Миссия милосердия (fb2)


Настройки текста:



Джин. Л. Кун
Миссия милосердия

Клингонский капитан не мог не понимать, что против "Энтерпрайза" у его маленького разведывательного корабля нет ни малейшего шанса – в конце концов, клингоны были знатоками во всём, что касалось войны. И всё же он приказал открыть огонь, едва "Энтерпрайз" приблизился к планете Органиа.

Ответный залп фазеров "Энтерпрайза" мгновенно разнёс клингонский разведчик на мелкие кусочки, но сам факт нападения свидетельствовал, что клингоны твёрдо настроены не позволить Федерации использовать эту планету в качестве базы. Сказать по правде, Органиа не представляла значительной ценности ни для одной из сторон – сельскохозяйственная планета, населённая земледельцами и скотоводами, не имевшими ни опыта в ведении войн, ни малейшего желания воевать. Тем не менее, стратегически она являлась единственной планетой класса М в спорной зоне, переговоры за обладание которой уже зашли в тупик и были прекращены. То была, по мнению Кирка, очередная Армения, очередная Бельгия – маленькая, слабая, не воинственная страна, которой случилось оказаться на пути, удобном для вторжения.

У клингонского разведывательного корабля перед тем, как он открыл огонь, было предостаточно времени, чтобы послать сообщение. Следовало ожидать прибытия клингонской эскадры – если она уже не была на подходе. Так что времени для переговоров с органианами оставалось в обрез.

Поручив командование "Энтерпрайзом" Зулу – со строгим приказом в случае появления клингонских кораблей немедленно покинуть орбиту и уводить корабль – Кирк и Спок транспортировались на планету. Улица, на которой они материализовались, могла находиться в любой английской деревне тринадцатого века: крытые соломой хижины; несколько человек, одетых в грубые домотканые одежды; пара быков, тянущих неуклюжую повозку. На заднем плане подымалось что-то, напоминавшее разрушенный замок или крепость – старую, заброшенную, и всё же внушительную, возвышающуюся над деревней. Весьма странное сооружение для планеты, где, как считается, никогда не было войн. Что до людей, то они не обратили на двух офицеров Звёздного Флота никакого внимания, словно привыкли каждый день видеть, как прямо перед ними ниоткуда возникают пришельцы. И это тоже было странно.

Впрочем, появившиеся тут же официальные лица повели себя вполне дружелюбно. То были трое пожилых, одетых в шерстяные плащи мужчин, чьи имена были Эйлборн, Трефэйн и Клеймар. Кирка и Спока препроводили в маленькую, с голыми оштукатурёнными стенами комнату, всю меблировку которой составляли грубо сколоченный деревянный стол и такие же стулья.

Спок извлёк свой трикодер.

– Совершенно никаких источников энергии, – тихо сказал он капитану. Кирк кивнул; слова помощника лишь подтверждали его собственное впечатление. Это не была средневековая цивилизация, развивающаяся в направлении механизации, как сообщалось в первоначальных докладах. Здесь царил совершенный застой – классический образец изолированной культуры, остановившейся в своём развитии. В высшей степени странно.

– Моё правительство, – обратился Кирк к улыбающимся органианам, – сообщило мне, что клингоны намерены захватить вашу планету с целью превратить её в базу для военных операций против нашей Федерации. Моя миссия, говоря начистоту – не допустить этого.

– Ваши слова, по сути, – отвечал Эйлборн, – означают, что мы поставлены перед выбором: либо иметь дело с вами, либо с вашими врагами. – В ином контексте эти слова могли бы показаться враждебными, но Эйлборн произнёс их с мягкой, приветливой улыбкой.

– Нет, сэр. С Федерацией у вас будет выбор. С клингонами никакого выбора у вас не будет. Их цивилизация – сплошная военная диктатура; война для них – единственно возможный образ жизни. Мы предлагаем вам защиту.

– Благодарим вас, – отвечал Эйлборн. – Но мы не нуждаемся в вашей защите. У нас нет ничего такого, чем кто-либо мог бы пожелать завладеть.

– У вас есть эта планета и её стратегическое расположение. Если вы не примете никаких мер, клингоны захватят её, и это так же верно, как то, что по вечерам ваше солнце заходит. Мы поможем вам укрепить вашу защиту…

– У нас нет никакой защиты, капитан, да она нам и ни к чему, – сказал тот, кого звали Клеймар.

– Прошу меня простить, но вы ошибаетесь. Мне приходилось видеть, что клингоны творят на таких планетах, как ваша. Они превращают их в сплошные тюремные лагеря. Вы потеряете свободу. Клингоны бросят в тюрьму ваших лидеров, будут захватывать и убивать заложников. Это будет страшнее, чем на планете для заключённых.

– Капитан, – снова сказал Эйлборн, – мы видим, что Ваше беспокойство за нас искренне, и благодарны Вам за это. Но мы ещё раз уверяем Вас, что нет совершенно никакой опасности…

– А я уверяю вас, что есть! Или вы думаете, что я вас обманываю? Для чего?

– Вы не дали мне договорить, – мягко сказал Эйлборн. – Я собирался сказать, что нет совершенно никакой опасности для нас. Вы и Ваш друг, несомненно, подвергаетесь опасности. Вам следует как можно скорее возвратиться на свой корабль.

– Джентльмены, прошу вас, подумайте ещё раз. Мы можем оказать вам существенную помощь. И не только военную. Мы могли бы направить сюда специалистов, показать вам, как может прокормиться тысяча человек там, где теперь кормится только один. Мы построим для вас школы и научим ваших детей всему, что знаем сами – у вас, видимо, нет общественных учреждений. Мы могли бы преобразовать ваш мир, покончить с болезнями, голодом, бедствиями. Но мы не имеем права помогать вам, если вы отказываетесь от нашей помощи.

– Трогательное обращение, – сказал Трефэйн. – И всё же…

Его перебил сигнал коммуникатора Кирка.

– Прошу прощения. – Кирк открыл коммуникатор. – Кирк слушает.

– Капитан, – послышался голос Зулу. – Целая клингонская эскадра только что выскочила из подпространства и окружила нас. Я не успел пересчитать их прежде, чем они открыли огонь, но их никак не меньше двадцати. Сейчас у нас подняты щиты, и я не могу опустить их, чтобы поднять вас на борт.

– Вы и не должны, – резко сказал Кирк. – Вам приказано немедленно уносить ноги и сообщить командованию. Возвращайтесь только, если у вас будет подкрепление. Всё!

Он закрыл коммуникатор и взглянул на трёх органиан.

– Вы утверждали, что нет никакой опасности. А теперь…

– Нам известно о приближении клингонской эскадры, – сказал Трефэйн. – В данный момент восемь клингонских кораблей выходят на орбиту вокруг нашей планеты.

– Спок, Вы можете проверить это?

– Нет, сэр, не на таком расстоянии, – отвечал Спок. – Но это кажется логическим развитием событий.

– О, – сказал Трефэйн. – Несколько сотен вооружённых людей как раз появились рядом с крепостью.

Спок взглянул на трикодер и кивнул.

– И не только с ручным оружием, сэр. Я засёк три или четыре тяжёлых орудия. Интересно, как он мог узнать об этом так быстро?

– Это уже не важно, – мрачно сказал Кирк. – Важно то, что мы остались одни, в самой гуще клингонской оккупационной армии.

– Похоже на то, сэр, – согласился Спок. – Не слишком приятная ситуация.

– Мистер Спок, – сказал Кирк, – у Вас удивительный дар преуменьшать.

Клингонские солдаты были сурового вида, крепкого сложения – явно уроженцы восточных областей Клинжая. Они действительно были вооружены до зубов и носили нечто, похожее на кольчуги. Привычно, не упуская ничего, они двигались по деревне, расставляя по пути часовых. Немногие попадающиеся им навстречу органиане приветливо улыбались и спокойно уступали дорогу.

К ещё большему недоумению Кирка и Спока члены Органианского совета – именно так называли себя эти трое – снабдили их местной одеждой и, подвергая себя при этом смертельному риску, предложили спрятать. Проверяя снятую форму, Кирк обнаружил, что фазеры куда-то исчезли.

– Где наше оружие? – резко спросил он.

– Мы забрали его, капитан, – сказал Эйлборн. – Мы не можем допустить тут насилия. Клеймар, спрячьте форму. Мы сами позаботимся о вашей безопасности. Наша главная проблема – мистер Спок. Его придётся выдать за вулканского купца – возможно, прибывшего сюда для торговли кевасом и триллиумом.

– Клингоны знают, что Вулкан входит в состав Федерации, – заметил Кирк.

– Но для Клинжая он совершенно не опасен. Вы, капитан, вполне могли бы сойти за органианина, если бы…

Он не договорил. Дверь распахнулась от удара, и двое клингонов ворвались в комнату, знаками приказывая всем отойти. Следом вошёл третий клингон – статный, горделивый, не нуждавшийся в знаках отличия, чтобы показать, что он здесь главный.

Спок и органиане отступили; Кирк не двинулся с места. Клингонский командир окинул комнату быстрым взглядом.

– Это правящий совет? – презрительно сказал он.

Эйлборн шагнул вперёд, улыбаясь.

– Я – Эйлборн, временно исполняющий обязанности главы совета. Приветствую вас.

– Попробовал бы ты меня не приветствовать. Я – Кор, военный губернатор Органии. – Он устремил взгляд на Кирка. – Ты кто такой?

– Это Баронер, – сказал Эйлборн. – Один из наших видных граждан. Это Трефэйн…

– У этого Баронера что, нет языка?

– У меня есть язык, – сказал Кирк.

– Тогда отвечай, когда тебя спрашивают. Где твоя улыбка?

– Что?

– Дурацкая, идиотская улыбка, которой здесь все улыбаются. – Кор развернулся к Споку. – Вулканец. У тебя что, тоже нет языка?

– Меня зовут Спок. Я торгую кевасом и триллиумом.

– Ты не похож на торговца. Что такое триллиум?

– Лекарственное растение семейства лилейных, – не задумываясь, ответил Спок.

– Только не на Органии, – сказал Кор. – Наверняка шпион Федерации. Уведите его и допросите.

– Он не шпион, – с яростью сказал Кирк.

– Ну-ну-ну, – протянул Корн. – Значит, среди этих овец есть баран? Почему ты не хочешь, чтобы мы забрали его? Он даже не с твоей планеты.

Кирк перехватил предостерегающий взгляд, украдкой брошенный Споком, и попытался принять спокойный вид.

– Просто потому, что он ничего не сделал.

– Для органианина твой поступок – почти бунт. Что ж, всегда приветствовал сопротивление. А ты тоже приветствуешь нас?

– Вы здесь, – сказал Кирк. – С этим ничего не поделаешь.

Некоторое время Кор пристально смотрел на него, затем позволил себе подобие улыбки.

– Старая добрая нескрываемая ненависть, – сказал он. – Мне это по душе. Однако приветствуешь ты меня или нет, это ничего не меняет. Я здесь, и надолго. Вы все теперь подданные Клингонской Империи. Вам предстоит узнать о многих законах и правилах, которые отныне вступают в силу. Нарушение малейшего из них будет караться смертью; сейчас нам не до справедливости.

– Все ваши законы и правила будут выполняться, – сказал Эйлборн.

Кирк почувствовал, как у него сжимаются губы. Кор заметил это; от его взгляда мало что ускользало.

– Тебе это не нравится, Баронер?

– А Вам очень важно, чтобы мне это нравилось?

– Мне важно твоё повиновение; больше мне от тебя ничего не нужно, – ласково произнёс Кор. – Будешь мне повиноваться?

– Похоже, Вы тут командуете всем, – ответил Кирк, пожимая плечами.

– Совершенно верно. – Кор зашагал из угла в угол. – Теперь так. Мне нужен местный представитель, который будет посредником между оккупационными властями и гражданским населением. Я не доверяю тем, кто вечно улыбается. Баронер, ты будешь посредником.

– Я? – переспросил Кирк. – Я не хочу быть посредником.

– А разве я спрашиваю тебя, хочешь ты этого или нет? Что до всех остальных – мы, клингоны, славимся своей безжалостностью – и вы увидите, что не зря. За каждого убитого клингонского солдата будет казнена тысяча органиан. Мне нужен порядок, ясно?

– Коммандер, – сказал Эйлборн, – уверяю Вас, мы не доставим вам хлопот.

– Вы не доставите, в этом я уверен. Баронер, иди за мной.

– А мистер Спок?

– Что это ты так за него беспокоишься?

– Он мой друг.

– Плохо же ты выбираешь себе друзей. Его допросят. Если он солгал, он умрёт. Если же он сказал правду… что ж, ему предстоит узнать, что для бизнеса наступили тяжёлые времена. Солдаты, уведите его.

Держа Спока на прицеле, клингонские солдаты стали теснить Спока к дверям; вулканец покорно вышел. Кирк двинулся было следом, но Кор оттолкнул его. Капитан почувствовал, как краска гнева заливает его лицо, но Кор лишь кивнул.

– А тебе не нравится, когда тебя толкают, – сказал он. – Это хорошо. По крайней мере, здесь есть один человек, которого я могу понять. Иди за мной.

Свой кабинет Кор устроил в той самой крепости, которую Кирк и Спок заметили, когда появились здесь. Вблизи и изнутри она выглядела ещё более древней. В одной из комнат Кор приказал повесить большой клингонский герб и поставить стол и один-единственный стул; Кирку пришлось стоять. Подписав документ, Кор швырнул его через стол Кирку.

– Размножить и развесить повсюду, – сказал он. – С этого дня любые сборища больше трёх человек запрещены. Все публикации – только с моего разрешения. Будет установлен контроль над населёнными пунктами, взяты заложники. Несколько длинноватый список нарушений, являющихся преступлением против Империи.

Чувствуя, что Кор не сводит с него взгляда, Кирк бесстрастно смотрел на список.

– Тебе это не нравится, да? – спросил клингонский губернатор.

– Это должно мне нравиться?

Кор лишь усмехнулся. В эту минуту дверь открылась, и клингонский лейтенант втолкнул в комнату Спока. К огромному облегчению Кирка, вулканец выглядел совершенно нормально.

– Ну что, лейтенант? – спросил Кор.

– Он тот, за кого себя выдаёт, коммандер, – отвечал лейтенант. – Вулканский купец по имени Спок. И он действительно торгует другим триллиумом – растением; похоже, оно здесь ценится.

– Больше ничего?

– Обычное беспокойство. Больше всего его заботит, как он сможет вести дела при оккупации. Его ум настолько нетренирован, что он совершенно ничего не мог скрыть.

– Ладно. Баронер, хочешь попробовать нашего правдоискателя?

– Я даже не знаю, что это такое.

– Просеиватель мозга. Или потрошитель мозга, в зависимости от того, на какую мощность его запускают. Если понадобится, мы можем выкачать из мозга всё, как насосом. Разумеется, то, что после этого остаётся, больше напоминает растение, чем человека.

– И вы этим гордитесь? – спросил Кирк.

– Всякое оружие неприятно, – отвечал Кор. – Иначе оно было бы бесполезным.

– Мистер Спок, Вы уверены, что с Вами всё в порядке?

– В полном порядке, Баронер. Однако это было необычное ощущение.

– Довольно. – В голосе Кора звучало нескрываемое подозрение. – Вулканец, ты можешь идти. Но учти, что ты представитель враждебной расы и находишься под постоянным наблюдением. Понял?

– Понял, коммандер, – сказал Спок.

– Баронер, возвращайся к своему совету и позаботься, чтобы указ был вывешен повсюду. Пока здешнее население не знает, как оно должно себя вести, ты отвечаешь за порядок.

– Головой, – сказал Кирк.

– Именно. Вижу, что ты тоже хорошо меня понимаешь.

Очутившись на улице Кирк, быстро огляделся. Убедившись, что поблизости никого нет, и никто не идёт за ними, он тихо обратился к Споку.

– Этот их просеиватель, должно быть, не так страшен, как они считают.

– Не советую Вам недооценивать его, капитан, – отвечал Спок. – Я смог выдержать отчасти благодаря вулканской тренировке, отчасти вводя их в заблуждение. Но я совершенно уверен, что уже на следующем по силе уровне не смог бы защититься.

– А я не продержался бы даже до этого уровня. Вопрос теперь в том, как убедить этих органиан сопротивляться. Нанести ответный удар, вызвать среди клингонов замешательство, пока не прибудут корабли Федерации.

– Словесные убеждения оказались бесполезны. Возможно, следует прибегнуть к более действенным методам?

– Я тоже так думаю. Сдаётся мне, видел я рядом с крепостью что-то, похожее на склад снаряжения. О, Вы тоже заметили? Что ж, испробуем более действенный метод.

– Ваше идея заслуживает внимания. Этой ночью, возможно?

– Если Вы не заняты ничем другим. Правда, с инструментами у нас не густо.

– Я нисколько не сомневаюсь, – отвечал Спок, – что клингоны предоставят нам всё необходимое.

– Вы отличный деловой партнёр, мистер Спок.

Часовые у склада были крепкие, тренированные ребята; но ничто из того, с чем они успели столкнуться на Органии, не подготовило их к встрече с такими противниками, как Кирк и Спок. С разницей в несколько секунд оба часовых мирно уснули на посту, были избавлены от фазеров, заботливо обёрнуты проволокой и заперты в пустой каморке.

Открыв стоящий внутри склада контейнер, Кирк обнаружил нечто, напоминающее взрывчатку. Спустя несколько секунд из теней вынырнул Спок.

– У меня тут одна из их звуковых гранат, – тихо сказал он, – и я изготовил отсроченный взрыватель. Такое сочетание должно вызвать подходящий эффект.

– Отлично. Действуй.

Спок сделал жест, будто выдёргивал что-то, тщательно затолкал гранату в контейнер и кинулся бежать. Кирк бросился следом.

Через две минуты ночь озарилась пламенем. Несколько мощных взрывов потрясли всё вокруг, за ними последовали более слабые. Снаряды разлетались в разные стороны. Над селением поднялось гигантское облако, нижняя сторона которого освещалась вспышками и содрогалась от грохота.

– Вы были совершенно правы, мистер Спок, – сказал Кирк, когда шум начал стихать. – Как нельзя более подходящий эффект. Надеюсь только, что Совет извлечёт надлежащий урок. Разумеется, они не в силах открыто противостоять клингонам, но могут сделать Органию бесполезной для них.

– А пока, – сказал Спок, – я считаю, что нам стоит поискать себе как можно более глубокую нору, капитан. Мне почему-то кажется, что коммандер Кор не поверит, что это сделали Органиане.

– Мне тоже. Исчезаем.

Возможно, одному из них – или обоим – следовало предвидеть ответ Кора. Двумя часами позднее, прячась в пустой, тёмной хижине на окраине деревни, они услыхали далёкий воющий звук, доносящийся со стороны крепости.

– Фазеры, – сказал Спок.

– Да, клингонские фазеры – много фазеров, и стреляют одновременно. Странно. Не похоже, чтобы там было сражение или даже бунт.

Ответ они получили ещё через час – в виде бронированной машины, едущей по улице. Из громкоговорителя, установленного наверху, звучала запись:

– Говорит военный губернатор. Только что во дворе крепости были казнены двести органианских заложников. Через два часа будут казнены ещё двести, а потом ещё двести – и так до тех пор, пока два шпиона Федерации не будут выданы властям. Кровь заложников на ваших руках. Казни будут продолжаться, пока диверсанты не будут выданы. Это приказ Кора. Внимание всем подданным! Говорит военный губернатор. Только что во дворе крепости…

Постепенно голос затих вдали, но Кирк и Спок ещё долгое время не произносили ни слова. Наконец Кирк с ужасом произнёс:

– Это всё меняет.

– Да, капитан. А органиане точно так же не знают, где мы находимся, как Кор. Мы должны сдаться, и немедленно.

– Минутку. Дай-ка подумать…

– Но жизни стольких людей…

– Я знаю, знаю. Мы должны сдаться. Но у нас есть фазеры. Может, нам удастся заставить Кора прекратить казни.

– Маловероятно, капитан, – сказал Спок. – Коммандер Кор, может быть, и палач, но он ещё и солдат.

– В таком случае, нам остаётся только наделать им как можно больше вреда, чтобы у них хватило хлопот, пока не подоспеют наши. Федерация вложила немало денег в наше обучение, мистер Спок. Думаю, настало время для небольшого возврата.

Спок оценил их шансы добраться до кабинета Кора как "приблизительно" 1:7824.7; но внезапность и установленные на сильное оглушение фазеры явились факторами, оказавшими существенное влияние в их пользу. Очутившись перед дверью в кабинет Кора, они обнаружили её открытой; при их приближении не раздалось никакого сигнала тревоги. Было видно, как клингонский коммандер сидит за столом, подперев голову руками, погружённый в раздумье. Вполне можно было подумать, что массовые казни среди безоружного гражданского населения не доставляют ему удовольствия. Когда же, подняв голову, он увидел перед собой Кирка и Спока с нацеленными на него фазерами, на лице его появилось выражение заинтересованности и одобрения.

– Сидите, где сидите, коммандер, – сказал Кирк. – Мистер Спок, держите дверь под прицелом.

– Неплохо – суметь проникнуть сюда через моих часовых, – заметил Кор.

– Боюсь, что многие из них сейчас не в состоянии полной боеспособности, – сказал Спок.

– Превратности войны. Что дальше?

– Вы. Прикажите прекратить казни.

– Но вы же не сдались, – рассудительно заметил Кор. – Бросьте оружие, и я прикажу прекратить казни. Иначе вам ничего не добиться.

– Мы можем Вас убить, – мрачно сказал Кирк. – Вы – клингонский губернатор. Ваша смерть существенно нарушит ваши планы.

– Не торопитесь так. Вам будет небезынтересно узнать, что эскадра Федерации должна быть тут самое большее через час. Наши корабли готовы к встрече с ними. Может, мы подождём исхода битвы, прежде чем вы нажмёте на пуск?

– Я не собираюсь нажимать пуск – если только Вы не вынудите меня к этому.

– Чистой воды сентиментальность – или, в лучшем случае, милосердие. Эмоция, бесполезная на войне. Клингоны лишены подобных слабостей. – Кор улыбнулся. – Подумайте: пока мы здесь разговариваем, там, наверху, решается судьба Галактики на ближайшие десять тысяч лет. Могу я предложить вам что-нибудь выпить? Мы могли бы отпраздновать победу клингонского флота.

– Я считаю это преждевременным, – заметил Спок. – Есть вероятность другого исхода.

– Коммандер, – добавил Кирк, – у нас на Земле в древности жил народ, называвшийся спартанцами – лучшие воины, которых когда-либо знала наша планета. Они одержали много побед – но погибли сами; а вот их главный враг, Афины, уцелели. Спарта знала лишь одно искусство – войны. Афины были матерью всех искусств.

– Утешительная аналогия, но, по-моему, несколько устаревшая, – отвечал Кор. – Верно, в решающей войне всегда есть шанс оказаться побеждёнными. Сегодня мы побеждаем; возможно, настанет день, когда мы будем побеждены. Но я сомневаюсь в этом.

Он поднялся. Фазер в руках Кирка не дрогнул. Но Кор, казалось, не замечал его.

– Знаете, почему мы так сильны? – спросил он. – Потому что мы едины. Каждый из нас – частица единого целого. Всегда под надзором. Даже коммандер – всегда под надзором. В чём вы очень скоро убедитесь.

Он с улыбкой кивнул на потолок. Кирк даже не взглянул вверх.

– Я нисколько не сомневаюсь, что там есть сканер. Но мистер Спок держит под прицелом дверь, а я – Вас. При малейшем шуме я стреляю.

Спок издал нечто, поразительно похожее на вопль ужаса, и в тот же миг послышался несомненный звук фазера, бьющего в каменный пол. Кирк стремительно обернулся, пытаясь при этом уголком глаза следить за Кором. В ту же секунду дверь, которую Спок закрыл, распахнулась настежь, и двое клингонов ворвались в кабинет.

Кирк нажал пуск. Выстрела не последовало. Вместо этого фазер докрасна раскалился в его руке. Кирк инстинктивно выпустил его.

– Стреляйте! – закричал Кор. – Стреляйте же, кретины!

В кабинете было уже по меньшей мере пятеро солдат, но все они также побросали свои фазеры, которые валялись теперь на полу, раскалённые докрасна. После секундного замешательства солдаты бросились на них. Кирк сжал кулак и нанёс удар.

Он почувствовал, как кулак его обожгло, едва он коснулся тела противника. Клингон схватил его сзади – и тут же выпустил с воплем.

– Они горячие! – вскричал один из солдат. Крик его потонул в рёве коммандера, пытавшегося взять в руку нож для разрезания бумаги.

Секунд десять после этого противники изумлённо глядели друг на друга. Тишину нарушало лишь тяжёлое дыхание.

Затем в комнату вошли Эйлборн и Клеймар. На лицах их застыли всегдашние улыбки, от которых уже даже Кирка начало тошнить.

– Мы очень сожалеем, что вынуждены были вмешаться, джентльмены, – сказал Эйлборн. – Но мы не могли допустить, чтобы вы причинили друг другу вред. Было уже достаточно насилия.

– О чём вы говорите, вы, бараны?

– Только то, что мы должны были прекратить вашу драку, – сказал Клеймар.

– То есть, – медленно произнёс Кирк, – это вы прекратили её? Вы хотите сказать, что дали нам по рукам?

– Прошу Вас, капитан, – сказал Клеймар. – Вы уже знаете ответ. Не только ваши фазеры, но и все орудия уничтожения на этой планете настроены теперь так, что при любой попытке использования их поверхность мгновенно раскаляется до трёхсот пятидесяти градусов.

– Мой флот… – сказал Кор.

– Те же условия действуют и на кораблях обеих флотилий, – сказал Эйлборн. – Сражения не будет.

– Что за чушь, – прорычал Кор.

– Можете связаться со своими кораблями. Вы тоже, капитан. Ваш корабль теперь находится в зоне действия Вашего прибора связи.

Кирк открыл коммуникатор.

– Кирк вызывает "Энтерпрайз". Ответьте.

– Капитан! Это Вы?

– Да, я. Докладывайте, мистер Зулу.

– Я даже не знаю, что докладывать, сэр, – отозвался голос Зулу. – Мы приближались к кораблям клингонов, когда каждая кнопка и каждый переключатель вдруг раскалились настолько, что до них стало невозможно дотронуться. Все, кроме приборной панели связи. Если это какое-то новое оружие клингонов, почему они не раскалили и её?

– Не знаю, – тяжело произнёс Кирк. – Оставайтесь на связи, мистер Зулу. Эйлборн, как вы это делаете?

– Я не мог бы объяснить это ни одному из вас так, чтобы меня поняли, капитан. Достаточно будет сказать, что я нахожусь здесь и также нахожусь на мостике Вашего корабля, и на мостике каждого корабля, и на Клинжае, и на Земле. Часть своей энергии я направил на ваше оружие – я и остальные наши люди. Мы кладём конец этой безумной войне.

– Как вы смеете? – вскричал Кор.

– Вы не можете просто так взять и остановить наш флот, – не менее гневно произнёс Кирк. – Вы не имеете права…

– То, что происходит в космосе, вас не касается…

– Мы прекратили это, – сказал Эйлборн. – Обе стороны должны немедленно отказаться от своих враждебных намерений. В противном случае, вооружённые силы обеих сторон, где бы они ни находились, будут приведены в полную негодность.

– У нас есть законные претензии к клингонам, – сказал Кирк. – Они вторглись на нашу территорию, убили наших граждан…

– Спорные территории не являются вашими, – прокричал в ответ Кор. – Вы пытались взять нас в кольцо, отрезать нас от жизненно важных ресурсов, парализовать нашу торговлю.

– Послушайте, – обратился Кирк к органианам, пытаясь говорить спокойно. – Мы не просили вас вмешиваться, но раз так, вам следует встать на нашу сторону. Двести убитых заложников…

– Никто не был убит, капитан, – спокойно произнёс Клеймар. – На этой планете никто не погибал и не умирал вот уже много тысяч лет. И мы не собираемся допускать ничьей смерти.

– Позвольте спросить у Вас, капитан: что Вы защищаете? – сказал Эйлборн мягко, точно говоря с ребёнком. – Право вести войну? Убивать миллионы ни в чём не повинных людей? Уничтожать жизнь в масштабах планет? Это "право" Вы имеете в виду?

– Нет, я… – Кирк запнулся. – Разумеется, никто не хочет войны, но иногда всё же приходится воевать. Когда-нибудь, я надеюсь, мы…

– Да, когда-нибудь вы заключите мир, – сказал Эйлборн. – Но лишь после того, как погибнут миллионы. Мы устанавливаем мир сейчас. В будущем вам и клингонам предстоит сделаться верными союзниками. Между вами установится взаимовыгодное сотрудничество.

– Чушь! – заявил Кор.

Заметив, что всё это время он простоял плечом к плечу с клингоном, Кирк торопливо отодвинулся.

– Разумеется, сейчас между вами существуют весьма серьёзные разногласия, – продолжал Эйлборн. – Вам даже придётся покинуть нашу планету. Само присутствие таких существ, как вы, чрезвычайно болезненно для нас.

– Что значит "болезненно"? – спросил Кирк. – Существенно вы не отличаетесь от нас, несмотря на все ваши трюки.

– Когда-то мы действительно существенно не отличались от вас, – сказал Клеймар. – Но это было миллионы лет назад. Теперь же мы достигли в своём развитии такого уровня, что превзошли потребность в физическом теле. Тот облик, который вы видите, мы приняли исключительно для вашего удобства. Теперь мы сбрасываем его.

– Гипноз! – закричал Кор. – Капитан, наше оружие вовсе не горячее! Держите их!

Эйлборн и Клеймар лишь улыбнулись в ответ, а затем начали меняться. От них стало исходить какое-то свечение. Оно делалось всё ярче и ярче, пока они не стали похожими на металлические статуи в печи. Затем человеческие очертания исчезли. В комнате горело два солнца.

Кирк зажмурился, прикрыл глаза руками, но ослепительное сияние не исчезло. Наконец оно постепенно начало гаснуть.

Органиане исчезли.

– Восхитительно, – сказал Спок. – Чистая мысль – или чистая энергия? В любом случае, совершенно бестелесная. Как ни одна форма жизни, известная нам.

– Но планета, – сказал Кирк. – Хижины, крепость…

– Планета, скорее всего, вполне реальна. Но всё остальное, несомненно, создано для нашего удобства, как они сказали. Пустая иллюзия для них – окружение для нас. Думаю, в эволюционном отношении они настолько же превосходят нас, насколько мы превосходим амёб.

Настало длительное молчание. Наконец Кирк обернулся к Кору.

– Что ж, коммандер, – сказал он. – Выходит, война не состоится. А раз уж органиане не собираются позволить нам воевать, мы вполне можем начать дружить.

– Да. – Кор протянул руку. – И всё же, капитан, это по-своему очень печально.

– Печально? Потому что они намного совершеннее нас? Но это заняло миллионы лет. Даже боги возникли не за одну ночь.

– Нет, меня огорчает не это, – ответил Кор. – Мне жаль, что они не позволили нам сразиться. – Кор вздохнул. – Это была бы славная битва.