КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно 

Поручики по Адмиралтейству [Владимир Геннадьевич Поселягин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



***


Двое суток в пути, судно шло на восьми узлах, редко девяти, я особо не торопился. Погода стояла приемлемая, хотя и дул довольно свежий ветер и волны были высоки, но дул тот в корму и скорее даже погонял. К счастью, китаец был на месте, сын старого контрабандиста приветствовал меня, стоя у надстроек своего судна, когда мы подходили ближе. Встретились мы при свете дня, сегодня к слову было четвёртое мая, вечер. Вставать борт к борту мы не стали, я положил судно в дрейф, сейчас, пока Бета стоял за штурвалом, не передал управление близнецу, хотя Альфа уже встал, готовил ужин на камбузе, я размышлял. А ведь почти получилось, я в двух телах стал героем этой Русско-Японской всё ещё идущей войны. Бета капитан второго ранга, Альфа пока лейтенант. Множеством наград отмечены за большинство громких побед. Жаль, что британцы так подсуетились и выбили меня из игры. Думаю, они скоро пожалеют об этом, заодно отомщу за то, что мой приз захватили с моими людьми на борту, и передали японцам. Давно пора ответку им кинуть. Тут пришлось отвлечься.

Судно сбросив ход остановилось. Пришлось чуть доработать задним ходом. А пока, наблюдая как на двух шлюпках к нам направились китайцы, принять приз, я продолжил размышлять. Эти два дня пути здорово мне помогли с пониманием ситуации. Да и с тем что у меня под управлением новые близнецы удалось принять и даже осмыслить, решив пока ими не светить. Сначала по той попытке ареста. Та мысль что терзала меня, что-то не так, наконец нашла причину почему мне всё не нравилось. Да всё просто. Это не будущее, где средства связи позволяют на всё реагировать мгновенно. Тут не так. С момента якобы погибшей «Мавритании» даже сутки не прошли. Ну невозможно так быстро отреагировать, вручить ноту, да ещё своих людей напрячь в столице России, чтобы пришёл приказ на мой арест. Да там на согласование несколько недель уйдёт. Однако подготовившись заранее, всё же подобное устроить можно, и британцы совершили такое невозможное. Остаётся только поаплодировать с немалым восхищением. Это как же я их достал, чтобы они такое провернули? А что, мне британцы не нравятся, но некоторой их работой я не могу не восхитится. Всё так провернуть и заставить бывших моих сограждан бегать и суетится под свою дудочку не может не вызвать уважение. Потом конечно бы разобрались, но это будет потом, к тому моменту и Бета и Альфа скорее всего были бы мертвы. Нас должны были ждать на берегу, как подстерегли адмирала Макарова. Это сейчас я уже так не волнуюсь за жизнь близнецов как раньше, есть пути отхода, пусть они и младенцы.

О них чуть позже, пока же вернусь к своим ближайшим планам на будущее. Британцы действительно сыграли мне на руку. Японцы что, их боевая собачка уже сильно ослаблена, так что наши справятся сами, а вот сократить силы британцев в местных водах, я ох как не прочь. При этом я не терял разума, и вполне здраво опасался ответки от джентльменов из Лондона. Жить с постоянным ожиданием удара в спину мало кому захочется. Поэтому я подумал и решил. Нужно сделать так, чтобы близнецы официально находились в другом месте, а то что база у британцев взорвалась, корабли горят и тонут, это уже их дела, пусть соблюдают технику безопасности. Двух суток пути мне хватило чтобы разработать план до мельчайших подробностей. В общем, сам план такой. Официально добраться до германцев, тут это Циндао, купить билеты до любой из Америк, и отправить Альфу, ну или Бету, в Аргентину. С больным братом, что сильно захворал и не покидает каюту. Ухаживать будет второй брат. Ну а то что на борту всего один брат, никому знать не стоит, что второй как раз и работает по британцам. Что по Аргентине, то все попаданцы почему-то туда стремятся. Действительно приятная страна с тёплым климатом и знойными красотками. Вот так Альфа, пусть всё же он будет, добирается до Аргентины и под видом обоих братьев по очереди проводит процедуру легализации. Не смена. Довольно долго размышляя на этот счёт, я решил оставить пока российское, пусть двойным гражданство будет. После получения гражданства, приобретёт квартиру на двоих и какое производство, чтобы был доход на содержание квартиры и оплату прислуге. Может отправлю Альфу в Германию, закрыть там счета, где оставил трофеи после работы в Британии. Насчёт этого стоит подумать. Небольшая сумма в вещах у меня есть, да и продажа этого судна с грузом тоже поднимет моё благосостояние, должно хватить по мелочи на все планы, но это пока всё.

По Альфе описал, теперь Бета. А что Бета? По ситуации работаю с британцами. Там всё чисто импровизация. Главного нанести тяжёлые потери в людях и кораблях. Остальное будет видно на месте. И да, маскировка Беты обязательно, теперь я в его теле буду постоянно носить маску, чуть изменив тембр голоса, и постараюсь изменить телосложение. Накладной животик там, может ещё что. На месте видно будет. И мне нужны люди. Надеюсь на помощь старого контрабандиста. Можно и в одиночку геройствовать, тут больше шансов сохранить инкогнито, но лучше иметь команду, поэтому я и рассчитывал на помощь своего компаньона. А что? Старый китаец серьёзно поднялся на перепродажах трофеев, стал уже вполне неплохим компаньоном. Это пока всё планы. Гражданство Аргентины, это так, иметь запасное лежбище на всякий случай. Данные близнецов менять не буду, всё же это вполне официальная подача на получение второго гражданства. Не поможет, буду уже по поддельным устраиваться. Ладно, старшие близнецы, тут планы расписаны от и до. Что же по младшим, то особо серьёзных планов у меня насчёт них нет. Пусть растут. Разве что приём пищи меня каждый раз радовал. Грудь у их мамы всё же восхитительная. Единственно что я решил твёрдо, скрыть наличие у меня детей. Надеюсь Анна, их матушка, не успела никому сообщить. Всё же дети, это рычаг давления, и я бы хотел обезопасится. Нужно немедленно отправить ей сообщение через телеграф, чтобы молчала чьи это дети, да помочь материально.

С этим тоже можно не спешить, отправляясь на Дальний Восток я подарил Анне неплохую квартиру с четырьмя комнатами в доходном доме, в центре столицы, и пять тысяч рублей на счёт, так что средства у неё на жизнь пока есть. К слову, Анна ничуть не сирота. У неё матушка есть, именно та и искала богатого спонсора, что возьмёт дочку в любовницы и будет содержать обеих. План матери сработал, дочка её мне очень понравилась, и я был первым мужчиной у той. Вот матушка Анны, кажется её зовут Парасья Никаноровна, ха, как из «Трембиты», или из песни «Сектора Газа». Так вот, матушка Анны, чтобы подоить меня, вполне могла раскричаться о детях и выйти на Анну Васильевну, мой приёмную матушку. Вот этого желательно не допустить. И пока время у меня есть, я за два дня уже вполне освоился с четырьмя потоками сознания, и внимательно слушал общение Анны с её матушкой, в основном во время кормления. Кстати, те сами за малыми ухаживали, нянечку не нанимали, только горничную, что убиралась в квартире. И да, Парасья Никаноровна жила с дочкой в подаренной мной квартире, это она, я опознал обстановку одной из комнат. Видимо приехала сразу как я отбыл к месту будущей службы в преддверии войны.

Что я ещё могу сказать по младшим близнецам? Ели да спали, им в районе месяца, как я понял. Апрельские. Подслушанные разговоры в основном шёпотом, дали понять, что пока о детях никто не знает. Нет, Анне Васильевне отправили письмо неделю назад, но ответа пока не было. Расстроили, но ладно. Я же задумался о другом. Бонусы, или скорее сверхестественные умения у меня всё же были. Возможность видеть в темноте как днём это ли не такой бонус? Вполне. А то что сознание на двух распараллелено, сейчас четырёх, это ли не бонус? А раз есть два, может есть три, а то и четыре? А что, я вначале попадания попробовал себя в разных возможностях и стена. А вдруг всё же что-то есть и я просто не знаю об этом? Я те прошедшие годы с момента попадания так на учёбу и практику приналёг, что просто не до этого было, а ведь что-то должно быть. Однако испытать себя, пока добирался до места встречи, я не успел, да и времени не было, всё же в одно лицо, пусть и с заменой, управлять судном очень сложно, постоянно носится по переходам приходилось. То в кочегарку, то в рубку, реже в машинное, прибавить или убавить ход. Зато о планах успел подумать, как раз такое мельтешение по палубам и отсекам особо не мешало, даже скорее помогало отвлечься.

Интересная идея мне пришла в голову. Альфа и Бета якобы отправились в Америку, решив, что хватит с них этой войны, обиделись на подлость российской стороны, но ведь под кого-то должен маскироваться Бета? Так почему бы не сделать новую легенду? Кто больше всего ненавидит британцев? Конечно же жители Китая и Индии. Вот и будет Бета теперь принцем из Индии, что решил поучаствовать в этой войне, инкогнито конечно, под вымышленным именем. В общем, перехватит выпавший стяг у моих близнецов и будет сотрудничать со старым контрабандистом. Именно поэтому постоянно буду носить маску и изменю телосложение. План на первый взгляд неплох, увидим, как он получится. Наконец шлюпки подошли, Альфа уже спустил верёвочную лестницу за борт, и я направился встречать сына старого контрабандиста, тот лично прибыл. Церемония встречи была проста, раскланялись друг другу, приветствуя, и пока мы пили чай с сынком в моей каюте, Альфа передавал судно и груз его людям. Почти час у меня заняло описание последних моих действий и какую чёрную неблагодарность я встретил со сторону русского правительства и командования Тихоокеанским флотом в Порт-Артуре. Ну и как бежал. Поясняя на словах:

— … как вы понимаете, я уже не смогу продолжать службу в составе офицерского корпуса российского флота. Это позор, что смывается только кровью. Брат мой не подлежал аресту, но решил не бросать меня. Мы отправляемся в Америку. Пока не решили куда, там получим гражданство и будем жить. Конечно за время войны мы с братом получили немалые награды от России, даже дворянство, правда его ещё нужно было получить в столице из рук Императора, но честно сказать, такие потери особо не расстраивали. Получили легко, да и расстанемся без сожаления. Вот такие новости у нас, не самые лучшие. Я хочу попросить вас доставить нас с братом в Циндао. Дальше мы найдём судно и отправимся в Америку. Возможно в САШ.

— Я уважаю ваше решение, — чуть поклонился китаец. — Жаль будет прерывать наше сотрудничество.

— Вот тут как раз я вас порадую. На меня вышел один принц из Индии, попросился инкогнито в мою команду. Он раньше обучался у британцев, имеет звание лейтенанта флота. Люто их ненавидит, специально изучал их изнутри. Когда я захватил будущую «Волгу», а потом командование Тихоокеанского флота поставило меня ею командовать, тот уже был в команде простым матросом. Я хорошо его обучил. Принц неплохо знает русский, и отлично английский, вы сможете с ним общаться. Принц был высажен мною на берег недалеко от британской военно-морской базы. Он отправился на эту войну чтобы заработать, японцы его не особо интересуют, британцы его ограбили до такой степени, лишив земель и имущества, что кроме одежды у него ничего нет. Он хороший моряк, и жаждет отомстить британцем, чем больше отправится на тот свет, тем лучше, ну и сделать себе состояние. Воевать против японцев он не будет, но брать призы с британскими флагами очень желает. Я решил свести его с вами. Проблем не будет, если призы, что он добудет, будут британцами? Впрочем, если попадутся японцы, то тоже возьмёт, а подумают на русских.

— Не вижу никакой разницы, — пожал тот плечами, с интересом меня слушая.

— Это хорошая новость. Проблема в команде. Это у нас с братом были русские моряки, а принц один. Нужна команда. Желательно чтобы вы её набрали. Например, две полных для больших миноносцев класса «Истребители», ну и плюс перегонные команды для призов, три-четыре. Как вы понимаете, раз команда ваша, то прибыль от действий принца будет делится на две части, по пятьдесят процентов каждому, если вы с вашим уважаемым отцом согласитесь поучаствовать в этой авантюре. Добавлю ещё, долго принц против британцев действовать не будет, месяца два-три, но думаю сможет навести паники у них, серьёзно ударив по мореходству. Ну а миноносцы тот отберёт у британцев, после окончания крейсерства передаст вам. За половину цены конечно же.

— Вы так в нём уверены?

— Я бы не был в нём так уверен, если бы не знал, что он такой же уникум, как и мы с братом. Да, он тоже видит в темноте. Не так хорошо как мы, но вполне неплохо. А вы знаете что мы с братом действовали в основном ночью и это приносило нам победы. Почему ему не повезёт? Думаю, всё получится, особенно если он будет действовать по ночам. Я бы хотел узнать ваше решение, передам принцу что вы решили, с помощью телеграфа в Циндао, и сколько ему ждать ваших людей. Да и где. Думаю, время посоветоваться с отцом у вас есть.

— Этого не нужно. Я сам в прошлом военный офицер, был начальником артиллерии на крейсере. Он достался Японии, а вы его отправили на дно, спасибо вам за это. У меня есть свои связи. И у меня имеются свои средства и есть друзья среди бывших офицеров и моряков. Я наберу команду. Мне нужно на это недели две. Может три.

— Как я уже говорил, время у вас на это есть.

Дальше мы обговорили некоторые моменты связи с «принцем», после чего поторговались. Китаец хотел большую долю в будущей компании против британцев, коих ненавидел даже больше меня, но я как полномочный представитель принца вполне успешно торговался, оставив его долю на той же позиции, половина трофеев будут уходить ему. Закончив на этом, я собрался, Альфа тоже вещи прихватил, и мы перебрались на судно китайца. Перегонная команда уже подняла пары и погнала приз куда-то прочь. Дальше я получил от молодого контрабандиста деньги, вполне солидная сумма за трофей и его груз, хватит и на дорогу до Аргентины и на обустройства там. Возможно на какое небольшое доходное производство хватит. Заводик там мелкий или фабрику какую. На месте видно будет. Пока счета, что открыты в Российской империи, не доступны, а до запаса в Германии ещё добраться нужно, я потому и хочу тут побезобразничать под видом мстящего индуского принца. Ну а что? Почему и нет? Теперь у меня имеется полноправный компаньон. В походы он со мной ходить не будет, его задача сбывать добытое, но несколько опытных офицеров пришлёт в помощь. Ну насколько удастся найти опытных, с учётом что это китайцы, весь мир которых считает полными нулями в военном деле. Вот и увижу на собственном опыте так это или нет. Насколько я в курсе, за уважаемым ими лидером те идут до конца, а как в нём сомневаются, то бегут в разные стороны, менталитет такой, вот и стоит мне стать для них таким уважаемым, если учесть, что принц пока никому не известен, имени не сделал, будет в начальном периоде тяжело. Кстати, я придумал псевдоним «принцу». Он будет капитаном Немо, как из книги Жюля Верна. А что? Как раз в тему. Да и сразу ясно что это именно псевдоним.

Уже давно стемнело, когда мы, набирая ход, направились к Циндао, приз к тому моменту как раз дымил на горизонте. Бета спал в двухместной каюте, что выделили для близнецов, а Альфа прогуливался по палубе, у него как раз режим бодрствования. Я же продолжал размышлять. А какая мне разница кто из близнецов спит, а кто нет? Так вот, план неплох, осталось воплотить его в жизнь. Сейчас же я прикидывал, есть ли у меня ещё что из сверхспособностей. А что? Время есть, почему бы несколько экспериментов не провести? Эх, хочу безразмерную щель как в книгах. Хочу! Хочу! Вот так погуляв, я вернулся в каюту, где скинув обувь и верхнюю одежду, а оба близнеца в гражданском были, мундиры обоих, со всеми наградами что успели получить и заказать у ювелиров, я отправил командованию Тихоокеанского флота с графом, что принял командование над четвёркой трофейных миноносцев. Намёк я думаю будет ясным. Дальше сами. Да уверен, что справятся. Японцы сильно ослаблены, вот-вот мира запросят, наши уже сейчас сильнее, тем более готовится выйти помощь с Балтики.

В каюте две койки были, у разных переборок, не двухуровневые. На одной Бета спал, на другой Альфа устроился, и я начал эксперименты. Почти шесть часов убил, до рассвета всего ничего осталось, как вдруг вещь что я крутил в руках, пропала. Я в гальюн ходил, судно современное, имело его на палубе с пассажирскими каютами, хоть и один на двадцать кают, судно грузопассажирским было, рядом с гальюном душевая. Даже горячая вода была. Так вот, у себя в каюте я вытирал руки о полотенце, оно входило в комплект имущества каюты, как раз, то взяло и пропало. Руки машинально крутил в воздухе, а полотенца уже не было.

— Ура-а-а, — тихо порадовался я, значит не ошибся, есть ещё одно умение. А может и не одно?

Эмоции просто захлёстывали меня, значит есть что-то, я не ошибся. Осталось понять, что это за умение, и где моё полотенце? Надо бы вернуть, тут не турецкие или египетские отели. Что интересно, когда я осваивал эти тела и проводил разные эксперименты на выявление новых способностей, около сотни разных, что в голову пришли, то пытался телепортировать вещи, было такое, включая те, что держал в руках. Раньше не получалось, не смотря на множество попыток, а что изменилось сейчас? Достаточно времени прошло чтобы то могло заработать? Поди знай. А вот куда полотенце пропало я узнал довольно быстро. Меня разбудил шёпот матери и бабушки. Это я о малых близнецах. А что, Анна мне мать, а её матушка мне бабушка, всё верно. Так вот, бабушка, что дремал в кресле у кроваток малюток и обнаружила мокрое полотенце, что накрывало младшего из близнецов. К слову, я только недавно узнал, как те их назвали. Старший Александр, младший Алексей.

— Это что получается, я могу перемещаться объекты между близнецами? — прошептал я. — Любопытно. А размеры? Дальность велика, уже сейчас видно, если вспомнить что малые в столице.

Полотенце вынесли, с интересом рассматривая, я за этим наблюдал с помощью старшего из близнецов-малюток. Это его разбудили. И пока бабушка меня укачивала, я разбудил дистанционно младшего и чуть поднатужившись отправил одеяльце мне в руки. Мне, Альфы. Всё оказалось просто, главное желание и цель кому перенести. Сложно описать, это надо прочувствовать. Несколько секунд изучая небольшое одеяльце, видно, что денег на малюток не жалели, зачем-то понюхал, пахнет младенцем, что я ещё унюхать мог, и широко улыбнулся.

— Получилось.

Я тут же отправил одеяльце обратно, его кратковременную пропажу не заметили, и зажёг свечу. Судно не везде имело электричество и лампы. В принципе, в каюте лампочки были, но причина почему они не работали, нельзя назвать банальной, динамо-машина разобрана, ремонт на ходу идёт. Так что или светильники, или свечи, вот пока чем пользовались на борту. Устроившись за столом, я достал из портфеля писчие принадлежности и начал творить. Писать четыре письма. Первое конечно же Анне. Там я сообщил, что узнал о рождении малышей, очень рад, и готов помочь материально, содержать их, но с одним условием. Никто не должен знать, что дети мои, пусть носят фамилию матери — Смирновы. Мол, у меня образовалось множество влиятельных врагов во дворце Императора, могут и им навредить. Поэтому они должны отрицать любое предположение о том, что мы родственники. Ну и в конверт вложил всю наличность, что у меня была из русских денег, пообещав в следующем году выслать ещё, это пока всё на этот год. А что, три с половиной тысячи банкнотами. Сумма очень неплоха. Если не транжирить. А объяснил то как письма попали в кроватку малютки тем, что отправил доверенное лицо, он и оставил письма, заодно глянул на моих сыновей. Ну и попросил передать незаметно три других письма, причём не сразу, а недели через две. С натяжкой, но поверить можно что они дошли с Дальнего Востока по железной дороге. Передать их не трудно, и я на деюсь на Анну. Да наймёт уличных мальчишек, они и отнесут. Одно из писем Анне Васильевне, где я довольно подробно описывал свои действия с братом на море, тот тоже через письмо передавал привет и наилучшие пожелания, ну и как меня оболгали, решив арестовать, по наущению англичан. Пришлось бежать. Описал свою обиду на командование флотом и правителя России, что они пошли на поводу у британцев. Причина почему я соскочил должна быть, зыбкая конечно, но я легко рискну карьерой, чтобы вплотную британцами заняться. Под конец написав, что мы с братом набили немало японских кораблей, дальше Тихоокеанский флот сам справится, а мы умываем руки. Ну и попросил названную матушку поберечься, гнев императора за наш побег из-под ареста может пасть и на неё. Второе письмо в канцелярию Императора, где на двух листах от обоих близнецов попросил освободить меня от награждения дворянством. После подлого приказа из столицы по подложному обвинению больше ничего не хочу иметь общего с правительством России. Раз канцелярия Императора работает на британцев, путь и дальше от них зарплату получают, я с ними не желаю иметь ничего общего. Письма написаны на эмоциях, это да, как будто писали сразу после побега из-под ареста, но вполне толково. Под конец оставил надпись, как поскриптум: Рыба гниёт с головы.

Неплохое письмо вышло, конверт я заклеил и написал адрес на обороте. Куда отправить, без обратного адреса. Кстати, конвертов у меня не было, сам клеил их из листов. Четыре и сделал, и пока те сохли, клей подсыхал, и писал письма. Ну а третье, или четвёртое, если то что Анне ушло тоже считать, уже в Военное Ведомство. Там немного разными почерками написал прошение, или скорее уведомление, что в связи с противоправными действиями со стороны командования Тихоокеанского флота с ложными обвинениями и арестом, я решил покинуть ряды военного флота, о чём и уведомляю Военное Ведомство. В общем, просил уволить по собственному желанию обоих братьев. Подпись, и адрес Военного Ведомства. Это они решают. После этого я перевязал тесьмой три из четырёх конвертов, Анне сверху, и чуть закрыв глаза, я пока неопытен в таком умении, отправил довольно большую и тяжёлую стопку конвертов младшему сыну. Появилась та у левой руки, примотанной к телу. Старшего Анна как раз кормила, поэтому появление конвертов осталось незамеченным, а я с помощью младшего, что сразу проснулся, скрыл конверты. Это было сложно, младенец в пелёнках в виде кокона был, руки не освободишь, так я перекатился на них, да ещё помочился. Как раз хотелось. Так что пелёнки намокли, ну и конверты тоже.

Я уже убрал всё, стол почистил и свечу погасил, снаружи как раз рассвело, и лёжа на койке поглядывал как обнаружили конверты. Да почти сразу. Как только накормили старшего Алекса, и взяли на руки Алексея, сразу и раздался удивлённый возглас Анны. Тут же в комнату забежала бабушка, судя по муке на переднике и руках, та на кухне что-то готовила, и конверты были подняты, отряхнуты, просушены платком, и развязана тесьма. Пришлось подождать пока Анна покормит младшего, только после этого те не покидая комнаты, отложив три других письма, впечатлившись адресами куда их нужно направить, ну и прочитали вместе то что я написал Анне. Кстати, обе испугались, кто-то смог проникнуть к их малышам, да ещё незаметно для них? Бабушка стояла у той за плечом и сосредоточенно сопя тоже читала. Обе грамотные, это хорошо. Деньгам, в перевязанной пачке, те порадовались особенно. Какая сумма была, я в письме сообщил, то Парасья Никаноровна всё равно пересчитала, трижды. Два раза та сбивалась, слушая как Анна негромко прочитывает письмо. Что ж, похоже поверили и согласились выполнить мою просьбу. По их беседе-обсуждению понял. Письма пока убрали на кухню, сушится, поэтому свежие чернила не удивили, решили, что отсырели, а деньги прибрала бабушка. Письма отправят недели через две, как я и просил. Телеграф теперь не нужен, всё сделал, так что я до завтрака, прежде чем нас позвали, продолжал искать другие способности. Научился перекидывать разные предметы из одной руки в другую, а руки разведены были, метр друг от друга. Любопытная способность, жаль, что не пространственная щель для хранения трофеев. Но и это тоже неплохо. Раньше и этого не было.

Ну а пока занимался да искал что новое, завтрак уже прошёл, я прикинул где могут пригодится такие умения. Хм, а ведь Альфа в Аргентину отбывает. Вот Бета и будет ему трофеи прикидывать, а тот там продавать, увеличивая наше благосостояние. Осталось выяснить какие объёмы я могу отправлять, смогу ли суда перекинуть, ну а вдруг? И трачу ли на это силы? Пока играясь я усталости не замечал. Ну а к вечеру этого же дня судно под китайским флагом подошло к Циндао. В этот раз Альфа отдыхал, а Бета работал. Нет, никаких новых сверхспособностей тот не обнаружил, возможно пока, возможно и не обнаружат, но потренироваться в той, что Альфа нашёл, те совместно успели. Бета, гуляя по судну, и там где не видят китайские моряки, их довольно много на борту, помимо основной команды были ещё несколько перегонных, и отправлял предметы в каюту к Альфе, разных размеров. С шлюпкой только не получилось. Не пробовал, та велика для размеров каюты. Остальные вещи и предметы благополучно побывали в каюте, таким образом братья и вернули их на место, телепортировав. Зато выяснил некоторые моменты. Например, чтобы телепортировать какую вещь, нужен контакт. Коснутся этого предмета. Также и появляется он, касаясь руки того, кому отправляю. Напомню у меня три точки отправления, если считать обе пары близнецов. Именно три, один из близнецов отправитель. Размеры и вес похоже не имеет значения, я пока не обнаружил границ, хотя особо тяжёлых и не было, помимо одного ящика на палубе у грузового люка. Тот с неизвестным содержимым около тонны весил.

Чуть позже тренировки увеличу. Нужно знать свои пределы, а пока новая способность радовала. В мирное время оно тоже будет нужно. Я стану самым крупным контрабандистом. Плевать на границы и расстояния. Поставки фруктов в те города где они редкость, станут вполне реальностью. Один близнец отправляет, другой получает. Включая прибыль после продаж. Про фрукты это я так ляпнул, по привычке. Тут вообще большая номенклатура товаров. Вон, отправить одного близнеца грабить банки в Британию. Второй будет принимать в подвале дома, или в каком тайном убежище, и складировать. Ведь главная проблема была при захватах банков — не вскрыть хранилища, а вынести добычу. Теперь эта проблема решаема. Чёрт, да я уже в предвкушении. Хм, посажу Альфу на какое судно, и нужно перед этим купить пару больших контейнеров, и забронировать место на судне, и пока Альфа плывёт, я через него буду пополнять контейнеры трофеями, работая по базе британцев в Вэйхавэй. Там ведь в городе банк тоже есть. Вроде один, тут уточнить стоит, но он мне и один в радость. Отработаю идею перед тем как в Британию отправится. Да, неполая идея, время покажет, как она осуществится. Я пока всех возможностей этой сверхспособности не знал, чтобы всё точно спланировать, больше гадал, что мне не нравилось.

Задерживаться тут китаец не собирался, много дел нужно выполнить чтобы начать работу с «принцем», поэтому судно в порт не входило, близнецов, после уважительного прощания, высадили на одну из джонок, что шла в Циндао. Их тут с десяток вокруг было, выбрали что побольше, хозяева не возражали подзаработать. Поэтому на берег близнецы сошли, когда окончательно стемнело, пришлось самим таможенников искать. А что, в порт братья прибыли официально, все документы на руках, включая паспорта моряков. Проблем не было, поставили штампы в паспорта, что мы находимся на территории Второго Рейха, и посоветовали гостиницу. Вполне неплохую. Похоже сотрудник таможни даже и не понял кому он печати ставил, хотя братья Баталовы были ой как на слуху. Видно, что не выспался, тупил, видимо поэтому не опознал. А вот ночной портье в гостинице нас как раз опознал. Бета уже начал играть, кашлял в платок, на котором как бы ненароком демонстрировал кровь, Альфа беспокоился за него, но нас всё же вселили в одну комнату с двумя койками. Так что вскоре оба близнеца спали. Завтра будет тяжёлый день, нужно отдохнуть.

Следующий день действительно был довольно тяжёл. Бета «болел» в номере, ему был вызван врач, что диагностировал туберкулёз. А что, все симптомы я через Бету разыграл как по нотам. Кровь из горла, на самом деле куриная, повар, что колол петуха на обед, на борту контрабандиста, сцедил по моей просьбе в бутылку из-под вина. А так все симптомы классического туберкулёза лёгких — длительный кашель с мокротой, иногда с кровохарканьем, длительная субфебрильная температура, лихорадка, слабость, ночная потливость, пониженный аппетит и, как следствие, значительное похудение. Врач мою игру съел и не подавился, назначив лекарства, ну и сообщив Альфе что брат его очень серьёзно болен. Может и помереть. Назначил лекарства, выдав их, ну и отбыл. Главное листок с диагнозом и как лечить выдал. Именная справка. На Бету.

Ладно, Бета отлично сыграл, тут у меня к самому себе претензий нет, теперь по Альфе. Удалось узнать, что ни в одну из Америк, в ближайшие пару недель, никакие судно не идёт. Ушло одно дня три назад, в САШ, но и всё. Не успели. Остались только местные грузовые и пассажирские перевозки. Я обратил внимание на французское судно в три тысячи тонн водоизмещения, что сегодня же днём отходило, довольно скоростное, шло куда-то во Вьетнам. Главное оно должно зайти в Шанхай, а уж там найти попутное судно проблем не должно быть. Там что Альфа купил два места в одну каюту, там две койки, дорогая каюта. Остальные все заняты. Так что пока до местных дошло что я тут в двух лицах, мы уже были на борту. Бета не выходил, болел в каюте, его вообще на носилках привезли, болезнь прогрессирует, слабость, на ногах не стоит. Альфе пришлось пролётку и носильщиков нанимать. Так что пока судно шло к Шанхаю только Альфа гулял по палубе, но большую часть времени поводил всё же в каюте, помогал больному брату. Это всё игра, у меня и Бета гулял в одеждах Альфы, близнецы менялись местами. Играл хорошо, раз Альфе сочувствовали. Кстати, неплохо потренировался в практике на французском и испанских языках. Носители этих языков присутствовали на борту. Братьев узнали, и довольно неоднозначно относились, кто верил английской пропаганде, шарахаясь в сторону, кто нет. Вот так за три дня мы и добрались до Шанхая. Кстати, оказалось информация на каком судне плывут близнецы, когда и где будут, из Циндао быстро разошлась. Встречали в порту. Ну китайские власти просто сообщили местные правила и отбыли, показав свою нейтральность, большинство встречающих — это представители прессы. Те вошли в положение, и я занялся братом. Бету снова на носилках вынесли с борта. Тот совсем плох был. Его так и фотографировали на носилках, что спускали в лодку с помощью грузовой стрелы. Судно на якорной стоянке стояло, к причалам не подходило, лодки с зеваками и прессой его окружали.

Как ни странно, англичане никак не показывали своего интереса, особого движения с их стороны я не заметил, хотя в бухте стояло несколько боевых кораблей и порядка двух десятков торговых судов. Да и агентов в городе хватало. При этом попытка покушения всё же имела место быть. Для начала, время жизни близнецов, их часовые пояса, снова поменялись, один бодрствовал днём, другой ночью. Потом, когда на третью ночь в номер гостиницы полезло четверо, через открытые окна второго этажа, в тёмных одеждах, похоже китайские наёмники, из оружия только ножи, это не стало сюрпризом. Всё же ночью я вижу ну очень хорошо. А ночью охранял Бета, пока Альфа отдыхал, после дневного марафона. В общем, убийц взяли в ножи. Бета один справился, хотя поднятый Альфа был на подстраховке. Двоих в ножи, и двоих скрутили и связали, вырубив. Допрос ничего не дал, ни один из языков известных мне, видимо те не знали. Незнакомый мне диалект китайского. Дальше Альфа сбегал в порт, и Бета перекидал ему новой способностью тела убийц. Ну и кровь на полу затёрли. Больше следов нападения не было. Заодно узнали, что живое телепортировать мы вполне можем. Оба наёмника после допроса были живы, и телепортацию пережили без проблеем. Для того в живых я и оставлял, изучение новой способности продолжалось. Альфа их в порту и кончил, сбросив тела всех четверых в воду, вскоре вернувшись в номер. Точнее не вскоре, чуть задержавшись. К утру вернулся. Обнаружил наблюдателя за гостиницей, пробежавшись по кварталу. Мы проживали в районе с европейской застройкой, так что тут всё вполне привычно было. Китайские районы чуть дальше. Альфа взял наблюдателя, и прежде чем отправить его вслед за убийцами, по жёсткому допросил. Да там же в порту. Вырубил, на закорки тело, и рванул в порт, там шумно, не помешают допросу. Тоже местный, лёгкий, нести не тяжело было. Этот английский знал. Убийцы его люди. Нанял его как раз англичанин. Правда, местный журналист, довольно известный. О братьях плохое тот тоже писал, язык об этом сообщил. Странно, почему он работал по близнецам, решив их убить? Спящий агент? Однако на дому у этой журнашлюшки Альфа всё же побывал. А как иначе? Его тело тоже пропало, уйдя на глубину у причалов с грузом в ногах. Вот допросить жаль не получилось. При захвате, а была драка, я ему случайно шею сломал, сделав бросок через бедро. Чёртова ступенька между комнатами, оборвалась ниточка. Хоть трофеи радовали, шесть ножей и револьвер «Кольт» с убийц, револьвер со старшего их. С англичанина наличность, довольно большая сумма в полторы тысячи фунтов и семьсот долларов САШ. С англичанина также неплохой арсенал заимел. Тут и Бета помогал переносить. Шесть пистолетов и револьверов, и две английских винтовки «Ли-Энфилд», что недавно приняли на вооружение. Плюс охотничий штуцер и несколько ножей. Тоже охотничьи. Вполне неплохо, если учесть, что боеприпаса хватит на несколько боёв. Оружие схоронили за городом на следующую ночь. Схрон неплохой получился. Там небольшая сумма денег, припасы и вот оружие.

Это ладно, дела житейские. Главное Альфа в первый же день нашёл нужное судно. Мексиканское, через четыре дня выходит из порта, а идёт в Пуэрто-Вальярто. Каюта уже выкуплена, два больших ящика для трофеев куплены и отправлены на борт, на палубе будут стоять, у Альфы будет постоянный доступ к содержимому. Замки к ящикам приобрели. Нормальных контейнеров ещё не было, поэтому и пришлось изгаляться с этими морскими ящиками, сделанными для грузовых перевозок. Ящики самые большие что были в наличии. В каждый примерно по легковой машине войдёт. Также Альфа подготовил всё для Беты, одежду закупил, грим, маску нашёл, оружие и так было, так что дальше всё разыграно как по нотам было. Близнецы поднялись на борт, Бету на носилках, и через сутки судно покинуло порт, где на десяти узлах направилось к Мексике, пересекая океан. Напрямую, да ещё на пути порт будет. Это Гонолулу что на Гавайях. Там загрузятся углём и припасами, и дальше пойдём. Беты на борту уже не было, ночью свинтил, бесшумно спустился по канату и уплыл с борта к берегу, а Альфа дальше играл как по нотам за двоих. На койке Беты муляж, что имитировал лежавшего человека. Так что судно вполне благополучно ушло, никто даже и не знал, что один из близнецов остался на борту и спокойно удалялся на небольшой джонке контрабандистов из Шанхая. Причём уже под видом капитана Немо, отрабатывал изменение внешнего вида и голоса, привыкая.

Надо сказать, меня многое удивляло. Например, российское консульство знало о том, что мы в городе, об этом писали местные газеты, с фотографиями, даже хотели арестовать нас как пиратов, но пожалели из-за больного брата. Это официальная версия. Однако встреч с консульскими так и не было, видимо ожидали приказов из столицы, а те не успели прийти. Я же говорил, связь тут не быстрое дело. Британцы с «Мавританией» быстро сработали. Почему это никого не насторожило? Ладно, чёрт с ними, главное хоть такая причина сбежать из-под службы и начать свою войну. Тут британцы мне на руку играли, а я делаю вид что обижен на своих. Удобно. Поэтому и приходилось доигрывать до конца, строя обиженного. Отправка писем в эту тему. Ладно, вернёмся к реальности, главное я возвращаюсь к Циндао. Там неподалёку место встречи с командами из китайцев, а я уже не Баталов, а капитан Немо. И первой же ночью, оба брата спали, сюрприз. Альфу разбудили, а он дистанционно Бету. Британский броненосный крейсер, один из тех двух, что находились в порту Шанхая, остановил мексиканское судно для досмотра. Собственно, шлюпка уже стояла у борта судна и британцы поднимались на борт. Нужно действовать быстро. Даже гадать не нужно для чего те тут появились. Так что все вещи Альфы мигом ушли Бете в крохотную каюту джонки, а сам тот имитировав что его брат прыгнул за борт, этому было несколько свидетели, слышали шум падения и удар о воду, не успел сам перепрыгнуть, его схватили британские морские пехотинцы, скрутив. Чуть позже мексиканец двинул дальше по своему маршруту, а Альфу на борту крейсера куда-то повезли. Его заперли в карцере. Сказать, что я был зол, значит ничего не сказать. Сами напросились.

Ладно, признаюсь солгал. Мне наоборот всё это на руку. Даже порадовался. Пусть не по плану, Альфа должен был добраться до Аргентины, но теперь есть учебный материал, буду отрабатывать на британцах мою новую способность. А что, я даже крейсер попытаюсь переместить на расстояние. Пусть нас разделяет несколько десятков морских миль, около ста, но и это достаточное расстояние для экспериментов. Должен же я знать, чем теперь обладаю? А вот сам крейсер мне не особо понравился, можно пустить на такие эксперименты, разрушится — не жалко. Про команду тем более не говорю. Я опознал тип, у меня была книжица и там все силуэты британских кораблей, и прошлых, и тех что ещё стоят на вооружении, с описанием. Это был броненосный крейсер типа «Имперьюз». А название, как рассмотрел Альфа, было «Уорспайт». Этот тип был спущен на воду всего в двух единицах, это как раз вторая версия. Причём, видно, что проходил модернизацию, высоких мачт не было, чуть обновили, но всё равно полное старьё, вполне годящееся вот так нести службу вдали от Метрополии. Я был уверен, что оба крейсера давно списаны и или у стенки стоят, или разобраны на металлолом, а ты смотри, ещё бегает старичок, да ещё на пятнадцати узлах. Шустрый для такой древности. Хотя всё равно староват, Британия вполне может себе позволить содержать современный флот, распродавая старьё. Скорее всего этот крейсер учебное судно. Я могу ошибиться, но как-то другое в голову не приходит. Да и пофиг, откровенно говоря.

Что я могу дальше сказать? Пока брали Альфу и переворошили его каюту, не обнаружив вещи, а оба контейнера на палубе пусты, британцы отправили близнеца на борт крейсера, а Бета, в это время прибрав вещи Альфы, вызывал хозяина джонки и выкупил у него небольшую лодочку, что тот буксировал за кормой. Так что джонка отправилась дальше без Беты, а я в его теле покачиваясь на волнах в лодочке, вещи на корме были сложены, готовился к дальнейшей операции освобождения Альфы. Хотя это я иронию проявляю. Испытания нового умения у нас, раз уж тут добровольцы объявились, ещё не зная об этом. Тут стоит отвлечься, и кое-что пояснить. Четыре ночи в Шанхае прошли не зря. Пусть одна мимо пролетела из-за убийц и тех, кто их послал, но три других отработали от и до. Оба брата перекидывали товар с одного конца порта на другой и обратно. Всё тихо, стараясь без свидетелей. Они мне были не нужны. Потом я рискнул и выбросившееся полуразобранное и разбитое в прошлом шторме судно отправил Альфе, а тот обратно. Тут около сотни тонн, даже больше, в районе тысячи. Похоже вес не имеет значения. Проверим на крейсере, тот имел чуть меньше восьми тысяч тонн водоизмещения. Тяжёлый. С весом ладно, выяснилась ещё одна особенность у этой сверхспособнсоти. Назову-ка я её телепортация вещей. Для краткости, телепорт-х. Хм, по-дурацки звучит. Пусть будет просто телепорт.

Так вот, то ли случайно, то ли момент такой был, но когда я переместил очередную находку в порту, объёмную, скирду сена, то почувствовал Альфу, и дёрнул его на себя. И переместил того с другого конца порта к себе. То есть, я легко могу забрать Альфу с корабля, в ту ночь я таких прыжков раз двадцать сделал, пока близнецы не устали бегать подальше, чтобы расстояние побольше было. Так что справлюсь. Однако меня интересовал крейсер. Вот только с командой нужно вопрос решить. Этим Альфа и занялся. Я передал ему «Наган» с глушителем, да, такое оружие у нас было, сам сделал в мастерских, хорошее оружие, жаль не часто использовать приходилось, а также два ножа и ремень, чтобы подвесить их, а то у того забрали. Освободился Альфа на удивление легко, просто мысленно определил размер куска переборки рядом с дверью, и отправил её Бете. Я как раз сидел на центральной лавке, их тут две, в центре, и на корме, и держал руку над водой, ещё не хватало захламлять итак небольшую лодочку железом, так что переборка, овал диаметром в метр, как появилась, так сразу и булькнула ко дну, только чуть плеснув на лодку и на меня водой. Пока Бета отряхивался и вытирал утеплённую куртку и лицо, Альфа уже действовал. Он сразу, как убрал переборку, за которой был коридор, обнаружил у двери в его карцер морского пехотинца на посту, что замер в шоке, тараща на того глаза в испуге. В коридоре в держателе масляный светильник находился, вполне освещал коридор. Корабль похоже не везде электрифицирован был. Говорю же — старьё. В общем, я понял, не успею добежать, тот раньше заорёт, уже рот открывал, между мной и морпехом было метра три, а бросок ножом не выйдет, стаю неудачно, так что быстро поднял ствол «Нагана» и выстрелил. Раздался довольно громкий хлопок, даже с эхом, но вряд ли кто на борту крейсера его услышал.

Я быстро вывел Альфу в коридор и прислушался, держа оружие наготове. Но пока тишина, слышны шумы лишь судовых механизмов. Да кто-то протопал по верхней палубе. Дальше сделал так. Быстро обыскал морпеха, снимая всё ценное, и отправляя Бете, Альфе они без надобности. Да и было у того немного, ремень с подсумками с боеприпасами, да винтовка. Причём «Винчестер М1895». У меня такой пока не было, не знал, что британцы их используют. Мелочёвку из карманов тоже. Только разбитую пулей голову старался не трогать. Пуля попала в лоб, снеся верхнюю часть головы, при вороченье содержимое черепной коробки вываливалось, не самое приятное зрелище. Вот так собрав трофеи я старался тихо красться по коридору. Он тут не длинный, очередная дверь и новый коридор, что вёл к трапу наверх. А тут неожиданность, трое солдат и сержант, все морские пехотинцы. Похоже развод, меняют часовых на новых. А если так, то вскоре будет обнаружено, что один из часовых убит. Это не есть хорошо. Мне пока шум не нужен. Деваться Альфе было некуда, его вот-вот осветят фонарём, что держал в руках один из солдат, застали те его в коридоре, поэтому без промедлений атаковал. Крик подняться не успел, на метнувшуюся из темноты тень просто поначалу не обратили внимания, только сержант схватился за кобуру с револьвером, но и он следом за остальными был отправлен Бете. Вот и всё, главное всё прошло тихо и незаметно. А Бета их принимал в лодочке, первый упал на дно и получив пулю в грудь, я едва успел выдернуть «Кольт» из-за ремня, чтобы принять эти нежданчики, как второй сверху на первого свалился, успев заорать в испуге, там и третий, ну и сержант. Все получали по пуле. Дальше мародёрка. Освобождал тела от всего ценного и за борт. Хорошая ночь, мне нравится. У всех морпехов были «Винчестеры», я их аккуратно в сторонке с ремнями сложил, а у сержанта не револьвер, как я думал, а пистолет был, «Ланкастер». Четырёхствольный крупнокалиберный пистолет, хотя с виду это револьвер, был довольно популярен в британской армии и как оказалось на флоте. Это мой первый трофей. Оставлю себе с кобурой. На память.

Едва я успел вывалить тела за борт и решал мыть лодку от крови или нет, как от Альфы снова подарочки пошли. Ещё живые. Чёрт, а я «Кольт» не перезарядил. Что по Альфе, тот уже спокойнее поднялся на палубу, тут она плохо была освещена, ночь была, два часа ночи, ходовые огни горели, крейсер не спеша возвращался к Шанхаю, если я правильно высчитал курс по положению звёзд. Да, точно, обратно к Китаю идём. На палубе мне встретился прогуливающийся офицер, звания не понял, но не простой лейтенант, однако и не капитан. Отправил к Бете, тот раздел тело и в воду. Потом заскочил на мостик. Обнаружил там шестерых, троих застрелил, а ближайших к Бете отправил, да и застреленных тоже. А в машинное передал по семафору, «Стоп, машина», переведя рычаг семафора в нужное положение. Из машинного подтвердили, и крейсер начал сбрасывать ход. Я же побежал к носовому артпогребу, обойдя стороной четырёх матросов, что курили у борта, по виду кочегары дежурной смены поднялись вздохнуть свежего воздуха. Там уничтожив часового, убрал кусок переборки, и заложил две динамитные шашки, бикфордова шнура хватит на пятнадцать минут. Всё мне Бета передал. По времени должен успеть, теперь дежурная шлюпка нужна. А у неё чехла не было, и начал спускать шлюпу на воду, бегая между шлюпбалок, тут крутить барабаны нужно, чтобы шлюпка опускалась, а барабана два, поэтому то корма ниже опускалась, то нос, пока я бегал между ними. Тревоги пока не было, да и не опасался её особо. Крейсер уже почти сбросил ход, когда шлюпка коснулась кормой воды, тут подветренный борт, волн особо нет, так что спустив и нос, я по тросам скользнул вниз и отцепил тали. После чего коснулся борта крейсера рукой и отправил его Бете. Без особых проблем. И что удивительно, тот принял, но доставать не спешил, то есть не проявил на виду. Интересно сколько можно держать крейсер в таком вот стазисе?

Долго ждать не стал, достал, отчего шлюпку волной захлестнуло от появившейся туши крейсера, пришлось срочно грести обратно и касаться борта, а то снесло волной. Так и вернул его Альфе. Того тоже волной захлестнуло, Бета уже воду черпал котелком. Тут на горизонте всего два судна дымило, пусть крейсер рванёт подальше от берега, шансов у матросов спастись меньше будет. Война есть война. А то Бета дрейфовал в километре от берега. Бета уже собрался переместить Альфу к себе, но не успел, как вдруг нос корабля вспух от детонации. На борту уже тревогу подняли, после двух содроганий корпуса, когда корабль нырял в волны, без тревоги не обойтись. Альфу просто снесло, и шлюпку перевернуло. Я потерял Альфу, это точно, сразу почувствовал, какое же это оказалось неприятное чувство. И малые сразу заорали от горя, младенческий крик стоял в квартире Смирновых.


***


Заполошно вздохнув, я резко сел на койке, осматривая знакомую обстановку. Уф, это всего лишь сон, чёртов сон, я в теле Альфы проснулся, Бета за штурвалом трофея. Как раз из кочегарки вернулся, где подкидывал угольку. Всего сутки как мы отправили четыре миноносца под командованием графа обратно к Артуру, и сейчас идём к месту встречи с сыном старого контрабандиста. Да уж, вчерашнее слияние с двумя малыми сильно ударило мне по психике. Хотя намёк я понял. Сон вещий, мне намекали, что двумя сверхспособностями у меня не закончено, и я зря их не открываю и не развиваю. Да уж, телепортация людей и предметов, это мощная способность. Сверхспособность которая просто серьёзно повышает мои возможности. Правда, обе пары близнецов всё равно смертны, вон как во сне, и это нужно учитывать.

Медлить я не стал, сменив Бету, тот уже устал, и поев, для него ужин, для Альфы завтрак, решил проверить. Благо грузов разного веса в трюме хватало. Больше трёх десятков попыток и ничего. Чёртов сон, такую идею опошлил. Это ночное зрение и управление четырьмя телами мне само пришло, а как найти ещё умения, если они есть? Поди знай.

— Вещий-вещий, — ворочал я, пока Альфа вёл судно дальше, а Бета после душа укладывался спать. — Х*ещий.

Матерился я ещё долго, пока в редкие мгновения заглядывал в рубку, штурвал там закреплён жёстко, осматривая ночной горизонт, да бегал к топкам, подкидывал угля. Хороший сон, суперспособность, но не в реальности. А то что сон я видел, теперь уверен. Много фрагментов вырезано, да и длительный он, со множеством прожитых дней. До этого у меня таких снов пока и не было, потому и поверил ему. Однако этот сон, жаль не в руку, навёл на мысль поискать, попытаться найти ещё что, может действительно что есть? А что, две способности, которых точно нет у обычных людей, а у меня есть. Это ночное зрение и связь сначала с двумя телами, теперь одно сознание на четверых. Поначалу с малыми туго было, а сейчас ничего, постепенно втягиваюсь. Бета отдыхает, уже спит, как я и говорил, Альфа работает, поэтому есть у меня ещё что, кроме этих двух сврехспособностей, или нет, не могу сказать, времени нет на исследования. За сутки я уже определился с малыми. Подаю голос, Анна, их матушка, сразу бежит и проверяет, или голодные или мокрые, тут или кормить, или перепеленать, помыв. Нормально. Одно только бесит, долго ждать пока малые вырастут, сейчас они мне не помощники, а так лишние две пары глаз, что видят в темноте, не помешали бы. А те видят, я уже проверял. Хм, а ведь малым десять лет будет, когда Империалистическая война начнётся. Сам в телах старших близнецов доживу до этого дня или нет, не знаю, а малые вряд ли поучаствуют. Им четырнадцать исполнится, когда Российская империя рухнет. Гражданская там следом идёт. Тоже не поучаствуют. Хотя, зная себя, вряд ли что меня сдержит. И да, никого предупреждать я не буду, как идёт жизнь, так и путь идёт. Я итак вон в Русско-Японскую вмешался, та совсем по-другому идёт, может и будущее изменится, поди знай? Вот и хочу узнать какие изменения в истории будут.

Я прибавил скорости движения. Во сне я вышел к месту встречи к вечеру, а тут планировал выйти утром, так и получилось. Уже Бета встал за штурвал, когда в девять утра я приметил дымок на горизонте, и в пол-одиннадцатого подходил к судну старого контрабандиста. Самого его нет, сын там командует, но не критично. Дальше сдал приз, получив солидную сумму, почти пять тысяч фунтов, чуть больше чем во сне. Приз уже отправили прочь, а мы направились к Вэйхавэй, военно-морской базе Британии. Пока шли я описал сыну старого контрабандиста, что со мной было. Скрывать не стал, работаю я в основном против британцев. Тот тоже не против был и британские суда выкупать. А если боевые корабли будут, так совсем хорошо. Так мы и ударили по рукам. Кстати, я с ним договорился, что тот подготовит команду для миноносца, и сделает запас угля для боевых топок. Так можно месяц поработать, больше вряд ли дадут, если не противник, так наши, русские влезут, чтобы пресечь пиратские действия. А я партизан, у меня правил по ведению войны просто нет. Китаец не брал время на сбор команды. А не требовалось, его перегонные команды как раз их бывших военных моряков и офицеров Китайского военно-морского флота. Из тех что на борту вполне можно сформировать полную команду с двумя-тремя офицерами, чем тот и занялся. Миноносники среди них были. Человек двадцать точно, остальные для массовости. Да и разберутся, обучены. Так что высадят нас следующей ночью вместе. Я решил не тянуть и сразу брать миноносец. Причём самый скоростной. Надеюсь у британцев там будут «истребители». Это ведь они строили те, что я у японцев угнал, не все, но некоторые с их верфей сошли. Пусть тут в основном старьё службу несёт, но я надеялся найти что подходящее. Крейсера меня не интересовали, скорость не та, да и людей столько нет, мне бы корабли, что развивают тридцать узлов. Ну край двадцать пять. Я должен быть быстрым, чтобы мог убежать. У миноносцев изначально небольшой запас угля, долго не побегаешь, поэтому нужна база, обычное грузовое судно с припасами и углём. Это на китайце. Мы так и договорились о партнёрстве. Половина добычи мне в двух лицах, половина ему. А команда его люди, тот им зарплаты платит, а не долю добычи, как я думал.

Мысль отправить Альфу в Южную Америку как пришла, так и ушла. Мне нужны оба близнеца, в одно лицо работать против британцев слишком сложно, на пару я нанесу им куда больше потерь. Пока же день, я бодрствовал благодаря малым, а оба старших близнеца отсыпались перед скорой ночью, где возможно предстоит поработать, не факт, но всё же я надеялся. Скорее всего первая ночь уйдёт на разведку, да и добраться до британцев ещё нужно, высадят километрах в пятнадцати от входа в бухту. Это чтобы не засекли. А я, осваивая тела малых, это сложно, тех в коконы спеленали, обдумывал планы на ближайший месяц. Письма, что во сне были отправлены Анне и названной матушке, это хорошая идея. Одно письмо я написал, и оно через связи контрабандистов будет отправлено в Питер, матери малых. А вот другим адресатам я сообщения буду отправлять через телеграф. Я написал небольшие записки, и мой партнёр отправит их с ближайшей телеграфной станции. У него была такая возможность. Сообщений будет два. Анне я не отправлю, не хочу её светить. Первое сообщение Анне Васильевне, сообщая что меня облагали, арестовали, я обижен, но патриот, продолжаю воевать против японцев, но уже как партизан, вроде полковника Давыдова. Специально его приписал, чтобы понятие моих действий было. Такое же сообщение уйдёт в канцелярию Императора, что мол разочарован в нём, но как патриот продолжаю воевать. Ну и опросил уволить со службы, так как воевать буду как простой гражданин и поданный. На службу не вернусь, потеряв к ней доверие, и её уже не вернуть. Такие сообщения нужно отправить, чтобы моим будущим действиям придать хоть какое-то обоснование. Поэтому против японцев я продолжу работать, и буду бить. Правда, боевые корабли меня уже не интересуют, а вот призы из грузовых и транспортных судов, очень даже. А вот кто британцев бьёт не знаю, пусть сами ищут кого те обидели. Сам признаваться не буду. От этого, свидетелей моих действий против британцев оставлять не буду. Это глупо, тут будут работать неизвестные, вот и пусть работают. Понятно, что все будут знать, что тут братья Баталовы поработали. Но одно дело знать, а другое иметь этому доказательство. Хотя британцев такое никогда не останавливало, так что всё равно буду против них жёстко работать. Хочу напугать до мокрых штанов, чтобы боялись меня.

Вот так этот день и прошёл, судно у китайцев вполне ходкое, поэтому мы подошли к берегу в нужное время, где-то к полуночи. Всё было подготовлено, будущая команда миноносца и его капитан, тут да, близнецы командуют капитаном, а он уже командой и кораблём. Мне так удобнее. Всё равно тот потом китайцам уйдёт, пусть сразу привыкают. Также мои вещи были, точнее Альфы, вещи Беты остались на «Волге», ну и два ящика динамита. Больше на борту китайца не было. Да и эта взрывчатка с недавнего приза, там среди инженерного имущества нашли их. Жаль, что так мало, но хоть это. К слову, оба близнеца были в гражданской одежде, потому как у них не было мундиров военных российских моряков. Оба мундира со всеми наградами отправили с графом в Артур, как я уже во сне говорил. Думаю, намёк был понятен. Ладно, чёрт с ними, руки развязаны, я этому рад, тот арест для меня был как манна небесная, вполне законный повод бежать и наконец нормально поработать, пока война не успела закончится, а то я был скован службой, нормами поведения офицерского состава флота, да и вообще за мной крепко приглядывали, так что свободе я был искренне рад. А мнимая обида моя, это только чтобы обратно на службу не загнали, под каблук очередного адмирала. С Макаровым я стерпелся, вроде начали нормально работать, а притираться с новым, нет уж увольте. Так что всё тут мне на руку было. Возможно меня объявят пиратом, подав в розыск, даже возможно заочно осудят, всё это на территории России, ничуть не страшно, стран много, найду где устроится. Да та же Аргентина у чёрта в заднице. Зато безопасно и спокойно. Понятие не имею что меня в будущем ждёт, однако, как уже сказал, я этого не опасался, у меня есть запасные тела. Это я о малых.

Сама высадка прошла благополучно, наблюдателей на берегу я не засёк, а на водах только с одной стороны дымок, но судно за горизонтом, хотя шло явно в нашу сторону. Поэтому после высадки, судно китайцев поспешило уйти. У того работы хватало, обеспечить будущую крейсерскую войну. К чёрту атаки боевых кораблей, только грузовой флот Британии и Японии. Я собирался нанести им удар в самое подбрюшье. По кошельку. Поэтому и решил нанять китайцев. Они партнёры, будут держать язык за зубами, им это выгодно. С момента как близнецы встали, я тренировался с ними в поисках разных способностей. Телепортации нет, ни предметов, ни сами братья не могут перемещаться. Тут точно лишь сон, ничего общего с реальностью нет. Искал возможность пространственной щели, убирать куда добычу. Тут тоже ничего. Может я что неправильно делаю, но факт, пока ничего из новых способностей не нашёл. Хорошо те две наличных работают, не исчезают, это радует. Ладно, будет время, займусь поиском, а пока работаем. Как я и предполагал эта ночь прошла в холостую. Зато успели сблизится с окраинами, укрывшись в роще, ну и братья провели разведку. Не вместе. Разбившись по одному, нарезали город и бухту с кораблями на сектора и работали в каждом своём. Я едва успел до рассвета вернутся в рощу, но основное выяснил. Альфа взял под утро офицера пехоты, судя по женским духам, которыми от того веяло, шёл от какой-то мадам, под мышкой была свёрнута газета. Офицер меня заинтересовал как источник информации, да и газета нужна. Хочется знать, что вообще в мире происходит. Британским газетам веры нет, но может что интересное попадётся? По кораблям в бухте тот ничего рассказать не мог, не его тема, был из гарнизона, зато по складам всё выяснил и режиму охраны. Это его рота их охраняла. После этого изобразил из того жертву ограбления, оставив тело убитого ножом офицера в подворотне. Вещи забрал. Вот газету я мельком глянул, и та меня заинтересовала. Я в курсе, что свои броненосцы японцы в Сасебо держат, а крейсерский отряд Камимуры крутится у Владивостока. Наши действительно очистили фарватер, тут спасибо Макарову, что всех пинал, чтобы шевелились. Японцы тоже за этим внимательно следили через своих агентов. Фарватер расчистили, я об этом знал, видел, как «Баян» с Виттергофом выходил, потом ещё мой арест был. Так вот, японцы прошлой ночью провернули тот же финт с брандерами, затопили их на освобождённом фарватере. Журналист просто уписывался в восторге, описывая смелых самураев. Сам тот в Артуре был, видимо через телеграф новости передал. Свежая газета-то, меньше суток ей.

Это не все новости. Что удивительно, отряд контр-адмирала Вирениуса, не повернул назад, и сейчас находился в Шанхае, пополнялся углём и готовился выйти в море после долго похода. У них сутки, иначе интернируют. Впрочем, на данный момент те наверняка уже в море. А вот куда им идти? Артур блокирован, на подходе к Владивостоку поджидает сильный отряд крейсеров Камимуры. Ну не особо сильный, проредил я его броненосные крейсера, но всё же факт, его могут подстеречь. Британцы следят за каждым движением Вирениуса, передавая информацию японцам. Однако это всё ржа, не существенно, важную информацию принёс Бета. В бухте было одиннадцать гражданских судов, в основном под британскими флагами, и ещё один имел «матрас» САШ. Из боевых, четыре броненосца, три одного типа «Конопус», назывались «Глори», «Голиаф» и «Альбион». Четвертый броненосец «Центурион», тип также назывался. Также было три броненосных крейсера, два бронепалубника и семь миноносцев. Четыре откровенная рухлядь, а вот три так на вид вполне неплохи. А заинтересовали меня японские офицеры, что я наблюдал прогуливающимися по палубам двух броненосцев типа «Конопус», общались, дышали свежим воздухом. И какого чёрта они там делают? Пришлось брать языка, офицера не попалось, зато полупьяный военный матрос был встречен. Как раз с одного из броненосцев. Тот и прояснил этот момент. Пока официально это не объявили, но все три «Конопуса» и один броненосный крейсер передают японцам. Причём команды остаются прежними, только названия сменятся и флаги. На каждом корабле будет представитель Японии. А вот это уже беспредел. Японцы итак нашу эскадру заперли в бухте Порт-Артура, так те ещё таким образом подсуживают. Может и не передадут уже, похоже для англичан новая и удачная атака брандерами была неожиданностью, и раз наших заперли, то можно и не передавать, раз японцы снова на коне и им только Владивостоксий отряд противостоит. А лишится броненосцев те не опасались. В смысле, если те погибнут. На команду и своих моряков плевать, к ним просто четыре новейших броненосца из Метрополии идут, сейчас в Гонконге бункеруются, поэтому и решили рискнуть. А на мнение общественности плевать, те часто нарушают правила, что им мешает ещё раз так сделать?

Злости на британцев у меня хватало, на сотню человек накопилось. Пора наказывать. Я уже всё спланировал. Этот день переждём, и следующей ночью начнём действовать.


Всё же я оказался прав, англичане не стали передавать броненосцы. Раз японцы повернули удачу в свою сторону и у них снова самая большая дубина в окрестных морях, нашим около месяца расчищать фарватер, как сообщал британский корреспондент в Артуре, то смысл давать повод разным политикам, передавая так нагло эти броненосцы японцам? Это может и подождать, но если возникнет новая крайняя нужда, передадут.

Эту новость мне сообщил английский офицер, когда мы брали два из трёх больших миноносцев британцев. А чего размениваться? Тем более оба миноносца стояли борт к борту у причала, и были одного типа — «160-футовые». Мало знакомые мне машины, но вроде на пределе могут давать двадцать пять узлов. Причём, в течении шести часов. Это неплохо. Из всех миноносцев эти были лучшие в бухте. Состояние машин не знаю, покажет осмотр, но пока мы их брали. Капитан разделил своих людей на две перегонные команды, но не подводил к причалу, на миноносцы проникли мы с Альфой. Один брал он, другой Бета. В глушителях «Наганов» новенькие мембраны, ножи в свободных руках. Что ж, работаем. Причал тут был короткий, поэтому миноносцы и стояли борт к борту. Чуть дальше было свободное место, и прошлой ночью там стоял ещё один миноносец, но за день его куда-то угнали. Я вообще его не вижу в акватории бухты. Может снаружи вход охраняет? То, что я могу кинуть ответку британцем, те если не знали точно, то догадывались. Вполне могли охрану усилить. Правда, на базе или складах я не приметил чтобы подобное было, всё в обычном режиме. Патруль по берегу уже прошёл, три солдата при сержанте, так что мы незаметно проникли на борт. Вахтенные были, на первом двое, и на втором один. Снял их в ножи, тут подкрались китайцы, как я дал отмашку, прокричав местной птицей, ну и с ножами те скользнули внутрь. Команды у миноносцев были неполными, на борту одного семеро, и у другого одиннадцать. Корабли небольшие, тесные, и матросы в основном проживали в морских казармах, а офицеры в городе. Видно, что оба корабля не готовы к скорому выходу. Только по одной топке работает. Взяли одного офицера, его я и допросил. Пока китайцы сносили тела на палубу, от них избавятся в открытом море, да разжигали топки, мы с Альфой разбежались. Кстати, все вещи Альфы были подняты на борт второго миноносца. Оба мы одеты в чёрные одеяния, чтобы тела не бликовали при лунном свете, за спинами непромокаемые мешки в виде рюкзаков, подарок от китайских контрабандистов, они их часто используют. В основном из бычьих пузырей, или проклейкой смолы. Внутри по «Нагану», связки динамита и бикфордовы шнуры. Все корабли британцев я не уничтожу, ни времени, ни силы, но два «Конопуса», по одному на брата, думаю вполне успею. Это будет хлёсткая пощёчина для наглов. Пока первая, и уж поверьте, не последняя.

На шлюпке два китайских матроса доставили нас почти в центр бухты и заторопились обратно. Тут сначала Альфа в воду скользнул, я выбрал ему цель. Это «Глори», потом Бета, ему достался «Альбион». Получилось всё на удивление просто, по якорной цепи поднялся на борт, пришлось приложить сил, но смог, выжал одежду, чтобы мокрые следы не оставлять, снова её натянув, это было трудно, ну и спустился вниз через ближайшие люки. А у носовых артпогребов часовые стояли, видать пост тут. Снял ножами, вытаскивать их не стал, кровью палубу залью. А от тел я планировал избавится. Оттащил в какие-то закутки и там спрятал. После этого занялся дверями. Попасть в арт-погреб смог только Альфа, открыл замок отмычкой, у Беты не получилось, замок сложнее был, а ключей у часовых не было. Пришлось весь динамит складировать у переборки, надеясь, что хватит. Дальше бикфордовы шнуры замерил и отрезал на полчаса и побыстрее на палубу. Причём Альфа поднялся первым, и я чуть не заорал от ярости, захваченные миноносцы уже отошли от причала, и набирая скорость уходили к выходу из бухты. Да чтоб я ещё развязался с этими макаками! Добычу им сдавать можно, а на дело идти точно нет, теперь я это вижу отчётливо. Не зря их все хаят. Правильно делают. Однако и медлить я не стал, сразу скользнул по якорным цепям в воду и поплыл прочь, в большинстве под водой, ныряя.

Тут уж планы поменялись. Я собирался до берега добраться, не так и далеко, там бегом до миноносцев и с первыми подрывами уходить, пока паника стоит, а теперь уж что? Уходить нужно, тут всё перевернут, поэтому я ещё с палубы «Глори» присмотрел небольшое судно, судя по силуэту, скоростное. Весь вид его со скошенными назад надстройками на это намекал. К слову, такие постройки пока редкость, в моду не вошли. Я вообще подобное судно вижу во второй раз за всё время с момента попадания. Оно где-то в две тысячи тонн водоизмещения, небольшое грузопассажирское, но вполне океанского типа с высокими бортами. Вроде моей «Камы», только черты более зализанные. Две трубы. Что удобно, это судёнышко стояло на якоре за корпусом большого пассажирского лайнера, где-то в десять тысяч тонн. Его корпус должен защитить от подрыва обоих броненосцев. От «Глори» точно, вот корма со стороны «Альбиона» вполне видна. И ведь почти сработало, Бета догнал Альфу у лайнера, у него расстояние больше, плыть старались бесшумно, поэтому скорость не большая, и полчаса прошли, поэтому мы укрылись за корпусом лайнера. Тут и произошёл подрыв сначала одного броненосца, потом второго. Разнесло им носовые части в клочья, и переборки водонепроницаемые если не выбило, то помяло ближайшие точно. Иначе почему те как плавки кормами вверх были? При этом постепенно погружаясь, ложась на грунт. Как бы то ни было, план сработал, пусть и не весь, китайцы меня кинули, а вот с тем судном, что я присмотрел, облом. В корме торчал кусок брони от одного из броненосцев, повреждения подводные. Не ходок. Дважды грохнуло так, что я чуть не потерялся в двух телах, малышей не считаю, досталось многим в бухте, паника уже стояла, так что подплыв к шлюпке, та к забортному трапу привязана была, братья по очереди поднялись, сели на вёсла и погребли к берегу. Нужно укрыться.

Вскоре во все стороны зашарили прожектора, пришлось снова в воду уйти, ныряя, оставив шлюпку на волю волн. Её вскоре подобрали, но братьев не обнаружили, а те выбрались на берег, дрожа от холода. Тут конечно не север, но май месяц, холодная водичка, даже очень. Терпеть можно, но не долго. Вон, заплыв к броненосцам мне тяжело дался, хорошо отогрелся пока по цепям поднимался, прилагая силы. На берегу выжал одежду и ушёл в город до того, как берег оцепили поднятыми солдатами. Вещи свои я потерял, как и документы Альфы, документы Беты остались на борту «Волги». Надо сказать, не знаю печалится ли или наплевать? Документы восстановить можно позже, если вообще буду это делать, а не устроюсь в какой другой стране. Деньги за последний приз жалко, их уже наверняка разворовали, как и мою одежду и оружие. Неплохая коллекция была. Фунты у меня были, а вот рубли я в письме Анне отправил. Может и вскрыли его китайцы и прибрали банкноты, поди знай. Да, скорее всего и телеграммы тоже не отправили. Да и выяснять не буду. Китайцы показали себя с той стороны, что их не красила. Ясно же было что миноносцы те к рукам прибрать желали, и я в этой схеме совсем даже лишний. Помог захватить, спасибо тебе, дальше мы сами. Уроды, одним словом. Вон, даже два миноносца им подарил, а не один. Кстати, у входа в бухту были слышны выстрелы и недолгое зарево. Видать китайцы выполнили мой план торпедировать сторожевое судно. Да и ладно, хрен с ними, забыли. Буду новый план строить. Братья в порядке, и уж они точно не предадут, всё же это я в двух телах. Да и стоит задержаться, буду уничтожать каждую ночь боевые единицы и гражданские суда, устрою морской террор. Потом и до складов дойдёт. Рвану. Пока сам не хочу, не время. А там глядишь и новые броненосцы подойдут, за них примусь.

Лёжку я устроил в городе, укрылся за печной трубой на чердаке жилого многоквартирного дома, да прихватил пальто, что сушись на верёвке в соседнем дворе, вот лежанка на двоих и готова. Разбив время на дежурство, и пока один спал, второй охранял, так и отдохнули. Ну а я подумал. Насчёт террора это конечно хорошо, но вряд ли повторить подобное в скором времени получится. Сейчас боевая тревога по эскадре и базе, охрана в усиленном режиме, поди попробуй тайно проникни на борт и заминируй. Может и получится даже, мало ли броненосцы подорвались сами, сначала один, а второй от обломков первого, разница в подрывах по времени была, но после очередных подрывов, точно будут серьёзно готовы и ждать диверсантов. Да и где динамит? Что осталось, ушло с китайцами на миноносцах. Можно поискать у местных, даже нужно, но это позже. В общем, я не планирую покидать Вэйхавэй. Тут два банка, частный и какой-то торговой компании, тоже мои цели. Стоит подумать, как всё содержимое хранилищ вынести.


Именно утром, совпало так что все четыре близнеца бодрствовали, а Бета, что передал дежурство Альфе, собрался уснуть, кстати не теряя времени я через него искал новые способности во время дежурства. И знаете, нашёл. Причём, работала та только когда на связи все четыре моих тела. Если хоть один спит, как я понял, это ещё стоит точно проверить, то доступа нет. Любопытно. Теперь потренируемся в этой новой способности, пока все близнецы бодрствуют. До наступления темноты часа четыре, есть жутко хочется, в рюкзачках, что я сохранил, припасов не было, пустые те, оружие под рукой, вот как стемнеет я и выйду на дело, не ранее, а пока тренировки. Очень надеюсь, что я прав, и это то что я желал больше всего из возможных способностей.

Что я мог сказать? О да, это то самое безразмерное пространство. Причём, я его вижу, можно сказать ощущаю. Управление мысленное, главное, чтобы все четыре моих тела были сосредоточены. Это не сложно под моим управлением. Знаете, как мне видеться это хранилище с закрытыми глазами? Представьте себе пузырь, и к нему от каждого из четырёх моих тел тянутся отростки. Это пока догадки, но похоже я могу убирать внутрь вещи любым близнецом, и также любой близнец может их достать. Как та телепортация, помните во сне? Однако это именно пространственная щель. Жаль, размеров не знаю. И я попробовал, Бета отправил в хранилище один из ножей. Всё же револьверы решил не трогать, нужное оружие. Нож из руки исчез. Слегка поднапрягся и один из малых, Алексей, достал мысленно нож и тот оказался в его руке. Бабушка этого не заметила, пеленала Алекса. Потом Алексей отправил нож обратно в хранилище и достал его уже Альфа. Конечно жаль, что это умение раньше не проявилось, не потерял бы имущество и деньги, что увезли подлецы-китайцы, но чёрт возьми, я бы сам отдам им всё что у меня было и что они увезли, если бы мне раньше подсказали как включать это хранилище. Я ведь случайно наткнулся как войти в этот режим и им управлять. Всё же сон действительно вещим был. Хранилище такое нашёл, буду искать ещё сверхспособности, теперь я уверен, что они есть. Одно не ясно, размеры хранилища. Нужно проверить. Заполнить до предела, так и узнаю. У британцев тут немало складов, будет чем проверить. Ну и первыми, пока местные совсем не всполошились, взрываю оба банка и отправляю всё из их хранилища в моё. Причём вскрываем одновременно. С одним будет работать Бета, с другим Альфа. Малые морально поддержат. С ними вообще интересно, мало кричат, только голос подают, когда нужно. Мама и бабушка их считают ангелочками, лучшим детьми. Какие те крикливыми могут быть, те знают по соседям, так что их сыночки и внучки идеальные. Сам от них это слышал. Вполне серьёзно говорили.

Вот так потренировавшись, отправил малых спать, а то долго бодрствовали, Анна забеспокоилась, надо будет ей письмо через малых отправить, теперь смогу, я знаю, ну и как стемнело покинул чердак. Старался осторожно ступать, чтобы не насторожить хозяев квартир внизу. Дальше по скобам наружной стены вниз, меня потому и заинтересовал этот чердак, что вот так подняться можно было по стене, и я на земле. Пальто на чердаке оставил, оба рюкзака за спинами, так что стали красться в сторону продовольственного магазина. Вскрыл дверь чёрного входа. Сигнализации нет, только капкан на медведя на полу. Кто зайдёт, сработает, у капкана цепочка металлическая, а та к крюку в стене прицеплена. Перешагнув через капкан четырьмя ногами, я прикрыл дверь, и Бета зашёл в кладовку. В подвале ещё ледник был, но туда позже. Поискал хлеб, тут свежий продавали, не все же пекли на дому, покупали готовые, я так понял, сюда с небольшой пекарни доставляли хлеб. Всего две буханки, видимо остальное распродали. Я снял с полки круг копчёной колбасы и пока Бета нарезал бутерброды, да открывал бутылки с лёгким вином, Альфа спустился к леднику и осмотрев содержимое, прихватил два свежий окорока, те буквально с ног валили приятным ароматом свежего копчения. Аж слюни текут. Одну буханку братья приговорили, как и по стакану вина. Да воды в бутылках, вполне вкусной. Привозная. Местную воду я пить не хотел, горчила и желудку от него плохо было. Гастрит заработать не хотел, плохая вода. А так напился. Я хорошо пропотел в душном чердаке, чуть до обезвоживания не дошло. Воды-то с собой не было. Сейчас оторвался от души.

Наелся и напился, вполне хватило. Не опьянел, вино лёгкое, причём похоже местное. Всё оставил на месте, с собой брать ничего не стал. Разве что в оба рюкзака припасы убрал. Оставшуюся буханку, пару кругов копчёной колбасы, две пачки галет, по две бутылки питьевой воды и конфет. Кислых. Из овощного отдела по паре луковиц, моркови помытой, и зелёный лук связку. Небольшую пачку соли не забыл. Пока хватит, также набрал припасов, сложив в коридоре, на пару тонн точно наберутся, одной муки и риса по десять мешков. А что, уберу в хранилище будут запасы на чёрный день. Сперва я проверю размеры хранилища, потом вернусь и заберу добычу. Так что малых я не будил. Пусть дальше отдыхают, их как раз покормили. В России сейчас день. Вот так покинув магазин, дверь клином закрыл, чтобы ветром не распахнуло. Возится с замком, открывая или закрывая, не хотелось. Ну и рванул в порт. Правда, почти сразу пришлось работать по жёсткому. На углу улицы, что вела к набережной, братья фактически нос к носу столкнулись с патрулём, пятеро их было. Альфа отбежал на пару метров и открыл огнь из «Нагана», а Бета по двум работал ножом. К счастью, крик те поднять не успели, хотя один вскрикнул, но не громко. Револьвер работал громче. В результате, Альфа троих положил наглухо, проверил, подранков нет, а Бета одного, второго взял живым, это был командир патруля. Звания не понял, вроде не сержант. В общем, унтер какой-то. Его на месте по жёсткому допросил, пока Альфа быстро собирал оружие. Было пять подсумков с патронами, плюс у командира револьвер «Смит-Вессен». Винтовки у солдат уже привычные «Ли-Энфилд», да новенькие, видно, что только-только получили, руками светлый лак ещё не захватали. Чистенькие. Командир патруля подтвердил, пять дней как получили, перевооружив батальон. Он кстати имел звание младшего капрала, и не британец. Местный, батальон территориальный. Ну пусть будет. Жаль к каждой винтовке всего по двадцать пять патронов, видимо стандартный боекомплект для патрульных. Не в бой же идти. К револьверу и то патронов больше, тридцать штук, плюс те что в барабане.

Альфа убрал оружие и ремни с боеприпасами в наше хранилище, благо близнецы из малых не спали, я разбудил. А вот мелочёвку из карманов, особенно деньги, прибрал в свой рюкзак, были спички и деньги. Денежных средств немного, но пригодится на мелкие покупки. Так и со спичками. На обратном пути от броненосцев, рюкзаки протекли через горловины, спички намокли и стали негодными. А тут три коробка. Богатые солдаты. Курево, чтобы сбить собак со следа, тоже взял. После допроса капрала, добили его и рванули обратно к продовольственному магазину, нужно набить хранилище до предела. К чёрту банки и корабли, новости были жуть как неприятны. Англичане взяли пленных, двое целых китайцев и шесть раненых. Да, уйти смогли не все. Только один из захваченных миноносцев. На выходе стояло два сторожевых корабля, бронепалубник и миноносец. И если крейсер со всеми стояночными огнями, показывая, что это я тут на посту, то второй корабль в засаде. На кого не известно, но то что тот подстраховывал крейсер, было ясно. Те выскочили из бухты, атаковали бронепалубник, но их уже ждали, открыв плотный огонь из орудий, взрывы броненосцев как раз донесли, боевая тревога звучала у англичан, пустить четыре мины в крейсер те успели, попали одной, оторвав корму, так что крейсер ушёл на дно, но схватили в ответ мину с засадного миноносца, да несколько снарядов. Так что один трофейный миноносец взорвался и пошёл ко дну. Спасли с воды восьмерых, причём двое без царапинки, а второй ушёл. Правда, от крейсера успел пару снарядов отхватить, но вроде на ходу был. Удрал.

Вот ничуть не жалко китаёз, но пленные!!! Так что добежав до магазина, забрал всё что подготовили, да и сверху, обнеся ледник, печенье разное, кто-то видимо на продажу носит, консервы, всего аж двенадцать ящиков разных набралось, от тушёных овощей, до мяса и рыбы, много что, мешок бобов, это видимо из САШ, они любители такой пищи. Овощей с тонну. В общем, много что набрал, соли и сахара, тонн четыре всего набиралось по моим прикидкам. Всю воду, шесть ящиков, с вином семь, разное было. Виски шесть ящиков. Только после этого я рванул уже к госпиталю, там раненые китайцы. Их не добили, видимо для допроса и свидетельства. Утопить те меня вполне могут, капрал не в курсе, сказали что китайцы или нет, но я уверен, раскололи. Нужно убрать и китайцев, и британцев, что их допрашивали, включая листы допроса. Зачистить всех свидетелей. Благо капрал как раз знал где содержат пленных, знакомые охраняли. Начал с лёгкого. С госпиталем действительно всё получилось легко. Один солдат в коридоре на посту, второй в самой палате. Взял обоих в ножи и быстро добил китайцев. Только один проснулся и зашевелился, когда я резал его дружков. После той подставы, что те сделали, жалости особо не было. Тут я тоже прихватил винтовки, те же «Ли-Энфилд» и по двадцать пять патронов к каждой. А также в кладовке у поста набрал десяток одеял, вещь нужная. Пришлось будить малых и отправлять в хранилище. Те уснули, а я побежал к комендатуре, именно там держали захваченных пленных. В подвале были казематы. Не в тюрьме содержали, что рядом с городом тоже была. Просвещённые джентльмены везде наводили свой порядок. Как же без тюрьмы?

Причём бежал я по другой улице. Госпиталь на окраине был, и я выбежал на площадь, обнаружив пулемётное гнездо, мешки обложенные, и тупое рыльце «Виккерса» на треноге, что смотрело чуть в сторону. В городе уже тревога звучала, видимо патруль нашли, зря я тела не спрятал, да и знали, что братья Баталовы тут, уверен, так что пулемётчиков, а их было восемь при сержанте, я ликвидировал со спины, с двух «Наганов» перестрелял. Бета быстро подбежал пулемёту, и пока Альфа собирал оружие и ремни расстёгивал, разбудил малых, надо, и отправил пулемёт в хранилище, с шестью снаряженными лентами, двумя бидонами воды, и плюс три ящика с патронами, что тут стояли, даже не вскрытые. Следом винтовки, шесть «Ли-Энфилд», один «Винчестер» и пистолет «Ланкастер» у сержанта. Сон в руку. У меня во сне такой трофей был. В коллекцию. Кстати, тут также был младший капрал, но у него почему-то не револьвер или пистолет был, а винтовка. Странно. У командира патруля револьвер, например, имелся при себе. После этого мы рванули к комендатуре, у которой суета была и огни. Сложно подобраться, но попробуем. Да с чёрного хода. Через дверь чёрного входа вряд ли, а окна с тыльной части здания, где темнота царит, вполне. На первом этаже решётки на окнах, а вот на втором нет. Вот и место проникновения. Нужна лестница, и я высмотрел такую у частного дома.

Лестница негромко стукнула о кирпичи верхнего этажа и Альфа стал быстро подниматься наверх, пока Бета держал лестницу. Тут форточка была открыта, с помощью неё и проволочки удалось отрыть окно, и проникнуть внутрь. Видно чей-то кабинет. Задерживаться я не стал. От комендатуры грохоча сапогами по брусчатке куда-то ушёл взвод солдат. Около полусотни, поэтому скорее всего взвод, а у меня дел невпроворот и их нужно решить быстро. Альфа начал возится с замком, тут встроенный был, как снаружи послышались шаги, похоже двоих, и в замке нашей двери заскрежетал ключ, отчего близнецы отпрянули к стенам по сторонам от двери. Первым в кабинет зашёл офицер, держа масляный светильник в левой руке, за ним второй, выше званием. Естественно нас осветили, так что атаковали братья одновременно, каждый своего. Один оказался лейтенантом, второй капитан. Обоих живыми взял, связал, и пока капитан без сознания, не мешал, допросил хозяина кабинета. Всё в цвет оказалось, тот присутствовал при допросе и в курсе где держат допросные листы. Китайцы сразу слились и сообщили о братьях Баталовых. В общем, где они находятся, и кто знает о сути допроса тот сообщил. Чуть позже капитан подтвердил эту информацию. Одиннадцать человек зачистить нужно, включая командующего экседрой на базе, в звании адмирала. Пока эту информацию не сообщали гарнизону, но прочёсывание и поиски на базе, в городе и окрестностях шли весь прошлый день и эту ночь. Ха, а на чердак так никто и не заглянул. Так себе поиски. Что плохо, в Метрополию ушла эта информация, тут телеграф сработал, и её уже не перехватить. Однако свидетели, всё равно нужно зачистить, без них поди докажи. Капитана ножом Бета сработал, а сломленный лейтенант, согласный на всё, крикнул через открытую дверь дежурного, и приказал привести китайцев. Конвой их привёл, братья кончили и конвой, и китайцев, и хозяина кабинета. Кстати, я допросил одного китайца, ушёл тот миноносец, на котором были документы Альфы. А то подняли бы обломки и нашли бы его вещи. Не хорошо. А так, рванув по коридору вниз, стрелял во всё что шевелится. Оружие с глушителем было. Братья прикрывали друг друга, обошлось без ранений, хотя по нам несколько раз выстрелили. Нашумели. Ну и трёх офицеров ликвидировал, что в курсе были, потом поджёг бумаги в разных кабинетах, уничтожал улики, если были, и пока то полыхало, уходил в сторону складов. Здание также по лестнице покинул, успел до того, как его оцепили. Офицер комендатуры сообщил, где склад со взрывчаткой и где я динамит смогу найти. Туда и рванул.

К окончанию ночи, под конец, я и с адмиралом разобрался. Сначала конечно склады. Нашёл нужный, ликвидировал трёх часовых, усиленная охрана, и со склада в хранилище убрал пятьдесят ящиков с динамитом. Ушло. Пытался ещё два, один ушёл, а второй уже нет. Его оставил. После этого рванул к бухте. Там добрался до оставшихся броненосцев, Бета на себя последний «Конопус» взял, а Альфа «Центурион». Освещены те были как днём, окружены противоминными сетями, паровые катера и лодки с вооружёнными матросами вокруг ходили. Меня это ничуть не смутило. Двадцать ящиков с динамичном я оставил на берегу, просто сложил штабелем у порта, кто на них внимание обратит? А мне надо освободить хранилище. Сети противоминные пересёк, найдя проходы где они состыкованы, двигался больше под водой, редко выныривая чтобы вздохнуть. Рюкзаков не было, они в хранилище. Так и добрался до борта. Альфа укрылся за носовой цепью «Центуриона», она толщиной с его тело. А Бета за кормовой цепью опущенного якоря «Голиафа». Как те проникли внутрь? Да с помощью хранилища. Отмечали мысленно кусок брони в виде овала и убирали в хранилище, за раз такой кусок не вырезать, броня толстая, но пластинами, углубляясь в броню, легко. Вырезали сантиметрах в десяти над водой, а с учётом того что были волны, начало захлёстывать. Да плевать, главное парни, избавившись от кусков брони, что булькнули на дно, скользнули внутрь. Дальше сблизились с артпогребами, Бета обошёлся без неожиданных встреч, а Альфа троих матросов ликвидировал. Погреба за переборками были, достали по десять ящиков каждый, подожгли шнуры, по полчаса выставили, и рванули наружу. Едва успели добраться до берега и забрать штабель с ящиками, где был динамит, тут и рвануло, с разницей в шесть секунд, паники стало сколько, не передать. Хотя и так весь город в огнях, на каждом перекрёстке усиленный отряд солдат по два десятка. Дальше беря пленных, близнецы выясняли, где находятся другие офицеры-свидетели, и до утра всех ликвидировали. Двоих так винтовками с расстояния. Там был и адмирал. Полчерепа ему снесло, адъютанту и начальнику штаба тоже досталось. Потом заминировали десятью ящиками динамита здание штаба эскадры, и укрылись на борту одного из грузовых судов. Четырёхтысячник загруженный под самую грузовую марку. Многие суда рвались из бухты и этот приводил подготовку к входу. Самое главное, у него был японский флаг. Да и судно их же постройки. Здание штаба и склад, где динамит был, рванули с разницей в десять минут. Склад первым. Я его тоже заминировал, как и здание телеграфа. Тут одного ящика хватило, но рвануло почти сразу, там замедление две минуты было. Нашумел, когда захватывал телеграф. В общем, ночка та ещё. Это любой житель города или военной базы Вэйхавэй подтвердит.


Тут хоть плач, хоть смейся, на вторые сутки, после того как судно вышло из бухты Вэйхавэй, японец был остановлен. Тот итак едва шёл, семь узлов давал, тихоход, а остановила его «Аврора». Я заинтересовался шумом и Альфа выглянул из трюма, приподняв крышку люка на пару сантиметров, мы среди штабелей ящиков прятались. Пароход вёз патроны и снаряды для воюющей японской армии. Я уже сделал запас патронов к пулемёту и винтовкам. А выходить к нашим нельзя, это прямое доказательство, что я нагличан побил, судно оттуда идёт. Придётся хорошо прятаться, всё же обыскивать будут, и ждать куда те доведут судно до порта. Надеюсь топить они его не будут, и заинтересует как приз. Очень надеюсь.

Схоронился я в двух снарядных ящиках, сами снаряды спрятал за штабелями, потому как хранилище полное. Тесно, сжался в комок, ноги согнуть пришлось, но смог, так что пока шёл обыск, размышлял. В Вэйхавэй я конечно дал жару, однако не стоит думать, что я такой непобедимый воин, для начала был темнота, что мне изрядно помогала. Англичане пытались меня лишить этого преимущества, город был хорошо освещён фонарями и факелами, но всё же я справился. И потом близнецы работали как единый механизм, прикрывая друг друга, это тоже стоит учесть. Да и боевые схватки всё же оставили на телах близнецов следы. Чёрная одежда изодрана, множество синяков, касательные следы огнестрельных ранений. Двух у Альфы и одно у Беты. Я их уже перевязал, лекарства и бинты взял у медика, что при солдатах был. Я там второй пулемёт добыл, к слову. Одно я понял, в Вэйхавэй я прошёлся по краю, в следующий раз может так не повезти. Надеюсь до подобного больше не дойдёт. Всё же выложился до предела, узнал границы своих возможностей. Эх, жаль хранилище живых не пропускает, я пробовал. Так бы обоих старших близнецов к младшим отправил. И вышел в свет. Мол, я в столице, какой Вэйхавей? Снова поклёп на нас братьев Баталовых. Хорошая идея, жаль не рабочая.

В это время в трюме раздался шум, и Бета, согнутый в три погибели, ящик был от крупнокалиберных снарядов, но всё же очень тесно, и приподняв крышку, всмотрелся в полумрак трюма. Хм, несколько русских матросов, вооружённых револьверами и карабинами, осматривая трюм, всё же нашли несколько японцев. Вот их я пропустил. Не заметил, как те спустились в трюм. После этого прочесали более тщательно, никого не найдя, и покинули трюм. Хм, а ведь была у меня идея оставить в другой стороне от моего лежбища ящик виски, отвлечь, но тут же передумал. Менталитет у русских такой. Выпивке они порадуются, но раз один ящик был, значит ещё есть, поэтому уверен, они всё переворошат и все ящики вскроют. Да ну к чёрту. Альфа лежал в верхнем ящике соседнего штабеля, он не показывался, глаз Беты мне вполне хватало. Трюм заперли, и я тут же покинул ящики, опасно в них лежать, мало ли решат пустить судно на дно. Такой шанс был, всё же больно оно тихоходно. Да и груз, в понимании русских моряков, им не интересен, те не имеют такие системы и калибр. Это если они не знают сколько трофеев я доставил в Артур. Вообще этот отряд Вирениуса должен был раньше подойти, но я в курсе задержки. Те простояли у одного острова Индийского океана порядка полутора месяцев, были проблемы с машинами «Дмитрия Донского», впрочем, его отправили обратно в Кронштадт, да и другие корабли приводили в порядок. В отряд адмирала Вирениуса входили эскадренный броненосца «Ослябя», крейсера «Алмаз» и «Аврора», эскадренные миноносцы «Буйный», «Блестящий», «Быстрый», «Безупречный», «Бедовый», «Бодрый» и «Бравый», миноносцы № 212, № 213, № 221, № 222. Хотя «Блестящего» зря озвучил, тот сопровождал «Дмитрия Донского» на Балтику. «Алмаз», это вообще посыльное судно, яхта для наместника Дальнего Востока, крейсером с натяжкой можно назвать. А так отряд неплох, вполне усилит Тихоокеанскую эскадру. Если кто сможет воспользоваться этим. Не знаю кто вместо Макарова будет, вряд ли Витгефт, но честно скажу, вряд ли это будет достойный адмирал. Ну нет у них привычки идти до конца, чуть что, руки поднимают. Стержня нет. Раньше я этого не знал, но война показала кто кем является. Так что в победе нашего флота против японцев, да ещё с таким подсуживанием англичанами, броненосцы они решили передать, я не верю. Тут бы вообще хотя бы свести в ничью, а уж выйти к нулю, остаётся только мечтать. И это понимаю не я один, офицеры флота не дураки, всё видят и всё понимают. Может и не все такие, вот честно не хочу возводить напраслину, но я лично не встречался с достойными адмиралами. Макарова не считаю. Мне он вон тоже поначалу не по душе пришёлся. Самодуром считал.

Мои предположение не сбылось, адмиралу Вирениусу зачем-то нужно было содержимое трюмов этого японского судна, бывшую команду забрали, видимо не хотели держать на борту с опасным грузом этих потомков самураев. Мало ли что натворят. Была высажена на борт небольшая призовая партия и судно включили в конвой. Мимо проходили русские боевые корабли, броненосец «Ослябя», транспорты обеспечения и углевоз, бывший японец их нагнал и встал замыкающим. На горизонте бегали миноносцы, парами работали, ещё несколько буксировались за броненосцем и грузовыми судами, видимо для сбережения ресурса и угля. Эх, жаль судно не затопили, такой шикарный план свалить подальше от наших, пошёл прахом. А что, в бухте Вэйхавэй я увёл шлюпку, убрав в хранилище, неплохая, судовая, правда мачты и паруса нет, лишь два весла, но ничего. Да и по размерам практически ялик. Тут главное есть, добрался бы до берега, пища и вода имеются, но вот такой финт судьба провернула. Ладно, ночью сигану с борта, так и уйду. Ну а судно шло на предельной скорости, аж восемь узлов выдавали, причём качка была заметна, никак буря на подходе?

Куда идёт отряд контр-адмирала Вирениуса, был ясно. В Порт-Артур, иначе так глубоко в Жёлтое море не сунулись бы. Японцев «Аврора» прихватила практически у входа в бухту Чемульпо. За горизонтом Корея была. Что важно, я иногда выглядывал наружу в теле Беты, тут выход из трюма не только через люки были, а я всё же моряк гражданского флота, знал о них. Так вот, глянул, узнав, что пока мы шли и не стемнело, миноносцы и «Аврора» ещё три приза привели. Получается мои действия с призами сработали. Особенно когда пресса раздула эту информацию до больших высот, кто из офицеров сколько призовых получил, это дошло и до моряков отряда адмирала Вирениуса, да и до него самого, раз они так отчаянно хапали на подходе к Артуру. Блин, и где японские броненосцы? Японцы должны знать до метра, где находится этот отряд, вон, на горизонте английский бронепалубник отряд сопровождал, но почему-то их не перехватили. А вот покинуть борт судна я так и не смог, началась довольно серьёзная буря. Не шторм, но рисковать прыгать за борт я не стал, очень опасно, мог бы и не выплыть кто из близнецов. Нет, подожду прибытия на месте.

Ночь, и довольно тёмная, со шквалистым ветром, мне довольно неплохо помогла. Большая часть русских моряков, закрепив всё что можно, сражались с ненастьем внутри судна, лишь двое в рубке были, включая офицера. Кстати, по Адмиралтейству тот был. Бета с Альфой перебрались на корму из носового трюма. Тут и укрылись под брезентом. Теперь понятно почему наши не стали бросать груз и судно, уничтожив его. А тут под чехлами стояло пять новеньких крупповских пушек. Калибр где-то в сто двадцать миллиметров. Кажется, такой же калибр у снарядов, в ящике которых я лежал. Да, именно снаряды к ним и были в основном в трюме. Ну а патроны загрузили видимо в дополнение, чтобы заполнить трюмы полностью. Я эти пушки не видел, близнецы попали на борт по носовой якорной цепи и сразу скрылись в трюме. Лишь изредка Альфа, Бета его прикрывал, покидал трюм. Да и то интересовал камбуз. А повар тут неплох, пёк отличные хлебцы. Такие пышные, с кулак размером. Буханка, что в магазине у англичан взял, пока осталась, не трогал, НЗ, японскими хлебцами спасался. Восемь штук скрал, и не стыдно. Они из рисовой муки. Японцы до сих пор думают, что на судне барабашка. О зайце тоже подумали, тут это не такое и редкое дело, искали, но я хорошо прятал свои тела. Не нашли братьев. А так буря шла всю ночь, братья даже продрогли, чехлы пушечные не особо укрывали, от дождя разве что, что начался чуть позже. Однако рассмотреть, что отряд Вирениуса был встречен «Аскольдом», смог, тот и провёл через минные поля, ещё несколько кораблей сопровождали прибывший отряд, с которым вернулся в эти воды и я. Пусть и невольно. Как в бухту вводить будут? Это же невозможно. Похоже я прав, фарватер блокирован, потому как отряд Вирениуса и его призы, аж семь, встали на якорь у берега, там глубины позволяли, а канонерки, коих вывели из бухты, те со своей небольшой осадкой могли пройти, стали сторожить своих, миноносцы помогали. Однако остаток ночи прошли спокойно, атак не было. А буря только на рассвете начала стихать.

Пришлось подумать, что делать. Уйти в воду я не мог, вроде и прилив, но ветер от берега, снесёт к чёрту в море. В общем, что-то не везёт. Однако и оставаться на судне тоже не стоит. Причина банальна. Призы есть, а доступ к причалам не имеется, но разгружать нужно, так что будут разгружать, чтобы не потерять добытое, если японцы всё же приведут сюда корабли первой линии. Те скоро наверняка появятся, я не знаю что их отвлекло, но они всё же придут, поэтому нашим стоит поторопится с разгрузкой на необорудованный берег, и те это тоже понимали. В общем, снова пришлось прятаться в трюме. Буря стихла ближе к полудню, сегодня к слову тринадцатое мая, как-то у меня неприятный холодок по спине от этой цифры пробегал. Не то чтобы я суеверный, хотя бывает обострения, но невезение последних дней стоит вспомнить, тут ещё это число, как бы всё это не соединилось и не бабахнуло. Однако, к моему удивлению день и ночь прошли благополучно. Под вечер «Ослябя» пострелял с крейсерами по появившимся на горизонте и сблизившимся японцам, кажется там несколько «Истребителей» было, но те вскоре ушли, проведя разведку. Ночью можно ожидать нападения. В принципе, догадки мои верны были, нагнав кучу лодок, джонок и разных грузовых шаланд и лоханок, до самого вечера споро разгружали суда. По потребностям. Патроны, пушки и снаряды нужны, судно, где я находился, разгружать начали в первую очередь. К счастью до дна трюма не добрались. Я дождался, когда время перевалит за полночь, уже четырнадцатое наступило, только после этого аккуратно перевалил через борт, достал шлюпку из хранилища, и поплыл к берегу. Особо я старался не пользоваться хранилищем, для этого принудительно малых будить нужно, но те сейчас не спали, очередная кормёжка, она по четыре-пять раз в сутки была, так что норма.

Не смотря на ночь, разгрузка призов не закончилась, нужда в крепости ещё не чувствовалась, хотя японцы перерезали железную дорогу в Артур, это произошло не так и давно. Правда, усилия по разгрузке заметно снизились, из-за светомаскировки, однако всё же продолжались. Причём, на берегу подъезжали к штабелям телеги и местные арбы и часть добычи уже вывезли. Там флотские интенданты работали. Всё это я довольно отчётливо видел, тучи, что заслонили луну и звёзды, мне не мешали. Бета грёб, а Альфа давал курс. Двигался я в сторону от места разгрузки. Приметил там удобное место для высадки, и солдат рядом нет. Тут да, по берегу казаки проезжали или патрули из пеших солдат. Охраняют место высадки, пока не выгрузят всё, так и будут мелькать. Шлюпка была убрана в хранилище, как близнецы оказались на берегу. Пришлось снимать обувь и закатывать штанины, и то намочил ноги до бёдер. Волны захлёстывали песчаный берег. Однако ничего, быстро оделся, и братья побежали подальше от берега. В Артур я хотел зайти со стороны степи. Однако пришлось менять планы, стройка вокруг города шла и по ночам, много китайцев работало. Возводили укрепления. А на прямую нормально, за два часа, двигаясь практически постоянно бегом, добрался до окраин города со стороны корейских кварталов. Там поступил банально, углубился в квартал, постучался в первый же дом, что выглядел прилично, и попросился на ночь. Говорил на корейском. А платил английскими фунтами. Одного фунта хватило, плюс кормёжка. Переплатил конечно, но ничего страшного, главное, чтобы обо мне никто не узнал. Попросил разбудить часов десять утра, ну и подобрать корейские одежды. По случаю я постучался мелкому лавочнику и тот знал где и что можно найти. В самом доме проживало семеро, лавочник с женой и его родителями и трое детей. Братьев заселили в детскую, а детей перенесли на руках в комнату родителей.


Разбудили близнецов именно в нужное время. Выглядели те конечно так себе, в синяках, рваная одежда, бинты, а где иголку с ниткой найти? У меня таких вещей не было среди трофеев, но и слова не сказали по этому поводу. Лавочник уже мерки снял и ушёл, его жена сготовила завтрак, яичницу на довольно большой сковороде. Кормили только близнецов, сами те уже поели. Подумав я сделал заказ на куриные яйца. И отец лавочника с большой корзиной отправился на рынок, он тут совсем рядом, а деньги я дал. В результате тот сотню яиц купил. Я все осмотрел на просвет, на солнце, пятен нет. Половину сварили, остальные в корзине сырыми убрал в хранилище. Сваренные тоже. Во второй корзине. Штука не плохая в походе. Убирал естественно не на виду, а у себя в комнате. Тут и одежду принесли, обувь у меня своя, вполне неплохая. Одежда справная, но европейского покроя. Брюки, рубахи, лёгкие куртки и кепки. Чёрт, вроде же говорил корейские нужны? Ну ладно, и эта сгодится.

Отблагодарив хозяев, я покинул их дом и направился на рынок. Время часов одиннадцать дня было. Кстати, лавочник сообщил, что почти весь город на разгрузке был, у места стоянки призов. Ночью японцы так и не заявились. Наши интенданты кинули клич и народ потянулся, платили хорошо, поэтому желающих хватало, даже дети и женщины были. И действительно на рынке было мало народу, да и часть прилавков и мест торговли пусты. Видать хозяева на разгрузке. Глянул цены на куриные яйца, действительно высоки, не обманул старик. Тут это дорогой товар, хотя кур вокруг довольно много бегает. Первым делом, покинув рынок, особо ничего не купив, я дошёл до банка, где Альфа, надвинув кепку на глаза, спокойно обменял две трети наличности, а всего было сто сорок семь фунтов, и мелочью ещё около десяти фунтов, на рубли. Город под русскими, потом в основном тут ходят именно рубли, их охотно берут. Китайских, а они тоже в ходу, у меня не было. С лавочником проблем не возникло, тот знал, как пристроить такую валюту, но на рынке не все соглашались брать фунты. А так трофеи в фунтах велики, у солдат обычно и фунта не было, пенсы, монетами всё, у офицеров ну максимум десять фунтов стерлингов. Я же трофеи собирал. Просто у одного офицера банкнот на сто фунтов в портмоне было, вот оттуда основная сумма. Да и не везде был доступ к телам офицеров для обыска. Хоть это набрал.

Бета дожидался Альфу снаружи, контролируя округу. Тоже кепку на глаза, зыркал по сторонам. В общем, у меня две новости. Одна плохая, другая… принята к сведенью. Наверное, всё же хорошая. Значит так, пока Альфа стоял в очереди к кассиру, да, была очередь, то подслушал щебетание двух дам, что стояли перед ним. Вот и узнал почему японцев не было. Эссен, получил всё же под командование мою «Волгу», видел, как тот на неё облизывается. Причём ему броненосец давали, отказался. Думаю, это слухи, приказали бы, никуда не делся, взял и броненосец. Так вот, тот четыре дня как покинул рейд и ушёл крейсерствовать. Командиром Тихоокеанского флота был назначен вице-адмирал Витгефт. Чин и должность он получил буквально на днях. Надо сказать, среди личного состава флота адмирал Витгефт не пользовался симпатией. Напротив, к нему относились с недоверием и даже враждебно. Все знали, что только благодаря упрямству и недомыслию Витгефта не были своевременно предупреждены и отозваны наши стационеры в Корее и Шанхае, и мы с началом войны таким образом потеряли «Варяг» и «Кореец» и лишились участия в войне «Манджура», что стоял как стационер в Шанхае, а также потеряли транспорт с боевыми и другими запасами на «Манджурия», шедший в Артур перед началом войны и забранный японским крейсером. Витгефт, упорно отрицая возможность объявления войны, ничего не сделал, чтобы своевременно отозвать стационеров и предупредить транспорт о политическом положении дел. Наконец, несчастная для нас атака японских миноносцев в ночь с двадцать шестого на двадцать седьмое января также отчасти может быть отнесена к вине адмирала Витгефта. Он вообще далёкий от морских дел человек. Адмирал Вильгельм Карлович Витгефт был честнейшим и благонамереннейшим человеком, неутомимый работник, но, к сожалению, работа его всегда была бестолковой, и всегда все его распоряжения вели ко всякого рода недоразумениям и даже несчастиям. Прослужив уже много лет во флоте, адмирал Витгефт не был вовсе моряком, а тем более военным человеком. Именно о нём я говорил, как о коекакере. Не знаю, что побудило власти именно его назначить командующим, но это была огромная ошибка, по моему мнению. И это говорит не обида на адмирала по поводу попытки моего ареста, а факты.

Так вот, Эссен уговорил Вигефта отпустить его в море, и тот видимо впечатлённый моими делами, не сразу, но дал добро. Четыре дня назад «Волга» ушла на свободную охоту и видимо поставила мины на выходе из порта Сасебо. Это не подтверждено, но а кто ещё? На минах подорвался и затонул броненосец «Хацусе», ставший флагманом у японцев. И тут адмирал Того спасся. Поэтому отряд Вирениуса и смог проскочить, японцы, напуганные минной постановкой, пока не очистили фарватер и не дёргались. «Волга» продолжала охоту. Конечно дамы не в таком виде всё говорили, но составить карту произошедшего было не сложно. Это была хорошая новость. Плохая — Бета обнаружил слежку. Неплохие спецы работали, и похоже вели нас от дома лавочника, я не сразу это понял, на рынке появились подозрения, а тут только убедился. Вот кто нас слил. Главный вопрос, опознали ли меня или нет? Есть подозрение, что да.

Дёргаться я особо не стал, может и не помешает слежка сделать покупки. А что, отправят на каторгу, я этого не исключал, могут как дезертира в военное время. Это Бета бежал из-под ареста, а Альфу под дезертирство легко будет подвести. Так вот, на каторге овощи и другие продукты питания мне точно пригодятся. Оружие итак было, десять винтовок «Ли-Энфилд», два «Винчестера», и два пулемёта станковых «Виккерс», все под один патрон. А их у меня десять ящиков. Двадцать тысяч. Из короткоствола, шесть револьверов и пять пистолетов. Боезапаса не так и много, что с тел снял, но мне хватало. Было восемь ящиков с динамитом, шлюпка, одеяла, остальные припасы. А нужна палатка или шатёр, походная утварь и посуда, одежда для разного сезона, запасы иметь стоит. Поэтому, когда Альфа вышел, мы прогулялись до лавок, где опять же Альфа, у него лицо больше побито, ещё немного и опухоль спадет, но всё равно несимметрично, да синяк. Опознать сложно, в отличии и от Беты. Альфу прикладом один солдат приласкал, вот и получил синячище. Ладно бы бил, так нет, кинул винтовку, прежде чем попытаться сбежать, от пули Беты не сбежал, и вот Альфа не смог увернутся, уходил от удара штыком другого солдата. Это когда второй пулемёт брал, случилось. Хорошо зубы не выбил. В общем, Альфа зашёл в лавку и приобрёл две офицерские походные сумки, продавали их свободно, даже если не офицер. А Альфа просто сообщил, что его подрядил офицер всё приобрести. Мог и не объяснять, так продали. Купил две пары сапог и три комплекта портянок, включая утеплённые, обувь нужно надёжную иметь, тот мерил, подходила. Также приобрёл офицерскую двухместную палатку, кусок тента и крепкой бечёвки несколько вязанок. Походную утварь и посуду на троих. Потом полевой бинокль, бутылочку оружейного масла, и ветошь разную для чистки оружия. Последним взял средства гигиены, по два полотенца, мыло, бритвенные непринадлежности, зеркальце и небольшие ножницы.

На этом всё, в подворотне, где не было свидетелей, всё было убрано в хранилище. Это видимо обеспокоило наблюдателей. Зашли в проулок с вещами, вышли без, проходя в следующую лавку, продовольственную. Тут приобрели мешок картошки, вяленого мяса шесть кило и солёного сала десять, с чесноком. Духовитое. Недавно видать солили, свежее сало. Мастер солил. Ну и консервы. Вот кстати, много припасов на полках из САШ, но пиндосы сюда продовольствие не поставляют, однако, помнится такой груз у одного приза был, или даже у двух, что я приводил в Артур. Похоже часть трофеев пустили в свободную продажу. Ну да, город же чем-то кормить нужно. Голода не будет, корейские рыбаки не дадут, но и рыба надоедает. А консервы были с бобами, в томатном соусе и с овощами. Между прочим, вкусно, сразу можно есть как открыл, три десятка банок взял, больше не было. У меня пара ящиков с такими консервами из магазина Вэйхавэй. Тоже из САШ. Убрал покупки в хранилище в другой подворотне, а то тяжело нести. Только после этого парни прошли на территорию рынка. Тут братья разделились. Поход по лавкам конечно выбил брешь в бюджете, но ещё солидно оставалось. Альфа занялся покупками припасов, а Бета всё что осталось для походной жизни. Обязательно нужна шкура для подстилки. Тут циновки в ходу, да и они не спасают, но найти медвежью шкуру я вряд ли смогу. Нужно что-то, на чём спать на снегу. Или на нарубленном лапнике. Я действительно серьёзно готовился, люблю комфорт. С каторги сбежать можно, вот и готовлюсь. Может волчьи есть? Поищем. Альфа купил котёл, литров на двадцать, и чайник, литра на четыре. Ему их отмыли, и тот прошёлся по местным закусочным, скупая китайские пельмени, и стопками лепёшки брал, так полный котёл и набрал, с бульоном. Котёл с крышкой был. В чайник сливочный соус залили, вкусный. Три варёных куриных тушки купил, рыбы жаренной две сковороды. На глиняных тарелках. Чуть позже тот убрал покупки в хранилище. Тут стоит пояснить. Пока мы на японском судне чуть больше суток проживали, дожидаясь окончания пути, то тестировали хранилище. Я пытался качать, убирая внутрь ящики с патронами, или доставая, хотел увеличить размер. Но нет, объём тот же. Зато внутри стазис, хлеб с камбуза свежим и горячим был до сих пор. Два у меня осталось. И вещи не мнутся. Никаких следов. Так что как убрал, так и достану котёл и чайник.

С Альфой это всё, что успел. С Бетой дела чуть получше, нашёл тот волчьи шкуры, поспрашивал, и ему принесли три, довольно больших, шерсть густа, отлично. Видимо зимой их взяли. Зимний подшерсток. Расстелить их вместе и лежанка готова. На двух лежат — одной укрываются. Больше шкур не было. Впрочем, на покупку этих трёх все средства и ушли. Так что остались фунты. Надо было всё разменять. Я присмотрел ещё что можно взять. Впрочем, фляжки, что продавались, мне и за фунты отдали. Восемь штук, двухлитровые. Их вместе с шкурами и отправил в хранилище. А в закутке, которую использовали как примерочную. А теперь можно утекать. Кстати, братья пообедали в китайской закусочной. Был рисовый суп с мясом, для местных дорогое удовольствие, и на второе рис с рыбой. Рис полит соусом, на майонезе, я такой же купил и в чайнике хранил. Нравился мне он, и не такой острый, как обычно у китайцев или корейцев. Также взял салатик овощной, вполне ничего. Чай у меня был, можно будет сготовить. Нет, про чайник с соусом внутри я помню, но он большой, там носик затычкой зарывается. Чайник я приобрёл в комплекте утвари в лавке, так что имеется в запасе ещё один.

Время третий час дня был, я закончил с покупками, а всё, средства к концу подошли, так что слинял от наружки. Да довольно просто в таком корейском квартале. Близнецы разошлись и вдруг рванули с места как рысаки. Причём, не по улицам, а дворам. Ушли. Спасибо наружке, что хоть покупки сделать дала. Видимо хотели узнать о моих планах, что дальше делать хочу, да вот не вышло. Пока весь город переворачивали, полк солдат где-то нашли и пустили в дело, я в совсем другом месте находился, братья на разных телегах с другими желающими подзаработать катили к месту разгрузки призов. Вот так и работали до наступления темноты, никто их не опознал. Близнецов на разных шлюпках доставали на два приза, там те и грузили добычу в сетки и кран-балками подавали гружённые сетки в лодки или баркасы, а те уже к берегу уходили. Там другие разгружали. Альфа работал на разгрузке судна с продовольствием. Был стандартный набор, немного овощей, и много риса в мешка и рыбы в бочках. Видимо флотские интенданты озаботились накоплением запасов, раз чугунка перерезана, что на склады шло, что в кладовые боевых кораблей. Кстати, овощи свежими были, видимо с южных островов урожай. Альфа прибрал пару вязанок капусты и лука. Альфу включили в бригаду, что рыбой занималась, так что до вечера тот бочки кантовал. Бете повезло больше, его бригада работала на судне в трюме которого был шанцевый инструмент, разное инженерное имущество, новая форма в тюках, обувь. В общем, нагрузили разными грузами. Интенданты ходили и показывали, что в первую очередь нужно выгружать и что необходимо больше всего. Разбалованные призами и той добычей, что я брал, те морщились. Призы не особо ценные. Грузы только четырёх судов из семи, можно считать ценными. Было одно судно с повозками, и разным имуществом, котлами и для готовки, нам ужин в них готовили на берегу, но лошадей не было.

Как стемнело, братья покинули место разгрузки, получив оплату, а японцы так и не появились. Наши спокойно работали, да и загрузка практически закончена, призы уж высоко сидели. Также шла расчистка фарватера, опыт был, работа спорилась, за пару недель должны сделать, но это не моё дело. Передохнул, можно снова с британцами поработать. У них там как раз новые броненосцы должны подойти. Я подумал, почему и нет? Да и про банки там не забывал. Хранилище не полное, процентов двадцать оставил свободного места, будет куда убрать. Причём была мысль добраться до Чемульпо и там купив джонку под видом китайцев добраться до британской базы, но подумав, отмёл эту мысль. Буду со стороны суши подбираться. Сейчас же мне нужны деньги, то что дали за работу, крохи. По рублю вручили. А ведь для местных это большие деньги. Кто весь день проработал, и три получал. Да и матросы и солдаты тоже на разгрузке работали, смешенные бригады. Торопились, и сделали. А деньги я решил добыть в Порт-Артуре. Мне тут фамилия одного английского журналиста, что про меня гадости писал, припомнилась, я его статью про закупорку фарватера, находясь в Вэйхавэй читал. Вот и посещу. Тот не переживёт моего визита, можете в это поверить, заодно трофеи добуду и денежные средства. Надеюсь на крупную сумму. Пока же ещё нужно найти этого нагла. Кроме фамилии мне о нём ничего не известно. Вот так я и вернулся в город, на своих двоих, тут чуть больше десяти километров было, двигаясь способом легионеров. Всё же усталость была изрядная, поработать с разгрузкой пришлось немало, а тут ещё такой марафон, но нужно.

А вот поиски в городе не прекратились с наступлением ночи. Видимо решив, что блокировав все выходы из города, по сути оцепив, братья Баталовы всё ещё находятся на территории. Впрочем, сейчас уже не ошибаются, пусть оцепление с факелами было, но факелы меняли часто и вот в тот момент, когда меняли очередную партию прогоревших факелов у солдат, я и проник в город. На каждом перекрёстке пост, везде патрули, несколько групп прочёсывают дома. Ещё одна у порта заготавливала факелы, делая из них вязанки. Такая организованность в поисках вызывала уважение, кто-то вполне грамотный этим занимался. Странно, что они получили разрешение на это. Правда, особого возмущения среди населения я не обнаружил. Пока Альфа искал информацию по англичанину, просто у возниц пролёток спрашивал, что ожидали клиентов у кабаков, Бета его прикрывал, я размышлял. Братья, общаясь с разными людьми при разгрузке, собрали разные сведенья, что вызвали у меня некоторое удивление, и даже недоумение. Например, попытка ареста Беты тщательно скрывалась, об этом никто не знал, только громкое прибытие Графа с призом и на трофейных миноносцах подняло шум. Все узнали. Ни он, ни матросы не стали молчать. Кстати, граф получил чин капитана второго ранга. Видимо откупились, потому как заставили его замолчать. Хотя изначально именно от него было больше всего шуму. А вот матросы не молчали и среди них ходили просто огромное количество слухов, не зря я тогда самых авторитетных моряков вызвал и сообщил те новости, так что они разошлись. Также близнецы пустили свой слух, пока работали на разгрузке. О подрывах броненосцев в бухте Вэйхавэй тут уже слышали, причём британцы официальную ноту протеста отправили нашему послу, да и их посол в столице сейчас силы напрягает, пытаясь заставить найти братьев Баталовых и арестовать. Да, обвиняют именно их.

А пущенный слух был о том, что это Бог наглов наказал, когда те хотели свои броненосцы передать японцам. Да ещё со всеми командами из англичан. Только флаги поменяют. Об этом простые матросы не знали, очень сильно возмутились и слух начал расходится вокруг стоянки призов, как волнами. Тут нагличан итак не любили, а сейчас и подавно. А что по слухам, то братьев Баталовых несправедливо обвинили, сейчас это уже точно известно, множество свидетелей подтвердили, никакого утопления английского пассажирского судна не было, навет, так что мои близнецы считались безвинно обвиненные. А причина преследования, вообще вызвало у меня удивление. Мол, братья такие хорошие моряки и воины, что русские адмиралы возревновали, и как Макаров погиб, обвинили братьев, чтобы и дальше их не позорили. Мне такая версия понравилась, вполне возможно. Ну и что британцы приложили руку к аресту, тоже ходили упорные слухи, да я и сам это сказал, перед тем как проститься с моряками и графом. В результате были серьёзные волнения на кораблях и берегу, чуть до бунта не дошло, и сейчас между матросами и старшим офицерским составом серьёзное напряжение. Причём, многие младшие офицеры поддерживают это движение. В основном из молодых. У Витгефта и так авторитета практически не было, а тут упал ещё больше, ниже плинтуса. Многие его приказы игнорируются, или вообще выполняются не так. Как его вообще назначили командующим? В общем, в эскадре и на территории Артура разброд и шатание. Думаю, то что «Волгу» выпустили на свободную охоту, сделано для создания базиса авторитета Витгефта, другого объяснения не было. При этом в городе идут поиски, но не братьев Баталовых, такой информации не выдавалось, а двух подозрительных парней, возможных японских шпионов.

Возниц было мало, видимо из-за войны большую часть отправили в армию, добровольно или приказом, не знаю, но я обнаружил всего двоих, что как раз подкатили к ресторации, другой к кабаку, довольно дорогому. Расчёт оправдался, один вполне знал этого англичанина, даже фамилия известна. А тот его часто нанимал. Так что за рубль тот описал где живёт нагличанин. Правда, дома его не было. А этот возница, гад, как раз и привез его в ресторацию, у которой мы общались, и где начался банкет, чествовали прибывших моряков и Вирениуса. Народа у ресторации хватало, то что город оцепили и идёт прочёсывание, тут мало кого волновало. Приметил и жандармов, что руководили поисками. Что-то их даже много, раньше поменьше было. Что им вообще нужно? Отчего такой ажиотаж? Британцы их так нагнули, что решили побыстрее передать им братьев Баталовых, чтобы больше не шумели и крик не поднимали? Или Император осерчал, и приказал обязательно арестовать? Поди знай. Хм, может подставить одного близнеца и выяснить? Второй его освободит. Мне любопытно. Стоит об этом подумать. Пока же братья посетили место проживания англичанина. Тот комнату снимал в частном доме. Темнота помогла вскрыть дверь и проникнуть в его комнату. Альфа обыскивал, Бета сторожил снаружи. Этот квартал уже прочесали, так что работал я спокойно. Нашёл и оружие, и деньги, последние в двух тайниках. Зная, что искать, найти их было не сложно. Почти пять тысяч фунтов стерлингов и около тридцати тысяч рублей. А это много, подозрение, что журналист агент влияния и вербует людей, для того деньги и нужны, нашли своё подтверждение. Подождём его возвращения и допросим, я это уже твёрдо решил. Кстати, пока ждал, написал письмо Анне, использовал бумагу и писчие принадлежности британца. У него неплохие запасы, забрал всё, ограбив. В конверт вложил четыре тысячи рублей и тысячу фунтов, толстым пакет оказался. Остальное себе оставил, и отправил через малых. Через Алекса передал, у его тела, которого спеленали в кокон, и нашли конверт. Получить Анна с матушкой успели первыми, порадовавшись деньгам. В письме я тоже написал, что и во сне. Просил их не сообщать чьи дети, мол, знаю о них, спасибо за сыновей, у меня проблемы, это может им навредить, письмо с деньгами передал мой доверенный человек, и хватит на этом. Анне Васильевне я ничего передавать не просил.

Журналист появился только за полночь. Привёз его тот же возница. Хозяева дома, где англичанин снимал комнату, уже спали, да и выход у того был отдельный, не мешал. Вот и я не помешал людям спать, пока допрашивал нагла. Причём не в комнате. Там стены тонкие, хозяева шум услышать могут, а в сарае, на соседнем придомовом участке. Там собаки не было. Конечно хай вокруг те подняли, благо Корея, собак мало, но это не помешало мне провести жёсткий допрос и бросить тело под видом уличного убийства. Около двадцати ножевых, хаотично нанесённых по телу. Кстати, тот ещё один тайник выдал в доме, я его не нашёл. Там золото было, три сотни червонцев. Не все на бумажки с разными правителями велись, некоторым для оплаты золото требовалось. Если уж продавать Родину, так за золото. Я выяснил кого тот завербовал, кто его помощники, и выяснил, что мои предположения были верны. После ареста Бету должны были ликвидировать в городе, две боевых группы было готовы. Бомбисты и стрелки. А если повезёт, то и Альфу. С этим наглом мне повезло, тот был резидентом английской разведки. Как ему ещё аккредитацию дали для работы в Артуре? Узнал от него же, сколько это стоило. Да уж. Две тысячи рублей на руки одному чиновнику и пожалуйста, получил что хотел, и вполне законно работал в Порт-Артуре. А теперь стоит поторопится, первым делом я пробежался по тем, кто был завербован и работал на англичан, таких было девять человек, что занимали довольно высокие посты. Даже один офицер был, игрок, что проигрался в карты. Чиновника-взяточника тоже навестил, у того в схроне аж восемнадцать тысяч рублей было. Вот же нечистый на руку. Повесился от огорчения. Точно от огорчения, сам ноги придерживал, после того как петлю накинул. Семерых я застал дома, всё же ночь была, там им и вынес приговор, сразу его осуществив. Может кто-то скажет, что я не имею на это права, для этого суд есть, но скажу так, либеральные российские суды особого наказания для них не предусматривают, законы такие, те работают против своей родины и вердикт тут один, они должны получить наказание, а это — смерть. Напоминаю, что я диванный вояка, самое жестокое существо по сути. Пусть теперь диванным воякой меня можно назвать с натяжкой, всё же имел реальный боевой опыт, и я себя таким воякой считал больше с иронией. Но всё же многие суждения мои остались прежними. Многие имели семьи, пришлось работать очень тихо, чтобы не разбудить, проникая в дома и комнаты, вырубать всех, и супружниц предателей, после чего ликвидировать. Утром будет много крика.

Двух оставшихся нашёл на работе. Один так участвовал в моих поисках. Они, кстати, закончились, дали отбой, отправляя уставших солдат в казармы. Потом посетил помощников резидента английской разведки, и обе его боевые группы. Была и третья, это они убили Макарова, но она погибла при отходе от места акции. При попытке прорыва. В общем, к утру все были ликвидированы, работал ножами и «Наганами». Жаль, но последние запасы мембран для глушителей пошли в дело, и они тоже истрепались. Пусть оружие не такое и бесшумное, но здорово помогло. Времени немало сэкономил. Причём, места обитания помощников и боевых групп обыскал, трофеев хватало, большую часть, особенно денежные средства, прибрал. И вот, на рассвете я постучался в номер. Это был бордель, и в номере находился граф. Эссен ушёл в одиночку. Витгефт ему не дал в помощники миноносцы, они работали на охране подходов к Порт-Артуру, неся дальнюю сторожевую службу. Сам граф выполнил поставленную задачу, не знаю какую, и сейчас отдыхал. Кстати, я сам в бордель пришёл час назад, сняв двух девушек, вот те меня опознали, я тут ранее был частым гостем, когда моё судно стоял в бухте. Альфа уже ушёл, более того, как раз покинул город, укроется в стороне, а вот Бету я решил сдать, хочу знать почему меня ищут. Боевые группы уничтожены, так что пока не переживал, если и попытаются убить, то спонтанно. Альфа, если что, прикроет. Не сразу, но дверь номера мне открыли. Надо сказать, наспех одетый граф, сонного вида, мне ой как обрадовался. Затащил в номер и начал расспрашивать, что братья недавно делали? Мне такой интерес ой как как не понравился. Пришлось пожаловаться на китайцев, с которыми я работал. Граф их знал, призы приводил к местам встреч. Мол, китайцы меня ограбили и тот приз забрали. Деньги выплатили, а ночью напали на нас. Я конечно повоевал, немало китайцев на тот свет отправил, но ушли гады, не всех перебил. Зато судно их сжёг, те на шлюпках сбежали, берег рядом был. А тут судно попутное, так и добрался на джонке до Артура. Хотел отбыть по железной дороге в центральные регионы России, да узнал, что железная дорога перерезана. Пешком пойду, обойдя зону боевых действий. Про диверсии у англичан не знаю. Граф вон спросил, от него и узнал об этом. Мне же некогда было англичанами заниматься, я с китайцами воевал.

Поговорить нам не нормально не дали, я не сомневался, что девчата или маман меня сдадут, не подвели, только начал выяснить у графа, что там было в Вэйхавэй, громко радуясь потерям наглов, как дверь внезапно распахнулась и ввалилось трое жандармов, все офицеры, держа меня на прицеле револьверов. Хот нет, у одного пистолет был, бельгийский «Браунинг». У меня среди трофеев такой тоже был, но один. У графа тоже такой трофей имелся.

— Господин Баталов, вы задержаны.

— Что, опять?! — возмутился я. — Что на этот раз придумаете, чтобы меня арестовать?

— Вы Михаил или Мартын?

— Михаилом буду.

— Где ваш брат?

— Покурить вышел.

Граф, что возмущался такому наглому вторжению, сейчас лишь хмыкнул, то что братья не курили, было общеизвестно. В общем, Бету взяли под руки и повели к двум коляскам, что стояли снаружи у входа, а бордель начали переворачивать к верху дном. Пусть Альфу поищут, может что найдут? Повезли меня, к моему удивлению, ни куда-нибудь, а в штаб Тихоокеанской эскадры, что дислоцировалось в Порт-Артуре. Я был хорошо одет, позаимствовав в гардеробе помощников английского резидента, а им нужно часто менять свой облик, одежду своих размеров, так что костюм приличный. Даже дорогой и как по мне сшит. В здании сначала продержали два часа в одном из кабинетов, всё же раннее утро, штаб по сути пустой, потом конвой сопроводил для допроса. В кабинете помощника начальника штаба, тот имел звание капитана первого ранга, в присутствии двух офицеров штаба, и одного жандарма в звании ротмистра, и был проведён довольно быстрый мой допрос. Или опрос, так вернее. Описал всё тоже самое что и графу. Про англичан только тут от графа узнал. Его тоже опросили. А следы ранения на теле, меня врач осматривал, синяки, определяя их свежесть, объяснил дракой с китайцами, что ранее скупали у меня призы. Пытался захватить судно, но начался пожар, пришлось спасаться вплавь. Деньги потерял, тут да, приз захвачен русскими моряками, граф вон тоже участвовал, я был должен сдать деньги интендантам, полученные за продажу приза, однако нет, каюта была разграблена, перед пожаром, я с братом держал оборону на корме на тот момент, так что потеряны деньги. Это было зафиксировано в допросном листе. Фиг я им что отдам. Деньги-то действительно потеряны. По остальной бухгалтерии за призы вопросов не было, всё давно решили, вскрыв мой сейф на борту «Волги». Бухгалтерия у меня всегда в порядке была.

Дальше особо ничего объяснять не стали, заперли в камере, но качественной, не где обычных арестованных содержат, к тому же и покормили. Завтрак из ресторации доставили. А к обеду был офицерский суд чести. Бета и Альфа отсыпались, один в камере на нарах, другой на волчьей шкуре, укрывшись одеялом. Альфа всё же вернулся в город, спал не территории ремонтных доков. Прямо на крыше пакгауза с запчастями. С земли его не видно, а летать пока местные не могут. Воздушный шар был, у артиллеристов Электрического утёса, но сейчас тот спущен, ветер сильный с моря дул. Что по суду, а тут множество офицеров собралось, председательствовал незнакомый мне контр-адмирал Энквист. В общем, были описаны мои прегрешения, основная, дезертирство, да, именно так это назвали. Про попытку ареста и побег скоромно умолчали. Причём, зачитали телефонограмму, личную от Императора, тот оказывается получил мою телеграмму. Это что, китайцы её отправили? Странно. В общем, осерчал тот на мои довольно резкие высказывания, что обижен на них за прогиб перед британцами, и просьбу мою попросил удовлетворить у Морского Ведомства. Это Энквист и озвучил. Также озвучил что Николай уже позже узнал, что за него всё решили по моему аресту. Уже разобрались. Дворянства меня лишили, хотя и подписаны патенты, дарующие братьям Баталовым личные наследные дворянства, но они находились в канцелярии Императора до личного вручения нам в руки. Теперь не вручат, порваны. Также сняты звания с близнецов, вернув их в корпус офицеров по Адмиралтейству.

Вот тут как раз и возник правовой казус. Наград братьев никто не лишал, не имели права, все заслуженные, тем более несколько новых успели утвердить, осталось документы получить и заказать их у ювелиров, но награждать ими могли только действующих офицеров, а Бета с Альфой ими больше не являлись. Кстати, к тому моменту и Альфа прибыл, сел на лавку рядом с Бетой, и слушал адмирала. Кстати, другие офицеры, из молодых, слушая приговор, освистали адмирала, нарушая установленный порядок в суде. Их вывели из зала. В общем, братьям оставляли звания поручиков по Адмиралтейству, они выслуженные, и дозволялось носить на мундире все выслуженные награды. И да, братьев уволили со службы. Эту просьбу тоже удовлетворили. Ареста не было, все считали, что нас и так наказали сверхмеры. После этого, не слушая моих возражений, офицеры потащили близнецов в ресторацию. Так что нормально мыслить я смог только на следующий день. Там похмелившись, первым забрал личные вещи и имущество Беты со склада, их на удивление сохранили, ничто не пропало, я проверил. Мундиры не вернули, не имею права на них, а вот награды все вернули. Напомню, что мундиры я отправил с наградами. Та что убрал их в шкатулку, к документам. Альфе пришлось заказать копии документов, оригиналы пропали из-за китаёз. Также получил документы на новые награды, Витгефт вручать не стал, передал эту обязанность начальнику штаба флота. Тот и выдал. Бета сразу сделал заказ у ювелиров. Оказалось, уже были готовые, поэтому оплатил и забрал.

Кстати, очнулись близнецы в борделе. Это ещё хорошо. Пока Альфа искал у местных лошадей, тут с ними проблемы, очень большие, Бета и решил все вопросы с имуществом. Тут к вечеру и догнала новость. К Артуру вышел посыльный миноносец из Владивостока. Прорвался. «Волга» погибла два дня назад. Причём, со всем экипажем. Делали минную постановку ночью у Токийского пролива и подорвались на японской мине, те новое поле установили на подходах, произошла детонация мин на борту, всего двоих контуженных моряков подняли с воды, что судорожно цеплялись за деревянные обломки. Японцы там работали шлюпками со сторожевого судна. Микадо сразу раструбили эту радостную новость, так и узнали во Владивостоке, через телеграф. Артур погрузился в траур. «Волга» была символом, потомки самураев боялись её до мокрых штанов. И это не простые слова, море обезлюдило, как японцы узнали — «Волга» вышла на охоту. Мне было искренне жаль парней и своё бывшее судно, так что тоже ходил в ресторацию, где поминали погибших, но только по одной рюмке дал близнецам выпить, после траурной речи, и те вернулись на место постоя. Я снял две комнаты в корейском квартале, в одном из больших домов, им владел довольно обеспеченный хозяин. Тоже лавочник. Нет, реально жаль «Волгу» и парней, я уже с ними свыкся, но это война, военная удача штука переменчивая, в этот раз повезло японцам. Я только порадовался, что меня не было на борту «Волги» Ну а пока я решил переночевать в снятых комнатах. Через день-два, двину к Вэйхавэй. А что, я не передумал. В России всё в норме, получил наказание за это, хм, дезертирство и недовольство Императора, и всё, больше тут я правоохранительные службы не интересовал. Так что делать в Артуре мне нечего, на службу я не желал возвращаться, гражданский, так что уходим и пока война идёт, поработаем с наглами. Банки меня их интересуют.

Поужинал я в китайской закусочной, потому как в ресторации была в основном выпивка. Ну и отдыхать пошёл. Мне тут перед сном воды нагрели, помылся в бочке. Осторожно братья намывали друг друга, стараясь не замочить раны. Лечение неплохо шло, воспаления вроде не было, и не стоит доводить дело до этого самого воспаления.


А ночью здорово грохотали пушки. Похоже, наконец японцы пожаловали, и по сути «Ослябя» остался один против японских броненосцев. Сколько их там осталось? Два? Вроде бы. Да ещё броненосные крейсера, тоже должны быть. Утром, пока завтракал, была рисовая каша на молоке, у хозяев дома кухарка имелась, отлично её сготовила, и булочки к чаю изумительные. Вот и узнал от хозяина дома, а обедали мы совместно в общей обеденной зале, о новостях. Тот уже всё выяснил. Для начала, у японцев было пять броненосцев, русские моряки в четырёх опознали новейшие британские броненосцы. Однако под японскими флагами и с японскими названия. «Ослябя», после долгого боя расстреляли, отчего раненый командир корабля вынужден был выкинутся на берег, чтобы спасти броненосец. Часть призов потеряли, другие, с малой осадкой завели в бухту ранее. «Аврора» сама зашла, там был узкий фарватер, через который броненосцам не пройти. Потери в кораблях принципе были не велики, пострадал броненосец и канонерская лодка, та горела, и затоплены три приза. Больше потерь в людях, особенно на броненосце. Правда, и тот серьёзно огрызался, и береговые батареи, и даже броненосцы, что стояли на рейде, но те мало стреляли, не всегда видели цели. Попадание были, на двух бывших британских кораблях зафиксировали пожары. Их быстро погасили, но главное само наличие повреждений. Попыток атаки миноносцами наши не делали.

Информация была довольно интересной, я отдал долг погибшим русским морякам минутой молчания, и после завтрака начал собираться, нечего тянуть, стоит покинуть Артур как можно быстрее. Именно в этот момент, когда я совершал утренний моцион, чистил зубы после завтрака, постучался посыльный в дом. Как только узнали где я живу? Ведь никому не сообщал, хотя мне предлагали пожить у них многие офицеры. Не хотел стеснять. Некоторые были семейными. Слуга сообщил о посильном, Бета сходил, он уже закончил и вытирая полотенцем шею вышел на крыльцо, где и получил письмо от вооружённого винтовкой матроса, это был открытый лист, с приказом братьям Баталовым явится в штаб эскадры. Посыльный отбыл, я же, выкинув лист, я гражданский, приказывать мне не могут, продолжил сборы. Все вещи в хранилище, только по офицерской сумке за спиной, я уже давно оценил эту способность крайне положительно. Лошадей купить не удалось, всё вымели армейцы, так что быстрым шагом, в походной одежде близнецы двинули к выходу. А там и по дороге прочь от города. Надо было ночью идти, знакомых много встретилось, все интересовались куда иду, да зачем? Объяснял, что хочу попутешествовать по Манчжурии, вот и ухожу из Артура. Многих это удивляло. Японцы перерезали железную дорогу, но всё же Артур окончательно не блокирован с суши, можно проскочить. Конечно морем быстрее, но там японцы, удача переменчивая штука, может и не повезти, перехватят. Сушей конечно вон какой крюк, но решение осознанное. Братья, пока война шла, погрузнели, покушать я любил, тренировки мало спасали, бегом заниматься негде, на судах движения мало, а тут такое расстояние. Да они к окончанию пути настоящими рысками станут. Это даже хорошо, что лошадей не удалось купить.

На дороге тоже встречалось много народу, пару казачьих разъездов, знакомцы были, двое в абордажах участвовали, пока их матросами не заменили. И всем буквально надо знать куда братья идут. Да какое им всем дело?! Байка про путешествие всегда срабатывала. А тут ближе к обеду пыль столбом за спиной и казаки, уже знакомые, нагоняют. С первого разъезда.

— Нет, точно ночью надо было выходить, — проворчал я, отходя в сторону чтобы пыль не легла на одежду, как мимо проскочат.

Не проскочили, оказалось, интересовал тех именно я. С ними был морской офицер, не смотря на байки, в седле тот сидел вполне неплохо. Лейтенант из штаба эскадры, видел его там мельком.

— Вы почему не прибыли в штаб эскадры?! — сразу же начал тот с претензий.

— Сказать на чём я вертел и штаб и командующего? — в ответ поинтересовался я, под смешки казаков. — Я гражданский, мне до ваших приказов дела нет. Плевать я хотел на этот приказ. Тьфу.

Лейтенант уже покинул седло, скривился от моих слов, но всё же подошёл ближе и сообщил, вручая обоим близнецам по листу с каким-то приказом.

— Это итак было понятно, поэтому вот, приказ о вашем принудительном призыве на военную службу в чине поручиков по Адмиралтейству. Подписан командующим флотом.

— Да вашу… — дальше Бета матерился довольно заковыристо, описывая где видел этого командующего, и как его имели все китайцы разом. Вот это уже оскорбление, но мне плевать. На это не обратили внимание, командующего не любили, хотя лейтенант по долгу службы и сделал мне замечание. Да и честь мундира превыше всего.

Тут особо медлить не стоит, так что кивнув, мол, согласны, Альфа спросил, Бета молчал, строил из себя обиженного:

— Как вы себе это представляете? Мне сообщили что мы теперь поручики по Адмиралтейству, но патентов не получили, формы тоже нет.

— Получите на месте. Может быть даже сегодня успеем.

Вздохнув, я устроил близнецов за двумя казаками и отряд поскакал обратно в город. А не поняли бы меня, если бы я послал их. Я позиционирую себя как патриот, отказ защищать Родину, пусть земли Порт-Артура у нас временно, но все же наше, ударит как раз по мне. Поэтому подумав я и решил, почему бы и нет? А англичанами я позже займусь. Может ещё во время войны будет время? А вот насчёт службы, я пока неоднозначную реакцию имею. Служить можно по-разному. Есть ночного зрение или нет. Увидим куда назначат, там и решу. Если кто решил на мне в рай въехать, на пике моей популярности, а братья Баталовы популярны в городе, не смотря на то что гнев Император на них пролился, об этом уже все знали, то зря. Не выйдет. Вообще Витгефта понять можно, только занял пост командующего, а тут такая победа, «Волга» японский флагман на дно пустила, а ведь как победы, так и поражения, за всё несёт ответственность командующий. «Волга» погибла, «Ослябя» потеряли, там уже инженеры ползали, решали можно восстановить корабль или нет? Тому нужны громкие победы, а кто их приносит? Раз Эссена и «Волгу» тот потерял, что-то надо делать. Выпустил до прихода японцев ещё три вспомогательных крейсера и вроде «Аврору» с «Аскольдом» начали готовить, но поди знай, что это принесёт, тем более Артур окончательно блокирован с моря, японские корабли маячат на горизонте. Во всю развернусь, если стану командиром корабля, даже вспомогательного, вот только офицеров по Адмиралтейству командовать не ставят, это аксиома. Так что по сути осталось дождаться окончания войны, как уйду в отставку, и дальше можно будет к своим старым планам вернутся.

Вернулись мы в город достаточно быстро, за час. Я дольше от него уходил пешком. Высадили нас у здания штаба. Дальше провели процедуру возвращения на службу. Патенты действительно быстро оформили, командующий флотом мог их выдавать, за его подписью оба патента и были. Пока всё идёт, как и задумывалось. Да, если бы я желал, то близнецов бы не нашли, и не вернули на службу и я спокойно работал по планам, но мне нужно было вернутся на службу. Вряд ли дадут нормальные назначения, но дотянуть до окончания войны, а я хочу быть ветераном и участником Русско-Японской, кто отвоевал в ней от начала и до конца, это было бы неплохо. Если проще, я ожидал повторных подстав от британцев, поэтому должен быть на виду, очень они злы на братьев. А вот после дембеля… Пока шло оформление, я сгонял близнецов за покупками. Пролёток не было, всё пешком. Сначала к портному, заказали форму, у того готовой не было, придётся с нуля шить, чем и занялся. Завтра к обеду тот должен успеть, причём обоим. После этого Альфа стал пробивать выдачу копий документов, оригиналов нет, да и получать их нужно по месту учёбы, но хоть замена будет с отметкой почему выданы копии. Бета сразу свои вещи в хранилище убрал и больше за них не беспокоился. Так вот, пока Альфа бюрократией занимался, Бета снова посетил ту лавку, и стал закупать офицерское снаряжение, сейчас уже на службу. В большинстве брал для Альфы, своё у того было, вчера вернули что на «Волге» увезли. А вечером посетили цирюльника, успели до закрытия, сделал уставные причёски. Люблю короткий стиль. Обросли оба брата немного, вот и обкорнали, но аккуратно. Документы были сделаны, поэтому уже вечером я знал куда направляют братьев. Естественно не на один корабль. Бета на «Аврору» назначение получил, к штурманам. Команда тут новички, местные воды не знают, нужен местный штурман, вот и решили усилить одним из братьев Баталовых. А вот Альфа получил назначение на один из миноносцев класса «Истребитель». Причём трофейный, флагман минного дивизиона. Им граф командует. Тоже на должность штурмана. Кто бы сомневался. Куда ещё можно назначить недо-офицеров по Адмиралтейству? Ну и дали двое суток построить форму, и можно прибыть на борт тех кораблей, куда назначены.

Я честно два дня отгулял, докупая что на рынке или в лавках, для запаса в хранилище, и за час до окончания назначенного срока, мои близнецы прибыли на свои корабли. К тому моменту по два комплекта формы были готовы, повседневная и парадная. Последнюю обязательно нужно иметь. Если «Аврора» стояла на рейде, там шло обслуживание механизмов после долго пути, то миноносец графа находился на острие атаки, крутился недалеко от японского флота среди встающих водяных столбов. Тот парой работал, с таким же «Истребителем». Собирались разведданные. Вернулись как раз к вечеру и Альфа поднялся на борт. Успел. Официально его представили команде. Дальше старший штурман, да и единственный до этого на борту, показал мне рабочее место и где буду жить. Да, на борту миноносца спартанские условия. Делить каюту ещё с одним офицером пришлось. Тоже от Адмиралтейства, подпоручик из машинного отделения. Не стоит думать, что Альфу занижают. Как я уже говорил, «Истребитель», получивший имя «Грозный», был флагманом, и на борту находилось изрядно офицеров. Поэтому неудивительно, что такая коморка досталась простым офицерам, что на борту временно, до конца войны. А вот Бету встретили неласково, тот прибыл сам, протянул командиру приказ о зачисления в экипаж, как нарвался на грубую отповедь за опоздание. Сам я в мундире был при всех наградах, вон как завистливо на них командир крейсера глянул, и видимо не сдержался, у самого-то мундир пустой, только одна заграничная висюлька. Я на такое никогда не молчу, вот и сообщил капитану первого ранга Сухонину, что до конца указанного срока осталось полчаса. Капитан вообще на мат перешёл. Вызвал командира штурманской группы, и велел принимать нового офицера, после чего ушёл. Тут сразу размещать стали, рабочее место утром покажут. Не к спеху. Это «Истребители» часто в море убегают, а «Аврора» вряд ли в скором времени покинет рейд, пока тут японцы блокаду устроили.

Вот так близнецы устраивались на местах, знакомились с соседями. У Беты тоже сосед, штабс-капитан по Адмиралтейству. Однако он из корпуса инженеров. Ничего, даже успели поужинать на борту, погулять по палубам и к себе, отбой был. Пока же братьев не вносили в список по вахтам, видимо с утра изменения внесут. Так и оказалось, после завтрака обоим сообщили, когда их вахты. Ну у Беты проблем нет, корабль не в походе, штурманам в порту особо делать нечего, разве что карты местных вод изучать. Так что свободный график, нужно получить местные карты, с промерами глубин, да с нанесением на них минных полей. Этим старший штурман занимался. Вот у Альфы вахты на ночь расписаны. Понятно, на ночное зрение рассчитывают. Увидим по факту. Если опасность будет, предупрежу, в остальном сами. Мне только окончания войны бы дождаться. В принципе должно получится, главное не лезть в опасные места. Я не доброволец, принудительно призвали, так что на полную отдачу в службе могут не рассчитывать. Я может удивлю, но большинство офицеров именно так и служат, наплевав на службу в большинстве. Так что белой вороной я не буду.


***


Вот так служба и потянулась. «Аврора» всё стояла на рейде, лишь раз огонь открывала. В ночь с двадцать второго на двадцать третье мая. Была массированная атака миноносцев, хотели добить корпус «Ослябя», хотя с него всё ценное уже сняли и готовили к ремонту корпус. Так что Бета эти три недели службы особо ничем не проявил себя. Да и категорически не желал это делать. Исполнял свои служебные обязанности, на большее не рассчитывайте. Даже когда ночью все вокруг открыли огонь, встал лениво, боевая тревога сыграна только сейчас была, оделся, и направился на палубу, он командовал второй пожарной командой. Обошлось. По «Авроре» вообще не стреляли. Другое дело Альфа. За эти три недели «Грозному» немало пришлось побегать. И повреждения получал от японских снарядов и осколков. Альфу вызвали в первый же выход на мостик. Поинтересовавшись видит ли тот чего, на что я в теле Альфы удивлённо глянул на них, вряд ли те видели, но в голосе эмоции прочувствовать должны были.

— Я штурман, будет работа по проводке вызывайте, а глядеть по сторонам это работа вахтенного офицера.

— Как вы не понимаете, что нам нужны ваши глаза? — возмутился командир дивизиона.

— Это не мои обязанности, — повторил я и с разрешения покинул мостик.

После этого вернулся в штурманскую и продолжил прокладывать курс рядом с минными полями. Нашли, когда вызывать. Потом уже граф подходил, вот и пояснил ему свою позицию. Тот покивал, понимая меня. Взял обещание, что предупрежу, если «Грозный» в опасности будет, а те не увидят, и на этом всё. Раз шесть за три недели предупреждал, благодаря чему сами дважды удачно атаковали и утопили два японских миноносца. Один был «Истребителем», опознанным как «Оборо», но и всё. Наши расчистили фарватер за три недели, но выходить всё также опасались, только усилили охрану подходов к фарватеру, опасаясь новой атаки брандеров. Что по флоту, как я и говорил, Витгефт оказался ни рыба, ни мясо, «Ослябя» окончательно потеряли, добили его японцы, но пока продолжал командовать. Артур был окончательно блокирован с суши, и японцы сближались, скоро смогут осадные мортиры использовать. Какие ещё новости есть? Наши держатся, боеприпасов пока хватает, питания тоже, отходят к крепости, но с большими потерями для наступающих войск противника. Очень хорошо показали себя пулемётные засады и тачанки. На море особых новостей нет, японцы до предела взвинтили доставку грузов по морю и через Корею, Дальний уже давно у них. Помните те три вспомогательных крейсера, что Витгефт выпустил следом за «Волгой»? Один сгинул, ни слуха о нём, двое других прорвались во Владивосток на днях, приведя четыре приза. Скоростные отбирали, остальные топили, двенадцать побед у них, так и смогли прорваться. Грузы вполне себе ценные, даже были снаряды для корабельных пушек на одном из трофеев.

По Артуру, все корабли были восстановлены, команды тренировались, учебные тревоги звучали часто, и сегодня наконец Витгефт начал выводить эскадру из небольшого рейда Порт-Артура. С ночи работали миноносцы, протралили фарватер, действительно вытянули две мины, и сейчас по расчищенному фарватеру пошли серьёзные корабли. «Цесаревичу», где командующий держал флаг, ничего, а вот следующий за ним «Ретвизан» подорвался, у левой скулы вспух подрыв. А ведь до того там прошли два броненосных крейсера и два броненосца. Команда с трудом развернула броненосец, что садился носом, и вернулась на рейд. Выход сразу же был отменён, и продолжили траленье фарватера, подняв ещё три мины. У многих волосы зашевелись на затылке. Удача была на нашей стороне. Командиру миноносцев, который отвечал за чистку фарватера, серьёзно влетело, но на этом всё. Скучно. Ну вот скучно. Тоска зелёная, вот как можно описать моё состояние. Крах был виден невооружённым взглядом, с кораблей начали снимать матросов, и формируя роты моряков, отправляли на передовую. Это был приказ Витгефта. Конечно брали моряков с не самых лучших кораблей, но похоже это только начало. А вот на суше оборона стабилизировалась, уменьшилась и её стало возможным держать за счёт построенных оборонительных сооружений. Назвать их серьёзными укрытиями нельзя, воровалось всё, но всё же хоть что-то. Японцы сами прекратили наступление, строя оборону для блокады Порт-Артура. А нечем стало наступать, всё, все людские резервы они исчерпали. Тут наоборот наши бы атаки удержать.

После подрыва «Ретвизана», прошёл ещё месяц. Моряки совсем начали падать духом. Крейсерский отряд во Владивостоке уже дважды выходил в море, десяток транспортов потопил и три привёл обратно, так и не встретив крейсера Камимуры, а у нас тишь да гладь, и тут раз, поступил приказ, срочно готовится к выходу в море. Идём во Владивосток. Из-за блокады, Витгефт, решил перевести эскадру во Владивосток, соединив силы. Спасти броненосцы. Не то чтобы сам решил, как я слышал ему две недели капали на мозг и из столицы, и Алексеев, дважды засылая посыльные миноносцы, другой связи не было, сам наместник в Хабаровске находился. Однако собрались и вышли. «Ретвизан» тоже. Может как командующий Витгефт и так себе, но настроить инженеров и рабочих на авральную работу смог, восстановили корабль, как раз к выходу успели. Это очень быстро, уж поверьте. А так Бету и Альфу особо не трогали, если на что и возлагали надежды, то ошиблись, служба у обоих была тихой и спокойной. Ну у Беты точно, Альфа всё же на эсминце служил, а у них тихой службы не бывает. А так я не знаю кто спланировал прорыв, штаб и имущество эскадры с инженерами и рабочими мастерских вывозили на захваченных призах, их три десятка в бухте находилось, все забрали. Так вот, я не знаю кто спланировал выход ночью, то есть прорыв, но у них получилось. Молодцы. Сам выход Бета провёл в штурманской, прокладывая курс. Он вроде как местный, хотя командир крейсера до этого тоже тут служил, но штурманскую я не покидал, так что происходит вокруг, знал от Альфы, который тоже не спал. Его дивизион шёл впереди, в дозоре, это помогало обходить японские корабли стороной. Бой Витгефт приказ не принимать, а прорываться во Владивосток своими силами, если кто потеряется. При этом, то что бросили обороняющихся в Порт-Артуре, офицеры старались не думать. Это у матросов что на уме, то и на языке. Да и не бросили их до конца. Три канонерки остались под командованием офицера в звании капитана первого ранга, будут прикрывать их корабельными орудиями, а снарядов хватало на оставшихся складах.

Близнецы успели подготовится к выходу, все вещи убрали в хранилище чтобы не потерять, если что случится. Однако, хотя японцы знали о прорыве, агентура у них очень хороша, так и не встретили нас. Я не считаю две атаки миноносцами. Они ожидались и обошлось без особых потерь, лишь два транспорта с содержимым были потерян от самоходных мин. Я думаю, раз японцы тут не ждут, броненосцы их уже недели две как пропали с горизонта, то могут у Владивостока поджидать. Однако, это не моё дело. Ещё беспокоила пассивность японских морских сил, это на них не похоже. Не было попыток атаки очередными брандерами, такое впечатление как будто те сами хотели, чтобы эскадра ушла из Порт-Артура, чуть ли не красную дорожку постелили, и платочком вслед помахали. Я не понимал в чём дело, и это серьёзно бесило. Чую длинный нос джентльменов с острова Британия. А они ничего не делают просто так, и что же те задумали? А задумали те переговоры, японцы выдохлись и те это поняли, и чтобы совсем потерь не нести, решили, что для переговоров самое время. Поэтому, когда эскадра добралась до Владивостока, чудо, постоянно чистый горизонт, только в одном месте дым от английского крейсера, что нас сопровождал, там нас и поразили. Всё, войне конец. Переговоры пока шли, но ещё не подписаны. Порт-Артур и Дальний будут потеряны, остальное при наших остаётся. Сдачи города не будет, наши покинут его с оружием и вещами, японцы дадут коридор. Наших многое не устраивало и те отчаянно торговались, так что я подал рапорты своим командирам, с просьбой уйти в запас. Это действующие офицеры в отставку выходят, офицеры из Адмиралтейства в запас. Всё равно войне скоро конец, чего тянуть?

Две недели я ждал дембеля, и судьба мне фигу показала. Провалились переговоры, война продолжалась. Для начала, наших не устраивали англичане в качестве переговорщиков, слишком те влезли в эту войну помогая японцам, чтобы их терпеть. Одна передача броненосцев костью в горле стояла. В принципе, это и оказалось причиной провала переговоров. Остальное следствие. Наши не уступали, предлагая германцев в качестве переговорщиков, что обеспечат их выполнение, англичане были категорически против, знали, что их выкинут при дележе, так что ни к чему не пришли толковому. Поэтому флот начал готовится к выходу. Тот уже был приведён в порядок, начали высылать отряды крейсеров, японцы на горизонте маячили. Видимо Витгефту приказали нагнуть японце на море, гоняя их и в хвост, и в гриву, чтобы японцы податливее на переговорах были, и тот начал выполнять приказ. В своём понимании, конечно. Надо сказать, для меня всё это было тяжёлым моральным ударом. Я уже всё, гражданское мерил, на чемоданах сидел, ожидал приказа, чтобы отправится на берег, послать всех к чёрту и побыстрее свалить отсюда, как такой финт. Я очень сильно разозлился. Артур в осаде, наши там спокойно держатся, хотя японцы подвели броненосцы и пытались бомбардировать город и оборонительные сооружения, но потеряли два миноносца на минах и получив некоторые повреждения у кораблей первой линии от береговых батарей, отошли. Сейчас осадные японские мортиры начали работать. В общем, война продолжалась, нашим нужна победа, и из столицы шли приказы один за другим. Одним словом, неразбериха перед выходом. Причём, обычно это Альфа постоянно в море, а тут тот у причала, шло обслуживание машин, а Бета оказался раньше в море. Совместно с «Богатырём» «Аврора» пошла наводить порядок в японских водах. Командовал этой парой командир «Богатыря», капитан первого ранга Стемман, а эти воды тот знал лучше меня.

Вот честно, у меня во всём этом никакого желания участвовать не было. Я всё, я уже собирался отбыть в столицу, состояние — не трогайте дембеля, а тут такое. Раньше, когда сам командовал разными кораблями, у меня было желание воевать, стремится к большему, имя себе сделать. Имя-то я сделал, правда оно схлопнулось с гневом Императора на меня. Тут это серьезно, меня считали если не отверженным, то близко. Как-то все быстро заслуги близнецов позабыли. А разные революционеры наоборот славили, думали, что я из их когорты. Патриоты-извращенцы. При этом я делал свою работу от и до, и не стеснялся учится у более опытных коллег, получая знания по навигации и штурманскому делу. Опыт есть опыт, я не идиот лишаться его из-за вспышек своего характера. Я понимаю, что деятельных близнецов специально сунули в штурманы, тихая работа, болото по сути, но всё время дела вид полного довольства ситуацией, иногда даже вслух радуясь своей службе, так она мне нравилась. Некоторые кривились, видать знали в чём тут дело и им моя реакция не нравилась. Не этого те ожидали. В принципе да, мне нужен драйв, ночные походы и атаки, в общем, веселье на коммуникациях противника, а эта тихая работа, где нужны мозги и расчёты, для меня действительно как болото. Скукота. Однако терпел и никому не показывал своих чувств. Разве что досаду, когда объявили, что война продолжается, не я один имел чемоданное настроение, недовольных хватало. В основном из временно призванных. В последнее время настроение у меня не очень. Связь с близнецами — это всё же двоякая ситуация. У малых зубки режутся и раздражены все четверо от этого. А то что мы в рейд идём, мне это ничуть не волнует и не радует. Не я же командир. Да и награды не интересуют. Наград у меня итак хватает. Вон, носить тяжело.

К вечеру, когда мы оторвались от японских крейсеров, был один броненосный и два бронепалубных. Один кстати бывший английский, он нас до Владивостока и сопровождал. Значит и его отдали макакам? Буду знать. Так вот, вечером первого же дня, меня вызвал к себе командир крейсера Сухонин. Это странно, я как раз сдал вахту и хотел отправится отдыхать. Восемь часов на ногах, две вахты. Я ещё приболевшего товарища подменял. Тот с берега вернулся, увольнительная была, в никаком состоянии, его организм был отравлен продуктами распада алкоголя, и к моменту вахты маялся похмельем, вот и выручил товарища. Тот меня тоже пару раз подменял, когда мне на берег нужно было. Да по бабам бегал. Вот так я и двинул за вахтенным матросом, что меня нашёл и передал приказ командира крейсера. Кстати, никакого волнения или восторга я не испытывал, что служу на легендарном корабле. Крейсер как крейсер. Да и не стал он ещё легендарным, может и не станет. Сухонин же в лоб поинтересовался, правда ли писали в газетах, что мы с братом отлично видимо в темноте?

— Ложь. Писаки раздули историю, чтобы тираж на волне подъёма патриотизма поднять.

— А мне сообщили офицеры, что с вами служили, что вы видите ночью как днём и никто не может спрятаться от ваших глаз.

— Только если я командую кораблём. В остальных случаях, я ночью ничего не вижу. Это же касается и моего брата.

— Вот как оно? Я думал мы сможет договорится и ночью погонять японцев.

— Не о чем договариваться. Господин капитан первого ранга. Ночью я вижу как всё. Темноту.

— Свободны.

Тот прекрасно меня понял, но видимо не видел причин отказа. А первую встречу я запомнил, и командир крейсера мне стал не люб до скрипа зубов, и помогать ему я не буду. Пусть сам поработает, а то решил сесть на мою шею. Кстати, я узнал почему тот на меня зол был. Оказалось, ему старпом сказал, что я прибуду за сутки до окончания срока. Не знаю откуда он это взял, но капитан взъярился, когда я прибыл только через сутки. Подставил меня старпом. Правда, я ему отомстил, трижды, забывая прошлые мщения, так что уже не сержусь на него. Так отомстил, что у нас новый старпом, прошлого в госпиталь отправили, когда на него балка упала и ноги сломала. Вот тут честно не я. Смысл мне лгать? Я горжусь своими подставами. Об этом я и думал, покидая личную каюту командира крейсера и направляясь к себе. Спать хочу. Что по воду войны, чисто служба в рамках обязанностей обоих близнецов, если кто рассчитывал на что-то ещё, могут обломать зубы. Вот если бы свой корабль… ух, аж адреналин по венам побежал. Нет, мне это уже недоступно, так что забудем. А сейчас спать. Как же я устал.


***


Первый выход Беты не закончился пшиком, взяли одного американца с контрабандным грузом, паровозы, вагоны и рельсы, со всеми стрелками и остальным. Потопили два десятка рыбачьих шхун и разных лодок и вспугнули сторожевое судно, что успело укрыться в бухте, а так восточное побережье Японии, омываемое водами Тихого океана, как вымерло, похоже японцы знали, что наши будут тут работать и увели всё. Трижды убегали от загонных групп японцев, те и броненосные крейсера использовали, но уходили. Шесть дней длился набег пока мы с призом не вернулись в бухту. А там столпотворение, много побитых наших кораблей. А четырех нет, двух броненосцев, «Победы» и «Пересвета» и двух броненосных крейсеров, «Баяна» и «Рюрика». Остальные сильно побиты, только несколько крейсеров на вид в порядке. Для команды «Авроры» и «Богатыря» это новость, но я всё знал через Альфу. Тот не участвовал, серьёзные проблемы с машинами миноносца, шёл ремонт, даже шла замена многих узлов и деталей. А причина случившегося сражения, в приказе из столицы, дать бой японской эскадре. Витгефт вывел все корабли, только наша пара и две группы вспомогательных крейсеров ушли кошмарить пути движения грузовых японских судов. Чтобы грузы своей армии не возили. Только вот по иронии судьбы и японцы вывели все силы. Был бой, серьёзный, выстраиваясь в линию и дрались в Японском море четыре часа. Точнее пока не известно, подробностей нет, но разошлись по сути при своих. Побиты что наши, что японцы, очень серьёзно, японцы потеряли броненосец и два броненосных крейсера, остальные едва держались на плаву, когда уходили, да с многочисленными дымами. Также японцы потеряли бронепалубный крейсер, но тут случайность, перелёт снаряда. Витгефт живой, только слегка контужен, снаряд в мостик «Цесаревича» попал. Потери в людях колоссальные, в городе много домов в госпиталя были переведены, медперсонала не хватало. Пожаров множество на кораблях, на данный момент все потушены, почти все корабли обеих эскадр изувечены, но разошлись и направились в свои порты чинится. Во Владивостоке слабая ремонтная база, практически нет её, мы конечно доставили из Артура много что на транспортах, включая людей, работа по ремонту пошла, но это пока всё. Главное был озвучен вердикт. Три корабля, из них два броненосца, встали на прикол надолго и скорее всего до окончания войны в строй не вернутся. Многое нужно заказывать. Кормовая башня «Ретвизана» уничтожена, со всем расчётом, новую нужно, много таких проблем у эскадры. «Россия» и «Ретвизан» были вынуждены выбросится на берег, не могли справится с поступлением воды. Хорошо хоть вернутся смогли. Кстати, бой шёл больше семи часов, трижды сходились наши с японцами. Может Витгефт и плохой моряк, но не трус, заодно это его стоило бы уважать.

Мы же сдали приз интендантам, те подсчитывали сколько нам выплачивать, груз те посчитали ценным, а мы занялась крейсером. Команда проводила обслуживание систем, получала увольнительные. Только я крутился как белка в колесе. Да, испортить жизнь капитан вполне мог, что и сделал, постоянные дежурства, усиления. Я не высыпался. Но служба есть служба, пусть Сухонин перегибал, но тот в своём праве. Впрочем, я не забыл. Капитан, как крейсер встал на якорь, отбыл в штаб флота. На доклад, с рапортами в руках. А возвращался ночью. Пусть полежит со сломанными ногами и рёбрами в госпитале, подумает о вечном. Попал под пролётку. Вообще Альфа угонял пролётку для акции в другом месте, но неожиданно опознал того, причём Сухонин пытался его оставить Альфу, чтобы довёз до набережной, где ждала шлюпка с «Авроры». Тормоза не сработали. Достал меня капитан, ну вот как есть. Мог бы и дальше служить, если бы Бету не трогал. Да и не нравится он мне. Сам Бета прогуливался на виду у мостика на момент нападения. Алиби делал. Альфа жил в городе, снял квартирку пока ремонт шёл, так что сработать чисто смог легко. Поначалу я хотел использовать «Наган» с глушителем. Мембраны новые я уже сделал, из более крепкой и лучшей резины, звук действительно стал приглушённее. И надеюсь мембран хватит на более долгий срок. Однако решил, что убивать пусть и говнюка, но своего, это всё же перебор, не так и достал тот меня, так что просто поломали. Думаю, достаточно.

Шум поднялся от травм командира «Авроры», не особо большой, недалеко несколько офицеров устроили покатушки на скорость, вот и решили, что это их работа, там разбирательство шло, но я особо не обращал на него внимания, утро нового дня, много работы, приказы Сухонина никто отменять и не думал. Пока решали кто будет командиром крейсера, раз Сухонин на несколько месяцев выбыл, а назначили на третий день старпома с «России», крейсер надолго на ремонт встал, именно тогда меня вызвали в дом наместника. Сразу после завтрака и знакомства с новым командиром. И не меня одного, Альфу тоже. Этому-то что надо? Ничего, надели парадную форму и прибыли куда нужно. Что интересно, за обоими близнецами прислали пролётки. Не понятно наёмные или из «гаража» наместника? Кучера были в обычной гражданской одежде. Не отличались от обычных возниц наёмных пролёток. Бета уточнил, ну так и есть, наёмная, арендовали на весь день. В приёмной пришлось подождать, недолго, но с полчаса будет. Честно сказать, июнь месяц уже, вроде солнце жарит, но то и дело налетал холодный ветер с севера. Хотя уже конец месяца был двадцать девятое число. Близнецы были в парадной форме, так что в принципе терпимо. Снаружи хорошо, свежо, а в приёмной душно, не смотря на открытые окна. Народу хватало, кто ждал своей аудиенции, кто обговаривал с секретарём время встречи, наместник тут бывал налётами, ненадолго, а вопросов хватало. Работал тот в Хабаровске, и основное время проводил там. Я уже выяснил через Бету, что прибыл тот сегодня утром, и уже весь в делах. Получается нас сразу вызвал, как прибыл. Не из-за близнецов ли прибыл? Меня терзают смутные сомнения…

Когда секретарь велел проходить в кабинет, братья поправили форму, хотя стояли у окна, дышали свежим воздухом, и прошили в кабинет. Надо сказать, что Алексеев, наместник Дальнего Востока, мне не нравился. Именно он поспособствовал развязыванию этой войны. Все силы приложил. Я бы его тоже шлёпнул, как генералов Стесселя и Фока, но того уже не было, отбыл, ускользнул, потому и остался жив. Историю Русско-Японской войны я более-менее знал, много обсуждал по ней на форумах, и в курсе, что после гибели адмирала Макарова, именно Алексеев командовал сухопутными силами и морскими на Тихом океане. Правда потом его сместили, после ряда крупных поражений. Сейчас же тот командовал армией, но во флот не лез почему-то, командование отдали Витгефту. А вот тот уже Алексееву подчинялся. Оба упёртые бараны, постоянно спорят.

Бета с Альфой поздоровались как положено, держа фуражки на сгибах локтей, так требовал устав, и Алексеев, что сидел в кресле, откинувшись на спинку, стал с интересом изучать близнецов, не сразу, но ответив на приветствие.

— В чём дело? Вас вернули на службу, но никаких громких дел за вами больше не числится. Я вас не узнаю.

— Громкие дела, господин адмирал, не по нашей части. Мы штурманы. Проложить маршрут, это к нам, всё остальное вне наших служебных полномочий.

— Да, мне уже доложили, как раз по службе к вам никаких нареканий нет, даже несколько раз благодарностями отмечены. Вопросы именно по вашей работе раньше. Почему отчаянные сорвиголовы, что брали японцев на абордаж, вдруг стали вести спокойную службу?

— Разрешите без чинов? — спросил Бета.

— Разрешаю.

— Ответ прост. Раньше мы командовали своими кораблями, сейчас у нас начальство своё, без разрешения шагу ступить нельзя. Да и прошлый ответ будет. У нас свои обязанности, авантюры в них не входят. Они никак не помогут при вычислении маршрута.

— Ясно. Зарплату не за авантюры получаете.

— Вы всё правильно поняли, — кивнул Бета.

Тут он разговор вёл, Альфа стоял молча, лишь изредка кивал, подтверждая сказанное братом.

— Вы знаете, что произошло, флот фактически не боеспособен, потерял четыре единицы. Япошкам тоже неслабо досталось, но у них ремонтные мощности больше. Быстрее оправятся. Предлагаю вам вернутся к прошлым вашим действиям. Дам вам свободу. На боевые корабли не рассчитывайте, а вот вспомогательный крейсер, пожалуй, можно. Дам приказ назначить вас капитаном и старпомом. Мой приказ позволит вам командовать судном даже в чине офицера по Адмиралтейству, но не долго, до конца войны.

— Красиво прозвучало, только нам это зачем?

— Вы не хотите помочь своей родине?! — изумился наместник. — Своему государству и государю?

— Мы уже помогли, что из этого вышло вы знаете. Что нам в благодарность в этот раз ждать? Каторгу? Благодарю, как-то не хочется. Служба у нас тихая, фактически спокойная. Дождёмся конца войны и спокойно выйдем в запас. Не вижу причин тревожится.

На самом деле предложение наместника меня заинтересовало, даже очень. Скука. Именно скука была причиной. А тут развеяться можно, нормально поиграть с японцами. Но первым делом навестить английскую базу. Они там, наверное, уже забыли про меня, надо напомнить, что такое страх, устрою диверсии на кораблях и складах. Причём, у меня будет алиби, один из близнецов будет играть обоих братьев для команды вспомогательного крейсера, а второй и поработает. Пусть что докажут, у меня алиби. А подходящее судно, среди четырёх десятков призов, что находились в гавани, мной уже присмотрено. Альфа вчера побывал на борту, всё осмотрел. Две тысячи тонн водоизмещения, скорость на пределе двадцать один узел, дальность около шести тысяч морских миль. Грузопассажирское. Его давно бы включили в состав флота и оборудовали в качестве вспомогательного крейсера, но его только-только привёл другой вспомогательный крейсер «Океан». Сам приз ещё ожидает разгрузки. Напомню, что помимо «Авроры» и «Богатыря», работало ещё две группы вспомогательных крейсеров. Остальные ещё охотятся, а один крейсер привёл выводок из шести призов, эскортируя и охраняя, среди них я и приметил этого японца. Подойдёт. Осталось узнать, зачем это Алексееву всё. Сам устроил войну, а тут громких побед ему подавай, ещё и меня в двух телах на это подбивает. Хочу знать причины. Артур держится, запасов там много, долго держатся будет, японцы на этих укреплениях много солдат потеряют, флот хоть и потрепали, есть потери, но это не критично. Витгефту вон своё благоволение Император выразил телеграммой. Я та-а-ак удивился. Оказалось, за то, что флот благополучно довёл до Владивостока, где кстати не весь помещался, хотя японцы сами нас пропустили, пленные это только подтверждают, да вступил в бой с неприятелем, выдержав его с честью. В том бою не был, не знаю. И главное, это Алексееву нужно или кому-то ещё кто говорит его устами?

Кстати, на минутку отвлекусь, и помяну о беспрецедентной проводке эскадры во Владивосток из Артура. А вот не было тут причиной решение японцев нас пропустить. Ага как же, упустили они нас не по своей вине. Английские матросы подняли мятеж. Потери были большие среди них, когда «Ослябя» добивали, а тут узнали, что против всей русской броненосной эскадры выходить будут, и как-то резко не захотели этого делать. Нашлись крикуны-зачинщики. Ладно бы за свою Англию воевать, но не за японцев точно, которых они презирали, помирать за них не хотели. Да ещё японцы сглупили, солдат на мятежные корабли направили, до перестрелки и убитых дошло. Бунтарей, из зачинщиков выявили, и повесили, тут английские офицеры работали, в порядок корабли привели и рванули догонять наших, да не успели, мы уже во Владивостоке были. Вот такие дела. А то пропустили нас, забоялись встречаться, как же. Это Альфа всё от японского пленного офицера узнал, он на утонувшем японском броненосце служил, наши успели поднять с воды несколько человек и его тоже. Так и стала известна причина, почему нас упустили. А Алексеев пока молчит, видно, что собирается с мыслями. Похоже будут ответы на мои вопросы. Мог бы наорать, отдать приказ и выпроводить вон. Только он тоже понимал, что сотрудничества уже точно не будет.

Всё же Алексеев разродился. Я не буду описывать подробно его слова, ни к чему это, всё равно всё от начала и до конца было ложью. Это было видно, как тот поднимал глаза глядя над головой Беты, один из признаков что лгал, крутил головой, руки перекладывал с подлокотников на столешницу. Да факторов много, хотя мимику тот удерживал, тут как раз молодец. В общем, тот говорил, что лично Император его попросил со мной поговорить. России нужна победа в этой войне, и в наших силах это сделать. Опыт у нас есть. Если победы будут громкие, с большими потерями у японцев, как у британцев в Вэйхавэй, то близнецам простят всё, вернут чины и дворянства, да ещё наградят, прирезав землицы. Всё ложь. Думаю, тут надавили на Алексеева, вот и решил сыграть за мой счёт. Видимо это ему лично нужно, конечно ничего обещанного я не получу, но мне и не надо, главное мне дают зелёный свет, и можно поработать. А Алексеева надо валить, это уже не обсуждается. Только позже, можно сходить в первый набег, там видно будет. Сейчас наместник немало дел делал, и здорово помогал с восстановлением побитых кораблей эскадры. Всё через него шло, тот пока был на своём месте. А вот насчёт Вэйхавэй я сказал, что британцам там хорошо влетело. Не знаю кто там поработал, но я пожму этим героям руку, если встречу. Наместник на меня насмешливо глянул, типа, говори-говори, мы оба знаем кто там побывал.

После этого попросил адмирала назначить Альфу не старпомом, собачья работа, а старшим штурманом, на что получил добро. А вот когда я представил то судно, описав его, что хотел бы получить, как раз и получил отказ, причём категоричный.

— Судно вам уже готовят. Это «Океан», что вчера пришёл с призами. Его капитана переведут с повышением на боевой корабль, с последними потерями, это уже необходимо. Судно готово, к наступлению темноты вы должны покинуть порт.

— Хорошо.

Дальше нас направили в штаб флота, помощник Алексеева сопровождал нас и всё быстро решал, бегая по кабинетам, так что перевод нас на «Океан» произошёл быстро. Дальше за вещами на свои корабли или квартиру, и вскоре прибыли на борт «Океана». Бета был представлен бывшему командиру крейсера, капитану второго ранга Воронову. Представлял один из офицеров штаба, что имел такие полномочия. Тот уже имел приказ отбыть в штаб за новым назначением, так что сдал судно, это час заняло, и отбыл. С ним, старпом и его штурман. Тоже офицеры флота, лейтенанты. Дальше знакомство с командой и трёхчасовая подготовка судна, но успели и покинули рейд за час до наступления темноты, на горизонте маячили корабли, но это наши из дальнего дозора. Лоцман вывел «Океан» по фарватеру, и мы побежали к Корее, собираясь пройти мимо Цусимы в Восточно-Китайское море. Ну а пока судно шло, Альфа спал, хотя тот один штурман на борту, не считая Беты, а вот Бета и вёл судно, ночь — это его время. Так вот, пока судно бежало по волнам на семнадцати узлах, стоит описать что за судно мне досталось. Это был штатовский пятитысячник, взятый недавно призом и вооружённый. Довольно скоростное судно, но предельные девятнадцать узлов позволят убежать от некоторых японских крейсеров, однако новейшие нагонят, как и миноносцы. Судно грузопассажирское, тридцать пассажирских кают, два трюма, своя грузовая стрела между трюмами. Надстройки с рубкой смещены к корме, между вторым трюмом и надстройками видна дымовая труба. Команда из двухсот шести матросов и офицеров. Кстати, офицеров флота на борту не было, было трое, но они покинули судно, а двух офицеров нам прислали перед самым выходом, восполняли недостачу. Тоже по Адмиралтейству. На борту сейчас восемь офицеров, считая близнецов, и все по Адмиралтейству. Бета капитан, Альфа старший и единственный штурман, старпом тоже поручик по Адмиралтейству, он и ранее тут служил, поднят в старпомы из вахтенных офицеров. Лет тридцати, не знаю его, похоже смесок кавказский. Фамилия Микоев, по действиям вполне опытный. Потом трое офицеров судоводителей. Седьмой офицер отвечает за всю артиллерию и восьмой командует машинной командой и кочегарами.

Братьев те приняли неоднозначно, но фамилия на слуху, так что разглядывали с любопытством, поражаясь нашему возрасту. А что, двадцать лет. Вернёмся к «Океану». Взят призом месяц назад, и сразу переоборудован во вспомогательный крейсер. Его привели во Владивосток, там и обрадовали, чем было. Снарядили. Скорость конечно для меня так себе, с натяжкой пойдёт, а вот артиллерия не очень. Шесть палубных орудий в семьдесят пять миллиметров. Да на левом борту установлен однотрубный минный аппарат. Семь мин в запасе. В общем, слабовато. Также на борту радиостанция имелась. Старший радист уже слушал эфир, если что ловил, вахтенный матрос приносил Бете для расшифровок. Японского языка на борту никто не знал, а братья продолжали совершенствоваться. Кстати, во Владике перед отходом возникла забавная ситуация, офицеры из молодых, узнав, что братьев Баталовых назначили на «Океан», сразу начали просится в его команду. Но судно уже покинуло порт. Может поэтому Алексеев так торопил? Не хотел доводить до правового казуса? Офицер флота под командованием офицера по Адмиралтейству? Это нонсенс. Ну если этот офицер не сильно выше в чине, полковник там или генерал, а поручик — это небольшое звание. Пока же я знакомился с судном и узнавал людей. Ничего так вроде, и каюта капитанская мне понравилась, да и денщик сметливый и довольно шустрый.

А пока будем претворять в жизнь мой план. Альфа утром шатаясь на ходу прошёл в кают-компанию, сказав, что ему что-то нездоровится. Слабость, отсутствие аппетита, пот выступивший на лбу. В общем, хорошо играл лихорадку, даже озноб начал бить. Врач на борт «Океана» был, такое редкость, доброволец, что прибыл недавно из центральной России и вот поступил на службу. «Океан» — это его первое назначение. А тут привели призы и узнали о потерях в эскадре, так что врача с судна забрали, приказом, их не хватало, а замену так и не прислали, я лишь уведомил врачей, что разбираюсь на уровне фельдшера, справлюсь при нужде. Так что мне выдали сумку со всем необходимым. Перевязочный и шовный материл, даже что-то из хирургических инструментов. Поэтому с Альфой работал я, иначе весь план насмарку. Лечил в его каюте. Да и кормил сам, запретив доступ в его каюту. Может быть инфекция. Следующей ночью так и проскочили Цусимский пролив и направились к Циндао, офицеры в курсе, что у меня там назначена встреча, мол, заказал у китайцев систему сброса якорных мин, у наших в наличии не было. А на самом деле курс вёл к Вэйхавэй, хотя по проложенному официальному курсу, мы шли на Циндао. Так и добрались, и стали ожидать, Альфа скользнул по канату из своей каюты в море, бесшумно войдя в воду, и поплыл к берегу, достав по пути шлюпку, забрался, и погрёб уже сидя за вёслами. Так оно быстрее, да и согреется. Тот уже надел сухую одежду. Кстати, это была форма простого английского пехотинца. Трофейная. Когда склад с динамитом брал, увидел, что у часового форма как на меня. Проверил, так и есть, прибрал. А тело испарилось со складом при взрыве, так что о пропаже формы британцы вряд ли знают. Верёвку из каюты Альфы поднял Бета.

Бета же повёл судно вдоль берега, в сторону Циндао, чуть позже начав посылать по две сигнальные ракеты, но так никто и не ответил. Пришлось уходить. Контрольное время для встречи вышло. Чуть позже ещё раз попробуем, как раз через три дня ещё одно контрольное время. Альфа к тому времени уже убрал шлюпку и бежал к Вэйхавей, ему там пятнадцать километров отмахать нужно, и это по прямой, а так все двадцать выйдет. Причём сразу Альфа работать не будет, разведку следующей ночью проведёт, на момент акции, той ночью, когда Альфа будет работать, Бете придётся громко заявить о себе где-то рядом с Японией или Кореей. Алиби такое. Причём подумав, я решил Альфу не забирать. Сам выберется на английском судне зайцем, а я на «Океане» потом остановлю его для досмотра. Альфа высчитает координаты по которому тот пойдёт, так и перехвачу. Обязательно ночью. Штурманский инструмент в хранилище был, хоть и один. Желательно судно подобрать, что пойдёт в одиночку и с контрабандой, там остановка для досмотра, и Альфа незаметно вплавь переберётся на борт «Океана», по верёвке в свою каюту, Бета заранее спустит, где потихоньку будет выходить после «долгой болезни». Ну и уже будем совместно кошмарить японцев. Вот среди них братья Баталовы имели непререкаемый авторитет. Это среди своих всё забывается, у большинства, многие всё же чтили их дела. Пора напомнить за что я награды в двух телах получал. Увидим, как всё получится, а пока отдав приказ старпому, что принял судно под командование, отправился отдыхать. Уже рассвело, старпом поведёт судно к Чемульпо избегая любых дымов, там с наступлением ночи и поработаем. Призы отведём в Артур, уж я провести смогу, фарватер и карты минных полей знаю, если японцы ещё не набросали. Вот это вряд ли, им это просто не нужно. Сам проложил маршрут, по которому старпом судно и поведёт, тот штурман неважный, после этого посетил каюту «больного брата», покормив его, и к себе спать. Альфа с рассветом тоже нашёл берлогу, зарылся в листву и вскоре уснул, после ужина от кока «Океана». Не плотного, так, бульона похлебал.


День прошёл отлично у обоих близнецов, выспались, позавтракали, разве что Бета проявлял видимую заботу о брате, посещая его каждые два часа. Ну с момента подъёма. Принял у старпома судно, тот за день насчитал двадцать два дыма, солидное тут транспортное движение, видать обнаглели, когда наши корабли ушли отсюда. Будем наказывать. К счастью, нами никто не заинтересовался, поэтому, перед наступлением темноты, сидя в рубке в кресле, мне его сюда принесли из кают-компании, я просматривал все сообщения, что уловил радист за день. Их двое на борту, посменно эфир слушают. Были и интересные, что меня заинтересовали.

Вышли мы точно к Чемульпо, я уже поправил курс, а то нас чуть на север снесло, так что норма. Скорость держали такую, чтобы с наступлением ночи, оказаться рядом с этим корейским городом-портом. А тут такое везение, мимо проходили, дальше шли, к порту Дальний, три судна, грузовые. Правда одно — это японский вспомогательный крейсер, пушки видно, но два обычные грузовые. Крейсер в шесть тысяч тонн, больше моего, остальные в четыре и четыре с половиной тысячи тонн водоизмещения. Прикинул на глаз. Все три загружены, причём явно серьёзно. Особо людей на палубах не видно, значит солдат не перевозят. Я уже приказал сыграть боевую тревогу, и когда офицеры собрались в кают-компании, стал описывать обстановку и своё решение:

— Значит так, в сторону порта Дальний идут три судна, шестёрка и две четвёрки. Шестёрка — это вспомогательный крейсер с восемью устаревшими орудиями. Калибр примерно, как у нас. Все загружены. На палубах людей особо нет, кроме членов команды, вахты, у орудий два дежурных расчёта, на носу и корме, поэтому остаётся надеется, что это не войсковые транспорты и солдат там нет. Задача уничтожить крейсер, своего коллегу, и взять призами два оставшихся судна, да отвести их к Артуру, там нашли канлодки, одна-две обязательно стоят на охране фарватера. Оставим транспорты на якорях, парни с канлодок сами заведут их в порт. Остаётся надеется, что там что-то ценное. Если нет, уничтожим. Главное, чтобы японским солдатам эти грузы не достались. Я бы не рискнул так соваться, но горизонт на удивление чист, можно пошуметь. На двух судах антенны, рации есть, поэтому радисту заглушить их частоты. Крейсер отправим на дно самоходной миной, готовьте аппарат. Всё, работаем. Да, я лично включу прожектора и освещу все три судна.

Офицеры разбежались, отдавая приказы. На судне, что сближалось с будущими призами, стояло полное затемнение, ни огонька, за этим особо следили. Для японцев стало полной неожиданностью, когда вдруг их осветили и прозвучал громкий плюх, и всё под канонаду пушек на палубе. Хм, может пуск мины и не был слышен. Однако мина скользнула воду и пошла к крейсеру, по которому молотили четыре из шести орудий «Океана». Кстати, мало ли снаряды тот вёз, я укрылся от возможного взрыва за одним из грузовых судов. Мина подорвалась под кормой крейсера и тот сразу начал садится на корму и его начал покидать многочисленный экипаж, спуская шлюпки, ответный огонь прекратился, а мы занялись призами. Ещё во время огневой дуэли с японским вспомогательным крейсером, по призам дали по одному выстрелу болванками, а по рубкам, чтобы чего не удумали, так что призы не убегали, стояли тут же со спущенными флагами. Какие понимающее японцы, вот бы все такими были. Крейсер как-то очень быстро затонул, видать действительно груз тяжёлый. Да и сидел низко. Шлюпки мы не трогали, и японцы гребли к далёкому берегу, его видно на горизонте. Ну а мои досмотровые команды поднимались на палубы обоих судов. Одновременно. Было использовано две шлюпки. Уже через полчаса я знал, что за грузы у японцев. Однозначно ведём в Артур. У одного продовольствие у другого боеприпасы, а крейсер углевозом оказался, полные трюмы угля. Уголь плохонький, но для топок обычных судов годился. Жалко уголь, пригодился бы. Из боеприпасов на втором судне в основном патроны к японским винтовкам, но были и к английским, для английских пулемётов. Ну и снаряды для гаубиц. У наших такие трофейные орудия были, пригодятся. На судне с боеприпасами и взрывчатка была. Не так и много, тонн пятьдесят, но всё же. В основном в виде динамита. Судя по маркировкам, из САШ.

Я подводил по очереди «Океан» к обоим судам, после чего снимались команды, японские моряки отправлялись в пустой трюм моего судна. Причём, оба судна частично разграбили на груз, припасы нужны, и динамита взял пятьдесят ящиков. А Альфе. Тот тоже работал. Бета уводил суда к Артуру, должен успеть, Альфа работал, и ему этот динамит ох как пригодился. Пока Бета, отбежав подальше от берега и основного маршрута японских транспортов, направился к Артуру на предельной скорости, Альфа тоже работал. А я решил, что тянуть не стоит. Поначалу план был такой, вскрыть за ночь оба банка, уничтожив охрану, она там была, у одного двое внутри заперлись, у другого трое. Да, банка два в городе. Проблем с этим не было, как и со вскрытием. Однако я обнаружил на базе два броненосца, бывшие английские, что сменили флаги на японские. Сейчас у них снова висели британские флаги. Оба броненосца были сильно побиты и шёл их ремонт. Вообще в Вэйхавэй нормального ремонтного дока, где бы смогла встать туша броненосца, не было, но всё же ремонтные мощности были, вот их и использовали. Один броненосец носом приткнулся к берегу, и почти лежал на боку, там заделывались подводные пробоины. Команда видимо спала на берегу, там был палаточный городок. Второй стоял на якоре, тот тоже с сильным креном, где были видны наспех заделанные подводные пробоины, и у некоторых днём шли ремонтные работы, сейчас всё стихло, ночь же. Помимо броненосцев был побитый броненосный крейсер. Я его помню, когда тут броненосцы взрывал, он тоже был, руки тогда до него не дошли. А план у меня был прост, вскрыть хранилища и сейфы обоих банков и отправить в хранилище, которое Бета уже почти полностью освободил, убрав те вещи, что хранил, кроме горячих и свежих припасов, в две не занятые каюты на борту «Океана».

Увидев такое в бухте, вот я и взбесился наглости англичан, что легко меняют флаги, а по сути работают за японцев, и решил, а какого чёрта? Не будет тихой работы, я тут пошумлю. Поэтому, пока Бета брал два приза, Альфа успел вскрыть хранилище одного банка, проникнуть внутрь и ликвидировать охрану, было не трудно, так что все ценности потекли через хранилище в одну из больших пассажирских кают на борту «Океана», ключи к ним были только у Беты. Тот отвлекался несколько раз, якобы брата проверить, и доставал добычу, укладывая для хранения. Потом и из хранилища и сейфов второго банка потекли ценности во вторую каюту, первая заполнена. В каждом хранилище было оставлено по пять ящиков с динамитом, я хотел уничтожить не только подвал, но и сами здания, где находились банки, замести след, пусть докажут, что хранилища пусты были. Вот тут и пригодилась взрывчатка, найденная у японцев, через Бету ящики с динамитом потекли к Альфе. Охраны в городе хватило, посты на перекрёстках, патрули, помнят моё прошлое посещение, это хорошо. У британцев тут был свой батальон из морской пехоты, а также территориальный полк сформированный из местных жителей. В прошлый раз я как раз с ним воевал. Кстати, форма на Альфе была с солдата территориального полка. Первым тот посетил броненосец стоявшим на якоре, у него задержка на час, столько будет гореть бикфордов шнур, потом броненосный крейсер, тут задержка у бикфордова шнура в тридцать пять минут. Именно двадцать пять минут потребовалось, чтобы покинуть борт первого броненосца и добраться до крейсера, заложив взрывчатку. Я её не жалел, надеялся на детонацию пороховых погребов. Потом к броненосцу, что к берегу приткнулся. Тут все ящики, что были переданы Бетой, заложил на корме, под палубой. Причина проста, весь боеприпас с корабля было выгружен, нечему детонировать, задержка восемь минут.

Кстати, оба повреждённых броненосца были типа «Дункан», и ранее они носили названия «Рассел» и «Эксмут». Кроме них, британцы передали японцам «Элбермарл» и «Монтегью», но видимо те получили повреждения не такие серьёзные. Или проходят ремонт в Японии. После этого рванул с всех ног к банкам, и зажёг фитили там. Чуть-чуть не успел ко второму банку, загрохотало в бухте. Сделав минутную задержку, взорвал оба банка. Только после этого я укрылся. А на борту одного из грузовых британских судов. Обычно как раз там диверсантов не ищут. В общем, успел до рассвета. Причём, судно в ближайшее время покидать порт явно не собиралось. Единственная труба не дымила, да какие-то ремонтные работы велись, хотя судно загружено серьёзно, глубоко в воде сидело. Потом узнаю, что в трюме. Также стоит отметить, что я банально бы не успел всё сделать, но я проступил просто, нанял китайского рыбака с небольшой и шустрой лодочкой, золотом платил, и тот доставлял меня от корабля к кораблю, ожидая, пока я незаметно нырну в воду и вынырну, закончив дела. На него британцы не обращали внимания, хотя освещали прожекторами, местный рыбак, что продавал свежий улов и им тоже, был знаком. Я в сетях прятался, меня и не видели. Думаю, после подрывов он исчез, заработал много, если не дурак и хочет жить, с такими деньгами устроится везде неплохо. А лица моего тот не видел, оно платком скрыто, только форму местную рассмотрел при торге за работу, дальше я в одном исподнем работал.

С Альфой пока всё, забирать я его не планирую, в бухте ещё двенадцать боевых кораблей Британии, из них два броненосца, продолжу с ними, а Бета уже уходил от Артура, пока не рассвело. Тут тоже дел было порядочно. Да ещё сюрприз был с хранилищем, что пользовались братья. Не малые, им ещё рано, зубы ещё эти, всё режутся. О сюрпризе с хранилищем попозже, ещё сам не разобрался что с ним. Насчёт Беты да, тот смог подойти к Артуру, причём достаточно шумно. Приметив дежурную пару японских миноносцев, не самый лучший тип, но двадцать шесть узлов дать могли, вот «Океан» к ним подкрался, те на малом ходу курсировали, держа затемнение на борту, и осветив прожекторами, расстрелял из своих скорострелок. Надо сказать, что артиллеристы, стоявшие за пушками, меня не устроили. С большим трудом добили второй миноносец, когда тот почти удрал, первый, полыхая пожаром на носу, тонул кормой вперёд. Мазать с двухсот метров по довольно крупным на таком расстоянии целям, это постараться нужно, а они мазали. Бета потом очень серьёзно поговорил с офицером, что отвечал за артиллерию, тот накрученный капитаном, словесно, очень долго драил всех канониров, обещая им долгие тренировки и учебные тревоги. Как оказалось, артиллеристы были сухопутными, набраны с береговых батарей Владивостока. Тут станет понятно, что командиры батарей справных солдат и наводчиков не отдадут, вот и имеем, то что имеем.

Естественно, команду канонерки, что стоял на охране фарватера, их там даже две было, заинтересовало, кто это тут рядом шумит, и даже немного подсветили пожарами. К счастью, на одной из канонерок была радиостанция, так что связались и велели встречать призы, описав что на борту, чем порадовали тех. Общались на прямую, наверняка японцы теперь знают, что «Океан» где-то у Порт-Артура, так что отправили призы к фарватеру, там уже паровой катер шёл на встречу с лоцманом и вооружёнными матросами. Их задача проверить призы, не засада ли там с диверсантами, и войти в команду, потому как я оставил всего восемь моряков, по четверо на борту каждого судна. На первом один из вахтенных офицеров, на втором командует кондуктор. Мы уже до горизонта почти добежали, как я в бинокль убедился, что призы как раз через фарватер проходят, значит, проверили и приняли. В бухте уже будут интенданты работать. За этим и будет пристально следить оставленный мной офицер, он же и получит соответствующие бумаги на принятый груз, чтобы потом призовые получить командой «Океана». Также я пообщался с этим офицером перед отправкой, чтобы тот передал командованию обороны моё предложение, а именно, эвакуировать большую часть тяжелораненых, и семьи офицеров, если остались, во Владивосток. При «прорыве блокады» эскадрой, моряки только своих брали, раненых и многих гражданских оставили, хотя желающих отбыть с нами хватало, даже взятки давали. Пусть пока два приза, но трюмы можно оборудовать нарами для перевозки раненых, а там глядишь ещё призы будут. Такой балласт не нужен обороняющимися, много сил на них уходит, поэтому думаю генерал Кондратенко, что и командует обороной Порт-Артура, примет моё решение. Через пять дней я свяжусь, коды для переговоров передал. Рация для связи поможет. В общем, Бета не задержался у Артура и шустро улепётывал оттуда. Когда рассвело, он уже милях в двухстах был от осаждённого города.

Дальше понятно, старпом принял судно и повёл к Японии, а Бета отправился спать. Альфа тоже отсыпался на борту судна, причём в таком месте, где редко бывают. В кладовке, где на стеллажах лежали запасы постельного белья. Судно было грузопассажирским и имело пассажиров. Похоже, оно имело другой маршрут и сюда зашло для ремонта, отчего и привлекло моё внимание. До судна Альфа добирался вплавь, две трети под водой, кратковременно выныривая, чтобы глотнуть воздуха, что далось нелегко. После подрывов акваторию бухты контролировали плотно, уже расстреляли две шлюпки, пассажиры которых не смогли опознаться. Да и рыбак тот не в курсе, где Альфа укрылся, если его вдруг возьмут. Сам «Океан» направлялся к Сасебо, но кружным путём, к ближайшей ночи я туда вряд ли успею, а вот ночь за ней будет вполне в моём распоряжении. Я решил там пару громких акций устроить, потом заберу Альфу, возьму пару ценных для защитников Порт-Артура призов, отведу к ним, если получится, и заберу два прошлых приза, надеюсь удастся забрать раненых и тех, кто просто не нужен в осаждённом городе. Отведу оба судна во Владивосток, думаю для первого раза достаточно. Главное повторное посещение Артура. Несколько японских матросов с миноносцев мои моряки подняли, и я их допросил. Стало понятно почему блокадная группа такая небольшая. Раньше их усиливал аж броненосный крейсер, из переданных англичанами, но после тяжёлых потерь в бою с русской эскадрой, её уже прозвали сражением в Японском море, крейсер забрали. Обещали прислать пару старых безбронных крейсеров в качестве дозора, из старых китайских трофеев, там ещё вроде что-то оставалось, их хватит для наших трёх канлодок, но пока не пришли. Это пока всё. Да, японские матросы сообщили, что где-то рядом укрыты японские канлодки, что днём работают по позициям обирающихся блокадного Порт-Артура. Но где они стоят тот не знал. Надо бы их уничтожить, но это пока не в моих силах. Японских канлодок было пять.

Теперь стоит подумать, что делать с добытыми в банковских хранилищах ценностями, они оказались неожиданно велики. Британцы всё равно будут думать на близнецов, и позже отследят каждый метр движения «Океана», где был и что делал. Я думаю такие ценности стоит припрятать. Сделаю клад сокровищ. Бумажные деньги оставлю, а металлы закопаю. Причина банальна, в земле бумажные деньги долго не пролежат, хотя по объёму их больше. А металлам и неожиданно много драгоценным необработанным камням ничего не будет. Значит, клад нужно делать там, где «Океан» и рядом не проходил. Похоже моему главному штурману придётся подольше поболеть. Отправлю куда Альфу подальше и тот сделает схрон, хороший. А когда про мою добычу забудут, пять лет, десять, двадцать, как выйдет, то приберу к рукам. Ничего им не будет. А деньги положу в банковский сейф, не на счёт. Или ещё куда найду пристроить, отмыв их. Может крупные производства какие за границей куплю? Или вообще постараюсь внимания не привлекать? Тут да, удивительно, но оба хранилища переполнены были. Откуда столько наличности и золота? Может англичане снова решили японцев подкормить? Ну не деньгами же? Тем более банки частные. Может просто хранилища временно арендовали для хранения ценностей? Обычно те товарами помогают, разными, и услугами. Не любят живой деньгой делится, особенно золотом. Нет, тут что-то другое. Покупка одного из островов? Может быть. А так было девятнадцать миллионов фунтов стерлингов, порядка полутора миллионов долларов САШ, около ста тысяч российских рублей, и примерно семьсот тысяч германских марок. Юани не считаю, они тоже были. Тут около миллиона фантов стерлингов, если на эту валюту переводить. Ну и золотом, и драгоценными камнями порядка сорока миллионов фунтов стерлингов. Это не просто большие суммы в заштатных колониальных банках, просто огромные. Не могли они тут быть, но были. Похоже, я поломал чью-то игру и налётчиков будут искать всеми силами. Ну-ну, попробуйте. Денег было много, это так, но я узнал ещё одну особенность хранилища, размеры увеличить я не мог, это так, но все бумажные деньги легко уйдут и займут не так и много места чем золото. Оказалось, размеры хранилища зависели от веса, а не от объёма. Так что бумага весила в десять раз меньше золота. Ну и конечно закопаю не всё, все золотые и серебряные монеты в хранилище уйдут.

План конечно неплох, подумаем над выполнением, а пока шёл день. С Альфой норма, закопался в постельное бельё, не нашли, да и никто в кладовку не заходил, уже выспался. А вот у Беты и команды «Океана» проблемы. Бету подняли за пять часов до наступления темноты, наперерез курса, а потом и в погоню, бросился бронепалубный японский крейсер, и скорость у него на один узел больше чем у нас. Через час нагонит. Попивая кофе, кстати, отличное кофе, кок на борту мастер, я стоял в дверях рубки и поглядывал на крейсер, что активно дымя, пытался нас нагнать. И у него это получалось.

— Это «Цусима», тип «Ниитака», — сообщил старпом, держа в руках книгу с силуэтами всех японских боевых кораблей. — Предельная скорость двадцать узлов.

— На двадцати он и идёт, — пробормотал я. — Там указано, как долго он может держать такую скорость?

— Не более пяти часов.

— Нам и одного хватит… Сколько мы можем ещё на девятнадцати узлах идти?

— Часа три. И угля пожжём немало. У нас его и так осталось меньше половины.

— Япошка отворачивает! — раздался крик одного из сигнальщиков, что отслеживал все движения крейсера.

Взяв протянутый старпомом бинокль, я стали изучать как «Цусима», заметно сбросив ход, стал активнее дымить.

— Котлы? — предположил старпом, также изучая корабль противника в бинокль.

— Да, похоже авария. Этот тип крейсеров славится аварийностью своих котлов… Вот что, сбросить ход до семнадцати узлов и уйти за горизонт. Дождёмся ночи и добьём корабль самоходной миной.

— Они могут нас ждать.

— Вряд ли. Уверены, что мы удираем на всех парах. Продолжайте вахту, а я пока проверю штурмана и раненых.

Посетив каюту Альфы, просидел там минут двадцать, прибирая трофеи, и личные вещи, большую часть отправил в хранилище. От кока был куриный бульон, жидкость нужна, я уже сообщил команде что рецидив прошёл, брат сильно ослаблен, постепенно восстанавливается. Болезнь штурмана, к слову, отображена в корабельном журнале. А бульон через хранилище Альфе отправил, тот ещё пару варёных яиц взял, и с хлебом отлично навернул. Только пил не кофе, а чай. Посуду вернул. После этого посетил лазарет. Раненых на борту было пятеро, двоих заполучил во время перестрелки со вспомогательным крейсером, троих с миноносцами, причём двое легко и лишь ходят на перевязки, две лежачих, и третий, так, средней тяжести ранение. Убитых к счастью не было. Я уже всех обработал, повязки сменил, у одного приметил воспаление, и полчаса потратил на повторную чистку раны, обнаружив мелкий осколок. После этого перевязка. Я не то чтобы такой хороший медик, но вполне знающий, сейчас вот личного опыта набираюсь.

Пока ранеными занимался, стемнело, поэтому мы возвращались на маршрут японского крейсера, вскоре и дым рассмотрел на горизонте. Нашли. Альфа на второй круг пошёл, наметив следующие цели, я уже заполнил взрывчаткой хранилище, в трюме ещё с десяток ящиков осталось, надо будет как-то объяснить пропажу взрывчатки. Кстати, в корабельный журнал о ней информацию я не вносил. Похоже меня в двух телах ещё одна интересная ночка ожидала.

Насчёт возможной попытки на скорости подойди к «Цусиме» и взять её на абордаж, я уже думал, и посчитал бесперспективной. Для начала, на борту «Океана» всего четыре десятка винтовок и не более двух десятков револьверов, пистолетов не было. Причём всё оружие японское. Их выдавали командам вспомогательных крейсеров из трофеев. Личное оружие офицеров не считается. Для досмотра хватало, а более и не нужно. Можно шрапнелью пройтись по палубам боевого корабля, но тоже не особо надёжно, если учитывать моих канониров. Вон, хоть минёры настоящие, вместе с аппаратом снятые одного из крейсеров Владивостокского отряда, кажется с «Громобоя». Это приказ Макарова, убрать всё опасное, да и не нужны броненосным крейсерам такие аппараты. Вон, японцы потеряли один броненосец и броненосный крейсер именно от детонации мин при попадании снарядов или осколков в аппараты с минами, что были внутри. Корабли получили тяжёлые повреждения, потом их добили. Нет, рисковать не стоит. Да и на черта мне сдался этот крейсер? Снова офицерский чин и дворянство получить? Или кому из своих офицеров его подарить? Да ну. Ну а пока Бета с кормы нагонял «Цусиму», тот сменив курс, шёл на пяти-шести узлах, видать повреждения были очень серьёзными, Альфа успел покинуть судно, что его приютило, и вплавь направился не к ближайшему британскому крейсеру, это был бронепалубник, а дальше, меня интересовали два оставшихся броненосца. Откуда они взялись? Нужно лишить британцев тех сил, коими они пугают наших политиков, из-за чего и вели агрессивную политику. Даже обвинения в том, что передали боевые корабли японцам, наших это жуть как возмущало, отбивали какими-то отговорками. Переливали из пустого в порожнее и явно тянули время. Поэтому переговоры ни к чему не привели.

Пока «Океан» крался за крейсером, ночь была не самая тяжёлая и был шанс что японцы рассмотрят нас на подходе, поэтому особо не торопились, чуть в стороне были тучи и я наделся что они скроют Луну, тогда шанс атаковать есть, я дважды отправлял Бету на жилую палубу в каюту. Говорил, что брата проверяю и раненых. Последних действительно навещал, но на самом деле спускался в трюм, во второй, где взрывчатка, а не первый, с японскими пленными. Отправил всю оставшуюся взрывчатку Альфе. Ту что в хранилище была, тот уже использовал. Эта ночь была заключительной для акции, после этого Альфа должен покинуть Вэйхавэй. Чуть позже я ещё раз сюда наведаюсь, и снова буду гнобить британцев. Сейчас они уж больно взбудоражены и испуганы. Да что испуганны, в ужасе. И это хорошо, этого и добивался. Как хранилище освободилось, я через Бету отправил все личные вещи из кают в хранилище, вернув на место, и все бумажные деньги, прямо в мешках, туда же и монеты, и несколько мешков с драгоценными камнями. Алмазами в основном. Видимо наворовали их у китайцев. Или откупные за что-то получили. Были алмазы, рубины и изумруды, да немного сапфиров. Места в хранилище осталось мало, но пару ящиков с динамитом бы вошло, но к сожалению, взрывчатки не осталось. Всё передал. Так вот, пока «Океан» неторопливо двигался позади крейсера, отстав почти на морскую милю, ожидая своего времени, Альфа уверенно работал.

В этот раз не было такого отличного и незаменимого помощника из китайских рыбаков, пришлось всё самому, всё вплавь или бегом. Стоит отметить, что прожектора кораблей освещали воды бухты и контролировалось всё довольно плотно. Правда, это не помешало мне, в теле Альфы, когда выбрался на палубу сдана, прячась под чехлом на носу, рассмотреть у мостков китайского квартала знакомую лодочку и знакомого рыбака. Это он мне помогал. Кстати, этот китаец специализируется именно на ночной ловле. Я ночью у мостков его и застал, тот как раз отплыть собирался. Дальше жаркая торговля и тот был куплен мной с потрохами. Ночью тот отлично меня покатал, видать опыта ночной ловли набрался изрядного. Между прочим, не зря, улов у него обычно неплох. Тот сам рассказывал, пока меня возил от корабля к кораблю. Не сбежал значит? Похоже его не заподозрили, не заинтересовала британцев его лодочка, что курсировала у взорванных кораблей. Этот рыбак похоже имеет просто железные нервы. Уважаю. Чёрт, да он за прошлую ночь столько заработал, такое же судно можно купить, на палубе которого я нахожусь. А это грузопассажирское судно в пять тысяч тонн водоизмещения. Около сотни пассажиров свободно берёт. Я ведь честно заплатил за отлично выполненную работу, жалоб или претензий к тому нет, всё отлично сделал. Как бы то ни было, сделав отметку в памяти, что рыбак тут, ну и скользнув по якорной цепи в воду, поплыл, большую частью под водой, путь мой лежал к дальнему от меня броненосцу. Тот почти в конце рейда стоял и был ярко освещен.

В бухте было два броненосца, как я и говорил, но не тип «Дункан», два из которых я взорвал прошлой ночью, это был тип «Формидебл». Тут я мог ошибиться. Сбавочник по британским военным кораблям читал, но это было месяца три назад. Этот справочник был мной утерян со всеми вещами Альфы на угнанном британском миноносце. А вот взорванный броненосный крейсер вроде был типом «Кент». Названия не знаю. Этой ночью я планировал взорвать два оставшихся броненосца, если повезёт, то ещё что прихвачу, но в остальном по складам буду работать, их в окрестностях города у военной базы хватало. В прошлый раз я их не трогал, взорвал лишь склад с боеприпасами и взрывчаткой. Однако тот находился в стороне и со стороны города был насыпан защитный вал. Поэтому при взрыве склада, большую воронку на том месте я видел, на дне вода была, город не пострадал, взрывная волна в верх ушла. Из-за сторожевой службы было сложно добраться до броненосца, все воды вокруг британцами контролировались. Наблюдателей очень много. Где-то в пути от усталости плесну, и всё, поминай как звали. В этот раз китайского рубака на наймёшь, во второй раз так не повезёт, поэтому я решил схитрить. Прикинул на глаз расстояние до броненосца от своего судна, потом от первого до второго корабля, и понял — не смогу. Поэтому смухлевал. Доплыл до берега, тут не так и далеко, метров двести, там полотенцем обсушился, надел форму местного солдата, винтовку на ремень, и нагнав патруль, что довольно громко отбивал сапогами шагистику, видимо сержант, что шёл впереди, патрульные действия совмещал со шагистикой, командовал, поглядывая правильно ли её солдаты выполняют. Некоторые не особо, видать новички. Один вообще винтовку уронил.

Вот так обходя бухту, тут взвод солдат топал, сорок человек, в основном китайцы, только сержант британец, я и добрался до места. А не сложно, встал замыкающим, ростом не особо высок, из толпы не выделялся. А на месте где темнота была, просто присел, и дождавшись ухода патруля, добрался до берега и с прищуром глянул в сторону пулемётного гнезда, раздеваясь. Тот от меня метрах в двухстах был, контролировал подходы к бухте со стороны суши. Тут да, стоит прибрать. У меня было два станковых пулемёта, но теперь их нет. Отдал обороняющимся в Порт-Артуре. Им нужнее. Оба пулемёта отдал и почти все ящики с патронами, кроме одного, у меня винтовки остались под тот же патрон, запас иметь стоит. Так вот, пулемёты незаметно выложил в трюме судна с боеприпасами, когда его инспектировал по поводу взрывчатки. А пулемёт вещь хорошая и нужная, пусть будет, хотя бы один. Ну и ручной тоже неплохо бы заиметь. Жаль у британцев их нет. Хваткий, и лёгкий, на то и ручной. Обращаться легче, не то что с этой бандурой. Одев тёмные одеяния, Альфа несколько комплектов купил во Владивостоке, я скользнул в воду, а ничего так, теплая, всё же середина июля уже, двадцатое почти. С первым броненосцем я закончил быстро. Пятнадцать минут на заплыв, большей частью под водой, и вынырнув у борта, удравшись рукой о него, добрался до толстой якорной цепи и укрылся за ней. Неприятно светло вокруг, но это не помешало мне сделал небольшое отверстие в борту чуть выше волн. Также железными блинами убирал броню в хранилище и сразу доставая топил. Фактически снимал как шкурку у лука по очереди. Так и прорезал отверстие в которое я вполне смогу втиснутся. Впрочем, я также работали в прошлый раз, прошлой ночью, или в первый налёт на Вэйхавэй. В общем, пятнадцать минут на заплыв, броненосец очень близко к берегу стоял, видать глубины позволяли. Пулемётный расчёт на берегу его и охранял, потом три минуты прорезал отверстие, полметра брони, не мало, и протиснулся внутрь. Там ещё пять минут потратил, пока не добрался до порохового погреба. Его аж трое морпехов охраняло, поэтому я сближаться не стал, наставил штабелями ящики с динамитом, должна до главного погреба взрывная волна и огонь дойти, поджёг бикфордов шнур, тут Бета заранее нарезал, сорок минут будет гореть, была причина по короткому времени. Бикфордов шнур дымит, могут засечь по нему, учуять. Пост-то рядом, за дверью. Последнюю я и заблокировал ящиками, аккуратно их ставя, чтобы не нашуметь. Ну и вылез обратно, поплыв к берегу. Также по суше хочу добраться до второго броненосца. Он довольно далеко от первого.

Получилось. Более того, я находился на борту броненосного крейсера. А вот решил и его прихватить, того самого, типа «Кент», закладывал пять ящиков со взрывчаткой, как прогремел первый взрыв, почти сразу крейсер качнуло. Взрывная волна добралась, а потом и второй грохнул на округу, с грибовидным облаком над ним. Сам не видел, предположил. Тут тряхнуло сильнее, второй броненосец куда ближе был. Отмерив пять минут, я поджёг шнур, убрал спички в хранилище и рванул к прорезанному отверстию. А того захлёстывали крупные волны, что гуляли по рейду, разбиваясь о берег. Ну и головой вперёд скользнул наружу, уходя на глубину и быстро работая руками и ногами. Нужно удрать от крейсера подальше, пока тот не рванул. А плыл я к броненосцу, что уже затонул, только трубы над волнами торчали и множество моряков в воде было. Да, среди них я и спрятался, часть спасали шлюпками, это тех кто плавать не умел или ранен, часть сами плыли к берегу, я был среди последних. Тут и тип «Кент» рванул. Красиво, я наблюдал за этим. Оглушило слегка, но не так и сильно. А выбравшись на берег затеряться среди растерянной матросни, отбежав в сторону, было не трудно. Теперь склады. Я высушил волосы полотенцем, затем тело, снова форма солдата на мне, винтовку на плечо и догнав отряд, что прочёсывал берег, так и добрался до складов, где была усиленная охрана. Тут я и использовал оставшуюся взрывчатку, что передал Бета. Взорвал двенадцать из восемнадцати складов. Больше бы взорвал, но выбираясь из отверстия сделанном в задней части склада, я так на все и попадал, где минировал, на глазок отмеряя время горения чтобы все склады в одно время взлетели на воздух, и вскрывал следующий склад.

Так вот выбираясь из двенадцатого, первый вот-вот должен был рвануть, как наткнулся на патруль. Пришлось стрелять из «Нагана», тот в руке был. А те меня врасплох застали, бесшумно как-то из-за угла вывернули, да без факелов, как у других патрулей. Тех их издалека выдавали. Ответные выстрелы, солдат было много, от которых я ушёл, банально упав, и перекатом уйдя в сторону, вызвали всеобщую тревогу, все к нам рванули, и я побежал прочь, петляя как заяц. Тут первый склад рванул, но я уже укрылся. Хорошее укрытие, воронка на месте взорванного два месяца назад склада, где взрывчатку добывал. Склады рвались, горели в течении двух минут. На глаз же время отмерял, отрезая бикфордовы шнуры. На некоторых боеприпасы были, и они лепту свою вносили. Бывая на складах, я определял, что там хранилось, и в зависимости от того что там было, оставлял один или два ящика с динамитом, чтобы наверняка. На момент, когда меня обнаружили, в хранилище всего восемь ящиков оставалось. Да и бикфордова шнура не так и много. Как оказалось, можно было другие не минировать, обломками от горевших складов они сам и занялись, полыхая. Никто их не тушил, все разбегались в разные стороны, спасая жизни. Вон семеро солдат ко мне в воронку, чуть в стороне скатились. Я их застрелил. Совесть по этому поводу не мучила. Кстати, по-другому поводу тоже. Я ведь гражданских убивал. А как же? Банки помните взорванные? Я не про охрану говорю, что в банках находилась. Просто здания двухэтажные, на первом этаже банк, в подвале хранилища, сейфы, а второй этаж жилой. Сотрудники банков там и жили. Так что взлетели они вместе со зданиями. Свидетели. Они знали, что в хранилище. Может и не все сотрудники жили на втором этаже, да и уверен, что не все, но искать их по городу… Нет, я не думаю о них, потому и совесть не мучает.

Больше я особо ничего не натворил, а возвращаясь к своему судну, отметил, что рейд уже покинуло множество судов, в панике, с авариями и столкновениями. Впрочем, они не одни такие были, рейд опустел, боевых кораблей тоже не было. Хм, а моё судно стояло на месте. Оно банально ход дать не могло, машины разобраны, и сейчас спешно готовилось к уходу. Должен успеть. Два судна тонули после столкновения, ещё одно выбросилось на берег. Зачётная паника. Трофеи с тех семи солдат я собрал. Пять винтовок всего, двое их где-то в панике потеряли, но подсумки у всех забрал. А двигаясь к рейду, огонь и взрывы на складах мне помогали, через город шёл, вышел к тому пулемётному гнезду. Рядом никого, мешки разбросаны, пулемёт на боку, но вроде цел. Подполз, точно цел, рядом двое убитых осколками пулемётчиков, из ушей у них кровь текла, сейчас подсохла. Это видимо от взрыва броненосца рядом. Пулемёт в хранилище, шесть запасных лент за ним следом, бидон с водой, тут воду слил, второй бидон пробит. И ящик с патронами один взял. Всё, хранилище полное. Бета уже убрал туда деньги. Так что полна коробочка. После этого и добирался вплавь до судна, благо никто не мешал и не освещал воды бухты. Ну кроме пожаров, так что всё равно стерёгся и плыл к судну часто под водой. Вот так по цепи наверх, сил я уже немало потратил, а тут ещё этот подъём, выложился, так что на носу просушился последним сухим полотенцем, и переодевшись, добрался до кладовой. Это сложно было, все перевозбуждены, пассажиры тревожно глядели на берег с палубы, где пожары не стихают, члены команды бегают. В общем, не сразу, но попал в кладовую, язычок замка привычно ножом отжал, открывая дверь, заперся изнутри, и закопался в постельном белье на верхнем стеллаже, туда стюарды не заберутся, так что вскоре уснул. Как раз, когда светало. Как судно покидало рейд, я уже не почувствовал, спал.

По Альфе всё, теперь Бета. Для начала, пока Альфа геройствовал, его действия, волне можно называть подобным действом, Бета разыграл сценку. Сообщив, что проведает раненых, судно только начало красться за японским крейсером и ещё даже не наступила полночь, так вот, тот проверил раненых, всё в норме, и скрылся в своей каюте. Там сменил одежду, оставшись в кальсонах, повязал бантом шею и накинул на плечи мундир поручика, на голое тело, после чего обрызгал себя, нарисованные тени под глазами не потекли. Быстро перебрался в каюту Альфы и разыграл как будто штурман, очнувшись и обнаружив что кувшин для воды пуст, смог качаясь от слабости выйти. Тут как раз проходил матрос, я его три минуты ждал, и шатаясь появившись перед ним, попросил набрать воды. А когда тот бегом принёс с камбуза, попросил позвать брата. Матрос убежал, я же снова переоделся, всё смыл и поднялся на мостик, где мне и сообщили, что меня ждал брат, мой штурман. Так что «навестил» его. Для команды было подтверждение что штурман на месте и действительно болеет, а то я допустил множество мелких ошибок. Горшок ночной никто не выносит, запаха больного из каюты не идёт, постельное не меняется. Были ошибки, были.

Проведя полчаса в каюте Альфы, вернулся на мостик, продолжая легенду. Сообщил вахтенному офицеру, что брату стало лучше, много пьёт и даже сам поесть пожелал. Пришлось задержатся, омывал тело брата, каждый день это делаю, много потеет. Постельное бельё поменял. Это я говорил вахтенному офицеру, изучая в бинокль японский крейсер на горизонте, за которым мы неторопливо следовали, да изредка поглядывал на тучи и Луну. Информация была принята к сведенью, да и два матроса, рулевой и телеграфист, что находились внутри, тоже слышали, информация разойдётся. Мне это и нужно. Если уж создал легенду, что Альфа на борту, то её нужно поддерживать. В принципе всё, а как тучи закрыли Луну и стемнело, мы, набирая скорость направились к крейсеру, была сыграна боевая тревога и минёры готовили аппарат. Артиллеристы так, для поддержки. Японцы нас обнаружили, но уже в опасной близости, когда был совершён пуск мины и наши артиллеристы, «Океан», осветив японца двумя прожекторами, уходил в сторону, лупили по японцу из четырёх стволов. Те что были способны. Другие два в мёртвой зоне. К счастью и тут мина не подвела, как и сами минёры. Попали в корму, куда и целились. Команда крейсера пыталась уйти, положив штурвал на борт, но куда им на пяти узлах? В ответ успело раздаться два выстрела вслепую, когда чудовищный огненный гейзер появился на корме «Цусимы», это рванул артпогреб. Так что нас трахнуло, но не более, даже пострадавших особо не было, кроме ушибов.

После этого закончив закладывать круг, я подвёл «Океан» к месту гибели крейсера. Тот уже затонул, и моя команда начала спасть выживших японцев, освещая воды вокруг. Я же контролировал горизонт. С двух стороны по дыму было, надо будет «сбегать», глянуть кто это, и досмотреть, если японцы или нейтралы. Поднятых с воды всего тридцать шесть было, включая двух офицеров. Последним я выделил двухместную каюту, как те дали слово чести, что не будут пытаться спастись и нападать на моих людей, остальных моряков в трюм к тем, что сняты с призов. А к наступлению рассвета я от всех японцев избавился. Лишние рты. Да просто передал на нейтрала, что порожний шёл из Японии в Шанхай. Всего мы остановили, за оставшуюся ночь, семь судов, из которых четыре нейтрала. Два отправили на дно, зафиксировав контрабанду, что везли в Японию. Оба были британцами. Двух других отпустили, вот один и увозил японцев. Как они вернутся в Японию, уже не моё дело. Также, до окончания ночи мы взяли три японских судна, одно затопили, порожнее, и два с грузами. Призовые команды повели их к Владивостоку, пленные с двух судов, с одного успели в Шанхай отправить, я велел перевезти в трюм «Океана», нечего им на призах делать. А груз особо ценный. Запчасти для ремонта японских броненосцев на одном, включая запасную башню, орудия и стволы, да много разного корабельного имущества. Всё это точно пригодиться для ремонта наших кораблей. Поэтому команда на призе была в двадцать пять человек. Хотя офицер на борту один. Вторым судном был углевоз, первоклассный уголь для топок боевых кораблей. Пять тысяч тонн водоизмещения, тоже очень нужно. Тут я сэкономил, судно вёл кондуктор, и на борт пятнадцать человек. Тот офицер с первого приза и повёл обоих во Владик, эти грузы нашим ну очень нужны. Кружным путём, угля должно хватить.

Тут стоит отметить, что уголь из бункеров потопленного японца, того что порожний, ушли в бункера «Океана», и в бункера первого приза. Он тогда при нас был, уже взяли. Встали к бортам захваченного судна и начался аврал с погрузкой, два часа убили. Я хотел несколько призов отправить, и повезло, чуть позже нагнали второй, остановив и высадив досмотровую партию. Самое забавное, что «Цусима» и двигался от Японии чтобы взять под охрану тот транспортник с запчастями, что вышел из Шанхая, шёл ему навстречу. Мне пленные с крейсера об этом сообщили, но уже после того как я взял приз и заинтересовался им. Надо было раньше спросить, что тут «Цусима» делала. Такие ценные грузы без охраны не бросают, а японцы уже знали, что в этих водах работал русский рейдер, что сильно обеспокоило всех перевозчиков. Вот так закончилась и ночь Беты. Вполне продуктивно. Оба приза должны ночью проскочить Цусимский пролив и двинуть к Владику, но не напрямую, а ближе к корейским и китайским берегам. Задачи доставить грузы немедленно, не стояло, тихо, но верно, главное довести призы. А так начался новый день, причём этот район мы не покидали. Передав командование старпому, тот спал этой ночью, я его не поднимал во время работы с призами, пусть отдохнёт. Приказ тот же, работать в этой зоне, досматривая все встречные суда, и уходя от боевых кораблей. Я уже ввёл того в курс дела по нашей ночной работе, порадовав, призы ценные, значит, и деньги выплатят неплохие, если оба приза придут во Владик. Даже его доля, считай целое состоянии. А ведь есть ещё два приза в Артуре, за которые тоже должны выплатить. И работали мы в одиночку, ни с кем делится не нужно, так что братьев Баталовых снова начали считать удачными парнями. Хотя бы в команде «Океана». Призы это подтверждали. Надеюсь не сглазят. Сначала призы должны оказаться в родном порту, потом уже радоваться, я так считал.


День прошёл неплохо. Когда Бета и Альфа проснулись, с разницей в час, Альфа раньше, то стало известно где сейчас находится штурман «Океана». Тот успел сделать замеры и рассчитать положения судна, на котором укрывался, на карте. Похоже то к Шанхаю шло. Как раз к Циндао подходило, куда видимо и собиралось зайти. Причём англичанин шёл на малом ходу, четыре-пять узлов, ремонт машин продолжался. Команда сделала всё, чтобы не оставаться в акватории опасного рейда Вэйхавэй. Вот и вынуждена чинится в открытом море. Причин захода в Циндао может быть несколько, высадить пассажиров, взять какой груз. Да и про ремонт не стоит забывать. Что по Бете и «Океану», то старпом поработал очень неплохо. Одиннадцать раз звучала боевая тревога, когда мы нагоняли какое судно, боевых, к счастью, за этот день мы так и не встретили. Командовал тут старпом, Бета отдыхал, его не поднимали. Был всего один японец с грузом риса. Только рис, ничего более. Шёл из Шанхая. Видимо своих запасов Японии уже не хватало, закупали на стороне. Такой груз для Артура тоже пригодится. Хотя груз был сыпучий, в бункерах судна, а не в мешках. Сейчас приз нас сопровождал. Тот больше двенадцати узлов развить не мог, но особо мы и не гоняли. Кстати, те два приза, что я во Владик отправил, двигались на семи узлах, по самому медлительному, а это углевоз. Тот больше восьми узлов развить не мог, вот и шли на семи, чтобы машины не угробить. Остальные были нейтралами. Пятерых отпустили, на один из них японцев и англичан передали. Да, англичане с одного из затопленных Бетой судов с контрабандой. Со второго успели передать прошлой ночью, а эти с нами были. На остальных судах была контрабанда и шли те или в Японию или в Корею, доставляя грузы прямиком японской армии. Так что всё было оформлено, старпом лично фиксировал нарушения, команды в шлюпки, с едой и водой, суда на дно, а мы прочь, под мат матросов, что налегали на вёсла, направляясь к ближайшему берегу. Особо мы от китайского берега не отходили, не сегодня-завтра доберутся, если раньше кого не встретят. Этих на борт я уже не брал.

А под вечер встретили очередного нагла, кстати, все команды громко возмущались, обещая нам кары небесные, этот вообще останавливаться не пожелал. Делал вид что не видит нас, как и предупредительных выстрелов по курсу. Стало ясно почему, когда узнали, что в трюме. Бета уже был на мостике, после завтрака, а завтрак Альфе в каюту я отнёс сам. Так вот, как расстреляли рубку шрапнелью, там погибло пятеро, включая капитана, и судно встало, то в трюме обнаружили английские пулемёты и патроны к ним. Пулемётов шестьдесят семь, все «Виккерс», остальной груз — патроны. Если учесть, что это семитысячник, даже на палубах были штабеля ящиков, думаю поймёте, что их было много. Вот это нашим в Артуре точно пригодится. Так что зафиксировали все нарушения, раненый английский старпом, скрипя зубами, подписался в акте, команду в шлюпки, и на ходу проводя ремонт рубки приза, всё же восстановили управление, и всё на ходу, двигаясь на полной скорости, одиннадцать узлов, последний приз мог и тринадцать держать, к Артуру. Пошёл уже третий день как я побывал в Порт-Артуре, а обещал дней через пять вернутся, но пулемёты — это ценнейшая и нужная вещь, в чём русские солдаты уже давно убедились на примере получения первых трофейных пулемётов и своём опыте. Так что нужно их доставить как можно быстрее. Японская армия итак от них огромные потери понесла, вон, сил только и хватает на блокаду, какие уж тут атаки, а с этими пулемётами шансы вообще ничтожны. Кстати, из свежих газет, взятых с призов, я узнал, сообщив потом команде «Океана», что японцы формируют армейский корпус из корейцев и китайцев. Мясо, что погонят на окопы наших парней. Также японцы сильны артиллерией и нашу выбивают только так, хотя наши артиллеристы тоже не сидят сложа руки, получая боевой опыт и применяя его, но всё же пушек и мортир у японцев больше и наши из-за этого несут потери.

Альфа также не сидел без дела, в Циндао незаметно покинул борт судна, там нет ничего интересного, и груз не контрабанда, и поспешил прочь от города. Схрон для ценностей нужно сделать, чем и занимался всю ночь. Лопата есть, в хранилище и плотничий инструмент имелся, копал, благо почва песчаная, особых проблем не было, а ближе к утру, чуть освободив хранилище от личных вещей, Бета и передал всё Альфе. Всё, ничего ценного и компрометирующего на борту «Океана» уже не было, отчего я с облегчением вздохнул двумя телами. Альфа всё сложил аккуратно, тентом накрыл, кусок не пожалел, обвязав верёвками, и закопал, а лишний грунт отнёс подальше, там речка была и муть начало сносить вниз по реке. А с рассветом закончил трамбовать и маскировать схрон, даже посадил травку сверху, полив водой из реки. Убедившись, что маскировка идеальная, Альфа выспался в небольшом леске, где и был схрон, на дне оврага поставил палатку, а вечером, когда проснулся и позавтракал, собрался и побежал в обратно к Циндао. Вот теперь нужно найти судно, с помощью которого соединится с Бетой и командой «Океана», и с этим могли возникнуть проблемы. Были причины. По Альфе всё, тот как добрался с покровом ночи до германского города, так и забрался на борт судна, а забулдыги портовые описали куда кто идёт, за деньгу малую. Да можно было и не платить, в порту одно судно на загрузке с японским флагом, вот в суете погрузки у причала Альфа и проник на борт. Особого труда это не вызвало. Больше искал тихое и укромное место чтобы зайцем плыть. Загружались зерном в мешках, похоже, моё предположение, что в Японии уже большие проблемы с питанием, имели под собой все основания. Жаль у японских моряков не уточнял, меня эта информация тогда особо не интересовала, а пленных на борту «Океана» уже не было, всех высадили.

Теперь по Бете. Особо и описывать нечего. Крались к Артуру как могли, дымы встречались, хоть и меньше, точно все знают, что тут русский крейсер работает, но обходили их стороной. Да и у Артура на подходе два безбронных крейсера маячило и две пары миноносцев круги на резали. Я тут серьёзно прикинул. Шансы разбить японцев есть, атаковав внезапно два их крейсера, но ещё больше шансов потерять «Океан», а миноносцы добьют. Так что не стал рисковать, о чём потом сильно жалел. Мы проскользнули по границам минных полей, нас уже встречали канлодки, радиосигнал, особый, я отправил за двести миль до Артура, дальности хватало, и его приняли, ждали на подходе две шлюпки. Там проверяющие. «Океан» первым шёл. Он и встретил их, принял досмотровые группы на борт. Там незнакомый мичман старшим был. Так и зашли на рейд, когда светать начало. На фарватере больше часа провозились. Он оказывается перегорожен минной банкой был, снимали с помощью парового катера. Оба приза побыстрее к причалам на разгрузку, там уже единственный флотский интендант работал и трое армейских, принимая и описывая добычу. Те не сильно изувечены японским обстрелом были, один портовый кран имелся, разгрузить суда можно, кстати, мои прошлые призы уцелели. Укрыты на дальней стороне рейда, где раньше ремонтные мастерские были. Ну а дальше капитан первого ранга Лебедев, что тут старшим морским офицером был, порадовался нашему прибытию, и взял, и переподчинил нас себе, запретив покидать рейд. Мол, ему и так людей не хватает. Да и не выйдем мы, повезло проскочить, теперь японцы точно не дадут. Бета пытался возражать, следующей ночью уйдёт, но Лебедев наорал на него. Тот вообще какой-то на нервах был. Лебедева я знал, тот ранее командовал канлодкой «Отважный», но получил следующий чин и теперь командовал отрядом из трёх канлодок, став старшим офицером в Артуре.

Пришлось стерпеть. Дальше с Лебедевым обошёл призы, составили опись и тот подписал, теперь по этим бумагам нам должны выдать призовые, это уже в штабе флота, после бюрократии. Также я был вызвал в штаб обороны, общавшись с Кондатенко. Лебедев тоже был, хотя не понятно для чего. Его не вызывали. Между Кондратенко и Лебедевым, как было мной заметно, явно прохладные отношения. Видать что-то между ними было и появился раскол между армией и флотом. Хотя бы тут, в осаде. А если вспомнить как эскадра, что тут ранее стояла, бросив армейцев, ушла, то были у армейцев причины моряков недолюбливать. А может что и другое ещё было. Поди знай. Да и не интересно. Хот нет, вот объяснили, Лебедев отказался выходить против японских канонерских лодок. Мол, их больше. Да и приведённые мной ранее призы так и не оборудовал для вывоза раненых, объяснив это тем, что покинуть рейд невозможно, японцы блокаду установили. А генерала интересовали новости, они тут в информационном вакууме. Сообщил всё, что знал и передал свежие газеты, что добыл на судах взятых в качестве призов или отправленных на дно с контрабандой. Всё же те нейтралы, что были отпущены, не были разграблены. Да, это можно и так назвать, досмотровые партии особо себя не сдерживали. Ну а когда стемнело, я написал на имя Лебедева прошение снять меня с командования крейсером, а от имени Альфы перевезти из штурманов, вызвал вахтенного офицера и приказал отправить письмо немедленно на борт «Отважного», где и держал флаг Лебедев. Тот отреагировал неприятно быстро, уже через час прибыл с тем мичманом, что встречал меня у входа на фарватер с досмотровой группой, и с приказом на руках назначить его командиром. Так что мичман принял «Океан». А вот прошение Альфы тот не удовлетворил. Бете это сообщил, в курсе что штурман судна болеет, и серьёзно. Бету Лебедев переводил на один из призов капитаном. Офицеров не хватало. Как раз темнеть начало, когда тот отбыл, я же спустил вещи в дежурную шлюпку и направился к берегу. На приказы Лебедева мне плевать, свои планы. С командой «Океана» попрощаться я успел, те похоже до конца войны тут так и простоят. Отправив двух матросов, что сидели на вёслах, обратно к крейсеру, я убрал вещи в хранилище, места хватило, и побежал к берегу.

С Альфой за прошедший день особо ничего не случилось, его не нашли, хотя тот прятался в кладовой для припасов. Японец после разгрузки отошёл от причала и встал на якорь. Как подслушал Альфа, из-за появления русского рейдера им запретили покидать Циндао, пришёл телеграмма из Токио. Будут ждать конвой, что сейчас формировался в Шанхае. С германскими властями уже договорились, их не интернируют, пока те тут стоят. Напомню, судам воюющих стран в нейтральных портах нельзя находится больше суток. Это касалось как боевых кораблей, так и гражданских. Поэтому после светового дня, что Альфа провёл на борту, как стемнело, тот поджёг склад горюче-смазочных материалов, пожар начал быстро распространяться по судну, а сам вплавь добрался до берега бухты. Потом побежал к другому берегу, уже омываемому водами Жёлтого моря. Там достав шлюпку, и погрёб навстречу Бете. Да, тот пока ещё не имел своего корабля, но активно к этому стремился. Десять километров отмахал Бета, добравшись до берега, тут удобно, разделся и вплавь уйдя от берега подальше, проплывая через минные поля, там достал лодку и погрёб навстречу одной из пар миноносцев. Небольшие кораблики, номерные, узлов двадцать на пределе дадут, но не более. Древность сюда японцы засылают. Сами миноносцы шли где-то на двенадцати узлах. Когда курс одной из пар должен был пересечься с местом нахождения Беты тот скользнул в воду, передав шлюпку Альфе, она ему как раз и была нужна, и стал смещаться в сторону. Первый миноносец я перехватить не успел, чуть в стороне прошёл, а второй вполне в зоне доступа. Зацепится было не за что, но я подготовился. В хранилище был крюк-«кошка» с верёвкой. Крюк обмотан тряпками чтобы не звякнул. Вот и закинул, меня сразу потащило следом, прижимая к борту. Конец верёвки, тут пять метров отрезка всего, привязан был к кисти правой руки, так что я не опасался выпустить, ну и начал подтягиваться. Напор воды от движения миноносца серьёзно выбил меня из сил, но я всё же забрался и перевалился через леера на палубу, отдыхая, лёжа на спине. Кстати, выбрался я у мостика, видя головы офицеров и матросов наверху. Да у пушек стояли сокращённые расчёты. Меня так и не заметили, тёмные одежды помогали. Убрав крюк, свернув верёвку, я достал два «Нагана» и приготовился атаковать. Мне нужен этот миноносец.

Мельком глянув на нос, там двое, и на корме двое, да трое на мостике. Это всё. Прицелившись с двух рук, я выстрелил в расчёт пушечки на корме, та имела калибр в пятьдесят семь миллиметров. Самый крупный калибр тут. Не считая самодвижущихся мин. Пули попали куда я и метил, одному в грудь, другому в спину. Кто как стоял ко мне. После этого сделав два быстрых шага ближе к корме, отсюда открывался отличный вид на мостик, расстрелял я в спины офицера и двух матросов на мостике. После чего сделал прицельные выстрелы по двум канонирам у носовой пушки. Та уже мельче калибром, чем на корме. Попал. Пробежавшись, я добил подранков, таких аж трое было. После чего поднялся на мостик, и чуть повернул штурвал, уходя от напарника. Тот продолжал движение, патрулируя, и не сразу заметил пропажу ведомого. Я уже отключил ходовые огни и дал семафором восемнадцать узлов. Надеюсь искр из труб не будет, их две на борту, и закрепив штурвал, миноносец разгоняясь побежал в сторону Циндао, оставив в стороне безбронные крейсера и другие миноносцы, ну и начал избавляться от тел. Сначала выкинул за борт тех, что на мостике были, потом артиллеристов. За одно ещё троих, что подышать свежим воздухом поднялись. Похоже вахта кочегаров. Всего на таких миноносцах двадцать восемь членов команды, из них два офицера. Осталось где-то восемнадцать. Тут и заработали прожектора на ведущем миноносце ограбленной мной пары, видимо наконец обнаружил пропажу коллеги, да поздно, я уже ушёл за зону поиска и помогали мне в этом японские кочегары, выполняя все приказы с мостика. Хм, как бы тихо и незаметно ликвидировать остальную команду? Как-как, понемногу. И начинать нужно сейчас, пока те не обнаружили своего врага на борту и все вместе мне не наваляли, чем и занялся. Тихое оружие мне в помощь. А Альфа грёб навстречу. Если ничего не изменится, и я в одиночку управляя миноносцем смогу удерживать высокое давление, часа через четыре встретимся. Главное от японцев избавится, зачистив корабль. Пленные мне тут как раз ни к чему. Не та ситуация.

С японцами я справился. Бета уничтожал их по одному. Где револьвер использовал, в основном на палубе, где нож. Это под палубой. Последними закончил с кочегарами. В машинном я уже был. Дальше началась тяжёлая и нудная работа. Постоянно держать давление, и вытаскивать по одному тела японских моряков, переваливая через леера. Под палубой их оказалось шестнадцать, чуть меньше чем предполагалось. Проблем не было, я всегда появлялся неожиданно, и уничтожал. А резать спящих, всё же ночь, так вообще особых проблем не возникло. Вот так и занимался грязным делом. Спускаюсь в кочегарку, подкидываю угля, потом очередное тело на руки, а не на закорки, выношу наверх и за борт, быстро на мостик, осматриваюсь, проверяя курс, и снова вниз. И так шестнадцать раз. Потом из бункера наносил корзин угля, вываливая в кучу, чтобы подкидывать можно было. И не стоит думать, что раз два котла, то они вместе стоят. Нет, две котельных, и с палубы два люка, чтобы попасть внутрь, и держать давление нужно у обоих, что я и делал. Проблему я наметил, не горит, но она была. Угля до Владивостока, куда я и собирался, нужно новое судно получить, да и Алексеева грохнуть, точно не хватит. Даже до половины пути. На треть где-то, да и то сомневаюсь. Угольные бункера на миноносце итак отнюдь не полны. Две трети где-то, а дальность хода у таких миноносцев при полных бункерах едва полторы тысячи километров. Видать недавно пополнялись. А какой порт для японцев ближе всего? Да, Дальний, захваченный ими. Думаю, оттуда те и пришли.

Снизив скорость хода до пятнадцати узлов, встреча с Альфой не горит, а при такой скорости уголь расходуется быстрее, я продолжал держать давление и занимался приборкой. От крови корабль отмывал. Я вообще чистюля, не люблю грязь. В принципе пусть довольно серьёзно устал, но за пять часов всё сделал. А тут и к Альфе вышел, уже часа два как рассвело. Тот на шлюпке двигался в пределах видимости берега. Тут смог его подобрать, шлюпку в хранилище и миноносец стал уходить. Альфу в обе кочегарки, по очереди посещал, а Бета отдыхал, находясь на мостике. Да, он помылся, кидая ведро за борт, отстирал свою одежду и надел форму поручика по Адмиралтейству. А вот Альфа был в форме матроса японского военно-морского флота. Взял со склада запасную, размер близнецов там был. А раба нужна, работа в кочегарке грязная. Подумав, отправил Бету отдыхать, пусть поспит, часов пять, а Альфа его сменил. Ничего, побегаю, потом поменяю тела на вахте.


***


Когда миноносец входил в бухту Владивостока, то приветствовали его многие. Честно сказать, не довёл бы я трофей, однако помог тот счастливый случай, что я ожидал. Ну вообще я надеялся встретить отряд вспомогательных крейсеров или боевых, вроде «Авроры» и «Богатыря», но когда вышел к острову Цусима, угля уже почти не было, наткнулся на свои же призы. Те прошлой ночью проскользнуть не смогли, дымов много было, а ночью отсветов работы прожекторов, поэтому пережидали день в глубине Жёлтого моря, собираясь в эту ночь проскочить, вот и встретились со мной. Я очень порадовался. Подошёл, включив фонарь, а не прожектор, почти к борту приза, на борту которого офицер был, ну и опознался, те тоже порадовались. Я получил десять матросов, и двух кондукторов, наконец близнецы отдохнут, авральное плаванье закончилось, и повёл призы через пролив, а дальше через Японское море к Владику. И дошёл, нормально, не встретив ни своих, ни кораблей противника. Только у дозорных опознался и вот входил на рейд, заводя призы. Дальше Бету срочно вызвали в штаб флота. Рапорты я уже написал, всё готово, да и время три часа дня было. Однако толпа журналистов на пристани, да горожане, перегородили дорогу, хотя меня ожидал экипаж. В общем, передал журналистам копию рапорта, там всё было, всё что с нами приключилось с момента как «Океан» покинул Владивосток, ну и всё же прибыл к Витгефту. Дальше доложился, чуть кривя губы, адмирал вызывал у меня острую неприязнь, передал рапорты и все бумаги по взятым призам. Также был рапорт от Кондратенко Алексееву. Тот посыльным был отправлен наместнику. Последний был в городе, и это хорошо, Альфа уже готовился.

От Лебедева рапорта на имя командующего не было, тот не знал, что я собираюсь покинуть осаждённый город. Кондратенко в курсе, я ему сообщил, потому и получил тяжёлый пакет. Даже был вызов к наместнику на следующий день после прибытия, докладывал своими словами что было и как всё происходило. О новых взрывах боевых кораблей в Вэйхавэй тот уже в курсе, через телеграф сообщили, это и в газетах местных отображалось, и грозным тоном уточнил, не моих ли это дело рук? На что я возмущённо сообщил, что мы только у Циндао были, была надежда на встречу с китайцами, не вышло, и близко не подходили к британской базе, а брат болел, с койки встать не мог. Хорошо сейчас более-менее в себя пришёл. Слабость осталась, но она пройдёт. Да и вообще это не наше дело. Про Циндао сказать нужно было, на столе Алексеева была навигационная карта с «Океана», где нанесена вся информация по движению моего судна с момента как мы покинули Владивосток. Да и рапорта тут же были, явно прочитанные. Прогулялись близнецы громко, помогли Порт-Артуру, это самое важное, генерал Кондратенко очень благодарил Бету, отправили на дно больше десяти судов с контрабандой и грузами в Японию. Уничтожен новый бронепалубный крейсер и два миноносца. Ещё один взят в качестве трофея. Конечно он устаревший, но его решили поставить встрой. В общем, получил устную благодарность от Алексеева. Тот же обещал не обидеть наградами. А на следующий день его не стало. Альфа, что пристрелил того прямо в кабинете, а попал в кабинет через крышу, спустившись по канату, а то дом наместника охраняли казаки, ну и застрелил. Тот работал в кабинете, просматривал какие-то бумаги. Хлопок не громкий был, попадание в голову, поэтому никого не насторожил. А просматривая бумаги наместника, я мысленно ругался. К сейфу доступ тоже был, он открыт, и там изучил бумаги. Оказалось, никто не лишал близнецов чинов и дворянства, это всё самодеятельность Алексеева, его приказ отправлен в Порт-Артур, где над братьями Баталовыми был проведён так называемый суд. Император Николай Второй тут ничего не решил. Бумаги я не тронул, у меня на руках были документы с решение суда и патенты офицеров по Адмиралтейству. Этого хватит. Кстати, наместник обещал близнецам дать звание штабс-капитанов по Адмиралтейству. В ближайшие дни будет приказ. Награды обещали попозже.

Дальше закрутились дела, наместник погиб, шуму с его убийством хватало, миноносец передали офицеру в звании мичман, тот сформировав команду осваивал его. А Бету с Альфой направили снаряжать один из призов, будущий вспомогательный крейсер. Со смертью наместника о повышении в звании так и не вспомнили, Витгефт наверняка зарубит этот приказ, у нас совместная антипатия друг к другу, потому братья остались поручиками. Те и на новом вспомогательном крейсере снова будут капитаном и штурманом. Наместником Дальнего Востока и главнокомандующим назначили Куропаткина, но он прибыл только через девять дней после назначения. Тут и возник правовой казус, были найдены бумаги по братьям Баталовым. Неприятная ситуация возникла. Молодые офицеры флота требовали наградить Бету за захват миноносца, согласна правилам, ведь это он захватил его, позже подняв на борт обессиленного от болезни брата, но штаб флота тянул время. Только вот дать офицерское звание ему не могли, тот всё ещё являлся офицером. Всё просто, в бумагах наместника было письмо Императора, что тот не подтверждает суд, и вообще очень сердит на Алексеева за подобное решение. Приказал всё вернуть как было. Письму две недели. Однако, всё разрешилось для новоиспечённого наместника, само собой. Всё просто, война закончилась и тот мигом подписал прошение братьев Баталовых уйти в запас. Подписал и забыл. Почему тот не зачитал письмо Императора, не знаю, видимо были причины. Ну и чёрт с ним. Мне офицерский чин и дворянство ни в одно место не впилось. Не нужно.

Теперь по окончанию войны. Оказалось, японцы рассчитывали на оставшиеся силы и сформированные из китайцев дивизии отдельного пехотного корпуса. Одним ударом покончить с осадой Артура. Они и бросили кое-как вооружённых солдат на наши позиции у Артура. А там хорошо насыщенные пулемётами окопы вдарили, да ещё и шрапнель использовали. В общем, корпус за день и закончился. Вот японцы и пошли на переговоры. Тем более после отбытия Куропаткина с фронта, и наши начали воевать более агрессивно, гоняя японцев. Те дрогнули, и подумав, решили, пора вернутся к переговорам. Англичане пеной у рта исходили, требуя своего присутствия при них в качестве полноправных участников. Не вышло. Японцы на германцев всё же согласились, хотя от англичан и был наблюдатель. Ну и вот, война закачена, и мои близнецы уже всё, на гражданке. Как-то быстро всё, сам не ожидал.

Пора валить из Владика. Пока Альфа покупал судно, я решил морем идти в Питер, а выбор судов, что ещё не были распроданы, очень неплох. Чёрт, да то судно что я ранее выбрал себе во вспомогательные крейсера, отлично нам подходило. Это тоже самое судно, что наместник нам не дал, отправив командовать «Океаном». Я решил столицу посетить, да и на малых поглядеть. Так лучше на комфортабельном судне добираться, чем в поезде трястись. Я особо обратно в столицу не торопился, время ещё есть. Вот так Альфа поторопился прибрести то судно, пока его не успели перекупить, давая взятки для ускорения бюрократии, а Бета в штабе тряс чинуш, что должны были выплатить призовые за взятые трофеи. За два приза, те что первыми в Артур привели, да за взятый трофеем миноносец уже выплатили, по остальным что-то тянули, отговариваясь детскими отмазками, что денег нет. Мне врать не надо, я видел какие суммы сосредоточены в руках у наместника, а выкупал призы он, его люди. Так что вытряс всё же средства, через два дня должны поступить на мой счёт, ну и выдадут команде «Океана». После этого задерживаться в Владивостоке я не стал, дождался прихода призовых, снял средства, закрыв счета обоих братьев, и на своём судне подготавливался к долгому пути. А я торопился, но пришлось ожидать, пока Альфа комплектовал команду, нашёл девятнадцать человек, вот через четыре дня и отошли, покинув порт. С трудом дождался, близнецов постоянно тянули то в ресторации, то ещё куда, в разные салоны. Отметить победу. Да, была победа. Японцы пошли на уступки, все остались при своих, нашим нечем наступать, как и японцам. Границы арендованных у Китая земель остались там же. И Дальний японцы вернут. Пока же готовился отряд, что отбудет в Артур. Кстати, боевые корабли быстро восстановились за счёт добытых запчастей, захваченных «Океаном». Даже проводился ремонт на месте бывшей кормовой башни «Ревизована», новую поставят, раз нашлась подходящая. Ну почти, там проблемы с установкой, но их решали. За этот приз мне денег больше всего выплатили.

Телеграмму Анне Васильевне я уже отправил, сообщил, что с окончанием войны, собираюсь домой, но не сразу. Хочу в путешествие отправиться. Купил судно, на нём и прибуду. Так что ждите где-то через полгода. А судно действительно отличное. Его частникам не продавали, в резерве было как военный транспорт или возможный вспомогательный крейсер. Его уже начали снаряжать и готовить, укрепили палубы, даже несколько пушек установили, но с окончанием войны, всё было отменено, и Альфа смог выкупить судно. Пушки сняли, припасы военные забрали. Судно по сути ограблено, но за двое судок я всё что нужно купил и оснастил. Команду нанял, пусть едва две трети от нужного, но хоть это. Было бы время, нанял больше, но не хотел задерживаться. Кстати, угольные ямы полны углём, тут судно загружено с военной угольной базы. Пришлось платить за него отдельно, бонусом тот не шёл. Так вот, на борту два десятка пассажирских кают, один трюм. Судового крана не было, но кран-балка имелась. Скорость у судна, что я назвал «Феникс», двадцать один узел. Семь часов может держать такой ход. Средний где-то четырнадцать-пятнадцать узлов. Что по команде, начали распускать команды вспомогательных крейсеров, так что было из кого нанять, было. Наняты два вахтенных офицера и старпом. Капитан — это Бета и штурман у меня Альфа. Потом механик в машинное, старший кочегарки и боцман. Трое кочегаров, трое рулевых и четыре палубных матроса. Радиста не было. Ну и кок с помощником, да два стюарда в кают-компанию и для пассажирских кают. Кстати, всего две пустых, не я один решил вернутся в столицу с комфортом, желающих хватало. Даже трюм не пуст, на треть заполнен. Я потому и решил догрузить его рисом, в Сингапуре возьму. В столице этот злак хорошо идёт.

Насчёт британцев я думал. Нет, я конечно ошарашен, раз и всё, перемирие, по сути победителей нет, только убитые с обеих сторон, но японцы свои планы не выполнили, потому наши и считали себя победителями. Теперь это уже не моё дело, я только на третий день осознал, что всё, конец, можно отдохнуть от всего этого и строить планы мирной жизни, а потом вообще в эйфории находился. Пусть не сразу, та всё же сошла, но всё равно хорошее настроение у меня, а значит и близнецов, продолжало место быть. И да, про британцев я помнил, такие же мстительные сволочи, как и я. Могут они перехватить «Феникс» по пути в Россию? Да легко. И вполне могут это сделать, где нет свидетелей. Может и не рискнут, но убийц отправить это точно попытаются. Отбиваться в поезде не вариант, шансов мало, особенно от выстрелов в упор. А своё судно, это своё, тут противника я буду видеть до нападения. Если остановит какой британский крейсер, то это уже агрессия. Да, так можно подставить команду, да и пассажиров, их уберут как свидетелей, но и я буду мстить. Не думаете же, что я дал своему судну такое имя просто так? Братья и в воде пересидеть могут, выжив, после чего шлюпка, я уже оснастил её мачтой и парусом, доберусь до берега, а там… Британцы на своей шкуре почувствуют, что такое это «там». Однако я всё же сомневался, что британцы будут так нагло действовать. Дилемма, и своих подставлять не хочу, и желаю нападения. К нему готовился. Не просто так, мол, мало ли всё же что-то будет, а конкретно насчёт возможного нападения. Тем более защищаться было чем.

Да, тут стоит пояснить. Пока готовился «Орёл», так назвали вспомогательный крейсер что я снаряжал, потом это судно стало «Фениксом», то работал с хранилищем. В общем, это конечно читерство, да и жизнь здорово облегчает, я уже прочувствовал, но оказалось это ещё не всё, то хранилище, что я использовал, оно было общим, через любое из моих четырёх тел я мог достать содержимое, или положить какую вещь. Однако были свои хранилища у каждого из близнецов, личные. Я не сразу это открыл, похоже ранее эта опция была не доступна и сейчас открыта, слишком легко я обнаружил её и смог воспользоваться. Общее хранилище было тонн десять. То есть, загрузить его вещами и вооружением можно не более чем на десять тонн. Так вот, у каждого близнеца теперь есть свои хранилища, но доступ внутрь были только у того близнеца к которому оно привязано. Общее это общее, а своё это своё. И личные хранилища, у близнецов, по размеру где-то на пятьдесят тонн. Я проверил с помощью старших близнецов, именно такой вес у всего что они запихали в личные склады. У малых пока не проверял, да и смысла нет, всё схожее. Вот такая радостная находка в способностях. А тут объявили об окончании войны, естественно я ещё больше возрадовался. Ну и начал заполнять личные хранилища. Пока только старших близнецов. Хотя тут стоит отметить, что часть денежных средств я перекинул в личные хранилища малых. Ох и поработал, чтобы никто это не засёк. Напрямую нельзя. Нужно достать из общего хранилища и убрать в личное. Малые же постоянно под присмотром и вот когда если кто выйдет, на пять минут, или ещё на какое время, то мигом открывал глаза, доставал из общего хранилища мешки с деньгами, они появлялись рядом с телами малых, у рук, и отправляя уже в личное. Так что половину денежных средств где-то перекидал. Надо будет посетить схрон у Циндао, содержимое уйдёт, это точно. Так вот, после освобождения от службы, и пока близнецы занимались покупкой судна и отбытием, тоже потратил не просто так. Например, Альфа купил из-под полы у одного кладовщика десять ящиков с динамитом. У него же ящики со снарядами для морской семидесятипятимиллиметровой пушки. Такая пушка у меня была, новенькая, в смазке. Приобрёл её у другого кладовщика, на морской тумбе. Тумба отдельно была. Щит к пушке не брал, лишний вес. Подумывал приобрести минный аппарат, и самоходные мины. Но по времени не успел, хотя и такое приобретение я сделать мог, опять же неофициально и переплатив в три раза. Пока шло разоружение вспомогательных крейсеров, много что ушло на сторону. Я не один такой ушлый.

Ладно, подготовка была закончена в срок и «Феникс» уже рассекал воды холодного Японского моря, двигаясь к Цусимскому проливу. Хочу один из своих схронов посетить, из тех что до войны сделал, забрать содержимое. Там ручной пулемёт «Мадсена» под русский патрон, я три ящика патронов к этому оружию приобрёл. Вещь нужная, пригодится. Так прошли первые сутки, мы прошли пролив, вторые начались, добрались до схрона, судно у берега стояло на якоре, близнецы сами посетили берег, движение тут довольно большое, японцы эвакуировали свою армию и имущество, сама шлюпка при возвращении пуста была. В общем, в хранилище всё. Ну и двинули дальше. А в Артур. Там уже разминирование окрестных вод шло, к мирной жизни переходили. Телеграф заработал. Несколько крейсеров и один броненосец на рейде. За сутки до нас пришли. Тут половина пассажиров сошла, сюда и направлялись, но все каюты всё равно оказались заняты, уже местными. Взяли тех, кто решил с нами в Россию идти, в столицу. Было несколько раненых и увечных офицеров, с семьями. Им билет ничего не стоил, так доставлю. На четвёртый день зашли в Циндао. Там неожиданно рис оказался очень дёшев, свежий урожай. Пока шло пополнение угольных ям углём и трюмов закупленным рисом, тут грузчики были наняты на стороне, матросы только грязь отмывали, потому работа шла споро, Альфа отправился в город. Это для вида, многие пассажиры тоже сошли на берег отдохнуть и местные достопримечательности посмотреть, а из города к тому леску, где и откопал нашу добычу. Всё раскидал по всем четырём личным хранилищам. Сутки мы в Циндао стояли, так что всё успели. Полный трюм риса, так мешки на поддонах штабелями даже на палубе были, накрыты тентами. Ну и направились дальше. И знаете, британцы меня расстроили. Ничего. С их стороны, абсолютно ничего.

Мы прошли Китай, Индию, добравшись до Африки, обошли её, даже до Ла-Манша дошли. Нагло зашли в Плимут, пополнить запасы угля и припасов. Два дня стояли, никакого интереса, пассажиры отдыхали на берегу, и вот наконец Балтика и ледяной Питер. Мы добрались до столицы. Шли действительно не особо торопясь. И за четыре с небольшим месяцев, добрались. Разные суда за время пути мелькали, были и боевые, но особо никто не сближался, не атаковал. Я в печали. Однако, плаванье мне даже понравилось, я отдавался ему весь, отдыхал, когда вахт не было. Капитан у меня Бета, на вахте днём был, Альфа — его время ночью. Так и добрались. Из каждого порта отправлял телеграмму Анне Васильевне, сообщая где нахожусь и в каком порту буду вскоре. Пару раз меня там ответные телеграммы дожидались. Если коротко, то «Любим и ждём».

Когда якорные цепи «Феникса» загрохотали у кромки льдов, я на оба сразу ставил, носовой и кормовой, то к нам уже спешили лодки и шлюпки. А на льду виднелись сани и люди. Погода радовала, светло и почти ветра не было, но снег вокруг слепил. Всё же середина ноября. Однако в шинелях близнецам всё равно было холодно, но крепились. Таможенники побывали. В общем, постепенно пассажиры покидали борт судна. Успели за день. В порт мы вошли в час дня, тут ледоколом был проложен маршрут. Свежий. Близнецы за высадкой не наблюдали, старпом занимался. Насчёт груза. То рис я частично продал. Да достал. В трюме ещё ничего, а на палубе разбухал от влаги, особенно во время дождя. Чехлы и тенты не помогали. Продал германцам, зайдя в Киль на шесть часов, для пополнения пресной воды. Это отмазка. Цену дали неплохую, в четыре раза больше чем купил. Так вот, решив все бюрократические проволочки, таможенники отбыли, и близнецы за ними, оставив судно на старпоме. Груз успею продать, пусть судно в порядок приводит после долгого плаванья, там были мелкие проблемы, да команде увольнительные постепенно выдаёт. Щедрые премиальные после такого пути, Бета уже всем выплатил. Кстати, за время пути, заходя в крупные города, Альфа, посещая берег, искал теневых дельцов или крупных ювелиров. Инкогнито, в гражданской одежде и с маской. Ну и скупал ювелирные украшения, драгоценные камни, особенно крупные, что много стоят. Да избавлялся от бумаги, которая здесь деньгами называется. Тратил в основном марки да рубли, ну и фунты. В общем, около трёх миллионов фунтов ушло, все марки и половина рублей. Доллары пока не трогал, на них отдельные планы. Огромные деньги, но и куплено немало. Бумага обесценится, инфляция, или государство исчезнет, а такие украшения, да и просто камни, будут только дорожать. Это обдуманное вложение. Золото тоже неплохо, но я с ним особо не связывался. Тяжёлое оно. Имеющихся слитков и монет из хранилищ двух банков достаточно. Вроде и немного разменял, но в размерах прилично. Несколько мешков с пачками банкнот ушло, освободив немало места. Даже в Плимуте, когда мы стояли, Альфа троих местных дельцов посетил инкогнито, один из них крупный торговец камнями из Африки, к тому же ещё и банкир, очень хорошо расторговались. Фунтами платил. Почти миллион в Плимуте оставил.

Так вот, старпом старшим на судне, а близнецы на берег, там среди толпы народа утеплённая кибитка на санном ходу и Анна Васильевна с компаньонкой ждали. Активные старушки, в мехах стояли. Ну а когда братья покинули сани, то грянула музыка, на берегу был военный оркестр, обняли старушку, названной матушкой, и компаньонку её. Та полила слёзы на форменные шинели, а близнецы были в форме поручиков по Адмиралтейству со всеми полученными наградами Российской Империи, ну и к нам подошли представительные господа, все являлись дворянами и аристократами, это было видно. Среди них и градоначальник, я его ранее видел, узнал. Как шепнула Анна Власьева, она информировала о времени нашего прибытия, и весь город решил встретить героев войны, которые не раз оказывались на станицах газет, как в очередной раз принёсшие России победу в той или иной схватке. Надо сказать, это было неожиданностью, меня никто не предупреждал. Кстати, в толпе мелькали некоторые из пассажиров. Чествовали офицеров, что с нами прибыли. Там было трое армейцев и моряк. Не хорошо бы получилось, но к счастью я рассмотрел с борта «Феникса» эту толпу встречающих, прикинул, и решил близнецов обрядить в форму. Вроде неплохо вышло. Тут как раз и градоначальник со свитой подошёл. Причём с явным недоумением поинтересовавшись:

— Господа офицеры, почему вы в форме офицеров по Адмиралтейству?

— После суда, по решению командования Тихоокеанского флота и распоряжению канцелярии Императора, за дезертирство разжалованы до поручиков по Адмиралтейству с лишением дворянства. За уничтожения крейсера «Цусима» с двумя миноносцами и захватом ещё одного в качестве приза, обещали звание штабс-капитанов по Адмиралтейству, но наместник был убит, да и война закончилась. Не дали.

Надо сказать, Бета говорил спокойно, не повышая, но и не понижая тона, однако, в наступившей тишине голос его прозвучал отчётливо, отчего сразу начался бум разговоров, многие передавали дальше, что я сказал.

— Как так? — растерялся градоначальник. Шум вокруг тут же стих и наступила снова оглушительная тишина.

— Хм, похоже эта информация не дошла до столицы? Странно, в газетах Порт-Артура и Владивостока об этом немало писали. Да и англичане своего не упустили. Британцы устроили утопление своего пассажирского судна и сообщили, что это моя «Волга» утопила его, а пассажиров в воде расстреливали из пулемётов, на что было восемь свидетелей из спасшихся. Якобы мою «Волгу» спугнул британский крейсер, не дав их добить. Этого не было, чему было свидетельство почти сотни офицеров, что я на тот момент освободил из плена и доставлял в Артур. Однако, командование Тихоокеанским флотом поверило британцам, а не мне, да и приказ пришёл из столицы арестовать меня, и решило выполнить его. Как-то всё быстро за сутки произошло, и судно утопили и меня арестовали. Понимая, что в Порт-Артуре меня ликвидируют, как адмирала Макарова, я бежал с братом. Чуть позже разобрались, да и офицеры из освобождённых свидетельствовали, но дезертирство мне не простили.

— Это что, командующий на англичан работал? — выкрикнул кто-то из толпы.

— У меня и тогда, да и сейчас, сложилось такое же мнение. Две зарплаты лучше одной.

Правда, следующих вопросов я не дождался, к нам протолкнулось несколько морских офицеров, старший был в звании капитана второго ранга, сообщив, что братьев Баталовых ожидают в Морском министерстве. Ехать нужно немедленно. Похоже министр пообщаться хочет. Странно. Наши вещи матрос с «Феникса» уже отнёс в пролётку Анны Васильевны, всё это доставят к нам домой. Вообще ехать я не хотел, так и сказал офицеру, мол, я не военнослужащий. Однако тот именно попросил проехать, при стольких свидетелях начинать скандал и отказывать я не пожелал, пришлось согласится. Так что раскланявшись с градоначальником и свитой, был сопровождён до двух карет и братьев куда-то повезли. Может и не к министру. Тут разных тюрем хватало. Приглашали обоих близнецов, так что пришлось обоим соглашаться. Министр тут величина. Тем более в фаворе, война выиграна и флот не опозорился. Понёс потери, но всё же не повержен. Везли не так и долго, буквально пять минут. Дольше в приёмной просидел, почти час. Офицер, что нас доставил, зашёл и видимо доложился. Наконец группа офицеров в звании капитанов перового ранга и двух контр-адмиралов покинула кабинет министра, и адъютант пригласил братьев проходить. В приёмной мы не одни были, но и не заполнена та. Кроме братьев ещё шесть человек ожидали. Только двое были в форме, причём если один нос задирал, капитан первого ранга, то со вторым, того же звания, мы активно пообщались. Увлекающийся офицер, жаль не было его с нами. Тот из тех офицеров, которых можно на вспомогательные крейсера ставить, нагнёт противника только так. Ну или на бронепалубный крейсер, по званию соответствует, тоже разруху на транспортных коммуникациях противника устроит.

— Что это за слухи вы распускаете? — сразу в лоб спросил министр сердитым голосом.

Кроме министра, что сидел за столом, в кабинете было трое. Контр-адмирал, не знаю его, адъютант, что пригласил братьев приходить и закрыл за их спинами дверь, и какой-то пожилой мужчина в гражданской одежде с властным взглядом и движениями. Вот он смутно знаком. Где-то видел. Возможно в газетах.

— Для начала здравствуйте, — спокойно сказал Бета, отчего у адмирала задёргался глаз и тот дёрнул щекой, но сдержался, министр же лишь чуть поднял брови. — И попрошу на меня голос не повышать. Я уже четыре месяца как не на службе, уволен в запас, и власти вы надо мной не имеете. Для меня вы стрёмный мужик, что сидит в этом кабинете, по праву или нет, мне без разницы, но если уж сидите, то попрошу быть вежливым к гостям. Которых сами же и пригласили. Я сюда не стремился, сами позвали.

— Я смотрю, вежливости у вас нет ни на грош, — с некоторым интересом глянув на меня, сказал министр.

— После предательского удара от командования флотом и из вашего ведомства? Уже никогда не будет.

— Вы похоже забываетесь, что лишь простой человек, хотя и получили наследное дворянство и даже какие-то земли. У вас ведь матушка есть, вы подумали о ней?

Реакция последовала незамедлительно, оба близнеца синхронно сделали шаги назад, сразу беря всю комнату и всех присутствующих под контроль, левые руки в карманы форменных штанов. Альфа, под взглядами присутствующих, сделал вид что слегка почесал щёку, и большим пальцем сделал короткое движение как будто сам себе перерезает шею. Бета на него слегка косился, контролируя свою зону, чуть качнул головой отрицательно и шепнул одними губами — «позже». Присутствующие же с большим интересом, а некоторые и с насторожённостью наблюдали за нами. Я не ошибся. Тот гражданский умел читать по губам. Узнал я его, довольно известный промышленник. Как-то на практике, на одном из своих судов, я слышал за столом от одного из дворян, что с ним был лично знаком, о том, как тот умеет читать по губам. В его работе это очень нужная вещь. И тут прочитал, я специально встал так чтобы тот видел. Похоже больше всего ему не понравилось не то что происходит, а то что Бета не остановил брата, а полностью его поддерживал, отложив ликвидацию этой четвёрки на более позднее время. Всё тот понял, и поёжился. Тот опасность чуял своим немалым носом как тот волк. Кстати, в карманах прорисовывались силуэты револьверов, адъютант и промышленник это особо отметили, и побледнели. А что, досмотра не было. Да и на ремнях были не кортики, а короткие морские тесаки. Кортики братья не имели права носить, поэтому знаки отличия ордена Святой Анны четвёртого степени, с табличкой «За храбрость», теперь были на тесаках.

— Говорить нам больше не о чём, поэтому мы с братом пойдём. Прощаться не будем, ещё пообщаемся. Скоро, — последнее я добавил с кривой усмешкой.

Из глаз обоих братьев буквально бил лютый холод матёрых убийц, проняло всех, включая министра. Вот так отступая спиной вперёд, братья и двинули к дверям, как отреагировал промышленник.

— Постойте, юноши, вы неправильно поняли Фёдора Карловича. Он не угрожал вам и вашей матушке. Тут имеется ввиду, что вашу матушку расстроят те события, что с вами произошли или произойдут. Благоволение правителя бывает переменчиво.

Министр, который поглаживал шикарную, как он думал, бороду, с интересом смотрел на промышленника. Как же его фамилия? Ведь знал, а не помню. Два года прошло. Напугал я эту четвёрку серьёзно, хотя адъютант похоже мало что понял. Авторитет благодаря британским газетам братья заработали более чем серьёзный, маньяки, убийцы, пираты, и вообще негодяи. Было видно по присутствующим, что они этому верили. Ну или их моя игра так пробрала. Показать серьёзность ситуации я смог, как и то, что их чины и должности в грош не ставлю, для меня они лишь цели, и жить им или умереть решу без проблем и моральных терзаний. Опаска, что появилась в глазах, этому только подтверждала.

Министр, подтвердил слова промышленника.

— Вы поручики действительно неправильно меня поняли. Я попросил вас посетить меня, чтобы лично сообщить. Суд, что был проведён в Порт-Артуре над вами, не имел правовой платформы под собой. Его Императорское Величество не подтвердил решение суда, да и отменил его отдельным указом. Вы остаётесь в прежних чинах, капитана второго ранга и лейтенанта. Решается вопрос присвоить лейтенанту Баталову также чин капитана второго ранга. Также, за последние ваши действия против японских морских сил на море, вы награждены. Документы получите чуть позже. Сами ордена закажите у ювелиров. О патентах дворян, коими вас наградили за доблесть в бою, и говорить не стоит. Вам сообщат, когда будет аудиенция у Его Императорского Величества.

— Зачем мне это? — прямо спросил Бета, глядя на министра.

Правила обращения к министру я нарушал только так, но больше мне на это не указывали. На мой вопрос тот снова удивлённо вскинул брови. Кстати, министр, кажущийся таким адмиралом-ретроградом, оказался довольно хорошо образованным, речь красивая. До этого тот говорил по-другому, значит есть способности к мимикрии, но сейчас тот откинул всю эту наносную шелуху. Сейчас же министр был больше озадачен, чем удивлён, а вот промышленник меня понял правильно. Чёрт, да что он тут делает?! Слишком умён, может всю игру мне поломать. Я ещё могу понять присутствие адъютанта и контр-адмирала, а этот шпик что тут крутится? Вот, снова голос подал:

— Вы отказываетесь от награды? Дворянство — это не просто подарок. Это честь. От такого не отказываются.

— А я сказал, что отказываюсь? Как можно отказаться от того, чего нет? Чтобы не вводить вас в недоумение, поясню свою позицию. Суд был офицерский и судили меня старшие офицеры, делегированные этим правом. Плюс они имели ПИСЬМЕННОЕ разрешение на проведение этой процедуры. Всё законно, не успели мы с братом получить дворянство как нас его лишили, вернув в юрисдикцию офицерства по Адмиралтейства, и понизив в званиях. Всё официально, со всеми оформленными бумагами, с решением суда, которые у нас на руках. Ему я верю, мы там были, и мы приняли это решение. А ваши слова, «подтвердил, не подтвердил», это лишь слова. Я ОФИЦИАЛЬНО не дворянин и не офицер флота, всё это проведено по всем нормам флота и документы сохранены в архиве штаба флота. Мы с братом в званиях поручиков выходили в свой крайний рейд, и воевали с японцами именно в этих званиях. Отобрать их вы не имеете никоего права, они честно выслуженные. Были у нас чины офицеров флота и наградное дворянство, но мы были этого лишены, мы с братом уже давно всё это приняли и забыли. Не нужно ворошить прошлое.

— Любопытная позиция, — вздохнул министр. — А Николаю Александровичу мне что сообщить?

— То же самое, что я сказал. Или можете сами что придумать, мне честно говоря всё равно.

— Допустим. Тогда вернёмся к вашим высказываниям горожанам. Не стоит им всё знать, даже если где возможно и произошли не самые приятные события.

— Хм, забавно, — хмыкнул Бета. — Давайте я вам опишу событие, что произошло в первый день войны. Даже ещё ДО начала войны. Бой в Чемульпо.

— «Варяг» и «Кореец», — кивнул министр. — Любопытно бы узнать, а то мне приходят только сухие рапорты.

— Хорошо, тогда слушайте не как министр, а как простой гражданин, патриот, и скажите, что вы об этом думаете. Сам бой я описываться не буду, не был и не присутствовал. Всё что я скажу, было на самом деле, и известно мне это от живого свидетеля. Так вот, командир «Варяга» часто посещал английский стационер, где советовался с его командиром. Три раза точно. Также с того стационера был посыльный на «Кореец», капитан Беляев от английского матроса получил конверт с письмом. Английский капитан приглашал его к себе. Беляев не стал отказываться и посетил стационер. Перед самым боем. Так вот, англичанин, довольно пространственно, с кружевами слов, предложил Беляеву провести демонстративный бой и затопить канлодку на мелководье без повреждений, предлагая ему за это довольно неплохую сумму. Мол, и честь, и команду сохранит, и деньги будут, везде в плюсе. Как понял Беляев, англичанин говорил от имени японцев, имея с этого свой солидный процент. Беляев как офицер и человек чести конечно же отказался. Был бой. «Кореец» был взорван, а Руднев положил свой крейсер на мелководье и без серьёзных повреждений. Собственно, на данный момент «Варяг» с новым именем и новым флагом уже проходит ходовые испытания после ремонта, японцы очень спешили с его восстановлением. Вот и подумайте, какое решение принял Руднев, и стоит ли его уважать за это?

— У вас есть доказательства?! — довольно резко поинтересовался министр.

— Всё со слов Беляева. Я с ним разговаривал, как с вами сейчас, в одном из салонов Владивостока. Кстати, адмирал Витгефт приказал тому молчать об этом. И знаете, что самое противное в этой ситуации?

— Поведайте нам.

— Самое противное, что Рудневу за это не будет ничего. НИ-ЧЕ-ГО. Его будут чествовать как героя боя в Чемульпо и тот будет получать все лавры такого героя. Сор ведь не выносят из избы, не так ли?

— Вы интересный молодой человек. Честно признаться, не приходилось сталкиваться с подобными вам, — сказал министр, откинувшись на высокую спинку стула, это не кресло было, и застучал дробью пальцами по столешнице. — Каждый раз вы меня поражаете. Я подумаю над вашими словами, а пока оставьте нас. Постарайтесь в ближайшие дни не покидать город, возможно будет курьер или вызов.

Слегка кивнув — близнецы покинули кабинет. Причём двигаясь чуть боком, не сводя глаз с присутствующих в кабинете. Руки из карманов те уже брали, но если что, готовы. То есть, намёк на то, что доверием присутствующие не пользуются и поворачиваться к ним спиной братья не собираются, был ясным. Похоже, поняли, министр покраснел от гнева. А вот промышленник только хмыкнул, не сводя с близнецов настороженного взгляда. Контр-адмирал тоже был красным от гнева, видно, что всё время разговора терпел. Но смог сдержаться, не прорвалось из него всё то, что тот думает о братьях Баталовых. Всё же какой-никакой, но инстинкт самосохранения у него был. Когда закрыли дверь, судя по шуму адмирал всё же взорвался, голосок могучий, близнецы направились к выходу, спустились вниз, где выйдя на улицу, и вскоре поймав экипаж, покатили домой. Больше года не были.


Что я могу сказать? Два дня про близнецов власти не вспоминали, а в доме Баталовых постоянные гости, да ещё посыльные с приглашениями посетить те или иные мероприятия. Анна Васильевна уже расспросила всё о боях в Жёлтом и Японском морях. Как и её компаньонка в курсе о наградах и о суде, что меня всего лишил. Даже документы с решением суда внимательно изучили. Гости тоже интересовались и читали их. Ну и о причинах узнавали. Естественно описывал беловую чистую версию без взрывов в Вэйхавэй, но о китайцах-помощниках описал, как и то что те предали, ограбив после продажи последнего приза, чудом выжили. Да и из-за чего пришлось бежать с флота, за что под офицерский суд позже и попал, уверенный в том, что меня убьют в городе как Макарова. Для того и арест надуманный был проведён. Причём в Артур вернулся случайно, планов таких не было, на попутном судне с китайцами. А там меня опознали, суд и дальше воевать. Уже поручиками. Многие сочувственно кивали. Я особо и не скрывал эту тему. Министр не запрещал говорить, видимо ошарашенный нашей беседой, что явно пошла не так как тот хотел, позабыл об этом. Такую же информацию получили несколько журналистов, ну и Анна Васильевна. Не особо расстроившись, та приняла это к сведенью, ну не были дворянами и не будем, чего горевать, и засучив рукава принялась продавать рис. Такой товар был вполне ходовой и легко ушёл, тем более осень, скоро начало зимы, цены растут. А судно я включил в нашу морскую компанию по перевозкам тропических фруктов. Теперь четыре будут работать на этих рейсах. В принципе, больше и не нужно, наличные суда вполне справлялись. Тем более новичок скоростнее других судов, да и больше по классу и размеру. Старпом стал капитаном, патент у того был, получил все бумаги что нужны, через пару дней примет на борт пассажиров, продажа билетов уже пошла, информацию дали в газетах, доукомплектует команду, и отправится в свой первый рейс. Телеграммы поставщикам уже ушли, будут ждать. Тем более одно из судов компании в ремонте, серьёзная поломка, и «Феникс» тут как нельзя кстати, грузооборот падать не должен. В столице уже привыкли к свежим фруктам и овощам из Африки. Одного штурмана я перевёл с ремонтируемого судна на «Феникс», чтобы тот объяснил новоиспечённому капитану специфику местных рейсов. Так тот быстрее освоится.

А сегодня, на третий день, прибыл фельдъегерь из Морского министерства, привёз пакет. Я при нём вскрыл, почитал, похмыкал, и братья по очереди расписались. Это был документ о неразглашения военных тайн. Прошедший суд над близнецами входит в эту сферу. Об этом в документах особенно отмечено. Поздно, уже все всё знают, сегодня в газетах мои первые интервью выйдут. Зато теперь могу спокойно говорить, что мне запрещено касаться этих тем. Поставив дату и время подписания, а чтобы не вменяли в вину то, что раскрыл тайну, это ДО подписания было, вернул пакет посыльному и тот отбыл. Стоит отметить что я подписал эти документы даже с некоторым облегчением. Что есть, то есть. Да гости и приглашения посетить других жителей города уже утомили, и это за три дня. В общем, устал я, хочу на волю. Это Анне Васильевне всё нипочём, даже рада, сил от этих встреч набирается, светится вся. Я же так не могу. Но терпел именно из-за неё. В форме и при наградах ходил, рекламировал себя и её, торговал лицом, так сказать. Я ещё Порт-Артурских газет привёз, несколько пачек, как и изданий Владивостока. От начала войны и до конца, тоже с интересом изучали как гости, так и хозяйка дома. Правда экземпляров было мало, так что Анна Васильевна строго следила за тем, чтобы те были на месте и в сохранности. Да куда там, за три дня истрепали до состояния мочалок. Затискали и залапали, можно сказать. Бывали у нас в основном простые граждане, если дворяне и мелькали, то из обедневших, простых. Более серьёзные приглашали к себе. Пару раз дал согласие, скатался на званные вечера, и хватит с меня. Также бал завтра состоится, он готовился в честь участников недавней войны. Близнецов тоже туда пригласили. Народу соберётся много, хотя участников около трёх сотен будет, офицеры да добровольцы, побывавшие там. Я обязательно пойду, вдруг знакомого кого встречу. Там же выставку решили организовать. А что, я не скрывал что у меня есть оригинальные комплекты японской формы, армейской и военно-морской, включая офицерской. Оружие и разные японские поделки. У меня выпросили для экспозиции, обещали вернуть в целостности и сохранности. Кстати, среди вооружения и станковый пулемёт был, коими японцы пользовались, пусть видят, как им помогали наглы. Впрочем, нашим они тоже помогали, но невольно, передавая в качестве арестованной контрабанды. Это в описании к пулемёту тоже будет.

Кстати, малых я видел, и с Анной и её мамашей поговорил. В общем, те согласились, не будут афишировать наше родство. А вот от предложения переехать куда в другое место, категорически отказались обе. В столицу они вырвались. Фактически в буквальном смысле. Это мечта обеих из крохотного уездного городка переехать в столицу. И ведь получилось. Нет, они за неё будут держатся когтями и зубами. Чуть до скандала не дошло с не состоявшейся тёщей. Ну и Альфа продолжал навещать Анну, сбрасывал напряжение. Бета себе другую содержанку нашёл. А семье Смирновых я помог, родня ведь по факту. Приобрёл пару заводиков, вполне справных, на имя Анны купил. Теперь ежегодный доход у них в районе двух с половиной тысяч рублей. Это очень неплохо. Хотя конечно Анну Васильевну не переплюну. Я ей пачками банкнот передал двести пятьдесят тысяч рублей на жизнь и развитие бизнеса. А с официальных призовых. У меня там больше восьмисот тысяч было. А та положила их в банк и постаралась чтобы об этом узнало, как можно больше народу. Поясняю откуда и за что. Да, зависть в питерцах тоже имеется. Не у всех, но встречались и такие люди. Также у Анны была солидная сумма наличности, что через малыша передал и китайцы прислали. Это меня больше всего удивляет, думал ограбили. Больше десяти тысяч рублей получается, если фунты разменять. Та на счёт положила, оставила небольшую сумму на жизнь и мелкие расходы. С детьми они частое дело.

Так вот, посыльный отбыл я же вернулся к тому, чем близнецы занимались на данный момент, пока их не отвлекли. Да в сарае старый казак их гонял взопревших, с шашками. Братья конечно тренируются, да и при возвращении каждый день, если погода дозволяла, на палубе звенели тренировочными клинками. Вот старый казак и проверял потеряли мы форму или нет. В принципе нет, но и прогресса не имелось. Нужны жёсткие схватки лицом к лицу, бой насмерть, чтобы прочувствует силу клинков. Да, у меня до такого не доходило. Больше всё командовал. Или ножом с револьвером работал. А потом я взял шесты, и казак ничего не смог сделать, братья по очереди, а потом и вместе, гоняли того, не подпуская к себе на длину клинка, крутя шестами как пропеллерами, только воздух свистел. Зеваки из мальчишек, это наши, из детей прислуги Анны Васильевны, только рты пооткрывали, глазея на нас. Многие с восхищением. А ведь шестами я начал заниматься меньше года назад, и не считался в них серьёзным бойцом. Зато шесты настоящие, в Циндао у мастера купил, такие шашкой поди попробуй разруби. Нет, можно конечно, но и подставлять я их под такие удары не собираюсь, не дурной, всегда можно парировать такие удары, или подставить шест так, что клинок противника сломается о него. Меня этому старый кореец тоже учил. Так до темноты мы со старым казаком и развлекались, потом банька и в столовой зале дома сидели ужинали, казак тоже приглашён, доволен был, когда к нам зашла Анна Васильевна с газетой в руках. Что-то новое написали? Вроде статьи о близнецах должны были выйти? Вот та и сообщила, моё интервью всё порезано, оставили только то, что могло понравится жителям столицы. Понятно всё. Не удивлён.

Казак отбыл домой, ночь, все ко сну готовились, а вот братья наоборот, к делу. Тут либеральные газетёнки про них всякие гадости писали, пока война шла, наглам подмахивали, подгавкивая, хочу навестить, и редакторов, и писак. К слову, свидетели нашей встречи, включая их самих, не будет. Зачищу. Всего таких газет было три, и если одна ещё ничего, умеренная оппозиция, то две серьёзно так работали на врага, за время войны возмущённые жители столицы их громили уже несколько раз, но закрыть не пытались, либеральные законы не давали. Я же панику или чего такого наводить не собираюсь. Их никто не обнаружит, просто исчезли, тел не найдут. Также добавлю, что особо я о них и не вспоминал, если бы не пасквиль в одной из этих газетёнок по поводу скорого бала, и откровенной усталости от гостей и острое желание изменить обстановку и получить наконец свободу. Но я твёрдо пообещал Анне Васильевне, что пробуду в столице месяц, потом уже отправлюсь путешествовать. Путь сюда на «Фениксе» всё же полноценным путешествием и отдыхом не назовёшь, хотя я и пытался. Это да, пытался. А тут такая радость либеральная газетёнка затявкала, привлекая моё внимание. Разве я упущу такую возможность развеется? Быстро изучил в публичной библиотеке издания всей столичной прессы за последний год и определил кто-где, вот и решил наведаться к редакторам трёх газет. Надеюсь успеть за ночь. Если нет, то следующая мне в помощь. От них и получу всю нужную информацию, и там уже решу, кто будет ликвидирован, а кого не трону. Последнее вряд ли, в этих газетах работают только свои, для предателей, случайные люди туда не попадают. Ну и узнать кто им указывает что писать. Этого тоже на дно залива. А может и этих. Не знаю один тут куратор или несколько. Думаю, последнее.

Вот так собравшись, убедился, что все в доме уснули, всё же кроме Анны Васильевны, и её компаньонки, в доме и во флигеле проживали слуги, да некоторые с детьми, общее количество почти двадцать человек. Это ранее Анна Васильевна на могла себе такое позволить, а та любила хорошо жить, но и траты были вполне обдуманные, а сейчас спокойно содержит и дом, и прислугу, доход от нашей транспортной компании вполне стабильный. Теперь ещё и финансовая подушка в банке лежит. Дом я покинул через чёрный вход, тот что для прислуги. Весь пол был хорошо изучен, как и лестница, где какая ступенька скрепит, поэтому практически бесшумно близнецы покинули здание, и мельком глянув в сторону наблюдателей, их две группы было, в белых маскхалатах по дворам направились к соседней улице. Наблюдатели появились в тот же день, в день прибытия. Первый часа через два после прибытия от министра, второй к наступлению темноты мелькнул. Причём, наблюдатели сменялись, я уже всех вычислил и запомнил, но пока не трогал. Месяц пройдёт, перед отбытием пообщаюсь. Плодотворно, плети и кусачки, а также верёвку и камни на ноги для утяжеления, приготовил. Было видно, что работают две конкурирующие группы. Причём наблюдатели от промышленника, а я уверен, что от него, а не от министра, о второй группе не знали, а вот вторая группа о первой, вполне. Держала их под наблюдением, также контролируя. В основном наблюдали за домом, всё же близнецы мало покидали территорию. Первая группа расположилась в доме чуть дальше по улице, как удалось узнать, дом арендовали на небольшой срок. Вроде, пару недель. Видели те только вход в дом и подъездные пути. Вот вторая группа поступила умнее, видимо договорилась с попом из ближайшей церквушки, и с колокольни наблюдала за жизнью дворни, оптика иногда сверкала, а ночью те вообще не прятались, маячили на виду. Может и хорошее место для наблюдения, но студёное, поэтому менялись наблюдатели каждый час. Если ветер, то чаще. Это первой группе хорошо, в тёплом доме устроились. Как братья ходят в сарай и каждый день тренируются, вторая группа тоже видела. Вот и хотел проредить их ряды перед отъездом, всё же тут Анна Васильевна оставалась, да поспрашивать по жёсткому, на кого работают, кто платит? Ну и попросить поделится неправедно нажитым. Я к боевым трофеям, к которым подобное можно причислить, очень серьёзно отношусь. Вроде и так богат, но тут дело принципа. Деньги не себе, детям отдам в частный приют. Я уже туда сделал пару пожертвования, общая сумма полторы тысячи. Вот и наблюдатели перед смертью пусть поделятся.

О эти пожертвования. На соседней улице близнецы поймали кибитку на санном ходу, вырубив возницу, связали, кляп в рот, вырублен крепко, один из братьев накинул дублёнку возницы и меховую шапку, и покатили по первому адресу. А пока братья ехали, размышлял. Повезло с кибиткой, в планах она была, но чуть позже, надо же на чём-то трупы вывозить. Так вот, желающие получить эти пожертвования, буквально наводнили дом Баталовых. Приходили разные люди, попы, то есть священники, включая попа ближайшей церкви, где наблюдатели находились, и ныли, ныли, мол, дай, дай. Были и профессионалы, мастера голоса и речи, пели так, что легко вымогали немалые суммы. За эти три дня уже порядка сорока тысяч. Анна Васильевна, насколько скрадная женщина, именно так, бедовала та и то время запомнила, каждый рублик у той на учёте, а всё равно делилась. Это к близнецам вскоре такие ушлые перестали подходить, смысла не было, я просто посылал их подальше. Некоторые пытались вызвать волну в прессе, обвиняя в жадности, но быстро исчезли. Лёд в заливе тонкий, полыньи часто встречаются, не стоило им там гулять. Если хотят лёгких денег, которые у меня на руках, как те считали, пусть едут на войну и получают призовые за просто так. Раз это так легко, по их мнению. Свои тратить я не собирался. А то налетели гиены. Пару раз пожертвования делал, но всегда проверял кому и за дело ли. Так что деньги уходили кому нужно, а не на мифическое благое дело без твёрдого подтверждения. Я и Анну Васильевну этому научил, когда спохватился, видя, как её обрабатывают. А тем, кому та крупные суммы передала, я запомнил, вернут в тройном размере. Хм, а этот месяц может быть и интересен. Вот уже нашёл как развлечься и развеется. Всегда нужно искать что-то хорошее в жизни, вот и я нашёл. Похоже население столицы за этот месяц немного сократится. Насколько, зависит уже не от меня, а от того что мне сообщат языки, кого сдадут, прежде чем уйдут в небытие. Мне уже любопытно.

Ну а пока работаем, близнецы прибыли на место. Здания редакций меня не интересовали, чуть позже сожгу. Но пока мой интерес к людям, что там работают. Кстати, вот странно, все три газетёнки, в которых я заподозрил либеральные помои, тут по статьям о другом и не подумаешь, печатались в одной типографии. Какое совпадение. Так что владельца типографии, да и само здание где стоят станки, я навещу. Хм, может владелец типографии проведёт ритуальное самоубийство, самосожжение, вместе со своей типографией? Может быть, пока ещё не решил. Узнаю от редакторов газет, получу информацию по нему. Ну а пока работаем. Вытащить редактора из постели собственной квартиры, а жил тот в роскошной квартире со всеми удобствами, пятикомнатная, с супругой и двумя детьми, было не сложно. Насчёт семьи я не думал. Да и с какой радости мне о ней переживать? Это не моя семья, а этого предателя, что явно работает на вражеские страны. Сам в это влез и что будет дальше после его смерти, чисто их проблемы, а не мои. Пусть спасибо скажут, что останутся следы было роскоши, когда их глава семейства получал щедрые откупные за продажу родины. Что-то я конечно заберу, вроде наличности, трофеи есть трофеи, как я уже говорил ранее, но недвижимость и какие личные запасы трогать не буду. Тут точно тоже не скажу, всё зависит от ситуации и как сильно замазаны такие семьи в делах глав семейств. К слову, если кто думает, что я взял первого редактора и поехал на пустошь к реке, что заранее присмотрел, для допроса, то зря. На пустошь я прибыл, но с полной кибиткой. Хозяин транспортного средства в один лошадиную силу, три редактора и один из владельцев типографии. Там их два, как оказалось. Ну второй владелец мне пока не интересен, старушка преклонного возраста, а вот с её компаньоном, сорока лет, поговорить я очень жажду. Ну а выкрасть всех этих людей было нетрудно. Ну кроме частного дома одного из редакторов, у того супруга очень чутко спала, сразу крик подняла. Пришлось её сработать. Ножом. Инсценировал как будто её муж убил и бежал. А третий редактор семьи не имел, жил с любовницей в своей квартире. Вообще, редакторы были на удивление обеспечены, если учесть, что они наёмные рабочие, а не владельцы, это сильно подозрительно и убирало все сомнения. К сожалению, в Питере находился владелец только одной газеты. Двое других проживали за границей, и имели двойное гражданство. Ими я займусь чуть позже. Пока с их работниками пообщаемся.

Поочерёдно языки спускались в грязный, заросший и закиданный мусором овраг, заметённый снегом, отсюда шум не разлетится, и то Альфа, то Бета, чтобы разогнать кровь молодецкую, согреться, допрашивали пленных. Причём тот, кто сторожил других, вёл запись допросов. Два дела делал одновременно, сторожил и стенографировал. Ночь тут мне не помеха. С редакторами проблем нет, пели что те соловьи. Многих сдали, работы мне немало подкинули. А вот с владельцем типографии вышел пшик. Он в эти дела вообще не лез, получал солидную долю от прибыли и были доволен, а что там печатают, не его проблемы. Не игрок, но кутила, бабник и мот, а типография его единственное средство для жизни. Типографией заправляла та старушка, через директора. Она в курсе всех дел. Удивил, но редакторы подтвердили, те с ней общались. Тела в хранилище убирать не стал, брезгую, закинул в кибитку, и на ней, съехав на лёд, удалялся от берега, пока полынью не нашёл. Тут близнецы по очереди отнесли тела к кромке воды и стали готовить к утоплению. Груз к ногам и все концы в воды. Тела не всплывут, животы вспорол. Вернувшись, снова вырубил возницу, тот уже шевелился, пытаясь ослабить узлы на верёвках, тот так и лежал в кибитке на полу, забрался я в неё и покатил обратно в город. Информации много, нужно побыстрее её реализовать пока некоторые клиенты не поняли, что пахнет жаренным, и не скрылись. Так что заехал к одному из владельцев газет, потом за той старушкой, и двумя меценатами, что серьёзно жертвовали деньги газетам и те писали, что им нужно. Один был промышленником, а другой аристократом на слуху. Оба клиенты нашей морской транспортной компании. Были ещё заказчики подобных статей, список имеется, редакторы, если стимулировать их болью, сразу перестают жаловаться на память и всё начинают помнить, но за эту ночь объехать я их не успею никак, с этими-то успеть закончить. И ведь успел, вернувшись в дом до рассвета. Маскировка хорошо помогла. Маскхалаты я надевал чтобы покинуть дом или вернутся, после этого снимал. Чёртовы наблюдатели. После возвращения спал до обеда, но это не критично. А возницу я отпустил, сунул в карман несколько банкнот, сто рублей в сумме, и развязал. Сам очнётся.


***


Вот так следующий месяц и пролетел. Фактически каждую ночь я работал по городу. Бывали и промежутки отдыха, давал себе выспаться пару ночей подряд, и снова за работу. Причём так почистил столицу, что дальше наблюдатели исчезли. Нет, их не отозвали, просто они пополнили одно из захоронений. Намёк поначалу не поняли, новых прислали, но когда и они исчезли, то всё, как отрезало. К тому же хозяева второй группы, те что на колокольне сидели, оказались мне вполне знакомы. А британцы. Один из работников посольства, он платил. Посольство вдруг сгорело с частью работников, включая того, кто мне нужен, но информацией тот поделится успел. Вторая группа от промышленника, тут я не ошибся. Этот намёк понял, когда обнаружил голову наблюдателя на своём столе в кабинете особняка. Избавился от этих двух, так появилась третья. Это уже серьёзнее, Охранка работала. После допроса, наблюдателя отпустил, кто его скрутил тот не видел, со спины подкрались. Пока думаю, что с её людьми делать. Может и не трону, время отъезда подошло, которого я так жаждал. Хм, может задержатся? Есть ещё с кем работать. Мало, всё же торопился чтобы до отъезда всё успеть, но крохи оставались. Да нет, хватит с меня столицы, надоели. Ажиотаж с близнецами только недавно спадать начал. Хорошо ещё самых активных вымогателей на спонсорскую помощь отвадил, некоторых в буквальном смысле. Мертвецам деньги не нужны. При этом если где реально нужна была помощь, то мы с Анной Васильевной не отказывались, та участвовала, за месяц больше семидесяти тысяч рублей ушло, о чём газеты писали, я не стеснялся об этом сообщать. Причём, деньги не разворовывались, за этим близнецы особо следили. Шесть таких воров были пойманы за руку, очень каялись перед смертью. У меня тут не Азия, ворам рубить руки нельзя, за это по нашим законам наказание есть. А нет тела — нет дела, я тут по таким принципам живу. Помогал в основном детям-сиротам, одевал и к школе собирал, больницам для неимущих и ветеранам-инвалидам. Это всё.

Что я могу сказать? Типография, британское посольство и здания газет сгорели, к счастью без жертв среди случайных людей. Журналистов под нож в большинстве, только трое своим звериным чутьём сообразив, что их просто уничтожают, как ещё объяснить таинственные исчезновения людей из своих домов и квартир без следов и взлома, о чём уже говорит вся столица, успели сделать ноги. Потом заказчики статей, редакторы и владельцы. Пусть пока и не все. Дальше революционные ячейки, в общем на дне залива оказалось порядка восьмидесяти человек, пока ни один не всплыл. Вы думаете это всё? Как же, бывало за одну ночь, десяток на тот свет отправлял, а пару раз и до двадцати доходило. Просто не складывал все яйца в одну корзину. Ещё пару мест для захоронения подобрал, туда свозил. Уже сам, купив лошадей и грузовую кибитку. Держал их в арендованной конюшне. Арендовал инкогнито. Теперь было на чём вывозить тела. А так порядка двух с половиной сотен я обработал. Были и случайные люди, что не имели никакого отношения к тому что меня интересовало, работе против собственного государства, разные революционные движения и подобные. Таких аж двоих обнаружил. Отпустил. Те кроме голоса Альфы, это он их допрашивал, и теней в темноте, ничего не видели. Да, свидетелей стоит убирать, но тут не стал. Да ни к чему. Я работник, а не живодёр, чтобы запросто так людей жизни лишать. Например, эти ничем не провинились, даже получили по сто рублей в качестве извинений за моральные издержки, так и объяснил. Один ничего, тишина, а о втором из газет узнал, где описывались его приключения. Тот меня монстром выставлял. Ладно бы благородным мстителем. Исчезли он и журналист, что написал эту статью. Больше никого не трогал. Да и не требовалось, намёк был ясен, умных людей всё же хватало. Заодно и сотню свою вернул, но это так, приятный бонус.

Что по бонусам, то на предателях и революционерах я заработал почти три миллиона рублей, около ста тысяч золотыми монетами, и порядка семидесяти тысяч фунтов стерлингов. Выхлоп конечно не такой как во время военных действий, но всё равно неплохо. Кибитку, что мне столько служила, я уже продал, да и вообще затёр все следы. Даже с Анной Альфа больше не встречается, чтобы не навести на неё и малышей. Мало ли слежка могла быть, что я не приметил. Так что пару раз встречались и на этом всё, Альфа заимел себе почти официальную любовницу, безопасность которой меня не волновала. В остальном, приглашения близнецы принимали только видных людей города. К себе теперь мало приглашали, Анну Васильевну всё же укатали эти горки, отдохнуть решила, пару благотворительных вечеров посетил. Интереса со стороны властей, кроме наблюдения от Охранки, да и те появились три дня назад, я пока не приметил. Николай Второй мной не интересовался, видимо обиделся что я от его наград отказался. Там ведь информацию об этом можно по-разному подать, даже звания не дали, так поручиками и остались, но я не расстроился, меня как раз эта тема мало интересовала. Дворянство — это больше обязанности, и немалая ответственность. Это мне могло помешать в будущем, сейчас не замшелое средневековье, где быть дворянином это шанс выжить, хотя я не говорю о долгой жизни. Мир меняется, дворяне уже не имеют то влияние, что раньше. Ну не нужно мне оно. Ещё наградные земли с поместьями. Это привязанность, мне этого тоже не нужно. Причём братья Баталовы считались обиженными властью, мол, недооценили, не знаю кто распускал эти слухи, но я старался убедить интересующихся, что это не так.

При этом я не от всего отказался, за последние свои победы близнецы получили награды, два ордена Бета и один Альфа. Точнее получили документы на них из рук министра, это было единственное приглашение от того, а сами награды лично заказывал для изготовления. Это обычная практика. Готовые ордена получают обычно из рук Императора, да и то те, к кому он благоволит. Император на эту тему скряга, это общеизвестно, редко кто из его рук получают такие ордена. Обычно просто документальное подтверждение, а заказывают, как и я, сами. Получил я документы на награды через неделю после той памятной встречи с министром. А как те были готовы, ювелир быстро справился, видимо были готовые, или болванки сделанные, то отметил в ресторации эти награды, обмыл, можно сказать. Приглашённых много было, включая знакомые из участников недавней войны. Анна Власьева была королевой бала, если это можно так назвать. Не вела праздник — царила, снисходя до присутствующих. Ну её право, вполне могла и делала.

В данный момент я отходил после тренировки, братья принимали баньку. Снаружи вьюжило, всё же конец декабря месяца, вот и отходил, сидя в парной. Люблю баньку, но не всегда, по настроению. Сейчас оно то что нужно. Через два дня отбываю, уже как раз судно нашей компании отходит, оно вчера прибыло, идёт разгрузка овощей и фруктов, развозятся санями по клиентам. Сейчас на склады мало что попадает, разве что на прилавки дорогих магазинов, все уже пользуются услугами доставки товара на дом. Для некоторых аристократов такие доставки по несколько тонн в месяц выходят. А что, балы или званные вечера, мигом опустошают кладовые и ледники. Так что вещи практически собраны, Анна Васильевна хандрит, в курсе что скоро мы расстанемся, и на довольно солидное время, я планирую путешествовать десять лет, до начала Империалистической. А то что она будет, я нисколько не сомневаюсь. Может не в тот год, в другое время, но будет. Изменений в истории особых нет, ну кроме того, что войну свели по факту в ничью, хотя граждане империи твердят, что победа наша. Хочу потратить время на единение с миром, собственное самообразование, да и вообще развеяться. За эти десять лет я планирую бывать в России эпизодически, поэтому действительно прощаемся на долгое время. После бани близнецы прошли в свою комнату. Альфа раскладывал вещи, а Бета с задумчивым видом встал у стены, подтянув ремешок халата. Я изучал через его глаза висевшую на стене форму поручика по Адмиралтейства. Она до этого висела в шкафу, но Альфа достал, мешалась, и повесил на гвоздик на стене, где ранее висела шашка. Надо будет вернуть её на место, тренировка-то закончена. Так вот, по форме, когда началась война и братья надели форму прапорщиков, то на плечах были эполеты. Да даже когда получили мундиры офицеров флота, эполеты также имели место быть. Хотя началось преобразование, форма менялась. И только когда мы прибыли в столицу, удалось сменить эполеты на погоны. Да, сходя на пристань с саней, близнецы были в форме с эполетами, устаревшей, которую уже не носили. Эта новинка до Дальнего Востока дойти не успела. На момент нашего отбытия. Однако братья форму сразу выправили, уже на следующий день после прибытия портной получил такой заказ. К слову, форму братья носить не имели права, они не действующие военнослужащие, а при увольнении в запас отметки, что её можно носить, не было, не поставили. Однако на балы надевать её было разрешено, с некоторыми ограничениями, просто в повседневные дни носить нельзя.

Тут мои мысли прервал стук, и открыв дверь зашёл дворецкий, у нас он был. Тот сообщил, что за братьями прибыла карета под охраной четырёх конных военных. Похоже я заинтересовал всё же Охранку. От них приглашение. Точнее от главы этой службы. Доставил молодой офицер-жандарм.


***


Поставив левую ногу на подставку, я мельком глянул как чумазый мальчишка начал начищать туфлю, и покосился в сторону угла, с видом на Стрелки Василевского острова, у которого стоял Альфа. Оттуда спешили два других моих близнеца, десятилетние Александр и Алексей. В апреле у них день рождения был, сейчас середина июля, я официально присылал им подарки каждый год, хотя сам бывал редко. Что ж, Империалистическая всё же началась, уже полтора месяца идёт, тут Фердинанда убили раньше. Не везёт ему. А семь дней назад и Россию в это втянули. Николай всегда строго соблюдал союзнические соглашения, хотя Россию по ним кидали и обманывали столь часто, что и не перечислить. А этот наивный дурачок, всё равно верил в идеалы и обещания политиков других стран, да тянул страну в пропасть.

Кто-то скажет, всё знаешь, а не вмешиваешься. Отвечу так, он законный правитель и отвечает за всё сам, лично, и имеет множество советников, если ему насоветовали такое, ничего не изменить. Мелкой сошке вроде меня к нему не пробиться, а даже если смогу, он поверит? Я бы не смог. Вы ещё скажите, что я не должен дать ему отречься и не допустить Ипатьевского подвала. Всё это вполне закономерный итог и заслужен Николаем в полной мере. Вот детей его жалко, не без этого. Им постараюсь помочь, но не ему и уж тем более его жене. За десять лет, что прошли с Русско-Японской, сейчас четырнадцатый год идёт, у меня к Николаю Второму возникла стойкая неприязнь и от неё никуда не деться. Вот батюшку его, вот его я уважаю. Хороший был правитель. Почему я не возродился в его время? Хотя я и тут неплохо устроился. Что вообще могу рассказать о себе? Путешествовал по странам, изучал местный быт, языки, совершенствовал те, что уже изучил, и учил новые. Я оказался вполне себе полиглотом, но изучил не более десяти языков, память себе забивать не хотел, и наличных хватало. Чтобы развеять иногда нападающую скуку, в качестве наёмника участвовал в разных войнах или вооружённых конфликтах. Воевали братья под псевдонимами, хотя их всё равно бывало узнавали, те кто знал их в лицо лично или из газет. Братья Баталовы известнейшие люди на планетах благодаря воздухоплаванью. Так вот, я поучаствовал в Филиппино-Американской войне, четыре месяца, за партизан против правительственных войск. То есть, против колониального корпуса США. А нечего было мою яхту арестовывать. То не контрабанда, то моё личное имущество. Потери от действий близнецов около шести сотен солдат и офицеров только убитыми, два лёгких крейсера и один дредноут взорваны, плюс шесть судов захвачены как призы. В основном бои шли на суше, но пару недель братья и на море повоевали. Диверсиями уничтожили боевые корабли, а потом превратив одно судно во вспомогательный крейсер, занимались отловом транспортов с «матрасами» на флагштоке. Недолго, военные пиндосов неприятно быстро среагировали, нагнав сюда свои морские силы. Можно было попасться, так что свернули охоту на море. Итак неплохо за счёт призов заработали. За мою яхту и имущество компенсацию пиндосы в двадцатикратном размере выплатили, пусть и невольно. А яхта сгорела в порту, когда дредноут рванул. Там половина складов и пакгаузов выгорело. Вроде партизанская война и сейчас продолжается. Потом была революция в Индии, два года там по джунглям близнецы бегали, Бета стал командовать корпусом в семьдесят тысяч солдат, а армия индусов почти миллион насчитывала, и британцы потерпели сокрушительное поражение, без своих кораблей, что взрывались и горели в портах Индии, да с потопленными военными транспортами, что тонули с солдатами. Индусы вскоре очистили свои земли, и объявили независимость. Бриты дважды пытались экспедиционную армию там высадить, потери у них были огромными. Индия имела немало вооружения после британцев, было чем встретить, даже свои военно-морские силы появились, за счёт тех же наглов. Россия признала Индию четвёртой. Два года в Индии я воевал, получив звании генерала и полковника соответственно, Альфа был полковником, начальник разведки корпуса, а потом и просто жил там. Бедная страна с богатым внутренним миром. Мне там нравилось. Население не особо, особенно их кастовость, но природа — да. Потом в Никарагуа против пиндосов повоевал, когда те туда вторглись. Тут их потери только от действий близнецов превысили шесть тысяч солдат и офицеров убитыми, плюс некоторые военно-морские силы потеряли. В принципе это всё, остальное время именно путешествовал. А то что дважды с пиндосами столкнулся, то тут случайность, я отдыхал в тех местах. Яхту до сих пор жалко.

Это по отдыху, хотя по убийству себе подобных, с использованием разных тактик и новомодной техники, я получил немалый опыт. В общем, отдых есть отдых, да и с войнами ничего кардинального, я там недолго участвовал. Разве что в Индии, там заметные изменения в истории произошли. По остальному, оказалось личные хранилища можно качать, они увеличиваются в размерах, это с общим затык, как было десять тонн, так и осталось. Качал. Сейчас все хранилища полны. В большинстве всё для комфортной жизни на природе, припасы и оружие, ну и деньги, в основном в золоте, камнях и ювелирных украшениях. Из новых способностей, обнаружил только одну, Исцеление, не нужно думать, что это прям такая серьёзная способность. Царапины залечивает любой близнец за полминуты. Огнестрельные ранения, от суток до трёх, в зависимости от тяжести. Заражение или воспаление убрать, тоже проблем нет. Работает только на моих телах, способность эту уже шесть лет как открыл, так что успел убедится. Причём на себе хорошо натренировал эту способность. Зато на теле ни шрамов, ни ран. Даже те что раньше были, убрал. Хорошая опция, пару раз серьёзно меня выручала. Что ещё я могу сказать? Жить в телах четырёх было ну очень интересно, а теперь я управляю шестью, и чую это предел. В Варшаве от Беты близнецы появились. Мать чистокровная полька, варшавянка, как я её называю. Тоже помог серьёзно с финансами, и та живёт на отчисления с производств, что я ей купил. В этот раз девушка-сиротка была. Красотка-блондинка. Дети в неё пошли, блондины. Близнецам уже четыре года, имена не я давал, я о них вообще через месяц после рождения узнал. У меня также было с бывшими малыми, теперь они средние близнецы. Так вот, зовут их Янек и Анджей. Последнего я сразу Андреем окрестил. А маму их звали Генриетта. В Варшаве у них большая квартира в центре города, у парка с прудом. У детей няня, в общем, живут хорошо. Время от времени я их навещаю.

Можно сказать, что всё, больше особых новостей нет, но это не так. Анна Васильевна умерла в тысяча девятьсот десятом году. Тихо ушла, уснула и не проснулась. Мне сообщили, и я примчался, хотя дорога две недели заняла, на другом континенте был, в Африке, ну и вот проводил. Дом её оставил, прислуга за ним следила, близнецы там были редкими заездами, но разогнать слуг у меня рука не поднималась. Пусть живут. Наследником Бета был, хотя страшим считался Альфа. А вот компанию по морских перевозкам, там как раз явно попытка рейдерского захвата начала происходить, надавал по рукам, и продал с большой прибылью. Мне некогда было ею заниматься. В принципе всё. Вчера я прибыл в Питер, прислуга уже ожидала, покои братьев готовы, дом блестел чистотой. Я на судне прибыл из Швеции, домашняя пролётка уже ожидала, хотя в личных хранилищах у меня и авто было, три легковых, и один грузовик. Всё куплено США, я оттуда как раз сейчас прибыл, через Швецию. Да что это, у меня в личном хранилище Альфы находилось два больших дирижабля германского производства, сделанных на основе LZ 10 «Швабия». Они были однотипными, имели чуть увеличенный размер жёсткого корпуса, сто шестьдесят метров в длину, двадцать в ширину, гондола крупнее стандартных, и каюты чисто как для воздушной яхты, хотя трюм имелся. По шесть двигателей «Майбах» на каждом судне, четыре основных и два дополнительных, запускаемых в случае нужды. Удрать там от кого. Максимальная скорость сто десять километров час на шести двигателях, и девяносто пять на четырёх. Оба судна самые высотные в мире, потолок пять тысяч и сто метров. Оборонительного вооружения нет, но у меня в хранилищах чего только не имелось, включая авиабомбы, сделанные собственноручно из крупнокалиберных снарядов со стабилизаторами полёта. Или падения, так вернее. Сам дирижабль имел четыре двухкомнатные каюты ВИП, они хозяйские, две одноместные попроще, и две четырёхместные, как купе в советских купейных вагонах. Один туалет и одна душевая на всех. Эти судя я делал под себя, гостей на борту особо не жаловал. Впереди обзорный мостик управления, за ним помещение штурмана. Также был небольшой камбуз с кладовкой, и кают-компания где свободно устроятся десять человек. Трюм. Техническое помещение и две кладовки для судового имущества и для белья. Десять парашютов Котельникова на борту каждого из дирижаблей. В принципе всё. Дирижабли сделаны именно по моему заказу и для меня, очень комфортабельны. Получил я первый в начале весны тринадцатого года и всю весну и лето учился управлять, побывав за это время и в Азии, и в Африке. Летал, да и испытания проводил, вполне неплохо освоив. В начале осени получил второй, облетав и убрав в хранилище. Это запасной. А на первом добрался аж до Штатов. Повезло с погодой, да и топливо было запасено в хранилище, иначе бы не долетел, если только дрейфуя с попутным ветром. Недавно двигатели поменяли на новые, прошлые ресурс выработали. Скорость в попутном потоке сто пятьдесят километров в час, со спокойным ветром, едва сто, а во встречном потоке могу и на месте стоять и лопастями молотить. Смотря какой встречный ветер и сколько двигателей задействовано. Они попарно работают, часто на двух ходил, если не торопился.

Из США я прилетел на своём дирижабле, меня снесло к Швеции, Норвегия посади осталась. Ничего, ночью высадился, убрав тушу летательного средства, проведя его осмотр и обслуживание, и стал искать пути как добраться до Питера. Тут судно было в порту, как раз отходить собиралось, успел купить билет, и вот я в Питере. У Беты личное хранилище полное, к тому же там второй дирижабль, потому и Альфе отправил. А к нему три таких дирижабля войдут. Это я про размеры личного так намекнул. Там же закупал то, что меня интересовало, ну и автомобили купил. Теперь у меня были зелёный «Форд» модель Т, образца 14-го года, чёрный «Фиат 6», с тентованной крышей. Такие машины считались очень даже роскошными для этого времени. Потом был красный четырёхместный фаэтон «Мерседес 28–95», и грузовой «Фиат-15» У него была открытая кабина, но козырёк над головой шофёра имелся. Кузов имел дуги и тент. Полторы тонны грузоподъёмности. Да, в США были и привозные машины, помимо собственных производств, чуть дороже купил чем на месте бы взял, но и это неплохо, запасы топлива и запчастей имелись, все машины объезжены, и я уверенно с ними управлялся. К слову о машинах, вчера прибыв, я посетил баньку в двух телах и в темноте достал одну из машин, это был «Мерседес», загнал его во двор. Вот и сегодня решив наведаться к зданию Военного ведомства, а про возращение на службу забывать не стоит, у меня одно гражданство и лично я не против повоевать, так что не стал трогать пролётку и прокатился на авто, часто сигналя, привлекая внимание людей, хотя авто на улицах хватало. Я не говорю, что много, но раз в две-три минуты видел очередное. Интересно, у меня попытаются его реквизировать на военные нужды? Увидим. Это они ещё про дирижабли не знают. Точнее о них всем известно, потому братья Баталовы и известны всему миру, но дирижаблей тут нет. Машину я припарковал, ожидая средних близнецов, тут у меня встреча назначена, и вот пока Бета наводил блеск на туфли, те заметно запылились, хотя утром слуги их хорошо надраили, Альфа же ожидал, пока подходят Алекс с Алексеем. Кстати, насчёт них, детство в их телах меня забавляло, но уже в восемь лет я так поставил себя, что Анна, их мамаша, уже считала их вполне взрослыми и самострельными, чтобы вот так выпускать на улицу по разным делам. А в девять лет я и средних пристроил к делу. Работали по революционным ячейкам и били по рукам иностранных разведок, так что трупов на них ой сколько. Да и заработали состояния самостоятельно. Хотя о чём я говорю?! Это мои тела, сам о себе говорю, как о постороннем. Вот с Анной и её мамашей я не общаюсь от слова совсем. Ну кроме средних, через них только. Анна, которую мамаша достала требованиями выйти замуж, и которого та сама же и нашла, всё же вышла замуж. Это мошенник оказался, альфонс. Дочку Анне подарил, а вот всё что те имели, распродал и сбежал, повесив на этих дур долги. Чтобы их закрыть, тем пришлось продать квартиру и переехать в арендованную, но с двумя спальнями. Странно что мошенник квартиру не продал, видимо свою дочку пожалел, кровиночка всё же. Средние его в прошлом году нашли, в Москве, и прежде чем закопать, выбили что смогли. Крохи. Работать обе не хотят, отвыкли, трое детей на руках. Я конечно алименты плачу, переводом сто рублей в месяц за близнецов, вот на эти деньги те и живут, сводя концы с концами, научившись экономить. А близнецы в гимназии учились, тут те уже сами всё устроили, пока в младших классах, но уже переходят в средние. Больше Анне я не помогал, пусть другого спонсора ищет. Меньше матушку нужно слушать.

Вот так встретив средних, Альфа направился с ними к машине. Бета, кинув монетку чистильщику, двинул следом, не забывая поглядывать по сторонам, контролируя улицу. Профессиональная привычка. Так на машине и покатались по улочкам города, подкинув малых до их дома, где на втором этаже была их квартира. Это конечно не центр, где те раньше жили, но и не окраины. Вполне тихий и спокойный район, гимназия рядом. А причина в такой выходке, поднять авторитет средних близнецов на районе. Поэтому, когда подъехали к дому, именно Алекс сидел за рулём. Впервые я в этом теле управлял, но справился. Свидетелей этого приезда хватало, даже бабушка была, шла с сумкой из магазина, я ей посигналил и рукой помахал. Подвозить не стал, той метров сто осталось. Так и доехали. Средних я оставил в окружении местной детворы, ну вот захотелось мне покрасоваться, влияние детских гормонов, а сам усадив Альфу за руль, покатил наконец в Военное ведомство. Время час дня, должны работать, тем более страна переходит на военные рельсы в связи с начавшейся войной. Я о ней будучи на Аляске узнал, вот и рванул через всю Канаду и Атлантику к своим. Хорошая вещь эти дирижабли, опасные и горючие, но нужные. К слову, я стал известен тем, что перелетел через Атлантику, направляясь в США, и на борту было всего двое. До этого такого никто не делал, так что в России я ещё известен как воздухоплаватель. Добрался за семь дней. Это ещё быстро, ветер часто попутный был, искал их на разных высотах. Успел. В Пруссии вон уже бои идут. Нормально доехал до нужного здания, трясло неприятно, но тут везде брусчатка, хотя сигналить приходилось постоянно, пару водителей кобыл, так ещё обматерил, вообще правил дорожного движения не соблюдают. Однако доехал. Одному мальчонку показал монетку, велев за машиной проследить, может внутри посидеть, это открытый фаэтон, крыша убрана, сложена сзади, а сам прошёл в здание военного ведомства. Предъявил офицерские патенты дежурному, да-да, те самые, поручиков по Адмиралтейству, и был направлен в нужный кабинет.

На месте сотрудник, в звании штабс-капитана по Адмиралтейству, изучая патенты, сообщил что они устарели, хотя и действительны, сейчас нового образца выдают. После этого удивлённо заморгал и бросил на Бету быстрый взгляд. Похоже опознал. Альфы не было, тот своей очереди в коридоре ждал. Тут по одному принимали.

— Простите, а ваш брат?..

— В коридоре ожидает.

Тот сам сходил и пригласил его, забрав и тут патент, дальше оба близнеца написали заявление о приёме в ряды флота Российской Империи, после чего попросив подождать, забрав заявления и патенты офицеров, вскоре ушёл. Вернулся минут через двадцать, с завизированными начальством заявлениями. Правда, лицо несколько кислым стало. Сообщив, что заявления приняты, и как только будет нужда в офицерах, близнецов призовут повестками, адрес их известен, а пока те могут быть свободны. Кстати, посоветовал сменить патенты на новейшего образца. И описал что нужно делать и куда идти. Время есть, почему и нет? Тем более здание покидать не нужно. Дальше нашёл нужный кабинет, описал сотруднику проблему, написал заявления на замену, оба патента не оставлял, сдам перед получением новых, и тот сообщил что через три дня можно прийти и забрать, раньше не сделают. Ничего, я не тороплюсь, тем более, как я понял, флоту братья Баталовы пока не нужны. А вот когда вышел из здания, только выругался, но мысленно. Машины и мальчонки не было. Угон пока редкое дело из-за малого количества авто, но бывает. Однако здесь довольно людное место. Как-так? Мальчонки тоже нигде не видно. Хотя нет, вон бежит от угла.

— Где «Мерседес»?

— Самобеглую коляску господа забрали.

— Дворяне? — приподнял Бета брови.

Общался только он, Альфа контролировал округу, чтобы нам не мешали, по сути тот всегда для Беты выполнял роль телохранителя. Что по машине, то та красная, яркая, вполне красивая. К тому же завести её умеючи не трудно. Ключей там просто не было, есть включение массы, и поворотом рычажка запускается стартер, перед этим подкачав педалью бензин, если машина долго стояла. Долго, это больше шести часов. Меня час не было, а угнали.

— Опиши их, как они выглядели?

— Господа… молодые… дорого одетые, — только и смог выдать тот, хотя на вид лет десять, но замухрышка. Не сирота, за ним явно следят, не голодают, но и не богато живут.

— Ясно, лови, — кинув тому монетку, я хотел было двинуть к городовому на углу, а Альфа выискивал глазами свободную пролётку, как к нам подошёл мужчина в служебной одежде коллежского асессора. Он явно тут в ведомстве работал, курил у крыльца, кого-то ожидая. Это точно, тут свободно курят в кабинетах, сам видел. К слову, когда я подъехал к зданию, оставив мальчонку, тот тут также курил, общаясь с тремя коллегами.

— Что-то случилось?

— Машину угнали, — рассеянным тоном ответил Бета.

— Может взяли покататься на время?

— Мне без разницы. Найду, кожу с живых спущу. Я умею, научился на Филиппинах, — тем же рассеянным голосом ответил я. — Кстати, вы тут были, можете их описать?

— Нет, я отходили ничего не видел, — несколько нервно тот отреагировал.

Сейчас я серьёзно загрузился, анализируя ситуацию и строя планы, поэтому немного тормозил. Раньше такого не было, до рождения третьей пары близнецов. Идея найти машину уже была, тут на перекрёстках городовые, взять пролётку и спрашивать видели ли такое авто? Машина недавно проезжала, должны запомнить, так и дойду до места, куда угнали авто, а там уже привычная работа. А анализировал я ситуацию по той причине, что это могли сработать против братьев Баталовых. Заманить в ловушку? Вряд ли, времени мало прошло, не успели бы подготовится. Вот и обдумывал. Так что, дёрнув плечом, я быстрым шагом направился к городовому, хотя военный чиновник что-то ещё хотел сказать. Альфа же махнул рукой и остановил пролётку, так что мы одновременно оказались у городового. Тот сразу ответил на мой вопрос:

— Проезжала машина, господа. Туда проехала, и вон там свернула вправо, — показал тот рукой.

— Спасибо, — передав тому мелкую монету, я вскочил в коляску к Альфе и велел везти вознице дальше.

Похоже воры бессистемно катались по городу. В одном месте городовой сообщил, что к ним присоединилось две мамзели, именно мамзели, видимо определения «девушки», те не заслуживали. Ещё трое городовых, с двумя уже общались ранее, и у четвёртого вдруг ничего, объездили других городовых, и ничего те не видели. Значит, машина этот район не покидала, так что близнецы начали объезжать дольно дорогой район, с роскошными усадьбами, и изучать что у них там на территориях находится. То, что угнать могла молодёжь, я не верил, тут такие богачи живут, им подобные машины по десятку в год можно покупать, меняя. Всё равно выясню. Одно ясно, зря достал. Мне машины вообще не покрасоваться нужны, а чисто для быстрого передвижения. Это всё детские гормоны средних близнецов, да и от малых тоже достаётся. К слову, надо бы их из Варшавы сюда в Питер перевезти, официально признать, путь с матерью в моём доме живут. Слугам хоть заняться будет чем. Или не признавать? Да, так даже лучше для безопасности, сообщить что родственники знакомых. Стоит подумать.

— А вот и машина, — пробормотал я, как только мы свернули на очередную улицу с дубовой аллеей, отчего та казалась полутёмной.

Мой «Мерседес» стоял у бордюра пешеходной части, рядом с кованным забором, за которым прятался летний сад. И только виднелась крыша и третий этаж роскошного особняка. Похоже именно сюда угонщики и ехали, до других въездных ворот и калиток слишком далеко. Но на территорию машину не загнали. Неужели действительно молодёжь бандитствует, чувствуя за собой безнаказанность? Вот и спросим.

— Притормозите тут, — велел я через Бету вознице и Альфа ловко спрыгнул на пешеходную дорогу, а пролётка покатила дальше.

Альфа занял позицию у угла, отсюда отличный вид и на машину, рядом всё двое мальчишек лет семи и десяти крутились, да на калитку того большого домового участка. Будем ждать. Альфа пока прогуливался по улице с видом скучающего пешехода от одного угла перекрёстка и обратно до другого. На месте стоять излишне много внимания привлеку. Чуть позже Бета сменит Альфу. А пока я катил домой. Адрес не сообщал, на соседней улице высадил, я щедро уплатил вознице за помощь и лёгким шагом, не забывая проверяться, дошёл до дома. Там переоделся, летний душ, всё же жара сегодня аномальная, мозги плавятся, и переодевшись, стал полдничать, сообщив прислуге, что брат будет позже, у него дела. Я уже закончил принимать пищу, и попивая чай, общался с дворецким. В общем, сообщил тому, что в Варшаве проживет одна женщина, у той два сына, близнецы, это дети моего погибшего товарища, я обещал ему заботится о них. Хочу привезти их сюда, пока война идёт. Есть предчувствие, что война будет идти не в нашу пользу и Варшаву немцы с австрийцами возьмут. Будут жить те на полном пенсионе, главное уговорить переехать, что я беру на себя, дворецкий же заверил, что всё будет хорошо, даже порадовался, что кто-то будет жить в господском доме, а то пустой стоит. Да и дети — это хорошо, дети в доме — это радость и счастье.

— Не для всех, не для всех, — вздохнул я, и собрался уже в кабинет пройти, написать письмо своей варшавянке, как от Альфы начала поступать информация.

К воротам подкатил открытый экипаж, там двое пассажиров было, и одного я сразу опознал. А это тот чиновник, что общался со мной у здания Военного министерства. Ага, значит связан с угоном, отметим это. Что плохо, тот сразу срисовал Альфу, тот открыто стоял, хотя и повернулся спиной к проезжающей мимо пролётке, да и нет тут мест для укрытия, и сходу опознал. Одежда тоже та же что при нашей встрече была. Чёрт, ведь хотел средних для наблюдения использовать, но те банально не успели, в квартале ещё были. Их мать не отпустила сразу, потом пролётки свободные не попадались, а когда остановили и поехали, не успели. Ну и чёрт с ним. Пока тот что-то говорил другому пассажиру, ворота открылись, и пролётка покатила по брусчатке к особняку. Кто там живёт, Альфа уже выяснил у местных, некие графья. Мне вообще не знакомы, не пересекались. Да, теперь уверен, что молодёжь угнала. Только почему тут бросила? Кстати, со стороны особняка доносилась музыка. Никак новомодный граммофон? У меня имелась парочка, пластин вот не так и много, мало их пока выпускают, но запас имеется. Также были слышны женский смех, и кажется громкие голоса подвыпивших парней. Точно гуляют. Судя по приглушённым звукам, за особняком. Что там может быть? Пруд с беседкой? Возможно. Странно что так шумят, соседей не боятся побеспокоить. Или друзья хозяина особинка как раз и есть соседи? Это тоже узнаем. Ждём темноты. Заодно и машину приберу.

Особой суеты на территории поместья, а его вполне можно так назвать, хотя дом стоит в городе, я не заметил, тут как раз подкатила пролётка со средними близнецами и те молча разбежались. С Альфой не перемолвились ни словом. А зачем мне говорить с самим собой? Нет, бывает, говорю, беседу веду, но это игра для других людей. В данный же ситуации, это не обязательно, парни уже оплатили доставку, так что Альфа договорился с возницей, что тот его нанимает на некоторое время, ну и устроился на сидушке, велев тому ожидать. С полчаса ждать пришлось, пока территорию поместья не покинула та же пролётка. В этот раз чиновник был один. Альфа велел ехать за этой пролёткой. А свидетель, слышал, что я говорил про угонщиков и знает их, может навести на братьев. Нужно убирать, это даже не обсуждается. Да, я могу просто взять машину и уйти, но вот так просто уйти и не кинуть ответку? Я уже давно так не поступаю, не в моём характере. Отвечать нужно всегда. А пока Альфа и средние строят из себя Пинкертонов, находя виноватых в угоне, управляя Бетой я написал письмо, и Андрей уже передал его матери. Они как раз в парке Варшавы гуляли. Точнее малышня, включая моих малых, носились с криками по парку, а родители, приглядывая за ними, кто чем занимался. Мать малых сидела на скамейке и книжку читала. Вот и передал ей малыш записку, сообщив, что ждут ответа. Можно завтра передать, но завтра обязательно. Та прочитала и задумалась. Я написал, что беспокоюсь за неё и малышей и предлагаю пожить в доме старого приятеля в столице России. На полном пенсионе, до конца войны. Насчёт своей квартиры и имущества вроде тех что я подарил, пусть не беспокоится, возмущу при нужде. Пока думает.

Кстати, тот чиновник, что катил на наёмной пролётке, всё оглядывался, явно заметил, что за ним следуют, и кто это делает. Альфу тот опознал. Сошёл тот у доходного дома, видимо доход не высок, квартиры тут небольшие. Может семьи нет? Альфа открыл парадную и расслышал на третьем этаже как хлопнула дверь. Ну и отпустив возницу, расплатившись, стал ожидать. А как начало темнеть, Бета покинул свой дом, возница, что числится в слугах, отвёз в квартал, где машина стояла, но высадил на соседней улице. Дальше велел возвращаться тому, мол, сам доберусь, ждать не надо, и стал готовится. Проверять оружие, средние готовили «Винчестеры» с глушителями. Те из винтовок Бету со стороны прикроют. А Альфе задача чиновника убрать. И не скажу, что всё прошло гладко. Проходя мимо машины, Бета убрал её в своё личное хранилища, потом проверю всё ли на месте, дальше поставив лестницу к ограде, забрался наверх, и аккуратно перебираясь через острые пики сверху, тут вторую лестницу достал, установив с другой стороны. Подготовился. Спрыгнув на землю, я поспешил к дому. Кстати, тут ночью выпускают злых псов, служанка соседей Альфе поведала, но сейчас их нет, за особняком действительно молодёжь гуляла. Кстати, её было больше, десяток парней и пять девушек. А ведь и правда, мамзели лёгкого поведения. Пока брать их Бета не стал, средние уже сидели на деревьях, метрах в пятнадцать над землёй, высокий тополь, и держали под прицелом поляну с гуляющими. Бета сначала проник в дом, нужно его зачистить. Свидетелей быть не должно. А вот с Альфой пшик вышел. Входную дверь тот вскрыл, всю квартиру обыскал и обнаружил дверь открытого балкона, а там на перилах верёвка. Ушёл гад! И где его искать? Бета уже начал работать, шесть слуг зачистил и припрятал, чтобы случайно на них не наткнулись. Дом похоже без хозяев, малый штат слуг. Не живут они тут, видимо в имении сейчас.

Медлить я не стал, Бета продолжил зачищать особняк, осматривая все комнаты. А Альфа, собрал бумаги и скомканное бельё с кровати, и поджёг их, покидая квартиру и здание, крича о пожаре. Благодаря мне никто не пострадал, мало кто спал, успели выбраться, даже часть вещей спасти. Правда, идея снова пшикнула, не появился тот, чтобы издали посмотреть, как его квартира полыхает. А я так ждал, выискивая. Соседние тоже занялись, но дальше пожар был локализован, быстро пожарные с бочками примчались, три квартиры спасти не успели, а остальные вполне, хотя и залили водой. Сейчас ищут хозяина квартиры, откуда пожар пошёл. Бета тоже закончил с особняком, и выйдя на крыльцо не парадного выхода, тот что в сад вёл, где молодёжь гуляла, и наблюдал как начали работать средние. Стреляли те точно, винтовки пристреляны, отдача мягкая, хлопки тут не слышны, если только под деревом можно услышать. А вот то как валились соседи, гуляющая молодёжь сразу и не поняла, слишком пьяные. Вздохнув, Бета уже перезарядил оружие, и двинул вперёд, добивая подранков. В результате на поляне восемнадцать трупов и один подранок. Поговорить нужно. Допроса тот не выдержал, видать сердце слабое, хотя пулю в голову я ему всё равно вогнал, и оставив всё как было, мне всё равно найдут их или нет, направился к выходу. О причинах кражи я выяснил. А это игра такая, угони транспорт у хозяина. Год уже как популярна. Угоняли пролётки у купцов, автомобили у дворян, верховых у офицеров уводили. Всё потом бросали. Игра на слабо, типа слабо ту машину угнать? Вот так мой «Мерседес» и был угнан. Как же всё глупо.

Средние домой укатили, Бета с Альфой тоже, завтра с утра посещение портного, форму заказать, старая не налезает, в плечах раздались, фигуры крепче и массивнее стали, хотя близнецы всё также стремительны.


Утром действительно прибыл портной на дом, снял метки, список наград у каждого, нужно подготовить места крепления, после чего отбыл, а старшие покатили к зданию Военного ведомства. Данные того чиновника я через Альфу уже имел. Тот же в его квартире побывал, нашёл нужную информацию. Ну и пока Альфа искал свидетеля, этот сотрудник сегодня не вышел на работу, потому пробивал его друзей и знакомых, я через Бету работал с малыми. В общем, мать их согласна, пусть у них там только рассвело, но город уже ожил. Те выезжают ближайшим поездом в Москву, оттуда возьмут билет на Варшаву. Из-за войны движение по железной дороге затруднено, и я надеюсь, что те доберутся. Если нет, слетаю за ними на дирижабле. Я обычно ночью люблю летать, днём не вариант, стреляют. Потом мучаешься, отверстия пулевые заклеиваешь, и запасы водорода в капсуле повышаешь. Дикари-с.

Свидетеля так и не удалось найти, хотя Альфа, средние его прикрывали, помогая в поисках, посетил троих знакомых военного чиновника. Допрос их ничего не дал, те не в курсе. Всех троих пришлось убирать. Причина та же, свидетели. Я начал беспокоится, но на вторые сутки, после массового убийства молодёжи аристократов, что наделало столько шума в столице, дом окружили жандармы, при поддержке казаков. Этот гад рванул в Охранку, пока проверяли информацию, осматривали место массового убийства и сожжённую квартиру свидетеля, искали на кого тот указал, выяснив данные братьев Баталовых в Военном ведомстве, время и прошло. Те подняв бумаги, свидетель меня не опознал, хотя и говорил, что где-то видел, но вспомнить не смог. Вспомнил, только тогда, как фамилия прозвучала, и долго не мог поверить, что герои прошлой войны на подобное способны. Однако свидетельские показания были зафиксированы, и группа отправлена на арест подозреваемых. Он прошёл тихо, дворецкий впустил их на территорию, и особо ничего не скрывал. Прибью гада. Да и я близнецов вывел на крыльцо, не оказывая сопротивления, лишь с некоторым удивлением поинтересовался, что господам нужно? Ротмистр, что командовал группой захвата, коротко объяснил, дальше застегнули наручники и увезли на допрос. А всю эту информацию я получил от чиновника. Тот успокоившись с арестом подозреваемых, перестал скрываться. Прибыл к дому где квартира была, а там его уже средние ждали, взяли незаметно, вывезли и допросили. Не пережил допроса, так я всё и выяснил. Неприятная ситуация. Как же я со свидетелем так промахнулся? Чуйка у него дай боже. Через балкон ушел. А вот потом не помогла, средние его взяли. Тело теперь уже никто не найдёт. Копать поленился, воды залива скрыли тело.

Самое обидное, немало народу пострадало, ну или погибло, из-за глупости тройки уродов, что угнали мою машину. Вот как это назвать? Судьба? Нет, глупость это всё. Ну а близнецов, доставив в пенаты Охранки, развели по разным кабинетам и начали допрашивать. Два моих тела хотели поймать на несоответствии? Ну-ну. В принципе, спрашивали одно и тоже, только один из следователей какой-то не такой. С Альфой профи работал, а с Бетой тот, что явно к подобной работе имел слабое отношение, хотя тему знал. Вот, на Бету и отвлекусь.

— Вы в курсе в чём вас обвиняют? — спросил незнакомый коллежский советник.

— Ротмистр вроде сказал, что за убийства. Хотелось бы знать какая из стран выслал запрос на наш арест?

— Причём тут другие страны? Вы обвиняетесь в убийстве детей аристократов.

— Ах это? — с лёгкими нотками разочарования, протянул я. — Как же, в курсе. Только я тут свидетель, мы с братом, не подозреваемые.

— Вот как? Расскажите, как и что было?

— Машину у нас угнали от здания Военного ведомства. Нагло. Пришлось искать, здорово городовые помогли, приметили, та яркая, так и нашли. Решили пересчитать зубы угонщикам, известно, что их трое было, даже если те из аристократов, как возникло подозрение. Брат ждал их у брошенной машины, караулил, а я домой отправился.

— А господину Чижову вы другое сказали.

— А это кто?

— Чиновник у здания Военного ведомства.

— А, смутно его помню. Я тогда не в себе был от расстройства. Мог ляпнуть что-то. Не помню.

— Хорошо, продолжайте.

— А что там продолжать? Слуга отвёз на нужную улицу, я потом понял, что ошибся, на соседней сошёл. А потом мы с братом заметили, как через забор перебираются семеро, у них приставные лестницы были. Одеты в чёрное, на лицах платки, мы с братом ночью хорошо видим, рассмотрели. Те перелезли, и вскоре раздались хлопки. Не выстрелы, нечто похожее. В общем, чуйка посоветовала свалить, поэтому мы сели в машину, к счастью та на ходу оказалась, только бак пустой, и уехали. Вскоре были дома. Это всё.

— А где машина?

— Я её продал. Это был торговец из Финляндии. Хорошую цену давал.

— Его данные? — записывая, уточнил тот.

— Вилле Халлоапасало.

— Проверим. Это всё, или есть что ещё сказать?

— Я не уверен, но кажется один из убийц хромал на правую ногу. Сам я не видел, брат сказал.

— Через какое время вы услышали те хлопки, как неизвестные перелезли через забор?

— Я могу ошибиться, но не более пяти минут.

— У них было в руках оружие? Винтовки?

— Пару револьверов за ремнями рассмотрел, винтовок точно не было, мы бы видели.

— Почему вы не сообщили властям что видели?..

Тот ещё задал с десяток вопросов, и отправил в камеру. Как главных подозреваемых отпустить нас тот не имел права. Альфу более серьёзно допрашивали, но пока без физических воздействий. Тут разве что поинтересовались почему тот чиновника преследовал, на что Альфа в недоумении пожал плечами. Мол, мы ехали в одну сторону, какое тут преследование? Вы ошиблись. Профи как раз не особо-то и поверил. Камера была не пуста, братья быстро выбили лучше места, отмудохав троих местных авторитетов, и устроившись на нарах, спокойно общались. На свидетелей те не обращали внимания. В общем, это как раз я и играл для них, закреплял легенду через стукачей. Братья описывали допрос, говоря, что видели то и описали, ну и предположения строили. Альфа сказал, встретит кого из той семёрки, пожмёт руку. За угон отомстили. Ну и другие разные разговоры. А утром близнецов выпустили. Стоило это двадцать тысяч рублей золотом тому чиновнику, что Бету допрашивал. Средние его выследили, когда тот из здания вышел и домой пешочком направился. Уже стемнело, ну и остановили, и изменёнными голосами пообщались. А прямо на улице, свидетелей не было, тот только тени видел, предложили ему деньги. Цену за свою работу тот сам назначил, и сразу получил аванс, пять тысяч. Пообещал переквалифицировать обвинение и перевести старших близнецов в свидетели. А потом и дело подчистит. Заявление Чижова исчезнет. Я попросил нам переедать. И не обманул, выпустили, теперь допрашивали как свидетелей со всеми положенными нормами, после чего отпустили домой. И чего тут коррупцию ругают? Хорошая вещь.

Вернувшись домой, сразу с размаху в зубы дворецкому, за шкирку, и выкинул за территорию. Следом троих из слуг, что считались его людьми. Ну и возвысил Марфу, та для этой должности давно выросла. Старшей горничной была. Велел приготовить баньку. Решение насчёт дворецкого я принял легко, хотя тот человек Анны Васильевны. Для начала, прогибался перед жандармами, всё выдавая, и потом еды так в каталажку из дома и не принесли, пришлось покупать ту, что в трактире. А многим носили из домов, семейные были. Марфа и навела порядок, оказалось во флигеле пятеро жили уже несколько лет, что вообще к моей прислуге отношения не имели. Какие-то родственники и знакомые прошлого дворецкого. Приказал выгнать. Совсем распустились тут с моими редкими появлениями. Проверил дом и имущество, но тут всё на месте, да и ценного в доме не держал, всё в хранилище, включая награды. Потом банька, тренировка с шестами и отдых. Средние, как стемнело, встретили того следователя, а именно он вёл дело, и передали остальную сумму, чем того порадовали. А тот в ответ заявление от чиновника. Всё честно. А вот старших близнецов в городе уже не было, не смогла купить Генриетта билеты, есть свободные, но только через две недели, да и то чуть ли не товарный вагон, до этого всё раскуплено. Да и спекулянты работали, продавая билеты втридорога. И ведь брали. Поэтому пользуясь спокойной погодой, братья выехали за город, отпустив пролётку. Тут глубокий овраг был, хорошая защита для дирижабля, без якорей его лучше доставать в безветренную погоду, иначе мигом унесёт, а то и повредит о что, тут проблем не было, поднялись по верёвочной лестнице, Бета сразу в рубку, пока Альфа поднимал лестницу и закрывал люк, и поднимая дирижабль на высоту, двух километров хватило, найдя попутный поток, ветер тут был, а определяли по дрейфу, запустили четыре двигателя и полетели в сторону Варшавы. Если повезёт, за ночь доберёмся, но я сомневался.

Особо ничего в полёте такого сложного не было, давно уже всё отработано. Одного члена команды для управления хватало, тут всё приборами выведено в рубку, и я отслеживал их. Альфа спал в своей каюте. Так вот, ничего сложно в полёте или ориентировании нет, у меня за год накопился большой опыт. Я ещё землю тогда только сверху видел. Проблемы с посадкой. Ветер убивает дирижабли, особенно порывы, тут как повезёт. Дважды чуть не разбил своего «Малыша», так я назвал первенца, второй имени пока не имел, чудо спасло его. Если взять общее количество совершённых посадок, то треть я отменил из-за ветра, приходилось искать другие места, где по тише. Здорово горы помогали, склоны холмов прикрывали, там бывают мёртвые зоны для ветра. Главное поймать момент. Чувствовать дирижабль мне было дано не сразу, но всё же научился, стало легче. Поэтому придётся крутится вокруг Варшавы, выискивая место для посадки. Причём скорее всего утром. Да и не успею я до утра, скорость километров сто, чуть прибавляя или убавляя, моторы работают стабильно, баки полные, в хранилище хватает запасов. Генриетта уже в курсе, что Бета её с детьми сам заберёт, прибудет через сутки-двое, ожидает и вещи собирает. А вещей много набиралось, похожее грузовичок придётся использовать. Что хорошо в дирижаблях, их преимущество, это долгая автономность полёта без посадок. Я как-то два месяца вообще борт не покидал, беспосадочный полёт из Парижа в Париж, воздушное кругосветное путешествие. Это кстати тоже в анналы внесли, потому после посадки земля кружилась, сутки привыкал к твёрдой почве. Поэтому для дирижаблей нужны аэродромы с мачтами и аэродромные команды, чтобы к якорям вязать судно, у меня же этого нет, и вдвоём не просто сложно с этим справляться, фактически невозможно, но я справлялся. Смекалку проявлял.

Как я и думал, не успели, едва шесть сотен километров пролетели, ночь короткая, но до рассвета я смог найти удобное место для приземления, спускаясь в глубокую низину. Зрение не подвело, трава там не шевелилась, ветра не было, так что сначала Бета покинул почти касавшегося земли гондолой «Малыша», потом и Альфа, тот убрал касанием руки дирижабль в хранилище. Место удобное, отсюда и взлетим, но близнецы покинули низину, тут наверху холм, покрытый лесом, хвойным, там поставили палатку и спать. Кстати, летели вахтами, по четыре часа, так что на посадку шёл Альфа. Спасли оба, без охраны.


Следующей ночью, под утро, «Малыш» всё же оказался в окрестностях Варшавы. Будет возможность посадки или?.. Тут как раз и сработало это «или». Садится нельзя, ветер сильный. Пришлось искать место для посадки, и уже когда окончательно рассвело, нашёл, да и то в восьмидесяти километрах от города. Убрал тушу «Малыша», место пустое, поляна лесная, свидетелей нет, выбрался на опушку, где дорога пробегала и покатил на «Мерседесе» к Варшаве.

Бета спал на заднем сиденье, Альфа сидел за рулём, вёл машину. Ехали не спеша, дороги тут отсутствовали как класс, больше сорока не разгонишься, при этом поездка была мягче, чем на брусчатке столицы, укатана. Не так трясло, что готовы были зубы выпасть. За три часа добрались до окраин города. К слову, конных военных патрулей хватало, даже мою машину останавливали, и интересовались, не видели ли мы куда ушёл вражеский дирижабль? Его искали. Что есть, то есть, в Российской Империи, было много воздушных шаров, в основном в частных руках, небольшое количество самолётов, но ни одного дирижабля в руках россиян не было. Ну кроме братьев Баталовых. Они были у германцев, больше всего, у итальянцев и британцев, даже пара штук в США, у Франции было несколько, но два были разбиты, судьба остальных мне не известна. А вот у России их не было. Поэтому не удивительно, что стояла такая паника, расходившаяся в окрестностях Варшавы, с поиском вражеского дирижабля. Похоже его потеряли, и обратно к германцам тот не улетел. Я подумывал было сообщить военным, что дирижабль частный, не германский, но быстро передумал. А реквизируют, чего я допускать не собирался. Чего-чего, а вот свои дирижабли дарить России, даже в войну, я точно не буду. Если бы они ей были нужны, давно бы сами купили, германцы вполне себе строили на заказ. Вон, кроме моих малышек, те ещё четыре таких же отстроили по частным заказам. Не военным. Не стали заказывать, сосите лапу. При этом я патриот, направят на службу, буду служить.

А на счёт «Малыша», у меня были свои планы. Средние близнецы, что остались в Питере, раз в день должны наведываться в дом Баталовых, Марфа предупреждена, и получать информацию по доставленной корреспонденции и письмам. Просто перечислят им, а не передадут в руки. Вчера Алексей побывал, ничего инверсного. Сегодня тоже навестит, часа в три дня. Пока не будет повестки вызова на службу, я свободен. Чем как раз сейчас и пользуюсь. Вот и решил на «Малыше» «сбегать» к базе германцев в Вильгельмсхафене, на их военно-морскую базу, и увести новенький нефтяной эсминец. У больших и средних близнецов все личные хранилища заняты, а вот у малых нет, по два таких эсминца каждому войдут. Не то чтобы они мне были нужны, но пусть будут, вещь нужная. Да и в этой войне пригодятся, я так думаю. В общем, к немцам пойдут старшие близнецы и малые. Брать всех сразу я не хочу. Мало ли что, авария, я же погибну разом в шести телах. Оно знаете как-то не хочется. Так что планы у меня довольно интересные, надеюсь всё получится и по времени успею. А пока повернул на нужную улицу и подъехал к дому, где свернув, въехал во двор через арку. В этот двор выходило шесть парадных, включая ту, где проживала Генриетта и малые. Последние уже выбегали из парадной, неслись к машине, что я припарковал под деревом. Это был ясень. Немного пообнимавшись с ними и усадив на переднее сиденье, пусть поиграют, это конечно всё для свидетелей, которых хватало, мне в телах малых машина не особо интересна. Генриетта вышла следом. Мы немного пообщались, и та пригласила проходить. Ну и в шесть вечера, загрузив машину, всё же грузовик не потребовался, на задке все шесть чемоданов уместились, мы покинули двор, к разочарованию местной детворы, и покатили к выезду из города.

Кстати, квартиру Генриетта сдавать не стала, за ней будут присматривать соседи. Управляющий её заводом и фабрикой будет отсылать отчёты по телеграфу. Адрес тот получил. Мы же, доехав до телеграфа, остановились там, полчаса простояли, Бета очередь занял, пока его черёд не подошёл. А тот оправил телеграмму на адрес своего дома в столице, Марфе, чтобы через два дня утром, отправила пролётку на одно поле, и принять гостей дома. Где это поле, кучер в курсе, возил братьев туда пару раз в прошлом году. Прилетим днём, возможно даже перепугаем всех свидетелей, примут за германский дирижабль, как это тут произошло. Я даже подумал не взять ли пассажиров, тут многие кто желал уехать из города, но откинул эту мысль. Телеграмма ушла, так что мы вскоре покинули город, и близнецы, те что старшие, начали искать подходящее место для посадки на дирижабль. То, что его тут и достанут, после того как стемнеет, малые отвлекут мать, чтобы та это не видела, и говорить не стоит. Ничего, по прилёту отобьёмся. Аэропланов я не боялся, они сейчас не вооружены, кроме револьверов у пилота и лётнаба, ничего у них пока нет. Зенитных орудий, буксируемого типа, тоже не имеется, опасность представляют воинские подразделения, что могут стрелять по дирижаблю из винтовок, даже залпом, однако на высоте трёх километров такой огонь не эффективен, а на четырёх, и не страшен. Главное при посадке не нарваться, и доставить пассажиров до дома. Для того пролётка и нужна. По первоначальному плану, мой кучер отвезёт пассажиров ко мне домой, а я угоню дирижабль, и как стемнеет, отправлю в хранилище, и на машине доеду до города, и дома Баталовых. Сейчас же решил к германцам наведаться. Кстати, приглашение для Генриетты с малыми имело ещё одну причину. Ну не нужен мне этот дом. На малых припишу, документы у них есть, церковная метрика о рождении, этого хватит. На средних не буду, обижен на Анну и её мать. А изменила, замуж вышла, дочку родила, пусть её новый муж и содержит. То, что тот мошенником оказался, не моя забота. Принципиально.

Приметив симпатичный луг, сюда и свернули. Дальше разгрузили машину, сложив горкой чемоданы и пару саквояжей. Бета остался, Генриетте сказали, что дирижабль с наступлением темноты подойдёт, Альфа за ним отправится, так что стали ожидать, тут час и стемнеет, а Альфа заправил машину и укатил. Кстати, после угона я «Мерседес» изучил, кое-какие вещи из бардачка пропали, царапины нашёл на левом боку, грязь в салоне, видно, что не утруждали себя бережным отношением к машине, но в принципе та в порядке. Альфа отъехал подальше, машину убрал, ну и в стоге свежескошенного сена стал ожидать. Погода приемлемая, так что норма, можно тут доставать «Малыша». Ну а как стемнело, я отвёл Альфу подальше от деревьев, и тот достал дирижабль, и только подошёл к спущенной лестнице, как подул ветер. Вот ни раньше, ни позже. Так что быстро перебирая ногами, Альфа побежал, лестницу вырывало из его рук. Дирижабль быстро набирал скорость, уже километров пятьдесят в час. Однако вцепился и начал подтягиваться, поднимаясь наверх на руках, ноги волочились по земле. Чуть позже и ноги задействовал, когда выше поднялся. Лестница верёвочная, только ступеньки из деревянных плашек морёного дуба. Хорошо «Малыша» гнало в чистое поле, а не на деревья. Роща тут недалеко была. Кстати, как раз двигались сторону Беты и малых с их матерью. Ну почти, чуток в сторону. Забравшись в люк, не стал поднимать лестницу, а рванул в рубку. Там запустил двигатели, и стабилизировав судно, не только развернул, но и крен убрал, после чего поднявшись метров на пятьдесят, задал курс, вскоре подойдя к месту где ожидала команда и пассажиры. А что, малые тоже могут управлять, только подставку надо, чтобы видели всё в обзорные окна.

Вот так зависнув на месте, и опустившись, через Бету я видел, что нужно делать, заодно подсветку снизу включил у грузового люка. Она включалась из рубки. Лестница коснулась земли, но я продолжал опускаться, пока не прекратил спуск. Хватит, три метра осталось до земли от низа гондолы. Мало ли какой порыв ветра? Прожектора, их три, я не включал. Итак светимся как гирлянда, надо валить отсюда как можно быстрее. Бета подсадил малых и те перебирая руками и ногами поднялись наверх, под испуганным взглядом Генриетты. Естественно их маме не потребуется так подниматься, Бета её успокоил. Янек побежал в рубку и встал к управлению, моторы работали, иначе бы дирижабль сносило, а так тот фактически на месте стоял. Лёгкий дрейф я уже убрал, так что Альфа поспешил в грузовой отсек. Пусть он не большой, но всё же был. Я обычно им пользовался, чтобы попасть на борт. Оно так удобнее было. Вот Альфа быстрыми движениям рук поднял лестницу наверх, откинув её в сторону, вместо этого включил грузовую лебёдку, подсоединив к крюку скамейку, и стал спускать вниз. Бета посадил Генриетту, и Альфа включил обратный ход, отчего на барабан начал накручиваться стальной трос, и поднимать девушку в гондолу. Наверху Альфа потянул девушку на себя, и та ступила на пол, спрыгнув со скамейки. Андрей повёл мамашу в её каюту, ту что повышенной комфортабельности, двухкомнатную, а Альфа сразу скинул вниз лестницу, и Бета начал подниматься. На стене висели грузовые сетки, можно было бы прицепить к крюку и поднять чемоданы, но к чему? Бета их уже в личное хранилище убрал, пока никто не видит. Так что отцепили скамейку, убрав ту на место, лестницу подтянули, и закрыли люк. «Малыш» уже поднимался, молотя воздух лопастями четырёх моторов, и беря курс на Санкт-Петербург, Бета выложил чемоданы стопкой в грузовом отсеке, закрепил их ремнями, чтобы не упали, если тряхнёт, после чего занялись делом. Альфа в рубку управления, сменив Янека, малых Генриетта укладывала спать. Не у себя, я для малых одну четырёхместную каюту выделил, типа, пусть привыкают к самостоятельности. Так что четырёхчасовая вахта у Альфы, потом сменятся. И так до Питера.

Бета показал девушке где душевая и туалет, как пользоваться, показал бар в каюте, как свет включать, тут немного непривычные включатели, кнопки, да ещё в резиновым чехле, где постельное бельё лежит, та сама всё расстелила, после этого пожелав той спокойной ночи и… остался в её каюте. Снимали напряжение оба. Дальше проблем не было, вахты сменялись. Утром, когда снова Альфа в рубке, Бета приготовил завтрак, так что поднял пассажиров, и покормил. Были вареные яйца всмятку, тосты с маслом и чай. Уже рассвело, до Питера километров триста, тут ветер часто попутный был, около сотни километров выиграли за ночь, и к десяти часам утра, прибыли на место. Пролётка стоит у дороги, ожидает, это хорошо, так что повернув и двигаясь против ветра, спускаясь ниже, стали готовится к выгрузке. Пролётка на месте стояла, возница, его Егором звали, явно боялся крупную тушу «Малыша». Когда дирижабль завис на месте, Альфа, сейчас Бета в рубке на вахте, отвёл пассажиров в грузовой отсек, и приготовил скамейку. Так что девушка первой покинула борт воздушного судна, и ступила на чуть пожухлую под жаркими лучами солнца, траву. После этого по одному приняла малых, и Альфа, сменив скамейку на грузовую сетку, стал спускать чемоданы и саквояжи. Тут уже Егор принимал, подкатил, и поспешил на помощь. Трижды спускали сетку с грузом, пока всё не передали. После этого помахали рукой, и Альфа закрыв люк, направился на камбуз. Нужно обед начинать готовить. Пролётка же покатила к городу, увозя девушку с детьми и вещами. Егору я передал записку для Марфы. Велел той принять Генриетту с малыми как дорогих гостей, ну и попросить нотариуса, рядом жил знакомый, с которым мы работали, чтобы начал подготавливать документы дарственной. Подарю дом со всем содержимым малым. Пополам. Когда вернусь, распишусь, оформляя. А пока мы улетали прочь от столицы России.

А что, прошлым днём повестки также не было, время есть, так чего задерживаться? Вот и поднимая дирижабль, направился в сторону Германии. Как раз под утро буду на месте. Если повезёт, дальше по ситуации. Генриетте я сообщил куда направился, всё равно сюда уже мчатся патрули и группы военных, будут спрашивать. В общем, на службу меня не призывают, так чего дома сидеть? Я решил добровольно устроить рейд на военно-морскую базу Германии. Может и до немцев информация дойдёт? На самом деле я хочу посетить Штеттин. Наверняка найду там что интересное, и это интересное отведу к нашим. Пора напомнить кто такие братья Баталовы. А куда трофеи убирать у меня есть. Прошлой ночью встали на время, и Бета освободил своё личное хранилище, включая второй дирижабль, перекидав по хранилищам малых. Это снаружи происходило, потом снова поднялись на борт и полетели дальше. Генриетта так и не проснулась. Почему братьев Баталовых не призывают, я уже понял, хотя раньше это вызывало у меня недоумение, слишком хороши братья Баталовы в ночных вылазках и ударах, глупо отказываться от них. Всё оказалось просто. Вчера средние близнецы выяснили, что Морским министром был полный адмирал Витгефт, герой и победитель Русско-Японской войны. В одном бою побывал, что свёл в ничью, и уже герой. Три года как оказалось, тот в министрах. Не знал, как-то оторван был от этих дел. Да что это, у меня тут вторая пара близнецов проживала, и через них эту информацию не получил. Как-то вне сфер моего интереса эта политическая жизнь была. Да, Витгефт меня недолюбливал, и это мягко сказано. Поэтому я и решил появится ярко, придя в Кронштадт на трофее. Пока не знаю, что это будет. А вот с адмиралом вопрос решался. Случайный человек не на своём месте. В общем, средние близнецы его уже выслеживали, на момент захвата какого германского боевого корабля, для алиби, тот будет ликвидирован. Да, вот так просто. Не уживёмся, тут или он, или я, другого не дано. Пока вроде всё. Бета продолжал управлять судном, ещё сорок минут его вахта, а Альфа готовил. Что-то ушицы захотел из красной рыбы, сёмга жирная, сам наловил в водах Норвегии прошлой осенью.

Только через час, мы уже пролетели столицу, похоже вызвав там панику, и не малую, даже вроде пушки стреляли, и вот под нами воды Финского залива. В стороне остался Кронштадт. Так вот, уже час с момента высадки пассажиров прошёл, когда появилось два российских аэроплана, я могу ошибиться, но вроде это гидроаэропланы. А когда те сблизились, только убедился. Флотские машины, «Щ-1». Ничего, покрутились, делая заходы, Альфа внимательно наблюдал, держа их на прицел «Мадсена», но так ничего и не добившись, те улетели, снизившись. Высоты удержать не смогли, мой дирижабль уже на четыре километра поднялся. Пролётку с Генриеттой и малыми уже шесть раз останавливали, в основном военные, вот и узнавали кто это прилетел и куда улетел, информация начала расходится. А вообще недоумение мой «Малыш» мог вызвать, пусть такие типы германцы выпустили немного, кроме моих двух, вроде ещё четыре, но мои дирижабли не несли никаких номеров, обозначений или гербов. Стандартный серебристый корпус и серебристого цвета гондола. В прочем, это тоже отличительная черта, по которому сразу узнают мой дирижабль. А номеров я не носил по той просто причине, что не пользовался специальными аэродромами для дирижаблей, но все документы на оба воздушных судна имел на руках. По их покупке, а не регистрации. Поэтому у России и не было дирижаблей, я их в её службах не регистрировал. Не имея хранилищ я бы на такой шаг не пошёл, а тут легко.

Пролётка благополучно прибыла к дому, там уже встречала Марфа, комнаты готовы, кто прибудет, возраст и пол известно, так что их отправили по комнатам приводить себя в порядок, для малых няня была, и ожидал обед. Как раз двенадцать дня наступило. Впрочем, Бета с Альфой тоже по очереди пообедали. А люблю я готовить и блюда у меня отменные выходят. К слову, открытого огня на камбузе не было, он вообще на борту запрещён. Была новомодная электроплитка, на ней и готовили. В корме стоял отдельно мотор, к которому подсоединён генератор. Он и питал всю бортовую сеть судна, а вовремя полёта электричество шло от двигателей судна, как это и сейчас происходило. Готовка на такой плите шла чуть дольше чем на обычном огне, но время тут можно тратить без проблем. Тем более если нет времени на готовку, то есть запасы готовых блюд в хранилище. Причём, в общем. Там и припасы разные, да небольшое количество оружия. Что по полёту, то до Штеттина, было чуть больше чем до Варшавы, тысяча сто двадцать километров. Я же не напрямую летел, у меня все полторы тысячи будет. Сейчас световой день и лучше провести его над водами Балтики, а там уже напрямую рвану, к рассвету должен быть на месте. Главное, чтобы германцы не знали куда я точно лечу. Вот так потихоньку время и бежало, лопасти винтов молодили воздух на высоте четырёх тысяч трёхсот метров. Я поднимался на пять тысяч, но там не особо комфортно, да и система отопления, она тоже электрическая, обогревательная система, работала в усиленном режиме, хотя и не в авральном, и расход топлива был серьёзен. Кстати, у «Малыша» было два топливных бака по двести литров каждый. Оба уже скоро дно покажут, а что, я часть по инерции двигался, или на двух моторах, расход не такой и большой, поэтому полёт к Варшаве и обратно, прошёл на одной заправке, а сейчас оставив Ригу по левому борту, топливо ещё было, по донышке где-то в каждом, вот я и стал заправлять баки. Горловины были в грузовом отсеке, открыл их и достав из хранилища две бочки, стал насосом заправлять баки. Это заняло около часа, но ничего, зато полны. А чтобы проветрить грузовой отсек, открыл люк. Быстро выветрилось. Альфа отправился в душ, попахивало от него, а Бета продолжал управлять судном.

День остался позади, вроде были какие-то аэропланы, но начало темнеть, так что ушли. Изменив курс, и прибавив скорости, все шесть моторов работали, на ста тридцати шли, иногда разгоняясь до ста сорока, я расчёты делал, отслеживая землю внизу, точно сто сорок, и двигался к цели моего полёта. Честно, я рассчитывал быть на месте ближе к утру, но реальность внесла в мои расчёты некоторые изменения. Час ночи, а внизу раскинулся Штеттин, и бухта. Так что пока Альфа изучал стоянки боевых кораблей, выискивая подходящие, Бета уводил «Малыша» в сторону, не хватало чтобы его обнаружили. План уже был разработан, раз в такое время пришли, то Альфа прыгает вниз, парашют поможет, и начнёт искать подходящий корабль, сверху вроде обнаружили несколько эсминцев, но нужно на месте посмотреть, а Бета пока будет со стороны моря дрейфовать. Если успею, то заберу Альфу, который загрузится трофейной морской боевой техникой, если нет, не страшно. Планы пришлось менять по ходу дела, но не страшно, я даже рад. Альфа благополучно прыгнул, там убрал парашют в хранилище, достал «Мерседес», он у него был, и спокойно покатил в город, а там и к порту. Машину даже и не удумали тормозить, хотя пара патрулей встретилось. А кто ещё будет ездить тут на авто, как не свои? Психология. Альфа ещё у командира патруля уточнил правильно ли он едет. А увидев то, что обнаружил Альфа, я сразу повёл «Малыша» на посадку к берегу, нужно убрать его в хранилище Беты и присоединится к Альфе. Мне нужно оба личных хранилища братьев, чтобы прибрать находки. Я уже в предвкушении.

А обнаружил Альфа, ни много ни мало, а новенькую подводную лодку, вступившую в строй всего месяц назад. К моменту, когда Бета посадил дирижабль, это было не просто, ветер с моря дул, и убрал его в хранилище, Альфа уже взял языка, матроса с лодки, и узнал откуда она тут взялась, и что это за модель вообще. Это оказалась «U-35» под командованием корветтен-капитана Вальдемара Копхамеля. Команда осваивает лодку. Вот её технические и боевые данные. Полное водоизмещение чуть меньше тысячи тонн, едва-едва, но до средней ПЛ дотягивает. Два дизеля. Скорость надводная шестнадцать с половиной узлов. Скорость подводная чуть меньше десяти. Максимальная глубина погружения, пятьдесят метров. Дальность плаванья, чуть меньше девяти тысяч морских миль в надводном положении, в подводном восемьдесят пять морских миль. Тут батареи слабоваты, технология не отработана. Ну и команда в сорок человек, сюда и четверо офицеров входят. Сырая лодка, германцы это тоже признают, но уже сейчас та может показать себя. Англичане уже оценили, потеряв пару боевых кораблей и десяток транспортов от действий таких лодок в Атлантике. Что по вооружению. Палубное орудие в семьдесят пять миллиметров. Четыре торпедных аппарата в пятьсотмиллиметров, два носовых и два кормовых. Шесть торпед. Пусть сырая, но для Балтики самое то, а немцы и в Аналитике на таких воюют. Так ладно бы лодка, она тут приятный бонус, не более. Не факт, что я вообще буду афишировать её угон. Хотя всё равно на братьев Баталовых это спишут.

А причина моего такого приятного возбуждения, это обнаружение двух эсминцев, причём один нефтяной, другой на угле ходит, но оба турбинные. Скорость выше тридцати узлов. Чуть позже узнаю точно сколько, и что за типы, есть названия или нет. Один эсминец небольшой, тонн шестьсот и второй на лидер похож, тысяча триста на глаз, точно лидер. Более того, похоже это германский «Новик», их строили по заказу России, но оставили себе как война началась. В общем, медлить нельзя, ночь не резиновая, до рассвета всё нужно прибрать. Я нацелился именно на эти два эсминца, остальное старье мне не нужно, и на подлодку. Тем более последнюю, как сообщил матрос с неё, только что загрузили всем необходимым. Утром та должна покинуть гавань. К слову, подлодка и эсминец типа «Новик» стояли у пирсов, правда, в разных местах, а вот второй эсминец, меньшего размера, как раз на якоре в бухте. Он не был сторожевым судном, не у входа стоял, там какой-то старый тральщик маячил. Его как раз осветило какое-то грузовое судно, что входило в порт. Кажется, швед. Точно швед. В общем, я особо и не медлил, вырубил матроса, крепко, долго пролежит, связывать не стал. Вообще я к германцам нормально отношусь, вот австро-венгров терпеть не могу, поэтому постараюсь не убивать, не хочу тут лишней крови. Были бы венгры или австрийцы, даже бы и не думал. Так что скользнув к вахтенному, что у трапа дежурил, аккуратно вырубил того. Даже и дёрнутся не успел, хотя небольшой масляный светильник на пирсе его подсвечивал. А когда Бета добрался до порта и нужного причала, Альфа уже заканчивал работать внутри. Много ли сил надо, чтобы вырубить спавшего человека? А опыт у близнецов огромный. Дозировать удары я умел. Тем более команда неполная на борту, едва двадцать человек. Быстро освободив подводное судно от балласта, я о бывшей команде, Бета убрал лодку в своё личное хранилище, и братья бегом рванули к «Новику». Тот Альфе уйдёт, по размеру вполне. Вот второй эсминец снова Бете. Правда, я чую не успею, раньше рассветёт.

Вот с типом «Новик» мне не повезло, команда на борту полная была, а это без малого сто двадцать человек, причём, двенадцать бодрствовали, тут и вахта и несколько офицеров, что возвращались на борт, я их перехватил у трапа. Вахтенных к тому моменту уже на месте не было, на пирсе в рядок лежали. Вот и офицеры туда же легки. В принципе, я могу убрать этот лидер и с моряками внутри, только они этого не переживут, так что если тревога, сразу убираю «Новик», сколько бы германцев внутри не было, терять корабль я не хотел, как бы не относился к этой нации. Однако близнецы, быстро, и качественно работали, зачищая корабль. Причём десять матросов взяли в плен, им кляпы в рот, ещё верёвкой завязали, чтобы не выдернуть быстро было, и близнецы конвоировали их, держа на прицеле револьверов, они и выносили тела коллег наружу, так и освободили корабль. Оба близнеца были в форме поручиков по Адмиралтейству Российского военно-морского флота. Правда форма была не по размеру, старая, не застёгивалась, но хоть так, зато со всеми наградами, как и положено. Да и свидетели мне нужны. В этот момент и был убит адмирал Витгефт. Связка динамита в спальню залетела. В открытое окно. Хорошо один был, супруга в имении отдыхала. Средние отлично поработали. Помощников из германских матросов я также вырубил, чтобы не видели пропажу своего корабля, и Бета его убрал. Вошёл, думал не хватит места, но нет, даже для второго оставалось. Однако пора прятаться, на горизонте светлая полоска появилась и расширялась. Нет, не успеть мне. Так что «Мерседес» рванул с места и вскоре братья покинули город, также без проблем. А в порту уже тревога звучала, прожектора работали. Скорее всего с подлодки кто-то очнулся и вот, поднял крик. Переждём день, и повторим. Уверен, что будут ждать, но так даже интереснее. Покидать Штеттин я пока не собирался. Тот второй эсминец мне нужен, именно на нём я и планировал прибыть к нашим со всей помпой. Точнее прилечу-то на дирижабле, а дальше сменю его на этот эсминец. Я уже узнал, тип «Новик» имел номер «В-98», а тот второй поменьше, имел другой тип, а номер «S-168». Их для Турции по заказу строили, да половину немцы себе оставили. Я опросил пару матросов с «Новика», по разным кораблям в бухте, их там с десяток, включая старый броненосец, вот и про этот узнал. Что ж, близнецы в стороне от города отдохнут по очереди, охраняя друг друга, ну и следующей ночью я поработаю.


Германцев я всё же серьёзно недооценил, такие полномасштабные поиски впору против крупных десантов пускать или диверсантов, кем собственно близнецы и являлись. Я не знаю какие силы были задействованы, дважды место отдыха менять пришлось, но не меньше полноценной пехотной дивизии прочёсывали окрестности города по обеим берегам реки. Однако мне всё же кажется не дивизия, больше. Даже дирижабль пригнали, боевой, поиск с воздуха вёл. Хм, а может ограбить германцев и на такой вот боевой «Цеппелин»? Стоит подумать.

Как бы то ни было, но ночи я дождался. Тут ни о какой машине и речи не шло, всё ножками-ножками. А чего мне двадцать километров отмахать? Даже велосипеды не доставал, их шесть в хранилище, в США купил. Марш-бросок близнецы выдержали легко, без отдыха, за час. Нормальный норматив. Раньше такое расстояние за это время с полной выкладкой бегали с партизанами, а сейчас налегке, в удовольствие. В городе множество постов, даже пулемётные точки были, а вот на рейде облом. Нужного мне эсминца не было. Куда это его дели? Этот же вопрос я задал офицеру Кайзерлихмарине, которого поймал в порту. Уф, на месте, просто стоит у причалов так, что мне с этой стороны порта его не видно. Правда, охраняли его серьёзно, да усилили охрану выхода с рейда. Ничего, к часу ночи эсминец стал моим, правда, половина команды всё же пришлось ликвидировать, тревога поднялась, и Бета убрал корабль в своё хранилище. Ушёл всё же, но теперь места нет. А близнецы рванули прочь. Думаете сразу ушли? Как же, германцы, это вам не японцы и службу знают, пришлось с пирса в воду прыгать и прятаться там, держась за опорные столбы. Всё оцепили и осветили, лишив меня такого преимущества. То, что эсминец пропал, и половина команды на пирсе, те уже обнаружили, и осматривали воды у причала, решили, что тот утонул, шума движения не было, да и не прорывался никто наружу. Да, это мой косяк. Надо чтобы немцы зафиксировали момент прорыва, для полной легенды. Чтобы вопросы братьям неудобные не задавали.

Вот так двигаясь под причалами, я ушёл за оцепление, дальше бежал по берегу, обходя поисковые партии, потом достал шлюпку и вышел в открытое море, отойдя подальше от охраны и минных полей. Тут они были, карты с взятого «Новика» я изучил, ну и достал тот второй эсминец. После чего поддавая давления, этим Альфа занимался, Бета в рубке, дал возможность засечь меня искрами из труб, корабль уже набрал скорость в двадцать два узла, даже осветили прожекторами со сторожевого судна, и несколько раз выстрелили, далеко пенные водяные столбы встали, а я ушёл. На тридцати узлах уходил в сторону русской столицы. Кстати, эсминец оказался не полностью угольным. Тут было три угольных котла и один нефтяной. Я потратил некоторое время чтобы разобраться. Лично изучил, да и документацию старшего механика просмотрел. Ну понятно. Оказалось, на кораблях этого типа в качестве энергетической установки были установлены две турбины Шихау, общей мощностью семнадцать с половиной лошадиных сил, три военно-морских угольных котла с давлением восемнадцать с половиной атмосфер и военно-морской нефтяной котёл. Максимальные запасы топлива на миноносцах этого типа составляли сто шестнадцать тонн угля и семьдесят четыре тонны нефти. Скорость на максимуме тридцать два узла. Враньё, я пробовал, едва тридцать идёт. Ладно, неплохо, но освоим. Хотя Альфа один, а тут команда кочегаров нужна, но всё же смогли мы раскочегарить топки до нужного давления, эсминец легко бежал по довольно спокойному морю. Тут такое редкость. Альфа продолжал стоять у котлов, монотонно закидывая лопаты угля, и поглядывая за подачей нефти в нефтяной котёл. Пока скорость была снижена до двадцати узлов, вполне хватит, А Бета, закрепив штурвал, время от времени поднимаясь на мостик, чтобы осмотреть воды вокруг, ночь тёмная, но море пустое, три дыма я видел, однако далеко, вместе шли. Так вот, Бета стал избавляться от тел бывшего экипажа. Как я уже говорил, часть удалось вынести на пирс, но тут тревога… В общем, в команде на таких кораблях почти девяносто человек. Бете пришлось по одному закидывать тела на загривок, подниматься по трапам на верх и перекидывать тела через леера в воду, и с каждым разом эти тела всё тяжелее и тяжелее становилось. А было их на борту тридцать восемь. Можно и хранилище было использовать, но трупы — брезгую.

А вот «Малыша» вызвать не получилось. А рассвело и на горизонте два судна с разных сторон. Через полчаса после «прорыва» из бухты Штеттина, не резиновая ночь, ох не резиновая, однако ничего, повернули к берегу, Бета как раз закончил с телами, дважды пробежался по кораблю, больше не было, после чего подошли близко к берегу, где-то в районе Данцига, до него ещё километров сорок было, и пересели в шлюпку. Берег пустынный, поэтому я надеялся, не будучи уверенным, что свидетелей нет, и убрал эсминец. Нужно было торопится. Прошлым днём, пока я от поисковых партий прятался в лесу, принесли всё же мне домой две повестки. Что-то как-то быстро, и сутки не прошли с момента гибели военного министра. Так что нужно прибыть в столицу поскорее. Трое суток у меня, не более, если не приду, могут сделать оргвыводы, уклонение, а до этого доводить не стоит. Так что как стемнеет, достаю «Малыша», и лечу к Питеру, там беру повестки и двигаю куда нужно. Жаль, с эсминцем, моим громким появлением, ничего не выйдет. По плану я должен быть в запасе, а получается, что действующие офицеры сработали и взяли трофей. Не по плану. Хотя, ещё стоит подумать, может что решу. Тут ведь дело в том, что я УЖЕ действующий офицер. Заявление я написал вовремя первого прихода, когда ещё машину угнали, а сейчас пришло извещение, чтобы я прибыл для получения направления, где братья будут служить. Повесткой я зря вызов называю, скорее по привычке, но факт остаётся фактом, я на службе. Причём, не стоит думать, что после ликвидации министра, раз, и мне сразу эти вызовы прислали. Кто бы успел? Меньше суток с его гибели. Нет, это кто-то ушлый на основе информации от Генриетты, что братья Баталовы отправились в Германию, за своим кораблём, вот и решил, что это невместно делать простым гражданам и быстро вывел их из запаса. В принципе, я как раз на это и рассчитывал. Но не также быстро?! Думал у меня будет несколько дней, и я уже буду в столице. Ладно, буду думаться. К слову, говоря, что летал в Германию, я немного не прав. Штеттин это Пруссия, а та да, входит в состав Германии.

Когда шлюпка зашуршала днищем о гальку, добравшись до берега, братья с закатанными до колен штанами, одеты те пока форму военных моряков германского флота, выбрались из неё, Альфа убрал шлюпку в общее хранилище, это средство спасения на воде для всех близнецов, после чего раздавшись, начал купаться, тот хорошо пропотел в кочегарке. В принципе, и Бета тоже пару раз окунулся. А холодная водичка, хотя и начало августа. Балтика, что тут ещё скажешь? После этого Альфа взбежал на верх холма и осмотрелся. К нам направлялся конный патруль. С учётом, что тут всё ещё территория Пруссии, чьё это подразделение, даже гадать не стоит. Эсминец серьёзно дымил, видимо засекли издалека, вот и решили глянуть кто это? Пришлось подождать, осмотрев берег, и не обнаружив никого, патруль удалился. Три часа крутился пока не убыл. Братья в это время отдыхали в кустарнике. Альфа спал, Бета караулил. Я так и не рискнул доставать «Малыша» днём, так что близнецы отлично отдохнули, поедая готовые горячие блюда из хранилища, а как стемнело, ушли подальше в поле, Альфа достал «Малыша», братья быстро поднялись на борт, и вскоре дирижабль, натужно работая всеми моторами, начал подниматься наверх, двигаясь в сторону столицы Российской Империи. К моему удивлению, почти добрался, ста километров не хватило, на высоте трёх километров дул сильный поток, что разогнал дирижабль до двухсот километров в час. Жаль недолго, но треть пути тот был попутный. Пришлось и дальше так попутные искать, и дважды находил, так что тут везение, ничего более. Даже успел совершить посадку в сумерках, убрав «Малыша», поэтому устроился в кабине «Фиата», а как же, «Мерседес»-то я вроде как продал, и покатил к ближайшей железнодорожной станции, тут ветка Ревель-Санкт-Петербург была. А поезд я обогнал, так что должен успеть. Действительно успел, правда, поезд оказался грузовой из Ревеля шёл, но меня это не смутило, забрался, и дальше катил на крыше. А на площадках народ был, не я один такой ушлый бесплатно ездить. Да тут километров сто осталось, за три часа добрались, с одной остановкой пополнить запасы воды и дров для паровоза.

Попытки ссадить были, но не увечились успехом. Железнодорожные служащие просто махнули рукой. А по прибытию в Питер поймал пролётку и покатил домой. Там уже ждали. Да Генриетта. Всё же проболталась, что малые дети Беты, а ведь я просил — никому. В общем, банька, тут малые велели, так что успели заранее затопить, после собрался и… навестил нотариуса. Тот мою просьбу выполнил, и дарственная была оформлена, тому её нужно зарегистрировать в соответствующей службе, чем и занялся, всё же оплату за работу солидную получил, а братьев кучер Егор отвёз к зданию Военного ведомства. Братья были в новенькой офицерской военно-морской форме. Портной закончил её шить, все награды где положено размещены. На ремне морские тесаки, всё по уставу. Вот так с вызовами в руках братья и окунулись в бюрократические проволочки. Ну длились они не так и долго, всего каких-то полтора часа. Сначала новенькие офицерские патенты получили, сдав старые, при мне их порвали, потом уже с назначениями разбирались. Бету назначили в штурманскую группу на броненосном крейсере «Паллада». А Альфу решили отправить на броненосец «Слава», единственный броненосец типа «Бородино», что не участвовал в Русско-Японской войне. На данный момент, устаревший корабль. Вот Альфу, к моему удивлению, определили в корабельные инженеры. Хм, ну да, братья экстерном во Франции обучались шесть лет назад, и получили дипломы инженеров судостроителей. При оформлении заявления на выход из запаса, это было указано. Соответственно, на борту всего два инженера, старший на больничном, остался Альфа с двумя помощниками.

Два дня есть, до прибытия на борт, тут и время сшить форму, и добраться до своих кораблей. Если «Паллада» в Кронштадте, то «Слава» в Риге. Мне не понравились назначения, предпочитаю лёгкие миноносные силы, причём, должности капитанские, и ночами можно поработать, устроив свободную охоту. Поэтому я решил сделать свой ход. Нужно лишь дождаться ночи. Однако спокойным день я бы не назвал, дважды присылали вызовы. Сначала обратно в Военное ведомство, целый генерал со мной говорил, потом в Морское министерство. В обоих случаях вопрос стоял насчёт «Малыша». Дошла-таки информация. И вопрос насчёт них был один — надо. Надо их стране и флоту. Ну и армия интерес проявляла. А где вы раньше были? Везде отвечал, что дирижабля в России нет, перегонная команда отогнала его в нейтральное государство, чтобы не пострадал, и там тот будет ожидать конца войны. Аренда эллинга, гаража для дирижабля, уже оплачена на пару лет. Хотя знаете, я серьёзно подумывал отдать дирижабль, слишком хорошие условия предлагали. Выплатить полную стоимость «Малыша», в случае его потери. Правда, после войны, но вряд ли я получу деньги в связи с развалом государства. Просто… дирижабли довольно дорогое удовольствие, сложны в обслуживании и главное с небольшим ресурсом, а я эксплуатировал «Малыша» за прошедший год от и до. Если проще, тот не разваливается только потому что я слежу за всеми механизмами, клапанами и вообще всеми системами. В общем, не идеальное состояние, а где-то среднее. Но и не самое худшее, где нужно поскорее избавляться, да ещё без финансовых потерь. В принципе, я сказал, что если мне сразу выплатят его полную стоимость, сколько тот мне стоил в Германии, без несбыточных обещаний, выплатить его стоимость… когда-нибудь… потом… если левая пятка зачешется… то смогу передать его. Пусть думают. Насчёт «Малыша» у меня серьёзные планы по ночным авианалётам на базы военного флота Германии. Может и Австро-Венгрии. С учётом, что опытных пилотов дирижаблей в России просто нет, были, что по верхам нахватались, учась за границей, то скорее всего кого-то из братьев и назначат капитаном, сформировав команду. Однако для этого нужен сам дирижабль. Шанс я дал, если решили, что заполучат «Малыша» просто так, то зря, халявы не будет. Да и не боевой это корабль, а воздушная яхта, о чём, кстати, я сообщил и генералу из Военного ведомства, и капитану первого ранга, что оказал мне честь общаться с ним. Именно так тот показал себя при встрече.

Я за этот день ещё успел посетить банк, где на Генриетту открыл счёт и положил туда пятьдесят тысяч рублей. Для содержания дома и оплаты зарплаты слуг. После этого представил девушку, сообщив, что теперь она их хозяйка, а я тут лишь гость. Генриетта выгонять меня и не думала, и братья проживали в тех же комнатах. А ночью, под утро, близнецы, забрав свои вещи, отправились к Неве, Егор довёз, где на шлюпке и спустились к заливу. Там я достал малый эсминец. Хорошо плеснуло, чуть не залило, когда эсминец ухнул в воду, подняв волну. Ничего, о дно не ударился, и я поднялся на борт, убрав шлюпку. Дальше, не включая ходовые огни, смог подкрасться, войдя в акваторию Невы, а тут солидное движение на реке, даже ночью, пришлось-таки прожектор включить и ходовые огни, и встать к пирсу Дворцовой пристани, где и причалили. К счастью помимо проходил патруль матросов, коих я окликнул, беря под командование, те и помогли с швартовкой, ловя концы. На пристани уже ожидало двое журналистов из самых крупных ежедневных изданий Питера. Домашние адреса обоих средние близнецы уже заранее выведали, и вот пока я заводил эсминец в реку, те пробежались, передав записки обоим, отчего те наспех одетые рванули к набережной. Только один по пути за фотографом забежал. Средние следили за ними. А в записках была информация, что братья Баталовы захватили германский эсминец и сейчас трофей с наполовину спущенным флагом входил в Неву, и вскоре встанет у Дворцовой пристани. Это ли не сенсация? Вот те и отреагировали. А журналисты именитые, давно сделавшие себе имя. Правда, братья Баталовы в их среде нарицательны, многие до сих пор помнят, как пропадали их коллеги, что писали нелицеприятное о них, да и что там «пропадали», трое всего, либеральную прессу я не считаю, но проблем я не ждал. Ситуация не та.

Матросов я снял с патруля, те установили сходни, они на палубе лежали, и встали на пост по охране трофея. Прапорщик по Адмиралтейству, что ими командовал, взял всё на себя. Заодно посыльных разослал. Близнецы же общались при начинавшем подниматься солнышке, с журналистами, описав историю как они на личном дирижабле добрались до Штеттина, высадившись там, перегонная команда отвела воздушное судно в море. Братья же захватили турбинный эсминец, часть команды удалось нейтрализовать и вынести на пирс, но поднялась тревога и пришлось уходить, остальная команда сама попрыгала за борт, что дальше с ними было, братья не знают. Дошло до стрельбы по эсминцу при прорыве в открытое море, дальше нанятая перегонная команда из опытных контрабандистов приняла корабль, и довела эсминец до столицы, где его и приняли братья. Сами те успели в столицу раньше, с помощью дирижабля долетели, что снял их с борта эсминца, ну а воздушное судно после этого улетело в нейтральную страну, где и будет дожидаться окончания войны в эллинге. Журналисты уточнили не мой ли дирижабль пугал жителей столицы и Варшавы? И получив подтверждение, попросили сделать снимки. А что, близнецы в форме поручиков, всё как положено, вот на фоне корабля, чтобы флаг попал в кадр и сделали несколько снимков, на палубе матросы с винтовками и строгими лицами позировали. Раз уж повезло, в кадр попали.

Едва умчались журналисты, как появились дежурные группы моряков, похоже из Запасного Экипажа, с ними несколько старших офицеров. Чуть позже и адмиралы прибыли, погреться в лучах народной славы. Прапорщик сразу отправил посыльных, сообщить о трофее. Надо сказать, что ажиотаж был даже больше чем я думал. Над германским военно-морским флагом сразу же повесили наш Андреевский флаг, установили охрану и до обеда у этой пристани половина города успела побывать. Да и газеты экстренными выпусками вышли, с подробной информацией по захвату. Рапорты близнецы написали ещё дома, их забрал посыльный, что специально прибыл за ними к пристани, и вот история захвата серьёзно подняла авторитет Балтийского флота, за которым и числились близнецы. Реакция всё же была, братьев сопроводили во дворец, куда прибыл Император с семьёй, поездом из Петергофа. Тут же присутствовал вице-адмирал Бахирев, командующий Балтийским флотом. Тот принял его после того как прошлый командующий, адмирал Бубнов, ушёл на должность морского министра, после Витгефта занял. Здесь Николай Второй, мы впервые встретились с ним вот так, лицом к лицу, поинтересовался:

— Надеюсь вы, господа, в этот раз не откажитесь от награждения?

— Простите, Ваше Императорские Величество, но я не припомню чтобы мы отказывались от наград, тем более честно заработанных, — сразу отозвался Бета.

В кабинет нас было четверо, видимо решили пообещаться пока вот так, без посторонних. Мало ли чего ожидать от братьев Баталовых с их характером. Да, считалось, что те имели непростой характер. Это даже было общеизвестно.

— Вы сами отказались от офицерских чинов и дворянства, — напомнил Император.

— Я ещё раз прошу прощения, Ваше Императорское Величество, но мы с братом не могли отказаться от того, чего нет. Этих наград, за что мы с братом Вас благодарим, мы были лишены судом. Вернуть отобранное, извините, это уже моветон.

— Лишать дворянства никакой суд не может, это только моя привилегия.

— Не в этом случае. Все необходимые бумаги у судей имелись, и они были в своём праве.

— Ваше Императорское Величество, я был там и подтверждаю всё сказанное поручиком Баталовым, — подал голос адмирал. — Я лично свидетельствовал бумаги, и видел их своими глазами. Всё было законно. Разрешение было за вашей подписью и оформлено вашей канцелярией.

— Подделка, происки японской резидентуры, как мне сообщили, — спокойно ответил Николай, после чего с интересом посмотрел на близнецов, и сказал. — Что ж, тогда своей властью присваиваю вам обоим чины старших лейтенантов флота, и дворянство обоим, наследуемое. Теперь хоть награды некоторые сможете носить по праву, без правовых нюансов. Вот земли вам не дам, заслужите ратными подвигами. Парни вы лихие, как мне докладывали. Или сами купите.

— Легко, — подтвердил Бета. — Есть предложение устраивать ночные воздушные налёты на военно-морские базы противника, бомбить их боевые корабли.

— Бомбить?

— Сбрасывать авиационные бомбы, они переделаны из тяжёлых снарядов, на вражеские корабли. Конечно пустить дредноуты на дно вряд ли выйдет, хотя серьёзные повреждения нанести возможно, но корабли меньшего размера, броненосные, паротурбинные, без особых проблем. Для этого я готов пожертвовать своим личным дирижаблем, безвозмездно передав его на баланс флота, но с просьбой поставить меня командовать воздушным судном. Собственно, это и было причиной прятать его, поставили бы командиром какого-нибудь болва… малознающего офицера, тот бы и потерял моего любимца. Да и честно признаться, сейчас ещё особо не разработано тактик применения таких дирижаблей. Германцы тоже ещё не поняли и используют его едва наполовину от всех возможностей. У меня же она проста, использовать нашу с братом особенность, мы ночью как днём видим, и прицельно бомбить противника по ночам, к рассвету уходя на свою территорию или в глубину моря. У аэропланов нет такой дальности, а от германских дирижаблей мы просто убежим, скорость выше имеем. Ночью вражеские аэропланы и дирижабли не летают, даже если летают, бой вести считай невозможно с их стороны. С нашей, вполне. Вдумайтесь в тактику применения таких воздушных судов. Высадка и эвакуация диверсионных групп на территории противника, да хотя бы разведчиков, чтобы сообщали о передвижениях вражеских войск. Высадка групп сапёров у мостов со взрывчаткой, они у германцев не охраняются. Или атаки ночью с воздуха железнодорожных мостов и эшелонов, прерывая поставки военных подразделений и снаряжения, бомбить склады противника, их артиллерийские подразделения. Конечно «Малыш» будет включён в состав флота, а там свои задачи, но и тут немало можно сделать. Бомбить склады и причалы на военно-морских базах, аэродромы противника, лишая их аэропланов и дирижаблей, чтобы также могут наделать немало бед. Атаки боевых кораблей — это так, одна из задач. Кстати, нужно лишить германцев обоих специализированных минных постановщиков. Это серьёзно ударит по ним. Германцы их очень хорошо охраняют. Мне же разбомбить их будет нетрудно. Добавлю, что мы с братом уже самостоятельно переделали две сотни снарядов, установить устройство сброса, и можно вылетать уже через-два-три дня. Однако этих запасов хватит ненадолго, на три-четыре вылета, нужно наладить производство авиабомб. Что по команде, учить её долго, для управления хватит нас с братом, тот станет старпомом. Также на борт нужно два офицера, на должности штурмана и бомбардира, в обычном полете они будут вахтенными офицерами. Потом боцмана, пять-шесть матросов и кока. Этого вполне хватит. Также нужно место для стоянки дирижабля с причальной мачтой и причальная команда, ну и охрана, иначе германцы быстро сожгут «Малыша» на месте стоянки. Особенно, если наши вылеты будут удачными.

— Мне нравится это приложение, — подал голос Бахирев. — Тем более германские минные заградители действительно у нас как кость в горле, как не выйдем, то новое поле. Уже два миноносца потеряли и несколько грузовых судов из случайных жертв войны.

— Что ж, я не против, — подумав, дал доброй Николай. — Решите всё это сами, сейчас же идём в зал для церемоний на награждение, все уже собрались.

Дальше действительно было награждение, и чины дали обоим, и патенты на руки, теперь братья дворяне. Насчёт земель и поместий, Император правильно намекнул, или сам купи или заслужи в качестве награды. Да мне без надобности земли. Насчёт только что полученных наград, тот всё правильно, офицерский состав флота просто бы не понял, если бы меня не наградили и именно таким способом. Корабль захватили вдвоём? Вдвоём, а он боевой, значит чин офицера, который без дворянства не бывает, потому награда вполне заслуженная. Да и обида у некоторых офицеров, что Баталовых лишили наград судом незаслуженно, происки британцев и японцев, у многих до сих пор ходила. Вон, и командующий флотом из таких. В общем, пришлось весь остаток дня провести во дворце, где отмечали это событие. На утро следующего дня, я заказал постройку мундиров, полные комплекты формы, раз близнецы офицерами флота снова стали, и направился в дворянский комитет. Там уже оформляли близнецов, внося в списки, но Бета и Альфа пришли по другому поводу. А чтобы официально признать своих детей. Средние Альфы, теперь будут дворянского сословия, да и малые Беты от Генриетты тоже. Всё равно та разболтала. Я решил, что это стоит сделать. Именно дети, их матери к этому сословию не имеют отношения. В комитете приняли заявления братьев, начали оформлять, документы дворян средние и младшие получат после оформления чуть позже. Их вызовут с матерями. Потом заехал к портному, там уже готовы мундиры офицеров флота, осталось знаки различия нанести, что было быстро сделано. А что, я заранее заказал. Так что в новеньких мундирах при всех регалиях, братья покатили к Бахиреву. Тот назначил время встречи на час дня. Места на мундирах мало, но ещё хватит на новые ордена. Да, за захват эсминца, тоже обещали что-то дать. Оформлялось. Его уже принимала новая команда, командира назначили, но корабль простоит у пристани ещё дней пять, чтобы жители столицы и её гости могли им полюбоваться. Команда же осваивала корабль. Вроде палубные орудия менять будут. Калибр не привычный, восемьдесят восемь миллиметров. Слышал краем уха вчера во дворце.

В штабе флота Бахирев, как только близнецы прошли в его кабинет, начал с претензий:

— Почему вы мне не сообщили, что у германцев пропало три боевых корабля? Один из них, это подводная лодка. Мне только, что доложила разведка.

— Ну пропали и пропали, господин адмирал. Хорошие трофеи, стоят в надёжном месте.

— Значит ваша работа, — сразу успокоился тот. — Почему в рапортах не указали?

— Так отберут? А эти трофеи наши с братом запасные капитанские должности. Если с дирижаблем что случится, я на эсминец типа «Новик», брат на подлодку. Эсминец и подлодка, страшное сочетание.

— Почему?

— Погоню выводить на засаду подлодки.

— Засаду? — сразу заинтересовался адмирал. — Хм, хорошая идея. Надо будет осуществить, может парочка турбинных крейсеров и попадётся.

— Тут нужно сетью из нескольких подлодок.

— Согласен. Ладно, насчёт этих двух трофеев, передашь всё официально. Сколько нужно времени для перегона? Команды в помощь нужны?

— Сами справимся. Думаю, следующей ночью пригонят, утром и передадим, — после недолгого раздумья, ответил я, решив, что можно передать. Сейчас корабли и лодки сырые, позже доведут до ума, там и приберу к рукам. Да и с командующим ссорится не хочется, нормальный офицер, контакт с ним налажен.

— Добро. Теперь по вашему дирижаблю, официально он будет включён в воздушные силы флота, но подчиняться будет лично мне. Теперь решим сколько людей нужно и где будет оборудован аэродром для дирижабля. Офицера на должность начальника аэродрома я уже нашёл, вопрос по выделке бомб решается во флотских мастерских. Нужно несколько готовых, чтобы знать, что делать…

Дальше уже пошли рабочие моменты, адмирал пригласил несколько офицеров, включая моего командира, что авиаторами командовал. Кстати, все самолёты числились за разведкой флота.


Следующие двое суток прошли в довольно серьёзной суете и подготовке. Нашли место для аэродрома. Началась стройка, спешная, там командовал штабс-капитан по Адмиралтейству Верин, он и будет начальником аэродрома. Взвод солдат прибыл для охраны. Сюда же на телегах начали завозить авиабомбы, я их достали сложил на окраине ближайшего леса, был оборудован склад хранения, с валом. Несколько бомб ушли во флотские мастерские, где началась их выделка. Команда была сформирована для «Малыша», троих отсеяли, высоты боялись. Дирижабль я пригнал на второй день, Альфа постоянно на борту с командой, шло обучение и установка сбрасывателя для бомб. Мудрить не стали, собирали его в грузовом отсеке, сбрасывать будем через грузовой люк. Резать гондолу я не дал. Итак нормально будет работать. Поэтому судну приходилось висеть над городом, дрейфуя, заодно проводя наблюдение за округой, четыре наблюдателя менялись каждые два часа. Зато нанесли на оболочку корпуса тактические знаки, герб и номер по которому тот числится в составе воздушного флота ВМФ. На второй день борт судна посетил Император, главнокомандующий и командующий Балтийского флота, все со свитами. Вот и покатал над городом и заливом, проведя учебное бомбометание болванками по макету. Это Бахирев подготовил. Учились на ходу, два промаха и попадание, что было принято пассажирами с большим восторгом. Бомбили-то с двух тысяч метров. На четырёх тысячах метрах у многих дух захватывало, глядя в обзорные окна вниз. Николай очень положительно оценил мою воздушную яхту. Да ещё на следующую ночь я-таки передал эсминец типа «Новик» и подлодку. За это обоим близнецам дали баронов. Вот так, в титульные дворяне перевели. А чины прежние остались. Кстати, бароны обязаны иметь свои земли, хоть клочки, но они должны быть, для подтверждения титулов. Вот чёрт. Похоже это специально сделали, а то братья Баталовы где угодно, но не в России. Так что дворянский комитет начал менять данные братьев Баталовых, всех трёх пар. Там свои заморочки. Сотрудники этого же комитета по просьбе старших братьев начали подыскивать им подходящие земли, с поместьями, что выставлены на продажу или находятся в залоге у банков. Для выкупа. Главное, чтобы земель было определённое количество, можно в одном месте, можно в разных, но главное не меньше нужного количества гектаров. Это для старших братьев, для средних и малых такие заморочки не нужны.

Это пока всё что я успел за эти два дня, но и сделанного немало, уж поверьте мне. И вечером третьего дня, с момента как дирижабль был включён в списки Балтийского флота, и получивший от императора имя «Феникс», вот назвал так назвал, большое ему спасибо, покинул место стоянки, после пополнения до полного запаса бомб, семьдесят штук вошло, половина в бомбовом отсеке, бывшем грузовом, остальное четырьмя точками складированы в разных частях гондолы, чтобы вес распределить равномерно. Также загрузились топливом и припасами, и направились в сторону Балтики. Первое задание, полученное «Фениксом» от командующего флотом, найти и уничтожить минные постановщики германцев. Это действительно больная тема для наших моряков. Особо не помогало то, что карты германских минных полей были добыты благодаря моим трофеям. Кстати, я посоветовал Бахиреву сдвинуть границы минных полей противника, выставив свои, пусть рвутся, думая, что идут в безопасных водах. Тому идея понравилась. Шла подготовка к этой операции. Да и про засады тот не забыл, тоже шла подготовка, назначены ответственные для этих операций. Главное аврал с подготовкой закончен, тут я настоял, чтобы немцы не узнали и не успели подготовится к нашему рейду. Бахирев меня поддержал, так что немалые силы были брошены на эту подготовку. Передача эсминца и подлодки, да и баронство, фоном прошли. Кстати, это всё, орденов не будет, только баронство. Считалось, что и этого уже немало. Да и за первый эсминец близнецов представили к Святым Георгиям двух степеней. По одному на брата, но разных степеней. Пока не успели оформить, Георгиевский комитет решал, видимо после первого вылета будет церемония. Альфа уводил дирижабль, тяжеловат, загрузили хорошо, тридцать тонн разгрузка, если учесть, что тяжёлые бомбы по четыреста семьдесят килограмм весят, полтонны считай, бывшие снаряды линкора главного калибра, а Бета спал в своей каюте, его время позже будет.

Офицеры, а это были мичманы Сапегин и Губин, обучались управлению воздушным кораблём и командованию им же. Ни одного простого матроса на борту не было, все унтеры или кондукторы. Задача та же, обучать их управлению и всей кухне с дирижаблями. Были причины учить ребят. Их на борту шестнадцать ровным счётом, плюс близнецы. Просто я намекнул Бахиреву, что не только морские корабли угонять могу, с дирижаблями даже в чём-то легче. Тот пока не оценил всей прелести подобного оружия, главнокомандующий, родственник Николая, тоже, не заинтересовался, но после первых побед интерес будет, я уверен, нужны дирижабли, а где их взять как не у противника? Пару угоню, потом конечно будут стеречь как зеницу ока, но хотя бы пару к рукам прибрать. Подготовленные команды нужны, хотя бы чтобы сформировать костяк, дальше те новичков обучат. Мичманов по возрасту и стажу уже в лейтенанты пора переводить, видимо с этим смыслом ко мне их и отправили, будущие капитаны воздушных кораблей, сразу повышение в чине получат. Поэтому я сразу начал их учить, вот и сейчас у рычагов управления стоит один кондуктор, вахтенный офицер наблюдает, это Альфа, его вахта четыре часа. Ещё один кондуктор отслеживает все показания на приборах, небольшая подсветка ему помогает, а так на борту режим светомаскировки. Модернизацию на борту особо не проводили, ещё не хватало. Было восемь кают. Четыре роскошных двухкомнатных, в них проживали офицеры, включая близнецов. Одноместные. Потом две люксовые и две купейные четырёхместные. Поэтому переделка коснулась только люксовых, выноси небольшие полуторные койки и поставили в каждую каюту по две сборные двухуровневые армейские кровати, закрепив к стенам. Сделали четырёхместными. Так что было шестнадцать койко-мест для кондукторов и других матросов. Напомню, что их было шестнадцать.

Что я могу сказать по команде? Капитаном был Бета, старпомом и штурманом Альфа. Два вахтенных офицера Губин и Сапегин, назначать их бомбардиром или штурманом глупо, они пока не ориентируются, с азов пусть учатся, да и бомбить будут близнецы, кто ещё видит в темноте? Потом двое живут в отдельной четырёхместной каюте. Боцман Шаров и старший механик Дудин, отличный спец по моторам, те что у нас стояли, знал хорошо. Пусть на борту аж два инженера, это близнецы, всё равно его направили осваивать такую технику. Это я про дирижабль. Техническую схему всех узлов судна Бета ему уже выдал, учит. Больше в этой бывшей люксовой каюте никто не жил, две койки свободны, резерв. В оставшихся трёх каютах проживали остальные моряки воздушного судна, в количестве двенадцати человек. Тоже все кондукторы и унтер-офицеры. На борту нет такого как на подводных лодках, на одной койке двое спят по вахтам, тут если твоя, то только твоя. Да и не нужно столько народу. В основном ожидается обучение пилотированию, определению на местности, основная работа держать судно в чистоте, да снаряжать и подвешивать бомбы. Кстати, на борту не было радиостанции, при постройке я отказался от неё, без нужды, потому и радиста не было. А имелись из этих двенадцати матросов, кок Жилин, что был в восхищении от содержимого кладовки с припасами. Некоторых фруктов и припасов он раньше и не видел. Да, пополнил из хранилища запасы. Кофе по утрам я любил, а Жилин мастер по этому напитку. Кроме Жилина было четверо рулевых, два машиниста, их пилотированию и учу, потом трое минёров, это они будут бомбы подвешивать, и двое пулемётчиков. Вот так постепенно учёба и шла. «Феникс», начал подниматься, как бы не накаркал Николай, мы же моряки на эти приметы очень мнительны. Может отомстил таким способом? Возможно. Так вот, «Феникс» поднялся до четырёх тысяч метров и двигался в сторону Данцига. Точно известно, благодаря разведке, что минный заградитель «Альбатрос» стоит как раз там. Второй придётся искать своими силами. После уничтожения обоих заградителей, задание будет считаться выполненным и, если останутся бомбы, можно выйти на свободную охоту. Кому повезёт. Где второй заградитель, названный «Наутилус», пока неизвестно. Скорее всего отправлю на разведку кого из близнецов, высадив га сушу, тот пленных будет брать и спрашивать. Иначе долго искать будем.

На Данциг мы шли с заметным изгибом, двигаясь над водами Балтийского моря, не напрямую, Альфа поглядывая как команда управляет судном, им ведь всё на пальцах показали, дальше сами опыта набирались, внимательно в бинокль отслеживал всё что держалось на водах Балтики. Финский залив мы уже прошли, светать скоро начнёт. День мы будем болтаться над Балтикой, а следующей ночью уже выйдем на Данциг, иначе не успеть, если форсировать моторы, всё равно днём только прибудем. Надо было утром вылетать, а тут такие люди прикатили, полетать они видишь ли захотели, на сброс макетов бомб посмотреть. Боевые я тратить не желал, мне есть на кого их скидывать. Чуть позже вахта Альфы закончилась, но тот не уходил, отмечал в корабельном журнале где видел наши и германские корабли и суда, да нейтралов, время обнаружения и координаты каждого корабля, с каким курсом те шли. Вахта сменилась, другие матросы встали к управлению и Сапегин сонный подошёл, вахтенный офицер. Вернёмся после первого вылета, потребую ещё двоих офицеров для полных вахт. Учить так учить. Тут Альфа тоже всё отслеживал, но пост не покидал. А как без него? Только братьям не мешала эта темень внизу.

— Боевая тревога! — воскликнул Альфа, пристально всматриваясь в воды внизу.

Сапегин сразу же ударил ладонь. по большой красной кнопке на стене, ну не удержался, попросил германских строителей сделать её такой в рубке, и по помещениям гондолы понёсся ревун, поднимая людей. Те быстро одевались, накидывали и застёгивали ремни парашютов, на борту они были у каждого, учебные тревоги были сыграны уже трижды, знали, что делать, и спешили по боевым постам.

— Господин барон, что там? — спросил Сапегин. Тот тоже из титульных дворян, сын графа, поэтому легко так ко мне обращался, приличия позволяли.

— «Наутилус», минный заградитель германцев. Одна из наших целей. Судя по курсу, идёт на минную постановку куда-то к финнам.

— Сопровождение? — с интересом в тоне, уточнил Сапегин.

— Имеется. Два угольных эсминца в дозоре, старьё, а непосредственно охраняют три крейсера, броненосный крейсер «Роон», похоже несёт адмиральский флаг, и два лёгких крейсера, «Любек», и «Кольберг». Вот его я не сразу узнал, это вполне современный крейсер. Что он тут делает?

После этого Альфа, слушая предположения Сапегина, стал вносить информацию в корабельный журнал, едва успел, как Бета прошёл на мостик. Взяв командование кораблём на себя, отправил Альфу в грузовой отсек, там уже готовились бомбардиры. Первые две бомбы подвешены, те снаряжали следующие. Бета начал спускать дирижабль на высоту полутора километров, вскоре встав на боевой курс. В грузовом отсеке, или сейчас в бомбовом отсеке, горел едва видный свет, светомаскировка продолжала действовать на борту, но наличного света хватало чтобы видеть, что делают матросы. Люк открыт, бомбы готовы отправится вниз. Сделаны они были из тристапятимиллиметровых снарядов с американского новейшего линкора «Делавэр», которого я после этого пустил на дно. Стабилизаторы деревянные, самодельные, так что калибр чуть более трёхсот миллиметров это серьёзно. Цепочка матросов передавала данные, что говорил Альфа, и Бета сам вставший к рычагам, тут не до учёбы, задание выполняем, чутко реагировал на эту информацию, что ему передавали. Это всё для команды, я и так видел куда править. То, что нас заметили, было видно, корабельный отряд сменил курс, видимо рассмотрели на фоне звёздного неба. Да, погода что надо, хорошо видно всё вокруг, да и про белые ночи забывать не стоит.

— Сброс! — скомандовал я, и стоявший у кнопки сброса боцман, это его работа, ударил по ней, и две первые авиабомбы пошли вниз. — Перезарядка.

Два матроса сразу же оттянули в сторону два крюка механизма сброса, и стали подвешивать две следующие бомбы. По одной, они тяжёлые, вручную не поднять, по полтонны каждая бомба. Сначала одну лебёдкой подвесили, руками удерживая, чтобы не качалась, потом вторую. После чего доложились что всё готово. Полторы минуты возились. Это ещё быстро, при первых тренировках четыре минуты, тут хоть каждый знает свою работу и особо не мельтешит, мешая другим. Теперь по первому сбросу. На момент окончания перезарядки, результаты уже были давно известны. Если я не ошибся, то бомбы падали на курсе идущего прямо «Наутилуса», когда те окажется внизу, бомбы как раз достигнут поверхности воды, он уже будет под ними, то поражение носа возможно, а разбомбить стоявший корабль, проблем не будет. Стоит сказать, что близнецы уже учились скидывать такие бомбы. Около сотни потратили на необитаемом острове неподалёку от Аляски, две недели там крутились, делая заходы и нарабатывая опыт. В основном ночами. Так что некоторый опыт сброса бомб на разной высоте у меня имелся. Вот и с этими двумя фугасами, а у нас на борту только фугасы были, так же вышло. Ладно один рванул у левой скулы заградителя, правда ему и этого немало, взрыватели у бомб чувствительные, удара об воду хватило. Однако вторая бомба рванула как раз между носовыми орудиями, отчего носовая часть буквально оторвана была. Правда, к моему удивлению, груз не взорвался, но заградитель это всё равно не спало, меньше чем за минуту тот утонул. Поэтому, когда мне сообщили, что следующая пара бомб готова, «Наутилуса» уже не было на поверхности моря, только мусор и немало матросов из команды, прозвучал приказ Беты, топить следующим «Кольберг», он тут самым современным будет. Раз уж немцы под нами, то почему и нет? Скоро рассветёт, будем уходить вглубь моря, а пока устроим охоту.

Как потопили «Наутилус», некоторые матросы видели, перегнувшись через леера обзорных окон и глядя вниз, да и близнецы подтвердили, так что громкое «Ура» прокатилось по отсекам гондолы. Следующие два часа, вылились в преследование крейсера. У того отличная манёвренность, а у нашего «Феникса» отвратительная, видимо капитан знал об этом их различии, потому как крутился отчаянно, пока два других крейсера, с эсминцами, вовсю дымя, улепётывали прочь. Догадались. Да и впечатлены были уничтожением «Наутилуса». В общем, особо тут и описывать нечего, всё время заняло маневрирование, два час убили, два сброса бомб с позорными промахами, пока в третий раз не попали в корму. Это и сгубило германца. Ход потерял, крупный пожар на корме полыхал, и двумя следующими бомбами, крупного калибра, добили. Попадание в одно место за мостиком, так что разломившись, «Кольберг» затонул. Информация об этом была внесена в корабельный журнал, как добивали крейсер, и мичманы видели, уже достаточно светло было, поставили подписи свои, подтверждая. Всё это пока мы полным ходом уходили прочь в сторону Швеции. Бой проходил на широте Стокгольма и Ревеля. Мичманы предлагали догнать остальных германцев и топить их, топить, пользуясь тем что они ничего нам противопоставить не могут, однако я решил по-другому. Я считал, что итак достигнут серьёзный результат, два германских корабля на дне, даже превысили выполнение задания, хотя оно не закончено. И ещё, мы бомбим только ночью, день не наше время, днём мы прячемся. Поэтому «Феникс» снизился и летел в двадцати метрах над водой. А на высоте дирижабль отлично видно, большинство судов радиофицировано, сообщат и налетят стервятники, а пока поди сыщи нас, море хоть и небольшое, но тоже для поисков серьёзное. Тем более мы часто меняли маршрут уходя от дымов, да над водой. Как раз над водой нас заметить сложно, ещё и за другое судно могут принять. Издалека.

Бета вёл судно, Альфа отправился отдыхать, вот капитан и пояснил взволнованным мичманам. Сначала задание нужно выполнить, потом свободная охота, тут топи что пожелаешь. У нас итак шикарный бонус в виде современного крейсера был, так чего ещё надо? Вот так мы весь день и бегали от разных судов. Под вечер засекли сильно в стороне германский дирижабль, и с него нас увидели, тот начал разворачиваться, но сумерки позволили сбежать и на полном ходу двинуть к Данцигу. Надо сказать, что успех был в первые же сутки этого первого вылета. Хорошо Альфа в стороне рассмотрел эту корабельную группу, да ещё характерный силуэт заградителя распознал. Точнее я распознал. Заградитель уничтожен, честь нам и хвала, а тут ещё и турбинный крейсер на дно отправили, потратив только восемь бомб. Это ли не чудо? Надеюсь удача не оставит нас. Кстати, по вооружению «Феникса». Для начала бомбовая загрузка, это основное оружие воздушного корабля. Было тридцать сверхтяжелых бомб, хранились в четырёх местах, чтобы распределить вес по гондоле. Ну и сто двадцать фугасных бомб среднего калибра. Тут каждая бомба чуть меньше ста килограмм весила. Остальная тяжесть в грузе была на топливе, и припасах. Я средними бомбами называл переделки из снарядов калибра сто пятьдесят миллиметров. Бомб меньшего калибра у меня просто не было. Бомбы среднего калибра, против грузовых судов предназначены, тех же складов, а крупные, против боевых кораблей, мостов и других интересных целей. Против заградителя тоже можно было бы средний калибр пустить, хватило бы, но подвешены были именно тяжёлые. И хорошо, гарантия. Также на борту два ручных пулемёта «Мадсен» под русский патрон и с магазинами на тридцать патронов. Это оборонительное вооружение, два пулемётчика, что изучив и освоив это оружие, уже изучали гондолу на предмет пулемётных позиций. Бойниц тут нет, открываешь окно, а они все имели свойство открываться, и стреляй. Вверх не достать, корпус мешает, а по бокам и вниз, легко. Из личного оружие, револьверы у офицеров, боцмана с механиком и у пулемётчиков, у остальных карабины «Мосина». Хотя кондукторы и унтеры, но только такое оружие, револьверов у них не было. Небольшой арсенал был сделан рядом с штурманской, там в стойке карабины. В принципе, на этом всё из вооружения, и хватило. Вон, крейсер и заградитель на дне. Да уж, дирижабли действительно серьезное оружие в опытных и знающих руках, что сейчас и было продемонстрировано.

«Феникс» волне шустро шёл к Данцигу, где-то под сто десять километров в час. Чуть позже Альфа, что был на вахте, обнаружил ещё один «Цеппелин», и двигался тот на небольшой высоте, метров пятьсот, похоже высматривая нас на фоне звёздного неба. Хм, а действенная тактика, поэтому Альфа приказал пилоту опустить дирижабль ниже. Рассчитывали на триста остановится, но тот провалился на сто метров ниже, чуть не нырнули, ничего, такое бывает, учились. Альфа лишь спросил у двух матрасов, что были на мостике, не мокрые ли у них штаны, и продолжал отдавать приказы, заодно объяснил почему такой провал при снижении. Это нужно, всё же обучение идёт. Так что обошли германца и направились дальше. Разве что Губина напугали, тот почувствовал невесомость из-за экстренного спуска, думал мы падаем, прибежал узнать в чём дело, в наспех надетом домашнем халате. Выяснив что случилось, направился к себе. Тут и Сапегин пришёл, его вахта начиналась. В два часа ночи «Феникс», дрейфуя в потоке на двух километрах высоты, надвигался на Данциг. Моторы не использовали, услышат. Они нас выдадут. Вот когда первую пару бомб сбросим, там уже неважно, услышат или нет, главное фактор неожиданности. Боевая тревога уже сыграна, все на боевых постах, Бета на мостике, стоит за пультом управления, держа рычаги рулей. А вот Альфа, не на своём посту бомбардира, а бегал от одного борта к другому, в обзорные окна выискивая «Альбатрос».

— Похоже вижу, к углевозу пришвартован, — сообщил я через Альфу, и тот рванул в бомбовый отсек, оттуда начал отдавать команды, а Бета по ним меняя курс и снижаясь, моторы заработали, тут без них никак, три сразу завели, а четвёртый только после третьей попытки, направил «Феникс» на второй минный заградитель Германии. Это специализированные корабли, других у них нет, тральщики, это не то.

То, что нас услышали, было видно, заметались лучи прожекторов, и вот спустя некоторое время их направили вверх и вскоре те нашарив нас, осветили аж двумя десятками проекторов. Чёрт, да так теперь невозможно работать, я же ничего не вижу.

— Пулемётчикам, погасить прожектора! — рявкнул Бета и матросы цепочкой передали приказы.

Пулемётчики были наготове, занимали с разных бортов позиции на случай возможного отражения нападения, поэтому те сразу открыли огонь, щурясь от яркого света, но наводили и стреляли. Альфа метнулся за солнечными очками, несколько пар было в каютах, привет с курортов США, принёс пулемётчикам, да и сам надел. Сразу стало легче работать, да и пулемётчики гасить начали прожектора один за другим. Оказалось, «Феникс» уже проскочил стоянку «Альбатроса», но мы не на самолёте, включили реверс и дирижабль начал двигаться задним ходом, Альфа корректировал, и вскоре скомандовал:

— Сброс!

Боцман ударил по кнопке и рванул к люку. Ему тоже хочется посмотреть, попали или нет. Попали, но вообще-то не туда куда нужно. Обе тяжёлые бомбы поразили углевоз и тот сейчас полыхал, пламя разгоралось.

— Командир, уходим, пламя на «Альбатрос» перекинулось с горевшим углём! — закричал Альфа и матросы передавали всё Бете. — Если рванёт, и нам достанется!

Так что натужно загудели моторы и «Феникс» стал уходить в сторону. Кстати, Бета приказал средние бомбы вешать, поработаем по портовым складам, а как «Альбатрос» рванёт, и по тому что в порту стоит. Пока бомбы есть, работаем. Так за два часа мы использовали сорок шесть средних бомб по складам, и четыре пары тяжёлых, пожары там хорошие, даже на нефтяной терминал сделали два сброса. В общем, три десятка сбросов и бомбить в порту уже нечего, всё ценное накрыто, сплошные поджары. А «Альбатрос» так и не взорвался, просто горел с углевозом. Похоже мин на борту не было, не держали пока в порту стоял, ну или загрузить не успели после очередного выхода на минные постановки. Да пусть горит, тот считай уничтожен, не восстановить. Теперь работали не по боевым кораблям, а по транспортам, что были в порту, выбирали гружённые. Бета всё-также за управлением, Альфа в бомбовом отсеке, поэтому боевой журнал, в режиме реального времени вёл Сапегин, записывая всё что ему сообщал Бета. По сути под диктовку писал. У Сапегина почерк красивый, поэтому я его и выбрал. Губин хуже писал, но всё рано лучше меня. Честно скажу, бомб хватало, раз в полторы минуты, со средними раз в минуту, вниз срывалась очередная парочка. Так как дирижабль фактически висел на месте, я наводил через Бету, тот на три километра поднял судно, то точность была высокой, тем более склады крупные цели, попасть было не трудно. Бомбы проламывали крыши, дальше разрывы, иногда и на крышах, пожары. Нефтебаза красиво горела. Так вот, Альфа точными сбросами потопил два грузовых судна под шведскими флагами, ещё три красиво горели, полыхая, но тут Бета, что раз в пять минут осматривал гарнизон, врубил реверс, врубая ещё два двигателя, и начал поднимать «Феникса», набирая скорость. Мы улетали прочь. Пулемётчики неплохо поработали, но два-три прожектора продолжали удерживать наше судно в перекрестье столбов света. Пулемётчики всё никак не могли загасить их. Это мешало, но рассмотреть, как на всех парах сюда летит немецкий боевой дирижабль, кажется тот что нас искал, второй, смог. Пора драпать, задачу свою мы выполнили, да и рассветёт вот-вот.

До вражеского дирижабля километров десять было, поздновато засекли его, однако мы уже уходили, набирая скорость, осветив множество пожаров порт Данцига, город мы не бомбили, хотя ему и досталось от взрывов на складах. На некоторых боеприпасы были. Убегать пришлось вглубь суши, германцы надвигались к нам со стороны моря. Уверен и второй где-то рядом, связь-то должны держать. Германцы злы, выдели, что мы в порту натворили, там и взрывы продолжали раздаваться, склады с боеприпасами горели, поэтому подгоняемые жаждой мести, те будут нас гонять.

— Будем спускаться к земле, — сообщил Бета, офицерам. — На фоне неба нас слишком хорошо видно. Сейчас уйдём вглубь суши, снизимся, сделаем большой круг и уходим вглубь моря, там переждём. Потом вернёмся в Данциг. Нужно закончить с ним. Портовые сооружения, причалы и краны, мы не успели уничтожить, только склады.

Отбой боевой тревоги уже был, Альфа ходил от окна к окну, осматривая горизонт, чтобы нас врасплох не застали. С германского дирижабля работало два прожектора, похоже нас потеряли как мы в темноту ушли. Часть матросов отдыхали, офицеров я также отправил отдыхать. Пулемётчики, заняв стол в штурманской, чистили пулемёты, пока двое помощников набивали патронами магазины. Те по ящику патронов умудрились расстрелять, почти две тысячи патронов на двоих. Да, помощники едва успевали с перезарядкой магазинов. Их к каждому пулемёту по семь штук. Когда мы закончили поворот, двигаясь буквально в пятидесяти метрах от земли, и второй дирижабль появился, а вот аэропланов не было. Или тут не имелось лётчиков, подготовленных к ночным полётам, или самолётов здесь нет. Вот в этом сомневаюсь. Второй дирижабль на километровой высоте также проследовал к Данцигу, там даже отсюда видны зарева пожаров. И с той же стороны возрождался рассвет. А мы уходили. Правда без проблем не обошлось, первые лучи солнца хорошо осветили нас, а в стороне германский эсминец по волнам бежал, как раз к Данцигу, тот наверняка и сообщил, так что, поднимаясь на максимальную высоту, на пять тысяч метров, «Феникс» стал уходить в сторону Финляндии на максимальной скорости, фиг догонят, пусть команда эсминца сообщит куда мы ушли, а как скроемся с глаз, повернём. Снова весь день бегать будем. Завтрак был, кок расстарался, такие пышные булочки выпек, на камбузе электроплита и электродуховка имелись, ну и собрав офицеров в штурманской, боцман с механиком тоже были, сообщил:

— Пока будем находится в море, метаться в разные стороны, чтобы германцы не могли понять наш курс и не перехватили. Да и по их предположениям, мы, выполнив свою задачу, растратив боеприпас, должны возвращаться к своим. Это не так, у нас ещё полбоекомплекта.

— Повторный налёт на Данциг? — попытался угадать Губин.

— В Данциге мы побываем, но чуть позже. Следующая наша цель Штеттин. Мы с братом там уже бывали, видели броненосец. Вполне сопоставим с нашей «Славой». Хочу узнать, как наши тяжёлые фугасы будут работать по броненосцу. Честно скажу, сомневаюсь в результате, однако хочу убедится, что они нам с дредноутами не по зубам. Ну и если что обнаружим, тоже постараемся на дно пустить. В Штеттине мы пробудем недолго, не больше часа, а главное пошуметь, панику навести, после чего уходим вглубь суши и идём к Данцигу. Вот я нарисовал карту города, нам нужна западная часть. Город особо не пострадал, только порт и портовые склады, поэтому вот тут машинный двор, где стоят немецкие грузовики «Даймлер», на вид новенькие. Восемь штук. Крытые кузова, кабины имеются. Теперь задача боцману, ну и механику. Подготовить тросы и ремни, для эвакуации из этого машинного двора двух грузовых автомобилей. Вполне утянем, если все бомбы в Штеттине используем. Одну машину подвесим под мостик, там креплении для грузов, другую под грузовым отсеком. Хватит двух, иначе проблемы будут с подъёмом. Скорость и так потеряем. После этого уходим вглубь суши и идём напрямую к нашим на четырёх километрах. Германские дирижабли нас не нагонят, в море будут искать, решив, что мы снова туда ушли, а германские аэропланы… решим с ними вопрос на месте. Ответственным за угон автомобилей назначаю мичмана графа Сапегина.

— Простите, господин барон, а зачем вам эти грузовики? — уточнил тот.

— Не нам, на аэродром. Всё лучше, чем конные повозки. Да и быстрее, доставка топлива, материалов, бомб. Да даже личного состава. За автомобилями будущее, уж поверьте мне. А зачем покупать свои, если вон они у германцев без охраны стоят? Нам они больше пригодятся, чем германцам. Да, брать грузовики только новые. Прикиньте что вам нужно, сколько людей, хватит ли ремней. Я могу вам дать не более чем по пять минут на каждую машину, после этого улетаем, поэтому разработайте быструю сцепку, чтобы унести авто. Напомню, что авто трофейные и их у нас выкупят. Трофеи всегда выкупают, особенно такие. Например, нам с братом должны на двоих выплатить призовые за три военных боевых корабля. Там подсчёты идут. Не успели к нашему отлёту.

— А у нас не отберут трофеи, если машины выкупят? — утончил Губин.

— Вполне могут направить в какое другое подразделение, но это при острой необходимости, обычно кто взял, тот и использует. Если кому надо, трофеев у германцев много, пусть добывают сами. Что ж, планы описал, работайте. У вас меньше суток на разработку планов по быстрому угону автомобилей.

— Да уж, когда я на службу шёл, никак не думал, что стану обычным угонщиком, — ворчал Губин, оставшись в штурманской. Тот хотел поучаствовать в разработке способов быстрой подготовки груза к буксировке.

— Не обычным, воздушным, — поправил того Сапегин, улыбаясь до ушей.

Офицеры остались в штурманской, боцман и механик тоже, а близнецы пошли отдыхать. Судном управлял Губин, он на вахте, ещё три наблюдателя с биноклями отслеживают всё вокруг, а мы пока убегали прочь от возможной погони. А она есть. Была. Раздался крик:

— Вражеский дирижабль с востока!

Наблюдатель был не моряком, из пулемётчиков, служил в морских пограничных силах, но на берегу. Хорошо хоть знал, что такое компас. Видел у него на руке ручной, думал часы, а оказалось компас. Говорил, что подарок. Близнецы сразу подорвались, как тревога зазвучала на борту, быстро оделись, они часа три поспать успели, время было обеденное, и вскоре изучая в бинокли дирижабль, нас засекли, Бета начал отдавать приказы. «Феникс» шёл на высоте не более тридцати метров, тут требовалось немалое мастерство пилотов, порыв ветра может бросить вниз, но пилоты уже неплохо справлялись, да и учится надо, недоверие высказывать я не хотел, парни серьёзно относились к пилотированию, бывшие рулевые. На такой высоте мы могли долго оставаться незамеченными, вчерашний день это подтверждал, а сейчас нужно драпать. Поэтому «Феникс» начал экстренный подъём, и убегал на четырёх моторах. Это может показаться странным, но сбегать от германца нам не выгодно, хотя сможем легко. Мы просто скоростнее. До темноты его лучше держать под присмотром. От одного дирижабля мы так сможем долго бегать. Если конечно у него нет радиосвязи и он не вызвал напарника. И тот появился в прямой видимости через два часа, пересекая наш курс. Точно успеет. Вот теперь чуть сложнее, будут загонять друг на друга. Что ж, поманеврируем до ночи, а там сбежим. Чёрт, да мы может просто подняться на пять тысяч метров и те ничего не сделают, у одного потолок четыре тысячи, у другого и того меньше. Мой «Малыш» всё же это делает куда лучше двух таких неуклюжих громил. Те даже меньшего тоннажа. А тут новый крик:

— Аэропланы с юга!

— Неприятная ситуация, господа, — сообщил Бета, внимательно изучая самолёты. — Аэропланы тоже германские. Кажется, модель «Фоккера». У них по одному пулемёту, два лётчика.

— Отобьёмся? — спросил Губин.

— Против аэропланов мы и не будем драться, их маломощные моторы просто не поднимутся выше четырёх километров. А вот два германских дирижабля, это малое из зол, проблемы в третьем, что к нам летит, это та же модель что и у нас, пять тысяч метров осилит. Поэтому удираем на скорости. Очень мы германцев обидели, отомстить хотят. От двух мы бы ушли, с тремя уже проблема. Не критичная, но всё же. Да ещё спускаться нельзя, четыре «Фоккера». Как только добрались? Ну они тут ненадолго, запасы топлива малы, скоро улетят, а вот дирижабли нас погоняют. Тут главное до ночи продержатся. Мы бы ушли, просто быстрее этих толстяков, но с этим сильным северным ветром наше преимущество уменьшено. Правда, у германцев парусность меньше, но у них и моторов по четыре. Всё, начинаем.

И знаете, продержались, с трудом, но смогли. Ниже пяти тысяч метров не спускались, да и один из германцев тоже на этой высоте свободно себя чувствовал, от него в основном и бегали, аэропланы улетели ни с чем, однако «Цепеллины» гоняли нас, ох гоняли. Двое на собрата внизу поджидали, преследуя и третий пытался нас нагнать и вниз спустить. У него шансы были, пушки стояли на гондоле, пусть и мелкого калибра, поэтому на дистанцию выстрела я его не подпускал, благодаря шести моторам, удерживал в отдалении. Правда, топливо так быстро уходило, что вряд ли его на обратный путь хватит. Надо пару бочек незаметно полнить запасами из хранилища. Я прорывался и убегал, те за мной. У них парусность пусть меньше, и ветер боковой, сносило сильнее, но похоже движки неплохие стоят, мощные. Хорошо без повреждений обошлось, ни одного я ближе чем на два километра не подпускал, а ночью просто оторвались на скорости, до этого я их далеко не отпускал, и ушёл. В первое время нас ещё держали прожекторами, преследуя, но потом упустили, и мы, сделав несколько кругов, меняя курс, оставив сеть из германских дирижаблей в стороне, те явно спешат к Данцигу, направились к Штеттину. Вся команда чуть ли не вповалку, тяжёлый день, отдыхали все, кроме вахтенных, пользовались свободным временем. Губин в домашнем халате в душевую прошёл, первым успел. Любитель этого дела. Главное успеть всё за ночь сделать, мы сейчас недалеко от прусского берега находились, до Штеттина час лететь. Чёртов ветер, что мешал убегать от германских дирижаблей, я уже подумывал порваться через них и уйти вглубь суши, тут как раз помогал, подгоняя к берегу. В городе сразу поднялась тревога, видимо шум моторов услышали, а после удара по Данцигу, посты наблюдения явно были усилены. Тут под боковым ветром пришлось часть пути идти, потому без моторов никак. Прожектора не мешали, их просто не использовали, явно стоял режим светомаскировки. Ну этим они нам на руку играют, хотя солнечные очки были наготове, как и пулемётчики, задача которых гасить прожектора. Небо чистое, германских дирижаблей не вижу, можно работать. Броненосец был на месте, так даже и не один. Явно разных типов, но устаревшие лет на десять-пятнадцать, не современные дредноуты. Видно используются как учебные, или как корабли береговой обороны. А может и совмещают. По сути утопление этих галош нам ничего не даёт, кроме морального удовлетворения, но и потопить их не просто, палубы имеют серьёзную броню. А у нас осталось шестнадцать тяжёлых бомб, и семьдесят четыре средних. В Данциге мы хорошо порезвились, да и ранее с «Наутилусом» тоже, бомбы тратили без экономии, два промаха, блин.

Задачи нанести большие потери не стояло, главное пошуметь, навести панику, чтобы местные пруссы орали и звали на помощь. Надеюсь поможет и над Данцигом будет чистое небо. Первый заход оказался удачным, пусть одна бомба легла у борта, но вторая попала точно во вторую дымовую трубу, снеся её к чёрту. Дирижабль висел на месте, Бета удерживал, убирая снос, так что скинули вторую пару тяжёлых бомб, с двух километров, так даже нас подбросило, когда у броненосца произошёл подрыв пороховых погребов на носу. Изувеченный корабль быстро ложился на борт, задирая корму, а у нас осталась двенадцать тяжёлых бомб, и мы смещались ко второму броненосцу. Нас сразу после подрыва первой пары бомб, осветили чем могли, и пулемётчики привычно работали короткими очередями. С десяток прожекторов уже погасили. Стоит отметить, что в основном это были корабельные прожектора. Второй броненосец уже поднимал якоря, когда на него полетела первая пару бомб, тяжёлые и уже подвешивали следующие, я планировал ещё одну пару скинуть, если потребуется. К слову, все тяжёлые складированы были в бомбовом отсеке, а вот средние в других местах равномерно. Потом цель склады на берегу, мелочь из боевых кораблей меня не интересовала, и уходим в открытое море, где сделав круг, уже углубимся на территорию суши. Тут прямое попадание, причём сразу двух бомб, я не знаю как, но у броненосца был вырван целый борт, и тот ярко полыхал. Всё это было внесено в боевой журнал. Дальше скинули три пары средних бомб на три грузовых судна, двое под шведскими флагами, два тонули и один полыхал, но тонуть пока не спешил. Ещё две пары средних бомб на два крупных портовых пакгауза сбросили, остальное вываливали на немалое количество военного имущества и снаряжения, что штабелями складированы под открытым небом. Горело и взрывалось красиво, там и склад боеприпасов был, ему тоже досталось, повалили несколько портовых кранов, причалы разбомбили, полностью разнесли железнодорожную станцию, шесть эшелонов горело, четыре паровоза уничтожено. Вместо часа, два тут работали, две пары бомб осталось, одна тяжёлых, и одна средних, но тут стали торопливо уходить в море. Бета наконец засёк все три германских дирижабля, что сюда спешили. Что-то долго они, два часа ждали. Ну и расстояние не сказать что большое между городами. В общем, ушли, пока те прочёсывали территории над морем, мы низами ушли вглубь суши и к Данцигу.

А там облом, машинный двор пуст, кроме двух тракторов в полуразобранном состоянии, оба гусеничные, надо же, уже есть, ничего интересного. Сообщив об этом команде, дал отбой угону, и «Феникс», сбросив на причалы тяжёлые бомбы, один портовый кран рухнул, и на целые склады пару средних, по одной скидывали, направился в сторону наших. А всё, пора возвращаться, весь запас бомб мы потратили. Сам в шоке. Два заградителя, турбинный крейсер, два броненосца, второй тоже взорвался и затонул, огонь до пороха добрался, потом угольщик, пять утопленных судов нейтралов и несколько горело. Сильное повреждение двух портов, и сожжено множество военных грузов и снаряжения. Серьёзный получился вылет, богатый урожай собрали. Пусть кто повторит подобный вылет. В анналы истории он точно войдёт. Вон, рейды братьев Баталовых в Русско-Японскую вошли в историю, даже на уроках в военных удилищах разбирали их. Теперь будут разбирать и этот вылет. Судно набирая скорость уходило прочь, с сторону фронта, наших территорий, немцы тут кстати тоже нашу армию разбили, и окружив, добивали, а остатки русской армии отходили, фронт не удержали, наши территории отдавали. История не поменялась, тут тоже генерал Самсонов командовал. Правда, «Гёбена» и «Бреслау» в Чёрном море не было, Турция пока нейтральна. Есть изменения, есть, но и то что в своей истории помню, тоже случалось. А пока же мы возвращались, с победой, и это все понимали. Причём я на принцип пошёл. Сказал, что хочу два грузовика на аэродром доставить, значит будут эти грузовики. Поэтому хоть и летели по прямой, поскорее до линии фронта добраться и к нашим, но поисковые работы вёл, выискивал какое авто. Желательно грузовое, они нужны на аэродроме, но и что другое подойдёт.

И ведь попалось. Правда не то что я искал, но интересное. Пленных обнаружил. Целую группу. Мой дирижабль пролетел над ними, на высоте километра, я чуть поднял корабль. Помочь я им ничем мне мог, поэтому только внёс информацию в журнал, где отдыхали пленные, у дороги, под охраной роты германских солдат. Рота почти три тысячи военнопленных охраняла. А наши утекали, сам видел несколько групп, что смогли это сделать тихо. Всё это за пару минут, что пролетал мимо. Охрана подняла голову, прислушалась, мы на моторах шли, и продолжила своим делом заниматься. Охранять. А чуть позже я обнаружил именно то что искал. Ну почти. С учётом того что противник сам в основном пользовался гужевым транспортом, найти у них авто было сложной задачей, а я нашёл. Причём сближался бесшумно, тут неплохой попутный поток, поэтому двигатели не работали. Да и топливо к концу подошло, я пока не пополнял бочки. Надеюсь у германцев бензин будет.

— Боевая тревога, — скомандовал я Сапегину через Альфу, и тот ударил по кнопке, поднимая команду.

Когда все были готовы, а Бета, поправляя мундир, прошёл на мостик, Альфа доложился капитану:

— Наблюдаю ночную стоянку на берегу реки. Есть грузовик с закрытым кузовом, модель та же — «Даймлер». Потом два мотоцикла с колясками, похоже в них установлены пулемёты, и легковой автомобиль. Три палатки стоит, большая взводная и две офицерских. Ну и двое часовых. Один у техники, второй у палаток. Они по левому борту от нас, в километре. Похоже не видят.

— Добро. Надеюсь бензин у них будет. Команде, приготовится к десантированию. Задача уничтожить лагерь германцев, захватить технику целой. Боцману, подумать, как взять всё. Десантом командует старпом. Получить личное оружие.

Дальше дирижабль был направлен вниз, и на открытом поле команда спустилась по лестнице вниз, где построившись, побежала к ночному лагерю германцев. Хотя нет, это пруссы оказались. Охрана полковника из штаба местной армии. Для генерала охрана подкачала. Что сделал Альфа, вывел людей на позиции, те в темноте мало что видели, но держались за ремни друг друга, так и дошли, распределив их по позициям, ну и пустил световую ракету, приказывая открыть огонь. На борту «Феникса» ракет целый ящик. Вот стрелки и открыли огонь, уничтожив часовых, и расстреливая палатку с солдатами. По офицерским не стреляли, Альфа запретил. Пулемётчики тоже работали. Это у нас было основное оружие. Какие именно цели в приоритете Альфа уже сообщил, потому моряки и знали по кому стрелять. Причём все были перевозбуждены, даже Сапегин с Губиным. Сапегин командовал пулемётчиками и Губин остальными моряками. Они тоже стреляли, из револьверов. Моряки редко с личным оружием встречаются с противником лицом к лицу, вместо них говорят корабельные пушки, а тут такое. Поэтому и были взволнованы. К слову, Сапегин заикнулся о том, чтобы окружить лагерь неприятеля и предложить ему сдаться, это считалось правильным в войне, проявить благородство. В моём же понимании противника нужно уничтожить, быстро и эффективно, о чём я через Альфу и уведомил. У нас явно были разные взгляды на эту войну, что граф тоже подтвердил.

Дальше Альфа приказал прекратить огонь, и уже обратился на германском к выжившим, предлагая им сдаться, иначе те будут уничтожены. На это требование было получено согласие, и матросы вышли к палаткам, беря пленных. В палатке было два десятка солдат, убиты восемнадцать, четверо ранены, и один целый, видимо чудом. Палатка в решето, а он целый. В одной из офицерских был полковник, инспектор какой-то, с серьёзными документами и бумагами в портфеле, в другой палатке двое офицеров, лейтенанты, один командир охраны, другой адъютант. Им дали одеться, обыскали, по приказу Альфы, и усадили в сторонке. Моряки поддержали костёр, подкинув веток, факелы сделали, и занимались осмотром трофеев. Альфа приказал разрезать большую палатку, собрать трофеи, ну и раненых перебинтовать. К слову, пруссов я тоже не любил, как и австрийцев с венграми. Сапегин снова голос подал, мол, мародёрство. На что Альфа отрезал, мародёрство если сами полезли, а по приказу, уже сбор трофеев. Нужно уметь ставить приоритеты. Так и сказал.

Боцман руководил сбором трофеев, старший механик осматривал технику на предмет её подготовки к транспортировке, а пулемётчики изучали пулемёты в колясках. Обычные германские «МГ-08». Кстати, в кузове грузовика, там были лавки для перевозки солдат, нашлось несколько ящиков с патронами и полная бочка с бензином. Живём. Что по грузовику, это был «Даймлер», этого года выпуска, но с открытой кабиной. Легковой автомобиль, полная копия моего «Мерседеса», но не красного цвета, а серого. Ну и два мотоцикла, однотипные, с колясками, также были модели «Даймлера». Альфа уже посоветовал старшем механику мотоциклы разобрать, отсоединив коляски и сняв пулемёты, и отправить в грузовой трюм, что у нас сейчас бомбовым зовётся. А машины на сцепки, как и планировалось. Так что, когда Бета подвёл «Феникс» и зависнув начал спускаться, все уже знали, что делать. И да, на борту один капитан остался, даже кок участвовал в уничтожении подразделения противника. С карабином «Мосина» тот тоже неплохо управлялся, как и с поварёшкой. Лестница уже была спущена, так что трое моряков поднялись наверх, дальше освободили одну каюту для личного состава, вещи убрали, сюда и заселили пленных офицеров с личными вещами, их никто не отбирал, только осмотрели на предмет опасного. Бритвы, например, не посчитали опасными. Это зря, я приказал отобрать, захотят побриться, выдадут. У каюты вооруженный пост поставили, как офицеры заселились. Кстати, подняли их скамейкой по одному, а грузовыми сетками трофеи, включая обе офицерские палатки, что уже свернули. Бочку первой, двое матросов уже насосом работали, заполняя оба бака. До Питера теперь точно хватит, бензин нужной марки. Ну и мотоциклы начали поднимать. Сначала их, механик получив свои инструменты, уже разобрал, потом авто. Машины тоже готовили, ремнями обвязывали. Тут Бета, что продолжал находится на мостике, только пилоту передал управление, засёк в стороне группу солдат, голов тридцать, что шли к берегу реки, у которой мы стояли, только дальше, километрах в двух. Наши оказались, было и несколько в офицерских фуражках. Нас они видели, тут и костёр, и подсвеченная туша «Феникса», но подходить явно опасались, приняв за подразделение противника.

Подумав, я отправил Альфу сбегать к ним. Только он из моряков видел хорошо в темноте. Сейчас страшим по сбору трофеев остался Губин, он не высказывался по поводу мародёрства или ещё какой глупости. Да и закончили мы почти, сорока минут хватило. Так что, когда Альфа добежал с двумя матросами до группы наших армейцев, и опознался, о братьях Баталовых только глухой не слышал, то как раз закрепили ремни авто, и дирижабль чуть поднялся, проверяя как держатся. Нормально держались. Поэтому забрав своих воздушных моряков, оставив раненых и убитых пруссов на разорённой ночной стоянке, и полетал на встречу группе наших. Это был штаб уничтоженной пехотной дивизии, тут и командир штаба, и офицеры, немного солдат охраны. В засаду попали при отходе, кто смог вырваться, вот тут находятся. Дальше пришлось подумать, всех офицеров на борт, их девять человек было, полковнику Альфа свою каюту временно уступил, а вот солдат частично в грузовой отсек, частично в кузов грузовика. Опасно, знаю, а по-другому никак. Так что через полчаса, «Феникс», набирая скорость, километров семьдесят в час, не больше, полетел к нашим. Успели. Успели до рассвета перелететь на нашу территорию и удалились подальше от двигавшейся следом линии фронта. Приметив городок, через который железная дорога пробегала, он был километрах в ста от линии фронта, решил высадить пассажиров. Пусть армейцы тут воюют, не везти же их в Питер, как пленных офицеров. Нормально, тактические знаки были на корпусе дирижабля, так что до стрельбы не дошло, и на поле, на окраине города, корабль опустился вниз, пока колёса авто не коснулись травы. К нам уже выехали местные армейские чины, а мы, выпустили солдат из кузова грузовика, да те и сами вылезли с немалым облегчением, да и из грузового отсека тоже, ну и стали спускать офицеров. Тут полковник Вознесенский стал возмущаться, требуя отдать им пленных офицеров. Мол, в Питер от них толку никакого, а тут, пока те владеют своей информаций, этот толк может быть. Вот и спорил с Бетой. Уже не приказывая, как его Бета послал по матушке, так и перестал, видя, что его чин на меня не оказывает никакого влияния.

Тут ещё боцман сообщил что солдаты, под командованием спущенных вниз офицеров, отцепляют наши авто, на что я взбесился и объявил боевую тревогу, взяв на прицел арамейцев. Пулемёты, пусть и ручные, это серьёзно, так что выкинул всех с борта воздушного судна, два матроса проверили ремни авто и закрепили что успели отцепить, после чего принял их на борт и «Феникс» начал подниматься. Уроды. Чтобы я хоть раз с такими окруженцами связался? Сами путь топают, ножками. А к вечеру, без проблем, избежав внимания германских лётчиков, видимо не нашли, мы прибыли в Питер, пролетая над городом под лучами заходящего солнца. Да, аэродром был за городом. А облетать стороной я его не хотел. Там аккуратная посадка, и всё, прибыли. Тут Альфа дальше командовал, я велел аэродромным служащим первым делом «Мерс» отцепить, и прихватив рапорты и корабельный журнал, сам сел за руль, офицеров на заднее сиденье, со мной один матрос для охраны, на переднем пассажирском сидит, и покатил к штабу флота. Наш прилёт видели, значит, адмирал Бахирев должен ждать. И он ждал.


***


Ажиотаж с захватом двух эсминцев и подлодки был огромен, но даже он померк, когда в газетах были зачитаны сухие строчки рапортов по рейду «Феникса». Известность братьев Баталовых скакнула на такую высоту, что даже я был удивлён. Покинуть аэродром, где шло обслуживание и даже ремонт «Феникса», было просто невозможно. Толпа ожидала. Я один раз сглупил, вышел, так чуть не порвали на сувениры, больше такого не допускал, а на территорию охрана не пускала, которую пришлось увеличить до батальона. С момента прилёта прошло одиннадцать дней, восемь балов пришлось посетить. Адские дни. Однако всё же удалось всё это выдержать, и вот на одиннадцатый день, закончив ремонт и обслуживание, «Феникс» покинул достроенный аэродром и с полным боезапасом и пополнением в команде направился к Чёрному морю. В этот раз задачу ставил не Бахирев, а главнокомандующий, дядя нынешнего Императора. Тот ещё мозгоклюй. Да, «Гёбен» и «Бреслау» тут тоже смогли прорваться к туркам, подняв их флаги, и наши, после обстрела Севастополя и потопления нескольких судов, объявили Турции войну. С учётом того что и в моей истории англичане упустили эти корабли, как и тут, то даже не сомневаюсь, специально это сделали. Правда, изменения в истории тоже имели место быть. Было два лёгкий однотипных крейсера «Бреслау» и «Страссбург», и линейный крейсер «Гёбен». Все три корабля вошли в состав турецкого флота и подняли их флаг. Корабли мощные, для нашего черноморского флота опасные, но и встречаться стенку о стенку немцам никакого резона нет, а налететь, ударить и убежать, вполне неплохая тактика. Поэтому Черноморский флот по сути был парализован, оказывать помощь Кавказскому фронту он не мог. Пока новейшие линкоры не будут достроены и не вступят в строй, а это год, а то и два ждать, ничего противопоставить те немцам не могли. Проблема действительно серьёзная и кому-то в голову пришла мысль использовать «Феникса», на счету которого уже имеется турбинный крейсер и два броненосца. Задача потопить лёгкие крейсера, и хотя бы повредить линейный крейсер. Задачи потопить, не смотря на удачу с броненосцами, не ставилось. Все понимали, что шансов мало, слишком серьёзная броня.

Приказ меня не особо удивил, сейчас на волне эйфории мой дирижабль будет считаться супероружием, что может всё. Ну всё не всё, но многое ему подвластно. Однако остаётся пояснить, что у дирижаблей также хватает и минусов использования, и самая главная из них, зависимость от погоды. К счастью было лето, а не зима, где бы мы встали на прикол, и непогода пока не случалась, даже пока стояли и ремонтировались. А было что ремонтировать, обнаружили пулевые отверстия в жёстком корпусе, и утечку водорода. Это точно с германских дирижаблей, оттуда по нам стреляли из пулемётов, пушечный так близко не подходил. Их вполне устранили, трижды проверив корпус, утечек больше нет, пополнили запасы водорода и в баллонах. Также переделали две каюты, где жили мичманы, получившие после этого вылета чины лейтенантов и ордена, в двухместные офицерские каюты. Да, у нас пополнение, два офицера, лейтенант Газзаев, он военный лётчик из эскадрильи, что к нашему флоту приписана, и мичман Волков. Его отца я знал, виделись мельком, встречались в Русско-Японскую, там он был капитаном второго ранга. Пропал без вести, ушёл в рейд из Порт-Артура на вспомогательном крейсере и сгинул. Японцы о нём тоже не знают, были попытки выяснить после войны. Скорее всего подорвался где на минном поле. Помнится, Витгефт тогда в море «Волгу» с Эссеном выпустил, а потом ещё три вспомогательных крейсера, вот один и пропал, как раз с отцом мичмана.

Так вот, появилось два офицера, ну и две свободные койки были заняты ещё двумя унтерами. До полного довели команду воздушного корабля. Шли тренировки, ремонт и обслуживание, а тут резкий вызов во дворец. Сам удивился. В кабинете Николая Второго, в присутствии командующего флотом и Морского министра, главнокомандующий и отдал приказ на уничтожение бывшего отряда германских, а теперь уже турецкий боевых кораблей. Убрать меч, зависший над Черноморским флотом, чтобы тот спокойно работал. А ведь эти три крейсера, пользуясь преимуществом в скорости, могут наделать бед. Вон, уже обстрел Севастополя был, только что передали. Они могут долго наводить панику, поди останови, а в засаду сами не сунутся. В принципе, задание мне понравилось, но мне ведь только добираться больше двух суток, всё от погоды зависит, может и больше. Потом поиск, и атаки. Лучше ночью. Тут мне как раз дали свободу действий без чётко ограниченных рамок. Ага, запомнили, и десяти лет не прошло, что я всегда действую по своему плану, а не навязанному старшими офицерами. Я также уточнил, что мне делать дальше после выполнения задания. Приказали возвращаться. Там черноморцы дальше и без меня справятся. А вот когда мы с командующим флотом вместе покидали дворец, я сделал ему пару предложений, того они заинтересовали, поэтому мы сначала заехали в штаб флота, где адмирал быстро составил приказ, подписал и передал мне его. Если проще, после выполнения главного задания и атак германских кораблей, даже серьёзные повреждения их надолго выведут из строя, я не сразу возвращаюсь в столицу. Сначала Германия и угон дирижабля. В этом случае трофейным дирижаблем командование принимаю я, а Альфа «Фениксом», Губин ко мне старпом, а Сапегин к Альфе. Двое остальных останутся каждый на одном корабле в качестве вахтенных офицеров. Команду делим поровну.

Вот такие задания, второе как видите я сам инициировал, подтолкнув Бахирева. А тот разве против? Обеими руками за. Вообще эти одиннадцать дни прошли неплохо. Бета с Альфой стали капитанами второго ранга, получили награды, да на всю команду посыпался водопад орденов и повышений в званиях. Вон, старший механик прапорщиком по Адмиралтейству стал, как и ещё двое кондукторов. По знаниям вытягивали, экзамены сдали. Это Бета на них представление выписал. Теперь в отдельную каюту заселили, их благородиями стали. С ними боцман жил. Близнецам помимо чинов и орденов, по одному, но очень престижные, также наконец и премию выдали за три приза. Это я про двух эсминцев и подлодки. Солидная сумма вышла. Более чем. Я их разделил пополам и положил на счета близнецов, средних и малых. Получат, когда совершеннолетними станут. Причём не просто в рублях, а в золотом эквиваленте. Баронства старшим близнецам оформили до конца, документы выдали, как и другим близнецам. Их вызывали с матушками.

Кстати, Анна ворочала, братья Баталовы довольно солидный капитал имели, а на детей так мало тратят. Это она разозлилась, когда узнала, что доступа к счетам детей нет, откроются те, когда её дети взрослыми будут. По пятьдесят рублей на каждого среднего близнеца и всё. Та мне это и высказала при личной встрече. Причём нагло сказала, что Генриетте, та о ней из газет узнала, и лично познакомилась, мой брат не экономит, дом подарил, счета с деньгами. Как мыши в масле каются. На что я сообщил, что это на содержание близнецов, а не их семейки. Для парней хватит, а себе те пусть сами заработают, а то я смотрю обнаглели, письма шлют с требованием увеличить отчисления по алиментам. Тут они по-другому назвали, но факт остаётся фактом. Также сообщил, что я ей тоже всё подарил, и квартиру, и заводы, жили не тужили, но как вышла замуж, то сняла с меня все моральные обязательства в помощи. Теперь её новый муж о них заботится, я только о своих близнецах. А то что их мошенник обворовал, меня никак не касается. Своим детям помогаю, а себе помогите сами. Это Генриетта и Анна ещё не знали, что те счета накопительные, мной наполовину опустошены, деньги я перевёл в парижский банк. Бумаги на них передал близнецам, и те убрали их в личные хранилища. Так, на всякий случай, мало ли действительно государство рухнет и деньги обесценятся? Конечно у всех близнецов золота и драгоценных камней хватало, но эти доходы на счетах те хотя бы смогут объяснить откуда получили. Средства солидные, хватит на покупку жилищ и на жизнь в Париже, в эмиграции. Лет на двадцать, каждому.

Особого скандала та не устроила, мы общались в углу, во время одного из званных вечеров в Дворянском собрании, тут и обе пары младших близнецов, Бета с Альфой официально представляли высшему свету своих сыновей и наследников. Ну а матери были с ними в качестве сопровождающих. Анне я пятьсот рублей отправил перед балом, чтобы выглядела достойно и сыновей хорошо одела. В принципе, на этом всё. Кстати, Николай подумывал наградить близнецов дополнительно землями, но его дядя, тот что главнокомандующий, отговорил. Да и сам Николай ещё тот жмот, отделался наградами в виде побрякушек. Ладно хоть в этот раз не сам заказывал ордена, впервые такое, получил из рук Императора готовые. Насчёт земель, то пока глухо. Были земли или в Сибири, или вообще в какой глухомани, как будто рядом нет разорившихся дворян, что продают свои земли с поместьями. Я бы ещё домик прикупил в Крыму, раз уж туда летим. Нравится мне там, бывал пару раз в прошлой жизни и раза три в этой. Причём старшие близнецы там не бывали ни разу. Ну кроме как мимо проплывали в Одессу или из неё. Нет, средние, Алекс с Алексеем, с матерью и бабушкой были там трижды, отдыхали на тёплых источниках, в море купались. Хорошо время проводили. Два раза точно, в третий не очень, Анна уже замуж вышла, в положении была, муж её с нами, поэтому мне не понравилась та поездка. А Крым вполне. Добирались до Одессы и дальше морем.

Тут стоит чуть отвлечься и пояснить некоторые моменты. Меня очень заинтересовало, почему мне всякую тундру неосвоенную предлагают, ну и подкупил одного писаря. Они хоть и мелкие сошки, но знают много. И этот знал, слышал краем уха. А приказ поступил, всучить нам большие земли, но у черта на куличиках. От кого приказ тот не в курсе, но исполняют от и до, значит, серьёзная личность. Я заплатил писарю за инофирмою и пообещал ещё в два раза столько же, если узнает кто отдал приказ его начальству. Обещал выяснить. Это я к тому, что плевать на баронство, не буду подтверждать его владение землями, убили у меня это желание напрочь, как услышал ту информацию из уст писаря. Жил десять лет, прекрасно жил, накоплений, полученных с действий на Русско-Японской, мне хватало с лихвой, если бы надо было, ещё бы добыл, наглы всегда поделятся, хотя и против желания. Обойдусь. Вот ещё, англичане как будто обо мне забыли, десять лет прожил, и никаких попыток убийств. Я правда сам в Англии не бывал, хватало и других мест, Земля большая, но всё равно удивительно. А так, жалею, что не за Германцев воюю, ух бы я наглам утроил весёлую жизнь. Сейчас же нельзя, причин для нападения не имею, не дают гады.

Как видите, именно такие мысли у меня бегают в шести головах. Ну в трёх, три других близнеца спали. Малые понятно, их после обеда укладывают, тихий час, а средние на рыбалке с друзьями, пойманную рыбу жарили на костре, и картошку пекли, там Алексей переел и уснул, на расстеленном одеяле. Алекс его охранял и дальше рыбачил с приятелями. Ну а Бета на мостике, помогал молодому офицеру освоится, мичману Волкову, тот ещё не был на вахте, учился. А Альфа в бомбовом отсеке, устанавливал механизм сброса, он был демонтирован на момент ремонта и обслуживания. Вылет спешный, время решили не тратить, так что просто загрузили и сейчас вот устанавливали. Ну и часть команды спала, у них ночью вахты. Что я ещё могу сказать? «Феникс» немного модернизировали. В штурманской появился отдельный стол в углу, крепкий, прикрученный к стене и полу, и на нём радиоаппаратура. Да, на борту появилась радиостанция. Три дня мучились, пока антенну не установили и всё не заработало. Поэтому два новичка и появилось, радисты. Один из них старшим был. Он и сейчас слушает эфир. К слову, ему дали коды для радиосвязи со штабом Черноморского флота, будем держать связь, лично пребывать в штаб командующего я не имел желания никакого, там только сойди на землю, дня через три разрешат забрать, невменяемого от алкоголя. Да и вообще слушать наставления адмиралов, как мне командовать «Фениксом», и что делать, тоже никакого желания нет, а они полезут командовать, любят это дело. Поэтому в планах выполнить задание и улететь, так лично и не встречаясь черноморцами. Не надо оно мне, только время потеряю.

Что по трофеям, то они были приняты флотом, вписаны в состав автотранспортной роты при штабе и направлены на наш аэродром. Ну кроме «Мерседеса», его Бахирев себе забрал. Грузовиком уже вполне распробовали пользоваться, оценив удобство, я ещё приказал обучить весь состав управлению им, пока учатся. Понравилось, я начальнику аэродрома ещё техники обещал привезти, так что сделаю. Мотоциклы тоже были у нас, как разъездные и посыльные использовались. Тоже активно осваивались. Если «Феникс» на аэродроме, то ими офицеры пользовались для поездок. Для них легковой автомобиль нужен, но пока нет, из следующих вылетов привезу. Пулемёты с мотоциклов сняты, установлены на подъезде, для обороны. В общем, всё при деле. За эти трофеи выплачены премии всем. Мизер конечно, но многим понравилось. Офицеры те же по факту чуть ли не месячную зарплату получили. Вполне неплохо. Так что думаю не будут возражать, что снова из вылета не пустые вернёмся. А то снимки нашего дирижабля, с подвешенными авто под гондолой, уже разошлись в газетах. Кстати, по тем пленным. Главнокомандующий раскритиковал, что я их в столицу доставил, должен был в штаб армии Самсонова, хотя конечно тоже использовал полученную информацию. Получилось или нет, но фронт там всё ещё не стабильный, отходит. К слову, вызывать меня лично командующий не должен был, а передать всё через непосредственного командира, адмирала Бахирева, а тут сам. Я не сглупил, с Бахиревым и приехал, поэтому особо тот не матерился. К слову, на полковника Вознесенского я написал рапорт, на наглые его действия, когда тот хотел мои трофеи забрать и пленных. В принципе всё, больше особо новостей нет. Хотя нет, пулемётное вооружение «Феникса» усилили, выдали ещё два ручных пулемёта под русский патрон, но модели «Льюис». Два матроса осваивают это оружие. Не знал, что такое оружие у нас есть. Объяснили, что ещё в прошлом году закупили десять единиц и передали в Офицерскую стрелковую школу. Эти два оттуда. Не самые расстрелянные, ещё живые. Лучше бы «Мадсены» выдали, тем более они были, в России пулемётный завод занимался их выделкой, и в армии, да и на флоте, их хватало. Солдаты и моряки их знали, а это оружие незнакомое.

Вот так и летели трое суток, чуть дольше от запланированного, но команда, особенно новички, активно учились и осваивались на борту. Были и ошибки, исправляли и учились. Альфа обнаружил, что один из клапанов травит водород, это могло провести к трагедии, он очень легко воспламеняем, проверяют их каждый день во время обхода, так что устранили, запасные клапана имелись. В остальном норма. Погода с её ветрами и дождиком что мы пропустили под собой, немного подвела, но опоздание на сутки для дирижабля, это считай и не опоздание, такое учитывается при планировании. Двигались мы так, что вышли к Чёрному море, как раз пролетая над Севастополем, что пострадал от налёта «Гёбена». Нужно показать жителям, что прибыли те, кто разберётся с наглыми германцами. А что, информация о первом вылете «Феникса» до этих мест уже докатилась. Так что все в курсе, что у России пусть один, но очень геройский и удачный дирижабль. Радиотелеграмму в штаб Черноморского флота я уже отправил, сообщая, что приступаю к немедленному исполнению приказа, тут командовал вице-адмирал Иессен. Тоже старый знакомый. Вскоре пришёл ответ. Через три часа, для штаба очень быстро. Мне лишь пожелали удачи. И за это спасибо. Могли приказать явится в штаб для личного представления командующему. Хорошо, что обошлось. Так как время было семь вечера, «Феникс» продолжал движение, надеюсь добраться до Проливов ночью. Однако мы едва на сто пятьдесят километров удалились от Севастополя, как один из наблюдателей, их четверо всегда на вахте днём, четыре стороны света изучают, поднял крик:

— Люди за бортом!

Так как оба близнеца отдыхали, а на мостике был Волков под присмотром Сапегина, то поднялась суматоха. Тревоги не объявляли, но капитан появился быстро. Причиной тревоги оказались три шлюпки, причём переполнены настолько, что несколько человек находилось в воде, держась за борта. Изучая потерпевших крушение в мощный морской бинокль, Бета сообщил, отрывисто отдавая приказы:

— Наши. В военно-морской форме. Наблюдаю трёх офицеров. Руками машут, фуражки и бескозырки в воздух кидают, опознали. Идём на снижение. Мичман, командуйте. Радисту, радировать в штаб флота координаты шлюпок. Барону Баталову подготовить данные с нашими координатами. Боцману, подготовить ёмкости с питьевой водой, а коку сделать сухпайки с учётом ста человек. Я знаю, что он хлеб напёк, вот пусть бутерброды и нарежет, по одному на брата. Спустим в корзине. Этого хватит наших дождаться. Да и вода нужна парням больше.

— Медикаменты? — якобы подсказал Альфа.

— Да, подготовьте сумку. При передаче узнаете кто они, откуда, с какого корабля, и что случилось. Если напал вражеский корабль, то кто и куда ушёл. Работаем.

Вскоре выяснилось, что это команда миноносца типа «Лейтенант Пущин», носивший название «Жаркий». Встретились те с «Бреслау», что в одиночку крейсерствовал в этих водах, но это было вчера вечером, немцы, что под турецким флагом, ушли, не стали наших подбирать. Плохо то, что народу было больше чем шлюпок, да и разбита одна, три осталось. На таких миноносцах команда в районе семидесяти человек, так откуда с сотню набралось? Да те ранее подняли с воды команду грузового российского судна, что шло в Севастополь. Не повезло им, второй раз в катастрофу попадают, обстреливают их, причём тот же «Бреслау». За ночь тот мог далеко уйти, но парней, выживших, я уважаю. Сутки в воде. Тех, кто не мог держатся, поднимали в шлюпки и другие в воду прыгали вместо них. Так что пресная вода и бутерброды с салом, ушли им голодным за милую душу. Альфа, спущенный на лавке, общался с офицерами. Информацию эту передали в штаб флота, как и то что выдали выжившим несколько сигнальных ракет, а то темнеет уже, там подтвердили, уже высылают помощь, скоро прибудет, так что обнадёжив парней, сообщив, что никого взять не можем, даже раненых, мы на задании, да и так практически с перегрузом идём, на десять средних бомб больше взяли, так что поднявшись на два километра, уже начало темнеть, но горизонт пуст, направились дальше. Ночь — это наше время.

Поднялись на четыре километра, Бета на вахте с Губиным, капитан корабля проводил визуальный контроль горизонта, чутко реагируя на любой дым, а вахтенная команда вела дирижабль зигзагом. Мы были в поиске. Кстати, кок наш начал новую партию хлеба печь, аромат свежего хлеба так и расходился по гондоле. Он обычно на два дня печёт двадцать буханок, как раз испёк, но они разошлись по павшим под артиллерийский удар турецкого крейсера. Ничего, наших скоро должны спасти, а мы отомстим. К слову, тут вспомнил о кое-чем. Не знаю почему говорю к слову, но я просто подумал о трофеях на тот момент. В общем, при модернизации у «Феникса» переделали крепления под гондолой, теперь мы четыре авто сможет забрать и к своим уволочь. Больше вряд ли, хотя по грузоподъёмности черту не перейдём. Просто намёки были в штабе флота что легковых авто мало, а «Мерседес» оценили очень высоко. В общем, офицеры из штаба флота очень трофейных автомобилей хотели. Всё равно что служебные, но их будут возить, как адмирала Бахирева. Отказываться не стал, со многими офицерами у меня хорошие отношения были. Если повезёт, некоторых порадую. Надо завести традицию, что всегда возвращаемся с такими трофеями на сцепках. Хотя бы один грузовик, а для аэродрома три-четыре нужно, и три легковых авто. Если мотоциклы будут, то в бомбовый отсек. При возращении тот обычно пуст. Ну а пока я об этом размышлял, так ночь и шла. Бета засёк три дыма, но рывки к ним ничего не дали. Одно российское, потом нейтрал, что явно шёл в Одессу, как только через Проливы пропустили? Третье румынское, вроде их флаг. Интереса ничего не представляло, а так море как вымерло. Ну понятно, узнали, что тут три немецких крейсера. Мы же продолжали поиски, и знаете? А ничего. Такое впечатление что немцы в курсе о нашем тут появлении, и укрылись где-то. Теперь всю береговую линию изучать чтобы найти их и уничтожать. Двинуть к Турции и Проливам, может там они, но только если ночью, а день я решил в середине Чёрного моря переждать, поэтому приказал спустить дирижабль и держать его невысоко, внимательно наблюдая за горизонтом. А ночью к Константинополю и Проливу двинем, там глянем. Пленные нужны, поспрашивать кто-где, узнать где наши цели. Морские офицеры нужны в качестве языков. Если не найду у Проливов, высажу Альфу, пусть пробежится и узнает. Это на крайний случай, всё же Чёрное море действительно если не лужа, то небольшое море, так что найду. Никуда эта тройка от меня не денется. Да и турецкие военно-морские силы на дно пущу. Такой приказ тоже стоял, но после основной задачи. Вообще задание такое, утопить эту тройку, потом всё что несёт турецкий флаг и пушки, и возвращаться. Тут и на Балтике дел много. Пусть Черноморский флот тут себя чувствует единственной реальной силой. Не, они реально считают, что «Феникс» — это их супероружие? Похоже после первого нашего рейда — да. А если этот вылет пройдёт на ура, то только убедятся в этом. М-да, сложный случай. А ведь у германцев свои дирижабли, и в куда большем количестве. Те ведь тоже наблюдают как действует «Феникс» и могут повторить. А если налёт на столицу, да с химическими бомбами? Германцы же безбашенные, могут и совершить, не смотря на последствия.

Пока стоял день, дежурили вахтенные офицеры, близнецы отсыпались, было три дыма, «Феникс» чуть поднимался, но ложная тревога, не германские крейсера. Хотя один боевой был, похоже турецкий эсминец. Такой же точно тип мы у германцев угнали и нашим передали. Куда-то в сторону Румынии шёл. Нашим передали, надеюсь перехватят. Вот день прошёл, и в начинавшихся сумерках поднявшись на четыре километра, направились у Турции. А точнее к Проливам. Не повезло, у Проливов пусто. Ну как пусто, уже знакомый тип эсминца, их четыре таких Германия по заказу сделала и передала Турции. Потом старый фрегат, две канонерские лодки и лёгкий крейсер. Названия не знаю, журнала силуэтов турецкого флота у нас не было. Может и зря в Севастополь не заглянули? С другой стороны, наших обнаружили, передав сообщение в штаб флота. Кстати, их спасли, нам сообщили. В общем, где германское крейсера, не знаю, решил пока топить что есть. Тут в порту ещё пяток шаланд было, явно уголь возят, и три грузовых судна. А подвешивали не по две бомбы, экономия, по одной. На эти лоханки хватит с лихвой. Кстати, Сапегин меня поправил, не турецкие боевые корабли, а османские. Тут Османская империя. Нехай османскими будут. В общем, решил топить всё, начав с эсминца, он тут самый шустрый. Поди гоняй его потом, шучу, тот держал малое давление в котлах, быстро их не поднять, успею скинуть ему подарочек. А так работали как на учениях, среднюю бомбу скинули на эсминец. Цель узкая, хоть и длинная, но попали. Альфа перед сбросом скинул метку, грузик с длинной шёлковой лентой, что показала какие ветра внизу, а работали с километровой высоты. Османы вообще спали, шум мотора их не разбудил, не напряг. А вот как разломился эсминец, вспыхнув огненной вспышкой на месте разрыва бомбы, это рассмотрели.

Да тут фактически полигонные условия были, работали спокойно, не смотря на испуганное мельтешение прожекторов внизу, пока наверх догадались направить, осталась одна канлодка, которую и добили очередной средней бомбой. Ярко рванула. А вообще так, эсминец — одна средняя бомба. Крейсер — две тяжёлых. Первой позорно промахнулись. Потом был фрегат и канонерики, хватило по одной бомбе тяжёлой. Ещё шесть средних бомб скинул на угольные шаланды, один раз промахнувшись, в причал попал, где разгрузка шла, следом грузовые суда, один из них нейтрал, но меня это не волновало, ну и на склады в порту. Полностью уничтожил порт, портовые сооружения с кранами, все склады. Больше не стал бомбить, итак пожары начались, да взрывы, ну и шесть тяжёлых бомб на форт с пушками, что охранял Пролив, напрочь его снеся, после чего направил «Феникс» вдоль побережья в сторону Грузии. И тут удача, через час Бета засёк дым, характерный для котлов крупного боевого корабля, и чуть позже опознал корабль. Правда, кто это, «Бреслау» или его однотипный «Страссбург», пока не ясно, но это точно тип лёгкий крейсеров «Магдебург». Не «Гёбен», там махина куда здоровее. Да и какая разница что-кто, до рассвета два часа, позади зарева пожаров, перед нами цель — работаем. Знаете, я даже разочарован, пусть германцы засекли нас быстро, но никаких манёвров, кроме ускорения до максимума мы от них не дождались, да уж, это не командир «Кольберга», что два часа крутился под нами отчаянно избегая попадания бомб, капитан «Страссбурга», да, крейсер был опознан, лишь отвернул вглубь моря и дал полный ход, где-то двадцать семь узлов. Или пятьдесят километров в час, чтобы понятнее было. Так что повернуть и нагнать его удалось быстро, благо ветер боковой, нам по факту не мешал, дрейф от ветра Бете удалось купировать. Крейсер шёл прилично, всё же почти пятьдесят километров в час, а мы давали на сорок километров больше, так что сбросив скорость, чуть зависли над его носовой оконечностью и вниз полетела тяжёлая бомба. Одна. Я не изменил привычке в этом полёте работать по одной. Если потребуется, добьём, но я экономил. Решил, что запас бомб мал, а планов много, лучше мало, но точно. Бомба попала точно в корму, где пробив лёгкую броню палубы, взорвалась внутри отсеков, вызвав подрыв кормовых погребов, даже нас тряхнуло, и серьёзно, хотя мы были на полутора километрах, отходя в сторону от умирающего крейсера. Вся команда «Феникса» за подрывом наблюдала, это уже входило в привычку. Пока мы его нагоняли, берег скрылся из виду. Для команды германского корабля точно, но мы с высоты его пока видели. В общем, агония длилась недолго, погладывая за ней, Бета уводил дирижабль прочь. Светло, нужно уйти в открытое море. Какие-никакие, но аэропланы у османов есть, а мы в зоне их работы, если найдут. Лучше день переждать в глубине Чёрного моря. А крейсер затонул, всё это было внесено в боевой корабельный журнал, как и атака на отряд кораблей османского флота у Константинополя и уничижение порта.

Когда окончательно рассвело, мы уже были в двухстах километрах от берега и продолжали уходить, держа высоту в пять тысяч метров. Тут нас аэропланы не достанут, а дирижаблей в этих краях и не было никогда. Радист снова вышел на связь со штабом флота, и сообщил, что мы успели за ночь, дав вешнее описание уничтоженных османских кораблей, и сообщил об уничтожении «Страссбурга», с координатами его утопления. Также передали, что мы продолжаем работать в режиме поиска и уничтожения. Звучит красиво, вот и передал в рапорте, что ушёл в штаб флота. Ответили часа через два, когда уже все спали, кроме вахты и наблюдателей. Последние только при свете дня стоят на постах, по ночам только братья изучают горизонт. Поздравили нас с победами и поблагодарили. В принципе мы могли бы и днём начать поиск, но тут и людям нужно отдохнуть после непростой ночи, и дать германцам разобраться в ситуации, попаниковать и принять решение. Это им всё равно не поможет, зато можно подстеречь их у Проливов. Узнав, что тут «Феникс», которой уже обрёл ареол славы и в России с её союзниками, и у противника, в основном в ругательном смысле, те постараются покинуть акваторию Чёрного моря. Она им стала небезопасной. Ночью и буду ловить.


День шёл отлично, команда отдыхала, всего три дыма на момент наступления трёх часов дня по местному времени. К двум вахтенный офицер приказал «сбегать», но это были грузовые и нейтралы, испанцы, а вот в третий раз, Губин, что и был на тот момент вахтенным офицером, полчаса как заступил, не поверил своим глазам. На полном ходу «Гёбен» шёл в сторону Проливов. А вот «Бреслау» рядом не было, похоже все три корабля действовали не вместе, а по одиночке. Ну да, так можно больше проблем нашим доставить. Где он укрывался не знаю, но если провести линию по навигационной карте, то шёл тот от входа в Азовское море прямиком к Проливам. Очень спешил, не жалея машин. И также очень сильно задёргался, как обнаружил «Феникс», повернув и начав от него убегать. На нашем дирижабле уже прозвучала боевая тревога, как Губин обнаружил линейный крейсер. Надеюсь повезёт, и мы сможем его уничтожить. Кстати, названия тех броненосцев, что были взорваны в порту Штеттина, русской разведке удалось узнать достаточно быстро, германцы сами не скрывали, скорбя в газетах по погибшим. Также удалось выяснить, почему одна бомба проломила целый борт у второго броненосца. А она попала в минный аппарат, заряженный, вот и усилился подрыв. Может и тут так повезёт? У «Гёбена» тоже есть такие аппараты. Даже четыре. А пока команда, заняв свои посты, готовилась к атаке, в штаб флота уже ушла радиотелеграмма. «Обнаружил «Гёбен». Атакую. Барон Баталов». И коротко, и ясно.

В этот раз подвешивали по две тяжёлых бомбы, тут не до экономии, такие крейсера поди ещё утопи. В этот раз капитан попался здравомыслящий, часто менял курс, сбивая нам наведение. Но это ему не помогло, мы просто не делали сброс если не были уверены в результате. Поэтому четыре захода вышли холостыми, а вот в пятый всё же Альфа скомандовал сброс. Именно Альфа при заходе на цель командовал всеми. Такие правила введены на борту. Даже капитан подчинялся его приказам. Почти промахнулись, крейсер успел вильнуть и одна бомба взорвалась у правого борта в районе кормы, а вторая уже на корме, на крыше нижней кормовой башни главного калибра, явно повредив и ту, что стояла выше. Однако ход крейсер не сбросил, как шёл на двадцати восьми узлах, так и шёл, только пожар полыхал на корме, пробитие башни было и изнутри вырывался огонь, что стелился за крейсером. Потом ещё две безрезультатные заходы в атаку, «Гёбен» стал маневрировать куда активнее, теряя ход, но в третий раз очередной сброс прошёл удачно. Попадание одной бомбой в воду у левого борт у мостика, подрыва не было, и вторая сразу за мостиком, повалив одну из дымовых труб. Крейсер дальше шёл явно не управляемый, войдя в циркуляцию. Тут как раз пришёл запрос из штаба Чёрного моря, по ситуации с «Гёбеном». Пришлось отвлечься и продиктовать сообщение радисту, пока мы делали следующий заход, а тот передал Иессену. Запрос был от его имени. «Две удачные атаки, «Гёбен» горит. Добиваем. Наши координаты… Барон Баталов». Пока радиостанция молчала, это хорошо, мы смогли точно выйти на крейсер, и сбросить очередные две тяжёлых бомбы. Работали на одной высоте, в два километра. Ниже спускаться я опасался. Не ночь же. В этот раз одной промах, и попадание в корму, перед нижней башней, что вызвало остановку крейсера, видимо повреждения получил, и ещё больше пожаров. Потом ещё двумя бомбами попали, крейсер весь скрыт пожарами был, команда спасалась вплавь или на шлюпках.

— Да утонешь ты гад или нет?! — возмущался Бета. — Пять прямых попаданий!

Больше «Феникс» не атаковал «Гёбен», а отошёл в сторону, и вся команда наблюдала как тот полыхает, с мелкими взрывами внутри корпуса, и одним крупным на носу, от которого явно начала поступать вода, носовая часть погружалась в воду. Эту информацию в штаб флота уже передали, и поступил приказ дождаться наши крейсерские и миноносные силы, что подберут команду «Гёбена», да и зафиксируют его потопление. Я подтвердил этот приказ, и мы вот так ожидали, дрейфуя, иногда подрабатывая машинами, чтобы далеко не снесло ветром. Тут стоит кое-что уточнить. Каждый сброс тяжёлый бомб, это почти на тонну дирижабль становился легче и подскакивал вверх, повышая высоту. Приходилось каждый раз после сброса стравливать водород, не в атмосферу, в другие баллоны, и купировать такие скачки, держа одну высоту. Только через четыре часа, «Гёбен» уже часа три как затонул, пятьдесят минут продержался на поверхности моря, на горизонте показался дым, и связавшись с крейсерским отрядом, подтвердил, что это наши. Не успели бы те из Севастополя за такое время, значит где-то рядом были. А было два крейсера типа «Богатырь» и шесть эскадренных миноносцев. Это всё. С головного корабля, что шёл под контр-адмиральским флагом, попросили спустится, и доложиться, это удалось сделать, Бета спустился на скамейке, на палубу крейсера, там полчаса потратил на доклад, на месте удалось определить, что за корабли османского флота были отправлены на дно, зафиксировав это на бумаге, передал рапорты на имя командующего Черновского флота, получил журнал с рисунками и описанием всех боевых кораблей, что тут в акватории Черного моря можно встретить, и отправлен искать «Бреслау». В принципе, черноморцы тут и сами теперь справятся, я уже решил основную проблему, «Гёбен», вон, эсминцы и второй крейсер заканчивали поднимать с воды его команду, но приказ есть приказ. Да ещё от самого главнокомандующего.

Ночь уже упала на воды Черного моря, когда «Феникс», набирая скорость, направился к Проливам. Я не знаю где «Бреслау», и не хочу вести бессмысленные поиски. Взять какого офицере из охраны Проливов, крепостей там хватало, и узнать, проходил тот или нет? Должны они знать. Это сузит круг поиска, и значительно. К счастью, удалась высадка. Причём для османов это прошло незамеченным, к тому же высаживал я Альфу не со стороны Чёрного моря, а у берега Мраморного моря, и тот сбегав, всё сделал. Два часа убил, и на дорогу, и на взятие пленного офицера, но удалось выяснить однозначно. «Бреслау» прошёл Проливы ещё прошлым днём, пока мы «Гёбен» атаковали. Внеся эту информацию в журнал, сразу как подобрали Альфу, и начали поиски. К сожалению, офицер не в курсе куда тот ушёл, так что стали изучать ближайшие места возможных стоянок, и два порта Мраморного моря. Обнаружили мы «Бреслау» именно во втором порту, что назывался Бандырма, стоял на якоре, и рядом какая-то грузовая лайба пришвартована. Там было затемнение, но работы какие-то погрузочные велись. Шум моторов нас выдал сразу. Так что задёргались местные серьёзно, но с германцами в Штеттине их не сравнить, работали как на полигоне. Первая бомба попала в лайбу, что стояла у самого борта крейсера, нанеся ему тяжёлые повреждения, лайба так испарилась, а вторая добила. Уже через семь минут тот ушёл на дно, только заваленные дымовые трубы видно. Похоже глубина там небольшая. «Феникс» в это время уже работал по другим целям, тут был такой же лёгкий крейсер, вроде того что мы утопили, и последний у османов, и какой-то старый броненосец, который с натяжкой можно так назвать. Ну а когда начало светать, мы уже успели уйти обратно в Чёрное море. Связь была, поэтому в штаб Иессена ушёл доклад по уничтоженным кораблям. Почти сразу пришли поздравления по выполненному заданию, и приказ прибыть в Севастополь. Подумав, не стал отказываться. Это мне почести не нужны, но команда вполне их заслужила. Так что подтвердив, направил дирижабль к Крыму.


Двое суток мы потратили, пока не смогли покинуть Севастополь. Тут да, весь город вышел поздравить и поблагодарить героев. Черноморский флот уже работал во всю, блокировал все порты и Проливы. У последних броненосцы работают. Любое морское движение было прекращено, кроме наших кораблей, а к Кавказскому фронту пошли веретеницы караванов грузовых судов с необходимыми им грузами, и подкреплениями, что здорово им помогло. Даже ставилась задача захватить Проливы и Босфор. Считалась, что теперь это вполне реально. Я считаю также. Иессен слал телеграммы в столицу, прося оставить «Феникс» ему, но приказ пришёл достаточно категоричный, отбыть как можно скорее обратно. Так что мы собрались, черноморцы молодцы, помогли с припасами и топливом для двигателей дирижабля, и поднявшись в воздух направились в сторону Румынии. Совсем не в ту сторону что нужно. Это черноморцы заметили, пришёл запрос о наших намереньях. Ответил, что имею на руках новое задание. С тем и убыл. Команда отлично отдохнула, большинство даже сейчас с перегаром и засосами на шеях, включая офицеров, девушки их явно очень любили. Да все в таком состоянии были, кроме разве что близнецов, поэтому выше километра корабль не поднимался, могут быть проблемы с давлением на высоте. Может и до гибели кого из команды довести, такие случаи не редки. Время два часа дня, как мы покинули Севастополь, вот так и идём полным ходом в Германию. А не забыли? Второй дирижабль нам нужен, идём добывать. Ну и бомбовый запас едва на треть опустошён, а целей на территории Германии должно хватать. Это я про железнодорожные мосты и крупные склады на железнодорожных станциях, они наша цель. Хотя конечно не основная. Да и до Германии, если уж быть откровенным, я вряд ли с бомбами долечу. У меня на пути Австро-Венгрия, а их я недолюбливаю, вот там всё и потрачу. В Германии уже к основной задаче приступлю.


***


Бета ходил из угла в угол по камере, а Альфа лежал на нарах, индифферентно за ним наблюдая. Да уж, никак не ожидал что моё такое возвращение из очень удачного и яркого рейда закончится вот этим. Задержанием и камерой. И за что? По вновь открывшимся обстоятельствам в гибели детей аристократов. Я про угонщиков «Мерседеса», напомню. Их родственники дошли до главы Охранки, видать заплатили, отчего глава службы сменил следователя, и раз, нашлись доказательства для улик, даже свидетель, однако героев вот так не арестуешь, обратились к Николаю Второму, и тот велел разобраться. В результате в первый же день после возвращения из второго вылета «Феникса», при выходе из штаба флота меня и арестовали. Альфу на аэродроме. Бумаги у групп задержания очень серьёзными были, им не мешали. Это всё что мне пока известно, в камере я меньше суток, часов восемь. Средние близнецы начали готовится к отстрелу глав семейств, что написали коллективное прошение на имя Императора, с просьбой разобраться. Честно скажу, как-то не верится, что взяли и вот так арестовали. Такое не выставляется публике на потеху, а решается тихо и своими силами. А тут всё демонстративно было проведено, да ещё группы задержания не молчали и сообщали за что братья арестованы. Похоже на спланированную акцию по дискредитированию братьев Баталовых, со сливом информации. Вряд ли получится, сейчас близнецов чуть ли не в святые посвящают, но лиха беда начало, если людям месяцами говорить, как они тупы, им поверят.

В это время Алекс и Алексей закончили допрашивать одного из аристократов в его доме, перед этим ликвидировав всю дворню. Те вышли на него случайно, увидели, как тот с новым следователем здоровается и тот пообещал непременно в этом деле разобраться. Это уже насторожило, а выяснив что тот отец одно из убитых, стало ясно что это заказчик. Сейчас была ночь, где-то около часа, ну а день, так двадцать шестое августа. Точнее уже час как наступило двадцать седьмое число. Информация, полученная мной от аристократа, перед его смертью, заставила меня по-другому взглянуть на всю эту ситуацию. Никакой арест не интересовал этого аристократа, главное отомстить убийцам сына. Вот отцы семейств и собрались по группе интереса. Заговорщики. Убить вот так братьев Баталовых нельзя, сейчас на волне патриотического подъёма, если узнают, их самих порвут. Даже маскировать под работу германской разведки не имело смысла. Да и исполнителей сразу придётся убирать. Поэтому есть одна идея. У одного из аристократов родственник глава Корпуса Жандармов. Решили действовать через него. Баталовы погибнут в камере, при попытке к бегству их ликвидируют. Будет ранено несколько сотрудников для правдоподобия. Вот вендетта и будет исполнена, да ещё по закону. Однако, чтобы арестовать, нужны железобетонные доказательства и разрешение Императора. Вот их и собирали, пока «Феникс» в двух вылетах находился. Остальное следствие. Правда, Николай не давал разрешения на арест, только разобраться, но и этого хватило чтобы провести аресты. Даже не задержание. Заговорщики работали на грани фола, и гнев Императора вполне может на них пролиться, но те рискнули и братья вот, в камере, уже девять часов как. Поэтому, узнав планы заговорщиков я действовал немедленно, средние близнецы быстро добрались до здания Охранки, именно тут в подвалах старших близнецов и держали. В результате начался штурм, Алекс с Алексеем снаружи всё зачищали, старшие, одной шашкой динамита выбив дверь, работали изнутри, двигаясь к выходу. Прорваться удалось, «Мерседес» уже ждал, так что покатили к выезду из города. Бета лечил и перевязывал Альфу, пулевое ранении ноги, кость задета. Средние не пострадали. Эх, если бы не глухота от лёгкой контузии, после подрыва шашки, я бы услышал топот бегущей охраны, но эта тройка выскочила на меня из-за угла неожиданно. Положить всех положил, проведя контроль, кажется это и есть группа ликвидации, личные люди главы, но Альфе вот досталось. Кровь уже остановил, теперь сутки лечить. Через двое и шрама не будет.

Высадив средних недалеко от их дома, Бета пересел за руль и покатил дальше. Нужно укрыться. Вскоре удалось найти отличное лежбище, где старшие близнецы и залегли, сняв мундиры капитанов второго ранга, за второй вылет пока те ничего не получили, в штабе флота решалось, и переоделись в гражданское. В походную одежду. Была поставлена палатка, Альфа отходил от ранения, высыпаясь, а Бета стерёг. А так было за что награждать. Я не говорю про первое задание с уничтожением трёх германских крейсеров под османскими флагами, это естественно, задание выполнено полностью. Я про решение посетить Германию и угнать дирижабль. И знаете, получилось от и до. «Феникс» добрался до территорий Австро-Венгрии, и вниз посыплись бомбы. Много бомб. На Германию уже ничего не осталось. Горели склады, железнодорожные станции, семь крупных и пять небольших железнодорожных мостов на разных реках рухнули в воду. Две ветки напрочь блокированы. В принципе всё, бомбы закончились, но и сделано немало. Шесть узловых станций по сути сожжены, спасибо ветру, двенадцать мостов. Это знаете ли тоже серьёзно. Тут ещё Бета засёк у складов одной из станций стоянку автомобилей, грузовых, около пятидесяти единиц. Была высадка десанта, и пять грузовиков, новенькие «Даймлер», с кабинами и крытыми кузовами, были угнаны и перегнаны к ночной стоянке «Феникса». А пока машины удалялись, Альфа, что был на замыкающей, пробежался и убрал в своё хранилище остальные грузовики. Так добрались до «Феникса», и подвешивали авто уже когда начало светать. Дальше Альфа повёл дирижабль к Севастополю, тот там будет ожидать, если Бета захватит германский дирижабль, а Бета, с двумя офицерами и половиной команды, на пятом угнанном грузовике, с полным баком, покатили по землям Австро-Венгрии в Германию. Двигались только по ночам, преодолев за несколько дней больше тысячи километров. Запасов топлива хватало, в кузове была бочка. Так и добрались. Поисков особо не было, германцы знали, что «Феникс» убрался обратно к своим, это днём было, многие видели. Даже от аэропланов удрать смог.

Так как нас не искали, то ехали по ночам нагло. Да ещё приметив знакомое авто, «Мерседес», вроде моего красного и одного из трофеев, ликвидировали водителя, тот в машине был один, а свидетелей оставлять нельзя, дело серьёзное, и включили в колонну. Управляли мушиными офицеры по очереди, на ходу можно сказать шла учёба. Управлять те итак умели, на аэродроме получили знания, покатавшись на грузовике, теперь практика. За время пути её хватало, теперь уверенно ехали, уже без рывков, мягко и хорошо. Со мной напомню четверо офицеров было, двое морских и двое по Адмиралтейству. Дальше обошлось без разных случайностей. Добрались до Берлина, там разбили лагерь на окраине опушки, чтобы видеть аэродром и причальные мачты. Дирижаблей не было, так мы трое суток прождали, пока не прибыл один. Это оказался боевой, судя по тактическим знакам приписанный к ВВС Германии. Как я потом узнал, это был большой пассажирский дирижабль «LZ 13». Мы дождались, когда пассажиры сойдут, в тихую взяли команду, даже не убивали, просто связали, часть уже отправилась отдыхать в город, отчего нам было легче, да и аэродромная прислуга была неполная, вылет немедленно явно не предусматривался. А прилетел дирижабль с главной военно-морской базы Германии, с морскими офицерами и парой адмиралов. А мы угнали судно, ночь стояла, на полчаса зависли над дорогой, пока по Берлину тревога начиналась, и где стояло два авто готовых к сцепке, и прицепив их, улетели.

В Севастополь летели, там наши ждали, и так вот добрались. Потолок у этого дирижабля едва три тысячи метров. Наш «Феникс» уникальной постройки и то на пять тысяч на пределе подниматься способен. К слову, я не понимал германцев. Для них полёт на пятьсот километров, беспересадочный, это ух какое достижение и событие. Боятся они дирижабли что ли? Вот после моего перелёта Атлантики, что смущал умы аэронавтов до сих пор, начался повальный бум эксплуатации дирижаблей. Были и аварии, и гибель команд с пассажирами, но искали причины, находили и устраняли в следующих сериях, так что если сравнивать дирижабли пятилетней давности и что сейчас строят, это небо и земля. Дирижабли тысяча девятьсот шестого года никогда бы не подняли больше двух авто, грузоподъёмности бы не хватило, да и про гондолу забывать не стоит. А сейчас мои «Малыши», один носит имя «Феникса», спокойно берут четыре авто, да и запас бомб перевозят солидный. Общий вес грузов не более тридцати пяти тонн, не считая веса гондолы, она не учитывается. Я же говорю, хорошие сейчас модернизации те проходят. Конечно воздушные суда эти всё равно опасными остаются, вон братья Баталовы оставили след в истории после беспосадочного полёта из Парижа в Париж, такое ещё никто повторить не смог, но факт имеет место быть, если использовать все преимущества, недостатки можно нивелировать. Да и стоит поработать, пока зима не убила все наши преимущества. Возможно «Феникс» и трофей на зиму перегонят на юг, помогать Крымскому фронту и Черноморскому флоту. Там уж оценили их в полной мере.

А трофей в сопровождении «Феникса» был доведён до столицы, где и встали к причальным мачтам. Да, тут и вторую поставили. Дальше Бета отдал приказы по обслуживанию и ремонту обоих дирижаблей, тут Альфа командовал, и отправился на приём к Бахиреву. Оттуда к главнокомандующему, всё же от него поучил задание. Передал рапорты, доложился, получил поздравления, и похвалу за трофей, и мы отбыли в штаб флота, где я подробно описал всё Бахиреву. Очень он интересовался. А на выходе меня и взяли. Я знал, что так будет, Альфу уже арестовали, и спокойно без сопротивления дал себя задержать. Вот и всё. Что дальше было вы и так знаете. По авто, мы с адмиралом обсудили. Их пока оформляли, но два грузовика точно останутся на аэродроме, три будет, стольное в автороту при штабе флота. Там машины тоже нужны, а поставки с русских заводов мизерные. Мы на «Фениксе» и то поставили с начала войны больше, чем от заводов было. Да это и понятно, в основном автомобили в армию шли, там они вроде как нужнее. Об этом я в теле Беты и размышлял до самого рассвета. Иногда вставал, как накопится сил для лечения, и использовал его на ноге Альфы. Пулевые отверстия с обеих сторон уже подёрнулись тонкой молодой и розовой кожицей. Ещё несколько часов и может уверенно ходить, сейчас рана пока давала о себе знать. Главное кровотечения больше нет и основное лечение шло раневого канала и кости. Шрамы и позже убрать можно.

Пока же я раздумывал. Глав семейств аристократов, что мне вендетту объявили, тут и думать нечего, всех под нож. Этим средние займутся. Ну и начальника Охранки тоже. За дело. Нет, эти дела даже не обсуждаются, ответку кидать нужно обязательно. Я о другом размышлял. Близнецы у меня под ударом могут быть, это я о малых и средних, вот и прикидывал что с этим делать. Нужно эвакуировать, это без сомнения, но получится ли? Просто забрать нельзя, у них матери, поэтому придётся договариваться. Ну со средними проблем нет, Анна получит откупные, единоразовые, сама не захочет отдать, так матушка её настоит, ещё тот бульдозер, а вот с Генриеттой проблемы. Мать она хорошая и ответственная. Не отдаст своих ангелочков. Придётся и её брать с собой. Проблем я с этим не видел, если только будут проблемы с уговорами покинуть столицу, той в Питере нравилось, знакомилась с ним, много гуляла. Если предложу попутешествовать по Земле, согласится? Скорее всего да. Так я и сделал. Написал письма рукой Беты, и когда был завтрак, передал матерям через близнецов. Анне так и написал «откупные», за каждого из близнецов по пятьдесят тысяч. Вполне хватит ей для столицы. Та с матушкой посоветовалась и поднялась цена до ста за каждого, я согласился, но кроме всех документов на близнецов, попросил написать расписку, что теперь воспитанием сыновей займётся отец, а та умывает руки. Получил согласие, так что средние начали собираться, деньги ночью передам. С Генриеттой было легче всего, та от пиршествуя не отказывалась, сразу и легко дала добро, начиная собирать вещи. Про арест и преследование со стороны властей я написал, чтобы поторопилась, пусть Егор отвезёт её за город, а дом слуги пока законсервируют, всё равно во флигеле живут. Он расширенный, мест хватало. Забавно, теперь знаю сколько стоят близнецы. По сто тысяч. Это средние, но и цену старшим знаю. Скинувшись, аристократы заплатили главе Охранного корпуса миллион рублей. Большие деньги, хотя и не огромные. По полмиллиона за Бету и Альфу. Я думал я дороже стою. Хорошо ещё малых продавать не начали.

Что делать дальше ясно, эвакуировать Генриетту из зоны боевых действий, пусть попутешествует. А отправить куда нужно, а то мало ли отдачей от моих действий достанется. Да нет, я только отомщу виновным, и сразу покину Россию, задерживаться уж точно не хочу. Оставлю малых с матерью в безопасности, и со средними, пока тепло, поработаю в Австро-Венгрии, и в Германии. Особенно в Австро-Венгрии. Да банки меня интересуют. Зачем им деньги? У меня они надёжнее сохранены будут. Да и открою вклады в банках Швейцарии и там содержать стану. Не всё в хранилище хранить. Ну и может ещё какой «Цеппелин» угоню. Там вроде ещё два скоро со стапелей сойдут. В принципе до конца года планы такие, а дальше видно будет. Теперь стоит подумать, что делать с гражданством. Тут мне житья точно не дадут, связать гибель начальника Корпуса Жандармов и гибель глав семей аристократов будет не трудно, ясно же что месть, да и положил охраны в здании жандармов немало, полвзвода точно будет. Нет, стоит свалить подальше. Кстати, документы барона у меня есть, и они действительны в любой стране, но если я хочу там жить, то их нужно в этой стране подтвердить. Я не приезжий дворянин-турист, а уже житель и владелец местной недвижимости. Да, надо будет прикупить её. Процедура не быстрая, сделают. Да и о втором гражданстве стоит подумать. Именно Швейцарии. Я там был, и не раз, нравились мне там горы. Одно поместье приметил, ну очень хочу его приобрети, жаль владелец не продаёт. Так что добираемся с Генриеттой до Швейцарии, там их устраиваю, и пока все бюрократические процедуры проходят, работаю по противнику. Нужно счета пополнить, пока война, потом это уже грабёж будет. А сейчас военные трофеи.

Хороший план да? Мне тоже понравился, но всё испортил Бахирев. Малые носились по небольшому участку, когда подъехал его автомобиль, и адмирал в сопровождении слуги, что сообщил хозяйке о появлении высокопоставленного гостя, прошёл в дом. Меня это заинтересовало, поэтому малые с двух сторон начали подслушивать. Янек через открытое окно, а Андрей проник в дом и к двери подошёл. И то что прислуга это видела, меня нисколько не волновало. Адмирал быстро разговорил Генриетту, что она могла противопоставить искушённому офицеру? Хотя раньше Бахирев таким не был, прямой как палка, ну и выяснил что та с детьми собирается отбыть. Убывает в путешествие за границу, также быстро узнал, что да, старшие братья Баталовы её забирают и увозят. Это его серьёзно напрягло, адмирал очень просил передать письмо старшему из братьев. Написал тот его тут же, письменные принадлежности ему предоставили. Что-то долго писал, почти час. Вот так оставив письмо, тот убыл. Как только машина уехала, малые забежали и попросили письмо у матери, но та не давала, мол, обещала лично передать. Поэтому прошлось письмо банально спереть, и то где-то через час, когда Генриетта с Марфой ушла в погреб. Инспекцию припасов проводили перед отъездом. На это Генриетта довольно педантична. Читал Янек под кроватью, Андрей отвлекал от его укрытия, официально малые читать ещё не умеют, как и не знают иностранных языков, кроме польского, не нужно им такое видеть. Что было в письме. В общем, адмирал написал, что уже в курсе побега из темниц жандармов, да ещё с большим количеством погибших. Восемнадцать их вроде, это много? Скорее всего да. Николай в курсе, очень зол на главу Охранки, потом общался с Бахиревым. Адмирал же просил прибыть к нему, Николай обещал разобраться во всём, и действительно отдал несколько приказов. Следствие и разбирательство уже начались.

Вернув письмо на место, Генриетта его в секретере бюро держала, запасной ключ у меня был, ну и стал обдумывать ситуацию. С одной стороны, хочется плюнуть на всё и свалить, перед этим воздав по заслугам виновных. Нашлись мстители. Ну или последовать совету из письма, скорее всего сидеть под домашним арестом пока не разберутся, ну и мстителей под нож. Так или иначе, с ними одно будет, полная ликвидация. Подумав так и эдак, я скривился. Мне нравилось воевать на «Фениксе», и я желал продолжить это дело, пусть на Балтике у германцев в основном старьё, но и оно тонет за милую душу. Тем более осень на подходе, скоро будет сложно использовать дирижабль. Я не говорю невозможно, у меня был опыт плаванья на северных широтах. Это на Аляске, но небольшой. В общем, я принял решении. Вызвал Егора через малых, и тот приехал, забрав нас вечером и доставив к штабу флота. Ну а там завертелось. Ареста не было, об этом не говорили, просто попросили не покидать дом Генриетты до конца разбирательства. Да ещё две группы наблюдателей имели место быть. Ну и почти каждый день в течении следующих восьми дней приезжал следователь, что опрашивал меня, и на девятый вдруг сообщил:

— Ваша милость, вы с братом полностью оправданы. Удалось выяснить что вас оклеветали. Лжесвидетель бежал, но оставил признательные показания. Они проверены и подтвердились. По странному стечению обстоятельств все те господа, желавшие вашей смерти, были убиты за эти дни, включая генерал-майора Попова. Если бы не наше наблюдение, которое видело вас с братом постоянно, особенно в часы гибели ваших недругов, я бы подумал, что это ваш работа. Почерк у каждого свой, у вас он очень характерен, добиваете выстрелом в голову только вы, и там поработали под вас.

— Это оскорбление подозревать меня в подобном? — с холодком в голосе спросил Бета.

— Я ЗНАЮ, что это вы убили детей господ за угон вашего автомобиля. Я ЗНАЮ, что это ваших рук убийство их отцов и братьев, а также командира Корпуса Жандармов. Только доказательств нет. Да и лжесвидетель бежал, всё дело против вас с его бегством рассыпалось. Поэтому я и вынужден сообщить вам, что с вас сняты все обвинения. Да и Его Императорское Величество, с которым я сегодня разговаривал, так и сообщил: герои нашего государства просто не могут обвиняться по таким делам.

После этого полковник раскланялся и убыл, я же занялся делами, хмыкая своим мыслям. Да уж, тут средним близнецам прошлось поработать, но выбили всех заговорщиков, да и того главу Охранки, которому за меня заплатили. Работали или винтовками, в большинстве, или с помощью револьверов с глушителями, нашли и лжесвидетеля, хотя его хорошо прятали. Жёсткий допрос, с прострелянными коленями, и вот чистосердечное признание о клевете на руках. Тело лжесвидетеля в бухту на дно, записку подкинули, тут было сложно, но справились, письмо отправили следователю, с коим я сейчас общался. Ну вот и всё на этом. Волна убийств аристократов в столице особо громким не была, больше всего пресса возмущалась аресту безвинных братьев Баталовых. А средние носили письма журналистам, двум, тем что освещали приход трофейного эсминца к дворцовой пристани, вот те и писали возмущённые статьи. Весь город подняли. Мол, братьев Баталовых, безвинно осудили, явно действия германской разведки, ну писали почему и кто. Причём, практически правду. Что сначала у братьев угнали личный автомобиль, те нашли угонщиков, это были аристократы, но извиняться те не вышли, а наоборот братья стали свидетелями как несколько человек проникли в сад, потому задерживаться не стали, и уехали на своём авто. А на следующий день узнали, что в том районе массовое убийство произошло. Правда, то что это происходило в том саду братья не знали, позже им сообщили. Сначала их арестовали как подозреваемых, но к счастью разобрались и отпустили, не убийцы, а свидетели. Германская разведка узнала об этом, и после первого рейда «Феникса» решили избавиться и извести братьев с помощью русского правосудия, подкупила лжесвидетеля и братьев арестовали, и пытались убить. К счастью, не вышло, все нападающие были перебиты. Сейчас идёт следствие. Это была официальная версия от братьев Баталовых, что лилась со страниц газет. И им верили, пять дней назад пришлось роту солдат к дому Генриетты направить из комендатуры. Иначе толпы просто снесли бы всё, чтобы освободить братьев. Волну я поднял серьёзную, но всё же разобрались.

Следователь мне действительно дотошный попался, и тот ни на грош не верил, что я в двух телах тут не причём. Ну он прав, но говорить об этом нельзя. Просто я необычный гражданин, я оставался и остаюсь диванным воякой, а у нас свои моральные принципы. Иногда такое отчебучим… Впрочем, если отмотать историю назад в прошлое, я бы ничего не стал менять, потому как всё сделал правильно, от и до. Угонщики должны были быть наказаны. Я ведь давал им шанс. Как тот чиновник, опознав Альфу, въехал во двор я два часа прождал, но никто не вышел, не извинился, возвращая машину. Тогда бы не тронул. Так что не стоит считать, что я такой отморозок, шансы на жизнь я даю. Не моя вина что им не воспользовались. Единственно, что бы я сделал, вернувшись в прошлое, их отцов и братьев сразу бы зачистил, чтобы не дошло до этой ситуации. Это была моя ошибка. Учту, впредь постараюсь не допустить подобного. Кто-то скажет, остановись, что ты творишь, это же свои? Нет, они перестали быть своими. Это ладно, теперь по мне. Все это время Бета с Альфой были как бы в подвешенном состоянии, после второго вылета на Чёрное море, ни положенных наград, ни почестей. Ничего. Нет, на команду «Феникса» и команду «Ястреба», как назвали второй дирижабль, полился дождь наград и повышений в чинах и званиях. Тут ничего не зажимали, а вот что делать с братьями Баталовыми никто не знал, поэтому пока выжидали.

Бахирев часто приезжал, мы общались, вот и получал от него сведенья. А общались мы на предмет зенитного вооружения кораблей. Разработали три вида, сейчас в технических мастерских пытаются всё это в железе создать, вроде уже есть пара опытных образцов, что испытания на полигоне проходят. Бахирев понимал, что германцы могут устроить вендетту, охоту на российские боевые корабли, и нужна защита. Обратился поэтому поводу ко мне и не прогадал. Разработали спаренную зенитную пулемётную установку «Максим», это против аэропланов. Потом зенитную пушку на базе сорокасемимиллиметровой морской пушки, тут ствол бы удлинить. И семидесятипятимиллиметровое зенитное орудие против дирижаблей. Стрелять шрапнелью или выставлять снаряды на удар. На миноносцы планировалась по паре пулемётных установок и по паре лёгких зенитных пушек. На эсминцы, уже три пулемёта, и три зенитных пушки. Дальше чем больше корабли, тем больше зенитных средств. Да и вокруг столицы бы несколько батарей иметь. Я сообщил адмиралу про возможную химическую атаку, но тот заверил меня, что германцы на такое никогда не пойдут. Ну-ну.

Так вот, про меня все забыли, даже трофейный дирижабль, приняли в состав флота, модернизовали без меня. Ладно бы навещали и совещались. Я только от Бахирева узнал, что на «Ястреб» Сапегина назначили. Капитаном. Этот накомандует. Я могу с уверенностью сказать, что пока ни один из офицеров не готов к самостоятельным выходам в качестве капитанов, и два благополучных вылета с выполненными заданиями, где они участвовали, ничего не значат. Тут ещё неприятная новость. Нет, награды нашли героев, оба близнеца получили и награды, насчёт этого не зажимали, и даже чины, капитанов первого ранга выдали, но с «Феникса» братьев сняли, Губин его принял, полковники такими судами не командуют, максимум капитаны второго ранга. Оба дирижабля в списках флота значились как крейсера второго ранга. Плохо дело. Дирижабли вообще оружие новое, могли записать и как крейсера первого ранга, тогда близнецы бы ими могли командовали, но сделали так. Губин и Сапегин старших лейтенантов получили, по чинам вытягивали на капитанские должности, но не по знаниям. Хотя Губин неплох, учился с азартом.

Награждали близнецов во дворце, Николай присутствовал, всё же очень кромкой победа на Чёрном море получилась. Весь мир об этом говорил, даже британцы сподобились, прислали хвалебное письмо и наградили какой-то висюлькой. Только Бету, больше никого. Наградят, если в Англии буду. Ну а близнецы, а что близнецы? Получили новые назначения согласно своим чинам. Не знаю кто придумал такую дурь, передать дирижабли неопытным офицерам, но ничего хорошего из этого не будет. Я уже в курсе, что Бахирев тут не решает, оба дирижабля переведены в разведотдел генштаба. На прямую работают. А это всё, клиника. Назначения новых капитанов оттуда было, Бахирев не причём. Тут вообще довольно интересная афера была проведена, были недовольные братьями Баталовыми, они везде будут, вот и решили убрать их с перспективного направления. Как видите, получилось. Что по назначениям, то Альфа в оперативный штаб флота направлен на дальнейшую службу, а Бета в разведотдел штаба флота. Близнецам дали три дня привести себя в порядок, мундиры построить и можно прибыть к месту службу, познакомиться с командирами, с коллегами.

Однако у меня были планы, первым делом сменив мундиры согласно своим чинам, близнецы познакомились со своими командирами отделов, с коллегами. Ну и испросили дозволения взять отпуск по личной надобности, по семейным обстоятельствам. В принципе, война идёт, не до отпусков, но братьям вошли в положение, пошли на встречу, и выписали небольшие отпуска на десять дней по состоянию здоровья. По такой причине решили указать. Да плевать, хоть по импотенции, главное получил. Так что этим же днём переполненная вещами коляска с Егором покатила к выезду из города, следом за машиной близнецов. Той что «Фиат», а не «Мерседес». «Форд» я пока особо не использую. Хотя афишировал наличие личного автомобиля я не желаю, многие в курсе что у меня есть авто. Кстати, проезжая по полю, видел вдали причальные мачты аэродрома, теперь он подчинялся напрямую Генштабу, так вот, «Ястреб» на месте, а «Феникс» отсутствовал, видимо Губин получил своё первое задание. Да и плевать, это уже не моя тема. Ссадили казака с коня, как говорят сейчас. Ладно, не то том разговор, стоит пояснить куда это мы так рванули. Дело в том, что планы побывать в Швейцарии я не поменял. Время выделили мизер, но успею. Переговоры с Анной по поводу Александра и Алексея прошли удачно, деньги те получили и теперь тратили их. Как, не моё дело, но парни теперь со мной живут, в доме Генриетты. Теперь по девушке, сообщил ей что планы чуть изменились, так что та подождала чуть больше недели, и вот мы ехали за город, где я планировал достать свой второй дирижабль, копию «Феникса», что только испытания прошёл, не более, ресурс сто процентный, и дальше летим на нём. Надеюсь успеть.

Стемнело уже вскоре, так что Альфа отъехал, где достал дирижабль, убрав авто, и подогнал его к месту ожидании детей и Генриетты с Егором. Ветра фактически не было, да и погода пока радовала теплотой, так что удерживая судно на одном месте, средние близнецы по заранее спущенной лестнице как обезьяны быстро поднялись наверх, и стали принимать малых и Генриетту. Скамейку использовали. Дальше малые устраивали матушку в каюте, доставали припасы и укладывали в кладовке, та пуста. Ну а Бета спускал грузовую сетку и принимал багаж и вещи от Егора. А когда пролётка была освобождена, а грозой отсек захламлён, то судно поднявшись на две тысячи метров, на максимальной скорости направилось в сторону Швейцарии. Путь лежал прямой, через Польшу и Австро-Венгрию, надеюсь успеть за трое суток, трое на месте и четыре дня обратно, с запасом чтобы было. Генриетта легла отдыхать, уже час как стемнело, да и двадцать минут как летим, Бета и Альфа тоже легли отдыхать, как и малые, на вахте средние близнецы. Я помню, что не желал вот так всех в одном месте держать, но вынужден рисковать. Надо. К слову, Генриетта дом не консервировала, Бета и Альфа со средними близнецами там жить будут, отвезут их и вернутся. Так что летели спокойно. Потом день наступил, но полёта продолжался, пока ещё наши были земли, до Польши не долетели. Линию фронта пересекли, когда вторая ночь полёта наступила. Кстати, похоже мы серьёзно напугали австро-венгров, тут они окопы держали. Однако мы уходили к ним в тыл, будет перехват, без сомнения попытаются, но надеялся, что обойдётся. И повезло, в шесть часов вечера, как раз ужин проходил в столовой, Алексей, что стоял за рычагами управления, сообщил, что мы пересекли швейцарскую границу. Это радовало. Вскоре пошли на посадку, где отбежав за деревья, Альфа и Алексей достали машины, в этот раз «Мерседес» и грузовой «Фиат» и вернулись на них. Генриетта, «Мерседес», как ни странно, узнала, очень удивилась. Однако вещи спустили, убрав в кузов грузовичка. Всех спустили кроме Беты и Алекса, те отогнали дирижабль, не смотря на день, спустили за лесом. Убрав в хранилище Беты, и бегом к авто, после чего покатили к дороге. Та рядом, в шести километрах находилась, к Цюриху вела. До него было двадцать два километра. Въехали на территорию города, когда уже стемнело, дальше сняли номер в гостинице, и отправились отдыхать. Завтра дел много.


Насчёт трёх дней я погорячился, только через четыре дня улетели обратно, едва успев всё сделать. А успели немало, уж поверьте мне. Для начала выплатили штраф, сообщив, что нас высадили с дирижабля, границу воздухом пересекали. Да, незаконно, но война идёт. Да и штраф небольшой. Зато на территории государства мы находимся законно. Пока Генриетта гуляла по городу с малыми, я оставил грузовой «Фиат» во дворе гостиницы и на «Мерседесе» объезжал нужные службы. Первым делом прошёл регистрацию. Нет, не на смену гражданства, меня моё пока вполне утраивает. Просто я в местных архивах и дворянском собрании провёл регистрацию своих документов дворянина и титулов барона. Да и других близнецов тоже. Пришлось подмазать для ускорения работы, иначе две недели бы делали, а тут за пару дней и готово. Для чего это было нужно? Сейчас объясню. Дворянство вот это моё, оно действует только на территории России. В принципе, в других также, но если твоё государство рухнуло, перестало существовать, то уже не действовало, разве что в виде лакмусовой бумажки, принимают к сведенью, но не более. Поэтому будучи в других странах, желательно там пройти регистрацию, иначе без своего государства за спиной ты никто. Многие дворяне так делают, но не все, далеко не все. Печально известная история о офицерах-дворянах, что работали таксистами в Париже, как раз по этой причине. Иначе французские дворяне им бы помогли. У них были не подтверждённые дворянские документы. А когда государство рухнуло, уже и не подтвердить было. Я же, как Российская Империя перестанет существовать, время покажет так это или нет, прибуду в Швейцарию, попрошу гражданство оформить согласно моему статусу, те глянут в архиве, а есть такой Баталов, даже двое и бароны, и всё оформят, включая баронства. Я не хотел честно выслуженный титул терять. А без этой регистрации ничего, стал бы простым гражданином, как те офицеры-таксисты. Об этом мало кто знает, но это есть.

Другие близнецы также прошли регистрацию. Это самое сложное было. Что легче, так это приобрести недвижимость, как я и хотел. На Альфу оформил шикарную квартиру в центре города на верхнем этаже с видом на озеро, и большой кусок земли на склоне Альп, где заказал строительство комплекса зданий для будущего поместья. А Бета приобрёл очень даже неплохое поместье на берегу пресного озера с чистейшей водой. Земли Альфы в сорока километрах от Цюриха, а земли Беты в двадцати пяти. Земли и поместья на дворянские документы оформлялись, теперь это баронские гнёзда. По сути подтверждать свои титулы близнецам в России не требовалось. Я конечно нарушил правила, но земли теперь есть, пусть и оформлены в Швейцарии, я тут зарегистрирован в двух телах, всё законно. В России тоже могу купить, но тут по желанию, которого нет от слова совсем. С той поры как узнал, что мне тундру продать хотят. Деньги для Альфы на счёт в одном из банков Цюриха положил, солидную сумму, заказал строительство поместья на землях Альфы, Генриетта и малые наблюдать будут, скоро стройка начнётся, и готов был отправится обратно. Прислуга в поместье Беты оставалась старая, вполне компетентная. Это конечно не то поместье о коем я мечтал, но тоже на уровне. Открыл счёт в банке для Беты, теперь автоматически будут начисляться заработные платы прислуге и оплачиваться закупки всего необходимого, этим управляющий поместьем будет заниматься. Был нанят шофёр, оба автомобиля я оставил тут, прислуге, документы у них в порядке. На «Мерседесе» будут Генриетту и малых возить, те попеременно то в поместье жить будут, то в Цюрихе в квартире. Да и по Швейцарии те покататься хотят, пока тепло. На курортах пожить. Основное время занял осмотр недвижимости и оформление, благо братья разделились и занимались только своими покупками. Однако всё сделал, даже успел написать завещание, оформив на малых, и вот шофёр на «Мерседесе» отвёз нас загород из Цюриха, как раз вечером, и укатил, дальше достали дирижабль, чуть не упустили, ветер уносить начал, поднялись на борт и полетали обратно. Ох надеюсь успею.


Не успели. На сутки опоздали. Мало времени дали. Придётся объясняться. Зато я рад. Пусть иногда ветра встречные были, но мы опускались ниже или поднимались, попутные выискивая. И вот во время полёта, пока над вражескими землями летели, не много, чуть-чуть, прибарахлились. Как объяснить? Сняли с германцев добычу, раз их территории пересекали. Первой добычей стал целый эшелон с автомобилями, что стояли на отрытых платформах. У меня аж слюнки потекли, тем более одно авто в запасе осталось, ну и плюс прошлая добыча из германских грузовиков. А тут двадцать два грузовика «Даймлер», из них шесть с крытыми кузовами, но у всех кабины закрытые, это удобнее, особенно зимой. Потом два автобуса на базе грузовиков «Даймлер», впервые вижу, видимо новинка, шесть легковых автомобилей «Адлер», мне они мало знакомы, да и с «Мерседесом» по внешним данным не сравнить, и пять «Фафнир». Это уже получше, но все легковые машины пусть и четырёхместные, фаэтоны. Или кабриолеты, если проще. Ночь, дирижабль уровнялся по скорости, с лестницы высадил Альфу, и тот прыгая с платформы на платформу, всю технику отправил в своё хранилище. Тут ещё два вагона в конце, он вскрыл их и внутри бочки с бензином, с моторным маслом, смазкой, и запчасти в ящиках. Всё прибрал. Машинисты, похоже, ничего и не заметили. Следующей целью был австро-венгерский большой дирижабль с жёстким корпусом, причём боевой, их тактический знак. Летел куда-то в Германию. Тут команда умерла, если пассажиры есть, то и они тоже, гарантия. Мы выше были, нагнали, Альфа, встав за рычаги, снизился, и Бета, обвязавшись верёвками, спустился ниже и коснулся корпуса дирижабля. Тот исчез, отправленный в личное хранилище. Как доставать буду, пока сам не знаю, но надеюсь что-нибудь придумаю. Эта была первая ночь с момента, как покинул Швейцарию, но она на добычу ещё не закончилась. На дороге приметил отсвет фар, я бы пропустил их, но авто опознал, два однотипных «Мерседеса», вроде того что Генриетте оставил. А такие авто неплохие, мне нравились. Катили те по ночной дороге куда-то в сторону Мюнхена. Взял их также как дирижабль. Бета на лестнице стоял, дирижабль нагнал автомобили с кормы, сидящие внутри ничего не видели, крыши жёсткие и похоже не съёмные, и тот перегнувшись, касался корпусов авто по очереди. Чуть позже надо будет выкинуть тела пассажиров и шофёров. Они были в военной форме. Однако пересечь фронт до рассвета мы не успели, пришлось идти на посадку и убирать «Малыша», после чего отдыхать в леске, передневав. И не зря, следующая ночь тоже оказалась богатой на трофеи.

Как начало темнеть, «Малыш» был извлечён из хранилища и две пары близнецов устроились внутри. Тут до фронта километров двести осталось, думал проскочим мигом, но все, кроме Беты, что стоял за рычагами, внимательно наблюдали из окон за возможностью ещё чего к рукам прибрать. Ну раз уж тут находимся, то почему и нет? А на российской стороне полетим дальше и днём, и ночью. Просто тут в сумерках Алексей рассмотрел германские аэропланы в стороне. Нас заметили с земли, и явно тревогу подняли, поэтому я и решил обезопасить себя и переждать, больно уж германцы всполошились и серьёзные силы на поиски пустили. Вон, дежурные, что по четыре часа охраняли лагерь, сообщали, что за день раза три дирижабль видели. Судя по номеру, один и тот же. Аэропланы летали чаще, но разные. Я же говорю ищут, правильно сделал, что день решил переждать. И эта ночь только потвердела это. Первую добычу я усмотрел через Янека, а тот увидел ночную стоянку бронеавтомобилей. Не знал, что они уже существуют. Рядом несколько единиц автотехники. В общем, «Малыш» быстро ушёл в хранилище после посадки, со стоянки германцев нас не рассмотрели, мы в двух километрах мимо пролетали, бегом добежали, и быстро сняв часовых, их трое было, отправили всю технику в хранилища средних близнецов. Бронеавтомобили оказались британскими, видимо трофейные, от них ещё пахло свежей краской, но тактические знаки были германской армии. Три единицы, пулемётные. Экипаж по три человека. Германцы только вместо британских «Виккерсов» свои «МГ-08» поставили. Помимо бронеавтомобилей было два легковых автомобиля, роскошные «Ролс-Ройсы». Как раз на базе этих легковых автомобилей и сделаны три броневика. Думаю, тут офицеры и передвигались на них, а также автомобили могут служить как доноры запчастей. Помимо них три грузовика «Бюссинг» было, трёхтонки. У меня таких пока не было, не встречались. Также два легковых мотоцикла-одиночки, модель незнакома. Как собрал трофеи так тихо и удалился, вскоре «Малыш» уходил прочь на скорости восьмидесяти километров в час. Только с трёх солдат амуницию и оружие перед уходом снял, а те, кто спал в платках, так и не проснулись. Не шумел. Утро не самым приятным у них будет.

И снова Алексей поднял крик. Большой склад продовольствия в ближнем тылу одного из корпусов германской армии. Австро-венгры чуть правее были. Временный склад, раз на открытом воздухе и лишь брезентами укрыт. Снова пришлось покидать «Малыша» и быстро прибирать припасы. В военное время, это тоже дефицит. Всё прибрали, но места не так и много оставалось, когда фактически на линии фронта новая интересная находка. Чёрт, столько вкусного всего, а нам лететь срочно надо, время тратить нельзя. Однако всё же ушли в тыл германцев, чуть вернувшись по своему маршруту, снова высадились, в третий раз уже, и побежали к двум тяжёлым гусеничным тракторам. Те видимо тяжёлые гаубицы тягали, что стояли в стороне. Трактора прибрал, как и полевую кухню, стоявшую рядом. По сравнению с новейшими в будущем, та смотрелась забавно, но вещь нужная, прибрал. Она была германской, на два котла и две конфорки. Модель не знаю. Четыре колеса имела. После этого мы полетели дальше, перебрались через линию фронта, там стрельба началась, и дальше так и летели. В принципе, успели бы, если бы череда неудач со встречным ветром, что часто встречался. Ну и разница в климате, как добрались до Питера, пришлось надевать мундиры и шинели, заметно похолодало, по сравнению с тем что десять дней назад было. Середина октября всё же. «Малыша» убрали, на машине доехали до дома и банька. А с утра отправились на службу, а средние в гимназию. С запиской от отца, с извинением за опоздание. В принципе, классный руководитель был предупреждён. Да, старшим братьям пришлось винится в опоздании перед начальством, но коробки дорогого шоколада из Швейцарии, средние близнецы накупили его несколько тонн, пока старшие были заняты, испарили недовольство начальства. В общем, простили, так что началась служба. Нужно вникнуть в новое для меня дело.

Два дня было спокойно, когда Бету срочно вызвали к Бахиреву.

— Скажи, где ты был эти дни выделенного отпуска? — в лоб спросил тот.

Я особо и не видел причин скрывать, так что легко ответил:

— В Швейцарии, Генриетту с малыми отправил отдыхать, подальше от германских отравляющих газов. Заодно себе приобрёл поместье, а брат квартиру в Цюрихе и земли в Альпах. Там уже начали современное поместье строить, фундамент копают, на год работы, так что титулы свои мы официально подтвердили, земли есть. Мы с братом уже подали бумаги в Дворянский совет, чтобы их оформили за нами, как полагается. А назад не успели к сроку из-за северных ветров.

— Погоди, — я явно отвлёк того от основного интереса. — А почему в Швейцарии? У нас что, земель нет?

— А вот нет, мне только в Сибири земли предлагают, да в тундре за Уралом. Сказали свободных больше нет, и в продаже тоже. Вот, сам себе земли нашёл и приобрёл.

— Странно, у меня сосед продаёт свои в Подмосковье, переезжает на юг, в Крым, там себе землю и дом на берегу моря купил. Климат ему наш не подходит.

— Людям, что мне искали землю в Дворянском совете, приказали, сверху, чтобы только тундру или Сибирь. Так что плюнул и сам стал искать. Как видишь, нашёл.

— Разберёмся, — поморщился тот. — Вызвал я тебя по другой причине… Так это значит это твой дирижабль столько паники навёл и у наших, и у противника?

— А я знаю? — пожал я плечами и тут же сменил тему. — Кстати, ваша авторота не желает у меня автомобили купить? Собственно, из-за того, что угнали несколько машин у германцев, мы и опоздали. Как на трофеи не рассчитывайте, я в отпуске был. Кстати, это шоколад, три коробки, из Швейцарии.

Я достал из портфеля коробки, подарочный набор, и передал адмиралу. Взял и глазом не моргнул, с интересом их рассматривая.

— Дирижабль не отдашь, как я понимаю?

— Один отдал, и где он? Условие было, что я на нём капитаном буду, или брат, вы его нарушили. Нет, про второй забудьте. Да и нет его тут, в нейтральном государстве дожидается.

— Это не мы, а армейцы из Генштаба.

— Но вы им подчиняетесь.

Общались мы легко, на ты, так что тут проблем нет. Разговор был не служебный, адмирал на свои вопросы ответы получал.

— Это да, подчиняемся. Иногда такие приказы нам спускают, за голову остаётся хвататься…

— … и понять, что они такое весёлое курили, или какие мухоморы ели, чтобы до такого додуматься?

— Смешно, — хмыкнул адмирал. — Что там по автомобилям. Сколько?

— А сколько надо?

— Та-а-к. Говори сколько есть.

— Да почти сотня. В основном грузовики, но и легковые имеются. Даже три британских пулемётных броневика. Германские трофеи. И не надо так на меня смотреть, господин адмирал, тут моих только две машины, остальные продаю как посредник. Вышел тут на меня один купец, с Германией до войны дела вёл, вот распродаёт оставшийся товар. Боится, что отберут на военные нужды.

— Правильно боится. Бери перо, составь список авто. По памяти помнишь?

— Да. К грузовикам запчасти и ходовые расходники есть. Даже бочки с бензином и моторным маслом в запасе имеются. Правда, сразу уточню, передача будет с условием. Сначала деньги, потом техника. Тут я гарантом выступаю, машины своими глазами видел, так что тут всё в порядке. Часть новенькие, другие немного побегали по нашим дорогам, но все на ходу. Даже несколько «Мерседесов» есть, вроде вашего из трофеев. Да, купец хочет золотым номиналом оплату. Червонцами.

— Тут уже не я решаю, но всё для флота хочу приобрести, машины нужны.

— Есть два тяжёлых трактора, тягачи артиллерийские, два автобуса, и полевая кухня. Последняя, это уже моё, с двумя машинами угнал при возвращении. За неё деньги не нужны — дарю.

— Решим вопрос. За кухню спасибо, можно будет использовать при выезде на долгие патрулирования побережья. А часть грузовиков пустить в формирующееся зенитные части. О и кухню им придадим. Мы ими базы флота будем оборонять. Дело идёт, уже принято на вооружение несколько единиц, мало, но работаем над расширением. Путиловский завод обещал помочь… Однако.

Это сказал адмирал, читая список, что я накидал. Кстати, тех пассажиров из двух «Мерседесов», я уже выкинул из салона. Когда ещё дневали, пережидая световой день и наши поиски. Мертвы они были, а форма офицеров Австро-Венгрии, судя по документам из госпиталя, выздоравливающие ехали. Ну и ладно. Осталось решить с дирижаблем, что делать. На земле не достать, он сразу взлетит на километровую высоту, на которую выставлено давление баллонов корпуса, стравить водород в баллоны, но на километровой высоте? Так ещё двигатели работали на момент захвата. Будут те работать или нет? Я пробовал убирать несколько авто с запущенными двигателями, а когда доставал — работали. Так что и тут улетит мой приз и поминай как звали. Глупость конечно, догоню на «Малыше» и снова уберу, но вот как его взять, остановить и спустить? Да ещё тела достать изнутри нужно. Может достать на высоте, и когда дирижабль пойдёт своим ходом, на верёвке спустить кого из близнецов, и забраться в гондолу? Только как? Она подвешена под корпусом, а тот куда шире гондолы. Может раскачаться и зацепится? Ладно, получилось, а как внутрь попасть, обычно всё закрыто. Окно выбить? Вот сиди и думай. Адмирал отвлёк возгласам, и посмотрев на меня, сказал:

— Я решу вопрос с закупками техники. Трактора в мастерских бы пригодились, там есть, но мало. Сообщу, когда решение будет принято. Ты кстати в курсе, что произошло с «Ястребом»?

— То, что его сожгли на Балтике? Узнал, когда в столицу вернулся. Я в то время в Швейцарии был, шоколадом лакомился и недвижимость с землями покупал. Тут уже изучил рапорты, когда на службу попал. Значит его два германских дирижабля подстерегли и атаковали?

— И на них были пушки, калибр небольшой, вроде пушек Гочкиса, но «Ястребу» хватило. Заполыхал на трёх тысячах метрах, и не падал десять минут. К счастью, всё происходило днём, над нашими кораблями, миноносцами минной дивизии, спасли шестерых, на парашютах спустились. Некоторые с ожогами. Сапегин погиб.

— Быстро германцы оснастили все дирижабли пушками. Только что «Ястреб» на Балтике делал? Армейцы же ими командуют?

— В финском заливе их сожгли. Германцы уже к Риге подходят. «Ястреб» на разведку был послан, собирал статистку наступления войск противника, и как наши отходят.

— Вот идиоты, это не специфика применения дирижаблей, в этом случае они лёгкая мишень. Я потому и работал только ночью, таясь днём, что именно в этом случае есть шанс выполнить задание и уцелеть. А что с «Фениксом»?

— Не знаю, получил задание и улетел. Не в курсе. Кстати, о твоём втором дирижабле теперь знают, у меня и спрашивали сегодня в Генштабе, могут приказом заставить передать его в состав отдельного дивизиона дирижаблей.

— Хотелка у них ещё не выросла. Пусть найдут сначала. У меня его нет, захотят забрать, пусть ищут. Вон, я трофейный добыл, лихие парни у них есть, наверняка повторить смогут. Дерзайте.

— Наглец ты всё же, за то и люблю, — хмыкнул адмирал. — Пока свободен, а как по покупкам всех авто решится, сообщу.

— Хорошо.

Я отбыл на рабочее место, и продолжил перебирать бумаги, бюрократия. Интересные рапорты передавал начальству выше, чтобы приняло решение по ним. Альфы в штабе не было, с утра направился в составе инспекции на строящиеся дредноуты, что скоро введут в строй. Уже вводят. Кстати, то что я бумаги перебираю, что поступают в разведотдел штаба, нет ничего зазорного, тут ещё два капитана первого ранга этим же занимались. Только скучно уж больно, но пока терпимо. Тут и свои прелести можно найти, некоторые в рапортах такие пёрлы выдают, никаких анекдотов не надо. Я их сохраняю в отдельную папку, после прочтения начальства, всё равно их в мусор отправляют, коллекционировать начал.

Уже на следующий день Бету вызвали к командующему флотом, оказалось, решили вопрос с покупками авто. Что это такое уже осознали и машин требовалось всё больше и больше, поэтому выкупали их у частников, часто просто выдавая бумаги, что деньги те получат посте войны, ну или новое авто того же класса. Мне поначалу тоже такие расписки предлагать начали, но я посредник, пусть и офицер, попросили, вот и помогаю. Объяснил это тем, что за помощь мне автомобиль подарили, «Ролс-Ройс». Покивали и начали торговаться. Не офицеры, а монстры какие-то, хотя я считал цена вполне неплохая. И не обманули, всё выдали, даже золотыми монетами. Немного серебра было, добирали по цене. После этого была передача. Да в лесу. Добрались до опушки, я оставил сопровождающих, тут и флотские механики были и шофёры, что будут перегонять технику, сначала на лесной дороге достал трактора и кухню, потом броневики, два автобуса и почти все легковые машины. Привёл к ним покупателей, и сообщил, что грузовики в другом месте. Пришлось сначала тут задержатся на два часа, вся техника, включая два единственных наличных мотоцикла-одиночки, дотошно принималась покупателями. Специально считал, двадцать шесть подписей пришлось Бете поставить. Больше чем в бумагах на получение денег. Однако приняли, подтвердив, что вся техника на ходу. Механики это демонстрировали. После этого разделились, часть сопровождающих осталась для охраны и перегона выкупленной техники, и поехали к другому месту, для передачи остального. Я не хотел тянуть и желал передать всё за один день. Кстати, вопросы возникли, откуда на некоторой технике тактические знаки германской и австро-венгерской армий. Отвечал так, что торгаш связи ещё имеет, и продолжает закупать технику. Вот ему такую и продали, а тот что с ней делать не знает. Это разовая продажа, больше не будет. Закрылся канал. Ни фига не поверили, посчитав, что меня ввели в заблуждение, но приняли хоть такое объяснение. Главное всё это есть.

В соседнем лесу я передал грузовики и запчасти с бочками бензина и масла, и ящиками разных расходников, включая запасных колёс. Приняли всё с довольным видом, ну и когда я расписался, то отправили обратно в столицу. Им тут до ночи возится, всё перегоняя в порт, техника будет стоять на территории ремонтных мастерских. Насчёт продажи, удивляться не надо. Просто отдать? А как я объясню их наличие? А так продал по минимальной цене и все довольны. К тому же мне эта техника не нужна, она уже через год устареет. Оставил интересные единицы легковой техники в качестве экземпляров будущей коллекции, и хватит. Надо будет, ещё добуду, современные и новейшие образцы. На землях Альфы будут сроится объёмные гаражи для хранения такой коллекции. К слову, стройка уже началась, котлованы начали копать, материал завозят. Там Генриетта побывала, с малыми поглазели на это дело. Инженер, что ответствен за стройку, знал, что к Генриетте нужно обращаться если вопросы возникнут. А та письмам через малых будет запрашивать у меня информацию. То есть, у Альфы. Я потому и броневик не оставил, хотя бы один. А смысла не видел. Сырая машина, за пару лет использования может и доведут до совершенства, но это будет через пару лет. Жаль мне аэродромы не встретились, аэропланы бы германские флоту продал. Сомневаюсь, что Бахирев сможет удержать технику, прикажут передать армии — передаст, никуда не денется. Тут флот, это усиление армии, не более.


Вот так и покатились дни, братья Баталовы вполне освоились в штабе, во многом начали разбираться, что ранее считалось тёмным лесом. Да и сейчас тяжело было, знаний не имелось. Вот близнецам и начали намекать на военную академию при Генштабе. Нужно повышать свой уровень, а то училище штурманов, да инженерный университет во Франции, не соответствуют чинам. Я честно сказал, если бы близнецы желали служить, вопросов бы не было, но я служу пока идёт война, а как закончится, сразу подам в отставку.

Так время и тянулось, стройка шла на землях Альфы, уже фундамент в шести котлованах заканчивали выводить, и стройка заморозилась до весны, наступил декабрь, вроде все фронта стабилизировались, Кавказский фронт продолжал наступать, при поддержке Черноморского флота, мёрзла пехота в окопах Польского Царства, встала Балтика, покрывавшись льдом. Пока шла позиционная война, на Балтике никаких особых изменений не было, пока лёд не встал. Разве что сработали мои идеи, неплохо воплощённые Бахиревым. Дважды германцы нарывались на засады наших подлодок, да и было их три, плюс трофейная, что способны были выйти в море и быть использованы для этих операций. Да и на буксире их дотащили, а трофей сам дошёл, команда её только-только закончила изучать и осваивать. Новейшие подлодки пока ещё готовились к службе и принимались флотом. Однако, дважды устраивались засады, когда миноносцы убегали от противника, причём с густым дымом, чтобы германцы думали, что у них проблемы с котлами и ходом, и наводили их на свои подлодки. В первый раз германцы потеряли броненосный крейсер «Роон», что увлёкся погоней. Да, вот так нашим подводникам повезло, что у многих вызвало шок. Во второй раз те потопили два эсминца, один типа «Новик», германской постройки, а крейсер «Любек», что с ними был, ушёл целым. На этом с засадами закончено, зима наступила. Да и не купяться больше германцы на подобные уловки. Вторая уловка, используя минные поля германцев, чуть расширить их границы своими минами. Ночью постановки делали, германцы за два месяца потеряли авизо, старый корабль береговой охраны, два тральщика, эсминец, и шесть грузовых судов. Это точные данные. У пленных узнали. Никто не ожидал, включая меня, что эта задумка даст такие плоды. Так что Балтийский флот воюет неплохо, вон какой счёт имели. Правда и германцы неприятно всех поразили, нанеся нашим потери.

Тут да, германцы использовали многие мои наработки, сделали бомбы, и ночными налётами начали терроризировать базы флота, бомбардируя Кронштадт, или атакуя боевые корабли. Искали ночами их искрами из труб. Наводились, освещали прожекторами и дальше скидывали бомбы. Работали по одиночке три дирижабля, как удалось узнать. Кажется, даже скидывали бомбы вручную. Потери были, и значительные, три миноносца и два эсминца уничтожили, похоже германцы на них и охотились, считались лёгкой добычей из-за отсутствия брони, их небольшими бомбами можно потопить. Ну и отправили на дно лёгкий крейсер «Жемчуг», который находился на Балтике, а не понятно где. Ну и базам флота досталось. Даже один налёт на столицу был, до разрушения частных домов дошло, два сгорели. Бахирев бесился, меня пару раз вызывал, но мне оставалось развести руками. Я тут что сделаю? Вон, зенитками флот постепенно оснащался и базы вооружались, уже отвечали пока хиленьким зенитным огнём. Правда, германцы пока потерь не понесли. Был бы мой «Феникс», поставил бы пушку с хорошим противооткатным устройством, чтобы гондолу не разбить, я бы уничтожил германцев, но «Феникса» нет, и больше не будет, теперь известно где он, но это нам ничего не даёт. Да и германцы с первыми снегопадами прекратили налёты. Вот так служба и шла. Даже интересно стало, увлёкся штабной работой. Да и непогода такая стояла, что лучше в тёплом кабинете работать, чем на продуваемым всеми ветрами мостике. Отдохну зиму и как в следующем году потеплеет, что-нибудь придумаю, чтобы на территории противника побывать. Средних на них натравлю.

Что по «Фениксу», то тут прелюбопытнейшая история произошла. За каким-то чёртом тот был отправлен во Францию. Маршрут мысленно прикинули? Через Чёрное море, Средиземное и к столице Франции. Главное тот дошёл, чудом, и даже доставил представителей Генштаба в Париж. Вроде всё хорошо, но и тут нашлась ложка дёгтя, чтобы макнуть её в бочонок мёда. Французы не отпустили «Феникса», такой боевой и знаменитый на весь мир воздушный корабль им и самим пригодится. Разбавили команду своими людьми, чтобы Губин не увёл его в Россию, и пока тот во Французской Республике службу несёт. Пару раз чуть не попал в бури, но выдержал. Больше по «Фениксу» ничего не известно, кроме того, что уничтожил ночными ударами несколько артиллерийских батарей германцев, что досаждали французам, ну и дамбу взорвал, залив поля. Это всё что знаю. Наши требовали вернуть дирижабль, но французы тянули время, предлагая замену. Я поражён их наглостью, ладно бы англичане были, от них такое вполне можно ожидать, а тут лягушатники. Уровень благожелательности к ним со стороны русских подданных, резко скакнул вниз, когда об этом без приукрас было написано в газетах. Тоже моя работа. Вроде договорились о чём-то военные круги Российской Империи и Французской республики, но я тут не в курсе, эту информацию до меня не довели, вот и я журналистам ничего не сообщил. Не сам конечно, а через средних близнецов. Служба с зимой особо не затихла, хотя флот и вмёрз в лёд, но штаб всё равно активно работал, готовясь к летнему периоду следующего года. Германские дирижабли теперь будут ждать крупнокалиберные сюрпризы, зенитки стали поступать быстрее, после налёта на столицу. Ими и корабли вооружали, обучались матросы-зенитчики.

Служба у меня шла хорошо, проживал в доме Генриетты, не скажу, что всё отлично, и прям идеально, но особых сложностей ни в жизни, ни на службе не было. Малые отдыхали на одном из курортов Швейцарии, мне там очень нравилось, с горок на санках катались ух, Генриетте понравилось особенно, оплатили проживание на две недели, и похоже та решила продлить. А так они проживали то в поместье, то на квартире. Генриетта начал осваивать азы управления автомобилем, в Цюрихе была автошкола для дам. Хочет научиться водить. Мой красный «Мерседес» стал её любимцем. Подарил через одно из писем, переданных малыми. У той как раз день рождения было. Также потихоньку распродавал продовольственные запасы с германского склада. Я нанял купца второй гильдии, из разорившихся, война, это его дом с лавкой сгорели во время налёта германского дирижабля, финансовой подушки не было, вот и мыкался, хорошо семья не пострадала. Тут я предложил неплохие возможности подзаработать, да и страха умереть голодной смертью теперь у него не было. Работал купец чисто как посредник, но все считали, что от себя. Нашу связь мы таили. Тот как бы чисто от себя, без перекупщиков предлагал недорогое продовольствие сразу хозяевам продовольственных лавок, трактиров и ресторанов. Я взял в аренду дом на окраине, туда посредник и переехал с семьёй, а то зима, по знакомым мается тоже нехорошо, обжились и рады. У этого дома, к слову кирпичного, пусть и в один этаж, на территории участка довольно большой амбар. Там я и выдавал припасы, а купец, используя наёмные грузовые повозки, развозил по клиентам. Этим самым продовольственным лавкам, разным трактирам и ресторациям. Напрямую продажи шли, по неплохой цене для покупателей, а то цены продовольствия поползи вверх, да и покупатели рады, цены в этих лавках ниже чем в других. Раскупали быстро. Правда, от запасов с того германского склада осталась едва половина, хотя продажи всего месяц идут. Надолго не хватит, Питер город большой, но все рады. Я тоже. Продавал в основном обезличенные припасы, где была маркировка германских частей, это пока попридержал. А таких хватало. Тут и мешки с крупами и мукой, с их орлами, и ящики с консервными банками. Может как трофеи продавать? Нет, не стоит связываться, на этого купца выйдут и через него на меня. Не стоит. Итак им недовольны коллеги, цену не держит. А что, все в прибыли, цены закупочные небольшие. Я бы и бесплатно отдал, да, я не крохобор, но меня бы не поняли. Я итак несколько машин с припасами отправил в детские приюты или в госпитали. Тут уже официально, передавал как трофеи с германцев и часть консервов ушли, и разные мешки с крупами, на которых орлы. Немного припасов отправил и в кладовки и ледник дома, где я проживаю в четырёх телах.

В принципе, по Бете и Альфе всё, служба идёт, зима тоже вот началась. По средним, тут да, отдушина, как и малые. Средние ходят в гимназию, но в свободное от учёбы время бегают на Неву, люблю я там рыбачить. Иногда такое попадётся, сам удивлён, вытащив добычу. Её честно приносил в дом, прислуге отдавал. Сами мы эту рыбу не ели, прислуга питалась. Раба входит в основной рацион жителей столицы. Залив рядом, глупо отказываться даже от такого белка. Тут добавлю, что мне не нравится учится в гимназии. Нет, бывало что-то новое узнаю, но желания всё равно нет. Зачем повторять то, что я уже знаю, поэтому как отец средних, Альфа ходил к директору гимназии, внёс небольшую спонсорскую помощь, и договорился. Когда наступят экзамены, то средние будут сдавать их с выпускниками. А пока те потихоньку сдают экзамены за другие классы. Да уж, десятилетние пацаны, ну одиннадцать уже будет в следующем году, закончат гимназию. Да, я хотел их освободить от этого обязательного обучения. Пусть лучше вундеркиндами прослывут, зато у меня времени изрядно освободится, и дополнительные две пары рук появится. Летом я их собирался отправить за линию фронта за добычей. На всё лето, до самых заморозков. Через хранилище те добычу будут старшим передавать, а я тут потихоньку распродавать. Пока дефицита всего нет, но похоже такие времена наступали. Надо только залегендировать их появление. Может сообщить, что сформировал отряд наёмников, латышских стрелков, и те действуют в тылу противника, наладив канал доставки добычи через контрабандистов и угнанный грузовой дирижабль германцев? А что, может сработать. Под эту тему я и Бахиреву могу предложить купить часть «добытых» тем отрядом припасов. А то матросы уже жалуются, надоела рыба. Да и рацион так себе. План неплох, стоит по нему ещё раз пробежаться, понять, подходит тот мне или нет, или сидеть на попе ровно и не привлекать внимания. Последнее мне тоже нравится.

Тут стоит отметить, что братьев Баталовых специально отправили в штаб на тихие и скучные должности. У меня такое уже было в Русско-Японскую, после суда направили на службу и удивлялись, а чего это Баталовы притихли и спокойно служат дальше? Тут такое же недоумение тоже было, ну сложилась у старших близнецов репутация сорвиголов. Посчитали, что те долго не усидят и рванут куда-нибудь новые подвиги совершать. А тут ничего, как порядочные офицеры ходят на службу, даже засиживаются допоздна если так требует служба. Такое часто бывало. То к Бете, то к Альфе иногда подходили незнакомые армейские офицеры, расспрашивали о действиях «Феникса», как бы исподволь уточняя, не хотелось бы повторить? Снова у штурвала постоять. На что близнецы с жаром заверяли, что им очень интересна служба в штабе, столько нового узнали и ещё узнают. Нет, не хотят они менять такие тёпленькие места, в прямом смысле, отопление хорошо работает, а то морозы стоят, аж лес трещит, на непонятно что. Некоторые офицеры умели держать лицо, некоторые нет, недовольство ощущалось явно. Кто и что от меня хотел, пока не понятно, но такие телодвижения в последние время, недели две уже как, начали напрягать. Кто-то мной интересуется, явно строя планы, и мне это не нравится. Меня действительно эти места службы вполне устраивали. До конца весны точно. Я теплолюбивый. Зима в этом году неожиданно лютой была. В других местах не знаю, а в столице точно. Цены на топливо, дрова и угль, неплохо так взлетели. А офицеры тут, особенно морские, ходят только в шинелях и фуражках. Да ещё принято перед высоким начальством ходить в распахнутых шинелях, показывая, что нам не холодно. А эти адмиралы задрали в штаб ходить косяками, разные комиссии собирать. Альфа вон часто участвует, и приходится быть солидарным с другим офицерами. Хорошо спиртное спасает, как и другие офицеры незаметно пригубляет. Но чёрт возьми, я же так сопьюсь. Этот чёртов алкоголь через одного близнеца действует на меня, а значит пьяны всё, включая малых. Я потому алкоголь и не люблю, знаю про этот эффект, но и Альфу потерять не хочу. И так уже убирал с кожи следы обморожения и лечил внутренние органы, повреждённые холодом и алкоголем. Хотя понять кто мной интересуется, не сложно. Дядя Императора, тот что главнокомандующий. Это ведь от него поступила просьба, в земельный комитет, подыскать мне земли где подальше. Писарь тот всё же узнал нужную информацию, неплохо на этом заработав. Я же начинаю подумывать устроить смену главнокомандующему в связи со смертью действующего.

В принципе всё. Пока норма, разве что с трофейным дирижаблем вопрос не решил, я собираюсь именно его использовать для вылазок Алекса и Алексея на территорию противника. А насчёт мифического наёмного отряда, что на меня вышел как на посредника, всё же я решил использовать эту идею. Только наёмники, не подданные Российской Империи, поэтому трофеи будут продавать пусть и со скидкой, но за полную цену. Я тут посредник, не более. Идея неплохая, но до середины весны следующего года неосуществимая. Нужна заброска средних на территорию, удерживаемую противником, а пока они не сдадут экзамены, отправить их на дело я не могу. И это не дети, напомню, пусть им и будет одиннадцать, это я в их телах. Не вижу никакой разницы кого посылать. Ну кроме малых, те просто чисто физически не выдержат того темпа, что будет нужно держать. Да и средним будет трудно, но я буду чаще им давать времени на отдых, и те надеюсь хорошо поработают под моим управлением. Была пока одна проблема, «Малыша» давать средним я категорически не хотел, чуйка была уверена, угроблю я его в их телах, была опаска потерять его, а он у меня один остался. Я планировал и после войны им пользоваться. Или новые в Германии заказать, тоже пару. Значит, нужно подготовить трофейный дирижабль, да ещё оснастить его всем необходимым, провести модернизацию отсеков гондолы. А как, если я его достану и тот улетит, гудя моторами? Идеи как его прибрать к рукам имелись, даже три, но пока такие морозы, даже и думать об этом не стоит. И тут ждём весны.

Вот так пролетел декабрь, отметили Рождество и встретили Новый год, за ним прошли январь, февраль итак время докатилось до конца мая. Уже месяц как активная стройка шла на землях Альфы в Швейцарии, почти семь сотен рабочих там вкалывали и две сотни гужевых повозок. Авто не было, но было три трактора и кран. На фронтах шли активные бои, где мы противника, где нас. За последние недели было шесть раз замечены вражеские дирижабли, дважды ночами были совершены атаки кораблей Балтийского флота, мы потеряли гидротранспорт, что перевозил гидроаэропланы, и миноносец, ещё два и тральщик повреждены, но своим ходом дошли до ремонтной базы. Столица продолжала готовится, все понимали, что пробный налёт дирижаблями на Питер удался и германцы захотят его повторить. Выделка зенитной артиллерии шла довольно неплохими темпами. Сейчас на каждом корабле хотя бы по паре зенитных пулемётов, и два-три орудия разных калибров, обязательно имелись. Шли учения, составлялись таблицы стрельбы новым оружием. Правда, при налётах дирижаблей противника, эти зенитки не помогли, ушли те без повреждений. Видимо повезло. Да и наши лупили кто куда. Несколько грузовиков, что у меня купили, превратили в огневые зенитные подвижные точки. Там стояли спаренные пулемёты. Правда, в столице они не задержались, были отправлены на черноморский театр военных действий, то есть, на юг, где германские аэропланы имели господство в воздухе, выбив немногие российские аэропланы. К слову, по столице я стал замечать, как начало ездить больше грузовиков, именно из трофеев. Бахирев зубами в них вцепился, но армии не отдал, хотя те уже требовали их передать. Нет, нашёл возможность удержать, так что я часто видел, как на этих машинах по улицам перевозили грузы или подразделения вооружённых матросов. Броневики Бахирев направил в формирующийся батальон морской пехоты, туда же часть автомобилей.

За последнюю неделю Бахирев несколько раз вызывал Бету, адмирала тревожила воздушная защита столицы и главной базы флота. Тот интересовался, что я могу предложить ещё, уже не намекая, а прямо говоря, что им нужен второй мой личный дирижабль. Всегда отвечал, что тот в нейтральном государстве, и ему проведена консервация, газ откачан, воздушное судно ждёт окончания войны. Ну а предложения те же. Есть зенитная артиллерия, этого достаточно. Можно установить на аэропланы пулемёты, и выдать лётчикам ракеты. Расстрелять из пулемётов купол не сложно, а пустив ракеты можно поджечь газ, он горючий и тогда дирижабль, объятый огнём, рухнет вниз. Это предложение я сделал в начале мая, и неожиданно оно Бахиреву понравилось. Тот подготовил несколько аэропланов, и надо же, сегодня с утра разнеслась весть по городу, что вчера вечером сбили германских дирижабль над окружённой Ригой, а я читал сухие строчки рапорта, что пришёл к нам в отдел из подразделения авиаразведки. Они сбили дирижабль, именно этим способом. Наделали дыр и подожгли ракетами. С третьего раза правда, почему-то водород не вспыхивал, но получилось. Это изрядно воодушевило жителей столицы, а дирижабли пропали, перестали германцы летать днём, и наносили удары теперь только по ночам. Разведка точных данных достать не смогла, германцы свято блюли секретность, но вроде на нашем театре военных действий у германцев работало три дирижабля, осталось два. А ночные удары нанесли флоту серьёзные потери, взорвался и затонул броненосный крейсер «Паллада», бомба достала до порохового погреба, потом был подорван и горел эсминец типа «Новик» германской постройки, да-да, мой прошлый трофей, тральщик утопили и повредили броненосец «Слава», тот был отбуксирован, лишённый хода, на ремонт. Да уж, потери в кораблях и людях серьёзные. При этом германцы явно отрабатывали на нас эту тактику, нарабатывая опыт, у англичан они похоже пока не работали, информации об этом не поступало.

Бахирев снова вызвал меня и прямо спросил усталым голосом:

— Что ты можешь сделать?

— Простите, господин адмирал, но что я офицер штаба тут способен сделать? Да и как? Французы наш «Феникс» угробили в Средиземном море, хорошо команда практически не пострадала, успели эвакуироваться.

— Это был просто техническое повреждение. Так нам сообщили.

— Сообщить что угодно можно. Обслуживать судно надо, а не эксплуатировать до полной выработки ресурса. Вот и получили что хотели. Пожар.

— Возражать не буду, это ты с братом у нас признанные знатоки дирижаблей. Лучше скажи, что тут делать?

— Ответные удары, — пожал я плечами.

— Благодарю, это я и без твоих советов знаю. Пару ответных операций на Балтике мы проведём, но нужно убрать дирижабли.

— Всё что нужно уже сделано, зенитки на кораблях имеются, пока просто не повезло, ночью ещё попади. Будут попадания, будет сбитый, германцы прекратят такие наглые налёты. Да и последний налёт, что вечера произошёл, один из дирижаблей держали прожекторами и били по нему из всех зенитных стволов. В рапорте командира минной дивизии указано, что дирижабль противника уходил с заметным снижением, значит были попадания. Возможно и не дотянул до берега, жаль, что наши не стали его преследовать. Шанс добить был.

— Возможно. Слышал новость, два дирижабля противника устроили ночной налёт на базу Черноморского флота? В Севастополе?

— Пока нет.

— Большие потери от бомб среди гражданских, бомбы падали на город, и многочисленные пожары. Подорвался склад с боеприпасами. В кораблях потери не такие большие. Повреждения в основном, пострадали наземные силы.

— Ну а что вы хотите? Германцы очень хорошие ученики и два вылета «Феникса» изучили со всех сторон, вот и решили повторить, что им вполне удалось. Они отличные ученики, тут остаётся только рукоплескать.

— Есть предложения? — в который раз спросил адмирал.

— Зенитная артиллерия на кораблях уже стоит, этого хватит. А против дирижаблей помогает авиация. Сбрасывать бомбочки сверху на дирижабли, те подорвутся и воспламенят газ. Можно перед этим пострелять из пулемётов, чтобы утечки были. Германцы теперь ночью летают, подготовить лётчиков для ночных полётов, наши корабли подсветят противника прожекторами, и прекратят вести зенитный огонь, когда наши лётчики будут атаковать, чтобы им случайно не досталось. В принципе, это пока всё.

— «Феникс» погиб под Ниццей, «Ястреб» у Риги. У нас больше нет дирижаблей. Тут разведка доложила, что у германцев рядом с Берлином пропал дирижабль, угнали, как раз в те дни, когда ты отвозил семью в Швейцарию.

— Совпадение, — спокойно пожал я плечами.

— Не думаю. Угон как раз в духе братьев Баталовых. Ты понимаешь, как нам нужны дирижабли? Опыт показал большое будущее в их боевых применениях. Мы теряем больше боевых кораблей именно от их действий, чем от рейдов германских крейсеров или минных полей.

— Давай честно, — сказал я переходя на ты. — Неудачный опыт передачи вам своего личного дирижабля, да и трофейного, показал, что их просто отберут армейцы и сгубят, или подарят, как лягушатникам подарили. Да ещё собираются туда на помощь Экспедиционный Корпус направить. Умники. А уже те сгубят, так что повторно совершать подобную глупость, я не буду, чтобы мне не говорили. Скажу тебе тоже что и армейцам просил передать, комплектуй диверсионную группу и отправляй к германцам в тыл. Пусть захватят и перегонят сюда, если они вам так нужны. Были бы нужны, до войны бы закупили. А неплохое защитное средство в виде зенитных орудий, уже двенадцать батарей вокруг столицы, у нас есть. Один дирижабль германцы потеряли, ещё один возможно сел на вынужденную. Будут победы, будут, нужно только подождать.

— Дирижабли ведь и ответные удары могут наносить, а ты знаешь сколько мы потерь несём, — намекнул Бахирев.

— Ах вон в чём дело? То есть, хотите воздушные удары по кораблям германцев наносить? Устроить возмездие?

— Два удачных вылета, более чем удачных, это только подтверждают. Да и действия германцев вполне результативны. Мы несём потери. Да, я считаю, что может получится, особенно у тебя.

— Напомню, что я офицер штаб флота. Не по чину мне дирижабли водить.

— Этот вопрос решаем, дирижаблю будет дан класс крейсера первого ранга.

— Эк вас натужило. А что же раньше молчал, когда меня «Феникса» и «Ястреба» лишили? Мог и тут класс поднять.

— Надавали по рукам, как ты любишь говорить. Главнокомандующий своею властью всё решил.

— Хм, вот значит как?

Я задумался, Бахирев не мешал, разливал кофе, что принёс адъютант, первые чашки мы уже выпили, это вторая партия. Подумать было о чём. Предложение интересное, но меня не устраивали некоторые условия, вот я и хотел бы их прояснить. Надеюсь адмирал сможет на них ответить.

— Хочу кое-что уточнить. Допустим, у меня есть дирижабль, трофейный германский, угнанный из-под Берлина. Я не говорю, что есть, я говорю допустим. Каковы шансы что армейцы снова его не отберут, как его введут в состав флота?

— Приказать мне могут. Мне придётся просить личной аудиенции Императора, чтобы он встал на мою сторону.

— А если проще? Не вводить в состав флота, а оформить его как частного капера. В договоре на найм прописать чётко, что работаю только со штабом Балтийского флота и никем более. Генштаб сможет влиять на это и отдавать мне приказы как капитану воздушного боевого корабля?

— Хм, пожалуй нет. Только тебе лично как военнослужащему.

— Ну это как раз не страшно. Вот что я предлагаю, оформить на детей брата трофейный дирижабль, а те наймут меня как капитана судна для оснащённого капера. А уже вы оформите договор найма капера с отдельно прописанными пунктами.

— Идея мне нравится, но Генштаб может просто приказать тебе.

— Да не вопрос. Мне могут приказывать сколько угодно. Вот как раз это и не страшно. Вернусь в штаб на службу и пусть ищут мой капер.

— Значит договорились?

— Значит договорились.

Всё же выцыганил у меня дирижабль. Мы скрепили договор рукопожатием, и дальше начали составлять уже договор найма. Да и вызвали военного юриста, тот поможет оформить дирижабль как частное судно и сразу наймёт его как капера. Тут тоже договор составлялся. Аэродром у столицы есть, его до сих пор охраняют, и даже аэродромная команда на месте, а вот дирижаблей там давно не появлялось, пора исправить этот недостаток. А так дирижабль у меня был. Я не говорю про «Малыша», а имею ввиду трофейный. Неделю назад ночью всё же смог высадится на борт, и взять его под контроль. Как? Не сказать, что просто, но это было… просто. На словах, а так пришлось побегать. Для начала, ночью достал «Малыша» и ушёл подальше вглубь наших территорий на Ладогу, там на километровой высоте я достал трофей, и то с попутным ветром, гудя моторами, полетал дальше. Нагнав его, высадил сверху на купол Альфу, обвязанного верёвками, тот привязал верёвку к кольцу наверху, это техническое кольцо, и начал по левому боку спускаться к гондоле, зависнув метрах в пятнадцати от неё. Я же спустил «Малыша» и подвёл его снизу, отчего Альфа встал на купол уже «Малыша», и так с ним подлетел к гондоле трофея, где Альфа с купола «Малыша» и забрался через открытое окно в гондолу трофею, вскоре спустив его. Тут уже я всеми четырьмя телами, тут и средние близнецы были, избавил борт судна от тел внутри, да и осмотрел, что за судно мне досталось. Оказалось, не смотря на военные тактические знаки, дирижабль был чисто пассажирским, видимо до войны рейсовым между городами. Теперь им пользовались военные для срочной доставки пассажиров или грузов. Тут солидный грузовой отсек, больше чем на «Малыше», но предельная грузоподъёмность всего двадцать пять тонн. После того как трофей стал моим, я ещё пару ночей на него потратил, проводя модернизацию. Пока всё в стадии выполнения работ находилось.

Что это был за тип? У стандартных гондол подобных пассажирских версий изнутри они выглядели так. Спереди рубка управления с большими обзорными окнами вперёд и по бокам, есть возможность выходить на внешние открытие мостики по бокам. С них всё что за кормой тоже хорошо видно. Эти мостики нововведение, раньше их тут не было, явно недавно сделали. Однако удобно, мне понравилось. Главное не выходить на них когда против ветра пойдём, снесёт к чёрту. За рубкой небольшая комнатушка штурмана, пять кают, две двухместные офицерские и три четырёхместных купейного вида, и раздельные гальюн с душевой для команды. Кладовка для припасов, камбуза не имелось, но была электроплитка для разогрева готовых блюд, что получали на земле, потом столовая зала, где в основном и находились пассажиры, пока дирижабль в полёте, на корме гондолы санузел и отдельная душевая для пассажиров, ну и технический отсек, и дальше, снаружи гондолы, четыре двигателя, размещённых горизонтально на ажурных креплениях, лопасти их и рули управления. Тут, как и на «Малыше», двигатели на гондоле крепились, а рули были на корме самого корпуса. Из-за этого дирижабли и такие неуклюжие. Грузовой отсек между рубкой управления, каютами команды с гальюном, и пассажирским салоном с мягкими диванами и столиками. Это стандартная гондола для пассажиров. Брать может от двадцати пяти, до тридцати человек. Команда не считается. Груз тут тоже до двадцати пяти тонн. Ну а когда военные дирижабль получили, то они небольшие изменения внесли. Про мостки я говорил, ещё в грузовом отсеке вырезали бойницы на левый и правый борт. По одной пулемётной бойнице, тут были закреплены облегчённые авиационные «МГ 14 Парабеллум», и бойницы для стрелков, по четыре с каждой стороны. Также уменьшили салон для пассажиров, сделав две каюты для старшего командного состава. В принципе это всё. Эти модернизации были именно проведены, так как остались следы строительных работ.

Что я за работы проводил? Да прибирался в основном, переделывал всё под себя, вещи пассажиров разбирал, часть уже продал через посредника на барахолке, а также увеличивал возможности камбуза, чтобы было возможно готовить. Ну платка итак позволяла готовить, но она была одна. Даже духовки не имелось. Также проводил обслуживание всех систем, благо запчасти имелись, это судно сошло с той же верфи, что и «Малыш». Судну два года, состоянии его… ну средним скорее всего можно назвать. Я же поднимал ресурс, всё обслуживал, и работы были далеки до завершения. Пулемёты обслужил и смазал, и прикидывал как тут пушку установить. У меня была морская на тумбе в сорок семь миллиметров. Это пока всё что я успел сделать с трофеем. Причём на нём остались тактические знаки германского военно-воздушного флота и номер. Я разве что флаг отцепил. Поэтому, сомнений, кого именно использовать в качестве каперского судна, у меня было. Бахирева наоборот воодушевило моё предложение, так что вскоре весь штаб был как разворошённый улей, до вечера всё было сделано. Для начала я выдал документы Александра, старшего сына Альфы, и на него оформили трофейный дирижабль, юристы справились, да и адмирал продавил оформление быстро, уже завтра на руки получу документы на это судно не от военного воздушного флота, а от гражданского. Эта служба тут в зачаточном состоянии, но работать могла. Документы выдавала действующие. Ну и сразу Альфа, он был в штабе, на правах опекуна детей оформил каперский патент на судно. Тут Бахирев побывал у Николая, и он его подписал, и наш трофей, получивший имя «Возмездие», был включён в состав флота в качестве вспомогательного крейсера. Бета у меня был официально на него направлен в качестве наёмного капитана, приказ Бахирев уже подписал. В договоре найма прописано отдельным пунктом, что никто кроме штаба Балтийского флота, куда и вошёл этот вспомогательный крейсер, отдавать приказы не может. А если будут продавливать со стороны, например, Генштаб, то владелец судна может разорвать договор со своей стороны без всяких проволочек. Бете уже выдали на руки приказ на перевод, на должность капитана «Возмездие». Даже смогли найти тех, что на «Ястребе» летал и спасся. Какие-никакие, но всё же чему-то обученные пилоты.

За два дня сформировали команду из десяти человек, но чисто для сброса бомб пятеро, плюс ещё двое пулемётчиков в команду входило, кок, боцман и радист, вполне хватило. Офицеров нет ни одного, и не надо, Беты одного хватит. А команда по управлению, это Бета и двое средних близнецов. Сейчас я их пока не трогал, самый пик сдачи экзаменов. Альфа в команду включён не был и остался на прежней должности. И когда было всё оформлено, команда сформирована, только тогда под утро, я достал дирижабль и перегнал его со средними близнецами на аэродром, где и ожидала команда. Дальше средние близнецы продолжили сдачу экзаменов, всё же заканчивают гимназию, а Бета занимался модернизацией судна. Устанавливал систему сброса бомб. Тут уже три штуки можно разом скинуть, во флотских мастерских изготовили, полторы тонны веса держит. Проводил осмотр бомб, проводя деффектовку и отбирая нормальные. Пулемёты остались прежними, боезапас к ним имелся солидный, включая хранилища близнецов. Камбуз сделали нормальный, расширив его, а то крохотный. Потом закрасили все цифры и тактические знаки, нанесли данные гражданского флота Российской империи, с нарисованным трёхцветным флагом и номером судна, а вот настоящий флаг уже военный повесили, Андреевский, раз судно в составе Балтийского флота. Бета занял одну каюту для адмиралов, средние займут вторую. Остальная команда распределилась по каютам, но для всех спальные места теперь есть, даже две каюты стоят пустые.

Вот так и шла подготовка к первому вылету «Возмездия», средние заканчивали, два экзамена осталось, когда очередной ночью германцы нанесли визит в столицу двумя дирижаблями, сбрасывая серии бомб, к счастью не химических, много пожаров было, но прожектора их быстро нашарили и заговорили крупнокалиберные зенитки. Вокруг германских воздушных кораблей вставали разрывы шрапнелей. Те уже уходили, когда один ярко полыхнул и устремился кометой к воде залива, второй вот ушёл, хотя вроде и ему досталось, были попадания, но пожара они не вызвали. Не смотря на потери среди гражданских, сбитый дирижабль вызвал немалое воодушевление среди жителей столицы и военных. К тому же, как оказалось, и второй германец не ушёл, два флотских аэроплана, подготовленных к ночным полётам, чуть опоздав, нагнали второй дирижабль и атаковали пулемётами и ракетами. Тот тоже сгорел, но жители столицы этого уже не видели, далековато произошло. Утром из газет узнали. Один из аэропланов с повреждениями вернулся, по нему из пулемётов стреляли. Зенитное оружие сказало своё веское слово, и в него наконец поверили. У флотских многие были представлены к наградам, Бахирев тоже. А я свой борт не поднимал, всё равно бы не успел, да и судно находилось в стадии подготовки, к экстренному вылету уж точно не готово. И да, о «Возмездии» уже три дня как писали в газетах, что это частный капер, включённый в состав Балтийского флота. Такого пока ещё не было.

Вот наконец экзамены были средними сданы, с довольно высокими оценками, аттестаты об окончании гимназии получены, оба старших близнеца на праздничной церемонии были, об этом газеты писали, и двое юнг с вещами прибыли на борт «Возмездия». Бахирев уже в курсе, Бета подчинялся ему напрямую, и дал первое задание на эту ночь, устроить налёты на базы германского военного флота, склады цель, ну и если что будет, атаковать боевые корабли. Аэродромы противника как цели тоже интересны, даже на первом месте. Судно готово, боезапас и бомбы погружены, так что в назначенное время отошли от причальной мачты, трофей мой начал подниматься, и мы устремились в сторону Риги, вот уже как месяц окружённой врагом.

Вылетели мы вечером, но не с темнотой, а за три часа до наступления её, поэтому мы успели добраться до Балтики, оставив Ригу по левому борту. Как раз стемнело на тот момент. Шли на предельной скорости, что выдавал этот дирижабль, сто пять километров в час. То, что мы вышли на охоту, германцы уже знали, пара эсминцев с их флагами, крутились недалеко от минных полей, установленных нашими, явно в дозоре находились. Они и сообщили. Не знаю какая паника стояла у германцев, но чую те готовились к встрече. О дозоре я был в курсе, наши их часто гоняли. Германцы хотели провернуть туже штуку с нашими, как и мы с ними, навести на засаду, но наши не копились, понимали всю опасность такого преследования. Если бы я хотел, то тихо ушёл на германские территории, но мне нужно было, чтобы информация о выходе «Возмездия», разошлась, пусть бояться. Паника дело страшное, толкает на разные глупые поступки. Пока Алексей стоял за рычагами управления, Алекс и Бета отдыхали, последний так спал. Команда тоже отдыхала. До места выполнения первого задания, а это Данциг, можно отдохнуть. Вообще все были удивлены. Ни одного офицера на борту, даже Бахирев предлагал шесть молодых офицеров из недавних выпускников, новоявленные мичманы готовые обучится всему новому, но я отказался. Его понять можно, нужны подготовленные пилоты и офицеры дирижаблей, все обученные или сгинули, или сейчас во Франции, после крушения «Феникса». Нет, эти офицеры мои конкуренты. Не обучал бы Сапегина и Губина, у меня так нагло не отобрали «Феникса» с «Ястребом», найдя законный способ лишить меня неба и усадить в штабе. Думаете я забыл? Нет, так что обучения новых офицеров не дождётесь. Скрывать я не стал и объяснил адмиралу свои мотивы. Тот подумал и согласился, что логика в моём решении есть, но и офицеров обучать нужно. На что уже я сообщил, надо — обучайте, но сами, без меня. На борт моего нового судна ни один офицер, кроме меня, не поднимется. И точка. Больше мы к этому разговору не возвращались и в команде я одним офицером был, а сыновья Альфы пилоты. Причём я не оформлял их в качестве юнг, те официально числились на борту юнгами, но не в списках военного флота.

Приказ Алексею, пока идём к Данцигу над водами Балтики, искать интересные цели. Мелочь, вроде эсминцев, не интересовал. Так что после встречи с дозором уже через полтора часа раздалась боевая тревога по закоулкам гондолы. Раньше её не было, электрики установили. Я через Алексея обнаружил как шли два крейсера, броненосный «Йорк», систершип потопленного нашими подводниками «Роона», и лёгкий крейсер, бронепалубный «Любек». Этот сбежать смог в тот раз. Мы их нагоняли с кормы. Цели достойные, так что Алекс в бомбовый отсек, где матросы под командованием боцмана подготавливали уже подвешенные три тяжёлые бомбы. Эти бомбы ещё из моих запасов, личных, хотя флотские мастерские успели выпустить партию разных бомб. Около трёх сотен, но там таких крупных не было. Часть проверили на полигоне, часть отправили на склад аэродрома. Десяток и тут на борту разного калибра имелось. Увидим, как они сработают. Обнаружили нас вскоре, мы уже были в режиме выхода на цель, Алекс уверенно командовал, и радист сообщил, что германцы открытым текстом передают, что их атакует «Феникс». Знают, что тот погиб, а всё равно бояться. Всё же птичка эта действительно возрождается. Заход на «Йорк» позволил точно скинуть все три бомбы, попав двумя, ближе к корме, вызвав обширные разрушения и поджары. Сам крейсер сбрасывал ход, видно повреждены машины. Ну он от нас никуда не денется, поэтому мы начали гонять «Любек». Три захода, без сброса бомб, и никак не выйдем в атаку. Тот серьёзно крутился, часто меня курс. Пришлось скидывать три средние, тяжёлые не тратили, перед ним, и повезло, одна мина разовралась на носу, что серьёзно замедлило корабль, похоже пробоина, да и две других разовравшись под носом, нанесли гидроудар по корпусу, и следующим сбросом, подвесили одну тяжёлую, добили крейсер. Тот с дырой в борту заваливался на борт. Мы же, вернувшись, добили «Йорк». Три тяжёлых бомбы пришлось потратить. Так не вместе, по одной скидывали, надеясь, что она последняя и хватит тому. Но нет, ещё нужно было. И ведь ни разу не промахнулись, все три поразили «Йорк», у того даже подрыв пороховых казематов был от пожаров, до чего крепкий крейсер. Однако всё же пустили на дно. Мы были далеко от базы, рация не сказать, что мощная на борту, трофей с германцев, но передали в штаб флота где и кого встретили и потопили. Рация у них мощная, должны услышать.

После этих атак, Алексей отправился отдыхать, был дан отбой, а Алекс направился в рубку, его вахта. Бета задержался в штурманской, тут окна закрыты хорошо, свет наружу не выходил, светомаскировка не нарушена, заполнял боевой журнал. А когда заполнил, хотел было к себе уйти, как Алекс подал голос, тот обозревал воды вокруг в бинокль, мы на высоте двух километров летели, и сообщил, что обнаружил ПЛ в надводном положении. Германская, шла неспешно куда-то в сторону Финляндии. Прибудет, если курс не поменяет. Вот и выходило, что едва команда легла, как снова тревога, в пятидесяти километрах от места утопления двух германских крейсеров, встретили ещё одну цель. Подвесили две средние бомбы для этой цели. Причём вахтенные на ПЛ нас так и не увидели, они в бинокли горизонт изучали, а не небо. Видимо до них предупреждение не дошло, и те не слышали, как радисты обоих крейсеров надрывались в панике. И как резко оба замолчали. Ну это даже не интересно, вышли в атаку, и сбросили обе бомбы, я для точности спустился на километр. Тут поди попади в такой узкий корпус. Обе бомбы упали и взорвались точно по бортам. Результат неожиданный, корпус лодки подбросило, и та преломилась от такого варварского отношения, отчего ПЛ быстро затонула.

— Не попали, но утопили, — хмыкнул я, и начал вносить данные в бортовой корабельный журнал, включая свою фразу, ставшую цитатой, команда её обсуждала.

Отбоя тревоги не было, пока мы заходили на ПЛ, Алекс засёк на горизонте густой дым, бинокль помог рассмотреть, что там три судна, идущие в сторону Германии из Швеции. Вот мы направились к потенциальным целям. Если германские флаги, топим, если шведы, уходим. В нейтральных водах их топить? Нет уж. Вот если в какой порт Германии войдут, они моя законная добыча. Повезло, два германца и швед, идут одной группой, явно караван, охранение из одного большого тральщика. Именно с тральщика мы и начали, одной средней бомбы с высоты километра, хватило оторвать ему нос, и пустить на дно, на грузовые суда также скидывал по одной средней. Ни фига не хватило, те размеры большие имели, шеститысячник и пяти. Ещё по парочке, тут уже начали тонуть, полыхая. А швед уходил к своим берегам, в панике форсируя машины. Отбой тревоги, Бета вносил в журнал результаты очередной атаки, включая координаты утопления крайних целей, а мы двигались дальше. По времени уже не успеваем, потратили его на атаки корабельного и грузового состава Германии. Тут ещё Алекс не обрадовал, впереди грозовой фронт и дождь стеной. Приказал отворачивать в сторону Швеции, там чистое небо. Пройдём по границам его берегов и следующей ночью повернём к германским берегам. Может до конца этой ночи успеем ещё кого перехватить. Алекс остался на вахте, мы уже оставили шведа позади, тот в сторону метнулся, я отправил Бету спать, ну и остальные отдыхали, а за час до рассвета, тревога. Как раз, когда у Алекса время его вахты к концу подходило.

А цель такая, что упускать её нельзя. Два германских дредноута типа «Кайзер», видно недавно Датские проливы прошли, с небольшой свитой из трёх боевых кораблей. Странно, почему их сюда направили? Пока команда готовилась, Бета через журнал с силуэтами кораблей, пытался различить кто нам встретился. Один дредноут познал сразу, «Кайзерин», без сомнения, второй вроде «Кёниг Альберт». Да, точно он. А сопровождали их два больших эсминца и линейный крейсер «Мольтке», систершип «Гёбена» утопленного мной в прошлом году на Чёрном море. Этот тип кораблей имел всего две единицы, утоплю «Мольтке» и всё на этом, тип линейных крейсеров тип «Мольтке» перестанет существовать. А я серьёзно настроился пустить на дно все три корабля, потрачу все бомбы, изувечу так, что год будут восстанавливать, если потопить не смогу, но в этом вылете это мои цели перед возвращением. А потому что без бомб останусь, всё сюда уйдёт. Эсминцы бежали впереди, в дозоре, собственно, Алекс сначала их рассмотрел, те шли нам на встречу, потом и тяжёлые боевые корабли. Я до сих пор понять не могу, что они тут делают, эти дредноуты из флота открытого моря, они против британцев дерутся, делать им тут просто нечего. Да и ходят они всегда впятером, кораблей этого типа спущено на воду пять. Где ещё три? Похоже придётся изменить своей привычке и после боя спуститься вниз, взять пленного, можно офицера. Хочу узнать, что они тут забыли. Надеюсь команда в курсе. Эсминцы я пропустил, те обнаружив «Возмездие», развернулись и заторопились обратно, да и оба дредноута и крейсер, не стали держатся вместе, а скажем так, бросились в рассыпную. Правильная тактика, пока бью одного, у остальных есть шанс сбежать на полном ходу. Похоже германцы действительно изучили возможности дирижаблей и спустили инструкции по действиям в открытом море в случае таких встреч.

Первые цели дредноуты, к чёрту крейсер, он тут меня интересует постольку-поскольку. Первым оказался «Кайзерин», высота тысяча шестьсот метров, три тяжёлых бомбы сорвались со сбрасывателя и устремились вниз. Дирижабль серьёзно подбросило, но Бета быстро вернул его на нужную высоту. Такую тяжёлую тушу не покрутишь под бомбами, попадание точное, причём всеми тремя бомбами, что разорвались на корме. От взрывов произошёл подрыв снарядов в кормовой башне, отчего её перекосило и завалило кормовую дымовую трубу. Пожар на корме довершал начатое. Дредноут начал терять скорость, так что пока шла перезарядка, я погнался за вторым дредноутом. Один остановил, и второй остановлю. А потом и крейсеру достанется. Если до него руки дойдут. Вокруг светло, уже час как рассвело, всё видно. Кстати, на крейсере стояли какие-то зенитки. Два орудия били, на дредноутах такое я пока не видел. Солнечные лучи в глаза бьют, мажут, но могут и попасть, случайно, так что от крейсера я пока старался держатся в стороне. Хотя нет, на дредноутах тоже зенитки были, и также две, однако я сделал классический заход Баталова, как он называется в инструкции по боевому управлению дирижаблями. Правда поднялся на два с половиной километра, успел, и скинул партию из трёх тяжёлых бомб. Попал двумя, но тут и цель такая, сложно промахнутся. Куда я попал не знаю, точно где-то в районе носа, скидывал по курсу боевого корабля, надеясь пока тот идёт, а бомбы падают, то попадут как раз в районе мостика. Немного ошибся со скоростью дредноута и попал в носовую часть. Алексей, что смотрел за падением в бинокль, вот я и рассмотрел, как одна из бомб проломила люк в носу и исчезла внутри, только потом произошёл взрыв. А бомбы мощные, да ещё взрыв артпогреба. В общем, носовая часть дредноута серьёзно пострадала. И это ещё не факт, что тот утонет, хотя уже экстренно сбрасывал скорость, пока вода проникала в корпус через трещины носовой части, и выбитые заклёпки.

Два дредноута есть, остановлены, никуда теперь они от меня не денутся, и я решил всё же и «Мольтке» взять, погнавшись за ним. Тот убежал за горизонт, два часа погони, но нагнал, выходя на первую атаку. Тут пять заходов, больно уж он крутился, и четыре сброшенные тяжёлые бомбы. Две в одно место разными сбросами. Сначала одна проделала дыру в палубе кормы, и через полчаса вторая туда влетела по чистой случайности, серьёзные повреждения нанесены. «Мольтке» кренится на корму и тонет, потеряв ход, уже девять утра было, а мы возвращались к дредноутам. Нужно добить. Думаю, все бомбы потрачу. Вот честно, сомневаюсь, что на дно пущу, слишком крепкие у германцев корабли, но хоть изувечу всё артиллерию, разнесу что есть, так что не восстановить будет. Небо пока чистое, да и не факт, даже если германцы сюда свои дирижабли пошлют, у аэропланов дальность не та, что те успеют. Так что вернувшись ко второму дредноуту, у которого нос изувечен, причём он сел в воду настолько, что волны захлёстывали носовую часть. Команда отчаянно пыталась спасти корабль. При этом я отметил, что часть, около двух сотен, уже села в шлюпки и отошла от корабля. Видимо те, кто не нужен, командир решил спасти их. Многие матросы прыгали в воду, видя приближающийся русский дирижабль. Вот только зря. Я резко увёл «Возмездие» в сторону и начал экстренный подъём. Да пушки «Кайзерины», большая часть, наводились на меня, и высоты подъёма стволов хватало, чтобы поразить. Впритирку снизу пришли два тяжёлых снаряда. Крупного калибра. Однако я ушёл от них, поднимаясь и двигаясь к «Кайзерине», тот в тридцати километрах дрейфовал. Хорошо Алекс отслеживал его в бинокль, иначе плохо дело было бы. Ушли в мёртвую зону, и зависли над «Кайзериной», на трёх километрах, начав спуск. Тратить бомбы, скидывая их с высоты, где большой разброс, я не собирался. С двух буду кидать. Зависнув над дредноутом, я стал по одной скидывать тяжёлые бомбы. Пять штук ушло, и только одна у борта в воду вошла. Команда смешно спускала шлюпки, те что уцелели, матросы прыгали в воду, пожары и дым закрыли корпус мощного боевого корабля, а я всё равно скидывал. На пяти остановился, горел хорошо. Может выгорит дотла?

После этого вернулся ко второму, и также стал по одной скидывать бомбы. И тут пожары от мостика и до кормы. Нос всё же погрузился. Трёх бомб хватило, чтобы задрав корпус, дредноут стал походить на поплавок. Вдруг кор