Как мы строили будущее России (fb2)


Настройки текста:



Эдуард Лимонов Как мы строили будущее России

глава 1. Как все начиналось

На стороне русского солдата

Газета, партия и я лично поздравляем русских солдат с Новым, 1995 годом. Пусть будет вам, мужики, теплее там, в ледяной Чечне. Впервые (не считая Таджикистана) русскую землю употребляют на правое дело. Дай бог, чтоб армии не помешали воевать!

Состояние страны: по-прежнему агония. Цена потребительской корзинки превышает минимальную зарплату в десять раз. Неуклонно дорожают хлеб и проезд в общественном транспорте. Лепет правительства об уменьшении инфляции остался лепетом.

Чтобы удержаться у власти, президент сменил религию, либеральную веру на националистическую и совершает бросок на юг. Блистательно оставив Жириновского пустым.

С остолбенением глядим на это мы, националисты, но приветствуем. Гайдар и Явлинский отходят на задворки политики. Коммунисты, как и следовало ожидать, оказались интернационалистами, пацифистами и чеченолюбами. Избирателю стоит обратить на это серьезное внимание. Когда на следующих выборах они опять притворятся националистами, кто ж им поверит! Прочеченская газета на русском языке «МК» соревнуется в прочеченстве с газетой «Завтра».

Что до нас, то «Лимонка» приняла сторону русского солдата.

«Лимонка» в либералов

11-го вечером я поехал на Пушкинскую площадь взглянуть на этих людей. Либералы и демократы собирались встретиться со своими депутатами и выразить протест по поводу ввода российских войск в Чечню.

Я испытывал, не скрою, злорадное, безграничное удовлетворение. Мне хотелось, чтобы пришли отряды ОМОНа и побили их хотя бы в четверть силы. Ведь они злорадствовали и урчали всякий раз, когда били «нас», «наших». Они урчали, когда впервые 23 февраля 1992 г. уже «их» демократический ОМОН измолотил нас на Тверской. Они радостно мурлыкали, когда 1 мая 1993 г. нас били на Октябрьской площади. Они вопили «распни его! распни!» 3–4 октября прошлого года, когда в нас стреляли прямой наводкой, трассирующими, чтоб видеть.

И вот я пришел посмотреть, как бьют их. Испытать, пусть скромное, удовольствие. Увы, в морозный вечер против толпящихся у памятника не выпустили откормленный ОМОН. Хорошо в сравнении с нами одетые бабы в шубах, у мужиков очки. Очки и очень много носов — эти люди яростно спорили вокруг микрофонов. Здесь и там я увидел, не веря глазам своим, «патриотические» лозунги. Один висел даже в ветвях дерева: «Берите себе суверенитета сколько сможете. Е.Б.Н.». Жаргон газеты «Завтра» немедленно возобладал среди них! Надо же, они называют «своего» президента — Е.Б.Н.! Жаль, не дожил до этого часа «эпохи трепетный фитиль» — Сахаров. Дожил бы, умер бы на месте.

Оставшись, как и были, каннибалами, ни во что, на самом деле, не ставящими жизнь ни коммуняки, ни патриота, ни чеченца, они вышли на мороз потому, что почуяли опасность для себя. Это их политические, а в конечном счете и физические интересы поставлены на карту. Президент, все более принимающий облик самодержца, в последнее время воспарил над политическими партиями и слушается все больше импульсов, идущих от нации. Повинуется им. Ельцин никогда не был демократом, ныне необходимость толкает его на националистические позиции. Пойдя на чеченский конфликт, президент послушался других людей, а через них именно Нацию. Поворот к национализму невыгоден обмороженным Гайдарам и Явлинским. Если президент будет поощрять национализм, этим людям будет нечего делать на политической сцене.

Потому они тревожно скучились на морозе. Шепчутся, гневно брызжут слюной. Кончилось ваше время, господа, — время либералов и демократов. Одновременно с либералами уйдут со сцены и коммунисты — капээрэфники-пенсионеры, они так и не смогли освободиться от архаичного своего интернационализма. (С сожалением вынуждены констатировать факт, что националист и крайний коммунист Виктор Анпилов не понял ситуации и занял — по привычке последних лет — антипрезидентскую позицию, выступил против войны.) Время национализма, эра национализма равно маргинализирует и Явлинских-Гайдаров, и Зюгановых.

Очень жаль, что либералов не побили по хребтам дубинками. Ведь с каким сладострастием они разглядывали, как убивают нас. Как Явлинский в ту ночь с 3 на 4 октября и Гайдар призывали убивать нас, мы помним. Я не хочу, чтоб вас убивали, но лишь хочу, чтобы отряд национальной милиции отмолотил вас за вашу ненависть.

Политический прогноз на ближайшие двадцать лет может быть только один. На политической сцене останутся лишь различные виды национализма и будут бороться за власть между собой. Консервативный православный национализм (отлично сформулированный митрополитом Иоанном в книге «Самодержавие духа») самый слабый из наших национализмов. Основная борьба будет идти между национал-капитализмом (сам президент, Шумейко, Лужков, лженационалист Жириновский) и национал-социализмом. Последний представлен правой ветвью (РНЕ) и левой его ветвью — Национал-большевистская партия.

Иного развития событий я не вижу.

«Лимонка» в Проханова

Написал я заглавие и задумался. Надо же, в Проханова, в человека, которого ценил и ценю, в настоящего организатора и вдохновителя всех патриотических Боярских волнений, в Проханова! Может, не надо? Надо. Древние для такого случая оставили формулировку «Платон мне друг, но истина дороже».


1. «Купите Руцкого!»


В номере 37 «Завтра» Проханов выступил в роли Эльдара Рязанова: тот продавал населению Ельцина, Проханов продает (уже не в первый раз) Руцкого. Проханов так называет генерала: «вы для меня самый яркий человек… у вас блестящая судьба воина, древнерусского витязя… Вы наполнены потрясающей плазмой, энергией… мчитесь, как штурмовик, через жизнь…» Ну, Проханов это умеет — превознести. Читатели знают и знаю я. Руцкой, скучно и монотонно, словно пытаясь доказать обратное сказанному Прохановым, на трех полосах газеты рассказывает о своей жизни, трех высших образованиях, должностях, о том, как «шел работать представителем народа». Декларирует: «Я боролся и буду бороться за справедливость, счастье, здоровую жизнь для русских, чего бы мне это ни стоило». Резонно замечает, что «для победы на будущих президентских и парламентских выборах нужна широкая и гарантированная поддержка народа» и что «мы потерпели поражение от розни». Далее и везде Руцкой и Проханов употребляют сплошной эзопов язык. Руцкой: «неглупые деятели (кто? Зюганов? Бабурин? Власов?) не могут понять, что, действуя разрозненно, при этом не гнушаясь поливать друг друга грязью в стремлении к оппозиционному лидерству, они создают ситуацию, когда общественное мнение… изменяется в пользу резервных ставленников режима, действующих под вывесками либералов и центристов» (кто? Жириновский?).

Проханов поддакивает, ведя генерала мимо опасных мест, поддерживает его твердо под локоток. «Надо отдать должное нашим противникам, — вставляет он, — по части социальной мимикрии они достойны внесения в Книгу рекордов Гиннесса. Вчерашние безжалостные разрушители России буквально на глазах превращаются в «сильных» государственников и «крутых» патриотов. Недавние сторонники «дикого рынка» сегодня открыто отмежевываются от него, разглагольствуя о важности «прагматического» государственного регулирования. Будем откровенны: …все-таки у них сохраняются шансы в очередной раз одурачить народ…»

Если увлекающийся Проханов, может быть, не кривит душой, когда называет Руцкого «древнерусским витязем и ярким человеком», хотя витязь получил звание генерала от Ельцина за сугубо невоенные подвиги, то будем откровенны: и Руцкой, и сам Проханов по части мимикрии не последние люди. Вот что писала о Руцком газета «День» в 1992 г. Беглый взгляд.


№ 10: «За три месяца резко возросла смертность детей (особенно до трех лет) и стариков. Но в это время Руцкой, Шапошников, Гайдар, Горбачев и Примаков жадно поедали французских устриц. «Руцкого назначили ответственным за голод».»

№ 12: «Вице-Ельцин Руцкой».

№ 14: «Офицер Руцкой присягнул оккупационному режиму Гайдара».

№ 18: «Вы задумывались, кто из нынешнего оккупационного режима наиболее смешная фигура? С моей точки зрения — Александр Владимирович Руцкой. Те политические кульбиты, которые он совершил за последние полгода, ясно указывают на степень его беспринципности… Вице-президент РФ имел теплую, дружественную встречу с председателем исполкома Всемирного еврейского агентства, с Диницем. Руцкой категорически осудил деятельность целого ряда патриотических организаций и движений и, прямо как американский генерал, заявил: «Израиль — настоящий друг». Будьте осторожны — Руцкой!»

№ 24: «Руцкого после Иерусалима как обрезало».

№ 27: «Чем ближе русский голод, тем деловитее Руцкой…»


2. Ложь


Остановлюсь, ибо цитирование заполнит всю статью. Мне было важно показать, что Проханов знает (писал же и читал же он свою газету) о степени беспринципности Руцкого, но так кривит душой сегодня, что получается ложь. Руцкой никакой не витязь. Отлетав свое в Афганистане в 1986–1990 гг. (согласно справочнику «Политическая Россия сегодня», уже в апреле 1986-го был сбит и до самого августа 1988 г. находился на лечении. В августе сразу же был сбит второй раз), он стал придворным, штатным, столичным офицером. Учился в 1988–1990 гг. в Военной академии Генерального штаба. В 1989 г. стал кандидатом в депутаты СССР от Кунцева. Проиграл (выиграл в следующем году, баллотируясь в своей предвыборной программе 1989 г.; Руцкой «считал ввод советских войск в Афганистан ошибкой»). В нынешней беседе с Прохановым он утверждает прямо противоположное: «Болтуны и демагоги, окрашенные в цвет предательства, теперь заявляют, что это была преступная война. Мы ушли оттуда: посмотрите, что сейчас там происходит. Если бы политики довели начатое до конца…»

Возможно, Руцкой сам верит в то, что говорит сегодня о Руцком 1988–1992 гг. Возможно, у него, как у Жириновского, памяти нет или очень плохая память (Жириновский даже отчество отца забыл напрочь, как и большую часть своей биографии. Вольф Исаакович звали вашего папу, Владимир Вольфович»). «И вот 1988 год. Офицеров били, убивали, издевались над ними, — жалуется Руцкой Проханову. — Именно тогда и созрело во мне решение идти в политику — защищать армию…» Проханов слушает, зная, что в программе Руцкого в 1990 г. значилось: «реформировать и сократить армию». Проханов кривит душой. Ради кого: Господа Бога? России? Оппозиции? Отстранения Ельцина от власти? И так сильно кривит Проханов душой, что разговор весь выглядит (язык мой не поворачивается, но «Платон друг, а истина дороже»)… как… да ложь это все. ЛОЖЬ. Сочиненная, чтобы сделать Руцкого президентом.

Вся вторая половина разговора двух больших бояр-«верховников» Руцкого и Проханова полна сетований на непослушность оппозиций и ее лидеров, на нежелание объединиться. «Лидеры… заполняют промежутки плетением интриг внутри и без того разрозненных оппозиционных групп с целью дискредитации своих же товарищей по борьбе, рассчитывая таким образом прорваться в лидеры». В то время как (магическое слово для собеседников) следует ОБЪЕДИНИТЬСЯ. Ну конечно, вокруг Руцкого (сам он пробивается в лидеры без стеснения). «Вокруг программы движения «Держава», основными принципами которой являются: возрождение великодержавной России в границах СССР, объединение народов и народностей в единую нацию, построение общества реального социализма, демократического общества социальной справедливости». Так говорит Руцкой.

Взглянем на недавние события недавней истории России. 2 апреля 1991 г. мы видим Руцкого, объявляющего с трибуны III съезда депутатов РСФСР о создании фракции «Коммунисты за демократию». То есть Руцкой расколол мощную группу депутатов-коммунистов, увел от них 179 депутатов. Руцкой (цитирую из газеты «Политическая Россия сегодня») «объявил о намерениях новой депутатской группы обеспечить твердую поддержку ВС РСФСР в вопросах утверждения суверенитета России (читай — уничтожения СССР. — Э.Л.) и мероприятиях по выходу из экономического кризиса (читай: реформы шоковой терапии. — Э.Л.), выказал доверие Председателю ВС РСФСР Б.Н.Ельцину, депутатским группам «Демократическая Россия», «Независимые» и «Левый центр»… В мае 1991 г. Руцкой был зарегистрирован кандидатом на должность вице-президента РСФСР. 12 июня был избран вице-президентом…»

Я вообще цитирование не люблю, но нужно было освежить память и Руцкому-«витязю», и нашему вечно честному Проханову, уставшему в борьбе, отчего и памятью слаб стал, очевидно. Кто как не Руцкой без изъяна подходит под прохановское определение «вчерашние безжалостные разрушители России превращаются в «сильных» государственников и «крутых» патриотов»? Есть, конечно, сонм иных, но Руцкой всех «ярче». В том смысле, что беспринципность привела его на вторую в государстве должность, и он теперь постоянно на политической сцене, играя все более крупные роли: «то за «немцев», то за «наших»», — как справедливо говорят в таких случаях неподкупные дети. Помог Руцкой «немцам» власть захватить. Сам «немцем» был. Теперь утверждает, что «наш». А завтра?


3. Эх, Проханов…


Вернемся к страстному, умному, сильному патриоту Александру Проханову. Ведь «Лимонка»-то в него предназначалась. Нельзя было обойтись без хотя бы беглого освидетельствования товара, который он нам пытается всучить. Товар, мы убедились, гнилой. Ни принципов у Руцкого, ни убеждений. А общие слова о справедливости, счастье, достойной жизни для русских — так их все говорят: и Ельцин, и Александр Яковлев, и Гайдар, и Жириновский. «По делам их узнаете их…»

В своем страстном желании свалить Ельцина Проханов не видит опасности прихода к власти оппортунистов и карьеристов, лишь прикрывающихся «национальными» лозунгами. Он закрывает глаза на прошлое Руцкого, на личные и коллективные преступления (да!), которые совершил в компании Ельцина, находясь у власти. Проханов, мягко говоря, говорит неправду. Неправда не вчера поселилась в благородном семействе оппозиции. Уже в 1992 г. и летом 1993 г. я писал о перебежчиках-оппортунистах, и уже тогда «Советская Россия» и «День» отказались печатать мои статьи «К радикализму!» и «Два ножа в спину оппозиции». Не желая выносить сор из избы. Закономерно. Сора в избе оппозиции скопилось так много, что возникает вопрос: чего же больше: сора, плевел или полноценных зерен? Постепенное занижение стандартов морали и принципиальности привело к тому, что оппортунисты и перебежчики захватили лидерство в оппозиции. Более искусные в интригах, хитроумные, пообмаслившиеся уже в лучах средств массовой информации во времена, когда были экстремистами-демократами, оппортунисты без труда оттерли на задний план тружеников оппозиции (да того же Анпилова!).

Я понимаю, что для Руцкого я неприятный «обличитель». «Подлее и хуже всего, когда такого рода «обличители» появляются из среды оппозиции, подхватывая домыслы «желтой прессы», целенаправленно вбивая в сознание людей, что Руцкой — это не тот человек, за которого он себя выдает, и т. д. и т. п.», — возмущается Руцкой. До «желтой прессы» мне дела нет. Допускаю, что ее мнения могут в данном единичном случае совпадать с моими. Да, я целенаправленно вбиваю в сознание людей, что Руцкой (также как Жириновский или Зюганов) не может быть лидером оппозиции, так как его послужной список политика из рук вон плох. Его «политические кульбиты ясно указывают на степень его беспринципности» — согласен я с газетой «День», высказавшей это в 1992 г. Я, как видим, своей позиции не менял, это прохановские требования к «нашим» изменились. (Из агентства «Дня в «Дне»» № 21 за 1992 г. не откажу себе в удовольствии процитировать: «Уезжая на заработки, Горбачев оставляет на хозяйстве Цыпко». «Говорухин долго скрывал, что не слишком умен»).

Номер Руцкого не пройдет. Помимо того, что он оппортунист, он еще и маловат для работы президента. У Руцкого нет политических убеждений. Никаких. Процитированная ниже программа «Державы» — не политическая программа, но популистская, кое-как сделанная «под народ». Когда 17 марта 1992 г. патриоты (и я среди них) пытались восстановить СССР в Воронове, Руцкой обещал посадить всех.

Я понимаю, что для Проханова я досадливый, неудобный и якобы неуживчивый человек. И что с таким делать, черт его знает. Демократом не был, коммунистом не был, в Париже уже не живет (вообще нигде не живет — бомж), а если и «льет воду на мельницу», то все же союзников — свою, да Баркашова, да Анпилова. И Баркашов неудобный, все злее на Руцкого «тянет». Разброд, скандал в благородном семействе! Собеседники на эзоповом языке прямо имен не назвали, но кто знает эзопов язык, тот понимает.

Того не хочет понять сам Проханов, что мы не одиноки, я или Баркашов, в своей радикальной критике оппозиции. Мы лишь видимые выразители массовых процессов, происходящих в рядах старших и младших офицеров и нижних членов оппозиции. Мы, офицеры, недовольны (и очень) захватом власти в оппозиции чужими. Мы требуем чистки. Мы требуем честности и принципиальности! Требуем, среди прочего, и своих прав на лидерство. У нас, в отличие от чужих (их заслуга — всего лишь высокая последняя должность «бывшего»), есть заслуги. Поэтому мы возмущены засильем всех этих Руцких, Цыпко, Глазьевых и Грязьевых (если последнего нет, то обязательно появится).

Но уже ясно, что чистки не будет. Потому от толпы оппозиции сделала 10 июня с.г. шаг в сторону революционная оппозиция — радикалы. Будут еще шаги. Ясно, что, отказавшись от фрондерства (помнится, он даже называл себя с вызовом «фашистом»), Проханов сделал свой выбор: взялся работать на умеренную, среднюю оппозицию: на Зюганова и вот совсем на чужака-перебежчика — Руцкого. Из газеты «Завтра» закономерно исчез радикализм, остались лишь охлажденные патриотические безделки — потерявшие жизнь лозунги. Перехода от патриотизма к национализму Проханов никогда не совершит. Почему именно такой выбор сделал Проханов?


4. Человек Системы


Дело в том, что Проханов — человек Системы. Как писатель и журналист он вырос и сформировался в Системе и доверяет только ей. Все его заговоры (а они таки его!) — и «Слово к Народу!», и затем ФНС, были на самом деле дворцовыми интригами именитых бояр-«верховников». Проханов практически единолично, обаянием своим и общительностью, объединил заговорщиков. Проханов не верит в живые силы вне Системы. (Какие там Баркашовы, Дугины, Лимоновы… Какая их последняя должность? Никакой! Ну так о чем с ними говорить?) Вот и сегодня он послушно и привычно плетет сеть интриг в пользу человека Системы, побывавшего вторым в иерархии государства, — в пользу Руцкого.

Из них двоих Проханов больше годится в президенты. Почему он предпочитает роль «серого кардинала»? Ответ, может быть, знают его близкие. Я не знаю. Что ждет Проханова? Лучше всего его трагическое положение сочинителя сценариев, в которых главные роли играют другие, иллюстрирует сцена, которую я наблюдал (в компании генерала Филатова) в одну из ночей Белого дома. Мы вышли на улицу вслед за Прохановым, ушедшим, кажется, искать сыновей. Мы увидели, как, выйдя из толпы, он уверенно проследовал прочь меж деревьев. Длинноволосый, в кепке, в длинном плаще, с папкой, которую прижимал к груди. Остановился, огляделся, посмотрел отстраненно на Белый дом и медленно ушел. У него была такая красивая «разочарованная» спина. Дело в том, что в Белом доме ему нечего было делать — лидерство войсками, которые мы сформировали, захватили другие, совсем чужие оппозиции люди. Потому он выпил со своими — с нами — в буфете контрабандной водки «за победу» и, невеселый, ретировался с «разочарованной» спиной. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить.

Теперь мавр Проханов работает на Руцкого.

А кого же, спросят, в президенты? Да лучше никого, чем нечестного, нестойкого, глупого, чем нахрапом рвущегося. (Тем более что выборы, скорее всего, не состоятся в невыгодных для Ельцина условиях в 1996 г.) Стремление избавиться от режима понятно, я его разделяю и работаю на баррикадах для этого. Но желание избрать лишь бы кого нового — не разделяю, категорически против. Неминуемо нарвемся на еще худшего, продолжим цепь Черненко — Горбачев — Ельцин… России нужен вождь, а не президент. Вождей же не выбирают. Вожди приходят сами. И, появившись, вождь неоспорим.

«Лимонка» в стукачей-интеллигентов

Интересно, Мазепа понимал, что он предатель? А Власов? Александр Исаевич Солженицын в нирване самообожания, я полагаю, так и не понимает, что он своим «Архипелагом» настучал Западу на Россию, которую он якобы горячо любит. И причинил вреда в тысячи раз больше, чем все перебежчики, приговоренные к смертной казни, все гордиевские и шевченко.

Группа лиц, называющих себя «интеллигенцией» страны, поместила в «Известиях» открытое письмо президенту и затем встретилась с ним. На его территории. Требовали «запретить», «оградить», «обратить пристальное внимание». (Всегда особый Солженицын побеседовал с Ельциным отдельно.)

Кто же эти самозваные «интеллигенты», добровольные «суки», как в зоне называют тех, кто сотрудничает с охраной лагеря? (Так ведь, Александр Исаевич?) Ни Аллу Гербер, ни Булата Окуджаву, ни Григория Бакланова большими писателями не назовешь. Вялые таланты, авторы тотально нечитаемых после 1985 г. произведений. Если Окуджава был хотя бы широко известен благодаря своим обывательским песням периода застойных годов, то о Бакланове знают лишь в литературной тусовке (он был редактором журнала «Знамя»). А уж большинство — «болото», восемь десятков пришедших к президенту пожаловаться и настучать, — вовсе наемные чиновники культуры крошечного калибра. Они ревностно обслуживали советскую власть, теперь обслуживают президентскую, абсолютистскую: оскоцкие, нуйкины, жуйкины и плюйкины.

Рассказывали они президенту свои старушечьи страхи, пересказывали сплетни (так, Бакланов настучал на уже попавшего в опалу Полторанина, что тот якобы обещал «принести» СМИ Зюганова и Жириновского). Требовали защитить от «фашизма». Мы видели всю эту массовую сцену по телевизору — бороды, морщины, плеши, седины. Сеанс коллективного стукачества. Степень низости этих людей была очевидна даже по тем небольшим обрывкам, которые нам позволили увидеть на теле. Хочется сказать Бакланову: «Эй, вы же на фронте были, разве пинают падающего, опального уже? Не мне защищать Полторанина, но нельзя быть настолько безнравственным. Это шакалы набрасываются на обессилевших своих же товарищей!» Впрочем, что взять с «антифашиста» Бакланова, он не постеснялся поставить под своей приветственной телеграммой в адрес Ельцина («Лит. газета» от 28 августа 1991 г.) не только дату 20 августа, но и время: 19:00. То был шедевр верноподданнического неприличия.

Что до Окуджавы, то создается впечатление, будто во время хирургической операции несколько лет тому назад ему что-то отрезали лишнее. Потому — ссохшийся, старый, скрипучий, скрюченный — он исходит ненавистью.

«Интеллигенты» требовали от президента суровых мер в борьбе с привидением, которое они коллективно видят, — с «фашизмом». (Уверен, что ни один из злобных старичков этих не сможет объяснить, что же это такое, если потребовать от них объяснения.) Утверждали, что в стране выходит аж 135 «фашистских» изданий. И настаивали: «Мер! Мер! И чрезвычайных!»

Что же происходит? Тотально советские старички и старушки, с архаичным сознанием, плохо, узко образованные, лезут не в свое дело, судят о процессах формирования идеологий и о политике. Причем никто, и президент тоже, не уполномочивал, не избирал их в прокуроры. Самоназначенные инквизиторы из затхлых кухонь перенесли свои кухонные страсти на обзор всей стране. Стране, которая их лично не любит, не уважает, не поддерживает.

Чего, собственно, хотят эти дяди? А возврата к прошлому всего-навсего. Когда борьба идей была запрещена, когда политические партии были запрещены, царила лишь КПСС, существовал антифашистский комитет и комитет борьбы за мир, все они получали жирные гонорары от государства за бездарные и тусклые свои произведения. Они лишь хотят называть такой порядок «демократией».

И без того режим в России — авторитарный. Несмотря на то что все новые партии регистрируются Минюстом, фактически в стране присутствует политическая несвобода. Не имея средств на поддержание существования (на помещение, на издание партийного органа), партии находятся под бдительным оком спецслужб, выгоняются из помещений под фальшивыми административными предлогами и прямым запугиванием. Достаточно сказать, что такая общероссийская организация, как «Трудовая Россия», не имеет помещения — только контактный телефон. Большинство российских партий существуют только на бумаге. Но стукачи хотят, чтобы не было вообще никакой оппозиции, только режим, только власть. В данном случае они куда более радикальны, чем американские «советники» президента. Американцы хотя бы всегда настаивают на том, чтобы формальности демократии соблюдались. Среди таких формальностей — многопартийность. Розовый социал-демократ, называющий себя коммунистом, Зюганов, сидящий в Думе со товарищи, наверняка обязан попаданием туда американским «советникам» — отличная отмазка. Если 65 коммунистов сидят в Думе, никто не сможет упрекнуть Ельцина в том, что он не демократ! А вреда от них немного.

Куда более тупые, чем янки, посредственные писатели и никому не известные режиссеры и композиторы злобно подстрекают президента к абсолютному самодержавию. Если бы они были талантливы, талант не позволил бы им ходить в палаты такой власти и подстрекать такую власть стать еще более свирепой. Но нет таланта, потому нет и совести.

В передаче «Без ретуши» тусклого Льва Разгона (откуда вытащили, из каких нафталинов, всех этих посредственностей?) спросила журналистка «Комсомольской правды»: «Почему интеллигенция сегодня с властью, а не с народом?» Серый Лев Разгон даже не понял вопроса. Я отвечу за него. Номенклатурная интеллигенция ходила стучать на соперников семьдесят с лишним лет. Старые привычки жаловаться партийным секретарям въелись в ее плоть и кровь. Черного кобеля не отмоешь добела. Потому идут номенклатурные интеллигенты стучать привычно к бывшему секретарю ЦК — новому хозяину Ельцину. Раньше они ссорились между собой: «Октябрь» с «Новым миром». Теперь ссорятся с народом. Ничего удивительного, если помнить, что номенклатурный интеллигент — это чиновник по ведомству искусств. И ничего больше. Ну конечно, они хотят представить себя жрецами!

«Пятая колонна»

Какой поднят шабаш в СМИ! Демократы, депутаты, патриоты, яга Боннэриха, Дракула Гайдар и тихоня Явлинский, предатель Сергей Ковалев, одуревший Проханов, тупой Зюганов и тысячи безымянных мерзавцев пинают ногами русских солдат. Эти люди желают поражения русской армии. Своим воем и крокодиловыми слезами они остановили артподготовку-бомбардировку Грозного, и именно по этой причине из не уничтоженных артиллерией и авиацией огневых точек врага были подожжены русские ребята в танках и БТРах. Подлецы, «пятая колонна», кровь русских ребят — на вас!

Низость всей этой шайки очевидна. Они с истерикой вынуждают Россию подчиниться злой воле все более похабных мелких этносов. Начали с позорного подчинения наглым прибалтам, теперь хотят поставить Россию на колени перед дудаевскими чеченами. Подлецы, смакующие, облизывающие линзами телекамер сцены, когда дудаевец замахивается на русского пленного или целится в русских солдат (НТВ), понимающие свободу слова и информации как свободу предательства, должны быть остановлены. Введи цензуру, президент, а если будут вякать и после этого, введи военное положение!

«Лимонка» в Ковалева

Сергей Адамович — специалист по лягушкам! В 1964 г. он защитил кандидатскую диссертацию по теме «Электрические свойства миокардинальных волокон сердца лягушки». Это только позднее он перешел на человеков, стал большим правозащитником ном. 3, после сладкого Сахарова и яги Боннэрихи. Правоохранительные органы того времени упекли правозащитника, и якобы более десяти лет Сергея Адамовича видели в тюрягах, ссылках и лагерях. Тюрьма и зона накладывают на человека свое немыслимое клеймо, не обязательно плохое. Иных тюрьма и зона выпрямляют. Сергея Адамовича они скривили.

Таким причудливым образом, что в его миокардинальных волокнах не разобраться и ему самому. Иначе как понять, почему эти волокна дергаются сегодня на раздражители на территории Чечни и заставляют его записывать: «Первомайская. Видел один труп мирного жителя. Погиб при обстреле с воздуха. Село Долинское. Пять трупов мирных жителей» (цитирую из блокнота С.Ковалева по «Известиям» от 30 декабря). И почему никак, ну никак, эти волокна не колыхались у Ковалева на территории Москвы в сентябре — октябре 1993 г.? Ведь сколько было трупов жителей у Останкина, у Белого дома, в Белом доме. Почему не бродил там Сергей Адамович с блокнотом? Загадка природы, но биолог Ковалев оказался чудовищно бесчувственным к русским смертям в Москве. В такой же степени бесчувственным был он к русским смертям, в какой чувствителен сегодня к чеченским. Почему его миокардинальные волокна не дрогнули тогда и дрожат слезливо сейчас? Может, мы, русские, ему чужие? Чужое ему племя? Тогда понятно. Между тем он числится как русский.

В лягушках Ковалев, без сомнения, разбирается лучше меня. Но вот в трупах, без сомнения, я разбираюсь лучше его. Пять войн научили меня трупам. Я знаю, что никакого различия между трупом бойца и трупом мирного жителя не существует в конфликтах, подобных чеченскому. Ни пол (женщины воюют вовсю), ни возраст (я встречал добровольцев и 14, и 70 лет), ни гражданская одежда (многие воюют в гражданском, а «мирные» разгуливают и в камуфляже) не могут служить для определения — «мирный» это труп или нет. С уверенностью можно сказать только о детях до десяти лет. Вот эти — точно мирные жители. В сербских войнах, если отсутствовали документы, нельзя было никак установить даже национальность погибших. В моргах же они все мирные, голые, страшные. Винтовки и гранаты остаются за пределами моргов, а без «АК», без винтовки — все мирные. Сергей Адамович должен был знать о привычках всех военных властей и потерпевших сторон в конфликтах — вешать лапшу на уши журналистам и официальным представителям. Он что, не слыхал о фальшивых трупах Темишоары, о кровавых обстрелах боснийскими мусульманами своих же мирных очередей в Сараеве? Чтоб не быть лопухом, когда дудаевцы показывают ему мирных жителей. А может, он не лопух, и тогда дело серьезнее?

В любом случае Сергей Адамович — неприятное явление. Обанкротившийся специалист по правам человека, принявший сторону врага. Почему не бился за назначение независимой комиссии по расследованию штурма Белого дома, почему молчал тогда и верещит сейчас?

Ситуация живо напоминает 1991 г., когда от ослабевшего Горбачева стали убегать демократы, как крысы с обещающего затонуть корабля. Что они чуют, как учуяли Ковалев и Гайдар, Голембиовский и прочие? Ходят слухи, что президент неизлечимо болен, и вот они уже от него отказываются, оставляют? К кому они готовятся перебежать? Время покажет.

Чеченский агент влияния, министр по соблюдению дудаевских военных формирований Ковалев должен быть снят с должности и судим за измену Родине. «Пятая колонна» в Москве (а Ковалев лишь один из ее бойцов) должна быть взята под пристальное наблюдение. Сговор с противником, работа в его пользу — серьезное преступление.

Тихо, тетки! Цыц!

С началом войны выяснилось:

что часть солдатских матерей — тупые коровы; что СМИ полны перепуганных мазохистов-чеченообожателей и заурядных предателей; что С.Ковалев еще более нерусский, чем Сахаров; что Федеральное собрание еще бездарнее Госдумы и верховодят там Аушевы, Абдулатиповы (короче, те, кого наша милиция справедливо шмонает в метро).

Выяснилось: что у нашего общества нездоровое психическое поведение — вместо того чтобы винить в русских смертях, как полагается, убийц, врага, наше общество плюет в, орет на и ненавидит армию, правительство и президента. «Политики» — блинолицый Гайдар, луноход Явлинский, Зюганов с физией татарского полового — вопят перепуганными бабами-паникерами! Тихо, тетки! Цыц!

Русская армия взяла Грозный. Вопреки желаниям всех ее врагов, внутренних и внешних. Тяжело, дом за домом — взяла. Урр-ааа солдатам! Это не значит, что война в Чечне закончена. Война будет продолжаться в других формах, приняв на недолгое время облик партизанской, затем — на много лет — терроризма. Русские трупы будут поступать в городки и деревни и взвинтят национальные чувства нации. Таким наглядно-кровавым способом общество наконец убедится в том, что защитить себя русские могут, только вооружившись идеями национализма. Скорбя о погибших, мы восхищены героями и глядим в будущее с надеждой. Слава России!

«Лимонка» в телегенералов

В уставах всех без исключения армий мира четко сказано, что на всех ступенях военной иерархии подчиненный не имеет права критиковать действия командования. На моей памяти несколько американских генералов лишились и формы, и погон за критику действий президента. В России, где все оригинально и не как у людей, генералы кроют власть с экрана телевизора денно и нощно. Одни от несдержанности, другие — с политической целью. Много лет уже не воюющий (с 1982 г.), уютно сидя в Тирасполе перед телекамерой, генерал Лебедь назвал ввод войск в Чечню — «преступлением». Телевизионный красавец генерал так и пробасил: «военное преступление» — и вернулся к важным делам, к своей склоке с правительством Приднестровья. Генерал Громов красиво посещает (белый халат на изящных плечах, укладочка волос) в госпитале солдат, раненных на фронте, где не бывал, не командовал. Дарит подарки перед телекамерами. К чужому горю пристраивается.

Телегенералы до такой степени распустились, что того и гляди потребуют для правительства и президента Нюрнбергского процесса по делу Чечни. Власть же, шпыняемая со всех сторон, ведущая войну и в Чечне, и в Москве, держит себя очень уж пугливо. Вместо того чтобы отправить всех красноречивых незваных прокуроров в погонах в отставку (без пенсии!), она терпит, сопит и молчит, принимая удары и не отвечая на них.

Вот тут-то уж возникают вопросы к самой власти: президент, ты что, не можешь поставить эту публику на место? Ведь многих, того же Лебедя (как и Руцкого), ты сам сделал генералами за не имевшие места сражения августа 1991 г. в Москве. Доколе мы будем слушать генеральский предательский треп за спинами наших солдат?! Ведь рекой уже льется русская кровь, и наши враги те же, что и XIX веке, наши исторические враги, т. е. несомненные — те же, против кого воевал генерал Ермолов. (Вот это был генерал! Вы ему до сапога не доходите!)

Дело генералов — воевать, а не витийствовать перед телекамерами. Позер Лебедь уже и неизвестно, где служит — командующим 14-й армией или на телевидении. Снимите мундиры, господа, тогда и базлайте, тогда хоть каждый день давайте телеинтервью. Россия вступила в войну, а не в миротворческий конфликт. Этим она многих возмутила и обидела, да, но и что с того? Война есть крайнее средство. Когда уже все другие не помогают, тогда меряются силами армии. Бандитское государство, созданное Дудаевым, можно только уничтожить. Значит, нужно его уничтожить. До вступления в войну генералы вдали от телекамер могли обсуждать целесообразность войны в Чечне, но как только приказ был отдан, они по уставу не имеют права вякать. Тем более публично. И демократии, и тирании, и монархии одинаково смотрят на болтунов-генералов и безжалостно вышвыривают их из армии. А бывает и того хуже. В России набралось очень много плохих людей — злобных, отвратительных, нерусских, хотя кое-кто из них и русский по национальности. Есть такие типы в политических партиях, в прессе, есть они и среди генералов. Образовалось много сволочи, кому не дорога Россия, кто требует от нас во имя прав человека на самоопределение (чужих прав, короче говоря!), чтоб мы уступали, отходили, отползали, отказывались от своего — от своей территории, своих кладбищ, своих очагов — и бежали в Московскую область. Уступать ничего никому Россия не будет. Чужие права нас отныне не колышут. Мы отныне озабочены своими, русскими правами. Хватит слушать всю эту шушеру. Телегенералы, заткнитесь!

В фильме «Конан-варвар» режиссер Де Милиус вложил в уста могучего Шварценеггера следующее кредо:

«Высшее наслаждение для мужчины — победить своих врагов, гнать их перед собой, отнять у них все, чем они владеют, седлать их коней, увидеть в слезах лица их близких, сжимать в объятиях их дочерей и жен».

На самом деле это плагиат, дословно взятый у Чингисхана, отрывок сохранился в тексте «Великой Язы». Жестокая мудрость Чингиса — заповедь, по которой живут Азия, Восток, да и весь мир. Я бы распространил кредо Чингисхана листовкой среди русских солдат в Чечне. Чтоб знали, с кем они имеют дело. И следовали бы этому кредо сами. Аминь.

«Обращение Национал-большевистской партии к президенту и Правительству РФ

Обопритесь на нас!

Хотим встретиться с президентом!

Г-н президент!

Г-н премьер-министр!

Антиармейские, антирусские настроения целых слоев и блоков нашего общества в связи с событиями в Чечне, прочеченская позиция отдельных лиц вызывают у нас тревогу и отвращение. Генерал Лебедь называет политику правительства в Чечне «военным преступлением»; НТВ оглашает подробно военные секреты русских; «МК» восхищается «красавцами-джигитами», публикует «патриотические» чеченские стихи, ставит слово «свои» в кавычки; правозащитник Ковалев отплясывает с боевиками Дудаева военные танцы. Что это, как не сотрудничество с врагом?

В этой новой для России обстановке политического хаоса обопритесь на нас, сделайте шаг по направлению к нам, Национал-большевистской партии и другим политическим силам, поддерживающим вашу политику сегодня, вне зависимости от того, парламентские это партии или нет. Шаг этот должен выразиться во встрече президента или премьер-министра с лидерами партий, поддерживающих сегодняшнюю государственную политику. (Неужели мы менее важны, чем чеченские бизнесмены?!) В дальнейшем встречи и консультации всех уровней должны стать регулярными. Это и будет началом настоящего, а не формального согласия России, политического мира и стабильности на благо русской нации.

Слава России!»

Мы пойдем на союз с дьяволом

Радикальные демократы вышли 28 января на тропу войны против президента. 50 организаций (среди них Комитет солдатских матерей, «Яблоко», «Мемориал», Московская хельсинкская группа, «Демократическая Россия», «Демократический выбор России», Республиканская партия РФ) объединились во главе с неприятным во всех отношениях Сергеем Ковалевым, заявившим, что: «…в некотором смысле мы боремся против власти». Это самое важное событие в политике с августа 1991-го. Демрадикалы сдали Ельцина и наконец выступили сами. По всей вероятности, этим же блоком выступят антинациональные силы на выборах. И у них множество шансов на успех, у этой якобы «партии мира». В их руках СМИ, они ловко играют антивоенной картой. Сергея Ковалева же раскручивают на президентскую роль. Партия мира архиопасна.

НБП ищет союзников. Президент не торопится опереться на националистов, считая, очевидно, что будет опираться на дивизии Ерина и Грачева. Пагубное заблуждение. Быстрее думайте, президент! Опора в обществе вам нужна позарез.

С чувством тяжелого неудовлетворения гляжу я на наш радикальный националистический лагерь. Увы, в нем царят склоки, слухи, сплетни, намеки на содержимое выеденного яйца, архаичные предрассудки образца XVII века. Такие нравы не объединяют, но разъединяют националистические партии. Воображая, что живет в 1917 г., неумно отстаивает догмы интернационализма уважаемый мною Анпилов. Разобиделся неизвестно за что на меня и НБП (может быть, за то, что мы существуем?) всегда уважаемый мною Баркашов. Мы — НБП — верны союзникам, это союзники нам не верны. Мобильнее всех, разумнее, современнее и прагматичнее выглядит (я вынужден это признать) мой давний оппонент Жириновский. По поводу Чечни он занял ту же позицию, что и НБП, — он за войну. Странно лишь то, что г-н Марычев участвовал в антивоенном митинге г-жи Умалатовой. Но, возможно, не как представитель ЛДПР, а как частное лицо? Жириновский отлично врезал по Сергею Ковалеву в Страсбурге, осадил его. Браво, Вольфович! Жириновский не туп, не глуп и быстр… В политике один не воин, политика есть искусство союзов. Раз не способны понять необходимость объединения Анпилов и Баркашов, если кочевряжится президент (или его окружение?), придется искать иных союзов. Во всяком случае, сидеть лениво, ожидая победы демрадикалов, Национал-большевистская партия не намерена. Ради того, чтобы остановить антинациональные силы, НБП пойдет на союз с дьяволом.

«Лимонка» в избирателя

В избирательном стаде баранов подавляющее большинство. Даже если в него затешутся несколько гениев, понимающих мир и законы политики едва ли не как боги, стадо, увлекаемое тупым большинством, все равно побежит к обрыву. И сиганет оттуда. То есть, переводя на политический язык с биологического, выберет опасного для себя вожака.

Около 10 % избирательного стада едва ли можно назвать людьми. Это скорее люди-овощи: очень старые или очень больные (часто «урну» им везут на дом) особи обоих полов (больше, однако, женщин), с низким и очень низким уровнем образования, полуспятившие от старости и болезней. Такие голосуют по подсказке (санитаров, сотрудников избирательной комиссии, родственников) всегда за ВЛАСТЬ, то есть за тех, кто уже у власти. Среди более или менее здоровых избирателей самую большую группу составляют избиратели «протеста», те, кто голосует от противного. То есть опровергают своим голосом свой же предыдущий выбор. Так, многие избиратели Ельцина 12 декабря 1993 г. в знак протеста проголосовали за партию Жириновского, считая, что Ельцин обманул их. Лично у меня нет сомнений в том, что Жириновскому на следующих президентских выборах (если они состоятся) достанутся 2/3 голосов бывших избирателей Ельцина. Сегодня такие избиратели ценят Жириновского за то, что его отличает от Ельцина. Вместо того чтобы обратить внимание на пороки собственно Жириновского (неуравновешенность, беспринципность, ложь, окружающую его), каковые, если его выберут, конечно же, приведут Россию к еще большей катастрофе. Выбор властителя вообще настолько серьезное дело в России, что доверять его массам — преступление. У нас в России личность властителя определяют и строй, и его характер, и степень жестокости режима. (Дело в том, что у нас нет ограничивающих власть властителя других конституций или они не работают.)

Самую малую часть избирателей составляют люди с убеждением. Это или «демократы», или националисты, или коммунисты. Их трагически мало среди избирателей.

До 30 % населения вообще не участвуют в выборах. Эти даже не бараны, но просто «звери». Они видели выборы в гробу в белых тапочках. Они стоят за свеклой и картошкой, сотрясают койки, занимаясь любовью, пьют, орут и спят пьяные. Кто там будет у власти, «зверей» не колышет. Тети Кати и дяди Васи, Ивановны и Петровичи с равнодушием примут любую власть. Базлать и ворчать в очередях и трамваях будут, но примут хоть немецкую, хоть американскую, неизменно не любя всякую власть.

К сожалению, массовый российский избиратель — это мещанин, то есть человек, лишенный нескольких измерений, а именно: общественного, государственного, национального, мистического. Его сознание АРХАИЧНО, потому что при советской власти народ искусственно опускали в XIX век. Его насильственно кормили архаичной эрзац-культурой (вспомните астрономическое количество фильмов, телефильмов, радиопостановок, спектаклей, книг с «героями» — декабристами, купцами, поручиками, барышнями, помещиками), потому что конфликты и герои XIX века были безопасны. В то же время мощный исторический взрыв национализмов в Европе в 1918–1945 гг. остался неизвестен человеку вовсе, окарикатурен, очернен. Мещане у нас рабочие, и таксисты, и лоточники, и интеллигенты. Современных людей, имеющих нужные знания и понимание мира, у нас ничтожно мало. И это обстоятельство превращает выборы в России в зловещую комедию, когда неизменно выбирают самого лукавого, самого коварного, самого неумного, самого опасного для нации.

России президент не нужен. России нужен вождь: умный, опытный — отец нации и главный мужик. А вождей не выбирают, вождь доказывает нации свою единственность, незаменимость. Вождь появляется, его видят вдруг, и тогда нации не страшно больше жить — и восторг, и энтузиазм движут ею.

Так что избиратель — баран, тупое животное. Самое разумное для него — понять свою ограниченность и довериться вождю и его партии.

А в выборах НБП будет участвовать, презирая выборы. С волками жить — по-волчьи выть, с баранами — наденем овечью шкурку. Снимем потом, когда надо будет.

Нет — размышлению! Да — действию!

Нам присылают толстые письма, где учат нас жить, «лечат», присылают пухлые идеологические статьи. Советуют посвятить газету кто — реабилитации Сталина, кто — борьбе с сектами, а большинство — борьбе с евреями. Есть совсем глупые письма, пытающиеся научить НАС национал-социализму, который авторы писем узнали, чувствуется, из журнала «Элементы» нашего идеолога партайгеноссе А.Дугина. Приказ: не высылайте нам ваши, с позволения сказать, «идеологические фантазмы». Яйца курицу не учат. Идеология у НБП мощная, и она не нуждается в обсуждении. Мы знаем, что делаем. Дугин в НБП занимается идеологией, Лимонов — политикой. Мы зовем к себе людей не для того, чтобы беседовать об идеологии или геополитике за пивом и чаем, но зовем людей работать в организации, создавать организацию партии. Отсылайте бесплодные творения в газету «Завтра», она была и осталась газетой «духовной» оппозиции. Там можно не спеша порассуждать.

Размышления было достаточно в России в 1991–1993 г. После 4 октября и 12 декабря 1993 г. в России наступила новая эра — борьбы партий. Для борьбы нам нужны практики, организаторы. Понимавшие, что к чему, большевики десятых и двадцатых годов первым отмечали в партийных характеристиках качество — «отличный организатор», а уж потом следовали «журналист», «оратор» и пр. Нам нужны организаторы! Люди, умеющие распространять «Лимонку», завхозы, бухгалтеры, черт возьми, пресс-секретари — те, кто способен в любое время дня и ночи делать, делать, делать конкретные вещи. Созерцатели нам в НБП не нужны! Созерцательных статей «Лимонка» печатать не будет. Потому не омуживайте нас советами.

Целому отряду пылких (на бумаге) молодых людей, присылающих нам подчас талантливые, подчас бестолковые грезы свои о «расправе с буржуями», полезно знать следующее: путь к реализации ваших грез лежит через рутинную, часто однообразную работу в партии. Увы, на черную эту работу способны немногие. Месяцами мы ждем, когда из городов России прибудут данные для регистрации региональных отделений, и эти месяцы ожидания есть свидетельство слабости и бездеятельности нашей молодежи. Хотите стать из ничего — всем, подымитесь от столов и диванов и побегайте! Хватит ныть и мечтать.

После 4 октября 1994 г. ясно, что власть не возьмешь ни с сотней «Калашниковых», ни тем более вырядившись в камуфляжи и расхаживая строем. Но она отлично берется организацией, дисциплиной, действием. Национал-большевистская партия требует от вас конкретных действий.

Через восемь месяцев — выборы. НБП еще пока не зарегистрирована как общефедеральная партия. Пропуск в командный состав самой здоровой, современной и интеллектуальной социалистической партии России сегодня еще прост. Прежде чем писать нам письмо, найдите 10–15 единомышленников или сочувствующих, даже родственников, вот тогда пишите: пришлите нам их и свои данные (фамилия / имя / отчество; день / месяц / год / место рождения; адрес прописки). Мы сразу же будем знать, что вот — прирожденный лидер и организатор пришел в НБП.

Слава России!

«Лимонка» в противников войны

Дудаевские люди отлично научились у своих ливанских и иранских братьев, как манипулировать общественным мнением белого человека. Вспомним, какой ажиотаж во всем мире вызывали американские заложники в Иране в 1980 г. «Дело заложников», ежедневный показ их по телевидению свалили тогда президента Картера, и в Белый дом пришел Рейган.

В чеченской войне подобными пленниками служат русские пленные. (Чеченские пленники есть во множестве у нашей армии, но их почему-то не используют в пропагандных целях.) Коварные восточные люди с удовольствием играют в трагическую мелодраму, выманивая из русских городов самых эмоциональных «солдатских матерей»: пленных отдают только матерям. Лучшей рекламы дудаевскому делу не придумаешь. Затрат — никаких, истеричные матери добираются в Чечню за свои средства, телевидение с удовольствием демонстрирует мелодраматических матерей, трясущихся на передовую в случайном автобусе. Кадры обходят весь мир, вызывая сочувствие к матерям, к пленным и к чеченцам в первую очередь. То, что других пленных (подавляющее большинство), без сомнения, пытают, то, что со звериной жестокостью оскопляют, отрезают головы, остается за кадром телехроники, промелькнет невнятно пару раз и исчезнет в океане информации. А солдатские матери остаются. Символ поражения, символ бабьего в нашей растерявшейся государственности.

Когда-то существовало звание — мать-героиня. «Солдатским матерям» — тем, которые идут бок о бок с толстым Егорушкой Гайдаром в антивоенном походе против чести и доблести России, следовало бы присвоить звание «антиматери-антигероини» или «подлой матери». Одновременно возникает вопрос: почему пускают этих разбитных теток в меховых шапках в зону боевых действий? Кто выписывает им пропуска? Кто пускает их в Грозный, какие «благодетели»?

В антивоенном фронте сплелись руками и ногами всякой твари по паре, организации и личности одна другой похабнее. «Московский комсомолец» публикует фотографии и биографии погибших в Чечне солдат не для того, чтобы прославить их как героев, но чтобы продать свой товар с помощью мертвых. Вот как рассуждает в «МК» (от 9 февраля) отец погибшего солдата, сам полковник: «неужели и я… участвовал в строительстве этой аналогичной, нечеловеческой, дурной и непредсказуемой машины, называемой сегодня «Российская армия»?!» Если полковник это сказал — он (пусть и в горе) недалекий и неумный человек. «МК» же рядом зудит о своих купонах, которые нужно вырезать и приходить в газету обменивать на какие-то билеты. Антивоенный бизнес идет полным ходом. Все обделывают свои дела. Все более неподкупный и суровый к России и русским Сергей Ковалев аж пыхтит в своей неподкупности, желая получить Нобелевскую премию мира. Когда узнаешь о том, что он выдвинут на эту премию, тотчас становится понятным взрыв его правочеловеческой активности. В самом деле, проспал Сергей Ковалев бойню в Москве, а тут раздухарился. На премию потому что старается, лавры Сахарова спать не дают.

Сладкая парочка Гайдар — Явлинский желает оттягать голоса перепуганной и дезориентированной интеллигенции — выборы-то на носу. Некто Анатолий Шабад из «Выбора России» договорился, будучи за границей, даже до того, что предложил Западу ввести экономические санкции против России, покарать ее за чеченский поход. Но так как экономические санкции непопулярны у избирателей, Егорушка Гайдар тут же одернул Шабада и официально заявил, что санкции — личная инициатива Шабада. (Хорошо бы Россия ввела экономические санкции против Шабада — лишила мерзавца русского хлеба и мяса.)

Люди с фамилиями Аушев и Абдулатипов ведут себя соответственно. Президент Ингушетии ведет себя так, будто он президент Венгрии или, того больше, Японии. Ни для кого не секрет, что ингуши — одно из колен чеченцев-вайнахов, а якобы мирные днем ингушские селения вовсе по-иному ведут себя ночью. Сколько бы честных чеченских и ингушских старух, возмущенных обстрелами русских войск, нам ни показало телевидение. Антивоенные силы — пестрые. Если какая-нибудь Лера Новодворская просто обширная чайница, то Аушев и Абдулатипов кипят ненавистью покоренных народов, Ковалев (Сергей) падок и жаден до славы и предает русскую нацию, «москомсомольцы» — торговцы, сладкая парочка Гайдар — Явлинский охмуряет избирателя изо всех сил и т. д. Но связывает их одно общее желание. Чтобы в России преобладало бабье, податливое, сдающееся, СЛАБОЕ начало. То самое, которое преобладает уже десять лет. Они хотят избежать поединка с врагом, отдав врагу все, что он требует, подчинившись его насилию. По тем или иным причинам президент сказал: «Стоп! Хватит унижений!» — и показал силу России. Вся эта шушера сразу же стала его противниками. По большому счету они беспокоятся только о себе. В сильной мужественной России воинов им не будет места.

Кто Рейхстаг поджег, тот и Влада убил?

Прошедшие между 7-м и 8-м номерами «Лимонки» две недели были насыщены трагическими событиями, которые будут иметь последствия. Провокатор похлеще Азефа, Веденкин послужит власти предлогом для устранения с политической сцены политических оппозиций. Националисты, записанные в «фашисты», будут оболганы, не допущены, закрыты и, главное, отстранены от выборов. А власти станут осуществлять националистическую политику сами. Светлая голова придумала выпустить Веденкина на телевидение как полубезумного Ван дер Люббе, коммуниста — поджигателя Рейхстага. Кому дадут Звезду Героя России за операцию «Фашисты в России. Кто?» можно только догадываться. Г-н Грызунов пристегнул к «фашизму» и «Лимонку» — в статье в «Литгазете» (от 15 февраля 1995 г.) — «Когда говорят «наци», прокуроры молчат». По принципу — «кто не с нами, те «фашисты»».

Этот Дима Холодов номер 2, посредственный и послушный тележурналист Листьев погиб жертвой чего угодно, но не политики. Скорее всего, он жертва доллара. Слишком много тысяч долларов в минуту рекламы пожинало «Останкино», чтобы другие приватизаторы не прониклись ненавистью к счастливому директору Листьеву. Жалко двоих детей покойного. Но сам Листьев не придумал даже подтяжек.

Все, кто сегодня ревет белугой над бедным Владом, причастны к созданию такого климата в стране, когда убийства — нормальное явление. Уверен, что какая-нибудь светлая голова уже строчит проект, как свалить убийство Влада на «фашистов», и спешно ищет Веденкина, готового взять на себя мокрое дело.

«Лимонка» в устроителей выборов

Грядут, кажется, выборы. Весело и беззаботно вначале об этом прошел слух, а затем выступили официальные лица и заверили, что да, будут выборы. Но не такие, как 12 декабря 1993 г., фигу, таких не будет. Состоятся хитрые, маленькие, чистенькие, хирургические крошечные выборы. Председатель Центризбиркома Рябов заявил, что по партийным спискам в Думу проник в 1993 г. недоброкачественный человеческий материал. В результате по проекту президента на грядущих выборах по партийным спискам пойдут только 150 человек. Таким образом, на четыре большие партии, имеющие сегодня по 50–60 депутатов (ЛДПР, КПРФ, аграрии и «Выбор России»), в грядущей Думе придется по 25–35 депутатов. Жириновский и Зюганов, против которых это новшество направлено, ходят сами не свои. Но президент хочет, Рябов сказал, так и будет. Депутатов, однако, на доброкачественность не проверяли, тестов не было.

С 1990 г., со времени «первых свободных», власть имущие научились обращаться с политическими свободами: когда надо — растянут, когда нужно — обрежут, сожмут, раздуют. Регистрация общефедеральных партий у нас проводится по-драконовски — партии необходимо иметь целых 45 региональных отделений. При размерах нашей страны — задача на пару лет как минимум. Вопреки всем международным нормам политических свобод, при регистрации требуется «засветить» всех региональных активистов партии, предъявив их фамилии и адреса.

Следующая полоса препятствий — требуется для участия в выборах собрать 100.000 подписей в 15 регионах минимум — за выдвижение партии: требуются даже номера паспортов.

Неделю назад, неизвестно кем подброшенное, появилось новое дополнительное условие-препятствие: партии, зарегистрированные менее чем за шесть месяцев до выборов, не могут в них участвовать. Это полицейский произвол в чистом виде, так как никаких разумных оснований у такого решения нет: чем партии, зарегистрированные до 12 июня 1995 г., лучше партий, которые будут зарегистрированы с 12 июня по 12 декабря 1995 г.? Ничем. Произвол и только. Жгучее желание избавиться от возможно большего количества конкурентов. Дабы сохранить власть для себя.

О президентских выборах нам сказано, что и они тоже состоятся. Но деталей пока мало. Единственно известно, что для выдвижения кандидата нужно будет собрать 2 миллиона подписей. Естественно, что легче всего собрать столько подписей будет самой власти, у нее в руках аппарат, и достаточно обязать администрацию на местах принести эти подписи на блюдцах с голубой каемочкой. У нас не Америка — страна эксцентриков, тут не разгуляешься, и соревноваться между собой будут власть (Ельцин), бывшая власть (Зюганов) и «новые русские» (Жириновский), а личностей наша полицейская ментальность не выносит.

Сегодня, в начале марта 1995 г., можно со всей уверенностью, убежденно сказать, что политических свобод у нас больше не существует. Что они жили недолго, с 1989-го по конец 1993 г. И дрыгали ножками в агонии до 1995 г. Россию опять заковали в кандалы те же самые люди, что держали ее в кандалах семьдесят, лет. Только теперь это кандалы хитрости бумажных административных ухищрений, навязанных нахрапом неумными, беспомощными властителями, чтобы остаться у власти. Противно.

И приходят в голову, как принято говорить, «альтернативные» решения: скажем, Центризбирком выступает с законодательным предложением, что президентом России может быть только человек с хвостом. Это неизбежно отметает всех конкурентов, а уже находясь у власти, всегда можно доказать, что у тебя есть хвост.

А что касается партий, то можно ввести новшество: регистрировать только те партии, региональные отделения которых состоят из людей с зеленой кожей. Таким образом, при полной свободе создавать партии, союзы и объединения партий не будет. За исключением ЛДПР. Жириновский немедленно окрасится зеленым и будет уверять всех, что таким его сделали в Алма-Ате папа-юрист и мама Жириновская.

Все это было бы смешно, когда бы не было так гнусно.

Весенние страсти

Подлые украинские власти ликвидировали 17 марта президентство Крыма. Просчитав, что Россия, связанная войной в Чечне, проглотит оскорбление. Черноморский флот мог бы навести в Крыму порядок, но где приказ? Положение усложняется тем, что ни президент Мешков (позер), ни ВС Крыма (местные князьки номенклатуры) не преследуют РУССКИЕ, но личные и крымские интересы и ведут себя, как пауки в банке. Я был у них в сентябре 94-го, знаю.

В Азербайджане подавлен мятеж. Не первый и не последний. В Казахстане (следуя примеру Ельцина?) Назарбаев разогнал парламент. Дурные примеры заразительны? В Чечне война продолжается, мы ее выигрываем благодаря русскому солдату — лучшему в мире. Каждый солдат знает, что воюет не за президента Ельцина или правительство, но за Россию. Во главе Римской империи стояли порой гротескные чудовища-императоры, но какой-нибудь Калигула был всего лишь случайным ЧП в мерной исторической поступи империи. Переживем и Ельцина. В тылу в Москве — интриги, подготовка к выборам, воруют, ищут убийц Листьева, охотятся за ведьмами «фашизма». Права человека, слава богу, освободились от С.Ковалева. 17 марта отменили передачу «Я — лидер» с участием А.Дугина и И.Шафаревича. Отменили почему? Дабы не разрушить пропагандистский эффект, достигнутый от показа хари Веденкина, показом разумных, образованных, блестящих интеллектуалов-националистов.

В Крыму нужно было воевать. Выдать наглым Киева последний ультиматум и затем сократить их недвижимое имущество до размеров Киевской области и Западной Украины. Отдать город, политый русской кровью, — значит отказаться от истории, продать душу дьяволу, стать жалким народом, которого всякий может пнуть ногой.

«Лимонка» в статью закона РФ о СМИ

Ничтожный Листьев заставил население забыть о русских солдатах, закопавшихся в землю возле Аргуна или Чечен-аула. «Новых русских», уставших от ограбления России, приглашают на отдых на Мальдивские острова, где они могут увидеть, согласно рекламе «Радио России», «торжественные ритуальные процессии бога Шивы или хождение аборигенов по горящим углям». Все это под шелест пальм. В то время как под Аргуном русские солдаты слышат шелест мин.

Поражает звериная несправедливость режима, вопиющее игнорирование нужд и желаний большинства. «Воюй, падла, а мы в это время присвоим себе все, что еще не успели присвоить: имущество, заводы, здания, леса и нефть». Воюй, теряй ноги, руки, падай окровавленный в грязь промерзлой Чечни, хрипи, корчась и загибаясь, а в Москве всякая гниль приватизирует, приватизирует, приватизирует…

В связи со скандалом Листьева мы получили возможность взглянуть на некоторых «героев» нашего бизнеса. Трудно понять, почему бывший профессор Березовский преуспел, став главой «ЛогоВАЗа», и почему он запустил свои руки в телевидение. Очевидно, он имел и имеет связи и оказался в нужный момент в нужном месте — рядом с государственными богатствами, которые и присвоил. Сказать, что он «заработал» себе «ЛогоВАЗ», никто, думаю, не отважится. Или он купил «ЛогоВАЗ» на сэкономленные от профессорского жалованья деньги? Статья 4 Закона РФ о средствах массовой информации (спасибо г-ну Грызунову, это он меня просветил в «Литгазете» за 1 марта 1995 г.) гласит:

«Не допускается использование средств массовой информации… для призыва к захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и целостности государства, разжиганию национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или резни, для пропаганды войны».

Но честному человеку, независимо от убеждений, погано видеть изуродованные в Чечне трупы молодых русских ребят и слышать рекламу «Радио России» о Мальдивских островах. И видеть физиономии Березовских, Мавроди, Боровых… Все, что испытывает честный человек, сопоставляя такие удаленные друг от друга реалии жизни, как: трупы солдат в Чечне, минимальная пенсия в 34.500 рублей, Мальдивские острова, хари логовазовцев и инкомбанковцев, — это чувство черной несправедливости! А под ним огнем пылают все эти запрещенные к публикации, прежде всего классовая и социальная, ненависти, а затем приходит (ее гонишь по советской привычке, а она стоит) и национальная… Если тебя гонят на войну или ты идешь сам, в редких случаях, когда ясно понимаешь, что это война за целостность России («Лимонка» и НБП поддержали войну в Чечне), то ты вправе ожидать и от других такой же отдачи и жертвенности. Есть война в Чечне, так пусть и сыновья всяких директоров Инкомбанков и «ЛогоВАЗов» (у кого они есть) идут на эту войну. В обязательном порядке.

И сыновья министров пусть идут. Тогда мы будем смотреть на статью 4 Закона РФ с уважением. Но этого нет, бедные и не имеющие связей воюют в Чечне, богатые грабят, жрут и развратничают с девками в Москве и на Мальдивских, воры покупают дома на Кипре, а статья 4-я и многие другие охраняют такой черный, несправедливый порядок. Статья 4 служит смирительной рубашкой гневу трудящегося большинства против паразитирующего меньшинства.

Невозможно не испытывать классовую, социальную и национальную ненависть в России в 1995 г. Собственно, именно нынешняя власть и создала классы богатых и бедных в бесклассовом советском обществе, развернув приватизацию, в которой начальникам достались богатства страны. Сегодня правительство делает все, чтобы разжечь все виды ненависти ярким пламенем. Не поднимает размер минимальной заработной платы, уничтожает оставшиеся крошечные социальные льготы, бездарно и тупо начало справедливую для России, но классово несправедливую (воюют — бедные) войну. Пропаганду войны «Лимонка» начала еще 12 декабря, выйдя с лозунгом «Да здравствует война!». Но у какого чиновника поднимется рука преследовать нас по статье 4? Войну-то начало начальство.

Гады, угнетатели, мерзавцы загнали подавляющее большинство народа в рабство, заставили жить в небывалом в истории унижении и еще хотят, чтоб мы сидели смирно и даже не вякали. Ужо отольются вам слезы бедных. В ближайшем будущем, на ближайших же выборах. А статью 4 мы отменим. Я лично позабочусь. Детей министров и банкиров, Березовских и Черномырдиных в окопы — на чеченский фронт!

Средство пополнить бюджет государства — наложить контрибуцию на коммерческие банки и личные состояния богатых. Пусть хоть так послужат государству, которое они бессовестно грабят.

«Лимонка» во власть чиновников

Жизнь страны по телевидению и газетам выглядит так: собирают заседания, выносят резолюции. Совет безопасности, министерства, президент, кушетки, стулья — все антикварное. Говорят, что якобы есть знаки, будто инфляция будет снижаться. Уже нам год назад говорили, что снижается. Население и верит, и не верит, а большая часть вообще не слушает. Пока в магазинах будут хлеб и крупа, правительству, кажется, бояться нечего. Власть имущие существуют парами: Ясин—Лившиц… Козырев—Грачев… Коржаков—Барсуков… Сплетни и слухи о действиях и предполагаемых действиях и раздорах внутри кланов в президентском лагере разносят по стране телевидение и главный сплетник — Киселев и его передача «Итоги». Только и слышно: «Коржаков сказал, а Барсуков отвечал, а Лужков отрицал». Так ли это все на самом деле? Ну невозможно узнать…

Жизнь огромной страны остается загадкой. Как, например, выживает человек с минимальной заработной платой, сегодня она чуть больше тридцати тысяч рублей? Ну пригласи, Киселев (или кто ты там, автор провокационных передач, сеющих раздор, рознь в обществе, — г-н Вакуловский), пригласи к себе, посади перед телекамерой такого вот, с минимальной зарплатой, и пусть ответит: что ест? Сколько хлеба, ест ли картофель по две тысячи рублей за килограмм? Варит ли древесную кору или ворует? Или работягу с завода пригласите, покажите его руки, физиономию, и пусть скажет, что он думает о том, что происходит в России. Где у нас, к примеру, передача «Вести с полей»? Таких нет. Только бесстрастный Госкомстат публикует раз в год обвинительный приговор власти: цифры падения производства. Ни Гайдар не краснел и не падал в обморок от приговоров Госкомстата, ни даже Черномырдин не краснеет. Хотя честно было бы Гайдару застрелиться, а Черномырдину, скинув костюм, броситься в Москву-реку, благо она рядом с его местом работы. Но нашим правителям хоть нассы в глаза, все божья роса. Особенно похабно смотрится г-н Гайдар, комментирующий Указ президента по борьбе с проявлениями фашизма и экстремизма. Послушайте, г-н Гайдар, ведь вы же сами экстремист тягчайшего калибра! Какие там наши националистические газетки с ничтожными тиражами, что бы они ни проповедывали, могут тягаться с вами в экстремизме? Ведь мы всего лишь там говорим, а вы РОССИЮ ПОДВЕРГЛИ шоковой терапии, и вас миллионы людей проклинают, вы их сделали нищими. А г-н президент подпадает аккуратненько под свой указ, проявив экстремизм в его наихудшей форме 21 сентября — 5 октября 1993 г., отдав приказ стрелять. Ах да, указ не имеет ретроактивной силы… Конечно.

Читая прессу и глядя телик, получаешь впечатление, что в России несколько сот жителей. Я не оговорился — не сотен тысяч, а сотен всего-навсего. И живут они все на пространстве в несколько десятков квадратных километров от Белого дома до Кремля. Это президент. Это Черномырдин, Коржаков, Барсуков, Козырев, Грачев, Минкин, Голембиовский, Яковлев Александр, ну да вы знаете все население… Ах, я забыл Жириновского, Зюганова да Рыбкина, простите…

Власть вцепилась во власть по-бульдожьи жадно, и все помыслы не о стране и об оставшихся (всегда остающихся за кадром) людях, но чтоб власть не отдать. Сколько маневров, подсидок, ударов, хитрых ходов… А страна вокруг умирает, гниет, воняет, старики потоком идут на кладбище, молодежь гибнет на войнах, порожденных Беловежским соглашением (да, г-н президент Борис Николаевич! Хоть в суд идите, но вы — виновник Смертяшкин!).

А сплетники заливаются: «Черномырдин сказал, Попцов собрал, Грызунов отрицал…», имена чиновников не сходят со страниц газет. Пора произнести неприятную истину: пока демократы свергали коммунистов, всех их оттерли от власти чиновники. Как они себя называют, не столь важно, это лишь камуфляж. Рыбкин — чиновник такой же, как Чубайс или Шумейко. Очень грустным ходит последнее время Жириновский. Я рискнул бы даже назвать его «тихим». Дело в том, что он видит, как его шансы на власть уменьшаются. Нет, избиратель по-прежнему его хочет, и если завтра грянули бы президентские выборы, Вольфович уселся бы в президентское кресло. Но ему не дадут сейчас чиновники подступиться к выборам. Как? Да как угодно, не мытьем — так катаньем, но не дадут. Может быть, Веденкин послужит тем крючком, с помощью которого Жириновского выудят из политической жизни. Или Указ о борьбе с проявлениями фашизма и экстремизма приспособят под речи Жириновского. Но они его дисквалифицируют, будьте уверены.

Неправедная, вредная для большинства населения чиновничья власть сформировала себе вооруженные внутренние силы, и силой ее не взять, что и стало ясно 3 и 4 октября 1993 г. До конца года выяснится, что ее не отобрать, эту власть, и путем выборов. Уже четырехлетний рейх чиновников президента Ельцина может, без сомнения, закончиться, только если в московских магазинах семь дней кряду не окажется хлеба и круп.

Зреют гроздья гнева

Среди событий последних двух недель — самое незаметное и самое показательное: Россия закупит в 1995 г. на Западе 500 тысяч тонн мяса, а не 370, как в прошлом году. Основная часть мяса будет закуплена в Америке.

Тип из министерства сельского хозяйства США счастливо прокомментировал по радио «Свобода», что это хорошая новость для американских фермеров и российских потребителей, но очень плохая новость для русского крестьянина. Власть продолжает жить одним днем. Глумясь над страной, вытворяет черт знает что. Такое впечатление, что власть хочет во что бы то ни стало добиться крестьянских бунтов и народных восстаний. Деревня, судя по опросам населения, в подавляющем большинстве ненавидит нынешних правителей России, принесших ей нищенство. Упитанные городские мерзавцы истязают деревню. Ну что ж, зреют гроздья гнева в полях России. Победив в Чечне, наши победоносные парни заставили скукожиться и почернеть лица московских комсомольцев и другой подобной братии. Слава богу, заткнулся забытый всеми червь Сергей Ковалев. Отвоевавшие свое ребята — солдаты — разъезжаются по России и несут с собой воздух свободы, которого они наглотались в войне. Приучившись к свежему этому воздуху, вряд ли станут они терпеть имущественное и социальное неравенство на улицах русских городов, глядеть бесстрастно, как дезертиры на «Вольво» и «Мерседесах» уводят у них деньги и девушек. Зреют гроздья гнева.

«Лимонка» в политических чудовищ

Прошедшие две бурные политические недели еще раз подтвердили, что аналитикам в России делать нечего. Предсказать что-либо, проанализировав предшествующее поведение политических сил, партий, движений, в России невозможно. Политика у нас — это психика и эмоции, капризы и страсти всего ансамбля политических сил. В результате живем в психушке. Как предсказывать, если Зюганов, к примеру, выступает и говорит, что создал блок левых сил и его блок собирается сотрудничать с движением «Держава», возглавляемым Руцким. Через неделю Руцкой на съезде своего движения заявляет, что будет выступать самостоятельно и с «номенклатурными силами». Да-да, с ними, сотрудничать они не желают. Зюганов, получается, весь в дерьме, а Руцкой весь в белом. Не будут друг с другом играть, зря Проханов потел, их уламывая.

Руцкой набрал себе с бору по сосенке черт знает каких заместителей. (Сам он выбран председателем Национального комитета.) Там и перебежчик из ЛДПР — Кобелев. И бесстольный ныне, номенклатурный депутат Миша Астафьев (тот, что когда-то первый храбро поставил на депутатский свой столик трехцветный флажок. Тогда он не висел над Кремлем). И никому, кроме самого себя, не нужный Аксючиц. И Михаил Назаров из Мюнхена, неизвестно за какие заслуги произведенный из капралов зарубежья.

Движение «Держава» называет себя «социал-патриотическим». От очевидцев калининградской пьянки 1994 г. (когда депутатов спаивали «под Руцкого») известно: поддавший Руцкой, по матушке спотыкаясь, сумел сказать, что «все хуйня, и Россию спасет только национал-социализм». Ну, на национал-социализм он не решился в этом сезоне, однако следите бдительно, во что превратится «социал-патриотическое»… Что у пьяного на уме, то у трезвого в названии… Бордель творится страшный. Посидев в Лефортове, подумав и понаслаждавшись своей общеэсэнгэвской, если не мировой славой, Веденкин решил, что он не лыком шит, и сам предстал в лидерах в «Рэдиссон-Славянской». Грезятся ему баркашовская хмурая слава и кепарь Владимира Вольфовича. С ним уселись за стол вовсе уже мелкие кочевники политического мира: бывшие баркашовцы второго сорта и третьего сорта «крестовые» юноши, ошивающиеся у Музея Ленина.

Цыгане от политики вольно кочуют по оппозиции, нанимаясь на короткие работы. Генерал Филатов ныне пресс-секретарь Жириновского. Хороший мужик Алкснис работает у затихшего сегодня Сергея Бабурина. (Российский общенародный союз последнего не отличишь от еще сотни партий. Куда делась былая силушка сибирского Бабурхана? «Многоукладная экономика» в программе в мире, где Веденкины соревнуются в выражениях с Грачевыми, не тянет.) Павлов ушел от Бабурина и работает в поте лица на Лысенко. (Нет, оказывается, я не знаю последних перемен: мне позвонили и сказали, что и Павлов, и Алкснис уходят от своих шефов из-за безденежья, идут к Руцкому в «Державу» — там деньги есть.) Лысенко, кажется, решил работать в одиночку — он… Правильно — только что сильными руками альпиниста разорвал флаг. Еще о флагах: Илья Константинов отличился: спустил красный флаг над Петропавловкой и водрузил трехцветный.

В противоположном политическом лагере также правят эмоции, капризы, бешенство, психопатия, страсти. Указ президента № 1400 о роспуске парламента РФ, скорее всего, был истеричным решением. Как и бомбежка Белого дома, и поход в Чечню — импульс родился в темных глубинах души секретаря ЦК по строительству из Свердловска. Будут выборы или нет? Даже Ельцин не знает этого сегодня. На всякий случай готовятся к выборам. Будут ВСЕ выборы, и эти, и те? Нужен не политический аналитик, а психоаналитик, и не один, а бригада, чтоб хотя бы варианты ответов на вопросы представить. Да и бригада не справится. Когда у элитарного класса начисто отсутствует мораль, нет понятия о политических убеждениях, принципиальности, когда идеология — лишь привлекательная для избирателей одежда и никак не связана с вырядившимся в нее начальником, тогда мы имеем катастрофу: Россию в 1995 г. Рыбкин Иван Петрович, наш «спикер», лучше других олицетворяет современное аморальное политическое чудовище, тип цыгана-кочевника от политики. ОН — ВСЕ СРАЗУ. Член КПРФ, зам. председателя ее, одновременно депутат от Аграрной партии и добровольный ревностный сторонник правящего меньшинства. (Он бывший секретарь обкома Волгограда и недавний зам. председателя комитета в Министерстве сельского хозяйства.) Только в России можно быть одновременно и коммунистом, и аграрием, и ельцинистом. И чиновником, и партократом. И правящим, и оппозиционером. Если сравнить личности в цепи Лукьянов — Хасбулатов — Рыбкин, можно увидеть потерю качества: все больший оппортунизм, бесхребетность, беспринципность и страшную абсурдность.

Все, что происходит в политике РФ, — абсурдная, жалкая, заунывная трагедия. Называется она: «Рыба гниет с головы».

Противно

Сбылись предсказания: образовалось у нас захудалое стыдное государство, даже и не третьей, и не четвертой категории, но верно — Верхняя Вольта с ядерными ракетами. Единственное, что наши правители сделали для защиты не столько территории, сколько чести страны, — схлестнулись с Чечней. Случайно. Мир к нам лучше относиться не стал, по-прежнему не любят, но теперь еще и презирают. Все «революционные», «демократические», пылкие порывы войти в «цивилизованный» мир закончились тем, что устали, отупели и отдались под власть и в руки все тех же наших азиатских деспотических чиновников. На следующих выборах избиратели в привычной тоске отдадут (вот увидите!) свои голоса, принесут их обреченно партии мордатого Зюганова — брата-близнеца мордатого Ельцина. И снова будет в стране тоска: серые костюмы, серые рыла, серые речи, серые мысли и серое будущее. Ухайдокают, помяните мое слово, даже прыткого полусемита Жириновского, задушат и его ближневосточный темперамент. «Не мытьем, так катаньем» хитрая Азия: Зюганов, Проханов, Ельцов и Черномырдиных — и сама ничего с Россией не сможет сделать, и другим не даст.

На самом деле, где-то нужно залупиться, на Севастополе, что ли, на казацкой какой-то станице в Казахстане, и втянуть потом всю страну для Великого переворота. Иначе опять будут на десятилетия и века эти ханские боярские тупые морды у бесполезной для них и вредной для нас власти. Будет ПРОТИВНО.

«Лимонка» в церковь

Состоялись пасхальные торжества в Москве. К сожалению, раздражение вызывают эти все более красочные и пышные торжества. Все более тучные пастыри во все более дорогих нарядах, убранных драгоценными камнями, как бы не замечают ни отчаянно бедных, ни бедствий России. Праздник воскресения Христа, который в жизнь свою земную только и общался что с нищими, маргиналами да бомжами и для них прежде всего Царства Божия требовал, перехватили, украли те, кого он на дух не выносил, — фарисеи, да мытари, да рабинат — богатый истеблишмент церкви и государства. На Пасху по всем каналам телевидения мы увидели благодушную пышную церковь, потирающую пухлые ручки от удовольствия. По множеству поводов. Возвращены и возвращаются церкви ее недвижимое и движимое имущество, патриарх получил палаты в Кремле и теперь живет там, «работает»; увеличились доходы от прихожан и государственного бюджета. Церковь повсюду присутствует. И на самом важном месте. Освещает фундаменты зданий, новые помещения новых банков. Потому так сыты лица священнослужителей, так спокойны. Потому благостные церковные церемонии слишком неуместно красивы и лишены связи с душами людей, в которых холод и мрак. Такая Пасха многим не подходит. И такая церковь тоже. Церковь живет слишком хорошо, Россия — слишком плохо. Почему церковь не выскажется воинственно и во весь голос в защиту многих миллионов нищих и ужасающе бедных, появившихся в нашей стране с воцарением нового режима в 1991 г.? Почему не предаст анафеме хотя бы главарей: ну хотя бы Гайдара или президента Ельцина за то, что подвергли и подвергают реальным страданиям миллионы самых старых, самых беспомощных? На эти вопросы священнослужители привычно отвечают, что дело церкви — приготавливать прихожан к загробной жизни, а земная политика не есть дело церкви. Христос неустанно занимался во время своего пребывания на Земле именно политикой в пользу, на стороне, за — бедных, беспомощных, обиженных и угнетенных. Изначально он был Богом гонимых бедняков. И если сегодня в России церковь хочет стать живой силой, а не преуспевающим музеем, куда почтительно по праздникам будут набиваться толпы и забывать о ней в будни, русская церковь обязана измениться. Церкви нужен «раскол», потому что России неотложно, сегодня, сейчас нужна БЕДНАЯ новая церковь. Воинствующая церковь нужна, церковь с кулаками и мозолями на ладонях, стертых в кровь в трудах для миллионов простых душ. Сегодня русская церковь — церковь для церемоний и президентских выходов, парадная и далекая, чужая людям. (Речь, разумеется, не идет о простых сельских церквушках далеко в провинции, речь идет о церковной институции и СИСТЕМЕ русской церкви.) «Раскол» назрел, и бедная церковь, следующая заветам Христа, а не хитромудрого манипулятора апостола Павла, выведшего церковь в свет, нужна России. Если нужно, следует уйти в катакомбы, обеднеть, ходить, как вся Русь, в обносках, но быть с людьми, а не с властью. Иначе — участь свежелакированного богатого музея. Другого выхода нет — катакомбы или музей.

Стоит совсем летняя погода на Пасху. Когда на глазах распускаются листвою деревья, и Россия удивительно красива в такие дни. Однако это — минутная тихая передышка и в ярости стихий, и в ярости людей. По-прежнему тупо, с методичным ожесточением убивается сельское хозяйство России, и с ним нищает крестьянин, он-то ближе всех нас к Богу. Останавливаются заводы, мимо пустых хмурых цехов страшно проходить. Бродят у столиков уличных кафе старухи, старики и дети, готовые жадно броситься на только что опустошенную пустую бутылку. Иногда из-за бутылок возникают драки. Давно уже никого не удивляют пожилые люди, забирающие со столов недоеденный хлеб и шкурки сарделек. Это — лишь внешние признаки всеподавляющего нищенства, видимые в большом городе. А сколько спрятано в квартирах, где пустые полки. На что, например, живет человек, получающий минимальную зарплату в 30.400 рублей? Задумывается ли об этом патриарх? Церковь молчит. А она должна бы гневно выйти из-за стола государства и хлопнуть дверью. Церковь обязана защитить русских бедных. Их многие миллионы. И если церковь постыдно молчит, не желая вступиться за них и облегчить их земные страдания, предать анафеме режим меньшинства, подавляющего НАРОД, то она идет против Христа и его заветов. И не имеет права праздновать ЕГО ВОСКРЕСЕНИЕ.

«…ВИЖУ В ВАС ГНОЙ И ЧЕРВИ В УШАХ КИПЯТ». Слава богу, шабаш закончился. С помпой похабный праздник «победы» справили дезертиры, предатели и мародеры. Наставили фальшивых памятников героям, которых сами предали. Даже Жукова грязными руками много раз изваяли. Трещали все это время солдатские гробы. Переворачивались в земле от беспокойной ненависти солдатские косточки. Сотни миллионов погибших на фронтах за целостность Отечества стонали, мертвые, в земле, осознав, что погибли напрасно.

Приказав слугам: «Рассчитайся на первый-второй, сено-солому!» — велел президент сформировать два блока, во главе с Черномырдиным и Рыбкиным. Теперь у нас половина чиновников будут правоцентристские политики, а другая — левоцентристские. Подобного извращения планета наша, уверен, никогда не видывала. Будет у нас политика «сена-соломы». Вот она — порнография, голые же девки красивы.

Демократы посадили на трон чиновника Ельцина, думая, что он будет править для них, демократов. Но как прокололись! Раскромсав СССР на куски в дебрях пущи, партначальники сами уселись толстыми жопами кто на Россию, кто на Украину, кто на Казахстан или Узбекистан до двухтысячного и так далее. И выкидывают самодурские, в стиле Ноздрева, шутки. Обыватель же — дурак и потому подлец — не воспринял пустым сердцем НИКАК потерю стран, земель, лесов, ракет. Лишь бы оставили ему свиное пойло в корыте — ножки Буша в блевотине «сникерсов». Воцарилась над Россией ночь чиновничьего режима.

Однако все, что осталось в России честного и героического, не уйдет из России без боя. Да здравствует смерть!

«Я готов умереть за это»

Интервью Эдуарда Лимонова с Виктором Анпиловым


[Эдуард Лимонов:]

— Зюганов — двоюродный брат или противник, враг и тот самый буржуа, прокравшийся к власти, пока пролетарий Анпилов боролся на баррикадах?


[Виктор Ампилов:]

— В Красноуфимске одна журналистка местной газеты вдруг неожиданно остроумно подметила, что за слово «коммунист» сегодня цепляются и честные люди, и подлецы. На сегодня мы не хотим применять к Зюганову термин «подлец», это неправильно. Мы говорим только одно: согласно заявлениям, постулатам, всем лозунгам Зюганова, он далек от коммунизма. Потому что он две вещи не берет: собственность и власть. Какой же он коммунист?


[Эдуард Лимонов:]

— Неоспоримо, что все меньше людей участвует в демонстрациях — и в красных, и в демократических, и в националистических, — и стачка тоже не получается. Какие методы борьбы сегодня?


[Виктор Ампилов:]

— Это только в Москве, где политические движения буквально разрываются огромной массой лидеров старых, новых. Режим их плодит. Поэтому, конечно же, массе трудно сегодня сориентироваться, особенно в Москве, в том, за кем идти. Но сказать, что везде не ходят, это неправда. Возьмите один Воронеж — 12 апреля профсоюзы упираются, не хотят выводить людей, но они вынуждены под давлением. Выходит не менее 40 тысяч человек, вся центральная площадь заполнена, резолюция строго политическая — гнать президента, гнать правительство. Возьмите Балаково Саратовской области — 20 тысяч человек в городе, где проживают чуть более 250 тысяч человек. А Владивосток вывел миллион, и все правительство Дальнего Востока как корова языком слизнула — губернатор убежал в США, мэр с супругой — в Англию, другой — на Филиппины. Режим заинтересован в спокойствии, режим заинтересован в киселе, в неразберихе, и он все делает для того, чтобы это киселеобразное состояние общества продолжалось, потому что оно позволяет беззастенчиво грабить народ. В том-то наша задача и состоит — суметь именно в этих условиях воспитать массу. Без улицы здесь не обойтись.


[Эдуард Лимонов:]

— В 1992 году митинги собирали сотни тысяч людей, сегодня с трудом тысячи…


[Виктор Ампилов:]

— Да, тогда было 250 тысяч, 1 мая 1992 г., и никто не задавался вопросом, кто лидер. Вел массу, позвольте вам напомнить, Виктор Анпилов, но это не было какое-то искусственное лидерство, это было нормальное лидерство, потому что кто-то должен вести.


[Эдуард Лимонов:]

— Изучая историю России XX века, ясно видишь, как героические люди крайне левых и правых убеждений героически истребляли друг друга, а власть в конце концов захватывали чиновники. В последние годы история повторяется. Не лучше ли левым и правым революционерам объединиться и ударить по чиновникам?


[Виктор Ампилов:]

— Я бы не стал превращать чиновника в военную цель. Хотя Троцкий, вероятно, был прав — тяжелый зад бюрократии задушил Октябрьскую революцию. Мне кажется, здесь надо говорить об объединении всех здравомыслящих сил, патриотических, коммунистических, для достижения той ситуации, которая отвечает потребности народа. А именно — потребность сейчас состоит в том, чтобы власть не принадлежала проходимцам, перевертышам, жуликам, взяточникам. Власть должна начинаться в трудовом коллективе.


[Эдуард Лимонов:]

— Я имел в виду, что к власти сейчас пришли Рыбкины, как я их называю, потому что Иван Рыбкин — это феномен фундаментальный, самый символичный. Возможно объединение крайне левых и крайне правых радикальных партий против таких Рыбкиных и против того же Зюганова и людей, поступившихся основными идеалами социальной справедливости?


[Виктор Ампилов:]

— Фактически вы говорите о том, кто есть на сегодня главный враг народа России. Если мы определимся с этим вопросом, нам затем легче будет работать. Да, на поверхности высшая, ничем не ограниченная, диктаторская власть сосредоточена в руках — уже все это признают — больного человека. Однако все идеи, вся концепция, которой они придерживаются в своих механических действиях, продиктована другими центрами. Она продиктована международным капиталом. И тут смыкаюсь с патриотами: международный капитал сионизирован с головы до пят, но он имеет на сегодня название: Международный валютный фонд, Всемирный банк, Всемирный банк реконструкции и развития. Международный капитал уже схватил Россию за горло. Есть хозяин положения, и есть слуги, которые выполняют его указания. С этой точки зрения какая разница? Сегодня Ельцин, Рыбкин, завтра будет Зюганов, послезавтра Федоров придет, Глазьев, Явлинский, но суть политики останется одной и той же. Политику изменить не дадут. Надо бы увидеть эту тенденцию, вычленить ее, и тогда нам легче бороться, легче искать пути слияния усилий.


[Эдуард Лимонов:]

— Помните, мы пытались с Дугиным все-таки соединить, в частности, вас и Баркашова. И мы пытались это сделать из идеологических побуждений, потому что мы считали, что у нас враг один — Система. Мондиализм, как его называет Дугин, международный капитал, как его называете вы. Мы и сегодня стоим на тех же позициях. Я и сегодня считаю, что такой союз был бы России очень важен.


[Виктор Ампилов:]

— Нас в этом вопросе разделяла одна штука: мы, когда определяем основного врага, сразу обращаемся к пролетариям. Если капитал, то пролетарий, потому что там основная сила. А если другие формулировки, то к великой силе обращаются — к нации. А кто не обращается сегодня к нации? Возьмите Владимира Вольфовича Жириновского. Он играет исключительно на национальных чувствах. Возьмите Геннадия Андреевича Зюганова — он тоже… Я знаю, что это фактор очень сильный, но нация объединяет всех — и Ельцина, и Анпилова, а отношение к собственности вполне определенно. И вот здесь мы не поняли друг друга, и начинаются наши расхождения в оценке глобальных для России явлений. Чеченская война: мы сразу же сказали, что это преступление против народа. И кто ответит в конце концов за кровь русских, которая пролилась в Чечне? За что? Как только мы ответим на вопрос, за что, тогда я готов. А так мы упираемся в формулу, которая чисто риторична: Великая Россия. Я не хочу жить в России, где льется кровь, где правят мерзавцы, где у народа отбирают все — от кинотеатра до земли, где ему не оставляют даже возможности умереть достойно, где его хоронят, как дикарей. Такая Россия меня не устраивает.


[Эдуард Лимонов:]

— Если с Жириновским вас действительно разделяет пропасть, поскольку Жириновский за либеральный национальный капитализм, то с Баркашовым и с нами вас разделяет только отношение, к войне в Чечне. Мы президента не любим и ненавидим, но война, подобная чеченской, есть защита суверенитета русской территории, мы вынуждены были эту войну поддержать. Не Ельцина, а Россию, русскую территорию, русского солдата, который там воюет.


[Виктор Ампилов:]

— Какой это суверенитет?! Если Международный валютный фонд скажет так — делаем так. В Кремль приезжал директор Международного валютного фонда Камдессю, и Ельцин сказал, что они только занимались тем, чтобы ублажить Международный валютный фонд. Вместо того, чтобы заниматься своим народом. Я говорю — давайте объединяться, но жестко объединяться против грабежа нашего народа.


[Эдуард Лимонов:]

— Если будут выборы, то с кем вы будете блокироваться: с Руцким и его «Державой», со Скоковым, Глазьевым, Рогозиным и компанией или с радикалами, в том числе и с нами, национал-большевиками? Если говорить лично, то у нас к вам глубокая приязнь. Я, Дугин или Летов пошли бы в общий список с «Трудовой Россией». А вы взяли бы нас?


[Виктор Ампилов:]

— С Руцким я знаком с тех пор, когда он организовал фракцию «Коммунисты за демократию», будучи членом ЦК вновь образованной Компартии Российской Федерации. Тогда нас на каком-то этапе, прямо скажем, аппарат переиграл. Но помог этому именно Руцкой. Затем Александр Владимирович — мы все знаем это — поддержал Ельцина в августе 91-го г., в июне 92-го года, когда мы стояли в Останкине, именно он сказал, что это не люди, а быдло красно-коричневое. Ельцин в это время был в Америке. Надо спросить, а кто же отдал приказ, чтобы избивать участников пикета? К сожалению, мы не услышали от него слова раскаяния. Нас это жжет. Хотя в 93-м году я поддержал Руцкого, потому что Руцкой на тот момент, в октябре, именно в те дни, парламент, пусть буржуазный, Хасбулатов с его качаниями, с его самолюбованием — были лучше открытой диктатуры Ельцина. Сегодня критика Руцким и советской формы власти, и коммунистов меня не удивляет, он вновь становится идеологически на то, что ему ближе. Господь с ним, пусть идет. Как говорится, каждому свое. Дальше, что касается Скокова, Конгресса русских общин. Судя по тому, как его греет пресса, как его греет патриарх всея Руси Алексий II, это очередной ареал, который Ельцин желает иметь как резервный. Самое главное, в блоке Скокова нас смущает фигура генерала Лебедя. Человек, который в своей книге пишет, что он сам заявил Грачеву, что не будет выполнять приказ Язова. Это и есть невыполнение приказа, высшее преступление для офицера. И вся его последующая деятельность в Приднестровье — к сожалению, его же накачивали, делали из него героя те же газеты «Правда», «Советская Россия», товарищ Зюганов говорил многозначительно о генерале Лебеде, и вместо того чтобы поддержать Приднестровскую республику как надежду на возрождение единой страны, на возрождение Советского Союза — фактически Приднестровье снова отдается на откуп Румынии. Он западник, конечно. Обо всех остальных я мало что знаю. Поэтому я замкнусь на том, что вы говорите о союзе. РКРП на мартовском пленуме приняла постановление приступить к созданию блока «Коммунисты — «Трудовая Россия». С одной стороны, мы полагаем, что это настоящие коммунисты, которые выступают против частной собственности, против эксплуатации человека человеком, за восстановление власти трудящихся, а с другой стороны — «Трудовая Россия», знамя которой способно объединять различные направления. Мы намерены сейчас провести съезд «Трудовой России» и обращаемся ко всем организациям, в том числе и к вам. Давайте входите в оргкомитет съезда, с тем чтобы нам создать блок и подумать, что мы реально можем как блок. Исходя из реальности в регионах, в Москве и так далее. Но вхождение в этот блок, естественно, не может означать для нас отступление от того маршрута, которым мы пошли начиная с 89-го г. Объединить сегодня эти движения полностью, даже коммунистов, невозможно, но объединиться надо ради следующего — ведь Ельцин напуган, он заявляет, что надо вытеснить крайне левых и крайне правых, для него важно вытеснить всех, кто не согласен с его политикой, с политикой Международного валютного фонда. А нам важно, наоборот, ввести сюда тех людей, которые хотят покончить с преступным курсом и восстановить независимость России.


[Эдуард Лимонов:]

— Сегодня ни левые, ни правые радикалы не имеют ни одного блока.


[Виктор Ампилов:]

— Намечается все-таки. Если получится, давайте через съезд «Трудовой России» попытаемся его создать или массово, или редуцированно, сделать немногочисленный состав — это будет зависеть от того, как развивается обстановка в стране. Но давайте — Умалатова здесь стоит, движение «Союз» (Тихонов — Шашвиашвили). Сейчас все тянут на себя Стародубцева Василия Александровича.


[Эдуард Лимонов:]

— Нас кандидатура Стародубцева на пост президента не устраивает, скорее, Виктор Иванович, вам надо это делать, потому что ваше имя — это символ определенный, и среди радикалов у вас имя больше всех раскручено.


[Виктор Ампилов:]

— Я бы сказал так: я не снимаю с себя той обязанности, которую возложил на меня Центральный комитет моей партии. Меня выдвинули кандидатом в президенты. Но если будет такая пассивность, выжидательная позиция партии, то так невозможно идти. Прокукарекали, а что дальше? Я готов сражаться, вести борьбу, мне нечего стесняться. Доходит до смешного — в Цюрихе создан Комитет поддержки избирательной кампании Анпилова на пост президента России, а в России самой — нет.


[Эдуард Лимонов:]

— Ваши прогнозы на будущее: на ситуацию после выборов в парламент, на конец декабря 95-го г. и ваш прогноз на июль 96-го г. — кто будет у власти?


[Виктор Ампилов:]

— Я еще раз скажу, что я понимаю власть как силу, реализующую политический курс. Если говорить о политическом курсе, то мне кажется, что в 95-м году парламентские выборы этот курс изменить не смогут. Будет нарастать поляризация общества, которое так или иначе все равно будет клониться к активным формам борьбы. Прямого столкновения капитала и труда при реставрации капитализма в России не произошло. Однако как общество перешло из состояния капитализма в социализм через кровь, так и впереди все равно кровь, хотим мы того или не хотим. Этот передел общества не может обойтись без состояния войны. Эти реформы, этот курс нас ставят в состояние войны. Мой народ, если хотите, по духу повстанец, мой народ свободолюбив, это Яковлев пытается все время нам навязать концепцию, что Россия — тысячелетняя парадигма несвободы. Он нагло лжет. Наоборот, Россия — тысячелетняя борьба за свободу, это драка. Поэтому нам нужно готовиться серьезнейшим образом к тому, что решающая схватка неизбежна и она впереди. Возможно, эта решающая схватка вспыхнет независимо даже от воли политиков, таких, как я, или деятелей оппозиции. Вся обстановка в России показывает, что ситуация конфронтации и решающего выяснения вопроса «кто кого» может вспыхнуть на периферии. Посмотрите — Воркута, Кемерово, как идет эта глухая борьба мускулов, силы. Даже Ковров объявил советскую власть. Что мы, условно говоря — вся оппозиция, сейчас делим между собой? Нам бы сейчас помочь там реально. Моя мечта, начиная с пикета в Останкине, — хотя бы где-нибудь восстановить кусочек, пусть маленький, освобожденной территории Советского Союза. Ну пусть это будет Крым, пусть это будет Чечня, пусть это будет Ковров, Воркута, если там поднимается то знамя, которое жаждет народ, я говорю: возьмите меня рядовым.

«Лимонка» в хорватов

2 мая 1995 г. хорватская армия пересекла границу Сербской республики Краина в районе автотрассы Загреб—Белград. Эти места легендарные, совсем недалеко к северу по побережью Адриатики — Риекка, она же Фиуме, город в 1919 г. захватил полковник, поэт и итальянский империалист Габриэле д'Аннунцио. В этих местах я воевал в феврале — мае 1993 г. Надеюсь, живы все мои товарищи — боец военной полиции Светозар Милич, рядовой Йокич, командир отряда «откачанных» Милорад Джакович, мои соседи по казарме полковники Шкорич и Кнежевич. Надеюсь, что встретили огнем нашествие искусный воин — сербский Рэмбо — капитан Драган, начальник штаба фронта полковник Тамба. Тяжело приходится им сейчас там, на каменистых плато над Адриатикой, на ледяном ветру и раскаленном солнце. Прет на них, на моих друзей, под знаменами, украшенными шахматным полем, хорошо вооруженное Западом (Германией, Австрией, Венгрией) хорватское воинство.

Народы, говорят нам, не могут быть плохими. Чечены, твердят нам, — прекрасный и храбрый народ, но вот не могут нам объяснить их коварство, разбойничий нрав и жестокость. Хорваты (или кроаты) прославились своей леденящей кровь, исключительной в XX веке жестокостью во время Второй мировой войны. Распиленные младенцы, расколотые искусно черепа, особый кривой нож, называемый «серборез», пристегивавшийся к запястью, около полутора миллионов сербов, замученных в лагере Ясеновац и других лагерях смерти, — вот «подвиги» этого небольшого (менее пяти миллионов) народа. В документальной книге итальянского журналиста Курцио Малапарте «Капут» есть эпизод, в котором глава хорватского государства Анте Павелич показывает автору корзинку, доверху наполненную… глазами, вырванными у сербов. Только этому исключительно изуверскому народу Гитлер охотно предоставлял право быть германизированным. Единственному среди славянских народов. Хорваты воевали против России и, по свидетельству очевидцев, отличились у нас чудовищными зверствами. Украинские крестьяне предпочитали немецкую оккупацию хорватской. Немцы — расстреливали, хорваты — медленно, изощренно убивали. Двойное влияние Турции и Германии сформировало в этом народе особое изуверство. В VII веке пришедшие из Карпат хорваты образовали свое государство. В 1102 г. они попали под регентскую власть Венгрии. Впоследствии были провинцией Турции, а в XVII веке возвратились под австро-венгерскую корону. В 1941 г. независимое хорватское государство смерти было образовано. Воинствующие католики, хорваты убивали во имя религии и, очевидно, просто из удовольствия — потому что не могли иначе. Так что злобные народы существуют. Тогда, в феврале 1993 г., на позициях у села Смильчич и близ села Наранджичи на могучем ветру со стороны Новиградского моря мы задержали их. А в мой день рождения я палил по ним, засевшим в селе Кашич, из русской гаубицы образца 1938 г. двадцатидвухкилограммовыми снарядами. Артиллерией тогда на этом участке фронта командовал подполковник Узелац. Это Узелац два раза разрушал их понтонный мост через Новско Ждрило — узкий пролив, знаменитый на весь мир мост у Масленницы. 2 мая 1995 г., отвечая на нападение, краинские сербы ударили ракетами по Загребу. Подполковник Узелац, друг мой и брат, надеюсь, сделал это, скомандовал: «Пали!»

Хорваты дружат с германцами. Нам они не друзья. Хорваты отличные солдаты, но убивать их можно, и сербы храбрее их. Злобные народы есть. Один из них — хорваты. Пусть дети их родятся беспалыми.

Шухеру наделали

По деревне мы пройдем,
Шухеру наделаем,
То корову поебем,
То козу заделаем.

Казалось бы, так, мимоходом, для куражу, ан нет. Шухер, вызванный в политическом мире президентским вето, наложенным на «Закон о выборах», — продуманное действие, рассчитанное на то, чтобы обрезать самые сильные фракции в Госдуме: КПРФ и ЛДПР. 150 депутатских мандатов на всю ораву — не густо; в результате, если в выборах будет участвовать десяток избирательных блоков, в среднем на каждый перепадает по 15 мандатов. Даже если КПРФ и ЛДПР окажутся почему-то много милее избирателю, то и тогда численность их фракций будет колебаться около отметки 30. Вдвое меньше мандатов, чем сейчас!!!

Президент воистину воткнул им нож в спины: Зюганову и ВВЖ. Особенно ВВЖ, ибо у последнего в 1993 г. по одномандатным округам прошли всего два депутата… «Вето» самодержца всея ОМОНа, МВД и Таманских и Кантемировских было, конечно, самым сильным шухером двух последних недель. К войне в Чечне обыватель привык. Листьева переварили. Сейчас хоть каждый день по Киселеву или Митковой отстреливай, никто и ухом не двинет. Я думаю, НАШЕГО самого толстокожего в мире обывателя даже ядерной бомбой не проймешь. И очень понятен становится цезарь Сталин, муж мудрый и решительный, который за сдачу в плен или расстреливал, или в ГУЛАГ отсылал. Обыватель очень любит сдаваться. Цезарь Иосиф это знал.

«Лимонка» в мирную жизнь

У нас кое-как, отмахнувшись от войны, не обращая внимания на обездоленных, создали подобие мирной жизни. Особенно заметно оно в Москве. Идешь по Арбату, как будто по захолустной Америке 60—70-х гг.: миловидные волосатые юноши, девушки, одетые в смешные, чепушиные наряды… Поют всякие тупые глупости, на 20–30 лет опоздав во времени. Безмятежно играют в хиппи и панков, в кого угодно, только не в себя, в русскую молодежь 1995 г. Идиотизм ситуации в том, что живут они в безумно оригинальное, неповторимое время русской смуты, а подражают вялым подростковым модам провинциальных, задушенных скукой американских городков. Основная масса русской молодежи 1995 г. удивительно бесхребетна и покорна, удивительно лишена своего стиля жизни, удивительно НИЖЕ времени, в котором живет. Охотно понимаю, что не всем нужна и близка политика, но не понимаю, как можно, живя на вулкане, не чувствовать горячей лавы под ногами и не создать свой тревожный стиль: поведения, одежды, музыки, пристрастий. СВОЙ СТИЛЬ, который подмял бы под себя и вялую хипповатость, и слезливую истеричность панка, и канцелярскую пиджаковость «умных» студентов. Ничего не создано нового. Уйти от вызова, брошенного героическим временем, спрятаться в скорлупу прошлого есть не только грех, страх, тенденция молодежи. Взрослая Россия, политически и экономически, замахнувшись было на революционные изменения, также перепугалась и попятилась в привычные формы. Чиновник из прошлого: Рыбкин, бывший секретарь обкома, бывший секретарь КПСС Зюганов — все они не просто выбраны нашим избирателем, но есть символы его страха перед новым, революционным, своим. Страшно создавать, куда спокойнее ринуться назад, в привычные формы. 43 % опрошенных родителей сказали, что хотели бы, чтобы их дети жили при социализме. Тут не социализм как политический строй они имели в виду, но хотели бы, чтобы дети жили в привычном ПОКОЕ, в тех общественных формах. Кое-как соединяя несоединимые части общества: рабочих и бюджетников, не видевших денег месяцами, и лопающихся от жира «новых русских» и старых чиновников власти, — стремятся установить СОГЛАСИЕ. Э нет, господа! Никакого согласия на условиях вопиющего неравенства у вас не выйдет. Такое противоестественное согласие просто не может установиться, удержаться. России от революции не отвертеться. Никак. Точнее, ей не отвертеться от нескольких революций сразу. России не отвертеться (можно только затянуть процесс, вставляя в колеса всяких Руцких да Зюгановых) от создания новых форм. Прежде всего придется создать новый общественный строй (да, хмурые дяди из КПРФ, реставрации вашего строя не будет) — национальный русский социализм. Бросив свои игрушки, гитарки и тупые песенки, его придется создать молодежи, а для этого ей самой предстоит переродиться, переплавиться, хочет она этого или нет, стать взрослой. Быть маленькими подражателями веселеньких детишек из американской провинции скоро станет невозможно, да и сегодня просто стыдно. А наши взрослые, кажется, ни на что абсолютно не способны, кроме чиновничьих талантов подставления подножек соперникам. Поэтому молодежи придется переродиться. Ибо повсюду сидит тупая вялая сволочь, знаменитая только толщиной да умением ткать интриги. Да связями в руинах структур прошлого общества, позволяющими им быть выбранными трусами-избирателями. Кстати, Ленина никто бы не выбрал в Госдуму сегодня. Вид у него непривлекательный, росточек всего 163 см, говорить хорошо не умел, как оратор уступал не то что Керенскому, но и рядовым демагогам. А уж экстремист был хуже некуда. (Слава богу, он выборов не стал дожидаться!) Молодежь играет, взрослые совершают катастрофу. Согласие для России — это еще один застой. И застой не прошлый, в богатой, еще не разрушенной стране, но застой в стране обескровленной, ампутированной. САМА идея согласия должна быть удалена из политического словаря 1995 г. Никакого согласия, нужны конфликт и революция. Когда я слышу, как студенты всерьез занимаются дисциплинами типа «маркетинг», мне хочется обозвать их тупыми коровами. Когда я слышу, как двадцатилетние парни в детских нарядах завывают на Арбате, мне противно. Потому что вы не участвуете, не хотите стать взрослыми и взять на себя ответственность за страну. Похабные толстозадые мужики в Кремле и Белом доме сели на эту страну и гонят ее к гибели. Трусливые дети, бросьте игрушки, созидайте Национальную революцию! В любом случае что ждет вас в обществе согласия? Мелкая должность, жена, детишки, алкоголизм, серые будни. В эпоху войн и революций маршальские звезды в пределах досягаемости каждого подростка. А у нас все еще такая эпоха.

Ничего нового

Западным державам не терпится увидеть сотни и тысячи своих солдат в гробах. Потому они подтягивают войска на Балканы, поближе к Боснии. Первыми прибыли «англичане». Этих давно не пи…ли, у них не было ни своего Алжира, ни своего Вьетнама. Третьей мировой в Боснии, может быть, и не будет, но хорошая многонациональная мочиловка обеспечена. Организация Объединенных Наций еще раз доказала (как когда-то в Корее), что она, по сути дела, преступная организация — Murder Incorporation, выбирающая себе в жертвы целые страны. НАТО завидует преступной славе ООН. В России удушливая жара, и война в Чечне не колышет уже никого, даже Ковалева. Правительство нахально врет, что остановило падение рубля, хотя и швейцар самого захудалого банка знает, что рубль продолжит падение через месяц. На Сахалине землетрясение. Дума не хочет «товарищ Парамонову». Даже активность Жириновского резко спала. И только ВЫБОРЫ волнуют политический класс. Многие десятки тупых, но настойчивых мужиков организовали каждый свой избирательный блок. Приехал Элтон Джон — корова. Телевидение совсем скисло. Про фашистов давно ничего не показывали — потому и скучно. На самом деле только они всех интересуют. Только их все и ждут. Без фашистов скучно. Не проживем.

«Лимонка» во временное правительство

Тело России прикрыто зеленью, и потому выглядит она весной и летом поприличнее. Набиты битком пригородные электрички, бомжи кое-как отмыли зимнюю грязь в грязных реках, приоделись девушки — и новые десятки иностранных фирм, сняв заборы, обнажили сияющие стекла и веселые стены. Однако трагедия продолжается — неумолимая, ежедневная, чавкая, пожирает Россию беда.

Остановлен был 5 июня «Кировский завод» в Ленинграде — якобы до осени. Еще пару лет назад он выпускал 20 тысяч машин в год, в прошлом году едва выпустили тысячу. Остановлен завод, всего лишь один скандал в десятках тысяч скандалов, составляющих российскую трагедию. Циничные экономисты утверждают, что даже если все производство в России остановится, мы будем жить. Продавая природные ресурсы и закупая на них «Мерседесы» для богатых и дерьмовые продукты для бедных, Россия будет жить, и социального взрыва не произойдет. Вот так, товарищи Нина Андреева, Анпилов, Шеин и другие.

Правительство самодовольное и похабное. Президент, удерживающийся четыре года у власти всеми правдами и неправдами, нарушивший и все предвыборные обещания, и все нормы человеческого поведения. Беспредельные цены, безумные налоги, настолько преступные по отношению к трудящемуся, что нужен будет впоследствии Нюрнбергский процесс над авторами. Что, например, такое 23 %-ный налог «на добавочную стоимость»? Вот я, гражданин Эдуард Лимонов, не имея даже квартиры, даже места, где прописаться, решительно не понимаю, за что и кому я плачу эти добавочные 23 % из моих денег. И что я получаю от государства взамен за мои деньги? Ничего. Круглый ноль. Единственно, что я пользуюсь метро, но и за него, за каждый проезд, я плачу свои 600 рублей. Добавочная стоимость, мать вашу… Налоги должны идти на общее дело, на общество, а власть лишь грабит и разоряет общество. И меня среди других. И прошлая советская власть не сделала для меня ну ни на копейку, ничего. И эта, подлая, только берет, берет, берет. От нас. Раньше брали и воровали тоже, но хоть вооружение строили, а сегодня мы с вами, граждане, финансируем своим трудом жирную жизнь толстых свиней — «новых русских».

«Социального взрыва не будет», — потирая пухлые ручки, радуются Гайдары. «Революций не будет», — вторит им с удовольствием красная буржуазия — зюгановцы и всякие тучные аграрии.

Мой русский народ что, труслив? — спрашиваю я себя: Но нет, я видел мальчишек у Останкина, бесстрашно бежавших под огнем с бутылками бензина. Русский народ, почему ты не дашь знать свиноподобным «новым русским» и их власти, чтобы они надолго не устраивались? Что бесконечно их праздник продолжаться не будет. Что нестабильное общество с тремя миллионами супербогатых и 147 миллионами из кожи вон вылезающих, чтобы выжить, — конструкция нежизнеспособная, хоть увеличивай Службу безопасности президента до миллиона голов тонтон-макутов.

На той неделе я был на приеме у одного генерала от безопасности. Его секретарша спросила меня грустно: «Что, вы думаете, со всеми нами будет?» Я отшутился, заметив, что это я должен обратиться к ним с таким вопросом, они должны знать больше, чем я. Секретарша развела руками: дескать, откуда нам знать.

Страх гуляет в коридорах власти. Затхлый ветерок страха. Знают, что где-то сорвется один камешек и начнется обвал. В Крыму ли найдется флотское подразделение и откроет огонь по наглым украинским национальным гвардейцам, бесчинствующим в городе русской славы; УНА — УНСО[1] ответят, и никакие силы не остановят тогда конфликт. В Казахстане ли, перегревшись от жары, кучка националистов-казахов нападет на казачий хутор, и, не дай бог, будут жертвами женщины и дети, пойдет полыхать огонь конфликта. Или случится, что Москве не поставят хлеба…

Страхом пахнет Москва. Здесь скопилось столько сволочи, которой есть что терять, что, если бы существовал какой-то «страхоопределитель» типа счетчика Гейгера, стрелка металась бы у красной черты.

Будут выборы, если будут. Будут результаты. И временное правительство опять не подаст в отставку, как полагалось бы. И какое бы из выборов ни образовалось парламентское большинство, оно не сформирует новое правительство. Не дадут. Не позволят. Потому что мы живем в тирании. Временное правительство захватило себе постоянную власть. Обманув избирателей фальшивой программой, Ельцин провел за своей спиной к власти узурпаторов, представителей подавляющего меньшинства нации. Им приглянулась власть. И они выкинут все, что угодно, чтобы остаться у власти. Чем дольше они не уходят, тем вероятнее приближают конфликт — гражданскую войну. Сегодня я готов на союз даже с Жириновским, против которого столько выступал, лишь бы убрать временное, пустившее ядовитые корни правительство. Нужен суперблок радикальной оппозиции на выборах 17 декабря. Жириновский — Анпилов — Лимонов — одна борьба!

Черный список народов

«Плохие» народы существуют. Коллективная вина народов существует. Сталин был прав, наказав малые народы за их военные преступления, совершенные на стороне гитлеровской Германии. Да, чечены и ингуши подло убивали наших красноармейцев, да, крымские татары делали это. И если это делали не все их соплеменники до единого, то большинство выступало против русских с оружием в руках. Только в Чечено-Ингушетии уже в 1937–1939 гг. существовало 80 вооруженных банд, убивавших русских. Попытка создания кавказской дивизии закончилась тем, что весь ее состав, три тысячи человек, разбежался, прихватив с собой винтовки.

У нас есть счеты к чехам и словакам, ибо десять тысяч этой сволочи («чехословацкий корпус») хозяйничали в Гражданскую войну в Сибири, грабили, убивали, вешали равно красных и белых (вспомним трагедию генерала Владимира Каппеля, его чехословаки выкинули, раненого, из эшелона) и сибирских крестьян. То, что эти гады творили в нашей Сибири, с лихвой оправдает десяток будущих вторжений в Чехию и Словакию. У нас есть счеты к прибалтам: кроваво поучаствовав в нашей революции и нашей политике (вспомним «латышских стрелков»), они теперь вякают о «русской оккупации» и создают расистские антирусские законы. Но не будет вам покоя никогда: грозный и могучий сосед однажды в плохом настроении даст вам по головам и напомнит о справедливости. Шестеро из дюжины расстрельщиков в Ипатьевском доме были «латыши», мы будем помнить это и в XXXI веке!

Так называемые депортации были акциями справедливого возмездия. Мудро поступил Иосиф Сталин, знавший Кавказ. Жаль, не довел дело до конца. У России нет друзей. Мы любим наших союзников, но наши враги (будь они храбрецы или мерзавцы) должны быть замирены или уничтожены. Наши предки знали это. Генерал Ермолов выселил ингушей в 1830 г., сказав, что «ингуши не подлежат перевоспитанию».

«Лимонка» в зверей и их обожателей

Трагедия в городе Буденновске завершилась с совершенно неожиданным результатом: звери, палачи русского народа во главе с Басаевым, понравились нашим либералам, их газетам и даже некоторым оставшимся в живых заложникам. Сотня свежих могил на кладбище Буденновска забыта, поблекла перед «подвигами» двуногих зверей, еще недавно учившихся в наших вузах. Психопаты из мазохистской интеллигенции расширившимися в обожании зрачками наблюдали убийство достойными представителями «малого народа» наших раненых летчиков, наших контрразведчиков, наших безоружных русских. Ну вы и мразь, господа! Обожание палача — известная в психиатрии болезнь. Она была широко распространена полвека тому назад на оккупированных территориях. Часть наших соотечественников, что грех-то дальше таить, находила немцев куда более симпатичными, более цивилизованными, подтянутыми и дисциплинированными, чем своих, русских. Мы знаем, как эта самая часть кончила. Кто в петле, кто у стенки, кто в лагере. В свое время в Соединенных Штатах мне привелось встретить нескольких таких обожателей, овощами доживали они блеклые дни в захолустных городках. Вот и вы, господа обожатели независимости малых народов, — пройдете тот же путь. У них есть, считают они, оправдательные обстоятельства. Якобы, если бы Россия не начала войну в Чечне 11 декабря 1994 г., можно было бы избежать трагедии Буденновска. А вообще, говорят они, нужно было по-иному вести себя России всю ее историю. Не следовало еще в XVI веке гребенским казакам (в основном — беглые люди из Рязани) осваивать предгорные равнины Центрального и Восточного Кавказа, селиться по правому берегу Терека, на берегах реки Сунжи. А позднее, в XIX веке, генералу Ермолову не следовало покорять Кавказ… Если послушать либералов-мазохистов, именующих себя «гуманистами», России вообще не следовало вылезать из Москвы, Владимира и Суздаля. Но история создается не либералами, а людьми с живой и горячей кровью, и потому неутомимые русские люди шли в Сибирь и на Кавказ и приносили туда русскую цивилизацию буквально на подошвах своих сапог. То, что некоторые кавказские племена живут разбоем за счет соседей, ни для кого не было секретом ни в XVII, ни в XVIII веке. Чечены сделали разбой своей племенной профессией. От них немало страдали мирные тогда грузины и осетины и другие народности. История с географией сплелись и сделали так, что русский народ пришел на Кавказ, и для большинства населения Кавказа это было благом, ибо непрестанные набеги жестоких южных соседей — иранцев опустошали Кавказ, а русское северное «иго» нести было в сотни раз легче, оно выражалось всего лишь во взятии земель под высокую руку его величества государя императора всея Руси. Местная аристократия оставалась на местах. Но, конечно, коммерция разбоя разбойных племен не поощрялась. И задолго до Сталина Сибирь постепенно наполнялась представителями кавказских нацменьшинств, не желающими отказываться от традиционных промыслов. Черкесы, чечены, ингуши — часто встречающиеся персонажи сибирских романов, ссыльные бандиты. Нужно понять одну простую вещь: история есть постоянная откровенная борьба не на жизнь, а на смерть между народами. Борьба кровавая, а выживает в ней всегда сильнейший. (А сильнейший не всегда самый крупный.) В XVI веке Россия и Польша были конкурентами и часто — не в пользу России, но Россия стала Великой державой, а Польша — никогда уже не станет. В истории не плачут о чужих интересах, и как бы ни был в свое время симпатичен русским дворянам и поэтам Наполеон, русские воевали против него жестокую войну. К тому же он ворвался к нам в Россию захватчиком. Горные же «герои» со странным чувством чести, позволяющим демонстративно убивать раненых и заложников, и вовсе должны быть встречены только огнем из установок «град». Наверняка трагедия Буденновска ожесточила наших русских солдат в Чечне, и теперь у них рука не поднимется взять в плен врага. Да и не нужно. Такой враг понимает только жестокость. Предложение терского казачества о взятии в заложники чеченских женщин и детей неприемлемо, конечно, где-нибудь в Париже, но в контексте кавказского изуверства — отличное предложение. Следовало его принять. Нашла коса на камень. Исторически чечены считают, что русские перед ними виноваты: дескать, мы их завоевали. Но ведь все кого-то когда-то завоевали, в том числе римляне когда-то завоевали всех, татары завоевали нас, русских, потом мы их, и т. д. При каждом удобном историческом случае чечены пытаются отомстить русским, в войну 1941–1945 гг. они служили Германии против России, в 1991 г., воспользовавшись слабостью власти, они пошли по антирусскому пути. Они грабили, унижали, убивали русских в России и убивали их в Чечне. Так чего же они хотят?! Так и будет продолжаться эта нехитрая звериная политика по принципу «Ты умрешь сегодня, я — завтра». Или они должны смириться с неудобным соседом (но бывают куда худшие), или улететь в Турцию всем народом, или погибнуть. Буденновск, как Орадур или Лидице, — город-мученик, русские националисты, мы сделаем его своим знаменем. Чечены сделают в конце концов и нас чеченами. Мы станем такими же зверьми, как господин Басаев. А гуманисты-мазохисты сегодня существовать не могут. Или ты русский, или предатель. Наблюдатель, обожающий врага, — тоже враг.

Клубок червей

Что случилось за последние две недели? Много чего было. Шерочка с машерочкой летали в космос — янки с русскими. Никому это не нужно и не интересно, кроме СМИ, но долго и нудно все это обсасывалось. Рубль наконец взяли на поводок. Поздно, и поводок длинный. Испугались, что, потеряв и накопленные доллары, совсем уж рассвирепеет обыватель и не выберет черных мырдиных в декабре. Сдают Чечню. Поспешно, почти не ставя условий. В прямом и переносном смысле переступив через огромное кладбище русских, загубленных на этой войне. Сдают, думая, что получат мир и спокойствие ценой бесчестья. Нет, гады вы толстожопые, позорные советские шкуры в чиновничьих костюмах, мир получают победой оружия. Госдума то трусит, то наглеет, как и положено этой сволочи. Где ты, прекрасная ясность — патриоты против демократов — расстановки сил 1992 г.? Сегодня и Дума, и власть — один клубок червей, перепутавшийся настолько, что не понять, с кем червь отдельный. С кем, например, Рыбкин? Или даже герой наш Невзоров? А Бабурин — чего, да и есть ли Бабурин? Побледнели, надо сказать, и усохли многие полнокровные герои 1992–1993 гг. Сегодня ясно, что с выстрелами октября 1993-го закончилась целая эпоха. Лебедь убыл из Приднестровья, и оказалось, что там нет проблем. Теперь появятся проблемы в Москве, куда он переехал. Борис Николаевич, президент, не подает сигналов, и жив ли он? Все на дачах. Россия задремала на время над чайными парами на комариной даче. Лишь «Скорая помощь» работает. Вот бы проснулась и червей передавила Россия. И было бы много работы докторам и моргам. А простым людям было бы что смотреть по телевизору.

«Лимонка» в племя Черномырдиных

Телевизор ежедневно свидетельствует, что развитым человеком премьера назвать трудно. Говорит плохо, мысль беспомощно ходит кругами, повторяя одно и то же. Как все бывшие партийные и советские руководители, человек он неталантливый, отсталый и недалекий. Как Горбачев, как Ельцин. Неотесанный, говорили раньше. Отесанность обыкновенно приходит в общении с книгами и с умными людьми, а где было их взять в жизни Виктору Степановичу, родившемуся в казачьей станице Черный Отрог Оренбургской области в семье шофера? Армия, политехнический институт в Куйбышеве. С 29 лет на партийной работе, связанной с газом-нефтью. В 1985–1989 гг. — министр газовой промышленности. В 1989 г. министерство было преобразовано в газовый концерн «Газпром», а Виктор Степанович ловко стал председателем правления концерна. По данным на 1993 г., «Газпром» контролировал девять бирж, восемь совместных предприятий, семь российских коммерческих банков и один зарубежный, две офшорные компании в Лихтенштейне. Имеется дочерний концерн «Росшельф». Концерн продает газ без посредников за границу, имеет два европейских торговых дома. Сын Черномырдина (у него их двое, какой из двоих?), согласно недавней статье в «Нью-Йорк таймс», владеет единолично контрольным пакетом акций «Газпрома». Неплохо для внука водилы машинно-тракторной станции из оренбургских степей.

И все было бы ничего, можно было бы восхищаться расторопным Виктором Степановичем, если бы не одна деталь: все это взято у нас с вами, это было НАШЕ имущество, а прыткий В.С., поблескивая не то армянскими, не то неизвестно какого происхождения нерусскими очами, вскочил на холку нашей экономике и впился зубами в лакомый кусок. Всего лишь бумажку переписали, и министр стал председателем правления. Потому столь часты у премьера (не менее часты, чем у Гайдара) заклинания: «революционных изменений не будет, не будет, не ждите…» Именно заклинания, ибо повторением этот «новый русский» капиталист и старый партийный номенклатурщик старается заговорить революцию, остановить справедливость.

Похабный режим похабных людей. Демократы, у которых их демократию, как самолет, угнали чиновники — все эти Викторы Степановичи и Иваны Ивановичи ненавидят, я так полагаю, нынешнюю власть еще больше, чем патриоты. К нашему национализму чиновники только примериваются, украли несколько лозунгов, вот войну начали, решили стать крутыми «наци», но не получилось, струсили. Национализм им не по кишкам. А демократию ух как возлюбили, червями изъели все нутро демократии. Сверху вроде демократия, а внутри черви — партийные чиновники, сволочь клубится. Бедные, бедные побежденные демократы, даже прослезился бы по их поводу, если бы не чудовищный вред, причиненный ими России.

Если кого интересуют причины моего конфликта с Прохановым и ссоры газет «Лимонка» и «Завтра», хочу удовлетворить ваше любопытство. Это не спор людей, но спор идей. Проханов, выступая против чиновников у власти, поддерживает чиновничью сволочь из оппозиции. Людей таких же, тех же: аппаратчика ЦК Зюганова против аппаратчика Ельцина, Лукьянова против Черномырдина, тошнотворного Петра Романова против столь же тошнотворных Сосковцов. Я говорю: «Вся чиновничья партийная сволочь никуда не годится, этот класс губит Россию». И иначе никогда не, будет. Беспомощные в идеологии, тупые, медленные в политике, они иначе не могут. Ибо партийно-хозяйственная советская номенклатура подбиралась по степени послушания и бесталанности. Нужно убрать красных бояр от власти и из политики — совсем, всем классом.

Капиталист Черномырдин струсил, как и положено ему такому, позволил уйти живыми двуногим зверям, загубившим жизни 107 русских заложников, и ведет переговоры с расчленителями трупов, массовыми убийцами. Он отдает Чечню, уже освобожденную кровавой ценой жизней более чем 1.500 русских мальчиков. Не снятся вам, красный буржуй Виктор Степанович, кровавые мальчики? Рядовые из Рязани и Вологды?.. На смену Виктору Степановичу рвутся чиновники-патриоты. Те же рыла, только сбоку бантик. В личной подлости Зюганова и верхушки КПРФ я убедился сам, на своей шкуре. Мне ненавистен весь этот класс — властвующие чиновники, так же как их близнецы-братья — патриоты. Мне ненавистны эти люди, даже партийные костюмы их, их брюха, их седые патлы ненавистны. Они — пожиратели моей Родины, прошлые, настоящие и будущие. В гражданской войне крови и духа племя Черномырдиных / Зюгановых / Рыбкиных будет противостоять племени Летовых / Дугиных / Лимоновых… Кто кого — вот в чем вопрос для будущего России. Мы — честные. Они — жулье. Мы болеем Россией, они ее грабят и унижают. Старую крестьянку из Ивановской области, из глухой деревни телелюди спросили, за кого она будет голосовать. «За самого верного, за самого правильного», — сказала крестьянка в камеру. «Да вот кто это — мы не знаем, — прибавила она. — Мы люди темные, кто бы подсказал нам».

Я тебе подсказываю, бабка. Как видишь харю с костюмом, знай, что это барин, бывший начальник, — голосуй против. Никогда не ошибешься. Против племени Черномырдиных — и трехцветных, и красных.

Белое солнце июля

«Переговоры» с побежденными в Грозном, где победители униженно соглашаются на все условия вооруженных персонажей массовки «Белого солнца пустыни», шокируют всякого здорового русского. По всем законам РФ все эти типы должны бы быть арестованы на месте. Но нет, обрюзгший Вольский послушен им. Русские солдаты, омоновцы, спецназовцы присутствуют при этих диких событиях, не веря своим глазам. Власть сошла с ума. (Впрочем, не только она. У нас Марго Фюрер сошла с рельсов. Почитайте ее «О божественных кишках». На что намекает? Ельцин исчез. Один Черномырдин. Зауряднее Ельцина — «новый русский». Кавказского вида бизнесмен. Ни божества, ни вдохновенья.)

Принят Уголовный кодекс, где дают до трех лет, если перевернешь урну на демонстрации. В новом УК уделено диспропорциональное внимание демонстрантам. Страшно боятся их власть и депутаты. Есть такая мода — в революциях носят на пиках головы. А демонстрация может перейти в революцию. 3 октября 1993 г. почти перешла.

Вот сербы душу радуют. Международное сообщество и боснийские мусульмане так их достали, что они перестали себя сдерживать и взяли Сребреницу, взяли Жепу и, очевидно, возьмут Гораждэ. Генералу Младичу и президенту Караджичу — огромный привет. Хотелось бы к вам туда, в ваши горы. Но у меня тут свой фронт. Растянутый и сложный. Московская война против всех.

«Лимонка» в парламент

Шестимесячный зазор между датой регистрации федерального статуса партии или политического движения и датой проведения выборов, оказалось, был изобретен не властью, не Центризбиркомом, но господами депутатами! Таким образом они хотят обезопасить себя от возможных конкурентов. Вот мерзавцы! Вначале, впрочем, был предложен даже десятимесячный зазор. Однако, поразмыслив, вспомнили, что нескольким распавшимся фракциям Думы (в том числе «Яблоку» Явлинского) требуется перерегистрация, и подсчитали, что им, ловкачам и махинаторам, потребуется на эту операцию четыре месяца. Вздохнув, пришлось придвинуть барьер на шесть месяцев. О, как они не желают допустить к власти других! По воле дезориентированного избирателя в парламенте оказались вовсе не те люди, которые нужны России сегодня: в основном чиновники бывшего режима (и незначительное количество урловых бизнесменов). Когда общество не устроено, преждевременно и бесполезно избирать чиновников. Нужно вначале устроить общество наилучшим образом. Сейчас оно устроено наихудшим, устроено несправедливо, в пользу меньшинства. Более того, даже политический строй России не определен, не назван. Границы страны также не определены. В таких условиях должно выбирать людей, способных к устроению общества и страны, т. е. людей умных, талантливых, вдохновенных и опытных именно в этой области — в области социальных идей, по которым общество строится, недаром ведь Гитлер был художник, а не чиновник, Муссолини был страстный журналист. Ничего этого не произошло. Русский человек — самоуправный и недоверчивый. Он движим подозрением. Как оказывается, что он неизменно выбирает не тех, попадает пальцем в небо? По всей вероятности, потому, что русские выработали за столетия тяжелой своей истории пиетет к должности. Ценится не разум, не опыт, но ищут привычно должность — бывший секретарь, бывший прокурор, бывший генерал. То, что носитель должности может быть остолопом, мою горячо любимую нацию, кажется, не смущает, или же избиратели забывают об этом на время выборов.

Совет Федерации еще позорнее Госдумы, он являет собой целое стадо замшелых зубров — князьков из регионов. На хера попу гармонь, спрашивается, а жителю России 1995 г. стадо бывших партийных чиновников? Россия живет в 1995 г., а эти люди в лучшем случае из года 1965-го. Чем они могут быть полезны?

У нас никогда не попытались выбрать способных, умных, понимающих. Россия — единственная страна, в парламенте и правительстве которой нет бывших эмигрантов. Везде есть — в Польше, в Сербии, в Венгрии, в Хорватии, в Эстонии, — во всех экс-коммунистических странах Восточной Европы. А в России нет. Будучи сам человеком, проведшим около 20 лет за пределами России, я размышлял об этом феномене. Почему? Ведь несомненно, что пожившие на Западе соотечественники приобрели уникальный жизненный опыт. Их уникальное знание всего мира могло бы пригодиться России. Ведь пригождается же оно другим странам, живущим много лучше нас. Если маленькая Эстония имеет военного министра — эстонца из США, то почему Россия постыдно отвергает своих соотечественников? Самое странное, что даже «демократы» во время своего недолгого доминирования Ельцина, пытаясь переделать Россию в Запад, и не подумали подвинуться и дать место тем, кто его знает, кто жил там десятилетиями. Напрашивается мысль, что избиратель просто идиот, лопух какой-то, половая тряпка, а не человек, если умнейший Александр Зиновьев не впечатляет его никак, а впечатлил рослый увалень экс-секретарь Ельцин.

Умных надо выбирать, кретины, а то так и будете жить в говне и склоняться перед каждым хулиганом! Опыт якобы новой политики — банда Жириновского тоже не радует. Избиратель прошляпил и тут — за широким тазом хитрого и горластого Жирика не заметил прошедших в парламент на цырлах «новых русских», ребят наглых, беспринципных, голодных до жизни и благ, но, увы, недалеких. И несущих России незавидное будущее еще более разворованной страны. Уж очень они голодны. И потому выбор у избирателя не легкий — старые привычные чиновники или «новые русские». Есть, однако, еще выбор: радикалы, левые и правые. Это в основном свежие люди, хотя и среди них есть «чайники», особенно среди представителей мелких правых партий, из тех, кто до дури в башке рассуждает о солнцевороте и в какую сторону лучше вертеть свастику.

Национал-большевистская партия, во главе которой я имею честь быть, организация новая. Однако мы уже обрастаем, как снежный ком, региональными организациями по всей России. К нам (единственным из всех партий!) пришли и идут люди из культурного авангарда (совсем недавно нас поддержали Курехин и Африка), у нас отличное будущее. Избиратель, придурок, если ты хочешь жить, то голосуй за НБП, пусть ее представители войдут в парламент России. Зажав носы, потому что чиновники смрадно гниют и воняют.

Страна как гулящая девка

Дудаев сменил педерастического своего представителя на «переговорах» Имаева на другое чеченское лицо. Президент Борис Николаевич так и не появился вживе, лишь перед телекамерами да фотографией присутствует в стране. Депутаты Госдумы нагуливают жиры перед выборами, обещающими быть похабными и сытыми. Дачи переполнены, у комаров пиры и банкеты. Страна, как гулящая девка, наебавшись, пьяная, похрапывает. Но там, у самых границ, на чеченских постах, в горах Таджикистана и здесь, в пыльной Москве, уже ЕСТЬ эти сотни бритых мальчиков — солдат НАЦИОНАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

«Лимонка» в толпу

Эх, козлы вы, козлы, и умрете козлами, и дети ваши ими будут. Послушные, стадом, вы прете, куда вас гонят, и считаете, что это ваша собственная воля бежать туда. До 1985 г. вас гнали пастухи КПСС, теперь гонят вышедшие из тех же пастухов пьяницы, воры, мерзавцы и дегенераты, клянущиеся демократией. И прет толпа в стоптанных башмаках по пыльным улицам России, бедная, плохо накормленная, злая, грубая, но послушная толпа людей-козлов. «Честь» — да о таком они и не слыхивали. «Взбунтоваться» — как же им можно, ведь для бунта нужно испытывать сильные чувства, а откуда у них такие возьмутся? Толпа «россиян» будет жить послушно при любом режиме, вытерпит любое тысячекратное повышение цен, в то время как арабы в каком-нибудь Тунисе пойдут громить магазины, если цены на муку повысятся всего в два раза. Полиция будет стрелять, но арабы будут яростно громить. Почему вы такие? Покорные и послушные, мужики, бабы? Послушные тупые студенты, послушные тупые рабочие, послушные тупые офицеры? Да хоть раз рассердитесь, дайте знать, как вы злы! Козлы!

Под вечер 2 августа орут, шумят пьяные ВДВ по Москве. Да какие же вы ВДВ? Да ваши тельняшки только водкой омочены, бабы вы, а не мужики! Если такое терпите. Адмирал Балтии может весь Крым и всю Южную Украину заставить гопака плясать, а он в Москве с соседями воюет, ругается. Да вспомни ты флот, адмирал! Козлы, а не русские. Толпа, а не нация…

Чем хуже, тем лучше

Тридцать боевиков-чеченов сдали оружие в образцово-показушном селении Санджак, и 25 чеченов из добровольного отряда местной охраны получили на руки это же оружие. Наверняка чечены те же самые или их братья. Можно только выругаться. Центризбирком начал регистрацию объединений и блоков, намеревающихся участвовать в выборах. Выборы обещают быть еще похабнее, а Дума, которая возникнет, еще ничтожнее. Будет три или пять Марычевых, двадцать два Жириновских (он, говорят, поставил в список ЛДПР всех своих родственников) и триста Иванов Рыбкиных, похожих друг на друга, как акулы. Во будет Дума, уже противно.

Стране нужна не Дума, но нужно свести счеты. Тем, кто не хочет революции, хорошо сейчас (Черномырдину — он премьер, а его сын фактически владелец «Газпрома»; Зюганову, Гайдару — с ними тоже все в порядке), а нам, у кого ничего нет, нужна революция. Потому: поддавайтесь на провокации! Чем хуже, тем лучше! Хватит быть осмотрительными! Мне приснился сон, что звери взбунтовались и вышли из клеток. Мне приснился бунт зверей.

Терроризм в России неизбежен

Читатель заметил, конечно, что в последних номерах «Лимонки» все чаще и чаще встречаются материалы о терроризме. Да, мы помещаем такие материалы неспроста. Дело в том, что мы твердо верим (хотя и сожалеем об этом), что грядет эпоха терроризма в России. Она начнется после выборов в декабре 1995 г. И полностью раскрутится после июня 1996 г. К терроризму обращаются только тогда, когда все возможности делать политику легальными методами исчерпаны, когда все двери туда наглухо закрыты для талантливых и энергичных. У нас именно такое положение в России — закрываются последние двери. Уличная борьба давно уже сходит на нет, а с принятием нового Уголовного кодекса, где предусмотрены суровые меры против участников демонстраций, станет и вовсе невозможной. Эпоха грандиозных демонстраций 1991–1993 гг. закончилась.

Политика официальная, конвенциональная давно недоступна для радикалов. Заметьте, Анпилов, поднявший мятеж еще 7 ноября 1991 г., за четыре года не был допущен в официальную политику. Об этом позаботились не столько враги, сколько «друзья» по оппозиции.

Короче, дело дрянь. Власти нашептывают: «революции не будет, не будет», надеясь, что ее не будет. Между тем власть создала в стране климат, благотворный для политического терроризма. А один из выстрелов одного из террористов может стать первым выстрелом гражданской войны.

Собственно говоря, страна жаждет гражданской войны. Как бедное большинство, так и жирное подавляющее меньшинство «новых русских» хотят свести счеты с классовыми врагами физически. Ненависть и презрение движут и теми и другими. «Новые русские» желают громогласного признания их как доминирующего в обществе класса и хотят продемонстрировать свою власть арестами и расстрелами. Иначе что это за власть без жертвенной крови?

Бедное большинство хотело бы выжечь «Мерседесы» «новых русских», а потом и их самих с лица земли. Их самих и их семя.

Чиновники ельцины и Зюгановы хотели бы предотвратить столкновение и, выступая посредниками между этими классами, остаться во главе государства и у руля его. Однако неравенство в России столь велико (и продолжает возрастать), что, если самые смелые начнут террор, всегда найдутся тысячи менее смелых, которые разовьют его в гражданскую войну. Кадры для гражданской войны уже есть. Ненависти в стране достаточно. Нужна лишь тщательно спланированная случайность. Нужен первый выстрел. И, хотим мы или нет, такой выстрел раздастся.

А после гражданской войны воздух чище. И проблемы решены надежно, силой, по крайней мере на поколение вперед.

Да, смерть!

Натовцы нагло совершают преступление против человечества — бомбят боснийских сербов. Назарбаев — бывший член Политбюро КПСС — сделался полным тираном наихудшего качества, а Казахстан — средневековой тиранией. «Большая политика» России в творческом кипении: некто Шахрай, похожий на парикмахера из Одессы, вышел из «Нашего дома России» от г-на Черномырдина, похожего на директора ЖЭКа. Великий политический деятель Лапшин выводит из состава Аграрной партии г-на Рыбкина. Рыбкин же так похабен в своем полном отсутствии политических убеждений, что состоит сразу в трех партиях — КПРФ, Аграрной, партии власти. И ниоткуда не хочет исключаться.

Ходят среди всего этого умные менты с оружием (те, которые умные) и думают горькие думы: «Отчего вся эта накипь наверху?», «Почему порядочные и честные люди во власть не попадают?» Руки у ментов чешутся, а духу не хватает. Вот у НБП есть дух и идеология — средств не хватает. Объединимся?

Офицеры Черноморского флота трусят, забыв славу «Потемкина» и лейтенанта Шмидта. Сочный кусок Крыма застрял в хохлацком прожорливом рту. Полинялый «коммуняка» Кучма путешествует по «своему» Крыму.

Мужики, менты, офицеры! Чтобы Россия не сгинула, нужно стать камикадзе, забыть о жизни, ориентируясь на сияющую смерть. Только в таком героическом состоянии все возможно. Станете подсчитывать: семья, родня, жизнь, баба, детишки — останетесь на коленях, а России не будет, будет Черномырдин или еще какая-нибудь дрянь.

Да, Смерть!

Москвичи! Мне нужна ваша помощь!

По мнению действительно специалистов, а не выдающих себя за таковых, победа на предстоящих 17 декабря выборах достанется тем партиям и тем личностям, которые сумеют мобилизовать (то есть заставить дойти до урны избирательного участка) так называемого пассивного избирателя. Это избиратель, обычно не участвующий в выборах; это или «люди, презирающие избирательную систему», или пессимисты, считающие, что их голос ничего не изменит, или просто занятый только собой люд.

Я обращаюсь к своему «пассивному» избирателю, к молодежи, к женщинам и мужчинам, к пожилым людям, к интеллигенции — читателям моих статей и книг, к людям, пусть и не разделяющим моих политических взглядов, но считающим меня честным и порядочным человеком, к тем из них, кто живет в 194-м избирательном округе города Москвы:


ДАЙТЕ МНЕ ШАНС! ПРОГОЛОСУЙТЕ ЗА МЕНЯ В 194-м ОКРУГЕ!


Проголосуйте за меня, даже если вы не верите в выборы и считаете, что появление одного честного человека в толпе грязных жуликов ничего не изменит. За 1990–1995 гг. вы навыбирали столько негодяев, предателей, стяжателей и просто воров, что сам Бог велел вам дать наконец шанс проявить себя в политике эксцентричному, верно, но честному и серьезному человеку, чтобы обо мне ни плели продажные и глупые СМИ.

Я не обещаю вам круто изменить вашу жизнь или напоить вас до отвала. Я говорю вам честно, что Дума мало что может и один депутат в Думе может еще меньше. Но если там буду я, будьте уверены: ни один мерзавец, невзирая на то, кто он, не будет чувствовать себя уютно. Меня не смогли купить ни в Америке, ни во Франции, не купят меня и в России.

Меня можно только убить, но заставить заткнуться невозможно. Я буду ваш человек в Думе. Я буду вашим глазом, вашим гневом, вашей злобой.


МОСКВИЧИ, МНЕ НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ!


194-й (Ленинградский) избирательный округ г. Москвы. В него входят районы Северного административного округа: Аэропорт, Беговой, Войковский, Головинский, Коптево, Савеловский, Сокол, Тимирязевский, Хорошевский. Территория избирательного округа включает часть Северного административного округа в границах, прилегающих к Северо-Восточному, Центральному и Северо-Западному административным округам, далее граница избирательного округа проходит от Северного речного вокзала на восток до Ленинградского шоссе по ул. Флотской, ул. Онежской, ул. Фестивальной, Октябрьской железной дороге, Малому кольцу МЖД до границы Северо-Восточного административного округа. На территории 194-го избирательного округа находятся следующие станции метро: «Аэропорт», «Сокол», «Войковская», «Водный стадион», «Полежаевская», «Беговая», «Савеловская», «Дмитровская», «Тимирязевская».

Война интересуется вами

Судя по свидетельствам парней, собирающих подписи за выдвижение кандидатов в депутаты от НБП, само слово «выборы» вызывает дикую злобу обывателя. Выбирать он, кажется, совсем не хочет и верит в то, что, кого бы он ни выбрал, — будет плохо. То есть от эйфории разрушения коммунистического общества обыватель перешел к мрачному отрицанию капиталистического. Так ты же, гад, выбрал себе президента, совершившего все это, вот и живи, раз не разглядел, кого выбираешь! Лето, слава богу, кончилось, и холодный воздух сделает нацию более серьезной. Если бы остановилось метро и год не поступала горячая вода, русские и вовсе стали бы умными, а в НБП записывались бы тысячами в день. Значит, еще не так плохо. Идите, козлы, к урнам и еще раз выберите себе «нормальных» политиков в пастухи — навыбирайте Скоковых, хакамад, дураков-генералов и плутов-чиновников. И вам будет еще труднее жить. Мы дождемся, когда вы будете спиливать на дрова Парк культуры им. Горького, Сокольники и деревья бульваров для обогрева и приготовления пищи, как в Грузии, и тогда придем.

Начинайте уже сегодня приобретать небольшие железные печки с трубой, которую можно вывести в окно. И хорошие пилы. Все это пока еще стоит недорого. Позволю себе процитировать Троцкого: «Вы можете не интересоваться войной. Но знайте, что война интересуется вами».

Гражданская война интересуется вами.

«Лимонка» в избирательные блоки

Избирательных блоков столько, что только ленивый не имеет своего. Каждый говнюк завел блок. Они почкуются, размножаются, как амебы под школьным микроскопом, виляют хвостиками и сливаются, чтобы разделиться. Легкомысленные, как детсадовцы, «политики» входят и выходят из блоков так же часто, как из общественных туалетов. Громов (генерал) вышел из рыбкиного блока вкупе с академиком Шаталиным и певцом Кобзоном. А раньше чего думали? Генералы вообще воевать должны, а не в Думу мылиться. Но генералы Руцкой, Лебедь, Ачалов, Громов, Рохлин и даже Варенников и еще десятки менее раскрученных генералов мылятся в Думу. Вы Отечество от чего-нибудь спасли? — хочется спросить. Вон Крым и Севастополь захватили хохлы, а вы в Москве, генералы, растуды вашу мать, разводите интриги. Вон в Чечне война остановлена, и враг ликует, а вы, генералы? Вон бандит Басаев угрохал 127 русских мирных жителей, женщин и детей, а его брат на переговорах своей бородой светит! Генералы, срань вы, а не генералы! Ни одной победы, генералы поражения и унижения. Бессовестный Руцкой в 1991 г. разгромил Союз Советских, а теперь ведет блок «Держава». Куда же? К «восстановлению России в границах СССР»! Театр абсурда, но зловещий какой. Поганой метлой вас всех, генералов таких. Половина — сволочи, четверть — трусы, а еще четверть — тихие приспособленцы. Россию спасут лейтенанты. Генералы — дрянь.

Вопрос на засыпку: «Чем Скоков отличается от Петра Романова — сивого мерина, а Лобов от Скокова, а Сосковец от Вольского, а Вольский от Чубайса?» Ответ: ничем. Одинаковые, как китайцы. Все одинаково: мысли, чувства, пиджаки, одинаково посредственные мозги. Интересно, как их жены отличают? ПОЛИТИКИ, видите ли. То, что некий Ельцин назначил некоего А. или Б. на должность, вовсе не значит, что А. или Б. стал политиком. А сам Ельцин что, политик? Да в дурном сне не приснится, что человек, отдавший Украину, Казахстан плюс еще десяток территорий, — политик. Опасный лунатик, а не политик…

КОММУНИСТЫ у нас в Думе — это Зюганов со товарищи. Чем Зюганов отличается от Скоковых, лобовых, Сосковцов и других седовласых молодцов? Тоже ничем. Принципы победы через пролетарскую революцию и приход к диктатуре пролетариата он оставил на хуй. Признал приватизацию. Он не против «многоукладной» (читай — капиталистической) экономики. Выходец из того же класса, что и вышеперечисленные мерины из команды президента, что сможет Зюганов? Да ничего. В самом лучшем для себя случае он войдет в коалиционное правительство вместе с бывшими вельможами КПСС, перекрасившимися в демократов, и вместе они еще более развалят и экономику, и психику России. И будут злить и раздражать нас с вами еще несколько лет. Зюганов только что заявил, что КПРФ соединится с Конгрессом русских общин, то есть со Скоковым-Лебедем, в один блок. Едва ли к моменту выхода газеты из типографии это намерение выживет, но если выживет, оно еще больше подчеркнет интриганство Зюганова. Безответственный телегенерал Лебедь и фальшивый коммунист Зюганов — вот «аппетитный» союз.

Если мне зададут вопрос: «Ты не видишь честных людей, Лимонов?» — я скажу, что вижу, очень немного, горстку честных. Но те из них, кто честен, то тупы, к сожалению. А еще чаще встречается тип «политика», который и туп, и бесчестен, и коварен, и интриган. Потому я выступаю за полное оттеснение от власти «бывших» — они доказали свою неспособность руководить страной или оплодотворять ее новыми идеями. Это они (и с той, и с другой стороны) привели нас к убийству СССР и кровавым событиям октября 1993 г.

Но они прут всей толпой на выборы. Чтобы бездельничать или обмениваться тупыми запоздалыми мыслями и идеями в Думе еще четыре года! Целых четыре года они хотят мозолить нам глаза. Среди толпы кандидатов не будет ни одного бойца, раненного в Чечне, ни одного омоновца, ни одного спецназовца. Не будет парней, воюющих в Таджикистане. Не будет мужиков с заводов и шахт (вместо них влезут шкурные профсоюзники), не будет людей с оборонных предприятий, замерших в молчании. То есть в Думе не будет людей, имеющих опыт яростной, реальной, сиюминутной жизни России. Нам предложат выбрать вместо них всякую кабинетную мразь, не знающую ни горя, ни бед, правильно живущих всю жизнь в теплой пазухе государства. Острозубых и наглых. Программы всех блоков похожи, как близнецы, и сделаны по одному рецепту: абзац вранья, абзац демагогии, ложка национальных чувств и опять ложь и демагогия.

Дума в таком виде, как она есть, враждебна России. Палата Федерации уже узаконена как палата сановников-администраторов, и выбирать туда никого не будут. Местные князьки из субъектов Федерации засядут там и будут держаться династиями, сын после отца. В Государственную думу также проникнут по большей части чиновники. Ибо в том виде, в каком она существует, Закон о выборах поощряет исключительно чиновников.

Еще год назад Национал-большевистская партия выступила с законодательной инициативой. России насущно нужна палата народных представителей. Палата представителей заменит бесполезную палату Федерации, будет состоять из 900 человек и будет совещательной и не выборной, но туда будут выдвигаться представители народа по народным же предложениям. Представлены будут профессии (шахтеры, офицеры, крестьяне, учителя и др.), возрасты (пенсионеры, молодежь), многодетные матери, уважаемые люди, умные люди — представители, как бы образчики, нации. Глава представительства будет опираться на палату представителей, получая рекомендации от нее.

В сегодняшнем виде наш парламент — свалка жирных чиновничьих туш. Он воняет.

Опыт восстания

Пришла вторая годовщина кровавого побоища. Вспомним, что тогда случилось, помянем расстрелянных и раздавленных, сделаем выводы. А они страшны. Вот они: русские могут убивать русских и даже убивают с удовольствием. «Всенародно избранный» глава государства хладнокровно убивал граждан в самом центре столицы, как какой-нибудь вульгарный Чикатило. Демократические урки — Гайдар, Явлинский, Черномырдин — и актеры да актриски (вспомним хотя бы Ахеджакову) наперебой призывали к убийствам с экрана телевизора. Органы правопорядка отличились особым бессмысленным зверством. Мы — жестокий и грубый народ.

Россия, закрыв глаза, молчаливо плачет в эти октябрьские дни над могилами своих детей. Ни один убийца не пойдет, конечно, в свежепостроенный храм замаливать грехи, просить прощения за пролитую кровь соотечественников. Продажный патриарх не проклял и не предал анафеме ни единого палача. Родственники убитых не ищут мщения, не охотятся за отставным Ериным или кровавым генералом Романовым. Вожди примирились в согласии.

Но мы с вами помним те трагические дни и ночи и опыт восстания. Он послужит нам в новом победном восстании, в грядущей Национальной революции.

«Лимонка» в Скокова

Последнее время фамилия Скоков мелькает чуть ли не так же часто, как в свое время — Хасбулатов. Скоков — новый — самый новый патриот и с недавних пор лидер Конгресса русских общин, то есть для этого человека подыскали организацию. Мне привелось побывать в Доме туриста на Юго-Западе Москвы во время проведения там съезда Конгресса русских общин. 230 или более депутатов были хорошо размещены, комплексно питались и созидали избирательный список Конгресса. «Откуда такие деньги?» — подумал я. Действительно, откуда? Будучи председателем НБП, я на своем опыте знаю, что деньги на дороге не валяются. НБП имеет не меньше региональных организаций, чем Конгресс, но пригласить и десяток делегатов в Москву нам невозможно, их приезд тяжким бременем лег бы на партийный бюджет. Кстати говоря, среди делегатов из регионов я обнаружил немало знакомых и товарищей по борьбе. Многие признавались, что «пошли под Скокова», потому что у Конгресса есть деньги. Все же, откуда «капуста»?

Обратимся прежде всего к биографии новорожденного националиста. Родился Юрий Владимирович в 1938 г. во Владивостоке в семье офицера НКВД. Окончил Ленинградский электротехнический институт. С 1961 г. работал в г. Калинине в НИИ № 2 Минобороны СССР, где занимал должности младшего и старшего научного сотрудника. В 1966 г. защитил диссертацию. Рос, подымался по служебной лестнице. В 1978–1986 гг. Скоков — и.о. директора краснодарского опытного завода «Сатурн». С 1986 г. (рывок, совершенный, вне сомнения, благодаря перестройке) он становится председателем правления межотраслевого государственного объединения «КВАНТЭМП» в г. Москве — первого советского концерна, объединившего предприятия в 14 городах пяти союзных республик СССР.

В 1989 г. был избран нардепом СССР от Дзержинского территориального округа, затем членом Верховного Совета СССР, но, повествует бесстрастный справочник, «не выступал ни разу». Был членом Комитета по экономической реформе ВС СССР. В декабре 1989 г. голосовал в поддержку программы Рыжкова.

В июне 1990 г. будущий националист назначен первым заместителем председателя Совета Министров РСФСР (напомним, что в мае 1990 г. Ельцин стал председателем ВС РСФСР, то есть пришел к власти в РСФСР).

«Состоял в КПСС до августа 1991 г.» — классическая формулировка, изобличающая осторожного оппортуниста, покинувшего корабль с основным стадом спасающихся крыс, увы для Юрия Владимировича, присутствует в резюме его биографии. Дальше больше — «в августе 1991 г. принимал участие в создании на Урале параллельного правительства РСФСР», то есть вступил в ряды заговорщиков, подготавливавших выход России из СССР и, значит, — беловежское предательство. За что с осени 1991 г. Скоков — государственный советник РСФСР, секретарь Совета по делам Федерации и территорий президента Ельцина, 22 мая 1992 г. утвержден секретарем Совета безопасности РФ. В мае 1993 г. Указом президента освобожден от должности секретаря Совета безопасности якобы за то, что выступил в ВС РФ с критикой телевизионного обращения Ельцина к народу от 20 марта.

Классическая биография осторожного чиновника, умело и вовремя предавшего и КПСС, и депутатство в Верховном Совете СССР, и СССР. Но г-н Ельцин расставался бесконечное количество раз и с очень преданными ему людьми, поэтому сказать, что Скоков ушел от Ельцина по идейным соображениям, было бы натяжкой. Почему же не ушел в декабре 1991 г., когда расчленили огромную Державу?

Отсидевшись и накопив сил (где Скоков был в октябре 1993 г., мне неведомо. Я — под пулями, рядом с Ильей Константиновым — у Останкина), Юрий Владимирович поспешно смекнул, что национализм — выгодное дело. И стал националистом. И, подвинув Рогозина и других, его посадили на трон Конгресса, компенсировав, очевидно, чем-то и Рогозина, и других. (Потом туда же всунули эпатажного и неумного Лебедя.) И стали вливать в Конгресс деньги. Кто? Я не могу ответить на этот вопрос.

Один совет Юрию Владимировичу. Чтобы он осторожнее встречался с людьми. Вот НТВ в последних «Итогах» показало, как его водит по коридорам власти США некто Дмитрий САЙМС. Мне привелось встречать этого человека в 1977 г. Тогда он был моложе и назывался Димой Симесом. Недавний эмигрант из СССР, он был допущен почему-то в святая святых — в Джорджтаунский университет, где работал рядом с Генри Киссинджером. Дима Симес примчался, помню, из Вашингтона в Нью-Йорк по интересному поводу. «Лондон таймс» напечатала статью Валентина Пруссакова (в то время он был моим другом), повествующую об истории наших общих с Пруссаковым злоключений в США, о том, как нас за инакомыслие преследовало ФБР. Статья была большая, убедительная, и «Лондон таймс» хорошо ее преподнесла. Пруссаков по какой-то причине не смог или не захотел встретиться с Симесом, я же с удовольствием пошел на интимную вечеринку, которую Симес (взяв на себя все затраты) устроил на нейтральной территории. Присутствовали Симес и его жена, хозяин территории и я. Симес очень интересовался Пруссаковым, пытался выяснить, «не болен ли он психически», сказал, что в Вашингтоне очень обеспокоены статьей и тем паче тем обстоятельством, что она появилась в суперсерьезной газете «Лондон таймс». «Статья Пруссакова нанесла ущерб репутации Америки. Неужели он этого не понимает? А в ФБР сидят одни идиоты, неужели вы с Пруссаковым этого не знаете? Лучшие интеллектуальные силы США — в ЦРУ». И он принялся расхваливать мне ЦРУ, прибавив, что от ФБР нас с Пруссаковым именно оно и защитит. Что он берется нам эту защиту устроить.

Прошло время, и Дмитрий САЙМС выполняет более серьезные поручения (начинал он, кстати, с должности переводчика в посольстве США в Италии) — водит Юрия Владимировича Скокова по коридорам власти в Америке.

Происходит вот что. Все новые эшелоны чиновников понимают, что национализм — доходная идеология. Потому, совершив в рядах президентской рати множество коллективных преступлений, они, если судьба вышибает из власти, рано или поздно без стеснения объявляют себя патриотами, националистами — и прут наверх. Надо бы понять это раз и навсегда и простому народу, и Проханову, и тем кочующим патриотам, которые идут то «под Руцкого», то «под Скокова». Я вам говорю, что все эти люди эксплуатируют национализм, они фальшивые националисты, жульничают они. Ряженые. Косят под.

Кто-то должен начать

Мирные переговоры в Чечне, как и следовало ожидать, сменяются постепенно буйной войнухой, войнищей, войной. К 11 декабря — годовщине начала чеченской авантюры, кажется, придется еще раз штурмовать Грозный.

Выборы обещают быть катастрофически смешными. Такое впечатление, что в каждом округе будут соревноваться по 30–50 кандидатов. Народ уже опупел от этого.

ООН и НАТО положили с прибором на Россию и ее протесты. Бомбят, разрушают, убивают с воздуха сербов. Русские «политики» у власти показали себя деревенскими идиотами, над ними откровенно издеваются.

В Москве продолжается пир во время чумы: ревут дискотеки, снуют «Мерседесы», опухают все более ряхи «новых русских». Национал-большевистская партия подумывает о том, чтобы заменить черный серп и молот на своем знамени гранатой-«лимонкой». А что, вечно жить собрались, собаки?! Кто-то должен начать.

Обретенный и вновь потерянный рай

Переворот


Черная тропическая ночь с 14 на 15 мая 1977 г. К берегу острова Большой Комор в архипелаге Коморских островов, что расположены между побережьем Африки и Мадагаскаром, приблизился траулер. За тридцать пять дней до этого траулер вышел из маленького порта во французской Бретани, обогнул мыс Доброй Надежды.

В час ночи траулер спустил на воду надувные резиновые шлюпки типа «Зодиак», куда уселись пятьдесят наемников «Подпольных сил освобождения», как Денар называл своих ребят, и шлюпки направились к пляжу Итсандра. Наемники были вооружены только охотничьими ружьями со спиленными дулами. Каждый из них накануне получил 10.000 французских франков аванса. Платит «Община» коморцев во Франции, во главе ее стоит экс-президент Ахмед Абдалла. Пешком они направились к столице Коморских островов — Морони, точнее, к президентскому дворцу.

Морони — маленькая столица, лежащая близ океана, с натуральной гаванью. К югу от города близко находится аэропорт. Президентский дворец расположен к северу от центра столицы, но, в общем, близко от побережья, всего в трех милях.

Игнорируя все другие цели, Денар решил сконцентрироваться исключительно на захвате одного человека — президента, главы государства Али Суалиха. К этому времени Али Суалих был у власти менее чем два года, с августа 1975-го, когда режим предыдущего президента Ахмеда Абдаллы был свергнут в результате бескровного переворота. Вначале как будто новый режим возглавлялся принцем Мохамедом Джафаром, но в январе 1976 г. Али Суалих устроил так, что его выбрали главой государства. Забавно, но Коморские острова оказались единственным государством в мире, где экстравагантные идеалы мая 1968 г. были в действительности испробованы. Али Суалих запретил ношение чадры и все пуританские мусульманские традиции. Более того, он отдал власть на островах — молодежи острова! Потрясенный американский посол вынужден был представлять верительные грамоты не главе государства, но коллективу школьников. Марихуана была легализована. Был организован «розовый марш» — ненасильственное массовое проникновение на остров Майотт, где расположена французская военная база, с целью вернуть его. На островах стали распространяться антифранцузские настроения. Многие французские «кооператоры» покинули Коморы.

Вот в такой обстановке отряд наемников Денара высадился на пляж Итсандра и направляется к президентскому дворцу. Несколько сотен импортированных из Танзании солдат к этому времени переведены доброй рукой на другой остров архипелага — Анжуан и потому не могут оказать помощь президенту. Добрая рука — сам командующий армией, марокканец по происхождению, — уже посвящен в переворот. Али Суапих — крупный, преждевременно лысый, с африканской кровью в венах — находился во дворце и был найден в постели с двумя молодыми женщинами. Его охраняли только четверо бодигардов. Сюрприз был тотальным. В последующей стычке один из наемников был ранен и один охранник президента убит. Был расстрелян в постели президент Али Суалих и обе женщины вместе с ним. Однако это неофициальная версия. По официальной версии тогда было объявлено, что президент арестован и содержится во дворце. Еще до восхода солнца Денар смог откупорить двадцать четыре бутылки шампанского «Дон Периньон», он привез их с собою, предвкушая успех. И лишь через несколько дней было объявлено, что Али Суалих был застрелен «при попытке к бегству» — широко известная в мире формулировка. Около пятидесяти человек были арестованы. 21 мая Ахмед Абдалла, бывший президент, прилетел и был встречен толпой не менее чем в 30.000 человек. Он стал президентом Федеральной Исламской республики Коморских островов. Министром обороны республики стал полковник Сайд Мустафа М'Хаджу.


Предыстория героя


Коморские острова далеки от европейских журналистов. Потому только через несколько лет цивилизованный мир понял, что полковник Сайд Мустафа М'Хаджу есть не кто иной, как всемирно известный полковник Робер (Боб) Денар.

Сын французского фермера из района Бордо (род. 1929), он сделал головокружительную карьеру солдата удачи. Начал, он, впрочем, с малого. Вначале его биография совпадала с типичной биографией парня его поколения. Воевал в Индокитае, затем, служил в войсках безопасности в Марокко и Алжире. Но вот первое отклонение: в 1956–1957 гг. Денар отсидел 14 месяцев в тюрьме по обвинению в организации покушения на жизнь Пьера Мендес-Франса, французского политического деятеля, левого интеллектуала и еврея. В 1961 г. Денару 32 года, и он в восставшей провинции Конго, в Катанге, командует тяжелыми минометами. Под началом у него 30 солдат удачи. Денар воюет против солдат ООН. Деньги платит компания «Юнион миньор» («Объединенные шахты»). Провинция Катанга богата медью, кобальтом, цинком, ураном, магнезией. То было время деколонизации Африки, время сепаратистских движений, время, сравнимое с тем, что происходит в республиках СССР с 1989 г. и по сей день. Время авантюристов и полевых командиров. Своих у Африки тогда было немного, потому нанимали белых.

В январе 1963 г. Денар угрожает взорвать гидроэлектростанцию в Колвези (Катанга), если войска ООН продолжат наступление. Взрыв разорил бы его работодателей — «Юнион миньор», так что, вопреки всему, служа за деньги, солдат удачи переходит, как видим, границы своих полномочий. Денар со своими людьми отступает в Анголу. Войска ООН занимают Колвези.

Из Анголы он едет в Йемен. Тренирует роялистские войска имама Эль-Бадра.

В 1966 г. он опять в Африке, в Леопольдвилле. Новоизбранный президент Конго Мобуту беседует с командиром 10-го Коммандо Джеком Шраммом и командиром 6-го Коммандо наемников Денаром. Мобуту собирается расформировать наемников. Они же интригуют против него в пользу старого друга и работодателя Моиза Чомбе и готовят восстание. В июне 1967-го Чомбе «угоняют» вместе с самолетом в Алжир, где бросают в тюрьму. Но восстание все же вспыхивает в июле, Денар вторгается с территории Анголы на велосипедах (португальцы отказали ему в транспорте!). Восстание захлебывается 4 ноября 1967 г. Солдаты удачи Шрамм и Денар на обложках всех газет мира. Шрамм отступает из осажденного города Букаву в соседнюю Гуанду во главе колонны из 150 белых наемников, 800 катангских жандармов и 1.500 женщин и детей.

В том же 1967 г. некто «полковник Морэн» становится техническим советником у президента Республики Габон Омара Бонго. В ближайшие десять лет полковник Морэн (разумеется, это Денар) базируется в Габоне. Однако он замешан во множестве «мокрых» политических дел по всей Африке. Среди прочих ему «шьют» убийство в Либревилле в 1969 г. М-ба, попытку отстранения от власти президента Гвинеи Секу Туре 22 ноября 1970 г. В 1975 и 1976 гг. Денар провел операции в Кобинде и в Анголе. Обе закончились неудачно. У Денара вообще было много неудач, но он всякий раз вставал после ударов судьбы и шел вперед. 16 января 1977 г. грузовой пропеллерный самолет «ДС-7» приземлился в аэропорту города Котону, столицы Дагомеи (Бенин). В нем находились наемники «Форс омега» во главе с Денаром и большое количество автоматов, пулеметов, базук и ракет. Из раскрывшихся дверей на веревках вниз соскочили вооруженные люди и, выпустив в воздух несколько очередей, бросились бежать к башне аэроконтроля. В несколько минут аэропорт был захвачен. Так начался государственный переворот с целью свержения президента Кереку, к сожалению, закончившийся поражением. Однако уже в мае этого же года Денар обрел рай солдата удачи — отдых и покой и власть на Коморских островах.


Рай и его потеря


Денар принял ислам, его видели в белых одеждах и в тюрбане. Он совершил паломничество в Мекку. Злые языки утверждают, что он унаследовал от президента Али Суалиха новый «Ситроен» и жену по имени Мазна. Это, возможно, неправда, однако правда то, что пятьдесят наемников Денара остались на острове и образовали президентскую гвардию, командовал ею бельгиец «коммандант» (майор) Шарль, а позднее Даниэль Малакрино, алиас капитан Маркез. Денар вел себя так, будто Коморские острова — его персональное владение, и в реальности так оно и было. Проведав о «рае наемников», Организация африканского единства возмутилась и отказалась принять Коморские острова в свой состав, пока известный всему миру наемник находится в правительстве. Денар сделал вид, что улетел с островов, но вернулся тотчас. И счастливая райская жизнь его и его сподвижников на тропических островах в океане продолжалась. Многие из них имели по две-три жены, столько же домов и преуспели в бизнесе. Двенадцать лет райской жизни закончились в 1989 г., когда президент Али Абдалла был убит при так и не выясненных обстоятельствах, а Боб Денар был вынужден бежать в Южно-Африканскую Республику. Часть его гвардии была арестована по подозрению в убийстве Али Абдаллы, когда они вернулись во Францию в 1990 г. В Южной Африке Денар затосковал. В августе 1992 г. он стал проситься на родину. В декабре того же года он был дома. Старый волк, хромой Одиссей, вернувшийся на родную Итаку. Телевидение показывало его прослезившимся, идущим по улицам родной деревни. В апреле состоялся суд над ним по обвинению в участии в государственном перевороте в Дагомее. И была открыта анкета по обвинению в «ликвидации» президента Абдаллы. Из всех этих трудностей полковник Денар, ставший легендой и в известной степени любимцем, «плохим мальчиком» — героем своего народа, выпутался. Суды оправдали его один за другим, к тому же он часто действовал в интересах определенных сил во Франции. Наверняка сотрудничал он и со спецслужбами. Я познакомился с полковником Денаром весной 1994 г. в Париже и нашел, что старый солдат уже скучает. Мирная жизнь явно быстро наскучила ему, и он искал применения своему неиссякаемому авантюризму. Много расспрашивал о России и очень хотел посетить нашу страну. Я нашел ему спонсоров для поездки сюда по странному совпадению лишь в сентябре этого года. Послав ему несколько факсов, очень удивился, что от аккуратного полковника ответа не последовало. Затем телеканалы всего мира оповестили о перевороте на Коморских островах. Старый солдат удачи остался верен себе и плохим привычкам молодости и в 66 лет! Потом пришла весть о сдаче Денара французским войскам 5 октября. Я бы на его месте не сдавался бы, пусть и своим, — застрелился бы. Но это его дело. Более тридцати лет этот человек вызывал и вызывает повышенный интерес и соотечественников-французов, и СМИ всего мира, и «мирового общественного мнения». Для одних он — авантюрист и наемный убийца, для других (и я отношу себя к их числу) — великолепный солдат удачи, пес войны, отсчитывающий свою родословную от десяти тысяч греков, нанятых для участия в гражданской войне в Персидской империи. Клеарх-спартанец был их командиром, и Ксенофонт, вынужденный принять командование после предательского убийства Клеарха, описал их экстраординарные приключения в книге «Анабасис».

В думу — умных и честных!

29 октября Нестору Ивановичу Махно исполнилось бы 106 лет. Один из замечательных сыновей России, он навытворял за несколько лет Гражданской войны такого, что и сегодня ворочаются в постели зеленые сынки, панки-анархисты, исходя мучительной завистью. Слава Батьке, революционно близкому и нам! Президент РФ госпитализирован. У власти Черномырдин. Опухший кулак генерала Лебедя все чаще стучит по экрану телевизора. Чем он лучше опухшей физиономии президента или налитой, как сарделина, физии Зюганова?

Неумолимо приближаются выборы. Русский избиратель неохотно выберет в декабре тех, кто покажется симпатичнее, но разочаруется в них к январю. Положите на программы, избиратели, посадите в Думу умных и честных!

С октябрьскими праздниками вас, товарищи!

Слава богу, выпал снег

Народ больше всего волнует предстоящее повышение цен на хлеб. Народ волнует неуклонно повышающаяся стоимость квартплаты и услуг. Народ уже менее волнует война в Чечне, превратившаяся тем временем в безнаказанное одностороннее убийство русских солдат.

Черномырдинские костюмы все лучше сшиты. Калека-президент больше времени проводит в больнице, чем в Кремле. Россия неуклонно сползает к смене правителя, но что новый Верховный будет не лучше прежнего, нет сомнения. Кулак Лебедя или местечковая скороговорка Жириновского — выбор не велик.

Окружная избирательная комиссия с иезуитским удовольствием собирается обозначить в избирательном бюллетене кандидата Лимонова только его паспортной фамилией — Савенко и тем самым лишить его малейшего шанса на выборах, то есть устраняет соперника.

Слава богу, выпал снег.

«Во имя Аллаха, в пустыню…»

Ясновидящая журналистка НТВ Елена Масюк привела НТВ к контейнеру с якобы радиоактивными отходами в Измайловском парке. Общественности показан желтый пакет и обшарпанный бидон. Дура-журналистка давно стала пособницей и сообщницей Басаева, обещающего превратить Москву «во имя Аллаха, в пустыню…». Пока вот поступил желтый пакет во имя рекламы смертоносности фирмы Басаева.

Видеоклипы с Лебедем, Скоковым и Глазьевым также отвратительно фальшивы, как в свое время реклама «Выбора России». Жириновские клипы, придуманные Лешей Митрофановым, — не лучше, но вульгарнее. Торговцы сами собой неистовствуют, промывая нам мозги на полученные неизвестно откуда доллары. Избиратели, не выбирайте блоками! За тремя известными жуликами вы выбираете 200 неизвестных.

Со всей огромной Москвы с населением большим, чем в Сербии, пошли служить в армию всего 5.000 ребят. И то верно, кому служить-то? Тошнотворной власти Виктора Степановича Газпромова?

Армия в Чечне завязла и буксует в крови. И самая поганая новость: урожай хлеба в этом году меньше на 20 млн. тонн, чем в 1994-м, и буханка хлеба будет стоить в январе 10.000 руб. С чем вас и поздравляем, покорные козлы!

Ода органам правопорядка

(отрывок из выступления)


Мент нужен обществу, и очень. Через всю перестройку мы могли видеть, как постепенно сужались права мента и в соответствии с этим расширялись «права» преступника. Сегодня общество стонет — хочет порядка и законности. Мне могут возразить, что менты коррумпированы и какая-то часть их берет взятки. На это скажу лишь, что созданы тяжелейшие условия для жизни русской нации в целом и для ментов в частности. Когда мент ежедневно подставляет свою жизнь под пулю (в 1993 г. в России были убиты 374 милиционера), он хотя бы должен получать за риск потерять жизнь нормальные деньги. Хотя ясно, что никакими деньгами не возместить семье потерю сына, мужа, отца. Всякая интеллигентствующая сволочь просто не представляет себе, что такое работа на улице и с улицей. По сути дела, МВД сейчас находится в состоянии жестокой войны. Это нужно понимать. Нужно понимать также, что это — партизанская война и в ней милиционер в форме — живая мишень, в то время как лик преступника многообразен, не говоря уже о его масках. Потому милиция обязана на всякий случай недоверчиво относиться ко всем гражданам, и граждане платят ментам той же монетой. (Однако чуть что, бегут к ментам, вызывают ментов.) Среди части общества распространен этакий криминальный менталитет — смесь недоверия, презрения и боязни человека в милицейской форме. Следует сказать, что этот менталитет наверняка не будет изжит обществом до тех пор, пока мы живем при нынешнем политическом режиме, поощряющем социальное неравенство и создающем в России психологическую атмосферу лагерной зоны.

Что касается политических убеждений ментов, то они так же расколоты на те же группы, как и все наше общество. Есть среди них немало патриотов и националистов. Такие взгляды среди милиции следует поощрять. Следует объяснять милиционерам, что национал-большевизм — это закон и порядок. Что национал-большевизм даст менту права, права вытащить из «Мерседеса» жирного кота и поставить его в раскоряку, как простого смертного. Что для богатых законы писаны те же, что и для бедных.

Национал-большевистская партия выступает за национализацию МВД, за то, чтобы ввести класс теории национализма в милицейских школах и уроки патриотизма — знакомства с основными традициями и героями нашей национальной истории — в действующих органах правопорядка. За это НБП будет бороться. Мент должен иметь национальное сознание: быть жестоким к пришельцам, иностранцам, инородцам и понимать своих. К сожалению, некоторые сцены на улице, когда менты вынуждены разгонять русских старух, развернувших жалкую свою торговлю рядом с пастью метро, вызывают неприязнь и протест. Еще в 1994 г. Национал-большевистская партия выдвинула законодательное предложение № 65: ШЕРИФ ЗАЩИТИТ РОССИЮ ОТ ПРЕСТУПНИКОВ. Вот оно: привожу его текст, и сегодня оно остается суперактуальным.

ШЕРИФ ЗАЩИТИТ РОССИЮ ОТ ПРЕСТУПНИКОВ!

Вопреки господствующему мнению, НБП видит главную опасность не в организованной преступности — она затрагивает ничтожную часть, нашего населения (супербогатых, бизнесменов и предпринимателей), но эти слои населения способны постоять за себя. Рядовой русский гражданин страдает от разгула как раз неорганизованной, дикой преступности. С наступлением темноты вопли избиваемых, ограбленных и убиваемых слышны на улицах городов России.

Национал-большевистская партия предлагает следующее решение проблемы: ОСНОВАТЬ ИНСТИТУТ ШЕРИФСТВА.

В русской традиции шерифу соответствует околоточный надзиратель, а позднее — участковый милиционер. Шериф будет полностью ответствен за порядок в своем квартале или блоке домов, за преступления, совершенные на его территории. Он будет обладать правом выбирать себе помощников. Он будет очень хорошо оплачен за свою работу. Будет обладать правом доставлять преступника живым или мертвым. Будет обладать правом стрелять первым без предупреждения. Будет обладать правом иметь своих информаторов на территории квартала.

В случае его гибели семья будет получать повышенную пенсию. Шерифы уберут преступников с улиц и от дверей русских квартир. Национал-большевистская партия ТРЕБУЕТ безотлагательно покрыть Россию крепкой сетью шерифства! Само слово «шериф» должно внушать ужас преступникам.

Шериф защитит Россию от преступников!

Должно взять пример с Китая в наказании преступников. Там публика видит еженедельно по телевидению расстрел преступников пулей в затылок! Суд там суров и скор. Последуем примеру Китая: расправу с преступниками — на Российское телевидение!

Милиция и НБП должны понимать друг друга. Национал-большевики пришли, чтобы остаться в политике, и менты должны хорошо нас разглядеть. Мы не толпа хулиганствующих анархов, но умная ответственная партия, заинтересованная в жестком соблюдении законов. А каких, мы сформулируем сами.

С днем рождения, Цезарь!

21 декабря родился цезарь Иосиф Сталин. Поздравляем всех, кто не забыл о величии России, с днем рождения величайшего из ее вождей. Во всяком случае, ему посчастливилось быть Цезарем в самый могучий период нашей истории.

К моменту выхода этого номера «Лимонки» на свет божий избиратели будут готовы к действию: слепые и глухие «овцы» готовы избрать себе 450 слепых и глухих «пастырей», и все это будет называться — Государственная дума.

День ельцинской конституции, ничтожный как он есть, внес сумятицу в наши издательские планы: вместо 13 декабря газета выйдет, дай бог, 15-го.

Самое лучшее чтиво, успокаивающее нервы, дающее веру в русское будущее, — журнал «Военный парад» (Military Parade), журнал военно-промышленного комплекса. Насмотревшись на чудеса военной индустрии, жить хочется и потреблять все эти «смерчи», «Яки-130», «тунгуски» аккуратно по назначению.

Слава России! Огонь!

«Лимонка» в выборы

Русский народ, как всегда, прав, утверждая, что политика — грязное дело. Выборы же — предбанник политической бани — еще грязнее политики. Попробую изложить хотя бы несколько грязных приемов, примененных лично против меня как кандидата по 194-му избирательному округу г. Москвы во время прохождения через предбанник.

Я был удивлен той быстротой, с какой меня зарегистрировала кандидатом избирательная комиссия уже 13 октября, и насторожен, потому что понимал, что мне явно приготовили неприятный сюрприз, но когда одарят, неизвестно. И вот в середине ноября, воспользовавшись моим недолгим отсутствием в Москве (я был в СПб), моему доверенному лицу А.К. в окружной избирательной комиссии объявляют, что в бюллетене будет проставлена только моя настоящая, «как в паспорте», фамилия: САВЕНКО. Якобы это распоряжение правового управления Центризбиркома. (Невзирая на то что и подписные листы несли на себе обе мои фамилии — и настоящую, и псевдоним: САВЕНКО-ЛИМОНОВ, и мое кандидатское удостоверение несет обе фамилии.) Ясно, что г-на САВЕНКО не знает никто и поражение мне обеспечено, если в бюллетене будет стоять только эта фамилия. Время было выбрано — лучше не придумаешь, за несколько дней до публикации бюллетеня. Если бы я находился подальше, неизвестно, чем бы история закончилась.

Я срочно вернулся из СПб и побежал в Центризбирком. Спасли ситуацию только моя агрессивная настойчивость да несколько связей в верхах. Мне удалось отстоять свой псевдоним в бюллетене. Нечего и говорить, что правовое управление Центризбиркома никогда не выкосило никакого решения по поводу моего псевдонима. Вторая версия: якобы рекомендация лишить меня псевдонима исходила из городской избирательной комиссии (есть и такая!).

Результаты выборов 1995 г. были сфальсифицированы еще до того, как они состоялись. Дело в том, что независимые кандидаты (и я — среди них) являются как бы неграми и париями на этих выборах, последним сортом кандидатов. Первым сортом идут кандидаты — депутаты Госдумы первого созыва. Их полномочия истекают лишь 12 декабря, и поэтому, пользуясь своим депутатством, они все эти месяцы не сходят с экранов телеканалов. Вторым сортом проходят кандидаты от блоков и объединений. Реклама их блоков худо-бедно, однако проникает к избирателям в дома. Третий сорт кандидатов — самые обездоленные. В 194-м округе нам сунули по три минуты кабельного телевидения: один раз в одно утро. «Но кабельное телевидение не является средством массовой информации», — возразил я и подал в Судебную палату по информационным спорам при президенте иск против Московского телевизионного канала еще 20 ноября. 30 ноября я этот иск выиграл, но МТК не соглашается показать людям депутата Лимонова, решение Судебной палаты рекомендательное. На радио меня также избиратель не услышит — на территории 194-го округа нет окружной радиосети.

Я выступил в полусотне библиотек, в десятке центров социального обслуживания, среди ветеранов. Однако этот допотопный способ ведения предвыборной кампании, конечно, не может соревноваться с радиоэлектронными и суперсредствами — одно выступление на телевидении стоит десятков личных встреч с избирателями, хотя сам я предпочитаю личные контакты.

Столкнулся я и с враждебным противодействием муниципальных служащих. Моя встреча 21 ноября с ветеранами в зале заседаний ОВД и РЭУ-44 по адресу: ул. Марины Расковой, 16/26, не состоялась, так как, явившись туда вместе с доверенными лицами к 18:00, я нашел двери наглухо закрытыми, а окна темными. Вопреки договоренности. Явившись на встречу 29 ноября в Московский совет ветеранов по адресу: Ленинградский проспект, дом 5, корп.1, в 17:40, я и мои доверенные лица были встречены муниципальными служащими, заявившими нам, что мы ошиблись и встреча с ветеранами в действительности состоится по адресу: Ленинградское шоссе, дом 5, корп.1. Прибыв по вышеуказанному адресу, мы обнаружили… Московский авиационный институт — и только. Естественно, никакого совета ветеранов. Поняв, что нас подло обманули (и не только нас, но на наших глазах десяток явившихся на встречу избирателей были посланы на Ленинградское шоссе, 5), мы спешно вернулись на Ленинградский проспект, д.5, корп.1 и, естественно, нашли двери запертыми. Все это называется саботажем избирательной кампании кандидата в депутаты Лимонова.

Так что грязи разведено полно. Коварство, подставы, хитрые нападения из-за угла — вся наша азиатчина с блеском видна в эти предвыборные тяжелые дни. Сколько подлецов развелось!

Жалко бабок и дедок — единственные светлые лики моих избирателей-стариков светят мне в этом Вальпургиевом шабаше. «Они хотят, чтоб мы передохли все, — сказали мне с улыбкой из центров социального обслуживания собравшиеся за чашкой чая пенсионеры, — а мы не поддаемся, гнемся, а не ломаемся!» Ради вас, бабки и дедки, пройду через все это дерьмо выборов и выиграю.

Избирателей нужно бить ногами

Узнав о результатах выборов, подумал: «Избирателей нужно бить ногами. Они выбрали прошлое».

Новый год Россия будет встречать такой же больной шизофреничкой. Более того, отказавшись от услуг радикальных докторов, она обеспечила себе болезнь еще на четыре года. Население, конечно, беспробудно… напьется в две недели Рождества (два) и Новых годов (два) и будет право. После такого свиного выбора только и остается свински напиться.

Теперь страна будет изживать еще одну иллюзию: что КПРФ и ее пенсионеры-лидеры МОГУТ. Да давно не могут, не стоит у них, разве на лицах и брюках не написано?.. После тупой и неблагодарной работы по убеждению граждан с двумя извилинами, что у меня этих извилин сотня, взял я бабенку нерожалую да портвейн и отдохну дней десять. Чего и вам желаю. С Новым годом, олухи и козлы!

«Лимонка» в стадо избирателей

Я испытываю страсть к моей нации — к духовному сообществу людей действия и мысли, воинов, солдат, крестьян, казаков, философов-царей, поэтов — большевистских цезарей. Нацию каких-нибудь вологодских крестьян и Петра Великого, нацию завоевателей и ученых и прекрасных русских женщин. Историческую нацию людей прошлого и будущего, объединенных общей идеей России, нашей небесной и земной Родины.

Избиратель России опять струсил. Не хватило храбрости выбрать новых людей. Посему выбрали старых — пенсионеров КПРФ, жириновцев, черномырдинцев, рахитов из «Яблока». И даже выбрали такой мусор истории, как всяческие буничи, гдляны и Старовойтовы. Фактически состав Думы остался прежним, что и в 1993 г. Почему? На выборах 17 декабря 1995 г. худшие, ублюдочные люди-овощи сделали свой коллективный антинациональный выбор. Большинство электората — спятившие от дряхлости с ума старики и старухи выбрали прошлое. Эти старики и старухи не есть нация. Это больные выродки, слабоумные люди, которым нельзя доверять выбор даже участкового милиционера, не то что депутатов парламента.

Вместе с моими ребятами я ездил по избирательным участкам 17 декабря и был подавлен и физическим уродством избирателей, и чудовищно низким умственным развитием большинства из них. Беспомощно вглядываясь в бюллетени, избиратели буквально мычали, ничего не соображая. Один идиот-старик так старательно засунул вместе с бюллетенем пальцы в урну, что пришлось вынимать их всей избирательной комиссией, иные опустили в урны свои паспорта. На лице многих был ужас полного непонимания. Впечатление от лицезрения избирательного процесса и избирателей — удручающее. Банда старых беспомощных животных наводнила участки. Судьбу России должны решать не эти, с трудом дотягивающие до человека, организмы в шапках и сапогах, но лучшие люди России. Политический курс России, то, какой ей быть, должен решать авангард нации. А таким авангардом может быть лишь общенациональная партия, движимая идеологией национал-большевизма, партия, в которой нет ни одного урода из прошлого. Ни бывших вельмож КПСС, ни радикулитных профессоров марксизма, никаких бывших.

Нормальные выборы с таким, как у нас, электоратом невозможны. Возможно только клиническое действие, приводящее к шизофреническим результатам. Вообще идея выбирания стадом животных пастухов из самих животных ущербна сама по себе. Вожака не выбирают, он появляется сам, и его превосходство над стадом и индивидуумами в стаде несомненно, почти никогда не оспаривается. А если Оспаривается, то решается физическим или интеллектуальным поединком с претендентом, а не количеством поднятых за претендента лап и копыт.

«Демократические» выборы — отвратительное зрелище, вот тут уж «кухарки» действительно суммой своих копыт задавливают все разумное и живое. Почему все же НБП и я лично участвовали в выборах? Надеялись на случайность, на то, что парнокопытных удастся провести, обмануть, притворившись парнокопытными. Парламент (Дума) на сегодня, увы, единственное политическое пространство в России, и для выживания партии очень нужно было бы НБП иметь своих представителей в Думе. Более того, и впредь НБП будет участвовать в выборах, одновременно испытывая и к этому процессу, и к избирателям презрение и отвращение. Лучшие люди нации (а только они нам и нужны) понимают нас и разделяют с нами отвращение к выборам, а стадо все равно боится нас. Конечно, можно чуть улучшить электорат. Я бы ввел обязательный возрастной ценз, опустив нижний возраст до 14 лет и ограничив верхний барьер 60 годами. То есть избирательным правом будут обладать подростки с 14-летнего возраста, а старики свыше шестидесяти лет потеряют это право на следующий за их шестидесятилетием день. Однако и это будет только полумерой. Лучше вообще запретить выборы законом, ибо выборы толпой умственно неполноценного вождя — занятие аморальное и нездоровое.

Сформировать правительство КПРФ+ЛДПР!

Умеренная оппозиция — КПРФ + ЛДПР + аграрии — завоевала в Госдуме в сумме (157 + 5 + 20) = 228 мест, то есть абсолютное большинство. Согласно принципам демократии, в демократическом обществе правительство Черномырдина должно было бы уйти в отставку сразу после выборов и президент должен был бы поручить формирование нового правительства Зюганову, Жириновскому и K°.

Но у нас не демократическое общество, и потому хитрожопые наши власти всего лишь подвергли закланию несколько давно политически мертвых фигур в правительстве: Ясина, Шахрая, Козырева — и делают вид, что ничего не случилось. Еще как случилось: только 10 % избирателей хотят Черномырдина с компанией.

Мы — НБП — не выносим Зюганова, плохо выносим Жириновского, но обязаны заявить: формирование нового правительства должно быть поручено им — парламентскому большинству!

Разумеется, НБП станет в оппозицию и власти КПРФ—ЛДПР, но сейчас отдайте им правительство! Ведь выиграли они.

«Лимонка» в телеящик

Если бы НБП имело НТВ, то до власти нам было бы рукой подать. Сегодня тот, кто владеет ящиком, имеет реальную власть и опыляет мозги граждан как ему хочется. Перед выборами разве не уверяло тысячи раз телевидение, что зюгановские «коммунисты» получат большинство мест в Госдуме? Все мозги запудрили. И избиратель, глупый, как он есть, понял, включил свой стадный инстинкт («Чем же я-то хуже баранов-соседей Ивана и Володи»?) и проголосовал за зюгановцев. Это была наглая подсказка, потому что во власти давно решили: лучше зюгановцы, братья по текущей в жилах власти, капээсэсовской крови, чем чужие. Среди зюгановцев все черномырдинцам — свои. А среди националистов большинство — чужие.

Телеящик оглупляет человека телеиграми и «культурой». Вульгарные ублюдки-ведущие, наверное, самим себе противны: пошлая какая-то ближневосточная наглость и сальные манеры, словно у нас тут Ливан, а не Россия. Кстати, такой тип, как Киркоров, это тоже Турция или Пуэрто-Рико, при чем здесь Россия? Пугачева — это крутая Одесса-мама. Новогодние представления на теле все как один были сделаны в стиле клубной самодеятельности города Жмеринки. Нормальный человек поглядит ящик и пожмет плечами: где ж тут русское на русском телевидении?! И когда мне говорят: «Зачем вы проповедуете создание национального государства, оно у нас и так есть», мне хочется взять наглеца за шиворот и ткнуть носом в ящик: «Это что, русское теле?» От того же, что в бочку дегтя запуливают иногда передачи о сокровищах Эрмитажа (убогих, ей-богу) или покажут пару толстых чинов иерархии православной церкви или уже задушенного в объятиях властей и опошленного Сереженьку Есенина, теле не становится русским.

А то тихими убогими голосочками скопцов с телеэкрана читают, сопровождая картинками, нам лекции о жизни Пастернака, Мандельштама, Цветаевой—Ахматовой или Пушкина. Да как вы нам надоели с вашей оскопленной дурной поэзией! Пушкин бы сам шарахался от того, в кого вы его превратили, обсосав. Между тем живого телевидение боится под страхом смерти. Где на телевидении Лимонов или Зиновьев? Пригласили бы нас поругаться с Солженицыным, Зюгановым, Черномырдиным. Или посадите меня с Козыревым, о международных делах побеседуем. Нельзя, ибо нельзя обнажить ничтожность наших лидеров. А что как Лимонов покажется людям умнее? А то, что он победит в полемике, так разве кто сомневается…

До выборов 17 декабря были сняты четыре телепередачи с моим участием. У Бориса Бермана на К-2 говорю о фильме «Ночной портье», на передаче «Человек из Сохо» — о герое, на «Я — лидер» у Афанасьева встретился с Глебом Якуниным, еще передача была отснята с участием молодежи НБП. И все эти передачи были отложены и не показаны до выборов. Ну как же, а вдруг Лимонов повлияет на избирателя в его округе? И глядишь, такой неформальный окажется в Думе и станет мутить с трудом образовавшееся стоячее болото из якобы «коммунистов», черномырдинцев и «яблоков».

Гады. И вы знаете это. Вы формируете из русского народа дебилов. Вы насильственно лоботомизируете[2] черепа нации. Часть мозга у них теперь осталась ахмато-пастернако-пушкинская, часть — новая начинка: пошлые западные песенки, реклама и показы мод. Мозги, к сожалению, у обывателя хрупкие: несколько лет «общественного телевидения» сделали из огромной части обывателей лунатиков-тихоходов. Людей без нации, без силы воли, живущих вне истории. Еще немного, и их можно будет кормить соками, заливая их в нос, как кататоников.

Телелакеев нужно судить трибуналом. Какой там Кальтенбруннер или Эйхман может сравниться по количеству вреда с телелакеями, уже отбросившими русский народ за черту тупоумия и полного национального краха, духовной опустошенности, когда истинные ценности подменены фальшивыми? Когда вы видели последний раз умного и самостоятельно мыслящего человека на телевидении? Умных не нужно.

Я утверждаю, что сегодняшняя власть чудовищно агрессивна, что идет уже несколько лет массированная атака на мозги граждан, что война эта почти выиграна властью. И об этом свидетельствуют результаты выборов. В следующий раз избиратели радостно проголосуют за Бабу-ягу — главу ЛДПР и Кощея Бессмертного от КПРФ. И потребуют публичного заклания козленка Иванушки и сестрицы Аленушки. До того в мозгах наших граждан совершились уже процессы разжижения ценностей, что Добро принимается за Зло, а Злу с обожанием целуют черные пятки. Ну хоть бы в себе засомневались!!! Нет, серые старухи и старики, не выезжавшие за всю жизнь из пределов Хомяково-Ховрино, гордо стискивая зубы, идут туда, куда их манит сигналом телеящик — в бездну. И тащат всех нас за собой. «Коней на переправе не меняют» — был лозунг обывателя на этих выборах. Ну и будете сидеть в болоте, в пьянстве и свинстве на своих конях капээсэсной расы.

И снова стало тихо…

Отревели, остыли орудия у села Первомайское. Мертвых отправили, подсчитали раны, выжившие солдатики не получили, я уверен, даже по сто граммов и праздничного обеда. Хамоватое ворье из правительства не считает себя обязанным русскому солдату ничем и, как в крепостные времена, держит его за свою собственность — пушечное мясо.

Чечены — настолько оголтелое горное племя, что цезарь Иосиф, знавший Кавказ, как только кавказец его знает, с ними не сентиментальничал, потому и сидели тихо.

Журналистская сволочь глядит во все микроскопы и бинокли, пытаясь уличить армию в чем угодно; с радостью поганых детей сравнивает донесения и интервью и счастлива, найдя несоответствия. То обстоятельство, что они как журналисты профессионально непригодны, не заставляет краснеть их щеки. Да у них и щек нет, чтоб краснеть, — одни задницы.

Дума огромным вязким студнем в штанах опустилась в кресло. Удручающе серая, седая — символ вашей трусости, русские люди. Политика — капризная пьяная девка с руками в крови выбежала из здания Думы и бегает в предгорьях Кавказа, заходя в подвалы городов России на огонек: там племя младое, незнакомое готовит будущее России. Пьяная девка — политика — предпочитает отдаваться чеченам и русским юношам, но не серым тушам думцев.

До марта будет тихо.

Аминь.

Кому нужен фашизм в России?

Ответ может показаться странным: всем. Общество каждый раз в тревожном волнении вздрагивает, стоит лишь появиться в средствах массовой информации упоминанию о фашизме. Вспомним, сколько шума и кругов, как от камня, брошенного в воду, вызвало появление на телеэкране г-на Веденкина, всего лишь скромного и вульгарного выразителя настроений части нашего общества… А ведь г-н Веденкин выразитель бытового, довольно серого варианта даже не фашизма, а скорее ксенофобии.

Бесчувственным, реагирующим только на супершоковые, особо кровавые и особо жестокие события российским гражданам на самом деле хочется, чтобы пришли ФАШИСТЫ. Они — страшные, подтянутые, молодые, они решили бы все вопросы. Обывателю хочется, чтобы (ну да — он боится их и голосует еще против них, но во сне видит их, желанных) фашисты пришли наконец и навели порядок. Чтобы бравурная героическая музыка и яркие флаги разбудили обывательский сон. Обыватель грезит отдать в фашисты сына и выдать за фашиста дочь.

Ленивый и вялый обыватель с удовольствием будет приветствовать пинок в зад, который выпрямит его, взбодрит и пробудит к жизни.

Патриоту хочется, чтобы фашисты безжалостно скрутили головы не в меру резвым чеченам, и он будет приветствовать мужественную твердую волю ассирийски безжалостного вождя фашистов. Он засыплет бомбами бандитскую Чечню, загонит в клетку кавказцев и заставит уважать русских.

Содержанке-интеллигенции, вконец запутавшейся в своих бабьих капризах и замучившейся давать всем сразу, станет вдруг легко: придет хозяин, возьмет ее за волосы, пригнет и использует по назначению. Мазохистке Новодворской, этой хочется, чтобы молодые широкоплечие насильники наконец набросились на ее тушу и грубо изнасиловали ее: вместе с мамой, бабушкой и котом. Гайдару, Бурбулису и всей команде отставных экспериментаторов-вивисекторов России хочется, страшно тянет их, пострадать. Тяга их к наказанию может быть удовлетворена только громко хохочущими, решительными, грубыми юными людьми. Никакой суд, никакая демократическая процедура и коммунистическая тюрьма не утолит их жажду наказания: они изнывают от тоски по плети, порке, грубому битью по печени, а все эти прелести могут устроить им только фашисты.

Юные женщины России грезят о настоящих мужчинах, тех, что изведут бандитов, вышибут пьяных лавочников и уродов-бизнесменов с большими животами. Наконец можно будет восхищаться мужиком и, держась за крепкую руку, прогуливаться с ним, вооруженным фашистом, по улицам ночных городов России. А к утру счастливо забеременеть от него.

«Предприниматели» наконец дождутся реализации своих страшных снов, ведь втайне они верят в свою ублюдочность и знают, что за те штуки, которые они откалывают в стране, полагается страшное наказание. Просветленные, потянутся с котомками к сборным пунктам сами.

Дети будут с обожанием бегать за колоннами фашистов, наконец им будет кем восхищаться: не рахиты Микки, не Бэтмены и слизь из загробного мира, но бравые парни русских городов, живые герои.

Запад тоже будет полностью удовлетворен. Из всех наших лидеров они не высмеивали только самого серьезного: цезаря Иосифа Сталина. Втайне они обожали его сапоги, усы, трубку, фуражку и звезды генералиссимуса и, как нашкодившие дети, грезили о наказании, чтобы суровый отец народов снизошел до их порки. Запад зайдется в экстазе, если в России восторжествует суровый и красивый молодой строй — хищный зверь без лишних мышц. Демократия на самом деле так всех истощила, так всем надоела, как насильственная манная каша детсадовцам. Фашизм устраивает всех. Аскетизм чувств (вспомним скучный оскал американской улыбки), насильственно предписанный в демократии массам, сменится разгулом чувств при фашизме, и все будут ходить как пьяные от этой новой свободы. Наконец исчезнет из словарей скучное слово «экономика», и популярным станет чувственное «трибунал».

Всем будет хорошо. КПРФ сможет уйти на покой. Серые дедушки сделают это с видимым облегчением, потому что ума не приложат, что им делать с Россией. Они только и способны, что создавать Политбюро, заседать да исключать из партии. Они даже простого расстрела организовать не смогут, потому что не соберут вовремя нужные печати и подписи.

В истеричной периодичности вспыхивающих время от времени в нашем обществе попыток выявить, запретить, задавить фашизм чувствуется инстинктивное понимание того, что фашизм — главный враг всех политических сил, изображающих сегодня «политику» на российской сцене. Никто не знает, где именно этот дикий юный зверь, в кого он перевоплотился сегодня, но его молодой и сильный животный запах присутствует в России, и домашние животные нашей политики ревут и плачут в ужасе, предчувствуя его клыки на своих шеях. Переполосует он артерии директору продбазы Жириновскому, распорет животы Явлинским, Зюгановым и Черномырдиным равно. Для фашизма все они подлежат поеданию. Да, Владимир Вольфович, да, Геннадий Андреевич. Фашизм устраивает всех и нужен всем. Россия ждет его с трепетом и испугом, как единственного, сильного, красивого, пусть и «опасного» жениха ждут в разоренном доме. Он уничтожит врагов, все отстроит молодыми руками под крепкие песни. И будет много детей, силы и счастья в доме. Никакой другой жених не справится с делом. Ни жуликоватый Остап Бендер из ЛДПР, ни капээрэфный старик, ни Гриша, «интеллигент-лаборант» из научно-исследовательского института.

Невесту вывезли на смотрины

Самыми неприятными событиями последних двух недель были поездка Зюганова в Давос и интервью Селезнева после встречи с Ельциным.

Лидер Коммунистической партии РФ заявил агентству Рейтер о своем намерении «создать в России более благоприятный инвестиционный климат, чем сейчас» и заверил собравшихся в Давосе мондиалистов, что «возврата к государственно регулируемой экономике быть не может». Такое мог ляпнуть только либерал-антикоммунист, даже социал-демократом подобные слова сказаны быть не могут.

Селезнев же, лучась всею отечною физиономией, рассказал журналистам, как славно он поболтал с президентом, и хвастливо сообщил им, что у него в ближайшие дни будет установлен прямой телефон для связи с Самим. Даже Рыбкин был сдержаннее в своей любви к президенту.

Происходит то, что отказываются понимать рядовые солдаты оппозиции, обвиняющие меня лично, НБП и «Лимонку» во враждебности к «коммунистам»: уже произошла за кулисами сделка, смычка между властью и стоящими на подступах к власти лидерами КПРФ. Идеалы пролетарской революции, идеалы диктатуры пролетариата, идеалы социального равенства — все это вышвырнуто зюгановцами на свалку истории; они обещают зарубежным «инвесторам» (читай — грабителям) лучшие условия ограбления России, чем при Ельцине. С Ясиным и Немцовым Зюганов смотрится членом семьи.

Невесту-Зюганова возили на смотрины к лидерам нового мирового порядка. Невестой остались довольны. Впрочем, к ней и к Жириновскому присматриваются на Западе давно. Жириновского перестали величать «ультранационалистом», а когда стало известно, что КПРФ получила 157 мест в парламенте России, ни одна биржа в мире не отметила колебаний акций. Не боятся банкиры таких своих в доску «коммунистов». Для сравнения: когда в 1981 г. пришел во Франции к власти социалист Миттеран, цены на акции французских компаний упали вдвое.

Когда-то «Советская Россия» напечатала о встречах в Давосе статью. Смысл ее сводился к тому, что «в Давос ездят только враги».

Валентин Чикин, депутат от КПРФ, вы все еще придерживаетесь этого мнения?

«Лимонка» в стабильность

Стабильность, мир и согласие в стране нужны сейчас только тем, кому хорошо, вольготно на Руси, подавляющему меньшинству населения: новым капиталистам, то есть бывшей советской политической и управленческой номенклатуре, — эти одной или несколькими бумажками с нужными подписями и печатями получили в собственность заводы, фабрики, богатство недр России. Семья Черномырдиных — характерный пример. Стабильность нужна отлично устроившимся должностным лицам государства, своре чиновников, вернувшейся к власти и укрепившейся в ней после короткого испуга 1991–1993 гг. Стабильность нужна генералам, получившим звезды уже при Ельцине, «новым русским», зарабатывающим деньги на агонии экономики и распаде государственности России. Стабильность нужна фракции КПРФ и жириновцам — эти на пути к власти.

Нам с вами — сторонникам и сочувствующим НБП, вообще всем радикальным националистам и радикальным коммунистам, социально неудовлетворенной молодежи, провинциалам — нам стабильность ВРЕДНА. Ибо стабильность оставит нас навсегда в нашем сегодняшнем положении: маргиналов политики, обездоленных жизни, оттиснутых от тарелок с мясом, от красивых девок, от оружия и власти. Оставит в неудачниках жизни. Потому: долой стабильность! Да здравствуют конфликты, противоречия, провокации и потасовки! Из них может вырасти новый порядок, при котором мы, а не чиновники с капээсэсовской кровью, окажемся наверху. Стабильность же неуклонно приведет ко все более жесткому обществу, где дети Каинов номенклатуры будут жить, а дети тружеников Авелей — прозябать. Стабильность нужно свергнуть, и, слава богу, есть факторы, которые не дают застыть цементу стабильности, грозящему надолго стянуть в бетон наше общество.

Увы, это в большинстве своем внешние факторы. Неуспокаивающиеся чечены, парадоксальным образом дестабилизируя Россию, работают на нас с вами. Взрывоопасный возможный конфликт в Крыму, если случится, просто изменит политическую карту России: все центристы, все интернационалисты, как демократы, так и пердуны КПРФ, будут сметены с политической сцены. Потому мы желаем этого конфликта. Так же, как желаем конфликта в Казахстане.

И не нужно больше уповать, притягивать за уши бесформенные «массы» или неопределенный «народ». Дестабилизации желает меньшинство, но лучшее, талантливейшее, активнейшее меньшинство, оно-то и называется нацией. (Всем остальным предстоит или встать с нами рядом, или не участвовать.)

Нам следует понимать, что в борьбе за власть мы не за кого, мы не хотим победы ЛДПР, это не наши, но «новые русские», не хотим победы КПРФ, это чиновники старые русские, не хотим и помещика Ельцина — это просто голая похабная власть и не наша. Мы хотим конфликта между ними. В военно-партизанском климате конфликта только мы, молодое движение, сможем действовать адекватно, тогда как чиновничье-административно-говорильные группы превратятся в то, что они есть, — кружки пожилых и старых людей. В политике конфликта им придется уйти на кухни — их место там, и там они будут обсуждать «политику», то есть наши действия.

Таким образом, задача состоит в том, чтобы перевести Россию в абсолютно новый этап политики — политики конфликта и действия, заставить всех их конкурировать с нами одним оружием, физической силой и силой идей, лишив их бумаг, партийных списков, арифметических цифр голосов придурков-избирателей, мы их вынем из брони — слабыми и теплыми. Требуется поставить их в ситуацию, когда капээсэсная чиновничья ловкость и коварство не спасут. Сегодня они нас переигрывают, но в ситуации конфликта мы всегда переиграем их.

И не нужно плакаться, что сегодня национал-радикалы малочисленны. У нас есть ядро, а многочисленны мы станем мгновенно. Куда пойдет ветеран чеченской войны, обстрелянный парень, к кому? Ужели к тем, кто бросил его в войну без цели и бросил без жалости? Нет, он пойдет против них. К нам.

Итак, бойтесь стабильности. Если общество застынет, нам всем придет хана. Нас загонят в тупую, скучную жизнь, в такое бессмысленное существование, что покажется раем и самый тухлый застой. Пока нестабильность обеспечивается извне: энергичными чеченами (враги России, ясно, но в данном случае — дестабилизирующая сила) или самоубийственными действиями власти, тем, что она убила русское сельское хозяйство и добивает промышленность. Но нам нужен большой конфликт, и создать его, уповая только на других, невозможно. Нам нужно перевести Россию в эпоху прямого действия. Имеющий уши да услышит.

Я знаю дорогу

НБП получает разъяренные телефонные звонки — господа-патриоты обиделись, что съезд националистических партий в СПб принял решение о предпочтительности кандидатуры Ельцина. Они, патриоты, видите ли, всем стадом валят Зюганова. Утверждаю, что сегодня Ельцин реально в своих действиях ближе к идеологии национализма, чем все прочие кандидаты. Ему остается остановить «реформы» и повернуться к Западу спиной. Неслучайные высказывания министра МВД Куликова и министра атомной промышленности Михайлова позволяют увидеть, что он об этом думает и желает это показать нам.

Утверждаю, что господа патриоты ошибались всегда, их видение политической ситуации всегда отстает на несколько лет. В быстро меняющемся политическом климате России это ведет всегда к принятию ложных несвоевременных решений. Когда в 1987–1991 гг. я кричал в своих статьях коммунистам: «Гоните Горбачева, он погубит страну!», от меня отмахивались. Когда я выступал против Ельцина образца 1989–1993 гг., подавляющее большинство нынешних его противников выбрали его, некоторые защищали его на баррикадах, а КПСС (сегодня — КПРФ) просто тряслась от страха, сидя на старых жопах, и безвольно отдала власть. И сегодня я прав. Я знаю дорогу, потому что вижу вперед, это и есть самое насущное качество политика. Мои политические ориентировочные приборы: компас и секстан — жирный Гайдар и баба-яга Боннэриха. По ним я сверяю свой курс. Боннэр в интервью «Радио России» назвала Ельцина «преступником», Гайдар сегодня — враг Ельцина. Значит, он что-то такое огромное сделал, чтобы заслужить такие их оценки. Сделал. Он ведет себя все больше как президент русских. Понятно? Раболепно и осатанело голосуйте за своего Зюганова! При нем экономика останется в умирающем состоянии, потому что серые пиджаки — лидеры КПРФ — не смогут вызвать энтузиазм масс. Россию надо строить, а одним переездом в Кремль ее не построишь, только национальным подъемом. Только национализм способен побудить нацию на подвиги. Только в контексте национальной идеологии возможно победить сепаратизм в Чечне и повсюду. Голосуйте за своего Зюганова, даже те свободы, которые имеете, у вас отнимут. Закроют все радикальные газеты, прежде всего издания националистов. И лояльную «Завтра» не пожалеют или заставят писать, что хотят Зюгановы и Лукьяновы. Голосуйте за своего Гену, Гена вас всех скопом кинет, как кинул Юрия Власова, Анпилова, Алксниса и сотни других честных и порядочных политиков. Голосуйте, самоубийцы! Ложитесь под Зюганова!

Размышления о национализме

При всеобщей популярности идей национализма в народе, при том, что обещания сделать Россию великой присутствуют в словарях демагогов всех политических лагерей, при несомненной бесспорности того, что идеология национализма будет единственной доминирующей идеологией на политической сцене России в последующие полсотни лет, налицо поражение чисто националистических партий. И на выборах они были почти не представлены (только Лысенко), и в парламенте РФ у них нет ни единого места, и внепарламентские их акции слабы и невыразительны. Между тем несомненен триумф тех хитрецов, плагиаторов и воров, которые догадались использовать отдельные положения и лозунги национализма (Жириновский, Зюганов, власть и пр.).

Каковы причины неудач националистических партий? Национализм, что, как уксус, следует употреблять только разбавленным, он не идет в чистом виде? Прежде всего следует указать в оправдание националистическим партиям на смягчающие обстоятельства, на то, что национализм, в отличие от коммунистической и демократической идеологий, идеология исторически молодая, не выработала в России законченного свода идеологических законов. Своих скрижалей Завета у нее нет. Потому она вынуждена была с конца 80-х гг. начать с самого начала и последовательно преодолеть два исторически четко очерченных этапа развития и преодолевает третий.

Первый можно обозначить как «патриархальный», и он связан более всего с обществом (организациями) «Памяти». Все помнят Дмитрия Васильева, процесс Осташвили, демонстрацию, разрешенную Ельциным, черные рубашки и портупеи «памятников» и прочую живопись. Крикливый, замшелый, образца конца XIX века антисемитизм «Памяти» помог Израилю испугать советских евреев и значительно увеличить свое население за счет эмигрантов из России. «Память» закономерно выродилась (или превратилась) в земледельческую коммуну и экологически-монархическую секту во главе с монархом Васильевым на деревянном троне.

Второй этап, безусловно, может быть обозначен как «гитлеризм», он являлся по отношению к «Памяти» более прогрессивным, но по отношению к современности также архаическим, потому что ориентировался на национал-социализм Европы в 20-е, 30-е и начало 40-х годов. Наиболее активны во втором этапе были выходцы из «Памяти», бывшие приближенные Васильева Баркашов и Лысенко. При некоторых различиях (Лысенко, например, отказался от антисемитизма и антисионизма и назвал Израиль стратегическим союзником России) обе организации (и РНЕ, и НРПР) могут быть охарактеризованы как смесь довоенного национал-социализма с патриархальным православием (на самом деле православие обессиливает национализм). Разумеется, не только Баркашов и Лысенко представляли последние пять-шесть лет национализм, существовал и существует по сей день еще десяток партий (так же, как, кроме «Памяти», были и другие патриархальные националистические организации), но эти двое представляли его наиболее ярко. В программе РНЕ нет упоминаний о сионизме, но сопроводительные документы называют взрыв храма Христа Спасителя в Москве в 1931 г. «ритуальным взрывом», подсчитывают евреев в советских правительствах, что говорит о происхождении РНЕ из патриархальной «Памяти». Граждане России делятся в программе на «русских» и «россиян», а основной политической организацией становится полувоенная организация соратников. Кульминационным моментом, вершиной этапа «гитлеризма» стал октябрь—декабрь 1993 г., когда Баркашов получил славу самого мужественного защитника Белого дома, главы самой боевой организации защитников, а Лысенко стал депутатом Госдумы. Дальше, увы, в партии Лысенко начинается раскол, да и Баркашов не смог использовать огромный политический капитал, полученный им в октябре 1993 г. Очевидно, что неверно выбрана модель: гитлеризм — идеология и политическая организация, возникшая в конце 10-х, начале 20-х в Германии, трудно прилагаемая к российской действительности 90-х гг. Рассуждения об ариях и православии оказались чистоакадемическими, отвлеченными, архивными. Реальная политическая ситуация ничего общего с книжным гитлеризмом не имеет или имеет мало общего, несмотря на все соблазны параллели с Германией 20-х гг. Гитлеризм помешал партиям расти, обрек их на сектантство. И Лысенко, и Баркашов выдвинули свои кандидатуры в президенты на предстоящих выборах, их партии продолжают существовать, но монополии на национализм у них уже нет и популярность уже не та.

Третий этап — современный, обещает быть последним в историческом становлении национализма в России. В 1993–1994 гг. образовались самые новые националистические партии: Национал-большевистская (НБП), Народная национальная (ННП), Русский национальный союз (РНС), Партия национальный фронт (ПНФ) и другие. Одновременно, уйдя от Лысенко, «обновились» национал-республиканцы. Не вдаваясь в сравнения силы, численности, эффективности и известности, отдавая безусловное предпочтение своей Национал-большевистской партии (наши враги, аналитики-доносчики, авторы книги «Политический экстремизм в России», тоже отдают предпочтение НБП), попытаюсь выяснить общее в этих самых новых националистах. Прежде всего бросается в глаза их сильнейшее желание стать «цивилизованными» партиями национализма, быть принятыми в большой политике, в то же время ни на йоту не поступившись радикализмом. Хотя элементы первых двух этапов не изжиты совсем и не всеми партиями, налицо кардинальное различие. Если патриархалы и гитлеристы старались перещеголять друг друга расовой и воинской суровостью и жесткостью идеологий и обращались прежде всего к националистической тусовке, то самые новые партии третьего этапа извлекли урок из поражений предшественников и поняли или начинают понимать, что следует переориентировать пропаганду и вместо того, чтобы ублажать немногочисленную нацтусовку, посетителей митингов и съездов, следует ублажать его высочество избирателя. Самые новые поняли, что пуристы, те, кто настаивает на гитлеризме, есть архаические силы в русском национализме, они немногочисленны и одобрением или неодобрением их чудаковатой кучки можно пренебречь. Гитлеристы горланят на митингах, но как избирательная группа весят с цыплячье перо.

Тут я перейду на «МЫ». Мы должны вдолбить себе в головы, что мы — последние в цепи развития русского национализма. И на нас лежит огромная ответственность. Если нам не удастся сделать его общедоступным, современным, умным и привлекательным — это не удастся никому. Патриархальная «Память» увяла, боевики периода гитлеризма остались сектантами. Нужен национализм молодой, стремительный, авангардный, куда более современный, чем Демократия или зюгановский Коммунизм, — Национальное движение. Иначе национальные идеи растащат по кускам все кому не лень. И это трагически отразится на судьбе России, ибо другой силы, способной омолодить страну, поднять ее, парализованную, с инвалидного стула, нет.

Лето будет горячим

Нагнетаемый и властью, и СМИ рейтинг «коммунистов» КПРФ, ужасные рассказы о том, какой у них огромный электорат, подействовали на избирателя. Склонный принимать сторону сильного, он примкнул к большинству стада. Не умея пользоваться могуществом телевидения, власть (глупая и тупая, как всякая власть, которой трон достался не кровью и личным мужеством) помогла своим противникам, надув до невозможности старый и немощный воздушный шар КПРФ. Если бы мне принадлежало телевидение, я в остающиеся до выборов месяцы выпустил бы на голубой экран представителей промежуточных, третьих партий и просто растворил бы электорат КПРФ обилием ДРУГОГО ВЫБОРА. Но этого не произойдет, потому искусственно поляризированное общество готово к еще одной тупой схватке одной и той же силы: Ельцин против Зюганова. Это как если бы два монгольских войска бились за право оккупировать Русь.

Страсти нагнетаются. Горе тем, кто не с нами. Печальная газета «Завтра» вышла с заголовком «Все Эдички — за Борю», постная «Советская Россия» в стиле «Московского комсомольца» дала материал «Кто кричал: «Хайль Ельцин!»», квадратноголовые возмущены мной. Да не ваш я, не ваш, свой, это и с самого начала было видно. Не выношу серых людей и серых режимов. Да здравствует нестабильность! Лето будет очень горячим. Я очень на это надеюсь.

Дела текущие

В жизни газеты и партии множество изменений. В процессе борьбы люди устают и отсеиваются, потому это нормально. Часть этого номера газеты посвящена дезертирствам и предательству товарищей. Горько все это, но не смертельно. Пришли другие: юные и смелые.

На нас наехала Судебная палата при президенте за мои статьи из «Лимонок» № 13 и 16, перепечатанные 2 марта «Новым взглядом». К чему это приведет — будущее покажет. Статьи мои о том, что существуют злобные народы; я привел в пример хорватов, плоды труда каковых видел: сербские трупы, изуродованные пытками в 1991 г. Джентльменам из палаты придется попотеть, чтобы доказать обратное.

Пытаемся организовать избирательную кампанию Юрия Петровича Власова. Множество разочарований — так называемые национально мыслящие бизнесмены не всегда, но часто оказываются самовлюбленными, любящими поговорить о политике за чашкой чаю. У каждого — свой рецепт спасения страны. Поэтому они не присоединяются. Ни к кому. Разговаривают. Ну, поговорите. То ли еще будет.

Зюгановские газеты вовсю наезжают на нас. Предательству Егора Летова отдали 1-ю страницу и 3-ю в «Советской России». Вот как важно им остановить или минимизировать мятеж националистов. Без националистов зюгановцы — лишь посиделки старых жоп. Они знают это. Ведь в противном случае чего волноваться — менее десятка небольших партий и групп объединились и нашли себе кандидата в президенты. КПРФ ли, если она такая 500-тысячная и мощная, волноваться? Но она не 500-тысячная, а рыхлая масса случайно объединившихся всяких. И разбежится при первой неудаче, 20-миллионная КПСС разбежалась.

Ельцин, говорите? Ведет себя как надо. Уже почти фольклорный персонаж. Затмевает Жириновского. Венчаться только осталось. Хорошо бы женился на молоденькой. Точно бы выбрали.

«Лимонка» в народ

Помню, в первые мои выборы декабря 1993 г. майор Шлыков заставил меня выучить статистические справочники по области и историю Тверского края. Наивные, я и мои помощники, молодые студенты и офицеры, верили, что избиратель отдаст предпочтение кандидату знающему, и историю в том числе. Поразил меня эпизод 1606 г., когда опальный патриарх Иов был вызван из Старицкого монастыря в Москву, чтобы отпустить грехи… НАРОДУ, присягавшему на верность Лже-дмитрию и зверски убившему за год до этого в июне 1605 г. юного царя Федора Годунова и его мать.

Иов приехал и при стечении небывалом всех московских жителей, отрядов стрельцов и казаков, при плаче, вое, покаянии отпустил грехи народу московскому. Отпустив грехи, патриарх поехал обратно в Старицу, но умер по дороге. И эта смерть символична, так как через четыре года появился Лжедмитрий Второй и народ, забыв о стонах, слезах и покаянии, присягнул ему.

Я живо представляю себе эту картину. Перекошенные от эмоций лица, слезы в изобилии, рвут на себе всклокоченные волосы, упали все на колени — и старенький мудрый патриарх стоит над ними, прощая неразумных частью детей, частью зверей. Я верю в то, что они искренне каялись во грехе своем. (Похожи были, думаю, на яростные лица массовки, толкущейся у Музея Ленина.)

Вот что интересно. Тогда, за четыре века до нас, не считали НАРОД непогрешимым. Верили, что он может быть преступным и страшным. Верили, что он заблуждается время от времени. А чтоб не заблуждался, нужны ему умные пастыри: светские государи и пастыри Господни — служители церкви. Сегодня те, у кого есть деньги, телевидение и другие средства воздействия на избирателя, громче всех вопят о народном выборе, о всенародном избрании, о том, что НАРОД — последняя инстанция права и справедливости.

Это вредные иллюзии. Вредные в первую очередь для народа, вера в свою непогрешимость развращает народ. Для того чтобы народ не натворил бед и себе, и другим, нужны ему умные ведущие: пастыри, вожди. Чем большее количество людей принимает участие в выборе большинством голосов вождя-президента, тем более посредственным оказывается этот вождь. Иначе почему выбрали анекдотичного Ельцина — карикатуру на президента, на которую стыдно смотреть?

С народа нужно сбить спесь, ежедневно указывая на его непроходимую глупость и беспомощность. Народу должно быть преподано уважение к разуму, к знаниям, к духовной мужественности, к генетически исключительным личностям, время от времени появляющимся среди народа (да, они — лучшие, но плоть от плоти его), и в этом его величие — рождать таких.

Величайший специалист по психологии народных масс рейхсфюрер Гитлер, выходец из венской богемы, неплохой художник, философ, знал проблему как никто другой. Он писал:

«Массы народа есть только часть природы. Большая часть масс народа состоит не из профессоров и не из дипломатов. Небольшие абстрактные знания, которыми они обладают, направляют их к миру чувств. Тот, кто хочет исцелить германский народ от качеств и пороков, чуждых его изначальной природе, должен будет прежде спасти их от чуждых источников этих пороков».

Иными словами, народ постоянно руководствуется лишь чувствами. Сегодня мы говорим народу, осатаневшему от истеричной внезапной любви к некоему Зюганову: «Олухи, что вы собираетесь сделать?! Выбрать тех же серых чиновников к власти, в то время как России нужна национальная революция». Мы кричим об этом, а нас возбужденные, патлатые, кричащие, плачущие обвиняют в предательстве.

Ну так крепитесь и готовьтесь к мрачному будущему. Если не понимаете, не развиты, не можете отличить фальшак — смиритесь и слушайте умных пастырей и будьте робки и покорны. А с вашим гонором, спесью, вечным стадным инстинктом и тупой уверенностью в правоте своих эмоций вы будете грешить и каяться и разбивать, уничтожать вашу Родину — Россию, созданную для вас железной волей и тяжким трудом немногих людей-суперменов. Князя Александра святого Невского (скандальный был человек: «басурманился» для России, конину ел у татар, по слухам, и в ислам переходил), Ивана Грозного (гомосексуалист был), Петра Великого (этого считали Антихристом), Екатерины (немка и блядь), Ленина, цезаря Сталина.

Все развалите, все отдадите. Превратитесь в кучку зверей. И вызовете какого-нибудь ветхого Иова, и он отпустит грехи ваши при всеобщем плаче. Народ! Последнее время от его имени выступают мои бывшие друзья и несколько калек из газет «Советская Россия» и «Завтра».

А нация — это иное. Это духовное содружество — мистическая семья русских людей прошлого и настоящего. Нацию нужно выращивать из народа в тяжелой войне за выживание. Народ наш еле понимает, что он русская нация. Потому он и возится с Чечней.

Последний день команданте Че

7 октября 1967 г. Латинская Америка. Джунгли Боливии. Последняя запись в походном дневнике Эрнесто Че Гевары:

«Мы выступили под слабым светом луны, и марш был очень тяжелым и оставил множество следов в долине…»

К 7 октября Героический воин, как его позднее стали называть, вел партизанскую войну в джунглях Боливии уже 11 месяцев.

8 октября рано утром молодой крестьянин, поливающий картофель, обнаружил партизан, пьющих воду из ручья. Крестьянин, сын мэра деревушки Ла-Хигуэра, тотчас предал партизан, оповестив об их присутствии лейтенанта, начальника армейского поста в деревне. Два отряда рейнджеров — «зеленых беретов», тренированных на севере американскими инструкторами, и эскадрон солдат (всего 327 стволов) получили приказ выйти к оврагу Шуро, который спускается к Рио-Гранде. Туда же были направлены другие отряды общей численностью около 10 тысяч солдат. Маленькая колонна Че (17 партизан) была полностью окружена. В 11:30 началась перестрелка. Выйти из оврага по голым, порою отвесным склонам, лишенным всякой растительности (армия заняла позиции наверху, блокировав выход и все тропинки), было НЕВОЗМОЖНО. Однако шестерым удалось прорваться из окружения, перейти Анды и пересечь чилийскую границу. Судьба Че сложилась по-иному.

Пытаясь, в свою очередь, вместе с пятью бойцами вырваться силой из оврага, Эрнесто шел, поддерживая Чино. Этот партизан очень плохо видел, невзирая на толстые стекла очков, к тому же ноги у него были сломаны во время допроса в Лиме (столица Перу). Отряд Че состоял из кубинцев, боливийцев, чилийцев, перуанцев, то есть была представлена вся Латинская Америка. К несчастью, Чино поскользнулся, потерял очки и опустился на колени, пытаясь найти их. Че попытался ему помочь. В этот момент они оказались на линии огня пулеметного гнезда, которым командовал сержант Бернардино Хуанса, солдаты открыли огонь, и Че был ранен в правую лодыжку. Он ответил огнем, но его карабин «М-1» был внезапно пробит пулей и выведен из строя. Револьвер Че уже лишен патронов. Остается кинжал «золинген». Че пытается остановить кровь. Возле потока, несущего серную воду, негодную для питья, он садится, достает носовой платок и перетягивает ногу выше раны. Шум выстрелов и разрывов гранат мешает ему услышать приближающегося врага.

Солдат трое. Они уже некоторое время наблюдали за двумя силуэтами — один поддерживает другого, опираясь на карабин. Солдаты держат их на прицеле. Они еще не знают, что перед ними «команданте Че». Сержант Хуанса первый узнает об этом и докладывает капитану Прадо, тот приказывает присоединить Че к группе троих взятых в плен партизан и доставить к нему, командный пункт в двухстах метрах внизу. Прадо посылает в штаб армии в Валье-Гранде донесение: «15:30. Падение Рамона подтверждено, я ожидаю приказа. Он ранен». (Рамон — одна из партизанских кличек Че.) В 16:30 вертолет направлен забрать Че, но вынужден улететь ни с чем, потому что все еще обороняющиеся здесь и там партизаны стреляют по вертолету. Че видит солдат, несущих трупы его боевых друзей Антонио и Артуро и тяжело раненного Пачо. Он требует, чтобы солдаты оказали медицинскую помощь его товарищу, но ему отказывают, и скоро Пачо умирает.

В 17:30 ночь уже опустилась, армейская колонна покидает зону боевых действий и спускается к Ла-Хигуэре, она в восьми километрах. Пленные — Че, Чино и Вилли идут пешком, руки связаны, и спуск тяжелый. Вилли, не раненый, поддерживает своих товарищей как может, и в очень сложных местах их поддерживают солдаты. На подходе к деревне их встречают Мигель Ауароа — командир батальона рейнджеров и Андрес Селич — командир полка Валье-Гранде (они прилетели на вертолете), мэр деревни и крестьяне с мулами, чтобы погрузить трупы. Колонна вступает в 19:30 в Ла-Хигуэру, в деревушке слабо мигают огоньки керосиновых ламп. Жители молчаливо выходят из ночи, чтобы увидеть остатки партизан, со смешанным чувством уважения и страха.

Военные сопровождают Че до маленькой местной школы с глиняным полом и приказывают ему сесть в одном из школьных классов. Вилли препровожден в другой класс, Чино — в третий. Около 21 часа офицеры, отобедав, возвращаются, чтобы вырвать из Че сведения, могущие помочь им поймать партизан, все еще не захваченных. Они натыкаются на стену. Андрес Селич оскорбляет Че, заставляя его говорить, хватает его за бороду с такой силой, что вырывает клок волос. Ответом служит пощечина обратной стороной двух связанных рук. Руки Че связывают за спиной. Военные возвращаются в дом телеграфиста, где имеет место раздел добычи: четверо часов «Ролекс», кинжал «золинген», немецкий пистолет калибра 45, деньги: американские доллары и боливийские песо. Селич присваивает себе бумажник Че, содержащий ролики фотографий и маленькую зеленую книжку, где он переписал множество стихотворений, среди прочих «Канто Женераль» Пабло Неруды, а также карты района с заметками Че. Мелочь оставлена солдатам, но до того, как они ее поделят, Нинфа Артега, жена телеграфиста, сохраняет несколько вещей как реликвии, нож Эрнесто Че Гевары среди них. Около 23 часов из Валье-Гранде приходит приказ: «Поддерживайте Фернандо живым до моего прибытия завтра утром вертолетом. Полковник Зентено Анайя». (Фернандо — еще одно боевое имя Че.) Около полуночи майор Мигель Ауароа обходит посты. Он слышит шум из помещения, где военные и мэр Анибаль Кирога надираются, и, вслушавшись в крики, понимает, что они собираются прикончить Че. Унтер-офицеры Бернандино Хуанка и Марио Теран наиболее взвинчены и непримиримы. Дабы выполнить приказ оставить Че живым, Ауароа выбирает среди унтер-офицеров самых сознательных и дисциплинированных парней и окружает ими Че. Один из таких — Марио Хиерта Лорензетти. Он до такой степени восхищен Героическим воином, что, как он впоследствии рассказывал, у него впечатление, что Че гипнотизирует его. «Его боли усилились, и он прошептал что-то. Я приблизил ухо к его рту и услышал: «Я себя чувствую очень плохо. Я тебя прошу сделать одну вещь для меня». Я не знал, что он хочет, и он дал ответ: «Сюда, в грудь, пожалуйста…» Не имея возможности удовлетворить просьбу Че, молодой офицер принес ему одеяло и дал сигарету.

На рассвете 9 октября помощница учителя Джулия Кортес пришла посмотреть на Че. Он говорил ей низким голосом о том, что в школе происходит событие, каковое будет принадлежать истории Латинской Америки. В 6:30 вертолет доставляет полковника Зентено Анайю и кубинца — агента ЦРУ Феликса Рамоса. Зентено обменивается несколькими ничего не значащими фразами с Че, затем между Че и Рамасом происходит яростная перепалка. Агент ЦРУ устанавливает фотоаппарат на учительском столе и фотографирует журнал Че. В это же самое время в столице Ла-Пас президент Барриентос разговаривает со своим министром иностранных дел доктором Вальтером Геварой Авсе. Он в Вашингтоне, и министр советует ему сохранить жизнь Че, «потому что в противном случае мы дадим миру очень плохой имидж этой маленькой Боливии». Но боливийский президент со вниманием отнесся к другому «совету», данному послом США в Боливии Дугласом Хендерсоном, тот еще в 23 часа накануне вечером известил президента США Линдона Джонсона о захвате Че. Вашингтон полагает необходимым ликвидировать Че. Причины: его смерть нанесет страшнейший удар по Кубинской революции, важно выставить на обозрение миру Че абсолютно побежденного, убитого в бою. Президент Барриентос созывает заседание Генерального штаба с генералом Альфредо Овандо Кандией, шефом вооруженных сил, и объявляет о своем решении ликвидировать Че. Затем он отсылает шифрованный приказ о казни в Валье-Гранде, куда немедленно вылетает и генерал Овандо с несколькими военными.

В 10 часов приказ покончить с Че прибывает в Ла-Хигуэру. Марио Лорензетти вступается за Че, когда агент ЦРУ набрасывается на Че, чтобы вытащить из него сведения. В 11 часов полковник Зентено поставлен в известность о решении уничтожить Че. В то время как юная учительница Элида Хидальго приносит Че суп, Зентено предлагает Феликсу Рамосу покончить с делом самому, если тот желает. В конце концов Зентено, Селич и Ауароа решают выбрать одного из трех унтер-офицеров, которые добровольно вызвались выполнить приказ, и их выбор падает на Марио Терана: у него в этот день — день рождения. Он начинает с того, что помогает Че подняться со скамьи, на которой команданте спокойно ожидает. Но страх наполняет Терана до такой степени, что он не может сделать и жеста. Че воодушевляет его: «Стреляй, не бойся! Стреляй!»

Солдат дрожит. Позднее он вспоминает: «Его глаза ярко горят. Он меня завораживает. Я его вижу большим, огромным». Терану дают выпить, но этого мало, его палец отказывается нажать спусковой крючок. В этот момент раздается очередь в соседнем зале, потом во втором, и Че понимает, что это покончили с Вилли и Чино.

В 13:10 боливийские офицеры и агент ЦРУ так наезжают на Терана, что тот подчиняется. Он выпускает очередь из «узи» бельгийского производства, закрыв глаза, автомат плохо пристрелян, и Че все еще жив. Пуля в сердце приканчивает его. Ни один из присутствующих не сознается в этом выстреле, но секретный рапорт кубинской разведки G-2 считает его делом рук Феликса Рамоса. Всего в Че попало девять пуль.

Место захоронения Че неизвестно. По одним сведениям, его труп был сожжен, по другим — захоронен вблизи аэропорта Валье-Гранде, третья версия — сброшен с вертолета над непроходимыми лесами у реки Бени, на границе с Бразилией. Достоверно известно, что у трупа были отрезаны руки, для того чтобы прибывшие позднее агенты аргентинской полиции могли подтвердить по отпечаткам пальцев, что действительно речь идет о трупе аргентинского гражданина Эрнеста Гевары, родившегося 14 июня 1928 г. в г. Розарио, номер идентификационной карты: 3524272.

глава 2. Первые репрессии

Хотят забить насмерть «Лимонку»

«Лимонка» № 37 была уже в наборе, когда в Страстную пятницу 12 апреля произошли следующие неприятные события. В 11 часов мне позвонили из типографии и сказали, что «Картолитография» отныне не будет печатать нашу газету. Так как директору позвонили из Судебной палаты при президенте (имя звонившего директор типографии мне назвать отказался) и с «металлом в голосе» потребовали прекратить печатание «Лимонки», в противном случае типографии будет отказано в госзаказах на учебники, ими в основном «Картолитография» и кормится. То есть началась кампания по забиванию насмерть газеты. Это тем более легко сделать, что технические особенности (большой формат, но ограниченный тираж «Лимонки»), наша независимая политическая позиция (многие директора типографий или «красные», или ельцинисты) не оставляют нам широкого ассортимента в выборе типографии.

Заметьте, что нас наказывают, в то время как Госкомпечать еще не сделала нам ни единого предупреждения, а прокуратура г. Москвы никак не дала о себе знать. Не говоря уже о суде или судебном решении.

По крайне подозрительному совпадению в ночь с 11 на 12 апреля был задержан на улице за незаконное ношение оружия (нож) секретарь редакции «Лимонки» Дмитрий Невелев. В РУВД ему предъявили абсурднейшее обвинение в якобы имевшем место изнасиловании девушки, с которой он живет уже полгода. Мне сообщили об этом в 16 часов 12 апреля. Как-то совсем не верится, что с интервалом в пять часов запугали директора типографии и кинули в камеру ответственного секретаря газеты и все это совпадение.

В момент, когда я пишу эти строки, я не знаю, где буду печатать «Лимонку». Но мы победим. Нас не сломят.

Вторая «Лимонка» в народ

Скучно стало в политике. Выдохся, обрюзг Жириновский и ничего, кроме ленивой пошлости и висящего подушкой живота, уже не может показать массам. Его последнее шоу — пародия на венчание в церкви — было удручающе вульгарно: двое старых морщинистых дураков-юродивых, мужчина и женщина, играющих новобрачных, и за ними — кортеж журналистов, ожидающих хохм и пошлой сальности. Антивенчание. ВВЖ сдох, скис, спекся, сгорел. Раздулся и разжирел и плохо соображает.

И Виктор Иванович Анпилов уже не тот. Не устоял перед соблазном примкнуть к побеждающему сопернику, пусть и ловко уведшему у него, Виктора Ивановича, руководство коммунистическим движением. Много раз кинутый Зюгановым, он, без сомнения, будет кинут опять. Никаких отныне гармошек, бескозырок, кастрюль, короче, просто народности, а без них Анпилов — еще один «политик», разглагольствующий на шоу у Любимова, стремясь угодить избирателям. На демонстрациях Анпилова в свое время гулял этакий народный ветер, и некоторая часть идущих за ним людей честно ненавидела партчиновника Зюганова. Как Виктор Иванович обошелся с ними? Придушил? Изгнал? Анпилову не идет костюмчик центриста, социал-демократа и «политика». Жалко на него смотреть в этом виде. Эх ты, Виктор Иваныч, что же ты, брат!

Лебедя заставили оставить неандертальскую челку и зачесать волосы назад. (В свое время специалисты сделали то же с Жан Мари Ле Пеном, но к власти он так и не пришел.) Он шустрит и высказывает мнения, противоположные собственным мнениям полугодичной давности. Если оппортунист Зюганов хотя бы поошивался на митингах и демонстрациях оппозиции (согласно Сажи Умалатовой, впрочем, сбежал с побоища 1 мая 1993 г. и убежал, спасая шкуру, 2 октября из Белого дома), то Лебедь — оппортунист совсем свежий, никаких политических акций и не нюхавший. Он трубит нагло свои неандертальские истины с экранов и сам в них вряд ли верит. Не очень умный генерал, все более неинтересный без мундира, способный очаровать только кассиршу в чебуречной. Его сторонники говорят, что он все быстро схватывает и «подучится». Странная идея «выучивать» в главу государства штрафника-грубияна комбата (генерала он получил от Ельцина за нарушение присяги — приказа Минобороны Язова — наступать в августе на Белый дом), ибо он по сути своей преступный, склочный комбат и должен был бы пойти под трибунал.

Борис Николаевич Ельцин всегда был ординарным, ну никак не интересным ни людям, ни прессе. Что ж вы за народ такой (я его не выбирал, потому и «вы»), что выбрали такого, о ком и сказать нечего. Ни умом не блещет, ни любовниц, ни фронта позади. Шаркающий ногами чиновник. Чем же он лучше немощного Черненко? Точно такой же. Когда он начал войну в Чечне, мы так возрадовались: «Опомнился, зажглось живое в душе, почувствовал себя русским?» Может, и почувствовал, но забыл тотчас.

Я имею наглость считать себя умным человеком. И имею духовное мужество, если требуется, выступать и один против всех. И вот я вас спрашиваю: почему, почему вы, русский народ, так боитесь умных людей? А ведь боитесь, это видно. Ваши кумиры: жулики и посредственности.

Я, родившийся в сраном городе Дзержинске Горьковской области от солдата и девушки, работавшей на военном заводе, плоть от плоти вашей, кровь от крови, имею только одно объяснение поведению моего русского народа. А именно: русский народ болезненно подозрителен и недоверчив. Поэтому он боится умных кандидатов (вождей), подозревает их, опасается, что умные обманут. Зато, как лунатик к луне, раскинув руки, с тупой физией идет русский народ в объятия к самому низкопробному, вульгарному, посредственному жулику. Потому что посредственность, ординарность, свойскость его не пугает.

А умный, опытный, знающий, да еще, не дай бог, честный, да еще, сверх того, радикальный лидер — внушает ужас. А именно только такой лидер и нужен, сможет.

Я свой народ люблю. Но не слепой любовью ко всему, что он выкинет. Я его недостатки вижу, и слабости мне его ясны. Потому и «Лимонки» в него мы кидаем, чтоб был он разумным колоссом из каменных мышц. Перестань бояться умных, русский народ!

Власов стал кандидатом, а Жирик хочет похоронить меня в кремлевской стене

Мы никого не поздравляем с 1-м Мая в этом году. Мы устали праздновать чужие праздники. Тем более отказываемся солидаризироваться с чикагскими американскими рабочими, схватившимися со своей полицией в конце XIX века. Из за того, что в 1992 и 1993 гг. мы, националисты, нерасчетливо соединили свои усилия с чиновничьей оппозицией, призывали народ на красные демонстрации, у нас и украли наши места в Думе, нашу долю власти. Украли специалисты по предательству друзей — хитрые старички КПРФ. Заберите ваш Первомай — мы создадим себе наши праздники. Мы поздравляем русский народ с Победой 9 мая! А также поздравляем его с гибелью сильного врага — генерала Дудаева.

Юрий Петрович Власов — наш кандидат в президенты России — был зарегистрирован Центризбиркомом на заседании 26 апреля. Выбраковали всего пять тысяч подписей. Ура! Ура! Ура! Все Фомы неверующие и все враги скоро увидят, на что способны национальные силы. Если Власов не испугается, если будет и останется кандидатом от националистов, не поддастся соблазну стать кандидатом для всего «населения» — ему обеспечена победа. Мы и наши друзья по Координационному совету радикальных националистических партий — будем с ним, пока он заявляет себя националистом и ведет себя как таковой.

Я присутствовал на заседании Центризбиркома 26 апреля, куда был допущен по блату. Ну и ну! Ох! Скажу лишь, что это историческое зрелище не для слабонервных! Ко мне подошел кандидат Брынцалов, протянул брошюру со словами: «Великий человек пришел» (спасибо за комплимент). Вечером того же дня на презентации в гостинице «Метрополь» Владимир Вольфович Жириновский пообещал похоронить меня и мою подругу Елизавету в Кремлевской стене и потребовал написать книгу «Лимонов опять против Жириновского» (ей-богу!). Я сказал, что писать не буду, он, ВВЖ, уже не актуален. В день своего рождения Жирик был мрачен. Он тяжело переживает потерю роли первого героя-любовника (сейчас она у Зюганова) России. Жирик знает, что дело его не выгорело, сын Вольфа не будет президентом в 1996 г., а значит, никогда. Конечно, лафа, погуляли, и будет, Вовик! Оттого, что все его мысли крутятся вокруг власти и Кремля, оттого и Кремлевская стена. Мы Жирика хоронить вообще не станем, Северная степь (она же тундра) отпоет.

Всем нашим ребятам из НБП, собиравшим Власову подписи, огромное от меня личное спасибо. Молодцы!

Мы и «наши»

Сразу же бросается в глаза, что Национал-большевистская партия никогда не кусала своих. Мы за всю нашу историю ни разу не атаковали в «Лимонке» или устно в интервью в газетах, на радио или на телевидении своих братьев-националистов или союзников — радикальных ультракоммунистов. НИКОГДА. Это обстоятельство указывает на то, что мы здоровая партия, а не закомплексованная секта.

Нас же кусают многие националистические издания, нас оспаривают…Мы не оспариваем никого из своего лагеря. Мы находим странным и болезненным качеством, указывающим не на зависть, может быть, но, во всяком случае, на психическую болезненность большинства радикальных организаций и изданий тупую привычку кусать СВОИХ.

Вам мало вокруг врагов? Да их тучи: демократы, кавказцы, дудаевцы, ельцинисты, чиновники КПРФ, казахские, украинские оккупанты наших земель. Кусайте их, рвите на части… Но нет, кусают ближних. Долго ходивший к нам в НБП «анархист» Дмитрий Костенко накатал на НБП пасквиль в «Московских новостях». Некто Нерсесов, также контачивший с нами, вдруг забрюзжал климаксующей теткой в «Черной звезде». И «Штурмовик» не остался в стороне, плюнул в нас. И Рашицкий из РНЕ, в общем нормальный мужик, высказался как-то, что, мол, знать не знает НБП, хотя сидел с нами за одним столом на конференции революционной оппозиции. И «Русское дело» СПб плюнуло в нас. Какие-то личности и организации даже недавно якобы «исключили НБП из националистов».

Все это, разумеется, мышиная возня, борьба самолюбий и поганое желание, чтобы и у НБП не получилось, раз уж у них не получается. Ну и мы можем исключить, если захотим, и написать, разделав так, что мало не покажется, таланты у нас есть. Но мы не будем этого делать. Однако мы находим чрезвычайно глупым и злобно-детским поведение наших радикалов. Это явление называется «утверждение через отрицание», оно характерно для поведения подростков в период становления характера. У такого поведения простая логика: «Ты — говно, значит, я — в белом костюме». На деле картина прямо противоположная. Ни у Костенко нет никакой организации, хотя много титулов, ни тем более у Нерсесова. И все другие не могут похвастаться успехами. Вместо того чтобы сплотиться, попытаться сложить усилия — они грызутся. Зюганов был один и никого не представлял, кроме себя, еще летом 1992 г. Но ему удалось сплотить воедино многие красные силы и разные их секты. Результат — 157 мест в парламенте России.

Эту тактику соединения сил должны адаптировать для себя и националисты. Но нет, большинство предпочитают быть первыми парнями на деревне, фюрерами в партиях из трех человек, нежели пойти на сближение. Оттого у национализма замедленный рост, в то время как рост мог бы быть буйным и в пару лет могло бы вырасти огромное дерево. Сейчас это рахитичное дерево.

НБП и я лично стали инициаторами создания в СПб 11 февраля Координационного совета радикальных националистических партий. Мы повели в КС с самого начала самостоятельную политику: отказались поддерживать Зюганова и даже заявили, что лучше сохранение существующего порядка под Ельциным еще на несколько лет. 29 февраля на пресс-конференции вместе с Юрием Петровичем Власовым мы выдвинули его кандидатуру в президенты.

Мы занялись сбором подписей в его поддержку, активно работали. Ощущалась чудовищная нехватка денег, сил, рабочих рук. Что же делали в это время националистические группы, оставшиеся вне КСРНП? Сочиняли протестующие письма (по заказу или без заказа Зюганова), визжали, что мы «предатели» и никого не представляем! Лучшие из них глубокомысленно рассуждали, что Власов не совсем тот кандидат и что ему не собрать, ну ни за что не собрать подписей. Ожиревшие ленивцы-теоретики грустно отвечали на просьбу помочь Власову, что еще не пришло время, что нужно еще выработать идеологию…

Подписи мы собрали. Один миллион сто сорок тысяч подписей. Буквально подвигом, чудовищными усилиями всех, кто симпатизирует Власову. Пессимистические оценки бездельников и сектантов, резонеров и болтунов не оправдались.

Юрий Петрович Власов сегодня единственная национально известная фигура, достойная представлять все оттенки национализма. И это хорошо, что он находится и находился в стороне от межпартийных склок националистов. Это трагический, сильный, молчаливый человек, олицетворяющий трагический дух России сегодня. Альтернативы Власову нет. Лидер есть. Сторонников — огромное количество. Объясняя народу без устали фальшивость национальных нот в демагогии Зюганова и Жириновского, возможно перевести в лагерь Власова, к нам, националистам, одну треть их электоратов, от каждого. А это многие миллионы. Вот этот процесс сплочения вокруг одного лидера, пропаганды масс и увода их от ГАЗа и Жирика и есть большая политика.

Наши политические противники преуспели куда более, чем мы. У нас нет даже единого депутата в парламенте. Виной тому наша разобщенность. Из национализма следует вытеснить все костюмированные элементы и изменить поведение.

Мелкие склоки, обвинения, лай на своих есть сектантское поведение. Надо кончать с костюмированными сектами, становиться взрослыми и воздвигнуть русский национализм и русскую Россию.

Лучше бы валил снег

Парад 9 мая Арбатского военного округа, лощеных курсантов, парадной армии покончившего самоубийством государства был похабным зрелищем. На проход боевых машин якобы не хватило денег. По другой версии, власти боятся, что какой-нибудь командир танка прихватит боекомплект и врежет по трибунам и Мавзолею, так что мокрое место останется. Другая помеха — дыра, выдолбанная в Манежной уже три года назад, где строят что-то достойное нашего времени — коммерческие киоски с фонтанами. Можно было провести по брусчатке Красной площади боевую бригаду, снятую на отдых с чеченского фронта, — это зрелище вызвало бы симпатию всего народа, их здорово встретили бы, и президенту перед выборами такой жест очков бы прибавил, но советники у президента мелкотравчатые, как и все в Российской Федерации.

Выборные страсти в основном тлеют вокруг того, соберутся ли в третью силу (она же — пятое колесо) три богатыря: неандерталец Лебедь, глазник Федоров, похожий на самую старую обезьяну из сериала «Планета обезьян», и Явлинский с плохо пришитым лицом (обратите внимание, лицо у него таки криво пришито — особенно нижняя часть). Главный претендент Зю (в Думе «свои» комсомольцы Малярова называют его на американский манер «Зю») агитирует почему-то Германию, а Ельцин разъезжает феодалом по РФ и раздает зарплаты. Эвита Перон, аргентинская национальная героиня, делала это элегантнее: через залу, где она сидела, проходила очередь бедняков, и Эвита раздавала швейные машинки, наличные (горстями), велосипеды и холодильники. Рекомендую Борису Николаевичу. Наш кандидат Власов как-то скис, доверился медлительным консервативным силам, куда-то уехал, пресс-конференцию, организованную мною для него 7 мая, пришлось отменить. На многочисленные предложения помощи из регионов могу лишь сказать:

«Всем огромное спасибо, но такое впечатление, что люди, окружающие Юрия Петровича Власова, и сами не могут организовать ему кампанию, и другим не дают». Во всяком случае, его не видать в СМИ. Мы за Власова и поддерживаем его кандидатуру, но, кажется, он испугался радикалов-националистов — нас и спешно смягчает свой национализм в патриотизм. Однако он единственный национальный кандидат. Голосуйте за него, уговаривайте голосовать за него других, ведите пропагандную работу в его пользу у себя в регионах. Победа Власова будет победой националистов.

Начался дачный сезон, будь он проклят. Лучше бы все время при страшной стуже валил снег, быстрее произошла бы национальная революция.

«Ой ты, Русь моя… «святая»

26 апреля. 15:50. Вхожу в здание Центризбиркома на Ильинке. Предъявляю паспорт милиционерам с автоматами. Моя фамилия есть в списке. У двери в зал № 206 опять охрана и список. В зале всего с сотню скучившихся людей. Штук пять телекамер. Вижу Власова, сидит за столом претендентов в кандидаты. Подхожу, обнимаю его. Прохожу, сажусь на гостевое место. Сзади усаживается супруга Юрия Петровича с дочерью и попом. «А вы как здесь оказались?» В голосе недовольство. В руках цветы. Среди стульев пробирается Брынцалов. Завидев меня, протискивается. «Великий человек пришел», — и дает программу своей партии, розовую брошюру.

Сидящие за полукружьем стола (Рябов в центре) переговариваются. Рябов начинает. Брынцалова решено зарегистрировать. Улыбчивый, шумный и развязный Брынцалов говорит, что зла на Рябова не держит. И уходит.

Старовойтова в лиловом жакете и юбке, с необъятным выменем — следующая. Вызывается бригадир (или как там ее?) проверяющих — постная дама, блондинка с истеричным телом селедки, выходит к трибуне. Говорит. Немыслимые, казалось бы, вещи. «Из 1 миллиона 160 тысяч подписей мы выборочно проверили 832.362. Из них обнаружили 592.792 бракованных. Таким образом, процент выбраковки — 78, очень и очень высокий. Рекомендую в регистрации Старовойтовой отказать…» Молчание в зале. Старовойтова моргает, колышутся бусы на ее груди. В зале работники Центризбиркома, уполномоченные инициативных групп претендентов, охрана и телекамеры. Избранные, мы наблюдаем, как своей хамоватой, наглой, бесконечно преступной поступью продвигается русская история. Все знают, что подписные листы Старовойтовой ничем не хуже и не лучше листов других претендентов. Это такая же подделка, без сомнения, как и листы всех остальных. Сделаны листы Старовойтовой теми же организациями, которые снабдили ими за энные суммы (от 500 до 5 тысяч рублей за подпись) и Лебедя, и Горбачева, и прочих «выдвиженцев народа». Все знают, что таких организаций десятки, но лишь несколько из них достойны доверия. Такие «фирмы» собрали гигантские банки данных (говорят о восьми миллионах паспортных данных в компьютерах одной из них) и берут на себя, в три недели, по мере поступления оплаты выдать претенденту на руки сколько угодно подписей с паспортными данными людей, которые об этом не подозревают. Подписи? Разумеется, все они подделываются, но их «доброкачественность» зависит от количества людей, подделывающих их. Если сажают десяток расписаться за миллион сто тысяч — подделка виднее, если сотню — менее заметна. То есть речь может идти только о качестве заведомой подделки.

Рябов прерывает молчание: «А чем вы обосновываете весь этот брак, какие критерии были для выбраковки?» Рябов хочет казаться объективным. Но все в зале настолько посвящены в тайну, что это уже просто бесстыдство, издевательство.

«На многих листах отсутствуют фамилии, но зато стоят подписи и даты…» — выдавливает из себя блондинка.

К трибуне выходит Старовойтова. В профиль она похожа на зазубренный топор. Но мне ее, демократку, корову, даже жалко сейчас. За что боролись, на то и напоролись. Хотела своей демократии — вот и получай. «Требования Закона о выборах беспрецедентны в мировой практике, — говорит она. — А нормативы определены недостаточно ярко. У нас есть все основания считать, что некоторые работники Центризбиркома недобросовестно отнеслись к своим обязанностям. Я стою перед безрадостной необходимостью обратиться в высшие судебные инстанции страны».

Аккуратный юноша подносит ей белые цветы, и она удаляется. Причина отказа в регистрации своей в доску Старовойтовой ясна как божий день. Она, будучи в списках кандидатов, отнимает голоса у Бориса Николаевича Ельцина. Потому ее и кинули. Придумав, что ее подделка хуже других. Она права в том, что требование Закона о выборах: собрать миллион подписей за выдвижение кандидата — беспрецедентное требование, циничное, абсурдное, прямо толкающее претендента на подделку и преступление фальсификации, ибо собрать миллион подписей честным путем ни одному претенденту не по силам. Я знаю по опыту избирательной кампании в депутаты Думы: чтобы собрать 6–7 тысяч голосов в полтора месяца, требуется человек 25, очень хорошо работающих ежедневно.

Значит, следуя простой арифметике, чтобы собрать миллион за месяц, нужны около 6.500 энергичных неутомимых сборщиков. Партий с таким количеством энергичных людей у нас нет. Нет! Нет! И КПРФ лжет о своем членстве.

Амана Тулеева закономерно, он ведь отнимет голоса у Зюганова, регистрируют с налету. Проверяющий бригадир — худощавый брюнет отмечает «хорошее качество подписных листов, заполненных по форме». Из 1.269.203 подписей забраковано 27 тысяч — всего 3 %. Ну, разумеется! Как в Среднеазиатских республиках, когда «за» голосовали 98,9 %, за Тулеева сделали 97 %. Непонятно, почему представитель самого своевольного и жестокого казахского племени — адайцев — хочет стать президентом России. Пусть будет президентом адайцев. Следующий претендент — молодой, никому не известный Ушаков, председатель Московского инвестиционного фонда, «новый русский». Ему собрали 1.145.000 подписей. Выходит опять дама-селедка-истеричка-блондинка, говорящая «нет». История России все в том же ханжеском, лживом, с коварной улыбочкой от уха до уха, темпе продвигается, похабная. «Забракованы 265.189 подписей, выполненных другим лицом — 121 тысяча. В Крыму подписи собирались в воинских частях. Одной из них там нет с 1959 года. Предлагаю в регистрации отказать».

Аккуратный Ушаков оказался с зубами: «Мы получили копии компьютерных распечаток. Центризбирком сделал 139 запросов, проверяя лиц, собиравших подписи. Мы не поленились и проверили эти запросы. В Хабаровск был сделан запрос Хавкиной. Ответ был «подписи собирала», но тем не менее Центризбирком выбраковал ее подписи. Что касается подписей в воинских частях в Крыму, то там собрано было немного, и мы сами уже подали в суд на этого человека». «Во многих случаях с резолюцией: «сборщиков подписей не существует» выбраковывались целые пачки листов, всего 13 таких случаев. Но под этими фамилиями сборщиков действительно не существует, потому что они не состоят в нашем списке сборщиков» (Центризбирком требовал и список сборщиков). В отдельных случаях больше подписей зарегистрировано Центризбиркомом, чем сдано. Так, в Московской области, согласно распечатке Центризбиркома, нами собрано 6.600 подписей (забракована половина), в то время как мы почти не собирали подписи в Московской области — всего 930 собрали. Таких случаев — 18. Боже мой, как все это отдает Чичиковым, поганым воздухом «Мертвых душ». Вечно святая, обманщица и ханжа — Русь.

Якобы спокойный, когда видишь его по ящику, Рябов ярится. «Вы же задали вопрос? Или вас удалить отсюда? Надо же совесть иметь!» — кричит он. Берет себя в руки. Чувствуя, что пожар, поднятый настырным молодым Ушаковым в черном костюме и его женщинами (тоже нового русского типа, из лучших представителей), не потушить одним махом, Рябов дает час на то, чтобы член Центризбиркома с совещательным голосом и представителем Ушакова посмотрели источники, и переходит к Юрию Петровичу Власову.

Боярыня Лариса Сергеевна Власова хватает меня сзади за плечи и свистящим шепотом: «Сидите на месте. Юрий Петрович просил, чтобы никто к нему не подходил до того, как мы выйдем на улицу». Рябов приглашает на трибуну худощавого брюнета, как в итальянской комедии масок, он играет господина «Да», и уже пока он идет, я понимаю, что НАС зарегистрируют. Лариса Сергеевна, очевидно, не считает, что у нас общее дело, и опять: «Очень прошу вас, сидите». В это время господин «Да» уже успел отметить «очень небольшой процент браковки подписных листов. Лишь 5 тысяч забраковано из 1.125.000 подписей. Рекомендую зарегистрировать». Рябов просит голосовать. Единогласно.

Я очень рад. Я бы стакан хватил чего-то сразу. Я бы… Лариса Сергеевна держит меня за плечи. «Идите к нему с цветами, быстрее», — советую я ей. Но во имя соблюдения каких-то неизвестных мне постных обрядов она не бежит к Власову с букетом, когда того поздравляет и жмет руку Рябов. Ну и глупо. Телевидение любит такое. Подбегает жена. Цветы. Подходит Лимонов. На экране такую сцену показали бы не долю секунды (я видел потом по НТВ), а куда дольше, 30 секунд.

Объявлен перерыв. Ясно как божий день, что Власова так элегантно зарегистрировали потому, что он отберет голоса у Зюганова. Если бы ожидалось, что он заберет голоса у Ельцина, процент браковки был бы, если нужно, как у Старовойтовой. А если нужно — и выше. В спектакле «Мертвые души» все — ложь.

В коридоре боярыня Власова отвлекает и оттирает меня телом от появления с кандидатом в президенты в одном телекадре. «МЫ» только еще кандидаты, но, кажется, «чистки» экстремистов уже начались», — думаю я с юмором.

Центризбирком Святой Руси после «святого» дела разборки заведомо фальсифицированных документов претендентов на «Да» и «Нет» разрешил себе отдых. Объявлен перерыв. Осталось отказать Льву Убожко, этот тоже заберет голоса у Ельцина. Я иду к выходу с Власовыми и попом и думаю, как это все цинично, отвратительно, погано, коррумпированно, фальшак. Да то, что я видел, преступнее, чем фальшивые деньги печатать или людей убивать. Воры, все воры, и с той, и с другой стороны. Воры, обманщики, жулики, фальсификаторы… продавцы, покупатели и сортировщики мертвых душ. «Святая» русская демократия по Чичикову.

В предбаннике какие-то облезлые личности, трое, спрашивают меня, ехидно улыбаясь, какая у меня должность во власовской кампании. «Экстремиста», — бросаю я зло.

На улице, линзами в дверь стоят две телекамеры. Выйдя, не вижу за собой ни кандидата в президенты, ни его жены, ни попа… Где вы, Юрий Петрович? Дай бог, чтобы я ошибался и вы задержались не по умыслу.

Мораль репортажа: всю эту гнилую и подлую комедию нужно кончать. Должно настать время других людей. Время народной борьбы, время войны.

В России нужно все менять: даже выражение лиц

Когда после пятнадцати лет отсутствия я оказался в декабре 1989 г. в Москве, помню, мне бросилась в глаза казарменная приземистая германскость в облике зданий (преобладание немецких цветов: желтого и зеленого) и азиатски полутемные, турецкие внутренности советских квартир (немыслимые на Западе ковры на стенах, абажуры, стиль гарема, женщины, молчащие весь вечер, обслуживая мужчин). Россия предстала мне германско-турецкой. Сейчас я уже забыл те первые ощущения, свыкся. Однако соотечественники не перестают меня удивлять. Появились и бродят по улицам толпы людей, которых в одном времени в нормальной стране увидеть невозможно, разве что в кинозале, в научно-фантастическом фильме. Старухи-нищенки — иссохшие, с котомками и палками, прямиком из XVII века, грязненькие хиппи в цветочных юбках до асфальта — эти из 1960-х гг. в Соединенных Штатах. Казаки не то из оперетты, не то из трагедии «Тихого Дона», панки, но не те, английские или американские — свеженькие и энергичные, но наши изуверски самоубийственные, юродивые, поп со смоляною бородой, на самом деле окончивший Литинститут, генералы прямиком из анекдотов — тупые и неотесанные. Ну, словом, весь наш нормальный сумасшедший дом. Нация не нашла своего единого, ей принадлежащего стиля. Она рассыпалась невпопад на мелкие группки, исповедующие каждая «свою», но на самом деле заимствованную веру (со своей одеждой, жаргоном, прическами). И старуха-нищенка — безработная инженерша или опустившаяся домашняя хозяйка. И панк на самом деле — приехавший из Таганрога или Запорожья провинциальный хлопец, зависший в Москве и ночующий в парадных (настоящие остались в 1977-м, где-то на Kings Road), и казаки в «мирной жизни» — аптекари, бухгалтеры, провинциальные писатели, и конферансье.

Нация пыхтит, старается, впадает в истерику, но не может найти себя. «Православие спасет Россию!» — кричали у нас десяток лет. Я никогда в это не верил и не верю. Нет у нации сегодня той органичной веры, какая была некогда (да и была ли?), — посему народ живет себе безбожный, в православие уходят отсталые интеллигенты, более нигде и никому не нужные. Уходят в такой же степени, как в огородничество на приусадебном участке, чтобы как-то прокормить душу. А тело кормится от участка. Попы сами себя спасти не умеют. Самые честные и кряхтят, и тужатся со своей страной. А нечестные — жиреют.

У нас нет сегодня ни хуя своего. Даже фашисты у нас ходульные, скопированные ученически провинциально, старательно, вплоть до стилизованной пэтэушной свастики. «Коммунисты» КПРФ стонут от подагры, вытирают лысины, плетясь в демонстрациях, копируя (1917-й им скопировать не в силах!) какой-нибудь 1960-й, копируя КПСС.

Ни хуя своего! Демократов у нас нет. Их убили в зародыше, демократами у нас назвали себя, выскочив вперед, наглые казнокрады и чиновники. Есть Борис Николаевич, случайно оказавшийся вождем «демократии», роль идет ему как корове седло, а страна, в которой он правит, похожа на зону, а не на «демократию». Достаточно поглядеть на «полемику» Жириновского и Брынцалова, чтобы понять, до какой бездны пошлости мы докатились. В своих рекламных роликах обрюзгший жлоб в красном жакете (ВВЖ) с жуликоватыми повадками обращается к стране, чтобы она его избрала в президенты! Все это на полном серьезе! «Политики» у власти создали условия, когда только жулики, пройдохи, пошляки, фигляры и денежные мешки имеют возможность конкурировать за власть. Если это подражание Америке, то это обезьянье жалкое подражание. Соединенные Штаты — крайне суровая страна; и внешняя развязность манер политиков, и якобы демократичность их выборов скрывают суровый и безжалостный отбор. Ни один фигляр, как у нас, не возглавляет там парламентскую фракцию. Президент в США на самом деле вообще никто — имеет чисто символическое значение. Там важен аппарат, и он ведет корабль этой атлантической империи мощно и неколебимо, согласно веками сложившимся принципам и интересам Соединенных Штатов.

Мы же подражаем сразу всей истории Запада, мы полностью потеряли себя, носим чужие одежды и думаем чужие мысли. У нас в одно время и XVII век, и XX, и Средневековье, и современная гниль. Общество как лоскутное одеяло из чужих лоскутов, отбросов чужой свалки.

Ранее, заметьте, мы придумывали всегда свое. Комиссары, чекисты, колхозы, как к этому ни относись, все это было впервые в истории и носило безусловное клеймо: «Сделано в России!» Это нам подражали во всем мире семьдесят лет: подражали нашей революции, нашей военной форме, нашему социальному строю… нашим героям.

Я вижу вокруг меня дезориентированные, в основном угрюмые, подавленные толпы. Средний русский человек выглядит ужасно: он тащит по пыльным улицам и в потном метро свое сгорбленное тело, морда в преждевременных морщинах, бесформенное туловище, походка вялого барана или коровы. Молодежь, конечно, молодежь. Но те, кому за тридцать, — подавленные четвероногие. Никакими материальными заботами вот это отсутствие осанки, стержня не объяснишь. Русские люди опустились по причине психической болезни, охватившей весь коллектив нации. Бравые у нас только бандиты.

Россию надо лечить. И лечить насильственно. И не сменой правительства. Нужна жесткая мощная группа людей, партия сильных, предводительствуемая жестоким вождем, которая заставит нацию ходить прямо, улыбаться, трудиться, не убивать друг друга, не воровать. Как во времена дохристианские, нужно будет внедрить, вбить в сознание людей десять заповедей национального поведения. Как во времена Петра, нужно будет ломать, ломать и ломать расслабленные привычки, отшибать скверные инстинкты, ЗАСТАВЛЯТЬ быть энергичными и сильными русскими. В России нужно все менять: походку, осанку, ВЫРАЖЕНИЕ ЛИЦА, да и выражение лиц.

Будет много недовольных. Всегда бывают недовольные. Недовольных, для блага нации и их самих, будем перевоспитывать. Недовольных обложим налогом. Хочешь высказывать свое недовольство — плати обществу. И много.

Русские — своенравная, крутая, упрямая и последнее время бестолковая нация. Надежд, что когда-либо, поумнев, изберет она умного и сильного правителя, нет. Россия достигала своих исторических вершин всегда по принуждению, она вела себя отлично, когда народу жесткими наказаниями было приказано стать добродетельным. Если народу дают возможность убивать и воровать, он будет это делать. Государственная мудрость заключается в том, чтобы не создавать социальный климат, в котором народ понимает, что может воровать и убивать. Сейчас в Российской Федерации именно такой климат.

Из русских можно сделать нацию героев, но только жестко заставляя их быть героями и не давая быть проходимцами, ворами, грабителями ближнего и дальнего, кидалами, подлецами, расчленителями и осквернителями.

Потому все программы всех кандидатов в президенты — пустая трепотня глупых козлов. Нужна диктатура энергичного тирана, который будет спать пять часов в сутки и, возглавив столь же непреклонных отобранных опричников, ЗАСТАВИТ население стать нацией героев — прямо ходящих, бодро смотрящих, исповедующих энергичную веру.

Только так. А все эти жалкие бредни об «экономике» — все это для старух и для населения богаделен. Тиран Петр I ввел такую экономику, какую считал нужным. НБП будет взимать налог за бороду и отдельно за «капусту» в бороде, и со сгорбленных, и со страдающих ожирением также будет взиматься спецналог.

Будет неинтересно и скучно. Будет застой

Поспешно организованный для избирателей РФ мир в Чечне ожидает судьба всех поспешно организованных замирений подобного рода: продолжение войны, и не в нашу пользу. Сильному выгодно добить врага, это слабый счастлив передышке. Полупридушенный, душман встал с земли, ест, спит, вооружается и сквернословит Россию.

Результаты выборов уже организованы: будет у Ельцина второй срок. Рейтингами уже подготовили общественное мнение к тому, что у двух экс-секретарей ЦК близкие результаты. Разницу подтянут, натянут и просто сфальсифицируют, как сфальсифицировали выдвижение полезных Ельцину кандидатов и задвижение вредных (Старовойтовой и пр. ушаковых и тарасовых). В любом случае что, разительное и революционное будущее ожидало нас в случае победы ГАЗа? Ничего подобного, ГАЗ боится революции и передела собственности, как черт ладана. Мы убедились, что называющие себя «коммунистами» во власти превращаются не в Дзержинских, но в Рыбкиных. Нас ожидало серое царствование Рыбкиных с Глазьевыми, Говорухиными и прочими.

Надо организовать быстрейшее вымирание восьмидесяти-, семидесяти- и шестидесятилетних избирателей, чтобы наконец окончилась эпоха КПСС. Или установить предельный возрастной ценз права голосования: до 60 лет. В противном случае Россия всегда будет жить в прошлом, топтаться на месте, вздыхать и гнить.

Будет неинтересно и скучно. Будет-застой. НБП намерена использовать застой для энергичного партийного строительства. Для заманивания, привлечения в партию нормальной, развитой современной молодежи. А если случатся конфликты, подобные тому, трагическому, в октябре 1993 г., мы готовы воевать только за себя.

«Пастернаки», дети их — «птючи» и «лохи»

Ересь «пастернаков» возникла в России вскоре после смерти цезаря Иосифа Сталина и быстро распространилась по стране. К середине 60-х в России насчитывались уже миллионы «пастернаков». Что такое «пастернаки» и в чем состоит их ересь?

«Пастернаки» одевались особо: носили замшевые куртки или свитера, некоторые имели бороды, даже курили трубки. Жилища их выглядели совершенно одинаковыми, на стенах висели одинаковые фотографии святого основателя ереси Б.Л.Пастернака или почему-то даже Хемингуэя (в крупной вязки свитере). На книжных полках у «пастернаков» стояли одни и те же книги: обязательные (обыкновенно вывезенные из-за границы) издания Цветаевой, Мандельштама и, разумеется, самого Пастернака. Все остальное пространство полок занимали пузатые тома тошнотворных Чеховых, Толстых и Достоевских. Хронологически и исторически «пастернаки» были детьми «живаг» и отцами «птючей». Уже с начала 60-х годов «пастернаки» пытались предъявить свои права на участие во власти. Первым был, конечно, сам основатель секты Пастернак. Однако ему хорошо дали по голове стоявшие у власти «лохи», и Пастернак заткнулся и отрекся от ереси и вскоре умер. Но нашлись продолжатели дела. Тандем «пастернаков» Сахаров—Боннэр, триплекс Синявский—Розанова—Даниэль выступили в конце 60-х как диссиденты. Однако главным в их поведении было не несогласие (диссидентство) с политикой и государственным строем страны, но коренное эстетическое и этическое отличие их от стоявших у власти «лохов». Церковь «лохов» молилась на программу КПСС, руководствовалась заповедями цезарей Ленина и Сталина и предтеч Маркса—Энгельса. Святые, предтечи и мученики «пастернаков» были неполитическими, но вышли из литературы: архаичной, глупой, скучной и ноющей. Правда, троица святых погибла при власти «лохов», Мандельштам, арестованный «лохами» в лагере, Цветаева повесилась, якобы гонимая «лохами», и Пастернак, согласно Евангелию от Пастернака, умер, «затравленный». «Лохи» были кровными врагами «пастернаков», и последние с середины 60-х до середины 70-х неисчислимое количество раз пытались оттягать у «лохов» часть власти. К середине 70-х «лохам» удалось подавить интеллектуальные бунты «пастернаков». Большая часть главарей «пастернаков» была вытеснена за границу, Сахаров сослан в Горький, а массы «пастернаков» заткнулись и лишь горько злословили на кухнях. «Пастернаков» оказалось в России неожиданно много. Страсть к троице Цветаева—Мандельштам—Пастернак и шестым копиям «Архипелага ГУЛАГ» разделяли не только люди культуры и искусства, но и технические инженеры, дворники, люди без определенных занятий, рабочие магазинов, философствующие алкоголики. Национальность «пастернаков» варьировалась от лиепайской до алма-атинской, и нельзя сказать, что преобладали собственно «пастернаки», русских тоже было невпроворот.

В 1986 г. неожиданно, как подарок с неба, «пастернаки» получили лишний исторический шанс в лице правителя Михаила Горбачева. Он оказался покровителем «пастернаков», потому что, будучи настоящим «лохом», все же тайно мечтал всю жизнь сделаться более развитым существом, «пастернаком». Взвинчивая «реформы» Горбачева, требуя все более и более радикальных мер, «пастернаки» привели страну к тяжелейшему в ее истории кризису. Однако к концу 1990 г. «пастернаки» стали стаями перебегать от правителя Михаилы к «лоху» Борису Ельцину, поскольку последний обязался лучше служить их интересам, а Михаила топтался в кризисе, то ли не решаясь на решительные меры, то ли сомневаясь в уже содеянном. «Лох» Борис принял «пастернаков» с распростертыми объятиями. Дабы оставить Михайлу без работы, «пастернаки» научили Бориса ликвидировать страну, в которой формально был цезарем Михаила, — Союз Советских Социалистических Республик. Преступление это — чудовищное и сравнимое только с падением Римской империи — до сих пор не осмыслено в достаточной мере. Если христианская ересь угробила Римскую империю, то «пастернаки» угробили более могущественную империю, советскую. Года три пользовался «лох» Борис услугами «пастернаков», но крайне мало дал им взамен. К 1995 г. немногие «пастернаки» во власти были вытеснены оттуда и заменены «лохами». Более того, возникла мощная конкурирующая группа «лохов» во главе с Геннадием Зюгановым, и уж там для «пастернаков» совершенно не было места, так как оппозиция зюгановских «лохов» против «лохов» Бориса именно и была направлена против «пастернаковского» элемента в их режиме. А так ведь «лох» «лоху» глаз не выклюет.

Пока суть да дело, у «пастернаков» выросли дети их — поколение «птючей». Одноименный журнал и ночной клуб того же имени в столице как нельзя лучше определяют эту совсем уже муторную ересь. Суть ее заключается в безоглядной любви ко всем предметам, произведенным к западу от границ России, будь то зажигалка или «виртуальная реальность», клип или нижнее белье, тампакс или фильмы Дейвида Линча и Тарантино. Похожая на слово «свищ», ересь «птюч» закономерно могла родиться только от родителей-«пастернаков» и по прямой линии от дедушек и бабушек «живаг». Следует отметить регрессивную тенденцию в этой ереси в сравнении с ересью «пастернаков». Если «пастернаки» еще предъявляли претензии на власть, у «птючей» нет таких претензий. Травоядные по сути своей, они лишены агрессивности отцов и вполне довольны оставленным для них ограниченным жизненным пространством: экран телеящика, реклама, клип, диск, «вокмен», паркет ночного клуба, постель. «Птючи» ручные, вялые, глуповатые, склонны к употреблению наркотиков, к дремоте под аккомпанемент хлипкой музыки. «Птючи» ближе стоят к домашним животным, чем к человеку.

Но вернемся к «пастернакам». Из политики, куда они хлынули толпой при перестройке, их выкинули если не всех, то почти всех. Ушли «пастернака» Гайдара, только что с грохотом выперли едва ли не последнего из крупных «пастернаков» — Собчака. Остался уникальный чистый «пастернак» Явлинский. Новодворская, несомненно, чистый «пастернак».

Большинство наших политических лидеров сегодня «лохи» (они же «гопники»). Ельцин — «лох»-центрист, начинал в обнимку с «Пастернаками», но сегодняшний его режим — это «гопничество» с легким оттенком пастернаковской ереси. Баркашов — «лох»-экстремист.

Зюганов также является «лохом»-центристом с примесью «марксовской» и «патриотической» ересей. Лебедь — «лох»-неандерталец, ВВЖ — хитрый «лох»-еврей приблатненного типа, Брынцалов — «лох»-бизнесмен.

Удручающе средние оба

Борис Николаевич, зачем тебе власть? А тебе, Геннадий Андреевич? Более чем средние люди. Куда они лезут, никак не пойму. Ну ладно, Бориса Николаевича я не знаю лично. Редактор «АиФ» Старков как-то мне говорил, что Ельцин не так прост, как мы его видим. Значит, умело притворяется. Но вот с Геннадием Андреевичем бог меня сводил не единожды и не дважды, но многие десятки раз. В телеящике он сейчас выглядит уверенным и суперчестным, убедительно честным, но я имел множество случаев убедиться, что он манипулирует людьми, кидает товарищей, сдает их. Никаких качеств, нужных вождю, я в Геннадии Андреевиче не обнаружил. Разве что вот это умелое коварство, прикрытое убедительно честным черепом и лицом. Помимо этого таланта человек он удручающе средний.

Толпы орут всегда «Да» или «Нет» в неподдельном экстазе. Сегодня орут: «Царем его! В цари его!» А завтра орут: «Распни его!» Толпой можно пренебречь, положить на нее. Если бы не всеобщее избирательное право. Но даже и на ставленников большинства эти двое никак не походят. Оставив в стороне пенсионеров с их прошлыми лицами, увидим, что активная, молодая, живая часть населения никак на этих кандидатов в президенты не похожа. Нормальный, средний даже русский человек интеллектуально выше и Бориса Николаевича, и Геннадия Андреевича (докторский его диплом — марксистская липа, мы писали в «Лимонке»), он отесаннее БН и ГАЗ и разительно современнее. И читал больше и лучше этот средний, и по ящику больше насмотрелся, и хитов больше наслушался. А уж людям до 30 лет эти два кандидата далеки, как XIX век. Чего же, дорогие соотечественники, нас с вами поставили перед выбором: орловский деревенщина регрессивного типа или свердловский опухший дядька, говорящий с провинциальным «лоховским» акцентом. Сторонники БН и ГАЗ говорят нам в восторге, что наш БН, или ГАЗ, похож, дескать, на народ. Да, но на какой народ? Даже на среднего жителя большого города они не тянут. Похожи они оба на самую отсталую, неотесанную, полудеревенскую русскую физию из недоразвитой провинции. Хорошо это только в том случае, если недоразвитость считать качеством. Ни одна страна в мире не предводительствуема такими лицами. Задумайтесь, уроды, над моими словами. Лимонов вам всегда правильные вещи говорит.

«Лимонка» в Лебедя

Генерал Скалозуб-Ноздрев продался мгновенно. Еще и трубы триумфального празднования его третьего места в выборах не успели отгудеть, не понаслаждался даже победой, не поломался перед паханами двух враждующих банд Большой зоны, а уж продал себя тотчас за первую предложенную цену.

Боясь до ужаса, что потом не купят. В спешке даже не подумал, а вдруг Беспалый проиграет через две недели. Тогда ведь не успеет попользоваться местом секретаря Совета безопасности. Не подумал, а побежал вприпрыжку и продался в одночасье. Кинув мгновенно всех своих избирателей, у которых, наверное, даже дух захватило от такого неожиданного поворота событий. Они-то думали: вот генерал с узким лбом, но с большим кулаком наведет в стране порядок! Лопухи-патриоты, олухи вы неказистые, теперь вы видите, что он притворялся национал-патриотом и все, что ему было нужно, — это получить место, миску горячей кремлевской похлебки. До каких же пор, идиоты кромешные, будете вы, патриоты, мотаться от одной вдруг откуда ни возьмись появившейся якобы «сильной» личности к другой? Вы вопили «Ельцин!», чуть позже вопили «Руцкой!», позднее вопили «Жириновский!» Только что вопили: «Лебедь!»

Нет сомнений в том, что Александр Иваныч Скалозуб-Ноздрев в своей командирской голове думает, что сумеет кинуть Бориса Николаевича, когда придет час. Так же как нет сомнений и в том, что Борис Николаевич не для того сдал только что трех больших генералов, чтобы взять на свою голову одного хрипатого блатного комбата. После второго тура выборов звезда господина Лебедя начнет если не тускнеть, то замигает как пить дать. А пока он в зените…

Беспринципность Лебедя безгранична. Комбатом в Афгане он самовольно «замирился» с Ахмед-шах Масудом. Он продавался Ельцину, проигнорировав присягу в 1991-м, за что и получил генерала (а не за Афган, как ошибочно считают многие). Он настучал на приднестровских добровольцев, защищавших Белый дом. И тем не менее как ни в чем не бывало залез через год с сапожищами в Конгресс русских общин, организацию, конечно, странноватую, но чьи региональные организации как раз и состояли частью из защитников того самого Белого дома или из людей, близких им по духу. Авантюрист Лебедь кинул КРО, как только убедился, что Конгресс не вынесет его на ту политическую высоту, на которую он хотел забраться. Представив себя на время выборов национал-патриотом, он соблазнил избирателей, конечно, не содержанием своих «речей» (они банальны. Примеры: «Пока люди живы, есть надежда»; «Каждый из нас пришел на эту землю, чтобы жить так лет 70…» и пр. дубовые мудрости), но низкой хрипатостью голоса и внешностью простонародного уголовника. Обманом (потому что он не националист, не патриот, он крутой ноль, человек без убеждений и способностей. Как у фотомодели, у него только и есть природные данные: зловещий грубый голос и такой же внешний вид) он приобрел бесценный капитал — 15 % голосов избирателей. А уж с этим капиталом он быстро сторговался с Ельциным. Получив новые должности, он немедленно применил испытанный в Приднестровье метод: с помощью компромата на силовых министров добился их увольнения. Так и чувствуется рука его подручного-подельника, экс-коменданта Тирасполя полковника Бермана. Не удивлюсь, если окажется, что тот подготавливал падение Грачева, Барсукова и Коржакова. С его, очевидно, помощью Лебедь немедленно открыл в Москве заговоры и споро превратил Москву в большое Приднестровье.

Проход через национал-патриотическую оппозицию стал обязательным ритуалом для проходимцев всех мастей. Это прискорбно. Отхватив куш, они, как правило, все же не добиваются власти. Руцкой, Жириновский, теперь Лебедь. Кстати, за Зюганова проголосовали не столько как за коммуниста, но в огромной степени надеясь, что он национал-патриот. Во какие у нас оппозиционеры! Это новый, необычный способ путем выборов в президенты делать себе карьеру по службе. Так бы хрена какой-то командующий четверть-армией попал в зампрезиденты по безопасности. Вот избиратели его, конечно, морально и психологически помяты. А мы в НБП рады, откройте ваши зенки, избиратели, вылупите их наконец, пусть будет вам урок, неча выбирать персонажа Гоголя, Грибоедова, Салтыкова-Щедрина и Ломброзо в президенты. Уроды, не будьте уродами. В следующий раз какой генерал полезет в президенты — рычите и кусайте. Во дал, САМ ОТКАЗАЛСЯ ОТ РОЛИ ВОЖДЯ. Он не Лебедь, но прожорливая, жадная курица с клыками.

И мытьем, и катаньем

Есть анекдот, где грузин пригласил девушку в баню, а она с гневом отказалась. Тогда по совету друга он покатал девушку на лодке, и девушка дала ему. И, довольный, грузин повторяет русскую мудрость: «Не мытьем, так катаньем». А! «Не мытьем, так катаньем!»

Результаты во 2-м туре президентских выборов добыты и мытьем, и катаньем. Путем чудовищных ухищрений, обманов, предательств своих (Коржакова, Барсукова, Грачева, Сосковца), несусветной лжи, авантюрных приключений с проносом полумиллиона баксов из Кремля, торговли баш на баш с абсолютным авантюристом, уркой-генералом, сманиванием от коммунистов казаха Тулеева, заискиванием перед полупьяной молодежью на концертах, поголовной поддержкой СМИ и всех евреев страны и мытьем и катаньем заставили Россию дать Ельцину опять. С притопом, прихлопом, эстрадой, запугиванием ГУЛАГом и хитрым фильмом хитрого Михалкова по ящику.

Все это — якобы законные, демократические методы совращения России. На деле вышеперечисленные методы и есть фальсификация. Выборы полностью фальсифицированы, но не мошенническим подсчетом голосов, а мошенническим влиянием на мозги избирателей. Все это противно, противно и отвратительно.

Потерпевшая сторона тоже действовала теми же методами фальсификации. Но возможности были разные. Самый главный коммунист Зю успел беспринципно призвать в свой кабинет министров: Лужкова, Явлинского, Глазьева, Говорухина — и только осла и козла не позвал. То есть жалеть потерпевших не приходится. Такие же жулики, только не у власти.

Теперь Ельцин будет лечиться, Лебедь — зловеще потешать публику своей манией величия (говорят, даже в Суворовском училище он отличался особой тупостью), а население погрузится в привычный сон ежедневной овощной жизни, то есть превратятся опять в овощи после того, как побыли олухами. Есть, конечно, и некоторая польза от выборов. Мы увидели, что тщедушные руководители НТВ с усатым Киселевым оказались сильнее всемогущих Грачева и Коржакова. Что мы живем-таки уже в «цивилизованном» мире, где власть захватывают, не захватывая почту, телеграф и вокзалы, но промыванием мозгов каждого избирателя. В искусстве телепромывания мозгов мы уже впереди планеты всей. Мы ведь очень талантливая нация.

Богатые страны тоже убивают

В 1989–1992 г. я работал для сатирического еженедельника «L'Idiot International», был членом редколлегии и близким другом директора этого издания Жан-Эдерна Аллиера. Неуживчивый, выступавший против всех «L'Idiot» был самой скандальной газетой Франции. Мы сумели разрушить немало авторитетов: среди прочих нашли материалы о гитлеристской юности добродетельного министра обороны Шарля Эрню (вскоре он подал в отставку и скончался от инфаркта), первыми обнаружили существование внебрачной дочери ханжи Ива Монтана, и наш директор Жан-Эдерн Аллиер обнаружил доказательства того, что сам великий кормчий, социалист-президент Миттеран был в свое время членом крайне правой организации кагуляров, трудолюбивым чиновником в прогитлеровском правительстве Петена. В конце концов нашу газету убили судебными процессами, а зарождавшееся движение лево-правых экстремистов окончательно растоптали кампанией во французских СМИ летом—осенью 1993 г. То, что за сотрудниками «L'Idiot» следили компетентные органы (в частности RG — Общая полиция), не было для нас секретом. Но то, что спецслужбы собирались убить (!) Жан-Эдерна Аллиера, выяснилось только сейчас.

В парижском издательстве «Плон» на выходе книга капитана Барриля «Тайная война в Елисейском дворце». Издательство задерживает книгу капитана спецслужб, пытаясь убедить его опубликовать «политически корректную» версию. Капитан упрямится. Недавно газета «Франс суар» опубликовала один из эпизодов книги, в котором говорится о подготовке убийства. Барриль не указывает заказчика, но дает многочисленные сведения о посреднике, который должен был подыскать «киллеров» — исполнителей-убийц. Согласно Баррилю, это был «человек юридической профессии», «уроженец небольшого острова, близко расположенного от Сардинии» и т. д.

Меня, участника этих событий (то, что телефоны всех прослушивали, не было секретом и тогда), удивляет все же дикая жестокость власти, прикрытая вышколенными улыбочками чиновников. Почему власть все же отказалась от подготовленного убийства, навсегда останется неизвестно.

В самом конце жизни Миттеран публично признал свою принадлежность к кагулярам. В этом году издательства «Belles Lettres» и «Rocher» совместно опубликовали долгожданную книгу Жан-Эдерна Аллиера о Миттеране, отрывки из которой некогда публиковала газета «L'Idiot»… Продано около 250 тысяч экземпляров — огромный успех для Франции.

«Вот пуля пролетела, и товарищ мой упал…» Не пролетела и не упал только потому, что, взвесив последствия, отказались от убийства не из-за человеколюбия, но по причинам рациональным. Однако Жан-Эдерн Аллиер все же дорого заплатил за то, что около трех лет будоражил Францию своим «L'Idiot». Осенью 1993 г. во время кампании против газеты (заголовки были типа: «L'Idiot» — «лаборатория красно-коричневых»), затравленный, он ослеп. Так что и «цивилизованные страны» вульгарно убивают своих инакомыслящих.

Смотрите мою статью «Разгром национал-большевистского заговора во Франции», «Советская Россия», 7 августа 1993 г.

Все идет по плану

Как мы вам и обещали в № 43 «Лимонки», Ельцин ушел в лежку в Барвиху, Лебедь лает, а караван (то есть война в Чечне и преступность) идет. Взрывы в двух московских троллейбусах быстро адаптированы русской психикой. Газеты утешают идиотов тем, что будто бы куски разорванных тел в общественном транспорте есть нормальная плата за жизнь в «цивилизованном обществе». (Ядерную зиму, уверен, представят так же, если случится.)

Я тут попал пару раз в Госдуму. Обеденный зал: цветы, праздничная обстановка, женщины улыбаются — вечный праздник, который всегда с тобой, или пир во время чумы, если ты вхож в Думу. На 11 тысяч рублей я съел салат, окрошку и хороший кусок мяса! Видел серьезного Марычева: он прилежно конспектировал что-то в зале Комитета по геополитике. Видел генерала Варенникова: тот пил молоко и задумчиво смотрел вдаль. Видел Хакамаду: физиономия у нее невеселая. Как и подобает «фашисту», я с ней приветливо поздоровался и улыбнулся.

В Чечне некоторые мертвые воскресли: Салман Радуев, например. Бывает. А жаль. Якобы жив — а мы ведь некролог его давали в газете — Джохар Дудаев, поклялся Аллахом Радуев. Но, согласно тому же Радуеву, Дудаев в овощном состоянии, хуже генерала Романова.

Трагически умер молодым, в 42 года, и похоронен на кладбище в Комарове наш партийный товарищ Сергей Курехин, обладатель партийного билета № 418. Мы скорбим о твоей гибели, Сергей.

Против меня возбуждено уголовное дело.

Мы решили попробовать войти в Политический консультативный совет. Если сказано, что можно всем партиям, то почему не нам? Идей у нас хватит на два десятка партий. У нас все равно воруют идеи направо и налево. Так уж лучше будем представлять свои идеи сами.

Есть такая партия

«Изображал фашиста», «поигрался со свастикой» — так провожает в последний путь Сергея Курехина «Независимая газета» в статье за 18 июля. И устами некоего Курицына (!!!) предсказывает и будущее нашей партии, и будущее искусства. «До выборов курехинский национал-большевизм вписывался в общепостмодернистский карнавал диалога с любыми дискурсами, пусть и находился, как это и полагается у великих художников, на самом рискованном краю пропасти. Теперь ему некуда вписываться. Теперь политика будет отдельно, а искусство отдельно».

А вот фига, милый! Какие-то затруханные выборы, не совсем чистое соревнование двух пожилых гопников за место в Кремле никак не повлияло в России ни на что. Даже на производство дубовых табуретов. А уж тем более на неудержимый процесс крушения иллюзий людей искусства по поводу демократии. Демократия невыносимо скучный строй, она — жизнь после смерти. И когда приехавший из-за бугра Лимонов вам в «Дисциплинарном санатории» все о забугорной демократии объяснял, самые порядочные из вас для приличия покивали и забыли, самые поганые из вас вякнули, что все эти Лимоновы и Зиновьевы просто не смогли устроиться на Западе. Но теперь, когда демократия здесь, ее можно на шкуре своей ощутить, самые чуткие и честные «художники» (ну «творцы», если хотите, «artists», люди искусства) поняли: да ведь тоскливее, скучнее, смертельнее, неромантичнее ничего не может быть. Чем вдохновляться в демократии? Категориями «рынок» или «права человека» или арифметикой купли-продажи, процентами, цифрами, сытостью, пьяным иканием «новых русских»? Потому самые чуткие artists ломанулись от демократии со всех ног. И Курехин среди первых.

Курехин ездил на Запад часто и по Западу же проверил свое отвращение к демократии. Он знаком был со многими большими людьми из европейского авангарда, и те ему ответили на его вопросы. И ответы были сходны с теми, которые дает здесь, в России, национал-большевизм. И это с Запада Курехин привез первые сведения о национал-большевистской партии России. Вот каким путем он попал к нам. Нас ему «рекомендовали» в Германии. Но он бы все равно попал к нам. Большой художник, особенно в эпохи разломов и социальных катаклизмов, не может долго работать только на индивидуальном топливе, однажды его начинают неизбежно жечь проблемы «я и традиция», «я и народ», «я и государство», «я и история моего народа», «я — народ — вечность». Вовсе не случайно, а абсолютно закономерно пришли итальянские футуристы в фашизм (а точнее, создали целиком первый этап фашизма), совсем не случайно пришли самые крупные сюрреалисты (и Пикассо) в Компартию Франции, а русские футуристы в большевики. Не случайно по тем же причинам пришел к нам и Курехин. Куда еще он мог пойти? Не к серым же, еще более тоскливым, чем демократия Ельцина, капээрэфникам Зюганова?

Меня тотчас предупредили тогда о той якобы легкости, с которой Курехин якобы менял убеждения и стили до того, как пришел к нам. Я посмотрел его высказывания 80-х годов, послушал диски и нашел, что он оставался абсолютно самим собой, но рос как творец, его творчество меняло лишь формы. Я проделал, кстати говоря, как творческий человек, путь, сходный с курехинским. Меня предупреждали, что, мол, поиграв в национал-большевизм, Курехин якобы уйдет от нас. А я был уверен, проговорив с ним целую ночь летом 1995 г., что лучшего члена партии не придумаешь. Вся жизненная дорога Сергея закономерно привела его к нам (так же закономерно его бывший друг Б.Г. пришел в лагерь власти. Не к Ельцину именно, но к власти вообще).

Так что не утешайте себя тем, что якобы в последние годы жизни лишь каприз художника привел Курехина в национал-большевизм. Это случилось закономерно. Ему нужно было новое видение мира. Как художнику национал-большевизм ему подошел. В него влились от нас новые энергии. Дугин, которому Сергей стал близким другом, ответил на многие его вопросы: экзистенциальные, философские, творческие.

Во время нашей совместной пресс-конференции в СПб в июне прошлого года (Дугин, Курехин, я, Тимур Новиков) против него ополчились все или почти все СМИ и «интеллектуалы» СПб. «Либеральный террор не открывался», — пишет в «Независимой газете» Курицын. Еще и как открылся! И бушевал этот террор, все более мощный, до самой смерти Сергея. Ему отказывали в деньгах спонсоры проектов, отворачивались СМИ. Возможно, террор этот и послужил причиной его гибели. Затравили. Друзья хотели похоронить его на престижном кладбище в городе. «Мы фашистов на «Литературных мостках» не хороним», — изрек высший чиновник петербургской мэрии.

Политика и искусство не будут отдельно, не надейтесь! Все большее количество людей искусства смотрит на НБП. Приглядываются, так или иначе сотрудничают. Близок к нам сейчас Бренер. Чуть дальше от нас Осмоловский. Кулик, упомянутый в статье Курицына чуть ли не как символ послушно смирившегося со своей второстепенной ролью в обществе искусства, совсем недавно обговаривал со мной совместные проекты. Не говоря уже о множестве «старых» наших друзей: Миша Рошняк, группа «Север», супергениальный композитор и музыкант Тегин, да всех и не перечислишь. (К октябрю в помещении партии готовим выставку «Террор».) Я думаю, только недоразумение, непонимание отдалило от нас Летова.

Круче национал-большевизма может быть только смерть. Не боясь оказаться лжепророком, утверждаю, что радикальнее нашего авангардного политического и эстетического движения нет в России ничего и не будет.

Демократия неприемлема людям искусства, потому что посредственна. Когда-то я воспел (в буквальном смысле) генерала Макашова, выходящего ночью 3–4 октября 1993 г. из горящего здания Останкино, вытирающего черным беретом лоб, автомат на ремне. И противопоставил романтизм его образа унылости демократии. Увы, оппозиция с тех пор пристроилась к власти, опустила идейную планку до уровня среднего избирателя, отказалась от мечты революции и стала похожа, как зеркальное отражение, на своих врагов во власти.

Потому люди искусства идут к нам. Мы даем им мечту, ориентацию на героизм, на бунт, на сверхчеловека. Демократия ориентируется на среднего человека. Средний человек искусство не интересует.

Курехин был одним из первых. Мы скорбим о его гибели. И мы знаем, что придут еще многие к нам по тем же причинам, по которым к нам присоединился Курехин. Есть такая партия!

К оружию, братья!

Бомба, взорванная в парке г. Атланта, вряд ли надолго останется в памяти американцев, так же как и взрывы в московских троллейбусах в памяти русских. Народы стали толстокожими и бесчувственными, их ничто не колышет. Если уж русские пережили трагедию Буденновска, у них большое будущее невозмутимых жертв.

Август, и потому страна занялась отдыхом, кто как может. Президент вообще засел в Барвихе, кажется, на весь второй срок. Опустела Дума, без депутатов работа по законосозданию идет лучше. Кто обречен воевать в Чечне, воюют, кто торговать в Москве — торгуют. Фракция КПРФ молча переживает поражение на дачах. Шахтеры Приморья пытаются выбить свои деньги у правительства. (В таких случаях, ребята, надо иметь «крышу». А нанять киллера вскладчину не пробовали?) Ростовщики-торговцы отпускают шахтерам в долг (под карандаш) продукты дерьмового качества и по очень высоким ценам. Наживаются, гады. По ящику показали шахтера перемазанного, заявившего, что «гнилой селедкой меня отоварили. Ее свиньи жрать не станут», то есть ситуация как раз а-ля броненосец «Потемкин», вот бы и восстать. Жаль будет до слез, если не восстанут. Элита рабочего класса вконец запуталась и теперь жалко вымаливает куски голодовками у хамоватых чиновников, ставших хозяевами-капиталистами. Класс-гегемон, что с тобою стало? Взяли бы меня в вожди, у меня двадцатилетний рабочий стаж от сталевара до медбрата в американском доме престарелых, я бы, ей-богу, мощно отстоял ваши права. Куски вымаливать негоже, нужно все требовать, все отбирать.

Говорят, появился Джохар Дудаев II. Лжедмитриев, помните, тоже было немало. То, что мы не утратили (и чечены не утратили) этих средневековых качеств верить в фантастическое, внушает все-таки надежду на сверхъестественный бунт в зловещем мире куриных окорочков и телевизионного идиотизма. — К оружию, братья! Берите молоты и крушите телевизоры. Начнем с этого.

Перейти и пустыню

Впереди четыре года политической пустыни, по крайней мере до выборов в Госдуму. Если, конечно, не случатся внезапные катаклизмы такой силы, что весь с трудом налаженный в политике приблизительный ПОРЯДОК не провалится в тартарары.

Впереди четыре года изнурительного отсутствия политики, когда ничего не будет случаться. Когда начавшие политически умирать лидеры выцветут окончательно и умрут; когда скомпрометируют себя и уже «свежие» политические деятели, скажем, Лебедь, этот умело и споро убивает к себе народную приязнь. Дума будет заседать, Жирик превратится в карлика, Селезнев перейдет на сторону власти, Зюганов похудеет до нормальных размеров среднего чиновника и т. д. Будет скучно.

Но судьба радикалов, НАША судьба еще более незавидна. Крайне правые и крайне левые партии и партийки и группки вряд ли доживут до 1999 г. Наверняка прекратят свое существование многие издания. Мелкие газеты просто вымрут за четыре года перехода через пустыню, так что нечего будет продавать у Музея Ленина. То есть можно ожидать исчезновения радикалов, как левых, так и правых, ибо небегающие собаки умирают от ожирения сердца, а неработающие партии — от малокровия. Отсутствие борьбы не дает поступать в кровь адреналину, и партия задыхается. Даже те немногие люди, которые есть у радикалов, уйдут от скуки кто в бандиты, кто в наркотики, кто в услужение думцам (как-никак рядом «политика»). Лучшие, возможно, уйдут в терроризм. У нас писал об этой проблеме (скорее трагедии) полковник Иван Черный в № 42 «Лимонки».

Ясно, что радикализм в российской политике изводят, изнуряют и убивают чиновники — и те, что у власти, и те, что в оппозиции. Ясно и то, что радикализм, левый и правый, присутствует в нашем обществе. Он виден, его не скроешь, и, таким образом, и левые, и правые радикалы не самозванцы, не искусственно созданные никого не представляющие организации, но легитимные представители определенных политических позиций целых социальных групп общества. Когда партии радикалов силой выпихивают из политики, вместе с ними выпихивают, отказываются слышать и учитывать мнения целых общественных групп, значительных групп. Таким путем добивается искусственное, чисто внешнее согласие политического спектакля, где «разумная» власть соревнуется со столь же «трезвой» и скучной умеренной оппозицией. Но конфликты в обществе остаются, они никуда не делись, и крайне недовольные группы общества остаются недовольными, что делает общество нестабильным.

Национал-большевистской партии тоже предстоит перейти пустыню. Я с уверенностью говорю, что мы выживем. Мы выживем потому, что мы самая современная радикальная партия. Формы нашего политического существования всегда были вне классификации, именно потому нам так легко давались временные союзы и с Баркашовым, и с Анпиловым. Последним (точнее, их радикальным движениям) будет куда труднее выжить. Я себе плохо представляю РНЕ 1999 г. (форма, сакраментальный и спорный крест на рукаве?). Все это уже сейчас выглядит не по сезону, как зимнее пальто в августе. В то время как в октябре 1993 г. РНЕ блестяще вписывалась в политический пейзаж. Наш красный брат Анпилов переживает трудные времена, отстранен от всего, от чего можно отстранить, его же партийными товарищами, и это (предлоги отстранения тут не важны) — мощный симптом того, что радикализм не ко двору сегодня. Я, разумеется, желаю нашим союзникам Баркашову и Анпилову успехов, при всех расхождениях и несходствах они ярче и нужнее России, чем вся Госдума вместе взятая; я просто не представляю, как они перейдут пустыню. Повторяю, нам — самой левой среди правых партий и самой правой среди левых — будет легче. Мы свежее, нам не нужно снимать камуфляж (мы его и так не носим) или избавляться от догмы расового превосходства пролетариев (мы в это превосходство никогда не верили). Но и нам нужно будет стать очень гибкими, чтобы не умереть в знойном климате политической пустыни.

НБП участвовала 27 июля в пикете, организованном Виктором Ивановичем Анпиловым у американского посольства в защиту Радована Караджича и Радко Младича, сербских патриотов, их пытаются арестовать американские войска. Дело это нужное, благородное, однако было невесело наблюдать, что лишь сотня или полторы людей из населения многомиллионного города сподобилась поднять свои задницы и приехать выразить протест против вопиющего произвола, когда лидеров суверенного сербского народа ждет международный суд Линча в Гааге. В 1992–1993 гг. подобное мероприятие собрало бы десятки тысяч людей. Почему же сейчас лишь сотня-полторы мобилизовалась?

Дело в том, что массы ушли из политики. Потому улицы опустели. Масс хватило ненадолго, они обессилели и иссякли. Но борьба продолжается и без масс, большинство их все равно были небоеспособными и только путались под ногами. Нужны иные формы борьбы. Через пустыню будем идти, применяя иные методы. Втиснувшись в толпу врагов или переодевшись, ибо нам нужно дойти и довести войска. И победить.

Поэтому смотрите на НБП и доверяйте нам. Чтобы мы ни сделали, верьте нам, не упрекайте нас, ибо важен конечный результат: власть, обладая которой мы создадим Русское государство, какого еще не было.

Черномырдин, пошли своих сыновей в Чечню!

К августу с.г. определились две России. Одна: дачная, ленивая, думская и правительственная. Она сейчас лежит в гамаках по всей РФ, пьет чай с водочкой, нагуливает жиры в Сочи. Другая, с забинтованными кое-как ранами, отстреливается в подвалах Грозного и горах Таджикистана, умирает в неполные двадцать мученической бесполезной смертью невостребованных героев. Невостребованных потому, что Родины у них нет. Между двумя Россиями — ничего общего, но жирная и старая безжалостно и бессмысленно повелевает юной. Кто дал им право? Всеобщие выборы, где за жирных голосовали глупые старики?

Ни одна сука из Думы не прервала свою дачную жизнь по случаю трагедии: захвата Грозного. Никакой Геннадий Андреевич Зюганов — защитник «рабочего класса и трудового крестьянства» — не вылез из-под одеяла, не прервал каникул ради того, чтобы хотя бы крикнуть: «Нет! Хватит! Баста! Суки!» Хотя бы крикнуть.

Мразь вы все. Мразь — правительство, мразь — умеренная оппозиция. Ваших сыновей нет ни в Чечне, ни в Таджикистане. Черномырдин, у тебя два бизнесмена-сына — 23 года и 30 лет. Пошли их в Чечню! Хоть одного! Если мы — Россия, то это твоя война, премьер, раздели ее тяготы и беды.

Собрались мордовороты, что в Думе, что в правительстве. Знакомые скучные рожи советских подлых чиновников. Кровь на ваших рожах, кровь на ваших руках, кровь русских ребят. И на твоих, Зюганов, ты ж голосуешь за их законы.

Это не первое преступление опытных преступников. Изнасиловали всей бандой чиновников бедную нерусскую слабую девку демократию. Приспособили для своих нужд. Сейчас пристраиваются, чтобы устроить еще одну групповуху: изнасиловать национализм.

По радио только что рассказали, как русская пожилая женщина в Грозном спрятала у себя четырех русских солдат. Боевики нашли их и расстреляли во дворе. Женщина, глядя на это, умерла от разрыва сердца. Русские мужики, работяги Грозного, выкопали общую могилу: похоронили и солдат, и женщину. У вас, мерзавцев-чиновников, сердца не остановятся, не разорвутся. Ненавижу!

Лебедь сдает Чечню

Лебедь опять отличился. Теперь этот псевдо-Геракл приступил к «подвигу» замирения Чечни. Последний его «подвиг» — борьба с гидрой преступности, — как мы знаем, закончился волной террористических взрывов по всей России, от Воронежа и Астрахани до Москвы. Никто не пойман.

Теперь Лебедь слетал на одну ночь в Махачкалу и оттуда смотался в чеченскую деревню, где встретился с «генералом» Масхадовым и спешно объявил о перемирии. «О, Лебедь, как ты вездесущ, могуч и какой ты патриот!» — завыли наши граждане. Затем Лебедь смотался в Грозный. И объявляет виновными не бандитов, но дружественных чеченов Завгаева и министра обороны Куликова. А с бандитами, вы видели, с убийцами русских он обнимался!

Не говоря уже о том, что перемирие для русских солдат в Чечне всегда невыгодно, их стреляют как кур, а они не имеют права ответить (боевики наращивают за это время силы, перевооружаются и просачиваются куда им нужно). Так и это «перемирие» никем не выполняется. Лебедь — фанфарон, Хлестаков, ни на что не способный человек, берущийся за все и ничего не выполняющий. У него НЕТ политических убеждений. НИКАКИХ. «Лимонка» пишет об этом с первых своих номеров, с ноября 1994 г. Я лично писал об этом с 1992-го, еще когда этот человек нагло присвоил себе замирение между Приднестровьем и Молдовой.

Лебедь — политический авантюрист с интеллектом сапожника и физиономией потомственного криминала. То, что он получил 15 % голосов на выборах и стал секретарем Совета безопасности России, достигнуто не благодаря его талантам, но благодаря убожеству, отсталости, психологической глупости нашего избирателя, не понимающего ни хуя в лицах и людях. Не говоря уже о полной беспомощности избирателя в политике.

Вы хотите доказательств, что у него нет убеждений? Да его собственные многочисленные интервью. До и после выборов. Сравните их. Сейчас он сдает Чечню боевикам. Немецкому журналу «Шпигель» (№ 209) Лебедь сказал: «Чеченцы должны выразить свою волю на референдуме. Если народ желает независимости, он должен ее иметь». На пресс-конференции после ночной поездки к Масхадову: «Россия, конечно, задавит Чечню, если захочет. Но есть ли в этом необходимость? Стоит ли губить столько людей для достижения пирровой победы». И далее он пускается в милые сердцу гайдаровского Комитета солдатских матерей рассуждения о «несчастных русских голодных мальчишках-солдатах на блокпостах».

Вернемся в недалекое прошлое. Еще 6 апреля с.г. в «Независимой газете» генерал поливал Кремль за очередное перемирие с боевиками: «Предать армию, обессмыслить все жертвы, кровь наших детей, в том числе пролитую прямо в день оглашения этого плана урегулирования. Узаконить режим Дудаева путем переговоров с ним…» Теперь генерал на той же позиции, на какой был Кремль в апреле, но он сам в Кремле теперь, потому изменились и взгляды.

Бесконечно высказывающийся, по любому поводу угрожающий, вякающий, каркающий хвастун, этот тип должен быть удален из правительства, потому что даже такое правительство он позорит своим присутствием. Балаболка какая-то зловещая, а не генерал.

Мира хотят все. Маньяки только не хотят мира. Но мира какой ценой? Если мы оставим Чечню в покое, выведем оттуда войска, это не значит, идиоты, что воцарится мир. Они не оставят нас в покое. Они воспользуются замирением, чтобы на деньги Турции и богатых исламских государств супервооружиться, и в течение года займут без боя соседний Дагестан, создадут государство Конфедерация народов Кавказа, куда позднее втащат Азербайджан, а затем и Грузию. И уж с этим супергосударством (оно будет иметь сверхзвуковые бомбардировщики и ракеты дальнего радиуса действия, об этом позаботятся Саудовская Аравия, Турция и Соединенные Штаты) воевать у нас не хватит мальчишек-солдат. И кровищи будет море. И обстреливать южные русские города из ракет — будут! И отодвинут границу к Ростову.

Хитрый генерал объявил войну «коммерческой», чтобы обосновать ее якобы «грязность» и добиться вывода русских войск. Недаром его так хвалят Яндарбиевы и Масхадовы. Им выгоден Лебедь. Значит, нам он — враг.

Не слушайте Лебедя. Умнейте хоть чуть-чуть. Смотрите в будущее, трусы! Если мы не победим в Чечне, если уйдем, как призывает этот предатель, другого слова нет, — мы совершим страшную геополитическую ошибку, которая обойдется нам через несколько лет в моря крови.

Лебедя надо обличать и гнать. Сделаем так, чтобы к следующим выборам даже получеловек знал, что за Лебедя голосовать стыдно, и противно, и преступно, что это значит — голосовать против России.

Войну надо безжалостно довоевать. Для этого следует озлобиться и понять, что да, это этническая война на уничтожение. Не мы ее начали 11 декабря 1994 г., но начал ее Дудаев осенью 1991 г. Почему до сих пор не опубликованы страшные данные о количестве русских людей, замученных дудаевским режимом? Эй, господин Шойгу из Министерства по чрезвычайным ситуациям, у вас должны быть эти мрачные цифры. Выкладывайте их, опубликуйте, пусть наконец бесчувственные толпы Москвы и Санкт-Петербурга ужаснутся.

Лебедь нравится чеченам. Потому что Лебедь поставил Россию на колени перед Чечней. Лебедь крайне не нравится нам. Может быть, он чечен? Его действия теперь уже прямо противоречат интересам России. К тому же он продолжает быть склочником. Он требует отставки министра обороны Куликова. В Приднестровье он катил бочку на президента Смирнова и правительство ПМР в полном составе. Он просто не выносит никого, кроме генерала Лебедя. У него мания величия. И он козел.

Национальная трагедия

Преступный Лебедь поставил Россию на колени перед Чечней. Народные массы тупо не понимают, что на их глазах, под предлогом остановки якобы «грязной» войны, дан зеленый свет распаду России, так же, как в 1991 г. в Беловежской Пуще был дан зеленый свет распаду СССР. Однако враги России прекрасно все поняли. Американская радиостанция «Свобода» взахлеб заговорила о процессе «деколонизации». Нам наступает амба, крышка, сограждане: прощай, единая и неделимая Российская Федерация. А тех из вас, 15 %, кто проголосовал за Лебедя, следовало бы расстрелять, слепых гадов! В нашей стране все ценности извращены и перевернуты, как в кривом зеркале дьявола. Поражение выдают за победу. Умный объявлен глупым, уродливый — красавцем, к лжецу и урке бегут с цветами, как к спасителю. Ища стране мужика, в Лебеде нашли хитрую и злобную интриганку-бабу.

«Миротворец», идиот Горбачев отдал в 1990-м за здорово живешь немереные пространства Восточной Европы, чтобы понравиться Западу. В 1991-м «миротворец» номер два уничтожил СССР, отдал, подарил чужим дядям 130 миллионов советских граждан и 1/4 территории страны, чтобы стать лидером Российской Федерации. Дескать, «пальто не надо!». В 1996-м «Лебедь мира», «миротворец» номер три поставил Россию на колени перед Чечней. Пользуясь невменяемостью президента, этот наследник спешно создает независимое мусульманское государство на территории России. Только слабоумный может купиться на то, что боевики будут пять лет размышлять: быть им или не быть в составе РФ.

Третье предательство обойдется нам распадом России, так как вслед за Чечней отделится братская ей Ингушетия, уйдут Дагестан, Башкортостан, Бурятия, Якутия и другие территории. А «Лебедя мира» благодарные слабоумные граждане выберут президентом того, что останется.

Происходит национальная трагедия, а все молчат, набрав в рот и нагадив в штаны. Дума даже не собралась на чрезвычайную сессию, нагуливает жиры в Сочи и на дачах. КПРФ, ау, где ты?! Вы что, совсем ополоумели, потеряли и то серое вещество, которое было? Молчат левые и правые, и крайне левые и крайне правые, потому как война в Чечне непопулярна среди избирателей. Выступить против Лебедя-миротворца — значит оттолкнуть избирателей. Потому молчит КПРФ и молчат ВСЕ. Так вот, я вам говорю: совершается чудовищное третье предательство. На могилах тех, кто это делает, не вырастет никогда трава, и над ними не будут летать птицы. А потомки вобьют в каждую осиновый кол.

«Лимонка» в журналистиков

Меня наконец достали многочисленные злобные публикации как в «демократических», так и в патриотических изданиях. Я решительно никого не устраиваю. Ни мой внешний вид, ни мой возраст, ни мои жены, ни мои книги, ни моя биография, ни мои друзья никого в России не устраивают. (Под «никого» я понимаю средства массовой информации. Народ меня по большей части любит.)

Журналистик из «Вечернего клуба» (от 18 июля с.г.) иронизирует: «Бывший муж графини Щаповой де Карли считает», «По мнению бывшего мужа шансонетки Натальи Медведевой». Бедный занюханный журналист, да такие женщины тебе и во сне не снились. «Шансонеткой» он Наташу называет. Да Наташа сделана из того же материала, что и трагические святые юродивые девочки Мэрилин Монро или Дженис Джоплин, вне зависимости от того, живу я с ней или нет. Чтоб иронизировать, нужно самому выше стоять, талант иметь. А кто ты такой? Посмотри на свою жену или девку и спустись на землю. Замечтался.

В «МК» два подельника-журналистика только что опубликовали статью «Это что за национал-большевик лезет там на броневик?» Эти тоже иронизируют: «Эдуард Вениаминович, который, невзирая на свой далеко не юношеский возраст, продолжает ощущать себя частью молодого поколения. Ведь обычный прикид Великого писателя — куртка-косуха, прическа в «молодежном стиле»… и т. д. Когда Горбачев в 54 года появился в политике, СМИ всего мира радостно именовали его «молодым политиком» и были счастливы этому обстоятельству. Прическа у меня в солдатском стиле, отец мой, офицер, носил такую же. В ваши 53 года, вы, уродцы из «МК», будете горбатыми, жопатыми, животастыми развалинами. Чтобы угодить вам, Лимонов должен весить 150 кг, страдать одышкой и передвигаться в инвалидном кресле, да? Тогда вы меня полюбите за убогость?

Автору статьи в газете анархистов «Черная звезда» («Загнивание тропических фруктов») не нравится мой друг, король солдат удачи Боб Денар: «Этот субъект неоднократно пытался организовать перевороты в различных африканских странах, но везде негры вышибали его пинками под зад. Пару раз Денару удавалось захватить Коморские острова (площадь 1.900 кв. километров, население 300 тыс. человек). Но в итоге его выперли и оттуда». Деформированный, кривозубый, криворожий, шаркающий одной ногой, форменная жертва аборта — автор статьи (я его лично знаю), да посмотри ты ради бога в зеркало! Ты хоть бабу одну стоящую захватил за сиську в своей жизни, не говоря уже об островах с якобы недостающей площадью? Злоба мелкого человека против тех, кто выше, больше и благороднее его, сквозит во всех фразах завистливого и злобного племени журналистов. Помимо этого, им дано задание, потому что Лимонов стал легендой, очень привлекательным мифом, так вот им дано задание этот миф попытаться разбить. Тандем из «МК» публикует уже вторую статью об НБП за месяц! «Ясно, что образ поэта-воина, культивируемый Эдуардом Вениаминовичем, увы, не оригинален. Хотя и привлекателен. Просто свято место в какой-то момент оказалось пусто, и Э.В. занял нишу», — пишет сиамский тандем в уже упомянутой статье в «МК».

Ну да, так и вошел любой в нишу! Войдите вы. «Просто», и кому же вы нужны оба? Это место, такое место зарабатывается всей жизнью, сильными книгами и сильной биографией. И все это у меня есть. А у вас ни хуя, только пишущая машинка да вырезки из статей других таких же пошляков, как вы, вырезки обо мне.

Обыватель-журналист оспаривает героя и по собственной инициативе, и по собственной врожденной подлости. Вот и в «Комсомольской правде» от 16 мая с.г. лживая статья обывателя (он же, с позволения сказать, «журналист») «170 гектаров в центре Москвы захвачены боевиками», о Баркашове и РНЕ, но не забыт и я. Вот как я выгляжу: «В московское бюро известной американской газеты, где я подрабатывал переводчиком, пришел известный своей слабостью к большим неграм «русский поэт» Эдуард Лимонов и предложил познакомить американцев с Баркашовым […] за пятьсот долларов. […] Деньги были переданы Лимонову в качестве гонорара за перевод, а уж он поделился ими с Баркашовым».

В данном случае журналист оказался еще и подленьким гнусом. Никуда я не приходил: корреспондент газеты «Чикаго трибьюн» Джеймс Галлахер — мой давний приятель, и он написал обо мне за годы несколько объективных статей. Это он и его коллега пожелали встретиться с Баркашовым и попросили меня об этом. Баркашов же (с моей точки зрения, он поступил правильно) сказал, что не заинтересован в интервью иностранным журналистам, но РНЕ нужны деньги, и за 200 долларов он согласен пострадать. (Не говоря уже о том, что я не из того теста сделан, чтобы еще требовать от Баркашова или кого бы то ни было долю в прибыли.) Но мерзавец есть мерзавец, потому журналист лжет и не отказывает себе в удовольствии еще и намекнуть на мою якобы «гомосексуальность». О ней же, счастливо глотая слюни, спешат поведать и сиамцы из «демократического» «МК»: «Чем, как не свидетельством подлинного интернационализма, выглядит трогательное описание Эдуардом Вениаминовичем занятия русского эмигранта и американского негра французской любовью?»

Если бы я был гомо, «голубым», я бы не скрывал этого, уроды. Я бы, наверное, гордился даже этим. В конце концов, столько великих людей были «голубыми». Подавляющее большинство великих полководцев: Александр Великий, Цезарь, Фридрих Великий, Ричард Львиное Сердце. Но я люблю даже не баб, а девочек в возрасте с 18 до 30. Ну что с вас возьмешь? Убогие, слабые головки журналистов не могут себе отказать в невинном удовольствии еще раз лягнуть не похожего ни на кого Э.Лимонова.

Некрасивые, ублюдочные, маленькие люди, конечно, испытывают своего рода «оргазм», когда пишут гадости и мерзости обо мне. Я понимаю. Я им сочувствую. Но можно поднять себя и другими способами. Пойти к качкам, накачать мышцы, или написать несколько штук талантливых книг, или поехать на фронт, отличиться в подвигах, или заработать много денег. Вот и давайте, ребята, решайте свои проблемы сами, а то все Лимонов да Лимонов, неча на мне самоуважение подымать, маленькие ублюдки!

Будем противиться расчленению России

Ельцина собираются оперировать. Лебедь лезет повсюду, уже пытается забраться в крымские дела, «урегулировать» проблему Севастополя. Не дай бог! Лезет он и в бюджет. Если он «поработает» еще несколько месяцев, на России можно будет ставить крест.

Политический класс России доказал на примере Чечни, что он не политический класс, а банда тупых чиновников, ни в чем не разбирающихся, хуже в сотню раз той кухарки, которая якобы должна бы управлять государством. Кухарка лучше наших Петров Романовых и Завирюх, потому что у нее хотя бы есть острое чутье кухарки, у нее сердце болит от цен на рынке, от повышения цен на «энергоносители» и прочих жизненных неудобств и тягот. Чиновник же дрянь, а не человек, судьба у него другая, чем у всего народа. Кухарки в Думе работали бы лучше. Они бы Чечню не отдали.

Мы провели пикет. С отменным блеском. Одни молодые лица, энергия, сила, злость. Журналисты даже растерялись — так непохож был пикет НБП на другие подобные мероприятия. Современники, было время, смеялись над начинающим Петром с его «потешными полками» из подростков. Позже он им так врезал! 12 сентября кое-кто из журналистов уже смотрел на нас с серьезным уважением. То ли еще будет.

В самом конце ноября мы собираемся отметить два года существования «Лимонки». День предательского сговора в Беловежской Пуще 8 декабря будет нами отмечен как День солидарности с русскими на оккупированных территориях.

Конечно, основное внимание должно быть сегодня обращено на Чечню. Следует всеми силами не дать осуществить капитуляцию России. Пусть они там подписывают любые бумаги, оставим их бумагами, будем противиться расчленению России.

Нами правят бандиты? Да

Генерал Коржаков заявил журналу «Лица» (№ 4) среди прочего: «…В 1993 г. Березовский начал уговаривать меня убить г-на Гусинского». В своем интервью «Итогам» 6 октября Федоров, экс-президент Национального фонда спорта, свидетельствовал, что генерал Коржаков пытался получить от него 40 миллионов долларов, десять наличными, тридцать путем перевода на специальный счет. При этом Коржаков якобы называл свои действия «государственным рэкетом». Как известно, на Федорова было совершено два месяца назад покушение: его пытались застрелить, а после ударили много раз ножом.

Даже если все заявления вышеназванных особ останутся без доказательств и без юридических последствий, мораль сей басни проста: нами правят бандиты. То, что одни из них носят генеральские штаны с лампасами или являются директорами крупнейших фирм, не меняет сути дела. В тени Бориса Николаевича Ельцина (он, может, и не бандит, но сам по себе — достаточное несчастье для русского народа: он расчленил его, разрезал СССР) преуспевают люди с философией и менталитетом бандюков. Тут не важно, кто прав, кто виноват. Наверное, и Федоров, продырявленный двенадцать раз, не ангел. Но вот легкость, с которой еще вчера всемогущий генерал Коржаков между двумя шутками-прибаутками заявляет: «Березовский начал меня уговаривать убить Гусинского», — просто поражает. Если уговаривал (а как не верить Коржакову?!), то почему на свободе, почему до сих пор — глава концерна? И сам Коржаков, если выбивал 40 миллионов, кто он, если не бандит? Я сам на своей шкуре только что испытал бандитский менталитет наших «политиков», а проще говоря, бандитов от политики. Кто бы ни отдал приказ о нападении на меня и Игоря Минина — это бандиты. Страна в бандитских руках. Мы время от времени обольщаемся, отвлекаемся, мерим их своими мерками. Коржаков вдруг выглядел у нас «националистом», мы-то, глупые идеалисты, на основании нескольких его фраз подозревали, что ему дороги «национальные интересы». Наивные, честные мы люди. Да все эти бандюки и понятий-то таких не знают.

Бандиты расправляются друг с другом, убирают или прощают конкурентов по капризу. То есть подмяли под себя всю страну, как зону, и творят свой бандюковский закон. До каких-нибудь бытовиков, до простого мужичья на улицах им дела нет. Им есть дело только до власти и до конкурентов-бандитов. Еще они боятся «пахана», самого главного хозяина. «Пахан» ведь может лишить их власти на зоне. Убирать его они не желают, другой «пахан» будет нуждаться в услугах других бандитов, приведет к власти в зоне свой клан. Потому бандиты дорожат «паханом», чтут его.

То, что обнаружилось в последние недели, мы подозревали всегда. Но только услышать все эти позорные вещи от самих бандитов — другое дело. То, что они вот так разговаривают, припертые к стене и жаждущие мести, как Федоров, или уволенные и желающие отомстить, как Коржаков, — работает на нас. Ибо вдруг выяснилось, в каком же режиме живет эта власть: в режиме преступной зоны. Только в зоне возможно такое.

Не переворачивается ли в гробу академик Сахаров, отец русской демократии, безумный ученый, создавший монстра Франкенштейна? Даже мелкие поступки Сахарова привели к созданию уродов и ублюдков. Его бывший протеже Джамилев — крымский татарин, на суд которого в 1968 г. Сахаров рвался, ударив милиционера, сейчас председатель татарского меджлиса Крыма и ярый враг русского народа и России. А любимая демократия Сахарова наплодила преступников.

Б.Н.Ельцин — ординарный советский чиновник. Беспринципный, да, но не монстр. Каким же образом его режим наплодил преступников? Это что, наследственная болезнь, и от брака советского чиновничества с демократией родятся только преступные ублюдки? Увы, это так. Родятся только преступные ублюдки.

Жизнь после Лебедя

Лебедя больше нет с нами. Я узнал об этом в городе Казани, утром 18 октября, на перроне вокзала. Отдохнем от нахрапистого генерала, товарищи. Хорошо бы он никогда не вернулся на телеэкраны, а уж тем более в политическую жизнь.

Чечню, однако, Лебедь сдал. Войска выведены. Чеченец Кутаев спокойно говорит в Госдуме: что, мол, захотим, то у себя и устроим. Захотим — объединимся с Ингушетией, захотим — с Дагестаном, и будет у нас выход к морю. То есть теперь судьба юга России зависит от милости или немилости чеченцев. Спасибо, «крутой» генерал, за такое умиротворение.

Крайне правые политические силы, кажется, вымирают и обомжились совсем. О фашистах перестал говорить даже Прошечкин, никаких сенсационных телескандалов типа «дела Веденкина» не происходит, крайне правые партии и секты обмылились до крошечных обмылков. Да и были ли фашисты? Ау, фашисты, где вы? Православие, о котором так много и долго говорили патриоты, жирно зевая, заняло свое место у сапога власти.

У крайне левых дела обстоят не лучше. На съезде «Движения левых сил» эти «силы» не нашли ничего лучшего, как устроить обструкцию НБП. Помимо этого еще проклинали Анпилова и немного помянули «сионистов». Ничего внятного из съезда не вышло, а жаль. Мы-то хотели с ними в союзе быть.

28 ноября «Лимонке» исполнится два года. Два года мы бесперебойно швыряли в страну раз в две недели по гранате. Кое-что нам удалось взорвать. Кое-что еще стоит. Но взорвем и оставшееся. Будет юбилейный вечер «Лимонки». Где — еще непонятно. Следите за газетой. В полночь у водокачки. Перепрячьте оружие.

Хотите, козлы, я выведу вас к могуществу?

Уже в шесть часов утра, на следующее утро после операции, если верить Ястржембскому, президент первым делом подписал указ о возвращении себе полномочий. Верится с трудом. Кто хоть однажды перенес на себе операцию под общим наркозом, знает, как тяжело выходить из небытия. А тут человеку сердце все перекроили. Верится в шесть утра и в указ так же, как в сорок уток и одного кабана, заваленных лично г-ном Ельциным. Вздор и ложь! И неумная ложь.

Президент вообще ведет себя крайне активно. И по палате ходит вдруг, и в больницу из Центра кардиологии перевелся. Неправдоподобно активен только что перенесший тяжелейшую операцию. Ну да черт с ними, лжет власть, привыкли лгать и будут лгать СМИ. Ложь в кремлевских теремах, ложь в редакциях газет. Временщики, дочь какая-то Дьяченко, почему-то Березовский какой-то. Так и напрашивается аналогия с последними годами жизни последнего царя. Там тоже Рубинштейн, Манус, подобный по жесткой дури генералу Лебедю — Распутин. (Горюет, наверное, генерал Лебедь и плачет, что САМ выжил, хозяин оклемался.)

Как бы там ни было, ОН остался жив. Жив, но ощущение конца царствования остается, и совершенно не верится, что с новым сердцем он будет носиться по стране и строить ее, делать, воздвигать. Не будет этого. Будут развлечения того же типа, что и ранее: временщики и фавориты будут сменять друг друга к удовольствию пенсионеров и домашних хозяек. Новые Коржаковы, Грачевы, Лебеди в быстром темпе пробегут по экранам теле и развлекут страну. В зиму будет чем заняться. Не все же водку пить, можно и забойный политический сериал поглядеть.

По поводу только что прошедших октябрьских праздников СМИ с удовлетворением отметили, что «праздничные шествия по России прошли нормально. Правопорядок не был нарушен». Коммунисты, как видим, стали совсем послушными по сравнению с 1991–1993 гг. И в какое, еще большее, смирение приведет их КПРФ, мы скоро увидим. Уместно напомнить о печальной судьбе кастрированных и прирученных европейских компартий. Такая же доля ожидает КПРФ.

Еще перед октябрьскими, 5 ноября, независимые профсоюзы вывели в большом количестве свои скромные и непритязательные войска на улицы городов России. Войск было много, но все пацифистские. Я бы сменял все эти тихие миллионы на один батальон спецназа, преданный мне лично.

Трудящиеся попрошайничают, а власть переименовала день Октябрьской революции в День согласия. Очевидно, совершили это мудрецы-советнички, подчитав из книжки Джорджа Оруэлла… Сделаем день военной большевистской революции медовым, паточным, сладким днем Согласия! И сделали. Хитро, конечно, но так как никакого тысячелетнего или даже десятилетнего рейха тяжелобольного президента не ожидается, слабоумный указ этот просто забудут уже через пару лет. Слабоумие — вот диагноз власть имущих, управляющих Россией с 1985 г. (до этого, с 1953 по 1985-й, шел процесс вырождения). А результат этого слабоумия — огромная неудача всех и вся на территории от Балтии до Адриатики и Камчатских берегов. Неудача страны, неудача русских. Неудачи в войнах, неудачи в культуре (ее нет), в науке, в личных жизнях всех и вся.

Хотите, козлы, я выведу вас к могуществу? Я знаю как. Недаром, как Владимир Ильич, я проторчал под теми же западными широтами и долготами столько же времени, как и он. Как и он, я проникся их умениями. До сих пор я был для вас слишком: слишком ярок, слишком эксцентричен, непривычен слишком… Но вы убедились, что привычные — или ворюги и предатели, или слабоумные карлики? Убедились. Берите меня. Я выведу вас к могуществу.

Два года борьбы

28 ноября 1994 г. вышел в свет первый номер газеты «Лимонка». Поздно ночью, в снежный буран привезли мы его из Твери на ржавом зеленом автомобильчике майора Шлыкова в Москву. Мы — это я (главный редактор), учредитель газеты Тарас Рабко и майор за рулем. Мотор глох несколько раз, приходилось выходить и толкать машину. Потом было еще немало авралов, катастроф, запарок и бедствий. Прошло два года, но героический период истории газеты не закончился. Нас запрещали в Красноярске и конфисковывали в Питере и Минске. Нас бойкотировали, отказывались брать на распространение. Судебная палата при президенте пыталась осудить нас по статье 74, а в сентябре с.г. на меня напали вблизи помещения редакции, били ногами в лицо — своеобразная честь, которой не удостоились главные редактора «Советской России» или «Дня» даже в самые революционные годы, в 1992–1993. Стукаческий талмуд под названием «Политический экстремизм в России» назвал нас «единственной газетой, которая с 1995 г. систематически призывает к насилию». Нас сумели выжить из двух типографий, причем запугивали директоров-типографов одновременно и власть, и оппозиция. Можно с уверенностью сказать, что второй такой газеты нет в России. Нас будут изучать историки также, как издания Радищева, философические письма Чаадаева, ленинскую «Искру» или «Фолькишер беобахтер». С орфографическими ошибками, с руганью, воплями, воинственные, тщеславные, но честные, подлинные, непроданные, вздрагивающие в такт истеричному пульсу нашего времени — это мы, «Лимонка». Газета давно отделилась от нас, стала достоянием России, ее природным богатством, ее взрывчатым детонатором. Уверен, немало командиров будущей гражданской войны в России заявят некогда: «Меня разбудила, меня взорвала «Лимонка». Мы не боимся ошибаться, и потому ошибаемся редко. «Лимонкой» были проверены на вшивость и оказались вшивыми многие лжекумиры: мы всегда изобличали Руцкого, и недавно он окончательно доказал, что он — гнида. Мы писали, что Лебедь — сукин сын, и если после позорного мира в Чечне это еще не всем ясно, то будьте уверены, он не остановится в своих предательствах.

Нам ненавистны предатели, перебежчики, позеры, ворье, шлюхи и сутенеры большой и малой политики. У нас холодная голова и горячее сердце. Современная, острая, сильная, насмешливая, честная газета «Лимонка» свободна от предрассудков многих своих оппозиционных чопорных собратьев.

Раз в две недели, промывая запыленные или закисшие мозги соотечественников, мы учим вас видеть мир. А в рубрике «Легенды» даем вам модели поведения: вот так поступили в октябре 1917-го в Питере, вот как не справились с задачей в Мюнхене в ноябре 1923-го, а вот как «работали» «Красные бригады» в похищении Альдо Моро, а вот как «работал» Че.

Я горжусь тем, что я главный редактор «Лимонки». С днем рождения, «Лимонка»!

Восемьдесят тверских пенсионеров

Зима запаздывает на месяц. Время угрожающе остановилось. Такое впечатление, что вот-вот на улицы Москвы высадится десант звероящеров, как в американских фильмах. Хорошо бы.

В моде скучные думские спектакли. Вся страна смотрела «Страсти по импичменту». Теперь глядит мыльную оперу «Страсти по бюджету». Селезнев с лицом, как кусок сырого мяса, подал в суд на журнал «Итоги». Отрицает, что в сейфе у него 300 тысяч долларов. Было или есть.

Оказывается, главкома сухопутных войск увольняют и за этим делом следит сам Ельцин. Может быть, от этого и нет снега, что сухопутных увольняют? Что-то с сухими путями? А вообще какой-то Семенов, ну и пошел он, он же не Жуков. Был бы ценный человек, давно бы восстал против мелкооптового режима вооруженным путем.

Последние русские отряды, хрипло ругаясь в Лебедя, в душу и в мать, покидают бесплодно политую кровью товарищей Чечню. А 67 % наших «опрошенных» поддерживают вывод войск. «Опрошенным» обывателям втайне хочется каждому по чечену на квартиру, они и жен отдадут, как отдают территории. Лишь бы не били, не трогали.

Пухлые, мягкие, молочные русские против твердых щетинистых чеченов.

А чечены к выборам готовятся. Вот будет затрещина России, если выберут президентом господина Басаева. Для полного счастья нужно будет послом РФ туда непременно женщину из Буденновска назначить, что в той больнице побывала. Цветы, улыбки, верительные грамоты; стакан крови, стакан нефти — подарки от Черномырдина. А меня до головной боли заботит, почему русская Алла жила с Дудаевым? Не в этом ли отгадка слабости?

Настоящими героями последних месяцев стали восемьдесят тверских пенсионеров. Они блокировали 6 декабря железную дорогу Москва — СПб у Твери. Остановили два пассажирских поезда и несколько электричек. Прокуратора возбудила против бравых старых ребят и девочек уголовное дело. Им грозит срок до пяти лет. Россия, кажется, покажет всему миру странную революцию — переворот в стране совершат вооруженные пенсионеры. Молодцы, старые ребята! Единственные, кто не обосрался в нашей стране.

Эпоха клоунов

Только что с треском, достойным лучшего применения, наши убогие «элиты» отметили юбилеи посредственных юмористов Зиновия Гердта и Юрия Никулина. На юбилее Никулина присутствовал даже сам премьер Черномырдин. Говорят, он еще и жонглировал там с успехом. События никчемные, но символические, мы живем-таки в эпоху клоунов.

Помню, осенью 1995-го я увидел на презентации книги Рыжкова сидящих рядком за ресторанным столиком маршала Язова и клоуна Никулина. Они оба выглядели как старые клоуны.

В политике у нас «фашистом» подвизался не Гитлер, но Жирик, «коммунистом» служит не Ленин, но Зюганов, автор афоризма «Россия исчерпала лимит на революции». Суровым «спасителем Отечества» поработал немного, но продуктивно, наш доморощенный якобы Пиночет — господин Лебедь, устроивший Отечеству ампутацию, отрезавший от Отечества Чечню. У нас такие пустяки никого не смущают, и у Лебедя, говорят мне, есть завидное политическое будущее. Он теперь партию строит с названием, прямо противоположным тому, чем он занимается, что-то вроде «партии правды, чести и достоинства».

Народно-патриотическая оппозиция в Госдуме только что сделала возможным принятие бюджета, проголосовав за него поголовно. Факт сам по себе настолько позорный (ведь голосовавшие партийцы КПРФ пять лет кричат, что живут при «оккупационном режиме»), что даже газета «Завтра» отметила его осторожным негодованием в № 51.

Протурецкие чечены замочили шестерых иностранцев (пять из них — женщины), служащих Красного Креста, плюс две русских семьи в придачу. Человек, выдающий себя за Салмана Радуева и похожий на Майкла Джексона, выкрав пензенских милиционеров, обменивается дружескими рукопожатиями с человеком, призывавшим Коржакова убить своего соперника — банкира Гусинского. Жириновский снимается в фильме Комиссарова в роли милиционера и выглядит крайне убедительно. И т. п. Кошмары и галлюцинации.

От лицезрения всех этих «политиков» (все время ведь понимаешь, что они — не они, что подставные люди) сама собою напрашивается в воображении такая новогодняя сказка-желание:

Виктор Степанович остался в родной станице Черный Отрог и, следуя папе-трактористу машинно-тракторной станции, вкалывает на комбайне, а по выходным развлекает домашних жонглированием яблок и плохой игрой на баяне. Жирик выбрал карьеру в ГАИ, и смачнее, остроумнее и коррумпированнее не найдешь мента в Москве и Московской области. Чтобы послушать его брань, автомобилисты приезжают из других областей. Чечены все остались у Назарбаева в Казахстане и воюют на зонах и в тюрягах за лучшее место на нарах, подальше от параши. «Коммерсант» Березовский и «коммерсант» Гусинский, осужденные за общее экономическое преступление, ссорятся, сидя на одних нарах, а вертухай Коржаков наблюдает за ними в «глазок». Лебедь Александр Иванович в валенках с галошами и с пустой кобурой у пояса грозно стоит в тулупе у проходной предприятия ВПК, служит в ВОХРе. Борис Николаевич — сильно пьющий слесарь-сантехник РЭУ — все же уважаем жильцами 38-го микрорайона г. Свердловска, за стать и опухшую физию он получил кличку Президент.

К несчастью для России, в период смуты все эти персонажи покинули место своего обитания и занялись не своими делами. С твоей помощью, обыватель. Это ты избрал их по всей форме. Ты достоин своего парнокопытного правительства.

С Новым годом, граждане!

Поумнейте, пожалуйста, в 1997 г. Самим же легче жить станет.

Ответы вождя на вопросы рабочего

На вопросы Сергея Никифоровича Гавзова, г. Северодвинск, отвечает Э.Лимонов.

1

— Правительство проводит политику геноцида, истребления собственного народа. Как вы полагаете, почему в стране нет политического террора? Советский народ утратил инстинкт самосохранения?


— Сергей Никифорович, народ никогда террором не занимался. Террором занимаются политические, этнические или религиозные организации, и только тогда, когда исчерпаны все легальные методы борьбы. Народ же может выплеснуть свои эмоции в мгновенных, скажем, хлебных бунтах, погромив магазины. У нас еще нет террора, так как еще есть легальные возможности для политической деятельности. Правда, их все меньше и меньше, и если так пойдет дальше, мы таки придем к террору. Советский же народ, вы видите, рассыпался и продолжает рассыпаться. Есть русский народ, но ни одна политическая организация его еще не представляет, это слепой колосс. Вот у русского народа есть инстинкт самосохранения, свидетельство тому и мы — Национал-большевистская партия. Нас слышат еще немногие, но все-таки услышат миллионы. Мы говорим — пора очнуться и защитить себя.

2

— Правильнее сказать, что сейчас пришла к власти буржуазия, а не бояре, как вы говорите. Буржуазия и капитал не имеют национальных границ. Это новый нарождающийся класс в России. В связи с этим в свое время (а оно похоже на нынешнее) Ленин не пошел националистическим путем. Враг — буржуазия, а не братья — украинцы, белорусы, чечены, т. е. враг — националистические буржуазные правительства. Воевать можно бесконечно.


— А вы поглядите внимательнее, кто наша крупная буржуазия? В.С.Черномырдин, его семья владеет контрольным пакетом акций «Газпрома», он кто? Он чиновник, бывший министр газовой промышленности, то есть боярин. А кто такой Рем Вяхирев, председатель правления РАО «Газпром»? Бывший первый заместитель министра газовой промышленности. А господин Алекперов, президент АО «Нефтяная компания «ЛУКойл» был кем? Он был первым замом министра нефтяной промышленности. Так что «новый и нарождающийся» — на самом деле есть старый класс крупных чиновников, лишь переквалифицировавшихся во владельцев. Но это те же бояре, классовой демократической революции у нас не произошло. Они лишь захватили еще и собственность.

Теперь о братьях. Ну какие же нам чечены — братья? Злейшие враги. До того как мы пришли их воевать, они терроризировали Россию изнутри, а в Чечне просто вырезали русских. Какие ж, вопреки очевидному, братья они нам?! Ленина тут примазывать ни к чему. Государства и нации поддаются принуждению меньшинства. Даже если большинство хорватов (мы не знаем, так ли это) и питали братские чувства к сербам, г-н Туджман с компанией покончил с этим братством. Мы, русские, не выбираем себе врагов, но Украина хочет в НАТО, и братьев таки разведут, вопреки нашему желанию, по разные стороны линии фронта. В свое время философ Ален де Бенуа доказывал мне, что германцы — натуральные союзники русских. Я согласен, и мне германцы нравятся, но что делать, если Германия в Западном лагере и, более того, явно предпочитает Украину России. Насильно братом не будешь.

3.

— Имеете ли вы отношение к Савенко, непосредственно связанному с декабристом Пестелем?


— К стыду моему, не знаю. Плохо знаю свою родословную.

4

— Поддерживаете ли вы отношения с РКРП и лично с Анпиловым? Приедет ли он в наш город — «в наш недостойный материк, населенный бабами, мужиками и всяким плебейским элементом»?


— Поддерживаем отношения. Анпилов был первым и чуть ли не единственным из известных политиков, позвонившим мне после нападения на меня и выразившим поддержку. К сожалению, совместный лево-правый радикальный блок на выборах в депутаты у нас не получился. Виктор Иванович долго питал иллюзии и по поводу КПРФ, и по поводу своих союзников — левых коммунистов, пока они его не вычистили из своих рядов. Меня они (Крючков, Пригарин и пр.) также крайне недолюбливают. Вашей цитаты о материке не понял, откуда она?..

5

— Люди терпят свое бедственное положение, не получая зарплаты месяцами, годами, боясь увольнений. Сводят счеты с жизнью. Что вы предлагаете в плане действия, как организоваться, как разбудить, объединить людей?


— То, что сводят счеты с жизнью, — крайне прискорбно, но, честно говоря, сочувствия такие люди у меня не вызывают. Лучше бы пошли и губернатора замочили или кто там повыше? Тех нужно заставить страдать, кто виновен. А дурак и раб убивает себя и еще семью оставляет без кормильца, детей без отца.

Объединить, вначале разбудив, целый народ невозможно. Большинство будет всегда спать и голосовать за мерзавцев, на которых клейма негде ставить. Нужно создать организацию — партию для борьбы со злом. В вашем городе есть ячейка НБП, идите к ним. Вот что я «предлагаю в плане действия».

6

— Кто сегодня определяет политику в России: МВФ, Вашингтон, страны «семерки»?


— Похоже, что МВФ. Стоило им пожаловаться на плохой сбор налогов в России и перекрыть поступление очередного «транша» кредитов, как Ельцин ужесточил налоговое обложение. Но кто бы ни был, определяем сегодня политику в России не мы (хозяева), но они (чужие).

7

— Не ввести ли в России карточки на хлеб, ведь в Северодвинске был случай людоедства?


— Людоедами становятся не от того, что хлеба нет, по другим — болезненным, патологическим причинам. Введение же карточек в стране, где существуют сотни коммерческих банков, — это поощрение существующей супернесправедливой социальной системы. Нужно перераспределить богатства.

8

— На северодвинской городской свалке, как я сегодня случайно узнал из разговора с одним шофером, живут уже сотни людей (лет десять назад их были единицы). Не хотели бы вы взглянуть своими глазами?


— Меня свалками не удивишь. Я голодал в Москве в 1967–1970 годах, был безработным в Нью-Йорке в конце 70-х и начинающим писателем собирал пищевые отбросы в Париже в начале 80-х. Ельцина зовите на вашу свалку. Пусть глядит, до чего страну довел. Гарант х..в.

9

— Город приходит в мерзость запустения, есть много тем для репортажей: рушатся недостроенные дома, ликвидируются предприятия. Безработица, нищета, а большинство одобряет такую политику (голосует за Ельцина). Что делать? «Умом Россию не понять…»!


— Большинство никогда не бывает право. Дело в том, что большинство состоит из очень средних, а то и ниже среднего развитых людей. Почему же их мнение в сложении должно дать нечто умное? Вот и дает глупость. Важно мнение мудрых людей. А таковых всегда крайне мало. Вы думаете, вам подсунули всеобщее избирательное право и волю большинства, потому что это нечто ценное? Золото вам не раздают ведь.

10

— Какова ваша социальная база, кто за вами стоит: приобретатели, коммерсанты, кто?


— У вас в Северодвинске в Национал-большевистской партии состоят молодые инженеры и студенты. Вот они и стоят за. Коммерсантов отпугивает пока наша ориентация на социальную справедливость. Мальчики-банкирчики — это у Жириновского. НБП независима ни от кого и, как следствие, крайне бедна.

11

— Зачем изобретать «лимонизм», если у нас есть ленинизм? Извиняюсь за каламбур.


— Вневременных и абсолютных систем и рецептов нет. Потому Ленин сегодня вел бы себя в политике иначе. И Гитлер сегодня вел бы себя иначе. Их политическая гениальность состояла в точной координации их идей во времени и пространстве.

12

— Кто ваши любимые философы, поэты, писатели, герои, литературные персонажи, деятели и политики прошлого?


— Политики: Ленин, Муссолини, Гитлер, Наполеон, Бакунин. Писатели: Мисима, Пазолини, Селин, маркиз де Сад, Оскар Уайльд, Константин Леонтьев.

13

— Ваш режим дня.


— Встаю в восемь. За столом в восемь тридцать. Позднее, в зависимости от имеющихся дел, отправляюсь по делам. В метро. Принимаю в редакции и в штабе по понедельникам и средам. С удовольствием езжу по регионам. К сожалению, после нападения передвигаюсь только с телохранителем. Вечером обедаю с девочкой — женой.

14

— НБП — национал-буржуазная партия?


— Вижу, что вам о нас очень мало известно. Мы — национал-социалистическая партия.

15

— Любимые газеты, книги.


— Книги, которые я хотел прочесть, мне пришлось написать самому. Газету, которую можно было бы любить, я не встретил, все существовавшие до «Лимонки» устраивали меня лишь частично. Поэтому пришлось вызвать к жизни «Лимонку». Есть еще одна книга, которую страстно хотелось бы написать, но не ручкой на бумаге и не при помощи пишущей машинки, а действиями и кровью на улицах России. Книга называется «Вооруженное восстание, перешедшее в Национальную революцию».

Новогоднее обращение вождя к членам НБП и сочувствующим

Партайгеноссе, товарищи по партии, друзья!

Начался новый, 1997 год. Как и предыдущие, он станет для партии годом героической борьбы и неустанного труда по строительству партии, по созданию ее скелета. Труд это тяжелый, порой монотонный, я всегда сравниваю его со сгребанием в кучу сухого песка, когда тотчас рассыпаются собранные вместе песчинки. Но затем каким-то чудом и неустанным трудом они все же накрепко и навечно цементируются вместе. Мы будем сгребать людей. У нас хватит терпения. Менее чем за два года из небытия, без средств, без всякой помощи мы создали Национал-большевистскую партию. Сегодня она есть в нескольких десятках городов и городков России. Есть живые молодые парни и девушки в мертвой окружающей среде, в руинах советской империи.

Лозунг для 1997 г.: Ищите себе подобных живых среди ходячих мертвецов. Тащите живых в Великую Банду — НБП. Тащите их в нашу Новую Церковь НБП, в нашу религию НБП. Нужно, чтобы во всех городах, городках и селах России появились группы молодежи, ячейки НБП — члены Великой Семьи НБП. Организовывайтесь! Придет время X, и вы станете хозяевами России. Кто был ничем, тот станет всем, в своем городе или поселке, в России. Ваши группы сместят власть имущих жирных чиновников-свиней, прожженных мерзавцев повсюду. Потому ищите живых, обращайте их в нашу веру.

Организация, группа людей, объединенная единой идеей, единой волей, и есть первая цель. Став в строй НБП, вы становитесь сильны так же, как сильна и многочисленна партия. Никакой университет не сделает Вас сильными, но партия сделает.

Пусть вас вдохновляют исторические примеры: история партии большевиков, история итальянских фашистов, германских национал-социалистов. Они — смогли, сможем и мы. Они подавили свое время, подчинили его себе. Сможем и мы. Первая задача — организоваться, создать мощную, огромную, общероссийскую организацию. Затем мы бросимся на завоевание власти. Вначале в России, потом — везде.

Пусть вас не смущает убогость первых ваших шагов в политике. Героизм и рождается от резкого контраста убогого настоящего с Великим Будущим. В партию нужно верить, в Великое Будущее партии нужно верить, как в Бога, бездумно и не оспаривая. Запомните: каждый из вас станет настолько великим героем, насколько осмелится стать. Обыватель преследует свои мечты о теплых тараканьих углах, квартирке, дачке, герой должен идти в НБП.

Да, разочарованные неуспехом октября 1993 г., массы более не бурлят на улицах. Но причины революционной ситуации, создавшейся в России к 1991 г., не устранены, они никуда не исчезли. Более того, количество бед и несчастий увеличилось, и вслед за чеченской трагедией на горизонте сгустились тучи еще более зловещих трагедий. Верить в то, что проблемы России могут быть решены парламентским трепом, вмешательством рыхлых Селезневых да Лукьяновых или очеловечиванием, «обрусением» власти, могут только олухи. Ни проныра Жириновский, ни дубина Лебедь не смогут и на миллиметр поднять упавшую в бессилии нашу Родину. Даже один Лимонов не сможет этого сделать. России нужна партия молодежи, которая, одевшись в рубашки любого резкого цвета, мощно возьмет власть в свои руки на местах, вдохнет энергию в целое поколение молодежи, заставит, встряхнет, расстреляет тех, кто будет мешать.

Клинический больной парадокс: мы живем в эпоху войн и революций, а у власти у нас — сытые хари несолдат и нереволюционеров. Вот почему Россия повергнута и побеждена. НБП, революционная партия, должна исправить положение — добиться власти.

Мы участвуем в выборах всех уровней и будем участвовать в них в 1997 г., хотя и не верим в способность нашего избирателя сделать трезвый выбор. Более того, мы верим, что выборами Россия не отделается, от революции не отвертится. Мы хотим Революции. Мы хотим передела собственности. Это будет борьба не на жизнь, а на смерть. И мы ее не боимся.

Мы смело глядим в 1997 год. Однако нужно создаваться, созидать партию быстрее. Если бы мы существовали и имели мощную организацию в октябре 1993 года, то в обстановке всеобщей растерянности у нас была бы реальная возможность взять власть. Потому быстрее, не уподобляйтесь чеховским героям-уродам, которые никак не решатся поехать в Москву. В НБП, и немедленно!

И еще. Слишком пылких следует предостеречь, чтобы не ожидали ежедневных героических будней: есть в партийной жизни и монотонность, это надо принять как необходимую часть борьбы. Но мы промаршируем по Красной и Манежной площадям огромными колоннами, все равно победим! С Новым вас, 1997 годом! Россия — все, остальное — ничто!

Все ждут смерти президента

Президент опять болен. Это не новость — все знают. Якобы воспаление легких. Конфиденциальные источники в администрации утверждают, что после операции у президента появилась вода в легких. И что это очень мрачно. Между тем происходят интенсивные закулисные консультации и встречи думских фракций на предмет того, кто будет премьером в следующие три месяца после предполагаемой кончины президента!!!

Ведь по конституции до новых выборов президентская власть должна перейти к Черномырдину, следовательно, место освободится. Лебедь, рябой и злобно ухмыляющийся, таскает свою люмпен-физиономию по западным городам и весям. По ночам ему, конечно же, снится мертвый президент. «Самозванцев нам не надо, командиром буду я», — продекламировал он недавно по НТВ. Съесть-то он, конечно, съест, но вот даст ему избиратель или нет, это еще вопрос. Многие у нас почти дошли до власти (один из них — Жирик), но «почти» не считается.

Все ждут смерти президента. А он глядишь да и выздоровеет. Он же из Бутки, а там идол остяцкий на том месте стоял, капище языческое было на месте деревни Бутки. Так что он все может выкинуть — президент. (И ведь похож на остяка.)

Национал-большевистская партия не строит свою стратегию на болезни Ельцина или кого-либо другого. Мы спокойно формируем партию, создаем ее и доживем очень скоро до момента, когда растерянное общество в ужасе от тех, кого оно навыбирало, остановит наконец свое внимание на нас и заорет: «Караул! Помогите! Кто-нибудь!» И мы спокойно и достойно скажем: «Есть такая партия! Единственная умная сила в стране».

Погиб Жан-Эдерн Аллиер

12 января с.г. во французском курортном городке Довиль погиб в результате несчастного случая знаменитый французский писатель, полемист, главный редактор газеты «L'ldiot International», мой друг Жан-Эдерн Аллиер. Несчастливое стечение обстоятельств (он, полуслепой, сел почему-то на велосипед, упал, ударился головой о бордюрный камень) оборвало жизнь аристократа, бонвивана, генеральского сына Enfant terrible, вечно неспокойного, «возбуждающегося» и возбуждавшего Францию все последние десятилетия.

Он всегда был великолепен. И когда в 1968 году маоистом разъезжал в красном открытом «Феррари», раздавал революционные листовки парижским студентам, и когда принимал гостей в родовом холодном замке в Бретани — холодном потому, что не на что было вставить стекла в гигантские окна, а деньги на еду гостям он занимал у своей служанки Луизы. Великолепен, когда бросал вызов мертвой Франции, издавая самую живую и талантливую французскую газету, еженедельник «L'ldiot», основанную им вместе с Жан-Полем Сартром и Симоном де Бовуаром и в каковой я имел честь быть членом редколлегии. Фанфан Тюльпан, Сирано де Бержерак, Д'Артаньян — все эти лучшие французские типажи были ярко видны и соединились в характере Жан-Эдерна.

Его первая книга вышла в 1963 г., последняя «Les puissances du mal»,[3] документально повествующая о том, как последний президент Миттеран отдал распоряжение убить Аллиера и что из этого вышло, — в сентябре 1996 г.

Я прощаюсь с тобой, старый друг! Мы будем тебя помнить всегда: остроумного, хлесткого, элегантного, окруженного девочками и друзьями.


Эдуард Лимонов,

редакция «Лимонки»

Совдеп вернулся

Президентом чеченов стал Масхадов. Ельцину стукнуло 66 лет. В Думе Комитет по геополитике собрался издавать книгу по материалам семинара «Русская идея на языке законов России». Попросили меня написать предисловие. Я написал. Спикер Селезнев возмутился: «Почему предисловие к думской публикации написал Лимонов? Или книга, или его предисловие. Выбирайте». Выходит книга без предисловия. Там есть небывалый в истории документ «Заявление о правах русского народа на самоопределение, суверенитет и воссоединение в едином государстве». На самом деле это декларация прав русского народа. Я участвовал в ее создании, хочет этого Селезнев или нет.

Стоячее болото «политики» вновь затянуло гнилью — длится похабное царствование чиновников. Умеренная оппозиция сподобилась так сблизиться и переплестись с властью, что они выглядят, как сношающиеся спруты или кальмары — не поймешь, где чья часть: НДР или КПРФ.

Умеренные говнюки, что же вы загубили нам «оппозицию», как «демократы» загубили «демократию»? Все, чего касается чиновник, — умирает, гниет, обречено на гибель.

«Совдеп» вернулся в новой постыдной форме колониальной и зависимой Российской Федерации во главе с больным президентом и бандой проходимцев и прощелыг. В этом номере помещаем репортажи из Волгограда, Астрахани и Заполярья — судите сами, как живет Россия и кто сел на вас своими жопами.

От чиновников нужно избавляться. Лучше всего их похоронить. Во всю историю России железные цари и большевистские цезари вынуждены были вырезать жирную номенклатуру: бояр, старых большевиков. Сейчас у нас подобный исторический кризис: чиновников следует вырезать, повесить на фонарях, заморозить в Воркуте — иначе они сожрут Россию с потрохами.

НБП перерегистрирована как межрегиональная организация. Партия присутствует уже в шестнадцати регионах России. Если вы добавите свои силы и энергию к нашим силам и энергии — региональных организаций будет больше и мы завоюем Россию. Я никогда вас не обману — я фанатичный и честный лидер. Раз в сто лет встречаются и такие.

Русские души

Избиратели Тулы сделали своим депутатом профессионального открывателя дверей автомобиля Ельцина — охранника Коржакова. Избиратели Тулы доказали, что они ничему не научились на опыте многочисленных выборов с 1989 г., остались примитивным, полукрестьянским дурковатым народцем с видимой тенденцией к мазохизму. Все это выглядит, как если бы зэки избрали вертухая своим депутатом. За избранием Коржакова мрачно вырисовывается в перспективе всенародное избрание самого неприятного человека в России — Лебедя. А женщину, чистящую Ельцину нужник, если ее поддержит Лебедь, выберут на очередных довыборах в депутаты или губернаторы. Я уверен. При деятельном участии широких народных масс успешно отстраивается Россия Салтыкова-Щедрина и Гоголя: тупых губернаторов, похабных генералов, продажных «статских» секретарей.

Президент болеет уже в открытую, и, как в Византийской империи, окружение дряхлого императора тянет всяк на себя одеяло власти: западник Чубайс с дочерью императора Татьяной пока одолевают. Далеко на востоке империи, на Памире, горный полевой командир Садиров взял заложников-журналистов и тотчас стал известен во всем мире. Малопонятно, чего он хочет. Может быть — только известности и чтоб показали по ящику. В высоких памирских горах скучно зимой. Нехорошую моду брать заложников можно прекратить следующим образом. Согласно разведданным, высаживаются вертолетные десанты в кишлаках, где обитают родственники горного джигита и его лейтенантов, и все они берутся в заложники: око за око, член за член — как положено в Азии. Посылается ультиматум, и если по истечении установленного срока наши заложники не освобождаются, то отстреливается папа джигита. Если бездыханный труп седого аксакала не действует на воображение сына, дальше идут мама, сестра — в любом порядке. Такой язык в Азии понимают. И если не с первого, то со второго, с третьего раза нехорошая мода брать заложников пройдет.

Теперь о наших читателях. Некоторые читатели газеты «Лимонка» очень любят давать советы и порицать нас. Этому не понравился материал о ясновидящих, и вот он разразился укоряющим письмом на восемь страниц, эти гордые юноши не поняли рассказа «Ностальгия» о советских контролерах в общественном транспорте, казакам не нравится цвет знамени НБП, этим — мат, этим — ошибки и т. д., и т. п. На все на это отвечаю: как вам не совестно ныть! Газета абсолютно независимая, и потому мы еле сводим концы с концами. У нас непропорционально огромный долг Москомимуществу — 55 миллионов за аренду помещения-бункера с тараканами, а вы со своими бездельными претензиями. Лучше бы помогли единственной свободной газете выжить. Уже в апреле мы можем оказаться на улице, а вы бубните свое гундосое недовольство. И на всю Россию ни одного щедрого человека; ни одного, кто бы, не гундося, дал газете денег, сделал жест. Где ваши прославленные русские души и готовность якобы отдать последнюю рубашку? Где сумасброды-бандиты, где «новый русский» или старый русский, кто не на дурную «мерседесину» и не на девку бы кинул денег, а сделал бы жест! Я уже не могу слышать о русской душе, мне хочется ругаться и ругаться. Да я среди американцев и среди евреев встречал людей щедрее и безумнее. Пусть вам будет стыдно, жадные русские души!

Дранг нах остен

Делегация НБП в составе: я и Т.Рабко — совершила поход на Восток. 19 февраля мы сели в поезд, уходящий в Нижний Новгород, а 28 февраля сошли в Москве, на Казанском вокзале, вернувшись из Екатеринбурга. Посетили четыре города: Дзержинск, Нижний Новгород, Арзамас и Екатеринбург.

Цель: пропаганда и агитация масс в упомянутых населенных пунктах, инспекция нижегородской и екатеринбургской парторганизаций НБП.

С пропагандой и агитацией справились на все сто процентов. Я выступил перед студентами политеха в Дзержинске (актовый зал в педагогическом институте, несмотря на дикий холод, в зале 500 человек), Арзамасе (600 человек, в субботний день), пресс-конференция в Нижнем Новгороде в газете «Нижегородская правда» (вся пресса и все телевидение Нижегородской области), встреча с общественностью в Уральском государственном университете в Екатеринбурге (800 мест, до отказа). Всего за поездку нас снимали 22 телекамеры, было сделано неучтенное количество радио- и газетных интервью. Были и ложки дегтя. По меньшей мере две, и обе в Екатеринбурге. 26 февраля мы намеревались провести расширенное собрание ячейки НБП в стенах Уральского политехнического института. Зав. кафедрой, доктор философских наук С.Н.Некрасов предоставил нам помещение, но, когда мы явились туда, перепуганные власти института, мобилизовав охрану, удалили нас под диким предлогом, что якобы зав. кафедрой не вовремя представил список участников. Руководил операцией по выдворению из святая святых (там учились сам Ельцин и сам Рыжков) один из проректоров. Ректор, как водится, спрятался. Все это снимало телевидение. Проректор угрожал дубинками охраны. Так они не хотели, чтобы НБП и Лимонов изнасиловали alma mater Ельцина — президента всея Руси без Чечни. Второй ложкой дегтя оказался телемонтаж (вечером того же дня) одного из телеканалов. На мое выступление в Уральском госуниверситете (политические высказывания) голос диктора наложил несколько цитат из моих романов. Дискредитация политического деятеля сделана явно по заказу не то местных властей, не то властей из Москвы. За такие вещи или нанимают киллера, или подают в суд. Мы выбрали второе. Следует отметить, что если на политические выступления Ельцина или Лебедя наложить их интимные фразы в постели, то эффект будет не хуже. Но толпе же этого не объяснишь. Короче, скандал. Самый крупный в Екатеринбурге после 1918-го — расстрела царской семьи.

Лидер молодой пока еще организации НБП в Нижнем Новгороде Владислав Аксенов — взрослый, высокий, отличный мужик, ему чуть за сороковник. Строил метро в Армении, работал на Метрострое, в газете. Лидер екатеринбургских нацболов Дмитрий Волков самый высокий и красивый парень во всех шестнадцати организациях партии по России. Оба гауляйтера (назовем их с вызовом гауляйтерами) справились с задачей отлично. Организовали приезд как надо. Спасибо им. Так держать. Больше энергии.

Подсчитав все позитивы и негативы поездки, пришли к выводу, что успешно взорвали два региона, две крупнейшие области страны. Наши скудные партийные финансы не позволяют колесить без зазрения совести (мы не депутаты, вот г-н Строев летает каждую пятницу в Орел на спецсамолете один, а в понедельник утром летит в Москву. Г-н Строев, глава федераций — отец жены Зюганова).

Помимо сказанного мы провели множество интересных встреч, видели место взрыва в Арзамасе, побывали на границе Европы и Азии, видели кладбище свердловских авторитетов, поддержали сидящего в тюрьме Андрея Клементьева против губернатора Нижнего — Немцова и т. д. и т. п. Главное: об НБП сейчас говорят и спорят в четырех городах России. И каких!

Отравленные трупным ядом

В Албании восставшие «вкладчики», а затем и весь активный народ захватили военные склады (в их руках даже танки) и с успехом захватывают страну. Отрадные сердцу картины можно увидеть по ящику. Закономерно, что президент Сали Бериша и лидеры всех политических партий обратились к НАТО и ООН с просьбой о военном вмешательстве. Если у нас народ восстанет, вся наша политическая сволота тоже призовет НАТО на Русь. (Народно-патриотическая сволочь не останется в стороне. Эти боятся восставшего народа больше, чем власть. Мы видели в октябре 1993 г.)

В России — новое правительство тех же сукиных сынов. Прожженный премьер, на котором клейма негде ставить (мы помним беседу с Басаевым и украденные семьей Черномырдиных богатства «Газпрома»), «маршал» Шапошников, оставивший в свое время в Чечне мегатонны оружия, затем убивавшего наших солдат, карлики-министры. То, что опять вернули такого, как Шапошников, свидетельствует о том, что у режима нет людей и просто тасуются карты в колоде. Состав кабинета не важен. Может быть любой список фамилий. От них ничего не зависит.

27 марта будут выражать свой «протест» профсоюзы. «Независимые» или нет, они, конечно, тихо пройдут по улицам России, и главное внимание и силы будут уделены тому, чтобы «не поддаваться на провокации». Выявлять «провокаторов» и сдавать их властям. На самом деле и профсоюзы — такие же власти и начальники, как и «власть», такие же бывшие капээсэсники и комсомольские начальники. Трупный яд этой буржуазной уже с 1953 г. партии лакеев и приспособленцев отравил нашу страну. Когда я вернулся в Россию в 1992-м, мне не было это ясно. Сегодня — никаких сомнений. Трупный яд. Чтобы, вопреки желанию профсоюзных боссов, не случился «албанский вариант», уже с 15 марта тотально мобилизованы вся милиция и весь ОМОН. Отремонтированы и поставлены на колеса транспортные средства. Если, следуя «провокаторам», обещанные четыре миллиона протестующих взбунтуются, что будет с транспортными средствами и органами правопорядка? 3 октября 1993 г. я прошел с восставшими по маршруту Крымский мост — Садовое кольцо — Смоленская площадь — Дом Советов. Вся дорога была усеяна фуражками и касками «органов». Менты — тоже люди, и тоже плохо оплачиваемые. Чего им себя подставлять? Их работа — за преступниками гоняться, а не народ пасти.

Вероятнее всего, послушные и хмурые граждане пройдут 27-го и пойдут пить. Завивать горе веревочкой. На них (они не горячие и дикие албанцы, но «цивилизованные») — надежды мало. Тяжкая задача гражданской войны все равно падет на наши плечи. Будьте готовы.

Не известная никому организация — Национальный инвестиционно-промышленный центр — купила «права» на «долг» за коммунальные услуги в нашем бункере. Нам грозят выселением и опечаткой помещения. Если такое случится, читатель; мы потребуем от тебя прийти и вместе с нами защитить редакцию единственной свободной газеты России. Следите за событиями.

Призрак бродит по России

Ожидаемые 27 марта беспорядки не состоялись. Как я и предсказывал, тихие профсоюзники мирно прошли по улицам городов России, вполуха прослушали ораторов и разошлись. Согласно сведениям МВД, миллион 800 тысяч человек вышли на улицы по всей стране. Профсоюзы утверждают, что четыре миллиона, а Шмаков говорит — 21! Как бы там ни было, двадцать человек с железными прутьями могли наделать больше ущерба, чем все эти тихие миллионы. С профсоюзами все ясно. У них не стоит. Они — импотенты. Надо забыть о профсоюзах так же, как о православной церкви или о КПРФ. Это не бойцы, это послушные обыватели.

Интересно, что правительство действительно боялось. В Москве, вопреки инструкции о проведении массовых уличных мероприятий, сотрудники милиции были вооружены даже автоматами. Был страх. Был. Правительство, судя по всему, панически боится массового восстания и верит в него.

СМИ стали активно вякать о национализме и приглашать нас. Я и депутат ЛДПР Кузнецов появились в программе РЕН-ТВ «Национальный интерес», Дугин и я в пресс-клубе на тему «Национальная идея». Что бы это значило? А очень просто. Наконец всем окончательно стало ясно, что демократия обанкротилась и общество присматривается к национализму. Власть имущие, конечно, хотят его украсть, увести, присвоить, а рабы-лоцманы — тележурналисты посланы вперед на разведку. Хрена лысого вам, мы вам наш национализм не отдадим.

Чиновникам глубоко наплевать на идеологию. Они с любой будут жить, лишь бы жопа в кресле осталась.

Сейчас повсюду говорят о защите русского производителя. Одумались, остолопы! Когда 9 мая 1993 г. я вел своих бритых ребят по Тверской и мы кричали «Рубль — да, доллар — нет!», на нас глядели, как на опасных дикарей. Тогда же мы выпустили плакат «Поддержите русского производителя — бойкотируйте иностранные товары!». Сейчас министры рассуждают об этом. Но кто больше годится для управления государством — Лимонов, который первый выдвигал эти лозунги и давно, или несообразительные чиновники? Три года мы кричим, что следует запретить аборты, опустить железный экономический занавес, ввести институт шерифства для борьбы с преступностью. Мы выдвинули массу дельных, умных предложений. Но всегда находится какой-нибудь узколобый вор вроде Лебедя, который стибрит наше и будет выдавать за свое.

Так что в воздухе запахло национализмом. Призрак бродит по России, и этого уже не отрицает никто. Молите Бога, чтобы это был умный, мощный и современный национализм Лимонова, а не зомби с лицом Лебедя.

Володя Бондаренко в газете «Завтра» (очевидно, повторяя Проханова или споря с самим собой) написал, что никогда, мол, Лимонову не быть лидером крупной партии с его книгами и с теми сценами, которые в этих книгах есть. Володя Бондаренко, я уже опроверг в моей жизни немало азбучных истин. И твою тоже опровергну. Я уже лидер значительной партии. Я ж не на роль Зюганова претендую. НБП — революционная, храбрая партия экстремистов. Понятие «аморалки» для нас не существует. Пророки и вожди сделаны из другого теста, чем Зюгановы, Рыбкины и Селезневы. Из кипучего божественного материала. Володя, убей в себе Володю Бондаренко и тогда поймешь.

Первая половина апреля

5 апреля под дождем и в холоде НБП провела День нации. В общей сложности присутствовали 700–800 человек, кто-то уходил, вливались новые. По вине крайне несговорчивого и прямо враждебного майора милиции грузовик с усилителями пришлось от памятника Кириллу и Мефодию убрать. Так что не прозвучал марш НБП, написанный накануне композитором Николаем Кропаловым. Очень жаль, мощный марш. Но еще услышите.

Вывести сегодня на улицу под политические лозунги 800 человек исключительно молодежи может только НБП. Ни одна крайне правая националистическая или крайне левая группировка столько не выведет. Заметна была, в сравнении с прошлым Днем нации в 1996 г., почти глобальная сплоченная дружественность собравшихся. НБП намерена выйти на улицы 9 мая и собрать свою колонну численностью не менее тысячи человек. Готовьтесь, все желающие и нежелающие обязаны быть. Престиж партии зависит от того, сколько людей она может вывести на улицу. Если нас слушается тысяча молодежи, нас будут уважать и бояться. Когда НБП сможет выводить на улицу десять тысяч — будет ясно, что мы на финишной прямой к власти.

В стране идут пустые дебаты по поводу Лукашенко и присоединения Белоруссии. Замечу, что присоединяют страну Лукашенко к России Ельцина. Мы с вами оказываемся тут ни при чем. Конечно, Лукашенко лучше, чем прозападный Белорусский народный фронт, и присоединение пусть и в бумажной, ни к чему не обязывающей форме, лучше, чем незалежна Беларусь в составе НАТО. Однако наша цель — тотальное Русское государство с климатом дисциплины, порядка, повиновения и трудолюбия. Наша цель — отстранение от власти навсегда капээсэсовской чиновничьей клики. Наша с вами цель — установить в России власть русских молодых людей в рубашках черного или какого угодно иного цвета. А председателя советского колхоза Лукашенко нам мало. И не такой Лукашенко, подручный Ельцина, нам нужен.

Среди знаменательных событий апреля следует отметить смелое новшество в социальной борьбе: шахтеры Анжеро-Сунженска в Кузбассе блокировали Транссибирскую магистраль. Ущерб оценивается в десятки миллиардов рублей. Это — ужесточение борьбы. Это шаг в верном направлении. Но нужно требовать не только зарплату, но и тотального перераспределения богатств в стране. Нужно требовать денационализации преступно приватизированных предприятий энергетической, сырьевой и военной промышленности.

Президент зачастил в радиоэфир. В телеэфир внешний вид не позволяет, но «в радио, — сказали референты, — следует все время отмечаться, страна будет знать, что вы живы, Борис Николаевич». 10 апреля президент пообещал, что «воровать и брать взятки станет страшно». Ой ли, Борис Николаевич, во вверенной вам избирателями стране лишь Петр I да большевики умели вывести азиатский обычай давать «бакшиш» чиновникам. Первый — топором, большевики же ставили к стенке. Ежедневно многие тысячи чиновников кладут взятки в карманы, а так как ваш режим — чиновничий, то он и вы обречены на взятки. По сообщениям газет, ваш премьер Черномырдин взял себе пять миллиардов долларов из капиталов «Газпрома» — воровство или самовзятка, так сказать; ваш вице-премьер Чубайс потерял где-то 116 миллионов долларов, когда был еще руководителем фонда «Российский центр приватизации». Вывести воров и взяточников может только национал-революционный режим, при котором высшей ценностью будут не доллары, а репутация аскета и пламенного революционера.

9 апреля Госдума на своем 90-м заседании, пункт 21, под председательством Селезнева отвергла первое же, робкое еще, движение в сторону появления русского народа в политическом и юридическом пространстве РФ. Было заблокировано большинством голосов предложение, внесенное депутатом Ю.П.Кузнецовым и подписанное 23 депутатами: «О создании Комиссии по реализации концепции национальной государственной политики РФ в части решения проблем русского народа». Предложение Кузнецова базировалось на наработках семинара «Нация и государство» при Комитете по вопросам геополитики Госдумы. Я среди прочих принимал активное участие в работе этого семинара.

По свидетельству очевидцев, над столом одного из российских налоговых начальников висит вырезанный из «Лимонки» № 59 плакат: Ленин и под ним скрещенные кости. «Ешь богатых!» — кричит наш плакат. Надо же… Однако никаких очень богатых налоговая служба пока еще не съела.

Кстати говоря, этот наш плакат неправильно поняли некоторые наши красные распространители и обиделись за Ленина. Товарищи, никакой обиды Ленину в том плакате нет, речь идет о Ленине как знамени в борьбе с Черномырдиными всякими, березовскими, которых нужно съесть.

Родственники президента попросят убежища в США

Зима затянулась до неприличия. Европейская Россия напоминает Колыму, где «двенадцать месяцев зима, а остальное лето». Президент опять отдыхает в Сочи, устал; Владимир Вольфович только что отпраздновал очередной день рождения очередной пьянкой. Зюганова забросали помидорами, и он озлился на детей. «Советская Россия» — моя бывшая газета — опустилась даже до того, что опубликовала телефоны малолеток-пацанов, повязанных милицией за это «преступление». За 3,5 года могущественная фракция КПРФ даже не забросала Ельцина или Черномырдина помидорами. Что ж ты, «оппозиционер» Гена, злобствуешь? Эти пацаны представляют недовольный тобой народ.

В Казахстане в первую неделю мая соберется Казачий круг. Казаки и все русское население намерены потребовать по меньшей мере автономии. Будет горячо. НБП посылает туда на помощь нашим, своим многочисленную делегацию. КПРФ не посылает. Одновременно перейдем в наступление в Питере. Появились две наши организации на Украине.

Стало беспощадно ясно, что те политические партии, группы и группки, которые ограничиваются демагогией (даже если это радикальная демагогия) и никогда так и не переходят к действиям, теряют доверие масс. На наших глазах умирают сейчас визгливые и шумные секты, подламывавшиеся годами под националистов. Обречены на упадок и деградацию умеренные монстры якобы оппозиции — КПРФ и ЛДПР теряют сторонников, ибо много болтали и НИЧЕГО не сделали.

Выбранный ими курс на сотрудничество с режимом оказался роковым для них.

В г. Пскове губернатор от ЛДПР Михайлов блокирован и ничего не может сделать, ибо центральные власти просто-напросто не дают ему финансирования. И все социальные проекты помощи неимущим и престарелым не осуществились. Судьба Михайлова — пример того, что власть в стране нужно брать ВСЮ. Рай в отдельно взятом Пскове не состоится.

Чиновники переживают свои медовые годы. Они жируют, пируют, борзеют, сатанеют — придумывают абсурдные налоги и наивно полагают, что так будет продолжаться вечно. Ох нет, ребята-чиновники. Вы редко заглядываете на оборотную сторону мира. Множество талантливых, сильных, энергичных молодых людей ненавидят вас лютой ненавистью. Пока идет процесс стягивания всех в одну силу.

Корпорации, холдинги, трейдинговые компании, шустрые банки с темными акционерами, ОМОНы, ОМЗДОНы и другие прибамбасы, конечно, выглядят внушительно. Но мы знаем, как в одночасье рассыпаются, словно карточные домики, империи. Мы это изучали в школе и видели своими глазами. А проект Национальной революции вдохновляет слишком многих, чтобы ему можно было помешать осуществиться. Пусть президент отдыхает в Сочи. Родственникам его придется просить убежища в США.

Азиатский поход НБП

28 апреля партийная делегация НБП в составе девяти человек выехала в Кокчетав для участия в Казачьем круге. 2 мая казаки должны были объявить Казачью республику Кокчетавской области. В случае противодействия казахстанских властей, сказали нам, казаки поддержат свою независимость оружием. Мы были готовы им помочь.

Нас обыскали, уже не доезжая Пензы. Второй раз — через сутки. В Кокчетаве весь перрон оказался запружен ментами. Нас окружили и задержали. В линейном отделении милиции подполковник Гарт перед четырьмя телекамерами зачитал мне постановления Генпрокуратуры Казахстана о запрещении Казачьего круга. Я подписал бумагу о том, что ознакомлен с постановлением.

В Кокчетаве мы провели трое суток, ожидая развития событий. На квартиру, где мы остановились, приходили бледные, растерянные и деморализованные казаки. Ежедневно посещал нас и майор Карибаев, официальный представитель Кокчегавского ГУВД по связям с общественностью. Следует сказать, что ни одна организация, претендующая на звание националистической или защищающей русских, не прислала своих людей в Кокчетав. Депутат Логинов якобы должен был представлять ЛДПР, но ни его, ни обещанных «двух автобусов» с элдэпээровцами не обнаружилось. Беляев из НРП (Национально-республиканская партия) тоже обещал прислать людей, но никто не приехал. Не было видно и РНЕ. Годами чешут языки наши «националисты», но их не видать, когда приходит час «X». На связь с нами вышли радикальные организаторы казачьего выступления: увы, деморализованная казачья масса не поддержала их. 4 мая в Кокчетав приехал премьер Казахстана и огласил указ Назарбаева об упразднении Кокчетавской области.

Мы приняли решение пробиваться на юг, в Таджикистан, в 201-ю мотострелковую дивизию. В плацкартном вагоне мы преодолели еще 1.700 км до Алма-Аты. В Алма-Ате нас встречали на перроне местное телевидение и спецслужбы: майор Карибаев передал нас на руки подполковнику Бектасову.

Мне удалось встретиться с представителями русского сопротивления в Алма-Ате. На квартире Нины Сидоровой 9 мая собрались представители русских организаций, входящих в избирательный блок «РЕСПУБЛИКА», а также приехал кандидат в президенты от этого блока Алдамжаров.

Позднее, на конспиративной квартире, мы встретились с приехавшим из Москвы товарищем атамана Семиреченского казачьего войска Петром Коломцом. Он был очень подавлен несостоявшимся выступлением казаков. Сказал, что, по его сведениям, казаки-радикалы перешли к действиям на Севере Казахстана, что сформирована «армия Севера». Уже вернувшись в Москву, мы узнали об аресте Петра Коломца. Мужественный и честный, он дорого платит теперь за все нерадивое казачество.

Пользуясь репутацией известного писателя, я встретился в Алма-Ате и с дочкой диктатора, с Даригой Нурсултановной Назарбаевой. Дама в черном брючном костюме, вышколенная и сдержанная, она руководит гостелекомпанией «Хабар».

Путь в Таджикистан, увы, лежит через территорию Узбекистана. Нас предупредили, что в Узбекистане «странный режим», что бывший партийный лидер Каримов после объявления независимости вызвал к себе ментов и спецслужбы и приказал перестрелять всю мафию, что и было сделано. Мы знали, что смертной казнью карают там похитителей автомобилей.

В Ташкенте мы не сделали и полсотни шагов по перрону, как нас арестовали менты. «Ага, наемники!» Капитан, оформлявший нас в отделении, по счастью, узнал меня (видел по телеящику) и посадил в поезд до Самарканда. В Самарканде, куда мы приехали рано утром, нам пришлось провести день. Но что это был за день! Только во второй половине дня нас арестовывали, задерживали, проверяли документы восемь раз! В последний раз, уже на перроне, когда мы направлялись к поезду, люди в гражданском предъявили нам абсурдное обвинение в недекларировании российских денег и отвели в здание вокзала. Только благодаря чудовищному самообладанию нам удалось выпутаться из этой истории. Все задержания и проверки чреваты провокацией. Излюбленный метод провокации: подброс наркотиков. Нас предупреждали многие люди об одном и том же: «Следите за руками. Не слушайте, что говорят, не смотрите в лицо. Следите за руками».

Мы добрались до станции Денау, предпоследней перед таджикской границей. Еще в поезде я познакомился с группой таджикских женщин и решил пересечь границу с ними. В восточном шуме, гвалте, под жарким солнцем мы втиснулись в облупленный автобус и покатили под ритмы местной музыки. Вылезли из автобуса на станции Сарыасичя. Там я рассадил ребят среди местного населения (опыт Самарканда), и мы стали ждать поезда через границу. Когда его подали, у каждого вагона был поставлен солдат с дубинкой, а в вагон влезли таможенники. Спустя полчаса начался штурм поезда. Подобные кадры возможно увидеть только в фильмах о мексиканской гражданской войне. Окровавленные, с разбитыми руками люди лезли в окна, следом бросали мешки. Мы смяли нашего солдата и первыми ворвались в вагон. Поезд тронулся. Но солдаты продолжали избивать оставшихся, не уехавших граждан. Несмотря на строгости узбекских властей, в этом месте можно пересечь границу недосмотренными.

В Душанбе везде были менты. Но эти менты не обратили на нас внимания. Местный блатной пацан помог нам добраться до гостиницы «Таджикистан». Двойной номер, оказалось, стоит у них 30 долларов. Я предложил им сдать нам два номера, но администрация горделиво отказалась. Тогда я позвонил по нескольким телефонам. Министр информации Таджикистана был на заседании. Подполковник Рамазанов, главный редактор газеты 201-й дивизии «Солдат России», оказался на месте. «Сколько вас?» — спросил он. Узнав, что девять, крякнул, но послал офицеров забрать нас.

Через десяток минут мы оказались на территории 201-й дивизии, вошли в зеленый оазис, где по периметру стояли грузовики походной типографии, палатки и вагончики солдат. Цвели розы, гроздьями висел созревший тутовник. Мы оказались в раю. Шел четырнадцатый день нашего похода на юг. Мы сели за стол. Позднее пришел начштаба дивизии полковник Крюков.

Бритоголовый, 47 лет, подполковник Рамазанов прошел Афган, он знает Восток и любит Восток. Дальнейшее наше путешествие прошло под его чутким и мудрым руководством. Благодаря ему военные отнеслись к нам с доверием, дали БТР, устроили поездки в Курган-Тюбе и оттуда на границу — в 9-ю заставу и в Халкояр. В Курган-Тюбе мы жили на территории 191-го полка, в казарме артиллерийского дивизиона и разделяли солдатскую жизнь, их будни и праздники.

И.о. командира полка подполковник Закутко, спасибо ему, всячески содействовал нам и делил с нами стол в офицерской столовой. Встретился я и с прославленным полковником Махмудом Худойбердыевым, командиром особой бригады президентской гвардии. Под террасой, где мы сидели, текла река, полковнику только что сделали успокаивающий укол. «Болят старые раны», — объяснил он. Жена Худойбердыева — славянка. Это самый настоящий советский офицер, ест щи и борщ, у него трое детей. «У меня в кабинете висит красное знамя, — сказал он. — Многим не нравится. Мы же дрались под красным флагом».

14 мая в Душанбе выстрелами в спину был застрелен майор Торлин, 26-й военнослужащий 201-й дивизии, убитый с начала года таким образом. По ночам в Душанбе стреляют. 201-я дивизия стоит неколебимым гарантом мира в районе. Слава 201-й МСД!

Вернулись мы в Москву в 5 утра 26 мая. Только на поездах преодолели 11.185.000 километров. На своей шкуре испытали жизнь в Казахстане, Узбекистане и Таджикистане. Порою пахло смертью.

Обратное путешествие тоже было тяжелым. Досмотры, таможни, даже рэкетиры (начиная от Актюбинска в Казахстане и почти до Саратова поезд Москва — Душанбе грабят). Мы вернулись, потерь нет.

В наше отсутствие питерское отделение НБП провело блистательную акцию по захвату символа революции — крейсера «Аврора». Национал-большевистская партия приобретает опыт, растет. Вырабатывает новые методы борьбы. А вот наши коллеги националисты и прочие «защитники русских», увы, опозорились. Они все более обнаруживают свою несостоятельность. Слава НБП!

Сбить температуру народа вам не удалось, он горит жаром

В субботу 14 июня, в 4:39 утра грохнул взрыв в помещении «Лимонки». Взрывное устройство было опущено в нишу окна (у нас полуподвальное помещение). Согласно первому, на месте, заключению экспертов, сила безоболочного устройства равнялась мощности 250–300 г тротила и было оно якобы снабжено часовым механизмом. Чуть позднее в субботу милицейские чины стали называть меньшее количество тротила: 150 и 100 г. Замечу, что официальное заключение экспертов должно было появиться только в понедельник. Налицо явное желание минимизировать происшедшее. Версию о 100 г радостно подхватили СМИ, им тоже хочется, чтобы взрыв был потише, а лучше бы и не было вовсе. Между тем А.Дугин своими глазами видел в первом отчете экспертов: 250–300 г. Налицо теракт, и если знать, что все сотрудники и «Лимонки», и «Арктогеи» — члены НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ПАРТИИ, то ясно становится, что совершено политическое преступление.

Второй вопрос: кто это совершил? Кто это сделал? Я лично теряюсь в догадках. У НБП и у газеты столько врагов, что это могли быть, к примеру, и казахские или узбекские спецслужбы, и наши отечественные структуры, занимающиеся политическими партиями, — те, кого пугают рост и влияние НБП. В РФ появилось столько служб безопасности, что и пальцев двух рук не хватит сосчитать. Все они, разумеется, с показным гневом отрицают, что занимаются политическим сыском, однако они им занимаются. НБП и я лично оказались первыми, по сути дела, политическими структурами, против которых применяются методы, обыкновенно применяемые в преступном мире при разборках. Ни Жириновский (даже в пору, когда у него был один охранник), ни Лебедь, ни Зюганов никогда не подвергались нападению, не говоря уже о взрыве. Налицо эскалация насилия в политике и перенос преступных методов борьбы с конкурентами в политику. Ведь это уже второе (после 18 сентября 1996 г., когда было совершено бандитское нападение на меня) преступление против НБП.

Вне сомнения, взрыв 14 июня в 4:39 не имел своей целью убийство, но это — сильное предупреждение. Что будет дальше? НБП продолжит борьбу.

«Политическая обстановка в стране стабилизировалась», — сказал недавно министр Уринсон. Это ему так хочется. Это им всем так хочется. Но тот, кто ездит по стране в электричках и плацкартных вагонах, знает, что это — нахальная ложь богатеньких, самообман тех, кто награбил и теперь радуется, что уже не отнимут. Ну, успокаивайте себя, давайте успокаивайте… Сбить температуру у народа им не удалось. Он горит жаром.

В понедельник 16 июня юридический отдел НБП (Т.Рабко и А.Федоров) с блеском выиграли процесс против «Аргументов и фактов» об оскорблении чести и достоинства. «АиФ» должен выплатить 11 миллионов.

Правда, они еще подадут кассационную жалобу.

«Когда собаке делать нечего, она яйца лижет», — гласит народная мудрость. С подачи президента наше общество занялось опять Лениным. Убирать из Мавзолея или нет? Предлагается решать на референдуме. Идиоты, Ленин не станет меньше, куда бы вы его ни переместили. Ничтожность, мелкость и гнусная зависть ко всему значительному и великому ярко демонстрируется в этом дурном занятии. Оставьте Ленина, ублюдки!

В свете всех вышеперечисленных взрывов и болезней общества сущим пустяком является то обстоятельство, что двухтомник моих рассказов «Коньяк «Наполеон»» и «Чужой в незнакомом городе» не прошел даже первого отборочного тура на присуждение Государственной премии по литературе за 1996 год. Мой двухтомник оказался, по мнению жюри, хуже, чем произведения 24 авторов, отобранных в финал. Когда я поинтересовался, кто в жюри, мне назвали фамилии: какой-то СЕВ (или СЭВ), Пьетцух, Искандер… Премию же получил, кажется, послушный Битов. Ну и хуй с вашей премией! Люди меня любят и все больше понимают. Засуньте себе в задницу ваши премии. Я выступил 21 мая, будучи в Душанбе, в Таджикистане перед студентами Славянского университета, хоть и не за тем приехал. Мне сказали, что я единственный русский писатель, добравшийся к ним за последний десяток лет. Что ж, я опять отстоял для вас честь русской литературы, жопы премиальные! Дряблые жопы интеллигенции…

Простите, читатели, ну как тут не выругаться, а?

Работники зла отдыхают, а мы — нет

История со взрывом в поезде № 24 Москва — Санкт-Петербург выглядит все более неправдоподобно. Первые сведения: то, что взрыв произошел в туалете вагона 13, что бомба была заложена в вентиляционном устройстве и только поэтому вагон не сошел с рельсов, слава богу, не случилось крушения (но зато вырвало кусок крыши вагона), так и остались первыми сведениями. Их не опровергают, но и не подтверждают. Зато появился идеальный виновный. Идеальный, потому что мертвый, идеальный, потому что дагестанец, и вот уже менты и фээсбэшники с удовольствием накинулись на эту версию. Прежде всего удивляет, с каким ожесточением общественному мнению внушают: «Теракта не было, теракта не было!» А что это, позвольте спросить? Пять убитых, развороченный вагон и 19 раненых — не теракт? «Нет, — говорят золотые головы из ФСБ, — это ехал дагестанец и на поясе (!) у него была взрывчатка. Вот только еще не знаем, случайно ли взрывчатка рванула у него на поясе или он решил покончить с собой…» 1 июля странный дагестанец, разгуливающий живой бомбой по поезду 24, превратился в сумасшедшего. Где-то рядом с Гаджи Халиловым, с тем, что от него осталось (а может быть, она тоже была прикреплена к поясу?), якобы обнаружились обрывки справки, свидетельствующей, что Халилов был психически больной. То есть вот вам, товарищи, и справка. Теперь, когда есть бумага, кто посмеет сказать, что это был теракт? Психбольной дагестанец со справкой и взрывчаткой на поясе — только и всего. Не теракт. Справка, как рояль в кустах, частично уцелела от взрыва. Чтобы доставить счастье ФСБ.

2 июля мы узнали, что личность человека, подозреваемого во взрыве, подвергается сомнению. Ибо дагестанские менты ответили на запрос, что человека с таким именем и фамилией — Гаджи Халилов — у них не значится. Не удалось найти и родственников. Тело «Халилова» к тому же якобы так изуродовано, что не может быть опознано. Ко 2 июля, то есть спустя пять дней после взрыва, оно все еще находилось на станции Малая Вишера. Железнодорожная милиция говорит о «теле», в то время как ФСБ говорит о «кусках тела». А куда делась в этой ситуации справка, обрывки справки из психбольницы? И почему взрыв был направлен вверх, если «прикреплена была к поясу?»

На самом деле — это грязные политические маневры, а не расследование взрыва. Задача — уверить общественное мнение, что в центре России, на перегоне между двумя столицами, терактов не бывает. Методы, использованные в происходящей на наших глазах фальсификации, — американские. За версту смердит от них: «сработано в Ю-эс-эй». Там у них ВСЕ покушения на президентов всегда списываются на душевнобольных. Даже сын высшего чиновника Хинкли, стрелявший в президента Рейгана, был сделан психбольным. Однако «наши» стряпают свою историю неуклюже, а упертые дагестанские менты совсем испортили кайф и праздник столичным гэбэшникам (извините, фээсбэшникам) — сказали: «НЭТ ТАКОГО ЧЕЛОВЭКА». И развалили такую уютненькую, счастливую версию о психбольном со взрывчаткой на поясе и справочкой в кармане. Кстати, а почему взрывчатка оказалась на поясе? Поезд Москва — СПб — это не поезд из Душанбе или Грозного, кто вздумает проверять багаж пассажиров? К тому же психбольной, сумевший достать взрывное устройство, должен бы разобраться, как его перевезти. Закинул сумку на верхнюю полку, да и порядок.

Дело № 85539 о взрыве в редакции «Лимонки»? Как-никак взрыв, по предварительной оценке экспертов, такой же мощности, что и в поезде № 24 — 250 или 300 грамм тротила. В ответ на мое и Дугина письмо в ФСБ нас посетили два фээсбэшника. «Кто, вы думаете, вас взорвал?» Очень хотелось сказать: «Вы, ваша организация и взорвала». Нас просветили, что взрыв — это еще не теракт, и ушли. Правоохранительным органам выгодно похоронить дело. А до того, как похоронить, — минимизировать. Не удивлюсь, что в окончательном заключении этот несомненный теракт (взрыв слышали аж на другом берегу Москвы-реки), на который изначально сбежались все милицейские и гэбэшные начальники Москвы, понизят до какого-нибудь хулиганства. «Так, мелкое хулиганство, и уж, конечно, не теракт». Вот если бы штаб-квартиру «Яблока» так же взорвали, был бы теракт!

Кто нас взорвал? Исполнителями могли быть кто угодно. А кто заказчики? А заказчики — те, кому нужно, чтобы Национал-большевистская партия испугалась и прекратила свою деятельность. Или вела бы себя, как все послушные мелкие националистические секты. Заказчики — власть. А к кому обращается власть, чтобы взорвать политическую партию? К своим службам безопасности. У нас их много, этих служб, есть Служба безопасности президента, ФСБ, ГРУ и прочие. Кроме этого, есть Казахстанская национальная безопасность, например, или Украинская «служба безпеки». Казахи вполне могли отомстить за то, что НБП единственная выделила отряд для помощи планировавшемуся 2 мая восстанию казаков в Кокчетаве. Если говорить открытым текстом, вот что я хочу сказать: такое впечатление, что следствие тихо остановилось, потому что в правоохранительной среде ЗНАЮТ, КТО НАС ВЗОРВАЛ. Взорвали спецслужбы, и если не своими руками, то это уже детали. Ибо Национал-большевистскую партию рассматривают как серьезную политическую силу. Остается только уточнить: нас взорвали наши спецслужбы или сопредельных «независимых» и «суверенных»? Еще в день взрыва, 14 июня, ближе к вечеру, следователи пессимистически поведали и мне, и Дугину, что преступление не будет раскрыто… Ну естественно, не могут же менты объявить: «Вас взорвали ребята Назарбаева, лучшего друга Ельцина», или «Вас взорвала СБ президента», или «Вас взорвала ФСБ…». Не могут. Потому дело № 85539 тихо пойдет в архив. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо…

Лето. Утомившаяся Госдума разъехалась по дачам и госсанаториям. Президент Ельцин опять будет отдыхать и «работать с документами». (У меня был в Париже знакомый. Когда он запивал, жена неизменно отвечала: «Мишель уехал в Италию».) Вот только президент еще не выбрал, где он будет отдыхать. То ли на Валдае, то ли близ Сочи, то ли у Кучмы в Крыму, то ли в Карелии. Кстати, почему и президент, и премьер Черномырдин все время отдыхают? От негативных, отрицательных работ устали? Они что, дохляки такие? Я вот никогда не отдыхаю. Выспался — вот и отдых. Казахстан и Центральную Азию в плацкартных вагонах проехал — напряженка и почти война, смертью пахнет, но перемена деятельности — вот и отдохнул. Вздрогнул — и порядок.

В стране, у которой 120 миллиардов долларов внешнего долга, падение производства продолжается (в 1996 г. еще 6 % падения, в дополнение к 65 %, уже случившимся с 1991 г.!!!), в стране, где инфляция официально в 1996 г. была 23 %, в стране, доля которой в мировой торговле составляет всего 1 %, в стране, валовой национальный продукт которой ниже бразильского и мексиканского, в такой стране руководство отдыхает без устали! О, жирные бывшие коммуняки, вечные дачники и курортники! А обыватель, привыкший, чтобы начальник был толстомордый, широкий и в жопе, и в плечах, выбирает их! (Вы выбрали бы меня, я пашу от рассвета до заката. Что, боитесь худого да умного?) Кстати, о выборах. Окончательного решения я еще не принял, но похоже на то, что выставлю свою кандидатуру в 52-м Георгиевском избирательном округе, в Ставрополье. Это города Буденновск, Георгиевск, Пятигорск и около 200 деревень. Будут там в сентябре выборы в Госдуму, так как их депутат умер (своей смертью). Обращаюсь к нашим читателям и сочувствующим. Если вы хотите помочь Лимонову в его избирательной кампании в Ставрополье — давайте сбросьтесь деньгами кто сколько может. Наши банковские реквизиты печатаются в каждом номере газеты. А еще лучше — можете принести наличными в редакцию «Лимонки». В противном случае у нас — честной радикальной партии оппозиции — не будет средств на проведение избирательной кампании.

Размышления о том, как анекдот и кинокомедия разрушили советскую империю

В 1956 г. на экраны Страны Советов вышел фильм «Карнавальная ночь». Сейчас его называют шедевром, но фильм, по сути дела, снят в жанре фильма-концерта и ничтожен. Однако приходится признать, что появление «Карнавальной ночи» было все-таки событием эпохальным, символическим актом массового сознания. С этого момента измучившееся быть героями народонаселение страны радостно плюхнулось в «обывательщину». Более 20 лет цезарь Иосиф Сталин заставлял их быть героями насильно. Цезарь умер героем, в поношенном солдатском белье, на продавленном диване. И они вздохнули облегченно.

Выход «Карнавальной ночи» символизирует конец эпохи героя и наступление эпохи обывателя. Кинокомедия и анекдот становятся любимыми жанрами новой эпохи. Герой Гражданской войны Василий Иванович Чапаев вышучивается и высмеивается, профанируется. «Белого привезли, Василий Иванович!» — «Сколько ящиков?» Штабные карты, колоду держит Чапаев, в последний раз переплывая реку Урал в анекдоте. Чапаев окарикатурен, но как грибы после дождя появляются кинокомедии с простым и симпатичным маленьким советским человеком — обывателем. После «Карнавальной ночи» — «Бриллиантовая рука», «Берегись автомобиля!» и многие десятки им подобных кинокомедий воспитали несколько поколений обывателей. Вицин—Моргунов—Никулин отплясывали свои пошлые чечетки на всю страну. Мелкие проблемы, мелкие заботы, гримасы, ужимки. С лицом отечного алкаша Никулин влюбил в себя всю страну.

Дедушкой советского обывателя, конечно же, является наипохабнейший и пошлейший Остап Бендер. Недаром книгу не жаловала сталинская эпоха, но позднее широко экранизировали и пропагандировали. Помимо Ильфа и Петрова приложил руку к созданию эталона обывателя и Зощенко. Жданов был абсолютно прав, когда заклеймил его и Ахматову. Они были опасны! Склонен был к воспеванию обывателя и Булгаков, его «Собачье сердце» — злобный анекдот, «Роковые яйца» — тоже. И отчасти «Театральный роман». Даже прославленный бестселлер «Мастер и Маргарита» — мечта обывателя о мести (с помощью высших сил) своей героической эпохе. Стенания обывателя слышны в «Котловане» Платонова. Но, конечно, развернуться в полную силу обывательское советское мировоззрение смогло только после смерти цезаря Иосифа. В кинокомедии и анекдоте. И позднее в магнитиздатовской песне.

Всякий советский человек знает множество крылатых выражений из кинокомедий. «А нам все равно!» — поют дурные зайцы. «Вроде не бездельники и могли бы жить!» — поет Андрюша Миронов — символ своей эпохи, красавчик, игравший бездельников, фарцовщиков и прочих, симпатичных в его исполнении, негодяев. А потом пришел Высоцкий.

Этот потрудился над ниспровержением героя в поте лица своего. Лирический герой Владимира Высоцкого — алкаш, спортсмен-неудачник, проще говоря, говнюк, разложил всю страну. Высоцкого, Вицина, Никулина, Моргунова можно зачислить вместе с Сахаровым и Солженицыным в число людей, лично ответственных за гибель Советской империи. И еще неизвестно, кто более разложил, переделал сознание людей: Солженицын или Высоцкий, Сахаров или помятая физиономия Никулина. Книги Солженицына до 1986 г. читали очень немногие. А надрывали животики над персонажами Никулина две сотни миллионов. Анекдот свирепствовал в последние годы советской власти. Появились даже анекдоты о Павлике Морозове, погибших мучительной смертью Зое Космодемьянской, генерале Карбышеве и Сергее Лазо. Вот какая злобная ненависть к героям пылала в обывателе. Следует сказать, что подобных анекдотов, садистски высмеивающих физические страдания своих героев, нет ни у одного народа в мире, а если таковые существуют, то близка гибель государственности этого народа. В конце концов винтовка Чапаева захлебнулась перед ненавистью обывателя к героям.

Одиннадцать лет свирепствует в России обывательская власть. «А нам все равно!», «Вроде не бездельники и могли бы жить!» Желание: «пусть кругом все поет и цветут в улыбках лица» — привело к трагическому противоположному результату.

Осенью 1995 г. автору этих размышлений привелось на презентации книги Николая Рыжкова «Десять лет великих потрясений» в ресторане гостиницы «Рэдиссон-Славянская» увидеть за одним столиком спиной к стене пару: маршал Язов, обрюзгший и серый, сидел рядом с клюющим носом Никулиным. Всю правую половину лица, лоб и глаз клоуна занимало большое трупное пятно. Они выпивали себе мирно. А я подумал: военный министр провалился, не смог спасти страну по вине этого клоуна рядом. Язов ведь вырос на кинокомедиях и анекдотах. А победителей выращивают на гимнах и маршах.

* * *

Основным «событием» середины июля были выборы губернаторов Нижегородской и Самарской областей. Сюрприза не произошло ни в том, ни в другом случае. В финал вышли представители власти и следующей за ними (дыша в затылок) команды чиновников, возглавляемой КПРФ. Выборы 13 июля еще раз подтвердили УДРУЧАЮЩУЮ ПРАВДУ: наш избиратель не готов к тому, чтобы выбрать кого-либо, помимо той же советской номенклатуры. Вся его фантазия исчерпывается двумя видами кандидатов: хряк, ну, скажем, советский (а-ля КПРФ, Лебедь, Жириновский) или хряк — сторонник реформ. В Нижегородской области победил хряк — сторонник реформ, Иван Скляров, в Самарской — хряк советский, Георгий Лиманский. Счет между двумя командами чиновников: 1:1. Нам с вами от этого «выбора» избирателей ни жарко ни холодно. На самом деле выбора не было. Половина губернаторов в Федеральном собрании — представители «оппозиции», и больше половины депутатов Госдумы — представители «оппозиции». А что они для нас с вами, граждане, сделали?

Ноль целых, хуй десятых. России нужна РАДИКАЛЬНАЯ ОППОЗИЦИЯ и справа, и слева. А не условная оппозиция тех же хряков. Нужно выбросить номенклатуру из Думы и отовсюду, а для этого следует прежде всего добиться отмены позорных 5 % голосов избирателей — барьера, охраняющего парламент от проникновения туда живой жизни. (Пять процентов следует набрать партии для вхождения в парламент.) Пресловутые 5 % убивают Россию, лишают многочисленные социальные группы нашего общества своего представительства в парламенте.

Серия странных взрывов, начавшаяся со взрыва 14 июня помещения редакции «Лимонки», продолжается. После взрыва в поезде Москва — Санкт-Петербург следующим был невзорвавшийся целый склад взрывчатых веществ, заложенный в памятник Петру I. (Цель, кстати, не делает чести взрывникам, какая-то артистическая. Можно подумать, что Осмоловский все придумал.) Богатые у нас террористы! За здорово живешь подарили ФСБ больше двух кило пластиковой взрывчатки. Еще один взрыв (четвертый!) состоялся не то у, не то в военной прокуратуре в Хользуновском переулке. Там заряд составлял около 100 г мощности тротила, был заложен в детский мячик и самопроизвольно взорвался около 4 часов утра при попытке обезвредить, его. «ФСБ расценивает взрыв у военной прокуратуры как предупредительную акцию», — сообщили нам. А как расценивает ФСБ взрыв в редакции «Лимонки» мощностью 250–300 г? О нас предпочитают молчать. И мы, и наш взрыв невыгодны. А наше мнение таково, что только большие криминалы и спецслужбы могут развернуть эту дорогостоящую провокацию.

Президент банится, парится и развлекается. А должен бы работать как вол по 18 часов в сутки.

Три похабных страны решили принять в НАТО в Мадриде: наших вечных врагов и злопыхателей поляков, нелепых чехов и говнюков венгров. Когда меня спрашивают, что делать НБП, я злюсь. Вокруг столько работы, а вы спрашиваете! Ударьте по польским, чешским, венгерским интересам в России. Морально напугайте их, их посольства, их граждан. Покажите им, что они сукины дети, раз вступили в военный союз, направленный против России. Скажите им в темном переулке и на свету, что им нечего делать в России. Не сидите сложа руки — вот вам враг, терзайте его и мучайте. Пишите на стенах: «Чехи, поляки, венгры — вон из России!»

Товарищи, желающие создать в своих городах и регионах парторганизации НБП, пишите нам и посылайте списки сочувствующих (десять человек: ФИО, адрес, год рождения), для того чтобы мы могли совершить еще рывок — добавить к нашим 15 региональным организациям еще организации. Мы должны получить статус всероссийской партии. Не надо сомневаться, размышлять месяцами и годами — идите к нам. НБП — единственная разумная национальная сила в нашем обществе.

Товарищ, оторви задницу от стула! Будущее России зависит от тебя. Лучший отдых — это нападение. Везде на стенах пишите: НБП.

Дайте денег на покупку веревки, на которой мы вас повесим

Я приехал в город Георгиевск Ставропольского края, в «столицу», если можно так выразиться, 52-го одномандатного избирательного округа, 18 июля. В сопровождении партийного товарища М.Хорса. Инициативная группа по выдвижению меня в кандидаты встретила нас на вокзале в Минводах (том самом городе, прославившемся множеством угонов самолетов чеченами).

Отличные молодые ребята, члены НБП: Титков, Летуновская, Тяглых, Кравченко, Панченко и другие, среди них — несколько рабочих арматурного завода. На двух машинах добрались до Георгиевска. 20 июля в 10 утра сдали более 5 тысяч подписей, собранных за мое выдвижение, в избирком. 25 июля меня зарегистрировали кандидатом в депутаты.

Я стал кандидатом в депутаты под давлением масс, снизу. Ребята начали собирать подписи, и только тогда уведомили меня и попросили баллотироваться.

Теперь мне предстоит тяжелый труд: завоевать доверие людей в самом горячем, без преувеличения, избирательном округе России. Дело в том, что граничит округ непосредственно с Чечней (Курский район), с Дагестаном, с Северной Осетией, с Кабардино-Балкарией. В округе множество, более 18 % населения, — недавние армянские беженцы из Карабаха, что тоже не способствует социальному миру. Всего пришлых людей около 24 %. Основными претендентами на пост депутата будут некто Мещерин (председатель колхоза, никому не известен, но его выдвинули могущественные бароны КПРФ), Ляшенко (бывший начальник милиции города Буденновска в момент рейда туда головорезов Басаева. Этот имеет нахальство — выпустил плакат с надписью: «Я уже один раз дал чеченскому волку по зубам!»), еще аж пятнадцать претендентов.

Председателем колхоза был и покойный депутат Манжосов, 1935 г.р., и он был выдвинут КПРФ.

Если Мещерина выберут, он будет еще одним никому не известным номерным членом фракции в Думе, и весь толк от него будет в руке, послушно голосующей «за» или «против». Согласно приказу Зюганова и его штаба баронов.

Я только что ходил за поддержкой в Госдуму, к депутату соседнего Минводовского округа Станиславу Говорухину. Говорухин в синей рубашке принял меня вежливо и скорее радушно, снабдил советами, которыми я собираюсь воспользоваться, и сказал: «Я предпочел бы видеть в Думе Лимонова, чем какого-то Мещерина, это было бы и полезнее, и интереснее. Вы оживили бы Думу, но я сопредседатель Народно-патриотического союза России, тесно работаю с коммунистами, так что, сами понимаете…»

Я понимаю, что у меня впереди тяжелая избирательная кампания в округе, граничащем с бандитской республикой, способной, как утверждают военные, захватить, если захочет, все Ставрополье и Ростовскую область в пару недель. А у меня нет денег, никто меня не поддерживает. И еще председатели колхозов от КПРФ зачем-то путаются под ногами. Ведь даже в простом ежедневном труде депутата иметь Лимонова депутатом куда выгоднее Георгиевскому округу. «Пойдет какой-нибудь Мещерин к вице-премьеру, скажем, выбивать 22 миллиарда для бюджета округа, так он и не примет Мещерина, кто он такой? А вот Лимонова примет, как принимает Говорухина. Выбивать для региона деньги или трамваи, как я выбил восемь для Пятигорска, куда результативнее будет известный человек. Вам редко кто откажет. «А что такое Мещерин?» — сказал мне также Говорухин.

Эх, Станислав Сергеевич, если бы вы такую правду-матку резанули не в тиши своего кабинета, но на встрече с избирателями Георгиевска… Однако на войне как на войне. Победим и без поддержки. Одни.

Вот еще что. По нашему недосмотру, когда ехали туда, оказалось, что поезд идет через Украину. «Следующая станция Белгород, потом Харьков», — объявил сосед по купе, вернувшись в вагон на остановке. Я пережил неприятные часы. Слава богу, и в Харькове, и в Иловайске нас проверяла только таможня. Дело в том, что на Украине Генпрокуратура возбудила против меня в марте 1996 г. уголовное дело по статье 62 УК Украины. Покушался на территориальную целостность ее — Украины. Много раз мне передавали, что арестуют. Пронесло. Пограничники не проверяли. Зато почему-то придурковатый русский пограничник проверил меня по рации. Совсем с ума сошли. Не говоря уже о том, что все таможни — просто грабительство пассажиров разноплеменными бандитами в погонах.

В Георгиевске, растоптанные каблуками прохожих, валяются на тротуарах абрикосы, унижая жителей Севера, привыкших платить за них по 20 тысяч за кило. Оккупировали рынки диковатые карабахские армяне в шароварах.

В Питере уже почти не осталось интеллектуалов, в той или иной степени не выразивших свое одобрение или хотя бы понимание национал-большевизму. А активисты НБП поставили Питер на уши.

Пусть ссорятся из-за добычи Потанины с Гусинскими, уже непоправимо вошла НБП в плоть, кровь и дух России. Мы вас угробим от Москвы до самых до окраин, до Курского района Ставропольского края.

Дайте денег на веревку, на которой мы вас повесим, — мне нужно всего 50 миллионов рублей. Те, кто даст денег, будут повешены быстро.

Президент перебрался из отпуска на дачу, а мы…

Между приездом из Георгиевска и отъездом туда же я посетил в Госдуме двух глав комитетов Думы: Говорухина и генерала Рохлина. Оба приняли меня радушно, но публично поддержать мою кандидатуру в депутаты по 52-му Георгиевскому округу не решились. Слишком у них много общих дел с КПРФ. Так и признались оба.

Когда этот номер «Лимонки» выйдет из печати, я буду уже вовсю пахать в Северо-Кавказских степях в поле избирательной кампании.

В Таджикистане теперь уже старый знакомый мой Махмуд Худойбердыев враждует с президентом Рахмоновым. Точнее, полковник Худойбердыев не верит в возможность сосуществования с исламскими фундаменталистами оппозиции. Худойбердыев, воевавший все эти годы под красным флагом, выступал против замирения и продолжает это делать. Так что все, что происходит между Курган-Тюбе (столица Худойбердыева) и Душанбе (столица Рахмонова), следует рассматривать, исходя из этой точки зрения. Оба наши — и Рахмонов, и Худойбердыев. Но в создавшейся ситуации Худойбердыев более наш.

6 августа я провел в городе Владимире, где был по приглашению недавно созданного там регионального отделения НБП. Принимали меня там председатель отделения Нина Силина, член нашей партии — депутат Владимирского областного собрания Сергей Громов и другие отличные наши люди. В помещении газеты «Владимирские ведомости» состоялась пресс-конференция, затем два местных канала телевидения проинтервьюировали меня. В нескольких газетах уже появились отрицательные статьи. Но волнение владимирского общества по поводу НБП явно присутствует, да еще какое — буря! Скандал! Так что у нас еще одним отделением больше. Одновременно вы, надеюсь, заметили — тираж «Лимонки» достиг 10 тысяч, так что мы уже среднего тиража газета. Нужно сказать, что увеличение тиража дается крайне нелегко, но у нас честный фактический тираж, а не дутые цифры.

В Питере грядут местные выборы, и наши ребята будут представлены во многих округах. Борьба продолжается.

Президент Ельцин перебрался из отпуска на дачу под Москвой. Кому на Руси жить хорошо, так это президенту. Чаек, колбаска. Сидит себе в тени, в прохладе, а за каждым кустом по мордовороту. А Коржаков публично перебирает грязное белье президента. Отдыхают и капээрэфники на своих дачках. Шаркает тапочками Анатолий Лукьянов, бывший подельник Горбачева по убийству страны, тихой сапой Чикин сочиняет все более серую «Савраску», крючкотворствует среди березок под комарами Илюхин (а ведь правда, ни одно его гневное прокурорское предложение дальше громких слов не сдвинулось, зато он — в Думе), склеротический Селезнев, почему-то из трусливого редактора осторожной газеты ставший третьим лицом страны.

Все идет как надо. Граждане, когда же вы поймете, что Ельцин — дачник (вы ж его опять выбрали, уроды), а не работник ничуть и что ребята из «красной» фракции просто хитрожопые чиновники-обманщики? Даешь честную, героическую, радикальную оппозицию! На свалку истории хитрожопых умеренных и системных жуликов, выдающих себя за оппозицию. В деревню их, к тетке, к комарам, в Саратов.

Опять наш друг полковник

Мы давно обратили на него внимание. В мае в его родном Курган-Тюбе состоялось знакомство ЛИМОНОВА с ХУДОЙБЕРДЫЕВЫМ. Недавно полковник опять привлек к себе внимание всего мира. Почему бригада Худойбердыева враждует с Рахмоновым? Ответ на этот вопрос дает отрывок из полевого дневника вождя. Приводим здесь запись от 16 мая с.г.

16 мая. 11:30. Курган-Тюбе. Сидим в помещении командира 191-го полка. На мне камуфляжная форма, ребятам выдали тоже, дабы не выделяться на броне. Нас принимают подполковник Закутко и майор Денисов. Это лучший полк дивизии. Мы прибыли сегодня сюда под дождем, на броне БТРа из Душанбе. Терактов в Курган-Тюбе нет. Есть подполье оппозиции, но сидят тихо. Боятся Махмуда Худойбердыева, командира особой бригады президентской гвардии. Худойбердыев — реальная сила в Таджикистане. Президентская гвардия против него не тянет. Но он ведь сам президентская гвардия. «С недавних пор это устраивает и Рахмонова, и Махмуда».

Двор 191-го — чистый, зеленый. Портреты Суворова, Кутузова, Жукова — похожие на таджиков полководцы рдеют пунцовыми ртами и темнеют глазами. Над солдатским туалетом с дувалов кривляются подростки, предлагают солдатам все, от жвачки и водки до девушек. Мои ребята спрашивают «Лимонку». 50 тысяч русских рублей. Разумеется, запрещаю покупать. Обедаем в офицерской столовой. Отличная пища. Отдельно лук, огурцы. Слушаю Закутко и Рамазанова: «Три года назад были жуткие очереди за хлебом. В очередях убивали женщин, стреляли в воздух. Всего было два хлебозавода. Два года назад Рахмонов роздал землю. Сколько хочешь бери земли. Трудолюбивые таджики тотчас засеяли пшеницей все, что можно, даже улицы. Таджикистан впервые накормил себя. Собирают до 56 центнеров с гектара. Один хлебозавод закрыли, второй закрывают. Нет необходимости. Таджики неприхотливы, пища — лепешка, чай, молоко, кислое разведенное молоко — «чеку». Рядом с военным городком полка — памятники погибшим жителям Катлонской области, я насчитал около 900 фамилий, но мне сказали, что это только основные семьи. Рамазанов рекомендовал книгу Кавметдина Файса «Затмение». «Файс — священник. В книге правдивое освещение событий 89 г., 91 г. и 92-го г. Есть еще книга «Таджикистан в огне» — сборник статей. Возможно, до 250 тысяч человек погибли, а все началось с приезда в 91-м г. Травкина, Собчака, Велихова. Приехал старший брат и указал младшему — давай в демократию! Эх, неплохой был народ таджики, Эдуард Вениаминович! — говорит Рамазанов. — Из рук выпустили. Нельзя выпускать женщин, детей, животных, скотину из рук».

Под вечер мне устроили встречу со знаменитым полковником Худойбердыевым, хозяином Курган-Тюбе. На невидной улочке мы вылезли из «газика» под взглядами и прицелами дюжины автоматчиков и через дворы прошли к хозяину. Под террасой, где он нас принял, текла быстрым потоком горная река. Два огромных деревянных топчана находились на террасе, Худойбердыев вышел в спортивном костюме и извинился, что плохо себя чувствует. Ему только что сделали болеутоляющий укол: болят старые раны. Я поговорил с ним в присутствии Рамазанова и его людей. Вот что я выяснил.

Он считает себя военнослужащим Таджикской республики в первую очередь. Заодно он защищает интересы СНГ. Хотя народ всерьез не воспринимает СНГ. По природе он коммунист, член ЦК Компартии Таджикистана. В кабинете у него висит красное знамя. Это не всем нравится, особенно американцам. Но «мы же дрались под красным знаменем, оппозиция дралась под белым». Перемирие? Какое перемирие. Пока не сдан ни один автомат. У него 15–50 % русских в бригаде. Комбаты русские. Почему он не на сессии, проходящей в Душанбе? Ему не нравится сближение с оппозицией. «В их глазах и я, и Иммамали (Рахмонов) — все мы неверные». Он своего мнения не изменил. Не будет исламского фундаментализма в Таджикистане, пока он здесь. Он в любое время уйдет в любое государство. Перемирие многим не нравится здесь, в Курган-Тюбе, не нравится в Гиссарской, Ленинабадской и в Кулябской областях. Как он себе представляет будущее Таджикистана? «Таджикистан никогда не сможет быть независимым. Не знаю, что будет». У него трое детей. Зимой он подымается в шесть утра, летом — в пять. Бегает, немного тягает железки. Ест щи, борщ, которые готовит теща. Служил в Афгане и на Кавказе. Любит читать книжки про войну, но некогда. Хочет написать пособие по ведению боевых действий в горах. 70 % его офицеров прошли Афган.

Выборы у границы с дьяволом

Георгиевский избирательный округ № 52 — это обширный кус земли размером с Бельгию и Голландию вместе взятыми. Степь и полупустыня. Сухой горячий климат. Очень сухое лето в восточной полупустынной части, в районе Нефтекумска, и более мягкое лето в городе Георгиевске, основанном казаками в 1777 г. Более мягкое, потому что близки первые отроги Кавказских гор. До Пятигорска от Георгиевска — пару часов в автобусе. На юге 52-й избирательный граничит с Чеченской Республикой, с Республикой Северная Осетия, с Кабардино-Балкарией. На востоке он граничит с Республикой Дагестан, на северо-востоке — с Республикой Калмыкия. И если добавить, что второй по численности город округа — это знаменитый подлой атакой банды Шамиля Басаева, трагически опущенный степной Буденновск, то можно понять, насколько это опасное место под солнцем. Граница с Чечней проходит по Курскому району, южнее станицы Галючаевская, и представляет собой жалкую траншею длиной 34 км, шириной 2 м, глубиной 1 м 20 см. Чуть дальше от нее расположены два КПП, обитатели которых запираются и сидят круглые сутки, редко рискуя высунуть носы. Одним словом — самый горячий округ России. Не граничит он только с самим дьяволом. Пока еще.

Вот там я был кандидатом в депутаты. Десять моих доверенных лиц — восемь пацанов и две девушки — ходили по степям ловить души человеческие, входили в пыльные села, где их встречали как первых большевиков, там не видели москвичей (трое доверенных лиц были москвичи) столетие. Ребята несли обитателям мои вполне разумные задачи и предложения. Два типа листовок и газета плюс радиоклипы в трех городках — вот все агитационное меню, которое смогла предложить им Национал-большевистская партия… Среди предложений основное было — создание в Ставрополье стратегического военного округа. Я ведь выяснил чудовищные вещи: что г. Георгиевск «защищают» только батальон стройбата и два воинских подразделения численностью по взводу каждый. Что в Буденновск чеченам сегодня еще легче попасть, чем в 1995 г. Ни одного КПП по дороге, а «охраняют» город вертолетчики да 205-я бригада (местные называют ее «двести пьяной», и поделом…). Что электричка со станицы Ищерская в Чечне идет в Россию недосмотренной! Так вот, я предложил добиться объявления Ставрополья стратегическим округом, что означает: размещение в крае мощного армейского корпуса, установку ракет среднего и малого радиуса действия, создание аэродромов стратегической авиации. Создание мощной системы укреплений — настоящей границы с контрольно-пропускной полосой, какая была в СССР. Для строительства и обслуживания военных объектов потребуются многие тысячи рабочих рук. Таким образом, создание стратегического округа решит также проблему безработицы в крае, писал я в своих листовках.

Мы хорошо работали, раздали и расклеили 65 тысяч листовок и экземпляров спецвыпуска газеты «Лимонка», отпечатанной в Минводах. (Нам очень помог отличный мужик Игорь Сидельников, гл. редактор «ТВ-недели» в г. Георгиевске. Спасибо тебе, Игорь!) Москвичи: Коровин, Хоре, Цветков; местные: Титков, Тяглый, Летуновская; ковровцы: Ирина Табацкова и Сергей Громов (они работали в Буденновске, плохо и мало спали, скудно питались, но за пять недель проделали большую работу).

15 сентября оказалось, что победил Мещерин, красномордый представитель местной сельхозэлиты, председатель колхоза (как и предыдущий умерший кандидат Манжосов). Возвратившись из районов, ребята понуро сообщили мне, что на выборы не пришел даже средний возраст. Только старики! Молодежи на каждом участке побывало от одного до пяти человек. Процент посещаемости за два часа до конца выборов был 24 %, но его натянули до 30 с лишним процентов, потому как избир-комиссии срочно мобилизовали людей и машины и ездили, заставляя стариков голосовать на дому. На 636-м избирательном участке 382 человека проголосовали на участке и 250 — на дому. Неподъемные больные, слюнявые, слабоумные, проголосовали за местного сельхозцарька, кандидата КПРФ! Тут я понял простую истину: вся местная номенклатура и есть КПРФ, это не партия, но социальный класс местных князьков! 60 тысяч голосов из 138 тысяч избирателей, явившихся на выборы, были поданы за председателя колхоза из КПРФ. Они не помнили его фамилии, добравшись до участка, называли его Мищенко, Мищаков, даже Марков, но упорно голосовали за него.

Гадская подлая организация КПРФ как собака на сене: и сама не гам, и другому не дам дело оппозиции. Но разве старики это знают? Так вот, старики опять проголосовали за ПРОШЛОЕ. Нужно срочно лишать их избирательных прав, установив возрастной верхний ценз на гражданские права. Опустить ранний возраст до 14 лет и ограничить верхний 60 годами. Или же привязать лишение права голосовать к пенсии: ушел на содержание государства — сдавай права. Когда-нибудь, придя к власти, а я к ней приду, НБП к ней придет, мы отберем у непроизводящего возрастного слоя право выбирать нам лидеров и депутатов.

13 сентября (я узнал об этом 14-го утром, по телефону) около часа дня буденновские милиционеры ворвались в комнату по адресу: Октябрьский пер., 9, где проживали мои доверенные лица Табацкова, Громов и Тяглый. Громова в тот момент не было, он был у нас в Георгиевске. Тяглого и Табацкову избили, причем Ирина храбро защищалась, тогда ей привязали руки и ноги сзади к голове. Затем их увезли в отделение, где в прямом смысле этого слова пытали, всячески издевались, обливали водой и вновь избивали целых семь часов. У них конфисковали документы, и они смогли выехать из Буденновска в Георгиевск и затем в Москву только через пять дней после выборов. Ситуация, казалось бы, знакомая: милицейское насилие. Однако усугубляется ситуация еще и тем, что восстановленный за несколько дней до этого в своих правах начальник милиции Буденновска полковник Ляшенко (он был им во время кровавого рейда Басаева) также был кандидатом в депутаты. Он занял второе после Мещерина место, набрав 19 тысяч голосов и угробив на кампанию громадные деньги. Еще его поддерживал КРО, и Рогозин лично приезжал ему помочь. В Буденновске я был ему серьезным конкурентом, я занял третье после Мещерина и Ляшенко место, ребята мои хорошо там поработали, оклеили весь город. Вот за это их и наказали. Ну, конечно, я заявил протест в избиркоме, и, конечно, прокуратура, сказали, займется… ответ в трехдневный срок и прочее. Медэксперты г. Буденновска между тем не выдали на руки Табацковой и Тяглому результаты медэкспертизы. Я серьезно подумываю, а не опротестовать ли мне результат этих довыборов, прошедших в обстановке кровавого и наглого насилия…

Общая мораль сей басни такова: КПРФ еще занимает в мозгах и душах стариков место оппозиции, КПРФ еще не раскусили, не сорвали маску. Потому, пока ментальность избирателя не изменится, к нему бесполезно идти с умными идеями, листовками, газетами и разумными словами. Хотя бы и харизматического лидера. Они ни черта не услышат, а будут шамкать «Мищенко… Мушников… Мухин». О, кретины! И кретины же молодые лбы, не идущие на выборы, ибо свое будущее доверили выбирать людям-овощам!

Ну, гады! Если вы думаете, что не дадите нам пройти, вы ошибаетесь. Я дико упрям, а партия здоровеет и сильнеет. Когда-нибудь мы спляшем на ваших гробах.

Сухой горячий ветер-«астраханец» Нефтекумска и пыль станиц недаром, однако, садились на наши лица. Мы вышли суровее, опытнее, сильнее из этой истории. Нас многие предали за эти пять недель, но встретились нам и отличные наши люди. Под лежачий камень вода не течет, а небегающие охотничьи собаки умирают от ожирения и сопутствующего ему разрыва сердца. И если какой-нибудь резонер-«мыслитель» из читателей попробует вякнуть: «А зачем надо было?» — или что-то в этом духе, то получит: «На место!»

28 сентября состоятся выборы в СПб, где участвуют четверо наших нацболов, а 10 октября начинается сбор подписей за выдвижение кандидатов в депутаты в Московскую городскую думу. Мы выставим троих нацболов.

Приехав в Москву, я узнал, что на нас опять настучали в Хамовническую прокуратуру г. Москвы. На сей раз за мою «лимонку редактора» в № 70: «В Нижнем и Самаре выбрали хряков. Опять». Некая общественная организация обвиняет нас в разжигании расовой, национальной и религиозной ненависти. Статья 282. Оставили бы прокуратуру в покое, а пришли бы к нам. Мы бы с вами разобрались. А то теперь ребятам из прокуратуры придется потеть.

Кто мы и куда мы идем

2 октября в штабе НБП состоялась пресс-конференция трех политических движений: «Трудовой России» (Анпилов), Национал-большевистской партии (Лимонов) и Союза офицеров (Терехов). На пресс-конференции было объявлено, что мы решили приступить к созданию избирательного блока радикальной оппозиции.

3 октября представители этих же движений собрались на Смоленской площади и прошли маршем до Белого дома, где на площадке у здания мэрии состоялся митинг. Я выступал третьим после Терехова и Анпилова, и мы еще раз, теперь уже перед массами, объявили о создании избирательного блока радикальной оппозиции. Основной целью блока будет участие в выборах в Госдуму в 1999 г., но мы будем участвовать вместе во всех выборах.

СМИ сдержанно, но массово отметили, что создан блок радикалов. Заметки в «Сегодня», в «Независимой газете», в «МК», репортажи по «Эхо Москвы», REN-TV, ВКТ и прочих уже запросто используют термин «блок радикальной оппозиции». Осталось оформить союз юридически и прорваться сквозь рогатки, стоящие на пути юридического признания объединения Центризбиркомом.

Колонна НБП в шествии 3 октября разительно отличалась молодостью демонстрантов, обилием красно-черно-белого цветов флагов, дисциплиной и энергией. Большая часть людей осталась дежурить до полуночи, остались наши люди на вахте памяти и до утра.

Что побудило нас вступить в блок радикалов?

1) полное несогласие с политикой и практикой умеренной парламентской оппозиции;

2) полное отсутствие других союзников, так как правые радикальные партии или распались на секты, или предпочитают бездействовать в одиночку, как РНЕ;

3) отношения взаимного уважения и понимания, сложившиеся сквозь годы между лично Анпиловым, Тереховым и мною;

4) соображения практического характера. Одни мы еще не потянем всероссийские выборы, а анпиловский блок в 1995 г. насрал чуть меньше 5 % голосов. Мы полагаем, что вместе сумеем преодолеть пятипроцентный барьер и войти наконец в парламент. Разумеется, мы не во всем согласны с позицией «Трудовой России» или Союза офицеров, однако сегодня насущно необходимо игнорировать расхождения и всячески подчеркивать ОБЩНОСТЬ, СХОДСТВО, СОГЛАСИЕ.

До этих событий, 29 сентября, состоялось открытое собрание партии. Выступил коротко Александр Дугин. Затем я, как председатель партии, остановился на расшифровке нашей идеологии на язык конкретных действий. Я говорил, что основная задача НБП — сломать хребет нашему чиновничеству. Что, подобно тому, как Мао Цзэдун обратился в 1966 г. к методу культурной революции, бросил молодежь и подростков в атаку на новое коммунистическое чиновничество, так и мы обязаны совершить в нашей стране классовую и возрастную революцию. Обязаны вышибить, выгнать чиновников из кабинетов, отправить их в поля пахать, сеять и собирать урожай, отправить на заводы работать. Что, подобно юным чернорубашечникам Муссолини, мы должны иметь своих парней в каждом городе и поселке России. Что мы ставим на революцию детей, пацанов, молодежь против старого мира, который мы забьем, если нужно, палками и ножками от стульев, как китайские студенты своих преподавателей в период культурной революции.

Они — чиновничество, боярство — неисправимы. И перевоспитанию не подлежат. Угробить эту вредную, преступную, коррумпированную группу населения может только массовое движение молодежи. «А кто будет управлять страной?» — спросили меня. Я отвечаю, что непрофессиональные юные командармы Красной армии в 18–19 лет красиво били профессиональных генералов. Свежая, молодая кровь скоро обучится профессиональным навыкам. Это не проблема.

Мы должны будем создать в стране климат дисциплины, порядка, трудолюбия и повиновения. Но мы не сможем сделать этого, если к нам не придет массовая молодежь. До сих пор мы подняли самую активную часть молодежи. Нам предстоит заразить национал-большевизмом каждый институт, каждый университет, старшие классы школы, ПТУ и заводы России. Это будет тяжелая работа. Но иного выхода у нас нет.

Так помните, что мы не только партия, выступающая за национальную независимость и социальную справедливость. Мы партия тотальной внутренней революции, и мы хотим вырвать с корнем класс чиновников из русской почвы. Китайский великий революционный эксперимент, начавшийся в 1966 г., в этом смысле очень близок нам, мы должны ориентироваться на него.

Итак, нужно поднимать массовую молодежь: особое внимание обратить на средние школы, на подростков, на студентов. Национал-большевистская партия, и только она, должна стать авторитетом в школах и университетах. Мы должны диктовать все: стиль жизни, музыку, прическу, образ мыслей. Быть нацболом должен ЗАХОТЕТЬ каждый полноценный пацан. И побольше ненависти к чиновникам, к Системе, к Америке, сделавшей нас своей колонией, ко всем гадам.

Россия будет принадлежать вам, ребята. Мы очистим ее. И мы создадим в стране климат дисциплины, порядка, трудолюбия и повиновения.

«Чаво… чаво… да ничаво…»

— Ну че? — спрашивает грозно в историческом анекдоте барин, выйдя на крыльцо к рассвирепевшим мужикам, вознамерившимся проучить его за поборы и унижения. Барин в халате, и от него разит спиртным.

— Чаво… чаво… да ничаво… — бубнят мужики и расходятся, почесывая головы — Ничаво…

— Ну, то-то, — говорит барин и идет спать.

Так и Дума. Замахнулась аж на вотум недоверия барину. Ну и разошлись восвояси, почесывая кудлатые и лысые головы. Вотум? Какой вотум? Ничаво. Зато теперь их будут по телевизору показывать в «Парламентском часе».

То, что наша думская оппозиция — приспособленцы, оппортунисты и жополизы, — неясно сегодня только массовому избирателю. А все сколько-нибудь врубающиеся в политику люди давно это поняли.

Блок радикальной оппозиции (Анпилов, Терехов и я) распространил 17 октября заявление для прессы, в котором расценил «абортированную попытку выразить недоверие правительству как отвратительный фарс, как циничный торг номенклатур — партии власти и парламентской якобы «оппозиции». Мы заявили, что «лидеры фракции КПРФ потеряли право называть себя оппозицией». И что, в отличие от 1993 г., нашим лозунгом становится лозунг: «Долой и правительство, и Думу!» Такая позиция — не новость для Национал-большевистской партии и высказывалась в «Лимонке» неоднократно, но то, что под заявлением стоят подписи Анпилова и Терехова, — новость.

21 октября «Московский комсомолец» опубликовал на первой полосе развесистую клюкву Евгения Карамьяна под названием «Выпьем крови, где же кружка…» В ней такое жутчайшее нагромождение лжи, что даже для «Московского комсомольца» выглядит чересчур, я вынужден обратить на эту публикацию внимание. Она скорее пристала бы «Мегаполису» и отлично выглядела бы рядом с каким-нибудь воплем «Вампир высосал старушку!»

Евгений, ты же ходишь к нам в газету! И мы, и ты прекрасно знаем, что таких отмороженных позеров фольклорных, как персонажи твоих публикаций, у нас во всей России по пальцам двух рук сосчитать можно. Зачем же ты, толстый Женя, врешь и народ запугиваешь, делаешь из каждой мелкой мушки сотни угрожающих слонов? Заставляешь невинного обывателя поверить, что России грозят отмороженные криптофашисты и юные придурки-маоисты. Ты ПРИДУМЫВАЕШЬ свои статьи, зачем? Ты что, писатель-фантаст? Ну так объяви всем, что ты писатель-фантаст.

Приближается праздник 80-летия Революции. Сбор Национал-большевистской партии для проведения шествия и митинга — в 9 часов утра у памятника Ленину, у метро «Октябрьская». Колонна двинется в 10 часов, цель — Красная площадь или Васильевский спуск, в зависимости от того, что решат в мэрии (увы!). Придите все, кто нам сочувствует, и все, кто симпатизирует. Чем больше нас будет, тем больше будет весить партия.

Приказ: всем региональным организациям НБП на местах — тесно сотрудничайте с местными организациями анпиловской «Трудовой России» и тереховского Союза офицеров.

Против садизма и мучительства

1 и 2 ноября в ДК «Заветы Ильича» под руководством Виктора Анпилова состоялся Съезд советских коммунистов. Анпилову удалось заявить серьезные претензии на право наследования Коммунистической партии Советского Союза. В первый день съезда перед коммунистами выступил Александр Дугин.

4 ноября состоялась пресс-конференция в помещении редакции «Лимонки» с участием В.Анпилова, С.Терехова и моим. Было оглашено политическое соглашение между «Трудовой Россией», Союзом офицеров и Национал-большевистской партией о создании избирательного блока радикалов. Отныне у зюгановцев появился серьезный соперник — наш блок заберет у Зюганова часть голосов, без сомнения.

Продолжается процесс повального разочарования фракцией КПРФ в Думе и, как следствие, разочарования народных масс самой КПРФ. Балаган с вотумом недоверия правительству серьезно повредил зюгановцам. Мы радуемся, ибо Национал-большевистская партия доказывает несостоятельность зюгановцев уже несколько лет. Моя первая «лимонка» в Зюганова была опубликована в газете «Завтра» в начале 1994 г. Долго же доходит до народных масс, как до жирафов.

Власть пока не понимает, как ей относиться к блоку Анпилов—Лимонов—Терехов. На всякий случай образована Комиссия по борьбе с экстремизмом при президенте под руководством пожарника Степашина. Лихорадочно ищут компромат на радикалов. Аресты среди членов и бывших членов НБП, о которых писала «Лимонка», скорее всего, не случайны, а результат именно поиска компромата на НБП и на меня лично.

Уже не возникает сомнений, что изменение меры пресечения в отношении поэта Алины Витухновской и повторный арест ее 23 октября связан с нами, с НБ партией. В «Общей газете» № 43 г-н Быков недвусмысленно демонстрирует высказывания членов ПЕН-клуба (в свое время ПЕН защищал Витухновскую и добился ее выхода из тюрьмы), не оставляющие сомнений, почему Витухновскую опять упрятали за решетку. «Она заигралась, сама виновата, сотрудничала с фашистами». «Нельзя же, в самом деле, совмещать членство в правозащитном ПЕНе и в фашистской партии Лимонова». «Следует спросить Витухновскую, является ли она членом НБП и разделяет ли ее программу». Суд не стал спрашивать Алину, а наказал ее еще до суда. За нас. В свое время процесс Бродского и приговор: ссылка на 101-й километр в совхоз (Бродский проработал в этом совхозе всего пять месяцев) — считались показательным преступлением советского режима. В случае с Витухновской взяли девчонку 21 года, кинули в тюрягу, где она просидела год без суда и встретила свое 22-летие, выпустили под давлением и наказали теперь за близость к НБП. Но ведь она же девочка всего-навсего и плюс талантливейший поэт своего поколения. По отношению к ней проявлена средневековая жестокость. И никто не пикнет, господа интеллигенты от нее отвернулись, потому как она с НБП-связана. А что, НБП — ку-клукс-клан какой-то? Сборище злодеев в масках? В программе НБП — объединение всех русских в одном государстве, запрещение абортов, уничтожение преступности путем введения в России института шерифства и другие справедливые меры. Бродский нужен был Западу как жертва, ему дали такую рекламу страдальца, а он лишь незначительно в комфорте потерял, ему зато сделали мировую славу. Поэт Витухновская гнила год в тюрьме и гниет опять. Чего ж вы открываете свой рот о демократии?! Обвинения против Алины держатся на показаниях двух мутных личностей, они не бесспорны. НБП против употребления наркотиков, но мы также против садизма и мучительства, проявленного властью в деле Витухновской. Она сидит в 6-й женской тюрьме. Пишите в Генпрокуратуру, в Верховный суд, требуйте ее освобождения. Пишите в международные организации. Шумите, демонстрируйте в ее защиту.

О том, что Борис Абрамович Березовский больше не зам. секретаря, вопят все. Зато остался Рыбкин — секретарь. Известная одесская блатная песня «Ужасно шумно в доме Шнеерзона, который женит сына Соломона» повествует о том, что среди почетных гостей находились «Абраша дэр Молочник» и «Хаим Пиркес — личный секретарь». Ну вот, Борис Абрамовича уже нет. Но все равно ужасно шумно в доме Шнеерзона и без зам. секретаря. Банкиры гуляют по политике, как по буфету.

А мы с вами при чем?

С праздником восьмидесятилетия Великой Октябрьской социалистической революции всех честных, хмурых, утренних, заспанных граждан, едущих в метро и автобусах на работу! Зря вы проворонили завоевания этой революции, она была сделана для вас. Однако раз была на нашей земле одна справедливая революция, значит, возможна и вторая справедливая Русская революция. Ура, товарищи!

Москомимущество требует расторжения договора и выселения нас со 2-й Фрунзенской, 7

28 ноября состоялся праздник «Лимонки» — трехлетие нашей малышки мы отметили без лишнего шума в Музее Маяковского, среди своих.

Гости от дружественных газет поздравили нас с юбилеем, сказали теплые слова: Павел Вылевский от героического «Бумбараша», Юрий Худяков от «Молнии», Влад Шурыгин от «Завтра», Марк Эймс от англоязычной союзнической газеты «Exile», Игорь Дудинский от безумной газеты «Мегаполис», Георгий Осипов от «Радио-101». Оркестр из четырех отличных русских музыкантов, найденных нами на улице, исполнял советские марши и песни. Состоялся конкурс татуировок, были красивые девушки (и очень много!) и красивые юноши. Пили водку, закусывали ветчиной, салом и огурцами. С 18 до 21 часа.

1 декабря мы получили исковое заявление в арбитражный суд. Москомимущество хочет нашей крови, требует расторжения договора об аренде и выселения нас из занимаемого помещения на 2-й Фрунзенской. Суд состоится 24 декабря, и у нас нет надежды на то, что он закончится в нашу пользу. Ну что сказать… Мы старались умышленно не наезжать на московское правительство, вели себя по-джентльменски, однако некто могущественный, очевидно, решил, что пришло время ликвидировать очаг национал-большевистской заразы. Политическое решение о нашем выселении не могло быть принято Москомимуществом самостоятельно, вероятнее всего, выселения потребовали высшие чины московского правительства и, может быть, сам Юрий Михайлович Лужков, самодержец Москвы. Я написал мэру письмо, которое собираюсь опубликовать в следующем номере «Лимонки», если оно не окажет воздействия на г-на мэра. Каковы причины нашего выселения? Зацепка есть — недоплачена и не вовремя выплачена арендная плата за наш подвал, но реальная причина выселения — политическая: раздражение нашим союзом с «экстремистами» Тереховым и Анпиловым, выросшей в центре Москвы Национал-большевистской партией. Следите за развитием событий: мы из помещения просто так не уйдем. Мы — бедные в мире богатых преступников — намерены дать отпор всепожирающему молоху капитализма. Право на жизнь — выше права частной собственности. Россия построена нашими отцами, дедами, прадедами, предками, и мы имеем право на часть ее помещений и богатств… Мы не уйдем и устроим из нашего помещения Лос-Аламос, будем его защищать.

3 декабря мы с Дугиным ездили в Калугу, где выступили перед коммунистическими избирателями. Разгорелся ожесточенный спор: часть избирателей отстаивала Зюганова, но большая часть зала все же симпатизировала новому блоку радикалов во главе с Анпиловым, Тереховым, Лимоновым, т. е. нашему блоку. Сейчас по всей России коммунистический избиратель стоит перед проблемой: продолжать голосовать за Зюганова и КПРФ или отдать свой голос более радикальным Анпилову и нам. К 1999 г., уверен, у них не будет сомнений. Кто хочет перемен — выберет нас. Кто хочет революции — выберет нас. Кто желает всю Россию, а не жалких подачек — тот выберет нас.

5 ноября в 12 часов состоялась очередная совместная пресс-конференция блока радикалов по темам:

1. Демонстрация 7 декабря;

2. Бюджет и Дума;

3. Конституция РФ и сталинская конституция;

4. Репрессии против радикалов.

Я предсказал, что, несмотря на высказывание Зюганова о том, что фракция КПРФ намерена проголосовать против бюджета, КПРФ проголосует за бюджет. Лазейку, сказал я, оставил своим сам Зюганов, когда добавил, что только те депутаты-коммунисты, кто участвовал в работе над поправками к бюджету, смогут иметь право проголосовать за бюджет. Количество этих «работничков над поправками» г. Зюганов не объявил. Ну, вот их и оказалось достаточно, чтобы бюджет был принят. А тут еще в Думу приехал сам господин президент, давно уже понявший, что лучшего состава Думы у него никогда не будет, и потому оставивший все мысли о роспуске ее. Ведь от добра добра не ищут. Растроганные приездом самого Батьки, депутаты послушно нажали нужные кнопки…

Виктора Анпилова не было на пресс-конференции, он был в Ставрополье, и Анпилова замещал Юрий Герасимович Худяков, отличный, кстати говоря, толковый мужик. Я сказал, что репрессии против блока радикалов начались еще в октябре: арестом наших членов НБП — Ларионова и Разукова, теперь вот грядет выселение газеты и партии из помещения. Станислав Терехов, со своей стороны, сообщил, что Минюст уже второй раз отказался перерегистрировать Союз офицеров как политическую организацию, теперь уже на том основании, что якобы офицерам Вооруженных сил конституция запрещает заниматься политикой. Налицо попытки власти не допустить нас до выборов, расколоть, дестабилизировать наши организации. Не удастся вам этого добиться, господа!

Если радикалам не оставят возможности существования в легальной политике, мы уйдем в нелегальную, и пеняйте тогда на себя.

Просьба ко всем нашим сторонникам: следите внимательно за нами! С 24 декабря после суда и возможного выселения нам понадобится ваша помощь. Приходите защитить свою газету «Лимонка».

Борьба продолжается.

Заметки редактора

Пошел четвертый год нашей малышке «Лимонке». О прошлом чего говорить, восемьдесят номеров газеты говорят сами за себя: они вызвали к жизни новых людей — нацболов; поговорим лучше о настоящем и будущем. Прежде всего обращение к авторам — пишите коротко! Ясно, что все вам кажется важным, но у газеты свои законы, у «Лимонки» всего четыре полосы формата A3, на всю Россию раз в две недели. Второе: размышления должны быть сведены до минимума: цифра, голый факт говорят ярче, громче любых размышлений. В любом случае размышления посылайте или в «Завтра», или в «Независимую газету» — там говорят на старом, неспешном языке. «Лимонка» ненавидит рефлексию и размышление. Дрянные стихи не присылайте. Да еще тоннами. Не надо, товарищи. Удержитесь. Ясно, что хочется, но не надо.

Пишите о положении дел в городе, поселке, регионе, где вы живете. (Большинство авторов предпочитают рассуждать о Евразии, телевидении, Эволе, прочитанных книгах.) Пишите о том, сколько заводов стоят, о чем говорят студенты, бандиты, старухи, милиция. Возможно, вам это кажется несущественным, но другие читатели хотят знать, чем и как живут Псков, Мурманск, городок N. Из официальных газет ничего не почерпнешь, там все о президенте, Черномырдине, Чубайсе, Алле Пугачевой. А нам надо дать читателю реальный облик России. Кто же, как не мы, сделает это?..

Нам многие советуют, учат нас жить. Есть десятка два типов, которые более или менее регулярно присылают нам многостраничные порицания: тут вы неправильно поступили, а надо вот как, и вообще, газетка у вас ничего, но надо бы вам выходить раз в неделю и тиражом в сто тысяч. Есть типы, порицающие нас за «неправильное» название партии («Ни в жисть русский народ не пойдет, не проголосует, что за НБП, какие нацболы…» и пр.), есть люди, предъявляющие нам претензии за «покраснение» («Вы потеряли право называться националистом, Эдуард Вениаминович…», «союз с Анпиловым, ах, ох!»), за левизну. Есть еще категория молодцов, призывающих: «Ребята, хватит заниматься разговорами и устраивать митинги и пикеты. Время действовать. Действовать уверенно и жестоко…» Последних сторонников действий можно послать куда подальше. В конце концов, это мы сформировали наших людей, и это нам ими командовать, а не пришлым энтузиастам. Когда дадим сигнал, тогда и пойдем. Наши ребята — наши ребята. В целом на советы можно ответить: «Мы не советский магазин. У нас нет книги жалоб и предложений. Мы работаем на Русскую революцию. У нас своя газета и своя партия. Мы никого не спрашиваем, какое название должно быть у НАШЕЙ ПАРТИИ. Это наше дело. В дискуссии по поводу НБП не вступаем. Если мы ошибемся, нас грубо накажет История. С газетой еще проще. Идиоту ясно, что лучше иметь более мощное орудие: стотысячный тираж и еженедельно выходить. У вас есть все эти сотни миллионов, которые необходимы для подобного предприятия? У вас есть распространители, которые могут эти сто тысяч взять у нас? Есть? Тогда несите деньги, и мы обрушим сто тысяч «Лимонок» на РФ еженедельно. Ах, у вас нет? Тогда и не давайте нереальные советы. У нас есть знакомый мужик в очках, он стеснительно приходит уже второй год на наши собрания, большей частью молчит. Время от времени, стесняясь, подходит и сует мне деньги на газету — то двести тысяч, то сто, извиняясь, что больше не может дать. Есть пожилые женщины (я всегда отказываюсь, не хочу, ухожу), дающие то пятьдесят тысяч, то еще сколько: «Это вам на газету…» Есть мужики, останавливающие меня на ходу, где-нибудь в метро, жмущие руку: «Дави их, Вениаминыч, дави!..» Вот это люди, цены им нет — от них любой совет выслушаем. А те, кто пунктуально разбирает наши «ошибки»: 1)… 23)…, да еще и не ставит на своих СКРИЖАЛЯХ обратного адреса, тому грош цена в базарный день. Вы бы лучше помогли нам выжить.

Почти без сомнения, «Лимонка» окажется на улице после 24 декабря. Арбитражный суд вряд ли решит дело в нашу пользу. Мы лишь надеемся, что дата выселения будет не 31 декабря. Мы, коллектив редакции «Лимонки», коллектив редакции журнала «Элементы» и издательства «Арктогея», также как и НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИСТСКАЯ ПАРТИЯ, приняли решение сделать выселение радикальных изданий «Лимонки» и «Элементов» из помещения показательным общероссийским делом борьбы бедных против поганого молоха капитализма. Почему им — Москомимуществу, мэру, Госкомимуществу, банкирам — принадлежит все, все помещения и даже подвалы, а нам ничего? Наши отцы и деды что, работали хуже, чем отцы и деды Черномырдина и Лужкова? Я сам, Эдуард Лимонов, что, не заслужил у этого поганого государства подвала для моей газеты? Я обратился к пяти министрам и в администрацию президента. В администрации высокомерный чиновник учил меня жить, а министры даже не ответили. Я ожидал именно этого, но мне нужно защищать свою газету. Юрий Михайлович Лужков, вы выступили 6 декабря на чиновничьем съезде российского движения «Новый социализм», который состоялся у вас в мэрии. Там вы сказали господам А.Вольскому, Ю.Петрову, Л.Вортозаровой, С.Федорову и другим 479 делегатам — «новым социалистам» и прожженным чиновникам, что «либерально-монетаристские реформы полностью провалились и в этих условиях ПОДНИМАЮТ ГОЛОВУ НЕКИЕ РАДИКАЛЬНЫЕ ЭКСТРЕМИСТЫ, КОТОРЫМ ТОЛЬКО НА РУКУ ГРАБИТЕЛЬСКАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ И РЕФОРМЫ «ПО ЧУБАЙСУ». Так как вы, Юрий Михайлович, не можете остановить реформы «по Чубайсу» и грабительскую приватизацию, то еще 27 ноября вы отдали приказ «мочить» «Лимонку» и «Элементы», поднявших в вашем подвале на вашей территории свою радикально-большевистскую голову. Но мочить вы решили пока тихо, иск Москомимущества не требует с нас денег, и предлог (в то время как последняя «претензия» Москомимущества определяет наш долг в 234 миллиона) — всего лишь невыплата на 20 миллионов в арендной плате и пене. Зря вы это, Юрий Михайлович. В борьбе с царями и градоначальниками побеждали всегда поэты и революционеры. Проигранное дело. Проигранное да к тому же и по-человечески нехорошее. «Дело «Лимонки» основательно подмочит вашу репутацию «очень хорошего мэра».

«Здорово, Эдик…»

24 декабря состоялось заседание арбитражного суда по поводу иска Москомимущества к нам, иска о расторжении договора аренды и выселении. Участники сей драмы разместились лицом к лицу. С нашей стороны присутствовали: Дугин, адвокат Беляк, я, нацболы Хорс, Федоров, Рабко. Внезапно представитель Москомимущества сделал заявление: «В связи с тем, что в Москомимущество поступило письмо из администрации президента, касающееся ассоциации «Арктогея» (т. е. нас), Москомимущество просит месяц времени, чтобы переосмыслить свое отношение к ответчику». Следующая встреча назначена на 22 января. Это все, читатель, что я знаю. Сообщаю сведения тебе. Как будет переосмысливать свои требования московская власть, я не знаю. Но так как нас уже хотели подвергнуть крайней мере — выселению, то хуже, наверное, не переосмыслят. Может, лучше переосмыслят.

30 декабря в Колонном зале Дома союзов состоялось торжественное заседание по случаю 75-летия образования СССР. Национал-большевистская партия вместе с Союзом офицеров несла охранную службу. До этого, днем, нацболы активно поддержали Терехова на пикете у Министерства юстиции, где наше мощное скандирование «Ре-ги-стра-ци-ю! Ре-ги-стра-ци-ю!» и «Закон для всех!» заставили служителей закона (руководителя Департамента регистрации и личного референта министра) выйти из здания и начать переговоры. Есть надежда, что они окажутся плодотворными и Союз офицеров зарегистрируют.

Так вот, с 17 часов нацболы были на постах в Колонном зале, в 19 часов началось торжественное заседание, прерываемое концертными номерами. Честно говоря, выглядело это все ужасно и неуместно весело, хотя чему же радоваться: могучий Союз, Великая империя разрушена, а тут тебе выступают с веселенькими песнями «Сябры» и танцуют номер (дуэт) из оперы «Наталка-Полтавка», переложенный для балета. По разным причинам в зале присутствовали Терехов, Анпилов, я и почему-то Селезнев и Зюганов. Вся тусовка была организована капээрэфовцем Тихоновым. Попутно мы узнали, что существует межпарламентская группа «Союз», в которой 309 депутатов, то есть две трети от общего числа. Если такая мощная группа есть, почему она не свалит правительство, а занимается организацией нелепых концертов, где был конферансье в черном фраке, а помогали ему еще тип в белом фраке и увесистая тетка в желтом? Выступил с речью Селезнев, всячески расхваливая своего друга Лукашенко. «Если у Лукашенко такой друг, как Селезнев, то кто такой Лукашенко?» — подумал я. Селезнев был без медали Ельцина. И обещал всем восстановление СССР. Вообще все действо выглядело крайне странно. Великая дата отмечалась в чиновничьем стиле под развесистой белорусской клюквой.

Еще до начала действа я стоял в коридоре у елки с Тереховым и несколькими нацболами. Внезапно появился в сопровождении высокого охранника Зюганов. Он поздоровался за руку с Тереховым и нацболами и протянул руку мне: «Здорово, Эдик». Эдик повернулся к нему задом, смазав его руку плечом. Случившееся — повторение эпизода мая 1994 г., когда я точно так же не подал ему руки в помещении газеты «Завтра». (Тогда, правда, все это длилось дольше, и он причитал: «Какой принципиальный…») Человеку, угробившему русскую оппозицию, уведшему ее по пути оппортунизма и соглашательства, лично кинувшему меня на выборах 1993 г., я руки пожать не могу. Не имею права.

31-го в 21 час я позвонил своим родителям в Харьков и поздравил их с Новым годом. Новый год я встречал на Красной площади вместе с нацболом Серегой Троицким, он же Паук, с моей подружкой Лизой, нашими спутниками — юной парой и еще многими тысячами людей, пришедших туда в новогоднюю ночь. От петард и хлопушек, и ракет, и фейерверков дымно было на Красной площади и совсем не слышно курантов. Выпили мы бутылку шампанского из горла и затем поехали к товарищу Гастелло, где были всякие закуски и выпивки. Потом к утру даже и в третье место приехали. Домой я ввалился с Лизой около восьми утра.

Предстоит новый боевой год. Погуляли, и хватит.

Возможно, 23 февраля будет очень жарко…

Нас спрашивают, как у нас дела с помещением. Держимся. Выбороли у московских властей почетное перемирие. Возможен следующий иск Госкомимущества. О ходе событий будем вас извещать. В случае выселения как никогда настроены на то, чтобы превратить бункер в Брестскую крепость.

Просьба ко всем читателям: явиться на демонстрацию 23 февраля. По состоянию на понедельник, 16-е, когда газета пойдет в типографию, нам — ФРОНТУ ТРУДОВОГО НАРОДА — запретили проведение шествия. НАШ ОТВЕТ — ШЕСТВИЕ СОСТОИТСЯ! Даже без разрешения властей! Возможно, будет изменено место сбора: не на Белорусской, а на Маяковской. Однако время останется прежним — 16 часов, 23 февраля. Идите на Белорусскую, если что, вас направят на Маяковку.

Приказ ко всем региональным отделениям партии, в том числе и к новым, — всем организовать демонстрации и митинг в то же время: в 16 часов, 23 февраля.

Каждая демонстрация — это показ мускулатуры оппозиции. Власть будет осторожнее с нами, если увидит крепкие мышцы. Потому все — на демонстрацию в честь Дня Красной армии! Покинув искусственный мир телевизора и теплого клозета, идите на мороз, готовьтесь к будущим испытаниям. Они неминуемы. Ждем вас. Возможно, 23 февраля будет очень жарко.

Поступает множество заявлений о вступлении в НБП. Нам нужно еще больше. Смелее. Партия ждет вас. Одного могут растереть, партию — пусть попробуют. НБП любит вас.

Нам нужны 45 Геббельсов, Дзержинских…

(Региональный лидер (гауляйтер) или комиссар) Лидер региона (субъекта Федерации) — ключевая фигура борьбы Национал-большевистской партии за власть в России.

От характера лидера, от его личных качеств, от того, есть ли у него огонь в брюхе, выносливость, вечная пассионарность, заставляющая его просыпаться с мыслью: «Что я должен сделать? Чего я не сделал?», зависит и судьба партийной организации в регионе. Одной из первых организаций НБП в провинции была организация в Ростовской области. Явившись туда по их приглашению осенью 1994 г., мы, московские нацболы (я и Тарас Рабко), были приятно удивлены сложившейся там отличной группой парней человек в двадцать пять. Руководители группы, по профессии музыканты, Олег Гапонов и Иван Трофимов (группа «Зазеркалье», позднее «Че Данс») показались нам удачными руководителями. Гапонов — эмоционально культовый лидер, и Трофимов — хорошо идеологически подкованный, знакомый с латиноамериканскими левыми. Выделялся еще Олег Демьянюк — необходимый моторный, физический элемент в группе — бизнесмен с национальными взглядами, владелец бизнеса по пошиву обуви. Другие парни тоже нам понравились. И вот спустя три года Ростовская область оказалась самым неблагополучным для НБП регионом. Гапонов и Трофимов, может быть, и неплохие музыканты, оказались никуда не годными руководителями. Постепенно Трофимов удовольствовался какими-то работами на телевидении и в местных СМИ, Гапонов отошел от дел не то под бременем музыкальной деятельности, не то просто по слабости и склонности к градусным напиткам. Поэтому организация в Ростовской области еле дышит. Или, если применять совсем злой подход к делу: ничем себя не проявила, скатилась в маразм.

На этом отрицательном примере следует учиться. Столь отрицательный пример один. Положительные примеры: Андрей Гребнев, лидер питерской организации (они организовали, наверное, сотню пикетов, захватили «Аврору» и прочее), Павел Зарифуллин из Татарстана (те буквально поставили Казань на уши), бессменный руководитель группы екатеринбургских нацболов Дима Волков, руководитель Северодвинского (Архангельская обл.) отделения НБП Володя Падерин. Перечень можно продолжить.

Трудно найти сильного лидера. Этот человек должен не слепо повиноваться приказам из Центра (у молодой партии много проблем, одна из них: налаживание связей между Центром и региональными отделениями), но сам изобретать, выдумывать, сплачивать, организовывать и направлять акции партии в регионе. Выбрать на месте своих региональных врагов и друзей. Быть хозяйственником (флаги, матюгальники, контактный телефон, оповещение людей, помещение для собраний — все это нужно купить или раздобыть) и политиком, а главное — организатором. Недаром в архивах находим в характеристиках большевиков ВКП(б) начала века и периода революции на первом месте — хороший организатор, а уже потом следовали другие параметры: отличный оратор или журналист и прочее. Прежде всего умелые и энергичные организаторы требуются НБП в настоящий период нашей истории. Нам нужны люди, способные улавливать души человеческие и сгребать их в организацию. И верной рукой вести региональную организацию.

Мечтатели, делящие свое время между гитарой, бутылкой водки и мечтами о том, «как мы их вздернем» (т. е. делящие шкуру свирепого живого медведя), — партии на хуй не нужны. Они только лишь сочувствующие. Нам нужны ребята, которые всю свою жизнь повязали с партией, только в ней видят свою судьбу, верят в партию, как в Бога, и мечты о нашей железной диктатуре позволяют себе только во сне, а днем с суровыми или веселыми мордами пашут на партию. Доблестью должно быть: я организовал столько-то пикетов, меня загребли столько-то раз… В свое время партия (не наша) послала Геббельса на север Германии для проведения там партийной работы. Через два месяца он вернулся. Итог его командировки: он организовал выпуск двух газет и в трех землях Пруссии основал местные организации национал-социалистов. Вот как надо работать.

Надо лезть повсюду. Подключаться к рабочему движению (к перекрытию магистралей, шоссе, оккупации заводов), к национальным выступлениям в регионах, к каждой драчке, к каждому митингу. Везде должны реять флаги НБП и быть люди НБП. Ясно, что трудно, даже невозможно, но доблесть и состоит в том, чтобы через невозможное переупрямить судьбу. НБП прочили смерть во младенчестве, а у нас в дополнение к 16 регионам возникли еще 11.

Но без сильной фигуры регионального лидера ни одна организация не выживет. Нам нужны для начала 45 Геббельсов, Дзержинских, Молотовых, Штрассеров — кому как нравится. Но они нам нужны. Хоть родите их заново, но достаньте мне 45 сильных лидеров регионов! И мы сметем всю нечисть: и чиновников, и левых и правых врагов. Ленин смог, сможем и мы. Гитлер смог, сможем и мы.

Высказались из теплых кабинетов…

Несанкционированный митинг «Фронта трудового народа» у латвийского посольства мы собрали утром 5 марта в 11 часов. Нас, протестовавших против жестокого разгона демонстрации русских пенсионеров латвийскими полицейскими, даже не попыталась разогнать московская милиция. Очевидно, они получили приказ «не трогать!», власти понимали, какое негодование эта акция вызовет. Поняли власти и то, что на этом деле можно нагреть руки. Потому жирные власть имущие кому не лень высказались из теплых кабинетов «в защиту прав русскоязычного населения». И Зюганов, и Э.Кирик, и даже Ястржембский потребовали санкций против Латвии. Разумеется, все их якобы угрозы останутся болтовней. «Свинарник» (т. е. Госдума РФ) вынесет очередное постановление, и русские пенсионеры в Латвии будут забыты. Зато «избиратель», сентиментальный и глупый, в момент выборов вспомнит, что тот или иной хряк «защищал права русских в Латвии». Их «защиту» вовсю показывали все каналы телевидения, наш несанкционированный честный митинг едва упомянули. Тонкогубая «Правда» поместила фотографии нашего митинга и плакат «Фронт трудового народа», назвав нас «левыми политическими организациями», только и всего. Подобные гадкие методы замалчивания и официальным телевидением, и «оппозиционными» СМИ имеют целью вышибить нас, выключить, не допустить до политики. Не допустить нашей победы в 1999 г.

Война начинается в еще одном регионе Югославии — Косово. Нет никаких сомнений в том, что за спиной посылающей оружие в Косово Албании стоит бандитское сообщество западных стран во главе с USA. Они успешно продолжают осуществлять свои планы все большего дробления Балкан на карликовые государства. Однако это не должно нас печалить. Западу придется впредь кормить, вооружать и защищать эти страны-карлики, и это истощит Запад. За каждым из жителей ведь не поставишь солдата в голубой каске. Молодежь НБП посетила югославское посольство и предложила сербам свои услуги в войне против албанцев.

Березовский и Лисовский сидят за границей. Ходят слухи, что оба сбежали в связи с «делом Листьева». Вполне возможно. Увидим.

Чубайса включили в список перспективных председателей совета директоров «РАО ЕС России». Подобное назначение возможно только в случае, если он уйдет с поста вице-премьера. Тех, кто надеется, что уход Чубайса что-то изменит, спешу огорчить: «Кина не будет». Ельцин, кажется, выбрал: впредь опираться на проверенных бывших партаппаратчиков, ныне капээрэфовцев. А с ними Россию ожидают тоска, экономическая и политическая отсталость, мир гоголевского «Ревизора» и «Мертвых душ», гнусный и злобный мир белых и красных губернаторов. В политику должны прийти новые люди. Обитателей и «Свинарника» на Охотном Ряду, и Белого дома, и Кремля следует распустить по домам, во все эти деревни Будки, Черные Мырды и откуда еще они там вышли. Пусть трудоустроятся ночными сторожами, кладовщиками, приемщиками стеклотары у населения. И обязать местную милицию проверить трудоустройство.

А Чубайс, ну что. Он только ловкий авантюрист-прогрессист. Достаточно посмотреть на его запутанного неумного брата (последний год второго рыжего часто показывали по ящику), чтобы понять: «Ельцин не схоче, Чубайс не скоче». Чубайс назначенец, его дорога коротка. Фаворит и все. Президент? Опять болеет. Умрет? Он бессмертен. Жириновский? Устроил бардак в Думе, которая если сама не бардак, то бесполезное сборище импотентов. Даже если Жирика лишат депутатской неприкосновенности, ему грозит в худшем случае обвинение в хулиганстве. Выглядит он как хряк, правда, моложе вашего президента. Дерьмо они все. Идите в НБП. Мы противоположны ИМ. Даже только поэтому следует вступить в наши ряды.

«Лимонка» в Тулеева

1. Существо дела


Шумит на всю Россию уже полгода дело Г.В.Коняхина, мэра г. Ленинск-Кузнецкого, что в Кемеровской области. Шумит, и как! Г-н Зюганов в Госдуме заявлял, что в России установилась власть «паханов», а генерал А.Макашов по-армейски с плеча рубанул в «Советской России» от 18 октября 1997 г.: «В советское время (в отличие от нынешнего) уголовник не мог стать ни генералом, ни министром. ЧК работала. Не так, как сейчас!» То есть КПРФ и думская «оппозиция» используют «дело Коняхина» в качестве доказательства криминального характера нынешнего режима.

В криминальности режима я лично не сомневаюсь, и мне этот режим прямой враг, против которого борюсь, но вот оказалось, что к криминальности имеет прямое отношение и КПРФ. Вот что я узнал от адвоката Коняхина Сергея Беляка. Беседа с ним послужила основным материалом для этой статьи. Использовал я также материалы судебного разбирательства и статью журналиста А.Кретинина в Интернете (он корреспондент газеты «Новая Сибирь»).

Напомню существо «дела Коняхина». Мэр Ленинск-Кузнецкого был арестован в Москве 8 октября 1997 г. после публичного выступления Бориса Ельцина в день его встречи с министром МВД Куликовым. Президент привел Коняхина как пример преступного элемента, дорвавшегося до политической власти. Завела президента статья (вернее, это была серия статей «Время быков») в газете «Известия», положенная чьей-то заботливой рукой на стол президента в нужный день и в нужное время. А именно в день встречи президента с министром внутренних дел. В статьях журналиста Королькова Коняхин обвинялся в заказных убийствах и в преступлениях против личности.

После того, как сам президент возмущенно потребовал голову Коняхина, в Ленинск-Кузнецкий спешно отбыла проверочная комиссия из представителей прокуратуры и Министерства внутренних дел. Заказных убийств и преступлений против личности не обнаружили. Но так как САМ ПРЕЗИДЕНТ выступил и САМ возмущался, то, покопавшись в бумагах, нашли финансовые нарушения: среди прочего «хищения» на сумму 352 миллиона рублей старыми (сейчас сумму «хищений» снизили до 235 миллионов). Якобы по предварительному сговору с главой администрации города Астафьевым Л.Е. (о чудо, последний никогда не был арестован, и дело, возбужденное против него много позже ареста Коняхина, уже прекращено) Коняхин представил Астафьеву счета с просьбой оплатить расходы, понесенные при ремонте здания по ул. Земцова, 6. На сумму затрат на этот ремонт Астафьев погасил Коняхину задолженность перед бюджетом, вдобавок к этому из той же суммы Коняхину учли аренду нежилых помещений по адресам: пр. Кирова, 47 и пл. Кирова, 13.

В «Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого» начальник следственного управления прокуратуры Кемеровской области Иродов С.В. установил, помимо вышеприведенного «хищения» (самого крупного), еще и факт неуплаты налога на приобретение двух автомашин марки «ЗИЛ-5301» и автомобильного полуприцепа и другие, столь же «значительные» в наше время заказных убийств и присвоения целых никелевых комбинатов «преступления». Постыдясь, все же убрали имевшееся в предыдущем постановлении получение «взятки» — двух пар резиновых сапог и удочки.

Геннадий Коняхин сидит в СИЗО-1 Кемерова и, по свидетельству начальника медицинской части СИЗО подполковника С.М.Попова, данному в суде, «страдает болевыми приступами в области сердца, сопровождающимися слабостью, одышкой, на фоне пониженного артериального давления». Суд, однако, постановил жалобу адвокатов об освобождении оставить без удовлетворения.


2. За что же сидит Геннадий Коняхин?


Неужели за то, что в его биографии есть две судимости? Первая — еще в подростковом возрасте (сорвал с кого-то шапку). Содержался до суда в предварительном заключении, суд вынес условный приговор. Вторая судимость (сейчас бы за это не судили): служил посредником в перепродаже шахтерами положенных им льготных автомобилей. Купон стоимостью в 9 тысяч шахтер намеревался продать за 12 тысяч. Коняхин брал себе две тысячи за посредничество, а десять отдавал шахтеру. Недовольный результатом шахтер заложил его. В лагере Коняхин так никогда и не сидел. Судимости с него давно сняты за давностью лет. За прошлые судимости разве сажают? Тогда нужно посадить Олега Шенина: бывший член Политбюро ЦК КПСС, согласно статье А.Кретинина, в юности сидел два года, что карьере его ни партийной, ни государственной не помешало. Почему не арестовывают г-на Смоленского (банк «Столичный» или СБС-Агро), ведь у него, по словам адвоката С.Беляка, две судимости?

Вот как выглядит эта история без прикрас. Кемеровская область богата углем. Уголь добывают, ежу понятно, в шахтах. Продавать уголь самим шахтам не разрешали при советской власти, не разрешают и сейчас. Продажа совершалась через посредников, самым крупным был «Росуголь», ниже стояли областные посредники: «Кузбассуголь» и т. д. В гайдаровские времена посредники сами себя приватизировали. Посредников много, все хотят нагреть руки на угольке. Кузбасский же уголь лучший в России, называемый «ленинским», он идет и для отопления жилищ, и на предприятия, и за границу. Посредниками в поставках угля потребителям выступают не только специально созданные для этого фирмы или имеющие многолетний опыт в Ленинск-Кузнецком — это объединение «Ленинскуголь» (директор Мазикин), троллейбусное управление города (Кадуров, уволен Коняхиным), трест жилищного строительства (Терентьев, член КПРФ), многие индивидуально-частные предприятия, такие, как ИЧП «Адуна». Взаимозачет по смете за уборку снега с крыш города за зиму 1996/97 г. оценили в три миллиарда восемьсот миллионов рублей и захотели получить на эти деньги угля. Чтобы перепродать.

Коняхин, бывший боксер, мастер спорта, чемпион Сибири и Дальнего Востока, кандидат в сборную СССР по боксу (именно судимость в биографии помешала ему стать членом сборной), всегда имел коммерческую жилку. Он торговал водкой, одеждой, разводил вместе с женой, тоже бывшей спортсменкой, кроликов и свиней, уехав в деревню, и заработал массу денег. Потом он стал владельцем магазинов, даже построил свой собственный рынок в Ленинск-Кузнецком. Однажды пришел к выводу, что нужно идти во власть. Был избран мэром (одним из противников его был Терентьев) в апреле 1997 г.

Одним из первых действий Коняхина было увольнение Терентьева. После проведенной ревизии деятельности МПЖКХ Терентьев был обвинен в незаконной прокрутке нескольких миллиардов рублей бюджетных средств через счета собственных фирм. Он убежал в Кемерово, где возглавил подобный же трест, тесно сотрудничая в администрации области с окружением Тулеева. Уволил Коняхин и тех чиновников, кому некогда, будучи предпринимателем, давал взятки.

Но самой серьезной акцией Коняхина была попытка лишить источника денег посредников, угольных королей города. Коняхин заявил, что прекратит разворовывание угля Ленинского бассейна. Поставка угля должна осуществляться, по мнению Коняхина, напрямую от шахт к потребителям — без услуг посредников, которые забирали себе львиную долю дохода, а шахты и город не получали ничего. Для этой цели Коняхин создал муниципальное предприятие «Торговый дом «Сибирь», с помощью которого администрация города планировала обеспечить регулярное поступление в бюджет средств от продажи угля потребителям.

Позиция Коняхина вызвала противодействие: 1) со стороны посредников; 2) лоббирующих их интересы в области и в г. Москве должностных лиц; 3) осуществляющих криминальное прикрытие («крышу») преступных организаций города и области.

Согласно словам адвоката Беляка (он говорит, что беседа господ была прослушана), на совещание или сходку собрались летом 97-го г.: г-н Решетов («Ле-нинскуголь», зам. ген. директора); знакомый уже нам г-н Терентьев, близкий приятель Тулеева; бывший председатель колхоза «Мусохраново» Ленинск-Кузнецкого р-на, выступавший в качестве представителя Тулеева и его администрации (фамилию его легко узнать по этим данным); а также крупнейший в Ленинск-Кузнецком преступный авторитет. На совещании решено было опорочить Коняхина в глазах общественности как преступника, для чего использовать газету «Известия». Беляк утверждает, что «имеется информация об уплате заказчиками статьи в «Известиях» 400 тысяч долларов США лицам в администрации президента за доведение до него (до президента) негативной информации о Коняхине. Кроме того, московским высокопоставленным чинам за оказанные ими противникам Коняхина услуги было передано два автомобиля «Мерседес».


3. Кто же получил 400 тысяч USD и два «Мерседеса»?


На этот вопрос можно ответить. Кто положил статью на стол Ельцину, тот и получил деньги. Этих людей следует искать в Москве.

Но прежде покончим с ленинск-кузцецкими и кемеровскими врагами Коняхина. К числу их причисляют г-на Гладко (объединение «Наш дом»), Гладко имеет тесную связь с г-ном Малышевым («Росуголь», Москва), и г-на Цициневского, начальника местной ГАИ. Этот имеет связи в Москве, в МВД России. Интересно, что в составе следственной бригады, направленной Куликовым в Ленинск-Кузнецкий, был близкий друг Цициневского. Хорошая компания… Терентьев, старый номенклатурный коммуняка, близкий к блоку «Народовластие», обещал «закатать Коняхина в асфальт». Но решили, что легче устранить его руками президента.

Когда журналист «Известий» Корольков приезжал в Ленинск-Кузнецкий, встречал его и возил по городу некто господин Чекис, возглавляющий «Независимые профсоюзы Кузбасса». Степень его независимости такова, что одно время он хотел быть представителем президента в регионе. Г-н Чекис находится в живых и деловых отношениях и с губернатором Кемеровской области Тулеевым, и с г-ном Малышевым из «Росугля» (это эквивалент «Газпрома» по углю). Кто же все-таки подсунул статью в «Известиях» президенту? Тут явно не хватает одного звена. Попытаемся понять. Газета «Известия» принадлежит г-ну Потанину. В недавнем прошлом вице-премьер, а ныне глава ОНЕКСИМ-банка, Потанин приезжал в свое время в Кузбасс. Потанин через ОНЕКСИМ-банк заинтересован в угле и в посредничестве. Он же владелец «Известий». Собака зарыта где-то тут? Уголь и доллары — вещи серьезные. В области за последние годы были убиты с десяток директоров шахт и налоговых чиновников. Но Потанин не знает расписания президента и не может положить свои «Известия» к нему на стол. А кто может? Господин Юмашев может, глава администрации президента. И еще г-н А.Казаков — зам Юмашева. Оба писатели, журналисты.

Кто же вышел на Юмашева или Казакова?

Мог выйти г-н Потанин. Мог, но вряд ли это он. Мог выйти глава «Росугля» Малышев. И мог еще один человек: Амангельды Молдагазыевич Тулеев, красный губернатор, кандидат на пост президента, друг Зюганова. Человек, шедший в обком и облсовет, называвший власть не иначе как «правительством национальной измены» и с готовностью живший в этой власти, вначале министром по делам СНГ, затем принявший из рук этой власти губернаторский пост. Откровенный демагог, обещающий массам все, «критикующий всех и вся». «Такие оппозиционеры, как Тулеев, для власти опасны, с такой оппозицией власть всегда договорится, — пишет о нем журналист А.Кретинин. — Такую оппозицию можно легко купить, посадить на крючок компромата». (Информация о «боевой юности» сына г-на Тулеева, еще в 14 лет осужденного за квартирные кражи в городе Новокузнецке, тщательно скрывается. Г-н Тулеев сегодня говорит о Коняхине, что «вор должен сидеть в тюрьме», а вот для своего сына он в свое время добился неприменения этого принципа, заключает А.Кретинин. Добавлю, что, по свидетельству Беляка, этот же сын Тулеева берет сейчас в свои руки все посредничество в торговле углем. Интересно, да еще как.)

Какими же были отношения Коняхина и Тулеева? Выясняется, что крайне враждебными. Познакомились они в начале 1996 г., когда Тулеев, высшее доверенное лицо Зюганова, приезжал в Ленинск-Кузнецкий агитировать за своего высокого кандидата. Ленинск-Кузнецкий оказался оклеен листовками, плакатами Ельцина. Откровенный русский капиталист Коняхин был душой всей этой кампании. Даже «Коняхинский рынок» мыслился как подарок городу к президентским выборам. В ДК Ленинск-Кузнецкого Тулеев выступил. Он сказал: «Я видел, у вас кругом Ельцин. Я понимаю, откуда это все идет». В ответ на это из зала раздались негативные реплики и последовали негативные вопросы. Тулеев (не умеющий полемизировать) раздраженно застучал согнутым пальцем по трибуне: «Я знаю, здесь сидит кучка людей, купленных Коняхиным». Тогда присутствующие, за исключением нескольких старух, встали и покинули зал. Озлобленный Тулеев выскочил, прыгнул в джип и уехал с охраной. Зюганов тогда победил во всей Кемеровской области, за исключением Ленинск-Кузнецкого, где победил Ельцин. В апреле 1997 г. Коняхмна избрали мэром, ему советовали не ссориться с Тулеевым. Когда Тулеев еще был министром по делам СНГ, Коняхин, будучи в Москве, пошел к нему на прием. Тулеев отказался его принять. Став губернатором Кемеровской области, он ни разу не принял Коняхина, мэра одного из крупных городов области. Из области в бюджет города не поступало ни копейки. Сейчас деньги пошли.


4. Развязка


Москва недавно дала понять, что готова выпустить Коняхина. Поняла, что ее обманули. Держит его сейчас в Кемерове мстительный г-н Тулеев. В то время как его сын прибрал к рукам продажу угля, Тулеев окапывается в области. Он сменил руководителей всех силовых ведомств. Начальника милиции привез из Москвы. Говорят, предпочитает брать на работу казахов. Назначил и.о. мэра Ленинск-Кузнецкого казаха Мамаева, только что получившего гражданство РФ.

«Мрачный край, — говорит о Кузбассе Беляк. — Народ хороший, простоватый, добродушный». Кузбассу всего 55 лет — детище совка. Нет научной базы, мало студентов. Каждый второй из семьи зэков или высланных. Поэтому избрание Коняхина тут никого не шокировало. В области три тюрьмы: в Кемерове, в Белове и Новокузнецке. И несчетное количество лагерей. Политически люди малосознательны. Города мрачные, после темноты гулять не рекомендуется. Бедность, проститутки, попрошайки даже дети — «Дяденька, купи мне хлеба» — и братва.

И последний штрих! На состоявшемся 25 февраля судебном заседании по делу Коняхина присутствовали три местных телеканала. Репортаж дал лишь один из них: NTSC, в том числе интервью с Коняхиным в клетке. Беляк заехал из тюрьмы поблагодарить Коняхина за корректное освещение суда. Директор был подавлен и пожаловался: «Целый день пишу объяснения. Получил нагоняй на самом высшем уровне. Губернаторском. Было сказано: «Проблемы Коняхина для Кузбасского телевидения не существует». Беляк комментирует: «Даже Немцов хотя и был крайне недоволен тем, как телевидение освещает дело Клементьева, но не запретил освещение, как бы он ни был плох. Красный губернатор КПРФ запретил».

Так кто же все-таки получил 400 тысяч долларов? Ответ на этот вопрос знает президент РФ. Тот, кто принес и положил ему на стол газету «Известия». Ельцин знает кто.

И вот еще что. Ельцин в свое время прислал Коняхину личное поздравление по поводу избрания его мэром: Сидя в тюрьме, наивный Коняхин не понимает: «Как же так?»

За наших стариков — уши отрежем

То, что правительство грохнулось, вы знаете. Я обещал вам падение Чубайса, вот он и пал. Поражает ничтожность лица Кириенко, и.о. премьер-министра. В новое правительство, мы подозреваем, войдет и пара-тройка министров из КПРФ.

«Фронт трудового народа» еще раз атаковал посольство Латвии. 17 марта мы бросали в здание тухлые яйца, сожгли латвийский флаг, скандировали лозунги: «Сядут в Риге наши «МиГи»!», «Посольство — закрыть, посла — на нары!», «За наших стариков уши отрежем!». В то время как на месте действия было множество телекамер, вечерние «Новости» едва нас упомянули. То есть информацию о нашей манифестации подвергли цензуре. Это уже далеко не первый случай замалчивания «Фронта трудового народа». В тот же вечер в рядах пятитысячной русской демонстрации в г. Риге мы увидели ребят с повязками НБП и с нашим-флагом. Привет рижским нацболам, свяжитесь с нами!

«Правда России», газета КПРФ, объявила в заметке «Лимонов отвергнут» о том, что «Президиум Народно-патриотического союза России отказал в приеме в состав НПСР Национал-большевистской партии (Э.Лимонов) ввиду ее экстремистских и крайне радикальных действий, направленных на раскол оппозиционного движения в стране». История требует разъяснения. Поскольку нас постоянно упрекали в нежелании действовать сообща с умеренной оппозицией, мы, пересилив всю неприязнь к ним, решили доказать свою добрую волю к союзничеству и еще в начале лета подали заявление о вступлении НБП в НПСР. И вот через восемь месяцев получили результат. Зато в НПСР на том же заседании (состоялось оно в здании Госдумы, где же еще!) приняли ассоциацию «Марафонское зимнее плавание», а еще раньше — Ассоциацию уфологов, то есть верующих в летающие тарелки. Вот так. На грани анекдота работают товарищи из НПСР.

Руководство КПРФ явно озабочено созданием «Фронта трудового народа». Одновременно с «Правдой России» мне попалась на глаза «Астраханская правда», величающая себя «газетой коммунистов области». Все помыслы некоего С.Дудченко, автора статьи «Коричневый лимон», направлены на грядущие выборы. Он уговаривает читателей (уже за 19 месяцев до выборов) не голосовать за «Фронт трудового народа». «Возможно, на будущих выборах некоторые «кретины», не разбираясь в тонкостях политических платформ, отдадут часть голосов этому блоку, — сетует Дудченко. — Голоса, отобранные у партии Зюганова, могут помочь втиснуться во власть «демократам-радикалам» и уменьшить патриотическую часть Думы или помогут провести «демократам» на пост президента своего ставленника. Вот будет радость для Лимонова, Терехова и Анпилова! Сработают на партию власти и спасибо не получат. Только свое самолюбие потешат. А трудящимся — вред».

Ты что, имеешь монополию вякать от имени трудящихся, гражданин Дудченко? Мы, значит, самолюбие тешим, а Зюганов что делает? Подвиг для народа совершает, раскатывая в бронированных автомобилях, и пятый год говорит, говорит и только говорит. А когда надо поддержать готовящееся восстание русских в Кокчетаве, то поехал туда «тешить свое самолюбие» только Лимонов с ребятами НБП. Зюганов даже к посольству Латвии поленился приехать. Протест бы вручил. Но ему положить на русских стариков в Латвии, они же не его избиратели.

Гниды. Надоели. Трудящимся рекомендуется поднять на вилы и колья всю эту бывшую и настоящую номенклатуру без различия, кто из них НДР, а кто КПРФ.

Я слетал на два дня в Новосибирск, где выступал в двух крупных залах перед народом (яблоку негде было упасть), дал множество интервью телевидению и радио. Повидал нашу молодую партийную организацию в Новосибирске, предводительствуемую 18-летней Викой Поповой.

В Питере в организацию НБП, как сообщил мне питерский лидер Андрей Гребнев, пришли ребята, отвоевавшие в Чечне, численностью в целое отделение. Все идет по плану.

Сто нацболов поставили Ригу на уши

События, как вагоны при крушении поезда, набегают одно на другое. В День нации (мы отмечаем его уже третий раз), 5 апреля, мы, НБП, пришли колонной к 14:30 к храму Христа Спасителя и обнаружили там многие сотни ребят и девушек, явившихся на наш призыв. Построившись, со знаменами и лозунгами мы двинулись мощной толпой. Префектура и ГУВД, разумеется, постарались максимально спрятать нас от жителей города. Вместо маршрута по Волхонке и далее между Библиотекой Ленина и Манежем, а затем по Охотному Ряду нам разрешили хитрый маршрут по набережным. Шумные, сильные, молодые, около тысячи человек, мы пришли к памятнику Кириллу и Мефодию и там с 15:30 до 17 часов на ярком весеннем солнце провели митинг. Мы орали: «Мы ненавидим правительство!», «Вся власть НБП!». «Свободу Андрею Клементьеву!» После митинга от памятника желающие отправились в ДК «Сетунь», где под предводительством молодежного героя Сергея Троицкого состоялся концерт.

7 апреля, включив в 8 часов утра радио «Эхо Москвы», я узнал, что накануне вечером по Латвийскому национальному телевидению выступил начальник полиции Латвии и заявил, что за недавние взрывы у синагоги и у российского посольства в г. Риге якобы ответственны члены Национал-большевистской партии. Эту же информацию распространило французское агентство Франс-Пресс.

В тот же день нами было разослано по факсу заявление, где сообщалось, что Национал-большевистская партия непричастна к взрывам в Риге. Да, рижские национал-большевики под флагами НБП сплоченной колонной численностью в 100 человек прошли 17 марта по улицам Риги к зданию правительства. Они протестовали против дискриминации русского населения в Латвии, против политики расизма и апартеида, практикуемой латвийскими властями. Однако ко взрывам в Риге мы, Национал-большевистская партия, непричастны. Латвийские власти срочно ищут козлов отпущения. Ищите их, господа, в своих рядах.

Мы публикуем письмо из Риги от нашего товарища, подписавшегося псевдонимом Маузер по вполне понятным причинам. Две тысячи полицейских, включая американских следаков, прочесывают Ригу в поисках двух молодых людей, чьи портреты-роботы были показаны вчера же по Латвийскому теле. Вместе с письмом товарищ Маузер прислал нам множество рижских газет. Все они вышли с фотографиями национал-большевиков, наших лозунгов, наших флагов на первых страницах. Еще 18 марта началась антинационал-большевистская истерия в Латвии. Поразительно, что русские СМИ там молчат о преследованиях членов НБП (идут обыски, аресты, конфискации), как в рот воды набрали. Явно отдан приказ: не пропагандировать НБП в России, единственную партию, которая опять (как и в случае кокчетавского восстания 2 мая 1997 г.) оказалась на месте народной трагедии. Примазавшиеся кабинетные оппозиционеры — гады вы бесстыжие! Вякать из Москвы, в то время как наши парни выдерживают на себе всю тяжесть злобного антирусского режима! Я заявляю со всей ответственностью, что, если волос упадет с головы хоть одного из нацболов в Латвии, здесь мы отомстим по принципу «око за око, зуб за зуб». Примите это к сведению, господа начальники латвийской полиции и спецслужб.

7 апреля же состоялось на Лубянке 20-е совещание по поводу проведения шествий и митингов 9 апреля. Был приглашен и я вместе с Тереховым, Худяковым и представителями профсоюзов. Глава ФСБ Москвы и Московской области, зам. директора ФСБ г-н Царенко сказал следующее: ФСБ беспокоит: 1) криминогенность, взрывы, угрозы взрывов. Достаточно, дескать, запустить угрозу взрыва, чтобы дестабилизировать ситуацию; 2) еще его беспокоит угроза «со стороны шумных, экстремистски настроенных групп, особенно молодежи. Иной раз за позицией политической стоит позиция уголовника. Пример: «РВС». Минирование памятников, систем водоснабжения города. 9 апреля ситуацией может воспользоваться и эта группа, и похожая на них». Короче, господ из ФСБ нервируем мы, НБП. Никаких сомнений в этом нет, никаких шумных групп молодежи не существует. Господа хотели приставить к каждой колонне надсмотрщика — офицера связи, я наотрез отказался от этой попахивающей ГУЛАГом и зоной услуги ФСБ. Лакейские профсоюзники, в особенности г-н Антонцев, в свою очередь попросили: как можно больше офицеров связи. Если бы рабочие не были такими безразличными, им бы стоило начистить рыла и г-ну Антонцеву, и второму представителю профсоюзов, г-ну Доронину — верноподданным слугам режима, лижущим жопы даже конвою — ФСБ. На охрану митингов у Белого дома мобилизованы аж пять тысяч ментов. Они, конечно, боятся не конфронтации профсоюзных, капээрэфных и национал-большевистских масс, нам на уровне масс делить нечего, но боятся, что массы объединятся и пойдут лавиною на Дом правительства. Чего мы делать, кстати, не собираемся. Рано.

9 апреля я повел партийцев из штаба под серым небом по Комсомольскому проспекту к метро «Парк культуры», а оттуда по Садовому кольцу к Смоленской площади. Развернув флаги, стали в грязи среди обычного контингента трудоросов. Анпилов отсутствовал. Его зам Худяков и подполковник Терехов подошли позже.

Стали строить колонну. Впереди почему-то появились люди с лозунгами «КПСС» и «Трудовая Россия», и только за ними мы построили за лозунгом «Фронт трудового народа, армии и молодежи» свою колонну. С нами встали и офицеры с Тереховым. С обычным нашим шумом и криками (мегафон сел к такой-то матери) прошли по набережным к Белому дому. Там стояла туча людей, и с высоты площадки у мэрии (бывшее здание СЭВ) заливались зюгановцы. Там же, на этом мавзолее, стоял и Анпилов. Мы было присоединились к ним, но затем продолжили шествие и заняли Горбатый мостик. НБП стала вверху с лозунгом «Фронт трудового народа, армии и молодежи», а «Трудовая Россия» и Союз офицеров сторонами буквы «П» вниз. Наверх въехал звукоусиливающий грузовичок, но почему-то долго не начинали. Анпилов выступал вдалеке, там, у зюгановцев, нам его не было слышно. Наконец мы с Тереховым растормошили Худякова и начали. Анпилов подошел от зюгановского митинга много позднее. Произнес речь. Наградил медалью (от Сажи Умалатовой и ее несуществующего постоянного президиума съезда депутатов СССР) Вавила Носова. Результат 9 апреля для ФТН — негативный. Судя по сообщениям СМИ, журналисты даже не поняли, что «Фронт трудового народа» выступил отдельно. Получилось скомканное топтание двух десятков тысяч людей на одном пятачке, и так как у зюгановцев было более выигрышное центральное место, то впечатление такое, что мы послужили массовкой для зюгановского митинга. То, что Виктор Иванович раздвоился на два митинга, тоже не способствовало цельности впечатления, полученного рядовым сторонником радикалов. Скорее мы оставили народ в недоумении. Была совершена тактическая ошибка, ее следует проанализировать, чтобы не повторить.

О возне с премьер-министром вы все знаете. Первое голосование 10 апреля: 143 депутата — за, 186 депутатов — против, двадцатник депутатов воздержался. В конце концов низкие и подлые договаривающиеся стороны поделят пирог России. К следующему номеру газеты уже будет ясно, сколько зюгановцев и элдэпээровцев войдут в правительство, которое, разумеется, не будет называться коалиционным. Нас с вами никакое их правительство не устраивает. Нам нужно наше правительство. НАМ НУЖНА ВСЯ РОССИЯ.

глава 3. Мы не секта интеллектуалов

НБП — партия прямого действия, а не секта интеллектуалов

17 апреля НБП совместно с «Трудовой Россией» провела несанкционированный пикет у здания МВД на ул. Житной, д.16, протестуя против избиения карателями ОМОНа студентов в Екатеринбурге. Ментов кто-то предупредил, нас ждали сотни ментов, четыре ментовских видеокамеры. Потому митинг провести не дали, но Анпилова и меня принял генерал МВД, и я зачитал ему петицию, подписанную нашими сторонниками. Генерал обещал передать петицию первому заму Степашина — генералу Маслову, а тот передаст ее лично Степашину.

23 апреля в Центральном Доме журналистов состоялась пресс-конференция лидеров мусульманских организаций России на тему «Издание «Сатанинских стихов» Рушди — очередное оскорбление мусульман России». На встрече присутствовали Надиршах Хачилаев, депутат Госдумы, председатель Союза мусульман России; Нафигулла Аширов — верховный муфтий мусульман Сибири и Дальнего Востока; Гайнутдин Равиль, председатель Совета муфтиев России, муфтий Центрально-Европейского региона; Абдул-Вахед Ниязов — гендиректор Исламского культурного центра России и Гейдар Джемаль — председатель движения «Исламский комитет». Все эти почтенные мусульманские лидеры были возмущены готовящейся публикацией в питерском издательстве «Лимбус-Пресс» (или «Лингус-Пресс», я записал со слуха) дурной книги автора Салмана Рушди, оскорбляющей Пророка. А вместе с ними возмущены 20 миллионов мусульман России. Присутствующие с сожалением отметили слабое внимание СМИ к событию, к ожидающейся публикации мерзкого пасквиля, который, если его опубликуют, может перессорить мусульман с немусульманами. Я, со своей стороны, разделяю возмущение мусульманских лидеров и считаю, что эта книга (кстати говоря, ничтожная и бесталанная) не должна быть опубликована в нашей стране, так же как и любая книга, высмеивающая или унижающая Христа. «Против ислама развязана война. Война развязана Западом», — сказал Гейдар Джемаль. После пресс-конференции я побеседовал с этим выдающимся человеком. В последующих номерах «Лимонки» появится интервью с ним. В программе НБП сказано, что с мусульманским миром надо дружить и объединиться с ним в борьбе против Запада. Вот и станем дружить.

Последние недели выдались истеричными. И в жизни страны (Ельцин навязывал России и Госдуме незначительного Кириенко), и, увы, в жизни московской организации НБП. В московской НБП совсем незначительные, казалось бы, события вскрыли существование диссидентов, существование тенденции, может быть, и не противоречащей основной линии партии, но оспаривающей собственно «политический» элемент в НБП.

Выяснилось, что кое-кто в самой партии так и не усвоил, что Национал-большевистская партия — политическая организация. Да, стиль ее, яркий, сильный, насыщен элементами авангардной культуры и эстетики, но цели организации — политические. Партия стремится к завоеванию власти и к революции в России. Что произойдет раньше, а что позже — покажет время. Однако ошиблись те, кто принял партию за секту, за дискуссионный кружок, за собрание единомышленников, занимающихся самосовершенствованием. Я не против дискуссий, не против самосовершенствования, обеими руками за, но даже в подзаголовке «Лимонки» у нас значится: «газета прямого действия», а НБП задумана была как партия прямого действия. Период размышления, рефлексии давно прошел, рефлексией до сих пор занимаются газеты «Советская Россия» или «Завтра», мы же ставили своей задачей с первых дней существования и партии, и газеты ПЕРЕХОД на новый, оперативный этап борьбы. Преобладание рефлексии над действием — национальная трагедия России. Мы ее успешно преодолевали все эти годы.

«Диссиденты» же НБП предлагают нам вновь пуститься по кругу, совершить опять виток теоретических размышлений и поисков. Нельзя этого делать. Уже сформулировано все, что может быть сформулировано. Сценарий — программа НБП — есть. Есть девяносто номеров «Лимонки», где эта программа всесторонне детализировалась. Идеология готова.

НБП давно уже не маргинальная партия, давно уже не кружок интеллектуалов. Она реально вылилась на улицы городов России и заметна грубыми молодыми мышцами сотен тысяч ее сторонников. Партия грозно просматривается на милицейских и фээсбэшных видеофильмах. Нас уважают и боятся (да-да, те, кто понимает, какие у нас перспективы, — боятся!), потому что в наших колоннах идут русские мальчики, а не за ту или иную статью, опубликованную в «Лимонке» или «Элементах». Партия состоялась. Она есть. Ей предстоит нарастить еще мышцы, но она есть. Кое-кто в партии испугался партии, хотя все вместе мы ее и создали. Но возвращения назад, в скорлупу маргинальности, нет. Для тех, кто его совершит, это будет неестественное, вынужденное, пораженческое возвращение. Я не против всестороннего и постоянного совершенствования интеллектуального багажа партии, но возвращения к кружку не будет. Возвращения к секте не будет.

Докладываю, что у НБП сейчас зарегистрированы организации в 27 субъектах Федерации плюс еще восемь готовы к регистрации. За этими сухими данными — несколько тысяч молодых нацболов, энергия и сила в 35 областях страны.

Теперь о Кириенко, Думе и голосовании. Сам по себе лысеющий юный бюрократ старой копейки не стоит. Однако голосование по его кандидатуре — как решающая проба на СПИД. Больна Дума безнадежной болезнью предательства и трусости или нет?

Оказалось, что больна. У Думы очко сыграло. За Кириенко 251 депутат. Только 25 проголосовали против. Остальные не брали бюллетени, то есть фактически воздержались. Несмотря на официальное заверение Зюганова, что депутаты КПРФ не будут даже касаться избирательных бюллетеней, по свидетельству А.Шохина, «коммунисты выстроились в очередь за бюллетенями, как в застойные годы за дефицитом». Неудивительно, что после голосования вышедший к журналистам Зюганов «выглядел как человек, переживший катастрофу». Да, катастрофа, да, случилась. Всем понятно, что без участия депутатов КПРФ победа Кириенко не состоялась бы арифметически.

А «Фронт трудового народа» можно поздравить. Так как коммунистический избиратель понимает, что КПРФ помогла выбрать Кириенко, терпение избирателя неминуемо должно лопнуть. Уже завтра коммунистический избиратель, отказав в доверии КПРФ, отдаст свое доверие нам, радикалам. Тем, кто твердо потребует не смены правительства, но смены политического строя. Мы, радикалы, хотим социализма. На меньшее мы не согласны и никогда не будем согласны. 1 мая, товарищи, все к памятнику Ленину у метро «Октябрьская». В 9:30 тронемся шествием к Васильевскому спуску, где проведем митинг «Фронта трудового народа». Уже под лозунгом: «Долой и правительство, и Думу!»

Отверженные, мы шли по пустой солнечной Москве

27 апреля московское отделение НБП провело санкционированный митинг против избиения ОМОНом студентов в Екатеринбурге. Изначально мы подавали заявку на место у входа в здание МВД на Житной, 16, однако менты сослались на то, что мы будем мешать прохожим, идущим по важным делам купли-продажи. На Калужской выступили я, Анпилов, Терехов, Худяков. Их людей была горстка — основной состав «Трудовой России» пошел на митинг Рохлина. От «Студенческой защиты», совместно с нами подавшей заявку, не явился даже Д.Костенко, заявку составлявший. Из чего делаем вывод, что «Студенческая защита» умерла. Слабые вымирают, нормально.

29 апреля наши друзья анпиловцы преподнесли нам дерьмовый сюрприз, объявив, что собираются идти 1 мая в одной колонне с КПРФ (и это несмотря на то, что мы вместе за десять дней подали заявку в мэрию на совместную демонстрацию «Фронта трудового народа»). Ложная ли коммунистическая солидарность возобладала (но зюгановцы — не коммунисты, Виктор Иванович! Они лишь выдают себя за таковых) или есть другая причина, но часовой разговор с В.И.Анпиловым не заставил его изменить намерение. В тот же вечер заседало их бюро исполкома, и они подтвердили решение. Я сказал, что мы не можем идти с Зюгановым, который угробил дело оппозиции, завел ее в постыдное болото соглашательства с властью. Я сказал, что мы пойдем заявленным маршрутом на Васильевский спуск и там проведем митинг. Союз офицеров согласился с нами. 1 мая у памятника Ленину мы были в 8:40. Став слева от памятника, развернули флаги и полотнища лозунгов. Я в мегафон обратился к собравшимся (в двух шагах от нас налаживали два своих грузовика анпиловцы) с обращением. Привожу его текст полностью.

«Обращение к трудящимся

ДЕНЬ РАБОЧЕГО, 1 мая 1998 г., Россия встречает в разгромленном состоянии. Зияют черными окнами корпуса заводов и фабрик от Калининграда до Владивостока. Падение производства в могилу продолжается, зарплаты рабочих годами прокручиваются в банках, наваривая капиталы Березовским. Раздуты до 29 дивизий, откормлены, как клопы, силы карателей ОМОНа. Им платят вовремя и много за содержание народа в страхе и повиновении. Кто же сегодня на стороне трудящегося человека? Вялые, послушные власти профсоюзы как огня боятся политики и политических требований. 24 апреля Госдума, в том числе и народные избранники от «оппозиции», доказали свою трусость лакейским сверх нормы голосованием за ничтожного фаворита Кириенко. 251 депутат испачкался в позорном голосовании. Простая арифметика доказывает, что такой результат не мог быть достигнут без помощи депутатов КПРФ.

Голосование 24 апреля — это последняя капля, переполнившая чашу нашего терпения. Довольно! Мы больше не верим Зюганову и его жирным товарищам в Думе. Мы призываем всех честных коммунистов и всех честных патриотов поставить крест на КПРФ. Поддерживайте «ФРОНТ ТРУДОВОГО НАРОДА», куда входят Национал-большевистская партия, Союз офицеров и «Трудовая Россия». Фронт образован в октябре 1997 года как блок радикальных партий. Его цель — социализм и последовательное собирание СССР. В свете всего вышесказанного выглядит крайне непривлекательным откатом назад неожиданное решение бюро исполкома «Трудовой России» изменить заранее согласованный ФТН маршрут на 1 мая и пойти на совместный митинг с Зюгановым. Мы не понимаем вас, Виктор Иванович! Таким образом вы присоединяетесь к политической силе, дискредитировавшей себя 24 апреля на всю страну, перед всем народом. Мы заявляем о своем намерении быть вашими верными союзниками по «Фронту трудового народа», однако считаем, что 1 мая 1998 г. вы совершаете непростительную политическую ошибку. Возможно, вас вводит в заблуждение то, что верхушка КПРФ называет себя коммунистами, и вы солидаризируетесь с братской партией? Но они не коммунисты, а самозванцы-чиновники. Пять лет они обманывают Россию. Они завели оппозицию в тупик предательства и соглашательства. Довольно!

Вся власть «Фронту трудового народа, армии и молодежи»! Родина или смерть!

1 мая 1998 г., НБП»

Обращение, так же как и лозунги, которые мы выкрикивали, вызвало накал страстей у памятника Ленину. Дезориентированные старые люди в лучшем случае предлагали нам объединяться с Зюгановым, в ряде случаев брызгали слюной и потрясали кулаками. Ответственность за эти страсти несем не мы, но руководство исполкома «Трудовой России». — Наша позиция твердая, ясная, мы не мечемся с одного стула на другой и не сидим на двух сразу. Мы вошли во «Фронт трудового народа» и преданы ему. В 9:35 мы выдвинулись колонной. Пришел Егор Летов с музыкантами «Гражданской обороны» и вместе со мной пошел в голове колонны. Время от времени брал у меня мегафон и выкрикивал лозунги. Подвалил со своими ребятами Паук. Колонна все же получилась внушительная и исключительно молодая. Юная. У памятника на площади остались одни старики. Получилось символично, старая красная Россия, в этот раз испугавшись, опять простила Зюганова и рванула к нему, предав молодую Россию. Отверженные, мы шли по пустой солнечной Москве, милицейские автомобили двигались впереди, менты окружали нас, как конвой. «Ре-во-лю-ция! — кричали мы. — Капитализм — дерьмо! Россия — все, остальное — ничто!»

Придя на Васильевский спуск, провели, став спиной к Василию Блаженному, митинг. Над нами с огромного крана свисали две железных петли. Егор Летов спел несколько песен, пел Непомнящий, выступил майор из Союза офицеров СССР с Украины, австралийский национал-большевик, председатель профсоюза «Взаимопомощь» из Воркуты, шахтер В.Поташный, множество национал-большевиков из регионов и из Москвы. И сияло ярчайшее солнце. В 12 часов мы проводили в автопробег по СНГ подполковника Терехова. И закончили митинг. Вечером, в 19:30, я, выйдя на сцену БКЗ «Крылья Советов» вместе с Егором Летовым, открыл его концерт. Легендарная «Гражданская оборона» пользовалась исключительным успехом. На улице перед ДК осталось вдвое больше ребят, чем поместилось в битком набитом зале, где чувствовалась мощная энергетика.

Первое мая не было испорчено. И все же было горько. Что ж вы, Виктор Иванович? Почему вы мечетесь? НБП честно пошла с вами в октябре 1997 г., предполагая идти до конца, до любого конца. А вы? Виктор Иванович, зюгановцы все провалили, что же вы им руку подаете и с полу подымаете? Сейчас они нуждаются в вашей поддержке, завтра они вас опять кинут. Молодежь отказывается понимать эти ваши маневры, Виктор Иванович! Только «Фронт трудового народа»!

ВМЕСТЕ ПОБЕДИМ!

Опущенная Россия

В августе—сентябре 1997 г., наезжая множество раз в Буденновск — город трагический, второй по значению город избирательного округа, где я баллотировался, помню, я уловил, понял атмосферу безысходности. Непонятно, зачем живут люди. Их унизили и опустили чечены своими жестокими налетами, но и годы спустя люди не оправились. 14 сентября 1997 г., за день до выборов, буденновский РУБОП жестоко избил и пытал в Буденновске моих доверенных лиц: Ирину Табацкову и Николая Тяглова. Этот жестокий эпизод лишь подтверждает опущенность Буденновска. Жестокая ярость опущенных явно не противоречит кровавости насилия над ними.

Хорошо бы проанализировать себя, на себя оборотиться России. Оставив манию величия и льстивые самовосхваления: «Святая Русь — Третий Рим. Благородный, богоизбранный народ», поглядим вечерком в зеркало. Все как мы есть.

Общий портрет: заунывная подавленность, опущенность в лицах, большинство населения живет в молчаливом испуганном ступоре. Ну и грехов немало: в городах России и селах основное занятие мужиков — культурный отдых. Они тупо пьют, девушки наши слывут неразборчивыми и податливыми не только у кавказцев, но и у всех иностранцев. Четыре миллиона абортов в год делается в России. 130-миллионная Россия не смогла победить 700-тысячную Чечню. Есть о чем призадуматься.

Почему не рожаем детей? Время смутное и денег нет — это не ответ. В азиатских республиках и время смутное, и денег совсем уж нет, в десять раз меньше нашего, а рожают. Почему наши девки такие распущенные? И все более и более распущенные? Это вина выбранной нами цивилизации. В Латинской Америке штатовские девушки, «американки», также имеют репутацию блядей, трахать их трахают, особенно мексиканцы и пуэрториканцы, с удовольствием, а вот жениться на них «латинос» и в голову не придет. На наших женятся с большой охотой, но проблема та же. Цивилизация удовольствия — западная, со славянской бабьей распущенностью нужно кончать. Нации нужна новая жестокая мораль. Нам нужен свой «шариат», чтобы загнать наших, бесов пьянства в больницы и лагеря, а девок на место — в семью, в постель мужа, к колыбели ребенка. Одной политической составляющей (партией) тут не обойтись — нужна моральная составляющая. Какая? Что может послужить «шариатом», сводом моральных законов для России? Не «Домострой» же? Нет. Слишком далек и нет живой связи. А.Дугин последний год пытался (очевидно, неосознанно) найти эту моральную составляющую в старообрядчестве. Но эта попытка, я уверен, обречена на неудачу. Старообрядцев у нас раз-два и обчелся. И те, какие есть, в основном ряженые, парфюмерно-парикмахерские. То есть как те же казаки, которые при всем их желании не будут казаками никогда. Старообрядчество так же далеко сегодня, как «Домострой», и живой связи нет. А рядом есть Азия. Жестокая, трудолюбивая, неустанно рожающая детей, непьющая. И мы с тоской глядим на отвязную жестокость Чечни, на самоубийственную ярость ваххабитов. Соблазн уподобиться им велик. Соблазн? Но это грандиозная идея. Если мы уподобимся Азии, станем Азией, западной цивилизации наступит верный что? Правильно, конец. Есть над чем поразмыслить.

Выходите на улицы с нами на все наши демонстрации

Увы, «Лимонка» выходит раз в две недели, потому реагировать на события вовремя затруднительно. Уже 10 мая мы узнали из наших источников о задержании Елизаветы Березовской в СПб и о том, что у нее обнаружены наркотики: кокаин и героин. И о том, что вместе с нею задержан архитектор Илья Вознесенский — правнук И.В.Сталина. Не медля, мы по факсу поделились этой эксклюзивной информацией со СМИ уже 10 мая в 19:30. По нашей наводке сначала дало эту информацию радио «Эхо Москвы», а на следующий день о ней узнала вся страна. В частности, информация на первой полосе «Комсомольской правды» вся исходила от меня, была получена «КП» от меня по телефону. Страна должна знать, чем занимается дочь Березовского, важного для России человека, не так ли? Если бы у нас существовало равенство людей перед законом, Лиза Березовская сидела бы сейчас в Бутырках, в женской новой лужковской тюрьме, или в «Крестах», как Витухновская, но в России следствие и суды подвластны власти, потому доченьке Березовского оформили «добровольную сдачу наркотиков».

Взорвали синагогу в Марьиной Роще. Почему-то хочется поглядеть в сторону Латвии. Латвию сейчас (по справедливости) затюкали, и логически неизбежно было ожидать, что кто-нибудь захочет зачернить репутацию и России, чтобы они сравнялись. Взорвали синагогу в Риге (целую неделю латвийские СМИ обвиняли в этом наших рижских нацболов), и вот, ну конечно, — в кустах уже стоял рояль — взрывают синагогу в Москве. 14 мая днем на НТВ г-н Гусинский заявил по поводу взрыва, что «это дело рук фашистов или национал-большевиков. Их надо привлечь к уголовной ответственности». Мы возмущены заявлением г-на Гусинского и считаем, что к уголовной ответственности по ст.129, часть 3 УК РФ — распространение клеветнических сведений, соединенных с обвинениями в совершении тяжкого преступления, следует привлечь г-на Гусинского. Являясь сами жертвами взрыва, прогремевшего 14 июня 1998 г. в редакции газеты «Лимонка», мы осуждаем взрыв в синагоге в Марьиной Роще. Напрашивается вопрос:

«Кому выгоден взрыв в синагоге в Москве?» Один ответ я уже дал: Латвии. Она стала выглядеть лучше. А если внутри страны, то кому? «Фашистам» (имея в виду полдесятка крошечных фольклорных групп) этот взрыв поперек горла. Затравленные и без синагоги, еле существующие, «фашисты» заинтересованы в том, чтобы не засветиться и уцелеть. Ответственности за подобное деяние все равно ни одна организация не может взять на себя, ибо немедленно будет репрессирована. Какой же толк «фашистам» во взрыве? А никакого. А кому есть толк? Г-ну Гусинскому есть несомненный толк — как председатель русского отделения организации «Всемирный еврейский конгресс» он теперь выступает с безответственными клеветническими заявлениями. Чего он добивается? Очередной волны отъезда евреев из России в Израиль? Это только одному ему ведомо. Но мы знаем, что секретные службы Израиля, не колеблясь, взрывали свои синагоги в арабских странах, дабы вызвать приток в Израиль новых поселенцев. Так, в 1950 г. была взорвана синагога Шем-Тов в Багдаде, трое убиты и десятки евреев ранены. Так что, г-н Гусинский, не надо на нас, национал-большевиков, наезжать. Мы к историям евреев и антисемитов никакого отношения не имеем. В эти сыщики-разбойники играйте сами.

Обилие милиции в г. Москве стало невыносимым. Мы, НБП, партия, призывающая к установлению русского порядка. Но не закон и порядок установили в Москве и в стране все эти милицейские орды, а полицейское государство, где царит милицейский произвол и коррупция. Сегодня, если человек, выйдя из дому, не доехал до места назначения, первое подозрение ожидающих: «наверное, менты повязали», а уж потом идут несчастный случай или стычка с хулиганами. Милиция стала главной опасностью для гражданина на улицах. Задерживают за то, что не понравился внешне, не понравился автомобиль, задерживают для того, чтобы содрать бабки, причина всегда найдется — косо приклеена фотография, нет регистрации, регистрация просрочена. Ни в одной стране мира, где бы ни жил, я до сих пор не встречался с таким похабным полицейским произволом. Защитники прав человека между тем заткнулись себе.

Оппозиция? Ее нет. Красные губернаторы — такие же самодуры, идиоты и мздоимцы, как и белые. В столовой Госдумы одинаковые, как китайские болванчики, жрут что бабурины, что шохины, что зюгановы, то и бурбулисы. «Коммунисты», впрочем, жирнее демократов (личное наблюдение). Было 9 мая, на демонстрацию мы, НБП, не пошли. Начинает раздражать бездумное празднование юбилеев оппозиции. Вместо того чтобы выходить на улицы, когда что-то случилось, выходят по юбилейным дням. Отмахнуться от реального мира и отмечать прошлое — вот что заметно в оппозиции.

Удивительны бесконечные, сквозь годы, беседы Проханова с Зюгановым в «Завтра». Тонны пузырящихся слов, ничего ровным счетом не выражающих. Этим старым ребятам разве не понятно, что если десяток лет произносить с надрывом пышные фразы о Родине, национально-освободительной борьбе, геноциде, генофонде, гибели русских и сотрудничать с правительством, жирея в думских креслах, то слова обесцениваются? Пена зюгановских слов заливает газету «Завтра». Единственная свежесть: письма Игоря Губкина из тюрьмы, адресованные в «Лимонку», между прочим. От писем пахнет тюрьмой и жаждой жизни. Кстати, предоставивший их для публикации ответсек «Лимонки» А.Цветков перебежал от нас, ренегат. Ну что ж, ему жить! А.Дугин, к которому я всегда безупречно относился, по только ему ведомым глубинным причинам отошел от нас и вместе с Цветковым редактирует одну из полос «Завтра», названную «Вторжение». Я бы и рад умолчать об этом, но сор уже вынесен из избы, и не мною.

Герой Салтыкова-Щедрина стал губернатором Красноярского края, затратив на избрание неопознанные, неизвестно чьи 10 миллионов баксов. Возможно, это и хорошо, что стал. Самодур Лебедь не удержится, чтобы не наломать дров, не поэкспериментировать с хозяйством, с военными или с погодой, в результате даже в последней декаде станет ясно, какой он говнюк, лох, гопник и просто сука человеконенавистническая. И уж тогда ему президентства не видать. В том, что он будет вытворять всякие штуки в Красноярском крае, нет сомнения. Разве он в Приднестровье не вытворял, не имея власти?

Меня все спрашивают о Летове: «Как?», «Что?», «Вернулся?» С Егором во время его короткого пребывания в Москве мы общались трижды. Он с нами безо всяких условий. Он даже не дрогнул 1-го мая, пошел в колонне с нами, а не с крайне любимым им Анпиловым. Егор за красный, советского типа национализм. Об этом были все его со мной беседы. Летов наш, Летов с НБП навсегда.

19 мая ростоялась встреча руководства «Фронта трудового народа» в помещении «Трудовой России» у метро «Пролетарская». Анпилов, Терехов, Лимонов, Федосеенков, Худяков. Было решено единогласно сохранить радикальный блок ФТН, но чтобы не повторялись ситуации, подобные первомайской демонстрации, когда мы шли разными колоннами. Следует лучше координировать и яснее объяснять союзникам каждый свою позицию. Так что ФТН жив и будет жить. Те, кто переживал за нашу судьбу, могут вздохнуть спокойней. Одновременно следует сказать, что союзничество с «Трудовой Россией» — дело нелегкое. Виктор Иванович испытывает подсознательную тягу к родным ему «коммунистам» всех мастей, даже если эти «коммунисты» его много раз кинули и поживились за его счет. Со стороны «Трудовой России» поступило предложение о таком изменении названия блока, чтобы туда входило обозначение «Трудовая Россия». Терехов, в свою очередь, хотел бы увидеть в названии блока названия всех наших организаций. Посмотрим.

В демонстрации студентов и преподавателей 20 мая НБП участвовала, но так как не мы подавали заявку, то мы шли, рассыпавшись в колонне МГУ. И были самой энергичной и смелой группой, скандируя: «Правительство в шахту!», «Поможем шахтерам!», «Мы — ненавидим правительство!» Как только мы появились, менты зашептали в свои рации: «Пришел Лимонов с нацболами! Пришел Лимонов!» Увы, общую аморфность тридцати или более тысяч человек нам преодолеть не удалось. У Белого дома, скрытые от глаз народа в комфортабельных звукоусиливающих автобусах, профсоюзники и ректоры завывали чуть ли не стихи. В ответ мы проорали: «Ин-до-не-зия!», «Ин-до-не-зия!» Демонстрация в целом провалилась. Таких демонстраций правительство не испугается. Огромная просьба и требование ко всем сочувствующим, членам партии и не членам партии, ко всем противникам режима и системы: ВЫХОДИТЕ НА УЛИЦЫ МОСКВЫ С НАМИ. НА ВСЕ НАШИ ДЕМОНСТРАЦИИ. Это не шарканье подошвами, но запугивание Системы. Нам нужен каждый человек. Это минимум того, что вы должны сделать для России.

И последняя новость, поступившая, увы, с опозданием с территории оккупированной Латвии. 14 мая национал-большевики г. Риги САМИ, ОДНИ, вывели на демонстрацию протеста ДВЕ ТЫСЯЧИ ЧЕЛОВЕК! Был прослушан Гимн НБП и мое обращение к русским в Латвии, записанные на аудиокассету.

Доверять вождю безоговорочно… А если заведет не туда — следует убить…

25 мая московская организация НБП провела пикет у 1-й аптеки с лозунгами: «Смертную казнь — за наркотики!», «Наркоманку Лизу Березовскую в тюрьму!» Для незнающих: 1-я аптека на Никольской улице — место сборищ наркоманов г. Москвы. СМИ дружно игнорировали проблему номер 1 нашей молодежи. СМИ тусуются в Госдуме, возле столовой. Говнюки. Шахтеров сманили с рельсов. Как и следовало ожидать, самые крутые когорты рабочего класса не устояли перед профессиональными соблазнителями Немцовым и Сысуевым. К осени, говорят, шахтеры начнут опять потихоньку выходить на рельсы, соберут урожай со своих соток и начнут. А рельс у нас многие тысячи километров, на все рельсы ОМОНа не хватит. Осенние выступления трудящихся, конечно, состоятся. По моему мнению, правящему пахану все же придется разделить власть (и ответственность) на зоне с КПРФ. Вместе будет удобнее уговаривать трудящихся разойтись и потерпеть.

Между тем готовятся налоговые репрессии в отношении состоятельных слоев общества. Если не ошибаюсь, в блистательном и суровом Риме конфискации имущества в казну назывались «проскрипции». Русские проскрипции собираются проводить без суда, спустив на неплательщиков свору только что навербованной налоговой полиции. Уже называют цифру в «тысячу физических лиц», против которых будут направлены репрессии. Проскрипции совпали с финансовым кризисом в России, так что ясно — их проводят, чтобы отдавать долги Западу. Точнее, они пойдут на «обслуживание долга», т. е. на выплату гигантских процентов. То, что налоговые службы будут конфисковывать имущество без суда, никого в беззаконной России не смутило. Я думаю, что если из безработных по приказу правительства у нас станут делать консервы, то и это никого не смутит, а ОРТ за пару недель объяснит обывателю, что это экономически целесообразно. Когда власть становится обоюдоострой, т. е. одинаково опасной и для бедных, и для богатых и невыгодной ни для кого, кроме правящей клики, — верный признак, что такой власти близок «капут».

Наблюдается явный кризис всей оппозиции, не только системной, но и радикальной. Это явственно прослеживается из отношений между тюлькинской РКРП и нашими нацболами в Питере. Кризисные ноты прозвучали и со страниц «Молнии», газеты наших союзников-анпиловцев, где исполком «Трудовой России» упрекал нас за слишком радикальные лозунги: «За наших стариков уши отрежем!» и «Россия — все, остальное — ничто!» Что до меня, то я считаю, что мы недостаточно радикальны. Я считаю, что шахтеры перетянули (спасибо, мужики!) страну на следующий этап борьбы, когда власти вынуждены были проглотить «противоправные действия». Отличный пример подали и наши братья по революционному искусству, когда 23 мая перекрыли улицу Большую Никитскую. Шахтеры и люди искусства опередили политические организации. Их методы новее, смелее и ярче, чем традиционные пикеты, шествия и митинги внутри кордонов ОМОНа, организованные, заявленные и разрешенные за 10 дней. Мы должны подтянуться до их уровня и опередить их. Нужно смело нападать на Систему, а не следовать ее правилам.

В воздухе запахло революцией. Слабый пока, дымно-горький тревожный запах. Он станет крепче. Теперь об НБП. Партия присутствует сейчас в 39 субъектах Федерации. Она пока относительно малочисленна, но уже численно превосходит все вместе взятые национал-революционные организации России. Идеи национал-большевизма проникли в российскую провинцию и овладели самыми передовыми ребятами и девушками. Сказать, что они достигли масс, мы пока не имеем права. Мы работаем над тем, чтобы достигли. Один наивный неискушенный читатель с удивлением вопрошает: «Как, у вас нет пяти тысяч членов в НБП?!» Милый друг, пять тысяч членов — это две дивизии, десять батальонов людей! Если бы ты знал, как тяжело склеить вместе в партийную организацию даже 30 человек, ты бы не вопрошал. А басни о пятистах тысячах членов КПРФ — это для кромешных идиотов.

Как всегда, раздаются критические голоса и в адрес газеты, и в адрес партии. Мы внимательно читаем, но делаем по-своему. Нас уже хоронили в 1995 г. — и газету, и партию, но мы не только не лежим на кладбище, но вымахали здоровенными и крепкими. Нам пытались привить и слабость, и дурь, и сектантство, и предрассудки, и бледную немочь салонной революционности, а мы загорели и обветрились на простонародных митингах. Следите за моими губами: через пару-тройку лет они сложатся в слово «победа».

Теперь о лидерстве и лидерах. «Вождь» звучит чрезмерно, но «лидер» звучит по-иностранному, лучше все-таки «вождь». Предводителю, атаману, вождю следует безоговорочно доверять. Можно его убить, если он преступно завел армию, партию не туда, но оспаривать его ежедневно — разрушительно для армии, для партии. В суровых условиях подготовки восстания и ведения войны только единоначалие, только вождизм. (Когда-то Егор Летов обвинил меня в вождизме. Так надо, Егор! Тогда, в 1996-м, вождизма в партии, увы, не было.) Иначе истерия истериков, паранойя параноиков, женские капризы соратников сделают так, что у партии не будет никакого курса. Она будет метаться и исходить кровью в самоубийственных внутренних драчках. А что может быть позорнее, чем выступать против своих? Не против врагов, не против Системы, но против своих. Весной 1997 г. в Алма-Ате мы — девять нацболов — из центра города возвращались в помещение, служившее нам казармой. Увлекшись беседой, я позволил вести себя ребятам. В результате мы много раз меняли маршрут, вел то один, то другой, убеждая, что его курс правильный. Пошел проливной дождь, ребята ссорились. Пришлось мне вернуть свою власть, сориентироваться, и мы вскоре прибыли на место. Следует думать, прежде чем присоединиться к партии, но, присоединившись, доверять вождю безоговорочно. Он доведет, на то он и вождь. А если заведет не туда — следует убить. На то он и вождь. Он платит головой. На либеральные партии Запада ориентироваться нечего. Ориентироваться нужно на военные кланы гиперборейцев. На мощные партии Азии. Я вынужден обо всем об этом напомнить, потому что оказалось, что есть в партии люди, которым эти азбучные истины неизвестны.

Деньги рабочим, смерть банкирам

10 июня в Госдуме состоялся «круглый стол» на тему «Возможно ли появление общероссийского лидера-патриота?». Участвовали и выступали: Анпилов, Жириновский, Лимонов, председатели КПРФ и Союза офицеров. Приближаются выборы — нужны союзники.

11 июня в 11:20 мы встречали вместе с «Трудовой Россией» на перроне Ярославского вокзала поезд Воркута — Москва. Три сотни воркутинских шахтеров высадились на перрон. Много сотен ментов окружали нас. Флаги НБП и флаги «Трудовой России», красные, реяли над нами. После некоторого замешательства у памятника Ленину и попытки организовать общий митинг все мы пошли через Москву к Белому дому. Нацболы шли в своем обычном агрессивном стиле, с громкими и мощными криками. Шахтеры вначале с интересом оглядывались на нас, оравших «Ре-во-лю-ция!» или «Деньги — рабочим! Смерть — банкирам!», «Мы ненавидим правительство!», но позже, к концу пути, кричали уже вместе с нами. Как сказал в поезде Владимир Потишный, воркутинский шахтер из профсоюза инвалидов, «если бы не вы, нацболы, мы бы шли как похоронное шествие». С нами они не соскучились, это верно. Самые крутые лозунги, нужно отметить, прокричали наши кинематографисты Сальников и Мавроматти: «Буржуев в газовые камеры!» и «Буржуев — в Освенцим!» К половине второго мы достигли Горбатого мостика у Белого дома. Там шахтеров ждало тщательно огражденное металлическими заборами пространство. Мы было тоже направились в это гетто, но у входа стоял Сергеев — председатель Всероссийского независимого профсоюза угольщиков (НПГ) — и пальцем, поштучно указывал ментовскому начальству на нас: на меня, на Анпилова, на нацболов. Нас, не шахтеров, отделили. Шахтерское начальство, презрев симпатию к нам шахтеров, заложило нас, как полицаи закладывали партизан. Надо сказать, что ментам не нужно указывать на Анпилова и Лимонова, они нас и в темноте узнают. Попытка организовать митинг была ментами ласково пресечена. Что, однако, не помешало им позже задержать Виктора Ивановича Анпилова, и наутро суд Краснопресненского округа сделал ему «предупреждение».

Шахтеры сидят у Белого дома. Правительство отказывается с ними разговаривать, пока они не снимут политические лозунги. Мы каждый день ходим к ним и следим за развитием событий. Они уже кричат наши лозунги, заученные за два часа похода от Ярославского вокзала: «Ельцина — на нары!» и «Ельцина — в шахту!». Они не собираются уходить и со дня на день радикализируются. Они поглядели на фотографии погибших в октябре 1993 г., на венки и памятные ленты в окрестностях Белого дома и были поражены. Они, оказывается, не знали там, в своей Воркуте, как много патриотов погибло здесь в октябре 1993 г.

Председатель воркутинского НПГ Виктор Семенов — нормальный мужик. К нам относится по-братски. Шахтеры подходят, разговаривают, просят сфотографироваться на память, дать газету, задают вопросы. Мы подарили им наш футбольный мяч. С каждым днем все большее количество москвичей посещает место стоянки шахтеров. Обстановка все более напоминает ту, что сложилась у Белого дома в октябре 1993 г. Безусловно, кто-то оплатил приезд и пребывание шахтеров в Москве. (А стоять они собираются здесь до 9 июля, так как их предупредили, что позже, к началу Юношеских игр в Москве, их попытаются выселить.) Утверждение, что операция финансируется на деньги профсоюза, не выдерживает критики. Но для нас, НБП, для радикалов, не суть важно, кто стоит за шахтерами, да хоть сам дьявол. Важно, что они требуют «Пусть Ельцин уйдет!», а это и наше требование. В конце концов, в свое время деньги на высадку на Кубе на шхуне «Грандма» дала Фиделю Кастро американская миллионерша — его любовница. Так и с шахтерами — кто бы их ни подпирал финансово, лишь бы они не ушли, а мы им поможем избавить страну от «преступного царя Бориса» (Пушкин). Кажется, сейчас есть шанс. Интересно, что мэр Лужков присылал свое «Русское бистро» кормить шахтеров. Кажется, многие силы хотят видеть Борю «аут оф Кремлин», как говорят янки, вне Кремля. Туда ему и дорога, вовне. Движение протеста горняков вызывает поддержку по всей стране, и скоро, если, судить по высказываниям, прозвучавшим здесь и там от отраслевых профсоюзных лидеров, 8 июля протестные движения сольются в один поток. 18 июня к шахтерам приезжал Зюганов. Его походный визит, в отличие от наших ежедневных связей с шахтерами, отлично освещался СМИ. Многие силы в нашей стране заинтересованы в политическом существовании г-на Зюганова. К концу июня все явственней запах будущего: это отчетливый запах пороха.

Реакционные кликуши показали свою сучью натуру…

Шахтеры все стоят лагерем у Белого дома. Непонятно, то ли у них такая китайская выжидательная стратегия или план такой, но со стороны кажется, что инициативу они потеряли. Они самоуверенно взялись за дело одни. Мол, обойдемся без вас, москвичей-политиков. Но то, что казалось в первую неделю шахтерской военной хитростью, оказалось их голубоглазой невинной наивностью. Они плохо понимают режим и президента всея Руси, которого даже с танковым корпусом проблематично будет свалить. О том, что ребята-шахтеры наивны, свидетельствовало даже то обстоятельство, что они были поражены символическими могилами у Белого дома и фотографиями погибших. Оттуда, из Воркуты, они почему-то не увидели ни могил, ни фотографий погибших, «не представляли себе, что их так много». Шахтеры намерены стоять до конца, но где гарантия, что их лидеры достоят до самого конца, что умеренный Сергеев не уберет своих чуть раньше, оставив шахтеров Кузбасса, Ростова и Тулы и горстку радикалов Кости Пименова и нашего друга Володи Поташного на растерзание ОМОНу? Похоже, что так и случится. Умеренные во главе с Сергеевым уйдут, остальных как-нибудь ночью эвакуирует ОМОН.

Шахтеры думают, что на дворе все еще 90-й или 91-й год, то время, когда они, как преторианская гвардия в Риме, снимали и ставили президентов по своему хотению. На организованных «Трудовой Россией» митингах 28, 29 и 30 июня у мэрии (здание СЭВ) мы, НБП, присутствовали, однако шахтеры на митинг не подошли, исключая все тех же радикалов Пименова и Поташного. Масса осталась сидеть в своей резервации в двух шагах от митинга. Нам сказали, что шахтеры якобы боятся покинуть лагерь, его якобы может занять милиция. Это чепуха. Просто у лидера НПГ Сергеева другие цели — он и держит своих шахтеров подальше от нас, радикалов, от красных знамен НБП и «Трудовой России». Мы поддержали пикет у Лефортовской тюрьмы 21 июня в защиту политических заключенных Губкина и Соколова, обвиняемых по делу РВС, и были самой многочисленной и здоровой группой среди присутствовавших.

Приглашенные, мы — НБП, явились к американскому посольству 1 июля, но собравшиеся там в защиту Сербии реакционные группы оппозиции (православные, хоругвеносцы и еще какие-то) возражали, чтобы мы развернули свои красные знамена. Дабы не ссориться с людьми, выступающими, как и мы, в защиту сербов, мы оставили знамена неразвернутыми. Часть наших ребят, возмущенная янки, забросала посольство тухлыми яйцами. Были арестованы наши товарищи А.Тишин, А.Чепалыга и Е.Калиновский. Они провели ночь в 11-ми 122-м отделениях и на следующий день, 2 июля, предстали перед Краснопресненским межмуниципальным судом. Тишин и Чепалыга были приговорены к денежным штрафам, а слушание дела Калиновского перенесено на 13 июля. Следует отметить враждебное, предательское поведение «православных» — толпы старух и стариков, которые буквально выдали, вытолкали наших ребят к ментам, не очень-то и хотевшим брать наших. Иисусики православные кричали, что наши ребята «провокаторы», что надо молиться за избавление Сербии, за наказание Америки. Реакционные кликуши показали свою сучью натуру. Мы это запомним. Вот тебе и «Россию спасет православие!» Молящиеся у американского посольства сдали наших национал-большевиков, как партизан сдавали немцам перепуганные крестьяне.

Я занимаюсь изучением материалов по делу Игоря Губкина, так как он изъявил желание, чтобы я был его общественным защитником. В Лефортове, где содержатся «политические», условия содержания много лучше, чем в других тюрьмах. Сидят по двое в камере, еда сносная. Братве, всем, кто имеет взрывчатый темперамент, советую стать «политическими», адаптировать для себя идеологию НБП. Тогда и сидеть будете лучше, и пользу стране и Родине принесете. Братва гибнет себе как-то бесславно за бабки, и только. Вступив в НБП, вы получите такое оправдание своему темпераменту, что в герои пройдете.

Появилась в магазинах моя новая книга «Анатомия героя». В ней я пишу о создании партии, откровенно размышляю о своей личной жизни, но более всего размышляю о феномене предательства, о людях, которые меня предали. Поскольку «Анатомия героя» была сдана в типографию в конце марта, я еще не знал, что в апреле меня предаст Дугин. (Сейчас, похоже, он предал и себя самого, был по приглашению Сороса на симпозиуме в Будапеште в компании Козырева и Третьякова и под предлогом конца истории и конечной победы либерализма спешно переходит если еще не в другой лагерь, то в пространство между лагерями.) История, которая, конечно же, не кончилась и кончится только с гибелью последнего человека на Земле, воздаст вдохновенному, нетерпеливому и переменчивому Александру Гельевичу за все, наш человеческий приговор в сравнении с тем, ледяным и суровым, будет выглядеть легковесно, потому воздержимся от приговора.

Отпечатана брошюра «НБП — программные документы», ее можно получить (своим) и купить (посторонним) в редакции «Лимонки». За приобретением «Анатомии героя» к нам не обращайтесь, мы в храме не торгуем.

Гибель генерала Рохлина заставляет задуматься о духе нашего времени, быстрого, жестокого, страстного и неумолимого. Всего лишь три года назад мы узнали о существовании генерала. Телеобраз его в боевой форме, устало раздающего распоряжения из бункера в Грозном, под аккомпанемент взрывов и очередей, останется с нами. Прощайте, генерал! С женой Льва Рохлина я познакомился зимой этого года на дне рождения Александра Проханова. Генерал проходил мимо нашего (я, Дугин, его жена Наташа, моя подруга Лиза, еще кто-то) столика, и мы пожали друг другу руки. Я представил генералу Лизу: «Это моя жена». «А я его жена», — сказала с вызовом тоненькая изящная женщина, идущая вслед за генералом. Оказалось, что тогда за столиком собралась роковая группа людей. Уже в конце марта—апреле меня предали и Лиза, и Дугин, а генерала вот убила (согласно правоохранительным органам) его маленькая жена из его же табельного оружия — пистолета «ПМ». Хороший пистолет Макарова, к слову сказать, отличное оружие для убийства. Предательство скорее норма сегодня, вот верность — исключение. Люди длинной воли — крайне редки. Люди Долга и Чести встречаются еще реже.

В конце сентября соберем I всероссийский съезд НБП

В Москве состоялись Всемирные юношеские игры. Пять тысяч ментов сопровождали олимпийский огонь на улицах Москвы. Аж 32 тысячи ментов и солдат внутренних войск хмуро бродили по улицам города, приставая к прохожим и мешая жить москвичам. Власти явно страдают «ментофилией», принимая город за зону. В результате получились ментовские игры, а не юношеские.

Мы свои энбэпэшные игры проведем в конце сентября. Где-то в промежутке от середины до конца сентября состоится I Всероссийский съезд Национал-большевистской партии. Регионы России будут представлены каждый тремя депутатами с правом избирательного голоса и каким угодно количеством участников. Так как спонсоров у нас нет, просьба к регионам: ребята, собирайте деньги на билеты! Пожертвования от частных лиц принимаются. Нужен будет презентабельный зал, нужно будет размещать людей на ночлег. Деньги и предложения тащите в штаб. 7 июля следователь ФСБ Лисицын Ю.Г., ведущий дело Игоря Губкина, отказал мне в возможности стать общественным защитником Губкина на стадии следствия. Таким образом, мне не придется повидать Игоря в тюрьме Лефортово до суда. Суд же, сообщил мне Лисицын, будет закрытым, так как в деле якобы есть детали, требующие соблюдения государственной тайны. Я, разумеется, не отказался от намерения быть общественным защитником и буду добиваться этого. Попутно следователь Лисицын вознамерился, по-моему, допросить и меня по делу Губкина, но протокол собрания трудового коллектива «Лимонки», выдвинувшего меня в общественные защитники, составлен ранее, чем намерение г-на Лисицына возникло. Что до закрытого суда, то ясно, что государственную тайну притянули тут за уши. Государство предпочитает совершать свои преступления вдали от глаз общества.

13 июля представители НБП С.А.Аксенов и К.А.Локотков вручили шахтерским лидерам Сергееву и Семенову «заявление», в котором говорилось:

«НБП просит разрешить присоединиться к пикету горняков у Дома правительства и разместить около Горбатого моста палатку Национал-большевистской партии с постоянной делегацией НБП на пикете». Г-да Сергеев и Семенов, а в их лице весь шахтерский коллектив, отказали нам, оттолкнули братскую руку помощи на том основании, что еще 10 июля Координационный совет шахтерского движения принял решение, что только трудовые коллективы будут допускаться к пикетированию. «Мы уже отказали «Трудовой России», — заявили нашим посланцам, даже с глупой гордостью. И посоветовали присоединиться к пикету оборонщиков, стоящих где-то на тридцатом километре от Москвы. «Будете помогать нам оттуда», — заключили шахтерские лидеры. И все это было сказано сразу после того, как комитет пикета обсудил, что шахтерские силы тают! По собственному признанию шахтеров, пикет покидают от 10 до 30 человек ежедневно! У них нет людей, а они нас отталкивают. Возникает мысль, что или им дали приказ оттолкнуть нас, или они считают себя «чистыми», а нас, поскольку мы члены радикальной партии, — «грязными». И все это — действия людей, приехавших сломать хребет режиму, выкинуть президента! Такое отношение к союзникам недопустимо. Шахтеры должны внимательно проанализировать позицию своих лидеров и переизбрать таких, кто отталкивает друзей и союзников. Второй месяц сидят шахтеры. Результат: нулевой. 17 июля закончилась очередная серия из сериала «Кости». Чьи-то кости, во всяком случае, были погружены под землю в соборе Петропавловской крепости при скоплении все тех же действующих лиц: президент, Немцов, Лебедь, Никита Михалков, Галина Вишневская, Ростропович (как же без него!), пятьдесят Романовых, и все это было обильно полито патокой комментариев на радио и телевидении. Они хотят сделать вид, что революции не было и все по-прежнему. Однако ничего по-прежнему, как до тысяча девятьсот семнадцатого года, не будет. И мы, русский народ, будем регулярно бить тиранам между глаз. За одно то, что Николаша втянул Россию в Первую мировую войну, в которой погибли миллионы русских солдат, его кости должны быть выброшены в канализацию, в дерьмо. Николаша заставил Россию воевать с Германией, с его двоюродным братом Вильгельмом, на стороне другого его двоюродного брата — английского короля Георга V. Братишки ссорились, а народы оплачивали кровью их ссоры. В дерьмо!

Майор Беляев немного поднял дух опущенной нашей нации…

Полиграфия предыдущего номера «Лимонки» оставляла желать лучшего. Не повезло Че, каковой вышел крайне блекло, намеком. Не повезло и Национал-большевистской партии, на первой полосе был объявлен съезд НПБ, что, конечно же, досадная ошибка. Такова, увы, наша плата за безденежье и неудобство компьютерной верстки. Ее до конца не видит никто, кроме макетиста, а у макетиста глаз уже «не берет» ошибок. Прощения у читателей не просим. Корректора поставим. Станет ли грамотность газеты выше, не уверены. Надеемся. Однако политических ошибок мы совершаем мало, много меньше других, а это главное.

В предыдущем номере закончена публикация Ш.Дзоблаева о восьми месяцах в чеченском плену. Уточняю: мы перепечатали этот материал из астраханской малотиражки (900 экз.), газеты «Держава». Обыкновенно мы не перепечатываем тексты, но бесхитростный рассказ осетинского пленника показался нам достойным тиражирования. Теперь понятно, кто такие чечены? Чтоб у вас впредь не было иллюзий. А то есть люди, склонные видеть в них героев — модели для русских.

28 июля в помещении «Трудовой России» состоялось очередное совместное заседание лидеров «Трудовой России», НБП и Союза офицеров. Обсуждалось участие всех трех организаций в походе на Москву. Национал-большевистская партия будет участвовать на Ленинградско-Псковском направлении, на Смоленско-Брянском, и наши люди из Уфы и Нефтекамска будут идти со стороны Самары. Надеемся, что наше участие будет заметно. Трогаемся в путь 13 августа.

Президент порхает с отдаленных дач в загородные резиденции, это вы знаете. Премьер Кириенко встретился с Масхадовым. Чечены, отрезавшие нашим пацанам головы, заинтересованы в том, чтобы мы восстановили их экономику. «Мерседес», в котором находился Масхадов во время покушения, оказывается, был подарен ему российским правительством! В правительстве Кириенко появился министр-коммунист Маслюков. Это я вам предрекал несколько месяцев тому назад. Я обещал вам «двух-трех министров» из КПРФ. Маслюков вот есть. Будут еще Горячева и Воронов, кто-то из них. Вообще власть станет отныне все больше опираться на своих братьев-близнецов капээрэфников. Вот увидите. Майор Беляев немного поднял дух опущенной нашей нации своим танком на городской площади у здания администрации. Жаль, что он не ебнул по администрации, — вот что думаю и я, и вся Россия. Основные наши враги — это «свои», это чиновники, надо угробить их, а с янки и чеченами мы разберемся чуть позже, наведя порядок в собственном доме. Чтобы угробить чиновника — нужна революция.

Рэссэл Вестон, замочивший двух американских полицейских на Капитолии, в городе Вашингтоне, пошел дальше майора Беляева. Его, конечно, тотчас же объявили сумасшедшим. Такое у них в США распоряжение, что если человек стреляет в президента или сенаторов, то он непременно должен быть объявлен безумным. И что ж, немудрено, за последние десятилетия все покушавшиеся и подозреваемые, от Освальда до Хинкли, непременно назывались в США сумасшедшими…

Национал-большевистская партия проведет свой I Всероссийский съезд в период с 20 по 30 сентября. Кстати, на I съезде вместе с гимном НБП композитора Николая Кропалова будет исполнен походный марш НБП, автор его — Дмитрий Шостакович — внук великого советского композитора. Марш написан для нас 30 июля.

Русское «ура!» африканцам

В 11 часов утра 7 августа в двух африканских столицах (в Найроби — столице Кении и в Дар-эс-Саламе — столице Танзании) одновременно прогремели страшные взрывы, разрушившие здания американских посольств. По предварительным данным, взрывчаткой были нашпигованы сразу несколько автомобилей, запаркованных у посольств. Погибли более 160 человек, среди них десяток американцев, около тысячи человек ранены, в том числе — американский посол в Кении. В связи с этим выглядят жалкими претензии наших дурных старых националистов на расовую исключительность, на превосходство, только потому, что они родились от папы Иванова и мамы Сидоровой. Отпрыск папы Иванова и мамы Сидоровой зачастую только и может кичиться гнилостно-белой рожей с красными прыщами, в то время как «ниггеры» или арабы, «обезьяны» и «черножопые», кто бы они ни были, так мощно хряпнули по хозяевам мира, по янки, вырвав им взрывами куски жоп. Браво, молодцы африканцы! Повторяем: если негр продает наркотики, он заслуживает пиздюлей за то, что он продает наркотики русским детям, а не за то, что у него черная кожа. Приближается I Всероссийский съезд НБП. Он потребует от нас множества усилий. Зал, оформление, прием делегатов, ночлег для них, информационное обеспечение — над всем над этим нужно будет работать. Тотчас после проведения съезда мы сдадим документы в Министерство юстиции на получение статуса Всероссийской политической партии.

Конечно, мы с бандитами в бани не ходим, как экс-министр юстиции Ковалев, но зарегистрировать нас надо — из соображений государственной безопасности. Если Национал-большевистская партия не будет зарегистрирована как Всероссийская партия и на весь период с 1999 по 2003 г. лишится возможности участвовать в выборах, иметь своих представителей в парламенте, участвовать в политической жизни страны — то заявляю со всей ответственностью: я не смогу удержать своих людей от терроризма, а это несколько тысяч человек по всей России. В семидесятые годы в Италии и Германии отчаявшаяся молодежь, когда стало невозможно бороться легальными методами, ушла в подполье и взяла оружие. Достаточно назвать только «Красные бригады» и «РАФ». Если наша власть настолько безмозгла, чтобы не понять, что с молодежным движением шутить нельзя, то она получит политический терроризм как молодежную моду. Разве не стали популярными и модными узники Лефортова: Губкин, Соколов, Скляр, Максименко? А ведь они взрывали или намеревались взрывать всего лишь памятники. Я уверен, что власть имущие подумают об этом и потеснятся, дав НБП место в политическом пространстве.

21 и 22 августа наступит кульминация похода на Москву за СССР, в котором вместе с «Трудовой Россией» и Союзом офицеров участвуем и мы. Колонны с различных направлений стянутся к сборному пункту на пересечении Кольцевой дороги и Симферопольского шоссе во второй половине дня 21 августа. Всем московским нацболам следует быть там начиная с 16 часов 21 августа. 22 августа колонна войдет в Москву. О том, что в России засуха, вы знаете. В 39 субъектах Федерации. О том, что стоимость акций и ценных бумаг РФ неуклонно падает, вы тоже знаете. На фоне всего этого дико выглядят г-н Борис Федоров и его налоговая служба. Если раньше в угоду Западу сукин сын Гайдар уничтожил наш средний класс, то теперь мрачный и толстый Федоров в угоду Западу наезжает даже на наших богатых — на Брынцалова наехал, например. Ну и с кем вы, шкуры, останетесь? — возникает законный вопрос. Нас не трогают ваши долги, которые вы набрали, чтобы удержаться у власти. Всех чиновников следует загнать в соляные копи или урановые рудники — пусть вкалывают и отдают все эти займы МВФ, если хотят. Не платите налоги, граждане, на хуй нам такое государство. Пусть сдохнет, а мы возведем свое.

Стремительно дряхлеющий Ельцин огласил свое завещание

25 августа 1900 г., девяносто восемь лет тому назад, умер Ницше. Гений.

Трудороссовский поход на Москву завершился стоянием в Бутове 21 августа, шествием по Москве от метро «Тульская» и митингом у здания СЭВ, что против Белого дома, 22 августа с 11 до 19 часов. От Национал-большевистской партии принимали участие: московские городское и областное, питерское, псковское, смоленское, башкирское, рижское, вологодское, владимирское отделения НБП. Также к нам перешли ребята из Рязани и Самары, пришедшие в Москву от КПРФ. Увы, средства массовой информации почти полностью игнорировали активность «Трудовой России» и нашу. Потому не узнает о ней и Россия. Плохо это. Я лично участвовал в походе северной колонны — присоединился к ней во Пскове — и участвовал в митингах во Пскове и Новгороде. Увы, в заключительный день ребятам пришлось обходиться без меня — накануне, 21-го, в бутовских грязях я вывихнул ногу. 22-го вели колонну НБП Андрей Гребнев и Сергей Ермаков. Выглядели отлично. Московский обыватель бледнел, глядя на наших черных мальчиков. Может быть, бравый вид целой тучи нацболов и был причиной тому, что СМИ по указке властей спрятали нас от глаз России. Как бы там ни было, но свои обязательства перед союзниками-трудоросами мы выполнили, а это главное. Мы нуждаемся в них, но и они нуждаются в нас — это обстоятельство должно быть ИМ видимо.

Сейчас все силы бросим на подготовку съезда. I Всероссийский съезд НБП будет продолжаться два дня: 1 и 2 октября в Москве. Где именно он будет происходить, узнаете из 100-го номера «Лимонки». Требование к регионам: приехать со значительными силами! Несмотря на то что средств нет, приехать обязательно! В это смутное для нашей страны время мы должны показать, что в России есть сильная политическая организация: Национал-большевистская партия.

Крушение правительства Кириенко после пяти месяцев обреченного барахтанья в кредитах и долгах в кипящей злостью России было воспринято всеми как проявление старческого маразма власти. Как проявление ее слабости. Кириенко завершил свое правление символическим выходом к шахтерам на Горбатый мост, хотя отказывался выйти к ним с 11 июня. По утверждению шахтеров, Кириенко вышел к ним не только с Немцовым, но и с бутылкой водки. Теперь шахтеры могут заявить, что это они свергли Кириенко. У них есть теперь предлог закончить сидение и отвалить восвояси. Их никто не пошлет в отставку, хотя, по правде говоря, с задачей своей они не справились. Что до Немцова и Кириенко, то эти представители нижегородской преступной политической группировки пакуют чемоданы.

Выступление Ельцина перед страной 24 августа очень смахивает на завещание. Скрипучим, измученным, «черненковским» голосом президент объявил: 1. России в кризисе нужны сейчас «те, кого принято называть тяжеловесами». 2. Черномырдин «призван обеспечить преемственность власти в 2000 г.». 3. «Честность, порядочность, основательность Черномырдина», которого «не испортили ни власть, ни отставка», «будут решающими аргументами на президентских выборах».

Озвученные стариком-президентом, все эти фразы воспринимаются только как политическое завещание президента, как его решение не выдвигаться на третий срок и официальное назначение Черномырдина преемником. Завещание оглашено. Похоже, что это искреннее завещание, сделанное не от хорошей жизни. Скорее всего президент стремительно дряхлеет. Такое впечатление, что совсем скоро сгребут его лопатой, как мы призывали к тому в «Лимонке» № 98. Американская телекомпания Си-би-эс сообщила, что Ельцин уже написал заявление об отставке по совету своей дочери Татьяны Дьяченко. Пресс-служба президента, разумеется, опровергла информацию Си-би-эс. А дальше?

Обрадованные чиновники в Думе быстро настрочили вариант политического соглашения между тремя ветвями власти. Конечно, в свою пользу. Доллар стремительно дорожает и нужен всем. Рубль же стремительно обесценивается и никому не нужен — Центробанк приостановил торги на валютной бирже. Сорос, говорят, потерял два миллиарда долларов, в то время как все вместе иностранные инвесторы потеряли в России от 30 до 50 миллиардов. Якобы. Не работают «по техническим причинам» ювелирные магазины и магазины электронной аппаратуры. Короче, паника. Черномырдин успокаивает: «Обстановка сейчас в России непростая, но абсолютно управляемая». Все это происходит на фоне интенсивных закулисных переговоров о создании правительства. «Правительством согласия» предпочитает называть его Черномырдин, «коалиционным правительством» называет его Геннадий Селезнев, другой Гена — Зюганов — мрачно бредит «правительством национальных интересов». Они впервые договорятся, кажется, о многопартийном правительстве, чиновники КПРФ и ЛДПР наконец получат доступ к пирогу.

Для Национал-большевистской партии и наших союзников — «Трудовой России» и Союза офицеров — создание правительства, куда войдут министры от КПРФ и ЛДПР, будет манной небесной. Поле оппозиции освободится, и на нем будем играть только мы: НБП, «Трудовая Россия», Союз офицеров, поскольку поставившие в правительство своих министров партии потеряют моральное право называться оппозиционными. Национал-большевистская партия ожидает объявления о создании коалиционного правительства с нетерпением и радостью. Это самый лучший подарок, который ЛДПР и КПРФ могут нам сделать. (Ожидать того, что лидеры этих партий прочтут заметку в «Лимонке» и не пойдут в правительство, не приходится. Им деваться больше некуда. КПРФ раздирают внутренние противоречия и амбиции лидеров, она теряет избирателей, а положение ЛДПР того хуже, Вольфыча в регионах уже ненавидят, ЛДПР выйдет из выборов 1999 г. ощипанной до костей и потому панически боится выборов.)

Кто бы ни вошел в правительство, хоть все депутаты ЛДПР и КПРФ разом, страна останется барахтаться в дерьме, ибо управлять ею будут опять чиновники: ничтожный какой-нибудь Николай Рыжков, дура Горячева — те, кто сидел на скамьях КПРФ в Думе. А вам будет все так же говняно, граждане. Единственная проблема России состоит в том, что она (в эпоху войн и революций) не сменила свой политический класс и пробавляется капээсэсьей номенклатурой, лишь допустив туда нескольких авантюристов типа Березовского, ВВЖ или Лебедя. Потому нам нужна революция. По России нужно пройтись плугом революции, содрать дрянную неплодную корку чиновников и обнажить свежие молодые глубины нашей нации. Заметьте, к смене правящего класса призывает только НБП, поскольку все другие политические партии состоят из чиновников.

Я дико доволен…

Доллар продолжает делать кульбиты, но стоит все равно дорого. Цены, увы, без кульбитов растут неумолимо. Херово тем, кто курит. Тех, кто пьет, а их большинство, пока трогать побоялись — бухло осталось дешевым. Тем, кто ест, а это все мы, — не сладко совсем. Со ста рублями в магазине делать нечего. Да там ничего и нет. Кое-где остались крабы. Президента хорошо было бы расстрелять за это, у многих руки чешутся, но никто его не арестует. Некому — вот в чем проблема. То, что цель государства — обеспечивать безопасность и благосостояние граждан, — неведомо бывшему строителю из деревни Бутка. И, пожалуй, он умрет своей смертью, наш президент, в полном неведении, лох лохом.

Черномырдину приказали выйти из игры. Он вышел. Вошел Примаков. Примаков не идиот и понимает, что на пороге семидесяти лет, такой, как он есть, он — Е.Примаков — даже со товарищи ничего не сможет сделать со страной. Зачем же пошел? Конечно, тщеславие. Премьер-министр — это выше, чем министр иностранных дел, на одну ступень. Завершить жизнь со званием премьера, вот что его толкнуло. Полагаю, он на своем посту не очень будет и напрягаться. Выше премьера ему в этом рождении не светит. Дума понимает, что Примаков — ни рыба ни мясо? Отлично понимает. Но им нужно было кого-то утвердить. Как раз такой, с такой шеей и нужен такому режиму в период, когда все летит в тартарары. Позиция НБП такова: никакой чиновник, ни красный, ни белый, ни трехколоровый, не сможет ничего изменить в разрушенной стране. Мы говорим: нужен другой политический класс. Он есть у нас, у НБП, и только у нас. У нас есть молодые, сильные люди, способные с помощью национал-большевистской идеологии оживить Россию. Больше ни у кого таких ребят нет. России от революции не отвертеться, а во главе революции некому стать, кроме НБП. «И что же с нами будет?» — спрашивают меня все чаще граждане в метро и на улице. Я говорил вам, что с вами будет, еще в начале перестройки, еще в конце восьмидесятых. Вы, самодовольные, улыбались и не верили, когда я писал, что в России капитализма не будет, что ваши «экономисты», все эти Шмелевы, Абалкины, Сабуровы, Гайдары и Явлинские — просто дристуны, прочитавшие с опозданием на четверть века западные модные книги по экономике. Вы не верили в мой жестокий пессимизм, вы отмахивались от моего гигантского опыта, вам хотелось слышать про розовое прекрасное будущее, а мужского разговора о голоде, крови и трупах вы не выдерживали. На этом основании вы от меня отмахнулись, создав для своего употребления образ несерьезного якобы романиста Эдички. На самом деле «правда колет глаза». На самом деле истина и прозрения будущего изрекаются всякими устами. Часто для того, чтобы объявить ее, провидение берет первые попавшиеся уста, посквернее моих бывали. Да будь я и Сапожник, нужно было слушать истину. Теперь, сограждане, вам будет крайне херово. Сейчас вы будете изживать остатки иллюзий. Попробуете поверить, что серый управленец Маслюков (его Примаков берет в вице-премьеры по экономике) и совковый Геращенко наладят вам сносную жизнь. (Бля! Я же вам год твержу, что капээрэфники войдут в правительство!) А когда поймете, что номенклатура не способна, что КПРФ не способна никого дать, кроме старых неумных советских стариков, вам останется одна иллюзия — кулак Лебедя. И это вам обойдется большой кровью.

В том, что с вами происходит сейчас, сограждане, вы виновны сами, вы расплачиваетесь за собственную безмозглость. Обыватель должен признать свое ничтожество, свою некомпетентность и преклониться перед опытом и знанием. Верьте только нам. Я дико доволен, что КПРФ подписывает себе смертный приговор. Войдя в правительство, КПРФ уже не сможет нагло обманывать избирателя, называя себя оппозиционной партией. Оппозиция отныне — это только мы. Мы (НБП, «Трудовая Россия», Союз офицеров) будем безраздельно господствовать с этого момента на поле оппозиции. Я очень доволен. Заодно измажется и Явлинский, если пойдет в правительство Примакова. Следующий номер газеты выйдет за день до съезда. Всем прибывающим на съезд следует отметиться 30 сентября в бункере. Телефон: 242-97-29. Штаб будет открыт допоздна. Лидерам региональных организаций просьба приготовить доклады. Меня спрашивают: «А зачем партия?» Я отвечаю: «Партия — это армия. Пять тысяч членов — это две дивизии, или десять батальонов». Дошло?

Можно намыливать веревки, товарищи…

В стране сверхкризис, всем кризисам кризис, похожий на Великую депрессию. Можно намыливать веревки, товарищи. Веревок потребуется много. Судя по «конфиденциальному сообщению», не мы одни понимаем, что происходит. Власть тоже сознает, что пришло время для намыливания веревок, и сколотила себе оперативный отрядец для защиты себя, любимой, включая вертолеты и танки.

Наш друг — позитивный американец Марк Эймс в статье «PIZDETS!» сообщает нам, что иностранцы как крысы бегут с тонущего корабля России. В стране, по данным Госкомстата, только что опубликованным, 32 миллиона человек не зарабатывают прожиточного минимума. Ищущих работу безработных у нас 8 миллионов 300 тысяч человек, а всего без работы сидят, по утверждению профсоюзных источников, 17 миллионов. Вот в такой обстановке мы открываем I Всероссийский съезд НБП. Лучше не придумаешь.

Между Кремлем и Белым домом спешно шастают лимузины, отбираются бюрократы для «работы в правительстве». Вынимают из нафталина залежавшихся бюрократов, как красных, так и триколоровых, и тасуют их, стараясь сбить в одну колоду. Поздно! У меня есть сильное подозрение, что скоро этих же начальников станут возить между тюрьмой и кладбищем. Шутка… а если серьезно: пытаются чинить экономику стариками, в то время как проблема России политическая. Неополитический класс — это шлак, он не горит. Потому нужны новые люди. А привести их к власти может только революция. Политический класс — импотент, класс Ельцина—Зюганова—Строева—Шохина—Селезнева—Лукьянова должен покинуть политическую жизнь. Эту кодлу импотентов должны сменить неимущие и неизвестные — молодые, новые люди. То, что наша берет, понятно по многим знакам. И по нервозности милиции (21 сентября, на марше от Баррикадной до Памятного креста, усатый маленький подполковник, вцепившись мне в руку, истерично угрожал мне личной уголовной ответственностью за то, что толпа нацболов скандировала: «Ре-во-люция! Ре-во-люция!»). И по тому, что с пришествием кризиса ко мне — лидеру НБП — стали разительно лучше относиться люди. Не проходит дня, чтобы растерянные граждане не бросались ко мне на улице с растерянными вопросами: «Что с нами будет?!» И по повышенному вниманию и посерьезневшему тону СМИ. И милиция, и граждане, и СМИ отлично понимают, что в эти дни «Ре-во-люция!» — не декларативный клич и что если кто и способен в России на революцию или на попытку совершить ее, то это мы — НБП. Да, мы пришли к съезду пока еще с 48 региональными организациями и с пятью тысячами членов партии. Но это единственные в стране организованные, структурированные молодые силы, ядро, вокруг которого, в случае надобности, нарастут слои людей.

НБП глядит в будущее с уверенностью и злым весельем. Будущее принадлежит нам.

«Правильно, что не вынес партийные знамена сюда, поганить…»

Состоялся I Всероссийский съезд Национал-большевистской партии, событие, без сомнения, историческое. И в зале не было ни одного чиновника. Средний возраст делегатов никто не подсчитывал, но 20–22 представляется самым вероятным возрастом. Делегации возглавляли региональные лидеры: рослые парни из сибирских регионов — Волков, Ларионов, Волоснев; башкирские делегаты Горюнов и Кузлев; любимцы партии рижский гауляйтер Константин Маузер и питерский Андрей Гребнев; наши девочки-командирши Нина Силина, Анна Семенова и многие другие достойные лидеры. Все смотрелись и звучали отлично. Отдыхать после съезда не пришлось. Уже 3 октября мы вышли на Смоленскую площадь и потопали к БД, а 4 октября вышли на Калужскую площадь и промаршировали опять к БД. Результат не заставил себя ждать: партию и меня лично обвинили в экстремизме, и министр юстиции Крашенинников грозился привлечь Макашова и Лимонова к уголовной ответственности якобы за призывы к свержению существующего строя, якобы прозвучавшие на митингах 3 и 4 октября.

Одновременно страну стал сотрясать приступ паранойи по случаю предстоящего 7 октября Дня гнева. Министр МВД Степашин заверил СМИ, что ожидает «массовых беспорядков», а глава московского ГУВД генерал Куликов объявил, что его более всего заботит, «что будут делать и что призовут делать своих сторонников Анпилов и Лимонов». 6 октября с утра я позвонил министру юстиции г-ну Крашенинникову и посетил его в 14 часов в тот же день. Я заверил министра, что никаких погромов и массовых беспорядков Национал-большевистская партия не планирует, что беспорядки — это не наш стиль, наша цель — революция. И мы идем к ней уверенно и разумно.

7 октября мы прибы