Второй уровень. Весы судьбы (fb2)


Настройки текста:



Николай Андреев Второй уровень. Весы судьбы

Вступление

Он могущественен и велик. Он правит звездными скоплениями и галактиками. Его возможности безграничны. Вселенная лежит у ног властителя. Но… у него есть враг. Сильный и опасный. Противник повелевает другим, таким же огромным, миром, и мечтает расширить свои владения. Они называют себя Светом и Тьмой. Об их существовании представители слаборазвитых цивилизаций лишь догадываются.

Долгое время пути заклятых врагов не пересекались. Логос и Хаос жили обособленно друг от друга. Но однажды кто-то неразумный открыл проход между мирами, и хрупкий баланс был нарушен. Орды Тьмы вторглись на территорию Света. Чудовищные твари начали покорять различные расы и народы. Кого-то обращали в рабов, кого-то в собственную веру, кого-то безжалостно уничтожали.

И тогда Он вмешался в ход событий. В центре галактики состоялось грандиозное сражение, получившее название Армагеддон. В гигантском пламени пожара сгорели сотни звезд, тысячи планет, миллиарды ни в чем не повинных существ. Ни одна из сторон не добилась победы. Продолжать битву не имело смысла.

Чтобы разрешить затянувшийся спор, Свет и Тьма заключили удивительную сделку. Они договорились выставлять на поединок строго ограниченное количество бойцов. Теперь не на жизнь, а на смерть дрались низшие цивилизации. Помогать им категорически запрещалось. Война превратилась в жестокую, азартную игру. Цель достигнута, а разрушений гораздо меньше. Проигравший безропотно отдавал победителю часть своих владений. Главное, чтобы на поле брани не осталось ни одного солдата противника.

Раз в пятьсот лет где-то на необъятных просторах галактики разворачивалась страшная драма. Два народа сходились в отчаянной схватке, даже не предполагая, что за их спиной стоят куда более могущественные силы. Лишь ничтожная горстка избранных знала правду, но они свято хранили эту тайну.

Удача — женщина переменчивая. Свет потерпел ряд тяжелых поражений, и Тьма вплотную подошла к звездным системам, населенным людьми. Настала очередь человечества вступить в войну миров. В ту пору на Земле крестоносцы сражались за Гроб Господень, а на Алане вот уже двести лет правил Великий Координатор.

Чтобы покорить древнюю метрополию диктатор разработал программу «Воскрешение». На Таскону с далекой варварской планеты доставляли хладнокровных убийц-наемников. Однако часть бойцов отказалась выполнять приказы тирана и бежала из лагеря.

Таким образом, Свет и Тьма расставили фигуры на поле и начали игру.

Возглавляли мятежников Тино Аято, Олесь Храбров и Жак де Креньян. Удивительно, но земляне сумели изменить историю. Они свергли Великого Координатора, разгадали секрет «Ковчега», разгромили воинственную расу горгов. Враг проиграл эту битву. К сожалению, друзья дорого заплатили за победу. Из двенадцати избранных уцелели только двое. Тино Аято стал первым императором Асконийского государства, а Крис Саттон получил герцогский титул и две планеты в звездном скоплении Хороса.

Но время идет. Четыреста пятьдесят лет пролетели как одно мгновение. Мир опять подходит к ответственному рубежу. Тьма не смирилась с поражением и готовится к новой схватке. Кто теперь встанет на ее пути? Кто бросит вызов адским тварям?

За четыре с половиной века люди освоили десятки новых планет. Асконийская империя значительно разрослась. Однако сильнее от этого государство не стало. Страну раздирали внутренние противоречия. Герцоги, графы и бароны не хотели больше подчиняться династии Храбровых. Возглавлял заговорщиков влиятельный плайдский правитель Берд Видог. Дворяне терпеливо ждали своего шанса.

В сражении с неведомо откуда появившимися пришельцами звездный флот понес огромные потери, и мятежники поняли, что наступил благоприятный момент для переворота. Армия бунтовщиков высадилась в столице Асконы Алессандрии и штурмом взяла дворец императора. Ольгер Храбров погиб в сражении. Однако радость Видога была омрачена тем, что он не получил контроль над боевыми спутниками. Допуск к пульту управления имели лишь представители древней династии.

Герцог приказал захватить в плен наследника престола Кервуда Храброва. Принц с беременной женой отдыхал на планете Греза. Кервуд успел покинуть систему Астры, но наткнулся на флот другого врага — герцога Грайданского. Отчетливо осознавая, что вырваться из западни не удастся, принц поручил своему телохранителю, воину клана самраев, Астину Ворху спасти жену.

Маленький космический челнок спрятался на поверхности безжизненной планеты. Астин и Эльвира издалека наблюдали за страшной трагедией. В жестокой схватке с врагом флагманский крейсер империи был серьезно поврежден, и Храбров направил израненное судно в бездну красной звезды под названием Убриэль. Беглецов противник не обнаружил.

Выполняя распоряжение Кервуда, самрай полетел к системе Солнца. Только там они могли укрыться. Земля считалась запретной зоной. Любого незваного гостя безжалостно уничтожала могущественная каста хранителей. С ней правители старались не конфликтовать. На корабле Ворха стояла аппаратура, посылающая стражам необходимый сигнал.


При посадке на планету у женщины начались роды. На свет появился мальчик, но сама Эльвира умерла. Замаскировав челнок, Астин взял младенца и отправился на поиски людей. На лесной дороге он стал невольным свидетелем нападения бандитов на карету богатой дамы. Женщина с грудным ребенком и солдаты, сопровождавшие ее, были убиты. Асконец тут же воспользовался представившимся шансом. Ворх застрелил из бластера разбойников и подменил малышей. Так наследник имперского престола стал внуком русского боярина Таратухина.

Прошло шестнадцать лет. Самрай долго скитался по Земле, а затем, освоив местный язык, под видом иностранца нанялся к Таратухину учителем мальчика. Андрей Волков рос смышленым и подвижным ребенком. Он многому научился у Астина и мог за себя постоять. В то время Россия вела войну со Швецией, и подросток буквально рвался в действующую армию.

Когда юноша получил предписание ехать в полк, асконец понял, что пора принимать решительные меры. По пути Ворх уговорил Волкова отклониться от маршрута. Самрай привел мальчика к звездному кораблю. Для Андрея это был шок. С помощью специального прибора Астин начал повышать интеллектуальное развитие подростка. В мозг юноши хлынул огромный поток информации. Волков справился с нелегким испытанием, но стал чересчур агрессивным и раздражительным. При вторжении в сознание побочные эффекты неизбежны.

Спустя несколько дней судно стартовало к герцогству Хоросскому. Асконец надеялся найти там защиту от Видога до того момента, когда мальчик достигнет совершеннолетия. Об истинном происхождении Андрея Ворх благоразумно умолчал. До поры, до времени лучше держать юношу в неведении. Иначе он натворит немало бед и поставит свою жизнь под угрозу.

К сожалению, достичь цели путешественникам не удалось. В гиперпространстве их перехватил пиратский корабль. Самрай был вынужден сдаться бандитам. Они стали пленниками Эдгара Стигби по кличке Ловец Удачи. Чтобы скрыть тайну, Астин в последний момент запустил на челноке систему самоуничтожения. Пираты едва успели выбросить судно в открытый космос.

Пытаясь хоть немного заработать, Стигби продал Волкова перекупщикам. Что бандиты сделали с учителем, подросток не знал. Вскоре Андрей оказался на аукционе невольников. Его приобрел аланский землевладелец Крейн Мектон. Надзиратели постоянно издевались и били рабов. Люди умирали от непосильного труда. Чтобы выжить, юноша должен был бежать.

Такой шанс представился, когда хозяин начал строить новый усадьбу. Техник Найджел Остин помог Волкову и его товарищу Алену Лейдлу снять электронные ошейники. Ночью невольники покинули лагерь и скрылись в лесу. К утру беглецы вышли к реке. Андрей надеялся затеряться в крупном городе. Осталось сделать последний рывок.

Увы, надеждам землянина не суждено было сбыться. Вскоре выяснилось, что и Остин, и Лейдл предали Волкова. Весь побег являлся фарсом. Негодяи хотели улучшить условия содержания за счет юноши. Охранники устроили засаду и поймали рабов. Однако сдаваться Андрей не собирался. В схватке с аланцами он убил Алена, двух конвоиров и пилота транспортного бота.

Землянин попытался воспользоваться летательным аппаратом, но потерпел аварию. Солдаты нашли поврежденную машину и доставили невольника во владения Мектона.

По приказу Крейна Волкова распяли на столбе. Юношу ждала неминуемая смерть, но в последний момент хозяин продал Андрея своему приятелю Линку Грейсону.

Изможденного, еле живого землянина привезли на Маору. Грейсону принадлежало несколько угольных шахт, на которых трудились опасные преступники. Волков оказался среди убийц, бандитов и грабителей. Участь каторжников была незавидна. Тяжелая работа в забое, ужасная еда и короткий отдых. Периодически люди погибали во время обвалов и при взрывах. Никто из них обратно на поверхность не поднимался.

Очередная катастрофа привела Линка на грань банкротства. В этот трудный момент в офисе его компании появился странный человек по фамилии Соунвил. Эстерианец предложил Грейсону выгодную сделку. Он хотел приобрести крупную партию преступников. Из рассказа гостя маорец узнал, что на планете Греза в системе Астра проводятся кровавые гладиаторские бои. Финансировал данное развлечение правитель Плайда герцог Видог. Могущественный владыка любил подобные зрелища.

После некоторых сомнений Линк согласился на условия Стенли Соунвила. Соблюдая строжайшую секретность, Грейсон переправил тридцать каторжников на корабль эстерианца. В их число попал и Андрей, недавно подравшийся с надзирателем. Начальник охраны Ордент решил избавиться от строптивого невольника.

На том же судне к Астре летела группа рабов-наемников. Плайдцы взяли солдат в аренду у некоего Стафа Энгерона. Предприимчивый тасконец покупал крепких пленников на аукционах и делал из обычных людей профессиональных убийц.

Именно они должны были стать противниками преступников на арене стадиона. Надзор за наемниками осуществлял майор Грег Лейрон.


Когда-то офицер служил в штурмовом подразделении имперской армии, а теперь являлся помощником Энгерона.

Через сорок дней корабль достиг Астры. Охранники высадили заключенных в Ассоне, столице Грезы. А уже утром преступники вышли на арену стадиона. На трибунах присутствовало двадцать тысяч зрителей. На кожу полуобнаженных каторжников плайдцы нанесли боевую раскраску, соответствующую образу какого-нибудь хищного зверя. Юный землянин получил кличку Одинокий Волк.

Вооруженные ножами гладиаторы дрались парами. Публика одновременно наблюдала сразу за двумя схватками. Андрей сумел ранить охотника и прорваться к спасительному флагу. Кроме него это удалось еще четверым маорским заключенным. Уцелевших преступников разместили в специальном лагере на океанском побережье. Стенли Соунвил отправился в систему Сириуса за новыми смертниками.

Прошло полтора месяца. В Ассоне состоялось еще одно представление. Волков снова одержал победу. И опять не стал убивать поверженного наемника. Впрочем, землянин не знал, что в последний момент Ёейрон выставил против него более слабого бойца. Майору понравился отчаянный мальчишка. Андрей, сам того не желая, стал популярным в герцогстве Плайдском гладиатором.

Минуло четыре декады. Соунвил вернулся на Грезу с партией каторжников. Торговец передал их своему компаньону Браену Клевилу. Ассон готовился к очередному кровавому шоу. За день до представления Грег Лейрон неожиданно поставил организаторам жесткое условие. Либо они продают ему Волкова, либо майор выставляет против юноши сильнейшего охотника.

Терять хорошего бойца плайдцы не хотели и после долгих споров согласились на сделку. Правда, Клевил потребовал, чтобы Андрей раз в год обязательно участвовал в поединках. Тасконцу пришлось пойти на уступки. Вскоре землянин оказался в лагере наемников. В схватке с преступником Волков был вынужден убить противника.

Через несколько дней юноша покинул Грезу. Вместе с Лейроном он возвращался обратно в Сирианское графство. Во время полета Грег постоянно занимался с Андреем, готовя его к нелегким испытаниям. На базе Энгерона никому поблажек не делалось. После медицинского обследования и карантина землянина направили в первый батальон четвертой центурии. В кровь Волкова оливийцы ввели специальный препарат и микрочип, на шею надели металлический обруч с взрывчаткой.

Программа обучения невольников была очень насыщенной. Будущие солдаты совершали длительные марши, преодолевали различные препятствия, переносили тяжести.

Инструкторы с рабами не церемонились. Воин, не способный выполнить то или иное задание, безжалостно уничтожался. За девять декад взвод Андрея потерял трех человек.

Однажды в лагерь прилетела графиня Сирианская. Октавия Торнвил регулярно брала у Энгерона наемников в аренду. Солдаты нулевого уровня сдавали экзамен на Униме и Аскании, ликвидируя мятежные племена мутантов.

По странному стечению обстоятельств процессия наткнулась на подразделение Волкова, возвращающееся с полигона. Землянин был поражен красотой старшей дочери графини Эвис. На младшую — Лану юноша внимания не обратил.

Между тем, пытаясь снизить сумму компенсации, Торнвил предложила Энгерону провести поединок. Наемнику предстояло сразиться с телохранителем Октавии. Отказать могущественной правительнице Стаф не посмел. Графиня выбрала Андрея в качестве бойца. Женщина не сомневалась в успехе. В ее охране служили исключительно мутанты. В последний момент майор Лейрон добился, чтобы противникам дали кинжалы. Шансы немного уравнялись. В тяжелой, отчаянной схватке, находясь на краю гибели, Волков все же убил врага.

Расстроенная графиня решила поближе взглянуть на победителя. Израненный, изможденный юноша направился к Торнвил. И тут произошло нечто необъяснимое. Четырнадцатилетняя дочь Октавии Лана, на виду у всей свиты, шагнула в грязь и отдала невольнику свой платок. Разгневанная правительница тут же покинула базу.

Прервав визит на Таскону, Торнвил вернулась на Алан. На корабле мать серьезно поговорила со строптивой дочерью. Октавия вдруг поняла, что девочки уже выросли. После смерти мужа она активно занялась политикой и слишком мало уделяла им внимания. Досадная оплошность. Отношения между Эвис и Ёаной не сложились. Большой любви сестры друг к другу не испытывали. Мало того, красавица Эвис постоянно язвила по поводу невзрачной внешности Ланы. Младшая дочь откровенно завидовала сестре.

В поединке с мутантом Андрей получил ряд тяжелых травм и пролежал в госпитале целый месяц. По настоянию Лейрона Энгерон перевел землянина в третью центурию. Таким образом, срок обучения Волкова уменьшился больше чем на полгода. До выпускного экзамена ему осталось всего три декады.

В новом взводе Андрея приняли неплохо. О его бое с телохранителем графини знали все наемники. Юноша попал во второе отделение, которым командовал Брин Флектон. Товарищами Волкова стали корзанец Лайн Стенвил и окрианцы Брик Кавенсон и Стейн Шелтон. От враждующих группировок Алена Блекпула и Джея Парсона землянин старался держаться подальше.


Спустя месяц девятую роту третьей центурии отправили на Униму. Солдаты должны были уничтожить племя свидов. Мутанты регулярно нападали на фермеров. Правительница решила покончить с бандитами.

Наемники высадились в густом лесу на северо-западе материка. Им предстояло произвести тщательную зачистку местности.

Экзамен получился сложным. Взвод Волкова едва не угодил в засаду. В рукопашной схватке многие бойцы погибли. Потерпев поражение, свиды отступили в болото. Передвигаясь по пояс в воде, наемники преследовали беглецов. Вскоре солдаты обнаружили деревню мутантов. Убив почти всех мужчин, бойцы Энгерона взяли в плен женщин и детей. По приказу графини их погрузили в транспортные боты и увезли в специальный лагерь. Уцелевшие наемники вернулись на Оливию. Солдатам был присвоен долгожданный первый уровень.

На огромном расстоянии от Сириуса располагался красный карлик Мимас. Вокруг него вращался астероид, внутри которого находилась тайная база пиратов Гленторан. Именно здесь Эдгар Стигби продал в рабство учителя Андрея Астина Ворха. Самрай терпеливо ждал удобного момента для побега. И, наконец, он настал.

На базу одновременно прибыли и Ловец Удачи, и Мик Джейсон, человек, занимавшийся переправкой невольников в Сирианское графство. У первого асконец под угрозой оружия узнал имя перекупщика, приобретшего Волкова. Со вторым Астин за гигантскую сумму договорился о месте на корабле. Вскоре Ворх благополучно покинул Гленторан.

Через тридцать шесть дней самрай оказался на Алане. Он попросил Джейсона высадить его в столице графства. На планете Мик попытался обмануть Астина, и асконцу пришлось убить негодяя. Во Фланкии Ворх достал у преступников документы и выяснил местонахождение перекупщика Крина Блаунвила. Поиски Андрея начались. Самрай не сомневался, что рано или поздно найдет наследника императорского престола.

Однако Волкова искал не только Астин Ворх. О том, что сын Кервуда Храброва покинул Землю, догадывались члены могущественного ордена хранителей. В политику они не вмешивались, но старались следить за событиями, происходящими в мире. Их главная задача — не допустить внешнего вторжения. Новая война Света и Тьмы уже не за горами.

К сожалению, наблюдатели ордена потеряли из вида Андрея и его учителя. Верховный Хранитель Торн Клевил на Совете распорядился любой ценой найти юношу.

Между тем, герцог Видог, совершив длительное рискованное путешествие, прилетел в Сирианское графство. Он заключил военный союз с Октавией Торнвил и тут же приказал командующему флотом двинуть звездную эскадру на баронство Церенское. Кроме того, правители двух государств объявили о помолвке своих детей. Эвис не очень понравился Дейл Видог, но спорить с матерью девушка не стала. Политические браки — обычное дело в дворянской среде.

Перед тем, как покинуть Фланкию, герцог Плайдский взял в аренду у Стафа Энгерона три роты наемников. Берд Видог собирался использовать их в качестве карателей. Среди солдат, отправляющихся на Корзан, оказался и Волков. Спустя три с половиной декады бойцы прибыли на захваченную планету.

В первые месяцы наемники воевали наравне с десантниками Плайда. Местные повстанцы постоянно совершали диверсии в городах и на основных магистралях страны. Сражения были тяжелыми, подразделения несли серьезные потери. Чтобы запугать корзанцев и подорвать моральный дух мятежников Видог решил провести ряд устрашающих акций.

Роту Андрея высадили возле маленькой деревни и приказали уничтожить всех жителей. Солдат, отказавшийся участвовать в карательной операции, был тут же казнен. Бойцам ничего не оставалось, как выполнить требования капитана Чеквила. Именно этому офицеру службы контрразведки теперь подчинялись наемники.

Жесткие меры дали необходимый результат. Сопротивление повстанцев начало ослабевать. Многие люди в панике выдавали бунтовщиков захватчикам. Вскоре плайдцам удалось выяснить, где располагается главная база мятежников. Там же скрывался и барон Флэртон, бывший правитель Корзана.

Солдаты Энгерона в штурме подземного бункера участия не принимали, они зачищали близлежащую территорию.

Во время рейда наемники наткнулись на деревню отшельников. Чеквил распорядился убить ни в чем не повинных людей. Началась жестокая бойня. Понимая, вырваться из окружения не удастся, охотник по фамилии Жармен предложил капитану сделку. Если каратели пощадят его семью, он покажет место, где потерпел аварию инопланетный корабль. После некоторого колебания офицер согласился на условия корзанца.

Группа солдат отправилась в экспедицию. Спустя несколько дней отряд достиг цели. Жармен не обманул захватчиков. Под огромной скалой лежало неизвестное судно. Разведчики проникли внутрь корабля через пробоину. Внутри царило тысячелетнее запустение. Вскоре наемники обнаружили рубку управления. В креслах находились полуистлевшие тела пришельцев.

В руке одного из чужаков была странная пластина. Охваченный тщеславием Чеквил вставил ее в специальный паз и запустил резервный блок энергоснабжения. На центральном пульте поднялся сверкающий цилиндр. Вспыхнувший свет заставил Андрея попятиться назад. Юноша невольно уронил на пол труп пришельца. На его шее Волков увидел удивительный амулет. О своей находке землянин никому не сказал.


Между тем, капитан, нарушая все инструкции, взял из тайника две полупрозрачные призмы. На корабле тут же включилась система самоуничтожения. Люди бросились прочь. Воспользовавшись благоприятным моментом, сержант Миллан убил Чеквила. Забрав у офицера артефакты, наемник побежал к пробоине. Как только разведчики покинули судно, оно взорвалось.

Миллан сдержал обещание и отпустил Жармена. О корабле чужаков никто, кроме него и Андрея не знал. Но оба предпочитали об этом молчать. У каждого был свой секрет. Офицерам службы контрразведки наемники заявили, что взорвался склад боеприпасов. У корзанских мятежников много тайных бункеров в горах. Проведенная проверка ничего подозрительного не выявила.

Глава 1 Трудные поиски

В коридоре роскошного столичного отеля «Блейзон» стоял коренастый плотный мужчина в дорогом светло-коричневом костюме. На вид ему около шестидесяти.

Массивный тяжелый подбородок, широкий нос, в темных волосах редкая седина, возле левого уха длинный красный шрам. Незнакомец словно кого-то ждал.

Прошло минут десять. Мужчина даже не пошевелился. Ноги чуть расставлены, руки за спиной, на лице ни малейших эмоций. Потрясающая выдержка. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Для старого опытного самрая подобное испытание — сущий пустяк.

С тех пор, как Астин поселился в гостинице, минуло восемь дней. Документы, купленные у Джеркса, действительно оказались безупречны и не вызвали подозрений у администрации «Блейзона». Выяснить, где расположился Блаунвил, большого труда не составило. Перекупщик занимал огромные апартаменты на двадцать третьем этаже. Недостатка в деньгах мерзавец не испытывал.

А вот у Ворха довольно быстро возникли финансовые проблемы. Плата за номер, еда в ресторане, одежда — все это требовало значительных сумм. Отель в центре Фланкии оказался асконцу не по карману. Самрай был вынужден ускорить свое знакомство с Крином Блаунвилом.

К сожалению, Астину не удалось выявить слабые места в охране работорговца. Перекупщик вел себя предельно осторожно. Вечером по городу не гулял, в шумных массовых мероприятиях не участвовал, обедал исключительно в гостинице. Куда бы Блаунвил не шел, его всегда сопровождали двое крепких парней. Третий оставался в апартаментах. Проникнуть туда незаметно было невозможно.

Ворх не понимал, с чем связан такой замкнутый образ жизни. То ли Крин кого-то боялся, то ли это обычная схема, принятая у перекупщиков. Когда постоянно работаешь с преступниками, пиратами, нельзя расслабляться ни на секунду. Одна ошибка, оплошность и ты уже покойник. Перестроиться потом необычайно сложно.

Лифт в дальнем конце коридора плавно открылся. Самрай тотчас повернулся к двери и начал доставать из кармана электронный ключ. Охранник Блаунвила огляделся по сторонам и уверенно зашагал к номеру. Торговец вместе с помощником следовал чуть позади.

Астин тихо выругался. Компаньона Крина только сегодня и не хватало. Но тут уж ничего не поделаешь, откладывать операцию нельзя. Асконец вынужден идти напролом. У него просто нет другого выхода. Вскоре перекупщики исчезли из виду. Выдержав короткую паузу, Ворх двинулся к апартаментам Блаунвила.

Настроение у Крина было отвратительным. Очередной раунд переговоров о продаже судна закончился безрезультатно. Правительственные чиновники предлагали слишком низкую цену и явно тянули время. Негодяи прекрасно знают ситуацию. За пределы Сирианского графства торговец больше не выйдет. Налаженная система дала сбой. Пираты истребляли перекупщиков одного за другим.

Блаунвил не понимал, что происходит, но он чудом уцелел. Если бы не патрульные крейсера, мерзавцы взяли бы его корабль на абордаж. Крину повезло. Однако прибыльный, доходный бизнес рухнул. Мало того, судно, которое раньше обеспечивало постоянный поток денежных средств, теперь приносило огромные убытки. Ремонт, топливо, плата экипажу.

Работорговец значительно сократил штат, сэкономил на запасных частях, но цифра все равно получалась значительной. От корабля нужно было срочно избавляться. Еще три-четыре месяца и Блаунвил разорится. Сотрудники транспортного управления это отлично понимали. Они хотели купить судно Крина практически даром.

Блаунвил рухнул в кресло и расстегнул пиджак. Ноквил тут же налил в бокалы вино и поставил их на маленький прозрачный столик. Крин посмотрел на партнера. Былая надменность давно слетела с Эльдара.

Неудачи сильно отразились на компаньоне. Он стал нервным, раздражительным, неуравновешенным.

Вот уже целую декаду Ноквил твердит, что корабль надо продавать. Эльдар хочет любой ценой вернуть свои деньги, вложенные когда-то в рискованное предприятие. Похвальное желание, но, увы, невыполнимое. Блаунвил тяжело вздохнул и взял бокал. Однако не успел перекупщик пригубить вино, как в комнате раздался приятный, мелодичный звук. Почти сразу в проеме появился охранник.

— К вам посетитель, господин Блаунвил, — негромко произнес мужчина лет двадцати восьми.

— По какому делу? — спросил Крин. — Я никого не жду.

— Он не сказал, — ответил охранник. — Но вид довольно представительный…

— Черт подери, Слим, и когда ты только начнешь соображать, — выругался Ноквил. — Запомни, внешность не имеет ни малейшего значения. Главное, выяснить цель визита. Мелочами мы не занимаемся.

— Так что мне делать? — растерянно поинтересовался мужчина.

— Гони его прочь, — проговорил Эльдар. — Господин Блаунвил очень устал.

— Хорошо, — пожал плечами телохранитель. — Как прикажете…

Слим покинул помещение, но уже через минуту вернулся. На лице мужчины была озабоченность.

— Он настаивает на встрече, — вымолвил охранник. — Утверждает, что речь идет о жизни и смерти.

— Наглость людей безгранична, — вскипел Ноквил. — Придется проучить мерзавца.

— Подожди, Эльдар, — остановил помощника Крин. — Подобными фразами просто так не бросаются. Я побеседую с этим человеком. Слим, тщательно проверь его. Не люблю сюрпризы.

— Проверили, господин Блаунвил, — мгновенно отреагировал мужчина. — Незнакомец чист. Оружия нет.

— Тогда приглашайте, — торговец устало улыбнулся.

Астин неторопливо вошел в комнату. Апартаменты действительно шикарные. Огромная площадь, дорогая мебель, на стене гигантский экран голографа. На секунду взгляд самрая задержался на Крине. Ему лет пятьдесят. Мягкий овал лица, высокий лоб, тонкий нос, в волосах обильная седина. Обычно перекупщик носил длинные просторные одеяния, но сегодня он в строгом белом костюме.

Справа от Блаунвила расположился Ноквил. Помощнику слегка за тридцать. Смуглая кожа, темные волосы, мясистый нос, заостренный подбородок. Типичный тасконец. Хотя в планетарной принадлежности торговца Ворх мог и ошибиться. В карих глазах Эльдара пылал гнев. Молодой человек с трудом справлялся с эмоциями. Крин ведет себя более спокойно.

— Присаживайтесь, — произнес Блаунвил, указывая на одно из кресел. — С кем имею честь говорить?

— Мое имя вам ничего не скажет, — ответил асконец. — Вы никогда раньше его не слышали.

— В таком случае, приступим сразу к делу, — вымолвил перекупщик.

— Прекрасно, — произнес самрай. — Именно на это я и рассчитывал. Около года назад пират по прозвищу Ловец Удачи продал вам юношу. Меня интересует, где несчастный находится сейчас.

— Вы сошли с ума! — воскликнул Ноквил. — Мы покупали рабов десятками, сотнями. Их никто даже не пытался запомнить. Невольники — покорный, бессловесный товар. Сплошная, безликая масса.

— У меня другое отношение к людям, — возразил Астин, — но спорить я не буду. Не время и не место. Я лишь хочу знать, куда вы отвезли мальчишку, и кто его приобрел.

— Допустим, я напрягу память, — сказал Крин. — Какова цена информации?

— Цена? — повторил асконец. — Цена очень высокая. На кону стоят ваши жизни.

— Что? — взревел Эльдар, вскакивая с кресла. — Мое терпение иссякло. Пора вышвырнуть старого болвана…

Торговец приблизился к Ворху, протянул руки, чтобы схватить самрая за одежду, и тут же получил сильный удар в грудь. Глаза Ноквила округлились от боли. Он медленно беззвучно опустился на колени. Жадно хватая ртом воздух, Эльдар повалился на бок. Вскоре мужчина затих.

— Вы его убили? — взволнованно спросил Блаунвил.

— Нет, — отрицательно покачал головой Астин. — Это ни к чему. Ваш помощник чересчур вспыльчив. Да и не нужны нам лишние свидетели. Некоторые проблемы лучше решать наедине.

— А если я позову охрану? — проговорил перекупщик.

— Не советую, — вымолвил асконец. — Мне тогда придется оставить здесь пять трупов.

Крин внимательно посмотрел на незнакомца. Спокоен, невозмутим, расслаблен. Внешне абсолютно безобидный человек. Но Блаунвил давно в опасном бизнесе и научился разбираться в людях.

Посетитель не лжет. Он действительно выполнит свою угрозу. И вряд ли ему кто-нибудь сумеет помешать. Торговец нутром чувствовал профессионалов. Парни Крина умрут прежде, чем успеют что-либо предпринять.

— Видите ли, — немного помедлив, произнес перекупщик, — я бы рад вам помочь, но не знаю как. Эльдар сказал правду. Во время сделок мы не ведем учет невольников. Нет ни фамилий, ни описаний, ни точного количества. Партию рабов загоняют в десантный бот, а затем выгружают в Сирианском графстве.

— Ну-ну, не лукавьте, — усмехнулся Ворх. — Определенная финансовая бухгалтерия у вас ведь есть.

— Разумеется, — подтвердил Блаунвил. — Но там только цифры. Они ничего не дают.

— Я не случайно назвал вам прозвище пирата, — сказал самрай.

— Ловец Удачи наш частный поставщик, — вздохнул торговец. — Мы сотрудничаем с ним вот уже семь лет. Представьте, сколько пленников Стигби переправил на мое судно. Как хоть выглядит юноша?

— Худощавый, стройный, рост сто шестьдесят пять-сто семьдесят, — ответил Астин. — Русые волосы, прямой нос, заостренный подбородок. Думаю, пират продавал его одного или в составе небольшой группы.

— Кое-что припоминаю, — после паузы проговорил Крин. — Примерно год назад был такой случай. Мы как раз возвращались с рейса. Ловец Удачи перехватил нас у системы Юстины.

— И куда вы отправили мальчишку? — поинтересовался асконец.

— На Алан, — вымолвил Блаунвил. — Здесь самые высокие цены на невольников. Хороший товар порой приносит прибыль в пятьдесят процентов. Аукционы на планете проводятся регулярно.

— Мне нужно конкретное место, — настойчиво произнес Ворх.

— Космодром возле Стоктона, — сказал торговец. — Это на юге Елании.

— Почему именно там? — спросил самрай. — Район ведь достаточно отдаленный.

— Именно по этой причине, — проговорил Крин. — Нет ни журналистов, ни бюрократов из правительства, ни борцов за права человека. На аукцион Веллинга съезжаются крупнейшие землевладельцы страны.

— Кто приобрел парня? — Астин подался чуть вперед.

— Не знаю, честно не знаю, — вымолвил Блаунвил. — В подобные детали мы не вдаемся. Любопытство в нашем бизнесе не приветствуется. Получил деньги от организаторов и обратно на корабль.

— А если в плен попадет какая-нибудь важная особа? — произнес асконец.

— Такие случаи крайне редки, — возразил торговец. — Дворянские отпрыски на обычных транспортных и пассажирских судах не путешествуют. Слухи об огромных выкупах сильно преувеличены.

— Повторите имя устроителя аукциона, — сказал Ворх.

— Сильвен Веллинг, — проговорил Крин. — Его данные найдете в информационной сети.

— Что ж, похоже, мой визит подошел к концу, — вымолвил самрай. — У меня будет еще одна просьба.

— Постараюсь вам помочь, — произнес Блаунвил, взглянув на лежащего на полу Ноквила.

— Видите ли, в последнее время я немного поиздержался, — сказал Астин. — Обстоятельства…

— Какая сумма вас устроит? — оборвал асконца торговец.

— Пять тысяч сириев, — ответил Ворх. — Поверьте, я всегда возвращаю долги.

— Не сомневаюсь, — горько усмехнулся Крин, вставая с кресла и направляясь к письменному столу.

Открыв верхний ящик, Блаунвил посмотрел на незнакомца. Тот даже не повернул голову в сторону перекупщика. Рядом с толстой пачкой денег лежал бластер. Стрелял торговец неплохо. Да и трудно промахнуться с четырех метров в неподвижную мишень. Посетитель абсолютно ничего не подозревает. Сейчас Крин схватит оружие, прицелится, и нажмет на спусковой крючок. Полиция с радостью примет версию вымогательства.

Чуть помедлив, Блаунвил отсчитал нужное количество купюр и зашагал к самраю. Бластер торговец даже не тронул. Он не настолько глуп.

— Благодарю, — проговорил Астин, забирая деньги. — Приятно иметь дело с умным человеком. Вы правильно поступили, не воспользовавшись оружием. Хотя и колебались. Я искренне рад, что мне не пришлось никого убивать.

— Я рад не меньше, — иронично заметил Крин.

— А вы не лишены чувства юмора, — констатировал асконец. — Прощайте. О нашем разговоре лучше молчать. Если попытаетесь что-либо выяснить, наживете массу неприятностей. Забудьте все.

Через мгновение незнакомец исчез. Перекупщик сел в кресло и залпом осушил бокал. Нервное напряжение спало. После некоторого раздумья Блаунвил налил себе еще вина. Пальцы торговца предательски подрагивали. Он только что был на волосок от смерти. Странный посетитель мог прикончить его в любую секунду. Мерзавец предоставил Крину право самому решать свою судьбу. К счастью, Блаунвил проявил прозорливость и не ошибся. А ведь хотел, очень хотел застрелить наглеца.

Вскоре пошевелился Эльдар. Компаньон с трудом поднялся на ноги. В глазах растерянность и гнев.

— Сволочь, — зло процедил сквозь зубы Ноквил. — Вырубил, как мальчишку…

— Он профессионал, — произнес Крин. — Профессионал высочайшего уровня.

— Ничего, я с ним разберусь, — отреагировал Эльдар. — Почти наверняка негодяй остановился в этой же гостинице. Без слежки тут не обошлось. Ну, а когда будет известна его фамилия…

— Не болтай чепуху, — жестко проговорил Блаунвил. — Мы не станем ничего предпринимать. Чужие дела нас не интересуют. Я дал исчерпывающие ответы на все вопросы незнакомца.

— То есть, я должен покорно сносить унижение? — воскликнул Ноквил.

— Перестань орать! — повысил голос Крин. — Не было никакого унижения. Тебе просто преподали хороший урок. Скажи спасибо, что остался жив. Прежде чем кидаться на людей, научись реально оценивать ситуацию.

— Что-то я не пойму, к чему ты клонишь? — вымолвил Эльдар.

— В том-то и беда, — вздохнул Блаунвил. — Ты столичные новости смотришь?

— Иногда, — произнес Ноквил. — У меня слишком мало времени.

— Ну-ну, — язвительно заметил Крин, прекрасно зная о любовных похождениях компаньона. — Тебе не до скучных криминальных сводок. Пьяные оргии с девицами легкого поведения доставляют гораздо больше удовольствий.

— Обойдемся без упреков, — проговорил Эльдар. — Я трачу свои деньги.

— Разумеется, — кивнул головой Блаунвил. — Так вот, несколько дней назад на окраине Фланкии полиция обнаружила десантный бот с пятью мертвецами. Их кто-то застрелил…

— Я слышал эту историю, — вставил Ноквил. — Дело уже закрыто. Внутренние разборки перекупщиков. Власти Алана в подобные конфликты не вмешиваются. Какое отношение данная трагедия имеет к нам?

— Боюсь, самое непосредственное, — продолжил Крин. — Торговцы никогда не бросают летательные аппараты. Они слишком дорого стоят. Да и от трупов можно было бы избавиться.

— Ты намекаешь… — голос Эльдара взволнованно задрожал.

— Я не намекаю, а сопоставляю факты, — возразил Блаунвил. — Пять покойников — не шутка. Лично я на тот свет не тороплюсь. А потому, не суй свой нос туда, куда не следует. Незнакомец ищет какого-то парня. Ну и пусть ищет. Мы мешать ему не будем. Надеюсь, я доходчиво объясняю?

— Вполне, — недовольно пробурчал Ноквил, проводя рукой по груди.

Ворх покинул отель и направился в центральную библиотеку. Там наиболее простой и дешевый доступ в информационную сеть. Погони самрай не опасался. Блаунвил — здравомыслящий человек и не станет понапрасну поднимать шум. Серьезно никто не пострадал, да и сумма, переданная Астину, невелика. Лишние проблемы перекупщику не нужны. В этом мире каждый за себя.

Асконец достаточно быстро нашел на карте Стоктон. Город действительно находился на юге Елании. Вокруг миллионного мегаполиса раскинулась бескрайняя степь. На востоке располагался космодром. Впрочем, встречаться с Веллингом надо в другом, более уединенном месте.

Рекламная страничка аукциона пестрила яркими, броскими заголовками: «лучший товар», «огромный выбор», «приемлемые цены». Складывалось впечатление, что речь идет не о людях, а о каких-то вещах. Сам Сильвен Веллинг оказался приятным на вид пятидесятилетним мужчиной с темными волосами, прямым правильным носом и крупными карими глазами.

Ворх внимательно смотрел на голографический снимок, запоминая черты лица аланца. Самрай должен сразу узнать организатора аукциона. Тут же в архиве, Астин наткнулся на скандальные статьи правозащитников. Журналисты клеймили позором Сильвена, обвиняли его в том, что он наживается на горе людей.

Пробежав глазами текст, асконец обнаружил адрес особняка Веллинга. Пронырливые репортеры очень помогли Ворху. Спустя три часа самрай сел в скоростной гравитационный поезд Фланкия — Стоктон. К вечеру Астин будет уже на месте. На Елании это самый надежный и комфортабельный транспорт. Удобные мягкие кресла, прекрасное обслуживание, великолепная еда.

Серебристый электромобиль подъехал к зданию и остановился перед воротами гаража. Из машины вышел подвыпивший человек и, покачиваясь, поплелся к дому. Водитель, он же и охранник, Сильвена не сопровождал. В особняке хозяину вряд ли что-нибудь угрожает. Веллинг набрал на пульте замка нужный код, вставил ключ и, в ту же секунду чьи-то сильные руки внесли аланца в холл. Дверь за спиной тихо захлопнулась. В помещении вспыхнул яркий свет.

— Какого черта! — раздраженно воскликнул Сильвен. — Немедленно отпустите меня!

— Конечно, конечно, — произнес Ворх, втаскивая пленника в гостиную.

— Я требую уважительного отношения! — возмутился Веллинг, падая на диван.

На последнюю реплику аланца самрай не отреагировал. Он устроился в кресле напротив Сильвена. Пауза затягивалась. Веллинг постепенно приходил в себя и испуганно озирался по сторонам.

— Кто вы такой? — наконец выдохнул хозяин дома. — Я вас не знаю.

— Разумеется, — бесстрастно сказал Астин. — Ответьте на мои вопросы, и я сразу уйду.

— Я ужасно пьян и ничего не соображаю, — пролепетал аланец.

— Это серьезная проблема, — согласился Ворх. — Придется вас немного освежить.

Асконец взял со стола вазу, выкинул из нее цветы и вылил содержимое на голову Сильвена. Мутные, зеленоватые потоки потекли по лицу Веллинга. Служанка, стерва, поленилась поменять воду.

— Что вы делаете? — взревел аланец, пытаясь встать. — Я сейчас же позову охрану!

— Перестаньте, господин Веллинг, — усмехнулся Астин. — Вы же редкостный скряга. Нет здесь никакой охраны. Водитель загоняет машину в гараж и ничего не слышит.

— Напрасно язвите, — проговорил Сильвен. — Моя жена свяжется с полицией.

— Ваша жена два дня назад отправилась отдыхать на морское побережье, — возразил самрай — А вы, сославшись на занятость, остались в городе и ударились в загул. Могу перечислить рестораны…

— Вы за мной следили! — догадался аланец, вытирая лицо рукавом.

— Пришлось, — пожал плечами Ворх. — У каждого своя работа.

— Неужели Кейт перед отъездом наняла ищейку? — вдруг осенило Веллинга.

— Нет, она тут ни при чем, — вымолвил асконец. — У меня личные мотивы.

— Ладно, что вы хотите? — более спокойно произнес Сильвен.

— Я ищу одного молодого человека, который был продан на вашем аукционе, — сказал Астин.

— Вы спятили, — проговорил аланец. — Через мой аукцион проходят тысячи рабов.

— Знаю, — кивнул головой самрай. — Но это ничего не меняет. Придется кое-что вспомнить…

Веллинг взглянул на собеседника. Внешне представительный, уравновешенный мужчина. Не молод. Казалось бы, в нем нет ничего угрожающего. Но глаза! Холодные, жесткие, беспощадные. Такие люди сворачивают шею врагам, не задумываясь. Нет, с незваным гостем лучше не спорить.

— Кто привез невольника, и когда осуществлялась сделка? — спросил Сильвен.

— Торги состоялись около года назад, — ответил Ворх. — Хозяин товара Крин Блаунвил.

— Вы определенно сошли с ума, — выдохнул аланец. — Я бы и рад помочь, да не могу. Блаунвил — постоянный поставщик. Как правило, у него крупные партии. Голографический снимок бедняги и тот не спасет ситуацию. У рабов нет ни имени, ни фамилии, ни родословной. Я бессилен.

— Хорошо, — произнес Астин. — Будем решать проблему иначе. Вы назовете мне основных покупателей. Уверен, их не так уж много. Скорее всего, это крупные местные землевладельцы.

— Послушайте, — Велиннг подался вперед, — есть понятие коммерческой тайны. Если…

— Значит, коммерческая тайна для вас дороже жизни? — с равнодушным видом уточнил асконец.

— Нет, нет, — поспешно пролепетал Сильвен. — Я дам подробную информацию о клиентах.

Через десять минут аланец вручил Ворху список с двумя десятками фамилий. Самрай рассчитывал, что мерзавцев окажется значительно меньше. Увы, Астин ошибся. Потрудиться придется немало. Асконец встал с кресла, поправил ворот рубашки, убрал аккуратно сложенный пополам лист бумаги в нагрудный карман.

— Прощайте, господин Веллинг, — сказал Ворх. — Советую заняться другим бизнесом. Иначе, рано или поздно, вам кто-нибудь перережет глотку. За боль и страдания люди обычно расплачиваются кровью. О моем визите лучше забудьте. Если обратитесь в полицию, не проживете и дня. Учтите, я слов на ветер не бросаю.

Незнакомец ушел, а Сильвен еще целый час бессмысленно смотрел на пустую стену. Он давно не испытывал такого страха. В том, что мужчина мог его убить, аланец не сомневался. Пожалуй, надо раскошелиться и увеличить охрану. Хватит экономить деньги. Жадность до добра не доведет. Продавать пленников Веллинг, конечно, не перестанет, но и в полицию не пойдет. Искушать судьбу не стоит. Собственно говоря, ничего не случилось. Сильвен снял мокрый пиджак и поплелся в ванную комнату.

После встречи с Веллингом минуло три долгих месяца. Поиски Астина протекали необычайно трудно. Все землевладельцы жили в отдаленных местах на тщательно охраняемой территории. Пробраться к баракам рабов не было ни малейшей возможности. Свои плантации аланские богачи огородили колючей проволокой с надежной системой сигнализации.

Сидя на каком-нибудь пригорке, самрай сутками наблюдал в бинокль за невольниками, пытаясь разглядеть Андрея. Безрезультатно. Впрочем, Ворх быстро понял, что данный метод неэффективен. Худые, изможденные люди в одинаковой одежде казались все на одно лицо. Они стали похожи на живых мертвецов.

Несмотря на огромное расстояние, асконец прекрасно видел, как конвоиры безжалостно избивали невольников. Полная безнаказанность превратила охранников в диких зверей. У них явно ненормальная психика. Уцелеть в подобных условиях непросто. Любой проступок раба жестоко карался.

Взгляд Астина не раз натыкался на деревянные столбы с распятыми людьми. Высохшие, потерявшие человеческий облик трупы становились легкой добычей стервятников. Самрай сразу вспоминал Волкова. Юноша чересчур вспыльчив и нетерпим. Он наверняка либо попытается бежать, либо нападет на обидчика. А это верная гибель. Ворх то молился, то проклинал этот ужасный мир.

Одинокий наблюдатель раздражал охрану. Солдаты принимали асконца за журналиста и очень часто в грубой форме прогоняли его прочь. Астин не сопротивлялся. В душе самрая клокотал праведный гнев, но мужчина умел сдерживать эмоции. Убийство двух-трех зарвавшихся негодяев ситуацию не изменит.

В конце концов, чтобы не привлекать к себе внимание, Ворх присоединился к небольшой группе правозащитников. Они регулярно устраивали пикеты и демонстрации на дорогах, ведущих к усадьбам землевладельцев. Вскоре асконец получил доступ к очень важной информации. В руки Астина попало досье на надсмотрщиков и конвоиров. Это был настоящий сброд. Садисты, извращены, психопаты. Большинство из них имело тюремные сроки. Мерзавцы нашли достойное применение своим «талантам».

Самрай тут же изменил тактику действий. Ворх начал встречаться с охранниками в непринужденной обстановке и не спеша, осторожно расспрашивать сирианцев об Андрее.

На исходе третьего месяца удача улыбнулась асконцу. В городе Оклан в дешевом заведении под названием «Пивная бочка» самраю указали на огромного, двухметрового гиганта. Темные волосы, прямой нос, пухлые губы, массивный волевой подбородок. Возраст — около тридцати лет.

Астин сразу узнал негодяя. Эдвин Дарнели, старший надсмотрщик в лагере рабов Крейна Мектона. Судя по отзывам борцов за права человека, редкая сволочь. Вел себя Эдвин соответственно. Пил без перерыва, приставал к официанткам, громко смеялся и выкрикивал непристойности. Одним словом развлекался от души.

Призывать Дарнели к порядку никто не решался. Все знали его крутой нрав. Гигант часто являлся инициатором жестоких драк. После таких побоищ некоторые посетители попадали в больницу с серьезными увечьями. По Эдвину давно плакала каторга, но Мектон каждый раз улаживал с пострадавшими и полицией все проблемы, и дело до суда не доходило.

Улучив удобный момент, Ворх подсел за столик к Дарнели. Аланец изумленно взглянул на Астина.

— Тебе чего надо, дядя? — раздраженно спросил гигант. — Ошибся стулом?

— Нет, — возразил асконец. — Хочу угостить вас пивом.

Ворх сделал официантке жест рукой, и женщина принесли два больших бокала.

— Угостить, — задумчиво повторил Эдвин. — Яне верю в щедрость людей. Выкладывай все начистоту.

— Я ищу сына, — солгал самрай. — По моим данным его продали в рабство на аукционе Веллинга.

— Давно? — произнес Дарнели и залпом осушил бокал.

— Примерно полтора года назад, — ответил Астин. — Покупатель неизвестен.

— Срок значительный, — сказал аланец. — С бедняги уже давно спустили шкуру.

На губах гиганта появилась язвительная усмешка. Он откровенно издевался над несчастным отцом.

— Неужели ничего нельзя сделать? — проговорил Ворх. — Я готов заплатить…

— Сколько? — в глазах Эдвина вспыхнули алчные огоньки.

— Сколько потребуется, — уклончиво вымолвил асконец. — Сумма не имеет значения.

— Для кого как, — заметил Дарнели. — За определенное вознаграждение я готов помочь.

— Тысяча сириев, — произнес Астин. — Мне нужно просто его найти.

— Две, — твердо сказал аланец. — Я опрошу всех невольников в лагере.

— Хорошо, — согласился самрай. — Юношу зовут Андрей Велинвил. На вид лет семнадцать…

— О, поздний ребенок, — иронично проговорил гигант. — Понятно откуда такая любовь.

Ворх не собирался останавливаться на достигнутом и заказал еще пива. Через час Эдвин изрядно захмелел. Негодяй перестал себя контролировать. Он хвастался и болтал без умолку. Астин терпеливо слушал аланца. В потоке отвратительных подробностей может вынырнуть что-нибудь интересное.

— Неужели за все время не было ни одного удачного побега? — недоверчиво спросил самрай.

— Нет, — покачал головой Дарнели. — Датчики ошейников позволяют быстро обнаружить раба. Да и местность тут открытая. Спрятаться негде. Хотя… Помню, семьсот тринадцатый доставил нам хлопот…

— Что случилось? — произнес Ворх. — Попался крепкий, испытанный боец?

— Если бы, — понизил голос Эдвин. — Мальчишка, щенок. Но злой и упрямый, как дикий тапсан. При задержании убил двух охранников, пилота транспортного бота и своего напарника. Хотел воспользоваться летательным аппаратом, однако не справился с управлением. Врезался в дерево.

— Он погиб? — взволнованно спросил асконец, сжимая кулаки.

— Выжил, гаденыш, — ухмыльнулся гигант. — Хозяин приказал распять его на столбе.

— Как выглядел невольник? — обреченно выдохнул Астин.

— Обычно, — проговорил Дарнели, не замечая эмоций собеседника. — Невысокий, худощавый, русоволосый.

— Труп бедняги до сих пор висит? — уточнил самрай, беря себя в руки.

— Не поверишь, но мерзавцу снова повезло, — сказал аланец. — В последний момент Мектон продал семьсот тринадцатого своего товарищу, и тот увез раба на Маору. Представляешь, парень целый день продержался под палящими лучами Сириуса. Мало того, умудрился загрызть крекота. Живучий, сволочь…

— Я вижу, вы недолюбливали невольника, — произнес Ворх.

— Еще бы, — зло прошипел Эдвин. — Мальчишка прикончил моего приятеля. Его наглость не знала границ. Если бы не хозяин, я переломал бы ему все кости. А так пришлось ограничиться парой ударов. Дешево отделался, подлец. И ведь еще угрожал мне!

— Неужели? — асконец изобразил удивление. — Отчаянный раб…

— Ерунда, — ухмыльнулся гигант. — Люди, висящие на столбе, часто выкрикивают разные проклятия. Я уже привык. Думаю, невольник давно сгнил в шахтах Маоры. Свести со мной счеты ему не удастся.

— А как звали человека, купившего парня у Крейна Мектона? — поинтересовался Астин.

— Не то Грейсон, не то Грайсон, — сказал Дарнели. — Нет, точно — Линк Грейсон.

— Благодарю за ценную информацию, — проговорил самрай, вставая из-за стола. — Не забудьте о своем обещании.

Ворх не сомневался, что речь шла именно об Андрее. Слишком много совпадений. Описание, взрывной характер, а главное, убийство охранников. Обычный юноша на подобное не способен. Чтобы оказать сопротивление солдатам, надо обладать соответствующими навыками. Асконец не зря учил Волкова.

Астин покинул заведение, прошел по улице метров сто и вдруг остановился. Перед тем, как Андрея распять на столбе, беднягу наверняка долго мучили. И, похоже, больше всех усердствовал Эдвин Дарнели, раз юноша хотел отомстить мерзавцу. Не исключено, что Волков действительно погиб на Маоре. О шахтах и рудниках этой планеты самрай слышал много ужасных историй. И кто тогда накажет негодяя? Подобные садисты не имеют права на жизнь. Пусть, хоть иногда, торжествует справедливость.

План в голове Ворха созрел молниеносно. Место для покушения идеальное. Отдаленный квартал, полумрак, прохожих почти нет. В бедные районы города добропорядочные граждане стараются не забредать. Впрочем, полиция тоже не любит сюда заглядывать. Грабежи, жестокие кровавые драки и убийства здесь не редкость.

Асконец ждал гиганта около двух часов. Наконец, в дверном проеме показалась огромная фигура Эдвина. Он был один. Это хорошо. Астин не зря потратил на аланца деньги. Надсмотрщик едва держался на ногах. Шатаясь из стороны в сторону и что-то бурча себе под нос, Дарнели поплелся к стоянке электромобилей. Самрай быстро догнал мерзавца.

Все случилось стремительно. Резкий сильный удар в позвоночник, Эдвин вскрикнул и рухнул на колени. В ту же секунду Ворх свернул ему шею. Никакого пафоса, обличительных слов и обвинений. Асконец не стал превращать сцену казни в театральный фарс. Негодяй умер тихо и обыденно.

Астин несколько раз пнул труп ногой и вывернул карманы Дарнели. По внешнему виду типичное ограбление. Пьяный человек — легкая добыча для преступников. Сегодня Эдвину не повезло. Вряд ли следователи проявят рвение в раскрытие данное дела. Многие аланцы воспринимали закон о рабовладении, как дикость и позор для страны. Личность Дарнели прекрасно известна правоохранительным службам Оклана. Никто не будет оплакивать негодяя.

Спустя двое суток самрай вернулся во Фланкию. Он намеревался отправиться на Маору. Однако прежде чем взять билет на пассажирский корабль, Ворх опять заглянул в библиотеку. Надо навести справки о Линке Грейсоне. Информационная сеть позволяла экономить массу времени.

Через три часа асконец знал о товарище Крейна Мектона почти все. Коренной маорец, закончил фланкийскую финансовую академию, владеет небольшой горнодобывающей компанией.

В целом бизнес идет неплохо, но огромного состояния Крейн так и не сколотил. Он постоянно ведет борьбу за выживание.

На первый взгляд обычный, ничем не примечательный человек. Однако один факт в биографии Грейсона насторожил Астина. Четыре года назад, организовывая фирму, маорец заключил с властями графства странную сделку. Крейн арендовал у службы исполнения наказания опасных преступников, осужденных на длительные сроки.

Судя по всему, обе стороны были довольны. Чиновники правительства избавились от лишних хлопот, а Грейсон получил бесплатных работников. Фактически он превратил каторжников в рабов. Это явное нарушение закона, но контролирующие органы закрывали на него глаза. Чем меньше убийц, насильников и грабителей выйдет на свободу, тем лучше.

С поставленной задачей маорец прекрасно справлялся. Аварии на шахтах компании случались регулярно. Число жертв никогда не указывалось. Трупы на поверхность не поднимались. Даже пронырливые журналисты не могли привести точных цифр. Однако никто не сомневался, что при взрывах и обвалах гибли десятки людей.

Самрай тяжело вздохнул. Похоже, Андрей попал в самое пекло. Беды буквально преследовали юношу. Это словно злой рок. Смерть родителей, непростое детство на Земле, затем пираты и рабство, а теперь еще и маорские шахты. Подобной судьбы врагу не пожелаешь.

Ворх уже хотел уходить, как вдруг заметил в конце текста маленькую сноску. В ней сообщалось, что помощник Грейсона Элисон Вулвил открыл постоянное представительство фирмы на Алане. Именно он занимался отбором преступников. Удача улыбнулась Астину. Прояснить некоторые детали можно и во Фланкии. Элисону наверняка что-нибудь известно о Волкове.

Самрай поспешно покинул библиотеку и двинулся к стоянке электромобилей. Найти нужный адрес труда не составило. А вот дальше начались проблемы. В реальности офис компании оказался маленьким, скромным помещением на тридцать шестом этаже огромного небоскреба. Весь штат состоял из одной женщины. На вид ей лет сорок. Темные волосы, высокий лоб, крупный нос, тонкие, изогнутые вниз губы. Сотрудница Вулвила не понравилась Ворху. Чересчур жесткое, неприветливое лицо.

Вскоре выяснилось, что женщина лишь фиксирует звонки клиентов. Если дело важное, она тут же посылает сообщение Элисону. Маорец появляется в представительстве крайне редко. Определенной периодичности не существует. Попытка Астина организовать встречу с Вулвилом успехом не увенчалась. Сотрудница сослалась на занятость Элисона и попросила оставить номер телекса.

Этот вариант асконца не устраивал. Ворх достал из кармана деньги и сразу наткнулся на гневный взгляд аланки. Самрай понял, что предлагать ей взятку бессмысленно. Женщина все равно не скажет, где живет Вулвил.

Обронив фразу о важности своего визита, Астин вежливо попрощался с сотрудницей и вышел из помещения. Расчет был прост. Женщина немедленно свяжется с Элисоном, и тот приедет в офис, чтобы узнать подробности. Ворх неплохо разбирался в психологии людей. Ему оставалось только ждать.

Расположившись в дальней части коридора, самрай внимательно наблюдал за выходившими из лифта людьми. Через полтора часа Астин заметил невысокого щуплого мужчину лет сорока пяти в сером мешковатом костюме. Асконец сразу догадался, что это и есть Элисон Вулвил. В резких, порывистых движениях маорца чувствовалась нервозность. Компанией Грейсона мало кто интересовался. Настойчивость Ворха насторожила Элисона.

Мужчина огляделся по сторонам и решительно направился к офису. Как только он скрылся за дверью, самрай зашагал к лифту. В здании разговор с Вулвилом вряд ли получится. Судя по внешнему виду, маорец еще тот пройдоха.

Надолго в представительстве Элисон не задержался. Спустя пятнадцать минут Вулвил показался на улице. На мгновение маорец остановился. Мужчина явно растерян. Элисон никак не мог понять, кому он вдруг понадобился. Упускать такой момент было нельзя. Астин приблизился к маорцу и взял его за локоть:

— Господин Вулвил, я хотел бы с вами побеседовать. Желательно…

Закончить фразу Ворх не успел. Беднягу Элисона словно ударил электрический ток. Мужчина отпрянул от асконца и едва не сбил проходившую мимо женщину. В глазах маорца застыл страх.

— Я вас не знаю, — с трудом выдавил Вулвил.

— Разумеется, — спокойно ответил Астин. — Мы встречаемся впервые.

— Вы из полиции? — взволнованно спросил Элисон.

— Нет, — самрай покачал головой. — Аувасчто, какие-то проблемы с законом?

— Я просто предположил, — поспешно произнес маорец. — Обычно сотрудники полиции столь бесцеремонны.

— Ну почему же, — усмехнулся Ворх. — Существуют и другие правоохранительные органы.

— Служба безопасности? — испуганно выдохнул Вулвил. — Но я…

— Не бойтесь, — проговорил Астин. — У меня частное дело. Давайте обсудим его где-нибудь в другом месте. Здесь чересчур шумно. Надеюсь, вы не против?

— Хорошо, — согласился Элисон. — Тут рядом есть маленькое уютное кафе.

В заведении царил легкий полумрак, играла приятная тихая музыка. Ворх и Вулвил устроились в дальнем конце зала. Кроме них в помещении было еще человек семь. Почти сразу возле столика появилась официантка. Самрай заказал айловый сок, а маорец горячий тонизирующий напиток. Сделав глоток, Астин посмотрел на Элисона и негромко сказал:

— Если я не ошибаюсь, именно вы отбираете преступников для компании.

— Да, — подтвердил Вулвил. — Для работы в забое нужны крепкие, здоровые люди.

— Не сомневаюсь, — вымолвил Ворх. — Беда в том, что аварии на шахтах Грейсона случаются с завидной регулярностью. Статистика удручающая. Вы не в курсе, с чем это связано?

— Я не вмешиваюсь в технологический процесс, — ответил маорец. — У меня иные обязанности.

Постепенно Элисон приходил в себя. Искоса поглядывая на самрая, Вулвил пытался оценить сложившуюся ситуацию. Нет, не похож незнакомец на агента секретной службы. Не тот возраст, не те манеры, не та одежда. Документы, кстати, он так и не показал. Тогда, кто же сидит перед ним? Налоговый инспектор? Представитель конкурирующей фирмы? Родственник погибшего каторжника? Маорец терялся в догадках. Последний вариант пугал Элисона больше всего. От обезумевшего от горя человека можно ожидать чего угодно.

В свою очередь Астин тоже изучал собеседника. Вытянутое, худощавое лицо, заостренный подбородок, тонкий нос, редкие светлые волосы. Особым успехом у женщин подобные мужчины не пользуются. Впрочем, данный недостаток Вулвил с лихвой компенсировал умом и проницательностью. В чуть прищуренных серых глазах Ворх заметил хитрые огоньки. Первый страх у маорца прошел. Теперь он будет менее сговорчив. Придется использовать другие аргументы.

— Скажите, на шахтах компании трудятся рабы? — после паузы продолжил самрай.

— Да, — произнес маорец. — Но их немного. Использовать преступников гораздо выгоднее.

— Условия содержания невольников и заключенных одинаковые? — спросил Астин.

— Абсолютно, — вымолвил Элисон. — Они живут и работают все вместе.

— А как же гуманизм, справедливость? — поинтересовался Ворх. — Ни в чем не повинных людей бросили к убийцам и насильникам.

— Послушайте, — раздраженно проговорил Вулвил, приподнимаясь со стула, — я не намерен обсуждать морально-этические нормы. Каждый имеет право на собственное мнение. В Сирианском графстве…

— Сядь! — в голосе самрая прозвучали металлические нотки. — Я еще не закончил.

Маорец послушно выполнил приказ Астина. Нет, с незнакомцем лучше не спорить. Его благопристойная, респектабельная внешность обманчива. В порыве гнева он запросто свернет шею собеседнику. Искушать судьбу Элисон не рискнул. В чем, в чем, а в людях Вулвил прекрасно разбирался.

— Перейдем к делу, — жестко сказал Ворх. — Примерно полтора года назад Линк Грейсон купил на Алане мальчишку-раба. Я хочу знать, куда парня отвезли, и что с ним стало.

— Это сложный вопрос, — произнес маорец. — Я невольниками не занимаюсь.

— Советую напрячь память, — проговорил самрай. — Юноша выглядел очень плохо. Беднягу сняли со столба.

Элисон изобразил мучительные раздумья. Разумеется, он отлично помнил тот случай. В багажнике машины Грейсона лежал обнаженный мальчишка. На теле многочисленные раны и кровавые подтеки. Охранники были вынуждены тащить парня до корабля. Если честно, Вулвил не верил, что раб выживет. Линку не стоило тратить деньги на его приобретение.

— Кажется, припоминаю, — помедлив, сказал маорец. — Но за информацию принято платить.

— Вы до сих пор не поняли, господин Вулвил, — Астин подался вперед. — В качестве платежного средства сегодня ваша жизнь. Перестаньте торговаться. Мое терпение на исходе.

Элисон почувствовал, как предательски задрожали пальцы. Он торопливо поставил чашку на стол. Маорец не ошибся, перед ним действительно безжалостный убийца. В глазах незнакомца ледяной холод. Вулвил ни на секунду не сомневался, что мерзавец выполнит свою угрозу.

— Невольника погрузили на судно и переправили на Маору, — выдавил Элисон.

— Куда именно? — уточнил Ворх. — У Грейсона много объектов.

— Шахта номер четыре, — произнес Вулвил. — Старший — Ярис Ордент.

— Ну, вот, совсем другой разговор, — улыбнулся самрай. — Как думаете, юноша уцелел?

— Не знаю. Правда, не знаю, — вздохнул маорец. — Там был ряд серьезных взрывов. В списках погибших каторжников десятки фамилий. Боюсь, ваши поиски напрасны. Шансы парня невелики.

— Спасибо за откровенность, — сказал Астин, вставая. — Вы мне очень помогли.

— А разве вам можно отказать, — иронично заметил Элисон. — Янатотсвет не спешу.

— И правильно делаете, — вымолвил Ворх. — Кстати, почему хозяин компании перевел вас на Алан?

— Из Фланкии проще следить за громкими судебными процессами, — пояснил Вулвил. — Кроме того, у меня слабое здоровье. Нужен теплый морской климат. Летать на курорты с Маоры — дорогое удовольствие.

— Что ж, разумное решение, — произнес самрай. — Вы совмещаете приятное с полезным.

Дойдя до соседнего столика, Астин вдруг остановился, повернулся к Элисону и тихо сказал:

— Маленькая просьба. Держите язык за зубами. Ужасно не люблю болтливых людей.

Ровно через сутки Ворх сел на пассажирский корабль и вылетел на Маору. Идентификационный контроль он прошел без каких-либо проблем. Документы, купленные у Джеркса, действительно оказались безупречными.

Столица планеты Дантон встретила асконца минусовой температурой и холодным пронизывающим ветром. К счастью, прямо в здании космопорта располагался магазин по продаже теплой одежды. Местные погодные условия многих туристов заставали врасплох. О благодатном климате Тасконы и Алана здесь оставалось только мечтать.

Не жалея денег, Астин почти полностью сменил свой гардероб. Брюки из плотного материала, свитер, ботинки на толстой подошве, длиннополое пальто, меховая шапка. Теперь самрай ничем не отличался от коренных жителей.

Дальнейшие шаги Ворх просчитал заранее. Старое, изрядно потрепанное такси доставило его в центр города.

Именно тут находилось управление службы исполнения наказаний. За незначительную сумму чиновник этой организации передал асконцу статистику аварий на шахтах Линка Грейсона.

Объект номер четыре фигурировал в ней неоднократно. Оптимизма у Астина сразу поубавилось. Вулвил был прав. Шансы уцелеть у Волкова слишком малы. Однако самрай продолжал надеяться на чудо. Бог милостив. Ведь даже когда по приказу Мектона охранники распяли бунтаря на столбе, он спас юношу. Но если удача все-таки отвернулась от Андрея, Ворх должен лично убедиться в гибели ученика. Астин покончит с собой только тогда, когда увидит труп мальчишки.

Беседовать с хозяином компании не имело смысла. Грейсон вряд ли интересуется судьбой невольников. Люди для него расходный материал. Ордент — совсем другое дело. Он непосредственно контактирует с каторжниками и рабами.

К удивлению асконца добраться до городка Мосвуд, возле которого размещалась четвертая шахта, оказалось не так-то просто. Транспортная система Маоры не шла ни в какое сравнение с главными планетами графства. Воздушные суда летали нерегулярно, гравитационные поезда курсировали лишь между крупными промышленными центрами, а электробусы давно исчерпали ресурс эксплуатации и постоянно ломались.

Правительство Маоры с трудом поддерживало дороги в нормальном состоянии. Денег катастрофически не хватало. На все просьбы о финансовой помощи Октавия Торнвил отвечала отказам. Она считала одиннадцатую планету системы бесперспективной и не хотела вкладывать в нее средства.

После долгих раздумий Ворх принял решение вновь воспользоваться услугами такси. Путешествие до Мосвуда обошлось ему в значительную сумму, но самрай ни о чем не жалел. Астин сэкономил массу времени и доехал до городка без особых приключений.

Мосвуд произвел на асконца тягостное впечатление. Убогие каменные постройки, узкие грязные улицы, тянущиеся к небу столбы сизого дыма. Подстать этому унылому пейзажу и погода. Низкие серые тучи, мерзкая морось из снега с дождем, резкие порывы ветра.

Машина остановилась возле обшарпанного трехэтажного здания гостиницы. Ворх расплатился с водителем и, кутаясь в одежду, торопливо зашагал к дверям. Они открылись автоматически. Хоть какие-то признаки цивилизации. На самрая сразу повеяло приятным теплом. Услужливый метрдотель подобострастно изогнулся перед Астином. Состоятельные постояльцы здесь огромная редкость.

Номера были неплохие. Пусть небольшие по размеру, зато уютные и чистые. Мягкая постель, свежее белье, голограф, мини-бар. Ничего другого асконцу не требовалось. Девушка, сопровождавшая Ворха, болтала без умолку. Ее послушать, так лучшего места нет на всем свете. Не откажешь маорке и в любопытстве. Она практически сразу поинтересовалась, с какой целью Астин прибыл в их городок.

Соответствующую легенду самрай подготовил заранее. Ворх представился сотрудником крупной торговой фирмы. Его хозяева, якобы, намеревались расширить сеть магазинов. Данное объяснение вполне устроило девушку.

Впрочем, и Астин получил немало ценной информации от маорки. Она рассказала, что охранники шахты в основном посещают дешевые кабаки на западной окраине Мосвуда. Служащие компании Грейсона много пьют и играют в карты до утра. О порядках, царящих в запретной зоне, девушка ничего не знала. В самом городке не было ни одного раба.

В тот же вечер асконец отправился по злачным местам Мосвуда. На странного чужака маорцы смотрели настороженно, с недоверием. Они не привыкли к посторонним.

Ворх занимал столик в дальней части зала, заказывал стакан сока и внимательно наблюдал за посетителями. Самрай намеревался вычислить Ордента по знакам различия на форме и определенной субординации подчиненных.

Три дня пропали зря. Удача улыбнулась Астину лишь на четвертые сутки. В заведение под название «Старая Штольня» вошли два человека. Первый — невзрачный худощавый мужчина лет сорока пяти. Светлые волосы, заостренный подбородок, узко поставленные серые глаза. Обычная, ничем не примечательная внешность.

Второй — более колоритная личность. Высокий, крепкий, широкоплечий. У маорца абсолютно лысый череп, густые черные брови, крупный, мясистый нос и квадратный, выбритый до синевы подбородок. Но главное, у охранника отсутствовало левое ухо. Такую примету никогда не забудешь. Почти сразу мужчина, сидевший за карточным столом выкрикнул:

— Ярис, Кен, вас что-то давно не было видно. Я надеюсь сегодня отыграться…

— Мечтатель, — иронично заметил высокий маорец.

Повернувшись к бармену, он сказал:

— Два пива.

Ворх невольно подался вперед, стараясь получше разглядеть охранника. В том, что это Ярис Ордент тасконец не сомневался. На должность старшего надзирателя ставят именно таких громил. Большим интеллектом они не отличаются, но в усердии и исполнительности им не откажешь.

Астин провел в «Старой штольне» всю ночь. Первые выводы оказались ошибочными. За шесть часов Ярис выпил четыре кружки пива. Разумеется, маорец был совершенно трезв. Играл Ордент спокойно, неторопливо, напрасно не рискуя. К утру его соперники, включая Кена, остались без денег. Никого из присутствующих данное обстоятельство не удивило.

Снисходительно похлопав товарища по плечу, Ярис двинулся к двери. Догонять маорца Ворх не стал. Сейчас не самая благоприятная ситуация для откровенного разговора.

Ждать пришлось почти декаду. Наконец Ордент появился в заведении один. Партнеры по карточной игре явно запаздывали. Улучив удобный момент, самрай подсел за столик Яриса. Маорец с нескрываемым пренебрежением посмотрел на чужака.

— У меня к вам важное дело, господин Ордент, — негромко произнес Астин.

— С кем имею честь беседовать? — холодно поинтересовался Ярис.

— Моя фамилия вам ничего не скажет, — грустно улыбнулся Ворх.

— Жаль, — вымолвил маорец. — Яснезнакомцами не обсуждаю серьезные вопросы.

— Моя проблема носит исключительно личный характер, — возразил самрай.

— Хорошо, — кивнул головой Ордент. — Я вас выслушаю. Однако ничего не обещаю.

— Примерно полтора года назад Линк Грейсон привез на четвертую шахту мальчишку-раба, — проговорил Астин. — Выглядел парень ужасно. Его буквально накануне сняли со столба.

— Откуда такие сведения? — настороженно произнес Ярис. — По спискам невольник не проходил.

— У меня надежные источники информации, — сказал Ворх. — Деньги многим развязывают языки.

— Понятно, — маорец иронично усмехнулся. — Людская алчность не знает границ. Я помню беднягу. Он ваш родственник?

— Нет, — честно ответил самрай. — Его отец и мать умерли. Я был другом семьи.

— Грустная история, — проговорил Ордент, прикладываясь к кружке с пивом. — Что вы хотите?

— Выкупить юношу, — произнес Астин. — Цена не имеет значения. Я готов заплатить любую сумму.

— Вынужден вас огорчить, — сказал Ярис. — Раб погиб. Вы напрасно сюда приехали.

— Когда? При каких обстоятельствах? — голос Ворха заметно дрогнул.

— Около года назад, — вздохнул маорец. — Взрыв метана в забое. Обычное явление.

— Труп невольника обнаружили? — уточнил самрай, сжимая кулаки.

— Да, — не чувствуя подвоха, проговорил Ордент. — Всех покойников сбрасывают в глубокую яму…

— Я должен увидеть останки, — настойчиво произнес Астин. — Проведите меня на шахту.

— Вы сошли с ума! — изумленно сказал Ярис. — На объекте строгий пропускной режим. Доступ посторонним категорически запрещен. Кроме того, мертвецы сильно обгорели.

Доводы маорца были очень вескими. Вряд ли Ворху удастся найти тело Андрея в груде обугленных, обезображенных трупов. Однако аргументы Ордента не произвели на самрая должного впечатления.

— Тем не менее, я вынужден еще раз просить вас об этой услуге, — пробурчал Астин.

— Вы мне не верите? — раздраженно спросил Ярис, отставляя кружку в сторону.

— Я никому не верю, — бесстрастно сказал Ворх. — Мы живем в жестоком, лживом мире.

Маорец вскипел от гнева. Старик чересчур много о себе возомнил. Подобной наглости от чужака Ордент никак не ожидал. Надо прекращать пустой, никому не нужный разговор. Правила вежливости соблюдены, и незнакомцу пора отправляться восвояси. В Мосвуде старик мальчишку точно не найдет.

— Послушайте, мое терпение иссякло, — вымолвил Ярис. — Вы перешли гра…

Он посмотрел на самрая и осекся на полуслове. В глазах чужака без труда читалась холодная пугающая решимость. Такие люди никогда не сворачивают с намеченного пути. Непреодолимых препятствий для них не существует. Этот взгляд маорец уже видел. У того юнца, которого искал незнакомец. Теперь ясно, кто учил и воспитывал парня. И если невольник без особых усилий расправился с Дареном Ноксом, то насколько же опасен старик? За невзрачной, благообразной внешностью скрывался профессиональный убийца.

Ордент был смелым человеком и никого не боялся, но сейчас почувствовал легкую дрожь в коленях. Чужак сказал, что у него надежные источники информации. Иллюзий на данный счет Ярис не питал. Незнакомец умеет развязывать языки. Вопрос в том, оставляет ли он потом живых свидетелей?

В «Старую штольню» ввалилась группа подвыпивших мужчин. Громкие реплики, топот ботинок, пошлые шутки в адрес официанток. Ордент даже не повернул голову к новым посетителям. Не до того. Перед маорцем встала мучительная дилемма: либо продолжать лгать, либо открыть старику всю правду.

Первый вариант неминуемо приведет его к гибели. Кто-нибудь из охранников обязательно проболтается, что раба увезли с шахты. И уж тогда чужак прибегнет к другим способам дознания. Второй вариант ничуть не лучше. Грейсон втянул подчиненного в рискованную авантюру. Лет десять каторги Ярису обеспечено. Продажа заключенных — серьезное преступление.

А что если прикончить старика? Ночь, темная улица, попытка ограбления… Такое, хоть и редко, но в Мосвуде бывает. Нет, не получится. Чужак не глуп и предпримет необходимые меры предосторожности. Да и неизвестно, кто кого убьет. Маорец иронично улыбнулся. Вот она — расплата за грехи. Рано или поздно это должно было случиться.

— Ярис, мы тебя ждем, — раздался знакомый голос Кена. — Ты идешь?

— Начинайте без меня, — откликнулся Ордент и залпом осушил кружку пива.

Астин не торопил маорца с ответом. В терпении Ворху не откажешь. Собеседник явно растерян и что-то обдумывает. Мешать ему нельзя. Пусть сам примет решение.

— Я надеюсь, наш диалог носит конфиденциальный характер? — спросил Ярис.

— Разумеется, — произнес самрай.

— Отлично, — вздохнул Ордент. — Интересно, почему я вам поверил?

— Потому что мне нет смысла лгать, — сказал Астин. — Сотрудники службы безопасности разговаривали бы иначе. С подозреваемыми они обычно не церемонятся. Сложные легенды — не их метод работы.

— Пожалуй, — согласился Ярис. — Что же касается парня, то его нет на Маоре.

— То есть, как нет? — вырвалось у Ворха. — Опять кому-то продали?

— Да, — подтвердил маорец. — У юноши есть серьезный недостаток. Во время конфликтных ситуаций он теряет самообладание. И на Алане, и здесь при странных обстоятельствах погибли люди…

— И где мне теперь искать мальчишку? — не обращая внимания на последнюю фразу Ордента, спросил самрай.

— Я бы слетал в герцогство Плайдское, — понизив голос, произнес Ярис. — На Грезе Берд Видог устраивает кровавые представления. По слухам гладиаторские бои собирают тысячи зрителей.

— Черт подери! — выругался Астин. — И как раб из Сирианского графства там оказался?

— По-моему, вы хотите слишком многого, — проговорил маорец. — Я сказал достаточно.

— Извините, — вымолвил Ворх. — Эмоции. Я искренне благодарен вам за помощь.

Самрай кивнул головой Орденту, встал из-за стола и быстрым шагом направился к двери. С официанткой он рассчитался заранее. Выдержав паузу, Ярис заказал еще кружку пива и присоединился к товарищам. Ордент знал, что проиграет сегодня — мозг занят другими мыслями, но это единственный способ отвлечься.

Беседа с чужаком заставила маорца изрядно поволноваться. Нет, старик не выдаст Яриса. Подобные люди скорее умрут, чем нарушат слово. Законы чести для них не пустой звук. Просто Ордент вдруг отчетливо осознал, что рано или поздно ему придется ответить за совершенные злодеяния. А крови на руках маорца немало. В отстойнике шахты валяются сотни трупов.

Ранним утром Астин покинул Мосвуд. Электромобиль вез асконца обратно в Дантон. После встречи с Ордентом Ворх испытывал противоречивые чувства. Радость перемешивалась с тревогой. Удача вновь улыбнулась ученику. Андрей не погиб на Маоре. И это настоящее чудо. Аварии в компании Грейсона случались регулярно.

Однако юноша из одной беды попал в другую. Если Ярис прав, мальчишке предстояло драться на арене с крепкими, сильными бойцами. И тут Волкова подстерегали разные напасти. Во-первых, кто-то из плайдцев может разглядеть в нем последнего отпрыска императорского рода. Для герцога Видога это будет огромный подарок.

Во-вторых, стоит Андрею применить прием из арсенала самраев, как невольником сразу займутся специалисты.

Расследование будет тщательным. Орден не любит, когда раскрывают его секреты. И в третьих, шансы мальчишки в схватке с опытным противником примерно равны. Быстрота, реакция, хорошая обученность полностью компенсируются мощью, натиском, физическим превосходством.

К счастью, Волкову уже доводилось отправлять врагов на тот свет. Значит, психологически он готов убивать. Тем не менее, надо спешить. Участь гладиатора незавидна. Одна ошибка, и соперник, не колеблясь, вонзит клинок ему в грудь.

Астин откинулся на сидение машины. За стеклом мелькали заснеженные поля Маоры. Грустный, нагоняющий тоску ландшафт. Если бы не острая нехватка полезных ископаемых люди никогда бы не заселили эту холодную, неприветливую планету.

Асконец тяжело вздохнул. Судьба словно испытывает Андрея. Юноша уже был рабом на плантациях Алана, вместе с каторжниками трудился в угольной шахте, а теперь сражается на потеху толпы на Грезе. И все же, как он умудрился попасть в систему Астры? Что-то здесь нечисто. Линк Грейсон покупает невольников, а не продает. Кроме того, рабство в герцогстве Плайдском официально запрещено.

Ворх достал из кармана лист бумаги, переданный ему чиновником службы исполнения наказаний. Длинный перечень взрывов и обвалов. В скобках указано количество жертв. В последний год их число резко возросло. Промышленник явно экономил на…

— Ах ты сволочь! — вырвалось у догадавшегося в чем тут дело самрая.

Водитель недоуменно обернулся к Астину. Он подумал, что пассажир обращается к нему.

— Простите, — сказал асконец. — Эта реплика вас не касается.

Статистика аварий позволила асконцу разобраться в ситуации.

Рентабельность шахт Грейсона невысока, и, похоже, мерзавец нашел дополнительный источник доходов. Линк переправлял каторжников на Грезу, получая за бандитов и убийц внушительные суммы. Списать тридцать — сорок человек большого труда не составляло. Ни один представитель власти на опознание покойников не приезжал.

Вот, значит, что скрывал Ярис Ордент. Схема необычайно простая, но прибыльная. А главное, все довольны. Правительство графства избавлялось от опасных преступников, Грейсон поправлял свои финансовые дела, герцог Видог приобретал отчаянных, жестоких гладиаторов. Проклятье! И Андрей оказался в этой компании. Видимо, он создал охране немало проблем, раз его включили в партию смертников.

Ворх спрятал важный документ и застегнул верхнюю пуговицу пальто. После поездки в Мосвуд у самрая возникли серьезные трудности с деньгами. Пять тысяч Блаунвила практически закончились. А для полета в систему Астры нужны значительные средства. Грейсон поможет Ворху решить возникшие проблемы.

Глава 2 В ожидании бури

Сутулый, чуть худощавый мужчина лет шестидесяти пяти, неторопливо прохаживался по пустынному каменному плато. Изредка он останавливался и зачарованно смотрел на гигантский бледно-желтый диск Сириуса, заходящий за отроги Южных гор. По узкому, продолговатому лицу тасконца текли крупные капли пота.

Верховой Хранитель Торн Клевил любил гулять в одиночестве возле древнего асканийского монастыря. Здесь ему никто не мешал думать. В последние месяцы события в мире развивались чересчур стремительно. Берд Видог заключил союзный договор с Октавией Торнвил и тут же напал на баронство Церенское.

Одно из четырнадцати государств, образовавшихся после распада империи, перестало существовать. Период недолгого напряженного затишья завершился. Человек, свергший с престола Ольгера Храброва, приступил к активным действиям. После ряда неудач герцогу, наконец, сопутствовал успех.

О подготовке Видога к масштабной войне орден знал давно. Резидент на Асконе постоянно сообщал о переброске войск и строительстве новых боевых кораблей. Надо отдать должное правителю Плайда, он сделал выводы из допущенных ошибок и в кратчайшие сроки создал мощный звездный флот.

Ну, а план вторжения на Корзан и вовсе безупречен. Точная дата атаки до последнего момента держалась в секрете. Берд ввел в заблуждение даже хранителей. Совет считал, что Видог двинет эскадру к Церене лишь после своего возвращения в герцогство. Эстерианец рискнул и победил.

Клевил достал из кармана платок и вытер лицо. Легкий, прохладный ветерок сейчас бы не помешал. Сириус наполовину скрылся за горизонтом и приобрел оранжевый оттенок. Скоро стемнеет, и на небе вспыхнут тысячи звезд. Торн мог часами любоваться причудливыми россыпями далеких светил. Лишь в такие минуты понимаешь, насколько велика и безгранична вселенная. Особенно, если знаешь, что ею правят неведомые могущественные силы. Человечество — крошечная песчинка на берегу бескрайнего океана.

До тасконца донеся едва различимый посторонний свист. Через мгновение над головой Клевила пронесся гравитационный катер. Серебристый корпус сверкнул в лучах Сириуса. Машина резко снизила скорость, зависла и плавно опустилась на посадочную площадку внутри монастыря.

Почти сразу раздался мелодичный звук проджера. Это специальный прибор прямой связи. Новейшая разработка ученых, использующая колебания пространства. Перехватить такой сигнал необычайно сложно. К сожалению, у миниатюрных образцов маленький радиус действия. На экране появилось изображение помощника Торна Грега Эблтона. Смуглокожий, темноволосый мужчина лет сорока.

— Господин Клевил, прилетел Лайн Торсон, — доложил цекрианец.

— Хорошо, я уже возвращаюсь, — произнес Верховный Хранитель. — Пусть подождет меня в кабинете.

Торн быстро зашагал к воротам базы. У каждого из членов Совета на Тасконе есть собственная резиденция. Вместе руководители собираются крайне редко. Обычно два-три раза в год. Или когда происходит какое-нибудь важное событие, требующее немедленного, тщательно взвешенного решения.

Торсон курирует разведку. Его сегодняшний визит неслучаен. Клевил не сомневался, что речь пойдет о Видоге. Лайн — коренной асконец и терпеть не может герцога. Если честно, Торн и сам недолюбливал правителя Плайда. Жестокий, упрямый, тщеславный человек. У него ужасный характер и нескончаемый перечень пороков.

Однако в уме, настойчивости и смелости Берду не откажешь. Типичный тиран. Циничный, коварный, расчетливый. Казнь гвардейцев, устроенная в Алессандрии после свержения Храброва, потрясли всех. Но именно этого Видог и добивался. Сегодня кровавые поединки на Грезе уже не удивляют ни асконцев, ни коринианцев, ни эстерианцев. Люди привыкли к смерти.

На факты надо смотреть бесстрастно, объективно. Сейчас на просторах бывшей империи герцог самая сильная личность. Только он в состоянии прекратить междоусобицу и объединить страну.

По наставлениям, оставленным Тино Аято, хранители не должны вмешиваться во внутренние конфликты. Их задача не допустить внешнего вторжения. Система Солнца, Земля — вот главная забота ордена. В борьбе за власть дворяне пусть разбираются сами. Хранителям безразлично, кто и как правит человечеством. Лишь бы к началу войны Света и Тьмы звездный флот мог оказать достойное сопротивление врагу.

Клевил поднялся по лестнице на второй этаж и вошел в кабинет. У окна стоял высокий, широкоплечий мужчина лет шестидесяти. Короткие темные волосы, прямой нос, тонкие, чуть поджатые губы, мягкая линия подбородка. Идеальный профиль. В молодости Торсон разбил не одно женское сердце. Настоящий красавец. Интересно, что привело его в аскетический закрытый орден?

— Здравствуй, Лайн, — проговорил Торн, приближаясь к члену Совета.

Мужчины обменялись крепким, дружеским рукопожатием. Клевил указал Торсону на кресло и налил два стакана сока. Свой он осушил практически сразу. Асконец только пригубил напиток.

— Что заставило тебя прилететь? — после паузы спросил Верховный Хранитель.

— Плохие новости, — ответил Лайн. — Думаю, нужно срочно собирать Совет.

— Не торопись, — сказал Торн. — Давай, по-порядку. Не будем принимать скоропалительных решений.

— Герцог Видог готовится напасть на баронство Гайретское, — произнес Торсон.

— Я хочу выслушать полный доклад, а не выводы, — возразил Клевил.

— Разведчики сообщают о передислокации флота, — проговорил асконец. — Десантники покидают Корзан и грузятся на транспортные суда. Кроме того, Стаф Энгерон отправил Берду еще триста наемников.

— Что ж, звучит убедительно, — согласился Верховный Хранитель. — Агенты в окружении герцога подтверждают эту информацию?

— Да, — Лайн кивнул головой. — Хотя Видог ни с кем свои планы не обсуждает.

— Хитер, мерзавец, — вымолвил Торн. — Значит, следующая жертва — Теста. Неудивительно.

— Я считаю хищника надо остановить, — сказал Торсон. — Он зальет кровью покоренные планеты.

— Это неминуемое зло, — произнес Клевил. — Отбрось эмоции прочь. Нас интересует конечный результат. Правитель Плайда создает новую империю. В данной ситуации объединение необходимо.

— Но какой ценой? — возмутился асконец. — Разрушенные города, сгоревшие в отчаянных битвах крейсера, миллионы убитых и искалеченных людей! Цивилизация откатится на десятилетия.

— За ошибки нужно платить, — спокойно проговорил Верховный Хранитель.

— Чепуха! — раздраженно воскликнул Лайн. — Это мы во всем виноваты. Кто мешал нам предотвратить переворот? Ведь о мятеже дворян в ордене прекрасно знали. Гибель Берда Видога напугала бы графов и баронов, и династия Храбровых до сих пор была бы на троне. Но Совет не захотел вмешиваться…

— И правильно сделал, — жестко сказал Торн. — Хранители не вправе решать, что хорошо для общества, а что плохо. Если мы начнем диктовать людям условия, то рано или поздно погрязнем в политике. История должна развиваться своим чередом. Ольгер проявил недопустимую слабость. После сражения с пришельцами у Гайлеты он выпустил из рук нити власти. Кервуд вряд ли исправил бы ситуацию. Род Храбровых был обречен. Так предначертано судьбой. Империя все равно бы распалась.

— И лучше рано, чем поздно, — съязвил Торсон.

— Именно, — произнес Клевил. — Есть время восстановить страну в прежнем виде. Чем герцог Плайдский сейчас и занимается. Методы, конечно, не самые лучшие, но тут уж выбирать не приходится.

— Аябы прикончил негодяя, — вздохнул асконец. — Сколько человеческих жизней он загубил.

— Ты недальновиден, — вымолвил Верховный Хранитель. — Кучка разрозненных, враждующих между собой государств не в состоянии победить сильного противника. А война Света и Тьмы уже не за горами.

— В том то и беда, — возразил Лайн. — Если помнишь, большинство воинов Тьмы было среди людей. Где гарантия, что Видог не окажется одним из них. Сделка с дьяволом вполне в его духе.

— Вот тогда и уничтожим Берда, — проговорил Торн. — А пока это лишь догадки и домыслы.

— Боюсь, будет поздно, — сказал Торсон. — Система обороны Земли мощную эскадру не удержит. Мерзавец атакует планету и откроет врата. Ужасные, кровожадные твари хлынут в наш мир.

— Я бы не относился так серьезно к легенде легов, — произнес Клевил. — Не исключено, что Вестник нарисовал образную картину. Четыреста пятьдесят лет непрерывных поисков не принесли результата. А ведь мы просканировали Землю вдоль и поперек. Ничего нет. Никакого прохода.

Асконец внимательно посмотрел на собеседника. Верховный Хранитель выдержал его взгляд.

— Не лукавь, Торн, — вымолвил Лайн. — Твое видение превратило миф в реальность. В воспоминаниях Тино Аято нет ни слова лжи. Мы не обнаружили врата, потому что не знаем, как они выглядят. Наши научные познания ничтожно малы. Даже уровень атлантов для человечества пока недостижим.

— Прекратим этот спор, — проговорил Клевил. — Он неуместен. Вернемся к герцогу Плайдскому. Грайданцам известно о готовящемся на Тесту вторжении? У них ведь на Корзане тоже есть разведчики.

— Разумеется, — ответил Торсон. — Все понимают, что Видог не остановится на достигнутом. Союз с Сирианским графством развязал ему руки. Однако Натан Делвил не придет на помощь барону Гресвилу. Послать флот в систему Гайреты значит пренебречь обороноспособностью собственного государства. Это чересчур большой риск. Тестианцам придется в одиночку драться против агрессоров.

— И потому они обречены, — констатировал Верховный Хранитель. — Владыка Плайда все точно рассчитал. Грайданцы оказались в жестких клещах. С одной стороны наступает Берд Видог, а с другой ждет удобного момента для удара Октавия Торнвил. Делвил попал в очень, очень сложное положение. Герцог отчетливо осознает, что враг перехитрил его, но сделать ничего не может.

— Ну почему же, — возразил асконец. — Кое-какие шаги он предпринимает. Впервые за долгие годы Натан Делвил попросил посла Хороса соединить его напрямую с Брином Саттоном. Подробности диалога двух правителей неизвестны, но догадаться, о чем шел разговор, труда не составляет.

— Разумное решение, — сказал Торн. — Хорос — единственная сила, способная поставить Видога на место. Вопрос в том, захочет ли Саттон спасать человека, принимавшего активное участие в свержении императора. Брина и Ольгера Храброва связывали теплые дружеские отношения.

— Сейчас не до личных обид, — произнес Лайн. — С того ужасного дня прошло уже почти восемнадцать лет. Многое забылось. Восхождение на трон герцога Плайдского вряд ли устраивает Саттона.

— Пожалуй, — согласился Клевил. — Думаешь, Брин поддержит грайданцев?

— Не сомневаюсь, — ответил Торсон. — Проблема во времени. Перелет от Ризера до Остралиса занимает больше трех месяцев. А ведь надо еще сформировать и подготовить эскадру. Раньше чем через полгода хоросцы здесь не появятся. Это при самом благоприятном раскладе. Саттон наверняка потребует от Делвила ряд уступок. Найти компромиссный вариант им будет непросто.

— Если ты прав, мы стоим на пороге серьезного противостояния, — вымолил Верховный Хранитель. — Образовались две мощные коалиции, которые уравновесят друг друга. Своеобразный баланс сил.

— И Тьма обязательно его нарушит, — вставил асконец. — Ради власти Берд пойдет на любое преступление. Ему наплевать на интересы человечества. Видог спит и видит себя на императорском престоле.

— Опять эмоции, — улыбнулся Торн. — Спешить с выводами нельзя. Свет тоже не останется в стороне.

Устранять герцога Плайдского сейчас нецелесообразно. Все возникшие Союзы тут же распадутся.

— Я бы все-таки собрал Совет, — не унимался Лайн. — Ситуация…

— Нет, — оборвал Торсона Клевил. — Это тема не раз обсуждалась, и повторяться нет смысла.

— Хорошо, — асконец тяжело вздохнул. — Пусть убийца насыщается невинной кровью.

— Обойдемся без красочный аллегорий, — проговорил Верховный Хранитель. — Расскажи мне лучше о последнем Храброве. Судя по докладу, поиски были непростыми. Вы потратили тринадцать месяцев…

— Если честно, мы уже не надеялись на успех, — признался Лайн. — Главная проблема — пираты. Выяснить, кто из мерзавцев захватил катер, необычайно сложно. Надежного осведомителя на Гленторане у нас нет. Пришлось потрясти перекупщиков. Аналитический отдел сопоставил время и место. Беда в том, что люди для торговцев — всего лишь товар. Они не запоминают невольников. Мальчишка мог оказаться в любой партии. Юноши такого возраста есть на каждом захваченном бандитами судне.

— Ваша заинтересованность не привлекла внимания? — уточнил Торн.

— Агенты действовали согласно инструкции, — ответил Торсон. — После допроса проводился сеанс глубокого гипноза. Перекупщики, даже если столкнутся с нашими людьми на улице, не узнают их.

— Прекрасно, — кивнул головой Клевил. — Икак же удалось найти парня?

— Методом проб и ошибок, — произнес асконец. — Разрабатывалось около сорока человек. Проверяли аукционы, сельскохозяйственные плантации, заводы. Мы даже внедряли сотрудников в службу охраны. Часть невольников, не выдержав издевательств, к тому моменту уже погибла…

— Да, нелегкая судьба выпала на долю мальчишки, — вымолвил Верховный Хранитель.

— Не то слово, — проговорил Лайн. — Он прошел не один круг ада. Рыл каналы под палящими лучами Сириуса на Алане, добывал уголь в шахтах Маоры, трижды дрался на арене Ассона на Грезе. За попытку бегства и убийство надзирателей юношу распяли на столбе. Но парень выжил.

— Я читал о его злоключениях, — сказал Торн, включая голограф.

Огромный экран на стене тотчас вспыхнул. Открыв нужную папку, Клевил нажал на кнопку пульта. Перед хранителями предстал Волков в боевой раскраске. Снимок был сделан во время второго поединка. Тело напряжено, пальцы крепко сжимают рукоять ножа, в глазах пылает огонь.

— Великолепный эпизод, — заметил Торн. — Он прекрасно характеризует юношу. Смел, решителен, безрассуден. Молодости свойственны отчаянные порывы. Наследник престола очень похож на мать. И внешне, и внутренне. Горяч, настойчив, бескомпромиссен. Пожалуй, Кервуд сделал правильный выбор. Род Храбровых нуждался в свежей крови. Эльвира ее дала. Впрочем, черты отца тоже отчетливо проглядывают.

Изображение поменялось. Теперь Андрей стоял возле казармы в форме наемника.

— Парень быстро возмужал, — произнес Клевил. — Подрос, окреп. Настоящий солдат…

— Именно это меня и пугает, — возразил Торсон. — Мальчишка постепенно превращается в жесткого, безжалостного убийцу. За ним и так тянется длинный шлейф трупов. Психика юноши может серьезно пострадать. Наемники Энгерона с врагом не церемонятся. Они готовы выполнить любой приказ хозяина.

— Твои опасения не беспочвенны, — вымолвил Верховный Хранитель. — Постараемся учесть данное обстоятельство. Хотя… Именно эти качества и позволили Тино Аято стать императором. Ольгер Храбров был чересчур порядочен. За что и поплатился. Когда имеешь дело с хищниками нельзя проявлять слабость.

— А как же мораль, нравственность, законы чести? — спросило асконец.

— Правители живут по особым правилам, — ответил Торн. — Интересы страны превыше условностей. В памяти потомков останется лишь конечный результат. Война выиграна, а цена не имеет значения.

— Ты тоже так считаешь? — Лайн в упор посмотрел на Клевила.

— Если речь пойдет о существовании человечества, я пожертвую кем угодно! — резко отреагировал Верховный Хранитель. — Ставки слишком высоки. Подумай, чтобы сделали горги с людьми, прояви воины Света слабость и нерешительность? Милосердие хорошо тогда, когда ты всесилен.

Спорить с Торном асконец не стал. Клевил почти в точности повторил текст клятвы, которую давали члены ордена. Вступая в ряды хранителей, они отрекались от семьи, от родных, от своей планетарной принадлежности.

— Несколько месяцев назад по нашим следам поисками парня занялся подозрительный аланец, — перевел разговор в другое русло Торсон. — Агенты заметили его случайно.

— Шпион Берда Видога? — проговорил Торн. — Неужели герцог что-то пронюхал?

— Нет, — сказал Лайн. — Личность незнакомца мы выяснили без труда…

Асконец достал из кейса голографический снимок и положил его на стол. Коренастый плотный мужчина лет шестидесяти в дорогом светло-сером костюме. В темных волосах серебрится редкая седина. Клевил определенно где-то видел этого человека. Массивный, тяжелый подбородок, широкий нос, смуглая кожа. Господи, как же он мог забыть! Астин Ворх! Вот и шрам у левого уха. Верный помощник и телохранитель Кервуда Храброва. Торн удивленно покачал головой.

— Неожиданный поворот событий, — произнес Клевил. — Астин постарел. Морщины, второй подбородок, опущенные плечи. Восемнадцать лет скитаний не прошли даром. Время не щадит никого.

— Мы тоже не молодеем, — грустно усмехнулся Торсон. — А что касается Ворха, то он в отличной физической форме. В Оклане подкараулил и прикончил Эдвина Дарнели, надзирателя, избивавшего юношу.

— Почему ты назвал его аланцем? — поинтересовался Торн.

— По документам это Брук Гленвил, уроженец Кабрии, — пояснил Лайн.

— Значит, Астин освободился, легализировался и теперь ищет парня, — вымолвил Верховный Хранитель. — Многое становится на свои места. Мальчишка не «сломался» и выдержал суровые испытания потому, что его обучал и воспитывал опытный самрай. Вот откуда навыки и умения…

— Насколько я помню кодекс самраев, Ворх после гибели Кервуда Храброва должен был свести счеты с жизнью, — проговорил асконец. — Он не сумел защитить господина. Это величайший позор.

— Все так, — подтвердил Клевил. — Я хорошо знал Астина, его рука бы не дрогнула. Однако в любом правиле есть исключения. Обстоятельства часто заставляют людей поступать вопреки общепринятым нормам. Принц понимал, что обречен и решил спасти жену и ребенка. А кому в подобной ситуации можно доверить столь ответственную миссию? Ответ напрашивается сам собой. Ворх — единственная кандидатура. Кервуд не оставил выбора самраю. Астин был вынужден переступить через законы чести ради наследника престола.

— Ты забыл о матери юноши, — сказал Торсон. — Эльвира не раз демонстрировала упрямство и настойчивость.

— Согласен, — кивнул головой Торн. — Но сильный характер далеко не всегда способен компенсировать физическую слабость. Маленькая, хрупкая женщина с младенцем на руках вряд ли уцелела бы на дикой, варварской планете. Без надежного спутника тут не обойтись. Да и не могла она тогда управлять космическим челноком. Когда корабль совершал посадку на Земле, уже подходил срок родов.

— Интересно, где сейчас Эльвира? — задумчиво произнес Лайн.

— Трудный вопрос, — пожал плечами Верховный Хранитель. — По-видимому, ее тоже продали в рабство. Но для Ворха главная цель — мальчишка. Кстати, в докладе нет его имени.

— Мы не знаем, как его зовут, — вымолвил асконец. — На Грезе парню дали кличку Одинокий Волк.

— Странное прозвище, — заметил Клевил. — Никогда раньше не слышал.

— Это земной хищник, — пояснил Торсон. — Не очень крупный, но необычайно свирепый и кровожадный.

— Что ж, символично, — проговорил Торн. — Мальчишка, оказывается, склонен к метафорам. Похвальное качество. Хотя решение рискованное и явно опрометчивое. Типичная юношеская бравада.

— Служба контрразведки Плайда не заинтересовалась гладиатором, — вставил Лайн.

— Парню повезло, — сказал Верховный Хранитель. — Палачи Берда Видога из него душу бы вытрясли.

— Что нам делать с Астином? — произнес асконец. — Он ведь пойдет до конца.

— Мы не будем вмешиваться, — проговорил Клевил. — Пусть события развиваются своим чередом. За Ворхом и мальчишкой установите наблюдение. Контролируйте каждый их шаг.

— Самрай постоянно в поле зрения, — сказал Торсон. — А вот с юношей возникли серьезные проблемы.

— Почему? — удивился Торн. — Неужели у тебя в лагере Энгерона нет агентов?

— Агенты есть, — возразил Лайн. — На базе нет наследника престола. Парня в составе первой партии отправили на Корзан.

— Судьба преподносит неожиданные сюрпризы, — произнес Верховный Хранитель. — Потомок императорского рода вынужден воевать на стороне злейшего врага, человека, уничтожившего его семью. Такое в страшном сне не приснится. Видог наверняка бросил наемников в самое пекло.

— Потери в ротах большие, — подтвердил асконец. — Мы с огромным трудом получаем сведения с места боев. По нашим данным мальчишка еще жив. Но он может погибнуть в любой момент. Я предлагаю помочь Астину. Вытащим юношу из лагеря и переправим в Хоросское герцогство.

— Нет! — жестко отреагировал Клевил. — Это сразу изменит расклад сил на поле битвы. Слух об уцелевшем сыне Кервуда Храброва мгновенно просочится в средства массовой информации. Как поведут себя правители государств в подобной ситуации неизвестно. Все может только осложниться.

— Неужели будет лучше, если парня убьют? — возмущенно спросил Торн.

— Кто знает, кто знает, — задумчиво вымолвил Торн. — В моем видении леги недвусмысленно указывали на мальчишку. Он определенно сыграет важную роль в войне Света и Тьмы. А раз так, то ему не время умирать. Пусть сам выкарабкивается наверх. Каждому предначертан свой путь.

— Я не согласен, — проговорил Лайн. — Политика невмешательства порочна. Она ведет человечество к катастрофе. Мы позволили герцогу Видогу свергнуть Ольгера Храброва, даем мерзавцу захватывать соседние планеты, с преступным равнодушием смотрим, как льются реки невинной крови. А как же доброта, справедливость, милосердие? Разве не этим идеалам служит орден?

— Не надо сваливать все в общую кучу, — возразил Верховный Хранитель. — Одно дело — мораль и совсем другое — целесообразность. Поверь, я переживаю не меньше тебя, но нельзя давать волю эмоциям. Строя сильную, могущественную империю, Тино Аято довольно часто применял жесткие меры. Вспомни карательные акции в колониях. Счет жертв шел на тысячи. Мы не вправе решать, каким путем должно идти человечество. Это не наша прерогатива.

— Хочешь сказать, что Берд Видог — личность того же масштаба? — изумленно произнес асконец.

— Масштаб личности правителя определяет история, — заметил Клевил. — Я говорю об опасности скоропалительных выводов. Герцог объединяет страну. На данном этапе он приносит пользу человеческой цивилизации. Цепь событий замкнулась. Империя ослабела и распалась, и вот опять начался процесс слияния.

— А мы стоим в стороне, — язвительно вымолвил Торсон. — Бесстрастно констатируем факты.

— У ордена иные задачи, — произнес Торн. — Мы сохраняем ценнейшие знания…

— Для кого? — горько усмехнулся Лайн. — Людям ничего не известно ни об атлантах, ни о легах, ни о войне Света и Тьмы. Ученые до сих пор ломают голову над загадкой системы Сириуса. И попробуй, скажи, что некая высокоразвитая раса в качестве эксперимента перетащила сюда планеты бог весть откуда.

— Тебя сочтут сумасшедшим и упрячут в соответствующее учреждение, — проговорил Клевил.

— Увы, — асконец тяжело вздохнул. — Почти пять веков полного молчания. Грустно…

— Наши предшественники в течение тысячелетий передавали из уст в уста тайну «Ковчега», — вымолвил Торн.

— Они делали это не напрасно, — произнес Лайн. — Легенда помогла воинам Света одержать победу.

— В нужный момент мы тоже вступим на сцену, — сказал Верховный Хранитель.

— Ты противоречишь сам себе, — проговорил Торсон. — Ив первую очередь по отношению к мальчишке. Если юноша действительно центральная фигура в предстоящей битве, давай освободим его и привезем на базу. Воина Света подготовим к сражению, воина Тьмы без колебаний устраним.

— В твоих словах есть доля истины, — согласился Торн. — Мы обязательно обсудим это предложение на Совете. Но только после объявления войны. Ошибка в выборе бойца не допустима.

— Ерунда, — возразил асконец. — Аргус Байлот обучал группу, не дожидаясь начала битвы.

— Он точно знал, кого судьба привела к нему, — произнес Клевил. — Не забывай о его видениях.

— Наш спор чересчур затянулся, — сказал Лайн, вставая. — Мне пора. Слишком много дел…

Мужчины на прощание пожали друг другу руки.

Торсон посмотрел на Верховного Хранителя и невольно улыбнулся. В глазах Торна застыла тревога. Беседа получилась непростой.

— Не беспокойся, — проговорил асконец. — Я выполню все твои указания.

Через несколько секунд Лайн покинул кабинет. Клевил вытер пот со лба и снова наполнил стакан. Утолив жажду, Верховный Хранитель бросил взгляд на экран голографа. Сколько сейчас наследнику престола? Восемнадцать? Скоро совершеннолетие. Ответственный возраст. Он с полным правом будет претендовать на трон предков.

Вопрос в том, а хотят ли герцоги, графы и бароны, чтобы юноша его занял? Вряд ли. Мальчишка в очень, очень большой опасности. Силы явно не равны. Парня спасает безвестность. Но рано или поздно секрет раскроется, и тогда за жизнь бедняги Лайн не даст ни сирия. Юношу убьют в первом же бою. А жаль…

Клевил поднялся с кресла, подошел к окну. Сириус уже спрятался за горизонтом. На Южные горы Аскании опустилась ночь. Густой липкий мрак окутал скалы. Свет звезд не мог разогнать темноту. Верховный Хранитель вздохнул и задернул штору. На душе был неприятный осадок. Лайн взял на себя огромную ответственность. А правильно ли он поступил? Торсону удалось посеять сомнение. Пожалуй, все же стоит выслушать мнение остальных членов Совета. Может, и правда, есть смысл привезти сюда мальчишку?

Возле массивного стола стоял высокий широкоплечий мужчина лет шестидесяти в черном, расшитом золотом мундире. Внешность у него была запоминающаяся. Крупные карие глаза, крючковатый нос, массивный волевой подбородок, в темных волосах блестит седина. Герцог Видог неторопливо перелистывал доклад командующего звездным флотом. Именно генерал Глуквил руководил всеми боевыми операциями в системе Церены.

Судя по отчету, сопротивление повстанцев окончательно сломлено. Корзан сдался на милость победителя. Отдельные диверсии и нападение не в счет. Фанатики-одиночки еще долго будут бродить по лесам. Главное, что уничтожены базы мятежников.

Акции устрашения произвели должное впечатление на жителей планеты. Они решили не искушать судьбу. Захватчики ведь могут и не ограничиться тремя маленькими деревнями. Берд еще раз убедился, что жесткие меры гораздо эффективнее пустой болтовни. Только суровое наказание заставит людей подчиняться и соблюдать законы.

Герцог закрыл папку и направился к роскошному креслу, стоящему посреди апартаментов. Особой радости от завершившейся военной компании Видог не испытывал. Сражение в космосе закончилось успешно, потери невелики, а вот сухопутная операция чересчур долго буксовала. Четыре месяца — огромный срок. Берд рассчитывал расправиться с Корзаном значительно раньше.

К сожалению, было допущено очень много ошибок. Их надо непременно учесть при вторжении на Тесту. С поверженным врагом нельзя церемониться. Всех, кто выступает против нового режима, нужно безжалостно уничтожать. И пусть журналисты и политики сколько угодно кричат о зверствах оккупационной армии. Победитель всегда прав.

Дверь в зал открылась, и на пороге появился высокий стройный капитан. Офицер вытянулся в струну и громко отрапортовал:

— Ваше высочество, генерал Свенвил сообщил, что на корабль доставили семью барона Флэртона.

— Прекрасно, — зловеще усмехнулся герцог. — Давно ждал этой встречи. Я хочу видеть только Грема.

— Слушаюсь, — отчеканил адъютант и поспешно покинул апартаменты.

Через пару минут два контрразведчика ввели пленника в помещение.

— Оставьте нас наедине, — распорядился Видог. — И снимите наручники. Они ни к чему.

Офицеры выполнили приказ правителя и двинулись к двери. Берд внимательно посмотрел на барона. Красивый, статный мужчина лет пятидесяти. Короткие светлые волосы, высокий лоб, голубые глаза, прямой нос, чуть заостренный подбородок. В молодости Грем разбил немало женских сердец. Его единственным достойным соперником на балах был Кервуд Храбров.

Впрочем, сейчас дворянин выглядел не блестяще. Грязная рубашка, разорванный пиджак, на левой щеке синеватый кровоподтек. Видимо, в бункере Флэртон попытался оказать сопротивление десантникам и получил удар в лицо прикладом лазерного карабина. Что ж, поделом ему. Будет знать, с кем связываться.

Герцог встал с кресла и подошел к корзанцу вплотную. Пленник не отступил ни на шаг.

— А ведь я тебя предупреждал, — произнес правитель Плайда. — Этим должно было кончиться.

— И как же мне следовало поступить? — с сарказмом спросил барон. — Принять ультиматум?

— Именно, — кивнул головой Видог. — А еще лучше пятнадцать лет назад признать мою власть.

— С чего вдруг? — вспыхнул Грем. — Ты всего лишь один из многих.

— Я потомок древнейшего унимийского рода, — процедил сквозь зубы Берд. — Императорский трон принадлежит мне по праву. И поверь, я заставлю наглецов опуститься на колени.

— То же самое ты говорил после свержения Ольгера Храброва, — возразил Флэртон. — И что в итоге? Герцогство Плайдское включает всего четыре планеты скопления. Не густо…

— Ошибаешься, — снисходительно усмехнулся Видог. — Теперь у меня пять планет.

— Чтобы подчинить Корзан понадобятся годы, — сказал пленник. — Мы свободолюбивый народ…

— Не тешь себя напрасными иллюзиями, — оборвал барона эстерианец. — Сопротивление мятежников сломлено. Секретные базы уничтожены. Солдаты складывают оружие, диверсии почти прекратились. Большинство предприятий уже возобновило работу. Люди не хотят умирать за иллюзорную независимость.

— Торжествуешь? — с ненавистью произнес Флэртон. — Не боишься, что я тебе придушу?

— Грем — ты не глупый человек, но порой болтаешь такую чепуху, — иронично заметил Берд. — Во-первых, я физически гораздо сильнее. Ты не справишься со мной. А во-вторых, охрана будет здесь через пять секунд. Не советую делать резких движений. Мои парни отреагируют мгновенно.

— О, я слышу в голосе грозного герцога трусливые нотки, — язвительно проговорил пленник.

— Пытаешься оскорбить меня? — сказал Видог. — Напрасно. Не нужно путать трусость с предусмотрительностью. Я очень долго стремился к вершине и не собираюсь умирать в шаге от нее.

— Сколько пафоса, — горько улыбнулся барон. — Можешь не источать свое красноречие. Твои амбиции никому не интересны. Тем более что императором тебе не стать. Ключ, открывающий дорогу к престолу — это система планетарной защиты. Правители подчинятся только тому, кто оживит станции и боевые пульсары.

Надо отдать должное Храбровым, они всех обманули. Свержение их рода привело к хаосу.

— Не волнуйся, я наведу порядок, — жестко произнес Берд. — Захват системы Церены — только начало.

— Поумерь пыл, — вымолвил Флэртон. — Тебе не дадут продолжить агрессию. Усиление герцога Плайдского невыгодно соседям. Делвил, Гресвил и Лаилтон наверняка создадут военную коалицию. Ты опять потерпишь поражение и отступишь. Пора бы научиться делать выводы из допущенных ошибок.

— Что же грайданцы не пришли Корзану на помощь? — с сарказмом спросил Видог.

— У нас были временные разногласия, — уклончиво ответил пленник. — Но перед лицом общего врага…

— Временные разногласия, — повторил эстерианец. — Не думал, что ты настолько наивен, Грем. Я ведь не зря летал в Сирианское графство. Ситуация просчитана до мелочей. Удар нанесен в самый благоприятный момент. Противник разобщен и ослаблен. Разбить его по отдельности не составляет ни малейшего труда. Делвил не решится оставлять страну без прикрытия. Теста обречена. Лаилтон — не дурак и присягнет мне на верность. Ну, а затем настанет очередь Грайда. Через год — полтора я взойду на трон.

— Вряд ли твоя агрессивная политика понравится Октавии Торнвил, — возразил барон. — Она разорвет союзные отношения и присоединится к герцогу Делвилу. Такое бывало уже не раз.

— Ты ничего не понял, — покачал головой Берд. — Мы с графиней Сирианской поделили мир. Цекра, Орта и Аква в сфере ее влияния. Брак наших детей окончательно восстановит империю.

— Неужели она не осознает, с кем связалась? — зло пробурчал Флэртон.

— Поверь, мы друг друга стоим, — рассмеялся Видог. — Октавия — редкая стерва.

— Зачем, ты мне все это рассказываешь? — проговорил пленник. — Издеваешься?

— Наслаждаюсь победой, — честно ответил эстерианец. — Восемнадцать лет назад я сверг с престола Ольгера Храброва. Я действовал в одиночку и очень рисковал. Свора голодных зверей молчаливо наблюдала за исходом схватки. Меня никто не поддерживал. Однако, когда режим пал и выяснилось, что доступа к пульту управления системой планетарной защиты нет, высокомерные ублюдки вдруг объявили о своей независимости. Моя мечта рассыпалась в прах. Я был в ярости.

— А чего ты ждал? — произнес Грем. — Что мы с чувством благодарности посадим себе на плечи нового тирана? Каждый хотел править самостоятельно. Абсолютно нормально желание.

— К черту ваши желания! — воскликнул Берд. — Вместо триумфа я тогда испытал небывалое унижение. Жалкие, трусливые, всегда пресмыкающиеся бароны стали мне, владыке Плайда, выдвигать какие-то условия. И это награда за блестяще проведенную операцию? Годы подготовки, огромные суммы, потраченные на подкуп генералов и чиновников, пропали даром. Аскона и Греза не могли удовлетворить мое тщеславие. Терпение лопнуло, когда твой отец приобрел у джози три тяжелых крейсера.

— И ты направил эскадру к Корзану, — догадался Флэртон.

— Да, — подтвердил Видог. — Решение явно поспешное и непродуманное. Я наделся на внезапность. Увы, разведка грайданцев сработала отменно. Потеряв несколько кораблей, звездный флот вернулся обратно в систему Вероны. Вторая атака закончилась столь же безрезультатно. Я мучился от злобы и бессилия. Подлые выскочки нагло, беззастенчиво воспользовались моими трудами. Но сегодня переломный момент. Удача, наконец, улыбнулась мне. Путь к трону открыт.

— На поздравления не надейся, — сказал пленник. — Не к тому обратился…

— И ты не попросишь о помиловании? — проговорил герцог. — Пади на колени, умоляй.

— Какой смысл? — вздохнул Грем. — Глупо ждать пощады от безжалостного, кровожадного хищника.

— Не забывай о своей семье, — напомнил Берд. — Она ведь тоже на этом судне.

— Ты словно свирепый гриз, убьешь всех, — вымолвил Флэртон. — Да еще и устроишь из казни шоу.

— Браво! Точно подмечено, — произнес Видог. — Но ты не учел одного важного обстоятельства. Отрубая головы гвардейцам императора, я нагонял страх на простолюдинов. С дворянами так не поступают. Нельзя создавать прецедент. Твоя старшая дочь замужем за сыном графа Талатского. Кларис в безопасности. Тем лучше. Остаются жена, младшая дочь и сын. Сколько ему, кстати?

— Семнадцать, — ответил покрывшийся красными пятнами корзанец.

— Прекрасный возраст, — сказал правитель Плайда. — У мальчика были великолепные перспективы…

— Хватит! — гневно выкрикнул барон. — Твой сарказм неуместен. Можешь звать своих палачей. Мы готовы к смерти. Только не затягивай. Я выдержу любое испытание, а вот дети на пределе.

— Нет, нет, — возразил герцог. — Не делай из меня изверга. Женщин никто не тронет. Мало того, им будет оказан соответствующий прием. Законы гостеприимства незыблемы. Вам с сыном я тоже предоставлю шанс.

— Что-то не верится, — настороженно проговорил Грем. — Чувствую какой-то подвох.

— Император должен быть суровым, но справедливым, — произнес Берд. — Ты проиграл войну и потому заплатишь за это сполна. Однако жестокая казнь не возвысит меня в глазах подданных. Кроме того, дворянам надо продемонстрировать к чему приведет их упрямство. Вы с Бруком выйдете на арену Ассона в качестве гладиаторов. На мой взгляд, достойное искупление грехов. Честный, бескомпромиссный поединок. Если победите соперников, останетесь в живых.

— Сволочь! — выругался корзанец. — Ты выставишь против нас лучших бойцов.

— Разумеется, — сказал Видог. — Фамилия передается исключительно по мужской линии. Я намерен искоренить род Флэртонов. В назидание другим. Это поучительный урок.

— А если мы откажемся драться? — напрямую спросил барон.

— Не советую, — проговорил герцог. — Охрана вытолкнет пленников на площадку, и публика будет потешаться над трусами. Не позорьтесь, умрите с честью. Подумай о Санде и Айрин. Не заставляй их краснеть.

— Ты посадишь мою жену и дочь на трибуну и заставишь смотреть бойню? — голос Грема дрогнул.

— Разве я могу лишить дорогих гостей такого зрелища, — произнес правитель Плайда. — В моей ложе есть несколько свободных мест. Поверь, они получат незабываемое удовольствие.

— Ты больной извращенец, — с трудом выдавил корзанец. — В здравом рассудке подобное в голову не придет.

— Ну вот, опять оскорбления, — притворно возмутился Берд. — А ведь я дал вам шанс…

— Хочешь услышать слова благодарности? — с не скрываемым сарказмом вымолвил Флэртон.

— Почему бы и нет, — спокойно отреагировал Видог. — Вы погибнете, как мужчины, в бою.

— А вдруг мы уложим противников? — спросил барон. — Что тогда?

— Я вместе со зрителями буду аплодировать героям, — сказал герцог. — После схватки тебя с семьей отравят на Корину, в отдаленный район. Изгнание — не самая худшая доля. Дерзай…

— Когда-нибудь за все совершенные злодеяния тебе свернут шею, — проговорил Грем.

— Я постараюсь этого не допустить, — усмехнулся Берд. — Мечтаю умереть глубоким старцем на императорском троне.

Видог подошел к столу и нажал на едва заметную кнопку. В зале тут же появился адъютант и офицеры контрразведки. Небрежный жест рукой и сотрудники секретной службы увели пленника.

— Вызови ко мне генерала Свенвила, — произнес герцог, обращаясь к капитану.

— Он ждет в приемной, — мгновенно отрапортовал молодой человек.

— Тогда пусть заходит, — сказал правитель и двинулся к креслу.

Секунд через пять перед Видогом предстал худощавый, темноволосый эстерианец лет сорока. Тонкий длинный нос, бледный губы, заостренный подбородок, в маленьких серых глазах блестят хитрые огоньки. Горн Свенвил — опасная, очень опасная личность.

Мерзавец словно читает мысли могущественного владыки.

Вот и сейчас начальник контрразведки неслучайно оказался в соседнем помещении. Он точно знал, что после разговора с Гремом Флэртоном герцог захочет обсудить с ним общую ситуацию.

— Здравствуйте, ваше высочество, — произнес генерал. — Как барон воспринял новость о поединке?

— Достойно, — ответил Берд. — Во всяком случае, на коленях не ползал и о пощаде не умолял.

— В смелости Флэртону не откажешь, — вымолвил Горн. — Он понимает, что обречен?

— Несомненно, — сказал правитель. — Пусть последние месяцы проведет вместе с семьей. Обеспечьте ему идеальное содержание. На арену Ассона должен выйти крепкий, здоровый воин.

— Вы не слишком милосердны к врагам? — проговорил Свенвил.

— Нет, нет, — возразил Видог. — Здесь есть определенный расчет. Я продемонстрирую уважение к противнику. Он допустил ошибку, за что и будет наказан. Наказан по законам чести. К тем, кто не сделает соответствующих выводов, я применю более жесткие меры. Их закуют в цепи и проведут по улицам Алессандрии. Затем гордецов казнят на центральной площади столицы.

— Это предупреждение можно передать в средства массовой информации? — уточнил генерал.

— Нужно, — усмехнулся герцог. — Я заставлю наглых выскочек трепетать от страха.

— А если барон не погибнет в схватке? — произнес Горн. — Он — неплохой фехтовальщик.

— Неужели мне надо тебя учить? — удивился Берд. — Род Флэртонов не имеет права на существование.

— Полностью согласен, — отчеканил Свенвил. — На дорогах Корины ужасное движение…

— Вот-вот, что-нибудь в этом роде, — подтвердил правитель. — Обычный несчастный случай.

Видог сделал паузу, посмотрел на начальника контрразведки и сказал:

— Ну, а теперь доложи обстановку на Корзане. Диверсии на дорогах прекратились?

— Да, ваше высочество, — ответил генерал. — Мятежники разгромлены. Сейчас уничтожаются последние базы. Разрозненные, потерявшие управление группы повстанцев сдаются в плен.

— Оккупационных войск хватит для поддержания порядка после того, как эскадра покинет систему Церены? — спросил герцог. — Бунт в крупных городах страны не вспыхнет?

— Нет, — проговорил Горн. — Мы контролируем ситуацию. Однако тянуть с назначением наместника я бы не стал. Люди хотят вернуться к прежней, размеренной жизни. Они устали от войны, от постоянных взрывов и проверок на улицах. Необходим человек, которого знают и уважают на планете.

— И где его взять? — поинтересовался Берд. — На Асконе, Эстере, Корине?

— Чужака корзанцы не примут, — покачал головой Свенвил. — Нужен кто-то из своих…

— Похоже у тебя на примете уже есть кандидатура, — иронично произнес правитель.

— Я предлагаю барона Вистана, — сказал начальник контрразведки. — Крису Вистану сейчас тридцать восемь лет. Идеальный возраст для занятия столь ответственной должности.

— Ты сошел с ума! — изумленно выдохнул Видог. — Он ненавидит Плайд даже больше, чем Флэртон.

— Возможно, — согласился генерал. — Но смею напомнить, что между этими родами была жесткая неприязнь. Древние мудрецы говорили: «Разделяй и властвуй». Храбровы неукоснительно соблюдали данный принцип. Вистаны считали, что император их недооценил, а Флэртоны боялись смещения. Таким образом, возникло соперничество. Представители кланов в средствах не церемонились. Вистаны организовывали покушения, а Флэртоны безжалостно казнили виновных.

— Ничего нового, но подробности занятные, — вымолвил герцог. — Ты отлично поработал.

— Благодарю, — проговорил Горн. — Я специально изучал историю баронства.

— И как же Вистаны уцелели? — спросил Берд. — Я давно бы истребил мерзкий род под корень.

— Каждый раз в конфликт вмешивался император, — пояснил Свенвил. — Дважды осиротевших детей вывозили на Аскону. Затем они обратно возвращались на Корзан и получали прежние владения.

— Недурно, — усмехнулся правитель. — Предки Ольгера Храброва знали, что делали.

— Отец Криса, кстати, умер при весьма загадочных обстоятельствах, — сказал начальник контрразведки. — Журналисты недвусмысленно намекали на Флэртона. Официальное следствие, разумеется, пришло к другому выводу. Чтобы не искушать судьбу, Вистан уехал из столицы.

— И теперь мы даем ему шанс отыграться, — догадался Видог.

— Именно, — подтвердил генерал. — Уверен, Крис не откажется от подобного предложения.

— Но он не поддержал наше вторжение, — возразил герцог.

— И правильно сделал, — произнес Горн. — В этом случае барон превратился бы в предателя. На его авторитете можно было бы поставить крест. Вистан поступил разумно. Он терпеливо дожидался окончания войны. Приезд Криса в Велинвил принесет народу Корзана мир. Армия и полиция беспрекословно подчинятся новому наместнику. Оккупационные войска будут выполнять лишь вспомогательные функции. В знак доброй воли отпустим часть солдат из концентрационных лагерей.

— Ты не забыл о программе переброски пленников на Таскону и Грезу? — проговорил Берд.

— Не волнуйтесь, — улыбнулся Свенвил. — Мы освободим только раненых и больных. Сто двадцать отличных бойцов я уже отправил в Ассон. Клевил и не мечтал о таких гладиаторах.

— Прекрасно, — вымолвил правитель. — Но есть еще контракт со Стафом Энгероном.

— К продаже подготовлено десять тысяч рабов, — произнес начальник контрразведки.

— Ты предусмотрителен, — похвалил генерала Видог. — Ане боишься, что Вистан поднимет мятеж?

— Он не дурак, — сказал Горн. — Звездного флота нет, наземная система обороны разрушена, силовые структуры деморализованы. Барон будет послушно выполнять все ваши требования. Кроме того, я приставлю к нему верных людей. При малейшем подозрении Криса уберут.

— Хорошо, я согласен, — проговорил герцог. — Свяжитесь с Вистаном немедленно.

— Слушаюсь, — отчеканил Свенвил. — Разрешите идти, ваше высочество?

— Не спеши, — произнес Видог. — Мне нужны последние разведданные по Тесте и Грайду.

— И Гресвил, и Делвил активно готовятся к войне, — доложил генерал. — К сожалению, сведения отрывочные. Работать в таких условиях агентам необычайно сложно. Аресты следуют один за другим.

— Сколько тяжелых крейсеров у тестианцев? — уточнил правитель, отлично зная все цифры.

— Шестнадцать, — моментально отреагировал Горн. — Плюс двадцать два эсминца старой постройки.

— Не густо, — вымолвил Берд. — Мы сомнем их без особого труда. Где находится флот грайданцев?

— Основная эскадра дислоцируется в системе Мицены, — сказал Свенвил. — Наблюдатели не спускают с нее глаз.

— Отлично, — герцог зловеще усмехнулся. — Пора сводить счеты с бароном Гайретским.

— Ваше высочество, — вставил генерал, — утром получено сообщение, что корабли с наемниками скоро будут здесь.

— Вовремя, очень вовремя, — задумчиво проговорил Видог. — «Пушечное мясо» мне понадобится при высадке на планету.

Через минуту начальник контрразведки покинул апартаменты правителя. Берд поднялся с кресла, нервно прошелся по залу. Операция на Корзане завершена. Нужно двигаться дальше. Однако герцога терзали сомнения.

Напав на Тесту, он уведет звездный флот от Плайда более чем на восемьдесят парсек. Если Натан Делвил рискнет напасть на Аскону, перехватить его Видог уже не сумеет. Двадцать крейсеров прикрытия не удержат противника.

А впрочем…

Вряд ли заклятый враг оставит Грайд без защиты. Берд сразу нанесет удар по трем населенным планетам скопления. Нет, Натан не самоубийца.

Правитель решительно нажал на кнопку пульта. На вспыхнувшем экране голографа появился адъютант. Капитан тотчас вскочил со стула и вытянулся в струну.

— Соедините меня с командующим, — приказал Видог.

— Слушаюсь, ваше высочество! — произнес офицер и включил соответствующий канал связи.

Изображение мгновенно поменялось. Перед герцогом предстала рубка управления крейсера «Агралис». Глуквила в помещении не оказалось. Дежурный офицер, стоящий на мостике, тут же повернулся к Берду. В первую секунду он не мог вымолвить ни слова. Наконец, капитан пролепетал что-то невнятное.

— Где генерал? — не обращая внимания на растерянность молодого человека, спросил правитель.

— Обедает вместе с командиром корабля, — доложил офицер.

— Позовите его, — тоном, не терпящим возражения, приказал Видог.

— Будет исполнено! — выкрикнул капитан, бросаясь выполнять распоряжения герцога.

Вскоре Берд увидел Глуквила. Коренастый, широкоплечий коринианец на ходу поправлял мундир. За ним следовал высокий темноволосый полковник лет тридцати пяти.

— Генерал, эскадра готова к старту? — без всякого вступления спросил правитель.

— Так точно, — отрапортовал командующий. — Некоторые проблемы возникли с погрузкой десанта.

— В чем они заключаются? — в голосе Видога прозвучали нотки раздражения.

— Мы испытываем острую нехватку ботов, — проговорил Глуквил. — Значительная часть машин задействована в боевых операциях. В отдаленных районах Макрии проводится тщательная зачистка местности.

— Верните боты на базы, — приказал герцог. — Сколько солдат вы перебросили на транспортные суда за последние сутки?

— Около сорока тысяч, — произнес коринианец, — а для полномасштабного вторжения надо не меньше ста семидесяти. В противном случае нам не удастся взять под контроль крупные города.

— Даю вам два дня, — жестко сказал Берд. — Ровно через пятьдесят часов звездный флот должен покинуть систему Церены. Курс на Гайрету. План нападения давно разработан.

— Внезапной атаки не получится, — осторожно заметил генерал.

— Знаю, — проговорил правитель. — Мы воспользуемся численным превосходством. Я уверен в успехе.

— А как быть с Корзаном? — спросил командующий. — Его нужно чем-то прикрывать.

— Оставьте десять эсминцев, — произнес Видог. — Этого достаточно. Грайданцы сюда не сунутся.

Спорить с герцогом Глуквил не посмел. В политике коринианец разбирался плохо. Пока удача сопутствовала могущественному правителю Плайда. Он умело ввел всех в заблуждение и практически без потерь захватил баронство Церенское. Теперь настала очередь Мэта Гресвила. Что ж, так тому и быть. Процесс объединения государства начался. Рано или поздно империя восстановится в прежних границах. Выбор у герцогов, графов и баронов невелик: либо подчиниться Видогу, либо умереть.

Глава 3 Междоусобица

Андрей сидел на скамье возле казармы и любовался закатом. Огромный оранжево-желтый диск Церены наполовину скрылся за горизонтом. Лес вдалеке окрасился в неестественные красноватые тона. В потемневшем небе постепенно вспыхивали звезды. Тихий, приятный вечер. Почти как на Земле. Жара спала, с севера дует легкий прохладный ветерок.

Наемники воюют на Корзане вот уже четвертый месяц. Если учесть три с половиной декады перелета, то до окончания срока аренды осталось совсем немного. С момента высадки рота существенно поредела. Сейчас вместе с командирами взводов она насчитывает всего тридцать девять человек. Бои с повстанцами были очень тяжелыми. К счастью, никто из друзей Волкова не погиб. И это настоящее чудо.

Признаться честно, юноша мечтал побыстрее вернуться на Таскону. Корзан навевал тяжелые мысли. Горькие воспоминания о проведенных карательных акциях теребили душу. Андрей стал плохо спать. То снилась расстрелянная в Мектоне молодая семья, то старики из деревни отшельников, то жаркая схватка на горной дороге. Подобные преступления никогда не отмолишь.

Землянин вздохнул и трижды перекрестился. Судьба, словно нарочно, издевается над ним. После того как Волков покинул родную планету, смерть идет буквально по пятам. Юноша постоянно чувствовал ее холодное дыхание. Впрочем, сдаваться Андрей не собирался. Даст бог, он обманет мерзкую, костлявую старуху. Ему не впервой.

Внезапно с запада донеся странный гул. Минут через пять показались десантные боты. Машины двигались плотным строем. Вскоре летательные аппараты сбросили скорость и пошли на снижение. Они садились в непосредственной близости от казарм. Похоже, полку Одлина придется снова участвовать в какой-то боевой операции. Не повезло штурмовикам.

Волков встал и направился к зданию. В этот момент в дверном проеме возник Стейн Шелтон. Окинув взглядом площадку, окрианец громко крикнул:

— Общий сбор! Построение через десять минут. Поторапливайтесь, парни!

Группа наемников бросилась к строению. Андрей вбежал первым. Товарищи уже надевали снаряжение. Юноша накинул бронежилет, схватил защитный шлем, проверил подсумки и оружие. Волков абсолютно ничего не понимал. К столь масштабным акциям солдат Энгерона давно не привлекали. Неужели корзанцы подняли мятеж? В это верилось с трудом. Основные силы бунтовщиков разгромлены. Отдельные отряды не представляют серьезной опасности. Ситуацию прояснил Миллан.

— Забирайте все имущество, — распорядился сержант. — Время нашего пребывания на Корзане истекло.

Командиры отделений тут же отреагировали на реплику канотца. Вес рюкзаков значительно увеличился. Обвешанные автоматами и лазерными карабинами наемники не спеша побрели к выходу. Волков и Стенвил несли ящик с патронами. Ноша не самая тяжелая, но неудобная.

После переклички, рота двинулась к десантному боту. Возле люка Лайн остановился. С грустью корзанец смотрел на космодром, на огни Сантьяно, на окружающий пейзаж. Стенвил прощался с Родиной. Теперь он точно никогда сюда не вернется. По щеке молодого человека скатилась скупая мужская слеза. Мимо прошел Миллан. Удивительно, но сержант ничего не сказал. Канотец прекрасно понимал чувства Лайна.

Между тем, первый батальон штурмового полка завершил погрузку. Наемники поневоле ускорили шаг. Опустив ящик на металлический пол, Андрей устроился напротив Клертона.

— Ну вот и все, — негромко сказал эданец. — Мы выбрались из этой мясорубки. Теперь обратно в лагерь.

— Размечтался, — с сарказмом в голосе произнес Блекпул. — Тебе еще придется повоевать.

— С чего ты взял? — недоуменно спросил Эрик. — До конца контракта полтора месяца.

— То-то и оно, — возразил Ален. — Целых пять декад. Огромный срок для того, чтобы отправиться на тот свет.

— Не забывай, путь до системы Сириуса занимает тридцать шесть суток, — напомнил Клертон.

— От Церены — да, — усмехнулся аластанец. — Но не от Гайреты. Оттуда гораздо меньше.

— Хочешь сказать, что мы летим к Тесте? — взволнованно проговорил Нокс.

— Черт подери, сколько болванов в нашем взводе, — выдохнул Блекпул. — Разумеется, к Тесте.

— Почему ты так решил? — вмешался Кавенсон. — Не улавливаю ход твоей мысли.

— Пошевели мозгами Брик, — ответил Ален. — Сначала герцог Видог взялся за барона Флэртона. Корзан ближе всего к Плайду. Теперь настала очередь Мэта Гресвила. Логика очевидна…

— «Стратег», — иронично произнес Стенвил. — Тебе бы в генеральном штабе служить.

— Напрасно язвишь, — вымолвил аластанец. — Дней через двадцать мы будем высаживаться на планету под ураганным огнем защитников. Жалеть наемников Видог не станет. Вот тогда и повеселишься.

— Он прав, — проговорил Миллан. — Возвращать нас Энгерону герцог не собирается. Ему проще заплатить компенсацию. Роту вывозят вместе со штурмовиками. Значит, идет массовая погрузка на транспорты. Баронство Гайретское — наиболее вероятная цель. В этом сражении уцелеют немногие.

— А как же Грайд? — не удержался от реплики Эрик. — Делвил и Гресвил — союзники.

— Сейчас каждый думает только о собственной шкуре, — с горечью сказал сержант.

— Ну, что Шолтон, теперь примешься насиловать соотечественниц? — злорадно заметил Лайн, обращаясь к тестианцу.

— Заткнись! — грубо рявкнул на подчиненного Флэктон. — Без тебя тошно…

— Извини, Брин, — произнес корзанец. — Само собой вырвалось. Мы от войны звереем.

Десантный бот покинул атмосферу планеты и устремился к эскадре. Волков прильнул к боковому иллюминатору. На фоне звездного неба землянин увидел силуэты огромных кораблей. Вытянутый корпус, внешние надстройки, гигантские раструбы дюз. Неподалеку расположились боевые суда эскадры. Тяжелые крейсера впереди, эсминцы чуть сзади.

Программа интеллектуального развития сбоев не давала. Андрей безошибочно определял класс кораблей. Юноша принялся считать суда, но тут машина совершила крутой вираж и полетела к одному из транспортов.

Через минуту бот опустился на посадочную площадку шлюзового отсека. На выравнивание давления и закачку воздуха потребовалось несколько секунд. Экипаж корабля работал оперативно.

— Всем на выход! — скомандовал пилот. — В коридоре вас встретят…

Миллан тотчас продублировал распоряжение офицера. Солдаты мгновенно покинули машину. Мимо, вытянувшись в колонну, бежали штурмовики. Возле массивных бронированных дверей стоял высокий капитан.

— Пошевеливайтесь, пошевеливайтесь! — кричал плайдец. — Время поджимает.

Вскоре бойцы оказались в длинном широком коридоре. Здесь их остановили и дали перевести дух. Возле солдат Энгерона появился худощавый светловолосый лейтенант.

— Идите за мной, — проговорил офицер, окинув взглядом наемников.

Рота двинулась к узкой металлической лестнице. Бойцы спустились на три яруса вниз, повернули направо и вскоре очутились в тесном жилом блоке. Ровные ряды одинаковых кроватей, на стене экран голографа, в дальнем конце зала туалет и душевые кабины. Ни одного метра свободной площади. Помещение не шло ни в какое сравнение с десантным сектором тяжелого крейсера.

Впрочем, данное обстоятельство никого не удивило. Условия на оливийской базе не лучше. Часть блока была уже занята. Волков сразу узнал солдат четвертой роты. Судя по количеству, подразделение понесло на Корзане тяжелые потери. Выжило человек тридцать, не больше.

— Размещайтесь, — сказал лейтенант. — Сразу предупреждаю, покидать этот ярус вам запрещено.

— Какое наказание предусмотрено для нарушителей? — уточнил Миллан.

— Меры крайне жесткие, — ответил плайдец. — Сначала карцер, ну, а при повторном проступке мерзавца казнят.

— Все слышали? — спросил командир первого взвода Гарнет. — Оружие в пирамиды, снаряжение под кровати! И поторапливайтесь, ленивые скоты. Вы что-то расслабились. Построение через десять минут.

Офицер одобрительно кивнул головой и направился к выходу. Когда лейтенант скрылся из виду, к Ярису и Корну двинулся плотный коренастый сержант лет тридцати пяти. На шее мужчины отчетливо виднелось красное пятно от ожога. Наемники обменялись крепким рукопожатием.

— Сурово ты с ними, — усмехнулся сержант. — Не чересчур усердствуешь?

— Ерунда, — произнес Гарнет. — Иногда надо приводить подчиненных в чувство. Для их же пользы.

— Может ты и прав, — согласился мужчина. — Я что-то не наблюдаю Ардента.

— Мик погиб, — сказал Миллан. — Колонна угодила в засаду повстанцев.

— Жаль, — вздохнул наемник. — Хороший был парень. Мы одновременно с ним попали в лагерь Энгерона.

— Вам тоже досталось, — заметил Корн. — Солдат и на взвод не наберется.

— Это верно, — проговорил сержант. — У меня двадцать семь бойцов. В схватках с мятежниками полегло две три роты. Диверсии на дорогах, ведущих к Брунлину, совершались чуть ли не ежедневно.

— Да, корзанцы дрались отчаянно, — подтвердил Гарнет, снимая рюкзак с плеч.

Ужинали наемники сухим пайком. За прошедшие четыре месяца он значительно сократился. Как будет организовано питание на корабле, никто не знал, а потому приходилось экономить. Солдаты ложились спать на голодный желудок.

Посреди ночи в помещении вспыхнул яркий свет. Послышались недовольные реплики и приглушенные ругательства. Через минуту ситуация прояснилась. На судно прибыла третья рота. Район Велинвила плайдцы контролировали значительно лучше, и бои там были менее жаркими. В результате, в подразделении уцелело больше половины личного состава.

Ранним утром блок вновь посетил худощавый лейтенант. Видимо, ему поручили следить за наемниками. Офицер проводил солдат в столовую. Она располагалась на этой же палубе. Небольшое прямоугольное помещение, металлические столы, пластиковая посуда.

Типичная армейская обстановка. Впрочем, на качестве приготовления пищи это ничуть не отразилось. Еда оказалась очень вкусной и калорийной. Со штурмовиками шутки плохи. Если их будут плохо кормить, они могут и бунт поднять.

Спустя сутки звездный флот Плайда стартовал к системе Гайреты. Ровно через семнадцать дней эскадра вынырнула из гиперпространства на границе баронства. Патрульные суда Гресвила поспешно ретировались. Тестианцы прекрасно знали о приближающемся противнике.

Берд Видог не ошибся в своих прогнозах. Герцог Делвил не рискнул прийти на помощь союзнику. Грайданцы испугались оставлять скопление без прикрытия. События развивались точно по плану правителя Плайда. Он уничтожал врагов поодиночке.

Оценив обстановку, командующий эскадрой приказал двигаться к планете. Тяжелые крейсера летели впереди, за ними под защитой эсминцев следовали транспорты. Стандартная тактическая схема. Боевые корабли баронства в сражение с захватчиками не вступали. Они разбились на мелкие группы и держались в верхних слоях атмосферы.

Взволнованно прохаживаясь по рубке управления «Берсенка», Видог то и дело поглядывал на обзорный экран. Расстояние между противниками стремительно сокращалось. До столкновения осталось каких-то два часа. Герцогу было непонятно, почему тестианцы не предпринимают активных действий. Ведь еще немного и агрессоры атакуют планету. На города баронства обрушится шквал огня.

А вдруг враги подготовили ему западню? Что если Делвил, обманув плайдских наблюдателей, все же перебросил флот к Гайрете. Или, например, граф Яслогский, нарушив нейтралитет, помог Гресвилу? Берда терзали страшные догадки и сомнения. Он невольно посмотрел на Глуквила.

На экране голографа спокойный, невозмутимый человек. На мундире ни складки, плечи расправлены, на скуластом лице невозможно прочесть ни одной эмоции. Удивительное самообладание. Коринианец — настоящее воплощение уверенности и решительности. Нет, не зря именно его Видог назначил на столь ответственный пост. Тут личной преданности мало. Командовать эскадрой должен профессионал, прекрасно знающий свое дело.

— Генерал, что происходит? — спросил правитель. — Почему враг не пытается остановить нас?

— Гресвил в отличие от Флэртона, избрал иную стратегию, — ответил Глуквил.

— Поясните, — требовательно сказал Берд. — Я хочу быть в курсе событий.

— Когда у противника значительное численное преимущество, флот защищающейся стороны выполняет две абсолютно разные задачи, — проговорил коринианец. — Либо он нападает на неприятеля, старясь нанести ему максимальный урон и при удачном раскладе прорваться к транспортам, либо оттягивается назад и занимает позиции на уровне космических станций. Тем самым боевые корабли усиливают наземную систему обороны.

— И какой способ лучше, эффективнее? — уточнил герцог.

— В зависимости от обстоятельств, — произнес генерал. — В битве с горгами Храбров выбрал первый вариант. И это разумно. Эскадра людей была не в состоянии защитить сразу три планеты. Кроме того, у кораблей есть оперативный простор. Потерпев поражение, суда без особых проблем покидают район боя. Уцелевшие в сражении крейсера тогда так и поступили. Соединившись с везгирианским флотом, они в конечном итоге уничтожили насекомых. Данный пример…

— Обойдемся без экскурсов в историю, — раздраженно заметил Видог. — Ближе к теме.

— Во втором случае шансов уцелеть практически нет, — продолжил Глуквил. — Слишком ограничен маневр. Да и разогнаться враг не даст. Зато резко возрастает огневая мощь. Пробить подобную защитную линию необычайно сложно. Захватчики несут огромные потери и ослабевают.

— Вы опять углубились в теорию, — проговорил правитель. — Меня интересует наша ситуация.

— Теста в полтора раза меньше Корзана, — сказал коринианец. — Решение барона полностью оправдано. Он намерен драться до конца. Разгромить эскадру Гресвила в космосе было бы гораздо проще.

— Но ведь боевые пульсары и станции не функционируют, — возразил Берд. — Он них нет никакого толку.

— Правильно, — подтвердил командующий. — Поэтому мы будем сражаться на предельных дистанциях.

— Благодарю за подробную информацию, генерал, — произнес герцог, поворачиваясь к мостику.

Минк Брестон внимательно слушал Видога и Глуквила. Замысел коринианца понравился офицеру. Флагманский крейсер звездного флота Плайда «Барсенк» вряд ли примет участие в битве, но у эстерианца немало друзей на других кораблях. Выражать сочувствие родным и близким погибших товарищей ужасно не хотелось. В схватке с тестианцами надо обойтись малой кровью.

— Полковник, — проговорил Берд, обращаясь к Брестону. — Наладьте связь с бароном Гресвилом.

— Слушаюсь, — отчеканил Минк, делая соответствующий знак русоволосому капитану.

Почти сразу на экране появилось изображение тестианского офицера. Полковник объяснял ему требования герцога. Спорить с агрессорами мужчина не стал. Секунд через двадцать Видог увидел Мэта Гресвила. Совершенно седой, худощавый старик лет семидесяти пяти сидел за массивным столом. Загорелая морщинистая кожа, маленький приплюснутый нос, чуть прищуренные, уставшие глаза. Эти две декады нелегко дались гайретскому владыке.


Рядом с ним расположился старший сын. Обрину около пятидесяти. Внешне он сильно отличался от отца. Плотная фигура, короткая шея, большая голова. Красавцем тестианца не назовешь. Редкие темные волосы, густые, нависающие на глаза брови, мясистый нос, тяжелый, квадратный подбородок.

Особым умом наследник престола не отличался, но в упрямстве мог посоревноваться с кем угодно. В молодости Берд даже как-то дрался с Обрином на дуэли. На одном из балов в Алессандрии юный наглец посмел съязвить в адрес эстерианца. Таких обид Видог никому не прощал. Попытки разрешить конфликт мирным путем успехом не увенчались. Гресвил наотрез отказался извиняться. В схватке на шпагах Берд ранил соперника в плечо. Император тут же прекратил поединок. А жаль. Мерзавца надо было тогда еще прикончить.

— Герцог Видог, — без всякого приветствия произнес Обрин, — вы вероломно вторглись на территорию баронства.

— Не думаю, что кто-то из присутствующих удивлен этим обстоятельством, — усмехнулся эстерианец.

Мэт поднял голову, взглянул на правителя Плайда, но промолчал. Его сыну выдержки не хватило.

— Мы требуем, чтобы вы немедленно остановили свой флот! — воскликнул младший Гресвил.

— Обрин, ты либо дурак, либо прикидываешься им, — грубо ответил Берд. — Сегодня я диктую условия.

Лицо мужчины от гнева покрылось красными пятнами. Ворот рубашки натянулся до предела. Еще немного и верхняя пуговица отлетит. Тестианец хотел что-то возразить, но отец крепко сжал его запястье.

— Не стоит раньше времени обострять отношения, — сказал Мэт. — Сначала выслушаем требования герцога.

— Они предельно просты, — проговорил Видог. — Вы официально признаете мою власть над баронством. Планета включается в состав объединенного государства. Кроме того, я забираю весь боевой флот и несколько пехотных частей. Злоупотреблять не буду, мне достаточно тридцати тысяч человек.

— Это не требование, а ультиматум! — снова сорвался наследник престола. — Он издевается над нами.

— Обрин, замолчи и сядь! — резко отреагировал старший Гресвил.

Тестианец покорно опустился в кресло. Спорить с отцом в присутствии Берда он не рискнул.

— Значит, система Гайреты останется совершенно без защиты, — задумчиво произнес Мэт.

— А зачем она вам? — спросил эстерианец. — Могущественный сюзерен отобьет нападение любого врага.

— Пытаешься восстановить империю, — иронично улыбнулся барон. — А вдруг ноша окажется непосильной?

— Как-нибудь справлюсь, — вымолвил Видог. — Трон по праву принадлежит моему роду.

— Весьма возможно, — согласился тестианец. — Я плохо знаком с древней историей. Гораздо больше меня волнует судьба собственной семьи. В чем выгода вашего предложения?

— Гресвилы сохраняют все основные привилегии, — проговорил герцог. — Положение в обществе, земли, собственность. Вы продолжаете править страной. Разумеется, под протекторатом Плайда.

— То есть, мы жертвуем только независимостью и флотом? — уточнил Мэт.

— Да, — подтвердил Берд. — Экономическая политика целиком и полностью в ваших руках. Конфискации подлежат лишь стратегически важные объекты: космические доки и заводы, производящие военную продукцию.

— А как будет оставлена процедура объединения? — опять вмешался Обрин.

— Очень торжественно, — сказал Видог. — Алессандрийский дворец, преклонение колен, клятва на верность.

— Отец, я не собираюсь унижаться перед этим надменным выскочкой, — пробурчал наследник престола.

— Поосторожнее в выражениях, — жестко произнес герцог. — Однажды ты уже заплатил за свой длинный язык. Теперь лишишься головы. На милосердие не рассчитывайте. Казню всех.

— Нам надо время на размышление, — тяжело вздохнув, вымолвил барон.

— Даю сорок минут, — взглянув на часы, проговорил Берд. — Надеюсь на ваше благоразумие.

Экран голографа погас. Поправив мундир, Видог направился к креслу. Диалог с Гресвилом получился непростым. Если честно, воевать с тестианцами герцог не хотел. И причин тому несколько. В сражении за Корзан он уже потерял три тяжелых крейсера. Новая битва лишь ослабит эскадру. Экспансию придется остановить. На восстановление прежней численности флота потребуется примерно полгода. А враги ждать не будут. Они тоже готовятся к войне и строят корабли.

Кроме того, обстрел городов неминуемо приведет к разрушению инфраструктуры планеты. Лежащие в руинах предприятия, разбитые дороги, уничтоженная техника. Ценность трофея значительно снизится. Совсем другое дело, если барон перейдет на сторону правителя Плайда. Эскадра сразу увеличится на шестнадцать крейсеров. Серьезная сила. Берд сможет без оглядки на тылы двинуть суда к системе Юстины.

Ну, а с нечеловеческими расами разговор короткий. Герцог без жалости и сожаления превратит Сторр в пылающий ад. Ему нужны послушные, исполнительные рабы. И он их получит. Сотни тысяч, миллионы мерзких, коричневых существ отправятся на плантации, в рудники и шахты.


Какие блестящие перспективы открываются! Отрезанное от остального мира графство Яслогское наверняка признает власть Видога. Тем более что Берд женат на сестре нынешнего гроссианского владыки. Успехи союзника заставят Октавию Торнвил активизироваться. Ее руки развязаны. Сирианская графиня без труда захватит баронство Китарское. Вслед за ним падут Цекра и Орта. Мечты, мечты… Как же много сейчас зависит от решения немощного старика и его упрямого сына.

В назначенный срок тестианцы вышли на связь. Мэт сидел за столом, Обрин стол рядом с ним. Плечи наследника расправлены, подбородок вздернут, в глазах полыхает огонь. Боевой вид младшего Гресвила герцогу не понравился. Томительная пауза затягивалась. Но вот барон поднял голову и посмотрел на Берда. На лице старика застыла печать усталости и обреченности.

— Господин Видог, ваше предложение неприемлемо, — тихо сказал Мэт. — Мы отвергаем ультиматум.

— Вы делаете роковую ошибку! — раздраженно произнес герцог. — Вы обрекаете на смерть тысячи людей.

— Возможно, — грустно вымолвил Гресвил. — Но суверенитет страны стоит дороже.

— Вы оба спятили! — гневно воскликнул Берд. — Не будет никакого суверенитета! Мой флот прорвет линию обороны и ударит по планете. Лазерные орудия сравняют города с землей. Теста превратится в выжженное поле. Глупость правителей оплачивается дорогой ценой. Одумайтесь, пока не поздно.

— О, я слышу неуверенность в словах, — вмешался Обрин. — Боишься потерпеть неудачу?

— Болван! — грубо выругался Видог. — С тобой даже обсуждать что-либо бессмысленно.

— Когда человек не в состоянии победить, он оскорбляет противника, — презрительно усмехнулся наследник.

— Черт подери, Мэт, неужели ты дашь этому кретину уничтожить весь род? — проговорил герцог. — Утебя ведь есть еще младший сын, есть внуки. Ты и их бросишь на жертвенный алтарь войны?

— Таково общее решение, — сказал барон. — Я подчинился мнению большинства.

— Что же, гордость и высокомерие не раз губили дворян, — произнес Берд. — Вы сделали свой выбор. Пусть так и будет. Клан Гресвилов должен умереть. Обещаю найти и истребить всех его представителей.

— Нас не пугают твои угрозы! — выкрикнул Обрин. — Побеспокойся лучше о себе.

Видог искренне расхохотался. Тестианец определенно потерял ощущение реальности. К планете приближаются пятьдесят тяжелых крейсеров. Страна обречена, а он до сих пор пытается бравировать. Похоже, за прошедшие годы Обрин ничуть не поумнел. В отличие от сына, Мэт сидел, низко опустив голову. Барон не испытывал ни малейших иллюзий по поводу предстоящего сражения. К сожалению, старик слишком слаб, чтобы повлиять на ситуацию.

— Хватит пустой болтовни, — махнул рукой герцог. — Отключайте связь. Мое терпение иссякло.

Как только экран голографа погас, Берд повернулся к командующему эскадрой.

— Генерал, вы все прекрасно слышали, — проговорил владыка Плайда. — Атакуйте тестианцев. Врагу никакой пощады. Единственное, о чем прошу, постарайтесь сохранить космические доки. Они понадобятся для ремонта поврежденных судов. Главный удар нанесите по столице государства Бристону.

— Я так и предполагал сделать, — отреагировал Глуквил. — Не сомневайтесь, мы сомнем противника.

Однако осуществить разработанный план оказалось не так-то просто. На тридцатимиллионной планете было четыре крупных мегаполиса. Города надежно прикрывались наземными системами обороны и кораблями звездного флота. Защитники дрались отчаянно.

Несмотря на гигантское численное преимущество, плайдская эскадра уже через пятнадцать минут после начала боя потеряла два тяжелых крейсера. Суда захватчиков угодили в западню.

На сектор «мертвых» станций и пульсаров они не обращали внимания, но именно здесь корабли агрессоров поджидал главный сюрприз. Тестианцы тайно вывели на орбиту собственные объекты и разместили их среди имперских. Когда крейсера вошли в зону поражения, враг открыл ураганный огонь. Плайдцы быстро обнаружили и уничтожили станции, но к тому моменту два судна уже взорвались.

Взбешенный Видог жестом подозвал начальника контрразведки. Свенвил поспешил к правителю. Ничего хорошего это ему не сулило.

— Проклятье, генерал, что происходит? — гневно спросил Берд. — Откуда тут взялись боевые пульсары?

— Не знаю, — честно ответил Горн. — Видимо, секретная программа. Она не упоминалась ни в одном докладе агентов.

— Слабое оправдание, — раздраженно сказал герцог. — Ваши сотрудники допустили очередной серьезный просчет.

— Виновные будут строго наказаны, — мгновенно отреагировал начальник контрразведки. — Я проведу тщательное служебное расследование. Однако хочу заметить, вербовка на Тесте — дело необычайно сложное…

— Вы свободны, барон, — жестко произнес Видог. — Подробности меня не интересуют.

Примерно через полчаса в сражении наступил перелом. Плайдцы наконец сломили сопротивление гайретского флота. Корабли защитников гибли один за другим. Часть крейсеров и эсминцев взорвалась, часть упала на поверхность планеты. Некоторые суда двинулись на таран. Акт отчаяния и бессилия. Они не успели даже толком разогнаться. Несколько точных попаданий, и корабли исчезли в огненной вспышке.


Эскадра захватчиков начала обстрел тестианских городов. Ряд кварталов озарился заревом пожаров. Впрочем, Гресвилы не собирались сдаваться. Наземная система обороны продолжала бой.

Сотни лазерных орудий, не жалея зарядов, били по врагу. Тяжелые крейсера постоянно содрогались от попаданий. Четыре судна были вынуждены выйти из битвы. Из бортов кораблей наружу вырывались языки пламени. В докладах командиров отчетливо звучала тревога.

Правитель посмотрел на Глуквила. Коринианец по-прежнему спокоен и невозмутим.

— Генерал, — проговорил Берд, — почему мы топчемся на месте? Десант уже на подходе.

— Штурмовиков еще рано бросать в сражение, — возразил офицер. — Нам нужна передышка.

— Вы намерены отвести крейсера от планеты? — удивленно спросил герцог.

— Да, — сказал командующий. — Наступление захлебнулось. Огонь слишком плотный.

— Это паникерство! — нервно воскликнул Видог. — Я настаиваю на продолжении операции.

— Я готов выполнить любой ваш приказ, — отчеканил Глуквил. — Но сразу хочу нарисовать перспективы. Мы потеряем еще три-четыре судна. Флайеры и боты попадут в настоящую мясорубку. Счет жертв пойдет на тысячи. При повторной высадке возникнет острая нехватка машин.

Берд не являлся большим специалистом в военной области, но не верить генералу тоже нет причин. Коринианец очень, очень опытен. Вряд ли он сгущает краски. Бой действительно тяжелый.

— Что вы предлагаете? — после паузы спросил правитель.

— Общее отступление, — произнес офицер. — Я должен немедленно отдать соответствующие распоряжения.

— Хорошо, — скрипя сердце, согласился герцог. — Пусть Обрин немного порадуется…

Прикрывая друг друга, крейсера разворачивались и отходили от Тесты.

Спустя пять минут жестокая битва прекратилась. Флот плайдцев серьезно пострадал. Почти четверть эскадры не могла продолжать сражение. На палубах судов бушевали пожары. Ремонтные бригады тут же устремились к поврежденным кораблям. Техники латали пробоины и восстанавливали системы жизнеобеспечения.

— Сколько времени займет перегруппировка? — нетерпеливо проговорил Видог.

— Часа два, не меньше, — ответил командующий. — Надо вернуть крейсерам прежнюю боеспособность.

— Противник тоже не будет сидеть, сложа руки, — заметил правитель.

— Его возможности невелики, — бесстрастно сказал Глуквил. — Флота у Гресвилов уже нет. Координаты огневых точек определены. Мы внесем их в компьютеры, и эффективность стрельбы сразу возрастет. Окончательная победа сомнений не вызывает. Главное, сейчас сохранить людей и корабли.

— Правильно рассуждаете, — подтвердил Берд. — И что вы для этого предпримите?

— Дальность стрельбы лазерных орудий составляет двести километров, — произнес генерал. — Города они защищают надежно, но в промежутках есть огромные бреши. Именно там мы и высадим десант. Штурмовики перережут коммуникации, захватят космодромы, электростанции, пункты связи.

— Уверен, тестианцы готовы к такому повороту событий, — вставил герцог. — У них танки, бронетранспортеры. Нашим же транспортным челнокам нужно еще где-то сесть.

— Зато мы имеем неоспоримое преимущество в воздухе, — возразил коринианец. — Флайеры поддержат десантников. И не забывайте о крейсерах и эсминцах. Я брошу в бой все суда.

— А что если попробовать с земли атаковать систему обороны? — проговорил Видог.

— Самоубийство, — вымолвил офицер. — Боты попадут под шквальный огонь.

— Это верно, — произнес правитель. — Но они отвлекут на себя внимание защитников. Корабли воспользуются благоприятной ситуацией и ударят по позициям противника.

— Идея интересная, — кивнул головой командующий. — Но очень рискованная. Вам придется пожертвовать людьми и машинами. Чтобы враг запаниковал, потребуются значительные силы.

— Одного полка будет достаточно, — сказал Берд. — Кроме того, у меня есть четыреста наемников. Их абсолютно не жалко. Купим новых. В итоге получится полторы тысячи человек. Неплохо. Операцию проведем у Бристона. Сорок ботов в сопровождении пяти эскадрилий флайеров.

Глуквил не стал спорить с герцогом. Решение уже принято, и Видог его не изменит. Солдат, конечно, жаль, однако надо признать, план правителя не лишен здравого смысла. Тестианцы попадут в довольно затруднительное положение. Не исключено, что они дрогнут и прекратят сопротивление.


Стартовав из системы Церены, транспортное судно вышло из гиперпространства ровно через семнадцать дней. Блекпул торжествовал. Его предположения полностью подтвердились. Герцог Плайдский действительно напал на баронство Гайретское. Тестианцы бродили по жилому блоку мрачнее тучи. Солдаты отчетливо осознавали, что родную планету ждет судьба Корзана. Бароны Гресвила — редкие упрямцы. Они ультиматум захватчиков не примут.

Сбросив скорость, корабль двигался к небольшому оранжевому светилу. Что происходит за пределами транспорта, бойцы не знали, но все готовились к высадке. Бронежилеты надеты, ремни затянуты, пальцы крепко сжимают цевье оружия. В помещении воцарилась тягостная тишина. Лишь изредка наемники перебрасывались короткими репликами.

Резкий, надрывный сигнал заставил людей вскочить с кроватей. Почти сразу в проеме двери появился светловолосый лейтенант. На лице молодого человека тревога и волнение.

— Бегом к шлюзовому отсеку! — выкрикнул офицер. — Поторапливайтесь!

— Вы, что оглохли? — мгновенно отреагировал Гарнет. — Шевелитесь, ленивые скоты!

Солдаты дружно рванулись к выходу. Постепенно роты вытягивались в колонны. Три яруса бойцы преодолели на одном дыхании. Вот и знакомый длинный коридор. Через несколько секунд наемники достигли цели. Пятнадцать ботов стояли в ряд. В первые машины уже грузились штурмовики из полка Одлина. Внезапно, словно из-под земли, возник капитан Мешан.

— Командиры взводов, построить подразделения в две шеренги! — приказал наблюдатель.

Сержанты тотчас продублировали распоряжение тасконца. Взглянув на подчиненных, офицер произнес:

— Солдаты, перед вами стоит нелегкая задача. Необходимо высадиться на планету и уничтожить огневые точки врага. Лгать не стану, шансов уцелеть крайне мало. Сразу предупреждаю, любая попытка покинуть поле боя, будет жестоко караться. Среди наемников Энгерона нет трусов и паникеров. Желаю удачи. Третья рота — бот номер восемьсот двадцать один, четвертая — восемьсот двадцать восьмой, пятая — восемьсот двадцать девятый. Вперед, господа…

Миллан рявкнул что-то нечленораздельное и рванулся к машине. Андрей последовал за канотцем. Он вбежал в летательный аппарат и сел на скамью рядом с кабиной пилотов. Слева расположился Клертон, напротив — Кавенсон и Шелтон. У люка то и дело слышались грозные окрики Яриса.

В какой-то момент Волков обернулся и посмотрел в иллюминатор. У других рот возникла проблема. В третьей чересчур много людей, зато в четвертой их не хватает. Мешан занялся перераспределением личного состава.

Наконец, погрузка завершилась. Шлюзовой отсек быстро опустел. Огромные внешние ворота медленно поднялись, и боты устремились в черную, холодную пустоту космоса. Вскоре машины разбились на тройки. Резкий разворот и вдалеке мелькнул зеленовато-белый шар Тесты. Почти сразу на горизонте показалась эскадра герцога Видога. Возле тяжелых крейсеров кружился рой флайеров. Андрей не мог оторвать глаз от фантастического зрелища. В этой картине было что-то завораживающее и пугающее одновременно.

— Похоже, флот плайдцев готовится к атаке, — негромко заметил Лундлин.

— К повторной атаке, — с горечью проговорил Флектон, глядя на корабли агрессоров.

— Почему ты так решил? — спросил командир третьего отделения.

— Часть судов находится в стороне, — пояснил Брин. — Рядом с ними аварийные боты. Кроме того, я не вижу крейсеров барона Гресвила. Вывод прост — сражение уже состоялось. Видог разгромил противника, но не сумел прорвать наземную линию обороны. Нас бросают в адский котел.

— Хочешь сказать, что десант ждет «горячий» прием? — уточнил Блекпул.

— Не сомневаюсь, — ответил тестианец. — Мы попадем под ураганный огонь лазерных орудий.

— Хватит болтать! — вмешался Миллан. — У каждого свой срок. От судьбы не уйдешь.

Между тем, эскадра двинулась к планете. Боты летели в непосредственной близости от боевых кораблей. Минут через десять машины резко ушли вправо. Мимо пронеслась эскадрилья флайеров.

— Начинается, — тихо произнес Флектон, опуская бронированное забрало шлема.

— Всем пристегнуть страховочные ремни! — раздался требовательный голос пилота.

Набирая скорость, боты приближались к Тесте. В иллюминаторах засверкали красноватые лучи. Внезапно мощная неведомая сила подбросила машину вверх. Кто-то грубо выругался. Ситуация отвратительная. Ты сидишь в замкнутой, железной коробке и гадаешь, попадут в нее защитники или нет? Если лазерный луч даже зацепит аппарат, он тут же камнем рухнет вниз. Ничего изменить или исправить люди не могут. Остается только молиться и надеяться на божью милость.

Волков не удержался и снова посмотрел в иллюминатор. Боты преодолевали полосу тонкой облачности. Еще немного и появится поверхность планеты. Метрах в двухстах летела машина четвертой роты. Строй довольно плотный. Не успел юноша подумать, как яркая вспышка ослепила его. Бот наемников исчез из виду. Андрей даже не заметил, куда делись обломки. Все случилось практически мгновенно. Сорок человек сгорели в долю секунды.

— Черт подери! — испуганно выдохнул Волков, поворачиваясь к товарищам.

— Что там? — взволнованно проговорил Стейн, обратив внимание на побелевшее лицо землянина.

— Четвертой роты больше нет, — сказал Андрей. — Их машину сбили…

На лбу Волкова выступила испарина. В любой момент с ними могло произойти то же самое.

— Приготовиться к высадке! — послышался истошный вопль пилота.

Спустя минуту десантный бот опустился на огромное зеленое поле. Задний люк с грохотом упал на траву. Никаких дополнительных команд не требовалось. Отстегнув страховочные ремни, держа оружие наперевес, солдаты бросились прочь из летательного аппарата. Он сейчас отличная мишень для наводчиков. Огибая машину, бойцы сразу разворачивались в цепь. Цели достигли примерно тридцать ботов. В первом эшелоне наступающих исключительно наемники.

— В атаку! — громко закричал Гарнет. — Надо максимально сократить дистанцию!

Солдаты побежали на восток. Именно там находились укрепления и огневые точки тестианцев. Орудия непрерывно стреляли по кораблям плайдцев. Снопы лазерных лучей то и дело устремлялись в космическое пространство. Тяжелые крейсера отвечали обороняющимся тем же. Точное попадание, и одна из установок разлетелась на куски. Впрочем, наемникам не до того. Тяжело дыша, они упорно двигались вверх по пологому склону. Боты уже поднялись в воздух и, маневрируя над землей, старались покинуть зону боя. Пилоты свою задачу выполнили.

— Не нравится мне эта местность, — пробурчал шедший рядом с Андреем Кавенсон.

— Ты чересчур привередлив, — откликнулся Шелтон. — Обычное, ничем не примечательное поле. Подъем немного напрягает, а так ерунда. Здесь даже гравитация меньше. Не устанем…

— Посмотри внимательно под ноги, — проговорил Брик. — Ничего подозрительного не замечаешь?

— Трава, как трава, — пожал плечами Стейн. — Цвет, правда, странноватый. Но чего тут удивляться.

— Болван, — выругался Кавенсон. — Она выкошена. И вряд ли это случайность.

— Ты делаешь чересчур глубокомысленные выводы, — иронично заметил Шелтон.

Над головами солдат пронеслись шесть флайеров. Машины дали залп по врагу, совершили крутой вираж и ушли на новый заход. Складывалось впечатление, что противник не ожидал подобного поворота событий и растерялся.

Ровные линии наемников и штурмовиков приближались к стратегически важным объектам Тесты. До первых орудий осталось километра полтора, не больше. Минут через десять-пятнадцать бойцы ворвутся в бункеры и безжалостно перебьют защитников. Сзади опять раздался рев флайеров. У десанта неплохая поддержка. Операция оказалась несложной.

И тут из земли на специальных вращающихся консолях из сверхпрочного металла поднялись скорострельные автоматические пушки. Одни ударили по летательным аппаратам, другие по пехоте. Первые ряды солдат были буквально выкошены. Мало того, несколько лазерных орудий появились и в тылу подразделений. Ситуация до боли напоминала выпускной экзамен на полигоне Морсвила. Только тут все реально. В случае попадания человека не отбрасывало назад, а прошивало насквозь.

Начался сущий кошмар. В шлеме слышалась грубая брань, отчаянные крики, стоны умирающих. Пятой роте повезло, что впереди двигались наемники, недавно доставленные с Тасконы. Они своими телами закрыли товарищей.

Секундное замешательство вскоре прошло. Рухнув на траву, бойцы открыли огонь по консолям. С пятисот-шестисот метров попасть точно в конструкцию необычайно трудно, но патронов и зарядов солдаты не жалели. Вскоре смолкла одна пушка, за ней вторая, третья…

Помогли десанту и флайеры. Их орудия превращали в месиво целые квадраты. Впрочем, не без потерь. Одной из машин луч попал в боковой подкрылок. Не снижая скорости, аппарат закувыркался в воздухе и через пару секунд врезался в склон. Мощный взрыв образовал огромную воронку.

Постепенно количество лазерных пушек сокращалось. Чтобы остановить врага, тестианцы перешли в контрнаступление. Неподалеку от укреплений поднялись вверх замаскированные ворота, и из подземных капониров выехали танки и бронетранспортеры. Ревя моторами, они двинулись на захватчиков. Волков насчитал около двадцати машин.

Наемники и плайдцы начали пятиться назад. Защитники наверняка смяли бы десант, но, к счастью, отлично сработали корректировщики штурмовиков. Тяжелые крейсера перенесли огонь и накрыли технику тестианцев. Нечто подобное Андрей уже видел на Корзане. Сплошная оранжево-красная стена отрезала бойцов от противника. На солдат повеяло адским жаром.

Вскоре дрожащее марево исчезло, и снова знакомая картина: перепаханная земля, опрокинутые на бок танки и бронетранспортеры, спасающиеся бегством люди. Из некоторых машин чудом уцелевшие тестианцы вытаскивали раненых.

— Смерть гадам! — истошно завопил кто-то из наемников. — Вперед!

Бойцы дружно вскочили на ноги и в едином порыве бросились в атаку. Озлобленные, раздраженные солдаты жаждали мести. Они угодили в засаду и теперь хотели свести счеты с врагом. Защитники должны сполна заплатить за свое вероломство.

В таком состоянии люди ничего не замечают вокруг и плохо соображают. Это странная, труднообъяснимая эйфория. Человек перешагивает через страх смерти и окунается в вечность. Героизм, граничащий с безумием. Иначе и не назовешь. Обычные, нормальные парни превратились в жестоких, беспощадных монстров. Главное для них сейчас догнать противника и убивать, убивать, убивать…

Волков бежал вместе со всеми. Юноша что-то дико и невнятно кричал. Впрочем, на подобные мелочи никто внимания не обращал. До тестианцев осталось каких-то триста-четыреста метров. Еще немного и враги сойдутся в отчаянной рукопашной схватке. Внезапно чья-то сильная рука схватила Андрея за плечо. Он едва не упал.

— Да куда же ты так спешишь, — раздался взволнованный голос Миллана.

— Как куда? — удивленно спросил Волков, оборачиваясь к сержанту. — Нужно прикончить мерзавцев…

— Понятно, — тяжело дыша, произнес канотец. — Но я бы не торопился. На тот свет еще успеешь.

Юноша огляделся по сторонам. Постепенно Андрей приходил в себя. А ведь Ярис прав, куда его черти понесли? Бой в самом разгаре. Попасть под лазерный луч тестианцев не составляет ни малейшего труда. А друзья? Где они? Рядом нет ни Шелтона, ни Стенвила, ни Кавенсона.

— И когда ты только поумнеешь, — продолжил командир взвода. — Нельзя лезть в драку первым. Подожди немного, оцени обстановку и действуй наверняка. Опыт и рассудительность часто спасают жизнь.

— Но я не вижу свое подразделение, — растерянно вымолвил землянин.

— В том-то и беда, — пробурчал сержант. — Ты не в состоянии контролировать ситуацию. Рота метрах в пятидесяти от нас. Вот теперь пора ускориться. Хотя нутром чувствую что-то здесь неладно.

Миллан и Волков двинулись к укреплениям тестианцев. Сзади их уже настигала изрядно поредевшая линия десантников. Потери у плайдцев ничуть не меньше, чем у наемников. Но не беда. До врага рукой подать. Противник в панике отступает и обречен на поражение. Нечленораздельный торжествующий рев штурмовиков разносился над полем.

Скорострельные пушки, появившиеся на флангах застали атакующих врасплох. Оказавшиеся поблизости бойцы были безжалостно уничтожены. С фронта по захватчикам ударили лазерные орудия оборонительной системы Бристона. В случае точного попадания человек просто испаряется. Из бетонных дотов открыли огонь артиллерийские орудия. Осколки снарядов выкашивали солдат целыми группами.

Всем стало ясно, что полк попал в умело расставленную ловушку. Тестианцы медленно, осторожно заманивали десантников в западню. Они дали врагу подойти вплотную, втянуться в сражение и, когда плайдцы уже не сомневались в успехе, нанесли сокрушительный удар. Агрессоры дорого заплати за допущенную ошибку. Численность взводов, рот, батальонов таяла на глазах. Наступление захлебнулось. Зажатые в клещи наемники и штурмовики отчаянно отстреливались, но это была агония. Им не мог помочь даже звездный флот герцога.

Лазерные лучи мелькали рядом с Андреем. Бойцы с ужасными воплями то и дело валились на траву. Некоторые солдаты бились в предсмертных конвульсиях. Обезумевшие люди метались из стороны в сторону, не зная, где спрятаться.

Мощный взрыв накрыл отделение десантников и уронил Волкова на землю. Вместе с грунтом на юношу полетели ошметки окровавленных тел. На мгновение Андрей выпал из реальности. Волков лежал на спине и бессмысленно смотрел на голубое бездонное небо. Похоже, пора прощаться с бренным миром. Интересно, он умер или еще нет?

Юноша попробовал пошевелиться. Вроде все в порядке. Руки и ноги на месте. Но почему Андрей тогда ничего не слышит?

Странно, очень странно. Контузия? Возможно. Волков приподнялся на локтях. В ту же адская какофония звуков хлынула в разум юноши. Череда взрывов, треск автоматных очередей, истеричные крики солдат. Нет, он все-таки жив. Вопрос в том, стоит ли этому радоваться?

— Прекратить стрельбу! — раздался чей-то хриплый голос. — Окапываться!

Андрей рефлекторно достал саперную лопатку. Приказ нужно выполнять. Тем более разумный и оправданный. В данной ситуации сопротивляться не имеет смысла. Единственный шанс уцелеть — вгрызться поглубже в землю.

Волков перевернулся на бок и тут же заметил Яриса. Канотец стоял на четвереньках и выл от боли. Правый рукав куртки превратился в кровавые лохмотья. Неподалеку валялся карабин с оторванной кистью. Юноша подполз к Миллану, извлек из аптечки стимулятор и вколол его сержанту. Ярис с благодарностью посмотрел на подчиненного.

— Перевяжи, — тихо сказал канотец. — Я думал, тебя осколки тоже зацепили.

— Повезло, — откликнулся Андрей. — Отбросило волной. Нет ни царапины.

— Это хорошо, — проговорил командир взвода. — Теперь надо продержаться до темноты.

— И что потом? — спросил Волков. — Снова пойдем на штурм?

— Нет, — покачал головой Миллан. — Будем убираться отсюда. До леса километра три.

— А как же опорный пункт тестианцев? — произнес юноша. — Мы не справились с поставленной задачей.

— Ничего, плайдцы уничтожат его и без нас, — горько усмехнулся сержант. — Десантная операция была авантюрой. Полк отвлекал внимание защитников. Уверен, основные силы герцога высадились в другом районе.

— Значит, нас бросили на произвол судьбы? — вымолвил Андрей, забинтовывая рану Яриса.

— Разве ты не заметил, что флайеры исчезли, — проговорил канотец. — Все, бой завершен.

— Сволочи! — выругался землянин. — Кинули полторы тысячи человек в кровавую мясорубку.

— На войне нет места жалости, — бесстрастно сказал Миллан. — Пора бы привыкнуть.

Между тем, взрывы прекратились.

Воцарилась тягостная, пугающая тишина. Лишь скорострельные орудия продолжали вести огонь по противнику. Лазерные лучи добивали раненых и уродовали трупы.

Волков огляделся по сторонам. Всюду лежали мертвые тела. Лишь кое-где, в маленьких, наспех вырытых окопах, притаились выжившие солдаты. В глазах людей отчетливо читался страх.

— А если попробовать сейчас доползти до леса? — предложил юноша.

— Не получится, — возразил сержант. — Пушки реагируют на малейшее движение. Засекут сразу.

— Ночь тоже не лучшее время, — произнес Андрей. — Прицелы переключаться на инфракрасный режим. К тому моменту покойники уже остынут. Мы превратимся в отличную мишень.

— Пожалуй, — согласился Ярис. — Придется рвануть на закате. Сумрак — идеальный вариант.

— Надо предупредить остальных, — проговорил Волков. — Я свяжусь…

— Ты с ума сошел! — воскликнул канотец, перехватывая руку юноши. — Тестианцы прослушивают все основные частоты. Лежи и не дергайся. Тут каждый за себя. Правило жестокое, но справедливое.

— Хочешь сказать, мы оставим раненых здесь? — возмущенно выдохнул землянин.

— Разумеется, — ответил Миллан. — С тяжелой ношей далеко не уйдешь.

— Не боишься, что противник начнет прочесывать местность? — спросил Андрей.

— Нет, — произнес сержант. — Лишние потери защитникам ни к чему. Они не дураки. Раненые и так умрут от жажды и потери крови. Смирись и прими все как должное.

Скорее всего, командир взвода прав. Он гораздо старше и опытнее. Возможно, даже бывал в подобных переделках. Ярис рассуждает логично и взвешенно. Вытащить кого-нибудь под шквальным огнем лазерных пушек вряд ли удастся. И товарища не спасешь, и сам погибнешь.

В памяти невольно всплывали образы Стенвила, Кавенсона, Шелтона, Клертона. Вдруг кто-нибудь из них страдает от боли и надеется на помощь друзей? Волков потом не простит себе проявленной слабости. На душе был неприятный осадок.

Андрей от злости и бессилия сжал кулаки. В очередной раз землянин стоял перед нелегкой дилеммой. Милосердие боролось с инстинктом самосохранения. Победила суровая, холодная целесообразность. Умирать во цвете лет ужасно не хотелось.

Укрывшись за убитым штурмовиком, Волков угрюмо смотрел на оранжевый диск Гайреты. Звезда лишь недавно пересекла зенит. Сутки на Тесте длятся восемнадцать с половиной часов. Спасительный вечер наступит еще не скоро. К тому моменту, на тот свет отправятся многие хорошие бойцы.

Лазерные орудия ни на секунду не прекращали стрельбу. Стоило кому-нибудь из солдат пошевелиться, как рой красный лучей устремлялся к бедняге. И, увы, обычно он достигал цели. Несчастный человек затихал навсегда. Еще живые наемники лишь тихо ругались.

Внезапно мрачную тишину разорвал глухой короткий хлопок. Следом за ним раздался второй, третий, четвертый… Вскоре Волков сбился со счета. Не понимали, что происходит и защитники. Турели вращались то в одну сторону, то в другою, не успевая реагировать на взрывы. Андрей недоуменно взглянул на канотца. На устах Миллана появилась грустная усмешка.

— Наблюдатели даже сейчас не дали тебе права выбора, — отвечая на немой вопрос юноши, сказал сержант. — Они уничтожают тяжелораненых бойцов. Активируют ошейники тех, кто обречен.

— Но как мерзавцы это узнают? — удивился землянин. — Здесь сотни солдат.

— Ты забыл о введенном в кровь микрочипе, — произнес Ярис. — Сигнал постоянно идет на пульт управления. Офицеры Энгерона получают точную информацию о состоянии здоровья каждого наемника.

— А если капитан Мешан решит прикончить тебя? — взволнованно проговорил Волков.

— Не исключено, — вздохнул канотец и тут же добавил, — хотя вряд ли. Моей жизни ничего не угрожает.

Вскоре страшный грохот прекратился. Теперь на поле остались лишь бойцы, способные самостоятельно передвигаться. Речь, разумеется, не идет о плайдцах. Наблюдателям абсолютно наплевать на штурмовиков. Впрочем, и герцогу Видогу тоже. Он в качестве эксперимента пожертвовал целым полком и при этом не испытывал ни малейших угрызений совести. Потери на войне неизбежны.

Глава 4 Теста

Высадка основных сил десанта прошла успешно. Звездные корабли и флайеры обеспечили надежное огневое прикрытие армейским частям. Оборонительная система тестианцев не могла помешать агрессорам. Дальность стрельбы лазерных орудий ограничена. Попытки защитников контратаковать не увенчались успехом. Крейсера и эсминцы безжалостно сжигали технику противника, а штурмовики истребляли пехоту. Подданные барона Гресвила дрались отчаянно, но были вынуждены отступить.

Итог подобных сражений зависит от того, кто господствует в воздухе. В данной ситуации летательные аппараты плайдцев полностью хозяйничали в небе Тесты. Спустя всего час после начала второго этапа операции десантники взяли под контроль половину стратегически важных объектов планеты. Они перерезали основные дороги, блокировали мосты, захватили электростанции.

Но главное — это космодромы. К посадочным площадкам тут же устремились транспортные челноки. Корабли доставляли на Тесту бронетранспортеры и необходимое оборудование. Мобильность штурмовых подразделений резко возросла. К концу дня все крупные города баронства оказались в жесткой блокаде. Защитники продолжали оказывать сопротивление, однако в их действиях появилась обреченность. Тестианцы прекрасно понимали, что агония долго не продлится.

Сидя в кресле, правитель Плайда молча выслушивал доклады офицеров. Тщательно продуманный и подготовленный план давал результаты. В какой-то момент Берд приказал адъютанту принести вино. Пусть командный состав флагмана вместе с ним отметит победу. Капитан быстро и умело разлил искрящуюся, рубиновую жидкость по бокалам. Видог неторопливо поднялся и с пафосом произнес:

— Господа, поздравляю вас с очередным успехом! Еще один враг повержен, еще одна планета присоединена к нашему могущественному альянсу. Не за горами тот час, когда мы возродим империю.

— Да, здравствует герцог! — мгновенно отреагировал Минк Брестон.

Дружный хор офицеров тут же поддержал полковника. В преданности эстерианцев правитель мог не сомневаться. Залпом осушив бокал, Берд повернулся к центральному голографу. Через секунду на экране появился Глуквил. Лицо генерала, как всегда, непроницаемо.

Хорошо, что Видог не отстранил коринианца от должности. А ведь желание было велико, очень велико.

Предложение отступить вызвало гнев герцога. К счастью, разум восторжествовал над эмоциями. В противном случае флот понес бы куда более значительные потери. Но хорошо то, что хорошо кончается. Удача сопутствует Берду.

— Есть новые сообщения с Тесты, генерал? — спросил правитель Плайда.

— Да, ваше высочество, — ответил Глуквил. — Полностью разгромлена группировка на севере страны. Оборонительная система планеты уничтожена на тридцать процентов. Десантные подразделения прорвались в Соквил и Челенск. Бои идут уже на улицах городов. Мы упорно продвигаемся к столице.

— Защитники еще в плен не сдаются? — уточнил Видог, садясь в кресло.

— Массового процесса пока нет, — проговорил командующий. — Отдельные эпизоды не в счет.

— Все правильно, — сказал герцог. — Нужно схватить Гресвилов. Тем самым, мы отсечем врагу голову.

— Полностью согласен, — произнес генерал. — Однако выполнить поставленную задачу нелегко. Тестианцы прекрасно подготовились к войне. Подступы к Бристону — это сплошные линии укреплений, нашпигованные скорострельными лазерными пушками. Численность некоторых штурмовых полков сократилась на четверть.

— Сколько времени потребуется на захват города? — поинтересовался Берд.

— Двое-трое суток, — вымолвил коринианец. — Если действовать неспеша и осторожно, беречь людей и корабли. Чтобы ускорить операцию, я могу бросить в сражение всю эскадру.

— Нет, нет, — проговорил правитель. — Торопиться теперь некуда. Крейсера мне понадобятся для будущих свершений. Кстати, мы ведь проводили возле столицы отвлекающий маневр. Он удался?

— Не совсем, — уклончиво сказал Глуквил. — Десант сумел занять плацдарм, заставил тестианцев раскрыть секретные огневые точки, но достигнуть нужного рубежа ему не удалось. Наемники и полк майора Одлина угодили в западню. Их атаковали с флангов. Залп судовых орудий должного результата не принес. После того, как штурмовики залегли, я приказал отозвать флайеры. Ждем наступления темноты. Тогда начнем эвакуацию уцелевших солдат. Часть раненых, к сожалению, до заката не дотянет.

— И много бойцов осталось в живых? — произнес Видог, задумчиво глядя на генерала.

— Трудный вопрос, — пожал плечами командующий. — Наемников около сотни, десантников раза в три больше.

— Каковы потери в технике? — уточнил герцог. — Враг наверняка пытался помешать высадке.

— Одиннадцать ботов и четыре флайера, — отчеканил коринианец. — Две машины серьезно повреждены.

— Немало, — проговорил Берд. — Чтобы забрать четыреста человек потребуется десять летательных аппаратов. Одна половина будет сбита в воздухе, другая на поверхности. Для инфракрасных прицелов ночь не помеха. Ваша акция не имеет смысла. Отмените свое распоряжение.

— Но люди ждут от нас помощи, — возразил Глуквил. — Мы бросаем бойцов на произвол судьбы.

— Таковы обстоятельства, — бесстрастно сказал правитель. — Передайте офицерам, чтобы выводили подчиненных в лес. После перегруппировки пусть пробиваются к главным силам армии.

— Без огневой поддержки флота у них нет ни единого шанса на спасение, — вздохнул командующий.

— Генерал, — жестко произнес Видог, — я не намерен рисковать кораблями из-за жалкой горстки солдат. На войне часто приходится кем-то жертвовать. Сегодня это полк майора Одлина.

— Тестианцы не дадут десанту уйти, — обреченно вымолвил коринианец. — Кольцо окружения уже замкнулось. Разрозненные, обескровленные отряды штурмовиков будут натыкаться на засады и безжалостно истребляться. Глупо надеяться на милосердие защитников Бристона.

— На месте подданных барона Гресвила я бы тоже в плен никого не брал, — проговорил герцог. — Между прочим, вы забыли о наемниках. Отчаянным парням Энгерона терять нечего. Вот и посмотрим, на что они способны.

— Я все понял, ваше высочество, — сказал Глуквил. — Мое решение было опрометчивым.

На лице командующего не дрогнул ни один мускул. Поразительное самообладание. В душе генерала сейчас бушевал пожар, но коринианец не дал волю чувствам. Демонстрация личной неприязни к Видогу не изменит ситуацию. Гнев, боль, отчаяние — не лучшие советчики.

Нет, он не трус. Глуквил нередко спорил с правителем. Но делать это надо только тогда, когда ты можешь привести веские доводы. Иначе не миновать беды. Берд не любит строптивцев. Карьера, положение в обществе, а порой и жизнь целиком и полностью зависят от его отношения к человеку. Типичный высокомерный, надменный тиран. Люди для герцога расходный материал. Если хочешь чего-то достичь, смирись и покорно выполняй волю владыки. Именно так генерал и поступал. А с совестью он потом как-нибудь разберется.

Огромный оранжево-красный диск Гайреты медленно опустился за горизонт. Верхушки деревьев на западе приобрели зловещий кровавый оттенок. С севера подул свежий, прохладный ветер. Жара спала, но Андрея по-прежнему мучила жажда. Фляга с водой давно уже пуста.

Час назад капитан Мешан сообщил, что эвакуации не будет. Уцелевшие наемники и штурмовики должны самостоятельно прорываться к лесу.

Это известие ничуть не удивило юношу. Все к тому и шло. Наблюдатели не зря добили раненых бойцов. Теперь у остальных развязаны руки. Постепенно ветер, усилился. На небосклоне показалась мрачная сине-черная туча. Она быстро приближалась. Сверкнула молния. За ней вторая, третья, четвертая… Через несколько секунд донеслись раскаты грома.

— Хоть природа на нашей стороне, — негромко заметил Миллан. — У тестианцев возникнут проблемы…

Голос сержанта утонул в адском грохоте. На поле битвы опустилась странная, пугающая тишина. Последние мгновение мира и покоя перед бурей. В ушах появился неприятный звон. Волков невольно взглянул на командира взвода. На устах канотца застыла ироничная усмешка.

— Подождем еще немного, — произнес Ярис, поправляя левой рукой снаряжение.

И почти сразу Андрей услышал подозрительный шелест. На землю обрушился мощный ливень. Потоки воды захлестнули людей. Сплошная стена дождя ограничивала обзор. Даже Миллана юноша различал с трудом. Внезапно метрах в пяти от Волкова промелькнул неясный силуэт.

— Пора! — воскликнул сержант. — Плайдцы уже начали отход.

Наемники дружно вскочили на ноги и бросились к спасительному лесу. Скорострельные лазерные пушки тотчас открыли огонь. Рой красный лучей устремился к беглецам. К счастью, точно прицелиться наводчикам мешали погодные условия. Защитники Бристона стреляли по отступающим солдатам наугад.

Впрочем, и такой способ давал неплохие результаты. Двигавшегося перед Андреем десантника прошило насквозь. Бедняга рухнул на траву и, корчась от боли, умолял помочь ему. Напрасные старания. Сейчас каждый думал лишь о себе.

Перепрыгивая через трупы, поскальзываясь и падая, Волков упорно следовал к цели. Главное, не сбиться с темпа и не перепутать направление. Но вот и первые деревья! Неужели опять повезло? Удача определенно благоволит юноше. Разум захватило радостное возбуждение. Кровь бешенно стучала в висках.

— Стоять! — раздался сзади грозный окрик канотца. — Дальше идти нельзя.

— Почему? — растерянно спросил Волков. — Мы ведь выскочили из западни.

— Не думаю, — возразил Ярис. — Тестианцы — не дураки, они наверняка предусмотрели подобный вариант.

— И что ты намерен делать? — проговорил Андрей, поднимая забрало шлема.

— Для начал нужно собрать людей, — ответил Миллан. — Действовать сообща гораздо проще.

— Спорное утверждение, — сказал вынырнувший из темноты Блекпул. — Иногда лучше просачиваться поодиночке.

— Сейчас тот случай, когда я никого не держу, — бесстрастно отреагировал сержант.

— Я, пожалуй, все же останусь, — произнес аластанец, прислоняясь спиной к дереву.

За пять минут отряд увеличился до двенадцати бойцов. Здесь были и вновь прибывшие наемники, и парни из первого взвода, и штурмовики Одлина. Сам майор где-то пропал. Солдаты заняли круговую оборону, а устроившийся возле развесистого куста канотец проводил перекличку.

— Отозвалось человек сорок, — после паузы вымолвил Ярис. — Гарнета что-то не слышно.

— Он погиб, — проговорил высокий худощавый мужчина. — Лазерный луч угодил ему прямо в грудь.

— Ты не ошибся? — в голосе Миллана прозвучали нотки горечи и сожаления.

— Нет, — покачал головой наемник. — Сержант бежал справа от меня. Я все видел отчетливо.

— Что ж, у каждого своя судьба, — вздохнул канотец. — Сегодня настала очередь Корна. Да и нам неизвестно сколько отпущено.

— Господин сержант, надо уходить отсюда, — нетерпеливо произнес один из плайдцев.

— И куда ты собрался идти? — язвительно спросил командир третьего взвода.

— Вглубь леса, разумеется, — сказал солдат. — Там мы сможем затеряться.

— Не надейся, — возразил Ярис. — Тестианцы этот путь надежно закрыли. Я приказал бойцам двигаться вдоль поля на северо-запад. Будем ждать их здесь. Время еще терпит.

Волков хотел спросить Миллана о товарищах, но не успел. Длинная автоматная очередь заставила наемников крепче сжать оружие. Вскоре донеслось глухое эхо взрывов. Где-то в чаще разгоралась отчаянная схватка. Солдаты взволнованно и настороженно озирались по сторонам.

— Группа штурмовиков попыталась покинуть опасный район и наткнулась на засаду, — пояснил сержант. — Кто-то еще желает последовать их примеру? Защитники Бристона приготовили немало ловушек.

Опустив глаза, бойцы молчали. Опыт в таких ситуациях намного важнее смелости и отваги.

— То-то же, — иронично усмехнулся канотец. — А теперь, подъем! Данные мною три минуты истекают.

В зарослях за спиной Яриса предательски хрустнула ветка. Сержант резко развернулся, но на спусковой крючок не нажал. В выдержке ему не откажешь. Из-за дерева показалась коренастая широкоплечая фигура. Шел солдат неуклюже, вразвалку. Андрей сразу узнал Кавенсона. За окрианцем брело человек тридцать. Это уже была реальная сила.

— Отлично, — проговорил Миллан. — Вы как нельзя, кстати. Кто здесь из моего взвода?

Вперед выступили шесть наемников. Дождь и темнота скрывали лица людей. Волков приблизился к сержанту, но это не помогло. Струи воды текли по шлемам и забралам.

— Командиры отделений есть? — поинтересовался канотец, не обращая внимания на Андрея.

— Рядовой тридцать восемь ноль четыре, — отчеканил Парсон.

— Значит, Лундлин и Флектон убиты, — грустно констатировал Ярис. — Тяжелые потери…

Сержант шагнул к подчиненному, дружески хлопнул его по плечу и сказал:

— Джей, наш единственный шанс — уйти по кромке леса. На северо-западе самые слабые заслоны. Вы будете головным дозором. В твоем подчинении семь бойцов. Этого вполне достаточно.

— Но со мной только пятеро, — возразил цекрианец. — Где еще двое?

— Блекпул, Волк, присоединяйтесь к отряду Парсона, — мгновенно отреагировал Миллан.

Андрей и Ален двинулись к сослуживцам. Рядом с Кавенсоном стояли Стенвил и Клертон. Товарищи обменялись крепким рукопожатием. Но почему нет радостных улыбок? Ведь им сегодня чертовски повезло. Стоп! Не хватает Шелтона. Окрианцы всегда держались вместе.

— А где Стейн? — взволнованно спросил землянин, обращаясь к Эрику.

— Он не придет, — вздохнул эданец. — Лазерный луч срезал его еще во время атаки.

— Ты сам видел? — произнес Волков. — Не мог принять Шелтона за кого-нибудь другого?

— Я не просто видел, я подползал к бедняге, — сказал Клертон. — Стейн и Брин Флертон попали под перекрестный огонь. Скорострельные пушки били в упор. Кавенсон тогда чудом уцелел.

Все!

Вот и нет больше весельчака Шелтона. Вчера на корабле они шутили, смеялись, а теперь окрианец лежит мертвый на мокром, грязном поле. Мозг понимал очевидность данного факта, но верить в это не хотелось. Стейну недавно исполнился двадцать один год. Ничтожная цифра…

— Хватит болтать! — раздраженно рявкнул Ярис. — Пошевеливайтесь. Скоро тестианцы начнут прочесывание местности.

— Блекпул, Нокс, идете первыми! — приказал Джей. — Мы за вами. Если наткнетесь за засаду, поддержим огнем.

Цекрианец не упустил случая подставить Алена и его приятеля. Давняя вражда сказалась и тут. Парсон определенно решил избавиться от аластанца. Миссия у Блекпула необычайно сложная и опасная. В непрерывном шуме ветра и дождя было почти невозможно различить посторонние звуки. А значит, наемникам не удастся своевременно обнаружить спрятавшихся защитников Бристона. Джей отправлял разведчиков на верную гибель.

На губах Алена появилась презрительная усмешка. Он прекрасно понял замысел цекрианца, но спорить и возражать не стал. Сейчас не та ситуация. Любая некорректная реплика будет расценена сержантом как неподчинение. А с бунтарями Ярис не церемонится. Миллан перережет глотку наглецу и одной рукой.

Перехватив карабин, аластанец скрылся за густым, развесистым кустарником. Нокс, словно тень, последовал за Блекпулом.

— Да, и никаких переговоров в эфире, — произнес сержант. — Тестианцы нас сразу засекут. Общаться только голосом.

Ливень не прекращался ни на секунду. Солдаты промокли насквозь. Вода хлюпала даже в ботинках. А ведь еще недавно бойцы изнывали от жары и были готовы отдать все, что угодно за глоток живительной влаги. Удивительные природные метаморфозы.

Андрей шел между Стенвилом и Парсоном. Забрало шлема поднято, тело напряжено, указательный палец на спусковом крючке автомата. Где-то впереди занял оборону противник. Мимо него не просочишься. Жестокого боя не миновать. Но другого пути нет. Из окружения надо пробиваться.

Минут через десять из плотной стены дождя вынырнул Ален. Снисходительно взглянув на Джея, аластанец негромко доложил:

— Мы нашли группу десантников. Человек пятнадцать. Они в полной растерянности.

— Пусть остаются на месте, — распорядился командир отделения. — Миллан с ними разберется. А вы двигайтесь дальше.

— Слушаюсь, — с иронией в голосе отчеканил Блекпул.

Ботинки скользили по траве, солдаты то и дело падали, на подошвы огромными кусками налипала грязь. Темп был крайне низким. Однако сержант не торопил подчиненных. Главное не угодить снова в западню. В таких адских погодных условиях активные действия ни к чему хорошему не приведут. Защитники не станут рисковать. Они будут терпеливо ждать захватчиков. У тестианцев очень, очень выгодная позиция.

И все же Ярис надеялся на удачу. Он не случайно выбрал северо-западное направление. Именно оттуда полк наступал. Это самый длинный и неудобный путь. Канотец хотел обмануть врага. Сейчас в его распоряжении почти шестьдесят бойцов. Два взвода злых, отчаявшихся людей. Если противник растянут в линию, то шансы на прорыв не такие уж плохие.

Как и предполагалось, разведчики слишком поздно заметили засаду. Неприятель первым открыл огонь. Лазерные лучи буквально изрешетили Нокса. Шедший чуть сзади Ален успел спрятаться за дерево. Через несколько секунд в схватку ввязался и головной дозор. Рассыпавшись в цепь, наемники стреляли в густую серую пелену. Патронов и зарядов солдаты не жалели. Вскоре из мрака появился Миллан.

— В атаку! — скомандовал сержант. — Пленных не брать! Раненые заботятся о себе сами.

Последняя фраза означала, что задерживаться отряд не будет. Уцелеют только абсолютно здоровые воины. Штурмовики и наемники ринулись на врага. Плотная, компактная группа без труда смела тестианцев. Беспорядочный огонь на флангах уже не мог остановить бойцов. С диким звериным рычанием солдаты добивали защитников и уходили вглубь леса. Вот теперь экономить силы не имело смысла.

— Шевелитесь, шевелитесь! — кричал Ярис. — Через пару минут противник очухается и организует погоню.

Отряд двигался без остановок. Миллан даже не выставил охранение. Ни к чему. Если у тестианцев есть мобильный резерв, они при любом раскладе прикончат беглецов. Малейшая потеря времени приведет группу к гибели.

Не замечая усталости, не обращая внимания на раны, наемники и штурмовики упрямо шли вперед. Отстающим никто не помогал и не сочувствовал. Слабость на войне всегда каралась смертью.

К рассвету ливень прекратился. Облака рассеялись, и на темном небе вспыхнули звезды. Идти стало гораздо легче. Обзор значительно увеличился. Сержант тут же связался с наблюдателем. Переговорив с Мешаном, Ярис грубо выругался. На секунду он замер, а затем произнес:

— Привал. На отдых даю пятнадцать минут. Проверьте и перезарядите оружие.

Солдаты дружно повалились на мокрую траву. Четырехчасовой марш отнял много сил. Ноги гудели, поясницу ломило, перед глазами разноцветные круги. Сев рядом с Милланом Парсон тихо спросил:

— Что случилось? Мы остановились чересчур рано. Отрыв невелик…

— Знаю, — вздохнул канотец, снимая с головы шлем. — В трех километрах отсюда крупная река. Она перекрывает путь. Переправиться на другой берег защитники Бристона нам не дадут.

— Пожалуй, — согласился Джей. — Прижмут к воде и прихлопнут. Вот почему враг не спешит.

Волков прекрасно слышал разговор командиров. Землянин приподнялся на локте и посмотрел на сержанта. В утреннем полумраке лицо Яриса выглядело неестественно бледным. Сказывалась потеря крови. Повязка на правой руке приобрела характерный красно-бурый оттенок. Не началась бы гангрена. Тогда никакие лекарства не помогут.

Миллан достал из аптечки стимулятор и вколол его в бедро. Это единственная возможность заглушить боль и не потерять сознание.

— И что ты намерен предпринять? — после паузы поинтересовался Парсон.

— Окопаемся на берегу и примем последний бой, — ответил канотец.

— А если вплавь? — предложил Джей. — Течение отнесет людей в сторону. Кто-нибудь да уцелеет.

— Тоже вариант, — вымолвил Ярис. — Хотя мне он не нравится. Мы тогда станем легкой добычей.

— Неужели поблизости нет моста? — вмешался Андрей.

— Мост, — задумчиво произнес сержант. — Яонем капитана не спросил. Неплохая идея.

Миллан снова включил передатчик. Через мгновение на его губах появилась довольная улыбка.

— Волк, ты молодец, — похвалил юношу канотец. — Мост в десяти километрах на севере.

— Охрана наверняка предупреждена о прорвавшемся противнике, — заметил Парсон.

— Плевать! — жестко отреагировал Ярис. — Лучше умереть в сражении, чем утонуть в грязной, мутной воде.

Сержант взглянул на часы, надел шлем, резко встал и проговорил:

— Хватит валяться. Пора продемонстрировать врагу, что мы еще живы. Все за мной!

Миллан решительно зашагал к зарослям. Тихо ругаясь, солдаты побрели за канотцем. Предоставленного времени явно не хватило для отдыха. Ноги категорически отказывались идти. Постепенно Ярис увеличивал темп. Он не сомневался, что где-то сзади двигаются преследователи. Задача у тестианцев предельно проста: настичь беглецов и завязать бой. А уж потом основные силы окружат и ликвидируют захватчиков.

Лес был ужасным: высокая трава, колючие кустарники, низкие развесистые деревья с густой листвой. Делать здесь засады одно удовольствие. При желании можно спрятать в чаще хоть целый полк. Сержант понимал это, и, тем не менее, рисковал.

В данной ситуации приходилось жертвовать осторожностью.

Из-за горизонта показалась Гайрета. А если точнее, то сквозь крошечные просветы начали пробиваться ее лучи. Температура воздуха быстро повышалась, что привело к массовому испарению воды. Люди дышали словно рыбы, выброшенные на берег. Кислорода катастрофически не хватало. Многие наемники и штурмовики потянулись к стимуляторам. Отставать никто не хотел.

Примерно через полтора часа Миллан повернул на северо-восток. Андрей приблизился к командиру и недоуменно произнес:

— Куда мы идем, сержант? Река в противоположной стороне.

— Совершенно верно, — подтвердил Ярис. — Проблема в том, что у воды нам на мост не подняться.

— Почему? — удивленно спросил юноша, никогда не видевший столь крупных сооружений.

— Слишком высокая насыпь, — сказал канотец. — Лазерные пушки расстреляют роту на склоне. Единственный шанс прорваться — это дорога. И у меня есть отличная идея. Где Парсон?

— Я тут, — мгновенно откликнулся цекрианец, обгоняя штурмовика лет двадцати пяти.

— Джей, выясни, сколько в отряде гранатометов, — распорядился Миллан. — Инезабудь о взрывчатке.

— Слушаюсь, — отчеканил наемник, направляясь к группе десантников.

Парсон вернулся минут через десять. К тому моменту сержант уже замедлил шаг. Откуда-то издалека доносился странный рокот. Внезапно над лесом с ревом пронеслась эскадрилья флайеров. В небе замелькали красные лучи. Вскоре раскатистое эхо прокатилось по окрестностям.

— Кстати, очень кстати, — проговорил Ярис. — Флайеры отвлекут на себя внимание защитников.

— Откуда они взялись? — поинтересовался Волков. — Помогают попавшим в беду штурмовикам выйти к своим?

— Нет, — усмехнулся канотец. — Полк Одлина давно перестал существовать. Это свободные охотники. Атакуют колонны машин, уничтожают склады продовольствия и боеприпасов, не дают резервам подойти к линии фронта.

— А если пилоты разрушат мост? — взволнованно произнес Андрей.

— Вряд ли, — возразил Миллан. — Восстанавливать подобные объекты длительное и необычайно дорогое удовольствие. Герцог Видог старается сохранить инфраструктуру планеты. Лишние затраты ему ни к чему.

— Господин сержант, ваше приказание выполнено, — отрапортовал Джей. — В роте пятьдесят два человека, четыре гранатомета, взрывчатки три бруска по двести граммов. Большинство солдат бросило вспомогательное снаряжение еще на поле. Половина десантников даже без бронежилетов.

— Не густо, — вздохнул Ярис. — Ну, да ничего не поделаешь. Будем пробиваться.

Преодолев метров семьсот, отряд вышел к дороге. На широкой бетонной магистрали царил хаос. Налет флайеров получился успешным. Из пяти бронетранспортеров сопровождения горели три. В кювете валялись перевернутые грузовики. На проезжей части лежали ящики и мертвые люди.

Опасаясь повторного нападения, тестинацы старались побыстрее покинуть опасное место. Уцелевшие боевые машины расчищали полосу, сталкивая в канаву поврежденные трейлеры.

Спрятавшиеся в кустах наемники внимательно наблюдали за действиями противника. Вот-вот колонна снова тронется в путь.

Волков высунулся из зарослей и посмотрел на запад. Моста не видно. Он за поворотом. Это хорошо, охрана не сразу сориентируется. Главный залог успеха — внезапность.

— Надо атаковать, пока враг не опомнился, — тихо сказал Парсон.

— Рано, — проговорил Миллан. — Расстояние чересчур велико. Пусть поравняются. Зови гранатометчиков.

Взмах руки, и четверо бойцов подползли к сержанту. Пару секунд Ярис изучал подчиненных. Два штурмовика, два наемника. Никто из них не отвел глаза. Смелые парни.

— Мне нужны добровольцы, — сказал канотец. — От вашей точности будет зависеть судьба отряда.

— Рядовой тридцать девяносто пять готов выполнить задание, — заученно прошептал смуглый парень.

— Отлично, — кивнул головой Миллан. — Ты возьмешь на себя первый бронетранспортер.

— Значит, мне достается второй, — произнес десантник лет двадцати восьми.

— Учти, твоя задача гораздо сложнее, — вымолвил Ярис. — Он поедет в конце колонны.

— Постараюсь не промахнуться, — улыбнулся плайдец. — Друзей нельзя подводить.

— Вы двое их страхуете, — проговорил канотец, обращаясь к оставшимся гранатометчикам.

— Сержант, тестианцы двинулись, — нервно доложил Джей. — Осталось метров триста…

— Спокойно, — сказал Миллан. — Огонь открывать только по команде. Не спешить.

Машины быстро приближались. Постепенно грузовики набирали скорость. Пальцы судорожно сжимали оружие, колени слегка подрагивали, по лицу текли капли пота. До жестокой схватки считанные секунды.

— Пора, — произнес Ярис. — Гранатометчики, вперед!

Солдаты поднялись практически одновременно. Девяносто пятый выстрелил и тут же упал за бугор. Мощный взрыв проделал в борту бронетранспортера огромную дыру. Машина вспыхнула и замерла. Ехавший сзади трейлер с трудом успел затормозить. Однако водителя это не спасло. Пули и лазерные лучи ударили по кабине.

К сожалению, подбить второй бронетранспортер не удалось. Он нырнул за грузовик. Отчаянно ругаясь, штурмовик выбежал из леса и опустился на колено. Колонна начала медленно пятиться назад. План канотца был под угрозой. Но вот машина сопровождения показалась из-за трейлера. Граната устремилась к бронетранспортеру. В то же мгновение наводчик в башне нажал на кнопку электроспуска. Десантника отбросило метра на два. Скорострельные пушки изрешетили плайдца. К небу потянулись клубы густого черного дыма.

— В атаку! — скомандовал Миллан. — Пленных не брать, отступающих не преследовать.

С дикими воплями наемники и штурмовики ринулись к дороге. Серьезного сопротивления рота не встретила. Лишившиеся огневой поддержки тестианцы бросили грузовики и скрылись в лесу. Бой длился всего около минуты.

Вытащив трупы из кабин, солдаты заняли места убитых водителей. Вскоре пять трейлеров двинулись к мосту. Андрей сидел рядом с сержантом в кузове четвертой машины. Три первых грузовика людей не везут. Они исполняют роль тарана. Десантники, управляющие ими, по сути дела смертники.

Неожиданно Ярис дернул юношу за куртку.

— Волк, — еле слышно сказал канотец, — если со мной что-нибудь случится, обязательно забери мой рюкзак.

— Зачем? — удивленно вымолвил Андрей. — Снаряжение ведь стандартное.

— Черт подери, — раздраженно пробурчал Миллан. — И когда ты перестанешь задавать глупые вопросы. Возьмешь и узнаешь. И не вздумай болтать лишнего. О нашем разговоре никому ни слова.

— Хорошо, — растерянно пожал плечами землянин. — Сохраню все в тайне.

— Так-то лучше, — произнес сержант. — А теперь перезаряди мне карабин. Одной рукой неудобно.

Волков достал из подсумка Яриса новый блок и подсоединил его к оружию. Обдумывать странные слова канотца времени не было. Трейлер резко накренился вправо и прибавил скорость. Открытое пространство надо проскочить как можно быстрее. Что происходит на дороге, юноша не знал.

Спустя пять минут раздался громкий хлопок. Грузовик тотчас вильнул в сторону. Стенки кузова насквозь прошил лазерный луч. Он угодил одному из штурмовиков в бедро. Дико взвыв от боли, парень начал кататься по металлическому полу. Плайдцы попытались ему помочь, но Миллан их остановил.

— Никому не дергаться! — рявкнул сержант. — До высадки считанные секунды.

Десантники с состраданием смотрели на истекающего кровью товарища. Все понимали — бедняга обречен. В подобной ситуации тащить раненого на себе никто не будет. Вскоре машина действительно встала.

— Вперед! — воскликнул Ярис. — Нужно любой ценой сбросить противника с насыпи.

Солдаты стремительно покидали грузовик. Из пятого трейлера тоже выскакивали люди. Прячась за колесами машин, наемники и штурмовики стреляли по врагу.

Выбежав на магистраль, Андрей сразу оценил обстановку. Сзади, в двухстах метрах, скатившись по крутому склону, горел головной грузовик. Он не сумел достичь цели. Лазерные пушки сбили трейлер с трассы. Вот что за грохот слышали бойцы.

Две другие машины выполнили задачу и протаранили укрепления тестианцев.

Зрелище ужасное: смятые капоты, выбитые стекла, искореженное бетонное ограждение, вывернутые консоли со скорострельными орудиями. Тут же валялись мертвые защитники. Часть охраны отступала по мосту за реку.

Десантники рванулись в атаку, но наткнулись на плотный огонь спарки. Пушки были закреплены на верхней балке сооружения. Три или четыре человека рухнули на дорогу. Солдаты мгновенно залегли.

Волков бросился к ближайшему грузовику. Здесь орудия достать его не могли. Юноша осторожно продвигался вдоль трейлера. Неожиданно из-за массивного блока показался тестианец. Шлема на голове нет, бронежилет в серой пыли, лицо в ссадинах и кровоподтеках. Противников разделяло от силы метров шесть. Андрей отреагировал первым. Длинная автоматная очередь и мужчина исчез из виду.

— Проклятье! — послышался гневный голос Миллана. — Где гранатометчики? Уничтожите эту чертову спарку!

Повторять дважды канотцу не пришлось. Штурмовик и наемник почти одновременно появились на магистрали. Шквал лазерных лучей обрушился на бойцов. Плайдец явно поспешил и промахнулся. Граната пролетела в метре от пушек. Второй выстрел был точнее. Орудия смолкли. Солдаты вздохнули с облегчением. Сопротивление врага сломлено, схватка завершена.

Волков подошел к кабине машины и открыл дверцу. Откинувшись назад, водитель мертвой схваткой держал руль. Бронежилет десантника от частых попаданий превратился в лохмотья. На полу скопилась бурая лужа крови. Без сомнения, последние метров тридцать грузовиком уже никто не управлял.

Андрей перелез через заграждение, бросил взгляд на убитого им тестианца. Бедняге около тридцати. Наверняка из резервистов. Дома у него остались жена, дети… Сегодня землянин сделал их сиротами. Нет, Волков не испытывал жалости и угрызений совести, он просто констатировал печальный факт. На войне иначе нельзя. Малейшее промедление, ошибка и вот так будешь лежать ты, а не твой противник.

Юноша осмотрелся по сторонам. Лишь сейчас Андрей обратил внимание на красоту окружающего пейзажа. Голубое бездонное небо, ярко-оранжевый диск Гайреты и бескрайние, уходящие за горизонт зеленые леса. Какой невероятный простор!

А всего в нескольких шагах от землянина огромная коричневато-рыжая река несла свои воды с севера на юг. Настоящая артерия планеты. Подобное препятствие беглецы ни за что бы не преодолели. Ширина реки не меньше полукилометра. Да и течение довольно сильное. Без надежного плавсредства тут не обойтись.

— Поторапливайтесь, поторапливаетесь! — прокричал Ярис. — Подгоняйте машины!

Волков обернулся к сержанту. Миллан стволом карабина показывал, куда надо поставить грузовики. Уцелевшие трейлеры заняли свободное пространство между поврежденными машинами, тем самым, перегородив дрогу.

Если честно, юноша не понимал замысла командира взвода. По его мнению, отряд напрасно топтался на месте. Единственный шанс захватить плацдарм на том берегу — это ворваться в опорный пункт на плечах отступающего врага. Но Ярис почему-то принял другое решение.

Внезапно раздался неприятный, пронзительный свист. Через секунду мощный взрыв поднял вверх столб земли на насыпи. Ударная волна едва не свалила людей с ног.

— Дождались, — прохрипел сержант. — Вот и наши преследователи. Пора убираться отсюда.

Группа штурмовиков ринулась к мосту. Парсон, Кавенсон и Клертон до сих пор суетились возле грузовиков.

— Джей, заканчивай! — произнес Миллан. — Они уже рядом. Не успеем уйти.

Канотец ничуть не лукавил. Выехавшие из-за поворота танки быстро приближались. Петляя между металлическими балками сооружения, наемники побежали за десантниками. И спереди, и сзади по ним били лазерные пушки. Отряд оказался в западне. Непростительная оплошность Яриса. Сейчас тестианцы проломят хрупкую преграду и сомнут противника. Столь удачно начавшаяся акция завершается полным провалом.

Андрей опустился на колено и открыл огонь по охранникам у бетонных блоков. Один человек покачнулся и упал. Спарка мгновенно отреагировала на это попадание. Два или три красных луча промелькнули над головой Волкова. Юноша тут же откатился к бордюру. Наступление роты затормозилось. На магистрали лежали два убитых штурмовика.

— Нам не прорваться, — сказал Андрей, обращаясь к сержанту. — Надо вызывать флайеры.

— Мысль неплохая, — проговорил Миллан. — Но боюсь, герцог Видог не станет рисковать машинами из-за жалкой горстки людей. Кроме того, летательным аппаратам потребуется время…

— Чепуха! — возразил Волков. — Сообщи Мешану, что мы захватили стратегически важный объект и нуждаемся в поддержке. Рано или поздно плайдцам придется переплавляться через реку.

— Хитрец, — усмехнулся канотец. — Ладно, попробую. Хотя надежды мало.

В этот момент первая группа тестианцев достигла моста. Танк попытался с ходу протаранить трейлер. Столкнуть грузовик с трассы для него сущий пустяк. Резкий удар и гигантский взрыв в клочья разнес машины. Над дорогой вздыбилось гигантское пламя. В разные стороны полетели колеса, детали корпуса, куски металла.

Когда пыль рассеялась, все стало ясно.

Ярис в очередной раз продемонстрировал свой опыт. По его приказу наемники установили на трейлеры взрывчатку. Теперь образовавшаяся на магистрали огромная воронка отрезала защитников Бристона от беглецов. Поврежденный танк с разорванными в нескольких местах гусеницами застыл словно вкопанный. Наводчик машины даже не стрелял. Он либо мертв, либо контужен.

— Отлично сработано! — радостно воскликнул Эрик. — Трасса надолго заблокирована.

Между тем, сержант ждал ответа наблюдателя. Спустя десять секунд Миллан зло выругался:

— Сволочи! Им абсолютно на нас наплевать. Придется рассчитывать только на себя.

— Что сказали плайдцы? — нетерпеливо спросил Андрей, перезаряжая магазин.

— Что мост слишком далеко, и командование не планирует в этом районе масштабных операций, — проговорил канотец. — Ничего другогояиненадеялся услышать.

— Неужели так сложно послать на помощь свободных охотников? — возмутился юноша.

— А зачем? — бесстрастно произнес Ярис. — Наемники — расходный материал. У Видога денег много, купит новых бойцов.

— Ты забыл о десантниках, — вымолвил Волков. — Они подданные герцога.

— Ерунда, — бесстрастно сказал сержант. — Потери на войне неизбежны. Полку Одлина просто не повезло.

Замешательство тестианцев длилось около минуты. Вскоре спешившиеся с бронетранспортеров солдаты двинулись к мосту. Ситуация была по-прежнему критической. Отряд очутился между молотом и наковальней. Впереди скорострельные пушки, позади полторы сотни врагов.

Защитники Бристона чересчур быстро отреагировали на уничтожение колонны. Подкрепление, высланное из столицы, чуть-чуть не успело к месту сражения.

Зато мобильной группе удалось настигнуть противника. Кольцо окружения неуклонно сжималось. Три десятка бойцов сбились в кучу и отчаянно отстреливались.

— Похоже, все, — спокойно проговорил Миллан. — Сил на решающую атаку уже нет. Спарки положат роту еще на подступах к укреплениям. Обидно. До берега не дошли метров сто пятьдесят.

— Но их можно проплыть, — вмешался Стенвил. — Течение отнесет нас от моста.

— Пожалуй, — согласился канотец. — Солдаты, предоставляю каждому сделать выбор. Либо вы прыгаете вниз, либо умираете с честью здесь, либо сдаетесь в плен. Лично я предпочитаю первый вариант.

Ярис снял шлем и начал расстегивать бронежилет. Его примеру последовали остальные наемники.

— Интересно, какая тут высота? — взволнованно спросил Клертон у Кавенсона.

— Понятия не имею, — пробурчал Брик, проверяя подсумки. — Думаю, метров двадцать, не меньше.

— Кошмар, — выдохнул Эрик. — Так немудрено и разбиться. А если учесть одежду, обувь и карабин…

— Хватит ныть, — недовольно рявкнул окрианец. — Не хочешь рисковать, не прыгай.

— Ну, уж нет, — возразил эданец. — Я лучше попытаю счастье. Вдруг удача мне улыбнется.

Тестианцы постепенно приближались. Андрей отчетливо видел перебегавших от укрытия к укрытию врагов. Надо было торопиться. Снаряжение максимально облегчено. Аптечка и пластины с питательными таблетками в нагрудном кармане, на поясе фляга и подсумок с магазином, автомат за спиной. Ствол крепко заткнут за ремень. Оружие не должно болтаться. Иначе при ударе об воду юноша получит прикладом по затылку. Хорошо, что в лагере Энгерона этому учили.

Группа наемников ринулась к ограждению. Рой лазерных лучей устремился к вскочившим на перила людям. Одному из солдат зацепило ногу. Перевернувшись в воздухе, несчастный с диким криком полетел вниз. Данное обстоятельство не остановило бойцов. Отряд редел на глазах.

Сжав в руках гранаты, Волков сидел возле массивной продольной балки. Он никак не мог решиться на этот безумный поступок. Рядом нет уже ни Стенвила, ни Кавенсона, ни Клертона. Друзья не стали долго тянуть.

— Пора, — ободряюще сказал Ярис, заметив испуг в глазах юноши. — В крайнем случае, встретимся на том свете.

Сержант резко поднялся, совершил короткий рывок и исчез из виду. Миллан перемахнул через заграждение, даже не коснувшись его ногами. Андрей огляделся по сторонам. Вместе с ним еще человек пять.

— Простите, парни, — произнес штурмовик лет двадцати трех. — Я сдаюсь. Мне из реки не выплыть.

Плайдец бросил карабин и вышел на дорогу. В ту же секунду лазерные лучи прошили беднягу насквозь. Не издав звука, десантник рухнул на магистраль. Брать захватчиков в плен тестианцы не собирались.

Воспользовавшись моментом, Волков швырнул гранаты в противника и побежал к периллам. Адский вопль юноши утонул в грохоте взрывов. На мгновение поймав опору, Андрей мощно оттолкнулся и, болтая ногами, провалился в бездну. Вниз землянин не смотрел.

Ему показалось, что полет длился целую вечность. Но вот Волков окунулся в мутную, теплую воду и ушел на глубину. Вокруг сплошная густая темнота. В мозг ядовитой змеей заползал страх.

Судорожно барахтаясь, юноша ринулся вверх. Через мгновение Андрей с жадностью глотал свежий воздух. Однако не успел землянин обрадоваться, как рядом с ужасным шипением в воду врезался красный луч. Не жалея зарядов, враг стрелял по беглецам.

Неподалеку от Волкова торчали три или четыре головы. Попасть в такую мишень с моста необычайно сложно, но тестианцы проявляли завидное упорство. И, в конце концов, были вознаграждены. Последний штурмовик как-то неестественно дернулся, захрипел и вскоре пропал из поля зрения.


Уцелевшие солдаты начали активно грести руками. Чтобы спастись, нужно покинуть опасную зону. К счастью, сильное течение помогало десантникам и наемникам. Через пару минут противник прекратил огонь.

Теперь бойцам предстояло выбраться на берег. А это тоже нелегкая задача. Оружие, обувь и намокшая одежда тянули людей на дно. Ничтожное вроде бы расстояние превращалось в непреодолимое препятствие. Любая ошибка сурово наказывалась. Попытавшийся срезать угол плайдец вдруг забарахтался, закричал о помощи. Напрасные мольбы. Река пронесла товарищей мимо.

Андрей не спешил и экономил силы. Движения плавные, размеренные. Главное сейчас держаться на поверхности и искать подходящее место. И хотя позади осталось уже больше километра, юноша не сомневался, что шанс ему представится.

Интуиция не подвела Волкова. Поворот реки на юго-запад создал длинную песчаную косу. Постепенно она покрылась травой и кустарниками. Среди этих зарослей землянин заметил группу солдат.

Андрей поплыл к берегу. Течение упорно тащило его к руслу, но юноша был готов к борьбе. Несколько мощных гребков, и ноги коснулись зыбкого дна. Волков облегченно вздохнул. Пусть и маленькая, но очень важная победа.

Покачиваясь от усталости, Андрей побрел к друзьям. Ступив на твердую почву, он отстегнул от пояса флягу и прополоскал рот. На зубах до сих пор скрипел песок. Вот почему река имеет такой странный рыжий цвет.

Сзади раздался хриплый кашель. Юноша обернулся. За ним шли два штурмовика. Лицо одного словно белый лист бумаги. На левом боку парня расплылось бурое пятно. Удивительно, как десантник не утонул в столь бурном потоке.

Землянин ослабил ремень, вытащил из-за спины автомат и зашагал к лесу. Спасшиеся солдаты расположились на крошечной поляне метрах в семидесяти от воды. Сидя на траве, бойцы отжимали мокрую одежду. Волков устроился рядом с Кавенсоном.

— Мы уже думали, что ты остался на мосту, — негромко произнес окрианец.

— Была такая грешная мысль, — честно признался Андрей. — Но затем тестианцы расстреляли сдавшегося в плен штурмовика, и я решил, что данный вариант меня не устраивает. Играть с судьбой гораздо интереснее.

— Это верно, — вставил Клертон. — Сражаться с врагом нужно до конца.

— Помолчи лучше, — с иронией в голосе сказал Брик. — Пока плыли, надоел хныкать.

— Подлая ложь, — возмутился Эрик. — Я же не виноват, что течение постоянно сносило меня к середине реки.

— Вот-вот, — усмехнулся Кавенсон. — Подобный бред мы с Лайном слушали минут десять.

— А где сержант? — взволнованно спросил землянин. — Я что-то его не вижу.

— Миллан выкарабкался, — проговорил Стенвил. — Лежит в кустах возле Парсона. Отдыхает.

В метре от Джея действительно торчали чьи-то ноги. Впрочем, канотец даже не шевелился. Силы человека не беспредельны. Потеряв много крови, без правой кисти, Ярис все же сумел уцелеть. Ну, чем не пример для подражания? Именно так и надо драться за жизнь. Волков с нескрываемым восхищением посмотрел на командира взвода.

Неожиданно Андрей различил едва уловимый шелест. Подозрительный, очень подозрительный звук. Он доносился откуда-то сверху.

Юноша запрокинул голову. Высоко в небе Волков заметил маленькую черную точку, барражировавшую над лесом.

— Проклятье! — выругался Блекпул. — Тестианцы запустили автоматических разведчиков.

Аластанец вскинул оружие, тщательно прицелился и выстрелил. Его примеру последовали другие бойцы. Рой лазерных лучей устремился к цели. Превозмогая усталость и боль, Миллан поднялся, окинул взглядом подчиненных и грозно рявкнул:

— Прекратить огонь! Что за истерика…

— Черт подери, сержант, — произнес Ален, опуская карабин, — аппарат нас обнаружит. Его необходимо уничтожить.

— Не болтай ерунду, — раздраженно сказал Ярис. — Тестианцы прекрасно знают, где мы вылезли на берег. Они лишь уточняют диспозицию. Вы же напрасно тратите патроны и заряды. В разведчика все равно никто не попадет. Но даже если кому-то улыбнется удача, противник тут же пришлет сюда нового шпиона. Теперь мы будем под неусыпным контролем. Защитники Бристона взялись за отряд всерьез.

— И что же делать? — не унимался Блекпул. — Просить пощады?

— Похоже, тебя плохо учили, восемьдесят девятый! — гневно зарычал канотец. — Трусов и предателей среди наемников Энгерона нет. Надеюсь, ты помнишь пункт семнадцать — одиннадцать боевого устава базы?

— Так точно, господин сержант, — испуганно отчеканил аластанец, вытягиваясь в струну.

— Нет, нет, — проговорил Миллан. — Требую его прочесть. Не стесняйся, мы внимательно слушаем.

— Солдат, распространяющий паникерские настроения, подлежит немедленному уничтожению, — громко выкрикнул Ален. — Простите меня, господин сержант. Я немного погорячился и готов искупить свою вину.

— То-то же, — вымолвил Ярис, подходя вплотную к Блекпулу. — Никогда не забывайся и не теряй субординацию. На первый раз прощаю, но еще одна подобная выходка, и я тебя прикончу.

— Спасибо, господин сержант, — дрожащими губами пролепетал аластанец.

Ален ни на секунду не сомневался, что угроза реальна. Миллан слов на ветер не бросает. Он не раз на глазах у всех добивал раненых бойцов, не способных продолжать движение. Ну, а человеку, осмелившемуся не выполнить его приказ, Ярис, не задумываясь, перережет глотку. Закон единоначалия в подразделениях Энгерона соблюдался неукоснительно. Это основа, стержень армейской дисциплины.

Между тем, канотец повернулся к солдатам, выдержал паузу и произнес:

— Надеюсь, я все доходчиво объяснил. У кого-нибудь есть ко мне вопросы?

И наемники, и десантники молчали. Никто не хотел очутиться на месте Блекпула.

— Отлично, — сказал Миллан. — На сборы даю три минуты. Тестианцы наверняка уже начали прочесывание леса. Они от нас не отстанут. Постараемся оторваться от преследователей и спрятаться в густых зарослях. Парсон, посчитай людей и оружие. Если потребуется, построй ленивых ублюдков.

Цекрианец так и поступил. Это самый простой и быстрый способ. Разумеется, солдаты не возмущались и не спорили, хотя некоторые были без обуви и одежды. На правом фланге расположились наемники, на левом штурмовики. Перекличка подвела горький итог схватки на мосту. Численный состав группы сократился больше, чем на половину. Перед Джеем стояли девять бойцов Энгерона и тринадцать десантников. Итого вместе с сержантом двадцать четыре человека. Не густо.

Неожиданно среди новичков Андрей заметил знакомое лицо. Смуглая кожа, темные волосы, чуть приплюснутый нос, заостренный подбородок. Нет, ошибки быть не могло. Парень с неменьшим удивлением смотрел на землянина. Как только Парсон распустил подчиненных, молодые люди шагнули навстречу друг другу.

— Волк, — радостно проговорил Элинвил. — Вот уж не ожидал тебя увидеть.

— Особенно здесь, — грустно улыбнулся Андрей, пожимая товарищу руку. — Какими ветрами на Тесте?

— Теми же, — ответил окрианец. — Стаф Энгерон отдал нашу роту в аренду герцогу Видогу.

— Что-то не укладывается в сроки, — произнес юноша. — Вам ведь до выпуска еще месяц.

— Тренировочный курс сокращен, — вымолвил Марзен. — Сдали на Аскании экзамен и вперед!

— А как же жесткое соблюдение правил? — спросил Волков. — Неужто хозяин отступил от принципов?

— Обстоятельства, — проговорил Элинвил. — Майор Лейрон специально откорректировал программу.

— Понятно, — вздохнул землянин. — Правителю Плайда срочно понадобилось «пушечное мясо», и он щедро заплатил.

— Примерно так, — кивнул головой окрианец. — В лагере сейчас огромные изменения. Идет грандиозное строительство. База расширяется. С Корзана непрерывно прибывают партии невольников.

— Сволочи, — зло пробурчал Андрей. — Видог и Энгерон заключили сделку. Герцог поставляет Стафу пленных солдат, а тот ему наемников по сниженным ценам. Ну, не мерзавцы ли?

— Это бизнес, — бесстрастно заметил Марзен. — Взаимовыгодное сотрудничество.

— Будь, проклят мир, в котором люди служат товаром, — выругался Волков. — Скажи лучше, где Дейн?

— Погиб, — произнес Элинвил. — Он бежал впереди меня. Спарки стреляли метров со ста-ста двадцати. Промахнуться невозможно. Лазерные орудия буквально выкосили взвод. Эбренса прошило лучей пять или шесть. Бедняга умер мгновенно. Мне чудом повезло. Успел упасть. Когда отползал назад, наткнулся на две тысячи двести десятого. Зрелище не для слабонервных. Тело сержанта превратилось в сплошное кровавое месиво.

— Да, у Бристона мы вляпались в дерьмо по самые уши, — согласился землянин. — Настоящая мясорубка.

Андрей повернулся к стоявшим неподалеку друзьям. Стенвил и Кавенсон проверяли подсумки, а Клертон зашнуровал ботинки. Без сомнения, они слышали весь разговор. В любопытстве им не откажешь.

— Рад представить моего товарища по четвертой центурии, — сказал Волков. — Кстати, Брик, он тоже окрианец.

— Приятно встретить соотечественника, — откликнулся Кавенсон, направляясь к Марзену.

Знакомство наемников надолго не затянулось. Вскоре Миллан скомандовал начать выдвижение. Канотец только что вколол себе в бедро очередной стимулятор. На его побелевших щеках вспыхнул нездоровый румянец. В глазах Яриса сверкали искры. Сержант держался исключительно на допинге. Если бы не тонизирующий препарат, Миллан давно бы «сломался».

Тем не менее, за прошедшие сутки состояние канотца значительно ухудшилось. Стоило ослабить жгут, как повязка на руке пропитывалась кровью. В конце концов, Ярис перестал это делать. Он боялся ослабнуть и потерять сознание.

В подобной ситуации неизбежно отмирание тканей. Кожа у локтя и ниже сразу потемнела. Явные признаки гангрены.

Если в ближайшие пару дней отряд не прорвет блокаду, сержант умрет от заражения.

Миллан повел группу на запад. Это кратчайший путь к наступающим плайдским частям. В головной дозор канотец назначил Парсона, Блекпула и двух наемников из батальона Элинвила. На штурмовиков Ярис не надеялся. Многие десантники совершенно деморализованы.


Темп был невысокий. И не только потому, что беглецы боялись угодить в засаду. Бессонная ночь, тяжелые бои и постоянные марши измотали людей. Солдаты нуждались в длительном, полноценном отдыхе. Но сейчас о нем оставалось лишь мечтать. В воздухе по-прежнему кружил разведчик. Густая листва деревьев для него слабая помеха. Приборы летательного аппарата могут работать в разных режимах.

Опасения сержанта подтвердились через сорок минут. Джей услышал громкую речь, а вскоре заметил цепь тестианцев. Противник никуда не спешил и двигался абсолютно спокойно. Дозорные не стали вступать в схватку и вернулись к отряду.

Миллан мгновенно изменил направление. Теперь группа шла на юго-запад. Но и здесь солдаты наткнулись на заслон. На этот раз враг обнаружил наемников. Тишину леса развал грохот стрельбы. Между стволами деревьев замелькали лазерные лучи.

Ввязаться в драку, значит неминуемо погибнуть, а потому солдаты обратились в бегство. Силы никто не экономили. Спустя четверть часа Ярис остановил подчиненных. Люди сразу припали к полупустым флягам. Ярко-оранжевый диск Гайреты находился почти в зените. Несмотря на тень, в чаще царила ужасная духота. Виной тому повышенная влажность. Пот градом катился по телу бойцов.

— Ничего не понимаю, — пробурчал сержант, опускаясь на колени. — Почему тестианцы не заманили нас в ловушку? Ведь это так просто. Дали бы отряду втянуться, а затем замкнули бы кольцо.

— Они даже не преследуют группу, — проговорил Парсон. — Идут неторопливо, словно на прогулке.

— Проклятье! — выругался Миллан. — Что за идиотская тактика? Если хотим уцелеть, надо в ней разобраться. Начнем по порядку. Дорога от моста идет на запад, путь на север надежно блокирован.

— Но мы туда и не стремились, — возразил Джей. — Противник оказался прямо перед нами.

— Значит, магистраль поворачивает на юг, — задумчиво сказал канотец. — Вот и разумное объяснение. Группа в мешке. С одной стороны река, с двух других — вражеские войска. Открыта только горловина.

— Гонят дичь на охотника, — негромко вставил Андрей. — Не хватает только флажков.

— Каких флажков? — недоуменно спросил Ярис. — Я что-то не улавливаю твою мысль.

Юноша тяжело вздохнул. Сколько раз ему говорили держать язык за зубами. Опять сболтнул лишнее. Придется выкручиваться. А это нелегко. Сержант обладает удивительной проницательностью.

— Некоторые звери боятся красного цвета, — ответил Волков. — Люди вешают на веревки тряпки и заставляют хищников двигаться точно на стрелка. У жертвы нет ни малейшего шанса на спасение.

— Занятная аналогия, — вымолвил Миллан. — Но, похоже. Тестианцы пытаются сберечь солдат. Впереди нас ждет либо мощный опорный пункт, нашпигованный спарками, либо что-то еще. Жаль нет карты. Да и связь с наблюдателем потеряна. Я бы с удовольствием сейчас побеседовал с Мешаном. Стоп!

Канотец окинул взглядом наемников, поднялся на ноги и громко произнес:

— Новички, среди вас есть уроженцы этой «прекрасной гостеприимной» планеты?

— Рядовой тридцать девять девяносто семь, — отчеканил русоволосый парень лет двадцати трех.

— Отлично, — сказал Ярис, подходя к бойцу. — Как тебя зовут, солдат?

— Глен Шейсон, — растерянно проговорил молодой человек.

— Глен, тебя не мучают угрызения совести? — спросил командир взвода. — Ведь ты воюешь против соотечественников.

— Я пытаюсь выжить, господин сержант, — рявкнул девяносто седьмой. — Ничего более…

— Молодец, — похвалил подчиненного Миллан. — Хороший ответ. Глен, ты когда-нибудь бывал к Бристоне?

— Так точно, — произнес наемник. — В столице у меня родственники. Тетя, двоюродная сестра…

— Подробности опустим, — оборвал парня канотец. — Эта местность тебе знакома?

— Никак нет, — отрицательно покачал головой Шейсон. — В пригород мы не выезжали.

— Жаль, — огорченно вымолвил Ярис. — У нас серьезные проблемы с информацией. Твоя помощь пригодилась бы. В любом случае будешь проводником. Тестианцу сам бог велел вести отряд.

— Слушаюсь, господин сержант, — проговорил парень. — Куда прикажете идти?

— На юг, — горько усмехнулся Миллан. — Выбор у группы не велик. Понадеемся на удачу.

Короткая резкая реплика и солдаты тронулись в путь. Впереди головной дозор, за ним основные силы роты. Впрочем, подразделение численностью в двадцать четыре человека вряд ли можно так назвать. Взвод, да и то не полного штатного состава. А если сказать честно, жалкая горстка изможденных, отчаявшихся людей, судорожно цепляющихся за жизнь.

Наемники и штурмовики поневоле прибавили шаг. Подгонять их было не нужно. Все прекрасно понимали, что сзади движется враг. Раненые бойцы вкололи дополнительную дозу стимулятора. Иначе за товарищами не успеть. Ждать и тащить их никто не станет. Правила в подобных ситуациях суровые. Слабый должен умереть.

Глава 5 Болото

За полтора часа отряд преодолел около семи километров. В лесу не было ни укреплений, ни лазерных орудий, ни заслонов. Тестианцы события тоже не форсировали, и настичь беглецов не пытались. Солдаты заметно повеселели. В какой-то момент людям показалось, что они вырвались из западни.

Видимо, оттеснив захватчиков от важной магистрали, противник посчитал задачу выполненной. Южное направление защитников Бристона не беспокоило. Сторонников данной версии с каждой минутой становилось все больше и больше. Бойцов не смущал ни продолжавший сопровождать группу разведчик, ни постепенно редеющие заросли, ни влажная почва под ногами.

Пожалуй, лишь Миллан и Парсон сохраняли выдержку. Оба довольно скептически относились к радостным эмоциям подчиненных. Ни Джей, ни Ярис не верили, что враг вот так легко отпустит взвод. Тут определенно какой-то подвох.

Предчувствия не обманули сержанта. Он уже намеревался объявить привал, когда из кустов вынырнул Шейсон. Побелевшее лицо, трясущиеся руки, в глазах неподдельный ужас. Сзади плелся Блекпул.

— Что случилось? — спросил канотец. — Почему вы вернулись?

— Впереди болото! — испуганно выдохнул Глен. — Огромное болото…

— И в чем проблема? — недоуменно произнес Миллан. — Пересечем его и пойдем дальше.

— Вы никогда не слышали о тестианских болотах? — недоуменно вымолвил молодой человек.

— Нет, — ответил сержант. — А что в них такого особенного? Вязкое дно, трава, мох…

— Если бы только это, — проговорил Шейсон. — Болота — самые страшные места на планете. Они тянутся на десятки, сотни километров. Сплошные топи, омуты и редкие, никем не освоенные острова.

— Двести лет — немалый срок, — заметил Ярис. — Неужели власти Тесты не занимались исследованиями?

— Занимались, — подтвердил солдат. — Но, как обычно, не хватало денег. Баронство Гайретское никогда не считалось богатым государством. Тем не менее, во времена империи экспедиции регулярно отправлялись вглубь опасной территории. Сумасшедших энтузиастов было с избытком. У дверей академии стояли тысячи добровольцев. Результат плачевен. Несмотря на отличное оснащение, группы погибали одна за другой.

— Но ведь есть же спутниковая связь, навигационные приборы, датчики движения, — возразил канотец.

— Разумеется, все это использовалось, — сказал Глен. — В определенные точки ученых высаживали с воздуха. В конце концов, мы получили необходимые сведения. Они потрясли общественность. После публикации отчетов и демонстрации фильмов парламент потребовал прекратить финансирование рискованных проектов. Что Мэт Гресвил и сделал. Кроме того, резко поубавилось число желающих поставить на кон свою жизнь.

— Давай-ка поподробнее, — произнес Миллан. — Пока ты говоришь загадками.

— У меня неполная и отрывочная информация, — вымолвил наемник. — В подростковом возрасте подобными вещами не интересуешься. Не те приоритеты. Что-то видел по голографу, что-то осталось в памяти с уроков…

— Выкладывай, — нетерпеливо оборвал его сержант. — Нам нужно знать все в мельчайших деталях.

— Во-первых, болота очень глубокие, — сказал Шейсон. — На дне значительные илистые отложения. Узкие тропы чередуются с трясинами. Провалившегося человека мгновенно засасывает.

— Пока ничего нового, — пожал плечами Ярис. — На Униме встречаются места и похуже.

— Большинство людей умерло от ядовитых газов, — продолжил солдат. — Выбросы резкие, спонтанные. Отреагировать на них невозможно. Формулу я не помню. Образуются отравляющие вещества из-за разложения каких-то растений. Самое неприятное, что эта мерзость накапливается в гигантских пузырях под водой. Когда концентрация достигает предела, происходит разрыв оболочки, и газ вырывается на поверхность. Ну, а дальше стандартная схема: удушье, судороги, паралич сердечно-сосудистой системы.

— От подобной заразы наверняка есть антидот, — проговорил канотец.

— Есть, — ответил Глен. — Беда в том, что смерть наступает в течение нескольких секунд.

— Ясно, — кивнул головой Миллан. — Без специальных дыхательных аппаратов лучше не путешествовать.

— Но у нас их нет, — с горечью произнес тестианец. — Если попадем в зону поражения…

— Не стоит паниковать, — сказал сержант. — Мы примем меры предосторожности. Что еще представляет угрозу?

— Десятки видов мелких и крупных тварей, — продолжил Шейсон. — Некоторые особи достигают огромных размеров. Шесть-семь метров — не предел. Выглядят хищники ужасающе: длинное скользкое тело, в пасти два ряда острых зубов, желтые, голодные глаза. Прирожденные убийцы. Быстрые, коварные, безжалостные.

— Что ж, великолепный набор, — констатировал Ярис. — Теперь все прояснилось. Вот почему противник не атакует отряд. Зачем понапрасну терять людей.

Гораздо проще выдавить врага к болоту. А уж оно точно прикончит чужаков. Блестящий план. Я бы на месте защитников Бристона поступил так же.

— Может, попытаемся пробиться на запад? — предложил Парсон. — Найдем брешь и…

— Не тешь себя напрасными иллюзиями, Джей, — проговорил канотец. — У группы один маршрут — через болото. И я намерен его пройти. Десять минут на подготовку и вперед! Долго здесь отсиживаться тестианцы нам не дадут.

Солдаты, внимательно слушавшие командира, тут же исчезли в зарослях. Раздался треск сучьев и веток. Вскоре бойцы вернулись с прочными, гибкими шестами. Чтобы не утонуть в трясине, надо тщательно проверять дорогу. Примеру наемников последовали и десантники.

В назначенный Милланом срок отряд дружно зашагал на юг. Метров через триста люди остановились перед болотом. Место действительно мрачное и пугающее. Ровная гладь сине-зеленой дрожащей растительности, в редких просветах темная, отвратительно пахнущая вода, вдалеке покосившиеся засохшие деревья. Но главное, топи тянулись до самой линии горизонта. Это почти бесконечность. Преодолеть подобное препятствие необычайно сложно.

— Черт подери, — тихо выругался Клертон. — Мы тут сдохнем. Тестианцам надо было осушить проклятые болота.

— Пробовали, — откликнулся Глен. — Бесполезно. Много подземных источников. Да и климат влажный. Дожди льют постоянно. Болота — неотъемлемая часть планеты. Неминуемое зло, с которым нужно смириться.

— Но ведь они мешают колонизации, — возразил Эрик. — Затрудняют строительство дорог…

— Оставить пустую болтовню! — рявкнул сержант. — Разбиваемся на шесть групп по четыре человека. Первая — Шейсон, Блекпул, Парсон и Кавенсон. За ними идут штурмовики. Дистанция пятьдесят метров.

Наемники начинали и завершали колонну. Андрей шел в пятой смене вместе с Милланом, Стенвилом и Клертоном. Элинвил с товарищами и одним из плайдцев двигался последним. В любой момент из леса мог показаться противник. Каждый подозрительный звук заставлял бойцов хвататься за оружие. К счастью, защитники Бристона не спешили. Они явно не желали вступать в сражение с врагом.

Волков внимательно наблюдал за разведчиками. Вот Глен спустился с берега и сразу провалился по пояс. Лицо тестианца неестественно побелело. Шейсон нервно прощупывал шестом почву вокруг себя. Чтобы подбодрить подчиненного к нему прыгнул Джей. Время поджимало беглецов. Обогнав Глена, цекрианец пошел первым.

Сегодня молчал даже Ален. Крепко сжимая карабин, Блекпул взволнованно смотрел по сторонам. Сейчас не до острот. Оказаться в пасти мерзкого чудовища удовольствие не из приятных. Впрочем, ничего страшного не случилось. Четверки без особых проблем преодолевали метр за метром.

Наконец настала очередь Волкова. Юноша прочел молитву, перекрестился и шагнул в болото. Грязная вода брызнула в лицо, ноги погрузились в вязкую жижу. Недовольно покачав головой, Андрей направился за Лайном. Корзанец двигался по проложенному предыдущими группами фарватеру. Темп был крайне низким. Что неудивительно. Парсон искал наиболее надежный путь.

Внезапно раздался противный, до боли знакомый свист. Волков машинально пригнулся. Граната разорвалась слева от колонны. Вверх взметнулась адская смесь из воды, травы и осколков.

— Сволочи! — выругался Ярис. — Все-таки настигли. Отдых будет нам дорого стоить.

Спрятавшись в кустах, тестианцы стреляли из подствольников. Метод простой и эффективный. За первым залпом последовал второй, третий… Гранаты падали в непосредственной близости от солдат. Вскрикнул, взмахнул руками и повалился в трясину десантник из четвертой смены. По болоту ударила автоматная очередь. Оставшиеся на берегу наемники открыли ответный огонь. Враг сразу поумерил свой пыл.

— Уходите! — приказал сержант. — Задерживаться нельзя. Мы отсечем неприятеля.

Миллан вскинул карабин и нажал на спусковой крючок. Веер красных лучей рассыпался по лесу. Волков и Клертон молниеносно отреагировали на призыв канотца. Андрей секунд за пять разрядил магазин. Прицельно никто не стрелял. Главное, заставить тестианцев залечь. Они не должны чувствовать себя в безопасности.

Группа Элинвила была уже в болоте. Хорошо хоть не надо тратить время на проверку дна. Растительность не успевала затягивать узкую полосу свободной воды. С трудом вытаскивая ноги из вязкого ила, бойцы устремились на юг. Через несколько метров Волков увидел убитого штурмовика. Бедняга плавал на поверхности. Из раны на шее обильно текла кровь. В остекленевших глазах застыл ужас.

Между тем, после некоторого замешательства враг пришел в себя. Вековые топи вновь содрогнулись от взрывов. Рядом с беглецами засвистели пули, замелькали лазерные лучи. К сожалению, противников разделяло слишком маленькое расстояние. Марзен с друзьями оказался под перекрестным огнем.

Первым рухнул высокий темноволосый наемник. Луч попал ему точно в голову. Второй жертвой стал десантник. Осколки изрешетили плайдцу спину. Штурмовик замер, бессильно опустил руки, выронил оружие. На губах мужчины появилась кровавая пена. Он попытался сделать шаг, но запнулся и через мгновение исчез в трясине.


Андрей больше ничего не замечал вокруг. В мозгу стучала одна мысль — побыстрее убраться отсюда. Сейчас болото — единственный шанс на спасение. Двигавшиеся по открытой местности солдаты превратились в великолепную мишень. Пару раз юноша падал и окунался в мутную, зловонную воду. Но разве это проблема? Кое-как находя опору, Волков поднимался и продолжал идти.

— Поторапливайтесь, поторапливайтесь! — рычал сзади Ярис. — Нас тут перебьют как насекомых.

Тестианцы прекратили обстрел только тогда, когда отряд удалился от берега примерно на километр. Изможденные, тяжело дышащие люди сразу остановились. Силы бойцов были на исходе.

— Вот, гады! Зацепили, — послышался взволнованный голос Эрика. — Больно…

Андрей повернулся к товарищу. Эданец держал руку у левого бока. Сквозь пальцы сочилась кровь.

— Покажи, — опередив землянина, произнес Миллан, приблизившись к Клертону.

Эрик убрал кисть от раны. Сержант бесцеремонно распорол ножом куртку подчиненного.

— Ерунда, — бесстрастно сказал Ярис. — Осколок лишь расцарапал кожу.

Отойдя в сторону, канотец посмотрел на другие группы. Взвод недосчитался четырех солдат. В шестой смене уцелел один Элинвил. Но и ему серьезно досталось. Левая рука висела словно плеть.

— Волк, перевяжи парня, — приказал Миллан. — Мне надо отдать распоряжения разведчикам.

Сержант неторопливо побрел к Парсону. Марзен едва плелся, и Андрей пошел навстречу окрианцу.

— Как самочувствие? — спросил юноша, доставая из нагрудного кармана аптечку.

— Паршивое, — Элинвил вымученно улыбнулся. — Голова ужасно кружится. Боюсь упасть…

— Ничего, скоро это пройдет, — проговорил Волков, вкалывая наемнику стимулятор.

Одежда на спине Марзена насквозь пропиталась кровью. Пулевое отверстие Андрей обнаружил без труда.

— Ну, как мои дела? — негромко поинтересовался окрианец. — Все плохо?

— Не очень хорошо, честно ответил землянин. — Пуля застряла в плече. Ее бы вытащить…Увы, не те условия.

Быстрыми ловкими движениями Волков забинтовал рану и закрепил руку Элинвила на перевязи. Лайн и Эрик стояли неподалеку.

Друзья утоляли жажду. Гайрета палила нещадно. В болоте от жарких лучей оранжевой звезды спрятаться негде. Андрей снял с пояса флягу и жадно припал к горловине.

— Много не пей, — произнес Стенвил. — Три-четыре глотка. Пополнить запасы здесь не удастся.

Юноша прислушался к словам корзанца. Замечание справедливое. Тем более, что емкость и так наполовину пуста.

Минут через пять отряд тронулся в путь. Наемники и штурмовики постепенно набирали установленную Милланом дистанцию. Судя по информации, полученной от Шейсона, в болоте нужно соблюдать предельную осторожность. Тестианцы беглецов не преследовали. Они свою задачу выполнили. Ну, а если враг попытается вернуться, его уничтожат еще на подступах к берегу.

Солдаты еле передвигали ноги. За час бойцы преодолели километра два. При таком темпе переход займет не меньше декады. И вряд ли кто-нибудь доберется до цели. Однако присоединившийся к пятой группе сержант сохранял удивительное спокойствие. А ведь у Яриса критическое положение. Время, отпущенное канотцу, стремительно таяло. Выдержке и упорству Миллана можно было позавидовать.

Стоило Гайрете склониться к горизонту, как с севера снова подул прохладный ветер.

— Проклятье, — зло выругался Стенвил. — Погода издевается. Похоже, опять будет дождь.

— Лично меня гораздо больше волнует, где мы заночуем, — пробурчал Клертон.

— И не мечтай, — откликнулся сержант. — Если не наткнемся на остров, пойдем без остановок.

— Сорок часов без сна и отдыха, — с горечью сказал Эрик. — Это чересчур…

— У тебя есть предложение? — спросил Ярис, с тревогой глядя на серую тучу.

— Ничего стоящего, — проговорил эданец, окидывая взором бескрайнюю гладь болота.

— Тогда не причитай, — сказал Миллан. — И не советую спать на ходу. Провалишься в трясину, никто не поможет.

Вскоре предположение Лайна подтвердилось. После короткого затишья на людей обрушился мощный ливень. Высохшая за день одежда моментально промокла. В небе засверкали молнии. Громовые раскаты оглушили солдат. Впрочем, бойцы сумели извлечь выгоду даже из разбушевавшейся стихии. Соединив ладони, наемники и десантники жадно пили скапливающуюся внутри воду.

К счастью, дождь продлился недолго. Гайрета уже скрылась из виду. О ней напоминало лишь кроваво-красное зарево на западе. Но и оно спустя несколько минут померкло. На окрестности Бристона опустилась ночь. Причудливая россыпь звезд не могла рассеять сгущающуюся с каждой секундой мглу. В души людей медленно, крадучись, заползал страх.

Обзор сократился до минимума. Отряд двигался практически наугад. Рано или поздно кто-то из солдат должен был совершить трагическую ошибку. Не повезло третьей группе. Штурмовики сбились с пути и отклонились вправо. Уставшие плайдцы потеряли бдительность и не всегда проверяли дорогу шестами.


Первый десантник рухнул в глубокий омут и запутался в траве. Его растерявшиеся товарищи попятились назад. Над болотом раздался истошный вопль гибнущего человека. Трясина быстро затянула штурмовика. Вытащить беднягу плайдцы не успели. Понурив головы, они побрели прочь от опасного места. Ночь предстояла нелегкая.

К рассвету взвод прошел километров двенадцать. Случайно или нет, но разведчики повернули на юго-запад. Пересекать болото полностью равносильно самоубийству. Сержант намеревался обойти заслоны противника.

Главная помеха — шпион, непрерывно кружащийся в воздухе. Но выбора у беглецов нет. Либо сгинуть в тестианских топях, либо умереть в бою. Основная надежда на то, что плайдские войска оттеснят защитников столицы, и беглецы окажутся на занятой захватчиками территории.

Шансы призрачные, но наемники привыкли бороться до конца.

В целом, ночь прошла без серьезных происшествий. Утонувший десантник был сам виноват в случившемся. Грязные, осунувшиеся солдаты упрямо двигались по узкому коридору. Волков еле волочил ноги. Спина сгорблена, автомат болтается на груди, в глазах абсолютная пустота. Состояние Элинвила еще хуже. Его мотает из стороны в сторону. Если окрианец упадет, то уже не встанет.

На показавшийся диск Гайреты бойцы не обращали внимания. Не до того. Тренировки на Оливии по сравнению с этим испытанием — сущий пустяк. Внезапно послышался чей-то крик. Андрей замер и судорожно вцепился в рукоять оружия.

— Впереди крошечный остров! — передали по цепочке штурмовики.

— Разрешаю привал, — после некоторой паузы произнес Ярис. — Охрану можно не выставлять.

Несмотря на крайнюю усталость, наемники и штурмовики прибавили шаг. Люди хотели поскорее ступить на твердую поверхность. Спустя пять минут Волков увидел маленький плоский участок суши, покрытый густой травой и редкими, невзрачными кустарниками. На восточном краю даже росло тонкое чахлое деревце.

Из болота юноша выползал на четвереньках. Ноги просто отказывались идти. Тут же в разных позах лежали остальные солдаты. Никто не шевелился. Воцарилась странная, удивительная тишина. Стоило Андрею закрыть глаза, как он провалился в бездну сна. Организм требовал отдыха.

— Просыпайтесь, просыпайтесь! — откуда-то издалека донесся хриплый голос Миллана.

Выполнять команду канотца ужасно не хотелось, но навык, отработанный в лагере на Тасконе, давал о себе знать. Волков перевернулся на спину, выдержал секунд десять и резко сел. Самое трудное — разлепить веки. Яркий свет ударил в глаза. Землянин поспешно зажмурился. Судя по положению Гайреты, прошло не меньше трех часов. Ярис проявил поразительную щедрость. Тем не менее, все тело ныло и болело. Шея не гнется, позвоночник скрипит, словно несмазанный механизм, бедра и голени налились свинцом.

Андрей взглянул на себя и горько усмехнулся. Жалкое, убогое зрелище. На ботинках толстый слой ила, на штанах засохшая трава, куртка испачкана кровью Марзена. Юноша расстегнул подсумок. У него один полный магазин. Во втором патронов двадцать. Не густо.

Из бокового кармана Волков извлек пластину с питательными таблетками. Голод они не утолят, но необходимые калории дадут. А силы землянину еще понадобятся. С водой дела обстояли совсем плохо. Фляга почти пуста. После некоторого раздумья Андрей повесил ее обратно на пояс. Путь длинный, живительную влагу лучше поберечь. Стенвил и Клертон поступили так же.

Крепкая, коренастая фигура сержанта нависла над друзьями.

— Подъем! — грозно рявкнул Миллан. — Хватит валяться. Нужно вылезать из этого проклятого болота.

Повторять дважды приказ не требовалось. Бойцы мгновенно вскочили на ноги.

— На сборы даю пять минут, — проговорил канотец. — Дистанция прежняя. Парсон, направление на запад.

— Слушаюсь, — отчеканил Джей, пробуя шестом дно возле острова.

Волков опустился на колено и начал затягивать шнуровку на ботинках. Процедура очень важная и необходимая. Если потеряешь обувь в трясине, уже не найдешь. А идти босиком тяжело и опасно.

— Черт подери! Эта зараза меня укусила, — неожиданно раздался чей-то истеричный вопль.

Группа солдат бросилась к темноволосому десантнику лет двадцати. Парень топтал в траве какое-то существо. На лице плайдца была гримаса боли. Бедняга держался за запястье правой руки. Подоспевшие товарищи убили напавшую на штурмовика тварь. По внешнему виду она напоминала змею. Длина сантиметров тридцать, тело покрыто чешуей зеленого цвета, в пасти по четыре острых зуба сверху и снизу. Заметить в траве такого хищника необычайно сложно.

— Да, «страшный» зверь, — проговорил высокий десантник с нашивками капрала. — Грей, ты нас напугал…

Солдаты дружно рассмеялись. Случившийся инцидент казался им забавным. Шейсон в общем веселье не участвовал. В глазах тестианца Волков заметил растерянность и страх. Скинув с плеча карабин, наемник тщательно осматривал траву вокруг себя. Странная реакция подчиненного не ускользнула от внимания Яриса. Сержант вплотную приблизился к Глену и тихо сказал:

— Я так понимаю, существо не столь уж безобидно. Парню что-то угрожает?

— Могу ошибиться, но, по-моему, это гранза, — прошептал Шейсон.

— Обойдемся без терминов, — произнес Миллан. — Название твари ничего не объясняет.

— Гранзы встречаются нечасто, — продолжил тестианец. — Колонисты их безжалостно истребляли. Они уцелели лишь в болотах. Охотятся на мелких зверьков. Отлично плавают. В научно-популярном фильме…

— Не тяни, — оборвал наемника канотец. — Отвечай на конкретно поставленный вопрос.

— Существо очень, очень опасное, — выдохнул Глен. — Человек умирает от одного укуса.

— Противоядие есть? — поинтересовался Ярис, поворачиваясь к несчастному штурмовику.

— Да, — проговорил Шейсон. — Но его надо ввести в первые десять минут. — Иначе будет поздно.

— Сколько плайдец протянет? — уточнил сержант, снимая оружие с предохранителя.

— Трудно сказать, — пожал плечами тестианец. — Особь крупная. Думаю, около получаса.

Глен явно не учел усталость десантника. Истощенный организм не оказал должного сопротивления. Яд быстро распространялся. Губы парня посинели, зрачки расширились, пальцы неестественно дрожали. Бедняга начал задыхаться.

— Что со мной? — взволнованно произнес штурмовик, расстегивая ворот куртки. — Почему так холодно?

— Не нервничай, Грей, — откликнулся капрал. — Вколи стимулятор.

Миллан опередил плайдца. Вскинув карабин, он выстрелил раненому десантнику в сердце. Боец беззвучно рухнул на землю. На груди штурмовика расплылось огромное кровавое пятно.

— Сержант, вы что спятили? — изумленно выдохнул капрал. — Мы бы ему помогли…

— Нет, — Ярис отрицательно покачал головой. — У нас нет такого препарата. Это акт милосердия. Парень умер бы в страшных мучениях. Остальным советую быть поосторожнее. Вряд ли столь мелкие твари нападают на людей. Видимо, солдат наступил на гранзу или испугал ее. За что и поплатился.

— А мне кажется, вы просто избавились от балласта, — возразил десантник.

— Я не собираюсь никого переубеждать, — спокойно сказал Миллан. — Не верите — ваше право. Если хотите, проведите эксперимент. Поймайте мерзкое существо и дайте себя укусить. Кто будет добровольцем?

Плайдцы молчали. В данной ситуации глупо конфликтовать с наемниками. Отряд и так сократился до минимума. Их осталось всего восемнадцать человек. А впереди трудный и опасный путь.

— И учтите, — продолжил после паузы Ярис. — Раненых и больных мы тащить по болоту не станем.

— А вдруг «сломаетесь» вы, сержант? — не унимался капрал. — Что тогда?

— Исключения ни для кого не делаются, — бесстрастно проговорил Миллан. — Парсон, вперед!

Первая группа решительно шагнула в трясину. Как только Джей, Ален, Брик и Глен удалились от острова на пятьдесят метров, за ними последовали штурмовики. Десантники теперь шли по трое. Численность наемников и плайдцев сравнялась.

Минуло два часа. Гайрета достигла зенита. По лицу Андрея текли капли пота. В конце концов, юноша не выдержал и глотнул воды из фляги. Горло Волков промочил, но жажда от этого лишь усилилась. Землянин грубо выругался и побрел за Стенвилом.

Позади двигались Ярис, Эрик и Марзен. Намек капрала был неслучаен. Канотец постепенно сдавал. Опущенные плечи, сгорбленная спина, частое, тяжелое дыхание. В какой-то момент Миллан догнал Андрея и едва слышно произнес:

— Волк, помнишь, о чем я тебя просил в машине?

— Разумеется, — ответил юноша. — Если вы погибнете, я должен забрать ваш рюкзак.

— Правильно, — подтвердил сержант. — Он до сих пор при мне. Не забудь о своем обещании.

Землянин не спорил. Рюкзак, так рюкзак. Хотя зачем ему лишний груз? Ну, да ладно, потом все выяснится. Главное выжить самому. Внезапно четвертая группа замерла. Штурмовики смотрели куда-то влево.

— Тут еще одна зеленая тварь! — наконец выкрикнул один из десантников. — Плывет к вам.

Вскоре Андрей заметил на растительном ковре извивающуюся змейку. Она легко и непринужденно скользила по поверхности. Болото для гранзы — идеальное место охоты. Жертве от нее не скрыться.

Волков проводил взглядом ядовитое существо и зашагал дальше. Однако не успел юноша пройти и десяти метров, как где-то поблизости раздался глухой хлопок, словно из бутылки вытащили пробку. Середину отряда тут же окутало пелена сизого полупрозрачного газа. Плайдцы, оказавшиеся в зоне поражения, бились в конвульсиях. Отреагировать на выброс было невозможно. Через несколько секунд штурмовики повалились в трясину. Остальные группы испуганно пятились назад. Вдруг облако зацепит и их.

— Вот и пузырь, — сказал Ярис. — Шейсон довольно точно описал его эффект. Впечатляет…

В голосе канотца абсолютное равнодушие. Смерть трех десантников ничуть не тронула Миллана. Холодная, скупая констатация факта. Впрочем, вряд ли стоит удивляться. Сержант и сам в шаге от гибели.


Между тем, отравляющее вещество постепенно рассеивалось. Концентрация газа стремительно падала. Легкий ветерок донес до солдат лишь тошнотворный запах. В горле сразу запершило. Люди закашляли и поневоле зажали носы. Неприятные ощущения длись около минуты.

Надо отдать должное Ярису. Рассредоточив бойцов, он принял правильное решение. Если бы отряд двигался плотной массой, уцелели бы немногие. Не ошибся канотец и с дистанцией. Учитывая глубину болота, объем пузыря не должен быть очень велик.

Беда в том, что подобные ловушки здесь не редкость. Словно в подтверждение этой мысли послышался новый хлопок. На этот раз взводу ничего не угрожало. Ядовитое вещество вырвалось на свободу в стороне от солдат. Третьей группе ужасно не повезло.

Глядя на плавающие в воде трупы, Волков вдруг подумал о гранзе. А ведь зеленая тварь не зря покидала опасный район. Наверняка она чувствовала приближающийся выброс. Пожалуй, стоит повнимательнее присмотреться к местным обитателям.

После короткой передышки, отряд продолжил путь. У мертвых штурмовиков наемники забрали фляги, питательные таблетки, подсумки с зарядами. Десантники из четвертой смены в дележе не участвовали. Побрезговали. Глупцы. В такой ситуации это не мародерство, а способ выживания.

Андрей остановился возле погибшего капрала. Выпученные глаза, посиневшие губы, лицо искажено судорогой. Вот они — превратности судьбы. Еще совсем недавно плайдец спорил с Милланом, указывая на его слабость.

А что в итоге? Ярис до сих пор бредет по болоту, а штурмовик отправился в мир иной.

Вывод напрашивается сам собой: одному богу известно, кто и когда предстанет перед ним на Страшном Суде. Юноша перекрестился и снял с шеи капрала лазерный карабин. Автомат — хорошее оружие, но патронов на длительный бой с тестианцами Волкову не хватит.

Андрей упорно шел вперед. Он совершенно потерял ориентацию во времени и пространстве. Все, что видел землянин — это спина Лайна, узкая полоса темной воды и пугающая, зеленая растительность по краям. В голове одна мысль — не упасть. Усталость безграничная. Нет сил даже переброситься с друзьями парой фраз.

За последние часы не прозвучало ни слова. Слышно только глухое рычание и тихая, нечленораздельная брань. В подобные мгновения притупляется инстинкт самосохранения, теряется бдительность, исчезает страх. В душе царит безразличие. Безразличие к себе, к людям, к миру. Человек превращается в аморфное, бесполое существо. Его разум словно впадает в спячку.

Очередная заминка заставила Волкова поднять голову и оглядеться. Гайрета уже склонилась к горизонту. Скоро начнет темнеть. Похоже, отряд еще одну ночь проведет в болоте.

А что там вдалеке?

Мозг соображал чересчур медленно. Проклятье! Да ведь это деревья! До леса километра полтора, не больше. Если взвод поторопится, то сумеет выбраться на сушу до захода звезды.

Юноша повернулся к сержанту и замахал руками. Выразить свою радость долго не удавалось.

— Берег! Берег! — наконец воскликнул Андрей. — Наши мучения остались позади.

— Не шуми, вижу, — спокойно произнес Ярис. — Не исключено, что мы наткнемся на заслон противника.

— Плевать, — выдохнул землянин. — Лучше умереть в бою, чем возвращаться обратно в болото.

— Пожалуй, — согласился Миллан. — Хотя, осторожность не помешает.

Солдаты с тревогой наблюдали за группой Парсона. Попадут разведчики под обстрел или нет? Отряд уплотнился. Если враг откроет огонь, наемники и штурмовики тут же поддержат товарищей.

Расстояние до леса постепенно сокращалось. К сожалению, густые заросли кустарника ограничивали обзор. Идеальное место для засады. Тестианцы грамотно воюют. Они дадут беглецам подойти, а затем ударят. Расстрелять в упор горстку людей не составит ни малейшего труда.

Крепко сжимая оружие, бойцы шли навстречу смерти. Однако, как часто бывает, беда подкралась не оттуда, откуда ее ждали. Один из десантников вдруг дико закричал и исчез под водой. В пяти метрах от проложенного фарватера завертелся адский клубок. Плайдец боролся с какой-то гигантской тварью. На поверхности появлялась то спина штурмовика, то гладкое коричнево-бурое тело чудовища.

Не зная, что предпринять, солдаты попали в состояние оцепенения. Первым опомнился Ярис. Лазерный луч выжег траву возле хищника. Мерзкое существо тут же отпустило жертву и ушло на дно. Увы, помощь десантнику уже не требовалась. Нижняя часть туловища бедняги была сплошным кровавым месивом.

— Сержант, вы убили тварь? — взволновано спросил Глен, озираясь по сторонам.

— Вряд ли, — ответил Миллан. — Скорее напугал. Хищник решил не испытывать шкуру на прочность.

— Это зеелон, — сказал Шейсон. — У него не шкура, а чешуя. Настоящая броня. Ножом не проткнешь. Некоторые особи достигают в размерах пятнадцати метров. Существо ненасытное и беспощадное. Он не угомонится, пока не прикончит всех. Сейчас зеелон сделает круг и нападет снова.

— Так какого черта мы стоим! — выругался канотец. — Надо убираться отсюда.

Солдаты ринулись к берегу. О тестианцах беглецы даже не думали. Никто не хотел становиться ужином болотной твари. Зверь молниеносно отреагировал на движение добычи. Волков заметил, как справа от плайдцев колыхнулась трясина. Хищник атаковал на скорости из-под воды. Огромная зубастая пасть на секунду показалась на поверхности и схватила штурмовика за бедро.

Андрей замер, вскинул автомат и разрядил в зеелона остатки магазина. Его примеру последовали Стенвил, Миллан и Клертон. Тем немее, существо утащило очередную жертву. Наемники стреляли вдогонку, но видимого результата не добились. В огромной промоине расплылось кровавое пятно.

— Живучий гад! — зло пробурчал сержант. — Поторапливайтесь, поторапливайтесь, парни.

Волков выбросил ненужное оружие и устремился за Лайном. Теперь карабин капрала точно пригодится. Парсон дно почти не проверял. Ни к чему. До леса метров сто. Отчаянный рывок и разведчики достигли берега. Шатающиеся от усталости люди, как подкошенные рухнули на землю.

Вскоре на суше оказались и остальные бойцы. Андрей помог Ярису вылезти, а затем вместе с Эриком вытащил совершенно обессилевшего Марзена. Несмотря на довольно значительный отрезок пути, ужасная тварь больше не появилась. Видимо, пули и лазерные лучи все же зацепили хищника. Раненое чудовище решило не искушать судьбу и ограничилось уже добытой пищей.

Что ж, беглецов такое развитие событий вполне устраивало. Отряд потерял двух человек, но это не самый худший итог столкновения с гигантским существом.

Придя в себя после сумасшедшей гонки, Элинвил негромко произнес:

— Надо бы подальше отойти от болота. Вдруг тварь снова попытается напасть?

— Не бойся, — откликнулся Шейсон. — У зеелона нет лап. Стихия хищника — вода.

— Если честно, я даже толком его не разглядел, — проговорил окрианец.

— Неудивительно, — сказал Глен. — Зверь предпочитает незаметно подкрадываться к жертве. Он плывет у самого дна. На поверхности практически нет колебаний. Резкий, молниеносный выпад и острые зубы впиваются в мягкую плоть. Если противник достаточно силен, зеелон обвивает его мощным, длинным телом и старается утопить. Тактика беспроигрышная. Вырваться из захвата никому не удается.

— Идеальный убийца! — согласился Блекпул. — А главное, условия для твари подходящие…

— Послушайте, мы совсем забыли о тестианцах! — приподнимаясь на локте, произнес Клертон.

— А чего о них помнить, — горько усмехнулся Джей. — Отряд не расстреляли в болоте — уже хорошо.

— Я не о том, — возразил Эрик. — Неприятель явно опоздал, но вряд ли он смирится с неудачей.

— Твои предложения? — сухо проговорил сержант, отстегивал флягу от пояса.

— Нужно идти на юг, — вымолвил эданец. — Это единственный шанс на спасение.

— У меня другие планы, — сказал Миллан. — Давайте порассуждаем. Засада должна была быть на берегу. Однако ее нет. Шпион же до сих пор в воздухе. Какой напрашивается вывод?

— Плайдцы оттеснили защитников Бристона за реку, — догадался Андрей.

— Правильно, Волк, — подтвердил Ярис. — За прошедшие сутки ситуация у столицы в корне изменилась.

— Значит, нужно выбрать кратчайшую дорогу, — произнес Парсон. — Чего плутать…

— Так мы и поступим, — сказал сержант. — Час на отдых и направление на северо-запад.

Спорить с канотцем никто не стал, хотя он принял очень рискованное решение. В темноте можно запросто наткнуться на прочесывающих лес тестианцев. И уж тогда взвод вряд ли сумеет уйти от погони. Измученные, израненные люди не в состоянии поддерживать высокий темп. Противник без особых проблем настигнет беглецов, окружит и перебьет всех до одного. Впрочем, возвращаться в болото у солдат тоже не было желания. Зеелон изрядно напугал наемников и штурмовиков.

Привал несколько затянулся. Восстановить силы нелегко. Но вот Миллан встал и проговорил:

— Пора, Джей. Головного дозора не будет. Отступать нам некуда.

Бойцы медленно, тяжело поднимались на ноги. За ночь им предстояло преодолеть километров пятнадцать. Густой мрак окутывал людей и превращал деревья и кустарники в сплошную стену. Видимость пять-шесть метров.

Вся надежда на слух.

Воспользовавшись короткой заминкой, Андрей посмотрел на небо. Странный, необычный рисунок. Слева россыпь белых гигантов Плайда, вверху скопление Грайда, а справа, на самой линии горизонта сверкает крошечная желтоватая звездочка. Солнце. Господи, как же оно далеко! Человеческий разум не способен представить подобные расстояния.

По щеке покатилась скупая слеза. Он устал, невероятно устал. И даже не столько физически, сколько морально. Его жизнь постоянно висит на волоске. Чтобы уцелеть, Волков вынужден убивать, убивать, убивать. Суровое испытание для восемнадцатилетнего парня. Неокрепшая психика может и не выдержать. И тогда Андрей либо сойдет с ума, либо превратится в хладнокровного, безжалостного маньяка. Что в принципе одно и то же.


Впрочем, юноша сейчас думал о другом. О теплой, чистой постели в доме деда, о вкусных, пышных пирогах, о беззаботном детстве на Земле. И зачем только Астин бросил его в этот чудовищный мир? Волков вытер ладонью глаза. Не хватало еще расплакаться. Мальчишка! Надо учиться сдерживать эмоции.

В реальность Волкова вернули приглушенные ругательства сержанта. Ярис со злостью швырнул опустевшую аптечку в трясину. Похоже, у канотца закончились стимуляторы. Для Миллана это верная смерть. Он не протянет и пару часов. Юноша достал два шприц-тюбика и молча отдал их сержанту.

— Спасибо, — сказал Ярис, тут же вкалывая препарат в бедро. — Я твой должник.

— Ерунда, — ответил Андрей. — Вы не раз спасали меня. И на Униме, и на Корзане и здесь, на Тесте.

— Я не так уж бескорыстен, — горько заметил командир взвода. — Ну да не сейчас…

Покинув поляну, отряд медленно двинулся в чащу. Описывать переход по лесу не имеет смысла. Темп был крайне низким. Люди едва волочили ноги. К счастью, густые заросли встречались нечасто. В основном солдаты шли по прямой.

Наемники пренебрегли даже стандартными мерами предосторожности. Ни разведки, ни охранения, ни контрольных остановок. У многих бойцов оружие за спиной. Если противник устроил засаду, серьезного сопротивления группа не окажет. Люди смирились с обстоятельствами. Чему быть, тому не миновать. Колонна солдат упорно шагала в неизвестность.

Рассвет беглецы встретили без воодушевления. Стало очевидно, что Миллан не ошибся в своих прогнозах. Тестианцы прекратили преследование отряда. Теперь главный вопрос: где проходит линия фронта? Оккупационные войска на одном месте долго не задерживаются. Их цель — крупные города и стратегически важные объекты. Мелкие населенные пункты герцога Видога не интересуют.

Взводу же надо как-то связаться с командованием. Капитан Мешан может определить точные координаты, но он не владеет ситуацией. Проявлять инициативу не в правилах наблюдателей. В общем и целом им глубоко наплевать на наемников. За погибших бойцов Стаф Энгерон получит солидную компенсацию.

Вскоре деревья расступились, и солдаты вышли на широкую магистраль. И опять подтвердились предположения Яриса. Дорога от моста вела на юго-запад. Выйдя на пустынное бетонное полотно, беглецы в растерянности замерли. Вокруг ни души. Нет ни одной машины. А ведь трасса должна быть оживленной.

— Что будем делать? — произнес Парсон, с тревогой оглядываясь по сторонам.

— Пойдем к реке, — вымолвил сержант. — Там больше шансов наткнуться на десантников.

— Хорошо, — согласился цекрианец, скидывая с плеча лазерный карабин.

Разбившись на две группы, наемники и штурмовики двинулись по обочине дороги на север. В случае опасности они успеют скрыться в лесу. Грязные, истощенные люди неторопливо брели по магистрали. Гайрета уже полностью поднялась над горизонтом. Ее лучи начали прогревать утренний прохладный воздух. Через час жара станет невыносимой. А фляги у бойцов давно пусты. Солдаты с ненавистью смотрели на огромный оранжевый шар. Вот когда дождь бы не помешал. Увы, на небе ни облачка.

Преодолев километра три, Джей резко остановился. Впереди была небольшая деревня. Два десятка аккуратных разноцветных домиков, сад, пасущиеся на лугу коны, чуть дальше обширные поля кражи. Обычное поселение фермеров. Военной техники поблизости не видно.

— Все ко мне! — грозно рявкнул Миллан. — Строиться в одну шеренгу.

Наемники и плайдцы бросились к Ярису. Двенадцать человек застыли словно статуи.

— Слушайте внимательно, сказал сержант. — Мы можем утолить голод и жажду. Однако приказа на зачистку не поступало. А потому никакого принуждения. Мы вежливо просим тестианцев нам помочь. Надеюсь, я понятно объясняю? Мародеров, насильников, грабителей расстреляю лично.

Канотец приблизился к Блекпулу. На лице Алена не дрогнул ни один мускул.

— Рядовой тридцать семь шестьдесят два, — выкрикнул Клертон. — А если они откажут?

— Значит, вы не проявили должного обаяния, — без малейшей иронии в голосе произнес Миллан.

— Мы для них захватчики, агрессоры, — заметил Стенвил. — Глупо надеяться на сострадание.

— Разве я говорил о сострадании? — спросил сержант. — Ни в коем случае! В любых условиях надо сохранять достоинство. Постарайтесь расположить к себе местных. Простые солдаты не вызывают ненависти.

— Звучит не очень убедительно, — возразил Лайн. — Политика герцога Видога к народам, оказавшим сопротивление, вряд ли изменилась. Жестокий террор и массовые казни. Рано или поздно война придет и сюда.

— Бессмысленный спор, — вымолвил Ярис. — Устраивать здесь бойню я не дам.

— В деревне могут находиться армейские подразделения, — проговорил Парсон.

— Тогда примем бой и отступим, — сказал канотец. — Джей, ты проведешь тщательную разведку.

Отряд опять разделился. Первая четверка во главе с цекрианцем зашагала к деревне. Остальные наемники и десантники следовали чуть позади. Дистанция метров семьдесят. В случае нападения взвод поддержит товарищей огнем, что позволит им отойти к лесу. Впрочем, это всего лишь теория. Уставшие, изможденные люди были не в состоянии быстро перемещаться. Если враг сделал тут засаду, то никто из беглецов не уцелеет.


Солдат заметили издалека. Навстречу чужакам вышли двое мужчин. Одному лет шестьдесят, второму около сорока. Внешне фермеры выглядят спокойно, но в глазах отчетливо читается тревога. Они не знают, как себя вести с оккупантами.

Нагоняя страх на обывателей, тестианские каналы голографического вещания в подробностях описывали зверства, совершенные плайдцами на Корзане. Разумеется, многие факты преувеличивались и извращались. Тем не менее, своей цели барон Гресвил добился. Ничего хорошего от захватчиков его подданные не ждали и относились к ним с предубеждением. Люди забыли о том, что все они когда-то являлись гражданами могущественной империи.

— Добрый день, господа, — произнес старший тес-тианец. — Меня зовут Стайл Корглин. Это мой сын Блук. Мы представители поселка Аслин. Хотим сообщить, что жители Аслина соблюдают нейтралитет.

— Понятно, — кивнул головой цекрианец. — Я Джей Парсон, командир отделения пятой роты третьей центурии наемников Энгерона. Для начала ответьте на ряд интересующих нас вопросов. Солдаты в деревне есть?

— Нет, — вымолвил Стайл. — В поселке никогда не стояли воинские части.

— А как же батальон, прочесывавший лес у реки? — уточнил Джей.

— Солдаты в Аслин не заходили, — проговорил Корглин. — Выгрузились с бронетранспортеров и исчезли в чаще. Кроме того, операция завершилась сутки назад. Армия барона отошла к мосту через Сану.

— Проклятье! — невольно выругался Блекпул. — А мы, как идиоты, ползали по болоту.

Парсон гневно посмотрел на аластанца. Тот явно сболтнул лишнее. Ален поспешно спрятался за Брика Кавенсона. Если цекрианец доложит Миллану о его глупой реплике, Блекпулу несдобровать.

— Вы были в болоте? — удивленно выдохнул тестианец. — Очень, очень опасное место.

— Не будем отвлекаться, — сказал Джей. — Плайдских десантников вы видели?

— Нет, — произнес Стайл. — Дорога пуста со вчерашнего дня. За пятнадцать часов не приехала ни одна машина.

— Накануне над поселком пролетели три или четыре эскадрильи флайеров, — вставил Блук.

Важное дополнение. Теперь все стало ясно. При поддержке с воздуха, захватчики высадили штурмовиков на противоположном берегу реки в тылу у тестианцев.

Чтобы не оказаться в окружении, защитники Бристона оставили стратегически важный плацдарм. Плайдцы получили мост без боя. Если, конечно, отступающие войска не взорвали его. Впрочем, на исход битвы за столицу это не повлияет.

— У вас есть связь? — спросил Парсон. — Нам надо передать кое-какую информацию.

— Увы, — Корглин развел руками. — Космические станции либо уничтожены, либо отключены. Вышки тоже обесточены. Ночью прекратилось голографическое вещание. Мы в полной изоляции.

— Жаль, — проговорил цекрианец. — Если не возражаете, взвод расположится в Аслине на отдых. Но предварительно придется проверить дома. Вынужденная мера предосторожности.

— Ваше право, — пожал плечами тестианец. — Я скажу людям выйти на улицу.

— Благодарю за содействие, — сказал Джей, поворачиваясь к сержанту.

Парсон поднял карабин стволом вверх, и отряд двинулся за разведчиком.

Между тем, Корглины направились к деревне. Выполнить данное обещание было несложно. Большая часть населения Аслина уже покинула здания. С любопытством и страхом люди наблюдали за переговорами. Мужчины стояли впереди, женщины чуть сзади, прижимая к себе детей.

Стайл что-то выкрикнул, и группа подростков тут же ринулась оповещать соседей и родственников. Фермеры послушно выполняли требования оккупантов. Это единственный шанс сохранить жизнь и имущество.

— Как успехи? — поинтересовался Ярис, подходя к цекрианцу вплотную.

— Нормально, — ответил Джей. — Тестианцы хоть и напуганы, но держатся неплохо.

Командир отделения описал Миллану обстановку. Беседа с представителями деревни была достаточно продуктивной. О фразе Алена Парсон упоминать не стал. Сейчас не время сводить старые счеты.

— Значит, плайдцы штурмуют Бристон, — задумчиво произнес сержант. — Это хорошо. Война близится к концу. Долго барон Гресвил не протянет. Город падет в течение двух-трех суток. Либо уже пал.

— Но у нас по-прежнему нет связи, — вымолвил Джей. — Терпение Мешана может иссякнуть.

— Капитан будет ждать, — возразил Ярис. — Вряд ли он захочет возвращаться на Таскону один.

— Вам виднее, — пожал плечами цекрианец. — Пора начинать осмотр. Аслинцы нервничают…

— Возьми с собой Волка, Стенвила и Клертона, — сказал Миллан. — Лишние бойцы не помещают.

Наемники решительно зашагали к домам. Местные жители попятились назад. Толпа затихла. Внезапно раздался плач маленького ребенка. Бедная растерявшаяся мать не знала, как его успокоить. Напряжение достигло апогея. В такой ситуации не исключены трагические, непоправимые инциденты. Стоит кому-то сделать неверное движение, и солдаты откроют стрельбу. Канотец рисковать не хотел. Нарушая правила, он пошел к тестианцам. Десантники последовали за Ярисом.

— Я, сержант Миллан, командир взвода третьей центурии, — произнес канотец. — Не волнуйтесь, господа. Мы не причиним вам вреда. Это стандартная процедура. Минут через десять вы вернетесь домой.

Аслинцы с ужасом разглядывали наемника. Вид у него был кошмарный. Грязная, рваная одежда, мертвенно-бледное лицо, окровавленный правый рукав, в глазах сумасшедший огонь. Рядом с Милланом расположился Элинвил. Состояние окрианца не лучше. Сказывалась потеря крови.

— Сержант, вы ранены? — после паузы негромко спросила невысокая женщина лет тридцати.

— Да, — честно ответил Ярис. — Зацепило слегка. Но ничего, выкарабкаюсь.

— Я врач, — проговорила тестианка. — Если позволите, постараюсь вам помочь.

— Попробуйте, — горько усмехнулся канотец. — Хотя, вряд ли что-нибудь получится.

Женщина направилась к Миллану. Сержант передал карабин одному из штурмовиков.

— Сядьте на землю, — требовательно сказала врач. — Стоя работать неудобно.

Ярис не спорил. Тестианка опустилась рядом на колени. Канотец невольно почувствовал тонкий запах ее духов. В мозг нахлынули старые, забытые воспоминания о прежней мирной жизни.

Огромный мегаполис, сверкающие витрины магазинов, роскошные гостиницы и рестораны. Миллан не купался в роскоши, но мог позволить себе многое. Теперь все в прошлом.

— Вы красивая женщина, — едва слышно произнес сержант, подаваясь вперед.

— Я замужем, у меня двое детей, — мгновенно отреагировала врач.

— Это лишь комплимент, — улыбнулся Ярис. — Ничего более. Не воспринимайте всерьез.

— Нужно распороть рукав, — сменила тему тестианка. — Я должна видеть общую картину.

— Прошу, — вымолвил канотец, вытаскивая армейский нож и протягивая его женщине.

Через несколько секунд прочная материя превратилась в лохмотья.

— Бог мой! — изумленно выдохнула врач. — То, что оторвана кисть, я догадывалась, но остальное…

— Давайте без эмоций, — проговорил Миллан. — Мои дела так плохи?

— Хуже некуда, — ответила тестианка. — Глубокое поражение тканей. Гангрена добралась до плеча. Удивительно, что вы до сих пор живы и на ногах. Сколько времени принимаете стимуляторы?

— Третьи сутки, — сказал сержант. — Без них давно бы сдох. Отличный препарат.

— Главное, не привыкнуть к нему, — заметила женщина. — К сожалению, подобные случаи бывали.

— С этой проблемой я справлюсь, — произнес Ярис. — Мне бы только в госпиталь попасть.

— Надо сделать блокаду, — вымолвила врач, вставая. — Я схожу за лекарством.

— Нет, — канотец взял незнакомку за руку. — Пойдете тогда, когда кончится проверка.

— Вы не понимаете, — проговорила тестианка. — В вашем распоряжении часы, а может минуты.

— Это вы не понимаете, — сказал Миллан. — Разведчики убьют любого подозрительного человека.

— Но я женщина, — растерянно прошептала врач. — Неужели солдаты нажмут на курок?

— Не сомневайтесь, — произнес сержант. — Жалость на войне непозволительная роскошь.

— Господи, мир сошел с ума! — выдохнула тестианка. — Люди превратились в зверей.

Наемники разбились на пары и приступили к осмотру зданий. Действовали бойцы неторопливо, осторожно. Если наткнешься на засаду, шансов спастись уже не будет. С четырех-пяти метров враг не промахнется. Определенная надежда на заложников. Но она очень хрупая. Где гарантия, что противник не пожертвует несчастными фермерами?

Андрея, как обычно, прикрывал Эрик Клертон. Волков двигался первым, эданец за ним. Схема стандартная, отточеная до мелочей. Нужно сразу отметить, аслинцы жили не бедно. Трехэтажные особняки с множеством комнат, в подземных гаражах новенькие электромобили, мебель и бытовая аппаратура тоже стоят недешево. Похоже, сельское хозяйство на планете приносило отличную прибыль. Корзанские крестьяне о таких условиях и не мечтали.

Солдаты вернулись к отряду примерно через полчаса. Дома были абсолютно пусты. Ярис тут же разрешил тестианцам уйти. Опасность миновала. Наемники и штурмовики расположились в саду на окраине деревни. Вместе с чужаками осталась небольшая группа мужчин.

— Господин Корглин, — обратился к Стейлу Миллан. — У нас есть просьба.

— Внимательно слушаю, — проговорил представитель поселка, подходя к сержанту.

— У взвода возникли трудности с продовольствием и водой, — вымолвил Ярис. — Не могли бы вы помочь?

Тестианец на секунду замешкался. Он не испытывал особого желания кормить захватчиков. А если разозленные отказом бойцы начнут сами добывать пищу? В мозгу Корглина всплывали страшные сцены мародерства и насилия, которые демонстрировали по каналам голографического вещания. Вид у солдат хоть и измученный, но угрожающий. Эти головорезы способны на что угодно. Провоцировать агрессоров нельзя. Последствия могут быть ужасными. Сожженные дотла деревни на Корзане наглядный тому пример.

После некоторого колебания Стайл произнес:

— Магазин в четырех километрах отсюда, но мы что-нибудь придумаем. Консервы вас устроят?

— Вполне, — сказал Миллан. — В первую очередь хотелось бы утолить жажду.

Уже через десять минут наемники и плайдцы жадно припали к пластиковым бутылкам с водой. Андрей залпом выпил около литра. Блаженно вытянув ноги, юноша лег в тени развесистого дерева. Бессонная ночь и усталость давали о себе знать. Волков мгновенно уснул.

Проспал он недолго. Тестианцы принесли еду. Овощи, фрукты, хлеб и банки с консервированным мясом и рыбой. Обед поистине царский. Питательные синтетические таблетки уже порядком надоели землянину. Калорий в них достаточно, а вот вкуса никакого.

Взяв с тарелки желтый продолговатый плод, Андрей сильно нажал на его край. На юношу брызнул сладкий сок. Сзади раздался приглушенный смех. Метрах в двадцати от отряда, у здания, стояли четыре девушки. Здесь же крутилась стайка мальчишек. Любопытство брало свое. Нарушив запрет родителей, дети наблюдали за чужаками. Это не иллюзорные солдаты с экрана голографа, а побывавшие в реальных сражениях воины. Страх перемешивался с восхищением.

Взгляд Волкова упал на тестианку лет шестнадцати. Хрупкая, стройная фигура, тонкие черты лица, разбросанные по плечам темные волнистые волосы. Настоящая красавица. Девушка, чуть запрокинув голову, смеялась вместе с подругами над неловкостью землянина.

Глупые создания. Они не понимают, что играют с огнем. Ужасы войны их еще не коснулись. И хорошо, если тестианки так и не узнают, чем сейчас рискуют. С наемниками, не видевшими женщин несколько лет, шутки плохи.

Волков тяжело вздохнул и отвернулся от девушек. Юноша не хотел уподобляться Блекпулу. Между тем, сделав инъекцию сержанту, врач занялась раной Элинвила. У Марзена тоже были серьезные проблемы с плечом.

Внезапно откуда-то с юга донесся странный рокот. Звук быстро усиливался.

— К бою! — выкрикнул Ярис. — Все посторонним, живо в дома!

Солдаты рассыпались в цепь и залегли метрах в ста от дороги. Тестианцы в панике бежали к строениям. Вскоре на магистрали показались три бронетранспортера.

— Сержант, надо отступать к лесу, — проговорил Парсон. — Мы оторвемся…

— Не успеем, — ответил Миллан. — Скорострельные пушки достанут нас.

Машины стремительно приближались к деревне. — Тормозить возле Аслина они не собирались. Для беглецов лучший вариант затаиться. Что наемники и пытались сделать.

— Это же наши! — вдруг воскликнул один из десантников, вскакивая на ноги.

Бросив оружие и размахивая руками, плайдец ринулся к шоссе. Остальные штурмовики вставать не спешили. Были случаи, кода наводчик машинально нажимал на кнопку электроспуска и убивал своих.

Бронетранспортеры снизили скорость и вскоре остановились. Башни со спарками медленно вращались в поисках противника. Ведь не исключено, что это западня. Из нижнего люка средней машины вылезли три человека. Теперь рассеялись последние сомнения. Солдаты одеты в форму плайдских десантников.

Бойцы поднялись с земли и зашагали к дороге. Им навстречу двинулся высокий худощавый сержант. На изможденных, грязных, оборванных людей он смотрел с удивлением.

— Я командир четвертого патруля двести восьмого штурмового полка, — представился плайдец. — Кто вы такие?

— Наемники Энгерона, — сказал Ярис. — С нами солдаты из полка майора Одлина.

— Его номер? — на всякий случай спросил сержант, крепко сжимая рукоять лазерного карабина.

— Понятия не имею, — пожал плечами канотец. — Полк погиб на подступах к Бристону.

— Сто шестнадцатый, — вмешался русоволосый десантник. — А в остальном наемник прав.

— Мы нуждаемся в срочной эвакуации, — произнес Миллан, демонстрируя раненую руку.

— Я вызову бот, — вымолвил плайдец. — База находится неподалеку. Ждите.

Летательный аппарат появился уже через двадцать минут. Машина опустилась на поляну возле трассы. Погрузка много времени не заняла. Ярис сидел рядом с Андреем. Что за ценная вещь лежит у канотца в рюкзаке, юноша так и не узнал.

Выяснять сейчас вряд ли уместно. Миллан держится с трудом. Внутренний самоконтроль ослаб, и сержант заметно сдал. Ему предстоит серьезная операция. На карьере Яриса можно поставить крест. Наемников с протезами не бывает.

Жаль. Волков в огромном долгу перед канотцем. Но тут уж ничего не поделаешь. Пути господни неисповедимы…

Глава 6 За кулисами политики

Стоя посреди роскошных апартаментов, герцог Видог внимательно слушал доклад командующего. Руки заложены за спину, плечи развернуты, подбородок надменно поднят, на устах презрительная усмешка. На Тесте он добился победы без особых усилий. К исходу третьих суток сопротивление противника окончательно сломлено. Сказалось то, что планета значительно меньше по размерам, чем Корзан. Еще одно баронство пало к его ногам, еще один шаг сделан к трону. Пока все идет точно по плану.

Тут же в зале у стола замер Горн Свенвил. Начальник контрразведки не спускает глаз с генерала Глуквила. Между ними давно идет соперничество. Успехи друг друга они воспринимают крайне болезненно. Данная ситуация Берда вполне устраивала. Гораздо хуже, когда в приближенных общие интересы. Тогда резко возрастает риск дворцового переворота. Разделяй и властвуй — вот главный принцип мудрого правителя.

Герцог повернулся к экрану голографа. Командующий что-то показывал на карте. Рядом с Глуквилом застыли офицеры штаба. В их глазах трепет и волнение. Они боялись даже пошевелиться.

— Итак, генерал, вы утверждаете, что тестианские войска разгромлены, — проговорил Видог.

— Это не совсем точная формулировка, — замялся коринианец. — Армия барона Гресвила расчленена и блокирована. Мы лишили врага управления и контролируем основные коммуникации.

— Нет, нет, — оборвал командующего правитель, — мне важно другое. Противник сложил оружие?

— Если честно, мы не ставили перед собой такую задачу, — ответил Глуквил. — Многие воинские части не предпринимают никаких активных действий. Зачем провоцировать неприятеля на столкновение? Рано или поздно тестианцы присягнут на верность вашему высочеству. У них нет другого выхода.

— Звучит разумно, — согласился Берд. — Хотя есть опасность, что мерзавцы ударят в спину.

— Сомневаюсь, — возразил генерал. — Я лично беседовал с некоторыми командирами полков и дивизий. Они не глупые люди и понимают, что независимость планеты в прошлом. В крайнем случае, подадут в отставку.

— Хорошо, — кивнул головой герцог. — Как обстоят дела с наземной системой обороны?

— Уничтожена на шестьдесят процентов, — доложил коринианец. — Остальные объекты захвачены.

— Где-нибудь еще бои продолжаются? — спросил Видог, поправляя ворот мундира.

— Да, ваше высочество, — произнес Глуквил. — Три очага на севере страны, один на юго-востоке. Однако обещаю, что в течение суток они будут подавлены. Лазерные орудия тяжелых крейсеров не оставят камня на камне от вражеских укреплений. Кроме того, гвардейцы барона упорно пытаются пробиться из столицы.

— А вот об этом поподробнее, — сказал правитель. — Как прошла операция в Бристоне?

— В целом неплохо, — проговорил генерал. — Мы в очередной раз воспользовались нашим преимуществом в воздухе. При поддержке флайеров в центре города был высажен десант. Не считаясь с потерями, солдаты овладели резиденцией Гресвилов. В то же самое время штурмовые подразделения полковника Чеквила прорвали линию обороны тестианцев и достигли первых кварталов столицы. Сейчас Бристон в плотном кольце окружения. Идет плановая зачистка кварталов.

— Надеюсь, барон с семьей не успел покинуть дворец? — вымолвил Берд.

— Никак нет, — отчеканил коринианец. — Труп Обрина обнаружен в тронном зале. Лазерный луч угодил ему точно в сердце. Мэт и его жена покончили с собой. Приняли яд. Тела уже опознаны.

— Стоп! — произнес герцог. — А где младший сын Гресвила, где внуки?

— По данным разведки Шол командовал звездной эскадрой, — ответил Глуквил. — Там же, на флагманском корабле служил сын Обрина. Оба погибли вместе с судном. Еще один внук числился в составе гвардейского полка, охранявшего резиденцию. Он получил тяжелое ранение и застрелился.

— Вот сволочи! — восхищенно выдохнул Видог. — В смелости им не откажешь. Умерли с достоинством, с честью, как подобает настоящим мужчинам. Флэртон Гресвилам в подметки не годится.

— До сих пор не найдены жены Шола и Обрина и две внучки, — продолжил генерал.

— Это уже не имеет значения, — сказал правитель. — Главное, что у жителей планеты теперь нет лидера. Объединить тестианцев на борьбу вряд ли кому-нибудь удастся. Цель достигнута, допущенные на Корзане ошибки учтены.

— Прикажете прекратить поиски? — уточнил коринианец, вытягиваясь в струну.

— Да, — проговорил Берд. — Кстати, сколько солдат взято в плен в ходе компании?

— Около пятнадцати тысяч, — не задумываясь, отрапортовал Глуквил. — Мы организовали три лагеря…

— Прекрасно, — вымолвил герцог. — Передадите их службе контрразведки. Армия должна заниматься своими делами.

— Слушаюсь, — произнес генерал. — Будут еще какие-нибудь распоряжения?

— Нет, — покачал головой Видог. — Но мне кажется, вы хотите что-то сказать.

— Так точно, — проговорил коринианец. — Помните, мы проводили у столицы отвлекающий маневр.

— Разумеется, помню, — мгновенно отреагировал правитель. — В бой был брошен полк десантников и четыре сотни наемников. Вы докладывали, что они угодили в западню. Я тогда запретил эвакуацию.

— Похоронные команды сейчас убирают трупы, — сообщил Глуквил. — Поле сплошь покрыто мертвецами. Страшное зрелище.

— Эмоции ни к чему, генерал, — произнес Берд. — Война без жертв не бывает. Представьте погибших к наградам.

— Из окружения вышли четыре группы общей численностью в тридцать шесть человек, — не обращая внимания на замечание герцога, сказал коринианец. — Девятнадцать из них наемники.

— Молодцы, — похвалил Видог. — До конца дрались за жизнь. Стаф Энгерон не зря берет за солдат хорошие деньги. У него отличный товар. Данный факт лишнее тому доказательство. Всем штурмовикам, раненым и здоровым, долгосрочный отпуск на Родину, наемников, вне зависимости от срока аренды отправьте на Таскону. Они заслужили отдых. О корабле в Сирианское графство позаботится барон Свенвил.

Правитель нажал на кнопку пульта, и экран голографа погас. Глуквил утомил его. Военные слишком щепетильны в вопросах чести. Ну, спрашивается, какое дело командующему до жалкой горстки людей? У генерала в подчинении сотни тысяч бойцов. Так нет же, он держал ситуацию под контролем, постоянно интересовался судьбой обреченного на смерть полка, подсчитал всех солдат до единого. Чувствуется старая закалка. В имперской армии сурово наказывали офицеров за неоправданные потери. Глупость конечно, но это не исправить.

Берд подошел к столу, налил в бокал красного вина, сел в кресло. Начальник контрразведки продолжал стоять. Пока он не вымолвил ни слова.

— А ведь Глуквил неплохо воюет, — после паузы проговорил герцог. — За трое суток добился победы.

— Неплохо, — язвительно выдавил Горн. — Правда, забыл доложить о тринадцати взорванных мостах, уничтоженных промышленных предприятиях и огромных повреждениях в космических доках. На восстановление разрушенной инфраструктуры понадобится не меньше полугода.

— Ну, ну, не придирайся, — усмехнулся Видог. — Успехи очевидны. Планета под контролем, стратегически важные объекты захвачены, дивизии противника блокированы. Не то, что на Корзане…

— Ему просто повезло, — возразил Свенвил. — Гресвилы не сумели должным образом подготовиться к вторжению. Понадеялись на наземную систему обороны. Они даже не пытались скрыться из Бристона. На Тесте нет ни секретных убежищ, ни резервных станций голографического вещания. Мобилизация проведена кое-как и только в центральных районах страны. Оружие до сих пор лежит на складах.

— Но зато генерал избавил меня от барона, — произнес правитель. — И Мэт, и его сыновья мертвы.

— Мои сотрудники взяли бы Обрина живьем, — тут же отреагировал контрразведчик. — Стреляли бы по ногам.

— Нет, ты определенно завидуешь Глуквилу, — иронично сказал Берд и глотнул вина.

— Я действительно не хочу, чтобы вся слава досталась выскочке-коринианцу, — проговорил Горн. — Разработанный им план далеко не безупречен. Взять хотя бы отступление нашего флота…

— Прекратим бессмысленный спор, — махнул рукой герцог. — Есть дела поважнее. Лично займись отбором пленников. Схема обычная: лучших бойцов на Грезу, остальных — Стафу Энгерону. Судно и крейсера сопровождения получишь через две декады. Наемников погрузи отдельно.

— Прошу прощения, ваше высочество, но не рано ли мы избавляемся от них? — спросил эстерианец. — Эти жестокие головорезы мне бы пригодились. Десантники не станут проводить зачистку.

— Намекаешь на то, что на планете может вспыхнуть мятеж? — произнес Видог.

— Ни в коем случае, — поспешно ответил Свенвил. — Для бунта нет ни малейших предпосылок. Пропагандистская шумиха, развернутая на Тесте, дала обратный эффект. Люди напуганы и не хотят сражаться. Обыватели боятся репрессий. Никто не желает повторения корзанских событий. Одна масштабная акция и…

— И они возьмутся на ножи, — оборвал контрразведчика Берд. — Страх граничит с отчаянием. Стоит чуть перегнуть палку и прольется кровь. Не забывай, тестианцы теперь мои подданные. А я справедливый, милосердный правитель, гарант прав и свобод честных граждан. Страна должна жить по общепринятым законам. Война закончена. Что касается наемников, то девятнадцать человек погоду не сделают. Многие из них наверняка ранены.

— Ваша мудрость беспредельна, — льстиво проговорил Горн. — Если я правильно понял, поиски семьи Гресвилов предстоит продолжить мне. Мы перевернем всю планету, но отыщем беглянок.

— Не сомневаюсь, — сказал герцог. — Но, учтите, баронессы не должны пострадать. Клеймо убийцы женщин могущественному владыке ни к чему. Пленниц тихо, без шума отправьте в отдаленный район Корины. Если разразится скандал, их можно будет продемонстрировать журналистам.

Видог осушил бокал и посмотрел на Свенвила. Худощавое тело подано чуть вперед, руки вытянуты по швам, глаза опущены. С виду — сама кротость. Но Берда не проведешь. Барон еще тот хитрец. Ему пальцы в рот не клади — откусит по локоть.

За внешней покорностью скрывается хитрый, рациональный, изворотливый ум. Кроме того, у Горна нет ни принципов, ни привязанностей. Только личная выгода. Ради достижения своей цели он способен уничтожить тысячи, миллионы людей.

Впрочем, именно такой начальник контрразведки и нужен правителю. Свенвил не страдает комплексом вины.

— Какова общая ситуация в мире? — после паузы спросил Видог.

— Истеричные крики в средствах массовой информации прекратились, — ответил барон. — Пришло время вдумчивого, взвешенного анализа. Наше вторжение на Тесту окончательно расставило все точки. Ведущие аналитики говорят о возрождении империи. Споры идут нешуточные…

— Меня не интересуют пустые речи демагогов, — произнес герцог. — Что предпринимает противник?

— Граф Яслогский колеблется, — вымолвил Горн. — Он ни с кем не намерен вступать в коалицию.

— Прекрасно, — усмехнулся Берд. — На это я и рассчитывал. С ним мы разберемся позже.

— Герцог Грайданский и барон Алционский заключили военный союз, — продолжил эстерианец.

— Чепуха, — прокомментировал правитель. — Их государства разделяют семьдесят парсек. Почти месяц пути. В случае нападения на Окру Делвил не придет на помощь Лайлтону.

— Есть сведения, что Натан напрямую беседовал с Брином Саттоном, — осторожно вставил Свенвил.

— А вот это проблема, — сказал Видог. — Похоже, мы сильно напугали соседей, раз Делвил смирил гордость и попросил помощи у заклятого врага. Если грайданцы объединяться с хоросцами, мы упремся в непреодолимую стену. Сколько кораблей у Саттона трудно даже представить.

— Вряд ли Брин простит Натану участие в мятеже и смертьОльгераХраброва, — возразилконтрразведчик.

— Прошло восемнадцать лет, — заметил Берд. — Время лучший лекарь. Сейчас надо думать о будущем. Владыка Хороса ненавидит и презирает Делвила, но еще больше он не хочет, чтобы я стал императором.

— Саттон потребует от Грайда ряда серьезных уступок, — произнес Горн.

— Не исключено, — согласился герцог. — Но это лишь догадки. Подробности переговоров известны?

— Нет, — барон отрицательно покачал головой. — Соблюдался режим строжайшей секретности.

— Нужны ответные меры, — задумчиво вымолвил Видог. — Я свяжусь с графом Талатским. У него довольно натянутые отношения с Брином. Намекну Корлоку, что хоросцы собирают силы для удара. Он поверит и приведет флот в боевую готовность. Саттону придется отсрочить переброску эскадры.

— Блестящий ход, ваше высочество, — сказал Свенвил. — Тот же трюк можно проделать с баронством Прайнским.

— Так и поступим, — произнес правитель. — Да, и подключи пиратов. Пусть патрулируют опасный сектор. Они сразу заметят приближающиеся вражеские суда и оповестят нас.

— Боюсь, Стогрин откажется, — вздохнул начальник контрразведки. — С ним стало тяжело спорить.

— Тогда напомни мерзавцу о том, кто подарил ему базу! — гневно проговорил Берд. — Я быстро уничтожу это бандитское логово. Отправлю к Мимасу группу крейсеров, и они разнесут в клочья Гленторан. Кстати, ты до сих пор ничего не сказал о Торнвил. Почему графиня медлит?

— Не знаю, — пожал плечами Горн. — Октавия не предпринимает никаких активных действий. Корабли в месте постоянной дислокации, войска в казармах. Видимо, ей не хватает решительности.

— Я был о Торнвил лучшего мнения, — сказал герцог. — Баронство Китарское всего в четырех парсеках от Сириуса. Перелет займет два дня. С наглецом Мейганом давно пора покончить. Джози тоже не мешает приструнить. Мохнатые твари продают боевые суда кому угодно. Подобная задержка меня не устраивает. Графиню следует подтолкнуть. А если не удастся…

Видог пристально взглянул на Свенвила. Понять намек правителя труда не составляло. Устранение противников герцога одна из основных обязанностей начальника контрразведки.

— Как идет вербовка агентов в окружении Октавии? — продолжил Берд.

— С переменным успехом, — уклончиво ответил эстерианец. — Близко мы еще не подобрались. Но наши люди во дворце уже есть. Среди разорившихся дворян у Торнвил немало врагов.

— Их и используйте, — произнес Видог. — Организуйте внутренний заговор. Привлеките членов Сената. Не скупитесь. Все расходы окупятся с лихвой. Главное, чтобы к покушению были причастны китарцы.

— Не беспокойтесь, — зловеще сказал Горн. — Факты будут недвусмысленно указывать на Мейгана.

— Поторопитесь, генерал, — вымолвил правитель. — Я не хочу, чтобы Натан Делвил нас опередил. Союз Грайда, Китара и Цекры поставят графиню на колени. Это нарушит мои планы. И учтите, ошибки недопустимы.

В последней фразе прозвучали стальные нотки. Барон в пояснениях не нуждался. В случае провала отставка неминуема.

Ну, а если учесть, в какие тайны Свенвил посвящен, долго он не проживет. Сотрудники его ведомства работают безупречно. Авария с электромобилем, нападение грабителей, сердечный приступ. Вариантов много. Контрразведчик почувствовал, как на лбу выступили капли пота.

— Мы справимся с заданием, ваше высочество, — отчеканил эстерианец. — Разрешите идти?

— Да, — Берд небрежно махнул рукой. — Не подведите меня, барон.

Вскоре дверь за Горном закрылась. Герцог усмехнулся и снова наполнил бокал. Периодически приближенных нужно опускать на грешную землю. А то теряют ощущение реальности. Они почему-то думают, что могут соперничать с правителем.

Глупцы. Одно слово Видога, и зарвавшийся дворянин исчезнет без следа. Незаменимых нет. На пост Свенвила сотни желающих. Теперь барон будет с удвоенной энергией выполнить приказы. Конкуренты дышат ему в затылок.

Берд глотнул вина, встал, включил голограф. На экране появился русоволосый подтянутый капитан. Адъютант тотчас вытянулся в струну.

— Секретный канал с бароном Шервином, — распорядился герцог. — Защита максимальная, допуск нулевой.

— Слушаюсь, — отрапортовал офицер. — Я свяжусь с рубкой управления.

Ждать пришлось минут пять. Процедура непростая. Наконец, экран вспыхнул, и Видог увидел худощавого мужчину лет пятидесяти в мешковатом синем мундире. Бледная кожа, светлые волосы, вытянутый овал лица, заостренный нос, тонкие губы. Внешность невзрачная, можно сказать даже неприятная. Под стать ей и характер. Занудный, мелочный, мстительный. В общем, личность мерзкая. Однако у Брюса есть одно достоинство — он беззаветно предан владыке Плайда. Что не раз доказывал на деле.

Вот и сейчас Шервин выполнял очень ответственную миссию: присматривал за Гленом Вистейлом, который формально правил страной в отсутствии Берда. Стоит барону только подумать о государственном перевороте, как Брюс тут же отстранит его от власти. Без верного слуги в такой ситуации не обойтись.

— Доложи обстановку, — без всякого приветствия проговорил герцог.

— Рад видеть вас в добром здравии, — губы Шервина расплылись в льстивой улыбке.

Герцог недовольно поморщился.

Порой подхалимский тон приближенных раздражал Видога. Брюс мгновенно уловил настроение правителя. Выражение лица эстерианца изменилось и стало сосредоточенным.

— Пока никаких серьезных происшествий, — продолжил барон. — Даже оппозиционная пресса признает, что военная компания протекает успешно, а потери минимальны. Но полгода большой срок…

— Поясни, — настороженно произнес правитель. — Готовится мятеж?

— Мятеж? — повторил Шервин. — Нет. Ваши враги слабы и разобщены. Речь о другом. Вистейлу не хватает решительности и жесткости. Он чересчур мягок. Многие дворяне, особенно асконские, позволяют себе спорить с ним. Есть случаи открытого неподчинения. В основном, это касается финансовой и имущественной сферы, однако авторитет центральной власти стремительно падает. Я принял ряд мер, но нужного результата не добился. Созданные прецеденты развязали руки остальным…

— Понятно, — оборвал приближенного Берд. — Мерзавцы почувствовали волю. Пора снова сжать кулак. Я быстро поставлю всех на место. Операция на Тесте завершена. Через несколько дней флагманский корабль стартует к Плайду. Придется преподать подданным урок. У меня есть отличный план. Свяжись с Клевилом. Пусть через полтора месяца к моему прибытию организует хорошее представление. Одна пара бойцов, без сомнения, привлечет внимание дворян.

— Будет исполнено, — сказал Брюс. — В Алессандрии мы подготовим торжественную встречу.

— Это позже, — проговорил герцог. — Праздновать победу еще рано. Сделан лишь первый шаг.

— Вы преуменьшаете свой успех, — вымолвил эстерианец. — Под ударами нашего могущественного флота пали два баронства. Теперь Плайд самая сильная держава на просторах бывшей империи.

— Главное, свалить Грайд, — возразил Видог. — Натан Делвил — вот настоящая проблема. Если удастся устранить его, путь к трону будет открыт. Я захвачу стратегическую инициативу.

— А как же сирианцы и хоросцы? — понизив голос, спросил Шервин.

— Торнвил находится под контролем, а Брину Саттону далеко лететь, — ответил правитель. — Время на моей стороне. Кстати, как идет работа над проектом «Идеальный солдат»? Ты давно не докладывал.

— Были определенные трудности, — произнес Барон. — Барахлила система управления. Но ученые справились. Сейчас десять опытных образцов отправлены на полигон. Если испытания не выявят дефектов, мы начнем массовый выпуск прототипов. Примерно через год вы получите пятитысячную армию.

— Отлично, — сказал Берд. — Они прекрасно дополнят наемников Энгерона.

— Солдаты могут действовать автономно, — заметил Брюс. — Микрочипы с искусственным интеллектом защищены от различного рода излучений. Для них не представляет угрозу ни высокое давление, ни перепады температур, ни безвоздушное пространство. Если расширить сеть участвующих в проекте заводов…

— Нет, — проговорил правитель. — Торопиться не надо. В эту программу я не посвящаю даже службу контрразведки. Утечка информации недопустима. Используйте эффективнее то, что есть.

Отдав еще ряд указаний, Видог выключил голограф. Герцог не спеша вернулся к столу, залпом выпил вино, оперся ладонями на спинку кресла. Беседа с Шервином заставила его изменить планы. После захвата Баронства Гайретского Берд намеревался подчинить сторрианцев. Система Юстины всего в двадцати семи парсеках. Сущий пустяк. Одиннадцать дней и эскадра выйдет на орбиту планеты.

Но что дальше? Потребовать от коричневых тварей солдат и рабов? Сторрианцы — слабая раса, они примут ультиматум. Жалкая горстка кораблей и космических станций не способна оказать сопротивление агрессорам.

Разведчики обнаружили эту цивилизацию двести лет назад. Убогие существа только-только осваивали ядерную энергию. Люди помогли им развиться. Впрочем, Храбровы держали сторрианцев на коротком поводке, не давая союзникам строить боевые суда. Император обещал жителям системы Юстины свою защиту. Возражать они не смели.

Чего добьется герцог, унизив мерзких тварей? Главная ценность Сторры — ее многомиллиардное население. Планета небогата ресурсами. Выгода иллюзорна. От победы не будет даже морального удовлетворения. А вот проблемы возникнуть могут.

Противник тут же воспользуется ситуацией. Делвил обвинит Видога в притеснении нечеловеческих рас, и врага сразу поддержат брайтгезы и альконцы. Сильного флота нет и у них, но зато есть огромные, неплохо оснащенные армии. Нельзя забывать и о везгирийцах. Если они посчитают, что плайдский владыка опасен, и вступят в войну, Берд обречен на поражение…

Такое развитие событий герцога не устраивало. Пожалуй, пока не стоит связываться со сторрианцами. Передышка позволит Видогу навести порядок на Асконе и, тем самым, укрепит его тылы. Правитель тяжело вздохнул. Надо возвращаться в Алессандрию. Но сначала Берд устроит кровавое шоу в Ассоне. Оно отрезвит асконских дворян.

Верховный Хранитель неторопливо вышел из ворот монастыря. Очередная вечерняя прогулка. Сириус уже коснулся нижним краем заснеженных вершин Южных гор. Ледники приобрели странный желтовато-оранжевый цвет. Жара спала, и на плато опустилась приятная прохлада.

Клевил двигался спокойно, размеренно. Нападения он не боялся. Во-первых, подступы к базе оборудованы надежными системами наблюдения, а во-вторых, Торн сразу почувствует чужака. Навык, приобретенный годами длительных тренировок, его не подведет.

Верховный Хранитель преодолел около километра и остановился возле отвесной каменной скалы. Прислонившись спиной к теплой стене, тасконец закрыл глаза. Здесь, вдали от людей, необычайно хорошо думалось. Ничто не мешало сосредоточиться. Из головы Клевила никак не выходил разговор с Лайном Торсоном.

Торн неукоснительно соблюдал кодекс ордена. Все решения тщательно взвешены и не раз обсуждены на Совете. И все же было ощущение, что хранители допустили ошибку. Речь не Берде Видоге. Его устранять нельзя. Только он в состоянии прекратить междоусобицу и объединить страну.

Клевил размышлял о наследнике престола. Юноше всего восемнадцать лет. Ничтожный возраст. В сложившейся ситуации у молодого человека немного шансов уцелеть. Правильно ли поступил Торн, запретив Лайну помогать последнему отпрыску императорского рода?

Да, есть видение. Леги передали ордену ценную информацию. Но вдруг Совет неверно истолковал аллегорию? Юноша определенно будет участвовать в войне Света и Тьмы. Но на чьей стороне? Вопрос немаловажный. Душа наемника на перепутье. Политика невмешательства позволяет хранителям выдерживать нейтралитет, но не подталкивает ли она молодого человека к бездне? Вопрос сложный и неоднозначный. Будущее никому неведомо. После некоторого колебания Клевил решил подстраховаться. Присмотреть за мальчишкой все же стоит.

Внезапно Торн почувствовал легкое колебание воздуха. Шагов неслышно, но Верховный Хранитель точно знал, что к нему приближается человек. Он хорошо блокирует мысли, однако незаметно подкрасться к Торну практически невозможно. На устах старика появилась ироничная усмешка. Клевил открыл глаза и негромко сказал:

— Рад видеть тебя, Дарен. Благодарю, что так быстро откликнулся на мою просьбу.

Из-за скалы вышел мужчина лет сорока пяти. Смуглая кожа, темные волосы, прямой нос, чуть узковатые карие глаза. Незнакомец был среднего роста, не очень крепкого телосложения. Внешне обычный, ничем не примечательный тасконец.

В одежде тоже нет ничего особенного: походные ботинки, широкие штаны, куртка защитного цвета из водоотталкивающего материала. За плечами Дарена огромный рюкзак. Типичный турист-одиночка, каких в Южных горах Аскании немало.

Каждый год сотни сумасшедших любителей приключений отправляются в отдаленные районы страны в надежде найти артефакты древней погибшей цивилизации. Удача улыбается единицам. Большинство тратит время впустую. Ну, а кое-кто, став жертвой диких зверей, исчезает бесследно.

Кроме того, в здешних местах до сих пор промышляют разбоем племена мутантов. Среди них даже встречаются каннибалы. Правительство графства давно объявило, что не будет тратить деньги на поиски авантюристов. Пробравшиеся в запретный район люди должны реально оценивать ситуацию.

Впрочем, все это к Дарену Лигвилу не имеет ни малейшего отношения. Его облик — умелая маскировка. Он сюда прилетел на специальном катере. Спрятав машину, мужчина преодолел несколько километров пешком. Лигвил, как и полагалось, соблюдал строжайшие меры предосторожности. Контакт с Верховным Хранителем должен остаться в секрете. Дарен был учеником Торна.

Здесь нужно кое-что пояснить. Орден постоянно нуждался в новых членах, притоке свежей крови. У организации огромная, хорошо развитая инфраструктура. Кто-то несет службу в системе Солнца, кто-то обеспечивает функционирование баз, кто-то внедрен в различные государственные структуры герцогств, графств и баронств. У ордена мощная разведывательная сеть. Точная информация — залог безопасности. Люди назначались исходя из их способностей и полученных навыков.

Но где взять столько преданных сторонников? Хранители выстроили надежную, не дающую сбоев систему. Наблюдатели на планетах составляли списки потенциальных кандидатов. Они тщательно отслеживались. Организации требовались и гениальные техники, и бойцы-ликвидаторы, и интеллектуалы-телепаты. Проверялась родословная, физическое здоровье, морально-нравственные качества.

Вербовкой занимались члены ордена, достигшие определенного уровня. Каждый наставник брал по двенадцать учеников. Старая традиция, уходящая корнями вглубь веков. Семь долгих лет Клевил провел со своей группой в лесу на северо-востоке Аскании. Маленькая ферма вдали от цивилизации, так же, как когда-то у Аргуса Байлота.

Разумеется, не все претенденты выдерживали испытания. Четыре молодых человека не смогли отказаться от нормальной жизни. И их нельзя в том винить.

Непросто отречься от семьи, от родных и близких, от искушений суетного мира. Удалив из мозга воспоминания о лагере, Торн вернул подопечных в общество.

Соответствующая программа восполнила временной провал. По легенде не прошедшие отбора люди участвовали в научных экспедициях. Ни полиция, ни служба безопасности ничего не заподозрили. Исследователи эмоционально, с жаром рассказывали о том, чего в реальности никогда не было. Схема стандартная, не раз апробированная.

Когда установленный срок обучения истек, Клевила неожиданно вызвал Верховный Хранитель. Между руководителем ордена и тасконцем состоялся странный разговор. Предшественник Торна посоветовал ему не отправлять на экзамен всю группу. Наиболее подготовленных и верных учеников лучше приберечь. Официально они будут списаны, как не прошедшие курс. Их досье отложат в архив.

Таким образом, у Клевила появятся помощники, о которых никому не известно. Использовать лучших агентов в течение первых пяти лет категорически запрещалось. Парни должны легализоваться, обзавестись семьей, детьми.

Предложение Верховного Хранителя возмутило Торна.

Это было грубейшее нарушение правил. Данный поступок граничил с изменой. Слова главы организации тасконец воспринял как провокацию. Однако тот лишь снисходительно улыбнулся. Выдержав паузу и дав Клевилу успокоиться, он пояснил ситуацию.

Несмотря на предпринимаемые меры, риск, что враг рано или поздно проникнет в орден, по-прежнему высок. И где гарантия, что мерзавец не доберется до Совета? Противник одним ударом может уничтожить всю разведывательную сеть. Вот тогда-то и понадобятся скрытые резервы. Само собой, подобное доверие оказывается не каждому. Фамилии тех, кому дано такое разрешение Верховный Хранитель не назвал. Не исключено, что тайные сотрудники есть у половины Совета.

Торн оставил себе трех учеников: Дарена Лигвила, Стива Брейсона и Кальта Маквила. Они жили в разных городах и друг с другом не контактировали. За прошедшие годы Клевил дважды прибегал к их помощи. Подопечные учителя не подвели. Связь осуществлялась по проджеру. Засечь его сигнал невозможно. После беседы Торн всегда стирал в аппарате набранный код. Верховный Хранитель не хотел подвергать опасности своих людей.

— Я рад не меньше, — произнес Лигвил, останавливаясь в четырех метрах от Клевила.

Дальше идти нельзя.

Дарен точно знает, где находятся приборы наблюдения базы. У агента нет желания попадать в поле зрения охраны. «Мертвая» зона — идеальное место для встречи. Торн неторопливо, не привлекая внимания, обогнул скалу. Мужчины обменялись крепким дружеским рукопожатием.

— Неплохо выглядишь, — заметил Верховный Хранитель. — Как жена, дети?

— Нормально, — проговорил ученик. — Сын поступил в университет, младшая дочь еще в школе.

— Завидую, — Клевил тяжело вздохнул. — Мне пришлось пожертвовать семейным счастьем.

— Мы тоже были готовы стать членами ордена, — мгновенно отреагировал Лигвил.

— Нет, нет, это не упрек, — сказал Торн. — Просто дал волю эмоциям. Ничего не поделаешь, старею…

— Ну, ну, меня ты не обманешь, — усмехнулся Дарен. — Ты в прекрасной форме.

— О, чувствую мысленное сканирование, — произнес Верховный Хранитель. — Молодец. Развиваешься.

— Стараюсь, — вымолвил ученик. — Времена сейчас нелегкие. Сирианское графство на пороге войны.

— Вот-вот, — подтвердил Клевил. — Скоро человечеству предстоят серьезные испытания.

— Неужели сбывается древнее пророчество? — взволнованно спросил Лигвил.

— Похоже на то, — кивнул головой Торн. — Ну, а теперь к вашему заданию. Оно очень, очень сложное.

— По пустякам ты нас не вызываешь, — проговорил Дарен. — Я ведь не зря прилетел с Унимы.

Верховный Хранитель достал из кармана маленький серебристый диск и протянул его ученику.

— Здесь вся необходимая информация, — сказал Клевил. — После просмотра уничтожишь.

— Разумеется, — произнес Лигвил. — Будут какие-нибудь дополнительные указания?

— Да, — ответил Торн. — Работаете вдвоем с Кальтом. Объект — наемник с базы Стафа Энгерона. Ему восемнадцать лет, прозвище Одинокий Волк. Сейчас парня на Тасконе нет. Поэтому хорошо подготовьтесь. Как только он вернется, не спускайте с него глаз.

— Это проблематично, — возразил Дарен. — Мои познания в данной области невелики, но кое-что о наемниках я слышал. Их аренда приносит хорошую прибыль. Операции опасные, рискованные, и потому большинство солдат гибнет. Осуществлять контроль крайне затруднительно.

— Вам придется постараться, — вымолвил Верховный Хранитель. — Не отступайте от юноши ни на шаг. Допустимы любые средства. Деньги, документы, оружие возьмете в четвертом тайнике.

— Не улавливая смысла, — проговорил ученик. — Если объект так важен, давайте вытащим его с базы.

— Нет, — сказал Клевил. — Совет не санкционировал подобные действия. Учтите, вы не одни приглядываете за парнем. Тот же приказ получила разведка ордена. Не исключено, что кто-то еще окажется рядом.

— Значит, мы страхуем агентов организации, — догадался Лигвил.

— Не совсем, — произнес Торн. — При возникновении критической ситуации, они вмешиваться в события не станут. Вы же обязаны защитить мальчишку. Причем сделать это незаметно.

— Простите, учитель, но задание невыполнимо, — выдохнул Дарен. — В бою уследить за наемником невозможно. Единственный шанс — внедриться в подразделение. Но и это не гарантия успеха. Шальная пуля и все усилия напрасны. Кроме того, насколько мне известно, в лагере Энгерона ступенчатая структура.

— Совершенно верно, — подтвердил Верховный Хранитель. — Юноша пока на первом уровне. Проникать внутрь системы не надо. Держитесь в стороне. Проявите смекалку. Подкупите сотрудников, подключитесь к внутренней связи, наладьте контакт с охраной. Существуют разные варианты.

— А если он все же умрет? — понизив голос, спросил ученик.

— От судьбы не уйдешь, — развел руками Клевил. — Мы сделали, что могли. Но я надеюсь на вас.

Лигвил грустно улыбнулся. Намек понятен. Мужчины тепло попрощались, и Дарен снова исчез за скалой. Торн постоял пару минут и направился к монастырю. Сириус уже почти скрылся за горизонтом. На горное плато стремительно опускалась ночная мгла. Через четверть часа окончательно стемнеет.

Однако Верховный Хранитель не спешил. Его по-прежнему терзали сомнения. Механизм прикрытия запущен, но правильно ли он поступил? Ведь в беседе с Лайном Торсоном Верховный Хранитель придерживался совершенно противоположной позиции. На словах одно, на практике — другое. Кодекс ордена не запрещал ложь, но обманывать друзей, по меньшей мере, нехорошо.

Может, и правда стоит выкрасть наследника престола? А что потом? Ввязываться в борьбу за власть? Нет. Подобные действия неприемлемы. Война Света и Тьмы еще не началась и расклад сил неясен. Нужно ждать. Ученики присмотрят за Храбровым. Хотя задача у них непростая, очень непростая. Наемник слишком часто перемещается по просторам бывшей империи. И каждый раз его жизни угрожает опасность. Отвести ее полностью вряд ли удастся.

Клевил тяжело вдохнул и ускорил шаг. Помощник Торна Грег Эблтон наверняка волнуется. Так поздно Верховный Хранитель никогда не возвращался.

Октавия сидела в роскошном мягком кресле и нервно стучала пальцами по подлокотнику. На огромном экране голографа ведущий программы новостей рассказывал о вторжении плайдцев в баронство Гайретское. Флот Мэта Гресвила дрался отчаянно, но был полностью уничтожен. Эскадра Видога прорвала линию обороны тестианцев.

Взяв под контроль воздушное пространство планеты, захватчики приступили к высадке десанта. Схема та же, что и на Корзане. Ничего нового. Крупные города, стратегически важные промышленные предприятия, космодромы, коммуникации. Население страны оказывается перед нелегким выбором: либо смириться с поражением и подчиниться агрессорам, либо умереть за свободу и независимость.

Подданные Грема Флэртона долго сопротивлялись, за что и поплатились. Сожженные деревни, казненные мирные жители, десятки тысяч военнопленных. Нет, тестианцы проявят благоразумие. Им жестокий террор ни к чему.

Графиня выключила голограф, встала, прошлась по комнате. Да, она знала о планах герцога Плайдского, но, если честно, думала, что многое у него не получится. Две предыдущие попытки Берда завоевать соседей завершились полным провалом. Однако Торнвил ошиблась. На этот раз Видог серьезно подготовился. За пять месяцев могущественный правитель покорил сразу два государства.

Тем самым, герцог загнал Октавию в угол. Согласно союзному договору, графиня обязана в кратчайшие сроки подчинить баронство Китарское и Эльзанское. Промедление будет воспринято, как предательство. Натан Делвил уже создает коалицию против Берда.

Беда в том, что Торнвил не хочет обострять отношения с Мейганом. Барон, конечно, редкая сволочь, гордец и упрямец, но с ним можно мирно сосуществовать. Атака на Эдан и Акву неминуемо приведет к гигантским жертвам. Потери в звездном флоте, среди штурмовиков и гражданского населения. И это, не считая значительных финансовых затрат. Устроить покушение на собственного мужа было гораздо проще. Денег требовалось меньше, а офицеры, испытывавшие нежные чувства к очаровательной графине, сделали всю «грязную» работу за нее.

Сейчас ответственность за вторжение Сирианской правительнице придется взять на себя. Сенату данное решение не понравится. У Октавии нет даже формального повода для нападения на китарцев. Противники Торнвил тут же поднимут голову. Дворяне молчать не станут. Не исключено, что они попытаются свергнуть ее с трона. Тогда придется вводить в стране чрезвычайное положение. Арест зачинщиков спровоцирует новую вспышку насилия. Ситуация может выйти из-под контроля.

Графиня подошла к зеркалу, небрежно поправила волосы. Под глазами появились тонкие морщинки, да и кожа не так свежа, как раньше. Возраст, возраст. С годами никто не молодеет. Откладывают свой отпечаток и постоянные заботы. Недовольно покачав головой, женщина направилась к столу. Она не знала, что предпринять. Посоветоваться тоже не с кем. Вокруг лишь лжецы, подхалимы и лизоблюды. Фавориты Октавии красивы, стройны, хороши в постели, но большим умом не отличаются.

Торнвил села, наполнила стакан тонизирующим напитком. Вкуса графиня не почувствовала. Мысли заняты другим. Вариантов у нее несколько. Первый, выполнить требования Видога. Победу Октавия одержит, но рискует спровоцировать государственный переворот. Опасность велика. Врагов у Октавии много.

Второй, продолжать терпеливо ждать развязку. При таком развитии событий предугадать реакцию герцога несложно. Берд расторгнет помолвку Эвис и Дейла и организует покушение на медлительного союзника. И не факт, что личная охрана Торнвил сумеет его предотвратить. В любом случае, новый правитель будет более сговорчив.

Третий, предложить Натану Делвилу объединиться. Идея интересная и заманчивая. Грайданцы напуганы и пойдут на уступки, но где гарантия, что мерзавцы не нанесут удар в спину? С Видогом хотя бы все понятно.

Графиня отодвинула стакан и горько усмехнулась. Куда не кинь, она обязательно в проигрыше. Впрочем… Мейган напуган не меньше остальных. Китар — лакомый кусок. Рано или поздно рука плайдского владыки дотянется и до него. А что если взять баронство под свое покровительство? Формально страна лишится независимости, но в реальности Мейган сохранит и флот, и армию, и власть.

Неплохая сделка для Уриса. Однако долго тянуть с переговорами нельзя. Октавию поджимает время. Действовать через правительство Торнвил не хотела. Возникнут ненужные вопросы. Да и утечки информации вряд ли удастся избежать. Придется использовать личные каналы.

Графиня вернулась к креслу и нажала кнопку на пульте. На экране голографа появился темноволосый мужчина лет тридцати пяти в дорогом светло-сером костюме. Почтительно склонив голову, он произнес:

— Здравствуйте, ваше высочество. Я уже стал забывать, когда мы в последний раз виделись.

В голосе аланца слышалась притворная обида. Грей Бредли, секретарь, помощник и любовник Октавии. Пожалуй, самый толковый из тех, кого Торнвил пускала в свою постель. Графиня не особенно доверяла и ему, но выбора у нее нет. Мутанты-телохранители для данной миссии не годятся.

— Слишком много дел, Грей, — вымолвила правительница. — Обстановка в мире сложная…

— Для меня можно было бы выкроить минуту, — не унимался фаворит.

— Мы обсудим это позже, — проговорила Октавия. — А сейчас выполни мою просьбу.

— Я в вашем полном распоряжении, — с наигранным энтузиазмом отчеканил Бредли.

— Организуй встречу с послом баронства Китарского, — сказала Торнвил.

— Насколько я понимаю, она будет носить неофициальный характер? — догадался секретарь.

— Правильно, — подтвердила графиня. — Мы должны побеседовать наедине. Никаких свидетелей.

— Где и когда? — спросил Грей. — Вылет в загородную резиденцию привлечет внимание журналистов.

— Думаю, ты прав, — согласилась женщина. — Привези его сюда, во дворец. Только, разумеется, не на представительской машине. Это частный визит. Репортерам и Сенату о нем знать ни к чему.

— Хорошо, — произнес Бредли. — У меня есть одна идея. Главное, чтобы посол не заупрямился.

— Если его волнует судьба баронства, он приедет, — вымолвила Октавия. — Аудиенцию назначь на сегодня на двадцать часов. Вечер — идеальное время для тайных контактов. Охрану я предупрежу. Гвардейцев из коридоров уберем. Проведешь китарца в мои апартаменты.

— Не беспокойтесь, ваше высочество, — проговорил секретарь. — Я сумею убедить посла.

— Моя благодарность тоже не заставит себя долго ждать, — улыбнулась Торнвил.

— Меня уже здесь нет, — сказал Грей. — Ради вас я готов на любое безумство.

Экран голографа погас. Графиня устало опустилась в кресло. Нет, она не питала иллюзий относительно чувств фаворита. Конечно, женщине хотелось бы, чтобы Бредли был в нее влюблен. Октавия по-прежнему привлекательна и стройна. Возможности пластической медицины безграничны.

Однако Торнвил давно стала смотреть на мир трезво. Вокруг тысячи, миллионы прекрасных, юных девушек. Им графиня не конкурентка. Взять, к примеру, Эвис. Настоящая красавица. Мужчины буквально валяются у ее ног. Значит, в словах Грея сплошная ложь. Секретарь преследует собственные исключительно корыстные интересы. У него положение в обществе, влияние, деньги.

В конце концов, графиня платит не так уж много за их близость.

Кроме того, Бредли всегда на коротком поводке. Немилость правительницы обернется для фаворита катастрофой. Рвение Грея обусловлено не чувствами, а страхом потерять расположение Октавии.

Женщина грустно усмехнулась. Устранив с пути мужа, Торнвил превратила свою жизнь в бесконечную игру. Интриги, заговоры, постоянная борьба с врагами. Пока ей везет. Но удача переменчива. Рано или поздно графиня потерпит поражение. Она точно знала, что от старости не умрет.

С момента помолвки прошло пять месяцев. Беседа с матерью существенно изменила взгляд Эвис на мир. Девушка поняла, что ее высокий титул лишь стартовый капитал. Если им правильно не распорядиться в молодости, то в будущем не будет никаких дивидендов. Примеров тому огромное количество. На балах Эвис часто сталкивалась с женщинами, ничем не отличающимися от домашних животных. Напыщенные светские дамы говорили о дорогих нарядах, об украшениях, о прическах. Глупая, пустая болтовня.

Аланка не хотела уподобляться престарелым баронессам. А в случае замужества именно эта судьба ее и ждет. Видоги ни за что не позволят девушке влиять на политику страны. Власть не для женщин. Их удел — рожать и воспитывать наследников престола.

Вывод напрашивался вас собой: свадьбу надо расстроить. Но как? Просто так от торжественной церемонии не откажешься. Это страшное оскорбление для плайдских правителей. Подобные обиды не прощают. Да и не даст Октавия дочери совершить столь дерзкий поступок. В крайнем случае, Эвис выдадут замуж насильно. Такое в истории дворянских родов тоже бывало.

Но шанс все же есть. Графиня, старясь убедить дочь, проявила излишнюю откровенность. Теперь девушка не сомневалась, что мать действительно виновна в гибели отца. Она умело организовала покушение и выдала смерть Алекса Торнвила за несчастный случай. И хотя ей мало кто верил, доказать ничего не удалось. В завуалированной форме Октавия предлагал Эвис сделать тоже самое с Дейлом Видогом.

Однако графиня лукавила. Ситуация на Асконе совершенно иная, чем на Алане. Во дворце герцога девушка будет под неусыпным наблюдением. Служба контрразведки мгновенно пресечет попытку переворота. Единственный выход — осуществить коварный план здесь, во Фланкии. Трон Сирианского графства ничуть не хуже. Удара в спину от родной дочери мать никак не ожидает. Внезапность — вот залог успеха.

Пять месяцев большой срок. Эвис напрасно время не теряла. Теперь у нее впереди была четкая цель. Октавия опрометчиво советовала девушке обзавестись надежными сторонниками. Но где их взять? Университет сразу отпадал. Студенты чересчур болтливые и нерешительные люди. Помощников нужно искать во дворце. Только тут телохранители матери переставали контролировать Эвис.

Свой взор аланка обратила на гвардейцев. Среди офицеров немало представителей бедных дворянских родов. Они амбициозны, тщеславны и… необычайно влюбчивы. Да и кто не влюбится в красивую девятнадцатилетнюю графиню? Эвис — мечта любого мужчины. Идеальная фигура, высокая грудь, правильные черты лица. Оторвать от нее взгляд практически невозможно.

Раньше девушка не обращала на охранников ни малейшего внимания. Они превратились в неотъемлемую часть дворцового интерьера. Сейчас все иначе. Аланка вышла на охоту. Короткое платье, глубокое декольте, в глазах огонь. Эвис внимательно следила за реакцией гвардейцев. Солдаты подвергались суровому испытанию. Впрочем, в выдержке молодым людям не откажешь. Ни одного слова, ни одного лишнего движения, ни одного необдуманного шага.

Юная графиня поняла, что надо самой проявлять инициативу. Выбрать жертву труда не составило. Симпатичный темноволосый лейтенант, проводивший смену караулов и периодически проверяющий посты, не спускал с девушки глаз. Эвис прочла в них страсть и ужасную тоску. Испытывая сильные чувства к графине, бедняга прекрасно осознавал, что у него нет шансов на успех. Во-первых, аланка помолвлена, а во-вторых, она даже не замечает несчастного возлюбленного.

Это был идеальный кандидат. Девушка приступила к активным действиям. Эвис вычислила смены офицера и начала выходить в коридор в тот момент, когда там появлялся гвардеец. Их пути стали регулярно пересекаться. Легкое прикосновение, томный взгляд, сводящий с ума тонкий запах духов. Наступление графини могло свести парня с ума.

Примерно через месяц аланка окончательно добила лейтенанта.

Возле лестницы девушка наклонилась, чтобы поправить ремешки на босоножках. Короткое платье не могло скрыть красивых ног. Украдкой она посмотрела на молодого человека. Бедняга застыл, как вкопанный. Он неожиданности и восхищения у него перехватило дух. Разумеется, свидетелей поблизости не было. Это представление предназначалась исключительно для офицера.

Первый акт спектакля благополучно завершился. Графиня добилась того, чего хотела. Гвардеец потерял от любви голову. Теперь следовало изменить тактику. Сила женщины в ее слабости. Лейтенанту нужно дать почувствовать, что девушка в нем нуждается. Тогда этот глупец горы свернет. Чтобы удовлетворить желание возлюбленной, офицер пойдет на любое преступление.

Целую декаду Эвис готовилась к важной встрече с гвардейцем. Подбирала место, продумывала реплики, проигрывала сцену перед зеркалом. Ошибка недопустима. Она должна быть убедительной.

Наконец, настал долгожданный день.

Несколько едва уловимых штрихов и вот у нее уже заплаканное, раскрасневшееся лицо. Выглядит весьма убедительно. В ее распоряжении примерно пять минут.

Преодолев двадцать метров, девушка повернула из коридора в небольшую нишу. У окна стоял маленький диван. Сев на край, юная графиня закрыла лицо руками. Оставалось только ждать. Но вот послышались знакомые, размеренные шаги. Эвис громко всхлипнула. Через секунду плечи аланки затряслись от рыданий.

Лейтенант достиг проема и замер. Перед молодым человеком нелегкая дилемма: проследовать мимо, не отреагировав на страдания любимой девушки, или нарушить инструкцию и подойти. Эвис надеялась, что чувства победят разум. Так и случилось. После некоторого колебания, офицер решительно направился к аланке.

— Простите за беспокойство, — произнес гвардеец. — Что-то случилось, ваше высочество?

Девушка опустила ладони и посмотрела на лейтенанта. По щекам графини текли слезы.

— Извините, мне не стоило плакать здесь, — вздохнула Эвис. — Сейчас я уйду.

— Нет, нет, — поспешно сказал молодой человек. — Это я вам помешал. Мой поступок непростителен.

— Не говорите ерунду, — вымолвила аланка. — Вы на службе. Важной, ответственной службе…

Графиня достала платок, вытерла слезы, бросила печальный взгляд в окно.

— Фланкия прекрасный город. Замечательная природа, великолепная архитектура, доброжелательные люди, — горестно продолжила девушка. — Не хочу уезжать отсюда. А придется…

— Я могу вам чем-то помочь? — осторожно спросил офицер.

— К сожалению, нет, — произнесла Эвис. — Мы все заложники трагических обстоятельств, жертвы политических союзов. Предстоящая свадьба с Дейлом Видогом убивает меня. Я не люблю его.

— Но в новостях сообщали другое, — возразил гвардеец.

— Неужели вы верите журналистам? — удивилась графиня. — Они вечно лгут и извращают факты.

— Пожалуй, — согласился лейтенант. — Если честно, я редко смотрю голограф.

Тема была очень опасной, да и время поджимало гвардейца. Чуть помедлив, молодой человек сказал:

— Ваше высочество, мне пора. График предельно жесткий.

— Как вас зовут, офицер? — девушка торопливо схватила лейтенанта за руку.

Тело бедняги словно ударил электрический ток. Эвис почувствовала, как задрожали пальцы жертвы. Она торжествовала. Теперь гвардеец уже не вырвется из западни. Парень обречен.

— Айлин Бекингтон, — испуганно пролепетал молодой человек.

— Айлин, — тихо повторила графиня. — Красивое имя. Запоминающееся. Я не должна ничего с вами обсуждать, господин Бекингтон, но у меня нет ни друзей, ни подруг. А поделиться своими проблемами с кем-то хочется. Вы обещали помощь. И вот я ее прошу. Скрасьте мое одиночество.

— Но как это сделать? — выпалил совершенно растерявшийся офицер.

— Мы будем периодически встречаться и беседовать, — пояснила аланка. — Надеюсь, вы не откажетесь?

— Конечно, нет! — воскликнул лейтенант. — Для меня это огромная честь, ваше высочество.

— Благодарю за поддержку, — проговорила девушка. — Я наконец-то нашла родственную душу.

Гвардеец вежливо кивнул головой и покинул Эвис. Когда его шаги смолкли, аланка чуть не расхохоталась. Господи, сколько же в мире болванов! Мать оказалась права. Манипулировать влюбленными глупцами ни с чем не сравнимое удовольствие. Ты ощущаешь себя богом, повелевающим чужими душами. Но нельзя забывать и об осторожности. Секретная служба графства не дремлет.

Девушка встала с дивана, подошла к окну. Выходить из ниши сразу за офицером нельзя. Камеры наблюдения тут же зафиксируют этот факт. Придется тщательно планировать следующие свидания.


Эвис три дня изучала коридоры дворца. Найти в здании укромные места было непросто. Ее апартаменты не просматриваются, но туда лейтенанта не пригласишь. Во-первых, проникнуть незаметно в комнаты невозможно, а во-вторых, служака непременно выдаст госпожу. Брисса — стерва еще та.

После долгих поисков аланка обнаружила в системе контроля ряд «мертвых» зон. Радость девушки не знала границ. Преодолевая все преграды, она упорно двигалась к цели.

Четыре месяца пролетели как одно мгновение. Опасная игра целиком захватила Эвис. Это даже сказалось на учебе в университете. Юная графиня думала только о Бекингтоне. Их встречи длились пять-семь минут, но девушка успевала почерпнуть для себя много интересного.

Жизненный путь Айлина типичен для представителя бедного дворянского рода. Особых успехов в школе юноша не демонстрировал. На дальнейшее обучение у семьи не было денег. Единственный вариант пробиться в высшие слои общества — военная академия. Внешние данные, баронский титул и беззаветная преданность существующему строю привели Бекингтона в гвардейский корпус.

Вот уже три года Айлин прозябает на должности начальника караула. Ему двадцать четыре года, а мечты о блестящей карьере, славе и богатстве по-прежнему остаются несбыточными. С женщинами отношения тоже не складываются. Простолюдинки Бекингтону не нужны, а дочери богатых и влиятельных дворян не доступны.

У парня постепенно развивался комплекс неполноценности. Эвис вдохнула в лейтенанта жизнь, придала смысл его скучному, рутинному существованию. Ради нее он был готов пожертвовать собой. Впрочем, юная графиня не торопилась. Пока, в случае провала, мать заподозрила бы дочь лишь в легкой интрижке. Молодость. С кем не бывает. Суровых санкций не последовало бы.

На исходе второго месяца знакомства с Айлином девушка начала готовить почву для мятежа. Эвис жаловалась на притеснение со стороны Октавии, на нанесенные обиды, на непреклонность правительницы в отношении замужества. Яд капля за каплей проникал в сознание офицера, порождая ненависть к Торнвил.

Спустя шесть декад Бекингтон, не колеблясь ни секунды, вонзил бы клинок в сердце Октавии. Требовалось лишь разрешение девушки. Но в отличие от лейтенанта Эвис мыслила здраво. Убить мать во дворце не удастся. Мутанты-телохранители защитят ее. Промах в подобной ситуации равносилен гибели. Служба безопасности быстро определит, кто натравил беднягу на графиню.

А уж тогда Торнвил отплатит дочери сполна. Пощады не будет. Скорее всего, девушке сделают смертельную инъекцию. Врачи определят у Эвис страшную, неизлечимую болезнь. Октавия надет траур, изобразит ужасное горе и выдаст замуж за Дейла паршивку Лану.

Такое развитие событий аланку не устраивало. Сеть заговора нужно плести иначе. Не спеша, методично, выверяя каждый шаг. Одного человека для свержения матери с трона мало. Надо найти в стране ее врагов и воспользоваться их помощью. Но главное — это информация. Без сомнения, у графини есть слабые, уязвимые места.

Удача сопутствовала девушке. Товарищ Айлина служил во дворце в отделе секретной связи. Вино и дружеская беседа отлично развязывают язык. На Эвис обрушился поток ценнейших сведений. Она погрузилась в тайны политики, коммерческих сделок и любовных интриг.

Вскоре аланка узнала, что главным доверенным лицом и фаворитом Октавии является Грей Бредли, ее личный секретарь. Щеголеватый, хитроватый и на взгляд девушки чересчур слащавый тип. Эвис не раз сталкивалась с ним в покоях матери. Теперь ясно, какие услуги мерзавец оказывает могущественной правительнице.

Ну, да это мелочи по сравнению с тем, что скрывает от общественности Торнвил. Финансовые махинации, лоббирование интересов крупных компаний, устранение неугодных людей. Прямых доказательств, разумеется, не было. Графиня не настолько глупа, чтобы болтать о таких вещах по голографу. А вот косвенных улик более чем достаточно. Условные фразы, намеки, странные распоряжения. Если сопоставить факты, картина получится печальная. Ложь, всюду ложь.

Официальную точку зрения Октавии выражает руководитель администрации Рой Орсон. Но он лишь ширма. Глупая, послушная кукла в руках матери. На обывателей статный, представительный пятидесятилетний мужчина производит благоприятное впечатление, однако Сенат пустыми речами в заблуждение не введешь.

В законодательном органе страны давно зреет недовольство. Многие дворяне терпеть не могут графиню. Возглавляет оппозицию барон Флеквил. Торнвил с удовольствием избавилась бы от опасного противника, но личность слишком заметная. Скандал будет громкий и обязательно затронет правительницу. Лишние проблемы Октавии не нужны.

Пять месяцев. Пять долгих месяцев девушка готовила переворот. Она выяснила почти всю подноготную матери, нашла преданного слугу, через посредников наладила контакт с Сенатом. Эвис даже не представляла, сколько врагов у графини. Свернуть Торнвил с трона хотела, чуть ли не половина Алана.


Однако в этой схеме не хватало главного — удобного места для покушения. Куда бы ни летала правительница, она всегда находилась под надежной охраной. Корабли и гравитационные катера тщательно проверялись техниками. Организовать взрыв не было ни малейшей возможности.

Единственный вариант — атаковать эскорт Октавии извне.

Сложность состояла еще в том, что после смерти графини, подозрение не должно пасть на ее дочь. Тогда Эвис не миновать суда и казни. Ситуация казалась неразрешимой. Мучительные размышления не давали результата. Девушка сама себя загнала в угол. Неоправданный риск неразумен и губителен, а времени до свадьбы остается все меньше.

Вернувшись из университета, Эвис отправилась в парк. Там в тени развесистых деревьев хорошо думалось. Она устроилась в беседке и для вида открыла книгу. Внезапно аланка заметила на аллее Бекингтона. Лейтенант шел спокойно, неторопливо, но девушка прекрасно изучила молодого человека. Айлин явно чем-то взволнован. Офицер поравнялся с возлюбленной и тихо произнес:

— Необходимо срочно встретиться.

— Точка номер четыре. Через час, — не поднимая головы, сказала Эвис.

В назначенный срок юная графиня направилась к сектору охраны. Парадокс, но именно там больше всего «мертвых» зон. Маршрут тщательно отработан. Девушка не попала в поле зрения ни одной камеры. Служба безопасности будет разочарована. Айлин уже ждал аланку.

— Что случилось? — спросила Эвис, внимательно оглядываясь по сторонам.

— Октавия попросила Бредли привезти сегодня во дворец посла барона Китарского, — прошептал гвардеец. — Это тайные переговоры. Сенат в известность не поставлен. Меры предосторожности принимаются беспрецедентные. В девятнадцать часов приказано снять посты у гаража и в коридорах, ведущих к апартаментам правительницы. Сопровождение гостя поручено мутантам.

— Частный визит, — констатировала девушка. — Я хочу знать подробности беседы.

— Мне туда не прорваться, — вздохнул Бекингтон. — Уроды-унимийцы никого не пропустят.

— Постарайся, — ласково, но настойчиво вымолвила аланка, прижимаясь к офицеру. — Я надеюсь на тебя.

— Сделаю, что смогу, — возбужденно произнес лейтенант. — Ради вас, моя госпожа…

— Но, но, — Эвис приложила палец к губам офицера. — Напрасно не рискуй. Ты мне очень дорог.

Юная графиня покинула гвардейца и стремительно зашагала к холлу. В глазах девушки пылал огонь. Неужели судьба смилостивилась над ней? На первый взгляд во встрече с послом нет ничего необычного. Но антураж! Без сомнения, мать пытается провернуть какую-то авантюру. А раз так, в защите Октавии неминуемо возникнет брешь. Это идеальный шанс для нанесения удара. Главное, не опоздать.

Глава 7 Возращение на Грезу

Высокий, крепкий мужчина лет тридцати пяти нервно прохаживался по рубке управления тяжелого крейсера «Крелион». На фоне одинаковой темно-синей формы экипажа корабля, его дорогой, прекрасно пошитый гражданский костюм невольно бросался в глаза.

Женщины-офицеры то и дело оборачивались к красавцу-эстерианцу. Они были бы не прочь завести с ним роман. Богат, привлекателен, не обременен супружескими узами. А какова внешность! Густые темные волосы, мягкий овал лица, прямой нос, огромные карие глаза. Мечта, а не мужчина. Впрочем, Соунвилу сейчас не до представительниц прекрасного пола. Судно быстро приближалось к системе Гайреты. Примерно через час «Крелион» должен выйти из гиперпространства. Вряд ли что-нибудь сразу прояснится. Без посещения оккупированной плайдцами планеты не обойтись.

Стенли тяжело вздохнул. Все складывалось не так, как он рассчитывал. Двадцать шесть дней назад эстерианец прилетел в Сирианское графство. Обычный, ничем не примечательный рейс.


Учитывая, что между двумя государствами заключен союзный договор, надобность в маскировке отпала. Транспорт, силуэт и внутренние палубы которого переделаны под боевой корабль, был больше не нужен. Теперь группа состояла из двух тяжелых крейсеров. Пираты напасть не решатся, а Грайд суда обходили стороной. Официальная цель визита — покупка наемников для гладиаторских схваток.

У Маоры корабли притормозили и приняли на борт очередную партию каторжников. Лагерь рабов в Ассоне еще только организуется, и без преступников пока не обойтись. Кроме того, мерзавцы отлично дерутся. Они жестоки, кровожадны и не трясутся от страха, а это нравится публике.

У Энгерона Соунвил намеревался взять в аренду тридцать солдат. И, конечно, торговец не забыл об Одиноком Волке. Ровно год назад Грег Лейрон забрал его на Таскону. Пришло время парню вновь ступить на арену стадиона.

Увы, Стенли ждало ужасное разочарование. Оказывается, руководство базы отправило невольника воевать на Корзан. Глупцы! Загубить такой талант. Видите ли, у Стафа принципы. Он не делает ни для кого исключений. Старый кретин! Клевил будет в бешенстве. Организаторы уже подготовили громкую рекламу. Деньги, выплаченные за юношу, не компенсируют расходов. А моральный ущерб? Нет, зря Браен тогда поддался на шантаж майора.

После долгих раздумий эстерианец приказал двигаться к системе Церены. Сражение за Корзан было тяжелым, но вдруг Одинокому Волку повезло? Одно его имя на афише даст тридцатипроцентную прибыль. Надежда умирает последней. Тем более что изменение курса не столь уж велико. Пять-шесть лишних дней Соунвила не устроят. Где-то впереди летели транспорты с наемниками. Они стартовали декадой раньше и забрали весь первый уровень.

Известие, полученное в пути, окончательно испортило настроение Стенли. Иллюзии растаяли как дым. Флот герцога покинул захваченную звездную систему и устремился к Гайрете. Барон Гресвил не сдастся, а значит, парню теперь точно не спастись. При высадке погибает основная часть бойцов. Жалеть солдат Энгерона Берд Видог не станет. Тем не менее, Соунвил распорядился повернуть к Тесте. Торговец не привык отступать. Он должен убедиться, что Одинокий Волк мертв.

«Крелион» вынырнул из гиперпространства и резко снизил скорость. Командир тут же связался с кораблями эскадры. Переговоры длились недолго. Минут через десять майор спустился с мостика и обратился к Стенли.

— Господин Соунвил, — сказал офицер, — я кое-что выяснил. Наблюдатели находятся на крейсере «Троктон». Первую партию курировал капитан Мешан. Скоро его найдут. Надо немного подождать.

— Благодарю, — вымолвил торговец. — Вы значительно облегчили мою работу.

— Но есть и неприятные новости, — продолжил командир «Крелиона». — Судя по слухам, наемников уцелело человек двадцать.

— Ничего удивительного, — спокойно отреагировал Стенли. — Они воевали на Корзане, а теперь здесь.

— Вы не поняли, — произнес майор. — Двадцать бойцов из четырехсот. Батальон угодил в западню.

— Бог мой! — вырвалось у эстерианца. — Вот это была драка. Да, шансы на успех невелики.

На экране голографа появился худощавый темноволосый офицер. На лице Мешана ни малейших эмоций. Взгляд спокойный, бесстрастный. Энгерон умел подбирать сотрудников.

— Здравствуйте, капитан, — проговорил Соунвил. — Меня интересует один из ваших подопечных.

— Кто именно? — холодно спросил тасконец. — Назовите порядковый номер.

— Четыре тысячи сто тринадцатый, — сказал торговец, посмотрев в электронную записную книжку.

— Он жив, — не колеблясь ни секунды, ответил офицер. — Состояние удовлетворительное.

— Вот счастливчик! — радостно воскликнул Стенли. — Невольник нуждается в лечение?

— Нет, — покачал головой Мешан. — На Корзане солдат получил легкое ранение в ногу. Но все в прошлом.

— Прекрасно, — произнес эстерианец. — Согласно контракту, заключенному с майором Лейроном, я забираю у вас Одинокого Волка и везу его в Ассон на поединок. Если нужны документы…

Соунвил потянулся к внутреннему карману пиджака, но капитан остановил торговца.

— Не нужно, — вымолвил офицер. — Перед отправкой в систему Церены меня предупредили об особом статусе четыре тысячи сто тринадцатого. Он в вашем полном распоряжении.

— Наемник находится на «Троктоне»? — уточнил Стенли, поправляя одежду.

— Нет, — проговорил тасконец. — База плайдцев на космодроме Бристона. Найдете без труда.

— Спасибо за помощь, — сказал Соунвил, поворачиваясь к командиру крейсера. — Господин майор, курс на Тесту. Подготовьте бот к вылету. И не забудьте о надежной охране. Вдруг у парня будет срыв…

Спустя шесть часов корабль достиг орбиты планеты. Как только судно легло в дрейф, Стенли стартовал к столице баронства. Эстерианцу не терпелось убедиться в том, что невольник действительно жив. Бывают же на свете чудеса. Юноше определенно сопутствует удача. Он прирожденный победитель.

После выхода из окружения прошло восемь дней. Наемников, так же как и на Корзане, размести в казарме на базе десантного полка. Однако, в отличие от Сантьяно, Бристон был гораздо дальше от космодрома, и потому разглядеть его кварталы не удавалось. Лишь по вечерам небо на юго-востоке озарялось яркими сполохами. В некоторых кварталах города до сих пор бушевали пожары. В сражении за столицу погибло немало штурмовиков и тестианцев.

Впрочем, не все подданные Мэта Гресвила собирались умирать за него. Охрана космодрома практически без боя сдала захватчикам важный объект. Солдат, добровольно сложивших оружие, командование оккупационной армии отпускало по домам. Народная молва быстро разнесла эту информацию. Подразделения противника захлестнула волна дезертирства. Через трое суток отлично оснащенные, укомплектованные дивизии перестали существовать.

Как результат, многие военные городки абсолютно не пострадали.

В казарме, которую предоставили наемникам, не было выбито ни одного стекла. Ровные ряды кроватей, чистое постельное белье, исправные душевые кабины. Идеальные условия для отдыха.

К сожалению, большая часть помещения пустовала. Пробиться сквозь плотное кольцо вражеских заслонов посчастливилось лишь единицам. Остальные солдаты навечно легли в землю Тесты. Из западни вырвалось девятнадцать человек. Четверых, включая Миллана и Элинвила, сразу увезли в госпиталь. Их могла спасти только срочная операция.

Удивительно, но свой рюкзак канотец Волкову не отдал. Ярис поручил Парсону присмотреть за снаряжением. Тому, кто заглянет внутрь, сержант обещал свернуть шею. А Миллан слов на ветер не бросал. Юноша решил не искушать судьбу. Любопытство еще никого до добра не доводило. Тем более что Джей очень серьезно отнесся к просьбе канотца и всегда таскал рюкзак с собой. Тайна Яриса осталась нераскрытой. Впрочем, данное обстоятельство ничуть не расстроило Андрея. Главное, что он уцелел в этой кошмарной мясорубке.

Первые два дня наемники просто проспали. Ни плайдцы, ни наблюдатели их не тревожили. Столь малая группа не могла решать серьезных задач. Кроме того, солдаты были из разных рот и друг друга не знали. Слаженностью подразделений обычно занимаются сержанты, но в том то и состояла проблема. Все командиры взводов пали в битве. В отряде царила анархия. Бойцы сутками напролет играли в карты.

Чтобы восстановить дисциплину, Мешан временно назначил Парсона на должность Миллана. Однако цекрианец не проявлял особого усердия. Он прекрасно понимал, что попытка навести порядок, неминуемо обострит ситуацию и приведет к конфликтам. Джей не обладал таким авторитетом, как канотец. По сути дела, в казарме ничего не изменилось.

Волков сидел на пластиковой скамье неподалеку от входа в здание и наблюдал за работой техников. Полчаса назад на посадочную площадку космодрома приземлился транспортный челнок. Плайдцы из службы обеспечения суетились возле корабля. Кто-то заправлял судно, кто-то проверял исправность модульных блоков, кто-то руководил разгрузкой. Электрокары на специальных тележках вывозили из трюма судна запечатанные ящики и коробки. Наверняка промышленное оборудование. Оружия на планете уже достаточно.

— Волк, Волк, — в дверном проеме показался Эрик Клертон. — Тебя Джей завет. Срочно.

— Какого черта, — недовольно пробурчал Андрей. — Чего ему понадобилось?

— Не знаю, — пожал плечами эданец. — Он недавно разговаривал с наблюдателем…

Тяжело вздохнув, юноша поднялся со скамьи. Парсон по пустякам людей не дергает. Значит, что-то серьезное. Может, Мешан хочет наемников из первой партии отправить на Таскону? Срок аренды истекает.

Цекрианец стоял у окна. На кровати валялся защитный шлем с передатчиком.

— Что случилось? — спросил Волков, приближаясь к командиру отделения.

— Капитан приказал тебе собираться, — ответил Джей. — Бот прибудет через сорок минут.

— Я улетаю один? — изумленно выдохнул Андрей, ища глазами друзей.

— Да, — подтвердил Парсон. — ИнекСириусу, а к Астре. Тобой интересуется некий Стенли Соунвил.

— Вот сволочь! — горько усмехнулся юноша, опускаясь на стул. — Нашел даже здесь.

— Ты о чем? — непонимающе произнес Клертон. — Какое отношение к нам имеет система Астры?

— Не к нам, а ко мне, — поправил товарища Волков. — Майор Лейрон купил у эстерианцев гладиатора с тем условием, что раз в год он будет драться на арене. Мое время истекло. Я надеялся вместе с вами вернуться в лагерь на Оливию. Увы. Придется снова принять участие в кровавом представлении.

— Неужели нельзя ничего придумать? — сказал эданец. — К примеру, ты можешь заболеть…

— Не болтай чепуху, Эрик, — вмешался Кавенсон. — Его увезут даже в полумертвом состоянии.

— Не волнуйтесь, как-нибудь выкручусь, — улыбнулся Андрей. — Джей, оружие и снаряжение оставлять тут?

Цекрианец молча кивнул головой. Юноше прекрасно известно, что нужно делать. Инструктировать Волкова глупо. В рукопашной схватке парню нет равных. Долгий перелет позволит наемнику восстановить силы и подготовиться к смертельной схватке. А она будет трудной. Организаторы об этом позаботятся.

Сорок минут промелькнули незаметно. Ждать Соунвила в казарме Андрей не хотел. За ним на улицу вышли почти все наемники. Солдаты обменивались короткими, ничего не значащими репликами. Но вот на горизонте показалась черная точка. Бот опустился на площадку в двухстах метрах от бойцов. Эстерианца сопровождали четыре охранника. Бронежилеты, шлемы, лазерные карабины. Все по инструкции.

Между тем, Стенли растерянно замер. Торговец не знал, где искать невольника. Волков облегчил ему задачу. Пожав друзьям руки, юноша закинул на плечо полупустой рюкзак и зашагал к Соунвилу. Вскоре Андрей поравнялся с плайдцами. Штурмовики тотчас обступили наемника.

Стенли внимательно посмотрел на Волкова. А парень изменился. Повзрослел, окреп, раздался в плечах. В каждом движении чувствуется уверенность. Он превратился в настоящего солдата. Лейрон не зря забрал мальчишку на Таскону. В лагере Энгерона из неограненных драгоценных камней делают бриллианты. Юноша наверняка произведет фурор в Ассоне.

Торговец махнул рукой, и эскорт направился к машине. У люка Андрей остановился, запрокинул голову вверх. Огромный оранжевый диск Гайреты почти в зените. Легкий ветер гонит по небу белые пушистые облака. Идиллия.

— Чего встал? Вперед! — грубо рявкнул охранник с нашивками капрала.

Волков ничего не ответил. Пройдя внутрь летального аппарата, он сел на боковую скамью.

— Тебе не сюда, — проговорил плайдец. — Место гладиатора в клетке.

Землянин усмехнулся, но промолчал. Со штурмовиками спорить бесполезно. Солдаты обязаны выполнять приказы. Андрей поднялся и прошел через маленькую дверцу за решетку. За ним тут же защелкнулся электронный замок. Охранники расположились напротив юноши. Лица серьезные, непроницаемые. Волков для них объект повышенной опасности, а значит надо быть настороже.

Спустя час землянин был уже на корабле. Плайдцы вывели наемника из бота в шлюзовой отсек. Здесь Андрея встречал наблюдатель Стафа Энгерона. Юноша узнал его по форме.

— Я капитан Кризен, — произнес офицер. — Ты передан в мою группу.

— Рядовой сорок один тринадцать, — представился Волков, вытягиваясь в струну.

— Прекрасно, — кивнул головой тасконец. — Закатай левый рукав до плеча.

Наблюдатель достал из кейса специальный прибор и приложил его к вене Андрея. Легкий укол и ампула с желтоватой жидкостью мгновенно опустела. Ничего объяснять юноше не требовалось. Только что капитан продлил срок аренды. Новая доза стабилизатора нейтрализует ядовитое вещество в крови. На этом процедура перевода не закончилась. Кризен быстро набрал код на пульте контроля и активировал микрочип наемника. Теперь он, а не Мешан следил за юношей.

— В общий блок, — распорядился офицер, закрывая кейс. — Пусть тренируется.

Соунвил Волкова не сопровождал. Конвой и без него справится с задачей. У торговца есть дела поважнее. Стенли стремительно покинул летательный аппарат и направился к рубке управления. Командир «Крелиона», как обычно, стоял на мостике. Эстерианец приблизился к офицеру и громко сказал:

— Все отлично. Товар доставлен на судно. Можно стартовать.

— Очень сожалею, господин Соунвил, — проговорил майор, — но мне приказано задержаться в системе Гайреты.

— И сколько времени мы здесь будем торчать? — возмущенно произнес торговец.

— Точно неизвестно, — ответил командир крейсера. — Два-три дня. Максимум декаду.

— Проклятье! — выругался Стенли. — Нарушаются все мои планы. На Грезе срывается представление. Кто возместит компании убытки? Неужели военные не в курсе, какой груз перевозят корабли?

— Задайте этот вопрос начальнику контрразведки генералу Свенвилу, — спокойно отреагировал офицер.

— А при чем тут барон Свенвил? — понизив голос, вымолвил Соунвил.

— Приказ поступил из его ведомства, — сказал майор. — Соединить вас с ним?

— Нет, не нужно, — поспешно проговорил торговец. — Небольшое ожидание лишь подогреет интерес публики к предстоящим поединкам. У меня маленькая просьба. Свяжитесь с Браеном Клевилом в Ассоне. Передайте ему, что Одинокий Волк в прекрасной форме. Пусть запускает рекламу.

— Хорошо, — произнес командир «Крелиона». — Всегда рад вам помочь.

Стенли вышел в коридор и неторопливо двинулся к своей каюте.

Пора немного расслабиться. Бокал хорошего вина снимет нервное напряжение. Парень жив и здоров, а это главное. Бой с участием легендарного гладиатора заставит толпу раскошелиться. Прибыль значительно возрастет. Эстерианец довольно улыбнулся. Еще пару лет такой работы и он станет очень, очень богатым человеком.

Вместе с охранником Андрей спустился на вторую палубу. Возле металлической двери, ведущей в десантный отсек, юноша замер. Схема стандартная. Капрал приложил ладонь к панели идентификационного пульта, ввел шифр, и бронированная перегородка поднялась вверх.

Обстановка в помещении была прежней: в центре длинный стол, справа двухъярусные кровати, у дальней стены душевые кабины. Слева, на свободной площадке перед голографом занималась группа солдат. Вид у них довольно странный. Бронежилеты, защитные шлемы, а в руках деревянные мечи и щиты. Разбившись на два отряда, бойцы отчаянно колотили друг друга. Спиной к Волкову стоял огромный русоволосый сержант. Изредка он комментировал действия подчиненных.

Заметив землянина, наемники опустили бутафорское оружие. Сержант повернулся, посмотрел на юношу и дружески улыбнулся. Андрей сразу узнал мужчину. Три тысячи сто пятый. Год назад Лейрон устроил землянину тренировочную схватку с ним. Тогда солдат без особого труда победил Волкова. Ну, а спустя сутки они в одной паре дрались на арене. С тех пор утекло немало воды. Юноша повоевал на Корзане и Тесте, а наемник стал сержантом.

— Рядовой сорок один тринадцать, — отрапортовал Андрей, подходя к три тысячи сто пятому.

— Добро пожаловать, Одинокий Волк, — сказал мужчина. — Значит, ты все же уцелел. В лагере сомневались.

— Мне повезло, господин сержант, — произнес землянин. — У Бристона мы попали в западню. Враг уничтожил полк десантников и наши четыре роты. На базе плайдцев сейчас меньше двадцати человек.

— Хорошо хоть так, — вздохнул наемник. — Бывает хуже. Располагайся, отдыхай. После обеда поговорим.

Сержант взглянул на подчиненных и грозно крикнул:

— А вы что уши развесили! Кому-то жить надоело? Поверьте, из Ассона вернутся немногие. Тренируйтесь!

Повторять команду дважды не требовалось. Деревянные мечи вновь застучали по шлемам и щитам. Умирать на Грезе никто не хотел. Пару минут понаблюдав за солдатами, Андрей зашагал к кроватям. Найти свободные койки было несложно. На них лежало чистое постельное белье. На мелочах плайдцы не экономили. Наемники с комфортом летели к системе Астры. Кормили на крейсере тоже неплохо. Пища, разумеется, синтетическая, но вкусная и калорийная.

Поднявшись из-за стола, три тысячи сто пятый жестом подозвал Волкова. Юноша последовал за сержантом в конец зала. Солдаты не должны слышать этот разговор. Подойдя к Андрею, мужчина сказал:

— Чтобы в будущем не было проблем, я должен кое-что прояснить. Меня зовут Эдвин Норкати. Родился и вырос на Окре. Энгерону служу четвертый год. Шесть месяцев назад переведен на третий уровень и назначен инструктором гладиаторов. Мера вынужденная. Наблюдатели не уделяют должного внимания подготовке бойцов, из-за чего потери стали слишком велики…

— Простите, господин сержант, но почему вы со мной столь откровенны? — произнес землянин. — Вряд ли остальным наемникам известна ваша история. Чем я заслужил такое доверие? Тем, что мы вместе сражались на арене?

— И да, и нет, — уклончиво ответил Норкати. — Когда с кем-то в паре выходишь на поединок, поневоле начинаешь относиться к человеку иначе. Ведь он во время боя прикрывает тебе спину.

— В той схватке от меня мало что зависело, — усмехнулся Волков. — Лидером были вы. Лейрон все точно рассчитал.

— Но ты справился самостоятельно, — возразил Эдвин. — Это немаловажно. В смелости, а главное в умении тебе не откажешь. Но есть нюансы. Они касаются субординации. Мой статус здесь непререкаем.

— Господин сержант, я прекрасно помню соответствующие статьи устава, — отчеканил юноша.

— Молодец, — похвалил окрианец. — Быстро учишься. Майор предупреждал о твоей чрезмерной вспыльчивости.

— Армейская дисциплина сглаживает углы, — вымолвил Андрей.

— Справедливое замечание, — согласился Норкати. — Ну, а теперь к делу. Сложилась парадоксальная ситуация. Все солдаты на корабле по уровню выше тебя. Однако никто из них в гладиаторских боях не участвовал. Ты же трижды дрался в Ассоне, да вдобавок прикончил крензера на Оливии. Достижение, достойное мастера. Тем не менее, поблажек не будет. Я должен обеспечить твою победу в схватке.

— Приказ Грега Лейрона? — догадался Волков. — Что-то он слишком сильно обо мне беспокоится.

— И не зря, — сказал Эдвин. — За прошедший год на Грезе многое изменилось. Представление проходит по совершенно иной схеме. Поединков один на один больше нет. Остался в прошлом и спасительный флаг.

Противники сражаются группами по три-четыре человека. Раненые враги безжалостно добиваются. Если помнишь, раньше мы теряли по пять-шесть наемников. Цифра вполне приемлемая. Сегодня число погибших возросло вдвое. До истечения срока аренды доживают единицы.

— Почему? — удивился юноша. — Преступники в своей основе дилетанты…

— Правильно, — подтвердил сержант. — Однако прибыли организаторов значительно выросли. Плайдцы перестали экономить и решили уравнять шансы бойцов. Подготовкой каторжников занялись профессионалы. Мерзавцы, не убитые в первой схватке, приобретают неплохие навыки. Постепенно они превращаются в настоящих головорезов. В лагере на Грезе уже два десятка отличных гладиаторов. Кроме того, к поединкам допустили добровольцев. Алчные, сумасшедшие ублюдки, которые ради денег порвут на части кого угодно.

— Если дела идут так успешно, почему бы ни отказаться от услуг солдат Энгерона? — недоуменно спросил Андрей. — Людей, желающих пролить кровь на арене, достаточно и не надо платить огромные суммы компенсаций.

— Нет, нет, ты не понимаешь, — произнес Норкати. — Существует традиция. Соперничество двух школ. Для поднятия ажиотажа нужна интрига. Сейчас публика на трибунах поддерживает не нас, а преступников. У зрителей появились свои любимцы. Это наиболее жестокие, безжалостные воины.

— И вы думаете, что именно их выставят против меня, — сказал землянин.

— Не сомневаюсь, — проговорил Эдвин. — Организаторы при любом раскладе в выигрыше. Победит Одинокий Волк, великолепно! Умрет, тоже недурно. Развенчана легенда. На пьедестал вознесут нового кумира.

— Вы преувеличиваете мою популярность, — возразил Андрей. — Я обычный наемник.

— Не тешь себя иллюзиями, — вымолвил сержант. — Плайдцы позаботятся о том, чтобы тебя встречали свистом и громом аплодисментов. Не зря же Соунвил делал крюк. Мог ведь сразу вернуться на Грезу.

— Перспективы вырисовываются не радужные, — заметил юноша. — Похоже, я недооценил ситуацию.

— И это еще не все, — продолжил Норкати. — Обрати внимание на тренирующихся солдат. Тяжелое снаряжение не прихоть, а суровая необходимость. Майор Лейрон оказался прав. Шоу стремительно развивается. В проект вкладываются гигантские деньги. Потребитель должен получать качественный продукт. Гладиаторы теперь выглядят как древние рыцари. Шлемы с разноцветными перьями, золоченые доспехи, прочные наколенники, перчатки с шипами. Изменилось и оружие. Обоюдоострые мечи, копья, секиры, кинжалы.

— Ну и что, — пожал плечами Волков. — Либо ты умеешь драться, либо нет.

— Заблуждаешься, — произнес Эдвин. — Техника принципиально иная. Компенсировать недостаток физической силы быстротой и реакцией становится все труднее. В кирасе или кольчуге резко не увернешься. Пробить металлические пластины легким тычком тоже не удастся. Надо отрабатывать плотный, акцентированный удар. Ты набрал вес, мышечную массу — это хорошо. Но не будь так самоуверен. Расплата последует немедленно.

— Господин сержант, вы тоже участвуете в схватках? — спросил Андрей.

— Иногда, — сказал окрианец. — Пять месяцев назад в группе осталось всего двадцать шесть бойцов. Людей для шоу не хватало. Поединки выдались на редкость тяжелыми…

Норкати расстегнул куртку и продемонстрировал левое плечо. На коже отчетливо виднелся красный рубец.

— Клинок разрубил доспехи и зацепил кость, — пояснил Эдвин. — Представь, какой силы был удар. Я чудом уцелел. Успел отойти и пронзил противнику грудь. Но это удача, божья милость. Обычно в подобных случаях враг не дает ни единого шанса на спасение. Надеюсь, ты прислушаешься к моим словам.

— Непременно, — проговорил юноша. — Однако я хотел бы сразу тренироваться с реальным оружием.

— Не спеши, — вымолвил сержант. — Все в свое время. Сначала выучи приемы, отточи их до совершенства, а уж затем берись за меч. В нашем распоряжении около трех декад. Срок немалый. Дерзай.

Окрианец улыбнулся и направился к подчиненным. Наемники сидели перед экраном голографа. На нем демонстрировалась запись наиболее показательных боев. Солдаты изучали ошибки, допущенные гладиаторами. Просмотр кровавых зрелищ позволял людям морально подготовься и предстоящим схваткам.

Волков вздохнул и двинулся за Норкати. Надо бы познакомиться с товарищами по несчастью. Им придется провести вместе целый месяц. Чем была вызвана откровенность сержанта, стало понятно. Грег Лейрон и Стаф Энгерон обязаны выполнить условия контракта, но терять ценного невольника они не хотят. Вот и поручили Эдвину опекать Андрея.

А что если это личная инициатива майора и владелец компании не в курсе? Но какова цель? Юноша терялся в догадках. По отношению к нему офицер слишком часто поступает нелогично, вопреки инструкциям. Одна покупка раба чего стоит. Да и в дальнейшем Лейрон не упускал Волкова из виду. Определенно Грег преследует собственные интересы. Впрочем, чего напрасно ломать голову. Нужно просто победить в Ассоне и благополучно вернуться на Таскону.


Задержка кораблей в системе Гайреты действительно составила трое суток. Ранним утром на связь с командиром крейсера вышел генерал Свенвил. Он приказал «Крелиону» и «Эктебану» присоединиться к эскорту флагмана. Два судна, сопровождавшие «Берсенк» в дальнем путешествии, серьезно пострадали в сражении с тестианской эскадрой и нуждались в ремонте. На столь высокую честь майор даже не рассчитывал.

Остальной флот герцогства, за исключением двадцати пяти эсминцев, возвращался к Церене. Корзан — очень удобное место дислокации. От него примерно одинаковое расстояние и до Плайда, и до Грайда, и до Гайреты. Теперь Видог контролировал каждый шаг Натана Делвила. Противник оказался зажат в клещи. Лишь бы графиня Сирианская не преподнесла неприятный сюрприз. Но это уже забота начальника контрразведки.

Перестроившиеся в боевой порядок корабли начали набирать скорость. Пылающий оранжевый шар стремительно уменьшался в размерах. Спустя пять часов крейсера преодолели световой барьер и нырнули в гиперпространство. Курс на систему Астры.

Описывать долгий перелет не имеет смысла. Андрей наравне с другими наемниками работал до седьмого пота. После двухчасовой схватки в тяжелом снаряжении одежду можно было выжимать. Затем короткая передышка, душ и опять тренировка. К концу дня руки и ноги наливались свинцом. Совершенно обессилившие люди падали на кровати и мгновенно засыпали.

На исходе второй декады Норкати выдал солдатам настоящее оружие и доспехи. Клинки, разумеется, были затуплены, чтобы бойцы не нанесли друг другу серьезных ран. Тем не менее, ушибы и синяки будущие гладиаторы получали регулярно. Смягчать удары сержант категорически запрещал. Наемники должны чувствовать боль. Только тогда они поймут, что все это не игра.

Эдвин не напрасно предупреждал юношу. Значительную часть приемов из своего арсенала Волков применить не мог. Тяжелая кольчуга сковывала движения, ноги буквально прирастали к полу. Не особенно помогали и навыки фехтования. Тонкая, изящная шпага и массивный меч — две абсолютно разные вещи. Техника владения принципиально иная. В первом случае нужна легкость, изобретательность, хитрость, во втором — мощь, сила, твердость.

В поединках с крепкими, напористыми противниками Андрей нередко терпел сокрушительные поражения. Стоило хоть на секунду замедлиться, потерять концентрацию, и враг сминал Волкова.

Это был хороший урок. Землянин четко осознал, что победа на Грезе ему вовсе не гарантирована. Среди преступников немало двухметровых гигантов. С огромной секирой в руках они представляют большую опасность. Взять, к примеру, Алекса. За год каторжник многому научился. Он действительно превратился в свирепого, кровожадного хлема. Сражаться с ним будет очень, очень сложно.

Несколько слов надо сказать о солдатах, с которыми юноша летел в систему Астры. Наемники приняли Андрея довольно доброжелательно. Стаф Энгерон показал схватку Волкова с телохранителем графини Сирианской всему лагерю. То, что землянин уцелел при высадке на Корзан и Тесту, тоже вызывало уважение.

И хотя Андрей имел только первый уровень, а солдаты второй, юноша пользовался определенным авторитетом. Наемники по достоинству оценили успехи Волкова. Каждый из них участвовал в какой-нибудь боевой операции. Кто-то воевал на Орте и Цекре, кто-то захватывал пограничные космические станции, кто-то уничтожал опорные базы на отдаленных планетах. По конфликтным зонам можно было изучать географию бывшей империи.

К сожалению, время не остановишь. Андрей не заметил, как прошел целый месяц. За двое суток до выхода из гиперпространства Норкати прекратил тренировки. Солдаты занимались по индивидуальной программе. Нагрузки резко уменьшились. Перед схваткой надо восстановить силы.

В очередной раз просмотрев по голографу несколько поединков, Волков отправился спать. Он лег на постель, блаженно вытянул ноги и тут же провалился в бездну сна. Впрочем, сон ли это?

Юноша двигался по узкой лесной тропе. Высокая трава, колючие кустарники, низко свисающие ветви деревьев. В чаще царил неприятный полумрак. Солнечные лучи лишь кое-где пробивались сквозь густую листву. Дышалось достаточно тяжело. Воздух чересчур влажный.

Внезапно зеленая стена оборвалась, и Андрей оказался на берегу моря. А если точнее на краю отвесной скалы. Перед ним бескрайняя лазурная гладь. Вода искрила и переливалась. Снизу доносился шум прибоя. Волны накатывались на каменный утес и разбивались на миллионы брызг.

Землянин невольно остановился. Он не любил высоту. Между тем, дорожка, приведшая его сюда, разбежалась в разные стороны. И снова дилемма. Куда пойти? Справа подул прохладный ветер. На горизонте появилась сине-черная туча. Там же Волков увидел знакомую фигуру в темном балахоне. Поворот головы налево, и юноша невольно улыбнулся. Разумеется, светлый тоже здесь. Паритет соблюден.

Андрей демонстративно развел руками и громко произнес:

— Итак, господа, спектакль продолжается. Если честно, я стал вас уже забывать.

— Не надейся, — иронично вымолвил первый странник. — Мы не отстанем. Ты должен сделать выбор.

— Как вы надоедливы, — вздохнул землянин. — Неужели нельзя найти кого-нибудь другого?

— Ну, почему же, ищем, — с иронией в голосе ответил человек в черных одеждах.

— Значит, я не один, кого вы достаете? — догадался Волков.

— Конечно, нет, — подтвердил темный. — Остальные более сговорчивы. Всем хочется жить хорошо.

— Ну, ну, обойдемся без лукавства, — вмешался второй незнакомец. — За полученные привилегии придется платить.

— Сущую ерунду, — возразил противник. — Ряд услуг, не требующих больших жертв.

— Жертв как раз будет достаточно, — сказал светлый. — Цивилизации умоются кровью.

— Подумаешь, — произнес черный странник. — Разумным расам иногда полезно избавиться от балласта. Кроме того, твои бойцы тоже не особенно церемонятся. Взять, к примеру, последнюю войну…

— Они лишь защищают себя и свой род, — мгновенно отреагировал мужчина в белых одеждах.

— Ложь! — воскликнул темный. — Экспансия началась сразу после победы.

— Слушайте, а мне нравится, как вы спорите, — вставил юноша. — Уверенно, убежденно, бескомпромиссно. Я узнаю много нового, интересного. Правда, не хватает некоторых пояснений.

— Прими решение и перед тобой тотчас откроется неведомый мир, — вымолвил человек в черном балахоне.

— С вами невозможно беседовать, — покачал головой Андрей. — Редкие упрямцы.

— Пустая болтовня никому не нужна, — проговорил светлый. — На торги выставлена твоя душа.

— Чем же я заслужил такую честь? — спросил землянин. — Вокруг миллионы, миллиарды людей.

— Хороших воинов немало, талантливых — единицы, — ответил незнакомец. — Ты один из них.

— Звучит очень лестно, но не убедительно, — сказал Волков. — Мне предстоит схватка в Ассоне…

— А вот об этом и речь, — произнес темный. — Оглянись вокруг. Что ты видишь?

— Две тропы, море, пропасть, — недоуменно пожал плечами юноша.

— Правильно, — вымолвил странник. — Сколько от тебя до бездны?

— Метра три-четыре, — задумчиво проговорил Андрей. — Но при чем тут скала?

— Пошевели мозгами, — сказал мужчина в черных одеждах. — У любой аллегории есть скрытый смысл. Твоя жизнь — это дорога. Извилистая, ухабистая, опасная. И вот она вывела тебя к обрыву. По прямой осталось сделать три шага. Ты готов к смерти? Мы ведь не будем вечно отклонять пули и лазерные лучи.

— Развилка жизни, — горько усмехнулся землянин. — Для полной аналогии со сказкой не хватает замшелого камня. Налево пойдешь — коня потеряешь, направо — сам погибнешь, прямо — лишишься и того, и другого. Грустно. Если я правильно понял, либо выбираю чью-то сторону, либо падаю с утеса.

— Совершенно верно, — произнес темный. — Чем быстрее определишься, тем лучше.

— Сколько времени в моем распоряжении? — после паузы уточнил Волков.

— Неизвестно, — ответил незнакомец. — Может год, может месяц, может два дня.

Юноша взглянул на человека в черном балахоне. Как обычно он не увидел ни рук, ни лица. Капюшон опущен слишком низко. Намек странника понятен. До поединка сталось меньше двух суток. Былой уверенности в победе у Андрея уже нет. Погибать на арене ужасно не хотелось.

— Похоже на шантаж, — вымолвил землянин. — А я не люблю, когда на меня давят.

— Давят? — изобразил удивление темный. — Мы тебя почти два года уговариваем.

— Значит, плохо уговариваете, — возразил Волков. — Перспективы не очевидны.

— Перспективы фантастические! — тут же подхватил незнакомец. — Получишь все, что пожелаешь. Богатство, власть, славу. Красавица Эвис падет к твоим ногам. Сердце наполнится…

— Ненавистью, — вмешался светлый. — Ты станешь жестоким, безжалостным палачом.

— И что с того? — спокойно сказал оппонент. — Убивать ему придется в любом случае. У воина нет другого пути. Милосердие — удел слабых. Если не пойдешь по головам, на вершину не поднимешься.

— Вспомни семью с Менте, стариков в деревне отшельников, — произнес странник с белых одеждах. — Разве ты испытал наслаждение? Твоя душа стонала от боли и отчаяния.

— И, тем не менее, он нажал на спусковой крючок, — заметил темный. — Рано или поздно человек переступает запретную черту. Когда на кону собственная жизнь, то уже не до морали и принципов.

— Грех можно искупить, — проговорил светлый. — Главное не превратиться в чудовище.

— Какие громкие слова, — с сарказмом сказал мужчина в черном балахоне. — Чудовище! Праведники постоянно навешивают на своих врагов ярлыки. Такую борьбу честной не назовешь.

— Это не ярлык, а констатация факта, — вымолвил незнакомец в белом. — Люди, заключившие с тобой сделку, виновны в страшных преступлениях. Они несли миру лишь смерть и разрушения.

— Я бы назвал их миссию очищением, — возразил темный. — Очищением от фальши, от лживой нравственности, от чуждой разумным существам доброты. Нами движет жажда повелевать другими. Раса, не стремящаяся к господству, обречена на уничтожение. Молодые, амбициозные завоеватели сметут ее с пути.

— Не исключено, — согласился светлый. — Но ты забыл упомянуть о народах, которые канули в лета из-за чрезмерной агрессивности. Сотни стран исчезли без следа в бесконечных битвах и сражениях.

— Демагогия, — произнес первый странник. — Ты опять разглагольствуешь о чем-то эфемерном. Об истине, не поддающейся восприятию. Я же предлагаю реальные блага. Незатейливые, но зато понятные. Красивые женщины, роскошные дворцы, покорные слуги. Кто не мечтает о такой жизни?

— Искушение, — проговорил человек в белых одеждах. — Твои методы за тысячелетия не изменились.

Юноша внимательно слушал противников. Если честно, доводы темного были убедительнее. Однако что-то мешало Андрею шагнуть на его тропу. Видимо, сказывалось религиозное воспитание, полученное в детстве. Многие молитвы землянин знал наизусть. Отречься от бога Волков не мог.

Впрочем, и другая сторона не очень привлекала юношу. Слова светлого никак не вязались с тем кошмаром, что творился на просторах бывшей империи. Где любовь? Где сострадание? Где справедливость? Люди жестоки, алчны, лживы. Ради сиюминутной выгоды они готовы на все. Высокоразвитая цивилизация с головой окунулась в эпоху варварства и насилия. Общество погрязло в пороке.

— Каковы гарантии? — после паузы поинтересовался Андрей.

— До начала войны гарантии стопроцентные, — молниеносно отреагировал незнакомец в черном балахоне. — Свобода, деньги, титул. Ну, а дальше все зависит от тебя. Как распорядишься своим положением.

Удивительно, но его оппонент молчал. Убеждать землянина больше не имело смысла. Он обязан сам принять решение.

Неожиданно для странников Волков подошел к краю скалы. От высоты невольно захватило дух. Юноша даже покачнулся. Одно неверное движение и Андрей разобьется о камни.

— А если я прыгну вниз? — произнес землянин. — Что тогда?

— Ничего, — холодно ответил темный. — Ты умрешь в безвестности, а мы найдем достойную замену.

— И куда попадет моя душа? В рай или в ад? — спросил Волков.

— Да, в твоих мозгах еще столько хлама, — с горечью сказал незнакомец. — Придется поработать…

Юноша очнулся и резко сел на кровати. По телу текли крупные капли пота. Пальцы на руках слегка подрагивали. Ужасно хотелось пить. Каждая беседа со странниками отнимала много сил. Андрей тяжело вздохнул. Эти мерзавцы не оставят его в покое. Вот уже два года они донимают землянина. Так немудрено и с ума сойти.

Для любого врача на лицо явные признаки шизофрении. Однако к лагерному психиатру Волков никогда не обратится. Видения — не сон, не ночной кошмар, не иллюзия. С фактами трудно спорить. Юноша выжил и на Корзане, и на Тесте, хотя не раз был на краю гибели. Андрею везло, чертовски везло. Но рано или поздно Свет и Тьма заставят землянина сделать выбор. Иначе удача отвернется от него.


Миллана выписали из госпиталя на двенадцатые сутки после выхода из окружения. Канотец был мрачнее тучи. Медики ампутировали Ярису правую руку. Причем так высоко, что даже протез не наденешь. Возвращение на Таскону не сулило сержанту ничего хорошего. Для боевых действий он не пригоден.

В подобных ситуациях Энгерон с рабами не церемонится. У Стафа нет недостатка в хорошем товаре. Единственная надежда, что Миллана, как опытного наемника, оставят в лагере в качестве инструктора. Командовать новобранцами канотец в состоянии. Ему есть, чем поделиться.

На базе плайдцев Яриса поджидал неприятный сюрприз. Одним козырем у сержанта стало меньше. Эстерианцы забрали Волка и увезли парня на Грезу. Невольнику вновь предстояло выйти на арену Ассона в качестве гладиатора. И неизвестно уцелеет ли мальчишка в отчаянной схватке. Впрочем, это от Миллана уже не зависело.

Канотец забрал у Парсона свой рюкзак и сразу проверил тайник. На дне в коробке из-под заряда для лазерного карабина лежал аккуратный сверток. Призмы с корабля чужаков были на месте. О них пока лучше никому не знать. Они очень, очень дорого стоят. В крайнем случае, древние артефакты помогутЯрису выкарабкаться из беды.

Вместе с сержантом вернулись в казарму и остальные раненые солдаты. Элинвил после операции прекрасно себя чувствовал. Окрианец легко вписался с круг друзей Андрея. Лайн, Брик и Эрик приняли Марзена как своего.

Спустя три дня отряд наемников погрузили в десантный бот и переправили на эсминец. Жилой сектор судна оказался необычайно мал, но восемнадцать человек кое-как в нем разместились. Корабль взял курс на систему Сириуса.

Перелет занял почти месяц. На посадочной площадке солдат встречал майор Лейрон. Пока Миллан строил подчиненных, тасконец разговаривал с наблюдателями. Грег выяснял подробности битвы за Бристон. Гибель четырех рот в одном бою насторожила помощника Энгерона.

Что это? Просчеты в подготовке или трагическое стечение обстоятельств?

Доклады офицеров удовлетворили майора. Наемники стали жертвами авантюры. Тут уж ничего не поделаешь. Кроме того, герцог без задержек выплатил огромную компенсацию. Капитан Мешан держал в руке кейс с наличными деньгами. Берд Видог не сильно обеднел. Большая часть суммы была конфискована у банков баронства Гайретского. Финансисты серьезно пострадали из-за упрямства Гресвилов.

Отпустив наблюдателей, Лейрон направился к солдатам. Они стояли в две шеренги. Выцветшая, залатанная форма, огрубевшие загорелые лица, у многих нет бронежилетов и шлемов. Нет, не зря Грег столь тщательно разрабатывал программу обучения. Парни сумели выбраться из безнадежной ситуации. Майор посмотрел на канотца. Правый рукав заправлен за ремень.

Жаль. Компания лишилась отличного воина. Умного, смелого, исполнительного.

— Итак, господа, вы с честью справились с заданием, — произнес Лейрон. — Выдержали нелегкое испытание. Разумеется, мы не могли это не отметить. С сегодняшнего дня вам присвоен второй уровень.

Особого эффекта данное сообщение на наемников не произвело. Им прекрасно известны правила базы. Они заслужили повышение статуса. Офицер повернулся к Ярису и негромко сказал:

— Сержант, отправляйте солдат в лагерь. С вами нам надо кое-что обсудить.

— Рядовой тридцать восемь ноль четыре, ведите подразделение, — выкрикнул Миллан.

Парсон тотчас выполнил приказ канотца, и вскоре отряд покинул площадку. Грег неторопливо приблизился к Ярису. Расправив плечи, вытянувшись в струну, сержант застыл перед майором.

— Я просил тебя поберечь парня, — вымолвил Лейрон. — И ты меня не подвел.

— Но говорить теперь о четвертом уровне по меньшей мере глупо, — заметил Миллан.

— Увы, — произнес офицер. — С подобным увечьем путь туда закрыт.

— И что теперь? — спросил канотец. — Пустят в расход или продадут кому-нибудь?

— Не знаю, — честно ответил Грег. — Окончательный вердикт вынесет Энгерон.

— Разрешите идти, господин майор? — отчеканил Ярис. — Дальнейшая беседа не имеет смысла.

— Не кипятись, — жестко проговорил Лейрон. — Я у тебя в долгу, а потому выполню данное обещание.

— Как? — изумленно выдохнул сержант. — Яже инвалид. Кому нужен однорукий наемник.

— Никому, — согласился офицер. — Но это не твоя забота. Встретимся позже. Мне надо кое-что утрясти.

Тасконец резко развернулся и зашагал к центральным воротам. Через пятнадцать минут он уже поднимался по лестнице здания управления. Секретарша хотела что-то сказать, но не успела. Майор распахнул дверь и вошел в кабинет владельца фирмы. Стаф сидел за столом и, не отрываясь, наблюдал за тем, как Райн Гронинвил пересчитывал деньги из кейса. В глазах обоих горели алчные огоньки. Сумма была просто астрономической. То, что эти проклятые банкноты выплачены за погибших солдат, их ничуть не волновало.

— Здравствуй, Грег, — произнес Энгерон, взглянув на Лейрона. — Мы сегодня неплохо заработали. С герцогом Видогом приятно иметь дело. Следует ускорить подготовку корзанцев. Наемников первого уровня на базе уже не осталось.

— У меня вопрос, — не обращая внимания на тираду Стафа, проговорил офицер. — Среди вернувшихся бойцов есть сержант без руки. Ампутация была необходима. Как мы с ним поступим?

— А чего тут думать, — пожал плечами владелец компании. — Избавимся от него. Калек в аренду не берут.

— Что подразумевается под словом «избавимся»? — не унимался майор.

— Грег, не притворяйся дураком, — сказал Энгерон. — Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

— Зачем убивать невольника, когда можно продать, — возразил Лейрон.

— Продать, — повторил Стаф и посмотрел на аккуратные стопки купюр. — Лишние проблемы. За испорченный товар много не дадут. От силы пятьсот сириев. И зачем тогда эта возня? Мы больше не занимаемся мелочами.

— Ну, а если кто-нибудь предложит семьсот сириев? — спросил офицер.

— Я отдам раба, не колеблясь ни секунды, — иронично усмехнулся Энгерон.

— Отлично, — произнес майор. — Я покупаю наемника. Завтра внесу деньги на счет.

— На кой черт он тебе сдался? — удивился Стаф. — Опять муки совести?

— Что-то в этом роде, — уклончиво ответил Грег. — Не люблю быть должником.

— Твое право, — проговорил владелец фирмы. — Техническая служба сегодня же получит соответствующие распоряжения.

— Благодарю, — сказал Лейрон. — Аскорзанцами спешит некуда. Правитель Плайда приостановил экспансию и вернулся в герцогство. Активных боевых действий в ближайшее время не ожидается.

Офицер покинул кабинет, спустился по лестнице и вышел на улицу. Только здесь Грег облегченно выдохнул. Его план осуществился. Сработал фактор внезапности. Энгерон оказался не готов к подобному натиску. Майор отделался незначительной суммой. Достав из кармана платок, тасконец вытер пот со лба. Так бы вытащить Волка.

Увы, у парня пока нет увечий. И неизвестно, к счастью или к сожалению.

После некоторой паузы Лейрон направился к казармам третьего уровня. Миллан только что принял душ. Сержант лежал на кровати, закрыв глаза. Канотец не сомневался, что его прикончат. Выведут в пустыню и включат ошейник. Просто, надежно, эффективно. Но как же не хочется умирать. Ярису всего тридцать три. Замечательный возраст. Самый расцвет для мужчины. Проклятая жизнь, проклятая судьба!


В коридоре раздались чьи-то размеренные шаги. Канотец не сомневался, что это за ним. В лагере не привыкли долго тянуть. Ярис сжал кулаки и резко сел. Он не ошибся. В проеме стоял майор.

— Сержант, забирайте свои вещи и следуйте за мной, — произнес офицер.

Миллан надел ботинки, застегнул куртку, взял со стула кепи. Призмы лежат в нагрудном кармане. О них говорить еще рано. Козыри надо предъявлять, когда шансов уже не останется. У канотца еще была надежда, что Лейрон сдержит обещание.

Выйдя из сектора наемников, Грег повернул к центральным воротам. Ярис терялся в догадках. Полигон в другой стороне — уже хорошо. Казнят солдат обычно там. Когда майор двинулся к медицинскому блоку, все стало ясно. Миллана продают. Не худший вариант. Главный вопрос в том, кто станет новым владельцем невольника. На аланских и тасконских плантациях от канотца мало толку.

Вот и знакомое помещение.

Ярису приказали сесть. Сотрудники компании в синих комбинезонах тотчас обступили сержанта. Первым делом они сняли с шеи обруч с взрывчаткой. Процедура несложная.

Затем техники дезактивировали и извлекли микрочип. Из раны полилась кровь.

— Проклятье, Крин, ты опять возишься! — выругался мужчина лет сорока. — Где нейтрализатор?

Ассистент подбежал к старшему и протянул странный продолговатый прибор. В вену Миллана впрыснули прозрачную жидкость. Судя по всему, этот препарат должен уничтожить ядовитое вещество.

— Повезло тебе, две тысячи семьдесят седьмой, — негромко сказал руководитель. — В течение суток будешь чувствовать недомогание, легкое головокружение. Не пугайся. Организм должен избавиться от находящегося внутри токсина.

В помещение вошел охранник. Солдат проводил канотца в изоляционный блок. Металлическая дверь закрылась, щелкнул замок. Ярис грустно усмехнулся. Его армейская карьера завершена. Интересно, у Энгерона уже есть покупатель, или Миллана выставят на аукцион?

Примерно через час появился майор. Значит, состоятся торги. Не очень приятная перспектива. Очередное унижение. Ну, ничего, это не самое тяжелое испытание. Сержант послушно двигался за Лейроном. Вскоре территория базы осталась позади. Офицер направился к стоянке электромобилей. Ярис растерянно озирался по сторонам. Где же конвой?

— Садись, — проговорил Грег, кивая головой на серебристую машину.

Дверцы плавно поднялись вверх. Канотец не спорил. Давно он не ездил в столь комфортных условиях.

— Компьютер, функция контроля, — скомандовал майор, садясь за руль.

Электромобиль стремительно несся по магистрали на северо-восток. Скорость не меньше двухсот километров. За окном мелькали редкие поселения. В центральной части Оливии живет немного людей. Слишком жаркий, засушливый климат.

Миллан взглянул на Лейрона. Тело офицера напряжено. Грег внимательно следит за дорогой. А что если напасть на него? Сильный точный удар по шее и Ярис на свободе. Бортовой компьютер не даст пассажирам разбиться. В опасных ситуациях он берет управление на себя. Неплохой план. Другого шанса может и не быть. Канотец подался чуть вперед.

— Не советую, сержант, — словно прочитав мысли Миллана, произнес майор. — Ничем хорошим это не закончится.

Ярис улыбнулся и откинулся на сидение. Лейрон — профессионал, с ним такой номер не пройдет. И хотя офицеру давно за пятьдесят, он в состоянии уложить любого противника.

Минут через сорок на горизонте показался маленький городок. Справа от него виднелся космодром. Транспортный челнок как раз стартовал. Канотец зачарованно смотрел на пылающие дюзы корабля. Эх, сейчас бы сесть на пассажирский лайнер и домой, в систему Талата.

Мечты, мечты…

Машина притормозила и остановилась возле здания миграционной службы. Грег и Ярис вышли из электромобиля. Майор уверенно зашагал к входу. Несколько коридоров и мужчины очутились в небольшом кабинете. Лейрон поздоровался с темноволосым тасконцем лет тридцати. Миллан ничего не понимал.

— Вот человек, о котором я просил, — сказал офицер, обращаясь к чиновнику.

— Мне нужна купчая и отказ от собственности, — произнес сотрудник миграционной службы.

Грей протянул ему бумаги. Тасконец быстро пробежал их глазами.

— Все нормально, — кивнул головой чиновник. — На подготовку документов потребуются сутки.

Майор достал из кармана толстую пачку денег. Хлопнув канотца по плечу, Лейрон проговорил:

— Я никогда не нарушаю данного слова. Здесь полторы тысячи сириев. На первое время хватит. Ты свободен, сержант. Завтра тебе выдадут удостоверение личности. Сильно от радости не напивайся.

Не дожидаясь благодарности, офицер покинул помещение. Несколько секунд Ярис пребывал в шоке. Он не верил собственным ушам. Свобода. Нет, этого не может быть. Колени задрожали, и Миллан рухнул на стул.

Крепко сжимая банкноты, канотец плакал. Плакал отчаянный наемник, не раз смотревший смерти в глаза, безжалостно убивавший врагов. Теперь все в прошлом. Тяжелые, изматывающие марши, жестокие, кровопролитные бои, кошмарные приказы командиров. По щекам канотца текли скупые мужские слезы. Но Ярис их не вытирал. Сержант не стеснялся своей слабости.

Глава 8 Кровавый песок Ассона

Вернувшись из Мосвуда в Дантон, Ворх сразу направился в офис горнодобывающей компании Грейсона. Диалог с маорцем получился очень продуктивным. Линк быстро сообразил, что лучше с незнакомцем не связываться. Двадцать тысяч сириев без лишнего шума решили проблему. Самурай пообещал сохранить тайну и ограничился этой суммой.

Спустя два дня Астин прилетел во Фланкию. Ему предстояло длительное и опасное путешествие в систему Астры. Однако, увлекшись поисками Андрея, асконец совершено упустил из виду события, происходящие в мире. Ворх не следил за политикой. Лишь на Алане он узнал о союзе Сирианского графства и герцогства Плайдского и о вторжении Видога в баронство Церенское.

Вспыхнувшая война нарушила планы самрая. Все пассажирские и транспортные рейсы были отменены. Перевозчики боялись, что в конфликт вступят грайданцы. Тогда неминуемо начнется охота за гражданскими судами противника. Выделять же боевые корабли для сопровождения грузов Октавия Торнвил наотрез отказалась.

Крупные фирмы попытались лоббировать свои интересы в Сенате, но наткнулись на жесткое сопротивление правительницы. Графиня не хотела рисковать крейсерами. Но главное, она не решалась обострять отношения с Натаном Делвилом.

Астин два месяца безуспешно обивал пороги различных компаний. Везде сочувственно пожимали плечами. Самое неприятное, что никто не мог сказать, когда возобновятся полеты. Ведь неизвестно, сколько продлится экспансия плайдцев. Войска герцога Видога увязла на Корзане.

Асконец был в отчаянии. Цель близка, но недостижима. А дорог каждый день. Любая схватка на арене Ассона может стать для Волкова последней. Выхода из сложившейся ситуации Ворх не видел. Постоянно курсировала между Сириусом и Астрой только группа плайдских кораблей, доставляющих гладиаторов на Грезу. Однако на крейсера Стенли Соунвила самраю не попасть.

Если бы не счастливый случай, Астин еще долго бился бы о стену. Однажды в ресторане он услышал разговор двух хорошо одетых мужчин. Судя по отдельным репликам, аланцы являлись торговыми представители промышленных корпораций. Их предприятия поставляли продукцию на Аскону и Эстеру и сейчас несли гигантские убытки.

Но законы рынка незыблемы. Спрос рождает предложение. Официальные транспортные фирмы боялись пересекать космический сектор у скопления Грайда. Не беда. Почуяв огромную прибыль, свои услуги преложили перекупщики. Разумеется, они заломили астрономическую цену. Тем не менее, от желающих не было отбоя. Это единственный способ доставить товар в нужную точку.

Самое удивительное, что действия свободных торговцев даже не попадали под статью о контрабанде. Повышенный риск требовал дополнительных расходов. Для перекупщиков настали золотые времена.

Впрочем, не забывали они и о мерах предосторожности. Одиночное судно с ценным грузом — лакомая добыча для пиратов. В поисках жертвы бандиты постоянно появлялись в опасном районе. Чтобы отпугнуть мерзавцев и избежать нападения, торговцы начали формировать флотилии кораблей. Атаковать шесть-семь целей решится далеко не каждый пират. Дата отправления конвоя держалась в строжайшем секрете.

Упустить такой шанс Ворх не мог. Самрай знал, к кому надо обратиться за помощью. Астин поехал в столичный пригород и без труда нашел Джеркса. Глава преступного синдиката наверняка в курсе событий. Ворх не ошибся. За тысячу сириев фланкиец устроил самрая на судно, летящее к Эстере.

Визит на родную планету Берда Видога не очень радовал Астина, но выбирать не приходилось. Все лучше, чем Аскона. Там советника принца точно кто-нибудь опознает. К счастью, сведения о приближенных императора в базу данных идентификационного контроля не заносились. Они хранились в специальном блоке службы контрразведки. Ворх надеялся, что перед гибелью преданные сторонники Ольгера Храброва успели их уничтожить. На Плайде это обязательно выяснится.

Спустя полторы декады самрай поднялся на борт корабля. При нем были только деньги и документы. Оружие пришлось оставить на Алане. С бластерами проверку не пройдешь. Перелет длился почти три месяца. Суда перекупщиков значительно уступали в скорости крейсерам и эсминцам.

Транспортный челнок доставил Астина на Эстеру. Миновать контрольно-пропускной пункт не удалось. Приложив ладонь к светящейся панели, Ворх внимательно наблюдал за плайдским офицером. Удостоверение личности подозрений не вызовет. Оно переделано под генетический анализ самрая. Главное, чтобы не было накладки. Тогда аппаратура тут же выдаст настоящее имя чужака. А это катастрофа.

Астин убьет лейтенанта, возможно скроется от погони, но ситуация выйдет из-под контроля. Видогу немедленно доложат об инциденте. Герцог сопоставит факты и поймет, что если жив Ворх, значит, жив и наследник престола. Берд начнет активные поиски. Рано или поздно служба контрразведки Плайда найдет юношу.

— Добро пожаловать на Эстеру, господин Гленвил, — бесстрастно произнес офицер, отдавая документы самраю.

Астин облегченно выдохнул. Его предположения полностью подтвердились. Император позаботился о своих верных подданных. Гвардейцы не зря защищали дворец. Асконец прошел в общий терминал и сразу направился к расписанию рейсов. Ближайший корабль в систему Астры через четыре дня. Не так уж плохо. Из новостей Ворх узнал, что Видог захватил баронство Гайретское. Пало еще одно независимое государство. Похоже, герцог всерьез взялся за дело. Мечта о троне никак не дает ему покоя.

Спустя две декады самрай наконец достиг Грезы. Восемнадцать лет назад Астин вместе с Кервудом и Эльвирой чудом успели покинуть Ассон. Флагманский крейсер стартовал за несколько часов до атаки кораблей Видога на космодром.

С тех пор город сильно изменился. Всюду роскошные гостиницы, шикарные рестораны, огромные торговые центры. Экономический кризис остался в прошлом. Столица Грезы явно процветала. И в немалой степени из-за проводившихся в ней кровавых поединков. На каждое представление прилетали тысячи туристов. Деньги сплошным потоком лились в казну Ассона.

Ворх неторопливо двигался по улице, когда перед ним на огромном голографическом экране появилась реклама жестокого шоу. Первая же сцена повергла самрая в шоковое состояние. На арене стоял полуобнаженный молодой человек в боевой раскраске. Руки победно вскинуты вверх, из глотки вырывается адский вопль, у ног лежит поверженный враг.

Астин сразу узнал Андрея. «Спустя год в представлении вновь участвует Одинокий Волк. Не пропустите яркое зрелище. Сумеет ли удачливый гладиатор уцелеть? Кто выйдет против него? Организаторы подготовили сюрприз. Спешите! Билеты еще есть!» — прочел асконец. После паузы Ворх тихо и зло выругался. Мерзавцы превратили мальчишку в безжалостного убийцу.

Самрай, не задумываясь, повернул к стадиону. Он должен увидеть схватку ученика. Возле касс было человек тридцать. Дешевые билеты на дальние сектора давно закончились. Теперь за то, чтобы посмотреть представление, приходилось выкладывать по восемьсот — девятьсот сириев. Астин попросил место в первом ряду. Асконца интересовали мельчайшие детали боя.

Взглянув на пластиковую карточку, Ворх повернулся к продавцу и сказал:

— Простите, но здесь нет даты. В рекламе тоже не говорится, когда состоятся поединки.

— Такое иногда бывает, — откликнулся мужчина. — Ориентировочно в течение декады. Ждем герцога…

Самрай недовольно покачал головой и отступил в сторону. Пройдя метров сто, Астин заметил маленький магазинчик, торгующий голографическими дисками. Не успел Ворх войти внутрь, как к нему бросился русоволосый парень лет двадцати.

— Что желаете? — спросил плайдец. — Может помочь?

— Мне нужны все схватки Одинокого Волка, — проговорил самрай.

— О, это сейчас очень ходовой товар, — заметил ассонец. — Юного гладиатора начали забывать, но как только стало известно о его возвращении, начался настоящий бум. Вы обратились по адресу. У нас отличные копии.

Астин снял номер в гостинице на окраине города. Привлекать к себе внимание не следовало. Приняв душ и пообедав, Ворх устроился в кресле и включил голограф. На диске кроме боев Андрея была еще подборка наиболее захватывающих поединков.

Самрай с ужасом смотрел на то, как люди хладнокровно убивают друг друга. Во времена империи подобное и в голову прийти не могло. Да, мир изменился. Политика Видога приносит свои плоды. Многотысячная толпа зрителей в восторге от жестокого зрелища. Герцог привил обществу новую мораль. Прав только победитель.

За схватками ученика Астин следил особенно тщательно. Каждое движение, каждый прием он прокручивал по несколько раз. Волков дрался отлично, хотя в некоторых эпизодах ему откровенно повезло. Ворх старался отбросить эмоции, но получалось это не всегда.

И хотя самрай знал, что юноша не проиграет, сердце порой замирало от страха. В бою гладиаторов не прощается ни одна оплошность. Оступился, промахнулся, не рассчитал силы, и противник тут же наносит смертельный удар. Что-то будет впереди… Теперь понятно, какой сюрприз приготовили организаторы. Андрею предстоит нелегкий поединок.


Десантный бот плавно опустился на посадочную площадку. Наемников вывели из машины и построили в две шеренги. Волков занял место на левом фланге. Стенли Соунвил и Браен Клевил сразу направились к нему. Наблюдатели о чем-то беседовали в стороне. Им нет никакого дела до солдат. Процедура стандартная.

Плайдцы остановились в двух метрах от юноши. Андрей без труда узнал распорядителя кровавого шоу. Темные, зачесанные на бок волосы, вытянутое лицо, тонкий прямой нос, хитрые, чуть прищуренные глаза. На вид мужчине лет пятьдесят пять — шестьдесят.

— А он неплохо выглядит, — произнес Клевил. — Повзрослел, возмужал, окреп. Смотрится отлично.

— И дерется так же, — вставил Соунвил. — Я наблюдал за тренировками. Навыки не утеряны.

— Может, и не напрасно мы отдали его Лейрону, — задумчиво сказал Браен.

— Не соглашусь, — возразил Стенли. — Энгерон отправил парня в самое пекло. Волк чудом уцелел.

— Сталь закаляется в огне, — философски заметил распорядитель. — Время нас рассудит.

Клевил резко развернулся и зашагал к офицерам. Сотрудники Энгерона тотчас замолчали.

— Господа, — проговорил плайдец, — представление состоится завтра в полдень. От вас одиннадцать троек. В первом отделении с обеих сторон выступают новички, во втором — более опытные гладиаторы. Одинокий Волк выйдет на арену в последней смене. Доспехи получите сегодня вечером.

— Что-то не стыкуется, — произнес светловолосый капитан. — Не хватает одной группы.

— Не волнуйтесь, — усмехнулся Браен. — Вакансия заполнится достойными кандидатами. Публика не будет разочарована. Герцог Видог позаботился об этом. Уводите бойцов…

Охранники, как обычно, сопровождали колонну до лагеря. Андрей с тоской взглянул на изумрудную гладь океана. Он с удовольствием бы искупался. Увы, данное мероприятие в программу посещения Ассона не входит. Высоко в небе сверкает желтый диск Астры. Звезда очень, очень похожа на родное Солнце. Тот же цвет, те же размеры. Судя по положению светила, до заката еще часов шесть.

В секторе наемников уже ждали пополнение. Навстречу Норкати вышел коренастый, широкоплечий солдат лет тридцати. Мужчины обменялись крепким, дружеским рукопожатием.

— Рад видеть тебя живым и невредимым, — сказал сержант. — В схватке участвовал?

— А куда денешься, — грустно вздохнул наемник. — Людей осталось мало.

— Сколько человек погибло? — взволнованно спросил Эдвин.

— Семь, — ответил солдат. — Четверых серьезно ранили. Двое до сих пор лечатся в клинике.

— Не самый худший итог, — проговорил Норкати. — Три месяца назад…

— Шол Чектон убит, — оборвал товарища наемник. — Опять Свирепый Хлем прикончил всю тройку.

— Проклятье! — выругался сержант. — Он мне надоел. Пора свести с мерзавцем счеты.

Волков стоял неподалеку и прекрасно слышал весь диалог. Последняя фраза заставила юношу вмешаться.

— Свирепый Хлем, — произнес Андрей, — это не тот преступник, что прилетел со мной год назад?

— Да, — подтвердил Эдвин. — Огромный, здоровый воин. Настоящая машина для убийства.

— Его зовут Алекс, — пояснил землянин. — Необычайно силен, тщеславен, не особенно умен. Если честно, мы были с ним в приятельских отношениях. Я тогда показывал каторжникам различные приемы.

— С тех пор многое изменилось, — сказал Норкати. — Заключенных тренируют опытные инструкторы.

Солдат с нескрываемым изумлением смотрел на сержанта. Какой-то мальчишка бесцеремонно влез в их беседу, а он на это не реагирует. Мало того, Эдвин спокойно разговаривает с наглецом.

— Вы, похоже, хорошо знакомы, — осторожно заметил наемник, обращаясь к Норкати.

— Когда-то дрались здесь, — произнес сержант. — К счастью, в лагере, а не на арене. Я забыл вас представить. Пол Дейли, мой старый друг. Одинокий Волк, известный гладиатор, в свое время приобретенный майором Лейроном у плайдцев. Он одержал три блестящие победы.

— Вот значит из-за кого в городе такой переполох, — догадался солдат.

— Соунвил специально летал за ним в баронство Гайретское, — сказал Эдвин.

— Крюк немалый, — проговорил Пол. — Надеюсь, боевые действия там завершились?

— Теста покорена, — ответил Андрей. — Из четырех рот наемников уцелело девятнадцать человек.

— Полное дерьмо, — покачал головой Дейли. — На Грезе у нас есть хоть какие-то шансы.

— Завтра я разберусь с Хлемом, — вымолвил Норкати. — От меня гад не уйдет.

— Чтобы осуществить твой план, надо знать в какой смене выйдет гигант, — возразил товарищ.

— Это несложно определить, — улыбнулся сержант. — Клевил выпустит убийцу против Волка. Интрига фантастическая. В смертельном поединке сойдутся две легенды. Публика будет рыдать от восторга.

— Включи меня в свою тройку, — настойчиво произнес Пол. — Помощь вам не помешает.

— Я подумаю, — сказал Эдвин. — Но ничего не обещаю. Сначала нужно сформировать группы.

После ужина Норкати назвал номера солдат, которым предстояло завтра сражаться на арене. Восемнадцать новичков, пятнадцать ветеранов, включая самого сержанта, Волкова и Дейли. Люди неторопливо потянулись к выходу из барака. Нестройной толпой они двигались к стадиону. У металлической двери застыли охранники с лазерными карабинами наперевес.

Гладиаторы постепенно перестаивались в колонну по одному. В коридоре воины повернули направо. Пройдя метров семьдесят, наемники попали в складской блок. Здесь на стеллажах лежали доспехи: кольчуги, шлемы, кирасы. Выбор был огромный. Плайдские мастера постарались на славу. Снаряжение в точности соответствовало древним образцам. Опытные бойцы надолго в помещении не задержались. Их комплекты с прикрепленными бирками лежали в особых ячейках. Остальные солдаты начали примерять латы. В глазах людей читалась растерянность.

— Не спешите, — проговорил Эдвин. — Времени достаточно. Помните, с одной стороны доспехи должны вас защищать, с другой, нельзя чтобы они натирали кожу, сковывали движение. Легкость, прочность, удобство — вот идеальный вариант. Обратите внимание на забрало. Ограниченный обзор неминуемо приведет к гибели.

Андрей довольно быстро нашел хорошую кольчугу. Она прекрасно сидела на теле. Звенья плотные, надежные, массивные бляхи закрывают грудь и сердце. С поножами и наручами тоже проблем не возникло. У организаторов поединков были абсолютно все размеры и конфигурации.

— Сержант, — внезапно раздался голос сотрудника стадиона. — Одинокий Волк пусть шлем не берет.

— Почему? — удивился Норкати. — Существуют жесткие правила…

— Ему сделали шлем на заказ, — пояснил плайдец. — Выдадут непосредственно перед схваткой.

— А вдруг не подойдет? — возмутился Эдвин. — Парень окажется без защиты.

— Не волнуйся, — откликнулся ассонец. — Профессионалы в размерах не ошибаются.

— Вам виднее, — пожал плечами сержант. — Спорить бесполезно.

Вскоре наемники вернулись в лагерь. Астра уже коснулась нижним краем океана. Золотистые дорожки разбежались по воде. Небо на западе окрасилось в багряный цвет. Великолепное зрелище. Волков покинул группу и зашагал к решетке ограждения. Он хотел побыть один. Возможность полюбоваться закатом предоставляется не так уж часто. Жаль, нельзя постоять на берегу, почувствовать, как ласковые волны касаются твоих ног. На душе сразу становится приятно, спокойно.

Юноша опустился на траву, взглянул на снаряжение. Человеческая цивилизация определенно катится в бездну. Это надо додуматься превратить убийство в красочное шоу. И атрибутику подобрали соответствующую. Сволочи! А каково оно умирать в восемнадцать лет… Негодяев это не волнует. Их бы самих отправить на арену. Увы, каждому свое.

Огненный шар скрылся за горизонтом, в Ассоне наступила ночь. Однако город не только не уснул, а наоборот пробудился, ожил. Яркие огни рекламы, звуки музыки, толпы гуляющих людей. Туристы, прилетевшие на Грезу, отдыхали и веселились. На курортной планете царил праздник. Андрей горько усмехнулся и побрел к бараку. Хороший сон восстановит силы. И физические, и моральные. Утром мир уже не будет казаться таким ужасным и несправедливым.

Норкати поднял подчиненных на рассвете. Интенсивная разминка, водные процедуры, ранний завтрак. Система отработана. До начала представления осталось четыре часа. О боях солдаты старались не говорить. Некоторые новички сегодня не спали ни минуты. Нервное напряжение слишком велико.

Возле восточной решетки собралась огромная толпа зевак. То и дело слышались восторженные возгласы. Как обычно, истошно вопили истеричные девочки. Им всего по двенадцать — пятнадцать лет. Они даже толком не понимают, чем восхищаются. Просто эмоции захлестывают неокрепший разум. На дикие крики поклонниц наемники внимания не обращали. Не до того.

Когда Астра приблизилась к зениту, в лагере появились охранники. Сержант построил гладиаторов в колонну по два и первым двинулся к стадиону. На этот раз солдаты в коридоре повернули налево. Маршрут до боли знакомый Волкову. В небольшом зале гладиаторов встречал капитан Кризен. Здесь же, в специальных пирамидах стояло оружие. Короткая команда и воины принялись разбирать мечи, копья, кинжалы.

Чуть в стороне у стены лежали щиты. Землянин взял идеально круглый. Он сделан из прочного дерева и оббит металлом. Не очень тяжелый и отлично защищает туловище. Ножны с длинным, обоюдоострым клинком Андрей перекинул через плечо. Один кинжал пристегнул к поясу, второй спрятал за правую поножь. В руке маленький метательный топорик.

Между тем, побеседовав с Эдвином, наблюдатель направился к Волкову. Офицер молча протянул юноше шлем.

Надо честно признать, это было произведение искусства. Плавные линии, сверкающая серебристая поверхность и удивительно точное изображение головы зверя. Вытянутая морда, слегка приоткрытая оскаленная пасть, заостренные уши, на уровне глаз прорези забрала. Андрей надел шлем и защелкнул замки.

— Ну, как? — поинтересовался Норкати. — Не болтается, не жмет?

— Нормально, — сказал землянин. — Тяжеловат немного, но думаю, привыкну.

Минут через десять в зале раздалась надрывная сирена. Массивные ворота, перегораживающие лестницу, медленно поднялись. Тягостную, томительную тишину разорвал рев беснующейся толпы. Наемники неторопливо зашагали по ступеням. Волков шел последним, сразу за сержантом.

Вот и арена стадиона. Тот же овал, бледно-желтый песок, у трибун стена из бронестекла, высоко вверху куб с голографическими экранами. Ничего не изменилось. Так же вела себя и публика. Нечленораздельные реплики, женский визг, топот ногами, аплодисменты.

Солдаты ответили зрителям дружными ударами оружия по щитам. Выстроившись в ряд, наемники замерли перед центральной ложей. Пока она пуста. Пауза длилась недолго. Едва уловимый жест распорядителя и на стадионе появились преступники. Они выполнили необходимый ритуал и встали метрах в пятидесяти от врагов. Плайдцы неистовствовали. С трибун летели цветы и монеты.

Андрей посмотрел на гладиаторов. Внешне все то же самое: доспехи, щиты, мечи. Но различие есть. У солдат одежда и перья на шлемах белого и красного оттенка, у каторжников синего и зеленого. Во время схватки публика их не перепутает. Кроме того, на латы противника нанесен характерный устрашающий рисунок.

— Дамы и господа, поприветствуем могущественного правителя Плайда герцога Видога! — выкрикнул Клевил.

Зрители тотчас вскочили со своих мест. Несколько тысячи глоток слились в едином вопле. Плайдцы хлопали в ладоши, подпрыгивали, размахивали государственными флагами. Большинство людей совершенно искренне демонстрировали любовь к владыке. Страна стремительно развивается, богатеет, ее статус высок, как никогда. А что еще нужно обывателю?

Берд ступил в ложу и вежливо кивнул подданным головой. Сразу за ним шел его сын Дейл, жена расположилась справа. На их лицах натянутые улыбки. Почти тут же из тени показались еще два персонажа страшной драмы. Невысокая полноватая женщина лет пятидесяти и русоволосая девушка. Обе неестественно бледны.

— Дамы и господа, — продолжил Браен. — У герцога сегодня дорогие гости. Надеюсь, вы по достоинству оцените великодушный жест нашего правителя. Представляю баронессу Церенскую с дочерью.

Толпа взвыла от восторга. Видог сел в мягкое кресло. Его примеру последовали все остальные. Гладиаторы резко развернулись и двинулись к навесам. Они значительно преобразились. Удобные пластиковые скамьи со спинками, матовая, не пропускающая лучи света крыша, постоянно работающие кондиционеры. Воины ждали поединка в относительно комфортных условиях.

Шум на стадионе внезапно стих. Распорядитель в ярко-красной тоге поднес ко рту микрофон и проговорил:

— Итак, мы начинаем захватывающее шоу. По традиции первыми сражаются новички. Эти отчаянные бойцы пока ни разу не выходили на арену. И не всем суждено с нее уйти. Дамы и господа, поддержите смельчаков!

Публика вновь завопила. Норкати окинул взглядом наемников и громко назвал три номера. Солдаты тотчас встали. Поправляя доспехи, они зашагали на исходную позицию.

Гладиаторы застыли у черты. По сигналу Клевила глашатаи затрубили в рога. Противники двинулись навстречу друг другу. Вскоре воины перешли на бег. Во врагов полетели копья и топоры.

Удача улыбнулась наемникам. Один из преступников не успел закрыться, и дротик попал ему в правое плечо. Меч упал на песок. Каторжник отбросил щит и судорожно схватил оружие левой рукой. Но это уже не имело значения. Торчавшее древко мешало ему и причиняло адскую боль. Отразить натиск солдата заключенный не смог. На преступника обрушился град ударов. Меньше чем через минуту бедняга с разрубленной головой рухнул на песок.

Не теряя времени, наемник бросился на помощь товарищам. Численное преимущество сказалось достаточно быстро. Бойцы Энгерона смяли каторжников. Пробивая латы, острые клинки вонзались в тела заключенных. Один преступник был убит, второй еще дышал. Солдаты на мгновение замерли. Зрители кричали и требовали прикончить раненого гладиатора.

Меч вошел в сердце и прекратил мучения каторжника. Толпа отметила победу наемников бурными аплодисментами. Воины побрели к навесу, а служащие стадиона ринулись на арену. Пока публика смотрит повтор схватки на голографических экранах, трупы нужно унести в подтрибунное помещение. Вид мертвецов не особенно нравится зрителям.

— Отлично, — прокомментировал поединок сержант. — Так же деритесь и дальше. Заметьте, главное держаться вместе, защищать спину партнера. Потеря каждого бойца чревата общим поражением.

До перерыва состоялось еще пять схваток. Преступники ни разу не добились успеха. Слишком велика разница в подготовке. Наемники действовали умело, слаженно, напористо. Тем не менее, без потерь не обошлось. Двое солдат погибли, трое получили серьезные ранения. Впрочем, операции в близлежащих клиниках уже оплачены организаторами.

Глотнув воды, Волков произнес:

— Неплохой результат. Мне кажется, опасность противника несколько преувеличена.

— К сожалению, ты ошибаешься, — возразил Эдвин. — За полтора месяца очень сложно научить каторжников сражаться. Эти навыки отрабатываются годами. Не стоит забывать и то, что контингент заключенных постепенно ухудшается. Они гораздо слабее физически, более медлительны, менее агрессивны. Потому мы и празднуем победу. В поединках новичков у нас явное превосходство. У преступников почти нет шансов.

— Золотоносная жила в Сирианском графстве обеднела, — грустно усмехнулся юноша.

— Совершенно верно, — подтвердил Норкати. — Лучшие воины давно привезены на Грезу. Они либо уже мертвы, либо превратились в жестоких головорезов. Настоящие схватки начнутся только сейчас. Со стороны каторжников выйдут бойцы, которые уцелели в трех-четырех поединках. Силы уравняются.

Над стадионом разнесся призывный сигнал. Перерыв завершен. Публика торопливо возвращалась на трибуны. Распорядитель терпеливо ждал, когда зрители рассядутся. Но вот Клевил поднял руку и сказал:

— Дамы и господа, я открываю вторую часть представления. Самую эффектную, самую зрелищную, самую интригующую. Поединки профессионалов. Наблюдая за ними, вы получите незабываемое удовольствие.

Дружный вопль толпы заставил Браена замолчать. Когда воцарилась относительная тишина, распорядитель вызвал гладиаторов. Громко оглашались номера наемников и грозные клички преступников. Заключенные по-прежнему изображали из себя кровожадных хищников.

Стоило Клевилу выкрикнуть «Коварный Клокс», как женщины вскочили с кресел и дико завизжали. Боец снял шлем и низко поклонился публике. На вид парню лет двадцать пять. Кроткие темные волосы, большие глаза, прямой нос, квадратный волевой подбородок. Идеальный профиль. Неудивительно, что асконки, эстерианки и коринианки сходили с ума по красавчику. В демонстративном жесте воина чувствовалась притворная наигранность.

— Это пятая схватка Клокса. — заметил сержант. — Мерзавец отменно дерется. Видимо, парень давно занимается единоборствами. Здесь инструкторы отточили его мастерство. В моем рейтинге каторжников он — номер три.

— Но почему хорошего бойца выпустили так рано? — спросил Андрей.

— Соунвил хочет преломить ситуацию, — проговорил Эдвин. — Победа в первом же поединке вселит уверенность в остальных преступников. Мы же будет морально подавлены. Ход вполне оправданный. Но я предусмотрел подобный вариант и выставил опытных солдат. Они окажут врагу достойное сопротивление.

Норкати не ошибся, схватка была тяжелой. Противники сражались отчаянно. Звенели клинки, ломались копья, трещали щиты. Довольно долго никто не мог получить преимущество. Наемники и каторжники держались уверенно.

Внезапно один из солдат оступился и упал на колено. На беднягу тут же посыпались мощные удары. Заключенный работал как автомат. Огромная секира то и дело мелькала в воздухе. В конце концов, натиск врага достигли цели. Лезвие рассекло верхнюю часть щита и вошло в голову наемника. Из-под шлема по шее поверженного солдата потекла струйка крови.

Ему на помощь ринулся второй гладиатор. Он сумел оторваться от неприятеля и резко рубанул преступника с секирой по незащищенному боку. Рана не была опасной, но умирающий наемник вдруг резко выбросил меч вперед. Клинок вонзился в грудь противника. Через мгновение оба воина рухнули на песок. Зрители взревели от восторга.

Между тем, поединок продолжался. Ценой невероятных усилий Клокс все же победил солдата. К тому моменту наемник расправился с каторжником. Гладиаторы остались один на один. Бойцы угрюмо смотрели друг на друга. Их разделяло метров десять. Щитов уже нет, на шлемах вмятины, доспехи забрызганы своей и чужой кровью.

После короткой паузы воины с диким криком устремились в атаку. Преступник устал гораздо больше, и это сразу сказалось. Отбив выпад Клокса, солдат нанес неотразимый удар в живот. Острое лезвие вспороло кольчугу. Каторжник замер, выронил из рук оружие. Наемник без колебаний воткнул меч в спину врага. Любимец плайдских женщин беззвучно повалился на арену.

Бесновавшаяся, визжащая толпа тотчас смолкла. Неожиданная развязка повергла местных красавиц в шок. Впрочем, зрители горевали лишь несколько секунд. Кумир умер, да здравствует новый кумир! Гладиатор поднял вверх окровавленный клинок, и публика ответила громом аплодисментов.

— Молодец, восемьдесят третий, — произнес сержант. — Все-таки вытащил схватку…

Вернувшись под навес, боец тихо ругался. На поздравления он не реагировал. Только что солдат лишился двух товарищей. И что-то будет дальше. Впереди еще четыре поединка.

В следующем бою наемники потеряли одного человека, а вот в третьей схватке преступники к немалой радости плайдцев, наконец, одержали победу. Два выживших каторжника подошли к телам убитых солдат и обезглавили несчастных. Шоу превратилось поистине в кровавое. Судя по злым репликам воинов, Волков понял, что это постоянный ритуал. Таким образом заключенные демонстрировали свою жестокость и агрессивность. Они хотели запугать противника, вывести его из равновесия.

Эффект получился обратный. В следующем бою разъяренные наемники буквально разорвали врагов.

Схватка была самой короткой за сегодняшний день. Никто из солдат даже не пострадал. Зрители возмущенно засвистели.

— Дамы и господа, — не обращая внимания на недовольство публики, проговорил распорядитель. — Мы приближаемся к кульминации представления. Я вызываю на арену три тысячи сто пятого, три тысячи четыреста сорок восьмого и звезду прошлых шоу… Одинокого Волка.

Гнев толпы тут же сменился на милость. Плайдцы бурно приветствовали юношу. Андрей неторопливо шел за Эдвином и Полом. Волков не отрывал взгляда от герцогской ложи.

Берд Видог лениво хлопал в ладоши. На лице могущественного правителя ни малейших эмоций. Абсолютная бесстрастность. О баронессах Церенских этого не скажешь. Они с трудом подавляли приступы тошноты.

— Похоже, организаторы выставляют против нас всю элиту, — заметил Дейли. — И Хлема, и Зеелона.

— Зеелона? — переспросил землянин. — Мы сталкивались с ним на Тесте. Мерзкая тварь…

— Каторжник, взявший эту кличку ничуть не лучше, — откликнулся наемник.

— Что-то меня настораживает, — произнес Норкати. — У преступников не дрались пятеро бойцов.

— Думаешь, плайдцы нарушат правила? — взволнованно проговорил Дейли.

— Нет, — покачал головой сержант. — Здесь что-то другое. Боюсь, я ошибся в расчетах.

Гладиаторы замерли у красной черты. Идти дальше до сигнала нельзя.

— А теперь их враги! — после паузы выкрикнул Клевил. — Беспощадный Зеелон!

На исходную позицию двинулся крепкий, широкоплечий мужчина ростом под два метра. В физической силе он наверняка не уступал ни Алексу, ни Эдвину. В руке каторжника длинное копье, за спиной тяжелая секира. Его партнеры примерно той комплекции.

— Я иду слева, Пол справа, Волк в центре, — тоном, не терпящим возражений, приказал Норкати.

Надрывный звук рогов оглушил Андрея. Гладиаторы решительно перешагнули через линию. Вскоре противники перешли на бег. Расстояние между ними стремительно сокращалось.

В какой-то момент Волкова охватил страх, но он сумел его подавить. Сейчас нужна максимальная концентрация.

Внезапно враги поменялись местами. Хитрый маневр. Юношу выводили на Зеелона. Отреагировать на ход преступников, уже не было времени. Из уст сержанта сыпались проклятия.

Метров с сорока каторжники метнули копья. Андрей едва успел сгруппироваться и закрыться щитом. Противный свист и мощный удар. Волков с трудом удержался на ногах. Наконечник дротика насквозь пробил щит. Острие торчало в пяти сантиметрах от забрала. Черт подери! Сколько же силы у мерзавца.

Юноша отрубил древко и швырнул топорик в Зеелона. К сожалению, Андрей промахнулся. Землянин обнажил меч. Взгляд Волкова упал на наконечник копья. Если противник протолкнет его, то юноше несдобровать.

После недолгих колебаний Андрей бросил щит в ноги преступника. Враг рефлекторно отскочил назад. В туже секунду клинок процарапал кирасу. Каторжник зарычал от злости и наотмашь ударил секирой. Землянин уклонился вправо и рубанул по бедру Зеелона. Защитная пластина треснула, и противник взвыл от боли. По ноге потекла кровь.

Этот успех вдохновил Волкова. Юноша вспомнил наставления Лейрона. Скорость и реакция — вот главные козыри Андрея. Вступать в ближний бой ему ни в коем случае нельзя. Преступник обязательно продавит землянина. Резкий выпад и молниеносный отход. Такая тактика вымотает врага. Он тяжел и неповоротлив.

Однако осуществить этот замысел было непросто. Каторжник ринулся в атаку. Размахивая секирой, Зеелон, словно гора надвигался на Волкова. Гигантское лезвие то и дело мелькало перед глазами. Юноша поневоле пятился назад. Пару раз меч Андрея соприкасался с оружием противника. Клинок отлетал в сторону как пушинка. Нет, прямое столкновение неминуемо приведет к гибели.

Боковым зрением землянин следил за наемниками. У Эдвина все складывалось неплохо. Преступник еле сдерживал наступление Норкати. А вот Пол попал в тяжелую ситуацию. Враг ранил Дейли в правый бок. Потеря крови ослабляла солдата. После каждого удара Пол закрывался щитом и отходил. Пытался восстановить силы. Но каторжник действовал настойчиво. Мерзавец чувствовал близость победы.

Между тем, Зеелону надоело гоняться за Волковым. Преступник использовал тот же прием, что и Андрей. Он бросил щит в противника. Результат превзошел все ожидания. Юноша не успел увернуться и рухнул на спину. Секира должна была разрубить Волкова напополам. Но в последний миг землянин откатился влево. Лезвие с отвратительным хрустом вонзилось в песок.

Не будь на Андрее доспехов, он бы уже вскочил на ноги. Однако кольчуга и латы сковывали движения. Сделав еще один оборот, юноша поднялся на колени. В ту же секунду оружие каторжника просвистело в сантиметре от шлема Волкова. Повезло. Опять повезло. Землянин резко встал.

Неудача привела врага в бешенство. Зеелон решил любой ценой добить Андрея. Удары посыпались на юношу один за другим. Дважды лезвие секиры царапало стальные звенья кольчуги. Волков вдруг отчетливо осознал, что это конец. Рано или поздно адский топор настигнет его. Выпады землянина не могли остановить преступника.

Меч Эдвина почти по рукоять вошел в грудь противника. Каторжник судорожно вздрогнул и замер. Через секунду мертвое тело распласталось на арене. Сержант посмотрел на подчиненных и невольно выругался. Оба на грани гибели. Волк определенно выдохся и вот-вот попадет под секиру. Удивительно, что он до сих пор жив. Разница в габаритах огромная.

От Дейли Норкати ждал большего. Увы, расчеты Эдвина не оправдались. Пол истекал кровью и сейчас думал только о защите. Перед сержантом была нелегкая дилемма. Кому помогать? Сделанный выбор обрекал одного из бойцов на смерть.

После некоторого колебания Норкати устремился к Андрею. Товарища, конечно, жаль, но во время поединка не до личных симпатий. Если Зеелон убьет юношу, Эдвин останется один против двух врагов. От Дейли толку мало. Схватка будет проиграна. А умирать сержант не спешил. Прочь эмоции, главное целесообразность.

Сержант атаковал преступника с фланга. Надо отдать должное Зеелону, он успел отреагировать и отбил клинок Норкати.

— Волк, беги к Полу! — выкрикнул Эдвин. — Я здесь управлюсь…

Какой там бег! Землянина шатало из стороны в сторону. От усталости и жары перед глазами плыли разноцветные круги. Каждый шаг давался с невероятным трудом. Рев толпы доносился откуда-то издалека. Разумеется, Андрей опоздал. Почувствовав опасность, каторжник усилил натиск на Дейли. Один удар, второй, третий. Стоило Полу чуть опустить щит, и меч противника вонзился бедняге в голову. Солдат покачнулся и повалился на бок.

Размахивая окровавленным оружием, преступник направился к Волкову. Поединок с Дейли дался ему нелегко. Шлем помят, кираса на правом плече пробита, по руке течет кровь. Метрах в четырех от юноши гладиатор остановился.

— Ты готов к смерти? — хрипло спросил каторжник. — Я вырежу твое сердце.

— Пытаешься меня напугать, — проговорил Андрей. — Напрасно. Лучше сам помолись…

Уворачиваться Волков не стал. Силы уже на исходе. Резкий маневр может привести к падению. А подняться враг не даст. Действовать надо осторожно. Стальные клинки яростно зазвенели. Судя по выпадам, противник измотан не меньше. Движения медленные, размашистые, неточные.

Минуты через две каторжник оступился и подался вперед, открывая левую половину туловища. Это был шанс. Юноша бил сверху, наверняка. Глупец! Попался на такой элементарный трюк. Воин вскинул щит и без труда поймал меч Андрея. Лезвие рассекло металлическую обивку и глубоко вошло в дерево. В тот же миг враг нанес ответный удар.

Землянин оказался в критическом положении. Либо он лишался оружия, либо жизни. Первый вариант устраивал Волкова больше. Отпустив рукоять меча, юноша отскочил назад. Острый клинок разрубил кольчугу и прочертил грудь Андрея. Юноша истошно завопил. Умирать ужасно не хотелось.

Превозмогая страх и боль, Волков кинулся на каторжника. На повторный удар у противника не было времени. Землянин повалил преступника на песок. Пальцы потянулись к поножи. В лучах Астры сверкнуло лезвие кинжала. Не раздумывая, Андрей воткнул его в незащищенную шею гладиатора. Враг дернулся и затих.

Юноша встал, взял меч каторжника и, качаясь, побрел к сержанту. Норкати и Зеелон продолжали сражаться. Они друг друга стоили. Появление Волкова перевесило чашу весов в пользу наемников. Рыча, словно дикий зверь, преступник ринулся на землянина. Андрей умело уклонился. В ту же секунду Эдвин вонзил клинок в спину противника. Зеелон неестественно выгнулся. Несколько шагов и каторжник рухнул на арену.

Сержант снял шлем и поклонился зрителям. Юноша последовал примеру Норкати. Плайдцы ревели от восхищения. Выдержав паузу, Эдвин двинулся к Дейли. Солдат не шевелился. На забрало было страшно смотреть. Искореженный металл врезался в лицо и превратил его в кровавое месиво.

— Пол, Пол, — с горечью сказал сержант. — А ведь я на тебя надеялся. Не угадал…

Норкати повернулся к Волкову. Дружески хлопнув Андрея по плечу, Эдвин произнес:

— Молодец. Устоял против Зеелона. Да и потом не подвел. Не зря тренировался.

Землянин молча кивнул головой. Ноги подкашивались. Под гром аплодисментов гладиаторы направились к навесу. Спрятавшись в тень, Волков жадно припал к бутылке с водой. Жажда невыносимая. Горло пересохло, по телу тонкими струйками течет пот, рана горит огнем.

— Дамы и господа, — проговорил распорядитель, — только что мы с вами наблюдали фантастическую схватку. Она не обманула наших ожиданий. Великолепное мастерство, захватывающая интрига и непредсказуемая развязка. Одинокий Волк вновь продемонстрировал свой талант. А значит, через год вы опять увидите его на арене. Но не торопитесь расходиться. Это еще не финал.

Клевил выдержал паузу, давая публике утихнуть. Люди чересчур возбуждены. Они сейчас плохо соображают.

— Как известно, недавно завершилась война на Корзане, — продолжил Браен. — Барон Церенский отказался признать власть могущественного правителя Плайда. За что и поплатился. Обычно врагов безжалостно казнят. Однако герцог справедлив и милосерден. Он дал возможность Грему Флэртону искупить свою вину. Надо лишь пройти испытание. А лучшее испытание — это поединок. Условия просты. Если барон с сыном победит, то их помилуют. Ну, а если нет, то…

Не закончив фразу, распорядитель развел руками. Его ироничный жест вызвал смех на трибунах. Намек понятен без слов. Выбор у бойцов невелик. Либо прикончишь врага, либо умрешь.

— На заключительную схватку вызываются Грем и Брук Флэртоны! — выкрикнул Клевил.

Охрана вытолкнула на стадион двух пленников. У барона с сыном те же доспехи, что и у наемников. Вот только идут корзанцы медленно, неуверенно. Зрители засвистели и затопали ногами. Приветствие не очень радушное. Большинство плайдцев желает поражения несчастным дворянам.

— А теперь всеобщие любимцы! — воскликнул Браен. — Свирепый Хлем и Ядовитый Норкас!

Из-под навеса вышли два гладиатора. Судя по кличкам, это Алекс и Остин Эллисон. Год назад преступников привезли на Грезу вместе с Андреем. Каторжники сумели уцелеть. Мало того, они стали кумирами публики. Некоторые женщины просто впали в истерику. От их визга закладывало уши.

— Сволочи! — тихо выругался Норкати. — Превратили поединок в хладнокровное убийство.

Волков посмотрел на герцогскую ложу. Берд Видог абсолютно спокоен. Судьба Флэртонов его не волнует. Баронесса вытирает платком слезы, а дочь рыдает, уткнувшись в плечо матери. Исход схватки очевиден.

У красной черты отец и сын крепко обнялись. Прощание длилось недолго. Сигнал заставил корзанцев пересечь линию. Алекс двигался на Грема, Остин на Брука. Описывать схватку не имеет смысла. Силы были слишком неравны. Впрочем, убивать дворян сразу преступники не стали. Видимо, они получили указание растянуть страшное действо. У зрителей должна создаться иллюзия, что бой достаточно напряженный.

Звон мечей, удары по щитам, эффектные выпады и приемы. Каторжники играли со своими жертвами. Но вот Эллисон, отбив выпад юноши, рубанул беднягу по спине. Брук ужасно закричал и упал на колени. Через секунду клинок Остина снес голову корзанца. Мертвое тело повалилось на арену, заливая песок кровью.

Толпа взвыла от восторга. Именно такого финала плайдцы и ждали. Отец ринулся к сыну, но Алекс преградил ему дорогу. Флэртон в отчаянии раскрылся и тут же наткнулся на меч гиганта. Лезвие пронзило барона насквозь. Сделав пару шагов, дворянин рухнул к ногам преступника. Победитель вскинул руки вверх. Публика восхищенно кричала и хлопала в ладоши.

— Дамы и господа, справедливость восторжествовала! — торжественно провозгласил распорядитель.

Герцог гладиаторам не аплодировал. Его жест могут неправильно истолковывать. Но на устах Берда появилась презрительная, снисходительная усмешка. Он добился того, чего хотел. Старый, заклятый враг жестоко наказан. Теперь многие задумаются. Обострение отношений с Видогом чревато подобным представлением.

Справа от правителя Плайда раздался странный глухой стук. Герцог повернулся к женщинам. На полу лежала лишившаяся чувств дочь Грема Флэртона. Мать пыталась привести девушку в сознание. Что ж, это урок для всех. Строптивые асконские дворяне хорошо подумают прежде, чем затеют дворцовый переворот. Обыватели любят, когда знать оказывается в грязи.

Между тем, уцелевшие воины двинулись к центру арены. Прощальный поклон благодарной публике. Рана на груди кровоточила и причиняла Андрею адскую боль, но землянин терпел. Бойцы не имеют права демонстрировать слабость. Через десять минут охрана увела гладиаторов в подтрибунное помещение. Шоу завершилось.

Если честно, Волков сегодня легко отделался. Помощь со стороны сержанта подоспела вовремя. С Зеелоном юноша бы не справился. В лагере врач вколол Андрею стимулятор и зашил рану. Одним шрамом на теле стало больше. После ужина землянин опять наслаждался закатом Астры. Прекрасное завораживающее зрелище. Оно успокаивало нервы и восстанавливало душевное равновесие.

Спустя двое суток Волков покинул Грезу. Вместе с ним летели пять наемников, у которых истек срок аренды. Это все, что уцелело из партии в тридцать человек. Норкати тоже возвращался на Таскону. Ему предстояло подготовить новых бойцов для представления в Ассоне. Задача непростая. Уровень противника непрерывно растет. Рано или поздно солдаты Энгерона начнут проигрывать.

Но разве хозяину компании что-нибудь объяснишь. Солидная компенсация за погибших воинов Стафа вполне устраивает. Впрочем, путь до системы Сириуса неблизкий. Полтора месяца беззаботного отдыха. Никаких нагрузок, никаких тренировок, никаких спаррингов. Фантастика! Это достойная награда за пережитое испытание.


Астин вышел со стадиона в подавленном состоянии. Нет, самрая потрясли не кровавые поединки. Ворх не раз видел смерть в различных ее проявлениях. Асконцу и самому доводилось убивать. Когда имеешь дело с опасным врагом, тут уж не до морально-этических норм. Астина поразили зрители.

С момента падения империи минуло всего восемнадцать лет. Но как же сильно изменились люди! Дикая, беснующаяся толпа, восторгающаяся сценами насилия. Многие плайдцы привели с собой детей. Подобное вообще не укладывалось в голове. Нормальными таких родителей не назовешь.

Ничего хорошего от будущего поколения герцогства ждать не приходится. Привыкшие к жестоким схваткам подростки переступят через любую черту. Человеческая жизнь для них ничего не стоит. Огромная поросль сорняков, которую придется безжалостно вырывать с корнем. Общество больно, тяжело больно.

Если говорить о бое Андрея, то ученику определенно повезло. Он держался неплохо, однако противник победил бы его. Вмешательство партнера спасло юношу. Но хорошо то, что хорошо кончается. Когда Зеелон пал, самрай вздохнул с облегчением. Сердце неприятно щемило. Возраст, возраст… За наследника престола Ворх волновался больше чем за себя.

Вечером асконец направился к лагерю наемников. Возле решетки группа поклонниц пыталась привлечь внимание Одинокого Волка. Андрей на крики девушек не реагировал. Искушение позвать его было очень велико. Они ведь не виделись целых два года. Юноша повзрослел, окреп, возмужал.

Астин постоял минут десять и двинулся к гостинице. На Грезе никаких контактов с учеником. Камеры наблюдения сразу это зафиксируют. Нельзя даже приближаться к заграждению. Рисковать самрай не может. Служба контрразведки — не идентификационный контроль. Подозрительную личность сразу определят. Ну, а тогда мерзавцы возьмут в оборот и Андрея.

Сейчас надо быстрее покинуть герцогство. Главное уже сделано. Ворх точно знает, где искать юношу. Со всеми проблемами придется разбираться на Тасконе. До освобождения ученика остался один шаг.

Астин даже не предполагал насколько он будет трудным, долгим и тернистым.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Государства, образовавшиеся после распада Асконийской империи

Герцогство Плайдское:

Звезда Верона — планета Аскона — столица Алессандрия.

Звезда Белтрикс — планета Эстера — столица Дессен.

Звезда Арнар — планета Корина.

Звезда Астра — планета Грёза.

Герцогство Грайданское:

Звезда Остралис — планета Непрон — столица Крезон.

Звезда Месинда — планета Аласта.

Звезда Мецена — планета Берилла.

Герцогство Хоросское:

Звезда Ризер — планета Кратон — столица Децион.

Звезда Фегда — планета Алгон.

Графство Сирианское:

Звезда Сириус — планета Таскона — планета Алан — планета Маора.

Графство Талатское:

Звезда Талат — планета Канот — столица Лесина.

Звезда Стейна — планета Юстер.

Графство Яслогское:

Звезда Делина — планета Гросс — столица Берсон.

Звезда Оклия — планета Шелона.

Графство Комонское:

Звезда Конадис — планета Ольдия — столица Эразон.

Звезда Спасия — планета Жирор.

Баронство Церенское:

Звезда Церена — планета Корзан — столица Велинвил.

Баронство Гайретское:

Звезда Гайрета — планета Теста — столица Бристон.

Баронство Алционское:

Звезда Алциона — планета Окра — столица Майрен.

Баронство Прайнское:

Звезда Прайн — планета Сантор — столица Лоблин.

Баронство Эльзанское:

Звезда Эльзана — планета Цекра — столица Корвелон.

Баронство Розанское:

Звезда Розана — планета Орта — столица Норквил.

Баронство Китарское:

Звезда Китар — планета Эдан — столица Блекпун.

Звезда Аридан — планета Аква.

Звезда Абралис — планета Тхакен.

Негуманоидные расы

Везгир

Звезда Кассана — планета Везгир.

Брайзон

Звезда Безен — планета Брайзон.

Сторр

Звезда Юстина — планета Сторр.

Алькона

Звезда Тесла — планета Алькона.

Баронство Китарское:

Звезда Китар — планета Эдан (валкаалцы, джози).

Звезда Абралис — планета Тхакен (горги).


Оглавление

  • Вступление
  • Глава 1 Трудные поиски
  • Глава 2 В ожидании бури
  • Глава 3 Междоусобица
  • Глава 4 Теста
  • Глава 5 Болото
  • Глава 6 За кулисами политики
  • Глава 7 Возращение на Грезу
  • Глава 8 Кровавый песок Ассона
  • ПРИЛОЖЕНИЕ
  •   Государства, образовавшиеся после распада Асконийской империи
  •   Негуманоидные расы