Ловушка для звездолета (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

– Больше всего мне нравится наша работа тем, что никогда не бывает скучно, – сказал капитан звездолета "Энтерпрайз" Джеймс Кирк. Он взял кофе из автомата для еды и посмотрел на собеседников: своего главного помощника мистера Спока (подлинное имя, которое он носил на планете Вулкан, непроизносимо для людей) и врача Леонарда Маккоя.

"Энтерпрайз" только что совершил посадку на Звездную Базу 23. Усталый экипаж отдыхал, и только они трое не могли позволить себе этого. Кирк чувствовал ответственность за свой экипаж. Он знал, что даже стоянка корабля на базе сопряжена со многими трудностями и неожиданностями, поэтому был здесь, а не развлекался вместе с другими. Подобные чувства испытывали и его друзья.

Они сидели в той части отсека звездолета, где располагались рабочие места помощников капитана. Каждый думал о своем. Кирк наслаждался покоем и тишиной. Он испытывал огромное удовольствие, находясь на борту звездолета. Спок думал о словах капитана. Он, как обычно, воспринял их слишком серьезно и, хотя его интеллект был весьма высок, Спок тем не менее не любил философствовать и вести пустые, на его взгляд, разговоры. Маккой, напротив, всегда был готов поболтать.

– Лично я, – сказал доктор, он всегда говорил немного хрипло, – считаю, что теперь нас ждет скучное время, особенно если сравнить с тем, что мы испытали.

Спок заговорил совсем о другом.

– Что удивляет меня, так это склонность людей тратить много энергии в то время, когда надо отдыхать. Я не понимаю, почему у них иногда возникает желание ни о чем не думать.

– Ты все очень хорошо понимаешь, Спок, – ответил Маккой. – Но когда ты делаешь то же, называешь это медитацией.

Спок давно уже перестал обижаться на то, что говорил ему доктор, но иногда его тянуло поспорить с ним.

Кирк слушал вполуха рассуждения своего помощника о медитации и о том, как она связана с философией там, на планете Вулкан.

Беседу прервал звук зуммера. Раздался женский голос:

– Сообщение для капитана Кирка. – Кирк быстро пошел к интеркому. Он сильно разозлился, что его отвлекли. Капитан раздражался всегда, когда его прерывали, даже если ничем серьезным и не занимался. Нажав на кнопку, он сказал:

– Слушаю. Мичман Мараскин, это ты?

– Да, сэр.

– В чем дело?

– Срочное сообщение от Звездного флота. – Прикрыв рукой микрофон интеркома, капитан сказал Споку и Маккою:

– Наверное, какая-то ерунда. Читай, мичман.

– Не могу, сэр. Вы должны прочесть сами.

– О черт!

– Что вы сказали?

– Ничего. Я иду к себе.

Он снова нажал на кнопку и, повернувшись к друзьям, пожал плечами.

– Что делать, если Звездный Флот не может обойтись меня.

– Дай знать, если потребуется помощь, – крикнул вслед Маккой.

* * *

В коридоре стояла тишина, прерываемая лишь шипением струй воздуха и шагами Кирка. Он чувствовал, как на него давят огромная масса и размеры звездного корабля. Подобное ощущение возникало не часто, обычно он воспринимал звездолет как продолжение самого себя. Но пустой, черпающий энергию с базы корабль утратил самостоятельность, и вместе с этим менялся и сам дух "Энтерпрайза". Капитан улыбнулся. "Неужели у звездолета есть душа? Мне бы очень хотелось посмотреть, как будут об этом спорить Спок и Маккой".

Кирк вошел в свою каюту. Он быстро подсел к столику и набрал личный секретный код на пульте интеркома. На экране появилась эмблема Звездного флота, а затем просьба сообщить о себе дополнительные сведения. Пока капитан ждал, когда машина прочтет его ответ, в голове вертелась мысль: "Зачем это нужно?" Его мучило любопытство. Наконец машина сказала "спасибо" и появилось само сообщение.

Офицер Звездного флота, его Кирк не знал, смотрел на капитана. Это был худощавый тип, голову которого украшала густая копна волос. "Возможно, он человек только наполовину, – подумал Кирк, – но это неважно".

Нервным голосом мужчина произнес:

– Я лейтенант Лунго. Адмирал Ногура просил передать вам сообщение: отправляйтесь как можно скорее на Пегас IV, где будете выполнять инструкции Конрада Фрэнклина Кента и его представителя.

– Но ведь мы несколько месяцев работали. Мои люди устали, им нужен отдых. Не так ли, лейтенант? И что все это значит?

Лунго посмотрел куда-то в сторону, затем улыбнулся капитану. В этой его улыбке Кирк уловил фальшь. "Что, черт возьми, здесь происходит? – думал он. – Почему Ногура послал этого нервного лейтенанта вместо того, чтобы самому передать распоряжение?"

Лунго прервал его мысли:

– Извините, капитан. Это вся информация, – экран погас. – Конец обсуждению.

Кирк, расстроенный сообщением, принялся обдумывать его. Люди устали, да и он сам не прочь немного отдохнуть. И все же приказ есть приказ, его надо выполнять. Кирк не мог не подчиниться. Ногура никогда не стал бы адмиралом Звездного флота, если бы ему вдруг однажды захотелось пойти на поводу у своих капризов.

Кирку не нравился его будущий пассажир Конрад Фрэнклин Кент. Кто в Федерации не слышал о нем? Кент был старшим членом Федерального Совета и не скрывал желания стать президентом. Он не питал дружеских чувств к Звездному флоту. Случись что, этот тип на расстоянии слышимости будет уверять всех, что Звездный флот – устаревшая, подстрекающая к войне организация, где работают полоумные люди с манией величия. Кирк не выносил его, но, очевидно, у будущего пассажира звездолета были высокопоставленные друзья. Срочность приказа означала, что, быть может, сам Кент попал в беду. Он, конечно, не будет благодарен Кирку за помощь, но выбора у капитана не было.

Он нажал на кнопку интеркома, и лицо мичмана Мараскин заняло экран. Это была молодая темноволосая женщина с сильно выступающими скулами. Возможно, Ухура делает одолжение, давая ей работу. Кирк приказал обзвонить персонал: все должно быть готово к немедленной отправке.

* * *

Транспортировочные лучи доставили экипаж на борт звездолета. Люди ворчали и ругались, так неожиданно был прерван долгожданный отдых. Скоро корабль принял разноцветный поток: красные рубашки у инженеров и вспомогательных служб, голубые – у ученых, золотистые – у командиров.

Экипаж занимал места, некоторые еще продолжали ворчать, но на их компетентность и умение делать свою работу можно было положиться. В этом Кирк был уверен на сто процентов.

Корабль заполнили люди, настроение у капитана улучшилось. "Энтерпрайз" все больше походил на самого себя. Каждый был поглощен работой, каждый член экипажа выполнял свою маленькую роль, и благодаря этому звездолет жил.

Наконец все было готово к отлету. Кирк, встав возле командного пункта, обратился к экипажу.

– Говорит капитан. Хочу, чтобы вы поняли меня, как понимали всегда. Я знаю, вы устали, многие недовольны, что закончился отдых на базе. По правде говоря, я и сам не очень рад этому. Но нам нужно выполнить одну работу. Думаю, каждый справится со своей задачей. Я закончил, конец связи.

* * *

Вскоре звездолет уже был на пути к Пегасу IV. Кирк понятия не имел, в чем заключалась проблема Кента. Он не знал, к чему и как готовиться. Это осложняло положение. Но Спок пришел капитану на помощь, уточнив кое-какие сведения о Пегасе IV и его обитателях.

– Пегас IV – довольно теплое местечко, – сказал он, отодвигая наушники. – Среднесуточная температура – тридцать семь градусов. Атмосфера едва пригодна для дыхания, в воздухе полно химических соединений, на Земле их можно получить разве что в лаборатории. Поверхность гористая. Видимо, там красиво.

Кирк улыбнулся.

– Ну ты и расписал. Неужели мистер Кент там из-за красивого пейзажа?

– Конечно, нет. Жители Пегаса IV тоже интересны сами по себе. Они известны как джилопсы. Кстати, на своей планете они хорошо адаптировались. Каждый обитатель представляет собой не более чем массу грязи, пузырящейся в собственном кратере. Первые исследователи установили, что джилопсы обладают разумом, однако если это оценивать по шкале, отличной от шкалы гуманоидов.

– Кент находится там, чтобы увеличить свой политический капитал?

– Трудно сказать. Пегас IV еще и член Федерации. Но его жители не могут заседать в Совете. Может, в этом причина и Кент явился к ним сам.

Спок утверждал, что обитатели Вулкана никогда не лгут. Кирку было забавно наблюдать, как он говорил это, делая серьезное лицо. Капитан подозревал, что у жителей Вулкана должно быть все же чувство юмора или хотя бы способность иногда посмеяться над кем-либо. Но Спок отрицал и первое, и второе.

Кирк улыбнулся:

– Я ошибся, мистер Спок. И все же почему он там?

– Думаю, одна из причин – минералы, которых там полно. Видимо, он заинтересован в их добыче. На Пегасе IV большие запасы дейстромита.

– Вот, значит, в чем дело!

Неожиданная догадка привела капитана в уныние.

– Находка, подобная этой, должно быть, выманит клингонов из их жилищ. Неужели проблемы мистера Кента связаны именно с этим?

– Возможно. Военные корабли клингонов были обнаружены в этом секторе. Может, совпадение, а может...

Кирк все понял. Он отвернулся от Спока и сказал уже Ухуре:

– Посмотри, можно ли вызвать кого-то с Пегаса IV. И если клингоны крутятся поблизости, я не хочу об этом узнать последним.

– Хорошо, капитан, – Кирк едва успел вернуться к командному пульту и сесть, как Ухура доложила:

– Я связалась с доктором Брюстером, руководителем команды на Пегасе IV.

Звездное небо на главном видеомониторе задрожало, на его месте показалось нечто похожее на валун. Он стоял на фоне ярко-красного неба, скалы тянулись до самого горизонта. Удивительно нежным голосом валун изрек:

– Я – доктор Брюстер.

Это, конечно же, был хорта. Кого же еще, как не это каменное создание могла послать Федерация для переговоров с лужами грязи, обладающими признаками интеллекта.

– Я – Джеймс Кирк, капитан звездолета "Энтерпрайз". У вас проблемы?

– Да нет...

– Существует ли чрезвычайная ситуация? Вам угрожает опасность?

– Нам ничего не угрожает. Мы прекрасно ладим с джилопсами.

– Любопытно, очень любопытно. А как насчет мистера Кента?

– Мистер Кент и его отряд в порядке. Он настаивает на отъезде. Вы здесь, чтобы помочь Кенту. – Хорта охотно рассказал обо всем.

– Могу я поговорить с мистером Кентом? – Разумеется.

Доктор Брюстер ушел из зоны видимости. Через минуту его место занял человек. На нем был респиратор – тонкая едва заметная мембрана. Было видно, что мужчина часто бывает на званых обедах. Скорее всего, и работал он сидя, особенно не напрягаясь. Седые волосы на его голове торчали, как маленькие перышки, одет незнакомец был в серый комбинезон дипломата с эмблемой Федерации на плече.

Кент кивнул Кирку и сказал:

– Я Конрад Фрэнклин Кент, сэр. Вы должны доставить нас на Звездную Базу 12.

"Доставить на Звездную Базу 12? Неужели "Энтерпрайз" сорвали с отдыха только для того, чтобы отвезти этого политикана в очередное местечко для встречи с избирателями? Вот почему Ногура не стал говорить с ним лично. Этому старому служаке, скорее всего, было чертовски стыдно за подобное задание".

– Судя по вашей манере говорить, – сказал Кирк, – вам не составило особого труда убедить Федерацию, что именно экипаж "Энтерпрайза" должен сделать это. Мы были в отпуске.

Кент улыбнулся.

– Я знаю, сэр. Пейтон специально просила, чтобы нас доставил туда именно ваш звездолет.

Кент казался весьма вкрадчивым собеседником, что выводило Кирка из себя. Капитан все же предпочел бы искренность, чем едва прикрытую лесть. Кроме того, он плохо представлял себя в роли шофера такси.

– Но "Энтерпрайз" – не единственный корабль, который бы вас устроил?

– Прошу прощения, капитан, но Пейтон обычно получает то, что хочет.

Это уже совсем не нравилось Кирку. Их сорвали с отдыха по прихоти какого-то человека! И даже не самого командира, а его помощника! Кирк пытался сдержать свой гнев. "Может быть, Кенту доставляет удовольствие, что он имеет такой вес в Звездном Флоте?" – подумал он уже более спокойно.

– Мистер Зулу, – сказал капитан ровным голосом, – как скоро мы будем на Пегасе IV?

– Через восемь часов четырнадцать минут, капитан.

– Мы прибудем через восемь часов, – резко бросил он Кенту. – Проследите, чтобы ваша команда была готова. Конец связи.

– Гнев здесь не уместен, капитан, – сказал ему Спок, который внимательно следил за происходящим.

– Да, но это единственное, что я могу себе позволить.

* * *

Спустя восемь часов четырнадцать минут "Энтерпрайз" сделал положенный круг вокруг Пегаса IV. Из космоса он был похож на огненный шар, который как нельзя лучше гармонировал с настроением Кирка. Спок доложил, что никаких клингонов поблизости нет. Казалось, все идет хорошо. Кирк и Спок вышли в комнату транспортации, чтобы встретить Кента и его отряд. Хотя, если подумать, в их обязанности это не входило.

– Ладно, капитан, хватит переживать, – сказал Спок. – И спрячь неудовольствие, это вряд ли улучшит ситуацию и отношение Кента к Звездному флоту.

– Ты прав, Спок. Я никогда не позволю себе зайти так далеко, чтобы быть грубым, – ответил он своему помощнику. Тот несказанно удивился и, хотя не очень поверил в искренность Кирка, все же решил мысленно согласиться с капитаном ради спокойной работы.

– Мистер Кент и его отряд подали сигнал готовности, – ровный голос вывел Кирка из задумчивости.

– Транспортируйте их на борт, – приказал капитан своим людям.

Через мгновение воздух над платформой зашипел и двое спустились на пол комнаты транспортации. Первым, с протянутой для приветствия рукой, был Конрад Фрэнклин Кент. Другой – сногсшибательная темноволосая женщина. Одета она была, как и Кент, лишь бесформенная шляпка на голове дополняла ее наряд.

Кирк сразу приободрился. Он не любил Кента, но мысленно похвалил его вкус в выборе помощника. "Вот та самая Пейтон, – подумал капитан, – которая заставила "Энтерпрайз" отправиться в путешествие к Пегасу IV".

Кирк представил себя и мистера Спока. Женщину действительно звали Хэзел Пейтон.

Кирк улыбнулся ей:

– Вы, должно быть, и есть "и отряд"?

– Что? – не поняла та.

– Нам сказали, будет Конрад Фрэнклин Кент и отряд.

Какое-то мгновение эта особа холодно и скептически изучала капитана. Кирк даже подумал, что он перестарался, пытаясь быть очаровательным. И вообще, зачем он так старается, ведь эта женщина работает на политического врага Звездного флота.

– Разрешите показать вам каюты, – сказал Кирк, чтобы сменить тему. – Мы летим к Звездной Базе 12.

Шли парами, впереди Кирк и Кент, за ними Спок и Пейтон. Спок вдруг спросил у Кента:

– Интересно знать, какого вы мнения о проделанной на Пегасе IV работе.

– Доктор Брюстер считает, что Пегас IV отлично развивается, – охотно ответил Кент. Сказал он это так серьезно и тихо, что можно было подумать, будто речь идет о какой-то тайне. – Но я никогда не узнал бы этого, если бы остался на Земле. Мне не нравились отчеты, которые я получал, поэтому и решил посмотреть все сам. А Пейтон устроила это.

– Она сделала даже больше, чем надо, – Сказал капитан, бросив быстрый взгляд на женщину. Та, казалось, совсем не обращала внимания, что разговор идет о ней.

Кент с любопытством посмотрел на Кирка:

– Она вас раздражает, капитан?

– Скорее нет, – осторожно ответил тот.

– Хэзел Пейтон всегда справляется со своей работой. Ее этика иногда может вызвать какие-то вопросы, но результата она добивается всегда. Я прав, мисс Пейтон?

– Стараюсь делать все, что от меня зависит, сэр. – В конце коридора они подождали несколько секунд, пока подошел турболифт. Все вошли в него.

Кирк приказал:

– Палуба 5.

Не разговаривали. Кирку не нравились ни Пейтон, ни ее босс. Он не привык быть мальчиком на побегушках, его вовсе не волновало, зачем они летят на Звездную Базу 12. Капитан лишь хотел благополучно добраться туда, доставить пассажиров и заняться своими делами.

Когда злость прошла, Кирк понял, что не может пренебрегать своими обязанностями хозяина..

– В холле находятся обсервационные окна и автоматы для еды. Такие же автоматы есть в каждой каюте, – сказал он пассажирам.

– Мы знакомы с устройством корабля, – ответила Пейтон.

– Вот ваши каюты. Если не понравятся, дайте мне знать.

– Но это ведь лучшее, что у вас есть? – сказал Кент. Он осторожно заглянул через открытую дверь, как будто ожидая, что ему придется делить каюту с каким-то диким животным.

Кирк ухмыльнулся и быстро удалился. В турболифте Спок сказал ему:

– Мистер Кент так и не сказал, зачем мы летим на Звездную Базу 12.

– Видимо, он считает, что это не касается Звездного флота. Возможно, так оно и есть.

– Может быть, – Спок сцепил руки за спиной и больше не сказал ни слова. Кирк знал, что его помощник сейчас о чем-то напряженно думает.

Через час капитан был в отсеке связи. Он думал о том, как пережить три дня в обществе пассажиров звездолета, которые явно не нравились ему. Для себя капитан решил общаться с ними как можно меньше. Даже Пейтон с ее красотой не стоит тех проблем, которые могут возникнуть при более близком знакомстве. Кирк утешил себя мыслью, что полет продлится три дня, а не больше.

Вскоре корабельный секретарь принес капитану записную книжку, где было первое сообщение от Хэзел Пейтон. Из него следовало, что капитан и старший персонал приглашены на прием к Конраду Фрэнклину Кенту, который состоится вечером на палубе 5 в офицерском холле. "Эта женщина невыносима", – подумал он.

Первым импульсивным желанием было желание запретить прием. Однако не так легко было найти на то причину. Кент предупреждал капитана, что Пейтон порой использует нетрадиционные методы. Если это так, то прием – еще не самое худшее, что она могла придумать. Если быть достаточно обходительным, можно произвести выгодное впечатление на Кента.

Спок спросил:

– Что-то не так, капитан?

– Ничего страшного, просто мы приглашены на прием к Конраду Фрэнклину Кенту.

– В самом деле?

– Что?

– Я не ослышался, Кент дает прием?

Кирк кивнул. Все же незнание причины полета на Базу 12 беспокоило его больше, чем можно было ожидать. Он надеялся, что Спок вычислит ответ. Но, видимо, ответа пока не было.

– Капитан, – сказал Зулу, – я засек корабль на самой границе чувствительности системы обнаружения.

– Опознай, – приказал Кирк. Спок стал всматриваться в голубой свет экрана радара. Через несколько минут он сказал капитану:

– По-моему, это одиночный корабль клингонов, хотя точно определить трудно.

– Включить желтый сигнал тревоги, – приказал капитан.

Завыла сирена. Маккой был не прав, когда утверждал, что будет скучно. Все только начиналось.

Глава 2

Клингоны опасны, но Кирк предпочел бы иметь дело с ними, чем с членами совета Федерации. Здесь он знал, как себя вести, а политики всегда непредсказуемы.

– Корабль клингонов, – доложил Зулу. – Расстояние пять тысяч километров. Он приближается.

– Боевая готовность, – приказал Кирк. Звезды на основном дисплее задрожали, и компьютер вывел изображение "Энтерпрайза" относительно корабля клингонов и ближайших космических тел.

Будь там несколько кораблей, капитан решил бы, что "Энтерпрайз" втягивается в битву. Но единственный звездолет мог означать что угодно. Кирк задумался. Он не хотел первым открывать огонь, если в этом нет необходимости.

– Повысь чувствительность, мистер Спок.

– Из того, что нам известно об их кораблях, – сказал помощник, – можно предположить, что этот – самый обычный. На нем нет никакого оружия.

– Хорошие новости, – Кирк потер подбородок недоумевая, что все-таки происходит. Клингоны чего-то хотят, это ясно. Если это не нападение, что тогда?

Кто-то вошел в отсек связи. Сосредоточив внимание на экране, капитан не заметил вошедших.

– Что случилось, Кирк? Почему горит сигнал тревоги? – спросил Кент.

Кирк повернулся. Увидев Кента, он вышел из себя:

– У меня нет времени на разговоры.

– Но я настаиваю. Нас атакуют? – Кирк, метнув на Кента сердитый взгляд, заметил, что рядом с ним стоит Пейтон.

– Освободите отсек, – сказал он строго. Кент удивленно вскинул брови. Он никак не ожидал такой реакции от капитана.

– К нам приближается корабль клингонов, – сообщила Ухура.

– На экран, лейтенант.

Картина сменилась. На дисплее появился клингон. У него был тонкий длинный нос и небольшая бородка. Клингон улыбнулся так, будто кто-то заставил его сделать это:

– Я Торм, командир военного корабля "Корман".

Кирк встал и представился. Тело его напряглось, он готов был сражаться, как будто перед ним был настоящий враг, а не изображение на экране.

– Спокойно, капитан, – сказал Кент. "О черт, он еще здесь! – со злостью подумал Кирк. – Может, именно Кент нужен клингонам? Если это так, тогда все ясно, если нет, тогда..."

– Этот корабль принадлежит Федерации, Торм. Чего ты хочешь?

– Не притворяйся, Кирк, что ничего не знаешь. Я не верю тебе. Мы хотим получить назад наши корабли.

– Какие корабли? Откуда?

– Откуда? А куда вы их спрятали?

– Я не знаю, о чем ты говоришь.

– Наши корабли исчезают без следа. Кто, как не Федерация в этом виновата?

Капитан бросил быстрый взгляд на Спока. Тот покачал головой. У командира клингонов, очевидно, была проблема, но она никак не касалась Кирка.

– Галактика велика, Торм, – сказал Кирк, облегченно вздохнув. – У вас наверняка много врагов. Объяви Федерация войну Империи Клингонов, я знал бы об этом.

– Капитан, – вмешался в разговор Кент, – я хочу тебе помочь. Вы, офицеры Звездного флота, слишком высокого мнения о себе. Но иметь дело с клингонами сложно. Немного здравого смысла и взаимопонимания нам не помешают сделать больше, чем фазеры и фотонные торпеды.

Кирк прошептал в ответ:

– Вы мешаете, Кент. Позвольте профессионалам заниматься этим делом, – он по опыту знал, что клингоны ничего не понимают, кроме фазеров и фотонных торпед. Кирк хотел заговорить с Тормом, но Кент опередил его:

– У нас есть новое секретное оружие, но это тайна, Торм.

– Я знаю.

Кирк понял, что ситуация выходит из-под его контроля. Он размышлял, надо ли подчиниться Кенту. Его слова заставят клингонов потратить много сил и времени на поиск нового оружия Федерации. Это заманчиво. Но, с другой стороны, они могут решить, что исчезновение кораблей – это начало войны. Кент ставил "Энтерпрайз" в опасное положение.

Взвесив все, Кирк начал действовать решительно:

– Вы находитесь в пространстве Федерации и вам лучше покинуть его. Иначе могут быть неприятности. Убирайтесь, пока вам не бросили на головы дом.

– Дом? – спросил Торм. – Что это значит?

– Старая поговорка на Земле, – ответил Кирк безразлично. Он слышал, как за его спиной хихикнула Ухура. – Конец связи, лейтенант.

Клингон исчез, на экране вновь появились звездолеты. Огромный змеевидной формы "Корман" на миг закрыл звезды, метнулся в сторону и унесся в пространство. Кирк выключил сигнал тревоги.

– Я доволен вами, капитан, – сказал Кент. – Вы удачно вышли из трудной ситуации. – Кирк повернулся к нему и пристально посмотрел в глаза.

– Меня не волнует, кто вы, мистер Кент, и какие у вас связи, – сказал он грубо. – Но если вы еще раз войдете в отсек связи без приглашения, я за себя не отвечаю. Ясно? – Пейтон неподвижно стояла в дверях турболифта. Она нашлась первой:

– Вы неблагодарный человек, Кирк.

Кент молчал. На губах его, к удивлению капитана, играла улыбка.

– Хорошо, капитан, – сказал он спокойно. – Я переживу ваш приказ.

Кент повернулся, чтобы уйти, но Кирк остановил его:

– Одну минуту, мистер Кент.

– Что на этот раз, капитан?

– Расскажите мне об этом оружии.

Кент засмеялся так, что даже не мог говорить.

– Нет никакого оружия. Это просто плод моего воображения, – наконец ответил он.

– Но ведь их корабли исчезают? – вмешался Спок.

– Это их проблемы.

– Но у нас могут быть неприятности, если клингоны решат, что виноват флот, – возразил Кирк.

– Этого можно избежать, если прибегнуть к обычной дипломатии. – Хочется верить, что вы правы.

– Есть еще что ко мне? – нетерпеливо спросил Кент.

– Спасибо за помощь, мистер Кент, – сказал Кирк как можно дружелюбнее.

– О какой пословице шла речь? – спросил Спок у капитана, когда Кент и Пейтон ушли.

– Скажи ему, Ухура, – улыбнулся Кирк.

– Это не пословица, мистер Спок. Капитан имел в виду сказку "Волшебник изумрудного города". В ней героиня прилетает в волшебную страну в своем домике, который падает с неба на голову злой колдуньи.

– Очаровательно, – удивился Спок. Он уже хотел вернуться на свой пост, но Кирк спросил:

– А что, действительно их корабли исчезают?

– Данных о флоте клингонов мало. Но я думаю, Торм говорит правду.

– Кто, по-твоему, виноват?

– Трудно сказать, капитан.

– Я чувствую, что Кент знает больше, чем говорит.

– Да. Наверное, и клингоны так решили.

– Ухура, свяжись со Звездным флотом. Дай полный отчет о нашей встрече с "Корманом", запроси информацию об исчезновении судов клингонов. Пошли это срочно, зашифровав.

– Хорошо капитан.

– Ответ что-то прояснит, – сказал Спок.

– Я надеюсь. Очень надеюсь.

* * *

Кент у себя в каюте готовился к приему, когда зазвонил колокольчик. Вошла Пейтон. Она была в платье, которое переливалось при малейшем движении и очень шло ей. Блестящая накидка, пристегнутая к левому плечу, плавно опускалась вниз. В волосах у Хэзел сияла драгоценная заколка.

– Хорошо выглядишь. Ты так оделась, чтобы обмануть врага?

– Но на приеме не будет клингонов?

– Клингонов не будет, – одним пальцем Кент перебирал декоративные булавки, которые лежали в маленькой коробочке.

– Кирк – не враг, Конрад?

– Он служит флоту, так же, как и твой новый знакомый со Звездной Базы 12. Но Звездный флот еще опаснее и коварнее, чем клингоны, – Кент взял жемчужную булавку и приколол ее себе на грудь.

– Поэтому нам и надо сотрудничать с профессором Оменом?

– Да, это просто необходимо.

– Между тем...

– Между тем, надо идти на прием.

– Знаю, я зашла посмотреть, готов ли ты к нашему главному выходу.

Кент поднял бокал, наполненный голубой жидкостью, в которой плавали красные шарики. В каюте запахло корицей.

– Ты молодец, Хэзел, что организовала мне встречу с профессором на Звездной Базе 12, – он отпил глоток и облизал губы.

– Ты ведь сам говорил, что я женщина, у которой все получается, – пожала она плечами.

– Это правда. Потому ты и работаешь со мной несмотря на твои политические взгляды.

– Я люблю офицера Звездного Флота, но это не влияет на мои политические взгляды.

– Это ты уже говорила, – Кент сделал еще глоток, поставил бокал и спросил у Пейтон, где его накидка.

Пейтон, печально улыбнувшись, взяла черную накидку и накинула ее на плечи Кента.

– Я желаю тебе только добра, – сказал Конрад, взяв руки девушки в свои. – Ты же знаешь.

– Знаю.

– Пошли, а то опоздаем.

* * *

Кирк пришел на прием позже назначенного времени, Пейтон и Кента не было. Капитан подумал, что здесь кроется какая-то уловка, но быстро отбросил эту мысль. Ну какая, в самом деле, разница, кто когда придет?

Он осмотрелся. Эмблема Звездного флота на стене была искуссно задрапирована материей. Возможно, сделано это по просьбе Пейтон. В конце холла стоял стол с едой на подносах. В кухне он увидел бутылки красного, коричневого, желтого и голубого цвета. Питье было на любой вкус – от пива до "Альтаирского дьявола", так назывался напиток в изогнутой зеленой бутылке, внутри которой плавало живое существо со щупальцами. Кирк уже как-то пробовал это зелье, потом дня два в ушах у него стоял звон. Возможно, кому-то оно и нравится, но Кирк не хотел еще раз экспериментировать на себе.

Почти все приглашенные уже пришли. Спок, как всегда, разговаривал с Маккоем. Им нравилось притворяться, что они не любят друг друга. Друзья были похожи на супругов, которые постоянно ссорятся, но чувствуют себя неуютно, если не вместе. Различные мнения Спока и Маккоя часто облегчали Кирку жизнь, любой вопрос те обсуждали со всех сторон, и капитану было легче принимать решение.

Ухура в стороне рассказывала какую-то шумную историю главному инженеру "Энтерпрайза" Скотту, Чехову и Зулу. Чехов был первым навигатором у Кирка, а Зулу – лучшим рулевым в Звездном флоте. Теперь, когда пришел Кирк, не хватало только Кента и Пейтон.

Кирк налил себе бокал чаблиса и присоединился к друзьям. Маккой пил что-то экзотическое.

– Отличный вечер, – сказал доктор, – но мы могли бы провести его и в отсеке связи.

– Это не моя идея. Обращайтесь с претензией к мисс Пейтон.

– Ну и женщина! – восхищенно заметил Маккой.

– Внешность еще не все, не так ли?

– Странно слышать это от человека, который держит рекорд в "соревновании" определенного рода. – Спок внимательно посмотрел на Кирка.

– Я действительно был силен в шахматах, – ответил тот. Он отпил глоток вина и продолжил. – Методы этой женщины необычны. Нас сорвали с отдыха только для того, чтобы отвезти Пейтон и ее босса на Звездную Базу 12. А теперь этот праздник. Корабль мой, а праздник ее.

– Необычны, да? – спросил Маккой. – Немного напоминают мне капитана по имени Кирк.

– Лучше не оскорбляй меня.

– Вчера бы ты счел это за комплимент.

– Это было вчера.

Кирк, конечно, не всегда следовал правилам, заведенным в Звездном флоте. Но у него были на то веские причины. Причины же Пейтон ему непонятны. То, что девушка работала на Кента, было особенно подозрительно. Кирк уже собирался сказать это Маккою, но разговор неожиданно прекратился. Он посмотрел на дверь и увидел Кента и Пейтон. Они были похожи на тщеславных героев какой-то сказки.

Кирк кивнул. Пока Кент и Пейтон шли по залу, капитан успел отметить про себя, что девушка действительно очень красива. И в этом Маккой прав.

– Какая странная драгоценность у нее в волосах, – сказал он Споку.

– Ты имеешь в виду это устройство расширенной памяти?

Кирк очень изумился, но пытался не показать этого. – Я слышал о них, но никогда не видел.

– Устройство присоединяет кристалл памяти прямо к мозгу. Тому, кто его носит, становится доступным многое, высшая математика, скажем, или иностранный язык. А можно присоединить сразу несколько кристаллов.

Кирк облегченно вздохнул. Он понял, что это не так опасно, как он предполагал, ведь без тренировки специальная информация бесполезна. Это все равно, что читать учебник по тригонометрии, не имея подготовки.

– Приходите как-нибудь вечером ко мне в медицинский отсек, – предложил Маккой. – Это достаточно простая операция, если хотите, могу сделать.

– Но обитатели планеты Вулкан не уродуют себя так, – заметил Спок. – Мы предпочитаем тренировать свой мозг.

Маккой пожал плечами. Видимо, он считал иначе. Кирк нашел глазами Кента и Пейтон. Их развлекала Ухура. "Очевидно, он может быть приятным, если захочет, – подумал капитан. – Скорее всего, решил поладить с моими людьми".

– Какой чудесный праздник, не правда ли? – сказал Кирк, когда Кент и Пейтон подошли к нему.

– Да, – ответил Кент. – Ваш корабль – чудо цивилизации.

– На днях мы собираемся провести воду и электричество, – съязвил Кирк.

Кент пропустил реплику мимо ушей и неожиданно сменил тему.

– Звездный Флот всегда с кем-то сражается – с клингонами, ромуланами и еще бог знает с кем. И все ради славы.

– Вовсе нет, – возразил Спок. – Слава нам не нужна, и вы это знаете не хуже нас. Репутация Звездного флота всем известна.

– Известно его друзьям в Совете, но я настаиваю...

– Вы можете настаивать на чем угодно, советник, – прервал его Маккой, – у вас есть своя причина для критики Звездного Флота.

– И что это за причина? – спросила Пейтон с ледяной улыбкой.

– Вы используете Звездный флот, чтобы увеличить свой политический рейтинг, – заявил Маккой, обращаясь к Кенту. – Все знают, что вы хотите стать президентом Совета Федерации.

"Молодец, старина, – подумал Кирк, – говорит, что думает".

Кент нахмурился.

– Интерес к президентству усиливает мой интерес к Звездному Флоту, не так ли?

– Конечно, нет, – ответил Маккой. – Но я посоветовал бы вам ладить с нами.

– Спасибо за предложение, доктор. Я подумаю, – сказал Кент и удалился.

– Могу я предложить вам что-нибудь выпить? – спросил Кирк у Пейтон.

– Нет, спасибо, капитан. Бренди, думаю, будет достаточно.

– Я никогда не видел, чтобы вот так носили устройство по расширению памяти.

– Вам нравится? Спасибо.

– И какой кристалл у вас сейчас?

– Я записываю деятельность мистера Кента.

– Вы думаете, на этом приеме произойдет что-то из ряда вон выходящее?

– Этого никто не знает. Во всяком случае, я делаю свое обычное дело.

– Но вы ведете нечто вроде бортового журнала, не так ли, мисс Пейтон? Едва ли это уместно на борту "Энтерпрайза".

– Уверяю вас, капитан, что я и мистер Кент имеем разрешение Звездного флота записывать происходящие здесь события.

– Но у вас нет моего разрешения. Пожалуйста, умерьте свой пыл. Не делайте это хотя бы в общественных местах.

– Хорошо, сэр.

Вроде бы они поняли друг друга. Пытаясь возобновить разговор, Кирк сказал:

– Вы давно работаете с мистером Кентом?

– Лет пять.

– О, да за это время у вас уже сложилась команда.

– У каждого своя работа.

– И ваши обязанности, чтобы все получалось как надо?

Пейтон улыбнулась. Казалось, их отношения налаживаются.

– Вы согласны со взглядом Кента на Звездный флот?

– Мои взгляды никого не касаются, – сухо ответила она. – Я не член Совета Федерации.

– Извините. Не думал, что это больной вопрос.

– Вовсе нет. Но я обижаюсь на всех, кто пытается встать между нами, – сказала Пейтон и невозмутимо удалилась, оставив Кирка одного.

– Как успехи, Джим? – спросил Маккой, проходя мимо.

– Ты прав, она интересная женщина. – Они выпили.

– Что она сказала о клингонах?

– О клингонах?

– По кораблю ходит сплетня, что ты в очередной раз совершил чудо и спас нас от них.

– Нам действительно повезло. Капитан клингонов предпочел отправиться восвояси и доложить о новом секретном оружии Федерации.

– Что за оружие?

– То, которое уничтожает корабли клингонов. Кент намекнул им на это.

– Какая чушь!

Кирк кивнул. "Да, он прав. Но с Кентом стоит еще раз поговорить. Может, сейчас подходящий момент?" Он мельком взглянул на Кента и увидел, как тот смеется, слушая рассказ Ухуры.

Когда они подошли, Ухура уже заканчивала. Эту историю Кирк слышал не раз. Речь в ней шла о незадачливом офицере связи, который принял царапанье клешней рака за секретный код врага.

– Прошу прощения, мистер Кент, если я оказался, э.., немного нетерпеливым сегодня в отсеке связи.

– Нет-нет, капитан. Это я должен извиняться.

– У меня к вам вопрос, мистер Кент. Секретное оружие, оно действительно существует?

– Вы хотите, чтобы я ответил здесь и сейчас, капитан?

– Если вам не трудно.

– Конечно, нет. Но вам лучше спросить об этом профессора Омена.

Кирк удивился.

– Профессора Омена? Ученого, Федерации, который работает над вооружением для звездолетов?

– Да, именно его.

– Но почему его? Разве он виноват в исчезновении кораблей клингонов?

– Профессор – эксперт по оружию, не так ли? Если Федерация что-то знает об исчезновении их кораблей, то он непременно в курсе.

– Если только это оружие существует.

– Я этого не говорил.

Кирк разозлился.

– Вы играете со мной, Кент. Если это ваше собственное воображение, мы вместе посмеемся. Но мне не нравится, когда меня обманывают.

– Спросите профессора.

– Мне не хочется бежать к нему прямо сейчас.

– Не сейчас, капитан, – Кент улыбнулся. – На Звездной Базе 12 у Омена есть для вас небольшое дело.

Глава 3

– Что за небольшое дело? – спросил Кирк.

– Профессор Омен скажет.

– Мне не нравятся такие игры, мистер Кент.

– Тогда не играйте в них. Но вы ведь и раньше выполняли секретные поручения. Вам знакомы правила игры.

– Обычно приказы исходили от моих начальников, а здесь... Потом, я вижу, что вы настроены против меня.

Несколько секунд Кент удивленно смотрел на капитана, затем сказал:

– Пошли, Пейтон, думаю, прием окончен.

Кирк посмотрел им вслед Опять они не поняли друг друга! Он стал еще раз обдумывать свое положение. Корабль был его, Кирк мог бы отвезти своих пассажиров назад на Пегас IV и навсегда избавиться от них. Он был настолько рассержен, что сделал бы это незамедлительно, но как человек военный Кирк привык подчиняться приказу, каким бы странным он ни казался. Кроме того, капитану было интересно разобраться во многих вещах, смысл которых он никак не мог понять. Почему именно "Энтерпрайз" был нужен Кенту? Существует ли секретное оружие, и если оно есть, то кем создано? Какая роль во всем этом отводится профессору Омену? Куда приведет "Энтерпрайз" эта игра? Кирк обвел взглядом корабль. Люди отдыхали, пили, смеялись, приятно проводили время.

– Всем доброй ночи, – сказал он, уходя, и подумал, что нескоро еще придется вот так отдохнуть на Земле. Кто знает, насколько может затянуться это путешествие.

– Что ты слышал о профессоре Омене? – спросил он Спока, когда они шли к турболифту.

– Прекрасный ученый, главный конструктор современного поколения фазеров и фотонных торпед для звездолетов. Думаю, что он разрабатывал вооружение для "Энтерпрайза".

– Ясно. А еще что-нибудь? Что пишут о нем в справочниках?

– Вообще, он загадочный человек. Насколько я знаю, у Омена нет близких друзей, а иногда профессор исчезает на несколько месяцев без всяких объявлений.

– Да?

– Это все, что известно. А так биография обычная. Могу я узнать, чем вызван ваш интерес к Омену?

– Конрад Фрэнклин Кент сказал, что профессор будет встречать его на Звездной Базе 12, а нам он откроет тайну секретного оружия, о котором говорили клингоны.

– В самом деле? – Спок несказанно удивился. На этом разговор закончился. Кирк сказал, что идет спать.

* * *

Прежде чем "Энтерпрайз" прибыл на Звездную Базу 12, капитан Кирк получил срочное сообщение от командора базы Фавере. Тот предлагал встретиться, чтобы обсудить дело чрезвычайной важности.

Кирк терялся в догадках. Он не знал Фавере и мог только догадываться, о чем пойдет речь. К этому времени любопытство Кирка пересилило его неприязнь к Кенту. Все путешествие тот путался у него под ногами, совал всюду свой нос, задавал вопросы.

Пейтон, казалось, носила свой передатчик, не снимая. Она записывала: "Конрад Фрэнклин Кент в офицерском холле рассматривает звездный пейзаж за бортом "Энтерпрайза", "Конрад Фрэнклин Кент пьет кофе с экипажем на палубе 17.

Кирк не прочь был встретиться с Фавере. Кроме важной информации, которую он ожидал получить, капитану было интересно познакомиться с новым лицом – удовольствие, которое Кирк может позволить себе далеко не каждый день.

– Ухура, информируй командора, что мистер Спок и я рады встретиться с ним, даже если и не будем обсуждать дело чрезвычайной важности.

– Хорошо, сэр.

Распрощались с пассажирами звездолета сухо. Капитан не стал больше ничего выведывать у Кента – это было бесполезным делом. Он облегченно вздохнул, когда Кент и Пейтон покинули "Энтерпрайз".

* * *

Командор Фавере встретил Кента и Пейтон в транспортировочной комнате Звездной Базы.

– Рад снова вас видеть, сэр, – сказал Фавере когда они пожали друг другу руки.

– Очень мило с вашей стороны, командор, хотя я уверен, что это не правда, – ответил Кент. Он бросил быстрый взгляд на Пейтон и продолжил:

– Вам и мисс Пейтон надо многое обсудить. Если служащий покажет мне мои апартаменты, я оставлю вас одних.

– Да, сэр, – Фавере казался очень удивленным. Он сделал знак одному из служащих, и тот пригласил Кента следовать за ним.

Они остались одни.

– Сюда, пожалуйста, мисс Пейтон, – сказал Фавере женщине. Та едва сдерживала улыбку. Командор поднял ее сумку и повел через всю базу. Когда они вошли в его кабинет и дверь с шипением захлопнулась, Фавере бросил сумку на пол и нежно поцеловал Пейтон.

Она обвила его руками, отвечая на его объятия и ласки. Несколько секунд они стояли, слившись друг с другом, слышно было лишь их тяжелое дыхание да шипение воздуха в кондиционере.

Когда влюбленные оторвались друг от друга, Фавере сказал:

– Знаешь, я очень удивился, что он оставил нас одних.

– Да нет, ничего удивительного. Кент нормально относится к тебе. Просто он считает, что хороший человек выбрал плохую работу. И что ты не сделаешь себе карьеру.

– Все мои предки в свое время работали в разных службах флота...

– Да, но насчет карьеры он прав, – она мягко отстранила Фавере и прошлась по его кабинету. Командор, задумчиво улыбаясь, наблюдал за ней.

– Прошел целый год, как мы не виделись.

– Я думала, что ты уже женился.

– Здесь не очень большой выбор невест, – пошутил Фавере.

Пейтон села в кресло, подобрав под себя ноги и спросила:

– Профессор Омен здесь?

– Да, к сожалению. И он выводит меня из себя.

– Почему?

– Я не люблю его, Хэзел. Он резкий человек, с ним трудно общаться...

– Ты встречаешься с ним?

– Крайне редко, но лучше бы не видеть его вовсе. Скажи, Хэзел, зачем тебе понадобился "Энтерпрайз"? Для испытаний можно было подобрать что-то попроще. В конце концов он флагман флота.

Пейтон поджала губы:

– Что, если я попрошу тебя довериться в этом деле мне?

Фавере пожал плечами:

– Я и так доверяю тебе. И все же это несколько странно: и Кент, и Омен, и "Энтерпрайз". С чего бы это?

Пейтон вызывающе посмотрела на него.

– А, может быть, поговорим о чем-то еще, мы так долго не виделись?

Фавере покраснел. Он подошел к столу, выдвинул один из ящиков и достал из него маленькую бархатную коробочку. Пейтон неподвижно наблюдала за ним. Фавере открыл коробочку, в руках у него сверкнуло бриллиантовое кольцо, которое в неярком приглушенном освещении кабинета казалось маленьким солнцем.

– Выходи за меня замуж, – сказал он. Пейтон, едва дыша, молчала.

– Ты не любишь меня?

– Люблю, – она перевела дыхание, – но я должна считаться с мнением мистера Кента. А он, я думаю, не одобрит...

– Тебе не надо его благословения. Он твой босс, а не отец. И даже будь он твоим отцом, ты достаточно взрослая, чтобы самостоятельно принимать решения. Это касается только нас двоих.

Пейтон встала, медленно прошлась по кабинету.

– Он мне как отец. Кент увидел во мне что-то такое, чего не видел никто. Он дал возможность проявить себя, заботится обо мне, дает советы. Я не хотела бы причинить ему боль.

– Но это твоя жизнь, и ты сама вправе решать, как тебе поступить.

– Да, – согласилась она.

Они замолчали. Хэзел думала, что Фавере продолжит начатый разговор, будет более нежен и внимателен к ней. Но он не проронил ни слова, не поцеловал ее. Казалось, он обиделся и о чем-то усиленно размышляет.

– Тебе лучше уйти, Хэзел, – сказал он. – Через несколько минут у меня здесь встреча с Кирком и его помощником. Твоя каюта 37.

– Я подумаю о твоем предложении.

Он кивнул. Когда Пейтон ушла, Фавере еще раз взглянул на кольцо, вздохнул и решительно спрятал коробочку в дальний ящик стола.

* * *

Кирк, оставив отсек связи на главного инженера "Энтерпрайза" мистера Скотта, вместе со Споком покинул звездолет и транспортировался по лучу на Звездную Базу 12. Они хотели познакомиться с местом, куда прибыли и где им предстояло провести несколько дней.

Как и многие другие базы, эта переняла дух человека, работающего и живущего на ней. Этот дух чувствовался во всем и брал верх над утилитарным дизайном Звездного флота, к которому так привыкли Кирк и его помощники. Все напоминало здесь о Диком Западе, об Америке девятнадцатого века по старому календарю. В проходах коридоров висели картины, изображающие всадников и сражения; здесь же в рамках, подобно картинам, висели листовки, сообщавшие о вооруженных восстаниях различных американских племен то в одной части старых Соединенных Штатов Америки, то в другой.

Кабинет Фавере имел тот же дух и вид, что и вся база. Здесь присутствовал тот же стиль. Кирк увидел множество самых разных кавалерийских атрибутов – форм, шпор, пуговиц, эмблем, галунов, пистолетов и скрещенных сабель. В одном углу Кирк со Споком увидели седло, привязанное к странной деревянной палке, в другом, как раз против стола Фавере, лежал череп какого-то диковинного, невиданного животного. Рядом со стеллажами отполированных винтовок висел рекламный плакат некоего Джона Уэйна.

Сам Фавере оказался высоким худощавым мускулистым мужчиной немного старше Кирка. Светлые волосы его были коротко подстрижены, он производил впечатление довольно интересного мужчины. Говорил Фавере медленно, спокойно, растягивая слова, в несколько народной манере, а своим простодушием он напоминал Кирку Маккоя.

Они пожали друг другу руки, и Кирк, осматриваясь вокруг, спросил:

– Вы, кажется очарованы кавалерией старых Соединенных Штатов?

– Не столько самой кавалерией, сколько системой фортов, созданных на Старом Западе после Гражданской войны в Америке.

– Это были не самые лучшие времена для жителей Севера, – заметил Спок, – особенно для коренных жителей.

– Да, но это было время отваги и трусости, великих подвигов и низменных поступков, о которых даже сейчас не хочется вспоминать.

– Это было время героев и подлецов, – согласился Кирк, – как, впрочем, и любое другое время.

– Кстати, вы заметили, что сегодняшние звездные базы предназначены для тех же целей, что и форты на старом Западе. Мы представляем цивилизацию Федерации и для колоний, и для врагов. Мы изучаем обстановку, сглаживаем дипломатические недоразумения, гасим военные конфликты местного масштаба. Короче говоря, мы западные штаты Федерации.

– Что ж, ваше определение довольно образно и верно, – отметил Спок.

Кирк видел, что Фавере готов часами говорить о своем увлечении, о кавалерии девятнадцатого века, но вряд ли история Соединенных Штатов Америки была тем чрезвычайным делом, ради которого они прибыли сюда.

Кирк тактично намекнул Фавере об этом. Тот застенчиво улыбнулся:

– Вы правы, капитан. Я всегда с удовольствием говорю о своем хобби и иногда теряю счет времени. – Он положил пустой винтовочный патрон на стол и сказал:

– Что-то непонятное происходит в этом секторе и достигает размеров эпидемии.

– Корабли клингонов исчезают без следа? – спросил Кирк.

– Не только клингонов, но и ромуланцев, и Федерации. Но как вы узнали об этом?

– По пути сюда мы неожиданно встретились с рассерженным клингоном.

– Раньше мы считали, что в таинственных исчезновениях виновато новое оружие Федерации, но, может быть, все совсем по-другому, – заметил Спок.

– Да, нам предстоит разобраться, – сказал Кирк. – Здесь много неясного.

"Очевидно, Кент блефовал, – подумал капитан. – Если дипломаты Федерации смогут доказать клингонам, что исчезают и корабли Федерации, тогда можно будет избежать войны. И хвастовство Кента тут ни при чем. Но тогда какое отношение все это имеет к профессору Омену?"

– Взгляните на это, – сказал Фавере и протянул Кирку электронную записную книжку, на которой уже появилась первая страница. Кирк бегло прочел эту страницу и сразу понял, что здесь говорится о том же, что недавно рассказал им Торм. Однако стиль повествования в электронной книжке отличался от манеры Торма, язык изложения фактов был почти изысканным.

На нескольких страницах доклада (а это был именно доклад) подробно говорилось о том, что корабли исчезают без следа. У звездолетов, которые пропали, не было даже времени, чтобы послать сигнал бедствия на базу или выбросить сигнальный буй. Странно, что после исчезновения не оставалось никаких следов катастрофы – ни молекулярного, ни энергетического следа, ничего такого, что можно было бы обнаружить.

Кирк передал электронную записную книжку Споку и спросил Фавере:

– Что вы делаете в связи с этим?

– Пока немногое. Звездный Флот послал несколько кораблей-разведчиков, так мы и получили эту печальную информацию. А что делать дальше? Никто не знает, остается только возмущаться.

– Вот как.

– Вчера я получил по космической связи срочное зашифрованное коммюнике от командования Звездного флота, – продолжал Фавере.

Вдруг Спок поднял глаза от электронной записной книжки и сказал:

– Извините, командор. Вы заметили, сколько опасной информации содержится в этом докладе?

– Да, заметил.

– И что там, Спок? – спросил Кирк.

– Что? Мы немногое знаем о флотах клингонов и ромуланцев, но если и дальше корабли Федерации будут исчезать с такой же скоростью, как и сейчас, то Федерация останется без флота через два солнечных года.

Спок сообщил эти ошеломляющие новости совершенно спокойно. Но Кирк хорошо знал своего помощника, и было бы странно, если бы он сделал сообщение по другому, не в своей обычной манере. Спок был неэмоциональным обитателем планеты Вулкан. Впрочем, все жители этой планеты были такими же. Однако, Фавере не знал раньше Спока и очень удивлялся его спокойствию и хладнокровию.

– И все это вас совершенно не беспокоит, мистер Спок? – спросил командор.

– Я с планеты Вулкан, – сказал Спок. – факты не могут ни беспокоить меня, ни радовать. Они просто существуют независимо от того, что я о них думаю и как воспринимаю. Но, на мой взгляд, было бы гораздо благоразумнее предпринять какие-то действия, чтобы предотвратить разрушение Звездного флота и исчезновение кораблей.

– Быть может, коммюнике Звездного флота предлагает какие-то действия? – спросил Кирк. Он взял кристалл из рук Фавере и вставил его в верхнюю панель аппарата для расшифровки. Кирк ввел свой код, и секретное сообщение стало расшифровываться как бы само по себе. Кирк, конечно, не знал в подробностях того, о чем говорится в коммюнике, но он правильно догадался о главном.

– Они посылают наш звездолет для того, чтобы выяснить, что происходит, и прекратить это. Они далее не говорят "прекратить, если возможно". Они просто велят "прекратить", – Кирк философски улыбнулся. – Нам никогда не поручали легких заданий. Не так ли, Спок?

– Кажется, наша репутация превосходит наши возможности, – пожал плечами Спок.

– В приказе говорится о том, что мы должны забрать профессора Омена с собой. Звездный флот считает, что его опыт в области создания оружия будет весьма полезен. Кстати, он сейчас здесь? – спросил Кирк.

– Да, – сказал Фавере.

– По крайней мере, на этот счет Кент не лгал. Тогда мы сможем отправиться немедленно, ничто не может помешать нам.

Кирк обрадовался, что тайна наконец-то прояснилась. Хотя почему Кент настаивал, чтобы их задание оставалось тайной, Кирк понять не мог. Вероятно, это был еще один пример подозрительности политиков и осторожности в действиях.

– Боюсь, что это невозможно, – заметил Фавере.. – Вы не должны улетать, испытания профессора Омена начинаются завтра.

– Испытания? Какие испытания?

– Разве мистер Кент вам ничего не сказал? – спросил удивленный Фавере.

– Нет, – об испытаниях не сказал, хотя сообщил нам много разной информации, от которой нам нет проку.

– Так вы ничего не знаете?

– Нет-нет, говорите Фавере.

– Омен разработал новый фазовый щитовой генератор.

– Фазовый? – удивился Спок, его брови поползли вверх. Кирк знал, что этот жест у обитателей планеты Вулкан равносилен дикому любопытству.

– Да, фазовый. Но я не стану притворяться, что понимаю в этом хоть что-нибудь.

– Так что, "Энтерпрайзу" уготована участь мишени? Это можно предположить, исходя из того, что я знаю о Кенте, – заметил Кирк.

– Нет, вы ошибаетесь. Для этих целей у нас есть старый грузовой корабль. "Энтерпрайз" будет нападающим.

Кирк кивнул. "Хорошо, хоть так, – подумал он. – Теперь ясно, зачем был нужен наш звездолет на Звездной Базе 12. Звездный флот убивает сразу двух зайцев – испытывает новые генераторы и получает "Энтерпрайз" для того, чтобы Омен в космосе мог решить эту проблему, выяснить, куда же все-таки пропадают корабли".

– Но почему здесь? Почему вы выбрали именно эту базу?

– Ну, – протянул Фавере, – конечно, в этом деле присутствует доля секретности. А здесь лучше всего сохранить все в секрете. И Хэзел теперь здесь...

– Хэзел? – спросил Кирк.

– Мисс Пейтон, помощница мистера Кента. Она и я, э-э, мы очень близки Мы долгое время не виделись. Мы подумали, Звездная База 12 подойдет для испытаний во всех смыслах. И Хэзел лишь немного подергала за кое-какие ниточки.

Кирк вспомнил, как он заигрывал с Пейтон, эти воспоминания заставили его немного смутиться. Узнав сейчас об отношениях мисс Пейтон и Фавере, он обрадовался, что не предпринял никаких решительных шагов. И продолжение флирта, пожалуй, было бы невозможно.

– Извините меня, но я все же не понимаю, есть вещи, которые до меня доходят с трудом. Омен и "Энтерпрайз" здесь для испытаний и для исследования проблемы исчезновения кораблей. Но для чего здесь мисс Пейтон и почему мистер Кент так заинтересован всем этим делом? Почему он здесь? Непохоже, чтобы Звездный флот одобрил наблюдателя из Совета Федерации, да к тому же такого недружелюбного, как Кент, – Спок казался крайне озадаченным.

– Я и сам не знаю, зачем здесь мистер Кент, да и Хэзел тоже, хотя ее присутствию я рад несказанно. У меня такое предчувствие, что здесь что-то должно произойти. Но что именно, я сказать не могу.

– Да, вы правы, командор. Я знаком с концепцией предчувствия. Раньше я считал, что интуиция не может быть достоверным источником в любом деле, но теперь я знаю, что такое возможно и некоторые люди могут принимать очень верные решения, полагаясь только на свою интуицию, – Спок сказал все это так уверенно, что в его словах, казалось, не приходилось сомневаться никому.

– Как хочешь назови это, мистер Спок, интуицией или чем-то другим, – задумчиво сказал Кирк, – но у меня тоже плохие предчувствия. Неужели они сбудутся?

Глава 4

Кирк получил указания для испытаний. Все оказалось очень просто: "Энтерпрайз" должен будет стрелять в пустой грузовой звездолет, на котором установлен фазовый генератор профессора Омена. Если корабль выстоит, испытания будут считаться успешными. На Звездной Базе 12 несколько недель только об этом и говорили. Кирк злился на Кента, что тот не рассказал ему обо всем раньше.

Спок проводил время за чтением. Он читал все, что попадалось под руку об обычных силовых полях и фазовых.

– Знаешь, Кирк, – сказал он, – о фазовых полях очень мало информации. Гораздо больше известны обычные, силовые. Сегодня за ужином нам будет о чем поговорить с профессором Оменом.

Кирк не хотел идти на ужин, устраиваемый Фавере. Не было никакого желания снова встречаться с Кентом. Но, поразмыслив, он решил, что идти все-таки надо, было несколько вопросов к Кенту. Кроме того, там наверняка будет Омен, а это в любом случае интересно. Так или иначе, вечером они отправились на званый ужин.

Маккой, присоединившись к Кирку и Споку, проявлял недовольство.

– Не знаю, зачем вы втягиваете меня в ваши дипломатические дела?

– А почему я один должен страдать? – полушутя спросил Кирк.

Все приглашенные собрались в комнате, которая казалась довольно пустой. Все здесь было достаточно современно устроено, даже стены окрашены в привычные для флота цвета: серый, красный, черный. Фавере, Кент и Пейтон о чем-то беседовали. Сразу было видно, что Фавере влюблен, он не сводил глаз с Хэзел. На голове Пейтон вновь было украшение – чувствительный усилитель, и настроение у Кирка сразу испортилось. Он был уверен в том, что еще несколько человек знали, что за штучки она носит в волосах. "Зря старалась, – подумал Кирк, – вряд ли сегодня он пригодится. Запись, скорее всего, будет похоронена в архиве Кента".

– Где же Омен? – спросил Маккой. – Я его никогда не видел, но думаю, что узнаю сразу. Он еще не пришел?

– Да, что-то его нет, – ответил Спок.

– Ты разочарован?

– Нисколько. Жаль только, что я не смогу побеседовать с ним, а было бы интересно.

– Давайте присоединимся к ним, – сказал капитан, указывая на гостей. Он взял напиток с автоматического подноса, проплывавшего мимо, и собрался идти к Кенту, но здесь дверь в соседнюю комнату открылась, и человек в форме официанта объявил:

– Ужин подан.

Толпа немедленно направилась в столовую. Кирк нашел свое место За столом и прочел то, что еще было на карточке: "За этим ужином вы отведаете блюда, приготовленные Энъяртом".

Энъярт – знаменитый на всю Галактику повар, его имя Кирк знал давно. Конечно, Фавере хотел произвести впечатление на таких важных гостей, вот и пригласил Энъярта. Несомненно, ужин будет отличным.

Рядом с Кирком сели женщины – с одной стороны молодая рыжеволосая в форме лейтенанта, с другой – пожилая в гражданской одежде. Она протянула капитану руку:

– Я – доктор Кросбер. Вы, должно быть, Кирк? Капитан "Энтерпрайза"?

– Вы угадали.

– Будьте осторожны с ним, дорогуша, он слишком очарователен, – посоветовала Кросбер рыжеволосой.

Та с удивлением посмотрела, хотела что-то сказать в ответ, но тут ее внимание отвлек Маккой, который усаживался рядом. Доктор с очевидным удовольствием занимал свое место, метнув взгляд на молодую женщину.

Ужин начался. Кирку сразу же понравилась доктор Кросбер, с ней так легко и просто было общаться. Он обращался к ней гораздо чаще, чем к другой, которую звали Гошэлк. Зато Маккой не унимался, стараясь, как видно, ей понравиться. Спок же был верен сам себе: женщины, сидящие возле него, старались завязать с ним разговор, но он неизменно вежливо отвечая им, был всецело погружен в себя.

Доктор Кросбер стала рассказывать одну весьма пикантную историю. Кирк, наклонившись к ней, слушал. В самом интересном месте Кирк засмеялся и поднял голову. Напротив него сидел Кент, и капитану сразу же расхотелось веселиться. Они кивнули друг другу, но прежде чем капитан успел задать вопрос, появился официант с подносом. Кирк про себя выругался.

Все стали есть. Кирк, отведав кушанье известного повара, нашел, что мясо восхитительно, но несколько необычно и тяжеловато. Он решил, что это из-за специй. Кого-то в конце стола тоже заинтересовало, что это было. Фавере ответил:

– Бык. Не настоящий, конечно, но очень хорошее подобие, сделанное репликатором еды Энъярта. Я даже не знаю, где они взяли программу.

Многие из сидящих за столом никогда не видели быков и не знали, что это за животные, Фавере с удовольствием пустился в объяснения. Потом он стал указывать на различные блюда, рассказывая о них. Большинство кушаний было приготовлено из зерна, воспроизведенного, конечно. Но кое-что было все же из натуральных растений, о которых Кирк никогда не слышал.

За ужином капитан несколько раз слышал, что профессор Омен еще не появился.

– Я никогда не видела его, – сказала Кросбер, – да и никто, с кем я разговаривала, не встречался с ним.

– В самом деле? Он загадочный человек?

– Вероятно. Сегодня тайна, кажется, раскроется.

– Пожалуй, – ответил Кирк. Кросбер, осмотрев сидящих за столом, вдруг сказала:

– Здесь нет никого из его персонала. Может быть, они устанавливают генератор на грузовом звездолете, но я что-то в этом сомневаюсь, – она сделала глоток и продолжила. – Нам повезет, если он придет на свое собственное испытание.

Кирк огляделся. Он нисколько не удивился, когда увидел, что женщина с большими, как у оленя глазами восхищенно смотрит на Спока, повторяя каждое его слово. Это казалось забавным. Но капитан знал, что чем меньше Спок интересовался женщинами, тем чаще они влюблялись в него.

* * *

– Как вам ужин, мистер Кент? – спросила Кросбер.

– Вкусно. И потом, северо-американская кухня всегда интересовала меня. Неудивительно, что мы едим такую еду именно здесь, на границе Федерации.

– Вы, наверное, с нетерпением ждете испытаний? – спросил мичман, все лицо которого было в веснушках.

Кирк собирался ответить, но и здесь Кент опередил его:

– Да, конечно. Но и с некоторой тревогой, должен вам сказать.

– Почему так, сэр?

Прежде чем ответить, Кент тщательно намазал пшеничный соус на говяжью отбивную и, подумав, сказал:

– Так или иначе, мы в Федерации ничего не теряем. И нам неважно, чем закончатся испытания.

– Как это? – удивилась Кросбер.

– Если фазовые генераторы не будут работать, значит, большой ученый Федерации потратил зря свое время. Если будут – у Звездного флота окажется еще более мощный щит, за который можно спрятаться.

Наступила многозначительная тишина. Маккой кашлянул и выжидающе посмотрел на Кирка. Все тоже взглянули на него, и капитан понял, почему. Как старший по званию офицер, ставший свидетелем этой клеветы, он должен был защитить репутацию Звездного флота.

– Я не согласен с вами, советник.

– Я имел в виду только то, что с дефлектором такой силы Звездный флот будет чувствовать себя увереннее и станет ввязываться в сражения еще чаще.

– Ха, – невежливо хохотнул Маккой.

– Доктор Маккой хочет сказать, что мы всегда были больше заинтересованы в мире, чем в войне, и щит – не наступательное оружие, – отпарировал Кирк. – Щит – вовсе не оружие.

– В обычном смысле, конечно, нет, – согласился Кент.

Кирк усмехнулся:

– Если вы считаете, что мы зря теряем здесь время, то я удивляюсь, почему вы, мистер Кент, делаете то же самое.

– У меня на это есть свои причины, сэр, – ответил Кент.

– Секретные?

– Да, секретные, касающиеся Федерации.

– Я полагаю, что ваши причины скрывают другое оружие профессора, над которым он, говорят, работает.

– Едва ли это самое подходящее место для дискуссии на такую тему, капитан.

– Наверное, вы правы.

– Может быть, вам следует подождать и самому поговорить с Оменом. Он наверняка завтра будет на испытаниях.

– Я буду с нетерпением ждать этой возможности. "Конечно же, – думал Кирк, – об оружии такой силы на званых ужинах не говорят. И тут он прав, но я заставил его немного поволноваться, что и собирался сделать. Хотя существует ли в самом деле это оружие?" В которой раз капитан задал себе этот вопрос, а ответа так и не находил. Кент по-прежнему отрицал, что оно есть. Но тогда как объяснить исчезновение нескольких звездолетов? Все, что мог сделать сейчас Кирк, это держаться в стороне, а при случае быть готовым набросить аркан, только бы подвернулась подходящая шея.

* * *

Подали десерт – мороженое с шоколадным сиропом. Фавере заверил, что это единственное блюдо, которое не имеет отношения к Северо-Американскому Западу.

– Однако мороженое и шоколадный сироп очень любит один человек, которого я люблю, – вдруг сказал он и посмотрел на Пейтон. Та покраснела.

После десерта неспешно пили кофе и чай. Лейтенант Гошэлк вышла на, минутку, на что доктор Кросбер сказала:

– У нее проблемы с ее молодым человеком. А я ее опекаю.

– Ее молодым человеком? – спросил Маккой.

– Мне очень жаль, доктор, – сказала Кросбер и вышла вслед за Гошэлк. Маккой встал:

– Думаю, с меня хватит, я получил достаточно разочарований для одного вечера. А ты, Джеймс?

– У меня есть еще одно незаконченное дело. – Маккой бросил взгляд на Кента и прошептал:

– Я не хочу видеть тебя с разбитым носом, по крайней мере, сегодня вечером. И дай мне хорошенько выспаться.

– Я не собираюсь тревожить твой сон.

– Ты остаешься? Ну, как знаешь. – Они пожелали друг другу спокойной ночи, и Маккой ушел.

* * *

Потягивая кофе, Кент сквозь полуприкрытые глаза наблюдал за Пейтон и Фавере. Кирку надоело ждать, когда Кент выйдет из-за стола, и он пошел в холл, где гости уже прощались друг с другом. Многие пожелали Кирку удачи на завтра, как будто испытывали его изобретение, а не профессора Омена.

Кирк вдруг почувствовал усталость. Он подумал:

"А нужна ли еще одна стычка?" Но как раз в это время Кент вышел в холл.

– Спокойной ночи, Кирк, – сказал он и махнул рукой.

– Могу я с вами поговорить, мистер Кент?

– Сегодня?

– Сейчас очень подходящее время. – Кент пожал плечами, немного помялся и подошел к Кирку.

– У меня есть основания полагать, что Омен ничего не знает об исчезновении кораблей, – начал Кирк.

– Какие основания, капитан?

– У каждого есть свои секреты, советник. Позвольте мне не отвечать на ваш вопрос. Я уверен, что вы и так все понимаете.

Они посмотрели друг другу в глаза, будто надеясь прочесть то, что было недосказано. Внимание обоих отвлек Спок. Он шел с женщиной-лейтенантом, его соседкой по столу и, казалось, чувствовал себя не очень удобно. Но сейчас Спок, по крайней мере, не сопротивлялся, когда женщина положила его руку себе на плечо.

– Хей, мистер Спок, – окликнул Кирк.

– Добрый вечер, капитан. Лейтенант Клерк настояла, чтобы я проводил ее.

– Конечно, конечно.

– Спокойной ночи, капитан. До свидания, мистер Кент.

– Послушайте, Кирк, – Кент начал прерванный разговор, – у нас обоих есть свои причины делать то, что мы делаем. И это отлично. Но поверьте мне, капитан, если профессор Омен не расскажет вам обо всем, тогда это уже не сможет сделать никто. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Кирк посмотрел ему вслед. Кент шел не спеша и выглядел, как человек преклонного возраста, поздно возвращавшийся домой с праздника. Кент казался совсем безобидным, но и сейчас Кирк не доверял ему.

Было уже очень поздно. Кирк пришел к себе.

Предсказания Маккоя не сбылись, никто не разбил ему нос. Просто он устал от одних и тех же мыслей, и очень хотелось спать. Впереди – ответственный день. Он должен будет атаковывать пустой звездолет класса "Джей". И для этого понадобился флагман Флота?

* * *

На следующее утро Кирк был не в лучшей форме. Он чувствовал себя не хуже обычного – это было утро после званого ужина. "Испытания должны начать в десять по местному времени, – подумал он, – еще успею выпить кофе".

После легкого завтрака он пошел в отсек связи. Там шла привычная жизнь, все были заняты своим делом. На основном мониторе под картиной тактического расположения звездолетов была видна неуклюжая громадина грузового корабля. Зулу и Чехов проверяли систему вооружения. Рядом с Зулу стояла блондинка в простом голубого цвета комбинезоне. Он очень шел ей, а серьезное выражение, казалось, добавляло женщине шарма.

Кирк подошел к Маккою, который расположился в его кресле.

– Удобно?

– О, простите, капитан, – сказал тот, вставая. – В медицинском отсеке ничего интересного не происходит, вот я пришел посмотреть на фейерверк. А это было единственное свободное кресло.

– Все в порядке, только постарайся не привыкнуть к нему. Зулу, может быть, вы познакомите нас с этой очаровательной женщиной.

– Да, сэр. Это Бахия Слокум. Она наблюдатель от профессора Омена.

– А его не будет? – удивился Кирк.

– У профессора много дел, – невозмутимо ответила блондинка. – Он не может быть везде в одно и то же время.

– Конечно, конечно. Пожалуйста, продолжайте, мистер Зулу. Положение, мистер Спок.

– Датчики в режиме полной чувствительности. По последним данным у нас находится пять процентов всего вооружения Звездного флота.

– Хорошо. Сколько осталось времени?

– Пятнадцать минут. Идет отсчет.

– Хорошо.

Кирк окунулся в работу.

– Сообщение для мисс Слокум, – доложила Ухура, – звуковое.

– Это Омен с последней проверкой, – сказала блондинка.

– Давайте послушаем, лейтенант, – сказал Кирк.

– Бахия, ты здесь? – сказал хорошо поставленный голос.

– Здесь, сэр.

– Оружие?

– Испытания режима "годен – не-годен" успешно завершены. Фотонные торпеды заряжены и готовы, фазеры полностью заряжены.

– Система вооружения?

– Я поддерживаю связь с главным инженером Скоттом. Он и мичман Чехов уверили меня, что системы запуска и наведения готовы.

– Программа огня?

– Все готово. Обстрел начнется по вашей команде.

– Локаторы?

– Готовы, – сказал мистер Спок. Слокум посмотрела на него и продолжила:

– Готовы. Мы ничего не пропустили, сэр.

– Хорошо. Начинаем через три минуты четырнадцать секунд. Конец связи.

Слокум отошла от Зулу и присоединилась к Маккою рядом с центральным пультом. Некоторое время она изучала его, затем сказала:

– Я думаю, вы освободите это место. – Маккой удивился, но ответил достаточно вежливо:

– Я думаю, что вам не мешаю.

Спок стал отсчитывать каждую секунду. Когда до начала испытаний оставалось десять секунд, вновь раздался голос Омена:

– Вы можете начинать, капитан.

– Спасибо, профессор.

– Можете начинать, мистер Чехов, – отдал приказ Кирк.

– Хорошо, капитан.

Когда пробило десять, Чехов нажал на заветную кнопку. Отсек связи заполнил характерный звук выпущенной фотонной торпеды. Затем – снова и снова. "Энтерпрайз" весь содрогался, вспышки на грузовом звездолете были одна ярче другой.

– Как дела, Спок? – спросил капитан.

– Звездолет почти не поврежден, – доложил помощник. – Щит разрушен на два процента...

– Это в пределах нормы, – сказала Слокум.

– Продолжайте, мистер Чехов.

– Хорошо, капитан.

На грузовой звездолет вновь обрушился шквал огня. Кирк видел, как раскаленные лучи, попадая на щит, вспыхивали ярко-красным пламенем. Атака продолжалась, удары один мощнее другого сотрясали звездолет. Красный цвет сменялся оранжевым, затем желтым, зеленым, голубым, синим и, наконец, темно-фиолетовым. Потом все это исчезло, и звездолет превратился в большое черное пятно, по форме напоминающее корабль.

– Спок, доложи обстановку.

– Щит на максимуме, но атаку выстоял. Он отражает то, что не может поглотить. Щит и корпус так и остались неповрежденными. Температура внутри звездолета в пределах жизненной нормы.

– Осталось десять секунд, – сказал Чехов. Когда он досчитал до нуля, все кончилось, и наступила тишина.

– Щит и корпус выстояли, – вновь доложил Спок. – Жизненно необходимые условия внутри корабля остались нормальными.

– Мы победили! Мы сделали это! – закричала Слокум. Она энергично пожала руку Маккою.

– Мои поздравления, мисс Слокум, – сказал капитан.

– В самом деле, очень впечатляюще, – добавил Спок. – Мне бы хотелось поговорить с профессором об его открытии.

– Ты не одинок в своем желании, Спок. – И Кирк, и Спок знали, что Омен уже на следующий день отправится вместе с ними на поиски тех, кто охотится на звездолеты.

– Мне надо идти, капитан, – сказала Слокум. – Профессор захочет еще раз посмотреть результаты испытаний по свежим следам.

– Не смею задерживать вас, мисс Слокум. Пожалуйста, передайте наши поздравления профессору.

– Спасибо, капитан.

– Ухура, проверь, чтобы компьютер получил полную информацию об испытаниях. Спок, подготовь все к завтрашнему дню. Вылетаем в десять.

– Хорошо, капитан.

– Капитан, пришло сообщение от советника Кента, – доложила Ухура.

– Скажи ему, что мы заняты.

– Я пыталась, сэр, но он настаивает.

– Может, он просто хочет попрощаться, – прошептал Маккой.

– Ну что ж, давайте, – улыбнулся Кирк.

Вместо грузового звездолета на экране появился Кент. Он казался очень оживленным.

– Мои поздравления, Кирк.

– Саркастические?

– Вовсе нет. Что бы я ни думал как политик, но факт остается фактом: фазовый щит сработал. Это большая удача Омена.

– Да, мистер Кент, это правда.

– Я хотел бы отметить это событие и приглашаю вас и ваших помощников ко мне в каюту.

Кирк посмотрел на Спока. Конечно, к Кенту, скорее всего, придет и Омен, но его они теперь будут лицезреть целых две недели, так что можно немного и подождать. Кроме того, Кирк старался не пить с тем, кого не любил.

– Боюсь, что это невозможно, мистер Кент. Мы завтра улетаем. Нам предстоит еще одна очень важная работа. Надо многое успеть перед отправлением.

– Завтра?

– Да, у нас совершенно нет времени, чтобы выпить за победу.

– Зря вы игнорируете меня, капитан. Это не принесет пользы Звездному флоту.

– Неужели ваше отношение к Звездному флоту может измениться? Что-то я сомневаюсь. До свидания, мистер Кент. Конец связи.

– Приятно нетерпимо относиться к дуракам, не так ли? – сказал Маккой.

– Он вовсе не дурак, но все равно приятно. – После ленча Кирк у себя в каюте читал о секторе, где они будут вести патрулирование. Его уединение нарушила Ухура. Она доложила, что поступило три сообщения.

Первое пришло на его запрос об оружии. Звездный флот предлагал связаться с командором Фавере, чтобы получить ответ на этот вопрос. Кирк только пожал плечами.

Второе сообщение оказалось личным посланием адмирала Ногуры. Он еще раз просил, но просьба выглядела почти как приказ, чтобы Кирк сотрудничал с Конрадом Фрэнклином Кентом и налаживал с ним отношения при любой возможности. Адмирал был немного дипломатом, немного политиком, немного офицером Звездного флота, поэтому он и считал, что сотрудничество с Кентом будет полезным. Возможно, он и прав, но Кирку это не нравилось.

Третье сообщение еще больше не понравилось Кирку. Это было приглашение к Кенту на ужин. "И, пожалуйста, приведите с собой мистера Спока и Маккоя. Они ваши друзья и должны быть здесь".

"Что ж, придется идти", – решил Кирк.

Глава 5

Кирк решил не надевать форму. Маленькую вечеринку у Кента едва ли можно расценивать как официальный прием.

Когда он вошел в транспортировочную комнату, Маккой сказал:

– У меня полно дел. Я не могу бросать их всякий раз, когда кто-то захочет выпить.

– Я знаю, доктор. Мистер Спок сказал то же.

– А он не сказал, что и у меня есть дело, которое я должен делать?

– Да, конечно. Мы могли бы провести время с большей пользой. Но командование Звездного Флота не оставляет нам выбора. Мы пойдем туда, но уйдем при первой же возможности.

На Звездной Базе они узнали у дежурного офицера, где каюта Кента. Она оказалась шикарной. Свежий теплый аромат наполнял помещение. Кирк решил, что это пахнет рипелийской кукурузой, большие семена которой шуршали, когда их очищали.

– Где мисс Пейтон? – спросил Маккой.

– Где-то с командором Фавере, – Кент кивнул головой.

– Фавере – достойный офицер Звездного флота, – сказал Спок.

– Точно, – сказал Кент таким тоном, будто быть офицером Звездного флота – последнее дело.

– Я удивлен, что она не записывает нашу встречу для потомков, – сказал Кирк.

– У вас плохое мнение обо мне, капитан. Я уверяю вас, что не каждый момент моей жизни мы записываем.

– Вы больше никого не ожидаете к ужину? – спросил Спок.

– Профессор Омен прислал свои извинения. "Он может себе это позволить", – подумал Кирк. Стол был красиво оформлен, в центре его стояла рипелийская кукуруза, каждое семечко которой было настолько велико, что могло накормить четверых.

– Я надеюсь, вам это понравится. Это вегетарианское блюдо я готовлю хорошо.

– Вы сами это приготовили? – удивился Маккой.

– Нападки на Звездный флот – не единственный мой талант. Пожалуйста, садитесь.

Кент налил вино, передал, срезав макушку, по кругу кукурузу. Споку понравилось угощение. Кирк никогда не мог понять вкус жителей Вулкана.

– Я думаю, капитан, у вас уже есть план дальнейшей работы.

– Почему у меня должен быть план?

– У Звездного флота всегда есть план, даже если он и плохой.

– Я не знаю, о чем вы говорите.

– Не шутите, капитан, у меня есть информация. Я знаю, что исчезают не только корабли клингонов. Вам приказано открыть эту тайну.

– Хорошая догадка, – сказал Маккой. Кирк знал, что это не было догадкой. Тот факт, что у Кента была прямая связь с командованием Звездного флота, злил его. Очевидно, связь осуществляется в обоих направлениях.

– Не совсем, доктор, – возразил Спок. – Присутствие здесь "Энтерпрайза" и профессора Омена логически объяснимо.

– Вы знаете, что, мы имеем дело не с оружием Звездного Флота? – спросил Кирк.

– Да.

– Но раньше вы с трудом соглашались с этим, – напомнил Спок.

– И каков же ваш план? – вновь спросил Кент.

– Пока это остается секретом.

Кент казался удивленным, но не расстроенным.

Кирк встал.

– Мы сейчас уходим, советник. Спасибо за вечер. Маккой и Спок последовали за Кирком, но Кент остановил их:

– Я ценю вашу независимость, капитан. – Кирк повернулся к нему.

– Это ничего не меняет.

– Нет меняет. Вы никогда не будете придворным военным. Я попрошу вас об одном одолжении. Присядьте.

– Джентльмены, давайте присядем, – обратился Кирк к своим друзьям.

Кент снова наполнил бокалы. Он посмотрел Кирку в глаза и сказал:

– Капитан, я бы хотел, чтобы вы взяли Хэзел Пейтон в свою экспедицию.

Просьба настолько поразила Кирка, что он смешался. Несколько секунд он молчал, обдумывая ситуацию, затем ответил:

– Простите, не могу.

– Почему?

– Я не должен объяснять вам это, мистер Кент. Но позвольте напомнить, что "Энтерпрайз" не предназначен для круизов. Завтра нам предстоит опасное дело. Речь идет о том, чтобы вернуться живыми. Я понятно объяснил, мистер Кент?

– Я понимаю всю опасность, но все же настаиваю на своем.

– Я сказал вам "нет", и это мое последнее слово. На этот раз мы действительно засиделись в гостях. Пойдемте, джентльмены. Спокойной ночи, мистер Кент.

– Я не думал, что вы откажете, – сказал Маккой, когда они вышли.

– Я не уверен, что все на этом кончилось, и вряд ли смогу противостоять. Присутствие мисс Пейтон на корабле, видимо, необходимо Кенту. Я подозреваю, что он опять чего-то недосказывает.

– Да, скорее всего. У него ведь есть связь с командованием Звездного Флота.

– Вас все знают как независимого человека, – вступил в разговор Спок. – Но вы не можете не подчиниться приказу.

Когда они вернулись на "Энтерпрайз", там все спали. Прежде чем лечь, Кирк проверил данные и убедился, что корабль был готов к отбытию.

Утром, когда он одевался, поступил сигал из отсека связи. Адмирал Ногура смотрел вниз на свои сложенные руки, как будто там было какое-то сообщение.

Затем он поднял глаза на Кирка и словно удивился, увидев его.

– А, Кирк.

– Доброе утро, сэр, – сказал капитан.

– У вас утро? – Ногура проверил электронное записное устройство и добавил:

– Конечно, должно быть утро, – он улыбнулся своей собственной забывчивости. Люди, которые плохо знали его, могли бы подумать, что он очень легкомысленный человек. Но они слишком ошибались. – Как дела, Кирк?

– Отлично, сэр. Мы отправляемся через час.

– Хорошо, хорошо, капитан. Я говорил с советником Картер.

– Председателем по делам Звездного флота?

– Да, – Ногура выглядел смущенным. – Она шлет приветствия и просит об одолжении.

– Она просит, чтобы я взял Хэзел Пейтон на поиски таинственного оружия?

– Да.

– Адмирал, я уже говорил об этом с мистером Кентом. Похоже, это будет очень опасное дело, и там не место женщине.

– То же самое я говорил мисс Картер. Ты возьмешь Пейтон?

– Это приказ?

– Не вынуждай меня делать это, но запомни, что мисс Картер и ее друзья могут навлечь очень большие неприятности на Звездный Флот.

Кирк барабанил пальцами по столу, но ничего не говорил.

– Послушай, Джеймс, я знаю что ты чувствуешь. Но придется взять эту женщину. Пусть она записывает все, что ей захочется. Звездному флоту нечего прятать. Не надо бороться против Кента.

– Так точно, адмирал.

– Удачи вам, Кирк.

– Еще один вопрос, адмирал, если можно.

– Да, Кирк?

– Вы что-нибудь слышали от клингонов? – Ногура улыбнулся.

– Ты хочешь знать, как они приняли ложь Кента об оружии Федерации?

– Значит, вы и об этом знаете?

– Знаю. Но как ты мог принять всерьез эту шутку мистера Кента? Чтобы клингоны успокоились, мы вынуждены были представить им доказательства, что корабли Федерации тоже исчезают. Тогда они захотели сами участвовать в экспедиции.

Кирк напрягся. Сама идея, что клингон будет свободно разгуливать по кораблю, была омерзительной.

– И что, наконец, вы решили?

– Мы обещали им предоставить полный отчет о твоей миссии.

Кирк облегченно вздохнул.

– Что-нибудь еще, капитан?

– Нет, сэр.

– Хорошо. Конец связи.

Кирк связался с отсеком связи и попросил офицера передать мисс Пейтон, что вылет в десять. Он был спокоен, предстояло нелегкое дело, и сейчас было не до споров с мистером Кентом.

Кирк уселся на свое место в командирском кресле и почувствовал, как напряглись его руки, когда из всех отсеков стали поступать доклады о готовности. На главном смотровом экране Звездная База 12 выглядела, как булавочная головка, приколотая к бархатистой черноте космоса.

Ухура доложила:

– Мисс Пейтон попросила разрешения транспортироваться на борт корабля.

– Разрешаю. А профессор Омен?

– Профессор Омен прибыл полчаса назад с тонной оборудования.

– Где он сейчас?

– В физической лаборатории. Мичман Пламтри помогает ему.

– Хорошо. Передай им, что мы отправляемся через пять минут.

– Хорошо, капитан, – ответила Ухура. Турболифт с шипением открылся, через мгновение Пейтон стояла рядом с командирским креслом. Она медленно повернула голову, осматривая все вокруг себя. Даже в приглушенном освещении отсека связи чувствительный передатчик ярко блестел в ее волосах.

Спок считал, что устройство уродовало Пейтон. Но Кирк видел его преимущества: оно позволяло записывать все даже в трудных ситуациях, когда была угроза жизни.

– Капитан, – сказал Зулу, – осталась одна минута.

– Спасибо. Мы готовы к отправлению, Ухура?

– Да, все свободно, сэр.

– Очень хорошо. Мистер Зулу, все транспортировочные лучи и контрольные каналы отключены.

– Все транспортировочные лучи и контрольные каналы отключены, – повторил Зулу.

– Рулевой, полный вперед в четверть импульса.

– Есть, в четверть импульса, сэр.

На главном смотровом экране было видно, как Звездная База 12 стала перемещаться в сторону, затем звезды заслонили ее. Через несколько минут Чехов сказал:

– Мы отошли от Звездной Базы и готовы к свободному плаванию.

– Курс в сектор 412.

– Хорошо, сэр.

Когда прибудем?

– Через шесть часов двадцать три минуты при искривлении пространства в четыре раза.

– Спасибо, мистер Чехов. Мистер Зулу, включайте ускорители. Искривление четыре в сектор 412.

– Хорошо, капитан.

Кирк встал:

– Мистер Спок, не составите ли вы мне компанию в физическую лабораторию?

– Хорошо, – ответил Спок. Он нажал несколько кнопок на контрольной панели электронной библиотеки, встал и последовал за Кирком к турболифту.

С некоторым раздражением Кирк увидел, что Пейтон следует за ними.

– Собираетесь сделать полную запись о встрече с профессором Оменом?

– Да, сэр.

Ответ был бесхитростным, но Кирку все равно не нравилось это.

– Хорошо, – сказал он, вздохнув. Если мисс Пейтон будет занята записью таких незначительных событий, то она не выполнит той задачи, которую на нее возлагает Ногура, но она не будет беспокоить Кирка и его людей. Пусть Конрад Фрэнклин сделает доклад из формальных приветствий и сплетен в комнатах отдыха.

Глава 6

Тишина в турболифте действовала на нервы. Кирку захотелось поболтать со Споком, узнать, рад ли он встрече с профессором, но рядом была Пейтон, и поэтому приходилось молчать.

Простое легкое подтрунивание друзей друг над другом было обычным развлечением, но и оно сейчас показалось бы неуместным. Спок задумчиво посмотрел на капитана. "В конце концов, – подумал он, – пространство между звездами так огромно, что корабль может лететь недели и даже месяцы, не встретив ничего более интересного, чем гидрогенный атом, и поэтому каждый находит себе развлечение сам. Упражнения в остроумии, пожалуй, лучше, чем чтение или трехмерные шахматы".

Кирк думал, как бы отделаться от Пейтон. Перед закрытой дверью в физическую лабораторию он сказал:

– Мисс Пейтон, вы, разумеется, можете записывать все что угодно, но я думаю, вам следовало бы заручиться разрешением у Омена.

Пейтон кивнула.

"Если профессор такой скрытный, как о нем говорят, то она никогда не получит этого разрешения", – подумал капитан.

Они вошли в лабораторию и осмотрелись. Комната была заполнена огромными машинами, невероятных размеров смотровыми экранами, счетчиками, сортирующими и анализирующими устройствами. На фоне всего этого два человека, работающие здесь, казались карликами. На одном из них была синяя рубашка, указывающая на его принадлежность к научному отделу, другой был в простом сером рабочем комбинезоне. Первого Кирк узнал, это был Пламтри. Кирк и раньше встречался с ним. Пламтри был высоким худощавым мужчиной с рыжеватыми волосами. На его лице застыло выражение постоянной озабоченности. Второго человека капитан не знал, но решил, что это профессор Омен. Он был чуть выше среднего роста, с мускулистым телом и самоуверенным лицом. Черная борода придавала ему зловещее выражение. Даже располагающая улыбка профессора не могла полностью рассеять такое впечатление.

Несколько минут все молча наблюдали, как Омен и Пламтри пытались вставить зонд внутрь высокой металлической колонны, которая поддерживала большой конус, окруженный радиационными кольцами. Колонна была так широка в обхвате, что напоминала ногу слона.

– Можно вам помочь? – спросил Спок.

– Нет, спасибо, мы сами справимся, – ответил Омен хорошо поставленным голосом. В нем Кирк уловил неимоверную усталость, как будто разговор с простым смертным был для профессора трудным делом, на которое вряд ли стоит тратить время и энергию.

Наконец они закончили возиться с зондом и Кирк представил себя и Спока. Когда он знакомил профессора с Пейтон, она сказала:

– Профессор, могу я записывать все, что происходит здесь? Надеюсь, вы разрешите запечатлеть это для потомков, я имею в виду ваше участие в поисках разрушителей кораблей.

Омен внимательно посмотрел на нее. Пейтон была очень красива, но не это поразило профессора. Он смотрел на нее так, как будто изучал какой-то природный феномен, который впервые встретил.

Кирк ожидал, что профессор Омен откажет Пейтон в ее просьбе, но вместо этого он сказал:

– Конечно, дорогая. Потомки должны об этом знать.

– Спасибо, профессор.

– Скажите, – обратился Кирк к профессору Омену, – у вас есть идея по поводу исчезновения кораблей?

– Не знаю, не знаю. У меня есть только предположение, и ничего больше. А вести серьезный разговор на эту тему, если нет фактов, – пустое и бесполезное дело.

– У вас с мистером Споком похожие взгляды. Уверен, что вы поладите.

Омен посмотрел на Спока. Тот выдержал тяжелый взгляд профессора, хотя это было нелегко.

– Вы с планеты Вулкан, не правда ли?

– Да.

– Жители этой планеты известны своим миролюбием. И я всегда удивляюсь, когда вижу, что кто-то из них служит на военном корабле.

– "Энтерпрайз" – не военный корабль, сэр. У нас мирная миссия. Мы исследуем Галактику, несем цивилизацию тем, кто этого хочет. И все от этого только выигрывают.

– Мистер Спок, вы забыли, что я разрабатывал оружие на борту вашего звездолета. Я знаю, что такое военный корабль.

– Вы необъективны, профессор.

– Вы так считаете?

Видно было, что Омен не согласен со Споком, но спорить он не хотел. Чтобы сменить тему разговора, Кирк сказал:

– Конрад Фрэнклин Кент дал нам понять, что вам, профессор, многое известно об исчезновении кораблей.

Омен улыбнулся:

– Я знаю только, что оружие, которое используется при этом, не принадлежит Федерации.

– Мистер Кент думает так же. Он уверял меня, что у вас на этот счет есть своя теория.

– Мы с советником обсуждали исчезновение кораблей, много думали и говорили об этом. Возможно, мистер Кент сделал какие-то свои выводы, о которых я не знаю.

Предположение профессора показалось Кирку слишком не правдоподобным. Он не любил, когда ему лгали. Незнание Омена казалось весьма и весьма подозрительным. "Хорошо бы проверить его на детекторе лжи, но это невозможно", – подумал Кирк. Ситуация казалась безнадежной.

Кирк решил изменить тактику.

– Уважаемый профессор, примите мои поздравления по поводу вашего нового щитового генератора.

– Спасибо, спасибо, капитан.

– Я бы очень хотел узнать, как вы достигли защитного поля такой силы и плотности? – спросил Спок. – Из отчетов это не совсем ясно.

– Я долго над этим думал и придумал интересную вещь: я просто включал и выключал поле бессчетное количество раз каждую секунду.

– Понятно. Это позволило генератору установить более сильное дефлекторное поле, не затрачивая много энергии.

– Совершенно верно, мистер Спок, – сказал Омен и подошел к компьютеру. – Смотрите...

– Джентльмены, позвольте, – перебил их разговор капитан, – мне очень хотелось бы остаться и понаблюдать, как вы будете пробираться сквозь математические дебри, но меня ждут на корабле. Мы будем в секторе 412 через шесть часов. Ваши аппараты, профессор, будут готовы?

– Если я смогу располагать мистером Споком... – Кирк расценил эту фразу как маленькую победу.

– Думаю, мы сможем обойтись без него несколько часов. Мисс Пейтон, а как вы?

– Я хотела бы остаться здесь и немного осмотреться.

– Тогда до встречи.

* * *

– Через десять минут входим в сектор 412, – доложил Чехов.

– Вы готовы, профессор?

– Да, капитан.

– Зулу, как только войдете в сектор, переключите на полный импульс.

– Хорошо, сэр.

– Можете приступать, профессор.

– Хорошо, капитан.

На главном смотровом экране был космос. Кирк знал, что скоро звездолет пробьется сквозь эту пустоту, и они будут чувствовать, видеть, слышать, жить в одно и то же время в разных уровнях бытия. Если там что-то есть, Спок и Омен непременно обнаружат это "что-то", в этом Кирк не сомневался. Он не был уверен лишь в том, справится ли "Энтерпрайз" с такой нагрузкой, ведь другие звездолеты исчезали без следа, встретившись, очевидно, с чем-то весьма необычным и сильным.

Все были напряжены. Подобные чувства испытывают моряки, когда после длительного плавания ожидают увидеть землю. Но постепенно напряжение спало, люди просто устали ждать.

Пейтон ушла из отсека связи. "Хочет найти что-нибудь интересное для записи", – предположил Кирк.

– Капитан, вас ищет главный инженер, – сообщила Ухура.

– Кирк на связи, мистер Скотт. Что случилось?

– Эта женщина, сэр... Она не оставляет моих людей в покое ни на минуту. Из-за нее могут быть неприятности.

Кирк улыбнулся:

– Она действительно мешает вам работать?

– Нет, капитан, но ее присутствие всех нервирует. И потом, мы инженеры, а не актеры, чтобы работать на публику.

– Продолжайте работать, мистер Скотт, не обращайте на нее внимания.

– Хорошо, капитан, – неуверенно сказал Скотт.

Поиски продолжались весь день. Утомительное ожидание время от времени прерывали звонки руководителей отделов, которые жаловались на Хэзел Пейтон, что, она всюду сует свой нос, все записывает. Всякий раз Кирк говорил примерно одно и то же и советовал не обращать на Пейтон внимания. Он и сам был недоволен ею, но Ногура считает, что ее присутствие на звездолете необходимо, и капитан не мог не считаться с мнением адмирала.

Наступила ночь. В отсек связи пришел на дежурство второй экипаж. Спок установил датчики на автоматический режим. Если они обнаружат что-то, то непременно вызовут капитана и профессора Омена. Больше ничего не оставалось, как ждать.

Вместе с дневной вахтой Кирк спустился в офицерскую столовую. Там был Маккой, он угрюмо потягивал кофе. Капитан взял из репликатора еды кусок мяса и сел напротив доктора.

– В чем дело, друг? Почему такой грустный?

– Я только что водил мисс Пейтон в медицинский отсек.

– И поэтому ты так расстроен?

– Она чертовски нахальна. И при этом хочет знать все о моих методах, о твоем оборудовании, о нашем персонале. По ее словам все, что на "Энтерпрайзе", или слишком дорого, или безнадежно устарело, или хорошо не проверено. Она говорит, что наше медицинское оборудование просто ужасное. В конце концов я от нее просто сбежал.

– Понятно.

– Теперь она вот с тем бородачем, а я и не знал, что бороды теперь модны.

Кирк посмотрел в ту сторону, куда указывал Маккой. Он увидел Пейтон в обществе профессора Омена, они о чем-то шептались.

– Это, мой дорогой доктор, и есть профессор Омен.

– О чем они говорят?

– Трудно сказать, я и сам хотел бы это знать.

– О профессоре я знаю мало и ничего определенного не могу о нем сказать, а вот мисс Пейтон здесь, очевидно, для того, чтобы всех нас свести с ума.

– Ты преувеличиваешь, дорогой.

– Подожди, подожди, через несколько дней ты увидишь, прав ли я.

Кирк пошел спать, но был готов, что в любую минуту его могут вызвать в отсек связи. Он долго не мог уснуть, лежал с открытыми глазами и ворочался с боку на бок. Наконец сон сморил его.

Ночь прошла спокойно. На следующее утро Кирк почувствовал себя отдохнувшим. Когда он пришел в отсек связи, Спок и Омен уже работали. Здесь же была и Пейтон. Едва капитан успел сесть, как Спок сообщил:

– Мы что-то нашли, капитан.

У Кирка напрягся каждый мускул.

– На экран, – попросил он.

Картина на экране сменилась. Что-то огромное, похожее на скалу, медленно приближалось к "Энтерпрайзу".

– Что это? – спросил Кирк.

– Астероид, километров пять в ширину. Он состоит из железа, никеля и свинца. Датчики показывают, что там уйма оборудования.

– Там оборудование? Но какое?

– - Неизвестно, сэр. У меня пока нет никакой информации.

– Увеличение пять, – приказал Кирк. Изображение задрожало, скала превратилась в астероид, покрытый датчиками, цилиндрами, искривляющими пространство, самыми разными тарелками. Было на нем и оружие.

– Это то, что мы ищем?

– Скорее всего, капитан, – ответил Омен. Кирк удивленно посмотрел на него. Профессор весь сиял от счастья. "С чего бы это?" – подумал капитан и спросил:

– Но что все это значит, профессор? Вы что-нибудь понимаете?

– О да, капитан. Открою вам свою тайну. Этот астероид – мой дом. И все, что вы на нем видите, построил я сам.

Глава 7

Кирк был так поражен, что несколько секунд не знал, что и сказать. Он нажал на кнопку, чтобы вызвать команду безопасности в отсек связи и спросил:

– Твой дом?

– Да, капитан, – Омен говорил совершенно спокойно. – Я зову его Едгин.

– В честь идеального государства из рассказа Самуэла Батлера с одноименным названием, я полагаю? – спросил Спок.

– Да, мистер Спок. Вы достаточно образованны. – Пейтон смотрела на всех широко открытыми глазами, но, казалось, была не слишком удивлена.

– Астероид остановился примерно в тысяче километрах от нашего корабля, – сказал Спок.

– И вы до сих пор утверждаете, что ничего не знаете об исчезновениях? – спросил Кирк.

– Нет, капитан, вы не поняли меня. Я говорил, что оружие уничтожения не принадлежит Федерации. Так оно и есть. Оружие принадлежит мне.

Двое из команды безопасности вбежали в отсек связи.

– Отведите профессора в помещение для арестованных, – приказал Кирк.

Командир службы охраны кивнул. Он и второй, офицер подошли к Омену и направили на него фазеры.

– Военные так нелепо мыслят и действуют, – заметил Спок. – Все куда проще, – одним ловким движением он повалил Омена на палубу корабля.

Омена увели.

– Что скажешь, Спок? Мы в опасности?

– Кто знает, на что способен этот новый дом профессора. Но я думаю, что пока нет причин для беспокойства.

– Понятно. Там кто-то есть?

– Я вижу деревья, какие-то растения, но есть ли там жизнь?

– Это мы можем скоро узнать.

– Мистер Зулу, вы остаетесь на связи. Ухура, попроси Маккоя присоединиться к нам, мы идем к арестованному.

– Хорошо, сэр.

Мисс Пейтон пошла вместе с ними. Кирк хотел было запретить ей посещение Омена, но потом передумал. По дороге он решил кое-что узнать у Пейтон.

В турболифте он спросил:

– И давно вы обо всем этом знали?

– Почему вы спрашиваете?

– Только потому, что Омен позволил вам все записывать. И мне показалось, что вы не очень удивились столь необычному "дому" профессора.

– Если вас что-то интересует, то спросите об этом самого профессора Омена. Он все объяснит.

"Действительно, – подумал капитан, – в конце концов что-то должно проясниться. Если Омен не захочет все рассказать, то можно обследовать его астероид". На многие вопросы капитан рассчитывал получить ответ, причем в самое ближайшее время. Кирку очень хотелось побыстрее справиться с работой и вылететь на Звездную Базу 23. Он ждал заслуженного отдыха.

– А что ты можешь сказать, Спок?

– Пока ничего, капитан. Ясно только, что мы ничего не знаем об астероиде и, скорее всего, должны быть готовы к неожиданностям.

– Пожалуй, ты прав.

Маккой уже ждал их в комнате для арестованных. Он быстро взглянул на Пейтон и спросил:

– Что здесь происходит, Джеймс?

– Похоже, что профессор Омен причастен к исчезновению кораблей.

– Неужели? И Кент тоже в этом замешан?

– Возможно.

Когда они вошли в камеру профессора, тот спал, свернувшись калачиком.

– Надо его разбудить, – сказал Кирк. – Или с ним что-то случилось?

– Я был вынужден отключить его сознание, – ответил доктор.

– Тогда все ясно. Знаменитый болевой прием? – Маккой кивнул. Он взял гипосульфит и дотронулся им до шеи профессора. Через минуту Омен уже сидел, сна как не бывало.

– Как вы себя чувствуете, профессор? – спросил Кирк.

– Я спокоен, капитан. Совершенно спокоен. Вы применили болевой прием? Я слышал о нем, но не ожидал, что сам испытаю это. Очень интересно.

– Но мы ждем от вас объяснений, профессор.

– Да-да, конечно. Я готов все рассказать, если только вы сможете понять.

– Спасибо, – сухо сказал капитан. Его тошнило от самоуверенности и самодовольства профессора Омена.

– Может быть, мисс Пейтон начнет?

Пейтон испугалась.

– О да, мисс, вы еще не готовы. Но главный помощник советника, вы должны защищать наше дело. – Пейтон взяла себя в руки. Она стала все объяснять.

– Вы знаете, капитан, что мистер Кент считает Звездный флот виновником войн.

– Я слышал его теорию на этот счет, мисс Пейтон.

– Он думает, что такие его взгляды наработают политический капитал и помогут ему стать президентом Совета, – сказал Маккой.

– Он политик, – продолжала Пейтон, – и не может не строить планов, как стать президентом. Ходить вокруг да около бессмысленно.

– Хорошо, хорошо, но мы отклонились от темы, – заметил Кирк. – Что общего между теорией мистера Кента и этим астероидом?

Все ждали ответа профессора Омена. Но он молчал. Молчала и Пейтон. Тогда вновь заговорил капитан.

– Наша миссия здесь заключается не в том, чтобы найти новое оружие, мы должны найти тех, кто виновен в исчезновении звездолетов. Мы обнаружили это, не так ли, профессор?

Омен молчал.

– Уверяю вас, капитан, я ничего не знала об астероиде профессора, – сказала Пейтон. – И мистер Кент тоже, я думаю, не знал. Профессор сказал нам, что у него есть свои предположения на этот счет, и мистер Кент послал меня все записывать. Больше я ничего не знаю.

– Забавно, забавно, – заметил Маккой.

– Но я вовсе не собиралась мешать "Энтерпрайзу" в его поисках. Таких намерений, я думаю, не было и у Кента.

– Кто еще знал о вашем настоящем задании? Фавере? Ногура?

Пейтон нервно поерзала и сказала, что ей больше ничего не известно.

– Мистер Кент и профессор Омен долгое время общались. Я думаю, что когда они узнали об исчезновениях, то использовали это как предлог, чтобы собрать всех нас здесь.

– Для чего? – спросил капитан.

– Для того, чтобы мы были частью.., доказательств профессора Омена.

Кирку было интересно знать, было ли это правдой. Но больше всего его беспокоила ситуация, в которой они оказались.

После небольшой паузы Спок обратился к Омену:

– Профессор, настала ваша очередь говорить. – Омен потер лоб рукой, как будто что-то вспоминал. Маккой положил ему руку на плечо.

– Как вы себя чувствуете, профессор?

– Все в порядке, доктор. Моя голова ясная как никогда.

– Тогда рассказывайте все по порядку, профессор, – повторил Кирк.

– Терпение, капитан, терпение. Я все расскажу. – Он задумался на минуту, затем стал говорить быстро, словно спешил куда-то. – Как вы знаете, капитан, большую часть своей жизни я обеспечивал Федерацию оружием большой разрушительной силы. Это было оружие войны. Теперь я исправил свою ошибку и создал оружие мира.

– Ничего не понимаю, вы говорите загадками, – сказал Маккой.

Омен улыбнулся:

– Иначе говоря, я создал лучшую в мире мышеловку. Я изобрел Алеф.

– Давайте ближе к делу, профессор, – не выдержал Кирк.

– Хорошо, хорошо, мой нетерпеливый друг. Я посылаю каждый исчезнувший корабль сквозь свой Алеф. Мне неважно, чей он – клингонов, ромуланцев или Федерации.

– И где все эти корабли сейчас? – удивился Кирк.

Спок хотел что-то сказать. Возможно, он знал ответ на вопрос капитана, но позволил профессору самому все объяснить.

– Ушли, – сказал Омен и рассеянно улыбнулся.

– Просто ушли? – удивился Маккой. – Нельзя ли пояснее, профессор?

– Я и сам не знаю, куда ушли. Это все, что я могу вам сказать. Но я знаю наверняка, что никого не убивал. Корабли просто ушли, и теперь они никому не принесут вреда.

– А их экипажи? – спросил Кирк.

– Это не моя забота, капитан, – голос у Омена был усталым и каким-то безжизненным. – Жертвуя сотней жизней, я спасаю тысячи, миллионы.

– И все же у экипажей не было выбора, – заметил Спок.

– Выбора? Но и у тех, кого уничтожают корабли Федерации тоже нет выбора.

– Довольно, – сказал Кирк, – можно долго философствовать на эту тему. Давайте поговорим о другом. Кент знал об этом вашем Алефе?

– Нет.

– Хорошо, пусть так. Но чего вы добились, изобретя его?

– Я изобрел новый метод избавления Галактики от войн.

– Но мы все против войны. А не кажется ли вам, уважаемый профессор, что вы выбрали крайний метод?

– Война и мир – тоже крайности. Так почему мои методы не могут быть такими?

Кирк задумался. "Очевидно, Омен сошел с ума. Все еще умный, талантливый, но сумасшедший. Хорошо, что он арестован, не то, кто знает, какой бред еще придет ему в голову". Капитан решил доставить его на Звездную Базу 12, где, несомненно, его будут лечить.

– Итак, сэр, вы действовали скрытно? – спросил Спок, – но теперь, как видно, решили оповестить всех о своей деятельности. Иначе зачем здесь мисс Пейтон?

– Вы совершенно правы, мистер Спок. До поры до времени я держал все в тайне. Теперь, когда "Энтерпрайз" в ловушке, мне нечего скрывать.

– Теперь вам ясно, мисс Пейтон, в какую историю вы нас втянули? – спросил Маккой.

– Я здесь ни при чем. Я только камера, доктор. И если профессор Омен решит что-то сделать, то будет этим заниматься независимо от моего присутствия здесь.

Их взгляды встретились. Маккой пристально посмотрел на женщину, которая была виновата в том, что "Энтерпрайз" оказался в ловушке. Пейтон не отвела взгляд. У нее была репутация человека, который всегда безукоризненно выполняет свою работу. По первой же просьбе своего босса она начала действовать и добилась своего. Звездолет оказался заложником сумасшедшего профессора, но и Пейтон тоже была в опасности.

Кирк все это отлично понял. Его уже не интересовало, знали ли Кент и Пейтон о планах профессора Омена, сейчас не это важно. Капитан думал, как выбраться из ловушки, как спасти звездолет и его экипаж.

– Мистер Спок, прикажите главному инженеру взять Едгин на буксир. Мы отправляемся немедленно, – распорядился он. – Путь к Звездной Базе 12. Полный вперед!

– Есть, капитан.

– Вы не поняли меня, Кирк, – вдруг заговорил Омен. – Теперь приказы буду отдавать я.

– В самом деле? И какой приказ мы получим? – он знал, что в данной ситуаций Омен бессилен, но уверенность профессора беспокоила капитана.

– Вы останетесь здесь до тех пор, пока я не буду готов, – сказал Омен. Он резко дернул рукав рубашки, чуть не порвав его, и обнажил руку с большим драгоценным браслетом. Едва профессор дотронулся до зеленого камня в браслете, как облако транспортировочных искр обволокло его. Секундой позже профессор исчез.

– Я считал комнату арестованных непроницаемой для транспортировочных лучей, – сказал Маккой.

Так оно и было. Но транспортировочный эффект профессора Омена отличался от того, что использовали для этих целей в Федерации.

Корабль конвульсивно вздрогнул. Кирк подошел к интеркому, нажал кулаком на кнопку:

– Отсек связи, говорит капитан. Что там происходит?

– Это Зулу, сэр. Нас куда-то тянут...

– Тянут? Чем?

– Каким-то транспортировочным лучом, сэр.

– Пошли, Спок.

– А с ней что делать? – спросил Маккой, указывая на Пейтон.

– Она все же гость Звездного флота, – неуверенно сказал Кирк. – Пусть остается свободной.

* * *

Кирк и Спок бежали к турболифту, Маккой старался не отставать от них. Через несколько минут все были уже в отсеке связи.

– Положение, мистер, Зулу?

– Никаких изменений, капитан, – доложил Зулу. – Нас продолжают куда-то тянуть.

– Что думаешь, Спок?

Спок стоял рядом с креслом капитана, изучая астероид на главном экране.

– Это он виноват, капитан.

– Астероид Омена?

– Да-да. На нем, я уверен, находится источник транспортировочного луча в несколько раз сильнее тех, что используются в Федерации. Но я затрудняюсь ответить, какой тип энергии используется при этом...

– Кажется, наша рыба нас и поймала, – сказал Маккой.

– Тем хуже для нее. Чехов, бери курс на Звездную Базу 12, – приказал Кирк.

Чехов нажал сразу на несколько кнопок.

– Сделано, капитан.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Джеймс, – спросил Маккой.

Кирк пожал плечами:

– В четверть импульса, мистер Зулу. – Корабль дернулся, сначала неощутимо, потом все сильнее и сильнее. Картина на экране не менялась.

– Мы топчемся на месте, капитан, – доложил Зулу.

– Половина импульса.

– Хорошо, сэр.

Корабль не сдвинулся с места.

– Три четверти импульса, – невозмутимо приказал Кирк.

– Главный инженер вызывает отсек связи, – раздался голос в интеркоме. – У нас здесь все разрывается на части.

– Так мы совсем разрушим корабль, и все зря, – заметил Спок.

– Ладно, Зулу, пора прекращать, – устало сказал Кирк.

– Хорошо, капитан.

Шум и вибрация стихли. Корабль стоял на месте.

– Как он это сделал? – спросил Кирк.

– Омен способен удерживать нас на месте транспортировочным лучом или гиперякорем. Едгин же он может отогнать в любую точку.

– Но это невозможно, – засомневался Чехов.

– Ты ошибаешься, – возразил Спок.

– А можно засечь источник этого транспортировочного луча?

– Я это уже сделал, капитан. Я засек генератор лучей, удерживающих нас.

– Дай его координаты Чехову.

– У меня они есть, капитан.

– Стреляй фазерами по моей команде.

– Хорошо, сэр.

– Ты готов? Огонь!

Фазеры врезались в астероид. Точка, куда они попадали, высвечивала весь спектр, а потом становилась черной. Кирку все это напоминало испытания дефлектора на Базе 12.

– Продолжать огонь. Что нового, Спок?

– Нас все еще держат, капитан. Видимо, профессор оборудовал свой астероид новыми щитами.

Кирк знал, что у них почти нет шансов разрушить генератор профессора Омена. На борту "Энтерпрайза" нет такого оружия. Знал это и Омен. Но сдаваться без боя Кирк не мог, это было не в его правилах.

– Ухура, пошли сообщение на двенадцатую, доложи, что с нами происходит, дай им координаты. Скажи Фавере, что астероид профессора Омена и есть его новое оружие.

– Поняла, капитан.

– Скажи, что мы пытаемся удержать профессора от дальнейших действий. Готовьте фотонную торпеду, мистер Чехов.

– Хорошо, капитан.

– Действуйте, мистер Чехов.

Торпеда взорвалась, когда достигла щита. Едгин не пострадал, и все оставалось без изменений.

– Что транспортировочный луч, мистер Чехов?

– Без изменений.

– Капитан, – сказала Ухура, – я не могу передать сообщение.

– Да, и здесь мы бессильны, – развел руками Кирк. – Надеюсь, мы получим хороший материал для записей, мисс Пейтон.

– Не надо так шутить, капитан. Я сама напугана.

– Что-то не видно.

– Сообщение с астероида, – доложила Ухура.

– Выводи его на экран, лейтенант. – Астероид и звездное поле на экране задрожали. Вместо них появилось усталое лицо профессора Омена.

– Зря стараетесь, капитан, у вас ничего не получится.

– Освободите наш корабль!

– Это невозможно, капитан. "Энтерпрайзу" предназначена большая миссия. На Звездную Базу вы не вернетесь. Ни один корабль Федерации не сможет избежать Алефа. И корабли ромуланцев, и корабли клингонов тоже. И вы не сможете.

Экран был пуст.

– Похоже, он отправит нас к исчезнувшим кораблям, – предположил Маккой.

Глава 8

– В одном мистер Кент оказался прав, – сказала Пейтон, – корабли Федерации не могут делать чудеса.

– Дайте нашему капитану и "Энтерпрайзу" немного времени и они покажут такие чудеса, от которых у вас голова пойдет кругом, – заверил Маккой.

– Спасибо за доверие, доктор. Через пять минут совещание. Ухура, проследите, чтобы этот историк – как его имя, Фосс? – тоже был там. Мисс Пейтон, пойдемте с нами. И, Ухура, постарайся пробиться сквозь этот заслон.

– Хорошо, сэр.

Через несколько минут Кирк уже проводил совещание. Фосс, высокий худощавый мужчина оглядывался вокруг как будто он потерял очки и не мог найти. Он посмотрел на Пейтон, затем поспешно нацарапал что-то граммофонной иглой в своей электронной записной книжке.

Кирк попросил Фосса дать ему полную информацию о профессоре, рассказать о его слабостях и привычках.

– Я хочу знать, чем он живет, что он за человек. Обращайтесь к мистеру Споку, если нужна какая-то техническая информация.

– Хорошо, сэр, – Фосс вскочил со стула и поспешно вышел из комнаты.

– Ваши предложения, джентльмены, – попросил Кирк.

– Я прочел все, что касается последних работ профессора, – сказал Спок. – Его теория верна, но наполовину. Он создал оружие, основываясь на своих взглядах, и у нас нет оборудования на корабле, чтобы бороться с ним.

– Вы слишком пессимистичны, Спок.

– Ничуть, капитан. Профессор знаком с нашим оружием и нашими дефлекторами. Мы же ничего не знаем о его оружии, если не считать ту небольшую информацию, которую собрали, пытаясь спастись. Я предлагаю вступить в переговоры.

– У тебя нет других предложений? – удивился Маккой.

– Нет, надо еще все изучить.

– Доктор, мисс Пейтон, а что скажете вы? – спросил Кирк.

– Я была бы рада записать для будущих поколений одно из чудес света Звездного флота, которые обещал Маккой.

– Подумаем, что можно для вас сделать. А что думаете вы, доктор?

– Идея профессора Омена не плоха. В ней есть здравый смысл. Без звездолетов не будет никаких войн.

– Даже если кораблей не будет, любые разумные существа придумают что-то взамен им, – возразил Спок. – Органиане, например, пытались восстановить мир в Галактике, используя более изощренные методы, чем профессор Омен. Но им это не удалось. Кроме того, я считаю, что профессор не до конца все продумал и сам же пострадает от своего изобретения.

– Ты считаешь план Омена несовершенным? Разумеется, Омен – не бог, и вы с мистером Скоттом можете вычислить все то, что он способен изобрести. Не так ли?

– Да, капитан. Опыт подобной работы у нас есть.

– Так вот, надо, чтобы план профессора обернулся против него самого. И побыстрее. Мы не знаем его расписания, Маккой?

– Почему же. Он, уже встал.

– Отсек связи вызывает капитана, – доложила Ухура.

Кирк сделал знак, чтобы Спок и Скотт задержались.

– Я слушаю.

– Сообщение с Едгина.

– Передай его сюда, лейтенант.

– Есть, сэр.

Трехмерный экран в центре стола зажегся, и на нем показалось лицо профессора Омена.

– Вы все еще пытаетесь оторваться от моего луча, капитан? – спросил он.

– Думайте что хотите, профессор. У вас есть для нас сообщение? Мы слишком заняты, чтобы тратить время на пустые разговоры.

– Это не пустые разговоры. Я хочу уверить вас, что побег невозможен. На вашем корабле нет такого оборудования.

– У меня от вас болит голова, – сказал Кирк. – Если вы хотите уничтожить нас, то делайте это.

Выражение бесконечной скуки вновь появилось на лице профессора.

– Вы думаете, что я злодей? Но я вовсе не такой.

– Позвольте кораблю уйти, и я с удовольствием буду слушать ваши откровенности о том, какой вы.

– У меня к вам встречное предложение. Я приглашаю вас и мисс Пейтон на Едгин.

– Что скажете, Пейтон? – спросил Кирк.

– Я пойду с вами, если так надо, капитан.

– Хорошо, – Кирк снова заговорил с профессором. – Сейчас мы переправимся к вам.

– Я пошлю вам координаты. И приходите без оружия, капитан.

– Он что-то хочет нам объяснить, – предположил Кирк.

– Пожалуй, – согласился Спок. – Возможно, это все прояснит.

– У вас есть какие-то соображения, доктор?

– Я не могу знать, что думает Омен, но он психически болен, и поэтому опасен вдвойне.

Кирк взял с собой коммуникатор, он не был оружием, и поэтому Омен вряд ли сможет засечь его. Вместе с Пейтон они забрались внутрь транспортировочного устройства, Кирк приказал:

– Включай энергию, Кайл.

Через несколько секунд они были уже в большой комнате у профессора Омена. В центре ее размещалась станция управления. На смотровом экране они увидели "Энтерпрайз" в трехмерном изображении. Его включенные огни слабо вспыхивали. От станции управления ступеньки вели вниз, к редкому лесу с деревьями какой-то необычной красоты. Лес простирался до самой стены круглой комнаты, с ветки на ветку перелетали странные небольшие птицы.

Наконец они увидели самого профессора. Поверх его серого комбинезона была наброшена накидка.

– Добро пожаловать в мой дом, – сказал Омен и встал с кресла. – Не хотите чего-нибудь выпить?

– Мы здесь не для светской беседы, профессор. Покажите нам свое оружие и давайте покончим с этим.

– Я вижу, капитан, что под вашей формой скрывается настоящий варвар. Наверное, раньше я ошибался в вас...

– Возможно. Но если мы не найдем общий язык, то мы с мисс Пейтон сейчас же вернемся к себе.

– Ну что ж, капитан, слушайте! Я пригласил вас к себе, чтобы кое-что объяснить. Так пойдемте же.

Омен повел их по длинному коридору, который упирался в главную комнату, как спица в колесо. Там оказалась художественная галерея. На небольших деревянных столиках стояли замысловатые скульптуры из проволоки, на стенах висели картины.

– Красиво, – сказала Пейтон.

– Все это сделала моя дочь Барбара.

– Ваша дочь очень талантлива, профессор, – заметила Пейтон.

Кирк не был художником, но всегда интересовался искусством. То, что он видел здесь, понравилось ему. Возможно, он даже купил бы несколько работ Барбары для своей коллекции.

– Была талантлива, мисс Пейтон, – грустно сказал Омен. – Она умерла.

– Ах, простите.

– Она служила лейтенантом на борту корабля "Крокет". Барбара погибла в сражении звездолета с кораблем клингонов, – гневно сказал Омен и с такой злостью посмотрел на Кирка, что тому стало не по себе.

– Но Звездный флот никого насильно не заставляет служить. Ваша дочь сама сделала выбор, профессор, так же, как и каждый из нас. Видимо, она считала, что жизнь без риска слишком не интересна.

– Но ее убили, ее больше нет со мной...

– Вы не вернете Барбару назад, сколько бы звездолетов ни уничтожили.

– Но я смогу спасти других, таких, как она.

– Вы не сможете остановить клингонов, если они, например, развяжут войну.

– В моей Вселенной, капитан, ни у кого не будет оружия.

– Мы не говорим сейчас об оружии, профессор. Мы говорим об уничтожении звездолетов, не так ли? А на них полно людей, таких же не виноватых ни в чем, как ваша дочь.

– Пострадают, может быть, тысячи, но миллионы будут жить спокойно.

– Вы несете вздор, профессор.

– Вы отказываетесь меня понимать, капитан? Или это все неважно для вас?

Нет, теперь Кирк понимал профессора как никогда лучше. Конечно, Омен не прав, он сильно переборщил в своей мести за дочь, но его можно понять. Это ужасно: оружие, над созданием которого он работал, убило его собственную дочь. Вряд ли кто-то сможет помочь Омену, такие раны долго не заживают.

– Но, профессор, вернемся к моему звездолету. Вы уничтожите его?

– Возможно. Когда он исчезнет, мисс Пейтон возьмет у меня интервью. Я все расскажу людям и, думаю, немногие осудят меня.

– И здесь вам пригодится Конрад Фрэнклин Кент?

– Да, мне нужна поддержка такого человека, как Кент. И потом, через него я смогу предъявить свой ультиматум.

– Ультиматум?

– Да, капитан. Не думаете же вы, что я такой бессердечный и что я не дам вам шанса спастись.

– Спастись? Но каким образом мы сможем спастись, если наш корабль обречен?

– Мисс Пейтон сообщит Кенту о моем условии Звездному Флоту. Оно будет таким: если Звездный флот разоружится, я не стану больше уничтожать корабли.

– Звездный флот никогда не согласится на ваше условие. Не пойдут на это клингоны и ромуланцы. Мы не сможем оставить свои звездолеты без оружия, нам надо защищаться.

– Тогда то, что произойдет, будет на их совести, не на моей.

Разговор был окончен. Омен медленно пошел по галерее, время от времени останавливаясь и любуясь картинами своей дочери.

Кирк не знал, что ему делать, как себя вести. Одна надежда была на его команду, а вернее на Спока и главного инженера "Энтерпрайза". Может, они найдут способ избавления от Едгина, Или Ухура каким-то образом сообщит на Звездную Базу 12 об их положении. От размышлений капитана отвлекла Пейтон.

– Я не останусь здесь, – сказала она резко. Омен остановился, круто повернул голову и удивленно уставился на Хэзел.

– Что-что?

– Я не останусь здесь. Я буду вместе с экипажем. Я видела, как работает "Энтерпрайз", на что способны люди, а вы хотите их погубить. Вы сумасшедший, профессор, и вам нет оправдания! Я не буду писать отчет для Кента и не собираюсь передавать ему ваше бредовое предложение о разоружении.

– Вы делаете ошибку, мисс. Подумайте, я вас не тороплю, – задумчиво сказал Омен.

– Я уже все решила, профессор.

– Добро пожаловать на борт корабля, мисс Пейтон, – сказал Кирк и улыбнулся. Нет, она оказалась совсем не такой, какой он ее представлял. Кирк удивился ее смелости и решительности. "Не каждая женщина способна на такой поступок", – подумал он.

– Учтите, что мистер Кент никогда не станет президентом Совета без моей поддержки.

– Это мы еще посмотрим. Но, даже если и так, нельзя ставить на карту карьеру мистера Кента и существование Звездного флота и "Энтерпрайза".

Омен покачал головой:

– Ну что ж, тогда мне придется все делать одному, вы мне не помощница. Будьте готовы вернуться на звездолет. Вы скоро получите опыт общения с Алефом из первых рук.

– Держитесь поближе ко мне, – прошептал Кирк. Он вытащил устройство связи и включил его.

– Мистер Кайл, ты готов?

– Да, капитан.

– Что вы собираетесь делать? – испугалась Хэзел.

– По моей команде транспортируй нас троих.

– Есть, сэр.

Они догнали профессора при входе в главную комнату. Кирк схватил его за рукав и закричал:

– Давайте, мистер Кайл.

Через минуту Кирк и Пейтон были уже в транспортировочной комнате. Омена с ними не было.

– Где он? – закричал Кирк.

– Я не знаю, капитан, – ответил Кайл. – Я захватил его, но вдруг луч переноса соскочил.

– Соскочил? Ты в своем уме?

– Я ничего не понимаю, но это так. Видимо, Омен защищен сильнее, чем я мог предполагать.

– Нам еще повезло, что он не "защитил" таким образом нас, – уже спокойно сказал Кирк.

– Да, сэр. Видимо, это просто не пришло ему в голову.

Кирк еще раз убедился, что при всей гениальности профессор Омен не был совершенством. Он мог ошибаться, как и все другие.

– Отсек связи, – вызвал Кирк, – есть что-нибудь от Омена?

– Пока нет, сэр.

– Держите меня в курсе, я буду в инженерном отсеке.

– Хорошо, капитан.

– А знаете, – сказал он Пейтон, – вы произвели на меня впечатление. Я не ожидал, что вы такая мужественная женщина. Красивая и мужественная.

– Боюсь, что мой "подвиг" мне дорого обойдется. Я потеряла и работу, и мужа.

– Мужа?

– - Да, перед нашей отправкой сюда Фавере просил меня выйти за него замуж. Я сказала, что подумаю. Но теперь это вряд ли случится. Даже мечтать об этом смешно, когда мы здесь в ловушке.

– Ну-ну, не огорчайтесь так. Никуда ваш жених не денется. И мы скоро вернемся на Звездную Базу, все будет в порядке. Мы возвращались и не из таких переделок. Интересно, есть у Спока для нас новости?

– Новости? Каких новостей вы ждете?

– Очень важных. Мисс Пейтон, вы начали делать свой отчет для мистера Кента, так продолжайте его.

– Вы так считаете? Хорошо.

В инженерном отсеке они нашли Спока, главного инженера Скотта и историка Фосса. Все трое были слишком заняты работой, но Фосс поспешил к капитану.

– Я нашел источник сумасшествия профессора Омена, – сказал Фосс.

– Источник?

– У него была дочь, она погибла на одном из кораблей Звездного флота.

– Я знаю о дочери. Что-нибудь еще?

– Мы с вашим помощником вспомнили, что один из популярных научных журналов недавно сообщал о совершенно новом оружии профессора, которое создано на основе малых измерений.

– Малые измерения? Что это такое?

– Я историк, и сам в этом ничего не понимаю. Но мистер Спок сказал, что он нашел ключ к разгадке.

– Спасибо, Фосс.

Кирк подошел к Споку, который что-то усиленно рассчитывал.

– Так что там с малыми измерениями? И как они помогут нам?

– Не буду забивать вам голову математическими теориями, капитан. Я думаю, что Алеф и есть то оружие, о котором писал журнал.

– И что из этого?

– Мы перестроим щиты так, что они будут отражать Алеф. Вместо того, чтобы поглотить "Энтерпрайз", импульс Алефа оттолкнет его и освободит нас от удерживающего луча.

– Вы уверены в том, что говорите?

– Да, капитан, можете не сомневаться.

– Очень хорошо. Продолжайте работать, джентльмены. Я иду в отсек связи. А вы, мисс Пейтон?

– Я тоже.

– Тогда пошли.

Они стояли в турболифте вдвоем, и Кирк не переставал наблюдать за Хэзел. Она нравилась ему все больше и больше. И не только внешне, он не переставал восхищаться ее волей и мужеством. Но Кирк понимал, что влюбляться в Пейтон бесполезно. Если им удастся спастись, она вернется к Фавере. Если они погибнут, то у него слишком мало времени, чтобы завоевать ее сердце. Это вообще бессмысленно.

Пейтон казалась очень обеспокоенной. "Наверное, ей страшно, – подумал Кирк и решил успокоить Хэзел.

– Ну что вы так переживаете? Я же говорил вам, что мы выходили сухими из воды и в более скверных случаях.

– Но мистер Спок до конца не уверен, что нашел разгадку...

– Я знаю Спока. Если даже он в чем-то и сомневается, то в главном окажется прав. Все будет отлично, поверьте мне.

– А если нет?

– Тогда сразу отпадут все проблемы.

* * *

В отсеке связи Маккой что-то тихо говорил Ухуре. Когда капитан сел в свое кресло, доктор подошел к нему.

– Люди волнуются, капитан.

– Скоро все закончится, мой друг, поверьте, – ответил Кирк, наблюдая за главным смотровым экраном. Там во всей красе вырисовывался Едгин, плавающий среди звезд. Капитан не мог уничтожить его, не мог уйти от него. И спорить с Оменом бесполезно. Остается только ждать, что Спок окажется прав. Тогда они будут спасены.

– Спок и Скотт создают машину спасения, – добавил Кирк. – Они работают, не выходя из инженерного отсека.

– Капитан, сообщение от профессора Омена.

– На экран, Ухура.

– Но оно для мисс Пейтон.

– Выводите, выводите на экран, лейтенант, все в порядке, – сказала Хэзел.

Омен казался еще более утомленным, чем при их последней встрече. Или ему все это наскучило?

– Мисс Пейтон, – сказал он глухо, – я даю вам еще один шанс. Возвращайтесь на Едгин, пока не поздно.

– Нет, профессор, я не меняю решений. Может быть, вы одумаетесь и вернетесь с нами на Звездную Базу 12?

– Мне очень жаль вас, мисс Пейтон, поверьте. Но вы сами сделали выбор. Капитан, если хотите помолиться, сделайте это сейчас.

Кирк не успел ничего сказать – к нему подошла Ухура и прошептала на ухо:

– Мистер Спок докладывает, что они готовы.

Капитан чуть заметно кивнул.

– Спасибо, профессор, еще советы будут?

– Утешьте себя мыслью, что вы умрете ради благородной цели, капитан.

Кирк устал от Омена. Он не хотел его больше видеть, не хотел разговаривать с ним.

– Тут наши мнения расходятся, профессор. Конец связи.

Омен пропал. Экран вновь заполнился изображением Едгина.

– Десять, девять, восемь, – услышал он голос Омена.

– В чем дело, Спок?

– Я еще раз проверяю датчики, чтобы лучше засечь Алеф, капитан.

– Семь, шесть...

– По-моему уже слишком поздно, Спок. У нас нет времени. Идет отсчет, осталось несколько секунд. Срочно действуй.

– Я попытаюсь...

Кирк вцепился в кресло. Все, кто стоял рядом, сделали то же, как будто это могло их спасти.

– Три, два, один. Прощай, "Энтерпрайз"!

Глава 9

Крошечное яркое пятно вдруг появилось на Едгине. Затем оно превратилось в небольшой бриллиант, который, казалось, вращался. Все это напоминало небольшую планету, по поверхности которой двигались объекты, люди, какие-то диковинные животные.

Алеф приближался так быстро, что у Кирка не было времени изучить его. Но через несколько секунд лейтенант Фосс уж показывал ему в его каюте зеленый холм на планете, похожей на Землю; яркий блеск звезд; красочные паукообразные создания, карабкающиеся по голой скале; ребенка с мороженым; разрушенные и покинутые дома – все это и еще тысячи объектов разместились на Алефе и предстали перед капитаном во всем многообразии и неразберихе.

Но долго любоваться этой планетой в миниатюре Кирк не мог. Алеф со страшной силой врезался в "Энтерпрайз", звездолет накренило в сторону, как океанское судно, попавшее в волны прилива и потерпевшее катастрофу. Огни задрожали, заревела сигнализация. Потом все стихло. Какая-то невидимая сила отшвырнула звездолет от Едгина – он оказался свободным от удерживающего луча и восстановил прежнее равновесие.

– Зулу, вперед, на полный импульс! – закричал Кирк.

– Навигационные датчики вышли из строя. Щиты тоже.

– О, черт! Придумай что-нибудь! Выведи нас отсюда, Зулу!

– Я постараюсь.

Корабль качнуло раз, другой, третий. Наконец "Энтерпрайз" сдвинулся с места, и звезды медленно поползли мимо главного смотрового экрана. "Очевидно, датчики излучения света не повреждены и еще работают, – подумал Кирк. – Это хоть какой-то выход. Щиты и навигационные датчики можно починить. На это потребуется время а сейчас надо уйти от Едгина.

Кирк облегченно вздохнул – наконец-то он мог поздравить себя и команду с победой. Они сумели оторваться от Едгина, сломать силу его удерживающего луча. Он едва поверил в это.

– Все в порядке? – спросил он Зулу.

– Да, всех хорошо тряхнуло, но никто не пострадал.

Кирк нажал на кнопку связи с инженерным отсеком.

– Джентльмены, вы сделали это. Поздравляю!

– Да, но мои бедные щиты уже никогда не будут такими, как прежде, – вздохнул Скотт.

– Что делать, придется чинить, – сказал Кирк.

– Это не так уж сложно, – заверил Скотт.

– Ну что ж, приступайте к ремонту. Зулу, возвращаемся на базу. Искривление пространства шесть.

– Есть, капитан.

Но радость была преждевременной. Едва Кирк отдал команду, как услышал голос Чехова:

– Приближается, капитан.

Кирк взглянул на экран и вновь увидел на нем яркую точку света. Когда она превратилась в бриллант, сердце у капитана упало. Без щитов "Энтерпрайз" был подобен мишени.

– Искривление шесть, мистер Зулу.

Скорость была предельной. Звезды шарахались от них, но Алеф не отставал. Эта чертова штуковина могла преследовать звездолет и в искривленном пространстве! Ну и профессор Омен!

– Зулу, переходи на полный импульс! Примени тактику уклончивых действий!

– Понял, сэр.

Звезды, казалось, исполняли танец сумашествия, "Энтерпрайз" летел как стрела, но Алеф не отставал. И когда он со всей силой обрушился на "Энтерпрайз", Кирк не ощутил никакого удара. Казалось, звездолет поглотила бездна.

* * *

Стояла тишина. Главный смотровой экран был пуст, однако он изменил цвет. Капитан смотрел на него, как на последнюю надежду. Импульсные двигатели еще работали, но не беззвучно, как прежде, а с пыхтением и шумом, как будто они работали на бензине. Кирк зевнул. Он вдруг почувствовал неимоверную усталость. Он пережил слишком много стрессовых ситуаций за последнее время, но даже это не могло полностью объяснить такую неимоверную, навалившуюся на него столь неожиданно усталость. Казалось, его тело налито свинцом.

Откуда она?

– Мистер Чехов, наши дела плохи? Мы потеряли последние датчики?

Тяжелой походкой мистер Чехов подошел к креслу Спока и взглянул на экран.

– Нет, сэр. Главный смотровой экран функционирует нормально.

– Нормально? Вы так считаете? Тогда, где, черт возьми, мы находимся?

– Не знаю, сэр.

Все это было весьма странным. Кирк нажал кнопку интеркома на своем пульте управления:

– Мистер Скотт.

– Слушаю, капитан.

– Сколько вам надо времени, чтобы починить датчики и щиты?

– Сейчас над каждым работает бригада, сэр.

– И сколько они будут работать?

– Трудно сказать, капитан. Щитовые генераторы – ну мы их починим через несколько минут. Но большинство сенсорных рецепторов отсутствует, и эта чертовщина сожгла полностью электронные цепи. На это может уйти несколько дней.

– Сделайте так, чтобы справиться за несколько часов, а не дней. На кон поставлены наши жизни.

– Я понял вас, капитан. Мы постараемся. Мы будем работать без перерыва.

Кирк пытался обдумать ситуацию, все взвесить и просчитать, но мозг его, казалось, стал вязким и отказывался делать это. Кирк спросил Ухуру, смогла ли она связаться со Звездной Базой 12.

– Нет, капитан, не удалось.

Это означало одно: звездолет будет считаться таинственно исчезнувшим, как и остальные корабли. Они даже не могут позвать на помощь! Кирку не нравилась такая перспектива, но обстоятельства сложились не в их пользу. Надо было действовать, что-то предпринимать, приспосабливаться к новым условиям. Другого выхода не было.

– Мистер Зулу, разверните корабль на шестьдесят три градуса.

– Есть, сэр.

На главном смотровом экране ничего на изменилось, и Кирку пришлось спросить, двигается ли вообще "Энтерпрайз".

– Инерционные показатели говорят о том, что мы поворачиваемся на один рим, – сказал Чехов. В отсек связи пришел Спок и Чехов, бросив на него благодарный взгляд, вернулся на свое место к навигационному пульту.

Вдруг на краю экрана показался Алеф.

– Направление, мистер Спок?

– Неизвестно, капитан.

Звездолет продолжал свое непрестанное движение, и Алеф медленно сполз с экрана. Зулу сообщил:

– Инерционный показатель говорит о том, что мы снова на том же месте, откуда начали...

– Что это значит, Спок?

– Без датчиков я не могу ответить наверняка. Можно лишь предполагать.

– Тогда предполагай.

– Мы находимся в пространстве, где существует только два тела – "Энтерпрайз" и Алеф. Он и затащил нас сюда.

– Но Омен пропускал корабли через Алеф несколько месяцев, все они исчезали. Где же они?

– Возможно, за пределами видимости, – предположила Ухура.

– Сомневаюсь, лейтенант, – сказал Спок. – Математика говорит о том, что другая сторона любого Алефа будет случайной точкой внутри пространства в пространстве.

– Ты имеешь в виду, что каждый корабль окажется в другом пространстве?

– Да. Маловероятно, что два корабля встретятся на другой стороне двух различных Алефов.

У Кирка не было оснований сомневаться в том, что ему только что сказал Спок, – слишком хорошо он знал способность своего помощника разобраться в самой сложной загадке. А математический склад ума и опыт Спока позволяли верить его словам.

"Да, дела плохи, – , подумал Кирк, – скорее всего, мы здесь одни. И если нам суждено спастись, то приходится рассчитывать только на себя. Помощи ждать неоткуда".

– Тогда мы не сможем даже пройти через Алеф еще раз, чтобы вернуться назад?

– Пожалуй, сможем, капитан, – предположил Спок, – но где гарантия, что мы окажемся в лучшем, чем сейчас, положении.

– А что, можем оказаться еще и в худшем? – спросил Маккой.

– Да, можем. Можно предположить и так, и так, но будем рассчитывать на лучшее. Геометрия Алефа оставляет нам небольшую надежду.

– Что ж, будем надеяться, – сказал Кирк. Ему очень хотелось быть более оптимистичным, но для этого не было никаких оснований. Напрягаясь изо всех сил, Кирк пытался взять под контроль ситуацию, но это становилось все труднее и труднее – мозг отказывался подчиняться ему, а голова казалась пустой, как шар.

Кирк посмотрел на своих помощников. Все они были тоже не в лучшей форме. Маккой сидел, обколотившись на спинку кресла и выглядел очень усталым. Пейтон следила за экраном, подперев голову руками. Даже Спок выглядел усталым.

"Если на нас так действует это пространство, – подумал Кирк, – то такую усталость испытывают все, и нечего надеяться, что люди Скотта закончат ремонт за несколько часов. Они ведь тоже чувствуют спад и будут работать медленнее обычного. Скорее всего, главный инженер был прав, когда говорил, что на ремонт уйдет несколько дней".

– Это похоже на отрицательную энергетическую зону, которая была вокруг той амебы, что мы взорвали, – сравнил Маккой.

Какой-то момент все обдумывали его слова. Затем Спок сказал:

– А что, вы, пожалуй, правы, доктор, – он повернулся и вновь уставился па экран.

Маккой улыбнулся. Кирку было интересно знать, что нового увидел Спок на экране и почему он с таким усердием вновь изучает его. Алеф сжег все сенсоры, но даже если бы они и были, то какой в них смысл, если вокруг пустота? "Возможно, у Спока есть новая догадка, – подумал Кирк, – но он еще долго будет молчать о ней, ведь обитатели Вулкана больше верят фактам, а не домыслам. Пока он не найдет достаточно фактов и аргументов, он ничего не скажет".

– Если доктор Маккой прав, то где же тогда амебы? – спросил Чехов.

– Какие амебы? – удивилась Пейтон, абсолютно сбитая с толку.

– Ах да, вы же ничего не знаете, – сказал Кирк. – В тридцать девятом секторе мы встретили громадное одноклеточное существо, которое даже представить трудно. Так вот, эта амеба создавала вокруг себя отрицательную энергетическую зону, и "Энтерпрайз" попал в нее. Нам ничего не оставалось, как взорвать амебу. Но пока мы это сделали, люди уже начали страдать. Доктор может рассказать вам обо всем подробнее.

Хэзел посмотрела на Маккоя, но тот как будто не слышал, о чем шла речь. Он, как и другие члены экипажа, был словно не в своей тарелке – слишком вялый, апатичный и заторможенный.

– Я, должно быть, грежу наяву, – встрепенулся Маккой. – Простите меня. Вы, мисс Пейтон, ничего не знаете, но в прошлый раз нам уже пришлось испытывать на себе воздействие отрицательной энергии этого чудовища. Тогда у меня почти что закончились стимулирующие вещества. Но думаю, что подобный кошмар больше не повторится.

– Возможно, возможно, – заметил Кирк. – Но в одном ты прав, доктор: случай с амебой и ее воздействие на нас очень похоже на то состояние, в котором мы сейчас находимся. Наверное, тебе опять придется применять стимулирующие вещества.

– Да, да. Я, пожалуй, покину вас. Пойду к себе, возможно, кому-то нужна помощь, – он пошел к турболифту тяжелой шаркающей походкой, как старик, усталый от жизни. – Но я долго не задержусь. Вдруг вам тоже понадобятся стимулирующие вещества.

– Так что, теперь ожидать амеб? – спросил Кирк.

– Точно сказать трудно, капитан, – ответил Спок. – Без сенсоров сложно анализировать ситуацию. Мы не можем с уверенностью сказать, какое пространство вокруг нас и есть ли здесь хоть какие-то признаки жизни. Вероятно, амебы – единственные существа, которые здесь обитают.

– Мы все умрем, – обреченно сказал Чехов, – жалко, что жизнь так быстро кончается.

– Прекратите этот разговор, мистер Чехов, – возмутился Кирк. – Пока мы живы, мы должны надеяться, что у нас есть шанс. Мы должны действовать. Спуститесь в инженерный отсек, Спок, узнайте, как идут дела у мистера Скотта, как его сенсоры. С их помощью нам удастся изучить Алеф и, возможно, мы покинем это пространство.

– Да, да, капитан, я иду, возможно, вы правы, – Спок неспешной походкой пошел к лифту. И хотя он отличался завидным здоровьем и выносливостью, сейчас без труда было видно, что Спок тоже начал сдавать.

"Ну и попали же мы в мышеловку, с грустью подумал Кирк. – Как только выбраться отсюда?"

К концу дня энергетический уровень на звездолете упал еще на пятнадцать процентов. Все, в том числе и Кирк, почувствовали себя еще хуже. Слабость и недостаток энергии угнетали Кирка. Капитан был человеком, который всегда заботился о своем здоровье и следил за собой. Он ел только то, что рекомендовали врачи, много занимался спортом, поддерживал себя в нужной форме. Теперь все его усилия, казалось, сведены на нет – силы оставляли его. Его упорный труд, забота о своем здоровье – все перечеркнуто этим бесконечным мертвым пространством. Оно, это пространство, уравняло Кирка с самым ленивым, самым инертным и никчемным человеком, как смерть уравнивает всех. И хотя капитан был достаточно волевым человеком, в этой ситуации он был почти бессилен. Он с трудом справлялся с собой, стараясь изо всех сил бороться с депрессией.

В медицинском отсеке у Маккоя было настоящее столпотворение. Все жаловались на жуткую усталость. Самые тяжелые случаи доктор лечил стимулирующими веществами. Одни члены экипажа жаловались на ночные кошмары, другие утверждали, что с зеркал на них смотрят незнакомцы, третьим грезилось, что звездолет рушится и все они погибают. Все было похоже на коллективное сумасшествие.

Кирк старался успокоить и подбодрить людей. Это ему не совсем удавалось, он сам был бесконечно усталым и выведенным из равновесия. В инженерном отсеке он предложил Скотту свою помощь, но тот дипломатично заметил, что талант капитана с большей пользой пригодится Кирку в другом месте.

Усталой походкой Кирк шел по кораблю, Пейтон следовала за ним, продолжая делать записи. Ее движения становились все более замедленными, не помогал и стимулятор, который ей давал Маккой. Все люди на корабле были похожи на маленьких детей, которые в конце дня бредут в кровать после шумных игр и развлечений.

На палубе 17 Кирк с ужасом обнаружил в корпусе корабля зияющую дыру. Через нее можно было смотреть прямо в пустоту. Кто-то из экипажа, указывая на дыру пальцем, истерически смеялся. Это было ужасно.

Кирк не мог вспомнить, когда он был еще таким усталым. Если бы не постоянные усилия над собой, возможно, и с ним сейчас сделалась бы истерика. Приведя в порядок свои мысли, капитан здраво рассудил, что никакой дыры, по идее, в корпусе быть не должно. Это не дыра, а что-то другое. Осторожно протянув руку вперед, он дотронулся до того, что казалось зияющим отверстием, и даже вздрогнул от неожиданности: "дыра" тут же исчезла и вместо нее появилось сердитое лицо клингона. Потом исчез и он, и Кирк увидел, что перегородка корабля абсолютно не повреждена. Что это было, обман зрения, галлюцинация или что-то другое, он сказать не мог.

* * *

Кирк сидел у себя в каюте. "Это не должно долго продолжаться, люди просто не выдержат, – думал он. – Если Скотт починит сенсоры, то мы как-нибудь выпутаемся, но как скоро он сможет это сделать?"

Кирк по натуре был оптимистом. Он не позволял себе раскисать в самых сложных и, казалось бы, безвыходных ситуациях. Таким сделала его работа. Кирк не мог позволить себе расслабиться, ведь он отвечал за свой корабль – свое двадцатипалубное королевство. И, как у любого человека, у капитана были свои принципы, свои жизненные правила, от которых он редко отступал. Спок находил эти жизненные правила Кирка скорее причудливыми, чем рациональными. Конечно, они менялись с годами, приходили и уходили, подвергались резкой критике, пересматривались, но в главном он оставался верен себе.

Это главное было – уверенность в собственных силах, умение преодолевать трудности. Сейчас же это пространство пыталось отнять у Кирка последнее – уверенность в себе.

Кирк приказал Ухуре выключить экран. Это позволяло сберечь хоть немного энергии и несколько облегчить душевное состояние членов экипажа – экран был пуст, просто пуст, он больше не показывал действующую всем на нервы темноту мертвого пространства. Сложнее было с Алефом. Пока они не могли подействовать на него. Он, казалось, обладал гипнотическими свойствами – наблюдая за этим изобретением профессора Омена, члены экипажа быстро попадали под его влияние и забывали о своей работе. Хотя в отсеке связи было не так уж много работы, капитан любил, чтобы его персонал был все время начеку. Алеф мешал ему управлять экипажем.

Медицинский отсек представлял собой сборище людей, Маккой уже обследовал и отослал большую часть, а самые тяжелые случаи усталости он лечил стимулирующими веществами. Некоторые члены экипажа возвращались в медицинский отсек, напуганные тем, что видели. Создания из ночных кошмаров выбирались из различных отверстий в палубах, угрожая им, исчезали, едва не дотягиваясь до них своими клыками, клешнями или щупальцами. Другие члены экипажа говорили, что видели, как обваливались палубные перегородки или что из зеркал на них смотрят незнакомцы.

Спустя несколько часов Кирк созвал совещание на палубе номер 7 в комнате для совещаний. Когда он вошел туда, ему показалось, что стол прогибается с двух концов, как будто он сделан из какого-то гибкого материала. Это напоминало ему одну картину, нарисованную несколько веков назад, картину с часами, сползающими с края стола. Он моргнул и стол снова стал твердым и плоским, как и прежде. Вскоре пришли Спок, Скотт, Маккой и Пейтон. Кирк поблагодарил всех за работу и сказал, что надо обсудить их нынешнее положение.

– Этот ненормальный добрался до медицинского отсека? – спросил он у Маккоя.

– Кого вы имеете в виду?

– Сегодня я принял массу людей, и у всех нарушена психика. – Кирк только тяжело вздохнул.

– Доложите, мистер Скотт, как идут дела.

Скотт поднял глаза:

– Энергетический уровень упал и продолжает падать на два пункта в час.

– Тогда у нас еще есть время на принятие решения.

– Да, капитан. У нас есть время, но нам может не хватить сил.

– Скотт прав, – сказал Маккой. – Силы у нас на исходе.

– А что стимулирующие вещества? Они действуют недолго?

– Да. С ними мы тратим остатки своей энергии гораздо быстрее, чем без них. Мы отнимаем у себя будущее, чтобы работать сейчас. Очевидно, мы просто сгорим, как свечи. Мы не принадлежим к этой Вселенной и мы погибнем, если не покинем ее.

– Так что там с щитами и сенсорами?

– Сенсорные цепи соединены, скоро будут готовы и щиты.

– Хорошо, мистер Скотт. Вы обрадовали меня. А что скажешь ты, Спок?

– Могу обрадовать вас, капитан. Я нашел замену нашим сенсорам.

– И ты сможешь изучить Алеф?

– Гарантировать не могу, но попытаюсь.

– И мы вернемся домой? – спросила Пейтон.

– Возможно.

Глава 10

– Что ты придумал, Спок? Расскажи, – попросил Кирк.

– Сейчас, сейчас, но мне нужна будет помощь мисс Пейтон.

– Не тяни, говори.

– Хорошо, хорошо. Я думаю, что изменив ее имплантированный чувствительный сенсор, мы сможем использовать его как простейший.

Некоторое время все молчали. Затем главный инженер звездолета сказал:

– Да, это должно сработать. И мы сможем использовать оборудование, которое оставил профессор Омен.

– Вот здесь-то и пригодятся ваши навыки техника, Скотт, – сказал Спок.

– Надеюсь, все это займет меньше времени, чем ремонт корабельных сенсоров? – спросил Кирк.

– Думаю, что да, капитан. Но рисковать не стоит. Пусть инженерная бригада продолжает ремонт корабельных сенсоров, пока мы будем заниматься инплантантом. Соревноваться мы не будем, но кто-то закончит раньше.

– Хорошо, мистер Спок. Можете приступать. И помните, что мы не только спасаем себя. Мы должны остановить профессора Омена.

Спок, Пейтон и Скотт ушли.

– Он сумасшедший, этот Омен? – предположил Маккой.

– Очевидно.

– Но ведь он хочет остановить войну. Сама идея не плоха.

– Да, идея-то хорошая, – задумчиво произнес Кирк, – плох способ, который он выбрал. Нельзя остановить войну, убивая людей.

– Согласен. Уничтожение кораблей и их экипажей – не лучший способ. Но, быть может, разрушение звездолетов и прекращение войн одно и то же?

– Нет. Этим он ничего не добьется. Омен не остановит войну. Просто он уничтожит корабли Флота, другие звездолеты, погубит еще тысячи людей. В чем виноваты они?

Кирк был рад, что с ними сейчас нет Пейтон и она не записывает их дискуссию. Кто знает, как восприняли бы далекие от военной службы люди аргументы Маккоя.

– Сожалеете, что пошли работать в Звездный Флот, доктор?

Маккой немного подумал:

– Нет, капитан, конечно, нет. Просто я сейчас немного устал, вот и лезут в голову разные мысли.

Доктор медленно встал, придерживаясь руками за стол:

– Если с вами все в порядке, то я вас покину. Мне надо к себе. А знаете, капитан, это кажется забавным, но иногда человек чувствует себя лучше, когда приходит к врачу, который, скорее всего, не сможет ему помочь, а просто держит его руку в своей и говорит, насколько все плохо и безнадежно...

– Но здесь нет логики, друг.

– Нет, но это срабатывает.

– Ладно, иди, об этом поговорим как-нибудь в другой раз.

Маккой, пошатываясь, вышел из комнаты. Он был старше многих на корабле и чувствовал себя хуже других. Капитану было жаль доктора, но он ничего не мог сделать для него.

Неожиданно Кирк понял, что у него появилось свободное время. Вряд ли он теперь будет нужен в отсеке связи. Это пространство оставалось пустым. У "Энтерпрайза" не было связи ни со Звездной Базой 12, ни с Флотом. Кирк хотел было пойти в медицинский отсек и помочь Маккою, но потом решил, что делать это не стоит. Как капитан он должен поддерживать свой авторитет, а это будет трудно, если он попробует себя в роли няни или санитарки. Да и Маккою, пожалуй, его присутствие будет только действовать на нервы.

Кирк пошел в физическую лабораторию.

* * *

Помощник капитана и главный инженер закончили работу раньше, чем ремонтная бригада. Спок с энтузиазмом взялся за воплощение своей идеи с имплантантом Пейтон. План его заключался в том, чтобы использовать глаза Хэзел Пейтон как первичные сенсоры. То, на что она будет смотреть – в данном случае на Алеф – будет проходить через оборудование профессора Омена, а затем вся информация будет оцениваться и поступать на оборудование Пейтон, в ее каюту. Таким образом Спок рассчитывал изучить Алеф. Он знал, что работа это сложная и быстрого результата ждать не приходится. В конечном итоге что-то может не получиться, и все их усилия будут сведены на нет. Но другого выхода не было. Это – их единственный шанс.

– Как вы себя чувствуете, Хэзел? – спросил он у Пейтон.

Она устало улыбнулась:

– А как каждый из нас себя чувствует? Достаточно хорошо, чтобы выполнять свою работу. – Другого ответа Кирк и не ожидал.

– Спок вызывает отсек связи.

– Капитан слушает. Вы готовы?

– Да. Оборудование мисс Пейтон достаточно простое.

– А вы готовы, мисс Пейтон? – Она кивнула.

– Хорошо. Просьба всем занять свои места. Начинаем. Лейтенант Ухура, давай изображение.

– Есть изображение, капитан.

И вдруг они увидели Алеф. Алеф, вращающийся и сверкающий на фоне пустоты. Но опыт общения с этой чертовщиной подсказал Кирку, что это вращение и сияние всего лишь иллюзия. Кирк видел каждую составляющую этой Вселенной, которая в одно и то же время была единичной точкой. С трудом оторвавшись от экрана, Кирк посмотрел на Пейтон. Ее глаза были широко раскрыты, казалось, она едва дышит.

– Мисс Пейтон?

– Он красивый, капитан. Я вижу... Я вижу... – Кирк вызвал Спока. Ответа почему-то не было.

– Спок, – позвал он еще раз, уже обеспокоенный.

– Я здесь, капитан.

– Что там, Спок?

– Я пытаюсь установить связь между своими данными и данными с Алефа, капитан.

– Хорошо, продолжай.

Спок чувствовал, как его влечет к Алефу. Скоро он уже не мог отделить себя от него. "А что испытывает Пейтон? Ей же гораздо труднее", – подумал он. Спок дотронулся рукой до слейдера. Информация с Алефа стала одновременно вводиться в компьютер и в его собственный мозг. Вместе они сортировали ее, обобщали, делали выводы. Информационный обмен оказался настолько быстрым, что был похож на мысль.

Вдруг Алеф исчез, Спок от неожиданности чуть не упал со стула. Ему пришлось мобилизовать все свои способности и возможности обитателя Вулкана, чтобы прийти в себя, выйти из состояния легкого шока, так сильно подействовал на него Алеф. Пейтон была без сознания.

– Ухура, вызывай медиков, – приказал Кирк. Через несколько секунд санитары вышли в отсек связи, они осторожно положили Пейтон на носилки и унесли. Кирк пошел следом за ними.

– Ну? – спросил Кирк.

– Она в порядке, капитан, – ответил Маккой. – Просто устала, а так все нормально.

– Доктор, как она?

Кирк и Маккой одновременно повернулись и увидели Спока. Он стоял в двери медицинского отсека. Лицо его было зеленовато-серым. Это очень удивило Кирка: Спок принадлежал к тем людям, которые болеют редко, а если плохо себя чувствуют, то предпочитают лечиться сами. Сейчас Спок не был похож сам на себя.

Они помогли ему сесть в кресло.

– Я в порядке, доктор, в порядке, – сказал Спок. – Я зашел сюда, чтобы узнать, как мисс Пейтон.

– С ней все нормально, а ты оставайся в этом кресле до тех пор, пока я не разрешу тебе вставать, – твердо сказал Маккой.

Он обследовал Спока каким-то неизвестным Кирку медицинским аппаратом, а затем сказал:

– Все, как у мисс Пейтон, вы очень похожи с ней. У вас обоих симптомы переутомления. Слишком много впечатлений, как у ребенка, переутомившегося на шумном празднике. Чрезмерное возбуждение.

– Но я чувствую себя неплохо.

– Или чрезмерная стимуляция, – невозмутимо продолжал Маккой. – Назови это, как хочешь. Если не послушаешь меня и не останешься отдохнуть здесь, я уложу тебя в постель на неделю.

– Хорошо, хорошо, доктор. Я согласен. Но угроза твоя бессмысленна – через неделю нас уже не будет в живых.

– Ты считаешь, у нас нет шанса? – спросил Кирк.

– Весьма небольшой. Доктор только что поставил мне диагноз. Я пытался противостоять влиянию этого пространства, и вот что получилось. Я чувствую себя еще более усталым, чем раньше. Мой мозг отказывается подчиняться мне, отказывается работать. Алеф сильно подействовал на меня.

– Но мы, по крайней мере, узнали хотя бы, работают ли наши компьютеры.

– Ситуация не так проста, как кажется. Меня ждет еще большая работа – отобрать и ввести все необходимые данные в компьютер, а их уйма.

– Не понимаю, – зло сказал Маккой, – мы прошли через Алеф, наше пространство должно быть на той стороне...

– Ты не понял, друг. Алеф устроен по другому принципу, а физические законы этого пространства могут привести нас к полной потере сил. Это один вариант, второй – "Энтерпрайз" просто взорвется, но есть и третий – все мы будем страдать и ожидать мучительной смерти. В данном случае математика уже бесполезна...

Все стали обдумывать слова Спока. Ничего утешительного в них не было. Маккой пошел к себе в медицинский отсек, чтобы еще раз посмотреть Пейтон, Она спала. Доктор решил, что Хэзел, возможно, проспит еще несколько часов.

Кирк принял решение.

– Делай свои расчеты, Спок, – сказал он.

– В моем теперешнем состоянии я вряд ли смогу быстро справиться с работой... Кроме того, у мониторного компьютера нет ни нужной скорости, ни блока памяти, чтобы обработать данные.

– А без сенсоров корабельный компьютер бесполезен?

– Да.

– Тогда мы должны еще раз пройти через Алеф, назад.

– Но возможность найти лучшее пространство невелика.

– Однако надо попробовать. Что мы потеряем? Оставшись здесь, мы все погибнем, это факт. А, пройдя еще раз через Алеф, возможно, останемся живы. Надо рискнуть.

Кирк с трудом поднялся со стула и тяжелой походкой пошел к интеркому.

– Вызываю отсек связи. Мистер Чехов, бери курс на Алеф.

– Капитан?

– На Алеф, мистер Чехов.

– Есть, капитан.

– Отвези нас домой, Джеймс, – попросил Маккой.

– Если бы я мог...

Через несколько минут Кирк запросил обстановку:

– Доложите, мистер Чехов.

– Курс на Алеф взят.

– Главный экран, Ухура.

Экран ожил, все увидели Алеф. Кирк старался не смотреть на него, чтобы не попасть под влияние этой чертовщины.

– Мистер Зулу, действуйте! Полный импульс.

– Есть, капитан.

Корабль стремительно рванулся к Алефу. На секунду Кирк ощутил его необычную притягательную силу, затем все было кончено. Они увидели звезды.

Все очень обрадовались, стали поздравлять друг друга с удачей. Лишь Спок остался невозмутимым.

– Мы сделали это, Спок, – закричал Кирк, – мы победили. – Он мгновенно почувствовал себя значительно лучше, ощутил прилив сил. Это не могло быть самообманом.

– Капитан, возможно, многие пространства имеют звезды, – заметил Спок.

– Мы уже дома, Джеймс? – спросил Маккой.

– А вы еще сомневаетесь, доктор. – С каждой минутой Кирк чувствовал себя все лучше и лучше, хотя не знал наверняка, где именно они находятся Однако, капитану придавало силы то обстоятельство, что природа нового пространства не была враждебной по отношению к ним.

– Смотрите, капитан, – вдруг сказал Спок и показал на главный смотровой экран.

– Что там еще?

Кирк взглянул на экран. Улыбка мгновенно сползла с его лица. И было отчего – он увидел военный корабль клингонов.

Глава 11

– Мне нужны сенсоры сейчас, сию минуту, – закричал Кирк в интерком.

– Но мы работаем на пределе, капитан, – ответил Скотт.

– Знаю, но прошу вас: постарайтесь побыстрее.

– Я понял, капитан. Скоро вы получите сенсоры.

Кирк стал изучать корабль клингонов. Вначале он решил, что им повезло, и "Энтерпрайз" оказался в их пространстве. Но затем, внимательно осмотрев звездолет клингонов и заметив небольшие детали, Кирк понял, что ошибся. Никогда еще на корабле клингонов он не видел маленькую розу, отсутствовал и трехзначный символ этой Империи. Что все это могло означать?

Внимательно всмотревшись еще раз в экран, Кирк заметил позади звездолета Алеф.

– Свяжись с ними, лейтенант Ухура, – попросил он.

– Они запрашивают нас, капитан, но не используют для этого стандартный коммуникационный канал.

– Это не так страшно, Ухура. Давай на экран. Вместо звездолета на экране появился клингон, скорее всего, капитан корабля. К удивлению Кирка, он не был таким злым, какими все привыкли видеть клингонов. Но, главное, его форма здорово отличалась от формы клингонов. Этот клингон был одет в костюм из тонкой летящей ткани светло-зеленого цвета. Клингон изумленно посмотрел на Кирка и сказал что-то невнятное.

– Что это, Ухура? Какой-то диалект?

– Мне знакомы несколько диалектов клингонов, но, уверяю вас, это не похоже ни на один из них.

– Лейтенант, включи универсальное устройство для перевода.

– Есть, сэр.

– Говорит Джеймс Кирк, капитан корабля Федерации "Энтерпрайз". Пожалуйста, назовите себя.

Капитан клингонов что-то пронзительно взвизгнул. Устройство для перевода ничем не могло помочь. Кирк не отчаялся и продолжал:

– У нас мирная миссия. Пожалуйста, назовите себя.

Капитан надеялся, что тон его голоса успокоит клингона, убедит его, что их намерения не враждебны.

Клингон заговорил снова, но на этот раз уже более спокойно. Универсальному устройству для перевода нужно было как можно больше образцов речи, чтобы работать. И Кирк провоцировал клингона, чтобы получить эти образцы. Клингон все продолжал говорить. Отдельные слова становились понятными, но нужно было вникнуть в смысл всего разговора.

Подошла Пейтон и встала рядом.

– Вы убежали от доктора? – спросил Кирк.

– Он позволил мне уйти. Он не обнаружил у меня ничего серьезного. Могу я вам помочь?

– Нет, если только вы не специалист по редким диалектам клингонов.

– У нас готова часть сенсоров, – тихо сказал Спок.

Клингон перестал говорить и выжидающе посмотрел на Кирка. Капитан поднял раскрытую ладонь вверх, что было общепринятым жестом мира, и спросил:

– Это корабль клингонов, Спок?

– Трудно сказать. Внешне он лишь немного похож на известные нам корабли класса "Крега".

– Лишь немного?

– Да.

– А вооружение?

– Пока ничего не могу сказать. Сенсоры обнаруживают различные структуры и обводы корабля для улучшения энергетических характеристик, с ними я незнаком. А так они следуют основной модели оружия и дефлекторов клингонов.

– А как экипаж? Они клингоны?

– Да, насколько я могу судить. Мы пока еще не можем сделать полное сенсорное сканирование.

Очевидно, устройство для перевода получило достаточную информацию о языке, потому что, когда клингон заговорил снова, Кирк понял его.

– Кто вы? Эта планета наша. Пожалуйста, убирайтесь прочь.

– Я никогда не слышала, чтобы клингон говорил "пожалуйста", – сказала Ухура с некоторым удивлением.

Кирк тоже этого никогда не слышал, но сейчас его больше интересовала планета, о которой говорил клингон, а не его этикет. Если эта планета значилась в справочниках "Энтерпрайза", то это поможет им определить, где они находятся. Кирк заговорил вновь:

– Я Джеймс Кирк, капитан звездолета "Энтерпрайз". Пожалуйста, назовите себя.

Клингон ответил:

– Я Иола, капитан звездолета ассоциации Клин-гее. Мы не знаем ни о какой Федерации.

– Мы исследуем космос, так же, как и вы, – продолжил Кирк.

– Но эта планета наша. Мы единственные исследователи космоса. Пожалуйста, уходите.

– Что вы имеете в виду – "единственные исследователи космоса"?

– Не будьте так глупы, – сказал Иола. – Мы единственные, потому что нет других. Клингеены – мастера во всем, от нашей планеты до Кардомской Стены в конце Вселенной, за которой ни один человек никогда не бывал.

– Один момент, капитан, – сказал Кирк, и подал знак Ухуре выключить внешний микрофон. – Что ты думаешь, Спок? Они просто хвастают?

– Возможно, он действительно кое-что преувеличивает. Но он прав в одном: здесь они одни. – Тогда у них нет опыта борьбы?

– Трудно сказать. Может, они сражаются друг с другом? Но я думаю, это не военный корабль.

– Что это за планета, Спок?

– Мы находимся в пределах трех стандартных дистанций от нее. По всем показателям это Земля. Географические характеристики совпадают.

Это объявление шокировало Кирка, некоторое время он даже не мог ничего сказать.

– Что все это значит? Клингоны, то есть клингеены захватили Землю?

– Возможно, капитан. Но не в обычном смысле. Сенсоры обнаружили растительный мир и некоторых простейших. Никаких искусственных структур, никакого электромагнитного излучения, никакой промышленности здесь нет.

– Людей тоже нет?

– Очевидно.

– О чем вы говорите, капитан? Я хочу знать, – спросил Иола.

– Нас не интересует эта планета, – сказал Кирк. – Но нам нужен свободный доступ к тому телу позади вас.

– Это тоже наше, – невозмутимо ответил Иола. – Любое тело здесь наше. Все наше.

– Ну это мы еще посмотрим, – проворчал Кирк. Клингеен уже не был таким опасным, как казался вначале. Конечно, у него есть корабль и, возможно, какое-то оружие, но вряд ли он достаточно опытен, чтобы вести сражение с "Энтерпрайзом". И все же Кирк не хотел ввязываться в сражение, а потому сказал как можно спокойнее:

– Капитан Иола, нам нужно это сверкающее тело лишь временно.

– Это неважно, временно или насовсем. Оно наше, и вы не можете распоряжаться им, – клингеен исчез, а через несколько секунд на экране снова показался корабль.

– Не кажется ли вам, капитан, что мы имеем дело с детьми? – улыбнулась Пейтон.

Кирк согласно кивнул. Клингеены были, по всей видимости, задирами, привыкшими поступать по-своему. Может быть, их запугать, продемонстрировав силу?

– Посмотрим, как эти "высшие создания" отреагируют на наш вызов, – сказал Кирк. – Мистер Чехов, откройте огонь фазерами пониженной энергии, чтобы они разорвались возле носа корабля клингонов.

– Есть, капитан.

– Стреляйте, когда будете готовы.

– Хорошо, капитан.

Через несколько минут начался обстрел корабля.

– Вы не должны были этого делать, – услышали они голос капитана Иолы. – Теперь вы пожалеете об этом.

– Радикальное изменение энергетического уровня на борту корабля клингеенов, – доложил Спок. – Я думаю, они тоже готовят оружие.

Кирку чуть хватило времени, чтобы приказать поставить щиты, когда спираль оранжевого огня метнулась в сторону "Энтерпрайза". Она ударилась о борт звездолета, и его отшвырнуло еще дальше от корабля клингеенов. Инерционные компенсаторы моментально ощутили перегрузку. Звезды запрыгали на экране, Кирк закрыл глаза, у него закружилась голова.

– Полный импульс, – скомандовал он, – эта чертова штуковина, должно быть, схватила корабль и отбросила его, как большой плоский камень.

– Рулевой не отвечает, – крикнул Зулу. "Надо остановить корабль, – подумал Кирк, – иначе не прекратить эту карусель". Ему едва удалось это сделать, беспорядочное кружение сразу прекратилось, Кирк включил микрорулевые верньеры. С их помощью можно было совершать небольшие, но точные движения, они использовались для маневрирования.

Звезды вновь встали на свое обычное место. В отсек связи стали поступать сведения о повреждениях.

– Незначительные повреждения по всему кораблю. Много ушибов и синяков.

Голос доктора Маккоя звучал не очень радостно. Кирк перевел дыхание.

– Что там происходит внизу, мистер Скотт?

– Разбит пульт управления первым щитом.

– Можно починить?

– На этот раз да, капитан. Но еще один удар, подобный этому, "Энтерпрайз" не вынесет.

"Нельзя, чтобы клингеены вновь атаковали нас, – подумал Кирк. – Возможно, у них и не будет снова таких намерений, но кто знает?"

– Скорее, мистер Скотт, – приказал он.

– Есть, сэр.

– Спок, где мы сейчас находимся?

– Расположение созвездий говорит за то, что мы недалеко от Земли. Нас отбросило где-то на пятьсот тысяч километров.

В звездном пространстве это было относительно небольшое расстояние, но оно может оказаться значительным, если "Энтерпрайз" не вернется назад к Алефу. Кирк стал размышлять о клингеенах. Очевидно, у них было, какое-то необычное оружие, незнакомое ему. Они, совершенствовались в этой области.

– Сообщение с корабля клингеенов, капитан, – доложила Ухура.

– На экран.

Вместо звездного поля на экране появилось самодовольное лицо капитана Иолы.

– Вы все поняли, капитан? Вам лучше не возвращаться сюда. Наш флот скоро прибудет сюда и позаботится о вас.

– Но, капитан...

– Хватит разговоров. Держитесь подальше от нас, или мы опять пустим в ход наш циклор. – Он исчез.

– Что ты думаешь об этом, Спок?

– Только то, что он сказал. Нам надо подчиниться.

– Но если у них есть этот циклор, зачем им тогда понадобился флот?

– Трудно сказать.

– У меня, кажется, есть идея. Раньше мисс Пейтон заметила, что клингеены похожи на детей.

– Ну и что?

– Надо их запугать, и тогда нам не страшен будет ни этот их корабль, ни весь флот.

– Да, но все проблемы в том, как это сделать.

– Нам поможет Алеф, Используя его, мы можем видеть почти все во Вселенной, ведь так? Мы можем открыть какой-нибудь секрет на борту корабля Иолы. Конечно, они будут очень удивлены и озадачены. Это сыграет нам на руку. Я сам хочу взяться за этот Алеф.

– Да, ваш план не плох, и он может сработать. Но я должен настоять на том, чтобы мне поручили искать секреты.

– Ты хочешь оставить себе самое интересное, – пошутил Кирк.

– Нет, капитан, но я единственный из всех могу противостоять влиянию Алефа. Поэтому у меня больше шансов выполнить эту миссию.

– Пойдем на компромисс, Спок.

– Какой?

– Я буду исследовать Алеф, а ты будешь рядом со мной все время и оттащишь меня, если тебе покажется, что я попал под очень большое влияние этой чертовщины и зашел слишком далеко.

– Ладно, я согласен. А Маккой может сделать то же самое для мисс Пейтон. Ведь без нее не обойтись и на этот раз.

– Но у нас теперь есть сенсоры. Неужели мы опять будем подвергать риску мисс Пейтон?

– Придется. Корабельные сенсоры в таком состоянии, что их будет недостаточно, чтобы изучить Алеф с такого расстояния. Без ее имплантированного сенсора никак не обойтись.

– Ну, что ж, придется вам, мисс Пейтон, еще раз пройти через эту мельницу. – Пейтон кивнула.

– Я пошел к себе, – сказал Спок. – Надо сделать приспособления для монитора мисс Пейтон. – Кирк сел в кресло перед монитором Пейтон, наслаждаясь замешательством Маккоя. Тот не выдержал.

– Вы собираетесь наблюдать сами, капитан?

– Ты говоришь таким тоном доктор, будто я собираюсь умирать.

– Но я не хочу вас терять.

– Спок будет моим ангелом-хранителем. А вы будете следить за мисс Пейтон. Она в отсеке связи ожидает вас.

Маккой пожал плечами и ушел в отсек связи. Вскоре появился Спок.

– Давай начинать, – сказал Кирк.

– Да, я готов.

Спок нажал на кнопку интеркома:

– Мисс Пейтон, вы можете начинать.

– Давайте посмотрим Алеф, Ухура, – сказала она.

Звезды сместились куда-то в сторону и на главном смотровом экране появилась яркая полоса света. Это был Алеф.

– Сконцентрируйтесь, капитан, только так можно добиться результата, – посоветовал Спок.

– Я буду в порядке, Спок.

Впервые Кирк отдался во власть Алефу. Он видел лицо каждого члена экипажа "Энтерпрайза", видел содержание их стенных шкафов, видел весь звездолет, все его отсеки и службы, видел все целиком и каждую мелочь в отдельности. Кирк сосредоточился еще больше и перевел взгляд на корабль клингеенов. Он стал искать что-то такое, что скрыто от посторонних глаз, что-то неизвестное. Вдруг Кирк почувствовал, что он перестал ощущать кресло, а затем и свое собственное тело. Он как будто парил в облаках и сам был похож на невесомое воздушное облако. Его мозг отказывался подчиняться ему. Кирк мог лишь воспринимать то, что показывал ему Алеф, воспринимать без отбора, без вопросов, без размышлений. А вскоре изображение на Алефе стало единственной реальностью, которая существовала для Кирка.

Спок стоял рядом и смотрел на капитана. Глаза Кирка были широко открыты.

– Как чувствуешь себя, капитан?

– Я везде.

Ответ не слишком успокоил Спока. Но то, что Кирк еще был способен отвечать на вопросы, уже само по себе обнадежило Спока.

Из интеркома раздался жужжащий звук, и лейтенант Ухура сказала:

– Отсек связи вызывает капитана.

– Говорит Спок. Капитан сейчас не может ответить.

– Флот клингеенов приближается к нам. Вам лучше бы подняться сюда, мистер Спок.

– Я понял. Скоро буду.

"Что же делать? – думал Спок. – Нельзя оставить его одного здесь и надо идти в отсек связи".

– Спок вызывает Мисс Чэпел, – сказал он твердым голосом.

– Слушаю вас, мистер Спок.

– Пожалуйста, зайдите к капитану, – попросил он женщину. – Он сейчас в каюте мисс Пейтон. Я попрошу понаблюдать за ним, и если вам покажется, что он попал под сильное влияние Алефа, то немедленно действуйте и отстраните его от этой штуковины. Но вы ни при каких обстоятельствах не должны смотреть на Алеф. Иначе и с вами может случиться то же самое.

Спок чувствовал, что его инструкции расплывчаты и, может быть, не вполне ясны, но времени объяснять более подробно не было. Приходится надеяться на материнский инстинкт мисс Чэпел.

– У меня нет времени, мисс Чэпел. Вы все поняли? Я в отсеке связи, если понадоблюсь.

– Все поняла, – неуверенным голосом ответила мисс Чэпел.

Спок поплелся в отсек связи.

Глава 12

Кирк очнулся. Он снова был самим собой, но странный дискомфорт остался. Он чувствовал себя так, будто сознание его было ограничено, прикрыто, будто он жил в какой-то скорлупе.

Он открыл глаза и посмотрел на потолок. Позади себя Кирк услышал знакомый медленный ритмичный звук. Что это, его собственное сердце? Нет, это не сердцебиение, а его электронное воспроизведение. Должно быть, он лежит на диагностической кушетке в медицинском отсеке.

Кирк хотел позвать доктора, но это ему не удалось. Он повторил попытку, но и на этот раз ничего не вышло.

Затем он увидел Маккоя, стоящего над ним, размахивающего своим сканером, как будто это была волшебная палочка.

– Не волнуйся, Джеймс, отдыхай. У Спока все под контролем.

"Что под контролем? Может, прибыл флот клингеенов? Может, он атаковал нас?" – пронеслось в голове Кирка.

– Лежи, лежи, не волнуйся, капитан. Отдыхай, это приказ доктора.

Кирк хотел было спорить с Маккоем, но забыл, что хотел сказать. Он закрыл глаза, а когда вновь открыл их, то увидел перед собой мисс Чэпел. Кирк хотел спросить у нее, что происходит, но ему едва удалось произнести лишь первое слово.

– Я наблюдала за вами, капитан, – сказала Чэпел, – когда Спок ушел в отсек связи. – Наблюдала до тех пор, пока нас не позвал доктор, я привезла вас сюда, в медицинский отсек.

Кирк понял, что, если Спок оставил его на попечение мисс Чэпел, то, действительно, прибыл флот клингеенов. Значит, ему срочно надо подняться в отсек связи. Он попытался сесть, но Чэпел вызвала доктора. Прежде чем Маккой пришел, Кирк успел заметить, что рядом с ним на кушетке спала Пейтон. Мысленно он посочувствовал Хэзел и пожалел ее.

Маккой не стал и разговаривать с Кирком. Он толкнул его на кушетку.

– Лежи. Тебе нечего делать в отсеке связи.

– Но Спок...

– Спок просил передать, что прибыл флот клингеенов, но наш корабль вне опасности.

Это была хорошая новость, если верить Маккою, но ситуация может измениться каждую секунду. Он снова попытался сесть.

– Нес, принеси самый большой анестезионный молоток, – попросил Маккой.

Кирк знал, что это за шутка, знал он и то, что Маккой напичкает его седативными препаратами, если он не успокоится.

– Я должен увидеть Спока, – сказал он невозмутимо.

После некоторых раздумий Маккой сдался и вызвал отсек связи. Через несколько минут Спок уже стоял рядом с кушеткой Кирка и говорил:

– Я уверяю тебя, что все в порядке. Как ты себя чувствуешь?

– Как привидение.

– Это пройдет, – сказал Маккой. – Так уже было с Пейтон.

Ни Спок, ни Маккой не собирались ему больше ничего сообщать. Они смотрели на него так, как будто ожидали, что он может испариться в любой момент.

Может быть, они были просто добры к нему и не хотели мешать его выздоровлению, но их действия настораживали Кирка. Он спросил:

– Как корабль?

– Теперь мы можем правильно ориентироваться в этом пространстве. А у Скотта продвигается ремонт сенсоров.

– У нас все еще не работают сенсоры?

– Да.

– А что флот клингеенов?

– Кажется, у него нет особого интереса к "Энтерпрайзу". Мы не приближаемся ни к их планете, ни к Алефу.

– Ты пробовал приблизиться?

– Да, капитан. Никто из клингеенов не обращал на нас ни малейшего внимания, пока по моей команде мы не приблизились к Алефу на одну четверть импульса.

– И тогда?

– Капитан Иола вновь сказал, чтобы мы держались подальше. Я решил принять его угрозу всерьез.

– Очень благоразумно, мистер Спок. Но ведь мы еще ничего не нашли, чтобы испугать клингеенов?

– Нет, но времени не теряли. Используя свои собственные наблюдения и записи, сделанные монитором мисс Пейтон, я достиг кое-каких успехов в поисках нужной формулы для перенастройки двигателей искривления пространства.

– Я думаю, что записи не принесут нам большой пользы.

– От них нет пользы для шпионских целей, капитан, но они содержат факты, которые я нахожу очень полезными.

– И когда ты найдешь способ перестройки двигателей?

– Думаю, что я близок к цели.

– Но если мы не сможем подобраться к Алефу, грош цена всей нашей работе.

– Да, капитан. Если каждый корабль клингеенов вооружен циклором, а у меня нет причины полагать обратное, тогда "Энтерпрайз" едва ли выдержит сражения с их флотом.

– Мы не можем сражаться с ними, нам надо перехитрить их.

– Мистер Кент не обрадуется, – сказала вдруг Пейтон.

Кирк и Спок посмотрели на нее. Капитан забыл, что она здесь. Хэзел сидела на кушетке, свесив ноги. Маккой пробежался по ней сканером и сказал:

– Аппараты говорят, что вы чувствуете себя прекрасно. Что вы скажете?

Она улыбнулась:

– Я не буду спорить с аппаратами.

– Вы выдерживаете все это лучше других, – сказал Спок. – Но я не решаюсь просить вас в третий раз посмотреть на Алеф.

– Разве нет альтернативы? – спросил Кирк.

– К сожалению, нет, – ответил Спок.

– Все в порядке, капитан. Я не думаю, что Алеф во второй раз так сильно поразил меня, как в первый.

– Что ты скажешь, доктор?

– Вы не можете еще раз подвергать опасности жизнь этой женщины, капитан. Почему бы не использовать эти ваши сенсоры?

– Но они не могут помочь нам, – ответил Спок.

– Но ведь должна же быть альтернатива?

– Ее нет. Придется действовать по плану. – Когда Кирк попытался встать с кушетки, Маккой хотел возразить. Но капитан остановил доктора:

– Если мисс Пейтон еще раз будет рисковать жизнью, то, самое меньшее, что могу сделать я – это занять свой пост в отсеке связи.

– Хорошо, но будьте осторожны, капитан.

Когда они шли к турболифту, Кирк сказал Споку:

– Ты был прав, друг. Алеф высосал из меня все, и прежде всего, кажется, мои глаза. Эта чертова штука обладает гипнозом. Интересно, способен ли я теперь чему-то удивляться?

– Вам кажется все очень знакомым, не так ли? – спросила Пейтон.

– Да.

– Мне тоже известно это чувство.

– Спок – единственный из нас, кто способен сконцентрироваться и не забывать о своем задании. Алеф на него не действует, он ведь с планеты Вулкан. Если мы потеряем тебя, друг, то никогда не выберемся отсюда.

– Вы думаете, капитан, что мы все же сможем спастись? – спросил Спок.

– Да, я верю в тебя, верю в мисс Пейтон, верю во всех. Я надеюсь, мы выберемся отсюда.

Кирк ценил своих людей, доверял им, но они не были волшебниками.

На главном мониторе капитан увидел планету. Одинокий сияющий свет. "Это не Земля, – подумал Кирк. – Скорее всего, это Алеф. Далекий и неопасный". А корабли клингеенов выстроились в ряд, в боевом порядке. Кирк насчитал пятнадцать звездолетов. Если все они вооружены циклорами, этого будет достаточно. Капитан попытался определить, где же корабль Иолы, но это оказалось невозможным, у каждого звездолета на главном мониторе была роза.

В отсек связи пришел Маккой. Он встал рядом с креслом мисс Пейтон. Кирку не нравилось то, что они снова заставляли Хэзел пройти через Алеф, но выхода не было.

– Мистер Спок готов, – сказала Ухура.

– Очень хорошо. Мисс Пейтон? – он посмотрел на нее через свое плечо.

– Готова, капитан.

– Мистер Зулу слегка подтолкните "Энтерпрайз" к Алефу. Посмотрим, как близко мы можем подойти, никого не потревожив.

– Есть, сэр.

Изображение планеты и флота клингеенов очень медленно передвинулось, и в центре экрана ярко засиял Алеф.

– Сообщение, сэр, – доложила Ухура.

– Стоп! На экран, Ухура.

Появился клингеен, его Кирк раньше не видел. Он был одет в костюм из тонкой голубой ткани. Клингеен сказал:

– Я Рухо, командир флота клингеенов. Эта вращающаяся вещь наша. Эта планета наша. Уходите прочь, или мы снова используем наши циклоры.

– Есть ли у нас увеличение, Зулу? – спросил Кирк.

– Да, сэр, – был ответ, – но только увеличение третьей степени.

"Звездолет, не имеющий всех сенсоров, похож на слепого человека со связанными за спиной руками", – подумал Кирк.

– Тогда увеличение три.

Теперь они были на несколько тысяч километров ближе к Алефу, чем прежде. Может быть, они подберутся к нему еще ближе, но Кирк не хотел сердить клингеенов сейчас, пока их план не осуществлен.

– Вы не хотели бы сесть ближе к экрану, мисс Пейтон? – обратился он к женщине.

– Хорошо, капитан.

– Тогда начинаем.

Пейтон быстро оказалась в состоянии транса. Аппараты в отсеке связи жужжали и позванивали. Члены экипажа сосредоточились за своими пультами. Кирк не знал, что им делать, если Пейтон впадет в глубокий транс прежде, чем Спок найдет то, что ищет.

Время тянулось медленно. Когда раздался звонок от Спока, Кирк был уверен, что прошло несколько часов. Но это было не так. Маккой быстро отодвинул Пейтон от Алефа, она бессильно осела на пол. Маккой послал за санитаром.

– Я пойду посмотрю, как дела у Спока, – сказал Кирк.

Он нашел своего помощника, сидящим перед оборудованием Пейтон с опущенной на стол головой. "Даже вулканская конституция Спока не выдерживает этого", – подумал капитан.

– Ты в порядке? – спросил Кирк. Спок быстро поднял голову:

– Я очень устал, но это пройдет.

– Надо, чтобы Маккой осмотрел тебя.

– В этом нет необходимости.

– Не возражай. Подожди его здесь, это приказ. – Спок слегка кивнул. Казалось, даже этот жест потребовал от него больших усилий.

– Ты нашел то, что искал?

– Да, наверное, это вполне подойдет, чтобы перехитрить клингеенов. Но испугаются ли они?

– А с формулой как дела? Ты закончил?

– Да. Ответ оказался на удивление прост.

– Ну, тогда наши дела не так уж плохи. После того, как Маккой исследует тебя, передай все данные Скотту, пусть он немедленно начинает перестройку двигателей. Если наш план сработает, я хочу, чтобы мы прошли через Алеф как можно быстрее.

– Ясно, капитан, – Спок с трудом встал.

– Инженерный отсек вызывает капитана.

– Кирк слушает. В чем дело, Скотт?

– Готовы все сенсоры, полный диапазон.

– Хорошо, мистер Скотт. Хорошо. Скоро к вам придет Спок. Пожалуйста, сделайте все, что он скажет.

– Да, капитан, мы все сделаем.

Пришел Маккой, вид у него был неважный.

– Как она? – спросил Кирк.

– Она выживет, но на этот раз все оказалось куда сложнее, чем раньше. Я не удивлюсь, если мисс Пейтон проспит несколько дней.

– Проследи, чтобы она хорошенько отдохнула. Теперь у нас есть сенсоры. Ей не придется больше страдать.

Маккой посмотрел на Спока критическим взглядом и изрек:

– Для жителя планеты Вулкан ты выглядишь неважно.

– Спасибо, доктор. Это мнение профессионала?

– Нет, дружеское наблюдение. Профессиональное мнение будет готово только после медосмотра.

– Поторопись, друг. Споку срочно надо в инженерный отсек.

Маккой, обследовав Спока, сказал, что ему нужен покой и долгий сон для восстановления сил.

– Хорошо, хорошо, – сказал Спок, – я согласен, но сейчас я должен спешить.

– Ты сможешь работать? – удивился Кирк.

– У меня нет времени на отдых, капитан. И ты знаешь это не хуже меня.

Да, Кирк знал. Он знал, что время было их врагом, так же, как и это пространство. Где-то далеко профессор Омен продолжает посылать на смерть корабли, а они не могут противодействовать этому. Но даже в такой ситуации Кирк не мог рисковать другом.

– Может, тебе надо немного времени, чтобы отдохнуть?

– Нет, нет, пошли. Надо спешить. Если Алеф быстро теряет сцепление, то скоро он разорвет сам себя. А мы останемся одни, в безвыходном положении среди этого чуждого нам пространства.

Кирк тяжело вздохнул. Просто удивительно, как Спок может спокойно говорить о таких вещах.

– Сколько у нас времени?

– Несколько часов.

– А мы не сможем сделать такой же Алеф?

– Профессор Омен на несколько лет опередил меня. Воспроизвести его работу можно, но на это уйдет много времени. Нам это не подходит.

Казалось, что турболифт никогда не доберется до инженерного отсека. Наконец они прибыли и Спок выложил главному инженеру свою идею.

– Но это невозможно, – побледнел Скотт.

– Возможно. Это просто необходимо, – невозмутимо сказал Спок.

– Да, но это свяжет двигатели искривления пространства узлом.

– Давайте приступать, мистер Скотт, – сказал Кирк.

– Есть, – ответил Скотт несчастным голосом и принялся за работу.

Спок ввел свои вычисления в терминал и прочитал результат Кирку и Скотту. Они переходили от одного аппарата к другому, настраивая их и изучая, как изменения влияют на приборы. Скотт продолжал ворчать, бормотал что-то о своих бедных детях. Кирк понимал, какие чувства испытывает главный инженер. В конце концов "Энтерпрайз" был и его кораблем, и Скотт чувствовал, что Спок причиняет ему вред.

Когда Спок закончил, Скотт посмотрел на путаницу приспособлений и устройств, которую они только что ввели в систему управления, и покачал головой.

– Ждите моей команды, мистер Скотт. Когда вы ее получите, включайте двигатели на полную мощность.

– Есть, капитан. Вы получите полную скорость, если только приспособления мистера Спока не опрокинут корабль.

Глава 13

Кирк и Спок вошли в отсек связи, заняли свои места. Капитан посмотрел на экран. Там он увидел Землю, флот клингеенов и Алеф, сверкающий и сияющий даже сквозь фильтр, который Ухура поставила на экран.

– Откройте канал для капитана Иолы, – распорядился Кирк.

– Есть, сэр, – сказала Ухура.

Минуту спустя на экране появился Иола. Он выглядел удивленным и забавным, словно ребенок, который знает о своем превосходстве и не скрывает это.

– Сколько можно просить вас оставить в покое эту вращающуюся вещь, капитан?

– Мы не оставим ее в покое, Иола. До сих пор мы были терпеливы, теперь пришел конец нашему терпению.

– Ха-ха, – усмехнулся Иола и сложил руки на груди, выжидая, что же будет дальше.

– Ты и твой флот уйдут немедленно, или мы уничтожим вас. Чтобы не быть голословным, я докажу тебе нашу силу и могущество сейчас же. А еще я хочу предупредить тебя, что мы знаем все ваши секреты.

Иола бросил быстрый взгляд в сторону. Ему ужасно захотелось повернуться назад и посмотреть, как реагируют члены его экипажа на слова капитана Кирка, но он не сделал этого.

– Это только слова, капитан. Они не могут причинить нам вреда.

– Возможно, возможно.

– Что вы делаете?

– Сейчас узнаете, – Кирк подал знак Ухуре о прекращении связи. Иола исчез с экрана.

– Как у меня получается, Спок? – спросил Кирк.

– Они, должно быть, сильно заинтересовались вашими словами.

– Нас вызывают, капитан, – сказала Ухура.

– Сосчитай до тридцати и открывай канал.

– Есть, капитан.

Через минуту на экране вновь появился Иола.

– Если у вас есть что сказать нам, то говорите.

– Хорошо, что вы все поняли. Мы хотим предупредить вас, что в вашем циклоре есть дефект.

– Не придумывайте, капитан, – улыбнулся Иола. – Вы ничего не знаете о нашем циклоре.

– Вы ошибаетесь, капитан. Мы знаем больше, чем вы предполагаете. И не только о циклоре, но и еще о многом другом. Например, об одной маленькой вещице в вашей каюте. Она маленькая и коричневая.

Глаза Иолы расширились от удивления.

– Она очень мягкая, – продолжал Кирк, – вверху на ней – голубой кружок, а на другом конце...

– Так что там с нашим циклором? Он сломан? О каком дефекте вы говорили?

Очевидно, он был больше напуган вторым открытием Кирка, чем первым. Маленькая коричневая вещичка очень смутила капитана клингеенов. Было видно, что Иола не хотел, чтобы о ней узнали члены его экипажа.

– Не сломан, но имеет дефект. В трубке циклора микроскопическая трещина. Наверное, из-за нее циклор не может выстрелить.

– Вы лжете. Раньше там не было трещины. Это вы ее сделали! – возмутился Иола.

Кирку понравилась догадка капитана клингеенов. "Пусть он так думает, – подумал Кирк, – это сделает нас могущественней в его глазах".

– Нет, не лгу, как не лгу и о той маленькой коричневой вещице в вашей каюте.

Клингеен свирепо взглянул на него и прервал связь.

– Сработало? – спросил Чехов.

– Увидим. Им нужно время, чтобы понять, что мы всемогущи и все знаем о них.

– Лично меня бы это испугало, – сказал Зулу.

– Что испугало? Игрушечный мишка на кровати в спальне? – спросил Кирк.

– Вот именно.

– Они уходят, капитан, – сказала Ухура. Кирк взглянул на экран. Корабли клингеенов уходили. Скоро они исчезнут из поля зрения, как будто их никогда не было.

– Возьми курс на Алеф, мистер Чехов, – приказал Кирк.

– Курс был взят несколько часов назад, сэр.

Кирк нажал на кнопку интеркома:

– Давай, мистер Скотт.

– Есть.

– Вперед! Искривление один, мистер Зулу.

– Есть, капитан.

Они стремительно приближались к Алефу. Он сверкал, словно огромный вращающийся бриллиант. Вот он уже совсем рядом, вот позади "Энтерпрайза". Они прошли сквозь Алеф! Они сделали это! На экране вдруг появились звезды.

– Где мы, Спок?

– Все в порядке, капитан. Мы наконец-то в своем пространстве и очень близко к тому месту, откуда отправлялись.

Кирк облегченно вздохнул. Чехов и Зулу пожали друг другу руки. Звезды потоком полились на "Энтерпрайз". Все в отсеке связи страшно обрадовались, что все-таки они победили этот чертов Алеф, что все самое страшное позади.

– Ты сделал это, Спок! – сказал Кирк.

– Спасибо, капитан. Но я не единственный, кто вернул вас домой. Мистер Скотт здорово помог мне, да и без мисс Пейтон с ее аппаратом мы не обошлись бы...

Кирк задумался. Он вспомнил о Кенте. Советник, скорее всего, будет недоволен тем, что его главная помощница заработала благодарность Звездного флота. Но сейчас это уже неважно.

– Есть что-нибудь о профессоре Омене? О его Едгине? – спросил он у Спока.

– Ничего, капитан. Но Алеф все еще с нами. С вашего разрешения, я поищу через него Едгина.

Кирк внимательно посмотрел на Спока. Его помощнику пришлось немало перенести за последнее время и капитану было понятно, почему в голосе Спока нет привычной твердости, а в осанке былой прямоты.

– Ты в порядке, Спок?

– Я быстро приду в себя, капитан, быстро поправлюсь. Кроме того, я обнаружил, что смотреть на Алеф через корабельные сенсоры намного легче, чем через монитор Пейтон.

– Ты уже смотрел?

– Да, чтобы проверить сенсоры.

– Ясно. И теперь ты намерен заглянуть Омену через плечо в его навигационное сигнальное устройство?

– Да, сэр.

Кирк улыбнулся. Наконец-то Алеф оказался полезным для них. А если Спок сможет до конца разгадать его тайну, то они смогут нанести ответный удар и по удерживающему их лучу, и, в конце концов, по всем Алефам профессора Омена.

– Ухура, вызови Звездную Базу и доложи Фавере о нашем прибытии, сообщи наши координаты. Попроси его прислать побольше звездолетов, я не хочу в одиночку воевать с Оменом.

– Есть, сэр. – Через несколько секунд Ухура сообщила:

– Я связалась с командором Фавере. Он хочет говорить с вами, капитан.

– На экран, лейтенант.

Фавере появился на экране и сразу спросил:

– Как мисс Пейтон?

Капитан решил ничего не скрывать от Фавере, хотя знал, что он не поблагодарит Кирка за те испытания, через которые пришлось пройти Хэзел.

– Она в медицинском отсеке. Маккой считает, что ей нужен длительный отдых и больше ничего.

– Но что произошло?

– Это долгая история. Я уверен, что мисс Пейтон сама все расскажет вам. А пока нам нужны корабли.

Кирк видел, что Фавере взволнован и хочет немедленно все узнать о Пейтон. Он понял его, ведь и сам не раз был влюблен по уши.

– Поверьте мне, Фавере, она сейчас в порядке, просто сильно устала, и ей нужен отдых. Давайте поговорим о деле.

– Хорошо, – кивнул Фавере, – но ближайшим звездолетам понадобится несколько дней, чтобы прибыть к вам. Я думаю, вы не задержитесь там так долго?

"Если рассказать ему о том, что мы охотимся за профессором Оменом, то придется объяснять и многое другое, – подумал Кирк, – а на это нет времени".

– Знаете, Фавере, я мог бы многое рассказать вам, но сейчас мне просто не до этого, – сказал капитан. – Мы знаем, как исчезают звездолеты, мы нашли главного виновника. Нам необходимо довести дело до конца.

– Что ж, счастливой охоты, капитан. И привезите скорее ко мне мисс Пейтон.

– С удовольствием.

Последние слова Кирка не были правдой. Хэзел по-прежнему нравилась ему, и он продолжал мечтать о том, какие отношения сложились бы у них, не будь рядом Фавере. Кирк знал, что эти его мечты бессмысленны и в некотором роде романтичны, но ему приятно было думать об этом.

Через несколько минут Маккой привел Пейтон в отсек связи. Она была еще слаба и бледна и крепко держалась за руку доктора. Вид у нее был такой, словно она долго болела, но наконец-то начала выздоравливать.

– Как вы себя чувствуете, Хэзел? – спросил Кирк.

– Значительно лучше, но больше я не хочу иметь дело с Алефом. А как Спок?

– Упрям до невозможности, – ответил доктор. – Но я его предупредил, что если он не отдохнет в ближайшее время, то свалится с ног.

Спок, сидящий у экрана, услышал, что говорят о нем, но не прореагировал никак на слова Маккоя. Он сообщил:

– Я установил местонахождение Едгина, а также его курс и скорость.

– Сколько нам надо времени, чтобы догнать его? – спросил Кирк.

– Восемь часов.

– Этого времени хватит, чтобы модифицировать наши дефлекторы и фазеры?

– Думаю, хватит.

– Хорошо. Мистер Зулу, полный вперед! Искривление шесть.

– Есть, капитан.

Кирк посмотрел на Спока. Тот, казалось, был чем-то недоволен.

– Ты не согласен со мной, Спок? Я принял не правильное решение? Что я упустил?

– Алеф – не только оружие, капитан. Он еще и совершеннейший аппарат для шпионажа. Если его соответственно оборудовать, то мы увидим все. Кроме того, Алеф – уникальная конструкция и заслуживает того, чтобы над ее улучшением работал не один или два человека, а целая бригада ученых.

– Забудь ты о науке хоть ненадолго, Спок, – сказал Маккой. – Подумай только, как изменится твоя жизнь, если Звездный флот будет иметь возможность ежеминутно заглядывать тебе через, плечо.

– Но мне нечего скрывать, доктор.

– Да нет, Спок. У каждого из нас есть свои маленькие секреты. Также и у тебя.

Спок на секунду задумался, затем сказал:

– Я нахожу ваши аргументы несколько странными.

– Ладно, хватит философствовать, – перебил их Кирк.

– Хорошо, капитан, но у меня есть вопрос: будем ли мы разрушать Алеф?

– А что будет с самим профессором? – вдруг спросила Пейтон. – Он, может быть, сейчас наблюдает за нами. В конце концов у него есть доступ ко всем Алефам.

– Да, неограниченный доступ, – сказал Маккой. – Но у него ведь одна голова, и он тоже человек. Я думаю, он воспринимает свои Алефы просто как оружие и не больше.

– Скорее всего именно так, – подтвердил Спок. – Иначе, как объяснить то, что он не встретил нас здесь, в нашем пространстве?

– Но мы можем разрушить этот его Алеф, Спок? – спросил Кирк.

Спок немного подумал, а затем, подбирая слова, осторожно сказал:

– Его легко можно, хм, переделать, капитан.

– Но надо ли это? Думаю, что нет.

– Согласен. Мы не можем сейчас тратить время на Алеф. Нам надо модифицировать дефлекторы и фазеры, чтобы рассправиться с Едгином.

– Хорошо бы поймать Омена раньше, чем он пошлет очередной звездолет на смерть, Ухура, выбрось маркерный буй в пределах тысячи километров от Алефа. Передай предостерегающий сигнал всем кораблям, пусть они держатся подальше от этого места.

– Есть сэр.

– Иди в инженерный отсек, Спок.

У них в запасе было еще восемь часов. Кирк пошел к себе в каюту, чтобы немного вздремнуть. Засыпая, он подумал о том, что скоро "Энтерпрайз" настигнет профессора Омена и его Едгин. Он спокойно уснул.

Через некоторое время Кирк проснулся, принял душ и подумал, что неплохо было бы пообедать. В комнате отдыха он увидел Пейтон, одиноко сидящую за столом. Она, медленно пила кофе. Кирк подошел к ней с подносом в руках и попросил разрешения сесть рядом.

Хэзел вяло улыбнулась:

– Конечно, конечно.

Кирк сел рядом и стал есть. Некоторое время они молчали, затем он сказал:

– Не будь вас на "Энтерпрайзе", мы бы погибли.

– А вы не преувеличиваете мои заслуги?

– Нет. Наши сенсоры были поломаны, и нас спас ваш имплантант.

– Тогда благодарите его, не меня.

– Я восхищаюсь вашей выдержкой и мужеством, Хэзел. Я уже говорил вам об этом. Еще раз спасибо.

Пейтон улыбнулась:

– Я ведь всегда хорошо делаю свою работу.

– Тогда спасибо этому вашему ценному качеству. Мало кому довелось изучать Алеф.

– Я помню немногое из того, что видела. Большая часть впечатлений исчезает.

Кирк понял, что опыт общения с Алефом похож на сон, который со временем забывается. Он еще раз внимательно посмотрел на Хэзел. Сейчас она выглядела оживленной и отдохнувшей, чем ему показалось вначале.

– Знаете, капитан, – сказала вновь Пейтон, – ваши офицеры превзошли все мои ожидания. Они классные профессионалы, не будь этого, и мой имплантант не помог бы.

– Думаю, что мы лучше узнали друг друга в этом путешествии, – сказал Кирк.

– И многому научились, – добавила Хэзел.

– Что ж, мне пора идти, мисс Пейтон. Очень приятно было поговорить с вами, – улыбнулся Кирк. – До встречи.

Он спустился в инженерный отсек.

– Как дела, Спок?

– - Мы почти закончили, капитан.

– Вы уверены, что наши фазеры смогут уничтожить Алеф?

– Думаю, что да.

– Но нам надо еще притащить Едгина на Звездную Базу 12. Мы сможем это сделать?

– Думаю, что да, – ответил Спок. – Увеличенный удерживающий луч будет готов через несколько минут. Мы дадим ему максимальную мощность. Омен не сможет ускользнуть от нас.

– Отсек связи вызывает капитана.

Кирк нажал на кнопку интеркома и спросил Ухуру, что она хочет.

– Едгин попал в радиус действия наших сенсоров.

– Мы сейчас идем. Мистер Скотт, я хочу, чтобы фазеры и удерживающий луч были наготове.

– Хорошо, капитан.

Когда они со Споком поднялись в отсек связи, Ухура доложила:

– Нас вызывает на связь Едгин, капитан. Видимо, он увидел нас в тот же момент, когда и мы его. – Кирк сел в свое кресло.

– На экран, лейтенант.

Через секунду он увидел лицо профессора Омена. Тот казался очень удивленным, хотя тщательно старался скрыть это.

– Вы удивлены, профессор?

– Как вам удалось избежать Алефа?! – Омен был похож на человека, которого мучит жажда и который требует сказать ему, где же вода. Спок, стоящий позади Кирка, тихим голосом сообщил:

– Едгин приближается, сэр. У нас осталось минуты четыре...

– Щиты, мистер Чехов!

– Есть, капитан.

– Но как вы избежали Алефа? Как нашли дорогу назад? – спросил снова Омен.

– Возвращайтесь с нами на базу, и мы вам все расскажем.

Они не договорили. Корабль тряхнуло, и его корпус зазвенел так, будто сам господь Бог ударил по нему огромным молотком.

– Дайте мне обзор переднего плана, – приказал Кирк.

На экране вновь появились звезды и среди них яркое пятно – Едгин.

– Увеличенный луч удерживает "Энтерпрайз", – доложил Спок.

– Мистер Зулу, давай четверть импульса!

– Есть четверть импульса – Мы движемся, сэр, – сказал Чехов.

– Это только взбесит его, – сказал Кирк. – Всем стоп. Мистер Спок, мистер Зулу, подготовьте удерживающий луч.

– Готово, сэр.

– Возьмите Едгин на буксир. Половина импульса.

– Мы движемся, сэр, – сказал Зулу.

– Спок?

– Мы благополучно состыковались, капитан. Но мне кажется, Омен опять применил свой гиперякорь.

– Дай мне канал, Ухура.

– Открыт, сэр.

– Омен, тебе это не принесет пользы. Скоро здесь будет большая часть кораблей Звездного Флота. Ты не сможешь так быстро сделать столько Алефов, чтобы поймать всех нас.

– Капитан, – позвал его Спок, – сенсоры засекли корабль. Он приближается.

– Так быстро? Но Фавере сказал, что они прибудут через несколько дней.

– Корабль не принадлежит Федерации, сэр. Это звездолет клингонов.

"Только этого нам не хватало", – подумал Кирк.

Глава 14

"Энтерпрайз" и Едгин, словно прикованные, держали друг друга мертвой хваткой. На главном смотровом экране возле астероида профессора Омена был виден корабль клингонов, который словно хищник, ожидал, чем закончится сражение, чтобы наброситься на побежденного.

– Нас вызывает звездолет клигонов, – доложила Ухура.

– На экран, лейтенант.

– Одну минуту, капитан, – сказал Спок. – У нас проблемы. Корабль испытывает страшную перегрузку из-за того, что приходится удерживать Едгин. Энергетический уровень снизился на десять процентов и продолжает падать. Наш удерживающий луч не предназначен для этого, звездолет может не выдержать.

Кирку не нравилось сообщение Спока, не нравился весь оборот дела. Но что он мог предпринять? Если они отпустят Едгин, он уничтожит еще не один корабль, прежде чем кто-то сможет поймать его вновь. И то в том случае, если это удастся. Омен, конечно же, быстро приспособится к любой обстановке. Он очень умный, и едва ли кому-либо удастся перехитрить его вновь. Это не так просто, Кирк смог уже убедиться в этом.

– Держитесь, мистер Спок. Нам больше ничего не остается, другого выбора нет. Давай, Ухура, на экран клингона.

Изображение быстро сменилось. Кирк увидел разгневанного клингона.

– Ты Торм? – удивился он.

Да, несомненно, это был тот самый клингон, который обвинял Кирка в исчезновении кораблей Империи Клингонов.

– Мы нашли секретное оружие Звездного Флота, – сказал Торм.

Кирк все понял. Клингоны приняли Алеф за их секретное оружие. Но у капитана не было времени убеждать Торма в том, что Алеф – не их изобретение.

– Подожди, Торм, – с отчаянием сказал он, – это оружие не принадлежит Федерации.

Кирк понял, что капитан "Кормана" не поверил ему, но ввязываться в драку с клингонами сейчас нельзя было никак.

Торм презрительно усмехнулся:

– Я ожидал, что вы скажете что-то подобное.

– Послушай, Торм. Это оружие не принадлежит Звездному Флоту, но в одном ты прав – эта штуковина виновата в исчезновении кораблей. Мы нашли ее, а человека, который изобрел ее и управляет этой чертовщиной, арестовали.

– Много слов и мало дела, – гневно сказал клингон. – Федерационный арест, это смешно. Я сделаю за тебя твою работу, капитан Кирк. До встречи, – Торм исчез с экрана.

– Торм! Торм! – закричал Кирк, но все его усилия оказались бесполезными. Торм по-своему решил проблему, он знал, как справиться с противником.

Через несколько секунд раскаленный голубой язык разрушающего луча вылетел из "Кормана" и прорезал пространство вокруг Едгина. И только. Причинить вред астероиду Омена он не мог, Едгин был защищен новым изобретением профессора, его знаменитыми щитами. Что ж, Омен зря времени не терял. Торм же обо всем этом не имел ни малейшего понятия, его задача была простой до банальности – во что бы то ни стало уничтожить врага. И Торм не хотел отступать.

"Корман" еще раз атаковал, но опять безуспешно. Щиты слабо блестели, отражая атаки клингонов. Едгин ничуть не пострадал.

Через какое-то время все прекратилось. Торм, очевидно, понял, что тратит время зря. Кирк был в растерянности, он не знал, что предпринять. Любой из вариантов, что он прокручивал в голове, чем-то не подходил и до конца не устраивал капитана. Он мог присоединиться к "Корману" и атаковать Едгин. Он мог атаковать "Корман" и спасти Едгин, хотя, по всей видимости в данный момент последний вовсе не нуждался в его помощи и защите. В конце концов можно было просто выжидать, ничего не предпринимая. Наверное, это не худший вариант.

Затишье длилось недолго. Вдруг Кирк увидел, как на Едгине что-то ярко вспыхнуло, и откуда ни возьмись появился яркий, сверкающий, словно бриллиант, уже такой знакомый Алеф. Он устремился к "Корману". Торм выстрелил, но безуспешно, Алефу он не мог причинить вреда.

– Стреляйте фазерами, Зулу! – закричал Кирк. Команда была исполнена незамедлительно. Едва фазеры настигли Алеф, как он разлетелся на куски. Не осталось ни следа от этой опасной чертовщины.

– Вас вызывает "Корман", – услышал Кирк голос Ухуры.

– На экран, лейтенант.

– Что это было, Кирк? – спросил Торм.

– Это был Алеф. То самое оружие, которое мы искали и нашли.

– Но мы не просили вас о помощи, – неблагодарно заметил капитан клингонов. – Мы не нуждались в ней. Вы подорвали нашу репутацию.

Кирк пожал плечами. Ему была известна знаменитая гордость собой, так присущая клингонам.

– Не надо задираться. Мы спасли вас. Скажите лучше, что вы наши должники.

Кирк увидел, что Торм остался недоволен. Чтобы добить его до конца, Кирк сказал:

– Ладно, мы будем в расчете, если вы расскажете нам о циклоре.

Глаза Торма медленно расширились, а челюсть, казалось, отвалилась от неожиданности. Кирк никогда не видел его таким удивленным.

– Как, вы.., вы все знаете?

Кирк хотел что-то сказать в ответ, но не успел. Клингон неожиданно исчез с экрана, а вместо него вновь появились Едгин и "Корман".

– Что случилось, лейтенант?

– Они прервали связь. – Кирк хохотнул:

– Если не можешь убедить клингонов, попробуй смутить. А, Спок?

– Торм смутился бы больше, если бы ничего не знал о циклоре. Кажется, у них, как и у клингеенов, он тоже есть. Или скоро будет.

– Возможно, ты прав, но так или иначе, все получилось неплохо. Не правда ли?

Спок только собрался ответить, как Ухура сообщила:

– "Корман" посылает срочное зашифрованное сообщение в межзвуковое пространство.

– Мне не нужен шифр, чтобы узнать, что там, – сказал Кирк. – Я и так знаю. Торм информирует Империю Клингонов о том, что мы все знаем о циклоре.

– Без сомнения, – согласился Спок.

– Как наш удерживающий луч?

– Пока держит.

– Свяжитесь с Оменом, Ухура.

– Хорошо, сэр.

Некоторое время стояла тишина, затем Ухура сообщила, что Едгин не отвечает.

– Возможно, Омен готовит нам очередной сюрприз, – подумал Кирк. – Его нельзя недооценивать.

– Ухура, передайте на частоте, которую используем мы.

– Хорошо, сэр.

– Профессор Омен, здравствуйте, – начал Кирк. – Это я, капитан "Энтерпрайза". Я предлагаю вам капитулировать. У вас нет выхода. Если даже мы оставим вас в покое, то клингоны не сделают этого. А они-то точно не позаботятся о вашей жизни, Им на вас наплевать.

В разговор вмешался Торм.

– Кирк прав, – неожиданно сказал он. – Ваши щиты хороши, но мы откроем их секрет, и вам не поздоровится, будьте уверены.

С Едгина никакого ответа.

– Послушайте меня, профессор, – продолжал Кирк. – У нас есть все данные о ваших новых дефлекторах, о вашем увеличенном удерживающем луче и даже о вашем Алефе. Учтите, что вы не единственный военный эксперт по оружию в Галактике, есть и другие. Поверьте мне, вы не сможете всегда и во всем идти впереди Звездного Флота. Когда-то вы просто устанете, и кто-то опередит вас. Что будет тогда, вы подумали? Это конец вашей карьеры.

Опять никакого ответа. "Придется разрушить этот астероид, – подумал Кирк. – Так не хочется этого делать, но выбора по-моему нет".

– Как долго еще мы сможем удерживать Едгин? – спросил он у Спока.

– Чуть больше двух часов. После этого я не ручаюсь за "Энтерпрайз".

– Омен, – закричал Кирк, – ты слышишь меня? Есть еще много разных способов служить миру и бороться против войн. Подумай!

Он стал ждать ответа, хотя уже не надеялся, что ответ будет. И вдруг на экране появился Омен. Он выглядел очень усталым, как будто не спал несколько дней. Кирку показалось, что профессор боролся сам с собой, возможно, никак не мог принять решение. Но, что он в чем-то сомневался, это Кирк мог утверждать наверняка.

– Я слышу вас, капитан, слышу, – ответил он. – Я думаю, вы все-таки правы. Галактика полна военных экспертов, и рано или поздно они откроют все мои секреты. У вас уже есть новые дефлекторы и, скорее всего, увеличенный удерживающий луч. Но это все мелочи по сравнению с тем, что у меня в голове. Я вам нужен, вам нужен мой ум, мой мозг. И если вы возьмете Едгин, то сможете изучать планы и модели, находящиеся у меня на борту корабля. Если вы захватите меня живым, то снова заставите меня делать оружие войны. А я этого не хочу.

Кирк внимательно слушал. Ему было интересно узнать, что думает профессор о себе, о своих изобретениях. "Неужели Федерация вновь заставит делать его оружие?" – подумал капитан.

– Послушайте, профессор... – начален, но Омен прервал его.

– Я не могу позволить появиться новому оружию, – спокойно сказал он. – Не могу. Ради моей дочери. Ради всех детей. До свидания, капитан. Может быть, мы снова когда-нибудь встретимся в лучшем пространстве.

Омен исчез так же неожиданно, как и появился. Кирк вдруг понял, что сейчас произойдет ужасная катастрофа. Он резко подскочил и бросился к пульту управления Спока. Там он быстро нашел нужную кнопку и нажал на нее. "Энтерпрайз" резко отбросило от Алефа, было такое ощущение, что вдруг неожиданно перерезали канат. Теперь Алеф кружил возле Едгина. "Энтерпрайз" же, словно большая птица, летел вперед на огромной скорости, как будто хотел взять реванш за вынужденный простой.

Когда Кирк снова взглянул на экран, ни Алефа, ни Едгина уже нигде не было.

– Убавить мощность импульса, – приказал он.

– Есть, – ответил Зулу и включил тормозное устройство.

– Свяжитесь с "Корманом".

Через секунду на экране появился Торм, он хитро улыбался. Кирку вовсе не хотелось общаться с клингоном. Он устал. Он только спровоцировал хорошего человека совершить самоубийство. Кирк чувствовал себя так, как будто у Омена была страшная неизлечимая болезнь, а он Сказал ему об этом. "Возможно, – подумал капитан, – Омен и не погиб, а ушел в такое пространство, где он сможет спокойно жить и даже будет счастлив. Он скрылся за стеной Алефа, и никто уже никогда не услышит больше о профессоре".

Кирк взглянул на Торма. Он пытался разгадать его мысли. Видно было, что клингон не доверяет ни Кирку, ни Федерации.

– Что произошло? – спросил Торм.

– Что? Вы только что стали свидетелями демонстрации оружия, изобретенного профессором Оменом.

– Этот Омен убил себя? Не захотел быть вашим пленником?

Кирк мысленно согласился с Тормом, он в данном случае оказался прав, называя вещи своими именами.

– Да, ты, пожалуй, прав.

– Он был достойным соперником. Но как же насчет оружия?

– Какого оружия?

– Вы уничтожили вращающийся огненный шар. Может быть, вы и нам сделаете такой же.

Кирк задумался. Конечно, Спок смог бы сделать генератор Алефов, но зачем? Не все то, что может быть сделано, должно быть сделано.

– Нет, – сказал Кирк, – этот секрет умер вместе с ним.

– Посмотрим, посмотрим, – многозначно сказал Торм. Он хотел еще что-то добавить, но вместо этого отсалютовал и скрылся с экрана. Это было в стиле клингонов – неожиданно, на полуслове прерывать связь.

– Капитан, на "Кормане" меняется уровень мощности, – доложил Зулу.

Кирк задумался. Возможно, Торм решил атаковать их? Или придумал еще что-то. Вдруг "Корман" развернулся и резко метнулся в сторону. Вскоре он был уже не больше движущейся звезды среди моря звезд, а потом и вовсе исчез из виду.

– Он взял курс на Империю Клингонов, капитан, – сказал Чехов.

– Хоть одна хорошая новость, – вздохнул Кирк, – Мистер Чехов, берите курс на Звездную Базу 12.

Чехов стал сверять свои данные с астронавигационным дисплеем, ввел туда свои координаты.

– Курс взят, капитан. При искривлении пространства четыре мы прибудем туда через двенадцать часов.

– Искривление шесть, мистер Зулу. Включайте.

– Есть.

В тот вечер все отдыхали. После ужина Спок пошел в свою каюту заниматься медитацией. Кирк надеялся, что это пойдет ему на пользу, так же, как и хороший сон для уставшего человека. Кирк поужинал вместе с ним, но разговора не получилось. Иногда такое бывает, когда уже все закончено и дело сделано. Все уже было сказано, все продумано, все свершено. И зачем находить новые слова, чтобы вновь говорить о пройденном этапе жизни?

Кирк не хотел ни о чем думать. Слишком долго его голова была занята Алсфом, Едгином, Оменом. Мир, война, "Энтерпрайз", его работа – все это перемешалось в голове капитана и, казалось, плавало в ней, как рыба в аквариуме. Кирк стал мечтать. Он смотрел, как звезды в искривленном пространстве сливались в одну яркую радугу, а затем эти яркие радуги пересекались позади корабля, как будто "Энтерпрайз" был каким-то чудовищным землеройным животным, схватывающим космическое пространство перед собой и, как землю, отбрасывающим его назад. Капитан знал, что все это лишь его вымысел, а математика искривления пространства не имеет ничего общего с рытьем норы и отбрасыванием земли. И все же было забавно представлять звездолет в роли чудовищного, необычного животного.

Кирк отдался фантазиям. Его мозг отдыхал. Он чувствовал, как потоки воздуха доносят до него запахи корабля, в которых была смесь пластмассы, металла, разгоряченных человеческих тел и чего-то еще неуловимо знакомого. Кирк представил, что скоро вся эта нелегкая работа закончится, и они наконец получат такой долгожданный отдых. Он вновь стал все прокручивать у себя в голове, размышлять и взвешивать, все ли он сделал так, как надо, не допустил ли ошибки. Так капитан делал всегда, после каждого задания. Это помогало ему приобретать опыт, пусть даже ценой собственных ошибок и неудач. Это помогало оценить свою работу. В этот раз Кирк не нашел в ней ошибок, казалось, он все сделал, как надо. Лишь в глубине души засела досада на профессора Омена. "Но нет, надо отбросить это, – мысленно сказал сам себе Кирк, – его нельзя было спасти, и ничего нельзя было изменить. Омен сам все решил, и переубедить его было невозможно". Подумав так, Кирк успокоился и сказал себе, что совесть его чиста, и он не виноват в смерти или бегстве профессора.

– Простите, капитан, к вам можно? – в дверях комнаты стояли Пейтон и Маккой, не решаясь заходить.

– Входите, входите. Я не хочу долго оставаться наедине со своими мыслями.

– А где же Спок? – спросил Маккой.

– Занимается медитацией. А как вы себя чувствуете, мисс Пейтон?

– Спасибо, капитан, намного лучше, хотя доктора я не могу убедить в этом.

– О, я уже вполне убедился, что вы здоровы. Но где написано, что врач не может после обеда погулять со своей пациенткой?

Они присоединились к Кирку, стояли и смотрели, как мимо "Энтерпрайза" пролетает радуга звезд.

– Знаете, у меня как-то неспокойно на душе, – сказала Пейтон. – Я чувствую себя так, будто совершила предательство.

– Предательство? – спосил Кирк. – Это что-то новенькое.

– Да, именно так. Мистер Кент и я оказались в сговоре с человеком, который уничтожал корабли. Из-за нас и "Энтерпрайз" мог бы исчезнуть навсегда.

Маккой собирался возразить, но передумал и посмотрел на Кирка.

Кирк почувствовал себя неловко. Пейтон нравилась ему, он, пожалуй, даже влюблен в нее. Надо было как-то успокоить ее, доказать, что она не права.

– Я так не думаю, Хэзел. Вы ни в чем не виноваты.

– Конечно же, нет, дорогая, – сказал Маккой. Он начал выдвигать аргументы в пользу того, что ни Пейтон, ни Кент не знали точно, что замышляет профессор, что у него на уме. Омен лишь уверял их в том, что Звездный флот больше заинтересован в войне, чем в мире и исследовании Галактики. И они клюнули на эту приманку. Маккой нанизывал аргументы один за другим, как грибы на нитку, пока, наконец, не убедил Хэзел в ее невиновности.

В начале его речи мисс Пейтон казалась озабоченной, потом – задумчивой, а к концу рассмеялась над чрезмерным энтуазизмом Маккоя. В конце концов она согласилась с доктором. И всем сразу стало легче.

– А теперь у меня к вам вопрос, мисс Пейтон, – сказал Кирк.

– Какой?

– Вы находитесь на борту "Энтерпрайза", чтобы писать отчет для Конрода Фрэнклина Кента. Это и сейчас входит в ваши планы?

– Да, – серьезно ответила Пейтон.

– Понятно, – Кирк посмотрел на пол, как будто увидел там что-то необычное. Но что из ее записей Кент может использовать в нападках против Звездного флота?

Пожалуй, почти ничего, хотя у Кента богатый дипломатический опыт, и он прекрасно знает, что фактами можно распорядиться по своему усмотрению. И если Кент захочет навредить Звездному флоту, он сделает это с помощью материалов мисс Пейтон.

– Все же я женщина, которая всегда безукоризненно выполняет свою работу. – Кирк и Маккой улыбнулись.

– Но я думаю, мистер Кент не одобрит мой доклад.

Они удивленно посмотрели на нее.

– Он убьет вас? – пошутил Маккой.

– Нет, случится другое. Он прочтет мой отчет и увидит ошибку в своих взглядах и, скорее всего, изменит свое мнение о Звездном Флоте.

– Это будет приятным сюрпризом, – улыбнулся Кирк.

– Если он изменит свое мнение о Звездном Флоте, то я, возможно, проголосую за него, – сказал Маккой.

"Это твое личное дело, – подумал Кирк. – Но как рано еще об этом думать".

Глава 15

"Энтерпрайз" приближался к Звездной Базе 12. Связь между звездолетом и базой становилась все интенсивней. Некоторые сообщения от командора Фавере были строго официальными. Он спрашивал, как закончилась миссия, интересовался самочувствием членов экипажа. Кирк знал, что Фавере волнуется за мисс Пейтон, хочет узнать, все ли в порядке и поэтому сказал, что Хэзел чувствует себя хорошо.

Когда Фавере спросил об Омене, Кирк, поколебавшись, сказал:

– Его больше нет с нами. – Фавере страшно удивился.

– Что вы имеете в виду? Он мертв?

– Нет, не мертв, – ответил Кирк, но с нами его нет, – он знал, что любой ответ не будет достаточно ясным и полным, а вдаваться сейчас в подробности нет смысла. Стань он что-либо объяснять, это повлечет за собой еще больше вопросов. – Знаете, Фавере, вы сделаете мне большое одолжение, если дождетесь моего официального отчета.

– Как хотите, – обиделся командор. Сообщения от Конрода Фрэнклина Кента были менее официальными, но содержали те же вопросы. Кирк еще меньше был склонен отвечать на них, но что-то сказать все же надо было.

– Вы найдете все, что вас интересует, в отчетах мисс Пейтон, – ответил он на расспросы Кента, и хохотнул таким знакомым низким голосом.

– Дайте мне поговорить с ней.

– Вы скоро сможете побеседовать с мисс Пейтон на Звездной Базе, – отрубил он, вспомнив, как совсем недавно Кент отказался отвечать на вопросы капитана, говоря, что все объяснит Омен. Теперь они поменялись ролями, и Кирк дал возможность Кенту понять это. Тот оборвал связь, обидевшись в свою очередь на капитана.

Когда они приблизились к базе, Спок показал на грузовой корабль, что служил мишенью для "Энтерпрайза".

– Вот он, страдалец.

– Неужели это он?

– Несомненно, Я четко помню серийный номер, капитан.

Кирк еще раз посмотрел на грузовой звездолет. Он казался ужасно разрушенным. Когда Кирк в последний раз видел его, на звездолете была лишь печать долгих лет службы, и не более. Даже обстрел "Энтерпрайза" никак не повлиял на его внешний вид. Сейчас же грузовой корабль выглядел так, как будто попал в облако кислоты, разъевшей его корпус.

То там, то здесь образовались огромные рваные дыры, как будто корабль был сделан из бумаги и кто-то небрежной рукой вырвал клочки этой бумаги где попало, без разбора.

Большая часть корабля оказалась разрушенной, и он сейчас напоминал корзину без дна. В глубине корпуса что-то неожиданно вспыхнуло, на мгновение осветив корабль, и он стал похож на огромного неуклюжего монстра.

– Наверное, здесь что-то случилось, – предположил Спок, – кто-то страшно изуродовал его.

– Да, – ответил Кирк, хотя в данный момент его больше интересовал не звездолет, а их прибытие на базу. Он думал о том, что напишет Пейтон в своем отчете, думал об адмирале Ногуре.

"Адмирал, конечно, будет недоволен, что один из ведущих ученых Федерации покончил жизнь самоубийством, – думал капитан. – Но Ногуре можно все объяснить, и он, быть может, поймет. А, возможно, что и отметит как-то членов экипажа".

Через несколько минут Кирк, Спок и Маккой уже стояли в транспортировочной комнате, ожидая мисс Пейтон. Спок лениво наблюдал за Кайлом, который дотошно проверял пульт управления транспортацией. Маккой, увидев, что Кирк задумался, стал убеждать капитана в том, что Хэзел напишет самый благоприятный отчет.

– Я с большим удовольствием сейчас съел бы говяжью отбивную с грибами и луком, – пошутил он. – И почему только наши репликаторы не запрограммированы на такую еду?

Наконец двери открылись, и вошла Пейтон с маленькой серой сумочкой через плечо. В ее волосах чего-то не хватало, все так привыкли видеть Хэзел с ее имплантантом, что теперь очень удивились, когда не обнаружили его.

– Вы готовы? – спросил Кирк.

Все кивнули. Они встали на транспортировочную ступень, и мистер Кайл включил энергию. Транспортировочная комната наполнилась шумом, и через несколько секунд все уже стояли в точно такой же комнате на Звездной Базе 12.

Наконец-то они вернулись!

Их встречали командор Фавере и мистер Кент.

Кирк кивнул Кенту и сказал, что рад снова видеть Фавере. Он вручил ему папку, в которой находилась копия судового журнала.

– Я думаю, это ответит на все ваши вопросы. Если нет, вы можете почитать доклад, который приготовила мисс Пейтон, – в голосе Кирка прозвучали нотки легкого сарказма.

– Я непременно воспользуюсь вашими советами, – невозмутимо сказал Фавере.

– Думаю, вы найдете интересным мой доклад, – сказала Пейтон, вручая Кенту голубую папку со своим отчетом.

Кент кивнул:

– Я надеюсь это объяснит, что случилось с профессором Оменом.

– Да, – ответила Хэзел.

Она подошла к Фавере и взяла его за руку. Эта публичная фамильярность удивила, но была приятна Фавере. Маккой улыбнулся, вспомнив, как командор недавно встречал Хэзел на Звездной Базе. Кирк тоже улыбнулся, вспомнив об этом, Кент нахмурился, но ничего не сказал. Спок же казался довольным разыгравшейся сценой.

Пейтон вдруг заговорила:

– Я хочу сказать что-то важное. И сделаю это в присутствии людей, которые стали мне очень близки.

Все замолчали и внимательно посмотрели на Хэзел, а она как ни в чем не бывало держала руку Фавере в своей и продолжала говорить, как будто они были вдвоем:

– Когда мы улетали выполнять задание, ты просил меня выйти за тебя замуж. Тогда я не сказала тебе ни "да" ни "нет", и на то были причины. Но за последнюю неделю у меня была возможность проверить свои чувства. Когда я думала, что больше не увижу тебя, то от одной этой мысли мне становилось больно. Я получила хороший урок и, если я тебя все еще интересую, то говорю "да".

Некоторое время Фавере молчал, он был настолько поражен, что не сразу нашелся, что ответить. Он смотрел на Хэзел широко открытыми глазами и улыбался. Наконец, овладев собой, командор сказал несколько небрежно:

– Конечно же, ты меня еще интересуешь. – Напряжение сразу спало. Кирк первым поздравил влюбленных, затем это сделал Кент. Маккой поцеловал невесту и напомнил, что имеет право сделать то же самое на свадьбе.

– Извините меня, мне надо прочитать отчет, – вдруг выпалил Кент и выскочил из транспортировочной комнаты так быстро, как будто там вот-вот произойдет взрыв.

Все переглянулись.

– Ну, – сказал Кирк, – думаю, Фавере и мисс Пейтон надо многое обсудить.

– В самом деле, командор Фавере тоже хочет прочитать судовой журнал, – невозмутимо заметил Спок.

– Конечно, – улыбнулся Кирк. Даже прожив несколько лет на Земле, этот представитель планеты Вулкан, так и не научился улавливать некоторые нюансы. Или, быть может, ему нравилось играть роль неэмоционального болвана?

– Мистер Спок прав. Дело прежде всего, – согласился Фавере. – Мы снова встретимся с мистером Кентом через пару часов. Я уверен, он сделает кое-какие комментарии.

– Я люблю Звездный Флот, – сказала Пейтон, похлопав Фавере по плечу.

Кирк включил свой коммутатор и сказал Ухуре, что начинается береговой отпуск членов экипажа и чтобы она отпускала на отдых людей по очереди. Черт, он и сам не прочь бы получить отпуск! Если не будет очередного срочного вызова, "Энтерпрайз" пробудет на Звездной Базе 12 около недели.

– Кто со мной к Энъярту? – спросил он друзей. Спок и Маккой с удовольствием приняли приглашение и последовали за капитаном.

Кирк заказал себе английское пиво, Маккой – коктейль с шампанским, чтобы отметить благополучное завершение еще одной миссий, Спок взял чай. Вскоре Кирк и Маккой уже наслаждались говяжьими отбивными с луком и грибами. Спок тоже соблазнился этим кушаньем, однако мясо заказывать не стал, взял только грибы и лук.

Разговор между друзьями вновь зашел о докладе Пейтон и о том, как Кент может отреагировать на него. Немного погодя Маккой спросил:

– А что твой судовой журнал, Джеймс?

– Что журнал? – переспросил Кирк.

– Ты представил в нем Пейтон и Кента предателями?

– Я представил лишь факты.

– Да, доктор задал интересный вопрос, – продолжил разговор Спок. – Мистер Кент заставил вас взять мисс Пейтон на борт с определенной целью.

Аргументы в пользу Хэзел у Кирка были давно наготове. Он обдумал все еще тогда, когда готовил свои записи для командора Фавере.

– Мисс Пейтон никогда не мешала нам работать, не мешала искать это оружие. Если верить ее словам, то ни она, ни ее босс ничего не знали об Алефе. Они считали, что Омен просто собирается им помочь в их кампании против Звездного флота.

– Да, ты прав, капитан, – согласился Спок. – И потом, если бы не мисс Пейтон и ее имплантант, мы бы все еще болтались в пустом пространстве.

– Ну что ж, я тоже, пожалуй, соглашусь с вашими доводами, – заметил Маккой. – Если их и можно упрекнуть, то лишь в предвзятом отношении к Звездному флоту. Но все время от времени совершают ошибки.

– Да, это часто случается с людьми, – добавил Спок.

– А обитатели планеты Вулкан разве никогда не ошибаются в своих суждениях? – удивился доктор.

– Они никогда не принимают нелогичных решений. Логика спасает нас от самых худших ошибок.

Друзья опять затеяли дружескую перепалку. Кирк слушал их вполуха. Он думал об отчете Пейтон и предстоящей встрече.

Вскоре обед был закончен. Кирку и Маккою принесли кофе, Спок снова взял чай. К ним уже присоединились почти все члены экипажа, Кирк едва успевал кивком головы отвечать на приветствия. У Энъярта становилось все шумнее и шумнее. Но когда зажужжало устройство вызова, шум этот моментально стих и Кирк услышал:

– Капитана и его помощников приглашают в кабинет командора Фавере. Повторяю...

Пока голос повторял сообщение, Кирк уже встал.

– Идем.

По пути к Фавере Кирк думал, что, скорее всего, его ждет генеральная репетиция перед встречей с адмиралом Ногурой. И он попробует извлечь урок из этой репетиции.

Кент и Пейтон уже были у Фавере. Фавере и Пейтон, казалось, так и не расставались. Лица влюбленных светились счастьем. Они не могли устоять против того, чтобы не обмениваться взглядами, улыбками. Их радость была почти осязаемой. По лицу Кента ничего нельзя было прочесть, оно оставалось непроницаемым, и нельзя было наверняка сказать, доволен ли он прочитанным. Он изредка постукивал по голубой папке, которую положил на стол перед собой.

– Пожалуйста, садитесь, – пригласил Фавере. Кирк устроился в кресле, Спок и Маккой продолжали стоять.

Прежде чем речь зашла о главном, капитан решил кое-что уточнить.

– По дороге сюда мы видели грузовой звездолет, на котором испытывали дефлекторы, – сказал он. – Но он в таком виде. Что с ним случилось?

– Вы уже улетели, когда к нам пришли плохие новости, – ответил Фавере. Он взял в свои руки пулю, как будто хотел из нее выжать ответ.

– Плохие новости? – переспросил Спок.

– Да-да. Вскоре после вашего отъезда грузовой корабль начал распадаться на части. И я могу сказать, что этот процесс продолжается и сейчас, – увидев поднятую бровь Спока, Фавере продолжал:

– Фазовые дефлекторы устояли перед фазерами и фотонными торпедами, но кое-что осталось непредсказуемым. Поле изменяет структуру металла, и корабль начинает быстро разрушаться. Слокум, помощница Омена, сейчас работает над этой проблемой, но, – Фавере пожал плечами, – пока безуспешно. Мы надеялись, что профессор Омен, когда вернется, найдет способ предотвратить дальнейшее разрушение, – он бросил пулю в верхний ящик письменного стола и некоторое время сидел поджав губы, давая возможность всем обдумать сказанное.

– Если я могу вам чем-нибудь помочь, то я готов, – сказал Спок.

– Спасибо, я сообщу об этом мисс Слокум, – ответил Фавере.

Кирк подумал о превратностях судьбы и о том, чем обернулась профессиональная удача Омена. Он усовершенствовал фазер и фотонные торпеды, но его последняя работа была не такой уж успешной. Дефлекторы, оказывается, вызывают распад корабля, который сами же и защищают. Вопреки науке, вопреки логике, многое оставалось непредсказуемым даже для такого человека, как Омен. На какой-то момент Кирка поразила и испугала мысль о том, насколько была опасна работа Омена в действительности. Холодок пробежал по его телу, как будто он чувствовал дуновение ветра. Все это напоминало Кирку чувство новых открытий, страха, вызова судьбе – все то, ради чего он работал.

– Не беспокойтесь. Эти фазовые дефлекторы, возможно, и не выстоят против циклора, – сказал он.

Кент нахмурился, а по выражению лица Фавере было видно, что он чувствует себя неуютно.

– Мистер Кент проинформировал меня, что Федерации известно о том, что клингоны разрабатывают циклор. Но эта информация чрезвычайно секретна, – сказал Фавере.

Кирк пожал плечами:

– О существовании циклора знают не только члены моего экипажа. Я думаю, мистер Кент доверяет мисс Пейтон?

– Да, – сказал Кент.

– Тогда ваш секрет в безопасности. Командор, вы заметили, наверное, что в моем отчете содержится вся информация со всех сенсоров, какими тогда, во время атаки циклора, располагал "Эниерпрайз". Я думаю, что будет целесообразно передать его Бахии Слокум. В отсутствие профессора Омена, она как никто другой сможет разобраться во всем этом.

– Она работает сейчас над проблемой дефлектора, – напомнил Кент. Кирк улыбнулся:

– Это было лишь предложение.

На какой-то момент Кирк овладел ситуацией. Он задавал множество вопросов и получал ответы. Ему было интересно знать, стоит ли ему говорить о циклоре, если Кент или Фавере окольными путями будут выведывать у него об этом. А, может быть, они решат, что Кирк не понял важности этого оружия и скоро забудет о циклоре. Но они плохо знали капитана, чтобы даже допустить такие мысли о нем.

Кент, казалось, был сильно взбешен. Он бросил голубую папку на стол Фавере:

– Если капитан закончил со своими вопросами, то я хотел бы поговорить о докладе мисс Пейтон.

– Да, я закончил, – сказал Кирк. Он напрягся в ожидании того, что сейчас последует.

– Вы не хотели бы начать, командор Фавере?

– Нет, спасибо, мистер Кент. Начинайте вы. – Кирк поерзал в своем кресле. Эта чрезмерная вежливость действовала на нервы и немного раздражала его.

Кент не спеша прочистил горло. Он снова взял в руки голубую папку и осторожно держал ее между большим и указательным пальцами. Он начал говорить лишь тогда, когда завладел вниманием всех присутствующих.

– Я должен признаться, что содержание этого отчета было сюрпризом для меня, – сказал советник и надолго замолчал, ожидая реакции. Но ее не последовало, и он был вынужден продолжать.

– И хотя я не очень доволен, меня тронула эта забавная история. На самом деле, чудеса! – он философски улыбнулся и покачал головой.

"К чему это он клонит?" – подумал Кирк. Кент некоторое время задумчиво смотрел на капитана, а потом сказал:

– Я знаю, что вы думаете обо мне, Кирк. Вы думаете, что я напыщенный старый дурак, который взялся за Звездный флот только для того, чтобы привлечь внимание к себе и чтобы меня выбрали президентом Федерационного Совета.

Кирк не мог не улыбнуться от этих его слов, настолько они были точны.

– Но, – продолжал Кент, – вы ошибаетесь. Это правда, я политик, и я ищу главный шанс. И как, капитан звездолета вы можете оценить это.

– Конечно.

– Я упрям, но не так глуп, как вы думаете. Когда кто-то предъявляет мне факты, я взвешиваю их, и если необходимо, меняю свое мнение, – он положил голубую папку на стол и постучал по ней пальцем. – Это изменило мое мнение.

– Какое мнение? О чем? – нетерпеливо спросил Маккой.

– Во-первых, я сожалею о своем сотрудничестве с профессором Оменом. Я ничего не знал о его действиях. И если я в какой-то мере подстрекал его к уничтожению кораблей всех видов, то признаю, что совершил трагическую ошибку.

– Вы не знали этого, – сказала Пейтон. – Даже Омен признался в этом.

– О, да, – сказал Кент, – я не знал, и это оправдывает меня. Если бы я поддерживал Омена в его деятельности, я бы придумал что-нибудь получше, чем послать Хэзел Пейтон в это трудное путешествие, – он хохотнул и покачал головой.

– А во-вторых? – спросил Фавере.

– Во-вторых, – сказал Кент, – на меня произвели большое впечатление действия капитана Кирка в такой сложной ситуации. Быстрое мышление и наилучшее использование оборудования позволило "Энтерпрайзу" вырваться из мертвого пространства. Вы не уничтожили корабль клингонов, хотя могли это сделать. Вы предложили профессору Омену шанс капитулировать и остаться среди нас. Судя по докладу мисс Пейтон, капитан был сильно расстроен, когда Омен не принял такого предложения. Я еще раз повторюсь, капитан, это произвело на меня большое впечатление.

Кирк был настолько поражен речью Кента, что не был уверен, все ли он правильно понял.

– Мистер Кент, вы преувеличиваете мои заслуги.

– Нет, капитан, – он повернулся к мисс Пейтон и сказал:

– Вы знаете, что это значит, не так ли?

Пейтон улыбнулась. В конце концов она ведь знала, что было в ее докладе. Она только сомневалась, как ее босс отреагирует на это.

– Не заставляйте меня гадать, сэр, – сказала Хэзел.

– Очень хорошо, дорогая, кажется я ошибался насчет Звездного флота. Мне теперь ясно, что они не тупоголовые поджигатели войны. Многие из них умные люди, и они борются за мир, им дороги интересы Федерации. Ну а самый выдающийся из этих безупречных душ – командор Фавере. Если ты хочешь выйти за него замуж, то у тебя есть мое благословение.

Фавере от неожиданности уронил пулю. Она покатилась к краю стола, а затем по полу, но он не пошевелился, чтобы поднять ее. Он словно прирос к полу.

Пейтон взяла руку Кента в свои руки и сказала:

– Спасибо, Конрад. Мне не нужно твое одобрение, но очень приятно знать, что оно есть у меня.

Кент вытащил свою руку и погрозил ей пальцем. Хриплым голосом, как будто сам смутился от собственного благодушия, он сказал:

– Ты можешь спланировать свою свадьбу чуть попозже. А сейчас у нас есть более неотложные проблемы.

– Конечно, конечно, – сказала мисс Пейтон. – Вы больше не сможете обвинять Звездный флот в разжигании войны. Вам понадобится новое дело, новое занятие.

– Боюсь, что наша проблема более значима, чем эта. Необходимо начать ремонтно-восстановительные работы.

– Ваша маленькая шутка над клингонами? – спросил Кирк.

Кент изумленно посмотрел на него. Кирк сказал:

– Клингоны предъявили формальный протест Федерации. Сохранить дело такого рода в тайне трудно.

– Да, боюсь, что мои необдуманные слова будут стоить мне президентства, – вздохнул Кент.

– Мне очень жаль, – сказала Пейтон и дотронулась до его руки.

– Я размышлял об этом, пока тебя не было, и начал привыкать к этой мысли, – он нахмурившись посмотрел на Пейтон и сказал:

– Но я все еще советник, и это дает мне право на что-то рассчитывать. Может быть, я еще смогу делать что-то нужное.

– Конечно, вы сможете сделать что-то хорошее и нужное, – подбодрил его Маккой. – Несколько дней назад я предлагал вам дело, где, несомненно, понадобится ваш опыт.

Кент пристально посмотрел на Маккоя и сказал:

– Вы меня заинтересовали. А нельзя ли более конкретно?

– Можно. Только лучше бы нам вдвоем поговорить об этом.

– В самом деле. Пойдемте, доктор, прогуляемся вместе.

– С удовольствием, советник.

Кирк наблюдал, как они вместе вышли. Он понял, что Звездный Флот приобрел очень могущественного друга, как когда-то имел такого могущественного врага. А ошибки в суждениях всегда бывают, и никто не застрахован от них. Кирк встал и сказал:

– Мистер Спок, я думаю, наша встреча окончена.

– Если только у командора нет ничего для дальнейшего обсуждения.

Фавере утонул в глазах Пейтон.

– Командор? – спросил Спок. Фавере подпрыгнул, как будто его разбудили.

– Нет, мистер Спок. Нам нечего больше обсуждать.

И все же Спок медлил уходить. Кирк был уверен, что его помощнику казалось, что многие вопросы были оставлены без ответов. Но если кто-то будет настаивать, они снова готовы вернуться к делу. Пейтон и Фавере, очевидно, считали по-другому.

Еще настанет время для вопросов мистера Спока, время, как сказал поэт, убивать и создавать. Очевидно, на каждый вопрос будет дан ответ. А убивать и создавать было смыслом жизни Омена.

– Пошли, Спок.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15