Литературная Газета 6233 ( № 29 2009) (fb2)


Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Газета Газета Литературка
Литературная Газета 6233 (29 2009)
(Литературная Газета - 6233)

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Почём клятва Гиппократа

Мы живём в мире тайн. Одна из них - страховая медицина, существующая в России уже 15 лет. Но в обыденном сознании это какой-то фантом, чьё присутствие в быстротекущей жизни, переполненной заботами о нашем хрупком здоровье, никак не ощущается.


Время от времени в прессе и на ТВ возникают душераздирающие сюжеты о бедственном положении здравоохранения с вопрошающими воплями: "А страховая медицина где?" Но нет нам ответа! Хотя в конце концов не призрак же эта структура! У неё есть не только имя, но и реальные фонды, ворочающие реальными суммами, текущими по неведомым нам руслам, никак не влияя на состояние здоровья населения.


А тем временем этот вопрос становится в буквальном смысле вопросом жизни и смерти. Годами не обновляется устаревшее, а порой просто сломанное медицинское оборудование. Пациенты отправляются на обследование в больницы со своими бинтами, потому что медикам их не на что купить. Нищенская оплата труда медсестёр и санитарок привела к тому, что они, пытаясь хоть как-то прокормиться, ждут купюру в карман халата, только после этого начинают двигаться.


Не обходятся без этого в большинстве случаев и консультации у врача. Причём до недавнего времени, несмотря на наличие страхового полиса у пациента, приехавшего из другого региона страны, внезапно заболевшему страдальцу могли отказать в медпомощи. Забыв про клятву Гиппократа! Под предлогом: "Вы не наш". Были случаи, когда попавшие в беду больные умирали. А дело, оказывается, лишь в том, что действие полиса ограничивалось какой-то одной территорией, не распространяясь на всю страну, и только спустя 15 лет после взрывов общественного негодования удалось уладить этот вопрос.


Но тем не менее коренным образом ситуация не изменилась. По-прежнему непонятно, как функционирует громоздкая система страховой медицины? Почему, например, лечение пневмонии в Пермском крае стоит 10 тысяч рублей, а в Татарстане - 28? Почему в участившихся судебных тяжбах между пациентами и недобросовестными врачами не участвуют работники фондов медстрахования? И наконец, главный вопрос: почему на финансирование программ бесплатной медпомощи у нас тратится всего около трёх процентов от ВВП, а в странах ЕС 10 процентов?


Обо всём этом мы, ожидая активного читательского участия, начинаем разговор публикацией беседы с генеральным директором Межрегионального союза медицинских страховщиков Дмитрием Кузнецовым


Балаян и океан
Вечный двигатель системы ;Ширвиндт;

ПОЗДРАВЛЯЕМ!

19 июля Александру Ширвиндту исполняется 75. Однако любители юбилейных тусовок могут не беспокоиться. Утюжить смокинги и перемеривать полсотни вечерних туалетов им не придётся. Александр Анатольевич торжеств не устраивает из принципиальных соображений: какой же это юбилей, если виновника торжества не поздравляют Ширвиндт с Державиным?! И заблаговременно сбегает из накалённой июльским солнцем столицы куда-нибудь на Валдай. А то и ещё дальше.


Капустмен, актёр, режиссёр, худрук любимой не одним поколением зрителей Сатиры. Можно спокойно почивать на заслуженных лаврах. А он вместо этого обрывает их по листочку: "капустничал" по молодости и из озорства, играть любит только премьеры, ставит по необходимости, руководит в силу стечения обстоятельств. А была бы его воля, так сидел бы с удочкой на берегу и радовался жизни. Как бы не так. Вечный двигатель потому и вечный, что двигатель! Он играет, ставит и руководит. И родной театр, невзирая на времена и нравы, в театр "памяти сатиры" переименовывать не собирается. Ему всё ещё смешно. Несмотря на то, что большинству окружающих его людей совсем не до смеха. За что эти самые окружающие его и любят.


Интервью с юбиляром


Фотоглас

В Россию из Южной Кореи возвращён Андреевский флаг крейсера "Варяг". На Якорной площади Кронштадта прошла церемония чествования флага, в которой приняли участие губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, супруга президента России Светлана Медведева, Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, военные моряки. Флаг легендарного крейсера, возвращённый в Россию, начнёт путешествие по стране в первых числах августа.



Павлу Лунгину исполнилось 60. Его не без оснований называют одним из самых непредсказуемых российских режиссёров: мало кому удаётся получить за дебютный фильм ни много ни мало как спецприз Каннского фестиваля. Его "Остров" стал не просто событием - потрясением и пустил под откос миф о том, что "среднестатистический" зритель ничего, кроме блокбастеров, не смотрит. А сейчас публика с нетерпением ждёт выхода на экраны его "Царя", картины, которая произвела всё в тех же Каннах настоящий фурор. Лунгин из тех редких по нынешним временам режиссёров, которые заставляют зрителя думать не о сиюминутном, а о том, что принято называть Вечным.




В 2010 году исполнится 130 лет со дня рождения Александра Грина. В его музее в Феодосии разместили конкурсные работы памятника писателю. Проголосовать горожанам и гостям города за понравившуюся скульптуру можно в специальной книге отзывов. Подытожат результаты народного обсуждения в конце сентября.



Дело наше и не наше

Событий в мире и стране много, реагировать на них в "ЛГ" в отличие от других изданий, где я публикуюсь чаще, не всегда получается. Тем более что в последних колонках мне пришлось касаться только ретроспективы

Прежде всего нельзя пройти мимо "исторической" встречи президентов России и США. Комментаторы уделили ей много внимания, в том числе необоснованно восторженного. Но чем здесь восхищаться? Президент США пообещал своему народу избавить мир от ядерного оружия, хотя, надеюсь, он и сам понимает, что это невозможно - другого эффективного орудия предотвращения глобальной войны нет.

Но позиция красивая и наиболее выгодная именно США - как стране самой передовой в военно-технологическом отношении. США и без ядерного оружия способны и предотвратить агрессию против них, и, наоборот, её совершить. Но остальным идиотами-то быть не надо. И слава богу, кроме союзников США - Англии, Франции и Израиля, а также нас, так угодливо играющих с США в эту вовсе уже не нашу игру; кроме нас, кого под прикрытием идеи "избавления мира от ядерного оружия" США продолжают разоружать, есть ещё и Китай и Индия, а на пороге ядерного клуба и другие, включая Иран. А если бы их не было? Если бы носителями ядерного оружия были только США и Россия и у нас не было бы возможности кивать на ядерную угрозу со стороны третьих стран?

И торг у нас с США идёт вокруг вопросов несопоставимых: о количестве поражающих боеголовок и их носителей, с одной стороны, и с другой стороны - о демонстративной, но сравнительно пока малоэффективной противоракетной обороне США вблизи наших границ. Последнее нам неприятно, но при наличии у нас адекватных носителей и достаточного количества разделяющихся боеголовок серьёзной угрозы для нас не представляет.

Теперь же, в условиях пусть и отсутствия юридических договорённостей и наличия лишь "меморандумов о взаимных намерениях", тем не менее оснований для беспокойства достаточно: в ряде важных сфер, включая вопросы мировой торговли, мы уже имеем прецеденты необоснованного "добровольного" взваливания российским руководством на страну явно неадекватных односторонних обязательств

К числу не ожидавшихся позитивных новостей я мог бы отнести ранее прозвучавшее заявление о намерении вступать в ВТО совместно с Белоруссией и Казахстаном - единым таможенным союзом. Если бы не раскрученная тут же "молочная война" с единственным последовательным союзником, которого мы так упорно выталкиваем в противники. А уж развёрнутая по ТВ очередная кампания по дискредитации Белоруссии и её руководства (получают наш газ на 15 процентов дешевле, чем Украина!), вплоть до рассуждений о целесообразности "замены" Лукашенко (как будто это Россия создала ему авторитет, посадила на лидерский трон и на нём его милостиво удерживает), совершенно неприлична. И тут ещё наши руководители на саммите в Италии начинают отрабатывать назад вопрос о вступлении в ВТО лишь таможенным союзом - мол, раз партнёрам по переговорам о вступлении в ВТО такой наш вариант не нравится, так, может быть, мы это будем делать неформально, просто что-то внутри согласуем

Конечно, прежде обнадёжившие заявления были чётче и однозначнее: переговоры об индивидуальном вступлении прекращаем, начинаем новые - от имени единого таможенного союза. Понятно, в рамках таких новых неспешных переговоров можно было бы и скорректировать изначальную переговорную позицию в большей степени в соответствии с нашими долгосрочными интересами. Тем более что и стратегия развития у нас якобы радикально скорректирована. Так можно ли вообще даже говорить о вступлении в ВТО на прежних условиях при принципиально новой стратегии развития? Или в этом случае о принципиально новой стратегии развития можно лишь говорить - впустую, для отвлечения внимания

Прежде, особенно в условиях мирового кризиса, мне приходилось уделять в своих статьях внимание очередным саммитам "Восьмёрки", "Двадцатки" и т.п. Но нынешнее мероприятие в итальянской Аквиле в формате то ли "восемь", то ли "четырнадцать" пока и комментировать особенно не приходится - это кажется больше похожим на имитацию деятельности, нежели на что-то реальное. Хотя, понятно, не находясь внутри, многое можно не заметить. И не исключено, что за внешней сравнительной бесполезностью мероприятия, когда лидер крупнейшей страны в мире (нашей) отмечает лишь полезность "неформальных" контактов, может скрываться и что-то, подлинный смысл чего проявится лишь позднее. Пока же - лишь радость от душевного общения и наш откат назад в прежде вполне обоснованно заявленной принципиальной позиции (о вступлении в ВТО таможенным союзом). Оптимизма не вселяет.

И наконец, о важном для почти миллиона выпускников школ и абитуриентов вузов этого года, а также ещё не менее чем для пары миллионов их матерей, отцов, бабушек и дедушек и других ближайших родственников - о ЕГЭ. Чем же закончился уже не эксперимент, а акт его повсеместного внедрения?

Этому, включая уже прорвавшуюся в СМИ информацию о картинах просто варварского произвола на апелляциях (когда очевидное несовершенство программы и заложенных в неё типовых вариантов ответов - вовсе не основание для корректировки оценки), точно стоит посвятить отдельную статью. Сейчас же лишь о самом показательном, чем закончился ЕГЭ. В наш "информационный век" результаты "антикоррупционного ЕГЭ" оказались закрытыми для общества. Якобы в целях "защиты личной информации". То есть зайти по персональному коду и узнать результаты своего ЕГЭ вы можете. Но узнать, как тот или иной экзамен сдали конкуренты, нельзя. Неужто где-то окопались глупенькие, не понимающие, что в условиях конкуренции за поступление в тот или иной вуз персональные результаты ЕГЭ каждого - никакая не "личная", а заведомо публичная информация, ограничивать допуск к которой - преступление?

Так впору и на следующих президентских и парламентских выборах каждому кандидату и каждой партии сообщать по большому секрету лишь сколько голосов набрали они, а сколько другие кандидаты и партии - не ваше дело

Не к тому ли последовательно идём? Точка зрения авторов колонки может не совпадать с позицией редакции

Процедура типа выборов

ОПРОС

Отныне губернаторов будут выбирать по-новому. Президенту и его администрации вроде бы не придётся ломать голову: кого же предложить на утверждение местным законодателям? Трёх кандидатов на высокий пост будут выдвигать победившие на региональных выборах партии. Можно ли рассчитывать, что изменение процедуры приведёт к качественному обновлению губернаторского корпуса?

Ростислав ТУРОВСКИЙ, социолог:

- Новый закон делает процедуру выбора глав регионов более открытой. Уже на этапе выдвижения кандидатов станет ясно, какие силы на местах претендуют на губернаторские кресла. Вместе с тем очевидно, что теневые процессы в коридорах власти по-прежнему будут играть значительную роль. Вряд ли "Единая Россия" (назовём вещи своими именами) получит от Кремля право формировать списки претендентов в губернаторы по своему собственному усмотрению. Очевидно, что согласование ключевой кандидатуры будет происходить ещё до публичного обсуждения в законодательном собрании региона. Таким образом, выстраивается тандем из единороссов и кремлёвской администрации. Причём, ясное дело, за последней остаётся право решающего голоса.

Тем не менее роль партийных каналов в деле выдвижения новых управленцев всё-таки возрастёт. Надо ожидать, что все, кто мечтает о губернаторском кресле в своём регионе, станут членами "Единой России". Однако в силу хаотичности формирования рядов этой партии проблему нехватки перспективных управленческих кадров новая процедура не решит.

Не стал бы утверждать, что нынешняя система выбора глав субъектов Федерации - всерьёз и надолго. Дело в том, что стратегического курса, связанного с формированием губернаторского корпуса, у российской власти нет. Принимаемые решения, как правило, связаны с текущей политической конъюнктурой и отвечают интересам наиболее влиятельных сил во властных структурах. Поэтому с лёгкостью можно прогнозировать, что уже к президентским выборам 2012 года произойдут новые изменения в процедуре утверждения губернаторов.

Валерий ХОМЯКОВ, политолог:

- Когда законодатели принимали этот документ, они исходили из того, что у "Единой России", доминирующей в регионах, появится дополнительный рычаг в региональной кадровой политике. Однако совершенно не факт, что влияние и популярность партии власти будут непоколебимы даже в ближайшем будущем. Многое зависит от того, какое влияние окажет кризис на социально-экономическую, а в конечном счёте и политическую ситуацию в стране. Нельзя исключать и того, что отдельные главы регионов слишком рьяно будут стараться продвигать к победе в своём регионе те партии, идеология которых им близка.

На мой взгляд, новая система губернаторских выборов всё-таки закладывает какую-то основу для создания конкурентной борьбы региональных элит. Можно надеяться, что это должно привести к притоку во властные структуры "свежей крови", которая совершенно необходима. В некоторых субъектах Федерации власть застоялась, причём давно. Иные губернаторы не уходят со своих постов 15 и более лет. Стоит ли удивляться в такой ситуации уровню коррупции на местах?

Полагаю, президент, инициируя изменения в утверждении губернаторов, прежде всего стремился привести во власть новое поколение национально мыслящих и ответственных региональных руководителей. В этом смысле в нашей стране мало что изменилось со времён Салтыкова-Щедрина, мечтавшего, что когда-нибудь в России 50 честных человек станут губернаторами.

СУММА ПРОПИСЬЮ

Похоже, власть намерена лечить губернаторский корпус от немощи и корыстолюбия гомеопатическими процедурами - возвращая выборность микроскопическими дозами. Принцип "не навреди", конечно, похвален. Но только в том случае, если хворь не слишком запущена и не требует немедленного хирургического вмешательства.

По случаю дешёвого барахла

БЕС ПОНЯТИЯ

Знаменитый завет классика о вреде чтения газет перед обедом по нынешним временам следует толковать куда более расширительно. Примерно так: не читайте газет, если собираетесь сделать хоть что-то. Ибо они немедленно вас убедят, что сделать вы ничего не сможете. Так как сделать что-либо в России вообще невозможно. А потому лучше оставить всё как есть.

Не надо ничего строить, не надо пытаться вернуть госмонополию на алкоголь, не надо давать кредиты предприятиям Чего ни хватишься - всё бесполезно.

Последний пример такого образчика мысли - пресловутый рынок Черкизон. Поужасавшись тому, что творится в этой смрадной чёрной зоне, наши СМИ вдруг резко сменили тон. И оказалось, этот самый Черкизон - чуть ли не основа российской экономики, на которой всё держится. Он кормит и одевает миллионы, а потому без него никак нельзя.

"Закрытие Черкизовского рынка ударило не только по его владельцам, арендаторам и паразитирующим силовикам. Моментально оказались обескровленными сотни рынков и тысячи магазинов по всей Центральной России. Исчезновение Черкизона парализовало всю систему оптовых закупок дешёвого барахла вплоть до Урала и Северного Кавказа. Как следствие - дефицит товаров и повышение цен, столь нежелательные во время кризиса. Трудно оценить масштабы бедствия" - стонет издание, воспевающее в иных материалах цивилизованную рыночную экономику.

О важности, нужности и неизбежности черкизовской клоаки заговорили вдруг удручённые бедностью народа депутаты. Подтянулись члены Общественной палаты - подготовили обращение к директору Федеральной миграционной службы, в котором просят "в виде исключения" выдать незаконным мигрантам, работавшим на московском Черкизовском рынке до его закрытия, регистрацию для пребывания в РФ.

Логика всё та же - бороться с нелегалами бесполезно, пусть всё остаётся как есть. И сразу как-то забылось, что рынок этот держится на преступности, воровстве, рабстве, унижении и оскорблении людей. На самом деле подрывает и уничтожает нормальное производство и торговлю.

Ничего нельзя сделать, скорбно поджимают губы и постно опускают глаза депутаты, чиновники и аналитики, сами предпочитающие отовариваться в других местах. Народ у нас такой - нравится ему Черкизон, вполне его устраивает, привыкли люди к нему. Не с жуликами же на таможне бороться! Это же, ясное дело, бесполезно. Страна у нас такая.

Кстати, как-то слишком дружно грянули они в защиту Черкизона. То ли всеобщее просветление нашло. То ли команда откуда последовала.

Гр-н ГРУБОМЫСЛОВ, независимый аналитик

Явление пана из-за железного занавеса

ПОЛИТПРОСВЕТ

Аня ВВЕДЕНСКАЯ, спецкор "ЛГ", БРЮССЕЛЬ

Поляки испытывают смешанные чувства по поводу избрания своего соотечественника профессора Ежи Бузека главой Европарламента. Гордятся, сравнивая с давним присуждением Леху Валенсе Нобелевской премии, но одновременно не скрывают своего изумления перед выбором европейцев.

Дело в том, что как государственному деятелю Бузеку в польской истории прочно отведено место "наихудшего и наислабейшего премьер-министра всех времён". В своё время польская пресса сделала всё возможное, чтобы вытеснить его из высших эшелонов власти. Поражение на выборах в 2001 году в Польше окрестили "политическим погребением".

В 2004 г. профессор Бузек бесславно отбыл в Брюссель, чтобы смешаться с разношёрстной толпой евродепутатов. В Европарламенте занимался охраной окружающей среды и сокращением выбросов парниковых газов. Скромно и неприметно провёл он эти годы мандата. Ничто не предвещало стремительного взлёта незадачливого экс-премьера пенсионного возраста.

Поляки в последнее время рвались к престижному посту генсека НАТО, двигая туда молодого и энергичного министра иностранных дел Радека Сикорского. Однако в НАТО не все согласились с тем, что "поляки созрели" до того, чтобы возглавлять альянс. Их антироссийская зацикленность и без того доставляет немало хлопот. Пост генсека достался датчанину Расмуссену. Но "польский гонор" требовал жертв, и все усилия польского лобби в Европарламенте были брошены на то, чтобы пост главы сей организации достался Польше.

Первым кандидатом и фаворитом считался шотландец Грэм Уатсон, который позиционирует себя как "настоящий европеец". Сдерживание России - один из его любимых коньков. Во время грузинского конфликта он грозил нам "ограниченными санкциями" и пугал еврообывателей угрозой "русского медведя". Противопоставление Бузека деятельному шотландцу было явно не на пользу пожилому косноязычному и маловыразительному польскому экс-премьеру.

Поэтому пан Бузек продвигался не как сильный политик, а именно как поляк - "символ успешной интеграции Восточной Европы в западную демократию". Польское лобби стало козырять выигрышными фактами его биографии - активист "Солидарности", антагонист СССР, непоколебимый сторонник укрепления альянса между Европой и США. Особое значение в связи с этим обрела и деятельность Бузека по вовлечению Украины в евроструктуры.

Расчёт оказался безошибочным - как "Шанель N 5", политика сдерживания России в Европарламенте - "нестареющая классика". Под этим соусом силы, двигавшие пана Бузека, вынудили его конкурентов сдаться фактически без борьбы. Как выразился сам Бузек: "Они признали символичность избрания политика из-за железного занавеса".

Других достоинств уже не требовалось. Вся борьба за высокий пост была сведена к "консультациям" при закрытых дверях в "византийском" стиле. И обмену другими должностями между высокими договаривающимися сторонами.

Единственной соперницей Бузека оказалась появившаяся для соблюдения приличий в последнюю минуту левая-левая шведка, вполне виртуальная оппонентка. С нею пан Бузек и провёл сугубо церемониальные телевизионные дебаты. Скучные и никому не интересные.

Сложно представить, что, возглавив Европарламент, пан Бузек откажется от образа "человека из-за железного занавеса", который и привёл его к власти. "ЛГ" поинтересовалась: как пан Бузек намерен выстраивать отношения Евросоюз-Россия? Учитывая тот факт, что многие польские политические деятели приложили немало усилий к тому, чтобы этот диалог всячески осложнить

Пан Бузек сказал, что признаёт: Россия является важным партнёром ЕС и у них даже есть общие интересы. Но "При этом между нами есть огромные различия. Мы по-разному смотрим на демократию и права человека". И хотя он, пан Бузек лично, не хочет тыкать пальцем в сторону конкретных политиков, но когда слышит, что в России есть демократия и уважение к правам человека, то не может с этим согласиться. Так как имеет другие представления об этих понятиях. И потому, осуществляя свою деятельность на высоком посту, он не намерен терять эти разногласия из виду.

"Что касается Польши, - продолжил он, - то мы хотим партнёрства с Россией, но это не так просто после десятилетий и столетий конфликтов и антагонизма. Мы хотим говорить с Россией на равных. Если мы можем обсуждать наши различия, то мы можем взаимовыгодно сотрудничать". То есть сначала надо решительно размежеваться, а вот потом

Вот так это делается в Европарламенте. И судите сами, может ли он учить других профессионализму, честности, прозрачности, этике и прочим замечательным вещам.

Инерция экспансии

ПОСЛЕ ВИЗИТА

На вопросы "ЛГ" отвечает ведущий программы "Постскриптум" канала ТВ amp;#8239;Центр, профессор МГИМО Алексей ПУШКОВ

- Алексей Константинович, как вы оцениваете итоги визита президента Обамы в Москву и то, как их анализирует американская пресса?


- Прессу на Западе я бы разделил на две категории. Одна её часть старалась оценить события более или менее объективно. А вторая заняла жёсткую идеологическую позицию. Первая - например, "Нью-Йорк таймс" - переживает, что в России не сработало обаяние Обамы. То есть: если бы здесь все понимали по-английски, то, конечно, поддались бы его шарму. Но моё личное впечатление - а я лицезрел Обаму в Кремле в течение часа - совершенно другое. Перед приездом Обамы я общался с ведущими американскими экспертами по России, и мне говорили: вы увидите рок-звезду. Я же увидел усталого человека, который словно не понимал: а почему его здесь как звезду не воспринимают? Он не поразил меня ни шармом, ни магнетизмом, ни обаянием. Всё делал как полагается, но абсолютно ничего не сделал, чтобы расположить к себе, например, те восемьдесят человек, которые собрались в Александровском зале Кремля. Он не сумел очаровать даже студентов, которые его слушали в Российской экономической школе.



Первая американская пресса, пытаясь понять, почему в России не сработал эффект Обамы, полагает, что "в политической культуре русских накопилась усталость". Но дело не в усталости, а в расхождении между словами и делами. Обама говорил, что современные великие державы не должны относиться к другим странам, как к шахматным фигурам на геополитической доске. Однако когда смотришь на мировую карту, видишь, как США играют странами, как фигурами Он говорил, что великие державы не должны никого захватывать и демонизировать, но мы же видим, что они сделали с Ираком Такое ощущение, что он приехал с какой-то пропагандистской программой, которая крайне далека от реальности. Буш проще: он был настоящим техасским империалистом и американским агрессором. Этим он мне даже по-своему был мил, потому что был ясен. Обама же говорит: нет, я другой. Однако за словами пока не видно дел. Из него сделали новый образ, новое лицо Америки, но в России глобальный пиар-проект под названием "Барак Обама" не сработал.


- Наши либералы объясняют это тотальной антиамериканской пропагандой.


- Если бы они в годы Буша слышали и видели не только то, что хотят слышать и видеть, то узнали бы, что антиамериканизм во Франции, Германии, Великобритании, Испании - то есть в союзных с США странах - был гораздо выше, чем в России: он зашкаливал за 65%, а то и за 70%, а у нас был на уровне 53-55%. Обама получил прекрасный аванс. Буш до него настолько всё испортил, что любой новый, более прогрессивно мыслящий, так сказать, "многополярный" президент мог бы перекрыть любую антиамериканскую пропаганду. Однако в Москве он сник, обмяк И визит - в том числе и с эмоциональной точки зрения - получился банальный.


- Может быть, причины внутренние, американские?


- В США глубоко фундаменталистское общество. Мичиганский университет провёл сравнение разных государств по степени влияния идеологии на общественную жизнь. И пришёл к удивительным выводам: на шкале фундаментализма Соединённые Штаты встали рядом с Ираном. Американцы живут в рамках очень жёстких требований к тому, как должен быть устроен мир. Идеология американизма - почти как религия. Обама пока её не изменил, но по крайней мере призывает к новому мышлению. Он говорит, что военные блоки - это XIX век. В Америке это вызывает восторг. А в России - недоумение. Если ты возглавляешь НАТО, то не можешь говорить, что это феномен XIX века, потому что в XXI веке НАТО не только существует, но и расширяется.


Теперь о заведомо необъективной, предвзятой прессе. "Уолл-стрит джорнэл" пишет: в результате визита "Россия обязалась" к концу этого года взамен Договора СНВ подписать новый договор. То есть не обе страны обязались, а именно Россия обязалась. В этом уже заложено отношение: Америка не должна обязываться, а вот нас надо обязать сделать то-то и то-то. В "Глоб энд мейл" бывший представитель Буша в ООН Джон Болтон пишет: Россия, мол, "добилась своего" на этом саммите, а Обама предаёт интересы Америки, так как совершенно не продвигает идею приёма Грузии в НАТО, не стоит за систему ПРО в Чехии и Польше и т.д. Вот такое искажённое мышление. В то время как Обама увёз два соглашения (по военному транзиту и соглашение об американской курятине, которая, видимо, опять будет поступать на наши рынки), Болтон говорит, что Россия ни в чём не уступила, потому что военный транзит ей ничего не будет стоить. Логика такая: мы Россию не вынудили сдаться, не поставили на колени, а значит, Обама проиграл этот саммит.


В США политический класс вообще не принимает и не понимает компромиссов. Неслучайно автором первой разрядки с американской стороны был Генри Киссинджер, по происхождению немецкий еврей, человек европейской культуры, а не техасский ковбой. Европейцы выросли на компромиссах, американцы - на револьвере, приставленном к виску "партнёра" по переговорам.


Одна из авторов в "Вашингтон таймс" - между прочим, радио- и телеведущая, которая вроде бы должна быть неглупой, - негодует: мол, при Обаме "распоясались злодеи всех мастей". А сам Обама - слабак и предатель, так как он призывает, чтобы Америка покаялась за свои ошибки, и допускает, что у других стран есть к ней законные претензии. Обама, по её словам, забывает о "деле свободы", так как вяло отреагировал на "иранскую бойню". (Это когда во время подавления манифестации погибла одна женщина.) Газета серьёзно пишет, что эту бойню устроили тегеранские клерикалы собственному народу, ни на секунду не задумываясь о том, сколько человек погибло в результате американской агрессии в Ираке за эти пять лет. Но если где и была и продолжается бойня, так это в Ираке! Там, даже по данным американских организаций, за годы американской оккупации погибли более 100 тысяч жителей!


Представителям второй, обезумевшей от убеждения в собственной правоте Америки, Америки радикальных идеологических маньяков, до этого нет дела! Они утверждают: Обама прибыл в Москву договариваться о сокращении ядерного потенциала США без каких-либо гарантий, что другая сторона - Россия - будет соблюдать эти обязательства. В то время как мы в течение тридцати с лишним лет соблюдали все договоры, включая Договор по ПРО, а первой его нарушила Америка, и все об этом знают.


Помните фильм "Матрица"? Там был агент Смит, который, защищая Матрицу, воспроизводит себя в тысячах копий, как капли воды похожих одна на другую. Часть американского политического класса мне напоминает этих агентов. У них нет никакой разницы во взглядах, и при этом они ещё нас обвиняют в том, что мы одномерны в нашем мышлении и стоим на позициях прошлого, холодной войны! Одна из ближайших и главных задач Обамы - это борьба с этим коллективным "агентом Смитом", который защищает глубоко фундаменталистское представление о том, каким должен быть мир вокруг США. Вот эта агрессивная тупость части американской элиты, голосовавшей за Маккейна под лозунгом защиты "свободы" и "демократии", чрезвычайно опасна - и для самих США, и для мира.


- Какой же кризис может их образумить?


- Нет, финансовый кризис не образумит, экономически Америка ещё очень сильна У меня был как-то в Давосе интересный разговор с Джорджем Соросом. Я его спросил, насколько глубоко американская элита осознала, что произошло в Ираке? Он ответил: были большое отторжение, возмущение и сожаление в связи с тем, что Америка по вине Джорджа Буша попала в эту заваруху. Но, для того чтобы отказаться от философии глобального доминирования, Америке, по его словам, нужно пережить ещё две подобные катастрофы. Вот насколько глубока в США инерция экспансии! Буш не сумел осуществить эту экспансию силовым способом. И тогда американский политический класс выдвинул Обаму, надеясь, что он это сделает другими методами. Да, Обама говорит совсем иначе, чем Буш: Америка должна признать свои ошибки, протянуть руку мусульманам, сотрудничать с Россией. По стилистике это обнадёживает. А поступки? Их пока нет. И возникает вопрос: либо Обама - президент-ширма, либо он находится в отрыве от американского политического клана и ему не дадут многого изменить.


- Мы многое изменили в нашей стране в последние десятилетия?


- Нет, это не то глубокое переосмысление роли страны, которое произошло в России после распада Советского Союза. Мы стали другими, отказались от коммунистической идеологии и не считаем, что мир нужно строить под себя Допустим, Обама действительно задумался о переменах. Но сумеет ли он преодолеть эту гигантскую инерцию экспансии? Или же будет играть уже по известным, экспансионистским правилам? Ведь рядом с ним - его администрация, состоящая в основном из традиционных для США политиков, и огромная государственная машина, являющаяся носителем этой инерции. Она работает, как и прежде, и в том же направлении. В России это понимают. В этом, как мне кажется, кроются причины российской сдержанности в адрес Барака Обамы.


Вёл беседу Александр КОНДРАШОВ


Белые деньги

КНИЖНЫЙ РЯД

О.В. Будницкий Деньги русской эмиграции: колчаковское золото. 1918-1957. - М.: Новое литературное обозрение, 2008. - 512 с.: ил.

Из книги следует, что о той части золотого запаса Российской империи, которая попала в 1918 году в руки белых и получила впоследствии название "колчаковского золота", любителям кладоискательства лучше не мечтать. Деньги, согласно версии автора, ушли на поддержание деятельности Белого движения и впоследствии на нужды иммигрантов.

Автор подробно описывает многочисленные финансовые операции, которыми приходилось заниматься правительствам белогвардейцев. Ведь любая война требует не только крови, но и больших денег. Впрочем, автор поясняет: "История денег" - предмет увлекательный, но он не является для нас самоцелью. "История денег" - это история людей, их взаимоотношения по поводу денег".

Действительно, за сухими документами внимательный читатель может разглядеть многие колоритные подробности Гражданской войны. Как и на всякой войне, здесь рядом с великодушными порывами и подвигами соседствуют низость и предательство. Вот мы видим добровольцев из числа подчинённых генерала Каппеля, которые грузят отбитое у большевиков золото, и ни у кого не возникает мысли прихватить парочку-другую рассыпанных на полу банка монет "на память". А вот узнаём о коррупционерах в рядах Белого движения, которые ездили для закупки канцелярских товаров для армии из Константинополя в Швейцарию.

Главная мысль, которую вызвало чтение этой книги, столь же проста, сколь и неожиданна (по крайней мере для автора этих строк): в условиях послеоктябрьской России победа белых была бы большим из двух зол для России. Идеологическая разнонаправленность, амбиции "старорежимных" генералов, умноженные на их зависимость от разных источников зарубежного финансирования

Можно не сомневаться, что одолей они большевиков, страна оказалась бы перед очередным трудным выбором или даже новым витком Гражданской войны. Неслучайно в 1920 году, в момент охлаждения Запада к Белому движению, помощник госсекретаря США Б. Лонг сказал видному деятелю русской эмиграции Б. Бахметеву, что "антибольшевистские силы сражаются с большевиками только немногим упорнее, чем друг с другом".

Алексей ПОЛУБОТА

Демократический терроризм

КНИЖНЫЙ РЯД

О.В. Коновалова. В.М. Чернов о путях развития России. - М.: РОССПЭН, 2009. - 383 с.

В книге подвергаются скрупулёзному анализу взгляды лидера и теоретика партии социалистов-революционеров Виктора Чернова. Сегодня о нём чаще всего вспоминают в связи со знаменитой фразой "Караул устал!", которую произнёс в 1918 году, закрывая Учредительное собрание, матрос Железняк. Председательствовал на собрании как раз Чернов. Вот так это было.

"Железняк подошёл к Чернову, положил ему на плечо руку и громко сказал:

- Прошу прекратить заседание! Караул устал и хочет спать

Придя в себя после минутной растерянности, охватившей его при словах матроса, Чернов закричал:

- Да как вы смеете! Кто вам дал на это право?!

Железняк сказал спокойно:

- Ваша болтовня не нужна трудящимся. Повторяю: караул устал!"

На этом всё и закончилось. А ведь Чернов считал собрание "вехой, знаменующей начало новой эры". Большевики просто перешагнули через эту заветную мечту прекраснодушных российских интеллигентов.

Чернов был типичным их представителем. Они разрушали Российское государство, имея самые смутные и бесплотные представления о том, что на его месте должно возникнуть. Что-то вроде "царства свободы". К тому же они просто не умели властвовать. Больше того - не понимали, что такое власть, и страдали, как сами потом признавались, "властобоязнью".

Характерный штрих - начав с веры в особый путь русского народа, Чернов в эмиграции обнаружил, что все его идеалы не в России, а в Америке. То есть его представления о реальной России были утопичны и фантастичны.

Сподвижники называли его "большим человеком с пытливым умом, чистой душой и большим сердцем". Однако в истории партия эсеров отождествляется прежде всего с террористическими актами, в которых гибли не только царские сановники, которым эсеры, ничуть не смущаясь, выносили смертные приговоры, но и ни в чём не повинные люди, оказавшиеся рядом с ними.

И Чернов, политик с "чистой душой и большим сердцем", относился к террору с пониманием и почтением. Даже давал ему научное-поэтическое определение: "Террор приковывает к себе всеобщее внимание, будоражит всех, будит самых сонных, самых индифферентных обывателей, возбуждает всеобщие толки и разговоры, заставляет людей задумываться над многими вещами Словом, заставляет их политически мыслить".

Правда, Чернов призывал всё же минимизировать число жертв при терактах, но сама целесообразность убийств по решению партии не вызывала у него сомнений.

Клеймя потом за границей сталинский террор, он почему-то не находил возможным признать, что истоки его лежали и в том самом эсеровском терроре, который сам Чернов приветствовал и обосновывал. Ещё бы, ведь "для поднятия революционного настроения в обществе теракт вернее, чем месяцы пропаганды". Какая экономия сил и средств!

В эмиграции Чернов проделал титаническую работу, описывая проблемы, с которыми столкнулось Советское государство, и даже разрабатывал "верную", демократическую модель развития России. Но в реальных условиях того времени она была просто набором благих пожеланий. Благие намерения, не опирающиеся на реальность, проклятая и, похоже, неизлечимая болезнь российской интеллигенции. Чернов тут не исключение. Потому ему было нечего возразить матросу Железняку.

Дмитрий МАКАРОВ

Самые важные люди

КНИЖНЫЙ РЯД

Борис Фаин. Господа профессионалы. - М.: Академия-ХХI, 2009. - 184 с.

"Герои книги - люди труда, знатоки своего дела, профессионалы Для них главная жизненная ценность - труд, преданность делу, ответственность, созидание, движение вперёд".

Так книга Бориса Фаина представлена в аннотации. Согласитесь, по нынешним временам такие герои и такие духовные ценности - большая редкость. Если не исключительная. Это в советские времена писать о таком нужно было в обязательном порядке, на таких темах строились целые писательские биографии, они были "нужными". На этом поле паслось множество халтурщиков и карьеристов. Борис Фаин был одним из немногих, кто честно считал человека трудящегося самым интересным героем.

Вот как пишет об этом в предисловии друг его севастопольского детства писатель и драматург Михаил Рощин:

"Надо было видеть, с каким азартом Борька приставал то к строителям, то к механикам в доках: всё ему было интересно, всех он расспрашивал, лез чуть не под руки работягам. Повстречались на стройке с одним прорабом. Борька просто вцепился, впился в него. Потом, должно быть, час или два мне о нём рассказывал Кажется, я сам видел - обычный малый, чуть старше нас, инженер. Но Борькин восторг и воображение рисовали какую-то могучую фигуру"

Этот восторг перед человеком деятельным автор сохранял всю жизнь, хотя, чего греха таить, и многие коллеги не очень верили в его искренность, считали расчётливой данью комсомольско-партийной журналистике. Но те, кто знал его ближе, лучше, видели - он в своих мыслях и убеждениях честен.

"Борис со своей любовью к людям труда, настоящим работягам оказался вполне на своём месте, - продолжает Михаил Рощин. - И людей искал, и находил, и выводил в свои герои таких, у которых и совесть была на месте, и руки умели делать положенное им дело беда в том, что мы попали в эпоху дилетантства. Не умеют люди и не хотят работать. Повально - певцы не умеют петь, артисты играть, водители ездить, пилоты летают с похмелья, милиция не ловит ворья, а сама ворует и крышует Мы так плохо живём, потому что плохо работаем".

Вот тут самое главное - находил. В то время как другие придумывали положительного советского героя, который что-то бесконечно преодолевал и побеждал, Борис Фаин находил таких людей в жизни и писал о них, удивляясь и негодуя - как же можно не понимать, что вот такие люди важнее всего, интереснее всего!

Сегодня, когда у нас в героях и образцах совсем иные персонажи, его книга заставляет крепко задуматься: и куда мы с этими, нынешними-то, кумирами идём?

Игорь ЖИХАРЕВ

Революции и догматы

SMS-КАЛЕНДАРЬ

20 лет назад в СССР начались массовые забастовки шахтёров. В Кузбассе остановились 209 предприятий, на которых работали 225 тысяч человек. Вскоре после всекузбасской стачки прошла первая общероссийская отраслевая шахтёрская забастовка. Она уже выдвинула политические требования: реорганизацию Советского Союза и заключение нового Союзного договора. Шахтёры выступили тогда в роли революционных матросов 1917-го - "красы и гордости русской революции". А победителем стала та часть союзной номенклатуры, которая уже решилась на развал Советского Союза, передел власти и захват собственности. Парадокс истории - в СССР шахтёры были привилегированной частью пролетариата, официально считавшегося авангардом общества. В постсоветские времена и пролетариат, и шахтёры оказались совсем в ином положении.

220 лет назад восставшие парижане штурмом взяли ненавистную крепость-тюрьму Бастилию - символ королевского деспотизма - и освободили заключённых. Это событие считается началом Великой французской революции. И не важно уже, что заключённых было всего семеро. Взятие Бастилии вошло в историю человечества. Оно стало символом любого достигнутого революционным путём политического освобождения, само слово "Бастилия" стало нарицательным. Во Франции сегодня уже не относятся к этому празднику как революционному. Празднуется нечто великое и важное для каждого француза - светлое, радостное, патриотическое.

835 лет назад в результате боярского заговора во Владимире был убит князь Андрей Боголюбский, сын Юрия Долгорукого и половецкой княжны. До него князь, признанный старшим среди родичей, обыкновенно садился в Киеве. Боголюбский, заставив признать себя великим князем всей Русской земли, не покинул своей Суздальской волости и не поехал в Киев занимать престол отца и деда. Он перенёс столицу во Владимир. Так началось великое перемещение центра Русского государства на северо-восток. За этим последовало решительное ослабление Киева. По сути, это был конец Киевской Руси, начиналась совсем иная история.

910 лет назад армия крестоносцев, состоявшая из 1200-1300 рыцарей и 12 000 пехотинцев, под предводительством французского герцога Готфрида Бульонского штурмовала Иерусалим. Когда они ворвались в город, началась резня. Крестоносцы разили мечом и огнём всех подряд - мусульман, евреев… Перебили и немногих оставшихся в городе христиан. Святой город был превращён в настоящую бойню.

Правителем новообразованного Иерусалимского королевства стал Готфрид Бульонский. Он не пожелал называться королём в городе, где Христос был увенчан терновым венцом, и принял титул Защитника Гроба Господня. "Воины Христовы" сочли свой долг выполненным, большинство из них с награбленным добром вернулись на родину. Затем последовали другие крестовые походы. В результате одного из них был разграблен и разрушен православный Константинополь.

955 лет назад произошёл раскол христианской церкви, в результате которого окончательно обособились Римско-католическая церковь на Западе с центром в Риме и Православная - на Востоке с центром в Константинополе.

В 1054 г. римский папа Лев IX послал в amp;#8239;Константинополь своих послов-легатов для разрешения конфликта, начало которому было положено закрытием в 1053 г. латинских церквей в Константинополе. Однако найти путь к примирению не удалось, и папские легаты объявили о низложении константинопольского патриарха и его отлучении от Церкви. В ответ на это патриарх предал анафеме папу и его легатов.

Раскол имел множество предпосылок и причин, коренившихся в обрядовых, догматических и этических различиях между западной и восточной церквями.

Разными были языки богослужения: латынь в западной церкви и греческий - в восточной. Кроме того, имели место имущественные споры, а также прямая борьба римского папы и константинопольского патриарха за первенство среди других христианских первосвященников. Русская церковь сохранила приверженность православию. Церковный раскол не преодолён до сих пор, хотя в 1965 г. взаимные проклятия были сняты.

Принуждение к покаянию

НАСТОЯЩЕЕ ПРОШЛОЕ

Дмитрий КАЛЮЖНЫЙ

Президент создал Комиссию с целью борьбы с фальсификациями истории, наносящими ущерб интересам России. Профессиональное сообщество историков отреагировало негативно: в составе этого органа сплошь политики, а историков-то раз-два и обчёлся. Но исторические фальшивки запускаются в общественное сознание исключительно в политических целях Поговорим о некоторых из них. О тех, за которые нас сегодня призывают каяться.

ЦАРЕУБИЙСТВО


В русской истории были убиты царь Дмитрий I, младенец Иоанн Антонович, императоры Пётр III, Павел I и Александр II, а также царственные наследники, дети царей Ивана Грозного, Бориса Годунова, Дмитрия I. Кстати, бытует мнение, что и В 1938 году судетские немцы цветами встречали гитлеровские войска.


А в 1945-м чехи депортировали их из страны. Выселение назвали "Брюннским маршем смерти". Среди депортируемых в основном были женщины, дети и старики, так как большая часть мужского населения находилась в плену или погибла, воюя в рядах гитлеровцев. Землячество судетских немцев убеждено, что Прага до сих пор скрывает существование массовых захоронений гражданского немецкого населения. Они утверждают также, что с 1945 по 1977 год в ходе депортаций из Чехословакии погибли около 240 тысяч немцев и что речь идёт о геноциде. Однако чешские власти не усматривают состава преступления в проведении депортаций. Борис Годунов был убит. Вызывает также удивление слишком ранняя смерть царей Фёдора Алексеевича, Ивана Алексеевича и Петра II. Даже если не вдаваться в изучение "возможных убийств", всё равно царей на Руси погибло немало.


И никто не призывал народ каяться в этом.


А вот за Николая II призывают. Потому что это был такой хороший царь, что если бы он продолжал править - было бы истинное счастье народное.


Так ли?


Во-первых, к моменту убийства Николай императором не был.


Во-вторых, а почему же он перестал им быть?


Устранить его от власти долго желали политические представители крестьян и эсеры. Ликвидации монархии требовали представители пролетариата. В феврале 1917 года за отречение Николая выступили представители дворянства, капитала и генералитета.


Иначе говоря, своим правлением Николай II настроил против себя всех - от крестьян до высшей знати. Тогда все это мнение разделяли, а теперь нас призывают каяться.


В феврале 1917-го император отрёкся от престола. Но и это он проделал в своём обычном стиле - отрёкся с вывертом, за себя и за сына Алексея, в пользу своего брата, великого князя Михаила. То есть поступил вопреки закону, согласно которому передать трон он мог только сыну, а отрекаться за него не имел права.


Великий князь Михаил отказался от незаконного приобретения власти. Заявил, что пусть Учредительное собрание решит, кому царствовать.



И дальше страна полгода оставалась монархией без монарха. При том, что коли отречение не было законным, Николай мог считаться легитимным правителем. И мог бы хоть как-то исправить положение! Ведь узаконил же он задним числом, уже после отречения, первый состав Временного правительства. Но потом состав этот несколько раз менялся, и его уже никто не легитимизировал, и страна вообще осталась без законной власти. В этом отношении Советы и Временное правительство были на одинаковых правах.


1 сентября Россию провозгласили республикой, вопрос, кому царствовать, отпал. Осталось покончить с двоевластием. Советы оказались сильнее. Спорить с этим невозможно, потому что именно Советы сумели силовым образом устранить из власти учреждённое императором бывшей монархии Временное правительство.


Так что именно последний царь положил своею деятельностью начало всем этим пертурбациям и трагическим для страны потрясениям. И когда говорят сакраментальное "Власть валялась на дороге, и большевики (получившие к тому времени большинство в Советах) её подобрали", то бросил власть на дорогу император Николай II. Нередкие сегодня заявления об изначальной незаконности советской власти исторически фальшивы и должны быть соответствующим образом осуждены.



Что касается убийства Николая и его семьи Безусловно, это ужасное злодеяние. И не только потому, что ужасно всякое вообще лишение человека жизни, но и из-за самих обстоятельств убийства. Но говорить теперь о необходимости осуждения и покаяния излишне. Русская православная церковь дала оценку той трагедии, канонизировав царя-мученика, и это - справедливо и правильно. Поле деятельности Церкви - вне мира сего. Деяния царя - дело светское, смерть царя - дело церковное.


Призывы к народу каяться, звучащие время от времени со стороны так называемого дома Романовых, - просто политическая игра, не имеющая отношения к реальной истории и подлинной жизни страны. Зачем каяться? Кому? По какому канону? Что от этого произойдёт?.. Ответа нет и быть не может. А кабы был, то уместно было бы самим потомкам бывшей царской династии повиниться перед народом за преступления, совершённые их предками. Коих немало.


В названии указа "О Комиссии при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России" главные слова - "в ущерб интересам России". Попытки будоражить общественное мнение страны призывами к непонятному покаянию, идущие извне в сопровождении искажённых фактов, России, безусловно, во вред.


КАТЫНСКИЙ ВОПРОС

Каким мы видим наше прошлое, так мы живём в настоящем. Или мы, сокрушаясь о подлости и бесчестности наших отцов, смотрим фильмы типа "Штрафбат" и "Сволочи", или, уверенные в их правоте и своей силе, запрещаем тиражировать эту ложь.

Но фильмы - ладно, с фильмами подождём. Поговорим о более серьёзном: о Катыни.

Эта история началась с того, что Германия, войска которой напали на нашу страну и убили здесь миллионы мирных граждан, вдруг в 1943 году объявила на весь мир о своей находке: о захоронении в местечке Катынь под Смоленском 10 тысяч польских офицеров, расстрелянных в 1940 году. То есть ещё до её вторжения!

Якобы присоединив в 1939-м, после вторжения немцев в Польшу, восточные районы этой страны к СССР и задержав там сотни тысяч польских военнослужащих, советские власти в основном распустили поляков по домам, но 10 тысяч офицеров оставили под охраной, а потом дели неведомо куда. И вот теперь, в 1943 году, гуманные фашисты поспешили сообщить миру: поляков ещё в 1940-м убили негодяйские Советы. Чекисты заранее закупили в Германии немецкое оружие, патроны и даже немецкий бумажный шпагат, чтобы связать казнимым руки, а потом свалить вину на честных фашистов. Нападение которых на СССР, ясное дело, они предвидели заранее.

Расследование, проведённое вскоре после освобождения Смоленска, показало: в могилах находятся тела и поляков, и русских. А у части убитых и вообще обнаружили зубные протезы бельгийского и голландского производства, а такие люди в советских лагерях до начала войны ниоткуда взяться не могли.

Выяснили, что осуждённые советские граждане из лагерей Смоленской области были в апреле-мае 1941-го передислоцированы ближе к западной границе СССР на строительство полевых аэродромов. А граждан бывшей Польши, ещё живых к тому моменту, оставили на прежнем месте, и они строили шоссе Москва-Минск от 392-го до 171-го километра. Было их по состоянию на начало 1941 года от 7,5 до 8 тысяч человек. Когда началась война, их не смогли эвакуировать, ведь Смоленскую область немцы захватили очень быстро. Эта история зафиксирована в материалах Нюрнбергского процесса. Там давал показания советский офицер, комендант лагеря для поляков, и он описал, как пытался получить железнодорожные составы в Смоленске и не преуспел.

Вина немцев была очевидной. Вопрос закрыли, и довольно долго эту тему вообще никто не трогал, даже на Западе.

В самом деле, расстрел поляков в 1940 году нелогичен. Представьте: осуждённые к принудительным работам строят шоссе. Зачем их убивать? При этом надо бы ещё вспомнить, что как раз в 1940-м у нас создавались польские части под командованием генерала Андерса. Позже эти части по их же настоянию отправили через Иран к англичанам, а в СССР была сформирована польская дивизия имени Костюшко, которая дальше воевала с нашей стороны. Польские военные вполне пригодились бы для этих войск.

В общем, советской власти убивать их в 1940 году было просто ни к чему. А вот расстрелявшим их гитлеровцам в 1943-м объявить, что это сделали Советы, было очень даже "к чему". После своего поражения под Сталинградом им было позарез нужно испортить отношения Сталина с союзниками, предотвратить открытие второго фронта в Европе - вот и запустили фальшивку.

Когда Горбачёв возжаждал любви Запада, он вытащил фальшивку из чулана, стряхнул с неё пыль и предъявил миру. И началось. Только ленивый не пнул нашу страну за убийство невинных поляков.

Выглядят такие пинки примерно так. Перед автором, взявшимся писать о Катыни, неизбежно встаёт простой вопрос: зачем? Зачем Сталин убил пленных? Западные исследователи убедительного ответа не находят. В конце концов сталинизм иррационален, а раз так, то не следует ли признать Катынь немотивированным убийством?

Таков уровень "серьёзного" обсуждения трагедии! Но доказательств-то однозначных по-прежнему нет.

Дошло до того, что в январе 2002 года на высшем уровне обсуждалась возможность распространения на поляков российского закона о жертвах политических репрессий. Если Комиссия по противодействию историческим фальшивкам не положит этому конец, мы так и будем постоянно перед всеми виноватыми. Так и будем каяться, каяться и каяться.

600 тысяч наших воинов погибли за освобождение и независимость Польши. Включая раненых, контуженных и обмороженных, за неё пострадали более 2 миллионов советских людей, что составляет почти половину от всех потерь нашей армии за рубежом во время Второй мировой войны. 100 тысяч поляков воевали на стороне Германии, и сколько наших солдат и мирных граждан погибло от их рук - бог весть. А каяться, да ещё и платить, настойчиво предлагают нам!

Пора этому "катынскому делу" дать окончательную оценку.

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ

В Берлине создан "Центр изгнанников" для защиты интересов немецких переселенцев, вынужденно покинувших районы традиционного проживания на отошедших от Германии территориях в соответствии с решениями Потсдамской конференции 1945 года. Поразил подход к этому вопросу Польши.

Суть дела. По решению amp;#8239;Потсдамской конференции восточные границы Германии были сдвинуты на запад. Немалые земли, населённые немцами, достались Польше и другим странам. И немецких граждан с этих земель - а это были сплошь женщины с детьми и старики - в 1947-1949 годах отсюда выселили.

Это была страшная трагедия для миллионов. На сборы давали от получаса до часа, разрешая унести с собой минимум еды и вещей. Тех, кто отказывался уходить, избивали и даже убивали. Особенно жестоко действовали поляки. Если при переселении немцев из Судет и Румынии погибли 100 тысяч переселенцев, то при перемещении из Польши погибли около 300 тысяч. Напомним, из Чехословакии были высланы около 3 миллионов человек, с земель, отошедших Польше, - около 4 миллионов.

И вся эта волна беженцев накатывалась на Германию, власть в которой в то время была у советской оккупационной администрации. График прибытия переселенцев не согласовывался с советской стороной. А ведь на наших военных легли задачи предоставления этим людям хотя бы временного жилья, а также и снабжения их продовольствием за счёт армейских резервов.

Советские власти в Германии обращались в Москву, просили добиться смягчения условий выселения людей из сопредельных государств. Военные коменданты тех районов Восточной Германии, что прилегали к границе с Польшей, постоянно сообщали о негуманном порядке этого выселения. Сообщали о голоде среди немецкого населения, об отказе польских властей снабжать людей продовольствием, об их убийствах участниками вооружённых польских групп, о необоснованных арестах и фактах репрессий даже против антифашистски настроенных немцев. Кстати, часто основанием для этих репрессий становилось то обстоятельство, что немецкие патриоты сотрудничали с Красной армией.

Москва пыталась воздействовать на чехов и поляков дипломатическими методами, уговаривая смягчить действия по отношению к репатриантам. Чехословацкие власти откликались на такие обращения, польские если и соглашались, то неохотно.

В то же время, желая побыстрее заселить свои новые земли, освобождённые от старого населения, поляки настаивали, чтобы СССР без проволочек отправлял к ним, в Польшу, жителей Западной Украины и Западной Белоруссии польского происхождения. Надо сказать, советская власть подошла к этому делу гуманнее: люди самостоятельно решали, гражданами какой страны они желают стать, и свободно выбирали, переезжать им в Польшу или нет.

И вот теперь, 60 лет спустя, власти Германии, Польши, Чехии, Словакии и Венгрии создали европейскую сеть Центров документации об изгнанных немцах. Но Польша по-прежнему верна себе! Её политики жаждут осуждения - кого бы вы думали? - правильно, русских. Чтобы мы покаялись за горести, доставленные несчастным полякам, якобы насильственно выселенным из Западной Украины и Западной Белоруссии. Чтобы лишний раз осознали, какие мы ужасные, тоталитарные и преступные. Были и остаёмся.

Невольно приходит в голову вопрос: зачем освобождали Польшу? Зачем на Потсдамской конференции добивались присоединения к ней бывших германских земель? Зачем возвращали в Польшу поляков? Сегодня термин "советская оккупация" вставляется в любой документ как некая очевидная данность, а то, что за годы реальной оккупации Польши фашистской Германией там погибли около 6 миллионов человек, в том числе без малого 3 миллиона евреев, не упоминается вовсе.

ЧТО ЭТО, КАК НЕ ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ?

Вот такая историческая правда. На землях, с которых поляки выгоняли немцев, оставались к моменту переселения только женщины с детьми и старики. Почему? Потому что мужчины ушли на войну, чтобы грабить и убивать жителей других стран. На выживших немцев легла вся ответственность, их выселили. Жестокость этого выселения - на совести поляков. Но она их как-то не тревожит. Во всяком случае, никакого желания каяться не видно. Каяться, по их мнению, надлежит только России.

Сохраняя уважение к памяти безвинно пострадавших, будем уважать свою страну и не дадим другим оскорблять её ложью.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Нам предписано охаять свою историю

О том, какие цели преследуют борцы за историческую правду, свидетельствует резолюция комитета Парламентской ассамблеи ОБСЕ "Воссоединение разделённой Европы". В ней уравниваются сталинизм и нацизм, что позволит странам бывшего СССР вновь потребовать от России возмещения "ущерба за оккупацию". Мало того, от России требуют отказа от демонстраций и парадов во славу советского прошлого и избавления от "структур и моделей поведения, нацеленных на то, чтобы приукрасить историю". Ибо, по мнению авторов таких резолюций, это СССР и Германия разделили Европу и развязали Вторую мировую войну.

Этим политиканам наплевать, что именно Советский Союз понёс самые большие жертвы и внёс наибольший вклад в дело освобождения Европы от фашизма. К годовщине начала Второй мировой войны люди, страдающие историческими комплексами, готовы спустить на Россию всех собак, дабы чувствовать себя жертвами и судьями одновременно. При этом не отказываясь ни от чего, что они получили благодаря нашей Победе.

Люди, хлопочущие вроде бы о "воссоединении разделённой Европы", на самом деле готовы воссоединяться на их условиях, согласно которым они праведники и победители, а Россия должна забыть свои жертвы и победы и жить по их указаниям.

Ложь убьёт наш парламент;

МЕСТО ДЕЙСТВИЯ

В этом убеждён знаменитый английский писатель Фредерик Форсайт


Михаил ОЗЕРОВ, собкор "ЛГ", ЛОНДОН

Когда в конце минувшей недели я пришёл на заседание в британскую палату общин, то сразу попал в бурлящий котёл, который, казалось, вот-вот взорвётся. Первое, что услышал, - крик одного депутата другому: "Достопочтенный джентльмен, вы мелкий и грязный человек!"

Известно, что члены британской палаты общин не стесняются во взаимных оскорблениях, сдобренных, правда, традиционной парламентской фразеологией, но в тот день старинные своды Вестминстера сотрясал слишком уж сильный поток ругательств, негодующих возгласов, улюлюканий, издевательского смеха.



Впрочем, собравшимся было не до спокойного тона. Ведь обсуждался "Кодекс поведения депутатов парламента", внесённый премьер-министром. Посему снова и снова возникала пренеприятнейшая для достопочтенных джентльменов тема коррупции в их стане.


После многих взаимных обвинений депутаты обязались вернуть в государственную казну 500 тысяч фунтов стерлингов (около 800 тысяч долларов), которые они получили в качестве возмещения личных расходов. Причём деньги возвращают члены самых разных политических партий. У всех рыльце оказалось в пушку.


Заседания в Вестминстере стали кульминацией многонедельного скандала. Британские депутаты по закону получают право на возмещение расходов, связанных с их профессиональной деятельностью. Например, на поездки к своим избирателям, телефонную и компьютерную связь, оплату квартиры, если они живут за пределами Лондона. Однако ещё в апреле стали появляться факты того, как парламентарии тратят на себя бюджетные средства. За счёт налогоплательщиков один депутат без устали отдыхал на Багамах, другая кормила свой домашний "зоопарк" (трёх собак, столько же кошек, двух кроликов и питона), третий ремонтировал пять собственных автомобилей


Правительство пошло на беспрецедентный для Британии шаг. Оно потребовало, чтобы все 646 депутатов обнародовали в Интернете свои доходы за последние четыре года. И что же? Многие "избранники народа" оказались нечистоплотными. К примеру, некоторые отказались от второго жилья, а фунты клали себе в карман.


В стороне от злоупотреблений не остался даже спикер палаты общин 63-летний Майкл Мартин. Заработок спикера - больше 200 тысяч фунтов в год, тем не менее мистер Мартин постоянно "прикладывался" к государственным деньгам. В разгар скандала он не допускал журналистов к документам о депутатских расходах.


Результат плачевен. Мистеру Мартину пришлось досрочно оставить высокий пост. Такое в Соединённом Королевстве случилось впервые за 300 лет!


Новому спикеру надо быть не причастным к разворовыванию государственных средств. Но где взять такого? Ведь даже экс-министр иностранных дел 66-летняя Маргарет Беккет, обустраивая свой сад, покупала за счёт казны растения, всяческие газонокосилки и мебель. "Поймите, я без ума от моего сада. А спикером хотелось стать", - объясняла миссис Беккет репортёрам.


Самый молодой кандидат в спикеры - 46-летний Джон Беркоу - тоже не без грехов. Он дважды пытался списать один и тот же налог


Но кого-то надо выбирать! И после трёх туров тайного голосования, которое продолжалось до полуночи, победил мистер Беркоу.


Теперь он вроде бы энергично "командует парадом" в Вестминстере. Однако многие события вызывают у англичан недовольство. К примеру, опозорившийся Майкл Мартин стал членом палаты лордов - верхней палаты британского парламента.


- Так у нас "наказывают" за полную некомпетентность, жадность и вред, который нанесён всей законодательной системе страны! - возмущённо сказал мне известный публицист Майкл Доббс. - Палата лордов превратилась в приют для запятнавших себя и опустившихся личностей. А ведь по рангу она даже выше палаты общин.


Я вспомнил, как отзывался когда-то при мне об этом учреждении замечательный английский писатель, создатель эпопеи "Чужие и братья" Чарлз Сноу, который был удостоен титула лорда:


- Знаете, когда я там бываю? Если у меня паршивое настроение. В таких случаях я выступаю по проблемам нашей экономики. Известно, если где-то хуже, чем у тебя, ты не так горюешь. А с экономикой у нас дела обстоят плачевно. И после речи настроение улучшается Но вообще-то я могу находиться в этом богоугодном заведении максимум три часа в неделю. Совершенно бессмысленная говорильня.


Разразившийся скандал не пощадил и палату лордов. Из неё уволены два пэра, которых уличили в попытках лоббировать за взятку поправки к закону о налогах.


Однако Гордон Браун уверяет, будто ситуация улучшится в ближайшее время. Он-де проводит кардинальные реформы. Какие? Вскоре вступят в силу закон, на обсуждении которого я присутствовал, "Кодекс поведения депутатов парламента" и "Новая экономическая программа правительства лейбористов". Кроме того, премьер обещает серьёзные перестановки в кабинете министров.


Однако эти заявления и планы не особенно впечатляют англичан. На сей счёт очень резко высказался Фредерик Форсайт - автор знаменитых книг "День Шакала", "Одесса файл", "Четвёртый протокол" и других. Cамый популярный прозаик Соединённого Королевства уже два года ведёт в лондонской газете "Дейли экспресс" еженедельную популярную колонку о ситуации в Британии и мире. И он не стесняется в выражениях.


- Коррупция и обман в amp;#8239;Вестминстере - прямое наследство предыдущего главы правительства, - считает писатель. - Тони Блэр постоянно прибегал к лжи. Сейчас будет проводиться ещё одно расследование самого большого и опасного обмана современности - о том, что у лидеров западного мира были доказательства существования в Ираке оружия массового уничтожения. У Блэра не могло быть таких доказательств, поскольку их просто не было. Тем не менее он прямо-таки исступлённо приводил их в палате общин, добиваясь поддержки депутатов По той же Большой Дороге Обмана идут наши нынешние вожди. Неудивительно, что за ними следуют персонажи, которые ниже чином, вроде депутатов.


Чего же ждать от парламента в дальнейшем?


Форсайт убеждён, что ничего хорошего:


- С приходом нового спикера скандал, похоже, затихнет, однако наверняка будут новые злоупотребления, обманы, даже преступления. Ложь, которая прочно поселилась в Вестминстере, может не оставить камня на камне от доверия к парламенту и в конце концов убить его.


Классик и юный поэт

ЭПОХА

В этом году исполнилось 110 лет со дня рождения Леонида Леонова. Его романы "Вор", "Скутаревский", "Русский лес", "Пирамида" и другие - признанная классика русской литературы советского периода наряду с произведениями А. Толстого, М. Шолохова, М. Булгакова, А. Платонова, Б. Пастернака, А. Твардовского К сожалению, в последние годы имя Леонова, что называется, не на слуху, но это уже наша беда и вина Беспристрастный судья - время, - несомненно, поставит всё на свои места. Предлагаем вниманию наших читателей воспоминания о Л.М. Леонове.

Эти любительские фотографии одни из последних, а может быть, и последние, на которых заснят Леонид Максимович Леонов. Перед самым днём его 95-летия я позвонил, чтобы спросить о грядущем выходе его долгожданной книги "Пирамида". Леонид Максимович, как всегда, сам поднял трубку и, выслушав меня, спросил:


- А вы что, не зайдёте к нам? Приходите, только не завтра - будут поздравлять из Академии наук, - а послезавтра. Тогда и поговорим. И не забудьте привести с собой вашего сына.


Так 1 июня 1994 года мы с Толей оказались в просторной квартире классика. Я знал нелюбовь Леонова к фотографированию, особенно после тяжёлой болезни, но всё же на всякий случай захватил простенький фотоаппарат. И к счастью, он пригодился.



Это начало истории. Но есть ещё и предыстория, и она такова.


В один из августовских дней 1987 года я по приглашению Леонида Максимовича пришёл к нему домой. Он просил меня иногда отвечать на письма поэтов, присылавших ему свои стихи из разных концов нашей страны и требовавших сказать мнение об их творчестве. К сожалению, глаза старого писателя уже плохо видели, и ему было трудно разбирать почерки писавших, потому я, как заведующий отделом поэзии журнала "Москва", где мы были членами редколлегии, подготавливал ответы на эти письма, а Л.М. Леонов одобрял или вносил коррективы в текст.


Как всегда, мы работали в его небольшом, но уютном кабинете. Покончив с этими делами, он стал расспрашивать о редакционных заботах, о новых публикациях. Незаметно разговор перешёл и к моей последней работе. 88-летний человек (язык не повернётся и сегодня назвать его стариком) живо интересовался творчеством своих товарищей, часто спрашивал, над чем трудятся Валентин Распутин или Михаил Алексеев, есть ли среди молодых поэтов талантливые люди. Он знал, что я много лет работал над поэтической дилогией о Московской Руси, читал и высоко оценил первую часть - "Противоборство", и потому меня не смутил вопрос о том, как продвигается вторая часть - "Потрясение" - о Смутном времени.


- Уже закончена. И даже готова вёрстка!


Я с удовольствием достал из портфеля типографский набор драматической поэмы и протянул ему. Он надел очки и стал читать эпиграф: "Смутное время не было временем революции, перетасовки и перестановки старых порядков. Оно было только всесторонним банкротством правительства, полным банкротством его нравственной силы".


Леонов глубоко задумался. Потом, сняв очки, посмотрел на меня:


- Иван Забелин умел быть точным в оценках происходившего. А кстати, Анатолий Анатольевич, сколько лет длилось то Смутное время?


- Считается, что около тринадцати лет: от смерти царя Фёдора Ивановича до избрания царём Михаила Фёдоровича Романова.


- Да-а-а! - протянул он. - А у нас длится уже более семидесяти лет.


- Как вы думаете, Леонид Максимович, когда же закончится наше Смутное время?


- Когда в стране наступит полный абсурд.


Мой вопрос, готовый сорваться с языка, остановил звонок в прихожей.


Леонид Максимович пошёл открывать дверь. Через несколько минут он позвал меня. В коридоре стояла рядом с ним коренастая моложавая женщина.


- Знакомьтесь, моя дочь Наташа. Она давно пишет стихи. Если сможете, то посмотрите их.


Прошло немного времени, и мы подружились с Натальей Леонидовной. Она оказалась тонким, глубоко знающим правду жизни поэтом, долго скрывавшим свои чувства под тяжёлым покровом быта.


Вскоре была первая публикация её стихотворений в журнале "Москва", потом в "Нашем современнике", а затем вышла и первая книга стихотворений. Мы провели немало славных вечеров в её дружной семье. Туда часто заходил на чай и её отец.


Вот почему 1 июня 1994 года мы оказались вместе.


Леонид Максимович расспрашивал моего сына об учёбе, попросил прочитать стихи. Толя перешёл тогда в девятый класс. Юный поэт, у которого только что вышла первая книжечка стихотворений, стеснялся, и Леонов, дабы преодолеть его смущение, стал говорить о своём любимом поэте А.С. Пушкине, о его поэме "Полтава", и вдруг из его уст полились дивные пушкинские стихи:


Души глубокая печаль

Стремиться дерзновенно в даль

Вождю Украйны не мешает.

Твердея в умысле своём,

Он с гордым шведским королём

Свои сношенья продолжает.

Толя слушал затаив дыхание, как живой классик энергичным голосом размеренно читает строки знаменитой "Полтавы", не запинаясь, возвышенно и легко:

Полки ряды свои сомкнули.

В кустах рассыпались стрелки.

Катятся ядра, свищут пули;

Нависли

И вдруг его голос замолк. Только я хотел подсказать продолжение, как Леонид Максимович поднял указательный палец, останавливая меня.

Молчание длилось секунд пятнадцать. И снова зазвучали чеканные строки:

Нависли хладные штыки.

Сыны любимые победы,

Сквозь огнь окопов рвутся шведы;

Волнуясь, конница летит;

Пехота движется за нею

И тяжкой твёрдостью своею

Её стремление крепит.

Мы были поражены. Вся третья песнь поэмы была прочитана наизусть. Какая ясность ума и глубина памяти! Теперь я понимал, почему писатель, не имея возможности перечитывать написанное, знал все варианты своего романа, писавшегося более сорока лет. И права была Наталья Леонидовна, когда говорила мне, что отец, диктуя ей новый вариант какого-нибудь эпизода, точно называл страницы рукописи, в которые надо было бы внести изменения. Память его была потрясающей - и не только для его возраста.

Чтение им Пушкина было хорошим уроком юному поэту. Толя понял, как надо относиться к отечественной классике: трепетно и уважительно; её необходимо знать в совершенстве. Ненавязчиво было преподано главное - любовь к литературе, к родному языку.

Восхищённый, я попросил разрешения сфотографировать его с моим сыном.

- А зачем? - спросил Леонид Максимович.

Вопрос был непростой, но я нашёлся что сказать:

- Представьте себе, что наступит время, когда в России будут праздновать 150-летие Леонида Леонова. Будут произноситься торжественные речи о вашем творчестве, академики будут делать пространные доклады, и вдруг на сцену поднимется пожилой человек и скажет, что он встречался с юбиляром, был у него в гостях и даже слышал, как им читалась пушкинская "Полтава" наизусть. Ну кто ему поверит? И тогда он вытащит из кармана фотографию.

Леонид Максимович рассмеялся:

- Что делать с вами! Снимайте!

Я сделал несколько снимков своей "мыльницей". А поскольку на столе лежал сигнальный экземпляр "Пирамиды", я попросил автора взять в руки эту ещё пахнущую типографией книгу. Этот последний роман классика отечественной литературы, надеюсь, ещё прочтут основательно, будут изучать в школах и институтах, ибо такие произведения пишутся всей жизнью и всё равно являются редкими и гордыми вершинами среди просторной равнины мировой культуры.

Этот уникальный снимок автора с романом в руках ещё нигде не печатался.

Анатолий ПАРПАРА

А Кубань течёт…

ЖУРНАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ

"Мёртвый плюмаж", "Смех до "отпада", "Гомососный арьергард". Таковы заголовки статей только что вышедшего из печати номера журнала "Кубань" (N 1, 2) за 2009 год. Автор статей - главный редактор этого издания Виталий Канашкин. Профессор и литературный критик, публицист, чьё имя разные люди на Кубани произносят кто с гневом, а кто и с восхищением, не избавился от своей харизмы "человека-скандала".


Наверное, многие помнят, что это в журнале Виталия Канашкина впервые появилась нашумевшая статья Игоря Шафаревича "Русофобия". Притом полный её вариант. И здесь впервые в России напечатан Эдуард Лимонов, его "Подросток Савенко". С тех пор, а может, ещё и с более ранних В. Канашкин в своей публицистике "достаёт" всю кубанскую политическую и литературную знать. При этом умудряется одним и тем же пером похвалить и похаять. Для меня лично эпатажный профессор непознаваем, как удалённая от Земли планета.


В своих редакторских заметках В. Канашкин уже в который раз раздаёт орехи и серьги кубанскому губернатору А.Н. Ткачёву, его "протеже" Екатерине Великой, автору "Маленького Парижа" писателю Виктору Лихоносову. Какие это "орехи" и "серьги" - фальшивые или золотые, предстоит разобраться читателям. Тем не менее чтение Канашкина - чтение щекотливое или щекочущее, как кому угодно.


В спаренном, толстом номере нового журнала так же, без разбора, соединяются обложкой, но отнюдь не смыслом проза Виктора Богданова, Константина Антишина, Ларисы Новосельской, стихи Валерия Клебанова, Алексея Горбунова, Владимира Нестеренко. Их несопоставимость призрачна. На второй же взгляд именно эта разноголосица, разностилица и разность художественных концепций делает журнал по-своему интересным.


Виталий Канашкин как-то сказал, что он - не человек. Он - народ. Конечно, в этом заявлении - местечковый эпатаж. И всё же, по моему разумению, журнал без идеологической концепции должен существовать. Но при этом у него должна быть хотя бы художественная концепция. А она есть. Все перечисленные мной авторы "Кубани" - интересные прозаики и поэты. Так, Лариса Новосельская с её "Пани Валевской" - интересное, психологически мотивированное чтение. Главный герой рассказа "Пани Валевская", женившись на польке, страдает то ли от несоединимости двух славянских душ, то ли от русской "дурной" рефлексии. Он - непрактичен. И корит эту свою непрактичность. Он - несчастен. И рад этой своей несчастности. Что ж, такое бывает! И это одновременно - правда вымысла и правда жизни.


Стихи сочинского поэта Валерия Клебанова совершенны по стилю. И афористичны:


Весь город - пара узких улиц,

где среди скученных коробок

мы вроде узников и узниц

семейных склок, дорожных пробок.

На тесном стыке гор и моря

все - до последней капли - тут:

Весь наш Содом и вся Гоморра,

И райский сад, и Божий суд.

Критические обзоры в этом номере взяла на себя Наталья Щербакова. Удачной, если не сверхудачной я бы назвал её статью-комментарий "Достоевский и рулетка". Н. Щербакова вполне справедливо считает и доказывает то, что Достоевский ставил социальные опыты на себе. Конечно, не специально, а так получалось. Его "история греха" - рулетка в Гамбурге. В журнале печатаются письма Ф.М. Достоевского к жене А.Г. Достоевской.

Бесспорно, интересно интервью с президентом Чечни Р. Кадыровым, рассуждения учёного, ректора одного из кубанских вузов О. Паламарчука "Семь-Я. Приглашение к дискуссии".

Не могу умолчать о том, что не все материалы этого номера объективны с точки зрения истины и корректны. Так, в одной из статей Виталий Канашкин обвиняет редактора газеты "Кубанский писатель" Светлану Макарову в том, что она не печатает на страницах этого издания известных кубанских литераторов. Не согласен. И Н. Зиновьев, и К. Обойщиков, и многие другие писатели нашли прописку на страницах маленькой "литгазеты". Более того, считаю недостойным для опытного критика, академического учёного выпады в адрес той же С. Макаровой с такими словцами, как "фигурантка", "стоящей рядом с административной кассой". Что это? Судебный протокол?

Но Канашкин есть Канашкин. Он - не "сникерс". Шокировать читательскую публику - его кредо. Может быть, поэтому и журнал этот, "Кубань", по сию пору существует и за ним гоняются. А выходит он в Краснодарском крае с 1945 года.

И сейчас "Кубань" выпускается временами со сбоями. Вот кто-то пожертвует на полиграфию, и издание Союза писателей России и Кубани выйдет. Злой журнал, едкий, порой несправедливый. Но так тошно жить среди вечного литературного фимиама! Благовониями ведь не прикроешь трагическую несуразицу российской действительности. Надо кончать со сладким дымом, "мёртвым плюмажем" хотя бы вот таким оригинальным образом: талантливой прозой, даровитыми стихами, непричёсанными, "неправильными" статьями.

Николай ИВЕНШЕВ, КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ

Чем американские торнадо лучше наших смерчей

ОБЪЕКТИВ

Продолжаем разговор о произведениях, вошедших в шорт-лист

О. Славникова. Любовь в седьмом вагоне: Рассказы. - М.: АСТ; Астрель, 2008. - 285 с.

Читать прозу Ольги Славниковой мне довелось в поезде, уходящем с Казанского вокзала в сторону Урала, и когда я прочёл в предисловии автора, что она тоже любит этот маршрут, подумал: это - знак. Естественно, захотелось внимательнее вчитаться в железнодорожные истории.


О тематическом единстве рассказов автор предупреждает заранее, ссылаясь на то, что фактически они писались по заказу глянцевого журнала "Саквояж-СВ", которым ведают "Российские железные дороги", а точнее - Александр Кабаков. Сюжеты сборника весьма прихотливы, но в каждом присутствует железнодорожный антураж, иногда весьма поверхностный. Тема дороги не становится архетипом.



По-своему логика ясна, но довольно прямолинейна: разве пассажиру поезда интереснее всего читать о вагонах и рельсах, а плывущим на корабле - про судно? Сомневаюсь. Путешествующему надо, чтобы книга была интересной, а материалом может выступать всё, что угодно. И хотя здесь собраны разноплановые и довольно читабельные рассказы, постоянное педалирование дорожных реалий несколько утомляет.


Что касается эстетической направленности сборника, то О. Славникова определяет её как "достоверную фантастику". Фантастический элемент тут и правда есть, и в немалом количестве, но всё же вернее назвать подобного рода литературу реалистической новеллистикой. В мире много таинственного, непостижимого, мистического, и настоящий реалист не вправе закрывать глаза на эту сторону жизни.


Славникова следует именно в русле реалистической традиции: ситуации, обрисованные ею, несмотря на всю загадочность, вполне могли произойти на самом деле, реалии современного мира переданы достоверно и точно, характеры людей узнаваемы. Писательница обладает неплохой пластикой языка, стиль её живой и ясный, хотя подчас интересно задуманный конфликт разрешается несколько анемично ("Русская пуля", "Старик и смерч", "Восьмой шар"). От прозы ждёшь чего-то большего, выхода на высокий энергетический уровень, а она в финале несколько "подседает". Но в принципе русская реалистическая новелла не обязательно должна обладать парадоксальной, фантасмагорической концовкой.


Так что же, проза Ольги Славниковой - старый добрый или новый реализм? Сказать так тоже было бы преувеличением. Дело в том, что реалистический канон в противоположность позиции постмодернизма предполагает более тёплое, сочувственное отношение к описываемой жизни. Творческая методология Славниковой оказывается между двумя этими крайностями: мир она описывает довольно точно и выразительно, но особой любви и нежности к своим героям не проявляет, а относится где-то с холодком, а где-то с прозекторской брезгливостью.


Соотечественники изображаются как малоприятные люди в убогих обстоятельствах: "старики напоминали лицами комья земли, оплетённые корнями, молодые были тонкошеи и круглощёки, с глазами, как пуговицы" ("Вещество"); адвокат из рассказа "Статуя командора" "похож одновременно на яйцо и курицу: узкоплечий, с большими женскими бёдрами и яйцеобразной, совершенно лысой головой, на которой для обозначения глаз крепились очки".


Вещи тоже уродливы и омерзительны: "имелся погребок, где хранились, точно заспиртованные гады в музее огурцы и грузди", "лодка напоминала дохлого таракана" ("Старик и смерч"). Причём, живописуя "ужасти", Славникова не забывает намекнуть, что это черты именно нашего, отечественного бытия: "Русские северные смерчи отличались от североамериканских особенной, заточенной злостью" (там же). Ишь ты, даже торнадо в Америке ласковее наших!


Разумеется, писатель, особенно сатирик, имеет полное право изображать неприятные вещи, но когда они кочуют из рассказа в рассказ, то это уже тенденция. Создаётся впечатление, что, как крылатая героиня стихотворения Ю. Кузнецова "Двуединство", писательница против своей воли описывает окружающее, испытывая к нему неизбывную неприязнь. Прозаик остаётся в рамках реализма (хотя некоторые сюжеты вполне интертекстуальны - "Статуя командора", "Сёстры Черепановы" отчётливо отсылают нас к произведениям Пушкина и Лескова), но делает это, как сказал бы Чехов, с видом отвращения к собственному искусству.


Выход сборника рассказов ныне - явление отрадное. Наши издатели почему-то сочли этот жанр неходовым и выкинули из своих планов, как будто новеллистика Борхеса, Кортасара, Бьой Касареса, Гомбровича, Шукшина, Казакова, Довлатова не востребована читателем. Книга Ольги Славниковой отчасти восполняет этот пробел, а заодно даёт ответ на вопрос: насколько велико её моральное право


КОММЕНТАРИЙ "ЛГ"

Странная складывается ситуация… Прозаик пишет рассказы для глянцевого журнала - имеет на это полное право. Затем из этих рассказов составляет сборник - опять же понятно: литературное производство, как и всякое другое, должно быть безотходным, особенно в нынешние времена. Удивляет другое - попадание этого сборника в шорт-лист премии "Большая книга", которая позиционируется её организаторами едва ли не как главная отечественная литературная награда. Неизбежно возникает вопрос о критериях отбора кандидатов в лауреаты - а следовательно, и определения победителей. Что здесь главное: художественный уровень произведения, масштабность затрагиваемых в нём проблем, яркость воплощения замысла или же принадлежность автора к кругу "своих", к определённой литературной тусовке?..

Иосиф и его клоны

ПИСЬМА В ТИБЕТ

Письмо второе

Продолжаем публикацию "писем" Кирилла АНКУДИНОВА о современной русской поэзии, начатую в "ЛГ" N 26

И снова здравствуй, мой тибетский друг. Тебя, конечно, интересует, как нынешняя литсреда относится к Иосифу Бродскому - по-прежнему почитает ли она его, считает ли Бродского "последним гением двадцатого века" или, напротив, разочаровалась в нём?

Видишь ли, я полагаю, что гениальности как объективной данности нет вообще (если только речь не идёт о единственных в своём роде создателях национальных литератур - таких как Пушкин или Гёте).

А что же есть? Есть субъективная данность. Есть личные вкусы и пристрастия. К примеру, мне кажется, что поэт Юрий Кузнецов гораздо лучше поэта Бродского; по твоему же мнению, Бродский превосходит Кузнецова на много порядков. Мы так и останемся при своём: я не смогу переубедить тебя, ты не сумеешь изменить мои взгляды.

И ещё есть работа социокультурных механизмов, заставляющая читательские массы самоидентифицироваться с тем или иным поэтом и возносящая стихотворцев-счастливчиков на недосягаемые высоты. Она может быть как долговременной, так и кратковременной, скоротечной; и тогда мы с высоты своей эпохи удивляемся - чем эдаким поразил публику 80-х годов XIX века несчастный Надсон.

Вот потому меня немного напрягает любить поэтов, которых сейчас любят все. Я обожаю наслаждаться стихами никому не известных авторов, ибо это моё наслаждение не омрачено ревностью к бездумным рычагам социокультуры

Бродскому подфартило как никому; его подхватило и вознесло восходящими социокультурными потоками что твоего ястреба над Гималаями. Дружба с Ахматовой, арест, суд, ссылка, высылка из Советского Союза, наконец, Нобель

Замечу, что пора перестать лицемерить и обманывать себя: Бродского арестовали, судили и сослали отнюдь не за то, что он не работал и считался тунеядцем. Даю тебе совет: спустишься на равнину и зайдёшь в Интернет - набери в любой поисковой системе две фамилии - "Бродский" и "Шахматов"; получишь исчерпывающую информацию о "деле Бродского" и о его настоящих истоках. Ведь будущий нобелевский лауреат чуть самолёт за границу не угнал

Скажу ещё: Нобель Нобелем, а последнюю (и главную) причину сверхпопулярности Бродского в 90-е годы никто так и не назвал ни разу. Лирический герой Бродского - патриций, меланхолически взирающий на руины. Чего-чего, а руин в те годы было много, и, чтобы сохранить нервы и здоровье, на них лучше было глядеть элегически. Творчество Бродского стало недорогим седативом, помогающим интеллигентам спокойно пережить шок от разрухи 90-х.

Масштабы моды на Бродского в 95-м году (и особенно в 96-м - сразу после его смерти) были таковы, что я затрудняюсь их охарактеризовать. В то время Бродскому подражали едва ли не все - даже те, от кого это было малоожидаемо, к примеру Олег Чухонцев. Кое-кого Бродский "раздавил" навсегда; к счастью, не Чухонцева, но очень ярко начинавшего Юрия Арабова - безусловно. В 96-м году волна бродскомании докатилась аж до "Нашего современника": я впервые увидел на его страницах стихотворение с характерно бродской интонацией и бродским лексиконом. Надо сказать, в "Нашем современнике" до сих пор попадается такое; например, в N 4 этого журнала за нынешний год была опубликована посмертная подборка Андрея Голова, хорошая и умная - но ведь не без влияния Бродского.

Моё личное отношение к поэзии "рыжего Иосифа" менялось с течением времени. Когда-то я чувствовал отторжение от неё; сейчас оно исчезло. Бродский, с его индивидуализмом и гордостью, с его жаргонизмами и академизмами, с его парадоксальной космополитической имперскостью, с его ледяным отчаянием, - безусловно, большой поэт. Но поэт, которому нельзя, немыслимо, не надо подражать

Думаю, что Бродский надолго "закрыл" для русской поэзии многое. После него оказались сомнительны длиннострочные дольники, однородные перечисления и анжамбеманы; реабилитируются они не скоро. На долгие десятилетия поэтам отныне противопоказано употреблять слова "амальгама" и "зане". Даже кое-какая тематика теперь небезопасна: к примеру, ужасно тяжело стало писать стихи об античности (особенно о римской), о Венеции, о беспощадном ходе времени, о всесилии языка. Малейшая йота "бродскизма" - в одной строке, в одном слове - и всё стихотворение напрочь испорчено.

А бывает и так:

Кто-то стучит. Президент или ген-

сек желают вернуть билет.

Тени отслаиваются от стен,

куда их впечатал свет.

Кто-то пришёл. Это конь в пальто

переступил порог.

Всё заканчивается, особенно то,

что запасалось впрок.

(Геннадий Калашников.

Живая тьма. Новый мир, 2009, N 1)

Из этих строк кричмя кричат бродские приёмы, бродские образы, бродские ритмические решения - к тому же взятые не из первых рук. Бродский, прошедший через Быкова, прихватизирован Калашниковым; какой-то поэтический секонд-хенд, ей-богу.

Я не могу понять: зачем собственные замыслы, собственные идеи, собственные неповторимые чувства перекладывать на чужой голос, фактически приписывать их другому человеку?

В лучшем случае выйдет качественное ремесленничество, как у самого умелого, самого профессионального подражателя Бродского - у Бориса Херсонского, расписывающего в одной и той же адаптированной среднебродской манере православный иконостас и семейство пролетариев-алкашей. Многим такая поэзия нравится, мне же она напоминает искусство фотошопа.

Повторение, клонирование Бродского мертвит стихи. Иное дело - когда Бродский прочитан, освоен, присутствует в тексте - но в неочевидном, неуловимом, дисперсном состоянии. Вот пример: Лев Лосев долгое время был близким другом Бродского, исследователем его творчества; он создал жизнеописание Бродского. Но ведь стихотворения Льва Лосева совсем не похожи на Бродского. Хотя Бродский в них есть: он как бы растворён там. Точно так же как в поэзии Олеси Николаевой и Ольги Родионовой, Полины Барсковой и Алексея Пурина, Максима Амелина и Игоря Караулова, в песнях барда Михаила Щербакова и рокера Сергея Калугина или - если говорить о малоизвестных авторах - в строках майкопчанина Александра Адельфинского.

Как поэт Адельфинский на Бродского не похож, он принадлежит к иной школе (стихи Адельфинского по манере разворачивания образов напоминают мне Ивана Жданова, а по общему настрою - некоторых "проклятых поэтов" ленинградского андеграунда 70-х, особенно Александра Миронова). Но тому, кто навсегда пленён, заколдован, отравлен Венецией, нельзя не знать, не учитывать Бродского

Движения пчелы вневременны и вязки

Над вешнею волной венецианских вод.

Откуда взяться ей, а немота раскраски

Сгущается пестро и по ветру несёт.

Так вешней белизны и в темноте, наверно,

Проверен тайный ход смешением начал.

А ты наметил путь и тянешься неверно,

Но в суходоле ждёт провеянный причал.

Под ним волна, что сон, что бред иль фотоглянец,

И поутру гудит немного голова.

Ведь в разных зорях есть, да, общий есть багрянец,

Хоть рифмы и бедны, исчерпаны слова.

В том и надежда, что смещение причины

В неполноте своей нам оставляет связь,

А потому смешны кручины и почины -

Венецианских вод волна не прервалась.

(А. Адельфинский,

из "Незаконченного венецианского цикла")

Я сказал, что после Бродского о Венеции писать сложно. Но можно, как видишь. Венецианских вод волна не прервалась. Вот так, мой друг. Жди следующего письма.

Твой Кирилл

;ЛГ;- рейтинг

И открой в себе память: Воспоминания о В.П. Астафьеве: Материалы к биографии писателя / Главный редактор-составитель Г.М. Шлёнская. - Красноярск: ИПК Сибирского федерального университета, 2009. - 344 с. с фото


В 1980 году после долгих лет разлуки Виктор Петрович Астафьев вернулся на свою малую родину, в село Овсянка Красноярского края. К этому времени он - уже писатель с мировым именем, автор "Кражи", "Пастуха и пастушки", "Последнего поклона", "Царь-рыбы" Возвращение В.П. Астафьева на родную землю стало рубежом не только в культурной и духовной жизни края, но и важной вехой в биографии каждого из авторов этой книги. У многих из них оказались собственные "астафьевские" архивы: книги с дарственными надписями, уникальные фотографии, письма. Этими материалами, а также воспоминаниями делятся на страницах издания те, кого судьба свела с удивительным мастером Слова.


Игорь Суриков. Геродот. - М.: Молодая гвардия, 2009. - 413 с.; 16 л. ил. - (Жизнь замечательных людей: Сер. биогр.; Вып. 1174).


Знаменитый труд "Отца истории" начинается так: "Геродот из Галикарнаса собрал и записал эти сведения, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности… Игорь Суриков рассказывает о жизни и трудах великого античного историка, который был так же видным географом, этнографом, путешественником, политическим мыслителем. Повествование о Геродоте ведётся на фоне времени, в котором он жил, - в книге воссозданы реалии и атмосфера античного полиса V века до н.э. периода расцвета и Греко-персидских войн. В финале повествования автор замечает: Геродот "шёл "не в ногу" со своим собственным временем, а многие века спустя его труд вдруг зазвучал в унисон с нашим временем".


Валерий Капралов. Вечные облака: Избранные стихи. - М.: Издательство журнала "Москва", 2009. - 296 с.


Автор выпустил четыре поэтических сборника, печатался в периодике, в том числе в "ЛГ", теперь настала пора Избранного. А ещё он прожил нелёгкую, насыщенную событиями жизнь. Благодаря первой специальности - изыскателя, исколесил всю страну. Впечатления от этих поездок легли в основу многих стихов. Вообще поэзия Капралова при её философичности, сосредоточенности на осмыслении драматизма бытия очень конкретна, богата зримыми, подчас неожиданными деталями. Так, из стихотворения "В сорок шестом" о похоронах матери явствует, что в детской памяти остался жареный сом на поминальном столе: "И эта жирная рыба, нарезанная кусками, почти до самого кладбища стояла перед глазами" - впечатляющая подробность голодного времени. Стихи последних лет насыщены раздумьями о судьбе некогда великой державы. Её будущее поэт связывает с возрождением Веры: "И чтоб воскресла Русь, не нужно ждать чего-то, а лишь в душе зажечь погасший было свет".




Оглавление

  • Почём клятва Гиппократа
  • Балаян и океан Вечный двигатель системы ;Ширвиндт;
  • Фотоглас
  • Дело наше и не наше
  • Процедура типа выборов
  • По случаю дешёвого барахла
  • Явление пана из-за железного занавеса
  • Инерция экспансии
  • Белые деньги
  • Демократический терроризм
  • Самые важные люди
  • Революции и догматы
  • Принуждение к покаянию
  • Ложь убьёт наш парламент;
  • Классик и юный поэт
  • А Кубань течёт…
  • Чем американские торнадо лучше наших смерчей
  • Иосиф и его клоны
  • ;ЛГ;- рейтинг