Принцип Пандоры (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Кардин КЛОУЗ Принцип Пандоры

Моей матери, которая читала мне книги еще до моего рождения, посвящается.

Боясь колдовства и обмана

Мягко сияющих звезд,

В доспехи и латы закован

Пришел я.

Смертным всегда лжет надежда -

Но верят ей снова и снова

Все – но не я!

Мне никогда не был близок

Обман.

А. Е. Хаузмен.

Глава 1

Кто-то кричал.

Она ненавидела этот звук, ненавидела эту ловушку странных мерцающих огней, это место, где невозможно было спрятаться. За огнями – темнота. Нет! Она не могла в ней укрыться. Именно там ждало это, искало ее и выло по ней. Из-за нее. Из-за того, что она сделала…

Если бы только она могла вспомнить, как это было…

Но вой был настолько пронзительным, что она не могла сосредоточиться ни на одной мысли. Мозг занемел от страха. И новая боль – разрывающая, ломающая – боль, причин которой она не понимала. Она сжалась, съежилась, судорожно поджала колени к животу и затаила дыхание, надеясь, что боль отступит. Но это не помогало, и она почувствовала вкус крови. Своей собственной.

Если бы только прекратился этот крик…

Не двигайся. Не сейчас. Нельзя издать ни звука. Пусть оно не увидит меня, пусть оно не услышит меня, пусть уйдет…

Но это было здесь, ждало ее в темноте, острое, смертельное, как лезвие бритвы.

Вдруг оно перестало ждать.

Беги, беги, беги, беги…

Боль. Рвущая, режущая, острая, острее, чем камни, царапающие ноги. По ее лицу струился ледяной пот, заливая, выжигая глаза. Холодно, так безнадежно холодно.

Пусть оно не причинит мне боли! Пусть оно никогда не догонит меня!

Она бежала по страшным огненным коридорам, мимо немыслимо изогнутых скалистых стен, вдоль узких кривых тоннелей, пока внезапно наступившая темнота не поглотила все вокруг. Ничего не осталось, кроме ужаса, который гнал в неизвестность, толкая в пасть воющей тьмы, заставлял бежать, невзирая на боль, спасая свою жизнь. Бежать дальше и дальше. Изо всех сил… И все-таки слишком медленно. Крики, шаги за спиной все громче, отчетливей. Она знала: то, что подчинило ее волю, сохранив лишь один инстинкт – выжить – оно рано или поздно все равно настигнет ее, потому что она не может бежать вечно, потому что это место – ловушка. Лабиринт, в котором нет выхода. Она умрет.

* * *

На планете Тиурруль ночи были холодными. Днем два солнца-близнеца иссушали ее поверхность, выжигая и уничтожая все живое, не находившее укрытия от смертоносных лучей. Беспощадная, изнуряющая жара окрашивала в белый цвет горный хребет, протянувшийся на фоне оранжевого неба, и купала голые безжизненные равнины в мерцающих лучах. Меж горами и пустыней лежало то, что можно было назвать остатками бывшей колонии. В пустых дверных проемах разрушенных зданий вихрем кружилась пыль. Кучи мусора почернели от солнца, а у краев глубоких, давно вырытых шахт стояли заброшенные серво-машины. Тяжелые ботинки больше не оставляли следов на раскаленных подножках. Пыльную тишину больше не нарушали звуки грубых, сердитых голосов. Ветер не повторял больше эхом жесткий смех, проклятья и пьяную брань. Солдаты ушли. Рабочие, женщины, корабли – все исчезли, не оставив даже крошек пищи на этой испепеленной солнцами планете.

Колония с несколькими оставшимися в живых душами была обречена на смерть. Когда на покинутые шахты и потрескавшуюся почву опускалась темнота, на поверхность выбирались живые существа, оставив дневные убежища ради ночной охоты. Охотились за теми, для кого этот палящий день стал последним. Если у одного разлагающегося трупа собиралось больше двух человек, начиналась борьба не на жизнь, а на смерть. Выиграв битву и удовлетворив голод, они снова искали укрытия от жестокого рассвета этой планеты. Хэллгард болезненно цеплялся за жизнь.

Лун у планеты не существовало. Ночами, в унылом свете звезд, едва проникавшем сквозь плотный слой атмосферы, цвета ржавчины и глины тускнели до безжизненно-серых и черных. Отдаленные солнца глубоких небес Хэллгарда были суровыми и холодными, распространяя свою пугающую неестественную красоту на бесконечные космические просторы.

Вдали от колонии, на открытой равнине, под осеянным звездами небом, раскинулся небольшой лагерь, состоящий из нескольких палаток. Вокруг них, завывая, кружил ветер, столбами поднимая песок и образуя висящие в темноте пыльные кольца. От палаток исходили яркие лучи непонятного света. А в тени колонии, невидимые теми, кто принес сюда странный новый свет, наблюдали за ночью жадные голодные глаза, в которых отражались крошечныe отблески причудливого свечения.

* * *

Спок сидел в темной главной палатке, на него падал свет единственной лампы, вокруг которой собрались еще двенадцать вулканцев. Все напряженно ждали. Время, казалось, остановило свой бег: только горящая лампа, люди в одинаковых робах и тоскливо завывающий ветер – хозяин этой таинственной чужеземной ночи. Записывающее устройство выглядело нелепо на матраце, положенном прямо на землю: блестящий металлический механизм, необычный для этой планеты.

Спок увидел на экране прибора лицо своего отца. Единственная перемена в невыразительном, всегда непроницаемом лице Сарэка стала заметной, когда свет лампы упал на его глаза, – на какое-то мгновение они сверкнули тревожным блеском. Тринадцать человек сейчас станут свидетелями трагедии вулканцев.

Сарэк заговорил:

– За последние пятнадцать лет космический флот вулканцев потерял четыре корабля: «Крайтерион», «Персептор», «Констант» и «Дайверсити» – всего шесть лет назад. Во всех четырех случаях передачи с кораблей были обыкновенными – из секторов, граничащих с Нейтральной Зоной, но в пределах Федерации. Затем – ничем не объяснимая тишина. Ни сигналов, ни следов, ни останков потерпевших крушение летательных аппаратов. Ничего. И вот, три месяца назад…

* * *

«Энтерпрайз» пересекал сектор Гамма Хайдре, патрулируя трудный участок Ромуланской Нейтральной Зоны, когда экипаж зафиксировал слабые, едва уловимые чувствительным рекордером звуки устаревшей азбуки Федерации. Сигналы исходили с грузового ромуланского корабля, который направлялся к району, расположенному поблизости. Это была отчаянная просьба о помощи. «Энтерпрайз» вышел из сектора и взял под опеку грузовой корабль. Единственным пассажиром, которого нашли на борту, оказалась женщина в бессознательном состоянии, слишком сильно пострадавшая от ожогов, чтобы выжить. Спок присел на колени рядом с ней, осторожно коснулся кончиками пальцев ее лица, обожженного до черноты, и попытался проникнуть в слабое сознание умирающей. Он хотел избавить ее от невыносимого ощущения одиночества и беззащитности перед лицом смерти. Объяснений происшедшему не было никаких. Опустившись на звездную базу, «Энтерпрайз» попросил разрешения отправиться домой и захватить с собой на Вулкан грузовой корабль.

На это ушло достаточно много времени. Всевулканский Совет с предварительным опросом Империи и длительными обсуждениями Законов Федерации, которые вулканцы собирались нарушить, отняли времени еще больше. В конце концов, Федерацию просто не известили.

«Симметри» не имел на борту комплекта оружия: вулканские гидрографические корабли никогда им не снабжались. При пересечении Нейтральной Зоны и входе в чужое космическое пространство Ромуланской Звездной Империи все задачи по безопасности были возложены на сенсоры дальнего действия, секретность и скорость. Даже ведущие звездные корабли «Конститьюшн» и «Энтерпрайз», находившиеся на переднем плане Империи, не были уверены в собственной неуязвимости.

Идея об экспедиции возникла благодаря последней мысли умирающей вулканки, зафиксированной при соприкосновении с ее предсмертным сознанием. Мысли, которая шокировала Совет и остальные организации Вулкана: в заброшенном мире, называющемся Хэллгард – пятой планете 872 треугольника – оставались дети, вулканские дети, умирающие среди раскаленных скал под безжалостным солнцем…

* * *

– … но никаких следов наших исследовательских кораблей или их малочисленных экипажей не обнаружено, – продолжал Сарэк, – пятьсот пятьдесят шесть граждан Вулкана, наши сестры и братья, теперь потеряны и недоступны для нас. Может быть, кто-то все-таки жив, – и единая мысль тринадцати умов превратилась в молчаливую молитву о том, чтобы это было так.

Империя все отрицала. Нет, она ничего не знала о вулканских кораблях. Какие доказательства есть у вулканцев, чтобы делать подобные выводы?.. Дети? Откуда там могут быть дети? Это биологически невозможно – так говорят их ученые. Очень жаль, что эти корабли затерялись. А кто в этом уверен наверняка?

Теперь у них появилось такое доказательство, живое доказательство. И теперь вулканцы больше не собираются утаивать секреты, по крайней мере, друг от друга. Сарэк назвал последнее имя. В постоянно кружащейся пыли продолжала тускло мерцать лампа. Наконец, на рекордере появились блики, и изображение наладилось вновь.

– Оставшиеся там – дети, их приблизительный возраст – от пяти до четырнадцати. Сканеры на жизнеспособные формы подтвердили информацию, о которой нам уже сообщали. Они наполовину вулканцы. – Сарэк выключил экран, чтобы дать всем возможность осознать важность момента.

Головы склонились в знак боли и сострадания. Не надо говорить о том, о чем знал каждый вулканец, не обязательно быть очевидцем, чтобы представить произошедшие события. Только бесспорна горькая истина: группа умирающих от голода детей, которые вообще не должны были существовать.

– Мужчины и женщины на Вулкане имеют половые отношения в строго установленном режиме, подобно своим более примитивным братьям: в течение шести лет отношения полов никак не контролируются, а вот каждый седьмой год это становится делом жизни и смерти – делом каждого настоящего вулканца. Производятся дети, точное подобие своих родителей: та же парадоксальная природа, та же лишенная логики, противоречивая душа. Когда наступает положенное для спаривания время, никто не улетает на звездных кораблях: вулканцы никогда не станут спариваться вдали от дома. И они никогда не станут делать этого с ромуланами. Этому мешают личные убеждения каждого и химические отличия внутри организмов представителей разных планет. В случае таких связей нарушалось бы особое сознание вулканца, а также межличностные отношения. Хаос был бы неизбежен… А сейчас вулканцы подверглись насилию…

Сарэк поднял голову и снова включил рекордер. Огоньки в его глазах сверкали не только благодаря мерцающему свету лампы, а его, обычно спокойный, голос наполнил палатку звенящим напряжением – отзвуком далекой опасной грозы.

– Я пересказал вам то, что вы уже знаете, а теперь Сэлок расскажет о выживших и о том, что нужно сделать.

Сэлок, уже почти старик, был очень опытным и ценным работником, особенно талантливым в обращении с детьми и знающим их психологию. Когда Сэлок сказал, что бояться нечего, все действительно расслабились, и страх ушел. Если Сэлок уверен, что боль причинена не будет, значит, так оно и случится. И что бы он ни говорил и ни объяснял, никто не задавал вопросов и не сомневался в истинности информации. Сэлок всегда все понимал, всегда был спокоен. Но не сегодня. Дрожащие руки и утомленный взгляд выдавали его неуверенность: он говорил о вещах, с которыми никогда не сталкивался и которых, следовательно, не понимал. Боль и скорбь мешали ему говорить, и все же он попытался взять себя в руки.

– Как уже сказал Сарэк, – начал Сэлок, – мы имеем дело с детьми. Информация Спока верна: они оставлены здесь умирать. Многих уже нет. Выжившие прячутся в пустых зданиях и развалинах бывшей колонии. Они слишком слабы. Удивительно, что еще вообще кто-то жив. Недоедание – их насущная проблема, но не самая серьезная. Гораздо большую угрозу представляет их невежественное сознание и жестокость. Я наблюдал за их поведением и не заметил никаких признаков проявления цивилизованности. Они убивают, не задумываясь, без сожаления, хладнокровно, ради утоления собственного голода, уничтожая друг друга; старшие убивают младших, более крепкие – слабых и немощных, тех, кто не способен сопротивляться из-за возраста или недостатка сил. Их тела, – голос его стал медленнее и отчетливее, – используются в качестве пищи.

Тринадцать пар глаз на мгновение закрылись. Вулканцы никогда не убьют собрата: каннибализм был недосягаем для их сознания.

– Эта планета скоро умрет. И мы не можем ее сохранить. Я предлагаю забрать детей на станцию Гамма Эри. Это защищенная территория, где мы сможем их лечить и воспитывать. Я поеду с ними, а на месте о них позаботятся самые опытные врачи и учителя. Когда дети достигнут определенного уровня цивилизованности, их можно будет развивать в более подходящих для их способностей направлениях. На это уйдет… очень много времени, – он замолчал. Единодушная тишина, кивающие головы и огромное невысказанное облегчение было ответом на его слова. – Тогда так и сделаем. Завтра возвращается корабль. На рассвете начнем.

– Прошу прощения, – Спок встал, сцепив за спиной руки, – мне очень жаль, но я не согласен.

Головы повернулись в его сторону. Спок почувствовал всеобщее неодобрение; ничего не поможет. Он глубоко вздохнул и продолжал:

– Когда-нибудь эти дети захотят узнать о своем происхождении, о родителях, своем месте во вселенной. Гамма Эри – орбитальная научная станция – не мир, а дом подопытных.

– Мы спасаем им жизнь, Спок! – гроза в голосе Сарэка уже не казалась такой далекой.

– Мы должны излечить их сознание. Что еще ты от нас требуешь?

– Обращаться с ними, как с собственными детьми, – тихо отозвался Спок, – потому что, в сущности, так оно и есть. Вырвать их с планеты, их родины, бросить на станцию, которая даже не является орбитой солнца Вулкана, внушить им мерки вулканского сознания, а потом отпустить на все четыре стороны – разве это достойный выход из положения? Эти дети заслуживают права иметь свой дом.

Лицо Сарэка было непроницаемо, точно камень. Вулканцы опускали глаза, словно чувствовали вину Спока, который так не правильно себя повел.

– Спок, эти дети, – в голосе Сарэка послышались металлические нотки, – плод насилия. Оставшиеся в живых частички природы Вулкана, природы опозоренной и обесчещенной. Наших родственников подвергли этому, они не выбирали себе такой судьбы.

– Как и их дети. – Спок взглянул на отца сквозь темноту, сквозь целую жизнь. – Наш мир дал им право на рождение. И их право решать, чем они будут похожи на вулканцев.

– Ну, ну, Спок, – прервал его Сэлок, – мы хотим помочь им, и обязательно поможем. Мы не осуждаем их за нищету натур, но мы обязаны исправить ее. Адаптация на Вулкане будет мучительной и болезненной, и не только для них, но и для нас. Мы должны выбрать оптимальный вариант и принести наибольшую пользу.

– Извини, Сэлок, но такие рассуждения – всего лишь желание избежать трудностей, а ведь этот путь куплен ценой нескольких беспомощных жизней.

– Не надо разглагольствовать, Спок! – Резкий голос Сарэка нарушил неуютное молчание. – Это решение принимать не тебе. Да и не сейчас. Ты…

Спок злился, сожалея о таком повороте разговора.

– Я предупреждаю, – произнес он в леденящей тишине, – что Совет Федерации согласился бы с моим мнением и разделил мое беспокойство. Население, лишенное родины, опасно, а это уже дело Федерации.

Очевидный шантаж. Все в растерянности уставились на Спока, Сарэк от стыда прикрыл глаза.

– Ты будешь разговаривать об этом с чужими? – спросил поднявшийся с места С'Тван, философ и физик, голос которого дрожал, выдавая тщетные усилия контролировать эмоции; его единственная дочь и младший сын были на борту «Константа». – Ты угрожаешь предательством? Публичным унижением? Как ты смеешь? Это не касается Федерации – это проблемы вулканцев. И мы позаботимся об этих незаконнорожденных сами, никакого вмешательства в наши дела!

Спок проигнорировал это.

– Я – офицер Звездного Флота, С'Тван, и я присягал на верность закону Федерации, в установлении которого помогали сами вулканцы. Отступление от договора в данном задании закончится лишь нашей смертью, ведь мы прилетели безоружными. Исчезнет еще один корабль вулканцев. Мы не провоцируем войну, поэтому мое молчание – лишь мое собственное дело, и ничье больше. Но сейчас речь идет о других. И я не могу молчать. Они – дети, и они – вулканцы.

– Они не вулканцы! – С'Тван опустился на место, и один за другим все отвели глаза от Спока, который понял, что остался одинок.

– Ты отстранен от операции, Спок. – Решительные интонации в голосе Сарэка свидетельствовали о том, что разговор окончен.

Спок кивнул. Все правильно, этого и следовало ожидать. Он взял свой трикодер и направился к единственному выходу. У самой двери он услышал настороженный голос отца:

– Ты предаешь всех вулканцев, Спок?

– Я должен так поступить. – Тряпичная дверь, освобожденная от тугих завязок, бешено затрепетала на ветру, вырываясь из рук Спока.

– Не спеши, Спок, задумайся над этим: сейчас ты говоришь, не руководствуясь логикой. Возможно, тебя подводит твоя человеческая природа… еще раз подумай…

– Возможно. Иногда это случается. Я такой, какой есть, отец. – Спок выпустил трепещущую дверь и вышел из палатки. Повернувшись, он увидел, что дверь за ним плотно завязали.

Миновав палаточный городок, он оказался на равнине. Полностью поглощенный собственными мыслями, он не увидел последовавшей за ним чужой тени.

* * *

То, что произошло в палатке, было неудивительно, даже напоминание Сарэка о его человеческих чувствах. Едва ли Спок нуждался в таком упреке.

Всего лишь несколько месяцев назад он стоял на коленях на равнине Голь, чтобы, наконец, присоединиться к вулканцам. Но время Истины прошло. И его учитель видел эту неудачу. «Твой ответ находится еще где-то, Спок… не на Вулкане». В тот день Спок уехал с Голя, настойчиво ощущая несвободу, оставляя на земле то, что нельзя было оставлять.

Теперь он стоял на другой равнине, смотрел на небо и ясно осознавал, что его отец прав: человеческая природа время от времени подводила Спока. Но он знал это и раньше. Это абсолютно ничего не меняло. Сегодня он говорил так потому, что был тем, кем был, из-за того, что видел.

Спок видел их лица. Грязные, испуганные, потерянные лица. Истощенные тела и истощенные умы. Мрачные, пустые глаза, в которых не было уже и проблеска надежды, которые ждали лишь темноты и жили ею. Полудети, полумертвецы, полуживотные и… полувулканцы. Он вступил в их мир сытый, полный цивилизации, верующий и вдохновленный – именно такой, каким должен быть каждый вулканец. И если бы не случайные обстоятельства рождения, каждый из умирающих от голода детей мог быть им самим.

Нет, он не будет молчать. Он выполнит свой долг, но судьба детей – не единственная проблема.

Здесь было еще много вопросов. И он обязан отыскать ответы на них, иначе другие корабли и другие жизни никогда больше не увидят своего дома. Если это случилось с вулканцами, то может произойти и с другими.

Но почему же это вообще произошло?

Повернувшись спиной к ветру, Спок поставил трикодер на землю, загородив его руками от кружащейся пыли, и настроил четкость изображения на экране. Передавали старую, уже известную ему информацию и не сообщали ничего нового: сейсмическая нестабильность. Постоянные встряски планет давали сильные помехи.

Почему вообще здесь оказались люди? На планете не было обнаружено никаких источников научной военной ценности. Что касается полезных ископаемых, его сканеры показывают обычные виды железной руды: красный железняк, серный колчедан и ещe несколько полезных минералов, которые можно добывать где-нибудь еще с меньшими затратами. Две горные шахты заблокированы карстовыми образованиями. У членов экспедиции было недостаточно времени, чтобы продолжать дальнейшие исследования. Спок знал, что он должен это сделать сам: ни приборы «Симметри», ни его собственные сканеры не могли внедриться в сырую почву меж этих скалистых утесов. Природный феномен или здесь хранится нечто действительно ценное? Это могла бы объяснить когда-то существовавшая колония, что, опять же, не проливало свет на исчезновение кораблей. Если и был ответ, то он лежал за этими горами, и до рассвета Спок должен отыскать его.

Спок потянулся к трикодеру, и вдруг – еле ощутимый толчок в глубине собственного сознания. Его мозг посылал предупреждение о приближающейся опасности.

Он был не один. За ним кто-то наблюдал.

С наигранной небрежностью он взял в руки биосканер, незаметно включил его и стал, будто лениво, поворачиваться. Через несколько секунд биосканер зафиксировал сигнал. Жизненная форма: маленький вулканец; расстояние: 30,2 метра – между ним и лагерем. Спок уставился в темноту, ничего не увидел и продолжил сканирование, мысленно принимая решение. Он не чувствовал враждебности по отношению к себе, однако, ощущение, что за каждым его действием следят, не уходило. Наблюдатель, словно играя, давал возможность Споку искать его, думать о нем. Через минуту Спок принял решение: повесив на плечо трикодер, он зашагал по сухой равнине, не бросив назад ни единого взгляда. Он был уверен, что за ним последуют.

* * *

Лежащий вдалеке ряд гор образовывал естественный барьер, отделявший колонию от равнины. Ему придется вновь обогнуть этот барьер, вдоль которого сканер не зафиксировал прежде никакой информации. Спок продолжал свой путь по острым булыжникам и при виде открытой, иссушенной солнцем равнины вновь включил трикодер.

Краткого молниеносного предупреждения оказалось недостаточно. Нападающий прыгнул на него прямо со скалы и с силой повалил на камни. Послышался слабый треск. Казалось, череп Спока раскололся на части: в глазах потемнело, и все вокруг, постепенно тускнея, стало исчезать. Он отчаянно боролся за остатки сознания, понимая, что правая рука придавлена его же телом к земле, а левая прижата кем-то к каменистой поверхности. Еще он успел увидеть отблеск звезды на сверкающем острие ножа и ощутить обжигающий холод металла, прижатого к его горлу.

Над ним склонилось злое лицо оскалившегося мальчика, удивительно сильного для своих лет. Слишком поздно Спок понял, что недооценил опасность, но он был так уверен…

Мальчик прорычал нечто предупреждающее и еще сильнее надавил на грудь Спока острой коленкой.

Все перед глазами Спока поплыло. Его левая рука казалась такой далекой, чужой, но все-таки свободной; если бы ему удалось хоть на секунду отвлечь ребенка… Острие металла замерло как раз чуть ниже сонной артерии, и Спок почувствовал, как по шее заструилась теплая кровь. Любое движение – нож безжалостно и мягко войдет в горло. Ребенок схватил рюкзак Спока и стал поспешно развязывать узлы.

Несколько быстрых шарящих движений – и рюкзак брошен на землю. Рюкзак оказался пустым, и это еще больше разозлило мальчика. Выражение его лица не вызывало сомнений у Спока: он понял – ему не спастись. Время ушло.

Внезапно мальчик резко выпрямился и как-то неестественно напрягся. Его рот исказился в беззвучном крике. Из глаз исчез блеск, и он, навзничь упав на землю, остался неподвижен.

Спок с заметным усилием приподнялся, присел на корточки и глазами стал искать укрытия, где он мог бы спрятаться от нового нападающего. Но никого не было: только он и мертвый ребенок. Если мальчик был один, кто же тогда убил его? Он все также лежал на земле с разинутым в молчаливом крике ртом, открытыми глазами, уставленными в небо, которого он больше никогда не увидит. Спок закрыл мальчику глаза и осторожно перевернул тело.

И тут он увидел нож.

Металл вошел между ребер, чуть ниже лопатки, с правой стороны. Если анатомия этих детей соответствовала вулканцам, то именно там находилось сердце. Такой меткостью мог обладать только опытный убийца. Именно поэтому ему до сих пор удавалось оставаться невидимым.

Найдя свой трикодер, Спок осторожно включил его, стараясь собраться с мыслями и отвлечься от этой пульсирующей в висках боли. Его таинственный спаситель, очевидно, хотел, чтобы Спок остался жив или собирался убить его сам. Вдруг его слух уловил тончайший из звуков: шуршание посыпавшихся со скалы маленьких камешков. Полностью осознавая, насколько он рискует, Спок, сев на крупный булыжник, стал терпеливо ждать. То же самое делал и его молчаливый страж. Когда Спок уже был готов вступить в сражение, невидимая тень беззвучно переметнулась от одной скалы к другой. Потом к следующей. На фоне черной горы фигура медленно выделилась из темноты, осторожно, неторопливо направляясь к нему, пока, наконец, не вышла на свет. И вот его спаситель перед ним. Брови Спока удивленно поползли вверх.

Невероятно! Это была маленькая девочка.

Она умирала от голода. Обнаженная, если не считать какой-то тряпки, обмотанной вокруг бедер, она напоминала ходячий скелет. Каждое ребро, каждая косточка были такими острыми, что, казалось, можно порезаться. Кости обтянуты тонкой кожей, покрытой толстым слоем пыли. Девочка была невероятно грязной. Темные волосы свисали на плечи грязными слипшимися сосульками. На коленях и локтях блестели запекшиеся ссадины, а между пальцев на руках, казалось, слежалась грязь нескольких веков. Не отрывая глаз от Спока, она кружила рядом, с разных сторон пытаясь приблизиться к трупу. Наконец, подойдя вплотную к убитому мальчику, она одним движением вырвала из его спины нож и ногой перевернула тело. Схватив лежавший под ним рюкзак Спока, она привычными движениями пошарила внутри. Затем, не глядя мертвецу в лицо, она вырвала из его руки нож и, внимательно осмотрев, аккуратно сунула за повязку на бедрах. Потом, держа свой нож наготове, она сделала решительный шаг навстречу Споку.

Спок сидел очень тихо, не шевелясь. Наблюдая за ее приближением, он ощутил нарастающее чувство тревоги.

Она смотрела на него из-под грязных косм яркими выразительными глазами. Умным, любопытным взглядом. «Сколько ей? – подумал Спок, – Девять? Десять? И многих ли она уже убила?» Девочка осторожно подошла на расстояние вытянутой руки, поднесла нож почти к самому лицу Спока и глазами показала на лезвие. Они молча изучали друг друга. То, что пришло в голову Споку, было просто безумием: абсурд, но он чувствовал, что… Знает ее. Чепуха. Он, очевидно, слишком разнервничался и должен успокоиться. Она подошла еще ближе, изучая, казалось, каждый сантиметр его тела. Лицо, руки, одежда, обувь – все рассматривалось с живым интересом. Ее взгляд остановился на трикодере. Она показала на прибор ножом, и Спок неохотно положил его на землю, прямо к ее ногам.

– Что? – прошипела, она, разозленная тем, что не обнаружила пищи. Она говорила на ромуланском, и Спок ответил ей на этом же языке.

– Это… говорит со мной, сообщает мне разную информацию, – пояснил он.

Ее глаза изумленно распахнулись. Схватив трикодер, она поднесла его к уху, прислушалась, а потом приказала:

– Говори.

Для убедительности она энергично потрясла им в воздухе. Прибор молчал. Она сильно стукнула по нему крохотным костистым кулачком.

– Тупой ублюдок! – девочка со злостью швырнула трикодер Споку. – Говори ты!

– Хорошо. О чем ты хочешь узнать?

– О звездах! – она вдруг показала на небо, и Спок тоже посмотрел вверх.

«Она называет звезды по-вулкански! – осенило его. – Где и как она могла изучить этот язык?»

– Ты знаешь, что это такое?

Она обвела небо худенькой ручкой.

– Мои звезды! – зло и уверенно произнесла она, подставив нож прямо к сердцу Спока, готовая пронзить его насквозь, если он ей возразит.

– Да, твои!

– Спок посчитал разумным успокоить незнакомку. – Я не причиню тебе вреда. Если хочешь, можешь пойти со мной, – он кивнул в сторону гор.

Ужас исказил ее лицо. Она повернулась туда, куда он указывал. Потом снова посмотрела на него – теперь уже с откровенной злобой.

– Нет!

– Но почему? А как же те…

– Нет! Нет! Нет! – ее глаза сверкали болезненно-голодным блеском. Она порывисто вскочила на ноги и угрожающе замахнулась. Не опуская ножа, присела рядом с трупом мальчика и свободной рукой растормошила пустой рюкзак. Вокруг кружил, завывая, ветер, и она съежилась от холода, собирая крошки еды, упавшие в пыль.

В висках Спока по-прежнему пульсировала боль. Он пытался понять природу этих неуютных ощущений: ему все также настойчиво казалось, что он видел эту девочку где-то раньше. Либо она ему кого-то напоминала… кого? На «Дайверсити» была вулканка, Т'Прэн, но корабль исчез всего шесть лет назад. Ребенок не мог быть Т'Прэн: девочка для этого была слишком большой. Нет, он никак не может ее знать.

Спока мучили сомнения. Объяснение ускользало от него, а вместе с ним ускользало и время. Когда он пошевелился, пытаясь поудобнее устроить замлевшие ноги, девочка сделала решительное движение.

– Как будет угодно, но я должен идти, – сказал он, медленно и осторожно поднимаясь.

– Нет! – острие металла блеснуло в сантиметре от его лица. Девочка вновь отчаянно угрожала Споку. – Стоять! – прошипела она.

Спок понял, что нужно быть предельно осторожным, и опустился на место.

Девочка вернулась к трупу и умело, почти профессионально, стала расчленять его, привычно и быстро действуя ножом. Мышцы уже обезглавленного мальчика продолжали сокращаться.

Увлеченная едой, она ловко отрезала от тела небольшие куски и запихивала их в рот, жадно пережевывая. Словно загипнотизированный этим уродливым действом, Спок тщетно пытался сосредоточить свое внимание на открытой равнине, где от палаток вулканцев все еще лился на пространство тусклый свет. Ему это не удавалось. Взгляд был прикован к девочке, вгрызающейся острыми зубами в сырое, крепкое мясо. О, Господи! Запах свежей крови и звуки ломающихся костей были просто невыносимы. Он почувствовал, как подкатила тошнота.

– Ешь ты! – приказала она, протягивая ему последний кусок мяса. И в самом деле драгоценный дар… Мясо было крепко зажато в костистых пальцах, меж которых сочилась темная густая кровь.

– Нет, – сказал он, надеясь, что она не будет настаивать. – Это твое.

Она жадно затолкала последний кусок почти целиком в рот. Кровь стекала по подбородку. Девочка облизала губы, пальцы и, став на колени, слизала капли крови с земли вместе с пылью и песком. Она тщательно все прожевала и проглотила, постоянно искоса наблюдая за ним.

Спок взглянул на небо, пытаясь по звездам определить время суток. На фоне слабого, чуть забрезжившего рассвета звезды казались еще яркими и совсем близкими. Рассвет. Совсем не остается времени добраться до тех гор. Он видел, как вдалеке из главной палатки вышли вулканцы и начали разбредаться. Сегодняшний день принесет им удачу или поражение. «Симметри» будет пробираться через территорию Зоны. Конечно, это рискованно, и все-таки безопаснее, чем оставаться на орбите совершенно безоружными и без приборов-помощников. Но если корабль не сможет пробраться, они обречены остаться здесь до конца своих дней, вместе с этими немногими детьми.

Оторвавшись от своих мыслей, Спок вдруг с удивлением заметил, что девочка переместилась к нему поближе – она двигалась так бесшумно, что он только сейчас увидел ее, стоящую рядом, в нескольких метрах, внимательно наблюдающую за его взглядом, устремленным в небо. Через минуту она вскарабкалась на ту же горку, где сидел Спок, и тихо присела около него, завороженно глядя на звезды. Она была такой безмолвной и напряженной, что Споку казалось, будто он присутствует на какой-то важной и таинственной церемонии. Нож – еще недавно грозное и опасное оружие – теперь выглядел совсем забытым и безобидным в ее безвольно опущенной руке.

– Звезды, – восхищенно прошептала она с торжественным и серьезным выражением лица. Она смотрела на небо так, словно ждала какого-то чуда или хотела о чем-то вспомнить. «Где она узнала это слово? Почему спасла мне жизнь? И почему все это кажется мне таким важным?» – смутные догадки мучили Спока, и он задавал эти вопросы снова и снова.

– Я иду туда, – пробормотал он, – чтобы увидеть твои звезды. И ты можешь пойти со мной.

Она уставилась на него – глаза недоверчивые и удивленные.

– Мои собратья пришли, чтобы забрать вас с собой, – он указал на людей, направляющихся к ним. – Они принесли вам еду. Ты будешь сыта. А потом мы полетим…

– Нет! – она резко вскочила и попятилась назад, крепко сжимая в руке нож и рюкзак. Сердце бешено колотилось, ее затравленно-испуганный взгляд метался от Спока к приближающейся группе вулканцев, она оглянулась на горы, в которых могла укрыться, спастись.

Вдруг девочка, к изумлению Спока, отчаянно крикнула:

– Беги!

Мгновение – и она исчезла в темноте.

Ее поведение потрясло Спока. Последнее слово, произнесенное ребенком, было тоже из языка вулканцев: «беги» в значении… «спасайся».

Но что бы это слово ни означало для незнакомки, его смысл уже не волновал Спока. Только что он потерял гораздо больше: шанс завоевать ее доверие.

Оставалась только надежда на то, что девочка была голодна, а значит, должна пойти с остальными, если их пообещают накормить. Конечно же, пойдет, Споку так хотелось в это верить. А вдруг нет? Он твердо знал, что будет помнить эту встречу всю жизнь.

Он встал и медленно направился к лагерю, с трудом передвигая непослушные, словно чужие, ноги. Он жив, потому что погиб этот мальчик, потому что умный, но опасный ребенок по неизвестным причинам спас ему жизнь. Спок вслух поклялся самому себе перед яркими звездами Хэллгарда, что сегодня он во что бы то ни стало отблагодарит судьбу за этот подарок. И начал обдумывать происшедшее, выстраивая звено за звеном логическую цепочку событий и их причин.

* * *

– Спок, без тебя приняли решение. Хочешь знать, какое?

На небе загорался кровавый рассвет, уже сейчас нещадно испепеляющий поверхность планеты и обесцвечивающий краски ночи. Лишь звезды оставались все такими же яркими. С утренним светом заметно стих ветер, но пыль по-прежнему кружила вокруг вулканцев, начинающих выполнять задание. В двух местах лагеря были установлены навесы, под которыми аккуратно и соблазнительно разложили пищу на невысоких столах, привлекая детей и лишая их привычных страхов. Это ослабит их шок от предстоящей перевозки на новое место жительства. Если корабль вообще когда-нибудь прилетит.

– Хочу, Сэлок, – с благодарностью отозвался Спок.

– Я так и думал. Ведь ты не присутствовал при обсуждении операции. Не сомневаюсь, что твои научные исследования были намного важнее и неотложней.

В глазах старика Спок заметил веселые искорки. Спор в палатке, необдуманные слова, о которых он сожалел, внезапный уход – все будет воспринято типично по-вулкански: будто этого никогда не было. Вдалеке за колонией, на фоне свекольного рассвета вырисовывались неровно-заостренные вершины темных гор. Спок подумал о кораблях, об исчезнувших вулканцах, о неописуемом ужасе, отразившемся на детском личике.

– Эти исследования важны лишь для меня, – в его голосе прозвучала категоричность.

– Я рад это слышать, Спок. И результативны?

– Наверное, нет, Сэлок, но это покажет только время.

– Да, время, – повторил Сэлок, – оно решит многое. Наша дискуссия была тоже интересна. Твой старик решил, что лучше всего будет предложить детям жить на Вулкане с их родственниками, то есть распределить их по семьям, что ли. – Спок усилием воли подавил готовый вырваться наружу вздох облегчения. – Оказалось, что любой другой вариант потребует согласования с Федерацией, что означает вмешательство чужих в наши внутренние дела.

Спок прекрасно понимал ситуацию и в глубине души надеялся именно на подобный исход.

– Но дети сами должны согласиться на это. Если они захотят признать свое родство и объявить себя вулканцами, то им будет оказана необходимая медицинская помощь. И право на эти процедуры будет всегда за самими детьми.

– Но они всего лишь дети, ты верно это заметил, Сэлок. Наверняка им будет нелегко понять и принять обычаи нашего общества.

– Мы поможем им. Это будет трудно, но трудно для всех. Мы не можем освободить их от существующих законов: природа детей слишком необузданна. Те, кто окажутся неспособными к адаптации в наших условиях, могут отрицательно повлиять на сознание всех жителей планеты, и поэтому их воспитают уже не вулканцы и не на Вулкане. Решение окончательно принято, и принять его было не так уж легко. Выбор за ними, Спок, а не за мной или тобой.

Такова вулканская справедливость: то, что можно взять, – нужно заработать, а то, что заработано, – должно быть отдано.

– Эти дети должны иметь хотя бы право выбора. У них больше ничего нет. Рано или поздно они поймут: их вулканское происхождение означает, что лучше бы они вовсе не появлялись на свет.

– Но они должны знать обстоятельства своего рождения, Сэлок.

– Не сомневаюсь, что им объяснят, – пробормотал тот.

– Верю в твое усердие, – в голосе Спока звучала осторожная ирония.

– Это вполне разумно, Спок, – Сэлок сделал нетерпеливый жест рукой, – но объяснять буду не я. А так как ты, кажется, способен разговаривать с ними, то эта задача будет твоей. Это, кстати, уже решено.

Спок внутренне напрягся. Так вот какое место ему отвели в операции! Нельзя сказать, что он не любил детей, однако, всегда предпочитал избегать близкого общения с ними.

– Значит, я должен все разъяснить им? Понятно.

– Не только разъяснить, Спок. Им необходимо внимание, – его голос стал мягче. – Понимаешь, о них нужно заботиться, предотвращать любое зло, которое они могут причинить друг другу по дороге к новому дому, контролировать их поведение.

– Но, – Спок нахмурился, – это требует постоянного наблюдения, Сэлок. Сожалею, но мои обязанности на корабле…

–…с тебя сняты.

– Ясно.

Железная логика вулканской справедливости: получай то, что заслужил.

– В конце концов, мы сюда прилетели именно из-за детей и должны вместе работать над общей задачей.

– Так эта обязанность – честь для меня?

– Может быть. Как и многое другое, но это покажет время.

Два ослепительно-ярких луча прожектора пересекли горизонт, и поисковые группы приступили к выполнению своей задачи. Утомленный и будто постаревший, Спок медленно последовал за ними.

– Эй, Сэлок, кажется, дальше становится небезопасно. Для детей будет лучше, если ты останешься встречать их здесь.

– Хорошо, я составлю тебе компанию. Да не беспокойся ты так о своих обязанностях, Спок. Старый да малый не очень-то отличаются друг от друга. Мы во многом одинаковы. – Сэлок с иронией отнесся к волнению Спока.

Поисковые группы в составе двух-трех человек тихо пробирались по развалинам колонии со сканерами в руках, стараясь обнаружить места, где могли прятаться дети. Они изредка останавливались и переговаривались. Солнца постепенно карабкались к зениту. Скалы, земля, воздух звенели от невыносимой изнуряющей жары. Ветер исчез совсем. Каждое движение поднимало столб горячей пыли. Она висела в воздухе, обжигала глаза и першила в горле, а когда люди медленно продвигались вдоль руин, обволакивала их плотным удушливым облаком.

Теперь говорил только Сарэк. Его голос прорывался сквозь плотную пыльную завесу, отдаваясь эхом в устройствах-переводчиках, преобразующих язык вулканцев на знакомый детям ромуланский. Он говорил о простых и понятных вещах: о ежедневной пище для каждого; доме, где люди не убивают друг друга, где не будет борьбы за существование, где есть укрытие от смертельной жары; об уютных комнатах, в которых по ночам можно спокойно спать в полной безопасности.

И один за одним из подвалов и разрушенных черных подъездов, из пещер, скал и огромных куч мусора стали выползать, выходить, выбегать дети, останавливаясь на полпути и настороженно вслушиваясь в незнакомый мужской голос. Для многих из них этот день должен был стать последним в жизни; хотя, пожалуй, ни один сейчас не выглядел жизнеспособным. Их дрожащие измученные тела напоминали скелеты. Животы некоторых – уродливо раздуты от голода. Кожа – исцарапанная и изъязвленная ранами, в солнечных ожогах, грозящих перейти или уже перешедших в стадию смертельной болезни. В пустых отчаявшихся глазах зажигалась надежда умирающей души. В их сердцах боролись обреченность и вера. Что же готовит им судьба? Беззащитные, маленькие, испуганные – они стояли, щурясь от ослепительного солнца, вглядываясь в тех, кто предлагал им будущее. Забытые плоды жестокости и отречения. Некоторые слабо сопротивлялись, когда вулканцы приближались вплотную. Добрые руки поднимали и несли их сквозь расплавленный солнцами воздух. Слова Сарэка обещали им только пищу и кров, но в его голосе звучала истина и добро. И еще что-то, чего они не понимали разумом, но чему поверили: им давали шанс выжить.

Поиски продолжались до вечера; солнца миновали зенит и медленно клонились к закату. В полдень даже закаленная кожа вулканцев стала сухой и болезненной, липкий горячий пот, выделяясь, тут же испарялся. Камни раскалились докрасна, как угли. Через подошвы ботинок земля, словно гигантская сковорода, поджаривала ступни, а пыль по-прежнему забивала глаза, ноздри, проникая даже в легкие, и засоряла сканеры. Но люди упорно считали живых и мертвых. Кое-где встречались полусожженные кости, обглоданные детьми уже очень давно; находили и тела детей под камнями, свалившимися с гор. Жизнь мальчика, заваленного обломками старого здания, угасла у них на глазах. Они нашли еще одиннадцать исстрадавшихся и слишком слабых для перелета ребятишек. Однако, ни у кого из них не было ножа или таких умных любопытных глаз, как у…

Когда вернулась последняя поисковая группа, под навесом было многолюдно и шумно. Тридцать два выживших ребенка жадно проглатывали пищу, получали медицинскую помощь и мгновенно засыпали в блаженной тени. Спок бродил среди них, с надеждой вглядываясь в каждое лицо.

Ее здесь не было. Ее не было нигде.

Вдруг резкий свистящий звук, доносящийся с неба, встревожил детей, но невыразимо обрадовал всех вулканцев.

Мгновение – и «Симметри» мягко опустился на землю. Лишь один человек был не рад скорому возвращению корабля.

– Спок, но они же все сосчитаны… – Сарэк бесстрастно выслушал сына. – Их число соответствует данным наших сканеров. Разве твой трикодер дает иную информацию?

– Нет, отец. – Ускользали драгоценные секунды. Спок отчаянно просчитывал все действия: в его мозгу отчаянная стратегия боролась с неизбежной логикой. Остаться на орбите? Сканировать планету снова? Пожертвовать жизнями всех ради одной? Это невозможно, – Но ведь есть еще одна. Прошлой ночью я видел девочку, которой здесь сейчас нет.

– А как ты объяснишь показания сканеров?

Как, в самом деле? Спок отчетливо помнил: бесшумно, неуловимо для его сканера, она двигалась тогда следом, спасла ему жизнь, разговаривала с ним по-вулкански… Эти факты никак не проясняли ситуацию и не отвечали на его вопросы.

– Я не могу объяснить этого, отец. Но девочка все же существует. И если мы ее оставим, она умрет. Я не стану рисковать остальными, но пока есть время… я прошу дать мне поисковую команду.

– Ты просишь, Спок, или информируешь?

– Я предпочел бы получить твое разрешение, – Спок поправил висевший трикодер. – В крайнем случае, я пойду один.

– Нелогично заниматься поисками без помощников. Офицер Звездного флота мог бы знать это и получше. Возьми тех, кто уже освободился.

– Спасибо, отец. – Что-то промелькнуло вдали, на фоне толпящихся детей. Краешком глаза Спок уловил знакомое быстрое движение. Всего лишь секундный проблеск, но ему этого было достаточно. – А вообще-то команда уже не понадобится.

Сердце тревожно забилось.

Она, незаметная для других, стояла в дальнем конце лагеря под вторым тентом, внимательно наблюдая за происходящим, прислушиваясь к посторонним голосам с тем же серьезным видом, с которым она смотрела в ту ночь на звезды, словно стараясь что-то вспомнить. Вдруг она снова куда-то скользнула, потом появилась вновь, держа в руках пустой рюкзак Спока. Девочка подалась вперед, ближе к намеченной добыче: полная тарелка еды всего в нескольких метрах от нее. Прямо под носом у всех остальных. Как же она будет это делать? Спок, затаив дыхание, начал медленно пробираться мимо спящих детей, мимо вулканцев, несущих на руках слишком слабых. Но он не успел предупредить ее действия.

Как только вулканцы повернулись к ней спинами, она молниеносно метнулась к тарелке и стала поспешно засовывать еду в недавно приобретенный рюкзак. С'Тван, почувствовав чье-то близкое присутствие, внезапно обернулся. Растерявшись от неожиданности и испуга, она выронила добычу и с криком негодования выскочила из-под тента на палящее солнце.

Затем решительно достала нож.

Лезвие металла ярко блеснуло, и все недоуменно замерли. Она же, не отрывая взгляда от людей, тихонько продвигалась вперед, к упавшему рюкзаку. За ее спиной до колонии лежала открытая равнина длиной примерно в сотню метров – она прекрасно все рассчитала.

– Можешь взять еду, – сказал С'Тван, – но отдай нам нож.

Слова вулканца синхронно преобразовались прибором-переводчиком в ромуланские. Устройство перевело назад ее проклятья.

– С'Тван, может быть, я смогу… – начал Спок.

– Она опасна, Спок. Она должна отдать нож прежде, чем ее накормят. Нет лишнего времени.

Спок повернулся к девочке лицом. На мгновение ее взгляд стал осознанным – она узнала его. Обведя всех дикими горящими глазами, она оскалилась и зло прищурилась.

– Мой нож! – взвизгнула она, крепко сжав оружие в руках. За их спинами началась посадка на корабль. Из-под навесов быстро исчезали дети, сопровождаемые вулканцами на борт «Симметри».

– С'Тван, мне кажется, что…

– Конечно, Спок, – он был уверен, что именно Споку удастся найти общий язык с существом таким же нелогичным, как он сам. – Но подняться на борт, – предупредил он, – она сможет только без ножа.

– Она понимает это. Ведь ты так и сделаешь, верно? – спокойно и уверенно спросил он у девочки.

Она злобно и неподвижно смотрела на группу детей, которых сейчас заводили на корабль, а потом повернулась к Споку – на худеньком заостренном личике застыло выражение недоверия и гнева.

– Спок, ты должен быть…

– Помолчи С'Тван, – послышался ровный голос Сэлока. – Он знает, что делает.

Беда была в том, что Спок-то и не знал, как поступить. Он высчитал, что шансы поймать девочку в случае, если она побежит, ничтожно малы, да ему и не нравился такой вариант.

– Если у него не получится… – слышались чьи-то голоса, – мы ее потеряем. И у нас нет времени.

Не получится? Нет, он не имеет права на неудачу. Спок почувствовал, что за его спиной собралась целая толпа зевак, и страстно пожелал, чтобы все они разом исчезли. Ему не нужны зрители.

– Тебе помочь? – волновался отец.

– Не вмешивайся. Спок сам.

Все напряженно молчали, ожидая от него почти невозможного: интуитивно просчитанных действий и слов, которые могли бы убедить ребенка. Подняв с земли рюкзак, он протянул его девочке, сделав шаг ей навстречу.

– Эта пища, – снова осторожно заговорил он, – твоя. Ешь. – Она схватила брошенный к ее ногам рюкзак и жадно заглянула внутрь. Затем, опять прищурившись, перевела настороженный взгляд со спящих под тентом детей на вулканцев.

– Нож, – продолжал Спок, – тоже твой.

Это ей понравилось. Она гордо выпрямилась и тряхнула грязными слипшимися волосами так, что вокруг поднялось целое облако пыли.

– Нет, Спок, она не может взять нож на борт корабля…

– Тихо, Сарэк.

– Вот как мы сделаем, – произнес Спок, понизив голос. Он шагнул к девочке и так, чтобы больше никто не видел, расстегнул карман своей робы. – Мы сможем спрятать его здесь. Они не узнают, – твердо сказал он, кивнув в сторону вулканцев, – потому что мы не скажем им об этом.

В глазах ее мелькнул доверчивый огонек: ей нравилась эта таинственность. Но стоило ли ради этого расставаться с ножом? Она посмотрела на него – и в глазах заблестели слезы. Губы задрожали и вытянулись в тонкую вздрагивающую линию. Спок понял, что поступил правильно. Ее оружие и ее гордость – все, что этот ребенок имел в жизни. Сейчас, у всех на глазах, она теряла и то, и другое. Кроме того, она была голодна, устала от ежедневной необходимости прятаться и просто от постоянного страха. Теперь Спок знал, что выиграл.

– Я буду хранить это оружие для тебя, – искренне проговорил он.

Спок нажал на кнопку трикодера – на передней панели загорелся ряд разноцветных огоньков. Ее глаза удивленно распахнулись. Спок порывисто протянул девочке прибор:

– Помнишь это?

– Не нож.

– Лучше, – сказал Спок, – это может разговаривать.

Он слегка покачивал прибором из стороны в сторону, отчего огоньки привлекательно переливались, и трикодер казался еще более заманчивым. Многочисленные кнопки и диски из блестящего металла сверкали на солнце, словно драгоценные камни; на голубом фоне экрана бежали линии информации, а лучи света окрашивали буквы и цифры в цвет расплавленного золота. Девочка завороженно смотрела завистливыми глазами на необыкновенную для нее вещь. Она должна посмотреть, коснуться, подержать.

Нож задрожал в ее руке. Она сделала нерешительный шаг вперед. Другой – совсем близко к Споку.

– Прибор мой, но ты можешь хранить это у себя.

Медленно, недоверчиво она протянула нож. Несколько решающих секунд – и он в руках у Спока. Так, чтобы этого никто не видел, он быстро сунул нож в карман робы, а потом, наоборот, на глазах у всех, передал трикодер в дрожащие худые ручонки. Она ловко выхватила устройство и бросила на окружающих победный взгляд.

– Мой, – напыщенно и гордо сказала она, крепко прижимая к груди костлявыми ручками драгоценную вещь и видя, что никто не собирается отбирать у нее добычу, она начала осторожно включать и выключать кнопки, поворачивать ключики в крохотных замочках. Спок без сожаления попрощался с хранящейся в памяти трикодера важной информацией.

Вулканцы наблюдали за этой сценой в абсолютной тишине. Когда они, обмениваясь многозначительными взглядами и осуждающе покачивая головами, стали расходиться, за спиной Спока прозвучал сухой голос Сэлока:

– Успокойся, Сарэк. Отцам всегда трудно, когда сыновья так на них похожи.

– Идем, – твердо сказал девочке Спок, собираясь направиться вслед за остальными.

Но она попятилась назад, оскалилась и неподвижно замерла. Спок вздохнул. Ему показалось, что сегодня был невыносимо долгий день: ему стоило огромных усилий дотянуться до сознания этого ребенка. Нужно найти это спасительное слово, но на ум ничего не приходило. И не было больше ничего, что можно предложить для обмена… или было?

– Ты говорила мне, что здесь есть что-то твое.

Она мгновенно поняла, и бросила долгий взгляд на вечернее небо.

– Мои звезды ушли, – разочарованно произнесла она, презрительно сморщившись от такого дешевого трюка.

– Твои звезды здесь. Но небо сейчас слишком светлое, чтобы их можно было видеть. – Она снова внимательно посмотрела вверх и нахмурилась.

– Конечно, – как ни в чем не бывало пожал он плечами, – я знаю много о звездах, а ты нет. А вот остальные дети скоро узнают о твоих звездах все. А ты… Мне придется сказать всем, что ты испугалась…

– Нет! Нет! Нет! – резко закричала она, протестующе размахивая крохотным кулачком, поливая его отборной руганью и незатейливыми проклятьями. – Мерзкий ублюдок, ты подохнешь в этой проклятой ублюдской грязи! Ублюдские твари выедят твои ублюдские глаза!.. – и так далее. Через пару минут она исчерпала весь свой небогатый запас бранных слов.

– Значит, ты не боишься? Тогда идем со мной – и ты увидишь свои звезды. – Повернувшись, он быстро и уверенно зашагал к кораблю.

Ничего не произошло. Он заставлял себя идти ровно, не оборачиваясь.

– Мой нож! Мои звезды! Ты – ублюдок!..

– она послушно последовала за ним.

Солнца опустились за горы – ночь поглотила планету, заботливо укутав ее темнотой. На небе, словно сказочные огоньки, загорались многочисленные яркие звезды, струящие таинственный свет на пустынную, голую поверхность. Ветер вновь поднимал столбами и кружил пыль, заметая оставленные на планете следы. К утру от них ничего не останется. Хэллгард погрузился в сон.

Глава 2

Кто-то кричал.

Всегда одно и то же: она вновь находится в ловушке с тысячами глаз, следящими за ней, с мириадой кружащих вокруг огней, переливающихся причудливыми цветами, которые могут существовать только во сне. Они, изменяясь, исчезали. Все слышали этот крик и знали, как ей больно и плохо. Они ненавидели ее – она ненавидела их и смерть. Беги, беги, беги…

Страх парализовал ее мозг. В висках бешено пульсировала кровь. Лабиринт, в котором нет выхода, ловушка, в которой негде укрыться. Она никогда больше не увидит небо. Это будет жить, а она умрет, но сначала она должна еще что-то… Месть. Она ненавидит это, ненавидит все сильнее и сильнее.

Шанс… Последний шанс спастись. Важно только одно: кто из них окажется жертвой. Она – или это.

Вой усиливается, разжигая ее гнев. Где нож? Острая прохладная сталь лезвия поможет ей выжить. Слишком темно, чтобы прицелиться и уничтожить это.

Но ею избран другой путь: она просто нанесет смертельный удар. В сердце. Она торжествует, чувствуя вкус крови – и победы! Пусть это умрет! Убей это!

Она поворачивается – появляясь из мрака, оно надвигается прямо на нее, приобретая странно-причудливые формы. Она знает, как оно выглядит. Она всегда знала. Это… Это…

Невыразимый ужас взрывает, разрывает, раскалывает ее мозг на части, и каждый нерв, каждая мышца, каждая клеточка ее тела, бешено вскрикивая, посылает последнюю команду: убей это! Убей это немедленно!

Ее рука дрожа ползет вниз, стараясь нащупать, схватить рукоятку ножа, но не находит ее. Пустота! Ножа нет… Нет… Нет… Этого не может быть! Так не должно быть!

Сердце падает, теряясь в звенящей пустоте тела, и ею овладевает жуткое, леденящее отчаяние. Она бежит, а вслед за ней несется, настигая, пронизывая, сводя с ума, страшный нескончаемый крик. Она вдыхает запах своей собственной смерти. Обволакивающая холодом, тошнотворная опасность проглатывает ее. В предсмертном ужасе и нечеловеческой боли она снова судорожно хватается за запястье, где обычно висел нож. Но уже слишком поздно. Ничего не осталось, ничего, ничего, кроме…

* * *

… одежда. Красная одежда, форма. Саавик резко открыла глаза – пробуждение вернуло ей реальность: ее форма, стол, уравнение на экране. Ее комната.

Академия Звездного Флота.

К черту тот проклятый сон! Горячие слезы жгли глаза. Пальцы, влажные от напряжения, с которым она вцепилась в ручку кресла, неприятно ныли. На лбу и висках выступили холодные капли пота. В груди по-прежнему бешено колотилось сердце. А где-то в другом месте, в пыльном заброшенном мире, острые верхушки гор, точно сабли, врезались в жесткое, раскаленное небо… Где-то все же кричали. К черту этот сон! К черту этот ненавистный, страшный, грязный мир. К черту Ромуланскую Империю!

И к черту всех ромуланцев! За то, что она была одной из них.

Резким движением головы она отбросила со лба пряди волос и огляделась. Мягкие, уютные цвета стен, чистота, простор, удобный дизайн комнаты успокоили ее, и она благодарно улыбнулась. Саавик провела ладонью по поверхности стола, потом по корпусу и клавиатуре встроенного миникомпыотера. С экрана на нее все также смотрело незаконченное уравнение – по-прежнему не правильное. Ничего не изменилось. Какое счастье, что реальность была именно такой!

Я здесь. Я по-настоящему, реально нахожусь здесь.

Она вдыхала запах ткани собственной формы, стараясь забыться после жуткого чувства, навеянного сном. Во сне я больше не вулканка – горько думала она, – люда не знают, что я не заслуживаю чести называться вулканкой! Настоящие вулканцы никогда не видят таких снов. Настоящие вулканцы никогда не ненавидят, не испытывают такого страха или стыда. Настоящие вулканцы никого не хотят убить.

Но Саавик и не была настоящей вулканкой. Несмотря на удивительные успехи в учебе и на приобретенные навыки, под гордой красной формой Академии Звездного Флота она по-прежнему оставалась полуромуланкой. И никакой прогресс, и никакие знания не в силах были изменить это.

– Я не хочу видеть сны о прошлом, – поднявшись, она аккуратно поправила свою форменную курточку. Она возвращалась к этим мыслям снова и снова, пока они, наконец, не превратились в твердое убеждение: с прошлым покончено. Она будет жить только настоящим. Стыдно желать чьей-то смерти. Но постоянная необходимость убить что-то не давала покоя. Она мечтала уничтожить этот сон. Просто не буду думать об этом, – решила она и, подойдя к окну, открыла форточку. – Я больше никогда не увижу этого сна.

В комнату ворвался сырой холодный воздух, порыв ветра нарушил привычный порядок. Шел слабый весенний дождь. Серебряные капли на ветвях деревьев отражались в оконном стекле, словно маленькие яркие звездочки на ночном космическом небе. Было поздно или, точнее, уже рано. Скоро рассвет. Ее тонкий слух улавливал лишь тихий стук и монотонный разговор дождевых капель. Вода. Здесь ее так много, что она льется даже с небес.

Как это – принадлежать этому миру? Купаться в океанах воды? Никогда не умереть от жажды или не высохнуть под палящим солнцем, в пыли? Нет. Я не стану больше думать об этом… Она повернулась спиной к столу. Полки на стенах и ящики для хранения кассет с информацией пусты. Лишь стол был заполнен учебными пленками. На кровати лежал жесткий матрас, который она попросила для отдыха. В открытой стенной выемке на крючках висело несколько комплектов кадетской формы. Личные вещи хранились в специально отведенном ящике.

Вежливый молодой человек, проводивший ее в эту комнату, когда она приехала, удивленно посмотрел на два небольших кейса, с которыми она отказалась расстаться, даже не позволив ему помочь их донести. Однако, ничего не сказав по этому поводу, он заметил лишь, что она может чувствовать себя здесь, как дома.

Тогда для Саавик смысл этих слов был не совсем понятен: она никогда не имела собственного дома. Оглядевшись и не обнаружив в комнате ничего опасного, она решила, что он, наверное, просто хотел показаться добрым.

Не зная, что отвечать, она молча стояла на месте, пока он, наконец, не ушел. На распаковку вещей времени ушло мало.

Когда она села за работу, внимание отвлекли слабые, но прекрасно уловимые слухом звуки разговора в смежной комнате. Правильней было бы не обращать на них внимания, но легко сказать… Эти голоса принадлежали людям. В Саавик проснулось любопытство. Она стала прислушиваться, вначале встревоженно и смущенно, а потом все с большим и большим интересом.

Женщина в соседней комнате громко и трагично объявила о том, что жизнь ее кончена, потому что она не может найти нечто, называемое ею кофемолкой. Ее компаньон-мужчина просил забыть об этом, подойти к нему и немного позабавиться. Она без конца обвиняла его в бесчувственности: потеряна кофемолка – какие могут быть забавы?! Она расстроена и раздражена: она не может остаться без кофемолки. В мужском голосе слышались уговаривающие интонации. Он успокоит ее, если она останется на ночь. Эти мужчины! Они не могут быть серьезными в такие досадные моменты! Ей нужна только кофемолка. Да он, черт побери, купит ей еще одну, если она сейчас же подойдет к нему. Иначе придется пить тот кофе, который пьет вся Академия. Эту бурду?! Да он чудовище уже только потому, что посмел предложить ей такое! Нет. Она не подойдет. Она скорее умрет. Просто невозможно представить, что он… да как он может…

Лучше умрет… Саавик поежилась, вспомнив интонацию, с которой была произнесена эта ужасная фраза. Она почувствовала нарастающий гнев. Глупые люди! Для того, чтобы выжить, им требуются какие-то пустяки! Они не знают истинного значения слов, которыми так запросто бросаются!

Но это были их слова. Разве они не могут говорить на собственном языке, если пожелают? И почему это так рассердило ее?

Она неожиданно смутилась. Чужая. Такая одинокая. Ее комната, наверное, слишком пуста.

На столе лежала пленка с приветствием, которую она должна прослушать. Прокрутив ее дважды, она снова, почти автоматически, нажала кнопку и уставилась на экран. Экран заморгал, и беспорядочные линии постепенно преобразовались в изображение.

Человек с уже знакомым сморщенным лицом поднял руку в традиционном вулканском приветствии. После небольшой паузы заговорил:

– Процветания и долгих лет, кадет Саавик. Надеюсь, ты в добром здравии и бодром настроении. Теперь ты – кадет первого класса Академии Звездного Флота. Я поздравляю тебя и надеюсь, что ты проявишь еще больше усердия и старания, чем на вступительных экзаменах. Будь послушна и следуй директивам Звездного Флота. Я считаю своей обязанностью еще раз напомнить, что провозглашение тебя членом семьи вулканского народа и гражданином Вулкана не навязывается тебе насильно. Это всегда остается твоим правом и твоим выбором. Тебе уже пришлось многое пережить и испытать в жизни. Твое нежелание открывать это перед Звездным Флотом или отдельными вулканцами можно понять. Но твое нежелание признаться в этом себе самой – лишено логики. Твои достижения делают тебе честь, кадет Саавик, но нельзя отворачиваться от фактов, даже если они неприятны. Все нужно с чего-то начинать, у тебя впереди еще целая жизнь. Твоей важнейшей задачей в Академии будет не только учеба, к которой ты прекрасно подготовлена, но и желание научиться общаться и работать с людьми. Наши тела похожи, но интересы и мысли глубоко индивидуальны. Люди могут показаться тебе нерациональными, не всегда достойными, полными противоречий и слишком эмоциональными – это правда. Но вместе с тем они изобретательны, способны на большие открытия и заслуживают внимательнейшего изучения. Постарайся подавить свой гнев, раздражение и неприятие в общении с ними. Развивай в себе выдержку и снисходительность. Не сомневаюсь, что у тебя уже накопилось много вопросов. Будет полезно и удобно, если ты запишешь их в своем домашнем задании. Я сам так часто делаю. Главное, ты достигла желаемой цели, кадет Саавик. Завтра начинается твое новое важное путешествие. Спокойной ночи, Саавик. Процветания и долгих лет…

Саавик нажала кнопку паузы. Изображение застыло. Глядя на экран, она долгое время сидела неподвижно. Дождь за окном прекратился. Небо посветлело, и в водянистом рассвете засияли нежные розово-золотистые краски; сквозь открытое окно в комнату врывался легкий ласковый бриз; прямо перед главным зданием Академии цвели деревья – их ветви клонили к земле тяжелые благоухающие бутоны. Лишь прекрасное пение птиц нарушало утреннюю тишину.

На этой необычной планете все цвело!

Она легко нажала кнопку – экран погас. Саавик не могла словами выразить свои чувства, но она знала: теперь все изменилось, больше нет гнева или смущения: она – ученый, исследующий новый, незнакомый и манящий мир. А комната больше не пугала пустотой.

Нет, кадет Саавик не обладала жаждой иметь личные вещи; ей и без этого предстояло слишком много сделать, чтобы оставить след на этой планете.

Она перемотала кассету, аккуратно убрала ее в стол и включила канал с серией целевых кодов. Откинув со лба непослушные волосы и поправив курточку, она ввела шифр и увидела – еще одна форма обращения оказалась правильной.

На экране появилось: «Введите информацию», и кадет Саавик с облегчением расправила плечи.

«Процветания и долгих лет, Спок, – благодарно вывела она на экран. – Я начинаю свой первый день в Академии Звездного Флота.

* * *

«…я хотела бы продолжить наш урок обсуждением слова „забавляться“, поскольку этот глагол обозначает человеческое поведение. По этой теме у меня есть несколько вопросов».

Спок вышел из своей комнаты на «Энтерпрайзе» и спустился в пустой коридор 5-ой палубы, задумчиво вертя в руках кассету с ответами на вопросы кадета. Открылся лифт и поглотил шагнувшего внутрь Спока, глубоко погруженного в свои мысли. Как часто бывало и раньше, сегодня все свое свободное время он потратил, отвечая на вопросы Саавик. Любопытно, но результат оставался таким же. Почему? Мысли приходили, как всегда, в моменты, когда у него не было времени размышлять о причинах этого.

Турболифт открылся, и Спок оказался на мостике. Измученные глаза членов старшей команды свидетельствовали о том, что ситуация не изменилась: монотонное, безрезультатное наблюдение, очевидно, действовало на нервы капитану, и его напряжение передавалось всей команде. Даже постоянное присутствие кого-нибудь на мостике рождало недовольство и раздражение.

– Помощник командира Ухура, – пробормотал Спок, – вы не могли бы оказать мне маленькую услугу? – он положил перед ней пленку.

– Конечно, мистер Спок, куда на этот раз?

– Академия Звездного Флота, Комплекс Третий. Введен временный доступ. Спасибо, вы меня выручили.

Несомненно, Ухура устала за несколько лет от его постоянных заданий, но никогда еще не задавала лишних вопросов. Восхитительная для человека выдержка.

– Всегда с удовольствием, мистер Спок, и… – ее глаза скользнули в сторону капитана, – добро пожаловать на мостик.

– Спасибо, – вздохнув, отозвался Спок.

Адмирал Джеймс Т. Кирк восседал в командном кресле, нервно покусывая ноготь большого пальца и пристально вглядываясь в пустое космическое пространство, отраженное на экране. Он застыл в напряженном ожидании, надеясь, что вот-вот отыщет верное решение, выход, который даст толчок к действиям и прояснит, наконец, ситуацию. Он мучительно искал хоть какую-то причину, оправдывающую решение послать «Энтерпрайз» на операцию. В ином случае адмирал имеет право отдать приказ капитану действующего звездного корабля вернуться назад, за свой рабочий стол, где единственной трудностью было не заснуть во время этих проклятых, скучных собраний штата…

– Капитан?

– Спок, – Кирк повернулся к нему лицом, – рановато ты.

– Нет, капитан. А вы? Еще без шестнадцати пять. Похоже, причин для беспокойства нет, и я подумал, что вы, может быть… используете время…

– Чтобы сделать что?

– Возможно, немного отвлечься и расслабиться. Деятельность во время досуга, интеллектуальная тренировка…

– Капитан, – Ухура резко повернулась, – с Десятой Звездной Базы поступило сообщение первостепенной важности. Просмотрите его у себя в кабинете? – осторожно предложила она.

– Нет. Введи в компьютер, Ухура, мы все взглянем на эту срочную информацию.

«Привет, Джим, – на экране появилось добродушное лицо командора Стокера, – у нас есть для тебя поручение. Наши наблюдатели засекли неопознанный корабль, вошедший в космическое пространство Федерации на сверхсветовой скорости. Ни предупреждения, ни сигнала, ни ответа на наши попытки наладить контакт. Это судно не принадлежит нам, – и с коммерческих линий тоже сообщили, что все их корабли строго учтены. Приняв во внимание его неагрессивный характер, не думаем, что здесь замешаны ромулане. Но вообще-то, было бы лучше, если бы ты посмотрел сам. Координаты и другая информация о нем сейчас последуют. Потом свяжись обязательно с нами. Спасибо, Джим.»

Кирк внимательно проследил бегущие строчки выводимой на экране информации.

– Мистер Зулу, продолжай придерживаться того же курса, – отдал приказ Кирк. – Ухура, передай командору, что мы сами возьмемся за это.

Он решительно нажал кнопку на панели связи:

– Скотти, нужна твоя помощь.

– Да, сэр.

– В Нейтральной Зоне появился неопознанный корабль, и Звездная База дала команду его рассекретить.

– Я не удивлен, сэр. Кривая их движения меняется – они опускаются, – в голосе Зулу прозвучало беспокойство. – Приблизительное время посадки – час двадцать.

– Сенсор на длинные и короткие дистанции не реагирует, мистер Спок. Если ромулане там, мне хотелось бы узнать об этом прежде, чем они приземлятся, не замеченные нашими радарами.

Капитан напряженно изучал показания приборов:

– Внимательно наблюдайте за этим кораблем, Ухура.

– Да, сэр, – Ухура спокойно повернулась к экрану.

– Ну, тогда вперед… Да, очень, очень похоже на… – Он на секунду остановил изображение на главном экране, затем вновь пустил его, внезапно сощурившись от ослепительного свечения – «Энтерпрайз» вошел в зону самых ярких звезд космического пространства.

– Забавляетесь, капитан? – пробормотал его первый офицер.

– Забавляюсь, Спок? – Кирк повернулся к нему, удивленно округляя глаза. – Ты же знаешь, что это довольно опасно. Кораблю нечего делать в Нейтральной Зоне, нам приказано сбить его с курса, а за отступление от Договора меня повесят. И ты меня еще спрашиваешь, забавляюсь ли я?

– Я… понимаю вас, капитан.

– Очень рад за тебя, Спок. – Кирк откинулся на спинку кресла, расслабился. По его лицу поползла довольная улыбка. – Черт! Да я, действительно, забавляюсь!

* * *

Военные станции были приведены в состояние боевой готовности: изображение корабля на экране становилось все отчетливее по мере того, как «Энтерпрайз» с поднятыми забралами приближался к неопознанному нарушителю границ. Все замерли в ожидании. Всеобщее напряжение нарушалось лишь одним терпеливым голосом-призывом:

–., это военный корабль «Энтерпрайз»… пожалуйста, ответьте. Корабль Федерации «Энтерпрайз» просит вступить с нами в контакт… пожалуйста, ответьте…

Действие сенсоров «Энтерпрайза» проникало в Нейтральную Зону, ощупывая изношенный временем корпус и окрашенные в зеленый, красный и желтый цвета крылья непрошенного гостя. Гигантская птица, за которой велась охота, неожиданно появилась совсем не из тех мест, где ее искали.

Далеко от света солнц и населенных миров два корабля подошли друг к другу и замерли у невидимой замкнутой линии, впервые очерченной сто лет назад благодарными астронавтами в конце Ромуланской войны. Обеим воюющим сторонам так и не удалось установить четкую границу. После этих кровавых бойнь, в результате которых страх обратил ромулан в бегство, родился Договор и Нейтральная Зона, вторжение в которую представителей обеих сторон автоматически влекло за собой начало войны. Эта зона представляла собой узкий коридор, по которому двигались искусственные спутники и космические субстанции, а по краям его были установлены сигнальные буйки, предупреждающие проходящие корабли о границах Нейтральной Зоны. И хотя пограничная линия не раз нарушалась налетами ромулан на территорию Федерации, «периодически не соблюдалась» миссиями Звездного Флота по шпионажу и укрытию нарушителей закона, а также частенько игнорировалась коммерсантами и пиратами, обе стороны – и Федерация, и Империя – решительно отстаивали право на соблюдение установленного Договором порядка. За целый век никто еще не придумал ничего лучшего. Да и альтернативой этому договору была только война.

–., пожалуйста, ответьте… это военный корабль «Энтерпрайз»…

– Тоска, мистер Зулу. – Глаза Кирка неотрывно смотрели на экран. – Докладывайте!

– Ромуланская птица, сэр, – отозвался Зулу, – плазменные и фотонные торпеды.

– Спок, что на сенсорах?

– Минуту… Жизненных форм на борту нет, капитан.

– Не может быть!

– Да, не верится, но я просканировал дважды, и…

– Еще раз, Спок. Вдруг повезет…

Спок повторил процедуру заново.

–., пожалуйста, ответьте… Капитан, – Ухура повернулась к нему, все еще напряженно вслушиваясь, – они не заглушают нас. Из их приборов доносятся какие-то звуки, только… никакого ответа, сэр.

– Показания третьего сканера, капитан, – растерянно пробормотал Спок, – на борту жизненных форм не обнаружено.

Кирк медленно набрал в легкие воздуха, потом шумно выдохнул.

– Всем постам: приготовиться к тревоге… Спок? Но корабль не выглядит поврежденным. Не сработала система спасательных мероприятий? Что могло случиться?

– Корпус действительно внешне не поврежден, капитан. Замки и пломбы не тронуты, радиационный уровень нормальный, система спасательных мероприятий исправна.

Спок, нахмурившись, склонился над своим экраном; неясность вызывала в нем раздражение.

– Чехов, Зулу, продолжайте сканирование. Хоть какую-нибудь тень. Если она появится, то это отразится на главном экране…

– Вот оно, сэр. Теперь мы знаем, что искать.

Конечно, знают: их учил сам Спок. Все сенсоры «Энтерпрайза» зафиксировали слабое колебание в космическом пространстве в заданных координатах.

Кирк поднял голову и внимательно посмотрел на стоящего рядом Спока.

– Что-то уничтожило этот корабль, Спок, – тихо проговорил он, – и мы непременно должны выяснить, что.

Через несколько секунд корабль пересек Нейтральную Зону. Тщательно экипированные и вооруженные, мистер Кирк, Спок, Маккой и Скотт направились к ромуланскому космическому незнакомцу, готовые к любым неожиданностям.

Мгновение – и они внутри. Стеклянную часть скафандров тут же заволок парообразный красноватый дым, сквозь который они с трудом различили очертания трех безжизненных человеческих тел. Не решаясь двигаться дальше, Спок поспешно стал вычитывать информацию о подобных химических токсинах, заложенную в памяти трикодера. Скотт определил быстрее:

– Разновидность смазочно-охлаждающей эмульсии, капитан. Достаточно, чтобы удушить целый взвод. Утечка в какой-то из систем. Я поищу, сэр. – Он направился к одной из палуб и стал подниматься по лестнице.

Маккой протер ладонью, обтянутой перчаткой, экран своего сканера и присел на корточки рядом с трупами двух мужчин, одетых в военную форму.

– Проклятье, Джим, один из них еще почти ребенок.

– На мостике четверо мертвых, – доложил Спок, – все не выше ранга помощника командира. Старших офицеров нужно искать внизу. Я не вижу признаков того, что прибегали к помощи аварийных систем… – Он тщательно осмотрел различные станции и панели. – И контроль за регулированием полета тоже не использовался, капитан. Они, очевидно, были не в состоянии привести в действие спасательные системы, но место утечки газа пока не обнаружено. Оружие не пострадало. Сэр, этот корабль направлялся прямиком на Десятую Базу.

– И сейчас тоже? Неудачная атака, Спок?

– Похоже на то. Одна ниша для торпеды была открыта.

– За борт сбрасывались деревянные буйки?

– Возможно. Я должен ввести эту информацию в компьютер. Ромулане агрессивны, но не глупы. Пустить на Десятую Звездную Базу один корабль – просто неразумно.

– Джим, они все – дети. – Маккой, повесив сканер на плечо, отошел от четвертого обследованного им тела. – Мертвы уже по крайней мере два дня. Нет сомнения по поводу того, что послужило причиной их смерти. Этот газ так токсичен, что у них не было ни единого шанса. Боже, этот корабль превращен просто в дерьмо! Какого черта…

– Хуже, чем в дерьмо! – послышался в наушниках сердитый голос Скотта. – Здесь, внизу, в инженерной, прорвало батарею смазочно-охлаждающей эмульсии. Взорвалась недалеко от баллона с воздухом. В системе до сих пор происходит утечка. Ни космонавтов-дублеров, ни отсечки пара. Сам по себе трубопровод очень старый. Жалкое и жуткое зрелище, сэр, я поднимаюсь к вам. На починку корабля потребуются многие часы.

– Когда закончишь, проверь двигатель, Скотт. Спок, отвлекись пока от компьютера. Нужно срочно начинать поиски. Я хочу знать, сколько человек было на борту. Боунз, отправляйся с ним. Вы должны выяснить, по этой ли одной причине все погибли?

– А что делать с этими телами, Джим?

– Оставь их в пока, Боунз, мы вернемся к ним позже. А сейчас идите.

– Хорошо, капитан. Попытаемся использовать лифт.

Они, осторожно ступая, перешли через мостик, все еще плохо видя из-за висящей вокруг красноватой пелены.

– Спок, посмотри-ка. Что это? – Маккой первым дошел до лифта и заметил нишу в стене, из которой струился поразительно яркий переливающийся свет. Спок включил трикодер.

– Что там?

– Это свечение излучает шестисторонний предмет, существующий в трех измерениях. Две стороны неравной длины; приблизительно шестьдесят на тридцать пять-тридцать сантиметров. Прямоугольный многогранник, обладающий светящимся электромагнитным полем, которое…

– Забудь геометрию, Спок! Похоже, эта хорошенькая вещица – всего лишь простая коробка… Она отсвечивает разными цветами, образуя искрящиеся спирали. Интересно, как это получается? – Спок пристально рассматривал необычное зрелище, видя, как бегущие огоньки окрашивают его самого в постоянно меняющиеся оттенки.

– Капитан, – он внимательно изучал информацию, бегущую па экране трикодера, – я никогда в жизни не видел ничего подобного. Внешний слой, очевидно, силикон, включающий в себя некую форму защиты, которую мой трикодер не улавливает. И нет никакого контроля.

«Это красиво», – подумал Спок, а вслух добавил:

– Но предназначение предмета непонятно.

– Может быть, это искусство, Спок. Поэтому оно и не имеет специальной цели.

– Доктор, все имеет цель. Особенно искусство. Ваш непоследовательный взгляд на природу вещей…

– Джентльмены, – прервал из рассуждения резкий голос капитана, – мое терпение на исходе. Меня интересует корабль, а не ромуланское искусство! Немедленно продолжайте исследования!

– Да, капитан, – Спока мучили сомнения: на этом мостике не было даже системы спасательных мероприятий – откуда может взяться произведение искусства? – Вперед, доктор, – неохотно проговорил он.

Продолжая поиски, они вошли в лифт, но Спок никак не мог избавиться от мыслей о странном предмете: он казался таким загадочным и манящим!

Звуки шагов отзывались гулким эхом в этой неуютной красноватой пустоте узких коридоров. Они заглядывали в санузлы, каюты, лазарет… Ни души. Как вдруг на втором этаже в стенном проеме они увидели уже знакомое мерцающее свечение. Коробка! Заглянув в самую большую каюту, Спок обнаружил еще один такой же предмет.

– Еще одна, капитан, – доложил он, – Всего три, и все очень похожи друг на друга. Я бы хотел…

– Позже, Спок. Больше ничего?

– Нет, капитан. Каюта командира тоже пуста. Ни одного человека. Вообще никого, по сути дела. Похоже, я допустил ошибку.

– Спок, бессмысленно мучить себя. Призрак убегает со скелетами членов экипажа? Они бы никогда не проникли сквозь охрану Звездной Базы. Зачем им терять корабль?..

– Капитан, – прервал его размышления Скотт, – кажется, я знаю. Я нашел нечто очень интересное. Мистер Спок, подойдите-ка вот сюда. Четвертый нижний уровень.

* * *

– Что, Скотти? Ты нашел экипаж? – Кирк напрягся в кресле.

– Ни единой души. Но я нашел еще одну из этих прекрасных безделушек – и очень хочу, чтобы мистер Спок дал ей профессиональную оценку. Его мнение необходимо.

– Продолжайте, Скотт, но только поскорее.

Ожидание раздражало Кирка. Он внезапно возненавидел этот ромуланский корабль, с его пустыми отсеками, с вопросами, на которые не было ответов; но больше всего он ненавидел свое положение, при котором не мог быть сейчас там, рядом с остальными.

– Проклятье, что ты тянешь, Скотти? Что ты там нашел?.. – от нетерпения он терял самообладание.

– Говорит Спок, капитан. Что там такое, мистер Скотт? – его голос звучал, как всегда, спокойно. Когда он замолчал, пауза, казалось, тянулась бесконечно. – … А-а, да, – наконец произнес он, – вижу.

– Но я не вижу, джентльмены! – рявкнул Кирк. – Поэтому не будет ли кто-нибудь из вас так любезен сообщить мне, что там происходит?

– Нет, сэр, – твердо ответил Скотт, – не сейчас, сэр! Вы бы не захотели, чтобы мы говорили об этом по общей связи.

– Говорили о чем?

– Вполне согласен, капитан. Мы не можем обсуждать это на открытом канале, – уверенно добавил Спок.

Кирк потер ладонью лоб, стараясь ослабить раздражение.

– Тогда возвращайтесь на борт немедленно, если, конечно, у вас не будет возражений. – Он не стал их ждать. – Ухура, возьмите на себя управление кораблем, – сказал он, решительно вставая с места.

Когда дверь лифта с шипением закрылась за ним, гнев стал постепенно стихать, уступая место новому растущему чувству тревоги: ну что они нашли на этом корабле?

* * *

–., вот так, – хмуро закончил Скотт. – Не очень приятные новости для Федерации.

Они сидели в совещательной комнате в полной тишине. Мозг Кирка бешено прокручивал, усваивая все варианты только что полученной информации.

– Главный экран с неограниченным диапазоном предназначен для военных действий.

– Похоже, так, – согласился Спок, – как интегральная функция всего полета. Вместо расходования соответствующих резервов, устройство собирает и накапливает энергию из выделений змеевика. С решением проблемы потребления энергии, их оружие может быть использовано без предварительной маскировки. Корабль с таким преимуществом будет двигаться на сверхсветовой скорости и не даст времени среагировать нашим защитным силам. По меньшей мере, Десятая Звездная База была бы очень повреждена.

– Итак, уравнение с неизвестными: убежавшая команда скелетов, грузовая мощь и отклоняющаяся от нормы скорость. Но ведь эта проблема их волновала.

– Это самое очевидное объяснение, капитан. – Спок выглядел так, будто чувствовал себя неуютно. Кирк ждал. – Другого я предложить не могу.

– Если они подвергли риску один корабль, – подвел итог Кирк, – значит, у них есть и другие. Они вернутся.

Спок кивнул.

– Это устройство делает Федерацию уязвимой. Без дальнейших исследований мы не можем знать, было ли оно изобретено ромуланами, клингонами – или их совместными усилиями. Можно допустить, что этим новшеством владеют обе Империи.

– Да, ты прав. Но этот образец мы назад не вернем, – хмуро отозвался Кирк. – Ухура, сообщение для Десятой Звездной Базы, срочное. Воспользуйся новым кодом и набери следующее…

– Новый код автоматизирован, сэр.

– Отлично. Командору Стокеру, Командование Звездным Флотом, первый сектор. Абзац: ромуланский корабль направлялся на Десятую Звездную Базу. Утечка смазочно-охлаждающей жидкости отравила четырех членов экипажа. Абзац: экран в главном помещении предназначен для использования в военных целях. Инженер корабля и научный офицер обнаружили оружие, которое нам до сих пор неизвестно, обладающее способностью действия за краткие доли секунды, не давая возможности противнику защищаться. Мы направляемся к базе, транспортируя корабль с собой, и ждем дальнейших указаний.

– Все, сэр, информация принята.

– Спасибо, Ухура. – Кирк снова откинулся на спинку кресла, с облегчением отдаваясь минутному отдыху. – Новый код, джентльмены, Роускрипт. Ну и имечко, улавливаете? Кто-нибудь здесь обладает чувством юмора? Им кодируются и расшифровываются операции индивидуальных кораблей и общие целевые задания, а также прекрасно засекречивается информация Звездного Флота. Это все, что мне известно. Ухура – отличный специалист, я ей доверяю.

– Я не сомневаюсь, что она прекрасно с этим справится, – сказал Спок, – так как именно она – автор кода. Капитан, разрешите вернуться на борт ромуланского корабля и поработать с их компьютером, хотя пленки с записями, думаю, стерты. Мы поищем запасные экземпляры. Благодаря им будет возможно программировать и управлять полетом автоматически.

– Кажется, нам очень, очень повезло, мистер Спок, – подытожил Скотт.

– Чертовское везение на этот раз. Джентльмены, вы заработали свою зарплату за целую неделю. Спок, приступай. Я буду на мостике. Скотти, может, пока мы вернемся на базу, от твоего корабля останутся одни обломки…

Выйдя из совещательной комнаты, они поспешно разошлись.

* * *

Трехчасовые поиски Спока оказались бесполезными: компьютерный банк данных был пуст.

Он устало воспроизводил программу на компьютере снова и снова, но бесконечные тщательные проверки так и не обнаружили скрытых ловушек.

Перейдя мостик, он остановился у ниши в стене, с интересом разглядывая сверкающий прямоугольный предмет. Из загадочной шкатулки исходили живые радужные волны, увеличиваясь, спиралью кружили вокруг нее, а потом вновь поворачивали назад, возвращаясь в свою мерцающую скорлупку. Он осторожно провел ладонью по холодной, гладкой, без шва, поверхности. Аккуратно поднял ее, затем медленно опустил на место. Удивительно тяжелая, необычайно красивая. Неужели форма наблюдательной системы, преобразованная некой несущей волной и не регистрируемая его трикодером? Или просто красивая безделушка?

Тянуть нельзя: его пребывание здесь очень беспокоит капитана. Он мог бы попросить разрешения взять эту вещицу с собой и в свободное время провести тщательный спектроанализ, удовлетворив собственное любопытство. Но почему-то он продолжал зачарованно смотреть. И в самом деле, так завораживает, притягивая, маня…

– Спок, как дела? – ворвался в наушники голос Кирка. – Я хочу, чтобы ты кое-что услышал.

– Навигационное программирование закончено, капитан. Не обнаружено никаких подозрительных факторов, способных привести к взрыву двигателя. Но эти произведения искусства… Можно я принесу одно?

– Не сейчас, Спок. У нас новый приказ. Оставайся на месте. Ухура, подсоедини его к общей связи… Внимание всем! Говорит капитан. Сообщение с Десятой Звездной Базы военному кораблю «Энтерпрайз»: «Добыча слишком важна для Звездного Флота. Приказ командования: сохранить корабль и все его системы нетронутыми. На максимальной скорости направляйтесь к Земле. И… всем спасибо.» Путь недолгий, Спок, возвращайся назад. Друзья мои – мы летим домой. Выключай связь, Ухура.

Спок слышал в наушниках знакомые веселые голоса членов экипажа, но сам не испытывал радости.

* * *

Кирк не мог не заметить тревогу и грусть в глазах Спока. В чем дело? Ведь все идет так замечательно!

– Спок, если ты устал и нуждаешься…

– Не вижу причин изменять строгий, установленный для всех порядок, – неожиданно резко перебил Спок. – Однако… личная просьба, капитан. Когда «Энтерпрайз» приземлится, смогу ли я пригласить на борт ромуланского корабля своего студента из Академии?

– Конечно. – Удивительно, но Кирк не возражал. Тревожная складка, пересекавшая лоб Спока, разгладилась. – Мы сами хорошенько осмотрим корабль на месте.

Спок кивнул и, снова нахмурившись, вернулся к своим обязанностям. Кирк ушел с тяжелым чувством. Но попав в общий отсек, он тут же заразился всеобщим весельем, беспокойство исчезло, и его захватила волна радости и счастья. В конце концов, сегодняшний день закончился просто великолепно! «Энтерпрайз», наконец, возвращался домой.

* * *

В забытой богом провинции Ромуланской Звездной Империи Претор Тан проклинал сырость и холод. Хриплое жуткое клокотание вырывалось из его собственного горла. Плотнее укутавшись в плащ, он накинул на голову капюшон. Руки дрожали, живот свело от страха. Он презирал себя за долгие двадцать лет, которые он провел в этих местах, прилетев сюда однажды под покровом ночи.

Он должен был появиться последним, последним из Десяти союзов, рожденный тайно, вскормленный недоверием и злобой Империи. Если Тан и мог каждой из сидящих в комнате сгорбленных фигур дать точное определение, он этого не делал – предпочитал оставаться в живых. Здесь крылась огромная мощь: команды кораблей и войск, имеющие личные запасы оружия и контракты с клингонами. Даже они не были застрахованы от случайных ошибок: правительственное расследование одного инцидента почти привело к их двери. Но в целом черные усилия давали ощутимые результаты, вызывая, по крайней мере, сбои в работе и тревогу. Империя злилась на Федерацию, потому что в реальность их существования не верили. Но это было к лучшему.

Их дело – свержение правительства. Ни имен, не лиц, ни голосов – ничего, что могло бы выдать личность. Секреты были серьезны, и планы обсуждались шепотом. Очень скоро, теперь уже очень скоро, все должно измениться. Изменится все – так пообещал им Первый в ту темную ночь, двадцать лет назад, когда его слова проникли в их сердца, изменив всю жизнь. Тогда Тан был молод, а сейчас он постарел, постарел настолько, чтобы хорошо понять, какой конец ждет предателя. Вот почему у него сводило живот и дрожали руки. Он убегал от суда времени.

Первый, которому были хорошо известны они все, вздохнул, кутаясь в полы черного плаща. Свет погас. В темноте кто-то заговорил:

– Первый, есть важная новость. Именно так, как вы и предполагали: они захватили корабль!

– Отлично. А ракета?

– Не рассекречена – мы обвели их вокруг пальца: ее принимают за одну из своих. Сообщения с корабля на базу и обратно велись на незнакомом коде, но члены экипажа свободно переговаривались между собой. Как вы и планировали, они везут корабль в свой Звездный Флот. Ваш корабль направляется на Землю.

– Отлично, – снова повторил Первый. – И сейчас вы поймете, почему мы не придерживаемся принципов спешки или принципов, лишенных способности предвидения. Сегодня я раскрою вам план, подготовка которого отняла два десятилетия. Название вам известно, но его секрет вы услышите впервые. Ваши предыдущие усилия были тестом на характер, учебной перестрелкой, простой репетицией грандиозного плана, плана, который никогда не потерпит поражения, даже при предательстве изнутри… Десятый?!

Сердце Тана, казалось, перестало биться. On знает! О, боже!

– Десятый, мне потребуются твои корабли и солдаты.

– Но… – без них у меня нет защиты! И это он тоже знает! О, боже!.. – Первый, у меня один корабль и два небольших экипажа.

– Пожертвуй этим. Приготовь их, Десятый.

– Спасибо за доверие, – что еще я могу сказать? О, боже!

– Да, Десятый, доверие. Помни об этом. Потому что, – точно удары молота звучали слова Первого, – скоро будет много новых кораблей и новых миров. На этот раз враг падет! А те трусы в правительстве, что продали честь и доверие за то, чтобы купить мир, дрожа присоединятся к нам. Иначе они погибнут! В этой звездной клетке не может быть славы! И не может быть мира с вражеской Федерацией. Наш противник тороплив, а значит, предсказуем, и именно поэтому обречен. Итак, сегодня они захватили корабль, а что касается остальных – не бойтесь….

Голос снизился до еле уловимого шепота; все напряженно ждали его слов:

–… Остальные все сделают сами.

Глава 3

В ночном космическом небе, со стороны светящегося Марса мигали голубые и зеленые огни, словно ослепительные бриллианты, брошенные на черный бархат ночи. Огни вырастали в мрамор кошачьих глаз, плывущих сквозь хлопковые облака над огромными океанами и массивами земли. За три коротких, но ярких космических века сапфировый облик пятой по величине звезды стал уже знакомым. Бухта Федерации, родной дом Звездного Флота, спортивная площадка Галактики. Непохожее на остальные, маленькое местечко превратилось в легенду, но по-прежнему реально существовало: Земля.

– Капитан, – позвал Зулу, отвечавший за приземление, – приготовьтесь к посадке нашего незнакомого друга.

Ромуланский корабль медленно опустился на большую, в форме гриба, площадку космодрома Звездного Флота. Открылись гигантские ворота, корабль за ними исчез.

– Сэр, похоже, мы будем дома как раз к празднованию.

– Какой прекрасный мир! – Маккой с любовью смотрел на изображение главного экрана. – Я чувствую праздник уже только от одного вида.

– Давайте сначала приземлимся, джентльмены, а потом посмотрим. – Кирк облегченно вздохнул, радуясь, что наконец-то они доставили этот проклятый корабль. В наушниках послышалось мерное бормотание Ухуры:

– Да, все еще у нас… нет, имен не видно…

Спок взглянул на счастливые лица членов экипажа, пожимающих друг другу руки, почувствовал атмосферу всеобщей радости, затем поднялся и, все так же хмурясь, направился к Кирку.

– Капитан, – с тревогой в голосе начал он, – меня все-таки кое-что беспокоит. Чем вызвана такая легкомысленная радость экипажа? Члены команды, выполняя свои обязанности, кажутся намного более веселыми, чем этого требует ситуация.

Слишком веселые? Кирк обернулся, но не увидел ничего странного: всего лишь улыбающиеся лица и привычную работоспособность. Естественно, они были счастливы…

– Они просто рады вернуться домой, Спок. Земля весной – нигде не существует ничего лучше.

– Да, я согласен. – Изгиб бровей был красноречивее слов.

– Что ж, – Кирк задумчиво потер ладонью подбородок, но в эту минуту Маккой взял на себя решение затруднительного положения.

– Все в порядке, Джим, я займусь этим. Дома, Спок, мы по-настоящему защищены, даже наши уязвимые пятки. Вперед.

Тревога и озабоченность Спока, казалось, возросли еще больше.

– А в ином случае что, доктор? – спросил он. Терпение Кирка подходило к концу.

– Боунз, оставь. Спок, я… я не знаю, почему, – он произносил это с ясностью, на какую только был способен. – Думаю, просто тебя волнует одна из этих вещиц.

Спок благодарно опустил глаза.

– В самом деле, капитан, спасибо. Наверное, именно это все объясняет. – Он, внешне спокойно, вернулся к своим компьютерным банкам данных.

Итак, для чего же Спок затеял все это? – ломал голову Кирк. – Клянусь, сейчас он в прекрасном расположении духа. Капитан напряженно искал объяснение этому, когда его мысли прервал голос контролера посадки:

– Будьте наготове: штабные транспортеры сегодня по графику не включались, а городская станция в полдень прекратила свою работу. Однако, посадочная площадка в хорошем состоянии, сэр.

– Понятно. Связь отключить.

«Хорошо то, – думал Кирк, – что хорошо кончается». Он собирался не куда-нибудь, а в свой кабинет, чтобы в тишине спокойно подписать отпускные листы.

Ухуре было не до философских размышлений. Сегодня ей придется иметь дело с этими проклятыми шаттлами. Властный официальный голос нарушил тишину в ее наушниках:

– Командование Звездного Флота. «Энтерпрайз», отзовитесь!

– «Энтерпрайз» слушает.

– Говорит помощник лейтенанта Мичелз. Информация от адмирала. Немедленно закодируйте и срочно передайте приказ. «Энтерпрайз», назовите свое имя и ранг.

– Помощник командира Ухура, – сладким голосом отозвалась она, довольная молчаливой реакцией на том конце провода. Она взяла кассету и поймала Кирка, уже направляющего к лифту.

– Приказ Адмиралтейства, сэр.

– Да? – устало и невыразительно отозвался Кирк. – Что им нужно?

– Новое кодирование информации, сэр. Как насчет наших отпускных листков?

– Да, Ухура, я отправляюсь прямо к себе и займусь этим вопросом.

Взяв у нее из рук кассету, он исчез в лифте.

Ухура осталась одна. Где-то в области висков давала о себе знать тупая ноющая боль. Впереди – просто сумасшедшая от предстоящей суеты ночь. Закрывающиеся и открывающиеся жалюзи, люди, садящиеся не в те шаттлы, бесконечные жалобы, вопросы… Она отправилась назад, чувствуя, как подступает раздражение.

Спок по-хозяйски оглядывал приборы. Слава Богу, ничего не испорчено! А с экипажем творилось воистину что-то невообразимое. Казалось, всех членов этой команды заразил какой-то неведомый вирус веселья и необузданного смеха, превратив в возбужденно-хохочущих людей даже педантичных стариков. С блестящими от азарта глазами, Зулу и Чехов спорили: кто из них до утра проявит наибольшую выдержку к токсичному действию этанола. Один инженер громко и артистично рассказывал старый неприличный анекдот, отчего окружающие давились со смеху. Главврач, несмотря на то, что его никто не слушал, перегнувшись через спинку командирского кресла, высказывал свои веские доводы относительно починки испорченного конвейера, глупо и весело философствуя. Такое превращение, однако, тревожило Спока.

Ухура взглянула на мигающие огоньки панели и решила всех разыграть. Она нажала кнопку, стирая всю информацию, но, посмотрев вверх, неожиданно увидела Спока.

– Если это действительно важно, то можно вернуть, – растерянно оправдываясь, пробормотала она. К счастью, на дисплее вновь загорелись цифры. – Видите? Они могут восстанавливаться сами. – Головная боль стала нестерпимой. Казалось, она пульсирует в одном ритме с мигающими огоньками. – Замечательно, правда?

– Не знаю. – Спок внимательно разглядывал панель. Потом раздался тонкий сигнал, означающий, что на линию вышел капитан.

– Мне нужен Спок! Срочно!

– Это что-то интересненькое. Как вы думаете, Ухура, капитан возмущен?

– Нет, мистер Спок, – вздохнула она, – по-моему, капитан встревожен. Сэр, не сможете ли вы забрать у него список идущих в отпуск? Пока люди не узнают, что происходит…

– Понимаю вас. Не волнуйтесь, никто не будет вычеркнут.

– Спасибо, сэр. – Ухура посмотрела на его удалявшуюся спину: ей предстоит провести еще столько утомительных часов…

– Ухура, в чем дело? – Маккой с тревогой наблюдал за ней.

– Я… я не знаю, – огорченно призналась она. – То есть, я хотела сказать, что у меня болит голова, но… – Маккой достал гипоспрэй. – И еще, доктор, капитан приказал мне сегодня руководить операцией высадки, всю ночь.

– Вот как? Понимаю, кому нужны две головные боли одновременно?

Рядом с ней зашипел спрэй, и головная боль моментально утихла. Через несколько секунд она чувствовала себя отдохнувшей и бодрой… просто удивительно.

– Что это за состав? Вы всегда возите его с собой?

– Естественно, Ухура. Я врач. Теперь послушайте, – Маккой доверительно наклонился к ней, взял в руки ее ладонь и просительно заглянул в глаза, – можете оказать мне одну маленькую услугу?

– Он специально хитрит, – иронично предупредил Зулу.

– Какого рода услугу?

– настороженно спросила Ухура.

– Можно я выйду с корабля в числе первых? Очень нужно. Первый шаттл, а?

* * *

На площадке космодрома лейтенант Роберт Харпер ждал посадки ромуланского корабля. Вернувшись в дом, он увидел Фреда Димуро, стоящего у окна, прижав к стеклу черное, как смоль, лицо.

– Привет, Фред. Ждешь монстра, который предстоит исследовать? Вот работка, да?

– Жду, Бобби. Силы безопасности прямо-таки вцепились в добычу. Мне не сказали абсолютно ничего.

– Все, что я знаю, это то, что отвечает за дело командир Дориш. Но происходит что-то непонятное. Мне пришлось пройти через разведывательный отдел, чтобы только попасть туда.

– Да, могу поклясться, что это новый вид оружия. Зачем же еще они приволокли бы его сюда… Эй, а где парнишка?

– Чинит питьевой автомат в баре. Он долго не задержится.

Харпер приступил к обычной проверке исправности панели полета. В Академии Харпер был лидером – со своими, песочного цвета, волосами, веснушками, мягкими движениями и острым, точно лезвие, умом. Харпер значился первым во всех списках.

– Я слышал, ты заблокировал еще одно задание, – поинтересовался Димуро, – это безумие, никто не блокирует задания «Энтерпрайза».

– Занимайся своим делом, Фред. Ты не знаешь…

– Я вижу лишь, что твой маленький дружище никуда не собирается, поэтому и ты все еще торчишь на Земле. Карьера не будет ждать тебя вечность. Знаешь ли, существует такая вещь, как проигрыш.

– Я люблю рисковать. Если я устану от других миров, меня всегда будут ждать дома.

Это была забава, выращенная в музее. На пустой Калифорнийской равнине, под биокуполом, раскинулся Живой Городок. Огромный ксенокультурный проект был самым большим в Федерации. Галактическое путешествие в искусство! Бобби Харпер провел свое детство, исследуя пещеры Эпсилона Инди V, играя с дождевыми котами на Менкаре VII, строя замки из пурпурных песков на Бета Алджениб III и помогая матери вносить в каталог достижения искусства более тысячи культур в пределах и за пределами самой Федерации. Она успешно работала директором музея и уже давно перестала считать грамоты и свидетельства о наградах, заполонивших ее служебный кабинет. Вот она-то никогда не говорила Бобби, что он проиграет.

– Они ни за что не разрешат парню вступить в ряды членов Звездного Флота, Харпер. С этим нужно мириться как с неизбежным.

– Нельзя говорить так уверенно. Этот парнишка крепче и выносливее многих.

– Я знаю, Бобби. Ему там просто нет места, даже несмотря на то, что у него золотые руки.

Харпер упрямо поджал губы.

– Значит теперь, мистер Вон Глупцов из Академии, вы решаете, кому есть место, а кому нет?

– Да ты не можешь даже встречаться с девушкой, боясь оставить друга одного!

Устав спорить, Харпер отвернулся к окну.

Ромуланского корабля все еще не было видно. Вдоль плавно изгибающегося ряда буйков посадочной полосы медленно опускался «Энтерпрайз». Харпер закрыл глаза и представил, как это – плыть сквозь яркие звезды, находясь на борту корабля. И он мог бы быть там, если бы не одна маленькая деталь… – Бббоббби? – донесся из коридора знакомый бас.

– Я здесь, – с готовностью отозвался он. Димуро с усмешкой покачал головой:

– Звучит так, будто малый разговаривает под водой. Ну извини, Бобби, просто действительно похоже.

– Знаю. – Харпер ухмыльнулся. Гортанный перелив в коридоре сменился звуком мягких шагов, а потом стуком в дверь.

– Эээй, Бббоббби! – выдохнули за дверью.

– Входи, поверни ручку.

– О'кей! – дверь с легким скрипом отворилась.

В комнату вошел беландрид, моргая неоново-желтыми глазами. Этот экземпляр относился к классу гуманоидов: две руки, две ноги, расположенные симметрично. Высотой всего около метра и весом двенадцать килограммов, он передвигался на изящных ногах из плотной ткани, протягивая Харперу в знак приветствия свои гибкие, из того же материала, руки. На каждой из четырех конечностей было по семь пальцев, одинаково полезных, хорошо выполняющих даже функции плавников. Да, это существо казалось совсем необычным: скелет состоял из одних хрящей, а кроме легких имелись и жабры. Голова – абсолютно лысая, яйцевидной формы. Ресницы смешно топорщились. Когда он говорил, изо рта, похожего на букву «о», вырывались звуки, напоминающие бульканье под водой.

– Привет, Обо. – Харпер тоже обнял его, подумав, как мало он знает о своем друге.

Все беландриды выглядят одинаково и живут вместе, лишь этот захотел оставить свою планету – океан Беландрос – и с экипажем Федерации вернуться на Землю. Никто не знал, почему. Его удивительный талант работать с механизмами оставался незамеченным до того времени, пока на космодроме не появился новый инженер, лейтенант Роберт Харпер.

В первый день Обо неотступно следовал за Харпером повсюду, предлагая подержать вещи, подать необходимое, в общем, так или иначе, стараясь быть полезным. Харпер решил, что это забавное существо работает здесь давно. Когда командир Дориш пришел в инженерную за помощью, объясняя, что отказало реле, забавное существо неожиданно ответило: «Лллегкко иссправвить», сунуло обнаженные пальцы в цепь и в течение нескольких секунд починило всю панель.

Весть сенсацией мгновенно облетела весь космодром. Подошел день отправления Обо с космодрома в музей – все, как будто случайно, забыли об этом. Обо остался. Никто не сомневался в его таланте. Обо стал пользоваться огромным успехом, был просто нарасхват, и командир Дориш решил, что этот маленький инопланетный помощник должен быть как-то «усыновлен» Звездным Флотом. С Обо остался и Харпер, надеясь, что его необычного друга оценят и не станут обижать. Но Димуро оказался прав: Обо никогда не будет служить в Звездном Флоте.

Несмотря на то, что его словарный запас был очень маленьким и детским, он все-таки умел разговаривать по-английски, быстро понимал и четко выполнял приказы. Но он не имел понятия о рангах или дисциплине, не мог защитить самого себя, не говоря уже о других. Харпер снова и снова объяснял ему основные правила поведения, но Обо забывал. Не выносящий обмана, зла или грубости, в критические моменты он падал в обморок или разражался потоком слез; когда же Обо хвалили, он преданно обнимал своего благодетеля. Поэтому люди, хоть и были благодарны Обо за мастерство в работе, частенько подшучивали над ним, похлопывая по плечу, как будто он заслуживал только этого. В сущности, он желал немногого: быть любимым, чинить сломанные вещи и всегда находиться рядом с Бобби Харпером. Когда его не воспринимали всерьез, Обо не обижался и не возражал. Обижался и возражал только сам Харпер. Только Харпер верил, что Обо способен на очень многое, и что в этом рано или поздно убедятся все остальные. А пока он не собирался никуда улетать, уезжать, уплывать без своего друга. Если новой подружке Харпера не нравился «волочащийся повсюду за Бобби» Обо, значит, это была «не правильная» девушка, и Бобби Харпер, не задумываясь, расставался с ней.

– Ну что, теперь люди могут без труда поглощать напитки из автомата?

Обо кивнул.

– Ллегко пппоччинннил. Оччень ббыстро. Оббо ммоллодддец, ммоллодддец!

– А что же ты сам пил?

– Ввводу! Ммою любиммую!

Димуро ухмыльнулся.

– Ты непривередлив, Обо, тебе это известно?

– Ддда, Фффред.

Экран дисплея ожил, на нем появилась информация о координатах, месте назначения и планирования пути. Компьютер управления полетом передал инструкции: «Центральный штаб, грузовому отсеку 27: приступайте к починке четвертого дока. Дежурный офицер, для сообщений используйте безопасный код.»

– Понятно, Главный. Лейтенант Роберт Харпер, код 8121.

– Слышал? Что я говорил? – заговорщицки прошептал Димуро, – мы никому не можем сказать, чем тут занимаемся.

– Сссекррет, Бббоббби? – глаза Обо округлились, блеснув одновременно с изумлением и восхищением.

– Большой секрет, особенно, для тебя, – по-наставнически предупредил Харпер. Он всегда предупреждал друга, если информацию нужно было хранить в секрете, но часто Обо об этом тоже забывал.

Димуро и Харпер, подойдя к окну, наблюдали за посадкой «Энтерпрайза». На сверкающем металлическом корпусе мигали разноцветные огоньки, а боковая надпись «Энтерпрайз 1701» становилась все крупнее по мере того, как корабль приближался.

– Тттолллько пподддумай! Кккакк зздддорровво, Ббобби!

– Здорово, Обо. Сегодня вечером будь умницей. Станешь делать только то, о чем я тебя попрошу. Без моего разрешения не слоняйся нигде и ничего не пытайся починить.

Наконец, все вместе они направились по извилистому лабиринту, отгороженному с двух сторон пограничными буйками, к постоянно мигающим светлячкам основной взлетной площадки Звездного Космодрома.

* * *

– Может быть, это простой алгоритм, капитан. – Спок, нахмурившись, смотрел на экран с раскодированным сообщением.

Кирк покачал головой.

– Алгоритм? Ты сам-то веришь в это?

– Трудно сказать, капитан. Отсутствие ясности, с которой…

Кирк не слышал его, погруженный в свои мысли.

– Черт бы побрал этого Ногура! – Он взглянул на застывшую перед ним запись, словно надеясь, что она как-то изменится. Однако, на него смотрели все те же фразы: «Адмиралу Джеймсу Т. Кирку, командиру военного корабля „Энтерпрайз“: обнаружен ромуланский корабль. Что за инцидент? Доложить лично к 8-00 час., 15-го числа. Адмиралтейство шлет свою благодарность и имеет для вас в запасе хорошую новость. Как насчет ленча?.. Гейгачиро Ногура.»

– 15-е число – это послезавтра. – Кирк в бешенстве ударил кулаком по столу. – Я его убью, клянусь, убью, как только доберусь до Адмиралтейства.

Спок терпеливо ждал, пока гнев капитана уляжется.

– Я более чем просто доволен работой своей команды! Мы привезли им настоящий ромуланский корабль!

– Что еще больше укрепило вашу репутацию, – заметил Спок, пытаясь несколько изменить ход мыслей командира. – Но, чтобы сделать вывод…

– Ну, неужели вы не понимаете, именно так оно и будет. Теперь он может пристегнуть мне на грудь медаль, снова привязать к столу, канцелярским бумагам, поздравляя меня в то время, когда сам станет заниматься этим делом.

– Я не уверен, что последую…

– Это основополагающий принцип бюрократии – подняться до уровня своей собственной некомпетентности.

– Конечно, капитан, это просто нелепо.

– Но это случается постоянно. Вот как это работает. Существует некий парень, понимаешь, который делает прекрасные… ну, скажем, шестеренки…

Не желая перебивать, Спок послушно наклонил голову, чувствуя, что разговор будет долгим.

–., и делает он эти шестеренки ну просто замечательно, хорошие, полезные шестеренки, ему нравится это делать, он выпускает их вовремя, работает очень старательно и даже знает способы, как можно выпускать больше шестеренок за единицу времени, постепенно повышая и качество. Так что же делают они?

Спок, не ожидавший такого запала, удивленно и суверенно пожал плечами.

– А они выбирают его вице-президентом! О работе которого он не знает абсолютно ничего! И ничего не умеет делать на этом посту! А на производство шестеренок они ставят кого-нибудь другого, желающего в жизни только одного… – Кирк оглядел комнату, будто бы видя ее в последний раз. – Знаешь, Спок, все, о чем я всегда мечтал, – это управлять космическим кораблем. Этим кораблем. Я умею это делать лучше всего. Ногура, уверен, я не нужен. Так почему же он не может просто оставить меня в покое?

Спок на мгновение задумался. Если бы капитану требовалось сочувствие, он обратился бы, в первую очередь, к Маккою. Сейчас Спок не стал глубоко вникать в нерациональность бюрократии или подоплеку намерений адмирала Ногура, но у него появилось неуютное чувство, что капитан абсолютно прав.

– А нельзя просто отказаться от их предложения?

– Теоретически, – хмуро проворчал Кирк, – на бумаге… может быть, и можно. А вот перед его лицом…

Не в первый раз. Самые неудачные моменты карьеры Кирка, хуже, чем диверсии клингонов и врагов-инопланетян, проходили именно в офисе Ногура, где капитан бился за право остаться командиром «Энтерпрайза». Он выиграл и на этот раз, потому что на Землю был привезен некий космический незнакомец, и даже Ногура пришлось признать, что опыт капитана в работе с неземными объектами просто бесценен. Кирк всегда выходил победителем. В обманчиво-благодарном свете общественной признательности он понимал, что мог бы давно уйти в отставку. И даже как-то пытался сделать это.

Сейчас Кирк был растерян: его мысли никак не выстраивались в четкий план действий. «Энтерпрайз» уже стоял в доке, Земля спокойно совершала очередной оборот у них под ногами, но Кирка охватило навязчивое ощущение, будто им управляет чья-то властная рука, управляет, независимо от его собственной воли.

– Ну что ж, значит, так тому и быть. – На смену гневу пришло равнодушие и усталость. Внутренний голос мрачно говорил ему, что на этот раз победителем выйти не удастся. Спок не знал Ногура так, как знал его Кирк. И от Спока нельзя требовать умения читать между строк. Да и что я, в любом случае, жду от Спока? Решения моих проблем? Стыдясь самого себя, Кирк понял, что это именно то, чего бы ему хотелось. Но это было невозможно, а, главное, несправедливо по отношению к Споку. Он резко встряхнулся, пытаясь освободиться от этих мыслей.

– Извини, Спок, это мои проблемы. Ты можешь идти. Поговорим об этом позже.

– Как будет угодно, капитан, но… не сможете ли вы удовлетворить мое любопытство по одному маленькому вопросу? Почему вы считаете, что должны встретиться с адмиралом Ногура 15-го числа?

Кирк удивленно посмотрел на собеседника: на Спока было не похоже, чтобы он не понял самой сути дела.

– Потому что мне так приказано.

– Нет, капитан, не хочу показаться самонадеянным, но вам приказано не это. – У Кирка от неожиданности отвисла челюсть, и он недоверчиво уставился на экран, ожидая увидеть чудо. – Как я уже говорил раньше, текст шифровки выражен общими фразами и поэтому открыт для интерпретации…

Наконец, Кирк увидел то, о чем говорил Спок.

Увидел, и его губы медленно растянулись в хитрой, довольной улыбке.

– Ты прав, Спок, ты прав – к 8-00 часам!

– Что может означать: вы должны явиться немедленно, или…

–., в крайний срок!

– Просто срочно доложить – это намного яснее. Обычно такого рода ошибки в вулканской бюрократической системе не встречаются. Возможно, некая заимствованная двусмысленность вашего языка…

– Возможно, возможно, – засмеялся Кирк, – но я лучше подам доклад прямо сейчас.

– Прямо сегодня?

– Ну да, а почему бы и нет? Ногура у себя. Сегодня вряд ли кто уйдет в положенное время. Все начальство, наверняка, соберется в офицерской комнате. – Кирк поднялся и стал вышагивать из угла в угол. Все становилось на свои места: быстрое путешествие туда и обратно, неопровержимое доказательство того, что он там был, – а потом… его не увидят вплоть до 15-го числа, и уж тогда…

– Спок, улетаем завтра ночью в 23-00. Извести заведующих отсеками. У этого корабля есть задача, которую нужно выполнить до конца.

– В самом деле? А отпускные листы вы подпишете, капитан?

– Пусть у меня отсохнут руки, если я этого не сделаю. Но давай все упростим. Два двенадцатичасовых оборота, половина экипажа… о, черт! – Кирк заметил на столе нетронутую бумагу.

– Позвольте мне, капитан, – предложил Спок, искусно завладев документами. – Вызвать лифт?

– Прямо сейчас. Хочешь поехать один? Дабы соблюсти требование конспирации?

– Ну что вы, капитан, – Спок старался выглядеть оскорбленным, – я вообще не знаю, что существует какая-то конспирация. Я планирую завтра – в штаб, а уже вечером буду ожидать на борту своего гостя.

– А-а, да, своего студента. Я вернусь через несколько часов. Если останется время, то буду рад познакомиться с ним.

– Да… это будет… очень интересно. Спасибо.

– Спасибо тебе, Спок.

– Не за что, капитан. Я просто помогаю вам выполнять приказы начальства. Что, естественно, является моей прямой обязанностью.

– Конечно. Так как насчет того, чтобы проводить меня? Или тебе нужно вернуться на мостик?

Некоторые вещи, такие, как солнце, луна и Спок никогда не меняются, – подумал с благодарностью Кирк, – и что бы я делал, если бы это было не так?

– Думаю, да, – ответил Спок, – я присоединюсь к вам на палубе ангара. И если хотите знать мое мнение, я рад, что ваше немедленное решение вопроса с Адмиралтейством позволит нам не нарушать установленного порядка работы. Не хотел бы столкнуться со спадом работоспособности у членов команды. А сейчас прошу меня извинить…

– Конечно, конечно, мистер Спок… – Кирк, проводив взглядом своего помощника, с облегчением рассмеялся. Не волнуйся, я не скажу ни единой душе, да в любом случае мне бы никто не поверил… Но на какое-то мгновение он был уверен, что видел своего собранного, рационального, невозмутимого мистера Спока… взволнованным и немного растерянным.

* * *

Когда Спок минутой спустя позвонил на мостик, он услышал голос Ухуры:

– Мостик. Но я все еще не знаю…

– Говорит Спок. Ухура, у вас все в порядке?

– Просто прекрасно, мистер Спок! Пока никаких проблем не возникало, – ее заглушал хор голосов, говорящих что-то одновременно. Он старался не обращать на них внимания.

– Хорошо, список имен, обозначенных в отпускных листках, сейчас появится на экране. Можете проинформировать членов команды.

– Ах, мистер Спок! Вам когда-нибудь говорили, что вы волшебник?

– Нет, конечно, Ухура. Это было бы лестью. Никакого волшебства в том, чтобы ввести информацию в компьютер, а через пять минут получить выполнение задачи, минуя не правильное понимание, вспышки раздражения, утомительные объяснения. А сейчас можете отпустить всех на отдых, да и вам самой не мешало бы расслабиться.

– О, нет, сэр, лучше останусь – я могу вам понадобиться. И, к тому же, я сейчас не чувствую усталости.

– Как вам будет угодно. Кстати, через двадцать пять минут я ожидаю гостя. Известите меня, пожалуйста, когда поступит сигнал о его прибытии на площадку ангара. И еще, капитану необходимо сойти на землю, поэтому он спрашивал, когда отправится первый шаттл.

– Приблизительно через десять минут, сэр, но уже попросил для себя доктор Маккой.

– Ничего страшного. Пошлете его потом на площадку ангара.

– Хорошо, сэр, но что мне объяснить доктору?

– Можете сказать ему, Ухура, что он… – смысл паузы можно было понять как угодно, – ., что капитан выше по званию.

К счастью, Споку не пришлось слышать ответ доктора.

* * *

Харпер и Димуро стояли на ромуланском мостике, снова и снова перечитывая официальное сообщение и с любопытством разглядывая два ярких предмета, стоящих рядом друг с другом на навигационной станции. Ящики выглядели одинаково: те же самые излучаемые, движущиеся по спирали световые лучи, то же изменение оттенков цветов, та же гладкая светящаяся поверхность.

– Будь я проклят, Фред. Никогда ничего подобного не видел!

– Угу, и я. Не помнишь, какой именно из этих двух нужен мистеру Споку?

– Нет. Было сказано, просто один доставить в штаб – там соберутся все наши умы. Основная часть приказа касалась того, как следует перевозить этот предмет: не допускать изменения давления, не кантовать и т, д. Мистер Спок сам знает об этой игрушке не больше, чем мы.

– Говорят, он придирчив? – проворчал Димуро.

– Говорят, но будешь придирчивым, когда ты должен вступить в процедуру стандартных операций, не зная, с чем имеешь дело. – Харпер впустил воздух в воздушную подушку контейнера, осторожно поместил туда ящик и, плотно закрыв крышку, нажал кнопку пуска. Потом перевел взгляд на оставшуюся коробку. Что же в ней может находиться?

– Жаль, что на это чудо не может взглянуть моя мать. Я, конечно, очень уважаю мистера Спока, но она все-таки специалист не хуже. Ее бы задело, знай она, как смело обращается Звездный Флот с такими вещами. Слушай, а может…

– Не болтай, Харпер, доделай сначала свою работу.

– Не принимай близко к сердцу, Фред… Командир Дориш? Говорит Харпер, сэр. Груз мистера Спока отправлен. Всего мы обнаружили четыре одинаковых ящика. Едва ли это произведения искусства. А вообще-то трудно сказать без тщательного анализа.

– Это уже не наша обязанность, Харпер. Вы мне нужны здесь, внизу – и тот парень, твой преданный друг.

– Да, сэр, но не могли бы мы доставить один ящичек в Живой Городок, чтобы его там внимательно исследовали?

– Подарочек для твоей матери, а-а, Харпер?

– Да, сэр, она была бы счастлива, да и к тому же, она знает в этом толк. Можно я быстро свяжусь с мистером Споком?

– Ну что ж, если я удовлетворил его просьбу, то почему бы не удовлетворить им твою? Кому от этого будет плохо? Действуй, только поторопись, и поскорее спускайтесь.

– Хорошо, сэр, есть! Связь окончена… Славный дружище Дориш. – Харпер возился со вторым контейнером.

– Поторапливайся, слышал, что сказал старик?

– Помолчи, Фред, мы все равно ждем, пока придет контейнер за этим подарком. – Запечатав новую коробку, он аккуратно надписал на крышке: «Привет от Ромуланской Империи!» Он не заметил направлявшегося к нему Димуро.

– Здравствуйте, могу чем-нибудь помочь? – поинтересовался тот.

Резко обернувшись, Харпер неожиданно увидел стоящую за спиной невысокую молодую женщину с миловидным лицом, обрамленным блестящими волосами каштанового цвета. Девушка была полностью сосредоточена на бумажках, которые держала в руке, что-то там усердно вычитывая.

– Извините, вы мистер Харпер? Я – Корбет, и мне нужно… Bay! – Она удивленно огляделась вокруг. – Настоящий современный ромуланский корабль! Ну и свалка же здесь!

– Да, знаете ли, эти ромулане – такие хищники. А теперь скажите-ка, что такая симпатичная девушка делает на этой отвратительной…

– Фред, подожди… Здравствуйте, я Харпер. Не обращайте на него внимания. Его нельзя было сюда пускать. – «Какая красивая, – подумал он, оценивая ее улыбку, – могу поклясться, что она почти всегда так соблазнительно улыбается. А сейчас она, наверное, находит ситуацию забавной».

– Неудивительно, – на ее щеках играли ямочки, – на многих людей оказывает влияние окружающая обстановка. – Харпер и девушка-лейтенант задорно рассмеялись. Их глаза встретились, и они продолжали улыбаться друг другу безо всякой причины. Наконец, неожиданно вспыхнув, Корбет взяла себя в руки и произнесла:

– м-м… этот предмет отправляется вниз, в штаб. Но что это?

– Что это? Кто ж вам скажет… Это никому неизвестно. Один в штаб… – «Ну как глаза могут быть такими лучезарно-голубыми?», – а вот этот – в Живой Городок. Ну, Дориш и надавал вам заданий… – в его голосе звучали ласковые потки. Они продолжали, улыбаясь, смотреть друг на друга.

– У меня все равно запланирован дополнительный полет, и хотя сегодня над Фриско предсказывают ураган, надеюсь, все обойдется. – Медля, она тщательно проверила ярлыки и номера транспортируемого груза. – Ну что ж, если это все, мистер Харпер…

– Зовите меня Бобби. Да, боюсь… я имею в виду, спасибо…

– Джесси, – ласково блеснули голубые глаза, – обращайтесь, когда понадобится.

Нагнувшись, Харпер нажал кнопку отправления контейнеров, а Димуро, досадуя и злясь, сделал последний мстительный выстрел:

– Будьте осторожны с грузом, Корбет, а то мистер Спок достанет вас отовсюду живой или мертвой.

– Я всегда осторожна, – бесстрастно ответила девушка, направляясь к лифту, – поэтому попросите его не волноваться. – Она успела махнуть на прощание Харперу, и дверцы лифта с монотонным жужжанием закрылись за ней.

Победно улыбаясь, Харпер повернулся к Димуро.

– Она – та самая! Та самая, Фред! Она – само совершенство! Она очаровательна, она красива – и я ей понравился! И Обо ей понравится, я уверен, я знаю, не спрашивай меня, откуда, но… О, нет! – Харпер мгновенно вернулся в мир реальности. – Где Обо? Я не видел его с тех пор, как… О, это ужасно!

– Нам сейчас нужно идти к шефу с докладом о выполненной работе – вот что ужасно.

– Обо может уже быть где угодно! О, я же говорил ему никуда не ходить… Обо! – окликнул он, слабо надеясь, что его друг где-то рядом, на мостике. К счастью, он услышал слабое покашливание.

Неудобно скорчившись под станцией связи, Обо сидел в дальнем углу главного отсека, обхватив руками колени и удивленно моргая.

– Мы иддем ддоммой, Бббоббби? – жалобно проскулил он.

– Нет, мы и так дома. Эй, что случилось? Тебе не здоровится или что? – Опустившись на колени рядом с другом, он внимательно взглянул ему в глаза.

– Пппллохое мместо, Бббоббби! Иддем дддоммой ссейчас!

Димуро застонал:

– О, Господи! Этих капризов только не хватало. Обо, как всегда, со своими фантазиями.

– Тихо, Фред. Послушай меня, Обо, мы не можем прямо сейчас отправиться домой. У нас еще есть работа. Ну, хочешь пойти домой один?

– Нет, ххочу осстаться с ттоббой.

Обо взволнованно протянул руки Харперу, и тот крепко сжал их в своих ладонях. Беландрид был, очевидно, напуган.

– Интересно, что его тревожит? – вслух размышлял Харпер, когда они втроем направлялись к лифту, – должна же быть причина…

– Какая разница? Твои мысли – лишь пустая трата времени…

– Нет, Фред, нет. Мы только что принесли большую пользу, но, как сказал Дориш, кому от этого будет плохо?

* * *

«Это нелогично, – рассуждал Спок, успокаивая себя, – нельзя с нетерпением ждать тех или иных событий – они редко происходят так, как запланировано».

Но, наблюдая за отходящим от корабля шаттлом капитана, Спок понял, что постоянно думает о сегодняшнем вечере.

От пыльного Хэллгарда до грузового отсека «Энтерпрайза» предстоял долгий путь. Сегодня люди приветливо встретят кадета Саавик в ее первом путешествии на звездном корабле Федерации, не находя ничего необычного в том, что она вулканка, и не зная, почему для нее доверие с их стороны является высшей наградой. Но с волнением ожидая предстоящую встречу, Спок не мог не вспомнить прошлое, другую ночь, всего шесть лет назад.

Следующим утром, сломав последнее записывающее устройство, она спрятала его компьютер. Заранее подготовленный к такому случаю, Спок запасся большой стопкой бумаги и коробкой графитовых карандашей. Вчерашний вечерний урок состоял всего из одного предложения: «Меня зовут Саавик», написанного ею по-вулкански.

Карандаши ломались, бумага рвалась. Понимая, что это были первые, а потому самые трудные шаги в расставании с невежеством, он каждый такой взрыв встречал спокойно, подавая снова и снова целый карандаш или чистый лист бумаги, ободряя ее ласковыми словами.

– Саавик, ты можешь вывести свое имя на экране компьютера. Теперь ты должна научиться писать его сама. Будь терпеливой. Для всего на свете нужно…

– Ненавижу тебя с самого начала! – отчаянно кричала она, сжимая кулаки, разбрасывая карандаши и расшвыривая бумагу. – Ненавижу твой глупый ублюдский мир. – Она яростно метнула в стену лежавшую на столе карту. – Уходи, Спок! Уходи отсюда!

– Саавикам, ты переутомлена, и я уверен, что… – Коробка из-под карандашей просвистела всего в сантиметре от его головы и ударилась о стену, – ты уже сделала свой выбор. Ну, успокойся, малыш, пришло время поспать.

– Нет! Не спать! Не буду спать! – в ее глазах промелькнул уже знакомый Споку дикий, озлобленный страх, и в долю секунды она вскочила на стол, готовая сбежать в любое мгновение, если он приблизится к ней хоть на шаг. – Уходи со своим дурацким сном! Уходи со своей дурацкой писаниной! Убирайся прочь, Спок! Убирайся!

– Хорошо, Саавик. Нет необходимости ломать оставшиеся в комнате вещи. – Не без опаски он взглянул на стул, занесенный над его головой. – Наш урок закончен. – Резко и решительно развернувшись, он молча вышел; стул, пролетев через всю комнату, ударился о закрывшуюся за его спиной дверь.

Ночь была долгой. Сонное спокойствие то и дело нарушалось проклятиями и руганью, вновь сменявшимися тишиной. Лежа в постели, Спок смотрел в темноту, не переставая спрашивать себя, в чем же он просчитался.

Утром, открыв дверь ее комнаты, он в ужасе отпрянул: подобного царства хаоса и полнейшего разрушения Спок не видел никогда. Ему не верилось, что в одной комнате может находиться столько сломанных вещей одновременно. Осторожно перешагивая через обломки мебели и обрывки скомканной бумаги, он подошел к столу, на котором, трогательно свернувшись калачиком, мирно спала Саавик, держа в кулаке помятый листок. Он аккуратно разжал ее пальцы. Буквы неровные, прыгающие. Но слова были составлены правильно: «Спок не уходи меня зовут саавик».

Его сердце наполнилось нежностью. Еще раз посмотрев на смятый листок, он с любовью перевел взгляд на спящее личико, на котором застыло выражение страха. Обведя взглядом комнату, Спок не без иронии представил себе, что будет, когда Саавик придется заставлять писать целый параграф. Аккуратно свернув листок, он поспешно отложил его в сторону.

Спок ничего не знал о детях. Он лишь смутно помнил какие-то отрывочные эпизоды своего детства, первых переживаний, взросления. Но сейчас… Одно дело – спасти жизнь, другое – дать человеческому существу образование и воспитание. Не понимая мотивов и причин собственного поведения, Спок чувствовал, что он обязан сделать это. Он твердо знал: две судьбы – его, взрослая, и ее, хрупкая, неопределившаяся, – отныне переплетены, слиты воедино. Спок не бросит ее. Навряд ли кто-нибудь, кроме него, смог бы вытерпеть все капризы и выходки Саавик: на Гамма Эри она отказалась признать свое вулканское происхождение, враждебно нападая на других детей при каждой возможности. Для того, чтобы изменить сознание девочки и помочь ей утвердиться в мире людей, Спок взял, не колеблясь, годовой отпуск, решив куда-нибудь уехать с Саавик. Дорог был каждый день – времени катастрофически не хватало.

Дантрия IV, отдаленный сельский мирок, идеально подходила для его цели. Ее спокойные серокожие обитатели редко интересовались высоким мужчиной и шустрой забиякой, которые жили в домике за лесом. Споку приходилось нелегко. Имея твердую привычку приступать к практике после предварительного тщательного изучения теории вопроса, он не раз чувствовал себя так, будто находится на краю пропасти. Но где-то в глубине души он был уверен, что знания о детях вообще не помогли бы в его случае, ведь он общался с особенной, ни на кого не похожей Саавик.

Саавик всегда знала, где хранится нож: в их домике, в шкатулке. Чаще всего она требовала показать его, когда на что-то обижалась. Спок постоянно напоминал Саавик, что пользоваться ножом нельзя, стараясь даже не думать о возможности обратного. Он хотел, чтобы воспитанница видела, что Спок доверяет ей: никогда не закрывал шкатулку на ключ. В сущности, он обращался с Саавик так, как обращался со всеми остальными – с добротой, достоинством и уважением. И со временем начали происходить любопытные вещи. Саавик подражала ему в любезном поведении. Она стала даже слушаться Спока после того, как исчерпала все свои «почему». Он видел в этом естественный ход событий, которым был необыкновенно доволен, хотя на Вулкане детей воспитывали по-другому. Значительной победой Спока было то, что она держала свое слово: больше не убивала, хотя расстаться с охотой для нее было очень трудно. Саавик продолжала охотиться, но не ради того, чтобы добыть себе пропитание, его было больше, чем она могла съесть, а из-за любопытства: эта планета просто кишела разными существами, которых Саавик раньше никогда не видела, поэтому очень часто приносила с охоты живых зверей. Она упорно изучала дикий мир Дантрии, как у себя дома, так и вне его: грызунов, рептилий, птиц – а однажды, теплым весенним утром, объектом ее изучения стал… ребенок. Услышав ее голос, Спок вышел из дома и увидел необычную картину: серокожий, лысый дантриапский младенец неопределенного пола, привязанный за запястье веревкой к стволу дерева, молча и растерянно сосал палец. А Саавик, сложив руки за спиной, важно вышагивая, знакомила его с основными правилами поведения.

–., а сейчас я расскажу тебе, как быть настоящим вулканцем! Никогда больше никого не убивай! Даже маленьких животных. Перестань ругаться. Носи туфли. Попытайся не перебивать, когда говорят другие. Будь разумным, как Спок. Нет, нет! Глупый. Не ешь свои собственные пальцы! – возмущенно воскликнула она, вырвав его ладошку изо рта. – Это неприлично, нужно есть что-нибудь другое.

Лишенный своей забавы, ребенок запищал, и Спок поспешил к ним, растроганный этой сценой.

– Где ты его взяла, Саавик?

– Нашла! Поломанного! – пожаловалась она, будто ей подсунули испорченную игрушку. – И глупого: он ест собственные пальцы!

– Пускай, разреши ему, – посоветовал Спок, не в силах выносить этот пронзительный крик, – тогда он перестанет шуметь.

Она отпустила крошечный кулачок младенца, но так как тот не перестал плакать, тут же сунула ладошку ему в рот. Малыш раскричался еще пронзительней. Спок и Саавик уставились в растерянности друг на друга.

– Наверное, он голоден. Мы должны узнать, чей он, и вернуть его немедленно. И очень аккуратно, Саавик, чтобы не сделать ему больно. Киднеппинг, похищение детей, преступление… Нет, нет, не вверх тормашками, опусти его ножками вниз! Разве ты не видишь, что держишь его не правильно?

Испытав новое непривычное состояние, ребенок, довольный, неожиданно заулыбался и весело загулил.

Именно в этот момент появилась встревоженная группа: два маленьких, с виноватым видом, мальчика и испуганная женщина; увидев младенца, все трое с облегчением расплылись в улыбке. Крепко держа ребенка за икры ног, Саавик направилась навстречу гостям.

– Саавик, позволь…

Но она не слушала Спока.

– Посмотри, они нашли! И с малышом все в порядке! Да он даже кажется вполне счастливым! Вот здорово!

– Это я! Я нашла его! – Саавик торжественно вручила им дитя и гордо выпрямилась, не обращая внимания на сердитые взгляды Спока.

– Ах ты умница! Ну, разве не смышленая маленькая девочка?

– Да, да! Он не мог идти, наверное, сломался. Так я учила его разным вещам…

– Она не хотела причинить вреда малышу, мадам. Так что забирайте его домой и…

– Я привязала его веревкой к дереву, чтобы…

– Какая прекрасная идея! Это лучше, чем доверять мальчикам! Они оставили ребенка, а сами пошли в лес! Мальчишки всегда остаются мальчишками!

Ребята неловко переминались с ноги на ногу, виновато опустив глаза в землю, будто что-то выискивали под ногами. И тут Саавик вспомнила свою главную новость:

– А знаете, что он делал? Ел собственный палец!

– Помолчи, Саавик. Мадам, ребенок, кажется, голоден, но…

– Он ел собственный палец, – настойчиво повторила Саавик.

– Да, дорогая, очень плохая привычка, и его нужно срочно от нее отучать. Извините за беспокойство, очень жаль, что вам пришлось повозиться… Чем мы можем отблагодарить вас?

– Что вы, что вы, мадам, честное слово…

– Ну как же, девочка может навестить нас! Почему бы такой хорошей няньке не прийти к нам в гости?

– Нет! – испуганно выкрикнула Саавик и спряталась за спину Спока, увернувшись от протянутой руки женщины, собиравшейся погладить ее по голове. Мальчики смотрели на Саавик полными зависти глазами.

– Застенчивая малышка, верно?

– Нет… не совсем…

– Но так хорошо умеет обращаться с детьми. Ну как, придешь к нам в гости? Может не сегодня, но через несколько дней, а? – Наконец, она удалилась, тиская, целуя и качая ребенка.

Спок молчал, обдумывая происшедшее. Через несколько минут, нежно глядя Саавик в глаза, он все же с упреком произнес:

– Саавик, ты перебивала.

– Но я начала говорить раньше, это ты меня перебивал! Спок, им нужен этот ребенок, а он такой глупый! – она провожала долгим взглядом удалявшихся гостей, пока те не скрылись из виду.

– Он – их ребенок… они – родные ему люди. У тебя тоже есть родные люди, родственники. На Вулкане. Ты хочешь их найти?

– Зачем? – подозрительно спросила она. – Они потерялись?

– Нет, вас будет многое связывать.

– Но они не будут меня искать, я не терялась. – Она бросила на него гордый испытывающий взгляд. – А тебе я тоже не нужна, Спок? Потому что я перебиваю, заставляю отвечать на мои вопросы? Ты хочешь, чтобы я улетела?

– Нет, Саавик, конечно, нет. И больше не будем об этом говорить.

– Если я потеряюсь, ты станешь разыскивать меня?

– Да, Саавик, стану.

– А если потеряешься ты, я тоже стану тебя искать. Только ты попытайся не теряться, Спок. Я постараюсь больше не перебивать. А сейчас расскажи мне что-нибудь новенькое.

– В самом деле. Итак, ты выразила желание вступить в ряды служащих Звездного Флота, поэтому…

– Не желание! Я собираюсь это сделать! На-ме-ре-ние… Ой, извини!

– Поэтому ты должна запомнить наше самое главное правило. Слушай внимательно, Саавик. Оно называется Первичной Директивой…

В бешеном темпе увлекательного марафона жизни и общения с Саавик чувства неуверенности и обреченности, которые мучили Спока ранее, теперь исчезли совсем. Девочка была необыкновенно активной и энергичной. Она находилась в постоянном движении, и уследить за нею было почти невозможно. Великолепная сообразительность, цепкое восприятие, ясное логическое мышление, острый и критический ум пленили Спока, заставив его без сожаления всецело отдать свое время, силы на воспитание и развитие. Ее настроение было изменчивым, как погода, а любознательность порой утомляла. Однако, сам того не ожидая, он находил ее общество удивительно приятным и теперь нуждался в нем постоянно. Ему нравилось день за днем рассказывать Саавик о других мирах, своем корабле, капитане, людях. Он любил беседы под вечерним небом, когда они вместе любовались звездами, рассыпанными на бархатисто-черном полотне ночного небосклона. Постоянно напоминая себе, что он здесь для того, чтобы учить ее, он все же забывал об этом, общаясь с ней на равных. Высшей наградой для него была бы улыбка Саавик, но Спок никогда не видел ее улыбок и слез.

Спок неожиданно ощутил, какой редкой ценностью он обладает: уважением и доверием того, кто так безгранично нуждался в нем. Сочувствие и жалость были вовсе не нужны Саавик. Ей требовалась информация, а Спок обладал огромным багажом разносторонних знаний. Взамен Саавик дарила ему то, что ранее было неизвестно Споку: полное приятие его и того, что он говорил. Она никогда не подгоняла его поступки под мерки и кодекс поведения вулканцев, не осуждая и не ожидая случая, когда его подведет «человеческая природа»… Она была просто Саавик, а он – просто Спок, который отвечал на ее вопросы. А Спок всегда отвечал. Он не мог не отвечать. Однако, однажды произошел случай, когда Спок попытался уклониться от объяснения. Почти в конце года, теплым солнечным днем, Саавик подняла взгляд от трикодера и, указав на поле, радостно сказала:

– Смотри, Спок! Кролики!

– Да, – пробормотал он, не отрывая взгляда от журнала, – наземные, Ориктолагус Никулус, семейство заячьих, класс млекопитающих, подтип…

– Что они делают?

– Размножаются, Саавик. Подтип позвоночных, тип…

– Это чтобы было больше зайцев? Но их и так уже много! – она нахмурилась, уткнув острый подбородок в ладони, внимательно продолжая наблюдать. Спок заметил сгустившиеся грозовые облака и мысленно взмолился, чтобы пошел дождь. – Вулканцы тоже спариваются, Спок? Вулканцев много?

– Нет, Саавик, – ., дождь так и не начинался.

– Так почему же слишком много зайцев и так мало вулканцев?

Да, логичный вопрос. Спок стал распространяться по поводу проблем популяций различных видов, о периодах спаривания, о количестве новорожденных у разных животных.

– Зайцы, – подвел он итог, – спариваются каждые шесть недель, а вот вулканцы должны заниматься этим только раз в семь лет.

– Должны? – она произнесла это слово, словно поперхнувшись. Нет, она не отстанет от него, пока не получит исчерпывающий ответ. – Ты сказал, должны?

–., мужчины-вулканцы… должны. Да.

– Но это же неудобно! – произнесла она свое излюбленное слово. – А что, если они не хотят? Если заняты чем-нибудь другим? Если… – лицо Саавик внезапно побелело, – ., они умрут?.. Мы все умрем, если…

– Нет, пока… ну, женщины… не умирают от этого, Саавик. Не волнуйся, у вас все по-другому. – «Как я ужасно это объясняю, – разочарованно думал он, – может, нужна специальная учебная пленка…»

– Тогда ты должен начать спариваться прямо сейчас, Спок, чтобы не умереть? Когда ты это делал в последний раз? Какие вулканцы у тебя получались? И где они? – Она огляделась, словно ожидая их увидеть прямо на поле, рядом с зайцами.

Спок резко поднялся.

– Саавик, уже поздно, мы должны идти.

– Нет. Это важнее. Я хочу знать…

– Не спорь, малыш, – голос Спока стал настойчивым, – одевай туфли и пойдем.

– Не хочу уходить, – нахмурившись, упрямо сообщила она, – я хочу знать, как делаются вулканцы, и что ты сделал со своими! – Она села на землю, вопросительно на него уставившись.

Спок так же молча и напряженно смотрел ей в глаза:

– С тобой невыносимо трудно, Саавик.

Как только Спок произнес это, он понял, что не прав. Она испугалась.

– Ты говорил, что я – вулканка, но… – голос ее дрожал, – ., не сказал, что со мной происходит. Так почему же это плохой вопрос?

И тогда на него нахлынули воспоминания, воспоминания другого дня, который остался там, в прошлом, семь лет назад: горячее вулканское солнце настойчиво жалит своими лучами, проникающими сквозь открытое окно; песок на лице почти шипит от раскаленной жары; в голосе отца звучат незнакомые, чужие нотки. Завтра Спок должен пойти к Т'Принг, все уже организованно. Потом Сарэк объяснил, для чего. В ярком солнечном свете кружили мелкие пылинки, песок за окном все так же шипел под палящими лучами. Песок, солнце, отец… после того дня все стало другим.

Спок опустился рядом с ней на колени.

– Плохих вопросов не бывает, Саавикам, есть сложные вопросы. И есть очень личные, о которых мы поговорим завтра. Не знаю, как ты это воспримешь, но мне будет сложно. Я многое объясню тебе, – терпеливо продолжал он, – ты обещаешь не спорить и выслушать все до конца?

Широко распахнув от любопытства глаза, она моментально вскочила.

– Я должна одеть туфли?

– Обязательно, только… постарайся не перебивать… – Они ушли с поля, шагая по равнине в сгущающихся сумерках наползающего вечера. Спок рассказал ей правду о том, как это случилось с ним много-много лет назад: очень быстро и нелепо. Саавик ни разу его не перебила. Когда он закончил, она еще какое-то время тревожно молча вышагивала рядом, а потом тихо произнесла:

– Я рада, что ты не умер, Спок, ты и твой капитан.

– Я тоже, Саавикам.

Молчание.

– Она была просто сукой.

– Нет, неверно. Это слово означает…

– Я знаю, что оно означает, именно этим она и является. То, что она сделала, – очень плохо. – Саавик резко остановилась посреди дороги, в ярости топнув ногой. – Ты говорил, что нельзя причинять людям боль, но она сделала так, что люди стали причинять зло друг другу. Это намного хуже. Она – сука. – Спок не решился спорить снова. Кроме того, в чем-то он был с ней почти согласен. – А почему она не защищалась?

– Потому что это запрещено… Вернее, мужчины не дерутся с женщинами.

– Но почему? Это же глупо! Я бы смогла сама драться, даже с тобой, с кем угодно, и победить его, даже убить! Только, – поспешно добавила она, – я не буду больше убивать. И никогда не буду спариваться.

– Успокойся Саавикам. Ты еще очень мала, чтобы решать этот вопрос.

Когда они возобновили свое путешествие, стало уже совсем темно, Саавик медленно шла рядом, задумчиво загребая пыль мысками туфель.

– Но я уже решила это, Спок. Мои вулканцы получатся плохими.

– Почему же, Саавикам?

Она стала загибать пальцы, перечисляя причины:

– Они будут спорить, будут «невыносимо трудными». И перебивать, и ругаться, и ненавидеть носить обувь. И еще… они будут задавать сложные вопросы. – Она подняла на него свои смышленые глаза. – Понимаешь, они будут неудобными.

Брови Спока болели от напряжения. Помолчав некоторое время, он проговорил:

– Ты это сделаешь… обязательно.

За этот год, благодаря ответам на сложные вопросы Саавик, отношение ко многим вещам прояснилось для самого Спока, разрешив его собственные проблемы. Но самой большой проблемой, самым трудным вопросом оставалась сама Саавик. В каком еще мире дети убивают друг друга ради спасения своей жизни? И почему она убила человека, чтобы спасти жизнь ему? Кто научил ее вулканскому языку, пусть и очень узкому кругу слов? Почему она грезит звездами? И теперь, несмотря на значительные успехи в образовании, почему она так бурно протестует против учебы, будто незнакомое – ее личный враг? И почему ее, не испытывающую ни малейшего страха при ночных прогулках по лесу, охватывает ужас при слове «спать»? Саавик в мельчайших подробностях рассказывала ему о своих маленьких победах, застенчиво, но честно признавалась в неудачах и неуверенности, доверчиво следуя его советам, делилась планами па будущее. Но она никогда не вспоминала о своем прошлом. Никогда. И Спок никогда не настаивал.

Вообще-то, год не был таким уж и длинным. Он постепенно и бережно готовил се к тому дню, когда им придется расстаться. Но лишь только такой момент наступил, оказалось, что он сам к этому не готов. Впервые в жизни Споку пришла мысль об отказе от карьеры. У нее не было никого в целом мире, и это не давало ему покоя.

Уже у себя в каюте, на «Энтерпрайзе», открыв чемодан и доставая свои немногочисленные вещи, он обнаружил, что там есть некоторые изменения. Внизу, под ценными предметами, он нашел спрятанный Саавик нож. Спок неподвижно застыл посреди комнаты, держа в руках опасное оружие и вспоминая каждое слово их прощанья.

– Но почему мне нельзя пойти с тобой на корабль?

– Потому что ты все еще очень маленькая, Саавикам. Сначала ты должна закончить Академию. Мы ведь обсуждали это уже много раз.

– Я не хочу быть маленькой!

– Тогда побольше кушай и старательно учи уроки. Остальное за тебя сделает время. Каждый день посылай мне на борт свои вопросы, чтобы я мог отсылать ответы на них и учебные пленки. Наступит час, когда я помогу принять тебе важное решение. И я с нетерпением буду ждать этот час. У тебя впереди новый мир, Саавикам, настоящая школа. Тебе понравится.

– Но мне не нужна семья, которая бы обо мне заботилась.

– Ты не успеешь соскучиться, это всего лишь на короткое время. Веди себя вежливо. Дети будут уважать тебя, Саавикам. И ты должна отвечать тем же.

– Я буду, Спок, я помню.

– Время пройдет намного быстрее, чем ты думаешь, скоро мы снова встретимся. Процветания и долгих лет, Саавикам.

– Процветания и долгих лет, Спок! Я все запомнила, обещаю тебе, что буду стараться. И перестану быть маленькой и глупой. А когда-нибудь я приду на твой корабль, я обязательно это сделаю, Спок! Вот увидишь!

* * *

–., вызывают мистера Спока, вызывают мистера Спока, – настойчиво звучал в наушниках голос Ухуры.

– Спок на связи.

– Сэр, прибыл шаттл, о котором вы просили сообщить. – В голосе Ухуры слышалось неподдельное изумление. – Пилот передал, что некий кадет Саавик просит разрешения прибыть на борт корабля.

– Спасибо, Ухура, – не разделяя удивления помощника капитана, ровным официальным тоном ответил Спок, скрывая истинную радость. Передайте, что разрешение дано. И… «Энтерпрайз» приветствует кадета Саавик на своем борту.

Глава 4

«Я здесь… по-настоящему, реально нахожусь здесь!» Пульс Саавик бешено бился.

Как только она вступила на борт корабля, все истории Спока неожиданно ожили, стали явью именно с того места, где они начинались в его рассказах. Уже давно Спок увлекательно поведал ей, как фолианы готовили ловушку для капитана; как доктор изобрел свой собственный гипосульфат и практически изменил Вселенную. Именно здесь, где сейчас стояла восхищенная Саавик, лежали умирающие офицеры, которых обрекли на смерть каны, перекрыв доступ кислорода. Здесь капитан играл в покер, делая ставку на жизнь, когда до отправления корабля оставалось всего несколько минут. И сотни других событий, пересказанных для нее не один раз, многие из которых Саавик помнила наизусть, происходили именно здесь, на борту легендарного «Энтерпрайза». Однажды Спок даже прислал учебную пленку с записями своего экипажа, и она прокручивала ее десятки раз, стараясь запомнить каждое лицо, каждый прибор на корабле, испытывая страстное желание самой прикоснуться к этим кнопкам, клавишам, рычагам, быть рядом с этими людьми в космическом доме, взлетающем к звездам.

Поэтому сейчас для нее не имело значения, что все люди ушли, экраны дисплеев ничего не показывали, а сам корабль стоял на площадке звездного космодрома.

Оказавшись, наконец, на борту «Энтерпрайза», Саавик зажмурилась от удовольствия, представив себе, как она покоряет космические просторы.

«… это эмоции, – заметила она про себя, – нельзя сразу выдавать свои чувства. Теперь я принадлежу Звездному Флоту, у меня есть свой личный номер, униформа, я помню, что в обращении нужно использовать „мистер“ Спок, и не буду делать ничего, что могло бы его опозорить. Клянусь… нет, этого делать я тоже не буду…»

Оказывается, люди ушли не все. Кто-то сидел за столом у коммуникативной станции, оперевшись подбородком на ладони. Похоже, человек был глубоко погружен в свои мысли, но Спок, не раздумывая, подошел к нему и заговорил:

– Помощник командира Ухура, это моя студентка, кадет Саавик. Она только что поступила на первый курс Академии. Саавик, это помощник командира Ухура, наш главный офицер по коммуникации на борту.

– Процветания и долгих лет, помощник командира Ухура.

Ухура взглянула на девочку: самое серьезное, самое напряженное лицо, которое она когда-либо видела – и одно из самых красивых. Длинные темные волосы крупными локонами обрамляли правильный овал лица – высокие скулы, изогнутые дугой брови, длинные черные ресницы и огромные глаза, светящиеся любопытством и не очень характерной для вулканцев живостью. В красной форменной куртке и облегающем трико девушка выглядела высокой и стройной. Старый трикодер, обтянутый новым кожаным футляром, небрежно болтался на плече. Если бы не ее серьезность и подтянутость, она казалась бы совсем девочкой. Ее широко распахнутые глаза с нескрываемым интересом разглядывали Ухуру…

– Добро пожаловать на борт «Энтерпрайза», Саавик. Ты здесь в первый раз?

– Да. Вы изобрели роускрипт. Как вам это удалось?

– О, ну… – услышала Ухура собственный голос и почувствовала, что покраснела от удовольствия, – просто устала от того, что ромулане и клингоны прослушивают все наши коды. Немного походит на игру. Этому кадетов не учат, не так ли?

– Нет, о коде я узнала из учебной пленки мистера Спока, касающейся нововведений в передачах секретных донесений в подкосмических частотах и творческого применения компьютерной логики. Это было очень познавательно, – Саавик взглянула на Спока – он спокойно смотрел куда-то вперед, поэтому она продолжала, – больше всего мне нравится, что я знаю точно, как оно работает, хотя и не могу расшифровать…

Ухура тысячи раз видела эту видеокассету.

–., и значит, это все началось, как игра? Интересно. Игры означают «забавлять», верно? Я это проходила.

– Понимаешь, игрой могут быть разные вещи. Но в общем-то все они означают некоторый вид забавы… Саавик, что-то не так? – спросила Ухура, мысленно рассуждая о том, вьются ли волосы девушки от природы или это химическая завивка.

– Нет, – ответила Саавик, – я просто никогда не видела человека, настолько внешне привлекательного, как вы. Я не знала, что люди могут быть такими. Ой, – она, опомнившись, прикусила губу, нахмурилась и снова посмотрела на Спока, – кажется, я слишком разоткровенничалась.

– Да, немного, – с ласковым упреком заметил он.

– Извините, – волнуясь, произнесла девушка, – я не хотела показаться невежливой.

– Не беспокойся, Саавик, – улыбнулась Ухура. – Все в порядке.

– Надеюсь, Ухура не будет к нам слишком строгой, – пробормотал Спок, – пойдем, я покажу тебе другие отсеки корабля.

– Да, – горячо кивнула Саавик, потом, словно вспомнив о чем-то, повернулась к Ухуре, – мне очень понравился разговор, если у вас будет время, я бы с удовольствием продолжила нашу беседу. У меня есть несколько вопросов. Здесь я пробуду до завтрашнего утра.

– Хорошо, Саавик, я тоже охотно пообщаюсь с тобой. У тебя уже есть своя каюта?

– Нет, это не обязательно, так как я не собираюсь спать: не хочу зря терять время.

– Конечно, – Ухура понимающе взглянула на Спока, но он, казалось, не нашел в ответе девушки ничего странного. – Тогда увидимся позже. И еще, Саавик, ты когда-нибудь смотришься в зеркало?

– Да, – заметно удивившись, ответила девушка.

– Ну что ж, – улыбнулась Ухура, – тогда, может быть, ты посмотришься еще раз.

– Хорошо, – озадаченно произнесла Саавик и последовала за Споком.

На научной станции она с живым интересом рассматривала из-за плеча Спока сенсоры, затем попробовала ими управлять сама, пытаясь верно сканировать предметы, находившиеся на борту корабля и вне его. Ухура уловила в наушниках обрывок их разговора, ведущегося тихими голосами на вулканском языке.

–., но что она имела в виду, мистер Спок? Почему я должна посмотреться в зеркало? В моей внешности что-то не так?

– Нет, Саавикам, просто помощник командира возвращала тебе комплимент.

– Объясни.

– Люди подразделяют все замечания о внешности на два типа: оскорбления и комплименты. То, как они отличают одно от другого – очень сложно и запутанно, так как это зависит от степени лести, содержащейся в отзыве. Опасная вещь, Саавик, лучше избегать ее.

– О, хорошо, что я не нанесла оскорбления. Но я действительно, от души хотела сделать комплимент. Искренне. Игры для людей бывают очень важны, верно?

– Да, Саавикам, в самом деле. Может быть, это не разумно…

«Я не упущу Спока ни за что на свете, – твердо решила Ухура, – эта девочка не дает ему ни минуты покоя, а он-то счастлив и доволен, как слон. Только представить себе: сам Спок…»

–… Ну, Саавик, мы должны вернуться, – сказал он, когда были осмотрены все детали устройства и оснащения корабля. – Помощник командира Ухура, в течение этого часа мне будут звонить из штаба. Я у себя в каюте. Надеюсь, вы в волнующем ожидании перед возвращением домой.

– Да, спасибо, – ухмыльнулась Ухура.

Саавик вежливо кивнула, решив больше не вступать в диалог, но уже стоя у лифта, она тихо спросила Спока:

– А что означает «возвращение домой»? Почему оно должно вызывать волнение?

– Ну, понимаешь, Саавик, это тоже довольно сложно…

После их ухода Ухура не смогла сдержать усмешки:

–., нет, ну надо же, подумать только…

* * *

Вот-вот разразится ураган.

Шаги Кирка по асфальтированной трехлинейной дорожке, ведущей к штабу Звездного Флота, отдавались гулким эхом. Низкие грозовые облака прорвала молния, и он стал считать секунды: на девятой вдалеке ухнул гром. Кирк полной грудью вдыхал необыкновенно-сладкий аромат весенней ночи: цветущих деревьев, молоденькой травы и этот особенный, неповторимый запах перед грозой.

Земля весной – что может быть лучше? И внезапно его охватило страстное, сводящее с ума, но непозволительное желание: послать свой корабль ко всем чертям. Перед ним ярко блестела Плаза, и он, чувствуя себя круглым дураком, прислонился к стволу дерева, не в силах держаться на ногах, опьяненный, околдованный чарами весны.

Со стороны посадочной площадки кто-то, пересекая площадь, вез перед собой контейнер с грузами. Увидев переливающиеся каштановые волосы, Кирк подумал о том, как эта женщина выглядит вблизи. Он подождал, пока она скрылась в здании ангара, а потом пересек Плазу, поднявшись по белым гранитным ступеням в порт Звездного Флота.

Двери со знакомым свистом закрылись за ним. Кирк кивнул сидящему на посту дежурному офицеру и направился прямо к лифтам.

– Адмирал Кирк, сэр!

Проклятье!

– Это и в самом деле вы, сэр. – Дежурный офицер, оказавшийся в звании лейтенанта, стоял перед ним, и Кирк заметил, что парень покраснел до корней своих рыжих волос. Молодой человек смотрел на него, как на Бога. Кирк вздохнул.

– Добрый вечер, лейтенант, – поздоровался он, прикидывая, как ему побыстрее улизнуть, не особенно обидев паренька. – Да, когда в последний раз я смотрелся в зеркало, это был именно я. Ну что? Я нужен живой или мертвый? – Лицо лейтенанта стало совсем багровым.

– Нет, сэр, нет, я… то есть, я просто имею в виду… – мальчик совсем растерялся.

Кирк, сжалившись, выдавил из себя улыбку. Юноша оправдывался:

– Я хотел сказать, что читал о вас в учебнике по истории, сэр. Никогда не думал, что встречусь с…

– По истории? – Этого еще не хватало! – Древней или современной? – резко спросил Кирк.

– Э-э, – протянул лейтенант неуверенно, – в связи с Органианским Мирным Договором.

– Вот как. Не верь ничему, что там написано, а я вижу, ты много читаешь.

– Парень, смущенно опустив глаза, уставился на книгу, которую он держал в левой руке, заложив указательным пальцем место, где остановился. Кирк взял книгу у него из рук, как школьный учитель отбирает шпаргалку у провинившегося ученика. – Посмотрим-ка, что является более занимательным, чем ночное бдение за столом дежурного.

– Детская книга, сэр, – виновато пробормотал лейтенант. – Подарок для младшего брата. Я увидел ее в антикварном магазине и потратил всю свою… ну просто я не мог пройти мимо нее.

Кирк открыл книгу, и на какое-то мгновение к нему вернулось детство. Она выглядела копией той, что была у мальчика Кирка задолго до того, как он стал адмиралом: та же обложка, тот же потрепанный кожаный переплет, даже те же вырванные страницы. Это было позднее издание 21-го века, по название осталось неизменным, неизменным уже в течение четырех столетий: «Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона. И слова бесстрашной пиратской песенки были все теми же:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо, бутылка рому! Пей, а дьявол тебя доведет до конца! Йо-хо-хо, и бутылка рому!

– Счастливчик твой младший брат, – задумчиво произнес Кирк, протягивая книгу обратно.

– У меня огромное желание забрать ее у тебя и прочитать самому, но я уже давно не маленький. Кроме того, если ты быстро читаешь, то сможешь закончить ее еще до того, как сменишься с дежурства.

– Да, сэр! Спасибо, сэр! – Парень засиял от удовольствия и немного осмелел. – Если бы вы были так добры и расписались вот здесь…

– Что ж, это не запрещено, не так ли? – Кирк широко улыбнулся. – Это, можно сказать, сюрприз для меня. Как ваше имя, лейтенант?

– Ричардс, сэр!

– Ты готовишься к полетам на звездном корабле?

– Да, сэр.

– Отлично, отлично. Мне нравятся люди, которые могут разглядеть стоящую книгу. – Кирк задорно подмигнул молодому человеку и бодро пошел вперед.

«Меня надо было бы за это застрелить, – думал он по пути в штаб, – но паренек не обмолвится ни словом. Ричардс. Хороший малый, славная книга, счастливчик младший брат. Нужно не забыть…»

Через несколько минут он уже спускался на засекреченный четвертый подземный уровень, о существовании которого знали немногие. Это был неуязвимый гигантский мозг, нервный центр командования Звездного Флота; при необходимости заключенного здесь потенциала жизненно важных факторов хватило бы для обеспечения двух тысяч человек одновременно. Только капитаны трех звездных кораблей, в том числе и Кирк, знали, как проникнуть в Вольт.

Огромный подземный комплекс почти всегда был пустынным. Его постоянные обитатели – машины. В полнейшей тишине, в полумраке, экраны мониторов отражали ежеминутную жизнь Флота, состояние границ секторов Федерации, информацию с каждой звездной базы Галактики, и данные сенсоров о том, что лежит за ее пределами. Большие функциональные отсеки, расположенные наверху, здесь уменьшались до минимальных размеров. Около ста лет назад, под угрозой неизбежного конфликта с ромуланами, глубоко под землей, под старым главным зданием Звездного Флота основали этот комплекс на случай того, если Земля не выдержит натиска противника. Этого, к счастью, не произошло. Но даже после столетнего мира далеко не все планеты можно было назвать гостеприимным домом для Звездного Флота, а звездные системы – соседями-друзьями.

В то время, как дипломаты участвовали в ассамблеях и совещаниях, дежурные корабли патрулировали посты и границы Нейтральной Зоны, а шкала мирного существования в Галактике заметно колебалась, глубоко под землей, под улицами Сан-Франциско воздух всегда оставался чистым. Синтезированная пища могла храниться бесконечно долго, а информация о происходящем наверху поступала непрерывным потоком. К миру нельзя относится как к чему-то абсолютно устойчивому, а Звездный Флот был призван оберегать этот мир, и поэтому Вольт всегда находился в состоянии боевой готовности. Кирк ненавидел это место.

Хотя здесь его не тревожили и не отвлекали. Он мог внедриться в любой банк данных, и никто, кроме боготворящего его лейтенанта, никогда не узнал бы об этом.

«Повезло?» – с сомнением поздравил себя Кирк, садясь за панель компьютера.

– Компьютер, необходимо поднять все приказы Адмиралтейства капитану Джеймсу Т. Кирку.

– Назовите свое имя, – раздался металлический монотонный голос.

Кирк, по привычке, выпрямился, сообщив имя и звание. Компьютер проверил эти данные, и на его дисплее отобразилось несколько строчек. Кирк в сердцах выругался.

Это было то, чего он боялся больше всего: назначение в штаб, приказ об объявлении благодарности, даже дата проведения официальной церемонии. Самое важное дело его жизни летело к чертовой матери, и зеленые буквы на маленьком черном экране, словно издеваясь, провозглашали это.

– Только не в этот раз, Ногура, – сквозь сжатые зубы прошептал он.

– Компьютер, а пошли-ка ты эту информацию… обратно на базу данных адмирала.

– Инструкции не ясны. Повторите еще раз, пожалуйста.

– Сотри эту информацию. И мою просьбу найти приказы Адмиралтейства тоже. Никто не должен знать, что я здесь был. Оставь данные о моем входе в здание штаба, в комнату брифинга.

«Вот и отлично», – с облегчением подумал он.

Откинувшись на спинку кресла, Кирк сцепил руки на затылке и глубоко вздохнул.

– А теперь зафиксируй новое сообщение, – медленно, словно о чем-то раздумывая, произнес он, – сведения об инциденте.

* * *

В научной лаборатории Штаба Звездного Флота на восемнадцатом этаже не происходило ничего необычного – просто женщина и мужчина увлеченно целовались.

Самым трудным в уже сложившейся карьере доктора Джанет Голдмен было держаться в стороне от своего коллеги, когда рядом находились люди. А сейчас влюбленные остались одни. Но скрывать близкие отношения, в любом случае, было глупо, тем более весь отдел знал, что они собираются вот-вот пожениться. Все находили эту пару очень милой. Всеобщая одобрительная осведомленность не беспокоила Джанет, а вот Эла-Идорна Рэкира… От природы он был слишком стеснительным, легко смущающимся и даже… старомодным, что делало его невероятно интересным в глазах Джанет. Она провела пальцем по ровному носу, чувственным губам мужчины и вздохнула. Ну, хорошо, если он считает, что сначала надо пожениться, так оно и будет, и она, Джанет, перечить не станет. Хотя… ее консерватор такой забавный.

Они были настолько увлечены друг другом, что не услышали ни скрипа подъезжающей тележки, ни звука открывающейся двери.

– Извините!.. Ой, извините! – на пороге стояла растерянная Джесси Корбет. Ее рука нерешительно застыла на грузовом контейнере.

– Это так важно, лейтенант? – с досадой спросила Джанет Голдмен, даже не пытаясь прервать свое занятие, но Рэкир, моментально отскочив от нее, принялся делать вид, будто чем-то очень занят.

– Да, важно, – настойчиво ответила Корбет, – это груз прямо с космодрома. Вы же сегодня дежурите? Вам приказано заняться одним предметом, привезенным на борту «Энтерпрайза», за который отвечает мистер Спок. Разве с космодрома еще не пришло сообщение?

– Ой, наверняка, пришло, – виновато оправдывалась Голдмен, – просто это вылетело у меня из головы. Так что же нам прислал мистер Спок?

– Пока неизвестно, данные компьютера еще не просматривали.

«Никаких детей в первое время», – думала Корбет, глядя на влюбленную парочку. Она держала контейнер, помогая ученым достать груз и осторожно поставить его на стол.

– Что это? – изумленно выдохнул Рэкир. – Какая красотища!

Все трое с восхищением уставились на прозрачную прямоугольную шкатулку, из которой исходили и, образовав овалы, вновь прятались в свой домик-скорлупку яркие световые лучи. Они выстроились в строгие геометрические фигуры, переливаясь всеми цветами радуги. Оттенки и форма лучей менялись сами собой, периодически возвращаясь к первоначальному овалу.

– Какое-то чудо, – произнесла Корбет, зачарованная зрелищем, – необыкновенно красиво, правда? Его нашли на борту ромуланского корабля. Кажется, пока еще никто не знает, что это такое.

– Даже Спок? А-а! Значит, эта честь предоставлена нам, – ухмыльнулась Голдмен. – Давай поместим его под инфракрасное облучение. И как Спок не догадался проверить шкатулку инфрасканером?

– Трудно сказать, доктор. Ну, мне пора. Еще одну такую же штуковину приказано доставить в Живой Городок, а на улице, того и гляди, грянет гроза. Потом будет очень трудно везти контейнер по размытой дороге.

– Безопасного путешествия, лейтенант. Надеюсь, ты опередишь грозу.

– Спасибо. Смотрите, не переутомитесь за работой, – хитро подмигнула Корбет. Голдмен рассмеялась, а Рэкир покраснел до корней волос.

Когда дверь за Корбет закрылась, Голдмен снова подошла к загадочному ящичку. На ее лице отражались тени переливающихся радужных лучей.

– Посмотри, Дорн. Иди сюда, – позвала она, – я тебе что-то покажу.

– Покажешь, покажешь, моя Джанет, – он осторожно подошел, о чем-то раздумывая, – знаешь, он мне почему-то не нравится. Может, вначале позвать мистера Спока?

– Подожди. Посмотри сюда, трусишка, – игриво хихикнула она.

– Да ты просто дьяволенок, Джанет… – Рэкир тоже рассмеялся. Затем веселый смех растворился в страстных поцелуях.

* * *

Джесси Корбет быстро везла контейнер под нависавшим грозовым небом, стараясь успеть до начала ливня. Свет яркой полной луны слабо проникал сквозь небезопасное покрывало грозовых облаков, но воздух все еще был спокойным и неподвижным. Она включила монитор на передней панели грузового контейнера: все тихо.

«Сегодня у меня счастливая ночь, – мечтательно думала она, – он интересный, этот Бобби Харпер, и симпатичный, очень симпатичный, у меня хорошее предчувствие…»

Она всегда прислушивалась к своим чувствам, к знакомому, тоненькому внутреннему голосу. Инстинкт, интуиция или просто развитое чувство закономерности событий никогда ее не подводили. Джесси Корбет верила в удачу. И до сих пор ни разу не обманывалась.

Вдалеке показались крыши зданий Живого Городка, и когда она пересекла освещенное молочно-лунным светом Панамское высокогорье, вспышки молний были еще не опасны.

«Сегодня дойду до Живого Городка, а завтра отправлюсь назад, к Бобби Харперу…»

* * *

– Ты хорошо устроилась в Академии, Саавикам? Тебе что-нибудь требуется?

В полумраке каюты Спока Саавик отвела взгляд от доски с шахматами, чтобы ответить на вопрос. Споку нравилось, что девушка с такой пользой для себя провела день. Он знал, что она с большим удовольствием сейчас расхаживала бы по его каюте, рассматривая диковинные вещи и приборы, порой задавая коварные вопросы… Удивительно, но это тоже было ему по душе.

– Да, мистер Спок, все в порядке. Звездным Флотом мне предоставлено самое необходимое.

Из-под полуопущенных век Спок внимательно наблюдал за ней. Она была необыкновенно хороша – совсем не скажешь, что это та девчонка, которую он встретил на опасном, устрашающем Хэллгарде несколько лет тому назад. И хотя он не признал бы этого вслух, но Ухура была права, по достоинству оценив красоту Саавик.

– Но могут быть некоторые вещи, которые нельзя назвать необходимыми, которые нужны просто для удобства или удовольствия. Ты можешь их попросить.

– Нет, мистер Спок, мне просто нравится быть на борту корабля. Да и к тому же есть вещи куда важнее бытовых удобств и комфорта.

– Ты умница, Саавикам. Можно тебя спросить, как ты объяснила руководству Звездного Флота, откуда прибыла? Если хочешь, можешь не отвечать.

– Я… я решила придерживаться Акта о Неприкосновенности Личности. – Она сжала лежащие на коленях руки в кулачки. – Все было именно так, как ты и говорил. Даже в банке данных Академии не сохранилось информации, зафиксированной на той пленке. Меня спрашивали, какие планеты я посещала для медицинского обследования за последние два года. Я благодарна этому закону, но… люди называют меня вулканкой. Если я не исправляю их, считается, что я лгу?

– Нет, люди часто допускают в речи такие неточности. Не терзай себя, ты не совершаешь дурного поступка, умалчивая обстоятельства своего рождения.

Саавик грустно вздохнула.

– Земная речь мне дается нелегко. Она полна загадочных устойчивых выражений, и даже приказы кишат ими. Для меня это составляет невероятные проблемы. «Если ты понимаешь, куда я клоню…» – это я услышала сегодня, представляешь?

– Тебе не нужно все их заучивать или пытаться докопаться до смысла каждой. Идиомы – это всего лишь… верхняя часть айсберга. Лучше внимательно изучать эмоции людей, тогда легче будет понимать смысл их слов.

– Да, и я даже выбрала уже область, в которой буду заниматься таким наблюдением, мистер Спок. Это… – она нахмурилась, – это игра.

– А-а, ты наблюдаешь за реакцией людей в игре?

– Да, и даже сама принимаю участие.

–???

Она снова вздохнула.

– Я так и знала, что вы не одобрите!

– Я ничего не сказал, Саавикам… пока. Что же это за игра, и как ты стала принимать в ней участие?

Объяснить это было сложнее всего. В день, когда она пересекала игровое поле, направляясь к регистрационному кабинету, солнце пекло нещадно и небо казалось таким синим и удивительно нежным, что у нее закружилась голова. В тот момент, вздрогнув, она вспомнила оранжевое небо, остроконечные горы и пыль, забившую ноздри. Эта картина из прошлого была ненавистна ей, как и все те вопросы, на которые она не могла ответить: «Дата рождения? Имена родителей? Планета, на которой родилась?» Идя по нагретому солнцем полю, она снова и снова пыталась представить, как это – знать ответы на такие вопросы и не испытывать стыда, как это – принадлежать…

Возле нарисованных на земле белых линий собралась группа людей. Среди них было несколько инопланетян. Некоторые держали в руках какие-то трости, а один подбрасывал вверх маленький мячик, но делал это ужасно плохо. Саавик остановилась и долгое время наблюдала за происходящим, пока не решилась, наконец, подойти к двум парням, которые, похоже, были здесь главными.

–., так и Коджи сумеет играть. Мы выпустим этого кадета третьим.

– Но тренер, он ведь очень плохо бегает, почти ходит!

– Ну и что? Он же сумеет добраться до мяча, верно? Что тебе еще от него нужно?

– Но тренер, у нас все равно не набирается нужное количество людей, даже если считать твоего «пешехода»! Надеюсь, что он хотя бы бросать будет метко.

– Извините меня, – перебила их Саавик, указывая на неудачного подающего. – Можно я попробую кинуть?

– Что? Ты хочешь играть за команду? – розовощекий парень, выглядевший подавленным, спрятал лицо в ладони, а темнокожий, стоявший рядом, неодобрительно покачал головой.

Саавик не знала, что означает слово «команда», но ей очень хотелось бросить этот мяч.

– Да, – твердо ответила она.

– Что?! Может, ты сумасшедшая?

– Эй, Джо… – розовощекий парень ткнул темного кулаком в бок.

– Естественно, она может попробовать. Таковы правила. Как твое имя?

– Саавик, с двумя «а». А вас как зовут?

– Я Томми, а это Джо, тренер.

– Нет, – простонал Джо, – лучше я сделаю это сам. – Он направился на поле, собираясь заменить игрока-неудачника.

Саавик растерялась, не в силах понять такую реакцию на свою просьбу. Форма сидела на ней ладно, подчеркивая ее привлекательную фигуру.

– Не обращай на тренера внимания, – сказал Томми доброжелательно, когда они шли к грязной ямке в центре белых линий. – У него некоторые проблемы. Вот мяч, Саавик. Просто метни его изо всей силы Джо. Поняла?

– Ты уверен, что именно Джо? – уточнила она.

– Уверен, уверен, только… попытайся попасть, о'кей?

– Я поняла, – ответила Саавик.

– Отлично. Значит, ты оказалась смышленее всех остальных. – Эй, ты! – крикнул он игроку, держащему в руках трость. – Отойди-ка, это займет, наверняка, пару минут.

Саавик крепко обхватила мячик, ощутив упругую, гладкую поверхность. Мячик удобно улегся в ее ладонях, словно слился с нею. Обжигающие солнечные лучи ударили в голову, а запах пыли под ногами проникал, казалось, в самые легкие. И снова ее заполнил жар других солнц, другая пыль въедалась ей в кожу. Снова пришло ощущение чего-то неуютно-знакомого… Только вес был немного меньше… форма чуть-чуть другой, но…

– Целься, детка! – Джо вытянул вверх руку в толстой коричневой перчатке.

Готова?

Мы не можем торчать здесь целый день!

– Готова, – ответила Саавик и резко метнула мяч.

В ту же секунду Джо упал на спину с мячом в руках. В толпе раздались одобрительные крики. В следующий момент Джо, встав на колени и улыбаясь до ушей, кинул мяч назад.

– Ты ушибся? – спросила, волнуясь, Саавик, встревоженно глядя на упавшего игрока.

Возгласы толпы сменились всеобщим смехом.

– Нет, нет! Эй, детка, как тебя зовут?

– Саавик. Это не нужно… Ты уверен…

– Да, черт побери! – досадуя, рыкнул он, – хватит спрашивать, а? Эй, Коджи, давай сюда!

К нему подбежал крупный кадет, театральным жестом натягивая перчатки. Толпа неистово аплодировала.

– О'кей, – азартно крикнул Джо, – только не убей его! Бросай!

Она снова и снова метала мяч ловкими, точными движениями и запросто ловила его голыми руками, когда он летел обратно. Толпа визжала и улюлюкала, игроки энергично размахивали своими тросточками и казались очень возбужденными.

– Может, мне нужно метать медленнее, чтобы они могли поймать?

– Ты сумасшедшая, детка? Бросай, как бросала! Или знаешь что? Сможешь кинуть вот так?

– Изменить траекторию полета мяча? Интересно. Думаю, смогу.

– Это не так просто… Черт, да это же класс!

Час спустя он решительно сказал:

– На этом хватит. Не хочу, чтобы ты перенапрягла руки, – а потом, осмотрев ее с ног до головы, добавил, – завтра к 8-00 будь здесь. Кажется, ты выведешь команду в лидеры. Напомни еще раз свое имя.

– Саавик. А что значит «быть в команде»?

– Означает, что ты получишь работу, детка. Ты будешь играть. И поможешь нам через две недели содрать штаны с задниц этих звездолетчиков! Как думаешь, сумеешь?

– Да, – ответила девушка, хотя ссылка на деталь одежды ее несколько смутила и озадачила. – Можно я завтра снова брошу мяч?

– Конечно, детка, завтра ты хорошенько потренируешься.

– Хорошо, – она протянула ему мяч. – Я хотела задать один вопрос…

– Какой, детка?

– Как называется эта игра?

О реакции парня на это Саавик решила умолчать. Она просто сказала:

– Бейсбол, мистер Спок, она называется бейсбол, а я – подающая. И еще. Наблюдая за их эмоциональными реакциями, я заметила, что вербальное общение состояло почти полностью из идиом. Конечно, нет причин осуждать это, мистер Спок, потому что игра – разновидность стратегии, вполне логичной и сложной. Она зависит от математической прогрессии…

– Я понял суть, Саавикам, – Спок улыбнулся этой милой, серьезной лекции, – и хотя я лично не одобряю энтузиазма людей в погоне за мячом, но, в той или иной форме, эта гонка охватила всю Галактику. Зная твою любовь к движению, я не удивлен тому, что ты увлеклась. Надеюсь, однако, что ты сохранишь здравый ум и хладнокровие.

– Да, конечно, – сразу же пообещала она, – завтра, на Большой Игре. Кадеты всегда проигрывали звездолетчикам, но на этот раз… – слова прозвучали уверенно, – мы собираемся выиграть.

Спок не сомневался.

– Вспомни-ка старую поговорку: «Важна не победа, а участие».

– О-о, должно быть, эта поговорка, действительно, древняя, потому что сейчас в нее никто не верит. Люди всегда стремятся выиграть. Теперь я принадлежу команде, и поэтому тоже хочу победы.

– Что ж, я рад за тебя. И когда же состоится это грандиозное событие?

– Завтра, в 14-00.

– Тогда я приду, если, конечно, ты не возражаешь.

– Что вы, мистер Спок, я буду очень рада. – Саавик почему-то с досадой вспомнила о своем прозвище на поле – «Фотонная торпеда». Она решила не говорить Споку об этом. Ее взгляд вдруг упал на доску с резными фигурками. – Мистер Спок, – с мольбой в голосе произнесла она, – я опять хочу спросить вас. Что это за клетчатый квадрат?

Лицо Спока посветлело.

– Это шахматы, Саавик. В них играют, переставляя фигурки с одной клеточки на другую. Я очень люблю эту игру и когда-нибудь научу тебя.

– Играть? Значит, это игра?

– Да, только особенная, интеллектуальная. Шахматы считаются умственной тренировкой.

– Передвигать фигурки с одной клеточки на другую? И все?

Все? Спок закрыл глаза. Какая она почемучка!

– Едва ли, Саавикам. Ты можешь разочароваться, но фигурки надо переставлять не просто так, они должны двигаться в определенном, логически заданном порядке, основанном на математической… – Он замолчал. Саавик, наклонив голову и сложив руки на коленях, внимательно слушала. Ее брови изогнулись в изумлении. Выражение лица казалось ему до боли знакомым… – Поэтому воздержись, пожалуйста, от того, чтобы швыряться ими, практикуясь на своем бейсболе.

– Это повредит их, – рассудила она, – а я больше не ломаю вещи.

– Умница. Только ответь, пожалуйста, у тебя еще осталось желание развивать другие навыки и знания? Как насчет физики и астрономии? Или Академия сейчас присылает своих выпускников в Звездный Флот только с отличным умением играть в бейсбол и прекрасным знанием разговорной, порой ненормативной, речи? Можно подумать, что классические науки провозглашены устаревшими.

Саавик, серьезно сощурившись, бросила на него сердитый взгляд. Иногда Спок только по ее реакции понимал, что сделал что-то не так.

– Ничего подобного. Я ответила вам сегодня все свои уроки. Иногда, мистер Спок, вы говорите очень странные вещи.

– Обычная слабость, – признался он, – ну, не злись. Можешь отнести к отрицательным чертам моего характера.

– О, нет. Я не собираюсь затрагивать это, мистер Спок. Сегодня вечером я пытаюсь говорить только правильно и вежливо.

– И твои усилия не проходят… – внезапно в наушниках раздалось потрескивание, – извини… Спок слушает.

– Мистер Спок, я получила звонок, которого вы ждете. Из Звездного Флота.

– Спасибо, Ухура. Я поговорю здесь.

– Мне выйти?

– предложила Саавик.

– Не нужно. Это займет всего минуту. Можешь осмотреть пока все, что захочешь… А, да, доктор Голдмен. Я рад, что сегодня дежурите вы…

Довольная тем, что можно встать со своего места и походить по комнате, где так много всего интересного, Саавик сразу подошла к цветной мозаике на стене, выложенной замысловатым узором, основой которого служили треугольники и круги.

–., интересная вещь, верно? – говорил Спок, – надеюсь, она не повредилась во время транспортировки?

–., нет, шкатулка выглядит совершенно целой и функциональной, – ровно и спокойно доложила Джанет Голдмен, нежно поглаживая в этот момент руку Рэкира. В ответ, схватив ее за запястье и осторожно сжав, Рэкир отвел руку подальше от экрана, с которого прямо на них смотрел Спок.

– Я пробуду здесь до утра. Если позволит время, ознакомлюсь с данными ваших приборов, – заканчивал разговор Спок. – Однако, не очень переутомляйтесь, доктор. Вы и так выглядите усталой. Понимаете, для меня это всего лишь личный интерес, любопытство.

– Нет проблем, мистер Спок. Находка уже помещена под инфрасканер. – Она включила монитор. На экране появилось изображение знакомой шкатулки. Она казалась точно такой же и раньше, когда он видел ее в последний раз: прямоугольный ящичек стоял на высокой подставке под инфракрасными лучами, и его завораживающе-красивые световые огни по-прежнему образовывали замысловатые фигуры, то увеличиваясь, то вновь уменьшаясь, – Нужно делать более тщательный анализ, чем исследование инфракрасными лучами.

– Нет, этого пока будет достаточно, но вы могли бы сегодня же проинформировать меня о результатах? Время не имеет значения – это слишком важно. И спасибо вам за помощь, доктор Голдмен.

– Не за что, мистер Спок. – Лицо Спока постепенно исчезло с экрана.

– Как он заинтересован, – не без удивления продолжала Джанет, настраивая сканер. – Извини, Дорн, это не займет много времени. Я и сама, надо признаться, умираю от любопытства.

– Для вашего любознательного брата это нормально, разве нет? Да и для вулканцев тоже, хотя они и не признают этого. Посмотри, например, на мистера Спока. Ты разговаривала с ним с таким видом, будто мы сегодня перетрудились, хотя сама знаешь, что это не так.

– Разве? Говори за себя, любовь моя!

– Я отвечаю за нас обоих и закончу сегодняшнее задание, пока ты будешь заниматься новой безделушкой, – с наигранной серьезностью произнес Рэкир, – а если ты поможешь мне сосредоточиться, то на это уйдет совсем немного времени.

– Быстренько поцелуй меня.

– Нет, моя Джанет. Я сделаю это позже – и не быстренько. – Перейдя к ближайшему монитору, он приступил к работе.

– Можно сказать, что ты назначил мне свидание, – рассмеялась она, включив сканер.

Два голубовато-белых световых стержня, снизу и сверху, пронзили находящийся на подставке предмет – распространяемый свет был таким ослепительным, что казалось, будто он, размывая, поглощает все разноцветные лучи самой шкатулки… Нет, это было совсем не так. Свечение внезапно пропало. А в центре прозрачного ящичка, в неестественно ярком освещении, появилась тончайшая, с волосок, трещина. Она, разрастаясь, быстро увеличивалась.

И тут неожиданно раздался отвратительно-дребезжащий звук бьющегося стекла, и… ящичек сломался.

«О-о, Споку это не поправится! – Голдмен в панике пыталась отключить сканер, но руки ее не слушались… – Господи, какое странное чувство…» Ее пронзила ужасная, словно мощный электрический заряд, раскаленно-горячая боль. «Сердечный приступ? Но я слишком молода! Это несправедливо! Дорн!» Она была не в силах произнести ни звука. Боль мгновенно распространилась по рукам и ногам, загорелась в горле, выжигая глаза. Это было не похоже на сердечный приступ: каждая клеточка ее тела была объята пламенем. Зрение затуманилось. А из другого конца комнаты, оглянувшись, в полном замешательстве на нее смотрел Рэкир. Она попыталась шагнуть к нему, но почувствовала, что падает…

«В этом ящике заключена смерть! Уходи отсюда, Дорн! – отчаянно кричал ее мозг, – скажи Споку! Скажи им всем!»

Боль превратилась в единую жгучую волну, уносящую во мглу. Лежа на полу, она едва чувствовала мягкое дуновение сквозь вентиляционное отверстие в стене под потолком, медленно расставаясь с реальностью. Глаза застелила черная пелена, сходясь вдалеке в крошечную точку света. И в этом маленьком ярком пятнышке она увидела своих мать и отца, братьев и друзей; перед ней за долю секунды пролетел каждый прожитый день, каждая когда-либо приходившая в голову мысль и Дорн.

«Так вот это как, – на мгновенье к ней вернулась ясность, – но я не могу сейчас умереть, просто не могу… просто… это несправедливо…» Потом, в этом же ярком пятнышке, она увидела саму себя, будто со стороны, оставляющую свое тело, устремляясь ввысь. «Дорн… должен был бы поцеловать меня… но я уже…»

Рэкир вздрогнул. Боль ворвалась в его грудь, колючими, горячими волнами разлилась по ногам и рукам, застучав острыми молоточками в мозгу. Так трудно дышать, будто воздух твердый, из воска. Так трудно повернуться. Он увидел беловатое свечение сканера, блеснувшие под его лучами осколки разбитого ящика. И Джанет, лежащую неподвижно на полу, с широко открытыми от ужаса глазами, с застывшей на лице гримасой боли и потемневшей кожей. Рэкир понял, что умирает. Раньше он не боялся смерти, но никто никогда не говорил ему, что это так страшно.

«Подожди меня, моя Джанет! Я иду с тобой… вначале… должно было…» Перед его глазами по стене плыли, увеличиваясь до гигантских размеров, красные буквы. Он заставил себя думать об этих двух словах: всеобщая тревога. Кнопка находилась под прозрачной панелью, всего в нескольких сантиметрах от его руки. Превозмогая боль, он изо всех сил ударил кулаком по стеклянной поверхности. Перед глазами появились и стали разрастаться черные уродливые пятна. Осколки стекла посыпались меж его пальцев, окрашенные кровью, но усилия оказались напрасны. Так и не успев нажать кнопку, беспомощно и медленно он поехал по стене, полусознавая, что у него не получилось.

Осталась только боль. Боль и горькое, ноющее сожаление. Его покрытая сверкающим льдом планета, а потом и собственный образ – вот и все, что успело промелькнуть в сознании, а теперь теряло четкость очертаний и меркло. Но сердце рыдало по Джанет, по неподаренным ей поцелуям, страдало по объятиям, в которых он отказал ей минуту назад и по расстоянию, разделявшему их: десять шагов, десять световых лет, которые ему уже никогда не преодолеть. Молясь о том, чтобы Бог подарил ему еще несколько мгновений жизни, он полз по полу, борясь за каждый сантиметр.

«Как жаль, моя Джанет, что я никогда не целовал тебя столько, сколько ты заслуживала… но я должен был догадаться… ради тебя…»

Вся его жизнь сжалась в единую крошечную яркую точку, в единую жестокую правду: он больше никогда не коснется ее, никогда. Он снова вытянул руку, тщетно пытаясь приподняться – свет постепенно угас в черной холодной пустоте.

Десятью секундами позже, система тревоги, затронутая Рэкиром, сработала автоматически – по всем коридорам и кабинетам, на всех этажах Штаба Звездного Флота зазвучал воющий сигнал. Но так как никаких действий со стороны людей не предпринималось, мгновение спустя сработала автоматическая система безопасности – закрылись все входы и выходы научного центра. Блокировались турболифты, перекрылись жалюзи вентиляционных труб ведущих в лаборатории восемнадцатого этажа, изолируя источник возникновения тревоги. Сирену никто не выключал, и пронзительный вой продолжался.

* * *

–., и заменить показания главного банка данных… Что, черт побери происходит?

– Тревога тревога тревога тревога… – на экране компьютера загорелись красные кричащие буквы.

– Конкретнее!

– Сработала система тревоги на уровне научно-исследовательских лабораторий.

– Причины?

– Неизвестны.

– Так, – Кирк быстро включил внутреннюю связь, – Ричардс! Говорит Кирк. Мой компьютер показывает: случилось что-то непредвиденное в научных лабораториях. У тебя есть информация?.. Ричардс?! – шипение в наушниках усиливало его волнение. Где-то в отдалении по-прежнему выл сигнал тревоги.

«Оставил пост, черт бы его побрал!» – раздраженно думал Кирк, нажимая на другие кнопки.

– Научные лаборатории! Докладывайте! Что произошло?! – в наушниках все так же раздавался гулкий вой сирены. – Докладывайте, слышите меня?! Сработала система всеобщей тревоги! Что там произошло?

«Должно быть, что-то серьезное. Так почему же они…»

– Научные лаборатории! Кто-нибудь!!! – никого. – Главный штаб, это адмирал Джеймс Кирк. В научных лабораториях какая-то неприятность. У вас все под контролем? «Когда они поедут выяснять, само собой разумеется, они захотят узнать, где я. Вот проклятье!»

Но никто не отвечал.

– Ричардс! – снова и снова пробовал Кирк. Может, он уже вернулся. Может, что-то случилось с внутренней телефонной связью, может… – Вызываю управление Штаба! Отзовитесь немедленно! Любой отдел! – Кирк почувствовал, как в груди все похолодело, а по спине заструился липкий пот. Это невозможно! Даже поздно ночью, в любом отделе всегда кто-то оставался дежурным. – Кто-нибудь, ответьте! Кто-нибудь может ответить?!

Молчание. Кроме…

Кирк резко повернулся, услышав слабый шум, но не из наушников внутренней связи: еле различимое пневматическое шипение и отдаленное бряцание чего-то металлического сменилось громким железным грохотом закрывающихся ворот Вольта. На экране компьютера загорелись новые слова:

– Отбой тревоги отбой тревоги… Допустимый уровень безопасности…

– Кто отдал приказ? – Кирк испугался собственного крика. – Кто включил тревогу?!

– Научная лаборатория 20:52:32:07.

– Показать.

Кирк затаил дыхание. В груди бешено стучало сердце. Он должен увидеть все, какой бы страшной правда не оказалась. Слова на экране компьютера исчезли. Появилось изображение главного входа в здание Штаба Звездного Флота, где всего полчаса назад проходил сам Кирк. Ричардс и не покидал своего поста. Курчавая рыжеволосая голова лежала на вытянутой вперед руке. Пальцы все еще крепко сжимали раскрытую книгу, хотя кожа на руках стала неестественно темной. Сигнал тревоги по-прежнему пронзительно звенел… В лаборатории, на полу, неподвижно застыла мертвая женщина рядом с молодым человеком, очевидно, смерть настигла его как раз в тот момент, когда он пытался помочь девушке: вытянутая рука находилась всего в нескольких сантиметрах от нее.

Комната офицеров была завалена картами, сброшенными на пол предметами и мертвыми телами. Они лежали на полу, сидели в креслах, на их лицах застыла гримаса невыразимой муки, кожа покрылась темными пятнами. Большинство из погибших – близкие друзья Кирка. «Что произошло? Почему так быстро?» Бредли почти успел дотянуться до наушников внутренней связи, но смерть остановила его, а Конклин… бедняга, наверняка, пытался спастись через окно, которое в любом бы случае не открылось.

«Как и Вольт – теперь!» Очнувшись от этого жестокого спектакля, в котором мертвецы, никому уже не нужные декорации – все вызывало у него щемящую жалость и тоску, Кирк вскочил, выхватив из-за пояса приемник.

– Кирк вызывает на связь «Энтерпрайз»! Кирк вызы… Черт! – он снова сунул приемник на место. О чем он думает! Это же Вольт! Приемник здесь не сработает! Он медленно и устало опустился в кресло, чувствуя, как неприятно дрожат колени. Все эти люди наверху мертвы. С восемнадцатого этажа по первый, и по шестьдесят девятый. Погибли за несколько секунд!

«Это не могло произойти настолько быстро. Еще не создано такой мощной смертоносной силы!»

Но внезапно подкатившей тошноте и головокружению была еще одна причина: приемник – не единственная вещь, которая не работала в Вольте.

Лифты тоже остановлены. Его обволакивало равнодушное спокойствие, и Кирк услышал отчетливо-частое биение своего сердца. Судорожно переведя дыхание, он сжал кулаки, чтобы взять себя в руки…

– Вот уж точно, – пробормотал он, – настоящее везение…

* * *

«… то, что это может быть поздний час, не имеет значения. И спасибо за помощь, доктор Голдмен».

Когда связь отключилась, изображение странного предмета стало постепенно гаснуть. Спок с минуту молча смотрел на пустой экран, а потом перемотал кассету назад и снова включил ее. Когда перед его глазами опять возник таинственный ящик, он остановил изображение.

«И в самом деле, очень любопытный объект. И странно влекущий, будто гипнотизирующий…»

– Саавик, – позвал он, – этот предмет представляет значительный интерес. Его еще не идентифицировали. Если хочешь, можешь взглянуть.

Подойдя к Споку, она с интересом уставилась на экран: ящик стоял на платформе инфрасканера, распространяя яркие световые лучи, которые, переливаясь всеми цветами радуги, образовывали разнообразные геометрические фигуры, то увеличиваясь, то вновь прячась назад.

Какое-то седьмое чувство побудило Спока поднять на Саавик глаза. И безмолвный страх, застывший на ее лице, заставил его вздрогнуть – лицо казалось безжизненно-белым, зрачки расширились от ужаса.

– Саавик, – он коснулся ее плеча, – Саавик…

Она, попятившись, отдернула руку.

– Нет, – отчаянно шептала девушка, все еще пятясь назад и содрогаясь. Глаза неотрывно смотрели на экран. – Нет… нет… это же был сон…

– Что, Саавик? Что это?

– Я видела это раньше… В пещерах Хэллгарда…

Рука Спока уже опустилась на кнопку внутренней связи.

–., их там тысячи…

Глава 5

– Никакого ответа, сэр, но клянусь, наш сигнал проникает. – Ухура снова попыталась связаться со штабом. Там было что-то очень, очень не в порядке. – Я и по персональному каналу пыталась вызвать капитана, но он не отвечает, мистер Спок. Может, он просто забыл захватить с собой приемник?

– Он брал его. Ты пробовала соединить меня со всеми отделами? На всех уровнях?

– Да, сэр. Но всего лишь пять минут назад мы разговаривали со штабом! Либо вся система коммуникации нарушена, либо… а куда капитан собирался сегодня вечером? – на какое-то мгновение она решила, что ответ не последует: этот всегда сдержанный и спокойный вулканец сейчас был охвачен паникой и ужасом. Его лицо казалось высеченным из камня.

– В штаб, – медленно и отчетливо проговорил Спок, словно предчувствуя трагедию. – Нужно немедленно найти адмирала Ногура.

– Да, сэр. Ногура? – Она снова повернулась к своим экранам, и Спок воспользовался запасным телефоном.

– Центральная палуба? Это Спок с «Энтерпрайза». Пожалуйста, свяжите меня с командиром Доришем. Он на борту корабля, на четвертой палубе… Командир, говорит Спок. Я уверен, что вы и команда находитесь в серьезной опасности. Я настаиваю на срочной эвакуации людей… Да, командир, на борту не должен оставаться ни один человек… Нет, я не могу предоставить вам факты, потому что у меня их нет… Под мою ответственность. Не теряйте ни минуты.

* * *

–… Но как я эвакуирую их, Спок? А как же мой доклад? – Дориш недоуменно потянул седой ус, – пристань подвезут? Отлично, я возьму это под свою… – Он уставился на мертвый коммуникатор в своих руках. – Черт бы тебя побрал!

Вошел Скотт.

– Эй, парень, слышал? Спок требует, чтобы всех срочно эвакуировали.

– Да, – отозвался Дориш, растерянно обведя взглядом комнату, – но не объяснил, почему. Мне даже кажется, он и сам этого не знает!

– Ага, – кивнул Скотт, – но он разобьется в лепешку, чтобы узнать. А сейчас мы были с тобой свидетелями редчайшей ситуации: вулканец не на шутку взволнован.

– Как я объясню это штабу? – жаловался Дориш. – Они же ждут меня с этим докладом.

– Что ж… – рассудительно отозвался Скотт, – опишешь в красках, как мистер Спок нас лихо взбудоражил, а потом покажешь им вот это. – Он протянул Доришу металлическую пластину и провод, на которые тот уставился, нахмурившись.

– Похоже на часть детонатора.

– Вот именно. Я нашел это на корабле, в системе охлаждения. Там, очевидно, произошел преднамеренный взрыв. Знаешь, если Спок требует, чтобы мы произвели эвакуацию, значит, нужно приступать немедленно. Дай-ка мне звуковой калибратор – о! Он едва успел поймать прибор из рук командира. – Ну, хоть немного уважения, парень, – вещь сделана на Абердине.

* * *

– Мне кажется, что кто-то сверху сам не знает, чего хочет, – ворчал Димуро, когда они отъезжали от раскрашенного в желто-зеленый цвет крыла, – сначала вся эта секретность, а теперь нас просто выгоняют отсюда.

– Угу… – с отсутствующим взглядом отозвался Харпер, скрестив руки на груди. Обо все еще был ужасно напуган – он стоял рядом так сильно зажмурившись, что кожа на лице собралась в многочисленных складках. – Обо, поговори со мной, скажи, чего ты так сильно испугался?

– Мы еддем ссейччас ддоммой?

– Нет, Обо, извини. Мы должны остаться, пока не услышим, что на сегодня работа выполнена.

Беландрид приподнял голову с плеча друга. Одно веко приоткрылось, и неоново-желтый глаз умоляюще покосился на Харпера.

– Нет, Ббоббби, поеххалли ддоммой!

Димуро усмехнулся.

– Вполне возможно, Харпер, что мы сейчас, действительно, отправимся домой. Кажется, твоему малышу известно нечто, чего не знаем мы.

– Может быть, – задумчиво ответил Харпер, чувствуя, как дрожит рядом тело беландрида. Несомненно, что-то сильно напугало его друга. Но он не мог представить себе, что.

* * *

–., потому что я хочу знать, вот почему! Адъютант! Мичельс! – Ухура выглядела на редкость сердитой. – И мне нужно было об этом знать еще вчера. Тогда бы вы сейчас без труда могли найти его, мистер. Обычно лейтенант Мичельс достанет самого черта, если потребуется… Да, да, спасибо, Мичельс… да, очень помогли… – вздохнув, Ухура повернулась к Споку, – все еще на палубе, сэр. Он перезвонит сюда.

Спок, благодарно кивнув, одел мини-наушники и стал слушать повторяющиеся каждые десять секунд гудки.

– «Энтерпрайз» вызывает капитана Кирка. Ответьте, пожалуйста…

«Это уже совсем никуда не годится, и это его очень тревожит», – Ухура краешком глаза наблюдала за Споком. Страх и отчаяние медленно обволакивали ее, словно густой холодный туман. Зазвенел телефон внутренней связи.

– Мостик. О, мистер Скотт… – она внимательно слушала, – да, сэр, я передам ему… Мистер Спок! Скотти нашел обломки детонатора в системе охлаждения. Говорит, что похоже на саботаж. Они все покинули корабль. Командир Дориш сейчас попытается связаться с вами из своего кабинета.

Вновь раздался звонок.

– «Энтерпрайз», говорит капитан!

– Капитан, с вами все в порядке? Где вы?

– В штабе, Спок. Вы должны срочно связаться с Ногура…

– Мы попробуем. Может, включить видео?

–… Да, хорошо… – Главный экран ожил, на нем появилось лицо Кирка. Ухура ахнула: капитан казался онемевшим от шока. – Спок, у нас проблемы.

– Да, капитан. Где, в штабе? Мы попытаемся…

– Я… внизу, Спок. Вверху все мертвы. В лаборатории какое-то смертоносное излучение… Должно быть…

– Не осталось… ни одного живого?

– Ни одного.

– Сэр, – вмешалась Ухура, – я сейчас извещу транспортный отдел. Мы произведем трангуляцию и определим ваши координаты…

– Нет, Ухура, вы не сможете, – голос капитана звучал подавленно.

– Но капитан, – ее остановил взгляд Спока, понимавшего больше, чем было сказано. Снова прозвучал сигнал связи. – «Энтерпрайз»… да, адмирал! Пожалуйста, держите связь… Мистер Спок на запасном канале… Адмирал… только я не знаю…

– Адмирал, говорит Спок. Ваша трансмиссионная служба в порядке?

– Да, что за проблемы, Спок?

– Оставайтесь на связи, – Спок старался держать себя в руках, – мы сейчас настроим на вас видео. Ухура, выведи на экран их обоих.

Замигав, главный экран вывел, наконец, изображение Ногура: азиатское нахмуренное лицо находилось в тени, не освещенное ни единой лампой; седые волосы резко контрастировали с черными выразительными глазами. Его присутствие вызвало разные реакции: Спок отнесся к нему с уважением, которого удостаивал лишь немногих; Маккой заметно занервничал. Смесь восхищения и несогласия, вызываемого Ногура у Кирка, отразилось в напряжении каждой мышцы капитана перед тактически-мощным умом, который, по мнению самого Кирка, мог бы его победить. Кирка беспокоили и раздражали мысли о том, что его собственная реакция на Ногура выглядела детским самоутверждением, а любое соперничество было неестественным и надуманным. Ногура же казался выше подобных вещей, но был ли он выше их на самом деле? В этом и заключалась таинственная особенность Ногура: никогда не известно, о чем он думает в данный момент. Кирку это не нравилось.

– Джим, в чем дело? Где ты?

– В штабе, сэр. Здесь, внизу… авария. Какое-то ядовитое излучение из научной лаборатории. У меня есть видео, адмирал. Система безопасности в штабе сработала недостаточно быстро.

– На каком ты уровне, Кирк? Насколько страшны последствия?

– Наверху… ни одного живого… Я внизу, в Вольте.

– В Вольте? Почему?

– Составлял доклад об инциденте, адмирал, – тихо произнес он: сейчас это казалось таким глупым. – Мне было приказано… к 8-00 часам… – он не посмел закончить фразу.

– Оставь это, – ответил Ногура; Кирк был уверен, что адмирал скажет именно так. – Покажи, с чем мы имеем дело. Кто-либо, кроме тебя, видел запись?

– Нет, сэр. Это случилось всего несколько минут назад.

На экране развернулись ужасные, точно ночной кошмар, картины. Ухура зажала рот ладонью. Глаза наполнились слезами. Спок наблюдал молча, застывший, прямой. Лаборатория, вход в штаб, стол дежурного, уровень за уровнем, тело за телом… Царство смерти…

– Обратите внимание на время, адмирал: сирена в научной лаборатории сработала в 20:52:30. – Взгляды были прикованы к экрану, на котором как раз появилось изображение лаборатории.

– Предохранительное стекло разбито, но кнопка не нажата. Сигнал тревоги сработал через десять секунд, а система безопасности подключилась через двадцать. А вот дежурная служба…

На экране появился читающий книгу Ричард – вот он внезапно согнулся, сломленный неожиданно резкой болью, затем его голова упала на безжизненно-вытянутую руку, которая так и не сумела дотянуться до кнопки всеобщей тревоги. Кирк, нажав на паузу, остановил изображение.

– Посмотрите, адмирал: 20:52:44 – всего четырнадцать секунд, а он ведь был на восемнадцать этажей ниже научной лаборатории, в которой произошла трагедия. Понимаете, у них не было ни единого шанса. Они умерли еще до того, как прозвучала эта сирена.

– Но воздух не может циркулировать по воздушной системе с такой скоростью, ничто не может свершаться так быстро. Известно, чем вызвана гибель людей?

– Да, адмирал, – Спок поставил кассету с записью своего последнего разговора с доктором Голдмен.

– Вот что. Мой разговор с доктором закончился в 20:51:33. Фрагменты того, что показывает видеопленка сейчас, – необратимые последствия вот этого.

И снова в своей величественной красоте показалась переливающаяся всеми цветами радуги шкатулка, стоящая на подставке инфрасканера.

– Мы нашли это на борту ромуланского корабля, – без эмоций продолжал Спок, – на мостике, в коридоре, в каюте командира и в инженерной. Ничего особенного ящики из себя не представляли… – он сделал паузу, – я захотел исследовать их. Предупредив руководство, отправил ящик в научную лабораторию и попросил произвести инфраанализ. Похоже, ящик разбился под влиянием луча сканера. Я дал это задание, значит, я буду отвечать.

– Это не имеет теперь значения, Спок, – резко оборвал его Ногура, – что с командой, работавшей на борту корабля?

– Эвакуирована, тоже под мою ответственность. Они обнаружили очевидные признаки саботажа. Сейчас командир Дориш ожидает дальнейших указаний.

– Подождет! – отрезал Ногура. – Послушай, Спок, это не твоя вина – вещица интригует. Если бы не ты взял ее на проверку, это сделал бы кто-нибудь другой. Джим, все двери в штабе закрыты?

– Компьютер, говорит, что все. Транспортеры уже отключены.

– Я пошлю охрану, – Ногура переключился па внутреннюю связь и, тихо дав указания своим людям, вновь вернулся к разговору. – Персонал неотложной помощи в кризисных ситуациях предупрежден. Необходимо провести срочное расследование. Рекомендации есть, господа?

– Нужно внимательно просмотреть файлы, – мозг Спока активно работал, – например, тщательно перечитать информацию о Ромуланской Империи. Системой безопасности придется пренебречь. Капитан, у вас есть прямой доступ к сведениям, но, при всем моем уважении, вы не профессионал в этой области. Нам нужен специалист именно по компьютерам. Это очень тонкая работа.

– Тогда спускайся туда сам, Спок.

– И последнее, что необходимо выяснить и чем я должен заняться… Это не терпит отлагательств.

Ногура сложил на груди руки в ожидании дальнейших объяснений, но таковых не последовало.

– Так не пойдет, господа. Джим, воспользуйся командирским банком информации и найми необходимых квалифицированных специалистов. Тебе понадобится высококлассный мастер по компьютерной технике и опытный ученый. Я пришлю их в комнату администрации. Спок, присоединишься к ним, когда сможешь. Ты, Джим, будешь наблюдать за ходом исследований из Вольта. В данной ситуации важно все держать под контролем, и главное – не паниковать.

* * *

Кирк оглядел пустой, теплый полумрак Вольта и постарался успокоиться: нельзя поддаваться страху и неприятному чувству, будто стены сужаются вокруг него. Что бы там ни было, они все прояснят, найдут противоядие, обеззараживающее средство или что-то еще. А пока… что ж, у него есть все необходимое, чтобы продержаться здесь длительное время и… выжить. Удивительно, но эта мысль совершенно его не успокаивала. Он бессмысленно мерил комнату шагами, действуя на нервы себе самому. Стараясь подавить беспокойство, Кирк вновь включил информацию о выбранных специалистах.

«Доктор Айла Ренн, лейтенант, помощник командира. Исполняет обязанности руководителя научной лаборатории на время отпуска доктора Синга», – дальше шло перечисление всех ее заслуг и наград… Шесть лет службы в Звездном Флоте, три года на Земле, внушительный список научных работ… Кирк удовлетворенно кивнул. Доктор Ренн была именно тем, кто им подойдет.

«Лейтенант Максим Кински: компьютерный рейтинг А-7.1. Специалист. Стаж – четыре месяца после Академии», – офицер не успел приобрести опыт, зато какие показатели! Всего на восемь десятых ниже Спока, рейтинг которого был самым высоким во всем Флоте. Кирк решил, что Кииски подойдет, пока Спок…

В наушниках послышалось долгожданное шипение.

– Адмирал Кирк слушает.

– Добрый вечер, адмирал. Я доктор Айла Ренн, нахожусь в административном здании, в комнате 2103. Мне сказано, явившись сюда, позвонить по этому номеру.

В файле не было указано одного: доктор Ренн была просто сногсшибательна. Лицо китайской фарфоровой куклы, цвет кожи – бархатисто-кремовый, щеки персиковые, изумрудно-зеленые глаза и светло-золотистые волосы, все еще влажные от дождя. Кирк остался исключительно доволен ее внешним видом.

– Да, доктор Ренн, вы правильно сделали, что позвонили.

– Но сэр, я только ученый, а здесь кругом компьютеры.

– Извините. – В экран вторглось напряженно-бледное юношеское лицо. Блестящие волосы были коротко подстрижены, а форма офицера Звездного Флота свободно и немного смешно болталась на худощавом теле. – Кажется, меня вызывали ради компьютеров? Лейтенант Кински, сэр.

– Отлично, лейтенант. Вы оба обратились сюда своевременно.

– Случилось что-то непредвиденное, сэр? – поинтересовался Кински, заметно нервничая, – по пути сюда нас проводили вначале в Разведывательный отдел…

– Да, – озадаченно поддержала его доктор Ренн, – повсюду на Плазе расставлена охрана, а двое моих коллег сейчас работают в лаборатории штаба. Могу я позвонить и убедиться, что с ними все в порядке?

– Нет, доктор, извините. Я сейчас покажу вам пленку и расскажу все, что знаю сам, чего, к сожалению, недостаточно. И, думаю, вам обоим лучше присесть.

Кирк терпеливо подождал, пока они устроились. Ренн казалась спокойной и сосредоточенной, Кински – тихим и напряженным – очевидно, первое серьезное испытание в его жизни. Нет, он, конечно не опытен…

Почему же так долго не появляется Спок?

* * *

Саавик оставила все попытки размышлять хладнокровно – все равно у нее это совсем не получалось. В теплой каюте Спока ее щеки по-прежнему пылали от унижения и стыда за свое поведение. Кулаки были крепко сжаты, а сквозь зажмуренные веки она все еще видела переливающиеся яркие световые лучи. Она старалась отвлечься от навязчивых мыслей об этом огненном танце. Спок отсутствовал уже достаточно долго, слишком долго для того, чтобы это было просто случайностью. Но как может сон превратиться в реальность? Как может ожить ночной кошмар? В голове кружилась масса вопросов, ответов на которые она не знала.

Когда послышался звук отворяемой двери, ее охватила жуткая паника, породившая единственное желание – убежать и спрятаться. Спок, пододвинув стул, молча сел перед ней.

– Плохи дела, Саавикам, – сказал он глухим ровным голосом. – Этот… предмет раскололся под лучом инфрасканера. Наверху… все мертвы.

Саавик закрыла глаза, стараясь избавиться от невыносимой сирены, стоявшей в ушах. Погибли люди. Часть ее прошлого мира убила их. И тут она вспомнила, что именно Спок велел той женщине-доктору…

– Многие жизни уже потеряны, – продолжал он дрогнувшим голосом, – если мы будем действовать недостаточно быстро, то погибнут и другие. Ты узнала этот объект, Саавик. Ты видела его во сне?

– Да, – слабо кивнула она, – мне постоянно снился один и тот же сон. Я пыталась… но он все равно приходил. Я знаю, вулканцы не должны…

– Саавик, ты можешь рассказать этот сон?

– Но я, кроме сна, больше ничего не знаю…

Со своей обычной добротой и так-том, Спок сделал вид, что не заметил, как Саавик затрясло от страха.

– Ты можешь знать больше, чем сама думаешь, Саавикам. Расскажи мне все по порядку. Я постараюсь помочь тебе. Понимаешь, я должен знать то, что знаешь ты, и даже то, что за пределами твоих возможностей воспроизвести события.

– Я понимаю, – Саавик судорожно вцепилась пальцами в колени.

– Я должен быть абсолютно уверен, что ты понимаешь правильно. Мы много раз практиковали с тобой психологические тренинги. Иногда с помощью этого я внушал тебе знания, абстрактные понятия, свято уважая и оберегая заповедники твоего прошлого, не нарушая их пределов. Теперь я прошу у тебя разрешения перейти эту заповедную черту, руководствуясь необходимостью. Извини, Саавикам.

Она кивнула. Сжатые пальцы, казалось, онемели. Спок наклонился и заговорил тихим, ровным голосом:

– Я с тобой. Ты находишься в полной безопасности на борту корабля «Энтерпрайз». Никто не причинит тебе вреда…

Саавик так хотелось поверить ему. Лицо Спока находилось близко – она чувствовала его дыхание. Она старалась набраться храбрости и сил, ощущая это тепло, но внутри все замерло.

– Что я должна сделать? – почти беззвучно проговорила она.

Мягкий, успокаивающий шепот Спока проникал, казалось, прямо в мозг:

– Один раз в жизни, Саавик, постарайся ничего не делать. Думай только о своем сне… Думай только о сне…

В комнате царил полумрак. Воздух казался сухим и неподвижным. Стояла мертвая тишина. Саавик, не отрываясь, следила за длинными пальцами, движущимися у нее перед глазами. Прикрыв веки, она почувствовала тепло рук Спока еще до того, как его пальцы коснулись ее лба, так легко, что она засомневалась, было ли это прикосновение.

А потом наступил провал. Страх, голод и боль. Испуганная, она попыталась остановиться, но могучая сила толкала ее по этой темной, опасной тропинке в прошлое. Проснулись старые инстинкты: вкус крови, жажда мести… Ею завладело острое, ошеломляющее желание пойти туда, куда ведут, увидеть, узнать, убить…

Время повернулось вспять. Забытые секреты, спрятанные дверцы и замки открывались в ее памяти. Давно похороненные мысли, чувства, образы, запахи и звуки – поднимались, точно ожившие призраки, из глубин ее старого, утерянного прошлого.

Тонкое покрывало цивилизации затрещало и порвалось. Стены ее собственной воли, фундамент ее души – все рассыпалось под ослепительным светом дикой первобытной страсти. Некоторые эпизоды жизни – охота, убийство, ненависть – задрожали в памяти, точно зыбкие, видимые из-под воды, очертания… Потом какая-то неведомая сила собрала все рассыпанные осколки и восстановила в единое целое.

Ночь, небо и звезды. А внизу, под звездами, пыль и смерть, ветер и горы. А в горах, внутри гор… это место… место зла и боли, место, где некуда было спрятаться, место, в котором подстерегала смерть, смерть в странных, переливающихся лучах. Смерть постоянно ждала только ее, укрывающуюся в темноте. Бег и боль, бег и кровь… и чей-то непрекращающийся крик…

Все кончено… Дрожа, испытывая головокружение и тошноту, Саавик вернулась к реальности, как прооперированный больной. Она все так же сидела на стуле, а чьи-то ледяные пальцы, словно скальпель, вскрывший и удаливший смертельную опухоль прошлого, все так же касались ее лба. Потом остались лишь пустота и пропасть, отделявшие от страха и боли. Пришло новое ощущение ясности, покоя.

Открыв глаза, она увидела лицо Спока, но лицо незнакомое: мертвенно-белое, с застывшей гримасой боли и страха. Его дыхание было быстрым и прерывистым, руки дрожали, а во взгляде появилось какое-то странное выражение, которого она не могла объяснить. Нет, не обвинение… Прошло несколько минут, прежде, чем он заговорил.

– Я не знал.

Саавик отвела взгляд, пытаясь сдержать слезы, выступившие на глазах. Нет, только не сейчас, она не позволит себе плакать перед Споком, она скорее умрет, чем так оскорбит его.

– Я не хотела, чтобы ты знал, я не хотела, чтобы вообще кто-либо знал! Мне так… стыдно…

– Не вини себя ни в чем, – тихо отозвался он. – Адмирал Ногура захочет поговорить с тобой. Ты будешь отвечать на его вопросы полностью и правдиво. Ты должна сделать все, что сможешь… У меня же только один вопрос. Смогла бы ты вновь отыскать то место?

Снова вернуться туда? Саавик почувствовала, как подкрадывается страх, и настоящее вновь сменяется прошлым. Окружающие вещи оставались неизменными, но ее присутствие здесь стало призрачным – она вновь погружалась в сон. Теперь страшной реальностью был лишь Хэллгард. Снова вернуться туда? Спок молчал, ожидая ее ответа. Она усилием воли заставила себя нарушить паузу.

–., да. Я смогу найти его.

Спок, кивнув, поднялся. Он молча стоял над ней, будто бы желая сказать еще что-то, но не мог подобрать нужных слов.

– Ты была всего лишь ребенком, Саавик, – наконец произнес он, – в этом нет твоей вины. Оставайся здесь. Подготовься отвечать на вопросы.

Дверь за ним захлопнулась, и по ее щекам заструились слезы. Злые, беспомощные слезы горя и гнева – за людей, не заслуживших смерти, за этот щедрый красивый мир, подаривший ей возможность жить. И за Спока, который, по непонятным для нее причинам, дал ей все, ничего не прося взамен.

В тепле каюты Саавик била дрожь. Слезы на лице высохли. Даже гнев исчез, оставив после себя лишь глухо клокочущий в душе страх. «Только ребенок – не первопричина…»

Но когда это связующее звено распалось, а воспоминание о лице Спока отразило ее собственный ужас и стыд, она ясно осознала нечто новое. Его успокаивающие, мягкие слова замерли, словно эхо, и она больше не верила им. Погибли люди. И Саавик была первопричиной этого. Потому что там, в пещерах Хэллгарда, несколько лет назад, она совершила что-то страшное.

Если бы только она могла вспомнить, что это было…

* * *

– Полный провал, адмирал. Никаких воспоминаний об обстоятельствах или событиях, предшествующих этому. В то время она была смертельно запугана и серьезно поранена.

– Можно заставить ее вспомнить?

– Я пытался. Но это за пределами моих возможностей. Не думаю, что дальнейшие попытки увенчаются успехом. Хотя в том, что она видела, нет сомнений.

– А оружие?

– голос Ногура стал жестче.

– Да, небольшие ящики, наполненные опасным светом. Много таких ящиков – тысячи этих предметов хранятся под землей пятой планеты системы 872-го Треугольника, как раз в районе Ромуланской Империи.

– И вы считаете, что это все было четко запланировано?

– Я в этом уверен. Обратите внимание, адмирал: специально сорванная атака, специально спланированный маршрут на Десятую Звездную Базу. Нам следовало быть более осторожными, предвидеть возможную опасность, мы же, обрадованные глупцы, захватили корабль и транспортировали его на свою самую главную исследовательскую базу. На его-то борту и обнаружились эти странные, неведомые нам коробочки. Интересное, не имеющее аналогов, военное открытие. Даже свидетельства саботажа – а он был явно преднамеренным – не открыли нам глаза на коварную миссию ромуланского корабля. Наибольшая опасность скрывалась там, где мы и не подозревали. Это – прекрасно запланированная и тщательно обдуманная диверсия.

– Да, мы с готовностью проглотили наживку! А они не промах!

– Вот именно, сэр. Представьте, как рассуждали ромулане: сложная взаимосвязь, атака внутри атаки. Вы верно заметили, что если бы я не взялся за изучение этого объекта, то им заинтересовался бы кто-то другой. Мы действовали именно так, как можно было предполагать, адмирал. Мы были настолько любопытны, что забыли о собственной безопасности. И ромулане предвидели это.

– Если вы правы, Спок, то должны прекрасно понимать истинный смысл этого выпада.

– Да, сэр. Кроме всего прочего, это означает, на Землю напали.

– И все, что нам известно об этих вещицах, кроме того, что они приносят смерть, это то, что ребенок видел их раньше на Хэллгарде? Во сне?

– Ее можно считать свидетелем. Единственным, который у нас есть.

– Но что дитя вулканцев делало на планете?

– Спросите ее сами, сэр. Думаю, вы нам поверите.

– Хорошо, Спок. Но я молю Бога, чтобы ты оказался не прав.

Главный экран потух. Спок открыл личный файл, который не заглядывал уже много лет. Сканеры на Хэллгарде записали эту странную пустынную равнину, может быть, они зафиксировали еще что-то, ускользавшее раньше от внимания Спока, но жизненно важное для сложившейся ситуации? Кирк тоже работает с экспертной группой. Его жизнь и многое другое зависят от их опыта и хорошо продуманных действий.

* * *

–., они все мертвы. В это трудно поверить! – Кински еле стоял на ногах, а лицо его было еще более бледным, чем тогда, когда он вошел в комнату. – А их глаза! Что с ними?

– Замолчи, Кински, – прошептала Ренн, судорожно сглотнув, не в силах оторвать взгляда от страшного зрелища на экране.

– Сядьте, мистер Кински. Доктор Ренн, извините, – тихо сказал Кирк, включая запись. – Ваши друзья?

– Самые близкие, – слабо кивнула она, преодолевая шоковое состояние, пытаясь сдержать набегавшие слезы, – самые дорогие. Спасибо, сэр…

– Кински, – неожиданно крикнула она, – да сядьте же вы, пока не упали!

– Со мной… все о'кей, – пробормотал он, беспомощно опускаясь в кресло, – я… готовился к чему-нибудь подобному, но…

– Знаю, Кински. Когда что-то происходит на самом деле, то это оказывается совсем не таким, как представлялось. – Кирк засомневался, сможет ли лейтенант справиться с шоком. Но теперь было слишком поздно что-либо менять, оставалось лишь дать парню время прийти в себя.

– Доктор Ренн, позвоните в приемную Бионаук Живого Городка. Там ожидают результатов опыта. Срочно свяжитесь с ними, объяснив ситуацию. Но, доктор, информацию передайте лишь в пределах самых необходимых сведений. Это приказ адмирала.

Ренн отрицательно качнула головой.

– Я не могу согласиться, сэр. Такое решение неразумно. Если мы будем скрывать правду, это замедлит нашу работу и создаст потенциальную опасность. Все обязаны знать, с чем мы имеем дело.

– Правильно, доктор. Можете обсудить это с адмиралом Ногура. – Кирк выдержал ее сердитый, полный решимости взгляд. Когда же она набросилась на кнопки внутренней связи, он обратил внимание на второго члена команды. – Мистер Кински, насколько я понял, специалист по компьютерам?

– Конечно, то есть я хотел сказать, да, сэр. – Кински все еще сильно дрожал, но дышал уже ровнее и выглядел до боли смущенным. Он поправил трясущейся рукой непослушные волнистые волосы. – Извините, адмирал, просто… я никогда не видел ничего подобного…

– Понимаю. Но теперь вам придется смотреть только на компьютеры. Ваш файл говорит, что в этом деле вы просто ас. Верно?

– Надеюсь, сэр.

– Прекрасно. А теперь нам понадобится…

– Кирк углубился в разъяснения.

* * *

– Да, Спок, ты был прав, – грустно произнес Ногура. Его краткая беседа с Саавик уничтожила последнюю надежду, что это могли быть простые выдумки школьницы. Эта, полная самообладания, молодая, привлекательная леди, вероятно, никогда не фантазировала, а если бы и фантазировала, то, наверняка, добросовестно сообщила бы об этом.

– Я ей верю, хотя она еще практически ребенок. Но свидетельства, полученные методом телепатии, не могут считаться действительными фактами, и ты это прекрасно знаешь.

– Именно поэтому я и прошу действовать так, как я сказал, сэр, пока это еще в нашей власти.

– Это уже ускользнуло за ее пределы, Спок. Тревога объявлена по всей станции, никто не может покинуть док без заверенного приказа. Теперь я отчитываюсь перед Советом и массой вышестоящих инстанций. Единственное, что в моих силах, – это не торопиться с докладом Совету.

– Это ничего не даст, адмирал. Оружие очень эффективно. И Земля станет не единственной мишенью. Империя обладает огромным арсеналом, и мы знаем, где…

– Если оно все еще там, Спок. Я не могу отправить «Энтерпрайз» с целью поиска фактов.

– Извините, адмирал, но я был бы более конкретным. Факты очень нужны, но не то, чтобы я…

– Господа, – ворвался в наушники голос Ухуры, – капитан Кирк передает, что его исследовательская группа уже подготовила результаты…

– Одну минуту. Спок, что ты предлагаешь?

– Свой собственный саботаж. И немедленно.

– Внутри самой Ромуланской Империи? Это же самоубийство. Я не пущу на это «Энтерпрайз». Нам необходимо знать, с чем мы имеем дело. Помощник командира Ухура, соедините нас с Кирком.

* * *

Айла Ренн внимательно вглядывалась в экраны мониторов и панели управления, протянувшиеся вдоль стеклянной стены комнаты. На улице все еще шел дождь, туман стоял такой густой, что в нем едва можно было различить темную башню штаба, расположенного по ту сторону Плазы. Из окна семнадцатого этажа струилось слабое голубоватое свечение. Комната 2103 освещалось намного ярче. На главном экране загорелось время: 21-58, и Кирк, Спок и Ногура одновременно появились на отдельных экранах, выжидательно глядя на нее. На трех других дисплеях мелькали образцы текстов, цифры, а четыре компьютера мгновенно обрабатывали информацию.

– Давайте продолжим, доктор. – Ногура сделал нетерпеливый жест рукой. Ренн слышала, как он нервно постукивал мыском ботинка по полу. Она, стиснув зубы и пытаясь скрыть волнение, готовилась к разговору с транспортным офицером из Бионауки.

– Хорошо. Только правильно настройте их. Один – на восемнадцатый этаж в центральную лабораторию, затем, следующий – на первый этаж и еще один – на шестьдесят девятый. Адмирал, эти медицинские исследования являются основой анализа и сканирования известных нам вирусов и организмов. Мы используем их первыми, потому что все необходимое для этого у нас на руках…

– Покороче, доктор. У меня через десять минут брифинг. Я должен знать, что убило наших людей.

Ренн еле удержалась от возмущения.

– Сейчас мы проводим телеметрию, сэр.

Один за другим дисплеи прямо перед ней ожили. На экранах появились строчки долгожданной информации.

Ренн недоверчиво уставилась на экран одного из мониторов. Кински выглядывал из-за ее плеча, не веря своим глазам.

– Но этого не может быть, – ошарашенно прокричал он, – вероятно, мы допустили какую-то ошибку в настройке.

– Нет, не допустили, – пробормотала удивленная Ренн. Она остановила изображение на всех трех экранах и проверила показания дисплея, настроенного на первый этаж здания штаба. – То же самое. И шестьдесят девятый…

– Неисправность, доктор Ренн? – как всегда спокойно поинтересовался Спок.

Она медленно покачала головой, не в силах поверить…

– Нет, сэр. Они все показывают одно и то же…

– Что, доктор? – терпение адмирала Ногура лопнуло, и вопрос превратился в крик. – Что убило людей?

Во рту у Ренн пересохло. Она, не отрываясь, смотрела на цифры, силясь вернуть пропавший голос.

– Сэр, это совершенно невероятно, но в воздухе… не обнаружено кислорода.

Глава 6

Молчание тянулось целую вечность.

– Господа, – заговорил, наконец, Ногура, – я должен покинуть вас на некоторое время. У меня брифинг. Спок, – едва заметным движением головы он дал понять о своем желании остаться наедине. Спок отключил аудио на остальных каналах. – А ты когда-нибудь слышал о чем-либо подобном?

– Нет, адмирал, не приходилось.

– Здание штаба полностью заблокировано?

– Да, насколько мне известно, сэр, но…

– Как я понял, это не какой-то нервно-паралитический газ, нейтрализовать действие которого мы могли бы в следующие полчаса?

– Конечно, адмирал.

– Значит, если не считать Кирка и «Энтерпрайза», этой информацией не обладает никто?

– Но у ученых, наверняка, возникнут вполне понятные вопросы. И командир Дориш просил… – Необходимые люди будут проинформированы, Спок, и Дориш – один из них. А пока просто подумайте, что вы можете сделать. Мне понадобятся ваши идеи.

Связь отключилась до того, как Спок успел возразить. Он вновь вошел в общий канал. Кирк бросил на него понимающий взгляд, ничего не сказав. Кински был менее сдержан:

– Спок, у меня появилась мысль. Я подумал, что просто…

– Мистер Кински, одну минуту, пожалуйста…

–., не микроорганизм, мистер Спок, – Ренн отрицательно качала головой, – и не радиация. Я пересмотрела состав оружия клингонов и ромулан, чтобы узнать его химические компоненты. Даже при уменьшении давления воздуха можно обнаружить остаточные явления. А вот принципа извлечения из воздуха кислорода я не нашла…

* * *

Читая информацию, появившуюся на экране монитора, Кирк мысленно благодарил архитекторов и инженеров, которые, несмотря на дороговизну и трудоемкость, построили здание штаба, в том числе и его вентиляционную систему, отдельно от Вольта. В то время реализация такого замысла была всего лишь любопытным экспериментом, теперь же это стало обязательным для дизайна всех зданий, как и специальные безопасные материалы.

В Штабе Звездного Флота всегда поддерживалось постоянное равновесие допустимого атмосферного давления, даже чуть выше нормального, содержащее 22,76% кислорода. Двойные двери, «воздухо-блокируемые» входы и выходы способствовали дополнительной безопасности. Дизайн здания отражал то, что Звездный Флот знал лучше всего: силуэты и формы звездных кораблей. Никаких цветочных ароматов, проникающих сквозь открытые окна, никаких изменений погоды или проявлений того или иного сезона – ни пыли, ни грязи, ни мусора, ни чего бы то ни было другого, что могло бы вызвать сбои в работе компьютеров, снизить работоспособность людей или вызвать нежелательные реакции в организмах представителей других миров. Атмосфера Звездного Флота была благоприятна для машин и способствовала бодрости дежурного персонала. По крайней мере, так было раньше.

* * *

Теперь воздух за этими монолитными алюминиевыми стенами был полон 22,76% чего-то еще. Именно 22,76%. И сканеры показывали одно и то же: при входе на первом этаже, в научной лаборатории и на последнем этаже здания был один и тот же процент содержания кислорода: кислорода не было вообще. Ни 2%, ни 1%, ни даже 0,001%. Абсолютный ноль.

– Извините, господа, – настаивал Кински, – у меня есть предложение. Может быть мы сможем…

–., и еще кое-что зафиксировано, мистер Спок, – не обращая внимания на реплику Кински, продолжала Ренн. – Азот, углекислый газ – незначительное количество. Всего несколько процентов из тех 22,76 – но ни процента кислорода. Медицинские тесты не могут ответить, что здесь произошло. Будет нелегко нейтрализовать неизвестный элемент, с которым мы никогда раньше не встречались, и который мы даже не можем идентифицировать…

– Ромулане не привыкли задавать нам легкие задачки, доктор Ренн. А эти тесты неадекватны. Для углубленной атмосферной пробы я предлагаю внутрикосмический анализ 424.

– Адмирал Кирк, – шепотом обратился к нему Кински, – если бы они послушали хотя бы секунду…

– Спок, доктор, мистер Кински хочет сделать предложение. Я считаю, мы должны его выслушать.

Спок повиновался с присущим ему спокойствием и выдержкой, Ренн – с некоторым нетерпением:

– О, ради всего святого, что еще?

– Ну… – теперь, когда Кински заполучил долгожданное внимание, он не знал, как им распорядиться. – Кислорода там нет, верно? Мы можем выпустить кислород обратно в воздух!

После секундной тишины, Спок резко открыл глаза. Кирк, словно поперхнувшись, откашливался. Ренн ввела в компьютер запрос о кислородных баллонах.

–., и поставить на клапаны баллонов дистанционное управление. Они сработают по сигналу компьютера. – Она подняла на них заблестевшие глаза и твердо произнесла. – Стоит попробовать.

Спок кивнул.

– В самом деле. Установите район для опыта и настройте мониторы. Благодаря результатам этого эксперимента мы сможем узнать, с чем имеем дело. Очень ценное предложение, мистер Кински.

– Спасибо, сэр.

– Да, прекрасное мышление, лейтенант, – похвалил Кирк. – А теперь набросайте план вашего эксперимента. Я хочу понять, что означают все эти цифры.

– Есть, сэр…

* * *

Спок не обращал внимания на разговор. Пока поток информации протекал по экрану компьютера, в дальних уголках его мозга происходил еще один аналитический процесс, от эффективности которого в немалом зависела его жизнь, будущее землян и… Саавик.

Совершить террористический акт на планете им не удалось: нанести удар в самое сердце Звездного Флота из безопасного места в Империи, находящейся на расстоянии в полгалактики от Земли, теоретически возможно, но, к счастью, такой вариант не походил на данный случай. Нет, это, несомненно, был давно продуманный план, на осуществление которого потребовалось очень много времени, план, который предусматривал малейшие мелочи и не мог быть сорван. Похороненные воспоминания Саавик были этому ценным доказательством. Много лет назад ромулане основали здесь свой арсенал оружия, на этой мертвой, заброшенной планете; их древняя жажда борьбы осталась жива – даже после ста лет сравнительно поддерживаемого мира. Но, не в пример клингонам, ромулане отличались завидной дальнозоркостью в военных действиях. Спок считал, что и в мирных делах люди должны быть не менее дальновидными. Если бы появилась возможность нейтрализовать новое оружие отсюда, с этой планеты, Совет мог бы возражать против того, что задумал Звездный Флот. Если нет, то вопрос останется открытым, а Спок не любил нерешенных вопросов. И потом этот Хэллгард…

–… Извините меня, господа… – Ренн быстро переводила взгляд с одного экрана на другой. – Когда мы должны посвятить в это всех остальных? Дело в том, что скоро поступит больше информации, чем я могу обработать – мне понадобится помощь. Повсюду расставлена охрана, не имеющая понятия, что они сторожат смертельно пораженное здание. При всем уважении к вам, господа, эта процедура поистине омерзительна!

«Она говорит дело, – решил Спок, – но времени для споров нет».

– Доктор Ренн, мы действуем только по прямым указаниям адмирала Ногура, – твердо сказал Кирк, – и нужно ли мне напоминать вам, что это дело Службы Безопасности Федерации? Адмирал заботится о предотвращении паники…

– А я забочусь о том, чтобы на результатах работы не сказалась моя усталость. Ведь все это представляет серьезную угрозу для жизни, в противном случае никто не стал бы выставлять вооруженную охрану. И мы не проводили бы операции отсюда, если бы располагали возможностью войти в штаб в спецкостюмах. А теперь еще заказываем кислород.

– Доктор Ренн, я на борту «Энтерпрайза», – произнес Спок, нахмурившись, – и я уверяю вас, что заражение блокировано. Штаб охраняется, туда не может войти ни единый человек. Охране приказано докладывать о каждой попытке кого бы то ни было проникнуть в здание штаба. Я тоже сожалею о том, что мы не можем сейчас сообщить персоналу о сложившейся обстановке, но приказы адмирала для меня важнее. Я уверен, что вскоре он примет другое решение, а пока мы должны делать все, что в наших силах. Сэр, можно поговорить лично с вами? – Спок отключился от канала доктора Ренн и подождал, пока то же сделает Кирк. В первый раз с тех пор, как начался этот ночной кошмар, они остались одни – Джим… с тобой все в порядке?

– Нормально, Спок. Кински и Ренн хорошо работают, но скоро ли ты сможешь спуститься сюда?

Спок колебался. Сейчас был неподходящий момент для обсуждения воспоминаний Саавик. Даже если кораблю будет дано задание, касающееся поиска фактов, Джим не сможет руководить операцией.

– Здесь выяснились кое-какие детали, Джим. Но я предпочитаю подождать с выводами, пока не станет известно больше… Надо думать, что местные власти ни о чем не предупреждены. Очевидно, адмирал не велел вам распространяться.

– Конечно.

– Может быть, он сделал это сам?

– Да, но тебе лучше проверить.

– Ты понимаешь, Джим, что каждую попытку… – Я знаю, Спок, иди.

Спок, коротко кивнув, отключил связь.

* * *

– Еще на конференции, мистер Спок, он вам позвонит.

Спок вздохнул, а потом набрал номер собственной каюты. Саавик ответила сразу – на экране показалось ее бледное, напряженное лицо.

– Я должен быть краток, Саавик. Ты свободна и можешь сколько хочешь заниматься осмотром корабля. Не входи туда, куда запрещено, и слушайся приказов членов экипажа.

– Я разговаривала с адмиралом Ногура, мистер Спок. Хотите знать, о чем?

– Конечно.

– Вначале он сказал, что я могу не отвечать на его вопросы. Но я рассказала ему все: и о том, откуда я прилетела, и о том, что я видела, и о том, как мы узнали, что это больше, чем просто сон. А потом он…

– Короче, Саавик. Слишком мало времени.

Девушка нахмурилась и заговорила быстрее.

– Он спросил меня, смогу ли найти ту пещеру. Много вопросов задавал о Хэллгарде, о миссии вулканцев. Похоже, он не был знаком с деталями. Я рассказала все, что знала, и предложила посмотреть мою личную пленку, посоветовав ему связаться с Т'По на Вулкане, но он, кажется, остался равнодушен к этому.

– Не удивительно, – пробормотал Спок. Т'По, пожалуй, был единственным существом в Галактике, которого Ногура старался избегать.

– Потом он сказал, что мои показания останутся в секрете и не будут разглашены. В общем, в нашем разговоре мне было все понятно, кроме вопроса о моем точном возрасте. А так как я… не уверена, он спросил, кто может за меня поручиться. Зачем?

– Особенность людей, – пояснил Спок, – это не имеет значения, хотя им так не кажется. Что же ты ответила?

– Я сказала, что могу поручиться сама за себя. А если его не устраивает, то это можете сделать вы. Я сказала не правильно?

– Ты все сделала верно, Саавик.

И тем самым уничтожила его личную дилемму. Проблема информации о Хэллгарде уже решена: ему не пришлось разглашать тайну вулканцев; Саавик же не была связана обещанием хранить секреты.

– Я не вернусь сегодня ночью в свою каюту, Саавикам. Можешь отдыхать или работать там, если захочешь.

– Еще один вопрос, мистер Спок. Мне нужно будет завтра возвращаться в Академию?

– Не уверен… думаю, что нет. Когда я…

– Сэр, – раздался знакомый голос Ухуры, – командир Дориш. Он хочет говорить с вами.

– Саавик, извини.

– Да, – ни единого слова больше. Она отключила свой канал.

–., об эвакуации всей команды, сэр.

– Созови весь персонал. Отпускай по моему приказу. Руководителям отделов – приготовиться к быстрой эвакуации. Командир, Спок на проводе.

– Спок, это Дориш. Можешь сказать поконкретнее, что там за трагедия?

– Не сейчас, командир.

Дориш недовольно покачал головой.

– Я не понимаю, почему ты вытурил нас с этого корабля. Ведь прямой угрозы не было, верно? Только люди там, внизу…

– Командир, я был уверен, что вас информировали.

– О погибших в штабе? Да, Спок, это я знаю.

– После эвакуации корабля выставили охрану?

– Охрану? Нет. Зачем, Спок?

– Срочно заблокируйте входы в корабль и обеспечьте безопасность! Немедленно, слышите?

– Подождите, подождите, мистер Спок. В этом нет необходимости. Четвертый док, в котором поставлен корабль, и без того считается запретной зоной!

– Командир, я… – Спок мгновение колебался. Ситуация была недопустимой, а опасность нависла отчетливо и реально. Видимо, не обойтись без объяснений. – Я нарушаю приказ высшего командования тем, что вынужден открыть вам секретную информацию, но заражение пошло именно с привезенного нами корабля.

– Но это не… нет, Спок. Мы же все прекрасно себя чувствуем!

– Простите, командир, – Спок потянулся к кассете с записью трагедии, – я не правильно выразился. Смерть приносит вот этот предмет. Еще три подобных ящика были на борту ромуланского корабля.

– Вот этот? – ахнул Дориш. Его, обычно красное, доброе лицо побелело. – Вот эта вещица убила людей?

– Очень многих.

– О, нет, Спок, – в ужасе прошептал Дориш, – о, Господи!

* * *

– Лейтенант Роберт Харпер, свяжитесь с командиром Доришем в его офисе… Лейтенант Роберт Харпер, свяжитесь с командиром Доришем…

– Эх, только не сейчас! – Харпер с досадой услышал свое имя в наушниках внутренней связи. Нерешительно потоптавшись в коридоре, он повернул в сторону двадцатого сектора, в комнату для отдыха. Дориш может и подождать.

– Эй, парни, вы не видели Обо?

Собравшиеся вокруг офицеры, оглядевшись, покачали головами и продолжали разговаривать возбужденным шепотом. Харпер пошел дальше, протискиваясь сквозь группки людей, заглянул в бар, отметив про себя, что сегодня здесь более многолюдно, чем обычно.

– Обо? Обо! Где ты?

–., но сейчас вниз не дозвониться, каждый раз слышишь одно и то же: «Линия занята, перезвоните позже.» Я говорю вам, что-то произошло… – слышались обрывки фраз.

За столиком у окна с видом на двадцать первый док, где стоял сейчас «Энтерпрайз», сидели трое офицеров, допивая уже по третьему стакану. Свидетельства их пиршества находились здесь же: пустые бутылки, кружки…

Взгляд Харпера перекинулся на пристань за окном, и он почувствовал внезапные угрызения совести. Украшенный всевозможными снастями и несколькими радиолокационными антеннами «Энтерпрайз» выделялся на сером фоне космодрома, точно белый, величественно сверкающий айсберг.

«Плохо, что мы не дежурим сегодня на 21-ой пристани, – подумал он, – хотя Обо это и не понравилось бы. Привилегия, настоящая привилегия уже только смотреть на него…» – внезапно нахлынуло слабое, неуютное чувство пустоты и промелькнула быстрая предательская мысль: сегодня просто смотреть на «Энтерпрайз» было недостаточно. «Забудь, просто забудь. Нельзя улетать и оставлять Обо. Это несправедливо. У меня так много близких: мать, друзья… Если повезет, то и Джесси Корбет будет со мной. Кроме того, у меня есть дом. А у Обо есть только я. Кстати, где же все-таки он? Наверное…»

– Харпер! – Темнокожая рука друга тяжело опустилась ему на плечо. – Надо поговорить. Догадываешься, о чем?

– Привет, Фред. Не видел где-нибудь Обо?

– Да не волнуйся, скоро объявится. Слушай, внизу, в штабе что-то произошло. Вокруг здания выставили охрану – никого не впускают и не выпускают. Разве ты не слышал?

– Ага, я так и понял по разговорам. Я же просил Обо побыть здесь, а теперь меня срочно вызывает Дориш. Я уже передал дежурство, ему нужно было только чуть-чуть подождать меня.

– Дориш никуда не денется. И Обо тоже. Позволь-ка, я куплю тебе выпить.

– В другой раз, Фред. Мне правда нужно найти…

– Нет, именно сейчас, Харпер, в другой раз не будет времени! Слушай, я только что говорил… – Димуро потащил его к свободному столику в углу.

К гулу офицерских голосов присоединялось шипение коммуникаторов. Харпер включил свой собственный и, услышав настойчивый голос Ухуры, ответил:

– Да, все нормально. Это же мое свободное время, меня уже отпустили с дежурства.

– Послушай меня, Харпер, это очень важно! – настаивал Димуро.

– Отправляется корабль? Но он только что приземлился!

– Новый приказ. Ты только послушай – я завтра снова улетаю!

Харпер уставился на взволнованное лицо Димуро, и в его голосе внезапно запершило. Похоже, вообще все улетают, оставляя его одного.

– Лети, Фред. Ты заслужил это. Просто… ну, просто я буду скучать по тебе. Давай, рассказывай, куда вы направитесь, – он горько усмехнулся, – мне стоит предупредить наших.

– Нет необходимости. Никаких упреков, Бобби, перед тобой сидит совершенно другой человек. Завтра я вылетаю на Десятую Звездную Базу, а потом, – внезапно удивленный гул толпы ворвался в рассказ Димуро. Он бросил взгляд вперед, на что-то, находящееся за спиной Харпера. – Стой, посмотри-ка!

На большом экране загорелись буквы: «Новости», и появилось изображение сверкающих крыш Живого Городка, казавшихся белыми на фоне черного ночного небосвода. Дома освещали огоньки кружащего над городом поискового самолета на воздушной подушке, выхватывающего очертания еще одного самолета, стоящего на земле, и толпу людей, садящихся в него. Там же – люди в униформе гражданской полиции.

– Это же мой дом, Фред! Что…

–… Прерываем запланированный выпуск новостей специальным сообщением из Калифорнии. Вы видите, какие сцены разворачиваются сейчас у стен самого известного музея земли – красивого первозданного Сообщества Живого Городка. Эта трагедия могла оставаться неизвестной нам несколько часов, если бы не загоревшийся огонек тревоги на контрольной панели… – Харпер слушал и смотрел, твердя себе, что он вот-вот проснется, но кошмар продолжался. – …Однако со станции городка ответных сигналов не последовало – на вызов никто не отвечал. Запись сделана фотографом корабля, прибывшего для спасения оставшихся в живых.

Величественные здания Живого Городка, вырисовывающиеся на фоне наступающего рассвета, казались похожими на отдельные маяки в необитаемой пустыне. Когда самолет поднялся в воздух, камера показала вид Городка сверху: тротуары, деревья, магазины и… тела. Лежащие повсюду. Жизнь Городка остановилась неожиданно – на полушаге, на полуслове…

По толпе застывших офицеров пронесся удивленно-взволнованный ропот. Люди подходили поближе к экрану, чтобы убедиться, не обманывает ли их зрение.

– Харпер! Ты куда?

–., должен… позвонить матери… узнать, что она…

– Подожди! Посмотри… о, Боже!

В кадре мелькнула крыша массивного ангара, а затем камера застыла на последней сцене, беспощадно красноречивой, трагически ясной.

Грузовой шаттл Звездного Флота стоял на взлетной площадке с открытыми дверцами; внутри никого не было, а рядом, на земле, неподвижно сидели два техника в белой форме. Их застывшие лица отразили агонию смерти, по коже расползались темные зловещие круги.

– Никаких официальных сообщений, но сканеры не фиксируют наличие жизненных форм внутри данной биосферы…

– Харпер… Эй, Бобби, присядь…

–., случилось в этом отдаленном местечке Калифорнии. Единственное, что пока известно – Живой Городок мертв.

Заботливые руки осторожно усадили Харпера на место. Ноги его подкосились, и он безвольно опустился назад. В странном черном тоннеле появились какие-то голоса, гнавшиеся за ним, стараясь настигнуть, рассказать о чем-то страшном…

Твердая рука легла на его плечо. Перед лицом что-то зашипело, послышался слабый запах бурбона, и он различил пару сочувствующих голубых глаз.

– Не волнуйся, сынок, я доктор… ты знал там кого-нибудь?

Откуда-то издалека донесся голос Димуро, отвечавшего на вопрос. Харпер хватал ртом воздух, пытаясь крикнуть, что этого не может быть, но дышать было так трудно…

–., плохие новости, сынок… это шок… Сейчас станет действовать, должно помочь… – Что-то зашипело как раз возле его плеча.

– Лейтенант Роберт Харпер! Свяжитесь с командиром Доришем! Это очень срочно! Лейтенант Роберт Харпер, свяжитесь…

– О нет, забудьте о нем! Я… – Харпер, почувствовав действие гипоспрея, вздохнул полной грудью, умоляюще глядя в эти добрые синие глаза.

На лице Димуро отразился страх.

– Нет, только не это… Это не может быть правдой… Моя мама… О, нет!

– Боюсь, что да, сынок, – произнес доктор, все еще сжимая его руку. – Тебе сейчас нужно спокойно посидеть пару минут. Я доктор Маккой.

– С «Энтерпрайза»?

– Именно с него, сынок. Ну как, чувствуешь себя получше? Ну и хорошо. Кажется, ты кому-то нужен. – Доктор ободряюще похлопал Харпера по плечу. – Сможете пойти с ним? – спросил он Димуро.

– Да, сэр. Идем, Бобби. Мы должны увидеться с Доришем.

В голове Харпера сама собой выстраивалась логическая цепочка: эти странные вещицы, которые они нашли на борту ромуланского корабля, слухи о трагедии в Штабе Звездного Флота, новости из Живого Городка, пустой шаттл – во всем этом была страшная взаимосвязь.

– О, Боже, Фред, что я наделал!

* * *

На главном экране появились мертвенно-пепельные лица. Прямо со взлетной площадки космодрома адмирал Ногура пришел на конференцию, где присутствовал и адмирал Комак, и три других ведущих флагмана командования Звездного Флота. Президент Союза и еще два адмирала были на конференции косвенно: на экранах мониторов. На борту «Энтерпрайза» над своим компьютером низко склонился Спок. В Вольте, крепко сжав зубы, ждал Кирк. На основном экране Вольта сменяли одна другую картины страшной трагедии.

Айла Ренн непрерывно сканировала заблокированную секцию коридора восемнадцатого этажа здания штаба и получала сигналы сразу с двух противоположных сторон коридора, на которые были настроены еще два прибора. В эту импровизированную лабораторию поместили двенадцать баллонов с кислородом, тщательно изолировав их от всевозможных контрольных панелей, компьютеров и приборов, которые могут легко выйти из строя. При таком большом количестве кислорода даже малейшая искра могла привести к возгоранию.

– Отчетливые сигналы, мистер Спок, – сказала она, включая видео. На мониторах появилось изображение коридора. Она старалась держать себя в руках, не выдавая ярости и горя. Ее бригада работает сейчас в Бюро Науки. Даже если они не знают всего, главное – сохранять хладнокровие и трезвый ум.

– Оставайтесь на связи, Наука, перепроверяйте все показания.

– Что там видно, доктор Ренн? – волновался Ногура.

– Насколько я понимаю, сэр, – вмешался Кирк, – новый опыт раскроет процесс извлечения кислорода из воздуха, и тогда мы сможем принять решение, каким образом нейтрализовать или противостоять этому действию. Мистер Кински набросал упрощенный план операции.

– Да, сэр… – Кински настраивал резкость изображения, одновременно наблюдая за поступающими новостями. – Мы увидим черные, голубые и желтые точки: голубые означают кислород, их пока еще нет, так как этот газ отсутствует; желтые означают еще что-то, нам неизвестное; черные – заражающий компонент. Каждый элемент представляет одну часть на биллион…

Когда из одного баллона выпустили кислород, на дисплее отразилось, как черные точки, мгновенно устремившись к молекулам кислорода, окружили каждую, разрастаясь, увеличиваясь, превращаясь в большую гроздь, а затем в сплошное темное облако. Словно туча бесчисленных насекомых, облако дрожало, то сгущаясь к центру, то расплываясь по краям, и за несколько секунд все пространство окрасилось в черный цвет. Ренн с ужасом наблюдала за происходящим.

– У вас отражены все показатели, Наука? Проверьте, чтобы…

– Исследования результативны, доктор Ренн, – подтвердил Спок.

– Кински, – шепотом спросил Кирк, – а где голубые точки?

– Не знаю! Я настроил все как следует.

– Спокойно, Кински, ваш компьютер показывает правильно.

Еще один баллон, еще одно черное облако – и полное почернение на экране. По мере того, как один за другим опустошались кислородные баллоны, все мутнее и мутнее становилось изображение коридора.

– Переместите дисплей, мистер Кински, – наконец приказал Спок. Экран просветлел. Коридор выглядел таким же, как и прежде. Приборы продолжали мигать и функционировать, оставаясь невосприимчивыми к среде, наполненной смертью.

* * *

На борту «Энтерпрайза» Спок напряженно вглядывался в экран монитора, сосредоточенно усваивая информацию красных строчек. Наконец, он решительно повернулся к главному экрану.

– Мистер Президент, – его голос звучал серьезно и официально, – мы были не правы, – он продемонстрировал чертеж сложной конструкции молекул в форме изгибающейся кривой, подобной веревке. – Вот наш Х-фактор, господа.

– Что это, Спок? – удивился Ногура.

– Идентичным компонентом является кремний, но изотоп – лишь вариант элементарного кремния, который был разработан специально для оружия. Именно он поглотил весь кислород в здании штаба и в Живом Городке. Я раньше никогда не видел изотопа такой формы.

Смысл сказанного всех просто оглушил: если не видел Спок, значит, не видел никто.

– Контактируя с кислородом и микронами обыкновенного кремния, он реагирует так быстро, что наши приборы даже не успевают фиксировать процесс. Мы видим только результат.

– Какой процесс? – Ногура терял терпение. – С чем конкретно мы имеем дело? Некий суперсовременный вид химической войны?

– Мы сразу пошли по ложному пути, адмирал. В некотором смысле газообразный, основанный на кремнии организм живет, хоть и не регистрируется нашими приборами. Это не метоболизированное стекло или другой строительный материал. Но в присутствии кислорода и мельчайших частиц кремния он образует сложнейшую цепь молекул, похожих на гены. Это вирус, господа, молекулярный вирус. И размножается он с невероятной скоростью.

– Но наша задача – остановить это. Что потребуется?

– Не имею понятия, – отозвался Спок.

– Мистер Спок, – в первый раз заговорил Президент Союза Федерации, – почему вы считаете, что это преднамеренный террористический акт?

– У меня есть… эмпирическое доказательство, – тщательно подбирая слова, ответил Спок, – я видел само оружие. Взгляните, пожалуйста. – Он нажал кнопку видеомагнитофона.

Перед их глазами засверкала красивая, переливающаяся, невинно-прозрачная коробочка. Внутри нее загорелся маленький огонек, постепенно разрастаясь, изгибаясь, дрожа и гипнотизируя. Все цвета радуги выстраивались в волнующую цепочку.

– То, что вы видите, – продолжал Спок, – конечно же, обманчиво. Вирус заметен только через специальные приборы. Цвет и движение лучей всего лишь эстетическое оформление, возможно, происходящее из нижнего слоя содержимого ящика, созданное энергетическим полем. Но вид…

Накладываясь один на другой, лучи упорядочение перерастали в определенные фигуры, но это переливающееся свечение своими формами и контурами в точности повторяло молекулярную цепочку.

– Гениально, не так ли? Да, мистер Президент, это было намеренно. Молекулярная война. Совершенно новый, коварный вид оружия.

– И этот… вирус… должен проникать в атмосферу?

– И проникнет, – твердо сказал Спок, – если Штаб Звездного Флота и окрестности Живого Городка не будут должным образом блокированы. Я думаю, что оружие фотосинтезируется на взрыв под высоко интенсивными лучами света. Гениальная разработка, если учесть то, что миры развитой технологии хорошо защищены и их почти невозможно победить. Но в этих мирах есть приборы тонкого спектрохимического анализа, которые довольно интенсивно используются теми, кто их придумал. Не сделайте ошибки, сэр. Это оружие, по задумке его изобретателей, должно было оказаться именно на Земле. Прямая стратегия, но вполне логичная: что сработает здесь – сработает где угодно, и защита Федерации будет уже бессильна. Империя ищет расширения собственных территорий, жаждет других миров в качестве собственных колоний. Возможно, инженеры нового оружия планировали и это. Может быть, данный вирус обладает ограниченным временем существования или разработано какое-то противоядие, способное нейтрализовать его действие. Все это нам необходимо узнать, и как можно скорее. Если оружие проникнет на Землю, то времени остановить его распространение уже не будет.

– Какое… время, мистер Спок? – спросил Президент.

– Боюсь, ваш вопрос чисто теоретический, сэр, но… полное уничтожение кислорода в атмосфере Земли… произойдет за десять часов.

* * *

В Вольте Кирк внимательно наблюдал за лицами на экранах мониторов. Ренн хмуро кивнула, записав всю информацию с бегущих на ее компьютере строк. Кински нервно кусал ногти. Спок снова повернулся к своему компьютеру. На лицах остальных отражалось недоверие, тревога и страх. Это были лица больных, которым врач только что поставил страшный диагноз.

– Спок, – начал он, – насколько я понимаю, если вирус поглощает кислород, то он нуждается в репродукции. Но, может быть, если нет кремния…

– Но он есть, сэр. В каждом кубическом сантиметре атмосферы, везде на Земле, даже в стерильных компьютерных комнатах – пыль. Обычная пыль и кислород – вот пища для вируса.

На мгновение воцарилась тишина.

– Господа, – Ногура обращался к собравшимся в конференцзале адмиралам, – наши ученые выполняют свою работу, мы же с вами должны заняться своей. Во-первых, вопрос безопасности. Думаю, вы все со мной согласитесь…

– Адмирал Кирк? – в 2103 комнате Кински ближе наклонился к экрану Кирка. Совершенно очевидно, что молодой человек был напуган до смерти. – Извините, извините, сэр, но я не согласен с этими мнениями. Это не просто некий промышленный инцидент! Мы же говорим о конце мира! – Глаза Кински встретились с твердым взглядом Кирка. – Вы понимаете, что я имею в виду?

Из подземной пустоты Вольта Кирк мрачно кивнул.

– Да, – произнес он, – понимаю.

Глава 7

– Советую провести стандартную процедуру, адмирал: введение карантина на территории…

– Спасибо, доктор, – спокойно ответил Ногура, но жилка на его виске заметно пульсировала – он нервничал. – Вы и мистер Кински останетесь на своих местах до конца кризисной ситуации. Здесь вы найдете все необходимое для жизни в данных условиях. Это все. «Энтерпрайз» готов, Спок?

– Для чего? – наклонился ближе к своему экрану Кирк.

– Частично, сэр. Почти половина экипажа находится на двенадцатичасовом отдыхе. Сбой в работе транспорта затормозил их возвращение…

– Понятно, я подпишу вам дополнительные…

– Готов к чему? – настаивал Кирк.

– Джим, – Ногура одним взглядом охладил его пыл. – У тебя есть о чем поговорить со своим первым офицером. Вы можете сделать это прямо сейчас. – Нажатием пальца он отключил два других экрана. – Господа, – обратился он к своим адмиралам, – звездные базы и дежурные посты приведены в состояние боевой готовности. Пока мы не обладаем дополнительной информацией о новом оружии, нужно сосредоточить особое внимание на ракетах, направленных на стратегически важные объекты Федерации. Проявите бдительность, господа. – Коротко кивнув, он отключил остальные экраны, кроме одного. Подождав, пока конференц-зал освободится, он обратился к Президенту Союза. Бремя ответственности никогда не было для него таким тяжелым, и его старый коллега, казалось, чувствовал это.

– Ты столкнулся с дилеммой, Гейгачиро, верно?

Да, и по сути дела, не с одной, но сейчас он собирался обсудить только эту.

– Земля – их важнейший объект наблюдения. Ромулане контролируют ситуацию сразу во многих районах. Если они узнают о том, что произошло в Штабе Звездного Флота, то воспользуются этой информацией. Однако, карантин все-таки должен быть введен.

– Да, это выход. Союз созовет представителей других планет на чрезвычайную сессию, секретно, конечно, – мне было велено так.

– Делегаты направляются сейчас к доку. Корабли готовы к вылету. Адмирал Комак ознакомит Совет с ситуацией.

– Пришли свои лучшие умы, Гейгачиро, мне они сейчас понадобятся.

– Я нуждаюсь во времени, сэр. Необходимо провести дополнительные исследования, выслушать разные мнения. Кстати, надо бы вызвать Сарэка.

– Согласен. А ты, Гейгачиро, присоединишься?

– Нет, мистер Президент. Мое место здесь. Я буду держать вас в курсе событий… – Экран замигал и отключился.

Ногура, выйдя из конференц-зала через персональную дверь, остановился на месте, стараясь собраться с мыслями.

На космодроме, в его офисе, жил кусочек Земли, семейное сокровище, передаваемое из поколения в поколение. На столе из черного оникса, у окна, в котором отражались яркие звезды, рос крошечный бонсай. Из каменистой почвы то тянулись вверх, то склонялись вниз узкие голые шишковатые ветви, покрытые бархатисто-изумрудным мхом. Ногура часто подолгу смотрел на причудливое растение, стараясь успокоиться, и это почти всегда помогало. «Прямо чудо-дуб в миниатюре», – часто думал он. Но растение с мягкими, гибкими ветвями выражало несвойственную обычному дубу мудрость: как склоняться, гнуться, не ломаясь. До сих пор Ногуре удавалось это очень плохо. И сегодня ночью вряд ли удастся.


Центральный док/Космодром Звездного Флота/ 01час 55мин. Транспорт делегатов Союза. «ЭНТЕРПРАЙЗ», «КОНСТИТЬЮШН», «ПОТЕМКИН» отправляются по расписанию: «ЭНТЕРПРАЙЗ» 03-00, «КОНСТИТЬЮШН» 03-30, «ПОТЕМКИН» 04-00 часов. Координаты места назначения следуют. Положение критическое. Подтвердите свою готовность.

Гейгачиро Ногура.


– Немедленно приступайте к посадке: экипажи «Энтерпрайза», «Конститьюшн» и «Потемкина». «Энтерпрайз» производит посадку первым. Время отправления – строго по графику. Повторяю: первым производит посадку экипаж «Энтерпрайза»…

Харпер отчаянно протискивался к выходу сквозь тесную группу толпящихся в коридоре людей. Может быть, если он поищет лучше, может, через несколько минут, может, еще есть время…

– Ты где, Харпер? Я собрал твои вещи, – Димуро пристроился к нему и, понизив голос, продолжал, – послушай, Бобби, тебе не стоит поступать опрометчиво. Забудь всю ту чушь, которую я говорил – кстати, а где Обо?

– Я не могу его найти. – Харпер беспомощно развел руками, на его глаза наворачивались слезы. – Он ведь решит, что я смог его вот так оставить… Они не арестовали меня, Фред. Боже, как жаль, что они этого не сделали. Я убил свою собственную…

– Прекрати! – крикнул Димуро. – Если ты будешь думать об этом, то просто свихнешься. Послушай, тебе не стоит лететь.

– Нет, мне нужно это! Фред, найди Обо, ради меня, объясни ему все, ладно? Обещаешь?

– Конечно. Да не волнуйся ты! Парень крепче, чем мы с тобой думаем.

– У вас здесь дела? – на плечо Димуро опустилась твердая рука дежурного охранника.

– Да, да, – поспешно ответил за него Харпер. – Я лечу на «Энтерпрайзе». Но постой, Фред, ты тоже улетаешь! Я даже не знаю, на каком…

– Тогда проходите, мистер, экипаж «Энтерпрайза» производит посадку первым. – Охранник стал теснить Харпера в транспортную комнату, отталкивая Димуро назад. – Торопитесь, торопитесь…

– Постой, возьми вещи. – Димуро повесил рюкзак на плечо Бобби и крепко обнял его. – Удачи, парень!

– Проходите на платформу, лейтенант. Эй, вы… вам туда нельзя! – страж порядка преградил путь Димуро. Харпер, схватив рюкзак, вскочил на платформу и, обернувшись, в последний раз взглянул на друга…

– Постройтесь, пожалуйста. Оставайтесь на своих местах…

– На каком корабле, Фред? – волновался Харпер, стараясь перекричать шум толпы. – На каком…

Охранник обхватил рванувшегося было вперед Димуро за плечи…

– «Релиант», Бобби! Пять лет! Увидимся…

Воздух заполнил запах бензина. Комната расплылась перед глазами Харпера. Слезы. Он оставлял привычный ему мир…

* * *

– … если будет сигнал, передайте его; в противном случае – сохраняйте молчание. За Вулканом отключите показатель следования и придерживайтесь указанной в чертеже траектории полета. С этого момента, Спок, ты остаешься один.

– Адмирал, – Кирк внимательно выслушал приказы, стараясь сохранять самообладание, – если бы вы дали «Энтерпрайзу» несколько тактических…

– Не могу, Джим, и ты это прекрасно знаешь. Спок, отныне тебе придется взять на себя полную ответственность за проведение операции и управление полетом. Это будет происходить на территории космического пространства ромулан. Над тобой не будет никакой высшей власти…

– Понимаю, адмирал. Одно телепатическое свидетельство…

– Свидетельство Спока! – зло выкрикнул Кирк, – я ничего не смыслю в твоем чертовом колдовстве, но ты способен сделать лучше, чем…

– Джим, все, что я сейчас могу сделать, это выиграть дополнительное время. И надеюсь, что Совет не видит возможности отменить операцию. Спок, в 02-55 я сделаю заявление для прессы. Нужно, чтобы «Энтерпрайз» вылетел в 03-00 ровно. И, командир… Удачного полета. – Он резко отключился от общего канала.

Кирк почувствовал, будто Вольт захлопнулся… Возможности отменить операцию…

– Спок, это война? – прошептал он.

– Не уверен, капитан. Вероятность того, что оружие находится все еще на Хэллгарде, очень мала. Нам необходимо проникнуть на эту планету, не оставив врагам ни малейшего подозрения, что мы вышли на их след. Джим… я бы предпочел остаться и работать здесь… – Старая, знакомая борьба отразилась на лице Спока: как логическими терминами высказать эмоции, в которых он отказывался признаться даже себе. Все эти годы они были вместе. Спок всегда видел рядом капитана, чувствуя его поддержку и опираясь на его опыт. Теперь он будет лишен этого…

– Спок, Ногура отдал приказ персоналу производить посадку?

– Да, это сейчас и происходит. Капитан, может, проверить состав команды до отправления?

– Проверь. Иди, Спок, у тебя впереди масса дел.

Командир. Все, что осталось теперь Кирку – командовать девушкой-ученым и нервным лейтенантом. Что ж, черт побери, он будет делать то, что должен. Кирк потянулся к наушникам.

– Да, адмирал, – ответил Кииски. Ренн подняла глаза от работы, надеясь услышать какие-нибудь новости.

– Доктор, лейтенант, похоже, нам придется оставаться здесь еще какое-то время.

Ренн кивнула.

– Сэр, хотите услышать о проделанной работе?

– Да, я хочу сразу же узнать то, что станет известно вам. Буду время от времени подключаться. – Он улыбнулся. – Пусть это вас не смущает. Как только я понадоблюсь, можете связаться со мной по внутреннему коду.

– В любое время, сэр?

– Да, Кински, в любое время, – уверенно ответил Кирк, думая, какими же юными кажутся его помощники. – Я буду на месте.

* * *

– Покиньте площадку… Покиньте площадку… Мистер Спок, все на борту, – доложил Маккинис. – Все на местах, сэр… Да, сэр, я передам. Леди и джентльмены, подождите еще несколько минут, сюда идет мистер Спок.

Харпер пожалел, что не может сесть. Он чувствовал, как дрожат и подгибаются ноги. В комнате было шумно от разговоров. Кто-то спросил, слышал ли он о Живом Городке; он слабо кивнул, пытаясь отвлечься от мучительных воспоминаний. Бечева рюкзака больно врезалась в плечо – он сбросил его на пол, в свободный угол, и снова попытался выгнать из головы мысли о матери, доме, Обо… Или о том пустом шаттле на площадке космодрома Живого Городка.

Гул голосов резко смолк. Все обратили внимание на высокого мрачного вулканца, стоящего па пороге комнаты.

– Меня зовут Спок, – серьезным, ровным голосом проговорил он, – я временный командир «Энтерпрайза». Отправление через девятнадцать минут. Несмотря на дипломатический статус корабля, данная миссия относится к разряду чрезвычайных заданий. Кто желает остаться, может сделать это прямо сейчас, без каких-либо предварительных процедур. – Он окинул взглядом комнату. Никто не пошевелился. – Хорошо. Добро пожаловать на борт. Прошу сразу же занять свои посты. Лейтенант Роберт Харпер, пожалуйста, задержитесь. Остальные свободны. Все… Маккинис… ладно, потом.

– Сэр, – Харпер вытянулся по стойке «смирно» перед Споком, чувствуя биение сердца где-то в районе горла. Взгляд вулканца словно пронизывал его насквозь, и Харпер еще раз пожалел о том, что его не арестовали.

– Доктор Екатерина была вашей матерью, – голос звучал глубоко и спокойно, – Живой Городок – вашим домом. Раньше вы отказывались от вылетов, а теперь решили исполнить свой долг?

– Да, сэр. – Он стоял все так же навытяжку и чувствовал, что не может отвести взгляда от этих глаз. – ., но есть что-то, о чем вы должны знать, сэр, – услышал он собственный голос. – Вчера я… я работал в четвертом доке. Это я послал смертоносный ящик в Живой Городок. Это была моя идея, сэр. Из-за чего все и погибли…

– Я просматривал вахтенный журнал и разговаривал с командиром Доришем. Ты просил, командир дал разрешение. Ради твоей матери я сделал бы то же самое. Если хотите знать, мистер Харпер, у нас с вами на душе лежит один тяжкий камень. Идея взять на исследование эти странные ящики с борта ромуланского корабля принадлежит мне. – В этот момент Харпер понял, что мог бы последовать за этим вулканцем хоть на край Вселенной. – Чувство вины и раскаяния – совершенно естественные человеческие эмоции, лейтенант, но на корабле они будут лишними. И даже опасными, если учесть то, куда мы направляемся.

– За пределы Зоны? – Неожиданно Харпера охватило странное предчувствие, он поспешно отвел взгляд. – Извините, сэр, я просто подумал… Ведь мы предпримем попытку, да? Я хочу сказать, что ромулане не могут так просто…

– Место нашего назначения – не тема для обсуждения, – резко ответил Спок, – и я далеко не уверен, что вы сами сможете избавиться… как вы это объясните, лейтенант?

– Сэр? Я не… – Спок изумленно смотрел куда-то за Харпера, хмуро разглядывая рюкзак, валяющийся в углу комнаты.

Рюкзак шевелился.

– О, нет! – ахнул Бобби, бросившись к рюкзаку, который прыгал и катался по полу. Между стягивающими его веревками показались синие пальцы, пытающиеся развязать узел. Изнутри послышался тоненький писк.

– Ннет! Этто ввина нне Ббобби! Нне рругайттесь нна Ббобби… – Из-под носков и рубашек, нелепо размахивая руками и смешно вращая глазами, появился Обо. Сжимая и разжимая пальцы в умоляющем жесте, он неуклюже направился к Споку, – ттолькко ббудьте с нним пполласковвее, лладно?

Спок со смешанным чувством неодобрения и удивления взирал на происходящее.

– Лейтенант, вы знакомы с этим существом?

– Мм-да, но я… – Харпер, сгорая от стыда, чувствовал необъяснимую радость, – как ты сюда попал?

– Ссекррет, Ббоббби! Нниккогда нне рраскажжу! – Он опасливо заморгал.

– В самом деле, – Спок внимательно изучал стоящее перед ним маленькое голубое существо. – Как твое имя?

– Ооббо.

– Прозвище, сэр, – настоящее слишком длинное, чтобы его запомнить.

– Твое настоящее имя, – настаивал Спок.

– Ооообббооолллооодддррроообббооонннооо…

– Отлично, мистер Обо. Но ваши действия не правильны. Ваше присутствие здесь несанкционировано. Вы собирались пробраться на борт звездного корабля Федерации?

Существо просияло:

– Ддда!

– Нет, сэр, он не понимает. Обо официально не относится к персоналу дока, он даже не служит в Звездном Флоте – это просто некий адаптирующийся инопланетный вид. Сэр, это полностью моя вина. Вернувшись обратно, я готов отвечать…

– Мистер Харпер, пожалуйста, воздержитесь пока от ответственности за действия, находящиеся за пределами вашей власти. Мистер, Обо, что вы конкретно умеете?

– Ччиннить! – снова просиял Обо и хлопнул в ладоши. – Оччень ббыстро!

– Технику?

Харпер утвердительно кивнул.

– Понимаете, сэр, Обо может исправить все, что угодно, быстрее и лучше кого бы то ни было. Он даже чувствует неполадки до того, как они происходят.

– Да! – Обо подошел к Споку и доверчиво прильнул к его ногам. – Я ххоорооший! Я ввам ппонравллюсь! – Он потянулся к руке вулканца.

– Нет, Обо, нельзя! – Харпер опоздал. Он с ужасом наблюдал, как Обо, цепко обхватив руку Спока, стал поглаживать ею себя по голове. Спок тщетно пытался вырваться. Неоново-желтые глаза моргнули и закрылись, Обо превратился из синего в розового, а потом кожа его приобрела оттенок лаванды. Наконец, Спок с облегчением высвободил свою руку. Он смотрел на Обо, удивленно приподняв брови, а Харпер расстался с последней надеждой служить когда-либо на «Энтерпрайзе».

– Обо, сейчас же извинись! Ты не должен был…

– Лейтенант Харпер, – Спок выглядел строгим, – в 08-00 доложите на Землю. Главный медицинский офицер проверит, позволяет ли состояние вашего здоровья приступить к своим обязанностям. Вы, мистер Обо, будете выполнять на корабле ту работу, которую хорошо умеете делать. То, что вы слышали в этой комнате, сохраняйте в строгой секретности. Вы понимаете?

– Нниккому нне сскажжуу! – торжественно поклялся Обо.

Спок нахмурился.

– Это под вашу ответственность, мистер Харпер. Позаботьтесь о нем, – произнес он и вышел из комнаты.

Харпер ошарашенно смотрел вслед.

* * *

Лицо, возникшее на экране перед глазами Кирка, внушало доверие и выражало уверенность в себе.

Лишь те, кто близко знал Ногура, могли заметить появившиеся недавно тонкие морщинки и необычный для него, слегка потускневший взгляд. Но все-таки это было лицо командира, готового взять ответственность за судьбы вверенных ему людей. Сообщение прозвучало четко и коротко:

– С вами говорит адмирал Гейгачиро Ногура, командир Звездного Флота. В соответствии со статусом Федерации с 03-00 мирного времени начинает действовать внутрипланетный Код Непредвиденных Обстоятельств. Меры предосторожности вызваны трагической гибелью людей Живого Городка. До тех пор, пока не будут выяснены причины этого, на планете Земля вводится режим федеративного карантина. Сожалеем о неудобствах, с которыми будут вынуждены столкнуться сограждане…

–… Спок, слышимость хорошая? Помех нет? – Кирк перевел взгляд на другой экран, с которого на него смотрело спокойное лицо первого офицера. Мостик выглядел совершенно обычно, и создавалось впечатление, что это простой телефонный звонок дежурному из первой каюты.

– Хорошая слышимость, капитан. Сейчас отправляемся… Радио отключено, сэр. Сожалею, но дальнейшее общение невозможно.

Спок отдал приказ об отправлении.

– Спок, Скотти говорил, что с верповальным тросом что-то не в порядке. Он собирался проверить его прямо в полете. И функциональная кнопка панели управления временами барахлит. Но, надеюсь, ничего серьезного.

– Капитан, я намерен вернуть вам корабль в целости и сохранности. Все системы будут…

На дальнем плане внезапно послышался голос человека, выходящего из лифта:

–., что, черт побери, происходит вокруг?!

– Боунз, – Кирк попытался улыбнуться, когда на экране появилось встревоженное лицо Маккоя.

– Джим, я слышал, что ты покинул корабль? На Земле введен режим карантина, а мы вылетаем на выполнение какой-то дипломатической миссии – но где, покажите мне, хоть один дипломат на борту корабля?

– Спок тебе все объяснит.

– М-мм, вот это денек!

– Заботься о здоровье членов экипажа получше, Маккой.

– Одному богу известно, как я стараюсь. Скотти суетится вокруг двигателя, не желая ничего объяснять, а у меня еще группа новых парней, которые должны быть немедленно обследованы… Хорошее времечко ты выбрал для выходных, Джим!

– Извини, Боунз.

– Капитан, – обратился Спок, – мы заканчиваем взлет.

Вот и все. Кто-то должен прервать разговор, а Спок, очевидно не мог этого сделать. Маккой, посмотрев на них обоих, почувствовал себя неловко. Наконец молчание нарушил Кирк:

– Удачи вам. Связь окончена. – Он отключил свой канал. Его слова эхом отозвались в Вольте. Со своего экрана Ногура хмуро пробормотал:

– Ограничения и замены временны. Надеемся восстановить…

Кирк отсоединился и от него, оставшись абсолютно один. В груди разрасталась паника. Он старался подавить ее, зажмуривался и… снова возвращался на мостик «Энтерпрайза», где ему был знаком каждый звук, каждое движение. Чувствуя нарастающую мощность и увеличивающиеся обороты двигателя корабля, он понимал, что экипаж «Энтерпрайза» летит навстречу опасности. Без него.

И без твердой надежды когда-либо вернуться обратно.

Кирк резко открыл глаза. Вокруг неподвижно застыл полумрак Вольта: серый, ничего не обещающий, освещаемый лишь мелькающими огоньками компьютеров, огромный подземный город с населением в количестве одного человека… Здесь бьется только одно сердце – его собственное. А наверху хозяйничала весна, наполняя планету неповторимыми ароматами, красками, звуками. Несмотря ни на что, жизнь продолжалась…

Продолжалась ли? Мысль о том, что все могло быть уже по-другому, подбросила Кирка со своего места, и он схватился за наушники, как за спасительную соломинку. Впопыхах капитан нажал другую кнопку.

На экране появилось изображение застывшего во времени Ричардса с раскрытой книгой в руках. Кирк замер, внимательно вглядываясь в лицо юноши. Приблизив изображение, он отчетливо прочитал меж скрюченных пальцев погибшего строчки из книги:

" – И это все? – спросил я.

– Все, что ты слышал, сын мой, – ответил Сильвер.

– Что ж, – отозвался я. – Мне хорошо известно, за чем нужно смотреть. С тех пор, как я с тобой связался, я увидел слишком много смертей. Но есть пара вещей, о которых тебе следовало бы знать… Сейчас твое положение незавидное: потерян корабль, потеряны сокровища, потеряны люди, твое дело трещит по швам, и если тебя интересует, кто виноват в этом – так это я! Я был тогда в бочке с яблоками, в ночь, когда мы подписали…»

Его корабль, его мир, его Федерация находятся на грани войны.

* * *

Саавик стояла на главной палубе, прижавшись лбом к холодному стеклу иллюминатора, в последний раз глядя на удаляющуюся Землю. «Энтерпрайз» поднимался все выше и выше в небесный ночной полумрак. Повсюду на палубе загорелись красные и зеленые огни.

– Покидаем территорию космодрома. Приготовьтесь, корабль набирает скорость.

Она почувствовала шаги за спиной и чье-то молчаливое присутствие.

– Помощник командира Ухура, – пробормотала она, обернувшись.

– Ты хотела увидеть не меня? Извини.

Саавик не нашлась, что сказать, но Ухура, похоже, и не ждала ответа. Помощник командира, наверное, долго уже находилась на мостике и, должно быть, все слышала. Они молча стояли рядом, наблюдая за убегавшими вдаль звездами и провожая печальным взглядом Землю, которая скрывалась из вида. Саавик думала об океанах и дождях, о цветущих деревьях, бейсболе под жарким солнцем. И о людях, с которыми столкнула ее судьба. Может, уже никогда не придется увидеть всего этого.

– Ваш мир очень красив, помощник командира.

– Да, – в глазах Ухуры стояли слезы. – Знаешь, многие из нас даже никогда здесь не были. А некоторые могут не вернуться назад. Но именно отсюда мы пришли… Земля – наш дом.

Снова это слово.

– Я когда-то считала, – задумчиво проговорила Саавик, – что на корабле имеет значение лишь моя цель, лишь то, куда я направляюсь, а не то, откуда я пришла. Наверное, я еще многого не понимаю.

– Ты все почувствовала правильно… – Слезы заструились по щекам Ухуры, она не отрывала взгляда от удаляющейся планеты, такой знакомой, хрупкой, почти полностью голубой…

«Но сейчас мы летим туда, откуда пришла я, – тревожно думала Саавик, – в место, где нет красоты и добра. Только сон. Но я отыщу этот ужасный сон и покончу с тем, что когда-то совершила в моем ненавистном, страшном мире. И я клянусь, клянусь этой красивой, ставшей мне родной планетой, и этим кораблем, что уничтожу тот сон, даже если это будет стоить мне жизни. Я должна поступить так, чтобы это сосредоточение зла никогда никому больше не причинило вреда…»

Земля исчезла из вида, Саавик, оглянувшись, увидела, что осталась одна.

– Десять секунд… девять секунд… Оставайтесь, пожалуйста, на местах.

Никакого звука не последовало – только затянувшаяся пауза, а потом слабая вибрация пола под ногами. Они вышли в открытый космос. За стеклом иллюминатора заструился какой-то свет, и Саавик порывисто прикоснулась к огромному окну ладонью, словно желая поймать эти разноцветные лучи. Внезапно свет померк, окутав Галактику непроницаемым покрывалом темноты. Мимо прижатых к стеклу пальцев Саавик пролетали мерцающие астероиды и загадочно-манящие планеты.

И по мере того, как световые года проносились, словно мгновения, мимо ее глаз, ускользая сквозь прижатые к стеклу пальцы, Саавик почти забыла, куда они летят. Здесь не было Хэллгарда – гнева и стыда. Не было ни будущего – ни прошлого, ни рождения – ни смерти. Только жизнь: корабль, летящий в неизвестность, и звезды.

* * *

Претор Тан относился к идеалистам; он не был слишком умен. Но ему хватало мозгов на то, чтобы не высовываться из дома с той страшной ночи. Понимая, что рано или поздно наступит день, когда он станет бесполезным для Дела, он тщательно обдумывал план побега.

Желая оказаться в безопасности, в достатке и… где-нибудь в другом месте, он не терял зря времени.

Вначале небольшие суммы от секретных проектов и коммерческих сделок на кораблях клингонов, разумно переведенные в серебро и золото; иногда крупный грабеж – доступный всем и абсолютно везде. Его талант накопительства и состояние росли многие годы. Но накопительство ради самой идеи, в окружении государств, намного более могучих, снискало ему лишь славу скряги и принесло разорение. В любом случае, он ненавидел это место, ненавидел этот чужой для него мир. Он жаждал вина, а не оружия, шелка, а не кораблей. Словно чаевые, жизнь с усмешкой подарила ему лишь опасных соседей и жалкое подобие наследства. Но претор Тан не переставал мечтать о лучших днях.

Этой ночью он ворвался в свой дом, охваченный нарастающей паникой, а в ушах все еще звенели слова Первого: «… сокровища из… корабли и солдаты… твои…» Дрожа и кутаясь в плащ, он отослал слуг спать и, взяв лампу и ключи, пошел вниз, в отсыревший подвал, где была потайная, запертая на ключ, заветная комната.

Все исчезло. Все его двенадцать сундуков, все его тщательно разработанные планы, все мечты о теплом солнце и беззаботной жизни ускользнули из рук. О, Боже!

Непонятным образом Первый его раскрыл. Эта пустая комната – его смертный приговор, вынесенный мрачным суровым умом, умом властного человека, который был даже не известен ему лично, вершителем судеб, чей Грандиозный План должен был повергнуть Империю в прах.

Первый к тому времени был уже мифически богат: его оружием можно было поработить целые миры. И близок день, когда корабли-захватчики сотнями, тысячами пойдут в наступление, круша цивилизации. Протесты дойдут до правительственных властей, которые ничего не хотят знать, все отрицают, как уже делали тысячи раз до этого. А то, что корабли придут, было ясно, как белый день.

Тан это знал и поэтому боялся. Бокал в его руках дрожал, вино казалось слишком горьким и не приносило облегчения. Эти дни он проводил, подмечая роковые стечения обстоятельств и предзнаменования даже в мелочах, что само по себе уже было дурным знаком. Жизнь висела на тоненьком волоске надежды. Он ждал.

Наконец, выглянув в высокое окно, он увидел человека в развевающемся черном плаще с капюшоном, одарившего охранников высокомерной улыбкой. Да, судьба сжалилась над Таном. Последняя надежда, единственный шанс… но это означает – сознаться. Тан почувствовал, как по спине заструился холодный пот – шаги слышались уже в коридоре, и вот скрипнула, открываясь, дверь. Тан обмяк.

– Старый друг! – воскликнул он, расплескав вино. – Ради всех святых, неужели ты пришел меня навестить?

– Всегда к твоим услугам, Тан, – ответил, улыбаясь, мужчина и совершенно свободно стал попивать вино и закусывать, с таким видом, будто в целой Империи нет ничего, что могло бы его напугать. – Как поживают миры?

– Не говори о мирах, мой друг. Рано или поздно, я покину и этот. Планы… изменились, видишь ли… – Тан отчаянно цеплялся за общие фразы – События происходят быстрее, чем.

– Ба, да ты не очень хорошо выглядишь. Может, бремя ответственности так тяготит тебя? Забота о правительстве?

– Да, да… Маленькое дельце, пустяк, однако, требующий определенных жертв… я бы сказал, секрет. Старик, – наконец, он отбросил все напускное, – мне нужна твоя помощь. Я в опасности. Но если ты сделаешь кое-что для меня, и у тебя получится, то можешь смело называть любую цену.

– Тогда ты должен рассказать мне, в чем дело друг. Одно зависит от другого.

Проверив звукоизоляцию, Тан пересек комнату и взял гостя за руку. Когда его пальцы вцепились в гладкий черный шелк плаща, он подумал, как этому человеку удается жить в такой роскоши – и вдруг его пронзил необъяснимый страх. Но времени для размышлений не было. Их интересы совпадали уже в течение многих лет, и потом, Тану нужно было хоть кому-то верить. Он должен вернуть себе то, что принадлежит ему по праву!

– Тогда слушай внимательно, старик, – тяжело дыша, прошептал он, – и сделай это, если сможешь. На карту поставлена моя жизнь.

Незнакомец смотрел на Тана с той же уверенной тщеславной улыбкой, с которой вошел в этот дом.

Тан благодарил Бога, с кем бы ни был этот Первый, когда бы он ни нанес свой смертельный удар, у него, Тана, остался последний шанс. Теперь был окончательно готов и план, в котором ему помогает могущественный друг. И теперь у Тана больше не было времени для сомнений – он вынужден довериться.

* * *

Тремя днями спустя, корабль с одним человеком на борту приземлился в самом центре Федеративного пространства, куда он проник, незамеченный, без прохождения положенных инстанций Нейтральной Зоны. Сенсоры корабля непрерывно сканировали этот огромный и пустой участок, компьютер без устали обрабатывал информацию: как только на его экране появилась маленькая движущаяся точка, сработал автоматический сигнал, именно так, как и было запланировано, послав единственное сообщение, на которое откликнутся:

«… корабль потерпел бедствие… корабль потерпел бедствие… Мэйдэй! Мэйдэй! Мэйдэй!»

Глава 8

«Старушка добрая Земля!» —
Дети твои поют.
Ветры дорог вперед пас несут,
Путь пролагая к иным мирам.
Мы влюблены в эти звезды плывущие,
Мечтая вернуться домой
И выжить любой ценой,
Чтоб снова увидеть деревья цветущие…

Прошло три дня после прощания с Землей. Спок очень часто находился на прежнем месте в научной станции, члены экипажа – на своих постах, и командирское кресло казалось непривычно пустым. «Энтерпрайз» пересекал звездное космическое пространство, следуя «вперед по курсу», оставляя позади себя фиксируемую инспекционными станциями территорию Нейтральной Зоны. В этом, находящемся под наблюдением, пространстве существовали слепые пятна – Зулу называл их «районы контрабанды» – в которых ионная интерференция или пролетающие мимо кометы оставались не обнаруженными сенсорами дежурных кораблей – тогда как обычно они улавливали и более незначительные помехи. Поэтому именно здесь дежурный патруль был всегда особенно внимательным и чутким. За 36-ой подстанцией ионный вихрь продолжался в течение нескольких месяцев, разбрызгивая шумные частицы в окружающую космическую пустыню. Именно в этом месте «Энтерпрайз» войдет в Нейтральную Зону и, обогнув Империю, возьмет курс на 872 Треугольник.

Спок кратко ознакомил офицеров с ситуацией на Земле и целями их путешествия. Каждый понимал, что судьба многих миров зависит сейчас от «Энтерпрайза», но только Спок и Саавик знали, что корабль летит за сном.

Сидя рядом со Споком возле научной станции, она проводила время, наблюдая за повседневной рутинной жизнью корабля, бесконечно восхищаясь и пытаясь разгадать причины и смысл долгих личных бесед Спока с мистером Скоттом. Вчера она с любопытством поинтересовалась, можно ли поприсутствовать. Но Спок, удивленно приподняв брови, лишь холодно указал на синтаксическую ошибку в ее сочинении о символических силлогизмах в поэзии Т'Ларна, проинформировал членов экипажа, что планерка будет проходить сегодня без него. И ушел. В свете последующих событий Саавик совсем забыла о таинственных встречах.

Лифт, вызванный Споком, привез пассажира. Это было самое странное существо, какое она когда-нибудь видела: глаза ярко-желтого цвета; тонкие пальцы, забавно шевелящиеся в знак приветствия; а голос – смешное, словно доносящееся из-под воды, бульканье.

– Приивееет, Спооок! Хочеешь пооссмотррееть, каак я чиииню?

– Нет, мистер Обо. Я должен идти. Чувствуйте себя свободно.

– Ооо'ккей, рреббяата!

И с этими словами булькающе-приветливое существо неуклюже потащилось к мостику, здороваясь с людьми, ощупывая приборы и панели своими необычными, похожими на волоски, выростами на пальцах. Но не взирая ни на что, он осматривал одновременно по несколько приборов очень быстро, прямо-таки совершая чудеса. Наушники Ухуры были исправлены, расшатанное кресло Саавик перестало раскачиваться, действуя на нервы. А вот в научной станции Обо не нашел ни единой поломки. После такого стремительного осмотра он приобрел ярко-розовый цвет, нежно погладив панель какого-то прибора, с большим уважением в голосе произнес:

– Сппоокаа, – с этими словами он вскарабкался на командирское кресло и, свернувшись калачиком, заснул. Именно в таком положении Спок и застал его, когда вернулся со своей таинственной встречи.

– Наш мастер, похоже, переутомился, – спокойно сказал он, – Ухура, может, вы могли бы помочь ему добраться до каюты? – и сел работать, не обращая внимания на раскрытые рты членов экипажа.

С тех пор Саавик не видела это забавное существо…

– Мистер Спок, канал Звездного Флота, – передала Ухура на следующее утро.

– Новая информация?

– Да, сэр. Все неосновные полеты отменены, и корабли вызваны обратно на звездные базы… – Она продолжала слушать, все больше и больше хмурясь, – выглядит так, будто они собирают Флот.

Покров неизвестности разорвался. Истина открылась для всех: их капитан все еще находился в ловушке, а мир на грани разрушения.

– Будет война? – Саавик быстро заглянула в глаза Споку.

– Надеемся, что нет, – в голосе Ухуры звучала неуверенность.

– Но вы готовитесь к войне. Это не спасет ваш мир.

– Может быть, спасет чей-то другой, – хмуро ответил Зулу. – Никто не стремится к смерти, Саавик, но здесь дело принципа: ящик Пандоры. Все сначала.

– Возможно, – согласился Спок, бросив взгляд на противоположную сторону мостика. Сегодня единственным новым человеком в дежурной группе был лейтенант Харпер. Доктор Маккой, провозгласив его физически здоровым, все же прописал рецепт: постоянная работа для отвлечения от мрачных мыслей. Скотти, его непосредственный начальник, старался поручать Харперу разнообразную работу. Сейчас лейтенант поднял голову от панели с пультом управления, мимолетно обвел всех растерянным взглядом – на его бледном лице веснушки выступали как-то особенно ярко – и снова склонился над работой. Он вообще редко разговаривал последнее время.

– Так что такое ящик Пандоры? – Саавик, используя редкую возможность, ловко проскользнула под перилами и с любопытством взглянула на панель управления, сверкающую многочисленными клавишами и кнопками.

– Старая история, – с видом бывалого рассказчика пояснил Зулу, – одна из наших древних легенд повествует о том, что Пандору – первую женщину на Земле – боги одарили всевозможными достоинствами: и умна, и необыкновенно красива… И еще принесли ей в подарок небольшой ящик, строго-настрого запретив открывать крышку и заглядывать внутрь…

– Почему? – быстро спросила Саавик, и глаза ее сверкнули, – ведь ящик принадлежал ей?

– Сейчас я к этому подойду, – продолжал, увлекшись, Зулу, – понимаешь, несмотря на все свои достоинства, Пандора была очень любопытной. И, возможно, задала себе тот же вопрос, что и ты, и… открыла ящик. А в нем было спрятано зло: беды, несчастья, невезение… Испугавшись, она поспешно захлопнула крышку, но все содержимое уже успело вылететь, а на дне ящика осталась только надежда. Зло проникло в мир, и с тех пор всегда рядом с нами.

– И люди верят в это? – удивилась Саавик.

– Ну, не совсем так. Это всего лишь легенда, Саавик, миф. Но мифы – значительная часть нашей культуры, они передаются из поколения в поколение, потому, что всегда несут в себе частицу мудрости или истины.

– Но в чем же здесь истина? Я никак не могу ее уловить.

– О-о, ну… – Зулу слегка растерялся, – думаю, истина в том, что слишком большое любопытство не приводит к добру и… ну-у… что богов нужно слушаться…

– Суть этой истории, Саавик, – вмешалась Ухура, лукаво взглянув на Зулу, – состоит в том, что исчадием всякого зла в мире является женщина. Хотя, мужчины, по-моему, это с удовольствием поддерживают.

Судя по бурному веселью, вызванному этим замечанием, Саавик поняла, что здесь кроется ирония, которая ей пока плохо удавалась. Она снова обернулась к Ухуре.

– Но ведь это не так. Даже если посмотреть на политическую историю вашей планеты, то скорее можно было бы предположить…

– Саавик, – недовольно прервал ее Спок, не отвлекаясь от своей работы, – не говори о том, чего не знаешь.

– О-о, – нахмурилась Саавик, – прошу прощения. Тогда расскажите о ваших богах.

Ухура с трудом подавила улыбку.

– И что конкретно ты хотела бы знать?

– В первую очередь, мне интересно, почему они совершали аморальные поступки. И почему любопытство, являющееся нормальной функцией интеллекта, считается чем-то дурным?

– Потому что боги, избегая вопросов, желают послушания и только послушания. В древности людей убедили в том, что некоторые вещи просто недоступны для понимания простых смертных. Но Пандору это не остановило, поэтому боги наказали ее и все человечество именно за любопытство, и единственное, что они нам оставили – надежду; по крайней мере, так гласит легенда.

– Надежду? – Брови Саавик удивленно изогнулись. Ухура снова сдержала улыбку. – Но, насколько я понимаю, надежда – это эмоциональное состояние, вера в то, что все будет хорошо, как бы этому ни противоречили факты.

– Да, именно так, – кивнула Ухура, внезапно став серьезной.

– Я никогда не соприкасалась с богами или надеждой, – простодушно призналась Саавик. Ее представления о человеческом рационализме изменялись не в лучшую сторону. – Но если зло содержится в ящиках, значит, его поместили туда сами люди. И к тому же Пандора не могла предположить последствий своего любопытства. Так почему же легенда обвиняет ее, когда именно ваши боги все и подстроили?

– Да, очень логичный вопрос, – улыбнулась Ухура, а Харпер бросил на них благодарный взгляд. Голос Саавик напряженно звенел:

– Я не одобряю религию поклонения богам без достаточных доказательств того, что они действительно существуют. А если вашу планету на самом деле создали высшие силы, то разве интеллектуальные достижения и технический прогресс не являются лучшим подарком для них, чем просто молитвы и слепое послушание?

– Саавик, – снова заговорил Спок, – считается невежливым критиковать религию или убеждения другого. Подумай лучше о сегодняшнем домашнем задании.

– Несомненно, – пробормотала Саавик, очевидно, разочарованная. – Извините меня. Я не знакома с вашими табу. Я постепенно изучу их и постараюсь им следовать. Даже среди вулканцев, – продолжала она, хмуро взглянув на Спока, – существуют вещи, которые считаются запретными для общего обсуждения. И я испытываю в связи с этим определенные трудности, потому что, если понятие существует в реальной жизни, о нем необходимо знать.

– Саавик, – Спок повернулся к ней лицом, недовольный тем, что ему пришлось отрываться от работы. – Твое домашнее задание сейчас будет выведено на экран.

Саавик замолчала.

Да, некоторые разговоры были странными, вызывающими у окружающих смущение и скованность. Встретившись глазами со Споком, Саавик покраснела, почувствовав себя обманутой и опозоренной. Не говоря ни слова, она тихонько села на свое место. Спок еще с секунду внимательно смотрел на нее, а потом, повернувшись к остальным, велел возвращаться к работе.

Именно в этот момент в наушниках Ухуры возник резкий незнакомый сигнал, но раздавшийся потом голос она сразу узнала. Нажав кнопку, Ухура впустила этот голос в общие динамики так, чтобы его слышали все.

– Почему мне не сообщили, что на борту корабля беландрид?

Харпер встревоженно повернулся на своем месте.

– В чем дело, доктор Маккой? – спросил Спок.

– А в том, что он лежит в бессознательном состоянии у меня на столе, а я понятия не имею, как с ним обращаться и как этих беландридов лечить!

– Мистер Харпер, можете отправиться туда, – сказал Спок. Харпер, выпалив «спасибо, сэр», пулей выскочил из комнаты, направляясь к лифту. – Доктор, а что с мистером Обо?

– Обо? Этого я тоже не знаю! Похоже, обморок. Он хлопнулся сразу же, как Скотти накричал на него.

* * *

–., не хотел причинить этому существу никакого вреда… – расстроенный, Скотти нервно шагал из угла в угол, – я не ожидал, что он сунет свои синие пальцы прямо в двигатель! Мы меняли начальную скорость, вы же знаете…

– Никаких следов повреждений на теле, – произнес Маккой, проводя сканером по безвольно лежащему на столе существу. – Так что произошло, Скотти? У него был шок или что? Или его током ударило?

– Не оскорбляйте мой двигатель, доктор Маккой! Никаким током он ударить не может!

– Обо? – По коридору послышались бегущие шаги, и в дверь влетел Харпер. – Обо! Я же говорил тебе!.. О, доктор, командир Скотт… Мне очень жаль, что так вышло… – Подбежав к Обо, он начал растирать ему макушку и затылок. – Ну же, вставай…

– Мне кажется, вы не слишком встревожены. Такое уже случалось не раз? У этого малыша часты обморочные состояния?

– Не совсем, сэр… видите ли, Обо несколько другой…

– Ничего не понимаю! – воскликнул Маккой, с интересом рассматривая пальцы существа, – так что же с ним произошло?

– Ну… если командир Скотт повысил голос…

– Да этот урод сидел наверху моего дилифиумного регулятора, он…

–., чинил его, сэр. Просто Обо иногда забывает спросить разрешения.

– До сих пор у нас не было проблем с регулятором, парень, поэтому ему просто нечего было там чинить! А вред он мог нанести колоссальный. Этот механизм очень, понимаешь ли, чувствительный!

– Тише, Скотти, ничего не стряслось. Только больше не пугай его… – Маккой протянул командиру регулятор, и тот, все еще что-то смешно бурча, удалился.

Желтые круги под ресницами Обо стали ярче. Зашевелились крошечные пальцы. Точно растворившиеся створки окна, открылись веки Обо, и неоновый глаз понимающе посмотрел на Харпера и Маккоя.

– Бобби… – Наконец, открылись оба глаза. – На меня крииичаал боольшоой чеелловеек.

– Ты не спросил у него разрешения, – твердо сказал Харпер, – и этот человек тебя не знает. Ты его тоже напугал, понимаешь?

– Нееет, Ббообби, – Обо грустно повесил голову.

– Так вот, в следующий раз спрашивай разрешения. Обо постарается быть хорошим, доктор, честно. Но когда на него кричат…

– Бооольнно! Страах! Пплоохо!

– Ну, хватит, хватит, Обо, все уже позади. Мне нужно возвращаться к работе. Делай только то, что скажет доктор Маккой. Я приду, как только освобожусь.

– Оо'кеей, Ббообби!

Маккой остановил Харпера уже у двери.

– Кстати, а вы сами как себя чувствуете?

– Спасибо, доктор, хорошо. Только…

– Я знаю, сынок. Дольше всего заживают царапины на душе… Старайся не переутомляться…

– Хорошо, – Харпер добродушно помахал Обо на прощание. – Пока!

– Поокка, Ббообби!

– Так, Обо, теперь ты будешь хорошим и позволишь мне посмотреть твой маленький… О-о, нет! Поставь это! Это очень дорогостоящее…

– Лееегкоо цпочиинить! – радостно произнес Обо, поднимая наполовину разобранный микроскоп: колечки, гаечки, линзы и шурупы замелькали в его руках, точно карты у шулера.

– Нет! Это мой анализатор дна. Я должен вернуть его обратно… – На глаза Маккоя навернулись слезы, все тело его, казалось, как-то сжалось, – …о, ладно, продолжай, играй с этим… В любом случае, эта проклятая вещь никогда толком не работала.

– Всеоо сддееелаанно! – Обо торжественно подвинул микроскоп прямо под нос Маккою. – Я нне наапугааал ттееебяа? – встревоженно спросил он – Дай-ка посмотреть… – Маккой взял у него из рук микроскоп. Он был полностью собран: свет ламп достаточно ярок, а при легком прикосновении к кнопке настройки, линзы послушно двигались, на маленьком дисплее появились четкие строчки. – Не может быть! Скотти! Срочно иди сюда! Ты ни за что не поверишь!

– Ну что еще? – Скотти вышел из смежного кабинета. – Чему я не поверю?

– Инженерная – в медкабинет… Доктор Маккой, если увидите мистера Скотта, попросите его немедленно…

– Алло, Макиннис, – отозвался сам Скотт, – ты уже получил этот чертов доклад или будешь тянуть весь день?

– Получил, сэр, но только никакого отклонения, о котором вы говорили, нет! Полет заканчивается в девяносто девять и две. Понятия не имею, как. Что бы мы ни делали, ничего не помогает…

– Девяносто девять и две?..

– Скотт бросил вопросительный взгляд на Обо, и у того на глазах тут же заблестели слезы.

– Ннеее зааакоончииил ещеоо! – признал он. – Плооохоо, плооохо…

– Оставь это, Макиннис! И с этой минуты будь повежливее: этот парень стоит десяти. – Отключив наушники, Скотт на цыпочках пересек комнату. – Мистер Обо, – добродушно обратился он, – мы можем начать все сначала? И если ваше самочувствие уже позволяет…

– О, нет, ты не сделаешь этого! – Маккой встал впереди своего пациента. – Он еще…

– Нууужноо ддооочиниить? – просиял Обо.

– Да, парень. Пойдешь со мной? – Скотт тоже разулыбался.

– Ооо, ддааа! – Обо обернулся к Маккою. – Ппоожаллуйстаа! Ввсео уже хоррошооо.

– Да, думаю, что так… – неохотно отозвался тот. Глядя вслед удаляющейся по коридору парочке, он думал, что их можно назвать чуть ли не друзьями. – Эй! Я еще не закончил! – крикнул он вслед. – Обо, потом вернешься, слышишь?

Некоторое булькающее подобие ответа эхом отозвалось в коридоре:

– Ллееегккооо!

* * *

Саавик ближе склонилась к экрану, пристальнее вглядываясь в неровную, страшную поверхность Хэллгарда. Заснятый камерами «Симметри», таким он выглядел шесть лет назад. Он казался огромным даже с орбиты. Она никогда раньше не видела этой кассеты. И никогда не хотела увидеть, чтобы не вспоминать то злосчастное место, в котором она была диким, невежественным существом. Перед ней лежал выжженный, почти мертвый мир, где нещадно палило солнце и вихрем кружила пыль, напоминающая о прошлом, насмехаясь над ее новой жизнью, над всем, что было впереди… Ее охватила паника и нарастающий гнев. Саавик выключила экран, но образ родной планеты стоял перед глазами. Грозный и могучий, он как бы кричал ей в лицо: «Видишь? Победил я!» Когда она, наконец, заставила себя успокоиться, на мостике послышался чужой голос. Еще не до конца освободившись от страшных воспоминаний, она не уловила смысла прозвучавших слов.

–., внимания и чуть-чуть человеческого тепла, Спок! Это все, что нужно малышу. Просто немного хороших…

– Доктор, прочтите, – сидевший за приборами научной станции Спок закрыл глаза, – мне говорили, что эмоции мистера Скотта вначале чуть не свели беландрида в могилу.

– Зато видели бы вы их обоих сейчас! А знаете, что сделал этот парень? Помните мой новый микроскоп? Только вообразите, что…

– Доктор, чему обязаны удовольствием видеть вашу компанию? Вы пришли с какой-то определенной целью?

Маккой скрестил руки на груди, криво усмехнувшись.

– Что ж, так получилось. Некий кадет Академии по имени Сэвик еще не прошел медицинский осмотр, обязательный для членов экипажа, находящихся на борту корабля.

– Саавик, – поворачиваясь со своего места, зардевшись, поправила девушка. Она внимательно посмотрела на человека, проявившего так мало уважения к власти мистера Спока, что, кстати, не удивило и не смутило никого из старших офицеров. Саавик это показалось странным. И вот теперь они все смотрели на нее…

– О, Господи, – выдохнул Маккой, – еще одна!

– Мое имя, – холодно и отчетливо-дерзко проговорила Саавик, – пишется с двумя буквами «а» в середине, которые произносятся как одна. И я не нуждаюсь в медицинском осмотре, потому что никогда не болею. – Она снова вернулась к своей работе.

– Одну минуточку, пожалуйста, – с заметной иронией примирительно произнес Маккой, – это приказ командира, кадет! И я несу ответственность за тех, кто нездоров или кто пострадает во время полета.

Саавик посмотрела на Спока – он занимался своей работой, внешне не проявляя к их беседе никакого интереса. Но она хорошо чувствовала Спока. Саавик медленно обвела взглядом мистера Маккоя с головы до ног, словно разглядывая редкое насекомое в лабораторной пробирке.

– Вы доктор? – спросила она.

– Да. Меня зовут Маккой. А вы – мой пациент на этом корабле. Поэтому будьте любезны последовать за мной, юная леди.

– Минутку, сэр, – корректно сказала она и, повернувшись к Споку, заговорила с ним по-вулкански. Даже в спокойно-тягучих звуках этого языка чувствовалось раздражение и негодование девушки.

–., все доктора в Академии, так почему же я должна идти к этому? Я не больна!

– Одна из причин очевидна, Саавик: у нас не было времени продублировать все эти медицинские карты. Доктор Маккой – наш главный офицер-врач, и даже я подчиняюсь его приказаниям. Разве ты сомневаешься в разумности порядка в Звездном Флоте?

– Да! И в вашем выборе врачей! – горячо и упрямо отозвалась она, – есть какие-то другие причины, мистер Спок? Вы сказали, одна из причин, значит, есть и другие…

– Вторая причина в том, что я сам попросил его об этом. Иди с доктором, Саавик. Занятия начнутся в 16-00, и в этот раз ты должна будешь доказать существование пространственного тангенса в абстрактных и конкретных терминах. Я с нетерпением этого жду.

– Я тоже, – хмуро сказала она, направляясь к лифту, словно к эшафоту. Повернувшись к членам экипажа, она любезно произнесла, – мне понравилась наша дискуссия о пороках человечества. Это было, – прищурившись, Саавик посмотрела на Спока, – большей частью очень познавательно.

– Не волнуйся, – улыбнулся ей Маккой, – это ни капельки не больно.

– Я не боюсь боли и вовсе не волнуюсь.

– Да, я должен был предположить…

Двери лифта закрылись.

– Знаете, – откинувшись на спинку стула, задумчиво произнесла Ухура, – мне кажется, этот древний миф доказан не до конца. Может быть, внутри этого ящика сохранилось что-то еще, и нам приходится открывать это самим. Как вы думаете, мистер Спок? Возможно, боги оставили нам вместо надежды логику?

Спок серьезно посмотрел на нее:

– Кажется, вы достаточно мудры, чтобы верить в это.

* * *

–… Та-ак, а как насчет этого? Это вас когда-нибудь беспокоило?

– Нет. – Когда доктор касался Саавик сканером, по всем клеточкам ее тела разливался холод.

Она старалась сдерживать брезгливую дрожь, но весь осмотр был крайне неприятен для нее. Разве это не прямое нарушение Акта о Неприкосновенности Личности?

–., детские болезни? Несчастные случаи в детстве, травмы головы?

Эти вопросы, осмотры, ощупывания и прослушивания заняли чуть более часа. Ей хотелось пробить от злости и нетерпения стену кулаком.

– Сэр, меня ничего не беспокоит. Ваши приборы показывают, что у меня все в пределах нормы, верно?

– Что ж, давай поговорим о тебе. Ты давно знаешь Спока?

– Да, – ей совершенно не хотелось говорить о себе с этим человеком. Даже его тон был несколько покровительственным. Он задавал глупые, бессмысленные вопросы, так небрежно затрагивая самые болезненные и чувствительные стороны ее души. Саавик подумала: «Еще немного – и я совершу что-то ужасное…»

– Гм… Он твой родственник? Или друг семьи?

– Нет. Не понимаю, как это относится к моему здоровью, но мистер Спок – мой учитель. А сейчас не могли бы вы сообщить результаты осмотра?

– Думаю, твое здоровье – более сложная вещь, чем обычный набор фраз, – губы доктора растянулись в кривой улыбке. – Я тоже давно знаю Спока и уверен, что он превосходный наставник, не так ли?

– Конечно.

– И всегда он ждет от тебя самого лучшего, верно?

– Да.

– И тебе важно жить так, как этого ожидает от тебя Спок?

Внезапно Саавик почувствовала, что попала в ловушку, что любой ответ сейчас может подвести ее или Спока. Ей хотелось вырваться из этой холодной отвратительной комнаты, спрятаться от человека с худыми руками, недоброй улыбкой на губах и острым умом. Саавик не могла сдержать раздражения:

– Доктор, а почему бы мне не стараться всегда делать так, как лучше? Разве вы сами к этому не стремитесь?

– Естественно, стремлюсь, но никто не совершенен. Быть всегда правильным – очень скучно. И Спок, я уверен, понимает это, даже если не подает виду.

– Не вижу причин извиняться за желание поступать правильно и стремиться к совершенству. Многое находится за пределами моего понимания, но нет ничего недоступного пониманию мистера Спока. И я не испытываю никаких трудностей с моим учителем. В отличие от многих людей, с которыми мне приходилось встречаться, он всегда поступает честно.

– В самом деле? – Маккой бросил на нее почти свирепый взгляд, и она обрадовалась, что сумела досадить ему: Саавик предпочитала воевать в открытую. – Что ж, Саавик, почему бы тебе тогда не спросить его о том времени, когда он… – Доктор сделал неопределенный жест рукой, будто бы подыскивал слова, потом запрограммировал диспенсер, и в бутылочку насыпалось определенное количество таблеток. – Будешь принимать по три-четыре таблетки каждый день, понятно?

– Конечно. А что это?

– То, что прописал врач! – крикнул Маккой, потерявший терпение, но, спохватившись, взял себя в руки. – Разновидность витаминов. Спок их тоже принимает, и для тебя они будут полезны. Кстати, при таком стремлении к совершенству, юная леди, вы должны хорошо питаться и спать.

– Да, доктор, – согласилась Саавик, желая поскорее прекратить этот неприятный визит.

Он, пробормотав свое обычное «ух-ху», вышел, оставив ее одну, чтобы она смогла одеться. Саавик так быстро это сделала, что забыла даже взять бутылочку с витаминами, стремительно выбежав в коридор, где наткнулась на сидевшего там человека.

– Извините… О, здравствуйте, мистер Харпер, так, кажется?

– Просто Бобби, – ответил он и просиял широкой добродушной улыбкой. – О, я рад, что, наконец, смогу пообщаться с вами.

Саавик удивилась. Именно сейчас она не могла разговаривать ни с кем. В противоположном конце коридора показался выходящий из лифта Спок, общения с которым ей, как ни странно, тоже хотелось избежать.

– Простите, но боюсь…

– Вы спешите? Но ведь вы та самая Фотонная Торпеда? Послушайте, я видел, как вы играете! Просто обалденно!

Выхода не было – Спок приближался.

– Оба-что? – измерив Харпера отсутствующим взглядом, переспросила она. Спок слышал каждое слово.

– Обалденно что, лейтенант Харпер?

– О, командир, мы просто говорим о том, как кадет Саавик…

– Может быть, как-нибудь в следующий раз… – в отчаянии пыталась она прервать беседу.

– Нет, зачем же? – Спок остановился, скрестив руки на груди. – Продолжайте, продолжайте, лейтенант. Я нахожу это интересным. Кадет как-то отличилась?

– M-м, да, сэр, – загнанный в угол, Харпер беспомощно переводил взгляд с одного на другого, извиняюще поглядывая на Саавик. Она упрямо отвернулась. – В бейсболе, сэр. Саавик помогла выиграть своей команде три игры!

– А-а, понятно. – Спок пристально посмотрел на Саавик.

Харпер покраснел под своими веснушками, внезапно почувствовав себя не в своей тарелке.

– Ну что ж… ладно… мне пора идти… – Он попятился и, резко повернувшись, исчез.

Саавик смотрела вслед удалявшемуся Харперу, боясь поднять на Спока глаза и чувствуя неприятную дрожь под его ледяным продолжительным взглядом.

– Мне оставалось либо это, либо «Вулканский Вектор», мистер Спок! – наконец крикнула она, – и при сложившихся обстоятельствах, я подумала, что…

– Очень разумно, – холодно ответил Спок. Саавик застыла в замешательстве.

– Мне можно идти?

– Мммм, – промычал Спок. Саавик, с облегчением приняв это за разрешение, гордо промаршировала к лифту, высоко подняв голову и размышляя про себя, услышит ли она окончание фразы Спока. До нее донеслось тихое бормотание:

– Фотонная Торпеда… в самом деле, Саавик…

Она, не оборачиваясь, пошла дальше.

– Давай, Харпер, будь умницей… а-а… это ты… – Маккой нахмурился, глядя поверх монитора на входящего Спока. Его голос казался чужим, а глаза смотрели недружелюбно. – Если ты здесь для того, чтобы рассказать о Саавик, то, боюсь, ты немного опоздал. Не будешь так любезен объяснить мне, что, по-твоему, я должен был у нее искать?

– Попробую. Искать любые причины, которые мешают ей восстановить в памяти события десятилетней давности.

– Спок, она умирала с голоду. Этому ребенку всегда не хватало еды. До сих пор ее организм в пограничном состоянии: сохранилась протеиновая нехватка – и ты беспокоишься о ее полном выздоровлении? Хорошо: никаких черепно-мозговых травм. Доволен? – ядовито спросил он. – Тогда скажи мне, что, черт побери, делают с маленькими детьми на Вулкане?

Спок замер.

– Доктор, что вы нашли?

Маккой кивнул на показания дисплея.

– У нее расшатаны ребра, прокол в легком, множественные переломы, внутренний шрам – Спок, что, черт возьми, случилось с этим ребенком?

– Не знаю. – Спок как-то затих. – Этого не знает и Саавик, вот почему я настоял на осмотре… «Какое самообладание: разговаривает с совершенно неизменным выражением лица, не дрогнет ни единый мускул».

– Проклятие, я не удивлюсь, если ее сбросили когда-то с пятиэтажного здания, но каким-то чудом она осталась жива…

– Нет.

«Боже, он все принимает за чистую монету», – снова промелькнуло у Маккоя.

– Нет, Спок, я так не думаю, – более мягко сказал он, – ранения были другими. Послушай, попробую высказать тебе свое предположение: я, слава Богу, не часто встречался с подобным в практике, но очень похоже, что ребенка когда-то избили так, что она находилась на волоске от смерти. А вот, как это случилось и кто это сделал…

– Доктор, это произошло не на Вулкане, – тихо произнес Спок; он не отрывал грустных глаз от экрана. – Саавик там никогда не была. И вулканцы не бьют своих детей.

– Спок, я никогда так и не думал, но подобные травмы… если она не может вспомнить, как это было, то, вероятно, травма была столь сильной, что память заблокировала данный эпизод прошлого – защитная, так сказать, реакция организма. Если она когда-нибудь и вспомнит об этих событиях, то совершенно произвольно. И не ее вина, если этот временной пласт не восстановим.

– Доктор, уверяю вас, что я…

– Послушай меня внимательно, Спок. Это старые раны, которые нанесены очень давно, и никогда не лечились. Но меня больше волнует то, что беспокоит ее сегодня.

Спок понимающе уставился на врача.

– У Саавик… что-то болит?

– Да, то, что она сама не осознает как болезнь, то, что не можешь допустить ты. Психомоторный сканер отчетливо зафиксировал постоянно живущее в девушке чувство вины и страха. Страха! Тревога, гнев борются в ней, отражаясь, сказываясь на всем, что бы она ни делала. Ненависть к себе – опасная вещь, Спок, и твоя воспитанница страдает этим.

Спок опустил глаза.

– Наша миссия относится к стрессовым…

– Я говорю тебе, Спок! Ребенок боготворит тебя! Она готова слепо верить и следовать стандартам, которые ты ей навязываешь, хотя сам порой не в состоянии их выполнить. Ты хочешь познать ад? Вперед! Я знаю тебя слишком давно, чтобы надеяться, что ты изменишься. Но не веди ее по этому пути! Она и так испытала в жизни многое. Ребенок! Постоянно попрекает меня Актом о Неприкосновенности Личности. Вот, – он указал на таблетки, – это решит протеиновую проблему, но она оставила пузырек здесь. Я даже сказал ей, что ты тоже принимаешь их.

– Но это не так, доктор. Я не принимаю таблеток. А про сканеры вы Саавик тоже солгали? Или просто не сказали?

– Черт побери! Все было как раз наоборот! Она даже слушать меня не стала… И ты, Спок, просишь меня узнать о блокировании ее памяти, не говоря о том, почему так важны эти старые воспоминания.

– Я попрошу Саавик, чтобы она рассказала вам сама.

Маккой вздохнул, сделав нетерпеливый жест рукой.

– Что ж, пока мне никто ничего не говорит, я работаю в абсолютной темноте. Понимаешь, все, что я хотел сказать тебе, это… будь с ней помягче, Спок. Ведь она молоденькая девушка.

– Тонкое наблюдение.

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Попытайся подбодрить ее, подай руку, когда она оступится, и тому подобное. Сейчас ей необходимо именно это.

– Как мало вы ее знаете, доктор! Все, в чем нуждается Саавик, – это правда. И я настаиваю на том, чтобы вы сказали ей правду, полную, без прикрас и сокращений. Она, распознавая даже нечто более незначительное, находит это оскорбительным. Вы выражаете ей недоверие тем, что скрываете от нее правду, знать которую она имеет полное право. Именно вы должны сказать ей, и я настаиваю, чтобы вы это сделали. И здесь ваши теории не совсем точны.

– Ты бессердечный, Спок, а расплачивается за это Саавик. Ты просто не в силах признать свою не правоту, даже возможность того, что ты можешь оказаться не прав.

– А вы, доктор, никогда не можете посмотреть дальше своих драгоценных теорий и суждений. Насколько мне известно, Саавик еще ни разу в жизни не «споткнулась». Ей бы не понравилось такое предположение. Думаю, ваша жалость ей не нужна, как и моя. До свидания, доктор.

– Нет, минуточку, Спок! – Маккой указал на экран. – Состав ее крови говорит о том, что она наполовину ромуланка. Относится ли это каким-то образом к ее тревогам? И знает ли она вообще об этом?

Уже у двери Спок остановился и вздохнул.

– Конечно, знает, доктор. И это относится к ее состоянию самым непосредственным образом. – Он вышел в коридор, мысленно произнося проклятия.

– Ах ты, сукин сын… теперь он говорит мне…

* * *

Саавик сидела, облокотившись на панельную доску стола Спока с упрямым видом. В другой комнате Спок сканировал журнал, не обращая внимания на ее недовольную мину и тихую брань. Все его попытки отучить ее от ругательств не приводили к желаемому результату. Она ругалась, используя незнакомые слова, смысла которых он не понимал, и потому спорить с этим было бесполезно и неразумно. Постепенно проклятия становились все громче и раздраженнее. Наконец, желая прекратить нарастающую бурю, Спок повернулся со своего места и произнес:

– Я не понимаю значения некоторых слов, но прекрасно вижу твое волнение, Саавикам. Что беспокоит тебя помимо пространственного тангенса?

Ее лицо еще более помрачнело.

– Эти… эти люди!

– А-а…

– Они ограниченные существа, мистер Спок! И они это постоянно доказывают, говоря: «Я всего лишь человек. Чего вы от меня ждете?» или «Никто не может быть совершенным», – но как же они смогут стать лучше, если так пассивны? Они требуют от себя самую малость, просто наслаждаясь собственными речами. Даже приветствуя друг друга вулканцы говорят: «Долгих лет и процветания», а земляне ограничиваются легкомысленным «Привет, неплохой денек!»

– Но почему же тебя это злит, Саавикам?

– Потому что… потому что для них все очень просто. Они смеются и плачут, сердятся, тут же извиняясь за содеянное, наивно полагая, что беды вышли из ящика каких-то богов, таких же ненавидящих и опасных, как ромулане. Еще они думают, надежда спасет их мир… Мне кажется, они глупы… по крайней мере, некоторые из них.

– А мне кажется, – как можно мягче заметил Спок, – что тебя просто раздражают отличия землян от нас. И возможно, ты, сама того не осознавая, хочешь, чтобы тебе все так же легко удавалось, как и им.

Саавик бросила на него долгий жесткий взгляд, напряженно отыскивая возможность возразить.

– Но я вовсе не хочу быть во всем похожей на них, мистер Спок. Я вулканка, и… меня беспокоят даже не земляне. А я сама. Я стараюсь изо всех сил все вспомнить, но не могу! Я не знаю, что я сделала, а мы уже скоро будем там… – Она резко опустилась на стул. – Я хочу быть настоящей вулканкой, но иногда мне это не удается. Чаще всего я злюсь неизвестно почему, на кого или на что.

– Я понимаю. У тебя есть много причин для гнева. Но не будем говорить об эмоциях, обсудим их пользу для тебя. Например, сегодня ты рассердилась на доктора, верно?

– Этот доктор был со мной совершенно не корректен.

– М-мм…

– И потом, он вообще ничего существенного не говорил.

– Подозреваю, ты сказала ему еще меньше. Это, безусловно, личное право каждого. Но ведь ты хочешь восстановить свою память, а он обладает необходимыми для этого медицинскими знаниями. Я весьма удивлен, что ты не использовала предоставившуся возможность. Злой упрямец никогда не видит реальных шансов.

Саавик презрительно промолчала в ответ. Потом с ногами залезла на стул и свернулась калачиком, храня безмолвие.

Прошло довольно много времени прежде, чем она заговорила.

– Мне приснился другой сон, – тихо сказала она, – но уже после того, как я пробудилась. Это относится к воображению?

– Не могу сказать, Саавикам, пока не узнаю, о чем сон.

– Это происходит на корабле, быстро летящем в космическом пространстве. Навстречу несутся звезды. Я пристально вглядываюсь в них и ощущаю, что… есть необыкновенное место, откуда летят эти звезды. Я направляюсь туда и уже нахожусь там одновременно. Я не вижу, как выглядит это место, но точно знаю, какое оно. Там нет гнева, мистер Спок. Только звезды. И я знаю их, принадлежу к ним, я – одна из них. Если бы только я могла добраться туда, мне бы открылись многие тайны. И я стала бы всем тем, чем хотела бы быть. Это место очень красивое, но стоит мне отвернуться хоть на секунду, оно исчезает. И тогда я понимаю, что оно ненастоящее. Мне кажется, я сама придумала все это, мистер Спок… Наверное, мне хотелось, чтобы оно существовало на самом деле. Можно вопрос? Обладают ли настоящие вулканцы таким воображением, могут ли они представлять себе столь нереальные вещи?

– Саавикам, ты очень разная, но никогда не сомневайся в том, что ты настоящая вулканка. Это место, о котором ты говорила, не среди звезд, оно внутри тебя. Оно во мне. Во всех нас. И ты должна хранить его. Всегда. Тебе только приоткрылись тайники нашего сознания, которые на самом деле гораздо глубже, фактически недосягаемы. Это соединение разума и души, состояние, которое мы называем Временем Истины или Колинар.

– Так я могу этому научиться? Могу найти Колинар в себе?

– Это определенный путь, Саавикам. Образ жизни. И тот, кто идет этой дорогой, должен оставить позади все: эмоции, привязанности, привычки… Только тогда разум станет абсолютно свободным для того, чтобы воспринимать вещи объективно. Только тогда мы поймем смысл собственного существования… причину своего рождения. Колинар… это англицизм. Глубокий личный опыт.

– Никогда не думала…

– Да. Мы не пишем и не говорим об этом. Время Истины приходит к каждому по-разному, так считают учителя. Но истине нельзя научить. Как и покой, это состояние ни с кем нельзя разделить, никому нельзя отдать. Его можно только ощущать. Тебе знакомы страсти? Даже этот опыт надо оставить позади для обретения Времени Истины. Ты должна отказаться от всего, от всех…

– Но разве это возможно? – в глазах Саавик застыло изумление, – если я изучу и запомню абсолютно все, то избавлюсь от гнева? Даже будучи лишь наполовину вулканкой…

– Не знаю, Саавикам. Когда-то и я в это верил. И если ты выберешь тот путь, то, возможно, тебе это удастся. На Вулкане. С Учителями… Но не мне. Я пытался, но… у меня не получилось.

Саавик не верила собственным ушам.

– Но вы ведь никогда не сердитесь! Даже тогда, когда я разломала ваш новый компьютер, или когда бросила в воду ваши фамильные кристаллы…

– Ты была всего лишь ребенком, Саавикам. И никогда не давала мне настоящего повода для злости. А моя неудача… – Слова как-то с трудом вырывались у него из груди, – не была просто гневом.

– Тогда чем?

Вопрос был закономерен, но Спок не нашелся, как ответить на него.

– Я думаю, что это очень специфическое вулканское понятие, – почти прошептала Саавик, – и я совсем его не понимаю… Но, возможно, мистер Спок, вы потерпели поражение не на самом деле. Может быть, для полувулканцев на все уходит чуть больше времени?

Она с тревогой продолжала наблюдать за ним. Спок никогда раньше не был свидетелем того, чтобы Саавик отказала себе в удовольствии задать вопрос, если такая возможность предоставлялась. Сейчас ему показалось, что девушка становилась добрее.

В наушниках внутренней связи появилось характерное шипение и потрескивание. Он быстро подошел к столу, но, внезапно остановившись, порывисто повернулся к свернувшейся калачиком на стуле Саавик.

– Возможно, ты и права, Саавикам… Спок слушает.

– Мистер Спок, – на экране внутреннего коммуникатора появилось озабоченное лицо Зулу, – мы поймали сигнал о помощи. Мэйдэй, сэр. Направление 038, отметка 7. Отвечать?

– Сканеры фиксируют еще какие-либо корабли в данных координатах?

– Нет, сэр. Ни единого. Через двенадцать минут мы минуем данную область. Нужно решать, будем ли идти на контакт или нет. Сигналы все еще не прекращаются. Неизвестно, что это такое…

– Если мы пойдем на контакт, сколько времени потеряем?

– Наше появление на планете произойдет с опозданием по меньшей мере на полтора солнечных дня, да и то если не… Мистер Спок, – голос Зулу стал неуверенным, – Ухура говорит, что сигнал бедствия подается в автоматическом режиме. Он не меняется, сэр.

Это означает, что на борту корабля все мертвы. Нарушить радиотишину так близко от Нейтральной Зоны – почти выдать присутствие «Энтерпрайза» ромуланским патрульным службам. Пренебрегать этим нельзя. Да и время, отведенное на операцию, строго ограничено. Если они займутся исследованием мертвого корабля, то будут рисковать вдвойне. Но возникал еще один важный вопрос: а вдруг «Энтерпрайз», прилетев на Хэллгард, обнаружит, что все оружие исчезло с этой планеты, а люди погибли из-за того, что их сигнал Мэйдэй проигнорировали? Менее двух дней вдали от Федерации. С нарушением законов Федерации. Самим кораблем Федерации. Сигнал был достаточно сильным, чтобы сделать вывод о размерах корабля. На нем могла находиться сотня людей и даже больше.

– Мистер Зулу, – тяжело вздохнул Спок, – ловите сигнал, мы должны осмотреть корабль. Я сейчас иду к вам. – Отключив связь, он нахмурился. – Осложнение, Саавикам. Тебе выходить нельзя. Лучше разберись с пространственным тангенсом.

– Да, мистер Спок. – У самой двери Саавик не выдержала, – можно спросить? Колинар… это очень сложно?

– Да, очень.

– И это означает быть настоящим вулканцем?

– Нет, – с заметной грустью в голосе отозвался Спок, – нет, Саавикам, это всего лишь начало. Хорошенько учись.

Она снова вернулась на свое место, стараясь сосредоточиться. Неожиданно вспомнив о чем-то, она ввела в компьютер лингвистическую программу, назвала слово и прочитала его толкование: «Красть – незаконно изымать материальные ценности, услуги или людей /особ, транспорт/ средствами угрозы, силы или оружия.»

Саавик нахмурилась: доктор совершенно нерационален. Или, что вероятнее, не правильно использовал назначение слова – такое у людей случается часто. Но ее беспокоила мысль гораздо более важная: что же во всей Вселенной могло вызвать неудачу Спока?

* * *

Кирк не мог спать. Иногда, потеряв счет времени, он впадал в полудрему, но лишь на короткий момент: обостренные тревожные чувства не давали уснуть глубоко. Сердце бешено колотилось, жар и озноб сменяли друг друга. Это продолжалось до тех пор, пока на экране не появились изображения доктора Ренн и Кински, которые сообщали, что Земля еще жива, и он не один. Кирк очень устал. Так устал, что изображения людей на экране сливались в бесформенные тени, их голоса казались голосами давно потерянных друзей, а сам Вольт представляется мостиком «Энтерпрайза». Он изо всех сил крушил эту сладкую иллюзию, но постепенно борьба между явью и полусном все сильнее толкала его в пропасть безумия. Судорожно спохватываясь, он старался неустанно следить за курсом своего корабля, исследовать данные мониторов и рассматривать чертежи полета, чтобы хоть как-то отвлечься от пустой, давящей тишины, угнетающей его. Время в Вольте тянулось бесконечно долго.

И один за одним терпели неудачу эксперименты. Вирус не поддавался никаким попыткам уничтожения или нейтрализации – его молекулярная структура не нарушалась ни под каким воздействием. Исследовательские центры отовсюду, начиная с Земли и кончая Вулканом, на специальных шифровальных каналах поддерживали связь со Звездным Флотом; обсуждались теории, предлагались эксперименты, по коридорам штаба пускали новых роботов, которые разносили и устанавливали в здании всевозможные контрольные приборы. С опустошением каждого кислородного баллона надежды возрастали, а потом так же закономерно умирали. После тщетных опытов наступали длительные консультации и анализ результатов, в течение которых Кински и Ренн не оставалось ничего делать, кроме как спать и есть.

В данную минуту доктор Ренн рассказывала о неудачах адмиралу Ногура:

– … вторая попытка, адмирал, тоже не дала никаких результатов. Мы не можем расщепить его генетический код. Вулканцы работают над методом молекулярно-генетического расщепления, чтобы вирус стал более уязвим, но что они делают конкретно, мне неизвестно.

– Спасибо, доктор. Еще что-то?

– Просто размышления… мои, – доктор колебалась.

– Я буду рад их выслушать, – добродушно отозвался Ногура, и Кирк испытал прилив благодарности к старику. Ренн, очевидно, была расстроена, хотя и старалась держать себя в руках – напряжение сказывалось на всех.

– Этот вирус, адмирал… Мы пытаемся найти его уязвимое место, придумать какой-нибудь антидот. Но кажется, что ромулане изобрели нечто более страшное, чем сами предполагали. Без подкормки он не реагирует, как бы засыпает, и до этих пор ничто не может оказать на него никакого воздействия, даже абсолютный вакуум. Сэр, это означает, что вирус выживет вне атмосферы и может переноситься кораблями и солнечными ветрами. Если эта зараза сейчас вырвется из своей клетки, она уничтожит всю солнечную систему. А на это, наверняка, ромулане не рассчитывали. Я думаю, это первая проба данного оружия на планетарную цель. Сэр, они всего лишь хотели посмотреть, как это сработает.

Ногура внимательно слушал.

– Очень интересно, доктор. Мне хотелось бы получить ваши размышления в письменном виде. И попытайтесь не поддаваться панике. Вы прекрасно работаете. – Он обернулся к Кирку. – Пришло твое время, – в словах Ногура Кирку послышалась ирония, – как ты справляешься?

– Нормально, – последовал скупой ответ. – Что там наверху?

– Завтра должна поступить информация с «Энтерпрайза». Империя по-прежнему молчит. Комак вкратце ознакомил делегатов с ситуацией. Сарэк тоже подключился. Вулканцы выступают за принятие мер по спасению жизней, но не одобряют нашей подготовки к войне. Члены миров ведут постоянные пересуды – некоторые утверждают, что Звездный Флот обязан защитить их, – и никто не верит научное разрешение проблемы.

– Но какого черта переговоры ведет Комак? По-моему не ты, Гейгачиро? Неужели он не понимает, что…

– Подумай сам, Джим! Делегаты напуганы! Мне необходимо сообщение доктора Ренн в первую очередь! Некоторые в Союзе утверждают, что вирусом должна заниматься только Федерация, а сами хотят дальше разрабатывать этот вирус как стратегическое оружие. Они не хотят понимать, что такого рода исследовательская работа приведет к неминуемой всеобщей гибели.

– Но… Ты ведь не можешь допустить трагедии!

– Черт побери, да кто ты такой, чтобы говорить мне все это?! – Гнев, который Ногура сдерживал в себе несколько дней, наконец, вырвался наружу. – Джим, ты делаешь себе карьеру, точно в игру играешь! Ты считаешь «Энтерпрайз» своей собственностью и по-прежнему хочешь остановить время! «Пришлите мне свои лучшие умы», – сказал Президент, и мой лучший ум застрял в четырех сотнях футов под землей из-за какой-то школярской шалости! Ты подписывал договор, в котором обязывался служить там, где потребуется, а сейчас, Джим, ты мне нужен здесь. Задумайся над этим.

– Уже давно задумался! – сердито рявкнул Кирк. – Я не просто один из твоих людей! Рано или поздно я кого-нибудь выбью!

– Утихомирься, Джим, – вздохнул Ногура. – Ты не выбиваешь людей. Ты просто держишь их на коротком поводке – только тогда ты можешь наблюдать за ними.

– Именно поэтому я не сижу в твоем офисе! Потому что сам не хочу работать на коротком поводке! Я вернул корабль себе, потому что именно на нем приношу больше всего пользы! И я снова вернусь туда, если мне суждено когда-нибудь выбраться отсюда! Но мы оба понимаем, что ты можешь победить, адмирал, – Кирк почувствовал, что его голос звучит утомленно, и возненавидел себя за это.

– Ты не прав, – отозвался Ногура и отключил связь.

– К черту! – крикнул Кирк пустому экрану, и ярость сдавила его сердце. Слова эхом отозвались в бархатной тишине Вольта, где их не услышала ни единая душа. Ни одного человека.

Глава 9

– Мистер Спок, прибор фиксирует на борту одну жизненную форму. – Чехов, нахмурясь, переводил взгляд со сканера на экран монитора. Корабль неподвижно висел в космическом пространстве.

Черный четкий силуэт на фоне Вселенной; в нежном огоньке космического гостя чувствовалась сила и мощь; кончики крыльев представляли собой филигранно выполненную сетку из сенсорных проводов; позади крыльев располагались две иглоподобные кабины. Обтекаемый корпус не был отмечен какими-либо опознавательными знаками: ни названия корабля, ни планетарного номера, ни символа Федерации – все это заставило Спока, надеющегося отыскать разгадку, вновь обратиться к компьютеру-библиотеке.

– Один полезный фазер высокой мощности, – продолжал сообщать Зулу, – но он не заблокирован и не поврежден, даже на линии. Сэр, все системы сведены к минимуму. Там, должно быть, холодно.

– Приближаемся к кораблю. Помощник командира Ухура, свет.

– Есть, сэр. Это корабль Звездного Флота «Энтерпрайз». Вы в состоянии отвечать?.. «Энтерпрайз» – потерпевшему бедствие кораблю… Вы можете отвечать? – Наконец, она покачала головой. – Ничего, сэр… мистер Скотт говорит, что мы не сможем с ним опуститься.

– Нет, доложите мистеру Скотту, что мы возьмем этот корабль на борт. Пригласите медицинский и другой персонал на палубу. Мистер Зулу, поддерживайте связь. – Спок покинул мостик.

Чехов внимательно вглядывался в изображение корабля на экране.

– Зулу, но ведь он очень маленький, чтобы мы могли услышать его позывные.

– Зато обладает слишком большой мощностью и количеством сенсоров. Все это время мы потратили на спасение, возможно, контрабандистского космического судна! Ты видел глаза Спока?

– Видел, Зулу. Вулканец очень встревожен.

* * *

На грузовой палубе, у окна, собрались медики. Обслуживающий персонал молчаливо настраивал свои фазеры. Маккой возился с трикодером, а Скотт восхищенно наблюдал за посадкой чужого корабля. Медленно войдя в ангар, он твердо опустился на буйки площадки. Лампы дневного света отбрасывали яркие блики на матово-черную поверхность обтекаемого корпуса. Еще не успели задраить люки ангара, как в наушниках внутренней связи, с мостика, поступил приказ Спока о возобновлении курса «Энтерпрайза» на Хэллгард.

– Советую соблюдать осторожность, джентльмены, – произнес он, когда бригада техников приступила к работе; даже дыхание замерзало в ледяном космическом пространстве. Они остановились у единственной воздушной пробки, и Скотт решил попробовать отвернуть ее. Лишь только он приблизил руку, пробка сама собой стала отвинчиваться изнутри. С шипением открылся люк, и перед изумленными лицами членов команды появился высокий человек в черном плаще, с накинутым на голову капюшоном.

– Я благодарен вам, господа, – произнес он низким голосом на чисто английском языке, – мне показалось, что я находился внутри целую вечность. – Сглотнув слюну, он стал медленно падать вниз. Чьи-то руки заботливо подхватили его и осторожно опустили на пол. Капюшон свалился на спину, обнажив седовласую голову с аккуратно заостренными кверху ушами. Мужчина выглядел далеко не молодым, лицо покрывала сеть морщин.

– С ним все в порядке, – взглянув на показания своего сканера, сказал Маккой, и медики моментально отошли от незнакомца. – Потребуется небольшое количество метабонила, но перед этим мне нужно его полностью обследовать. Сегодня вечером он не в состоянии отвечать на вопросы.

– Хорошо, доктор. Мистер Скотт, тщательно осмотрите корабль. Полностью. Я хочу знать, откуда он прилетел, куда направлялся, что с ним произошло и что перевозится на его борту. Доложите мне об этом, как только выясните, срочно, в любое время.

– Есть, сэр. Никогда не видел подобных кораблей! Я не знал, что вулканцы сейчас строят такие модели. Идемте, ребята. – Рукой в перчатке он погладил металлический бок корабля и взялся за воздушную пробку.

Техническая бригада последовала внутрь, медики направились к выходу с грузовой палубы, а Маккой все еще стоял на месте, хмуро глядя на показания сканера и покачивая головой.

– Он не вулканец, Спок. Он ромуланин. Еще одно дьявольское совпадение, не правда ли?

На следующее утро пациент проснулся. Он выглядел вполне здоровым и высказал готовность и желание отвечать на вопросы. Чужеземец общался с заметной легкостью, но в его черных глазах Спок отчетливо заметил ясный глубокий ум. Он свободно отвечал на вопросы о корабле, который, по его словам, принадлежал ему самому. Незнакомец представился Ачернаром и сказал, что он бизнесмен.

Внезапно общение было прервано утомленным ворчливым Скоттом, выкатившим целую тележку всевозможных несопоставимых вещей, обнаруженных в грузовом отсеке спасенного корабля: кровавый камень Империи Клингонов, церемониальные драгоценные кристаллы вулканцев, бочки ромуланского вина, несколько бутылок ромуланского эля, две древних Орионских скульптуры, считающихся религиозными реликвиями. Все это провозилось нелегально, так как торговать данными вещами запрещалось. Маккой приободрился при виде эля, а пока Скотт докладывал о найденном, он обратил внимание на несколько старых пыльных бутылок, на этикетках которых значилось «Гленливет».

–., даже не обычный грузовой отсек, а скорее некий укромный подвальчик под палубой, на поиски которого ушел целый день. Мы просканировали палубу, и это – всего лишь малая часть того, что мы обнаружили. – Он взглянул на «Гленливет», – внутри этот корабль – настоящий дворец; управление рассчитано на одного человека, а сенсорам вообще можно позавидовать. Информация о полете такова: корабль вышел из Ромуланского пространства… Но вот почему поступил сигнал о бедствии…

– Сломался стабилизатор, господа, – с улыбкой заметил Ачернар. – Нарушилась система управления. Навигационный ввод нельзя компенсировать. Понимаете, я путешествовал на очень большие расстояния. До оказания помощи могли пройти недели, а то и годы, если подмога вообще прибыла бы. Поэтому, отключив мощность, я включил сигнальные огни, принял немного метабонила, так вы это, кажется, называете, и устроился…

– В ожидании очередного сочувствующего, которого можно ограбить, – язвительно заметил Скотт.

– Мистер Скотт, доктор, – Спок, кивнув им на дверь, подождал, пока они выйдут, затем последовал за ними. – Как его состояние?

– Метабонил, – сказал Маккой, – спас многие жизни, когда корабли терпели бедствие. Он, должно быть, недавно принял препарат. Говорит, что услышал наш сигнал только тогда, когда мы взяли корабль на борт. Типично. Это лекарство замедляет реакции. Он будет слабым и заторможенным еще несколько дней. Ему нужно побольше двигаться.

– В каюте для арестантов, – не успокаивался Скотт, – он контрабандист, сэр, в этом нет никаких сомнений. Я бы еще проверил его стабилизатор.

– Исследование должно либо подтвердить, либо опровергнуть показания этого человека.

– Конечно, мистер Спок, но сам корабль… Его нужно отремонтировать!.. – Спок удивленно приподнял брови, и Скотт покраснел. – Не для него, сэр. Он, конечно, преступник, но корабль – просто чудо! Эта вещица стоит порядочно… Жаль просто так оставлять… – голос Скотта сорвался. Спок задумчиво хмурился.

– Хорошо, мистер Скотт, почините неисправности, он нам понадобится в качестве доказательства.

– А-а, – вздохнул Скотт, – тогда он потребуется со всеми комплектующими деталями.

– Да, мистер Скотт, согласен. – Спок вошел обратно в комнату, где находился человек, называющий себя Ачернаром. Он вез контрабанду двух военных империй, нейтральной планеты и двух миров Федерации, один из которых был Споку родным. Охотнее всего Спок познакомился бы с тем, что было на уме у нежданного гостя. А виновник непредвиденных обстоятельств сидел на кровати и со слегка насмешливой улыбкой наблюдал за Споком. Умный, а, значит, потенциально опасный, такого недооценивать нельзя.

– Итак, вы – контрабандист.

– Пожалуйста… бизнесмен, – улыбнулся Ачернар.

– Как вам будет угодно. Это не меняет сущность вашей деятельности: вы перевозите запрещенные на территории Федерации товары без специального на то разрешения, летая без опознавательного знака или определенного подкосмического кода. Вы нарушаете границы Нейтральной Зоны и отвлекаете Федеративный звездный корабль от своей миссии по причинам, которые нам еще предстоит узнать.

– Сожалею о причиненных неудобствах, – торжественно-скорбно ответил Ачернар, – поверьте, я искренне сожалею. Может быть, мы… могли бы как-нибудь договориться?

– Я так не думаю, – уверенно ответил Спок. – Вы ромуланин. Вы член Империи?

– Нет, – Ачернар весело расхохотался, запрокинув голову. – Я лишь рожден ромуланином.

– Тогда какому миру вы преданы?

– Миру моего корабля. Моя преданность, – слово явно забавляло его, – распространяется на принципы, далеко более свободные, чем может себе позволить любая Империя.

– Как благородно, особенно, если ваши взгляды разделят федеративные власти. Мне будет интересно услышать их мнение.

– Естественно. Правительства окружили себя подданными, верящими в их правила. Я же имею дела исключительно с реальностью. Понимаете, люди всегда будут что-то покупать или менять одно на другое, независимо от принадлежности к той или иной державе. А за время путешествий я понял, что у каждого есть своя цена. Мы можем говорить открыто? Я очень вам благодарен но, в целом, ваша помощь… может показаться странной. Так уж случилось, что у меня есть информация, которая обладает большой ценностью для вашего Звездного Флота. Но, к сожалению, только для торговли.

– Как ни грустно, ваши принципы нам не понадобятся, а вот информация… Что за информация, какова цена и какова гарантия ее верности?

– Эти сведения касаются последнего плана, попытки ромулан поставить на колени вашу Федерацию. Интересно?

– План… – Спок вздохнул, – несомненно, устаревший. Должен признаться, я разочарован. Вам не хватает оригинальности.

– Тысяча извинений. Да, планы общеприняты в Империи, общеприняты, как плащи, но я уверен, что вам было бы полезно услышать именно этот. Если мне не достает оригинальности, то плану – наоборот. А вы, должен заметить, весьма недооцениваете своих врагов. Цена моя невелика: почините корабль и отпустите меня с миром. Груз, найденный на борту, принадлежит теперь вам, считайте это данью благодарности. А в качестве гарантии… что ж, можете взять мое слово, как я должен поверить вашему. Итак, дружище Спок, так, кажется, – пробормотал он, – рисковать вам стоит. Оставьте свои философствования. Я бизнесмен, так что давайте приступим к делу.

Спок, казалось, тщательно взвешивал услышанное, потом медленно покачал головой.

– По совести, Ачернар, – если вас действительно так зовут, – начал он, – я не могу согласиться с вами до того, как услышу этот «план». Это может быть прошлогодний кризис, уже давно нам известный, или сведения, не обладающие абсолютно никакой ценностью. Если же информация не относится ни к тому, ни к другому, то я пойду на сделку. Выбор за вами.

Ачернар снова неприятно рассмеялся.

– Вижу, дружище Спок, вы тоже бизнесмен. Я рад, что мы договорились. Я даже отвечу на ваши вопросы, если смогу. Так вот что мне известно…

Три часа спустя Спок решительно поднялся со стула.

– Ваш корабль будет починен, – произнес он, – когда закончится выполнение нашей миссии, вас отпустят. Покидать каюту вы будете только в сопровождении нашего персонала и при включенном трансмиттере-наблюдателе. Любая попытка бегства или вторжения на запрещенные территории вызовет сигнал тревоги, и тогда наш договор автоматически теряет силу. Надеюсь, вы понимаете, что я вынужден принять некоторые меры предосторожности.

– Конечно, – вежливо отозвался Ачернар, – я считаю ваше предложение очень щедрым.

Спок направился к выходу, но у самой двери задержался.

– Что касается ваших «высоких принципов», Ачернар, они не только безнравственны, они просто неверны. Люди не всегда продают что-то за что-то. Иногда они манипулируют торговлей. Иногда они предпочитают сохранить то, что у них уже имеется. Когда-нибудь, в одном из своих торговых путешествий, вы узнаете это.

– И когда-нибудь, дружище Спок, – улыбнулся Ачернар, – вы найдете то, ради чего стоит торговаться. Тогда, думаю, вы заплатите требуемую цену. Мне было приятно иметь с вами дело…

По пути на мостик Спок анализировал услышанное. Это все-таки проясняло многое. Информация была точной, подтверждающей происшедшее на Земле, и даже раскрывала глаза на многое другое: секретная военная группировка Ромуланской Империи обладает оружием, кораблями, техническими средствами и совершает тайные миссии без осведомленности и согласия со стороны правительства. Это объясняло десятилетия дипломатических неудач, разорванных контрактов, уверенности каждой из сторон в том, что кто-то ведет нечестную игру. Теперь, когда Земля находится в таком опасном положении, официальные власти Империи не сядут за стол переговоров с представителями Федерального Совета. А вдалеке от Нейтральной Зоны, при выполнении миссии, в радиотишине, у Спока не было способа передать всем, что Империя, действительно, говорила правду. Но правду ли…

Был ли Ачернар тем, за кого выдавал себя? Человек, так хорошо осведомленный, не называющий никаких имен? Почему же он сделал это, если, по его утверждению, предан только самому себе? А если эта преданность находится еще где-то, и дружище Ачернар мало теряет, объясняя мышке устройство мышеловки после того, как она туда угодила?

* * *

В тот вечер, сидя в кабинете доктора Маккоя, Саавик изо всех сил старалась быть вежливой, в то время как он инструктировал ее об опасности скрываемых и подавляемых эмоций, рассказывал об их связи с травматической потерей памяти и о своем собственном убеждении, что чувства даже полезны. Саавик находила это настолько абсурдным, что даже не возражала. Наконец, перемотав кассету, о которой она просила, доктор пробормотал, что ему нужно с кем-то поговорить, и оставил девушку одну. Сканеры подтвердили ее воспоминание о боли, но целый час простого глазения на них не прояснил, почему она испытывала эту боль и откуда на ее теле ранения.

В коридоре ей встретился лейтенант Харпер.

– Привет, Саавик. Мне жаль, что вчера так получилось. Если у тебя есть время, давай поболтаем.

Она кивнула.

– Это долгая история, – рассказывал он, когда они шли по коридору, – ., в ту ночь умер целый город. Моя мать, люди, которых я знал всю свою жизнь… и кто-то очень близкий мне и дорогой, кого я встретил всего за день до этого. И все из-за меня.

Саавик, шокированная, молча слушала. Рассказ лейтенанта затронул в ней какую-то болезненную струну, а его искренность несколько смущала. Чтобы говорить о таких вещах, требуется огромное мужество.

– С доктором Маккоем мы беседовали об этом каждый день. Он утверждает, что разум защищает себя порой нелепыми способами. Иногда люди испытывают чувство вины всю жизнь, вместо того, чтобы признать, что они ничего не могли изменить. Вначале я не верил этому. Я мог… – он остановился и помолчал. – Помнишь наш разговор о Пандоре? Я задумался и понял, что это была судьба. Ведь боги рассчитывали на любопытство Пандоры и знали, что произойдет, если она откроет ящик. А Пандора и не могла поступить иначе. Это была судьба, понимаешь? Так что, может быть, доктор Маккой прав. И я буду жить с тем, что сделал…

– Знаете, смерти ваших близких спасли жизнь очень многим. Хотя это малое утешение. Да, мистер Харпер, вы были обречены. Любопытство землян входило в план врага. Вы не виноваты, и вовсе не вы убили Городок – это сделали ромулане, достойные теперь лишь ненависти…

Харпер выглядел задумчивым. Они дошли до лифта, и лейтенант вежливо придержал за Саавик двери. Чтобы скрыть свое замешательство, девушка вошла внутрь, низко опустив голову; Харпер последовал за ней.

– Да, я ненавижу того, кто стоял у руля этой чудовищной диверсии. Но ненавидеть целый народ… – он покачал головой, – знаешь, моей матери это не понравилось бы. Она всегда говорила: «Нет такого понятия они – есть люди». И кажется, я начинаю тоже так думать.

«Нет, мистер Харпер, – думала Саавик, – они есть, есть».

Когда открылись двери лифта, их внезапно ослепил яркий свет и оглушил шум на верхней палубе. Саавик от неожиданности подалась назад.

– Почему мы здесь, мистер Харпер? У меня через полчаса начинаются занятия.

– Мы на вечеринке, – смущенно признался лейтенант, – я не сказал тебе этого раньше. Боялся, что ты не согласишься… Сегодня вечером у нас есть последняя возможность повеселиться. Не робей, Саавик, я действительно хотел, чтобы ты развлеклась.

– Мне… мне надо готовить уроки, но… – Повеселиться? Это, наверное, то же самое, что позабавиться? Возможность понаблюдать за процессом? Саавик растерялась: она не имела опыта поведения в подобных ситуациях.

Вот так в последнюю ночь пребывания корабля в Федерационном космическом пространстве, вместо того, чтобы сидеть и учить уроки, Саавик оказалась на вечеринке с членами экипажа, свободными от дежурства.

Никаких проявлений «забавы» или «веселья» она пока не заметила. Эти люди только и делали, что ели. На столах стояли огромные подносы с экзотическими кушаньями, и разговоры велись исключительно о контрабандисте, его великолепном корабле и запрещенном, но заманчивом грузе. Чехов и Зулу с набитыми ртами восхищенно называли его подлецом и говорили, что доверять незнакомцу нельзя.

Ухура, видевшая его на грузовой палубе, утверждала, что она всегда склонна опасаться столь безупречно выглядящих людей. Обо доверчиво перебирался с одних колен на другие, пил всевозможные напитки, громко хлюпая через соломинку, и обнимал стольких людей, сколько обхватывали его гибкие руки. Но никто уже не возражал против таких дружеских проявлений. Когда он добрался до Саавик, девушка, к своему удивлению, была даже рада неуклюжим объятиям.

– Мистер Обо, – она взглянула в желтые светящиеся глаза беландрида, когда тот устроился подле нее, – я хотела бы спросить, как вам удается чинить сломанные приборы и механизмы даже без предварительного осмотра и без использования инструментов?

– Лллеегкоо чииинюу! Ооочень ббыыстрроо!

– В самом деле? Но как?

– Боюсь, большего ты не услышишь, – вмешался Харпер, – его пальцы могут раскалиться до температуры плавления железа. И они такие умелые, что ему не нужны инструменты. А вообще, мы и сами не знаем, как он это делает. Беландриды не имеют никакой специальной технологии. Он просто чувствует технику.

– Мистер Обо, вы необыкновенно одаренный…

Ухура настроила гитару и запела новую песню, которую недавно написала сама. Все были веселыми.

– Атыы краассииивая, Саааввик, – прошептал Обо. Мягкие голубые пальцы нежно сжали ее ладонь.

Музыка продолжалась, а Саавик чувствовала, что Обо все держит ее руку, не отпуская. Вокруг порхали фразы, замечания, шутки и смех. На душе было как-то свободно и легко. Теперь ей улыбался Бобби Харпер, Обо гладил своими теплыми пальцами ее щеку, и незнакомые ощущения поплыли по телу.

Перед ее глазами менялись формы и цвета, все люди казались близкими и родными. И на секунду Саавик почти поняла, что такое любовь. Что значит вернуться домой. Ей хотелось поделиться с людьми этим открытием. Хотелось рассказать все, чтобы стать частью их, принадлежать…

Внезапно Саавик застыла на месте.

В дверях, позади охранника, стоял высокий мужчина в черном плаще. Седые волосы, красивое скуластое лицо, заостренные уши. Его глаза внимательно осмотрели комнату, задержались на Саавик и больше уже не покидали ее. Он улыбнулся, но Саавик поняла, что смотрит в лицо врага. Обо куда-то исчез.

– Входите, – пригласила Ухура, – улыбнувшись гостю к ужасу Саавик. – Это Ачернар, сегодня мы его спасли. Нельсон, все в порядке?

– Конечно, – проворчал, ухмыльнувшись, чернокожий страж. – Он настоящий джентльмен…

– И слишком благодарен вам, – льстиво заметил Ачернар, – вы спасли мой корабль и мою жизнь.

– Мы знаем, – равнодушно отозвался Зулу.

Саавик показалось, что мир сошел с ума. Все вокруг относились в незнакомцу с интересом, если не считать Обо, который заснул на коленях у Харпepa.

–., а это кадет Саавик, – продолжала знакомить с присутствующими Ухура.

– А-а, Маленькая Кошечка, – сверля девушку взглядом, пробормотал Ачернар.

Дремучий инстинкт убийства волной пронесся в сознании Саавик; к горлу подкатила тошнота и дикий страх. Она вцепилась пальцами в мягкие подлокотники кресла, стараясь не смотреть на лежащий подносе нож. Кто-то отвлек Ачарнара вопросом, и он на несколько мгновений отвел от девушки взгляд. Когда он снова посмотрел на Саавик, в ее рукаве уже находился острый холодный нож – этого никто не заметил. Никто не слышал, как бешено колотилось ее сердце.

– Мне нужно идти, – сказала Саавик, решительно поднимаясь.

– О, не уходи, – попросила Ухура. – Побудь с нами, Саавик.

– Саавик. Какое красивое имя! Впрочем, как и его обладательница, – улыбаясь, произнес Ачернар. Он насмехался над ненавистью, горящей в ее взгляде. – И как этот корабль, – ловко сменил незнакомец тему, – здесь много удивительного. Мне не разрешается приближаться к вашим компьютерам, но, возможно, кто-нибудь подскажет, куда мы направляемся?

– Нет, – просто ответил Зулу. – Извините, это приказ.

– Сеекрееет! – очнулся Обо, моргая желтыми глазами. – Спооок скаазааал…

– Так что произошло с вашим кораблем? – быстро спросил Зулу, в то время, как Харпер бросил на Обо предупреждающий взгляд.

Ачернар пожал плечами.

– Как я уже говорил мистеру Споку…

Стааббилииизаатторр.

– весело вступил в разговор Обо, – ллеегкооо ппоочиинииить!

На этот роз Харпер просто зарычал:

– Обо!

– Всеоо! Пооняал, Бббоооббби! Сеекрееет!

– Извините, – пробормотала Саавик, – мне, действительно пора… – ей хотелось уйти раньше, чем все заметят, как она дрожит. Девушка была уверена, что ромуланин видел это и продолжал улыбаться. Она автоматически пробормотала «спасибо, что пришли» и «увидимся позже», после чего, охваченная необъяснимым страхом, выскочила из помещения.

Оказавшись в своей каюте, она быстро заперла дверь, прислонилась спиной к стене, лихорадочно дрожа всем телом, и достала из рукава нож. Сталь опасно поблескивала на руке, острая, но бесполезная сейчас вещь. На нее навалилось раскаяние и стыд. В одно мгновение она перечеркнула годы труда Спока, его надежды и доверие, и, самое главное, она предала саму себя. Нужно сейчас же выбросить оружие, а вместе с ним и страшные мысли… В наушниках послышалось шипение, и ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Она резким движением выдвинула нижний ящик своего стола, бросила туда нож, затем включила связь.

– Саавик, ты на шестнадцать минут опоздала на свои занятия. Существуют какие-то проблемы, о которых я не знаю?

– Я… извините мистер Спок. Уже иду. – Она отключила связь, уставилась на ящик стола, вспоминая насмешливое лицо и страх, побудивший ее взять нож.

Уходя, она заперла дверь каюты на ключ.

* * *

–., но он ромуланин!

– Да, Саавик. Мы это знаем.

– Вы знали? И вы позволили ему… как вы это узнали?

– При помощи меданализа. Был зафиксирован определяющий ромулан компонент в крови, некоторое отличие клеточной…

– Заприте его где-нибудь!

– Саавик, он под стражей, и ты слишком волнуешься. Неужели ты воображаешь, что мы не приняли никаких мер предосторожности?

– Тогда заприте меня! Он опасен, Спок! Не доверяй ему! Если предоставится возможность, он уничтожит нас!

Спок внимательно наблюдал за девушкой. Ее глаза лихорадочно блестели, на щеках выступили пятна, в выражение лица говорило о том, что она было на грани истерики.

– Успокойся! Как он может нас уничтожить или хотя бы причинить вред? Объясни, почему ты так думаешь?

– Я… я не знаю, но я права! Послушай меня, Спок! Он что-то замышляет! Я видела это… по его глазам! Я почувствовала… о-о, это звучит для тебя нелогичным, но именно это чувство когда-то сохранило мне жизнь! Он ромуланин, и он знает… кто я.

Спок поднял руку, пытаясь заставить Саавик замолчать. Затем, повернувшись к экрану внутренней связи, одел наушники.

– Мостик, говорит Спок. Где сейчас находится наш пленник?

– На верхней палубе, сэр. Сидит вместе с…

– Принято. Связь окончена… Вот видишь, Саавикам, мы постоянно контролируем ситуацию. А теперь присядь. Соберись. И объясни, почему ты была на верхней палубе, к тому же во время, предназначенное для занятий.

Присутствие Спока оказало обычное успокаивающее действие, да и за ромуланином следят… Страх постепенно уходил.

– Меня привел туда мистер Харпер, – неохотно объяснила она, ерзая в кресле. – Он пригласил меня на вечеринку, пообещав, что там будет весело, и мне захотелось посмотреть на это. Никакого веселья, правда, я не нашла: они только разговаривали и ели, ели очень много, а помощник командира Ухура спела песенку.

Саавик замолчала.

– Тебя волнует завтрашний день, Саавикам? Поговорим об этом? Завтра Хэллгард.

– Вспомню ли я что-нибудь, когда мы прибудем туда?

– Этого никто не знает, Саавикам.

– А что, если вспомню? Может ли это место… – она отвела взгляд, – вновь сделать меня такой, какой я была раньше? Я имею в виду, возможно ли, чтобы…

– Нет. Не бойся своих воспоминаний. Жизнь движется вперед, Саавикам, и мы должны успевать за ней. Мы, не выбирая своего прошлого, определяем только будущее. Прошлое не имеет власти над нашим развитием. Оно уже отжило. Оно уже позади тебя.

«Но это не позади, – подумала она, – оно впереди меня, ждет меня, там, на Хэллгарде, и я так боюсь…»

– Тогда… что я должна завтра делать?

– То, что делаешь всегда: наметить задания и выполнять их. А на завтра, – серьезно продолжал он, – твоя обязанность строго определена. Ты будешь выполнять мои приказы. Постоянно. От того, что мы там найдем, зависят многие жизни. Ты должна слушаться меня, Саавикам, и времени для вопросов может не быть. Понимаешь?

Саавик кивнула. Перед глазами стоял нож, спрятанный в ящике стола и усталость во взгляде Спока. Она вспоминала о ночах вопросов и ответов, о тех школах, которые он выискивал для нее по всей галактике, об учебных пленках, которые он доставал, несмотря на то, что часто они были труднодоступны. Спок… Раскрывающий ей секреты Вселенной, податомных частиц то жизненных циклов звезд. Ей захотелось, чтобы сегодняшняя ночь никогда не кончалась.

– У нас есть немного времени, – проговорил Спок, – на мостик пойдем только через пять часов. Так что, можем заняться всем, чем ты захочешь.

– Я хочу обычный урок. Завтра… у меня может не оказаться времени. – Спок кивнул, сел на свой стул, настроил монитор и начал выбирать нужную кассету.

Саавик не долго работала в полном молчании:

– Мистер Спок, можно спросить?

– М-мм…

– Если бы много лет назад я не забрала у вас антигенный сканер… Было бы меньше трудностей?

Он, на мгновение задумавшись, отрицательно покачал головой.

– Вряд ли. Все равно меня попросили бы заняться твоим обучением. Но я, Саавикам, могу дать тебе лишь только знания, но не настоящий дом. Я всегда старался… Потому что я сам… У меня все равно никогда не будет своего дома.

– И у меня, – тихо ответила девушка, снова возвращаясь в своей работе.

* * *

Спустя час Саавик подняла голову, собираясь задать вопрос, но увидела, что подбородок Спока уткнулся в грудь, а глаза закрыты. Дыхание было ровным, и Саавик поняла, что он спит, чего раньше никогда не случалось на занятиях. Она долго смотрела на него, а потом бесшумно выскользнула за дверь.

Из-за страха вернуться в свою каюту она бесцельно слонялась от лифта к лифту, бродила по многочисленным коридорам «Эитерпрайза», глядя через иллюминаторы на звезды, наслаждаясь красотой и уютом корабля, чувствуя, как за бортом тают световые года.

Он стоял, прислонившись к стене, напряженно вглядываясь вперед, как было много лет назад, когда он вот так же ожидал ее. Саавик пронзил страх, страх такой силы, что ей стало нечем дышать, а в ушах болезненными молоточками застучала кровь.

– Что ж, здравствуй, Маленькая Кошечка, – улыбаясь, произнес Ачернар.

– Не называй меня так! – еле слышно прошипела она, ненавидя себя за дрожь в голосе. – Где? Где твой охранник?

– Покинул пост, но только на несколько минут. Не волнуйся, Маленькая Кошечка, я обещал ждать его именно здесь.

– Ты лжешь! Он никогда не оставлял своего поста! И никогда не поверил бы твоим обещаниям!

«Необходимо предупредить мост», – подумала Саавик, но наушники внутренней связи находились в нескольких дюймах над головой Ачернара. Он стоял, прислонившись к стене правым плечом, и правая рука пряталась в полах черного плаща. «Возможно, он вооружен», – мелькнуло в мыслях Саавик.

– А ты никому не доверяешь и ничему не веришь, да? Но ответь-ка мне на вопрос: что делает маленькая ромуланская Кошечка на федерационном корабле?

– Я нахожусь здесь законно! А ты – нет, ты – преступник!

– Так значит, ты оставила бы меня погибать в космосе?

– Я? – Саавик почувствовала, как загорелось лицо, – да я бы стерла тебя в пыль!

– Тогда я очень тебе неудобен. Ты нравишься мне, Маленькая Кошечка. И я хочу знать немного больше, чем знаю. Скажи-ка, ты ненавидишь значение своего имени? Или свою ромуланскую кровь? Или меня?

– Тебя! И твою ложь! Ты ничего обо мне не знаешь!

– Помимо всего прочего, я знаю, что ты стараешься стать тем, кем не являешься. Какая жалость! Ни одна вулканка не может быть настолько красивой. Но я сохраню твой секрет, Маленькая Кошечка, хотя это тоже будет ложью, и ложью немалой.

Саавик сжала кулаки.

– Позвольте мне сказать вам кое-что, мистер Ачернар. Я знаю, что вы – наш враг. Если только пострадает кто-то на этом корабле или сам корабль, я буду знать, что виновны вы, и отомщу. Вы не скроетесь от меня нигде во всей Вселенной. Я растерзаю вас на куски и вырву сердце – клянусь!

Ачернар рассмеялся, и этот звук резанул Саавик, точно нож.

– Если мы направляемся туда, куда я думаю, то у тебя может просто не оказаться такого шанса.

– Думайте, что угодно. Когда мы прилетим, никто из вас…

Дальняя по коридору дверь открылась, и появился страж, который, завидев Саавик, смущенно поспешил к ним навстречу.

– Спасибо… о-о, кадет… Простите меня, – произнес он, потянувшись над головой Ачернара к наушникам. – Мостик, это Нельсон. Нет, все в порядке. Мы уже идем. – Он вытащил из-за пояса маленький металлический цилиндр. Не переставая улыбаться, Ачернар откинул правую полу плаща и вытянул вперед руку настолько, насколько позволяла длина цепи одетого на запястье браслета. С помощью цилиндра Нельсон освободил его от наручников, отсоединив цепь от железной трубы, к которой оно была привязана. – Извините за это, – сказал ему Нельсон, вызывая лифт, – правила…

– Понимаю, – снисходительно ответил Ачернар, – а вот кадет не разделяет ваши чувства. Саавик больше хотелось бы видеть меня в цепях и кандалах.

– В этом нет необходимости, кадет, – широко улыбаясь, проговорил Нельсон, – мы и так каждую секунду знаем, где он находится. У нас было и хуже. Да что! Я расскажу вам историю… Кадет, с тобой все о'кей? Ты выглядишь бледной, точно привидение.

– Вам… показалось, лейтенант. Спасибо, со мной все в порядке.

– Тогда присоединяйтесь к нам, – любезным тоном предложил Ачернар, – у нас была такая приятная беседа. А с вами она может быть еще более приятной, обещаю.

– Мне не нужны ваши обещания, – презрительно отозвалась Саавик, – а вот вы мои не забудьте, – крикнула она вслед входящим в лифт мужчинам. Всю ее трясло.

– Я сохраню их как самое дорогое, что у меня есть, Саавик, – все так же противно улыбаясь, ответил Ачернар.

Нельсон, казалось, недоумевал. Дверь лифта за ними закрылась.

О, глупцы-земляне! Почему же они не видят опасности, а Спок полагается только на свою логику! Это сомнение было неожиданностью для Саавик: раньше она доверяла Споку во всем. Но ее жизнь слишком долго зависела от вещей, которые не понял бы даже Спок, от вещей, которые были полностью лишены логики. Как привидение… Да, эта улыбка Ачернара источала яд.

Она вызвала лифт. В коридоре Шестой палубы росло большое фиговое дерево, ветви которого доставали прямо до потолка. Всякий раз, проходя мимо, Саавик искренно восхищалась им. Сейчас ее взгляд остановился на овальных песчаных камнях, лежащих на земле у основания ствола дерева. Она захватила один камень с собой. Оставшись одна в молчаливом полумраке своей каюты, Саавик лихорадочными движениями снова и снова точила о камень тупое лезвие столового ножа. В тонком неприятном звуке снова и снова ей слышался голос Ачарнара: «Ты пытаешься быть тем, кем не являешься…» Да! Да! Пыталось! Я хочу быть лучше, чем есть на самом деле.

Она не собиралась ложиться спать – ей не хотелось видеть сны. Но утомление дало о себе знать, постепенно темнота и дремота ее сморили, и вновь закружила сухая пыль Хэллгарда. Она бежала мимо извилистых стен, по темным тоннелям, мимо мигающих огней, она бежала от смерти, которая гналась за нею по пятам, она готова была драться за свою жизнь голыми руками, проклиная сгущающуюся темноту, которая валила наземь. И словно эхо, преследовал ее бесконечный крик.

Только на этот раз звук был другим: голос из прошлого, из места, находящегося за пределами ее ночных видений. Голос отчетливо врывался в ее сон, пытаясь разбудить, а слова заставляли Саавик всхлипывать в темноте. Она, чувствуя холодный пот на лбу и спине, могла только плакать, кричать от отчаяния, вспоминая пережитую боль. «Посмотри вверх, Маленькая Кошечка, – вторил голос, – посмотри вверх, посмотри на звезды…»

* * *

– Приближаемся, мистер Спок. Сканеры работают четко.

В системе 872 Треугольника на небосклоне Хэллгарда все так же беспощадно светили два солнца-близнеца. Пять других планет этой системы стали безжизненными много веков назад – их атмосфера была либо отравлена, либо вообще уже не существовала. Пятая планета по стандартам Федерации со стороны тоже выглядела мертвой – коричнево-красная, сухая и неприветливая. Чтобы выжить в ее тяжелом воздухе и всепроникающей сухой пыли, большинству живых существ потребовалась бы специальная искусственная окружающая среда.

– Мистер Спок, – Чехов уже сидел на своем месте на научной станции, – на моем сканере появилось маленькое темное пятно – вон за теми горами.

– Никакой информации сканер не дает. Да, мистер Чехов, сырое поле. – То же самое, которое обеспокоило вулканцев шесть лет назад. – Это как раз место нашего назначения. Сенсоры и транспортеры не могут уловить его. Придется установить трикодер уже на поверхности планеты. Есть вопросы, мистер Зулу? Нет? Все в порядке? Тогда выполняйте приказ.

– Да, сэр, – Зулу согласно кивнул, хотя приказы Спока пришлись ему не по душе. Не понравились они и Скотту. Этим утром Спок раскрыл перед помощниками план действий. Но даже сейчас Зулу не мог передать Чехову суть этого плана. Теперь, когда на экране показалась неровная поверхность Хэллгарда, на горизонте появилось меленькое яркое пятнышко непонятного происхождения.

– Подождите… не ясно… сэр! Корабль-разведчик! На линии оружие!

– Остановите его! – приказал Спок Ухуре, которая понимала его с полуслова. – Приготовьтесь к нападению, Зулу. Выведите траверз*, мистер Харпер. (*Траверз (мор.) – устройство у кораблей, подобное ковшу экскаватора (прим, пер.)) Крошечный корабль быстро передвигался в космическом пространстве недалеко от планеты, внезапно он пустился в бегство, завидев, очевидно, «Энтерпрайз». Однако за несколько секунд федерационный корабль настиг противника и захватил его траверзом. Орудия вражеского корабля были неопасны для мощной брони «Энтерпрайза» – корабли-разведчики предназначались для того, чтобы наблюдать, подслушивать и убегать, но не сражаться с военными кораблями, поэтому у них самих был предусмотрен лишь один оборонный щит. Этот крошечный кораблик не представлял для них никакой угрозы, да и Спок не испытывал жажды немедленной расправы.

– Включите внешнюю связь, Ухура, – приказал он. – Корабль-разведчик, у нас нет желания уничтожать вас. Оставьте все попытки вырваться. Это лишь выведет из строя ваши приборы. Когда мы завершим выполнение своей миссии, вы будете освобождены. Ясно? Пожалуйста, ответьте.

Ответа не последовало, но корабль затих.

– Этого нам еще не хватало, – устало вздохнул Спок, – сколько человек на борту?

– Один, сэр. Всего лишь один.

– Думаю, он не сможет убежать или предупредить кого-либо о нашем присутствии, а потому не представляет для нас никакой опасности, мистер Зулу. Не открывайте огонь, пока он не даст вам на это серьезных причин.

– Есть, сэр, – недовольно ответил Зулу, сожалея о том, что невозможно сейчас же освободиться от вражеского присутствия. Именно в этот момент раскрылись двери лифта и на мостике появился Маккой.

– Так вот мы где? Разве я мог подумать, что поднимусь сюда и увижу…

– Доктор, ваше присутствие здесь необязательно и только отвлекает членов экипажа. – Спок одел наушники внутренней связи. – Саавик, – произнес он, – докладывай транспортной каюте. Время пришло.

– Время чего? Ведь вы не возьмете ее с собой, туда? – Маккой шел следом за Споком к лифту, – Спок, это совершенное безумие! Это не…

– Помолчите, доктор. Мистер Зулу, корабль остается на вашу ответственность.

Когда Зулу занял капитанское кресло, на мостике установилось неестественная тишина. Не выдержав неуютного молчания, Чехов повернулся к Зулу:

– Слушай, у меня очень плохое предчувствие…

– Успокойся, друг. Мы выполняем приказы и не имеем права их оспаривать.

И Зулу не оспаривал, нисколько.

* * *

– Есть, мистер Спок, – Саавик, отключив наушники, открыла нижний ящик своего стола. Нож лежал на месте, спрятанный в чехол от ножниц. Взяв его в одну руку, второй она сжала камень, с силой сдавила его в кулаке, и он, раздавленный, просыпался песчинками сквозь пальцы в ящик стола. Туда же она решительно бросила и нож, резко задвинула ящик и вышла из каюты.

Дверь на ключ она закрывать не стала – теперь это не имело значения.

– Седьмая палуба, – проговорила Саавик в диктофон лифта. Когда дверца открылась, она шагнула в коридор, ведущий к транспортной каюте, ей хотелось повернуться и убежать. Но она и так убегала всю свою жизнь. Хватит.

Спок уже ждал.

Ее ждал весь Хэллгард.

* * *

«Энтерпрайз» запаздывал.

Кирк снова и снова проверял вычисления, говоря себе, что цифры ничего не значат, и сообщение от корабля может поступить в любой момент. Но каждая последующая минута несла разочарования, и он сыпал проклятия в бесполезной ярости, в безопасности своей тюрьмы-клетки, мечтая о трудностях, риске, о чем-нибудь, что изменило бы его положение. Но эта ловушка захлопнулась только за его спиной. И такое существование никому не приносило пользы, минуты текли медленно, а единственную опасность представляло поле сражения в его собственном мозгу. В самые тяжелые минуты побеждала паника, и он думал, что больше никогда не откроется дверь, никогда он не увидит знакомые лица, никогда ему на плечо не ляжет теплая ладонь живого человека. Этого не будет никогда… Никогда в жизни.

Но потом он прикладывал последние слабеющие силы, чтобы вернуть надежду, воображение, это был единственный шанс выжить, не сойти с ума. Голос стал глуше, руки, не переставая, дрожали. Он забывал о еде и уже давно перешел грань наивысшей усталости. Если он и спал, то не помнил и не ощущал этого. Настоящее сузилось до грани комнаты 2103 и двух компаньонов. Еще один день катился к закату, день, который принес неудачу еще трем гипотезам.

– Сэр, вы хорошо себя чувствуете? – с тревогой в голосе спросил Кински.

– Да, адмирал, действительно, – Ренн внимательно смотрела на Кирка с экрана. – Почему вы не делаете перерыв в работе?

– Зачем? Это вас нервирует, доктор? – улыбнулся Кирк.

– Нет, конечно, сэр. Просто вы выглядите переутомленным. Вам следует слушаться доктора. Когда в последний раз вы спали и ели?

– Вы выполняете свою работу, доктор, я – свою.

Ренн, неодобрительно покачав головой, вернулась к исследованиям, но Кински не хотел оставлять его в покое:

– Адмирал, у вас есть свободная минутка?

– Так случилось, – хмуро и немного насмешливо, ответил Кирк, – что есть.

– Знаете, я много думал о том, что буду делать, если мне когда-нибудь удастся выйти отсюда.

– Вполне нормальные мысли, Кински. Но ты прекрасно справляешься со своей работой.

– Спасибо, сэр. Это не из-за работы, это из-за меня. Как вы считаете, люди должны заниматься тем, что у них хорошо получается? Даже если им приходится поступаться карьерой? Даже если это означает… оставить Звездный Флот?

– Сомнения тоже вполне нормальные, Кински. Ты пережил стресс. Сейчас неудачное время для принятия решений, – предупредил Кирк. – Что бы еще ты хотел делать?

– То, что и раньше, – смутившись, отозвался Кински, – видите ли, сэр, когда я был моложе, я моделировал… компьютерные игрушки. Я стал заниматься этим с четырнадцати лет, но потом поступил в Академию, а там не было времени…

– Игрушки, Кински! Я не ошибся, говоря, что мне знакома твоя фамилия! – Кирк с интересом взглянул на взволнованного молодого человека. – Так это ты сделал петлю бесконечности?

– Да, сэр, – лицо юноши озарила широкая счастливая улыбка. – Это одна из моих лучших игрушек. Вы о ней слышали?

– И даже играл. Мой первый офицер, вулканец, нашел все шестнадцать решений.

– Семнадцать, сэр. Какой-то паренек из Айовы выискал в этом году еще одно. Кажется, изобретать игрушки мне удавалось лучше, чем служить Звездному Флоту. Вы правы: настоящее дело может быть разным. Поэтому, если мы останемся живы, я уеду домой и стану заниматься производством игрушек. Понимаете, о чем я?

– Да, – Кирк вздохнул, – прекрасно понимаю. И я хочу тебе кое в чем признаться, Кински. В твоем решении уйти из Звездного Флота нет ничего постыдного. Да, да, я именно это и хотел сказать. Никогда не бросайся в любое дело очертя голову. А после того, как все это закончится, хорошенько подумай, ведь здесь ты тоже очень нужен. Тогда, спокойно разобравшись, ты сделаешь правильный выбор. В этой жизни, мистер Кински, постыдно только одно: не делать того, для чего ты рожден. И если ты нашел свое призвание, не позволяй никому отобрать его у тебя.

– Да, – произнес Кински, и в его голосе зазвучала уверенность, – я так и сделаю, адмирал, спасибо вам.

– Пожалуйста, мистер Кински. – На панели Кирка загорелся красный огонек: впервые за два дня он потребовался зачем-то Ногура. «Энтерпрайз»?

… – Извините, мне нужно срочно отключиться от вас. Не вешайте нос, Кински, все еще будет хорошо.

– Да, сэр.

В ту самую секунду, как Кирк увидел на экране лицо Ногура, он понял, что лучше не будет, лишь намного хуже…

– Адмирал…

– Джим, – хмуро произнес Ногура, – в 09-20 мы получили официальное распоряжение Империи. Были устроены дебаты и голосование в Совете. Серьезность опасности, неудачи научных решений – все сыграло свою роль. Даже Сарэк не смог убедить их, что возможен мирный исход. Вся вулканская делегация демонстративно покинула зал заседания.

– Значит, мы открыли войну? – комната вокруг Кирка, казалось, поплыла.

– Откроем. Совет возглавил тактические операции. Военные группы будут отвезены в Нейтральную Зону с десятой звездной базы…

– Но мой корабль все еще там! У него не будет шанса!

– Джим… С самого начала шансы были сведены к нулю. Спок знал это. «Энтерпрайз» пошел ва-банк. Мы бы уже услышали о них, если бы…

– Они живы, адмирал! – услышал Кирк собственный крик, чувствуя, что нервное напряжение и усталость подводят его. – Еще прошло недостаточно времени, чтобы делать выводы… – Жалость в глазах Ногура разозлила его. – Я бы знал, если бы… черт возьми, они живы!

– Докажите это Ригельским мирам, Джим, докажите это биллионам тех, кто умрет, если будет предпринята еще одна попытка испытания данного оружия. И скажи это Федерационному Совету. Мы выполняем его волю, или ты забыл? И ради бога, Джим, возьми себя в руки! Ты должен был предполагать такой исход.

– Время, Гейгачиро, – Кирк старался говорить убедительно, – дай Споку немного времени. Это все, о чем я прошу.

– Джим, по-моему, ты не уловил ситуацию. Наш город мертв, и когда поступит приказ, ни один корабль там не окажется, или ты хочешь, чтобы я потерял мандат члена Совета?

– Да… то есть, нет! Я… – Кирк боролся с усталостью, уже затмевающей его разум, – я просто хотел сказать, не поддавайся течению. Приказы Звездному Флоту исходят непосредственно от тебя. Пока жив мой корабль, есть шанс остановить безумие. Неужели это не стоит каждой секунды, которую ты выпросишь, позаимствуешь, украдешь, наконец?

– Меня не поддержит ни один офицер.

– Я поддержу! – Это было все равно, что хвататься за соломинку, но может быть… Даже сидя в Вольте, может быть, он все-таки что-нибудь изменит! – Послушай меня, Гейгачиро! – взмолился он, – когда корабли займут свои позиции, Зона будет защищена. Ты найдешь способ задержать приказ, а я… – отступления назад не было, и неожиданно слова полились очень легко, – а я соглашаюсь на перевод с корабля в Управление! Ты получишь мою поддержку. Это кое-что значит, адмирал!

Ногура молча, не мигая, смотрел на него. «Что происходит сейчас в голове этого старого лиса? – гадал Кирк, – черт, никогда мне не удавалось понять это».

– На сей раз я не отступлю. Никаким обманом. Никакой игрой. Слово чести.

– Понимаешь, Джим, – с расстановкой произнес Ногура. – Этим мы сможем выиграть лишь двадцать четыре часа – самое большое. Совет проголосовал, и даже моя свобода действий не продлит времени. За один день… Ты уверен, что хочешь…

– Там мой корабль… – «и я сделаю все, все!»

Но Кирк не мог выговорить последних слов; горло сдавил болезненный комок.

Наконец, Ногура кивнул.

– Я знаю, Джим, – тихо произнес он, – ты всегда был Человеком.

Экран погас, и перед глазами Кирка все помутнело; по телу волной разлилась усталость, руки и ноги казались свинцовыми, и он провалился в пустую темноту, точно камень, в то время, как в голове все еще роились, и кружились мысли… но ведь я выиграл, я победил? Ведь победил?.. Вихри мыслей превратились в бассейны воздуха и света. Мир, в котором он рос, молодая зеленая планета, где под звездами жили и смеялись люди, ничего не зная о Федерациях или Империях… и иногда умирали. И бездонная глубина Черных океанов, и никогда не садящиеся солнца, и необъятные просторы, в которых капитан держал курс корабля, и корабль плыл… вечно… вечно…

Кирк заснул.

* * *

Ногура снял наушники, понимая, что согласился с Кирком лишь из-за сильного переутомления. К тому же победы в последние дни были так редки, а это было неожиданным подарком – или обещанием тонущего человека.

Он пересек комнату, подойдя к большому окну, занимавшему почти всю противоположную стену. Земля мирно спала. Темный диск, освещенный по краям. На столе из оникса, в темноте, резко вырисовывались упругие ветки бонсая. Он думал о гибкости дерева, о Джиме Кирке, как вдруг отворилась дверь. На пороге стоял адъютант.

– Сэр, звонил адмирал Комак. Все корабли заняли боевые позиции, кроме «Энтерпрайза». Он сообщил, что «Энтерпрайз» не привез делегатов совета. Он… очень расстроен, сэр.

– И что ты ответил ему, Мичельс? – Ногура задумчиво поглаживал ветви бонсая: они по-прежнему гнулись, не желая ломаться – его предок давно мертв, а урок прошлого не дает четкого выхода в настоящем.

– Ну… то, что вы сказали сегодня утром, сэр: что «Энтерпрайз» на задании, возвращение его ожидается через один солнечный день, и что флот не станет двигаться без этого корабля.

– Все правильно. – Джим должен был знать, что старый адмирал что-нибудь придумает… Но Джим в таком состоянии… Слово чести, обещание тонущего? Неужели старый адмирал дошел до этого?

–., именно это я и сказал, адмирал… ну, он говорил многое, сэр. Хотите, чтобы я…

– Не надо, Мичельс. Когда он снова позвонит, я буду занят, ясно?

– Да, сэр. Вам принести что-нибудь?

Ствол был бархатисто-зеленым, на ветвях появились маленькие почки. В космосе весна наступала медленно, но все-таки ощутимо. За его спиной неловко переминался адъютант, молодой, встревоженный.

– Не сейчас, Мичельс, спасибо. Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, адмирал. Хотя говорят, что ожидание всегда неприятно, ведь так, сэр?

– Так ли?.. – «каждую секунду, которую ты сможешь выпросить, позаимствовать, украсть…» Ствол склонился под тяжестью его руки, как, должно быть, опустился три века назад под тяжестью тела его предка в тот день, когда небо над Хиросимой превратилось в ад…

– Нет, Мичельс, – резко произнес Ногура, – ожидание еще не самое страшное.

Глава 10

872 Треугольник, Пятая планета, Тиурруль, Хэллгард.

Огонь и сера в каждом названии. Два транспортера одновременно опустили Спока и Саавик на раскаленную поверхность планеты, над которой не было неба. Лишь расплавленный слой воздуха, дышать которым было невозможно. Перед ними расстилалась мрачная серая равнина, местами испещренная глубокими черными дырами – бывшими шахтенными стволами. Солнце уже клонились за горный хребет. Сканер не засекал существования живых форм. На руинах колоний медленно умирал еще один день, мстя этому жестокому миру. Пыль больше не кружила в дверных проемах подъездов: ни проемов, ни подъездов теперь не было – только кучи полурассыпавшихся от времени и жары камней. Используя трикодер в качестве камеры, Спок снимал окружающие картины.

На западе колонии равнину огибал горный хребет. На этой мертвой каменно-пыльной земле они были совершенно одни. Спок включил коммуникатор.

– Говорит Спок. Мы направляемся к горам. Я буду периодически связываться с вами. Как у вас дела, Зулу?

– Сканеры готовы, сэр. А наш пленник-разведчик тих и спокоен. Он не общается с нами, но и не делает никаких попыток побега.

– Прекрасно, Зулу. Связь окончена… Саавик?

Она, тревожно оглядывающаяся, бледнея в тусклом свете наступающего вечера, держала в руках трикодер, как талисман, будто им можно очистить это место от зла. Спок внезапно почувствовал острое желание отступить, вызвать корабль, вернуть ее на борт.

– Саавик, наши законы не разрешают мне… выдавать тебе оружие. Да и потом, оно нам не должно понадобиться. Но все же, – это принадлежит тебе.

На протянутой ладони, тускло поблескивая, лежал нож. Кривое лезвие слегка потемнело от времени. Саавик, затаив дыхание, осторожно взяла его в руки, не властная над нахлынувшими при прикосновении к холодному металлу воспоминаниями. Она подняла на Спока глаза, собираясь поблагодарить и рассказать о другом ноже, который сегодня оставила в ящике своего стола, но не нашла подходящих слов.

– А теперь мы должны идти, – сказал он. – Ты найдешь дорогу?

Саавик кивнула, и они пошли вперед – в сгущающейся темноте к черневшим вдалеке вершинам гор. С наступлением вечера подул сильный ветер, взметая у них из-под ног столбы пыли и кружа ее. Саавик осторожно перебиралась со скалы на скалу, стараясь держаться в тени, а перед тем как, пересечь открытое пространство, долго прислушивалась и приглядывалась.

– Саавикам, – позвал Спок, – здесь нет ни единой души.

Он не понял, услышала ли она его слова.

Доберутся ли они до нужной пещеры, а если доберутся, что их там ждет? Но он знал лишь одно – они должны попытаться. Пыль застилала глаза, ночь медленно опускалось на безжизненные равнины, а на небосклоне во всей своей красе засияли звезды, которые Спок так хорошо помнил.

Звезды. По ночам на Хэллгарде всегда звезды, всегда пыль, всегда ветер…

И ветер навевал старые, давно минувшие, жестокие воспоминания. Странно шагать по этой земле в обуви, не чувствуя, как поверхность обжигает ступни ног, не заботясь о том, что нужно найти пищу, не ощущая холода благодаря удобной, теплой одежде и не боясь получить удар в спину, так как рядом шагал надежный друг. Саавик старалась не думать об уроках, полученных в чистых красивых комнатах в другом мире, где люди и небеса так добры к ней. Но эти уроки из другого времени, а комнаты находятся так далеко отсюда. Пустая, въедавшаяся в нее боль не была реальной, не могла быть реальной; Саавик уже давно забыла, что такое голод. Но все же боль жила в ней, никогда не покидая: роковая боль, напоминающая о прошлом. Ей повезло: она не умерла от жажды, не поймана стражниками, не убита ублюдками, как глупые малыши, которые громко плакали и спали по ночам. Нет, уроки, усвоенные здесь, были совсем другими: наблюдать и ждать; тайно собирать камни, достаточно крепкие, чтобы размозжить чей-нибудь череп, когда это потребуется; ненавидеть и прятаться. И никогда не думать о смерти…

Пока Спок передавал на корабль новые координаты, Саавик, остановившись у подножия горы, протирала глаза от надоевшей пыли. Как только они отправились дальше, Спок включил переносной фонарь; широкий луч разрезал темноту ночи, осветив старые камни на их пути, которыми была уложена узкая, едва заметная тропинка вдоль подножия горного хребта. Саавик свет не требовался. Она находила путь по звездам, как много раз делала это и раньше, и по знакомому эху завывающего ветра… Звуки ухающих шагов… Шумная, с проклятиями, борьба… Предсмертный крик кого-то из пойманных… Еще чей-то. Не мой. Сегодня еще не мой.

– Саавик, здесь никого нет.

…кроме призраков… Неподвижные, высокие фигуры людей с печальными глазами в форменных костюмах. «Спокойные», те, что смотрели на звезды и отдавали свою еду, которые никогда не убивали и не причиняли ей вреда… Которые никогда не боролись за свою жизнь. Странные, глупые, никогда не боролись за то, чтобы остаться в живых! Глупые. Не прятались, когда приходили стражники; и постепенно, один за другим, «спокойные» исчезали. Некоторые из них сами просто вставали и уходили. Всю ночь они смотрели на звезды, держа пальцы на чьем-либо лице, а потом, днем, выходили из своих укрытий, срывая свои одежды под палящими лучами, опускались на колени в пыль, ожидая смерти. Иногда на это уходил целый день. Она выбегала вслед за ними, крича: «Нет! Не надо! Идите назад! Прячьтесь!» Она кричала так отчаянно, что не чувствовала, как смертельное солнце сжигает ее собственную кожу. Но они никогда не возвращались, эти глупые «спокойные»… ее дыхание переросло в тихие всхлипывания.

– Что такое, Саавик? Тебе больно? – сквозь завывающий ветер донесся до нее голос Спока. Его лицо приблизилось, и их глаза встретились. Сердце сжалось от стыда и страха. Она не может рассказать ему, как это было, как несправедливо погибали «спокойные», которые не кажутся ей сейчас такими глупыми, как раньше. Она покачала головой, крепче сжав в руке нож… Снова болезненно зашевелилась память: этот нож был у нее не всегда…

Посмотри на небо, Маленькая Кошечка, посмотри…

– Постой, – сказал Спок, облокотившись о скалу. Перед ними расстилалась безжизненная равнина. Разрушенные скалы тянулись еще футов на пятьсот вперед, а потом шел резкий отвесный подъем. Издали эти очертания напоминали профиль человеческого лица.

– Спок – «Энтерпрайзу». – Канал связи моментально очистился.

– Да, мистер Спок, мы все еще видим вас, но уже совсем с краю горы.

– Транспортная комната еще может улавливать эти координаты?

– Мистер Скотт говорит, что еще да, но совсем скоро…

– Отметьте наши позиции. Сейчас мы все осмотрим и вернемся назад.

– Записываем, мистер Спок. Удачи.

– Спасибо. Связь окончена. – Он внимательно обвел взглядом острые вершины скал. – Саавикам, запомни это место: если вдруг мы потеряем друг друга, возвращайся сюда и вызывай корабль.

Она выглядела испуганной, но ничего не ответила, и они молча продолжали путь. Справа зияли черные дыры заброшенных шахт, но Саавик направлялась не к ним. Она осторожно подкрадывалась прямо к отвесно висящей скале. Внезапно поверхность сотряс сильный подземный толчок, вниз посыпался град пыли и мелких камней. Когда пыль осела, Саавик нигде не было видно.

– Саавик! – закричал Спок, – где ты?

Он направил луч фонаря на отвесную скалу. Девушка стояла около узкого кривого проема, похожего не обычную трещину в горной толще. Спок стал осторожно пробираться к ней, мысленно осыпая проклятиями свою неосторожность. Трещина в скале оказалась намного шире, чем на первый взгляд.

– Здесь, – шепотом откликнулась она, – внизу.

* * *

– Нет! Я должен видеть Спока! Позовите его срочно или отведите меня к нему!

– Мы не можем сделать этого, мистер Ачернар. – Нельсон твердо нажал кнопку лифта, и дверь отворилась прямо перед кабинетом врача. – Сейчас у вас встреча с доктором Маккоем. Прошу, сэр.

– Недоумок! Это…

– Всего лишь маленькая проверка вашего самочувствия, – выходя им навстречу, спокойно произнес Маккой. – Входите и устраивайтесь поудобнее. Через пару секунд я буду готов вас осмотреть.

Нельсон внушительно занял место у дверей. Ачернар молча переводил взгляд с одного на другого, а затем, вздохнув, сделал так, как ему велели.

– Хорошо. Нельсон, как он?

– Не знаю, сэр. Он хотел посмотреть сады, и я водил его в ботанический. Выглянув в окно, он пришел в неистовое волнение, стал дико ругаться, приказывая мне вернуть ему корабль и отпустить. Пытался даже силой вырваться, а вот теперь он требует встречи с мистером Споком. И немедленно, причем.

– Он видел нашего маленького пленника, корабль-разведчик?

– Нет, сэр. Он просто говорит мне, что мы в большой опасности, и что нам грозит смерть, если мы сейчас же его не отпустим. Думаете, я должен доложить об этом на мостик, сэр?

– Значит, он желает, чтобы ему вернули прямо сейчас корабль? Это же Ромуланская Империя, Нельсон! Конечно, нам грозит опасность! Я сам сообщу об этом на мостик. – Маккой направился к кабинету, но тут же поспешно обернулся. – Кстати, а что было с его кораблем?

– Стабилизатор, сэр. Инженеры заменили его полностью. Поломка очевидна, но они говорят, что очень похоже на специально вызванное повреждение. Только ведь это неразумно, бессмысленно, верно, доктор? Зачем ему?

– Здесь все бессмысленно, Нельсон!

– Думаете, это может быть важно? Я хочу сказать, поломка его корабля?

– Ради всего святого, не говори ему, что корабль отремонтировали.

– Но… он знает, доктор. Узнал вчера ночью, когда вы вызвали меня к себе…

– Ладно, ладно, сиди здесь. Слушай, если он выйдет без меня, то тут же стреляй в него или еще как-нибудь задержи, понял? – Маккой вошел в кабинет, где его ждал пациент.

– Доктор, где Спок? Я должен немедленно поговорить с ним! – Ачернар мерил комнату нервными широкими шагами.

– Он действительно занят, Ачернар. Можете сказать, мне, что…

– Позовите его сюда, или отведите меня к нему! – Понизив голос, он направился к Маккою. – Доктор, я знаю, где мы. Я знаю эти звезды. Ваш корабль находится в большой опасности.

– У-гу, – Маккой проигнорировал угрозу в голосе Ачернара, продолжая невозмутимо настраивать сканер. – Кровяное давление, частота сердцебиений не очень хорошая… – Встряхнув бутылку со спрэем, он снял с нее крышку. – У вас была тошнота, головокружения, немота рук…

– Послушай меня! Ты… – глаза Ачернара внезапно стали холодными и злыми. Костлявыми, но цепкими пальцами он обхватил запястье доктора так сильно, что бутылочка со спрэем, чуть не выскользнула из его рук на пол. – Что это за наркотик?

– Это?! Черт побери! – выругался Маккой. – Ваша последняя иммунизация серии Х-9. Без которой, мистер, вы не покинете этот корабль. И сейчас же отпустите мою руку! Сядьте и ведите себя как положено! Слышите меня?

Ачернар отступил назад, отпустив руку доктора. Усевшись на стол, он примирительно произнес:

– Извините, доктор, я лишь беспокоился о безопасности вашего корабля.

– Я тоже. – Спрэй мягко разлился по телу Ачернара.

– Доктор, вы… глупец… – глаза Ачернара выглядели бессмысленно-стеклянными, он стал медленно опадать назад. Маккой поднял его ноги на стол, укутав их полами черного плаща.

Оставшийся довольным результатом процедуры, Маккой отступил на шаг назад, огляделся и направился к приемнику внутренней связи.

* * *

–., да, доктор, он будет рад это слышать. – Ухура, улыбаясь, повернулась к Зулу. – Зулу, доктор Маккой докладывает, что ромуланский гость постоянно предупреждает о большой опасности. Но, похоже, у него просто специфичная реакция на какое-то лекарство.

– Вот как, – Зулу попытался изобразить улыбку, – лучшая новость за день. Но плохо, что другая…

– Черт, – выругался Чехов, сидя за научной станцией, – проклятая планета, Зулу. В коре образовывается мощное сейсмическое давление. Все это не слишком радует, когда думаешь о том, что они собрались спускаться вниз.

– Их нужно срочно вернуть, – с тревогой произнесла Ухура. Склонившись над своими приборами, она попыталась выйти на связь, но через несколько секунд расстроено покачала головой.

– Нет, слишком много помех.

– Тогда проинформируйте об этом мистера Скотта. Как только Спок сможет, он свяжется со Скотти. – Зулу пожалел, что рядом нет капитана: командирское кресло без него казалось слишком большим и одиноким.

На экране был виден висящий корабль-разведчик, которого они держали в плену – ненужный хвост. Зулу не любил хвостов. Переведя взгляд с экрана не Чехова, он сказал:

– Павел, это зависит не от меня. Нам нужно ждать. – Вопрос оставался, сколько.

* * *

Тоннель спускался все ниже и ниже. Спок освещал фонариком слизистые скалистые стены. Некоторые из этих тоннелей когда-то служили проходами к угольным шахтам. Спок использовал трикодер в качестве камеры; на расстоянии более нескольких сантиметров его сканеры не воспринимали ничего из-за сырости, как и сенсоры «Энтерпрайза».

Наконец, на экране сканера появилась информация. В глубинных залежах угля были зафиксированы депозиты той самой аномальной формы силикона. Значит, вещество, рожденное природой именно на этой планете, было обнаружено, добыто, исследовано, изучено и применено как новый вид оружия в качестве новоизобретенного вируса – вот причина невозможности основания здесь колонии. И теперь он докажет это, если только им суждено выбраться отсюда живыми.

Саавик молча шагала за ним, болезненно переживая возвращение в прошлое и борясь со своими противоречивыми эмоциями. Ровное бормотание Спока, констатирующего открытия, не отвлекало от охватившего ужаса, от проснувшейся жажды мести. Еще один толчок сотряс горы. Спок прекрасно осознавал опасность, но было слишком поздно отправлять Саавик назад.

Тропинка резко повернула направо, и впереди обозначился еще один тоннель. Спок выключил фонарь. Темнота кончилась. На повороте большая вывеска запрещала использование лучевого оружия, а стены тоннеля излучали свой собственный свет, мерцая и переливаясь резными красками. Внезапно он почувствовал, что Саавик рядом нет. Она оказалась впереди, освещенная мерцающими огнями, зажавшая в ладони сверкающий нож.

– Саавик! Нет!

Она вошла в мерцавший круг и исчезла.

– Саавик, вернись! Я приказываю тебе!.. – ее нигде не было. Спок бросился бежать, но внезапно остановился при виде открывшейся ему картины: в том месте тоннель расширялся до размеров огромной пещеры, со всех сторон огороженной стальной сеткой из колючей проволоки, – некая площадка, освещенная тем, что хранилось внутри.

Ящики. Ряды за рядами, впаянные в стены выше, чем позволял видеть его рост. Каждый ящичек на своем месте, освещенный собственным переливчатым сиянием.

Но Саавик здесь не было. Он попытался сканировать, но впопыхах нажимал неверные кнопки. Глядя вперед, в конец сверкающего тоннеля, он заметил вдруг несколько зияющих дыр в одной стене. Они не были заложены кирпичами. Спок проверил время по временному трикодер-хронометру: пятьдесят одна минута с момента, когда он выходил на связь. Сейчас корабль, должно быть, уже где-то на условленном месте, прилетел, чтобы выполнить работу, ради которой «Энтерпрайз» отправился на эту операцию. Какой бы мучительный импульс ни послал Саавик в этот лабиринт, оставалось надеяться, что интуиция приведет ее к выходу с противоположной стороны.

– Саавик!

Ответа не последовало. Никакого выбора. Он определил направление выхода и продолжил путь.

* * *

Поймали. На плече внесли внутрь. Бросали, точно неодушевленный предмет, хватали безжалостными руками, мерзкие ненавистные стражники… Боль, раздирающая грудь, текущая изо рта и носа кровь…

Поймали? Нет, ее не поймали! Часть сознания Саавик все еще продолжала задавать вопросы, в то время как воспоминания полностью захлестнули мозг.

Боль. Резь в глазах, пытающихся смотреть и наблюдать: движущаяся куча, бряцание металлического пояса, промелькнувшее лезвие… Ноющие руки, тянущиеся вперед, напряженные дрожащие пальцы – перед ней сверкающее лезвие ножа! Боль, от которой кружится голова. Она соскальзывает с плеча и подает на землю. Стражники ругаются, не заметив, как она покатилась к ножу, точно мячик, и спрятала его в тряпке, опоясывающей талию и бедра. Острые мысы ботинок вонзаются ей в бок. Смех, проклятья, ее поднимают… Все тонет в кровавой мгле…

И вот она снова здесь – в этой ловушке, где стены имеют глаза, где огни кружат, точно пыль на солнце, снова в этом месте, где невозможно спрятаться, но она пыталась укрыться, кружась в этом, сводящем с ума, свете, чувствуя, как в горле клокочет кровь. Саавик оглянулась и увидела, что она одна. Не двигайся, не сейчас, ни единого звука… нет, это было уже после, после того, что она сделала. Словно старая рана, болезненно охватил стыд. Сердце тяжело ухало, подгоняемое страхом, а сознание, казалось, охвачено плотным кольцом безумия. В далекой реальности кто-то кричал – голос, которого здесь не должно было быть. Она знала, что ей нужно отозваться, но с каждым шагом крик становился все пронзительнее, поглощая ее собственный голос, растаптывая ее… Все возвращалось назад. Стучали ботинки, звали голоса – смерть преследовала ее в этих звуках, в этих узких, освещенных мерцающими огнями лабиринтах… Пусть оно никогда не увидит меня… Пусть оно не услышит меня… Пусть оно…

Оно… Выжило!

Саавик вздрогнула, кровь застыла в ее жилах.

Это… Существовало. Оно все еще было здесь. И сейчас она почувствовало его присутствие рядом, оно ждало ее в темноте, в конце огненного лабиринта.

* * *

– Саавик! – приучая глаза к полумраку, Спок проходил коридор за коридором, не переставая звать девушку. В тусклом свете виднелись какие-то машины: канистры, измерительные приборы, генераторы шахт, находящиеся глубоко под землей и связанные с поверхностью подземными трубами. Он предпринял было попытку перейти через весь этот механический хлам, но тут же передумал: времени почти не оставалось, даже если бы тонкие лестницы и выдержали вес его тела. И еще что-то беспокоило Спока.

Справа, почти рядом, на высокой платформе, стоял смертоносный ящичек; еще несколько штук было нагружено на небольшую тачку, а внизу, внутри самой шахты, все еще светились квадратные ячейки, заряженные геотермальной энергией подземной коры. На этом месте коридор резко обрывался, а дальше было какое-то запустение и беспорядок, похожий на остатки колонии наверху; впереди чернело большое углубление, напоминающее огромную пещеру. Вдоль одной стены громоздилась целая свалка оборудования, какие-то непонятные механизмы, стеклянные колбы… а ниже – сплошной массой… тела.

Десятки тел. Таинственно застывшие, неестественно изогнутые, освещенные тусклыми мерцающими огоньками ячеек. Спок направился к ним, и сердце его практически остановилось. Он внезапно понял, что именно увидит в ячейках, когда подойдет поближе. Луч фонаря резал темноту, трикодер привычно потрескивал. Мгновение – и Спок лицом к лицу встретился с ужасом, который таил в себе Хэллгард: опытные камеры. Подопытные объекты. Ряды за рядами…

Давным-давно здесь были вулканцы – эти несчастные члены экипажей «Персептора», «Крайтериона», «Константа» и «Дайверсити». Мужчины и женщины, ученые и политики, улетевшие с родной планеты так много лет назад. Теперь они больше не были пропавшими без вести…

* * *

Саавик осторожно кралась вдоль стен пещеры, и перед глазами оживали, становились явью картины из прошлого: кляцкающие машины и огненная шахта, возле которой постоянно что-то стучало. Вокруг работающего генератора столбом поднималась пыль, черная, точно сигаретный дым, переливающаяся красными бликами в мерцающем на фоне огня свете. Она чувствовала на своем теле сильные руки стражников, ломающих ее, раздирающих, царапающих и смеющихся, волочащих ее тело в это место, место ее сна.

От воспоминаний похолодело в груди. Дрожа всем телом, Саавик скорчилась у слизистой стены, что есть силы давя на веки скрюченными пальцами, стараясь прогнать, раздавить страшные воспоминания и картины прошлого, но они наваливались на нее стопудовой тяжестью, независимо от ее воли. Подняв голову, она с ужасом смотрела сквозь пыльную тьму на ряды мертвых, которых оживляла ее память, заставляя вставать, ходить и заново испытывать все пережитые мучения. Их полные отчаяния глаза, казалось, заглядывали прямо в ее душу.

«Спокойные». Не так много, но все равно больше, чем стражников – этих ублюдков! Глупые «спокойные» никогда не боролись, не зная, какая смерть их ждет…

–… Сопротивляются, лорд, отказываются двигаться.

– Сначала они все сопротивляются, – произнес мужчина в длинном черном плаще.

Стражники кричат, ругаются, боясь близко подходить к этому смертельному месту. «Спокойные» не боялись, они знали, в их глазах застыла смерть. Обожженные солнцем лица, худые, изможденные тела… Почему «спокойные» всегда умирали? Стражники толкают ее вперед, в круг света. Она сопротивляется, пытаясь дотянуться до своего ножа. Она бросает на него взгляд, и от этого взгляда останавливается ее сердце, борьба на миг прекращается. Сверкающее лезвие почти полностью заметно в развязавшихся на бедре тряпках, и нож вот-вот упадет.

– Значит, они должны знать, – послышался раздраженный голос, – что это?

– Ничего, лорд, прошу вашего извинения, маленькая сучка доставила много неприятностей нашим солдатам.

Железные руки крутят, ломают ее тело. Плащ приблизился, кто-то взглянул на нее сверху вниз, обдав холодным презрением. А потом на его лице заиграла улыбка – злая, жестокая улыбка. Она выругалась, плюнула ему в лицо, осыпая отборной бранью.

– Ненавижу твою морду! Ненавижу твои, глаза! Убью тебя, ублюдок!

Тяжелый удар по голове. Его жестокие глаза обращены на стражников.

– Заставьте ее заткнуться. У нас хватает забот и без этого «Спокойные» сбились в кучу, делая вид, что не слышат. Черный Плащ повернулся к ним лицом и указал пальцем на одного из толпы.

– Вначале вот этого…

Он не казался испуганным. Стражники схватили его, поволокли вперед, на ходу срывая остатки робы с тощего, израненного, обожженного тела.

– Дерись! Дерись! – визжала Саавик. Чья-то железная ладонь зажала ей рот. Она извивалась, стараясь вырваться и глотнуть воздуха, и в этот момент почувствовала, как падает нож. Но она успела схватить его, просунуть руку в петлю на рукоятке…

Лицо «спокойного» оставалось неподвижным даже тогда, когда в воздухе сверкнул меч, отсекая руки. Кровь густым фонтаном залила его тело, одежду стражника и пол пещеры. Меч поднимался и опускался, поднимался и опускался… Снова. Снова. В горле Саавик рождался дикий вой. Она не могла отвести взгляда от этой зверской расправы. Наконец, он упал. Меч опустился еще раз. Голова с выпученными глазами покатилась по полу и остановилась возле подрубленных частей тела, словно в последний раз взирая на то, что когда-то было его руками, туловищем… Затем все затихло, ни звука, кроме отчаянных глотков Саавик, пытающейся схватить хоть немного воздуха через железную ладонь, зажимавшую рот. Черный Плащ вздохнул.

– Жалко, – произнес он, – такая потеря! А теперь – в камеры!

Они все так же стояли на месте.

– Вам нельзя не повиноваться! – закричал он. – Если я… – Плащ повернулся. Глаза сверкнули. А лицо исказила зловещая улыбка. Поднялась рука, и палец указал на Саавик. – ее возьмите следующей. Берите ее…

* * *

Руки Спока дрожали. Он старался справиться с этой неприятной дрожью, охватившей его. Страдание разливалось по каждой его клеточке, а вместе с ним набегал и гнев. Сотни вулканцев и их детей смотрели на него из-за плексовых окон камер, в каждой из которых стоял разбитый ящичек. Точно такой же, какой они нашли на ромуланском корабле. На каждом окне была прикреплена бирка с указанием времени, которое потребовалось на смерть подопытных. Черные лица застыли в агонии, последние крохи самообладания покинули их в минуты прощания с жизнью. Эти муки происходили очень давно, много лет назад; и даже память об этом месте потеряна. Он делал сейчас единственное, что мог: записывал трикодером страшные картины – свидетельства чудовищного преступления. Имена на бирках отсутствовали. Но зато были даты, начинающие отсчет двадцать лет назад. Более поздние жертвы, среди которых оказалось много детей, умирали гораздо быстрее, чем первые. Последние камеры были заполнены не все – двери некоторых остались открытыми, и в каждой из таких камер находился ящичек, переливающийся всеми цветами радуги.

Последняя пустая камера – на ней стоит дата, которую Спок прекрасно помнил. Нет, это не может быть простым совпадением. Именно в этот день шесть лет назад «Энтерпрайз» уловил сигнал, исходящий с территории Нейтральной Зоны, и его пальцы коснулись лица умирающей женщины. Храбрая, обреченная Т'Прен. Для нее, как и для многих других, этот сигнал поступил слишком поздно. Но не для нескольких, зачатых в насилии, детишек, которые были рождены для того, чтобы заполнить еще пустующие камеры. Одна девочка видела все это и осталась жива – могли бы остаться в живых целые миры, если бы у него хватило времени. Нет, Т'Прен умерла не зря. И Саавик…

– Саавик! – снова позвал он, – Саавик, отзовись!

Звук. Это могли быть шаги. Определенно, шаги.

Он осторожно освещал путь фонариком… и только потом вспомнил то, что всегда воспринимал, как само собой разумеющееся: Саавик при ходьбе никогда не издавала никаких звуков. Шаги приближались со стороны пещеры, из-за многочисленных рядов камер. Спок направил туда свой фонарик и успел уловить какое-то быстрое движение: в темноте промелькнул некто высокий, в чем-то длинном, развевающемся, черном.

Это была не Саавик.

* * *

–… Вот эту, теперь берите вот эту…

– Да-да! Попробуйте, возьмите меня! Уберите от меня свои руки, ублюдки!

– Нет! – произнес кто-то. Она так никогда и не узнала, кто это был. Слово прозвенело в тишине. Их глаза теперь были обращены на нее, затем «спокойные» отвернулись и пошли туда, куда их гнали, они пошли туда из-за нее.

– Нет! – пыталась она кричать, – нет! Нет! Нет! У меня нож! Я убью их! Убью ради вас!..

Но сжимавшая рот ладонь ни одному звуку не дала вырваться наружу. Двери камер открывались, в них входили по одному «спокойные», и ловушка захлопывалась. В тот же момент за пластиковым стеклом загоралась яркая вспышка – трескалась оболочка ящика – и лица «спокойных» менялись. Люди начинали бить кулаками о стены, двери, их рты искажались в беззвучном крике. Черный Плащ мерно прохаживался мимо камер, наблюдая за изменением свечения маленьких огоньков, исходящих из прозрачных ящиков.

Потом «спокойные» затихали. Маленькие огоньки затухали. Он остановился, обернулся к ней и улыбнулся.

– Что ж, она, в конце концов, сослужила нам хорошую службу. А теперь избавьтесь от нее.

Ублюдок! Лживый ублюдок! Ярость вновь взорвалась в ней.

Схватив за руки, стражники поволокли ее к пустой камере, по полу, скользкому от крови. Она изо всех сил вырывалась, царапалась. Кусалась, забыв о боли, о том, что сопротивление бесполезно, обо всем на свете.

Тряпка, обвязанная вокруг талии, совсем сползла. Нож упал, ударившись о каменный пол, переливаясь в мерцающем свете блестящим лезвием.

– Ну-ка, ну-ка, что у нас тут, – издевался он, подходя ближе и смеясь над маленьким оружием.

– Сука! – выругался державший ее стражник, сделав последнюю роковую ошибку: он потянулся за ножом, ослабив на мгновение хватку. Она выскользнула, словно угорь, и в тот момент, когда пальцы стражника коснулись земли, нож вонзился ему прямо в живот. Он ахнул и застонал, схватившись обеими руками за рану, с ужасом глядя на кровь, обильно сочившуюся сквозь сжатые ладони. Второй охранник бросился па нее, но она успела вонзить нож прямо, в сердце.

Потом они стали все нападать на нее. Все разом. Но она с убийственным хладнокровием работала ножом, вонзая металл в окружавшую ее плоть. Кто-то приближался к ней сзади, она почувствовала это за спиной; да, кто-то в черном развевающемся одеянии, точно смерть, подкрадывающаяся из темноты. Кровь была везде, она пропитала волосы и сделала скользкой кожу. Горячее дыхание защекотало ей затылок, и тут раздался смех, его смех.

С силой выдрав нож из чьего-то, уже бездыханного, тела, Саавик что есть сил отчаянно резанула им вокруг себя. Черный плащ, взвыв, упал на колени. Кровь залила его лицо, ладони прижались к месту, где находились глаза, и он закричал… О боже, как он кричал!

Саавик побежала, уворачиваясь от огромных цепких рук, мимо камер, за окнами которых застыли обезображенные лица «спокойных». Неслись вслед чьи-то крики и брань; ухали тяжелые сапоги, прямо за спиной слышалось зловонное дыхание, «спокойные» умерли из-за нее, ради нее… А он все еще был жив, тоже из-за нее… И нигде, нигде невозможно было спрятаться. Ничего не видя перед собой, она бежала по бесконечным, куда-то постоянно сворачивающим, лабиринтам…

Потом она проснулась. Вся в засохшей крови, вжавшаяся в углубление в стене, пытаясь вспомнить, что произошло. Но кто-то кричал, так громко, что она не могла думать, не могла сосредоточиться, кто-то искал ее. Хотел убить ее за то, что она сделала. Пусть это никогда не увидит меня… Но ее увидели. Беги! Беги! Беги! Беги!

Это не умерло, а значит, оно будет всегда ждать ее, подкарауливать в темноте, не прекращая своего бесконечного крика; неустанно преследовать, независимо от того, как быстро она побежит, наблюдая за ней глазами всевидящих стен.

* * *

Навстречу ему, мимо камер, пробиралась тень того, кто когда-то был человеком. Спок понял, почему это существо не закрывается от яркого света фонаря. Под капюшоном черного, изодранного в клочья плаща, из-под седых волос виднелся глубокий горизонтальный шрам, проходивший через пустые глазницы. Почувствовав чье-то присутствие, человек остановился и выпрямился. В нем все еще ощущалась привычка к былой власти. Он заговорил дрожащим голосом на ромуланском языке:

– Кто здесь?

– Сэр, – вежливо, так же на ромуланском, отозвался Спок, – я пришел… я – слуга.

– А-а, наконец-то ты вернулся. Я заждался! Я все держу в полном порядке. Посмотри, – он указал рукой в сторону камер, – ну, как моя работа? Выполнена? Так теперь Первый посылает за мной? Наступило время для доклада?

«Кому? Кому он должен докладывать?»

– Да, – ответил Спок, – наступило.

–., докладывать… а-а… – мужчина сделал еще несколько шагов вперед. – Моя работа, мое открытие века! Никто, ни один мир не сможет противостоять этому! Еще очень давно я рассказал ему, как это будет: много новых кораблей, много новых миров… докладывать? Уже время? Я храню для него это место… поддерживаю порядок… Посмотри… хорошо ли проделана работа?

Спок в отчаянии водил фонариком по темным стенам, пытаясь отыскать где-нибудь Саавик, размышляя, как лучше их обоих доставить на борт.

Этот человек, вероятно, уже давно сошел с ума, но любая информация, сохранившаяся в его потонувшем разуме, очень важна. Голос мужчины вдруг охрип, в нем послышались новые гневные нотки:

–., моя работа долгих лет! Они оставили меня здесь, видите?! А-а, – простонал он, схватившись обеими руками за лицо, мучаясь воспоминаниями. – Вы видите… я слеп! Вы здесь? Вы еще здесь?

– Да, – Спок подошел ближе, желая разговорить мужчину и выяснить как можно больше. – Расскажите о своей работе. Здесь произошел несчастный случай?..

– Несчастный случай? – взвизгнул он и расхохотался, страшно, безумно. – Да, несчастный случай! Ребенок, всего лишь слабое дитя… Она пыталась удрать! Но мои стражники поймали ее. Да, мои стражники сказали, что поймали ее. Она умерла, поплатилась жизнью за то, что сделала!

– ВРЕШЬ!!! – Крик разорвал воздух. Между ними появилась тень Саавик, и она вступила в круг света. Спок заметил свисающие пряди волос, разъяренное лицо и блеснувшее лезвие ножа в руке.

– Саавик! Нет!

Но она не слышала ничего, одержимая ненавистью всей своей жизни.

– Стражники обманули тебя! Проклятый, мерзкий ублюдок! Убийца!

Он беспомощно и испуганно попятился.

– Кто пришел?

– Я! – ее голос звенел, как натянутая струна, – та, которая когда-то убежала отсюда! Но я вернулась! И ты умрешь! – Она ликовала. Это был триумф. Она больше не убегала. Она больше никогда, ни от кого не будет убегать. Она замахнулась…

– Нет, Саавик! Нет!

На нее навалилось что-то темное, схватило ее руки, потянуло вниз, к земле… Это было ей знакомо; это происходило раньше много раз. Изворачиваясь, с диким криком, она вырвала руку, лезвие разрезало воздух… и настоящее разбилось о прошлое. Сверкающий нож, форма академии Звездного Флота и… Спок. Каким-то чудом она отвела руку в сторону. Спок взглянул на разрезанную ткань куртки – кожа не была поранена. «О, Спок… его лицо не изменилось даже когда…» Саавик далеко отшвырнула нож, услышав, как он звонко стукнулся о каменный пол. Фигура в плаще зашевелилась в темноте, стоны переросли в страшные, звериные крики. Она зажала ладонями уши.

– Саавикам, мы должны уйти отсюда, – произнес Спок.

– Они… – девушка оглянулась на камеры, не отрывая рук от ушей, – не боролись! Они просто вошли в эти камеры! Молча! Из-за меня, Спок! Ради меня! Чтобы он оставил мне жизнь! Он, он сделал это! И он остался жив! Не отпускай его живым, Спок! Дай мне…

– Подумай, Саавик, – Спок тряс ее за плечи, – подумай о том, что ему известно! Судьба скольких людей сейчас решается! Подумай!

Но она не могла думать. Она поступила как и раньше – побежала. Дальше от мертвецов и от врага, дальше от Спока, от самой себя, дальше от этого непрерывного крика, от которого лопались барабанные перепонки. Кинув раздраженный взгляд в сторону корчащегося незнакомца, Спок бросился за ней.

* * *

– Правильно, мистер Зулу. Три большие мерные канистры. Срочно спустите их вниз. Груз будет запечатан, но все-таки, когда он окажется на борту, изолируйте систему безопасности транспортной каюты. А затем поместите его в первой лаборатории.

– Хорошо, мистер Спок. – Зулу кивком показал Ухуре, что она может приступить к выполнению приказов. Этот груз может превратить «Энтерпрайз» в привидение. – Канистры готовы, сэр. И еще, насчет вашего выжившего. Вы говорите, что он знает…

– Посмотрим. Ему сейчас не очень-то можно доверять. Когда закончим выполнение миссии, я возьмем его с собой на борт. Мистер Скотт…

– Еще двадцать минут, сэр, – вступил в разговор Скотт из инженерной, – и быстрее невозможно. Мы добавляем еще один щит, и, надеюсь, этого будет достаточно. Вот чертова планета – трясется как…

– Я знаю о сейсмической активности. Пожалуйста, продолжайте.

– Саавик пойдет с вами, сэр? – спросил Зулу.

– Нет. Она скоро поднимется. Приготовьтесь принять груз.

– Ясно, мистер Спок. Будет сделано.

– Зулу, – Чехов указал на дисплей своего сканера. Зулу взглянул на него из-за плеча товарища. В углу экрана появились три светлые точки, медленно движущиеся по направлению к «Энтерпрайзу». Наконец, побежали строчки информации.

– Мистер Спок, мы только что уловили сканером три корабля неизвестного пока размера. Они направляются сюда. Со скоростью… э-э… четыре часа двенадцать минут… этого достаточно…

– Должно хватить, Зулу. Если нет, действуй, как я приказал.

– Зулу, – вмешалась Ухура, – транспортная каюта готова.

– Да, мистер Скотт, этот груз на борту.

– В запасе два часа, Зулу, поторопитесь. Все, связь окончена.

На мосту стало очень тихо. Зулу неподвижным взором уставился на мигающие точки, в то время, как на главном экране отражался висящий внизу корабль-пленник. «Как хвост, – подумал он, – который так и ждет, когда за ним ослабнет наблюдение». Он подумал о приказах, которые вынужден будет выполнять, если Спок не вернется вовремя, о грузе, находящемся на борту «Энтерпрайза».

– Зулу? – прошептала Ухура. – Поспешить с чем?

– С бомбой, – хмуро ответил он. – Спок собирается взорвать гору.

* * *

Спок вздохнул, по-прежнему не отрывая взгляда от Саавик, которая в его присутствии не проявляла ни малейших признаков усталости. Она сидела на земле, отвернувшись к скале, у которой он велел ей ждать. Казалось, время повернулось вспять. Он опустился рядом с ней на колени, легко прикоснулся пальцами к ее вискам. Теперь воспоминания ясно и полно вылились на поверхность ее сознания. Все. Все с самого начала.

«Посмотри вверх, Маленькая Кошечка, посмотри на небо», – сказал чей-то голос из прошлого…

* * *

… Эта женщина, одна из «спокойных», отличалась от других. У нее были глаза, полные ненависти. И она не казалась такой уж тихой, как все остальные. Она тоже наблюдала и ненавидела. И искала способы борьбы. «Возьми мою еду, Маленькая Кошечка, чтобы ты могла оставаться такой же сильной и здоровой… Стражники идут, скорее беги и прячься. Когда-нибудь, Маленькая Кошечка, я заберу тебя отсюда. Я расскажу людям о тебе. Я должна найти выход…»

* * *

Она, показывая на небо, рассказывала о месте, которое называла домом «спокойных» и «малышей», где не было стражников, по ночам не умирали люди и могли без страха спать дети, никто не боялся и не испытывал голода. Дом был там, среди сияющих и манящих звезд.

– Звезды, Маленькая Кошечка, ты должна всегда смотреть на них. Они – единственная красота в этом, забытом богом, мире. Смотри на них почаще, так же, как они смотрят на тебя.

Шло время. Прилетали корабли, забирали рабочих, оставляя на планете злых стражников, отбирающих всю пищу.

– Ты умираешь от голода, Саавик, и все, что я могу тебе дать, – это звезды. Ты похожа на них: такая же смелая и яркая. Помни это, когда тебе будет плохо и больно. Не имеет значения, как темна или страшна ночь, – посмотри вверх, на небо. И ты увидишь звезды, Маленькая Кошечка. Они принадлежат тебе…

Но вот исчезли и последние «спокойные», когда на планету опустился корабль, взметая под собой столбом пыль. Саавик везде искала эту женщину, всхлипывая от отчаяния и страха. Улетела, улетела, как остальные, никогда больше не вернется. Саавик, спрятавшись, наблюдала за опустившимся кораблем, за пьяными стражниками, которые разбрелись по равнине. И вдруг в эту минуту услышала шепот – ее кто-то звал, и голос, заглушаемый ветром, показался знакомым.

– Сюда, Саавик, сюда! – там была она! Темная тень на фоне темного корабля. – Беги, беги, Маленькая Кошечка! Мы летим домой!

Так далеко, острые камни ранят ступни. Стражники услышали, некоторые из них стали что-то кричать. За спиной застучали сапоги пустившихся в погоню. Над ее головой пересекались яркие лучи прожекторов, в землю врывались пули, задевая и царапая броню корабля. Они сожгут ее, сожгут ее корабль и всех остальных – она погибнет, а они победят…

Нет! Нет! Нет! Только не она!

* * *

Саавик резко остановилась. Повернувшись, она с отчаянием бросилась на преследовавших, кусая, царапая, впиваясь ногтями в их лица.

– Спасайся! Спасайся, Маленькая Кошечка! Я вернусь за тобой! О, прости меня, Маленькая Кошечка!

Сыпались удары кулаков, по голове били прикладами. В жутком звуке ломающихся ребер и дробящихся костей она услышала шум заведенного мотора. Корабль, снова подняв пыль, взлетел и через мгновение исчез в темноте. А удары и проклятия продолжались… Потом, небрежно перекинув ее через плечо, измученную, понесли вниз, в пещеру, и она, словно в тумане, еле различала фигурки маленьких трусов, прятавшихся за скалами: дети молча смотрели, парализованные страхом. Яркие огоньки корабля поднимались все выше и выше, и часть самой Саавик карабкалась вместе с ними вверх, туда, к звездам. Домой.

* * *

Спок видел это: ужас в пещере; безумные часы поисков укрытия в бесконечных тоннелях; кровавые дни, когда жизнь висела на волоске; смерть, которая уже завладела ее разумом. Но каким-то чудом Саавик выжила, чтобы выбросить нож, проклясть этот мир навсегда и смотреть на звезды… Она только старалась не спать, чтобы не слышать этот кошмарный крик.

Он видел, как над равниной Хэллгарда вновь зажглись огоньки корабля вулканцев, как «спокойные» снова вступили на эту планету… И в ее памяти снова всплывали слова, сказанные в палатке семь лет назад: «Эти дети, Спок, не должны были рождаться… Вулканская природа была разорвана на части и опозорена…» Сейчас, вместе с ней дрожа от волнения, он пытался вспомнить, почему. Наконец, он понял: «спокойная» отличалась от других, она не принадлежала толпе, в ту ночь она рассказывала о месте, которое называется Домом…

– Теперь я знаю, Саавикам…

Спок опустил руку. Его разум снова блуждал в холодных, правильной формы, комнатах сознания, где парила логика, а хаотичность была наглухо закрыта в потайных уголках, но и здесь он не обрел покоя. Перед ним вставала вся его жизнь, и маленькие победы тускнели. Дисциплинированность теперь казалась пустой, энциклопедические знания лишними… И старые истины рухнули. Потому что Саавик страдала, чувствовала себя одинокой, ей не помогала ни дисциплина, ни знания справиться с этой мукой. И он не представлял, как остановить ее мучения. Эта беспомощность казалась сейчас самой крупной неудачей в жизни.

Ветер Хэллгарда подул слабее, как бы нехотя клубя пыль по выжженной поверхности планеты.

– Она… отдавала мне свою еду, – прошептала Саавик, – а я даже не узнала ее имени. Спок, она была моей матерью? Она нашла свой Дом?

«Да, – хотелось ему солгать, – дом и покой…»

– Т'Прен. Ее звали Т'Прен. Я знал ее несколько мгновений. Она была смелой, Саавикам, такой же смелой, как ты. – Они смотрели на тихие, спокойные звезды… Спок не мог не сказать всю правду. – ., нет, она не была твоей матерью, но вполне могла бы быть. Она бы обязательно пролетела через всю Вселенную, чтобы найти тебя… – Саавик отвернулась.

– Зато меня нашел ты. Ты дал мне все, а я… а я чуть не…

– Но ты этого не сделала. Не плачь, Саавикам, все позади.

– Нет! Не позади! – крикнула она. – Это никогда не будет позади!.. До тех пор, пока я не убью его! Я буду хотеть этого всю жизнь! И если мне когда-нибудь предоставится возможность… – Она повернула к нему заплаканное лицо; по щекам катились крупные слезы, и никакая гордость была не в силах остановить их… – Прости меня, Спок, за то, что я подвела тебя… Я никогда не стану настоящей вулканкой. Я… такая, какая есть…

– Мне нечего тебе прощать, – нежно произнес он, убирая прядь волос с ее лба. – Идем, Саавикам, идем со мной. Ты увидишь то, что видел я, узнаешь то, что известно мне… – «Да, я такой, какой есть», – подумал он и обнял ее за плечи. Впервые в жизни он почувствовал себя счастливым, совершенно нелепо, но безгранично счастливым.

Саавик плакала так горько, будто прощалась с жизнью. Форменная куртка Спока была мокрой от ее слез. Он ласково гладил ей волосы, стараясь вернуть в душу мир и покой. Так страшно ощущать рядом бьющееся сердце другого человека, его дыхание, его теплую, трепетную жизнь…

Пелена боли и страдания, отделявшая Саавик от тепла, спокойствия и любви, теперь спала, открыв новый, сияющий яркими красками мир.

Внезапно Саавик поняла что-то очень важное, чего раньше не осознавала… Может быть, вулканцы, по собственной воле входившие в эти камеры, были счастливы от того, что судьба подарила им шанс отдать свои жизни не напрасно, а во имя спасения жизни ребенка? Может, Т'Прен так долго цеплялась за жизнь, чтобы передать информацию о планете своему миру ради девочки, оставшейся в этом аду? Вопросы кружились, путались… Руки Спока заботливо обнимали плечи Саавик, и время остановилось. Она больше не боялась. Ей было так тепло, так уютно… Ей виделись комнаты, удивительные комнаты. Библиотеки жизни, вселенные знаний в математических уравнениях, аксиомах, абстракциях абсолютной ясности – и дверь. Красивая, манящая. Которую никогда не открывали. К которой никто не прикасался.

Саавик удивленно и спокойно погружалась в сознание Спока. Дверь оставалась нетронутой. Люди приходили и уходили, но некто, никогда не покидающий Спока, целенаправленно мучающий своими уравнениями, смеялся над ним, радовался его неудачам. Но стены поглотили и его, став толще, выше… А потом…

До боли знакомый ребенок, стоящий в пыли. Голый, умирающий с голоду, с дико горящим взглядом. «Спок, расскажи мне теперь что-нибудь новенькое, что еще никогда не рассказывал!» Очертания комнат стали расплываться, терять четкость. Наметились новые формы, поспешно образуясь в какие-то новые фигуры. Как много ошибок.

– Смотри, Спок, я сделала это!..

Равновесие колеблется, превращаясь во что-то жидкое и вязкое, становясь все ярче и ярче. Таинственно освещены даже детали: широкие, раскрытые от удивления глаза, дрожащие маленькие пальчики, гладящие беспомощные существа, совершающие некое таинство, – а потом один прозрачный ящичек на высоком постаменте.

– О-о, я хотела сказать тебе… Там, на корабле, в моей каюте, в ящике стола…

Победа. Битва выиграна. Обещание сдержано – нож остался нетронутым. И еще один ящик стола – тайна; в этом столе еще один нож и клочок бумаги: Спок, не уходи…

Учебная пленка Академии: «Экзамен. Развитие гражданина Федерации Саавик.» В этом ящике так много света, струящегося из далеких прошлых лет, проникающего через расстояние и время. Никакой неудачи, никакого позора, только Саавик – спрашивающая, любознательная, каждый день одерживающая все новые победы.

«Но я такая, какая есть, – а этого недостаточно!» А, да, дверь… Даже ослепительная яркость отбрасывает тень. Солнце солнц. Начало всех начал.

«Спокойные» неторопливо бредут, одетые в робы, по острым камням, протяжно завывая слова песни: «Здесь, в этих древних песках, наши предки когда-то зажигали…»

– Огонь, Спок?

– Да, и темноту. Комнаты, люди, тот, кто смеется… и ты. Все. На эту дверь.

– Может быть, у полувулканцев на это просто уходит больше времени?

Стены комнат качаются, кренятся, рушатся… голоса разрывают воздух, солнце жжет древние камни…

… И в душе Спока что-то происходит, важное и неизбежное, чувствуя это, Саавик пугается. Рука холодеет, замедляется дыхание, и разум обращается к песне. Его сердце едва бьется. «Я не принадлежу им», – пытается сказать Саавик. Но ее держат заботливые руки. Руки и свет.

Твой ответ лежит…

За этой дверью, Спок, за этой красивой дверью…

Где-то еще! – раз и навсегда сказал себе Спок. Себе, солнцу, камням, голосам вулканцев. Он глубоко и свободно вздохнул. Я не ищу правды, которой нельзя научить, не ищу мира, который нельзя разделить. Я такой, какой есть, и некоторые вещи я предпочитаю не оставлять в прошлом…

Все исчезло. И солнце, и камни, и пение. Там, где только что бурлили воспоминания, теперь было пустое пространство, в котором не осталось ничего, кроме тишины, рук и света, красивой таинственной двери…

Открывается. Открывается шире… Стены рухнули внутри…

Они идут, и впереди струится свет; они замирают, и в молчании слышны удивительные музыкальные звуки. Вокруг плывет яркое мерцающее свечение, льется, множится, смывает их… Она знала это место, хотя никогда его не видела: слияние света и тени, равновесие в хрустальной гармонии мыслей. Здесь раскрываются тайны, здесь теряют очертания Прошлое и Будущее, Запланированное и Случайное, Время и Расстояние – теряют и обретают вновь. Уравнения, проходя сквозь призму Вечности, возрастают до бесконечности. Здесь находились все. Каждая душа, которой когда-либо касался Спок, каждое существо, которое он когда-либо знал: мать, отец, капитан, друзья… и Т'Прен, умиротворенная, спокойная, обретшая счастье и дом. Были еще сотни других, с которыми Спок не был знаком, но которые знали его, целые легионы из прошлого, еще до его рождения, души, ждущие своего появления не свет в далеком будущем, которое уже будет неведомо ему, Споку. Жизни соприкасаются, связываются и расходятся навсегда – и все это происходило сейчас в его сознании. Спок стоял перед ними открытым, таким, каким был на самом деле: в пыли Хэллгарда, держа в объятиях то, что не мог оставить в прошлом. И, казалось, никто не удивлялся этому.

И Саавик почувствовала, что их различия переплетаются в единой истине. Достаточно того, что он и она стоят там, где стоят; являются теми, кем являются; делают то, что должны делать, и живут так, как живут. Мы все такие, какие есть. И мы все являемся отражением друг друга. Даже в пыли и темноте. Однажды она увидела это место, где нет гнева, боли и страха; к которому один раз, всего один, она почувствовала себя принадлежащей. Я запомню это, Спок, обещаю. Но я знаю, что это скоро закончится…

Когда у нее появились эти непрошенные мысли, Саавик поняла, что она все еще плачет, а Спок все еще гладит ее по голове. По-прежнему кружила пыль. На небе по-прежнему горели звезды…

Что-то ужасно важное заставило ее подняться на ноги. Поверхность земли качнулась, вздрогнула, и Саавик почувствовала, как похолодели руки и болезненно защемило сердце. Спок сам подал ей в руки свой трикодер, осторожно надел на шею ремень…

– Когда поднимешься на корабль, Саавикам, отдай прибор мистеру Зулу. Он должен в целости долететь до Звездного Флота. Понимаешь? – Она молча кивнула… – Спок на связи…

– Все готово, сэр, – объявило Ухура, – но мистер Скотт считает…

– Не делайте этого, сэр, – вмешался Скотт. – Этой планете уготовлено крупнейшее землетрясение. Давление в подземных слоях…

– Мистер Скотт, – Спок отошел в сторону и понизил голос, – пожалуйста, заботьтесь об оборудовании и технике, за которую вы отвечаете… Вы поставили таймер?

– Да, на два часа. Поймите, когда начнется землетрясение, вы будете обречены, сэр! Поднимайтесь вместе с Саавикам! Если вы снова туда…

– Это будет помещено в правильное место, мистер Скотт, на самую большую глубину. Колебания поверхности не обещают стопроцентный успех… Кроме того, там, внизу, остался человек, обладающий бесценной информацией…

– Да вы погибнете! Сила колебаний увеличивается! Если вы вернетесь в пещеру…

– Мистер Скотт, вы забыли о том, что мы обязаны выполнять задание даже ценой собственной жизни? А теперь будьте готовы поднять на борт Саавик. И, мистер Скотт, я хотел бы, чтобы вы сохранили в целости оба груза…

– Есть, мистер Спок. Девушка вернется назад невредимой, но что касается остальных ваших приказов – они мне не по душе. Я, естественно, выполню их, но они мне не нравятся.

– Я понимаю вас, мистер Скотт, но приказ есть приказ. Все, связь окончена.

В воздухе образовался гигантский серебристый цилиндр. Три метра высотой, один метр в диаметре, он завис прямо над поверхностью планеты.

– Иди, Саавик, – легко сказал Спок, – я поднимусь позже. – Она кивнула молча, не споря. Она все прекрасно поняла. Спока переполнила гордость. Саавик не мгновение задержалась.

– Можно спросить? Как все произойдет? Вы взорвете пещеру?

– Это уже два вопроса, Саавикам, – …но она имела право знать ответ. Спок выключил коммуникатор, осматривая контрольные приспособления механизма, и пустился в объяснения. – Не вверх, Саавикам, а вниз. Чтобы вывести из строя оружие, не повредив окружающей среды. Мистер Скотт сконструировал гравитационную бомбу, которая взрывается на большой глубине. Взрыв вызывает колебания оболочки планеты силой в сто фотоновых торпед. Внутри, на глубине, произойдет расплавление горных пород диаметром пятьдесят километров. Залежи угля в этих горах расплавятся и превратятся в жидкую лаву. Вот так и придет конец злу. Место, которое принесло тебе столько горя, будет уничтожено. Можешь пронаблюдать за всем процессом с мостика «Энтерпрайза». А теперь…

– А на какой глубине? – тут же спросила Саавик, рассматривая из-за плеча Спока висящий в воздухе аппарат, который слегка покачивался, проверяя свой гравитационный баланс.

– Да, – отозвался Спок, осматривая носовую часть, в которой находилась магнитная бутыль с гравитационным зарядом. – Но времени уже мало. Иди, Саавикам. Пожалуйста, пойми меня.

– Я понимаю, – ответила она, положив руки ему на плечи, надавливая пальцами на нервное сплетение у основания шеи.

От неожиданности Спок подался вперед, потеряв сознание, но она успела поймать его до того, как он упал на землю.

– Я понимаю, – «Тебя убьют… Ты не сможешь вывести…» – Больше здесь не погибнет ни один вулканец. – Саавик осторожно положила его в пыль, сняла с плеча трикодер, вложив прибор в руку Спока.

– Я не вижу иного выхода, – твердо произнесла она, будто он мог ее слышать. – Ты мне не простишь этого, но зато ты останешься жив. Долгих лет, Спок. – Вытерев слезы, она подняла к небу сжатый кулак. – Не его! – с ненавистью кричала она сквозь завывающий ветер. – Ты не получишь Спока, ублюдский мир! Я продам свою душу, чтобы увидеть твой крах! И я уничтожу тебя сама!

Поднявшись, она одела свой собственный трикодер, закрепила за поясом коммуникатор и пошла прочь.

Земля под ногами колебалась, дрожала. Ветер бросал в лицо пыль, застилая глаза, но она упрямо продолжала идти сквозь опасную темноту. Она не видела появившейся в земле трещины, увеличивающейся, зигзагообразно прошедшей всего в дюйме от головы Спока. А к тому времени, когда коммуникатор подал сигнал, она была слишком далеко, чтобы его услышать.

Сигнал услышал Спок. Он с трудом открыл глаза: рука, зажимающая коммуникатор, свешивалась в ущелье, которого не было еще несколько минут назад. Он пошевелил замлевшими пальцами и заставил себя сесть. Руки не двигались – Саавик всегда была талантливой ученицей… Между тем, ущелье становилось все шире, вырастая прямо на глазах. Коммуникатор, продолжая издавать звуки, выскользнул из его непослушных пальцев, сверкнув в свете ярких звезд, и исчез, утопив сигналы в бездонной пустоте.

* * *

Заключенный в кабине своего самолета-разведчика, точно в клетке, пилот-ромуланин внимательно следил за показаниями сканера: к ним приближались три светлые точки. Он выжидал. Нужно быть уверенным, что с такого расстояния появившиеся корабли смогут прочитать его предостережения. Он был очень осторожен, стараясь не давать повода для подозрений.

Время пришло. Он взглянул на огромное блестящее пузо висящего сверху корабля-захватчика, а потом вниз, на знакомые звезды Дома. Сосредоточился, набрав в легкие воздуху, нажал на пуск, взмолив богов о том, чтобы все получилось… И тут он увидел, как боги улыбаются ему.

* * *

–., никакого ответа. Что-то случилось, мистер Скотт, – произнес Зулу. Поднимайте их. Потом мы снова спустим Спока.

– Парень, какого черта! Нет времени! Ты же не хочешь, чтобы его разорвало на мелкие клочки?!

– Как скажете, сэр. Люки останутся открытыми, пока мы их не отыщем. – Зулу вздохнул, почувствовав, как им завладело тихое отчаяние. – Ухура, поддерживай связь. Павел, оставайся на сенсорах. Бобби, будь внимателен. Если нашего пленного там нет, то будет характерный свистящий звук.

Харпер, взглянув наэкран, нахмурился.

– Мистер Зулу, он только что перекрыл ток.

– Что?!

– Да, системы безопасности и все остальное… Этот корабль мертв!

Зулу вскочил.

– Нет, он не просто убил самого себя, но и…

Корабль-разведчик вспыхнул ярким белым пламенем. От толчка ударной волны люки «Энтерпрайза» закрылись, отражая бомбардирующие гамма-лучи. Электромагнитный импульс, двигающийся со скоростью света, скользнул мимо «ловких рук», сквозь корабль, вместо того, чтобы отразиться от изолированного корпуса. Цепь замкнулась в считанные доли секунды, сапрессоры перегрузились, и мегавольты переменного тока поступили в электронные системы.

Всех ослепила красная вспышка. Экраны компьютеров озарились ярким светом, а потом погасли. Изображение на главном экране сузилось до маленьких светлых точек, через секунду исчезнув совсем.

– Всегда ненавидел хвосты! – в абсолютной темноте зло проговорил Зулу.

Глава 11

Заглушаемые потрескиванием нарушенной внутренней связи в красном купании аварийного света раздавались звуки сообщения о чрезвычайном положении. Включились запасные системы, ожили мониторы, стараясь отобразить картину диагностики. Системы оружия и контактная передача не работали. Экраны сканеров оставались темными, и сенсоры по-прежнему не давали показаний. «Энтерпрайз» казался глухим и слепым.

– Мистер Скотт, здесь не работает видео, – к своему удивлению, Зулу почувствовал, что эта обволакивающая темнота его успокаивает.

– Нет возможности осмотра планеты, нельзя просканировать приближающиеся корабли. И компьютер словно сошел с ума. Вначале говорит, что системы на борту находятся в полном порядке, в следующую минуту – обратное. Не знаю, чему верить.

– Ничему, парень, – закричал Скотт. – Корабль поврежден, в компьютере заблокирован банк памяти, и можно только предполагать, что еще сломано. Системы пока работают, но мы не можем ими управлять. Сними с линии все, что можно…

– Мы как раз пытаемся это сделать, но кнопки плохо нажимаются – реакция ненадежна. Нам нужны сенсоры, мистер Скотт.

– Скоро получите ток и полную видимость. А вот сенсоры – нет! Радиация, парень. Нам потребуется два дня только на то, чтобы…

– Вы хотите сказать… мы не можем поднять их на борт?

– Можем, хотя не совсем обычным способом. Транспортная комната заблокирована. Но проблема в другом.

– Я, должно быть, что-то недопонимаю, сэр. Объясните подробнее.

– Зулу, приближаются корабли! К этому моменту нас уже засекли, и теперь они движутся с большой скоростью, мы для них – мишень. Этот разведчик все правильно просчитал. Вот в чем состояла его задача. И в этой схватке мы не победим, парень! Приказы Спока предписывают нам улетать отсюда. – Скотту это было не по душе.

«Если действия станут разворачиваться не по плану, обеспечьте защиту; не вступайте в борьбу; покиньте орбиту – ведите „Энтерпрайз“ к Нейтральной Зоне…»

Ситуация складывалась неожиданная. По лицу Зулу струились крупные капли пота. Он чувствовал, как за его спиной все ждут, затаив дыхание. Ждут окончательного решения.

– Я… я откладываю выполнение этого приказа, мистер Скотт. Нужно добиться того, чтобы заработало оборудование мостика. Пришлите сюда помощь. Я не улечу без них – по крайней мере, пока останется хоть единый шанс. Сэр, вы имеете право не подчиниться.

– С какой стати? Мы найдем их, парень, даже если придется спускать шаттлы. И тогда мы с ними поговорим по-настоящему.

– Да, не сомневаюсь.

* * *

Саавик осторожно балансировала по тонкой лестнице, спускающейся в генераторную шахту, изо всех сил стараясь удержаться на металлических ступеньках при очередном подземном толчке. Лестница ходила ходуном. На голову сыпался песок и мелкие камни; под ней, внизу, за плотным облаком пыли, просматривался матово-белый свет. Когда колебания подуспокоились, Саавик оценивающе взглянула вниз, «на возможно большую глубину», как сказал Спок, а эта шахта была достаточно глубокой. Слабо мерцали смертоносные камеры, а за ними бесконечная чернота.

Ее рука механически открыла задвижку, повернула ключ. На дисплее таймера замелькали секунды: 01:59:59, 01:59:58, 01:59:57… При ее прикосновении бомба качнулась. Саавик осторожно перекатила ее по перилам лестницы, крепко прижала к себе, почувствовав мощь металлического сердцебиения. Потом она разжала руки… Бомба нырнула в матово-белый свет камер, навсегда исчезнув в бездонной пустоте.

Саавик спрыгнула с лестницы и прижалась к земле. Ноги казались ватными, но разум – чистым и ясным. Страх того, что за ней мог последовать Спок, исчез, она представляла себе его, стоящего в безопасности на мостике «Энтерпрайза», и всем сердцем желала, чтобы это было именно так.

Приложив значительное усилие, она поднялась. Внизу по-прежнему мерцали камеры, но привидений больше не было. Теперь прошлое и настоящее резко отделились друг от друга, а граница между ними стала резкой и отчетливой. Она видела события такими, какими они были на самом деле, понимая, что они неестественно переплетались и искажались в ее снах: он никогда ее не преследовал, он никогда не станет преследовать ее снова. Она сама уничтожила эту пытку, собственноручно снискала гибель этому месту, разорвав его на мельчайшие атомы. Саавик почувствовала себя окрыленной, невесомой от счастья. Она не умрет – она не подвластна ему…

Вдоль скользких каменных стен пещеры и молчаливых тумб, мимо лабораторных вычислительных машин и мертвых компьютеров Саавик упорно протискивалась к небольшому углублению в дальней стене пещеры. Внезапно она почувствовала, как от очередного подземного толчка подпрыгнул под ногами каменный пол. Колебания на этот раз были сильнее прежнего – послышался треск, и пыльным дождем посыпалась галька и грязь. Металлические опытные камеры затрещали, стекла разбились и просыпались крупными осколками на землю. Она замерла на месте, дожидаясь, пока утихнет вибрация. Вдруг рука нащупала что-то теплое, полное живой силы. Она, включив трикодер, настроила его на видео и стала водить им вокруг себя. Потом увидела нечто. Разум заставлял ее быть спокойной, но душа жаждала крови.

Синтезатор пищи все еще функционировал. Пища. Ради нее дети боролись и убивали друг друга, без нее умирали голодной смертью, в то время, как убийцы питались продукцией этой машины. А производила она столько еды, что, казалось, можно было прокормить весь мир. В висках со знакомой болью застучала кровь. Саавик попятилась. Ноги нащупали что-то металлическое, голова закружилась. Нож лежал именно там, где она его бросила, переливаясь лезвием в тусклом, мерцающем свете. Она забрала оружие и бесшумно, крадучись, точно убийца, отправилась в обратный путь.

За рядами камер пещера расширялась, сменяясь катакомбами, в одной из которых, в высоком кресле, сидела черная прямая фигура – человек, повернутый к ней спиной. Рука, лежащая на подлокотнике, держала бокал с вином. Это подобие комнаты было освещено единственным огоньком за решеткой откуда-то сверху, из-за верхних рядов камней. Саавик, плотно обхватив рукоятку ножа, подкралась ближе. Она хотела убить его больше всего на свете, но – медленно. Очень медленно.

– Встать! – отскочил от стен ее голос. Человек не пошевелился, не подал виду, что услышал. – Я сказала – встать! Ты, ублюдок, заслужил смерть! – Нож поднялся, будто бы влекомый собственной силой и волей. «Подумай, Саавик… подумай…» На лезвии плясали отблески тусклого огонька. «Подумай о том, что ему известно… Подумай, сколько жизней зависят от этого…» Что-то остановило занесенную руку. Дрожа от титанических усилий, оно опустила оружие, все еще испытывая непреодолимое желание мести, убеждая себя, что так или иначе, она победила.

– Поживи еще немного, ублюдок! – прошипела она. – Только ты пойдешь со мной! Будет суд! Справедливость! Я все расскажу им! Вставай, черт тебя побери!!!

Под ногами вновь задрожала земля. Яркие языки пламени лизали потолок. Она в ярости толкнула кресло. Бокал, упав на пол, разбился, распространив запах алкоголя и еще чего-то знакомого, далекого…

Саавик бросилась на решетку импровизированного камина, запустив руки и нож в огонь, потрескивающие угли, золу, расплавленную массу пластика, бывшего когда-то кассетами для компьютера, жадно наблюдая за вещами, исчезавшими у нее на глазах.

Все проклиная, она подскочила к нему и вытащила из кресла, вцепившись в горло. С обезображенного лица на спину откинулся капюшон, а от развевающихся пол плаща в нос ударил резкий запах миндаля.

Цианид. Ее пальцы не чувствовали пульса. Черная фигура безвольно и мягко упала на пол, обманув ее даже после смерти. Обманув Спока. Обманув всех…

Крик Саавик отозвался громким долгим эхом в стенах подземных тоннелей Хэллгарда. Хрящи его шеи треснули, разъединившись в ее пальцах, блеснул нож, безумие охватило разум… Когда все померкло, она увидела, что сделала с телом. Но не испытала стыда. Вонзив нож последний раз, она толкнула тело в огонь. Языки пламени быстро охватили черные одежды, превратив их в единый пылающий факел; огонь пожирал его плоть и кости с громким шипением и потрескиванием, кровожадно причмокивая. А Саавик плакала от досады и злости, потому что уже не могла чувствовать мести. Она плакала потому, что правосудие уже не свершится, а драгоценная информация так легко стала жертвой яда и огня.

Время… Она забыла о времени. Саавик бросилась наверх. Сколько времени она уже находилось под землей? Сердце выпрыгивало из груди. «Я допускаю ошибки, и Хэллгард может победить.»

Когда она добежала до пещеры, это началось снова: камеры тяжело качнулись на своих подставках, сверху посыпалась пыль, потом послышался грохот, будто раскаты приближающегося грома Стальные крючки лестницы постанывали, царапая отвесные стены шахты, пока гора трещала и вздрагивала. Осколки камней и песок градом сыпались в бездонную темноту. Она пробиралась меж рядов камер, едва успевая хвататься за них, при очередном толчке они рушились у нее за спиной. Не выпуская из виду уже приближающуюся лестницу, она, спотыкаясь, бежала к ней, потом, судорожно цепляясь за скользкие железные перекладины, карабкалась вверх, где гудели набатом горы.

Саавик убегала. Убегала, спасая свою жизнь. Сердце ухало, готовое разорваться прямо в груди. Она задыхалась: легкие отказывались перерабатывать каменную пыль. Ледяной пот заливал глаза, наполнял рот соленой влагой. Стены, набитые сверху донизу зловещими ящиками, качались и дрожали. Весь мир сузился до матово-сверкающего коридора, коридора, который может существовать только… «во сне», – подумала она, чувствуя, как мозг заполняет паника. «Что-то во сне, что-то такое, что я забыла! Ошибка, слишком много ошибок…»

Последний рывок – и перед ней открытое пространство. Она прыгнула, цепко ухватившись за каменный выступ, подтянулась, ощутив под ногами песок. Кашляя, харкая пылью, Саавик встала на ноги и, сделав глоток воздуха, посмотрела назад.

Стены, мерцающие огоньками смертоносных ящиков, рухнули. С гулким стуком, точно горох, ящики сыпались вниз. И там, в глубине, вдруг стало совсем темно – свечение, излучаемое ящиками, исчезло. Саавик бросилась дальше, по узким, резко сворачивающим коридорам, пока перед ней не возникла кромешная тьма. Она чувствовала запах пыли, слышала звуки летящих вниз камней и продолжала мчаться вперед – но так свободно и быстро она могла бежать только во сне.

Теперь повороты казались совсем незнакомыми, а в абсолютной темноте ориентироваться было невозможно. Ее движения становились все медленней: дрожащей рукой она держалась за стену, а вторую вытягивала вперед, судорожно нащупывая дорогу. Земля под ногами становилась мягче, стены поворачивали менее круто – да, это был тот самый последний поворот. Где-то рядом – свежий ветер. Выход из пещеры. Вот-вот простор, небо и…

Стена, которой раньше, здесь не было… монолитный каменный барьер. Она бешено заметалась во всех направлениях, неистово колотя кулаками в этот ненавистный камень, царапая его, обдирая кожу на ладонях и ломая ногти. По рукам струилась горячая липкая кровь. Гора сотрясалась и грохотала, и тут целый поток обрушившейся горной породы смел ее с ног. Идти было некуда. Ее охватил ужас, захлестнула волна холодного отчаяния. И в то время, когда пыль Хэллгарда обжигала ей горло, а недостаток воздуха сводил с ума, Саавик вспомнила то, что не могла вспомнить в своем сне, то, что уничтожило ее волю, превратило ее сердце в осколок льда: он всегда побеждал, он, в конце концов, всегда догонял ее. Потому что она не могла бежать бесконечно, а это место было ловушкой. Лабиринтом, в котором не было выхода.

Она должна умереть.

* * *

Спок не видел вспышек света или града горящих осколков над головой. Когда колебания земной коры Хэллгарда успокоились, а пыль осела, он увидел лишь то, что находилось совсем рядом. Он лежал на небольшом островке, одном из многих, только что образовавшихся в этом море глубоких расщелин. Земля продолжала трескаться и проваливаться прямо на глазах. Гора и скалы, маскирующие вход в пещеру, находились за каньоном шириной в пятьсот футов. Но это было очень далеко, и где-то там – Саавик.

Она жива, он чувствовал это; может быть, она успела дойти до пещеры. Но пока толчки сотрясали поверхность Хэллгарда, коммуникатор был бесполезен, а сенсоры не могли уловить се местонахождение.

* * *

За краткие промежутки между толчками Скотт мог бы прочитать данные о Споке с экрана дисплея. Он не сделал этого, а значит, он просто не мог этого сделать. Спок понимал, что ничем не поможет команде. Подвижность и чувствительность медленно возвращались к рукам и ногам. Он, оттолкнувшись от земли, сел. Каменисто-песчаная поверхность вокруг него затрещала, и в ближайшее ущелье с шумом обрушилась пыль. Однако, Спок был спокоен: трикодер надежно висел на шее, там, куда его заботливо повесила Саавик. Если бы Саавик так же аккуратно обращалась с коммуникатором! Спок сомневался, что поступок девушки был заранее запланирован. Но он должен был сразу же отослать ее на борт «Энтерпрайза». Спок не мог простить себе ошибки. В их телепатической связи оставались потайные уголки, цены которым он не знал. Но сейчас он слишком дорого расплачивался за это непознанное.

Сквозь плотную завесу пыли в небе занимался красный рассвет, освещая распростертую перед Споком равнину. Ничего уже не напоминало о том, что когда-то здесь жили люди, строя мир, как ромулане называли его. Империя не верила, что колония выживет: она изначально была обречена.

Спок не знал, почему его взгляд неожиданно упал на горы. Именно туда он импульсивно послал свою мысль: Саавик, когда я привезу тебя домой…

Земля под ногами снова содрогнулась – единым мощным толчком, от которого подпрыгнула огромная гора, рассыпая вокруг себя фонтан камней и дробя землю новыми трещинами. Скалистый заслон в пещеру с грохотом треснул и рассыпался, открыв на мгновение тот самый вход… Откуда-то сверху, с самой вершины горы, посыпалась целая лавина камней, взметая громадное облако пыли. Когда темная пелена рассеялась, скалы, в которой находился вход в пещеру, больше не было. Саавик не вернется домой.

«Выживи, Саавик, – наперекор всякой логике взмолился Спок, – выживи…»

* * *

Выживи! Это слово отчетливо резануло ее сознание. Но воздух исчезал… Выживи, Саавик… теперь ей это не поможет.

Посмотри вверх, Маленькая Кошечка… но над головой не было звезд. Независимо от того, как черна и страшна будет ночь, помни… Она помнила, помнила отчетливо все, с самого начала. Но темнота тащила вниз, а пыль засыпала, обволакивала, обманывала, убивала. Посмотри вверх, Маленькая Кошечка! Она пыталась. Посмотри вверх! Никогда не переставай смотреть вверх. Она сделала еще одну попытку, всем своим существом противясь смерти. Посмотри вверх и ты увидишь…

Свет!

Крошечный светлый огонек мерцал где-то над головой. Она потянулась к нему, цепляясь за камни руками и зубами. Внутрь ворвалось пыльное солнце. Гора вздрогнула. Шахтенная яма, треща и вздыхая, увеличивалась. Саавик вскарабкалась на гору скользких камней, глотнула широко раскрытым ртом воздух, а потом снова взглянула на слепящий свет. Перед входом в пещеру не осталось никакой почвы. Выход отсюда был простым карабканием в бездну. А за этим зияющим ущельем был…

Спок. Вытянувшийся и напряженный – страшный силуэт на фоне восходящего солнца. Но что-то было не так. Почему? Почему?.. Наконец, он ее заметил, протянул руки – и Саавик поняла. Вырвав коммуникатор из-за пояса, она быстро вытерла скользкие от крови пальцы об одежду.

– «Энтерпрайз»! – закричала она, – «Энтерпрайз»! – Коммуникатор был мертв, точно камень. – «Энтерпрайз»! – Никто не отвечал. Никто и не ответит – что-то произошло с этой горой…

– Спок! – звала она, пытаясь дотянуться до расщелины, не обращая внимания не сыплющиеся камни и песок; земля ускользала прямо из-под ног. Саавик с трудом удерживала равновесие, мысленно измеряя расстояние и прикидывая силу ветра. Все ее внимание было сосредоточено на распростертых руках Спока. Ничего не существовало больше во Вселенной, ничего, кроме ножа, ста пятидесяти метров и Спока.

Саавик метнула.

Он полетел, переворачиваясь в воздухе, переливаясь в лучах красного солнца.

Она так и не увидела, что произошло. Внезапно обрушилась лавина камней, засыпая вход в пещеру. Свет погас. Острые края больно впивались в кожу, поток валил на землю. Грязь забивала рот и нос, залепляла глаза. Тяжесть, прижимающая ее к земле, росла, давила, ломала… потом все исчезло.

… и снова падение. Кто-то совсем близко кричал.

– Доставайте ее! Отойдите назад! Назад!

Послышался глухой шум. Огромная колонна земли и камней была подхвачена транспортером и опущена на платформу, едва видимую из-за клубящегося столба пыли. Саавик стояла как раз посередине, кашляя, задыхаясь, но каким-то чудом держась на ногах. Доктор что-то говорил, пытался ее усадить, а прямо перед ней встала высокая неподвижная фигура. Гнев, излучаемый этим человеком, обдал ее, словно ледяной водой.

– Где ты была? Как долго?

–., глубоко… в шахте. Не… знаю… – Она сделала судорожный глоток воздуха.

– И ты одна… – В голосе прозвучало разочарование.

Она начала было объяснять, но потом поняла, что это уже не имеет никакого значения. Ей хотелось за что-то ухватиться, но в руках все еще был трикодер. «Пищевая машина, – смутно вспомнила Саавик, – забыла выключить… Это все ему объяснит». Девушка протянула трикодер. Он резко выхватил прибор из рук.

– Кадет, доложите на мостик.

– Через мой труп! – крикнул Маккой, подбегая и размахивая своим сканером. – Вы оба – сплошная кровоточащая рана! Мне нужно, чтобы она пошла…

– Отойдите, доктор, – Спок решительно отодвинул его в сторону, потянувшись к наушникам. – Мистер Зулу, откройте забрала. Поднимайте нас и поскорее.

– Есть, сэр.

А потом она была в лифте вместе с мистером Скоттом, который говорил о сенсорах, взрыве и кораблях; вместе с доктором, который доказывал, что кто-то находится в шоке. Прислонившись к стене, Саавик устало размышляла, почему и зачем она здесь, наверное, для публичного признания вины.

«Да, – думала она, – это справедливо».

На мостике было светло. На всех панелях управления лежали разобранные приборы. Лица сидящих вокруг на мгновение осветились облегчением, но потом вновь стали тревожными. Спок был с головы до ног покрыт толстым слоем пыли, одежда порвалась и висела клочьями. Саавик только сейчас заметила, что на ее ладонях не было кожи, и сквозь грязь тонкими струями текла кровь, заливая форму кадета Академии Звездного Флота. Но это было не важно. Она взглянула на экран, отображающий Хэллгард.

– Включите видео на корме, мистер Чехов. Увеличьте изображение – Спок занял кресло командира. Прямо перед ним зажегся экран, на котором был виден Хэллгард с близкого расстояния. Пыльные облака мирно проплывали над купающимися в свете восходящих солнц горами, с минуту ничего не происходило. Затем горы задрожали. Зажглось и начало расти смертельно-красное пятно – оно расходилось оранжевыми кольцами, поглощая очертания гор.

– Глаза быка! – усмехнулся Скотт. – Пойду взгляну на мотор…

– Мистер Скотт, будьте начеку!

Маккой раздраженно хмыкнул, глядя на экран:

– Ну и дела! А теперь, если вы оба закончили, я…

– Нет, доктор, кадет заключила сделку. Она должна сдержать слово.

Только тогда Саавик поняла: «Я продам свою душу, чтобы увидеть, как ты умираешь». Так значит, в конце концов, он услышал ее. И разрешил ей вот это…

Секундный толчок – и пещера, колония, все, что она знала, чем был Хэллгард – взлетело в воздух. Земля провалилась внутрь, образовав огромный кратер. Горы рассыпались, точно игрушечные исчезнув в нейтронном море. Сотрясения продолжались, и вот ухнул второй толчок; поверхность планеты расплавилась в горячей жидкой магме. Лава плавно колебалась, отдаваясь эхом внутреннего глубинного взрыва. Магма вырвалась ослепительным фонтаном в небо, а потом закровила огненными реками во все стороны, оплетая планету тонкой сеткой красноватых вен. Залежи газа, запрятанные в недрах Хэллгарда, воспламенились цепной реакцией, образуя вулканические расщелины и рассыпая клубящиеся огненные бури по всей планете. Хэллгард был полностью охвачен агонией смерти.

Его скалы, его пыль, его тайны и его жизнь – даже его воздух – все превратилось в золу еще до того, как камера успела заснять это невиданное зрелище. Миллионы лет здесь не родится больше ни единой жизни, лишь зола и пепел будут кружить холодными ветрами, когда на 872 Треугольник опустится холодная пустая ночь. И наблюдая за гибелью этого мира, Саавик с облегчением вздохнула. «Энтерпрайз» поднимался все выше. Наконец, на экранах стало отображаться космическое пространство, но перед ее мысленным взором продолжали мелькать картины бьющегося в смертельных конвульсиях Хэллгарда. Вдруг ее разум охватило спокойствие. Чья-то рука опустилась на плечо, а чей-то шепот касался ее уха.

– Идем, дорогая, ты потеряла много крови. Все уже позади…

Огоньки мостика казались очень близкими и родными, а их свет непривычно ослеплял. Ярко, рельефно вырисовывались очертания фигур, лиц, приборов. Все было отчетливым, ясным.

–., изолятор, Спок. И не пытайтесь…

– Да, доктор. Понял.

Все позади. Спок жив, и она жива, а Хэллгард все-таки канул в бездну.

И крик, наконец, прекратился.

– Мистер Спок, – Зулу указывал на звездное пространство, которое на экране компьютера странно колебалось и двоилось. – У нас проблемы.

На экране появилась пара светлых точек, постепенно материализовавшихся в два больших военных звездных крейсера, окружающих «Энтерпрайз» с двух сторон… Потом показался третий, еще более крупный корабль, направляющийся прямо на них. Зулу не требовались сенсоры. Он понимал, что их торпеды бессильны, а «Энтерпрайз» в данный момент представляет собой великолепную мишень.

– Идем, Саавик, – позвал Маккой, подталкивая ее к лифту.

– Поврежден корпус, фотонные торпеды бездейственны… Все системы ненадежны. На ремонт уйдет какое-то время…

– Сколько? – казалось, Спок был спокоен.

– По меньшей мере, час, сэр. Дайте нам время и… Черт возьми, – с досадой выругался Скотт, когда Спок подключил изображение экрана к его связи.

– Как видите, времени нет: это зависит уже не от меня.

– Но они не станут нас обстреливать!

– Думаю, станут. Им нужен наш корабль. Сделайте все возможное, мистер Скотт.

– Сэр, – повернулась к нему Ухура, – они стараются связаться с нами.

– К экрану, помощник командира.

* * *

Претор Тан стоял на мостике, пристально вглядываясь в плывущий навстречу федерационный корабль. Он прилагал все усилия, чтобы скрыть охватившее его волнение. До сих пор все шло гладко, по плану. Он, как и предсказывал его старый друг, появился на станции – будто бы осмотреть свои корабли, – окруженный стражниками, чувствуя на себе неустанный всевидящий взгляд Первого; он подождет подходящего момента, пока улетят корабли, расслабятся стражники, и не останется свидетелей, а потом, по дороге домой, с ним случится «досадный» инцидент.

Но все получилось совсем иначе. Именно в этом и заключалась гениальность. Первый просто остался на борту корабля – чтобы вести свои войска на выполнение миссии чрезвычайной важности. О-о, такая преданность долгу. Такая смелость, такой виртуозно-красивый план! Он слышал шептание на подкосмических каналах: секретные встречи в Империи, сплетни дежурных постов, закодированную информацию из научных станций на территории Зоны. Корабли Федерации нарушали границу, вызывая всевозможные домыслы и догадки властей о том, что означала такая активность. Это знал Тан. И боги. И вот теперь они прилетели сюда только для того, чтобы уже обнаружить противника и планету Тиурруль, объятую огнем, словно сухое полено. Один, всего лишь один корабль мог уничтожить целый мир? О, боги!

– Они не стреляют, – сказал он командиру своего корабля. – Почему?

– Милорд, сканеры фиксируют в их орудиях мощь и силу. Они затеяли какую-то игру. Но нас трое, а они – одни. Мы можем уничтожить их, если такова ваша воля.

И вызвать тысячи других вражеских кораблей на свою голову? О нет…

– Я понимаю цель твоей стратегии, – произнес Тан, думая о другом, – но что мы можем сделать сейчас?

– Захватить их, милорд. Оставить корабль себе, а пленников сдать Империи, вернувшись домой победителями. Эти преступники предстанут перед судом, и Империя навсегда останется вашей должницей. С таким кораблем вы возглавите Флот. Вас ждет слава и признание, милорд.

«Такому кораблю понадобится опытный командир, не так ли?» – подумал Тан, которого нельзя было назвать абсолютным глупцом. С некоторых пор все изменилось. Один план не удался, значит, он должен попробовать другой. А этот будет работать, даже может…

– Выходи с ними на связь, – приказал он командиру и увидел, как его тщеславный помощник просиял от гордости. – Мы захватим корабли и спасем им жизнь. Передай это.

Тянулись долгие минуты. Затем на экране появилось лицо, при виде которого у Тана приятно похолодело внутри.

– Захватчики Федерации, – рявкнул его молодой командир, – вы пересекли границу! Уничтожили корабль! Превратили в угли наш мир! Вы нарушили договор с Империей – но вам не удастся оставаться безнаказанными! Хотя милорд готов проявить снисхождение к вам. Опустите забрала и сдайтесь по-мирному, тогда мы оставим вам жизнь!

– Я подумаю, – ответил вулканец. Экран погас. Губы Тана пересохли.

– Он высокомерен, милорд. И нерешителен. Вы должны заставить его.

– Что ты предлагаешь?

– Открыть огонь – разбить их щиты. Потом послать своих солдат, взять захватчиков в плен. Отдать приказ, милорд?

Тан почувствовал, как подкатывает тошнота; руки дрожали, и он спрятал их под полы плаща. Такое решение было уже не для его расшатанных нервов.

– Открывай огонь, – наконец, произнес он.

* * *

–., играют с нами, сэр, – сказал Зулу, когда корабль начали обстреливать с трех сторон. – Фазеры опущены всего в полмощности, но наши щиты долго не выдержат.

– Значит, это вопрос времени, мистер Зулу? Как долго?

– Минут двадцать, сэр. Без инструментов трудно…

– Понятно. – Спок нажал кнопку внутренней связи. – Мистер Скотт, доложите…

– Мы не можем, Спок, – покачал Скотт головой, – нам бы минут пятьдесят…

– Нет, это слишком много. Выполняйте задание, мистер Скотт, и идите сюда. Ваше присутствие необходимо на мостике.

Минутное молчание, потом тяжелый вздох.

– Есть. Иду. Продолжайте, ребята. Маккинес, останешься за старшего.

– Сэр? – В его глазах светился страх. – У нас есть шанс?

– Что это за разговоры? Прекратить, ребята. – Скотт прошел в мониторный зал, где сидел Обо.

На экранах, наконец, стало появляться изображение.

– Оставь-ка это, парень. Идем со мной.

– Нее заакооончиил! – запротестовал Обо.

– Конечно, но сейчас тебе нужно быть рядом с мистером Харпером. – Он, бросив последний взгляд на мотор и разомкнутую цепь, направился к лифту. Обо поплелся следом.

– Черт побери, – выругался Маккой, и заново наложил чистый бинт на руку Саавик, дважды уже уронив предыдущие. Он очистил открытые раны, сдерживая собственные стоны при виде кровавого месива – необходимая дезинфекция, при которой девушка не проронила ни звука. Наконец, закрепил перевязки, что тоже потребовало немалого мужества и, помимо всего остального, действовало на нервы. Он упорно отгонял мысли об опасности, нависшей над кораблем, во всем виня Спока. – Продолжай, Саавик. Что произошло потом?

Ее невыразительный рассказ, фактически, сухой отчет о том, как она оказалась под землей и что там случилось, велся тихим голосом. И все-таки ей было легче говорить, чем сидеть в тревожном молчании… «Да и что бы случилось с этим проклятым вулканцем, в конце концов?» Маккой был в транспортной комнате, когда поступил сигнал, и голос Спока прокричал координаты. Когда он вернулся один, все застыли в откровенном горе и страхе: необъятная скала в этот момент растворялась прямо на глазах у команды. А когда появилась девочка, он не произнес ни единого ласкового слова, даже ничего типа «рад тебя видеть». И то, как он подгонял ее на мостик, и официальное «кадет» – ради всего святого! Этого никогда не случилось бы, если бы Джим…

–., возглавлял экспедицию! – повторил доктор под впечатлением рассказа Саавик. – Так что это было? – Но она уже замолчала, снова удалившись в свою неземную реальность. – Пещера, – напомнил он, – ты пыталась выбраться, и что? Рассказывай дальше!

Тут затрещали наушники, и комнату наполнил голос Спока:

– Внимание! Всем палубам! Говорит Спок! Как вы, несомненно, знаете, мы находимся под обстрелом трех ромуланских кораблей. Из-за неисправности некоторых систем и механизмов «Энтерпрайз» не может отразить атаку. Если бы они хотели, наш корабль был бы уже давно уничтожен. Но их намерения, по-видимому, состоят в другом. Слушайте внимательно.

–., так устал от этих игр! – в наушниках эхом отозвалось английская речь с акцентом. – Приготовьтесь к капитуляции! И помните, что отныне ваш корабль будет принадлежать великому Тану, благородному Претору Ромуланской Империи…

–., у нас осталось менее пятнадцати минут, – продолжал Спок, – потом я буду обязан передать этот корабль Звездному Флоту по Шестому приказу генерала, параграфу пятнадцатому. Я так и поступлю… крайне сожалею. Всем оставаться на своих местах. У меня все.

– Проклятье! – выругался Маккой. – Итак, Саавик, это очень важно. Что ты там увидела? Расскажи еще раз.

Медленно, механически она повторила то, о чем он просил.

– Ты уверена? – он почти кричал. Она удивленно кивнула. – Оставайся здесь! – доктор был уже у дверей. – Я скоро вернусь!

Саавик осталась равнодушной. Когда его шаги затихли, она оглядела изолятор и увидела, что не одна. В дальнем конце комнаты, на кушетке, пошевелился человек в черном плаще. Встретившись со взглядом Саавик, он улыбнулся.

– Здравствуй, Маленькая Кошечка. А теперь расскажи-ка мне кое о чем. Что означает Шестой приказ генерала?

Саавик смерила его ледяным взглядом, больше не испытывая страха оттого, что ему известно значение ее имени. До этого ей не приходило в голову, что незнакомец – всего лишь один из стражников, которые стояли на дверях в тот роковой день.

– Помимо всего остального, – произнесла она, – это означает, что враги не могут взять в плен корабль Федерации. Никогда.

– Так значит, Спок вначале уничтожит нас?

– Конечно. – Она с усмешкой наблюдала, как он пытался освободиться от удерживающих его веревок.

– А если я скажу тебе, что умирать никому не нужно? Послушай, Маленькая Кошечка, я могу решить проблему! Отпусти меня, и я это сделаю!

Она с отвращением отвернулась. Его слова были слишком фальшивы.

– Саавик, дружок, ты мне не веришь?

– Я тебе не «дружок», Ачернар! – Соскользнув со своего стула, она подошла к нему почти вплотную. – Я презираю тебя. Ты улыбаешься, лжешь, наблюдаешь за нами – и что-то скрываешь. Возможно, что-то замышляешь против всех нас. О, я уверена, что ты хочешь вернуть свой корабль – вот тогда тебе удастся спасти свою шкуру. Тебя не заботит ни одна жизнь, кроме своей собственной.

– Итак, – примирительно кивнул он, – я хочу спасти свою шкуру. И ты меня за это презираешь. А великое ли преступление – желание спасти свою жизнь? Разве кому-то станет хуже оттого, что я уйду? Нет. Зато я могу напомнить тебе, кто ты такая. Вот это тебе точно не понравится. И потому я должен умереть? Моя жизнь в твоих руках. Но что, если ты ошибаешься?

Он продолжал неуклюже ворочаться в тесно сжимающих руки и ноги веревках, точно в коконе, и Саавик испытала нелепый приступ жалости. «Умереть связанным, беспомощным… Его улыбка – всего лишь улыбка… А плащ просто… О чем я думаю! Сегодня наделала ошибок больше, чем кто-либо за всю жизнь!» Но жизнь скоро может закончиться.

– Мне известно, кто я, – гордо сказала она. – Нет, я не презираю тебя, но… – «на моих руках столько крови, в моем сердце так много ненависти. Да и потом, как он теперь может навредить нам?» – Я не хочу становиться причиной твоей смерти. – Она протянула руку и развязала узел. – Спасай свою шкуру, Ачернар, если сможешь.

– Идем со мной! – соскочив на пол, он схватил ее за плечи. При его прикосновении Саавик замерла, внутренне удивляясь тому, что подарила ему жизнь. – Вселенная большая, – шептал он, – а ты заслуживаешь лучшего. Идем со мной, Маленькая Кошечка, ты не должна меня презирать. Я покажу тебе миры, о которых ты и не мечтала. Я дам тебе все: корабль, дом, состояние – все, что пожелаешь. – Его лицо находилось всего лишь в нескольких дюймах. Руки стали нежными, а улыбка искренней.

– Дом… ты лжешь! Никто не может его дать.

– Я куплю тебе Дворцы! Ведь дом – это то, где ты остановилась. Неужели твой драгоценный вулканец не говорил об этом?

– Да, сегодня. Я остаюсь здесь. На этом корабле, с этими людьми. А теперь уходите, вы напрасно теряете время.

– Ты просто дурочка, Маленькая Кошечка! – Он опустил руки и вздохнул. А потом, резко повернувшись, вышел.

Через минуту Саавик покинула изолятор и спустилась вниз, в пустой коридор, в конце которого, у седьмой палубы, она нашла то, что искала: маленькое смотровое окошко, вмонтированное в бычью голову. Глядя в него, она острее ощутила все страхи и горести экипажа: люди по-настоящему боялись потерять свои жизни. Врага отсюда не было видно.

Внезапно она почувствовала чье-то теплое, знакомое присутствие. Саавик знала, что это могло быть только воспоминанием, но все же вцепилась в него и послала последнюю сокровенную мысль: «Я хотела быть настоящей вулканкой, Спок. Я хотела быть… похожей на тебя».

Она так и осталась стоять на месте в ожидании смерти, глядя на такие далекие или очень близкие звезды.

* * *

– Компьютер барахлит, мистер Скотт, но можно попробовать.

– Да, сэр. Одно утешение – они погибнут вместе с нами.

Для Спока это являлось малым успокоением, особенно, когда он беспристрастно смотрел в лицо своей неудаче. После того, как корабли появились в поле зрения, он перебрал тысячи вариантов спасения, но все они были обречены на провал. Оставалась одно – «Энтерпрайз» не должен попасть в руки врагов. И несмотря на соблазнительное обещание, что им сохранят жизнь, Спок прекрасно знал, как обходятся ромулане с пленниками. Если компьютер не сотрет код их гибели, то его неудача станет совсем уж позорной: «Энтерпрайз» действовал против Федерации, которой призван был служить, а члены экипажа продались, спасая свою жизнь. У научной станции, за его спиной, молча стояли Скотт и Зулу. Остальные наблюдали со стороны. В глазах – боль и прощение. Но сам себе Спок не простит этого никогда. Джим Кирк тоже не простил бы ему.

– Компьютер, это Спок, первый офицер экипажа «Энтерпрайз». Включайте действие систем безопасности и доложите об их функционировании.

Долгая пауза.

– Исправны, – загорелось, наконец, на экране.

– Стереть первый ряд, код первый, первый А.

На экране снова загорелись слова. Компьютер ждал.

«Долгой ли будет боль?» – мучилась Ухура, одновременно спрашивая себя, думает ли об этом кто-нибудь еще.

– Командир Монтгомери Скотт, главный офицер по инженерным операциям. Сотри второй ряд. Код первый, первый А, второй Б.

И вновь код подтвердился.

«Это случится, – думал Чехов, – на этот раз неминуемо случится».

– Компьютер, лейтенант Зулу, инженер оружия и защитных операций. Сотри третий ряд. Первый код Б, второй Б, третий. – Зулу бросил взгляд на стоящего впереди Чехова. Тот, не отрывая глаз, смотрел на друга.

– Сотри ряд…

– Спок! – двери лифта отворились. Маккой, запыхавшийся, с красным лицом, точно вихрь, ворвался на мост. – Не делайте этого! Остановитесь, черт бы вас побрел! Я нашел ответ!

–… Счет времени готовности выполнения команды – одна минута.

– Она видела их, Спок! Но не умерла! Спок, ты слушаешь меня?!

Мостик содрогнулся от очередного залпа врага.

– Да, доктор. Но вы, как всегда, непоследовательны. Какой ответ?

–… Ряд закончен и введен. Жду дальнейшего указания.

– Прекратите это и выслушайте меня! Она была под землей, скала обвалилась. Она видела, как эти фиговины упали и разбились, но она же осталась жива. Мы можем выяснить это, Спок! Узнать, что ее спасло!

– Ряд на уничтожение завершен. Жду дальнейшего указания.

– Нам не нужно вступать в войну, Спок! – кричал Маккой. – Мы можем остановить это! И спасти Землю… и Джима! Нам надо только проанализировать…

– Доктор, мы почти все уже…

Корабль снова вздрогнул от залпов орудий противника. На этот раз загорелись индикаторные огни, означающие чрезвычайность обстановки, и завыла сирена. Чехов повернулся к Споку:

– Попали в щиты, сэр. Второй и третий вышли из строя.

– Доктор, солдаты противника взойдут на борт. У нас нет ни сил, ни оружия оказать сопротивление. Какие-нибудь предложения?

– Ряд на уничтожение завершен…

– Спок! Избавь нас от этой чертовщины! – Маккой бросил на него сердитый взгляд и нанес последний удар, – именно так поступил бы Джим!

– Сэр, – позвала Ухура, – они снова возобновили обстрел.

– Черт возьми! Скажи им… – но вдруг взгляд Маккоя скользнул мимо нее к дверям лифта. – Подожди-ка минутку… А он какого черта здесь делает?

Из открытых дверей лифта выскользнул Ачернар, за ним парашютом развевался черный плащ.

– Оставайтесь на своих местах, друзья! – он подскочил к Ухуре, сидящей за станцией коммуникаций. – Отвечайте им!

– Извините, – гордо вскинула она подбородок, – но я не подчиняюсь вам.

– Ответьте, Ухура, – тихо сказал Спок. Она включила связь.

–., и оставьте ваши глупости! – с экрана на них смотрело новое лицо серьезного пожилого ромуланина. – Или приготовьтесь к смерти.

– Здравствуй, Тан! – приветствовал его Ачернар. – Я вижу, ты держишь обещания.

Мрачная маска-лицо того, кого звали Таном, сменилась выражением крайнего удивления:

– Старый друг! Ты там! Но как…

– Рискуя жизнью, дружище Тан. Эти идиоты собираются…

Зулу и Скотт направились было к нему, но потом резко остановились: Ачернар рывком приподнял со своего места Ухуру. В его руке блеснул пистолет, который он приставил к ее виску. Последняя искра надежды на спасение умерла. У «Энтерпрайза» совсем не оставалось времени, а враг был уже на борту.

– Ряд на уничтожение завершен. Жду дальнейших указаний…

«Но это нелепо», – не успев даже испугаться, подумала Ухура.

– Они собираются уничтожить свой корабль. А мне очень жалко, дружище Тан, потому что я благополучно завершил нашу миссию.

Ухура взглянула в глаза Ачернару и внезапно поняла, что пистолет не заряжен!

– Мистер Спок, он не…

– Молчать! – прогремел Ачернар, – теперь буду командовать я!

В последовавшей суете Спок отчетливо произнес последний код:

– Код ноль, ноль, ноль…

Глава 12

– Не будьте идиотом! Я могу всех вас вытащить из этого! Ему не нужен ваш корабль. Я знаю, что ему нужно! – закричал Ачернар.

Спок остановился в ожидании. Все замерли.

– Что ты сказал, друг? Как ты…

– Я нашел то, что ты искал, Тан. А как я оказался здесь – долгая и, клянусь тебе, увлекательнейшая история. Но ты никогда не заполучишь их корабль: если вы попытаетесь взойти на борт, они подорвут себя и его, поэтому прекрати обстрел, и давай поговорим по-деловому.

Послышался еще один удар вражеского снаряда, после чего выключился экран на мостике «Энтерпрайза», а на борту ромуланского корабля прогремело какая-то команда Тана.

– Мистер Спок, – произнес Чехов. – Щиты разбиты.

Экран посветлел, затрещал канал связи.

– Говори, друг, – донеслись слова Тана. – Я слушаю.

– Они тоже, Тан. Они засекли меня на своей территории и гостеприимно взяли на борт. Так я оказался здесь. Но то, что тебе нужно, находится на моем корабле. Хорошенькая проблема, не так ли? Возможно, мы придем к взаимовыгодному решению.

– Компьютер, – очень тихо произнес Спок, – это командир военного американского корабля «Энтерпрайз» Спок. Код один, два, три, продолжение… Отменить приказ на уничтожение. Код один, два, три.

Единый вздох облегчения пронесся над мостиком.

–… 59, – произнес металлический голос компьютера, – 58… 57…

Глаза широко распахнулись, лица остановились в немой маске отчаяния и ужаса. Нет! Этого не должно случиться!

– 56… 55… – Но это как раз и происходило.

Ничего не подозревающий Ачернар оттолкнул Ухуру и зашагал к командирскому креслу, без церемоний водрузившись на него.

– Но вначале, Тан, вопрос моих комиссионных…

Ухура стремительно соображала: если бы ромулане оценили ситуацию правильно, они уничтожили бы «Энтерпрайз» без труда.

– Компьютер, ошибка, – пальцы Спока отбивали нервную чечетку по подлокотникам кресла, но голос был спокоен, будто он терпеливо разговаривал с недопонимающим чего-то ребенком. – Код один, два, три…

– 50… 49…

– Не набирает ошибку, – пробормотал Скотт, лихорадочно пытаясь подобрать нужную комбинацию. Но безуспешно.

–… 47… 46… 45…

Спок почувствовал, как кто-то толкнул его в колено. Не обратив на это внимания, он продолжал повторять коды команды. Компьютер не реагировал.

Все понимали: сорок секунд – и ничего нельзя будет исправить…

–…41…40…39…

Снова толчок, и Спок, посмотрев вниз, встретился взглядом с неоново-желтыми глазами крошечного существа, протиснувшегося к научной станции сквозь лес ног.

– Лееегкоо ппоочинииить, – раздался тихий голосок.

– Конечно! – Спок, с несвойственной ему импульсивностью, вскочил со своего кресла, куда Скотт тут же усадил Обо.

Пальцы рук и ног беландрида моментально внедрились в системы компьютера, работая с такой скоростью, что глаза уставали следить за ними… Казалось, он почти не касается приборов, кнопок, ключей и лампочек. Такая же работа с инструментами потребовала бы несколько часов. Сейчас же с роковой быстротечностью исчезали в вечности секунды, не оставляя шансов…

– 29… 28… 27…

–., но это грабеж! – верещал Тан. – Мы договаривались…

–., что я смогу назвать свою цену, друг. И это сорок процентов. Если бы вы знали, через что мне пришлось пройти…

– Скорее, Обо! – умоляюще шептал Харпер, – останови этот проклятый компьютер как можно скорее!..

– Тридцать пять процентов, Тан – ни тебе, ни мне.

– Неслыханно! Пятнадцать! И даже этого много! Мне нужен их корабль…

– Двенадцать секунд, Обо, – губы Спока дрогнули.

– Похоже, они делают все, для того, чтобы не взлететь на воздух. А это и наша проблема. Так что данная дискуссия, друг, может оказаться напрасной. – Ачернар бросил взгляд назад. На экране искаженное лицо Тана изрыгало проклятия. Ромуланский корабль попятился. – Я проявляю максимум благородства: тридцать три процента. Если, конечно, верить в то, что мы останемся живы.

–… 11… 10…

– Все, – отступая, произнес Скотт.

Спок убрал руки с головы Обо.

– Смелая попытка, – проговорил он, встретившись с блестящим взглядом Харпера.

–… 8… 7…

– Давай, Обо, – подбадривал Харпер. – Ты сделаешь это!

–… 5… 4…

– Парень, – Скотт тронул Обо за плечо, – все кончено.

– Нееет! – закричал Обо, – нее зааакооончиилл!..

–… 2…

По выгнувшемуся дугой телу Обо прошел ток; из панели компьютера градом посыпались искры. Глаза беландрида распахнулись, загоревшись неестественно ярким светом. Туловище вздрогнуло, напряглось, излучая голубоватый свет, по нему бежал переменный ток, но одна рука оставалась в разобранной панели, продолжая по инерции что-то быстро проделывать пальцами. Воздух заполнил ядовитый запах озона и горелой ткани. Скотт с трудом удерживал Харпера. Спок кинулся к Обо, но его отбросило током в противоположный угол моста.

–… 2… – повторил компьютер, – … 2… 2… 2…

Ток исчез. Экран научной станции потух.

Погасли и неоново-желтые глаза. Вокруг беландрида клубился черный дым. Обо соскользнул со стула, и рука, упав с панели, безжизненно повисла. Разжавшиеся пальцы все еще дымились.

На пол полилась чистая, переливавшаяся, точно радуга, жидкость. Чьи-то руки подхватили безвольное тело спасителя.

– Обо… – Харпер опустился рядом с ним на колени.

– Врачей! – крикнула Ухура. – Врачей на мост!

– Подержи-ка его, сынок. – Сквозь толпу протискивался Маккой, машинально пытаясь нащупать на поясе медсканер. Он чертыхнулся сквозь зубы, вспомнив, что прибор остался в изоляторе, но опытный взгляд только подтвердил то, что подсказывала ему интуиция: внутренние раны намного серьезнее, чем сожженные пальцы. Высокий электрический заряд привел к повреждению мозга, а через Обо прошло слишком большое количество тока. Никаких признаков жизни… Маккой отступил в сторону и снова чертыхнулся: самым сложным в профессии врача является осознание того, что уже поздно что-либо делать.

В компьютере послышалось потрескивание и шипение; экран снова загорелся, отобразив цифры кода в возрастающем порядке. Через шестьдесят секунд металлический голос произнес:

– Ряд на уничтожение завершен. Жду дальнейших указаний…

– Говорит командир американского военного корабля «Энтерпрайз» Спок. – Он заставил себя подняться и подойти к компьютеру. – Код один, два три – стереть приказ на уничтожение.

Шипение и свист продолжались.

– Приказ на уничтожение стерт.

Сработало. Обо сделал невозможное! Маккой печально покачал головой: самоотверженный поступок беландрида был последним. Спок на мгновение закрыл глаза.

–., не может быть и речи, Тан, – протестовал Ачернар, не подозревая о происшедшем. – Будь ты проклят, издержки и так велики. Тридцать процентов…

– Обо, – отчаянно шептал Харпер, бережно, словно ребенка, подняв беландрида на руки и тихо покачивая его. – Я знаю, тебе больно, потерпи, все будет в порядке…

– Сынок…

–., скоро мы вылечим тебя, правда, доктор? – упрямо настаивал Харпер, отказываясь верить в неизбежное.

– Мистер Харпер, вы не…

– Не надо, Спок, пусть…

– Сэр? – в глазах Харпера блеснули слезы гордости. – Видите, Обо все может починить, сэр, честное слово…

– Двадцать пять процентов, Тан, и торг окончен.

* * *

–., но корабль! – Претор Тан чувствовал на себе сердитый взгляд командира, и его раздражало любопытство солдат на мостике. Все они не имели понятия, для чего прилетели сюда, почему Претор вел себя так необычно; они не знали, что от этого момента зависит будущее Тана. – Как насчет…

– Они ждут. Тан, судьба корабля – это и моя судьба. Давай не будем играть с огнем. Двадцать пять процентов. Ты позволишь нам спокойно пересечь Нейтральную Зону. И я возвращаю тебе то, за чем ты гоняешься.

«И что я буду делать потом?» – подумал Тан, чувствуя, как по спине струится горячий пот. Корабль захватчиков превратит в золу все его планы. У него не будет хорошей жизни, у него не будет никакой жизни! Даже если офицеры не поднимут бунт, даже если он останется жив, Первый все равно узнает правду и уничтожит его… если только… если только…

В голову пришла отчаянная мысль. Начало плана, настолько дерзкого и блестящего, что в жилах застыла кровь. Ни кораблей, ни пленников, ни победного возвращения домой – но Тан все-таки сделает кое-что для Империи: в его силах раскрыть причину сборища этих кораблей, ценность и цель Великого Плана. Он мог бы пойти и рассказать им все! Он не знал имен, но знал что-то большее: место и время их следующего собрания. Сразу все, в одном месте. Тогда появится шанс…

– Двадцать пять процентов. Договорились, – заключил он, – объясни это вулканцу. Потом скажу я. Посоветуй ему слушать внимательно.

– Одну секунду, Тан. Я должен спросить, захочет ли он с тобой разговаривать.

– Лорд! – голос командира корабля звучал возмущенно, – это измена Империи! Они – наши враги! У них нет оружия, щиты разбиты! Мы легко можем уничтожить их или сделать так, что они уничтожат себя сами! Ради чего бы ни заключалась наша сделка…

– Молчать! – Тан порывисто выпрямился. – Вам ничего не известно о моей сделке и нашей миссии. Вы готовы отвечать перед судом Империи, если не послушаетесь моего приказа? – Все потупили глаза. «Хорошо сработало», – самодовольно подумал про себя Тан.

На экране появилось лицо вулканца. От его жесткого, пронизывающего взгляда по спине Тана побежали мурашки.

– Договорились, – произнес вулканец. – Желаете обсудить условия?

Тан подумал о солнце и о золоте, о сиянии драгоценных камней и о том, обладателем чего может стать. Претор предпочитал не рисковать, но сейчас он должен был поставить на карту все, что имел.

– Да, – произнес он, – предупреждение Звездному Флоту. Мы знаем результат вашего пребывания на территории Империи. Нам известен план атаки. Вы можете сжечь наши миры, но никогда не покорите нас. Что вы скажете на это? – Ни один мускул не дрогнул на его лице.

– Что я остановлю войну, если смогу… и возвращу вашему другу его корабль. Но здесь я не сделаю ни того, ни другого.

– Друг, вулканец держит слово?

– Да, Тан. И я держу свое.

– Тогда вперед. Отсюда до границы вас никто не остановит. Большего я сказать не могу.

Тан отключил связь и дал распоряжения командиру. Чужой корабль медленно удалялся.

Тиурруль. Тан никогда не был на этой планете, только слышал, как люди шепотом произносили это название из-под черных плащей. Еще одна неудавшаяся колония для правительства; Грандиозный План для Первого; самое неприятное дежурство для солдат во всей Империи.

– Лорд, – прошептал его командир, – а что за миссия у нас здесь?

– Вот, – Тан кивнул на отдаленные огоньки, – за нас ее выполнил наш противник. Учитесь использовать врага, командир, пока он не использовал вас.

Ложь вышла так легко, что сам Тан принял ее за правду. Зловещее, опасное место, недаром его называли Хэллгард, что в переводе с ромуланского на английский язык землян означает «Врата Ада».

* * *

– Я не верю, сэр, – сказал Зулу. – Они согласились! Они отпустили нас!

– Точно! – Скотт перевел взгляд с безжизненного тела на руках у Харпера в сторону Зулу.

Маккой кивнул всем, чтобы отошли, положив руку на плечо Бобби. Спок встал рядом.

– Мистер Харпер, вам нужно сейчас пойти с доктором.

– Да, сэр. Идем, Обо. С тобой все будет в по… – Он заметил, что все смотрят на него и попытался улыбнуться. – Обо… он выносливый. Он крепкий орешек.

– Конечно, лейтенант, – отозвался Спок. Жестом, в котором выражалось уважение и неподдельное горе, он положил ладонь на голову беландрида. И тут же удивленно приподнял бровь. – Доктор! – позвал Спок, – вы невнимательны к своему пациенту!

– Что?! – Маккой вырвал из рук ближнего медика сканер. – Так… не может быть… Что вы стоите тут столбом! Скорее носилки! Осторожнее, осторожнее, в изолятор…

– Все в порядке, ребята, я справлюсь!

– Только подумать! – Маккой суетился над пострадавшим. – Харпер, осторожнее! В изолятор, сразу… – Целая делегация поспешила к лифту.

Ачернар, улыбаясь, направился к Нельсону:

– Извините, меня, дружище. Вы, похоже, были не в состоянии возражать. – Он повернулся также и к Ухуре с извиняющимся поклоном. – Мне искренне жаль, что пришлось доставить вам неудобства. Но Тан не поверил бы мне без существенного свидетельства силы…

– Грубо, – заметила Ухура, – но эффективно.

– И еще, Спок, – Ачернар взглянул туда, где на пол упал Обо, – я надеялся предотвратить такие страшные последствия.

Спок кивнул.

– Мистер Нельсон, проводите мистера Ачернара к его кораблю. Он будет готовиться к отправлению. И попытайтесь оставаться в здравом сознании.

– Да, сэр, – пробормотал Нельсон.

– Ачернар, когда мы окажемся в безопасности, вы можете быть свободны. Ваш груз будет вам возвращен. Похоже, что, по крайней мере сегодня, наши интересы совпадают.

– Они совпадают гораздо чаще, чем вы можете предположить. Эти военные действия так утомительны и так неблагоприятны для бизнеса!

Когда Нельсон со своим пленником покинули мостик, Спок вернулся к станции, изучил показания главного экрана и заговорил тихим голосом:

– Мистер Зулу, если я правильно проанализировал происшедшее, то между взрывом корабля-разведчика и моим поднятием на борт…

– Да, сэр, – Зулу прекрасно понимал, что последует дальше. – На какое-то время исчезла подача тока, где-то на два часа.

– Вы знали о приближении врага, но даже тогда, когда ток включился, не улетели с орбиты, что является прямым нарушением моего приказа. – Зулу кивнул. – И вы взяли такое решение под свою ответственность?

– Да, сэр, – спокойно ответил Зулу, оставаясь твердым и уравновешенным настолько, что ему мог бы позавидовать всякий вулканец.

– Об этом будет доложено, мистер Зулу. Когда вернется Скотт, передайте ему управление.

– Да, сэр, – Зулу уперся взглядом в панель управления. Ухура и Чехов внимательно посмотрели на Спока. Несколько техников, работающих на мостике, сделали вид, будто ничего не заметили даже после того, как двери лифта за Споком захлопнулись.

– Зулу, он остынет, – попыталась утешить Ухура. – В конце концов, ты спас им жизни – а те корабли в любом случае могли бы нас захватить. И он это прекрасно знает.

– Не в этом дело, – отозвался Зулу, не поднимая глаз. – У меня был приказ. И я его не выполнил. Это он тоже прекрасно знает.

– У тебя хорошая компания, – заметил Чехов. – Капитан поступил бы точно так же. Но и «лейтенант Зулу» неплохо звучит.

– Рановато для шуток, Павел. Мостик – полная развалюха, мы находимся еще по ту сторону границы Зоны, а наши сканеры сгорели. Поэтому будь внимателен и убереги нас от новой беды.

– Я пытаюсь. Но что делает Спок? Почему он не…

– Не знаю! – рявкнул Зулу.

Это всех утихомирило. Уже через минуту на мосту напряженно кипела работа. Кто-то принес поднос с сандвичами и кофе. Старшие офицеры не сменялись с дежурства уже сутки, но никто не заговаривал об отдыхе. Неожиданный звонок из изолятора нарушил всеобщее напряжение и нервозность.

–… Обо сумел! У этого малыша оказалось два мозга! Когда умирает один, второй берет на себя его функции. Жаль, нельзя заменить ему пальцы, но он, похоже, не возражает. Уже просыпался и с минуту поговорил с Харпером, теперь снова спит! А сейчас я хочу знать…

– Спасибо за новость, но совсем нет времени, – быстро произнес Зулу, заметив Скотта, только что вошедшего на мостик с грозным видом. – Передайте Обо привет, доктор, и перезвоните попозже. Скажите Харперу, чтобы зашел сюда.

– Харпера здесь нет! – прорычал Маккой. – Пришел Спок и увел его с собой. И Саавик здесь тоже нет! И я хочу знать…

– На мостике ее не видно, сэр. Если появится, отошлем к вам, – пообещал Зулу, отключая связь. – Вам велено передать управление кораблем, мистер Скотт…

– Да-да, парень, знаю. – Скотт с тревожным видом шагал по инженерной и, наконец, остановился возле того, что, похоже, искал. – Подойди-ка сюда, парень…

– Мы входим в космическое пространство Федерации, – тихо сообщил Зулу. – Мы смогли, ребята! Мы дома! И еще, сэр, я должен сказать вам…

– Внимание всем палубам, – объявила Ухура, – мы вошли на территорию космического пространства Федерации. Я просто подумала, что всем будет приятно услышать такую новость.

–., что мои дни на этом корабле сочтены, – закончил Зулу.

Скотти презрительно хмыкнул.

– Оставайся там, где сидишь, парень, и продолжай работать. – Он пробормотал несколько ругательств на гаэльском, посмотрел на показания приборов и прогнал с мостика техников.

– Есть некоторые вещи, о которых вы ничего не знаете, – сообщил Скотт заговорщицким тоном. – Мы, конечно, уже близко, но еще не дома. И не могу сказать с уверенностью, что мы там так легко окажемся. Наш мистер Спок потерял рассудок. Он и мистер Харпер…

Двери лифта распахнулись, и на мостик влетел, как всегда, шумный доктор Маккой.

– Немедленно! – кричал он, – немедленно объясните мне…

– Скотти только что собирался это сделать, – улыбнулась Ухура, – не правда ли?

– Да, – буркнул Скотт, – это против правил, но я не могу держать в себе… Спок и Харпер вскрыли пломбы на первой лаборатории. Там они закрылись с одним из этих чертовых ромуланских ящиков. Работают в защитных костюмах, кажется, проверяют кусочки земли и пыли. Знаете, мне это не по душе. А если Спок ошибется?..

– Если ошибется, то что? Продолжай, черт бы тебя побрал! – потребовал Маккой.

– Вы не пророните об этом ни слова, доктор! – воскликнул Скотт, – никто из вас, понятно? Если Спок ошибется, то мы должны будем покинуть корабль и перейти в отделяемый грузовой отсек, оставив Спока и Харпера на борту, живых или мертвых. Потом отсек будет болтаться в открытом космосе, пока кто-нибудь не подберет его. Вот так… А теперь рты на замок, а то Спок сотрет меня в…

– Именно, – прозвучал голос Спока со стороны лифта. Спок и Харпер вошли на мостик без шлемов, но в рабочих комбинезонах, которые были покрыты слоем мелкой каменной пыли. На лице Харпера застыло выражение нескрываемого триумфа. Он моментально бросился к Маккою с расспросами про Обо. Спок, держа в руках кассету для компьютера, направился к Ухуре, не обращая внимания на улыбки и вздохи облегчения.

– Нарушаем радиотишину, помощник командира, – приказал он. – Свяжитесь с адмиралом Ногура. Я надеюсь, что ваш Роускрипт сможет передать наши координаты без дополнительных проблем.

Спок внимательно наблюдал за действиями Ухуры, принявшейся за работу.

– Сэр, – Скотт весело подмигнул Ухуре, – мы можем узнать, что вы нашли?

– Антидот оказался в пыли. Доктор Маккой был прав. К счастью. Ведь его теория являлась единственным вариантом решения.

– Да, будь я проклят, – широко улыбнулся Маккой.

– Несмотря ни на что, в данном случае ваша дедукция была абсолютно логичной, – подтвердил Спок. – А ваш пациент в полном здравии?

– Обо сейчас под наблюдением лучших специалистов. И потом…

– Сообщение отослано, – перебила Ухура. – Что дальше?

– Вызовите на мостик личный персонал, – распорядился Спок. – Мистер Зулу, оставайтесь у научной станции; Скотт, продолжайте ремонт. Я скоро вернусь. Надеюсь, – он обратился к Зулу и Скотту, – вам удастся выполнить эти распоряжения без самодеятельности.

– Да, конечно, – ответил Скотт, плетясь следом. – Но, сэр, насчет того, что вы говорили о Зулу… так это я толкнул его на невыполнение вашего приказа как старший по званию. – Зулу открыл было рот возражать, но Скотт быстро продолжал, – ты лучше помалкивай… Вот как все было: «Мы найдем их, – сказал я, – даже если придется спускать вниз шаттлы». Ну, – Скотт оглянулся, – разве я не так говорил?

Все, кроме Зулу, кивнули. Спок удивленно приподнял брови:

– Я сказал, мистер Скотт, что о действиях Зулу будет доложено. Как и о работе каждого члена команды… капитану, конечно. Учитывая его собственную склонность к самодеятельности, я мало верю в то, что это поможет улучшить дисциплину. Все. Если что – я на грузовой палубе.

– Не так быстро, Спок, – на его пути стоял Маккой. – Ваша Саавик убежала из изолятора, а она нужна мне там. Если увидите ее…

– Очень маловероятно, доктор, – отчеканил он и промаршировал к лифту.

Все, кто находился на мостике, стали обмениваться поздравлениями и рукопожатиями. Харпер подробно рассказывал об экспериментах в лаборатории, а Скотт и Маккой приставали к Ухуре, в надежде узнать, о чем было сообщение Спока для адмирала Ногура.

– Я не поняла, – отвечала Ухура. – Просто формула и несколько направлений. Если они, конечно, получат…

– Получат, – заверил Харпер. – А формулу мы нашли верную, это точно.

* * *

– Добро пожаловать на борт моего корабля, – пригласил Спока Ачернар. Он сидел в роскошном уютном салоне, проверяя работу инструментальной панели. – Должен сделать комплимент вашему экипажу: корабль полностью исправлен и готов к вылету.

Спок вскарабкался по лестнице, с интересом оглядываясь вокруг: корабль был просто маленьким чудом, надежным и без всяких излишеств. Главная палуба, рассчитанная на одного человека, отличалась компактностью и экстравагантностью. Жемчужно-серая хромированная поверхность мебели, многовибраторная сенсорная антенна, которую Спок с удовольствием бы изучил, внутренняя отделка под дерево – все это было, с точки зрения вулканца, немного роскошнее, чем предполагал хороший вкус, но, однако, не лишено элегантности и добротности. Единственное, что бросалось в глаза и было явно не к месту, – это огромная черная дыра посередине палубы, откуда изымали груз.

– Надеюсь, – заметил Спок, – ваш корабль хорошо защищен. Нейтральная Зона сейчас опасное место.

Ачернар пожал плечами:

– Как и всегда, впрочем. Так значит, вы сдержали свое слово?

– Да. И, между прочим, интересуюсь, как вы собираетесь сдержать свое? Что это за ценность, ради которой Тан отказался от нашего корабля?

– Состояние, – улыбнулся Ачернар, – которое он нажил «незаконными операциями», являясь членом одной «организации». – «А организация, – подумал Ачернар про себя, – похоже, прекратит в скором будущем свое существование». – Многие годы я помогал ему переводить его скромные вклады в… Но когда «организация» потребовала его корабли и войска, Тана ждал удар: ночью из его потайной комнаты исчезли двадцать ящиков с нажитым богатством. Претор понял, что дни его сочтены. Хотел бежать, но без средств это невозможно. И тогда он попросил меня вернуть состояние, естественно, за определенный процент комиссионных. Эти богатства стоят для него гораздо больше, чем любой корабль. Всегда что-то взамен чего-то…

– Нет, – Спок почувствовал себя странно разочарованным. – Мы спасли тебя на территории Федерации, обыскали твой корабль и нашли там лишь контрабанду… Хотя, конечно, ты дал слово, ты можешь его и забрать…

– Я отвечаю за свои слова и никогда не теряю в деловых сделках чести! – глаза Ачернара сердито сверкнули. – Я ведь тоже, дружище Спок, имею здесь свой собственный интерес: я нашел то, что меня беспокоило. Посмотри-ка сюда. – Его рука указала на инструментальную панель, но Спок ничего не заметил. Внимательнее проследив за жестом Ачернара, он все же разглядел, что в открытой дыре посередине палубы, под первым люком, был еще один, заполненный почти доверху… золотом. Им было устлано все брюхо маленького корабля. И еще серебро. Среди сверкающих монет, кубков, слитков кое-где кровавыми пятнами сверкали очень дорогие ромуланские рубины…

– Не вините свой экипаж, мой друг: они «захлебнулись» содержимым первого люка. Да и какова была бы цена моему специальному сканеру, за который плачены немыслимые деньги?

– Что ж, браво! – произнес Спок, отдавая должное находчивости и предприимчивости Ачернара.

– Однако, досадно почти все снова отдать Тану. Дурачок долго не сохранит золото, верно?

– Так откуда у него такое богатство?

– Я никогда его об этом не спрашивал – мне не свойственно любопытство. Думаю, он плохой политик… Однажды он вызвал меня, уверенный, что начальник раскрыл его, выкрал золото и нанял солдат. Я отослал Тана поболтаться некоторое время с войсками в космосе, договорившись встретиться потом на Тиурруле… Но проклятое золото было слишком тяжелым – оно вывело из строя мой стабилизатор. Так я попал в ваши руки. Уже в Хэллгарде я пытался предупредить тебя, Спок, о прибытии ромуланских кораблей, но ответственный доктор опоил меня наркотиками вместо того, чтобы выслушать здравый совет… И вообще, избегай политики, дружище, она опасна и очень пагубна для бизнеса.

– Я не одобряю ваш бизнес, – ответил Спок, – но должен признать, что слово вы свое держите. А почему…

Снаружи послышались шаги, зажглись лампочки сигнализации, и кто-то постучал в люк.

– Ваш груз, мистер Ачернар! О, мистер Спок.

– Да, мистер Нельсон. Пусть вас это не отвлекает.

Обслуживающий персонал вновь наполнил трюм миниатюрного корабля драгоценным содержимым. От Спока не укрылось, что из груза Ачернара исчезли две вещи: ромуланский эль и «Гленливет». Он вздохнул, но воздержался от комментариев, сейчас ему просто не хотелось ни в чем разбираться.

– Итак, – произнес Ачернар, когда команда ушла, – кажется, вас еще что-то беспокоит?

– Почему вы сделали это? Ведь вы, по словам мистера Харпера, знали, что корабль починен. Мне неизвестно, как вам удалось бежать из изолятора, но почему вы примчались на мостик, вместо того чтобы сразу улететь?.. Вы рисковали.

– Да. – Лицо Ачернара стало мягче, морщины разгладились. – Маленькая Кошечка тоже рисковала, отпуская меня. Эта девушка клятвенно заверила старика-контрабандиста, что если с вашим кораблем случится несчастье, она найдет меня в любом уголке Вселенной и вырвет сердце… – Ачернар едва заметно улыбнулся. – Будем считать, что я поверил ей. – Вытащив из кармана монету, он протянул ее Споку, – ромуланское золото. Во всей галактике нет ничего красивее и дороже. Когда-нибудь отдайте ей это на память. Пусть знает, что она бесценна. – Ачернар настойчиво вложил монету в ладонь вулканца. – Это, естественно, из моих комиссионных, – рассмеялся он.

– Может быть, когда-нибудь она оценит подарок. Благополучного путешествия, Ачернар! Вы здорово помогли нам.

– Да, и надеюсь, что услуга будет возвращена, если когда-нибудь наши пути снова пересекутся. Как говорят земляне, вы мой должник!

– Долгих лет, Ачернар, – подняв руку, произнес Спок, – и… процветания.

– Надеюсь достичь того и другого. Процветания, дружище Спок, и долгих лет!

Когда люк корабля Ачернара закрылся, Спок испытал какой-то неприятный холодок. На грузовой палубе вообще было холодно; нет сомнений, что он очень устал. Глядя в иллюминатор «Энтерпрайза», Спок провожал взглядом удаляющийся в бесконечность маленький корабль – крошечную точку на фоне черного неба.

* * *

–., да, сэр. Именно так там и говорится, – адъютант Мичельс нервно переступил с ноги на ногу у стола адмирала Ногура. – Но ваш приказ отдан, адмирал. К этому времени корабли уже…

– Где засвидетельствование документа? – спросил Ногура, сердито подсчитывая в уме космическое время в переводе на земное расстояние. – Вы уверены, что сообщение поступило от «Энтерпрайза»?

– Определенно, сэр, – Мичельс набирал на компьютере информацию и анализ. – И корабль свободен, противник отпустил их. Даже если ромулане и выкрали наш новый код, расшифровать передачу они все равно не смогли бы: делалось профессионалами. Повтор три раза, на каждом круге – новая дата: дата расшифровки Договора, дата отправления «Энтерпрайза» на задание, и… дата вашего дня рождения, верно, сэр?

Сработал сигнал связи: снова Комак.

Ногура внимательно читал выводимую на экране компьютера информацию. Началась война, прерван столетний мир. Только из-за того, что сообщение пришло поздно. Но если все в нем верно, то этого не произойдет – побоище еще можно остановить. А вдруг допущена ошибка…

–., одну минуточку, сэр. – Мичельс прикрыл пальцем мягкую подушечку микронаушника, – адмирал, опустился шаттл мистера Комака, и он хочет знать, почему вы отложили время наступления. А также, какого черта вы здесь делаете… Извините, сэр.

Ногура кивнул. В дальнем конце комнаты, у открытого окна, на ветерке едва заметно покачивались гибкие ветви ивы. Деревце вновь напомнило ему о том, что жизнь будет намного легче, если быть гибким, склоняться под напором ветров. Но деревья – не адмиралы. С большим удовольствием Ногура последовал бы сейчас примеру дуба.

– Возвращаю флот обратно, – объявил он, направляясь к инкодеру, – вот какого черта я здесь делаю. Передай ему это, Мичельс!

Молодой адъютант выпалил слова Ногура в микрофон и покраснел, выслушивая длинную ответную реплику Комака. Потом, снова прикрыв сенсор, произнес:

– Адмирал, он говорит… говорит, что вы не можете этого сделать!

Ногура нервно барабанил пальцами по столу, не поднимая глаз.

– Сэр, он говорит, что голосовали все члены Совета! Говорит, что он составит на вас…

– Мичельс! Отключи связь.

Глава 13

Саавик сидела в темном уголке главной палубы. Оставшуюся часть путешествия она проводила, наблюдая за звездами и обдумывая то, как теперь изменится ее жизнь. Спок не посылал за ней, и она не торопилась со встречей. После нескольких дней духовных поисков и попыток отказаться от старых планов Саавик пришла к выводу, что в ее новой жизни будет много удивительного. В одном она была твердо уверена: теперь для нее нет места в Звездном Флоте, как не было бы для любого кадета, не выполнившего приказ командира. Спок всегда подчинялся порядку, установленному в Звездном Флоте. Ничего уже нельзя изменить. Хотя, если бы все повторилось, она поступила бы точно так же.

Каждый день ее навещал доктор Маккой, сканируя тело и проверяя, как приживается на руках синтетическая кожа. Он брызгал чем-то холодным ей на раны, что-то записывал, проявляя при этом невиданную деликатность, которую она в нем и не подозревала. Один раз пришла Ухура, немного посидела, положив руку на плечо Саавик и, вздохнув, ушла.

Часто заглядывал Бобби Харпер – он приносил ей новости. Своим спокойным неторопливым голосом Бобби рассказывал ей каждую ночь, что произошло за день, не задавая вопросов и не требуя ответов на них. Саавик узнала, что Ачернар стал легендой, что прославился Обо, что на полпути в Нейтральной Зоне был остановлен Звездный Флот землян и предотвращено развязывание войны.

–., от какого-то адмирала сегодня пришло сообщение, – рассказывал Харпер, – Штаб и Звездный Городок открыты. На завтра назначена торжественная гражданская панихида по погибшим, а мы уже почти дома. Мы смогли, Саавик! Мы остановили войну! И Земля снова в безопасности.

Саавик по-прежнему молчала. Но Харперу показалось, что сейчас она стала менее далекой, чем раньше. И она очень внимательно слушала, когда он рассказывал об успехах Обо. Так что, может, ей было даже приятно общаться с ним. Девушка не возражала, и было не похоже, чтобы она просто терпела его болтовню. С вулканцами всегда трудно разговаривать.

– Забавно все-таки с этой пылью, – веселился Бобби, – мистер Спок говорит, что нужно было догадаться раньше… Машины, производящие оружие, одновременно вырабатывали пыль, в которой вирус не мог распространяться. Весь воздух был полон железом и серными компонентами, но только один из них – FeS2 – фактически разрушает молекулярную структуру вируса. Вот уж поистине и Штаб, и Живой Городок прямо сидели на ответе. Понимаешь, в давние времена в Калифорнию приезжали на поиски золота, и много народу обманулись на этом старике – железном колчедане. Руда. Она действительно выглядит заманчиво, но совсем не так драгоценна, как золото. Вот почему ее называют «золотом дураков». Интересно, что бы они сказали, если бы узнали, что это «золото дураков» спасло мир.

– Мистер Харпер, – впервые за несколько дней заговорила Саавик, – что делают люди, земляне, когда… все потеряют?

Если бы Харпер знал ответ… конечно, он потерял не все: Обо выздоравливал. И сегодня утром Спок предложил ему постоянное место на «Энтерпрайзе», посоветовав подумать и дать ответ. «Мне не к чему возвращаться, – говорил он себе весь день, – мамы нет, и никогда больше не будет дома…» И ему нужно перестать видеть в снах лицо Джесси Корбет. «Но как же Обо? Ведь есть еще Обо…»

– Все? – переспросил он, возвращаясь к вопросу Саавик, – ты имеешь в виду деньги, дом или любимых людей?

– Да, – кивнула она. – Что-нибудь подобное.

Харпер вспомнил почему-то о своих детских мечтах, где он сразу жил в тысяче мирах. Подумал о матери, о наградах и вымпелах, украшавших ее кабинет, о работе, которую она не сумела закончить… Снова об Обо… и неожиданно понял, что ответит Споку.

– Когда мы все теряем, – тихо сказал Харпер… – Когда мы все теряем, мы начинаем строить это заново. И так много-много раз, снова и снова, если необходимо – бесконечно. Я сам почти забыл про это. Сегодня мне нужно было принять важное решение, и теперь я знаю, что делать. Спасибо, Саавик.

– За что, мистер Харпер? Ведь вам был известен ответ.

– Да, но мне не было известно, что он мне известен. – Он улыбнулся. – Земляне крайне непоследовательны в сравнении с вулканцами. Они всегда ждут счастливого конца, даже если совсем, казалось бы, нет шансов. Но есть надежда – она всегда остается – и они пробуют заново. Ведь нужно же верить в то, что в ящике Пандоры что-то осталось…

– Надежда…

– Вулканцы, кажется, не верят в надежду?

– Не знаю. Но я думаю, что люди сами виноваты в своих бедах. Я верю, что ящик открывается, потому что это его природа, но любопытство – это уже природа человека; надежда не удержит зло, вырывающееся в мир. Единственный способ добиться добра – не создавать ящиков.

– Но кто-то всегда это делает. А люди… Разве они могут измениться?

– Если хочешь добиться чего-то, должен меняться!

– А это уже очень похоже на надежду, – заметил Харпер.

– Нет, совсем не то, – возразила Саавик. – Не надежда, а тяжелый, утомительный труд. Но всякий раз, когда меня будет поджидать неудача, мне вспомнятся ваши слова, мистер Харпер. И я начну все заново… – она посмотрела на звезды и тихо прошептала, – столько раз, сколько потребуется.

Харпер выскользнул в коридор, где натолкнулся на Спока, который задумчиво прошел мимо. Бобби по-прежнему не знал, что случилось с Саавик, отчего она была такой грустной. Если хорошенько задуматься, он вообще не знал эту девушку, только то, что ее звали «фотонной торпедой». Он видел, как блестяще она сделала три игры, даже не измяв формы, и считал, что человек с такими руками никогда не может терпеть поражения – ни в чем.

* * *

– Спок, подойди посмотри на это, – позвал Маккой, склонившись над сканером. – Клянусь, малыш крепче, чем кто-либо мог подумать! У него отрастают новые пальцы, видишь? Продвинутая клеточная регенерация. Но как, черт побери, это происходит?

Спок с минуту внимательно изучал экран сканера.

– «Легко починить», – улыбнувшись произнес он.

– И быстро! Но что происходит с Обо сейчас? И что ты намерен делать с Харпером?

– Мистер Харпер попросил перевода в Живой Городок, и я намерен удовлетворить просьбу. Во время реставрации его знания окажутся там незаменимыми. Властям музея я порекомендую и беландрида, который будет рад любому шансу остаться вместе с мистером Харпером. Не вижу логики в разлучении людей, которые максимально эффективно работают совместно.

– Ух ты! – воскликнул Маккой, – похоже, пришло время, когда ваша логика становится, кроме всего прочего, еще и разумной!

Спок направился к двери, но вдруг остановился в нерешительности.

– Я приходил справиться о Саавик. В каком она состоянии?

– Шрамов у нее нет. Если вас это интересует. По крайней мере, внешних. А что происходит внутри этой девушки, вам должно быть лучше известно… Неужели она еще не разговаривала с вами?

– Я ждал, но она предпочла пропустить наши ежедневные занятия.

– Оставьте ее… Саавик считай что сгорела живьем! Находилась в миллиметре от смерти! А вас беспокоят какие-то чертовы занятия!

Спок заметно напрягся.

– Меня интересовало медицинское мнение, доктор.

– Об этом я вам и говорю. Спок, ты ничего не рассказал мне, но я догадываюсь, что, помимо всего прочего, Саавик вспомнила давно забытое… И, возможно, для нее было слишком много информации за слишком короткий промежуток времени. Дай ей отдохнуть, Спок! Девушка сейчас не чувствует себя готовой вновь начать занятия.

– Это неприемлемо, – резко ответил Спок.

Маккой вышел из себя:

– Послушай-ка меня, зеленокровный вулканский сукин сын! Ты приволок ее сюда, чуть было не погубил ей жизнь! А теперь у тебя даже не хватает порядочности по-человечески справиться о здоровье Саавик! И если ты так чертовски ею озабочен, то она на главной палубе! Наблюдает за тем, как постепенно уходит из нее жизнь! Не знаю почему, но вы – единственная небезразличная ей персона. Так что поднимитесь туда, мистер Спок, и сделайте что угодно, чтобы хоть как-то взбодрить ее! Слышите?

– Риторический вопрос. Как вы верно заметили, я плохо подхожу для той роли, которую мне поручили…

Бледность Спока удивила Маккоя, гнев его сразу улегся, уступив место сожалению о сказанном.

– Ладно, вы что-нибудь придумаете. Одному богу известно, сколько вам пришлось пережить за долгие годы. Просто делайте то, что обычно, – в голосе доктора скользнула нотка симпатии, – просто… будьте самим собой.

Спок с минуту молча обдумывал услышанное, потом повернулся и вышел.

* * *

В Штабе Звездного Флота в воздухе все еще кружилась золотистая пыль, а по коридорам ходили рабочие в спецкомбинезонах и масках, приводя в порядок помещения. На Плазе Федерации то и дело приземлялись шаттлы, а потом улетали, увозя черные гробы, задрапированные флагами. Мертвых направляли для кремации в родные города Земли или на другие планеты. Их родственников, конечно, не могли утешить ни посмертные награды, ни почетные эскорты.

Трагическую обстановку осветила лишь одна радостная новость: впервые в истории ромуланское правительство воспользовалось космическим радиоканалом, чтобы прямо обратиться к Совету Федерации. Этот беспрецедентный контакт свидетельствовал о реальной надежде на диалог. Официальные ромуланские власти, действительно, ничего не знали о планируемой террористической акции и о трагедии, разразившейся потом. Оказывается, войны не хотел никто. Таким образом, мир в галактике, который висел на волоске и вот-вот должен был сорваться, вновь закрепил свои старые прочные позиции.

В офисе космодрома адмирал Ногура, нахмурившись, разговаривал с административной комнатой 2103:

– Что она хочет с собой взять?

– Книгу, адмирал, – вмешалась доктор Ренн, оправдывая себя, – просто книгу. Сэр, мы получили звонок из санчасти Звездного Флота… Я подозревала, что адмирал Кирк совсем не следит за собой… С ним все будет в порядке?

– Да. Это всего лишь переутомление и нервное перенапряжение. Так что насчет книги?

– Ну, они говорят, что во сне он все время говорит о какой-то книге и маленьком братике. Здесь есть одна книга… Она принадлежала молодому лейтенанту, который погиб в ту страшную ночь прямо за столом дежурного. Нужно бы отдать ее мистеру Кирку, сэр.

– Хорошо, но поспешите. Вы вдвоем направляетесь в Живой Городок. Там нужна помощь в восстановлении выставки и особенно необходимы асы в компьютерах, – Ногура улыбнулся, – скоро все будет хорошо, смею вас заверить. Вы оба заслужили отличные рекомендации, доктор, мистер Кински. А сейчас вас ждет шаттл. Вы свободны и… большое вам спасибо! – такие интонации в голосе адмирала звучали впервые за все эти дни. Ногура подключился к другому каналу, – да, Мичельс, я слушаю.

– Корабль полностью выведен из строя и уже не подлежит ремонту. Так сказали техники, сэр. Через час они приземляются.

– Я там буду.

Ногура отключил связь и подошел полить бонсай, который как раз сейчас находился в цвету. Вот поливать его он забывал частенько – столько всегда забот… Завтра нужно произнести речь на торжественной гражданской панихиде в честь погибших и заложить мемориальную аллею в память о героях Звездного Флота. Он сам настоял на этом. На Плазе Федерации будет расти новое дерево, которое посадит адмирал Ногура. И он чертовски уверен, что это будет дуб.

* * *

–., но вы не можете уволиться прямо сейчас, Кински, – возражала Ренн, – когда в вас так нуждается Живой Городок!

Они разговаривали на заднем сидении шаттла, летящего сквозь сгущающиеся тучи над Сан-Франциско.

– Адмирал Кирк сказал мне подумать над этим, вот я и подумал. – Сейчас Кински казался себе более уверенным, чем в первые дни трагедии.

– Тогда подумай еще раз!

– Но я не говорил, что хочу увольняться прямо сейчас…

– Послушайте, мистер Кински, – вмешалась пилот, – когда прилетите в Живой Городок, обязательно прогуляйтесь и посмотрите на звезды. Это помогает принять решение. – Пилот повернулась и посмотрела на них глубокими ярко-синими глазами. – Кстати, – добавила она, – меня зовут Джесси.

* * *

Адмирал Кирк наблюдал из окна госпиталя за приближающейся грозой. Послышались раскаты грома. Небо разрезала молния, и на блестящую поверхность Плазы упали первые тяжелые капли.

Кирк очень плохо помнил, как покинул Вольт. Лишь чьи-то добрые руки, тревожные голоса, перешептывания – все, как в тумане. В последние дни он очень много спал, просыпаясь лишь для того, чтобы узнать новости и опять уснуть. «Энтерпрайз» был вне опасности, как и Земля, как и Федерация… мир.

А Гейгачиро Ногура не стал переводить его в Штаб, как грозился. «Почему, – недоумевал Кирк, – почему он так сделал? Я же сам пообещал… Никогда его не понять!»

Да, Ногура отменил приказ о переводе Кирка с корабля. Он по-прежнему остается адмиралом и действующим капитаном «Энтерпрайза». Его отпустили с крючка. Так почему же? Чтобы было время найти замену? Жест милосердия? Может быть и то, и другое, но кроме этого – короткий поводок. Кирк уже почувствовал его натяжение: теперь Ногура в любой момент может позвать его – и он пойдет. Никаких уловок, никакого обмана, никакого выхода – слово чести… Будь ты проклят, Гейгачиро…

Холодная, серая усталость намертво въелась в его плоть и кровь. «Переутомление», – говорили врачи. А вдруг он уже слишком… стар. И, возможно, Ногура прав. Потому что поводья натянуты, время не стоит на месте, и каждый рано или поздно стареет…

Кирк перелистал книгу, которую держал в руках. Он спал, когда ее оставили. Но потом ночная нянечка принесла адмиральскую форму для завтрашней церемонии и разговаривала так громко, что могла разбудить мертвого.

Новая форма. С медалями, лентами, золотыми эполетами и аксельбантами.

Но сегодня Кирку не хотелось ни о чем таком думать. Присев на стул, он открыл книгу. Завтра он найдет этого маленького братишку, но сегодня ему хотелось вновь перечитать ее, книгу о всегда юном Джиме Кирке, убегающем к морю. Сегодня ему хочется забыть о золотых аксельбантах и обещаниях.

Кирк читал книгу всю ночь под шум дождя и потрескивание древесных веток. И, должно быть, от мелкого шрифта защипали и заслезились глаза, на щеку упала влажная соленая капля. Может, это была лишь частичка грозы, бушующей за окном.

* * *

Саавик сидела спиной к Споку, и он какое-то время молча наблюдал за ней. Она смотрела на дождь, поливающий уже видимую Землю, и было совершенно непонятно, чувствует ли девушка его присутствие.

– Это было плохо продумано, – наконец, произнес Спок, – несомненно, у тебя просто не было времени… Ну а сейчас с твоей стороны очень кстати выразить сожаление о своих поступках.

Саавик повернулась к нему. Холодная и далекая. Если данная ситуация хоть сколько-нибудь волновала ее, то она неплохо это скрывала и выглядела спокойной, собранной, настоящей вулканкой. Спок нашел это почему-то неприятным для себя.

– Я сожалею о своих ошибках, – ровно произнесла она.

– В самом деле?

– Да. Я должна была вызвать корабль и сообщить, что вы без сознания. Вас подняли бы на борт. Я…

– И это все, в чем ты извиняешься? Ты нарушила приказ, напала на командира.

– Задание не требовало большой силы или специальных навыков. Спрашивать вашего разрешения не было смысла, так как вы все равно не дали бы его. Другого пути я не видела, так что все вполне логично.

– Законы Звездного Флота не признают такую логику!

– Но есть вещи важнее Звездного Флота. Сэр, вы бы не выжили.

– Это по-твоему.

– Но я была там.

– Понимаю. У тебя еще есть, что сказать?

– Да. Я не жалею о своем поступке. И если бы вновь возникла подобная ситуация, я сделала бы точно так же.

– Это не облегчает твое положение.

– Никакого особого положения у меня нет. Я приобрела больше, чем потеряла. И я никогда не смогу забыть то, чему вы меня учили. Зато теперь я знаю, что значит быть настоящим вулканцем. Я видела это. И ничего страшного, если мне это пока недоступно. Я буду пробовать, мистер Спок, снова и снова, каждую минуту своей жизни, – она перевела дыхание, – это все, что я хотела сказать.

– А мне есть, что тебе ответить. Как офицер Звездного Флота я не одобряю то, что ты решила делать. Однако, как учитель я должен обсудить с тобой то, что очень долго откладывал. – Спок бросил на Саавик неодобрительный взгляд. – Мне неприятно осознавать, что ты пренебрегаешь нашими занятиями. Я не согласен с доктором Маккоем, который считает, что тебе рано начинать уроки. Я беру месячный отпуск для проведения семинаров в Звездном Флоте и лично буду курировать твою учебу. Имей в виду: я не потерплю пропусков ни в общих классах, ни на индивидуальных занятиях. А сейчас кстати…

Спок присел, и было заметно, что он готов провести длительную лекцию. Саавик была слишком ошеломлена, чтобы хоть что-нибудь выговорить. Она отвернулось к иллюминатору, стараясь скрыть смущение и спрашивая себя, думала ли она, что все может вот так разрешиться. Но нет…

–., когда личный долг выходит на первое место, а запланированные действия противоречат ему, тогда ты должна нарушить приказ. Но такие решения нельзя принимать поспешно – это, обычно, бывает неудачно. Нужно предусматривать любые возможные последствия, в том числе, должен заметить, и землетрясения, и потерянные коммуникаторы. Честно говоря, мне неприятна эта тема, Саавик, надеюсь, я обращаюсь к ней в последний раз. Ты меня слушаешь?

– Да, мистер Спок.

– Очень хорошо. Попытайся не перебивать. В моем случае следствием необдуманных поступков стал мятеж, и именно я был виновен в этом. Я направил корабль в незапланированное место назначения, силой увез персонал Звездного Флота и использовал «Энтерпрайз» как транспортное средство. Мой план, однако…

– Угнал корабль? – ахнула Саавик, совсем забывшись. Глаза ее широко распахнулись от удивления и интереса. Обретенное спокойствие улетучилось.

Спок выдержал долгую паузу перед тем, как ответить.

– Наверное. Ты нашла это интересным?

Саавик затаила дыхание и постаралась вернуть самообладание. Но так и не смогла сдержать улыбки:

– Очаровательно!

* * *

«Это несправедливо», – решила Ухура. Она не ждала аплодисментов или торжественного салюта, организованного в честь их прибытия, как было несколько раз в прошлом, но все же… Мостик был пуст. Спок, Скотти, Маккой куда-то улетучились, а Чехов и Зулу сидели на своих дежурных местах и делали вид, что им и вовсе безразлично…

Доносились звуки космодрома, впереди мелькали огоньки… Ухура чувствовала непреодолимую жажду особой церемонии, праздника. Кроме того, управление внутренней связью находилось у нее в руках. Она коснулась кнопки на панели коммуникации, и каждый уголок корабля заполнила неожиданно взорвавшаяся симфония. Ухура запела:

Еду домой, еду домой,
Я еду домой!
Все, как обычно, как обычно весной:
Цветут деревья, поют птицы…
Я просто еду домой.

– Что это за музыка, мистер Спок?

– Древний мотив землян, называется «Из нового мира». Слова были положены на музыку одним из студентов самого композитора. Сама по себе симфония великолепна, но и песню тоже можно выносить.

– Она… очень эмоциональна.

– В самом деле. Музыка прославляет молодую страну, ее коренных жителей, которые приехали, чтобы начать строить новую жизнь на свободной земле.

– Они строили… дома? Как они это делали?

– Точно так же, как это делают сейчас повсюду в галактике. Изучай людей, Саавик. Они верят в то, что дом можно обрести где угодно. У них есть так же хорошая традиция: гостеприимно относиться к пришельцам из других миров, которые решили обосноваться на Земле. Вспомни Обо…

– Да, люди добры и щедры. И очень приспособляемы. У них есть неплохие идеи, впрочем столько же, сколько и неудачных…

– М-м…

–…но слишком многое они принимают, как само собой разумеющееся. Только взгляни на их мир: такой красивый, наполненный радостью… Как ты считаешь, они об этом знают?

– Они поймут, Саавикам, постепенно поймут.

– Тогда хорошо. И в связи с этим я хотела бы задать вопрос…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13