Обитель Жизни (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Глава 1

– Капитан, имейте в виду, что установленный нами курс проходит слишком близко от области гравитационной турбулентности в секторе созвездия Ориона. Экипажи кораблей Федерации неоднократно указывали её в своих отчетах.

Давая оценку ситуации, Спок, как всегда, был щепетилен до мелочей и делал логически верные выводы.

Джеймс Кирк, повернувшись в своём командирском кресле, бросил взгляд в сторону навигационной станции, где на капитанском мостике звездолёта «Энтерпрайз» стоял его старший офицер. Кирк улыбнулся.

– Абсолютно верно, мистер Спок. Но ведь командование Звёздного Флота послало нас сюда как раз для изучения упомянутой зоны. – Он на мгновение задумался, затем добавил:

– причём подчеркивался чисто научный, исследовательский характер поставленной задачи. Видимо, свежи ещё в памяти события последнего времени, – вспомнить хотя бы клингонов…

– Капитан, я сам присутствовал на брифинге и ознакомился с программой, – напомнил ему Спок.

– Так от чего же вы стараетесь нас предостеречь? – поинтересовался Кирк.

– Скорее всего, – сказал доктор Леонард Маккой, по прозвищу Боунз, выходя из турболифта на капитанский мостик, – нашему научному сотруднику хотелось бы привнести в этот полёт, который оказался ни чем иным, как утомительной обзорной экскурсией по бесконечным просторам космоса, элемент риска. А если, Джим, команда останется без дела и дальше, то ваши так называемые исследования и изыскания сведут её с ума.

– Я с ним полностью согласен, – заметил Зулу, сидевший за штурвалом. – Вот уже седьмые сутки мы идём в одном направлении…

Кирк улыбнулся. Его людям нужно хорошо отдохнуть от того, что они именовали «скукой». Путь пролегал вдоль границ «Органианского Пакта» и оказался настолько тяжёлым, что даже месячный отпуск, проведённый на Звёздной Базе 4, не принёс заметного облегчения. Несомненно, остальные чувствовали себя не лучше.

Тем не менее, Кирк давно мечтал о реализации подобной программы полёта: пройти по внутреннему контуру созвездия Ориона, собирая всю возможную информацию. От клингонов и ромуланцев они ушли далеко, а сейчас им просто необходима хотя бы небольшая передышка от монотонной работы, а тем временем можно произвести научные измерения, составить таблицы, вычертить графики.

– Возьмите себя в руки, мистер Зулу, – мягко произнес Кирк, – и не отклоняйтесь от курса. Я ведь тоже способен занять жесткую позицию и заставить всех, например, отрабатывать приемы владения аварийным фазером. Думаю, это поможет вам воспрянуть духом.

– Подобным нововведением команда будет вполне удовлетворена, – сказал Маккой. – Джим, на нашу долю выпадает немало трудностей, которые, похоже, лишь воодушевляют и закаляют членов экипажа. Но стоит им отправиться в продолжительный полёт, где жизнь течет спокойно и размеренно, и они тут же раскисают.

– У меня есть сомнения в справедливости ваших слов, – возразил капитан корабля. – Лейтенант Ухура, по вашему виду не скажешь, что вы слишком подавлены.

Ухура, всегда отличавшаяся точным и квалифицированным исполнением порученной работы, улыбнулась командиру и отложила в сторону приемник.

– Действительно, капитан, установление связи, передача текущих сообщений внесли некоторое разнообразие в повседневную рутину. В моём подразделении просто необходимо возобновить занятия и навыки в проведении стандартных плановых операций. А вам ни о чем не говорит тот факт, что с момента старта со Звёздной Базы 4 я ни разу не выходила на частоту передачи сигнала от пролетающего мимо объекта?

Кирк не смог удержаться от смеха, вспомнив, как однажды, запеленговав аналогичные позывные, его подчиненный чуть не упал в обморок и жалобно сетовал на назойливость периодически повторяющихся гудков.

– Дело серьезное, капитан, – настаивал Спок. – Мы вторгаемся в неисследованную ранее часть космического пространства и не знаем, какую форму оно могло принять под воздействием гравитационных аномалий. Сведения, полученные поисковым кораблем «Феникс», достаточно

Скудны, так как он, в отличие от нас, не подходил вплотную к границам созвездия.

Кирк почувствовал тревогу в голосе Спока.

– Что вас волнует? Во время брифинга на Звездной Базе 4 вы выглядели совершенно спокойным. Объясните.

– У меня было очень мало времени для детального изучения предоставленной информации. На этом совещании, пожалуй, слишком коротком для такого важного дела, едва ли кто-то успел определить возможные источники опасности, – разъяснил Спок.

Он повернулся к пульту компьютера и вызвал на экран изображение того сектора галактики, в котором в настоящий момент находился «Энтерпрайз». Кирк поднялся со своего кресла и стал рядом со Споком, внимательно вглядываясь в открывшуюся панораму и стараясь уловить ход мыслей своего научного сотрудника. Маккой также присоединился к коллегам.

Перед ними был спроецирован хорошо знакомый район галактики от отметки 10Д до 25Д. На компьютере высветилась траектория движения их корабля, проходящего по внутренней границе созвездия Ориона на расстоянии примерно 10 килопарсеков от Звездной Базы 4. Обращая внимание товарищей на ту или иную точку изображения, вместо электронного курсора Спок использовал в качестве указки один из своих длинных пальцев.

– Исходя из опыта пересечения вакуумного пространства от созвездия Ориона до внешнего контура созвездия Персея, мы знаем о наличии по краям галактических спиральных ответвлений значительной гравитационной турбулентности, аналогичной той, которая наблюдается при смешивании гранулированного материала с жидкостью вращательными движениями.

– Аналогична, но не одинакова, ведь аналогии никогда не имели прямого отношения к реальной Вселенной, – заметил Кирк.

– Правильно. Однако Федерация нанесла на карту области максимальную гравитационную турбулентность в местах расщепленного вакуума между первой, десятой и одиннадцатой Звёздными Базами и отдаленными колониями по окраине Ромуланской Договорной Зоны, и все корабли, как гражданские, так и военные, всячески её избегают. До сих пор ещё не существует приемлемой теории, касающейся гравитационной турбулентности, возникающей на границах галактических ответвлений. Мне кажется, тем не менее, что указанное явление вызывается следующим обстоятельством: в отличие от движения звёзд внутри галактических созвездий, их движение по краям носит беспорядочный характер и приводит, в свою очередь, к взаимодействию гравитационных полей, которое, по существу, искривляет структуры пространства.

Спок обернулся к капитану и добавил:

– Конечно, из-за семантической нелогичности нашего языка нельзя дать точное словесное описание. Я ещё не построил на основе данной гипотезы чёткую математическую модель, но был бы рад показать вам свои разработки в этом направлении, хотя вычисления пока очень приблизительны.

Кирк взмолился:

– Сжальтесь над нами, Спок. На занятиях в Академии мне приходилось сталкиваться с тензорами поля и матрицами динамического преобразования и, превозмогая себя, понимать их. Но когда такой человек, как вы, облекает гипотезу в форму, позволяющую объяснить её с помощью языка, а не цифр, значит тут какая-то ловушка.

– Простите, не понял? – с удивлением приподняв бровь, перебил его Спок.

– Капитан подразумевает то, что иногда обычные слова несут в себе больше информации о реальном мире, чем самые изощренные математические формулы, – произнес Маккой с ноткой цинизма в голосе, неизменно появлявшейся в споре со своим коллегой, несомненно, обладавшим аналитическим складом ума. – Опровергайте мою мысль сколько угодно, но математика лишь развивает в логической последовательности исходные предположения, а так как они не несут в себе логического начала, то полученные от них результаты вычислений являются обычным очковтирательством.

Теперь уже вторая бровь Спока поползла вверх.

– По-моему, доктор, я не давал повода для оскорбления. Понятно, вы бы предпочли придать вашей любимой медицине образ тайной, активно действующей силы, не подчиняющейся законам логики, но ведь во Вселенной есть вещи, предсказуемые с помощью математических расчетов… Иначе было бы невозможно проводить навигацию в космосе.

– Господа, – прервал Кирк разговор, угрожавший перерасти в очередной диспут по основным вопросам философии с участием специалиста по точным наукам и медицинского работника, – не продолжить ли вам свои дискуссии в кают-компании? Спок, так о чем вы хотели мне рассказать? Выстраивайте свои предположения и гипотезы, если необходимо, но все конкретизируйте.

Это прозвучало как приказ. Спок прореагировал соответственно:

– Если не поменять курс, то у нас появится один шанс из трехсот шестидесяти четырёх целых, шестидесяти семи сотых попасть в сектор пространства, деформированного гравитационной турбулентностью. И предугадать последствия очень трудно.

– Я же сказал: рассуждайте вслух, – настаивал Кирк.

– Пространство может быть искривлено или даже завернуто под воздействием гравитационной турбулентности, а у нас не настолько чувствительные датчики, чтобы зафиксировать это прежде, чем мы там окажемся. Вместо такого тяжелого корабля, как «Энтерпрайз», сюда бы следовало послать хорошо оснащенную исследовательскую станцию. Но я знаю – с командованием Звездного Флота не спорят. Заранее обнаружить аномальное явление невозможно, поэтому предлагаю изменить направление движения корабля, иначе, помимо нашей воли, его отнесет неизвестно куда; мы потеряем все ориентиры и вряд ли почувствуем себя комфортно. Составляющие части корпуса наверняка подвергнутся избыточному давлению.

– И никаких предвестников? – спросил Кирк.

– Сейчас трудно судить. Хотя, вероятно, при приближении к зоне наивысшей турбулентности мы испытаем на себе воздействие определенной силы.

– Какой?

Внезапно весь корабль резко подался вверх, содрогнулся и снова принял прежнее положение. Этого оказалось достаточно, чтобы Маккой упал на пол; Спок и Кирк с трудом удержались на ногах, успев ухватиться за пульт компьютера и перила капитанского мостика.

– Например, такой, как сейчас, капитан. Только намного мощнее.

Сквозь трескотню внутренней связи первым послышался спокойный, лаконичный доклад Ухуры:

– Повреждений нет, капитан. Несколько человек получили ушибы.

– Штурвал и навигация. Повреждений нет, – доложил Зулу. – Идем прежним курсом.

Маккой уже шел к турболифту.

– Меня ждут в корабельном лазарете, – бросил он на ходу.

Из динамика раздался голос Скотти:

– В техническом отделе повреждений нет, капитан. Но толчок был страшным! Мы во что-то врезались? Или дорога к звёздам покрыта рытвинами?

– Не знаю, Скотти, – отрезал Кирк. – Оставайтесь все на своих местах и успокойтесь. – Он повернулся к Споку. – Итак, мистер Спок?

Спок сидел за пультом управления компьютером, вглядываясь в экран.

– Как я и предполагал, капитан. Гравитационная аномалия в результате межзвездной турбулентности.

– Достаточно сильная, чтобы помешать такому кораблю, как «Энтерпрайз», лететь на коэффициенте допустимого изгиба 4?

– Однозначно, капитан. Тем более, если мы не изменим курс, – предупредил Спок. – Данные, предоставленные «Фениксом», устарели, так как за прошедшие с того времени годы звёзды и, соответственно, центры турбулентности вихревых воронок сместились. Думаю, в дальнейшем нам надо проявить благоразумие и крайнюю осторожность. Неизвестно, с чем ещё предстоит столкнуться, прокладывая путь в искривлённом пространстве.

Когда того требовали обстоятельства, Кирк быстро принимал решения.

– Зулу, уменьшите скорость до коэффициента допустимого изгиба 2, курс оставьте прежним. Мистер Спок, установите датчики на максимальную чувствительность и диапазон. Мы не повернём назад. Нашей задачей как раз и является изучение гравитационных аномалий и, по возможности, нанесение их на карту. За нами проследуют другие корабли, потому что данный сектор федеральной территории планируется исследовать и затем уже основывать тут колонии. Лейтенант Ухура, объявите тревогу по жёлтому уровню. И пусть мистер Спок подготовит блок информации для передачи на Звездную Базу 4.

Последнее распоряжение было своего рода подстраховкой. Кирк умолчал об этом. «Энтерпрайз» мог попасть в беду. В сложившихся условиях последние сведения о корабле и экипаже, по крайней мере, попадут в руки Командования Звездного флота, люди будут знать об их судьбе.

Он с силой нажал кнопку, расположенную на подлокотнике кресла.

– Всем членам экипажа! Внимание! Говорит капитан, – его голос разнесся по всем проходам и отсекам корабля. – Как вам известно, цель нашего полета – научные исследования неосвоенных районов космоса, и нужно заранее готовиться ко всевозможным сюрпризам. Несколько минут назад мы испытали на себе действие небольшой гравитационной аномалии, которую необходимо нанести на карту. Думаю, подобное явление повторится. Пожалуйста, будьте внимательны, закрепите все бьющиеся предметы и проверьте зажимные приспособления. Настройтесь на то, что в любой момент могут повториться толчки. Для смягчения силы их воздействия пришлось уменьшить коэффициент допустимого изгиба. Приступайте к исполнению.

Отключив линию связи, Кирк обвёл глазами капитанский мостик. Они были действительно хорошей командой. Каждый знал круг своих обязанностей и выполнял работу хладнокровно, без лишних эмоций, но на высоком профессиональном уровне.

– Мистер Спок, снимите показания датчиков уровня гравитации, составьте компьютерный анализ состояния космоса и выведите его на основной экран. Мистер Зулу, придерживайтесь курса.

* * *

Бортовой журнал капитана, звёздная дата 5064.4:

«Как и следовало ожидать, полёт, единственной целью которого являются научные изыскания, оказался сопряженным с риском. Каждый раз, решаясь проникнуть в неисследованный сектор Галактики, необходимо заранее готовиться к разного рода неожиданностям и встречать их во всеоружии. В данном конкретном случае нам было известно о наличии здесь гравитационных аномалий, препятствовавших Федерации создать в пространстве созвездия Стрельца сторожевые посты, колонии или Звездные Базы.

Собирая информацию, мы продвигаемся все ближе к внутренней границе созвездия Ориона и до сих пор не обнаружили других гравитационных отклонений от нормы, а подстерегающие нас всевозможные опасности, в известной степени, даже полезны для нашего экипажа, поскольку спокойные серые будни стали его угнетать. Так как в настоящий момент угроза исходит от Вселенной, а не от враждебных существ, подобных клингонам и ромуланцам, с кем свела нас судьба в прошлом, то нынешний поворот событий можно расценивать как своеобразный отдых, ведь теперь «Энтерпрайз» должен проверить себя в противостоянии силам природы, а не в борьбе с агрессивными инопланетянами.

Без сомнения, больше всех увлечен мистер Спок, который часами, не разгибая спины, просиживает над компьютером и датчиками, лихорадочно быстро и с поистине маниакальной настойчивостью снимая показания и производя анализ полученных данных. Вот уже десять вахт подряд никто не видел, чтобы он занимал свой пост на капитанском мостике.

Кажется, что бурная деятельность коллеги не слишком волнует Маккоя, уверявшего меня, что там, где требуется шевелить мозгами, такие индивидуумы, как Спок, имеют обыкновение проявлять высокую работоспособность и им неведома усталость».

За первым толчком, потрясшем «Энтерпрайз», в результате которого семь человек попали в лазарет с синяками, порезами и контузиями, последовали другие, менее сильные.

Второй застал врасплох только двух человек. Команда уже начала привыкать к внезапным ударам, и постепенно они стали как бы неотъемлемой частью корабельной рутины, незначительными происшествиями, заставляющими людей не расслабляться и быть всегда начеку.

Спок собрал обширный информационный материал и теперь занимался его обработкой. Ухура регулярно передавала радиограммы со сводками данных на Звёздную Базу 4.

Жизнь снова вернулась в свое прежнее русло и текла размеренно и монотонно. «Энтерпрайз» продвигался по внутреннему контуру созвездия Ориона. С одной стороны небо сияло россыпью звёзд, в то время как с противоположной виднелась лишь полоса тусклого света, свидетельствовавшая о том, что где-то на расстоянии восьмисот парсеков от них располагается созвездие Стрельца с миллионами небесных тел. Тогда это и случилось. Кирк отдыхал у себя, когда внезапно стена напротив его койки замерцала и стала изгибаться волнами, будто она была сделана из желатина. Он почувствовал приступ тошноты, как однажды, при прохождении через плохо отрегулированный транспортатор. Затем неведомая сила подняла его вверх и тут же с остервенением бросила вниз, от удара заскрипели и прогнулись ножки кровати.

На корабле стоял грохот от сильной перегрузки судовых генераторов гравитационных полей, через стенку каюты доносились возгласы ошеломленных людей.

Точно хмельной, с ощущением разбитости и ломоты во всем теле, Кирк скатился на пол и, сделав над собой усилие, поднялся, потом дотянулся рукой до кнопки переговорного устройства.

– Говорит капитан. Дежурные по постам, рапорт!

Динамик молчал и, по всей видимости, вышел из строя. Внутреннее поле восстановилось не сразу, поэтому, передвигаясь к выходу, Кирк с трудом удерживал равновесие.

Автоматика двери не сработала, и пришлось открыть ее вручную, разбив крышку аварийного фиксатора.

В коридорах раздавались крики и мучительные стоны, но Кирк мысленно вычеркнул их из своего сознания, так как не имел права здесь надолго задерживаться. Его место на капитанском мостике, и сейчас нужно выработать общий план действий, а для оказания помощи сюда прибудет бригада скорой помощи из отдела Маккоя.

Турболифты не функционировали, и капитан воспользовался сходными люками и трапами. С трудом открыв дверь запасного входа, он, наконец, добрался до цели. Увиденное там привело его в замешательство.

Зулу лежал ничком на полу возле своего поста. Ухура также получила травму, но держалась мужественно и, прижимая к себе поврежденный локоть, пыталась отвечать на звонки и сигналы бедствия, поступающие на станцию из всех служебных помещений, но тщетно.

Спок занял место Зулу. По соседству находился мичман Чехов, у которого из глубокой раны на лбу струилась кровь. Скотти сидел в разорванном кителе, делая отчаянные попытки наладить пульт технического контроля.

Кирк опустился на колени рядом с Зулу и, убедившись, что его рулевой дышит, отрывисто сказал Споку:

– Докладывайте.

– Сильнейшая гравитационная аномалия, – выдавил из себя Спок. – Проще говоря, сгиб в структуре пространства. У нас не было возможности узнать о его приближении, поскольку нет чувствительных датчиков, позволяющих зафиксировать подобную вещь.

– Повреждения есть?

– Не знаем. Поля тяготения корабля на мгновение уменьшили свою величину, фактически поменяли полюса, затем вернулись в исходное состояние. В некоторых отсеках вышли из строя коммуникации, – выпалил Спок.

– Ухура, – повернулся Кирк в ее сторону. – Перелома нет? Вы сильно ушиблись?

– Меня… меня подбросило к потолку, – пробормотала она, – а при падении я ударилась обоими локтями об пол. Все случилось так неожиданно… иначе я бы расслабилась и прижала руки к себе… Перелом или нет, но боль просто невыносимая.

Кирк нажал на кнопку пульта.

– Лазарет, это капитанский мостик. Маккой?

– Джим, я постараюсь отослать к вам свою команду как можно быстрее, – донесся раздраженный голос Маккоя, – но раненых много и в других отсеках.

На том конце провода отключились.

Кирк не рассердился на резкое замечание своего бортового врача, понимая, что он страшно загружен; бригада медработников сразу же прибудет к ним, как только Маккой решит организационные вопросы.

Через дверь аварийного входа вошла старшина Рэнд. Во время происшествия она не пострадала, но выглядела несколько уставшей.

– Старшина, с вами все в порядке? – поинтересовался Кирк.

– Да, сэр. Я решила в первую очередь придти сюда, – ответила Джэнис.

– Правильно. Срочно проведите осмотр и окажите медицинскую помощь Ухуре, затем Чехову и Зулу, – приказал Кирк.

Зная, что Джэнис без лишних указаний умело справится со своими обязанностями, капитан повернулся к Скотти.

– Скотти, предоставь отчет о состоянии технического оборудования, – коротко сказал он.

Обобщая сведения, полученные от своих коллег из техотдела, инженер печально качал головой.

– Корпус получил незначительные деформации, системна жизнеобеспечения и импульсное напряжение в норме; функционирует один режимный модуль, степень повреждения второго предстоит определить.

– А мы сможем устанавливать диапазон скоростей? – спросил Кирк.

– Да, но только на первом модуле, и лучше всего поставить коэффициент допустимого изгиба 2; при данных параметрах это предел; надо следить за работой механизма и предупредить сбои, у меня пока ещё не было времени его досконально осмотреть, – ответил инженер-механик, не отрывая глаз от пульта оператора.

– Мистер Чехов, станьте за штурвал, – отдал приказ Кирк. – Остановите все двигатели. Будем дрейфовать в космосе до тех пор, пока не узнаем, где сейчас находимся. Мистер Спок, укажите местоположение. Где же мы всё-таки?

Спок вернулся к пульту управления библиотекой компьютера. Кирк присоединился к нему, наблюдая за тем, как старший офицер восстанавливает и упорядочивает системы координат.

– Капитан, Инерционная Система Астронавигации совершенно не настраивается. Пока ещё действует галактический временной базисный импульс и, по всей видимости, сохранились видеозапись курса и информационный банк данных. Я сейчас воспроизведу картину случившегося. Но, как вы сами видите, запись движения корабля показывает значительный разрыв непрерывности.

– Значит, каким-то образом «Энтерпрайз» проскочил через пространство, – заключил Кирк.

– Абсолютно верно. Как я уже говорил, гравитационные аномалии, существующие в этой области, способны вызвать искривление структуры пространства, – продолжал ученый. – Судя по полученным данным, мои предположения оказались правильными. Нас занесло именно в такой изгиб, получившийся в результате гравитационной аномалии. Очень похоже на чёрную дыру или разрыв непрерывности Дирака.

– Избавьте меня от теории, мистер Спок. В настоящий момент я хотел бы знать, где мы оказались, – сказал Кирк старшему офицеру. Прежде всего он думал о команде и корабле. – Займемся теорией позже, когда удастся выяснить местонахождение и направление, в котором следует лететь.

– Вывожу на основной экран визуальную панорамную развертку, – сказал Спок и установил компьютер в режим восприятия речевой команды. – Компьютер, произведи сканирование и анализ визуальных и рентгеновских спектров звёзд на панорамной развертке датчика. Сопоставь и определи знакомые группы звезд и выдай мне полномасштабную копию табуляграммы. Введи информацию в память для дальнейшего использования в перестроенной СИА.

– Приступаю к исполнению, – бесстрастно ответил синтезированный вокодером женский голос.

Кирк повернулся к экрану.

– Мистер Спок, увеличьте изображение и наведите резкость. Звёзд вообще не видно.

Так оно и было на самом деле. Единственное, что при наибольшем усилении смогли выявить сканеры, оказалось слабым пучком света, исходящим от небесных тел в галактической плоскости.

– Докладываю, – вновь зазвучал голос. – Знакомых звёздных групп не обнаружено. Дальнейшие указания, пожалуйста.

– Компьютер, проведи анализ отдельных звёздных групп, учитывая перемещение корабля на несколько сотен парсеков к центру Галактики, и, соответственно, скорректировав параллакс, – приказал Спок.

– Приступаю к исполнению.

– Мистер Спок, мы все ещё в Галактике? – спросил Кирк.

– Несомненно. Я установил центр Шепли, – сказал ученый, всматриваясь в перископ, встроенный в пульт компьютера, – но вдоль галактической плоскости имеется большое количество межзвёздной пыли, поэтому мне трудно опознать. Какую-либо из звёздных групп, а для восстановления Системы Инерционной Астронавигации их требуется не менее двух, которые, наряду с центром Шепли, можно принять за точки отсчета.

– Но в каком секторе Галактики мы находимся?

– Точного ответа пока нет, капитан.

– Тогда рассуждайте.

– Хорошо. По приблизительным подсчётам, совершив скачок в три сотни парсеков, мы попали в вакуумное пространство между созвездиями Ориона и Стрельца. Это совершенно неизвестная и неисследованная часть космоса, капитан. В данный момент я не могу определить местоположение ни одной отдельно взятой звезды.

Старшина Джэнис Рэнд подошла к Кирку и отрапортовала:

– Сэр, кровотечение из раны на лбу мистера Чехова остановлено; у Ухуры переломов нет, только сильные ушибы. Я сделала ей лёгкие болеутоляющие инъекции в предплечья обеих рук, лекарство улучшит ее состояние; позже доктор Маккой проведет более тщательное обследование. А вот мистеру Зулу необходима срочная госпитализация, нужно только дождаться медицинскую бригаду.

– Ну как, лейтенант? Ваше самочувствие позволяет вам оставаться на посту? – мягко спросил Кирк Ухуру.

– Да, сэр. Моя травма не настолько серьезна, чтобы из-за нее пришлось освобождать меня от дежурства.

– Хорошо. Прежде всего свяжитесь со Звёздной Базой 4 и передайте отчёт о случившемся. Затем представьте сводку данных о внутренних повреждениях и разрушениях.

– Сейчас, сэр.

Ухура надела наушники, и хотя лицо выдавало ее страдания, упорно пыталась наладить связь с четвертой Базой.

– Триста парсеков, – задумчиво произнес Кирк, делая в уме подсчёты. – При коэффициенте допустимого изгиба 2 полёт займёт…

– Если быть точным, сто двадцать две целых пять сотых года реального времени, капитан, – вмешался Спок.

– … по истечении которого корабль выйдет из вакуума и достигнет созвездия Ориона, – добавил Джеймс Кирк. – Скотти, надо отремонтировать и ввести в действие режимный модуль изгиба.

– Конечно, не ползти же нам на одном работающем модуле. Иначе на четвёртую Звёздную Базу мы возвратимся дряхлыми старичками.

– Когда устройство будет готово к эксплуатации? – спросил Кирк.

– Пока сказать трудно. В первую очередь нужно отрегулировать все внутренние системы. Я отвечу на ваш вопрос после детального осмотра, – ответил Скотти.

Двери турболифта распахнулись, и вошёл Маккой в сопровождении четырёх медработников.

– Вы вовремя подоспели, – заметил мичман Чехов.

– Половина экипажа травмирована, большинство турболифтов не работает, а они хотят, чтобы бригада скорой помощи явилась к ним по первому вызову! – в сердцах сказал Маккой, очевидно устав от непривычно интенсивной работы. Он огляделся. – Кто здесь пострадал?

– Зулу лучше всего сразу же доставить в лазарет. Ухура и Чехов получили ушибы и ранения, – объяснил Кирк.

Маккой уже стоял рядом с Зулу. Вытащив медицинский датчик, врач обследовал рулевого.

– Вы оказались правы, у него повреждены внутренние органы. А как ваше самочувствие, Ухура?

Поглощенная своим делом, связистка не услышала вопроса и, казалось, не обратила внимания на Маккоя, когда тот подошел ближе, намереваясь её осмотреть. Наконец она обернулась к Кирку.

– Капитан, к сожалению, связь со Звёздной Базой 4 не устанавливается, фактически, станция не улавливает никаких частот: нет ни гудков, возникающих обычно при обмене данными, ни звуковых каналов передачи между кораблями, – ничего, кроме шума и пространственных свистов.

– Поэтому мне, не откладывая, надо заняться ремонтом, а то мы навеки застрянем в этой пустоте, – заметил Скотт, направляясь к турболифту. – Я спущусь в техотдел, капитан, и постараюсь как можно быстрее сообщить о состоянии второго режимного модуля.

Кирк посмотрел на своего старшего офицера.

– Спок, надеюсь, вы настроите блок Системы Инерционной Астронавигации. Тем временем, мистер Чехов, разверните корабль в противоположную сторону от центра Шепли и идите прямым курсом к созвездию Ориона. Поставьте коэффициент допустимого искривления 1. Не стоит перегружать оставшийся модуль.

– Да, сэр.

Дневник капитана, продолжение:

«Мы возвращаемся домой, медленно продвигаясь в сторону созвездия Ориона при коэффициенте допустимого искривления 1. Используя матричный метод случайных чисел, Спок с помощью компьютера определил наши галактические координаты: двадцать один, ноль один. Корабль находится в пространстве на расстоянии трёхсот шестидесяти пяти парсеков от созвездия Ориона и Стрельца, и примерно тысячи шестисот парсеков от Звёздной Базы 4, с которой лейтенант Ухура до сих пор так и не установила радиосвязь. Это объясняется значительной отдалённостью, кроме того, наличием большого количества межзвёздной пыли вдоль галактической плоскости по контуру созвездия Ориона.

Офицеру Споку удалось частично восстановить СИА, что позволило нам в некоторой степени проводить навигацию в вакуумном пространстве. На границе радиуса действия чувствительные датчики зарегистрировали несколько звёзд из популяции 2, но они от нас слишком далеки и неизвестно, есть ли у них спутники. А нам сейчас просто необходимо найти планету или астероид и выйти на их орбиту, где лейтенант Скотт займется устранением неисправностей на втором режимном модуле изгиба, так как устройство совершенно не функционирует. Фактически, чтобы завершить ремонт, Скотту требуется сырьё для изготовления деталей, и он намерен извлечь его из материального источника.

Если не подключить второй модуль, то пройдет ещё не один год, прежде чем мы сможем подать сигнал бедствия на федеральные объекты. С другой стороны, прекращение передачи сообщений на Звёздную Базу 4 уже само по себе говорит о том, что «Энтерпрайз» попал в экстремальную ситуацию, и командование Звёздного Флота, конечно же, будет обеспокоено.

Предполагая возможность отправления поисково-спасательной экспедиции, я отдал распоряжение Ухуре передавать по всем аварийным частотам Федерации сигнал с просьбой о помощи. Однако вряд ли стоит сейчас рассчитывать на чьё-то содействие. Мы должны прилагать все усилия для собственного спасения, так как я не оставлю «Энтерпрайз», даже если не удастся починить повреждённый модуль и нам случайно встретится обитаемая планета. Наш экипаж доставит домой собранную информацию, и я сделаю всё от меня зависящее, чтобы это произошло как можно скорее…»

Большинство поверхностных повреждений было устранено, раненые подлечились, но «Энтерпрайз» продолжал медленно ползти на одном режимном модуле, датчики работали на пределе чувствительности.

Вот уже несколько дежурств подряд Кирк провёл на капитанском мостике, не желая мириться с мыслью о том, что возвращение в освоенное и населенное людьми созвездие Ориона будет чрезвычайно длительным.

Не столько знания, сколько многолетний опыт полётов давал ему необъяснимую с точки зрения логики уверенность в изменении к лучшему ситуации, в которой они оказались. За свою жизнь он повидал немало, попадая в безвыходные, казалось бы, положения, но всякий раз с честью выходя из них. Конечно, своим личным примером капитан воодушевлял экипаж и укреплял его моральный дух, но, даже не ставя это своей целью, его характер не позволил бы ему поступить иначе. При данных же обстоятельствах можно было полагаться только на случай. Он знал также, что раньше или позже, но произойдёт событие, способное указать выход из тупика.

Предчувствия не обманули его. Первой столкнулась с этим явлением Ухура. Шло шестое вахтовое дежурство со дня прыжка в пространство.

– Капитан, – обратилась к нему Ухура, – я перехватываю странные сигналы.

Производя настройку, она изящно перебирала пальцами клавиши пульта. Опережая вопрос командира, связистка продолжила:

– Они очень слабы, но имеют все признаки излучения, исходящего от системы транспортатора, за исключением направленности по косой диаграммы распространения радиоволн или даже подавленного носителя боковой полосы частот, и носят непрерывно повторяющийся, пульсирующий характер, как если бы на объекты последовательно воздействовал один транспортатор. Однако это похоже и на почти непрерывную работу нескольких транспортаторов…

Кирк развернул свое кресло в сторону пульта.

– Насколько нам известно, в Галактике нет ничего, что производило бы свойственную транспортатору дифракционную картину распространения волн, так, лейтенант?

– Да, сэр, и здесь наблюдается совершенно нестандартная комбинация фазы и развертки.

– Так я и думал. Поступающие сигналы неестественного происхождения. Вы можете их засечь?

– Конечно, капитан. Предлагаю ввести данные в программу логического и интегрирующего устройства компьютера, используя сенсорный ввод.

– Действуйте. Мистер Чехов, до тех пор, пока не придет Спок, займите место у пульта управления компьютером, – распорядился Кирк. – Переведите курсовую линию на данный источник излучения транспортатора. Если он находится в вакуумном пространстве, значит здесь кто-то живет и применяет транспортаторы.

Командир сдвинул рычаг переключения вызовов, расположенный на подлокотнике его кресла.

– Офицер Спок, немедленно явитесь на капитанский мостик!

Чехов уже работал за компьютером; после проведенной пластической операции рана на лбу постепенно затягивалась.

– Предварительная установка линии курса произведена. Пеленг источника излучения составляет 07, ориентир 90. О диапазоне сведений нет.

– Лейтенант Кайл, – обратился Кирк к рулевому, – разверните корабль на пеленг 07, ориентир 90. Установите коэффициент допустимого искривления 1. Такое излучение, без сомнения, имеет искусственное происхождение, следовательно, недалеко от нас есть разумные существа и, вероятно, обитаемая планета. Итак, Скотти сможет, наконец, отремонтировать наш режимный модуль. Ухура, тревога по жёлтому уровню! До тех пор, пока мы не узнаем, что или кто вызывает излучение транспортатора.

Глава 2

– Лейтенант Ухура, вы заслуживаете поощрения, – произнес Кирк, наблюдая за экраном, где возникло, вырастая на глазах, изображение планеты.

– Спасибо, капитан, но ведь я эту планету не открывала, а просто заметила поступающие с неё необычные сигналы транспортатора, – уточнила Ухура.

– Да, но ведь вам не пришло в голову отмахнуться от них как от ложных, поскольку, по всем законам, здесь не должно быть звёзд, а тем более вращающегося вокруг неё спутника.

Доктор Маккой, напряженно трудившийся последние несколько дней и поставивший на ноги большинство членов экипажа, сейчас спокойно стоял рядом с креслом капитана.

– Мы плохо знаем Вселенную, и она в значительной степени отличается от наших самых смелых представлений, – не удержался он от комментария.

– Мне кажется, доктор, так говорили в двадцатом веке, – сказал Спок, сидя за пультом управления библиотекой компьютера.

– Вполне вероятно, – ответил Маккой. – На основании личного опыта я могу утверждать, что в мире существует слишком мало оригинальных идей и концепций. В тот или иной момент кто-то снова начинает изобретать велосипед.

– Невзирая на философию, господа, ситуация очень уж необычная, – отметил Джеймс Кирк. – И, наверное, у нас появится возможность спасти себя и вернуть «Энтерпрайз» на территорию Федерации.

– Но мы и так находимся в её пределах, капитан, – заметил Зулу. – В соответствии с выработанным Договором по освоению космоса допускается проводить исследования на расстоянии 4750 парсеков от Солнца, и наш корабль не пересекал установленных границ.

– Вношу коррективы, мистер Зулу. Имелась в виду исследованная Федеральная территория.

Судя по тембру голоса и выражению лица, настроение капитана улучшилось. Планета, неясные контуры которой вырисовывались на экране, казалась нереальной.

– Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Тем не менее, на планете хорошо различались полярные шапки, газообразная оболочка с грядой облаков, огромные океаны и несколько континентов. По-видимому, она относилась к классу М, классу небесных тел, подобных Земле, – каменистых, с водой и атмосферой.

Спок оставил на время свои попытки определить точное местоположение «Энтерпрайза», так как корабль приблизился к заинтересовавшей всех планете на расстояние, позволяющее датчикам списывать данные о ней.

– Как обстоят дела, мистер Спок? Есть какие-либо любопытные сведения?

Не поднимая головы от пульта управления компьютером, ученый ответил не сразу; выпрямившись, сделал в блокноте несколько беглых записей, затем повернулся к капитану.

– Моё обследование требует доработки, но отдельные факты могут вас заинтересовать…

– Ну, так не испытывайте наше терпение, Спок, – отрывисто сказал Маккой.

Спок игнорировал бортового врача или, по крайней мере, старался это внешне показать, что, вероятно, злило Маккоя больше, чем ошеломляющие своей сверхлогичностью остроумные ответы.

– Средний планетарный диаметр равняется девяти тысячам семистам пятидесяти километрам, поверхностная гравитация – семи целым восьмидесяти четырем сотым метра в секунду, возведённым в квадрат, или около восьми десятых обычного притяжения. По предварительной информации, планета находится на орбитальной точке девять-три-семь-пять астрономических единиц, отклоняясь от первоначальной точки с эксцентриситетом ноль целых девяносто восемь сотых. По, другим, также очень приблизительным данным, величина угла наклона оси вращения к орбитальной плоскости составляет чуть больше двенадцати градусов. Продолжительность суток – двадцать шесть часов двенадцать минут тридцать четыре секунды, вероятность ошибки – пять целых шестьдесят восемь сотых процента. По моим подсчетам, год длится триста восемь дней четыре часа семнадцать минут, вероятность ошибки плюс-минус тридцать пять минут.

– Показатели не слишком отличаются от федеральных, – пробормотал Зулу.

– Хорошо, – оживился Кирк. – Готовы ли данные об атмосфере?

– Нет, надеюсь их получить через час после выхода на устойчивую орбиту.

– А что должны обозначать эти цифры? – спросил Маккой. – Спок, вам ничего не стоит обмануть нас.

– Простите, не понял?

Кирк бросил взгляд на бортового врача, хорошо зная о соперничестве между обладающим логическим мышлением и обширными научными познаниями старшим офицером и прагматичным, эмоциональным, в равной степени имевшим богатые знания в свой области медицинским специалистом.

– Он на такое коварство не способен, – мягко сказал Кирк Маккою. – Боунз, так же, как по цифрам на биосенсоре вы безошибочно угадываете состояние пациента в лазарете, так и приведённые цифры говорят мне о многом. Например, диаметр и поверхностная гравитация. Их комбинация указывает на то, что планета, несомненно, каменистая, типа М, с гравитацией, способной удерживать атмосферные газы: кислород и азот. По расстоянию до звезды и эксцентриситету её орбиты узнаем о прекрасной возможности ею воспользоваться, ведь она достаточно тёплая. Полярные шапки, океаны и облака – всё вместе взятое наводит на мысль о существовании воды и её испарений в атмосфере. Наклон оси, вполовину меньший, чем у Земли, говорит мне об отсутствии резко выраженных времен года, поэтому, вероятно, полярные шапки не меняют своего размера и, следовательно, температура там умеренная. Вы согласны с ходом моих рассуждений, мистер Спок?

Спок на мгновение задумался.

– Возможно, вы немного поспешили с выводами, но в целом я с вами согласен. По всей видимости, это теплая, уютная планета с большими запасами воды, способствующей бурному росту растений, что наводит на мысль о существовании животного мира для сбалансированности экологии. Поскольку океаны занимают большую площадь и вбирают в себя излишнее тепло, я бы сделал предположение о довольно устойчивом планетарном климате, без погодных катаклизмов. Однако…

– Однако, – прервал его Кирк, – каждый раз, сталкиваясь с новой планетой, мы обнаруживаем, как мало мы знаем о планетологии.

– Совершенно верно, капитан. Я не упомянул об одной тревожной детали.

– О какой?

– Звезда относится к классу Д-3 и напоминает Солнце, но, тем не менее, обладает признаками нестандартной, переменной звезды.

– То есть она может взорваться и разнести нас на кусочки? – спросил Маккой.

– Нет, доктор, – с величайшим терпением ответил Спок. – Это обозначает лишь звёздную константу: выход энергии радианта и звёздных частиц в результате термоядерного процесса слегка нестабилен. Степень его колебания пока неизвестна, и в данный момент я не знаю, возрастёт или уменьшится выход энергии, а также не имею ни малейшего понятия о факторах, играющих роль пускового механизма в происходящих изменениях.

– Другими словами, Боунз, – заметил Кирк, – у этой звезды «икота».

– Во всяком случае, перемены должны происходить не слишком часто, – подчеркнул Маккой, указывая на зелёные и бурые пятна на континентах, когда они стали отчетливо видны на экране. – Иначе бы на поверхности ничего не осталось – всё бы давно уже замерзло, либо сгорело дотла.

– Думаю, наши десантные группы найдут здесь совершенно необычную флору и фауну, приспособленную к изменениям состояния светила, – предположил Спок.

Кирк кивнул:

– Согласен. Без сомнения, мы сделали величайшее открытие: изолированная планета, вращающаяся вокруг нестандартной переменной звезды в вакуумном пространстве между созвездиями. И оно предоставит Федерации возможность проложить новый торговый путь, который, в конце концов, пройдет через вакуум к созвездию Стрельца. Пока Скотт со своей бригадой работает над режимным модулем, мы займемся самым тщательным изучением этих мест.

– Меня настораживает ещё одна вещь, капитан, – сказал Спок.

– Что именно?

– Излучение транспортатора.

Тут до них донесся голос Ухуры:

– Чем ближе наш корабль подходит к планете, тем сильнее становится излучение транспортатора, будто по всей территории одновременно действует сеть транспортаторов. Сигналы поступают непрерывно. Нет ожидаемого нами нарастания параметров фазы и развертки, что наблюдалось бы при не правильной эксплуатации транспортатора. Здесь имеется определенное сходство с устойчивым функционированием транспортаторов вокруг Сан-Франциско и штаб-квартиры Звёздного Флота на Земле.

Кирк на мгновение задумался, глядя на все увеличивавшееся в размерах изображение планеты на экране по мере того, как «Энтерпрайз» подлетал к ней ближе.

– Есть ли признаки существования разумной жизни, Спок?

– Конечно, сэр; излучение транспортатора.

– Городов не видно?

– Мы ещё слишком далеко, капитан.

– Замечены ли признаки наличия связи и коммуникаций в электромагнитных и подпространственных спектрах?

– Нет, капитан, – доложила Ухура. – Я провела зондирование и развертку электромагнитного спектра от 10 до 100 килогерц и подробное обследование подпространственного спектра. Ничего нет, сэр. Никаких излучений. Только фоновый шум от самой звезды. Если там и живут разумные существа, пользующиеся транспортаторами, всё же странно, что у них отсутствует связь.

– Спок, зарегистрировали ли спектры датчиков какие-либо летательные аппараты или космические суда в атмосфере и за её пределами?

– Нет, капитан.

– Неужели, – вслух рассуждал Кирк, – обладая развитым интеллектом, способным разработать сложные технологии типа транспортатора, они до сих пор обходятся без современной системы обмена информацией и не нашли дорогу в космос? С кем же нам предстоит встретиться и кто здесь может вообще существовать, на оторванной от всего мира планете, вращающейся вокруг нестандартной переменной звезды на расстоянии нескольких сотен парсеков от других звезд?

– Правильно сказал наш доктор: Вселенная намного удивительнее, чем мы её себе представляем, – заметил Спок.

– И команда «Энтерпрайза» скоро убедится в этом на собственном опыте, не так ли? – подхватил Кирк, поднявшись со своего места и глядя через плечо Зулу. – Мистер Зулу, установите защитные экраны на тот случай, если вдруг обитатели планеты имеют комплекс противокосмической обороны и примут решение расстрелять нас в упор, как непрошеных гостей, вторгшихся без разрешения в их владения. Не стоит рисковать кораблём. И приведите в состояние боевой готовности отряды, вооруженные фазерами. По выходу на устойчивую орбиту обеспечьте проведение плановых операций.

После того, как у нас сложится более или менее ясное представление о ситуации, будет организована и спущена вниз десантная группа. Тем временем, мистер Спок, продолжайте заниматься изучением планеты. Прежде чем отряд окажется внизу, нужно собрать все данные, и мне необходимо найти для себя ответы на многие вопросы, потому что, имея дело с разумными существами, находившимися в изоляции от внешнего мира, мы, в первую очередь, должны помнить о Генеральном Приказе N1.

* * *

Дневник капитана, звездная дата 5067.7:

«Вот уже четыре вахты «Энтерпрайз» вращается по орбите вокруг планеты. Чувствительные датчики зарегистрировали наличие множества разнообразных форм жизни, но до настоящего момента внизу, на поверхности, не замечено никаких транспортных перемещений. В океанах нет кораблей, в атмосфере – летательных аппаратов, не совершаются полёты в космос. Тем не менее, мы увидели, предположительно, фермы, деревни и даже несколько городов, хотя они и отличаются от тех, к которым мы привыкли. В электромагнитном и подпространственном спектрах нет и намека на существование системы связи. Но на этой планете кто-то живёт, разновидность каких-то особей, достаточно развитых, чтобы создать транспортаторную технологию и требующие для питания такой системы источники энергии. Нам пока не удалось их определить, хотя они могут относиться и к пассивному солнечному типу.

Лейтенант Скотт и первый помощник капитана Спок полагают, что представители любой культуры, владеющие подобными передовыми технологиями, способны помочь нам отремонтировать режимный модуль искривления. В противном случае Скотт намерен использовать в качестве сырья очевидно имеющиеся там запасы минералов, поскольку, как утверждает инженер, для устранения всех неполадок нужно изготовить новые компоненты, а у нас на борту их нет. Поэтому мы собираемся так или иначе утилизировать ресурсы данной планеты.

Однако, и мне хочется особенно это подчеркнуть, я стою перед дилеммой. Если здесь обитают разумные существа, – а по всей видимости, так оно и есть, хотя на наш корабль, вращающийся по орбите, они да сих пор не обратили внимания, – то как нам, не нарушая Основную Директиву, налаживать с ними контакты и предоставить Скотту возможность произвести ремонт корабля?

С другой стороны, если мы найдем тут передовую, развитую культуру, то возникнет необходимость установления предварительных дипломатических отношений между Федерацией и местными политическими организациями.

Но выбор не обязательно делать сейчас. Спок уже собрал значительное количество сведений, позволяющих нашему десантному отряду высадиться вниз, на поверхность планеты.

Таким образом, на следующем витке мы спускаемся с первой группой. И это единственный способ получить ответы на возникшие вопросы».

* * *

Группа, готовящаяся к высадке, собралась в транспортаторном помещении. Кирк по очереди взглянул на каждого: Скотти, Боунза Маккоя и Джэнис Рэнд. Все когда-то спускались при помощи луча сконцентрированной энергии на чужие, часто опасные для жизни, планеты. Они были настоящими профессионалами и знали свое дело.

Кирк доверил Споку вести судно, и поэтому, освободившись от забот об «Энтерпрайзе», мог теперь сосредоточиться на предстоящей работе – встрече с неизвестным.

Лейтенант Кайл, стоя за пультом транспортатора и манипулируя рычагами управления, предчувствовал недоброе; лоб его покрылся капельками пота.

– Капитан, мне очень трудно выбрать подходящую точку для рематериализации вашего отряда. У транспортатора плохой выход на поверхность.

Скотти подошел к нему, чтобы помочь.

– Послушай, парень, найди в пространстве отверстие, сделай на него наводку, закрепись на нем и пропусти нас через лучи, – сказал он молодому офицеру. – Поскольку внизу нет абсолютно никаких линий связи, то для возвращения назад ты закрепишься на любом из наших коммутаторов. Установи и поддерживай с лейтенантом Ухурой канал передачи информации.

– Не возникнут ли проблемы, если нам при необходимости придется вернуться? – спросил Кирк.

Инженер вновь присоединился к десантному отряду.

– Нет, капитан. Я хорошо обучил своих людей, и они смогут без труда выйти на нас.

– Очень хорошо, – Кирк посмотрел на свою команду. – Пойдем.

Они заняли свои места на платформе транспортатора.

– Подключайте энергию, – коротко сказал капитан.

Кайл колебался, продолжая переключать рычаги.

– В чём дело, мистер? – спросил Кирк.

– Ищу подходящий участок для перемещения вас вниз, сэр. Вот он. Провожу энергию.

* * *

Десантный отряд материализовался на красивой, похожей на сад, поляне. Журчала вода ручьёв, вливаясь в небольшой пруд. Высокие деревья, смыкаясь над головой в виде арки, устремляли свои вершины в синее безоблачное небо. Повсюду виднелись со вкусом размещённые предметы материальной культуры: скамейки, стулья, столы и, очевидно, скульптуры.

Кирк очутился не далее трёх метров от привлекательной женщины-гуманоида, почти на голову выше его. На ней была короткая, свободно облегавшая её тело, белая туника, тонкую талию перехватывал ремешок. В перекинутой через плечо портупее лежало огнестрельное оружие, напоминавшее пистолет. Она казалась не просто высокой и стройной, а скорее долговязой, но во всем остальном, за исключением золотисто-бронзового цвета кожи, инопланетянка ничем не отличалась от обычного человека.

Внезапное появление группы людей привело ее в изумление.

– Капитан, осторожно! – крикнула Джэнис Рэнд.

К ним навстречу вышли ещё два гуманоида, по-видимому, молодые мужчины, в таком же одеянии, как женщина, и внешне похожие на нее.

Но вряд ли они хотели оказать радушный приём, остановившись по обе стороны от гостей и направив оружие друг на друга, вернее на отряд.

– В укрытие! – скомандовал Кирк.

Но члены его команды, не дожидаясь приказа, используя полученные навыки, упали вниз, перекатились через себя и при этом вытащили фазеры.

Поляну сотрясли два почти одновременно прозвучавших выстрела из орудий гуманоидов. Один снаряд с треском расколол дерево, второй просвистел над головами пришельцев, срикошетил о какую-то поверхность и стих вдали.

Воздух наполнился белым дымом с запахом тухлых яиц, характерным для взорвавшегося чёрного пороха. К тому времени, как дым рассеялся, Кирк и его люди снова были на ногах: слегка присев, как для прыжка, с фазерами наизготовку, – все, кроме Маккоя, который держал перед собой трикодер.

Раздался громкий возглас женщины на незнакомом языке. Она медленно вытащила пистолет и, взявшись рукой за металлический ствол, протянула его Кирку той частью, которая напоминала сложное сочетание рукоятки и затвора.

Вслед за ней двое мужчин уронили свое оружие на траву и вытянули руки перед собой ладонями вверх, примкнув их друг к другу.

Действия гуманоидов однозначно истолковывались как капитуляция и повиновение. Один из них что-то сказал, но нельзя было разобрать ни единого слова.

– Переводчики, – отдал приказ Кирк, прикрепив на китель универсальное переводное устройство.

– Боунз, они похожи на людей. Как насчет этого?

– Пока не задавайте вопросов, – ответил Маккой, изучая дисплей трикодера, – но первоначальное сканирование не обнаруживает совпадения ни с одним из известных нам галактических видов гуманоидов. По моим предположениям, они так же похожи на людей, как ромуланцы на вулканцев.

Кирк приблизился к женщине и осторожно взял протянутый ею пистолет, тем временем Скотти, наклонившись, поднял одно из заряженных орудий.

Капитан бросил мимолетный взгляд на пистолет, но знания современных и старинных типов огнестрельного оружия, которые он получил как в Академии, так и самостоятельно, помогли ему составить точное представление о нем: ствол короткий, ненарезной, калибр примерно 15 миллиметров; выстрел производится при помощи перкуссионного ударного механизма; средств полуавтоматических операций не видно. Пистолет оказался однозарядным, патрон вставлялся через затвор.

Самым странным было полное отсутствие прицельных приспособлений: мушки, целика, диоптрического прицела, поэтому пуля, выпущенная из этого орудия, вряд ли могла попасть точно в цель.

– Итак, прокторы, вы нас забираете? – спросил один из гуманоидов; его речь стала понятной благодаря переводному устройству Кирка.

– Орэн, я же тебя предупреждала, что прокторы обнаружили нашу связь с «Техником», – резко оборвала его девушка, – а вы с Отолом затеяли эту дуэль!

– Отол обвинил меня в измене, и, по законам морали, не оставалось другого выхода, кроме как бросить ему вызов, и он был принят, – сердито сказал самый высокий из парней. Его длинные чёрные волосы стягивала ярко-зелёная матерчатая повязка; голову второго охватывала такая же повязка, но жёлтого цвета.

– Но к чему привела ваша затея! Прокторы захватили нас врасплох.

– Успокойтесь, – прервал их Кирк. – Мы не прокторы. Мы пришельцы.

Лицо молодого мужчины, которого называли Отолом, выражало недоверие,

– Пришельцы? Откуда? Вы не похожи на нас, и одеты не так, как все, у вас другая экипировка. Наверное, особое подразделение прокторов.

Он протянул вперед руки, сомкнув ладони и кисти.

– Ну, смелее, арестовывайте нас.

– Но мы в самом деле не прокторы, – повторил Кирк. – Мы пришельцы.

– Это невозможно.

В их разговор вмешалась девушка:

– Отол, наверное, тут обмана нет. Прислушайся, его речь странна и непонятна, а знакомые слова доносятся из прибора, прикрепленного на кителе. Обрати внимание на снаряжение, а вон у того мужчины какой-то чувствительный датчик; мне кажется, он нас обследует.

– Но откуда же тогда они могли придти? – задумался Отол. – Это единственное место во Вселенной, где есть жизнь. Другого нет, Делин.

– Как называется ваша планета? – неожиданно спросил Кирк.

– Меркан, – слетело с губ Делин.

– Мир, где есть жизнь, – расшифровал «переводчик» Кирка.

– Джим, – включился в разговор Маккой, – это не лишено смысла. У них нет ни луны, ни других планет, и светит всего лишь одна звезда. Даже в самую тёмную ночь отсюда нельзя рассмотреть ни единого небесного тела. И, конечно же, они не имеют ни малейшего представления о существовании обитаемой Галактики. Спорю, что когда Спок проанализирует их язык, то в нём не отыщется слов со значением «звезда», «звёздный полет» или «астрономия». А если у вас нет слов для обозначения того или иного понятия, следовательно, вы об этом и не думаете.

Как и следовало ожидать, передавая слова, относящиеся к астрономии, «переводчик» Маккоя запнулся и затем, не найдя нужного варианта, выдал в той звуковой оболочке, в которой их употребляли в Федерации, даже простое переводное устройство определило путем программирования отсутствие данных концепций в структуре нового языка.

Орэн, самый высокий из собеседников, всё внимательно выслушал и сказал:

– Отол, вероятно, Делин права. Я ведь знаком со всеми последними разработками «Техника», но никогда не видел таких говорящих приспособлений. И сейчас в его речи были предложения со словами, смысл которых мне не ясен. Несомненно, эти люди не из нашего мира.

– Не с Меркана? Неужели ты в самом деле веришь в новую гипотезу Партана, что Меркан образовалась не здесь, и мы пришли оттуда, где сквозь темноту проступает полоса Ночного Сияния? – отпарировал Отол.

Делин, по-видимому, не хотела сейчас вступать в дискуссию и выглядела встревоженной.

– Вы не прокторы?

– Мы не прокторы, – повторил Кирк. – Я Джеймс Кирк. Вот Джэнис Рэнд. – Слово «старшина» не перевелось. – Это – специалист-медик, доктор Маккой. А это мой техник, Монтгомери Скотт. Мы пришельцы из космоса и действительно живем там, где в ночи мерцает лишь полоса света. Вам может пригодиться ценная информация, которая будет предоставлена взамен на помощь вашего «Техника».

У Кирка ещё не сложилось ясного представления о социальной структуре данного общества, но он был твердо уверен, что неоднократно упомянутый «Техник» является организацией ученых и инженеров, разработавших и создавших транспортаторную систему на Меркане. Поэтому встретившиеся им по воле случая высокие, астенического телосложения гуманоиды оказались счастливой находкой, и скорее всего, они не такие примитивные, чтобы нельзя было включить их в состав Федерации.

Однако отсутствие у них космологических понятий немного беспокоило его, поскольку подобная вещь могла стать камнем преткновения на пути вступления в Федерацию. Кроме того, это значило бы, что Кирк нарушает Генеральный Приказ N1 и Основную Директиву.

Фактически он осознавал вероятность уже совершённой ошибки.

– Если вы не прокторы, – сказала ему Делин, – тогда вам надо опасаться охранников и немедленно пойти с нами. Мы ожидали прихода прокторов и уже давно бы ушли отсюда, но Орэну и Отолу пришлось, по законам чести, требовать сатисфакции из-за неосторожного, грубого замечания.

Внезапно воздух над поляной наполнился знакомым мелодичным звучанием материализации транспортатора.

– Слишком поздно! – выкрикнул Отол и, выхватив у Кирка пистолет Делин, спрятался за предмет, напоминавший статую.

Из толщи атмосферы, кольцом окружив поляну, выступила вооруженная группа людей в черных шлемах; их высокие худощавые фигуры обтягивали защитные пуленепробиваемые костюмы; у каждого на плече имелся знак, символизирующий принадлежность к властным структурам.

– Прокторы! – предупредил Орэн и бросился бежать, но раздавшиеся в это время два выстрела заставили его остановиться.

Одетый в черное человек преднамеренно дал два залпа в воздух, очевидно, предупреждая, что следующая пуля попадет в цель.

Так десантный отряд с «Энтерпрайза» оказался в кольце окружения под дулами пистолетов рослых незнакомцев.

Глава 3

Трудно сказать, кто из них был больше удивлен – четверо десантников из федерального отряда или десять вооруженных, закованных в броню прокторов с планеты Меркан. Секунду все стояли, в оцепенении глядя друг на друга.

Кирк первым нарушил молчание, коротко приказав своим людям:

– Уберите фазеры!

Брошенная фраза тут же прозвучала на мерканском языке, но слову «фазер» переводное устройство не смогло найти нужного эквивалента. Кирк и рассчитывал на это, потому что члены его команды уже спрятали свои орудия под кители.

Много лет назад, в Академии, Кирку показывали старинное пороховое огнестрельное оружие, учили с ним обращаться, и он знал, какие физические страдания оно способно принести. В отличие от фазера, поражающего противника силой сконцентрированной энергии, пуля огнестрельного оружия делала сильное локализованное повреждение, прорываясь сквозь ткань и ударной волной буквально разрывая на части живую плоть. И ему совсем не хотелось, чтобы в сложившейся ситуации Маккою пришлось залечивать у них подобные раны.

– Стоять. Не двигаться, – отдал приказ высокий плечистый проктор.

У него была крепче броня и больше знаков отличия, скорее всего он являлся их командиром. Но, очевидно, так же как Делин, Орэн и Отол несколько минут назад не верили своим глазам, увидев невесть откуда появившихся странных гостей, так и грозный страж порядка находился сейчас в не меньшем замешательстве.

– О великий Меркан! – пробормотал предводитель прокторов с благоговейным страхом в голосе, который не удавалось скрыть. – Да, этих людей из «Техника» с каждым днём все труднее узнать, и всё же у них новое оборудование.

– Мы не из «Техника», – обратился к нему Кирк. – На самом деле, мы не мерканцы, а пришельцы из космоса.

Наступила мертвая тишина. Командир прокторов выглядел озадаченным, пытаясь дать обстановке правильную оценку. Он прибыл сюда, предполагая встретить трёх молодых людей, а перед ним предстала группа из четырёх человек странной наружности: маленького роста, необычно одетых и экипированных, произносящих нечленораздельные звуки, превращавшиеся в нормальные слова благодаря небольшим, надетым на них, устройствам. Оружия при них не оказалось, но имелись сумки с какими-то приборами; причем, когда их направляли на отряд прокторов, они издавали тихое жужжание, стрекотание и посвистывание.

– Кто вы? – повелительно спросил командир отряда. – С какой части планеты?

У Кирка в руках ничего не было, и он протянул их перед собой, повернув ладонями вверх, показывая, что оружия у него нет

– Я Джеймс Кирк, руководитель группы. Мы пришельцы из космоса.

Слово «пришельцы» «переводчик» преобразовал в «гости», «путешественники», «странники», «исследователи», перебрав все синонимы в недавно спрограммированной структуре мерканского языка.

Командир отряда прокторов повернулся к Орэну.

– По приказу Гардиана Поллара первого мы должны взять под стражу тебя, Орэн, и твоих друзей: Отола и Делин. Вам предъявлено обвинение в совершении поступков, противоречащих основному кодексу, а именно: в открытой пропаганде идей общества техников, членами которого вы являетесь. Гардианы не могут больше закрывать глаза на нарушение законов. А теперь отвечайте: почему ваши люди так выглядят, так одеты, и прибегают к такой странной манере общения?

– Они не техники, а, как сами утверждают, пришельцы. Я с готовностью признаю свою принадлежность к данной организации, но в то же время заявляю совершенно искренне, что эта группа людей никакого отношения к техникам не имеет. Она материализовалась здесь незадолго до вашего появления, проктор Ленос… И благодарим за оказанную нам честь. Главный проктор лично возглавил операцию по нашему задержанию. Вот какие, оказывается, мы важные персоны.

– Или вы извинитесь за свое дерзкое поведение, или вам прямо сейчас придется защищаться… Но у меня есть приказ доставить всех троих в Селербитан живыми, а не с пулями в сердце.

Он оглянулся на четырех десантников с «Энтерпрайза», раздумывая, как с ними поступить.

– Мы и вас заберём с собой. Гардианам будет интересно узнать, каких успехов достиг «Техник», работая в обстановке полной секретности.

– «Переводчик», остановись, – тихо запретил Кирк своему устройству переводить речь на мерканский язык. Членам своей команды он сказал. – Сопротивление не оказывать. Силу не применять. Пойдем с ними. Вероятно, прокторы – полицейские, и мы попали в руки начальника местной полиции.

– И, возможно, начальник полиции затем направит нас к главе правительства, каким бы оно ни было, – подхватил Маккой.

– Вы читаете мои мысли, – отметил Кирк. – Вести себя надо очень спокойно и сдержанно. Особенно это касается Скотти. Будь добр, прибереги свои эмоции для другого случая, лучше внимательно изучай технологии.

Проктор Ленос, не понимая смысла речи Кирка, начал нервничать. Кирк заметил это и снова приказал «переводчику» включиться.

– Пожалуйста, извините меня, проктор Ленос, – сказал он, проявив изысканные манеры и дипломатично поклонившись.

Язык мерканцев сам по себе был высокопарным и чрезмерно утонченным, поэтому Кирк мог не заботиться о форме высказываний; переводное устройство легко подбирало выражения в нужном стиле. Структура языка казалась ему слишком формальной, но выбирать не приходилось.

– Я дал указания своим людям без лишних возражений следовать за вами. И мы будем рады познакомиться с Гардианами.

Такая готовность к совместным действиям, по-видимому, не произвела на проктора Леноса должного впечатления. Он повернул свою покрытую броней голову и огляделся крутом.

– Орэн, где твои товарищи?

Тот и не пытался скрыть довольную улыбку.

– Проктор Ленос, у меня есть подозрения, что им удалось уйти, воспользовавшись вашими выясениями отношений с незнакомцами.

В голосе Леноса почувствовалось явное разочарование.

– Мы их поймаем. Если надо, проконтролируем работу всех транспортаторов, и, в конце концов, они найдутся.

– Но задача не из лёгких, – напомнил ему Орэн. – Какова на данный момент интенсивность движения? Более миллиарда индивидуальных транспортаторов из одного места в другое ежедневно?

– У нас есть средство, – мрачно сказал Ленос. Затем он обернулся к Кирку. – У меня нет приказа доставить вас в Селербитан, Джеймс Кирк. Однако, слишком уж необычна ваша внешность и снаряжение. Поэтому, пользуясь полномочиями Главного проктора, требую, чтобы вы прибыли туда и предстали перед Гардианом первым.

Кирк ничего не ответил, не смог. Ведь он даже не знал, по каким нормам и правилам здесь живут, но был уверен, что в Селербитане ему станет ясно, там ли находится планетарный центр размещения органов политической власти. В данный момент у него уже сложилось представление о существовании исключительно властной структуры. Гардианы, несомненно, являлись правителями, так как полицейская организация прокторов стояла на страже их интересов и своей деятельностью способствовала укреплению диктата политических лидеров.

Возможно, он и не прав. В более чем тысяче миров, насчитывающихся в Федерации, имелось столько же различных видов политического устройства. И едва ли в изоляции от всего могла сложиться ситуация, сходная с любой из уже известных.

Но мерканцы были гуманоидами, а у всех разновидностей гуманоидов наблюдалось много общего, например: в основе существования политической власти почти всегда лежала угроза применения физического насилия в случае несоблюдения политических и общественных норм. И тут вряд ли крылась ошибка.

Ко всеобщему удивлению, прокторы не только не обыскали членов десантного отряда, но даже не пытались отобрать у Джэнис Рэнд и Боунза Маккоя трикодеры, которые всё это время оставались включёнными, продолжая снимать показания и производить записи. Причиной тому, вероятно, послужило отсутствие у кого-либо из них предметов, напоминавших бы прокторам оружие.

– Готовность к отправлению, – отдал приказ Ленос, вытаскивая из своей нагруженной снаряжением портупеи блок управления.

Скотти тут же сосредоточил на нем внимание, стараясь разгадать его устройство и способ применения. Кирк тоже, не отрываясь, смотрел на него, а Джэнис Рэнд направила на блок трикодер.

Главный проктор провел пальцем по разным частям маленького, размером с ладонь, устройства… и они оказались где-то в другом месте.

Первой произнесенной Маккоем фразой стала:

– Я так и знал, что они нецивилизованные. Того, кто использует транспортатор для перемещения по поверхности планеты, назвать цивилизованными нельзя.

– Тихо, Боунз, – оборвал его Кирк. – Сейчас не та ситуация, чтобы высказывать неодобрения.

– А мне кажется, – шепнул Скотти, – совсем наоборот. У них транспортаторная технология находится на очень высоком уровне. Проктору не потребовалась связь с командой, оставшейся на основном транспортаторе; система доставила нас туда, где другого транспортатора нет. И, вероятно, по пути можно было сделать одну или несколько остановок…

Скотти не ошибся. Они материализовались не в транспортаторном помещении или специально оборудованной комнате, а в холле величественного здания, представлявшего собой огромный зал, открытый с трех сторон, крыша которого поддерживалась массивными опорами и колоннами, совершенно уникальными по дизайну, сделанными из переливающейся блёстками стекломассы с превосходной текстурой.

Всё сооружение размещалось на вершине высокого холма, на острове, окружённом океаном.

Кирку сразу вспомнился афинский Акрополь на Земле. Но это здание едва ли шло в сравнение с храмом Дианы. Окинув его взглядом, Кирк заключил, что в отдельных областях мерканцы владели передовыми технологиями и по уровню развития производства стояли на несколько ступенек выше древних греков, однако степень достоверности данных предположений можно определить лишь при детальном осмотре.

Их архитектура являлась своеобразным показателем применяемых технологий, хотя они и отличались от уже известных, ведь цивилизация существовала в полной изоляции от внешнего мира.

Вскоре после того, как вся группа материализовалась, проктор Ленос объявил:

– Я доложу о вашем присутствии Гардиану первому. Пожалуйста, располагайтесь поудобнее, и если вам что-то понадобится, не стесняясь, зовите моих прокторов. Прошу не делать попыток сбежать, поскольку этот отряд прокторов находится в моем распоряжении; они вас не упустят.

Широко шагая, он свернул в один из коридоров огромного здания.

Кирк посмотрел на своих товарищей. Их, так же, как и его, изумляло, как вежливо и предупредительно обращались с ними те, которые, по-видимому, считались полицейскими. С таким ему ещё не приходилось встречаться.

– Давно с нами так не церемонились, – первым нарушил молчание Скотти. – Судя по имеющемуся здесь виду транспортаторной технологии, а кроме того, по одежде, оружию, строениям, они почти не уступают нам в инженерных разработках.

– Скотти, вы думаете, тут нам смогут помочь отремонтировать режимный модуль? – спросил Кирк.

– Я ещё не выяснил, какие у них существуют источники энергии и знают ли они технологию вещества-антивещества. Но им бы не удалось создать такие транспортаторы без соответствующей индустриальной базы; и хорошо бы воспользоваться ею для восстановления нашего модуля, даже если они не понимают, для чего он предназначен.

– Капитан, – вмешалась Джэнис Рэнд, – лейтенант Скотт указывал на полное отсутствие разработок в области коммуникаций и транспортного сообщения. Но зачем им связь и обычные средства передвижения, если у мерканцев всю планету охватывает система транспортаторов? Ведь она совмещает в себе и то, и другое. При необходимости с кем-то поговорить можно быстро переместиться туда, где находится нужный вам человек. И вместо длительной перевозки груза или багажа в то или иное место его просто пропускают через транспортатор.

– Значит, здесь имеются очень сильные энергетические системы, – подчеркнул Скотти.

– Вероятно они применили на практике теорию вещества-антивещества, – предположил Кирк.

– Нет, капитан. Тут есть варианты, например, обыкновенный синтез водорода, – заметил Скотти. – Вот почему я говорил об источниках энергии. Энергия, несомненно, поступает, но откуда?

– Боунз, – сказал Кирк, оборачиваясь к бортовому врачу, – какими сведениями вы располагаете? Действительно ли эти гуманоиды представляют собой разновидность человеческих особей или сходство чисто внешнее? Если они люди, то как они попали сюда, в центр галактического вакуума?

– Слишком много вопросов одновременно, – отозвался Маккой и посмотрел на медицинский трикодер. – Я не могу пока подробно описать строение внутренних органов и физиологию. Хорошо бы взять у них пробы крови и тканей и отправить для анализа в корабельный лазарет, тогда мне бы не составило труда предоставить вам исчерпывающий ответ. Они похожи на нас. Строение их мускулатуры, артикуляция и органы чувств напоминают наши. Высокий рост и худоба объясняются тем, что гравитация здесь составляет восемь десятых от нормы, а климат на большей части планеты тёплый, субтропический.

– Как насчет моего второго вопроса? – поинтересовался Кирк.

– Ваша любознательность меня радует. А ещё вопросы есть? Если серьёзно, я не могу на него ответить, но хотел бы.

– А не попросить ли нам их самих рассказать о своем прошлом? – предложила Джэнис.

– Неплохая идея, старшина, – сказал Кирк и, включив переводное устройство, медленно направился к краю строения, откуда открывалась панорама города, располагавшегося у подножия холма и окружавшего его со всех сторон.

Он обернулся к Орэну и спросил:

– Это Селербитан?

Тот утвердительно кивнул.

– Да, и штаб-квартира Гардианов и прокторов. Вы в самом деле прибыли из другого мира?

– Я сказал правду. Мы не с Меркана.

– Тогда откуда?

– Возможно, из того места, в котором некогда обитали ваши предки. Как возник Меркан и где? Как здесь появились люди?

– Разве вы не знаете историю нашего происхождения? – недоверчиво произнес Орэн, затем покачал головой. – Конечно не знаете, раз пришли сюда издалека.

– С чего же всё началось?

– Со Спирали Жизни. Название отражает развитие по спирали основных элементов жизни, как таковой, – объяснил Орэн. Сделав паузу, он продолжил:

– Некоторые называют её Ночным Сиянием, так как это единственное время суток, когда она видна. Мы, Техники, едва ли считаем древнюю легенду вымыслом, поскольку сейчас есть данные, свидетельствующие о том, что Спираль Жизни, или Ночное Сияние, состоит из огромного количества солнц, подобных нашему, хотя не совсем понятно, почему их нельзя рассмотреть. Кое-кто из Техников приводит сравнение с огнём, который с определённого расстояния виден хорошо, но стоит отступить на несколько шагов, и он тускнеет.

Внезапная догадка осенила Кирка: ему встретился совершенно новый феномен. «Шаги», либо ещё меньшие единицы измерения – всё, чем в данный момент располагали мерканцы. И им не нужны большие величины, ведь транспортатор за долю секунды мог перенести их в любую точку планеты.

Мир без расстояний! И Вселенная без астрономии в той мере, в какой она касалась мерканцев.

А сколько ещё удивительных тайн хранила в себе эта необычная цивилизация человекоподобных существ! Поистине богатейшая находка для ксеносоциологов.

И если в планы Федерации входит продвижение в сторону созвездия Стрельца, основание там колоний и заселение их людьми, то Меркан станет важной промежуточной станцией на торговых путях между созвездиями.

И, вероятно, такая ситуация оказалась бы равносильной гибели Меркана.

В истории древней Земли можно найти немало примеров, когда уникальные культуры, развивавшиеся в изоляции, целиком и полностью уничтожались новоприбывшими. Кирку не хотелось, чтобы Меркан постигла участь ацтеков и инков.

Как обнаружилось, поставленное перед ним задание противоречило его обязанностям командира. Как капитан, Кирк должен бы был позаботиться об организации ремонта корабля, но как ответственному представителю объединенной Федерации Планет, руководствующемуся в своих действиях положениями Основной Директивы, ему пришлось бы отказаться от выполнения своего долга перед экипажем.

В первую очередь, необходимо выявить социальные аспекты мерканской культуры. Насколько они готовы к Федерации и к изменениям, которые повлекут за собой взаимодействия с внешним миром? Или стоит все же попытаться починить «Энтерпрайз» и в то же время постараться предотвратить разрушение цивилизации, предоставив федеральным властям самим решать вопросы, касающиеся взаимодействий разных культур?

Погружённый в свои мысли, Кирк не заметил, как подошёл к своим товарищам. Выключив переводное устройство, он обратился к отряду:

– Не знаю точно, что нас тут ожидает, но мы ни в коем случае не станем нарушать Генеральный Приказ N1, пока не узнаем как можно больше о мерканцах.

– Полностью с вами согласен, – поддержал его Маккой. – Я слышал весь разговор. Это место и эта культура, и эти люди уникальны; и нам не следует тревожить их до тех пор, пока мы не составим о них хотя бы самого общего представления.

– Но мне нужно отремонтировать режимный модуль искривления, иначе нам придется остаться здесь надолго. А раньше или позже мерканцы обнаружат «Энтерпрайз», который вращается у них над головой. Так как же обойтись без того, чтобы их не побеспокоить?

– Скотти, насколько нам известно, мерканцы могут обладать транспортаторной технологией, позволяющей им без труда попасть на «Энтерпрайз» и просто преобразовать его особый сигнал, и корабль уже никогда и нигде не материализуется, – предупредил Кирк.

– Да, всё правильно, – подтвердил инженер.

– Старшина, а как вы оцениваете ситуацию с точки зрения женщины? – спросил Кирк.

– Капитан, спустив сюда десантный отряд, мы, вероятно, уже нарушили в какой-то мере целостность данной цивилизации, – задумчиво ответила Джэнис Рэнд. – Но если дальше не проявить осторожность, то можно оказаться в положении женщины, стремящейся воспитать дикого, выросшего в лесу ребенка…

– Продолжайте, – подтолкнул ее Кирк, когда она замолчала.

– У такого ребёнка нет понятия о культуре, – объяснила Джэнис Рэнд. – Так мы поступим или иначе, но первые шаги уже сделаны. И эта дикая культура способна прореагировать на нас самым неожиданным образом. Другими словами, моя женская интуиция подсказывает мне, что нам угрожает большая опасность…

Старшина Джэнис Рэнд была права.

Глава 4

Кирка не удивило, что проктор Ленос возвращается не один. Его сопровождал высокий немолодой мужчина, который, подойдя к десантному отряду, сказал с радушием:

– Добро пожаловать в Селербитан и на нашу виллу. Я Поллар, Страж I.

Церемонный, дипломатичный и несколько высокопарный тон приветствия чуть не усыпил внимание Кирка. Но вскоре ему стала ясна причина, побуждавшая говорить в таком стиле. Поллар, Страж I всего Меркана, и тот был вынужден носить в кобуре огнестрельное оружие.

В культуре, признающей дуэльный кодекс, с людьми, даже если они вам не знакомы, надо держаться любезно и предупредительно. Существуя в замкнутом пространстве и имея тесные контакты с большинством обитателей планеты, мерканцам приходилось сдерживать свои эмоции и соблюдать хорошие манеры всю жизнь.

Члены команды с корабля «Энтерпрайз» надежно спрятали свои фазеры под кители и внешне выглядели невооруженными; и в руках Кирка оказалась козырная карта. По крайней мере, он так думал.

Кирк ответил на приветствие, тщательно соблюдая все правила этикета:

– Страж Поллар, меня зовут Джеймс Кирк.

Затем, представив по очереди каждого из своего отряда, он продолжил:

– Спасибо за теплый прием и приглашение посетить Селербитан. Мы с благодарностью его принимаем, так как попали в трудное положение и сейчас просим вас проявить великодушие и оказать нам помощь.

Поллар поправил свисающую через плечо портупею. Как и у всех мерканцев, за исключением прокторов, его одежда была довольно проста и состояла из туники, перехваченной ремнем, и яркой повязки замысловатой формы, надетой на голову; через левое плечо была перекинута перевязь или нагрудный патронташ с накладными карманами. Оружие висело в кобуре у правого бедра.

На Меркане, планете с маленьким наклоном оси, огромными океанами и без ярко выраженных времен года, не требовалась тёплая одежда, так же как и на Вулкане. Однако, несмотря на определенное сходство, данная культура, несомненно, имела свои отличия, например: здесь почти не носили сложных вычурных украшений.

Да, рассуждал Кирк, в каждой цивилизации встречались своеобразные, присущие только ей черты. Именно поэтому Вселенная так интересна. Ястребиное лицо Поллара оставалось бесстрастным, когда он переводил взгляд с одного члена экипажа на другого. Затем Страж обратился к Орэну:

– Вы хорошо смотритесь. Ах, почему юноши, достигнув совершеннолетия, часто перестают считаться с догматами нашего Кодекса? Орэн, вы со своими товарищами из «Техника» занимаетесь деятельностью, которая начинает угрожать миру и спокойствию на Меркане. На основании решения суда Стражей о вашем задержании, я попросил проктора Леноса доставить вас в Селербитан и хочу задать вам несколько вопросов.

– Никакие условия и обстоятельства не заставят меня на них отвечать, – пытаясь сохранить чувство собственного достоинства, произнес Орэн.

– Посмотрим. У нас есть терпение. Но все имеет свое начало и свой конец, а сейчас речь идет о том, чтобы определить вам меру наказания, – спокойно сказал Поллар и повернулся к Кирку. – Насколько мне известно, капитан Кирк, вашу группу обнаружили с Орэном и его друзьями. У вас странные имена, странная внешность, странная одежда и странная речь, кроме того, нет оружия. Судя по всему, вы являетесь творением рук человеческих, новым изобретением Техников.

– Страж I, нас ничего не связывает с «Техником», – быстро ответил Кирк, стараясь говорить как можно убедительнее. – В соответствии с правилами хорошего тона я обязан сообщить вам, как бесспорному владыке мира Меркан, что мы не с вашей планеты, а совсем из другого места. Вы, конечно, обеспокоены возможными неприятными последствиями нашего визита, но у нас самые добрые намерения и нет желания вторгаться в вашу жизнь и менять привычный ход событий. Думаю, все вопросы стоит решать в узком кругу до тех пор, пока обе стороны не придут к единому выводу о допустимости нашего присутствия на Меркане. Конечно, в первую очередь надо учитывать положения вашего Кодекса.

Поллар с минуту стоял молча. Не такого ответа он ожидал от Кирка.

– Не с Меркана? – медленно проговорил Страж. – Если не… если… – фраза осталась незавершенной.

– Я, конечно, понимаю, почему вы считаете себя одинокими в огромной пустой Вселенной. Иной мысли и не возникает, когда здесь ночью смотришь на небо, – продолжил Кирк. – А не приходило ли вам в голову, что Меркан мог сначала находиться далеко отсюда, там, где в кромешной темноте появляется полоса Ночного Сияния? Знаете, почему она видна во мраке?

– Вы странный человек, капитан Кирк, – отпарировал Поллар. – Это старая истина. Много лет назад мы пришли именно оттуда, и Ночное Сияние, вероятно, состоит из виталиарных горных пород, которые в темноте сами по себе излучают естественный свет. На Меркане есть целые месторождения таких камней, и они применяются в наших энергетических системах. И там, где в ночи возникает Сияние, их скопилось бесчисленное множество. Происхождение Меркана связано именно с тем местом, в нем сконцентрирована огромная сила и энергия, оказавшаяся способной создать Меркан, его солнце Мерканиад и всю жизнь в нашем мире. И в бесконечной пустоте ночи, где нет ничего кроме тусклого мерцания, напоминающего о прошлом, нам предначертано судьбой поддерживать и сохранять эту уникальную вещь, называемую жизнью.

– Страж Поллар, – решительно сказал Кирк, – как я уже говорил, мы не с Меркана, и вы можете сами убедиться в правоте моих слов. Наш экипаж прилетел сюда на гигантском летательном аппарате с той светящейся полосы, которую здесь именуют Ночным Сиянием. Она представляет собой скопление миллиардов и миллиардов солнц, подобных Мерканиаду, и миллиардов таких же, как и у вас, миров. Но, конечно, из-за очень большой удалённости звёзды не различаются отсюда как отдельные огоньки. Там, на огромном расстоянии от вашей планеты, обитает великое множество живых созданий. И вы не одиноки.

Поллар не издал ни звука и даже не пошевелился, но Кирк видел, как напряглись его мышцы. Орэн, напротив, очень оживился, будто бы услышал подтверждение своим тайным догадкам.

– Техническая ересь, – ворчливо пробурчал Ленос.

Поллар поднял вверх руку.

– Действительно, так оно и есть. Ваши заявления противоречат всем законам логики, здравому смыслу и фактам. Вы повторяете слова Техников, но в новой, интересной интерпретации. И я, Страж I, как лицо, следящее за соблюдением Кодекса планеты Меркан, должен ознакомиться с воззрениями этих лжеученых с тем, чтобы найти им обоснованные опровержения. Без сомнения, вас с товарищами можно отнести к одной из последних разработок Техников. Вероятно, своей целью они ставили выведение таких созданий, которые оказались бы способны выдерживать удары стихий, не прячась в укрытия. Но, видно, оборудование Техников несовершенно, так как, судя по вам, им удалось получить лишь разновидность умственно ограниченных особей. Следовательно, по нормам Кодекса, вас нельзя считать разумными, нормальными людьми. Я не наношу оскорбления умышленно, да к тому же вы не вооружены… – ещё одно отклонение от установленных порядков. Итак, как Страж I, я не разрешаю вам пользоваться трэвелером и требую, чтобы все четверо остались в Селербитане для встречи со Стражами. Пожалуйста, сдайте свои блоки управления трэвелерами проктору Леносу.

При этих словах рука Поллара инстинктивно потянулась к кобуре с пистолетом, так как он считал, что скорее всего обидел незнакомцев, и его, независимо от занимаемого поста, могли вызвать на дуэль.

Но Кирк с товарищами не сдвинулся с места.

– У нас нет с собой ничего подобного, – сказал капитан «Энтерпрайза» властелину Меркана, осознавая тот факт, что едва ли удастся быстро преодолеть барьер непонимания.

Поллар повернул голову к главному проктору.

– Ленос, у них есть блоки управления трэвелерами?

– Они носят на себе какие-то странные приборы, но предметов, напоминающих бы мне блоки, я не обнаружил.

Словно оправдываясь, Поллар обратился к Кирку:

– Придется попросить прокторов провести обыск и посмотреть, нет ли у вас приспособлений, при помощи которых можно исчезнуть с Селербитана.

Кирк пожал плечами и улыбнулся:

– Мы ваши гости, Поллар, и не собираемся уходить, так как в наши планы входила встреча именно с вами. Ведь вы здесь стоите над всеми, и нам бы хотелось рассчитывать на вашу помощь и поддержку.

Группа десантников конечно могла схватиться в рукопашном бою с отрядом прокторов, но не привело бы это к необратимым последствиям? Ведь между Кирком и Полларом уже установилось некое подобие контакта, и сейчас важно не только не оборвать эту тонкую нить общения, но и сделать её более прочной.

Кирка заинтересовали Техники, но кем бы они ни были, их организация не обладала высшей политической властью на планете. А Поллар… По крайней мере, он представлял партию тех, кто держал в руках бразды правления. Поэтому едва заметным жестом капитан подал команде знак подчиниться, не оказывая сопротивления, хотя его отряду, хорошо обученному, всегда дисциплинированному и имеющему за плечами богатый опыт, и не требовались особые указания. Прокторы изъяли у них всё оборудование: ручные фазеры, коммуникаторы, медицинскую сумку Маккоя и трикодеры.

Поллар изучающе посмотрел на каждый из предметов.

– Проктор Ленос, вы узнаете в них устройства, которыми обычно пользуются Техники?

– Я считаю своей святой обязанностью постоянно следить за самыми последними изобретениями Техников, – смущённо ответил Ленос, поочередно вертя в руках изъятые приборы, – но ни один из них мне раньше не попадался; у них нет даже отдаленного сходства с применяемыми ранее устройствами, и, очевидно, здесь нет блока трэвелера.

Поллар не знал, как поступить. Независимо от того, у кого останутся приборы, – у него или у четырёх незнакомцев, – они могли представлять угрозу для жизни. Кто осмелится утверждать, что эти приспособления не взорвутся через несколько минут после того, как их отберут у владельцев?

Но вполне возможно и совсем другое предназначение, например: накопление информации, снятие показаний, отслеживание объектов. И предметов, похожих на мерканское оружие, тут не было. Но Поллар всё же обратился к капитану:

– Пожалуйста, охарактеризуйте мне ваше оборудование.

Кирк прикоснулся к трикодеру.

– Данный прибор считывает, анализирует и записывает сведения о вашей планете с тем, чтобы лучше вас узнать, изучить и не оказать негативного влияния на существующую здесь цивилизацию. Эти, – Кирк указал на фазеры, – защищают нас от возможных опасностей. А пользуясь теми, – он дотронулся до коммутаторов, – мы узнаем о положении и состоянии другого человека.

Тщательно подбирая выражения, Кирк старался придать своей речи положительную семантическую окраску, приемлемую для Поллара.

Сказанное возымело свое действие.

– Видимо, ваши вещи не угрожают нашей безопасности. Но предупреждаю: в том случае, если вы попытаетесь применить силу, вам тут же понадобится помощь доктора. У меня нет оснований лишать вас средств опознания, и я не возражаю против проведения записей и анализов, так как ничего нового о Селербитане узнать уже нельзя, кроме тайн великого Мерканиада, но они являются достоянием Стражей и никого больше. Ленос, предоставьте всем, включая Орэна, комфортабельное жилище, – Поллар выразительно взглянул на юношу, – он будет гостить у нас до тех пор, пока не расскажет подробно о своих четырёх товарищах. Но непрестанно следите за деятельностью трэвелеров в районе их проживания – там могут появиться люди из «Техника» и помочь им совершить побег. – Он повернулся к Орэну и протянул – ему руку. – Орэн, сдай мне свой блок трэвелера. По Кодексу, я, Страж I, имею право ограничить твою свободу.

Орэн с явной неохотой подал пожилому человеку небольшой портативный прибор, аналогичный тому, который использовал Ленос для перемещения в Селербитан.

Затем Поллар снова обратился ко всем:

– Считаю своим долгом в самое ближайшее время созвать в Селербитане тайное совещание Стражей, на котором вы, Кирк, обязаны присутствовать вместе со своими товарищами и ответить на многочисленные вопросы. Ранее мы предусматривали направить на перевоспитание только Орэна и его друзей, и непременно это сделаем, как только разберемся с вами и определим меры пресечения для нарушивших Кодекс Меркана, что в дальнейшем убережёт вас от неверных шагов. Вам будет выделено удобное помещение и предоставлена возможность свободного передвижения по Селербитану, но, в отличие от других жителей, вы не имеете права пользоваться трэвелерами. Орэн, ты можешь остаться со своими необычными товарищами из «Техника».

Закончив речь, Страж I сложил ладони перед своим слегка удлинённым, аскетичным лицом и тут же разомкнул их, что, вероятно, на мерканском языке жестов означало и приветствие, и прощание.

– Ну и ну! – выдохнул Скотти. – Я едва выдержал! Как долго и нудно!

– Теперь нам все ясно, Скотти. Наверное, вас отделяет лишь несколько поколений от первобытных племён, – подтрунил над ним Маккой.

– Благодарите Бога за то, что мы здесь, а не на корабле, а то бы вы за это ответили! Уж я бы вам устроил разминку!

– Теперь понятно, – сказал Маккой с улыбкой. – У нас нет мерканского дуэльного кодекса, но есть свой собственный. Не так ли?

Кирк подал рукой знак, призывая к молчанию. Следуя за Леносом и его отрядом, они вскоре пришли к особняку удивительного тёмно-красного цвета, со ступеней которого открывался захватывающий вид на море. Там прокторы оставили их.

– Никогда ещё не видел такой странной тюрьмы, – заявил Маккой, заметив, что окна оказались без решеток, а двери – без засовов и щеколд.

Осмотревшись вокруг и открыв дверь, Кирк произнес:

– Всё закономерно. В океане нет ни лодок, ни кораблей, в воздухе нет самолётов. Остров окружён водой. А Стражи, опираясь на своих вездесущих прокторов, обладают неограниченной властью. Поэтому наши попытки применить силу были бы обречены на провал, хотя у нас таких планов и не возникало. В настоящий момент нам ничего не угрожает, жаловаться на плохое обращение не приходится, и нам удалось установить первоначальный контакт с самым высокопоставленным чиновником на планете. Мы сейчас находимся в лучшем положении, нежели несколько дней назад, когда ничего не оставалось делать, как медленно ползти домой при коэффициенте допустимого, искривления 2, а впереди – несколько лет полёта.

– И что вы предлагаете? – спросил Маккой.

– Ждать и собирать информацию, – ответил Кирк. – Каждый из вас специализируется в определенной области, и, кроме того, имеет свою точку зрения. Мы вернемся на корабль с различными сведениями и собственной интерпретацией увиденного, и вместе сможем найти разумное, рациональное объяснение происходящему на планете.

– Но мой звездолёт до сих пор не отремонтирован, – пожаловался Скотти.

– Разве поломки помешают «Энтерпрайзу» повращаться по орбите ещё несколько дней или недель?

– Нет, но всё же, если сидеть сложа руки, то режимный модуль сам не отремонтируется, и нам отсюда никогда не выбраться.

– Скотти, но вам предстоит разгадать и освоить мерканскую технологию или хотя бы часть её, так как она могла бы помочь привести в действие наш модуль. У вас впереди огромная работа, – напомнил Кирк инженеру.

– Правильно, капитан. Спасибо, теперь я реально смотрю на вещи.

Кирк вытащил коммуникатор и снял чехол.

– «Энтерпрайз», Кирк на связи.

– Говорите, капитан, – донесся голос Ухуры.

– Мы находимся на острове, в планетарной столице, городе Селербитане под домашним арестом у живущих здесь гуманоидов. С нами всё в порядке. Пусть мистер Спок по частоте нашей радиостанции определит точное местоположение. А теперь приготовьтесь принять устный доклад и воспроизведение данных с трикодера.

В течение последующих нескольких минут Кирк через коммуникатор давал отчёт о происшедшем и производил сброс данных с трикодеров Джэнис Рэнд, Маккоя и Скотти.

По окончании приёма послышался голос Спока:

– Капитан, я ввёл всю информацию в библиотеку компьютера и вскоре займусь её анализом наряду с сообщениями, которые поступят от вас позже. Уверен, что это небывалое, удивительное открытие.

– По-моему, вы чем-то взволнованы, Спок? – спросил Кирк.

– Сэр, кажется, я выразился недвусмысленно. И было бы очень любопытно сравнить мерканскую культуру с уже нам известными…

– Несомненно, мистер Спок. Но первых впечатлений недостаточно; её надо всесторонне исследовать и изучать. Здесь необходимо произвести ремонт корабля, и результат его будет зависеть от того, насколько хорошо мы узнаем Меркан, – сказал Кирк старшему офицеру. – Постараемся посылать новые данные как можно чаще. И, пожалуйста, передавайте нам через коммуникатор те находки или интересные соотношения, которые удастся обнаружить.

– Конечно, капитан, – отозвался Спок. – В то же время я продолжу свои наблюдения за нестандартной переменной звездой, а её состояние, между прочим, далеко не стабильное. Но проводимый мной компьютерный анализ сможет нас вовремя предупредить, если выход энергии чрезмерно увеличится и станет угрожать «Энтерпрайзу» и жизни на поверхности планеты.

– Очень хорошо, мистер Спок. Немедленно поставьте меня в известность, как только получите сведения о звезде… Кстати, её здесь называют Мерканиад.

– Прекрасно, капитан. Компьютерным данным будет присвоено это имя и внесено в звёздный каталог.

– Пока всё. До связи.

Орэн, молодой мерканец, смотрел на происходящее, затаив дыхание.

– Вы не из нашего мира, – произнес он с ликованием в голосе, хотя Кирк не понимал, что вызвало у него такой восторг.

– Мы говорили вам правду, – заметил капитан. Орэна охватили самые противоречивые чувства: радость, волнение и, одновременно, беспокойство.

– Я разделял взгляды Техников и верил в их теории. Но теперь, когда стало ясно, что они абсолютно правы, мне немного не по себе.

– Нам это не надо объяснять, – мягко сказал Маккой. – Действительно, правда иногда больно ранит…

– Откуда вы пришли и как смогли сюда добраться?

Вопросы так и сыпались один за другим, стремясь утолить жажду Орэна в познании.

Кирк опустился в кресло, которое оказалось не очень удобным, так как создавалось с учётом строения тела мерканцев – более высоких и худых, и его ноги едва касались пола, так как сиденье располагалось слишком высоко.

– Мы вам все подробно опишем, но сначала нужно как можно больше узнать о вашем мире и тех, кто здесь живёт, тогда будет легче найти понятные для вас определения и выражения. Мы видели много планет, подобных этой, где встречались с огромным количеством людей и иных созданий. И чтобы всё доступно объяснить, нам надо иметь представление о том, во что вы верите, как мыслите и как живёте. Иначе наши слова повиснут в воздухе и не дойдут до вашего сознания. Итак, присаживайтесь. Расскажите нам о Меркане, Стражах, прокторах, Техниках; об истории и старинных легендах о том, где всё начиналось и откуда пришли ваши предки… Рассказывайте…

* * *

Дневник капитана. Запись произведена с помощью трикодера, точная звёздная Дата неизвестна:

«Орэн очень долго говорил, стараясь нам дать полную картину прошлого и настоящего. Многое из его описаний можно смело отнести к сказаниям, легендам и религиозным сюжетам, которые обычно рассказывают детям. По форме это, скорее, басни и притчи. В отличие от Земли, большинство историй на Меркане чем-то похожи одна на другую, поскольку тут есть одна особенность: всю планету охватывает единая культура, и в регионах отсутствуют своеобразные, присущие только им черты. Такое сглаживание планетарной культуры произошло в результате внедрения новейшей технологии, а именно, системы транспортаторов, доступной всем обитателям Меркана…

У ксеносоциологов Федерации здесь будет широкий простор для деятельности, если только наши первые контакты и дальнейшее общение с представителями данной цивилизации не разрушат её до такой степени, что она перестанет быть уникальным открытием.

Я вспоминаю о двух некогда процветавших культурах на Земле: Майя и Карфагенян, которые оказались полностью уничтоженными, и практически не осталось ничего из их наследия.

Мы не имеем права на ошибку, иначе перед нами откроются лишь две перспективы: либо не просить у мерканцев помощи в ремонте корабля и застрять тут со своими сведениями до тех пор, пока ещё один федеральный звездолет не обнаружит этот мир, либо оказать определённое воздействие на цивилизацию, а она может не выдержать… Я спасу свою команду, но тем самым поставлю целый народ на путь гибели».

Глава 5

Рассказ Орэна был записан слово в слово на трикодер Джэнис Рэнд. Затем его копию, включая комментарии, вопросы и замечания Кирка, Джэнис Рэнд, Скотти и Маккоя, передали на библиотечный компьютер «Энтерпрайза».

– У нас, Техников, – начал Орэн, – сложился свой собственный взгляд на историю происхождения нашего мира, и отдельным частям легенд, повествующих о прошлом планеты, мы даём иное толкование, нежели Стражи. Но сейчас я расскажу вам те истории, которые люди здесь часто слышат, пока они ползают, играют и учатся.

Вмешалась Джэнис Рэнд:

– Так вы определяете физический возраст по тому, какие наиболее важные действия выполняет в данный период жизни человек?

– Конечно, а разве существует другой способ? – в свою очередь спросил Орэн.

Понизив голос, старшина продиктовала свое замечание в трикодер:

– Мерканцы не исчисляют свой возраст, исходя из количества оборотов планеты вокруг звезды. Вопрос: не из-за того ли, что нестандартные, переменные характеристики Мерканиада изменяют гравитационную константу, таким образом варьируя продолжительность времени, требуемого для полного оборота по орбите? Но малый наклон оси вращения обуславливает слабовыраженные сезонные колебания, и это, вполне вероятно, притупляет ощущение времени. В местном языке есть понятия прошлого, настоящего и будущего, но нет временных обозначений.

Орэн продолжал:

– Вначале Вселенная представляла из себя хаотическое скопление энергетических сгустков, но когда они стали медленно упорядочиваться и сливаться в одно целое, возник Мерканиад. Он прошел через полосу Ночного Сияния, поступательно вращаясь по вихревой воронке, иначе говоря, по Спирали Жизни, так как именно такое движение является формой существования всего в этом мире. По пути Мерканиад вбирал в себя энергию и притягивал вещество и материю, которые позднее разделились на источник энергии – светило, и его спутник. Так образовались Мерканиад и Меркан, место, где суждено было зародиться живым созданиям и появиться нашим далеким предкам.

Затем произошла Великая Перемена. Мерканиад и Меркан оказались выброшенными по спирали Ночного Сияния в вакуум, и люди увидели свое предназначение в том, чтобы беречь и сохранять единственную обитель жизни. Потом Мерканиад начал меняться и держать нас в постоянном напряжении.

– Всегда ли мерканцы представляли собой единый народ? – спросил Кирк.

– Мы жили обособленно, группами, до тех пор, пока Стражи не объединились в организацию, и, между прочим, на начальном этапе они находились в такой же ситуации, как и Техники сейчас, – объяснил Орэн и вытащил из кармана портупеи небольшой предмет кубической формы, затем каким-то образом воздействовал на него, и тот развернулся перед ним, превратившись в цветную рельефную карту планеты. Кирк не успел детально разглядеть устройство и не понимал, как можно создать такую вещь. Хотя существует ведь топологическая математика, и, кто знает, не появились ли все их современные технологии, включая систему трэвелеров, благодаря именно этой науке?

В один из континентов Меркана глубоко вдавалось внутреннее море, Фрон Мидан, охваченное с запада узким полуостровом. С восточной стороны, отделенный от материка проливом, находился большой остров, на северном берегу которого имелось условное обозначение города Меслана, на юге – Сандара. Кирку сразу пришло в голову, что такое местоположение позволяет живущим здесь мерканцам доминировать в морской торговле.

Фрон Мидан оказалось единственным внутренним морем на планете и располагалось в экваториальной зоне.

– Некогда Стражи совершили два открытия. Одно из них – ключ к тайнам Мерканиада.

– То есть? – заинтересовался Кирк.

– Мерканиад непостоянен и иногда бросает нам вызов, убирая с планеты тех, кто оказался недостаточно прозорлив и не нашёл себе надежное укрытие в тот период его усиленной активности, который здесь называют Стихией. И до того момента, пока Стражи не научились предсказывать новый разгул Стихии, беспощадное светило уничтожало миллионы людей… кроме тех, кому удавалось хорошо спрятаться.

– Каков характер этого явления? – спросил доктор Маккой. – Изнурительная жара, холод или иные изменения? Погибает все, оставшееся на поверхности?

– Насколько мы, Техники, осведомлены, всё не так просто, – продолжал Орэн. – Под воздействием Стихии мерканцы буквально падают как подкошенные, причем её влияние начинает проявляться очень быстро. Жара – не единственный из ее признаков, тут есть ещё что-то, пока нам непонятное. Но Техники работают над данной проблемой.

– Похоже на комбинацию повышенной активности по всему электромагнитному спектру, – предположил Скотт, – включая микроволны, инфракрасные, ультрафиолетовые и, возможно, рентгеновские лучи.

– Спок даст нам исчерпывающий ответ, – заметил Маккой. – Но как сказывается Стихия на других живых существах?

– Иногда животные умирают, но у большинства начинается продолжительный сон. Они перестают двигаться и впадают в состояние пониженного жизненного тонуса.

– Спячка, вызванная высокой температурой или повышенным уровнем электромагнитного излучения, – пробормотал Маккой. – Интересная реакция синдрома заторможенности.

– А у людей такого не наблюдалось?

– Нет, – ответил Орэн, – и не знаем почему. Кое-кто из Техников выдвигает очень смелые гипотезы, но мы предпочитаем не высказывать их вне нашей организации. Другие склоняются к мысли о том, что мерканцы появились на этой планете уже после того, как на ней зародилась жизнь, взяв на себя лишь роль её хранителей.

– Подобное встречалось нам в Галактике, и не раз, – отметил Кирк. – Повсюду распространена одна и та же основная гуманоидная группа с незначительными отличиями. Орэн, в предположениях твоих Техников, наверное, больше правды, чем ты думаешь. Но и для нас остается загадкой, почему в разных местах обитают живые создания, так похожие друг на друга? Но, пожалуйста, продолжай. Извини за то, что мы тебя постоянно перебиваем и делаем слишком много отступлений.

– Вам не стоит просить прощения. Я, так же как и вы, постигаю новое. Не всё легко принять сразу… Но, думаю, раньше или позже мы должны расстаться с ребяческими фантазиями и иллюзиями… а может, на это уйдет вся оставшаяся жизнь.

– Ты уже сейчас начинаешь понимать вещи, которые нам в твоём возрасте не приходили в голову, – заметил Маккой.

– Так Стражи узнали тайну Мерканиада, – напомнил Кирк. – Но как открытие дало им в руки неограниченную политическую власть?

– Вначале они просто выбрали тех, кому будет разрешено войти в их древние укрытия. Но, в конце концов, им пришлось поделиться своим секретом с не менее сильной группировкой, существовавшей здесь же, на острове, в городе Сандаре, у южного Пролива в Фрон Мидан. – Орэн указал на карту. – История очень длинная и запутанная, Но, говоря вкратце, первые Стражи из Меслана, владеющие тайной Мерканиада, заключили соглашение с теми людьми из Сандара, которые позже взяли на себя обязанности надсмотрщиков, или прокторов. Объединившись, они смогли подчинить себе весь мир, поскольку много, много поколений назад, после кропотливого исследования периода Великой Перемены и изгнания Мерканиада с полосы Ночного Сияния, у них появились сведения, позволившие им создать трэвелеры.

Скотти покачал головой.

– На пустом месте транспортатор не построишь.

– А вы думаете, они начинали с нуля, мистер Скотт? – иронично спросила Джэнис Рэнд.

– Не понимаю?

– Вспомните Землю: сколькими технологиями, пусть даже примитивными, владели Ноmо Sapiense в первобытном обществе, но потом пришли другие времена, и их забыли. И я, например, не буду шить себе одежду из шкуры оленя, чтобы согреться. И вряд ли у вас получится высечь из кремния острое копьё…

– Конечно, дорогая.

– Если возникнет такая необходимость, федеральные экипажи получат задание и займутся изучением этого аспекта, – прервал их Кирк и обратился к Орэну:

– Итак, Стражи создали трэвелеры и заключили соглашение с теми, которые позднее стали прокторами, и общими усилиями они объединили мир?

Орэн не кивнул, а быстро вскинул голову: так своеобразно мерканцы выражали согласие.

– Вы всё схватываете на лету.

– Подобное происходило и в других местах, Орэн, – объяснил ему капитан межзвёздного корабля.

– Мой рассказ будет длинным и едва ли развеселит вас, – продолжал юноша, – многие умерли, так как прокторы не разрешили им войти в Укрытие.

– Относительно Укрытий… Что они собой представляют и где расположены? – заинтересовался Кирк.

– В далеком прошлом их построили Стражи на большой глубине под океаном Сел Антолом, Сел Этаном и Сел Миканом. Обычным способом туда войти нельзя, но можно проникнуть при помощи трэвелера, однако точные координаты не разглашаются и являются собственностью Стражей и прокторов.

– Отлаженная система контроля за поведением людей, – заметил Скотти.

– С другой стороны, – предположил Маккой, – способ поддержания общественного порядка.

– Или существующего правления, – добавил Скотти.

– Большой разницы тут нет, – сказал Маккой.

– Есть. И мне ясно, что вы имеете в виду. Но общественный порядок на планете поддерживается самими людьми через Кодекс Меркана, в соответствии с которым основой нашей жизни является уважительное отношение к другому человеку, – и Орэн дотронулся до своего оружия, висевшего в кобуре портупеи.

– Мне это кажется бессмысленным, Орэн, – возразила Джэнис Рэнд, – ведь если в обществе существуют законы, разрешающие почти беспрепятственно убивать людей, значит вряд ли в нём уважают личность и трепетно относятся к жизни.

– А как поступают в вашем мире? – спросил Орэн.

– У нас есть законы, судьи, суды и…

Молодой человек снова похлопал ладонью по кобуре.

– Так же, как и здесь. Мы используем своё оружие только для личных разборок. Тем не менее, если бы тогда, во время дуэли, Отол погиб от моей руки, то мне пришлось бы отвечать за свой поступок перед прокторами и доказывать правомерность моих действий, а возможно, и обращаться с апелляцией о пересмотре вынесенного решения к Стражам. Прокторат обязан выявлять нарушителей закона, особенно если это касается крупных общественных объединений.

– Поэтому Ленос и следил за тобой, зная о твоей принадлежности к «Технику»?

Кирк понимал, что такая форма беседы в виде вопросов-ответов не могла полностью удовлетворить его любопытства, но все же давала ему определенное представление о странной культуре Меркана, позволяющее, наконец, подумать о приемлемом решении его собственной проблемы.

– Существуют ли расхождения во взглядах на Кодекс у Техников и Стражей?

– Нет. В повседневную работу «Техника» как организации входит снабжение людей пищей, водой, лекарствами и другими составляющими элементами торговли. Эта сторона нашей деятельности не интересует ни Стражей, ни прокторов.

– Да… – начал Маккой, но осекся. – Свободное предпринимательство в условиях полицейского научно-религиозного режима.

– Нам встречались и более странные структуры, – напомнила ему Джэнис Рэнд.

– Значит, в принципе, можно создать любую модель социальной системы; весь вопрос в том, какая из них окажется эффективней, – рассуждал Кирк. – Орэн, насколько я понял, «Техник» занимается сугубо экономической деятельностью. Почему же тогда Стражи явно недовольны вами?

– Действительно, Стражи не обращали на него никакого внимания несколько поколений назад, когда «Техник» только возник. Но сейчас он вырос и стал крупнее, чем организация Стражей. И важнее всего то, что сделанные нами открытия подвергают сомнению старые догмы Стражей. Мы не стоим на месте, и Поллар боится нас; к тому же, у нас теперь появились вопросы в отношении отдельных положений Кодекса.

– В чем суть ваших исследований, и почему Поллар и Ленос называли их технической ересью?

– Мы получили новые материалы, отличающиеся от тех пород, которые добывают в недрах Меркана; создали вещи как из натурального сырья, так и из основных искусственных химикатов; нашли неизвестные ранее вещества, способные предотвращать болезнь и укреплять здоровье; и знаем о жизни больше, нежели Стражи, так как открыли законы генетики и погрузились в изучение клеточной химии. Во многом это объясняется стремлением получить высокий урожай зерна и фруктов в степях Лакана, Канола, Бадана, Эронде и частично, в Синанте. Сейчас у нас выведены культуры, выдерживающие нашествие Стихии. И мы убедились, что представление о развитии жизни по спирали верно: основные элементы живых существ имеют форму двойной спирали.

– Молекулы ДНК и РНК, – уточнил Маккой.

– Поэтому, скорее всего, древняя легенда о происхождении Меркана не вымысел, а отражение реальных событий, – заключил Орэн. – Мы в самом деле пришли с полосы Ночного Сияния, но не совсем ясно, почему ее также называют Спиралью Жизни… Действительно ли Сияние представляет собой лишь скопление виталиарных горных пород, каких полно в Лисане, Партане и Отане? Но ведь если планета оказалась выброшенной в вакуум с уже сложившимися формами жизни, то можно предположить, что там, где она находилась раньше, остались и другие существа. Таковы наши взгляды и некоторые из вопросов, ставшие в последнее время предметом обсуждения в «Технике».

Немного помолчав, Кирк спросил:

– Скажи, как ты относишься к тому, о чем услышал от нас?

– Я вам поверил.

– И тебя ничто не беспокоит?

– Нет, ведь это не опровергает наших воззрений и не противоречит положениям Кодекса; да никто из вас и не нарушал существующих законов, хотя вы и ходите без оружия.

– Ошибаешься, оружие у нас при себе, – признался Кирк, – но так как оно осталось нераспознанным, было решено и не упоминать о нем. Но даю слово применять его только для самообороны. О многих вещах здесь даже не догадываются, тем не менее, мы появились тут не для того, чтобы изменять ваш мир или демонстрировать свою силу. Нас привел сюда случай, а именно: неприятное происшествие с летательным аппаратом, напоминающее изгнание Меркана и Мерканиада с полосы Ночного Сияния. Наш отряд может в любой момент вернуться из Селербитана на корабль, но это не устранит возникших проблем. И сейчас нам необходимо побольше узнать о вашей жизни и получить от вас помощь. Если она окажется действенной, мы, в свою очередь, откроем перед вашим обществом блестящие перспективы, познакомив вас с братьями по разуму из множества других миров.

– Капитан хочет сказать, что вы не одиноки во Вселенной, – добавил Маккой. Орэн думал о том же.

– Я не беру на себя смелость говорить от имени всех своих коллег, тем более Стражей. Нам надо посовещаться. Поллар относится к вам крайне недоверчиво и подозрительно и видит в вашем лице угрозу, исходящую от «Техника».

– Не понимаю, почему Стражи испытывают такой страх перед «Техником» и стараются сдерживать его развитие? – спросила Джэнис Рэнд. – Ведь вы могли бы узнать столько нового и взаимно обогатить друг друга.

– Стражи боятся, что мы придем к разгадке тайны Мерканиада, если будем и дальше продолжать свои исследования и совершенствоваться. И когда это произойдет, у Стражей останется только прокторат, и кто знает, какие действия он предпримет.

– Но Стражи стараются быть в курсе всех ваших научных достижений, устраивая за вами слежку, но они облегчили бы себе жизнь, сделав вас своими единомышленниками.

– Вряд ли такая мысль приходила им в голову, и я абсолютно уверен, что подобная перспектива не устроила бы и Техников, так как Стражи мешали бы нам двигаться вперед и придти к разгадке происхождения нашей планеты, – размышлял Орэн. – Да и сами Стражи не решились бы на этот шаг, не желая потерять своего влияния в обществе, ведь они следят за соблюдением положений и норм Кодекса Меркана, предсказывают нашествие Стихии и формируют высший апелляционный суд из своих представителей.

– Другими словами, ваши Стражи создали полурелигию и стали ее жрецами, – проворчал Маккой.

«Переводчик», подыскивая в мерканском языке эквивалент высказыванию Маккоя, начал заикаться, бормотать что-то невнятное и, наконец, замолчал, не завершив предложения. Орэн так и не уловил смысл фразы, но остальные члены десантного отряда все поняли…

Кирк вздохнул и посмотрел на своих товарищей.

– Кажется, мы оказались в довольно щекотливой ситуации, попав в центр социального треугольника, и в самый неподходящий момент. Поллар уже видит в нас активных приверженцев «Техника» и угрозу своему благополучию.

– Наверное, рассчитывать на помощь Стражей не приходится, – заключил Скотти, – поскольку эти люди не вовлечены в процесс разработки технологий, но, обладая властью, они могут встать на нашем пути. Лучше всего иметь дело с Техниками. Ведь ещё ни одному жрецу не удавалось священными заклинаниями превратить сломанный модуль в исправный. А так бы я нанял в свой техотдел нескольких опытных ведьм и колдунов… хотя надо учесть это на будущее. Между прочим, давно, в годы моей юности, мне случалось наблюдать, как они работают.

– Сейчас не время проводить сеанс магии, – прервал его Кирк, впрочем, зная, что у инженера-механика и не было таких намерений.

Капитан «Энтерпрайза» прикусил губу и на мгновение задумался.

– Наше положение не из блестящих. Вряд ли обстоятельства позволят нам обратиться за помощью к Техникам, ведь мы находимся под домашним арестом у Стражей.

Орэн улыбнулся, обнажив не только свои белые зубы, но и десны. Мерканская улыбка отличалась от всех существующих на Земле вариаций тем, что напоминала, скорее, гримасу.

– А нам и не надо отсюда выходить, Джеймс Кирк. Техники сами придут сюда. Не знаю как, но придут. Прокторы не задержали Делин и Отола, и я уверен, что они сообщили всем в организации о вашем появлении. Не сомневайтесь, ждать осталось недолго, и нас уведут из-под носа у Стражей и прокторов; у Техников есть на вооружении особые приемы.

Худшие опасения Кирка подтверждались. Неумолимая судьба впутывала его в клубок социальных противоречий этого странного, изолированного от всех мира. Злосчастный визит «Энтерпрайза» на затерявшуюся в бездне Вселенной планету не мог не привести к разрушению на ней существующего общественного строя, особенно теперь, когда многое здесь предвещало значительные перемены в укладе жизни, вызванные конфронтацией двух групп, в чём и проявлялся всеобщий закон социального развития: изменения в противовес существующему положению.

Мерканское общество стало более зрелым и вступало в новую эру логики и разума, следуя по пути, проторенному множеством цивилизаций в других мирах.

По воле случая Кирк оказался здесь в самый критический момент данного периода истории, и он пока не решил как действовать дальше.

Глава 6

– Мистер Спок, что вы скажете по поводу последней трансляции с трикодера на библиотечный компьютер? – спросил Кирк старшего офицера через коммуникатор.

– Она прошла успешно. Все данные считаны без пропусков, и качество передачи…

Кирк вздохнул. Порой его первый помощник был уж чересчур последователен и всякое высказывание воспринимал буквально.

– Мистер Спок, меня интересует ваше мнение относительно его содержания.

– Приношу свои извинения, сэр. Федеральный язык не отличается особой точностью и часто допускает двоякое толкование. Итак, возвращаемся к нашей теме. Думаю, мы действительно обнаружили затерявшуюся планету, – донесся голос Спока. – Вероятно, Мерканиад со своим спутником оказался выброшенным в вакуумное пространство между созвездиями под воздействием такой же гравитационной аномалии, которая вызвала проблемы на «Энтерпрайзе». По моим предположениям, нынешняя нестабильность звезды, её переменные нестандартные характеристики объясняются перенесёнными во время перемещения перегрузками.

– Короче говоря, они изрядно расшевелили звезду.

– Совершенно верно.

– Теперь несколько слов о гуманоидах.

– Маккой разбирается в этом лучше, капитан. Но в том, что здесь обнаружилась ещё одна из разновидностей гуманоидов, нет ничего странного, если, конечно, данная звезда в самом деле вытеснена с созвездия Ориона, ведь в том секторе Галактики подобных созвездий предостаточно. Мне бы очень хотелось спуститься вниз и провести сравнение с культурой Вулкана.

– Не сейчас. Мы и так уже встревожили мерканцев своим появлением и они ещё не успели привыкнуть к нам, поэтому с высадкой надо подождать. Надеюсь, вы понимаете…

Кирк не стал дальше развивать мысль, но не из боязни оскорбить Спока намеком на его своеобразную внешность, присущую представителям народа вулканцев. Наоборот, Кирк рассчитывал в дальнейшем, в случае необходимости, использовать Спока в качестве наглядного примера, подтверждающего повсеместное распространение жизни во Вселенной.

Но затянувшееся ожидание утомляло. Вот уже прошло несколько дней, а ничего нового так и не произошло. Не появлялись ни Поллар, ни Ленос.

Предоставленное пленникам жилище оказалось комфортабельным и уютным, хотя десантный отряд с «Энтерпрайза» и испытывал некоторые трудности, приспосабливаясь к обстановке помещения, предназначавшейся для гуманоидов с их более чем двухметровым ростом и слишком длинными ногами.

На недостаток питания жаловаться не приходилось, хотя оно и отличалось от того, к которому они привыкли на корабле. Именно поэтому Кирк предусмотрительно взял с собой Маккоя. Кишечная флора членов экипажа оказалась неприспособленной к мерканской пище; впрочем, сложившаяся ситуация повторялась из полёта в полёт во время исследования и освоения межзвёздного пространства, и Маккою, заранее готовому к такого рода неожиданностям, не составило особого труда с ними справиться. И через несколько часов, избавленные от неприятных ощущений в желудках, десантники вновь почувствовали себя нормально.

Единственным доступным для них развлечением была ежедневная прогулка по Селербитану и его окрестностям.

Орэн показал им мерканские эквиваленты книг, идентичные увиденной ранее карте Меркана и представляющие собой последовательно разворачивающиеся листочки из материала, напоминающего бумагу с оттисками неподдающихся пока дешифровке письменных знаков, очень похожих на арабский шрифт.

Скотти попросил, и ему подобрали мерканские книги по науке и технике, но затем, к своему разочарованию, он обнаружил, что не может не только прочесть их, но даже понять имевшиеся там рисунки, схемы, диаграммы, так как на Меркане применялась совершенно иная, незнакомая символика условных обозначений.

– Какая-то тарабарщина, – сетовал инженер. – Оказывается, существуют на свете технологии, которые невозможно разгадать. Даже не знаю, с чего начать.

– В чем главная проблема, Скотти? – спросил Кирк.

– Нет временной базы…

– Что?

– В нашу систему измерения входят расстояния, масса и время. У мерканцев нет временной концепции. Они используют такие физические величины, как сила, масса, расстояние, а также единицу «времени», являющуюся производной от уравнения работы… и немыслимо собрать все это воедино.

– Отчасти напоминает систему исчислений в русском и французском языках на Земле, – заметил Кирк.

– А?

– Там очень сложный счёт. Но это не помешало учёным тех стран двигать науку вперёд, написать выдающиеся труды по математике и создать новые технологии.

– Да… но их транспортаторная технология может оказаться забытой технологией, капитан.

– Как? Что вы имеете в виду?

Скотти на минуту задумался, потом начал объяснять:

– Вам же знаком взгляд инженера на любую систему: если она работает, лучше её не трогать! Вот и система трэвелеров в той мере, в какой это их касалось, функционировала довольно сносно, поэтому, вероятно, у них сложился такой же классический подход. Зачем им усовершенствования? Она действует. Следовательно, развитие их технологии в данной области остановилось на том уровне, когда необходимо лишь поддерживать рабочее состояние системы и временами кое-что подправлять, а это всегда проще, нежели спроектировать её и построить на голом месте.

– Может быть, у Техников больше информации, чем у Стражей, как вы думаете?

– Несомненно, но мы ещё познакомимся с ними и получим представление о степени их научных познаний. Ну а теперь я постараюсь разобраться с той чечевичной похлебкой…

Кирк покачал головой.

– Передайте свои сведения Споку. Ему надо заниматься с библиотечным компьютером, и вскоре он предоставит нам конверсионную программу.

* * *

Четверо десантников в сопровождении Орэна прогуливались по городу Селербитану. На улицах не было видно ни одной машины, но Кирк в конце концов привык к почти непрерывному перезвону действовавших транспортаторов и появлявшимся и исчезавшим вокруг него людям и вещам. Как они попадали в нужное место?

И объяснение подобному феномену нашлось.

При ближайшем рассмотрении сложенная в кубик топологическая карта Орэна оказалась справочником транспортатора. Стоило юноше только поставить палец на ту точку, куда он хотел переместиться, как там немедленно воспроизводились ее основные координаты, а карта вновь последовательно сворачивалась и разворачивалась, с каждым разом изображая выбранную цель более подробно и в меньшем масштабе, а координаты становились всё точнее.

Определённо, мерканцы владели электронной аппаратурой, позволяющей создавать сложные пикокомпьютеры, чем и являлся справочник трэвелера.

Но поскольку блок управления у Орэна изъяли, он не мог воспользоваться трэвелером. Последнее обстоятельство поневоле превратило членов экипажа и их неожиданного компаньона в затворников, вынужденных оставаться на острове, простиравшемся на десятки километров и оказавшемся, по сути своей, тюрьмой, и не менее надёжной, чем камера с зарешеченными окнами. И неудивительно, что Поллара не беспокоила возможность их побега.

Селербитан мало походил на средневековый город на Земле, впрочем, и на любой другой из увиденных Кирком ранее. Обычных в его понимании улиц там не было, да и зачем они нужны, если есть трэвелеры. Кирк не смог подобрать лучшего определения для описания Селербитана, кроме как «беспорядочное скопление сооружений, используемых людьми».

Каждую ночь шёл дождь, но дни оставались тёплыми и солнечными; типичный мягкий морской климат с незначительными температурными колебаниями. Скотти находил его восхитительным. А Маккою вспомнилось несколько приятных летних дней, проведенных на океанском побережье в Джорджии.

Селербитан открыл им глаза на то, что мерканская цивилизация по уровню развития если не опережала, то уж во всяком случае не отставала от культур, существующих на Земле, Вулкане, Аздаре, Хеймале по четырём основным критериям: добывающей и перерабатывающей промышленности, сфере услуг и предпринимательской деятельности. Мерканцы в определенной степени научились управлять силами природы и использовать энергию естественных ресурсов.

Несколько дней вынужденной проволочки позволили Кирку лучше узнать здешнюю культуру, сняв, в известной мере, груз с его души.

Если бы мерканцы оказались психологически готовы принять тот факт, что их планета не единственное место обитания живых существ, и это не повлекло бы за собой разрушения целостности их цивилизации, то, вполне вероятно, Меркан вскоре стал бы частью Федерации.

Важнейшими из вопросов были: согласятся ли Стражи принять реальное положение вещей и сделают ли попытки к нему приспособиться? А какова будет реакция прокторов?

Маккой занимался своими делами. Его медицинский трикодер почти не выключался, и он жаловался Кирку:

– У меня скопилось много данных, причем очень интересных, но для дальнейшей обработки мне не хватает более сложного оборудования нашей корабельной лаборатории.

– Вот как, Боунз, – подшутил над ним Кирк, – я всегда считал вас сельским доктором-практиком, которому для постановки диагноза не нужна вся эта премудрая аппаратура.

– В том случае, когда работаешь с людьми, Джим. А тут инопланетяне. Ведь в полевых условиях нельзя провести даже химический анализ крови. Посмотрите, – Маккой держал в руках маленькую пробирку, полную красно-коричневой жидкости. – Вот она – мерканская кровь. Орэн разрешил мне взять у него пробу. И ее надо доставить в лабораторию, причем немедленно, иначе отдельные компоненты крови начнут разрушаться.

– Боунз, я не могу позволить вам вернуться на корабль, – сказал. Кирк. – Поллар заинтересуется, куда вы исчезли, и трудно сказать, не выставят ли потом вокруг нас какие-либо экраны и предохранительные щиты, которые помешают нам спешно транспортироваться отсюда, если возникнет такая необходимость.

– Капитан, – вмешался в разговор Скотти, – но ничто не воспрепятствует тому, чтобы переместить пробы крови на корабль с помощью транспортатора. Нужно только выйти за пределы нашего жилища, выбрать в городе любое укромное место, спрятать там пробирки, сообщить экипажу из транспортаторного отдела координаты, и после того, как мы вернемся в дом, они должны будут поднять пробы на корабль.

– Хорошая идея, Скотти. Поллар, наверное, следит за деятельностью транспортаторов вокруг особняка и вокруг нас во время прогулки по городу, но, как утверждает Орэн, он не способен проверить все функционирующие на планете транспортаторы. – Кирк повернулся к Маккою. – Если образцы крови попадут наверх, смогут ли доктор М'Бенга и медсестра Чэпел обработать их?

– Ну конечно. М'Бенга хороший биохимик, а медсестра Чэпел знает лабораторию как свои пять пальцев, – ответил Маккой с улыбкой.

– Пошли, – коротко сказал Кирк. Они нашли в Селербитане тихий, спокойный утолок; Маккой шагнул на поросшую травой лужайку, а Кирк включил коммуникатор.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк. Ухура, позовите Спока.

– Сейчас, сэр.

– Спок здесь, капитан.

– Замкните транспортатор на координатах этой передачи. Вам предстоит поднять маленький сосуд с мерканской кровью. Лабораторный анализ проведут М'Бенга и медсестра Чэпел. Мы оставим его там, где сейчас находимся, а сами вернемся в дом. Начинайте перемещение не ранее, чем через тридцать минут после нашего ухода. Ясно, мистер Спок?

– Все понятно, капитан. Из транспортаторного помещения докладывают, что замыкание на ваших координатах произведено.

Тридцать минут спустя в их особняке, расположенном рядом с виллой Стражей, раздался позывной сигнал коммуникатора.

– Кирк слушает.

– Капитан, это Спок. Проба крови перенесена на корабль.

– Какие-либо проблемы возникли, Спок?

– Нет, сэр, за исключением обычных трудностей с проникновением через невероятное количество действующих транспортаторов.

– Да, транспортаторы тут используют в качестве основного средства передвижения, – отметил Кирк. – Остается только надеяться, что Стражи не наблюдали за той поляной в парке. Пусть М'Бенга как можно быстрее займется пробами и, получив результаты, передаст их Маккою.

* * *

Во время очередной прогулки по Селербитану Орэн сделал замечание своим новым товарищам:

– Ходить открыто безоружными у нас не принято.

– Орэн, я же говорил тебе о нашем оружии, – напомнил ему Кирк, – но какая разница, вооружены мы или нет?

– Значит, вы совсем не думаете о жизни других, более того, не хотите защитить даже свою собственную, и с вами вряд ли станут обходиться учтиво, так как у вас, очевидно, нет правила подтверждать поступки жизнью, если потребуется.

Утверждение Орэна звучало парадоксально, нелогично и даже противоречиво, но Кирк не собирался его оспаривать. Такого рода воззрения, сложившиеся у человека иной культуры, нельзя подвергать сомнению. А вот веру мерканцев в уникальность их планеты, как единственной обители жизни во Вселенной он не будет поддерживать, имея достаточно доводов, чтобы убедить их в обратном.

Но сейчас стоило обсудить установленные здесь правила ношения оружия.

– Только несовершеннолетние дети могут ходить безоружными, не опасаясь получить порицание, – продолжал Орэн. – Рядом нахожусь я, а вы одеты и выглядите слишком уж необычно. Это приводит людей в замешательство. Вот почему к вам до сих пор никто не обратился и не призвал вас к ответу. Однако всему есть предел, и когда-нибудь нам повстречается человек, который не примет во внимание вашу внешность и тот факт, что вас, безоружных, сопровождает добропорядочный гражданин, потерявший к себе всякое уважение.

– Мы вооружимся, – без колебания заявил Кирк. – Но как это сделать? Чем нам расплатиться?

Торговые связи охватывали всю планету и мерканцы должны были иметь денежный эквивалент. Но Кирк его ещё не видел и ему нечего было предложить взамен.

Вместо ответа Орэн отвел их в оружейный магазин, где выбрал четыре самых лучших огнестрельных орудия с комплектами боеприпасов и портупеями. Мерканец просто подписал чек.

– Кто его оплатит? – допытывался Кирк.

– Стражи, – ответил Орэн с улыбкой. – Банкиры переведут определенную сумму со счетов Стражей на счёт владельца магазина.

– А вы обмениваетесь какими-либо знаками, равноценными стоимости товара?

– Зачем? Всё подсчитывают банкиры.

– Но, предположим, Стражи прекратят финансирование?

– Тогда они снимут деньги с моего счёта, а его номер банкиры могут узнать по блоку управления трэвелером, который находится сейчас в руках Стражей.

Таким образом Кирку открылся ещё один аспект мерканской культуры, и он, несомненно, облегчит вхождение планеты в состав Федерации.

Обитатели Меркана имели представление не только о деньгах, но также о кредите и фьючерсе. Более того, у них были компьютеры, работающие в режиме реального времени, а следовательно, отпадала необходимость в «твёрдой валюте», такой, как золото. Вероятно, отдельные компьютерные технологии создавались на базе системы трэвелеров или предшествовали ей.

Маккой, как член десантного отряда, всегда носил с собой ручной фазер, но перспектива владеть огнестрельным оружием вызвала у него бурю протеста.

– Джим, я лекарь, а не убийца. И вообще, все может закончиться тем, что мне придется вытаскивать эти стальные пули у одного из вас. И, по-моему, врачу не пристало появляться на людях со смертоносным оружием.

– Боунз, кто-либо из ваших предков занимался медициной? – спросил Кирк.

– Конечно. Ещё до гражданской войны в Америке много Маккоев в Джорджии были врачами. В генеалогическом древе нашей семьи насчитывается целая династия потомственных целителей.

– Тогда, скорее всего, ваши прославленные предшественники не только прикрывались щитами в довоенную эпоху, но позже, воюя на стороне южан, в качестве снаряжения носили с собой револьверы. Боунз, если угодно, вы можете оставить пистолет незаряженным, но брать его с собой в дорогу необходимо. Я совсем не хочу, чтобы с вами в этой цивилизации обращались как с членом касты неприкасаемых. Когда находишься в Риме…

Маккой вздохнул и покорно перекинул портупею через плечо.

– Знаю. Когда находишься в Риме, то живи как римляне.

Джэнис Рэнд не возражала против ношения тяжёлого оружия. Она смотрела на всё глазами Кирка и понимала, что культуру другого народа надо уважать.

– Наверное, я не сделаю из него ни одного выстрела и для самообороны воспользуюсь фазером.

Кирк не сомневался, что в случае необходимости девушка воспользуется либо мерканским оружием, либо ручным фазером. Побывав со старшиной Джэнис Рэнд в составе десантных отрядов на нескольких очень опасных планетах, Кирк неоднократно наблюдал её быструю реакцию и великолепное умение стрелять первой, прямо в цель, поразительно точно оценивая критически сложившуюся для отряда ситуацию.

Как уже успел заметить Кирк вскоре после высадки, окинув беглым взглядом мерканское «общественно-значимое» оружие, оно оказалось абсолютно примитивным, если исходить из стандартов порохового огнестрельного оружия. Ненарезной ствол длиной около тридцати сантиметров и калибром около пятнадцати миллиметров был изготовлен из прочной стали. Пуля – небольшая в диаметре, стальная, с закругленным концом – не слишком удачный вариант для ненарезного оружия, так как она могла изменить траекторию полета и упасть где-нибудь на расстоянии нескольких десятков метров от стрелявшего. На языке землян это называлось «послать пулю за молоком». Патронная гильза – стальная, закрытая и, очевидно, с отцентрированным капсюлем. Метательное взрывчатое вещество представляло собой однородный черный порох того вида, который Скотти называл «ффффг». Пистолет был однозарядным, мало удобным в обращении, с простым затвором, требующим для перезарядки физических усилий стрелка; кроме того, в нём отсутствовали прицельные приспособления.

Итак, мерканское оружие не отличалось лёгкостью в употреблении и могло стать смертоносным лишь в том случае, если пуля совершенно случайно поразит жизненно важный орган.

Стрелковая подготовка, организованная для них Орэном, только подтвердила догадки Кирка. С десяти метров, или приблизительно с десяти шагов, выбранных мерканцами в качестве стандартного расстояния между двумя противниками, только Кирку удалось попасть в фигурную мишень, повторяющую силуэт мерканца. Маккой упустил возможность повысить своё боевое мастерство, заявив, что ни при каких обстоятельствах не станет применять оружие. К тому же, ему пришлось обрабатывать ушибленное из-за сильной отдачи пистолета запястье Джэнис Рэнд.

– Создает много шума и грохота, оставляет целое облако смердящего дыма с запахом сероводорода, а прицельно стрелять не может. Оно и в самом деле не предназначено для того, чтобы убивать. При желании мы с Зулу в механической мастерской нашего корабля изготовим лучшее огнестрельное оружие или модифицируем это: изменим начальную скорость пули и придадим ей таким образом пробивную способность, – предложил Скотти. – Но, пожалуй, одну задачу с помощью этого оружия удается решить: у вас возникает чувство удовлетворения от того, что вы поступаете в соответствии с общепринятыми нормами мужественно и решительно.

– Значит, до тех пор, пока здесь люди не откажутся от дуэлей, им не стоит показывать ручные фазеры, – заметил Маккой, – иначе массовые расправы начнутся в масштабах всей планеты.

Возвратясь в свой особняк, расположенный недалеко от виллы Стражей, путешественники встретили ожидавших их там гостей: Поллара и ещё шестерых Стражей, трое из которых были мерканскими женщинами.

– Добрый день, Джеймс Кирк, Джэнис Рэнд, Леонард Маккой, Монтгомери Скотт, Орэн ар Партан, – приветствовал вошедших Поллар.

– Добрый день, Поллар, – так же любезно и вежливо ответил Кирк. – Мы не знали, что вы пришли нас навестить. Просим прощения. Надеюсь, вам не пришлось ждать слишком долго.

– Все в порядке. Не извиняйтесь, Джеймс Кирк, – сказал Поллар.

Чопорные манеры мерканца раздражали Кирка, но он вспомнил о висевшем теперь сбоку мерканском оружии. Последняя деталь не ускользнула от внимания Поллара.

– А, вижу, вы опять вооружены…

– Нет, Поллар, мы сегодня впервые взяли с собой ваше оружие, так как не хотели нарушать одну из основных традиций Меркана, – объяснил Кирк. – Познакомьте нас со своими коллегами, Поллар.

Страж I тут же исправил упущение, представив по очереди каждого из мужчин: Томбаха, Ноэла, Джохона; и женщин: Олдис, Парну и Джону. Поллар не указал их звания, рода занятий и специальности. Но Кирк заметил, что никто из них не был назван иначе как по имени, в то же время Орэн носил ещё и фамилию ар Партан, являвшуюся, по-видимому, показателем принадлежности к старинному роду. Когда-нибудь, подумал Кирк, все условности и обычаи станут ему известны. Хотя даже на такой, казалось бы, хорошо изученной планете, как Вулкан, оставалось ещё немало белых пятен. Перед ксеносоциологами и здесь, на Меркане, откроется обширное поле деятельности, конечно, если разрешат Стражи.

– Чем мы обязаны вашему визиту? – спросил Кирк.

– Мои коллеги – эксперты и специалисты по разработкам «Техника», а также по истории и интерпретации Кодекса Меркана, особенно по части того, как он соотносится с легендами о нашем прошлом, – объяснил Поллар. – Вы должны ответить нам на ряд вопросов, касающихся вашего происхождения и тех операций, с помощью которых Техники сумели вас создать.

– Страж Поллар, – громко сказал Орэн, – я являюсь членом общества «Техник», чем очень горжусь, и мне нет смысла лгать. Эти четверо не из «Техника», и их вовсе не произвели на свет посредством биоинженерии.

– Не правда! – резко оборвал его Страж Джохон. – Они не похожи на обычных мерканцев. Посмотрите! У них низкий рост, более плотное телосложение и иной цвет кожи; а такую одежду не сыщешь на всем Меркане. И если «Техник» не имеет к ним никакого отношения, то откуда же они появились?

– Страж Джохон, – отрывисто произнес Кирк, опустив руку к пистолету, висевшему у его правого бедра. Страж, мгновение назад так несдержанно говоривший, отреагировал подобным же образом. – Ваш Кодекс требует от человека отвечать за поступки своей жизнью. В случае необходимости мы готовы это сделать. И, насколько я понял, Кодекс обязывает людей не скрывать реального положения вещей. Нам нечего от вас утаивать. И если вы воспримете то, о чем я собираюсь рассказать как правду, даже если она окажется способной подорвать корни ваших основных воззрений, то потом можно будет обсудить, какие следует предпринять действия, чтобы предъявленные нами факты оказали минимальное влияние на здешний образ жизни. Вы нас выслушаете?

– Говорите, – сказала женщина-Страж Парна, – но мы знаем, что Техники могут оказывать воздействие как на физические тела, так и на разум.

– Ничего подобного, – вмешался Орэн. – Одно дело, когда обращаешься с животными. Но в отношении людей данная технология не срабатывает и, вероятно, не достигнет такого уровня…

– А существование этих четырёх мутантов утверждает обратное, – проворчал Страж Ноэл. Кирк повернулся к нему.

– А вы тоже будете слушать?

– Неохотно.

Капитан звёздного корабля обратился к их главе, Стражу I Поллару:

– Кодекс призывает относиться друг к другу с уважением и соблюдать хорошие манеры, Поллар. А вот ваши Стражи, похоже, поступают иначе. Мы вам не угрожаем, хотя умеем применять силу и управлять энергией так, как здесь ещё не научились. А на наше предложение сотрудничать нам отвечают оскорблениями. У нас нет желания разрушать привычный уклад жизни на Меркане, поэтому давайте вместе подумаем, как избежать возможных неприятных последствий нашего визита. Я не буду поддерживать ни одну из сторон – ни Техников, ни Стражей – в вашем противостоянии, и не жду, что вы сразу откажетесь от своих убеждений, но прежде разрешите мне рассказать о нас, о том, откуда мы пришли и почему. И, пожалуйста, попросите коллег воздержаться от комментариев и непредвзято отнеситесь к моим словам.

– Начинайте, Джеймс Кирк. Глубокоуважаемые коллеги, я умоляю вас выслушать эту историю, и позднее мы ее обсудим.

Глава 7

Никогда ещё Джеймсу Кирку, капитану корабля «Энтерпрайз», не приходилось решать столь сложную задачу. Ему встречались народы, стоявшие на разных ступенях развития: органианцы, далеко ушедшие вперёд; ньюралы – примитивное сообщество человекоподобных существ; приходилось иметь дело с клингонами, ромуланцами и другими инопланетными созданиями вроде хортов. Но впервые он столкнулся с такой неординарной культурой гуманоидов, какая существовала на Меркане, изолированном от остальной Галактики настолько давно, что в памяти обитателей планеты сохранились об этом лишь легенды, передаваемые из поколения в поколение, да и то, скорее всего, утратившие свой первоначальный смысл.

Во время учебы в Академии ее слушателям преподносили всесторонние аспекты ксеносоциологии и дипломатии с тем, чтобы, оказавшись в той или иной ситуации, они умели гипотетически проигрывать варианты дальнейшего хода событий.

Вероятно, подумал Кирк, теперь в академический учебный план будут внесены изменения. Несомненно, перед ним здесь воочию предстал мерканский эквивалент Святой Инквизиции; на долю землян давно уже не выпадали такие тяжкие испытания, Насколько он помнил, лишь через триста сорок шесть лет религиозные фанатики на Земле признали свои ошибки и простили Галилея. Кирк не желал подобной участи Меркану. Капитан первым задал вопрос:

– Древние сказания связывают происхождение Мерканиада и Меркана с Ночным Сиянием, которое иногда называют Спиралью Жизни, верно?

Поллар кивнул:

– Наши далекие предки появились там, когда планета уже полностью сформировалась и стала пригодной для обитания, и мы обязаны беречь этот мир – единственную обитель жизни во Вселенной.

– И все начиналось в том месте, откуда ночью исходит свет? – настаивал Кирк.

– Разумеется! – воскликнул Томбах. – Я изучил легенды по сохранившимся старинным письменам, чтимым нами как святыня. Без сомнения, Мерканиад и Меркан со всем, что сегодня здесь можно увидеть, пришли с полосы Ночного Сияния.

– Страж Томбах, вы – признанный авторитет в данной области, так объясните мне, как протекал процесс образования вашей звезды и планеты? – настойчиво просил Кирк, подбирая особую формулировку вопросов, отвечая на которые, Стражи невольно сделали бы выводы, так ему необходимые.

Прибегая к старому приему ведения дебатов, Кирк всегда вспоминал того, кто его этому научил: капитан-лейтенанта Джона Вудза, одного из самых блистательных профессоров Академии, отличавшегося своим крутым нравом.

– Постепенно происходило слияние раскаленных частиц виталиарного вещества, из которого состоит Ночное Сияние, – тотчас ответил Страж, – и оно же в значительной мере послужило строительным материалом для Меркана. Указанное явление вызывает свечение виталиара в темноте; причем подобное движение наблюдается и в том случае, когда энергия собирает воедино структурные элементы жизни, образуя спиральные молекулы, содержащие генетический код…

– А вы не пытались смоделировать данный процесс? – спросил Кирк.

– Конечно, нет. Нам предначертано сохранять естественную жизнь, и совсем незачем искать пути ее искусственного воспроизведения, – раздраженно сказал Томбах.

– А Техники нашли их, – включился в разговор Орэн. – И не секрет, что мы можем воссоздать спиральную молекулу на базе основных химикалий, но соединить такие молекулы в единое целое и получить хотя бы простейшего червя пока не удалось…

– Но это грубейшее нарушение Кодекса Меркана! – воскликнула молчавшая до сих пор Олдис.

– Но мы создаем жизнь, а не разрушаем её, – уточнил Кирк.

Поллар поднял руку вверх.

– Уважаемые коллеги и гости! Мы, Стражи, пришли сюда за тем, чтобы задавать вопросы и получать ответы, вместо чего нам самим приходится объясняться и говорить о вещах, хорошо известных каждому мерканцу с того момента, когда он начинает учиться. Джеймс Кирк, несмотря на все ваши очевидные достоинства и незаурядный ум, спрашивать будем мы.

– Уважаемые Стражи! Вы разрешили нам рассказать о себе, но не предложили условия проведения беседы, поэтому я выбрал старый метод, известный у нас как Сократовский, и по окончании диалога вам станет понятно, откуда мы пришли и почему. Так продолжим?

– Вы упомянули метод, о котором у нас нет ни малейшего представления, – заявила Олдис.

– Тогда, может, каждой из сторон стоит рассказать подробно о себе, получше узнать друг друга и, в итоге, возникнет нечто вроде дружеского взаимопонимания? Ведь Стражи, достигнув своего высокого положения, не потеряли интереса к познанию.

– Я слушаю вас, Джеймс Кирк. Правдива ваша история или нет, но меня увлёк сам ход логических рассуждений, – признался Поллар.

– Вот бы услышал это Спок, – пробормотал Маккой.

– Итак, Стражи Кодекса планеты Меркан, все мы вчетвером выглядим и говорим иначе потому, что пришли оттуда же, откуда некогда и вы – с полосы Ночного Сияния, которое по праву называется Спиралью Жизни, ибо оно состоит из миллиардов звезд, подобных Мерканиаду, и миллиардов миров, напоминающих ваш. – Кирк поднял руку, стараясь притушить готовый вот-вот обрушиться шквал эмоциональных комментариев Стражей. – Данная информация отнюдь не умаляет значения Кодекса. Действительно, в этой части Вселенной Меркан – единственная обитель жизни. Но там, где некогда появились ваши предки, жизнь тоже есть, и она очень разнообразна в своих проявлениях. Есть такие же живые создания, как и вы, в чем легко можно убедиться, глядя на нас. Мы обитаем в мире, называемом Землёй, или Сол III. А сотни других, похожих на нас, появились в нем случайно, подвергшись перемещению в наш мир с Полосы Света, и оказались в той же ситуации, что и Меркан со своим спутником. Наше средство передвижения находится сейчас в вашем небе, и сегодня ночью, когда оно будет пролетать над нами, вы его сможете увидеть. Мы готовы не только показать наш корабль, но также доказать правдивость каждого произнесенного здесь мной слова. Ваши специалисты по медицине, поработав с доктором Маккоем, получат подтверждение тому, что мы с вами очень похожи и в то же время – разные…

– Абсурд! – фыркнул Джохон. – Страж Поллар, все здесь сплошная выдумка и ложь от начала до конца, и нам не пристало выслушивать их, ведь они бросают нам вызов, покушаются на Кодекс и оскорбляют память наших предков!

– Но между вашими убеждениями и моим рассказом нет абсолютно никакого противоречия, – быстро возразил Кирк. – Так как, почерпнув из него информацию, вы лишь расширите свое мировоззрение. У нас нет намерения подрывать ваш авторитет или разрушать культурное наследие мерканского народа, поскольку такая постановка вопроса не соответствовала бы нашим нормам поведения.

– Манипуляции Техников с телами и разумом сделали их совершенно невменяемыми, Страж Поллар, – вмешался Ноэл, – поэтому считаю единственно правильным решением относиться к ним как к животным, держать взаперти и, позднее, подвергнуть тщательному биологическому обследованию, чтобы составить представление о последнем изобретении «Техника». Их четверо, и это обеспечит нас достаточным количеством образцов для проведения аутопсии на одном или двоих из них, и оставив в живых остальных для психологических опытов…

– Эксперименты над моим мёртвым телом?! – прорычал Скотти.

– Замолчи, Скотти, никто не говорит, что все будет именно так, – тихо сказал ему Кирк.

– У меня начинают сдавать нервы, капитан. Не пора ли показать им наши возможности?

– Нет, Скотти, они расценят их лишь как очередную разработку «Техника», о которой у них пока не было сведений, – заметил Маккой.

– Не волнуйтесь, вряд ли из нас сделают подопытных кроликов, – пообещал Кирк, напряженно размышляя над тем, какой найти выход из создавшегося положения. Если он не сможет сотрудничать со Стражами как с общественно-политическими лидерами планеты, то придется обратиться к Техникам, наладив связь с ними через Орэна, их товарища по несчастью.

Но почему же до сих пор Техники не предприняли попыток спасти Орэна?

Поллар тем временем продолжал размышлять над предложением Ноэла.

– Необходимо созвать на тайное совещание всех Стражей. Разрешение на проведение подобных операций над живыми существами, так похожими на нас, должно стать предметом всестороннего обсуждения, и надо взвесить все за и против. Я но могу взять на себя ответственность и отдать такой приказ, Страж Ноэл.

– Тогда предлагаю разослать к членам нашей группировки посыльных и известить их о совещании, – ответил Ноэл.

Женщина-Страж Парна подняла обе руки и включилась в беседу:

– Страж I, просьба Ноэла невыполнима. Наблюдения за Мерканиадом показывают, что прежде чем мы успеем собраться, начнется новая сильная волна Стихии, и нам надо направить свои усилия на защиту жизни людей, приступив к перемещению их в Укрытия до того момента, пока Мерканиад завтра вечером не уйдет за горизонт.

– Долг превыше всего, – вздохнул Поллар.

– Думаю, эти технические конструкции следует поместить в Укрытие и содержать там до отступления Стихии, после чего провести совещание и намеченное исследование.

– Моя идея лучше, – заявил Ноэл. – Как эксперт по медицине и здравоохранению, представляю на рассмотрение свою точку зрения. Вероятно, по замыслу Техников, данные создания способны выдерживать натиск Стихии, поэтому двоих можно оставить на поверхности и проверить, насколько они выносливы, а других ввести в Укрытие. Если первые двое выживут, мы позднее будем работать с четырьмя особями, если нет – с двумя сохранившимися.

Кирк почувствовал, что сейчас лучше принять линию поведения мерканцев, чем и дальше испытывать на себе подобное обращение.

– Страж Ноэл, – гневно произнес Кирк, умышленно медленно опуская руку к кобуре пистолета, висевшей у правого бедра. – Вы нас оскорбили, обозвав животными. Немедленно извинитесь, либо мы потребуем сатисфакции. Это наше общее требование!

К своему удовольствию, он заметил, как Скотти, поняв намек, взялся за оружие, за ним последовали Джэнис Рэнд и Боунз Маккой.

Поллар быстро встал между Кирком и Ноэлом.

– Страж Ноэл! Воздержитесь от таких комментариев! Даже если их создали Техники, они, тем не менее, мерканцы и ведут себя в соответствии с Кодексом… независимо от их убеждений. И эти роботы слишком важны для науки, чтобы позволить им ввязываться в дуэль с вами или с кем бы то ни было. Одержав верх над одним из них, вы, фактически, уничтожите бесценного индивидуума, и я буду вынужден возложить вину за содеянное на вас – того, кто спровоцировал инцидент. Выпустите из рук оружие, обращаюсь ко всем!

– Не понимаю, в чем заключается их ценность, Страж I, – сказал Ноэл, убирая руку с кобуры.

На удлиненном лице Поллара отразилось лукавство.

– Придерживайтесь следующего подхода: они тесно связаны с обществом «Техник». Как у Стражей, у нас есть право, полученное нами в наследство от наших предков, отказывать отдельным людям в Укрытии во время нашествия Стихии. Итак, выбор падет на них. И мы за последствия не отвечаем…

– Конечно, – просиял Страж Джохон. – И если сделать так, чтобы данный факт стал всем известен, – а Стражи давно уже никого не лишали защиты Укрытий, – то Техники, само собой разумеется, попытаются их спасти.

– А если Техники не придут им на помощь, обнаружится, способны ли роботы противостоять воздействию Стихии вне Укрытий, – сказал Страж Ноэл, вскинув голову в знак одобрения. – Однако мне хотелось бы лишить убежища только двоих, Страж I, и если они не выживут, останутся ещё двое для дальнейшего изучения.

– Кого, по-вашему, следует наказать? – поинтересовался Поллар.

– Джеймса Кирка – за его еретические заявления, и инженера Монтгомери Скотти, явного члена группы «Техник», – посоветовал Томбах.

– Хорошо, – подводя итог, произнес Поллар и вытянулся во весь свой внушительный рост. – По решению совета Главных Стражей от I до VII, Джеймс Кирк, Монтгомери Скотт и Орэн ар Партан во время предстоящего нашествия Стихии лишаются доступа в Укрытия из-за их отказа полностью признать догматы Кодекса Меркана и слепой веры в ересь Техников. Да будет так!

Обернувшись к пленникам, он сложил перед собой руки в традиционной для мерканцев манере и добавил:

– К сожалению, нам нужно идти. Проктор Ленос и его отряд прибудут завтра за Маккоем и Рэнд вскоре после восхода Мерканиада.

Как только Стражи удалились, Кирк вытащил и открыл коммуникатор.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк. Пригласите мистера Спока.

– Спок слушает.

– События принимают неожиданный оборот, мистер Спок.

– В самом деле? По-видимому, звезда вскоре резко увеличит свою активность.

– Ага! Так вы это обнаружили самостоятельно?

– Конечно, капитан. Обычный контроль за звездным ветром, гравитационной пульсацией, потоком нейтрино и плотностью флоккул, которые являются стандартными измерениями звездной нестабильности, плюс другие факторы, позволяют мне оценить вероятность перехода в фазу неустойчивости, почти равную единице.

– Вам не удалось просчитать, какова ожидается интенсивность вспышки?

– Нет, сэр. Насколько я могу судить, будет умеренное увеличение излучательной способности звезды в ультрафиолетовой и инфракрасной, видимой части спектра длины волн. Усилится ли гамма-излучение, пока неизвестно. Однако отдельные данные мне непонятны, так как не соотносятся ни с одним из излучений, характерных для звезды класса Д.

– Было бы странно, если бы Мерканиад, проскочив через такой пространственный изгиб, не имел множества отклонений от нормы, мистер Спок.

– Верно, капитан. Но наши приборы не выявили ещё каких-либо сильных излучений, кроме упомянутых мною, и вряд ли их величина окажется настолько большой, чтобы нанести ущерб здоровью человекоподобных созданий, хотя условия окружающей среды на поверхности планеты могут стать не столь комфортабельными.

– Мистер Спок, держите нас в курсе ваших наблюдений, потому что Скотти и мне запретили воспользоваться защитными Укрытиями, хотя Маккоя и старшину Рэнд пустят туда в качестве подопытных контрольных экземпляров…

– Значит, они не поверили вам и решили поэкспериментировать над вами, как над необычными живыми существами.

– Вы абсолютно правы. А не пострадает ли «Энтерпрайз» от вспышки звезды?

– Надо посовещаться со Скотти, капитан. Думаю, в дилитиумных кристаллах сохранилось не так уж много энергии.

– Скотти, соединитесь через свой коммуникатор с мистером Споком, – приказал Кирк.

То, что он услышал из разговора инженера с научным сотрудником, вряд ли могло воодушевить.

Наконец Скотти доложил Кирку:

– Основываясь на полученных данных, мистер Спок и я пришли к единому мнению: поля корабля, несомненно, выдержат усиленное звездное излучение по спектру от инфракрасных до гамма-лучей в том случае, если рост интенсивности на орбите не превысит пятикратного увеличения за пятьдесят часов. Это предел, и потом оставшийся запас дилитиума начнет быстро иссякать.

– Позволят ли нам наши резервы переместить «Энтерпрайз» на безопасное расстояние от Мерканиада в том случае, если исходящее от него излучение станет выше указанного уровня и будет более продолжительным по времени? – спросил Кирк.

– Нет, капитан, – донесся голос Спока, – такой маневр истощит и без того небольшой запас дилитиумных кристаллов и нам придется вновь медленно двигаться в сторону созвездия Ориона, и, хочется надеяться, наш зов о помощи когда-нибудь дойдёт до командования Звёздного Флота.

– Если только мы не найдем кристаллы дилитиума здесь на Меркане, – добавил Скотти.

Ситуация усложнялась с каждым часом. Стражи и прокторы намеревались расколоть десантный отряд, и двое из них – Джэнис Рэнд и Маккой – попадали в положение заложников.

Кирк и Скотти с помощью Орэна должны перенести выпавшие на их долю тяжкие испытания и уцелеть, даже если для этого придется подняться наверх, на корабль, когда на поверхности Меркана станет слишком уж плохо.

Но никто, в том числе и Спок, не мог гарантировать, что вспышка Мерканиада не затянется и ее интенсивность не окажется чрезмерной; при таких условиях сохранность корабля стояла бы под вопросом. Но как заглянешь в будущее?

Настораживало и появление странных данных, касавшихся возрастающей активности звезды, которым Спок не способен был дать оценку.

– Мистер Спок, может ли транспортаторное помещение замкнуться на текущей трансляции? Мы, вероятно, будем вынуждены вернуть назад старшину Рэнд и доктора Маккоя, независимо от того, как затем сложатся отношения со Стражами. Мне и Скотти надо остаться здесь, поскольку, как предполагается, Техники предпримут попытку спасти нас до или во время нашествия Стихии.

Кирку нелегко далось это решение, но нельзя было допустить, чтобы отряд распался на две части, и члены его экипажа – бортовой врач и женщина – попали в руки Стражей и прокторов и находились неизвестно где, в каких-то Укрытиях. Нужно держаться вместе по крайней мере до тех пор, пока кое-кто из Стражей не перестанет принимать их за животных и, следовательно, считать пригодными для вивисекции.

– Капитан, – ответил Спок с «Энтерпрайза», вы в настоящий момент окружены таким огромным количеством действующих транспортаторов, что лейтенант Кайл ни на ком из вас не зафиксирует дематериализацию. И транспортаторная активность на планете явно возрастает.

– И она не снизится в течение последующих двадцати четырёх часов, мистер Спок. Местные власти, используя планетарную транспортаторную систему, перемещают всё население Меркана в Укрытия, расположенные глубоко под океанами.

– Я перевожу транспортаторное помещение в режим повышенной готовности и объявляю воздушную тревогу с желтым сигналом, – доложил Спок. – Мы постараемся замкнуть на вас дематериализанионные шлюзы и держать их настолько долго, насколько позволят обстоятельства. Но на срочный подъём на корабль по первому вызову не надейтесь, придется ждать подходящего момента.

– Принято к сведению, мистер Спок. Хотелось бы узнать поподробнее о тех необычных данных относительно состояния Мерканиада. Вы успели провести какой-либо дополнительный анализ?

– Нет, капитан.

– Хорошо, рассуждайте. Что они из себя представляют?

– Их трудно ассоциировать с излучениями звезды класса Д, – ответил научный сотрудник, – но есть определенное сходство с редко встречающимися и мало изученными излучениями, исходящими от звёзд класса К…

– Джим, – серьезно сказал Маккой, стоявший рядом с Кирком и слышавший весь разговор, – это похоже на лучи Бертольда.

– Возможно вы и правы, доктор Маккой, – отозвался Спок.

– Но их испускает звезда класса Д, поэтому нелегко предугадать последствия. Лучи Бертольда сами по себе очень коварны, – добавил Маккой. – Через несколько часов воздействия наступает потеря трудоспособности, затем начинают разрушаться ткани, потом – агония и смерть в течение семидесяти двух часов.

– В таком случае, – присоединился к разговору Скотти, – из-за сильнейшей радиации людям на «Энтерпрайзе» угрожает опасность, ведь для защиты от нее потребуется много энергетических щитов, а их, боюсь, у нас столько нет.

Ситуация казалась трудной, почти безвыходной. У Кирка оставался в запасе последний ход, но было бы крайне нежелательно к нему прибегать. Он мог переключиться в «режим конкистадора», проявив свою силу с помощью фазеров «Энтерпрайза» или даже открыв с корабля челночную бомбардировку. Но этого капитану делать не хотелось. Необходимо было срочно придумать что-то иное, поскольку мерканцы, как уникальная культура, наверняка представляют интерес для Федерации. Кроме того, такие действия означали бы нарушение Генерального Приказа N1. А с ним не считаются лишь в тех случаях, когда другого выхода нет, но альтернативные варианты ещё не исчерпаны, хотя шансов их осуществить становилось всё меньше.

– Капитан Кирк, я не собираюсь идти с прокторами в ту пещеру под океаном и выступать там в роли подопытного кролика, конечно, если это не станет вашим прямым приказом, – твердо сказала Джэнис Рэнд.

– Я того же мнения, Джим, – добавил Маккой. – Что за чушь? Мне, как доктору, полагается проводить биопсию и аутопсию, а не наоборот.

– Джеймс Кирк, не сомневайтесь, Техники знают о нашем трудном положении, – включился в разговор Орэн. – Делин и Отол уже, наверное, все им рассказали и, возможно, они держат нас под наблюдением, лишь ожидая удобного момента, чтобы доставить нам блоки управления трэвелерами, и мы вместе с ними переместимся в их собственные укрытия, которые, кстати, намного совершенней, чем у Стражей и прокторов, поскольку построены с учетом особенностей воздействия Стихии.

Вот теперь Кирк принял решение.

– Нельзя позволить Поллару и Леносу расколоть наш отряд, – категорически заявил он. – Во-первых, все четверо составляют одну сплоченную команду и у каждого в проводимой десантной операции свои функции. Во-вторых, если Техники действительно, как утверждает Орэн, попытаются установить с нами контакт, я хочу, чтобы мы там оказались вместе; у меня нет желания метаться по планете и разыскивать вторую половину группы.

Кирк вынужден был направить развитие событий по данному сценарию, так как Стражи не восприняли всерьёз и половины из его рассказа. Однако в результате сделанного выбора, перед ним, очевидно, открывались иные перспективы. Ему предстояло взять на себя роль героя, сочетавшего в себе черты завоевателя и дипломата, причем в своём новом качестве он мог поневоле прибегнуть к тем силовым методам, которые до сих пор держал на контроле.

– Отныне мы перестанем соблюдать лояльность, – продолжал Кирк, – и создадим Стражам определённые проблемы, то есть нас теперь будет нелегко найти. Следующее звено процесса – общение с прокторами, и они едва ли почувствуют своё превосходство, – он вытащил из-под кителя ручной фазер. – Всем установить фазеры в режим оглушения электрошоком и применять их только в случае давления со стороны прокторов.

– Наконец-то! – улыбаясь, произнес Скотти.

– У меня уже возникали сомнения: увидим ли мы прежнего капитана Джеймса Кирка, который никогда не медлил, когда нужно было действовать решительно? Я уже начинал волноваться за вас, Джим, – добавил Маккой.

Кирк проигнорировал замечание бортового врача.

– Орэн, прокторы ведь не располагают каким-либо особым способом, позволяющим впоследствии обнаружить местоположение нашего отряда? – спросил капитан мерканца.

– Верно. У них нет иного средства, кроме как искать нас повсюду. Но с помощью трэвелера, появляясь мгновенно в разных точках, они завершат поиски намного быстрее, чем если бы им пришлось ходить пешком.

– Все же надо постараться сделать для них эту задачу почти невыполнимой. А Техники столкнутся с теми же трудностями, пытаясь разыскать нас?

– Не думаю. Они владеют какими-то приёмами, но конкретно я не могу ничего объяснить.

– Значит, при желании ваши люди к нам придут, – коротко сказал Кирк. – Хорошо, отправляемся в путь. Орэн, иди первым. Нужно найти такое место, куда никто из прокторов не догадался бы заглянуть.

Кирк снова стал деятельным и энергичным, что вселяло оптимизм в его десантный отряд.

Выйдя за пределы особняка, капитан открыл свой коммуникатор.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк.

– Ухура слушает, капитан.

– Сообщите Споку о нашем уходе с виллы. Нас намереваются расколоть на две группы, поэтому мы должны где-то спрятаться, и, наверное, Споку трудно будет определить наши координаты.

– У него уже и так проблемы, сэр, – доложила связистка. – Транспортаторная активность на планете стремительно возрастает.

– Она снизится к закату, как говорят в Селербитане. К тому времени всё население переместится в Укрытия, и Мерканиад вступит в очередную фазу нестабильности. До связи. Отключаюсь.

* * *
Дневник капитана. Продолжение.

Звездная дата неизвестна. Запись произведена на трикодер в городе-острове Селербитане, на планете Меркан:

«От прокторов скрыться нелегко. Кажется, они заполнили собой весь город, ведь перед ними стоит задача побыстрее переправить жителей Селербитана в Укрытие, размещенное на большой глубине под океаном, называемым Сел-Этаном, который находится южнее островной гряды.

Из-за нашей внешности и униформы приходится прятаться в помещении, напоминающем склад, где полно всевозможных соломенных тюфяков, коробок и упакованных вещей. Это здание располагается в предгорье, к северу от центральной части города и виллы Стражей. Орэн предлагал нам взять какую-либо мерканскую одежду, но я запретил так поступать, поскольку даже в их простых свободных туниках вряд ли мы станем похожими на мерканцев. И если даже нас по ошибке посчитают за своих, то всё равно время и усилия будут затрачены зря, так как прокторы, стараясь никого не пропустить, должны каждого мерканца увести в Укрытие, и там, рано или поздно, они поймут кто есть кто.

Наше убежище довольно надёжное, и большинство местного населения уже эвакуировано. К складу стеной подступает субтропический лес; рядом бежит ручей, из которого мы берём воду, поэтому имеющиеся в распоряжении отряда неприкосновенные запасы продовольствия можно пока не трогать.

По мнению Орэна, скоро здесь появятся Техники; в крайнем случае, в течение завтрашнего дня. Прокторы, по-видимому, не выследили нас, так как в пределах километра от здания каких-либо живых существ трикодеры не выявили.»

Дополнение к отчету.

«Закат солнца. Через сутки, по предсказаниям Стражей, разыграется Стихия. При взгляде сквозь дымку океанических испарений на Мерканиад, всё ниже склоняющийся к линии горизонта, становится очевидным, что со звездой творится неладное: на ней появляются достаточно большие пятна, видимые невооружённым взглядом. Даже отсюда, через слой атмосферы, нетрудно рассмотреть, как из протосферы вокруг её диска начинают выступать обширные выпуклости. Мне впервые приходится наблюдать нестандартную переменную звезду класса Д в таком состоянии, и зрелище не из приятных. Надеюсь, Спок сейчас собирает подробную информацию…»

* * *

Спок именно этим и занимался.

Посреди ночи раздался свист коммуникатора, прервав и без того неглубокий сон Кирка, который спал, устроившись на куче каких-то пушистых мешков из синтетического волокна, хранившихся в углу склада. Он вытащил коммуникатор, открыл его и мягко произнес:

– Кирк слушает.

– Говорит Спок. Плохие новости, капитан.

– Мои опасения подтвердились, мистер Спок? Сообщите подробности.

– Судя по результатам вычисления компьютера на базе полученных ранее данных, активность звезды возрастает несоизмеримо быстрее, чем ожидалось. До того момента, когда она теоретически достигнет своего пика, осталось тридцать часов семнадцать целых пять десятых минут; и такая интенсивность может удерживаться в течение шестидесяти двух часов, плюс-минус сорок часов, если сигма равна трём. При максимальной звездной активности спектральная классификация Мерканиада поднимется до класса Ри, что намного выше первоначальных предположений…

– Беда, – откуда-то из сгустившегося мрака складского помещения донесся голос Скотти. Он подошёл к Кирку. – Наши энергетические резервы снизятся до критического уровня. «Энтерпрайз» находится довольно близко от звезды.

– Совершенно верно, мистер Скотт, – как всегда бесстрастно произнес Спок. – Есть только один шанс из четырёх тысяч девятисот восьмидесяти семи целых девяносто пяти сотых, что щиты «Энтерпрайза» послужат для команды достаточным прикрытием, и, тем не менее, две трети членов экипажа, вероятно, испытают сильнейшее недомогание. Ведь здесь, наряду с простым излучением по всему электромагнитному спектру от инфракрасных до гамма-лучей, наблюдается и то необычное излучение, о котором мы с вами уже беседовали, капитан. И вскоре оно достигнет той величины, когда его уже можно будет проанализировать.

– Лучи Бертольда, мистер Спок? – озабоченно спросил Кирк.

– Не совсем, так как они обычно исходят от звезды класса К, – продолжал научный сотрудник, – а эти, по-видимому, представляют собой значительно более мощную форму радиации Бертольда с высокой степенью поражения.

Маккой, как оказалось, тоже проснулся и теперь стоял рядом с Кирком.

– Значит, воздействие проявится намного интенсивней, а период агонии наступит быстрее и станет ещё мучительнее. Если только мы не спрячемся в какой-либо глубокой пещере, то наверняка сгорим тут дотла; да и на корабле, Джим, едва ли у команды прибавится здоровья.

– И астрономические силы не позволят нам так долго держать корабль на парковочной орбите в тени планеты. У Меркана нет естественного спутника и точек либрации.

У капитана межзвёздного корабля «Энтерпрайз» оставался единственный выход.

– Мистер Спок, любым способом и как можно быстрее, зафиксируйте на нашем отряде транспортатор и поднимите нас наверх. Нужно просто использовать оставшиеся резервы, чтобы отлететь подальше от Мерканиада. Когда здесь все успокоится и в случае благоприятного исхода, мы снова вернёмся к мерканцам и постараемся вести себя с ними наилучшим образом. Но я сейчас не могу рисковать жизнью членов экипажа и подвергать опасности корабль. Мистер Спок, наводя луч, рассчитывайте на пять человек.

Кирк был уже на ногах, остальные последовали его примеру, выбирая удобное место для транспортации. Джэнис Рэнд разбудила Орэна и указала ему, где встать.

– Капитан, – донесся голос Спока, – звезда в настоящий момент находится в переходном состоянии. Существует один шанс из семнадцати целых трёх десятых что мы сумеем приглушить интенсивность вспышки, и один шанс из трехсот четырнадцати целых, семидесяти пяти сотых, что она надолго стабилизируется как звезда класса Д-0.

– Как это понимать, мистер Спок?

– По моим расчётам, дополнительный ввод энергии в небольших пропорциях сыграет роль своеобразного пускового механизма, способного уменьшить неудержимо растущую амплитуду ядерных и гравитационных колебаний внутри звезды. Капитан, предлагаю направить в Мерканиад две фотонные торпеды, причем одновременно ударить по обоим звёздным полюсам со скоростью, измеряющейся коэффициентом допустимого искривления 2. И прежде чем звезда успеет прореагировать, они уже глубоко проникнут в нее. Я установлю на торпеды снарядные трубки, и каждая из них станет бомбой замедленного действия, поэтому энергетический выброс произойдет внутри звездного ядра…

– Но вероятность снижения ее активности в результате подобной операции не слишком большая, мистер Спок. А может быть иной выход? – допытывался Кирк, уловив в голосе Спока нотку сомнения, которую почувствовал только он, капитан, долгие годы работавший бок о бок с полувулканцем-получеловеком.

Спок на мгновение задумался, затем продолжил:

– Существует один шанс из четырёхсот десяти целых трёх десятых, что фотонные торпеды превратят Мерканиад в новую звезду…

– Мне не нравятся эти случайности, мистер Спок. Лучше уж спокойно уйти, чем пытаться расшевелить нестандартную, переменную звезду.

– Сэр, как я уже сказал, возможность ослабления интенсивности вспышки достаточно велика, и в то же время, шансы Мерканиада либо стабилизироваться, либо заново родиться находятся примерно в равном соотношении, но они намного меньше. Итак, сэр, вы не видите иной альтернативы, кроме как переместиться на борт корабля, с тем, чтобы всем нам отлететь отсюда на приличное расстояние и после угасания вспышки снова возвратиться…

Кирк обычно быстро принимал решения и действовал обдуманно, если того требовали обстоятельства. И когда Спок представлял ему свои соображения по поводу бомбардировки звезды, он уже прокручивал в голове все варианты и старался сделать оптимальный выбор. Учитывая необходимость проведения ремонта корабля, для чего понадобилась бы помощь мерканцев, что, в свою очередь, означало их вхождение в состав Федерации, конечно на добровольных началах, капитан пришел к заключению:

– Приказ поднять нас наверх отменяется, мистер Спок. Вы получаете разрешение торпедировать Мерканиад, но поспешите это завершить до местного восхода солнца. При нежелательном исходе, в том случае, если звезда начнет перерождаться, нам нужно будет немедленно подняться на корабль и, установив максимально допустимый коэффициент искривления, убраться как можно дальше отсюда.

– Я сейчас должен рассчитать наиболее подходящее время для запуска торпед, капитан. Возможно, мне не удастся осуществить задуманное, прежде чем Мерканиад появится на здешнем небосклоне. Однако повторяю: процент вероятности превращения его в новую звезду минимален. Но не сомневайтесь, так или иначе, я приложу все усилия для спасения десантного отряда и корабля.

– Мы вам верим, мистер Спок, – сказал Кирк в коммуникатор.

– Он нас не подведёт, – добавил Маккой. Он хорошо знал Спока: старший офицер никогда не стремился брать на себя полномочия командира. Ему настолько же претило отдавать приказы и распоряжения, насколько Кирку, в силу его природной склонности, это доставляло удовольствие.

– Вы даёте мне право самостоятельно провести запуск фотонных торпед, капитан?

– Да, мистер Спок, пожалуйста. И проинформируйте меня потом.

– И не забывайте, что у нас на поверхности планеты нет таких щитов, какие есть у вас на корабле.

– Последнее замечание, конечно же, принадлежит Маккою, – отозвался Спок, – так напомните ему: если мой план не сработает, то корабельная защита никого не спасёт. И ещё: я не собираюсь терпеть поражение. До связи. Спок.

Орэн не сводил глаз с коммуникаторов.

– Вы говорите в эти маленькие приборчики, и оттуда тоже доносится речь. Я до сих пор не спрашивал о них, так как боялся возбудить интерес к ним Стражей и прокторов. Что они из себя представляют? Маленькие калькуляторы, которые, не имея аналого-цифрового дисплея, трансформируют ответы в словесную форму?

– Ваши предки, скорее всего, когда-то пользовались подобными устройствами. – Кирк показал Орэну коммуникатор. – Как бы ты поступил, если бы у тебя появилось желание побеседовать со мной, а я в это время находился на другой стороне планеты?

– Ну, мне бы сначала пришлось с помощью блока управления трэвелером узнать через Центральный Справочник ваше местонахождение и затем переместиться к вам на трэвелере, – пояснил мерканец.

– Но как бы ты обходился без блока управления трэвелером и передавал мне свои сообщения? – настаивал Кирк.

– Я бы не передавал, не сумел, – смущенно сказал Орэн.

– А мы можем. У нас нет таких трэвелеров, как на Меркане, но есть приспособления иного рода – средства связи, позволяющие общаться, находясь на большом расстоянии друг от друга. Это экономит время.

– И кто был вашим собеседником?

– Ещё один человек с того летательного аппарата, который доставил нас на Меркан. – Кирк включил коммуникатор. – Говорит капитан. Когда вы следующий раз будете проходить над нашим островом, Ухура?

– Подождите минуту, капитан. Сейчас я уточню у лейтенанта Зулу… Примерно через пять минут.

– Спасибо, Ухура. До связи. – Застегнув на переговорном устройстве чехол, командир спрятал его под китель.

– Орэн, выйдем на улицу, мне хочется кое-что тебе показать.

Облака, способствовавшие регуляции суточного теплообменного процесса и каждое ранее утро приносившие в Селербитан дождь, ещё не собрались, и во весь небосвод вытянулась, словно подёрнутая туманом, блёклая полоса света, исходившего от миллионов звёзд далёкого галактического созвездия Ориона, которые не различались отсюда невооруженным глазом.

Они мгновение молча смотрели ввысь. Затем Кирк указал на юго-запад:

– Вон там. Видишь?

Яркая светящаяся точка двигалась, пересекая небо с юго-запада на северо-восток под углом примерно пять градусов к экватору.

Как бы хорошо не умел владеть собой Кирк, но при виде этого зрелища у него к горлу подступил комок. «Энтерпрайз» там, а он здесь, на чужой планете, и от того, как ему удастся организовать тут дела, зависит судьба его корабля и жизнь экипажа.

Реакция мерканца на перемещающийся вверху пучок света оказалась естественной, если учесть, что, вероятно, впервые за все годы жизни Орэн заметил в ночном небе какое бы то ни было движение.

– Это… это немыслимо! – прошептал он, заворожено наблюдая за тем, как «Энтерпрайз» плыл по своей установленной орбите вокруг Меркана. – Я… я поверил в ваш рассказ, Джеймс Кирк. Ведь у него, по сути, много общего с нашими гипотезами и теми вещами, которые мы сами обнаружили, пытаясь разгадать тайну Вселенной… Но совсем иначе себя чувствуешь, увидев подобное воочию и найдя подтверждение своим домыслам…

– Сынок, я тебя понимаю, – послышался за спиной мягкий голос Маккоя. – Иногда трудно принять тот факт, что мечты и тайные предположения могут осуществиться. И когда, наконец, появляется то, к чему ты так долго стремился, новая ситуация пугает, и хочется, чтобы все в мире оставалось по-прежнему.

– Да, – усмехнулся Скотти, останавливаясь рядом, – будь поосторожнее с тем, о чём просишь, так как именно это ты в итоге и получишь…

Кирк хорошо понял своего инженера. Тот, провожая тоскливым взглядом удалявшуюся во мраке ночи сверкающую точку «Энтерпрайза», думал сейчас не о корабле. Служащие Звёздного Флота редко чувствуют себя как дома на других планетах.

– Ваш летательный аппарат снова проплывёт над нами? – спросил Орэн после того, как «Энтерпрайз» скрылся за линией горизонта.

– Через каждые два часа, – сказал Кирк, но его «переводчик» запнулся и не передал смысла фразы, поскольку, как заметил Скотти, в структуре мерканского языка не было иных временных отношений, кроме ссылок на неопределённые, непонятные для членов экипажа периоды времени.

Орэн с опаской осмотрелся по сторонам.

– Думаю, лучше войти в помещение, – предложил он. – У прокторов есть приборы, реагирующие на тепло человека, и если они нас ищут, то непременно используют инфракрасные сенсоры.

– Боунз, зафиксированы какие-либо признаки жизнедеятельности на трикодере? – поинтересовался Кирк.

– Нет, Джим. Ничего нет, за исключением нескольких крохотных существ вон там, в лесной чаще.

– Орэн прав, капитан. Если прокторы охотятся за нами при помощи инфракрасных сенсоров, то мы для них, как утки на водной глади. А стены здания надежно защитят нас, – заметил Скотти.

Вернувшись в склад, Кирк решил, что недостаточно только прятаться, нужно ещё уметь определять ночью внезапное появление мерканцев и, при необходимости, вовремя отразить нападение прокторов.

– Мы слишком легкомысленно относились к своей безопасности, особенно с тех пор, как стали беглецами, – сказал он. – Боунз, можно ли использовать для определения присутствия живых существ всенаправляющий сканер трикодера с сигнализацией тревоги, которая бы предупредила бы нас о чьём-либо приближении?

– Наверное. Я попробую, Джим.

Но остаток ночи прошел спокойно. Кирк спал урывками, просыпаясь и прислушиваясь, не загудит ли сигнализация на трикодере Маккоя. Неужели прокторы настолько бездарны, что не способны быстро найти и арестовать пять человек, совершивших побег?

Охваченный тревожными мыслями, Кирк ворочался с боку на бок, не в силах уснуть. Вероятно, подумал он, под шелухой напыщенности, громких слов и показного блеска прокторов скрывалась крайне неэффективная полицейская организация. Стражи обладали довольно сильной политической властью на Меркане, так как овладели Тайной Стихии, давшей им в руки возможность предсказывать начало вспышек на Мерканиаде – нестандартной переменной звезде. И когда с неизбежностью рока возникавшие природные катаклизмы перестали нести мерканцам смерть, тех, кто умел их предугадывать и предупреждал людей об опасности, возвели на трон.

Достижения мерканской культуры, в результате которых быстрое перемещение в любую точку планеты стало доступным для каждого, оказали Стражам неоценимую помощь в объединении населения планеты. Здесь перед Кирком предстал классический случай Единого Мира, единого народа, единой культуры и единого политического базиса, такого же, как на Земле и на Вулкане.

У людей на Меркане был общий для всех Кодекс, общая потребность в астрономическом прогнозировании, единый судебный контроль, осуществляемый Стражами, кроме того, полицейское учреждение Проктората, дегенерировавшее в организацию, реальные функции которой, по-видимому, ограничивались лишь демонстрацией силы.

Кирк увидел в мерканцах в высшей степени законопослушных граждан, и, сделав подобное умозаключение, он понял, почему к членам десантного отряда относились так терпимо с момента их появления на Меркане.

Ни один мерканец не сбежал бы из-под домашнего ареста, да такая крамольная мысль вообще бы не пришла ему в голову. Значит, мощную полицейскую структуру прокторов нарисовало Кирку лишь его воображение, основываясь на уже имеющихся стереотипах. И, действуя в масштабах всей планеты, прокторы, тем не менее, не выдерживали сравнения со Звёздным Флотом. По сути, прокторы являлись лишь дворцовой охраной, жалкой пародией на настоящие вооруженные силы, поддерживающие государственную власть. А раз государственная власть и без того была прочной и незыблемой, то в прокторах уже не испытывали такой необходимости, как раньше. Ещё немного, и они превратятся в войска для проведения церемониальных ритуалов.

И это, в свою очередь, к немалому удовольствию Кирка, объясняло растерянность и неумение Стражей справиться с недавно возникшей и быстро развивающейся группой Техников. Они уже просто не помнили, как, обладая властью, консолидировать её. С ними до сих пор никто не соперничал, что воспринималось Стражами как само собой разумеющееся. Теперь у них нашлись серьёзные конкуренты: Техники, о которых Кирк узнал от Орэна, и не мог сейчас судить, насколько объективна полученная информация.

Занималась заря, похожая на раздутое в печи пламя. Сомневаться относительно наступления Стихии не приходилось. Не успел Мерканиад подняться над горизонтом, как стало очень жарко.

– Джим, – сказал Маккой, проводя дозиметрический контроль с помощью трикодера, – если чего-нибудь не предпринять, и очень быстро, нам не избежать крупных неприятностей. Спок прав: от данной звезды исходят необычайно мощные по воздействию лучи Бертольда. И если мы не прикроемся от излучения звезды каким-либо щитом в ближайшие часы, то позже он ни одному из нас и не понадобится.

Кирк сокрушенно качал головой. Вариантов решения проблемы оставалось всё меньше. Он не мог больше ждать невидимых Техников; вдруг они вообще не появятся? И едва ли стоило рассчитывать на попытки Спока торпедировать Мерканиад; кто поручится, что ему удастся закончить операцию вовремя и спасти десантный отряд от пагубного воздействия излучения, испускаемого Мерканиадом? Членам десантного отряда и Орэну было просто необходимо попасть на «Энтерпрайз», где всё-таки имелась определенная защита.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк. Мистер Спок, мы тут уже сыты по горло этими сверхмощными лучами Бертольда. Когда вы намерены торпедировать Мерканиад?

– Оптимальное время – через десять часов сорок минут, капитан.

– Слишком долго. От нас за это время останется один пепел. Переместите нас наверх.

– Капитан, с восходом солнца транспортаторная активность на острове Селербитан снова повысилась, – доложил Спок, – и едва ли удастся вас сейчас поднять.

– Пусть он сам пройдет в транспортаторное помещение, – предложил Скотти, – и поможет Кайлу. Они вдвоём знают транспортаторы, как никто другой.

– Мистер Скотт, я там и нахожусь, – донесся голос Спока. – Мы делаем всё возможное, но получить сканирующее замыкание пока не удается.

– Лучше рискнуть и попытаться спариться тут с лучами Бертольда, чем попасть в неотрегулированный луч транспортатора, – проворчал Маккой. – Если Спок не получит чистого замыкания, поднимайтесь без меня. Даже когда эта штука отлажена, и то при прохождении через неё испытываешь неприятные ощущения.

– Между прочим, капитан, – продолжил Спок, проигнорировав замечание Маккоя, – в настоящий момент в непосредственной близости от вашего сигнала передачи наблюдается действие транспортаторов. И я бы обратил внимание на развертку трикодера – наверняка рядом с вами появились живые создания, потому что в тот район наведен луч. При сложившихся условиях мы не сможем вас поднять.

Через стены здания Кирк услышал мелодичное звучание материализации транспортатора-трэвелера.

Глава 9

Слова Спока побудили Кирка к действию.

– Всем взять фазеры и установить в режим оглушения электрошоком, – приказал он, вытаскивая из-под кителя свой фазер. – Рэнд, Боунз, сделайте на трикодерах развёртку. Где они?

– Около здания, капитан, – ответила Джэнис Рэнд, поворачивая трикодер в разные стороны.

– Сколько их?

– Трое, сэр.

– Мы займем оборону здесь? – поинтересовался Скотт.

– Нет, помещение могут поджечь. Эти люди ещё только материализуются, и ткани их организмов пока не стали живой плотью, поэтому будем атаковать противника, не дав ему шанса первым начать наступление.

Кирк направился к одной из массивных дверей, ведущих на улицу.

– Рэнд, Маккой, прикройте нас со Скотти. Мы пойдем к ручью и, в случае опасности, откроем оттуда перекрестный огонь. Если ситуация сложится не в нашу пользу, вы должны нам помочь.

Хотя из-за слабого поля тяготения по поверхности планеты было легко передвигаться, Кирк с удивлением обнаружил, что Орэн обогнал его и уже стоял в дверном проёме, выхватив из кобуры своё однозарядное оружие, которое, в лучшем случае, могло наделать лишь много шума и произвести чисто внешний эффект. Мерканец принял боевую позу, обеими руками удерживая пистолет и приготовившись стрелять.

Но в то мгновение, когда Кирк и Скотти уже собрались рвануться вперед, Орэн опустил оружие и вложил его в кобуру.

– Джеймс Кирк, остановитесь! Это Делин, Отол и руководитель группы «Техник»! – закричал Орэн. – Я так и знал, что они непременно появятся здесь!

Кирк подал рукой знак десантному отряду, но не убрал фазер.

– Орэн, посмотри на них внимательно. И нет ли с ними кого-либо ещё? Не устроили ли прокторы нам западню?

– Западню? – переспросил Орэн. – Но с признанным лидером Техников такой номер не пройдёт!

Высокий мерканец вышел под палящие лучи солнца навстречу трём своим собратьям, приближавшимся к складу с той стороны, где, журча, вытекал из леса ручей.

– Ух, – облегченно вздохнул Маккой. – В последний момент прискакали всадники и спасли людей от гибели.

– Вы неисправимый романтик, Боунз, – заметил Кирк, убедившись, что к ним действительно пришли те, кого ждал Орэн.

– Ну, может быть, и не в последний момент, – поправил себя Маккой, – но ещё через пару часов, при растущей радиации Бертольда, он, несомненно, настал бы.

Кирк открыл коммуникатор.

– «Энтерпрайз», говорит Кирк. – На обнаруженном вами транспортаторе оказалась группа Техников из трёх человек, прибывших, чтобы вызволить нас из беды.

– Спасибо за сообщение, капитан. Мы уже почти всё подготовили для перемещения вас наверх.

– Думаю, теперь такой необходимости нет, мистер Спок. Нам посчастливилось встретить тех, кто наверняка способен помочь Скотти.

– Очень хорошо, капитан. Но в радиусе десяти километров транспортаторная активность продолжает оставаться довольно высокой, хотя и не препятствует наведению луча. Из соображений здравого смысла всё-таки стоит сохранять готовность поднять большой отряд в случае непредвиденных обстоятельств, – предложил первый помощник капитана на «Энтерпрайзе».

– Логично, мистер Спок.

– Конечно, капитан.

– Кирк, идите сюда! – позвал Орэн.

– Держите этот трансляционный канал включённым, мистер Спок. – Он повернулся к Джэнис Рэнд. – Старшина, не отключайте коммуникатор. Всем спрятать фазеры. Давайте встретим своих спасителей.

Кирк узнал в девушке Делин, а в юноше Отола, которых впервые увидел на месте высадки на планету. Они повернули руки ладонями вверх, приветствуя таким образом федеральный отряд. Высокий мерканец-мужчина, явно старше их по возрасту, с поредевшими волосами и бледной кожей скуластого лица, сделал такой же своеобразный жест.

– Рад познакомиться с вами, Джеймс Кирк, и с вашими товарищами. Я – Таллан, представитель группы «Техник». Пожалуйста, примите извинения от имени всех моих коллег за то, что не пришли на помощь раньше, но мы не смогли бы этого сделать, не испортив отношений с прокторами.

– Ваши извинения принимаются, Таллан, – ответил Кирк, в свою очередь раскрыв перед ним ладони. Затем он начал представлять каждого из десантников, но Таллан перебил его.

– Нам известны их имена. Формальности подождут, а пока необходимо переправиться в безопасное место – Укрытие под Эронде. Здесь нельзя надолго оставаться, так как активность Мерканиада непрерывно растёт. Кроме того, наш план могут сорвать прокторы, несмотря на их крайнюю загруженность, ведь им нужно по возможности быстрее переместить всё население в Укрытия…

Он подал Кирку небольшой прибор, тем временем Орэн раздал такие же устройства другим членам федерального отряда (как догадался капитан – мерканские пульты управления трэвелерами).

– Таллан, мы чужеземцы, и не знаем, как ими пользоваться.

Таллан кивнул.

– Я понял это из рассказа Отола. Вы попадете в наши Укрытия, если последуете моим инструкциям…

Краткую лекцию руководителя группы «Техник» по эксплуатации блока управления трэвелером прервало мелодичное звучание, сопровождавшее материализацию множества транспортаторов вокруг них.

В течение нескольких секунд вся группа оказалась окруженной девятью прокторами с оружием наперевес. Сам проктор Ленос появился не далее как в пяти метрах от Кирка и Таллана.

– Долгой жизни вам, Таллан, а также Отолу и Делин, – сказал Ленос с едва уловимой насмешкой в голосе. – Мы знали, что, в конце концов, Техники клюнут на приманку и попытаются спасти своих роботов. А теперь сдайте свои блоки управления трэвелерами. Переправляться будем все вместе, но не в Эронде.

– Проктор Ленос, по Кодексу вы не имеете права арестовывать нас, – запротестовал Таллан, не желая подчиняться приказу.

– Я выполняю распоряжение Стража I по задержанию этих четверых роботов и мерканцев, их сопровождающих. – В ответе Леноса не было и намека на сердечность; под влиянием эмоционального напряжения все привитые мерканцу культурные манеры поведения улетучились. – Они сделали абсурдные заявления, касающиеся истинности нашего Кодекса и интерпретации легенд о происхождении Меркана. Сдайте ваши трэвелеры…

– Эти люди не являются ни членами группы «Техник», ни продуктом его деятельности, – возразил Таллан, все ещё сжимая в руках блок. – Я никогда их раньше не видел и знаю о них только то, что мне рассказали Отол и Делин.

– Они не с Меркана, – подтвердил Орэн. – Страж I выслушал мои доводы по данному вопросу, но не поверил мне.

– Именно поэтому все должны отправиться вместе со мной, – скомандовал Ленос. – Ваши головы забиты глупостями, а мы доставим вас в размещенный в Укрытиях центр переобучения, где Стражи устроят вам экзамен и направят на переподготовку. Ну, а созданные вами уродливые роботы подвергнутся медицинскому обследованию…

В той мере, в какой это касалось Кирка и его отряда, положение вновь выходило из-под контроля, и, как ему подсказывало чутьё, они в самом деле угодили в расставленные сети прокторов. Ситуация ухудшалась. Вдобавок ко всему, становилось невыносимо жарко! Капли пота выступили на лицах членов звездного экипажа, не привыкших к такому климату, градом стекали со лба и, попадая в уголки глаз, мешали смотреть. Поэтому приходилось постоянно промокать солёную влагу. Капитану теперь было понятно, почему мерканцы носили на голове повязки…

Сложившаяся обстановка требовала от него решительных действий.

Кирк повернулся к стоящей рядом Джэнис Рэнд.

– Коммуникатор включен?

– Да, сэр.

Кирк встал между Леносом и Талланом и взглянул на возвышавшегося над ним закованного в броню проктора.

– Ленос, – пришло время доказать вам, что я не лгал.

Он говорил громче обычного для того, чтобы его голос через коммуникатор Джэнис Рэнд услышали на корабле, в то же время стараясь своим поведением не вызвать слишком бурную реакцию у Главного проктора, но последний молча, с недоверием поглядывал на Кирка.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк. Мистер Спок, немедленно спускайтесь сюда. Транспортаторная команда, приготовьтесь поднять всю группу на борт корабля по моей команде.

Капитан рассчитывал на дисциплинированность Спока, который с присущей ему скрупулезностью, точно и безотлагательно выполнит приказ. И тот не разочаровал его.

Почти в то же мгновение слева от них раздался мелодичный перезвон транспортируемого луча с «Энтерпрайза». Только теперь Кирк заметил едва уловимое звуковое различие между мерканским трэвелером и федеральным транспортатором.

Появился Спок, своей сухопарой высокой фигурой походивший на стоявших вокруг мерканцев, но высоко посаженные брови и заостренные сверху уши придавали его облику разительное отличие от наружности любого из присутствующих.

Спок не только очень быстро отреагировал, но также понял подтекст команды Кирка, судя по перекинутому через плечо трикодеру и зажатому в правой руке фазеру типа II.

– Дамы и господа с планеты Меркан, разрешите мне представить старшего офицера звездного корабля «Энтерпрайз» и моего первого помощника мистера Спока, уроженца планеты Вулкан… и представителя ещё одного мира, – подчеркнуто учтиво объявил Кирк.

Таллана, по-видимому, ошеломило внезапное появление вулканца, но постепенно удивление на его лице сменилось радостью, выразившейся в неподражаемой мерканской улыбке, при которой своеобразно выворачивались наружу губы и обнажались десны.

Проктор Ленос, наоборот, выглядел смущенным. Он взглянул на Таллана, потом на Кирка и Спока.

– Как вам это удалось? – спросил, недоумевая, Главный проктор. – Центральная система трэвелерного регулирования поставлена на блокировку, и сюда, по идее, мог переместиться только тот, у кого имелся мой трэвелерный код.

– Наш трэвелер работает по несколько иному принципу, Ленос, – предположил Кирк.

– Совершенно верно, – добавил Спок. – Обнаружив поле гашения, мы произвели фазовый сдвиг и обошли вокруг него. Экипаж на корабле, капитан, готов выполнить любые указания.

Кирк вытащил свой фазер и подал знак отряду сделать то же самое.

– Вы все пойдете с нами. У нас в небе тоже есть Укрытие – летательный аппарат, вращающийся вокруг планеты. Ленос и другие прокторы, немедленно сдайте огнестрельное оружие.

– Мы здесь стражи порядка! И отдаем приказы тоже мы, а не вы! – разозлился Ленос, хватаясь за оружие. – Прокторы! Стреляйте в этих роботов!

Один из подчиненных Леноса поднял свой длинноствольный пистолет, но выстрелить не успел. Реакция Спока оказалась молниеносной. Пораженный электрошоком, проктор упал без сознания на землю.

Используя фазеры, настроенные на режим оглушения, Скотти и Джэнис Рэнд к тому времени уложили ещё четверых прокторов. Кирк даже не получил возможности ответить на агрессию мерканцев, настолько натренированы и обучены были его люди.

Воцарилась тишина. Реальность происшедшего с трудом доходила до сознания оставшихся прокторов… и находившихся там мерканцев из группы «Техник».

– Спасибо, Спок, – сказал Кирк.

Производя в тот момент переустановку фазера, помощник капитана лишь приподнял бровь.

– Что… что случилось с моими прокторами? – пробормотал Ленос, опуская свое огнестрельное оружие. Увидев это, трое из его взвода сделали то же самое.

– У них просто потеря сознания. Вскоре они придут в себя, – ответил Кирк. – Я же говорил вам: мы из другого мира. К сожалению, для того, чтобы развеять ваши сомнения, пришлось прибегнуть к насилию. Итак, сдайте оружие, Ленос. Таллан, если вы с товарищами не будете вытаскивать свои пистолеты из кобуры, то я не возражаю – держите их при себе.

– Джеймс Кирк, конечно же, вы не с нашей планеты, и имеете на вооружении более мощные боевые средства. Поэтому мы сдаемся на милость победителя, сэр.

– Совсем наоборот. Десантный отряд приглашает вас в гости, – спокойно произнес Кирк. – Это относится и к вам, Ленос. Всего нужно поднять на борт семнадцать человек, значит, перемещаться будем группами: начнем с шестерых прокторов.

Как Кирк и предполагал, мерканцы, материализовавшись на борту «Энтерпрайза», были совершенно потрясены увиденным. Охранное подразделение корабля, воспользовавшись замешательством, приставило к каждому из появившихся на транспортаторной платформе прокторов по одному бойцу.

– Отведите прокторов в каюты для арестованных, – приказал Кирк. – Таллан, Орэн, Отол, Делин и Ленос, предлагаю вам пройти вместе со мной и офицером Споком на капитанский мостик. Скотти, проверьте энергетическую обеспеченность наших щитов. Боунз, узнайте, как обстоят дела с пробами крови, и, уточнив детали, сразу же сообщите мне.

– Вы правы, капитан, – пробормотал Скотти и направился к турболифту, собираясь спуститься на нём в технический отсек.

– Как хорошо вновь вернуться сюда… и тут намного прохладнее, – заметил с облегчением Маккой. – Почему же М'Бенга до сих пор не сделал анализ той пробы?

На Техников, очевидно, звездолёт произвел не такое сильное впечатление, как на проктора Леноса, который, в изумлении открыв рот, смотрел по сторонам, и, без сомнения, в его глазах читался страх. Кирк догадывался, что «Энтерпрайз» был выше понимания проктора. Но Орэна и Делин буквально переполняла радость, когда они рассматривали корабельное оборудование.

Кирк доставил их с помощью турболифта на капитанский мостик. Спок сразу же сел за пульт компьютера. Капитан обвел руками помещение.

– Мерканцы, здесь находится центр управления нашим летательным аппаратом.

– Очередное издевательство Техников, – возразил проктор Ленос. – Каким-то образом где-то на планете вам удалось построить это необычайное Укрытие. Поздравляю вас с грандиозной проделанной работой. Оно, конечно же, намного удобнее, чем Укрытие Стражей, и создано с применением незнакомых прогрессивных технологий; мы даже не подозревали о их существовании.

Таллан взирал на всё с нескрываемым волнением, но, в отличие от проктора Леноса, его вызывал не страх и недобрые домыслы, а встреча с непознанным.

– Ленос, вы ведь знаете, что уже много лет я являюсь членом общества «Техник», и, кроме того, вхожу в состав консультативного Совета Старейшин из тридцати человек, руководящего деятельностью тех, кто объявил себя приверженцами воззрений Техников, и мы хорошо проинформированы обо всем происходящем в нашем мире. Ленос, поверьте, Техники не имеют к этому никакого отношения!

– Но другого варианта и быть не может!

– Проктор Ленос, вы такое же разумное создание, как и я, только меня учили не отвергать новые взгляды, методы, необычные подходы к тем или иным вещам и явлениям, и считаться с ними, – сказал ему Таллан, – а вас заставляли беспрекословно подчиняться приказам Стражей и принимать их догмы, не задавая вопросов. Сначала вам будет трудно признать реальность перемен, пришедших на Меркан с Ночного Сияния, но смириться придётся, иначе вы не сможете оставаться Главным проктором. Но на самом деле нам всем предстоит научиться правильно реагировать на те изменения, которые никто из нас не предвидел и не предрекал даже в самых сумасбродных еретических высказываниях относительно Кодекса.

В данный момент именно это и беспокоило капитана Джеймса Кирка.

Но, несмотря на вероятность нарушения Генерального Приказа N1, капитан думал прежде всего об «Энтерпрайзе» и своём экипаже, оказавшемся перед лицом смертельной опасности, причем приемлемых вариантов выхода из создавшегося положения находилось немного. Но у Кирка появилось и новое, альтернативное решение.

На борту «Энтерпрайза» находился, пусть даже и не в качестве заложника, Главный проктор Меркана, и его присутствием можно было воспользоваться как средством давления на Поллара и других Стражей после того, как будут разрешены все проблемы, вызванные нынешней нестабильностью Мерканиада. Кирк реализовал свой план доставки на борт звездолёта по крайней мере четверых умных, технически грамотных мерканцев, которые бы разобрались в увиденном на «Энтерпрайзе» и сумели соотнести федеральные технологии с мерканскими технологиями по возвращении на планету. Вопрос о невозвращении больше не стоял, поскольку, независимо от настойчивых попыток Скотти самому отремонтировать неисправный модуль, «Энтерпрайз» вряд ли когда-либо улетит с Меркана, не оставив после себя неизгладимого следа в здешней цивилизации. Надежда Кирка нанести визит, не нарушивший бы целостности данной культуры, растаяла.

Невзирая на внутренний конфликт, капитан уже определил приоритеты и знал, с чего начать. И если установленный им порядок очередности проводимых мероприятий выльется в вопиющее нарушение Основной Директивы, он готов отвечать за последствия, пусть даже его за это лишат звания командира корабля; но именно спасение звездолёта и экипажа Кирк поставил во главу угла.

– Мистер Спок, – спросил он своего научного сотрудника, на мгновение оставляя мерканцев и подходя к Споку, склонившемуся над пультом управления библиотекой компьютера, – какова ситуация с Мерканиадом?

Помощник капитана, не поднимая головы от пульта, ответил:

– Капитан, в течение нескольких часов я вынужден был находиться в транспортаторном помещении и не проводил наблюдений, поэтому сейчас собираю новые сведения, так что, в лучшем случае, мой рапорт будет носить схематичный характер.

– Говорите, мистер Спок. Как ведет себя звезда?

– До сих пор продолжает увеличивать эмиссионную постоянную по всему электромагнитному спектру и испускает огромное количество того, что можно обозначить как гиперактивные лучи Бертольда.

– Через какой промежуток времени их перестанут задерживать корабельные защитные экраны?

– Пока неизвестно, так как мне не удалось ещё уяснить определенную тенденцию развития из-за неустойчивости процессов нестабильной звезды, – невозмутимо ответил вулканец. – Насколько мы имели возможность установить, она относится к звёздам первого класса Д, нестабильного, переменного типа. Но другие звёзды с подобными характеристиками не проявляют себя таким образом, потому что у них есть, по крайней мере, одна гигантская газосодержащая планета, такая, как, скажем, Юпитер, которая оказывает успокаивающее воздействие своим гравитационным притяжением.

– Мистер Спок, как по-вашему, могу ли я отложить принятие решения на несколько часов… или нельзя медлить ни минуты?

Спок оторвался от работы и, глядя куда-то вверх отрешённым взглядом, довольно долго думал, потом ответил:

– По моим расчётам, у вас в запасе имеется семь целых три десятых часа, после чего радиация начнёт проникать сквозь щиты, в том случае, конечно, если не осуществится наш план запуска фотонных торпед до того, как уровень излучения поднимется слишком высоко…

– Периодически информируйте меня, мистер Спок, и сообщите по возможности раньше, если нам придётся-таки использовать оставшуюся драгоценную энергию на то, чтобы отлететь подальше от Мерканиада; мы должны все ещё раз взвесить.

Голова Спока снова склонилась к перископу, вмонтированному в пульт управления библиотекой компьютера.

– Сэр, не сомневайтесь, по мере поступления новых данных вы сразу же получите их.

* * *

Дневник капитана. Звёздная дата 5076.8:

«Нам ничего не остается, как ждать очередных результатов наблюдений Спока.

После капитанского мостика я показал мерканцам весь корабль. В реальных условиях соблюдение Основной Директивы, по-видимому, уже стоит под вопросом, поэтому мне будет интересно оценить кругозор и степень научных познаний этого живущего в изоляции народа. Но мерканцы, вероятно, узнают о нас больше, чем мы о них.

Как только Галлон уяснил, чем занимается Спок, они с Отолом присоединились к нему и неожиданно предоставили для компьютерной обработки исходный информационный текст по поведению Мерканиада и воздействию Стихий в прошлом.

Я не подозревал, что Орэн настолько разбирается в физике, чтобы помочь Скотту, но это факт. Юноша спустился в технический отсек вместе с лейтенантом Скоттом и, рассказав об особенностях исходящей от Мерканиада радиации, посоветовал инженеру-механику для сбережения энергии настроить щиты на избирательное отражение наиболее интенсивной части спектра.

Делин находится в корабельном лазарете и работает с Маккоем в лаборатории, предоставив ему возможность провести полное биологическое исследование мерканцев, сдавая свою кровь и ткани на биопсию и параллельно с врачом делая анализы, значительно экономя его время.

Члены группы «Техник» обладают высоким интеллектом, и я бы не думал о нарушении Основной Директивы и введении мерканцев в состав Федерации, если бы был уверен, что остальные обитатели Меркана имеют такой же уровень умственного развития. Эти четверо не отстают от нас по познаниям во многих областях науки и техники, хотя к рассмотрению некоторых вопросов подходят с совершенно иной точки зрения, предположительно, из-за их изоляции от внешнего мира.

Но мне знакомы и другие мерканцы. После общения с Полларом и его приближенными предо мной встала сложная проблема, пути разрешения которой мне до сих пор не ведомы. Судя по всему, Стражи не откажутся от своих догм на Меркане, как о единственной обители жизни во Вселенной. Когда четверо Техников, почерпнув новые знания, вернутся домой, они могут почувствовать себя достаточно сильными, чтобы свергнуть Стражей. В таком случае получается, что мои непродуманные действия приведут к развязыванию планетарной гражданской войны. И если это произойдёт, я должен буду нести за свои поступки всю полноту ответственности.

Нелегко иметь дело с проктором Леносом, пребывающем в состоянии крайнего потрясения с момента появления на «Энтерпрайзе».

Фактически, самой большой проблемой может стать Прокторат, возглавляемый Леносом, или даже сам Ленос. Ведь осознав реальность существования «Энтерпрайза» и ошибочность положений Кодекса, которые он всегда так упорно насаждал и защищал, и посчитав себя виновным в содеянном, ещё неизвестно, какое средство для исправления своих ошибок выберет Главный Проктор и куда подтолкнёт свой Прокторат.

Приведённые выше рассуждения отражают ход моих мыслей по поводу ввязывания нас в неизбежно надвигающуюся конфронтацию, и она в результате приведёт к радикальным изменениям в культуре Меркана.

Я сейчас не располагаю достаточной информацией для того, чтобы здесь и немедленно перейти к решительным действиям. На самом деле, ничего не будет предпринято до тех пор, пока Спок не предоставит отчёт…»

* * *

– Капитан, говорит Спок, – раздался грохот переговорного устройства над кроватью Кирка.

Кирк и не знал, что так устал. Казалось, он прилёг лишь мгновение назад… но, судя по показанию его хронометра, отдых продолжался несколько часов. Тряхнув головой, пытаясь прогнать сон, он дотянулся до кнопки «ответа».

– Кирк слушает.

– Капитан, поднимитесь, пожалуйста, в центр управления.

– Уже иду.

Он даже не спросил, зачем. Научный сотрудник срочно вызывал его к себе лишь когда хотел что-то показать или сообщить сведения, которые нельзя доверить переговорным системам.

Менее чем через минуту Кирк стоял рядом со Споком на капитанском мостике. Там же находились Таллан и Отол.

– Докладывайте, мистер Спок.

– Капитан, разрешите немедленно осуществить запуск фотонных торпед.

– Конечно, мистер Спок. Почему вы спрашиваете о том, о чём мы уже договорились? – поинтересовался Кирк.

– Потому что я пренебрежительно отнесся к своим обязанностям научного сотрудника, – бесстрастно ответил Спок.

– Пренебрежительно? Объясните.

– Сэр, меня вызвали с этого поста, чтобы оказать необходимую помощь транспортаторной команде по спасению вас с поверхности планеты, – разъяснял Спок. – Во время моего отсутствия ситуация с нестабильностью Мерканиада не контролировалась. Но, снова оказавшись на корабле, я вместе с находящимися здесь Техниками все эти часы занимался библиотекой компьютера, стараясь дать точную оценку нынешнего состояния Мерканиада…

– Мистер Спок, конкретнее.

– По всей видимости, теперь уже нельзя погасить вспышку Мерканиада путем запуска в его ядро фотонных торпед.

Глава 10

– Что вы имеете в виду, мистер Спок? – спросил Кирк. – Уточните.

– Вспышка на Мерканиаде произошла значительно быстрее, чем предполагалось, – объяснил научный сотрудник. – Дополнительные сведения, предоставленные мне Талланом и Отолом, уже проанализированы компьютером. Я же провёл независимый анализ линеаризации отдельных данных для упрощения уравнений, и мои результаты совпадают с компьютерными, причем множитель составляет две целых тридцать девять сотых процента, находясь в тех пределах совпадения, которые допускаются при использовании метода линеаризации.

Кирк на мгновение задумался, потом спросил:

– Каковы будут последствия, если осуществить запуск торпед прямо сейчас?

– Дайте мне примерно две целых четыре десятых минуты на вычисления, капитан. Они чрезвычайно сложны, поскольку мы здесь сталкиваемся с реакциями синтеза, протекающими при очень нестабильных условиях…

– Приступайте, мистер Спок. Время пошло, – сказал ему Кирк и, решив что в такой момент лучше не мешать научному сотруднику, опустился в командирское кресло и нажал кнопку включения переговорной системы.

– Мистер Скотт, говорит Кирк. Как вы оцениваете отражательную способность защитных экранов на корабле?

– Капитан, не знаю, выдержат ли наши щиты ещё десять часов… а стихия ведь так скоро не закончится, если подсчеты Спока верны, но ваш помощник никогда не ошибается. Сэр, я не могу отрегулировать их до такой степени, чтобы создать надёжный заслон этим гиперактивным лучам Бертольда.

– Вам, вероятно, нужно направить в экраны все энергетические резервы, Скотти, и тогда сопротивляемость повысится.

– И что мне в первую очередь остановить?

– Как можно больше второстепенных внутренних систем и сетей, отключение которых не привело бы к потере кораблем способности передвигаться. Опустите щиты против ультрафиолетовых лучей, ведь при самой сильной интенсивности вспышки они не проникнут через корпус, пусть даже при этом наружное покрытие обесцветится, не беда. Снизьте степень защиты от инфракрасных лучей, поднимите регуляторы температуры системы жизнеобеспечения, но не доводите температуру до уровня, угрожающего функционированию электронной аппаратуры, ничего страшного, если придется немного попотеть.

– Да, сэр, но это поможет нам продержаться ещё часа четыре… а потом у нас на борту не хватит энергии даже для того, чтобы вскипятить воду для чая.

– Скотти, сделайте все от вас зависящее, но не дайте экипажу сгореть.

– Было бы неплохо убрать людей подальше от корпуса корабля, – предложил инженер-механик – Толщина стенок уменьшает поражающий фактор лучей Бертольда.

– Спасибо, Скотти, мы займемся этим. – Кирк нажал на кнопочный переключатель и обратился к рулевому, одновременно исполняющему обязанности офицера безопасности.

– Мистер Зулу, вы готовы обеспечить проведение мероприятий по максимальной защите от излучения?

– Подразумевается операция «подземное убежище»?

– Да, сэр. Но в помещении, рассчитанном на пятьдесят человек, едва ли почувствуют себя комфортно четыреста, тем более, если они там пробудут не менее суток, сэр. И одной из проблем станет санитарное состояние помещения…

– У многих может появится недомогание или даже наступит смерть, – напомнил ему Кирк.

– Да, сэр, знаю. Нам придётся уйти с капитанского мостика, чтобы обезопасить себя.

– Разумеется, мистер Зулу. А почему вы заостряете на этом моё внимание?

– Наряду с электромагнитным излучением и гиперактивными лучами Бертольда мы получаем огромное количество звёздных протонов и потоков заряженных частиц, и мне, направляя через них свой корабль, необходимо каждую минуту поправлять все автоматические системы. При проникновении одного звёздного протона через защитные экраны и через пикоцепь автопилота корабль, не сделав даже витка по орбите, окажется занесенным в нижние слои атмосферы.

– Так, по-вашему, кто-то должен остаться здесь и контролировать в условиях этого звёздного града автоматические системы, верно?

– Да, сэр, и останусь я.

Капитан на мгновение задумался.

– Нет, мистер Зулу. В Уставе Звёздного Флота не фигурирует слово «жертва»… и в моем лексиконе его тоже нет. Если станет совсем уж плохо, мы улетим отсюда. Мистер Чехов, проложите на карте линию запасного курса с минимальными затратами энергии, который увел бы «Энтерпрайз» от разбушевавшейся звезды на такое расстояние, где бы наши защитные экраны смогли нас надежно прикрыть.

– Хорошо, сэр. Лучше остаться в живых, пусть и с малыми резервами энергии, чем сидеть тут и кипеть, как самовар, – ответил штурман с насмешливой улыбкой и приступил к построению курса.

– Капитан, я хочу предоставить на ваше рассмотрение результаты вычислений, – объявил Спок, не отрываясь от перископа. – Если наши торпеды достигнут ядра Мерканиада через двадцать три целых одну десятую минуты, то существует один шанс из пяти целых трёх десятых, что звезда стабилизируется или приглушит вспышку. Но альтернативой будет формирование не новой, а сверхновой звезды, и процесс начнется со схлопывания ядра, перерастающего постепенно во взрыв в оболочке хромосферы и фотосферы, и завершится общим коллапсом, в результате чего образуется нейтронная звезда, в довершение всего способная превратиться в Чёрную Дыру.

– Что бы вы порекомендовали, мистер Спок?

– При данных обстоятельствах, капитан, я бы предпочел воздержаться от комментариев.

– И никакой готовности пойти на риск? – задал риторический вопрос Зулу.

– Мистер Зулу, вулканцы не играют в азартные игры, – напомнил ему Спок.

– Но мне придется попробовать, – подчеркнул Кирк. – Хотя возможности далеко не блестящие, у меня лучших нет. Если мы погибнем, то погибнем как герои. С другой стороны, у нас есть все основания ими стать.

Кирк задумался. Здесь затрагивались и иные факторы, касающиеся целой планеты с населением, насчитывающим миллионы гуманоидов, представляющих собой уникальную высокоразвитую цивилизацию. Они спасутся от Стихии в надёжных подокеанических Укрытиях, как и бесчисленные их предшественники. Но военный корабль «Энтерпрайз» и четыреста тридцать человек на борту, включая нескольких мерканцев, не выживут. Времени для детального анализа или мучительных сомнений не оставалось. Необходимо было принимать решение… и немедленно.

Ситуация, с которой столкнулся Джеймс Кирк, капитан корабля Звёздного Флота Объединённой Федерации Планет, могла послужить наглядным примером, объясняющим, почему так мало граждан Федерации поднималось до высокого положения командира звёздного корабля.

– Мистер Зулу, две фотонные торпеды подготовьте к запуску. Возьмите запальные трубки и установочные координаты у мистера Спока. Приступайте к исполнению приказа!

– Да, сэр.

– Данные находятся на контрольной ступени ракеты, – сообщил Спок.

– Проведите операцию по мере готовности, – спокойно произнес Кирк, хорошо осознавая смысл только что сказанного. Ошибка, которую он допустил бы при неумелом управлении кораблём, привела бы не к таким взрывоопасным последствиям, как действия, напрямую касающиеся цивилизации гуманоидов, но избежать этого было нельзя.

– Данные введены. Проверка точности автономного наведения ракеты. Подключение внутренней энергии. – Зулу переключал рычаги. – Первая… пуск! Вторая… пуск!

По капитанскому мостику прокатилось знакомое звенящее эхо, сопровождавшее выпуск двух фотонных торпед.

– Скрестите пальцы, – пробормотал Чехов.

– Только пусть этого не видит Спок, – шепнул ему Зулу.

– Ухура, – сказал Кирк, поворачиваясь в своем кресле в сторону офицера связи. – Вложите сброс данных с библиотеки компьютера по крайней мере в три радиоуправляемых летательных аппарата и сразу же направьте их в сторону Созвездия Ориона. Поскольку существует вероятность превращения звезды в сверхновую, то прежде чем нас настигнет взрывная волна, мне хотелось бы отослать последние отчёты о наших действиях, с тем, чтобы рано или поздно они попали на борт какого-либо федерального корабля.

– Да, сэр. Продолжать передачу обычных сигналов бедствия по всем подпространственным каналам?

– Обязательно. Кто-то может их перехватить. Ведь если Командование Звёздным Флотом и не знает, что у нас тяжёлое положение, там, тем не менее, уже начали беспокоиться о судьбе «Энтерпрайза», и в случае обнаружения сверхновой звезды сюда отошлют экспедицию… хотя, возможно, для оказания помощи к нам уже кого-либо послали на скорости, измеряющейся коэффициентом допустимого искривления восемь…

– Радиоуправляемые летательные аппараты запущены, капитан.

– Спасибо, лейтенант. Мистер Спок, доложите, пожалуйста, о ситуации с торпедами.

– Оба снаряда находятся в поле слежения сенсоров, двигаясь по намеченному курсу. Удар по звёздным полюсам будет нанесён… через четыре целых три десятых минуты, и взрыв произойдет почти одновременно с их входом, при коэффициенте допустимого искривления два, внутрь ядра.

Кирк заметил выражение недоумения на лицах Таллана и Отола, стоявших рядом со Споком.

– Таллан, вам понятна суть происходящего?

– Едва ли, Джеймс Кирк, – ответил старший их Техников. – Ваши переводные устройства не совсем точно интерпретируют значение отдельных слов из-за отсутствия в нашем языке нужных эквивалентов, но общий смысл мне ясен. Самая большая проблема – и, думаю, Отол со мной согласится – заключается в трудности сопоставления моих концепций о Вселенной с тем, что я сейчас увидел и услышал.

– Три целых пять десятых минуты, – объявил Спок.

– В Мерканиад были запущены приспособления, которые проникнут в его сердцевину, – попытался объяснить Кирк. – Оказавшись внутри, они выделят огромное количество специфической энергии. Если мы все сделали как следует, если результаты компьютерного анализа верны, если предоставленные вами данные соответствуют действительности, если нам очень повезет – насколько я знаю, это слово отсутствует в вашем лексиконе и не переведётся – стихия отступит и Мерканиад отныне перейдёт в состояние равновесия; не будет больше никаких стихий. И наоборот: если наши расчеты ошибочны и где-то допущена неточность, Мерканиад взорвётся.

Таллан с минуту помолчал, затем спросил:

– Что же произойдет с Мерканом в случае взрыва Мерканиада?

Кирк ничего не ответил и только покачал головой.

– Вы пошли на то, чтобы поставить на карту существование целой планеты с её населением и цивилизацией? – задал вопрос Отол.

– У меня не оставалось выхода. При условии сотрудничества со Стражами, мы, вероятно, смогли бы прийти к некоторой договоренности, исключающей такой исход, – пояснил Кирк.

– Во-первых, ответьте, зачем вам надо было сюда прилетать? – неожиданно зло спросил Отол. – У нас уже разрабатывались свои способы урегулирования взаимоотношений, и через три поколения нам удалось бы изменить наш мир! Кто просил вас вмешиваться?!

– Через три поколения вы бы открыли то, что мы уже знаем, – добавил Спок, – и попытались бы сделать то же самое. Между прочим, судя по той помощи, оказанной нам, у вас уже есть базисные сведения, позволяющие развиваться в данном направлении, и нужен только толчок, побудивший бы этим заняться.

– Но вы подписали смертный приговор целой планете, не спросив на то нашего согласия, – парировал Отол.

– Отол, «смертный приговор» касается также каждого находящегося на корабле. Я был вынужден принять такое решение. Мы пришли сюда непреднамеренно и, появившись тут, старались оказывать минимальное воздействие на здешний образ жизни. Но власть предержащие на Меркане не прислушались к нам. Очень жаль. Но, во всяком случае, кто действует, имеет большие шансы на успех, – сказал Кирк. В душе ему, так же как и Отолу, не нравилась эта затея. – Иногда человек не располагает временем, достаточным для того, чтобы поступать в соответствии со своими желаниями. На него давят обстоятельства и вносят коррективы в его план, хочет он того или нет.

– Одна минута, – объявил Спок.

– Мистер Зулу, дайте нам изображение Мерканиада на основном экране, – приказал Кирк.

Мерканиад медленно поднимался из-за нимба планеты Меркан или, как её здесь называли, «Обитель жизни». Когда он вырос в полную величину, стала видна пульсация звёздного диска, испускающего протуберанцы, – струи волокнистого плазменного вещества. Его поверхность была испещрена солнечными пятнами. Невидимый на экране звёздный ветер, состоящий из потока заряженных частиц, значительно усилился, и без защитных экранов «Энтерпрайза» жизнь людей на борту корабля оказалась бы задутой, как пламя свечи.

– Тридцать секунд. Торпеды на курсе. Сенсоры перестанут их улавливать через десять секунд, когда они начнут проходить через корону.

– Мне совсем не импонирует идея сидеть безучастным зрителем в первом ряду и наблюдать за появлением сверхновой звезды, – пробормотал Чехов.

– Пятнадцать секунд. Вы собираетесь предупреждать экипаж, капитан?

– Нет, мистер Спок. Если образуется сверхновая звезда, у всех здесь сидящих на осмысление происходящего останется около двух секунд. Мы обладаем достаточной силой воли, чтобы достойно встретить свою кончину.

– Ноль. Торпеды проникли в Мерканиад, – объявил Спок.

Все, не отрываясь, смотрели на экран, кроме Спока, прильнувшего к перископу, вмонтированному в пульт управления библиотекой компьютера. На капитанском мостике установилась мертвая тишина, только доносился приглушенный гул внутренних систем «Энтерпрайза».

На поверхности звезды не наблюдалось никаких изменений.

Кирк, быстро повернувшись в своем кресле, встал рядом со Споком и склонился над пультом.

– Какие-либо перемены, мистер Спок?

Помощник капитана, не поднимая глаз от перископа, ответил:

– Нет, капитан. Торпеды высвободили такое малое количество энергии по сравнению с той, которой обладает звезда, что, по крайней мере, в течение девяти минут никаких перемен мы не увидим. Даже звезда класса Д имеет большую массу и не способна сразу измениться… если только она не превратится в суперновую, а этого не случилось… и не случится, поскольку к настоящему моменту в её фотосфере уже произошел бы взрыв.

Мичман Чехов вздохнул с огромным облегчением, но Зулу, как всегда, оставался невозмутимым. Ухура, более эмоциональная по характеру, зажмурила глаза и закрыла лицо руками.

Кирк с восторгом похлопал вулканца по плечу.

– У вас получилось, мистер Спок!

Только теперь тот оторвал взгляд от перископа и изумленно приподнял бровь.

– Сэр, разве кто-то сомневался? Расчеты были верны, да они и не могли оказаться неточными. Математика – логическая наука, капитан, и логика наших вычислений неоспорима. Имевшиеся шансы предрекали данный исход. И мне непонятно ваше ликование, сэр.

Кирк покачал головой.

– Мистер Спок, до вас, наверное, ни один человек не решался на эксперимент со звездой, зная о возможности её взрыва, грозящего ему смертью, но вы сумели его успешно завершить и по праву заслуживаете поощрительной записи в личном деле с выражением благодарности вашей беспристрастной логике.

– Капитан, как можно благодарить логику?

Кирк и остальные члены экипажа «Энтерпрайз» не удержались от смеха, который явился реакцией не столько на ответ Спока, сколько на освобождение от гнетущего напряжения предшествовавших минут.

Прошло немного времени, и на экране действительно стали видны изменения, происходящие с Мерканиадом. Спок включил спектральные сенсоры, разлагавшие падающий от звезды свет на ультрафиолетовые и рентгеновские длины волн, затем обратил внимание на компоненты звёздного ветра, гравитационные и магнитные поля. Они меняли свои характеристики. Мерканиад уже больше не пульсировал, образуя фейерверк протуберанцев, и не усиливал излучательную мощность поступательно нарастающими рывками активности. Всё реже пульсируя, он обретал равновесие и постепенно затихал.

– Капитанский мостик, на связи технический отдел, – прервал воцарившееся в центре управления молчание голос Скотти. – Капитан Кирк, уровень излучения резко падает, и гиперактивные лучи Бертольда уменьшили свою активность. Если сохранится такая тенденция, то нашим экранам для сохранения отражательной способности не потребуется дополнительная энергия. Только не говорите мне, что Спок ошибался в отношении Мерканиада.

– Вовсе нет, Скотти. Между прочим, мистер Спок – единственный в Звёздном Флоте человек по научной работе, которому удалось расшевелить звезду и остаться при этом безнаказанным, – ответил Кирк с улыбкой.

– Фотонные торпеды сделали свое дело?

– Именно так, Скотти, и вы теперь можете отменить состояние боевой готовности при контроле за функционированием щитов. Мистер Спок, наверное, укротил-таки это буйное светило и заставил его вести себя так, как подобает звезде класса Д-0.

– Орэн не верит вам, – донесся голос инженера, – и утверждает, что ни одна Стихия не отступала так быстро.

– Расскажи ему о происшедших переменах, Скотти.

Дневник капитана. Звездная дата 5077.5:

«Делая очередную запись, хочется подчеркнуть, что идея стабилизировать Мерканиад – переменную звезду класса Д – путём ввода энергии посредством запуска двух фотонных торпед, принадлежит старшему офицеру Споку, и именно он претворил её в жизнь. Шансы на успех были незначительными. Операция проводилась под моим руководством, и я знал о её возможных последствиях, включая вероятность благоприятного исхода. Посильная помощь и добровольное содействие Таллана, Отола и Орэна – членов группы «Техник» – оказались чрезвычайно важными для достижения поставленной задачи, поскольку Спок получил то, чем он не располагал: результаты длительных наблюдений за Мерканиадом. Кроме того, мерканские специалисты предоставили сведения, касающиеся поведения звезды во время вспышек, называемых здесь Стихиями.

Хотя мероприятие разрабатывалось и осуществлялось Споком, он, тем не менее, действовал на основании данного мной разрешения, и поэтому я несу всю полноту ответственности за последующее развитие событий.

Продолжительные наблюдения за Мерканиадом с момента взрыва в его ядре фотонных торпед подтвердили правильность первоначальных предположений Спока. Звезда быстро стабилизируется, превращаясь в нормальную звезду класса Д со всеми характеристиками, присущими стабильным звёздам этого класса, располагающимся в нашем секторе Галактики. Выход гиперактивных лучей Бертольда снизился практически до нулевой отметки; полные сведения об этом не зарегистрированном до сих пор феномене внесены в библиотеку компьютера с тем, чтобы их в дальнейшем проанализировали и дали им свое толкование специалисты Федерации.

Однако стабилизация Мерканиада вызовет дестабилизацию гуманоидной цивилизации. Мы преднамеренно разрушили астрономическое явление, служившее базисом здешней цивилизации. При сложившихся обстоятельствах у меня не было приемлемого выхода, позволившего бы спасти «Энтерпрайз» и экипаж от неминуемой гибели. Следовательно, я взял на себя ответственность за открытое и умышленное нарушение Основной Директивы и Генерального Приказа N1, вполне осознавая, что стабилизация звезды изменит культуру и стиль жизни обитателей Меркана, не оставив им возможности для возврата к прошлому.

Ход дальнейших действий мне пока не ясен. На борту «Энтерпрайза» находятся лидеры двух из трёх существующих в Мерканской цивилизации социально-политических группировок: Главный проктор Ленос и руководитель группы «Техник» Таллан. По всей видимости, я должен попытаться созвать и провести совещание Стражей, Проктората и Техников в надежде помочь им создать для себя новый прочный общественный строй на планете при отсутствии в руках Стражей основного рычага, посредством которого они поддерживали своё господствующее положение: Тайны возникновения Стихии, дающей Стражам возможность точно предсказывать вспышки Мерканиада.

Благодаря нашим действиям нашествие Стихий больше не повторится.

Конечно, «Энтерпрайз» и его экипаж спасены, но мне не дает покоя вопрос: что последует за этим?

Мерканские наука и техника, вероятно, находятся на довольно высокой ступени развития, и местные специалисты способны оказать содействие лейтенанту Скотту и техническому подразделению в ремонте режимного модуля искривления, без которого мы не сможем вернуться в Созвездие Ориона и на федеральную территорию. Но помогут ли нам мерканцы? Или они, в результате принятых мною решений, окажутся ввергнутыми в пучину планетарной гражданской войны?»

Глава 11

У входа в каюту Кирка зазвучал сигнальный звонок.

– Войдите, – громко крикнул он. Раздвижная дверь с шумом раскрылась, и на фоне освещённого коридора показался высокий силуэт Спока. Кирк не поднялся навстречу гостю и продолжал лежать на своей кровати.

– Не хотел беспокоить вас, капитан.

– Вы мне не помешаете, Спок, входите.

Дверь за спиной старшего офицера закрылась.

– Я должен показать вам кое-какие данные, – начал Спок. – Ваше переговорное устройство, кажется, не работает.

– Мне нужно было несколько часов отдохнуть в тишине и подумать.

Правая бровь старшего офицера поднялась вверх.

– Чем вы так удивлены, Спок? Даже капитану звёздного корабля иногда необходимо побыть наедине с самим собой. И даже капитан звёздного корабля может логически мыслить…

– Я знаю, в человеке живет потребность в спокойных раздумьях в тишине. И эта черта присуща и людям, и вулканцам, – согласился Спок. – Вас никто не торопит, срочных дел нет, корабль находится на устойчивой орбите, и мы ждём, когда же, наконец, мерканцы осознают, что Стихия отступила. Однако, у меня есть два сообщения. Первое: Мерканиад, как и предполагалось, обретает равновесие и постепенно превращается в нормальную звезду класса Д-0; в стабильное состояние войдет через восемь целых три десятых часа и пробудет стабильной звездой класса Д-0 около миллиарда лет…

– Значит, Стражи скоро начнут вылезать из своих нор, пытаясь выяснить, что же происходит? – заметил Кирк. – Нам нужно наметить план действий.

– Верно, капитан. Но мы уже зарегистрировали отдельные вспышки транспортаторно-трэвелерного излучения в окрестностях Селербитана. Вероятно, Стражи, определив снижение звездной активности, выходят на поверхность.

Кирк вздохнул и сел на край кровати.

– Спасибо, Спок, предоставленные сведения позволят мне обозначить временные рамки для принятия решений и последующей работы.

Но Спок, закончив свой рапорт, не спешил уходить.

– Капитан… Джеймс, вы не появлялись на капитанском мостике две вахты – факт сам по себе нетипичный при данных обстоятельствах. Следуя логике размышлений, вас, наверное, беспокоит возможность нарушения Генерального Приказа N1 и вопрос: развяжут ли мерканцы, и в частности Техники, гражданскую войну вместо того, чтобы в ответ на нашу помощь оказать нам содействие в ремонте режимного модуля. Правильно ли я оценил ситуацию?

Кирк взглянул на высокого офицера, унаследовавшего черты получеловека-полувулканца, который часто читал мысли своих коллег-людей и обладал неподвластной обычному человеку проницательностью и умением ставить себя на место другого. Спок редко обращался к своему ближайшему другу Джеймсу Кирку по имени даже в беседе с глазу на глаз. В этом смысле манеры поведения старшего офицера напоминали мерканские.

– Садитесь, Спок. Вы довольно точно поняли суть моей проблемы. Я давно и настойчиво пытаюсь найти пути её разрешения, но не знаю, смогу ли определить единственно правильный выход… даже если не принимать во внимание Основную Директиву и все усилия сконцентрировать на спасение «Энтерпрайза» и экипажа.

Спок ответил не сразу, по-видимому, тщательно взвешивая слова капитана, затем произнёс:

– По независящим от нас обстоятельствам мы попали в весьма необычное положение, и у вас не оставалось иного выбора, кроме как пойти на авантюру в отношении уникальной мерканской цивилизации…

– Нет, Спок, тут другое, – махнув рукой, возразил Кирк. – И вообще, мне интереснее слушать ваши рассуждения о гравитационных аномалиях…

Спок, очевидно, не принял эту «шпильку».

– Всё было абсолютно непредсказуемо, ведь приходилось действовать в неисследованном космическом пространстве.

– … Где, тем не менее, обнаружилась мерканская цивилизация, и я наивно исходил из того, что они – здравомыслящие гуманоиды. Меня ввели в заблуждение чрезвычайная вежливость и учтивость в поведении мерканцев, и я не прибегнул к решительным силовым методам. Но обитатели данной планеты, и в частности Стражи, по степени логичности и последовательности своих поступков мало отличаются от представителей любой другой гуманоидной расы, даже вулканцев, – осторожно добавил Кирк.

– Правильно. Даже вулканцу требуется не один год, чтобы научиться полностью контролировать свои эмоции. Лишь очень немногие Магистры-вулканцы сумели достичь безупречной логичности и рациональности своих мыслительных процессов, пройдя через долгие тяжелые испытания Колинара, – произнес Спок и на мгновение замолчал, словно сомневаясь, стоит ли кому бы то ни было, даже такому близкому, единственному из людей настоящему Другу, как Джеймс Кирк, говорить о личном. – Надеюсь, в один прекрасный день я смогу вернуться на Вулкан и, пройдя курс обучения у наших Магистров, овладеть способностью полного подчинения мысли логике разума… если мы вернёмся назад.

Кирк встал.

– Спок, нам нельзя отчаиваться. Надо говорить не «если возвратимся», а «когда возвратимся». Я уже тоже начинал терять надежду.

– Простите, но во мне иногда проявляется человеческая сущность моей матери, – извинился Спок.

– Но нельзя забывать, что человек, сделав над собой усилие, может воспрянуть духом, – сказал ему Кирк. – Спок, у меня почти не осталось вариантов выхода из сложившейся ситуации. По-моему, есть лишь два пути возможного развития событий.

Правая бровь старшего офицера вновь поднялась вверх.

– И по-вашему, это…

Кирк загнул пальцы.

– Первый: поскольку шанс отремонтировать режимный модуль минимален, то можно принять решение о высадке на Меркан, где мы и проведем остаток наших дней, либо займемся наладкой модуля и будем ждать появления федерального корабля, который, несомненно, уже послан вслед за нами и, рано или поздно, обнаружит затерявшуюся в бездне космоса звёздную систему. Второй: я уже нарушил Основную Директиву, поэтому можно оставить ту же линию поведения и продолжать вмешиваться во внутренние дела планеты, что, скорее всего, выльется в гражданскую войну между Стражами и прокторами с одной стороны, и Техниками – с другой. Оказание Техникам помощи в свержении существующего строя – а при имеющихся у нас боевых средствах победа обеспечена – даст нам, в конечном итоге, шанс отремонтировать модуль. Но ценой каких потерь, Спок! Даже я, не мерканец, не хочу получить желаемое ценой разрушения мерканской культуры!

Кирк замолчал. Спок ещё некоторое время вопрошающе смотрел на него и, не услышав продолжения, спросил:

– Почему вы остановились на данных вариантах?

– Та информация, которой я располагаю, позволяет предугадать исход лишь этих двух ходов.

– Но есть и ещё, – категорически настаивал Спок. – При составлении плана действий на будущее закономерно выстраивается графическое дерево альтернативных решений, и у него значительно больше ветвей, чем упомянутых вами, Джеймс.

– У вас есть предложения? – поинтересовался Кирк. Он ещё никогда так долго не беседовал с замкнутым по характеру старшим офицером.

– Да. На учебно-тренировочных занятиях в Звёздном Флоте мы усвоили, помимо всего прочего, два правила, – подчеркнул Спок, – первому из которых вы следуете во многих случаях: «Не сдавайтесь до тех пор, пока не убедитесь, что иной альтернативы нет!» Насколько я помню, в 1813 году Вильям Барроуз, лейтенант старого Военно-Морского Флота Соединённых Штатов, командир другого корабля «Энтерпрайз», сказал: «Флаги никогда не должны быть спущены». Второе, не менее важное, очень часто слышат от вас наши молодые офицеры: «Не принимайте какоголибо решения в отношении предстоящих действий, пока или если в этом не возникнет абсолютной необходимости». Не обижайтесь, Джеймс, но, судя по всему, вы сейчас проигнорировали оба предписания.

Кирк долго молчал, затем ответил:

– Правильно, Спок.

– Наш нынешний полёт планировался как необременительная экспедиция, где члены экипажа могли восстановить свои силы, – спокойно продолжал Спок. – Мы все были измотаны с самого начала, но ни обстоятельства, ни время не позволили вернуть нам обычное состояние боеготовности. Короче говоря, Джеймс, – и доктор Маккой, бесспорно, согласится со мной, – многие люди на борту корабля, и вы в том числе, всё ещё переутомлены – это физический и психологический факторы, внесшие свои коррективы в поведение…

– А вы не чувствуете усталости?

– Нет, вам ведь известно, что я обладаю большей выносливостью, чем люди.

– Хорошо, Спок, оставим это на усмотрение Маккоя, хотя ваши наблюдения, конечно, нужно принять к сведению. Мы поговорим с Боунзом, когда у него выдастся свободная минутка, – заметил Кирк. – Так какие другие варианты решения вы предлагаете?

– Давайте рассуждать, – упорствовал Спок. – Независимо от предпринятых нами впоследствии шагов, мы уже оказали необратимое воздействие на мерканскую цивилизацию и здешний образ жизни. Следовательно, Основная Директива больше не имеет значения, к делу не относится и не должна расцениваться в качестве веского ограничения наших действий.

– Верно. К несчастью, верно.

– Может быть, и не к несчастью. Ваши суждения, возможно, преждевременны. Всё зависит от того, как повести себя с обитателями планеты, – сказал Спок. – Стоит обратить внимание на тот факт, что мерканцы представляют собой достаточно развитую цивилизацию с высоким уровнем технических знаний. Судя по совместной работе с Талланом и Отолом на борту корабля, они достаточно умны, легко адаптируются к новой обстановке и по большинству аспектов находятся на той же ступени развития, что и другие инопланетные сообщества на момент установления с ними первых контактов и включения их в состав Федерации.

– Не забывайте, что мы общались только с Техниками, а Стражи и прокторы так же упрямы и глупы, как встречавшиеся нам ранее верховные жрецы или касты высокопоставленных военных.

– Возможно, но я разговаривал и с проктором Леносом. Он очень растерян, система его ценностей разрушена самим фактом существования «Энтерпрайза» и нашей принадлежностью к другому миру, – тихо сказал Спок. – Ему нужна помощь, а также и остальным прокторам, находящимся под арестом с первых минут появления на корабле. Я немного на них похож, поэтому Ленос и отыскал меня для беседы.

– Понятно, Спок. Мы, наверное, напоминаем им пигмеев.

– Здесь нечто большее, чем эктоморфизм, – объяснил Спок. – Их милитаризм, по сути, вовсе не военный, и у него есть некое сходство с ромуланской философией, поскольку не подразумевает применения физической силы для поддержания традиций, обычаев, законности в стране; и нам следует понимать это скорее как чувство долга, добровольно взятое на себя обязательство перед согражданами охранять их, оберегать от бед, спасать и приходить на выручку в трудную минуту, в дополнение к тому, действуя от имени Стражей.

Слова Спока вызвали у Кирка где-то в глубине его памяти воспоминания о проводимой в стенах Академии Звёздного Флота дискуссии по истории полувоенных организаций. Кто же там выступал? Ну да, конечно! Лейтенант Роберт Хенли! «Вы должны помнить, – сказал им военный историк, – что военные, полувоенные и полицейские структуры необязательно являются орудием подавления или принуждения масс с использованием физической силы, но могут представлять собой примерно такую же модель, на основе которой, по большему счету, построен Звёздный Флот – старую береговую охрану США…»

– Так, по-вашему, стоит пойти на сотрудничество с Леносом? – спросил Кирк.

– Скорее всего, да.

Это, как понял Кирк, меняло ситуацию. Наверное, если Прокторат объединится с Техниками, Стражи будут вынуждены… Нет, так нельзя. Кирку хотелось бы здесь увидеть видоизменённую форму той устойчивой цивилизации, которая существовала на Меркане прежде, но без важного полурелигиозного фактора нестабильности Мерканиада.

– Стабильность, – пробормотал Кирк.

– Что, сэр?

– Им нужна не менее прочная, чем раньше, государственная система, Спок.

– Согласен, капитан. Как и все гуманоиды, они являются изначально воинственной расой. На Вулкане нам приходилось подавлять свои эмоции, чтобы не дать проявиться заложенным в нас инстинктам. Мерканцы же замаскировали их под ритуалом дуэльного кодекса. Поскольку дестабилизацию вызвало внешнее воздействие – наше случайное появление на Меркане, – то же внешнее воздействие может стать новым стабилизирующим фактором, – предположил Спок.

– Членство в Федерации?

– Вот именно, капитан.

– Но готовы ли они к нему? Стражи… прокторы?

– Вулканцев приняли в Федерацию при сходных условиях, капитан, – напомнил ему Спок, – и одним из побудительных мотивов было желание обеих сторон обмениваться полезной информацией за неимением иного способа её получения.

– Спок, – спокойно произнес Кирк, – вы знаете, как я ценю наши взаимоотношения и ваш логический вклад в процесс принятия решений…

– Это мой… долг, капитан.

– У вас есть какие-либо рекомендации относительно ситуации?

– Капитан, я некомпетентен в вопросах межпланетной дипломатии…

– Чёрт побери, Спок! – с легким укором воскликнул Кирк. – Мне нужны все те же логические выводы.

Подумав, Спок ответил:

– Оптимальный вариант – вступить в переговоры, и начать надо с передачи информации, которая всегда помогает сделать хороший старт…

– Гм… Но, допустим, Стражи не соизволят принять в них участие?

– Тогда, капитан, вам придется взять на себя роль благосклонного диктатора.

– Фернандо Кортеса? Оставьте, Спок, этот сценарий не для меня.

– А как насчет Дугласа Маккартура, сэр?

Прежде чем Кирк успел ответить, зазвучал входной сигнальный звонок.

– Кто там? – крикнул Кирк, явно раздражаясь чьим-то вторжением именно в тот момент, когда между ним и Споком установилось необычайное взаимопонимание и необходимо было ещё многое обсудить.

– Доктор Маккой, капитан. С вами всё в порядке? У вас не отвечает переговорное устройство.

Кирк вздохнул.

– Входи, Боунз.

Дверь распахнулась, и вошёл Маккой. После того, как щёлкнул замок за его спиной, бортовой врач заметил Спока.

– Извините, господа, не хотел прерывать ваше совещание. – Затем он пристально посмотрел на Кирка. – Как вы себя чувствуете?

– Устал, но в остальном все в порядке, Боунз. Обеспокоен и немного расстроен ходом событий, но это часть моей работы.

– Спуститесь-ка лучше в лазарет, и я проверю, не отразилось ли на вашем здоровье пребывание под гиперактивными лучами Бертольда.

– У кого-либо из членов десантного отряда появились последствия облучения, Боунз?

– Пока нет, но всех четверых стоит взять на заметку.

– Сначала вылечите себя, Боунз. А у нас есть проблемы поважнее, касающиеся Меркана, – резко бросил Кирк врачу и тут же пожалел о сказанном.

– Да, если судить с медицинской точки зрения, раздражительность как раз и является проявлением усталости.

– Боунз, если вы пришли сюда оценить моё самочувствие, то диагноз уже поставлен, – холодно произнес Кирк.

– Это было лишь одной из причин, Джеймс, – подтвердил бортовой врач. – Я знаю, и заметил ещё на планете, что вас очень волнует общественная ситуация на Меркане. – Он указал на папку с докладом, которую держал в руке. – У меня подготовлены биоданные благодаря Делин… И, Джеймс, если рассматривать в качестве образца развитие интеллекта и технических познаний Делин, то мерканцы могут стать полноправными членами Федерации. А в биоинженерии, по-видимому, они шагнули далеко вперёд, обогнав наших учёных.

– Мои догадки подтверждаются, – добавил Спок, подняв левую бровь.

– Хорошо, Боунз, вы представите свой отчёт здесь или в конференц-зале?

– О, тут будет совсем неплохо.

– Ладно, докладывайте.

– Джеймс, мерканцы настолько похожи на людей, что у нас с ними может быть общее потомство, – объявил Маккой, – как и с вулканцами.

– Так я и думал, – отметил Спок.

– Какие логические посылки привели вас к такому выводу? – поинтересовался Маккой.

– Боунз, не отвлекайтесь. Если мы настолько биологически близки к мерканцам, то есть ли у вас данные, которые бы указывали на основные унаследованные черты? – спросил Кирк. – Другими словами, возможно ли по анализу крови определить их происхождение?

– Пока по компонентам крови мне не удается получить ответы на все вопросы, – продолжал врач. – Делин согласилась на проведение биопсии и прошла полное медицинское обследование, включая сканирование внутренних органов. Обнаружилось значительное сходство с набором генетических особенностей вулканцев, несмотря на кажущееся внешнее отличие молекул ДНК. Уже во время пребывания на Меркане я почувствовал, что у них больше общего с вулканцами, чем с людьми, хотя и существует едва уловимая разница в генетической и внутренней структуре. Поэтому корни мерканцев не на Земле. В галактической гуманоидной матричной схеме они, вероятно, заняли бы положение между вулканцами и людьми, но ближе к вулкано-ромуланской группе, и ясно одно: придётся многое пересмотреть в ксеноантропологии. Джеймс, итоги наблюдений как обескуражили, так и взволновали меня. Приношу свои извинения, Спок, но мерканцы, скорее всего, являются очеловеченными вулканцами.

Старший офицер кивал головой.

– Спок, ваше собственное происхождение, наверное, помогло вам сделать какое-то умозаключение, которое ни мне, ни Маккою не приходило в голову?

– Во всяком случае, капитан, в первый же момент появления на Меркане я заподозрил принадлежность его обитателей к человеческо-вулканской ветви, и беседа с проктором Леносом подтвердила мои предположения, – объяснил Спок. Замолчав на несколько секунд, он добавил:

– У меня появилось чувство… я сумел постичь… совершить… Простите, но у вас нет такого понятия, а, следовательно, и выражения, способного передать мою мысль, и существующее в вулканском языке слово нельзя передать с помощью ваших речевых механизмов… Оно похоже по значению на «слияние душ», но ближе всего по смыслу к «прикосновению душ»… хотя тоже не совсем точно.

– Эмпатия, сочувствие? – подсказал Маккой.

– Что-то вроде того, доктор. Под влиянием этого фактора у меня и возникло предположение об их принадлежности к вулкано-ромуланской гуманоидной группе.

– Хорошо, – сказал Кирк, шагая взад и вперёд по своей тесной каюте, – теперь начинает вырисовываться план дальнейших действий. Нужно попытаться устроить переговоры. В состав нашей делегации кроме меня войдут Спок, Маккой и… – капитан задумался, – лейтенант Монтгомери Скотт. В первую очередь надо поговорить с находящимися на борту Техниками, затем – с Леносом и тремя прокторами, которых он выберет из своего отряда. Спок, хотелось, чтобы вы с доктором Маккоем предварительно установили контакт с проктором Леносом и его подчинёнными. Проведите их по «Энтерпрайзу» и в доступной форме постарайтесь растолковать все непонятные им вещи. В частности, Спок, покажите и объясните принцип устройства нашего оружия и транспортатора.

– Ясно, сэр.

– По моему мнению, переговоры на «Энтерпрайзе» между нами и четырьмя Техниками, а также прокторами необходимо проводить… отдельно.

– Джеймс, вам это, наверное, помогает думать, но ходьба взад и вперёд в тесноте не только неудобна, – прервал его Маккой, – но она указывает мне на то, что ваши нервы как натянутая струна. И я, врач, настаиваю, чтобы вы и Скотти сегодня же отправились в спортзал и провели там получасовую разминку.

Кирк остановился.

– Слушаюсь, доктор, – коротко сказал капитан бортовому врачу, единственному человеку на корабле, который мог отдавать ему приказы и делать замечания, касающиеся его физического и душевного здоровья. – Всё верно. Мне в самом деле это необходимо.

– Так же, как и Скотти, – добавил Маккой.

Кирк указал пальцем на доктора.

– Но, Боунз, по окончании предварительных переговоров вам, как члену десантного отряда, придётся вместе с нами вернуться в Селербитан для встречи со Стражами.

– Почему снова выбрали меня? – допытывался Маккой. – Я не хочу, чтобы этот чертов транспортатор опять перетряхивал мои бедные внутренности!

– Потому что на сей раз мы спускаемся вниз с твёрдым намерением заставить Стражей сесть за стол переговоров; и теперь, в случае необходимости, я без колебания прибегну к силовому воздействию, – решительно заявил Кирк. – И если Стражи будут продолжать упрямиться и повторять свои догмы, начнется огненный фейерверк залпов с «Энтерпрайза», а затем и подключится десантный отряд. Но поскольку любой из нас рискует получить пулевое ранение, хотя вряд ли когда-либо эти мерканские мушкеты попадали в цель, то нам понадобится тогда помощь нашего замечательного доктора.

Глава 12

Переговоры с мерканцами Кирк решил провести не в том помещении, где обычно проходили совещания, а в специально оборудованном конференц-зале на палубе II в верхнем отсеке корабля, и тому была веская причина: в стандартном салоне имелись два смотровых иллюминатора, через которые открывался вид на планету Меркан, медленно плывущую навстречу движущемуся по орбите звездолёту – с одной стороны, и на мерцающий свет далеких галактических созвездий Ориона и Стрельца или диск Мерканиада – с другой. Даже он сам ощутил психологическое воздействие, когда вошёл сюда в первый раз, намереваясь проверить пригодность зала для предстоящего заседания с Техниками.

Кирк привык к жизни в замкнутом пространстве, к чему приходилось адаптироваться каждому, кто отправлялся в длительные межзвёздные путешествия. Служба на борту корабля подразумевала постоянное пребывание в закрытой искусственной среде, а панораму окружающей их Вселенной время от времени воспроизводили экраны. Обязанности капитана нечасто позволяли ему подниматься на палубы, предназначенные для отдыха, где встроенные иллюминаторы позволяли членам экипажа обозревать мир за пределами «Энтерпрайза». Поэтому визуальные впечатления от реального образа Меркана и полосы переливающихся отблесков от галактических созвездий оказались для Кирка достаточно сильными.

Он вышел из турболифта, приблизился к иллюминатору и долго стоял, не отрывая взгляда от испещрённой синими, белыми, зелёными и коричневыми пятнами поверхности планеты. Повернувшись, Кирк обнаружил стоявшего рядом Скотти.

– Капитан, – в порыве нахлынувших на него чувств, сбиваясь на гэльский акцент, необычно мягко произнёс инженер-механик, – вдали от дома, на другом конце Галактики нужно иногда остановиться, чтобы ощутить запах цветов.

Если царящая здесь атмосфера повлияла даже на лейтенанта Монтгомери Скотти, испытывавшего удовольствие лишь от инженерных чертежей и инструкций по эксплуатации механизмов, то, подумал Кирк, место для проведения беседы с мерканцами выбрано правильно…

Только бы удалось уговорить Поллара и приближённых к нему Стражей подняться сюда по доброй воле, без применения силы!

Сомнения больше не мучили Кирка; в случае необходимости он заставит их принять его условия. Если же Стражи поведут себя словно упрямые дети, то ему ничего не останется, как от угроз перейти к действиям.

Предугадать реакцию Техников на предложение Кирка не составляло труда, но то, какую позицию займут Ленос и прокторы, едва ли можно было узнать заранее. Однако капитан недооценивал психологический фактор.

Когда Таллан, Делин, Отол и Орэн, выйдя из турболифта, оказались в салоне палубы II, все четверо застыли в изумлении при виде Вселенной, открывшейся их взору через стекла обоих иллюминаторов.

Кирк подошел к Таллану, чтобы поприветствовать его, но тот молчал, потрясённый зрелищем. Пожилой мерканец переводил взгляд с одного смотрового иллюминатора на другой, стараясь соотнести увиденное с собственными представлениями.

– Добро пожаловать, Таллан. Вот ваше «Обиталище жизни», – сказал ему Кирк, указывая на Меркан, величественно проплывающий внизу.

Несмотря на довольно продолжительный период общения с мерканцами, никто из людей на борту корабля не научился разговаривать на их языке и поэтому по-прежнему использовались переводные устройства. Все уже привыкли к ним и обращали на них внимание лишь в тех случаях, когда «переводчикам» не удавалось найти нужный эквивалент и они, запинаясь, начинали перебирать несколько вариантов.

Та же ситуация повторилась с переводчиком Кирка, безуспешно пытавшимся передать эмоциональную и, по-видимому, религиозную по смыслу фразу Таллана. Но тон голоса мерканца выдавал его внутреннее напряжение. Наконец он взял себя в руки и обратился к капитану корабля:

– Всю свою сознательную жизнь я стремился найти подтверждение тому, что жизнь во Вселенной не ограничивается одним Мерканом… Меня очень взволновало посещение «Энтерпрайза», но это, скорее, напоминало работу в Укрытиях, где нет окон. И впечатление от воспроизводимых изображений на ваших экранах нельзя сравнить с тем чувством, которое охватило меня сейчас. Мои теоретические выводы оказались правильными… но мне нелегко сразу осознать их реальность.

Кирк точно рассчитал время проведения встречи. Пока мерканцы стояли, ошеломленные зрелищем, раскаленный добела диск Мерканиада коснулся изогнутого горизонта Меркана, скользнул за планетный нимб, окрасив атмосферу косыми лучами света, и затем исчез. Постепенно стали проявляться сверкающие полосы созвездий Ориона и Стрельца, разгораясь всё ярче и ярче. Мерканцы впервые увидели их во всём блеске и великолепии, поскольку находились за пределами атмосферной оболочки, рассеивающей свет.

– Таллан, почему вы нам не говорили раньше об этой красоте? – спросила Делин.

– Но ведь невозможно правдиво описать то, чего ты сам не пережил…

Отол стоял у иллюминатора, расположенного у правого борта, и смотрел на галактические созвездия.

– Мы пришли оттуда. Кирк, там действительно находится бесчисленное количество солнц, подобно Мерканиаду?

– И отдельные из них в сотни раз больше, чем Мерканиад, – отметил капитан корабля.

Таллан покачал головой и указал на трёх юных мерканцев.

– Они быстрее меня адаптируются к новым реалиям, хотя мои воззрения сложились прежде, чем эти молодые люди появились на свет.

– Уважаемые гости Объединенной Федерации планет, – произнёс Кирк, а его «переводчик» старательно преобразовал официальное обращение, построенное в соответствии с нормами федеральной дипломатии, в высокопарное по стилю, церемонное приветствие на мерканском языке. – Присаживайтесь, пожалуйста, и приступим к обсуждению наших вопросов. Я попросил мистера Спока, мистера Скотти и доктора Маккоя присоединиться ко мне, чтобы моя и ваша делегации были равными по составу участников и значимости. Старшина Джэнис Рэнд, не принимая непосредственного участия в переговорах, будет вести запись беседы, и в дальнейшем, если возникнет необходимость вернуться к тем или иным материалам, обе группы смогут воспользоваться протоколами. Приемлемы ли для вас предложенные условия?

Кирк преднамеренно отказался от обычного при проведении совещания круглого стола, поскольку за всё время пребывания на планете он ни разу не видел мерканцев, сидящих за столом. Такая же ситуация наблюдалась, когда их допрашивал Поллар и другие Стражи. Кирк знал, почему… Все и тогда, и сейчас были вооружены… включая четырёх офицеров Звёздного Флота и старшину Рэнд, у каждого из которых имелся при себе ручной фазер типа II. Кроме того, Кирк носил и мерканское оружие, купленное для него Орэном в Селербитане. Граждане, соблюдавшие здешний дуэльный кодекс, не могли позволить, чтобы висевшие на поясе пистолеты скрывал стоящий перед ними стол. Только Джэнис Рэнд сидела за небольшой конторкой на кормовой части палубы. Кирк не позволил бы класть оружие на стол, и он не ошибался, считая кобуру единственно допустимым местом его хранения, за исключением тех случаев, когда оно выполняло свою социальную функцию.

– Не желаете ли легкий ужин? – спросил Кирк после того, как все устроились в своих креслах, расставленных полукругом с тем, чтобы собеседники могли хорошо видеть друг друга. Таллан отверг предложение:

– Полагаю, вы пригласили нас для обсуждения новой ситуации на планете, возникшей в результате вашего появления на ней и последующей стабилизации Мерканиада.

– Частично, – ответил Кирк.

– Не уверен, что мы вчетвером имеем право выступать от имени всех Техников в решении вопросов, касающихся будущего развития событий на Меркане, – подчеркнул Таллан.

– Если вам будет угодно, можете вернуться назад, в вашу организацию, и обговорить детали с советом Старейшин, – заявил Кирк, готовый предоставить такие же возможности каждой из трёх групп, но лишь в сопровождении специально подобранного отряда с «Энтерпрайза». – Это нам будет несложно организовать. Но в настоящий момент мы рассматриваем вас как временных представителей группы «Техник». Позднее, здесь же, в равных условиях пройдет беседа с глазу на глаз с представителями Проктората и Стражей. И, наконец, в этом же зале состоится объединенное совещание трёх делегаций, на котором вам предстоит придти к соглашению о политическом устройстве на Меркане, и на котором от нас, как от лиц, выражающих интересы Объединённой Федерацией Планет, поступит предложение о вступлении вашего сообщества в состав Федерации.

– И вы намереваетесь собрать здесь вместе три мерканские группировки?

– Именно так. И мы не станем выступать на чьей-либо стороне в ходе проводимой дискуссии.

– Так вы не окажете поддержку Техникам в вопросах установления нового порядка на планете? – недоверчиво спросил Отол.

– У нас другая родина, и ваши собственные проблемы должны решаться только вами самими, – объяснил Кирк. – По нашим законам нам запрещается вмешиваться во внутренние дела людей иной планеты.

– Но… – начал Отол.

– Но, – прервал его Кирк, – мы можем помочь, показав вам, прокторам и Стражам, как, преодолевая трения совместного проживания, сосуществуют разные сообщества во множестве миров. И это одна из причин, побудивших нас побеседовать с вами. Содержание разговора со Стражами и прокторами будет таким же. Но то, как мы сумеем всё организовать, зависит от вашего ответа на вопрос:

«Верите ли вы, что наш корабль прилетел с полосы Ночного Сияния? – Кирк указал на мерцающие за стеклом иллюминатора спиральные галактические созвездия. – И в то, что есть и другие «Обиталища жизни», подобные вашему?»

– Да, – без тени сомнения одновременно ответили четверо Техников.

– Хорошо. Задача упрощается, – сказал Кирк. – Каждый из нас поработал с библиотекой компьютера, пытаясь составить визуальный образ Вселенной в том виде, в каком она нам представляется, сопроводив это кратким описанием жизни на отдельных планетах Федерации, стараясь сделать его разносторонним и уделяя внимание той области, в которой мы, как специалисты, наиболее сведущи. Я расскажу о Федерации и её истории. Мистер Спок даст общую картину уровня научных знаний. Доктор Маккой раскроет тему медицинских технологий и многообразия форм жизни. И мистер Скотт будет говорить о технике, инженерных разработках и звездном корабле «Энтерпрайз». Чтобы беседа проходила гармонично, мы, в свою очередь, ожидаем от вас такого же рассказа о себе, о Меркане, о Техниках и о ваших достижениях в различных сферах. Предпринимая те или иные шаги, необходимо учитывать интересы друг друга, и если участники переговоров хотят в итоге заключить соглашение, начать нужно с взаимного обмена информацией. Не возражаете?

Таллан посмотрел вниз, на погружённую в мрак ночи поверхность планеты, затем вверх, на проступающие сквозь тёмную бездну космоса переливы света, исходящего от далеких галактических созвездий.

– Я не ожидал, что вы, владея оружием, намного превосходящим по мощности наше, не воспользуетесь своим преимуществом и предложите нам равные условия. В истории Меркана есть немало примеров, когда в конфликтах и войнах побеждал сильнейший, но с момента принятия Кодекса все споры были низведены до уровня межличностных отношений. Джеймс Кирк, ваши поступки, как члена Федерации, превзошли наши самые смелые предположения.

– Таллан, мы представляем лицо Федерации, но давайте лучше взглянем на всю Вселенную…

* * *

Дневник капитана. Звездная дата 5079.3:

«Встреча, план которой разрабатывался мистером Споком, доктором Маккоем, мистером Скоттом и мной, может дать неплохие результаты. Беседа с четырьмя мерканскими Техниками воодушевила меня… но не следует забывать, что из трёх групп с данной делегацией иметь дело проще всего. Техники облегчают стоящую предо мной задачу, хотя вначале они выступали против представления Стражам равных возможностей и видного общественного положения в новой государственной структуре, считая, что Стражи, не справившись со своей ролью жрецов полурелигии, должны уйти со сцены и передать скипетр власти Техникам. Но Галлону и его соратникам необходимо обдумать и взвесить полученную во время совещания информацию, хотя их трудно обвинить в легкомыслии. Каждый из них, не теряя ни минуты, собирал для себя материал для дальнейшего изучения, пользуясь при записи шрифтом, напоминающим арабские знаки.

Таллан хочет вернуться назад, но, по-моему, его стоит отпустить лишь после нашей встречи со Стражами; именно с ними переговорный процесс будет протекать особенно тяжело.

Я стараюсь не входить в образ конкистадора и не прибегаю к насильственным действиям. Обитатели планеты должны сами уладить имеющиеся разногласия. Никто из находящихся на корабле членов экипажа не знает достаточно хорошо мерканскую цивилизацию, чтобы настаивать на установлении того или иного общественного порядка, который бы оказался устойчивым и предотвратил развязывание гражданской войны. Единственное, что я могу себе позволить, так это кропотливо, шаг за шагом вырабатывать у них готовность пойти на компромисс и заключить соглашение. Все совещание нужно провести на борту «Энтерпрайза», где развенчанная клика упрямцев не сможет с негодованием покинуть зал заседаний и своими последующими поступками спровоцировать народ на начало гражданской войны. И мне надо любыми средствами пресечь подобные действия. Я обязан справиться с поставленной задачей, иначе командование Звёздного Флота не скоро получит отчет о проделанной работе.»

* * *

Капитан «Энтерпрайза» не встретил Леноса и троих его прокторов на палубе II, как группу Техников. Он вместе со Споком, Скотти и Маккоем посетил их в отдельных каютах, где они содержались под стражей.

По существу, Кирк не хотел иметь дело с главой полувоенного формирования Меркана, но приходилось следовать протоколу. Поэтому было решено, что прокторы в сопровождении федеральной делегации пройдут на палубу II по заранее спланированному маршруту, на котором будут стоять, стараясь не привлекать к себе внимания, сотрудники охранного подразделения… с фазерами в режиме оглушения электрошоком.

Представители Федерации оделись полностью по форме; Кирк и Скотти кроме фазеров держали в кобуре мерканское оружие, а Скотти ещё перекинул через плечо портупею и закрепил её на поясе.

– Проктор Ленос, – произнес Кирк, открывая дверь в его каюту, – вы окажете нам честь, если вместе с выбранными по вашему усмотрению тремя прокторами последуете за нами туда, где мы сможем провести переговоры о будущем Меркана, и где наши делегации, являясь равноправными участниками, добровольно обменяются информацией. На время беседы вам будет возвращено оружие. Поскольку наши законы не соответствуют вашему Кодексу, я должен сделать заявление: мы не станем выступать с позиции силы и оказывать давление на группу прокторов. Вы согласны на данные условия?

Кирк протянул Главному проктору длинноствольный пистолет, подавая его рукоятью вперед.

Ленос внимательно оглядел федеральную делегацию, отметив про себя, что все её члены были вооружены, а двое из вошедших кроме того странного, но мощного оружия, держали при себе ещё и обычное мерканское. Они надели другие кители – парадные, на которых имелось больше знаков отличия и, видимо, предназначенные для особо торжественных случаев, например, для совещания с такими высокопоставленными особами, как он.

Ленос встал, достал свой бронированный шлем и водрузил его на голову, затем взял предложенное Кирком оружие.

– Согласен. Предпочитаю вести переговоры и обмениваться информацией, нежели сидеть тут без дела. Нам многое надо обсудить и мне многое надо узнать.

– Вам станет известно гораздо больше, чем вы предполагаете, Главный проктор, – ответил ему Кирк.

По коридорам и переходным трапам «Энтерпрайза», направляясь к турболифту, проследовала необычная процессия – колонной по двое, а именно: проктор в сопровождении члена федеральной делегации. Служба безопасности в поле зрения не попадалась.

Двери турболифта бесшумно распахнулись на палубе II. Кирк с Леносом первыми вошли в помещение, подготовленное для переговоров. Главный проктор, сделав десять шагов вглубь зала, остановился, как вкопанный. К счастью, расстояние до него оказалось достаточным, чтобы остальные смогли освободить турболифт.

Лучи Мерканиада заливали золотистым светом просторную комнату, и для ослабления чрезвычайной яркости стекла иллюминаторов поляризовали.

Прильнув к смотровым иллюминаторам, прокторы увидели внизу остров Селербитан, проплывавший перед их взором по мере того, как корабль двигался по орбите. Сомнений в том, что там был именно Селербитан, не возникло бы ни у одного мерканца, пользующегося транспортаторами, поскольку он хорошо знал географическую карту планеты благодаря Справочнику трэвелера. Дабы произвести на проктора максимальное впечатление, Кирк с товарищами при составлении плана каждой встречи учли мельчайшие детали, и эта не являлась исключением.

Воздействие превзошло их ожидания.

Проктор Ленос медленно снял с головы шлем, еле слышно бормоча про себя какие-то слова, которые переводные устройства не сумели уловить. Выпущенный из рук шлем внезапно с грохотом упал на палубу, а Проктората застыл в оцепенении, глядя остановившимся взглядом через стекла иллюминаторов на свою родную планету.

Спок, стоявший за его спиной, почувствовал, что произошло с Леносом.

– Сильнейшая психотравма, – обеспокоенно заметил старший офицер-вулканец и, зайдя спереди, посмотрел на Главного проктора.

Быстро подошел Маккой и сказал:

– У него вот-вот может наступить кататония, Спок.

Спок кивнул и, закрыв глаза, провел своей правой рукой по лицу Леноса, причем на его собственном лице отразилось внутреннее напряжение.

– Спок, нет! Вы ещё никогда не проводили внушение мерканцам! – запротестовал Кирк. – Они слишком близки вам, чтобы у вас получилось…

– Капитан, он должен попробовать, – ответил Маккой, в то время как Спок полностью сосредоточился на Леносе. – Наш мерканец находится в состоянии травматического психошока. Увиденное – не укладывается в его сознании, потому что этому препятствует полученное в Прокторате образование. Спок попытается упорядочить мысли Леноса… иначе никакие переговоры не состоятся.

Спок издал тихий звук, похожий на стон, и стал бормотать непонятные фразы то на вулканском, то на мерканском языках. Наконец он со вздохом произнес:

– Да… да… Не всё ложь… И это только часть действительности… «Обиталище жизни» существует… Вы существуете… Это реальность…

Спок шумно выдохнул, открыл глаза и убрал руку со лба Леноса. Тот приподнял веки и взглянул на вулканца.

– Вы мне очень помогли, и я вас не забуду.

Спок повернул голову к Кирку и пояснил:

– Ответ, достойный проктора.

Остальные прокторы не испытали такого стресса, как Ленос, чего и следовало ожидать от человека, всю жизнь подчинявшегося суровой дисциплине и проявлявшего непреклонность убеждений – качества, благодаря которым он смог подняться на самую высокую ступеньку полувоенной организации. Однако Маккой и Спок разговаривали мягко и с ними, но скорее для того, чтобы не возникало дополнительных проблем и не было нужды в проведении такой же терапии, какую ранее оказали Леносу.

Когда все восемь участников переговоров заняли свои места, Кирк решил проводить беседу не так, как в предыдущий раз – в виде научной конференции, но в ином ключе – как разговор лиц, имеющих отношение к военному ремеслу, благо он был капитаном межзвёздного корабля.

– Наша встреча, – начал Кирк, – должна убедить вас в правоте моих слов о том, что мы не с вашей планеты и прилетели сюда с полосы Ночного Сияния.

– Джеймс Кирк, – старательно скрывая волнение, сказал проктор Ленос, но глаза выдавали его состояние, – я тогда не мог поверить вам, так как ваши заявления никоим образом не вписывались в мою систему знаний о мире. Теперь я вижу, что Меркан – с одной стороны, а Мерканиад – с другой, и мы, оказывается, не на поверхности планеты, тут сомнений больше не возникает; придется поверить в реальное существование тех вещей, о которых вы говорили раньше, хотя они и противоречат моим прежним представлениям.

– Главный проктор, – таким же ровным голосом ответил Кирк, – мы не добиваемся того, чтобы мерканцы меняли свои убеждения и отказывались от Кодекса. Просто его нужно будет обогатить новыми сведениями о Вселенной… но основы Кодекса останутся прежними.

– Что заставляет вас все это нам показывать и объяснять? – поинтересовался Ленос. – Может быть, вы хотите свергнуть Стражей и занять их место? А также привлечь к ответу Прокторат? Или вы желаете заранее договориться с нами о совместном участии в конфликте в обмен на наши дальнейшие услуги?

– Ни то, ни другое. Произошли перемены, которые вам необходимо понять и принять, – объяснил Кирк. – И функции Проктората ненамного изменятся, если Техники, Стражи и прокторы выработают приемлемое для всех соглашение.

– Трудно поверить, что в ваши планы не входит захват власти, – резко сказал Ленос. – На Меркане выросли десятки поколений без войн и вооруженных переворотов, но, по сохранившимся преданиям, они были, и часто, до принятия Кодекса. У вас есть шансы одержать победу. Мы бы тоже боролись, но наши попытки едва ли увенчаются успехом из-за отсутствия практики и опыта боевых действий… но позже, даже с вашими средствами, вам будет не легче, чем нам сейчас.

Кирк ответил медленно, тщательно подбирая выражения:

– Если мы и воспользуемся своими возможностями, то не в целях завоевания, а в целях предотвращения конфликта между мерканцами из-за произошедшей перемены. – На сей раз Кирк по достоинству оценил изысканный, высокопарный по стилю язык мерканцев.

– О какой перемене вы говорите?

– Мерканиад больше не причинит бедствий – Стихия отступила и никогда не вернется. Чтобы спасти себя, нам пришлось воздействовать на Мерканиад и стабилизировать его. Тайна Мерканиада, которую берегли Стражи, теперь потеряла свою ценность. Укрытия больше не нужны. Необходимость в переменах на планете не возникла, если бы об этом знали только Стражи и прокторы, но Техники тоже находятся в курсе последних событий… и остальным мерканцам надо обо всем сообщить, – объяснил Кирк. – Мы запланировали сначала провести отдельные беседы с Техниками, Стражами и вами, прокторами. Затем указанные группы соберутся вместе на борту «Энтерпрайза» для совещания и выработки решения по выходу из сложившейся ситуации, желательно мирным путем.

– Вы говорили об этом с Техниками? – негодующе воскликнул Ленос.

– Мы так поступили, потому что они уже знали о случившихся с Мерканиадом переменах.

– Открытый конфликт с Техниками Прокторату не страшен, – хвастливо заявил Ленос.

– Вот как? Минуту назад вы утверждали, что много поколений мерканцев выросло без войн. По словам Таллана, Техники способны создать оружие, превосходящее по мощности ваше; но у них тоже нет опыта ведения борьбы, поэтому возможности будут примерно равными. А вдруг их оружие действительно окажется сильнее? Разве вам хочется быть побеждёнными? Наверное, сначала стоит попробовать договориться? – Кирк на мгновение замолчал, затем добавил:

– Ленос, мне приходилось участвовать в битвах, и я говорю абсолютно искренне: лучше придти к соглашению, чем воевать. Я видел, как убивали моих друзей, и видел умирающих врагов. Сражения никому не приносят радости, и вы, представители полувоенного формирования, очень скоро убедились бы в этом. Я, как капитан «Энтерпрайза», знаю в совершенстве боевое искусство, но вооружённое противостояние допускаю лишь в том случае, когда нет другого выхода. А разве прокторов не тому же учили?

Ленос долго думал, глядя с безучастным видом через иллюминаторы туда, где диск Мерканиада постепенно скрылся за краем планеты и в темноте стало проявляться Ночное Сияние. Наконец он сказал:

– Капитан Джеймс Кирк, вначале вы показались странными, не похожими на нас. Теперь я вижу только внешнее отличие. Мы о многом думаем одинаково. Уверен, что нам нужно действовать сообща, чтобы выполнить наш долг, а именно: предотвратить военный конфликт. Какие совместные шаги, по-вашему, стоит сделать вначале?

Кирк улыбнулся. У него два очка из трёх возможных.

– Главный проктор, думаю, нас обоих учили одной вещи: подготовку к предстоящей операции следует начинать с получения и оценки сведений, на базе которых потом можно составлять план дальнейших действий. Верно?

Ленос по мерканским обычаям в знак согласия приподнял голову вверх.

– Так давайте совершим взаимный обмен информацией, чтобы наше сотрудничество с целью укрепления и обновления Кодекса планеты Меркан «Обиталища жизни» было успешным!

Глава 13

Дневник капитана. Звёздная дата 5080.7:

«Через несколько минут я вместе с десантньм отрядом спущусь по лучу вниз, на поверхность Меркана, где мы посетим виллу Стражей в городе-острове Селербитане. Наступает критический период, который определит, увенчаются ли успехом наши попытки придать устойчивость мерканской цивилизации.

Встреча с группой Техников во главе с Талланом показала, что достижению достаточно высокого уровня развития научно-технического процесса в значительной мере способствовали богатые залежи чёрного металла, алюминия, меди, расположенные в верхних слоях коры планеты, а также высококачественные шихты, находящиеся в глубине мантии, где мерканцы много веков назад построили свои Укрытия. Эти шихты и рудные тела почти не нарушены, поскольку из-за отсутствия приливов и отливов, обычно вызываемых Луной, Меркан является тектонически стабильной планетой с относительно неподвижными континентальными пластами. Поэтому мерканцам не составило особого труда создать металлургическое производство; подобная же ситуация наблюдалась на большинстве планет типа М, заселённых гуманоидами. Хотя мерканцы, по-видимому, забыли множество технологий, применявшихся до внедрения универсальной трэвелерной системы, мой инженер-механик считает, что Техники обладают достаточными познаниями в области металлургии и материаловедения, и владеют секретом получения антивещества, поэтому они помогут нам найти сырьё и изготовить детали согласно спецификациям Скотти, пусть даже у мерканцев и нет пока режимных модулей, функционирующих на основе антивещества. По мнению Скотти, вряд ли имеющиеся у них технологии когда-либо направлялись на развитие космоплавания. Антивещество понадобилось им в качестве компактного энергетического источника для трэвелеров.

Как выяснилось в ходе переговоров с членами делегации от общества «Техник», на Меркане есть много базового материала для энергетической системы антивещества. Здесь его называют «виталиар», но, по словам Скотти, он представляет собой сплав нескольких элементов системы вещества-антивещества. На планете также имеются запасы некачественных дилитиумных кристаллов, но мерканцы, разработав другие, более сложные методы, никогда не использовали их в системе антивещества. И коэффициент полезного действия от применения мерканских кристаллов в наших системах будет очень низким. Но залежей дилитиума предостаточно, чтобы попытаться создать определенные модификации в самом процессе его использования. Скотти рассматривает это как одно из средств, к которому можно прибегнуть, если нам понадобятся дополнительные энергетические ресурсы на обратный полёт.

Можно было бы самостоятельно провести ремонт, не встречаясь со Стражами и не пытаясь воссоздать на Меркане устойчивую цивилизацию. Но в таком случае, мы бы спасли себя, оставив планете и её населению хаос и бойню. Мерканцы стоят на той ступени развития технологий и общественного сознания, что по возвращении сюда наш экипаж, возможно, обнаружил бы здесь лишь руины и пепел… Но я не сомневаюсь, что Федерация заинтересована в установлении с ними дипломатических отношений или, более того, в их вхождении в её состав. Местоположение Меркана позволило бы сделать его опорным пунктом для дальнейшего освоения и колонизации оговоренного пактом сектора Галактики в созвездии Стрельца. Кроме того, на планете имеются богатые рудные месторождения, а низкопробные кристаллы дилитиума, не выполняющие свою функцию на высокоскоростных кораблях Звёздного Флота, представляют ценность для торговых межпланетных судов.

Рано или поздно, вероятно, не пройдет и ста лет, как клингоны попытаются прорваться к центру Галактики. Если Меркан не будет к тому времени включён в состав Федерации, клингоны явятся сюда как завоеватели… и трудно сказать, оставят ли они что-нибудь, кроме базы своего флота…

Я хочу записать свои мысли прежде, чем спущусь вниз, поскольку исход предстоящей операции непредсказуем, и может произойти непоправимое.

На сей раз мы высаживаемся на планету крупными силами. В моё отсутствие кораблём будет управлять лейтенант Скотт. Теперь десантный отряд состоит из мистера Спока, доктора Маккоя и семи самых опытных офицеров службы безопасности под командованием лейтенанта Зулу. Мне необходимо убедить Роллара и Стражей по доброй воле подняться на «Энтерпрайз» и провести там переговоры. В случае их отказа можно было бы использовать Главного проктора Леноса в качестве заложника. Но, пожалуй, нет, такой вариант неприемлем, ведь он уже понял ситуацию и согласился, хотя и неохотно, на совещание с Техниками и Стражами.

Если же Поллар не последует примеру Леноса, мы применим силу и доставим его сюда, пусть даже для этого придется оглушить электрошоком нескольких прокторов или Стражей.

Однако я предпочел бы не прибегать к физическому насилию для того, чтобы заставить Стражей участвовать в переговорах. Мы слишком многое потеряем…»

* * *

Учитывая опасность поставленной задачи, Кирк проверял готовность десантного отряда к высадке дольше и тщательней, чем обычно, обращая внимание на каждую деталь.

– Спок, мне бы хотелось, чтобы вы держали свой фазер сверху, там, где бы его все видели, – обратился Кирк к старшему офицеру, заметив что тот, как всегда, спрятал фазер типа II под китель.

– Капитан, вулканец никогда не появляется в общественных местах с оружием наперевес, разве только в Кол-иф-фии, – запротестовал Спок.

– На Меркане человек должен быть вооружен не скрывая того, иначе с ним перестают считаться, – непреклонно ответил Кирк.

– Уступая вашей просьбе, придется последовать местному обычаю, – сдался Спок.

– Мне что, опять придется носить на себе эту штуку? – указал Маккой на мерканский огнестрельный пистолет. – Я не собираюсь им пользоваться.

– Наденьте на себя кобуру и вложите его туда, Боунз. Понадобится он вам или нет, не столь важно. Конечно, у вас гуманная профессия, но иногда и врачи вынуждены воевать.

Кирк встал на платформу транспортатора и осмотрел свой десантный отряд.

– Повторяю главный приказ, господа: при необходимости стрелять не на поражение, а производить выстрелы в режиме оглушения электрошоком независимо от того, какие действия предпримут мерканцы, если завяжется бой. Наверное не стоит напоминать то, о чем мы говорили на инструктивном совещании, но если у вас возникли вопросы, задавайте их лучше сейчас. Там, на Меркане, нам нужно понимать друг друга с полуслова. Итак, спрашиваю последний раз: «Вопросы есть?»

Все молчали. Кирк шагнул в фокус транспортатора и спокойно сказал:

– Десантники, приготовьтесь к спуску вниз по лучу.

Когда каждый из них занял свое место на платформе, капитан скомандовал:

– Подключайте энергию.

Благодаря точному расчету Кирка, они оказались именно в той точке на вилле Стражей, где уже однажды материализовались вместе с Леносом и Орэном.

Вокруг никого не было видно.

– Следуйте за мной. Охрана, прикрывайте нас с тыла и проверяйте по пути все альковы, – приказал Кирк, направляясь в тот коридор, откуда в прошлый раз вышел им навстречу Поллар; в конце его находились массивные двойные двери. Распахнув их, капитан прошел в соседнее помещение и обнаружил там сидящих в расставленных по кругу креслах около двух дюжин Стражей, очевидно собравшихся для проведения какого-то совещания.

Кирк сделал несколько шагов в глубь зала, дав возможность остальным десантникам войти в дверной проем и выстроиться по обе стороны от него.

Поллар встал, чтобы поздороваться с вошедшими:

– Джеймс Кирк, добро пожаловать. А мы думали, что вы погибли во время Стихии, как проктор Ленос и его отряд.

Соблюдая мерканские обычаи, Кирк ответил:

– Приветствую вас, Поллар. С нами все в порядке. К счастью, Главный проктор Ленос со своим отрядом, Таллан, Орэн, Делин и Отол тоже живы и здоровы.

– Вам удалось справиться с прокторами и найти себе Укрытие? – недоверчиво спросил Поллар.

– И да, и нет, – произнес Кирк, сжимая в руке фазер, как, впрочем, и другие десантники, но мерканское оружие было вложено в кобуру. – Наше Укрытие – в небе… в летательном аппарате, на котором мы прилетели с полосы Ночного Сияния; там сейчас находятся члены группы «Техник» и Главный проктор.

Страж Ноэл, сидящий справа от Поллара, пристально посмотрел на гостей и презрительно усмехнулся:

– Поллар, он так и не поумнел. Очевидно, биороботы способны переносить воздействие Стихии, но меня поражает умение Техников создавать самые разнообразные виды искусственных организмов, учитывая внешность того, с заостренными ушами…

– Поллар… Стражи… мы пришли сюда не за тем, чтобы обсуждать с вами наше происхождение, – решительно заявил Кирк. – С Мерканиадом произошла великая перемена, и она приведет к радикальным, коренным изменениям в вашей цивилизации.

– Что вам известно о Мерканиаде? – вставая, спросила Страж Парна.

– А, так вы заметили? – улыбнувшись, задал риторический вопрос Кирк. – Мистер Спок, гражданин планеты Вулкан, с удовольствием все объяснит.

Спок взглянул на членов Совета Стражей и заговорил своим ровным голосом:

– Мерканиад стабилизировался. Я вычислил, что внедрение в ядро Мерканиада высокоэнергетичного взрывчатого антивещества, которое мы называем фотонной торпедой, уменьшит нестандартную амплитуду его колебаний, поэтому и направил в центр звезды две фотонные торпеды. Ваше солнце обрело состояние равновесия. Стихий больше не будет.

– Как вам, Техникам, удалось это сделать и заранее определить исход? – напрямик спросила Парна.

– Мы не из «Техника», – ответил ей Кирк, – но мистер Спок знает звёздную физику…

– «Тайна Мерканиада» не является тайной для нас, представителей Звёздного Флота Объединённой Федерации Планет, – осторожно пояснил Спок. – Ваши предки научились измерять такие критические параметры, как поток нейтрино, гравитационно-инерционное излучение, исходящие из звёздного ядра. Уверен, что приборы, передаваемые Стражами из поколения в поколение, – те, которые достались вам от предков, – показывают теперь минимальные изменения данных параметров…

– Техники раскрыли «Тайны Мерканиада»! – гневно произнес Страж Томбах.

– Мы не из «Техника», – терпеливо повторил Кирк, – но Техникам они уже тоже известны. Но теперь, когда Мерканиад стабилизировался, «Тайны Мерканиада» не представляют никакой ценности.

– Поллар, я предупреждала вас! – закричала Страж Олдис на Стража I. – Прокторам нужно было лучше следить за Техниками! Теперь слишком поздно!

– Техники получили эти сведения не в результате своих экспериментов, – указал Кирк, – а от нас.

– Основная масса населения ещё ни о чем не подозревает, – заявил Поллар своим коллегам, – и о происшедшей перемене знают лишь несколько человек. Олдис, вы и Парна очень хорошо всем объяснили, почему последняя Стихия так быстро отступила. Поэтому граждане Меркана продолжают нам верить. Итак, уважаемые члены Совета Стражей, я вижу только один выход из создавшегося положения. Вы согласны?

– Убить их! – крикнул Ноэл.

– Уничтожить, прежде чем они обо всем расскажут! – поддержала его Олдис.

– Прокторы! – громко позвал Томбах. С трех сторон зала распахнулись двери и показались прокторы.

Кирк выстрелил первым. Но массированный огонь фазеров, открытый обладающими мгновенной реакцией офицерами охранного подразделения, уложил всех прокторов почти одновременно.

Страж Джохон при виде этого инстинктивно схватился за мерканский пистолет. Спок в ту же секунду оглушил его ударом электрошока из своего ручного фазера.

– Остановитесь! – приказал Кирк, производя повторную установку фазера и хладнокровно прицеливаясь. Луч сконцентрированной энергии попал в пол у самых ног Поллара; пропитанный водяными парами настил раскалился и разорвался на мелкие осколки.

Стало тихо.

– Мы пришли сюда не для того, чтобы спорить с вами и вашими Стражами, Поллар, – твердо сказал Кирк. – Наше оружие намного мощнее, чем вы думаете, и это была лишь демонстрация его действия. С прокторами и Стражем Джохоном ничего страшного не произошло, они вскоре придут в сознание. Теперь все прокторы Меркана не смогут остановить нас, потому что на сей раз мы с позиции силы докажем правоту своих слов.

Поллар внимательно посмотрел на Кирка, затем перевел взгляд на членов десантного отряда.

– Чего вы добиваетесь?

В дверях появился ещё один проктор; раздался звук, который команде с «Энтерпрайза» не часто доводилось слышать. Проктор произвел выстрел так, как его тому учили: первый раз стрелять поверх людей. За разрядом огнестрельного оружия последовал гул ударной войны от пули, пролетевшей несколькими сантиметрами выше их голов.

Мгновение спустя проктор упал без сознания, сраженный электрической стрелой, выпущенной из фазера сотрудника охранного подразделения.

– Прежде всего отошлите прокторов, иначе мы можем рассердиться и кого-либо ранить, – с явным раздражением в голосе сказал Кирк.

Тут же показались ещё четыре проктора, но Поллар подал им знак рукой:

– Остановитесь, прокторы! Уберите оружие, – приказал Страж I. – Итак, Джеймс Кирк, чего же вы хотите от нас?

– Вы, а также ещё три Стража по вашему выбору должны вместе с нами подняться в наше небесное «Укрытие» для проведения мирных переговоров. Затем вам предстоит встреча с равными по числу участников делегациями от Проктората и Техников с целью заключения соглашения о стабилизации общественного положения здесь, на Меркане.

– Но у нас ситуация и так стабильная, – возразила Страж Джона.

– Теперь уже нет, – заметил Кирк.

– Страж Поллар, я едва ли когда-либо сталкивался с таким хитроумным и абсурдным заговором, – посетовал Ноэл, – да эти роботы просто сумасшедшие.

– Насколько можно судить, вы – специалист в медицине, Страж Ноэл? – спросил Кирк.

– Да.

– Разрешите мне представить своего медицинского эксперта, доктора Леонарда Маккоя, – Кирк указал на бортового врача.

– Вас интересует вопрос, являемся ли мы творением рук Техников? – медленно произнес Маккой. – Я покажу результаты анализа крови, что бы больше не возникало сомнений в том, что Техники не смогли бы создать нас. Вы знакомы с методами химического анализа крови?

– Разумеется, это одна из самых примитивных медицинских технологий, – оскорбившись, ответил Ноэл.

– Конечно. Мне не хотелось вас обижать, Страж, поэтому, пожалуйста, оставьте в покое ваш пистолет, – продолжал Маккой. – Я врач, а не воин. Существующий здесь Кодекс дает вам право убивать, а у меня иные правила. Но вернемся к фактам. По химической структуре ваша кровь представляет собой молекулы гемоглобина, сформированные вокруг атомов меди, так же, как и у мистера Спока, уроженца планеты Вулкан. Но наши молекулы гемоглобина построены на основе железа. Есть отличия и по другим параметрам, и устранить все недоразумения можно с помощью простейшей операции – проверки гемоглобина.

Ноэл в нерешительности помолчал, потом ответил:

– Я, пожалуй, взгляну на ваши данные, доктор Маккой… и, наверное, возьму сам несколько проб крови. Познания Техников в биологии, возможно, шире, чем мы думаем.

– Речь сейчас не о них, – не допускающим возражения тоном произнес Маккой, – но в моей осведомленности в этой науке вы можете убедиться сами…

– А также в том, что мы именно те, за кого себя выдаем, – добавил Кирк, устремляясь в наметившуюся брешь в непробиваемом прежде сознании Стражей, появившуюся благодаря снисхождению их медицинского специалиста. – У нас есть сила и средства, чтобы вмешаться и установить тут свои порядки, но наши законы не позволяют нам так поступать. Мы должны отремонтировать летательный аппарат и вернуться домой, на полосу Ночного Сияния. Но вы останетесь здесь со своими проблемами. Однако мы готовы оказать вам помощь; если же это вас не устраивает, попытайтесь преодолеть возникшие трудности сами. Но, так или иначе, назревшие вопросы придется решать очень быстро, пока ваша цивилизация не распалась без того объединяющего фактора, каким была Стихия. Поскольку в результате нашего случайного появления на планете на ней произошли значительные перемены, и, кроме того, для собственного спасения, нам пришлось стабилизировать Мерканиад, я обязан сделать всё от меня зависящее, чтобы цивилизация не разрушилась окончательно, поэтому и предлагаю встретиться на «Энтерпрайзе» и обсудить детали перехода мерканского общества в новое состояние, которое, вероятно, явилось полной неожиданностью для каждого из вас…

– Вы хотите, чтобы мы вели переговоры в вашем «Укрытии» в небе? Нелепость! – засмеялся Томбах.

– Спок, как у нас со временем? – поинтересовался Кирк.

– Остается две минуты тридцать четыре секунды, капитан.

– Держите их под прицелом фазеров, – приказал Кирк и повернулся к Поллару:

– Давайте выйдем на улицу. Мы покажем вам, как наше небесное укрытие будет пролетать над нами.

Стражи переглянулись.

– Ну, пойдемте, – поторапливал Кирк. – Или вам страшно, что я могу оказаться прав? Или вы боитесь посмотреть в лицо фактам и признать реальность существования Вселенной, предпочитая жить в мире иллюзий? Нам необязательно уходить за пределы виллы, можно просто выйти на открытое место, где над головой нет крыши.

– Странно. Я знаю свое небо, и теперь, после заката солнца, в нем нет ничего, кроме Ночного Сияния, – возразила Страж Парна.

– Не совсем так, – сказал Кирк. – Вы увидите все своими глазами.

Кое-кто из Стражей, выражал явное недовольство, но, тем не менее, все последовали за Кирком и Полларом.

С высокого холма, на котором находилась вилла Стражей, открывалась панорама острова Селербитан. Мерканиад недавно скрылся за линией горизонта, и на западе ещё горело зарево заката.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк, – произнес капитан звёздного корабля, вытащив и включив коммуникатор.

На лице Поллара отразилось изумление, когда послышался голос Скотти:

– Говорит Скотт, капитан. Мы вскоре пролетим над вами.

– Хорошо, Скотти, включите освещение, – приказал Кирк и повернулся к Зулу:

– Мистер Зулу, продолжайте.

Зулу взял свой коммуникатор:

– «Энтерпрайз», это Зулу. Мистер Чехов, вы готовы?

– Да, Зулу, – донесся голос Чехова, – отслеживаю определенную вами цель.

– Следите за объектом. Ждите дальнейших указаний, – сказал ему Зулу, но не убрал коммуникатор.

Кирк какое-то время смотрел на западную часть неба и, наконец, увидел яркий сверкающий огонёк. Скотти освещал нижнюю поверхность основного корпуса лазерными лучами на различных частотах, включив их на защитных экранах для предотвращения потери когерентности, поэтому, благодаря характерному корпускулярному явлению лазерной иллюминации, «Энтерпрайз» блестел и переливался как звезда минус пятой величины. Он менял цвет по мере того, как Скотти переключал частоту лазерной иллюминации.

– Вот наше небесное «Укрытие», Стражи, – указал Кирк.

Его нельзя было не заметить. У Стражей перехватило дыхание; такое необычное зрелище они видели впервые, но прореагировали по-разному: одни, очевидно, всё осознали и приняли как неизбежное; другие постигали это с трудом.

– На борту нашего «Укрытия» – «Энтерпрайза» – есть сила, о которой вы пока не имеете представления, – сказал Кирк увещевательным тоном. – Но мы не будем голословными. Мистер Зулу, приступайте к показу.

Когда блестящая точка, приближаясь, оказалась в самом зените, Зулу спокойно отдал приказ через коммуникатор:

– Чехов, на связи Зулу. Установите два передних ряда лазеров на широкое рассеивание, замкните фазу и произведите десятисекундный взрыв в области ионосферы.

Точка стала излучать поток света, и, наконец, в результате воспламенения ионосферы от фазеров «Энтерпрайза» темное вечернее небо над Селербитаном озарилось ослепительным сиянием рассыпающихся блестящих струй оранжевых и жёлтых огней, исходящих от летательного аппарата по направлению к обоим полюсам.

Кирк прибегал к такой своеобразной демонстрации научных достижений и раньше, желая произвести определенное впечатление, но цивилизация тех планет находилась на более низкой ступени развития, нежели мерканская. Здесь он рассчитывал повлиять на Стражей, но в несколько ином плане.

Предстояло показать ещё и «гвоздь программы».

– Подключить ряды фазеров правого и левого борта, произведите концентрацию сплошного луча, замкните фазу. Цель – поверхность океана в пяти километрах к западу от Селербитана, время взрыва – две секунды, одиночный огонь, – приказал Зулу.

Сквозь атмосферу Меркана пробились исходящие от «Энтерпрайза» спаренные лучи невероятно белого цвета, ионизируя её по ходу проникновения. Они сфокусировались и вонзились в океанскую гладь Сен Этана в пяти километрах к западу от побережья Селербитана. На всю операцию ушло две секунды, достаточных для того, чтобы вызвать кипение океанической воды на площади около одного квадратного километра и пелену испарений.

Пока Стражи, в изумлении открыв рты, взирали на необычное зрелище, явившееся неопровержимым доказательством силы оружия звёздного корабля, Кирк обратился к Поллару:

– Таково наше небесное «Укрытие» – «Энтерпрайз». Там сейчас находится Главный проктор Ленос, а также Таллан, Орэн, Делин и Отол. Мы предлагаем вам избрать трёх Стражей и вместе с нами подняться на «Энтерпрайз» для переговоров.

– А вдруг это всего лишь хитрый манёвр, чтобы поймать нас в западню? – спросил Поллар. – Вы продемонстрировали оружие, используя которое можно было бы напасть на Меркан и покорить его; о подобных войнах рассказывают древние легенды.

– Наши законы не позволяют нам проводить завоевания. Если бы у нас был план вашего уничтожения, то он бы уже давно осуществился, причем очень просто, как вы только что убедились. – Кирк показал на коммуникатор. – О назначении данного предмета мы вам не всё сказали. С его помощью можно беседовать с людьми, оставшимися на «Энтерпрайзе». – Он включил коммуникатор. – «Энтерпрайз», на связи Кирк. Лейтенант Ухура, пригласите, пожалуйста, проктора Леноса.

– О… капитан Кирк, говорит Главный проктор, – донесся знакомый голос Леноса, очевидно, смущенного способом общения дистанционной связи.

Кирк передал коммуникатор Поллару.

– Поговорите с Главным проктором, Страж I. Но имейте в виду, что там же находится Таллан и слышит каждое слово.

– Ленос, с вами всё в порядке?

– Да, Страж I. Вы подниметесь сюда для совещания?

– Ленос, это правда?

– Правда, Страж I. Я сейчас на «Энтерпрайзе», и вижу, как внизу проплывают огни Селербитана. У нас с капитаном Кирком состоялась личная беседа, а также с Талланом. Мы оба ждём вас с делегацией Стражей для проведения переговоров, поскольку, без сомнения, на карту поставлено будущее планеты.

– Вы должны отвечать только за себя. Может Таллан сам подойти и побеседовать?

– Да, Страж I. Это Таллан, – послышался голос лидера Техников. – Мы, члены группы «Техник», хотим встретиться с Прокторатом и Стражами. Произошли значительные перемены, больше не будет Стихий, поэтому нам нужно собраться, обсудить нынешнее состояние и придти к мирному соглашению. Иначе возможен конфликт, ведь в руках Стражей уже нет механизма, который позволял им сплачивать мерканскую цивилизацию.

Поллар выронил коммутатор на пол.

– Как я, представитель древнейшего и почитаемого рода Стражей Кодекса, могу сесть на одну скамью переговоров с Техниками, когда они виновны в нарушении Кодекса и должны нести за это ответственность?

Наблюдая искоса за Полларом, Кирк нагнулся, поднял коммутатор и посмотрел прямо в глаза СтражуI.

– Поллар, я старался вести себя дипломатично и благопристойно, но все мои предложения вы отвергали со слепой убеждённостью фанатика, хотя, учитывая ваше прошлое, придется вас простить. Но, поскольку вы не хотите сотрудничать добровольно, вынужден вам сообщить, что иного выбора у вас нет. Ваша делегация проведет встречу с нами, Прокторатом и Техниками на борту «Энтерпрайза». Вы сами выберете трёх Стражей или мне вам помочь?

Поллар инстинктивно закричал:

– Прокторы! На помощь!

– Десантники, План Б, – приказал Кирк.

Бойцы десантного отряда прореагировали быстрее, поскольку были осведомлены о том, что надо делать, если поступит такая команда.

Учитывая возможность реализации Плана Б, капитан заранее наметил группу Стражей, которую надлежит доставить на «Энтерпрайз» для участия в переговорах. Используя фазеры в режиме воздействия электрошоком, Кирк, Спок и Зулу оглушили всех Стражей, за исключением Поллара, Томбаха, Ноэла и Парны.

Тем временем остальные десантники окружили Стражей плотным кольцом и, держа наготове свои фазеры, ожидали появления прокторов; и они действительно показались в коридорах, ведущих на этот наружный балкон, а также на парапетах, находящихся над ними.

Прокторы несколько раз выстрелили. Пули просвистели мимо десантников, ударились об пол и, раздробив его на осколки, срикошетили в темноту. Но огнестрельное оружие прокторов было заряжено чёрным порохом; здесь не создали пока бездымное взрывчатое вещество. Ленос недаром говорил, что на Меркане давно не происходили настоящие бои.

Вспышки орудий противника стали мишенью для людей из охранного подразделения Зулу, указавших местонахождение стрелявших… и лучи их фазеров попали в цель.

– «Энтерпрайз», на связи Кирк. План Б. Поднимайте нас немедленно наверх.

Но ответных действий не последовало. Коммуникатор, очевидно, вышел из строя, когда Поллар уронил его.

Спок мгновенно отреагировал, вытащив свой… но шальная пуля из ружья проктора выбила переговорное устройство из рук вулканца, повредив при этом кисть.

Даже мужественному Споку оказалось не под силу подавить крик боли.

Маккой подбежал к Споку. Тот неимоверно мучился, пуля буквально размозжила ему правую руку. Однако старший офицер пытался ещё переложить фазер в левую руку и использовать его.

– Спок, перестаньте, – коротко сказал Маккой. – Вы получили ранение и небоеспособны. Присядьте и дайте мне возможность обработать вашу рану.

Наконец Зулу в разгар огневой атаки удалось достать коммуникатор и передать приказ о подъёме на корабль.

К великому удивлению прокторов, которые проявляя чудеса храбрости, переходили в наступление, стараясь стрелять так, чтобы не задеть Стражей, двенадцать человек с «Энтерпрайза» и четыре Стража дематериализовались прямо у них на глазах, не оставив им шанса стать победителями.

Глава 14

– К сожалению, Поллар, вы не согласились пойти с нами по доброй воле, поэтому мы вынуждены были доставить вас сюда силой, – извинился Кирк, когда они полностью материализовались в транспортаторном помещении. – Неужели вам непонятно, что будущее вашей «Обители жизни» поставлено на карту… но цивилизацию можно вернуть в прежнее устойчивое состояние, и я не позволю Стражам препятствовать решению данной проблемы.

Поллар обернулся, осматривая необычную обстановку.

– Это и есть небесное «Укрытие»?

– Да, и добро пожаловать к нам в гости, – обратился Кирк к четверым прибывшим на корабль Стражам.

– Спок, вы дойдете до лазарета? – озабоченно спросил Маккой, выходя вместе со старшим офицером из фокуса транспортатора.

Желтоватое лицо вулканца побледнело. Спок явно испытывал мучительную боль, но, являясь стоиком по натуре, не показывал, какие страдания доставляет ему сквозная рана правой руки, из которой струйкой стекала зелёная кровь.

– Да, доктор, наверное, смогу. Капитан, начинайте без меня, а когда доктор обработает мне руку, я присоединюсь к вам.

– Мы оба придём, но только после того, как я увижу, что ваше самочувствие позволяет вам это сделать. Теперь вы мой пациент, – сказал Маккой, покидая вместе со старшим офицером транспортаторное помещение.

Кирк повернулся к Стражам.

– Следуйте за мной, пожалуйста. Вам нужно многое посмотреть…

Поллар покачал головой.

– Вы не имеете права держать нас здесь помимо нашей воли. И я отказываюсь сдавать вам свой пульт управления трэвелером, ведь Страж никогда и никому не должен отдавать его, даже прокторам. Мы немедленно вернемся в Селербитан.

Кирк предостерегающе поднял руку.

– Неразумно, Поллар. Разве ваш трэвелер настроен на перемещение в космическое пространство и обратно? Вы, так же как и я, знаете, что нет.

Кирк откровенно блефовал, но не был далёк от истины, обосновывая свои догадки на том факте, что мерканцы всегда ограничивались передвижениями по поверхности планеты. Следовательно, предполагал он, в сферу деятельности их транспортаторной системы не входила устойчивая орбита.

– Вам, наверное, захотелось попробовать материализоваться высоко в небе? Но если у вас это получится, другого шанса посетить небесное «Укрытие» уже не будет, вы в тот же миг умрёте.

– Не верю, – сказал Страж Томбах.

– И не надо, – ответил Кирк, – но не советую поступать так неосмотрительно до тех пор, пока не поймёте, чем может обернуться ваше легкомыслие. Если же вы всё-таки настоите на своём, и нам с помощью нашего летательного аппарата не удастся вас спасти, я доставлю сюда других Стражей для участия в переговорах.

Томбах вытащил пульт управления трэвелером, но не решался им воспользоваться.

Поллар обратился к нему:

– Томбах, Джеймс Кирк, возможно, прав. Зачем рисковать жизнью? Вы ведь знаете, что случается с теми, кто применяет трэвелер, не располагая точными координатами. Пожалуйста, Томбах, я не хочу вас терять.

По-видимому, Поллар начинал медленно прозревать. Одно было ясно: он оказался не глупее Главного проктора Леноса. Чтобы стать лидером и подняться на вершину власти, надо было обладать достаточным умом и мудростью, независимо от цивилизации, его взрастившей.

Кирк сошел с платформы транспортатора.

– Пожалуйста, следуйте за мной, Стражи. Вас никто не заставляет встречаться с прокторами и Техниками до тех пор, пока мы вам не покажем то же, что уже видели они, и вы после совместного обсуждения не придёте к какому-то выводу относительно увиденного.

Когда Стражи в сопровождении Зулу последовали за Кирком, Томбах заметил:

– Насколько мне известно, это Укрытие не похоже ни на одно из тех, которые раньше строили Техники.

Входя в турболифт, Кирк сказал ему:

– Я же говорил, мы не из «Техника». А если вы все увидите и оцените, то поймете, что находитесь не иначе как на аппарате, доставившем нас сюда с полосы Ночного Сияния.

– Остается только убедиться в правоте ваших слов, – с неприкрытой враждебностью в голосе ответила Страж Парна.

– Не сомневайтесь, вам будет предоставлена такая возможность.

Так и произошло. Турболифт остановился в верхнем отсеке корабля, двери его распахнулись, и они оказались в специально оборудованном конференц-зале, прежде служившем для экипажа местом отдыха.

Реакция группы Стражей совершенно отличалась от впечатления, произведенного на Техников и прокторов.

Поллар и Ноэл подошли к смотровому иллюминатору, из которого открывался мир на Меркан, а Парна и Томбах стояли, безмолвно глядя через матовое поляризованное стекло на Мерканиад.

Гости довольно долго молчали, не в силах отвести взгляд от проплывающей внизу, за бортом звездолета, – их родной планеты, и наблюдая за тем, как ослепительно белый диск Мерканиада коснулся горизонта и постепенно скрылся за лимбом планеты.

Когда в сгущающихся сумерках показалось Ночное Сияние, Поллар обернулся к Стражам и спокойно произнес:

– Уважаемые коллеги! Факты говорят сами за себя. Мы не можем их больше отвергать, а если будем и дальше настаивать на соблюдении своих старых догм, то Техники вскоре нанесут нам сокрушительный удар, так как владеют новой информацией.

– Согласен, – добавил Страж Ноэл. – Очень трудно принять всё это как реальность… но необходимо, хотя бы затем, чтобы не лишиться рассудка… и по возможности сохранить мир и спокойствие живущих в «Обители»…

– Насколько я знаю проктора Леноса, – перебил его Томбах, – он, наверное, уже смирился с новой действительностью и не поддержит нас в конфликте с Техниками.

– Но как же нам в такой ситуации отстоять и укрепить наши позиции? – спросила Парна.

– Мы признаем новые факты и включим их в Кодекс в качестве дополнения, – старался упорядочить свои мысли Поллар, затем, обернувшись к Кирку, сказал:

– Джеймс Кирк, от имени всех Стражей прошу прощения.

– Не надо извинений, Поллар. Всегда трудно поверить в новое, если оно противоречит твоим убеждениям и знаниям, которые ты считал бесспорной истиной. Моему народу за свою историю приходилось такое переживать много раз, пока мы не переросли из первобытного сообщества в цивилизацию, называемую Объединённой Федерацией Планет.

– Меня заинтересовала ваша легенда об Объединённой Федерации Планет, и мне хотелось бы побольше узнать о ней.

– Садитесь, пожалуйста, – Кирк указал на расставленные полукругом кресла. – Вы услышите и увидите то же, что Техники и прокторы…

* * *

Дневник капитана. Звёздная дата 5081.3:

«Теперь на борту корабля находятся все три группы, хотя и держатся изолированно друг от друга. Насколько нам известно, каждая делегация в своём кругу обсуждает сложившееся положение. Таллан попросил меня транспортировать его на Меркан для того, чтобы посоветоваться со своими коллегами. Я разрешил ему отправиться в сопровождении Орэна и Зулу.

Главный проктор Ленос, по-видимому, обладает всеми полномочиями в Прокторате и имеет право поступать так, как считает нужным, что, впрочем, естественно для полувоенной организации.

У группы Стражей желания переместиться вниз и проконсультироваться с членами их организации не возникало. Вероятно, наш выбор пал именно на тех Стражей, которые являются истинными лидерами и руководящей верхушкой в своей среде.

Делегации должны сами определить и сообщить мне, когда они будут готовы встретиться с двумя другими участниками переговоров. Я не ограничивал их временными рамками, но если через несколько дней так ничего и не решится, то мы начнём оказывать на них давление и склонять к проведению совместного заседания. Но было бы хорошо, если бы каждая группа выработала чёткую позицию, исходя из собственной логики и осознания своего места в мерканской цивилизации.

Мистер Спок считает данный способ ведения переговорного процесса самым оптимальным, ссылаясь, как на прецедент, на историю развития других планет.

Примечание: думаю, в этот дневник нужно включить благодарность в адрес лейтенанта Спока и доктора Леонарда Маккоя. Спок заслуживает похвалы за проявленные храбрость и мужество в сражении с прокторами, когда, получив ранение в правую руку, он, несмотря на мучительные страдания, не хотел покидать поле боя. Маккоя следует поощрить за скорую и профессионально оказанную помощь Споку под непрерывным обстрелом и длительную семичасовую операцию по восстановлению разорванных пулей тканей правой руки старшего офицера, где бортовой врач показал себя как искусный хирург и обнаружил обширные познания в области вулкано-человеческой физиологии.

Ничего не остается, как ждать, пока мерканцы не усвоят предоставленные им нами сведения о Федерации и о возможных путях реорганизации их сообщества. Время пока терпит. Однако ситуация может обостриться, если произойдет утечка информации о стабилизации Мерканиада, если об этом проговорятся либо Стражи, находящиеся на планете, либо Техники, способные собственными средствами определить происшедшие со звездой перемены. Я искренне надеюсь, что такого не случится, и переговоры на «Энтерпрайзе» пройдут в спокойной обстановке, а не под давлением надвигающейся угрозы гражданской войны…»

* * *

Для проведения совместного совещания решено было выбрать другое оформление помещения, нежели для встреч с отдельными группами. В центре зала расставили по кругу двенадцать кресел. Напротив входа, у шпангоута с укрепленным на нём гербом Объединённой Федерацией Планет, стояли четыре кресла для Кирка, Скотти, Спока и Маккоя, и в стороне от них находился письменный стол Джэнис Рэнд и рекордер. Кирк преднамеренно не включил людей с «Энтерпрайза» в круг двенадцати мерканцев.

Его беспокоили вопросы, касающиеся протокола. Какая из делегаций должна прибывать первой? А последней? Подразумевает ли порядок входа групп их расстановку по степени важности?

Спок, как всегда, сделал логическое умозаключение; чтобы урегулировать ситуацию, нужен не протокол, а логика, в которой вулканцу не было равных. Когда старший офицер внёс своё предложение, то даже доктор Маккой не смог удержаться от комплиментов: «Логично, Спок! Блестящая идея!»

Спок лишь приподнял свою правую бровь, едва ли не впервые услышав похвалу из уст бортового врача.

Кирк, Спок, Маккой и Скотт решили одеться в национальную парадную форму, одинаково торжественную, что подчеркивало особую важность совещания, проводимого на самого высоком уровне и в то же время разные костюмы указывали на единство представителей разных рас среди членов Объединенной Федерации Планет. Все четверо офицеров Звёздного Флота должны были иметь при себе оружие, но не мерканское, а ручные фазеры, признанные местными обитателями средством защиты, превосходящим по мощности их собственное.

Главного проктора Леноса сопроводит в зал заседаний Спок; Страж I Поллар пойдет с Маккоем, а Скотт – вместе с Талланом, лидером Техников. Таким образом три высокопоставленных мерканца, до сих пор не видевшиеся друг с другом на борту «Энтерпрайза», одновременно встретятся у турболифта, который доставит их на палубу II.

При встрече все трое довольно холодно обменялись приветствиями, хотя и с характерным для мерканцев скурпулезным соблюдением норм этикета. Но они поняли, что члены экипажа звездолёта ведут себя в соответствии с определёнными правилами, обнаружив в этом смысле некое сходство федеральной культуры с местной. Мерканцы отнеслись с должным уважением к протоколу, впрочем, казавшемуся им несколько странным.

На палубе II лидеров ожидал капитан Джеймс Кирк, облачённый в полную парадную форму. Через несколько секунд прибыл второй турболифт с остальными участниками переговоров; их сопровождал торжественный эскорт охранников, которые, однако, не последовали вслед за мерканцами из турболифта.

Процедура совещания была продумана так же тщательно, как постановка классического балета. Когда три мерканские делегации сели в расставленные по кругу кресла, оказавшись лицом друг к другу, из громкоговорителей, закреплённых под потолком конференц-зала, раздался Гимн Объединённой Федерации Планет. Кирк и его офицеры замерли по стойке «смирно», обернувшись к гербу ОФП.

Вся церемония напоминала слащаво-сентиментальный спектакль… но это входило в замысел его создателей, а именно офицеров Звёздного Флота, спланировавших каждую мелочь.

Мерканские группы знали с самого начала, что они самостоятельно проведут переговоры, но за их ходом будет наблюдать вышестоящая организация – ОФП; и у них после индивидуальных бесед сложилось более или менее ясное представление о ней. Мерканцы, вероятно, не осознавали, какую роль для представителей Федерации играл гимн, хотя и слышали его несколько раз во время предыдущих брифингов в узком кругу, но им были близки хорошие манеры и понятен дипломатический протокол, учитывая их принадлежность к изысканному и, кроме того, военизированному обществу.

Действительно ли все мерканцы поверили в реальное существование ОФП капитану «Энтерпрайза», ещё предстояло выяснить.

Когда музыка стихла, Кирк, продолжая стоять, обратился к присутствующим:

– Приветствую представительные делегации планеты Меркан, «Обители жизни», на борту корабля «Энтерпрайз» Звёздного Флота Объединённой Федерации Планет. Вы оказали нам честь, согласившись провести здесь это совещание, жизненно важное для реорганизации структуры вашей цивилизации. Мы готовы оказать вам любую помощь, и, если возникнет такая необходимость, вы сможете по своему желанию избрать из нас четверых советника, который будет председательствовать на встрече. Но поскольку в повестке дня стоят вопросы, качающиеся Меркана, мы не станем выступать на совещании в качестве главного действующего лица и влиять на его ход, направляя в то или иное русло. Вы должны сами разрешить назревшие проблемы… и подойти ответственно к принятию решений, а также отвечать за их последствия, потому что судьба мерканского народа находится сейчас в ваших руках. Пожалуйста, начинайте.

После того, как Кирк сел, мерканцы ещё долго молча смотрели друг на друга. Затем встал Поллар.

– Я бы хотел побеседовать с людьми, живущими в «Обители», частным образом, – сказал он. – Судя по всему, ни один из вас, представителей Объединенной Организации Планет, ещё не говорит на нашем языке. Если так оно и есть, будьте добры, отключите свои переводные приспособления. Если же вы понимаете нашу речь, то вам четверым, а также Джэнис Рэнд придется покинуть конференц-зал, чтобы мы могли разговаривать без свидетелей.

– За такой короткий срок нам не удалось выучить местный язык, Поллар. Мы отключим переводные устройства и введем их в действие лишь по вашему сигналу, – ответил Кирк, выключая свой «переводчик», свисавший с надетой на шею цепочки, как кулон. – Господа, – обратился он к офицерам, – отключите «переводчики».

Поллар занял свое место, и между двенадцатью мерканцами завязалась тихая, утонченная беседа.

Такой непредвиденный оборот событий обеспокоил Кирка.

– Что происходит, капитан? Зачем им потребовалось совещаться втайне от нас? – спросил Скотти.

– Не знаю, – раздраженно сказал Кирк. – Старшина Рэнд, охранники готовы к действиям, если понадобится?

– Да, капитан, – ответила она. – Четверо находятся здесь, на палубе, за закрытыми дверями турболифта. У меня с ними установлена связь.

– Хорошо. Господа, надеюсь, ваши фазеры настроены на режим электрошока?

– Кирк, – спокойно произнес Спок, – думаю, данный поступок вполне объясним с точки зрения логики. Ведь сейчас эти мерканцы оказались вместе и должны выработать общее решение. И, я уверен, просьба о конфиденциальности разговора не что иное, как попытка спасти свой престиж. Они не хотят, чтобы мы увидели их недостатки: неопытность в сфере политики и дипломатии и неумение пойти на компромисс.

– Полностью согласен со Споком, – добавил Маккой.

– Надеюсь, вы правы, – сказал Кирк.

– Другого логического объяснения нет, – напомнил ему Спок.

– Мистер Спок, есть вещи, которые происходят вопреки законам логики! – перебил его Скотт, неожиданно напоминая доктора Маккоя. – Только инженерные проекты отвечают принципам логики. Неужели вам до сих пор не ясно, что разум гуманоидов далек от совершенства?

– Да, мистер Скотт, – холодно отозвался Спок. – Людям, например, присущ не разум, а рационализм.

– Не пойму, то ли это оскорбление, то ли комплимент, – пробормотал Скотти.

– Но мерканцы унаследовали качества людей и вулканцев, – продолжал, как всегда невозмутимо, Спок, – и в своей личной беседе они, несомненно, проявят разум и здравомыслие.

– А мне кажется, неприятностей не избежать, – настаивал Скотт.

Поллар внезапно встал и подал знак офицерам Звёздного Флота включить переводные устройства.

– Приносим свои извинения за просьбу конфиденциальности нашего разговора, – начал Страж I. – Но мы абсолютно незнакомы с правилами и особенностями проведения подобных совещаний. От имени двенадцати мерканцев я прошу представителей Объединённой Федерации Планет оказать нам содействие. У вас нет стремления навязывать свои взгляды, но вы, как сами утверждали, можете помочь нашим делегациям советами и рекомендациями. Верно?

Кирк кивнул, но поскольку мерканцы пользовались другим языком жестов, и Поллар, по-видимому, не понял смысла кивка головой, добавил:

– Верно, Страж I.

– Очень хорошо. Мы будем вашими должниками и почтём за честь воспользоваться вашей помощью и советами. Техники хотят, чтобы к их группе в качестве консультанта присоединился Монтгомери Скотт; Прокторат обращается с такой же просьбой к лейтенанту Споку, а Стражи выбрали своим помощником доктора Маккоя. Все три мерканские делегации пришли к единому мнению и предлагают капитану Джеймсу Кирку председательствовать на совещании и самому вести его.

Двенадцать мерканцев одновременно встали и отодвинули назад свои кресла, сделав таким образом круг шире и предоставив возможность офицерам Звёздного Флота сесть рядом с ними.

– Это очень необычная просьба, – начал Кирк.

– И очень необычное заседание, – добавил Таллан.

– И уникальные обстоятельства, – заявил Ленос.

– Мы не заставляем вас нарушать ваши законы: Основную Директиву и Генеральный Приказ N1. Вы сами предложили нам свою помощь, и мы принимаем её в той мере, в какой она может оказаться полезной для нас.

Встреча неожиданно перешла в новое качество, открывая перед Криком совсем другие перспективы. Ему предстояло взять на себя ответственность за проведение совещания, чего он так старательно избегал. А его офицеры должны были справиться с не менее трудной задачей, подыскивая для мерканцев приемлемые рекомендации и советы. Сценарий менялся, но Кирк предпочел бы, чтобы переговорный процесс протекал так, как планировалось ранее, не желая вновь выступать в роли конкистадора.

Однако же мерканцы, все обсудив и взвесив, сами выдвинули такое предложение. И теперь ясно, почему Поллар хотел поговорить на данную тему в узком кругу: Страж I боялся, что его могут не поддержать члены других групп, и это, в понимании мерканцев, нанесло бы оскорбление офицерам «Энтерпрайза».

Но почему они так быстро пришли к единому мнению, причём дискуссия продолжалась не более пяти минут? И почему встреча проходила гладко так с самого начала? Почему между фракциями не возникало видимых разногласий и споров? Почему мерканцы согласились и, фактически, настаивали на том, чтобы офицеры «Энтерпрайза» приняли активное участие в переговорах?

– Я не отказываюсь вести совещание, поскольку пост председателя не позволит мне включаться в ход дискуссий и навязывать свою точку зрения, – осторожно сказал Кирк, – но я не могу отвечать за своих офицеров. Каждый из них должен сам решить, стать ли ему советником и консультантом мерканских делегаций. Но прежде чем я спрошу их о том, готовы ли они принять ваше предложение, ответьте мне на один вопрос… и не бойтесь говорить искренне, я не обижусь. Почему вы обратились к нам за содействием в таком деле, как восстановление основ вашей цивилизации? По нашему глубокому убеждению, вам необходимо найти свое собственное решение.

Поллар ответил первым:

– Мы, Стражи, никогда прежде этого не делали и не знаем как это делать. Ранее у нас с Прокторатом проходили дискуссии по различным вопросам, но в конечном итоге, мы обязаны были сами утверждать все директивы, хотя они зачастую базировались на рекомендациях прокторов.

– Мы не поймем с чего надо начинать, – сказал Главный проктор. – Мы чувствуем себя детьми, которые только приступают к обучению.

– Никто из членов нашей группы не ожидал, что когда-либо на нас ляжет такая огромная ответственность, как реорганизация цивилизации. Мы всегда стремились узнать правду о Вселенной, но никогда не представляли себя в роли вершителей судеб, живущих в «Обители».

– Но почему вы вдруг согласились сотрудничать с нами? – воскликнул Кирк.

– А разве у вас не было такого же намерения, когда вы организовывали встречу и прорабатывали протокол? – в свою очередь поинтересовался Поллар.

– Конечно, но я не думал, что это произойдет так быстро, – признался Кирк.

Таллан улыбнулся по-меркански широко, обнажив все зубы.

– Так же, как некогда мы недооценивали вас, так сейчас вы недооценили нас, Джеймс Кирк.

– Самый разумный подход к решению проблемы – переговоры, – подчеркнул Ленос, – другой предполагает развязывание гражданской войны… но наш народ уже давно забыл, как надо по-настоящему сражаться. И я в самом деле не хочу воевать, Кирк знает.

– Итак, данный подход является единственным разумным. Но неужели вы считали нас менее сообразительными, чем люди или вулканцы, и не способными найти решение после того, как нам были предоставлены неопровержимые данные? – спросил Поллар и посмотрел на Скотти, Спока и Маккоя. – Идите сюда. У нас много работы. Будет нелегко. Мы можем спорить и не сразу соглашаться друг с другом в процессе обсуждения. Но нам нужна ваша помощь, ведь вы в своих цивилизациях сталкивались с такими проблемами и разрешали их. Возможно, мы и не примем ваше решение, но нам нужно понять, как и почему вы выбрали именно этот вариант.

– Почту за честь помочь вам найти логическое решение, – сказал Спок.

– Я с благодарностью принимаю ваше предложение и со всей ответственностью подойду к тем советам и рекомендациям, которые постараюсь вам дать.

– Для меня тоже будет большой честью поработать вместе с Техниками, – заявил Скотт.

При сложившихся обстоятельствах Кирк был рад, что Джэнис Рэнд записывала на трикодер каждое произнесенное в зале слово. Если встанет вопрос о нарушении Генерального Приказа N1, запись явится убедительным доказательством: людей с «Энтерпрайза» попросили вмешаться и оказать содействие.

Советники заняли свои места в кругу, и наступила мертвая тишина. Мерканцы молча смотрели на Кирка.

– Граждане Меркана, начинайте, – смущенно произнес капитан «Энтерпрайза».

– С чего? – недоумевал Поллар.

– Как? – спросил Таллан.

– Какой пункт следует обсудить вначале?

Кирк ответил не сразу.

Как создать Конституцию для Утопии? Он вспомнил урок ксеносоциологии в Академии Звёздного Флота, где они пытались сделать то же самое, и первое, пришедшее на ум, было – с чего начать? Конечно, с истоков.

– Стражи и Прокторат не всегда существовали в «Обители», – указал Кирк. – Давайте вернёмся к легендам и преданиям. Расскажите нам, что предшествовало нынешней мерканской цивилизации и как её создавали. Это будет нашей отправной точкой. Вношу поправку: вашей отправной точкой, потому что тогда вам уже станет ясно, как начинать, и в каком направлении двигаться.

Глава 15

Дневник капитана. Звездная дата: 5099.5.

«Невероятно, но мы сделали это всего лишь за десять дней. На то, чтобы принять Конституцию Соединённых Штатов Америки 1787 года, ушло сто двадцать два дня, и в её разработке участвовало пятьдесят пять делегатов… и все же она оказалась несовершенным документом, в котором и век спустя требовалось снова и снова вносить поправки. Более ста человек со штатом, насчитывающим около тысячи ассистентов, почти два года составляли проект Устава ОФП в Вавилоне. Законодательные Акты Межпланетного Суда и статьи, регулирующие межпланетную торговлю, готовились в течение ряда лет.

Но двенадцать мерканцев при содействии четырёх офицеров Штаба Звёздного Флота и одного секретаря, используя библиотечный компьютер корабля «Энтерпрайз», в результате десятидневной работы создали то, что было ими гордо названо Энтерпрайзовским Соглашением.

Насколько оно прочно? Как долго продержится? Хотелось бы знать.

В отличие от тех, кто составлял проект Конституции США, в нашем распоряжении имелись данные об исследованной части Вселенной, которые мы могли бы в любой момент извлечь из информационного банка данных компьютера. И, в отличие от делегатов Вавилонской Конференции, дело касалось только одной планеты и трёх претендующих на власть группировок.

Возможно, соглашение, на первый взгляд поспешное, вовсе таковым не является и не будет действовать. Но мерканцам необходимо найти тому подтверждение, так как именно они написали текст Энтерпрайзовского Соглашения и им предстоит выполнять его условия. Скотт, Спок, Маккой и я выступали на совещании как консультанты, предоставляя мерканцам по их желанию сведения из истории планет Федерации.

Соглашение не простое. Но, в конце концов, мерканская культура довольно сложна, и за короткий период нашего пребывания здесь мы получили о ней лишь поверхностное представление. У мерканцев хорошо развито зрелищное искусство, как исполнительское, так и для пассивного восприятия. У них создана система обучения и воспитания, но из-за нашей постоянной занятости у нас не было возможности ознакомиться с ней детально, но, судя по всему, она довольно эффективна, поскольку дает гражданам прочные знания и является общей для единой планетарной цивилизации, связанной дешёвой, быстрой и доступной трэвелерной системой.

Меркан в определенном смысле напоминает Землю, если сравнивать универсальный характер трэвелерных перемещений с сетью коммуникаций на нашей планете.

Самая суть дела заключается в корнях того строя, который мы здесь застали в момент прилёта. Я предоставляю право провести подробный анализ ксеносоциологам и антропологам, несомненно, последующим сюда за нами. Но он, в принципе, очень прост и должен начинаться с рассмотрения основ устройства общества, подобного тому, какое существовало на Земле множество веков, прежде чем стало предметом научных исследований (когда возникли первые космические колонии, давшие возможность изучать и сравнивать функционирование различных изолированных социальных систем). В любом общественном строе личности порой приходится отказываться от своих прав в угоду безопасности коллектива. Человек вынужден менять поведение в зависимости от ситуации; кроме того, имеются средства, заставляющие непослушных вести себя должным образом. Данной цели служат законы, правила, предписания, устанавливаются нормы, регулирующие поведение. Я едва ли вспоминаю о их существовании. Мерканцам в сходных условиях нужно было думать о них всю жизнь.

Когда они осознали, что отступление Стихии не потребует коренной перестройки имеющейся здесь социальной организации, все упростилось, согласно заявлению моего старшего офицера мистера Спока, который, сделав логический анализ возможных последствий, пришел к выводу:

«Поскольку Стихия не является теперь определяющим фактором в жизни обитателей Меркана, ни одна из группировок не должна бросать вызов и, тем более, угрожать другой.»

Стражи оправдывали свое предназначение и действительно стояли на страже законов Меркана. К несчастью, их далекие предки, представляющие собой в то время цвет интеллигенции, открыли тайну Мерканиада и начали предсказывать наступление Стихий. Расширив рамки прежних полномочий, Стражи стали теми, кто регулировал в законодательном порядке правила поведения мерканцев между собой и в различных учреждениях. В новой роли Стражи вышли на сцену как правительство, обладающее реальной властью… и фактически сохранили её до сих пор. В соответствии с положениями Соглашения они попытаются расширить свои ряды, вероятно, посредством конкурсного экзамена, поскольку узнали, как обучают наших правоведов и как их принимают на юридическую практику путём отбора. Посмотрим, какие плоды принесет этот метод на мерканской почве…

С другой стороны, Прокторат является мерканским эквивалентом организации, которая следит за соблюдением общественного порядка; в разных странах ее называют по-разному: полиция, милиция, охрана или Звёздный Флот. Принятие Энтерпрайзовского Соглашения не повлекло за собой больших изменений в деятельности Проктората, ведь у них уже имелись собственные процедуры отбора, обучения и приёма в его состав новых членов. Думаю, прокторы не стремятся к насильственному захвату власти. Во-первых, как признался Ленос, они очень долго не воевали, так как Дуэльный Кодекс в определённых пределах даёт разрядку агрессивности мерканцам обоих полов. (Наверное я не упоминал, что мерканские женщины, включая Делин, тоже носят в кобуре оружие, и мерканцы оберегают женщин, но не в той рыцарской манере, которая существует у нас.) Мне стало ясно, почему Ленос и прокторы выбрали себе советником Спока: подобно прокторам, Спок по своей натуре очень горяч, но, проявляя силу воли, всегда держит свои эмоции под контролем и не любит участвовать в сражениях. Но при Пон-фарре я лично убедился в том, что Спок в самом деле может быть неистовым. В какой-то мере мне понятны сомнения прокторов. Ведь, как ни странно, военные, несущие службу на корабле, тоже неохотно ввязываются в боевые действия.

Когда пришёл решающий час, Техники, мнившие себя политиками, признанными спасти «Обитель», обнаружили, что вовсе не хотят этим заниматься, так как их больше интересовали механизмы, а не люди. Но есть и другие Техники: непоколебимые антистражисты, которые, вероятно, оказавшись на месте своих противников, сами бы стали образцовыми Стражами, хотя до сих пор были бунтарями. Техники боялись Стражей, а те боялись Техников. В конце концов, Техники делали открытия, опровергавшие догмы Стражей, а Стражи, опасаясь потерять трон «хранителей веры», стремились подавить Техников. Две группы представляли друг для друга взаимную угрозу. Стабилизировав Мерканиад и устранив Стихию как фактор, определявший характер жизни на Меркане, мы не заметили, что тем самым избавили жителей планеты от страха. Техникам теперь никто не запрещает проводить любые исследования, но, в то же время, им известно, что свобода изысканий подразумевает обязанность открыто сообщать всем о результатах своей деятельности, особенно Стражам, а те должны перестраивать правила и законы на базе новой информации, полученной от Техников.

Думаю, система довольно устойчива. Но сомнения есть. Соглашение построено на принципе взаимозависимости и взаимоограничения законодательной, исполнительной и судебной власти; а в дальнейшем необходимо подготовить мерканцев к принятию Устава ОФП.

Наконец настал час, когда мы вплотную займемся ремонтом «Энтерпрайза». Но лучшее, что я могу пока делать, это заглядывать через плечо Скотти и улаживать спорные вопросы дипломатическим путем…»

* * *

– Капитан, ничего не получается. Эти люди из «Техника» не хотят следовать моим указаниям и делают всё по-своему, – пожаловался инженер-механик Кирку. – Я отдаю им сработавшуюся деталь, и они возвращают мне три точно таких же, как капли воды похожих на старую, повторив даже царапины и потёртости.

– И что же вы ответили, Скотти? – поинтересовался Кирк.

– Сказал, чтобы смонтировали подобную деталь, но новую.

– И они сделали, не так ли?

– Как бы не так!

– Наверное, надо было прежде познакомить их с чертежами.

– Да ведь у них другая система измерений, а система счисления вообще сплошная путаница, я же говорил вам, и, кроме того, методы сплавления отличаются от наших.

– А вы не пытались показать им режимный модуль и объяснить принцип его функционирования? Может после этого они поймут вас лучше?

– Уже показывал, капитан, – сетовал Скотти, – Отол прекрасно в нём разбирается, как он сам утверждает, и даже предложил усовершенствовать мои двигатели.

– Здесь существует иной подход к использованию энергии антивещества. А помогут ли модификации?

– Сначала надо попробовать превысить коэффициент допустимого искривления I. И если новшества окажутся неэффективными, то дальше не стоит проводить испытания. Хотя, принимая во внимание небезызвестный свод правил, вы могли бы и не разрешить нам проводить эксперименты, посчитав их разрушительными для здешней цивилизации.

Кирк понимал, что инженер-механик таким образом лишь дал выход накопившемуся напряжению, но последние слова немного задели его. Они все ещё находились очень далеко от Звёздной базы, и, чтобы долететь туда, «Энтерпрайзу» необходимо выдержать коэффициент искривления 6.

Однако Кирку дышалось немного легче. Проблемы были, но в основном технического характера, и, рано или поздно, их наверняка можно устранить, а после заключения Энтерпрайзовского Соглашения время и обстановка не требовали срочных действий.

Между прочим, это позволяло Кирку предоставить возможность экипажу расслабиться и отдохнуть, тем самым в какой-то степени осуществить замысел тех, кто отправил команду в экспедицию, кроме того, параллельно достигалась и другая цель: мерканцы намеревались подать петицию с просьбой о приёме в состав Федерации… и увольнение на планету подробно проинструктированных служащих Звёздного Флота обеспечивало интересный двусторонний обмен информацией и приводило к лучшему взаимопониманию.

Поскольку экипажу с «Энтерпрайза» по высадке на Меркан придется считаться с Кодексом, кто-то должен был осведомить людей об основных положениях здешнего свода законов, и выбор пал на Главного проктора. Ленос провел только один брифинг, который Ухура по распоряжению Кирка записала на плёнку с тем, чтобы показать её всем перед спуском на поверхность планеты. Просмотрев плёнку с записью, члены экипажа – а среди них встречались представители цивилизаций, где господствовала довольно раскованная и откровенная манера общения – получили необходимые сведения о сверхучтивой мерканской культуре; для Кирка же она являлась ценным документальным фильмом для отчёта.

Случались и столкновения, вполне естественные, когда взаимодействуют две совершенно различные культуры.

Кирк приказал носить фазер на видном месте, установив его в режим электрошока, и каждый, кто стрелял в мерканцев из фазера, настроенного на любой иной режим, подлежал суровому наказанию. Несмотря на несовершенство мерканского оружия, отдельные жители планеты оказались достаточно меткими стрелками, и Боунзу Маккою пришлось потрудиться, одним сшивая раны, а из других вытаскивая стальные пули. На удивление, в число пациентов Маккоя попал и Зулу; по складу своего характера он вовсе не был тем самураем, за которого себя выдавал…

Однажды Зулу появился на борту с великолепной коллекцией мерканских пистолетов, выменяв их на набор земных мечей. Каким-то образом ему удалось уговорить измотанных работой механиков из команды Скотти устроить подобие стрелкового тира в нижнем дополнительном отсеке. Кирк узнал об этом значительно позже, хотя Зулу и надоедал своему капитану, с упоением описывая, как он собирал и выменивал мерканское оружие.

Прошло несколько недель. Ремонт режимного модуля требовал огромных усилий и медленно продвигался вперед из-за невозможности соотнести технологию Звёздного Флота с мерканской.

– У меня на борту скопилась масса низкопробных дилитиумных кристаллов. Мы смонтировали модуль, который использует их параллельно, и его можно использовать как запасной. Но я не хочу доверять долгий полёт нашему дилитиуму, чьи свойства, наверное, изменились под воздействием гравитации во время прыжка в пространстве.

– Когда запланируем отправление, Скотти? – спросил Кирк.

Судя по всему, дела на Меркане складывались неплохо, и капитан не собирался здесь задерживаться надолго. Чем быстрее они доберутся до Звёздной Базы 4, и чем быстрее Федерация отошлет на Меркан корабль, тем лучше. Энтерпрайзовское Соглашение пока действовало, но Кирк знал, насколько непрочным оно станет, если Федерация в срочном порядке не пришлет сюда своих представителей.

Скотт показал четыре пальца левой руки.

– Через четыре дня, если я разберусь с этой проклятой мерканской технологией. Нам ещё надо провести много испытаний.

– Так в основном всё готово?

– Да, но трудно сказать, как оно будет работать.

– Мистер Скотт, мы сойдем с орбиты через шесть вахт и ляжем на обратный курс, используя при движении энергию импульса, поэтому вы сможете проверить функционирование систем в условиях полёта, – сообщил ему Кирк.

– Капитан, если что-нибудь перегорит или взорвётся, нам придется туго.

– Ничего не взорвётся, Скотти. Вы очень хороший инженер и не допустите, чтобы такое произошло.

Вероятность поломки двигателей не исключалась, и все сомнения разрешатся только после того, как корабль удастся перевести через коэффициент допустимого искривления 1, но Кирк хотел попытать счастья.

Намного больше его беспокоил путь домой, ведь если им встретится сильная гравитационная турбулентность, подобная той, которая занесла их сюда, то, принимая во внимание аварийный режимный модуль, последствия окажутся плачевными, и опасность такого исхода будет существовать до тех пор, пока Скотти досконально не проверит свои механизмы на Звёздной Базе 4, где для этого имелось необходимое сложное оборудование. Капитан заставил Спока, Зулу и Чехова подумать над тем, как быстро и с наименьшим риском возвратиться домой.

– Тут проблемы нет, – безапелляционно заявил Спок. – Поскольку наши сенсоры уже прошли через гравитационный изгиб, теперь они зафиксируют его приближение. И, уверяю вас, я проявлю максимальную бдительность и обещаю, что ошибка не повторится.

– Знаю, Спок. Но давайте ещё раз убедимся во всём.

* * *

Обряд прощания был выдержан, как того и ожидал Кирк, в лучших светских обычаях мерканцев. Первая церемония состоялась в атриуме виллы Стражей, откуда открывался вид на тёмно-красное море, окружавшее Селербитан. Вначале обменялись подарками: Кирк вручил Поллару трикодер в ответ на полученный от того изысканно украшенный пульт управления трэвелером. Это приспособление вызовет огромный интерес в научных кругах Федерации, а Техники, без сомнения, подвергнут самому пристальному изучению трикодер, который даст мерканцам первую коммуникационно-информационную технологию, отличную от компьютерной, внедренной в их трэвелерные, коммерческие и образовательные системы.

На церемонии не было ни знамен, ни гимнов, ни салюта, произведённого залпом из двадцати одного орудия, так как они не предусматривались мерканскими обычаями. Но вторая и последняя церемонии не походили на предыдущую. Её провели в рекреационном саду на палубе 8 «Энтерпрайза», куда Кирк, Спок, Маккой и Скотти поднялись по лучу вместе с мерканцами. Необходимыми атрибутами здесь стали почётный караул, флаг ОФП и гимн, являвшиеся неотъемлемой частью дипломатического этикета, установленного Штабом ОФП, и Кирку ничего не оставалось, как следовать ему, несмотря на абсолютное расхождение с мерканским.

Кирк не удивился, когда Поллар, Ленос и Таллан, возглавлявшие три основные организации планеты, назначили в Федерацию двух временно исполняющих обязанности послов от Меркана: Делин и Орэна.

– Знаю, когда вы с ними впервые познакомились, они показались вам настоящими бунтарями из «Техника», – объяснил Поллар. – Но теперь ясно: если бы не их чрезмерная любознательность, из них получились бы выдающиеся Стражи. Впрочем, после заключения Энтерпрайзовского Соглашения это не имеет никакого значения. Надеюсь, наши избранники достаточно умны и восприимчивы, чтобы должным образом представить в Федерации Меркан… и я даже немного завидую тому, что им предстоит увидеть и узнать столько интересного.

– Мы обо всём расскажем, когда вернемся, – пообещала Делин.

– И тогда уж вы, несомненно, поверите нам, – добавил Орэн.

Когда трёех мерканских лидеров транспортировали по лучу на планету, Кирк с большим облегчением вновь ощутил себя в роли капитана звёздного корабля. Но, не забывая в то же время о своем долге дипломата, он спросил:

– Делин, не пройти ли вам с Орэном на капитанский мостик? Вы увидите наше отправление.

Повторять приглашение не пришлось. Сидя в командирском кресле, Кирк думал о том, что наконец-то, после того как Скотти с помощью мерканцев завершил столь трудный и во многом необычный ремонт, они возвращаются домой. Капитан хорошо знал свой корабль и не сомневался в его готовности к межзвёздному полету. Он с удовлетворением окинул капитанский мостик.

– Рапорт по отсекам, пожалуйста.

Чехов, не поднимая головы, сказал:

– Курс проложен.

Зулу обернулся и одарил Кирка улыбкой.

– По вашей команде покидаем орбиту, сэр.

Кирк нажал кнопку на подлокотнике кресла:

– Мистер Скотт, как обстоят дела?

– Готовы, как всегда, капитан.

Повернувшись, Кирк встретился взглядом с Ухурой, которая безучастно сидела за своим пультом.

– Боюсь, в этом путешествии вы скучали без работы, лейтенант.

– Всё в порядке, капитан. Я насладилась отдыхом, – ответила Ухура с улыбкой.

– Ничего, мы займем вас делом. Выведите Меркан на основной экран и удерживайте его там, пока он будет находиться в пределах видимости.

Спок доложил:

– Сэр, корабль во всех отношениях готов к полёту.

– Спасибо, мистер Спок. Мистер Зулу, подключай импульсную энергию. Сходим с орбиты. Постепенно увеличивайте скорость до коэффициента допустимого искривления ноль целых девяносто пять сотых и доложите о его достижении.

– Импульсная энергия подключена. С орбиты сошли.

По мере удаления «Энтерпрайза» на импульсном приводе от планеты образ Меркана начал медленно уменьшаться.

– У вас очень красивая «Обитель», – сказал Кирк двум молодым дипломатам. – Уверен, что она станет самым желанным членом Федерации.

Голос Орэна срывался, и Кирк заметил как повлажнели глаза Делин.

– У меня не было такого ощущения при первом использовании трэвелера; это, скорее, напоминает то чувство, когда, достигая совершеннолетия, покидаешь свой дом, чтобы найти себе новый.

Смахнув слезу, Делин добавила:

– Ну, Орэн, ты так себе все раньше представлял? Вспомни свой спор с Отолом, из-за которого вы вызвали друг друга на дуэль… и в тот момент появился капитан Кирк.

– Нет, и пожалуйста, не говори мне снова о дуэли, я тогда здорово промахнулся…

– И очень хорошо, – подчеркнула Делин.

Двери турболифта распахнулись, и вошел Боунз Маккой, нанося на капитанский мостик свой традиционный послестартовый визит, ставший ритуалом, нарушаемым лишь в тех случаях, когда его задерживали неотложные дела в корабельном лазарете. Врач остановился около кресла командира и, глядя на экран, стал наблюдать за удалявшейся планетой Меркан.

– Примите мои поздравления, Джеймс. Не каждый капитан звездолёта может ввести в состав Федерации совершенно новую цивилизацию.

– Боунз, но сколько усилий пришлось приложить.

– Зная вас, я ни минуты не сомневался в том, что вы осуществите свой план.

– Да, мне удалось с этим справиться.

– Вот именно. Кстати, я отвечаю за периодический просмотр дневника капитана.

Кирк кивнул, продолжая наблюдать, как Меркан становится всё меньше и меньше.

– Боунз, в какой-то степени я чувствую себя Фернандо Кортесом или Франциско Пизарро…

– В самом деле? Но ведь были и другие капитаны кораблей, которые открывали новые цивилизации и сумели подготовить их к объединению с более передовыми культурами, – спокойно заметил Маккой. – Вы никогда не сравнивали себя с комодором Мэтью С. Перри?

Спок оставил свой пост у пульта библиотечного компьютера и, подойдя к коллегам, встал у командирского кресла с противоположной стороны от Маккоя.

– Не волнуйтесь, капитан, Федерация всё равно рано или поздно обнаружила бы Меркан, так как он расположен на пути к созвездию Стрельца, где Федерация намерена провести исследования и основать колонии. И наше открытие Меркана находится в пределах трёх сигм от вероятности его открытия в текущем веке…

– Полагаю, упомянутая вами бюрократическая статистика вписывалась в рамки тех же трёх сигм и учитывалась, когда вам пришла мысль успокоить Мерканиад, – язвительно перебил его Маккой.

– Доктор, меня удивляет, что вы редко пользуетесь статистическими данными в своей работе. Хотя я вам очень признателен за восстановление и лечение моей правой руки, но, должен заметить, вы меня очень огорчили, когда не смогли с достаточной долей уверенности определить, будет ли она действовать как и раньше…

– Спок, лазарет совсем другое дело. И, решаясь на подобную хирургическую операцию, я рассчитывал на благоприятный исход; и мне не надо проводить статистический анализ, чтобы понять, справляюсь ли я со своими обязанностями. Ну конечно же, у вас особая работа…

– Господа… господа! – увещевал их Кирк. – Позволю себе добавить, никто из вас не усвоил тактичную манеру общения мерканцев.

– Наоборот, капитан, – возразил Спок. – По моему мнению, мерканская культура в высшей степени логична. Как указывал сам доктор Маккой, мерканцы похожи на вулканцев, особенно в области логических мыслительных процессов. И я хочу отметить, капитан, что на Меркане вы нашли самый логичный выход из положения.

– Спасибо за комплимент, мистер Спок.

– Нелогично благодарить меня, капитан.

– Спок, опять вы за своё! – разочарованно воскликнул Маккой. – Неужели нельзя нормально отреагировать на простое и искреннее выражение признательности?

– Доктор, – медленно произнес Спок, – признательность – эмоция, свидетельствующая о способности человека проявлять негодование, ещё одну нерациональную эмоцию.

– Капитан, мы приближаемся к коэффициенту допустимого искривления ноль целых девяносто пять сотых, и готовы к подключению режимного модуля, – сообщил Зулу, стоявший за штурвалом.

Кирк, нажав кнопку переговорного устройства, связался с техническим отсеком.

– Скотти, каковы результаты испытаний?

– Думаю, он будет действовать, капитан.

– Вы уверены, Скотти?

Немного помолчав, тот ответил:

– Да, капитан. Я сделал все, что мог. Системы отлажены.

– Выведите на основной экран передний обзор, – приказал Кирк.

– Передний обзор, – доложила Ухура. На экране не было звёзд и виднелась лишь полоса созвездия Ориона.

– Рулевой, увеличьте скорость до коэффициента допустимого искривления 2.

– Переходим к коэффициенту 2.

Корпус «Энтерпрайза» только слегка содрогнулся. Полоса света, исходившая от галактического созвездия, слегка рассеялась и, став шире, изогнулась дугой из сверкающих звёзд, приближавшихся со скоростью света, которые затем, мигнув, исчезли, и вместо них появился сгенерированный компьютером кадр, реконструирующий подпространственное звёздное излучение.

– Технический отсек, рапорт.

– Всё работает великолепно, капитан, – донесся довольный голос Скотти.

– Мистер Зулу, устанавливайте коэффициент искривления 6.

Кирк поднялся со своего командирского кресла.

– Мы возвращаемся домой, – спокойно произнес он, обращаясь к кораблю и к экипажу.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15