное, если возникнут затруднения.

– Какие затруднения, сэр? Работа эта нетрудная. Она просто опасная, вот и все.

* * *

– Ну, Спок, как у них дела? – озабоченно спросил Кирк, грызя ноготь большого пальца. Он вперил взгляд в экран, с тревогой наблюдая за двумя крошечными фигурками в скафандрах, копошащимися в модуле правого ВОРП-двигателя. – Что нового?

– Ничего существенно не изменилось, сэр, с тех пор, как вы задавали мне этот вопрос три минуты двадцать четыре секунды назад, – невозмутимо ответствовал вулканец, будто и не замечая, что командная рубка чуть ли не искрится от страшного напряжения, охватившего всех присутствующих.

– Проклятие, но ведь это важно. Они подвергаются там смертельной опасности.

– Да, сэр, подвергаются.

Маккой презрительно фыркнул:

– Не обращай на него внимания, Джим. У него в венах течет криогенная жидкость вместо крови. Его сородичи удалили ему сердце и вставили мотор.

– Доктор, все мои внутренние органы естественные. Равно как и внешние. А что касается ваших намеков насчет того, что неорганические, искусственные органы уступают по качеству органическим, то могу порекомендовать вам несколько компетентных научных статей по этому поводу.

– Уймитесь, вы оба! – рявкнул Кирк. – Докладывайте, Спок. Как дела у Скотта?

Спок открыл было рот, но тут ожил динамик интеркома, и сквозь эфирные помехи донесся голос самого Скотта:

– Магнитная емкость восстановлена, но нужной конфигурации добиться пока не удается. Слишком узок поток МГДС.

– Что означает МГДС? – поинтересовался Маккой. – Это имеет какое-нибудь отношение к емкости, да?

– МГДС – это магнитногидродинамическая система, которая на данный момент разбалансирована. Без идеальной симметрии в рамках магнитного поля реакция материи-антиматерии может выйти из-под контроля и разрушить весь модуль. Поле должно быть однородным, постоянным и абсолютно симметричным.

– Ни черта не понял, – смущенно пробурчал Маккой.

– Скотт, – спросил Кирк, – сумеете вы отрегулировать систему?

– Делаем все, что в наших силах, капитан. Я займусь конфигурацией емкости, а потом Хезер приступит к точной регулировке. Проблемы будут, когда поток начнет расширяться. Малейшее отклонение от нормы – и…

Он не закончил фразу, но Кирк прекрасно понял, что имел в виду инженер. Если Скотту не удастся завершить регулировку до того, как полностью восстановится поток энергии, все будет кончено. Все погибнут.

На мостике воцарилась гнетущая тишина, которую спустя несколько минут нарушил Скотт.

– Ну что, Хезер, готово? Хорошо. Спок, давайте мне один процент потока.

– Даю один процент потока, – вулканец, наблюдавший за показаниями приборов, произвел несколько быстрых переключений аппаратуры. На панели, контролирующей машинное отделение, вспыхнули огни индикаторов. Чехов, вытирая ладонью выступившую на лбу испарину, торопливо вернулся на свой пост и, протянув слегка дрожащую руку, нажал большую кнопку.

– Уровень энергии достигнут, – доложил он через несколько секунд, озабоченно вздохнув и улыбнувшись.

– Ну, как там у тебя, Скотти? – немного погодя спросил Кирк.

– Минуточку, сэр… Вот. Готова. Спок, давайте мне еще четыре процента.

Медленное повышение мощности продолжалось до тех пор, пока Спок не вышел на двадцатипроцентный уровень…

И тут зазвенел сигнал тревоги.

– Скотти! – завопил Кирк.

– Утечка радиации через небольшой разрыв в емкости. Хезер пытается устранить его. Ей… ей нужна помощь.

Инженер умолк, и Кирк, взглянув на экран, увидел, как крошечная фигурка Скотта переместилась к дальнему концу модуля материи-антиматерии, где обе фигурки в скафандрах слились воедино.

– Уровень радиации повышается, – доложил Спок ровным спокойным голосом, – мистер Скотт, мисс Макконел, немедленно возвращайтесь под защиту экранов.

– Нет, – донесся слабый голос инженера, – мы должны сделать это. Сейчас или никогда. Надо инициировать цепную реакцию… Давай, Хезер!

– Неустойчивость мощности. Максимальные отклонения достигают восьмидесяти процентов по шкале РМС. Прошу разрешения перекрыть подачу энергии, капитан.

– Нет, Спок. Продолжайте подачу хотя бы еще несколько секунд.

– Это может уничтожить корабль…

– Я доверяю Скотту. Я верю в него.

– Сэр, мощность выравнивается на двадцати трех процентах, – доложил Чехов. – Колебаний не наблюдается. Стабилизаторная схема функционирует нормально.

Кирк сделал глубокий вдох.

– Скотти, отзовись.

– Я здесь, капитан. У нас были проблемы, но мы справились. Хезер настраивает дилитиевый кристалл на нужный резонанс.

– Когда сможем выйти на полную ВОРП-мощность?

– Трудно сказать, капитан. Нам еще нужно завершить восстановление потока…

– Повторный запуск двигателей по методу Роцлера никто и никогда не применял на практике, капитан.

– Мистер Спок, я только что видел своими глазами, как совершилось чудо. А где совершилось одно, там может иметь место и другое. Я уверен, что мистер Скотт даст нам полную мощность независимо от того, сработает метод Роцлера или нет.

Через сорок часов «Энтерпрайз» получил количество энергии, достаточное для выхода на полную ВОРП-мощность. Через пятьдесят часов Зулу взял курс на Аммдон.

Глава 11

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 5011,1:

«Полет к Аммдону проходил без происшествий, хотя функционирование МГД-емкостей оставляет желать лучшего. Если бы не неимоверные усилия Монтгомери Скотта и его подручных, обслуживающих ВОРП-двигатели, эксплуатация последних в оптимальном рабочем режиме была бы невозможной.

Доктор Маккой утверждает, что психическое состояние членов экипажа, подвергшихся гипнозу хайланки, медленно, но неуклонно улучшается, несмотря на отдельные незначительные рецидивы неповиновения командованию корабля. Лорелея по-прежнему изолирована и не имеет возможности общаться с кем-либо без моего разрешения. Теперь главная моя головная боль – мирные переговоры между Аммдоном и Джурнаморией. Без Зарва и его помощников у нас крайне слабые надежды на то, что мы сумеем предотвратить войну. Однако, будучи представителями Федерации, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы воспрепятствовать этой войне и не допустить ромуланцев в Зону Орион».

– Докладывайте, Чехов.

– Капитан, нас окружили военные корабли. Все – тяжело вооруженные.

– Спок, вы можете что-то сказать по этому поводу?

– Только то, что эта армада способна уничтожить нас. Даже если ВОРП-двигатели будут работать на восьмидесяти процентах от полной мощности, мы должны поддерживать минимальный уровень расхода энергии. Повышенная подача энергии на экран-дефлекторы может инициировать нестабильность в магнитных емкостях.

– Мистер Спок, мы прибыли сюда затем, чтобы не дать разгореться войне, – хмуро напомнил своему помощнику по науке капитан Джеймс Т. Кирк, не спуская глаз с видеоэкрана, на котором перемещались крошечные точки, обозначающие боевые космические корабли. Похоже, джурнаморианцы привели на мирные переговоры в систему Аммдона почти весь свой военно-космический флот. Аммдонцы восприняли эту акцию потенциального противника вполне серьезно: корабли их флотилии – уступающие в технических боевых качествах джурнаморианским, но значительно превосходящие их в количественном соотношении, – занимали оборонительные позиции, с тем, чтобы предотвратить массированную бомбардировку своей планеты. С тактической точки зрения позиции выбраны безупречно, отметил Кирк, но в случае конфронтации обе стороны понесут огромные потери в технике и живой силе.

– А никак нельзя рассеять этот пчелиный рой? – спросил Маккой, глядя на экран из-за плеча капитана.

– Сомневаюсь, – ответил Кирк, обернувшись к доктору, – такие громадные эскадры не повернуть назад мановением руки, Их адмиралам нужна веская причина для того, чтобы отдать приказ о возвращении на свои базы.

– Ну и что ты намерен предпринять сейчас, когда с нами нет дипломатов?

– Над этим я как раз и ломаю голову, Боунз. У тебя есть какие-то предложения? Нет? Мистер Спок, а у вас?

– Сэр нам следует высадиться на Аммдон, и как можно скорее. Я получил информацию о том, что многие корабли джурнаморианцев готовятся к бою. Даже если они и не получат непосредственного приказа от командующего, кто-то может случайно открыть огонь.

– И эта случайность начнет войну так же легко, как и прямой приказ. Все верно. Боунз – ты, Ухура, Спок и я отправляемся на Аммдон. Мистер Скотт по-прежнему несет вахту в машинном отделении, я полагаю?

– Да, сэр, он там, – последовал незамедлительный ответ Зулу.

– Прекрасно. Мистер Зулу, принимайте управление кораблем. Если случится что-то экстраординарное, вызывайте Скотта на мостик. И еще – ведите постоянное наблюдение за нами. Если ситуация обострится, немедленно транспортируйте нас назад, на «Энтерпрайз».

– Вы думаете, что в этом возникнет необходимость, сэр?

Кирк, тяжело вздохнув, поднялся на ноги.

– Хотелось бы мне надеяться, что не возникнет. Но я – не дипломат, а командир федерального крейсера. У меня нет опыта ведения переговоров, и я не уверен, что мне удастся убедить обе стороны воздержаться от столкновения.

* * *

– Он что, намеренно пытается сбить нас с толку, сэр? – спросила Ухура. Негритянка лихорадочно перестраивала транслятор, чтобы добиться точного перевода выступления очередного докладчика. – Совершенно бессвязная речь. Даже мой компьютер не в состоянии осмыслить эту тарабарщину.

– Я знаю, Ухура. Успокойся. Сдается мне, что дипломатия состоит из девяноста девяти процентов пустой болтовни и одного процента умопомешательства.

– На счет одного процента я бы с тобой поспорил, Джим, – пробурчал Маккой, – по-моему, все здесь присутствующие – клинические душевнобольные на все сто процентов.

– Диагноз доктора Маккоя несколько категоричен, но в целом я согласен с его оценкой ситуации, – неожиданно поддержал Боунза Спок. – Эту аудиторию не поколебать ни доводами, ни мольбой.

– И все же я попытаюсь.

Кирк встал и жестом подал знак о том, что он просит слова, председателю этого «соревнования по крику» – капитан никогда не назвал бы такой бедлам дебатами. Прошло несколько долгих минут, прежде чем в огромном зале утихли отголоски невообразимого шума. Зал заседаний Верхней Палаты аммдонского парламента простирался на сотню метров в обе стороны. Высокий сводчатый потолок придавал помещению вид колоссального собора изнутри. Впечатление усиливалось страшным холодом, от которого у Кирка, буквально зуб на зуб не попадал. На роскошном, инкрустированном пластинками перламутра и драгметаллов столе были установлены обогревательные устройства во избежание обморожения рук участников переговоров. Согласно древней традиции, Верхняя Палата никогда не отапливалась, невзирая на время года. На данный момент в этом полушарии планеты была середина зимы.

Кирк оглядел присутствующих. По правую руку от него и его офицеров за столом восседали вице-регент Аммдона и его свита. По левую руку – констебль мира Джурнамории и ее советники. Кирк незаметно поправил горловой микрофон, который Спок соорудил для него на скорую руку, раскурочив один из коммуникаторов, и, прочистив горло, начал:

– Вице-регент, констебль, мы все долго и много говорили, а достигли очень малого, практически ничего. Я же уверен, что разногласия между двумя вашими великими мирами, – он запнулся, сдерживая улыбку, когда Маккой вполголоса прокомментировал – «мирами законченных идиотов», – потом закончил свою фразу, – легко преодолимы.

– Профан! Он ничего не понимает! – громко затараторили возмущенные дипломаты и слева, и справа.

Кирк поднял руку, призывая аудиторию к спокойствию, и, дождавшись, когда установилась относительная тишина заговорил:

– Мы, полномочные представители Федерации, разработали план мирного урегулирования, который пойдет на благо как Аммдону, так и Джурнамории. Мы предлагаем квалифицированную техническую экспертизу, которая поможет вылечить вашу больную пищевую промышленность. В дальнейшем обещаем вам значительную финансовую поддержку для строительства новых предприятий, которые помогут разрешить проблемы с производством и распределением продовольствия. Объединив кипучую созидательную энергию народов с богатством, могуществом и знаниями Федерации, мы с вами выкуем новое завтра. Мы все вместе пойдем рука об руку навстречу светлому будущему, где будут царить процветание и всеобщий мир, который…

– Красивые слова, – перебила Кирка глава джурнаморианской делегации, носящая титул констебль мира. Презрительно усмехнувшись, она продолжила:

– С тем, что вы предлагаете Джурнамории, мы никогда не согласимся. Никогда! Мы не желаем находиться под пятой инопланетных агрессоров. Мы лишь хотим вернуть то, что по праву принадлежит нам… и что они украли у нас!

Она встала и драматическим жестом указала на вице-регента.

– На Аммдоне не может быть инопланетного владения фермерскими угодьями, – ледяным тоном заявил аммдонский вице-регент. – И мы не будем кланяться инопланетным диктаторам!

– Господин, госпожа, прошу вас, успокойтесь! – взмолился Кирк. Однако оппоненты не обратили на его призыв никакого внимания и принялись осыпать друг друга оскорблениями. Капитан, безнадежно махнув рукой, сел на свое место.

– Прекрасная речь, сэр, – похвалила командира Ухура, – хотя ее почти никто не слушал.

– Спасибо. Я нашел текст в каюте Зарва. Интересно, удалось бы ему, с его ораторским талантом, убедить это собрание в своей правоте?

– Вряд ли, капитан, – тихо произнес Спок. – Мой трикодер регистрирует в этом помещении крайнюю степень возбуждения. Ни одна из сторон не стремится к компромиссу.

Кирк кивнул и снова поднялся на ноги, прося слова… и вдруг остолбенел от страха, услышав, что говорит вице-регент.

– Джурнаморианская сука! Сила твоих боевых кораблей не идет ни в какое сравнение с мощью федерального крейсера, вращающегося по орбите вокруг нашей планеты, – пренебрежительная улыбка вице-регента сменилась злобным оскалом. – Заключенный между нами и федералами пакт требует полной обороны ими Аммдона. Забирайте свой флот и уматывайтесь на свою жалкую вонючую планетенку.

Компьютер Ухуры издал нечто похожее на лай или тявканье, когда констебль мира ответила аммдонцу. Ругательство, которое она прокричала, не подлежало прямому переводу.

… Мы уйдем. Посмотрим, как сработает этот ваш хваленый договор об обороне. Сдается мне, что федералы твои – просто-напросто трусы. Они не будут драться. Они убегут и оставят твой мерзкий гниющий труп на поживу стервятникам.

Джурнаморианцы все одновременно поднялись из-за стола и двинулись вслед за своей руководительницей, гордо шествовавшей к выходу. Сердитый стук их каблуков эхом отдавался в длинном зале с каменными стенами еще в течение нескольких секунд после того, как помещение покинул последний из джурнаморианцев.

– Ну, убедились, капитан Кирк? – спросил вице-регент. – Убедились, какая она упрямица? С ней невозможно договориться.

– Вице-регент Фальда, вы тоже вели себя несколько… нетактично.

Аммдонец насупился, недовольный замечанием федерала.

– Безвременная кончина посла Зарва, безусловно, значительно затрудняет решение нашей проблемы, но у нас есть возможность отправить субпространственное радиопослание на Звездную Базу I. Думаю, примерно через месяц сюда прибудет другая команда квалифицированных дипломатов.

– Месяц? Нет, капитан Кирк. Мы не сможем сдерживать натиск джурнаморианцев на протяжении месяца.

– А если мне удастся уговорить их отвести свою флотилию на расстояние, скажем, двадцати астрономических единиц от Аммдона, это вас устроит? С помощью детекторного оборудования, которое мы вам предоставим, вы сможете определить заранее, готовится ли она нанести удар.

– Нет, это не выход.

– «Энтерпрайз» не будет принимать участия в военных действиях, вице-регент Фальда. Мы должны сохранять нейтралитет, даже если вы первыми начнете бой.

Коммуникатор Спока громко зазуммерил. Вулканец прослушал сообщение и повернулся к Кирку – Не думаю, что инициатором военных действий будет Аммдон, капитан.

– Почему нет?

– Мистер Зулу докладывает, что джурнаморианский флот только что открыл огонь по «Энтерпрайзу».

* * *

Кирк со всех ног мчался на мостик. За ним неслись, подобно следу инверсии реактивного самолета в атмосфере, его офицеры, сопровождавшие его на Аммдон. Скотт взял на себя командование кораблем сразу же после того, как Зулу заметил приготовления джурнаморианцев к бою.

– Докладывай, Скотт, – приказал Кирк, переводя дыхание.

– Все не так уж страшно, сэр, – начал Скотт, – их оружие не способно пробить защиту наших дефлекторных экранов, даже если те будут работать вполовину мощности. Но вести бой и одновременно подавать нужное количество энергии на дефлекторы мы не сможем. Колебания в магнитных емкостях увеличиваются.

– Это опасно?

– Да, капитан, если процесс нарастания колебаний будет продолжаться.

– Возвращайся в машинное отделение и посмотри, что можно предпринять. Я не буду использовать фазеры, если только не возникнет крайняя необходимость в их применении, но мне потребуется полная дефлекторная защита, пока мы не выберемся из этой заварухи.

– Рискованно, сэр.

– Ничего не поделаешь, Скотта. Ну, ступай. Я на тебя надеюсь.

– Хорошо, сэр.

Инженер торопливо покинул мостик, спеша вернуться к своим драгоценным двигателям.

– Капитан, аммдонские корабли открыли ответный огонь. Видите?

Экран переднего обзора отображал подробности разгорающейся битвы. Поначалу лишь немногочисленные пунктирные линии указывали на обмен ракетными ударами между судами Аммдона и Джурнамории. Потом все окружающее пространство ярко осветилось от огневого вала джурнаморианцев и заградительного огня аммдонцев.

– Спок, вывести дефлекторы на семьдесят пять процентов полной мощности.

– Есть, сэр.

Кирк сидел, подперев голову рукой, и лихорадочно соображал. Если бы «Энтерпрайз» произвел один-единственный залп прицельными фотонными торпедами, бой закончился бы в течение считанных минут, но тогда Джурнамория непременно обратилась бы за помощью к ромуланцам, а это означало бы неминуемую войну между федерацией и Империей…

– Сэр, мне готовить курс для отхода из системы Аммдона? – спросил Спок.

– Мы не можем бежать отсюда.

– Но остаться и вступать в бой мы тоже не должны, – подал голос Маккой. – «Энтерпрайз» может разделаться с тысячами таких посудин.

– Знаю. Даже если мы используем фазеры на низкой мощности, им не выдержать нашего удара. По уровню технологии обе планеты отстают от нас на сотни лет.

– Ну и что ты собираешься делать, Джим? Похоже, Лорелея была права. Вместо того, чтобы предотвратить войну, мы ее развязали.

– Такого не случилось бы, если бы переговоры вели Зарв, Лорритсон и Мек Джоккор.

– Не думаю, капитан, – возразил Спок. – Я записал всю работу заседания в аммдонском парламенте и подверг запись детальному компьютерному анализу. Ситуация обострилась настолько, что самым искусным дипломатам не удалось бы убедить стороны заключить соглашение путем взаимных уступок. Лорелея в высшей степени точно предсказала, какими мотивами будет руководствоваться аммдонский вице-регент – он рассчитывает на то, что мы поддержим его всей своей мощью. Констебль Джурнамории, в свою очередь, отказывается слушать нас из-за ее антипатии к вице-регенту.

– Возможно, нам следовало сначала переговорить с каждым из них в отдельности, – задумчиво произнес Кирк, – а уж потом устраивать совместную конференцию по достижению мирного урегулирования.

– Может быть, но сейчас уже поздно гадать. Нас обстреливают не менее шести военных кораблей, правда, без особого, успеха – наши дефлекторные экраны отражают удары. Пока отражают.

– А дилитиевые кристаллы выдержат? Они не треснут от нестабильности в МГД-емкостях?

Без дилитиевых кристаллов вышла бы из строя вся эксайтерная схема стабилизатора, что обусловило бы разрушение магнитных емкостей, а это грозило бы утратой контроля над реакцией материи-антиматерии.

– На данный момент такой опасности нет. Но если джурнаморианцы бросят в атаку и другие свои корабли, я не могу сказать, каковы будут последствия.

– Может, все же открыть ответный огонь, сэр? – нетерпеливо спросил Чехов. Его слегка дрожащий палец потянулся к кнопке активизации фазеров.

– Не будем торопиться. Пока что держите фазеры в режиме минимальной мощности. Подготавливайте фотонные торпеды. Запалы торпед настройте таким образом, чтобы они взорвались на расстоянии одной тысячи километров от каждой цели.

– Сэр, но какой в этом смысл? Мы ведь не поразим таким образом ни одного корабля!

– Мистер Чехов, ваше желание защитить «Энтерпрайз» достойно уважения, но я не хочу уничтожать джурнаморианский флот. Я лишь хочу продемонстрировать им, что мы можем сделать… но не делаем.

– Такой финт не сработает, Джим, – раздраженно проговорил Маккой. – Они подумают, что мы не уничтожаем их, потому что у нас не хватает силенок. Надо показать им, на что мы способны – поджечь хотя бы одну посудину…

– Не знал я, Боунз, что ты так кровожаден, – перебил его Кирк. – Умерь свой пыл. Мистер Чехов, запалы торпед настроены, как я приказал?

– Да, сэр.

– Торпедные аппараты с четвертого по седьмой – к бою… огонь!

Чехов сильно надавил пальцем кнопку триггера, и «Энтерпрайз» содрогнулся от запуска четырех фотонных торпед. На видеоэкране ярко прочертилась траектория мощных снарядов, гораздо более, эффективных, нежели ракеты джурнаморианцев. Экран озарился ослепительно белым светом, когда все четыре ракеты взорвались на расстоянии миллиона метров от намеченных мишеней.

– Сэр, три их судна выведены из строя, но они перегруппировываются для новой атаки.

– Скотти, давай мне импульсную энергию для ухода с орбиты. Попробую увести их подальше от Аммдона.

Корпус «Энтерпрайза» мелко завибрировал, когда энергия пошла в камеру зажигания импульсных двигателей. Кирк понимал всю рискованность задуманного им маневра, который предполагал значительную затрату горючего для импульсных двигателей. Горючего этого оставалось не так уж много. Однако капитану не хотелось использовать ВОРП-двигатели. Его беспокоила нарастающая нестабильность в главных приводах звездолета. Энергию для фазеров следовало брать из импульсных энергоресурсов, даже при восьмидесяти процентах функционального уровня.

– Они преследуют нас, сэр, – доложила Ухура. – Явно намерены догнать нас и взять в кольцо.

– Они знают что делают. Их культура очень воинственна. Думаю, у них достаточно богатая практика ведения боевых действий.

Кирк откинулся на спинку кресла, наслаждаясь кратковременной передышкой, которую он получил, задав стрекача после боя.

– Сэр, вице-регент желает говорить с вами. Судя по тону его голоса, он в ярости.

– Этого и следовало ожидать, лейтенант. Хорошо, давайте его на экран.

Изображение космического сражения разорвалось, и на экране появилось шоколадного цвета лицо вице-регента Фальды. От злобы его лицо потемнело еще больше. Кирку показалось, что он увидел искры, которые мечут глаза аммдонца, тщетно пытающегося обуздать охватившую его ярость.

– Капитан Кирк, – начал вице-регент, произнося фамилию таким тоном, что она прозвучала как грубое ругательство, – вы бежите поджав хвост, как шавка, которой дали пинка под зад. Вы бросаете нас на съедение этим джурнаморианским шакалам. Чего стоит эта ваша Федерация, если она не способна предоставить нам защиту, гарантированную заключенным между нашими державами договором?

– Приветствую вас, вице-регент, – Кирк подождал от аммдонца ответной вежливости и, не дождавшись, улыбнулся и мягко произнес, – мы не испытываем никакого желания попадать под перекрестный огонь двух враждующих между собой клик. Мы вообще не желаем участвовать в этом конфликте. Мы выступаем с предложением о мире и взаимопонимании.

– Взаимопонимание означает то, что вы обязаны оказать нам содействие в разгроме этих агрессоров. В настоящий момент они бомбардируют мою родную планету. Количественно мы превосходим их, но оружие у них гораздо лучше нашего. Для отражения их атаки нам требуется ваша огневая мощь. Без нее мы погибнем.

– Джим, – прошептал Маккой, – а если тебе связаться с командованием Звездного флота?

– К чему? Они не знают сложившейся ситуации, а я знаю. И если я не найду из нее выхода, неужели это удастся какому-то чиновнику, находящемуся на расстоянии четырехсот парсеков отсюда? – Кирк поднял руку, предупреждая возражения Маккоя. – Я не снимаю с себя ответственности, Боунз. Я – командир этого корабля. Мне доверили сохранить мир в системе Аммдона. И я сохраню его. Во что бы то ни стало!

– Капитан Кирк, вы возвращаетесь, чтобы защитить Аммдон, или я должен считать ваши действия нарушением Аммдонско-Федеративного договора? – свирепо вопросил с видеоэкрана вице-регент.

– Мы вернемся, вице-регент, если только ваши корабли не будут палить по нам.

– Да, прошу прощения, капитан, – неискренне извинился аммдонец, – мы произвели несколько выстрелов в вашу сторону. Пыл сражения, знаете ли. Нашим миролюбивым полководцам недостает опыта. Некоторые открывают огонь по всему, что попадает в поле их зрения.

– Хорошо, будем считать, что это было недоразумение. «Энтерпрайз» вернется, но с одним условием. Мы еще раз, все вместе, сядем за стол переговоров и обсудим взаимно приемлемые мирные решения ваших проблем с Джурнаморией.

– За стол переговоров? С констеблем Ганессой? Невозможно. Она отдала приказ об этой атаке. Я не желаю поддерживать отношений с убийцей.

– Я уверен, что она скажет то же самое, капитан, – тихо сказал Спок. – Результаты анализа их психологических характеристик указывают на крайне враждебное отношение друг к другу. Если бы Аммдон и Джурнамория прислали на переговоры других дипломатов, которые не испытывают такой личной неприязни, конфликта можно было бы избежать.

– Да, эти двое очень похожи друг на друга своей необузданностью, – согласился Кирк, ломая голову над тем, каким все же образом прекратить межпланетную войну с ее далеко идущими, катастрофическими для Федерации последствиями.

Внимание Кирка привлекла вспышка красных огней. По всему мостику загорелись лампочки аварийной сигнализации. Дефлекторные экраны «Энтерпрайза» уже едва сдерживали возобновившиеся атаки джурнаморианцев.

– фазеры, сэр? Или еще торпеды? – Чехов нервно облизал губы, оглядывая индикаторы контрольных приборов, показывающих, насколько близки к отказу защитные экраны.

– Повысить мощность дефлекторов. – Кирк усиленно думал. «Энтерпрайз» и экипаж еще можно спасти, отдав приказ о немедленном возвращении на Звездную Базу I. И что тогда? Разгорающийся между Аммдоном и Джурнаморией конфликт достигнет такой стадии, когда ромуланцы получат то, на что они рассчитывают: межпланетную тотальную войну, которую они будут использовать в своих собственных экспансионистских целях. С другой стороны, если «Энтерпрайз» вступит в бой на стороне аммдонцев, джурнаморианский флот будет уничтожен, и Джурнамория будет вынуждена обратиться за помощью к ромуланцам. В любом случае неизбежны огромные потери с обеих сторон и эскалация конфликта. Замкнутый круг…

– Спок, идентифицируйте флагманский корабль джурнаморианцев с констеблем мира Ганессой на борту.

– Есть, сэр… Готово. Ее судно находится на расстоянии семнадцати световых секунд от «Энтерпрайза», направляется…

– Не важно, куда оно направляется. Зулу, подходи к нему поближе. Выводи дефлекторы на полную мощность. Мистер Чехов, запускайте еще несколько фотонных ракет, чтобы другие джурнаморианские корабли не смогли приблизиться к нам. Уничтожайте выпущенные по нам ракеты огнем фазеров, установленных на минимальную мощность.

– Что вы задумали, сэр? – поинтересовался Спок.

– Подготовьте транспортатор, мистер Спок. Я хочу подойти к флагману констебля как можно ближе, чтобы выхватить оттуда лучом Ганессу. Одновременно с этим нужно расположить «Энтерпрайз» таким образом, чтобы мы могли транспортировать к нам на борт и вице-регента.

– У тебя ничего не получится, Джим, – возразил Маккой. – Их дефлекторные экраны не позволят осуществить такую операцию.

– Ты кое о чем забыл, Боунз. У них примитивные корабли, не оснащенные дефлекторами.

– Как это не оснащенные? У них должны быть дефлекторы.

– Нет, сэр, – поддержал Кирка Зулу, – ни один их корабль неимеет силового защитного экрана. Я как-то не думал об этом, пока капитан не упомянул. Ведь уровень их технологии на порядок ниже нашего, а мы привыкли иметь дело с противником, равным нам по мощи или даже превосходящим нас.

– Ну, ладно, положим, ты транспортировал обоих лидеров на борт «Энтерпрайза». И что дальше? Вряд ли они перестанут ненавидеть друг друга, даже оказавшись на нейтральной территории.

– Доктор Маккой, меня пугает ваше неверие в меня. Думаю, я смогу найти способ решения некоторых проблем, устроив задушевную беседу в узком кругу.

Маккой покачал головой. И тут на мостик ворвался Скотт.

– Двигатели не выдержат такого напряжения, капитан! Дефлекторные щиты забирают слишком много энергии.

– Понизишь их мощность до сорока процентов, как только мы активируем транспортатор.

– Транспортатор?! – изумленно вскричал инженер. – Но, капитан, это невозможно!

– Так надо, Скотт. Сделаешь, как я сказал, по команде Спока. Мистер Спок?..

– Приближаемся к заданному местонахождению, сэр, к позиции, равноудаленной от поверхности Аммдона и джурнаморианского флагмана «Бор»…

Огни на мостике потускнели, когда значительное количество энергии перевелось для нужд транспортатора. Как только огромные энергопотребности транспортатора были удовлетворены, Кирк приказал вернуть дефлекторным экранам полную мощность и ложиться на курс прочь от Аммдона.

– Зулу, выводи нас за пределы досягаемости обеих флотилий. Я не хочу, чтобы эта мирная конференция была прервана.

Он энергично поднялся с кресла и жестом приказал Споку и Маккою следовать за, ним. Доктор Маккой, бормоча себе под нос что-то, с явной неохотой двинулся за капитаном. На каменно-невозмутимом лице вулканца не отразилось никаких эмоций.

Глава 12

Бортовой журнал капитана.

Звездная дата 5012, 5:

«Я нахожу состояние своего корабля весьма плачевным. В результате интенсивной атаки со стороны джурнаморианского флота серьезно пострадали некоторые секции „Энтерпрайза“. Мистер Скотт и его техники работают не покладая рук, ремонтируя узлы, необходимые для возвращения кораблю способности развить ВОРП-скорость. Я приказал транспортировать на борт „Энтерпрайза“ лидеров Аммдона и Джурнамории для последней конференции. Эта встреча остается единственным шансом примирения враждующих планет. Если и эта попытка провалится, мне придется возвратиться на Звездную Базу I, тем самым позволяя ромуланцам проводить в данном секторе пространства угодную им политику. Однако я льщу себя надеждой, что на этот раз мои усилия увенчаются успехом.

Я выдвину перед вице-регентом Аммдона и констеблем мира Джурнамории настолько мощный аргумент в пользу прекращения войны, что они не найдут в себе сил сопротивляться».

– Я протестую против такого бесцеремонного поведения с вашей стороны, капитан Кирк, – ледяным тоном заявил вице-регент Фальда. – Вам надлежало оказать Аммдону помощь, а не похищать меня. Я требую своего немедленного возвращения на планету. Я должен лично руководить действиями своих вооруженных сил.

Фальда, обращаясь к Кирку, старался не глядеть в сторону констебля мира Ганессы, которая стояла в нескольких метрах от него, сложив руки на плоской груди. Она хранила величественное молчание и, обжигая Кирка пылающим взглядом, не двигалась с места, пока Спок не попытался осторожно взять ее под руку и проводить из транспортаторного отсека в коридор. Стоило вулканцу лишь дотронуться до нее, как женщина впала в убийственную ярость и буквально отшвырнула Спока, который отлетел назад и стукнулся головой о перегородку.

– Она необычайно сильна, капитан. Не ожидал обнаружить такой силы в джурнаморианке.

– Попробуй прикоснуться ко мне еще раз, остроухий урод, и я покажу тебе, что такое настоящая джурнаморианская сила.

– Вам не причинят вреда, констебль. Даю вам слово, – заверил ее Кирк.

– Твое слово? А кто ты такой? Гнусный похититель, аммдонская подстилка, вот ты кто. И как тебе только удалось умыкнуть меня с моего корабля? «Бор» – самое могущественное судно в Галактике, но не было поднято никакой тревоги, когда на борт взошла твоя абордажная команда.

– Взошла? – удивленно переспросил Маккой.

– Ты, должно быть, использовал какой-то дьявольский газ, чтобы отравить мой экипаж, а затем проник на корабль и доставил меня сюда.

– Она не теряла сознания, мистер Кайл? – спросил Маккой, обеспокоенный здоровьем джурнаморианки. – Удар по голове мог обусловить нарушение восприятия пространства и времени.

– Док, она прибыла сюда в целости и сохранности, хотя и шипела, как змея. Я не понимаю, что за чушь она городит.

– Вице-регент, констебль, следуйте, пожалуйста, за мной, – предложил Кирк. Ни тот, ни другой даже не пошевелились.

– Хорошо. Поскольку вы явно не горите желанием исполнить мою личную просьбу, я, будучи капитаном данного корабля, приказываю вам следовать за мной.

В транспортаторном отсеке возникли четверо людей в форме СБ с фазерами наизготовку.

– Проводите, пожалуйста, наших гостей на тюремную палубу.

– Тюремную палубу? – эхом отозвался Фальда. – Стало быть, вы намерены заключить нас в тюрьму? Неслыханная наглость! Я обращусь в высшие инстанции с требованием аннулирования Аммдонско-Федеративного договора. А если вы убьете меня, это сделает мой преемник…

– Ну, теперь ты видишь, Фальда, перед какими ублюдками ты пресмыкался? – злорадно спросила Ганесса. – Ромуланцы не обманули нас, говоря об их вероломстве и коварстве.

– Я не поверил ромуланцам. Их мотивы были слишком ясны. Но, возможно, я поторопился. Сила ромуланцев могла бы быть преимуществом для Аммдона.

– Мощь ромуланцев – теперь преимущество для Джурнамории, мерзкий пожиратель дерьма.

Женщина прошествовала к выходу, высоко держа голову. Фальда, бросив на Кирка испепеляющий взгляд, двинулся следом за ней, сохраняя, правда, приличное расстояние, чтобы успеть среагировать на возможную атаку со стороны джурнаморианской фурии.

Когда команда СБ с двумя заложниками скрылась за закрывшимися дверьми турболифта, Маккой схватил Кирка за плечи и резко повернул его лицом к себе.

– Ты что, рехнулся, Джим? Ты не можешь обращаться подобным образом с главами двух планет. Это нарушение…

… Федерального закона о праве на самоопределение. Я знаю это. Но то, что я намерен сделать дальше, вообще не вписывается в рамки закона. Я собираюсь добиться того, что после заключения мирного договора между Аммдоном и Джурнаморией ни Фальда, ни Ганесса не захотят поведать командованию Звездного Флота, что именно происходило на борту «Энтерпрайза» до сего момента.

– Тебя вздернут на виселицу, Джим, а вместе с тобой перевешают и весь экипаж. Что до меня, так я не испытываю ни малейшего желания видеть, как вытягивается моя шея.

– Здесь вы правы, доктор, – согласился Спок, – ваша шея и без того уже достаточно длинная. Дальнейшее удлинение придало бы вам удивительное сходство с домашней птицей под названием индюк.

Кирк, с трудом сдерживая улыбку, едва успел схватить за руку побагровевшего Маккоя и не позволить ему ринуться с кулаками на обидчика. У Спока же спросил:

– Готовы ли тюремные апартаменты для наших гостей?

– Готовятся, капитан. Желаю вам удачи в этом предприятии.

– Я думал, вы не верите в удачу, мистер Спок.

– Я и не верю, капитан. Но вы-то явно верите в нее, иначе не решились бы на такую, извините, авантюру.

– Пойдемте на тюремную палубу. Я хочу сам посмотреть, как идет подготовка.

Турболифт уже вернулся. Все трое вошли в кабину, и она мгновенно доставила их на палубу уровнем ниже. Перед входом в тюремную зону Спок извлек из кармана три пары ушных затычек, две из которых подал Кирку и Маккою, а третью начал вставлять себе в уши.

– На кой они нам, Джим? – пробурчал еще не остывший Маккой.

– Их сконструировал мистер Спок по моей просьбе. Они отфильтровывают все, кроме частот между двумястами пятьюдесятью и двумя тысячами герц.

– Это почти нормальный диапазон для человеческого голоса.

– Они отфильтровывают гармонические колебания, пульсации звуковых волн и прочие весьма интересные, но практически неиспользующиеся аспекты речевой деятельности. То, что ты услышишь, может показаться тебе однообразным и скучным, но причина использования этих затычек станет для тебя очевидной.

Кирк жестом приказал друзьям войти в зону заключения. Их встретил Нил, с такими же затычками в ушах. В большой камере, в которой до нынешнего дня содержалась Лорелея, теперь оказались еще двое заключенных. Ни вице-регент Аммдона, ни констебль мира Джурнамории не проявляли признаков удовольствия от общения с хайланкой.

– Мы заявляем решительный протест, Кирк. Ваши действия являются вопиющим нарушением Закона о Ведении Военных Действий. Вы не должны содержать всех троих в камере такого размера.

– Особенно когда двое из заключенных настолько высокопоставленные особы, – вставил вице-регент, косясь на Ганессу.

– Похоже, вы двое уже нашли область, в которой можете достигнуть соглашения. Не беспокойтесь, вы не останетесь в камере дольше, чем необходимо.

– Выпустите нас. Немедленно! – набычилась джурнаморианка.

– Всему свое время, – отрезал Кирк. – Позвольте вас на пару слов, Лорелея. Отойдемте.

Они удалились на несколько метров от Фальды и Ганессы, и хайланка, протянув руки, коснулась затычек в ушах Кирка.

– Вы по-прежнему так мало мне доверяете? – спросила она с грустью.

– Лорелея, у вас есть возможность проявить всю силу своей философии, использовать все то, чему вы научились, будучи оратором Хайлы. Я прошу вас только об одном: не дайте разгореться войне, которую вы с такой точностью предсказали.

– Прибытие вашего корабля вызвало войну?

Кирк лишь виновато кивнул. Слова женщины звучали приглушенно и почти безжизненно – Спок добился нужного эффекта, нейтрализовав воздействие гармонических колебаний, – но Кирк все равно испытывал какое-то щемящее чувство, толкающее его к подчинению чарам хайланки. «Может, это ее пресловутые феромоны оказывают на меня такое влияние?» – мимолетно подумал он.

– Я же предупреждала вас, Джеймс, – печально произнесла она.

– Да, а я не внял вашим предостережениям. Каюсь, виноват. Но теперь я прошу у вас помощи. Ганесса и Фальда упорствуют так же, как сопротивлялся и я. Не могли бы вы поговорить с ними? Всего несколько минут, не больше. Попробуйте убедить их, что война между ними – величайшая глупость.

– Я посмотрю, что можно сделать, но я не буду говорить от имени Федерации.

– Говорите от имени мира. Ведь именно к нему мы оба – вы и я – стремимся.

Она едва заметно кивнула. Выражение крайней усталости мгновенно сошло с ее лица. Лорелея повернулась и направилась к сокамерникам. Кирк понял, что этому хрупкому созданию, сумевшему подчинить себе весь экипаж федерального крейсера, не составит труда обработать аудиторию, состоящую всего из двух слушателей. Лорелея заговорила, сначала по-хайлански, потом перешла на общий язык, посредством которого общались между собой обитатели Аммдона и Джурнамории.

– Просто удивительно, капитан, как быстро обучается она незнакомым языкам. Она не только мгновенно осваивает основные грамматические правила, но и быстро схватывает интонации и все нюансы.

– Она также вовсю использует язык мимики и жестов, – отметил Маккой. – Обратите внимание, как она поднимает свое левое плечо и опускает правое, разговаривая с Ганессой. Она как бы выражает почтение к собеседнику и вместе с тем знает себе цену.

– Знает себе цену, – усмехнулся Кирк. – Фальда и Ганесса видят только малейшую часть из того, на что способна Лорелея. Она же в данный момент просто совершенствуется в их языке.

– Прошло всего четыре минуты тридцать девять секунд, как она заговорила с ними, – сообщил Спок, взглянув на хронометр.

– Да, ей потребовалось меньше пяти минут, чтобы прощупать их, обнаружить их слабые струнки. Еще десять минут – и она заставит их обменяться рукопожатиями.

Даже сквозь затычки Кирк ощущал волнующие вибрации голоса Лорелеи, проникновенно вещающей об Истинном Пути, о мире и взаимопонимании. Будто по волшебству преображались лица Ганессы и Фальды, выражение злобной враждебности сменилось выражением настороженности по отношению друг к другу. Вскоре и это выражение пропало, и пожизненные враги начали спорить, но не яростно и – непримиримо, а трезво и конструктивно, стремясь к общей взаимовыгоде. Угрозы и оскорбления напрочь исчезли из их речи, и они просто торговались, стараясь добиться максимального блага для своей планеты, не умаляя при этом интересов оппонента.

– И в самом деле удивительно, – сказал Маккой, – эти двое уже начинают вести себя как деловые партнеры, а не командующие противоборствующими армиями.

– Точно. Заклятые враги прямо-таки на глазах превратились в двух друзей. Не закадычных друзей, друзей осторожных и осмотрительных, но все же друзей. И, насколько я могу судить, Фальда и Ганесса, как лидеры, достаточно могущественны для того, чтобы, возвратившись домой, заставить свои народы уверовать в предпочтительность мира перед войной.

Удовлетворенный, Джеймс Кирк подал своим друзьям знак – мол, пойдем отсюда, не будем мешать Лорелее. Пусть она поможет бывшим врагам устранить последние разногласия. Кирк мысленно похвалил себя за то, что выбрал столь правильную тактику. Ошибся он только в одном: Ганесса и Фальда обменялись рукопожатиями не через десять минут. Они крепко, от всего сердца, пожали друг другу руки через восемь минут.

* * *

– Я еще не решил, что делать с Лорелеей, – признался Кирк Споку.

Капитан «Энтерпрайза откинулся на спинку кресла и водрузил гудящие от усталости ноги на угол стола. Его каюта оставалась сейчас единственным относительно спокойным для него местом на борту „Энтерпрайза“. Члены экипажа сновали по всему кораблю – не беспорядочно, но деловито и целеустремленно, – ремонтируя все, что только можно, чтобы основательно подготовиться к долгому обратному путешествию к Звездной Базе I. Лорелее, с блеском обратившей в свою веру Ганессу и Фальду, пришлось еще пообщаться с кабинетами министров обеих планет, которые поначалу в штыки приняли мирные инициативы своих лидеров… до тех пор, пока не получили возможность побеседовать с оратором Хайлы.

– Формально она не является гражданкой Федерации, – подчеркнул Спок, – следовательно, она не может выступать в роли федерального посла.

– Меня это меньше всего волнует. Мы можем придумать какой-нибудь звучный титул. Ну, скажем, что-нибудь вроде «представитель», или «внештатный советник с особыми полномочиями», или «делегат без портфеля»… что угодно, лишь бы звучало более или менее официально. Меня беспокоит другое. Мы не знаем, как будут вести себя Аммдон и Джурнамория, находясь под ее влиянием.

– Против нас она их не будет настраивать, это уж точно. Во всяком случае, до тех пор, пока сама будет следовать своим так называемым Истинным Путем.

– Но Спок, – воскликнул Кирк, опуская ноги на пол и наклоняясь над столом, – не забывайте о ромуланцах. Они не оставят обе планеты в покое, особенно прознав о пацифистских тенденциях в политике Аммдона и Джурнамории. Они набросятся на них, как волки на беззащитных ягнят.

– Ваша метафора напоминает мне о докторе Маккое.

– Оставьте иронию, Спок. Дело нешуточное.

– Извините, капитан. Если серьезно, то мы можем поставить ромуланцев в известность о том, что Федерация не потерпит никаких агрессивных поползновений в этой системе.

Кирк покачал головой.

– Если Лорелея останется здесь – а она, судя по всему, останется, – каким образом мы не допустим сюда ромуланцев? Ведь во время пребывания хайланки в системе Аммдона здешние аборигены и пальцем не пошевелили, чтобы защитить самих себя, не то что интересы Федерации. Философия Истинного Пути не позволит им применять оружие против живых разумных существ.

Кирк вдруг с изумлением заметил, что уголки губ его помощника по науке слегка приподнялись. Невероятно! Неужели вулканец улыбается? И что же так развеселило его? Что бы то ни было, решил Кирк, нечто весьма и весьма значительное.

– В чем дело, Спок?

– Меня осенила идея, капитан. Довольно интересная. А что, если нам устроить похищение Лорелеи ромуланцами?

– Похищение? Да вы что, они же… – он запнулся, потом расхохотался. – А что, оригинальная мысль. Они не смогут убить ее, если она успеет вовремя околдовать их. Но… если не успеет? Прекращение войны между двумя отсталыми планетами – это детская игра по сравнению с теми усилиями, которые потребуются Лорелее для превращения патологически агрессивных ромуланцев в миролюбивых существ.

– Это пока всего лишь идея, капитан. Ее надо хорошенько обмозговать.

– Вы правы, Спок. Но идейка ваша чрезвычайно заманчива. Я уже представляю себе, как в один прекрасный день мы откажемся от услуг дипломатов вроде Зарва и Лорритсона и предоставим ведение всех переговоров хайланцам.

– Это возможно лишь в том случае, если они воспримут политику Федерации. Ведь мы сами можем показаться им чрезвычайно воинственными.

– Вы вулканец, Спок. Чувствуете ли вы в себе силы убедить хайланку в том, что мы вовсе не воинственны, что мы ищем мира, но ради его сохранения мы готовы драться, когда в том возникнет необходимость?

– Нет, капитан, я не чувствую в себе таких сил. Так же, как и вы, я полагаю.

– Вы, как всегда, правы, мистер Спок. Все это нужно как следует обдумать, причем не только нам с вами, но и с власть предержащими.

– Да, капитан, – Спок, отдав командиру честь, вышел из каюты. Кирк принялся насвистывать какую-то пришедшую на ум мелодию и вдруг улыбнулся, осознав, что почти не слышит ее – затычки в ушах не позволяли. Джим Кирк снова улыбнулся. Скоро, очень скоро на борту «Энтерпрайза» больше не потребуются затычки для ушей.

* * *

– Итак, прошу высказываться по одному, – предложил Кирк на правах председателя собрания.

– Лорелея желанна народу Джурнамории, – заявила Ганесса, констебль мира.

– Народу Аммдона тоже, – Фальда, помедлив, добавил:

– Мы должны уточнить некоторые пункты нашего соглашения с Джурнаморией. Лорелея согласилась взять на себя эту задачу.

– Хорошо.

Повернувшись к видеоэкрану, на который транслировалось изображение Лорелеи, по-прежнему пока содержащейся в тюремной камере «Энтерпрайза» во избежание воздействия ее звукового гипноза на членов экипажа, Кирк сказал:

– Вы понимаете, Лорелея, что вы не являетесь официальным представителем Федерации?

– Это отвечает моему желанию. Я не представляю и Хайлу, хотя я и оратор. Моя миссия носит личный характер.

– В таком случае, федерация может через какое-то время прислать сюда полномочного посла для разработки условий торгового соглашения между всеми заинтересованными сторонами.

– Само собой, – сказал вице-регент, – Лорелея убедила нас в том, что торговый обмен между нашими культурами будет взаимовыгоден.

Кирк кивнул. Сейчас это мало его волновало. «Пусть об этом теперь болят головы у политиков и дипломатов, – подумал он, – а я свое дело сделал – война прекращена, и проникновение ромуланцев в Зону Ориона на какое-то время остановлено».

– Прежде чем транспортировать Лорелею на Аммдон, мне потребуется от нее еще кое-какая информация.

– Что вы хотите узнать, Джеймс? – тихо спросила она, и впервые Кирк не ощутил в ее голосе ничего, кроме простого любопытства.

– Мы понятия не имеем, каким образом сообщить на Хайлу о том, что вы остались в живых. Взрыв на борту вашего корабля уничтожил почти все средства коммуникации, и ваш офицер связи смог задействовать лишь аварийный передатчик, посылающий в пространство сигнал бедствия. Любая информация о том, как можно найти Хайлу, была бы очень ценной для нас.

Лорелея пристально посмотрела на капитана, потом улыбнулась.

– Еще несколько дней назад я не доверилась бы вам. А теперь я вам верю. Да, вы по-прежнему воинственны, но вы хотите научиться истинному миролюбию и даже уже начали учиться. Да, я дам вам информацию о том, как можно найти Хайлу. Дам всю, которой располагаю.

Оба несколько мгновений молчали. Кирк первым нарушил паузу:

– Мы еще встретимся с вами, Лорелея. Я в этом уверен.

– Я тоже, Джеймс. Мы встретимся при более благоприятных обстоятельствах.

Связь прервалась, и видеоэкран отключился. Кирк поднялся с кресла и обратился к своим гостям:

– Мистер Спок проводит вас в транспортаторный отсек и отправит на Аммдон. Если у вас возникнут какие-то затруднения, немедленно свяжитесь с нашей ближайшей Звездной Базой. Всегда будем рады оказать вам помощь.

Но Ганесса и Фальда, казалось, не слышали, что говорит Кирк. Рассеянно кивнув капитану, они двинулись к выходу, склонив головы друг к другу, касаясь друг друга плечами, о чем-то тихо беседуя. Спок, не оглядываясь, последовал за ними в кабину турболифта.

– Ну вот, извольте видеть – славная парочка, – прокомментировал Маккой.

– Хм-м, да нет, они просто обсуждают… договор, – сказал Кирк, сдерживая лукавую улыбку.

– Ты начинаешь говорить как Спок. Ежу понятно, что отсюда только что вышли двое влюбленных. Воистину, от ненависти до любви один шаг. Или наоборот – от любви до ненависти? Что-то я совсем запутался.

– Бывает, доктор, бывает.

Кирк похлопал друга по плечу и обернулся к Зулу:

– Докладывайте, Хикару.

– Транспортатор активирован. Ганесса, Фальда и Лорелея отправлены на Аммдон.

– Замечательно, мистер Зулу. Ложитесь на курс к Звездной Базе I.

– Мистер Скотт, – обратился Кирк по интеркому к инженеру, – на какой ВОРП-фактор я могу рассчитывать, не рассердив вас?

– Двигатели выдержат ВОРП-фактор-1 в течение нескольких недель, сэр.

– Отлично. Ложитесь на курс к дому, мистер Зулу. ВОРП-фактор-1.

«Энтерпрайз» задрожал от нарастающей мощности могучих ВОРП-двигателей и, сойдя с околопланетной орбиты, взял прямой курс на Звездную Базу I, где его оборудование и экипаж ожидал долгожданный и заслуженный отпуск.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12