КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Шанс на жизнь. Глава I (СИ) [Софи Лим] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



========== Пролог. ==========

POV: Author

Скидывая свои вещи в большой чемодан, темноволосая девушка кружила по комнате, открывая свои ящики и выуживая оттуда необходимые вещи: платья, рубашки, брюки и тёплые кофты. Всё что нужно для холодного городка — Бирмингем.

Недалеко от девушки стоял мужчина с папкой в руках и наблюдал за действиями своего начальника. Он ничего не мог сделать в данной ситуации. Отговорить эту девушку от того, что она задумала бесполезно. Пытался, но ничего не вышло. Слишком была упряма дочь его покойного друга. Глубоко вздохнув, мужчина вновь решил поговорить с начальницей. Может получится?

— Может, всё-таки не поедете туда? Бирмингем опасный город, — девушка замерла, а затем посмотрела на своего помощника. От того взгляда, которым смотрела девушка, бросало в холод. Настолько строгий взгляд.

— А здесь чем лучше? — поинтересовалась темноволосая. — Одно лицемерие и только. Все мужчины хотят быть со мной только из-за моего состояния. Все лгут, что они честные. Я хочу просто отдохнуть от всего этого.

— А как же ипподромы и завод? — ещё одна попытка остановить девушку. Брюнетка вздохнула и поставила руки на пояс.

— Я же не пускаю это на самотёк. Здесь будете вы и будете всё контролировать. По необходимости будете писать мне письма и сообщать мне всё. Я доверяю вам и верю, что вы не оставите это всё, — проговорила девушка, закрывая свой чемодан. Мужчина опустил голову, но в итоге согласился. Эту девушку переубедить очень сложно, практически невозможно, поэтому проще всего согласиться.

— Но если с вами что-нибудь случится, то я незамедлительно отправляю в Бирмингем вашу охрану, — проговорил брюнет, складывая руки на груди.

— А как ты поймёшь, что со мной что-либо случилось?

— Если ответ на моё письмо не придёт в течение месяца, то я высылаю охрану.

— Хорошо. Договорились, — проговорила девушка, протягивая ладонь мужчине. Брюнет легко пожал её. — Так мой поезд через два часа, поэтому мне надо переодеться, пообедать и выезжать.

— Хорошо. Я отвезу вас на вокзал и лично посажу в вагон.

— Вы так печётесь обо мне, словно я маленький ребёнок, — девушка усмехнулась, а мужчина же остался с угрюмым выражением лица.

— Я обещал вашему отцу и вашей матери, что вы будете в полной безопасности, — проговорил брюнет. Девушка сняла улыбку со своего лица и лишь покивала ему.

— Мне их не хватает, — тихо, почти бесшумно проговорила брюнетка, сглатывая ком в горле.

— Вы продолжаете их дело. Они гордятся вами. Гордятся, что их дочь стала очень влиятельной персоной Англии: крупнейшие ипподромы и завод, производящий оборонные силы, стали основой Лондона. А ваша фамилия на слуху всех бизнесменов. Ваши родители гордятся вами, — проговорил брюнет, подходя ближе к начальнице.

— Я надеюсь, — проговорила девушка. — Что там с украденным оружием? — перевела тему.

— Ищем, — коротко ответил мужчина, открывая свою папку. — Как мы выяснили, оружие транспортировали на завод Бирмингема, как и планировалось, но оттуда его украли и оно просто исчезло, словно сквозь землю провалилось.

— Ясно, ладно будете писать, что узнаете. А сейчас мне надо переодеться.

— Да, конечно. Я буду ждать вас внизу, — проговорил мужчина, скрываясь за дверью комнаты. Немного постояв на месте, девушка быстро переоделась и, взяв свой чемодан в руки, оглядела комнату. На комоде лежал футляр, внутри которого была скрипка. Немного подумав девушка взяла во вторую руки футляр и вышла из комнаты.

========== Часть I ==========

Комментарий к Часть I

Платье: https://i.pinimg.com/736x/bb/62/61/bb6261506b916c8c762bfee138068bc1—flapper-dresses-evening-dresses.jpg

Шляпа: https://i.pinimg.com/originals/21/49/37/214937d0a45f34dd44d65995e861b9a9.jpg

Туфли: https://www.decoweddings.com/wp-content/uploads/emerald-green-buckle-pumps-manolo-blahnik.jpg

Сумочка: https://i.pinimg.com/736x/a9/8b/eb/a98beb4d36c45b5f1e53816553c3ec1d—ladies-handbags-stiles.jpg

Надеюсь вам понравится)

***

В Бирмингеме, как обычно, стоит туман, сгущаясь в плотные облака и ложась на асфальт ковром. Воздух немного спёрт и запах гари резался в нос. Но это не мешает жителям города идти на работу, детям в школу, а праведникам в церковь.

В одном из поездов, что направлялся в Бирмингем, в последнем вагоне сидит девушка. Её волосы цвета ночи, водопадам спускались по плечами, прекрасные серо-зелёные глаза смотрели в окно поезда, где мелькали картинки полей или лесов. Зелёное платье, что обтягивало женскую фигуру, было чуть выше колена, красивые лодочки были в цвет платья, а на голове — зелёная шляпа. В руках она держала белую сумочку, вышитую бисером.

Черты её лица аккуратны и прекрасны: маленький носик, открытые глаза, полноватые губы, слегка впалые щёки и пышные густые ресницы.

Поезд остановился и, спустя пару минут, забирая свои вещи, люди стали выходить из вагонов. И прекрасная леди не стала исключением. Вытащив свой чемодан и скрипку из-под сиденья, девушка вышла из вагона и пошла вдоль платформы, направляясь в город.

Выйдя с территории вокзала, девушка оглянулась. Сперва ей нужно найти жильё. Идя вдоль узких улочек, она осматривала окрестности. Брюнетка была поражена. Этот небольшой городок словно застрял в прошлом: почти везде ездили лошади, старые машины редко мелькали по улочкам. Этот город — что-то наподобие общины, которая застряла в прошлом, но жителям это нравится.

Дома были высокими, серыми и блёклыми, но для юной особы они казались необычными. Шагая мимо жителей этого городка, девушка чувствовала, что её прожигают взглядом. Оно и понятно: она шла с чемоданами, что давало жителям городка понять, что девушка приехала к ним жить. Проходя по улочкам мимо домов, девушка увидела листок, прикреплённый к стене старым гвоздём. Дата была сегодняшняя. На листке было написано: «Сдаю комнату». И адрес. Брюнетка направилась в указанное место, надеясь, что место не заняли.

Зайдя в одну из дверей, девушка осмотрела помещение. Перед ней была небольшая гостиная, обставленная стеллажами с книгами. На некоторых полках стояли маленькие статуэтки. Возле этих стеллажей стоял небольшой диванчик и кофейный столик. Слева от неё была стойка, за которой стояла немолодая женщина.

— Здравствуйте, — негромко поприветствовала женщину брюнетка.

— Здрасте, — брезгливо бросила женщина. Её волосы были русыми, время иссушило её лицо и морщины выступили на переносице и лбу, но карие глаза горели жизнью.

— Я увидела объявление на улице… Можно у вас снять комнату, если, конечно, она ещё свободна? Деньги у меня есть, — сказала девушка, переминаясь с ноги на ноги.

— Ты проститутка? — спросила женщина. Она смотрела на брюнетку взглядом, который, казалось, доходил аж до души. Этот равнодушный взгляд.

— Нет, я приехала в город, чтобы здесь жить, — честно сказала юная леди.

Женщина оглядела юную особу и спросила:

— Как зовут?

— Амелия. Амелия Смит, — ответила девушка.

Женщина ещё немного подумала, сморщившись:

— Ладно, идём, Амелия. Меня, кстати, зовут Кетти, — сказала русоволосая и, взяв ключ от комнаты, вышла из-за стойки.

— Значит, слушай, — они поднимались по лестнице на второй этаж. Деревянная лестница из потемневшего дерева начала скрипеть под весом двух женщин. Каждый шаг на ступеньку отдавался характерным звуком скрипа, от которого невольно появлялся страх, что сейчас ты провалишься. — Комнатка небольшая, за электричество и воду плачу я, но из тех денег, которые ты будешь мне платить, — сказала Кетти, подходя к нужной двери и открывая её, — Каждую неделю будешь мне платить по 2 фунта*. Много мужиков не води. В квартире убирайся сама. Поняла? — спросила женщина, обернувшись к Амелии.

— Да, я поняла, — ответила брюнетка.

— Тогда держи, — Кетти протянула ей ключи. Амелия поставила чемодан на пол и взяла ключ, — Мой тебе совет, беги отсюда. Ты не местная, тебе будет здесь тяжело, — искренне сказала русоволосая.

— Я попытаюсь тут ужиться, — сказала девушка, смотря на собеседницу.

— Ну, хорошо. И ещё, — вдруг вспомнила женщина. — В конце месяца я принесу тебе сменное постельное бельё, — сказала Кетти, спускаясь по лестнице вниз.

Закрыв дверь в комнату, девушка стала её осматривать. Комната и правда была маленькой, но уютной. Маленькая кухонька была соединена со спальней. Посредине кухни стоял небольшой круглый стол, справа от него был кухонный гарнитур, плита и раковина. В спальне стояли двуспальная кровать, комод и зеркало. В углу стояли цветы, на кофейном столике — патефон. Ванная, которая была рядом с кухней, была тоже маленькой: туалет, раковина и ванна.

Вздохнув, Амелия принялась разбирать вещи. Свою скрипку она положила на кофейный столик. Открыв чемодан, девушка разложила вещи в комод и, переодевшись, прилегла на кровать. Мысли витали где-то далеко, она стала погружаться в своё прошлое и не заметила, как уснула.

***

Проснувшись рано утром, Амелия пошла принимать водные процедуры. Сняв с себя одежду, девушка наполнила ванную и легла в неё. Тёплая вода приятно обдавала кожу, пробуждая тело от сна. Амелия взяла мочалку и стала тереть ею свою кожу, заранее намылив её. Смыв с себя пену, девушка вылезла из ванны и спустила воду. Насухо вытершись полотенцем, Амелия надела белое платье и чёрные туфли. Свои волосы она решила собрать в хвост. Перед выходом Смит надела пальто. Поскольку даже в комнате чувствовался морозный воздух улицы.

Пока Амелия вышагивала по улочкам Бирмингема, к ней подбежал маленький мальчик лет 5-6. Он держал в своих руках стопку газет, протягивая ей одну. Амелия дала мальчику 1 шиллинг и забрала газету. Открыв её, на первой странице она увидела объявление, что в бар «Гаррисон» требуется бармен. Недолго думая, Амелия направилась в сторону бара.

Зайдя в «Гаррисон», расположенным на углу Гаррисон-лейн и Уиттон-стрит, брюнетка увидела, что бар был богато украшен, что не было сопоставимо с тем, что творилось на улице. Видимо этот бар боролся с мраком и бедностью Бирмингема. Спиной к Амелии, протирая бокалы под пиво, стоял мужчина. Когда колокольчик над дверью зазвонил, мужчина даже не обернулся.

— У нас ещё закрыто, — сказал бармен, обернувшись к девушке.

— Нет, я не для выпивки. Я хочу устроиться на работу. Я видела объявление, что вам нужен бармен, — сказала Амелия, в упор смотря на бармена.

— Нет. Должность занята, — твёрдо сказал бармен, сложив руки на баре.

— Почему? Объявление вчерашние, — упёрто сказала Смит, сложив руки на груди.

Мужчина посмотрел на неё:

— Ты хоть понимаешь, что это за место? — спросил он.

— В объявлении написано, что это бар, — сказала Амелия, понимая, что нужно стоять на своём.

— Зачем ты приехала сюда? — спросил её бармен. Ему было крайне непонятно: зачем она сюда приехала? Девушка явно была не из этого города. Внешность была слишком прекрасной для их городка. Красивое платье, волосы заплетены в красивую прическу, а на голове шляпка. Подобный наряд для Бирмингема очень богат.

Амелия смотрела на него и, немного подумав, твёрдо сказала:

— Я хочу поменять свою жизнь. Если вы возьмёте меня на работу, то я готова начать хоть прямо сейчас, — Гарри немного подумал.

— Хорошо, будешь работать, — сдался мужчина, опираясь руками о барную стойку, — Меня зовут Гарри. Каждое утро нужно приходить за два часа до открытия и убираться здесь. Ты должна вымыть все полы, вытереть пыль, навести порядок во всём алкоголе. Там находится VIP-комната, — Гарри махнул рукой влево, где показалось маленькое окошко и открытая настежь дверь, — В неё никого не впускать, кроме братьев Шелби. С них плату даже не смей брать, иначе жди неприятностей. Для них всё за счёт заведения. Вечером будешь составлять список недостающего алкоголя. Поняла? — спросил Гарри.

— Поняла. Кто такие братья Шелби? — спросила миссис Смит.

— Шелби возглавляют банду «Острые козырьки», главарём является средний брат — Томас Шелби, ещё он владеет конюшнями и частью лошадей, которые участвуют на скачках. Старший брат Артур владеет подпольными боями, а младший брат Джон владеет всеми кузницами в городе. У братьев есть сестра Эйда и тётя Полли. Эйда ведёт более-менее законную жизнь. Работает в местной газете, а Полли верит в Бога, знает бизнес и дела братьев, — рассказал Гарри, протирая стакан полотенцем.

— А почему Острые козырьки? — спросила Амелия. Ей было интересно узнать ещё немного про эту банду.

— Потому что в козырёк их кепки вшито лезвие. Эта кепка у них выполняет функцию как головного убора, так и оружия, — произнёс бармен, смотря на девушку, — Так, можешь приступать, в подсобке можешь переодеваться. Если что, сменные фартуки лежат там же, в подсобке. Как будешь готова, придёшь сюда и протрешь столики и барную стойку. Поняла? — спросил её Гарри.

— Да, — сказала девушка.

Объяснив Амелии, как пройти в подсобку, Гарри принялся расставлять алкоголь по полкам. Брюнетка пошла по заданному курсу и с успехом нашла подсобное помещение, где лежали фартуки, швабры и пару вёдер с простыми тряпками. Подобрав для себя фартук, девушка пошла обратно к Гарри.

Смит подошла к мужчине, он дал ей тряпку и ведро с водой. Амелия без труда справилась с этой задачей, протерев везде столы. Закончив работу в зале, девушка принялась протирать барную стойку.

Осматривая зал, Гарри присвистнул — он ещё никогда не видел этот бар в таком порядке. Обычно где-то оставалась грязь, но сейчас бар блестел, словно начищенный цент.

— Ты успела ещё и полы протереть? — спросил её бармен. Девушка улыбнулась и утвердительно кивнула.

— Молодец. Так, скоро открытие, сейчас я тебя научу наливать пиво. Смотри, учись и запоминай, — сказал Гарри.

Рассказывая Амелии про остальные нюансы её новой работы, он параллельно показывал, как наливать пиво и другой алкоголь, также объяснял, какие есть виды выпивки. Смит, на удивление бармену, быстро училась и уже через 30 минут умела многое.

Спустя час, в бар начали приходить первые посетители. Они заказывали виски, пиво, водку. И уже через два часа после открытия, в бар зашли трое мужчин. Они были одеты немного иначе, чем остальные посетители: длинные пальто, наглаженные рубашки с круглым воротником, брюки из твида, целые ботинки из твёрдой кожи и, самый главный атрибут — твидовые кепки-восьмиклинки.

— Это братья Шелби, про которых я рассказывал. Тот, что посередине — это Томас, справа от него — его старший брат Артур, а слева от Томаса — его младший брат Джон, — тихо сказал Гарри, подойдя к девушке. Один из мужчин обратил внимание на Амелию, но не подал виду и прошёл мимо, — Отнеси им ирландского виски, — сказал Гарри, наливая посетителю.

Смит кивнула и поставила на поднос бутылку виски и три стакана. Взяв поднос в руки, девушка подошла к комнате и постучала. Услышав разрешение зайти и открыв дверь, она увидела, что мужчины как раз ждали её. Без лишних слов поставив поднос на стол, девушка быстро разлила выпивку по стаканам, забрала поднос и вышла из комнатки. Конечно Амелия чувствовала на себе взгляд сразу трёх пар глаз, но сделать с этим ничего не могла. Оставалось просто держать вид, что ей всё равно.

Оставшуюся половину смены девушка провела спокойно, разливая пиво и виски, не забывая изредка обновлять выпивку в комнату.

— Амелия, я ухожу, — предупредил Гарри, — Когда Шелби закончат, уберёшься и закроешь бар. Я живу напротив, в шестой квартире, справа от подъезда. Постучишь в окошко, я заберу ключ, — сказал бармен, уходя из бара.

— Хорошо, — сказала девушка протирая столы.

Через полчаса девушка всё убрала, составила список недостачи алкоголя и стала ждать, когда Шелби выйдут из комнаты. Ещё минут через 15, братья всё-таки вышли. Двое из них сразу повернули к выходу, но один подошёл к девушке за барной стойкой. Он положил купюру на барную стойку и уже собирался уйти, но Амелия окликнула его.

— Гарри сказал, вам за счёт заведения, — произнесла Смит, отодвигая купюру от себя. Томас задержал свой взгляд на девушке

— Как тебя зовут? — спросил брюнет.

— Амелия, — ответила девушка, смотря в глаза мужчине, — А Вас?

— Томас.

— Очень приятно, — слабо улыбнулась девушка.

— Ты шлюха, Амелия? — спросил мужчина, игнорируя дружелюбность барменши, — Потому что, если нет, то уезжай отсюда. Тебе здесь не место.

— Наверное, я сама решу как мне жить, — твёрдо произнесла Амелия.

Томас поднял удивленный взгляд на неё. Впервые простая девушка отвечает ему так грубо. Но отбросив это удивление, он достал из кармана сигареты, предлагая Амелии.

— Я не курю, — сказала брюнетка складывая руки на груди.

Томас опять удивлённо посмотрел на неё. Она удивила его уже второй раз.

— Я не обязана делать что-то как все, — пояснила девушка. Томас зажёг сигарету и выдохнул дым в лицо Амелии. Та начала кашлять от запаха табака.

— Извините, сэр, но мне пора закрывать бар, — сказала девушка, надевая своё пальто. Томас кивнул и вышел из бара.

Закрыв бар, Амелия перешла дорогу и отыскала окно Гарри, отдав ему ключ и список недостающего алкоголя. По пути домой, она думала, что может ждать её завтра. Девушка была в полном неведении. Сегодня она напоролась на разговор с одним из Шелби. Истинное везение, которое могла она испытать.

Её Томас, конечно, не напугал, но заметив остриё лезвия в кепке, она немного насторожилась. Он был слишком непредсказуем. Не помня, как дошла домой, Амелия зашла в свою квартиру. Она быстро поужинала, умылась, а затем переоделась и легла в постель в надежде поскорее уснуть. В этом городке она явно выделяется. Нужно было что-то делать. Эти проблемы ждали её завтра, а сейчас ей нужен сон. К её счастью, ей удалось быстро уснуть.

Комментарий к Часть I

Это для тех, кто плохо разбирается в деньгах 1920-30гг.

*1 фунт = 9руб. 46коп. (это приблизительный обмен валют на 1920-30гг.)

2 фунта = 18руб.92 коп.

1 руб. (СССР) = 220руб. 50 коп. (2020 год)

220руб. 50коп. * 18руб. 92коп. = 4 171руб. 86коп.

========== Часть II ==========

Комментарий к Часть II

Рубашка: https://ozon-st.cdn.ngenix.net/multimedia/1015936146.jpg

Юбка: http://www6.cok-satanlarindirim.shop/upload/26678-1/Yaz-ofis-uzun-siyah-dantel-etek-kad%C4%B1n-2017-kore-t%C3%BCl-saia-maxi-y%C3%BCksek-bel-s-4xl-art%C4%B1-boyutu-bayanlar-pileli-line-jupe.jpg

Причёска: https://janet.ru/assets/i/ai/4/1/3/i/2755369.jpg

Приятного чтения)

***

— Папа! Папа! — громкий смех ребёнка был слышен по всему саду. Маленькая девочка с тёмными волосами убегала от рук отца. Возле сада стоял дом, где на мансарде сидела женщина, попивая вкусный чай. Женщина наблюдала, как девочка в милом платьице и с растрёпанными косичками убегала от своего папы.

— Я поймал тебя! Теперь ты не убежишь! — шутливо произнёс глава семейства, подбрасывая непоседу в воздух. Женщина, смеясь, подошла к ним и крепко обняла.

— Я люблю вас, — сказала женщина, смотря на девочку своими серыми глазами.

***

Девушка резко села на кровать, тяжело дыша. Воспоминания — кошмар для неё. Она потеряла свою семью много лет назад. И после этого её жизнь превратилась в ад. Говорят, что в аду ты будешь гореть, но почему-то ад, в котором жила Амелия, предавал её мучениям. Словно её терзали и разрывали на части.

Проснувшись рано утром, первым делом девушка пошла выполнять водные процедуры. Пока Амелия умывалась, она не могла выкинуть из головы Томаса Шелби. Почему он так сильно засел в голове? Смит уже чувствовала что-то подобное, но это было очень давно. Томас зажёг в ней огонёк надежды, что есть и другая жизнь. Другой мир, в котором есть справедливость и верность. Умывшись прохладной водой, девушка надела белую рубашку и чёрную юбку, свои волосы она решила заплести в косу.

Закрыв дверь, девушка вышла на улицу, направляясь в бар.

На улице моросил дождик и снова по асфальту стелился туман, но Амелии повезло. Она дошла до работы раньше ливня, который застав врасплох многих жителей Бирмингема. Зазвеневший колокольчик привлёк внимание Гарри, который посмотрел на Амелию, вошедшую в бар, а затем широко улыбнулся.

— Я до последнего был уверен, что ты не придёшь, — сказал бармен протирая стаканы.

— Все мы ошибаемся, — произнесла девушка, снимая своё пальто. Гарри легко рассмеялся.

Пройдя в подсобное помещение, Амелия нацепила фартук, взяла ведро с тряпкой и пошла в зал наводить порядок. На удивление брюнетки, в баре было не очень грязно, но пройтись влажной тряпкой стоило. Протерев везде пыль и наведя порядок с алкоголем, девушка пошла убираться в VIP-комнату. И там тоже было не так грязно, и, быстро справившись со своей работой, Смит пошла выносить ведро с водой. И, открыв дверь, Амелия, не задумываясь, выплеснула воду на улицу.

Зайдя обратно в помещение, Амелия убрала ведро и швабру в подсобку. Пройдя за барную стойку, Смит стала её протирать.

Через 15 минут пришли первые посетители. Все заказывали всё одинаковое: виски, пиво, водка. Амелия иной раз спрашивала себя: «В этом городе люди могут думать о чём-то другом?»

Но ближе к двум часам дня в баре не было места, где яблоку можно упасть. Часть посетителей стояли на своих двух, потому что негде было сесть.

Стоял большой шум и невозможно было даже что-то сказать. Амелия и Гарри пытались кричать, чтобы посетители брали свою выпивку. Горло начинало першить, и тут девушке пришла в голову идея, которая может помочь ей и Гарри.

Она встала посреди зала и громко запела.

Gone is the romance that was so divine

‘tis broken and cannot be mended

You must go your way and I must go mine

But now that our love dreams have ended

Все обернулись и стали смотреть, как девушка поёт. Её голос мягко протягивал песню. Через несколько секунд люди, что находились в баре, стали подпевать ей.

What’ll I do

When you are far away

And I am blue

What’ll I do

What’ll I do

When I am wondering

Who is kissing you

What’ll I do

What’ll I do with

Just a photograph

To tell my troubles to

Но все прекратили петь, когда в бар зашли пять мужчин в козырьках. Пела только девушка. Посетители бара расступились, пропуская их. А девушка всё пела.

When I’m alone

With only dreams of you

That won’t come true

What’ll I do

What’ll I do with

Just a photograph

To tell my troubles to

When I’m alone

With only dreams of you

That won’t come true

What’ll I do

Закончив петь, девушка посмотрела на козырьков, смотря в упор и не сводя свой взгляд. Все, кто были в баре, аплодировали брюнетке. Гарри поблагодарил Амелию за пение и продолжил работу. Девушка кивнула и прошла за стойку.

Козырьки прошли в комнату, и через несколько секунд из окна показался Томас.

— Дай Ирландский виски и пять стаканов, — сказал Томас, ожидая свой заказ.

— Держите, — сказала Амелия, подавая поднос с виски и стаканами. Томас забрал их, не сказав и слова. Фыркнув, Амелия продолжила свою работу.

Остаток дня прошёл спокойно. Козырьки спустя час ушли. А значит остаток времени Амелия могла работать спокойно. После ухода козырьков девушка убралась в их комнате. Гарри ушёл, когда бар закрылся, а брюнетка решила убрать со столов и протереть их. Подойдя к одному из столов, Амелия поставила на поднос пустой стакан и бутылку из-под виски.

Протерев стол, брюнетка взяла поднос и понесла его к бару. Но неожиданно в дверь постучали. Девушка положила вещи и пошла смотреть, кого принесло так поздно. Смит открыла дверь, а на пороге стоял Томас Шелби. Он не сказал ни слова, просто вошёл в бар. Амелия немного застопорилась, но, прейдя в себя, пошла за Шелби и стала наблюдать за поздним посетителем.

— Где Гарри? — спросил Томас. Он бесцеремонно зашёл за бар и взял виски со стаканом. Затем вышел в зал и сел за один из столиков, налил себе виски и залпом выпил его.

— Он ушёл домой. У него дела. А я всегда убираю бар, считаю выручку и навожу порядок с алкоголем после закрытия, — отчеканила Амелия. Томас посмотрел, а потом достал сигареты.

— Мне оставить вас одного? — спросила девушка.

— Я пришёл сюда ради компании, — сказал Томас, зажигая сигарету и вдыхая табак. Чувство облегчения нахлынуло мгновенно. Девушка взяла ещё один стакан для выпивки и, поставив его на стол, села рядом на стул и стала анализировать своего собеседника.

Томас нервничал. Амелия прекрасно это видела: он слишком быстро пил, закуривая сигарету.

Увидев пустой стакан на столе, Тома взял бутылку и налил туда виски для дамы. Амелия решила начать разговор.

— У вас что-то случилось? — спросила Смит, беря в руки стакан с виски. Она надеялась, что сможет разговорить Шелби, что с ним. Подобное состояние Амелия видела много раз.

— Я застрелил своего коня. Он не так посмотрел на меня. А смотреть на Шелби «не так» дурной знак. Знаешь, во Франции я привык видеть смерть людей, но не лошадей, — сказал он, снова выпивая виски. Амелия поняла, что для Томаса это безумство.

— Когда я была дома, у моего отца был табун лошадей. Все лошади были прекрасны, — мечтательно говорила Амелия, вспоминая прошлое.

— Был табун? И что же случилось? — спросил Шелби. Ему было интересно что-то узнать из её прошлого.

— Когда мне было 14 лет, я потеряла семью. Мой отец был почтенным человеком, но он женился на дочери солдата. Их убили. Мой отец задолжал немного денег, уже хотел отдать, но в наш дом ворвались люди с оружием. Я успела спрятаться, но увидела, что их расстреляли, — горечь подкатила к горлу. — А табун угнали. Часть зарезали, часть продали, — рассказала Амелия и залпом выпила содержимое бокала, поставив его на стол. После стольких лет рассказать всё человеку, которого знаешь два дня. Но девушка после рассказа почувствовала облегчение. Слишком долго она молчала.

— Печально. Ты пела сегодня в баре. Ты в курсе, почему здесь никто не поёт? — спросил Томас, он хотел перевести разговор в другое русло.

— Нет, но пение помогает забыться, как алкоголь. Если вы разрешите петь, то прибыль пойдёт куда выше, — сказала Амелия, смотря на собеседника.

— И ты считаешь, что я разрешу? — спросил Шелби, закуривая сигаретой.

— Приказать я не могу, но могу попытаться донести до вас, что пение помогает людям отстраниться от мира и быть там, где им захочется, — сказала девушка, подперев голову рукой.

— Умно. Ладно, будете петь каждую субботу, но только в субботу, — сказал Томас, выпивая очередной стакан виски. Амелия улыбнулась. — Что ты ещё поёшь?

— Всё что угодно, — сказала Смит, мысленно благодаря Шелби, что разрешил пение, пускай только и в субботу.

— Ладно! — сказал мужчина, ударяя ладонью по столу. — Вставай на стул, — произнес Томас, откидываясь на спинку стула и втягивая в себя табак.

Амелия без сопротивления встала и пошла к одному из столиков. Повернув стул лицом к Томасу, девушка встала на него, смотря на мужчину.

— Весёлую или грустную? — спросила Смит. Томас немного подумав сказал.

— Грустную, — сказал Шелби. Ему не хотелось слушать что-то весёлое.

— Хорошо, но предупреждаю. Я разобью вам сердце, — предупреждающе сказала Смит. Томас лишь усмехнулся.

— Оно уже разбито, — устало сказал Шелби. Томас не надеется, что его кто-то сможет полюбить. Ему много раз говорили, что такого, как он, полюбить нельзя.

Амелия начала петь. Её голос был мягок, но девушка пела уверенно. Брюнетка протяжно пела, создавая иллюзию забытия. Шелби наслаждался голосом и даже не смел её перебивать. Томас погрузился в мир, где нет врагов. С этой девушкой он был спокоен. Артур предупреждал, что эта девушка опасна, но Томас не слушал. Амелия была воплощением спокойствия.

Закончив петь девушка, слезла со стула. Смит стояла напротив Шелби и ждала чего-то.

— Ты красиво поёшь, — сказал Томас. — Что ж, спасибо за компанию, но мне пора домой, — сказал Шелби, вставая из-за стола.

— Да, конечно, — согласилась девушка. Томас посмотрел на неё, чуть улыбнувшись, и направился к выходу.

Девушка убрала со стола, протёрла его, убрала всё лишнее. Затем переоделась и вышла из бара, закрыв его перед уходом домой.

По пути домой у барышни не выходил сегодняшний вечер из головы. Сегодня Томас Шелби показался ей каким-то беззащитным. В его глазах отражался человек, у которого были свои страхи, свои переживания. Человек, который ведёт опасный бизнес, может быть таким слабым, но и сильным одновременно. Слишком знакомо, слишком близко к ней. Во многом Смит понимала Томаса.

Придя домой, девушка поужинала, переоделась, умылась и легла в кровать. Сон долго не приходил к Амелии, она надеялась, что тот бизнес, что достался ей от отца, не провалится без неё, вся надежда у неё была на помощника, которого она просила приглядеть за ходом дел бизнеса — Даниэля, которого девушка просила отсылать ей документы, чтобы контролировать ситуацию в Лондоне. Плюсом Шелби не хотел выходить из её головы. Но спустя час девушка провалилась в глубокий сон, не забыв перед этим завести будильник. Этой ночью кошмары не мучили девушку.

POV: Thomas Shelby

Выйдя из бара, я направился домой. Надеюсь, что все спят, и я спокойно пройду в свою комнату. Не хочется мне наткнуться на свою родню с кучей вопросов.

Осторожно открываю дверь и прохожу в коридор. Но неожиданно свет резко зажёгся, и озарил комнату ярким сиянием. В дальнем углу комнаты сидела Полли, покуривая сигарету. Сняв свою кепку, подходя ближе к тётушке.

— Ты где был? — не дожидаясь того, пока я разденусь, спросила женщина, делая затяжку.

— Какая, нахер, разница? — огрызнулся я, попутно снимая пальто. Полли встала со стула и подошла ко мне. Она взглянула мне в глаза. — Что-то случилось?

— Мне рассказал Артур, что в баре появилась девушка, которая начинает согревать замёрзшие сердца. Томас, скорее всего, она проститутка, которая хочет заработать деньги, — проговорила Полли, вновь делая затяжку.

— Полли, а вам не всё ли равно, что происходит в моей жизни? И насчёт этой девушки, она слишком наивна для проституции. Я думал, ты хочешь о чём-то другом поговорить, — сказал я, садясь на диван.

— Сегодня я шла с рынка и услышала разговор полицейских. Они говорили, что из Лондона уехала девушка, у которая есть свой бизнес и свои ипподромы. Скорее всего, она приехала в Бирмингем. Если Кимбер, Кэмпбелл или семья Ли заключат с ней союз, то нам не жить, — взволнованно проговорила Полли, туша сигарету.

— Откуда такая уверенность? Это всего лишь слухи, — говорю я, беря сигарету в руки, поджигая её, и делаю затяжку.

— Если в нашем городе заговорили об этом, то значит какая-то правда да есть, — сказала тётушка.

— И что ты предлагаешь? Найти эту девушку и заключить договор? — спокойно спросил я её. Если это правда, то лучше найти эту девушку и заключить соглашение о сотрудничестве.

— Думаю, да. По этому поводу надо собрать совет. Если мы не вычислим её раньше других, то всей семье Шелби конец, — проговорила Полли, уходя наверх. Твою мать. Хрен знает, как эта девушка выглядит, а её надо найти.

Завтра нужно обо всём подумать. Остаётся только надежда, что мы её скоро найдём, и все планы семьи Шелби сбудутся. Многое должно произойти, чтобы Шелби вышли из тени и поднялись. Сильный союзник нам не помешает.

========== Часть III ==========

Комментарий к Часть III

Лошадь: https://ru2.anyfad.com/items/t1@a117776e-2e59-4a45-83b9-3422da95e296/Velikopolskaya-poroda.jpg

Платье: https://i.pinimg.com/736x/9a/ff/2d/9aff2dbd4c30837b8e0ae94a0f05da4d—vintage-evening-dresses-flapper-dresses.jpg

У данной работы есть группа, там будут выкладываться интересные постеры и эпизоды из будущих глав, а также вы можете там задавать мне вопросы, которые вас интересуют.

Приятного чтения)

POV: Author

Спустя месяц.

Прошёл один месяц с разговора Амелии и Томаса. Амелии не давала покоя мысль, что Томас застрелил своего коня. И поэтому чуть больше месяца, после работы, девушка искала во всех конюшнях мира красивого и, главное, сильного коня. Она обзвонила около тридцати конюшен Англии.

Благо у неё остались от отца связи лучших конюшен. Джордж Мэрион, главный одной из конюшен в Англии, с удовольствием отдал ей коня за 400 фунтов*. Смит сказала куда ей доставить коня и стала ждать. Мистер Мэрион прибыл в конце сентября.

***

Амелия быстро шагала на вокзал, чтобы встретиться с Джорджем и забрать своего коня. Платье зелёного цвета, что было на ней, развивалось от лёгкого бега. Она была рада, что ради неё мистер Мэрион быстро приехал. Стоя на перроне, девушка выглядывала мужчину в возрасте, который вёл жеребца.

Кто-то окликнул Смит, и девушка обернулась. Это был мужчина средних лет, в коричневом костюме, волосы скрывались под шляпой. Он лучезарно улыбался девушке, ведя за поводья молодого жеребца.

— Дядя Джордж! — прокричала девушка, бросаясь в объятья к мужчине.

— Амелия. Как я рад тебя видеть, — сказал мужчина, сжимая в объятьях девчушку. Как он был рад её увидеть. — Как у тебя дела? Как жизнь? — начал расспрашивать Амелию.

— У меня всё хорошо. Спасибо, что прибыли так быстро, — сказала девушка, переводя взгляд на коня. Это был высокий, молодой жеребец. Он был коричневого цвета, но над копытами были белые «носочки». Его грива была пышной и красивой. Освобождаясь из объятий, девушка подошла к коню. — Какой красавец. А напомните, что это за порода? — спросила Амелия.

— Великопольская порода. Сильный, быстрый. Зовут Малыш Би, — сказал мужчина, гладя шею жеребца.

— Малыш Би? Хорошее имя, — сказала Смит. — Он чудесный. Спасибо вам. Вот ваши деньги за него, — произнесла девушка, протягивая конверт с деньгами. Мужчина взял конверт и стал пересчитывать деньги.

— Ну ладно, я приехал только коня привезти. Я сейчас уеду. Амелия, пиши мне, я соскучился по тебе. После смерти твоего отца я получил только три письма. Ты так похорошела. Прям невестка, — произнёс брюнет, держа за плечи Смит.

— Хорошо. Я буду писать чаще. И спасибо за комплимент, — сказала Амелия, забирая поводья для лошади. — До свидания, — произнесла Амелия.

— До следующей встречи. — сказал мистер Мэрион, уходя в сторону.

Девушка помахала ему и пошла в город. В одной из конюшен Амелия арендовала место на пару дней для жеребца.

Дойдя до конюшни, Амелия завела жеребца в стоило, попросила почистить, накормить и напоить коня. Конюхи послушно стали выполнять просьбу.

Амелия никуда не торопилась сегодня. Гарри дал ей выходной, первый за этот месяц. Смит надеялась сегодня встретить Томаса, чтобы сделать ему подарок. Она так погрузилась в свои мысли, что не заметила, как наткнулась на кого-то. Подняв голову, девушка осознала, что наткнулась на Томаса Шелби.

Брюнетка сделала шаг назад.

— Добрый день, мистер Шелби, — приветливо сказала Амелия. Она заметила, что Томас был хмурый. В руке привычно располагалась сигарета.

— Не такой он и добрый, — грубо ответил Шелби. Девушка опешила, грубостью он сегодня блистал.

— У вас что-то случилось? — обеспокоено спросила Амелия, нервно заламывая пальцы.

— Ты иди домой, тебя неверное муж ждёт, — грубо сказал Томас, смотря прямо в глаза девушки.

— Муж? Я не замужем, — почти не заикаясь ответила Смит. Какой муж? С чего он взял, что у неё есть муж.

— Значит возлюбленный. Повторю, иди домой, — твёрдо сказал Шелби, обходя девушку.

— А с чего вы взяли, что у меня кто-то есть? — поинтересовалась Амелия.

— Сегодня я видел, как ты обнималась с каким-то мужиком, — сказал Томас, обернувшись к ней.

— Вы видели, как я обнималась с моим знакомым на вокзале? — кокетливо спросила Смит, подходя к мужчине. Его лицо выражало полное спокойствие, но глаза выдавали гнев, тревогу и некое подобие влюблённости.

— Видел. — сказал Томас. — И я скажу больше, ты бы вряд ли стала обниматься с кем попало. — твёрдо произнёс брюнет.

— А теперь позвольте вам кое-что рассказать. Сегодня я получала товар на вокзале. Этот человек был другом моего отца, а значит он хорошо знал меня. У него есть жена и двое детей. Он приехал ради меня, чтобы я смогла вам сделать подарок, — отчеканила Амелия, сложив руки на груди. Томас стоял в недоумении. Подарок?

— И какой же это подарок? — спросил Томас. Он мало верил ей, но любопытство взяло верх.

— Пойдёмте, я вам покажу, — сказала Амелия, зашагав по известному направлению. Томас пошёл вслед за ней.

Шли они не долго. За это время они ни слова не сказали друг другу. Амелия гордо шла вперёд, высоко подняв голову. Томас же шёл чуть позади. Когда они стали подходить к конюшне, мужчина спросил.

— Что мы здесь делаем? — произнёс Шелби. Девушка остановилась и повернулась лицом к нему.

— Помните наш разговор в баре? Вы мне тогда рассказали, что убили своего коня. Я не могла просто сидеть и думать, что творится у вас в душе. И я решила сделать вам подарок, — сказала Смит, заходя в конюшню. Томас последовал за ней. Они прошли к одному из стоил, где стоял прекрасный жеребец. — Это великопольский жеребец. Лучший в мире скакун. Я купила его у одной из лучших конюшен Америки. Мистер Шелби, я дарю вам его, — сказала девушка, заходя в стоило и беря за поводья коня. — Его зовут Малыш Би.

Томас стоял в недоумении. Такой хороший скакун и даром. Такого не бывает.

Мужчина подошёл к нему и взял за поводья. Конь вздёрнул голову, обнюхивая его, а потом радостно заржал.

— Вы ему понравились, — сказала Смит. Она была рада, что Томасу понравился конь.

— Сколько я тебе должен? — спросил Шелби, улыбаясь. Он был рад, что теперь у него был шанс на скачках.

— Нисколько. Это подарок. Вам нравится? — спросила девушка. Томас посмотрел на неё. Он не мог поверить, что для мало знакомого человека она сделала такой дорогой подарок.

— Спасибо. Он хорош, — сказал мужчина, осматривая коня. Жеребец послушно выполнял, то, что от него требовалось.

Взяв коня за поводья, Томас вышел из конюшни вместе с Амелией. — Ты сегодня работаешь? — поинтересовался Шелби.

— Нет, Гарри дал мне выходной. — сказала брюнетка, поворачивая голову к Томасу.

— Скажи, а у тебя есть планы на следующую неделю? — спросил мужчина.

— Нет, — ответила Смит, опуская глаза вниз. Ею уже завладело любопытство и поэтому спросила: — А что?

— Предлагаю тебе сходить со мной на бега. Через неделю. Если ты согласна, то найди себе платье, — твёрдо произнёс Томас. Он должен был как-то отблагодарить девушку, поэтому и позвал на бега.

— Через неделю? Значит в понедельник? — обеспокоено произнесла девушка. Найти хорошее платье для скачек будет тяжело.

— Да, если согласна, то через неделю я жду тебя у бара, — сказал Томас, оседлав жеребца. И не дожидаясь ответа, ускакивает от девушки. Амелия смотрела вслед Шелби. Да, тяжело войти в доверие человеку, который может просчитать все шаги наперёд. Но те тайны, что хранит Амелия, остаются пока при ней. Но она пойдёт на скачки, чтобы узнать куда больше.

Начал подниматься ветер и Смит решила поскорее пойти домой. Чтобы быстрее дойти домой, Амелия решила перейти на бег. Спустя где-то минут 10 бега — и Амелия зашла на порог дома, где снимала квартиру. Проходя мимо стойки, где сидела Кетти, женщина окликнула брюнетку.

— Амелия, тебе пришло письмо. Просили тебе передать, — сказала женщина, протягивая девушке посылку.

— Спасибо. Вот ваши деньги за эту неделю, — сказала девушка, отдавая деньги за съём квартиры и забирая посылку.

Зайдя в квартиру, девушка закрыла дверь на ключ. Амелия повесила пальто на вешалку, сумочку положила на стол и села на стул, перед этим взяв нож. Открыв конверт ножом, брюнетка достала бумаги с счетами, деньги, которые она просила ей выслать и письмо, в котором говорилось следующие:

«Уважаемая мисс Смит, вам пишет ваш помощник. Дела с бизнесом идут хорошо, все документы приложены. Также в документах вы можете найти отчёты по состоянию вашего счёта. По пропавшим ящикам с завода пока нет информации, но наши специалисты работают и стараются найти хоть какие-то зацепки.

С уважением, Даниэль Кротс.

P.S. Когда ознакомитесь с документами напишите мне, что нужно будет делать дальше.»

Прочитав письмо, Амелия стала изучать бумаги. И правда, всё было в порядке. Но ей не нравилось, что один из её юристов требует большую сумму денег. Девушка решила снизить его выручку, чтобы она равнялась выручке других юристов. По документам, скачки и производство завода выручили большую сумму денег.

Смит решила, что завтра напишет Даниэлю письмо и отправит в Лондон. Посмотрев на часы, девушка поняла, что уже пора спать. Видимо изучение документов заняло очень много времени.

Амелия убрала документы, деньги и письмо в комод, переоделась в ночную одежду, умылась и легла в кровать. Сегодняшний день выбил из неё много сил, поэтому глаза моментально закрылись и брюнетка провалилась в темноту.

POV: Thomas Shelby

Подарок, который мне сделала Амелия был хорошим. Но в голову напрашивался один вопрос: «Откуда у неё столько денег?». Она говорила, что у её отца были табуны лошадей, значит он, скорее всего, их продавал. Мой конь, примерно, стоит фунтов 300-500. Это большие деньги. Даже если Амелия не растратила деньги, которые заработал её отец, то вряд-ли бы она смогла купить такую лошадь. Сегодня семейный совет и нужно торопиться.

Я приехал в свою конюшню, поставил жеребца в стойло и приказал работникам, чтобы они накормили его. Те лишь закивали и ушли выполнять работу. Я достал сигарету, закуривая её. Заветное ощущение быстро нахлынуло. Зажимая сигарету между зубами, я достал из кармана часы и посмотрел на время. Почти восемь часов, скоро семейный совет, пора домой.

Быстро дойдя до дома, я вошёл в помещение и пошёл прямиком в гостиную, в которой уже все были в сборе. Полли сидела за столом, покуривая сигарету, Джон, с привычной зубочисткой в зубах, сидел на стуле, закинув ногу на ногу, Эйда сидела рядом с Полли, Артур стоял, облокотившись о столешницу.

— Итак, поскольку все в сборе, что мы имеем на сегодня? — спросил Артур. Я посмотрел на Полли, давая понять, чтобы она объяснила ситуацию.

— Около месяца назад, я, идя с рынка, услышала разговор полицейских, они говорили, что из Лондона уехала девушка, у которой есть большой бизнес. Они говорили, что, возможно, она находится в Бирмингеме. Но я сделала вывод: если слухи поползли по городу, значит какая-то доля правды в этой легенде есть. Никто не знает, как она выглядит, где живёт, как зовут. Но они знают, что она очень влиятельная дама, и если с ней заключат договоры о сотрудничестве клан Ли, Кимбер или Кэмпбелл, то всему клану Шелби конец. — проговорила Полли, вновь закуривая сигарету. На меня посмотрел Артур.

— И что делать? — обеспокоено спросила сестра. — Как её найти, если мы ничего не знаем?

— Может допросить полицейских? Надо только надавить, — сказал Джон.

— Я пробовал их спросить, но у них приказ молчать, даже под угрозой смерти. Видимо эта барышня им отдала приказ, — предлагаю я. Да, полицейские молчат. Я угрожал им смертью и один раскололся, сказав, что если он проболтается, то его семью убьют. Хорошая мотивация.

— А если написать письмо и сказать нашим полицейским, чтобы они отдали его этой девушке? Может она и не уехала из Лондона, а просто пустила слух, что приехала сюда. Мы с ней заключим соглашение, что она поможет нам, а мы в свою очередь поможем ей. — выдвинул идею Артур. Я задумался. И правда, если версия Артура правдива, то мы будем в выигрыше.

— Хорошо, письмо ей придёт и что делать дальше? — спросил меня Джон. — Она может и отказаться от сотрудничества.

— В письме попросим её, чтобы она приехала сюда. Мы заключим взаимовыгодный договор, она помогает нам, а мы ей, — сказал я, вновь закуривая сигаретой.

— Прелесть. Мы Острые, мать его, козырьки, просим помощи у какой-то шлюхи, — возмутился Артур.

— Эта шлюха, как ты сказал, может помочь нам победить шайку Ли и Кимбера, она может помочь нам с Кэмпбеллом. — сказал я, туша сигарету. Всё замолчали. — Если все всё поняли, то лучше всем разойтись спать. — проговорил я, уходя к себе. Я не помню, как дошёл до комнаты, как лёг в кровать, как провалился в сон. Но помнил лишь то, что нужно найти эту девушку.

*400 фунтов = 3 784 руб.

220руб. 50коп. * 3 783руб.= 834 372руб

(Кто не понимает, данные переводы цен, пишите в комментариях, и я объясню).

========== Часть IV ==========

Комментарий к Часть IV

Брюки: https://i.pinimg.com/736x/f9/ee/59/f9ee59db382dfdd6fbc8ad870248384d.jpg

Рубашка: https://i.pinimg.com/originals/bf/62/17/bf6217e68292b5e71c39fb812b553a46.jpg

Туфли: http://mywishlist.ru/pic/i/wish/orig/003/101/539.jpeg

Заходите в группу в ВК, та есть много интересного.

POV: Amelia Smith

Спустя два дня.

Прошло два дня с того момента, как Томас предложил мне пойти на бега. Я решила, что вполне неплохая мысль, тем более смогу больше узнать то, что не могут узнать люди инспектора. Я прекрасно помню, что в городе орудует инспектор Кэмпбелл, который был направлен в Бирмингем для того, чтобы найти оружие, которое было украденное с завода. Я прекрасно знаю, что оружие украли Шелби и сейчас пытаются его скрыть. Слишком много непонятного, но теперь можно подключить хитрость и незаметно для «Острых козырьков» выведать у них эту информацию. Нет, я потом не сдам их Кэмпбеллу, иначе сама попаду под колпак.

Встав рано утром, я умылась, заправила кровать, надела чёрные брюки и белую рубашку. Уложила волосы, позавтракала небольшим сэндвичем и села писать письмо своему помощнику, перед этим взяв листок и ручку.

«Уважаемый, Дэниэль, спасибо тебе за отчёты, которые ты мне прислал. Изучив их я поняла, что дела с бизнесов обстоят хорошо. Следующие ваши действия — это снизить зарплату мистеру Лу, одному из моих юристов, чтобы она равнялась зарплате его коллег. Если же он будет что-то говорить против, то можете его уволить. Обязательно сообщите ему об этом. Возьмитесь за привлечение новых ставок, а работа завода меня устроила, поэтому продолжайте также выручать деньги с этого предприятия. Мне недавно сообщил мистер Драпрен, что оружие было украдено местноё мафией — «Острыми козырьками». Он смог разболтать человека, что приближен к ним, поэтому теперь нужно разбираться именно с ними. Не волнуйтесь, я сама со всем разберусь. Жду от тебя отчёты в следующем месяце.

С уважением, Амелия Смит.

P.S. Прошу каждый месяц мне с отчётами присылать 30 фунтов.»

Написав письмо, я положила его в конверт и, встав из-за стола, я надела туфли и пальто, не забыв конверт, вышла из своей квартирки. Я закрыла дверь на ключ и стала спускаться по лестнице. Кетти сидела за своим столом, читая свежую газету.

— Что пишут? — спросила я у женщины. Она лениво посмотрела на меня, но всё же ответила.

— Сплетни. Пишут, что в город, возможно, приехала девушка, которая способна убрать всех гангстеров из города. — проговорила она, не отрываясь от газеты.

— И вы верите в это? — настороженно спросила я. Кетти вздохнула и сказала:

— Ну, то, что она способна убрать всех гангстеров, да. А вот то, что она приехала в наш забытый городок, нет. Слишком хорошо. — сказала женщина, вновь утыкаясь в свою газету.

Твою мать, чёртовы полицейские. Языки бы им поотрезать. Я им чётко сказала, чтобы держали языки за зубами. Если новости дошли до газеты, то мне будет тяжелее скрывать свою личность. Ладно, поживём, увидим. На днях надо на рынок сходить за продуктами. А то у меня дома мышь повесилась. Но сначала на почту.

Я отправила письмо в Лондон и направилась в бар на работу. Надеюсь, что всё будет в порядке.

В баре было тепло, учитывая, что на улице было прохладно. Гарри стоял за стойкой, протирая стаканы. У него было очень хмурое лицо, он даже не заметил, как я вошла в бар. Что-то случилось. Я прошла в подсобку, чтобы переодеться. Сняла пальто, повесив его на вешалку. Надев фартук, вышла к Гарри. В баре не было сильной грязи и поэтому убирать не было смысла.

— Что-то случилось? — осторожно я спросила Гарри. Мужчина вздрогнул от моего голоса. Но увидев, что это была я, вздохнул и начал разговор со мной, не переставая протирать стаканы.

— Ещё не слышала? — спросил он. — Почти весь город в курсе, что у Шелби могут начаться сильные проблемы из-за одной барышни.

— И у города могут начаться проблемы? — поинтересовалась я, выясняя для себя нужные вещи.

— Да, вся надежда на Шелби, чтобы они заключили договор с ней, — сказал Гарри. Неужели мои связи так важны?

— А если это всё выдумка? — сказала я, протирая барную стойку. Если это действительно правда, то я отрежу яйца всем легавым в этом городе.

— Нет, это чистая правда, об этом стали болтать легавые, а газета услышала и дала печать. Скорее всего, это проделки семьи Ли. Чтобы город перестал бояться Острых козырьков, — проговорил мой начальник, расставляя алкоголь по полкам.

— Интересно… — пробормотала я под нос, чтобы Гарри не услышал. Суки, убью этих легавых. Теперь это не остановить. Ладно, что хоть имя не сказали. Я же, протерев столы в баре, пошла открывать двери. И как только бар открылся, в него ввалилась целая толпа посетителей. Я еле успела отскочить в сторону, чтобы толпа людей не задавила меня.

В баре было, как обычно, много людей. Виски, пиво, кто-то просил ром или джина. Ближе к трём часам зашли трое Шелби. Томас посмотрел на меня, идя в сторону комнаты. Я отнесла им виски и продолжила свою работу.

— Налей мягкое, — к барной стойке подошёл мужчина. На вид худощавый, с бородой. На нём был пиджак из хорошей ткани. Видимо богатый. Я налила ему пиво и он отошёл к своему столику, оставив на столе две монеты. Я взяла плату и положила в кассу.

Уже под вечер народу было меньше и можно было увидеть людей в солидных костюмах, которые зашли в бар. Двое, что стояли впереди, были одеты очень богато, четверо остальных были похожи на быков. Я заметила, что в руках они держат оружие. Да твою же мать. Что за день сегодня? Вот почему именно сегодня мне не везёт? Что я плохого сделала?

— Здесь есть человек по имени Шелби? — громко сказал их главный. Все молчали. Никто не осмелился подать голоса. Мужчина достал свой пистолет и, направив его в потолок, выстрелил. Толпа немного вскрикнула от неожиданности. Главный повторил. — Я спрашиваю, здесь есть человек по имени Шелби?

Я услышала, как открывается дверь, и из комнаты выходят братья. В баре повисла гробовая тишина. Томас оглядел гостей, а затем посмотрел в сторону посетителей и громко приказал.

— Все по домам, быстро! — сказал Томас. Весь народ стал быстро разбегаться и мигом выходить из бара. Гарри ушёл пару часов назад, сославшись на головную боль. — Прошу, садитесь, — приглашал сесть за стол гостей. Двое сели и остальные четверо расположились позади. — Дай выпивку, — сказал мне Томас. Я мигом поставила на поднос виски и стаканы и понесла к ним на стол, перед этим максимально закрыв лицо волосами. Поставив поднос, Томас сказал мне:

— Стой за барной стойкой и не смей болтать. — я лишь кивнула и ушла на своё рабочее место. Лишь бы он меня не узнал. Иначе будет мне…

— Никогда не одобрял женщин в пабах, но когда они так выглядят… — мужчина не успел договорить, как Томас прервал его достав пачку с сигаретами.

— Вам нужен был Шелби, перед вам их трое, — проговорил мужчина, закуривая я сигарету.

— Я раньше о вас не слышал, а потом вдруг услышал о какой-то мелкой шайкой с бритвами. Подумал: ну и что? А затем вы меня поимели. Теперь у вас моё безраздельное внимание. Кстати, с кем мне из вас говорить? Кто из вас главный? — сказал Кимбер. Ох, эту рожу я готова хоть сейчас начистить. Но нельзя.

— Я старший, — сказал Артур. Он вальяжно сидел на стуле.

— По тебе видно, — съязвил Кимбер, издав смешок. Джону это не понравилось.

— Ты смеёшься над моим братом? — угрожающе сказал младший Шелби, смотря на него из-под кепки, держа во рту зубочистку. Кимбер стёр с лица усмешку, осознав, что сейчас шутить не имеет смысла.

— Так, ты — старший, ты — глупейший, — поочередно показывал пальцем на братьев, затем он обратился к Томасу. — Мне сказали, что босса зовут — Томми. Думаю, это ты, потому что, ты оцениваешь меня, как дранную шалаву, — закончил монолог Кимбер.

— Просто хочу знать, что вам нужно, — сказал Томас.

— В Кемптонском парке как-то подозрительно ставили на лошадь — Малыш Монахон. Он выигрывал два раза подряд, а затем пришёл последним, со ставкой в три тысячи фунтов, — выложил информацию его помощник.

— А с кем мне говорить? Кто из вас главный? — спокойно проговорил Томас.

— Я счетовод и советник мистера Кимбера. — сказал мужчина, держа сумку в руках.

— А я, вашу мать, босс! Понятно?! Вы подстроили результаты скачек без моего разрешения! Вы — траханные цыгане, живущие на военную пенсию бедных страх вдов в Гэриссон Лейн! Вот ваш уровень, понятно?! Я — Билли Кимбер! Я владею скачками, одну из которых вы подстроили! Так что я вас всех расстреляю! — кричал Кимбер на Шелби, которые даже не выразили эмоций. Кимбер развернулся, но Томас встал со стула.

— Мистер Кимбер, — позвал он его. Томас запустил руку в карман и достал от туда что-то маленькое, и бросил эту вещь Билли. Тот словил её. Это оказалась пуля. — Посмотрите. На ней моё имя. Это от семьи Ли. Вы также воюете с кланом Ли, разве я не прав? — Томас сделал паузу, через пару секунд продолжил. — Ли атакуют ваших букмекеров и забирают ваши деньги. Вместе мы их одолеем, порознь — неизвестно, — заключил Томас. Кимбер стал переваривать.

— Мистер Кимбер, может, стоит подумать. Возьмём время на размышления и назначим вторую встречу, — предложил вариант советник.

— Мистер Кимбер, я вами восхищён. Вы начали с ничего и подняли большой и законный бизнес. Для меня было бы честью работать с вами, — какой актёр. Томас ловко им манипулирует.

— Никто не работает СО МНОЙ, все работают НА МЕНЯ, — сказал Билли и, достав из кормана монету, бросил её на пол перед Томми. — Подними, цыган, — будь моя воля, уже бы расцарапала ему глаза. Около десяти секунд они смотрели друг на друга. Затем Шелби наклонился, а Джон подорвался с места.

— Нет, сидеть, сидеть, — сказал Томас, вытягивая руку перед Джоном. Тот сел на место. Брюнет поднял монету и посмотрел на Кимбера.

— Это за потолок, — сказал он, смотря на дырку.

— Спасибо, мистер Кимбер, — сказал Томас, продолжая смотреть на Билли. А тот в свою очередь перевёл взгляд на меня. В его лице отразилась удивление. Он меня узнал… Сука.

— Так, так, так. Кто это тут у нас? Неужели моя невеста? — играючи спросил он меня. Я стала часто дышать, а все присутствующие в помещении перевели взгляд на меня.

— Я тебе не невеста. И ты прекрасно знаешь, что тот договор не будет иметь силы без моего согласия, — проговорила я, сжимая в руках пустую бутылку из-под виски. То усмехнулся и подошёл ближе. Но я силой ударила конец бутылки о барную стойку, делая из неё «розочку». Кимбер остановился и перестал улыбаться. Помнит, что я безрассудна и могу сделать всё, что угодно.

— А эти упыри знают, кто ты? Хочешь я расскажу? — с вызовом проговорил этот индюк. Пусть только попробует.

— Если ты это сделаешь, то я лишу тебя возможности иметь детей, — грозно сказала я, продолжая держать бутылку на готове.

— А ты попробуй, — сказал Кимбер. Он развернулся к Шелби. Первым не выдержал Джон.

— Кто она? — спросил он Билли. Второй же усмехнулся, я посмотрела на Томаса, тот со спокойным лицом смотрел на меня.

— Эта дама способна перебить всю вашу цыганскую шайку, — сказал он, оборачиваясь ко мне. — Жду тебя на скачках. А если откажешься, то пеняй на себя, — сказал он, направляясь к выходу. В комнате повисла тишина. Нежданные гости вышли и я с облегчением положила разбитую бутылку на стойку и налила себе виски. И тут к барной стойке подошёл Артур.

— Ты кто, нахуй, такая? — спросил он меня. Я со спокойным лицом быстро убрала беспорядок, вышла к ним и встала спиной к выходу, перед их столом, держа в руках бокал с коричневой жидкостью.

— А что непонятно? — вальяжно произнесла, отпивая из бокала. Томас смотрел на меня, не отрывая глаз. — Вроде Кимбер всё объяснил. — Томас не выдержал и достал пистолет из кобуры, направив на меня. А я даже бровью не повела.

— Я спрашиваю, кто ты такая? — угрожающе сказал Шелби. Я, допив алкоголь, поставила стакан на стол и села на против них.

— Меня зовут — Амелия Роуз Смит. Я та девушка, о которой пишут в газетах. Я приехала сюда, чтобы жить спокойно, но кто мог знать, что самим Шелби нужна моя помощь. Опусти оружие, Томми, убьёшь меня, то мои люди тебе отомстят. Не сомневайся в этом, — сказала я. Томас сел на стул и убрал пистолет в кобуру. — Я не хотела раскрывать свою личность, потому что иначе Кимбер нашёл бы меня раньше времени. Я знаю всё. От фиктивных скачек, до украденного оружия. Кстати, вы его просмолили? — поинтересовалась я. Все посмотрели на меня с выпученными глазами. — Не волнуйтесь, не буду я вас сдавать Кэмпбеллу. У меня и так проблемы из-за него. И какая помощь вам нужна? — сказала я, смотря на Томаса.

— Откуда ты знаешь? — спросил меня Джон. Я усмехнулась.

— Мне докладывают всё, что происходит у вас в городе, — наливая себе виски, проговорила я. — Докладывают внедрённые здесь люди.

— Если ты сможешь нам помочь, то Кимбер не сможет угрожать тебе и нам, — сказал Томас. — Мы заключим взаимовыгодную договорённость. Мы защищаем тебя, а ты в свою очередь помогаешь нам. И почему он называл тебя невестой?

— Моя тётушка подписала с ним договор, чтобы меня за него выдать замуж. Но они хотят завладеть мои бизнесом, который мне достался от отца. Но это не так важно, — ответила я. — А что именно вам нужно? Вы правда считаете, что мне требуется защита от вас? Вы настолько наивны? — мой завладел интерес. Что же именно им нужно?

— Нам нужны твои люди и мы хотим знать, что за бизнес, которым ты владеешь, — выдвинул условия Томми. Я улыбнулась, какой он интересный.

— И вы думаете я соглашусь? Один считает меня шлюхой, — смотрю на Артура. — Другой в меня влюбляется — перевожу взгляд на Томаса. — Третий меня сторонится. — смотрю на Джона. — Даже ваша тётушка меня шлюхой считает, и не спрашивай меня, как я узнала, — проговорила я. Все трое были в шоке. — Ваша защита мне не нужна. Если со мной что-то случится, то поверьте, мои люди придут сюда и уничтожат вас. И им будет плевать кто вы и что вы из себя представляете.

— Ты угрожаешь нам? — возмутился Джон. Я посмотрела на него.

— Джон, без моей помощи вы не убьёте Кимбера, не устраните семью Ли и не устраните Кэмпбелла. А я могу отдать приказ и вы будете мертвы, — сказала я, скрываясь в подсобке. Вышла я из подсобки через пять минут. Все братья были готовы и ждали меня. Я направилась к выходу и, когда вышли Шелби, закрыла бар. — Ваша защита мне никчему. Поэтому придумаете действительно стоящую причину, чтобы я вам помогла, —

проговорила я и уже направилась в сторону своего дома, как меня за руку схватил Томас.

— Если согласишься с нами сотрудничать, то компания Шелби обязуется избавить тебя от Билли Кимбера, — проговорил Шелби. Я немного подумала, а потом ответила.

— Хорошо, — согласилась я. Шелби пригласили меня к себе в дом, чтобы семья понимала с кем она будет иметь дело.

Шли мы минут пятнадцать и когда стали подходить к дому «Острых козырьков», Томас открыл дверь. Какая галантность, какие манеры. Ох, мало ты обо мне знаешь, Томас. Мы зашли в тёплое помещение и я увидела в доме уютную обстановку. Я сняла пальто, а Томас взял его у меня и повесил на вешалку. Мы прошли в гостиную. За большим столом сидела статная женщина, куря свою сигарету, а рядом сидела молодая девушка, она же читала газету.

— Полли, — позвал Артур женщину. Она лениво посмотрела на него, закуривая сигарету.

— Кого вы привели в наш дом? — с неким недовольством сказала брюнетка. Я подняла одну бровь, но решила промолчать.

— Это она. И она работала в баре «Гариссон», — сказал Томас, предлагая мне сесть на стул, но я отказалась. Полли поняла, о ком говорил её племянник.

— Серьёзно? — спросила молодая девушка. Я посмотрела на неё и мне захотелось улыбнуться. Но лишь слегка приподняла края губ. — А она красивая.

— Эйда. Меня зовут Поллианна Грей, но зови меня Полли. Я являюсь тётушкой этих балбесов, — сказала женщина, держа в руках сигарету.

— Меня зовут Амелия, — представилась я. Она окинула меня заинтересованным взглядом.

— Итак, ты здесь, чтобы всей нашей семье рассказать кто ты, какой бизнес ведёшь и какие можешь предоставить нам гарантии, — высказал Артур, садясь на стул. Томас облокотился о столешницу, а Джон встал рядом с Полли.

Сегодня будет весёлый вечер. Вся организация «Острых козырьков» разместились в гостиной, а я находилась в самом центре этой компании. Все смотрели на меня, а я, вздохнув, начала свой рассказ. Я буду рассказывать то, что мало кто знает…

30 фунтов = 283руб. 80коп.

220руб. 50коп. * 283руб. 80коп. = 62 578руб.

(Кто не помнит, что обозначают эти переводы денег, то можете заглянуть в I главу.)

========== Часть V ==========

***

POV: Thomas Shelby

Вся наша семья распределилась по гостиной. Кто-то стоял, то-то сидел на стульях, а кто-то на столе. Амелия стояла в центре нашей семьи. Она должна рассказать всё, чтобы мы знали кто она и что из себя представляет.

— Меня зовут — Амелия Роуз Смит. Я являюсь дочерью богатого бизнесмена — Джеймса Джона Смита и его жены Марии Алекс Марп. Мой отец умер, когда мне было 14 лет. И я стала единственной наследницей всего того, чем он владел, — стоп. Компанией Смит заправляет именно она. Самым большим заводом и ипподромами и владеет именно она? Лично я думал, что ей управляет мужчина. — Моя мама умерла вместе с ним. Она была дочерью солдата и поэтому родители отца не были рады этому. Но пойти против его воли не могли. Поскольку он был единственным сыном у них. Я, конечно, не понимала, что такое бизнес и моя тётушка решила всем заниматься, но помощник отца понял, что в её руках вся империя, которую построил мой отец, развалится, поэтому он взял всё в свои руки и объяснил мне как надо управлять бизнесом. К шестнадцати годам я стала полноправной владелицей всего наследства родителей. Люди, что работали на отца, теперь работают на меня. За восемь лет я пообтерлась в сфере бизнеса и даже приобрела несколько лет назад три ипподрома. Но моя тётя решила, что я хорошо живу и поэтому заключила договор с Билли Кимбером, согласно которому я выйду замуж за него и он будет владеть половиной моего бизнеса, но без моей подписи этот договор не будет иметь силы. Они хотели сделать так, чтобы я поставила подпись не глядя, но у них не вышло. Я всегда читаю, что подписываю. Но этот индюк так и норовит, чтобы я за него вышла, — сказала девушка. Я усмехнулся, правильное определения она подобрала для Кимбера. — Где-то полгода назад я решила уехать из Лондона. Я устала от всей той суматохи, что меня окружала. Ещё как на зло пропали ящики с завода. Но затем я выяснила, что эти чёртовы ящики были транспортированы на Бирмингемский завод, но вот, что интересно, с завода оружие было украдено. И сейчас мои люди ищут тех, кто с моего завода украл эти ящики. Кстати, Томас, я так и не получила свои мотоциклы, — мотоциклы? Но не она же была моим покупателем. — Заказывал мотоциклы мой человек, чтобы не было вопросов, — пояснила Амелия. — Приехав в Бирмингем, я решила, что никто не должен знать о том, что я здесь. Бизнес я возложила на своего помощника — Даниэля, он каждый месяц мне присылает отчёты. И тут я узнаю, что «Острым козырькам» нужна помощь. Столько проблем на вас свалилось… Семья Ли, Кимбер, Кэмпбелл. Эти люди тоже хотят моей помощи, но они её не получат. Итак, вы знаете кто я, есть вопросы? — заключила Амелия. Джон спросил её.

— Что за ипподромы? Зачем тебе три? — умно. Для больших денег хватит и двух. Молодец, Джон.

— Два ипподрома не для фиктивных скачек. Там честные ставки, а вот третий… Там целая система для того, чтобы подстроить скачки, но люди об этом не знают и поэтому не получают свои деньги. Затем, с помощью двух легальных ипподромов, я отмываю деньги. — ответила Смит. Получается, она часть нелегального бизнеса, но никто об этом не знает. Неплохо.

— Почему ты нас не сдала Кэмпбеллу? — спросил Артур. Резонный вопрос.

— Из-за Кэмпбелла у меня проблемы со ставками. Он угрожает моим букмекерам и не даёт нормально им работать. В итоге мои работники со страхом принимают ставки, — сказала брюнетка.

— Томас, мы не можем ей доверять. Она может работать на наших врагов, чтобы убить нас, — по-цыгански проговорила Полли.

— И что ты предлагаешь? — спросил я её на цыганском. Она посмотрела на Амелию, а затем на меня.

— Эту шлюху лучше сдать полиции. Нам меньше проблем, — самодовольно сказала Полли. Ладно, что хотя бы говорила на нашем языке.

— Мисс Грей, я конечно понимаю, что вы мне не доверяете, но я не позволю таким образом ко мне относиться. Я могу вам не помогать, но против семьи Ли вы беззащитны. А также у вас сейчас добавиться ещё дюжина проблем, — сказала Амелия на цыганском. Я удивлённо посмотрел на неё. Вот чёрт.

— Откуда знаешь наш язык? — спросил я брюнетку, та лишь усмехнулась.

— Моя мать была цыганской крови, — ответила Смит. Значит, в тебе течёт кровь цыган. Теперь понятно, откуда у неё столько хитрости. — Так что? Вы ещё хотите моей помощи или нет?

— Вот договор. Там наши подписи и нужна только твоя. — сказал я, передавая ей бумаги. Она взяла их и начала изучать. Её глаза быстро бегали по тексту, изучая текст.

— Я это подписывать не буду, — выдала брюнетка, бросая договор на стол. — В этом, с вашего позволения, документе ничего не говориться о том, что вы обязуетесь устранить Кимбера. Здесь говориться о моей защите, но ни слова об Кимбере. Поэтому, пока не будет должного документа, помощи от меня не получите. А, сейчас, я пойду домой. Как только договор будет готов, то вы знаете, где меня найти.

— Я проведу тебя домой, — сказал я. Девушка улыбнулась и кивнула мне. Она надела своё пальто и вышла из нашего дома.

Мы шли молча. Кто бы мог подумать? «Острые козырьки» просят помощи у девушки. Мой дед бы просто был в шоке от такого поворота. Но эта девушка имеет большой вес в бизнесе. Меня и всю мою семью удивило то, что у неё есть незаконный бизнес. Видимо, то, что произошло с её родителями, на неё повлияло.

Мы прошли уже половину пути до её квартиры. Да, я навёл справки, где она живёт ещё две недели назад. Мне почему-то не хочется с ней расставаться. С моей стороны это было неправильно, неправильно влюбляться в девушку, которую знаю чуть больше месяца, но, по видимому, я об этом поздно задумался.

— Можно задать вопрос? — неожиданно подала голос Амелия. Я посмотрел на неё. Что же со мной творится, твою мать.

— Можно, — ответил я. Она глубоко вздохнула, подняв на меня свои серо-зелёные глаза, задала мне вопрос.

— Почему я? — спросила девушка у меня. Я посмотрел на неё с недоумением. О чём это она?

— О чём это ты? — сначала надо узнать, что именно она хочем понять.

— Почему вы влюбились в меня? На свете полно красавиц лучше меня. — выдала брюнетка. Я посмотрел на неё удивлённым взглядом. У меня всё на лице написано?

— С чего ты это взяла? — стал я отнекиваться. Моя рука потянулась к пачке сигаретам и спичкам. Я достал сигарету и, поводив её по губам, закурил. Надо успокоиться.

— Вы сейчас сами себя выдали. Когда что-то идёт не по вашему плану, вы начинаете курить. В данный момент я вас просто взяла на понт, — победно улыбнулась девушка. Твою мать. Она слишком умна и наблюдательна.

— Тебе кажется, — продолжал я отнекиваться. Нужно оставаться в нейтралитете. — Я мужчина, который на твои трюки не попадётся.

— Кошмар. Вроде, вы умный, расчётливый, вы прошли войну, а аргументов не можете придумать, — проговорила девушка, отворачивая голову в сторону. А затем произошло то, чего я совсем не ожидал. Я не успел ни о чём подумать, она посмотрела мне в глаза, а затем, взяв за воротник пальто, потянула меня на себя и впилась мне в губы. Я понял, что не смогу оторваться от неё и ответил ей на поцелуй, обхватывая её за талию. Её мягкие губы были на вкус как терпкое вино. Я не хотел от них отрываться, хотелось чтобы это длилось вечно, но из-за недостатка воздуха через пару минут она от меня оторвалась. — Теперь вы не сможете отрицать очевидного.

— Хитрая плутовка, — мягким голосом сказал я. Амелия улыбнулась и оперевшись лбом о мою грудь. Я же обнял её. Если она будет уезжать из города, я не позволю ей этого сделать, слишком сильно к ней привязался. — Тебе надо домой. Завтра утром тебя ждёт бар.

Она кивнула мне и, оторвавшись от меня, мы продолжили путь к её дому. После этого поцелуя мы не проронили и слова. Я проводил её до дома и, попрощавшись, пошёл к себе домой. Надо ещё поговорить с Полли, она конечно не довольна, но Амелия нам теперь поможет со всеми проблемами. Через четыре дня скачки, надо всё продумать. Если сможем втереться в доверие к Кимберу, то и с братьями Ли не будет проблем.

Зайдя в свой дом, я прислушался, в доме было тихо, значит все спят. Я решил, что лучше поговорить с Полли завтра. Пускай все отдыхают. Я пошёл в свою комнату, снял пальто, пиджак, туфли и лёг на кровать спать. Перед тем как упасть в сон, я подумал об Амелии, об её улыбке, о тех мягких губах, что были со вкусом вина. Твою мать, я уже веду себя как сопливый подросток.

POV: Ada Shelby

Когда Томас ушёл, вся наша семья разошлась по дому. Джон ушёл к Лиззи, Артур ушёл спать, а я с Полли остались сидеть в гостиной. Тётя докуривала сигарету и читала сегодняшнюю газету. Мне так и распирало любопытство и, не выдержав, я задала Полли вопрос.

— Полли, почему ты так отнеслась к Амелии? — тётушка посмотрела на меня, а затем, отложив газету, посмотрела на меня, думая, что мне ответить.

— Она очень многое пережила в жизни. Такие люди, как правило, непредсказуемы. Она может выкинуть любой фокус против нас и останется чистой. Она не захотела подписывать договор, следственно, она не собирается исполнять то, что в нём прописано, — я сглотнула. Томми слишком тепло смотрел на неё. Полли опасается того, что Томас слишком сильно к ней привяжется.

— Но она же не виновата, что на неё это всё свалилось. Не виновата, что жизнь заставила её повзрослеть раньше своего времени, — выдала я. Мне она была симпатична и не очень хочется, чтобы она попала в беду.

— Да, не виновата, но такое не может пройти без следа. Я опасаюсь, что наша семья и так в проблемах, нам ещё не нужны проблемы, — твёрдо сказала женщина, закуривая сигарету. Я опустила взгляд и решила задать вопрос, чтобы убедиться в своих подозрениях.

— Ты думаешь, что Томас в неё влюбился? — спросила я у Полли. Она взглянула на меня и слабо усмехнулась.

— Не думаю, а знаю. Томас не умеет скрывать свои чувства от меня. Он в неё влюбился, сам того не понимая. — сказала тётя, вставая из-за стола. Она потушила сигарету и ушла к себе.

Томас любит эту девушку и ничего с этим нельзя сделать. Он сам мне говорил, что нельзя влюбляться в людей, которые могут навредить.

Она очень влиятельная в Лондоне, Полли права, если Амелия захочет, то она сотрёт нашу семью с лица земли. Но она подписала договор, а значит нас не предаст. Надо переварить сегодняшний вечер. Томас знает, что делать. По крайней мере, я надеюсь на это.

Комментарий к Часть V

Возможно, отношения ГГ и Томаса развиваются быстро, но их отношения будут долго развиваться. Я очень долго сижу, пересматривая серии первого сезона, чтобы понять как ведут себя герои, пытаюсь правильно сопоставить ту цепочку событий, о которой повествуется. После каждой главы я приступаю писать новую. Прошу, комментируйте мой труд, чтобы я понимала, интересно ли вам читать. Заходите в группу в ВК, там выходят эпизоды из глав, которые выйдут, вы можете задавать мне вопросы в этой группе, и там я буду выкладывать возможное расписание выхода частей.

========== Часть VI ==========

Комментарий к Часть VI

Платье на скачки: https://i.pinimg.com/736x/f8/e6/67/f8e667ef719839f044b58be118e9acce—s-dresses-flapper-dresses.jpg

Туфли: https://i.pinimg.com/736x/f3/24/c4/f324c4ba6c4830cc04798719c5ab0a2f—vintage-dior-vintage-shoes.jpg

Шляпа: https://i.pinimg.com/736x/dd/31/1b/dd311bec3391390218d7b3086a659e0c—red-fascinator-red-hat-society.jpg

Дорогие читатели, прошу вас оставлять отзывы о моей работе, чтобы я понимала нравится вам читать мою работу или нет.

Простите, что часть долго не выходила.

День скачек

POV: Amelia Smith

Сегодня день скачек. И сегодня я встречусь с Билли Кимбером. Мне сегодня будет стоить титанических усилий не врезать ему. Убить, к сожалению, не могу. У меня ещё есть планы на фирмы, с которыми сотрудничает Кимбер. Если я спущу курок в его голову, то они просто не захотят иметь со мной дело. Будут говорить, что со мной иметь дело опасно, убью ведь, если что-то не понравится. Поэтому мне придётся потерпеть.

Моё платье лежит в белой коробке на столе. Рядом с ней лежат мои туфли. После работы я с Томасом отправлюсь на скачки.

Тот поцелуй, что произошёл между мной и Томасом, немного сгладил острый взгляд мистера Шелби.

Моё утро началось как обычно. Умываюсь, завтракаю, а затем собираюсь на свою работу. Сегодня я надела юбку и белую рубашку. Перед выходом из квартиры мой взгляд упал на скрипку, которая лежала на кофейном столике. Я давно на ней не играла. Последний раз я играла на ней около полугода назад. Надо снова взяться за инструмент в выходной день.

Выйдя из своей квартиры, я увидела, что Кетти не было на месте. Видимо, у неё выходной. Не долго думая об этом, я вышла на улицу и заметила, что и улица была пустой. Что сегодня происходит? Обычно люди по утрам выходят на свои работы, а дети бегут в сторону школы. Странно всё это. Ладно, мне сейчас не до этого, надо идти на работу.

Придя в бар, я сразу пошла в подсобку. Гарри был уже на месте, он протирал бокалы. Оставив пальто в подсобке и нацепив фартук, я начала свою работу. Помыла пол, убрала со столов, протёрла пыль и навела порядок в алкоголе. Гарри был какой-то грустный. Он, конечно, особо не отличался улыбчивостью, но он так лениво протирал бокалы, что хочешь или не хочешь, поймёшь, что человек не в настроении.

— Гарри, всё в порядке? — спросила я у мужчины. Он тяжело вздохнул и посмотрел на меня.

— Козырьки… Они купили этот бар. Теперь это их собственность, — грустно произнёс Гарри, расставляя бокалы для пива.

— В этом нет ничего плохого. Теперь бар будет под их защитой, — выдвинула я свою мысль. Ну если бар теперь во владении козырьков, то и волноваться не стоит.

— С этим я и не спорю. Но они мне поставили хороший ультиматум: «Либо продаешь, либо умрёшь», — ого, даже я такие ультиматумы не ставлю. После этого мы не разговаривали, надо было открывать бар. Я подошла к двери и отворила её, меня чуть не снёс поток людей, которые зашли в помещение. Не могу перестать удивляться тому, как люди любят алкоголь.

Работа шла хорошо и просто. Пиво, виски, ром. Эту последовательность я уже выучила наизусть, но так же этот порядок просто приелся мне и немного поднадоел. Время близилось к обеду, а к этому времени в баре осталось десять человек. Дверь «Гаррисона» открылась и в помещение вошли Артур с Томасом. Старший Шелби что-то спрашивал у Томаса, а тот улыбался. Вальяжным и свободным шагом мужчины подошли к стойке, где стояла я.

— Артур, последнее время мы неплохо навариваем, нам нужен законный бизнес, чтобы отмывать букмекерские деньги, — пояснил Томас. Артур стал улыбаться.

— Я не знаю, как управлять им, — проговорил старший брат. Голубоглазый улыбнулся.

— Ты в пабах провёл большую часть своей жизни. Просто наливай, вместо того чтобы пить, — разъяснил мужчина. Я издала тихий смешок.

— Но пить-то я всё равно буду? — уточнял Артур, на что Томас засмеялся. Я же достала бутылку с Ирландским виски и два стакана.

— Бар твой, — сказал Томас. Теперь этим баром владеет Артур. Прекрасно, теперь придётся следить за тем, чтобы Артур его не прошляпил.

— Ваш виски, — прервала я этот диалог, мужчины обернулись и Томас улыбнулся мне. Они взяли стаканы и в момент опустошили их. Артур похлопал брата по плечу и ушёл из «Гаррисона». Томас проводил брата взглядом, а затем вновь устремил свой взгляд на меня.

— Ты купила платье? — обратился он ко мне. Я усмехнулась и кивнула ему. — Оно красивое? — я вновь кивнула.

— Если ты не любишь красный цвет, то моё платье тебе не понравится, — сказала я, протирая стакан. Его взгляд говорил о том, что, видимо, Томас будет рад видеть меня в красном.

— Красное? Хорошо. Я договорюсь с Гарри и он отпустит тебя раньше. Я приеду к твоему дому в пять, — сказал Томас, закуривая сигарету, перед этим проводив ею по губам. Эта его привычка меня просто убивает.

— Хорошо, — согласилась я, откладывая стакан в сторону.

— Кстати, мы пересоставили договор, — Томас достает из своего пальто бумаги, а затем, положив их на стол, пододвинул их ко мне. Я взяла документ и начала его узучать, отложив сторону полотенце. Быстро пробежавшись по строчкам документа, я попросила ручку и Томаса. Он тут же достал её из кармана пиджака и протянул её мне.

— Ты был готов к тому, что я его сейчас подпишу? — ставя свою подпись на бумагах, спросила я.

— Я предполагал, что ты снова откажешься, но ставка к такому исходу была небольшой: два к одному, — пояснил мужчина, налив себе виски в стакан. Я усмехнулась, протянув подписанный документ Шелби. Томас забрал документ и убрал обратно за пазуху. — Ладно, мне пора. Не опаздывай, — сказал он, надевая пальто и кепку, вышел из бара. Я же продолжила свою работу.

После ухода Томаса прошло примерно часов пять. В какой-то момент Гарри сказал мне, что я свободна на оставшийся день. Я ему кивнула и пошла переодеваться. Сняв свой фартук, надела своё пальто, шляпку, взяла сумочку и вышла из бара. На улице потеплело, это чувствовалось и не могло не радовать. Наконец-то Бирмингем решил внести немного разнообразия. Быстрым шагом до своей квартиры я добралась быстро, даже не заметила, что Кетти вернулась на работу. Зайдя в свою квартирку, я сняла верхнюю одежду, а затем, зайдя в спальн, упала на кровать. Хочется лежать пластом и не вставать. Я так устала. Устала от этой жизни, от всей этой суматохи. На выходных поеду на озеро, возьму скрипку и как следует отдохну. Хватит, моему мозгу нужна передышка.

Встав с мягкой перины, которая так манила меня, но, приложив усилия, я пошла умываться. Горячая вода обдала кожу лица. Тепло распространилось по телу. Вытерев своё лицо полотенцем, я вышла из ванной. Сняв одежду, сложила её в комод. На мне осталось только нижнее белье и белые чулки. Мой взгляд упал на моё отражение в зеркале. В глаза резался огромный шрам в виде корней деревьев. Он шёл от левого плеча до правого бедра. Да, этот шрам портил идеальное тело. Его я получила в возрасте пятнадцати лет, меня тогда ударила молния. Чудом осталась жива. Помню, как пролежала около месяца.

Так, надо собираться на скачки. Я села за столик, где лежала моя косметика. Взяв большой и мягкий спонж, стала пудрить своё лицо. Затем шла помада, она имеет сочный красный цвет. Я по-новому заплела свои волосы во французскую косу, а затем встала со стула и взяла коробку с платьем в руки. Открыв её, я взяла платье. Мда… не зря отдала пять фунтов* за это платье.

Мягкая ткань приятно легла на кожу. Я перед зеркалом расправлялась со складками, которые были не к месту. Затем шла шляпка, она хорошо смотрится на мне. На ней были прикреплены цветы, тонкие перья и ленты. Но это очень гармонично сочеталось. Перед тем как надеть туфли, я взяла свой револьвер, который лежал в шкатулке. Я проверила патроны и, убедившись, что он заряжен, прикрепила его в своему бедру. Не хочу в своей сумке носить оружие.

Надев туфли, я посмотрела на своё отражение в зеркале. Мне очень нравится свой образ. Я посмотрела на часы. Почти пять, пора идти. Проверив револьвер, и убедившись, что он надёжно прикреплен, вышла из квартиры и закрыла дверь. Спустившись на первый этаж, Кетти меня сначала даже не узнала.

— Куда это ты? — кокетливо спросила меня женщина.

— На скачки. Надеюсь, не на долго, — любезно я ей ответила. Она же усмехнулась и продолжила читать газету, от которой отвлеклась. Я вышла на улицу и увидела машину, в которой сидел Томас.

— Ты опоздала на минуту, — проговорил мужчина, смотря на свои часы. Я же усмехнулась, какая пунктуальность.

— Меня Кетти задержала, она интересовалась, куда я такая красивая иду, — ответила я ему на его возмущение. Томас посмотрел на меня. Его взгляд блуждал по моему наряду, оценивает, достойна ли я его высочества.

— Садись и поехали, — пробубнил мужчина. Я же села в машину и мы тронулись.

Пейзаж быстро сменялся. Мы ехали через поля, которые находились в километрах двух или трёх от города. Неужели эти скачки так далеко? В моей голове крутилось много мыслей. Меня больше всего волновало то, что от меня хочет Кимбер? Нет, в некотором роде я понимала, что ему нужны мои ипподромы, но он хочет что-то ещё. Но в данный момент я была спокойна. Мой разум отчаянно пытается достучаться до меня, что не надо влюбляться в Томаса Шелби. Я и сама не поняла, когда моё сердце стало биться чаще от одной мысли о среднем Шелби. В глубине души я понимаю, что он не хочет отношений, он человек, который прошёл через войну, а война очень сильно влияет на людей.

На горизонте появляется ипподром. Мы почти приехали. Томас припарковал свою машину и мы, выйдя из неё, направились на запасной вход. Ясно, не любит ходить через парадный.

— Значит так, слушай и запоминай: Ты леди Сара Дугланд из Канимары, ты потеряла своего жокея, лошади Цветка Денди, про меня скажешь, что я пруссак, по-английски не понимаю и слова, — стал мне надиктовывать Томас. Ага, он мне расставляет план.

— Не любишь ходить через парадный выход, потому что там много мелких мошенников, а меня ты всё равно считаешь барышней, которая может легко просаживать деньги на фиктивных скачках. Я права? — быстро говорила я брюнету. Он на меня посмотрел удивлёнными глазами.

— Как ты?.. — начал мне задавать вопрос Томас, но я его перебила.

— Томас, не забывай, кто я. Не считай меня легкомысленной барышней, которая не знает и не имеет понятия, что такое незаконный бизнес, — произнесла я, идя по направлению ко входу в зал.

— Чего я ещё не знаю про тебя? — остановил меня Томас. Я посмотрела в его голубые глаза и усмехнулась.

— Я полна тайн. А теперь смотри и не задавай лишних вопросов, — сказала я ему и, поправляя шляпу и декольте платья, направляясь к контролёру у входа. — Здравствуйте, меня зовут Амелия Смит, меня ждёт Билли Кимбер, а это мой друг, который согласился меня сопровождать, — проговорила я мужчине, тот кивнул головой и пропустил нас Томасом. Мы прошли с мужчиной на балкон, а я попутно сняла шляпу.

— Ты… — Томас не мог сказать и слова. Но встряхнув головой, достал сигарету и закурил. В этот момент заиграла музыка и на танцполе закружились люди в танце. — Всё равно мне больше нравится Гаррисон, — я лишь усмехнулась. — Ты танцуешь?

— Только если меня хорошо попросят, — ответила я ему. Он же улыбнулся.

— Мисс Смит, вы потанцуете со мной? — галантно произнёс мужчина, протягивая мне свою раскрытую ладонь. Я же вложила свою руку в его ладонь и мы спустились на танцпол, начиная кружиться в танце. Томас, во время танца, улыбался. Неужели простая влюблённость может заставить человека быть счастливым? Но в какой-то момент я почувствовала, что Томас стал настойчиво двигаться в сторону дверей.

— Либо твоя левая нога сильнее правой, либо ты что-то задумал.

— Верно мыслишь. Я решил пробиваться в этом бизнесе, — мы уже перестали танцевать и теперь просто шли к одной из дверей, в которой показалась голова Артура.

— Как всё прошло? — спросил Томас своего брата.

— Всё забрали. Мы отловили всех Ли со всего трека, они уже мылились к дороге, вернули каждый пенни. Красивое платье, можешь носить его у меня в баре, — обращаясь ко мне, сказал Артур. Я ничего ему не ответила.

— Все целы? — поинтересовался Томас. Артур же усмехнулся.

— Только пара царапин и синяков, — теперь я только заметила, что у Артура царапина на лице. Неплохо.

— Отлично. Угости ребят выпивкой, идёмте, мисс Смит, — сказал Томас, беря сумки с деньгами и вешая их на плечи. Я могла догадаться. — Кимбер видел, как мы танцевали, поэтому предлагаю тебе просто постоять в стороне и попить шампанское, пока я договариваюсь с ним.

— Ладно, — коротко ответила я. Он ушёл к столу Билли и высыпал деньги на стол, а затем сел на стул, который стоял рядом с ним. Я не слышала их разговора, но скорее всего Томас выдвигал им условия, которые поспособствует их сотрудничеству. Я взяла бокал шампанского и отпила немного. Игривый вкус, лёгкое жжение в горле, хорошее шампанское.

— Подаришь мне один танец? — произнёс до боли знакомый голос. Твою мать, за что? Я обернулась и увидела Кимбера, можно я его убью?

— Ты же знаешь, что я не хочу даже прикасаться к тебе. Ты подпольная скотина, которая во всём ищет выгоду, — выплюнула я ему в лицо. Он же лишь усмехнулся. Затем в грубую взял мою руку и вовлек в танец. — Билли, ты же в курсе, что я одним движением могу тебя убить?

— Да. Но поскольку я фактически твой жених, то ты этого не сделаешь, — быстро проговорил мужчина. Мне до пистолета за считанные секунды дотянуться.

— Ты мне не жених, это схема твоя и моей тёти, и поверь мне ты не получишь моё производство, — вновь напомнила я ему. Тот лишь улыбнулся. Задумал что-то. Крысиная морда.

— А с цыганами ты давно спишь? Или ты в шлюхи записалась? — спросил он меня. Ох, зря.

— Ты понимаешь, что сейчас можешь словить пулю в ногу? — он же на этот вопрос только усмехнулся. — Билли, запомни, я не сплю с первыми встречными.

— Как же тогда Шелби заключили с тобой договор? — спровоцировать меня решил? Ну уж нет. Благо музыка закончилась и я отстранилась от Кимбера. Я обошла его стороной и направилась к выходу, из которого выходил Артур. Чуть позже ко мне подошёл Томас.

На нём не было лица. Видимо, что-то случилось.

— Томми, что случилось? — я поддалась своим чувствам и подошла к мужчине вплотную.

— Кимбер… Он выдвинул условие, без которого не станет нам помогать… Он потребовал тебя. Точнее… только на пару часов. Надеюсь, ты понимаешь, о чём я? — проговорил Томас, доставая сигарету и поджигая её. Видимо, это не входило в его планы. Я опустила взгляд в пол, но собравшись с силами, сказала брюнету:

— Томас, ты же понимаешь, что если он будет ко мне приставать, то я ему прострелю либо живот, либо ногу? — он усмехнулся и снова закурил. Я вырвала сигарету из его рук и потушила её. — Скажи что-нибудь.

— Я это понимаю, но иначе того, чего я сейчас добиваюсь, не произойдёт. Прошу тебя, потерпи немного его общество. В конечном итоге, я его убью, — сказал Томас, беря меня за руки. Я посмотрела в его глаза и увидела в них мольбу о помощи. Вздохнув, я сдалась.

— Хорошо, но прошу тебя, не допусти того, чтобы я его ранила, — Томас улыбнулся и кивнул. Нет, я не верю, что это Томас Шелби, которого я узнала пару месяцев назад. Он взял меня под руку и повёл к столу Кимбера. Этот гад смотрел на меня, словно оценивал как шлюху.

— Мистер Кимбер, наш договор в силе, — этой фразы хватило, чтобы Билли почувствовал себя победителем.

— Хорошо, давайте поступим так: я забираю Амелию, а вы забираете мою спутницу, — Томас кивнул и передал мою руку этому гаду. Если он считает, что меня обольстит, то я ему врежу по шарам. Мы с ним удалились в его дом, а Томас остался на месте. Я понимала, что Томас пойдёт на всё, чтобы продвинуть свой бизнес. Даже пожертвует чем-то личным.

До дома Билли было несколько километров всю дорогу мы молчали. Мои мысли занимал мой дом. Хотя, меня там ждёт только мой помощник и рабочие. Неужели я никому не нужна в этой жизни? Чувства Томаса я не могу объяснить, он либо проявляет ко мне симпатию, либо нет. Неожиданно машина остановилась, я посмотрела вперёд и увидела особняк, огражденный высоким забором. Мы вышли из автомобиля и пошли внутрь дома, пока следовали по коридорам — зашли в бильярдную комнату.

— Виски или ром? — спросил меня Кимбер. Я закатила глаза и сложила руки на груди. Он посмотрел на меня и усмехнулся. — Играть в сильную и независимую девушку глупо. Девушка не может управлять бизнесом. Ты пытаешься показать себя сильной, чтобы все думали, что тебе не нужна помощь и ты со всем справишься сама, но кто тебе поможет сейчас? — он припечатал меня к стене и задрал мою юбку. Но я не растерялась и задвинула ему коленом по яйцам. Тот лишь скрючился и застонал.

— Значит слушай и запоминай, дерьма ты кусок. Я знаю, что ты последняя сволочь и подстилка, которая готова на всё, лишь бы шкуру свою сохранить. Семья Шелби куда честнее тебя и твоей организации. Не забывай, что во мне течёт цыганская кровь и я могу в любой момент вышибить тебе мозги, но пока я этого не сделаю, — грозно произнесла я. Он же, постанывая, выпрямился и замахнулся для пощечины, но я успела достать пистолет из кобуры и направить его в голову Кимберу. — Я повторять не буду.

Неожиданно в дверь ворвался Томас. Мы с Билли обернулись и посмотрели на брюнета, он выглядел растерянным. Я опустила оружие и убрала его в кобуру.

— Мистер Кимбер, простите, но нам нужно ехать домой, — сказал Томас, протягивая мне руку. Я не задумываясь обхватила его руку и подошла к нему. — До встречи, мистер Кимбер.

Мы с Томасом вышли из дома Кимбера и сели в машину. И снова молчание, я не хотела что-либо говорить, только успокоиться и забыть обо всём. Может, это всё страшный сон и я скоро проснусь дома, где мои родители живы и я буду счастлива. На этой неделе Гарри дал мне два выходных, чтобы я как следует отдохнула. В эти выходные я поеду на речку. Возьму свою скрипку, перекус и расслаблюсь с бутылкой виски. Неужели будет тишина и покой?

— Спасибо тебе, за то, что не сорвала сделку. Примерно через 4 месяца нам выдадут разрешение на ставки, — прервал тишину Томас. Я перевела на него взгляд и вздохнула.

— Будь моя воля, убила бы Кимбера, но у меня ещё есть планы на фирмы, которые с ним сотрудничают, — бесцветно произнесла я. Томас обернулся на меня с новой порцией непонятки. — И не спрашивай.

— Амелия, пока мы едем, расскажи мне: откуда ты столько знаешь? Откуда столько знаний? — я вздохнула и снова стала следить за дорогой.

— После смерти моих родителей я потеряла реальность. Думала, что вся моя жизнь кончена, — сказала я, потирая свои ладони. — Но потом появился смысл: бизнес отца должен жить и я стала быстро вникать во всё. Многое пришлось изучать и читать. Черт, я с тех я книги ненавижу, — Томас улыбнулся и издал смешок. — Помощник моего отца рассказал мне все нюансы и необходимые лазейки. Он всему меня научил, — когда я ему говорила, что я храню много тайн, я не врала. У меня очень-очень и очень много секретов. Не только в плане бизнеса, но и семейном и эмоциональном плане. Между нами повисла неловкая пауза, но я быстро постаралась из неё выйти. — На этой неделе у меня два выходных и я буду ездить на реку, поэтому меня не будет в баре в среду и в субботу. Я хочу попросить тебя дать мне лошадь на эти дни. Ты не против?

— Я скажу, чтобы Кёрли тебе дал кобылу на эти дни. Поэтому не волнуйся, — ответил мне Томас, я улыбнулась и снова стала следить за дорогой.

Остальную часть пути мы провели в молчании. Томас завёз меня домой и, пожелав мне спокойной ночи, уехал к себе домой. Я зашла в дом и увидела Кетти, она пила чай с печеньем. Я молча достала деньги за проживание из своего кошелька и отдала ей. Она же в свою очередь отдала мне письмо.

— Я себя чувствую твоим личным почтовым голубем, — брезгливо произнесла женщина.

— Прости, но эти письма мне очень важны. Спокойной ночи. — я прошла наверх и зашла в свою квартирку. Кинув письмо на стол, стала переодеваться. Надела свою белую ночную рубашку и накинула на плечи лёгкий халатик. Сходив в ванную, я села за стол, перед этим взяв нож со стола. Я открыла конверт и достала письмо с деньгами. Деньги убрала в кошелёк и стала читать письмо.

«Уважаемая мисс Смит,

я получил ваше письмо. Я не вправе вам указывать, но я не уверен, что следует доверять цыганам, но поскольку в вас течёт та же кровь, вы знаете, что делаете. Отчёты я вам приложил в конверте.

Осмелюсь вам напомнить, что скоро поминальные дни вашей семьи и прошу вас приехать в Лондон, чтобы почтить память вашей семьи.

К вам приезжали люди для выгодных, по их мнению, договоров, я отклонил их приёмы, но отправил вам копии этих договоров.

С уважением, Даниэль Кротс.

P.S. Когда ознакомитесь с документами, я буду ждать от вас письма.»

Прочитав письмо, я отложила его и пошла к кровати, убрала с него покрывало, откинула одеяло. Удобно уложившись на перине, укрылась одеялом. Тепло тут же пришло и начало согревать мои ноги. В голову сейчас лезли самые разные мысли о своей семье, да, Даниэль прав, нужно ехать в Лондон. Так не хочется ехать в этот город. Меня вполне устраивает Бирмингем. Пускай здесь есть свои недостатки, но это не так важно. Но ехать в домой надо. Предупрежу Гарри, что я поеду домой, чтобы почтить память своей семьи. Так, хватит, нужно выспаться. Приняв удобную позу для сна, я очень быстро провалилась в сон.

5 фунтов = 47руб. 30 коп.

220руб. 50коп. * 47руб. 30 коп. = 10 430руб.

(Если не помните переводы денег, то смотрите в главу I, если не понятно, то пишите в комментарии и я подробно объясню.)

========== Часть VII ==========

Комментарий к Часть VII

Простите, простите и ещё раз простите. Знаю, глава слишком долго не выходила. Но в этот период у меня чисто физически не было сил. Школа, тренировки, домашнее задание. И сейчас я заставила себя написать эту главу. Я постараюсь в ближайшие сроки выпустить продолжение. И буду выпускать в своей группе в ВК, посты о возможных задержках или о скорых выпусках.

Приятного чтения)))

Томас улыбается, когда наблюдает за Амелией в баре: https://i.pinimg.com/736x/c5/71/f1/c571f1ebe771f4db674b73c922672ad0.jpg

POV: Thomas Shelby

Два месяца спустя.

Прошло достаточное время со скачек, но я до сих пор не могу отделаться от мысли, что Амелию мог поиметь Кимбер. Она постоянно даёт понять, что не собирается быть шлюхой для кого-либо. Любое сравнение с проституткой может закончиться пулей в лоб или, в лучшем случае, в ногу. То, что она рассказала мне в машине, повергло меня в шок. В молодом возрасте потерять родителей, а потом необходимо вникать в бизнес. Не каждый ребёнок на такое способен.

Ещё меня волнует моя сестра Эйда и Фредди Торн. Нужно как-то отгородить их от Кэмпбелла. Но учитывая, что он легавый, то рассчитывать на его честность нет смысла. Ладно, потом что-нибудь придумаем.

Сейчас наша семья сидит в баре и обсуждает семейные дела.

Некоторые письма, которые приходят ей из её конторы, она отдаёт мне, чтобы я понимал, чем она занимается. И вправду, у неё очень большие предприятия и хорошая прибыль. Немудрено, что Амелия так известна даже в Бирмингеме.

— Полли, ты же понимаешь, что мне очень тяжело после смерти Марты, — прервал тишину Джон. Опять он завёл свою шарманку.

— Господь забирает к себе самых лучших, — ободрила брата Полли и взяла его за руку.

— Я не могу найти на своих детей управы. Они бегают босые с собаками по улице… — продолжил младший Шелби, но я его прервал, не могу слушать эту хуету.

— Дайте ему десять шиллингов на башмаки для детей, — вставил я, обрывая речь Джона. Полли посмотрела на меня с укоризной.

— Мы можем поговорить и без тебя, Томас, — резко ответила тётушка. Я закатил глаза и бросил сигареты на полку.

— Моим детям нужна мать и поэтому я хочу жениться на Лиззи Старк, — на эту фразу я прыснул. Настолько Джон наивен?

— Ты хочешь жениться на этой шлюхе? — переспросила моего брата Полли.

— Она оставила это в прошлом, — сказал Джон. Ну да, наверное, до сих пор ноги раздвигает.

— Ну, конечно, но ноги раздвигать ей ещё никто не запрещал, — сказал Артур. Джон не выдержал и резко встал из-за стола.

— Хватит, она больше этим не занимается! — выкрикнул мой брат. Но я ничего не успел сказать, как в дверь влетела Амелия, было ощущение, что она бежала 10 километров.

— Вас выставили. Финн только что прибежал и сообщил, — быстро проговорила брюнетка, попутно натягивая пальто. Мы резко все встали и выбежали из бара. Твою мать.

Мы быстро прибежали к нашему дому. Зайдя внутрь, мы увидели беспорядок. Всё было перевёрнуто вверх дном. Везде лежали листки бумаги, а ящики просто выдернуты. На стуле, возле стола, сидел Скатбут. На его лице была кровь, это точно семья Ли.

— Твою мать! — крикнул Джон, пиная коробку.

— Да что тут было-то?! — яростно спросил Артур мужчину, который сидел на стуле.

— Это вся шайка Ли. Кузены, племянники, даже их ублюдки, — сдавленно произнёс Скатбут. Амелия стала осматривать пол, а затем что-то взяла с него.

— Взяли всё, до чего руки дотянулись. Четыре коробки с деньгами, — Полли взяла какую-то коробку в руки.

— Томас, ты ведь знаешь что это… — то ли спросила, то ли утвердила Амелия, подходя ко мне, держа в руках кусачки. Твою мать. Это ловушка, которая может сейчас рвануть.

— Чёрт. Кажется, наши друзья решили с нами поиграть, — сказал я, взяв в руки кусачки, показывая их семье.

— Кусачки? Зачем оставлять кусачки? И во что они решили с нами поиграть? — спросила Полли и пошла в сторону одно из кабинетов.

— Тётя Пол, ничего не трогай, — яростно попросил Джон, вытягивая руку перед тётушкой. Полли остановилась в проёме двери.

— Эразм служил во Франции? — спросила Амелия. Скатбут встал со стула, произнося матюки. Я лишь утвердительно кивнул. — Мне дед рассказывал, что когда он был на войне и когда его полк отступал, они оставляли мины-ловушки, напичканные проводами, рядом оставляли кусачки, как бы в шутку. Мина подрывалась, когда провод был задет, — проговорила брюнетка.

— Где-то в комнате граната, — вывел вердикт Джон.

— Боже мой, — проговорила Полли, не двигаясь с места.

— Стулья не трогать, двери не открывать, — проговорил Артур. Мои братья стали искать этот провод по комнате. Всё слишком просто. Амелия положила руку на моё плечо, я обернулся и посмотрел на неё. Она лишь произнесла губами «Машина». Точно.

— Нет, если бы мина была здесь, то она бы уже взорвалась. Ловушку он поставил, да. Но только для меня, — я бросил кусачки на пол и вместе с Амелией пошёл в гараж. Когда я зашёл в него, то увидел, что в машине сидел Финн, — Финн, сиди там, где сидишь.

— А я играл, будто я, это ты, — весело произнёс мой брат. Амелия подошла к моей машине.

— Финн, как ты залез в машину? — осторожно спросила моего брата Амелия. Он же весело произнес, что залез через окно. — Давай так, ты сейчас вылезешь так же, как и залез в неё, — но Финн её не послушал и открыл одну из дверей, дёргая провод, на которой был закреплена граната.

Реакция была молниеносной. Она схватила брата под подмышки и мигом унесла в противоположную сторону от входа, прижимая его к себе. А я же схватил гранату, крикнув людям на улице, чтобы те разбегались, кинул её как можно дальше. Когда произошёл взрыв, я упал на пол, прижимаясь к земле. Когда всё закончилось, я встал с пола и начал осматривать улицу.

— Финн, никогда, слышишь? Никогда не играй, будто ты Томми. Понял? Точно? — начала говорить брюнетка моему брату. Тот лишь судорожно начал кивать. — Хорошо. Иди сюда. — сказала девушка, обнимая моего брата. Хватит. Нужно прекращать эту войну. Если мы сейчас не покончим с этим, то погибнет много людей. Включая и Амелию. — Всё хорошо, а сейчас иди домой, — сказала девушка, отпуская брата и вставая с колен. — Томас, это не может так продолжаться. Заключи мир с семьёй Ли, — предложила вариант Амелия.

— Как? Мы порезали членов их семьи. Войны не избежать, — сказал я, хватаясь за голову. Либо мы их убьём, либо они нас.

— Ты не прав. Предложи брачный союз. Вы станете одной семьёй и тогда сможете объединиться против Кимбера, — я поднял на неё глаза. — Иди к их главной женщине и договорись с ней.

— Твою мать, Амелия, ты просто молодец. Пойдёшь со мной, — проговорил я, беря её за руку и уводя в сторону улиц. Сейчас нужно найти Джона-пса. Он нас и проведёт к главной.

Искать Джона пришлось недолго. Я нашёл его в одном из пабов и изложил всю ситуацию. Он же, немного поворчав и покричав, согласился.

Мы шли по чистой улице в сторону фургонов. Шли молча, моя рука крепко сжимала руку Амелии. Она не волновалась, шла с гордо поднятой головой.

— Могли бы мне и спасибо сказать. К ней сейчас очередь длиннее, чем к папе римскому, — ворчал Джон. Он снял с шеи платок и повязал его на палку, демонстрируя, как белый флаг. Мы подошли к фургончику, в который Джон постучал. Затем открыл двери и впустил нас внутрь. Мы расселись напротив тёмноволосой цыганки. Она взяла в руки книгу и протянула её мне.

— Положи руку на Библию, — проговорила женщина, смотря на меня. Я лишь усмехнулся.

— Я не верующий, — сказал я ей. Она же посмотрела на меня с укоризной. Затем протянула книгу Амелии. Я был всегда уверен, что она верующая. Но Амелия также не положила руку на книгу.

— Я перестала верить. Да и зачем нам лгать? — произнесла Амелия. Я был удивлён, но не подал виду. Цыганка положила книгу обратно на стол, не сводя взгляд со Смит. Затем женщина взглянула на меня.

— Сегодня чуть не погиб ребёнок… Ребёнок, — проговорил я на цыганском. Она лишь усмехнулась и покачала головой.

— Все вы дети, — продолжая смеяться, сказала цыганка на английском.

— Твои парни хотели убить меня, не вышло, — я полез рукой в карман и достал оттуда пули с инициалами Билли Кимбера, поставив её на стол. — У нас есть к тебе предложение, — Она взяла эту пули и стала рассматривать.

— Я думала вы с ним заодно, — сказала на нашем языке женщина, думая, что Амелия нас не поймёт.

— Мы хотим его предать, — проговорил я на том же языке. Амелия же стала улыбаться. Видимо, ей нравится идея предать этого ублюдка.

— Теперь ясно, почему вы к Библии не притрагиваетесь, — улыбнулась моя родственница. Амелия и я улыбнулись.

— У меня есть свои амбиции. А насчёт Амелии не знаю, — усмехаясь, проговорил я.

— А она здесь причём? — указала она на Амелию, говоря на цыганском.

— Она подсказала мне вариант, который поможет нам закончить эту войну. И ещё, она мой партнёр по этому делу с Кимбером. К тому же в этом деле мне нужны твои парни, — проговорил я собеседнице.

— Зачем? — спросила меня цыганка.

— Кимбер глуп. Он просто олух, который держит скачки, а я собираю умных людей и сильных тоже. Скажи своим парням, что мы знаем победителя в каждой третьей скачке ещё до её начала. Больше никаких мелких краж, только чистый доход, — быстро проговорил я. Цыганка лишь хитро щурила глаза.

— Ты напрямик говоришь, что хочешь кинуть человека и тут же просишь тебе доверять? — я промолчал. В какой-то степени она права, но у нас есть верный ход, чтобы мы доверяли друг-другу.

— Вы ведь родственники, по матери. Может стоит поговорить о семейных делах? Если ваши семьи объединяться, то измена вряд ли произойдёт, — неожиданно Амелия подала голос на цыганском. Женщина удивилась тому, что Смит говорила на нашем родном языке. Я же усмехнулся.

— А кто ты такая, чтобы лезть в наши разборки? — Амелия сохраняла спокойствие перед женщиной.

— Девушка, что способна порешить всю шайку гангстеров в этом городе, — холодным голосом проговорила Смит. Женщина окинула меня взглядом с долей недоумения.

— И какой вариант мира вы хотите нам предложить? — сдалась цыганка. Я усмехнулся и мысленно поблагодарил Амелии за её слова.

***

Недавно я получил письмо с адресом, Полли не может успокоиться. Всё пытается помочь Фредди и Эйде. Романтик до сих пор живёт в ней, хоть она сама сильно разочаровалась в любви. Скоро она придёт в бар, чтобы убедить меня попробовать исполнить то, что она задуманная. Конечно для неё, это благородное дело, но полиция не успокоится. Она будет искать Торна везде, а Эйда будет только страдать.

Мы зашли в бар, девушка сняла пальто и направилась в подсобку, чтобы переодеться. Слишком странное у неё поведение, обычно она улыбается, а сегодня на лице не было и подобии улыбки. Словно её по частям разбирают и она от этого с каждой секундой приближается к смерти. Я зашёл в комнату, попутно снимая кепку и пальто. Окошко в комнате открылось и там появилась выпивка с бокалами, переместив всё это на стол, я вернулся к окошку.

— Амелия, — позвал я девушку, она подошла ближе к окну, смотря на меня. Я смотрю в её серо-зелёные глаза и забываю, зачем звал её.

— Томас, ты что-то хотел? — привела меня в чувства Смит. Я опомнился. — Всё хорошо?

— Со мной всё отлично, но что происходит с тобой? — спросил я её на прямую.

— Со мной всё хорошо. С чего ты взял, что со мной что-то не так? — пыталась выкручиваться Амелия, я же усмехнулся, смотря ей в глаза, приподнимая бровь. Она отвела взгляд, понимая, что нет смысла отпираться, — У меня скоро поминальные дни родных. Мой помощник постоянно пишет мне об этом, каждую неделю присылает мне письма. Через три дня у меня поезд в Лондон.

— Теперь понятно, что с тобой случилось. На сколько ты уедешь?

— Не знаю, после поминок я хочу зайти на свои ипподромы, на завод. Проверить отчётности. И проверить как работают те, кого я недавно наняла. Столько дел. Гарри меня уже отпустил на неделю, сказал, что я могу отдохнуть, — быстро проговорила Смит. Я же улыбнулся. И правда, столько произошло, ей действительно нужен отдых от нашего городка. Чёрт, я стал слишком сентиментален из-за неё. Амелия впервые улыбнулась за эти долгие дни. Она продолжила свою работу, а я, поставив бутылку со стаканом на стол, закрыл двери и окна.

Я сел за стол, вынимая из пачки сигарету и поджег её. Спустя какое-то время пришла Полли. Она решила что-то сделать с Фредди и Эйдой. Как по мне, это плохой план, лучше я сам с ними разберусь. Тётушка села за стол и я решил начать разговор.

— Это твоих рук дело? — спросил я женщину, показывая бумагу с адресом и бросив её на стол.

— Я попросила знакомую узнать адрес. Она согласилась на это, если её имя не всплывёт, опасается последствий, — монотонно проговорила моя тётушка.

— Чей это адрес? — спросил я у неё.

— Томми, я хочу предложить план, — произнесла Полли, взяв в руки бумажку. Тоже мне план.

Полли рассказала, что она затеяла. Признаю, план неплох. Надо его реализовывать. Тетушка ушла примерно час назад, а минут 10 назад бар закрылся. Я собрал свои вещи и вышел из комнаты. Моим глазам предстал образ Амелии, которая убирала бар, напевая незамысловатую мелодию. Она не заметила, как я вышел из комнаты. Переходя от стола к столу, мелодия не менялась. Я не уставал смотреть на неё, стоя в одном положении. Когда девушка обернулась, она удивлёно посмотрела на меня, ничего не сказав.

— Хорошо поёшь. Не зря выпрашивала день пения, — проговорил я, Амелия же усмехнулась.

— Я тебя не услышала. Теперь буду знать, что ты любишь тихо наблюдать за людьми, пока они этого не замечают, — мягко проговорила Смит. Она подошла к барной стойке, убирая вещи на свои места.

— Когда люди не знают, что за ними наблюдают, они более живые, — говорил я брюнетке, подходя к ней вплотную. Она подняла на меня свои глаза и её губы оказались в паре сантиметрах от моих. Слишком сильное искушение. Я подался в перёд и поцеловал её, а она мгновенно мне ответила.

— Не пожалеешь? — отстраняясь, спросила меня девушка. Я лишь усмехнулся. Это должен я у неё спрашивать.

— Я никогда не жалею о том, что я делаю. Этот вопрос должен задавать я тебе. Ведь мои руки по локоть в крови, — проговорил я ей, держа её лоб на своём. Она лишь покачала головой из стороны в сторону, улыбаясь.

— Томми, я не была так счастлива со смерти своих родителей. Я не готова терять тебя. — спокойно проговорила девушка. Счастлива. Она счастлива со мной. С Шелби.

Она сейчас призналась мне в любви, пускай и не напрямую, но я понял, что Амелия меня любит. Я стал слишком мягким, но только с ней я готов быть добрым Шелби, а в мире мне придётся быть Шелби, который готов убить любого за то, что человек не так на него посмотрел.

Многие говорят, что любимые — это слабость, но для меня это сила. Мне есть, что защищать, а значит есть ради кого жить. Амелия стала для меня очень важным эпизодом в моей жизни. И теперь Шелби будут защищать её.

========== Часть VIII ==========

Комментарий к Часть VIII

Я постаралась выпустить главу быстрее, спасибо вам за терпение. Возможно глава показалась с слишком быстрым течением времени, но моя фантазия не могла придумать более подробные моменты, но я старалась)))

Рубашка: https://images.app.goo.gl/1SvoUgMm4h1LZkqo7

Шляпка: https://images.app.goo.gl/HYMD5KMCQ5SVAeCo8

Туфли: https://images.app.goo.gl/GYJm8qVT2MXXpysa7

Сумка: https://images.app.goo.gl/uiidci2s1MXTsTQi7

Брубер: https://images.app.goo.gl/EwTzZqiBoMQKsQBx6

Оберег: https://images.app.goo.gl/jwBQHZRVbXPf3oUk6

Приятного чтения)))

POV:Amelia Smith

Лондон.

Мой поезд подъезжает к перрону вокзала Лондона, где меня должен встретить Даниэль. Знакомые улочки стали проноситься мимо окон и я слегка улыбнулась.

Поезд остановился и я, собрав свои вещи, которые взяла, вышла из своего вагона и стала искать глазами своего помощника. Он стоял возле касс, подняв руку вверх. Я улыбнулась. Как же я его давно не видела.

— Добрый день, мистер Кротс, — мужчина улыбнулся и, поприветствовав меня, взял мой чемодан и направился вместе со мной к машине. — Как обстоят дела?

— Мисс Смит, вы же знаете, что всё в порядке. Завтра съездим на кладбище, а затем поедем на ваши предприятия, — изложил наш план на ближайший день мужчина. Я вздохнула и стала наблюдать за дорогой. — Я рад, что вы здесь.

— Приятно слышать, — оторвав свой взгляд от окна, проговорила.

Мы приехали спустя 15 минут. Мой дом одиноко стоял недалеко от пастбищ, где пасся скот. В основном паслись кони с моей конюшни. Но иногда мимо проходили пастухи с коровами. Я люблю иногда приходить туда с пледом и корзинкой для пикника. Отдыхать в этом месте особое удовольствие. Также могу взять моего любимого коня-Пегаса и скакать на нём до самого вечера. Просто незабываемые ощущения.

Я взяла в руки свой чемодан и направилась в свой дом. Перед этим Даниэль предупредил, что заедет за мной в 10 утра. Я ему лишь кивнула и зашла в дом. Меня встретила моя прислуга. Это была женщина сорока пяти лет, приятной внешности: светлые волосы собраны в пучок, приятная пышность её тела делала её очень милой. Сама она была среднего роста, на пару сантиметров ниже меня. Её привычное чёрное платье, поверх которого надет белый фартук. Хорошая женщина, которая всегда прилежно исполняет свою работу.

— С приездом, мисс Смит. Как дорога, вы неголодны? — начала мельтешить женщина. Я же заулыбалась.

— Миссис Бодит, я рада вас видеть. Дорога была лёгкой, а вот от вашей фирменной утки я бы не отказалась. Ведь я даже отсюда слышу её запах, — сказала я. Она же засияла и, покивав мне, быстро замельтешила на кухню.

У неё есть семья, которая живёт в моём гостевом домике, что находится на заднем дворе. Я специально его построила, чтобы ей не ходить далеко и её семья не страдала от дефицита внимания. У неё есть две дочки, одной 15, она ещё учится в школе. На сколько я знаю, со слов миссис Бодит, младшая дочка хорошо учится, а другой уже 20, она живёт отдельно от родителей со своим мужем и ждёт ребёнка. Также у миссис Бодит есть старший сын двадцати трёх лет, который приезжает к ним со своей семьёй в гости на выходные. Муж мой домработницы работает в офисе одной организации и поэтому в деньгах их семья не нуждается.

Я направилась в свою комнату раскладывать вещи, пока миссис Бодит готовит всё ко столу. Преодолев лестницу, я вошла в свою спальню, где находилась двуспальная кровать, комод, столик с зеркалом, дверь, что вела в ванную комнату. Вся спальня была выполнена в светлых тонах, что давало ей больше пространства. Быстро разложив вещи, я приняла водные процедуры, переоделась, причесалась и спустилась вниз в столовую, попутно читая документы, которые мне оставил Кротс. Я села за стол и даже не заметила, как передо мной появилась тарелка с едой.

— Мисс Смит, ваша утка, ароматный чёрный чай с жасмином, ой, я забыла мёд. Секундочку… — она отошла к ящику, где стоял мой запас мёда, который я покупаю у местного пасечника. Я же отвлеклась от бумаг и вдохнула ароматный запах утки. Мне всегда нравилось, как она готовила. Да, повезло, что именно миссис Бодит откликнулась на моё объявление. На столе появилась маленькая глубокая тарелочка с горным мёдом. — Приятного аппетита.

— Миссис Бодит, а вы сами обедали? — решила спросить её, перед тем как преступить к трапезе.

— Мисс Смит, не волнуйтесь, я обедала до вашего прихода, поэтому я не голодна, — сказала она, продолжая мне улыбаться.

— Хорошо, ну тогда вы можете продолжить свою работу. — она кивнула мне и ушла работать. Я же приступила к трапезе. Не смотря на мою мягкость к этой женщине, она не наглела, не воровала, всегда была добра со мной. Всегда поможет и подскажет при необходимости. Если засижусь с бумагами, то она сначала предупредит меня о необходимости сна, а если это не сработает, то просто заберёт всё со стола и из моих рук и при этом скажет, что отдаст только завтра утром, а затем уносила их к себе домой, чтобы я точно не продолжила изучать их в своей кровати. И я не злюсь на неё из-за этого, она долго не решалась таким образом отправлять меня в кровать. Просто после 15 предупреждений о необходимости сна её терпение вышло. Она тогда выглядела, как мама, которая отчитывала своего нашкодившего ребёнка. С тех пор я стараюсь с первого раза откладывать бумаги и идти спать, но это не всегда получается. Хорошо, что я отучила себя решать документацию за приёмом пищи.

Закончив с уткой, я поближе пододвинула мёд и стала пить чай. Ароматный напиток с жасмином меня всегда успокаивал, а мёд способствовал расслаблению, и обычно после такого обеда я ложилась спать. Но сейчас мне нужно заниматься бумагами.

Взяв посуду, я отнесла её на кухню и вымыла её в раковине, а затем убрала её на сушильную решётку, вытерев руки полотенцем, что висело рядом с раковиной, а затем, вернувшись в столовую, я взяла бумаги со стола и отправилась в гостиную, где меня ждало моё ленивое животное.

Я положила бумаги на стол и села на диван, что стоял напротив столика. Неожиданно, мне на колени легло что-то мягкое. Я опустила взгляд и увидела, что на них, чёрным калачиком, лежит мой кот. Брубер. Он любит проводить время, лёжа на мне. И не важно, что я могу вести переговоры или принимать гостей. Комфортный сон важнее.

— Здравствуй, Брубер. Как провёл время, пока меня не было? — в ответ я получила лёгкий укус в палец, пока я его гладила. Но он отпустил мой палец, полизав его шершавым языком. — Я тоже скучала, прости меня. Хочешь, я возьму тебя с собой? Но предупреждаю, что Бирмингем не очень хороший город. Тем более для такого пушистика как ты, — он же недовольно проурчал и за тем стал тереться головой о мой живот. — Хорошо, поедешь, — он спокойно заурчал и, устроившись поудобней на моих коленях, засопел.

Я принялась изучать бумаги, которые мне оставил Даниэль. Моё внимание привлеки документы по скачкам. Слишком большая разница в цифрах между этим и предыдущими месяцами. Стоп. А почему основная часть суммы ушла работнику, который работает на меня? Мои работники не имеют право ставить ставки на моих ипподромах. Надо звонить Даниэлю, чтобы этого человека доставили мне. Я такого не прощу. Он украл мои деньги. Потянувшись к телефону, что стоял на краю стола, я быстро набрала номер.

— Да, слушаю, — раздался голос на другом конце трубке.

— Мистер Кротс, вас беспокоит Амелия. Я хочу, чтобы вы доставили ко мне одного человека с одного из наших ипподромов. Марк Палл. Я хочу лично с ним поговорить, — строго произнесла я.

— Что-то случилось? — обеспокоено спросил меня.

— Да, случилось. И попрошу вас как можно быстрее его привезти в мой дом, — я повесила трубку и продолжила изучать бумаги. Остальные документы были в порядке. Но меня не отпускал этот инцидент с воровством денег. Как Даниэль мог допустить этого? Либо он настолько плохо изучил эти документы, либо просто их не изучал, а уверял меня, что всё в порядке. Ему будет выговор, это точно.

Неожиданно в гостиную вбежала миссис Бодит.

— К вам пришёл мистер Соломонс. Говорит, что по деловому вопросу, — проговорила моя домработница. Я лишь кивнула, в знак согласия. Она ушла приглашать гостя в дом. Через пару минут в гостиную вошёл статный мужчина, которому, примерно, 45 лет. На нём был дорогой костюм и трость в руках. Он снял свою шляпу и передал её миссис Бодит. Она повесила её на рядом стоящую вешалку, а затем посмотрела на меня, ожидая.

— Миссис Бодит, принесите нам чаю, — женщина кивнула и ушла на кухню. — Рада видеть тебя, Алфи. По какому поводу ты пришёл ко мне в гости? — мужчина улыбнулся и сел на кресло, что стояло возле диванчика. Мой кот пошевелился и посмотрел на гостя, но в этот же момент, поняв кто перед ним сидит, громко зашипел и начал рычать.

— Я ему до сих пор не нравлюсь, — заключил Соломонс, смотря на моего кота.

— Я не могу сказать причину. Обычно он ко всем доброжелателен, — проговорила я.

— Слышал, что ты, Амелия, ездила в Бирмингем. Как прошла твоя поездка? — я лишь улыбнулась. Миссис Бодит принесла чай и, взяв моего кота на руки, ушла на кухню. Помнит, что сделал Брубер с Алфи с его последнее посещение: поцарапанное лицо и беспорядок.

— С каких пор ты, Алфи, стал интересоваться моей жизнью. Насколько я помню, ты предельно ясно сказал мне поле года отношений, что мы с тобой разные, но будешь мне хорошим товарищем и другом, — сказала я ему, отпивая чая из кружки. Он лишь усмехнулся и тоже взял кружку с чаем.

— Я думал, что ты не в обиде на меня за тот случай. Это было просто наваждение, — когда Алфи произнёс эту фразу, я легко рассмеялась.

— Наваждение… Алфи, я не держу на тебя обиду, но поскольку мы с тобой давно разбежались, то прошу тебе не лезть в мою жизнь, — сказала я ему, поставив кружку на стол. Он же усмехнулся. — Так зачем ты пришёл?

— Хотел предложить тебе совместный бизнес. Насколько я знаю, у тебя готовится к открытию бар, а значит тебе нужен хороший алкоголь. Предлагаю тебе своё сотрудничество. Я поставляю тебе в бар ром, а в замен получаю 50 процентов от всей прибыли, которую ты получаешь, — хорошее предложение, в мой бар будет поставляться отличный ром, а значит будет хорошая прибыль, но процент великоват.

— 30 процентов, — стала я с ним торговаться.

— 45, — продолжил Алфи.

— 35 процентов, это моё последнее предложение, — проговорила я ему.

— Хорошо, в знак нашей дружбы я соглашусь, — сдался. Но он понимает, что мой заработок будет хороший, а значит и процент ему будет солидный. Мы пожали друг другу руки, предварительно плюнув на них, закрепляя соглашения.

— Хорошо, мой юрист подготовит документы. Спасибо, что навестил меня, но мне нужно отдохнуть. Я сегодня наработалась, — сказала я, отпуская руку и устало зевая.

— Конечно, да и мне пора идти, у меня ещё остались дела. Я забежал к тебе всего на пару минут. Кстати, чай прекрасный, — он улыбнулся и, встав с кресла, ушёл из гостиной, чуть позже я услышала хлопок входной двери. Я устало зевнула, откинувшись на спинку дивана. Ко мне запрыгнул Брубер и стал ластиться по руку. Я погладила его по мягкой шёрстке, и тот уснул, а я продолжила его поглаживать. Спустя минут 20 меня стало клонить в сон, но уснуть мне не дал резки хлопок двери. Я подорвалась, а мой бедный кот недовольно зашипел. В гостиную ввалились двое мужчин. Одним из них был моим помощником, а второй, по всей видимости, был — Марк Палл.

— Мисс Смит, вы просили прийти. Что-то случилось? — я взглянула на Марка. Мужчина стоял, опустив голову, часто дыша. Боится. Страх, хорошая мотивация, что-то делать, но иногда страх опасен и он может привести к последствиям, которая не возможно предотвратить. Я встала с дивана, заведя руки за спину.

— Вы, Марк Палл? — спросила я его. Он судорожно кивнул. Я не могла увидеть его лица, он слишком низко опустил голову. Но я смогла разглядеть его внешний вид. Хлопковая рубашка, твидовые брюки, поношенные ботинки, поверх было накинуто старенько пальто, которое может порваться от любого дуновения ветра. — Зачем ты сделал ставки на моём ипподроме? — парень поднял голову. Боже. Он же ещё совсем ребёнок. Лет 17, не больше. Подписывая бумаги, я только читаю имена, но в лицо их не видела. — Повторяю вопрос, зачем ты украл деньги?

— Моя мать болеет. Почти все деньги уходят на покупку лекарств. А еды в доме почти нет. У меня не было выхода. Прошу, простите меня, я верну деньги, — совесть душит. Я это вижу. Он был готов здесь уже разрыдаться, но держался до последнего. Сейчас наступаю на горло своих принципов. Знаю, что значит терять родных. Если он говорит правду, то я может и уступлю, но если он лжёт, я его сама застрелю.

— Давай поступим так, я приду к вам домой вместе с врачом. Если это правда, то я тебе помогу, но если ты мне лжёшь, я тебя пристрелю. Ясно? — он посмотрел на меня с надеждой. Он закивал головой и улыбнулся. — Оставьте мне адрес, где вы живёте и на днях я к вас навещу. Можете идти, — парень замельтешил и быстро удалился из дома. Я посмотрела на Даниэля. Он же немного судорожно сглотнул. — А теперь с вами. Как вы допустили воровство?

— Я не знаю. Я проверял все документы. Но видимо, скорее всего, в силу возраста, допустил ошибку. Простите, — мужчина опустил голову. Я его понимаю, ему уже лет 50, а он до сих пор работает на мою семью.

— Даниэль, прошу вас, проверяйте документы лучше. Этот бизнес был возведён ради моего отца. Не хочу, чтобы это рухнуло. Хорошо? — спросила я его. Он же усмехнулся. Я улыбнулась. — Даниэль, я так устала, поэтому хочу отдохнуть. Завтра нас ждёт насыщенный день, — мистер Кротс кивнул головой мне на прощание и ушёл из моего дома. Боже мой, сколько всего за один день. Надо пойти лечь спать. Я очень сильно устала.

— Мисс Смит, я закончила работу. Вы хотите ужинать? — ко мне подошла миссис Бодит.

— Нет, я не голодна. Вы можете идти, буду ждать вас утром, — она улыбнулась и, кивнув мне, ушла в гостевой дом, где её ждала семья.

Семья. Такое забытое слово для меня. Хотела бы я такую семью, как у миссис Бодит. Она стала мне матерью, которая всегда рядом, которая всегда поможет и поддержит. Но жизнь всегда непредсказуема. Как кстати я вспомнила Томаса. Этот мужчина смог зажечь во мне огонь жизни, которая дала мне возможность почувствовать себя живой.

Пора ложиться спать. Я встала с дивана и пошла по лестнице в свою комнату. Заходя в помещение, я увидела, что Брубер разлёгся на кровати, мило посапывая. Я приняла ванную, умыла лицо, переоделась в сорочку и зашла в свою комнату. Поудобнее улеглась в кровать, укрылась одеялом, а мой наглый кот лёг на меня и снова засопел. Мои мысли перед самым сном мои мысли снова занял Томас. Даже с мыслью о нём, я очень быстро провалилась в сон.

***

Моё утро началось со звонка будильника, что стоял на тумбе. Мой кот сразу встал и побежал на кухню, чтобы миссис Бодит не забыла его покормить. «Наглая морда». Я встала, умылась и надела чёрные брюки с рубашкой и туфли. Взяла в руки чёрную шляпу и сумку.

Направляясь на кухню, я почувствовала запах омлета. Она как всегда вставала рано утром, приходила ко мне в дом в 7 утра, готовила мне завтрак, а затем занималась делами по дому.

Зайдя на кухню, я увидела, что на столе стоит тарелка с омлетом, чай и чашечка мёда. Мой кот за милую душу уплетал свой корм, который ему наложила миссис Бодит.

Я села за стол и принялась употреблять пищу.

Через 20 минут, убрав посуду в корзину, направилась к выходу. «Как всегда пунктуален». Даниэль сидел в машине, ожидая меня.

— Доброе утро, мисс Смит. Как прошла ваша ночь? — Даниэль пытался отвлечь меня от предстоящей встречи. Понимая, что твои родители давно умерли, а толком нет семьи, никак не успокаивает.

— Всё хорошо. Вы же знаете, что мне нелегко дается встреча с родителями, а особенно с моей дражайшей тётушкой, которая опять начнёт говорить о замужестве, — проговорила я ему, присаживаясь на переднее сиденье. Он же завёл машину и тронулся с места, продолжая разговор.

— Но она ваша тётушка. Ей ваша жизнь не безразлична, — ври больше. Сам же знаешь, что моей тётушке нужны лишь деньги, я ей к чёрту не сдалась.

— Ага, а договор с Кимбером я заключила? Она мне из-за этого столько проблем составила, что теперь я сотрудничаю с «Острыми козырьками». Может и к лучшему. По крайней мере, её заслуга в том, что я познакомилась с Томасом. Знаете, ей не безразличны только мои деньги, — яро проговорив свою тираду, я замолчала. Жду его ответную реакцию.

— Кстати, насчёт козырьков. Я до сих пор не рад, что вы заключили с ними договор, без моего обдуманного решения. Вы понимаете, чем это может обернуться для вас? — молодец, мастер переводить темы. Томас, мне нужен твой совет.

— Даниэль, если я ошиблась в них, это только моя вина, но то, что я решила полюбить Томаса Шелби….. я об этом никогда не пожалею. Никогда, — впервые я обратилась к мужчине по имени. Я так делала только когда моих родителей не стало. он посмотрел на меня с удивлением.

— Амелия… Мисс Смит, вы его правда любите? — напрямую спросил меня Даниэль. А я же, не задумываясь, ответила.

— Да, люблю. И если потребуется, я отдам за него свою жизнь. Он для меня очень важен, понимаете? — я с надеждой посмотрела на него.

— Понимаю, мисс Смит, поскольку мы с вами давно знакомы, давайте обращаться друг к другу по имени. В конце концов я знаком с вами с вашего рождения, а значит мы не совсем чужие люди, — произнёс Даниэль, он прав, хватит этой субординации. Мы с ним почти родственники.

— Да, вы правы. С этого момента мы с вами обращаемся по имени, — я улыбнулась, а Даниэль кивнул мне в ответ.

— Но на счёт козырьков я не закончил, я поеду с вами в Бирмингем, чтобы самолично увидеть того человека, который заставил тебя улыбаться. — по-доброму проговорил Кротс. остальную часть дороги мы ехали молча. Все мои мысли были обращены к воспоминаниям о Томасе.

Мы ехали по каменистой дороге, что находилась посреди поля. Чем ближе к кладбищу тем тяжелее приходит ко мне осознание о том, что мне придётся встретиться с могилами моих родных. Это крайне тяжело. Но нельзя вернуть прошлого. Да и я теперь не хочу. Если бы моих родителей не стало, то, возможно, я не добилась бы того, что имею сейчас. Я бы не познакомилась с Томасом, не создала бы ипподромы, не была бы той, которой сейчас являюсь. Возможно, без этого трагического инцидента, я была бы прилежной дочерь, что выполняет просьбы своих родителей, вышла замуж за того, кого не люблю. А сейчас я хочу поскорее вернуться в Бирмингем, чтобы увидеть родные голубые глаза. Я настолько соскучилась по Томасу, что готова прямо сейчас ринуться на поезд.

— Мы приехали, — из моих раздумий меня вывел голос Даниэля. Я подняла голову и увидела кладбище. Сердце защемило. — Всё в порядке?

— Тяжело. Я бы всё отдала, чтобы с ними побыть один день, — честно ответила я. Он взял меня за плечо и погладил.

— Всё будет хорошо, — успокаивающе произнес мужчина. Он опять прав. Как всегда. Я глубоко вдохнула и вышла из машины. Кротс вышел следом.

Я прошла ко входу и пошла по дорожке к ограждённому участку, где находились две могилы. Я подошла к калитке, открыла её и прошла внутрь. Могилы ухожены, стоят свежие цветы. Спасибо Даниэлю, что нанял людей, чтобы ухаживали за могилами. Мой помощник стоял немного поодаль, чтобы не смущать меня.

— Здравствуй мама, папа. Простите, что поздно вас навестила. У меня столько новостей для вас. Хочу вас обрадовать, что я влюбилась. Когда я ездила в Бирмингем, я встретила мужчину, его зовут — Томас. Томас Шелби. Да, он служил с моим дедом. Он замечательный, хоть и гангстер, — мечтательно проговорила я им. Вдохнула, закрыв глаза и представляя Томаса. — О других новостях, я скоро открою бар. Знаю, это дела не для девушек, но этот бизнес был возведён ради вас, чтобы в мной гордились. Мне вас так не хватает. Всё бы отдала, чтобы побыть с вами хотя бы день. Надеюсь, что у меня всё будет хорошо, — закончив свой монолог, я просто сидела перед могилами родителей.

Так спокойно. Странно, да. На кладбище спокойно. Но тем не менее здесь тишина.

Минут через двадцать я встала с земли и, кинув последний взгляд на могилы, вышла из ограждения. Даниэль кивнул мне и решил зайти поговорить с моими родителями. Я же встала немного подальше, но чтобы всё слышала. Мужчина тяжело вздохнул и начал свой монолог.

— Здравствуй, мой друг. Рад тебя видеть. Твоя дочь выросла хорошей девушкой, она хорошо ведёт твой бизнес, так ещё умудряется открывать что-то новое. Она встретила какого-то мужчину в Бирмингеме, я рад за неё, она впервые так улыбается после вашей смерти. Не волнуйтесь, я прослежу за ней. Она будет в безопасности. — он надел шляпу и вышел из калитки. Я же стояла. смотря в небо. — Мы можем ехать. — я кивнула ему и мы вместе отправились к нему в машину.

Тут со стороны мы увидели, что к нам приближается знакомы женский силуэт. Я закинула свои руки за спину. Тётушка подошла ближе ко мне. Она была одета в чёрное длинное платье, чёрное платье и сумочка.

— Амелия, — поприветствовала меня темноволосая девушка.

— Тётушка. Вы что-то хотите мне сказать?

— Мне много чего хочется сказать, но это не возымеет на тебя хоть кого-то смысла. Но я скажу, что ты должна выйти замуж за Кимбера, что очистить свою кровь от цыган, — я посмотрела на Даниэля, тем самым говоря, что я оказалась права. Он лишь опустил голову.

— А я не хочу очищать свою кровь, — выдала я, подходя ближе к женщине. — Я хочу укрепить её.

— Ты глупа. Кимбер лучшая для тебя пара. Ты и так ведёшь бизнес, а это девушка вообще не должна делать. Он должна быть домохозяйкой и хорошей матерью, и женой, — немного подумав, я ей ответила.

— Тогда, я буду глупой. — мы с Даниэлем сели в машину.

Дорога назад была куда лёгкой. Мы с Даниэлем заехали на завод, я проверила все отчётности и была довольна ими. Затем мы заехали на ипподромы, где также всё было хорошо. Даже в моё отсутствие, прибыль идёт в рост. Спасибо Даниэлю, который умудряется всё контролировать в моё отсутствие. Я спросила Даниэля, как он будет управлять всем этим, если он собирается уехать со мной в Бирмингем. Он же ответил, что оставит здесь надёжных людей, которые займут его место, когда тот решит уйти на покой. Я поверила ему. Он меня не подведёт, если он верит этим людям, значит, и я буду им доверять, но их верность я проверю лишь годами.

За два дня до поезда я навестила Марка со своим врачом и тот подтвердил, что его матери требуется хорошее лечение. Я же приказала мистеру Джонсону (моему врачу), чтобы он начал лечение и все траты отправил мне в Бирмингем. Марк вернул мне те деньги, я же их забрала, но сказала ему, что если ему понадобиться помощь, то он может смело писать письмо и просить врача отправлять его вместе с отчётом Джонсона, а когда вернётся Кротс, то уже ему передавать письмо и тот отправит его мне. Перед моим уходом, мать Марка сказала мне спасибо и дала оберег.

— Он будет защищать тебя и твою семью от бед, пока он с тобой им и тебе ничто не будет угрожать. — я поблагодарила её, и попрощавшись вышла из их дома.

Спустя два дня мы с Даниэлем стояли на перроне и ждали свой поезд. В моих руках была переноска, в которой находился кот, и чемодан с моими вещами. Наш поезд подошёл, и мы погрузились в него и направились в Бирмингем.

========== Часть IX ==========

Комментарий к Часть IX

Простите, что часть долго не выходила. Но увидев ваш интерес к моей работе я воодушевилась и закончила эту главу. Под Новый год выйдет ещё одна часть.

Приятного чтения)))

P.S. простите за ошибки)

POV: Thomas Shelby

Бирмингем

Прошла неделя с отъезда Амелии, обратно в Бирмингем она должна вернуться сегодня. То время, пока Амелии не было в городе, мне казалось, что прошла целая вечность. Полли права, что я влюбился как мальчишка. Временами я думаю, что брюнетка меня околдовала. Это было бы вполне правдоподобно, ведь она сама проявляет свои цыганские корни. Её не хватало, может она и не является частью нашей семьи, но для меня Смит очень важна. С этой девушкой я почувствовал себя живым, у меня появился смысл жизни. Впервые после войны.

Также, в отсутствие Амелии, Кимбер предоставлял нам информацию о скачках, а мы, в свою очередь, следуя плану, защищали его букмекеров. Сегодня он должен нам предоставить документы на наш легальный ипподром. Что бы сказал наш дед? Много чего: ” Законный бизнес? Разве это стезя Шелби?» или же «Имеете дело с девкой? Помощи у неё просите?». Он точно сейчас в гробу переворачивается. Так, нужно собираться на встречу с Кимбером. Надев пальто и кепку, я вышел из дома. На улице было пасмурно и лужи от ночного дождя были всюду. Стоя на пороге, я закурил сигарету, предварительно поводив её по губам.

Город вновь погрузился в серые будни. В элитной машине, что стояла посреди дороги, сидели двое мужчин. Я подошёл к ней, постучал в окно машины и открыл дверь пассажирских мест, чтобы Кимбер и мистер Робертс вышли из автомобиля.

— Мистер Кимбер, мистер Робертс, прошу, — они вышли из машины и мы прошли в дом, — После вас.

В доме творится полный кавардак. Все суетились, работали, пытались навести порядок после того, как нас выставили Ли. Джон как всегда стоял у доски и записывал на ней ставки.

— Мы слышали, что вас выставили, — проговорил Кимбер. Мда. Подобная информация разлетается со скоростью света.

— Не стоит верить слухам, — ответил я им, приглашая их в кабинет, а затем, когда двое мужчин зашли в него, я вошёл следом, вставая возле своего стола.

— Дела идут хорошо, особенно теперь, когда вы ещё до скачек знаете, кто придёт первый, — проговорил помощник Кимбера. Напоминает, что, якобы, без них мы никем не являемся.

— Мы благодарны вам за эту информацию, — вновь делая затяжку, проговорил я.

— Ну и где они? — спросил Кимбер. У него выражение лица, будто хочет показать, что он тут главный.

— Джон, Ловлак, Скатбут! Идите сюда! — крикнул я ребятам, что находились в зале. Они вошли в кабинет незамедлительно. — Это моя команда. Джон — бухгалтер, Скатбут — здоровяк и у нас своя охрана, — проговорил я гостям, поочерёдно показывая на мужчин, что зашли в кабинет.

— Ворвек, следующая суббота, как минимум в 50 ярдах от пивной палатки, — сказал Кимбер. Ребята покивали и вышли из помещения. Мистер Робертс достал из папки бумагу и передал мне. — Мистер Робертс, оставьте нас с мистером Шелби одних, я хочу поговорить, — помощники незамедлительно вышли, оставив меня с Кимбером наедине.

— Вы о чём-то хотите поговорить со мной? — спросил я у Кимбера, а тот лишь усмехнулся.

— Хотел спросить, как вам промежность мисс Смит? Слышал, что вы в очень хороших отношениях, — напрямую проговорил усатый ублюдок. Мои кулаки сжались, надо успокоиться, иначе будет только хуже.

— Мистер Кимбер, насколько мне известно, это не ваше дело, — спокойно сказал я, делая затяжку. Его желваки задвигались, а лицо стало приобретать в красноватый оттенок.

— Не забывайся, цыган. Эта девушка принадлежит мне, — насмешил, слышала бы тебя сейчас Амелия.

— Мистер Кимбер, давайте дадим право выбора Амелии, она сама должна решить, с кем ей быть, — как можно спокойнее произнёс я, туша сигарету. Он прорычал что-то невнятное и вышел из комнаты, закрыв дверь. Я же принялся читать документ, который мне выдали.

Я вышел в зал, где находится моя семья и попросил всех прекратить работу, а затем, когда все обратили на меня внимание, показал лицевой стороной лицензию.

— Господа и дама, у меня в руках разрешение на принятие ставок, выданная государственным управлением. У семьи Шелби теперь свой, легальный ипподром, — после моих слов, все стали радостно кричать и хлопать в ладоши. Полли крепко обняла меня. Теперь наша семья в самом настоящем деле. Ко мне подбежал Финн. — Что случилось?

— Приехала, я её на вокзале видел. Томми, с ней какой-то мужик приехал. — быстро сказал Финн. Мужчина? С кем это Амелия приехала? Если я узнаю, что это её будущий муж, то ему вырежу улыбку.

POV: Amelia Smith

Когда мы с Даниэлем приехали в Бирмингем, я сразу направилась в свою съёмную квартиру, за которую я заплатила на три недели вперёд, чтобы Кэтти мои вещи не выкинула. Даниэль же снял небольшую квартирку, которая, кстати, находится неподалёку от дома, где живу я.

Заходя в дом, меня встретила уже знакомая женщина, которая читала газету на диванчике.

— Здравствуй, Кэтти. Как ваши дела? — спросила я женщину. Она же посмотрела на меня и сказала:

— Приехала и животину с собой притащила. Мне уже с трудом вериться, что ты бежишь от прошлого, — она снова уткнулась в газету. Я поджала губы и продолжила свой путь. — Амелия… — я обернулась. — без тебя было немного скучно. — призналась Кэтти. Я улыбнулась, уходя в свою комнату.

Открыв дверь, я прошла в квартиру и сразу закрыла за собой дверь. Открыв переноску, предварительно поставив её на пол, выпустила Брубера на волю. Мой котик сразу убежал исследовать новое место, в котором ему предстоит жить.

Я переоделась, разобрала вещи, поставила в ванной туалет для Брубера и миску на кухне, наполнив её кормом.

В мою дверь неожиданно постучали, быстро подойдя и открыв её, я увидела за ней Даниэля. Он прошёл в мою квартирку и стал осматривать помещение.

— Как обустроились в квартире? — спросила я у мужчины.

— Вполне хорошо. Я выяснил, где находится бар «Гариссон», завтра приду и посмотрю, где вы работаете, — проговорил мужчина. — У вас хорошая квартира, теперь я не волнуюсь, что вы живёте в дыре. Что ж, рад был вас навестить, спокойной ночи, — быстро сказал Даниэль и вышел из квартиры.

Так. Пора спать. Я приняла водные процедуры и, после них, поудобней улеглась на кровать, а возле меня сразу же улёгся чёрный кот. Завтра будет новый день. Надеюсь, я встречу Томаса, я по нему очень сильно скучала.

За этими раздумьями я и провалилась в сон.

Утро.

Встав рано утром, я умылась, привела себя в порядок, надела чёрную юбку с белой рубашкой. Заплела косу и, погладив кота перед выходом, надела пальто и пошла на работу, не забыв перед своим уходом насыпать корма в миску кота.

Над Бирмингемом сгущались тучи и начал моросить дождь. Вовремя добежав до бара, я зашла в тёплое помещение. Гарри стоял на своём привычном месте, за стойкой, протирая бокалы. Он даже не обернулся на звук открывающейся двери.

— Мы ещё закрыты, — машинально произнёс бармен. Я подавила смех, который поступал к горлу.

— Я не для выпивки, а для работы пришла, — Гарри обернулся на меня, и на его лице заиграла улыбка. Я, не сумев выдержать, легко засмеялась.

— Рад тебя видеть. Все стали скучать по твоему пению, — я улыбнулась и прошла в подсобку, чтобы переодеться. Быстро подготовившись к своей работе, я вышла к Гарри.

— Рада, что меня здесь ждут, — сказала я мужчине, улыбаясь во все тридцать два зуба.

Работа шла спокойно. Когда бар открылся, в зал ввалилась толпа людей, которые хотели залиться алкоголем. Мы с Гарри только и успевали разливать виски с пивом. Как же я отвыкла от работы. Но я её делала с удовольствием.

Но Гарри, непонятно зачем, закрыл бар после обеда. Я посмотрела на него с недоумением.

— Гарри? Ещё же обед, — спросила я у бармена, он посмотрел на меня и сказал:

— Меня нужно отлучиться, я забыл заказать поставку виски. Без тебя всё разваливается. Поэтому бар я закрыл, а ты останешься здесь убирать, ясно? — строго произнёс мужчина. Я лишь кивнула ему и тот ушёл из бара, напоследок улыбнувшись мне. Я тяжело вздохнула и приступила к работе, вооружившись шваброй и ведром с водой. Я усердно оттирала грязь с пола, которая отказывалась поддаваться. Неожиданно дверь в бар открылась. В помещение зашёл Артур.

— Гарри, почему бар закрыт? — спросил козырёк, проходя в свой кабинет и не подняв головы.

— Артур, я рада тебя видеть, но ты никудышно руководишь баром, — сказала я, смотря в глаза мужчине. Он остановился и очень медленно повернул голову в мою сторону.

— Рад тебя видеть, сестрёнка. Как прошёл отпуск? — сказал Артур, подходя ко мне ближе. Когда это я ему сестрёнкой стала?

— А мы породнились? С каких пор ты меня сестрой считаешь? — спросила я его. Он лишь усмехнулся.

— С тех пор, как только Томас дал нам понять, что ты часть нашей семьи, — по доброму улыбнулся старший Шелби.

— Томас? Когда это он дал вам понять, что я являюсь частью вашей семьи? — невозмутимо спросила я, внутри у меня произошёл ураган эмоций. Я с трудом сдерживала улыбку на лице.

— Вчера к нам пришёл Кимбер и снова заявил Томасу, что ты только его, видела бы ты как он себя сдерживал, чтобы его рожу не начистить, — проговорил Артур. Я же мягко улыбнулась. — Слушай, на складе стоит коробка, принеси её сюда, — произнёс мужчина и ушёл в кабинет, наверное, будет считать выручку. Я прошла на склад и, увидев коробку, взяла её за ручки и вынесла в зал. Она была не очень тяжёлая, поэтому я даже не запыхалась. Поставив коробку на стул, я открыла её. Внутри лежали пачки сигарет, а в нос ударил сырой запах. Я поморщилась.

— Артур, эти сигареты странно пахнут, как будто застоялой водой и до них добрались крысы, — проговорила я, проходя к мужчине в кабинет и отдавая ему пачку с сигаретами, которую я взяла из ящика.

— Пахнет как в Галлиполе, — проговорил Шелби, нюхая сигареты.

— Они не годятся в продажу, храня их на лодке, они будут пропитываться этим запахом, а крысы будут их уничтожать, — проговорила я ему.

— Приказ Томми… хранить контрабанду у лодочного причала. Посмотри, я правильно всё посчитал? — я поставила упаковку из-под сигарет и, подтянув к себе журнал, стала смотреть и исправлять ошибки.

— Умно. Швартуя лодки на притоках, чтобы было несколько отходов, если нет поблизости шлюзов, вы можете спокойно увезти товар, и при этом лодки не будут обыскивать, — проговорила я, заканчивая проверять журнал. Он лишь усмехнулся.

— Правильно. До сих пор удивляюсь твоим знаниям, — я лишь улыбнулась и вышла из кабинета. Артур крикнул. — Всё верно подсчитано?

— Теперь да! — сказала я ему, продолжая работу.

День прошёл свободно. После уборки в баре, я навела порядок с алкоголем, отмыла все стаканы и прибрала их на место. Даниэль пришёл ближе к вечеру. На нём была его привычная шляпа, которую он снял при входе в бар, пальто и его любимый портфель. Он подошёл ближе к стойке бара.

— Добрый вечер, мне пожалуйста виски.

— Даниэль, вы же уже 20 лет не пьёте, — выдала я ему, складывая руки на груди. Он же лишь легко посмеялся.

— Думал, что сработает. Хороший бар, — проговорил Кротс. Я улыбнулась.

— Ага, мне здесь тоже нравится, Даниэль, а когда вы отправитесь в Лондон? — аккуратно спросила я его.

— Когда познакомлюсь с Шелби и буду убеждён, что вы в надёжных руках, — сказал он мне. Я лишь недоуменно посмотрела на него.

— Не понимаю только одного, как вы здесь живёте? В этом городе люди не особо манерами блещут, — монотонно произнёс Кротс. Я попыталась сдержать смех, но получилась немного плохо.

Остаток вечера я провела в компании Кротса, попутно обсуждая дела бизнеса. Мы с ним болтали на разные темы, от семьи до последних произведений искусства. В помещении было пусто и очень спокойно. Когда время перевалило за полночь, в бар зашёл голубоглазый мужчина, на голове которого была кепка с вшитыми лезвиями в козырёк.

— А вот и Томас… — прошептала я Кротсу. Даниэль обернулся и стал рассматривать Шелби.

— Я думал, что бар закрыт и посторонним вход запрещён, — спокойно произнёс Томас, снимая кепку и уничтожающе смотря на Даниэля. — Здравствуй, Амелия, — обратился ко мне козырёк.

— Здравствуй, — ответила я ему. — Томас, знакомься, это Даниэль Кротс — мой помощник и хороший друг. Даниэль, это Томас Шелби, о котором я рассказывала вам, — представила я мужчин друг другу.

— Рад познакомимся с вами, мистер Шелби. Амелия много о вас рассказывала, — проговорил Даниэль, протягивая Томасу руку.

— И что же вам писала Амелия, что вы рады меня видеть? — пожимая руку Даниэля, произнёс козырёк. Я же достала из бара два стакана и бутылку виски. Налив янтарную жидкость в бокалы, протянула один Томасу, а второй взяла в руку и залпом опустошила его. Чувствую, мне сейчас будет плохо. Даниэль удивлённо посмотрел на меня. Шелби взял бокал и немного отпил из него, предварительно отпустив руку Кротса.

— Не столько плохого, сколько хорошего, — честно ответил Даниэль. Когда я писала письма Даниэлю, зря давала волю чувствам и потому всё рассказывала ему о нём.

— Хорошего? — спросил уже меня голубоглазый, я же налила себе ещё виски и выпила. Для храбрости.

— Да, — смело ответила я, чувствуя, что я начинаю краснеть. Томас затянулся сигаретой.

— Мистер Шелби, я приехал в Бирмингем, чтобы убедиться, что Амелии не грозит опасность. И если я буду в этом убеждён, то в ближайшие дни сяду на поезд и уеду в Лондон, но если мои убеждения не будут оправданы, то я забираю Амелию с собой, — я сглотнула, Кротс произнёс это очень серьёзно. Томас лишь усмехнулся.

— Дайте мне два дня, я смогу вас убедить в том, что Амелии опасность не грозит, — проговорил брюнет, вновь делая затяжку.

— Хорошо, что ж мне пора, доброй ночи. — сказал Даниэль и, надев шляпу, вышел из бара. Шелби кивнул ему на прощание.

— Много хорошего, значит? — спросил меня козырёк, подходя ближе к барной стойке, за которой я стояла.

— А разве нет? Ты может и самый опасный человек Бирмингема, но для меня ты самый лучший, самый добрый и самый дорогой человек. И если потребуется, я отдам за тебя свою жизнь, — сказала я ему и, выходя из-за бара, приблизилась к нему.

— Цена моей души так высока, что за неё может отдать свою жизнь ангел, — произнёс Томас, поглаживая большим пальцем мою щеку, а затем потянувшись к моему лицу, поцеловал меня, на что я сразу ответила. Но из-за нехватки воздуха нам пришлось отстраниться друг от друга. — Я скучал, — мягко произнёс Томас.

— Я тоже очень-очень сильно скучала по тебе, — сказала я мужчине, обнимая его. Томас уткнулся носом в мою макушку, обнимая меня в ответ.

— Ты закончила работу? — спросил меня козырёк.

— Да, мне пора домой, — произнесла я, мягко отстраняясь и убирая посуду на место. Томас предложил провести меня до дома, а я не отказалась.

Закончив с приборкой бара, мы с Томасом шли размеренным шагом в полном молчании. Знакомый маршрут от дома до бара, по которому я соскучилась, пронёсся очень быстро. И когда мы с ним подошли к подъезду, я предложила козырьку зайти попить чаю, на что он согласился.

Заходя в мою квартиру, Томми снял кепку и пальто, повешав их на крючок для одежды. Я повторила эти же манипуляции с собой.

— Какой будешь чай? — спросила я мужчину, открывая сервант с посудой.

— У тебя печенье есть? — я лишь помотала головой в знак отрицания.

— Нет, от него мыши заводятся, — сказала я, поставив две кружки на стол. Томас прошёл в глубь комнаты.

— Скрипка? Ты играешь? — спросил меня мужчина, я же подошла к нему поближе и открыла футляр с инструментом.

— Моя мама играла и меня научила. Последний раз я играла на ней, когда уезжала за город отдыхать, — произнесла я, взяв в руки скрипку и смычок. — Хочешь, я могу сыграть? — смотрела я на него. Он лишь усмехнулся и кивнул.

Я приняла привычную позу для игры и музыка заструилась, заполняя помещение. Я же погрузилась в свой мир, исполняя давно забытую мелодию. Её играла мне мама, а потом я нашла ноты и стала сама играть эту мелодию. Душа пела от неё, а я даже забыла, что в комнате находится Томас. Он слушал очень внимательно и, как мне показалось, расслабился. Но через пару минут я закончила и, убрав инструмент со смычком обратно в футляр, обернулась, но уткнулась носом в грудь Томаса. Подняв голову, мои глаза встретились со взглядом козырька. Поддавшись желанию, брюнет поцеловал меня. Отстраняться не хотелось, и простой поцелуй перерос в более страстный.

Пиджак Шелби улетел вглубь комнаты, как и его рубашка. Мои рубашка с юбкой улетели вслед за одеждой Томми. Руки мужчины блуждали по моему телу, лаская меня. Моё тело само поддавалось на ласку, а моё горло не смогло сдержать стоны, что тут же заполнили всю комнату. Губы мужчины перешли на шею, затем на ключицы, что смогло разжечь во мне самый настоящий пожар. Брюки Томаса улетели, а моя одежда была безжалостно разорвана козырьком.

Томми аккуратно уложил меня на кровать и навис над моим телом. Губы козырька вновь захватили мою шею, затем он плавно переходил на ключицы, грудь, живот, бёдра и вновь на шею. Мой разум давно перестал надрываться, прося остановиться. Из моего горла вырывались протяжные стоны, а низ животы заныл, прося продолжения.

Томас снял с себя последний элемент одежды. Ком желания накатывал всё сильнее и чувство предвкушения не отпускало. Глаза Томми и мои встретились, в них я прочитала нетерпение и сомнение. Я лишь заметно кивнула, давая ему знак, что готова. Чувство наполненности охватило меня моментально. И каждый новый толчок доставлял мне большое удовольствие. По началу Томми был слишком осторожен, но я смогла заставить его быть куда смелее. Я впилась своими ногтями в его спину, оставляя следы царапин, от которых он начал рычать и ускоряться. У меня было чувство, что я скоро охрипну, из-за тех криков, что я издавала.

Обхватив мою талию, Томми принял сидячее положение, поднимая меня, продолжая двигаться во мне. Перед моими глазами всё начало плыть. И в какой-то момент, всё моё тело содрогнулось и сжалось, а за всем этим меня накрыла волна наслаждения. А затем я почувствовала, что меня наполняет что-то тёплое. Блаженство накрыло меня второй волной.

Козырёк положил меня на кровать, а затем сам лёг на свободную половину. Моё сбившиеся дыхание стало приходить в норму, как и дыхание брюнета. Я легла на грудь мужчине, а он обнял меня, притягивая ближе к себе. Я посмотрела на него и увидела, что он со взглядом восхищения смотрел на потолок.

— Всё хорошо? — прервала я тишину.

— Я не слышу стука лопат за стеной, — восхищённо проговорил брюнет.

— Каких лопат? — спросила я у него, он же повернулся ко мне, смотря в мои глаза.

— Ты поможешь мне? — задал мне вопрос Томми.

— С чем помочь? — уточняя, спросила я у него.

— Со всем, со всей этой хуйнёй. С жизнью, с делами. Я нашёл тебя, а ты меня и мы сможем помочь друг другу. — произнёс козырёк, поглаживая меня по щеке, от чего я почти начинала мурлыкать.

Услышав его слова, я была немного в шоке. Он хочет связать со мной свою жизнь. Поднявшись на локте, придерживая одеяло на груди, которым укрыл меня Томас, я потянулась к губам мужчины и поцеловала его, он же ответил на поцелуй. Отстранившись, я легла к нему на плечо, переплетая наши пальцы. Дыхание стало выравниваться, а сознание стало уплывать и проваливаться в небытие.

========== Часть X ==========

Комментарий к Часть X

Дорогие читатели, спасибо вам за поддержку в этом году, что вы ждали главы и не кидали в меня тапочки, из-за того, что я долго не выпускала главы.

В этой истории осталось не так долго, но у меня есть мысли о небольших продолжениях или о полноценном продолжении этой истории.

И я хочу, чтобы вы решили это. Если хотите небольшие истории в 2-5 страниц, то пишите в комментариях #Мини, а если вы хотите большое продолжение, то пишите #Макси.

Жду ваших комментариев)))

А сейчас я поздравляю вас с Новый годом!!!

Приятного чтения)))

POV: Amelia Smith

Утро.

Приятное тепло, что разливалось по всему телу, просто окутало меня. В глаза противно светило солнце, сквозь не закрытые шторы. Я почувствовала, что меня окольцевали мужские руки и так не хотелось открывать глаза, но кто же мог знать, что мой кот будет настолько остроумен. Я открыла глаза и увидела, что Брубер продолжает тянуть шторку в сторону, пытаясь отодвинуть её, чтобы свет от солнца разбудил меня. Сегодня в Бирмингеме вышло солнце, такие дни редки, поэтому стоит только наслаждаться.

Я улыбнулась и осторожно, стараясь не разбудить Томаса, что спал рядом, встала с кровати. Наспех надев его рубашку, я на носочках прошла на кухню, чтобы покормить Брубера. Мой кот, увидев, что его хозяйка идёт на кухню, оставил шторку в покое и побежал на за мной, обгоняя и останавливаясь возле миски. Положив специальный сухой корм в миску кота, я поставила чайник на плиту. Чашки до сих пор стояли на столе и покрылись маленьким слоем пыли, поэтому я решила убрать только одну из них в сервант, а вторую сполоснуть водой.

Когда чайник вскипел, я положила заварку в вымытую чашку и налила кипяток. Убрала всё ненужное со стала и только решив сесть за стол, со спины меня обняли мужские руки. Я улыбнулась и откинула голову на плечо козырьку. Томас крепче обнял меня и прижал к себе. Так немного постояв, мужчина подал голос.

— Что это за шрам? Откуда он? — спросил меня брюнет. Я немного занервничала и моё дыхание участилось.

— В меня попала молния, когда мне было 15 лет, я чудом выжила, — сказала я, положив свои ладони на руки Томми. — Теперь этот шрам мне остался в память.

— Тебе он очень идёт, как и моя рубашка, — сказал брюнет. Его рука медленно проникла под ткань, поднимаясь к моей груди.

— Мне пора на работу… Если я опоздаю, то хозяин меня прибьёт… — рвано произнесла я. Томас продолжал меня гладить по животу и я могу поклясться, что он улыбается.

— Не убьёт, я с ним договорюсь, — проговорил мужчина. Я улыбнулась и вновь откинула голову на грудь мужчине. Козырёк продолжал меня обнимать, всё больше прижимая к себе. — Придёшь на свадьбу?

— Какую свадьбу? — недоуменно спросила Томми, обернувшись к нему.

— Свадьба Эсме и Джона. Этот чудак ещё не знает, на ком женится, — немного посмеявшись, проговорил букмекер.

— Я думала, что вы уже её отпраздновали. Да и какое я имею отношение к это свадьбе? — спросила я Томаса, уходя в глубь комнаты.

— Я приглашаю тебя. Если бы не ты, то мы бы продолжили воевать с Ли, — сказал Шелби, начиная одеваться. Я же последовала его примеру.

— Ну если ты меня приглашаешь, то почему бы и нет? Когда она? — спросила я. Томас надел свою рубашку, что я сняла с себя, а поверх рубашки жилетку.

— Сегодня вечером. Я заберу тебя из бара и мы вместе пойдём, — произнёс брюнет, проверяя револьвер, а затем убирая его в свою кобуру.

— Хорошо, — ответила я. Заправив постель, я надела своё зелёное платье и заплелась, перед этим сделав все водные процедуры. Я вышла на кухню, где находился Томас, что гладил моего котика. Брубер мурлыкал, поддаваясь ласкам гангстера. — Его зовут Брубер и, кажется, ты ему нравишься.

— Почему чёрный? Они же приносят несчастье.

— Я не верю в это. Я нашла его ещё котёнком и забрала домой. Он сидел в коробке и совсем замёрз, пищал от голода. Я накормила его, отмыла и обогрела. Тогда я не смогла с ним расстаться, а он, в свою очередь, стал мне очень хорошим другом, — сказала я, поглаживая котика по голове. — И поверь, он не к каждому так ластится.

— А к кому он был не очень дружелюбен? К Кимберу? — ревнует.

— Не важно. Стой, кажется, кто-то ревнует, — лукаво произнесла я. Томас лишь изогнул бровь.

— Не выдумывай… Мне пора, вечером зайду в бар. — сказал Томас, надевая пальто с кепкой. Я лишь кивнула ему на прощание, и он сразу же вышел. Ещё немного постояв на одном месте, я всё-таки выпила свой остывший чай.

Быстро надев своё пальто, я вышла из дома и направилась в бар. Там меня уже ждал Гарри. Он посмотрел на меня уставшим взглядом, это понятно почему. Столько лет отдал бару и даже отпуска, наверное, не брал. Я привычно прошла в подсобку, переоделась и начала свою работу.

Мой день проходил вполне спокойно. Сегодня, на моё удивление, впервые заказали вино, которое пылиться в бутылках на деревянных полках погреба. Молодая пара подошла к стойке и попросила меня налить сухого вина на своё усмотрение. Я подобрала им красное, на что они поблагодарили, оставив солидную сумму денег. Вроде городок бедный, а есть состоятельные люди.

Гарри, как и я, полностью погрузился в свою работу. Он вчера заказал весь ассортимент алкоголя и его очень быстро доставили. А затем мне пришлось расставлять его в погребе на свои места. Тяжело было расставлять на свои места десять ящиков алкоголя.

Время близилось к вечеру, народу в баре становилось всё меньше и меньше. На меня стала нападать зевота, что не могло укрыться от Гарри. А от меня не смог укрыться его подавленный смех.

— Что, отвыкла от работы? — спросил меня мужчина. Я улыбнулась и затем ответила ему.

— Ага, совсем отвыкла. Как ты тут без меня работал? — спросила я, протирая столы и убирая стаканы.

— Тяжко, перестал высыпаться, — теперь я засмеялась, но сдерживаться не старалась. Гарри и правда человек удивителен.

— Мне пора, на сегодня мои дела ещё не закончились, — проговорила я, исчезая в подсобке. Быстро переодевшись, я поспешила выйти из бара. Попрощавшись с Гарри, вышла на улицу. Как козырёк и обещал, он ждал меня у входа на своей машине. Я молча села в машину и мы тронулись.

Мы с Томми чем-то похожи. Оба потеряли родных, оба перетерпели муки жизни. И оба нашли покой друг в друге. Мне казалось, что я никогда не смогу обрести спокойствие, но жизнь крайне непредсказуема. Кто же мог подумать лет пять назад, что я встречу человека, который будет так похож на меня. Мои родители были бы рады этому.

— О чём ты думаешь? — спросил меня Томми. Я повернула к нему голову и легкая улыбка коснулась моих губ.

— Мне кажется, что это всё сон. И если это правда сон, то я не хочу от него просыпаться, — мечтательно произнесла я, смотря на дорогу.

— Какой бы ты не показывала себя жесткой, в душе ты остаёшься девушкой, что продолжает мечтать о принце на белом коне, — произнёс Шелби.

— Верно, но ты ведь тоже пытаешься показать себя чёрствым, злым и беспощадным человеком, но на самом деле ты самый хороший человек, по крайней мере, для меня, — проконстатировала я факт. Машина остановилась и мы вместе с Томми вышли из машины.

Козырёк передал меня в руки Полли и ушёл готовить Джона к церемонии. Женщина мягко взяла меня под локоть и повела к месту, где будет проходить церемония.

— Томас тебя пригласил? — спросила меня цыганка. Я повернула к ней свою голову и посмотрела на неё.

— Да, Томми сегодня сказал, что я могу прийти на свадьбу Джона, — произнесла я, продолжая смотреть на женщину, видя, что в она была крайне не довольна этим.

— Слишком сильно он размяк. Он должен быть куда жестче, чем сейчас, — монотонно проговорила женщина.

— Размяк? Спорить не буду, но мне кажется, что вы не правы, — проговорила я, скрещивая руки на груди.

— Удивительно… Томас в тебе не ошибся, ты и в правду не поддаёшься чужому влиянию. — на этом женщина посмотрела на мужчин, которые привели жениха к алтарю. Церемония проходила по всем обычаям цыган, что не было удивительно. В конце они связали себя кровью, как и велит обычай.

Затем последовало безудержное веселье. Все пили, плясали и смеялись. Я сидела возле Томми, Полли и главной женщиной семьи Ли. На свадьбу пришла сестра Томаса — Эйда. У неё был большой живот, что меня слегка удивило, хотя я не видела её давно, поэтому могло многое измениться. Эта девушка, словно заведённая хлопушка, всё танцует и танцует. Никак не может остановиться. Полли даже просила Томии успокоить её, на что та стала кричать, что именно средний Шелби решает все вопросы о жизни семьи, а после у неё начались роды. Её быстро увели в дом к Шелби, а мужчины решили отметить рождение малыша в баре. Ключ Гарри мне давно выдал и поэтому я спокойно пропустила козырьков в помещение. Они сразу же разместились на диванчиках и я принесла им по пинте пива и дала бутылку виски со стаканами.

— За счёт заведения, — произнесла я, улыбаясь. Томми встал и подошёл к барной стойке, где я поставила два бокала и налила туда виски. Взяв стаканы, мы с брюнетом подняли руки, пока я произносила тост. — За то, чтобы у вас родился здоровый племянник или племянница.

— Племянник. Полли проверяла, — сказал он, мы чокнулись бокалами и быстро осушили их.

— Полли… Она была вам вместо матери? — спросила я у мужчины. Томас в это время закурил сигарету.

— Да, отец бросил нас, а мама, после рождения Финна, умерла через пару месяцев, — сказал козырёк, наливая себе виски.

— Прости… просто Полли, как ваша мама. Командует вами, как детьми, — смеясь произнесла я.

— Она считает, что это её долг, — посмеялся Томас. Затем снова отпил из бокала. Наступила тишина, лишь в углу слышался смех братьев. Видимо мне в голову ударил виски, что послужило тому, что у меня появился порыв взять мужчину за руку. Это было очень аккуратное и нежное движение. Я думала, что Томми отдёрнет свою руку, но он ответил мне на этот жест, легко сжимая мою руку в ответ. — Откуда ты такая взялась?

— Из Лондона. Я простая девушка из Лондона, живу на окраине в небольшом домике, — мягко проговорила я, улыбаясь ему.

— Ага, простая. Девушка, что ведёт не самый легальный бизнес, не может быть простой, — ну и завернул, я потянулась к лицу мужчины, перегибая через стойку, и поцеловала его, на что Томас сразу ответил мне. За спиной раздался крик его братьев.

— Ну вы ещё потрахайтесь здесь. Пошли, Джон-бой, мы им мешаем, — проговорил Артур, я же на этих словах отстранилась от козырька.

— Идите, вы и так уже пьяные, — проговорил брюнет, смотря на братьев.

— Удачного вам отдыха, — лукаво бросил Артур, хватая пьяного Джона под подмышки и уводя его из бара.

— Когда они пьяные, то могут нести всякую чушь, — проговорил мужчина, снова закуривая сигарету.

— Иного я и не жду. Алкоголь хорошо развязывает язык. Но и правда уже поздно и мне пора уже домой, — сказала я, убираясь в баре.

Мы шли с Томми по улице в сторону моего дома. Тишина улицы давила, но дискомфорта мне это не приносило. Но вдруг нас окликнул голос. Я обернулась, а вместе со мной и Шелби. Позади нас стоял мужчина лет 40. У него была на голове шляпа, а в руках держал трубку.

— Мистер Шелби, рад видеть вас в столь поздний час, — проговорил мужчина, закуривая трубку. Внимательо всмотревшись в его лицо, я узнала в нём Кэмпбелла.

— Мистер Кэмпбелл, — сказал Томас, приветствуя мужчину.

— А кто эта прекрасная дама? — поиграть вздумал? Ну-ну. А руки чешутся, но я держу себя.

— Хватит играть. Не боишься? Молодец. Шрамы зажили? Могу обновить, — лукаво произнесла я. Честер сразу перестал улыбаться.

— Шлюха, — произнёс мужчина. Я тут же сорвалась, готовясь на него напасть, но меня удержал Томас.

— Мой тебе совет, начни спать чутко, а то вдруг не проснёшься, — произнесла я, вставая рядом с Шелби.

— Боюсь. Мистер Шелби, вы помните наш уговор, я продолжаю ждать адрес. — сказал легавый и, развернувшись, ушёл.

— Спасибо, — произнесла я, смотря в родные голубые глаза.

— Пойдём, на улице холодает. — сказал Томми, беря меня за руку. Мы дошли до моей квартирки.

Заходя в тёплое помещение, меня встретил мой кот, который с недовольным выражением морды смотрел на меня. Я же забыла оставить ему корма. Я стала перед ним извиняться и быстро исправлять свою ошибку. На что мой кот сразу же подбежал к миске. Когда я прошла вглубь комнаты, я забыла, что Томми не покинул моей квартиры. Я сняла платье и осталась только в белье. Очнулась только в тот момент, когда мужские руки обняли меня за талию. Откинув голову на грудь мужчины, я положила свои руки на его. Его губы сразу переместились на мою шею, затем на ключицы, а его руки стали блуждать по моему телу. Мои стоны вырвались из горла, а ноги стали подгибаться. Томми подхватил меня на руки и осторожно опрокинул на кровать.

========== Часть XI ==========

Комментарий к Часть XI

Простите, простите и ещё раз простите. Я понимаю, что эту главу я сильно задержала, но это было обосновано. Надеюсь к следующей главе я смогу сделать вам приятный сюрприз и надеюсь он вам понравится.

POV: Amelia Smith

Утро.

На моё удивление, сегодня в баре выходной, но я всё равно сижу в кабинете и перебираю счета, которые успели скопиться за месяц. Много доходов, много расходов. Но главное, что доходов больше. Записав одну сумму и откинув бумажку в небольшую стопку, беру следующую и пишу другую сумму. Голова уже ходит ходуном от количества цифр. Зачем вообще я согласилась заниматься бухгалтерией? Но в тот момент Томми был слишком убедителен.

Тогда мы с ним распивали бутылку виски у него дома. Мы разговаривали в основном о скачках и лошадях, но в какой-то момент он сообщил мне, что у Артур сообщил ему, что я хорошо лажу с цифрами и поэтому он предлагает мне стать бухгалтером, чтобы вести счета. Это было пару месяцев назад и поэтому сейчас мой мозг просто плавится.

За эти месяцы произошло немногое, но этого было достаточно, чтобы сойти с ума.

Первое: в день, когда Эйда родила мальчика, Томас разрешил Фредди присутствовать рядом с сестрой, когда та родит, но кто-то сдал его местоположение и его забрали легавые. Полли обвиняет в этом Томаса. Эйда тоже винит его и сейчас вообще с ним не общается.

Второе: Даниэль убедился в том, что я нахожусь в полной безопасности и уехал в Лондон, но спустя неделю мне пришло письмо, что моя идея с баром чуть не накрылась из-за людей Кэмпбелла, но он и Алфи смогли разрулить ситуацию и теперь бару ничего не угрожает. Алфи я отправила письмо с благодарностью, на что он ответил, что я всегда смогу на него положиться.

Третье: я поняла, что я окончательно и бесповоротно влюбилась в Томаса Шелби. При мысли о нём я непроизвольно улыбаюсь, что доказывает мои чувства к нему. Да и многое делается с лёгкость.

И снова счета, счета, счета… Я так устала от всего этого, но с другой стороны, понимаю, что это жизнь, от которой не скрыться. Я пыталась спрятаться от той жизни, но всё равно вернулась к своей жизни. Может стоит принять настоящее и смело шагать вперёд? Я взяла чашку чая и, немного отпив, поставила её обратно на блюдце. Тут дверь в кабинет открылась и в проёме появился Томми.

— Есть чай, — мягко сказала я, записывая высчитанные цифры. Брюнет подошёл ко мне и посмотрел в журнал.

— Новая система, всё под запись… — проговорил козырёк, я же покивала. Он достал ручку из своего внутреннего кормана пиджака и поставил чёрную звезду на одном из дней недели.

— Чёрная звезда? И что будет в этот день?

— В день чёрной звезды мы убьём Билли Кимбера и его людей, об этом никто не знает… — спокойно проговорил брюнет.

— Никто? Даже твоя семья? — спросила я у него.

— Амелия, моя семья меня ненавидит.

— А что после Кимбера? Что потом? — решила я спросить у него. Он посмотрел мне в глаза и улыбнулся. Его улыбка сводит меня с ума.

— Потом расширение, новая жизнь, свадьба… — стал перечислять Шелби. Что? Я не ослышалась?

— Свадьба? — удивлёно переспросила я. Томас взял стул, что стоял у стены, поставил возле меня и сел на него.

— Да, свадьба. Наша свадьба, — проговорил козырёк, беря меня за руку и легко сжимая её. Я пристально смотрела на мужчину, пытаясь в его глазах найти подвох, но безрезультатно. Глаза излучали только уверенность.

— Ты готов привязать себя ко мне, лишь бы я не ушла? — со смехом произнесла я. Он коснулся тыльной стороной ладони моей правой щеки.

— Готов. Амелия, ты для меня стала самым ценным подарком, который мне мог подарить мир. Я люблю тебя и без тебя не вижу смысла жить здесь. Если захочешь, то мы переберёмся в Лондон, подальше от этого городка, — проговорил козырёк, поглаживая мою щёку.

— Лондон, это вряд ли. Я живу возле пастбищ и полей, не люблю шум города, — Томас улыбнулся.

— Если хочешь, то мы будем жить там, — произнёс Шелби.

— Томми, мы не знаем, что будет завтра, поэтому давай жить сегодняшним днём? вздохнула я. — С нашей жизнью нельзя загадывать наперёд.

— Я с тобой согласен. Но поверь мне, я женюсь на тебе, — сказал он серьёзным голосом. Я заулыбалась ещё шире. Но сейчас я решила задеть немного больную тему.

— Томас, как Эйда? — его взгляд сменился, в них можно прочитать печаль.

— Она не хочет разговаривать с нами, считает, что я сдал её мужа, — сказал Томас, закуривая сигарету.

— Я могу с ней поговорить. Я не Шелби. Пока что.

— Адрес я не знаю, знает только Полли, и поверь, выведать его невозможно.

— Томас, запомни, все Смиты знают информацию, которая им нужна. Я знаю, где живёт Эйда, — сказала я, продолжая записывать цифры в журнал.

— Знаешь? И почему мне не сказала?

— Это уже моя тайна. Томас, я поговорю с ней, — произнесла я, взяв его за руку.

— А если не выйдет? — спросил козырёк.

— Ты мне не доверяешь, — ему в укор, произнесла я.

— Ну почему же? Доверяю. Просто она не открывает даже Полли, — доверяет. Одно слово способно сказать то, что Томас полностью уверен во мне и нисколько не сомневается. А доверие Шелби получить нелегко.

— Поверь, я смогу с ней поговорить и всё будет хорошо.

— Хорошо. Мне пора. Вечером приду к тебе. — сказал Томас и, поцеловав меня, ушёл из бара.

Мой рабочий день постепенно подходил к концу. Все было подсчитано и уложено в отдельный ящик под замок. Быстро натянув пальто, я вышла на улицу. Дом Эйды находился почти на окраине города, поэтому идти нужно было приличное расстояние. На улице моросил дождь и дул сильный ветер. Благо сегодня я была в брюках и тёплой кофте. Не хватало ещё мне заболеть сегодня.

И вот я подошла к двери дома, где жила миссис Торн. Я зашла в подъезд и спустилась по лестнице вниз. Мрачноватое место. На стенах пятнами располагалась плесень. Передо мной было три двери, но мне нужна была только левая дверь. Встав перед ней, я три раза постучала. Опустив свой взгляд на порог, я увидела свежие продукты в корзине и, недолго думал, взяла её в руки.

— Кто? — аккуратно спросила Эйда. Я же постаралась максимально исказить свой голос, чтобы она не поняла, что пришла я.

— Миссис Торн, вы просили занести вам чистое бельё, — проговорила я.

— Ах да, сейчас, — за дверью послышалось суета. Я была готова ко всему, ведь она могла выкинуть всё что угодно, увидев меня. Дверь открылась и Эйда, увидев меня, сначала опешила, а затем постаралась как можно быстрее закрыть дверь. Но моя реакция была быстрее, я силой толкнула девушку внутрь комнаты. Она начала кричать, но я быстро её заткнула.

— Замолчи! — грозно сказала я.

— Что ты здесь делаешь? Пошла вон из моего дома! — не теряя попыток, кричит Шелби. А, простите… Торн.

— Чего ты кричишь? Криками меня из дома не выпроводишь, — спокойно проговорила я, поставив корзину с продуктами на стол. — Вся семья волнуется, что ты совсем не хочешь их слушать. Полли в дом не пускаешь, с Томасом вообще контактировать не желаешь, про Артура и Джона я вообще молчу.

— Я не хочу с тобой о этом разговаривать. Ты не имеешь никакого отношения к моей семье, — выкинула младшая Шелби. — Ты только деловой партнёр.

— А меня это не волнует. Ты сегодня меня выслушаешь, хочешь ты этого или нет. Томас не сдавал твоего Фредди, в тот день он находился со мной. Это сделал кто-то другой. И если это сделал бы Томми, то твой Фредди был бы давно мёртв. Подумай своим недалёким умом, хотел бы Томас горя своей же сестре? — она смотрела на меня взглядом убийцы, но постепенно её взгляд сменился на мягкий. Тут я услышала крик ребёнка, который находился в люльке. Я подошла к нему и взяла его на руки. — А кто это плачет? — ласковым голосом проговорила я. Ребёнок затих и засопел. Эйда выпучила глаза. — Из-за твоих принципов, ребёнок голодным остаётся, — сказала я, мерно покачивая ребёнка.

— Мне не нужны подачки от моей семьи, — твёрдо произнесла Эйда.

— Ты можешь в этот момент думать не о своей обиде или собственной гордыне, а о ребёнке, который есть хочет? Томас не сдавал Торна. Хочешь верь, хочешь нет, но Томми не виноват. Подумай, хорошенько. Если поймёшь, что твой брат не виноват, то придёшь к Полли, — проговорила я, отдавая ребёнка матери. Я подошла к выходу и только на выходе сказала, улыбаясь. — До скорой встречи.

Не дожидаясь ответа, я вышла из дома и направилась к себе в квартиру. Ноги не гнулись. На улице ещё было светло и поэтому я быстро и без проблем добралась до дома.

Не успев зайти в квартиру, мой кот стал тереться мне об ноги и мурчать. Вот же хитрый. Знает, что за этим последуют обнимашки и поглаживание. Сняв своё пальто, я взяла кота на руки. Тот замурлыкал и закрыл глазки. Я почесала его по голове и, пройдя в спальню, положила Брубера на кровать.

Переодевшись в домашнее платье, я ушла на кухню, чтобы приготовить себе ужин. Поставив чайник на плиту, я принялась за готовку. Моя мама учила меня готовить с детства. Она говорила, что девушка должна уметь всё. Вдруг что случиться, а я ничего не умею делать. Кто же знал, что она окажется права. Сначала я относилась скептически, но, потеряв родных, сама начала готовить. Потом появилась миссис Бодит, то готовка была переложена на её плечи, но у всех же бывает отпуск. Поэтому в отсутствие моей домработницы я готовила сама. Поставив кастрюлю с водой на плиту, я принялась нарезать овощи. Думаю, неплохой получится суп.

Ингредиенты добавлены, суп начинает закипать и по квартире стал витать приятный запах. Мой кот сразу оказался в ногах, ожидая еды. Я помешала суп и, подняв его миску, налила ему немного бульона. На моё удивление, Брубер ел не только свой корм, но и не брезговал едой со стола. Как-то раз этот нахал стащил со стола продукты, из которых миссис Бодит готовила мне обед. Тогда он получил хорошего нагоняя от меня, но загладил свою вину принесённой на порог птицей, которую сам поймал. Миссис Бодит растаяла от этого и иногда, когда готовила, давала ему небольшие кусочки мяса или рыбы, а тот в свою очередь ловил мышей и птиц, тем самым отдавая долг. Птичек и мышей мы, конечно, выбрасывали, но с тех пор мой котик честно отрабатывает свои вкусняшки со стола.

Я только хотела налить себе супа, как в дверь постучали. Я думала, что Томми придёт немного позже, но вдруг это не он? Я взяла с тумбочки нож и спрятала его в складках платья. Подходя к двери, мой пульс участился. Я осторожно открыла дверь и выдохнула. За ней стоял Томас. Брюнет улыбнулся, увидев меня.

— Здравствуй, — проговорил козырёк, снимая верхнюю одежду. Я кивнула и прошла на кухню и положила нож на стол. От глаз брюнета это не укрылось. — Ты готовила мне тёплый приём.

— Я ожидала, что придёшь позже, поэтому приготовилась к худшему, прости, — сказала я, садясь за стол. — Я поговорила с Эйдой, теперь дело за ней. Возможно, в скором времени она придёт к Полли в гости.

— Как ты это сделала? — недоумённо спросил мужчина, присаживаясь на стул рядом со мной.

— Женское влияние и настойчивость творят чудеса. Ты голоден? — спросила я у Томми. Он кивнул, давая понять, что не против перекусить. Я встала со стула и налила суп в две тарелки, затем поставила их на стол и снова села на стул. — Приятного аппетита.

Ужинали мы в тишине. Я наслаждалась этим спокойствием, понимая, что в этом городе нужно быть всегда начеку. После ужина я убрала тарелки в раковину и помыла посуду. Томас подошёл сзади и обнял со спины.

— Дома люди совсем другие, — сказал брюнет, кладя свой подбородок мне на плечо.

— Другие? — уточнила я у него, поворачиваясь к нему лицом.

— Беззащитные и настоящие. В обычной жизни ты сильная леди, а дома простая домохозяйка, которая любит семейную идиллию, — проговорил мужчина.

— Домохозяйка? Меня по разному называли, но вот домохозяйкой ещё ни разу, — проговорила я, отходя от Томаса и направляясь в спальню. — Жаль, что миссис Бодит не слышит, — пробормотала я себе под нос.

— А разве не так? По твоим глазам понятно, что ты хочешь спокойной жизни. Без перестрелок, без опасности. С детьми и хорошим мужем, — сказал Томас, подходя ко мне. В это время я расчесывала свои волосы гребешком перед в зеркалом.

— Какой ты наблюдательный, тогда скажи мне, чего я хочу сейчас? — спросила я у козырька, смотря ему в глаза через зеркало. Мужчина посмотрел мне в глаза и мягко улыбнулся.

— Сейчас ты хочешь поудобнее лечь в кровати и уснуть вместе со мной. — сказал Томми, целуя меня в макушку. Я улыбнулась и, прекращая расчесывать волосы, улеглась на кровать. Томас посмотрел на меня и, сняв с себя рубашку с брюками, лёг рядом со мной, обнимая со спины.

Я повернулась к нему лицом, укладывая голову ему на грудь. Он зарылся носом в мои волосы и обнял за талию. Я пальцем выводила причудливые узоры на его груди, слушая его мерное дыхание. Глаза стали наливаться свинцом и поэтому спустя пару минут я уже крепко спала в объятьях любимого мужчины. Томас был прав, я мечтаю о счастливой жизни. Где нет грабежа, убийств и смерти. Хочу детей и мужа. Может скоро это уже не будет мечтой, а превратится в настоящую реальность.

Комментарий к Часть XI

Глава небольшая, но я хотела её посвятить именно развитию отношений Томаса и Амелии, следующая глава будет побольше.

P.S. Ещё главы 3-5 и история подойдёт к концу, если вы хотите продолжение истории, то пишите в комментариях, прошу не игнорируйте и пишите своё мнение на счёт продолжение.

========== Часть XII ==========

Комментарий к Часть XII

Простите меня! Я знаю, что пропала на слишком долгое время, но увидев, что вы каждый день перечитываете мою работу, села и написала эту главу. Надеюсь вам понравиться) Спасибо destiny.s child0, которая вдохнула в мою работу новую жизнь)

Приятно чтения!

POV:Amelia Smith

Бар Гаррисон

Сегодня был на редкость спокойный день. Народу было немного, поэтому можно немного отдохнуть. Я протираю бокалы, наливаю виски, пиво, ром. Гарри стоит рядом и травит мне какую-то байку. Я лишь легко улыбаюсь в ответ. Но если он расскажет что-то весёлое, то мой смех было не удержать.

Заметив, что на полках закончился ром, я спустилась в подвал, чтобы взять новый, но не найдя ни одной бутылки, я удивилась. Я же давала Артуру списки недостающего алкоголя, плюс напомнила раза два или три. Ещё же сказала заказать его заранее. Что случилось? Где товар?

Поднявшись в бар, я спросила Гарри, где ром. На что тот мне ответил, что Артур сказал ему, что он купил ром и сам спустил его в подвал. Артур сам спустил алкоголь? Сам? Шутите? Мне кажется это очень странным. Я тяжело вздохнула, понимая, куда он мог сбросить деньги. Ладно, буду пробовать объяснять посетителям. К барной стойке подошёл мужчина и попросил налить ему рому. Я постаралась как-то выкрутиться, но мужчина стал, мягко говоря, ругаться на меня, я попыталась донести до него, что не смогу сейчас предоставить выпивку, но же он попытался схватить меня за волосы, но смог ударить только по щеке. Гарри вовремя подоспел мне на подмогу, оттащив пьяного посетителя. Я схватилась за свою щёку, которая была словно охвачена огнём. Поэтому приложила холодную бутылку виски к месту удара. Гарри подошёл ко мне, смотря на покрасневший след от пальцев.

— Мне от Томаса конец, — горестно сказал мужчина. — Всё, я пошёл писать завещание.

— Всё будет нормально, пудрой замажу и ничего он не увидит, — успокоила я его, уходя в подсобку, где находилась моя сумочка, где была пудреница. Быстро справившись со следами преступления, я вышла к бару, продолжая работу. Многие с понимаем относились к проблеме и просто заказывали другой алкоголь.

Ближе к обеду пришёл Томас. Он подошёл к бару и попросил налить ему рома.

— Рома нет. Есть виски.

— Наливай, — краткость-сестра таланта. Я налила в стакан виски и поставила его перед козырьком, а бутылку поставила рядом. Томас пристально смотрел на меня. — Что у тебя со щекой?

— А что с ней может быть? — решила я включить актрису, но понимала, что меня сейчас раскусят.

— Очень много пудры, ты никогда так много не красишься, — закуривая сигарету, произнёс Томас.

— Как ты это делаешь? Даже Даниэль, зная меня столько лет, не может понять, когда я вру, а когда нет, — спросила я, смотря на брюнета, он коротко улыбнулся и отпил немного из бокала.

— А это уже мои секреты, — моими фразами козыряет. — Что случилось?

— Томас, во что ввязался Артур? — спросила я у козырька. Он тяжело вздохнул и отпил из стакана. — Томас?

— Сегодня к нам пришёл отец, хоть я его отцом и не считаю, но вот Артур на всё готов, чтобы он остался. Что он натворил?

— Томми, я отдала ему список алкоголя, чтобы он сделал закуп, но рома сегодня не оказалось. Пришёл гость, потребовал напиток, но я не смогла ему налить. Пыталась объяснить, но схлопотала пощёчину. Нет ничего страшного, но из-за Артура бар может просто сгнить. Поговори с ним.

— Понял. — коротко ответил мня Шелби. В его глазах я заметила ярость. Ох, если Томми задумает отыскать этого несчастного, то я ему не очень завидую.

К бару подошёл худощавый мужчина: брюнет, волосы уложены, одет тёплое бежевое пальто, под котором находился костюм. Он облокотился о барную стойку. Я посмотрела на него и спросила чего он желает, но незнакомец сказал, что не пьёт. Где-то я его видела. Но решила не зацикливаясь на этом, я отошла к другому концу стола, где лежал журнал. Нужно закончить все записи. Я не досчитала несколько цифр, поэтому дело ждать не будет. Томас закурил сигарету, даже не взглянув на него.

— Мистер Шелби? — начал диалог гость.

— А вы кто? — спросил козырёк, сохраняя стальное спокойствие.

— Меня зовут Бирн, ваш человек из Кэмптона сказал мне, что вы хотите поговорить, — выложил мужчина.

— Значит поговорим, — коротко и по делу.

— Несколько месяцев назад к вам приходил человек — Райн, его застрелили, — начал повествовать гость.

— Слышал, — я слегка повела головой, чтобы лучше слышать.

— Человеком он был резким, вот я и хотел узнать: не нажил ли он себе здесь врагов?

— Такого я не слыхал, — сказал Томми.

— В ваших краях врагов не наживают? — решил пошутить Бирн.

— Здесь всем рады, мистер Бирн.

— Даже ирландцам? — спросил прилизанный. Не знаю, как Томас, но я их недолюбливаю.

— Особенно им.

— Он сказал, что состоит в ИРА{?}[Ирландская Республиканская Армия] и вы всё же были ему рады? — настаивал на своём мужчина, пытаясь вывести Шелби из себя, но Томас даже бровью не повёл.

— Как я и сказал, клиентам здесь всем рады.

— Быть может вы ему не поверили? — проговорил гость, смотря на Томаса. Козырёк тяжело вздохнул. А затем, цокнув языком, повернулся к мужчине.

— В пабах люди много что говорят, зачастую за них говорит виски и ром, пойди да пойми разницу, — сказал Томми, указывая взглядом на посетителей.

— Как человек не пьющий, я нахожу это забавным, — задорническим голосом произнёс Бирн.

— Может вам сироп с водой, мистер Бирн? — предложил ему козырёк. Бирн повернулся к Томасу.

— Видите ли, мистер Шелби, Райан и правда состоял в ИРА и был очень тесно связан с нашим братством, в том числе кровью. Он был мне кузеном, — ответил Бирн. — Я из Южного Арма, там я влиятельный человек. Сироп с водой — это прекрасно, мистер Шелби.

— Амелия, принеси человеку сироп с водой, — выдержав паузу, проговорил мужчина.

— Да, мистер Шелби, — ответила я, начиная выполнять работу. В животе стало крутить. Не нравиться мне это. Этот человек не просто так пришёл сюда.

Сделав напиток, я отнесла его в VIP кабинет и продолжила свою работу. Не нравится он мне. От своих мыслей меня отвлёк посетитель, который подошёл к стойке. Я налила ему виски и забрала плату. Затем я вернулась к счёту цифр в журнале. Чёрт… Я сбилась и теперь нужно снова всё пересчитывать. Начав счёт сначала, мой мозг потихоньку начинал закипать.

Через минут десять из комнаты вышел сначала Бирн, а затем и Томми. Козырёк подошёл к стойке, что-то обдумывая. Я подошла к нему ближе и взяла за руку. Он посмотрел на меня затуманенным взглядом, словно решаясь на что-то.

— Томас… — осторожно я позвала мужчину. — Что случилось?

— Ничего, — ответил он мне. — Ты сегодня до скольки работаешь? — вывел разговор в другое русло.

— Если учесть, что у нас проблемы с закупками и в пабе много клиентов, то не раньше двенадцати, — поддалась я.

— Отлично. Мне пора, скоро встретимся. — я не успела ничего сказать, как козырёк пулей вышел из Гаррисона. Ничего не поняв, я просто продолжила свою работу. Что только что произошло?

Ближе к девяти часам гости разбрелись по домам. Я оглядела помещение и поняла, что работы не початый край. Сегодня было настолько много посетителей, что за каждым столом было по две бутылки виски. Убирая и протирая столы, я напевала себе под нос незамысловатую песенку. Ходя от одного стола к другому песня не менялась, а мои ноги путались. Всё внутри отплясывало кульбиты. Такое у меня последний раз было, когда на один из моих ипподромов пришёл «спонсор» и хотел вложиться в мой бизнес. Могла потерять бизнес, но свою любовь к чтению договора не ушла далеко.

Затем я принялась за мытьё пола, я вымыла начисто всё помещение. Пришлось отодвигать столы, чтобы тщательнее всё промыть.

От размышлений меня отвлёк громкий стук в дверь. Отложив в сторону швабру, я подошла к двери и открыла её. Я ничего не успела понять, как меня чуть не сбил Томас. Только я хотела закрыть дверь на замок, как Томми сказал, чтобы я оставила всё открытым. Он был какой-то встревоженный. Открыл подсобное помещение, переставил стулья. Я прошла за барную стойку, поставила стакан на поверхность стола и уже хотела налить виски, но Шелби отказался.

— Ждёшь неприятностей? — спросила я.

— Да, — коротко ответил мужчина, проверяя патроны в револьвере.

— Что происходит? — спросила я у него. Он посмотрел на меня.

— Когда в полночь на Сэйнт-Эндрю зазвонит колокол, сюда придут двое мужчин из ИРА. Они получат то, что им нужно и захотят убить меня. Твоей задачей будет это предотвратить, — выложил козырёк.

— Что?! Томас, во что ты влез? — возмущенно проговорила я.

— Амелия, тебе нужно будет взять их только на прицел, стрелять не нужно. Они хотят встретиться со мной одним, — сказал Шелби.

— А барменша не в счёт, верно? — спросила я.

— Да, барменша не в счёт. Так, слушай, ты будешь стоять в той комнате, — проговорил брюнет, указывая на комнату, — А я буду сидеть здесь, — указывая на место за столом. — Когда я скажу тост, выйдешь с поднятым пистолетом, — проговорил Томас, вручая мне револьвер.

— Ты их убьёшь?

— Нет, они нужны полиции, — моё лицо исказило удивление.

— Полиция в курсе?

— Прошу, все объяснения потом, — сказал козырёк. Тут на улице зазвонил колокол. — Так, давай в комнату и жди сигнала, — я направилась в комнату. Томас поставил на стол стаканы, бутылку и кувшин с водой. Спустя пару ударов, я услышала, как открывается входная дверь. Сейчас я могла только слушать. Кто-то сел за стол. Плеск воды в стаканах. Стекло шкрябает поверхность стола, за которым сидели мужчины. — Прошла значит жажда?

— Показывай, — приказал Бирн.

— Сначала наличные, — проговорил козырёк. Тут на стол положили что-то бумажное. Скорее всего, деньги в конверте, следом упало что-то лёгкое. — Вам понадобится лопата, — долгая пауза, но после этого я услышала щелчок пистолета.

— Вот же тупой ирландский еблан, — проговорил низкий мужской голос. Слишком знакомый. Я где-то его слышала.

— Прощайтесь с жизнью, мистер Шелби, — проговорил Бирн. Я приготовила револьвер на изготовку.

— Я это сделаю по своему, — сказал Томас, наливая в стакан виски. — За барменш, которые не в счёт, — Я вышла из комнаты, направляя револьвер на Бирна. Посмотрев на незнакомого мне человека, я поняла, откуда мне знаком его голос. Его лицо слишком сильно отпечаталось у меня в памяти. Теперь мне стало понятно, откуда я могла их знать. Это они убили моих родных. Не долго думая, я направила пистолет по направлению ему в ногу и произвела выстрел. Точно в цель. Мужчина упал на пол, корчась от адской боли. Бирна я тут же прострелила в плечо. Томас от такой неожиданности пригнулся, чтобы не попасть по пули. Не долго думая, я взяла две пустые бутылки виски и ударила обоих по голове, после чего мужчины вырубились и безвольными куклами упали на пол. Ох, как же хочется им сейчас глотки перерезать, но пожалуй доставлю это удовольствие полиции. Отойдя от шока, Томас подошёл ко мне, отбирая пистолет и хватая за голову. — Ты зачем стреляла?

— Не убила же. Будь моя воля — глотки бы им перерезала, да только они полиции нужны живые.

— Зачем? — повторил вопрос козырёк. Я не успела ответить, как в помещение вошли легавые. — Уберите их.

— Конечно, а то дама ещё долго будет отходить от ужаса, — съязвил полицейский. Я отвернулась. Мужчин выводили под руки из бара. Я с ужасом посмотрела на пол. Лужи крови, которые нужно убрать. Я тяжело вздохнула и начала быстро оттирать пятна, но козырёк остановил меня, сказав, что завтра бар будет закрыт и он наймёт людей для уборки. Я поспешила быстро одеться и выйти из паба. Томас вышел следом за мной. Он сам был в неком шоке от моих действий.

— Ты так и не ответила мне. Зачем ты стреляла? — спросил меня Томас. Я посмотрела на него и, тяжело вздохнув, начала рассказывать.

— Томас, это они убили моих родителей. Я не могла просто так смотреть на них. Если бы не выстрелила, то не простила бы себя, — мой голос срывался. — Я понимаю, что нельзя жить прошлым, но… я должна была это сделать. Прости, — договорила я, заглядывая в глаза Томми. Он посмотрел на меня и увидел, что в моих глазах начали скапливаться слёзы. Мужчина подошёл ко мне вплотную и обнял. Он понял, что слова будут лишними.

— Я всё понимаю, — только и сказал козырёк. Я глубоко вздохнула. — Пойдём домой, — я согласилась с ним и мы направились ко мне домой. Мы шли в полной тишине, но я решила выяснить, во что мог вляпаться Томас Шелби.

— Томас, во что ты влез? — напрямую задала я вопрос. Он посмотрел на меня. По глазам я видела, что он ищет отмазку. — Сейчас ты не будешь мне врать и не будешь выкручиваться. Мне нужен честный ответ, — сказала я. Он немного потупил взглядом, но всё-таки начал отвечать.

— У меня договорённость с Кэмпбеллом. Какая именно я сказать не могу. Но в конечном итоге я должен отдать ему оружие, — проговорил голубоглазый. Меня начинала заполнять злость, но я смогла её подавить.

— Ты в своём уме? — почти прошипела я. — Ты хоть понимаешь, что он не будет держать своего слова?

— Понимаю. Амелия, я обещаю тебе, что всё будет хорошо. Обещаю. — сказал Томас, беря меня за руку. Я же ответила ему на этот жест, крепче сжимая его ладонь.

Остальную часть пути мы провели в полном молчании. Говорить совсем не хотелось. Когда мы с ним подошли к подъезду моего дома, он открыл дверь, пропуская меня вперёд. Кэтти уже ушла домой, делаю я вывод, поскольку её привычное место пустовало. Поднявшись на второй этаж, я открыла ключом дверь и впустила Томаса в квартиру. Нас сразу встретил Брубер, который стал бегать вокруг меня, просясь на руки. Шелби помог снять мне пальто и повесил его на вешалку, а затем сам снял верхнюю одежду.

Подняв кота на руки, я задумалась. Один правильный выстрел и я бы смогла отомстить за своих родителей, но я этого не сделала. Я сдала их полиции, чтобы уже там ими занимались. Томас словно понял, о чём я думаю и подошёл ближе ко мне, обняв со спины. Я позволила себе откинуться на его грудь, укладывая свою голову на его плечо. Мы так простояли несколько минут, пока Томас не предложил лечь спать, чтобы забыть сегодняшний день, на что я с ним согласилась.

Мы с ним сняли всю ненужную одежду и легли в кровать. Томми притянул мня к себе. Я положила свою голову ему на грудь, слушая мерное дыхание козырька. Мой кот тут же запрыгнул к нам, укладывая в ногах. Томас усмехнулся. Конечно, чёрный кот, который должен приносить несчастье, лежит прямо у нас в ногах, мерно мурлыкая.

Прошло минут пять и мной овладел сон, в который я с радостью провалилась. Но даже сквозь сон я почувствовала, что Томас гладил меня по волосам. Такая банальная нежность с его стороны была мне крайне приятна и действовала как самое сильное снотворное.

Комментарий к Часть XII

Надеюсь вам понравилась эта часть) Прошу вас, дайте мне знать, хотите ли вы большую вторую часть или вы согласны на маленькие эпизоды! Мне нужно понять, стоит ли думать о следующей части или нет!

========== Часть XIII ==========

Комментарий к Часть XIII

Знаю, что я самый плохой и безответственный автор на свете, но я так старалась, что вы обязаны меня простить)))

POV: Thomas Shelby

Утро.

Лучи солнца пробивались сквозь шторы. Я нехотя открыл глаза, тут же сощуриваясь от яркого света. Когда глаза привыкли к освещению, я осмотрелся. Соседняя часть кровати пустовала, вместо девушки на ней лежал чёрный кот. Я поднялся на локтях, осматривая комнату. В комнате царил идеальный порядок. Вся одежда, которую мы с Амелией решили оставить на полу, теперь аккуратно висела на стуле. Я принял сидячие положение, потирая свою шею. Тут из соседней комнаты я услышал плеск воды. Видимо, Амелия решила принять ванну, пока я сплю. Долго не думая, я направился на звук. Аккуратно открывая дверь, заглянул в комнату. Моему взору предстала самая искушающая картина: в ванне, спиной ко мне, сидела темноволосая девушка. Её мокрые волосы стали на несколько тонов темнее из-за того, что они были мокрыми. Их длина была чуть ниже лопаток. Амелия не следовала моде, всегда одевалась, как ей хочется. Может именно это и зацепило меня в ней?

Я подошёл ближе к ней и положил свою руку ей на плечо. Она вздрогнула и обернулась. В её глазах можно было заметить небольшой испуг, но когда она узнала меня, то расслабилась. Я усмехнулся и потянулся к ней за поцелуем. На что она ответила с большой радостью. Сначала это был лёгкий поцелуй, но постепенно он перерос в более требовательный. Но Амелия отстранилась от меня.

— У тебя разве планов не было? — спросила меня Смит. Я посмотрел ей в глаза, слегка ухмыляясь. — Томас, сегодня на поезде приезжают мои люди. Я должна их встретить.

— Всё успеем. Сегодня состоится семейный совет, на котором я хочу видеть тебя, — проговорил я. В глазах Амелии я увидел сильное удивление.

— Томас, я, пока, не являюсь частью вашей семьи, поэтому и не вижу смысла быть на нём, — сказала девушка, выбираясь из ванной. Я, словно зачарованный, смотрел на обнажённое тело девушки, которое Амелия тут же скрыла под халатом. Я подошёл к ней, беря за плечи.

— Нет, ты являешься частью семьи. Запомни, ты почти Шелби, а значит имеешь полное право находиться на собраниях, — проговорил я, заглядывая в глаза Амелии. Она опустила взгляд в пол, коротко мне кивая, соглашаясь. — Вот и отлично.

— Томас, куда людей приводить? — спросила у меня Смит. Я немного подумал и выдал ей ответ.

— В Гаррисон. Мы придём туда, потом пойдём на скачки, а после будет бой с Кимбером, — сказал я, выходя из ванной, а Амелия следом.

— Томми… — тихо подала голос девушка. Я обернулся и посмотрел на неё. Она подошла ко мне ближе и приложила свой лоб мне на грудь. — Прошу тебя, будь осторожен, — сказала девушка, но затем шёпотом, почти неслышно продолжила. — Я не смогу пережить ещё и твою смерть, — призналась девушка, я усмехнулся. Я поднял её голову за подбородок и заглянул в глаза.

— Всё будет хорошо. Обещаю, что со мной ничего не случится, — попытался я её успокоить и она сделала вид, что поверила.

— Ты же лжёшь мне, — проговорила Смит.

— Постарайся поверить, что это правда, — она усмехнулась и легко ударила меня кулаком по груди.

Остальное время, что мы находились у неё дома мы провели в тишине. Оделись, позавтракали и вышли из дома. Мы дошли вместе с девушкой до вокзала, где встретили людей, что работали на Смит. Это оказались высокие коренастые мужчины, при каждом имелся пистолет. Выглядели они так, словно они родились такими. Один угрюмее другого. Амелия поговорила с одним из них и повела мужчин в бар. Оставив их там, ещё немного поговорила с ними и ушла вместе со мной в мой дом.

В моём доме уже была вся наша семья. Полли собирала всех в главном зале. Те, кто записывали в журналы ставки, временно отвлеклись от работы и встали напротив доски, где мы записывали основные ставки. Я встал перед всей семьёй, Амелия встала в самом конце комнаты, опираясь о столб.

— Итак, я собрал вас всех здесь сегодня, потому что сегодня мы уберём Билли Кимбера, сегодня мы станем уважаемыми людьми, сегодня мы войдём в официальную национальную ассоциацию ипподромных букмекеров. Но сначала нам нужно доделать грязную работёнку. Мы все знали, что этот день настанет, просто я не говорил когда. Мы идём на скачки в Устаре. Начало в час, но мы придём в два, Кимбер уверен, что мы придём, чтобы защитить его от братьев Ли, но благодаря нашему Джону и его прекрасной жене — Эсме, Ли теперь нам родня. Но этого не случилось бы, если бы нам не помогла наш партнёр — мисс Смит, которая подала мне идею о возможном родстве. И теперь семья Шелби, Ли и, пока, мисс Смит будут идти против парней Кимбера. Убираем их, оставляем Кимбера, победа будет быстрой, чтобы дошло до самого Лондона. Мы верим в то, что легитимный можно вести мирно, — проговорил я, держа в руках сигарету.

— А нам хватит людей? — спросил у меня Артур.

— Да, сегодня на поезде приехали люди, которые подчиняются мисс Смит. Поэтому наши силы будут немного превосходить, — сказал я, закуривая сигарету.

— А что с самим Кимбером? — спросил Джон.

— С ним я разберусь, — сказал я, смотря на Амелию. Она едва заметно мне кивнула.

Осматривая семью, я решил задать вопрос. — Ещё вопросы?

— Да, — сказала Полли. Я посмотрел на неё. — Никто не против, если я приведу на собрание новичка? — сказала тётушка, открывая двери. — Заходи. Представляю вам нового члена семьи Шелби, — нашему взору предстала моя сестра с ребёнком на руках. Тут все разом зааплодировали. Я был крайне счастлив, что моя сестра вернулась домой.

— С возвращением, Эйда, — мягко проговорил я, смотря на сестру.

— Мы назвали его Карл. В честь Карла Маркса, — сказала сестра. Тут вперёд вышел Артур.

— Карл, мать его, Маркс. Дай хоть посмотреть на него, — сказал мой брат, подходя к Эйде. Теперь всё внимание было устремлено на маленького ребёнка.

— Ну, что, Эйда, я прощён? — задал я вопрос. Девушка посмотрела в сторону Амелии, а затем и Полли.

— Если Амелия и Полли мне не солгали, то да, ты однозначно прощён, — сказала брюнетка.

— Не солгали, — подтвердил я её слова. Она улыбнулась и подбежала ко мне, чтобы обнять. На её объятья я ответил сразу же.

— Не потеряй её, Томми. И спасибо, — тихо сказала мне на ухо девушка. Посмотрев на неё, легко кивнул. Потерять Амелию, это равносильно смерти для меня. Я подошёл к Смит. Она смотрела на меня немного волнительным взглядом.

— Что с тобой? — спросил я у девушки, кладя свои руки ей на плечи.

— Не знаю. Сердце не на месте, — тихо проговорила девушка. — Мне пора в бар. Там ждут мои люди. Их лучше не оставлять надолго с выпивкой одних. Иначе от бара может остаться одно название. Скоро увидимся. — сказала Амелия и, быстро целуя меня в губы, ушла из дома.

POV: Amelia Smith

Я шла быстрым шагом в сторону бара. Я не хотела думать о том, что может случиться с Томасом сегодня. Моё сердце пропускало удары, когда я представляла, что на Томми могли напасть. Хотелось быть рядом с ним, чтобы не допустить того, о чём я буду жалеть, что не смогла его защитить. Вот я уже подхожу к бару. Открыв дверь, моему взору предстала такая картина. Мои люди сидели за одним из столов, что-то яро обсуждая, распивая одну бутылку виски. Я подошла к барной стойке, взяла стакан и бутылку с виски. Хочется успокоиться, иначе мои нервы дадут сильный сбой.

Отхлебнув немного горячительного напитка, я посмотрела на своих ребят. Они моя личная охрана, которая готова отдать свою жизнь за меня, но у многих из них дети и жёны, поэтому я им всегда говорила, что они могут отказаться и поехать домой, если у них появлялись сомнения. Я не осуждала их за это. У каждого есть свои страхи за семью. Но в то же время, эти парни не бегут, испугавшись чего-то, наоборот, они готовы защищать меня.

Тут ко мне подходит один из мужчин. Это был высокий коренастый русоволосый мужчина. Джеймс. Один из друзей, что у меня были. Изначально он нанимался как простой телохранитель, а в последствии стал самым близким другом, которые могли у меня быть.

— Я впервые вижу, что ты беспокоишься настолько сильно, — проговорил Джеймс, отпивая из стакана. — Обычно ты не беспокоишься о чьей-то безопасности.

— Джеймс, я впервые в своей жизни готова пойти на всё, лишь бы один из Шелби был жив, — сказала я, отпивая из стакана. — Как твоя жена? — решила я перевести разговор в другое русло.

— С Роуз всё хорошо. Мы ждём ребёнка, — сказал мужчина.

— Поздравляю, — сказала я. Я подняла стакан с виски. — За хорошего, а главное храброго парня, — проговорила я тост. Джеймс ударил своим стаканом о мой, принимая поздравления.

— Роуз хочет девочку, — сказал мужчина, отпивая виски.

— Главное, чтобы здоровый родился, — заключила я, на что он согласился. Прошло примерно полчаса, как в бар зашли «Острые козырьки». Томас быстро снял пальто и встал за барную стойку. Я подорвалась и принялась наливать пиво в бокалы.

— Так, ребята, по одной пинте пива и одному бокалу виски. Потом сможете напиться вдоволь, — сказал Томми, помогая мне наливать напиток. — Так, поехали.

— Билеты на скачки у тебя? — спросила я, отдавая первый напиток. — И бухгалтерская ведомость ипподрома?

— Всё у меня в пальто, — сказал Шелби, отдавая бокал с пивом.

— Хорошо, — только и ответила я. Я пыталась унять предательскую дрожь в руках. От глаз Томаса это не укрылось.

— Что-то случилось? — спросил меня мужчина. Истерика подкатила к горлу, я отдала бокал и осторожно вышла в подсобку, чтобы успокоить нервы. Следом за мной пошёл Томас, оставляя бар на Артуре. — Амелия. Что с тобой? — мои слезы полились сами по себе. Я повернулась лицом к Томми.

— Томас, ты мне множество раз говорил, что с тобой будет всё хорошо, но я не могу быть спокойна. Я боюсь тебя потерять, — проговорила я, утирая слёзы платком. Он подошёл ко мне вплотную и обнял за плечи. — Впервые я настолько сильно переживаю. Не знаю, что со мной.

— Амелия, я не могу гарантировать тебе, что я вернусь без ранений, но то, что я вернусь, — это я тебе обещаю. Я нашёл в тебе покой и не готов отпускать тебя, — сказал Томми, поглаживая мои плечи. Я закрыла глаза и глубоко вздохнула. Посмотрев в глаза мужчины, я нашла в них спокойствие.

— Хорошо, но поверь мне, если с тобой что-либо случиться, то я тебя с того света достану, понял? — попыталась грозно проговорить я. Шелби усмехнулся.

— Договорились, — сказал Томми, притягивая к себе и заключая в объятья. Моя истерика ушла.

Мы вышли с ним из подсобки. Острые козырьки допивали своё пиво. Я убирала и мыла бокалы, которые отдавали мне козырьки. Мои люди тихо недоумевали. Как же без этого? Когда можно будет увидеть своего главного за не самой прекрасной работой? Джеймс подошёл к стойке и облокотился об неё.

— С каких пор ты так усердно трудишься за стойкой? — спросил меня мужчина. — Обычно ты возишься с огромной кипой бумаг, а не тряпкой и бокалами?

— С тех, когда я решила пожить в дали от Лондона. Тут, кроме козырьков, никто не знает кто я. А значит нужно быть обычным рабочим, — ответила я, убирая бокал на место.

— Я вам не помешаю? — спросил Томас, подходя к нам.

— Мистер Шелби, это Джеймс, главный из моих людей, — проговорила я. — Джеймс, это Томас Шелби. Глава «Острых козырьков».

— Приятно познакомиться, — проговорил голубоглазый, протягивая парню руку. Джеймс тут же её пожал. Отпустив руки Шелби, парень отошёл к своим парням. Томас посмотрел на меня, ожидая объяснений.

— Не смотри на меня так, — сказала я.

— Как? — да, Томас, ты тот ещё актёр.

— Не надо ревновать. Джеймс и его невеста ждут ребёнка, — спокойно проговорила, протирая очередной стакан.

— А кто сказал, что я ревную? — проговорил мужчина, доставая сигареты. Он бросил на меня взгляд, а я лишь вздёрнула бровь и слегка улыбнулась, — Чёрт.

— Врёшь и не краснеешь, — проговорила я.

— Уж лучше тебя, — напоминает Шелби. — Нам пора. Ни о чём не волнуйся, — сказал мужчина и, позвав своих ребят, вышел из бара, мои люди вышли следом. Я осталась совершенно одна в баре. Чтобы хоть как-то отвлечься от своих мыслей, я начала убираться.

Сначала один стол, потом второй, третий, четвёртый, пятый… Руки просто делали, а голова не думала. Этому я была рада, что могу отвлечься от всей той мути, что окружила меня. Тут дверь бара открылась. Я посмотрела на вход, там стояла Полли, держа в руках шляпку и сумочку.

— Лебединая любовь… Раньше я не верила, что люди способны влюбиться раз и навсегда, но посмотрев на вас с Томми, я убедилась в обратном, — сказала Грей, присаживаясь на стул. Я взяла стаканы и виски и подсела к Полли. — Обычно я разбираюсь в людях, но в тебе ошиблась.

— Ошиблись? — спросила я у женщины, разливая виски по стаканам.

— Да, — коротко ответила она. — Я сначала подумала, что ты работаешь на Кимбера или Кэмпбелла, но узнав тебя получше, поняла, что ошибалась, — проговорила Полли, отпивая из стакана. — Почему ты уехала из Лондона? Вряд ли это связано с тем, что ты хотела отдохнуть, — я крутила стакан в руках, смотря на янтарную жидкость. Набрав воздуха в легкие, решилась ответить.

— Я действительно устала. От той суматохи, что там царит. Устала от лжи, которая меня окружает. Устала от того, что, если, мужчина узнаёт меня ближе, то я становлюсь для него просто мешком денег. Устала от моей тётушки, которая постоянно говорит мне о том, сто я должна оставить бизнес своему будущему мужу, а сама просто быть домохозяйкой. Приехала сюда, потому что только здесь не будут смотреть на чин и на, то, сколько денег, — ответила, отпивая из стакана.

— Чем же привлёк тебя Томас? — спросила Пол. Я задумалась. Действительно, чем он меня привлёк? Немного подумав я ответила.

— Томас говорит правду. Ему не важно какое состояние, кто человек по чину. Он просто скажет правду. Не будет церемониться с тем, кто позарился на что-то его, — допивая залпом оставшейся виски из стакана. — Какой Томас был до Франции?

— Смеялся, часто. Хотел с лошадьми работать, — проговорила женщина, я лишь усмехнулась.

— Медали у него есть?

— Выбросил в канаву. С войны все вернулись другими, — сказала Полли, допивая виски.

— Что случилось, что вы решили меня навестить? — спросила я.

— Чтобы предупредить тебя. В нашей команде есть предатели, мы вычислили этого человека. Но сейчас люди Кимбера идут сюда и здесь будет не безопасно, — предупредила Полли.

— Не волнуйтесь, я со всем справлюсь. Кимбер сегодня умрёт, — проговорила я. Полли лишь усмехнулась. Она молча встала из-за стола и вышла из бара, не проронив и слова. Всегда удивлялась этой женщине. Может убить одним словом. Я быстро убрала весь беспорядок и села на диванчик. Глубоко вздохнув, я постаралась успокоить свои нервы.

Раз, два, три, четыре, пять… Дверь бара открывается и в помещение заходит уже знакомый мне человек. — Что ты здесь делаешь?

— Пришёл выпить в солдатскую минуту, — проговорил голубоглазый. Я подошла к нему и посмотрела на него.

— Солдатская минута. Что это? — спросила я у мужчины.

— Одна минута перед боем. Солдатская минута. В бою это всё, что у тебя есть. Одна минута на всё. Всё, что было до — бессмысленно, всё, что будет после — бессмысленно тоже… Ничего не сравнится с этой минутой.

— Разве тебе было недостаточно таких минут во Франции? — спросила я у него. Мужчина посмотрел на меня.

— Хватило, но именно эта минута даёт нам возможность насладиться настоящим, — проговорил брюнет, закуривая сигарету.

— И ты решил насладиться компанией виски?

— Я предполагал, что ты ушла с Полли, но решила всё сделать по-своему. Как обычно: ставка была два к одному, — сказал Томми, отпивая из стакана. Я легко улыбнулась.

— Томас, я за свою жизнь пережила многое… Я потеряла своих родителей, которые дарили мне любовь, но пройдя тернистый путь, который приготовила мне жизнь, я встретила тебя. И сегодня, Томас, я тебя с того света достану, но умереть не позволю. Так и знай, — твёрдо произнесла я.

— Я боюсь тебя, женщина, — саркастично произнёс Томми. Я же улыбнулась. Мужчина наклонился и прикоснулся своим лбом к моему.

У нас тобой одна минута,

Одна минута тишины.

Но почему одна минута?

Почему не две, не три?

Да потому что в одну минуту,

Ты понимаешь, что ты жив.

Комментарий к Часть XIII

Ну как вам? Я очень старалась, чтобы эта глава была запоминающейся. Мне приятный ваши комментарии, что вам нравится и это меня мотивирует.

Я ещё жду ваших комментариев по поводу продолжения. Делать большую часть или маленькие?

========== Часть XIV ==========

Комментарий к Часть XIV

Последняя часть в этом фф. Простите, что пропала надолго, но именно эту главу я переписывала много раз, чтобы довести её до ума. Надеюсь вам понравиться)

Приятного прочтения!)

POV: Thomas Shelby

*****

Восемь человек против двух десятков. Немного не равный бой, но мы же Острые, мать его, козырьки. Чувствую, как моё сердце отплясывает чечётку. Я понимал, что если сегодня те люди, что пошли за мной, погибнут, то я погибну вместе с ними. Но этого мне не дадут сделать, поскольку Амелия обещала, что достанет меня с того света.

Кимбер стоял с пистолетом в руке, готовясь им выстрелить в меня.

— Может стоит решить всё миром? — предложил я своему врагу.

— Мы могли бы решить всё миром, но ты откусил больше, чем тебе позволено, мразь, а этого я не прощаю, — проговорил Кимбер.

— Да? Ну, если придётся стрелять, то тогда будем палить из всех орудий, — сказал я. Позади нас, из здания завода, вышел Фредди Торн и Дэнни Оуэн. В руках у Фредди был пулемёт.

— Сержант Торн готов нести службу, сэр, — проговорил мой друг, равняясь в наших рядах.

— Вы что-то говорили о нашей огневой мощи? — задал я риторический вопрос. Все резко подняли свои стволы, целясь на врага. Неожиданно раздался до боли знакомый мне голос.

— Пропустите, — проговорила моя сестра, толкая коляску вперёд. Между бандами встали две женщины, которые были одеты во всё чёрное. Амелия стояла возле Эйды. Я увидел, что её плечи легко подрагивали, но от чего именно было непонятно.

— Что ты делаешь? — яростно спросил Фредди.

— Думаю, это нейтральная территория, — сказала моя сестра, останавливая коляску посередине двух враждующих сторон.

— Эйда! — крикнул Торн.

— Заткнись и слушай, — спокойно ответила девушка.

— Ты спятила! — продолжил Фредди.

— Заткнись! — крикнула Амелия. Посмотрев на Кимбера, я увидел, что он был в крайнем недоумении. — Почти все вы были во Франции… И все вы знаете, что будет дальше, — продолжила Смит.

— Здесь мои братья и муж. И я уверена, что вас тоже ждут дома, — проговорила Эйда, обращаясь к людям Кимбера.

— Мы заранее надели траур, чтобы вы взглянули на нас. Ведь так будут выглядеть ваши жёны, братья и дети. Подумайте о них прямо сейчас, — проговорила Амелия, смотря на меня.

— Стреляйте, если хотите. Но эта коляска не двинется с места и мы тоже, — сказала Эйда, смотря на своего супруга и беря Смит за руку. Амелия смотрела на меня, словно одним взглядом хотела донести до меня какую-то новость.

— А они правы, — проговорил Кимбер. — Зачем вам всем умирать? Умрёт тот, кто во всём виноват, — сказал Билли. В одно мгновение он достал пистолет и выстрелил в меня. Первые секунды — это шок. Дэнни бросился на защиту и в него попали пули, что были направлены в меня, убивая парня. Все звуки смешались в какофонию. Я явно чувствовал кровь на своих пальцах, но в один миг раздался одиночный выстрел. Я посмотрел вперёд и увидел, что Кимберу прострелили голову. А спустя пару секунд он упал замертво.

— Мы разобрались с Кимбером. Всё кончено. Идите домой к семье, — сказала Амелия. В её руках я увидел пистолет, которым она совершила выстрел. Люди стали постепенно расходиться, забирая с собой тело Кимбера. Я посмотрел на тело моего старого друга. От него текла струя крови, которая размывалась в реке.

— Шустрый, Кудрявый, поднимите его и отнесите в бар, — сказал я ребятам, указывая на тело Дэнни. Мы все пошли в бар, оставляя Эйду и Фредди на улице.

Как только мы зашли в помещение, Амелия сказала раздеть меня, чтобы та смогла достать пули. Все стали исполнять её своеобразный приказ. Когда с меня сняли пиджак и рубашку, Амелия подошла с ножом и щипцами.

— Ну, что? Готов? — спросила она у меня. Я кивнул, готовясь в вечной пытке. — Будет больно, — предупредила меня эта женщина. Холодный металл разрезал кожу и я взвыл, словно зверь. Моё плечо обдало огнём, который отдавал во всё тело. Эта пытка длилась вечность. Щипцы полезли в разрез, чтобы извлечь пулю. Но вскоре всё закончилось. Мне обработали рану, зашили её и Амелия завязала мне руку бинтом. — Всё, — только и сказала девушка, подавая мне стакан с виски.

*

Бар опустел. В нём были только я, Полли, Джон, Артур и Амелия. Сегодняшний её поступок показал мне, на что способна эта женщина, чтобы защитить своё. Дэнни мы похоронили в его могиле, которая раньше была набита оружием. Как иронично получилось, сначала мы её вырыли, чтобы отвести подозрение и спрятать запретный товар, а теперь по-настоящему хороним человека, для которого эта могила предназначена… Оружие было возвращено людям Смит, которые в свою очередь транспортировали его обратно на её завод.

Мои братья уже были в стельку пьяные, поэтому пили уже без разбора. Полли стояла за барной стойкой, выкуривая сигарету. Рядом с ней сидела Амелия, отпивая из бокала воду. Странно, обычно после подобной эмоциональной встряски она выпивала ром или виски. Я зашёл за барную стойку и достал из нижнего шкафчика шампанское, которое я купил пару недель назад. Открыв бутылку, я поднял её на головой и громко проговорил:

— Сегодня удачный день. Пока люди Кимбера были здесь, Ли и люди Амелии захватили все его точки в Устарье. Лучше и придумать было нельзя. Предприятие братьев Шелби отныне входит в список одних из самых больших букмекерских контор в стране. Крупнее нас только Сабини, Соломонс и Смит. Но, думаю, что в скором времени Смит и Шелби объединятся. А сейчас моя семья празднует, — сказал я, ударяя бутылкой по бокалам моих братьев. — За предприятие братьев Шелби.

— За Шелби! — вторили мне братья. — За нас! — я подошёл ближе к барной стойке, чтобы налить шампанское дамам. Полли поставила стакан и я налил туда напиток. Хотел уже налить Амелии, но она накрыла свой бокал ладонью.

— Я не хочу, — только и сказала девушка. Полли посмотрела на нас, а затем произнесла:

— Амелия, ты должна кое-что рассказать Томасу, — она отошла от барной стойки, забирая свой бокал. Амелия немного помолчала, а затем повернулась ко мне лицом. Она долго решала что-то сказать мне. Девушка глубоко дышала, её взгляд бегал по комнате. Но глубоко вздохнув, она мне сказала:

— Томас, я беременна. Узнала об этом совсем недавно. Поэтому и пошла с Эйдой на ваши разборки, — сказала она. Я был в небольшом шоке, который даже не могу описать. Я просто подошёл к ней ближе и заключил её в объятья. — Томас, скажи хоть что-нибудь…

— Что я могу сказать? Моя женщина беременна от меня. Что может быть лучше? — задал я ей риторический вопрос. Она улыбнулась и расслабилась.

— Какие у тебя планы по бизнесу? — спросила она у меня.

— Расширение в Лондоне.

— Там правят Сабини. Будет куда сложнее, чем здесь. Это не второсортные крысы, как Кимбер — произнесла будущая Шелби.

— А я не ищу лёгких путей, — проговорил, крепко обнимая девушку.

Амелия обняла меня в ответ, утыкаясь носом мне в грудь. С этого дня будет всё по-другому… Впереди нас ждёт очень много нового.