Ловушка во времени (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Глава 1

Могут ли корабли, как и люди, быть приговорены к хромоте? Джеймс Кирк наблюдал за обстановкой с капитанского мостика военного космического корабля «Энтерпрайз». Менее тренированный глаз увидел бы только группу опытных специалистов – мужчин и женщин, выполняющих свои разнообразные обязанности, и не заметил бы множества твердых и гибких систем, которые делают корабль всего лишь оболочкой из металла и пластика.

Капитан Джеймс Кирк замечал намного больше. Он видел утомленность в тяжело опущенных плечах своих офицеров-связистов. Он улавливал признаки раздражительности в резких движениях и молчаливой реакции рулевого.

«Если о корабле можно сказать, что он хромает, – подумал Кирк, – то наш, действительно, хромает».

Только что выполненное задание было большим испытанием, чем способен выдержать корабль такого класса, как «Энтерпрайз». Но изображение кривой на экране пульта офицера по науке не свидетельствовало ни о каких признаках усталости. А потом случится то, чего Спок никогда не делал. И на этой сторожевой заставе он будет вынужден дать всем членам корабля более чем просто отдых.

Удивленный и восхищенный, Кирк слегка покачал головой. Он знал, что команда, несмотря на нервное истощение, не должна совершать ошибок. Но Кирк был не из той породы командиров, которые без надобности перегружают своих людей работой. Слава Богу, что «Энтерпрайз» находится только в нескольких часах от Звездной Базы 17. Там команда получит необходимый отдых для восстановления сил.

«Интересно, что ждет меня там? – попытался представить Кирк. – Новые задания, конечно. Корабль отремонтируют и снабдят всем необходимым, команде дадут возможность отдохнуть, а затем призовут для выполнения нового задания Федерации. Очень сложного задания, – предположил Кирк. – Задания, требующего лучших, обязательно компетентных людей, с острым умом, и командира, доказавшего свою способность справляться со сложными и опасными ситуациями, которые случаются довольно часто».

Это была работе Джеймса Кирка. С каждым годом она становилась ему все ближе, и он уже не мог представить себя в какой-то другой роли. Раньше Кирк мог бы, конечно, заниматься чем-либо другим, например, какой-нибудь конторской работой. Но Джеймс Кирк не принадлежал к тем людям, чье место за письменным столом. Он был командиром корабля, его место – на капитанском мостике любимого им судна. Но когда-нибудь и где-нибудь наступит конец. Этого Джеймс постоянно ждал со страхом. Возможно, наступит время, и кто-то из высших чинов Звездного Флота решит, что Кирк стал слишком стар для активной работы в качестве командира и что конторская работа – единственное, к чему пригоден теперь он – стареющий офицер, не способный даже прочесть что-либо, не надев архаичных очков. Он знает двух великих адмиралов – Горацио Нельсона и Джона Поль-Джонса. Чей славный путь повторит он сам? Умрет ли в зените славы, на вершине карьеры, в момент продвижения к величайшему триумфу, как Нельсон, или закончит дни на суше, загнанный в отставку интригами и изменчивыми ветрами политики, как Джонс? Как отнесется история к Джеймсу Кирку спустя годы, когда, возможно, совсем другой корабль будет носить величественное старое имя «Энтерпрайз»?

«Смешно, – сказал себе Кирк, внезапно раздраженный своими мыслями. – Хватит думать, как старик, который одной ногой стоит в могиле».

– Мистер Зулу, каково расчетное время прибытия? – громко спросил капитан.

Зулу усмехнулся:

– До Звездной Базы 17 осталось 14 часов 36 минут, сэр.

Кирк почувствовал, как команда воспряла духом, услышав сообщение, которое Зулу сделал по его просьбе. Капитан знал, что его внимание к мелочам, как и компетентность в делах, завоевали ему, командиру, верность и уважение экипажа.

– Капитан, – раздался голос связистки Ухуры, – я поймала какие-то сигналы.

Она нахмурила брови и приложила руку к уху так, будто это могло помочь ей уловить слабый звук.

– Сигнал аварии с Клингона, сэр… Большие помехи… – говорила Джинни Крэнделл из отсека оружия и защиты справа от Кирка. – Я поймала их, сэр! Это всего лишь в нескольких миллионах километров отсюда.

– Что клингоны делают в федеральном пространстве? Надо выяснить, что они хотят сказать. Ухура, переведите.

– Слушаюсь, сэр! – Командный отсек наполнился ревом и свистом космических помех, усиленных громкоговорителями селекторной связи. Затем раздалось сильное потрескивание. Где-то за шумами слышалась непонятная речь, которая вскоре совсем потонула в этой какофонии звуков. Внезапно помехи прекратились, и чей-то голос словно залаял на них, тяжело и угрожающе. Это был голос клингона.

Слова были переведены на английский язык бортовым компьютером, но голос остался неизмененным.

– Говорит командир Клант. Повреждение ускорителя корабля. Нависла опасность разрушения «Маулера». Команда держится достойно. Просьба об объявлении благодарности в приказе будет передана повсюду. Я лично объявлю всем благодарность. Оставайтесь в живых и побеждайте.

Последние слова прозвучали неясно, так как помехи с ревом возобновились. Ухура уменьшила громкость.

– Я не могу поймать их чище, сэр.

Кирк понимающе кивнул и окликнул Спока. Лицо вулканца было скрыто за терминалом.

– По-видимому, это какая-то буря в магнитном поле, – прокомментировал Спок, – и клингонский корабль находится в ее эпицентре. Она немного похожа на бурю, с которой однажды столкнулся и «Энтерпрайз» в том же районе. Я уверен, вы помните об этом, сэр.

Кирк усмехнулся. Как можно такое забыть? На протяжении нескольких часов корабль – жертва странного сбоя в космическом времени – бился в ловушке дополнительного измерения. Быстро уходящий из космического костюма Кирка воздух сигнализировал команде об опасности в те секунды, показавшиеся вечностью, в течение которых капитан находился на полпути к возвращению в свое собственное измерение. В конце концов Спок смог предсказать время и место следующего пересечения двух уровней существования и вернул Кирка на свободу.

Этой же бурей был уничтожен и «Дефиант» – еще один корабль Звездного Флота. Все произошло в космическом районе, незаконно захваченном толианцами – колючими и необщительными людьми, которые отвергают членство в Федерации и сейчас, когда находятся в окружении экипажей федеральных кораблей. Даже опытной команде «Энтерпрайза» из осторожности приходится избегать территории толианцев.

– Мистер Спок, могут толианцы нести ответственность за то, что происходит с кораблем клингонов?

– Возможно, капитан. Мы мало знаем о потенциальных возможностях толианцев, не считая их способности плести в пространстве сети, в которые они заманили «Энтерпрайз». Как бы там ни было, с тех пор, как толианцы научились создавать такие ловушки, подобная буря будет означать для нас чудовищное потребление энергии при движении к объекту. А толианцы могут окружить корабль издалека с большой легкостью.

– Нет, с них мы ничего не сможем спросить, – подытожил Кирк.

– Вероятнее всего, это так, сэр. Мы хорошо знаем, что в данном регионе происходят странные природные феномены.

Сделав паузу, Спок добавил:

– Корабль клингонов, кажется, действительно, распадается на мелкие кусочки. Структура судна разрушается.

Такая удручающая информация заставила всех замолчать. Было послание клингонов истинным или фальшивым?

И как бы подтверждая то, что сигнал о помощи был правдивым, Крэнделл сказала:

– Сэр, их защитные экраны быстро выходят из строя. Я думаю… – она замолчала, сконцентрировавшись на показаниях дисплея. Считав их, Джинни добавила:

– Да, и система жизненного обеспечения тоже летит к черту.

– Рулевой, подпустите нас как можно ближе, конечно, в пределах безопасности. Мистер Спок предупредит вас, когда мы достигнем предела. Поднять защитные щиты, дать желтый сигнал!

Кирк ощутил легкое возбуждение. Казалось, кровь в сосудах побежала намного стремительнее. Капитан чувствовал реакцию команды, на свои слова и решения.

Когда прозвучал сигнал, Кирк нажал большим пальцем продолговатую кнопку на подлокотнике своего кресла.

– Транспортный отсек! Дайте координаты корабля клингонов и постарайтесь закрыться как можно быстрее.

– Вы собираетесь прийти им на помощь, капитан? – спросил Спок. – Инструкция не требует, чтобы мы так реагировали на подобную ситуацию.

– Это не филантропия, Спок. Я просто хочу знать, что клингоны делают на нашей территории. Вижу «Маулер»!

На большом экране перед капитанским мостиком изображение бури увеличилось. В центре нее находился корабль клингонов, беспомощный, как муха в паутине.

Буря представляла собой бушующий разноцветный поток, меняющий яркость. Он то на мгновение исчезал, то до боли ярко вспыхивал вновь. «Маулер» уже почти полностью исчез, но иногда на мгновения отчетливо появлялся на экране. Команда «Энтерпрайза» могла видеть качающийся корабль клингонов, чьи «хищные крылья» начинали рассыпаться. В тех местах, где буря натыкалась на отражающие щиты «Маулера», корабль был окружен искрящимся светом. Но этот блеск постепенно уменьшался: щиты «Маулера» слабели от атак бури.

– Осталось не больше десяти минут чистого времени, капитан, – спокойно произнес Спок – Транспортный отсек! – вызвал командир.

Ответ прозвучал из динамика в подлокотнике капитанского кресла:

– Простите, сэр. Мы не можем пробиться сквозь помехи. Мы не можем открыть шлюзы в этом тумане. У нас нет обратной связи с их транспортом, предстоящая операция слишком рискованна.

Кирк задумался на минуту:

– Ухура, включите переговорный канал. – Он сделал паузу, а затем заговорил спокойным властным голосом:

– «Маулер», это корабль «Энтерпрайз», капитан Джеймс Кирк. Мы находимся рядом с вами и готовы перенести вас на борт нашего корабля. Пожалуйста, откройте проход и впустите нас.

Долгое время никто не отвечал. Затем голос, который они уже слышали раньше, раздраженно произнес:

– «Маулер», командир Клант. Оставьте нас, Кирк. Дайте нам достойно умереть, как подобает клингонам.

– Достойно или нет, это как сказать, капитан, – успокаивающе проговорил Кирк. – Вы умрете и без нашей помощи. Но не лучше ли вам выжить и служить снова своей империи?

– Выжить – да, но не с помощью людей. – Глухой голос клингона сменился напряженной космической тишиной.

– Ухура?

Офицер-связист покачала головой:

– Простите, сэр, они отключили радиопередатчик.

От расстройства Кирк сжал кулаки. Он должен спасти хотя бы одного члена команды этого корабля! Какой бы ни была миссия клингонов, о ней Звездный Флот, наверняка, захочет узнать – Спок, может ли один из челноков приблизиться к «Маулеру»?

– Нет, капитан. Защитный слой у челноков намного меньше, чем у корабля клингонов, и они не смогут противостоять буре.

Кирк предвидел такой ответ, но все-таки надеялся, что Спок что-нибудь придумает, как делал это раньше. И вулканец не разочаровал капитана.

– Впрочем, вы знаете, что у нас на борту есть несколько новых транспондеров Звездного Флота. Они предназначены для поддержания субкосмического радиоконтакта сквозь самые сильные природные явления, которые ученые Звездного Флота могли предвидеть. Возможно, именно такой транспондер может быть использован для поддержания контакта в этой буре.

– Да, но что нам от этого проку?

– Наш транспортер не может открыть шлюзы клингонов из-за бури, капитан. Но мы в состоянии передать один из транспондеров с нашего корабля на борт «Маулера». А затем клингоны смогут проникнуть в транспондер и перенестись назад на «Энтерпрайз».

Кирк засмеялся:

– Едва ли кто-нибудь из клингонов захочет сотрудничать с нами. А если они и проявят такое желание, то нам не нужен будет транспондер. Это во-первых.

Вдруг капитану кое-что пришло на ум.

– Спок, а если один человек займет транспондер, а другой прикоснется к первому? Могут ли они оба перенестись назад?

Вулканец на минуту задумался, а затем ответил:

– Вероятность их возвращения – 99,3 процента. Но это предварительная оценка.

– Ничего, Спок, у нас бывают только семь неудач на тысячу. Неплохо, да? Немедленно отправьте один из этих транспондеров в транспортный отсек. Охрана, пришлите туда же группу. Я встречу ее там. – Кирк вскочил на ноги:

– Мистер Спок, берите управление кораблем на себя.

Капитан быстро зашагал к турболифту, с каждым шагом ощущая себя все более молодым. Проходя мимо оператора, Кирк кивнул ему, чтобы подбодрить. Вскоре транспортный отсек корабля и команда безопасности, стоящая на транспортной платформе вместе с капитаном, исчезли из поля зрения оператора.

Через несколько секунд команда оказалась уже не в транспортном отсеке «Энтерпрайза». Они очутились на мрачном тесном мостике военного корабля клингонов, слабо освещенного и душного по земным стандартам, наполненного нечеловеческими криками, чьими-то воплями и треском корежащегося металла. Кирк и команда безопасности сразу же сгруппировались вокруг капитанского кресла. В нем восседал мощный широкоплечий Клант. Непрошеные гости переполнили капитанский мостик, но клингоны были слишком заняты, пытаясь спасти свой гибнущий корабль, чтобы сразу же понять, кто эти пришельцы. Один из клингонов, не отрывая взгляда от своего карманного компьютера, нетерпеливо оттолкнул члена группы Кирка, который оказался на пути. Команда с «Энтерпрайза» разделилась на группы по два человека и двигалась к другой стороне от командного пульта.

Внезапно один из клингонов, стоящий перед Клантом, поднял голову и взглядом уперся в Кирка. В замешательстве он нахмурил брови. Вдруг поняв, кто перед ним, клингон завопил об опасности, указывая на Кирка. Клант резко обернулся, увидел офицеров Федерации и вскочил на ноги.

Двигаясь спокойно и синхронно, члены команды безопасности окружили капитана «Маулера», крепко схватили его за руки и связали. Они держались друг за друга и за Кирка, образовав крепкую цепь. И в центре этого прочного круга находился Клант.

Кирк снял с пояса переговорное устройство, которое работало для транспондера. Включив его, капитан обратился к оставшимся на «Энтерпрайзе» офицерам:

– Транспортный отсек! Мы в центре луча. Давайте!

Сквозь шум бури сообщение прорезалось на капитанский мостик «Энтерпрайза», где на месте командира сидел Спок, и заполнило все пространство отсека. На переднем экране показался военный корабль клингонов, бьющийся в схватке с бурей.

Спок ждал сообщения из транспортного отсека о том, что Кирк и его команда безопасности вместе с клингонским капитаном успешно возвратились. Казалось, прошла вечность, хотя вулканец знал: все длилось менее пяти секунд. Если что-то было сделано не правильно, техники транспортного отсека будут неистово работать, исправляя ошибку. Свойственная Споку линия поведения состояла в том, чтобы не вмешиваться и не подавлять инициативу подчиненных. Тем не менее, с одной стороны, вулканец стремился установить контакт с транспортным отсеком, а с другой – говорил себе: «Иди туда сам, в любом случае, даже если все закончится: Кирк успешно возвратится или будет захвачен на „Маулере“ и станет пленником задолго до того, как доберется до транспортного отсека».

Но, несмотря на раздирающие его противоречия, Спок, внешне расслабленный, спокойно сидел в капитанском кресле.

А затем «Маулер» исчез. Позади Спока кто-то пронзительно вскрикнул. Короткий крик, пробравший до мозга костей. Вулканец определил, что это был голос Ухуры. Он обернулся и увидел, как связистка внезапно упала со своего места.

Спок нажал кнопку на своем кресле:

– Корабельный врач, срочно пройдите на капитанский мостик.

Затем Спок вызвал научную станцию.

– На датчиках никаких показаний, сэр, – послышался быстрый ответ.

– Спасибо, мистер Хилг. – Как всегда, внешне бесстрастно вулканец зафиксировал безупречное отношение подчиненного к своим обязанностям. Это было первое и вдохновенное вступление Хилга в сегодняшнюю суматоху.

На подлокотнике кресла Спока замигал сигнальный огонь. Вулканец щелкнул другим выключателем:

– Первый офицер слушает.

Какой-то женский голос прокричал:

– Мистер Спок, это транспортный отсек! Мы потеряли сигнал транспондера! Мы не можем снова выйти на капитана и других.

– Потому что их давно нет там, – тихо добавил вулканец.

– Мистер Спок, буря!

Это сообщила Джинне Крэнделл со станции защиты.

Спок повернулся к сигналу внезапной тревоги. На первом экране буря разрасталась снаружи, заполняя собой все пространство. «Как живое существо», – подумал Спок.

– Увеличьте мощность щитов, миссис Крэнделл!

– Сэр! – раздался голос Хилга. – Буря справа по курсу!

– Рулевой! – перебил Спок. – Поворачивайте! Максимальное отклонение!

Но было уже поздно. Прежде чем рулевой Де Брок смог отреагировать, буря поглотила «Энтерпрайз». Звездное поле на переднем экране исчезло, уступив место ослепительному водовороту. Огни на капитанском мостике потускнели. На экране все утопало в постоянно меняющихся красках. Тяжелая вибрация сотрясала корпус корабля. Спока трясло так, что зубы стучали. Сжав челюсти, вулканец крепко вцепился в подлокотники кресла. Сквозь плотно сжатые зубы Спок произнес:

– Связисты, передайте сигнал тревоги и наши координаты на Звездную Базу 17.

– Защитные щиты разрушаются, сэр! – прокричала Крэнделл. – Я не могу вернуть команду!

– Рулевой, поворачивайте. Максимальное отклонение! – повторил Спок.

Внезапно внизу стали меняться параметры. Искусственная гравитация разрушалась. Члены команды не в состоянии были удержаться на своих местах. Спок все крепче сжимал подлокотники кресла. Затем, осторожно освободив одну руку, он нажал на продолговатую кнопку:

– Инженерная!

– Инженерная слушает, сэр.

Спок не ожидал услышать этот голос:

– Галаим? Где мистер Скотт?

– Ранен, сэр. Мы все отброшены вниз. Все системы чем-то перегружены. Мы погибаем. – Голос пропал.

– Мистер Галаим! – позвал Спок. – Мистер Галаим…

Первый офицер еще некоторое время нажимал на кнопку, хотя знал, что ответа не получит. Свет медленно погасал.

Кто-то произнес:

– Системы обеспечения разрушаются, сэр.

Спок даже не пытался определить, откуда раздался голос. Он не обращал никакого внимания на доносившиеся отовсюду крики людей. Спок слушал всем своим существом. Он прислушивался к кораблю, к растущей вибрации, к скрипам и трескам, идущим от корпуса. Он слушал так, как сделал бы это Кирк. «Энтерпрайз» – корабль Джеймса Кирка – погибал.

Внезапно все стихло. Буря прекратилась, на главном экране появилось спокойное чистое звездное поле. В эту минуту Спок вслушивался во внезапно наступившую тишину. Уже не было угрожающих звуков, исходящих от корпуса корабля. А потом на вулканца хлынул поток голосов оставшихся в живых людей, сообщавших о повреждениях или зовущих на помощь.

Спок наклонился вперед и впился глазами в передний экран. Но как бы пристально он ни всматривался, ничего не увидел. С прекращением бури пропал и «Маулер». А с кораблем клингонов исчез и Кирк.

Глава 2

Мрачное зеленовато-голубое зарево окутывало прибор.

– Ноуп, – позвал Эллиот, – извини, снова появилась эта ерунда – утечка энергии. Если бы мы могли видеть, как это происходит! А так… Бесполезно!

Он потянулся к выключателю энергии.

– Но сэр! – умоляюще вскрикнула стоящая по другую сторону прибора молодая женщина. – Мне кажется, я близка к решению! Дайте мне еще несколько часов, сэр!

– Пожалуйста.

Эллиот медлил, его рука лежала на выключателе. Наконец он принял решение:

– Мне очень жаль, Брасхофф. Это была хорошая идея. Да, хорошая. Но вам следует провести еще большую теоретическую работу.

Он щелкнул выключателем, и зарево исчезающей энергии погасло. Брасхофф уловила едва различимое хлюпанье. Эти умирающие звуки мог слышать и Эллиот.

– Прекрасно, – вызывающе произнесла Брасхофф. – Если вы не разрешите мне продолжать модификацию оборудования, то я буду переведена на другой участок и лишусь возможности работать даже над теорией.

Лицо Эллиота застыло:

– Я же сказал, что мне очень жаль, Брасхофф. Мне запрещено делать даже такую малость. Будьте благодарны, что смогли хоть немного времени поработать над своей любимой идеей.

Брасхофф покраснела:

– Я позабочусь о документации, чтобы дать краткое заключение.

Она отсалютовала и вышла из комнаты. Эллиот, нахмурившись, смотрел ей вслед, не зная, означает ли ее поза раздражение по поводу его решения или это смущение от своей реакции на него.

Находившаяся по другую сторону лаборатории адмирал Ким произнесла:

– Так-так… Ну и молодежь. Хотят всего.

Эллиот расхохотался. Ким обладала способностью заставлять его смеяться даже по поводу самых безобидных высказываний, – Это была хорошая идея, – посерьезнев, повторил Эллиот.

– Конечно, – ответила Ким. – Если бы эксперимент закончился успешно, это могло бы дать нам полезное оружие против клингонов. Да, вы говорили ободряюще. Когда-нибудь молодая леди разовьет свою теорию дальше.

Эллиот покачал головой. Он осмотрелся, чтобы убедиться в том, что Брасхофф действительно ушла, и затем спокойно произнес:

– Я не хотел ее слишком разочаровывать. Идея многообещающая. Но я боюсь, работа ни к чему не приведет. Лучшее, что я могу сделать для карьеры Брасхофф, – это отвлечь ее от навязчивой идеи и занять чем-либо другим. Ее идея – фантазия, и ничего более.

Адмирал Ким вздохнула:

– Жаль, очень жаль. Такая привлекательная идея! Но, конечно, с вашим решением следует считаться. Кстати, вы знаете, весь научный дивизион думает так же.

Эллиот выглядел раздраженным.

– Я боюсь, мне слишком доверяют.

– Чепуха, – запыхтела Ким, – вовсе не слишком. – Почувствовав раздраженность Эллиота, она, как обычно, сменила тему:

– А теперь вы нас покидаете? Или изменили свое решение? Я не хотела бы приказывать вам взять отпуск.

Эллиот усмехнулся:

– Из-за того, что вы связали мне руки, я уеду достаточно далеко.

– Куда же вы вдвоем собираетесь? – спросила Ким.

– Луиза хочет ехать в Англию. – Эллиот беспомощно пожал плечами.

– Снова в Англию? У вашей жены нездоровый интерес к провинциям.

– Я знаю. Я ненавидел это место еще до несчастья. Хоть я в Англии, конечно, не был в то время, но и не хочу туда возвращаться. Все очень изменилось.

Ким понимающе кивнула:

– Могу себе представить, как вы себя там чувствуете. Но разве вы не можете отговорить Луизу от этой навязчивой идеи?

– Я никогда не мог этого сделать. Вы же знаете, как она очарована Англией, особенно Девонширом. Любой подумает, что Луиза родилась там, хотя в действительности она росла вдали от этой страны. Я был первым англичанином, которого она встретила.

Эллиот задумчиво помолчал и продолжил:

– Луиза говорит, что ее прошлое похоронено в глубинке, и она хочет впитать его, находясь там.

– Дьявольщина, – произнесла Ким.

Эллиот улыбнулся:

– И это недешево.

Адмирал попросила:

– Постарайтесь быть собранным.

– Ладно, мама.

Эта фраза заставила Ким засмеяться. Эллиот вышел из комнаты почти удовлетворенный. Возможно, он заслужил этот отпуск за свой успех с Брасхофф.

* * *

В это время на «Энтерпрайзе» Спок и доктор Маккой вели бурный разговор.

– Мы уже на пути к Звездной Базе 17, доктор, как я уже неоднократно вам сообщал, – доложил первый офицер. – Мы будем там не менее чем через 12 часов. Чтобы быть более точным…

– Не надо быть более точным, Спок, – перебил Маккой. – Что я действительно очень хочу знать, так это то, почему все длится очень долго. Я отчетливо помню, как мне сказали, что мы на расстоянии 16 часов до Звездной Базы 17 и до бури осталось пара часов.

– Потому что я держу нас в факторе отклонения № 2. Я не желаю рисковать, подвергая опасному воздействию системы и структуру нашего корабля.

Маккой поднял руки и отвернулся от первого офицера.

– Спок, – заговорил доктор снова, на этот раз намного спокойнее, – моя команда недоукомплектована и не имеет достаточных запасов из-за того, что нам пришлось перенести несколько дней назад. Кроме того, одна из моих сестер и хирург были так сильно ранены во время бури, что я вынужден их усыпить на время лечения. И в довершение ко всему, у меня здесь, внизу, два десятка других пострадавших людей, многие из которых ранены серьезно. Это больше того, что может обслужить вверенная мне команда имеющимися средствами. Некоторых с незначительными ранениями мы уже залатали и отправили в свои каюты, так как наше помещение переполнено, других же отправили на их посты, потому что вы на этом настаивали, – проговорил доктор с горечью, – Но для двух десятков раненых в лазарете я должен создать более благоприятные условия. Это можно было бы легче пережить в каком-то другом месте, где нет дефицита в обслуживающем персонале и лекарствах. Например, на Звездной Базе 17.

– Я понял нужды вашего отделения, доктор, – произнес вулканец.

Он, как всегда, отдавал себе отчет в том, что эмоциональный «демон» Леонард Маккой постоянно держит себя в узде. Спок желал себе такого же умения контролировать свой голос и подбирать слова, разговаривая с доктором. Он старался помочь Маккою в выполнении его задач. Но способности, основанной на сочувствии и понимании работы другого человека, вулканцу недоставало. Подобным искусством в совершенстве владел Кирк. Легкость, с которой он делал это, была частью таланта капитана звездного корабля Не в первый раз Спок желал обладать такой же способностью.

«Как всегда, я должен балансировать между нуждами каждого отделения в ущерб состоянию самого корабля», – размышлял вулканец. Вероятно, он мог бы завоевать симпатию Маккоя, давая детальное объяснение уменьшенных возможностей корабля. В то же время, нельзя рассчитывать на поддержку, играя на чувствах доктора.

– Наши системы обеспечения и контроля за управлением тоже были повреждены бурей, доктор. И если они выйдут из строя, то не только те, кто у вас в лазарете, но и сотни еще здоровых членов команды погибнут. Я не могу рисковать, перегружая систему контроля за управлением и структуру корабля. Из-за бури не хватит обслуживающего персонала для поддержания систем в работе, если произойдет большая поломка. Я подсчитал, что фактор отклонения № 2 вызывает существенную нагрузку на системы и части корабля, которые находятся пока, слава Богу, в пределах разумной безопасности и позволят нам всем достичь Базы 17 живыми и здоровыми. Подчеркиваю: в пределах разумной безопасности.

– Мой Бог, – медленно произнес Маккой, – я все время ошибался в вас. Я всегда подшучивал над вами, называя существом с голубой кровью, думающим, как компьютер. А сейчас я впервые понял, что вы действительно лишены всяких чувств. Дело не в цвете вашей крови, а в ее температуре. Вы чрезмерно хладнокровны, бесчувственны.

– Как вам известно, – спокойно прервал его Спок, – температура моей крови выше, чем у вас. Я жду с нетерпением доклада о состоянии пациентов. Общего доклада, а не о каждом. Исключая смертельные исходы, конечно, так как мне надо составить индивидуальные письма семьям умерших.

– Ага! Я могу предположить, что это будут за письма! Не беспокойтесь, Спок. Я напишу сам несколько писем с соболезнованием семьям пропавшего Джима и находящегося в бессознательном состоянии Скотта. Я здесь достаточно известен, но не потерял еще способности соболезновать, не так ли?

Спок предпочел не отвечать и собрался уходить, но прежде чем он покинул лазарет, Маккой выкрикнул:

– Джеймс не сделал бы так, вы знаете!

Вулканец помедлил и затем повернулся к главному врачу корабля:

– Напротив, доктор, это тот самый образ действия, которому последовал бы капитан. Я додумался до него путем логики, а капитан пришел бы к этому же путем интуиции; результат же одинаковый.

Спок развернулся и поспешил выйти прежде, чем Маккой смог сказать что-нибудь еще. От доктора надо было держаться подальше: эмоциональность Маккоя опасно заразительна.

Доктор не догадывался, а Спок не соблаговолил сообщить ему о своих просьбах к командованию Звездного флота разрешить оставаться вблизи от места исчезновения «Маулера» для того, чтобы продолжать поиски Джеймса Кирка. Напомнив Споку об успехе прошлого поиска, когда Кирк исчез в другом измерении почти в той же зоне, Звездный Флот привел те аргументы, которыми Спок воспользовался в дискуссии с Маккоем. Аргументы закончились приказом доставить корабль на Звездную Базу 17 и доложить о прибытии ее командиру.

Вернувшись на капитанский мостик, Спок запросил рулевого:

– Мистер Зулу, когда прибываем?

Рулевой вскочил, отдал честь, а потом ответил:

– В 19 часов 10 минут, мистер Спок.

Вулканец вспомнил, что он намеревался узнать у Маккоя отдельно о состоянии Ухуры. Она вскрикнула до того, как буря ударила по «Энтерпрайзу». Споку казалось резонным предположение, что Ухуру ранило раньше, чем началась буря. Но во время неприятного разговора с доктором Спок забыл спросить об Ухуре. Вулканца раздражало, что Маккою удалось так повлиять на него.

Он был рассержен и унижен и не расслышал вопроса, который кто-то задал ему. Да, вероятно, разговоры с Леонардом Маккоем производят дьявольский эффект, укрепляя авторитет доктора и ослабляя образ вулканца.

– Повторите, пожалуйста, миссис Крэнделл.

– Сэр, некоторые из моих друзей рассказывали о другом времени, поблизости от которого исчез капитан Кирк.

Спок впился в нее глазами. Возможно, вулканцу не доставало сочувствия к людям, которым обладал Кирк, природной интуиции капитана, но, как ни странно, он не был лишен способности анализировать язык человеческих жестов или улавливать чувства, выраженные словами достаточно ясно. В данном случае Спок достаточно легко смог почувствовать враждебность Крэнделл. Ощутив это, он заметил сходные признаки недовольства у других находившихся на капитанском мостике.

Вероятно, вулканец никогда не поймет, почему люди, столкнувшись лицом к лицу с той же ситуацией, что и их давние предки, все же выбирают линию поведения, которая позволяет их эмоциям доминировать над рассудком.

– Я помню этот случай очень ясно, миссис Крэнделл. У вас есть вопрос по этому поводу?

– Да, сэр, – женщина говорила, нервно бравируя. – Насколько я понимаю, тогда вы не покинули район пребывания, а зависли в этой зоне, пока капитан Кирк не появился, и затем спасли его?

Не было нужды задавать этот очевидный вопрос. Невысказанный, он тяжело висел в эмоционально-напряженной атмосфере мостика.

– Почему вы уходите сейчас? – спросила Крэнделл.

– Я не завис, миссис Крэнделл, – мягко ответил Спок, – я был в состоянии точно вычислить момент, когда два пространства пересекутся. Этого момента я ждал. Сейчас ситуация совсем другая. Дело в том, что с недавнего времени толианцы стали чрезвычайно чувствительными к тому, что они рассматривают как нарушение своего суверенитета. По этой причине федеральные корабли должны вести себя осторожно и как можно меньше времени находиться в пространстве, которое толианцы незаконно объявили своим. Командование Звездного Флота право, приказывая нам покинуть этот район.

– Но вы могли убедить их разрешить вам остаться, мистер Спок!

Эмоции переполняли людей, мешая понять друг друга.

– Если бы я даже пошел на такой шаг, командование не обратило бы на мои просьбы никакого внимания, миссис Крэнделл. Толианцы отнюдь не средний противник. Мы до сих пор не имеем понятия, как они сплели свою паутину вокруг «Энтерпрайза». Мы потеряли корабль «Дефиант», также пропал «Маулер». Чего бы мы добились, разрушив наш корабль? Сотни из нас погибли бы, лишив Федерацию своей помощи. А капитан Кирк и команда безопасности были бы потеряны.

Не было других аргументов и вопросов. Но атмосфера на мостике, пока работала эта смена, не улучшилась. Все помнили о долгих, медленно тянущихся часах пути к Звездной Базе 17.

Глава 3

Некоторое время Джеймс Кирк думал, что находится в гуще битвы. Он видел Кланта, неистово бросающегося на окружающую его живую стену из членов команды безопасности «Энтерпрайза» и постепенно прорывающегося через нее. А затем и Кирка, и Кланта, и команду безопасности, и клингонов – всех сильно швырнуло к центру капитанского мостика гудящего и гибнущего корабля. Капитан умудрился схватиться за поручни заграждения вокруг помоста, где возвышалось капитанское кресло, и удержаться какое-то время, избегая ушибов. В памяти Кирка смутно запечатлелись летящие мимо тела, вопли клингонов и крики людей. В какой-то момент он плыл в состоянии невесомости, продолжая крепко сжимать поручни, а затем камнем упал на пол. В следующее мгновение резким толчком Кирка отбросило в сторону так, что он оказался как бы на другом конце корабля. Джеймс почувствовал приступ тошноты.

Все перевернулось. Везде царил хаос. Внезапные подъемы сменялись падениями. Корабль издавал тысячи разнообразных звуков. Его очертания искажались, «Маулер» сгибался странным образом.

Кирк чувствовал тошноту и слабость во всем теле: в каждом пальце рук и ног, в груди, в голове. Эта слабость возрастала ежесекундно, как будто на него давила неведомая страшная сила. Стало нестерпимо горячо. Сильный жар во всем теле подавлял волю. Кирк ни о чем не мог думать. Силы покинули капитана, пальцы разжались, отпустив поручни, и его выбросило на середину капитанского мостика. Кирк с силой ударился об искореженные зазубренные края станции контроля и потерял сознание…

Капитан «Энтерпрайза» медленно просыпался. Шум прекратился, а вместе с ним исчезла тошнота. Кирк лежал на спине. Он с трудом открыл глаза, но неожиданно яркий свет заставил закрыть их снова. До капитана едва доносился приглушенный шум голосов. Кирк попытался подняться, но чьи-то нежные руки остановили его. Не было сил, чтобы сопротивляться, и под сдерживающим давлением этих рук он медленно опустился назад. Поверхность, на которой Кирк лежал, была мягкой и как бы приглашала отдохнуть.

– Так-то лучше, Джеймс Кирк, – произнес женский голос, мягкий и успокаивающий. – Для выздоровления вам нужен покой.

В голосе ощущался слабый акцент, и, немного подумав, Кирк установил, что эта женщина – с корабля клингонов. Он заставил себя снова открыть глаза. Они наполнились слезами, и Кирк не мог увидеть ничего, кроме неясных очертаний фигур, окружавших его. Капитан попытался сопротивляться сдерживающим его рукам, нанося слабые удары. Кирка отпустили; и ему удалось сесть.

Это движение вызвало ужасное головокружение и тошноту, но капитан схватился за простыню, стараясь удержаться и не упасть.

– Это глупо, капитан Кирк, – прозвучал прежний голос.

Постепенно глаза Кирка привыкли к свету. Капитан закрыл их, прогнал слезы и вновь медленно открыл. Он был прав: его окружали клингоны. Итак, Клант выиграл. Кирк сразу понял, что произошло.

Некоторые члены команды безопасности, как и он сам, от сильных ударов потеряли сознание, и клингоны захватили остальных. Затем «Маулер» каким то образом ускользнул от «Энтерпрайза» и от бури. Ну что же, может быть, он и слаб, но будет бороться как сможет. Тошнота и головокружение постепенно проходили. Клингоны, окружавшие капитана, не проявляли враждебности, но внимательно наблюдали за ним. Кирк ощущал их нервозность.

Он сидел на чем-то, напоминающем кровать, накрытую длинным белым, сшитым из целого куска материи покрывалом. Кирк свесил ноги с кровати и осторожно встал. Он увидел мигающие огоньки находящихся рядом приборов, которые напоминали лазарет «Энтерпрайза». Капитан был уверен, что это означает допрос с применением лекарств.

Кирк прокашлялся и спросил:

– Что вы собираетесь со мной делать? Вы не можете держать меня под стражей. Где мои люди? – Его голос был едва слышен.

Та же женщина, которая говорила с ним раньше, произнесла:

– Вы не пленник, капитан, вы наш гость.

Кирк фыркнул и осторожно отошел от кровати. Он закачался и, конечно, упал бы, если бы один из клингонов не подбежал и не схватил его за руку. Кирк попытался вырваться, но его держали крепко. Женщина взяла его за другую руку прежде, чем он успел ударить мужчину. Клингоны были физически более сильными, чем люди, но сейчас капитан так ослаб, что, как ни старался, не смог освободиться.

– Кирк, остановитесь, пока вы не причинили себе вреда, – произнес голос, привыкший командовать. Он принадлежал вошедшему пожилому мужчине, пробившемуся сквозь группу клингонов, окружавших капитана «Энтерпрайза».

Обессилев, Кирк прекратил сопротивление и стал ждать, глядя на вновь прибывшего – высокого, смуглого и мрачного, с темной шевелюрой и длинными усами.

– Меня зовут Мориц, – представился мужчина. – Эта база на моем попечении. Я примчался сюда, как только узнал, что вы пришли в себя. Простите, что это заняло столько времени. Вернитесь на кровать. Вы еще не совсем окрепли.

Покачиваясь, Кирк опустился на кровать:

– Я не понимаю, что вы замышляете, Мориц, но требую, чтобы вы вернули мне моих людей и передали нас Звездному Флоту. Я пытался спасти Кланта с его корабля, когда нас захватили. Это не было акцией агрессии.

– Сэр, – сказал Мориц. Его голос был печальным и мягким. – Вы не пленник.

– Да, я знаю, я – гость.

– Очень уважаемый гость. Оглянитесь вокруг, капитан. Разве помещение похоже на тюрьму?

Кирк вынужден был подтвердить, что не похоже. Комната была большой и приятной, в ней стояли пустые кровати. В помещении было достаточно просторно, за исключением передней части, где громоздилось медицинское оборудование Устройство комнаты подтверждало первое впечатление Кирка о ней как о больничной палате, несмотря на комфортность и простор. Это был не мрачный тесный интерьер корабля клингонов. Свет капитану казался все еще слишком ярким. Его команда раньше не переносила такого освещения.

Клингоны выглядели достаточно дружелюбными. Их было семеро: четверо мужчин и три женщины. Мориц стоял напротив Кирка и чуть в стороне от других. У всех клингонов обычно была смуглая кожа, темные волосы и глаза, густые черные брови, крепкие челюсти и скулы, прямые и сильные тела Но, посмотрев повнимательнее, Кирк заметил, что эти клингоны были не совсем такими, к каким он привык. Те, которых он встречал раньше, отличались агрессивностью. У стоящей же здесь группы враждебность явно отсутствовала. Более того, клингоны старались держаться как можно более дружелюбно. Глядя на хозяев корабля, Кирк постепенно поверил в их искренность.

Многие годы Кирк был военным человеком, поэтому его удивила яркая одежда команды. Она не походила на ту, которую капитан видел раньше, и отличалась от униформы клингонов цветом и формами. Некоторые были одеты в накидки, похожие на тоги, другие – в туники. На одном из клингонов оказались бесцветная безрукавка и шорты. Цвета разнились от ярко-красного до чисто-белого. Одна тога была похожа на радугу: по диагонали ее пересекали разнообразные цветные полоски.

Кирка шокировали эти отклонения от нормы так же, как всего несколько минут назад его потрясла собственная физическая слабость.

– Все в порядке, капитан? – спросил Мориц. Одежда этого клингона состояла из простой туники в греческом стиле теплого, почти земного коричневого цвета. Его мощные обнаженные плечи, руки и ноги выглядели довольно внушительно.

– Вы хорошо говорите по-английски, – заметил Кирк.

На губах Морица появилась поразившая капитана улыбка. Кирку приходилось сталкиваться с жестокостью клингонов, он привык к свирепым оскалам на их лицах, но капитан никогда не видел у них настоящих земных улыбок, утонченности и обаяния. Лицо же Морица, внешне суровое, излучало теплоту и дружелюбие. Это убедило Кирка в ошибочности своих первоначальных выводов относительно хозяев корабля.

– Хорошо, – произнес Мориц. – Я вижу, вы наконец готовы выслушать меня. Я должен сообщить вам кое-что. Мой рассказ, возможно, удивит и расстроит вас. Но все новости вы узнаете позже, когда будете физически и морально готовы к ним.

– Я полон внимания.

Кирк не принадлежал к тем, кто ходит вокруг да около.

– Позже, капитан. Сейчас вам следует больше отдыхать.

Мориц подал знак. Один из клингонов подошел к Кирку и быстро, прежде чем капитан смог запротестовать, дотронулся до чего-то на его руке. Внезапно Кирк почувствовал вялость и, ослабев, опустился на кровать. Капитан слабо ощутил, как кто-то заботливо приподнял его ноги и положил на кровать. Кирк уснул.

Когда он проснулся, в комнате никого не было. Капитан чувствовал себя достаточно окрепшим и энергичным. Он встал с кровати и не ощутил ни головокружения, ни тошноты. Его аккуратно сложенная униформа лежала рядом на стуле. Быстро сбросив больничную одежду, Кирк переоделся.

В комнату вошел Мориц. На этот раз на нем была туника бледно-голубого цвета.

– Добро пожаловать назад в этот мир, капитан Кирк, – с улыбкой произнес клингон. Прежде чем Кирк смог что-либо ответить, Мориц быстро продолжил:

– Да, на этот раз я расскажу вам то, что вы хотите узнать Теперь вы сможете справиться с тем, что я должен сообщить вам; раньше, думаю, вы это-то не выдержали бы. Давайте прогуляемся.

Мужчины вышли из комнаты и пошли по коридору.

– Эта прогулка означает вашу выписку их госпиталя, – заметил Мориц. – Здесь мы делаем многое без соблюдения формальностей, не то что дома на Клинзае.

Кирк внутренне сжался при упоминании клингоном своего дома, но заставил себя вновь расслабиться. До этого момента капитан дал убаюкать себя, словно забыв, кто были эти люди. Они слишком отличались от тех клингонов, с которыми Кирку приходилось встречаться. Капитан заснул с такой мыслью, и во время сна она закрепилась в сознании. Теперь при всем желании он не мог вызвать в себе враждебности к Морицу. Этот мужчина, идущий рядом, не походил на клингона, он не был, как раньше, непримиримым и страшным врагом. Мориц казался совсем другим, необычайно умным и симпатичным.

Некоторое время они шли молча. Им встретились несколько клингонов, очевидно, гражданских. Они улыбались и приветствовали Кирка и Морица по-английски достаточно свободно.

– Многие клингоны на базе говорят по-английски? – спросил Кирк.

– Большинство из наших людей говорят теперь по-английски, – ответил Мориц.

Кирк с удивлением посмотрел на него, но решил промолчать. Морицу явно было трудно собраться с духом, чтобы начать свой рассказ, и Кирк не хотел давить на него. Клингон привел капитана в помещение с маленькими столиками на одном конце и машиной для раздачи пищи на другом. Помещение походило на комнату восстановления и отдыха, которая была на каждом звездном корабле. Кирк сел за столик, а Мориц сразу отправился к раздаточной машине. Он вернулся с двумя дымящимися чашками, одну из которых протянул капитану:

– Попробуйте это. Я думаю, это лучшее, что мы смогли приготовить.

Кирк осторожно отхлебнул. По вкусу напиток напоминал кофе.

– Неплохо, – одобрил капитан. – А сейчас скажите то, что вы так долго откладывали.

Мориц кивнул:

– Я думаю, не стоит ничего скрывать. – Его голос, лицо, движения выдавали нервозность. – Я говорил вам, что вы не пленник, а очень уважаемый гость, и это правда. Но правда и то, что вы не можете рассчитывать на возвращение домой когда-либо.

Кирк вцепился в чашку и ждал.

– Вы понимаете, капитан… Могу я вас звать Джеймсом?

Кирк нетерпеливо кивнул.

– Видите ли, Джеймс, та буря, с которой столкнулся «Маулер», была феноменом времени. «Маулер» полностью разрушен, но все на корабле, включая вас и вашу команду, перенесены на сто лет вперед в будущее. Понимаете? Вы сейчас находитесь в будущем.

Глава 4

Кирк пристально смотрел на клингона, не произнося ни слова.

– Джеймс, – продолжил Мориц, – я понимаю, какой это для вас удар – потерять весь свой мир, все, что было для вас дорого.

«Он понимает, – усмехнулся про себя Кирк. – Как он может это понять?» Не в первый раз капитан перемещался во времени. Но раньше он терялся в прошлом. Как ни абсурдно было происшедшее сейчас, это показалось Кирку худшим. Вместо того, чтобы просто ждать близкое ему будущее, он должен научиться ощущать его. И хуже всего то, что все люди, жившие в его времени, были, видимо, мертвы.

– А мои люди? Команда безопасности, которую я привел на «Маулер»?

Мориц покачал головой:

– Все они серьезно ранены во время бури. Вы должны помнить, какой страшной она была.

Кирк кивнул:

– Я помню, как всех швырнуло на капитанский мостик «Маулера». Я смог на мгновение ухватиться за что-то.

– Да. Вашим людям, вероятно, как и команде клингонов, это не удалось. Некоторые из вашей команды и несколько клингонов погибли во время этой тряски. Вы можете вспомнить, как тяжело физически было продвижение вперед сквозь время?

– Ужасная тошнота, это я запомнил лучше всего.

– Верно, но для человека, раненого тяжелее вас, это стало смертельным. Как показало вскрытие, время убило тех из ваших людей, кто не погиб при тряске «Маулера» во время бури.

– «Маулер» выжил?

Кирк задал этот вопрос лишь для того, чтобы протянуть время, а не потому, что хотел действительно знать это.

Мориц кивнул:

– Да, хоть его конструкции серьезно повреждены. Капитан Клант и горстка его команды выжили. Что касается их…

– Я в будущем… – произнес Кирк слабым голосом, обращаясь больше к самому себе, чем к Морицу. – Я перенесся на сто лет вперед…

– Вы были тяжело ранены, – поспешно продолжил Мориц, – но благодаря медицинским знаниям, которые доступны нам сейчас, мы смогли исцелить вас. Вы еще будете порой испытывать слабость, но доктор сказал, что в этом нет ничего страшного. Мы ему полностью доверяем.

– Я не понимаю, почему вы так отличаетесь от клингонов, с которыми я встречался раньше.

Голос Кирка был переполнен отчаяньем и смущением. Он понял меньше, чем было сказано Морицем. Прежнее самообладание капитана было лишь видимостью, и теперь он сдался.

Мориц отвечал мягко и медленно:

– Много хорошего произошло за последние сто лет, Джеймс. Я бы сказал, что это был самый богатый событиями период за всю историю Федерации и Империи Клингонов. У меня есть человек, который объяснит вам все.

Мориц встал, но Кирк схватил его за руку:

– Подождите! Что вы делаете с военнопленными в этом столетии?

Мориц вздохнул:

– Послушайте, Джеймс. Мы же сказали вы – гость, уважаемый гость. Но вижу, что вы не верите нам. Разве мы обращаемся с вами, как с пленными в ваше время?

– В мое время… – пробормотал Кирк. – Нет, вы обращаетесь со мной не как с пленником, а, скорее, как с другом.

– Правильно! – радостно произнес Мориц и улыбнулся. – Вы выбрали точное слово. Вы – друг. И я скажу, почему. Разве вы не заметили, как хорош мой английский? – Мориц произнес это с явной гордостью.

Кирк ухмыльнулся:

– Лучше, чем мой.

– Так же хорош, как у мистера Спока, – добавил Мориц.

При упоминании имени вулканца хорошее настроение Кирка испарилось: Спок остался в прошлом, как и экипаж, и любимый корабль, и Федерация, которой он служил.

А Мориц продолжал:

– На все есть свои причины. Мы, Федерация и Империя Клингонов, живем в мире. Клингоны служат на борту ваших кораблей, а ваши ученые работают в наших лабораториях. Между нашими народами процветает дружба, которую органиане предсказали уже давно. Я говорю по-английски так хорошо, потому что это государственный язык ближайшего и верного союзника моего народа.

Кирк ошеломленно покачал головой. Мориц улыбнулся:

– Я уверен, у вас есть множество вопросов. Вы не были бы человеком, если бы у вас их не было. Я попытаюсь ответить на все; но прежде я должен обратить ваше внимание на кое-что. Вы, Джеймс Кирк, – живой свидетель самого критического периода не только в нашей истории, но даже в истории Объединенной Федерации Планет. Следовательно, вы имеете бесценное значение для наших историков. Я понимаю, вас переполняет горе утрат, но наши ученые сгорают от нетерпения засыпать вас градом вопросов, и, я надеюсь, вы не откажетесь ответить хотя бы на некоторые из них. Понимаете, это не просто обыкновенное любопытство. Здесь переплелось намного больше жизненно важных вопросов, чем я предполагал раньше, до того, как мне сообщили о вас.

– Вы достаточно ловко возбуждаете мое любопытство. Почему вы не рассказываете мне остальное?

И тут Кирк подумал: «А что осталось? Ничего! Не осталось ничего такого, чего он еще не знал. И никого. Федерация еще существует. Но нет его людей и „Энтерпрайза“. А кто он без своего экипажа и своего корабля? Сколько от Джеймса Кирка осталось без всего того, что он так любил?»

– Потому, – объяснил Мориц, – что, несмотря на заключение докторов, я не уверен, что вы достаточно здоровы и сможете справиться с этим психологическим шоком. Я предпочитаю продвигаться шаг за шагом, медленно и спокойно. Думаю, вы должны больше узнать о времени, в котором очутились, прежде чем мы завалим вас фактами о прошлом.

Мориц махнул рукой кому-то, находившемуся позади Кирка. Одна из женщин, которая стояла у кровати в момент первого пробуждения капитана, вошла в холл и села за соседний столик. По знаку Морица она встала и присоединилась к ним, сев справа от Кирка.

– Это Калринд, – представил женщину Мориц. – Я попросил ее быть вашим учителем и за несколько дней научить вас всему необходимому. У меня много другой работы, Джеймс.

Клингон встал:

– Я думаю, Калринд убедит вас лучше, чем я. А мы с вами поговорим через несколько дней.

Мориц быстро направился к выходу.

– Итак, – произнесла Калринд, – я вижу знаменитого капитана Джеймса Кирка. Вы не можете себе представить, сколько молодых клингонов боготворят вас.

– Это неверное представление обо мне, – пробормотал Кирк.

Капитан был смущен, видя восхищение в глазах этой молодой женщины. Он предположил, что Калринд считается очень привлекательной. Да, она была привлекательна, если глядеть на нее глазами клингона. Но Кирк смотрел на нее как человек с планеты Земля. У Калринд были широкие скулы и густые брови. От женщины исходила какая-то опасная сила.

– Я думаю, что вы не представляете, насколько отличаетесь от клингонов моего времени.

– Почему? Я знаю это, капитан, из трех источников. Во-первых, у нас есть исторические видеозаписи того времени; во-вторых, в Империи еще много таких клингонов, которых вы знали; в-третьих, еще живы спасшиеся с «Маулера» Клант и несколько членов его команды.

Ах да, Клант! Какое интересное совпадение, что именно Клант и его несколько подчиненных, оставшихся в живых, были единственными существами из прошлого, единственными, как Кирк подозревал, кто мог действительно понять его мысли и взгляд на такую вещь, как политика.

– Знаете, капитан…

– Джим. Зовите меня Джимом, пожалуйста, – вопросил. Кирк.

Калринд счастливо улыбнулась. Капитан восхитился улыбкой, осветившей лицо клингонки и сделавшей его теплее и добрее. Такой же эффект произвела на Кирка улыбка Морица. Когда они улыбались, капитан забывал, что перед ним клингоны. Но широкая мягкая улыбка Калринд придала ее лицу не просто доброе выражение, но сделала его милым в полном смысле этого слова.

– Джим, мне очень приятно. Ваши земные имена мне всегда нравились больше наших. Как я уже сказала, прежде всего перемены в нас самих сделали возможным это Великое Примирение, которое мы называем Великим Миром. Некоторые историки утверждали, что изменения в нас носят неестественный характер и вызваны без нашего ведома органианами. Они пытались убедить в том, что органиане сгорали от нетерпения в ожидании, когда их пророчество сбудется, и решили форсировать события. Хотя сами органиане всегда отрицали это предположение. Таким образом, этой гипотезе нет доказательств. В любом случае, после Толианского инцидента мы стали такими, как сейчас, то есть похожими на вас.

– Мягкими и презренными, как бы сказали ваши предки, – уточнил Кирк. Калринд засмеялась:

– Да, точно. Мягкие и презренные. Мы называем себя «новыми клингонами», что звучит на нашем языке как «зи инган ху».

– Хорошо, я не стану пытаться имитировать ваше произношение, я буду называть вас «новые клингоны».

– Я предпочитаю, чтобы вы называли меня Калринд.

Кирк засмеялся и отвел глаза в сторону. Капитан был обеспокоен, почувствовав, что Калринд физически его привлекает. Он решительно переключил свое внимание с внешности женщины на ее слова.

– «Новые клингоны». Толианский инцидент. Вы используете эти термины, не задумываясь ни на секунду, потому что вы слышали их с детства. Но для меня все незнакомо, и это меня смущает.

Калринд кивнула:

– Конечно. Я не думала дразнить вас непонятными словами, и попытаюсь рассказать обо всем по порядку.

– Спасибо. Вы меня уже заинтриговали.

Калринд улыбнулась, а затем рассмеялась:

– Между прочим, как вы себя чувствуете физически?

Кирк сел и сконцентрировался на своем теле, на том, что он чувствовал, вернее, не чувствовал – боли не было.

– Удивительно хорошо, на самом деле хорошо. Хотя это странно. Я помню, как меня сильно отбросило к капитанскому мостику «Маулера» во время бури и ударило о какие-то приспособления, Я сильно ушибся. Думал, что у меня сломаны кости, порваны мускулы и множество внутренних ран. А сейчас я чувствую себя хорошо, даже лучше, чем обычно, – более энергичным, чем несколько дней назад.

Калринд снова улыбнулась:

– Это вовсе не странно, Джим. Это результат Великого Мира. Именно тогда ваши и наши ученые добровольно обменялись научными знаниями. Насколько я понимаю, от этого особенно выиграла сравнительная биология. Поэтому наша совместная медицинская технология в прошлом столетии продвигалась вперед с невероятной быстротой, и сейчас наши врачи без труда смогли вылечить вас.

Калринд наклонилась вперед и крепко сжала руку Кирка.

– Вы понимаете, Джим, – продолжила она с большей убедительностью, – это – то чудо, которого мы ждали от Великого Мира. Наша цивилизация полностью изменилась. Это самое важное событие в истории клингонов, и перемены должны быть сохранены.

Кирк чувствовал себя неуютно от прикосновения крепкой руки клингонки, сжавшей его запястье.

– Вы говорите так, опасаясь чего-то?

Калринд отпустила его руку и выпрямилась:

– Позже мы вернемся к этому. Мориц вам все объяснит.

Казалось, женщина была подавлена и немного грустна. Затем ее настроение снова изменилось. Калринд вскочила на ноги:

– Мы погрустим позже. А сейчас я собираюсь показать вам наш мир. Пойдемте.

Она наклонилась к Кирку, снова взяла его за руки и подняла с кресла.

– Вы такая же стремительная, как и ваши предки.

Калринд улыбнулась:

– «Космос убивает медлительных» – это древняя поговорка клингонов. Наши предки были не совсем никчемными.

– Мы говорим: «Время не ждет», а старые клингоны считали, что время разрушает.

Калринд кивнула:

– Это была непростительная гонка, и они ничего не прощали космосу. А теперь давайте двигаться. Я не люблю медлительных.

База была большой, но они успели увидеть и исследовать многое. Кирк нашел два основных отличия базы клингонов от Звездной Базы его времени. Второе было приятным. Первое – угнетающим: чуждая Кирку, неизвестная техника, которую он встречал во многих местах. Когда Калринд показала техническое производство, капитан был подавлен и поставлен в тупик тем, что увидел.

Наблюдая за группой техников, выполняющих какое-то задание, Кирк произнес:

– Вы знаете, я ожидал любого прогресса по сравнению с тем, что знал сто лет назад. Но не мог предположить, насколько велик скачок вперед. Я сбит с толку и не имею понятия, что делают эти люди, меня удивит, если я смогу выучить то, что вы знаете теперь, догнать вас. Если я вернусь к своему народу, мне вряд ли снова присвоят квалификацию командира корабля или какого-либо другого транспортного средства. Я буду исторической редкостью, кладом для историков, не больше.

– Кое-что осталось прежним, Джим, – успокоила Калринд. – Администрация, текучка – все то же. Ваши люди не изменились. – Она засмеялась:

– Мои – да, как вы сами уже знаете. Держу пари, что вы еще сможете быть полезны Звездному Флоту.

Кирк скорчил гримасу:

– Конторская работа. Прошло сто лет, и она настигла меня.

Второе, что приятно удивило капитана, – свобода передвижения для всех и всюду, за исключением территорий госпиталя и таких мест, как АЭС, где беззаботные и несведущие отдыхающие могли нанести большой вред. Туристы бродили повсюду.

– В мое время все было иначе, – не переставал изумляться Кирк. – Я сомневаюсь, что сто лет назад клингон мог так же свободно разгуливать по Звездной Базе. Думаю, что некоторые места были бы закрыты и для меня.

– Да, вы можете благодарить за это Великий Мир. Вы видите чудеса будущего. И не забывайте: мы только отдаленное поселение. Мы живем без удобств, по стандартам Клинзая. Вернувшись домой, вы увидите более дорогостоящее оборудование. Сюда мы получаем только остатки. Мы еще не так богаты, как Федерация. Такое поселение, как наше, должно довольствоваться тем, что может достать. Лучше всего находиться в пределах Клинзая или других центральных миров. Когда-нибудь я покажу вам сердце Империи, и тогда вы, действительно, будете поражены.

– Клинзай, – пробормотал Кирк, – центр вражеской нации, источник всякого зла, мир, которым пугали детей. Трудно отказаться от старых представлений. – Чтобы сменить тему, капитан спросил:

– Вы по-прежнему называете свою территорию Империей?

– Осталось только название. Старый авторитаризм давно ушел, но форма не изменилась. Мы – страна с парламентской демократией, у нас конституционная монархия. Это достаточно уважаемая традиция в человеческой истории, не так ли? – с тревогой спросила Калринд.

Кирк обезоруживающе улыбнулся:

– О да, уважаемая. Некоторые их моих предков… но не стоит об этом, – Капитан замолчал.

– Но мне это интересно, Джим. Я хочу знать все о вашей семье и о ваших предках. Это так увлекательно! Расскажите мне о своей семье.

Улыбка Кирка медленно исчезла:

– Моя семья… Нас было двое детей: я и брат. Мы с ним были близки.

Капитан вздрогнул от боли, вызванной горестными воспоминаниями. Калринд нежно положила руку на его плечо:

– С ним что-то случилось?

С минуту Кирк молча смотрел вдаль и наконец выдавил из себя:

– Да, несколько лет назад. – Капитан смотрел в сторону, избегая пристального взгляда Калринд, но она коснулась рукой его щеки. Вздрогнув, Кирк взглянул на клингонку:

– Моего брата звали Сэм. Он был хорошим человеком и блестящим ученым. Сэм женился на чудесной женщине по имени Орелан. Их обоих убили в одной из таких колоний.

– Какой ужас! Простите меня, что я заставила вас вспомнить об этом, Джим.

Кирк глубоко вздохнул.

– Спасибо вам, что вы заставили меня говорить об этом. – Он засмеялся:

– Для клингонов вы слишком хорошо разбираетесь в человеческой психологии!

– Были у Сэма и Орелан дети? – спросила Калринд.

Кирк кивнул:

– Да, сын Питер. – При мысли о своем племяннике капитан улыбнулся. В его улыбке проглядывали любовь и нежность. – Питер – хороший парень. Он ученый-биолог, как и его отец. Говорят, он будет даже лучше Сэма. – Внезапно Кирк горько усмехнулся:

– Что я говорю? Это было сто лет назад. Питер, возможно, уже давно умер. Я потерял его, свою семью, свой корабль и свою команду, заменявшую мне родных…

– Не раскисайте, Кирк, – твердо произнесла Калринд. – Вы что-то говорили о ваших предках. Я хочу знать о них все, капитан. Рассказывайте.

Кирк выдавил из себя улыбку и начал рассказ об Абернате Кирке, который был в парламенте при Джоне Пиме, а позже сражался за свою судьбу и свои республиканские убеждения во времена великого Кромвеля. Когда в Англии в 1660 году восстановили монархию Стюартов, он бежал в колонии Нового Света. Продолжая рассказывать, капитан чувствовал, как в нем пробуждалось прежнее восхищение историей своей семьи и своего мира. Депрессия улетучилась, и вскоре он уже с энтузиазмом просвещал улыбающуюся Калринд.

Глава 5

– Хорошо, Спок, они сделают это, – раздраженно проговорил Маккой, неохотно признавая правоту вулканца.

Спок кивнул и повернулся, чтобы уйти.

– Подождите минутку, – остановил его Маккой. – Разве можно молча уйти, не обратив внимания на то, что вы оказались правы во всем? Немного ликования, а?!

Спок пренебрежительно поднял брови:

– Не вижу оснований для радости, доктор. Это не принесет мне удовлетворения, и не помешает вам в будущем вести себя так же глупо.

Вулканец вышел из тесного офиса Маккоя, который тот занимал после прибытия на Звездную Базу 17.

Доктор посмотрел ему вслед и пробормотал:

– Хорошо. Но если представится случай, я буду ликовать по поводу ваших ошибок: мне это принесет удовлетворение.

Спок заглянул по пути в офис Маккоя, прежде чем отправиться на условленную встречу с командором Хелленхейзом, командующим Звездной Базой 17. Многие часы вулканец раздумывал над своим выбором, двигаясь к базе на малой скорости. Его внешнее спокойствие во время объяснения с Маккоем на борту «Энтерпрайза» было лишь позой. На самом же деле, исполняя свои обязанности, Спок постоянно осознавал, что кто-нибудь из раненых может умереть, и в этом будет его вина. Интересно, нашел бы Джеймс Кирк со своей лишенной логики интуитивной хваткой лучший способ действия, золотую середину в этом мучительном выборе? Спок с облегчением вздохнул, узнав, что никто не умер. Он не только успокоился, но и смог наконец сконцентрироваться на восстановлении душевного равновесия, смог контролировать себя, логически мыслить. Эта особенность отличала вулканца от Маккоя.

Хелленхейз ждал Спока в своем офисе. Командор был мужчиной среднего роста, стройным, с почти белыми волосами. Обычно он выглядел серьезным и сдержанным, но сегодня даже Спок заметил признаки утомленности. Командор жестом пригласил вулканца войти.

– Входите, входите. Закройте дверь. Теперь послушайте, Спок. Я несколько раз вчера перечитал ваше донесение, но так и не смог понять, что произошло. Нет, я разобрался во всем, что вы описали, – произнес командор, останавливая рукой вулканца, готового повторить свой письменный доклад, который он послал командованию Звездного Флота и Хелленхейзу после исчезновения «Маулера» и Кирка, – но я не понимаю, что все это значит? Каково же ваше мнение о случившемся?

– У нас нет достаточных данных, командор. Мы только знаем, что толианцы снимают с себя ответственность за инцидент, и что наши сенсорные показания отличаются от тех, которые мы получили, когда «Дефиант» погиб в том же месте. Я думаю, что это какой-то новый, неизвестный феномен.

– Значит ли это, что мы не можем вернуть Кирка назад?

Спок помедлил, и затем ответил:

– В настоящий момент – нет. Там не хватает данных, и я считаю, что необходим сбор информации об этом районе. Я буду настаивать…

– Да, да, Спок, – прервал его Хелленхейз, – как вы уже сделали вчера. Я, как и командование Звездного Флота, не сказал, что не согласен с вами. Но надо ли посылать корабли в этот район и искать неизвестно что? Не лучше ли предостеречь федеральные корабли и таким образом решить проблему?

– Верно, командор. Но мы потеряли командира Звездного Флота и прекрасно подготовленную команду безопасности, возможно, из-за природного явления, а, возможно, из-за чего-то еще. Мы уклонимся от выполнения наших обязанностей, если сделаем меньше того, что в наших силах.

С минуту Хелленхейз внимательно смотрел на вулканца:

– Хм… Я понимаю вашу точку зрения. Толианцы – легко воспламеняющиеся личности. Мы должны собрать их всех вместе для испытания и намного раньше, чем этого потребует Федерация. Я предполагаю, что вы хотите быть назначенным на один из этих кораблей и принять участие в полетах.

– Да, сэр, но я предпочел бы остаться с «Энтерпрайзом», пока его будут ремонтировать, и с командой, которая займется этим. Капитан Кирк передал командование мне, сэр.

– Чувство долга, свойственное вулканцам, не всегда сообразуется с логикой, не так ли?

Спок предпочел не отвечать. Хелленхейз подождал ответа и сдался:

– Хорошо, хорошо, Спок. Я, свяжусь со Звездным. Флотом и попытаюсь что-то сделать.

Командор махнул рукой, отпуская Спока. Когда тот ушел, Хелленхейз снова подумал о чувстве долга этого вулканца. «Чем был бы Звездный флот без подобных людей?» – сказал он сам себе.

Командор обратился к пульту:

– Соедините меня с Чангом. Сан-Франциско.

Голос компьютера ответил:

– Проекция энергетических кривых показывает, что такой звонок лучше сделать через 5,5 часа.

Хелленхейз разгневанно покачал головой. Вулканцы и компьютеры! Одних не переспоришь, других не напугаешь!

– Пока я командор, а вы компьютер, я буду определять, что лучше! Позвоните сейчас, если я об этом прошу!

– Слушаюсь, командор, – коротко ответил компьютер.

Через несколько секунд лишенный эмоций голос произнес с нескрываемым самодовольством:

– В Сан-Франциско сейчас два часа ночи.

Хелленхейз сделал гримасу: проклятая машина, конечно, права. Он сам мог бы вычислить время. «Это показывает, – подумал командор, – как „дружеские“ отношения с вулканцем нарушили мое чувство времени».

– Хорошо. Подождите до 9 часов и позвоните. – Хелленхейз тяжело вздохнул:

– И если найдете Чанга, позвоните мне домой и разбудите.

* * *

Официально это называлось Девонширскими горными выработками, местное название – Девонширский ров или Девонская пропасть. Под этими названиями подразумевалось что-то темное и зловещее, как ворота в ад. Туристы из других мест и даже за пределами Земли обычно называли это место Дырой. Но никто никогда не путал ее с двумя другими туристическими достопримечательностями: Большой Дырой в Кимберли и Черной Дырой в Калькутте, хотя все они были делом рук человеческих.

В отличие от таких природных горных выработок, как Большой Каньон, или Фишривер Каньон и Морская Долина, Дыра не имела вертикальных стенок. Здесь были поставлены якобы для защиты туристов от падения в Дыру крепкие ограждения, похожие на платформу обозрения. На самом же деле ее края имели такой слабый наклон, что спуститься вниз можно было легко и безопасно. Но это лишило бы местность таинственности и мрачности и не принесло бы пользы туризму, поэтому спуск запретили. Луиза Тинделл очень хотела побывать внизу.

– Ничего не случится, – говорила она. – Можно спуститься на пару часов и вернуться засветло. Во время отпуска в горах мы совершали с большей высоты более опасные спуски.

– Вы страстные, нетерпеливые романцы, – произнес Эллиот.

Луиза доказала точность данного ей определения, начав гневно постукивать ногой.

– Это ты серьезно, Эллиот? Почему ты над всем насмехаешься? Потому что ты англичанин?

Эллиот помолчал, как бы взвешивая вопрос.

– Я думаю, единственное, к чему всегда серьезно относится англичанин, это продвижение по службе, – увернулся он от удара.

– Я говорю серьезно! – воскликнула Луиза.

– Я догадываюсь об этом, моя маленькая испанская злючка.

Луиза разразилась смехом:

– Черт тебя побери, Эллиот! Ты всегда так поступаешь со мною, когда я говорю серьезно.

– Просто мне не нравятся серьезные чувства, – произнес Эллиот. – Они заставляют меня нервничать.

– Я заметила это, – сказала Луиза. Маленькая ростом, она была вынуждена вытягивать шею, как журавль, чтобы видеть лицо мужа. Свои густые темные волосы Луиза заплетала в длинную косу, спускавшуюся по спине, что очень нравилось Эллиоту. Раньше она даже представить себе не могла, что способна испытывать к кому-то такие чувства, какие питала сейчас к этому загадочному англичанину, за которого вышла замуж два года назад. Луиза стремилась узнать о нем больше, погрузиться в его жизнь, его интересы, его работу. Но загадочность Эллиота могла потерять с годами свою привлекательность. Луиза нуждалась в ответном изучении и понимании.

– Но посмотри же вниз! – воскликнула она. – Там, внизу, твое прошлое, твоя жизнь. Разве ты не хочешь спуститься и посмотреть?

– Нет! – с необычной резкостью ответил Эллиот. – Внизу нет ничего интересного, Луиза. Все испарилось, когда сгорел «Голден Хинд». Да, ты права, мы можем с большой легкостью спуститься вниз, если власти разрешат это. Но что ты думаешь там найти? Может, ты надеешься побродить по деревне, где я вырос? Прости, – Эллиот покачал головой, – все давно прошло. Внизу нет ничего, Луиза, ничего. Ни школы, ни церкви, ни усадьбы, ни домов – ничего!

Женщина не хотела признавать его правоту и нагнулась, чтобы посмотреть вниз, в Дыру. Она придвинулась ближе к мужу, и Эллиот крепко прижал жену к себе. Прямо у ее ног оборвался кусок земли и покатился вниз, в пропасть.

«Спустя восемь лет эта плодородная почва, обильно политая дождями Англии, покрылась зеленью. Кто не знает о Дыре? – размышляла Луиза. – Она создана природой». Края Великой Дыры, покрытые нежной травой, были красивы и манящи. На них выросли деревья. Пока это еще очень молодые деревца, но со временем они станут огромными и скроют от постороннего глаза губительное начало Дыры.

Далеко внизу – дно, лишенное травы и деревьев. Там – Луиза это чувствовала сейчас, как и во время каждого приезда сюда – находилась правда, природная суть Эллиота. Там, внизу, была голая скала, неприукрашенная основа, подвергнутая воздействию Англии. Туда, на дно, брошена на произвол судьбы душа Эллиота. Луиза отчаянно хотела найти эту душу. Она посмотрела вдаль.

– Взгляни туда, – с восхищением шепнула мужу Луиза.

Эллиот посмотрел в указанном направлении и увидел пожилую пару в ярких цветных шортах, направившую свою камеру на дно Дыры.

– Настоящие американцы. Правда? – произнесла Луиза. – Мы так отличаемся!

Эллиот улыбнулся и ничего не ответил.

– А я думал, вы тоже американцы, – раздался сзади чей-то голос.

Луиза повернулась и оказалась лицом к лицу с мужчиной приблизительно одного возраста с Эллиотом, одетым в простой рабочий комбинезон. Незнакомец приветливо улыбался, он явно хотел продолжить разговор.

– Мы туристы, – сухо произнес Эллиот.

– Но не американцы, – уточнил незнакомец. Мужчина выглядел прилично: стройный, со светло-русыми волосами, слегка лысоватый и с тонким, открытым, приветливым лицом.

– Да, не американцы, – сухо ответил Эллиот, явно не желая продолжать разговор.

– Да, вижу, – продолжал мужчина, – а я местный.

Он показал вниз. Солнце садилось, и скалистое дно Дыры было в тени.

– Я жил там. Раньше там была деревня, она называлась Бертон. Меня не оказалось дома, когда произошла катастрофа. В то время мне было лет двадцать. Моя семья жила здесь, когда все случилось. И вся моя семья, все – я знаю – все пропали. Почему?.. И команда корабля тоже. Я поспешил вернуться, когда услышал сообщение, но… – незнакомец снова показал на Дыру. – Это было все, что я нашел. Везде поднимались клубы дыма, вокруг стояли машины скорой помощи, которым здесь уже нечего было делать.

Казалось, мужчина забыл о собеседниках, поглощенный прошлым, скрытым во мраке Дыры. Луиза, переполненная симпатией к этому человеку, протянула к нему руки, но Эллиот оттолкнул ее назад.

– Нам пора возвращаться, – отрезал он и быстро пошел прочь, увлекая Луизу за собой. Она бросила прощальный взгляд на незнакомца, выжившего в этой катастрофе и сейчас задумчиво глядящего туда, где когда-то была деревня.

– Я не понимаю, зачем ты это сделал? – беспомощно спросила Луиза. – Ты всегда говорил, что Бертон – это маленькая деревушка, и этого мужчина ты, возможно, знал, когда был ребенком. Ты должен был радоваться встрече. Я знаю, мы нескоро вернемся сюда.

Эллиот сбавил шаг.

– Да, я знал его, когда мы были детьми, и ненавидел его. Понятно? Его считали проходимцем уже тогда и, похоже, он стал еще хуже. Я думал, все мертвы. Кроме того, мы – чужие сейчас. Мои друзья живут не здесь, а в Сан-Франциско.

Некоторое время они шли молча.

Наконец Луиза произнесла:

– Что ни говори, Эллиот, но ты был не прав.

Эллиот тяжело вздохнул:

– Дорогая, я не хочу спорить с тобой.

Его слова звучали примирительно, но Луиза почувствовала растущую раздраженность мужа.

– Пойдем назад, в пансион, – попросил Эллиот.

В тот вечер они почти не разговаривали друг с другом. Эллиот рано лег спать. Когда Луиза вошла в спальню, свет был включен. Эллиот, одетый, лежал на спине поверх покрывала и спал. Его рот был приоткрыт, слышался храп. Компьютер, который Эллиот, несмотря на протесты жены, взял с собой в дорогу, лежал у него на груди, продолжая работать. Луиза взглянула на экран. Изображенное на нем было чем-то вроде технической статьи, написанной человеком по имени Спок. Луиза выключила компьютер и принялась раздевать Эллиота. Она делала это с удовольствием, как мать, но постоянно ворчала, потому что муж был тяжелым и неповоротливым. Эллиот довольно часто засыпал, не сняв одежду. Наконец Луиза уложила мужа под одеяло и села рядом с ним на кровать.

– Эх, Эллиот, – пробормотала она. – Чтобы ты делал без меня?!

Луиза нежно убрала волосы со лба мужа. Пальцами она почувствовала шрам, оставшийся после несчастного случая, который произошел с Эллиотом в детстве. «Это случилось, – с дрожью подумала Луиза, – всего в нескольких милях отсюда, там, внизу, в Дыре, где целая деревня со всеми жителями мгновенно исчезла с лица земли». А несчастный случай произошел много раньше: Эллиот разбил лоб о скалу. Всего лишь несчастный случай. Та огромная трагедия оставила рубец на теле целой науки, а это маленькое происшествие оставило шрам на голове Эллиота. Но этот небольшой рубец трогает сердце Луизы больше, заставляет его сжиматься от страха. Как близко был ее дорогой муж к тому, чтобы не дожить до зрелости, не встретить ее, не стать ее мужем!.. Луиза снова дотронулась до шрама.

Глава 6

База клингонов по своим задачам и формам была удивительно похожа на Звездную Базу. Кирк поразился, обнаружив, что даже восстановительная лесная зона выглядит здесь так же, как вокруг его базы. Нельзя сказать, что все это оказалось для него неожиданностью. Что-то похожее было и на борту «Энтерпрайза». База соответствовала всему, что Кирк видел в последние дни. Но все же он не ожидал подобного от клингонов.

Кирк и Калринд лежали рядом в зеленой траве и вглядывались сквозь ветви деревьев в голубое небо, по которому медленно плыли маленькие облака. Кирк произнес:

– Хорошо здесь. Я уже забыл про жужжание насекомых. Не помешало бы хоть немного вздремнуть.

Калринд засмеялась:

– Из прочитанных мною книг о ваших битвах с моими предками я представляла вас более энергичным человеком.

Она повернулась и, оперевшись на локоть, с нежностью посмотрела на Кирка:

– Непредсказуемая мифологическая личность! Суперчеловек!

– Я удивлен, что ваши предки не оставили вам других данных, – улыбаясь, произнес Кирк, – кроме того, что я злой и дурной.

– Да, они оставили о вас много нелестных свидетельств. Мои предки обвиняли вас в отсутствии воинских достоинств, которыми они восхищались.

Но именно это сделало вас привлекательным в глазах клингонской молодежи. Мы научились брать в расчет ваши рассуждения, когда читали старые документы. Другими словами, мы переводили не сам текст, а то, что стояло за ним.

– Похоже, вы хорошо знаете своих предков. Лучше, чем мы, люди, знаем своих, – подытожил Кирк.

– На то есть причины. Я объясню их позже. Сейчас меня больше интересуют ваши предки.

Калринд наклонилась к капитану и стала пристально всматриваться в его лицо. В ее лице, с типичными для клингонов широкими скулами, Кирк почувствовал что-то покорное, похожее на чувство зверька, который надеется на милость хищника. Но через мгновение это впечатление улетучилось, и перед капитаном снова была прежняя Калринд. Клингонка нагнулась и нежно поцеловала его.

– Какая вы нежная! Все клингоны так целуют?

– Вам не понравилось? – спросила Калринд.

– О нет, напротив!

Кирк поднял руку и погладил густые темные волосы женщины. «Тип волос клингонов не изменился за последние сто лет», – отметил капитан про себя.

– Вы знаете, что мы сильнее людей. Но мы не видим необходимости доказывать это вечно. В любом случае, я не уверена, что вы выздоровели, Джим, – произнесла Калринд.

Кирк усмехнулся:

– Я чувствую себя чудесно. Как будто заново родился.

Калринд снова поцеловала его. Крепче, чем прежде. На этот раз она вложила в поцелуй свою силу и пылкость. Кирк почувствовал, что был не совсем здоров. Сейчас клингонка была сильнее его, что вызвало у капитана страх.

Позднее, когда они, сонные, лежали в мягкой траве, Кирк осознал, что сила Калринд больше не пугает его. Но он боялся собственных ощущений и чувств.

Капитан погладил голову спутницы, покоившуюся на его плече. «Какая часть вспыхнувшего сильного чувства к Калринд, – думал Кирк, – была истинным стремлением к утешению, к теплоте и комфорту?» Все это он потерял. Возможно, задавая себе этот вопрос, капитан чувствовал себя виноватым, полюбив женщину с Клингона? Его способность воспринимать реальность уменьшалась с каждым днем вместо того, чтобы расти, как когда-то рос он сам, познавая мир. Кирк был сбит с толку, плавал, как в тумане.

Внезапно капитан стал наваливаться на Калринд всем телом, ноги не держали его.

– Джим, Джим, – позвала женщина.

– Что? О… – покачиваясь, Кирк оттолкнулся от нее и прислонился к стене.

– Вы прямо задавили меня. Вы хромаете! – взволнованно прошептала Калринд. Кирк покачал головой.

– Простите, с вами все в порядке? – спросил он.

– Конечно, со мной все в порядке, – огрызнулась Калринд. – Как вы себя чувствуете?

«Ничто другое, кроме путешествия во времени, не сможет вылечить меня», – подумал Кирк, а вслух произнес:

– Я чувствую себя уже лучше.

Калринд выглядела озабоченной:

– Я хочу, чтобы вас осмотрели.

– Поверьте, Калринд, я в порядке, – возразил Кирк.

– Чепуха, я поговорю об этом с Морицем, – твердо сказала она.

– Мне очень нравится ваш командный тон.

– Вам не удастся заставить меня шутить по этому поводу, Джим. А сейчас я отведу вас в вашу комнату, и вы сможете вздремнуть, – произнесла Калринд.

Кирк хотел возразить. Он почувствовал, что напал на след чего-то важного, ужасного, требующего осознания, но затем решил, что Калринд права: сон нужен ему больше, чем самоанализ.

Кирк проснулся отдохнувшим и посвежевшим. Он вскочил с кровати, с силой сбросив с себя одеяло. Оно соскользнуло на пол. Затем умылся, надел простую голубую тунику, которую нашел на кресле в своей комнате, и, ощутив волчий голод, вышел из комнаты. Капитан быстро направился в комнату отдыха.

Калринд сидела за маленьким столиком вместе с Морицем. Они увлеченно о чем-то спорили. Кирк тихо подошел к столу и остановился за спиной у Калринд. Внезапно у него возникло детское желание напугать женщину. Но Мориц заметил капитана и что-то сказал Калринд. Она замолчала и оглянулась.

– Вы, похоже, выздоровели, Джим, – произнесла клингонка.

– Да, я прекрасно себя чувствую и умираю от голода.

Кирк отправился к раздаточной машине и вернулся с полным подносом. Мориц улыбнулся:

– Не переедайте, Джим. Я сомневаюсь, что у нас на базе есть запасной человеческий желудок.

Кирк добродушно ответил:

– В моем желудке много места для пищи. А потом, я хочу еще побродить. У меня накопилось столько энергии, что я не знаю, как избавиться от нее.

– У меня тоже незначительный кризис, – вставая, произнес Мориц. – Думаю, врачи порекомендуют вам то, что нужно, Джим, – закончил он.

Вспомнив о своей утренней слабости, Кирк кивнул:

– Наверное, вы правы, Мориц. Я думаю, надо прогуляться. Вы составите мне компанию, Калринд?

– Простите, – она встала, – но кризис Морица – это и моя проблема. Кроме того, я сама чувствую усталость и пораньше лягу спать. Вам придется погулять одному.

Кирк попрощался, кивнув, так как его рот был полон. Капитана одолевал голод. Он глотал пищу почти не жуя. Наконец Кирк наелся.

«Странная вещь – голод, – подумал Кирк. – Получается, что мой легкий обморок и последовавший за тем сон вызвали что-то вроде корректировочного кризиса, и теперь моя плоть готова войти в новое время преобразованной. На все требуется очень много энергии. Надо спросить Боунза». Капитан прервал свои размышления и усилием воли стряхнул с себя нахлынувшую печаль и горечь невозвратных потерь.

Мистер Маккой, Спок и другие, да и сам «Энтерпрайз» – все в прошлом, все далеко. Это был факт жизни Кирка, новой жизни. И ему надо приспосабливаться.

«Я буду жить», – пообещал себе капитан. Он всегда гордился своим умением приспосабливаться. Когда-то Кирк спас свою и жизни других членов экипажа корабля благодаря этой способности. Теперь не только его жизнь, но и его разум поставлены на карту. Как же он может изменить себе? Его жизнь, его век, его цивилизация – все ушло. Нынешний мир стал теперь его миром. Это факт. «Я приспособлюсь», – твердил Кирк.

Позавтракав, капитан собрался исследовать базу дальше. Он вернул посуду на место и вышел из комнаты.

Прогуливаясь по базе, Кирк попал в длинный коридор с несколькими дверями. Капитан быстро шагал по нему, стараясь найти что-нибудь интересное, как вдруг дверь впереди отворилась, и яркий свет хлынул в коридор. Интересно, что там такое? Прищурив глаза, Кирк медленно и осторожно заглянул в открытую дверь.

Внезапно раскаленная добела сфера приблизилась к нему, и громкий, как эхо, голос наполнил пространство:

– Приветствую вас, Джеймс Кирк! Добро пожаловать в будущее!

– Органианин! – воскликнул капитан.

– Верно, капитан Кирк, органианин. – Свет заблестел ярче.

– Мы раньше встречались, – произнес голос.

– Я встречал органиан лишь раз, на их планете Органии, – ответил Кирк.

– Да, вы знаете меня как Элеборна, председателя Совета старейшин. Я разговаривал с вами и Кором – старым клингоном. Кор считал себя управляющим моим миром и называл его вновь приобретенной колонией Империи Клингонов. А вы, мистер Кирк, считавший себя борцом за мир, дали обещание освободить нас от господства клингонов.

Голос органианина приобрел веселый оттенок. Кирк тоже улыбнулся:

– Я всегда считал, что органианам не свойственны юмор и сарказм.

– Мы были вынуждены изменить себя за последние сто лет, чтобы более эффективно вести дела с людьми и клингонами. Я здесь с кратким визитом, затем отправлюсь на Землю, на встречу с лидерами вашей Федерации. Благодаря Великому Миру мы служим преимущественно в качестве связистов, а не полицейских. Помните, Кирк, как вы реагировали, когда я предсказал Великий Мир?

– Да. Тогда я не поверил вам, – ответил капитан.

– Да, вы не поверили. Я не помню, кто был более скептически встроен, вы или Кор, но вы оба были единодушны в том, что насилие и ненависть между Федерацией и клингонами будут продолжаться вечно.

– Не совсем так. Я всегда был уверен, что мир возможен. Но я не верил в его вероятность в ближайшее время.

– А теперь? – спросил органианин.

– Очевидно, я был не прав. Что вы предсказали – произошло, – согласился Кирк.

– Мне доставляет удовольствие слышать ваше признание, капитан. А теперь я вынужден оставить вас. Но я еще вернусь на эту базу. Возможно, мы найдем время поговорить снова.

Сверкающая сфера скрылась за начавшей закрываться дверью.

– Подождите! – закричал Кирк, подбегая. Но дверь закрылась как раз в тот момент, когда капитан был рядом с ней. У Кирка за многие годы столько накопилось вопросов к органианам! Как долго они будут оставаться без ответа? С сарказмом капитан пробормотал:

– Органианина никогда не найдешь на месте, когда он больше всего нужен.

Эта новая ситуация казалась нестерпимой. Неудовлетворенный, Кирк повернулся и зашагал в свою комнату.

Этой ночью капитан видел во сне погоню. Его посадили в тюрьму и пытали. Кирка окружали лица старых клингонов, некоторых из которых он знал. Злорадные существа наклонились над ним, когда капитан лежал на операционном столе, и нож клингона вонзился в него.

Кирк проснулся в холодном поту, дрожа всем телом. Его крепко держала Калринд.

– Джим, вы звали свой корабль на помощь. Что вам снилось?

– Ничего, – пробормотал Кирк. – Один старый кошмар.

Почувствовав себя лучше в присутствии Калринд, он вновь погрузился в тревожный сон.

Утром Кирк проснулся истощенным. Он сразу понял это. Его слабость была результатом всех неприятных ощущений, пережитых прошедшей ночью. Кирк едва держался на ногах и чувствовал себя так, как в первый раз, когда очнулся среди клингонов. Хотя он пытался избегать Калринд и старался держаться так же бодро, как и вчера, ее не так-то легко было провести.

Этим же вечером за ужином Мориц присоединился к ним.

– Итак, Джим, – начал он, – Калринд сообщила мне, что у вас легкое недомогание.

– У меня?! Нет! Как ей это могло прийти в голову? – удивился Кирк.

– Да посмотрите же, – вступила в разговор Калринд, – вам трудно даже поднести вилку ко рту, и вы с трудом открываете глаза.

– Я плохо спал этой ночью, – возразил Кирк.

– Ваши ночные кошмары и ваша слабость волнуют меня, – сказал Мориц. Кирк повернулся к Калринд:

– Вы все рассказали Морицу?

– Не совсем все, – ответила она.

– Хорошо. Спасибо и за это.

– Я хочу, чтобы вы вернулись в госпиталь, – настаивал Мориц. – Наши доктора должны вас еще раз осмотреть.

У капитана не было сил спорить. Вечером, вместо того чтобы вернуться в свою комнату, которую он делил с Калринд, Кирк отправился с Морицем в госпиталь. Там его провели в ту же палату, в которой он находился несколько дней назад, приказали раздеться и лечь в постель. Появился знакомый доктор и прикрепил прибор к его руке.

«Капельница», – узнал Кирк. Он улыбнулся, представив, как развеселился бы Боунз, если бы узнал, что и через сто лет этот прибор совсем не изменился. Лекарство подействовало, и Кирк погрузился в глубокий сон.

– Доктора ничего не нашли, – сообщил ему на следующий день Мориц. – Видимо, дело в каком-то психическом явлении, которое произошло в результате ранения. Нами, к сожалению, человеческая психика совсем непознана, и больше мы ничего не можем сказать. Сегодня вы выглядите прекрасно.

– Я снова до краев переполнен энергией, – заверил его Кирк. – Я предпочитаю забыть обо всем, пока что-то не случится снова.

Мориц улыбнулся:

– Такой оптимизм доктора приветствуют.

Калринд выглядела расстроенной больше, чем Кирк, хотя пыталась скрывать это. Капитана трогала ее забота, но у него имелись другие, более неотложные проблемы. Он думал о том, что следующий взрыв энергии будет еще короче, и следует успеть воспользоваться им. Кроме того, необходимо извлечь пользу из появившейся энергии, попытаться увидеть и узнать больше о новом времени, в котором он оказался.

После обеда Кирк осматривал гимназию. Стоя у окна, он наблюдал за игрой гимназистов во время перемены. Калринд пыталась увести капитана осматривать другие части базы, но он с восторгом наблюдал бурную сцену. Пол в гимназии был испещрен рядами параллельных линий, и его поверхность напоминала мозаику из множества разноцветных треугольников. Гимназисты, раздетые до пояса и сильно вспотевшие, казалось, следуют сложным правилам, регулирующим, в каком треугольнике надо находиться и как перемещаться по полю. Игра сопровождалась борьбой и ударами кулаками и ногами.

– Опасное развлечение, – заметил Кирк, указав на группу в углу, которая то ли отдыхала, то ли была дисквалифицирована. На телах игроков виднелись синяки и кровоподтеки. – Похоже, это игра «Клин-за».

Калринд выглядела несчастной:

– Вам знакома эта игра? Я считала, что люди вашего времени ничего не знали о ней.

– Большинство, действительно, ничего о ней не знает, – согласился Кирк. – Я прочел книгу о клингонах, где описана эта игра. Удивительно, что новые клингоны все еще играют в нее.

– Да, – кивнула Калринд, – да, вы правы. Если бы на моем месте был кто-то другой, он немедленно прекратил бы с вами разговор на эту тему. Должна признаться, что мне тоже нелегко. Вы видите, есть еще что-то из нашего прошлого, что мы не в силах запретить. Старое сохранилось на каком-то уровне. Мы пытаемся делать вид, что очистились от всего, как вулканцы избавились от своего жестокого прошлого, но, думаю, мы немного обмарываем себя.

Кирк засмеялся:

– Точно так же случилось у вулканцев, хотя даже мой друг мистер Спок разозлился бы, услышав эти слова.

Капитан вновь обратил внимание на гимназистов:

– Они все в хорошей форме. Трудно заставить людей, которые находятся на космическом посту, ходить в гимназию без какой-то мотивации, регулярно и много работать. Если ваша игра «Клин-за» помогает в этом, то нет причин для недовольства.

Неприятный голос сзади произнес:

– Причины для недовольства есть.

Кирк обернулся и увидел перед собой мрачное, разгневанное лицо Кланта. Вместо униформы клингонского офицера на нем была надета туника, похожая на одежду Калринд, Морица и других новых клингонов. Но на Кланте она выглядела неуместной и несуразной. Капитан «Маулера» пылал враждебностью и ненавистью, которые даже не пытался скрыть. Это был прежний Клант.

Калринд прижалась к Кирку, то ли стараясь защитить его, то ли пытаясь самой найти защиту.

– Вы несчастливы в этом столетии, Клант? – произнес Кирк мягко, однако внутренне приготовился к схватке.

Клант двинулся вперед, но не к нему или Калринд. Он подошел к окну.

Когда в следующий момент Клант заговорил, его голос был спокойным и задумчивым:

– Как может настоящий клингон быть здесь счастливым? Посмотрите на них. – Он кивнул на окно. – Как можно называть это игрой «Клин-за»? Клингонский ребенок моего времени мог защитить любого из них в рукопашной схватке. Даже вы могли, Кирк. А эти наследники Империи? Разве ради них я и мои соратники боролись и жертвовали собой? Ради того, чтобы вот эти слабаки и трусы унаследовали нашу власть и силу? – Клант покачал головой и закончил:

– У меня больше общего с вами, чем с ними.

– Вам есть, что оплакивать в прошлом? – спросил Кирк. – Мы были борцами, капитан, но наши дни прошли. Эти юнцы в нас больше не нуждаются. Галактика стала мирной. Наш тип человека…

– Чепуха! – закричал Клант.

Его лицо еще больше потемнело. Задумчивость прошла, и он стал снова свирепым воином старой закалки.

– Вы думаете, я это так оставлю? Они убили мою команду, Кирк!

Калринд подошла к Кланту и выпалила ему в лицо:

– Ваша команда уничтожена бурей и скачком времени. Та же участь постигла людей Кирка. В конце концов, некоторые выжили, капитан Клант. Вы должны быть счастливы, что живы, и не давать волю злобе. Мы можем помочь вам.

Клант заревел и прыгнул на клингонку. Кирк схватил ее за тунику и оттолкнул. Калринд оступилась, и клингон столкнулся с Кирком. Оба тяжело повалились на пол. Клант оказался наверху и схватил Кирка за горло. Кирк попытался сопротивляться, но внезапно силы его оставили, и он с ужасом понял, что под тяжестью Кланта не может даже шевельнуться. Вдруг тело клингона обмякло. Кто-то оттащил его и бросил на пол. Это Калринд пришла на помощь.

– Джим!

В ее глазах застыл страх, когда она склонилась над неподвижным Кирком.

– Со мной все в порядке, – пробормотал он. – Помогите мне.

Калринд помогла капитану сесть и поддержала, когда он поднимался на ноги.

– Мне перекрыли кислород, вот и все, – сказал Кирк и улыбнулся, чтобы приободрить женщину. Это было не правдой, хотя сила по каплям возвращалась к нему.

Капитан заметил, что коридор переполнен клингонами. Среди них находился и Мориц. Некоторые держали в руках оружие, направленное на Кланта и трех сообщников. Посмотрев на них внимательнее, Кирк заметил, что эти трое под стражей отличались от остальных клингонов так же, как и Клант: в их горящих глазах тоже была неприкрытая, все поглощающая ненависть. Эта разница особенно бросалась в глаза при сравнении старых и новых клингонов.

Мориц обратился к своим согражданам:

– Не спускайте глаз с этих зверей. – Затем он подошел к Кирку и сочувственно произнес:

– Джеймс, вы выглядите неважно. Возможно, нам придется осмотреть вас опять.

Кирк покачал головой и повторил:

– Клант лишь перекрыл мне кислород. Я буду в порядке через пару минут. Что это за люди?

Мориц ответил:

– Оставшиеся в живых из команды Кланта. Они похожи на него. Сразу бросились в схватку, как животные. – Он сделал такое лицо, словно дотронулся до чего-то гадкого. – Мы думали, что их можно переделать, но…

Мориц беспомощно развел руками.

– Они опасны для вас, не так ли? – спросил Кирк.

Мориц спокойно ответил:

– Они ни на что не годны. Ни в этой части Империи, ни в другой. Мы не имеем понятия, как обращаться с ними и им подобными. Наша история не подготовила нас к этому. – Клингон криво усмехнулся:

– Вы знаете, Джим, сложность состоит в том, что мои предки знали, как поступать с такими представляющими опасность субъектами. Для них всякое решение было простым и однозначным. Все делилось только на белое и черное. Наша высшая мораль требует от нас более сложных решений.

Кирк чувствовал себя уже лучше. Он мог стоять без помощи Калринд.

– И какое решение вы приняли? – спросил он.

– Когда придет следующий транспортный корабль, мы погрузим Кланта и его друзей и отправим на Клинзай. Возможно, медицинские эксперты там смогут что-то сделать. Мы достигли больших успехов в лекарственной терапии и, думаю, можем помочь больным с мозговыми отклонениями, какие наверняка есть у Кланта и его людей. Если им это не поможет, то, по крайней мере, они станут тише.

– Пойдемте, Джим, – позвала Калринд, беря капитана за руку, – пойдемте домой.

После этого случая Кирк больше не встречал Кланта и его людей. Он успокоился, но все же где-то глубоко гнездилась мысль, что Клант прав: он и его друзья были борцами, и в этом веке они уникальны. Позже Кирк прочел мемуары, напоминавшие о крупнейших войнах на Земле до освоения космоса. Автор писал о том, что он и его солдаты были больше похожи на солдат врага, чем на своих гражданских соотечественников. Единственный, кто его мог действительно понять, был тот, кто маршировал вместе с ним, и тот, против кого он сражался. Только тот, кто познал ужасы военной жизни, мог понять, через что он прошел. Потрясенный этим открытием, Кирк прочел много других книг и узнал, что солдаты из многих стран ощущали подобное. Он признался себе, что и сам чувствовал это.

А Клант нашел определение: братство воинов. Только воины понимали, что это такое. Может быть, в Кланте и его сподвижниках было, как говорили Мориц и Калринд, что-то звериное. Может быть, они опасны и непредсказуемы. Но Кирк многое отдал бы, чтобы поговорить обо всем этом именно с Клантом, клингоном своего века, гордым и одиноким воином его, Кирка, времени.

Глава 7

Спок, конечно, не лгал командору Хелленхайзу, когда говорил о своем желании остаться на Звездной Базе 17, пока ремонтируют «Энтерпрайз». Кирк передал ему управление кораблем, и Спок понимал, что его место на нем до тех пор, пока не убедится, что с экипажем все в порядке. Как старший офицер, Спок осознавал необходимость находиться с командой, пока люди не оправятся от психологической травмы, вызванной потерей командира. А случай с Ухурой усугублял ситуацию. Спок не знал, как ему действовать дальше, а слова, обращенные к Хелленхайзу, обесценили вулканца в глазах экипажа «Энтерпрайза». В те немногие моменты, когда Спок пытался сблизиться с командой, ему становилось ясно, что сделать это еще труднее, чем представлялось раньше. Ситуация осложнялась. Общая враждебность к вулканцу возникла из-за его решения покинуть пространство, в котором исчез Кирк, и продолжать полет к Звездной Базе 17. Не в силах игнорировать чувства команды, Спок понимал, что в подобных обстоятельствах он всем был в тягость.

У вулканца был большой соблазн провести расследование катастрофы «Энтерпрайза», но в создавшихся условиях это сделать оказалось невозможно. Сказанного было достаточно, чтобы заставить его капитулировать, отказавшись от попытки сблизиться с экипажем, и ретироваться на ближайший из компьютерных центров. Там его и нашел мистер Скотт.

– Добрый вечер, мистер Спок! – радостно приветствовал главный инженер Энтерпрайза. – Я искал вас повсюду. На моем корабле есть важная работа, и я хотел, чтобы вы помогли мне.

– На вашем корабле, мистер Скотт? – переспросил вулканец, не отрываясь от монитора.

– Называйте его, как хотите, мистер Спок, – ответил инженер с раздражением, – но, на мой взгляд, там, действительно, все мое.

Спок, покорно вздохнув, отвернулся от графика на мониторе.

– Я к вашим услугам. Что вам угодно знать?

Раздражение инженера испарилось, уступив место заинтересованности.

– Знаете, мистер Спок, мы хотим основательно перестроить наш корабль. Пока мы отсутствовали, сделано несколько важных открытий. Мы можем восстановить корабль в том виде, в каком он был ранее, или модифицировать его, чтобы придать большую скорость. Это касается перемещения в пространстве. Думаю, будет реальная польза.

– Мне кажется, что модификация – ошибка, хотя вам вряд ли нужны мои согласие или совет.

– Ну, – произнес Скотти огорченно, – вы понимаете, новая конструкция позволит увеличить скорость, но это может ослабить защитную энергию и резервы нормального жизнеобеспечения.

– Мы не можем позволить себе подобных усовершенствований. Для меня это совершенно очевидно.

– Но это замечательное изобретение, мистер Спок! Я назвал бы его настоящим прорывом в технике и был бы рад его внедрить!

– Тем не менее, мистер Скотт, оно совершенно непрактично. Мой опыт показывает, что «Энтерпрайз» больше нуждается в защитной энергии, резервах жизнеобеспечения и импульсной мощности, чем в ускорителе перемещения в пространстве.

– Да, – огорченно констатировал Скотти. – Я думаю так же, но надеялся, что вы найдете возможность для внедрения новой системы.

Вулканец удивленно приподнял брови:

– Я никогда не понимал, почему люди так часто спорят о вещах, по поводу которых их собственное мнение и есть наилучшее.

– Я не думаю, что вы это поймете, мистер Спок. Однако есть еще одна причина, заставившая меня искать вас. Я имею в виду коды доступа и пароли, будь они прокляты!

– Вы слишком самокритичны, мистер Скотт, – ответил вулканец спокойно. – Я понимаю, но не могу, как и вы, только проклинать коды и пароли.

Спок не стал спрашивать, каким образом такие нематериальные вещи могут подвергаться проклятиям. С годами он изучил людей и их манеру говорить двусмысленно, а также их раздражение, возникающее всегда, когда заходил разговор о подобных вещах.

– Неужели я должен изменить их все! – взорвался Скотти. – Изменение кодов доступа и паролей – колоссальная работа, которая займет вечность! За это время можно было бы заняться двигателями и устройством корабля! Если вы такой эксперт по компьютерам, мистер Спок, каким считаетесь, то, я надеюсь, вы покажете мне, как ускорить этот процесс.

– Мистер Скотт, процесс, который вы сейчас осуществляете, был разработан Звездным Флотом с расчетом на оптимальную скорость. Вы что, действительно, просите у меня разрешения обойти правило и оставить некоторые коды доступа и пароли без изменений? – Спок холодно посмотрел на инженера.

Скотти покраснел и постарался избежать взгляда первого офицера.

– Глупая, бесполезная трата времени и дурацкие правила, – пробормотал он.

– Вы знаете эти правила не хуже меня, мистер Скотт, – продолжал вулканец. При этом его обычно лишенный эмоций голос стал строгим. – Законы Звездного Флота гласят, что коды доступа, пароли, а также диспозиция корабля должны быть изменены при исчезновении офицера.

Скотти кивнул:

– Да, мистер Спок, я знаю это правило. И не стал бы спорить, если б пропавший попал в руки врага. У нас не тот случай! Мы все знаем, что случилось с капитаном: он попал в космическую бурю и перенесен в другое измерение. Там он и находится до сих пор.

– Я не согласен с вами, – возразил Спок. – Как мы можем это проверить? Мы не знаем, какова судьба капитана, и поэтому следует готовиться к худшему. Будем исходить из предположения, что капитан Кирк находится в руках врагов, которые с помощью пыток и сильнодействующих препаратов добиваются от него информации о Звездном Флоте.

Скотти покачал головой:

– Я никогда не поверю этому.

Спок решительно сменил тему разговора:

– Как идет ремонт, мистер Скотт?

– По плану. Несмотря на всю эту компьютерную возню, корабль через две недели будет как новенький, и даже в чем-то лучше.

– Прекрасно. Как насчет передатчика Ухуры?

Скотти красноречиво взмахнул руками и стал энергично мерить шагами небольшое пространство рядом с креслом Спока. Вулканец невозмутимо наблюдал за ним.

– Я не могу себе представить, что один передатчик оказался не таким, как все остальные, мистер Спок. Они очень хорошо изолированы. Еще никто от них не пострадал, но… если есть серьезные физические повреждения, то… Однако в данном случае их не было!

– Доктор Маккой утверждает, что Ухура перенесла сильный электрический шок. Она потеряла сознание именно по этой причине, а не от последующего толчка, как все мы.

Скотти вздрогнул от воспоминаний и осторожно повернул голову:

– О да. Некоторые из нас еще долго будут ощущать последствия этого удара. Легче отремонтировать корабль, чем вылечить человека. Корабли, по крайней мере, устроены более логично.

– Я удивлен, что сам человек признает это, – одобрительно произнес Спок. – Офицеру Ухуре посчастливилось выдержать этот шок, и ей повезет еще больше, если она выздоровеет полностью и не будет последствий. Если еще раз кто-нибудь подвергнется подобному испытанию, то исход может оказаться более трагичным.

– Я знаю это, мистер Спок! Но я не творю чудеса! Причина случившегося пока неизвестна! – Инженер глубоко вздохнул, успокаивая себя. – Все мои тесты и испытания не выявили ничего. Это же относится и к записям информации, снятой с внутренних сенсоров.

– Я тоже проверил эти показания, мистер Скотт. И я не согласен с вами. Но я просмотрел и записи входных сигналов, которые Ухура принимала на мониторе в то время.

Спок указал на экран напротив себя. Скотти наклонился, чтобы взглянуть на дисплей, но увидел строгую светлую обложку технического рапорта Звездного Флота, лежащую рядом с клавиатурой, и взял ее.

– Эллиот Тинделл, – пробормотал он. – Я слышал много хорошего о нем, но никогда не мог его понять.

– Это прискорбно, – произнес Спок. Он взял объемный рапорт из рук инженера и положил подальше от его глаз. – Посмотрите на дисплей, Скотт.

Скотти переключил внимание на экран:

– Я не вижу ничего, что может нам помочь, мистер Спок. Здесь нет никакой информации о неполадках в оборудовании.

– Совершенно верно, мистер Скотт, но я ищу эти неполадки не только в оборудовании и, видимо, уже нашел.

Наступила пауза, которая была рассчитана явно на драматический эффект.

Скотти моментально вышел из себя:

– Ну выкладывайте!

– Я нашел причину, – продолжал Спок спокойно. – Электрошок возник от очень короткого, но мощного сигнала, который перегрузил амплитудные цепи передатчика и мониторную подсистему. Этот сигнал был передан на частоте, которую Ухура использовала для связи с капитаном Кирком, когда он переправился на «Маулер».

Инженер прекратил шагать и уставился на вулканца.

– Да, – задумчиво произнес Скотти, – такое возможно. Но кто мог послать сигнал столь разрушительной силы?

– Значит, кто-то мог, – констатировал Спок. – Но мне надо больше информации для того, чтобы сделать окончательные выводы. Я затребую более совершенное секретное оборудование, к которому у меня обычно нет доступа.

– Тогда почему вы здесь, на базе, вместо того, чтобы быть на корабле?

– Законный вопрос, – ответил Спок – Но мне нужны компьютеры большой мощности, а они есть только на Базе 17. Я подавал свои рапорты командованию Звездного Флота по субпространственному радио.

– Это должно было их обрадовать, – прибавил инженер с усмешкой.

– Не совсем так, мистер Скотт, хотя они оценили мою логику, когда я сказал, что имел доступ к достаточно мощным компьютерам. К тому же я мог находиться в непосредственной близости к кораблю, когда необходимо.

– Вам понадобились компьютеры? – с надеждой в голосе спросил Скотт. – Однажды вы мне уже помогли, а сегодня сделали это еще раз.

– Совершенно верно. Я должен попасть туда, где есть возможность пользоваться секретным оборудованием, о котором я уже упоминал. Меня проинформировали, что оно под охраной Главного штаба Звездного Флота.

– Значит, на Землю! – воскликнул Скотти. – Я не против того, чтобы провести отпуск на этой древней планете, но мне хотелось бы попасть туда не по служебным делам.

– Мне тоже, – грустно признался Спок. – Однако у меня нет выбора. Я покину Звездную Базу 17 для полета на Землю уже сегодня вечером и рассчитываю вернуться перед тем, как «Энтерпрайз» опять будет готов к полетам.

– Он всегда в готовности, мистер Спок, – укоризненно напомнил инженер, – и еще в большей степени, чем все остальные корабли.

– Тогда позвольте сказать мне откровенно: я вернусь, как только «Энтерпрайз» будет опять соответствовать вашим высоким инженерным стандартам, мистер Скотт.

– Вот это я принимаю!

Инженер улыбнулся и покинул комнату, весело насвистывая.

Вулканец наблюдал за Скотти с бесстрастным видом. Занятные они, эти люди. Он будет изучать их годами, но, видимо, так и не научится понимать.

И Спок опять переключил свое внимание на компьютерный терминал.

Глава 8

– Надеюсь, ты достаточно хорошо чувствуешь себя, чтобы приступить к занятиям, Джим.

Кирк вопросительно посмотрел на Калринд. Они находились в парке базы, который стал их излюбленным местом отдыха.

Расслаблялись они обычно так: капитан, вытянувшись во весь рост, лежал на спине и лениво жевал травинку, а Калринд сидела, поджав ноги, рядом с ним.

– Почему ты не интересуешься, чем я занимаюсь, какая у меня профессия? – спросила клингонка.

– Мне кажется, что самая главная твоя задача – сделать меня счастливым.

Калринд усмехнулась:

– Мне удается это?

– Блестяще! Я даже собираюсь рекомендовать тебя к награждению медалью.

– На самом деле я здесь для более серьезных целей.

– Ты знаешь, – произнес Кирк, – я уловил, в чем вы, нынешние клингоны, похожи на своих предков.

Калринд отодвинулась от капитана и нахмурилась, при этом ее густые брови образовали букву V, а на лбу появились морщинки. Женщина казалась сильно раздраженной.

– В чем?

Кирк тихонько засмеялся:

– Как и у них, у вас нет чувства юмора.

Калринд опять расслабилась.

– Наверное, ты прав, – произнесла она очень серьезно, как бы продолжая развивать мысль, высказанную Кирком. – Нам следует стремиться развивать чувство юмора… Его отсутствие – наша слабость. Юмор поддерживает жизненный тонус.

Кирк кивнул и попытался сменить тему:

– Ты собиралась рассказать мне о настоящей причине твоего пребыванию здесь.

– Да, конечно. Я занимаюсь изучением истории. Как только догадались, кто вы, я срочно была доставлена на базу. Ты тогда был еще без сознания.

– Теперь я понимаю причины твоего появления здесь, – проговорил Кирк. – Клант и другие выжившие члены его команды – настоящая находка для тебя. Наверняка ты хотела задать им массу вопросов.

– Клант! – презрительно воскликнула Калринд. – Разговаривать с ним – то же самое, что допрашивать дерево или дикое животное. Нет, Джим, эти клингоны ничего ценного из себя не представляют. Я даже не уверена, что они способны мыслить, как мы. Кто меня действительно интересует, так это ты. Ты – наш исторический источник.

– Ты хочешь сказать, что Федерация не предоставила тебе полного комплекта материалов по моей эпохе? Каким же образом ты ее изучаешь?

Калринд нежно улыбнулась:

– Какой ты бестолковый, Джим. Нас интересует не твоя эпоха, а ты сам.

– Ах да, конечно, храбрый, легендарный герой!

Но Калринд в ответ не засмеялась, даже не улыбнулась, как того ожидал Кирк.

– Так и есть, Джим.

Кирк присел.

– Я готов, – проговорил он спокойно. – Расскажи мне все, что тебе известно.

– Давай пройдемся, – предложила Калринд. – Такое долгое сидение меня раздражает.

Уже гуляя между деревьев, Калринд начала рассказ:

– Несколько дней тому назад ты сказал, что все время слышишь о катастрофе Толиана, или о Толианском инциденте, но не понимаешь, что это такое. Сейчас я тебе все объясню.

Сто лет назад две великие флотилии – Клингонов и Звездного Флота, – враждовали. Готовясь к очередному сражению, они расположились лицом к лицу вдоль границы, которая разделяла сферы их влияния. Это было совсем рядом с тем местом, где вас и «Маулер» застиг шторм и откуда ты был перенесен прямо в наше время. Но это случилось спустя четыре недели после того происшествия.

– Около Толиана, – догадался Кирк.

– Точно. Отсюда и название «Толианский инцидент», или «катастрофа Толиана».

– И толианцы не вмешались? – спросил Кирк. – Мы всегда считали их чувствительными в вопросе суверенитета.

– Принимая во внимание размеры двух флотилий, я думаю, толианцы посчитали, что лучше будет не вмешиваться.

– Хотя они обладали той странной технологией? – перебил ее Кирк.

– Да. Если учитывать масштабы и мощь намечавшегося сражения, вряд ли что-нибудь могло помешать враждовавшим.

– Но тогда могли вмешаться органиане. Бог видит, они всегда лезли в чужие дела.

Калринд сошла с тропинки и села на траву, прислонившись к дереву. Кирк опустился рядом.

– Если органиане знали, что замышляет каждая из сторон, – продолжала Калринд, – то, тем более, они должны были знать, что клингоны готовились не к нападению, а к дипломатической миссии. Это были «новые клингоны».

– Но мы никогда о них не слышали в то время, – запротестовал Кирк. – Если бы они существовали уже тогда, то, возможно, мы захотели бы войти с ними в контакт.

– Старые клингоны еще жестко контролировали свою Империю, и если бы они нашли кого-либо из моих предков, то, наверняка, убили бы их или посадили в тюрьму.

Первые «новые клингоны» действовали в подполье, но несмотря на это, многие из них занимали высокие посты, и именно они направились к границе Федерации с целью заключить мир с вашими людьми.

– Так вот как был заключен Великий Мир! – изумился Кирк, – Он должен был состояться при подобных обстоятельствах, но ваши люди не поверили «новым клингонам». Они не смогли представить, что вообще возможен другой клингон, и подумали, что все это – провокация.

– Разумное предположение.

Калринд кивнула:

– Учитывая то, что они знали о Клингоне, да. Таким образом, конфронтация продолжалась до тех пор, пока «новые клингоны» не попытались убедить командующих Флотом Федерации, кто они и какие у них цели. Но люди из Федерации, которые отвечали за принятие силовых решений, становились все более нетерпеливыми. – Калринд с силой сжала руку капитана. – Клингоны хотели мира, а оказались на грани звездной войны. Даже «новые клингоны» должны были бы защищаться в случае, если корабли Федерации их атакуют. Когда начинается стрельба, тогда не до дипломатии. Эта война привела бы не только к смерти и разрушениям с обеих сторон. Она могла бы разрушить позиции «новых клингонов» в Империи.

– Что-то не похоже, что у них было какое-то положение.

– Я думаю, что все-таки было, и со временем они могли его укрепить. На деле получилось следующее. «Новые клингоны» хотели использовать мирное соглашение как удар по позиции власти и начать распространять свое влияние на всю Империю. Война же привела бы к их полному истреблению. Органиане могли бы вмешаться, но они не показывали и вида, что собираются что-то предпринять.

– Таким образом, между двумя флотами сложилась патовая ситуация. Что же ее нарушило?

– Ты! – воскликнула Калринд. – Записи обеих сторон показывают, что капитан Джеймс Кирк, который находился на борту корабля клингонов, переговорил с командором Звездного Флота и подтвердил все, что говорили «новые клингоны».

– Но это невозможно, – прошептал Кирк, глядя в лицо Калринд одновременно со страхом и надеждой.

– Я тебе все покажу. Пошли.

Женщина встала и увлекла капитана за собой.

– Это класс для изучения истории, и мы посмотрим сейчас кино.

Кирк ничего не понимал и потому не ответил.

– Все в порядке, Джим! – успокоила Калринд. – Смотри. Это – правда, и с этого момента все стало меняться к лучшему.

Экран напротив капитана порозовел, и появились первые кадры. У Кирка перехватило дыхание. Он видел себя, смотрящего вниз с мостика звездного корабля Федерации, за его спиной был знакомый пейзаж и знакомые люди: Спок, Ухура, Зулу, Чехов…

– Старые записи, – пояснила Калринд рассеяно, не обращая внимания на переживания Кирка. – Эти копии прислала Федерация, а мы смонтировали их с нашими собственными. Все только что услышали призыв к миру, который ты передал с корабля клингонов. Смотри.

Спок сидел в кресле командира. Он нажал кнопку на ручке кресла и произнес:

– Ваш анализ, доктор!

Голос Леонарда Маккоя звучал озадаченно:

– Я не знаю, Спок, но нутром чувствую что-то неладное.

– Ваше заключение, доктор! – в голосе Спока слышалось нетерпение, но столь малозаметное, что различить его мог только Кирк.

– Пока я всего лишь доктор, а не компьютер, – с сарказмом ответил Маккой. – В отличие от некоторых я могу высказывать свое мнение, но не хочу. Это дело командиров, а не простых докторов. Тем не менее я не склонен верить всему этому. Давайте повременим немного и посмотрим, что Кирк скажет дальше. В конце концов, чем больше мы услышим, тем больше будет у нас информации для анализа.

Спок кивнул:

– Удивительно логично, доктор.

Кирк усмехнулся. «Мне не нужен никакой анализ голосов, чтобы сказать, что это – сущая правда, – подумал он. – Бедный Спок, он так волнуется и так измучен». Кирку очень захотелось поговорить с друзьями и убедить их в своей правоте. Но реальность вернула его назад. Ведь это все случилось сто лет назад! Все, кого он видел на экране, уже мертвы и навсегда потеряны.

Действие переместилось на другой корабль Звездного Флота, где через средства коммуникации принимали с «Энтерпрайза» рассуждения Маккоя и Спока. Затем последовали сцены на корабле клингонов: взволнованные офицеры обсуждали шансы того, поверят ли командиры Звездного Флота Кирку или же откроют огонь.

Экран погас. Кирк, потрясенный увиденным, молчал.

– Ну вот, – произнесла Калринд с энтузиазмом, – это был первый день, а сейчас я попытаюсь найти записи следующих событий.

– Я хотел бы увидеть мое обращение. Это возможно?

Калринд покачала головой:

– Извини, Джим, наши записи и записи Звездного Флота неполные. Многое утеряно во время переворота, который последовал за катастрофой Толиана и в ходе которого «новые клингоны» захватили власть. Командование Звездного Флота тоже не понимает, почему их записи неукомплектованы полностью, но они не сумели найти в архивах недостающие части.

– Может быть, им не хватило квалификации?

– Вполне возможно, – улыбнулась Калринд. – Как бы там ни было, но для историков это настоящая трагедия. Сообщение пропало, но мы смогли восстановить некоторые твои слова, которые прозвучали в нем.

Калринд повернулась к клавиатуре и что-то набрала:

– Вот оно, я думаю.

На экране Спок беседовал с Леонардом Маккоем.

– Доктор, – говорил он, – у нас сейчас достаточно информации для анализа. Хотя за время долгого общения с капитаном Кирком я научился доверять его интуиции, в данном случае я обязан придать больше внимания анализу. Я решил принять заключение компьютера и рекомендовать дать отбой нашему флоту, если клингоны сделают то же самое.

Следующий кадр демонстрировал клингонов, которые облегченно вздохнули и заулыбались, когда им сообщили, что большинство кораблей Звездного Флота проголосовало за принятие послания капитана Джеймса Кирка.

Затем флот клингонов был с триумфом эскортирован к Земле, где состоялись всеобщие празднества (позднее они стали общефедеральными) в честь заключения Великого Мира.

Экран погас.

– Вот как все произошло! – торжественно произнесла Калринд. – Великий Мир с тех пор продолжается целое столетие! И ни одна сторона за это время его не нарушила!

Кирк почувствовал, что его глаза наполнились слезами. Его взволновало не столько сообщение Калринд, сколько потеря друзей, которых он только что увидел на экране.

– Мало кто из нас надеялся на это, – прошептал Кирк.

– Да, я знаю, – произнесла утешительно Калринд. – Джим, с тех пор союз между Федерацией и Империей стал еще более тесным. За семьдесят пять лет не произошло ничего, что можно было бы назвать приграничным инцидентом. Фактически граница исчезла. Клингоны и жители Федерации беспрепятственно путешествуют в любую сторону. И уже при моей жизни, возможно, будет установлен полный политический союз – «джиджмос», как мы его называем. – А со временем, возможно, к нам согласятся присоединиться и ромуланцы. Нет, почему «возможно»? Обязательно присоединятся!

Кирк был в замешательстве.

– Все это хорошо, – медленно проговорил он. – Но мое участие в Толианском инциденте невозможно. Я не мог присутствовать. Меня перенесло в будущее раньше, чем все это случилось.

Калринд улыбнулась:

– Мы все знаем, Джим, и, наверное, сможем понять, что произошло на самом деле. Я попрошу Морица пояснить тебе соответствующие события.

Они застали Морица в рабочей лаборатории за маленьким столиком в окружении различного оборудования. Он печатал на клавиатуре, вмонтированной в стол. Недовольный тем, что его прервали, Мориц раздраженно взглянул на вошедших. Но его лицо прояснилось, как только он увидел, кто отвлек его от работы. Мориц радостно улыбнулся:

– Джим! Какая приятная неожиданность!

Он взглянул на Калринд и опять перевел взгляд на Кирка:

– Ах да! Минутку, – Мориц сделал еще несколько ударов по клавишам, затем встал и, потянувшись, спросил:

– Ну где вы прервали свой рассказ?

Калринд ответила:

– Я описала в общих чертах Толианский инцидент. На этом мы закончили.

– Калринд передала мне лишь то, что знала сама, а это не так много. Она сказала, что остальную информацию я получу от вас. Что было потом?

Кирк ощущал некоторый дискомфорт: он устал от всех этих тайн, от постоянного контроля, устал оттого, что каждый из клингонов давал ему строго дозированную информацию, не забывая при этом сказать, что кто-то следующий откроет перед ним новую главу всей этой истории.

Не обращая внимания на нотки недовольства в голосе Кирка, Мориц произнес:

– Вы спросили, что было потом. Так вот, потом был самый большой флот космического братства в истории. Хотите посмотреть?

Кирк уставился на Морица, не в силах вымолвить от удивления ни слова.

Клингон улыбнулся:

– Следуйте за мной.

Они пришли в помещение, в котором Кирк никогда раньше не был. Калринд с ними не пошла, но она должна была подойти попозже.

– Мне не стоили ввязываться в это дело. Я физик-теоретик. Не знаю, кто решил поручить подобную административную работу именно мне, – объяснил Мориц.

– Техническое конструирование, – произнес Кирк с отсутствующим видом, направляясь к гигантскому экрану.

– Да, так оно и есть, – кивнул Мориц. – Удивляюсь, кому на Клинзае пришла в голову глупая мысль, что если я физик, то смогу заниматься и техническим конструированием? Хотелось бы узнать, с чего наши предки начинали строительство такой огромной империи?

– Я не думаю, что клингоны моего времени страдали от подобной неразберихи.

* * *

Одна из стен комнаты представляла собой экран, подобный тому, что был на «Энтерпрайзе». Мориц объяснил, что этот экран разработан для научных целей, но он наиболее подходит для того, чтобы показать Кирку все, что тот желает. Внезапно стена превратилась в электронное окно в космос. Казалось, что она сделана из стекла, и между Кирком и изображенным на экране не было ничего. Великий Флот как будто завис над базой.

Одни корабли казались маленькими огоньками, мерцающими на фоне разноцветных звезд. Они напоминали формочки, которые закрывают звезды, силуэтами выступая на их фоне. Другие корабли были ближе, и их пронзали мощные лучи света, исходящие от станции клингонов. Хищники Клингона! Они словно ощетинились. Наметанный глаз Кирка сразу узнал это вооружение.

– Это военные корабли, Мориц, – заметил он. – Военные корабли клингона моего времени.

Мориц смутился:

– Это наследие нашего прошлого, его остаток. Мы не можем себе позволить разрушить нашу торговлю и коммерческий флот. Ради этой цели было решено восстановить все старые корабли, которые были у нас. Эти военные корабли, действительно, остались с твоего времени, Джим. Тогда клингоны в последний раз строили их для военных целей. Мы храним их во всех музеях Империи, поддерживая в хорошем состоянии, и показываем нашему молодому поколению, чтобы устыдить их нашим прошлым и внушить отвращение к нему. Но одновременно эти корабли пригодны для комплектования флота и выполнения нашей задачи, тогда как остальные для этого не годятся.

– О какой задаче вы говорите? – спросил Кирк.

Он уже задавал этот вопрос несколькими минутами ранее, но Мориц отказался отвечать. Вот и сейчас клингон избежал прямого ответа:

– Подожди. Придет Калринд, и я все объясню.

Кирк удивился, что Мориц нуждается в моральной поддержке подобного рода.

В комнате повисла тишина. Каждый думал о чем-то своем. Мориц погрузился в какие-то собственные размышления, а Кирк вместе с флотом уносился в пустоту, в свой собственный мир, в свое время…

Наконец капитан услышал отчетливые шаги Калринд.

Как только женщина вошла, он произнес:

– Теперь, Мориц, пожалуйста, разъясни мне все без лишних отлагательств.

Мориц кивнул. Он подошел к экрану и, став рядом с Калринд, уставился в черноту.

– Этот флот станет флотом «новых клингонов», который будет противостоять Флоту Федерации около Толиана. Эти корабли и мы трое перенесемся во времени на сто лет назад, чтобы сыграть наши собственные роли в Толианском инциденте.

Они вернулись в рабочую лабораторию, где Кирк и Калринд ранее застали Морица. «Он был совершенно прав, дождавшись Калринд, – подумал Кирк, – но ее поддержка была нужна не только Морицу, но и мне».

Капитан был потрясен идеей Морица путешествовать во времени. По дороге в лабораторию он немного успокоился, но сейчас вновь был взволнован. Некоторое время Кирк безмолвно смотрел на двух клингонов. Он только стал свыкаться с мыслью о невосполнимой потере, как вдруг ему сообщают, что, оказывается, мир, откуда он прибыл, совсем не утерян.

Первым заговорил Мориц:

– У нас есть план, который разработали наши ученые в сотрудничестве с экспертами Федерации. Нам надо перенестись назад во времени и самим во всем убедиться. Другими словами, мы должны удостовериться, что история развивается правильным путем.

Кирк, пораженный сказанным, покачал головой, и Калринд заметила его неодобрительный жест:

– По существу, это совсем просто. Ты знаешь, что «новые клингоны» сражались со старыми за контроль над Империей. Почему мы должны позволить, чтобы исход этой борьбы зависел от каприза истории? Мы знаем, что все завершилось так, как мы хотели, но по какой причине? Что заставило все окончиться нужным для нас образом, а не иначе?

Кирк был озадачен:

– Разве это имеет теперь значение? Все закончилось хорошо, и не важно, что могло бы быть, пойди все другим путем.

– Да, но все можно изменить.

– Изменить прошлое? Чепуха! Прошлое сильнее нас! – вдруг Кирк вспомнил Нью-Йорк в 1930 году и смерть Эдит Килер. – Да, иногда историю можно изменить, – прошептал он, – но прошлое часто слишком ужасно, чтобы туда еще и вмешиваться.

– Но не в том случае, если вторгаешься с полной уверенностью в положительном результате, – с воодушевлением произнес Мориц.

«Нельзя быть столь уверенным в себе», – подумал Кирк. В 1930 году на Земле он позволил Эдит умереть, и с тех пор это преследует его.

Калринд продолжила:

– Мы направим флот на сто лет в прошлое в качестве вооруженных сил «новых клингонов» и изменим Толианский инцидент в Великий Мир. Вы, как и я, будете на флагманском корабле. Какой историк упустит подобный шанс?

– Но вы даже не представляете, как это опасно, – предостерег Кирк.

– Совсем нет, – грубо вмешался Мориц. – Мы просчитали каждую мелочь.

– Но зачем посылать целый флот? – спросил Кирк. – Почему нельзя ограничиться одним или двумя кораблями?

– А как бы клингоны вашего времени отреагировали на один или два корабля, которые направляются к границе, Джим? Их просто бы задержали. Поэтому, учитывая образ мыслей тех клингонов, мы отправили целый флот. Клингоны не решатся на бой с таким количеством кораблей. Позже они, конечно, поймут, что все это подстроено. Но к тому времени, когда это дойдет до них, уже будет поздно, так как Великий Мир будет в процессе заключения. Кроме того, – продолжал Мориц после небольшой паузы, – если все корабли будут сразу в нашем распоряжении, не придется тратить драгоценное время на вызов остальных. Время давит на нас!

– Давит! – воскликнул Кирк. – Как это может быть? Мы же собираемся в выбранный нами момент из прошлого. Каким же образом время может давить на нас сейчас, сто лет спустя?

Мориц поморщился:

– Я не хочу вдаваться в эти объяснения. Насколько я понимаю, вы сами путешествовали в прошлое, используя гравитационное поле звезды?

– Да, так оно и есть, – ответил изумленный Кирк. – Но каким образом вам это стало известно? Это секретная информация Звездного Флота.

Мориц засмеялся:

– Это секрет, Джим. Теперь нам доступны все записи Федерации. Эта миссия – одно из самых знаменитых приключений великого капитана Кирка. Это одна из тех страниц истории, на которых мы воспитываем наших школьников.

Кирк отмахнулся:

– Я не уверен, что смогу воспользоваться прошлым. Это всего лишь перспектива.

– А этого и не потребуется, если наша миссия будет удачна. Как я уже сказал, мы собираемся использовать похожую технологию для перемещения на сто лет в прошлое. Наши физики недавно обнаружили сверхмассивный объект недалеко от нашей границы с Федерацией в направлении Толиана. Это одна из частей бинарной пары, ее другая часть – белая звезда-карлик. Вы использовали поле обычной звезды, но этот объект даст лучший эффект. Мы сможем переместить в прошлое на сто лет назад целый флот.

– Я никогда не слышал о подобном объекте в этой области.

– Он был обнаружен совсем недавно. Мы назвали его Хофтинку.

– Что это означает?

Мориц рассмеялся:

– По-английски примерно «очень большая звезда». Как вы понимаете, фактор времени тут очень важен. И, в частности, важен вопрос: где и когда? Я имею в виду время и угол входа в гравитационное поле звезды Хофтинку. Только определенная комбинация времени, угла входа и скорости даст нужный эффект. В противном случае минутная ошибка во времени или в любом из перечисленных условий может привести к разрушению под воздействием гравитационного поля, а не к перемещению во времени. Мы или сделаем скачок во времени, или погибнем. Это очень опасное путешествие для флота.

Кирк кивнул. Он был знаком с подобным способом путешествия во времени.

– Мы многократно все просчитали, чтобы быть совершенно уверенными. Есть только одна комбинация времени, угла и скорости входа, которая доставит нас туда. Мы должны оказаться в прошлом перед началом Толианского инцидента, и нам очень повезет, если все получится, как мы запланировали. Время начала эксперимента приближается. Осталось всего несколько дней. Мы, – я имею в виду флот, – должны будем покинуть базу не позже чем через 20 часов.

Глава 9

Адмирал Флота Чанг гордился своей невозмутимостью, считая ее равной бесстрастности вулканца. Но сегодня, когда вошел Спок, его лицо выдавало смущение, смешанное с чувством досады. Спок отсалютовал и встал перед адмиралом навытяжку.

– Итак, мистер Спок, – раздраженно начал Чанг, – что же теперь? Вы просили разрешения передать отчет по интеркосмическому радио раньше, чем было приказано отчитаться по возвращении сюда. После долгой дискуссии мы согласились на это, а теперь вы неожиданно появляетесь в Сан-Франциско. Мы давно ввели специальную норму содержания для вас и капитана Кирка. Вам обоим предоставлен ряд привилегий по сравнению с другими офицерами Флота.

В то время как Чанг отчитывал его, Спок стоял навытяжку с бесстрастным выражением лица, являя собой образец лишенной всяких эмоций личности, к которой так стремился адмирал. Одно это вызывало гнев Чанга.

– Вы оба заслужили особое отношение, – продолжал он, – благодаря своим блестящим характеристикам. Но сейчас, Спок, на этот раз…

Адмирал остановился, чтобы перевести дыхание. На протяжении этой долгой проповеди Спок оставался абсолютно спокойным. Чанг почувствовал, что теряет контроль.

– На этот раз вы зашли слишком далеко! Капитан звездного корабля исчез, и теперь, вопреки моему приказу оставаться на Звездной Базе, вы появляетесь в Сан-Франциско! Замечательно!

– Что замечательно? – спросил Спок. Чанг яростно стукнул кулаком по столу:

– Я приказываю… И не пытайтесь, Спок!

– Прошу прощения, адмирал, – спокойно произнес вулканец, – но я не понимаю, что вы хотите узнать. Будьте так любезны и объясните мне.

Чанг подумал, что пора уходить в отставку.

– Я хочу знать, – уже спокойнее продолжал он, – что вы здесь делаете?

– Ах, вот оно что! – ответил Спок, – Теперь я понимаю. Спасибо, адмирал!

Чанг сделал глубокий вздох и на минуту закрыл глаза. Затем посмотрел на вулканца и смиренно попросил:

– Продолжайте, мистер Спок.

– Я хотел послать вам сообщение заранее, чтобы объяснить свой визит, но у меня есть основания остерегаться перехвата моего послания.

Адмирал опустился в кресло:

– Что вы хотите сообщить мне, Спок?

– Мне необходимо ваше разрешение для проведения некоторых экспериментов с использованием сверхсекретного оборудования, которое находится здесь, в штаб-квартире Звездного Флота. С тех пор как Звездный Флот пытается хранить в секрете сам факт существования этого оборудования и место его нахождения, я подумал, что правильнее всего обратиться лично к вам. Более того, когда вы согласитесь удовлетворить мою просьбу, мне придется остаться где-то здесь, чтобы провести задуманные мною эксперименты.

– Вы говорите «когда», а не «если» я удовлетворю вашу просьбу. – Чанг покачал головой:

– А впрочем, все верно. И что же вам нужно? Какое сверхсекретное оборудование требуется?

Спок назвал его.

После долгой паузы Чанг произнес:

– Считайте, что разрешение получено. Подождите минуточку… А вы уверены в успехе испытаний? Да, глупый вопрос. Вулканцы всегда во всем уверены.

– Я думаю, это справедливая оценка, адмирал, – ответил Спок, принимая сказанное на свой счет. Чанг скривился в улыбке:

– Что-нибудь еще, Спок?

– Мне нужны несколько помощников, сэр, чтобы ускорить дело.

– Конечно, – согласился Чанг, – давайте посмотрим. Я позвоню адмиралу Ким…

– У меня есть кое-кто на примете, – прервал его Спок. – Эллиот Тинделл.

«Естественно, – подумал Чанг. – Тинделл – хороший кандидат».

– Когда начнете? – поинтересовался адмирал, глядя на настольный календарь.

– Я думаю, Эллиот вернулся сегодня утром из отпуска. Позвольте, я позвоню ему.

Адмирал поспешно остановил вулканца:

– Спок, я предпочел бы, чтобы вы не делали этого.

– Нельзя быть уверенным в надежности сетей коммуникаций, – констатировал Спок. – Не могли бы мы посетить Эллиота дома?

– Хм, – задумался Чанг. – Спок, вы действительно считаете, что коммуникации Звездного Флота ненадежны?

– Любые средства связи могут быть ненадежны, – ответил Спок.

– Вы правы, я вызову шофера. Вы позволите? – спросил Чанг с сарказмом.

Вулканец на мгновение задумался над вопросом:

– Да, адмирал, пожалуйста, чувствуйте себя свободно.

– Спасибо, мистер Спок.

Чанг был подчеркнуто вежлив, но его сарказм не действовал на вулканца.

* * *

Ссоры в доме Тинделлов все чаще становились достоянием общественности. Хотя обычно стороны старались излагать свои аргументы тихо, чтобы соседи их не слышали. Но сегодня ссора Луизы и Эллиота была настолько громкой, что ее слышали и соседи, и двое мужчин в униформе, направлявшихся в дом Тинделлов. Соседи увлеченно слушали, стоя за шторами. У гостей не было другого выбора, как сделать вид, словно ничего не произошло.

Дверь открыла Луиза. Чанг обратил внимание на ее покрасневшие глаза и нос.

– О, адмирал! – воскликнула Луиза. – Добро пожаловать! Входите! Эллиот в своем кабинете, я позову его.

– Простите, что мы потревожили вас, Луиза. Вы ведь еще в отпуске, – извиняющимся тоном произнес Чанг. – Но это очень важно.

Луиза скупо улыбнулась и ничего не ответила. Она провела гостей по короткому холлу в гостиную, которая была обставлена мягкой мебелью, недавно вошедшей в моду на Земле. Бледные гравюры на стенах в точности соответствовали стилю жизни среднего класса аристократии на планете.

– Садитесь, пожалуйста, – указав на диван, пригласила Луиза.

Она вышла из комнаты, с трудом сдерживая рыдания. Спок и Чанг сели рядом на диван. Вулканец не выказывал никакого смущения, но Чанг чувствовал себя несчастным и стесненным. Они, казалось, не замечали друг друга. Чанг предпочел изучать гравюры на стенах, чем смотреть на своего компаньона.

Скоро послышались тяжелые шаги. Эллиот Тинделл вошел в гостиную и замер.

– Адмирал Чанг, – произнес он с нескрываемой враждебностью, – я думал, что до следующего понедельника мне можно не появляться в офисе. Или я ошибся?

– О нет, Эллиот, нет! – подчеркнуто вежливо ответил адмирал. – Вы не ошиблись. Но, к несчастью, возникла одна неотложная проблема. Я не знаю, встречались ли вы с мистером Споком?

Эллиот обратил внимание на вулканца, который встал и спокойно ожидал своей очереди.

– Нет, хотя, конечно, слышал о вас. Вероятно, вы самый знаменитый вулканец во всем Звездном Флоте. – Эллиот улыбнулся, давая понять, что шутит.

Спок воспринял его замечание серьезно:

– Моя должность мало соответствует такой характеристике.

– Я всегда считал это позорным, – быстро отреагировал Эллиот. – Научный дивизион мог бы привлекать вулканцев к решению технических проблем. К примеру, я восхищаюсь трудами Менга.

Спок кивнул:

– Да, это один из наших самых блестящих философов в науке. И я слышал о вас, мистер Тинделл. Я читал ваши статьи о взаимодействии эффекта скачка во времени и транспортной фазы поля и нахожу их достаточно убедительными и довольно четкими.

Чанг спокойно слушал разговор. Убедившись, что он протекает в дружелюбном тоне, адмирал расслабился и произнес:

– Эллиот, мистер Спок прибыл на Землю для выполнения очень важной работы. Он выбрал вас своим ассистентом.

– Замечательно! Благодарю за честь! – воскликнул Эллиот. – Это будет прекрасно!

– Да, я понимаю, – продолжал Чанг. – Но это будет также означать временное прекращение работы над вашим теперешним проектом.

– Ничего страшного, – немедленно парировал Эллиот, – нет проблем. Если мистер Спок нуждается в моей помощи, ничто не сможет мне помешать оказать ее.

– Может быть, вы хотите узнать, что мне нужно? – просил вулканец.

– Что бы это ни было, я сочту за честь принимать участие в работе, – ответил Эллиот.

– Вы готовы начать немедленно? – спросил Чанг. – Сегодня? Прямо сейчас?

Эллиот пожал плечами:

– Если это так срочно, адмирал, я готов.

– Вы можете сообщить Луизе, что я посылаю вас в путь, – весело произнес Чанг.

– Я решу эту проблему, – голос Эллиота стал холодным и жестким.

Чанг вскочил на ноги.

– Хорошо! Все улажено, – быстро произнес он. – Нам пора. Мистер Спок и я подождем вас внизу, Эллиот.

– Я присоединюсь к вам через несколько минут, – ответил Тинделл.

Чанг и Спок быстро вышли из дома и отправились к ожидавшему их автомобилю.

Почувствовав себя в безопасности, когда даже водитель не мог услышать его слов, адмирал заговорил:

– Я ничего не понимаю, мистер Спок. Они были так счастливы. Что же произошло? – он вздохнул. – Я не знаю, что происходит с нашей молодежью. В мое время все было не так. Все, что они делают, кажется непостоянным. Им не хватает обязательности. Я начинаю серьезно беспокоиться за будущее человеческой нации.

На этот монолог Спок отреагировал очень спокойно:

– Вы подражаете жалобам большинства философов прежнего времени. Мне кажется, что главный недостаток ваших рассуждений в том, что вы видите в другом поколении слабое и хилое дитя предыдущих эпох. Я думаю, людям не хватает объективного и бесстрастного взгляда на свою историю.

Чанг ожидал более обстоятельного обсуждения темы, но в это время к ним присоединился Тинделл, и разговор пришлось прекратить.

* * *

Последовали дни интенсивной работы. Спок и Эллиот трудились часами, лишь изредка делая короткие паузы. Тинделл был под стать вулканцу, полностью игнорирующему потребность в пище и сне. Они работали с группой ассистентов, которая была передана им, и вдвоем выполнили львиную долю большого труда. Теория, предложенная Споком и положенная в основу реальной конструкции, должна была быть понята очень глубоко, прежде чем начнутся испытания и заработают главные модификации этой конструкции. Эллиоту отводилась огромная роль в достижении конечного успеха.

Когда наконец все было готово, в лаборатории, предоставленной Звездным Флотом, остались лишь Спок и Тинделл. Трое ассистентов спали, отдыхая после напряженного дня, когда был закончен последний этап.

Эллиот провел столько времени в лаборатории не только из-за преданности работе и увлеченности ею, но и из-за возможности работать вместе со Споком. Последние два дня, проведенные в постоянном напряжении, Тинделл даже ночевал на базе. Отношения с Луизой достигли критической точки, и Эллиот не отваживался оставаться с ней наедине. Мысль о том, что он может, потеряв над собой контроль, ударить ее или даже убить, вселяли в Тинделла ужас.

Эллиот вспомнил свою первую встречу с Луизой и их первый год совместной жизни. Тогда они были счастливы. Но счастье было возможным только благодаря лечению. А сейчас, когда Эллиот приступил к исполнению служебных обязанностей, отрывающих его от дома, лечение прервалось. Расставшись с Луизой в необычайной спешке, Тинделл забыл бутылку с пилюлями. Как можно было забрать их, избежав встречи с женой, ее слез, упреков и ярости? Эллиоту предписали принимать лекарства ежедневно и предупредили о том, что может произойти, если он перестанет делать это. Тинделл уже не принял две свои обычные дозы, но надеялся, что после стольких лет лечения в его крови выработалось достаточно нужного вещества, чтобы компенсировать недостачу двух доз и избежать опасных последствий.

– Мистер Эллиот! – резко произнес Спок. – Я просил увеличить мощность!

Тинделл, очнувшись от неприятных мыслей, вспомнил о своих обязанностях:

– О да. Да, конечно. Простите, мистер Спок, я замечтался.

Эллиот быстро повернул диск, увеличивая мощность до требуемого экспериментального уровня. Спок повернулся к своему монитору, ничего не сказав по поводу склонности людей к мечтательности. Сам он был способен игнорировать все отвлекающие его мысли.

Но Эллиот понял все без слов. «Проклятый высокомерный вулканец», – подумал он. И тут же поймал себя на мысли, что сам хотел бы быть таким. Немного дисциплинированности вулканца не помешало бы ему сейчас.

– А теперь все в порядке, мистер Спок? – бодро поинтересовался Эллиот.

Спок повернулся, с удивлением посмотрел на него и вернулся к своим наблюдениям на мониторе.

– Близко к прогнозу, мистер Тинделл. Продолжайте увеличивать мощность согласно графику.

«Я легко мог бы сорвать испытание, – неожиданно подумал Эллиот. – Это было бы лучше всего. Но нет, Спок немедленно заметил бы это».

Процесс длился уже более двух часов. К моменту окончания запланированного испытания Эллиот почувствовал физическую усталость – от концентрации и строгого следования графику и психологическую – от необходимости контроля над собой. Наконец Спок встал и задумчиво произнес:

– Можете снижать мощность, мистер Тинделл. Я думаю, что достиг намеченного.

Эллиот тоже поднялся. Он был напряжен и готов к действию.

– Итак, каким будет следующий шаг? – спросил он спокойно.

Спок несколько минут вглядывался в молодого ученого, как бы прикидывая и взвешивая его возможности.

– Мои результаты требуют немедленного возвращения на Звездную Базу 17. Я прошу вас сопровождать меня. Ваша работа на меня произвела хорошее впечатление, и я думаю, вы окажетесь полезны на следующем этапе. Это будет опасная работа и совсем иная, чем ваш интеллектуальный труд на Земле.

Эллиот расслабился. Он услышал больше, чем надеялся.

– Я польщен и восхищен, мистер Спок!

Вулканец кивнул, как будто он и не ожидал другого ответа.

– Хорошо. Я поговорю с адмиралом Чангом как можно скорее:

– Сколько дней осталось до нашего отправления? – поинтересовался Эллиот.

– Не дней, мистер Тинделл, а часов, даже минут, если мы найдем транспортное средство. Звездный Флот придает моей миссии решающее значение.

Эллиот заскрежетал зубами, но, заметив взгляд Спока, заставил себя расслабиться:

– Я скоро буду готов. Мне надо заехать домой, но я быстро вернусь.

* * *

«Может быть, лекарство сработало, – подумала Луиза. – Сработало самым чудесным образом». Она устыдилась своих мыслей. Все же подруга уверила Луизу, что лекарство сотворило чудо с ее мужем, бывшим тираном, а сейчас ставшим вновь мягким и любящим, как раньше, в дни их медового месяца. Как же страстно желала Луиза перемены в своем муже!

Те несколько минут, пока Эллиот поспешно собирался в путь, он походил на себя прежнего. Конечно, Луиза знала, что таблетки, содержащие те ценные витамины, еще не могли подействовать, так как лежали в бутылке, но она очень хотела, чтобы они помогли. Ей нужен был прежний Эллиот, чтобы выжить самой.

Луизе повезло, что добавки, которые дала подруга, были похожи на лекарство мужа. Повезло, что Эллиот позвонил ей с базы. И, наконец, ей повезло, что он так спешил, что не увидел упаковку от маленьких красных капсул в мусорном ведре, которое Луиза не успела убрать. Если бы Эллиот заметил, что она сделала, как бы он себя повел? Отчаянье заставило Луизу прибегнуть к такой хитрости, потому что потерять Эллиота было для нее страшнее всего.

«Оставь эти глупые мысли, – приказала себе Луиза. – Сейчас он уходит. Но когда вернется, то будет прежним Эллиотом, которого ты когда-то полюбила».

Глава 10

По пути с базы к объекту – супермассивному зданию – Кирк постоянно мешал Калринд работать, не обращая внимания на ее явное раздражение. Слишком много было вопросов, на которые Кирк хотел получить ответы, – Как мы можем знать, что все произошло именно так? – настойчиво спрашивал он.

– Должны сохраниться твои или федеральные записи.

«Они покажут нам, как я попал сюда, как ухитрился участвовать в Толианском инциденте. И мы узнаем, правильно ли поступаем. Бог знает, что может случиться, – думал Кирк, – если мы, отправившись в прошлое, что-то сделаем не так».

– Звездный Флот должен был составить краткое изложение моего обращения, – продолжил капитан, – Правильно, – согласилась Калринд, – но как бы то ни было, федеральный персонал не нашел в своих архивах ни записей, ни резюме. Хотя в этом нет ничего удивительного. Только представьте себе, как чувствовали себя люди по обе стороны! Ликование, поздравления, восторг! Кто задумывался о записях и других формальностях? – Вдруг она рассмеялась:

– Я совсем забыла вам сказать. Как только Великий Мир был провозглашен, капитан Джеймс Кирк сложил свои полномочия и был назначен первым послом Федерации в Империи Клингонов, Это, между прочим, было сделано по просьбе командиров обоих флотов. Все, кто участвовал в Толианском инциденте, были поражены твоей дипломатией.

– Посол в Империи Клингонов? – изумленно произнес Кирк. – Странная идея!

Калринд продолжала очень застенчиво:

– Когда тебя назначили послом в нашу Империю, ты ухаживал за моей пра-пра-пра-бабушкой. То, что я знаю, бабушка рассказывала не каждому. Возможно, мы с тобой родственники.

Кирк пристально посмотрел на Калринд, смутившись больше, чем она. Клингонка рассмеялась, глядя на выражение его лица:

– Но, может, все было и не так. Не думай об этом. Ты мог выбрать любую женщину клингона. Мы все любим экзотику, разнообразие. А люди, когда пришли к нам, казались очень необычными. Держу пари, женщины везде одинаковы.

Кирк открыл рот, но так ничего и не сказал.

– Ну а теперь, – продолжала Калринд, – вернемся к нашим делам. Мне нужна специфическая информация от тебя, Джим. Вернее, нам нужна. Чтобы история осталась неизменной. Как ты говорил, мы должны быть уверены, что делаем все правильно.

Кирк подумал, что в одном «новые клингоны», действительно, отличаются. Клингоны его времени были резки и прямолинейны, а эти многословны. В данном случае он предпочел бы иметь дело со старым поколением.

Сначала Кирк был охвачен идеей вернуться назад в свое время, которое, как он думал, навсегда потеряно. А теперь он больше всего боялся потерять Калринд. Кирк опасался, что измененное прошлое отнимет у него клингонку, как оторвало когда-то Эдит Килер. Но когда он пытался заговорить о возможных изменениях в их отношениях, Калринд всегда отгораживалась, словно барьером, своей профессией. Она становилась историком, а он – источником ее исследования. Их статус любовников не подлежал обсуждению. Когда Кирк открыто сказал об этом, Калринд попросила:

– Пожалуйста, Джим, наберись терпения. Все очень двойственно. Удивительно все, что мы стараемся делать и что происходит между нами. Мне нужна твоя знаменитая терпеливость.

– Я знаменит своей терпеливостью? – Кирк покачал головой. – Это придает мне совершенно новую историческую перспективу. Я должен изменить свое мнение о целой группе исторических личностей. – Он встал и погладил Калринд по волосам:

– Но я попытаюсь…

– Я только что подумала вот о чем, – внезапно оживилась Калринд. – Когда ты прикасаешься ко мне, я обо всем забываю, – Она отодвинулась. – Видишь, моя память немедленно вернулась. Я осознаю, что тоже нахожусь здесь и у тебя нет шансов ухаживать за моими предками. Я буду с тобой, когда ты станешь послом в Империи Клингонов.

Кирк вернется в свое время и проживет долгую, мирную и счастливую жизнь с Калринд. Он будет поражен силой ее страсти. Такую картину их будущей жизни нарисовала Калринд. Она сделала это так легко и просто, что страх, сидевший внутри Кирка, мгновенно улетучился.

* * *

– Точно по графику, – удовлетворенно произнес Мориц.

Прямо перед ними, на экране, занимавшем всю переднюю стенку капитанского мостика корабля «Альянс», появилось до боли знакомое звездное поле.

Находясь на космическом корабле и наблюдая за проносящимися мимо звездами, Кирк почувствовал себя снова дома, хотя и знал, что не может гарантировать полной безопасности, находясь в прежнем времени на борту звездного клингонского корабля. Если Мориц и его команда ученых были правы, то намеченное должно скоро произойти.

В центре звездного поля бледно светилась неясная светло-голубая сфера. Это и было сверхмассивное тело, о котором рассказывал Мориц, – их дверь в прошлое.

– Мы, действительно, видим некоторые уровни его гравитационного поля, – объяснил Мориц. – Свет исходит от спутника звездного тела, невидимого для нас из-за постоянного разрушения звездной материи. Частицы, которые падают на наш объект, разрушают большинство подобных, переносящихся в другое время, превращая их в энергию.

«Что может случиться и с нами», – подумал Кирк.

– А мы, Мориц? – спросила Калринд, словно прочитав мысли Кирка. – Нас тоже может разрушить? Превратить в энергию?

Отвечая на вопрос, Мориц продолжил объяснение:

– Как я уже говорил раньше, перемещение во времени происходит только при определенной критической комбинации времени, угла и скорости входа. Конечно, большинство частиц не достигают этого соотношения и превращается в энергию. Когда это происходит? Все зависит от времени, угла и скорости входа. Поэтому мы видим различные уровни гравитационного поля.

«Различные уровни, по которым мы можем пронестись сквозь жар и опуститься в одном из критических параметров», – подумал Кирк. А если они, пройдя сквозь объект, попадут в другую критическую комбинацию? Тогда окажутся в совсем другой точке прошлого? Кирк не стал спрашивать Морица об этом. Возможно, они окажутся в 1930 году. Путешествие во времени, если его можно контролировать, открывает много путей для изменения прошлого. Слишком много. Именно поэтому мудрое общество избегает или даже запрещает манипуляции с прошлым. Но на этот раз цель была благородная.

Кирк медленно повернулся, глядя не на переполненный мостик клингонского корабля, а на экран, показывающий космическое пространство вокруг него. Мелькавшие повсюду огоньки выдавали места нахождения других кораблей огромного флота, флагманом которого был «Альянс». Проходили часы, и светящийся объект как бы рос на экране, становясь крупнее и значительнее. Он становился все ярче, перерастая во что-то более реальное, необъятное, подавляющее.

Кирк и Калринд провели эти часы в отсеке вместе с Морицем, теснясь на маленьком помосте и наблюдая за тихими, занятыми своим делом клингонами, которые контролировали жизнь корабля.

Как отметил про себя Кирк, их посты не изменились за прошедшие сто лет. Но капитан знал, что за старыми панелями были совсем иные схемы. Изучая команду и пытаясь сравнить ее работу с работой своего экипажа, Кирк убивал время и пытался отвлечься от предстоящего опасного перехода.

Напряжение на мостике заметно возросло. И хотя эти люди были другой породы и их движения были другими, Кирк чувствовал растущую нервозность. Калринд крепче прижалась к нему. Один только Мориц казался спокойным.

– Вы уверены, – спросил Кирк как можно тише, чтобы никто из команды не мог услышать его, – что расчеты достаточно точны?

Мориц улыбнулся:

– Не думайте об этом, Джим. История говорит, что вы участвовали в Толианском инциденте. И там, я знаю, вы будете.

Калринд была не настолько уверена в истории, несмотря на ее долгое изучение. Она больно сжала руку Кирки и теснее прижалась к нему. Капитан чувствовал, как она дрожит. Когда он посмотрел на клингонку с любовью и нежностью, ее лицо потонуло в голубом мареве. Свет шел от экрана.

Кто-то на мостике охнул. На переднем экране космическое тело закрыло все звезды. Даже по краям экрана, не закрытым этой массой, фейерверк сияющего голубого марева гибнущей звездной материи делал звезды невидимыми. Свечение было похоже на монстра, поглощающего свет соседней звезды. «Альянс» весь сотрясался. В какой-то момент Кирк потерял ориентацию и почувствовал дурноту. Все его тело охватила слабость, и он упал, если бы не сильная рука Калринд.

Вскоре свечение исчезло, и прекрасное звездное пространство вновь открылось перед ними на экране.

Мориц спокойно произнес:

– Очевидно, мы успешно перенеслись во времени.

Он спросил что-то на своем языке у стоящего на высшем уровне мостика. Тот ответил по-клингонски.

Мориц тяжело вздохнул и объяснил Кирку:

– Перенеслись все, кроме одного корабля нашего флота.

Кирк не поверил своим ушам. Он был дома! Настроение на борту корабля резко изменилось. Раньше команда вела себя так, словно смотрела в лицо смерти. Теперь же члены экипажа работали с прохладцей. Они находились по другую сторону истории. Они создавали Великий Мир.

Кирк и Калринд были снова вместе, что стало редкостью в последнее время. За день капитан устал от постоянного присутствия других. На базе он привык быть наедине с Калринд, проводя часы в разговорах с ней. Кирк заметил, что в последнее время даже она, обычно такая спокойная и дружелюбная, стала очень вспыльчивой. Иногда Калринд случайно обижала его. И хотя потом извинялась, Кирк чувствовал, что им необходимо остаться наедине для того, чтобы вернуть прошлое счастье, сочетание дружбы и нежности, которое стало для него очень важным. Частично причиной натянутости было возбуждение и суматоха, связанные с прохождением сквозь космическое тело.

Но их стеснял и сам корабль. «Альянс» выглядел слишком большим для звездолета такого класса, но намного меньше, чем территория базы. И он был более плотно населен. Казалось, трудно найти место, где их никто не увидит и не прервет.

– Мы найдем такое место, – произнес Кирк. – Пошли.

– Я не уверена, – равнодушно ответила Калринд.

– Но ты наслаждалась, делая это со мной на базе, – заметил Кирк. – Мы не должны жертвовать ничем и нигде. Ты – историк, я – старый космический волк. Мы на правильном пути. Пошли.

Он взял ее за руку.

– Все так, – ответила Калринд, отстраняясь. – Но не трогай меня, я не в настроении…

Кирк пожал плечами и, отвернувшись, чтобы клингонка не видела, как обидела его, пошел по холлу. Впервые она нарочно избегала близости.

Но вскоре Калринд догнала Кирка и взяла его за руку.

– Прости, – улыбаясь, произнесла она.

Наконец они очутились в маленьком холле, где никто не мог их видеть и слышать.

Они улыбались, глядя друг на друга.

– Какое слово ты любишь повторять? – спросила Калринд, к которой вернулось чувство юмора.

– Бинго! – Кирк рассмеялся. – Это одно из моих любимых слов. Им называла меня бабушка.

Они повернули за угол в конце коридора и очутились перед тяжелой металлической дверью, охраняемой двумя огромными мрачными часовыми. Каждый держал в руках оружие. На лицах стражей не было того дружелюбия, которое Кирк постоянно видел на лицах «новых клингонов». Эти двое пришли из его времени.

Калринд сжала его руку, стараясь остановить Кирка.

Но капитан сделал шаг вперед и весело произнес:

– Джентльмены, добрый день! Откройте, пожалуйста, дверь для нас.

Один из охраны зарычал и проговорил по-английски, но с сильным акцентом:

– Уходи прочь, землянин! Не входи сюда!

Кирк протянул вперед руки, показывая, что не вооружен, и сказал как можно более дружелюбно:

– Я не думаю, что вы хорошо поступаете, молодой человек. Я удивлен…

В этот момент охранник, который говорил с Кирком, сделал шаг вперед и направил на капитана оружие.

– Юимев! – произнесла Калринд. В ее голосе слышались такие сильные командирские нотки, что Кирк был обескуражен.

Охранник замер.

Калринд приказала по-английски:

– Назад на пост! Мы уходим.

Она взяла Кирка за руку и потянула за собой. Когда они завернули за угол и снова очутились в маленьком изолированном коридоре, Кирк мягко произнес:

– Все было слишком неожиданно, – Да, – отрезала Калринд. Несколько минут они шли молча, затем она объяснила:

– Нам приходится охранять наши исследования.

– Хм. Давай найдем Морица, – отозвался Кирк.

Ученый все еще был на мостике. Когда Калринд и Кирк рассказали ему о столкновении, Мориц смутился.

– Это все из-за ромуланцев, Джим, – произнес он.

– Да? Почему? – спросил Кирк.

– Вы знаете, мы живем в мире с Федерацией, но не с ромуланцами, и поэтому сохранили старые способы, чтобы защищаться от них.

– Вы хотите сказать, – с удивлением спросил Кирк, – что боитесь проникновения ромуланцев на корабль?

– Да, они делали это в прошлом, замаскировавшись под клингонов, конечно, – продолжал Мориц.

– С помощью хирургии? – поинтересовался Кирк.

– Да, и лекарств, делавших их поведение похожим на наше.

Этот разговор дал много пищи для размышлений, но все мысли рассеялись, как дым, на следующее утро.

Кирк проснулся рано. Он повернулся к Калринд и попытался разбудить ее. Она не пошевелилась. В панике Кирк включил верхний свет. Калринд лежала на спине с плотно закрытыми глазами. Ее трясло. Обычно темное лицо Калринд сейчас было очень бледным. На лбу выступили капельки пота, Кирк подумал, что Калринд приснилось что-то ужасное. Он взял ее за плечи и встряхнул, сначала мягко, потом с большей силой. Никакого эффекта.

– Калринд! – позвал Кирк. В его голосе звучало отчаянье. – Калринд!

Он кричал и тряс ее, пытаясь разбудить. В конце концов Кирк вскочил с кровати и нажал на кнопку сигнала тревоги на стене – ту же, что нажимала Калринд, вызывая помощь для него.

Мориц появился вместе с командой помощи. Он посмотрел на Калринд, выругался по-клингонски, затем дал знак команде и повернулся к Кирку.

– Джим, не беспокойтесь. С ней ничего страшного.

Кирк беспомощно наблюдал за тем как Калринд переложили на носилки и увезли из комнаты.

Глава 11

– Я уверяю вас, Джим, – спокойно повторил Мориц, – ничего страшного с ней не случилось, все будет в порядке.

– Но я не понимаю, что произошло?!

Мориц помедлил, а затем ответил:

– Вы когда-нибудь слышали о «оонл-хег»?

Кирк повторил слово, неумело произнося звуки, и сказал:

– Нет.

Он сидел в кресле перед столом, напротив Морица, в его тесном кабинете.

– Неудивительно. Это то, что мы не обсуждаем с другими и даже друг с другом. Я думаю, лучший перевод таков: «мертвый сон». Это наследственная болезнь, которая существовала еще до начала нашей летописной истории. Она очень редко встречается и обычно смертельна.

Кирк вскочил на ноги. Мориц поднял руку, успокаивая его;

– Я сказал «обычно». Сейчас мы способны контролировать болезнь с помощью таблеток. Разве вы не заметили, что Калринд каждый день принимала лекарство?

Кирк вспомнил:

– Да, заметил и однажды поинтересовался. Калринд объяснила, что это своего рода витаминная добавка из-за нарушения обмена веществ, которое она унаследовала.

Мориц рассмеялся:

– Это не так далеко от правды. Если не считать, что Калринд унаследовала смертельную болезнь, а не проблемы с обменом веществ, а таблетки – не витаминные добавки, а лекарства, которые спасают ей жизнь.

– Но почему она обманывала меня?

– Как я уже сказал, мы не обсуждаем такие проблемы. Мы стыдимся этого. Эта болезнь всегда ассоциировалась с низшим классом старой Империи. И хотя мы, «новые клингоны», открыто заявили, что нас не волнуют старые социальные проблемы, все-таки многие стыдятся самого факта принадлежности предков к этому классу. А болезнь «оонл-хег» – доказательство такого наследства.

Кирк покачал головой:

– Глупо с ее стороны стыдиться всего этого.

С редким для себя раздражением Мориц произнес:

– Землянам легко так думать! Вы не продукт нашей истории, наших воинственных традиций, вы не в силах понять наши чувства!

Кирк посмотрел на Морица с удивлением.

– Простите меня, Джим. Я немного не в форме. Это стресс вследствие напряжения последнего времени. Руководить флотом не так-то легко. Я не обучен такой работе. Итак, я продолжаю. В былые времена ребенок, у которого появлялись признаки этой болезни, был обречен на смерть. Обычно он умирал в юности, когда болезнь впервые обнаруживала себя. Мало кому удавалось выжить. Ничего не изменилось и тогда, когда «новые клингоны» взяли верх в Империи. Медикаментозное лечение стало возможным лишь благодаря нашему прорыву в области химии и биологии.

– Но это произошло лишь тогда, когда «новые клингоны» направили свои исследования в нужное русло, – задумчиво произнес Кирк.

Мориц кивнул:

– Хорошее замечание. Пусть будет так. Но наша первоочередная задача – Калринд. Доктора сообщили, что ее реакция на лекарства еще положительная. Сначала они думали, что медикаменты больше не действуют. Как бы там ни было, Калринд быстро поправляется. Она проходит курс лечения таблетками, получая их большими дозами, так как врачи установили, что уровень лекарств в крови низкий. Другими словами, Калринд пренебрегла указаниями врача регулярно принимать лекарство. Из-за вас она думала о других вещах. Вероятно, вы заметили легкие изменения в ней?

– Да, но не такие уж легкие, – ответил Кирк. – Она стала раздражительной и резкой.

– Да, типичные симптомы. С этого дня я передаю вам ответственность за здоровье Калринд. Мы просто не сможем ничего сделать без нее.

– И я тоже, – тихо произнес Кирк. И хотя эти слова вырвались у него невольно, в них была самая настоящая правда.

– Я понимаю, – утешил его Мориц, – и прошу вас проследить, чтобы Калринд никогда не пропускала приема лекарств. От этого зависит ее жизнь. Вы можете навестить Калринд в лазарете.

Кирк ушел от Морица потрясенный и сразу направился в корабельный лазарет. Капитан настолько углубился в свои мысли, что не замечал проходивших мимо и приветствовавших его клингонов.

Он нашел Калринд сидящей в постели. Ее густые волосы слиплись от выступившего пота, лицо было пугающе бледным. Лишь один раз до этого Кирк видел подобное у клингона, который вскоре умер. Капитан осторожно присел на край кровати, боясь пошевелиться.

– Тебя здорово отчитали? – шутливо спросил он. Но за простенькой фразой скрывался страх за ее здоровье. Страх этот был так силен, что почти парализовал Кирка.

Калринд кивнула. Она взяла его руку и сжала. Кирк испугался, почувствовав вместо обычного сильного пожатия лишь слабое прикосновение.

– Как мне предписали, я принимаю лекарство, – голос Калринд был слабым и охрипшим. – Ты… Ты знаешь обо всем?

Кирк кивнул:

– Тебе не надо больше притворяться. Мориц мне все объяснил о наследственной болезни, о пилюлях.

– Хорошо, – с облегчением произнесла Калринд. – Я очень рада, что он все тебе рассказал. – Ее веки медленно опустились:

– Прости, Джим, я полностью истощена…

Кирк торопливо встал:

– Прости, я не буду беспокоить тебя, пока ты больна.

Он наклонился, поцеловал ее и вышел. Быстро и нервно Кирк зашагал по главному коридору корабля. «Надо заняться исследованиями», – думал он, – раствориться в них».

Капитан понимал, что размышлять сейчас о состоянии Калринд, о ее слабости было неуместным и глупым занятием.

Кирк устремился к ближайшему турболифту, поднялся на второй этаж и быстро пошел к тому месту, где он и Калринд встретили двух охранников.

Капитан шел по коридору, с тревогой ожидая встречи с клингонами, как вдруг из-за угла появился светящийся шар, который остановился перед ним.

– Капитан Кирк, – приветствовал его шар, – добрый день!

Кирк застыл в изумлении:

– Что? Опять органианин? Я думал, вы не хотите иметь ничего общего с нами: ни с Федерацией, ни с клингонами. Я припоминаю, что когда вы всучили нам и клингонам свой договор, в него была вписана формулировка о том, что никакая сила не поможет посетить ваш мир. Если ни мы, ни клингоны не имеем права приезжать в Органию, то что же вам надо здесь?

Сверкающий шар, висящий в воздухе на уровне головы Кирка, изрек:

– Я бы с удовольствием ответил на ваш вопрос, но я спешу, капитан.

Шар проскользнул сквозь Кирка.

– Стойте! – воскликнул капитан. – Как ваше имя?

– Я – Элеборн, вы встречали меня раньше. У меня нет времени на этот разговор, Кирк. Я должен быть там, где встретятся земляне и клингоны. Говорите скорей, что вы хотите, я должен идти.

– Мне кажется, вам будет легче убедить клингонов и членов Федерации иметь с вами дело, если вы примите материальную форму, как тогда, когда мы впервые встретились с вами. В то время мы считали вас гуманоидами, – напомнил Кирк.

Органианин не соизволил ответить. «Наверное, мой эволюционный уровень слишком низок, чтобы понять работу мозга органиан», – подумал капитан с легкой досадой.

Элеборн поплыл вниз по коридору и свернул за угол. Вместе с ним исчезло и свечение. Кирк бросился по коридору, завернул за угол, но опоздал. Органианин исчез.

Кирк прервал свою разведку и вернулся в офис Морица. Тот взглянул на вошедшего. Лицо клингона выражало досаду, едва уловимую и прекрасно замаскированную. «Он очень занят и считает, что мое вторжение не имеет веских причин», – с досадой подумал Кирк.

– Я только что столкнулся с органианином. На базе я его тоже встречал. Не очень общительный парень.

– Ах да, Элеборн. Я думаю, что он – это то, что движется вдоль линии истории. Для него трудно подобрать нужное слово. Возможно, такие существа, как земляне и клингоны, никогда не смогут понять органиан достаточно хорошо, постигнуть их социальную роль и взгляды.

– Что он делает здесь, на «Альянсе»?

– Наносит визит, вернее, наблюдает. Он сообщил мне, что занят подготовкой к исторической встрече между членами Федерации и клингонами. Это история, очень важный исторический момент. Элеборн и ученый, и представитель своей расы. Он будет наблюдать за развитием союза, который, как предсказывали органиане, должен быть заключен. Вы помните это предсказание?

Кирк утвердительно кивнул:

– Было бы невероятным, если ли бы я забыл его. Но Элеборн показался мне не таким интересным собеседником, как при первой встрече.

Мориц задумчиво хмыкнул:

– Я всегда находил его достаточно вежливым, но не очень обязательным.

– Вы правы.

– Я знаю немного. Органиане связались с нами и попросили взять на борт Элеборна. Похоже, они знали о наших планах, когда мы еще обсуждали проблему у себя.

– Сбой в системе безопасности. Головы с плеч, – пошутил Кирк.

Мориц улыбнулся, но это была улыбка прежнего клингона, мешавшая очарованию сегодняшних потомков.

– Чьи головы вы бы выбрали, Джим?

– Возможно, времена поменялись, – пробормотал Кирк и громко спросил:

– Что слышно о Калринд?

– Доктора говорят, что она готова к выписке. Они напичкали ее лекарствами, и сейчас Калринд возвращается в нормальное состояние. Вы решили не навещать ее в период выздоровления? Поэтому вы спрашиваете о ее состоянии?

Кирк глубоко вздохнул. Для физика-теоретика Мориц слишком прямолинеен.

– Я был у Калринд. Скажу коротко. Я не хочу возвращаться туда, пока не услышу что-то определенное. Я буду… ждать.

– Вы избегаете лазарета, так как считаете себя виновным в болезни Калринд, верно? – в лоб спросил Мориц.

– Вы научились проникать в человеческую душу, изучая квантовую механику, да?

Мориц рассмеялся:

– Наблюдения, Кирк, – это основа основ для каждого физика, каждого ученого. Идите и навестите своего… друга.

Выйдя из офиса, Кирк подумал, что Мориц – мастер точно рассчитанных пауз в разговоре. Но войдя в больничную палату, он забыл обо всем, наслаждаясь встречей с Калринд. Для клингона она казалась бы слабой. Но Кирк находил ее сильной и ожившей, особенно по сравнению с тем, какой он ее видел совсем недавно. Капитан обнял ее.

– С тобой все в порядке?

Калринд улыбнулась:

– Не совсем, но я поправляюсь. Уведи меня отсюда, – Она повернулась к динамику связи и произнесла:

– Я хочу поговорить с моим доктором.

Кирк был обескуражен ее командирским тоном.

Тонкий голос ответил:

– Доктор Черек слушает, Калринд. Чем могу быть полезен?

– Освободите меня из этой отвратительной тюрьмы.

– Будет сделано. Вы можете немедленно уходить, если пожелаете.

Калринд обратила внимание на Кирка:

– Немного традиционного клингонского послушания.

Но не послушание, присущее клингонам прошлого, помогло ей поправиться в течение двух-трех дней. Кирк понимал это. Калринд помогли лекарства, которые давали врачи, ее природное здоровье, и его, Кирка, присутствие.

«Я люблю Калринд, – подумал с удивлением капитан, – а она любит меня. Наверное, мое присутствие тоже помогло ей преодолеть болезнь».

Он подумал, что даже Леонард Маккой был бы поражен, узнав обо всех открытиях клингонов-биохимиков. «Интересно, что еще они добились в области биохимии? – вопрошал Кирк. – Боунз все отдал бы за то, чтобы узнать об этом».

* * *

– Добро пожаловать на борт «Энтерпрайза», мистер Тинделл, – произнес Спок, ступив на транспортную платформу.

– Спасибо, мистер Спок, – ответил Эллиот и подхватил свои чемоданы.

Он – на борту федерального корабля! Это больше того, на что можно было надеяться. И надо воспользоваться ситуацией в полной мере. Эллиот бросил быстрый взгляд вокруг себя, запоминая каждую деталь.

– Мистер Тинделл, прошу внимания, – проговорил Спок.

Рядом с вулканцем навытяжку стояла молодая женщина.

– Это лейтенант Крэнделл. Она покажет вам вашу комнату, а затем поможет установить экспериментальное оборудование в лаборатории.

– Очень приятно, мистер Тинделл, – протягивая руку, произнесла Джинни Крэнделл.

Это была молодая женщина хрупкого телосложения, с коротко постриженными светлыми волосами и холодными голубыми глазами. «Ей далеко за двадцать», – предположил Эллиот и поприветствовал Крэнделл, коснувшись ее руки.

– Прошу простить меня, – произнес Спок. – Мистер Тинделл, я останусь на мостике.

Он повернулся и вышел из транспортного отсека.

– Вам помочь? – спросила Джинни, глядя на вещи Эллиота.

– Благодарю, – ответил он, протягивая свою туристическую сумку, – Мне, действительно, надо зайти в мою комнату, чтобы переодеться, – «и принять лекарство», добавил Эллиот про себя, – а затем я буду готов к работе.

Джинни улыбнулась:

– Теперь я понимаю, зачем мистер Спок так далеко ездил за вами.

По пути из транспортного отсека к турболифту она добавила:

– Вы так же преданы работе, как и он.

– О да, – согласился Эллиот, улыбаясь. – А чем вы занимаетесь, лейтенант? Какие у вас обязанности на этом корабле?

– Оружие и защита.

Двери лифта открылись.

– Я старший техник, – добавила Джинни, выходя из лифта.

Эллиот последовал за ней и вдруг невольно застонал от пронзившей его головной боли.

– Мистер Тинделл, что случилось?

– Ничего, я в порядке. Думаю, долгое путешествие потребовало большего напряжения, чем я ожидал.

Эллиот сохранил твердость в голосе, но сердце его билось учащенно. Он принял двойную дозу лекарства, прежде чем поднялся со Споком на борт. Если его медикаменты так быстро потеряют силу, он не сможет работать эффективно.

– Если хотите, мы заглянем в медицинский отсек и возьмем что-нибудь обезболивающее, – предложила Джинни.

– Я же сказал, что у меня все в порядке, – произнес Эллиот несколько резко.

Крэнделл пристально посмотрела на него.

– Простите меня. Меня мучают головные боли, и я боюсь, что не правильно лечусь.

– Я понимаю, – улыбнулась Джинни. – Скажите, если я могу что-нибудь сделать для вас.

Эллиот выдавил из себя улыбку.

– Вы рассказывали мне о своей работе, лейтенант, – напомнил он, – Пожалуйста, называйте меня Джинни, – попросила Крэнделл.

Глава 12

Кирк и Калринд возобновили исследование корабля и обнаружили другие территории, куда вход тоже был запрещен. Более того, эти зоны были отмечены табличками на английском и клингонском языках следующего содержания: «Доступ ограничен. Персоналу разрешен только проход мимо этой точки».

Заинтригованный, Кирк повел Калринд к увиденной ими в первый раз охраняемой зоне. Охраны не было, а вместо нее появилась надпись на двух языках, установленная здесь после их визита.

– Очень интересно, – произнес Кирк. – Довольно странно, что у вас есть зоны ограниченного передвижения. Но еще более странными кажутся надписи на английском языке и на вашем собственном. Почему это так?

Калринд пожала плечами:

– Не знаю, как объяснить это. Ты можешь спросить у Морица.

Мориц находился внизу, в инженерном отсеке. На вопрос Кирка он почему-то обиделся.

– Вы должны были спросить об этом военного, а не физика, – упрекнул Мориц и высказал свое соображение:

– Причина использования двух языков, видимо, в том, что на наших кораблях часто путешествуют члены Федерации. Поэтому надписи сделаны на официальном языке Федерации и на нашем.

Кирк оглядел гудящие машины и работающих техников.

– И вы не хотите, чтобы они заглядывали, куда не положено? – поинтересовался Кирк. Мориц скривился:

– Вселенная не изменилась за прошедшие сто лет, Джим. Некоторые вещи остались такими, какими были в ваше время, включая и те, об изменении которых мы мечтаем. У нас до сих пор есть государственные тайны, которые не позволено знать обыкновенным гражданам так же, как и вам.

– Но сейчас на борту кораблей вашего флота нет членов Федерации? Я, по крайней мере, не видел и не слышал ни одного из них.

Мориц согласился:

– Вы правы, Джим. Их нет. Не потому, что у нас не было просьб. Военные, дипломаты, историки, ученые – все хотели присоединиться к нам. Прекрасное путешествие. Но это опасно, вы знаете. Если дело не выгорит, они будут убиты в сражении между нашими и федеральными кораблями. Я имею в виду Федерацию вашего времени. Мы попросту не могли рисковать их жизнями. Кроме того, – Мориц гордо выпрямился, – это наша битва. Это, прежде всего, дело старых и новых клингонов.

Когда Кирк и Калринд покинули инженерный отсек, капитан обдумывал сказанное Морицем. Еще раньше Калринд объяснила, почему он не встречал на базе никого, кроме клингонов.

База располагалась вдали от основных дорог, использовалась для обычной, рутинной работы, была не престижной и не могла привлечь ученых Федерации. Далее Калринд сказала, что Кирка взяли сюда для восстановления, когда уже был придуман многообещающий план – послать флот назад, в прошлое. А база – удобное место для запуска.

Хорошо, он принимает все эти объяснения. Но если он – единственный человек на корабле, чей родной язык – английский, значит, появившиеся недавно двуязычные предостерегающие таблички обращены только к нему. Но зачем вешать эти знаки, не проще ли было бы предупредить устно? «Возможно, я перевозбужден. Без сомнения, объяснить что-то – дело несложное», – размышлял Кирк. Он сам может придумать одно из объяснений. Такие двуязычные предупредительные знаки легко изготовить и повесить где надо.

«Нет, – подумал Кирк. – В объяснениях Морица все слишком гладко. Чего-то он не договаривает». К этому выводу капитан пришел интуитивно, а не логическим путем. Спок остался бы недоволен его размышлениями, а Маккой бы их приветствовал. И оба были бы не правы. Командир не может функционировать только на интеллектуальном уровне, не может пренебрегать фактами, постоянно проходящими через глубинные уровни его памяти. Он не может игнорировать логику и руководствоваться только эмоциями. Кирк всегда доверял и тому, и другому, и всегда мог положиться на советы Спока и Маккоя. Он все еще командир. И он всегда будет руководствоваться старым, высоконадежным испытанным приемом, опираясь на факты и интуицию.

Эти двуязычные знаки вызвали у Кирка больше, чем любопытство. Если они действительно обращены только к нему, то, вероятно, Мориц считал Кирка личностью, точно выполняющей приказы даже в том случае, если и не согласен с надписями. Что же, Морицу лучше знать. «А я должен выяснить, что он не договаривает», – решил Кирк.

Калринд спала, дыша ровно и спокойно. Кирк некоторое время наблюдал за ней и прислушивался к ее дыханию, а затем, удовлетворенный, соскользнул с кровати, оделся и бесшумно вышел из комнаты. По коридору он шел быстро, не крадучись. Капитан решил, что лучший способ достичь места назначения и не быть остановленным – это не действовать скрытно, а идти уверенно, с высоко поднятой головой и со спокойным лицом. «Легко сказать – трудно сделать», – подумал он.

На корабль уже спустилась ночь. На пути Кирку встретились только двое клингонов. Они, казалось, были заняты своим разговором, и капитан надеялся, что не привлек их внимания.

Наконец Кирк достиг зоны, которую планировал проверить. Он выбрал именно ее, так как множество предостерегающих знаков указывало на важность скрываемого в этой секции корабля. Это был тот коридор, где Кирк встретил несколько дней назад органианина, – совпадение, которое делало это место еще более важным.

Капитан прошел последний предупредительный знак и очутился лицом к лицу с огромным клингоном в униформе, которая была знакома Кирку и мало изменилась за прошедшие сто лет. Мориц и другие «новые клингоны» не носили подобную одежду, поэтому присутствие человека в униформе было более чем удивительным. По-видимому, только старый клингон соответствовал этому посту.

Как только часовой увидел Кирка, он зло посмотрел на него и произнес с сильным акцентом:

– Землянин, уходи прочь!

Клингон угрожающе шагнул вперед и вытащил из-за пояса оружие.

Кирк успокаивающе улыбнулся и поднял руки, демонстрируя свои мирные намерения и безоружность. Часовой остановился, глядя на руки капитана. В этот момент Кирк внезапно ударил его в пах. Клингон согнулся пополам, бормоча проклятья, и капитан сбил его с ног ударом обеих рук в затылок. Охранник упал, корчась и стоная, а Кирк быстро схватил упавший пистолет, поставил глушитель и выстрелил в клингона. «Теперь у меня будет время оглядеться», – подумал он.

Капитан потащил клингона по коридору и бросил в центре помещения, которое тот охранял. Затем Кирк выпрямился и огляделся.

Он сразу же узнал, где находится. Без сомнения, это центр управления огнем.

На кораблях клингонов так же, как и на кораблях Звездного Флота, стрельба из оружия обычно контролировалась с капитанского мостика. Но клингонские корабли по традиции имели еще одно запасное помещение, из которого можно было контролировать основное вооружение корабля в случае, если мостик выйдет из строя. Стандартная планировка клингонских кораблей разного типа, включая центр управления огнем, была хорошо известна землянам. Кирк имел представление обо всех деталях конструкции центра и операциях, как и любой другой командир Звездного Флота. Осведомлен он был об этом так же хорошо, как и командиры-Клингоны.

Кирк был уверен в предназначении помещения, в котором он оказался. Конечно, он помнил слова Морица, что флот создавался из старых кораблей, оставшихся от бурного прошлого. Центр управления огнем был частью старого корабля. Хорошо, пусть он сохранился. Но зачем его охранять? И почему здесь все так чисто и убрано? Почему включены все дисплеи? Почему помещение находится в состоянии боевой готовности? Кирк не находил ответа на эти вопросы.

Прямо перед капитаном располагался монитор, установленный на радиоприемнике. Кирк подошел ближе и увидел клавиатуру. Он нашел нужную клавишу, нажал на нее, и картинка на мониторе изменилась. Кирк увидел пусковую бухту, наполненную ударными самолетами-бомбардировщиками. Это были десантные корабли клингонов, служившие для быстрой и смертельной атаки на наземные цели противника. «Что они здесь делают?» – спросил себя Кирк.

Задерживаться было нельзя, и капитан отправился дальше. В дальнем конце помещения находилась другая дверь. «Это уже необычно», – подумал заинтригованный. Кирк. Внутренняя комната была нестандартна для центра управления огнем корабля клингонов. Экономя время, Кирк лишь взглянул на пульт контроля и проследовал в следующее помещение.

Оно было немного поменьше, и там находилась, лишь одна установка – необычное приспособление, совсем неизвестное Кирку. Корпус установки был усеян кнопками и шкалами. Все маркировано по-клингонски. Кирк немного научился понимать разговорный язык клингонов, но письменная речь была ему незнакома. Подсознательно Кирк угадал на одной кнопке символ «хос» – обозначение энергии. Он помедлил, а затем нажал на кнопку. Послышался гул двигателей, устройство стало слегка вибрировать. На панели появились разноцветные мигающие огоньки, которые вскоре превратились в постоянное марево.

Что же теперь? Кирк нажал наугад еще на одну кнопку. Помещение заполнилось сияющим светом, и капитан с удивлением увидел органианина, зависшего в воздухе в центре комнаты. На мгновение Кирк почувствовал и страх, и стыд, как маленький мальчик, которого поймали на озорстве. В то же время он был благодарен машине: она, как баррикада, страховала от удара органианина, если тот задумает нанести его.

Но время шло, а органианин ничего не делал и не говорил. Он просто висел в воздухе без всяких движений. Наконец Кирк решил, что должен сам начать разговор.

Он наклонился вперед и произнес:

– Вы…

– Вы, – прервал органианин.

Его голос был спокойным и холодным, лишенным всяких эмоций. Он эхом раздавался в помещении.

– Возможно, вы удивлены… – продолжил Кирк.

– Возможно, вы удивлены… – повторил органианин слова Кирка с интервалом в одну секунду.

–., что я делаю здесь, – закончил Кирк. Органианин повторил слово в слово.

– Хорошо, хорошо, – произнес Кирк.

– Хорошо, хорошо, – повторил странный собеседник.

Капитан снова нажал на кнопку «Энергия». Гул прекратился. Огни погасли. И органианин тоже пропал.

– Кирк!

На мгновение показалось, что этот испуганный крик исходит от органианина. Джеймс оглянулся. В дверях стоял трясущийся от ярости Мориц. Позади него вырисовывались очертания двух громадных клингонов в униформе.

– Вы не должны находиться здесь! – закричал Мориц.

– А органианин должен быть настоящим, – возразил Кирк разгневанно, даже не пытаясь скрывать своей ярости. – Не подделка, не симуляция, а такой же, как вы, Мориц.

С большим усилием овладев собой, Мориц продолжил немного спокойнее:

– Мы не можем говорить об этом здесь.

Он кивнул двум мужчинам в униформе. Они свирепо посмотрели на Кирка, обошли его и подняли охранника, оглушенного им раньше. Бросив последний злобный предупреждающий взгляд на капитана, клингоны вышли.

– Следуйте за мной, – приказал Мориц.

Его отношение показалось Кирку не менее враждебным и опасным, чем двух охранников. Не говоря ни слова, Мориц пошел к своему офису.

Дверь скользя закрылась за ними. Мориц, сев за свой рабочий стол, жестом указал Кирку на стул напротив себя.

– Я прошу прощения за свой гнев, – отрывисто начал Мориц, – но помещение, где вы были, – зона повышенного внимания. Мы не спускаем с нее глаз. Поэтому сразу узнали, что там кто-то есть, и обнаружили неожиданную утечку энергии.

Кирк кивнул:

– Нужна масса энергии, чтобы содержать искусственного органианина.

Он ничего больше не стал говорить. Капитан сидел, пристально глядя на Морица, и терпеливо ожидая объяснений. Клингон, по обыкновению, опять смутился.

Кирк усмехнулся:

– Уловка, и не самая хитрая.

Мориц посмотрел в сторону, задумался на несколько секунд, а потом сказал:

– Мы боялись, что, несмотря на уроки истории, ваши люди не примут нас дружелюбно. Мы также знаем, что земляне и клингоны вашего времени очень быстро открывают огонь по врагу. Особенно, когда противник имеет громадный флот.

– Я говорил вам, что корабли Федерации никогда не открывали огонь первыми. Они сначала спрашивали, – напомнил Кирк.

Мориц подтвердил:

– Да, вы говорили об этом. Но как мы можем быть уверены в их миролюбии? А что если на этот раз корабли Федерации выстрелят первыми? Мы вынуждены будем защищаться, не так ли? Я пытаюсь предотвратить такую ситуацию. Я думал, что присутствие на корабле органианина, который путешествует с нашим флотом, и ваш голос предотвратят трагическую неудачу.

– Иными словами, строите галактический мир путем лжи и обмана, – подытожил Кирк.

Мориц сжал кулаки:

– Когда столько поставлено на карту, разве можно рисковать? – Он ждал от Кирка ответа, но тот молчал. Тогда Мориц продолжил:

– Я еще раз прошу прощения за мой гнев, Джим. Вы должны понять, насколько я был расстроен, увидев вас рядом с монитором. Разве я не говорил, что мы строго контролируем запретные зоны?

– Да, вы упоминали об этом.

– Джим, так дальше не может продолжаться. Мы должны быть уверены, что вы будете считаться с нашими инструкциями и не станете предпринимать попыток проникнуть в запрещенные зоны корабля. Вы должны обещать мне это!

Кирк дал слово.

– Прекрасно! – с облегчением вздохнул Мориц. Он встал и протянул капитану руку:

– Доверие между землянами и клингонами стало нормой за последние сто лет.

Кирк пожал руку клингона, улыбнулся и вышел. Но он был далек от того, чтобы полностью доверять Морицу.

* * *

– В этом нет никакого смысла! – доказывал Кирк, разговаривая с Калринд. – Ни в чем нет смысла! Я уверен, Мориц что-то замышляет.

– О, Джим, ну иди же…

– Перестань шутить со мной! – оборвал Кирк. – А что ты скажешь о двух охранниках в униформе? Ты видела, как они выглядят? Так ведут себя «новые клингоны»?

– Нет, – ответила Калринд. – Охранники такие, как на записях клингонов твоего времени. И ты знаешь, подобные еще встречаются кое-где в Империи. Прошло лишь сто лет с тех пор, как наши люди взяли все под контроль. Множество других клингонов еще прячутся где-то рядом и, возможно, мечтают о возвращении своей власти.

– А что означают контакты Морица с этими клингонами? Он доставил их группу на борт корабля, несмотря на то, что говорил мне о своей команде?

Это предположение испугало Калринд:

– Почему? Это будет ужасным! Губительным!

– Кроме того, здесь есть органианин. Его как-то хотят использовать. Не очень-то все это согласуется с идеализмом «новых клингонов», не правда ли?

Калринд покачала головой, упорно избегая взгляда Кирка.

– И это тоже не совпадает с настойчивым требованием Морица твердо придерживаться того, что мы знаем из истории о Толианском инциденте. Он планирует вместо того, чтобы положиться на действительно происшедшее в истории, использовать органианина, чтобы изменить мнение Федерации.

– Если принять твою точку зрения, то все кажется очень подозрительным, – неохотно согласилась Калринд. – Что ты собираешься делать?

Кирк ухмыльнулся:

– Я не знаю, что могу сделать. Но я буду очень осторожным с этим человеком, я не верю его словам.

Калринд взяла капитана за руку:

– Но ты не можешь осуждать всех нас, всех клингонов. Может быть, Мориц что-то и замышляет, как ты сказал. Если это так, то это только его план.

Кирк улыбнулся:

– Да, я знаю это. Я знаю, и это утешает меня.

«Но Мориц отвечает за весь флот», – подумал про себя Кирк, однако вслух ничего не сказал, не желая еще больше расстраивать Калринд.

Глава 13

Нормальный порядок объявлений и приказов на борту корабля клингонов «Альянс» неожиданно был прерван английской речью:

– Капитан Кирк, проследуйте на капитанский мостик.

Крайне удивленный и неожиданно почувствовавший себя растерянным, Кирк взглянул на громкоговоритель и, усмехнувшись про себя, направился туда, куда ему было приказано. Мориц сидел уже на возвышении в командирском кресле и управлял своим флотом. За его спиной стояла Калринд. Они о чем-то совещались, но при появлении Кирка прервали разговор.

– Ах, Джим! Посмотрите сюда! – воскликнул Мориц и указал на экран.

Звездное поле казалось недвижимым. Это означало, что «Альянс» остановился. По всему пространству были разбросаны мерцающие огоньки, причем, как заметила Калринд, их появлялось все больше и больше.

Кирк вопросительно посмотрел на клингона. Мориц был одновременно взволнован и хмур. Но заметив, что Кирк смотрит в его сторону, попытался приободриться.

– Это корабли Федерации, – произнес Мориц. – Мерцающие огни – корабли Звездного Флота. В точном соответствии со сценарием прошлого они посланы, чтобы нас остановить. Но я должен признать… Я не мог и предположить, что флот будет столь многочисленным и мощным, хотя много читал об этом.

Кирк наблюдал за флотом Федерации, и его переполняли радость и жгучее желание опять оказаться на капитанском мостике своего звездолета.

– Где мы? – спросил он довольно спокойно, хотя на самом деле его от возбуждения била внутренняя дрожь. Лишь большим усилием воли Кирк сумел это скрыть.

– Около Толиа, тоже в том месте, которое увековечено в истории. Они приближаются с поднятыми щитами, Джим, – со злостью ответил клингон.

– Это естественно, Мориц. Подумайте, огромный флот клингонов вторгся в пространство Федерации. Очевидно, поэтому был поднят флот, и он, конечно, приближается в полной боевой готовности.

Мориц заворчал:

– Что-то не слишком удачнее начало для Великого Мира! Естественно, и мы должны быть начеку в случае, если ваши друзья начнут в нас палить.

– Они не откроют огонь первыми, – заметил недовольный Кирк.

Мориц повернулся в его сторону:

– В это сложное время я должен все принять во внимание. Я и все мои люди отвечаем головой за флот и оборудование. Надеюсь, вы это понимаете, Джим?

Кирк фальшиво улыбнулся:

– Конечно.

Один из членов команды, следящий за радиопередатчиком, что-то произнес.

– Ах! – воскликнул клингон. – Попытка выйти на связь!

Он отдал приказ на резком, похожем на лай, языке клингонов, и на экране сменилось изображение. Теперь перед ними находился адмирал Де Ла Джолла, сидящий в командирском кресле корабля Звездного Флота. Адмирал вскочил на ноги:

– Джим Кирк!? Эти подонки похитили тебя?

Де Ла Джолла, полный мужчина, затрясся от ярости, отчего его толстые щеки и подбородок задрожали.

Кирк вскинул руки:

– Нет, нет, Фед. Успокойся. Все совсем не так, как ты думаешь.

«Им бы следовало поручить командование флотом кому-нибудь посдержаннее», – подумал Кирк.

– Мы освободим вас оттуда! – продолжал бушевать адмирал. – Если вы не…

Внезапно он замолчал и упал в кресло, его лицо побагровело. Но адмирал остановился лишь потому, что от ярости не мог ничего выговорить.

Кирк попытался придумать что-нибудь для успокоения своего легко возбудимого коллеги. Но прежде чем он смог что-либо сказать, Де Ла Джолла окончательно пришел в себя и уже отдавал распоряжения кому-то, кого Кирк не мог видеть.

Затем адмирал повернулся к Кирку и погрозил ему пальцем:

– А теперь, молодой человек, послушай. У меня тут есть кое-кто, кто научит тебя уму-разуму.

«Молодой человек, – грустно улыбнулся Кирк. – Вот за что люблю старину Федерико. Он невыносимый тип во все времена. Я никогда не замечал в нем особой тактичности, но зато он всегда зовет меня молодым человеком».

Изображение исчезло. Внезапно на экране появился Спок, сидящий в командирском кресле «Энтерпрайза». Сзади, положив руки на плечи вулканца, стоял Леонард Маккой.

– Спок! Дружище!

Кирк рванулся вперед, как будто хотел прыгнуть сквозь экран на корабль. Маккой уставился на него, широко открыв рот и ничего не говоря от удивления.

Спок приподнял одну бровь и невозмутимо произнес:

– Капитан, я рад видеть вас живым и невредимым, хотя должен признать, что все это довольно удивительно.

– Спок, ради Бога! – взорвался Маккой. – Джим! Это невероятно! Как ты…

– Все потом, – прервал его Кирк, счастливо улыбаясь. – Вы не представляете, как я рад вас всех видеть! Мне так много надо вам рассказать!

– У нас у всех есть что сообщить друг другу.

В это время Мориц с видом аналитика наблюдал за людьми.

– Как насчет перерыва на совещание, после которого мы могли бы все вместе обсудить положение? – спросил он.

– Как будет угодно, – ответил Спок. – Но я должен многое узнать у капитана Кирка независимо от того, что вы и мой командир обсудите между собой.

– Для этого еще будет время, – твердо произнес Мориц. – Останемся на этом же месте, не предпринимая никаких действий. Через час мы выйдем на связь для последующих переговоров. К тому времени у капитана Кирка будет что вам сказать.

Мориц произнес что-то на своем языке, и экран превратился опять в звездное поле. Кирк повернулся к клингону, кипя от негодования.

– Кто дал вам право вмешиваться? Вы же знаете, как долго я не видел друзей! Вы всегда меня уверяли, что я их никогда не увижу снова! Почему вы не дали нам поговорить?

– Пожалуйста, пройдемте в мой кабинет, Джим. – Мориц встал с кресла и отдал какое-то распоряжение.

В ту же минуту другой клингон занял его место на возвышении. Мориц тихо обменялся с ним несколькими фразами и покинул капитанский мостик.

Маленький кабинет был переполнен. Здесь была и Калринд, но многих Кирк не смог узнать. Говорил только Мориц, а остальные слушали.

– Джим, – произнес он успокаивающим голосом – голосом человека, которым управляют обстоятельства. – Джим, я понимаю, как расстроены вы сейчас, но у меня есть веские причины не позволять вам общаться с вашими товарищами. Постарайтесь сдержать себя, пока я не закончу.

Кирк придержал подготовленное гневное замечание на слова Морица и жестом позволил ему продолжить.

– Спасибо, Джим. Ты знаешь, что мучило меня: это возможность изменить историю, направить ее в другое русло. С одной стороны, что бы мы ни делали и ни говорили сейчас, во время конфронтации с кораблями Звездного Флота, все это автоматически войдет в исторические анналы хотя бы потому, что это записи случившегося. С другой стороны, мелкие детали никак не регистрируются вообще, так как историческое хроники избирательны и нет возможности включить туда все. А что, если что-то изменить в этих незначительных деталях? Не сможем ли мы тогда создать новый параллельный мир, ту историю, где будущее не то, которое знаем мы и о котором мы, «новые клингоны», мечтаем как о подарке?

– Это старая дискуссия, – зло возразил Кирк, – известная дилемма. Никто не дал пока ответа на этот вопрос.

– Достаточно верно. Но в нашей ситуации этот вопрос представляет гораздо больше, чем теоретический интерес, не так ли?

Кирк начинал понимать, почему его бесила невозмутимость клингона и его успокаивающий голос.

– Ну что теперь? Каково ваше решение?

Мориц покачал головой:

– Пока я не принял никакого решения, но склонен не позволить случиться чему-либо, что могло бы изменить прошлое. Этот инцидент, в который втянуты все мы, необходимо разрешить цивилизованно. Мы работаем над созданием нашего настоящего надлежащими способами, Джим. И я боялся, что ты скажешь друзьям что-то не правильно, если я позволю продолжить разговор. Вот почему я перебил тебя.

– Но, черт побери, как я мог сказать что-то не то? – взорвался Кирк. – Я разговаривал с друзьями, это мое право! Зачем вы вмешиваетесь? Или вы собираетесь вручить мне сценарий, по которому я должен беседовать с друзьями? – В голосе капитана звучала издевка.

Мориц ответил:

– Да, мы думали над этим. В конце концов, ваша речь не попала дословно в исторические хроники, но общий смысл того, что вы говорили, зафиксирован. Даже сохранены некоторые ваши фразы. Однако я пришел к выводу, что это может для ваших товарищей звучать слишком искусственно. Они могут не поверить, что флот клингонов прибыл с миролюбивыми намерениями. Нет смысла все это затевать, если ваши друзья заподозрят, что вы говорите под принуждением.

– Тогда в чем же дело? Проблема решена. Вернемся на мостик и возобновим связь.

– Но я также считаю, что вы должны в общих чертах знать план того, что было вами сказано, чтобы не выйти за определенные границы, – продолжил Мориц. – Тогда вы говорили, что мы прибыли установить мир и что мы – новое поколение клингонов, которые сражаются за контроль над Империей. Вы ничего не сказали им о путешествии во времени, пока не достигли Земли. Теперь я понимаю, почему. Фактор перемещения во времени мог бы помешать командующим Звездным флотом поверить вам.

Кирк неохотно согласился:

– Может, вы были и правы, когда прервали связь. Что еще?

Мориц покачал головой:

– По крайней мере, мы можем быть уверены, что вы скажете то, что нужно, так как это подтверждает история.

Кирк фыркнул:

– Давайте не будем опять вдаваться в это, прошу вас, – и, немного помедлив, добавил:

– История говорит, что мой корабль находился в это время с Флотом. Почему вы не предупредили меня?

Мориц вскинул руки, взызая о помощи:

– Опять тоже самое, Джим! Мы хотели, чтобы вы реагировали естественно. Мы желаем видеть вашу реакцию на все такой, какой она и была.

Кирк предпочел не отвечать на эти слова. Вскоре все покинули кабинет Морица и направились опять на капитанский мостик.

«Хотелось бы выяснить, что еще он знает и не говорит мне?» – размышлял Кирк. Его доверие к Морицу уже было подорвано, а этот разговор только усугубил разлад между ними. Хотя Кирк понимал искреннее желание Морица решить головоломку, вызванную путешествием во времени. Когда-то и он сам позволил умереть Эдит Килер, иначе она могла бы о многом рассказать. Поэтому Кирк очень хорошо понимал опасения Морица.

* * *

В то же время аналогичное совещание проходило на кораблях Звездного Флота. Действие развивалось на борту «Нонсач» – поспешно построенного флагмана Флота Федерации. Совещание было собрано по поводу предотвращения вторжения клингонов. На нем присутствовали высшие офицерские чины Звездного Флота, среди которых от «Энтерпрайза» были Скотт и Спок. Руководил совещанием адмирал флота Де Ла Джолла.

Спок и Скотт были в более высоком звании, чем большинство присутствовавших. Де Ла Джолла любезно пригласил их, зная их личный интерес ко всему, что касалось капитана Кирка. Ведь именно Спок предложил организовать совещание. Учитывая их личные отношения с Кирком, Де Ла Джолла надеялся получить полезную дополнительную информацию о космическом контакте с капитаном.

Несмотря на долгую службу в Звездном Флоте, адмирал обычно избегал иметь дело с этими невозмутимыми вулканцами, но нужда заставила…

– Что скажете, мистер Спок? Он находится под принуждением или нет? – начал Де Ла Джолла.

– Неточная информация, – спокойно ответил Спок, чем мгновенно охладил темпераментного адмирала.

Скотт, сидевший с самого начала обсуждения хмурым, взорвался от вопроса адмирала.

– Под принуждением? – закричал он. – Естественно, эти проклятые клингоны оказывают на него давление! Нам нужно думать о спасении капитана, а не заниматься анализом!

Совершенно ошеломленный Де Ла Джолла уставился на Скотта. Никто и никогда не кричал на него за все годы службы. Адмирал же, в свою очередь, со всеми умудрялся ладить, даже когда был уже в таком высоком звании. Наконец Де Ла Джолла пришел в себя и спокойно произнес:

– Мистер Скотт, вы забываетесь.

Скотт глубоко вздохнул, готовясь снова вспылить, но Спок, демонстрируя редкое понимание человеческих взаимоотношений, быстро отреагировал, предотвращая конец карьеры своего товарища.

– Мистер Скотт слишком переутомлен работой. И это понятно. Ведь под угрозой одновременно Флот Федерации и капитан Кирк. Когда он исчез с корабля, мы, естественно, пришли к заключению, что его похитили клингоны и, похоже, наши опасения подтвердились.

– Похоже, подтвердились! – опять разбушевался Скотт.

– Да, подтвердились, – отчетливо повторил Спок. – Этот голос по суперкосмическому радио мог быть систематизирован компьютером, что вполне возможно. Нам нужно знать как можно больше, прежде чем выносить заключение или что-либо планировать.

Де Ла Джолла с иронией заметил:

– Прекрасно сказано. Но нам нужно что-то предпринять.

– Да, – добавил Скотта, удивляясь, что способен согласиться с адмиралом.

– Разрешите, я напомню вам то, что мы уже сделали, – возразил Спок. – Например, мы поменяли коды доступа и диспозиции кораблей Звездного Флота на случай, если капитан Кирк попал в руки врага. И сейчас нам предстоит действовать дальше. Час, отпущенный на совещание, прошел, пора возобновить контакт с флотом клингонов. У меня есть некоторые предложения по поводу того, как следует вам вести себя во время разговора с командиром клингонов.

Де Ла Джолла помедлил, пытаясь не давать волю своему темпераменту:

– Спок, никто не знает так хорошо Кирка, как вы. И если вы уверены в том, что делаете, то я поручаю вам вести переговоры от имени флота. А я посмотрю, что из этого получится.

По пути в транспортный отсек Скотт пробормотал:

– Не понимаю, как человек, который не умеет держать себя в руках, поднялся так высоко?

Спок взглянул на бортинженера с удивлением, но спустя секунду его лицо опять приняло обычное бесстрастное выражение.

– Слишком много предположений, но пока я не получу проверенную информацию, нет смысла делать поспешные выводы.

Скотти фыркнул:

– Ну тогда мне и расскажете. Зачем вы предложили провести это совещание? Мы так и не договорились ни о чем.

– Напротив, мистер Скотт, кое-что очень важное произошло. Я думал лишь оказать успокаивающее воздействие на адмирала и не предполагал, что он назначит меня вести эти переговоры. Если бы сам Де Ла Джолла говорил от имени флота, я бы не слишком надеялся на спасение Кирка. Теперь у меня есть шанс его вернуть.

– Да, за этой маской спокойствия скрывается какая-то хитрость и тонкий расчет, – подытожил Скотти.

В молчании они подошли к транспортному отсеку и молча взобрались на транспортную платформу. И лишь когда стал нарастать в ушах звенящий шум от магнитного поля, Спок произнес:

– Спасибо за ваш комплимент, мистер Скотт.

Прибыв на «Энтерпрайз», вулканец направился на мостик, а Скотт в инженерный отсек. Пройдя через холл, Спок оказался в турболифте и спокойно приказал:

– На капитанский мостик.

Этот лишенный эмоций голос маскировал страх вулканца за друзей и командира, – страх, который не оставлял места беспочвенному оптимизму.

* * *

У Эллиота Тинделла также не было оснований для оптимизма. Он сражался с целым океаном гормонов. Эллиоту становилось все хуже и не требовалось специального обследования, чтобы это доказать. Он был загружен работой с того самого момента, как только вступил на борт «Энтерпрайза». С каждым днем настроение Эллиота ухудшалось, и он принимал таблетки со все возрастающим чувством безнадежности. Лекарства ему больше не помогали.

Леонард Маккой с отвращением и злостью корпел над грудой бумаг, пытаясь разделаться с ними поскорей, когда на него обрушился Эллиот.

– Доктор Маккой? – спросил он резко. Маккой оторвался от экрана монитора и взглянул на вошедшего.

– Я же просил командира Чэпел не беспокоить меня, – вежливо произнес он.

– Мое имя Эллиот Тинделл, – парировал незнакомец. – Мы не встречались.

– Я слышал о вас, – протяжно произнес Маккой.

Эта притворная манерность, типичная для южан, была опасным признаком, свидетельствовавшем о злости, которую доктор скрывал до определенной поры.

– О да, – Эллиот пожал протянутую ему руку, – я хотел узнать, можно ли мне с вашего разрешения принимать болеутоляющие средства и какие?

Маккой неприязненно посмотрел на Тинделла:

– Болеутоляющие средства? – Удивление и профессиональный интерес окончательно вытеснили злобу.

– Что вас беспокоит, молодой человек?

Эллиот смешался, не зная, что сказать. За видимым спокойствием Тинделла таилась переполнявшая его неприязнь к Маккою. Он хотел убить этого противного типа с пронизывающим взглядом, а затем взять то, что нужно. Но делать это не было никакого резона. Хотя бы по той причине, что Эллиот совершенно не знал, где хранятся различные медикаменты. Успокоившись, Тинделл попытался объяснить:

– Нервозность, неустойчивость настроения. Работа на корабле – мое первое по-настоящему серьезное задание. Мне, видимо, надо меньше нервничать, чтобы держать себя в руках.

Маккой фыркнул и, казалось, потерял всякий интерес к пациенту:

– В этом нет ничего страшного. Всему виной недосыпание, отсутствие нормальной физической нагрузки и нерегулярное питание. Я позвоню мистеру Споку и попрошу, чтобы при распределении заданий вас не так сильно нагружали и обратили внимание на более регулярный распорядок дня. От этого будет больше пользы, а главное, безопасности, чем от химических препаратов. Организм восстановиться за счет собственных ресурсов…

Эллиот улыбнулся и согласно закивал, но при этом весь вспотел и судорожно сцепил пальцы рук, спрятанные от глаз Маккоя под столом. «От этого старого идиота я ничего не добьюсь», – подумал он.

– Да, доктор, – произнес Эллиот, когда наконец-то Маккой закончил. – Видимо, вы правы. Я последую вашему совету. Спасибо за рекомендации. Не стоит беспокоить мистера Спока, он и так очень занят и находится в постоянном напряжении. Все утрясется, и я сам поговорю с ним.

– Хм, у этого Спока никогда нет времени, чтобы уделить внимание нормальным человеческим слабостям, Но я удовлетворю ваше желание, мистер Тинделл. А теперь оставьте помещение: у меня много работы.

«Нормальные человеческие слабости! – подумал с горечью и безнадежностью Эллиот, покидая кабинет. – Ах доктор, вы даже не представляете, как далеко они зашли! И что теперь делать? Как быть дальше?»

После ухода Тинделла Маккой, упрекая себя в нарушении слова, все-таки позвонил Споку на капитанский мостик.

– Первый офицер Спок слушает.

Как всегда, спокойный голос вулканца одновременно льстил Маккою и заставлял его чувствовать свое место на корабле. В какой-то момент он передумал и хотел уже прервать связь, но затем сказал:

– Послушайте, Спок, у меня нет определенного мнения об Эллиоте.

– Привет, доктор.

– Ах да, привет.

Маккой коротко рассказал Споку о визите Эллиота и его просьбе:

– Тинделл просил не беспокоить тебя, но я решил поговорить с тобой. Спок, прекрати обходиться с ним так жестко. Он же не вулканец, а только человек.

– Да, доктор, он, конечно, не вулканец, – согласился Спок. – А какое у него душевное состояние?

– Разве я держал его под наблюдением? – с сарказмом спросил Маккой.

– Да, исходя из ваших слов.

– Я просто взял это на заметку.

– Что взяли на заметку, доктор?

– Я ничего не знаю, Спок! Мои наблюдения продолжались всего несколько минут, большую часть из которых говорил я! Хотя я могу сказать, что Эллиот находится не в лучшей форме.

– Это недостаточное основание для освобождения его от службы, доктор, но в то же время достаточное, чтобы связаться со мной?

– Черт возьми! Я связался с вами, хотя, наверное, не стоило этого делать. Дело в том, что этот человек в опасности. Как говорят англичане, если состояние критическое, то ухудшаются грамматические навыки.

Маккой иронизировал.

В тон ему Спок ответил:

– Спасибо за этот очень профессиональный совет, доктор.

Вулканец прервал связь.

– Мистер Спок!

Он развернулся кругом на стуле и встретился взглядом с озабоченным лицом Джинни Крэнделл, которая отвлеклась от передатчика и пыталась привлечь его внимание.

– Да, лейтенант.

– Что-то случилось с мистером Тинделлом? – спросила Джинни.

– Да так себе, ничего особенного, – ответил Спок.

– Надеюсь на лучшее.

– Я тоже, – произнес Спок и снова повернулся к монитору. – Пожалуйста, не отрывайтесь от экрана, лейтенант. Мы находимся в очень деликатной ситуации.

Глава 14

– Приветствую Великую Объединенную Федерацию планет, командиров и членов команд доблестных кораблей Звездного Флота, посланных встретить нас. Я Джон Мориц – командующий флотом.

Слушая открытое послание Морица, Кирк пытался представить реакцию адмирала. Он надеялся, что у Де Ла Джоллы хватит выдержки, чтобы сразу не отдать приказ открыть огонь по клингонам. Будучи еще командиром корабля, Кирк часто слышал подобные поразительные истории из прошлого о действиях престарелых начальников.

Но, к его большому удивлению и облегчению, на экране капитанского мостика «Альянса» появилось лицо Спока, а не адмирала Флота. Наконец, Мориц закончил и жестом пригласил Кирка начать переговоры.

– Привет, Спок! – начал Кирк.

– Да, капитан, – слегка кивнул вулканец.

– Спок, в то, что я собираюсь вам рассказать, трудно поверить. Но поверить надо обязательно. Люди, с которыми я нахожусь, совсем не те клингоны, которых вы знаете. Они называют себя «новыми клингонами»….

На протяжении всего рассказа Кирка лицо Спока не выражало никаких эмоций.

Когда Кирк закончил, вулканец произнес:

– Одну минуту, капитан. – И экран погас.

– Джим! – воскликнул Мориц. – Что происходит? Они собираются нас атаковать?

– Нет. Не волнуйтесь, Мориц.

Но сам Кирк чувствовал себя неспокойно и неуверенно.

– Куда запропастился Спок? – волновался Мориц.

Изображение на экране появилось снова. На этот раз картинка была более обширной и можно было заметить Леонарда Маккоя, стоящего рядом с командирским креслом и сердито смотрящего перед собой.

Спок произнес:

– Я уверен, вы понимаете, капитан, что перед тем как обсуждать эту интересную историю, мы должны быть уверены, что вы говорите по собственному желанию. Анализаторы голоса показывают, что вас не принуждали рассказывать то, что мы услышали. Но анализ подобного рода вряд ли может подтвердить, что вы действуете свободно, а не под воздействием наркотических средств. Доктор Маккой настаивает на предоставлении медицинской информации по поводу вашего настоящего физического состояния перед тем, как мы примем свое решение относительно данной проблемы, Необходимо переправить вас на борт «Энтерпрайза».

Сердце Кирка сжалось при одной мысли о том, что есть шанс вернуться на родной корабль, в свое командирское кресло. Он взглянул на Морица, но тот с сердитым видом отрицательно покачал головой.

– Мистер Спок, какие гарантии вы дадите нам, что не откроете огонь? Мы не можем начинать мирные отношения с подозрений, – ответил Мориц. – Поверьте тому, что говорит вам капитан Кирк.

– Сэр, сейчас важней выяснить, верит ли сам капитан в то, что он изложил нам. Без этого мы не можем действовать.

– Тогда так!

Мориц выпалил приказание на языке клингонов.

– Я приказал опустить наши щиты. Что еще я могу сделать, чтобы продемонстрировать наше миролюбие?

Кирк видел удивление на лицах всех членов своей команды, за исключением Спока, который лишь слегка поднял бровь.

– Впечатляюще! Мы обязательно примем это в расчет, когда будем принимать решение, – произнес вулканец. Он наклонился к Маккою, а затем, выпрямившись, сказал с экрана:

– Доктор настаивает на медицинском обследовании капитана.

– Это не все, что я говорил, Спок! – вмешался Маккой.

Спок поднял руку, успокаивая доктора:

– Мы готовы принять капитана на наш корабль в любое время.

– Вскоре я возобновлю связь, – произнес Мориц и нажал кнопку на ручке командирского кресла. Экран погас.

– Что они хотят, Джим? Я остался незащищенным перед их атакой, мои доводы их не убедили!

– Они говорят то, что им нужно, – осветил. Кирк, – Я думаю, они хотят поверить мне, но нужен какой-то веский аргумент, чтобы развеять их подозрения. И не забывайте, что им нужно дать серьезные обоснования своим действиям перед командованием Звездного Флота, особенно, если эти действия включают приглашение флота клингонов на Землю. – Кирк улыбнулся. – Вы должны предоставить им что-то такое, что они могут использовать в качестве аргумента перед командованием Звездного Флота и перед Советом Федерации.

– Да, я понимаю, понимаю… – Мориц задумчиво уставился на пустой экран. – Да, Джим, ты прав. О подобном повороте событий я не думал. Империя сейчас еще очень неоднородна. – Он подумал и добавил:

– Честно говоря, я не знаю, насколько можно им доверять. Пока на борту моего корабля присутствуешь ты, есть шанс отговорить их от нападения. По-моему, есть компромиссное предложение.

Мориц надавил кнопку на ручке кресла, и экран засветился снова. На нем появились Спок и Маккой, которые что-то обсуждали на капитанском мостике «Энтерпрайза». Спок заметил, что связь с кораблем клингонов восстановилась:

– Да, господин Мориц?

Мориц начал говорить без каких-либо формальностей или нарочитой вежливости, которым отдал дань в самом начале переговоров.

– Я подготовил полное медицинское обследование Кирка для передачи на ваш корабельный компьютер. Наши доктора достаточно компетентны, чтобы выполнить подобную работу так же хорошо, как и ваши. Большего предложить я не могу.

На этот раз связь прервал Спок, пообещав, что скоро возобновит ее. Прежде чем изображение капитанского мостика «Энтерпрайза» пропало, Кирк заметил Маккоя, сердито жестикулирующего и кричащего.

На корабле клингонов повисла напряженная тишина. Казалось, минуты тянутся невыносимо долго. Наконец на связь вышел Спок, а Боунз пропал из вида.

– Доктор Маккой согласился на ваше предложение, но при условии, что будет лично выполнять обследование. Он уже отправился в транспортный отсек и распорядился послать его портативный сканнер. Как только вы дадите разрешение, Маккой переправится на ваш корабль.

Мориц посмотрел на Кирка с раздражением. Кирк пожал плечами и поднял обе руки ладонями вверх.

– Ну хорошо! Если вы готовы, можете переправлять вашего доктора. Но скажите, чтобы он оставил свой сканнер. Мы обеспечим его подобным оборудованием. Нам надо быть уверенными, что он будет использовать приборы, которым мы можем доверять, – сказал Мориц.

Маккой сошел с транспортной платформы и скептически осмотрелся:

– Так вот что представляют из себя новые военные корабли клингонов изнутри. Не очень впечатляет.

Кирк кивнул и улыбнулся:

– А что может тебя впечатлить, дружище?

– Только ты – нормальный и здоровый на моем экране, – шутливо ответил Маккой. – Ну как ты, Джим?

– Если принимать во внимание все обстоятельства, то в высшей степени неплохо, Боунз.

– Все принимать во внимание? – Маккой близко подошел к Кирку, пристально посмотрел ему в глаза. – Носишь очки?

Кирк безразлично отмахнулся:

– Отвяжись… Конечно, нет. Они остались на «Энтерпрайзе». И это доставило мне массу хлопот.

Маккой усмехнулся:

– Отлично. Теперь я знаю, что это именно ты, а не какой-нибудь самозванец.

Кирк раздраженно покачал головой, но не смог удержаться от улыбки:

– Дружище, ты не можешь себе представить, как я рад тебя видеть.

– Я могу представить, – рассудительно ответил Маккой.

Кирк отвернулся, скрывая ту бурю эмоций, которую породили слова доктора.

– Нам для обследования потребуется лазарет. Правда, он намного меньше, чем тот, который у тебя на «Энтерпрайзе». Пошли, я покажу дорогу.

Маккой провел сканнер над Кирком, ворча про себя:

– Ужасное оборудование. Примитивное. И как они заботятся о нем? Хорошо хоть, что все обозначения не только на их языке, но и на английском. Низкое содержание электролитов. Это смешно!

Боунз тронул сканнер пару раз указательным пальцем:

– Ненадежный хлам. Джим, мальчик, ты как будто вернулся в дни юности. Что с тобой было все это время?

– Ты не поверишь, даже если я расскажу.

– Попробуй.

– Может быть, когда все закончится. Хорошо? Ну ты удостоверился что я действительно Джеймс Кирк и в своем уме?

– О да, ты и вправду Джеймс Кирк, – протяжно проговорил доктор. – А то, что ты совершенно нормален, так я еще никогда не был в этом столь уверен. Ты сам себе хозяин, в этом я не сомневаюсь.

– Достаточно? – Кирк встал и начал натягивать рубашку, не дожидаясь разрешения Маккоя. – Это именно то, что я хотел от тебя услышать.

– Тпру! Подожди-ка минутку. Мне удалось пронести кое-что с собой, несмотря на предупреждение твоего мрачного друга.

При этом Маккой достал из-под униформы инъектор.

– А это еще что?

– Это все из-за этих электролитов. Не было ли у тебя проблем с головой? – Боунз пристально посмотрел на Джима. – Например, потеря концентрации, приступы головокружения?

– Как ты узнал? Сейчас, когда ты упомянул о…

– Помолчи и сиди спокойно. – Говоря это, Маккой приложил инъектор к предплечью Кирка. – Это должно помочь.

– Уже помогает, – заметил Кирк. – Хотя больно. Ты теряешь квалификацию, старина.

– Хм, – Маккой потер то место, к которому прикладывал инъектор.

– Что чувствуешь?

– Чертовски больно!

– Как частенько говаривал тот старый провинциальный доктор, у которого я учился…

Кирк с восторгом перебил его – И которого никогда не существовало! Ты, как и все, учился в медицинской школе. Господи, дружище, сколько лет прошло с тех пор, как на Земле существовали провинциальные доктора, которым отдавали в обучение медицинскому ремеслу?

– Слишком много, – ответил Маккой. – Все отлично. Ты здоров как тот конь из пословицы, хотя она очень странная, если принять во внимание некоторых коней, которых я знал.

– Осторожно, старина. Я пока еще твой начальник.

– Нет. Теперь ты военнопленный. Вот так!

– А теперь ты вернешься на «Энтерпрайз» и всех оповестишь, что я в здравом рассудке и мне можно верить.

Маккой кивнул:

– Это то, что ты хотел от меня?

– Конечно.

– Ну а теперь насчет платы…

Кирк схватил Маккоя за локоть и подтолкнул к выходу:

– Как сказал Шекспир: «И платой пусть будет его удовлетворение».

– Ты считаешь, что я удовлетворен?

Калринд выбрала момент, чтобы войти в лазарет. Она озабоченно посмотрела на Маккоя:

– Вы и есть тот доктор? С Джимом все в порядке?

Маккой взглянул на клингонку и прищурился, анализируя ситуацию.

– А вы кто?

– Калринд, доктор. Подруга Джима, – поспешно ответила женщина.

– Да, – протянул Маккой, – у Кирка талант заводить друзей. Думаю, что с ним все в порядке. Но я должен все данные взять с собой и проанализировать их перед тем, как дать заключение с уверенностью.

Боунз повернулся к Кирку:

– А как насчет вот этого, Джим: в шестнадцать – муж, но мальчик в шестьдесят?

Кирк театрально издал вздох отчаяния и опять стал выталкивать доктора за дверь.

– Я вернусь, как только избавлюсь от этой занозы, – бросил он Калринд, с недоумением смотревшей на эту сцену.

Выйдя за дверь, друзья прекратили шутки и внутренне собрались.

Подойдя к транспортному отсеку, Кирк заметил:

– Предубеждения достались тебе от твоих предков, старина?

Но Маккой не поддался на провокацию:

– Джим, помнишь Библию? «И что ты смотришь на сучок в глазу брата своего, а бревна в собственном глазу не чувствуешь.» Если тебе понадобится помощь, просто позови меня.

Маккой шагнул на платформу, держа в руках записи обследования Кирка, и дал сигнал управляющему транспортом.

– Сучок в глазу моем… – повторил он и исчез в столбе мерцающего света.

Кирк пожал в недоумении плечами и вышел из транспортного отсека.

* * *

– Ну, доктор?..

Маккой обернулся на знакомый голос, как всегда спокойный и неторопливый. За долгие годы общения с вулканцем доктор так и не понял, действительно ли Спок не испытывает никаких эмоций или просто сверхусилием скрывает свои чувства.

– Вот результаты.

Маккой положил на стол стопку компьютерных распечаток.

– Бумаги, доктор?

– Не начинайте, Спок! Вы же знаете, что мне нравится то, что можно держать в руках, помять пальцами, сделать дополнительные пометки.

– И я вижу, что именно так вы и поступили. Что вы прикажете делать с этим ворохом бумаг?

– Посмотрите. Проверьте. Сделайте выводы.

Вулканец приподнял одну бровь:

– Я всегда считал, что подобные аналитические работы входят в ваши обязанности, доктор. А функции командира корабля состоят совсем в ином.

– Сейчас, Спок, – недовольно произнес Маккой, – складывается такое впечатление, что ваша основная обязанность в том, чтобы смотреть в глаза командиру флота клингонов, надеясь, что он моргнет первым. В таком случае, я скажу, что в этих бумагах вы не найдете ничего!

– Спасибо, доктор!

Спок направился к выходу.

– Подождите! Ну ладно, ладно! Признаю, что слишком невразумительно изложил суть дела.

– Доктор, я не понимаю, что вы от меня хотите? Независимо от того впечатления, которое у вас сложилось, у меня достаточно обязанностей, кроме того, чтобы пытаться пересмотреть командира клингонов.

– О Спок, я пытаюсь быть с вами откровенным. То, что удалось мне получить, заранее было очевидно. Данные сканнера, видимо, показывают, что Кирк находится в полном порядке, добром здравии, говорит и действует по собственному усмотрению.

– Что значит «видимо показывают»? Я могу считать, что вы сомневаетесь в правдивости этих данных.

– Пока я не могу сказать об этом с уверенностью. Я тщательно все проанализировал. Все отлично согласуется. Я бы даже сказал, слишком отлично, хотя я могу предполагать, как вы отреагируете на подобное заявление. Но что-то меня настораживает. Интуиция подсказывает какой-то подвох. Чем больше наблюдаю за всем этим, глубже вникаю, тем более усиливается тревога. Вот почему я решил обсудить это с вами.

Для Спока, естественно, показания приборов были совершенно священны. Если они были четко сняты и точно проверены, то и должны браться в расчет. И только затем следовало учитывать неточные и вызывающие сомнения человеческие суждения, сделанные к тому же тем, кто изначально питал недоверие к приборам.

– Доктор, – осторожно начал Спок, – вы понимаете, что у нас совершенно различное понимание подобных вещей? Ваша интуиция – еще недостаточное основание для принятия моего решения.

Маккой вскочил на ноги, дрожа от гнева:

– – Слушайте, Спок. Я отлично знаю Джима Кирка! Знаю одновременно и как друга, и как пациента уже много лет. С ним что-то случилось. Вы тоже его товарищ. Это означает, что вы несете особую ответственность за него не только как командир корабля. Вы должны выслушать меня и забыть на время о логике. Надо что-то делать. Жизнь Джима уже сейчас может быть в опасности.

– Я так не думаю, доктор. У клингонов было достаточно времени, если бы они хотели причинить капитану вред.

Сказав так, Спок тем не менее задумался над словами Маккоя. Он уже давно понял, исходя из наблюдений за Джимом Кирком, что интуицию не следует сбрасывать со счета. Более того, несмотря на постоянные стычки с доктором, Спок отдавал должное его компетентности. А если принять во внимание те сведения, которые он добыл в Сан-Франциско, то подозрения Маккоя имели вполне определенный вес.

Некоторую роль играли и собственные впечатления Спока от переговоров с Кирком и Морицем. Он чувствовал, что связь с Кирком не была полностью свободной и открытой. Доверия к Морицу у Спока не было. И даже без всего того, что он обнаружил в ходе расследования на Звездной Базе 17 и на Земле, вулканца охватило предчувствие беды.

Маккой нервно засуетился:

– Спок, я как будто слышу щелчки и лязганье того, что вы называете мозгами, внутри этого компьютера.

– Смените тему, доктор, – парировал Спок. – Вы опять начитались исторических новелл. Я должен следовать логике, или здравому смыслу, как вам будет угодно. Логика, здравый смысл и обстоятельства – все диктует мне, что заключение о здоровье Кирка и нормальности его рассудка следует принять за правду. Из этого я и буду исходить. А вас попрошу внести заключение о состоянии здоровья в хроники.

Маккой усмехнулся и, не произнеся ни слова, отвернулся.

Спок пристально посмотрел на него, а затем сказал:

– Хотите, я вас насмешу? Что вы потребуете взамен за это заключение?

– Прежде всего, я хочу попросить не больше, чем разрешения провести обследование Джима на нашем корабле, в нашем лазарете, без этих клингонов, шныряющих кругом, и их аппаратуры.

– Сомневаюсь, что Мориц согласится на это.

– А вы тогда не соглашайтесь пропустить его корабли, конечно, не ввязываясь в сражение.

Вулканец подумал, и уже не в первый раз, как легко люди втягиваются в кровопролитие, хотя так часто заявляют о своей любви к миру. И как бы ни был задет Спок таким отношением к нему Маккоя, ему не оставалось ничего, как согласиться с требованием доктора.

– Я передам ваше требование Морицу. Но не думаю, что он его примет.

Маккой снова улыбнулся.

– Что еще, доктор? – спросил Спок.

– Совсем забыл, – Боунз щелкнул пальцами, – опять звонил этот Тинделл и просил успокоительного. Спок, я думаю, вы должны быть более снисходительны к этому молодому человеку.

– Действительно. – Вулканец некоторое время помолчал и наконец произнес; – Если мои подозрения подтвердятся, Эллиоту не помогут никакие успокоительные.

Спок повернулся и вышел из лазарета. Маккой недоуменно посмотрел ему вслед.

– Черт побери, что это может означать?

* * *

Эллиот судорожно метался на койке. Он чувствовал, что те лекарства, которые дал доктор, уже не приносят облегчения. Вся проблема была в том, что лечение вообще уже не приносило результата. Единственный выход – это заменить привычные лекарства на более сильные. Ведь за последнее время появились гораздо более сильные препараты. Это означало, что было только одно место, где он мог получить помощь…

Эллиот глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться и заглушить приступы безумия и агрессивности, которые периодически одолевали его. Наконец, он почувствовал себя достаточно спокойным, чтобы направиться к желанной цели. Эллиот покинул каюту и пошел к ближайшему лифту. К счастью, ему не потребовалось много времени, чтобы добраться до места назначения, так как оно располагалось в главном корпусе корабля. Но когда дверь турболифта открылась, Тинделл лицом к лицу столкнулся с Джинни Крэнделл.

– Эллиот? – удивилась она.

Он отстранился от женщины, его нервы неожиданно напряглись. Тиндел услышал пронзительный, как от работающей циркулярной пилы, свист. Все поплыло перед глазами, и он уже с трудом мог различать лицо Джинни.

– Что случилось? – озабоченно спросила Крэнделл. – Позвать медиков?

– Опять этот шум, – прохрипел Эллиот. – Что это?

– Шум? Наверное, от моей портативной связи. Она работает постоянно, хотя я не слышу ее: слишком высокая частота. Моя соседка по каюте тоже испытывает от этого неудобства, но она сезанианка. Ты единственный из людей, кто слышит этот звук.

Эллиота шатало, и лейтенант инстинктивно дотронулась до него.

Он с неистовством оттолкнул ее руку и закричал:

– Не прикасайся ко мне!

Джинни отступила назад. Видя заботу в глазах женщины, Эллиот понял, что опять потерял контроль над собой и сорвался. Джинни шагнула ему навстречу.

– Эллиот, послушай, тебе нужна помощь, – с участием произнесла она.

– Нет! – прорычал Тинделл и оттолкнул Джинни в сторону.

Она сильно ударилась о переборку и сползла на пол.

Эллиот заткнул уши и бросился в конец коридора, пытаясь убежать от невыносимого шума. Наконец он остановился и перевел дыхание. С трудом придя в себя, Тинделл продолжил свой путь.

Глава 15

Кирк и Калринд находились в гимнастическом зале, восстанавливая силы. В тренировочных костюмах они, смеясь, пытались повалить друг друга на пол.

– Прекратите заниматься глупостями!

Кирк поднял голову и увидел Морица, стоящего в дверном проходе. Даже внешне было заметно, что он вне себя от злости.

– Кирк, ваши люди все увеличивают требования!

С трудом успокоившись, Мориц рассказал о последнем требовании Спока переправить Кирка на «Энтерпрайз» для еще одного медицинского обследования.

– Ну и как это может кому-то навредить? – произнес Кирк с рассудительной интонацией. – Это даже могло бы принести пользу. Очевидно, что раз ничего не произошло за такой существенный промежуток времени, то мы не добьемся реальных успехов в наших отношениях. Одна из сторон должна сделать шаг к примирению. Действительно, намечается эскортировать этот огромный флот к Земле – сердцу Федерации. Но и вы должны что-то предложить в ответ. Они спрашивают насчет гарантий для меня и того, что я им сказал.

– А затем они предъявят новые требования! – произнес Мориц. – Этому будет конец, Кирк? – Он бессознательно вскинул руки вверх:

– Когда это все кончится?

Кирк отступил назад. Он был готов к испытаниям и поразился тому, что у него появились недобрые чувства по отношению к Морицу и остальным клингонам.

– Мы не такие, Мориц, и вы должны поверить мне, если хотите, чтобы мы верили вам. – Кирка охватило вдохновение. – Вы понимаете, я мог бы переправиться к ним и взять с собой Калринд. Это произвело бы соответствующее впечатление. Первая встреча с выдающимся «новым клингоном»! В самом сжатом виде мы могли бы рассказать им, каким стал клингон и кто такие его жители. Этого могло бы быть достаточно, чтобы принять нужное решение.

– Прекрасная идея! – вмешалась Калринд. – Я не против того, чтобы посетить корабль людей.

Мориц взглянул на нее:

– Я не могу подвергать тебя такому риску. Это не подлежит обсуждению.

Калринд вскочила. Сейчас она напоминала военного, а не ученого.

– Вы не имеете права!..

– Я ваш командир! – Голос Морица громом прогремел в спортивном зале. – Для вас я здесь и царь, и Бог!

Калринд уступила. Она отвернулась и старалась не встречаться с Морицем взглядом. Кирк наблюдал за перепалкой с большим интересом.

– Но вы-то понимаете, что на корабле Звездного Флота не может быть никакой опасности, – заметил он.

Мориц молчал и пристально смотрел на Кирка. Его глаза сузились, а лицо побелело от злобы.

– Путешествия, которое вы предлагаете, нет в исторических хрониках Толианского инцидента.

– Интересное, но не имеющее отношения к делу заключение. Все дело в том, что, если исторические хроники не упоминают о моем отлете на «Энтерпрайз», это еще не значит, что я не был туда переправлен, не так ли? Разве в хрониках подчеркнуто особо, что я не был переправлен?

Мориц уставился на Кирка. Постепенно его лицо стало совершенно бесстрастным. Наконец он произнес:

– Все обсуждения закончились.

Клингон с достоинством развернулся и вышел из спортивного зала.

* * *

Эллиот ворвался в транспортный отсек, напугав служащего, который был на контроле.

– Сэр!

Охранник разглядывал гражданскую одежду Эллиота.

– Чем могу вам помочь?

– Переправьте меня, – прохрипел Тинделл, чувствуя необъяснимую враждебность к молодому служащему.

– Куда, сэр?

– На флагманский корабль клингонов! – Эллиот уже буквально вопил:

– И прямо сейчас!

Он направился к транспортной платформе.

– Боюсь, что не смогу этого сделать без санкции начальства, сэр, – нерешительно произнес служащий. – Вы новый помощник мистера Спока, не так ли?

Эллиот безразлично кивнул.

– Если вы хотите, я свяжусь с капитанским мостиком и запрошу подтверждения, сэр! – произнес служащий.

Он наклонился над передатчиком и нажал кнопку. Эллиот стоял посередине помещения, напротив транспортной платформы, уставившись на служащего и раскачиваясь из стороны в сторону.

Вдруг он распрямил плечи и, направляясь к охраннику, прокричал низким недовольным голосом:

– Идиот! Дай, я сам!

Служащий отодвинул в сторону передатчик, наблюдая за приближением Эллиота. Наконец он выключил прибор и пошел навстречу. Эллиот остановился. Неуклюже замахнувшись на служащего, он растопырил пальцы, как клешни. Охранник увернулся от удара. Эллиот двигался неловко и медленно. Он лихорадочно блуждал взглядом по отсеку, пытаясь сфокусироваться на служащем. Эллиот чувствовал себя плохо. Ему необходимо было лечение.

– Не вынуждайте меня ударить вас, сэр! – произнес служащий. – Позвольте, я свяжусь с капитанским мостиком или доктором Маккоем.

Эллиот сделал еще один выпад, причем в более быстром темпе. Служащий отскочил в сторону, успев при этом нанести короткий удар Тинделлу в скулу. Тот едва почувствовал этот удар и с рычанием двинулся вперед. Охранник увернулся и, обойдя Эллиота, левой рукой крепко обхватил его шею, а правой сжал его левое запястье. Тинделл выскользнул из этого захвата. В глазах служащего он уловил страх. Охранник резко отпрыгнул назад, но Эллиот настиг его, сжал горло парня и стал душить.

Неожиданно дверь в транспортный отсек распахнулась, и в комнату вбежали люди в форме службы безопасности.

– Отпусти его, Тинделл! – крикнул один из них. Эллиот непонимающе посмотрел на него, продолжая сжимать шею охранника.

– Я буду стрелять! – закричал сотрудник службы безопасности.

Эллиот ослабил захват. Служащий, теряя сознание, издал низкий протяжный звук и опустился на пол.

Тинделл отвернулся от неподвижного охранника и двинулся к группе сотрудников службы безопасности.

– Стой на месте! Замри, черт тебя побрал! – крикнул кто-то.

Эллиот, не обращая внимания на эти слова, продолжал идти навстречу. Раньше чем сотрудники службы безопасности открыли стрельбу, он уже был среди них, направо и налево размахивая негнущимися руками.

Охранники не могли стрелять в Тинделла, боясь задеть своих. Они пытались увернуться, использовали приемы рукопашного боя. Но даже когда их удары достигали цели, Эллиот не реагировал на них.

Вдруг дверь распахнулась, и в комнату вошел Спок. Двое из службы безопасности лежали на полу без движения, остальные были совершенно ошеломлены безумным видом противника.

– Мистер Тинделл! – крикнул Спок резко. – Возьмите себя в руки!

Эллиот направил удар прямо ему в лицо. Спок увернулся, и нападавший промазал. Вулканец обхватил запястья Эллиота и завернул руки за спину. Затем свободной рукой он нанес легкий, но точный удар, и Эллиот рухнул без сознания.

Спок отступил и, взглянув на двух парней из службы безопасности, которые уже стояли на ногах, отдал приказ:

– Доставьте его в отсек для задержанных!

Вулканец позвонил медикам, а затем обратил внимание на служащего транспортного помещения, который корчился на полу и стонал, судорожно хватаясь за горло. Спок опустился перед ним на колени.

– Ты слышишь меня? – спокойно спросил он.

– Да, сэр, – с трудом прохрипел охранник.

– Говори как можно меньше, – проинструктировал его Спок. – Помощь уже вызвана. Я должен знать, куда мистер Тинделл просил его переправить.

Служащий некоторое время откашливался, прочищая горло, и наконец выговорил:

– На флагманский корабль клингонов.

Спок поднялся. И только тот, кто знал его так же хорошо, как Джеймс Кирк, мог заметить в его лице растерянность.

* * *

Маккой шумно опротестовал заключение Тинделла под стражу. Он считал, что Эллиот должен находиться под его присмотром в лазарете. Доктор попытался убедить в этом Спока. Но вулканец описал сцену в транспортном отсеке, сообщив, куда Эллиот хотел попасть.

– Да, – недовольно пробормотал Маккой, – все это достаточно подозрительно, но очевидно, что с этим парнем что-то не так, Спок.

– Действительно, – с сарказмом ответил вулканец. – Вы не могли бы объяснить, что означает это «что-то», доктор?

Спок развернул кресло к компьютерному терминалу и выбрал файл «бедствие». Маккой попытался поднять одну бровь, как это принято у вулканцев, чтобы показать, что выбор файла слишком мелодраматичен. Но то, что высветилось на экране, привлекло его внимание. Маккой наклонился через плечо Спока и стал читать. По мере прочтения он все больше хмурился.

– Вы включили мне Тинделла, а остальных я что-то не узнаю.

– Того, что снизу, в левой стороне экрана, вы действительно не знаете, – согласился Спок. – А как насчет колонки справа?

– Я не узнаю… Это же географические названия! – Маккой выпрямился. – Не пойму, к чему вы клоните, Спок?

– Уверен, эти названия расшевелят вашу память, доктор.

Маккой что-то проворчал, но даже вулканский слух Спока не смог разобрать, что именно.

Доктор продолжил чтение с экрана компьютера:

– Девон, Архангельск, Новые Афины.

Маккой удивленно повернулся к вулканцу. Спок спокойно стал объяснять:

– Это все места, где произошли большие катастрофы: бедствие в Девоншире, поломка на атомной станции около Архангельска, взрыв антивещества на Центавре. Погубленные человеческие жизни. Особенно запомнился взрыв на Центавре.

– Достаточно, Спок. А теперь объясните.

Вулканец кивнул:

– С радостью, доктор. Как вы уже догадались, географические названия справа – это города, которые постигли экологические бедствия как природного происхождения, так и случившиеся по вине людей. Общее для них всех – гибель людей. Слева – имена людей, которые достигли высокого положения в Звездном флоте или в правительстве Федерации. Географические названия показывают, где они родились.

– Так вот что! – смущенно произнес Маккой. – Странные совпадения. Может быть, те разрушения, которые постигли их родные города, дали им своего рода импульс, приведший их настоль высокие посты? Но скажите, каким образом вы получили подобную информацию? Я думаю, она секретная.

– Я сумел получить ее в Сан-Франциско из персональных досье Звездного флота и Федерации.

Маккой усмехнулся:

– Получил? А может быть, украл? Для такого специалиста по компьютерам, как вы, это несложно.

– Давайте вернемся к информации на дисплее, доктор. Значение сделанного мною открытия может быть огромным.

– Что вы имеете в виду? – спросил Маккой. По мере того как вулканец говорил, доктор испытывал все больший страх.

Наконец он вскочил на ноги и перебил Спока со злостью:

– Почему вы сидите тут, спокойно рассказывая мне все это? Свяжитесь с командованием Звездного флота и тотчас передайте им эту информацию.

– Нам нужны еще некоторые свидетельства, перед тем как мы сможем предложить достаточно весомую концепцию, доктор!

– И вы ожидаете получить недостающие свидетельства от Тинделла?

– Именно так, – согласился Спок. Маккой нахмурился:

– Спок, насчет Тинделла вам известно наверняка или…

– Сумасбродное поведение мистера Тинделла подтвердило мои подозрения, – ответил Спок. – Это, – он кивнул на экран компьютера, – Было всего лишь предположением, пока не произошел инцидент в транспортном отсеке.

– Я понимаю, – пробормотал Маккой, – я… – Он направился к двери.

– Одну минутку, доктор! Вам потребуется команда безопасности.

– Что? Какая чушь, Спок! – отмахнулся Маккой.

Вместо ответа Спок задал команду компьютеру, и перечень имен и названий исчез, уступив место изображению камеры заключения.

– Боже мой! – Какое-то время Маккой внимательно всматривался, затем кивнул и рассудительно произнес:

– Опять вы правы, Спок. Мне нужна команда безопасности.

Глава 16

Тянулись бесконечные нудные часы, а триумфальный полет мира флота клингонов к Земле даже не намечался. Клингоны на мостике «Альянса» все заметнее раздражались, переругиваясь друг с другом и Кирком.

– Это совсем не то, что вы ожидали, не так ли? – спросил Кирк Морица. – Ведь в ваших исторических книгах все иначе.

Мориц разозлился:

– Очевидно, исторические книги дают неполную информацию о Толианском инциденте. В частности, они умалчивают о той ситуации, которая сложилась с Флотом Федерации, без малейшего намека на ее быстрое разрешение. Возможно, мне удалось бы найти выход из того тупика, будь я на борту «Энтерпрайза»…

Мориц взглянул на Кирка и удалился с командирского мостика.

Калринд посоветовала:

– Не будь с ним так жесток, Джим. Он очень переживает из-за чего-то, о чем пока тебе не рассказывает.

– Кажется, оснований для переживаний у него более чем достаточно, – заметил Кирк. – Интересно, что это за основания?

– Есть какие-то древние документы, которые заключают в себе информацию о том, что в твое время клингоны, контролировавшие Империю, пытались проникнуть в вашу Федерацию.

– Я как-то столкнулся с одним из них, – задумчиво произнес Кирк. – Его имя было… Дарвин. Точно! Мы узнали, что путем пластической операции он сумел приобрести человеческий облик. Но его поведение разительно отличалось от нашего. У клингонов всегда возникают проблемы с тем, как вести себя среди людей. Я думаю, это идет от воспитания, а их с детства готовят к войне и агрессии. Поэтому клингоны привыкают видеть в нас потенциальных врагов, угрозу их существованию. Когда клингоны встречают человека, они становятся враждебными и агрессивными, поскольку в них заложены подобные черты.

– Я хотела, чтобы ты говорил об этом в прошедшем времени, – произнесла недовольно Калринд.

– Сейчас это – в настоящем, не так ли? Ну пойдем.

– Мы мало знаем о жизни бывших клингонов, потому что у них все держалось в засекреченном виде. Все документы уничтожены, возможно, в то время, когда клингоны теряли контроль над Империей. Короче, Мориц признался мне, что у него нет уверенности по поводу того, кто на самом деле управляет Флотом Федерации.

– Ты хочешь сказать, он предполагает, что это может быть клингон? – рассмеялся Кирк. – Что за чепуха!

Калринд покачала головой:

– Все не так просто, Джим. Мы считаем, что те клингоны проникли на очень высокие посты и в их интересах сорвать нашу миссию. Разве ты не понимаешь? У них нет нашей исторической перспективы. В случае заключения Великого Мира, конечно, она у них появится в будущем. Но они уже сейчас довольно точно могут предсказать, основываясь на твоих сообщениях о «новом Клингоне», что их ждет в случае нашего успеха. Империя перестанет быть для них родным домом.

– Я опять говорю, что это смешно. Я общался со Споком по субкосмическому радио, а с Маккоем персонально и уверен, что они – именно те люди, которых я знал раньше.

– Конечно, это они, – быстро отреагировала Калринд. – Я не имею в виду, что кто-то выдает себя за них. Но у тебя нет полного представления о намерениях их начальства.

Кирк крикнул:

– К сожалению, Де Ла Джолла также совсем не изменился!

– Все, что я прошу, так это быть более осторожным с теми людьми, которым ты полностью доверяешь, Джим. Попробуй выйти из этой патовой ситуации.

Кирк пристально посмотрел на Калринд, а затем медленно, думая о чем-то своем, произнес:

– Я попробую. Надо поговорить с Морицем.

* * *

Опять повторился знакомый уже сценарий:

Мориц в командирском кресле, по одну сторону от него стоял Кирк, а по другую – Калринд. Их взгляды были обращены на экран.

– Привет, Спок.

Вулканец кивнул чисто формально:

– Да, капитан.

– Кажется, существует проблема взаимного доверия, не так ли? – Говоря эти слова, Кирк скрестил руки, а затем медленно отошел от Морица.

Спок пристально наблюдал за происходящим.

– Да, действительно, – произнес он.

– Каким образом мы можем решить эту проблему? – задал вопрос Кирк. – И где Маккой?

– Он здесь, капитан.

Поле обзора на экране расширилось. Показался Маккой, стоящий за командирским креслом.

– Старина! – воскликнул Кирк. – Возможно, это нам поможет. Вспомни наш последний разговор.

Окружавшие Кирка клингоны слушали беседу с большим интересом, а Калринд – внимательнее всех. Вдруг она обошла кресло Морица и остановилась возле Кирка, пристально глядя ему в лицо.

Кирк улыбнулся, положил руку ей на плечо и, обернувшись к экрану, продолжил разговор:

– Боунз, а ты помнишь: «Просите – и дано будет вам; ищите – и найдете; стучите – и отворят вам?» Это из Библии.

Клингоны обменялись недоуменными взглядами, а Маккой хитро прищурился:

– Я это помню, Джим.

Между тем Спок наклонился вперед и что-то прошептал в микрофон, вмонтированный в ручку его кресла.

Вдруг до мостика «Альянса» донесся какой-то звук. Мориц огляделся, пытаясь определить источник этого шума.

– Что это?

Один из клингонов, сидящий за терминалом ниже возвышения, вскрикнул:

– Транспортер Федерации!

Он вскочил и указал в сторону Кирка и Калринд, которые уже исчезли в лучах искрящегося света. Мориц завопил и бросился к ним. Но, споткнувшись, ударился о поручни в дальнем конце помещения.

Калринд настороженно огляделась.

– Джим, где мы? – тревожно спросила она. – Мы что, уже переправились?

Кирк снял руку с ее плеча и сошел с транспортной платформы.

– Добро пожаловать на мой самый любимый корабль во всей вселенной!

Он кивнул специалисту по транспортировке, который с улыбкой смотрел на своего капитана.

– Рад видеть вас снова дома, сэр, – просипел служащий охрипшим голосом.

– У вас что-то случилось с горлом, лейтенант?

– Это долгая история, сэр.

Кирк кивнул:

– Расскажете нам об этом, когда все закончится и у нас будет достаточно времени.

Он улыбнулся и отвернулся от собеседника, посмотрев на Калринд, которая еще стояла на платформе, смущенная и потерянная.

– Джим… – произнесла она, и голос ее дрогнул.

Дверь раздвинулась, пропустив Спока и Маккоя в сопровождении охранника.

– Капитан, – произнес вулканец в обычной для него спокойной и сдержанной манере. – Рад вас видеть.

Маккой по-дружески ткнул Спока в бок и воскликнул:

– Джим!

Это обращение разительно отличалось от сухого приветствия вулканца.

Затем Маккой ухватил Кирка за руку и страстно сжал ее. Кирк кивнул своим товарищам:

– Ну, старина, а ты не подумал о том, что я мог забыть нагорную проповедь и не уловить твоего намека?

– Я был уверен, что ты сумеешь разобраться, – с радостью ответил Маккой. – Как любой поклонник шекспировского театра, ты рад повторить законную цитату.

– Капитан, – прервал Спок, – Вы не против, если я переключу ваше внимание на более серьезные вещи.

– Да, конечно, мистер Спок. – Кирк постарался избавиться от своей глупой улыбки и выглядеть серьезно.

– Я рад вернуть вам командование кораблем, сэр.

Усмешка исчезла с лица Кирка, он вздохнул и расслабился. Некоторая напряженность спала, хотя капитан не осознавал всего случившегося до конца. Он осмотрелся по сторонам, видя гораздо больше, чем просто стены небольшого пространства транспортного отсека.

– Да… – Кирк вышел из состояния оцепенения и вернулся в настоящее. – Мне потребуется некоторая информация, мистер Спок. Встретимся в комнате совещаний. Пройдите сюда, Калринд.

Распрямив плечи, капитан Джеймс Кирк медленно вышел из транспортного отсека.

Кирк, Спок, Маккой и Калринд сидели в комнате совещаний, причем офицеры Федерации расположились во главе стола, а Калринд на противоположном конце, отдельно от них. Вулканец рассказывал Кирку о том, что случилось после его исчезновения с «Маулером»: о космической буре, о повреждениях, которые были причинены кораблю, и особенно о том, как они обнаружили, что Ухура находится без сознания.

– Мы установили, что лейтенанта Ухуру поразил исключительно мощный электрический разряд. Он был порожден сигналом невиданной силы, переданным по ретранслятору, который вы взяли на «Маулер». Мое предположение состоит в том, что передатчик был подвергнут воздействию маскировочного средства клингонов, после чего он стал функционировать на значительно более высокой частоте, чем раньше, – четко выдал информацию Спок.

– Странно, – произнес Кирк. – Что же вы сделали?

Вулканец взглянул на Калринд, которая оставалась безмолвной, и продолжил:

– Я использовал нашу копию средства маскировки ромуланцев, многократно увеличил его мощность и поместил под воздействие этого устройства передатчик. Как я и ожидал, сигнал увеличился до невероятной силы за долю секунды, после чего передатчик сгорел.

Кирк молча посмотрел на Калринд, затем снова переключил внимание на вулканца:

– Интересно, мистер Спок. Я бы даже сказал, загадочно.

– И, кроме того, полезно, капитан. В результате моего расследования мы можем фиксировать применение маскировочных средств со значительного расстояния. И не только тогда, когда это оборудование используется в обычном режиме, но и когда его мощность возрастает настолько, что выходит за нормальные границы.

– Другими словами, – перебил Кирк, – когда оно используется одним кораблем, чтобы разрушить защитное, маскировочное поле другого.

– Так точно, капитан. Или когда несколько кораблей одновременно включает свои средства маскировки.

– Ясно. Продолжайте, пожалуйста.

– Несколько дней назад огромный флот клингонов неожиданно появился со стороны Империи и направился в сторону наших владений. Флот был зафиксирован со Звездной Базы 17, которая, как вы знаете, постоянно проверяет ближайшее к нам пространство Империи. Каждый корабль Федерации получил приказ направиться к предполагаемой точке пересечения с нашей границей. Хотя «Энтерпрайз» был на ремонте на Звездной Базе 17, мы, как и все, получив распоряжение, прибыли к границе. Примечательно, капитан, то, что нам удалось засечь применение средств маскировки как раз в то время, когда появился флот клингонов.

Кирк закрыл глаза и глубоко вздохнул. Потом печально посмотрел на Калринд:

– Я подозревал, что ты все знаешь, но надеялся, что ошибаюсь. Мне хотелось верить, что вы с Морицем говорите правду.

– Мы и говорили правду! – воскликнула клингонка. – Я ничего не понимаю в странной истории, которую изложил тебе вулканец! Я никогда не лгала тебе!

Кирк покачал головой и встал:

– Мистер Спок, вызовите команду безопасности. Я приказываю арестовать Калринд.

– Нет, Джим! – Женщина вскочила и ухватила капитана за руку, пытаясь развернуть к себе лицом. – Я не могу поверить…

– Сожалею, – сухо ответил Кирк, разжимая ее пальцы.

Они молча стояли, глядя в лицо друг другу. Но вот с шипением распахнулась дверь, и вошли два охранника.

Кирк повернулся к ним и произнес:

– Джентльмены, приказ вы получили!

Когда охранники ушли, капитан опустился в кресло и горестно пробормотал:

– Возможно, она говорит правду.

Спок и Маккой, стоя за спиной Кирка, обменялись испуганными взглядами.

Глава 17

Когда два великих флота были на грани столкновения, Кирк не мог позволить себе роскошь спать. Он прилег, собираясь лишь немного отдохнуть и успокоить растущую боль во всем теле, но мгновенно забылся беспокойным и мучительным сном. Разбудил капитана стук в дверь.

– Войдите!

Кирк заставил себя встать и, пошатываясь, направился к столу. В это время дверь распахнулась, и вошел Маккой.

– Джим, ты совершенно очевидный кандидат в пациенты лазарета!

– Ты что, пришел сделать мою жизнь еще более несносной, чем она есть?

Маккой стал на вытяжку и протянул руку. На его ладони Кирк увидел небольшую бутылочку с маленькими красными таблетками.

– Охранники конфисковали это у твоей подруги, Джим.

– Это лекарство. Я знаю о нем. Калринд страдает какой-то наследственной болезнью и вынуждена принимать раз в день эти таблетки. Отдай ей.

– Раз в день? – Маккой пристально разглядывал бутылочку. – Ага, кажется, все это правда! Спок рассказал тебе об Эллиоте Тинделле?

Кирк подошел к столу и обхватил голову руками:

– Старина… О чем ты говоришь?

– Джим, ты должен со мной пройти кой-куда.

– Боунз, у меня нет на это времени.

Маккой покачал головой:

– Это не шутки, Джим.

Кирк, напуганный переменой тона доктора, поднял голову:

– Хорошо, но для начала позволь мне умыться.

Маккой усмехнулся:

– Не беспокойся об этом! То, что я тебе покажу, моментально откроет тебе глаза.

По дороге к отделу безопасности Маккой объяснил Кирку, кто был Эллиот Тинделл. Он закончил свой рассказ на том месте, когда Тинделл напал на Спока и служащих отдела безопасности, пытавшихся схватить его в транспортном отсеке, – Но куда он собирался направиться? И зачем? – спросил Кирк.

– Куда? На флагман флота клингонов. Зачем? Потому что Эллиот сам клингон.

Кирк на секунду приостановился, Боунз добавил:

– И даже более того. Пошли.

– Боунз, ты знаешь, Спок мог бы найти целую группу замаскированных клингонов, подобных Тинделлу и разбросанных по Федерации и Звездному Флоту. Они все родились в тех местах, которые были уничтожены в различных катастрофах, поэтому нет никого, кто знал бы их с детства. У клингонов, конечно, настоящие имена, так как они зарегистрированы в сохранившихся в центральных архивах записях об их рождении. Но нет никаких живых родственников и друзей. И ты знаешь, кто рассказал мне об этом?

– Кто?

– Калринд.

На этот раз остановился Маккой.

– Клингонка?

Кирк кивнул:

– Да. Она сказала мне о замысле клингонов проникнуть в Звездный Флот. Но детали ей были неизвестны. Я говорил тебе, что эти клингоны отличаются от тех, с которыми мы привыкли иметь дело.

– Это загадочно, – задумчиво произнес Маккой. – А вот и камера Тинделла.

По рассказам Маккоя Кирк представлял себе Эллиота изысканным, хорошо воспитанным, подтянутым европейцем. Но тот, кого он увидел, был далек от этого идеала.

Тинделл сидел на полу в дальнем конце камеры, оперевшись спиной о стену. Его одежда была порвана и грязна, затравленный взгляд и бессмысленное выражение лица лишь отдаленно напоминали человеческое существо. Кирк и Маккой остановились, наблюдая за заключенным. Взгляд Тинделла блуждал по комнате, в лице не было и намека на разум.

– Я не могу найти добровольцев среди медицинского персонала, которые согласились бы войти в камеру и позаботиться о нем. Приказать сделать это я не имею права. Такая же проблема и у охранников.

Пока Маккой все это объяснял, Тинделл постепенно стал узнавать его голос и сосредоточил свой взгляд на двух гостях, наблюдавших за ним. Эллиот медленно поднялся. Он стоял сгорбившись, раскачивался из стороны в сторону, опираясь одной рукой о стену. Вдруг Тинделл неожиданно издал вопль и метнулся через крошечную камеру к дверному проему. Силовое поле отбросило его. Упав на пол, Эллиот свернулся калачиком и лежал, дрожа и издавая рычащие звуки.

– Господи, Боунз, что с ним случилось?

– Витамины… – Что?

– Терпение, Джим Не хочешь ли узнать, как мы поняли, что он клингон?

Кирк поднял руки:

– Ну… анализ крови, генотип. Всего не знаю.

– В принципе ты прав, но различия между нами и ними более тонкие, чем это представляют. Говоря проще, это различия биохимического характера, а не медицинского. Я имею в виду, что у нас нет ничего подобного, например, двойного сердца вулканцев. Отличия очень малы. Например, более крупные лицевые кости. Но такую аномалию можно исправить хирургическим путем, что клингоны часто и делали. Биохимические различия уже более существенны, но они, по-видимому, сделали очень важные открытия в биохимии. И сейчас у клингонов имеются лекарства, необходимые для маскировки. Кстати, есть и препараты для контроля за психическим состоянием, что помогает им выглядеть среди людей джентльменами и леди.

– Но ты же сам рассказал о нападении Эллиота на Спока и охранников.

Кирк взглянул на жалкое тело Тинделла, лежащее на полу камеры. Клингон издавал протяжные стоны.

Маккой тихо добавил:

– И лейтенант Крэнделл тоже в тяжелом состоянии. Эллиоту не удалось принимать лекарства по расписанию.

– Странная ошибка для такого опытного секретного агента!

– Тинделл был женат на женщине-землянке. Я бы назвал ее бедняжкой. Не так ли? Казалось, они любят друг друга. Он придумал для жены сказку про таблетки, которые принимал постоянно. Якобы они необходимы ему для лучшего самочувствия. А жена перед отлетом Эллиота с Земли взяла и заменила эти таблетки похожими. Это были витамины.

Кирк почувствовал себя неважно, но задал вопрос:

– Боунз, а как выглядели эти таблетки?

Маккой молча достал бутылочку, изъятую у Калринд. Кирк старался сохранять спокойствие:

– Так вот во что можно превратиться, если не употреблять их регулярно?

Маккой кивнул:

– После вспышки насилия наступает кома, из которой клингон выходит в подобном состоянии. Но возможны варианты. Эллиот долго работал. Поэтому ему приходилось принимать эти лекарства постоянно. Клингоны… те из них, которые принимали этот препарат недолго, выглядят нормально.

– Ты сделал анализ этих таблеток?

– Мне это и не нужно. Зачем? – осторожно ответил Маккой. – Я могу догадаться, что они из себя представляют.

Кирк прервал доктора:

– Я прошу сделать анализ, а не строить догадки, Боунз!

Маккой кивнул и промолчал.

– Я буду на капитанском мостике. Дай мне знать, как только будут известны результаты анализа. – Кирк повернулся к выходу.

– Джим! Одну минутку. Калринд сейчас находится в холле, она смущена и напугана. Даже одно слово может ей помочь.

Кирк медленно покачал головой:

– Нет.

– Тинделл не одинок. По инициативе мистера Спока мы разыскивали их по всему Звездному Флоту, в правительстве и Федерации. Агенты Клингона, внедренные в разные годы, поддерживали себя медицинскими препаратами и вели себя, как люди. Мы охотились за ними. Что делать? Плащ и кинжал необходимы всегда.

– Хорошо. Что еще?

– Ты мне нужен для медицинского обследования, и немедленно. – Доктор узнал привычное ему выражение упрямства на лице Кирка и произнес:

– Не вынуждай меня поступать формально. Как главный врач звездного корабля «Энтерпрайз» я настаиваю…

– Хорошо!

Кирк с трудом взял себя в руки. Он знал, что Маккой прав, и подумал о том, что Боунз может определить причины приступов слабости, которые одолевали его еще со времени знакомства с Калринд.

– Позже… Нет, я иду прямо сейчас.

* * *

– У тебя нет сомнений?

– Нет!

– Ты уверен, что не обнаружил какие-то старые раны, которые открылись после хирургического вмешательства?

– Джим, мальчик мой, твои внутренности – сплошное месиво. И не надо быть врачом с моим стажем и опытом, чтобы это определить. Аппаратуру для обследования буквально зашкалило, когда я начал процедуру. Если говорить ненаучно, твое нутро все искалечено и испорчено, и пища, которую ты принимаешь на корабле, тут не при чем. Я даже не предлагаю тебе выпить, чтобы смягчить шок, так как боюсь, что все может сразу разойтись по организму. Ладно, – доктор поднял руки, – я слегка преувеличил. Дело в том, что твое состояние в принципе объясняется потрясением, которое ты перенес при встряске на «Маулере». Такое ощущение, что тебе сделал операцию мясник, причем инструменты он держал левой ногой. А затем тебя накачали лекарствами, чтобы успокоить боль и немного взбодрить.

– Боунз, я ничего не понимаю. Мое самочувствие отличное.

– Я тебе говорил о достижениях в биохимии, не так ли? Возможно, у клингонов лучшее во всей вселенной оборудование и стимулирующие препараты. – Маккой перебрал лист за листом показания приборов. – Я бы сказал еще больше. Складывается впечатление, что тебя оперировали несколько раз и делали это совершенно некомпетентно, лишь для того, чтобы поддержать тебя на ногах, а заодно исправить ошибки, допущенные во время предыдущих хирургических вмешательств. Должно быть, ты потерял много крови от внутренних кровотечений. Клингоны заглушали боль и давали стимулирующие лекарства, чтобы создать видимость хорошего самочувствия и, что еще страшнее, усугубили твой недуг. Он должен был убить тебя со временем, но это произошло бы не скоро. Кто-то набил в тебя столько дряни, что она еще и сейчас присутствует у тебя в крови. Однако это не продлится долго, и твое состояние будет стремительно ухудшаться. Исходя из сказанного, я собираюсь уложить тебя в постель и сделать все необходимое для скорейшего выздоровления.

Кирк встал со стола:

– Извини, старина, но мне нужно еще несколько часов. Наркотики клингонов пока еще в моем организме, и они дают мне возможность быть в форме. И не спорь.

Маккой попытался возразить, но неумолимое выражение лица капитана заставило его замолчать.

– Я буду на мостике, – произнес Кирк. – Сделай анализ лекарств немедленно. Мне нужно знать, что они из себя представляют.

Глава 18

Кирк не обратил никакого внимания на улыбки и приветствия членов команды. Де Брок, рулевой, вернулся на свой пост. Кирк опустился в командирское кресло и долго сидел, молча уставившись на экран, на котором застыл недвижимо Звездный Флот. Команда почувствовала настроение командира, и над капитанским мостиком повисла напряженная тишина. Молчание нарушила Ухура:

– Капитан! С тех пор как вы вернулись, Мориц просит вас выйти на связь.

– Хорошо, – вымолвил Кирк и слабо улыбнулся. – Он, очевидно, гадает, куда это мы пропали. Рад вас видеть здоровой, лейтенант.

Ухура радостно улыбнулась в ответ:

– Как хорошо, что вы опять с нами, капитан. Мне сейчас связаться с Морицем?

– Нет, давайте подержим его в неизвестности еще немного. Мне надо сначала выслушать доктора Маккоя.

Как раз в этот момент динамик на ручке кресла Кирка издал сигнал, и раздался голос доктора, который доложил:

– Джим, я сделал анализ.

– Отлично, старина! Ну и что ты ждешь?

Маккой что-то пробормотал про себя и затем произнес:

– Кажется, мои предположения подтвердились. Ваша подруга употребляет ту же гадость, что и Тинделл: корректор настроения и, возможно, препарат, который подавляет функции памяти.

– Памяти?

– Да. Они могут не знать даже своих биографических данных, пока действует этот наркотик. Некоторые из этих людей были превращены в зомби. Нужно лишить их этих лекарств, и тогда проявится истинная сущность клингонов, как это случилось с Эллиотом.

– Они никогда не успокоятся, не так ли? – спросил Кирк, размышляя вслух. – Как только мы заделаем одну брешь в нашей броне, они тут же начнут искать другую.

Кирк одернул себя, осознав, что говорит в присутствии членов команды, взволнованно глядящих на своего капитана. Он попытался улыбнуться:

– Господа, мне не нужна нянька. Пожалуйста, продолжайте работу.

Все быстро отвернулись. Затем Кирк нажал кнопку на ручке своего кресла, но она не сработала. Разозлившись, он попытался еще раз, но снова без успеха. Кирк медленно положил руку на ручку и сдавил ее, пытаясь добиться нужного эффекта. Рука дрожала и, казалось, не подчинялась его воле. Наконец Кирку удалось установить связь.

– Боунз!

– Что случилось, Джим? Ты в порядке?

– Почти, – ответил Кирк. – Я решил, что делать с Калринд. Я собираюсь выяснить правду. Ты знаешь, что я говорил о «новых клингонах», когда еще был на «Альянсе». Вопрос поставлен так: сможет ли Калринд остаться сама собой без этих лекарств?

– Джим, – голос Маккоя звучал как-то неопределенно, – тебе нужен ответ на этот вопрос?

Кирк чувствовал, что команда внимательно наблюдает за ним, пока он обдумывает вопрос доктора.

– Ну хорошо, – произнес Маккой с раздражением. – Итак, Мориц говорил, что Калринд должна принимать лекарства ежедневно, чтобы нейтрализовать эту «наследственную» болезнь. Несколько дней она уже обходится без них. Посмотрим, на сколько хватит этих шпионов, пока им не потребуется новая доза.

– Это все зависит от того, как долго они принимали эти препараты. Эллиот Тинделл… я полагаю, можно продолжать называть его по-прежнему! Так вот. Эллиот продержался всего несколько дней без очередной дозы, или вернее, принимал витамины, думая, что это – его таблетки. Но он сидел на этих наркотиках долгие годы, что вызвало привыкание и потребность в сверхдозах. В общем, их поведение зависит от длительности приема этих препаратов. Эллиот закончил помутнением рассудка и сверхраздражительностыо с припадками истерии и апатии. Когда клингоны недолго пользуются своим лекарством, их поведение почти, как у нормальных клингонов, но только более злобное, чем обычно, и, главное, более опасное. Супер-Клингоны! Может быть, со временем это пройдет. У нас не было возможности наблюдать их достаточно долго, чтобы сделать окончательные выводы.

– Кстати, настоящие лекарства уже не оказывали на Эллиота должного воздействия, – сказал Маккой. – Его жена рассказывала, что еще раньше, до его проникновения на Землю, Тинделл совершенно потерял контроль над собой. Он переехал из дома и стал помышлять о разводе. Разбил сердце своей крошке! Хотя она еще не знает продолжения всей этой истории.

– Мы понаблюдаем за Калринд и посмотрим, что произойдет, – утвердил Кирк.

Собеседник на другом конце провода помолчал – Это может быть опасно, Джим. Эллиот перенес несколько страшных часов, прежде чем вышел из состояния комы, и ты видел, что это означает.

– Я принял решение. Мы будем их кормить, обеспечивать всем необходимым, но никаких таблеток. Все! – Капитан глубоко вздохнул:

– Ухура, свяжите меня с Морицем.

* * *

– Джим, – произнес Мориц как можно более дружелюбно и вкрадчиво, – я обижен тем, что вы оправдываетесь и увертываетесь. – Его голос действительно звучал обиженно.

– Мой корабль нуждается в моем присутствии, а я – в нем. Думаю, Мориц, что вы поняли бы меня лучше, будь вы командиром военного корабля, а не гражданским ученым. – Ирония в его словах прозвучала более явственно, чем он ожидал.

Мориц попытался спасти положение:

– Мы должны что-то предпринять в самое ближайшее время.

Кирк слабо улыбнулся:

– В ближайшее время? Может быть, в ближайшие сто лет? Вы должны были предвидеть мои действия. Оказывается, ничего подобного не было в исторических книгах, не так ли?

Мориц помрачнел:

– Джим, меня весьма беспокоит будущее. Вся эта ситуация угрожает Великому Миру. Мы должны спросить себя, какие последствия могут повлечь за собой наши действия. Триумфальное путешествие, Джим!.. Только подумайте об этом! Картина впечатляющая!

Кирк кивнул:

– Да, действительно, так. Но всему свое время, Мориц. Прежде я хочу провести эксперимент и дождаться результатов.

Мориц выглядел озадаченным.

– Боюсь, я не понимаю. Уверен, что у нас нет времени для ожиданий. Это же так важно! Возможно, есть смысл переправить Калринд сюда, чтобы я смог объяснить ей всю серьезность ситуации, а она, по возвращении на ваш корабль, могла бы все вам рассказать.

– Извините, но она участвует в эксперименте. Потребуется 24 часа. Я выйду на связь через сутки.

– Кирк, вы непременно опустите щиты! – произнес Мориц повышенным тоном. – Как жест доброй воли!

Кирк кивнул Ухуре, и она прервала связь с «Альянсом». На какое-то мгновение на экране застыло изображение удивленного лица Морица, потом оно исчезло.

Кирк встал. Он почувствовал головокружение и оперся на ручку кресла.

– Мистер Де Брок, возьмите управление кораблем на себя!

У турболифта Кирк повернулся и посмотрел на присутствовавших:

– Я горжусь вами!

Затем капитан вошел в лифт, и дверь с шумом захлопнулась.

– Лазарет, – произнес Кирк. И ему как бы послышался голос Маккоя: «Давно пора!»

* * *

Прошло шесть часов странного смешения напряжения, скуки, волнения и усталости. На экране монитора была видна лежащая на полу Калринд. Ее дыхание, едва заметное, казалось легким и спокойным. Это мог быть нормальный сон, но сенсоры, закрепленные в камере, показывали Маккою, что это не так.

Через четыре часа наблюдений за графиком жизненных функций клингонки доктор с тревогой произнес:

– Мы теряем ее, Джим. Я должен войти в камеру.

– Нет, Боунз.

Маккой посмотрел на капитана и, стиснув зубы, отвернулся к монитору.

Признаки жизни, наконец, стали проявляться активней, и кома медленно перешла в естественный сон. Прошло шесть часов после того, как Калринд упала на пол без сознания. Внезапно клингонка очнулась и стремительно вскочила на ноги. И это было не удивительно. Кирк помнил Калринд после происшедшего с ней приступа на «Альянсе». Сейчас перед ним была совершенно иная женщина во всех смыслах. Клингонка, вскочив на ноги, одновременно приняла защитную позу и приготовилась к нападению. Ее лицо исказилось едва сдерживаемой яростью, свойственной клингонам.

Кирк встал:

– Я должен войти.

Он взглянул на доктора, пресекая его безмолвный протест, и вышел из комнаты. Маккой быстро включил связь:

– Мостик! Мистер Спок!

– Он в инженерном отсеке, доктор.

Маккой переключился и еще раз попытался найти вулканца.

– Инженерный отсек, Спок у вас?

– Да, здесь.

Маккой объяснил ситуацию:

– Кирк не слушает меня, но вас он знает как разумного человека. Необходима ваша помощь. Он почти умирает на ногах.

– Логично, доктор. Уже иду…

Маккой отключил связь, не дожидаясь ответа: не хотел задерживать Спока.

Доктор с тревогой смотрел на экран, боясь, что увидит Кирка, входящего в комнату Калринд. Эта женщина-Клингонка сейчас вышагивала по камере, сжимая и разжимая кисти рук, словно сдавливала человеческую шею.

Кирк обогнал бы Спока, если бы силы внезапно не оставили его. Он облокотился на стену и тяжело сполз на пол. Отчаявшись получить от кого-то помощь, капитан попытался встать, но безуспешно. На минутку он затих, пытаясь собраться с силами. Наконец ему удалось встать на четвереньки, а затем, после небольшого отдыха, и на ноги. Кирк тяжело дышал. Перед глазами мелькали светящиеся точки. Подбадривая себя, капитан двинулся по коридору.

Спок ждал его у комнаты Калринд:

– Вы что, собираетесь войти к заключенной? Отличная идея, капитан.

– Да, Спок, я хочу с ней поговорить. Прошу, отойди в сторону.

– Капитан, можно говорить, не входя в комнату, из холла. Силовое поле отлично пропускает звук.

– Спок, я полагаю, что Маккой направил вас сюда. Вы не знали, что среди предков доктора была курица-наседка?

Спок поднял одну бровь:

– Вряд ли, но думаю его забота в данном случае вполне оправданна. Если вы войдете в комнату, то можете попасть в беду.

– Спок! – Кирк оглядел холл и, удостоверившись, что они одни, продолжил:

– Спок, эта женщина и я очень сблизились. Она ученый-историк. Какая может быть опасность?

Ничего не ответив, Спок приблизился к комнате Калринд. Кирк присоединился к нему. Клингонка мягко и неслышно, словно кошка, шагала по комнате. Она выглядела настороженной, сильной и опасной, как хищник.

– Возможно, – заметил Спок, – Клингоны обучают своих ученых тому, чему не обучают наших.

Это, действительно, была не та женщина, которую знал Кирк. После недавнего приступа слабости он и не смог бы спорить со Споком. Капитан не сводил глаз с Калринд, поражаясь произошедшей с ней переменой, – Кажется, она не узнает нас.

– Верно, капитан. Силовое поле непроницаемо для света и звука с ее стороны.

– Измени его.

Спок заколебался, но все-таки нажал на кнопку, вделанную в стену за дверью. Клингонка смотрела мимо них и, казалось, ничего не замечала. Кирк позвал ее. Калринд развернулась и приняла оборонительную стойку. Зарычав на гостей, она медленно двинулась на них, вытянув перед собой руки. Достигнув силового поля, клингонка принялась лихорадочно искать выход.

– Калринд! Ты не сможешь выйти. Пожалуйста, остановись, пока не поранила себя.

– Я найду выход! – хрипела заключенная, словно пародируя обычный резковатый голос клингонов. – Найду выход и убью вас.

Кирк взглянул на Спока.

Поняв намек, вулканец произнес:

– Я буду в конце коридора.

Кирк улыбнулся:

– Спасибо, Спок.

Когда первый офицер вышел, Кирк тихо проговорил:

– Ты изменилась:

Калринд резко засмеялась.

– Ты глупец! Я стала сама собой. Я ненавижу мягкотелых «новых клингонов».

– Этого не было заметно. Казалось, ты была счастлива.

– Это все от лекарств! – прохрипела Калринд. – Приказать воину подвергнуться такому унижению!.. Когда я вернусь на «Альянс», я убью и Морица.

– Слишком много убийств для одной женщины, – мягко заметил Кирк, – особенно для ученого-историка.

– Я воин! – закричала клингонка. – Они изменили мне память, внушили нежные чувства! Я доброволец! Они еще об этом вспомнят! Они не предупредили меня, насколько я изменюсь и кем стану! Не сказали, что я превращусь в безвольную дурочку, как все люди!

– Калринд, ты должна понять, что с тобой произошло. Ты не контролируешь себя.

– Да, раньше я не могла себя контролировать! Мое сознание попало в ловушку. Они сделали из меня другого человека, и я не могла вырваться из этих тисков. Только иногда. Но теперь все это в прошлом. Я опять стала сама собой и убью всех, кто обманывал меня.

– И меня? Я не лгал тебе. Ты даже любила меня. И временная ипостась здесь ни при чем, Калринд. Ты любила по-настоящему, своим истинным «Я».

Клингонка взвизгнула:

– Полюбить человека?! Даже мысль об этом кажется мне нелепой! Ты и тебе подобные – звери. И только клингоны – настоящие люди. Все остальные виды – безвольные существа. Они созданы для подчинения и годятся лишь для эксплуатации и уничтожения, – Калринд уже истерично кричала:

– Только мы – настоящие хозяева Галактики! Когда мы вас завоюем, вы все умрете. Мы убьем вас! А я уничтожу тебя!

Кирк отступил назад, прячась от ее голоса, от ее слов.

«Джекилл и Хайд, – подумал он. – За исключением того, что в данном случае добрая ипостась борется за освобождение и доминирование, а злая – ощутила себя пойманной в ловушку».

Он глубоко вздохнул и опустился на пол, вытянувшись в полный рост. По мере того как его покидало сознание, он слышал топот ног бегущих к нему людей.

«Это не могло случиться со мной, – подумал он. – Это психосоматика». Кирк улыбнулся, и сознание покинуло его.

Глава 19

Маккой проверил еще раз мониторы, фиксирующие жизненные показания Кирка.

– Приходится только удивляться, какие несчастья должны произойти с некоторыми людьми, чтобы заставить их посетить врача, – сказал он своему ассистенту Джону Бланкхьюзу. – Вы готовы, доктор?

Джонс кивнул:

– Готов всегда Насвистывая, Маккой зарядил инъектор и нацелил его в предплечье пациента. Но неожиданно рука зашевелилась и схватила Маккоя за запястье.

– Старина, что это ты задумал?

Кирк отвел руку доктора, затем оттолкнул поднос с инструментами и присел на операционном столе. Маккой охнул:

– Это слишком невероятно, чтобы быть правдой. Джим, ты же рухнул без сознания, и Спок принес тебя сюда. Ты умираешь, дружище! Конечно, у тебя есть выбор, но я предпочитаю тебя спасти. Я говорю это как врач и твой товарищ.

Кирк приложил руку ко лбу:

– К сожалению, я не могу спорить. Как долго я еще протяну?

– Ты, наверное, думаешь, что я отвечу тебе с точностью до одной стотысячной. Никто не сможет ответить на подобный вопрос, Джим! Все, что я знаю, это то, что ты в паршивом состоянии, и оно ухудшается! Я дал бы тебе не больше, чем несколько дней, а то и несколько часов.

– Неплохо. Лекарства клингонов прекращают действие, Боунз. Найди им замену.

– Что? – вскрикнул Маккой. – Ты сошел с ума? Никогда…

– Дружище, ты знаешь, что сейчас все зависит от меня.

Маккой усмехнулся:

– Какой незаменимый.

«Но черт побери, так оно и есть!» – подумал доктор.

– Доктор Бланкхьюз, вы свидетель, что я действую против своей воли.

Джонс кивнул:

– Согласен, доктор. И я тоже.

Маккой взглянул на ассистента и перезарядил инъектор.

Кирк подождал, пока Маккой ввел ему новое лекарство, и сразу почувствовал его стимулирующий эффект.

– Ты знаешь, сколько тебе потребуется свидетельских показаний Джонса, если я умру, и ты попадешь под трибунал? – Кирк встал на ноги, смеясь:

– Старина, как всегда, отличная работа! Я прекрасно себя чувствую!

– Уверен, что так будет продолжаться, пока ты не свалишься замертво.

– И никто даже не узнает, что меня уже нет. Когда я на мостике, экипаж пытается не смотреть на меня. Неписаный закон космоса.

– Джим, это не тема для шуток. Ты буквально сам себя убиваешь.

– Салют, – закончил Кирк разговор, покидая Маккоя и качая огорченно головой.

Странное беззаботное настроение Кирка испарилось уже по дороге на капитанский мостик. Но ощущение боевой готовности и хорошее самочувствие остались. Маккой, конечно, прав. Кирк это понимал, но довлеющие над ним обстоятельства были более важны, чем его жизнь. Возможность подобного бескомпромиссного выбора диктовалась характером его профессии. Это Кирк знал и принимал как должное с того времени, когда закончил академию Звездного Флота.

Осталось шесть часов до выхода на связь с Морицем. Если этого не случится, Мориц может заподозрить, что с Калринд что-то случилось. Как только Кирк достиг мостика, то сразу попросил изменить состояние защитных отражательных щитов.

– Есть еще более усилить, сэр, – произнесла в ответ Крэнделл с некоторой печалью в голосе.

Кирк понимающе посмотрел на нее: она пыталась помочь Тинделлу. Конечно, ей можно было только посочувствовать.

– Благодарю вас, Крэнделл, – мягко произнес Кирк. – А как насчет других кораблей Флота?

Зулу ответил:

– «Мэри Роуз» опустил свои щиты, сэр.

– Пусть поднимут опять! – резко приказал Кирк. – Ухура, передайте мою настоятельную рекомендацию капитану «Мэри Роуз». Защитные устройства должны быть задействованы полностью.

– Да, капитан.

– Мистер Спок, – обратился Кирк к вулканцу. Ему не нужно было поворачиваться, чтобы узнать – на посту ли тот. Капитан спиной ощутил присутствие вулканца и Ухуры, как только ступил на мостик. Это была привычка, выработанная за долгие годы службы, то, о чем он никогда не задумывался. Но сейчас Кирк был поражен. Он заново осознал, насколько капитанский мостик стал частью его жизни, а он, в свою очередь, был неотделим от корабля. Однажды Кирк потерял капитанскую должность и его заставили заниматься бумажной работой, но необычные обстоятельства опять привели его сюда, на то место, которое он любил, которому был предан. Капитан ни за что не покинул бы его снова. Лучше умереть на мостике «Энтерпрайза», в командирском кресле, как предсказал ему Маккой, чем уйти в отставку и умереть за письменным столом в Сан-Франциско.

«Заболею известной болезнью и скончаюсь от чрезмерного потребления молока», – подумал Кирк.

Тут он наконец заметил, что к нему обращается Спок.

– Да, мистер Спок.

– Вы что-то хотели сказать, капитан?

– О да, простите. Учитывая то, что мы наблюдали в отсеке безопасности, мистер Спок, мне кажется, наша заключенная наверняка контролирует свои высказывания в меньшей степени, чем когда была в нормальном состоянии.

– Интересное предположение, капитан. Логический вывод. Доктор Маккой объяснил мне, что препарат клингонов подавляет определенные регулятивные системы, ответственные за управление физическими и мыслительными процессами. Как мы видели, когда лекарства перестают действовать, эти регулятивные системы на короткий срок еще более заглушаются.

– Я думаю, есть смысл провести допрос.

– Да. Попросить службу безопасности сделать это?

Кирк покачал головой:

– Нет, Спок. Я хочу, чтобы допросил ты. Мне кажется, что твоя внешность вулканца еще более ослабит ее контролирующие механизмы.

– Возможно так, капитан. Хотя я должен заметить, что слова «внешность вулканца» не совсем корректны.

Кирк улыбнулся:

– Извини, Спок. Изложишь результаты допроса в комнате для совещаний через пару часов или около того.

– Пару часов?

– Да, мистер Спок, – подчеркнул Кирк. – Через два часа!

Капитан хорошо понимал, что вспыльчивость Маккоя часто провоцировалась подобным поведением вулканца.

«Я, должно быть, и, правда, скончаюсь от язвы», – подумал Кирк.

И как бы усиливая подобные опасения, Ухура произнесла:

– Сэр, капитан «Мэри Роуз» хочет кое-что узнать. Цитирую: «…По какому праву Кирк вмешивается в управление моим кораблем?»

Кирк взорвался:

– Отошли их к генеральному распоряжению №30, которое говорит о положении боевой готовности в тех ситуациях, когда появляется враг!.. Если капитан «Мэри Роуз» об этом не знает, то ему не место на должности командира космического корабля! Эту часть послания передавать не стоит.

Кирк почувствовал, что его язва опять дает о себе знать.

– Ваши предположения насчет эффективности допроса подтвердились, капитан, – доложил Спок через два часа.

– Отлично, джентльмены. А теперь все мне объясните.

Кирк обвел взглядом комнату для брифингов. За столом разместились Спок, Маккой, Зулу и Скотт – небольшой круг офицеров, на чей совет и поддержку он мог всегда рассчитывать. Отдавая должное их помощи в прошлом, капитан сейчас считал, что они имеют право знать столько, сколько он еще никому не рассказывал. Прежде всего Кирк оповестил их о допросе, который только что закончил Спок, и о тех основаниях, которыми допрос был вызван. А затем, как ни трудно для него это было, изложил историю о путешествии во времени и о экспериментах последних недель.

– Сэр, – тревожно произнес Зулу, – мы сами путешествуем во времени. Но никогда не было свидетельств о том, что клингоны способны делать то же. Если они умеют контролировать этот процесс, мы все находимся в опасности!

– Совершенно верно, но не стоит торопиться. У этой истории есть продолжение. Я столкнулся с определенными несоответствиями. Например: оружие на борту кораблей, которого быть не должно, и «новые клингоны», которые действовали так же, как старые при соответствующих обстоятельствах. Таким образом, я сложил два и два, а получил три с половиной. Я уже говорил, что старые клингоны еще существуют в Империи будущего и пытаются вернуть власть. Я пришел к выводу, что Мориц был с ними в сговоре. И некоторые из старых клингонов пробрались на его флагманский корабль, планируя использовать ситуацию Толианского инцидента для возобновления контроля над Империей. Разрушив их планы, я сумел переправиться обратно на «Энтерпрайз», прихватив с собой, – тут Кирк слегка улыбнулся, – одну из «новых клингонов», которой я еще доверял. Мистер Спок объяснит вам то, чем я должен был бы закончить.

– Спасибо, сэр. Я допросил женщину с Клингона, которая находится под стражей в отсеке безопасности. Как и предполагал капитан, в результате употребления лекарств-корректоров настроения, которыми она пользовалась, обеспечивалось снижение нормальных психологических барьеров. Задавая вопросы и не реагируя на ее выходки, я с легкостью получил большой объем информации.

– Подобного эффекта вы достигаете со мной без всяких наркотиков, – усмехнулся Маккой, но, увидев строгое лицо Кирка, извинился.

– Суммируя то, что сказала мне Калринд и еще ранее – капитан, с теми фактами, которые были добыты в ходе собственного расследования причин исчезновения «Маулера», я пришел к следующим выводам, – продолжил Спок. – По сути, путешествия во времени не было вообще. Капитан Кирк оставался в нашем нынешнем времени, но обманом его убедили, что он перенесся на сто лет вперед. Его обильно пичкали лекарствами, чтобы замаскировать симптомы тех внутренних повреждений, которые капитан получил на борту «Маулера». Среди лекарств были также препараты, увеличивающие доверчивость. Это облегчало клингонам задачу убедить капитана поверить им. Как мы все знаем, капитан Кирк не отличается особой доверчивостью.

Бегло оглядев сидящих за столом, Спок заметил улыбки и усмешки. Кирк нахмурился и дал вулканцу сигнал продолжать.

– Мои подозрения зародились в связи с тем, что произошло с командиром Ухурой во время исчезновения «Маулера». Поразивший ее электрический удар был загадочного происхождения. Проведя эксперименты в генеральном штабе Звездного Флота в Сан-Франциско, я нашел подтверждение моим предположениям. Они заключались в том, что удар был результатом сигнала ретранслятора, подвергнутого воздействию маскировочных средств высокой интенсивности и поступившего в передатчик Ухуры. Ничего более мне не потребовалось, чтобы доказать, что исчезновение капитана Кирка произошло при весьма банальных, если можно так сказать, обстоятельствах. То, что случилось с «Маулером», не катастрофа природного происхождения. Это было сделано клингонами, что указывает на бессердечное отношение к собственным людям, которых они так охотно подвергли страшному риску.

Зулу заметил:

– Тогда есть другая опасность, мистер Спок. Если эти клингоны могут вызвать космическую бурю по своему желанию и направить ее на нужный корабль, то почему не воспользоваться этим как оружием?

– Возможно. Но я сомневаюсь в возможности подобного эксперимента. Затраты энергии при этом должны быть огромны. Калринд упомянула о специально построенном корабле, который был намного больше, чем корпус огромного реактора. Единственной задачей этого гиганта было обеспечение необходимой для космической бури энергии. Я поинтересовался теорией, на которой базируется устройство подобных бурь, и пришел к выводу, что строительство множества подобных кораблей-источников энергии маловероятно. Поэтому ваши старания напрасны. Отложим этот вопрос до последующего рассмотрения экспертами Звездного Флота. Короче, клингоны использовали шторм не как оружие в случае с «Маулером». Атака на «Энтерпрайз» была задумана для отвлечения внимания и с целью убедить нас в том, что буря была естественного происхождения. Но действительной целью всего этого инцидента было похищение офицеров Звездного Флота, занимающих высокое положение, причем при таких обстоятельствах, чтобы для самих похищенных и Звездного Флота это представилось бы позже скачком во времени. Наш специальный ретранслятор, давший нам возможность держать связь, несмотря на бурю, был для них настоящим сюрпризом. Вообще, я полагаю, что настоящий план клингонов предполагал нанесение таких повреждений «Маулеру», чтобы он потерял жизнеспособность, а затем бы клингоны «выключили шторм». После того как команда спасателей переправилась на борт «Маулера» с корабля Федерации, принявшего «SОS», буря была «включена» снова, теперь уже в совокупности со средствами маскировки. Это создало иллюзию исчезновения «Маулера». – Спок перешел на более умеренный тон. – То, что им удастся захватить кого-либо из офицеров в столь высоком чине и такого знаменитого, как капитан Кирк, клингоны не предполагали. И действительно, мало кто из командиров лично участвует в таких опасных мероприятиях.

Здесь Кирк спокойно прервал Спока:

– Прошу вас, продолжайте без не относящихся к делу замечаний.

– Капитан рассказал вам о путешествии через гравитационное поле «сверхмассивного объекта». Но капитан не видел никаких показаний приборов, зафиксировавших этот объект или его самого непосредственно. Все, что капитан знал об объекте, так это то, что ему показали на экранах «Альянса». Я не сомневаюсь, что этот образ был создан с помощью компьютерной графики. Это обычное дело даже для компьютерной техники клингонов, а уж пятилетний ребенок вулканцев создал бы необходимую программу за полчаса.

Маккой фыркнул и что-то шепнул Скотти, который усмехнулся. Но Спок не обратил на это внимания и продолжил:

– Физические ощущения, которые капитан перенес в тот момент, похожие на те, что он испытал во время исчезновения «Маулера», и тот факт, что флот клингонов вдруг неожиданно стал реальностью, – все это объясняется широким использованием маскировочных средств на необычайно высоком уровне мощности.

Кирк был удивлен и разочарован объяснениями Спока, разрушившими то, что казалось ранее волшебным приключением.

– Спок, а как вы объясните следующее: клингоны показали мне записи событий, происходивших на капитанском мостике «Энтерпрайза». Я наблюдал ваш разговор с Маккоем и сцену в лазарете. Вы обсуждали мое послание, переданное с борта «Альянса». Особенно вас интересовало мое возможное психическое состояние. Они утверждали, что показывают мне записи, переданные им Федерацией, но не полные копии.

Маккой частично ответил на этот вопрос:

– Мы, действительно, обсуждали твое психическое состояние, но я не припомню, что мы делали что-то в лазарете.

– Капитан, доктор Маккой прав. Уже это одно указывает, что те события, которые вы наблюдали, не имеют никакого отношения к настоящим записям предполагаемого прошлого. Было ли что-нибудь особенное в том, что вы видели?

Кирк, нахмурившись, задумался.

– Не уверен, – наконец признался он.

– Осторожный намек заранее может заставить разум дополнить информацию, пропущенную между строк постановщиком эксперимента. Этот прием является типичным для всех фокусников.

– Другими словами, – пояснил Маккой, – ваше сознание само заполняет пробелы в том, что вы видите, и причем так, как это вам нужно. Затем я ввел тебе миниатюрный ретранслятор, когда находился на корабле клингонов.

Кирк усмехнулся:

– Да, и надо сказать, что это достаточно болезненно. Ты мог бы просто передать мне его.

Маккой покачал головой:

– Зачем рисковать? Скотт разработал сверхминиатюрную модель, так как Спок предположил, что, возможно, клингоны завладели ретранслятором, который ты взял на «Маулер», и могут опознать и этот. Нам нельзя было дать им повод для подозрений.

Спок добавил:

– По поводу того, почему мы решили использовать ретранслятор. Капитан, мы в конечном итоге обнаружили бы вас, проведя сканирование флагмана клингонов, но они могли моментально это раскрыть и догадаться о наших планах. Клингоны предпочли бы убить вас, чем предоставить нам шанс вернуть вас назад и дать возможность рассказать все, что вы обнаружили. Мы готовы были заподозрить, что это они и сделали, так как наши сенсоры не могли вас обнаружить, но никаких доказательств на этот счет нет.

Маккой злорадно усмехнулся:

– Я также знал, что ввести ретранслятор подобного размера чертовски больно. Вот почему я был главным сторонником этого.

Кирк покачал головой:

– Боунз, как хорошо, что у тебя есть высокопоставленные друзья. Но, Спок, где клингоны раздобыли видеозаписи с нашего корабля?

– У Эллиота Тинделла или других агентов, занимавших достаточно высокое положение в Звездном Флоте и имевших доступ к копиям видеозаписей корабля, хранившихся в Сан-Франциско.

Кирк схватился за голову:

– Вы понимаете, что это означает? Клингонам требовалось составить огромную библиотеку, ведь им было неизвестно, кого удастся похитить и на каком корабле этот офицер несет службу.

– Да, – согласился Спок, – Эта проблема обсуждалась в ходе интенсивных приготовлений и потребовала гигантских затрат сил во всей Империи Клингонов. Более того, агенты клингонов, видимо, оповестили их, что с исчезновением высокопоставленного офицера мы изменим все коды доступа и диспозиции наших кораблей. Таким образом, случай с «Маулером» нанес огромный ущерб всей грандиозной работе по сбору информации о текущем положении на Звездном флоте. В общем, этот эпизод показывает, что огромные капиталовложения были потрачены впустую.

– Ну и шарада! – засмеялся Скотта. – Тщательно спланированная! Дорогая! И что клингоны надеялись от этого получить?

Кирк ответил:

– Вспомни, Скотти, задумка была в том, что их флот должен быть эскортирован к Земле. Так утверждала их выдуманная история. Я подозреваю, если бы это случилось, клингоны попытались бы атаковать Землю и разрушить место базирования Федерального правительства и Генерального штаба Звездного Флота. Возможно, они планировали приземлиться и захватить в плен наших высокопоставленных лиц.

Скотти возразил:

– Не имеет смысла, капитан. Наши корабли немедленно бы их уничтожили. Некоторые, возможно, сумели бы спастись, но очень немногие. Земля подверглась бы невообразимым разрушениям, но как это могло помочь клингонам?

– Возможно, произошли бы более страшные разрушения, чем вы представляете, – задумчиво заметил Кирк. – Если некоторые корабли клингонов выполняли роль камикадзе и соответствующим образом были оснащены и если бы атаку начали именно они, то большая часть земной поверхности была бы разрушена еще до того, как сработали наши средства защиты. Вы понимаете, что мы недостаточно подготовлены, чтобы иметь дело с огромным флотом, которому удалось приблизиться столь близко к одному из наших главных миров. Доктрина Звездного Флота предполагает задержку врага задолго до того, как он приблизится к нашим нервным центрам.

– Капитан прав, – согласился Спок. – Земля – центр как Федерации, так и Звездного Флота. С точки зрения клингонов, разрушив ее, можно ожидать краха всей Федерации.

– Тогда они не понимают нашего мышления, – произнес Маккой. – Так думают в Империи. Я имею в виду, что если разрушить Клинзай, то может развалиться вся Империя. Они полагают, что подобное применимо и к нам.

– Возможно, клингоны никогда не поймут, как думают свободные люди, Боунз, – подтвердил Кирк.

– Страшно, что их шпионы находились среди нас столь долго и благодаря лекарствам вели себя, как человеческие существа, но так и не научились понимать людей. Уже поэтому клингоны были не правы в своих оценках. Уничтожение Земли было бы ужасным событием, и, естественно, Федерация временно могла бы ослабнуть. В этом смысле клингоны сумели бы достигнуть многих из намеченных целей. Ну, джентльмены, я думаю, что мы обнаружили достаточно, – подытожил Кирк и вздохнул. – Остался лишь последний разговор с Морицем, за которым последует операция.

Глава 20

– Что-то рановато, Джим! – воскликнул Мориц, сияющее лицо которого заполнило весь экран. – Я полагаю, это означает то, что вы уладили все трудности и наконец состоится полет к Земле.

Кирк не обратил внимания на фальшивую веселость Морица.

– Вы и ваш флот должны немедленно повернуть назад и покинуть пределы нашей территории. В противном случае, – мы открываем огонь.

– Джим! Я потрясен! Вы действуете так, словно ничего не изменилось. Это же новое время, Джим! Мы, клингоны…

– Мориц! – резко оборвал его Кирк. – Мы знаем, что вы устроили бурю, знаем о ваших агентах в Федерации и тех лекарствах, которые им давали. Мы выяснили, что не было никакого путешествия во времени и никаких «новых клингонов».

Лицо Морица исказилось. Выражение счастливой доброты сменилось на мрачное и злобное. Но через мгновение Мориц расслабился, отказавшись от некой внутренней борьбы.

– Вы знаете, Джим, самое смешное состоит в том, что здесь действительно есть «новые клингоны». Но их никогда не было достаточно много, и мы сейчас преследуем последних из них. Вскоре единственными «новыми клингонами» будут лишь те из нас, у кого еще достаточно лекарственных препаратов, которые дают возможность вести себя, подобно людям. – Мориц засмеялся и покачал головой:

– Это парадокс, которому я пока не в состоянии дать оценки, но за короткий срок претерпели изменение все отношения.

Кирк подался вперед:

– Мориц! Продолжайте принимать лекарства, и вы сохраните свою нынешнюю ипостась.

– Она никогда не была моим настоящим «Я», Джим. Меня не изменили до такой степени, как Калринд. В меня внедрили только некоторые элементы, свойственные «новым клингонам», достаточные для того, чтобы я мог достойно выполнять свою работу.

– Так оно и было. Разве это не означает, что часть вашей натуры способна на дружбу с людьми? Когда-нибудь мы еще заключим Великий Мир.

Мориц улыбнулся:

– На ваших условиях, а не на наших. Кроме того, разве вы не слышали, что я сказал? Немногих «новых клингонов» преследуют. Они будут убиты. Поэтому я не останусь на их стороне. – Мориц рассмеялся и продолжил:

– Вы дорого нам стоили, Джеймс Кирк. Загубили многим карьеру, в том числе и мне. Я не забуду, что вы наш должник.

– Мой ультиматум остается в силе.

Мориц поднял голову:

– Конечно, я отдам необходимые приказания. Ваш флот по численности превосходит наш. Но я не покину пространство Федерации, пока вы не вернете капитана Калринд.

Кирк среагировал моментально:

– Немедленно. Подготовьте свой транспортный отсек. Ухура, прерви связь. – Кирк нажал на тумблер, вмонтированный в ручку кресла:

– Транспортный отсек. Подготовьтесь к переправке на «Альянс». Отдел безопасности. Это капитан Кирк. Доставьте женщину с Клингона в транспортный отсек и удерживайте ее там до моего прибытия. – Помедлив, Кирк задумчиво произнес:

– Капитан Калринд. Немало для ученого с хорошими манерами. Немногие клингоны были столь жестки и компетентны, что смогли добиться высоких командирских постов. В Империи Клингонов это большое достижение.

– Да, сэр, А что насчет Тинделла? Он тоже клингон, не так ли?

– Мистер Тинделл вернется с нами на Землю. Это была идея Спока, так как в Империи Тинделл был бы ненужным и бесполезным существом, обреченным на уничтожение. А на Земле, возможно, психологи смогут с ним что-то еще сделать, и его жена, в конце концов, получит назад мужа.

Кирк поднялся со своего места:

– Мистер Спок, примите командование.

* * *

Кирк и Калринд долго пристально смотрели друг на друга, затем капитан повернулся к служащему транспортного отсека и произнес:

– Я справлюсь сам. Вы свободны.

После того как ушел служащий, Кирк обратился к здоровяку из команды безопасности:

– Спасибо, капрал. Вы и ваши люди могут возвращаться.

– Но капитан, – запротестовал гигант, – заключенная вывела из строя двух моих лучших людей! Я не оставлю вас наедине с ней!

Кирк улыбнулся:

– Заметьте, капрал, наша заключенная – капитан клингонов. Отдайте ей честь и ступайте.

Капрал стиснул зубы, но быстро отдал честь Калринд, а затем Кирку. Затем он и два его подчиненных ушли.

– Калринд, – спокойно начал Кирк, – какое-то время ты была «новым клингоном». То, что случилось между нами, доказывает, что дружба между нашими народами тоже возможна. Дружба, и даже более. Именно от таких высокопоставленных лиц, как мы, зависит, сбудется ли древнее предсказание органиан.

Калринд заворчала:

– Настоящий клингон никогда бы добровольно не согласился играть ту роль, которую играла я. Вы просто не понимаете нас, Кирк. Мягкость вызывает отвращение. Прежде всего мы – воины, ты – слабовольное существо. Ты мне противен.

Калринд уже не кричала истерически, как в прошлый раз у себя в каюте. Буйный период ломки закончился. Но это делало ее слова более обидными. Теперь капитан понимал истинные чувства Калринд. Несмотря на это, он попытался еще раз договориться с клингонкой:

– Мы могли бы построить более счастливую галактику, Калринд. Мир, процветание, сотрудничество – раньше казалось, что ты стремишься именно к этому.

– Нет, Кирк. Это было мое ложное «Я». – Калринд ступила на транспортную платформу. – Переправь меня немедленно к моему народу.

Кирк занял место оператора и неумело передвинул рычаги. Все поплыло перед его глазами. Он повернул голову и сильно прищурился, пытаясь сдержать подступившие слезы:

– Мои чувства к тебе остались прежними. Для меня ты все та же женщина, которую я знал.

Калринд невозмутимо стояла на платформе. Казалось, лицо клингонки окаменело, и слова Кирка не доходят до нее.

– Ну…

Кирк дотронулся до двух рычагов, и они запустили транспортер. Все опять поплыло перед глазами капитана. Рычаги управления превратились в размытые пляшущие черные точки. Кирк наклонился над пультом управлением и бессильно осел на пол.

– Джим! – выдохнула Калринд и спрыгнула с платформы. Она добежала до панели связи, размещенной на стене, и нажала нужные кнопки. – Лазарет! Немедленно в транспортный отсек!

Калринд повернулась к Кирку, недвижимо лежащему на полу с бледным лицом и едва уловимым дыханием. Она постояла, беспомощно смотря на него, затем опустилась на колени, подложила руку под голову капитана, прижала ее к себе и ласково погладила.

Острый слух клингонки быстро уловил топот бегущих людей. Она осторожно опустила голову Кирка на пол, затем встала, передвинула два рычага и вскочила на платформу.

Прежде чем началась дематериализация, Калринд рванулась, как бы пытаясь возвратиться к Кирку. Но, сдержав себя, осталась на платформе, неотрывно смотря на капитана.

Когда дверь открылась и вбежали Маккой и Джой Бланкхьюз, силуэт клингонки уже исчез в столбе искрящегося света.

* * *

– В этот раз ты был на грани жизни и смерти. Если бы не мои приличные способности хирурга, Звездный Флот лишился бы одного из капитанов, а обычный корабельный порядок пришлось бы нарушить в связи с похоронами.

– Я, как всегда, в восторге от вашего врачебного искусства, доктор.

Кирк слабо улыбался, слушая обмен репликами между Маккоем и Споком, которые стояли по обе стороны его кровати в лазарете.

– Если вы вдвоем пытаетесь подбодрить меня, – прошептал он, – то это вам хорошо удается.

– Я могу и еще кое-что сообщить. Думаю, тебе будет приятно это услышать, – заметил Маккой. – Насколько я смог выяснить, именно Калринд подняла тревогу и вызвала помощь, когда ты потерял сознание в транспортном отсеке. Кстати, когда ты с ней разговаривал и Калринд несла всякую чушь, мои датчики показали, что она лгала. И делала это не потому, что была вне себя от ненависти, а потому, что настоящий источник ее злобы – ужас перед собственными переживаниями. Калринд осознала, как сильно любит тебя. И именно это ее испугало.

Кирк задумчиво помолчал, а затем произнес:

– Спасибо, Боунз. Это было совершенно искреннее чувство, которое зародилось еще на базе клингонов. Я совершенно в этом уверен. В какой-то степени это чувство стимулировалось специальными лекарствами, но рано или поздно оно должно было перерасти в естественное. Те ночные кошмары, что меня преследовали, – это воспоминания о срочной операции и инъекциях наркотиков. Но Калринд интересовалась историческими сведениями, которые на самом деле были конфиденциальной информацией. А клингоны легко могли ее получить, пока я находился под воздействием наркотиков. Значит, Калринд, скорее всего, не знала, что они со мной делали. Она, как и я, была жертвой обмана.

Успокоив себя таким образом, Кирк снова погрузился в сон.

На диагностическом столе рядом с капитаном лежал Эллиот Тинделл в состоянии, напоминавшем кому. Но на этот раз оно было вызвано им самим, а не лекарствами: это было бегство от реальности. Эллиот Тинделл ощущал то сильные вспышки, то неяркий свет в центре водоворота ненависти и злобы.

Спок стоял рядом, его длинные пальцы осторожно нажимали на специальные контактные точки на лице Тинделла. Их умы сливались. Разум Спока осторожно парил в сознании Тинделла. Он походил на космический корабль на орбите зарождающейся «новой звезды», готовый исчезнуть при малейшем намеке на взрыв.

Обращаясь своим сознанием к разуму собеседника, Спок произнес:

– Тинделл. Эллиот Тинделл.

Вулканец для начала осторожно прощупал его мысли. Я. Но когда не последовало ответа от затуманенного мозга, Спок заговорил опять, на этот раз более громко:

– Эллиот Тинделл!

Ответом был страстный вопль:

– Я Кол! Я не Эллиот Тинделл!

Спок вздрогнул, но оставил свою руку на прежнем месте, сохраняя канал связи, хотя протест клингона эхом отразился в его мозгу.

– Я думаю, быть Колом не очень перспективно? – спросил Спок.

На этот раз ответ был спокойнее, с легкой ноткой отчаяния:

– Наоборот, вулканец, не перспективно быть Эллиотом Тинделлом. Для меня нет будущего в ином месте.

– В человеческом обществе не существует столь жестких рамок чести и бесчестия.

– Я – Кол, и Кол опозорен, – настаивал клингон. – Бесчестные правила жизни человеческого общества меня не волнуют.

«Работа Тинделла, жена Тинделла…» – подумал Спок, представив лабораторию Тинделла в Сан-Франциско и его жену Луизу.

Эллиот застонал и пошевелился. Он оттолкнул руку Спока и заговорил грубым шипящим голосом:

– Я заражен им, им загадил всю душу, но пока я еще Кол и следую за голосом чести. – Клингон сел и слегка прислонился к стене.

– Воинский кодекс чести, – произнес Спок с хорошо замаскированной иронией. – Земляне, клингоны, ромуланцы… Сколько бед они на себя накликали, когда отказались следовать тем путем, который уже много лет назад выбрали вулканцы. Это не честь, если она требует разрушить жизни Эллиота Тинделла и его жены, хотя ваша дурацкая Империя ничего не приобретет от этой жертвы.

– Моя честь будет искуплена моим саморазрушением, – настаивал Тинделл. – И честь моей семьи таким образом будет сохранена.

Спок осмотрелся в полном замешательстве. Его охватило негодование, единственный признак слабости, которому были подвержены даже вулканцы.

Но Тинделл лгал. Когда он убрал руку Спока со своего лица, нарушился психический контакт. Это случилось раньше, чем Спок заметил то, на что надеялся.

– Ты знаешь, что на самом деле ты никакой не Кол, – заметил он мягко. – Ты был Колом, эта часть твоего «Я» давно утеряна. Долгие годы ты был еще и Тинделлом, так что нельзя заявлять, что ты только клингон или человек. В тебе уживаются обе половины.

Тинделл вздохнул:

– Правда. И поэтому я не могу вернуться домой.

– Но где твой дом? – упорствовал Спок. Про себя же подумал: «Оба мира являются твоим домом, мой друг, но выбор в пользу обоих нас не устраивает».

Тинделл молчал.

Не дождавшись ответа, вулканец продолжил;

– Тинделл не был захватчиком, посторонним для тебя, который вторгся в твой разум и занимал его столько лет. Это была ипостась, сформированная вашими психологами и поддерживаемая с помощью наркотических средств. Но она включила в себя и твои собственные черты. Ты – Тинделл в такой же степени, в какой и Кол. Эллиот, мы можем выбрать, какой частью твоего «Я» стать, что будет в тебе доминировать. Клингоны отвергнут тебя, а люди не станут считать тебя ущербным. Для людей важно не то, кем ты работаешь, служишь, а какой ты человек. Ты – личность, и тебе выбирать, какой жизнью жить.

Тинделл покачал головой:

– Без лекарств клингонов я всегда буду агрессивен к людям.

Спок улыбнулся.

– Но ты сейчас прекрасно обходишься без лекарств, – сказал он.

Тинделл испуганно посмотрел на него и после задумчивой паузы произнес:

– Меня всегда учили, что вулканцы – слабовольный народ: величайшая раса воинов выбрала подчинение власти людей. Но оказывается, тут есть нечто большее, да?

Спок кивнул:

– Гораздо большее.

* * *

Когда Кирк снова проснулся, то был уже один. Неужели Калринд потеряна для него навсегда? Если бы ему удалось встретить ее опять, смог бы он увидеть в ней ту Калринд, которую любил раньше? Она должна понять, что та, другая женщина, не была простым результатом применения наркотических средств. Это была та часть ее «Я», которая высвободилась с помощью лекарственных препаратов.

– Джекилл и Хайд, – пробормотал Кирк. – Точнее, Хайд и Джекилл.

В той картине будущего, которую искусственно создали «новые клингоны», все было великолепно и соблазнительно. Это Кирк и хотел увидеть.

Джекилл и Хайд. Хайд и Джекилл. Какая из этих ипостасей была настоящей для клингонов? Или та и другая? Если так, то может ли какая-нибудь посторонняя сила, кроме наркотиков, устанавливать, какому из двух «Я» господствовать? Капитана интересовало, могла ли Федерация или он сам, Джеймс Кирк, сделать что-либо для того, чтобы свершился тот вариант действительности, о котором мечтали «новые клингоны».

Узнать это нельзя, но сама возможность была заманчивой. Может быть, будущее уже существовало. Возможно, был Великий Мир и союз между Федерацией планет и Империей Клингонов. Вполне вероятно, что мир свершится еще при жизни Джеймса Т. Кирка и, может быть, именно он станет первым послом Федерации в Империи.

Все возможно, даже то, что Калринд дождется его.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20