Энтерпрайз (fb2)


Настройки текста:





Майкл Ян Фридман
Энтерпрайз

MY BROTHER’S KEEPER #3

Глава 1


Устроившись поудобнее в центральном кресле, капитан Джеймс Т. Кирк поправил повязку на левой руке и посмотрел на передний видовой экран своего мостика, на котором во всем своем темно-синем великолепии, окутанная облаками, была изображена его родная планета. В любое другое время своей жизни капитан смотрел бы на этот вид с радостью и ожиданием.

С радостью, потому что в каждом человеке что-то тепло откликалось на этот хорошо знакомый и привычный образ. С ожиданием, потому что на Земле жили люди, которые любили его и чьих объятий Кирк стал бы искать при первом удобном случае.

Но на этот раз в его сердце не было ни радости, ни теплоты, ни ожидания. Там не будет приятных встреч с родственниками или стародавними друзьями далеко за полночь. Потому что капитан все еще размышлял над смертью друга. И не просто друга.

Он и Гэри Митчелл были приятелями начиная почти с их первого столкновения в академии Звездного флота пятнадцать лет назад. Они служили вместе на трех кораблях, спасая друг друга от смертельной опасности больше раз, чем кто-либо из них мог сосчитать.

Но теперь эта вереница спасений оборвалась. Пришла такая ужасающая, такая невообразимая опасность, что Кирк не смог спасти своего друга. Напротив… Он сам отнял у него жизнь.

Чуть позднее словно в жестокой насмешке, родители Гэри сообщили капитану, что они хотели бы, чтобы он выступил на панихиде их сына. Фактически они хотели, чтобы он произнес хвалебную речь, потому что он был и командиром Гэри, и его самым близким другом.

При других обстоятельствах Кирк почел бы это за честь, хотя и грустную. Ведь это была бы возможность отдать дань памяти своему другу. Но при сложившихся обстоятельствах, это было просто кошмаром.

Как он сможет встать на похоронах Гэри и говорить о его смерти, как будто его убил кто-то другой? Как он сможет сказать такое или даже помыслить об этом, когда он знал, что именно он нажал спусковой механизм фазера и послал своего друга в могилу? Капитан вздохнул.

– Выход на синхронную орбиту, – сказал он лейтенанту Сулу, до недавнего времени руководителю астрофизиков, а теперь своему главному рулевому.

– Синхронная орбита, – повторил лейтенант, делая необходимые корректировки на своей приборной панели.

– Капитан Кирк, – сказал Дезаго, офицер по связи, – комната транспортации для вас готова.

Кирк развернулся в кресле.

– Спасибо, лейтенант, – сказал он Дезаго. – Передайте им, что я буду там через минуту.

Офицер связист кивнул.

– Да, сэр.

Капитан повернулся к Споку, своему первому офицеру вулканцу.

– Мостик ваш, – сказал он.

Спок, который как обычно располагался за научной станцией, софицеру вулканцу.одимые корректировки на своей приборной панели.

ов, а теперь его главному рулегка склонил голову.

– Принято.

Осознание того, что он может рассчитывать на кого-то с интеллектом и эффективностью вулканца, успокаивало. Фактически, Кирк чувствовал бы себя спокойно, даже если бы оставил Спока командовать в самом центре вражеского нападения.

Но как бы там ни было, они находились на орбите планеты, на которой располагался штаб Федерации, возможно самом безопасном месте в галактике. Капитан не ожидал никаких неприятностей. По крайней мере не здесь.

С этой мыслью Кирк встал, и направился к турболифту. Когда с шипением воздуха перед ним открылись двери, он вошел в кабинку и воспользовался здоровой рукой, чтобы вдавить кнопку управления, указывающую палубу транспортатора. Двери закрылись и он отправился в путь.

Меньше чем за минуту лифт доставил капитана до места назначения. Комната транспортации была всего лишь в нескольких метрах справа по коридору. Однако, когда Кирк добрался до ее сдвоенных дверей, он не смог на мгновение сдержать своих сомнений.

За этим дверями, сказал он себе, ждут изменения – возможно даже немалые. Когда он на завтра вернется сюда из своего пребывания на Земле, все будет по другому. По крайней мере изменится персонал. Придут новые лица, а знакомые исчезнут. Но как человек, сидящий в капитанском кресле, он больше всего беспокоился о настоящем моменте.

Каким человеком он станет, когда вернется на «Энтерпрайз»? Тем, кто невредимым пройдет через все испытания с чувством собственного достоинства, или тем, кто пойдет на компромисс с самим собой ради своего долга, и больше не сможет смотреть на себя в зеркало? Это покажет только время.

Сделав глубокий вдох, Кирк двинулся вперед, глядя как при его приближении раздвигаются красно-оранжевые двери. В комнате его ждали четверо – лейтенант Кайл, который стоял за пультом управления, и три члена экипажа, собравшиеся на круглой немного приподнятой площадке